Всего новостей: 2325168, выбрано 1698 за 0.077 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Казахстан. Великобритания. США. РФ > Образование, наука. СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 23 октября 2017 > № 2360579 Чокан Лаумулин

Неразвитость научной и культурной базы ведет к деградации общества

Прошлогоднее октябрьское интервью с ученым-исследователем Кембриджского университета Чоканом Лаумулиным по сей день остается одним из самых читаемых материалов на сайте нашего издания. Сегодня, спустя год, мы решили продолжить разговор с ним. Тем более что Чокан Турарович приезжал в Алматы перед защитой в Кембридже своей докторской диссертации, которая посвящена вопросам взаимоотношений фундаментальной науки и социальной политики как основы индустриального развития.

А так хорошо начиналось...

- В советский период очень модным было словосочетание «наука-производство»: считалось, что более или менее ценные научные разработки должны как можно быстрее внедряться в практику. К сожалению, эта установка не стала доминирующей, и советская экономическая модель в конце концов рухнула. Актуален ли этот лозунг для сегодняшнего Казахстана?

- Этот лозунг отражает фактически универсальный закон развития современного общества. Согласно исследованиям американского экономиста Роберта Солоу, лауреата премии по экономике имени Альфреда Нобеля 1987-го года, более половины послевоенного экономического роста США состоялось благодаря развитию естественных наук и соответственно рожденным ими технологиям. Что любопытно, советско-российский экономист Григорий Ханин в своих расчетах пришел к подобной же цифре в 54% применительно к СССР периода 1956-60 годах. Главным образом, именно благодаря бурному развитию науки и технологий эти две страны и заслужили статус первых «супердержав» в мировой истории. Как говорится в недавнем совместном заявлении видных американских деятелей науки, ученые естествознания готовы к тому, чтобы смотреть в будущее, активно развивать то, чего мы еще не знаем, и представлять себе невозможное. Я бы углубил последнее утверждение высказыванием Льва Ландау, советского физика и лауреата Нобелевской премии 1962 года: «Возможно, величайшим триумфом человеческого гения является то, что человек может понять вещи, которые он уже не в силах вообразить», чтобы продемонстрировать тот недостижимый вне науки высочайший уровень мышления человека и понимания учеными природы вещей и явлений.

При этом очень важно разделять два понятия - «наука» и «технологии», которые в общественном сознании и даже в экономической методологии часто объединяются в одно. Наука как естествознание есть пропозиционное знание и открытие законов природы, тогда как технологии являются следствием наук прикладных, или инжиниринга, и представляют собой прескриптивное знание, то есть умение манипулировать законами природы для производства материальных благ, что и формирует любую современную экономику. Именно фундаментальная наука в подавляющем большинстве случаев лежит в основе технологий, и даже в случае технологического трансферта извне любой более-менее крупной развивающейся стране необходима научно-исследовательская база как центр экспертизы и резервуар идей и знаний. Ведь даже при адаптации трансферта ты должен быть настолько же хорош, насколько и твой источник импорта. Кроме того, академия являет собой бесценный источник обеспечения кадрами, способными управлять государством, экономикой (неважно, частной или государственной) и обществом, как это было, к примеру, в СССР и в Казахской ССР. Тот опыт мог бы быть полезен нам и сегодня.

К примеру, именно развитие исследовательской базы создало современное индустриальное государство Казахстан. Сто лет назад на этой территории была чуть ли не поголовная неграмотность, насчитывалось лишь около полутора десятков инженеров, две абсолютно слабые библиотеки и не было ни одного университета. К 1932-му году, всего 15 лет спустя после Великой Октябрьской социалистической революции, столетие которой скоро отметит весь мир, в республике были созданы 12 очень сильных научно-исследовательских институтов, 15 экспериментальных станций, 186 гидростанций и лабораторий, два десятка вузов, открыто отделение Академии наук. К 1939-му численность национальной интеллигенции достигла более 177,9 тысячи (!) человек. Количество библиотек непрерывно росло, чтобы достичь цифры 578 в 1976-м. К 1941-му году количество книг (главным образом, научно-технической литературы) в казахстанских библиотеках насчитывало 520 миллионов экземпляров.

В одном обширном труде Массачусетского технологического института (ведущий технологический университет США) ваш покорный слуга нашел объявление из «Казахстанской правды» от 29 апреля 1955-го. В нем КазГУ (ныне КазНУ) объявлял набор преподавателей и доцентов на такие специальности, как общая физика, высшая математика, высшая алгебра, физическая химия, геология, оптика и спектроскопия, высшая геометрия и т.д. Менее чем за сорок лет развитие исследовательской базы в Казахстане достигло такого уровня, что внутри республики осуществлялся набор на специальности, которые и сегодня сделают честь любой развитой стране.

Именно благодаря созданной в советские годы индустриальной базе (на основе, в первую очередь, геологии как фундаментальной научной дисциплины и связанных с ней прикладных отраслей – металлургии и добычи полезных ископаемых) сейчас ВВП Казахстана превышает ВВП всех остальных постсоветских центрально-азиатских республик, вместе взятых. Согласно признанию профессора физики Кембриджского университета Сиддхарта (Монту) Саксены, существует 80-процентная вероятность, что сегодня в любом проводниковом устройстве в любом помещении мира присутствует элемент из Казахстана. Значение этой базы переоценить невозможно, но без организации соответствующих исследований трудно говорить о модернизации страны и о ее будущем месте в новом мире в условиях разворачивающейся прямо на наших глазах новой индустриальной революции и обостряющейся глобальной и региональной конкуренции.

Несовершенная модель успеха

- В Казахстане очень много говорят и пишут о критическом состоянии отечественной науки, но при этом особых сдвигов к лучшему не происходит. Каким вам видится выход из сложившегося тупика? Какие шаги необходимо предпринять в первую очередь и в каких направлениях?

- Как говорится, под лежачий камень вода не течет. Современные теории развития, в частности, концепция инновационной тройной спирали, разработанная в Стэнфордском университете (США), справедливо гласят о том, что поступательное развитие общества на пути создания будущей «экономики знаний» невозможно без ротационного взаимодействия трех центров, накладывающихся друг на друга краями внутри спирали, - государства, академии (университетов) и индустрии. Это и создает ту самую инновационную сердцевину развития. Она заставляет центры вращаться, подстраховывает недоработки других центров, обеспечивая поступательное развитие всей модели. Однако это идеальная модель, тогда как даже в развитых странах эти центры сосуществуют как бы автономно, создавая проблемы их «склеивания», на что и направлены соответствующие индустриальная политика и культурные общественные усилия. Но даже к этой несовершенной модели развитые страны шли эволюционным путем на протяжении столетий, лелея и взращивая внутри себя «индустрию открытий» как сложный общественный и культурный институт. Тогда как у развивающихся стран просто нет ни исторического времени на формирование соответствующей общественной культуры, ни (зачастую) даже самих институтов академии или промышленности. И единственным имеющимся в их условиях ресурсом становится государство, которое поглощает в себя остальные центры. Это советский путь, и, невзирая на все риски потери эффективности на более поздних этапах и риски торможения при внедрении результатов исследований, на такой путь встает все большее число развивающихся стран. В этом смысле самым впечатляющим современным примером является коммунистический Китай. Кстати, к данной модели обратил ныне взоры и братский Узбекистан, если судить по первым речам нового руководства республики и по сигналам о начавшемся росте финансирования сохранившейся с советских времен Академии наук и ее исследований.

К слову, еще несколько лет назад Кембридж помог запустить в Ташкенте полноценный центр высоких технологий, который теперь может задышать в полную силу. Нечто подобное, наверное, следует осуществить и в Казахстане. Речь, прежде всего, следует вести о формировании комплексной научно-индустриальной политики, которая не под силу только одному или нескольким министерствам и государственным органам и которая должна включать в себя в том числе и следующие обязательные элементы.

Во-первых, это увеличение ассигнований на финансирование науки, как фундаментальной, так и прикладной, не забывая, ни в коем случае, и про развитие гуманитарных наук, образования, культуры и здравоохранения, поскольку все эти человеческие феномены произрастают из единой среды и ставят целью развитие и функционирование личности. Сегодня все развитые страны отличает высокий уровень расходов на исследования. Кстати, лидер в абсолютном выражении, США с объемом финансирования в 2,7 процента от ВВП (473,4 млрд. долларов) находятся на 10-м месте, а лидируют Израиль и Южная Корея с уровнем 4,25 процента. Китай недавно резко нарастил свою долю расходов до 2-х процентов, что не замедлило положительно сказаться на его развитии и росте международного авторитета и влияния. Кстати, до сих пор абсолютным историческим чемпионом в этом вопросе является СССР, который обогнал США в 1960-м году (2,7 процента) и преодолел заоблачную планку в 5 процентов от ВНП в 1980-м году.

В условиях нынешнего Казахстана вполне реалистично достижение уровня с нынешних 0,17 процента до одного процента от ВВП (чуть ниже уровня России), то есть 1,3 млрд долларов в год, что при условии целевого расходования средств способно уже через несколько лет оказать более чем благоприятный эффект на экономику и развитие не только страны, но и всего региона. Это может значительно укрепить международные репутацию и позиции страны, поскольку основным источником влияния в современном мире являются не разовые пиар-акции и даже не военная сила, но развитость науки и культуры, не говоря уже о колоссальном потенциале возможных научный открытий.

Во-вторых, это создание около дюжины (в идеале) научно-образовательных и исследовательских центров (лабораторий) в непосредственной близости к главным вузам и в сотрудничестве с ведущими мировыми научными университетами. Центры могут стать ядром формирования технологий для новой индустрии. Например, Кембридж в лице пяти подразделений, включая самый именитый и крупный департамент физики в мире – Кавендишскую лабораторию (почти четыре десятка нобелиатов за всю историю, включая двух лауреатов этого года по химии), заинтересован в сотрудничестве в данном направлении при условии правильного научно-методологического и инвестиционного подхода. Наверное, стоит поднять вопрос и о возрождении отечественной Академии наук не просто как общественной организации.

В-третьих, при строгом контроле за расходованием выделяемых средств, тем не менее, следует выработать политику определенной автономии и академической свободы исследователей и отдельных исследовательских единиц, а затем неукоснительно этому следовать.

В-четвертых, жизненно необходимо ужесточить стандарты и практику выдачи дипломов, а также аттестации научных степеней. При этом под идущие полным ходом реформы средней школы, университетов, НИИ следует подвести более строгую научно-методологическую базу, иначе в самое ближайшее время ситуация станет еще более плачевной.

Перечисление можно продолжить и углубить, но это не тема материала в СМИ. Конечно, подобные подходы под силу только достаточно зрелому социуму, обладающему определенным уровнем общественного консенсуса и определенной унией между отдельно взятым гражданином, обществом и государством, на достижение чего и должна быть направлена информационная политика. Но начинать такой процесс необходимо, при этом ставя четкие стратегические цели и полностью отдавая себе отчет в сложности и мультидисциплинарности процесса.

Политика невмешательства

- Сегодня в нашем обществе растет интерес к отечественной истории. Как вы оцениваете состояние дел в исторической науке Казахстана?

- Моя личная (субъективная) оценка достаточно высокая. Однако крайне важным я считаю определенное невмешательство политики в научные вопросы и строгое следование научной методологии со стороны как государства и общественности, так и самих исследователей. Если, конечно, целью ставится создание цельной и подлинно научной системы исторического знания, без которого невозможно общественное развитие. Нужно стараться не изменять «золотому» методологическому правилу, пришедшему из естествознания. Вся суть науки заключается в примате фактологической базы над личными теориями и предпочтениями. Через последние исследователь должен переступать, чтобы создать новое знание. Нельзя подгонять фактаж под свои изначальные установки, которые, как показывает история науки, в огромном большинстве своем оказываются ложными.

- C началом рыночных преобразований в Казахстане отечественные экономисты оказались как бы в тени, власть стала отдавать предпочтение иностранным консультантам. И, если судить по некоторым результатам, далеко не все их рекомендации пошли на пользу нашей экономике. Может, пришло время сделать ставку на разработки казахстанских ученых-экономистов?

- Вопрос формирования собственной школы экономической мысли стоит крайне остро. Полагаю, что знание отечественных реалий априори является очень важным в любой сфере, и его невозможно заменить схоластическим или догматическим знанием, навязанным извне, - это всегда очень творческий и инновационный подход. У экономистов моего поколения и тех, кто помладше, имеются определенные наработки и разработки, но они носят немного внесистемный и частный характер, что накладывает свой отпечаток. Самое главное – наша система до сих пор воспроизводит достаточно хороший человеческий капитал, способный расцвести при создании должных условий, о которых я говорил выше. Конечно, для достижения результатов в экономической науке, медицине или педагогике следует начинать, в первую очередь, с увеличения общего финансирования исследований и фондов оплаты труда, создания соответствующей инфраструктуры, повышения престижа ученых и науки в обществе.

- В казахстанской системе образования (особенно школьной) явно прослеживается тенденция к созданию, наряду с обычными учебными заведениями, и так называемых элитных. Не способствует ли это еще большему социальному расслоению нашего общества?

- По моим наблюдениям, у большинства экономистов сложилось консенсусное мнение, что неравенство тормозит общественное развитие и неблагоприятно сказывается на состоянии экономики. Как писал Клаус Шваб, глава всемирного экономического форума в Давосе, успешная социальная политика есть необходимая предтеча развития науки и технологий, а соответственно и экономики.

- В прошлом интервью вы заметили, что именно общества с устойчивой культурой в состоянии рождать инновации. Однако складывается ощущение, что в Казахстане все инновационные программы пытаются реализовать в отрыве от культурного развития. Чем это чревато?

- Ответ краток: инновационные программы становятся успешными только при наличии определенных условий, о которых я говорил выше. Среди них самым ключевым является создание и функционирование определенной среды как экосистемы, в которой и могут появляться инновации. Культура, гуманитарные науки, доступные и качественные образование и здравоохранение – это важнейшие составляющие формирования подобной среды.

- В одном из предыдущих номеров нашей газеты мы попытались найти ответ на вопрос: какая часть современного казахстанского общества возьмет верх - «модернисты» или традиционалисты? Есть основания считать, что между двумя этими группами существует скрытый конфликт, хотя многие эксперты не согласились с подобным мнением. А как думаете вы? И вообще, почему возникло такое расслоение и насколько оно опасно? Или это нормальный процесс?

- Хотя последние данные, касающиеся, например, масштабов отказа от вакцинации детей приводят в ужас, я не думаю, что кто-то в нашем нынешнем обществе серьезно возражает против развития науки и культуры. Это и есть та самая точка опоры, на которой можно как выстроить общественные консенсус и унию, так и остановить нарастающую фрагментацию казахстанского социума, раздираемого сегодня, в первую очередь, центробежными силами. Небольшой и, скорее, положительный социальный пример – это модернизация улицы Панфилова как центральной пешеходной артерии Алматы, которая чуть ли не мгновенно оживила социальную жизнь города и которая, думается, внесет свою лепту в повышение его культуры. Однако в современных условиях культура идет рука об руку с наукой, и для поддержания инвестиций в социальную жизнь Алматы в данном случае и Казахстана в целом более важным является вопрос о возрождении научной среды – в том числе как связывающего и развивающего социального феномена.

Кстати, великий кембриджский и советский ученый Петр Капица как-то сказал, что в советском обществе Академия наук, помимо всего прочего, играла роль морального авторитета. Более того, общество, как и отдельный человек, не может жить запросами только торговли и коммерции, ему для успешного развития необходимы примеры вдохновения и стремления к высоким идеалам, которые дают искусство и наука.

Сегодняшняя неразвитость казахстанской внутренней научно-исследовательской и культурной базы ведет к деградации социума и к его дальнейшей фрагментации внешними, более устойчивыми системами знаний, информации и пропаганды.

Развитие науки и культуры ни в коем случае не является панацеей от всех болезней, но это необходимое условие формирования должной среды и достижения роста, в том числе и экономического. Дело в том, что без научных исследований в самых разных дисциплинах Казахстан будет не в состоянии совладать с природными рисками (землетрясениями, например) или перейти к следующему уровню устойчивого развития образования, медицины, сельского хозяйства, городского планирования, добычи природных ископаемых, энергетики, не сможет решать вопросы экологии, поддержания социальной и экосреды, развивать крупный, средний и даже мелкий бизнес...

Автор: Сауле Исабаева

Казахстан. Великобритания. США. РФ > Образование, наука. СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 23 октября 2017 > № 2360579 Чокан Лаумулин


Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 23 октября 2017 > № 2360361 Евгений Борисов

Инвесторы против ученых. Нужно ли интегрировать изобретателей в бизнес компании

Евгений Борисов

Партнер, директор по развитию бизнеса Kama Flow

Венчурные инвесторы часто недовольны учеными, требуя от них тех же результатов, что от предпринимателей. Но исследователи не обязаны генерировать прибыль компании. С другой стороны высокотехнологичной компании без научного отдела не обойтись

Среди профессиональных венчурных инвесторов распространено представление об ученых как об оторванных от реальности и живущих в своей особой вселенной странных индивидах. Откуда родом этот устойчивый шаржированный образ? С одной стороны, для него, конечно, существуют философские предпосылки, следы которых можно отыскать повсюду — от школы античного скептицизма до современного постпозитивизма, когда исследователь рассматривается как обитатель «мира идей», принципиально не способный «уловить» и познать реальный мир, а значит применить на практике плоды своих изысканий. Однако еще с эпохи Просвещения обозначился другой тренд — на широкое внедрение результатов научных открытий, общество буквально требовало от естествоиспытателей активного участия в социальных процессах — с целью переустройства жизни на рациональных, т.е. идеальных началах.

Не удивительно, что, например, в Англии (родине великого Бэкона, требовавшего от науки расширить власть человека над природой) вклад классических «кабинетных» ученых — Уатта, Пристли и др. — в инновационный бум XVIII в. как минимум не меньше вклада гениальных самоучек вроде Харгривса. Резкий рост масштабов и эффективности производства во многом стал возможным как раз благодаря новым прорывным научным теориями в сфере механики, теплоэнергетики, астрономии.

В дореволюционной России наука также всегда была тесно связана с нуждами экономического развития, вспомним имена Попова, Менделеева, Вернадского. Вклад ученых в экономические достижения СССР, где пресловутая триада «образование-исследования-инновации» была реализован на практике, тем более очевиден.

Барьер между наукой и бизнесом

Однако сегодня в России можно часто услышать о разладе между учеными, инвесторами и промышленностью. Причем речь идет как о скромных технологических стартапах, которые не могут найти себе применения, так и о комплексных исследовательских программах ведущих научных институтов, которые остаются невостребованными. Ощущается эта проблема и в научном сообществе: новый президент РАН Александр Сергеев недавно призвал российских ученых поскорее выбраться из «долины смерти» за счет преодоления самоизоляции, укрепления доверия к науке и консенсуса с промышленным сектором.

Понятно, что «автономизм» российских ученых, их не всегда адекватное поведение в диалоге с инвесторами и заказчиками является дальним отголоском 1990-х, когда наука выживала за счет непрофильной деятельности и «подсадки» на гранты, что не могло не привести к определенной профессиональной деформации. Тем не менее в новых условиях, в ситуации глобального научного поиска, российские ученые обязаны уметь грамотно работать с рынком, с инвесторами, перенимая в том числе опыт зарубежных коллег — того же Общества Макса Планка, активно привлекающего частных партнеров на целевые НИОКР.

С другой стороны, едва ли не единственным ответом, который получают российские ученые со стороны общества, является насаждение культа предпринимательства — и власть, и бизнес буквально требуют от академической среды ломки привычных моделей поведения. И это при том, что утверждение «предпринимательству невозможно научиться» давно стало общим местом. В противостоянии мировоззрений инвесторов и ученых действительно есть немало вызывающих сильную фрустрацию расхождений:

1. Инвестор стремится измерить успешность проекта количественными метриками и ставит процессу творческого поиска, к которому тяготеют ученые, жесткие временные и ресурсные ограничения — одним словом, применяет нормальные инструменты проектного управления.

2. Он в первую очередь ориентируется на конкретные конкурентные преимущества продукта или технологии, не важно насколько ценным и важным оказывается коренное ноу-хау проекта (ведь рыночное лидерство достигается далеко не только технологическим превосходством).

3. Вложивший средства в проект бизнесмен рассчитывает на ответственность ученого за принятия управленческих решений, в т.ч. экономического характера

4. Инвестор не может, да и не должен быть специалистом в технологических нюансах, говорить о реализации проекта с учеными на одном языкеВ конечном счете, инвестору всегда важен именно финансовый результат своих вложений, а если этому сопутствуют выдающиеся открытия, вдохновляющие ученых, — тем лучше, но не более.

Правильный подход и вознаграждение

Почему же эти логичные и справедливые ожидания инвесторов не всегда корректны и уместны? Из-за недопонимания инвесторами целей и жизненных ориентиров ученых. Как говорил Капица, легко оценивать ученого по непосредственному результату, но реальный вклад, целый ряд влияний науки не отмечаются ни высокими премиями, ни какими-либо другими внешними показателями. Быть ученым — особый, элитарный вид деятельности, не столько профессия, сколько призвание. По этой причине ученому всегда нужна некая моральная компенсация за переход на новую профессиональную стезю, тем более в бизнес. Поэтому всегда удивляет, когда на питч-сессиях инвесторы-эксперты третируют ученых за отсутствие предпринимательского опыта, незнание специфических финансовых терминов или непонимание экономических реалий и т.п.

Так каким образом следует разделять задачи ученых и инвесторов в конкретном проекте, чтобы соблюсти интересы всех участников? Во-первых, важно сразу же четко артикулировать и зафиксировать степень вовлечения ученого, защитить его от перегрузки бюрократическими «упражнениями», минимизировать участие в принятии повседневных операционных бизнес-решений. Во-вторых, договориться и зафиксировать «на бумаге», какими KPI будет измеряться эффективность участия в совместном бизнесе. Наконец, предоставить возможность ученому параллельно продолжать сугубо научную деятельность без претензии на ее результаты. В качестве «вишенки на торте» — спонсировать за счет проекта научные публикации и поездки на научные конференции. Наш инвестиционный опыт показывает, что на самом деле свести к общему знаменателю точки зрения инвесторов и ученых не так-то сложно.

Например, работая с НП «Инновационные горные технологии», созданным Институтом комплексного освоения недр РАН и МИСиС, мы проинвестировали в компанию Mining Wave, которая на базе одной узкоспециализированной разработки НП выпускает уникальное оборудование для горной отрасли (в числе потенциальных клиентов, с кем уже запущена программа производственных испытаний, например, лидер рынка Nord Gold). Другой пример — платформа для высокопроизводительных вычислений A.N.N.A. Systems, создатели которой, получив от нас инвестиционную и технологическую поддержку, которая сняла с них непрофильную нагрузку, смогли продолжить исследовательскую деятельность в МФТИ и МГТУ им. Баумана.

Командный подход и грамотное распределение ролей, разграничение зон ответственности между научным руководителем (автором идеи), венчурными инвесторами и привлекаемыми сотрудниками, — важнейший фактор успеха в наукоемких проектах. Этому достаточно подтверждений, взять хотя бы новосибирский OСSiAL, мировой лидер в производстве одностенных углеродных нанотрубок, профинансированный инвесторами, поверившими в идеи и метод работы выдающегося российского физика Михаила Предтеченского.

Конечно, мы вынуждены признать, что сложно ожидать от ученого какой-либо компенсации в случае провала проекта, даже если в основе этого провала — сугубо исследовательская вина, например, как часто бывает — невозможность применить технологию в промышленном масштабе, несмотря на отличные показатели лабораторного образца. Зачастую «разойтись миром» с ученым бывает даже сложнее чем с рядовым стартапером. Однако эти издержки относятся к обычным венчурным рискам, лишь несколько более острым в случае с наукоемкими проектами, именно поэтому инвесторам, работающим в этой нише, нужно «чувствовать» не только предмет инвестиций, но и специфику научной деятельности в целом — и не требовать от ученых невозможного.

Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 23 октября 2017 > № 2360361 Евгений Борисов


Россия > Образование, наука > ras.ru, 23 октября 2017 > № 2360332

РАН совместно с Росатомом осуществят два "меганаучных" проекта

МОСКВА, 20 окт — РИА Новости. Российская академия наук (РАН) совместно с госкорпорацией "Росатом" должны осуществить в России два "меганаучных" проекта — по физике элементарных частиц и лазерной физике, заявил новый президент РАН Александр Сергеев.

Выступая на прошедшем в Российском федеральном ядерном центре — Всероссийском научно-исследовательском институте технической физики (РФЯЦ-ВНИИТФ, Снежинск Челябинской области) выездном заседании секции ядерной физики Отделения физических наук Российской РАН, Сергеев напомнил, что всего правительство РФ одобрило шесть проектов "меганаучного" класса, два из них строятся, один уже готов к запуску.

По словам Сергеева, РАН предложила в качестве "меганаучных" проектов "Супер чарм-тау фабрику" в Институте ядерной физики имени Будкера в Новосибирске и проект XCELS по созданию так называемого эксаваттного лазера в Нижнем Новгороде. "Оба проекта, вне всякого сомнения, должны быть реализованы совместно с Росатомом", – сказал президент РАН, слова которого цитируются в сообщении РФЯЦ-ВНИИТФ.

В настоящий момент, как и в ближайшей перспективе, в мире не существует коллайдера, на базе которого велись бы полномасштабные исследования в физике высоких энергий. Это значит, что при создании "Супер чарм-тау фабрики" в ИЯФ Сибирского отделения РАН станет возможным получение принципиально новой информации о строении элементарных частиц. Считается, что это позволит России занять перспективную нишу в передовом направлении мировой науки.

В проекте XCELS источником экстремального светового излучения должен стать 12-канальный лазерный комплекс с суммарной пиковой мощностью до 200 ПВт, которая более чем на два порядка превышает сегодняшний мировой рекорд. Тем самым, как планируется, будет обеспечено превосходство создаваемой установки и научно-технологическое лидерство России не только в момент ее создания, но и на многие годы вперед и позволит осуществить уникальную программу исследований по нескольким научным направлениям.

Ранее в интервью РИА Новости Сергеев сообщил, что Россия может существенно усилить свое международное научное присутствие, если на ее территории будут выполняться большие, "меганаучные" проекты. В качестве примера "меганаучных" установок, которые будут работать в России, Сергеев привел исследовательский нейтронный реактор ПИК Курчатовского института в Гатчине (Ленинградская область) и строящийся в подмосковной Дубне ускоритель тяжелых ионов NICA.

Россия > Образование, наука > ras.ru, 23 октября 2017 > № 2360332


Россия. УФО > Образование, наука > ras.ru, 23 октября 2017 > № 2360329 Александр Сергеев

Президент РАН Александр Сергеев: «Время сложное, полувоенное, санкционное. Видно, что это надолго»

Новый президент РАН обозначил на Урале новые задачи перед отечественными учеными

Новый президент РАН, академик Александр Сергеев, которого избрали буквально в сентябре, приехал в Екатеринбург, совершив первую в новом статусе поездку в регионы. В актовом зале Института физики металлов УрО РАН на улице Софьи Ковалевской он выступил перед уральскими учеными с программой действий. С учетом затянувшегося реформирования Академии и изрядно на этом фоне осложнившихся взаимоотношений с федеральными властями внимание к этому визиту было приковано серьезное. Отведенная под встречу площадка едва смогла вместить всех желающих. В их числе оказался и корреспондент Znak.com, записавший все основные тезисы выступления нового лидера российских ученых.

О крахе 90-х и упущенных 2000-х

Вне всякого сомнения, развитие науки находится в числе приоритетов у руководства страны. Все понимают — то состояние, в котором сейчас оказалась наука в стране, является абсолютно неприемлемым для решения задач, которые страна взяла на себя и продолжает брать. Это уже заставило многих переосмыслить отношение к ней.

У нас с вами была научно-технологическая стратегия развития страны, которая принималась в 2005-2006 годах. О ней многие сидящие сейчас в этом зале, наверное, и забыли уже давно. Стратегия предполагала, что к 2015 году 2% ВВП должны были тратиться на науку. 60% общего объема финансирования науки должно было приходить от высокоинтеллектуальной промышленности. 15% нашего экспорта должны были стать высокотехнологичной продукцией. Сейчас именно так все и происходит в наукоориентированных странах с быстро развивающейся экономикой.

Как вы понимаете, у нас ничего этого не случилось. Когда мы говорим, что 60% финансирования науки должно прийти из высокоразвитой промышленности, то мы как минимум предполагаем, что такая промышленность должна хотя бы быть в стране. Кроме того, в стране оказалось много больше возможностей получать быструю прибыль, нежели вкладывать средства в науку и ждать отдачи от нее. Наука все-таки гораздо более долгоиграющий инструмент.

В 90-е годы на одной из встреч американцы меня спросили: «Мы не понимаем — ваша страна по состоянию науки вполне готова к тому, чтобы наука становилась реальной производительной силой. Почему ваша промышленность не вбрасывает деньги в науку?» Я тогда просто сказал: «А вы знаете с какой скоростью и маржей дают в России вложения в алкогольную промышленность?». Никакого сравнения с наукой и быть не может, пока этот сектор, куда более простой и осязаемый, не оказался насыщен. Пока есть возможность, вбрасывая в сырьевые сектора и в нечто не очень технологичное, быстро получать отдачу.

Как сделать так, чтобы наша промышленность, наше сельское хозяйство, наша экономика в целом почувствовали, что надо вкладывать деньги в науку? Это проблема остается краеугольной до настоящего времени. Стратегия научно-технологического развития, которая была принята в конце прошлого года, снова говорит про 2% ВВП — на этот раз к 2030 году, причем 50% вложений — от государства, 50% — от экономики. Но формулировка, каким образом этого добиваться, там уже другая.

О новых вызовах и видении роли РАН в Кремле

Сейчас сформулированы некие большие вызовы или приоритеты развития страны. По большому счету, приоритеты России такие же, как и те, что стоят сейчас перед другими странами. Есть вызовы, связанные с медициной и здоровьем человека. Есть вызовы, связанные с сельским хозяйством и продовольственными запасами. Это то, что волнует все человечество. Хотя есть персональные. Есть вызов, связанный с протяженностью страны и необходимостью поддерживать ее единство, — это транспорт и связь. Есть свои задачи по Арктике.

Мы должны сейчас отвечать на эти большие вызовы. Выстраивать наши крупные проекты, затачивая под их реализацию бизнес, промышленность и, конечно, науку. Какова роль Академии наук? Академии наук отводится роль научного координатора сложной системы цепочек, возникающей при выполнении поставленных задач.

Но ведь наука у нас сейчас в значительной мере растащена по различным министерствам и ведомствам? В большинстве министерств есть средства, за которые отчитываются как за средства, потраченные на науку. Например, очень много средств на науку тратит Минобороны РФ. Хотя я знаю примеры, когда деньги, формально потраченные на науку, идут на испытания и на вопросы, далекие от собственно науки.

Руководство страны сейчас признает эту проблем «растащенности» науки. Оно говорит, что должна быть общая координация, которую следует поручить именно Академии. Это не означает, что РАН будет вытаскивать средства из профильных министерств. Просто Академия считается наиболее объективным и умным арбитром в стране для того, чтобы эти цепочки были выстроены и правильно реализованы. Собственно, во главе всей этой цепочки по большим вызовам предложено стоять РАН. Это очень важное предложение!

О эффективности как в сказке

Но вообще говоря, фундаментальная наука не может напрямую быть производительной силой. Фундаментальная наука имеет большой риск невыполнения взятых на себя проектов! Мы с вами прекрасно понимаем, что отрицательный результат, который мы с высокой степенью вероятности можем получить при изначальной постановке задачи, в последующем может привести к совсем не запланированным эффектам.

Я по этому поводу люблю рассказывать сказку Евгения Шварца «Медведь», по которой Марк Захаров снял потом совершенно чудесный фильм «Обыкновенное чудо». Волшебник, которого играет Олег Янковский, ставит эксперимент. Он заключается в попытке превратить медвежонка в красивого юношу. Цель такая: юноша влюбляется в красивую девушку, целует ее и в этот момент должен превратиться обратно в медвежонка. Но вот он, поцелуй, и юноша не превращается обратно в медвежонка! Эксперимент не получился, и волшебник задумывается над смыслом неудачи своего эксперимента.

Все это очень похоже на то, что происходит у нас в настоящей жизни. Мы задумываем эксперимент, но получается что-то совсем другое. Из этого другого получается какое-то открытие. Более того, 80% полученных данных вообще может идти в мусор, как это происходит в любой творческой профессии. В поисковой науке также велик процент неудачи — 50%, не меньше.

Никакая промышленность такую науку финансировать не будет. Фундаментальную науку может поддерживать только государство, и понимание этого, по крайней мере у высшего руководства страны, точно есть. Промышленность будет поддерживать только прикладную науку, которая может выдать прототип или конкретную технологию.

О превращении теории в практику

В прошлом году принята президентом программа научно-технической поддержки этой отрасли, и теперь это надо делать. Объективно сельское хозяйство по научному обеспечению находится у нас на очень невысоком уровне. У нас традиционно лучше отношения с медициной.

Допустим, сейчас физики могут с высокой степенью точности найти одну молекулу некоего чужого вещества в воздухе. Точность совершенно фантастическая. Это можно применять в борьбе с терроризмом. Но как это применить к сельскому хозяйству? Есть, например, проблема — зерно и овощи плохо хранятся в наших хранилищах. И это не только потому, что дядя Ваня напился и забыл включить вентиляцию. Овощи плохо хранятся еще и потому, что мы на самой ранней стадии не смогли выявить те молекулы, которые сигналят о гнилостных процессах. Если была бы хорошая первичная диагностика атмосферы в хранилищах, которая бы позволяла это выявить и принять нужные меры, то было бы неплохо.

В этой части нужна поисковая работа. Она позволит ответить — то, что придумали физики, годится для поиска малых концентраций молекул, свидетельствующих о портящемся зерне, или нет? Если годится, то следом вступает прикладная стадия — делают сам прибор. Промышленность будет финансировать только эту самую прикладную стадию. Но сейчас есть понимание, что государственная программа поддержки фундаментальных исследований все-таки будет.

О том, как сделать из ученого менеджера по продажам

Мы должны будем возглавить стратегию научно-технологического развития страны и координировать ее. Это позволит нам правильно определять потребности по фундаментальным исследованиям. Но это значит, что нам теперь придется искать крупные проекты с выходом на народное хозяйство, где есть конечный потребитель.

Я, например, считаю, что Уральский регион, который имеет массу промышленных предприятий и развитое сельское хозяйство, обладает такими квалифицированными заказчиками. Нужна грамотная работа с ними. Нужно, чтобы они увидели профит от этого. Мы сегодня встречаемся с губернатором Свердловской области, и там как раз пойдет речь об этом. Давайте мы вместе будем работать в этом направлении.

При этом нам важно снова получить доверие и уважение общества, которое на самом деле не очень понимает наши фундаментальные достижения. Оно должно увидеть, что мы являемся участниками некоего процесса с осязаемым, сильным результатом. Я прошу вас обратить на это внимание!

О жизни в системе РАН/ФАНО

Следующий момент, который нас всех волнует, это корректировка нашего статуса Академии наук и взаимодействие с ФАНО. Когда Путин в августе встречался с кандидатами в президенты РАН, то одним из вопросов ставил отношение Академии и ФАНО: сделало ли ФАНО свое дело или не сделало, надо ли нам организовывать министерство науки? Моя позиция: конфигурация РАН и ФАНО, по крайней мере в ближайшее время, должна остаться, но при повышении статуса Академии. Статус, который сейчас есть у РАН, недостаточен для решения стоящих задач. Самое правильное было бы определить поля наших полномочий и зоны ответственности.

Уже сейчас ФАНО признает, что не может нести ответственность за науку! Оно отвечает за административно-хозяйственную часть. Ситуацию надо как-то исправлять. Академия может нести ответственность за науку, но только в том случае, если она получает полномочия при распределении госзадания. Именно Академия должна решать, что в приоритете такие и такие направления науки, соответственно, так и так должен быть поделен бюджет.

Этого сейчас нет. Госзадание сейчас пишет по некоторой экстраполяции. Мы в институте чем-то занимаемся, на продолжение этого в следующем году требуется то-то и то-то. На выходе мы дадим две статьи и пошлем заявку на патент. Делаем это — и госзадание выполнено! Плодится только масса отчетностей, так как ФАНО стонет под Минфином, мы стонем под ФАНО.

Это ситуация из 90-х: мы делаем вид, что мы работаем, а они делают вид, что платят нам за эту работу. Это совершенно неправильно. Академия должна четко контролировать распределение бюджетов на науку.

Сейчас Академия — это 2 тысячи членов и аппарат в 500 человек на окладах в 10 тыс. рублей. Чтобы не было никаких иллюзий: зарплата вице-президента РАН с учетом всех выплат составляет сейчас от 60 до 80 тыс. рублей в месяц! Штатное расписание не менялось с 2007 года. Понимаете, что это позор? Нужна реорганизация, чтобы люди получали, наконец, нормальные зарплаты. Нужно увеличить финансирование Академии наук. Этот аппарат должен активно функционировать.

О том, нужно ли России министерство науки

Есть, конечно, и другая модель. Это создание министерства науки РФ. Она сейчас тоже отрабатывается. При этой модели ФАНО растворяется, вливаясь в новое министерство. Хороша или плоха модель? С одной стороны, наука сконцентрирована в одном месте. Но мы знаем, что сверху возможны решения. которых мы не понимаем. Допустим, введут показатель эффективности, который не является для нас родным, академическим показателем, по какой-то продукции или по количеству патентов. В этой схеме есть риск дальнейшего растаскивания науки. Надо нам это? Нет! На этом основании схема с ФАНО мне представляется более простой, понятной и, главное, состоявшейся. Просто она требует корректировки.

О традициях Академии наук

Были в программе и более задорные моменты. Я, например, говорил, что был бы идеальным вариант, когда ФАНО возглавили ученые. Люди, которые понимают в организации науки. Или хотя бы знают само это слово. В конце концов, была когда-то почти идеальная советская модель, когда институты принадлежали чему-то вроде современного Росимущества, а задачи академии ставились государством через ГКНТ (Государственный комитет по науке и технике СССР — Znak.com). ГКНТ тогда возглавлял академик [Николай] Лаверов, который одновременно являлся вице-президентом АН СССР и зампредом совета министров СССР, то есть имел надминистерский статус. Примерно такой же, как сейчас у [Дмитрия] Рогозина в должности вице-премьера, курирующего ВПК. Обратная связь была полностью налажена.

Система принятия решений в РАН, кстати, до сих пор довольно демократическая. Президент без решения президиума ничего сделать не может. Это очень хорошо, хорошо даже для президента! Потому что его иногда подталкивают к принятию каких-то решений. В РАН он может только вынести предложение на президиум, который собственно и решает вопрос.

О научной дипломатии

Очень важная задача, которая стоит сейчас перед РАН, это научная дипломатия. Время сложное, полувоенное, санкционное. Видно, что это надолго. Между тем в науке и культуре оценивают свою эффективность по международной шкале. Соответственно, у нас есть интересы «там», с той стороны есть интересы к нам. И важное полномочие дано РАН сейчас по ведению научной дипломатии. В последнее время даже обсуждается вопрос, что именно через научную компоненту Россия станет более интересной для мира. Обратите на это внимание! В ближайшее время на этот счет будут сформулированы определенные документы.

О фронтах, которые надо удержать любой ценой

Первый вопрос, который мы должны сейчас поставить для себя, — наук сейчас много разных, но мы в нашей стране должны поддерживать исследования по всему фронту или нет? В советское время мы именно так и пытались делать, однако государство тогда было более богатым. Европейские страны уже давно интегрировались в плане науки. Они не помышляют уже о том, что каждая из стран держит сплошной фронт в фундаментальных исследованиях. В целом держат, но вопрос решают иначе.

У меня есть представление такое, что мы по возможности должны все-таки держать сплошной фронт в фундаментальных исследованиях, понимая, что он может быть очень тонким. Эту часть я называю уровнем понимания. Мы можем не ставить задачи быть мировыми лидерами, главное, чтобы мы не перестали понимать, что происходит в современной науке. Если мы перестанем понимать, что-то провороним, то будут вспыхивать новые направления, в которых мы вообще уже ничего понять не сможем. Поэтому и считаю, что сплошной фронт надо поддерживать. Мы должны понимать, в какой момент времени надо перегруппироваться и на какое направление бросить силы, чтобы быть на уровне.

О мировом лидерстве и возвращении мозгов

Третий уровень важен принципиально. Это уровень лидерства! Если посмотрим сейчас на мировые научные проекты, то мы увидим, что все больше и больше результатов начинают давать проекты, которые поименованы крупными исследовательскими инфраструктурами. Это совсем не значит, что нужно строить очередной ускоритель или новый реактор на быстрых нейтронах, как в Курчатовском институте. Да, это примеры проектов, но это могут быть проекты в гуманитарных науках. Например, изучение неисследованных страниц культурного наследия.

Нам нужны именно такие проекты мирового лидерства. Иначе мы не сможем быть на первых ролях. Да, мы будем колабораторами где-то посредине других. Соответственно, нам нужны такие проекты на нашей территории. Причем по тем направлениям, где мировое сообщество признает наше лидерство. Признавая это, они поедут к нам работать. Благодаря таким проектам мы сможем развернуть утечку мозгов в обратную сторону. Сейчас вы едете туда, за рубеж, вовсе не из-за отсутствия патриотизма, вы не продаете родину, просто у вас есть возможность сделать свой эксперимент только там. Нам нужны установки, чтобы к нам народ поехал. Сколько таких проектов потянет страна? Это вопрос отдельный — 10, 15, может быть, 20.

О цене науки

На мой взгляд, по 20 млрд рублей в год требуется на каждый из уровней. Это 60 млрд рублей суммарно. Где найти деньги? Ответ очень простой. Есть 599-й указ президента о том, что финансирование науки должно составлять 1,77% ВВП. Сейчас реально дают 1,17%. Если посчитать эту разницу в реальных деньгах, то на фундаментальную науку только в этом году мы недополучим 80 млрд рублей. Соответственно на вопрос об источнике финансирования я отвечаю просто: «Надо просто выполнять указы президента!».

После собрания в Институте физики металлов УрО РАН Александр Сергеев действительно отправился к губернатору Евгению Куйвашеву. Уральские ученые — в гардероб и на выход. Скепсис по поводу услышанного в их рядах превалировал. Кто-то сетовал на полуразрушенную промышленность, заказы от которой в сравнении с советским периодом рухнули в разы. Кто-то пережевывал информацию о недостающих 80 млрд рублей, высказывая сомнения, что Кремль вообще способен сейчас выделить такие деньги отечественным ученым. Третьи жаловались на то, что никаких конкретных вещей о том, как работать дальше, они так и не услышали. «Как будто на партсобрании посидел. Только планы и перспективы, как наши корабли будут бороздить просторы Вселенной. Покороче нельзя было?» — проворчал один из собеседников.

https://www.znak.com/2017-10-17/novyy_prezident_ran_oboznachil_na_urale_novye_zadachi_pered_otechestvennymi_uchenymi

Игорь Пушкарев

Россия. УФО > Образование, наука > ras.ru, 23 октября 2017 > № 2360329 Александр Сергеев


Россия. Вьетнам. СФО > Образование, наука > rs.gov.ru, 21 октября 2017 > № 2376431

Делегация ИРНИТУ посетила с рабочим визитом Вьетнам

С 17 по 21 октября в Ханое в рамках официального визита находилась делегация Иркутского национального исследовательского технического университета (ИРНИТУ) во главе с ректором университета М.В. Корняковым.

В ходе визита Российским центром науки и культуры в Ханое для делегации были организованы рабочие встречи в Управлении международного сотрудничества Министерства образования и подготовки кадров Вьетнама (УМС при МОиПК), спецшколе им. Нгуен Хуэ, Ханойском горно-геологическом университете и Вьетнамской академии науки и технологий (ВАНТ).

Одним из основных мероприятий стала встреча с более чем 40 выпускниками на базе комплекса «Артекс», которая состоялась 20 октября. Ректор поблагодарил выпускников за внимание, проявленное к делегации, рассказал о новшествах вуза. Вьетнамские партнёры проявили большой интерес к данному российскому вузу и отметили его давнюю истории подготовки вьетнамских специалистов.

Россия. Вьетнам. СФО > Образование, наука > rs.gov.ru, 21 октября 2017 > № 2376431


Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 октября 2017 > № 2360337 Николай Макаров

Академик Макаров: Новые научные тренды требуют модернизации законодательства РФ

Вице-президент РАН Николай Макаров добавил, что законодательная база должна стать "более дружелюбной для молодых учёных"

СОЧИ, 18 октября. /ТАСС/. Условием успешного развития науки в РФ является модернизация законодательства в сфере исследований, отражающая новые тренды в мировой науке - сочетание индивидуальной инициативы ученых и реализации научных мегапроектов. Об этом заявил вице-президент Российской академии наук Николай Макаров.

"Сейчас в науке развивается несколько противоречивых тенденций - рост исследовательской инициативы отдельных исследователей. С другой стороны, наше время - время мегапроектов, и мегапроекты играют большую роль в будущем. Должна измениться законодательная база так, чтобы она больше соответствовала современным трендам и стала более дружелюбной для молодых учёных", - сказал Макаров в рамках панельной дискуссии "Наука и прорывные технологии будущего - меняем мир сейчас" на Всемирном фестивале молодёжи и студентов в Сочи.

По его мнению, сочетание индивидуальной инициативы и больших проектов, которые предполагают работу больших коллективов, активное взаимодействие больших групп исследователей, представляющих разные дисциплины, - эти противоречивые тенденции, которые будут только усиливаться в будущем. "И наше будущее зависит от того, насколько успешно они будут сочетаться", - считает вице-президент РАН.

Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 октября 2017 > № 2360337 Николай Макаров


Россия. УФО > Образование, наука > ras.ru, 20 октября 2017 > № 2360336

На Урале отмечают сразу три научных юбилея

Уральские учёные отмечают сразу три юбилея. Торжества проходят в честь 85-летия академической науки на Урале, 30-летия Уральского отделения Российской академии наук и 25-летия научного Демидовского фонда.

Как сообщает областной департамент информполитики, от имени главы региона Евгения Куйвашева академиков поздравил вице-губернатор Павел Креков. "Для Свердловской области академическая наука – очень прочный и надёжный фундамент движения вперёд. В деятелях науки мы видим союзников, партнёров, людей, которые во многом определяют будущее нашего региона. Желаю вам научного и творческого долголетия. Наука на Урале будет процветать", - сказал вице-губернатор.

Председатель УрО РАН Валерий Чарушин также отметил крепкие научные традиции и авторитетные школы Урала, не препятствующие, однако, живому развитию молодых умов. "Недавно трое молодых учёных были удостоены премии Президента РФ, двое из них работают в академических институтах Урала. Это придаёт нам уверенность в завтрашнем дне», – с гордостью заявил академик.

Добавим, что в научно-исследовательском комплексе УрО РАН на данный момент находятся 38 институтов, 21 из них расположен на территории Свердловской области. Исследованиями и разработками заняты более 22 тысяч человек.

Областная газета

-

Россия. УФО > Образование, наука > ras.ru, 20 октября 2017 > № 2360336


Россия. СФО > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 20 октября 2017 > № 2358064

Томские ученые составят прогноз развития высокотехнологичной медицины в России

Коллектив ученых Томского национального исследовательского медицинского центра РАН (далее - ТНИМЦ РАН), подведомственного ФАНО России, выиграл грант Минобрнауки России на разработку прогноза реализации перехода к персонализированной медицине и высокотехнологичному здравоохранению.

ТНИМЦ РАН стали участником федеральной целевой программы «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014 - 2020 годы», в рамках которого получат 22,5 млн рублей. Срок выполнения проекта – до конца 2018 года.

По условиям конкурса, в течение двух лет томские ученые будут проводить исследования, чтобы составить прогноз реализации «перехода к персонализированной медицине, высокотехнологичному здравоохранению и технологиям здоровье сбережения, в том числе, за счет рационального применения лекарственных препаратов (прежде всего антибактериальных)».

Партнерами Томского НИМЦ в этом проекте станут Высшая школа экономики, СибГМУ, некоммерческое партнерство «Технологическая платформа «Медицина будущего», Научно-исследовательский институт биомедицинской химии имени В.Н. Ореховича и Институт цитологии и генетики СО РАН.

Все учреждения-партнеры являются лидерами по приоритетным направлениям в области биомедицины, биоинформатики, анализа «больших» данных, геномных и потгеномных технологий, высокотехнологичной медицины, специалисты по прогнозированию развития науки и технологий, проведению форсайт-исследований секторов экономики и рынков, подготовке стратегических и программных документов, определению приоритетов.

Россия. СФО > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 20 октября 2017 > № 2358064


Россия. ЦФО > Авиапром, автопром. Образование, наука > minpromtorg.gov.ru, 18 октября 2017 > № 2368742

Отечественные автомобильные инженеры и технологи могут решить большинство RND задач.

Заместитель Министра промышленности и торговли Российской Федерации Александр Морозов 18 октября выступил в ГНЦ РФ ФГУП «НАМИ» на открытии Международного автомобильного научного форума («МАНФ-2017»).

Одним из ключевых требований новой Стратегии автопрома к участникам отрасли, претендующим на меры государственной поддержки, станет реализация определенного объема НИОКР в России. Отечественные автомобильные инженеры и технологи могут решить большинство RND задач», -  заявил замглавы Минпромторга России.

Основной темой МАНФ-2017 стали перспективы развития автономных (беспилотных) транспортных средств. В работе форума приняли участие представители Минтранса России, НП ГЛОНАСС, ПАО КАМАЗ, ПАО АВТОВАЗ, ГРУППЫ ГАЗ, Яндекса, FEV, VOLVO, Bosch, AVL, МГТУ им. Н.Э. Баумана, МАДИ, Московского политехнического университета, Южно-Уральского государственного университета, Объединенного института машиноведения Национальной академии наук Беларуси и других организаций. В их числе молодые ученые и инженеры, развивающие технологии в области интеллектуальных транспортных систем (ИТС).

В ходе МАНФ-2017 обсуждались тренды развития ИТС, развитие нормативно-правовой базы в этой области, систему и методику испытаний и риски, связанные с внедрением подобных систем в повседневную жизнь. Александр Морозов пригласил собравшихся участвовать в мероприятиях Национальной технологической инициативы – АВТОНЕТ, который поддерживает проекты по разработке соответствующих компонентов, программ и систем.

В рамках работы Форума была организована выставка различных научно-исследовательских разработок. ГНЦ РФ ФГУП «НАМИ» представил уже известные широкой публике проекты беспилотного электробуса системы ШАТЛ и беспилотного автомобиля на электротяге, а также электронные системы управления и автокомпоненты. КАМАЗ презентовал проект «Беспилотный КАМАЗ», ГРУППА ГАЗ – беспилотную машину на базе легкой электроплатформы и каркасный автобус нового поколения, который полностью удовлетворяет требованиям программы «Доступная среда», Московский автомобильно-дорожный государственный технический университет (МАДИ) – проект «Открытая автомобильная платформа для тестирования технологий автономных транспортных средств».

Россия. ЦФО > Авиапром, автопром. Образование, наука > minpromtorg.gov.ru, 18 октября 2017 > № 2368742


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 18 октября 2017 > № 2355594

ФАНО России приняло участие во Всемирном фестивале молодежи и студентов-2017

Первый заместитель руководителя ФАНО России Алексей Медведев принял участие в работе круглого стола на тему: «Продовольственная безопасность и глобальные рынки продовольствия», организованного в рамках проведения XIX Всемирного фестиваля молодежи и студентов.

Модератором круглого стола выступила помощник руководителя Агентства Екатерина Журавлева.

В обсуждении участвовали представители научных институтов, подведомственных ФАНО России. В частности, Уральского научно-исследовательского института сельского хозяйства, Всероссийского научно-исследовательского института цветоводства и субтропического садоводства и другие.

Ученые рассказали о важности выработки новых научных подходов для обеспечения продовольственной безопасности в современном мире, а также обсудили с молодежью актуальные направления проводимых исследований, в том числе - биологизацию и экологизацию сельского хозяйства и развитие энергоресурсосберегающих технологий.

Алексей Медведев рассказал о существующих разработках, которые уже сегодня могут помочь достижению продовольственной безопасности России и устранению проблемы голода в некоторых странах.

В дискуссии приняли участие более 50 представителей молодежи из разных стран.

Справочно:

В 2017 году XIX Всемирный форум молодежи и студентов проводится с 14 по 22 октября в г. Сочи. Его целью является консолидация молодежного мирового сообщества вокруг идей мира, солидарности и социальной справедливости, укрепление международных молодежных связей, а также развитие межнационального и межкультурного молодежного взаимодействия. Ежегодно в фестивале принимают участие более 20 тыс. молодых людей в возрасте от 18 до 35 лет более чем из 150 стран мира.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 18 октября 2017 > № 2355594


Россия > Образование, наука > ras.ru, 18 октября 2017 > № 2355492

Вручение Дипломов вновь избранным иностранным членам РАН

Во время проведения Международного форума «Спутник: 60 лет по дороге открытий» в Институте космических исследований РАН 3-4 октября 2017 г. президент РАН академик РАН А.М.Сергеев вручил дипломы вновь избранным иностранным членам Российской академии наук. Дипломы получили: директор исследовательского сектора Национального центра научных исследований (Франция) проф. Розин Лаллеман и профессор геологии планет Университета Брауна (США) Джеймс Уильям Хэд. Также диплом был вручен коллеге скоропостижно скончавшегося профессора общей физики Университета Кассино (Италия) Джовани Фабрицио Биньями для передачи его семье.

Россия > Образование, наука > ras.ru, 18 октября 2017 > № 2355492


Россия. УФО > Образование, наука > ras.ru, 18 октября 2017 > № 2355474

В УрО РАН стартовал Уральский научный форум. Президент РАН Сергеев рассказал уральским учёным о стратегических планах развития российской науки

Сегодня в УрО РАН стартовал Уральский научный форум, открыл который недавно избранный президент Российской академии наук Александр Сергеев. На 2017 год сошлись три юбилея: 30-летие Уральского отделения РАН, 85-летие академической науки Урала и 25-летие Научного Демидовского фонда.

Президент РАН Александр Сергеев приехал не только поздравить уральских учёных, но и поделиться планами стратегической перестройки векторов развития российской науки. Но для начала поблагодарил всех за оказанную поддержку в прошедших выборах — именно уральцы с физическим сообществом выдвинули его кандидатуру от территориального отделения. И это была его первая поездка в регион в новом качестве.

— Сейчас мало кто уже, наверное, знает, что в 2005-м была утверждена Стратегия научного и инновационного развития страны до 2015 года, — напомнил Сергеев. — Предполагалось пустить на науку два процента от ВВП, причём 60 процентов финансирования науки планировали от заказов высокотехнологичных предприятий. Более того, хотели 15 процентов экспорта заполнить высокотехнологичной продукцией. Не случилось ни научного, ни высокотехнологичного прорыва. Дело в том, что научные исследования — процесс порой долгоиграющий, а производству нужен быстрый результат. И совместить это сложно. Но можно, и сейчас мы разрабатываем новую Стратегию развития науки в России. После своего избрания я довольно много общался с руководством страны. У нас серьёзные вызовы, и без науки нам с ними не справиться. Для меня совершенно очевидно, что финансирование фундаментальной науки должно быть полностью государственным.

Кроме того, надо нам обязательно повысить статус академии и более чётко разграничить с ФАНО функции, обязанности и ответственность. Нужно откорректировать закон о госакадемиях, повысив статус РАН. Её нынешний статус ФГБУ недостаточен, чтобы на равных с ФАНО решать многие важнейшие для академии вопросы. Необходимо, чтобы она наравне с ФАНО была соучредителем научных институтов, чтобы в законе было чётко записано: ФАНО отвечает за административно-хозяйственную работу, академия за научную. Нонсенс, но формально сегодня академия наук ни за что не отвечает, за всё в ответе ФАНО, ведь оно учредитель институтов. Почему руководителей институтов назначает ФАНО? Доходит до смешного: в Саратове сняли директора. А у них система оплаты такая — оклад и раз в четыре месяца премия. Его уволили, а премию дали. Так он хорошо работает или плохо?..

После детального выступления Александр Сергеев отправился в Уральский государственный аграрный университет на встречу со студентами и преподавателями, поблагодарил коллектив «за то, что здесь вырастили Ирину Донник» — бывший ректор стала одним из его заместителей («ОГ» писала об этом 4.10.17). Сказал, что сельское хозяйство — одно из важнейших направлений в современной науке России.

Завершился визит президента РАН встречей с губернатором области Евгением Куйвашевым.

Областная газета

***

Снежинск посетит президент Российской академии наук

18 октября в Снежинске, в Центре научного и делового сотрудничества, будет проходить заседание секции ядерной физики Отделения физических наук РАН, в котором примет участие президент РАН Александр Михайлович Сергеев. Об этом сообщает официальный сайт городской администрации «snzadm.ru».

В рамках заседания будут представлены проекты исследовательской инфраструктуры класса «мегасайенс», обсуждаться научные, технологические и производственные возможности РФЯЦ – ВНИИТФ и РФЯЦ – ВНИИЭФ по разработке и созданию оборудования для исследовательской инфраструктуры класса «мегасайенс», а также технологические и производственные задачи по разработке и созданию новой исследовательской инфраструктуры.

Участники заседания: представители Российской академии наук, Министерства образования и науки Российской Федерации, Федерального агентства научных организаций, ученые из ядерных центров ВНИИТФ и ВНИИЭФ, научных институтов ядерной и прикладной физики, а также Объединенного института ядерных исследований.

Россия. УФО > Образование, наука > ras.ru, 18 октября 2017 > № 2355474


Россия > Образование, наука > ras.ru, 17 октября 2017 > № 2355494 Александр Хлунов

Глава РНФ Александр Хлунов «В президентской программе мы пустились "во все тяжкие"

Как будут продлевать гранты Российского научного фонда (РНФ), выданные в 2015 году, как изменились требования к молодым ученым, будут ли к экспертизе привлекаться специалисты из-за рубежа, какую роль в оценке заявок на гранты играет и будет играть автоматика, будет ли усиливаться влияние наукометрии и отменят ли бумажные заявки на гранты, в интервью Indicator.Ru рассказал глава РНФ Александр Хлунов.

— Давайте начнем с недавно прошедшего заседания попечительского совета, на котором были утверждены новые конкурсы. Можете ли вы о них рассказать немного подробнее? В частности, о том, как будет происходить продление грантов 2015 года.

— Для нас это заседание Попечительского совета было очень важно, потому что сейчас уже октябрь, и многие наши грантополучатели, которые на протяжении трех лет работали в рамках научного проекта, находятся в некотором ожидании и беспокойстве. Очевидно, что в грантовых соглашениях, которые мы заключали с ними в 2015 году, декларировалась возможность продления проектов. Понятно, что за эти три года сформировались устойчивые коллективы, у них относительно комфортная научная жизнь, которая требует продолжения. Проекты фундаментальной науки, конечно, не могут длиться два-три года, они обречены на более длительное существование.

Поэтому мы просили Попечительский совет собраться и обсудить этот вопрос, хотя финансовые ресурсы фонда на перспективу остаются не в полной мере ясными. Попечительский совет счел возможным объявить конкурс на продление проектов — тех, что мы поддержали в 2015 году. Подчеркиваю, что продление будет осуществляться на конкурсной основе. Мы и в прошлом году это декларировали, но никто не услышал.

В этот раз обращаю особое внимание: продление — это конкурс, и мы, наверное, поддержим около 40% от текущей массы проектов, так как финансовый ресурс у нас не беспредельный.

В этом есть логика, потому что фонд все время сталкивается с парадигмой: либо финансировать то, что было поддержано ранее, либо переходить к поддержке новых идей, новых научных проектов, которые возникают в научной среде.

— Можно ли будет подать заявку одновременно и на продление гранта, и на новый грант?

— Да. Было принято решение не только поддерживать продление в рамках конкурса, но и объявить конкурс на поддержку малых научных групп — наиболее востребованный конкурс в научной среде — и сделать их совмещенными. То есть мы предлагаем тем, кто сейчас работает по грантам 2015 года, подавать заявку не только на продление, но и одновременно на новый конкурс. И нам хочется акцентировать внимание на то, что эта возможность есть, потому что в прошлом году ей практически не воспользовались. Это было уникально. Все верили в то, что, выполняя взятые на себя обязательства и имея хорошие результаты, обязательно получат поддержку. Но так не случилось, и было большое количество обид, непонимания. И сейчас мы пробуем разъяснить, что это все-таки конкурс, где есть не только победители, но и проигравшие.

Что касается конкурса малых научных групп, то здесь объем поддержки не очень значительный. Вот это решение Попечительский совет принял, и, наверное, в конце октября мы вывесим конкурсную документацию с тем, чтобы научные группы имели возможность хорошо подготовиться, написать необходимые заявки. В случае продления они будут совмещены со сдачей отчета по проделанной работе, и мы проведем одновременную экспертизу, когда у экспертного совета будет возможность сделать сравнение не только по заявкам, претендующим на продление, но и по заявкам нового проекта с тем, чтобы выбрать лучшие. Практика показала, что таким образом в конце концов выбираются лучшие проекты.

Конечно, все будут не очень довольны масштабами объявляемых конкурсов, но это сопряжено с тем, что мы еще продолжаем бороться за финансирование, несмотря на то, что в проекте Федерального закона о бюджете на три года есть определенные цифры, и мы ожидаем поступлений из внебюджетных источников. Но, в каком объеме и в какие сроки, пока неясно. Но при этом на Попечительском совете было заявлено о безусловности проведения конкурса в 2018 году в рамках президентской программы исследовательских проектов, то есть на эти конкурсы — поддержка инициативных исследований молодых ученых и исследований под руководством молодых ученых — средства зарезервированы.

— Будут ли какие-то еще новые конкурсы для молодых ученых?

— В президентской программе мы совсем уже пустились «во все тяжкие» и определили конкурс для молодых ученых до 33 лет. И конкурс для проектов под руководством молодых ученых — до 35 лет. Все ожидали, что мы поднимем планку ближе к 40 годам, а мы остановились на 35. Такие конкурсы будут объявлены в первом квартале 2018 года с тем, чтобы провести необходимую экспертизу и с июля приступить к финансированию этих проектов. То есть для молодежи в рамках президентской программы, еще раз подчеркиваю, эти конкурсы в обязательном порядке будут проведены, и на эти конкурсы средства зарезервированы.

— Что будет с комплексными программами типа программы «Ноев ковчег»? Будут ли какие-то изменения?

— Вопрос обсуждался на Попечительском совете. Во-первых, мы должны еще год пожить с этими программами. И такие программы, как «Ноев ковчег», еще будут финансироваться в 2018 году. Мы сейчас затеяли кампанию по подведению промежуточных результатов, чтобы посмотреть, как они воспринимаются и научной общественностью, и экспертным сообществом. Для нас это важно, потому что полемика в научной среде продолжается, и суть ее сводится к одной мысли: то ли вы 150 миллионов даете одному учреждению, то ли вы эти 150 миллионов поделите на гранты по 5-6 миллионов и профинансируете, по крайней мере, тридцать малых научных коллективов.

Что полезнее для российской науки – комплексные проекты или же работа с тридцатью малыми научными проектами? Полемика идет.

Когда мы принимали решение о целесообразности финансирования не только малых научных групп, но и таких комплексных проектов, мы рассуждали, что в российской науке должна иметь место не только поддержка малых проектов, обеспечивающих работу небольших коллективов по каким-то возникшим научным проблемам. Мы должны формировать научный задел для развития даже таких ведущих научных учреждений в стране, как МГУ. На заслушивании промежуточных результатов по проекту «Ноев ковчег» мы поняли, что сейчас в МГУ появляется новый задел совершенно новой отрасли знания, который, скорее всего, обусловлен научными фронтами, возникшими в мировой науке.

Очень важно будет посмотреть на эти промежуточные результаты, взглянуть, насколько они эффективны по сравнению с малыми проектами, и уже потом, проведя такой анализ, принимать решение, а имеют ли право такие комплексные программы на существование с точки зрения эффективности и целесообразности? Мы общались с коллегами в крупнейшем немецком фонде DFG, они пришли к мысли о необходимости заниматься финансированием крупных научных программ.

Так что в 2018 году мы в любом случае должны будем вернуться к принятию решения. Оно зависит не только от тех показателей, которые будут получены в рамках реализации программ, но и от финансовых ресурсов, которые будут в распоряжении Фонда.

— Скажите, планируются ли какие-то новые международные конкурсы?

— Нам очень понравился тезис, который декларировал Петер Штрошнайдер, президент DFG: каждую осень — по новому конкурсу. Мы будем придерживаться этих договоренностей с немецкими коллегами, как, впрочем, и с другой немецкой организацией, обществом Гельмгольца, которое объединяет ведущие научные институты по всем практически отраслям знаний. Вообще, взаимодействие с Германией очень налажено, мы благодарны им, потому что для нас это еще и опыт работы с крупнейшим фондом почти со столетней историей, где многие вопросы, в том числе и экспертизы, решены, как нам кажется, очень хорошо. Там есть доверие научного сообщества к экспертному совету.

— Раз уж вы заговорили об экспертизе. Будут ли какие-то изменения в экспертизе Российского научного фонда в ближайшее время?

— Да. Мы постарались сделать этот процесс открытым. Мы работали почти четыре года в рамках той системы экспертизы, которая была создана, и у нас накопился собственный опыт. За это время мы не раз вносили дополнения в основополагающие документы: Положение о конкурсном отборе проектов, Положение об экспертизе, Положение об экспертных советах. Это такие три краеугольных документа, которые определяют правила работы фонда в части организации конкурсов. Тем не менее со стороны ряда сообществ все время возникали предложения по совершенствованию. Если вы помните, сначала у нас была самая главная проблема — это конфликт интересов. Мы боролись с «коррупцией» среди ученых и два года назад приняли целый ряд решений по урегулированию этого конфликта.

Наиболее отчетливо предложения по решению этого вопроса о конфликте интересов сформировало Общество научных работников, хотя были и другие. Я подчеркиваю, что я очень позитивно рассматриваю эти предложения: и Александра Фрадкова из Общества научных работников, и Алексея Хохлова, который возглавляет Общественный совет по науке при Министерстве образования и науки. Мы и сами написали многостраничный документ, посвященный анализу системы экспертизы.

Как вы помните, у нас прошла комплексная проверка Счетной палаты, и она тоже вынесла целый ряд предложений по совершенствованию системы экспертизы. Еще у нас было два тематических заседания нашего экспертного совета, мы дали возможность выступить всем.

Суть изменений я бы, наверное, свел к следующему: это корректировка трех документов: Порядка конкурсного отбора, Порядка проведения экспертизы и Положения об экспертных советах. Обновленные версии этих документов будут вывешены на нашем сайте в ближайшее время.

— Расскажете подробнее об изменениях?

— Первое, с чем мы столкнемся, — это если раньше руководитель секции сам назначал экспертов, которые будут проводить экспертизу по выбору той или иной заявки, то теперь мы будем постепенно, без революции, вводить использование программного обеспечения по автоматизированному подбору экспертов.

Это ни в коем случае не значит, что в Российском научном фонде будет запущен генератор чисел, который заменяет ученого в ходе экспертизы, это не так. Мы хорошо знаем возможности нашего программного обеспечения. Оно в полной мере позволяет обеспечивать работу экспертного совета. Поэтому в ближайшее время по какому-то маленькому конкурсу мы попробуем запустить автоматизированный подбор экспертов, но, конечно, с участием руководителей секций.

— То есть финальное решение будет все равно за человеком?

— Да, потому что он несет персональную ответственность за все случившееся, и я понимаю, что в системе российской научной экспертизы пока это самое главное. Мы просто сделаем эту работу менее трудоемкой. Сейчас это растягивается на недели, и поверьте, это очень большой труд. У нас есть корпус экспертов, у него есть характеристики, рубрикатор (те научные специальности, где эксперт признает себя таковым), и, получив заявку, где заявитель тоже указывает некие цифры из рубрикатора, мы можем соотнести эти цифры и выбрать самых подходящих экспертов.

Еще на Попечительском совете обсуждался вопрос про эти злополучные баллы… Чувство справедливости, которое заполнило нашу страну и научную среду тоже охватило в полной мере… Все пытаются высчитать, сколько баллов у них в экспертном заключении. Потому что не секрет, что каждое поле экспертной анкеты оцифровывается некими баллами. Эти баллы выставляет экспертный совет, не аппарат фонда. И все пытаются считать, что «у меня там 156, а у того здесь 154, и где тут справедливость».

Все это было бы правильно, если бы у нас а) корпус экспертов был бы однороден, то есть все имели бы одинаковую квалификацию; б) у нас были бы едиными правила; в) корпус экспертов обладал бы методическим пособием и строго выполнял бы эти правила. Наверное, тогда можно было бы играть в цифры и находили бы какую-то справедливость, если она существует вообще. Но опыт работы зарубежных фондов показывает, что мнение авторитетных ученых является решающим. Поэтому мы утвердили, что, несмотря на то, что заявки будут оцифрованы балльно, экспертный совет все равно будет принимать окончательное решение с учетом имеющихся баллов по заявке. В своем решении Экспертный совет руководствуется мнением секции, которое тоже должно быть отражено письменно.

Теперь про экспертизу в два этапа: когда мы ее вводили в одном из конкурсов по президентской программы, мы думали, что доброе дело сделали, а потом нас за это критиковали. Читая обращения, мы поняли претензию многих заявителей: «вы нас заставляете писать достаточно объемные материалы заявок, а шансы выиграть незначительны. У вас конкурс больше, чем 10 заявок на одно место. Это рабский труд, и как вам не стыдно».

Мы же полагаем, что за этим «рабским трудом» еще есть и другая составляющая: когда человек пишет заявку, он систематизирует свои мысли, это в корзину никогда не выбросишь. Тем не менее мы пошли навстречу и сделали экспертизу в два этапа: предложили на двух страничках концептуально изложить, в чем идея проекта, и написать совсем коротко о себе. На что посыпалась критика, что, мол, непонятно, по каким критериям оценивался этот первый этап. Поэтому мы вынуждены были расписать процедуру проведения двухэтапной экспертизы, каждого из этапов подробно; все это найдет отражение в документах.

И еще инновация, которую мы сочли возможной: нормативно определить статус секций экспертного совета, потому что этот статус был, скажем так, размазан, хотя мы понимаем, что роль секции исключительно важна. Экспертный совет часто доверяет секции при принятии решений.

Потом мы еще раз более детально распишем, что поступление возражения на экспертизу не является основанием к пересмотру результатов, и жалоба никоим образом не является основанием для принятия каких-то взысканий дисциплинарного характера в отношении экспертов.

Работа эксперта — это почетная обязанность, а не наказание, это мы тоже должны понимать. Может, мы когда-нибудь перейдем на бесплатную экспертизу, тогда это вообще станет благородным делом. За это не наказывают. И вообще, личное мнение и репутация в науке дорогого стоят.

Тем не менее мы детализировали, что именно эксперт может написать в своем экспертном заключении, особенно в части, касающейся размера выделяемого гранта. Потому что зачастую эксперты могли высказывать суждение, что «этот проект можно реализовать и за полцены». Мы предлагаем экспертам в отношении сметы, закупки оборудования, денежного вознаграждения никоим образом не обижать людей.

Позиция фонда такова, что ученые должны хорошо зарабатывать, и все пассажи в отношении заработной платы ученых недопустимы. Суммы грантов — это не чрезмерная заработная плата, и она позволяет нормально реализовывать проекты. Хотя, может, мы и не дотягиваем до тех стандартов, которые приняты за рубежом, но мы стараемся.

В общем, чтобы рецензии не были некорректными, мы сделаем памятку каждому эксперту: как выражать свои мысли в отношении научной новизны, состоятельности руководителя проекта, комплексности того или иного научного проекта. Потому что если мы научимся разговаривать друг с другом, то в науке будет больше уважения и больше самой науки.

Кроме того, Попечительский совет принял решение, что мы должны нормативно закрепить квалификационные требования к кандидатам в эксперты. Мы не стремимся оцифровать каждого эксперта, понимая, что само понятие науки не оцифровывается, и эксперт в области математики может отличаться от эксперта в области археологии, как, впрочем, астроном наверняка не соотносится с психологом. Регламентировали также и ответственность экспертов за некачественное проведение экспертизы.

При всем уважении к экспертному корпусу, мы хотели бы донести мысль о том, что некачественная работа недопустима, и в дальнейшем мы продолжим практику отказа от привлечения недобросовестных экспертов. При этом мы берем на себя обязательства проводить вебинары по повышению квалификации экспертов, подготовим методические материалы по общим подходам к проведению экспертизы.

— По экспертизе есть несколько вопросов вдогонку. Во-первых, очень интересен машинный алгоритм распределения экспертов. Понятно, что там должна быть некая работа с кодами классификатора научных направлений. Но сейчас в науке очень много всего междисциплинарного, и я лично знаю несколько научных коллективов, которые жаловались, что, судя по всему, заявку рецензировали люди, которые являются экспертами хоть и в той же науке, но в совершенно другой ее области. Как эта проблема будет решаться?

— Эта работа уже начата, мы будем проводить ревизию экспертного корпуса. Сейчас рубрикатор научных специальностей очень большой, но это требование нашей научной общественности, чтобы он был очень большим. Для меня это загадка. И все стремятся его как можно больше расширить и прописать то, чего там еще нет.

Когда мы заключали соглашение с экспертами, мы просили, чтобы они указали те позиции, где, как они считают, они обладают необходимыми компетенциями по проведению экспертизы. В ближайшем будущем мы вновь обратимся к экспертному корпусу с просьбой расставить коды специальностей по степени приоритетности и ограничимся какой-то конечной цифрой. Не может эксперт одинаково хорошо быть специалистом в двадцати научных областях, в двадцати позициях научного рубрикатора.

По сути, программное обеспечение позволяет получить выверку: сколько по данной научной специальности есть экспертов, готовых принять участие в проведении экспертизы, с учетом того, что некоторые из них уже проводят большое количество экспертиз, и их не стоит перегружать. Эта выборка будет уходить к руководителю секции, помогая ему в принятии решений. Если раньше он должен был самостоятельно выбирать из многих сотен экспертов, то таким образом мы сможем помочь ему принять более взвешенное решение. Генератора случайных чисел, подчеркиваю, мы не включаем.

Теперь в отношении междисциплинарности. Если в заявке будет четко указано, что в исследовании и информационные технологии, и фундаментальная медицина, то очевидно, что этот вопрос будет рассматриваться двумя секциями. Кстати говоря, до сих пор это так было. При этом очень важно, чтобы в междисциплинарном исследовании ученые четко прописывали основную, по их мнению, область знания, по которой начнется проведение экспертизы.

— А что по поводу зарубежных экспертов?

— Было тематическое заседание экспертного совета, и каждый руководитель секции высказывал свое личное мнение на основе опыта двухлетнего использования элементов зарубежной экспертизы. Практически у всех было единое мнение: корреляция с российскими экспертами достаточно высокая, единственный момент — есть некоторые отрасли знаний, где зарубежная экспертиза более жесткая, нежели российская. Это относится к гуманитарной сфере, к сельскому хозяйству. Очень неплохо коррелируют физика, математика, биология. В этой связи мы, конечно, будем продолжать подключать зарубежную экспертизу, но говорить о том, что она решает все проблемы, не стоит. Хотя те требования, которые будут введены в отношении экспертов (я о них говорил), они в полной мере относятся и к зарубежным экспертам.

— Еще вы сказали, что когда-нибудь, может быть, экспертиза будет бесплатной. Вот «когда-нибудь», как вы думаете, — это все-таки сколько лет?

— Я бы так сказал: для этого есть внешние и внутренние условия. Внешние условия — мы должны жить стабильно. И Российский научный фонд как один из инструментов финансирования фундаментальной науки должен понимать, какие деньги будут у него в перспективе пяти лет. Только тогда можно выстроить организацию конкурса, как, впрочем, и экспертизу, в комфортном режиме.

Если у нас будет на проведение экспертизы несколько месяцев, а то и год, как все зарубежные фонды, то, конечно, у нас будет возможность обратиться и к бесплатной основе. Не получив ответа от того или иного эксперта, мы получим возможность за этот срок обратиться к другому эксперту.

Второе условие — мы должны сформировать среди российских ученых и зарубежных коллег, которые привлекаются к деятельности фонда, единое мнение, что эта работа — почетная обязанность. Пока это не сформировано. Мы не можем даже добиться от руководителей тех проектов, которые мы финансируем, того, чтобы они стали экспертами. Пока это считается нагрузкой: «я занят», «у меня имеются интересные задумки и мысли в науке, и мне не хватает времени для проведения экспертизы». Общего понимания, которое свойственно научным сообществам других стран, у нас пока не сформировалось. Вот это внутренняя причина. Но мы развиваемся. Во всяком случае, стараемся, чтобы все больше и больше руководителей проектов стали экспертами РНФ.

— Вы сказали, что есть многие группы, желающие поучаствовать в жизни Фонда, давать советы и прочее. Мы тоже общаемся с такими людьми. И есть некая группа, которая хочет продемонстрировать вам некий наукометрический анализ поддержанных заявок, неподдержанных заявок… Вопрос: проводите ли вы в Фонде подобные анализы, насколько они глубокие?

— Говоря о наукометрическом анализе, я был участником нескольких обсуждений значения наукометрии в науке, не только в российской. И я понимаю, что согласия по этому вопросу нет. Этот инструмент, наукометрия, очевидно полезен при анализе «страновых» показателей. Может быть, полезен и при обсуждении каких-то институциональных вещей, например при сравнении того или иного института с другими учреждениями, правда, при понимании, что они находятся в равных условиях: финансирование, материально-техническая база, социальные условия жизни ученых.

Но до сих пор я был уверен, что оценка деятельности конкретного ученого только по наукометрическим показателям невозможна.

Находится какой-то ученый в CERN, и у него выходят статьи в журналах с высоким импакт-фактором — он является одним из трех тысяч, но тем не менее он указан в авторах. А другой не имеет возможности участвовать в такой коллаборации в силу специфики его научной деятельности. Или три американца, будучи на заключительной стадии и организации коллаборации LIGO, получают Нобелевскую премию по физике, а президент Российской академии наук говорит, что идея принадлежала сотруднику Института прикладной физики из Нижнего Новгорода. Но Нобелевская премия там, а к ученому мы с гордостью относимся тут. Поэтому наукометрия в отношении конкретного ученого достаточно дебатируема, я бы так дипломатично сказал.

И да, порой мы видим, что заявки, имеющие за собой публикации в целом ряде высокорейтинговых журналов, не получают поддержки. Но в ходе заседания экспертного сообщества каждый раз дается пояснение, что этот человек не является краеугольным камнем той научной коллаборации, которая выставила этот результат в виде статьи. Скорее он играл определенную достойную, но вспомогательную роль. Вместе с тем есть заявка, где человек один. Журнал может быть не с таким импакт-фактором, но роль ученого определенная, понятная. И здесь никакая наукометрия не сможет действовать.

— Когда Фонд создавался, говорили, что один из основных приоритетов — публикации в «Nature» и «Science». Это по-прежнему актуально?

— Конечно. Мы в целом ряде формальных действий подтверждаем это. Мы переходим на первый квартиль, в конкурсной документации, вы видите, все больше и больше значимости придается не количеству научных результатов, а их весомости, а значит, востребованным журналам из первого квартиля. Вообще, можно сказать, что мы единственные в России, кто борется за первый квартиль. И мы это делаем открыто, осознанно и говорим, что нам сейчас важнее качество научных результатов, выраженное в этом показателе. Но количественный показатель все равно не отменить, потому что Фонд живет в таком же правовом поле, как и другие организации финансирования науки.

— Еще вопрос про наукометрию. Вы сказали, что не верите в то, что можно выстроить систему оценки работы ученых на чистой наукометрии. Я правильно понимаю, что мечтать о том, что рано или поздно появится хорошо работающая карта российской науки, не приходится? Из которой четко следовало бы, кто кофе носит, а кто реально работает?

— У нас есть эта карта, и мы ею гордимся, она открытая. За ней есть конкретная заявка, конкретный отчет, где приводится конкретная публикация с импакт-фактором. Мы даже можем сказать, кто является лидирующим по каждой отрасли знания, как и по научной специальности. Это мнение экспертного совета, и мы этой картой гордимся, она выстроена по понятным критериям.

Другой вопрос, что наукометрия, о который вы говорите, сейчас выстроена коммерческими компаниями. На каком-то этапе это сработало: мы видим, что этот показатель вошел в указы президента, в государственные программы. Но сейчас предлагается подумать о некой другой системе, базируясь на простом принципе, что, несмотря на наличие этих коммерческих систем, сейчас читается только 10% научных результатов. Объем информации и заинтересованность коммерческих компаний сейчас такова, что самая главная проблема в мировой науке — это ознакомиться с созданными научными результатами. И не создавать второй раз велосипед.

В этой связи вырабатываются концептуально иные формы: сделать более демократичным доступ ученых к размещению своих результатов. И одновременно добиваться того, чтобы ученые, которые работают в этой отрасли знаний, имели более демократичный доступ к тому, чтобы прочитать, узнать о других результатах. И сделать определенное индикативное мнение, насколько ценны эти научные результаты. Такой Uber в науке.

Я должен сказать, что целый ряд фондов — австрийские, швейцарские — перешли с Web of Science и Scopus к новым формам. Опыт Китая показал, что борьба за наукометрический показатель как единственный фактор получения денег приводит к не очень хорошим результатам. Но, видимо, нам предстоит пережить какой-то этап, когда эта наукометрия, связанная с Web of Science и Scopus, и отношение к ней будут немного меняться, потому что текущей системой не все довольны.

Самое главное, что не достигается самый важный результат — доступность информации для ученых. Сейчас в правительстве идет вопрос о формировании национальной подписки на журналы, чтобы вне зависимости от того, имеешь ты грант РФФИ или у тебя есть государственный контракт, ты имел бы доступ ко всем необходимым журналам. Пока, к сожалению, у нас есть ограничения. Тот, кто активно работает, имеет доступ, а тот, кто не очень активно, такого доступа не имеет. Поэтому я думаю, что это будет меняться.

— Еще вопрос по поводу перехода на электронные формы документов: гранты Президента для НКО сейчас переводятся на электронный документооброт, представители РФФИ во время форума «Наука будущего — наука молодых» также заявили об отказе от бумажной копии заявок. Что думает РНФ по этому поводу?

— Технически мы готовы отказаться от «твердой копии» заявок. Важно понимать, что все проверяющие нас структуры, в том числе Счетная палата, работают с бумажными документами. Более того, по электронной подписи еще не все постановления в полной мере выпущены. Например, если я занимаюсь бизнесом, то у меня может быть электронная подпись, это, в общем-то, нормально. Но если вы ученый, и вы один раз в год ставите электронную подпись, то только ради этого брать лицензию и платить за это деньги... Не все ученые готовы к этому.

Мы, например, имели несколько случаев, когда руководители заявок подавали письменную жалобу, что это не они подавали заявку и подпись не их. И организацию, с которой они якобы будут сотрудничать, они тоже не знают. Некоторые говорили о том, что разговор в аэропорту вовсе не означает их согласие на то, чтобы возглавить исследование. И нам еще нужно додумывать, что делать в таких ситуациях, но в любом случае мы постараемся перейти на электронную версию, потому что это в существенной степени облегчает жизнь все участникам процесса.

Россия > Образование, наука > ras.ru, 17 октября 2017 > № 2355494 Александр Хлунов


Россия. СФО > Образование, наука > regnum.ru, 17 октября 2017 > № 2353570

Агентство THE признало Томский политех лучшим инженерным вузом России

Опубликованы результаты предметного рейтинга Times Higher Education Engineering аnd technology. Лидером среди технических вузов России стал Томский политехнический университет

Агентство Times Higher Education опубликовало предметный рейтинг Engineering аnd technology — «Инжиниринг и технологии». Томский политех (ТПУ) занял высокую позицию в общем рейтинге, войдя в группу 151−175, а среди российских вузов стал вторым, уступив только Московскому государственному университету имени М.В. Ломоносова. Таким образом, рейтинговое агентство Times Higher Education признало ТПУ лучшим инженерным (техническим) вузом России

Рейтинг включает в себя широкий спектр узких предметных областей: общая инженерия, электротехника и электроника, машиностроение и аэрокосмическая инженерия, гражданское строительство и химическая инженерия. Эксперты предметного рейтинга оценивали учебную среду вузов, объем научных исследований и доход от них, развитие международного сотрудничества и публикационную активность.

Комментируя результаты рейтинга, ректор ТПУ Пётр Чубик отметил: «ТПУ впервые вошел в предметный рейтинг THE в области инженерного дела и технологий (Engineering and technology), заняв позицию, близкую к топ-100. Из российских университетов выше только МГУ, среди технических вузов России ТПУ на первом месте. Предметная область Engineering and technology для нас базовая, системообразующая, ведь в ней оцениваются достижения и показатели по тем дисциплинам, в которых Томский политех имеет солидные научные заделы и традиционно является лидером — это общие инженерные науки, электротехника и электроника, авиационно-космическая техника и машиностроение, химические технологии. Результаты предметного рейтинга THE свидетельствуют о том, что за последние годы томские политехники прилично прибавили в исследовательской активности в этих направлениях. Стало больше заметных публикаций в авторитетных научных изданиях, выросла международная известность наших ученых, увеличилось число совместных проектов с ведущими исследовательскими центрами мира».

Сегодня ученые Томского политеха проводят обширные инжиниринговые исследования в различных областях. Так, университет является активным участником шести крупных коллабораций Европейского центра ядерных исследований (ЦЕРН) и участвует в апгрейде детекторов Большого адронного коллайдера. Политехники изучают физику экстремальных состояний вещества, в частности, процессы зажигание и горение топлив. В университете ведется разработка микрокапсул для адресной доставки лекарственных средств и редактирования генома, создаются физические и химические технологии выращивания живых тканей, биодеградируемые материалы, лекарства нового поколения с использованием наночастиц металлов.

Специалисты университета проектируют завод по производству уникального металла бериллия, технология получения металла также была разработана в Томском политехе. Кроме того, тепловой дефектоскоп, созданный в вузе, будет использоваться при производстве нового отечественного самолета, целиком состоящего из композиционных материалов.

Этим летом космонавты вывели на орбиту Земли спутник «Томск-ТПУ-120» — это первый в мире космический аппарат, созданный с использованием 3D-технологий и уникальных материалов. Спутник разработан в рамках космического эксперимента «РадиоСкаф» в научно-образовательном центре «Современные производственные технологии» ТПУ совместно с Ракетно-космической корпорацией «Энергия» (РКК «Энергия») и Институтом физики прочности материаловедения СО РАН (ИФПМ СО РАН). В этом союзе реализован еще целый ряд уникальных разработок. Например, создан 3D-принтер для печати в невесомости. Планируется, что в 2018 году его испытают на Международной космической станции. Также разработаны защитные покрытия для стекол иллюминаторов космических кораблей.

Справка. Британский журнал Times Higher Education ежегодно публикует один из трех самых престижных мировых рейтингов вузов (наряду с рейтингами QS World University Rankings и Academic Ranking of World Universities). Агентство публикует также предметные рейтинги: Arts & humanities, Education, Law, Business & Economics, Clinical, pre-clinical & health, Computer Science, Engineering & technology, Life sciences, Physical sciences, Social sciences.

Россия. СФО > Образование, наука > regnum.ru, 17 октября 2017 > № 2353570


Россия. Корея > Образование, наука. СМИ, ИТ > fano.gov.ru, 17 октября 2017 > № 2353372

Российские ученые выяснили, как эффективно отбирать вещества для органических светодиодов

Ученые Федерального научно-исследовательского центра «Кристаллография и фотоника» РАН, подведомственного ФАНО России, совместно с МИФИ, а также исследовательскими лабораториями Samsung разработали новую методику оценки эксплуатационной стабильности полупроводниковых материалов, используемых в органических светоизлучающих устройствах (OLED).

Новая технология позволяет направленно отбирать вещества, наиболее устойчивые в условиях работы OLED, на основе их структурной формулы и квантовохимических расчетов, а не методом проб и ошибок. Исследование поддержано грантом Российского научного фонда. Его результаты были представлены в журнале The Journal of Physical Chemistry C.

Органические светодиоды по праву считаются экономичными источниками освещения и ключевыми элементами современных дисплеев. Помимо высокой эффективности, приближающейся к теоретическому пределу, они весьма экологичны, так как не включают токсичных элементов, таких как ртуть и кадмий, содержат очень небольшие количества редких и драгоценных элементов или не содержат их вообще и, в принципе, могут производиться из возобновляемого сырья. Однако коммерческое применение органических светодиодов ограничивается небольшим сроком службы. По этой причине усилия разработчиков направлены не только на повышение эффективности органических светодиодов, но и на получение более стабильных полупроводников (как их составных элементов).

Исследование посвящено синим фосфоресцирующим органическим светодиодам (PhOLED). Наиболее вероятная причина того, что во время эксплуатации светимость таких светодиодов падает, — деградация молекул в эмиссионном (излучающем) слое PhOLED. Светимость может уменьшаться за счет двух процессов: разрушения функциональных молекул в эмиссионном слое и накопления дефектов. Обычно эти процессы связаны друг с другом: функциональные молекулы разрушаются, а продукты их распада как раз и служат такими дефектами. Речь идет о молекулах в функциональных органических материалах, обладающих полупроводниковыми свойствами и использующихся в виде аморфных тонких пленок.

Экспериментально исследовать важнейшие структурные и фотохимические свойства этих материалов не всегда возможно и достаточно затратно, именно поэтому эффективной альтернативой эксперименту оказываются методы компьютерного атомистического моделирования. Ученые разработали расчетную схему, позволяющую оценить эксплуатационную устойчивость материалов в PhOLED. Российские исследователи применили методы квантовой химии, которая может предсказывать различные свойства вещества, зная только его формулу. Квантовая химия помогает определить наиболее вероятные каналы распада функциональных молекул в процессе работы OLED и даже пути дальнейшего превращения продуктов распада и таким образом способствует интерпретации экспериментальных результатов.

В своей работе ученые применили метод многоконфигурационного самосогласованного поля и многоконфигурационной теории возмущений. Чаще для таких больших молекул, как органические полупроводники, используется метод функционала плотности. Расчет одной молекулы занимает несколько часов на суперкомпьютере или несколько суток на рабочей станции. Однако авторы статьи имели дело с возбужденными и заряженными состояниями разной природы, которые надо моделировать с одинаковой точностью, поэтому они использовали более точный многоконфигурационный метод, которым на суперкомпьютере «Ломоносов» одна молекула считается несколько суток.

«Мы смотрели на стабильность молекул внутри светоизлучающего слоя, пребывающих в заряженном и/или возбужденном состоянии. Суть нашей методики такова: надо поискать слабые связи между атомами, «разорвать» молекулы по ним и посмотреть, чего это стоит, в какую энергию обойдется этот разрыв. Чем больше энергии нужно затратить, тем более стабильна молекула. Мы нашли простые дескрипторы (параметры молекулы), которые нужно вычислить методами квантовой химии, и из них скомбинировать величину, которая даст нам оценку устойчивости различных молекул», - объясняет соавтор исследования Александра Фрейдзон.

Новая методика позволяет оценить, насколько потенциальные органические полупроводники пригодны в условиях работы светодиода, что существенно ускорит разработку новых устройств. Однако этим ее практическое применение не ограничивается.

«Наше исследование появилось так: на нас вышли производители электроники, физики и технари. Химической интуиции у них нет, поэтому мы и предложили им методику, не требующую профессиональной химической подготовки. Этот подход позволяет производителям рассматривать молекулы не только матриц светоизлучающего слоя OLED, в которых содержится люминофор, но и излучателей, проводников, полимеров и так далее», - отметила автор.

Россия. Корея > Образование, наука. СМИ, ИТ > fano.gov.ru, 17 октября 2017 > № 2353372


Россия > Агропром. Образование, наука > fano.gov.ru, 17 октября 2017 > № 2353371

Завершена реорганизация Федерального научного центра по пчеловодству

Федеральный научный центр по пчеловодству (далее – ФНЦ пчеловодства) создан на базе Научно-исследовательского института пчеловодства путем присоединения к нему Краснополянской опытной станции пчеловодства.

В дальнейшем планируется также присоединить к ФНЦ пчеловодства еще два предприятия, подведомственные ФАНО России, - «Алешинское» и «Племенное пчелоразведенческое хозяйство «Майкопское».

Научный центр займется исследованиями по приоритетным направлениям фундаментальных, поисковых и прикладных научно-исследовательских работ.

Его деятельность будет направлена на повышение эффективности и результативности научной и образовательной деятельности, экспертных и консультационных услуг в области пчеловодства.

Кроме того, за счет объединения интеллектуальных ресурсов и научно-технического потенциала организаций, входящих в ФНЦ пчеловодства, станет возможным наиболее эффективное использование результатов научных исследований в производстве. Это позволит получать высококачественную конкурентоспособную продукцию пчеловодства.

Россия > Агропром. Образование, наука > fano.gov.ru, 17 октября 2017 > № 2353371


Россия > Образование, наука > ras.ru, 16 октября 2017 > № 2355481

Совет да интеграция. Новое руководство СО РАН представило программу действий

Буквально через пару дней после оглашения результатов выборов руководители Сибирского отделения - председатель СО РАН и вице-президент РАН, научный руководитель Института катализа академик Валентин Пармон и главный ученый секретарь СО РАН, директор Института теплофизики член-корреспондент РАН Дмитрий Маркович - собрали журналистов, чтобы поделиться планами на будущее.

Итоги академических выборов Валентин Пармон счел очень благоприятными для Сибирского отделения: “Новое руководство Российской академии наук намного сильнее, чем предыдущее, ориентировано на регионы. Ставший президентом РАН академик Александр Михайлович Сергеев родился, учился и всю жизнь работал в Нижнем Новгороде. К тому же впервые в президиум академии вошло сразу восемь представителей Сибирского отделения - половина по списку СО РАН, половина - по предложению президента”.

Но нынешние условия, по мнению нового председателя, весьма ограничивают возможности региональных отделений. “Не надо думать, что у академии очень много власти, - сказал он. - Мы работаем в изменившемся законодательном поле при так и не реализованной до конца новой модели управления наукой. У Сибирского отделения РАН нет, как до 2014 года, собственной строчки в госбюджете Российской Федерации, и мы, не имея прежних рычагов воздействия, должны выполнять все возложенные на нас обязанности - по научно-методическому руководству НИИ и вузами, экспертизе крупных государственных проектов, пропаганде науки и так далее”.

По мнению В.Пармона, закон “О Российской академии наук...”, безусловно, нуждается в существенных поправках, но выдвигать их следует от лица всей академии. А первоочередная задача нового руководства СО РАН - консолидация институтов в Сибирском отделении. И для этой нелегкой работы есть конкретные рычаги и механизмы даже в отсутствие отдельной бюджетной строки.

Так, одним из ближайших шагов должно стать восстановление в полном объеме координирующих функций 11 Объединенных ученых советов (ОУС) СО РАН по направлениям наук. “Они должны играть главную роль в научно-методическом руководстве учреждениями ФАНО и Минобрнауки, обосновании и планировании перспективных исследований, экспертизе проектов, решении кадровых вопросов”, - считает новый председатель.

Объединенные ученые советы должны согласовывать программы исследований (академик Пармон напомнил, что ФАНО ни копейки не выделяет по не согласованным ОУС тематикам), влиять на назначение директоров и заместителей директоров по науке (актуально: например, из 13 химических институтов СО РАН сегодня только два возглавляют члены РАН), координировать работу с университетами и корпорациями.

Есть рычаги для интеграции и на федеральном уровне - несколько представителей Сибирского отделения, в том числе В.Пармон и Д.Маркович, входят в Научно-координационный совет ФАНО. Новое руководство отделения считает, что академии и агентству надо не отталкивать друг друга, а искать пути сопряжения возможностей.

Конечно, нельзя было не обсудить ситуацию в региональных научных центрах - вопрос объединения институтов, иногда немотивированного, стоит слишком остро. “Тот вариант, что реализован в Красноярске (объединение институтов под эгидой ФИЦ “Красноярский научный центр СО РАН”), позволил полностью сохранить целостность научной организации, оставить в одних руках и материальный комплекс, и рычаги управления, - отметил В.Пармон. - Фактически здесь восстановлена система организации науки образца 1960-х годов. Томск пошел по другому пути (программа “ИНОТомск”), в Иркутске возможен третий”.

В тех научных центрах, где реструктуризация еще не прошла, она должна стать результатом конструктивного компромисса, считает академик. Нужно не проводить управленческие решения сверху, а прислушиваться к голосам с мест, к мнению “полевых командиров”.

“Что касается Новосибирского научного центра, то здесь ситуация намного более сложная, - продолжил председатель СО РАН. - В других регионах центры были и остаются обособленными юридическими лицами, в Новосибирске же исторически существуют самостоятельные научно-исследовательские институты и отдельно от них - Сибирское отделение как юридическое лицо. Нет единой организации - нет возможности создания единого управленческого пространства. В Академгородке, если говорить о земельных ресурсах и объектах инфраструктуры, сегодня есть несколько “больших хозяев“. Это по-прежнему Сибирское отделение РАН, а также ФАНО, Минобрнауки (в лице НГУ), Новосибирская область и муниципалитет. И нужно консолидированно вырабатывать стратегию развития Академгородка”.

Валентин Пармон считает осуществимым один из пунктов своей программы - о создании в Новосибирском академгородке многоотраслевого интегрированного научного центра федерального уровня. Правовой основой для создания такой мегаструктуры глава СО РАН видит готовящийся федеральный закон о технологических долинах. “Под этот документ нужно подстраиваться, - считает В.Пармон. - Сегодня в контур Новосибирского научного центра включены и аграрный академгородок Краснообск, и микробиологический наукоград Кольцово, и комплекс Отделения медицинских наук. Задачу объединения надо решать сообща. Но одним скачком этого не добиться”.

Другая актуальная задача - развитие интеграционных исследований, поскольку “открытия совершаются на стыках наук”. Долгое время визитной карточкой Сибирского отделения были именно интеграционные проекты. Они частично реализуются через механизм программ СО РАН, однако, по мнению академика Пармона, такие работы возможны и в системе ФАНО - нужна лишь воля со стороны Объединенных ученых советов и согласие институтов зарезервировать определенные средства в бюджете.

Но руководство Сибирского отделения планирует пойти с помощью интеграции дальше, уделив внимание задачам технологического развития страны. “СО РАН должно стать координатором и системным интегратором проектов, выполняемых для индустрии”, - убежден Дмитрий Маркович. В качестве примера координирующей функции СО РАН в новых условиях было названо создание перспективного гражданского авиадвигателя ПД-35.

“Объединенной двигательной корпорации не интересно заключать множество договоров с институтами разного профиля, - продолжил В.Пармон. - Промышленности нужен единый партнер, интегратор и координатор, каковым может выступать Сибирское отделение”. По предложению В.Пармона в новые редакции уставов РАН и СО РАН в качестве одной из задач академии внесена “координация мультидисциплинарных проектов”.

“В свое время Сибирское отделение создавалось для решения государственных задач: по линии обороны и безопасности, комплексного исследования минеральных и биологических ресурсов Сибири, обеспечения здоровья населения региона, - напомнил Валентин Пармон. - Мы - государевы люди. Сила сибиряков не в лоббировании своих интересов в кабинетах власти, а в высокой квалификации исследователей, умеющих довести работу до практического результата”.

Наконец, что не может не радовать коллег-журналистов, одной из актуальных проблем главный ученый секретарь СО РАН Дмитрий Маркович обозначил популяризацию науки: “Предшествующее руководство РАН здесь, вероятно, недорабатывало. Если бы науке на федеральных телеканалах и в печатных изданиях уделялось такое же внимание, как большому спорту, отношение к ней общества и власти было бы совсем другим”.

Ольга КОЛЕСОВА, Поиск

Россия > Образование, наука > ras.ru, 16 октября 2017 > № 2355481


Россия > Образование, наука > ras.ru, 16 октября 2017 > № 2355478

Юстировка настроек. Новое руководство РАН берет быка за рога

Первые шаги президента Российской академии наук Александра Сергеева на новом посту показали, что он не собирается откладывать на потом решение даже самых сложных вопросов, которые ставил в своей выборной программе. Буквально в первую же неделю после избрания глава РАН вместе с командой нанес визит в Государственную Думу, где академики совместно с членами Комитета по образованию и науке обсудили законодательные новации, необходимые для более эффективной работы РАН. По сообщениям СМИ, речь шла о наделении Академии наук статусом организации, отвечающей за развитие науки в России, и о создании Фонда инструментального обеспечения исследований и разработок за счет отчислений сырьевых фирм, о котором А.Сергеев много говорил во время избирательной кампании.

Председатель комитета Вячеслав Никонов высказанные представителями РАН идеи в целом поддержал, отметив, что их воплощение требует внимательного изучения и многосторонних консультаций. Думцы заявили, что ждут от академии предложений по внесению изменений в научное законодательство.

На первом после Общего собрания заседании Президиума РАН Александр Сергеев проинформировал, что аналогичные договоренности достигнуты и с Администрацией Президента РФ.

- Везде есть понимание, что статус РАН надо повышать, - отметил он.

Александр Михайлович добавил, что для академии, конечно, оптимален особый статус, аналогичный тому, что имеют МГУ, Курчатовский институт, Фонд “Сколково”, но возможны и другие организационно-правовые формы, кроме нынешней - федеральное государственное бюджетное учреждение, которая не соответствует задачам, поставленным перед академией в Законе о РАН (ФЗ №253). По словам А.Сергеева, для корректировки правового статуса академии потребуется кропотливая работа с юристами и представителями власти. Чтобы приступить к решению этой проблемы, необходимо получить соответствующее поручение Президента РФ.

Отвечая на призыв академика Евгения Каблова не ограничиваться вопросом корректировки статуса, а выйти к федеральным чиновникам сразу с большим списком острых проблем РАН, А.Сергеев согласился, что формировать перечень задач для совместной работы с властью необходимо, но высказал мнение, что “вываливать” все сразу не имеет смысла.

- Президент выразил готовность выслушать наши предложения по правовому статусу, поскольку этот пункт был в программах всех кандидатов, - подчеркнул он. - Значит, мы должны в первую очередь этим заняться. Это горячее, здесь нужно действовать незамедлительно.

Вице-президент РАН Алексей Хохлов рассказал о других направлениях совершенствования законодательства в научно-технической области, в развитии которых должна принимать участие академия. Он проинформировал собравшихся о судьбе Закона о науке, научно-технической и инновационной деятельности, который должен заменить целый пакет устаревших нормативных актов. Подготовленный Минобрнауки проект документа уже прошел процедуру общественного обсуждения. Сейчас министерство обобщает поступившие предложения с тем, чтобы в ноябре разослать обновленный вариант на отзыв заинтересованным ведомствам. При этом в правительство проект будет внесен, скорее всего, после выборов Президента РФ и, значит, в Госдуму попадет не раньше чем через год.

Еще один важный документ, находящийся в разработке, - Государственная программа “Научно-технологическое развитие РФ”. Она включает основные параметры финансирования науки до 2025 года.

- Эта программа - кошелек, - доходчиво объяснил А.Хохлов. - А правила расходования денег из него будут прописаны еще в одном документе - Программе фундаментальных исследований РФ, которую, в соответствии с ФЗ №253, должна подготовить РАН.

Академия будет принимать активное участие в формировании законодательного поля, в котором ученым было бы комфортно работать, подвел итог глава РАН. Он подчеркнул, что у РАН есть и время для работы над важными для исследовательской сферы документами, и приглашение к сотрудничеству от власти, и она должна использовать эти возможности.

Касаясь готовящегося нового Закона о науке, Александр Сергеев выразил сомнение, что в нем стоит объединять столь разные виды деятельности, как наука, технологии, инновации.

- Если уж это делать, то к написанию закона необходимо подключить представителей бизнеса и промышленности, - добавил Александр Сергеев. - Думаю, что при рассмотрении проекта в Госдуме могут возникнуть предложения существенно его переформатировать.

Президент РАН рассказал коллегам о том, каким он видит участие академии в реализации Стратегии научно-технологического развития РФ. Как известно, Президент РФ предложил Александру Сергееву возглавить некий орган, который будет координировать работу Советов по приоритетным направлениям (ответам на большие вызовы, стоящие перед страной глобальные технологические проблемы).

- По каждому приоритетному направлению будут образованы межведомственные советы из заинтересованных участников, представителей науки, бизнеса, министерств и ведомств, - раскрыл механизм процесса А.Сергеев. - Советы будут формировать “цепочки” для реализации крупных проектов, важной составляющей которых станут фундаментальные, поисковые и прикладные исследования. Но РАН не придется конкурировать с ведомствами, она, согласно планам президента, станет “головой проекта”. Такое доверие мы должны оправдать.

Еще один вопрос, рассмотренный на первом заседании нового состава президиума и вызвавший оживленные дискуссии, - оценка результативности работы академических институтов. Председатель Ведомственной комиссии по оценке академик Валерий Рубаков представил общую схему работы по оценке НИИ (“Поиск” писал о ней в материале “По этапам”, №35, 2017). По словам В.Рубакова, в этом году процесс должен быть завершен. Однако, как сообщил Алексей Хохлов, отделения академии, ответственные за экспертизу РАН, сбили график процесса. Наряду с экспертами, подобранными ФАНО, специалисты РАН должны были завершить свою работу к 11 октября, однако к 10-му было представлено только около 10% экспертных заключений. Причем эти проценты обеспечили два отделения - медицинских и сельскохозяйственных наук, другие не прислали вообще ничего. Видимо, это связано с тем, что экспертный этап оценки совпал с периодом летних отпусков и предвыборной кампанией в РАН. “Эту ситуацию можно объяснить, но нельзя оправдать”, - заявил А.Хохлов.

Он сообщил и еще об одной проблеме, которая видна уже по первым результатам оценки. Медики отнесли 26 НИИ из 28 проэкспертированных к первой (высшей) категории, а аграрии 17 - к первой и 9 - ко второй.

- Такая тактика осажденной крепости (дескать, “у нас все хорошие”) может привести к тому, что академические институты не получат дополнительные средства на выполнение указа президента по повышению зарплат ученым, - прокомментировал ситуацию А.Сергеев. - Мы должны провести честную, объективную оценку. Обещаю, что жестких решений в отношении попавших в третью категорию организаций приниматься не будет. Это внеочередная оценка, она проводится впервые, поэтому спешить с выводами никто не собирается.

Аналогичное обещание дал и участвовавший в заседании Президиума РАН руководитель Федерального агентства научных организаций Михаил Котюков. Вместе с ним в зале присутствовала большая команда представителей ФАНО. Глава агентства был, как всегда, предельно конкретен.

- У нас много общих задач и мало времени для организации настройки способов взаимодействия, - констатировал он. - Октябрь - это месяц, когда бюджетный процесс набирает максимальные обороты, и нам надо быстро и согласованно решить все вопросы, чтобы вой-ти в новый финансовый год с утвержденными научными планами и госзаданием, а также с распределенным бюджетом.

Михаил Котюков подчеркнул, что сотрудники ФАНО “всегда готовы участвовать в работе Президиума РАН и решении общих задач”.

Похоже, руководство ФАНО теперь станет активно работать на площадке президиума, тем более что А.Сергеев сократил число заседаний высшего представительного органа РАН с трех до двух в месяц.

Президиум утвердил распределение обязанностей между вице-президентами РАН. “Правой рукой” Александра Сергеева стал научный руководитель Специальной астрофизической обсерватории РАН, председатель Научно-координационного совета ФАНО Юрий Балега. Вторым помощником президента РАН назначен директор НИИ “Аэрокосмос” Валерий Бондур. Зоны ответственности всех руководителей академии отражены в отдельном, довольно обширном постановлении президиума.

Участники заседания обозначили еще немало вопросов, требующих срочного решения. Евгений Каблов предложил в ближайшее время рассмотреть проблемы, связанные с финансированием академических институтов, в частности, скорректировать процесс формирования госзадания. Сергей Алдошин выразил обеспокоенность в связи с тем, что ожидаемый всеми приход в институты в четвертом квартале серьезных дополнительных средств на выполнение зарплатного указа президента может спровоцировать социальный взрыв в коллективах, поскольку эти деньги не получат продуктивно работающие сотрудники, которые не относятся к категории научных, - заведующие структурными подразделениями, ученые секретари. Александр Литвак дополнил коллег: “рвануть” может и в регионах, где средняя зарплата, которую ученые по указу должны превысить вдвое, существенно ниже, чем в столицах, а значит, дополнительных средств им придет меньше. РАН должна бороться за изменение президентского указа, заявил академик Литвак. Геннадий Красников предложил рассмотреть ситуацию с имущественным комплексом РАН, который тает на глазах. Представлявшая Отделение глобальных проблем и международных отношений Ирина Абрамова попросила Президиум РАН разобраться в ситуации с российскими журналами, которые печатаются в издательстве “Наука”. На днях издательство потребовало от редакции срочно уволить всех своих сотрудников в связи с проведением тендера на выпуск журналов. Что будет если “Наука” этот конкурс не выиграет, как в дальнейшем строить с ней отношения - ответы на эти вопросы редакции будут искать вместе с курирующим издательский комплекс Алексеем Хохловым.

Надежда ВОЛЧКОВА , Поиск

Россия > Образование, наука > ras.ru, 16 октября 2017 > № 2355478


Россия. СКФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 13 октября 2017 > № 2349470

Избран председатель Северо-Кавказской секции Центрального территориального совета директоров

13 октября руководитель Федерального агентства научных организаций Михаил Котюков в рамках рабочей поездки в г. Ессентуки принял участие в заседании Северо-Кавказской секции Центрального территориального совета директоров.

В ходе заседания единогласным решением был избран председатель Северо-Кавказской секции – им стал директор Ставропольского научно-исследовательского института сельского хозяйства, подведомственного ФАНО России.

Михаил Котюков выразил уверенность, что Валерий Владимирович обладает достаточным опытом, который поможет ему справиться с новыми задачами.

Валерий Кулинцев, в свою очередь, поблагодарил коллег за оказанное доверие и пообещал сделать все необходимое для плодотворной работы Северо-Кавказской секции.

Справочно:

Совет директоров создан для координации деятельности научных организаций в области науки, образования, здравоохранения и АПК в рамках реализации приоритетных направления деятельности ФАНО России. В его состав входят четыре территориальных совета - Центральный, Дальневосточный, Сибирский и Уральский.

Кроме того, Центральный совет состоит из пяти секций: Московской, Поволжской, Северо-Западной, Северо-Кавказской и Южной. В состав каждой секции входят руководители всех научных институтов и предприятий, расположенных на территории региона.

Россия. СКФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 13 октября 2017 > № 2349470


Россия. США. Весь мир > Образование, наука > fano.gov.ru, 13 октября 2017 > № 2349455

Состоялось заседание группы Старших Должностных Лиц Глобальной Сети Исследовательских Инфраструктур

С 9 по 12 октября 2017 г. в России прошло 10-е заседание группы Старших Должностных Лиц Глобальной Сети Исследовательских Инфраструктур. В состав группы входят представители агентств и ведомств ведущих научных центров из 13 стран. Группа Старших Должностных Лиц активно работает над поиском возможностей международного сотрудничества в рамках сети Исследовательских Инфраструктур.

В работе заседания Группы приняли участие представители ФАНО России, федеральных министерств и ведомств РФ, а также ученые из ведущих российских и международных научно-исследовательских центров, руководители крупнейших проектов класса «мегасайенс» и др.

В ходе совещания, проводимого на базе Объединенного института ядерных исследований (г. Дубна, ОИЯИ), участникам были представлены проекты класса «мегасайенс», которые реализуются научными организациями при поддержке ФАНО России:

- создание Международного центра исследований экстремальных световых полей на основе лазерного комплекса субэкзаватной мощности (проект ЦИЭС) на базе Федерального исследовательского центра Институт прикладной физики Российской академии наук (ИПФ РАН);

- создание Установки со встречными электронно-позитронными пучками (проект Фабрика частиц) на базе Института ядерной физики им. Г.И. Будкера Сибирского отделения Российской академии наук (ИЯФ СО РАН).

Справочно: организатором мероприятия выступило Министерство образования и науки Российской Федерации. Глобальная Сеть Исследовательской Инфраструктуры – платформа, объединяющая современные исследовательские инфраструктуры по всему миру, базирующаяся в том числе на проектах класса «мегасайенс». Группа Старших Должностных Лиц – созданное в 2008 году неформальное объединение, работающее над поиском возможностей международного сотрудничества в рамках сети Исследовательских Инфраструктур и созданием системы эффективного совместного использования объектов научно-исследовательской инфраструктуры во всех областях знаний. Следующее заседание группы Старших Должностных Лиц Глобальной Сети Исследовательских Инфраструктур состоится в США весной 2018 года.

Россия. США. Весь мир > Образование, наука > fano.gov.ru, 13 октября 2017 > № 2349455


Россия. Корея > Образование, наука. СМИ, ИТ > ras.ru, 11 октября 2017 > № 2346495

ИСП РАН и Samsung открывают IoT Академию в МФТИ

Компания Samsung Electronics при поддержке Института системного программирования РАН запускает на базе московского физико-технического института проект «IoT Академия Samsung», в рамках которого студенты вуза смогут получить практические знания об Интернете вещей и разработать собственные проекты с применением «умных» устройств. Трехстороннее соглашение о реализации проекта подписано 10 октября.

В подписании документа приняли участие ректор МФТИ Николай Кудрявцев, директор Физтех-школы прикладной математики и информатики МФТИ Андрей Райгородский, директор ИСП РАН Арутюн Аветисян, директор департамента по корпоративным проектам и взаимодействию с органами государственной власти компании Samsung Electronics Сергей Певнев, руководитель группы развития экосистем решений Исследовательского Центра Samsung Светлана Юн, руководитель пресс-службы ИСП РАН Анна Новомлинская и старший специалист группы развития экосистем решений Исследовательского центра Samsung Татьяна Волкова.

«IoT Академия Samsung» предоставит студентам МФТИ уникальную возможность приобрести практические знания в востребованной сфере информационных технологий. В соответствии с разработанными экспертами Исследовательского центра Samsung учебно-методическими материалами учащиеся пройдут годичный учебный курс, построенный на изучении реальных кейсов по внедрению технологий Интернета вещей в различных отраслях, получат возможность создать собственные прототипы IoT устройств.

В рамках реализации проектов МФТИ откроется учебный класс, оснащенный оборудованием, предоставленным Samsung Electronics: наборами для быстрого прототипирования IoT-устройств, включающими в себя микрокомпьютеры Samsung ARTIK, сенсоры и модули беспроводной связи. Вести занятия в «IoT Академии Samsung» будут преподаватели вуза, прошедшие дополнительное обучение от компании. Обучение завершится конкурсом студенческих проектов.

«IoT Академия Samsung» – не первый опыт сотрудничества Samsung, ИСП РАН и МФТИ. В рамках образовательного проекта на базе Физтех-школы прикладной математики и информатики – структурного подразделения МФТИ – летом 2017 года прошла интенсивная пятидневная образовательная программа по Интернету вещей. «IoT Академия Samsung» дополнит другую программу нашей компании в области образования – «IT ШКОЛА Samsung», которая уже нескольколет проводится более чем в 20 регионах страны.

В июне 2017 года Samsung объявила о запуске аналогичного проекта в Московском технологическом университете (МИРЭА).

В дальнейшем компания планирует расширять программу.

«Интерес к Интернету вещей, одному из самых перспективных направлений IT, колоссален. Однако разработчиков, обладающих экспертизой в этой сфере, не хватает. Наша цель – вместе с лучшими техническими вузами страны вырастить высококлассных «продвинутых» специалистов в сфере IoT, которые смогут реализовать и развить использование устройств Интернета вещей в разных отраслях. Мы рады сотрудничеству с МФТИ и ИСП РАН по данному направлению» - прокомментировал Сергей Певнев, директор департамента по корпоративным проектам и взаимодействию с органами государственной власти компании Samsung Electronics.

«Интернет вещей – целый набор технологий, которые сегодня бурно разрабатываются, их внедрение необходимо для конкурентоспособного развития и отдельных компаний, и страны в целом. – отметил Арутюн Аветисян, директор ИСП РАН. – Одна из основных проблем – отсутствие кадров высшей квалификации, способных создавать собственные решения, вносить инновации в стек соответствующих технологий, в том числе - на основе свободного ПО, состоящего из десятков и сотен миллионов строк кода. Лаборатория, созданная в МФТИ совместно с Samsung, – пример организации эффективного международного сотрудничества. Такая кооперация самая жизнеспособная, в лучших традициях взаимодействия вуза, академического института и индустрии, которую здесь представляет международная компания. Это позволит по классической физтеховской модели осуществлять трансфер знаний и технологий в страну и решать задачи технологической независимости».

За дополнительной информацией просьба обращаться:

Новомлинская Анна, +7-916-735-33-66, press@dz.ru.

Справка

Институт системного программирования им. В.П. Иванникова Российской академии наук (ИСП РАН) – научно-исследовательская организация, специализирующаяся в области системного программирования. Институт разрабатывает технологии мирового уровня в таких областях, как операционные системы, компиляторные технологии, параллельные и распределенные вычисления, технологии верификации и тестирования программного обеспечения, анализ и обработка больших объемов данных, семантический поиск и др. Среди долговременных отечественных партнеров Института – ГосНИИАС, Вымпелком, Свемел, среди зарубежных – Samsung, Huawei, DellEMC, HPE, Intel, Nvidia, RogueWave, LinuxFoundation. Со многими из них созданы совместные лаборатории.

Одна из главных задач ИСП РАН – подготовка кадров высшей квалификации в сфере ИТ. На базе Института функционируют собственная аспирантура и кафедры в МГУ, МФТИ и ВШЭ. Также ИСП РАН реализует совместные проекты с ведущими университетскими и исследовательскими центрами: Кембридж (Великобритания), Карнеги-Меллон (США), INRIA (Франция), Университет Пассау (Германия) и др.

Россия. Корея > Образование, наука. СМИ, ИТ > ras.ru, 11 октября 2017 > № 2346495


Россия. СЗФО > Образование, наука > ras.ru, 11 октября 2017 > № 2346491

В Санкт-Петербурге состоялось открытие международной научно-практической конференции «Global Challenges and Data-Driven Science»

9 октября в Санкт-Петербурге состоялось торжественное открытие Международной научно-практической конференции "Global Challenges and Data-Driven Science", посвященной проблеме доступа, использования и анализа больших данных. В конференции принимают участие более 100 человек, среди которых известные ученые и признанные эксперты из 34 стран.

На церемонии открытия с приветственной речью выступили председатель Комитета по науке и высшей школе Санкт-Петербурга Андрей Максимов, ректор Университета ИТМО Владимир Васильев, президент Комитета по данным для науки и техники (CODATA) Джеффри Болтон, исполнительный директор Международного совета по науке (ICSU) Хэйди Хэкман и ректор МИСиС Алевтина Черникова.

Научная программа началась с двух докладов выдающихся ученых: Фреда Робертса, директора CCICADA (The Command, Control and Interoperability Center for Advanced Data Analysis), а также нобелевского лауреата и директора Международного института прикладного системного анализа (IIASA) Павла Кабата.

В течение четырех дней конференции запланирована обширная научная программа. Ежедневно параллельно проходят по четыре научных сессии, панельные дискуссии, бизнес-встречи. В рамках мероприятия будут обсуждаться такие актуальные проблемы, как политика больших данных, юридические вопросы, связанные с большими данными, прогнозирование землетрясений, проблемы современных стратегий сбора и анализа больших данных, региональное сотрудничество в области больших данных. В первый день работы конференции целая сессия была посвящена теме "умных городов" (Smart cities), где обсуждались проблемы интеграции нескольких информационных и коммуникационных технологий для управления городским имуществом.

Организаторами конференции являются Комитет по данным для науки и техноло-гий Международного совета по науке ICSU-CODATA, Российский научный фонд, Геофизи-ческий центр РАН, КСА инновационная группа, Научно-производственная корпорация МЕХАНОБР-ТЕХНИКА, Институт теории прогноза землетрясений и математической геофизики РАН, Национальный исследовательский технологический университет МИСиС, Международный институт прикладного системного анализа (IIASA), Международный союз геодезии и геофизики (IUGG), а также Международный совет социальных наук (ISSC).

Россия. СЗФО > Образование, наука > ras.ru, 11 октября 2017 > № 2346491


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 11 октября 2017 > № 2346158

Ученые Института физики им. Л.В. Киренского разработали уникальный эластичный поглотитель тепла

Ученые Института физики им. Л.В. Киренского Федерального исследовательского центра «Красноярский научный центр СО РАН» (ФИЦ КНЦ СО РАН) разработали уникальный эластичный поглотитель тепла. Гибкое «черное тело» можно объединить с термоэлектрическими элементами и разместить на человеческой коже. Это позволит использовать человека в качестве источника энергии для портативных устройств.

В рамках Федерального проекта «Спектр-М» (космическая обсерватория «Миллиметрон») ученые Института физики им. Л.В. Киренского ФИЦ КНЦ СО РАН исследовали поглощающие свойства металлизированных полимерных пленок, предназначенных для защиты космических аппаратов от солнечного излучения. Оказалось, что у этих материалов есть и земные приложения. В ходе реализации проекта красноярским ученым удалось создать уникальный гибкий поглотитель тепла. Создателем «черного тела» является кандидат физико-математических наук, научный сотрудник лаборатории молекулярной спектроскопии КНЦ СО РАН Александр Иваненко.

Для создания поглотителя используются алмазно-графитовая смесь и полиэтиленовые гранулы. Материал формируют путем нагрева исходных компонентов под высоким давлением. Алмазо-графитовая смесь, которая обеспечивает поглощение тепла, входит в матрицу полиэтилена и получается гибкая конструкция. Разработанный в Красноярске поглотитель отличается от близких по свойствам материалов минимальной толщиной, способностью захватывать широкий спектр длин волн, максимально поглощать тепло и не отражать его. Пленку из поглотителя можно интегрировать в электронику и поместить на кожу человека. Используя человеческое тепло в качестве источника энергии, материал будет передавать тепло на термоэлектрические элементы для преобразования его в напряжение, необходимое для работы портативного устройства.

Как рассказал кандидат физико-математических наук, научный сотрудник лаборатории молекулярной спектроскопии Института физики им. Л.В. Киренского ФИЦ КНЦ СО РАН Игорь Тамбасов, сейчас исследователи работают над созданием готового прототипа устройства с использованием поглотителя в качестве «элемента питания».

«Поглотитель был разработан и создан для применения в проекте «Миллиметрон». Устройство в настоящее время используется в аппаратно-программном комплексе для измерения излучательной и поглощательной способностей покрытий в широком диапазоне температур. В перспективе его можно использовать в фототермоэлектрических преобразователях. То есть, везде, где есть источники тепла, а это машины, ТЭЦ, мы можем поставить поглотители и собрать дополнительную энергию при помощи термоэлектрических материалов, с этой точки зрения его можно отнести к энергоэффективным технологиям», - поделился планами ученый.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 11 октября 2017 > № 2346158


Россия. СФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 10 октября 2017 > № 2345042

В Новосибирске обсудили состояние работ по проектам в области управляемого термоядерного синтеза и физики плазмы

В Институте ядерной физики им. Г. И. Будкера (ИЯФ СО РАН), подведомственном ФАНО России, состоялись научные советы Российской академии наук и госкорпорации «Росатом».

Руководители и ведущие сотрудники крупнейших институтов и организаций обсудили актуальное состояние работ по проектам в области управляемого термоядерного синтеза и физики плазмы. На совещании присутствовали представители ГК «Росатом», НИИЭФА им.Д.В. Ефремова, НИЦ «Курчатовский институт», Научно-исследовательский и конструкторский институт энерготехники им. Н. А. Доллежаля, Агентства ИТЭР-РФ и другие.

ИТЭР – проект первого в мире международного термоядерного экспериментального реактора, строящегося усилиями международного сообщества в Провансе (Франция). Задача проекта заключается в демонстрации научно-технологической осуществимости использования термоядерной энергии в промышленных масштабах, а также в отработке необходимых для этого технологических процессов. Пуск реактора и получение на нем первой плазмы планируется в 2025 г.

Об участие российских организаций в проекте ИТЭР рассказал научный руководитель НИИЭФА им.Д.В.Ефремова Олег Филатов:

- Россия полностью выполнила свои обязательства по поставке сверхпроводящих материалов, причем, наши сверхпроводящие материалы признаны лучшими в мире. В ITER есть такие сложные места, где магнитные системы работают в более трудных условиях, так вот, для этих мест выбран российский сверхпроводник. ИТЭР – сегодня самый крупный проект в мире. В одиночку ни одна страна не сможет построить ничего подобного, поэтому все государства, компетентные в этом вопросе, решили объединиться для его реализации.

На данный момент в ИЯФ СО РАН готовится помещение, в котором в 2019 году начнется сборка 50-тонного модуля для диагностики термоядерной плазмы в ИТЭР. Это огромная интеграционная площадка, ширина которой составляет 30, длина – 36, а высота – 23 метра. Кроме того, согласно требованию ИТЭР, это помещение должно быть «чистым», то есть содержать минимальное количество частиц пыли. Оно будет иметь шестой класс чистоты, это значит, что в объеме воздуха, равном стакану, должно быть не более 10 микроскопических пылинок. Например, в обычной квартире после генеральной уборки концентрация пыли примерно в сто раз выше.

Проект специализированного источника синхротронного излучения 4-го поколения ИССИ-4 – концептуально нового источника рентгеновского излучения с предельно высокой пространственной когерентностью, соответствующей лазерному излучению, рекордной яркостью и временной структурой.

О подробностях проекта ИССИ-4 сообщил директор НИЦ «Курчатовский институт» Виктор Ильгисонис:

- У нас есть проект строительства источника синхротронного излучения ИССИ-4. Место строительства установки пока не выбрано, но мы активно обсуждаем этот вопрос. Такого источника пока нет нигде в мире, и мы планируем, что в его сооружении примет участие большое количество организаций, в том числе, и Институт ядерной физики им. Г. И. Будкера. Он должен сыграть в этой работе одну из ключевых ролей. Современные физические исследования уже не могут обойтись без установок уровня мега-сайенс. Дальнейшее проникновение в физику наномира невыполнимо в рамках небольших лабораторных исследований, характерных для старых физических лабораторий.

Директор ИЯФ СО РАН Павел Логачев рассказал о возможностях создания на базе института нового источника синхротронного излучения:

- Для развития исследовательской инфраструктуры, отечественных университетов и институтов очень важны центры, которые бы объединяли разные дисциплины и науки. Источники синхротронного излучения, благодаря широкому спектру проводимых на них исследований, как раз играют роль таких интеграторов науки, образования, кластеров мультидисциплинарности. Поэтому, конечно же, такие центры, как флагманский проект ИССИ-4, должны быть не только в центральной части России. В перспективе более скромные установки должны появиться в Сибири, на базе нашего института, и во Владивостоке на базе Дальневосточного федерального университета. Пока это наши мечты, но мы будем стремиться к их реализации.

Первые шаги в этом направлении уже сделаны. ИЯФ СО РАН разрабатывает концепцию магнитной структуры новой установки, которая позволит получить рекордную яркость. Планируется, что Институт будет использовать эти же решения и при создании нового источника синхротронного излучения в Новосибирске. Такой подход позволит отработать некоторые технологии для ИССИ-4, так как, несмотря на разные масштабы установок в Курчатовском институте и в ИЯФе, при их создании могут быть использованы похожие, а иногда – одинаковые элементы и системы.

ESRF – источник синхротронного излучения третьего поколения. Комплекс построен в 1994 году совместными усилиями 20 стран. Европейский центр синхротронного излучения – самый высокоэнергетичный синхротрон в Европе. В ходе проводимой в настоящее время модернизации источника его параметры возрастут на два порядка. Синхротронное излучение – электромагнитное излучение, испускаемое заряженными частицами, которые движутся со скоростями близкими к скорости света и по траектории, искривлённой магнитным полем.

ИЯФ СО РАН выполняет контракт с ESRF на разработку и изготовление 66 откупольных линз для источника синхротронного излучения ESRF, который расположен в Гренобле (Франция). После изготовления, линзы поступают на сборку, а потом на настройку, которая гарантирует достижение необходимой точности. Благодаря октупольным линзам повышается качество пучка заряженных частиц в источнике излучения.

Россия. СФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 10 октября 2017 > № 2345042


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 10 октября 2017 > № 2345041

Расширился район научных исследований в Мировом океане

Планируется, что в 2017 году будет выполнено 32 морских экспедиции общей продолжительностью 755 судосуток. Важно отметить, что их география стала шире по сравнению с предыдущими годами, в частности, выполнена большая комплексная экспедиция в Индийском океане, активизированы работы в Черном море, традиционно большое внимание было уделено Арктическому региону, в частности, значительно расширены работы в прибрежных водах архипелага Шпицберген.

В ходе морских экспедиций учеными проводятся различные исследования в области океанологии, гидрографии, геологии, гидробиологии и многое другое.

В текущем году в экспедиционных исследованиях участвовало 10 научно-исследовательских судов (НИС): «Академик Иоффе», «Академик Мстислав Келдыш», «Академик Сергей Вавилов», «Профессор Штокман», «Академик Опарин», «Профессор Гагаринский», «Дальние Зеленцы», «Профессор Водяницкий», «Академик Борис Петров», «Академик Николай Страхов».

Напомним, что в прошлом году в ФАНО России создан Центр морских экспедиционных исследований (далее - ЦМЭИ) на базе Института океанологии им. П.П. Ширшова РАН, работа которого направлена на обеспечение равного доступа всех научных организаций ФАНО России к научно-исследовательским судам.

Ожидается, что до конца года в распоряжение ЦМЭИ будут переданы все суда, базирующиеся во Владивостоке, и завершить формирование Атлантической и Тихоокеанской баз флота. Это позволит более оперативно координировать работы научно-исследовательских судов в целях обеспечения выполнения плана морских экспедиционных исследований проводимых научными организациями, подведомственными ФАНО России.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 10 октября 2017 > № 2345041


Россия > Экология. Образование, наука > mnr.gov.ru, 6 октября 2017 > № 2340515

Пленарное заседание V Всероссийской конференции по экологическому образованию «Экологическое образование сегодня. Взгляд в будущее» пройдет 20 ноября 2017 г. в актовом зале Минприроды России. Запланированы также 2 секции: «Преемственность общекультурного экологического компонента для устойчивого развития в общем и профессиональном образовании» и «Изменение законодательства в области охраны окружающей среды, адаптация деятельности предприятий в соответствии с новыми требованиями».

21 ноября 2017 г. в школе №446 секция №3 будет посвящена теме «Экологическое образование в системе дошкольного и общего образования». В РГУ нефти и газа (НИУ) имени И.М. Губкина пройдет секция №4 «Взаимодействие организаций высшего и среднего специального образования с промышленными предприятиями в решении кадровых проблем». В Российской государственной библиотеке молодежи пройдет секция №5 «Взаимодействие государственных, общественных и молодежных организаций в экологическом просвещении населения России».

В рамках Конференции планируется обсудить предложения по реализации поручений Президента РФ, данные по итогам заседания Государственного совета по вопросу «Об экологическом развитии Российской Федерации в интересах будущих поколений».

В 2017 г. неправительственный экологический фонд имени В.И. Вернадского совместно с Научным советом по проблемам экологического образования Российской академии образования координирует и организует в России проведение Международного марафона по экологическому образованию в интересах устойчивого развития России в рамках Года экологии. Цель Международного марафона состоит в консолидации усилий ученых и практиков в области решения общекультурных задач образования в интересах экологически устойчивого развития России.

В рамках Марафона в разных регионах, а также в странах ближнего и дальнего зарубежья, запланировано более 30 научно-практических мероприятий (конференций, секций, форумов, круглых столов, переговорных площадок), посвященных разным аспектам формирования экологической культуры, развития экологического образования, обсуждения концептуальных оснований современного экологического образования в интересах устойчивого развития. V Всероссийская конференция по экологическому образованию является завершающим этапом годового Международного марафона. На Конференции будут подведены итоги Международного марафона по экологическому образованию в интересах устойчивого развития России.

Организаторами мероприятия выступают: неправительственный экологический фонд имени В.И. Вернадского, межрегиональные экологические общественные организации «ГРИНЛАЙФ» и «Гринлайт», Научно-исследовательский институт проблем экологии, Российская Экологическая Академия.

Подробно с информацией о Конференции можно ознакомиться здесь.

Россия > Экология. Образование, наука > mnr.gov.ru, 6 октября 2017 > № 2340515


Китай > Образование, наука > regnum.ru, 5 октября 2017 > № 2339156

Технопарк Чжунгуанцунь: кадры молодеют, квалификация и численность растут

Более 60% работников прибыло из-за пределов китайской столицы, а свыше 40 тыс. также являлись выпускниками иностранных вузов, отправившимися обучаться за рубеж из Гонконга, Макао и Тайваня

Свыше 43% работников Пекинского научного парка Чжунгуаньцунь моложе 29 лет, сообщает 4 октября агентство «Синьхуа».

Парк является одним из крупнейших и ведущих китайских технологических хабов. Всего в 2016 году там трудилось порядка 2,48 млн человек, половина из которых обладала степенью бакалавра или выше. Порядка 26,5% (или 657 тыс. человек) являлись квалифицированными работниками сектора науки и техники.

Более 60% работников прибыло из-за пределов китайской столицы, а свыше 40 тыс. также являлись выпускниками иностранных вузов, отправившимися обучаться за рубеж из Гонконга, Макао и Тайваня.

«Китайские научные и технические таланты развиваются как количественно, так и качественно. Эти молодые люди помогут внедрять инновации из ограниченного количества секторов повсеместно и по всей стране», — заявил ученый сферы компьютерных разработок Кай-фу Ли.

Технопарк Чжунгуаньцунь предлагает более выгодные условия для иностранных талантов, как в проживании, так и в получении визы, а также стартовых условиях работы.

Напомним, что технопарк был образован в районе Хайдянь северо-западной части Пекина. Иначе его еще называют «китайской Кремниевой долиной». Его создание началось еще в 50-е годы прошлого века в целях объединения подразделений крупнейших пекинских вузов и научно-исследовательских институтов Академии наук КНР. В 80-е годы при технопарке была создана «Служба поддержки передовых технологий». С того же времени инициатива обрела поддержку Компартии Китая.

В Чжунгуаньцуне размещены центры НИОКР компаний Microsoft, Intel, Nokia, IBM и ряда других компаний, включая китайских гигантов Lenovo, Founder, Baidu, Sohu, Sina.

Китай > Образование, наука > regnum.ru, 5 октября 2017 > № 2339156


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 5 октября 2017 > № 2338773

ФАНО России подвело предварительные итоги реструктуризации академических институтов

Федеральное агентство научных организаций подвело промежуточные итоги реструктуризации сети академических институтов.

За четыре года (по состоянию на 1 октября 2017 года) общий портфель комплексных исследовательских центров, создаваемых на базе академических институтов, насчитывает 78 интеграционных проектов. Участие в них принимает 347 научных учреждений. В отношении 46 интеграционных проектов (198 учреждений) реорганизация уже завершилась.

Планируется, что до конца 2017 года реорганизация будет завершена в 58 современных конкурентоспособных научных центрах, среди которых 10 междисциплинарных, 43 АПК и биотехнологии и 5 медицинских центров, охватывающих все регионы России.

«Мы проводим реструктуризацию институтов, в результате чего формируются крупные исследовательские центры, которые в своей структуре объединяют ученых, работающих по разным направлениям. Нахождение в одной организации позволяет обсуждать широкий круг вопросов для поиска самых лучших решений», - отмечает руководитель ФАНО России Михаил Котюков.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 5 октября 2017 > № 2338773


Швеция. Весь мир > Образование, наука > dw.de, 4 октября 2017 > № 2337281

Нобелевскую премию по химии за 2017 год получили швейцарец Жак Дебюше, ученый из США Йоахим Франк и британец Ричард Хендерсон. Об этом в среду, 4 октября, сообщил Нобелевский комитет Шведской королевской академии наук. Премия присуждена за исследование криоэлектронной микроскопии. Как указал далее Нобелевский комитет, Йоахим Франк (Joachim Frank) является уроженцем Германии.

Криоэлектронная микроскопия позволяет изучать остановленные в движении при помощи сверхбыстрой заморозки молекулы. При этом они сохраняют свою естественную структуру. Совместные исследования Дюбоше, Франка и Хендерсона позволили в 2013 году сконструировать трехмерные изображения биологических образцов на микроскопическом уровне, говорится в пресс-релизе премии.

77-летний Йоахим Франк родился в Зигене и защитил диссертацию в Мюнхене. В настоящее время он является профессором биохимии и молекулярной биофизики в Колумбийском университете Нью-Йорка. 75-летний Жак Дюбоше работает в Университетах Женевы и Базеля, 72-летний Хендерсон - профессор в Кембридже.

В 2016 году лауреатами Нобелевской премии по химии стали ученые из США Жан-Пьер Соваж, Джеймс Фрейзер Стоддарт и Бернард Феринга. Награда была присуждена им за проектирование и синтез молекулярных машин. Исследователи "разработали молекулы с контролируемыми движениями, которые могут выполнять задачи при наличии дополнительной энергии", их разработка "вывела химию в новое измерение", указал Нобелевский комитет.

Награда за научно-исследовательскую работу составляет 8 миллионов шведских крон, что приблизительно равняется сумме в 830 тысяч евро. С 1901 года премии по химии был удостоен 171 ученый, среди них четыре женщины. Один ученый - Фредерик Сенгер - был награжден дважды. Вречение наград традиционно проходит 10 декабря, в день смерти учредителя премии Альфреда Нобеля.

Швеция. Весь мир > Образование, наука > dw.de, 4 октября 2017 > № 2337281


Россия > Образование, наука > ras.ru, 3 октября 2017 > № 2338781

Директор Института Всеобщей истории РАН Михаил Липкин: «Документов сейчас открывается больше, чем можно осмыслить»

«Документов сейчас открывается больше, чем можно осмыслить»

Нынешнее геополитическое состояние мира в СМИ нередко называют холодной войной и даже вновь закрывающимся «железным занавесом», проводя параллели между сегодняшним днем и 60-70-ми годами XX века. Однако не все эксперты согласны с такими формулировками. Более того, опыт предыдущего века нуждается в более глубоком осмыслении, поскольку, как сегодня, так и в те уже неблизкие времена решались задачи создания единого пространства континентальной Европы. Михаил Аркадьевич Липкин, д.ист.н., профессор РАН, профессор МГИМО, директор Института Всеобщей истории РАН, в течение многих лет занимается исследованиями в области европейских интеграционных проектов, включая системы СЭВ и ЕС. Он рассказал о своем опыте работы в российских и зарубежных архивах, о роли фактора сохранении истории в развитии цивилизации, включая цифровизацию общества.

- Михаил Аркадьевич, тематика Ваших исторических исследований необычайно актуальна: геополитика или экономика – что сегодня приводит в действие маховики мощных глобальных трансформаций? Для начала ответьте: то, что происходит сегодня в мире, - это холодная война или нет?

- Мне не раз задавали этот вопрос, и каждый раз я отвечаю: то, что сейчас происходит, это не холодная война. Это острое геополитическое противостояние. В чем разница? Холодная война, в первую очередь, подразумевает идеологическое противоборство. Но сегодня идеологических разногласий нет. Соперничество – да, есть, в частности, экономическое. Но мы сегодня не пытаемся построить некую альтернативную - социалистическую - модель мировой системы взаимоотношений, так ведь? А тогда пытались.

У нас, кстати, идет большое исследование (грант РНФ, Российского научного фонда) по теме эволюции теории и практики советского научного и технологического лидерства. Изучаем взаимодействие мировой системы социализма и глобальной экономики в середине 50-х – середине 70-х годов XX века. Наша задача – фактически впервые посмотреть на все эти процессы, с точки зрения глобальной истории, максимально используя и те документы, которые только-только открывается в наших архивах, и те, что мы накопали и продолжаем выявлять в западных архивах.

- Много архивных документов открывается?

- Действительно, происходят очень существенные позитивные движения в отношении открытости. Хотя, конечно, не все однозначно, но тенденция открытости явно есть. С оговоркой: я не рассматриваю военные архивы - там, действительно, очень многое засекречено. Причина мне не совсем понятна. Может быть, ведомство само хочет заниматься изданием сборников открываемых документов? Однако для вопросов, о которых мы говорим, центральный архив – это РГАНИ (Российский государственный архив новейшей истории).

Для меня лично, когда я работал над книгой «Советский Союз и интеграционные процессы в Европе: середина 1940-х – конец 1960-х годов» (она поступила в книжные магазины в этом году), огромное значение имели события 2014 года, когда РГАНИ рассекретил огромный пласт документов по 60-м годам, переданный из Президентского архива. Именно после этого у меня окончательно сложилась вся «картинка». В других архивах также появляются рассекреченные документы, но их немного. Как ни крути, все-таки все нити управления сходились тогда в Политбюро ЦК КПСС.

Отмечу также недавнюю публикацию подборки документов по внешней политике Советского Союза военного периода – до 1945 года - на сайте архива внешней политики Министерства иностранных дел РФ. Реально в последнее время многие наши архивы стали более открытыми, более современными, и это, конечно, не может не радовать.

- А пока архивные документы нужного периода не открыты, на какие сведения опираетесь?

- Гипотеза и проверка и перепроверка на имеющихся данных, сопоставление и сопоставление информации. Затем уточнение с помощью вновь открываемых архивных документов, например, за 50-е – 60-е годы. Теперь ждем 70-х.

Приведу пример. Еще в своей кандидатской диссертации я обратил внимание, что в архиве МИД лежит проект британской декларации о единой Европе. Казалось бы – здорово! Такой документ! Но дальше дело далеко не пошло, ведь нет ответа на вопрос, почему наша страна ее отвергла? Что тогда происходило? И только два года назад, в РГАНИ я нашел четкий анализ, чего хотят англичане, чего хотим мы и почему для нас неприемлем этот документ. А у нас, оказывается, был свой контр-проект. Получается, что конец 60-х годов - это такой клубок противоположных представлений о будущем Европы. Мы хотели закрепить структуру СЭВ (Совет экономической взаимопомощи) и усилить свое влияние, а Западная Европа рассчитывала усилить свое влияние, рассорив страны внутри СЭВ. Шла напряженная борьба деклараций о намерениях.

- В какую сторону предполагалось развитие СЭВ?

- Сразу скажу, что всех документов я пока не видел. Но мы уже знаем, что на волне СБСЕ (Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе) мы хотели заключить полномасштабный торговый экономический договор между СЭВ и ЕЭС (Европейское экономическое сообщество, предвестник Европейского Союза), и тем самым поднять СЭВ, по сути, на уровень ЕЭС. В 1975 г. был предложен проект (самого текста я не видел, жду, когда откроются документы по 70-м) договора с нашей стороны. Его в Брюсселе, что называется, заболтали, потому что на той стороне не были заинтересованы поддерживать весь восточный блок целиком. У них был интерес в двухстороннем порядке поодиночке вытаскивать страны из состава СЭВ: кредитами, торговлей и т.д. Что, по сути, постепенно у них и получалось. А с нашей стороны надежды были серьезные. Вплоть до того, что разрабатывались вопросы совместных предприятий с западноевропейскими странами. Напоминаю: это было в 70-е годы.

- Это был, действительно, обоюдный интерес?

- Да. Мы сейчас завершаем один проект - на излете года, надеюсь, успеем опубликовать. Это совместный российско-британский проект по теме советско-британских отношений периода холодной войны: от 1943 г. до смерти И.В. Сталина на основе документов из британских и российских архивов. Мы переводим все документы на русский язык и публикуем исследование на русском языке, партнеры – все на английском языке.

Проект начался еще в 2006 году, сейчас мы завершаем первый том исследования: все документы подобраны, все детально откомментировано, материал уходит в печать. Кстати, британские коллеги не нашли денег на бумажную публикацию и ограничились электронной версией – она уже опубликована на сайте Лондонской школы экономики. Почему так долго? - спросите вы. Архивные проекты обычно идут долго, по разным причинам. Скажем, у нас на них, как правило, специального бюджета никто не выделяет, а перевод и комментирование - это, как вы понимаете, требует времени и денег. У иностранных партнеров, обычно, наоборот, - под проект выделяются конкретные деньги, и они зачастую торопят нас. Но у них другие проблемы. Скажем, с британской стороны не всегда были в наличии квалифицированные кадры, способные прокомментировать, что за человек упомянут в документе, что это за персоналия?

Например, мы обнаружили реально сенсационную вещь: представители лейбористской партии предлагали заключить договор о сотрудничестве с коммунистической партией Советского Союза! Представляете? Это был 1944 год. Что там творилось в лейбористской партии Великобритании? Можете себе помыслить такое? Когда это будет опубликовано в России, думаю, это станет, некоторой информационной бомбой. В этом исследовании будет много таких вещей. А все почему? В тот момент англичане были крайне заинтересованы в сотрудничестве с Советским Союзом.

- В каком виде?

- Начиная с 1943 г., в мире уже шла борьба за послевоенное мироустройство – потом это приобрело вид Бреттон-Вудской системы. А у англичан был свой план - план клирингового союза, в котором они, конечно, хотели сохранить Британскую империю. Надо сказать, что для Советского Союза этот план был, скажем так, более удобен. При этом англичане были крайне заинтересованы в том, чтобы русские поддержали их проект: им было важно придать универсальный характер своему предложению, ведь без Советского Союза какой-то междусобойчик получался. Да и многие третьи страны были заинтересованы в том, чтобы каким-то образом сгладить слишком большое доминирование англосаксов в мировом устройстве.

Однако, сравнивая два проекта: американский и британский, - непосредственный участник этих переговоров Андрей Вышинский пишет: «Имея в виду, что, скорее всего, США будет нашим главным союзником в послевоенном мире, нам выгоднее поддержать американцев». Эти сведения уже опубликованы в моей книге про интеграционные процессы в Европе и частично вошли в документальный сборник, который готовится к печати.

В итоге победил американский план. Мы участвовали в переговорах в Бреттон-Вудсе, выбили для себя неплохие условия членства. Но потом, особенно после появления плана Маршалла («Программа восстановления Европы») 1947 года стало понятно, что это все - не про нас. И, к тому же нужно было открывать очень существенную стратегическую информацию, и мы отказались это делать.

- Разве это можно называть «железным занавесом»?

- Тем не менее, был и главный идеолог КПСС Михаил Суслов, и борьба внутри советской номенклатуры за разные направления развития страны. Это все еще предстоит разгребать по архивам по мере рассекречивания документов. Знаете, что еще интересно в части «пресловутого» занавеса? Однажды – это было в начале моей исследовательской деятельности - я поспорил с одним британским профессором: он утверждал, что невозможно написать книгу о советском подходе к западноевропейской интеграции, потому что якобы таких документов не существует. Но он проиграл!

- Фактически он был уверен, что «железный занавес», действительно, существовал, и по эту сторону этого занавеса никто не знал, что происходит с той стороны?

- Да. Я начал этим заниматься. Действительно, было очень сложно. Документов – масса, но все разбросано по разным «полочкам». Поначалу вообще было непонятно, занимал ли этот вопрос умы советских чиновников или нет? Отрицание, непризнание – все это было в большом количестве. Но ведь политика-то была, значит, должны быть какие-то взгляды на реальность! И сомнения продолжались до тех пор, пока я не наткнулся в РГАНИ на цветные схемы западноевропейской интеграции!

Это одно из моих открытий, которые красиво легли в книгу, они там опубликованы впервые, с разрешения архива. Очень красивые схемы: как накладывалась друг на друга политическая, экономическая, культурная интеграция. Можно посмотреть отдельно схемы военной интеграции, экономической, политической, научной, культурной: какие ассоциации существовали, какие группы влияния и какие страны участвовали в тех или иных процессах. Все четко разрисовано: вот это - на Западе, а это – на Востоке. Такого схематического изображения нет ни в одном пособии по истории западно-европейской интеграции!

Когда я впервые увидел эти схемы на экране микрофильма – они же там черно-белые - я обратил внимание на разные оттенки. И подумал: а вдруг в оригинале они цветные? Заказал документы и убедился: действительно, они цветные! Их рисовали акварельной краской! К докладу А. А. Громыко на Политбюро ЦК КПСС. В западных документах того времени я цветных схем не встречал. Все это показывает, насколько важен был вопрос европейской интеграции для СССР.

- Кто готовил эти документы?

- До сих пор загадка. Подозреваю, что где-то в отделе международных экономических организаций МИД. Кто рисовал кисточкой для Громыко для доклада на Политбюро? Предстоит выяснить, уточнить.

- Судя по всему, аналитики хорошо поработали?

- Аналитики там работали очень высокого уровня. Что интересно, весь этот европейский анализ был увязан с китайской угрозой. Вот почему в моей книге, посвященной европейской интеграции, столько восточного измерения – она в целом имеет евразийский ракурс. Выясняется, что Советский Союз активно работал и с Китаем, и с Западом, причем, эти направления были тесно связаны: если на Западе закрываются рынки, то мы идем на Восток, а если потом возникают проблемы на Востоке, то мы гибко переориентируемся на Запад. И все это, конечно, немножко напоминает то, что происходит сейчас. Хотя я не стал бы совсем так копировать. Все-таки разные эпохи.

- Были ли у Вас реальные открытия прямо в архивах? Чтобы вдруг появился сенсационный документ, который принципиально меняет все предыдущие представления о каком-то вопросе?

- Такого практически не бывает. Документ начинает «играть», когда ты позанимаешься с десяток лет какой-нибудь темой, и в какой-то момент сумеешь увидеть, как он по-новому сопрягается с тем, что видел когда-то в архиве какого-то академического института или в личном фонде. А иначе он будет просто висеть знаком вопроса… У меня таких «висячих» документов - штук десять: каждый – просто супер, но я не понимаю, как их прокомментировать, как их ввести в исследование. То есть пока они ничто, и нужно ждать, когда пробьет их час.

Вот, скажем, работал я в РГАНИ и увидел потрясающие документы 1955 года - материалы, полученные нашими спецслужбами: полная пошаговая стратегия и тактика западных стран на тему, как вести себя на переговорах в Женеве с советской стороной. Там все разложено по полочкам: если русские сделают то, то мы - это, а вот в этом в экономическом плане мы можем пойти им навстречу и т.д. И возникает вопрос: почему же прорыва все же не произошло, хотя все было так хорошо продумано? Почему разрядка не была достигнута в 1954 или 1955 году?

И вот я читаю недавно опубликованный дневник Ивана Александровича Серова (записки первого председателя КГБ СССР, найденные через 25 лет после его смерти), где он рассказывает, как, где и каким способом он добыл эти документы и передал Н.С. Хрущеву. А тот, оказывается, пару раз слишком громко похвастался этим знанием перед иностранцами, и те стали быстренько вычислять, кто был там нашим «кротом». Да, наша разведка работала потрясающе. Такие вот пересечения, когда уже потом понимаешь, как это попало в руки высшего руководства, насколько это было важно, откуда это взялось.

- Как Вы полагаете, всегда ли открытость исторических документов – безусловное благо? Нет ли в ней доли риска вызвать очередную волну противостояния в обществе?

- Я, кстати, считаю, что это нормально. Мы занимаемся осмыслением того, что происходило в 50-60-е годы - по мере того, как документы открываются. Подождем еще и узнаем, что происходило в 90-е годы. Может быть, мало не покажется. Но, знаете, у историков есть профессиональная этика: очень аккуратно относиться к оглашению новых сведений, которые могут привести к личным человеческим трагедиям.

Иными словами, с одной стороны, есть истина, а, с другой стороны, есть некая самоцензура, которая должна быть у каждого профессионала. Как у доктора – принцип «Не навреди». Нужно ли всю правду до конца про всех раскрывать и всех разоблачать? Может быть, и нет. История с панфиловцами показывает, что пока мы к этому не готовы. К открытию правды по гражданской войне, наверное, уже готовы. Хотя встречаются до сих пор предложения переименовать станцию метро «Войковская» в станцию имени Бориса Коверды, который убил Петра Войкова. Потрясающее предложение, согласитесь? А в отношении Великой Отечественной войны еще далеко не все по архивам открыто, включая начальный период войны. И вообще, все еще слишком близко: еще живы участники войны, и даже среди них встречаются противоположные точки зрения. Личный опыт у всех ведь совершенно разный: страна большая, разные фронты, разные истории. К единой точке зрения пока мы, наверное, с большим трудом сможем придти. Хотя, конечно, преподавать историю конкретного периода надо, и мы делаем это на основе имеющихся материалов. Важно, что какой-либо пересмотр должен быть очень и очень осторожным, деликатным.

- За рубежом активно открывают архивы?

- Да, конечно. Естественно, есть зоны, которые засекречены до сих пор, и которые будут, по-видимому, долго еще не открываться. В первую очередь, это документы вокруг Мюнхенского соглашения 1938 года, а также вокруг истории с контактами некоторых членов английской королевской семьи с представителями нацистской Германии. Это некоторое табу, которое продлевается и продлевается. А так многие вещи открывают даже с опережением.

Например, есть, так называемые, тематические коллекции под юбилеи. Например, к юбилею падения Берлинской стены 1989 года открыли документы, в частности, документы, связанные с объединением Германии. Там даже есть такие документы, которые не с лучшей стороны характеризуют позицию Маргарет Тэтчер, которая не хотела объединения Германии. Тем не менее, такие документы становятся составной частью тематической коллекции и рассекречиваются вне времени, хотя стандартный срок хранения у них – 30 лет.

Интересно, что частные архивы как раз чаще бывают рассекречены с опережением сроков. Например, открывается блок документов, например, архивы Маргарет Тэтчер, и там могут оказаться документы и за 90-е годы. Частные архивы тоже много чего интересного содержат. Туда попадают и наши документы, скажем, дипломатическая переписка, проекты договоров и т.п. Порой можно обнаружить пару: английский и русский вариант текста.

Со сроками хранения у них бывают курьезные ситуации. Была у меня одна история: нужный документ - обсуждение на Ассамблее Западноевропейского союза (ЗЕС) Московского экономического совещания 1952 года – засекречен, по причине того, что он был связан с ЗЕС – а это была военная организация, которая сейчас не существует. Казалось бы, когда это было? Но документ засекречен! Я раз пожаловался, два пожаловался, написал официальный запрос. Мне стандартно отвечают: понимаете, все права у этой организации. Но этой организации больше не существует! В итоге через год – два все-таки этот документ рассекретили.

Пожалуй, самая известная история с рассекречиванием архивов на Западе – это публикация архивов ЦРУ. Если быть точным, то гриф «Секретно» с этих материалов был снят в еще 2000 году, и тогда они были размещены в электронной базе документов ЦРУ CREST. Однако работа с ней доступна через компьютерные терминалы посетителям отделения Национального архива в штате Мэриленд под Вашингтоном. В начале этого года миллионы страниц архивных документов были перенесены на корпоративный сайт ведомства Central Intelligence Agency (CIA) с возможностью открытого доступа, причем, туда были добавлены материалы, для которых подоспел срок открытия.

- Вокруг этого архива ЦРУ было много разных разговоров. Вплоть до того, что это вброс ложных данных…

- Надо всегда смотреть, где это публиковалось. Я имею в виду материалы, которые публикуются на таких ресурсах, как сайт библиотеки конгресса США, Национальные архивы Великобритании и т.п. Хотя, конечно, тему возможности вброса ложной информации нельзя отрицать.

В западных архивах я видел некоторые наши документы, которых раньше я не видел у нас. И вот здесь есть некоторое неудобство. Я, конечно, не работал со всеми фондами, но знаю, что такие документы есть, особенно много их, в частности, в США, в библиотеке Йельского университета, в библиотеке Конгресса США, среди документов центра исследований Кестонского института в Лондоне, которые проводил политолог Леонард Шапиро. Это то, что, прямо скажем, нечестным путем было вывезено из России в 90-е годы тем или иным способом, и теперь эти бумаги хранятся там. Как к ним относиться? Есть там информационные вбросы или нет?

Ситуация до сих пор не разрешена. Реакция нашей стороны, к сожалению, была такой - все это закрыть. Вместо того чтобы, наоборот, открыть и дать возможность сравнить, потому что оригиналы-то все равно здесь хранятся, все это тут же закрыли. И получается, что иностранцы пишут все диссертации, в основном, по этим копиям документов. А мы, особенно, что в том, что касается брежневского периода, ходим бочком, мимо и не понимаем, можно использовать эти документы или нет? Вообще как к этому относиться?

- Эта ситуация так и не разрешилась с 90-х?

- Иностранцы по-прежнему любят к нам приезжать и помногу копировать. Для нас эта услуга стоит недешево – 30 - 40 рублей за лист, а для иностранцев с учетом курса – сущие копейки. Причем, нам, российским историкам, копирование приходится делать за свой счет - нам никто этих затрат не возмещает. Разве что, если у Вас есть какой-нибудь крупный грант - тогда оплату ксерокопирования можно официально провести по бухгалтерии.

Пожалуй, единственное преимущество российского исследователя, работающего в России, заключается в том, что есть возможность каждую неделю ходить в архив, и можно полностью разобраться в том, как он устроен. Это очень важно, потому что в формате лихой кавалерийской атаки в наших архивах не поработаешь: то вдруг появился нужный фонд, который раньше был на микрофильмировании, то обнаружился дополнительный читальный зал, куда все-таки можно попасть, и т.п.

- Получается анекдот: российской исторической науке тоже нужно импортозамещение?

- Зря смеетесь. Я периодически слышу жалобы со стороны Федерального архивного агентства, что-де раньше, в 90-х – начале 2000-х академические институты были очень активны в публикации разнообразных исторических сборников, а сейчас самим архивам все больше приходится на себя брать эти задачи. Сдали, дескать, институты, позиции. А в чем причины такого положения вещей?

Федеральное агентство научных организаций (ФАНО), которое с 2013 года определяет отчетность институтов, засчитывает в качестве результатов научной деятельности только научные статьи. Иногда монографии - к счастью, удалось их убедить. А документальные сборники – это для ФАНО непонятная деятельность, которой институты вроде как для собственного развлечения занимаются. А ведь речь идет о самой настоящей работе профессионального историка – подготовить грамотно откомментированные подборки документов, подготовить к печати, опубликовать - чтобы они стояли на полках во всех читальных залах и библиотеках мира. Это колоссальная задача. К сожалению, для ФАНО она не имеет значения… И что получается в результате?

Начиная с 90-х к нам приезжают иностранцы, которые смотрят на наши архивы, как на некоторую сырьевую базу. Тогда они пачками забирали документы и дальше сами комментировали. Такого накомментировали, что волосы дыбом вставали! Потом были скандалы, вплоть до смены директоров архивов, потому что если бы работа в архивах строилась на паритетных началах, то и комментарии были бы более объективные. А тогда даже фактические ошибки встречались в их комментариях! Были и явно идеологизированные вещи – куда ж без этого? В 90-е годы вообще был явный перекос - восприятие Советского Союза как неких «темных» 70 лет истории.

Сейчас мы стали лучше понимать то, что происходило тогда. Стараемся больше комментировать, и поскольку период некоторой исторической радикализации уже прошел, видим определенные базовые вещи, которые остаются неизменными непреходящими истинами со времен Российской империи. Мы это учитываем, когда комментируем документы.

- С реальными подложными документами встречались?

- Вбросы реально были. Специалисты знают одну очень некрасивую историю в Национальных архивах Великобритании: туда подкинули копии. А когда исследователи усомнились и стали искать оригиналы, оказалось, что их в природе не существует. Историю быстро замяли, принесли публичные извинения. Это означает, что никто не застрахован от таких вещей как подложный исторический документ. Кстати, совсем не обязательно фальшивые документы подбрасывать в архив. Можно, скажем, разместить статью в Википедии. Такое тоже бывало, и мне доводилось участвовать вместе с другими историками в разборе таких ситуаций. В некоторых эксперту сразу видно: подделка, сто процентов. Так обстоят дела с «дневниками» Л.П. Берии. Вот дневники Серова - другое дело.

- В чем разница?

- К этим дневникам, впрочем, тоже есть вопросы. Вот если бы семья передала их в какой-либо архив, где специалисты могли бы смотреть, изучать материал, то вообще не было бы никаких проблем. Но документ хранится в семейном архиве, и для публикации выбрана, думается, только часть исходных материалов. А что еще есть? Историки про то ничего узнать не могут. Но все же, что касается, так называемых, дневников Серова, по многим параметрам видно, что это не подделка.

Когда я проводил свои исследования, опирался на некоторые архивные документы, и именно о них пишет Серов. Все согласуется с тем, что нам уже известно, или мы предполагали. Тщательное сопоставление документов – это основа верификации. С этой точки зрения, я бы сказал, что наши архивы гораздо лучше зарубежных, потому что они содержат очень много параллельных копирований. И всегда есть шанс, что в одном архиве что-то закрыто, а в другом – открыто. И это очень хорошо. Ведь не дай Бог, что-то случится с одним архивом, документы останутся в другом месте.

- За рубежом такая практика есть?

- Работал я в архивах ЕС во Флоренции. Они называются «Исторические архивы Европейского Союза». Там по решению специальных органов ЕС была выкуплена территория, где хранятся все их исторические архивы. Интересно то, что в одном месте там собраны архивы, которые содержат, как архивы самого ЕС, так и фонды, которые, скажем так, перекопированы из французских мидовских архивов, из других национальных архивов. Некоторые туда попали явно не совсем честным путем – в частности, я встречал там отдельные серьезные документы из нашего архива МИД, который точно права копировать на эти документы не давал. Видимо, кто-то из исследователей им отдал. Они все, что можно, и откуда можно, собирают у себя, коллекционируют. Основа, конечно, - это французские архивы.

- Что за страсть собирать все подряд?

- А, это интересная вещь. На Западе идет некоторая борьба за архивное наследие. Британцы мне жаловались – это было примерно в 2010 году - что университет Техаса скупил на аукционах все личные архивы британских чиновников 2 – 3 уровня, чтобы перевезти их в университет Техаса. Это была такая специально подготовленная операция, цель - чтобы диссертации снабжались ссылками на университет Техаса. Так и хочется вспомнить международные рейтинги вузов, которые ориентированы на количество цитирований…Тем же, например, занимаются страны Северной Европы, к примеру, Голландия, Бельгия. Это уже этакий имиджмейкинг страны посредством архивов.

- В чем смысл их задумки?

- Они снизили порог секретности своих документов: вместо стандартных 30 лет - 25 лет, а порой и того меньше. Что это значит? Это значит, что любой исследователь, который работает по теме, например, истории западноевропейской интеграции, в первую очередь, едет туда. И в своих работах, в первую очередь, он цитирует их документы. И получается, что тема обрастает информацией, в первую очередь, через их голландские или бельгийские архивы.

- По большому счету, речь идет о формировании исторических воззрений?

- Что-то вроде. Некий сегмент информационного пространства забивается информацией наперед, и последующим исследователям предъявляется уже как будто изученное информационное поле. Вот почему всегда надо проверять, где хранится конкретный документ и каким образом. Фактор хранения оригиналов документов серьезно усиливается в этих условиях. А тенденция цифровизации стимулирует рост возможностей взлома цифровых документов – что-то подправить, изменить.

- Вы полагаете, что это серьезная угроза?

- Цифровизация – это неоднозначная вещь. С одной стороны, это здорово: можно сидеть как Паганель у себя в кабинете в Москве и путешествовать по архивам всего мира. Но, с другой стороны, очень важно, чтобы сохранялись оригиналы. Некоторые страны, например, Япония, вообще не хранят оригиналы документов. Вообще. Они их уничтожают. И это очень недальновидно. Я понимаю, что у них мало места, но… Судите сами: за 50-60-е годы у них вообще нет документов. Соответственно, они становятся информационными заложниками других стран. В частности, они приезжают к нам, чтобы писать свою историю. Наверное, у такой политики государства есть свои причины, но результат такой, что ты становишься заложником чужих архивов! Тот, кто хранит оригиналы, кто хранит документальные первоисточники, - этот тот, по чьим данным, в будущем, по сути, все будут выверять свои представления об истории. Вот почему я предпочитаю работать с оригиналами.

У этого вопроса есть еще один интересный аспект. У разных стран мира наблюдается все больше территориальных претензий друг к другу: Африка, Европа, Южная Америка и т.д. – это идет по всему миру: кому в действительности принадлежат спорные участки? Вы не поверите: вплоть до античных времен идут запросы – верните нам такую-то область. Население взбудоражено. А, собственно, по каким документам кто-то пытается судить, рядить, интерпретировать? Тут крайне важно хранить оригиналы документов. И важно иметь специалистов, которые в теме по заданному периоду времени. Я, кстати, не исключаю в будущем рождения такой новой научной дисциплины, как международное историческое право.

- То есть Крым – это не прецедент мирового уровня?

- Нет-нет. Это идет по всему миру. Реально. Приведу яркий пример: на международном конгрессе Комитета исторических наук (МКИН) (кстати, заседание его бюро будет проходить у нас здесь в сентябре) в Амстердаме в 2010 году была специальная сессия, посвященная этим вопросам. Приводили примеры исторических взаимных претензий по всему свету, и количество таких конкретных юридических претензий стран друг к другу растет постоянно. В таких условиях аспекты хранения документов, их доступность, гарантии их аутентичности, сохранности и т.д., приобретают крайне высокую степень важности.

- А ведь в архивах ближайшего будущего, как нам пророчат хайтек-гуру, будут храниться не только цифровые копии оригинальных документов, но и данные, которые сразу порождаются в цифровой форме. Например, в числе исторических артефактов вполне могут оказаться, скажем, записи с уличных камер видеонаблюдения – они ведь содержат наглядные свидетельства реальной жизни людей прошедших времен и потому важны для историков будущих поколений.

- Здесь я вижу два основных момента. Во-первых, набрать терабайты и зетабайты данных – это не проблема. А как с ними работать? И что за данные: правда или неправда? Побывал ли кто-то в архиве и что-то подчистил? Для такой науки как источниковедение - это реальная проблема. Думаю, специалистам предстоит выработать специфические методики. Возможно, самим историкам придется приобретать навыки компьютерных следователей, чтобы разбираться, что происходило с программным кодом, не вмешивался ли кто-нибудь? То есть придется научиться верифицировать этот цифровой документ как исторический источник.

А, во-вторых, Ваш вопрос мне напомнил разговор с одной французской исследовательницей, который состоялся лет пять назад. Я тогда высказал свое удивление: как получилось так, что я оказался у них первым историком, который специализируется на 70-х годах прошлого века? Она мне ответила: да просто мы еще не все знаем, что с нами случилось в 60-е годы. Официальная серия публикаций по документам внешней политики – она у них тоже ведется – сейчас идет только по 60-м годам. Они сейчас осмысливают 60-е. И, кстати, примерно то же самое – у нас.

Документов сейчас открывается больше, чем можно осмыслить. Особенно, если принять во внимание, сколько у нас в стране вообще профессиональных историков. Везде ведь демографический провал – 40-летних почти нет. Так что все это очень здорово, что документы открываются, - так и надо. Но кто будет рефлексировать, вводить в научный оборот, комментировать?

Нам высокие технологии обещают умных роботов, которые будут в состоянии отсмотреть все эти видеоматериалы, найти нужное, зафиксировать. Я и сейчас порой встречаю аспирантов, которые упорно сидят в архивах, но работают не с теми фондами! И это оборачивается реальной проблемой компьютерных поисковых систем.

- В чем она заключается?

- Поясню на примере. Я по совместительству - профессор МГИМО. И, работая со студентами, обратил внимание на довольно любопытный феномен. Через мои руки проходит много курсовых по истории древнего мира, средних веков, и я постоянно вижу в них марксистские формулировки.

- ???!

- Потому что весь Интернет забит марксистскими текстами, ведь на них не надо авторских прав оформлять, и их реально очень много было написано - это самый простой способ оцифровать и опубликовать текст в электронном виде. И эти массово используемые тексты оказываются на первой странице выдачи поисковой системы. Ты можешь написать новую прорывную статью, но она окажется последней в поисковой выдаче.

Мне сдают эти курсовые, и я вопрошаю: «Вы что, ребята?! У вас же есть список рекомендованной литературы! Посмотрите вот книжку, вот эту». В ответ: «Ой, нет! Это же нужно пойти в библиотеку, нужно книжку заказать, а потом прочитать, а там – слишком много букфф…» Я поражен, что они – совершенно не адепты коммунистической партии – но изъясняются абсолютно марксистским языком! Потому что в информационном пространстве, организуемом поисковиками, правит бал тот бесплатный контент, созданный в 60-80-е годы, который оцифрован и выложен в Интернете.

- Вот вам издержки открытого доступа к информации!

- Да! Им лень пойти в библиотеку. Они в Гугле ищут сведения для курсовой по истории. И находят то, где кликов больше всего, потому что оно самое массовое. И самым массовым у нас оказываются «процветающие» Маркс и Энгельс. Смешно, правда?

Но, конечно, это не означает отрицания плюсов цифровизации. Безусловно, удобно работать в личном кабинете в Интернете. Традиционно законодателем архивной моды являются Национальные архивы Великобритании в Кью (пригород Лондона): вы заказываете документ по электронному каталогу. Вы видите, когда пришло ваше дело. Вы можете спокойно фотографировать документы – это только приветствуется, поскольку считается, что документы при этом практически не портятся, чего не скажешь о бумажной ксерокопии. Запрещается только использование вспышки. В личном кабинете хранится все, что вы заказали до того. И главное – вы можете сделать заказ на следующий день или неделю, то есть спланировать свою работу. А скорость заказа даже из удаленных фондов - практически в реальном масштабе времени: 20 – 30 минут. К тому же, можно по электронной почте установить контакт с фондохранителем, проконсультироваться, попросить совета. Как правило, они идут на встречу. А когда приходите в архив лично, вас консультируют специалисты.

Это всегда было на высоте в британских архивах, а теперь практикуется и в наших архивах. ГАРФ (Государственный архив Российской Федерации), РГАЭ (Российский государственный архив экономики), РГАНИ (Российский государственный архив новейшей истории) – все публикуют новостные бюллетени, сообщают, что у них появилось нового, что рассекречено.

- А поиск в оцифрованном архиве помогает, например, по ключевым словам?

- Конечно, я стараюсь использовать все возможности цифровых архивов по максимуму. Однако, комплексные темы, связанные с европейской интеграцией, охватывают массу разных отделов и множество справок различных типов. Далеко не всегда, скорее даже, чаще всего, нужные слова есть в названии. Даже по русскоязычным документам далеко не все можно найти по ключевым словам. Правда, такой поиск иногда оказывается полезен - порой всплывает нужная информация в фондах, которые ты не собирался смотреть, а выясняется, что именно там имеются интересные материалы и т.д.

Как правило, смотришь все подряд, сплошняком, и в процессе этого сплошного просмотра всплывают взаимосвязи документов, взаимоувязки. Поэтому обычно для работы в зарубежном архиве приезжаешь в командировку на месяц. И все это время просматриваешь документы и фотографируешь, фотографируешь. Получаешь огромное количество цифровых копий документов, которые потом дома полгода разгребаешь. Ты как бы сразу снимаешь срез интересующей тебя информации, которую потом обрабатываешь, обдумываешь.

- Расскажите, пожалуйста, чуть подробнее про зарубежные архивы. Они рады российскому исследователю?

- Зарубежные архивы разные. Я работал во многих. Есть среди них такие, которые еще более забюрократизированы, чем наши. А есть такие, в которых душа отдыхает. Кстати, хваленый британский архив стал заметно хуже – по нему серьезно ударил кризис 2009 года. Раньше там работали высококлассные специалисты-консультанты: с двумя – тремя языками, с несколькими дипломами. Например, если вы занимаетесь российско-британскими отношениями, вас тут же направят к человеку, который написал диссертацию на эту тему. А в 2009-м их всех уволили… У профессионалов высокого уровня были солидные зарплаты - сэкономили. И набрали, ну, не гастарбайтеров, но… Как точнее объяснить? Вот так: приходишь к ним за консультацией, спрашиваешь совета, в какой частный архив лучше обратиться, а тебе в ответ: «Давайте посмотрим в Google». С Google я и сам могу посоветоваться.

То есть профессиональный уровень сотрудников британского архива упал существенно. Сами британские архивисты мне жаловались, что с архивов стали требовать коммерциализацию, и они начали ориентироваться исключительно на внешнюю публику, а не на профессионалов – историков.

- На чем зарабатывают?

- Семейная история. Это очень популярно в Великобритании. Толпы людей приезжают узнавать подробности о своих бабушках и дедушках. Это их занимает, они готовы платить за это деньги. И архив ориентирован на них. Точнее, их эффективные менеджеры стараются ориентировать архивы на этот рынок частных лиц. Он - этот рынок - там, в отличие от нас, действительно существует: там есть массовый платежеспособный спрос на архивные документы со стороны частных лиц, которые занимаются семейной историей.

У нас подобное направление деятельности архивов тоже начало потихоньку оформляться. Скажем, «Бессмертный полк» - хороший тому пример. К сожалению, нельзя сказать, что у нас имеется существенный платежеспособный спрос частных лиц, которые готовы платить по 30 - 40 руб. за страницу отксерокопированного документа.

- Сложно получить доступ в зарубежный архив?

- Тоже везде по-разному. В той же Британии есть архивы, где нужно всего лишь рекомендательное письмо от направляющей организации. Правда, сейчас стали требовать сведения о регистрации по месту постоянного проживания. И тут возникает некоторая коллизия, потому что прописка у нас только во внутреннем паспорте на русском языке, а они по-русски не читают, но пытаются сличить указанное в заявлении место проживания с тем, что указано в паспорте.

В знаменитой Bodleian Library в Оксфорде есть очень серьезный архив, потому что многие британские премьер-министры по традиции дарили свои личные архивы тому университету, где они учились. За исключением Маргарет Тэтчер, которая была обижена тем, что ей не дали профессорское звание в Оксфорде. Она подарила свои бумаги Черчилль-колледжу в Кембридже, где теперь они и хранятся рядом с архивом ее великого предшественника.

Так вот в Bodleian Library – совершенно иные регламенты работы в архиве. Копировать там категорически нельзя – только делать выписки вручную и только карандашом, никаких ручек. Нужно заранее списываться с владельцами прав на эти фонды и детально согласовывать каждый документ, обязательно описав, для каких целей ты собираешь сведения. И обязательно нужно получить разрешение по почте. Как правило, разрешение дают на все, но, тем не менее, процедура обязательна: запрос и разрешение по почте.

С еще более забюрократизированной системой я столкнулся во Франции. Это было года четыре назад. Я тогда приехал в Париж по безвалютному соглашению с французским «Домом наук о человеке». (Академический безвалютный обмен, на мой взгляд, был одним из главных завоеваний советской и российской Академии наук. После реформы РАН 2013 года он не работает, и научные сотрудники, по сути, лишены возможности работать в зарубежных архивах). Цель - поработать в Национальном архиве Франции в Париже. У меня было полтора месяца, но я за это время не успел получить допуск в эти архивы!

Мне сказали: никаких имейлов, никаких факсов! Вы должны по почте отправить заявку. Вот вам бланк – огромная анкета, заполняйте ее, а разрешение вы сможете получить только по почте. Для этого укажите – находясь при этом физически во Франции! – на какой почтовый адрес в России должно придти разрешение, и ваше обращение будет рассмотрено. Разрешение пришло. Через три месяца. Но я уже в эти архивы не попал.

Зато удалось поработать в новеньком здании архива МИД Франции в пригороде Парижа Курнев (того самого Кэ Д’Орсе). Очень похоже, что давнее соперничество между французами и англичанами проявилось и здесь: французы захотели переплюнуть электронной системой и зданием Национальные архивы Великобритании. И во многом это удалось. Более того, там я столкнулся с тем, что архив французского МИД фактически под мою заявку рассекречивает документы.

- Как это может быть?

- У них действует прецедентный принцип. Например, меня интересовали некоторые документы за 70-е годы. Сроки секретности для них прошли, но по каталогу они все же оставались не рассекреченными. И вот что происходит: я заказываю документ, мне назначают через день – два встречу с сотрудником МИД, например, по направлению экономической дипломатии, который курирует такие запросы. Он со мной встречается, беседует и дает разрешение. После этого мне выдают дело, а документы автоматически становятся открытыми для всех. Любопытная такая конструкция: если тебе дали разрешение, значит, оно будет дано и другим.

- Вопрос единства Европы, которым Вы плотно занимались, сегодня опять необычайно актуален. Как думаете, оно все-таки возможно или уже нет?

- По-моему, оно возможно. Как минимум, культурное единство – точно да. В среде историков есть такая теория, что в послевоенные годы была экономическая интеграция, потом – 90-е годы, Маастрихский договор – это уже политическая интеграция. А сейчас идет третья волна – культурная интеграция. Мне кажется, что на культурной волне мы в этой интеграции вполне можем участвовать. Более того, без нас культурная интеграция Европы была бы весьма странной.

Надо сказать, что Европа вопросами культурной интеграции понемногу занимается. Например, мне очень нравятся их передвижные выставки: живые, яркие, с использованием всех современных мультимедийных систем, материалов, презентаций и т.д., с существенной интерактивностью, ориентированные на массовую аудиторию. Фактически это часть общеевропейской культурной политики.

Получилось так, что попытки написать общий учебник по европейской истории не имели успеха, потому что всякие неоевропейцы старались так или иначе себе побольше места выбить. А вот передвижные выставки по общей европейской истории, истории европейской интеграции, вначале - западноевропейской, а затем - частично и восточноевропейской, имели колоссальный успех.

В Брюсселе должен был открыться, наконец, музей европейской истории, где масса экспонатов, в том числе, и советских – как часть общеевропейской истории. С одной стороны, этому нельзя не порадоваться. С другой - надо смотреть, как они акценты расставляют, не приравнивают ли, скажем, нацистскую Германию и сталинский Советский Союз, что, конечно, совершенно не соответствует исторической правде. Или игры неоевропейцев – как они трактуют историю. Непонятно также, что будет в Европе после миграционного кризиса? Какие политкорректные вещи и каким образом они опять начнут вводить?

- Если есть разные толкования разных исторических событий, значит, есть и противоречия толкователей документов? Они непримиримы, или их можно примирить?

- Возьмем для примера науку. Скажем, вы астроном, изучаете черные дыры в космосе. Вчера для них была придумана одна теория, а сегодня, благодаря возможностям нового телескопа, оказалось, что ситуацию лучше описывает другая теория. Но вас же не будут обвинять в том, что вы фальсифицируете черную дыру? Это считается нормальным развитием научного познания в астрономии. А к историкам почему-то относятся по-другому: если вы чуть изменили свою точку зрения, в соответствии с новыми данными, считается, что вы что-то фальсифицировали. Это большая глупость.

Наука развивается, и ученые всегда спорят. Имеют равное право на существование разные точки зрения и разные объяснения, скажем, фигуры Ивана Грозного или того или иного исторического периода. Это нормально: идет дискуссия. Но когда сюда начинают вмешиваться СМИ, все оказываются в условиях гражданской войны: ты за красных или за белых? Но ведь нельзя сводить исторические события к простейшей шкале «свой – чужой».

Конечно, в сфере образования невозможно представить всю ту сложную картину, которая существует в науке, - там нужно определенные упрощения вводить. Очевидно, что школьные учебники должны содержать понятные и проверяемые вещи, изложенные в сжатом варианте, иначе все это просто не уместится в головах у школьников. К тому же у страны должна быть конкретная культурно-историческая политика, без которой вас, увы, просто затопчут в международном пространстве. Это часть имиджа страны - то, как вы себя позиционируете, как вы понимаете свои корни. Как раз этот аспект реализуется через СМИ. Однако те или иные обязательные упрощения ни в коем случае не должны исключать существования такой науки как история, со своими методами критического анализа, верификацией источников, сопоставлением и т.д.

- Можно ли уйти от оценочных суждений по поводу исторических событий к каким-то объективным?

- Думаю, да. По крайней мере, мы к этому и стремимся. Однако двух абсолютно идентичных историков вы, конечно, не найдете. Потому что каждый смотрит немножечко со своих позиций. Любой современный историк – это междисциплинарный специалист. Если вы посмотрите мои книги и статьи, то они охватывают и экономику, и политику, и частично международное право, и военные вопросы –в части стратегических событий. Политика, в свою очередь, включает лоббистские структуры: компании, фирмы, корпорации. Это все есть, и мы должны это учитывать. Могут ли договориться между собой историк экономики и историк политики? Да. Они должны дополнять друг друга, а не противоречить друг другу.

- Они договариваются?

- Есть один очень больной вопрос. Знаете, мою книгу по интеграционным процессам в Европе вузы стали включать в свои учебные программы. А почему? Потому что нет ничего другого по послевоенному периоду более-менее внятного, чтобы было бы связано в общее информационное поле с внешней политикой Советского Союза и с историей западноевропейской интеграции. Свежих серьезных работ практически нет. Да, и историков, которые работают по этой теме, тоже раз – два и обчелся. Есть два - три специалиста в Институте российской истории, у нас несколько человек, к сожалению, все уже в возрасте. Я годами ищу людей, чтобы создать коллектив, когда мы выигрываем гранты! Вот сейчас под грант РНФ удалось собрать 10 человек. По всей стране искал! Их нет! Выпускники истфаков не грезят архивной романтикой. А она сродни кладоискательству. И не только в XX веке. Например, удивительно, но до сих пор не найден архив Российско-американской компании. Причем специалисты верят, что он просто в результате эвакуаций и реэвакуаций XX века был случайно помещен куда-то не по адресу. Он просто ждет своего первооткрывателя.

- А если создавать международные научные коллективы?

- А знаете, как сложно их интегрировать в совместную работу? У меня в проекте есть один иностранец. Но благодаря русской жене, он имеет разрешение на работу: получил ИНН и прочие необходимые документы. Для остальных же дело – труба. Как их оформлять? Они у себя на родине увольняться не хотят, но здесь должны получать какие-то миграционные документы. Не, говорят, мы не будем этим заниматься! А как я в противном случае будут им платить? Я ведь перед Счетной палатой отчитываюсь.

Конечно, по сравнению с Советским Союзом, где международное научное сотрудничество предполагало обязательное межгосударственное соглашение, сейчас процессы стали гораздо более гибкими. Научные проекты становятся сетевыми: ты стал членом какой-то ассоциации и можешь участвовать в проектах, которые ведет эта ассоциация. При этом не обязательно должен заключаться договор с институтом, в котором ты работаешь, договор заключается с конкретным человеком, специалистом. Но специалисты живут в институтах, это среда их формирования и поддержания профессиональных навыков. Не будет институтов - не будет среды, порождающей ученых. А проблема финансирования академических исследований в институтах остается ахиллесовой пятой нашей науки, как исторической, так и всей остальной.

Даже если идет международный совместный проект, все равно требуется очень плотная рабочая интеграция: приходится вместе в архивах сидеть, смотреть, обсуждать, консультироваться, отбирать документы. А на это нужны деньги. Увы, если смотреть по бюджетам, то научных прорывов ждут от нас, а денег гораздо больше выделяют вузам. Но там все перегружены преподаванием, и у них почти не остается времени на науку.

Выход, сегодня мне видится один – совместные проекты, в которых каждая сторона самостоятельно находит себе финансирование, а результаты консолидируют в единое целое. Сейчас чаще индивидуальные ученые приводят проекты в институт, и задача института - создать максимально комфортные условия для его реализации.

- Экономическая интеграция с Европой сегодня возможна, как думаете?

- Не как часть Европейского Союза, но как часть некоторого транспарентного общеевропейского пространства – да. В таком качестве мы вполне можем участвовать в экономической интеграции. Идея большой Европы, которая выдвигалась еще Михаилом Горбачевым, периодически провозглашается разными западными политиками. Так что ничего принципиально запретного в ней нет. Более того, идея такой интеграция никогда не исчезала из мировой повестки дня.

Большой миф заключается в том, что был «железный занавес», при котором никаких контактов Востока с Западом не было. Глупости! Были. Просто в какие-то периоды они велись скрытно исключительно через нейтральные страны: Австрия, Финляндия, немного Швейцария. Несмотря на любые санкции, все, что нужно, так или иначе покупалось. Конечно, достаточно узким потоком, но отношения осуществлялись. В частности, через Берлин, который был одновременно и западным и восточным.

Позже, когда разрядка уже началась, возникла конкуренция между западными странами на предмет первенства в выстраивании торговых отношений с Восточной Европой, потому что они были заинтересованы в диверсификации своей торговли, снижении зависимости от США, что их реально беспокоило.

Когда открылись все третьи страны в ходе деколонизации, вновь делили мир: кто на сей раз будет первым? И там тоже было определенное копирование модели развития: какой они выберут путь - социалистический или капиталистический? И постоянно менялся градус взаимоотношений: с плюса – на минус и обратно. Можно, наверное, разноцветную временную диаграмму построить – будет разноцветно и ярко.

Когда смотришь на эти процессы в длительной исторической перспективе, все, конечно, видится совсем по-иному. По-другому понимаешь многие вещи и процессы. Я не скажу, что уже вышел на что-то, подобное кондратьевским волнам, но очертания уже проглядывают. К сожалению, я не вижу серьезных документальных работ в сфере анализа развития таких крупных международных организаций, как ООН, ЮНКТАД (Конференция ООН по торговле и развитию), СЭВ, организации Западной Европы и т.д.

Даже такая актуальная тема как СБСЕ - крайне сложная и плохо изученная. У нас была масса надежд, которые потом вылились в большие разочарования. Почему? Были наивны? Или не наивны? В данный момент точно не могу сказать - это сейчас в процессе исследования. Очень хочется понять, как тогда достигли разрядки, чтобы достичь сегодня разрядки новой. Потому что называй или не называй происходящее сегодня холодной войной, от этого не легче, ведь очевидно - идет крайне острая фаза противостояния, и она когда-то должна закончиться.

Наш главный вклад в приближение этого момента – это комментированные сборники документов и основанные на архивных документах исследования, выпускаемые институтом. Здесь вам - пожалуйста, все «в одном флаконе»: и международное сотрудничество, и междисциплинарная интеграция, и научная дипломатия, и собственно, история. Так, недавно вышла на французском языке комментированная переписка Екатерины II с бароном Фридрихом Гриммом - один из центральных документов эпохи Просвещения. В международном проекте по мировой истории XIII – XV вв. том по России готовит наш институт совместно с литовскими и французскими специалистами. Продолжаются такие классические работы, как серия «Архивы Востока», который у нас Центр XVIII века готовит. Находится в печати третий и четвертый тома международного документального проекта «Страна в огне», финансируемого РФФИ. Совместно с МГИМО подготовлен том «Советско-британские отношения в период холодной войны: 1943-1953 гг.». Помогаем готовить на ТВ-канале «Культура» передачу о Московском международном экономическом совещании 1952 года из цикла «Рассекреченная история».

Источник: Научная Россия

Беседовала Елена Покатаева

Россия > Образование, наука > ras.ru, 3 октября 2017 > № 2338781


Россия > Образование, наука > ria.ru, 3 октября 2017 > № 2335855

Мнения относительно спорной диссертации главы министерства культуры Владимира Мединского разделились — не все эксперты согласны с тем, что работа является ненаучной.

Глава министерства образования и науки РФ Ольга Васильева, в частности, подчеркнула важность того, что в диссертации нет плагиата, а говоря о взгляде Мединского на историю, отметила, что научная полемика — это нормальное явление.

В понедельник экспертный совет Высшей аттестационной комиссии (ВАК) на заседании рекомендовал лишить Мединского степени доктора исторических наук, сообщили в пресс-службе Минкультуры.

В то же время в ведомстве отметили, что это решение промежуточное, поскольку "последнее слово остается за президиумом ВАК и министерством образования". Источник РИА Новости сообщил, что заседание президиума должно состояться 20 октября. Эту информацию позже подтвердил РИА Новости один из членов экспертного совета ВАК, а министр Васильева сообщила в интервью РИА Новости, что президиум соберётся в ближайшие две-три недели.

Как рассказал РИА Новости во вторник один из членов Экспертного совета Олег Будницкий, в пользу лишения докторской степени Мединского проголосовали 17 из 21 члена экспертного совета (ВАК) по истории и археологии, при этом саму спорную диссертацию читали не все. Эксперты, голосовавшие за лишение Мединского степени сочли его работу ненаучной.

Начало истории

Дискуссия вокруг работы Мединского началась после того, как участник сообщества "Диссернет" Иван Бабицкий подал в Минобрнауки заявление с просьбой лишить министра ученой степени, утверждая, что его диссертация "Проблемы объективности в освещении российской истории второй половины XV-XVII веков" не имеет научной ценности.

Материалы поступили в диссовет МГУ, который решил не рассматривать научную работу министра по существу ввиду отсутствия плагиата. Бабицкий потребовал признать это решение недействительным. Позже ректор МГУ Виктор Садовничий сообщил, что этот диссовет закрыт.

Затем пакет документов по диссертации Мединского поступил в Белгородский государственный национальный исследовательский университет и был передан для рассмотрения в диссертационный совет, который согласился с решением присудить ему степень доктора исторических наук.

Комментируя СМИ ситуацию вокруг своей научной работы, сам Мединский отмечал, что его оппонентам не удалось найти плагиат в его диссертации, а остальные претензии связаны с субъективным восприятием истории.

Плагиата нет

Глава Минобрнауки Ольга Васильева, комментируя ситуацию с диссертацией, напомнила, что ранее по работе Мединского двумя диссертационными советами были приняты положительные решения.

"А еще очень важный момент — это отсутствие плагиата в работе. Ну а то, что автор представил свое видение истории, то это уже как раз та самая полемическая история, которая должна быть", — сказала Васильева РИА Новости.

Голосование экспертов

Один из членов экспертного совета Марина Арзакян сообщила РИА Новости, что голосовала против лишения министра культуры докторской степени, при этом признав, что не читала диссертацию Мединского.

По ее словам, голосование проходило открыто, при этом из 21 ученого лишь трое проголосовали против (сама Арзакян, представитель РУДН доктор исторических наук Марина Мосейкина и зампред экспертного совета ВАК, декан историко-филологического факультета РГГУ Павел Шкаренков).

Единственным воздержавшимся был председатель экспертного совета — главный научный сотрудник Института всеобщей истории член-корреспондент РАН Павел Уваров.

"Я оказалась в меньшинстве — я голосовала против того, чтобы соискателя лишили ученой степени… Лично я руководствовалась следующим аргументом: я представляю научную специальность 03 (всеобщая история), в то время как обсуждаемая диссертация была написана по специальности 02 (отечественная история). Я сама эту диссертацию не читала, она далека от моих научных интересов, и я не посчитала себя вправе в такой ситуации голосовать за лишение человека ученой степени", — пояснила Арзакян.

При этом собеседница агентства отметила, что не осуждает коллег, проголосовавших за лишение Мединского ученой степени, предположив, что у них, вероятно, было больше на это оснований. Эксперты совета составили специальную комиссию (у всех них была научная специальность 02) и подготовили доклад, в котором приводились аргументы, по которым главу Минкультуры следовало лишить ученой степени. С данным документом заблаговременно ознакомились все участники заседания, отметила собеседница агентства.

Окончательное решение — за Минобрнауки

Доктор исторических наук Дмитрий Бондаренко, сотрудник Института Африки РАН, также принимал участие в заседании совета ВАК и голосовал за лишение Мединского степени. По его мнению, президиум комиссии, ближайшее заседание которого пройдет 20 октября, примет окончательное решение по ходатайству о лишении Владимира Мединского степени доктора исторических наук.

Бондаренко рассказал, что, как правило, президиум соглашается с мнением экспертного совета. Но не исключен и вариант, при котором президиум ВАК посчитает, что ученую степень Мединского необходимо подтвердить или направить его диссертацию на рассмотрение в еще один диссертационный совет. При этом Бондаренко отметил, что даже президиум ВАК не является последней инстанцией, окончательное решение принимает министерство образования и науки.

Комментируя результаты голосования, Бондаренко заявил, что "никто не сомневался, что диссертация плохая, просто несколько человек посчитали, что нет формальных оснований ходатайствовать о лишении ученой степени, а остальные сказали, что они все-таки есть".

Он отметил, что голосовавшие за лишение степени Мединского эксперты сочли его работу не соответствующей критериям научности. Бондаренко добавил, что решение также принималось на основе принципа стремления к объективности познания — "на чем всегда базируется историческая наука".

"Присутствовало три представителя министра культуры Мединского, которые воспользовались своей возможностью выступить. Так что голосование прошло демократично", — заключил Бондаренко.

Еще один член экспертного совета ВАК по истории Виктор Кондрашин, голосовавший за лишение Мединского степени доктора наук, сказал, что принял решение, доверяя экспертному заключению коллег — ведущих специалистов в России по теме диссертации министра.

"Я до момента появления вот этого экспертного заключения придерживался точки зрения, что надо отклонить заявление о лишении ученой степени, потому что в общем-то работ слабых много, работа среднего уровня — я не специалист, опять же, чисто по внешним признакам сужу… После такого заключения, где все были расстановлены (все точки) над i по всем направлениям, просто трудно принимать какое-то другое решение", — сказал он.

Кондрашин отметил, что плагиата (в работе Мединского) нет, но научная проблема не решена, по мнению специалистов, а это основание для лишения ученой степени по действующим правилам ВАК.

Без политизации

Как пояснил РИА Новости член экспертного совета из Высшей школы экономики, доктор исторических наук Олег Будницкий, претензии к работе министра заключаются в том, что, по мнению проголосовавших за лишение степени, исследование Мединского не содержит нового научного знания.

"Для него характерны логические несоответствия и многочисленные фактические ошибки. Исследование по своему научному уровню не соответствует требованиям, предъявляемым к диссертациям на соискание ученой степени доктора исторических наук", — отметил ученый.

Будницкий подчеркнул, что претензии к диссертации Мединского являются сугубо профессиональными, и призвал не политизировать эту историю. Против лишения степени, по его словам, были приведены сугубо формальные доводы. "Господин Мединский не единственный, кого экспертный совет ВАК по истории на моей памяти рекомендовал лишить ученой степени", — добавил Будницкий.

Не повод для отставки

Прокомментировали ситуацию и в Кремле. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков предположил, что никакой нормы о снятии министра с поста в случае лишения его ученой степени нет.

"Я не могу вам ответить на этот вопрос. Я не думаю, что где-то в каких-то нормах прописана какая-то увязка подобных материй, какая-то взаимная связь", — ответил Песков на вопрос журналистов о том, могут ли снять министра культуры Владимира Мединского с поста, если будет принято решение о лишении его докторской степени.

"Но, тем не менее, я сейчас просто не могу ответить на этот вопрос", — добавил он.

При этом Песков отметил, что вопрос о лишении министра культуры Владимира Мединского степени доктора наук не является поводом для системных преобразований в этой сфере.

Россия > Образование, наука > ria.ru, 3 октября 2017 > № 2335855


Россия. СФО > Образование, наука. Экология > fano.gov.ru, 3 октября 2017 > № 2335732

Ученые Института леса им. В.Н. Сукачева проанализировали воздействие изменений климата на массовое размножение сибирского шелкопряда

Ученые Института леса им. В.Н. Сукачева Федерального исследовательского центра Красноярский научный центр СО РАН (КНЦ СО РАН) с коллегами из СФУ, Центра защиты леса Красноярского края и НАСА (США) проанализировали воздействие изменений климата на массовое размножение сибирского шелкопряда, опасного вредителя таежных лесов. Причиной вспышки, охватившей 800 тысяч гектаров Приенисейской тайги, стали потепление и увеличение засушливости климата. По прогнозам ученых, в связи с изменением климата потенциальная зона очагового распространения насекомого-вредителя продвинулась на 150-300 км на север, что открывает возможности возникновения очагов массового размножения сибирского шелкопряда в северной тайге. Результаты исследования опубликованы в журнале Forests.

Для анализа ученые использовали спутниковые снимки с разрешением от 2-х до 30 метров, данные наземных обследований леса и климатических наблюдений. Наиболее крупные вспышки сибирского шелкопряда датируются 1951–1957 (Кеть-Чулымское междуречье) и 1994–1996 годами (Нижнее Приангарье). В эти годы были повреждены древостои на площадях до 2,5 и 1,0 миллиона га, соответственно.

Наблюдающаяся в настоящее время вспышка возникла в 2014 году в Приенисейской темнохвойной тайге. В 2017 году она охватила более 800 тысяч га древостоев, включая 300 тысяч га погибших. Стартовыми условиями для развития шелкопряда стали возросшие засушливость климата, потепление и удлинение периода вегетации. В поврежденных шелкопрядом древостоях активизировались стволовые вредители, включая уссурийского полиграфа, агрессивного жука-короеда.

«Важная особенность наблюдаемой вспышки – её продвижение севернее, примерно на 50 километров, ранее установленной границы очагового распространения сибирского шелкопряда. Зона потенциального поражения леса шелкопрядом сместилась ещё севернее – на 150-300 км. Происходящее потепление и возрастание засушливости климата, удлинение периода вегетации открывают возможности для миграции сибирского шелкопряда в северные темнохвойные леса и лиственничники, а также в высокогорья», - сказал доктор биологических наук, заведующий Лабораторией мониторинга леса ФИЦ КНЦ СО РАН Вячеслав Харук.

Сибирский шелкопряд — один из наиболее опасных вредителей таежных лесов. Он повреждает хвойные древостои (преимущественно кедр, пихту, лиственницу). В настоящее время в Приенисейской тайге, а также в Томcкой, Кемеровской и Иркутской областях наблюдается крупнейшая за последние десятилетия вспышка этого насекомого-вредителя.

Россия. СФО > Образование, наука. Экология > fano.gov.ru, 3 октября 2017 > № 2335732


Япония. Китай. ДФО > Медицина. Образование, наука > amurmedia.ru, 2 октября 2017 > № 2376914

I Дальневосточный медицинский молодежный форум открывает работу в Хабаровске

Студенты и ординаторы российских и иностранных медицинских вузов поделятся научным опытом

2-6 октября 2017 года в Хабаровске в Дальневосточном государственном медицинском университете состоится Первый Дальневосточный медицинский молодежный форум с международным участием. В работе форума примут участие ординаторы и студенты дальневосточных и сибирских медицинских вузов, Японии и Китая, сообщили ИА AmurMedia в пресс-службе ДВГМУ.

Первый Дальневосточный медицинский молодежный форум с международным участием проведут в Хабаровске 2-6 октября 2017 года.

Форум пройдет при поддержке:

Министерства здравоохранения Хабаровского края

Министерства образования Хабаровского края

Организаторами выступят:

ФГБОУ ВО "Дальневосточный государственный медицинский университет" Министерства здравоохранения Российской Федерации

КГБОУ ДПО "Институт повышения квалификации специалистов здравоохранения" министерства здравоохранения Хабаровского края

Хабаровский филиал ФГБНУ "Дальневосточный научный центр физиологии и патологии дыхания" — НИИ охраны материнства и детства

ФБУН "Хабаровский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии" Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека

Хабаровский филиал ФГАУ "МНТК "Микрохирургия глаза" имени академика С.Н. Федорова" Министерства здравоохранения Российской Федерации

ФГБУ "Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии" Министерства здравоохранения Российской Федерации, г. Хабаровск

Дальневосточный государственный медицинский университет — старейший профильный вуз Дальнего Востока. Все годы своего существования добивался одной цели — обучения высококлассных специалистов в области здравоохранения, способных оказывать медицинскую помощь населению на основе самых передовых лечебно-диагностических технологий.

Современный мир — огромное информационное поле. Каждый день информация приумножается в сотни раз, накапливается опыт, и между исследователями, которые занимаются одним направлением деятельности, необходим постоянный обмен информацией.

Первый Дальневосточный медицинский молодежный форум — это площадка для начинающих и опытных исследователей, которые соберутся, чтобы представить результаты исследований, свои идеи, поделиться опытом и найти коллег по интересующим темам.

Цель конференции: обсуждение актуальных вопросов современной медицины, перспектив научного сотрудничества молодых исследователей Азиатско-Тихоокеанского региона, результатов исследований и возможности их практического внедрения, взаимный обмен накопленной информацией, поиск еще нераскрытых проблем и совместное их решение путем сотрудничества, знакомство молодых исследователей, установление деловых связей.

В рамках форума пройдет итоговая научная конференция молодых ученых и студентов "Актуальные вопросы современной медицины", включающая:

— Международную научную медицинскую конференцию (рабочий язык — английский);

— Секции "Внутренние болезни", "Репродуктивное здоровье", "Педиатрия", "Психология и психиатрия", "Хирургия, офтальмология, оториноларингология", "Общественное здоровье", "Стоматология", "Фармация и фармакология", "Естественные науки", "Общественные науки".

— "Тимошинские чтения" — научная конференция по актуальным вопросам фундаментальной медицины. Конференции присвоено имя заслуженного деятеля науки Российской Федерации, профессора, основателя научной школы "Влияние регуляторных пептидов на структурный гомеостаз" Сергея Серафимовича Тимошина.

— Круглый стол "Перспективы научного сотрудничества молодых исследователей Азиатско-Тихоокеанского региона"

— Конкурс научно-исследовательских работ школьников Дальневосточного федерального округа по биомедицинской тематике.

На участие в форуме подали заявки ординаторы и студенты:

Дальневосточного государственного медицинского университета, Тихоокеанского государственного университета, Дальневосточного государственного университета путей сообщения, г. Хабаровск; Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета имени академика И.П. Павлова, г. Санкт-Петербург; Читинской государственной медицинской академии, г. Чита; Тихоокеанского государственного медицинского университета и Дальневосточного федерального университета, г. Владивосток; Северо-Восточного федерального университета им. М. К. Аммосова, г. Якутск. В международных секциях выступят студенты и ординаторы из Харбинского медицинского университета, г. Харбин (Китайская Народная Республика); Медицинской школы Ниигатского университета, Ниигатского университета здоровья и благополучия, г. Ниигата, Университета медицины и здравоохранения Хоккайдо, г. Саппоро (Япония).

Япония. Китай. ДФО > Медицина. Образование, наука > amurmedia.ru, 2 октября 2017 > № 2376914


Россия > Образование, наука > ras.ru, 2 октября 2017 > № 2334548

«У каждого из нас своя Вселенная»

По договоренности между Союзом журналистов РФ и Российским фондом фундаментальных исследований в московском Доме журналистов каждую неделю проводятся «Научные среды», в которых участвуют известные ученые, лидеры в своей области, и рассказывают о последних достижениях отечественной науки и о том, как РФФИ способствует этим успехам.

Меня поразила встреча с учеными Национального медицинского исследовательского центра нейрохирургии им. академика Н.Н. Бурденко. Директор центра академик Александр Александрович Потапов и его коллеги убедительно показали, насколько велик рывок в нейрохирургии.

Через несколько дней я приехал в центр нейрохирургии. Для нашей беседы А.А. Потапов выделил время до начала его первой сегодняшней операции.

- У меня ощущение, что центр, где мы находимся и который вы возглавляете, – это ваша первая любовь, которая навсегда.

- Верно. После института я пришел сюда в ординатуру и с тех пор не менял свой выбор, работаю уже очень много лет в одном и том же месте.

- В медицине же возможности самые разнообразные, не так ли?

- Еще в студенческие годы мне было очень интересно все, что связано с мозгом человека. Как он живет, как работает, как можно сохранить его при тяжелых травмах и поражениях. Будучи студентом, работал на скорой помощи, где сталкивался с очень тяжелыми формами травмы при дорожно-транспортных происшествиях. Потом работал в кардиореанимации при институте, который возглавлял академик Б.В. Петровский. И всегда меня одолевала тяга к пониманию того, что происходит с мозгом при катастрофах, как человеческий мозг можно сохранить, дать ему пережить тяжелую атаку, чтобы он потом выжил, восстановился и продолжал работать. У меня после окончания института был свободный выбор, так как я получил диплом с отличием. Я выбрал Институт нейрохирургии. С тех пор ни разу не пожалел о своем выборе.

- И когда это было?

- Очень давно, в 1973 г. Мир был другой, медицина другая, нейрохирургия другая... Сейчас произошли удивительные изменения и в нашем понимании работы мозга, и в технологиях, которые позволяют изучать мозг и сознание человека.

- Вы упомянули Б.В. Петровского. Он ведь сердцем занимался?

- И в этой области происходили важнейшие события. Помните первую пересадку сердца? Ее сделал южноафриканский хирург-трансплантолог Кристиан Барнард. Он приезжал в Москву, мне довелось, еще будучи студентом, слушать его лекцию. Пересадка сердца казалась в то время топовой темой в медицине. Первый пациент жил довольно долгое время. Оказывается, учителем Барнарда был наш профессор В.П. Демихов, который пересаживал сердце, легкие, головы животным. Барнард вместе с В.П. Демиховым выступали в аудитории Пироговского института. И все происходящее казалось в то время поразительным. Стало понятно, что можно пересадить сердце, легкие, печень, любые органы. Появились понятия «искусственное сердце», «искусственные легкие», «искусственная почка». Но в отношении мозга все обстояло иначе: было очевидно, что пересадить мозг или создать искусственный мозг в обозримые 100-200 лет невозможно.

Вторая и наиболее глобальная тема для медицины и фундаментальной науки в целом – это познание работы мозга и тех механизмов, которые позволяют ему в условиях различных повреждающих воздействий пережить их и продолжать функционировать, а самое главное – сохранить личность человека. Эта тема крайне интересна, меня поразили возможности, которые в то время уже появились в нейрохирургии.

В 1973 г. был создан первый компьютерный томограф, и он был нацелен на изучение мозга. Если обычное рентгеновское изображение давало контуры костных структур, то компьютерный томограф позволял заглянуть в «черный ящик» и увидеть мозговые структуры, сосуды, можно было делать ангиографию. В этом же году появился первый EMI-scanner, компьютерный томограф. И это открыло уникальные возможности для диагностики в области нервных болезней (прежде всего головного мозга) и для нейрохирургов.

- Вы помните своего первого пациента?

- Помню, но, естественно, я его не оперировал. Оперировал академик А.И. Арутюнов, он в то время был директором нашего института. Я пришел в операционную, впервые увидел ту хирургию, которую выбрал, и она мне показалась очень тяжелой. Я бы даже сказал, пугающей. Одно дело – видеть открытое работающее сердце, совершенно другое – открытый пораженный опухолью мозг. Операция сопровождалась тяжелейшей кровопотерей. Но еще удивительнее, что после нескольких часов в операционной я пришел в реанимационное отделение и вдруг увидел, что пациент проснулся и разговаривает. После такого серьезного вмешательства на мозге, с тяжелым кровотечением, после переливания крови, работы анестезиологов! Первая операция произвела на меня сильнейшее впечатление. Я понял, что уже не только хирургия сердца, легких, внутренних органов, но и хирургия мозга может делать очень многое.

- С чем можно сравнить такой рывок медицины?

- Мне кажется, развитию клинических нейронаук способствовали два фактора, связанные с технологическим прорывом в сфере диагностики. Во-первых, это методы, которые мы сегодня называем нейровизуализацией, – появление рентгеновских компьютерных томографов, которые постоянно совершенствовались, их разрешающая способность год от года улучшалась. Во-вторых, это появление (несколько позже) магнитно-резонансных томографов, которые дают практически анатомическое видение не только мозга, но и нервных окончаний, глубинных структур. У нас сегодня есть возможность видеть функциональную анатомию мозга. Вот сейчас, кстати, идет операция с пробуждением. У пациентки опухоль, которая находится в левой височной доле, рядом с зоной, ответственной за понимание речи. До операции мы выполнили пациентке функциональную магнитно-резонансную томографию во время речевой нагрузки. Мы увидели, где активируются корковые и подкорковые структуры во время речи, где находится опухоль и как нам нужно подойти к ней, чтобы не повредить речевые зоны этой пациентки. Более того, во время операции мы ее разбудим (после выполнения этапа трепанации) и будем тестировать. Я как оперирующий хирург, а также анестезиолог и нейропсихолог будем с ней говорить, контролировать состояние ее речевых функций.

Новые технологии дали новые знания функциональной анатомии мозга, новое представление о том, что мозг каждого человека имеет свою индивидуальную анатомию и локализацию тех или иных функций. Скажем, есть правши и левши. У правшей доминантное, главное по речи полушарие – левое, у левшей – правое. А есть амбидекстры, у которых правое и левое эквивалентны в этой функции.

- А.Д. Сахаров был таким. Он писал одинаково правой и левой рукой…

- Я немного упрощаю, но это касается и всех других функций. И когда мы принимаем решение об операции по поводу любой патологии мозга, мы должны четко знать, правша или левша этот пациент, либо он амбидекстр, либо у него какая-то иная локализация функций.

- А раньше этого не знали?

- Определенные представления были. Условно говоря, моторика речи – это нижние отделы левой лобной доли (для правшей) с разными вариантами. А сейчас мы знаем, что это не совсем так, потому что у каждого человека эти зоны расположены по-разному. Мы, по сути дела, с каждым новым пациентом (здоровым или больным) открываем новое биологическое явление – как именно у этого индивида построены функциональные связи.

- То есть мозг – новая Вселенная?

- Мозг бесконечен. Более того, известно, что имеются отличия и у людей из разных регионов планеты. Есть генетическое своеобразие, и оно отражается на том, как устроена анатомия мозга человека. Пожалуй, это та революция, которая произошла с введением новых технологий.

- Итак, вы стали нейрохирургом. Сколько раз в неделю оперировали?

- Каждый день.

- Две-три операции?

- Нет, операции в то время были очень длительные. А сейчас я работаю еще и администратором, но стараюсь оперировать каждый день. Это для меня закон. Мои коллеги, которые не обременены административными обязанностями, могут себе позволить делать и две, и даже три операции в день.

- 1990-е гг. были для вас сложным временем. Что помогло выжить? Знаю, что и в эти годы вы проводили уникальные операции.

- Нашему институту очень повезло с лидерами. У истоков его создания стояли известные ученые – хирург Н.Н. Бурденко и невролог В.В. Крамер. Это был 1929 г. Сложился удачный альянс невролога и хирурга, и зародилась нейрохирургия. В институте изначально был заложен мультидисциплинарный принцип. Здесь работали известный нейрофизиолог П.К. Анохин, анатом С.М. Блинков, который также работал в лаборатории мавзолея, где изучали мозг уникальных людей, нейроморфолог Н.А. Смирнов. Член-корреспондент Академии медицинских наук, академик Академии педагогических наук, профессор А.Р. Лурия, который стоял у истоков современной нейропсихологии, заведовал у нас лабораторией. Академик В.А. Неговский создавал на базе нашего института первую лабораторию по реанимации.

С 1975 г. – 39 лет! – наш институт возглавлял академик А.Н. Коновалов, выдающийся человек – и как ученый, и как хирург, и как организатор. И я могу ответить на вопрос, как мы выжили в 1990-е гг.: от нас никто не уходил. Базовое финансирование рухнуло, но у нас был инструмент, как выжить в новых условиях разрушающихся социалистических принципов финансирования «Всем поровну по койко-дням». Мы перешли к принципу оплаты по качеству и количественной характеристике труда. Более того, нам удалось в те годы запустить механизм строительства нового корпуса. В самые трудные годы мы построили огромный 14-этажный хирургический корпус. Никто не мог поверить, что такое возможно!

- Кто на вас оказал наибольшее влияние?

- У нас в институте было много известных ученых. В то время каждый руководитель направления был выдающимся ученым. Наблюдать за их работой было настоящим счастьем. Поэтому сказать, что какой-то конкретный человек оказал на меня влияние, не могу. Плеяда таких удивительных людей воспитывала и учила профессии и жизни. Я помню операционную Ф.А. Сербиненко, у него было очень много патентов по созданию баллон-катетерной техники. Он разрешал всем приходить в операционную, потому что устройства, которые он сам делал, нигде больше нельзя было увидеть. Я видел толпы студентов, которые ходили за А.Р. Лурией, массу нейрохирургов, которые приходили на операции А.И. Арутюнова. Уникальный анестезиолог и реаниматолог профессор А.З. Маневич был моим научным руководителем вместе с профессором С.Н. Федоровым. И всей этой командой четыре десятилетия руководил А.Н. Коновалов, которого мы все считаем своим главным учителем.

- Я понял, чем нейрохирурги отличаются от других хирургов. Вы стараетесь оперировать то, чего раньше никто не оперировал. Вас интересуют нестандартные методы.

- Человек доверяет тебе судьбу своего мозга, поэтому каждая операция для нейрохирурга – это стресс, преодоление самого себя, потому что во время операции нужно все эмоции и волнения оставить за пределами операционной. Это не всегда удается. Но когда преодолеваешь себя, делаешь операцию, особенно если она нестандартная, как вы говорите, если после этого пациент просыпается и у него нет неврологического дефекта, это приносит колоссальное удовлетворение. Теперь о новых и рутинных операциях. Для того чтобы иметь возможность сделать какую-то новую операцию, ты должен пройти через серию операций более или менее отработанных. И только тогда подходишь к моменту, когда вдруг понимаешь, что можешь сделать уже другую, более сложную операцию, которую либо раньше не делали, либо делали по-другому. И смысл нашего центра – всегда искать элементы нового и в технологии, и в концепции хирургии, чтобы щадяще выполнить саму операцию, обеспечить большую сохранность нарушенных функций и добиться восстановления тех функций, которые были у пациента утрачены, когда он пришел в центр.

- Теперь я понимаю, почему вам РФФИ дает деньги: вы все время ищете новое.

- Очень важно, что в России уже 25 лет существует уникальная структура, которая нацелена на поддержание фундаментальных исследований в разных разделах науки, в том числе в биологии и медицине. Почему это важно? Если врач делает только рутинные операции, если он постоянно не изучает, не исследует новые данные, полученные в биологии, физиологии, клеточной диагностике, генетике, генетических основах болезни и т.д., он не развивается и, следовательно, медицина топчется на месте. И в этом отношении Российский фонд фундаментальных исследований за эти 25 лет сделал очень многое. Более того, в рамках структуры фонда медицинские науки сейчас выделены отдельно. У биолога, например, больше времени для подготовки работы в области экспериментального моделирования, исследования, подготовки статей, материалов, чем у клинического врача. Клиницист-исследователь больше времени тратит на работу с самим пациентом. И теперь, благодаря грантам фонда, у него появляется время для занятия и фундаментальными разделами медицины. Мне кажется, что фонду удалось в последние годы поддержать очень серьезные, интересные проекты в области медицинской науки, ее фундаментальных основ, и в частности в области нейронаук. У нас был ряд проектов, посвященных изучению молекулярных механизмов развития болезни, в сферах нейроонкологии, сосудистой патологии, травматического повреждения мозга. И мы, получив новые данные, изменили принципы лечения, получили хорошие результаты. А в основе лежали фундаментальные исследования, которые были обеспечены конкурсным принципом работы самого РФФИ. У нас есть конкретные разработки, которые мы вели с Институтом лазерных и информационных технологий, по созданию точных копий, анатомических моделей черепа, мозга человека, и это сегодня уже повсеместно используется как новая технология в реконструктивной нейрохирургии.

- Вы считаете объединение РАН и РАМН полезным начинанием?

- Думаю, когда у любого специалиста, который работает в одной области знаний, есть возможность более тесного общения со специалистами другой сферы знаний, это всегда позитивно. А в отношении слияния академий – этот вопрос надо рассматривать уже в другой плоскости. В 1944 г. была организована Академия медицинских наук, инициатором ее создания был Н.Н. Бурденко. Он был академиком Академии наук СССР, но он сумел еще во время войны доказать руководству страны необходимость создания Академии медицинских наук — и стал ее первым президентом. Наш институт был одним из первых институтов Академии медицинских наук. В 2013 г., как раз в канун юбилея медицинской академии, было принято решение объединения трех академий. У нас было двоякое отношение к этому. Академия медицинских наук создавалась не нами, но мы участвуем в ее разрушении? Или наоборот: мы участвуем в интеграции российской науки? Как подойти к этому вопросу? Думаю, в конечном итоге, наверное, интегративная задача была важнее, нежели юбилейная. Все-таки наука должна всегда смотреть широкими горизонтами, глобально. Происходит интеграция российской науки, хотя процесс и болезненный. Но интегративные процессы в конечном итоге всегда положительны. Например, сегодня с нами будут работать представители физики – мы делаем лазерную биоспектроскопию. Среди наших партнеров — Институт общей физики им. А.М. Прохорова. Он разработал лазеры для биоспектроскопии, которые работают у нас в операционной. В России были созданы современные флюоресцирующие красители, которые позволяют на основе особенностей метаболизма опухолевых клеток видеть под микроскопом ярко флюоресцирующие злокачественные клетки опухолевой ткани. Мы можем с помощью биоспектроскопии более тонко определять границы между опухолью и нормальной тканью мозга.

Современная оптика, микроскопы, эндоскопы – это достижение физики, механики. Навигационные системы, компьютерные томографы, интероперационные – это интеграция всех областей науки, знаний, технологий. Так что объединение академий имело позитивное значение, потому что это интеграция науки, всех ее узких направлений, это создание иных форм, которые позволят физикам, математикам, врачам быстрее находить друг друга, устанавливать полезные контакты, создавать творческие коллективы. В этом отношении РФФИ, который поддерживает междисциплинарные исследования, очень важен. Сейчас, кстати, проходит конкурс РФФИ, в котором могут участвовать несколько институтов. И мы в нем участвуем. Мы – это клиницисты, нейрохирурги, физики, биологи и т.д. Уверен, что такой альянс даст и новые знания.

- Александр Александрович, вам это интересно?

- Да, безусловно. Интересно еще и потому, что, если в 1990-е гг. конкурса в аспирантуру по медицине практически не было, то сейчас конкурс поступления в ординатуру нашего центра – 12 человек на место. И у всех дипломы с отличием, у всех дипломы участия и побед в олимпиадах, уже есть публикации, в том числе в зарубежных журналах. Сегодня в науку приходит талантливая молодежь, и это говорит о том, что у нас есть будущее. И нам интересно с ними работать.

Беседовал Владимир Губарев , Научная Россия

Россия > Образование, наука > ras.ru, 2 октября 2017 > № 2334548


Россия. ЦФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > ras.ru, 2 октября 2017 > № 2334547

В Москве пройдет Международная научно-техническая конференция "Нейроинформатика-2017"

Более двухсот российских и зарубежных ученых примут участие в XIX Международной научно-технической конференции "Нейроинформатика-2017", которая открывается 2 октября 2017 года в столице, сообщает РИА Новости.

По ожиданиям многих учёных, к середине текущего века должна произойти "нейротехнологическая" революция, которая изменит технологический уклад и многие аспекты жизни большинства землян.

"В последнее время вопросам, связанным с развитием искусственного интеллекта, нейротехнологий, машинного обучения, человеко-компьютерных интерфейсов, уделяется огромное внимание и в России, и в мире", – сообщил РИА Новости заместитель директора Института интеллектуальных кибернетических систем Национального исследовательского ядерного университета "МИФИ" Валентин Климов.

В связи с этим, по его словам, университет проводит серию мероприятий, которые направлены на то, чтобы занять достойное место на формирующемся нейротехнологическом рынке.

Способности искусственных вычислительных систем в отношении объёма памяти и мощности обработки информации сегодня уже достигают возможностей человеческого мозга. Однако, несмотря на это, по-прежнему остаются сомнения относительно перспективы появления чего-либо, напоминающего полный объём человеческого разума в искусственных технологиях.

Заведующий отделом нейроинформатики Центра оптико-нейронных технологий Научно-исследовательского института системных исследований (НИИСИ) РАН Виталий Дунин-Барковский говорит, что на базе группы журналов серии Frontiers in они совместно с заведующим Центром математического моделирования Университета Лестера (Великобритания) Александром Горбанем взялись обеспечить платформу для публикации работ, посвященных этой теме.

"Мы полагаем, что настало время объявить создание искусственного интеллекта человеческого уровня в качестве конкретной цели для современной науки и техники, и надеемся, что наша инициатива поможет скорейшему ее достижению", – заявил исследователь.

В числе спикеров на конференции, которая продлится пять дней, президент Российской ассоциации нейроинформатики, член-корреспондент РАН, руководитель Центра оптико-нейронных технологий НИИСИ РАН Борис Крыжановский, старший научный сотрудник кафедры кибернетики НИЯУ МИФИ Владимир Редько, вице-президент Российской ассоциации нейроинформатики, сооснователь компании "Айкумен – информационные бизнес-системы" Сергей Шумский, заведующий отделом нейроинформатики Центра оптико-нейронных технологий НИИСИ РАН Виталий Дунин-Барковский, профессор Университета Лестера (Великобритания) Александр Горбань и др.

Конференция "Нейроинформатика" – многоплановый научный форум, на котором обсуждаются вопросы, которые относятся к активной области научных исследований: теории и приложений искусственных нейронных сетей, проблем нейробиологии и системной биофизики, задачи адаптивного поведения и когнитивных исследований.

Участники прослушают лекции известных специалистов по животрепещущим проблемам нейроинформатики, обсудят проблемы конструирования искусственного мозга. В рамках конференции пройдет конкурс молодых специалистов на лучшие работы по тематическим направлениям.

Источник: ria.ru

Россия. ЦФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > ras.ru, 2 октября 2017 > № 2334547


Россия > Образование, наука > ras.ru, 2 октября 2017 > № 2334539

«Грант – это не только деньги, но и правовой институт»

Каждый год благодаря грантам Российского фонда фундаментальных исследований получают поддержку более 70 тыс. ученых, проводится около 800 научных мероприятий, осуществляется свыше 500 научных стажировок молодых специалистов, издается более 250 книг и монографий. За 25 лет фонд поддержал почти 150 тыс. научных проектов. За этими цифрами стоит кропотливая работа сотрудников РФФИ, которые создают условия для отбора научных проектов и их сопровождения. О том, как происходит эта работа, рассказал директор РФФИ Олег Викторович Белявский.

- Олег Викторович, что же такое грант РФФИ и кто может рассчитывать на его получение?

- Наверное, нет человека, принадлежащего к научному миру, который бы не был знаком с этим термином. Для кого-то грант остается мечтой, а для кого-то – уже пройденный этап в научной карьере. Однако споры о значении этого термина среди экономистов, юристов, работников государственных контролирующих организаций не утихают. Каждый видит в этом понятии что-то свое или то, что наиболее полно отвечает его интересам. Как известно, определение гранта содержится и в предыдущем законе о науке, и в проекте нового, есть упоминание о нем и в Бюджетном и в Налоговом кодексах Российской Федерации. Но ни один из этих нормативных актов не дает полного и точного определения гранта. Дело в том, что грант – это не только сумма денег, которую получает ученый, но и правовой институт, то есть комплекс правоотношений, в которые вступают граждане и государственные органы, в нашем случае – в связи с данным видом финансовой поддержки научных исследований и по его поводу.

Грант в узком понимании этого термина – это безотзывная, безвозвратная денежная сумма, которая выдается государственным или частным учреждением по итогам публичных конкурсов или на других, установленных грантодателем, условиях для финансирования общественно полезной деятельности, осуществляемой грантополучателями в ходе реализации программ или проектов в сфере науки, образования, культуры и т.д. Скажем, при финансировании фундаментальных исследований деньги выдаются ученому не под конкретный результат, как обычно его многие представляют (технология, промышленный образец, патент и т.п.). Результат общественно полезной деятельности, на которую выделяется грант, может быть, с точки зрения финансиста или фискального чиновника, совершенно несоразмерным выданной ученому сумме. Таким результатом часто могут стать публикация в высокорейтинговом научном журнале, выступление ученого на конференции и т.д. Но для науки полученный результат может быть бесценен.

- Кто может претендовать на получение гранта РФФИ?

- Подробная информация по этому вопросу содержится на нашем сайте http://www.rfbr.ru/rffi/ru, и с ней может ознакомиться любой желающий. Могу сказать, что, в соответствии с условиями проводимых РФФИ конкурсов научных проектов, помимо научных коллективов или отдельных ученых мы поддерживаем и научные и образовательные организации, то есть научно-исследовательские институты, университеты. На мой взгляд, это не совсем правильно, потому что при таком подходе мы поддерживаем не столько науку, сколько ее инфраструктурные элементы, многие из которых, если быть откровенным, либо давно отжили свое либо перестали быть эффективными.

Со времен Советского Союза осталось немало НИИ и лабораторий, которые имеют огромные неиспользуемые территории, административные, научные и лабораторные здания, разного рода испытательные стенды и вспомогательные сооружения. Оплата коммунальных услуг для содержания всей этой недвижимости высасывает весь бюджет многих организаций. При этом чисто научная отдача от них может быть совсем невелика. Поскольку мы финансируем, в идеале, чистую науку, нам очень не хотелось бы, чтобы деньги грантов уходили на такие прозаические вещи, как содержание избыточной или устаревшей научной инфраструктуры. Все-таки это скорее задача министерств и ведомств, которым подчинены эти учреждения. Тем не менее мы предусматриваем, что 15-20% от суммы гранта могут расходоваться институтами и университетами на компенсацию использования инфраструктуры этих научных учреждений работающими в них получателями грантов. Поэтому научные организации тоже заинтересованы в получении своими сотрудниками грантов нашего фонда и, конечно, помогают им в реализации проектов.

Есть и перекосы. Так, в последнее время, в связи с неправильным толкованием указов президента РФ, обязывающих руководителей научных организаций повысить заработную плату своим сотрудникам, нами фиксируются попытки со стороны ряда руководителей научных и образовательных организаций включить наши гранты, получаемые их сотрудниками, в фонд оплаты труда своих учреждений. А у нас есть организации, сотрудники которых в течение года получают в совокупности гранты на общую сумму 200, 300 и даже 800 млн руб. Конечно, директорам институтов и ректорам университетов не хочется терять такую возможность повысить за счет грантов РФФИ эффективность своей деятельности. Это, конечно, незаконно, поскольку гранты – не заработная плата, не вознаграждение за выполнение научно-исследовательских или опытно-конструкторских работ. Соответственно, никакими социальными взносами они облагаться не должны. Кстати, в налоговом законодательстве есть прямое указание на то, что гранты РФФИ — не доход и поэтому подоходным налогом не облагаются. Но наши Пенсионный фонд, Соцстрах и Медстрах, невзирая на это, требуют производить упомянутые отчисления, упорно считая гранты зарплатой.

- Вам удается противостоять этому?

- Да, хотя наши сотрудники вынуждены тратить очень много времени на оказание правовой помощи нашим институтам, пострадавшим от санкций со стороны контрольных органов, по всей стране. Они ездят в командировки, участвуют в судебных заседаниях, отбивают деньги, которые незаконно взыскиваются. Должен сказать, что мы выигрываем практически все суды.

- А есть возможность не доводить до суда?

- Конечно. Сначала мы направляем в такие организации письма с разъяснением позиции фонда, и если наши аргументы адекватно воспринимаются руководством института или организации, требующей произвести отчисления в страховые фонды, то вопрос решается без обращения в судебные инстанции.

Беда в том, что, по логике многих главных бухгалтеров НИИ или университетов, если деньги, предназначенные для выдачи грантополучателю, из РФФИ сразу поступают на счет института, а не сотрудника, значит, это уже деньги института, поэтому, выдавая деньги грантополучателю по его требованию, они выплачивают ему заработную плату. При этом говорят: «Если бы деньги пришли сначала к нему, а потом он бы их временно разместил у нас, вопросов бы не было». Они не понимают, что это бы не изменило правовой природы гранта.

- А в чем суть взаимодействия фонда и научных организаций, которые сами не получают грантов?

- Вообще, с точки зрения финансовой логистики, в ситуации, когда деньги идут не на счет грантополучателя, а на счет учреждения, хорошо всем. Институт по поручению грантополучателя расходует средства на нужды проекта: осуществляет закупки материалов, оплачивает труд технических работников, привлекаемых для выполнения научного проекта. А у фонда появляются возможности контролировать целесообразность и законность трат, которые производит грантополучатель. У самого же грантополучателя не болит голова по поводу места и условий хранения временно свободных средств гранта. Таким образом, трехсторонний договор, который мы обычно заключаем с грантополучателем и институтом, регламентирует действия каждой из сторон: каждый знает, чем он занимается, за что отвечает и что в результате получит.

- Речь идет о каком-то конкретном результате?

- На Западе, да и у нас тоже, некоторые организации выдают грант людям, которые достигли выдающихся результатов в каком-то виде деятельности, просто потому, что они — своего рода национальное достояние. Грант в этом случае выступает как средство поддержки человека в «рабочем состоянии», чтобы этот «инструмент» всегда был готов выполнить ту функцию, в которой заинтересованы государство и общество.

Поскольку институт гранта наличие работодателя не предусматривает, соответственно, нет и сотрудника, нет работы как таковой. Известно, что работа всегда подразумевает затрату энергии для достижения целей, интересующих работодателя. Нет результата – нет оплаты произведенной работы. В нашей ситуации картина немного другая. Здесь деятельность осуществляется не в пользу конкретного работодателя, а в пользу общества в целом. Причем результаты этой деятельности представляют собой новые знания, которые могут быть востребованы сегодня, а могут – через 100 лет. Этим, собственно, фундаментальные исследования и отличаются от прикладных.

- Расскажите, пожалуйста, как происходят отбор заявок и экспертиза.

- Один из главных принципов работы фонда – конкурсный отбор проектов. Проект финансируется, когда он отвечает нескольким критериям: он должен быть актуальным, новым, перспективным. Это не может быть заведомо тупиковая идея. Другой важный принцип – принятие решений о финансировании на основании экспертной оценки. Ее проводят независимые эксперты и экспертные советы.

Экспертом может стать каждый ученый, добившийся определенных результатов. Это, кстати, не исключает его участия в конкурсных программах. У нас есть правила проведения экспертиз, в которых права и обязанности экспертов подробно регламентированы. В научной среде, конечно, нет уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения или за отказ от заключения, как это принято, например, в судебной медицине или судебной психиатрии. Хотя деньги, которые государство выделяет или не выделяет на поддержку проекта (в зависимости от решения эксперта – положительного или отрицательного), очень большие. Поэтому можно было бы говорить, что здесь есть определенная основа для злоупотреблений. К счастью, мы должны констатировать, что в целом моральное состояние нашего экспертного корпуса весьма высокое. Объективности и беспристрастности экспертизы призваны служить и имеющиеся в распоряжении фонда программные средства, которые позволяют осуществлять семантический анализ текстов заявок, научных отчетов, что существенно облегчает задачу экспертов по установлению фактов плагиата, заимствований, повторов и т.д. Речь идет о нашей программе КИАС (Комплексная информационно-аналитическая система), которая постоянно развивается и совершенствуется благодаря высокой квалификации наших программистов.

- То есть существуют какие-то нормативные документы, которые регулируют работу экспертов?

- Экспертная деятельность, как и вся другая деятельность фонда, регламентируется его уставом. Помимо этого существуют также положение о конкурсном отборе и положение об экспертных советах. Эти локальные нормативные акты фонда регламентируют деятельность экспертного корпуса и экспертных советов фонда. Содержание этих документов также претерпевает изменения в соответствии с меняющимися задачами фонда и усилением требований к качеству экспертизы. Здесь мы находимся если не в начале, то в середине пути. Позиция руководства фонда состоит в том, чтобы усилить ответственность экспертов за достоверность заключений, объективность, полноту и беспристрастность, то есть за соблюдение основных принципов деятельности фонда.

На защите этих принципов стоят коллегиальные органы управления фонда – совет фонда и бюро совета фонда, которые принимают итоговое решение о финансировании того или иного проекта, победившего на конкурсе. Эти органы сформированы из людей извне. Если говорить образно, это самые яркие звезды, которые сияют на нашем научном небосклоне. Члены совета фонда представляют практически все направления отечественной науки в высшем коллегиальном органе управления фонда. О внимании, которое уделяется государством вопросам формирования совета, говорит тот факт, что председатель совета фонда – в настоящее время академик РАН В.Я. Панченко – назначается президентом Российской Федерации, а члены совета фонда – Правительством Российской Федерации.

- В чем вы видите возможности повышения эффективности работы экспертов РФФИ?

- Сейчас ученый секретарь экспертного совета – это руководитель соответствующего «отраслевого» управления фонда, то есть штатный сотрудник нашего учреждения. В новой структуре, которую мы планируем принять этой осенью, экспертный совет будет сам избирать ученого секретаря из своего состава. Это позволит сконцентрировать ответственность за все, что происходит в экспертном совете, на его председателе и ученом секретаре. Сотрудник РФФИ впредь будет привлекаться только для обеспечения деятельности экспертного совета и выполнения технических функций. Это лицо будет участвовать в подготовке заседаний экспертного совета, но, не обладая никакими властными полномочиями, фактически будет выступать в роли координатора между фондом и экспертным советом. Эти нововведения позволят существенно снизить риск принятия экспертами неправильных решений и повысить их независимость от управленческих структур фонда и его отдельных сотрудников.

Вообще, мы придерживаемся установки, что чиновники не могут быть вовлечены в процесс принятия экспертных решений, имеющих значение для финансирования науки. Они должны быть функционерами, которые быстро и профессионально готовят заседания, обеспечивают прямую и обратную связь между экспертным сообществом и фондом.

В дальнейшем мы планируем обеспечить более ровную занятость нашего персонала в течение года, исключив периоды авралов и относительного затишья. С этой целью будут созданы специальные подразделения, которые независимо от видов конкурсов станут отвечать за прием заявок, их обработку, общение с экспертами. Это также позволит достичь большей прозрачности в деятельности Фонда.

С июня этого года заявки на участие в инициативных конкурсах принимаются в электронном виде. Если принять во внимание, что ежегодно рассматривается около 70-80 тыс. заявок, станет очевидным, сколько бумаги и времени удалось сохранить. Следующим этапом будет переход от печатных форм договоров к электронным. И финальным аккордом станет получение научных отчетов по грантам в электронной форме. Нет необходимости говорить, что в этой ситуации персонал фонда сократится и будут подняты зарплаты его сотрудникам.

Беседовала Ольга Беленицкая, Научная Россия

Россия > Образование, наука > ras.ru, 2 октября 2017 > № 2334539


Россия > Образование, наука > ras.ru, 2 октября 2017 > № 2334533

Президент РАН Сергеев: «Сырьевые компании должны отдавать часть дохода ученым»

Новый глава Академии Наук поделился своими мыслями о реформировании отрасли

Поездки по Москве с мигалкой, встречи с Путиным и Медведевым, конкретные планы по выводу Академии наук из тупика... О первых впечатлениях в новой должности вновь избранный президент РАН Александр Сергеев рассказал под занавес Общего собрания Академии.

О встрече с Путиным

«Владимир Владимирович пригласил меня вчера приехать для разговора, беседовали один на один. Я сказал ему: «Может, это как-то непривычно будет звучать, но я у вас сегодня ничего не будут просить. Академия наук должна сначала показать, что мы начали действовать. Просьб, конечно, будет много, но сейчас попрошу только утвердить меня в должности. Владимир Владимирович взял документ, положил на стол и сказал: «А вы утверждены». Это было неожиданно для меня. Потому что это не просто Указ президента, а большой мандат доверия, который появился по результатам по-настоящему демократического голосования в Российской академии наук. Мы обсудили множество вопросов, говорили о науке, о том, как можно перестраивать РАН. Я могу сказать, что то поле, которое существует вокруг президента, очень располагает к откровенному разговору. Когда коснулись вопроса о научном творчестве, я убедился, что наш с вами президент понимает ценность фундаментальной науки».

О фундаментальной науке

«У ученых, занимающихся фундаментальной наукой, есть право на отрицательный результат. И эти отрицательные результаты порой оборачиваются неожиданными открытиями. Помните фразу Пушкина: «И опыт — сын ошибок трудных, и гений - парадоксов друг». О чем это? Да о том, что в какой-то момент не понимаемое нами вдруг становится открытием. Это как раз и есть фундаментальная наука. И никакой заказчик не поймет этого риска и не пойдет на него. Поддержать фундаментальную науку может только государство».

О ФАНО

«В моей программе написано, что я не являюсь сторонником ликвидации ФАНО. Считаю, что мы можем конструктивно выстроить свои отношения, но в рамках корректировки правового поля. А именно, изменения статуса РАН, который по 253 ФЗ и по Уставу РАН не позволяет нам полноценно принимать участие в формировании и реализации государственной научно-технической политики. Надо объединить управление наукой и научные компетенции, разнесенные в результате реформы в 2013 году».

О статусе РАН

«Мы все говорим, что статус должен быть изменен. Он должен быть особым, соответствующим ситуации. Особый статут есть у Сколково, у Курчатовского института, у МГУ. И я не думаю, что его не заслуживает Российская академия наук. Считаю, что она должна называться «Государственной академией наук».Мы должны будем с юристами поработать над тем, чтобы с изменением статуса вписаться в существующее правовое поле. Думаю, надо начать с корректировки 253-го Федерального закона, в котором следует четко зафиксировать все полномочия и ответственность РАН. После этого нам будет проще общаться и с ФАНО. В Федеральном агентстве научных организаций тоже понимают, что нести ответственность за научный результат должны ученые, а по существующему закону, ФАНО несет эту ответственность. Ведь если государство дает деньги органу исполнительной власти, то с него же потом и спрашивает. < ...> Нам бы хотелось, чтобы у РАН была возможность наряду с ФАНО быть соучредителем институтов. Агентство должно отвечать за административно-хозяйственную деятельность, РАН — за научно-организационную. Вот это надо четко прописать. Тезис «научно-организационное», а не «научно-методическое» руководство очень важен. Сейчас у нас всю науку растащили по министерствам, - там есть свои научно-координационные советы, они же сами являются и распорядителями бюджетных средств. В результате наука и оказалась в таком (плачевном) положении. Мне кажется, что президент Путин это точно понимает и переживает за это. Подтверждает это его предложение организовать советы по каждому из больших вызовов науки, потом объединить их в общий Совет, который возглавит президент РАН».

О финансировании науки

«После Майских указов президента об удвоении средней зарплаты по региону для ученых сильно изменилась ситуация в стране. Я не вижу ничего страшного, если их выполнение будет сдвинуто по оси времени вправо. Это все прекрасно понимают. Но есть более важный момент, касающийся указа президента об увеличении процента ВВП, вкладываемого в науку. К 2015 году он должен был составлять 1,77 % ВВП. У нас уже 2017-й год, и мы до сих пор находимся на уровне 1,13% ВВП. Может, к концу года что-то и подрастет... Я намерен обсуждать и убеждать всех в необходимости повышения процента ВВП. Очень важна позиция президента, который считает, что РАН должна играть гораздо большую роль, облекает академию доверием, и есть уверенность в том, что он, безусловно, на нашей стороне».

О взимании «налога на науку» с сырьевых компаний

«Одна из главных проблем кризиса науки заключается в том, что нам не хватает инструментов, чтобы заниматься наукой на высоком уровне. В последние десятилетия регулярных средств для обновления материально-технической базы нашей науки не было. Она, эта база, сделалась, мягко выражаясь, довольно архаичной. А тем временем в современной мировой науке очень четко прослеживается тенденция, что владение уникальным инструментом становится залогом для успеха и мирового лидерства. Если есть инструмент, при помощи которого вы можете обнаружить и померить то, чего не смогут обнаружить и померить другие, - вы - король в науке! У вас есть фабрика нового фундаментального знания! И проблема не только в архаичности материальной базы, а в том, что у нас должна быть возможность изготавливать приборы и инструменты самим. На это денег нет, отвечают нам. И я считаю, что это самая большая проблема фундаментальной науки. Чтобы решить ее, нужен фонд инструментализации. Не на зарплаты мы просим деньги, - мы готовы работать, у нас остались коллективы, головы светлые, но нет средств на производство. Программа поддержки национальных исследовательских университетов показала, что при определенном политическом решении средства в стране находятся. Мы с моими коллегами сделали оценку, сколько бы нам понадобилось для обновления инструментальной базы, и получились не какие-то сумасшедшие деньги — порядка 10 млрд рублей в год. Можно было бы попросить эти деньги у государства, - ведь цены на нефть высокие, ВВП растет... Но политически важнее, если бы фонд инструментализации фундаментальной науки стали бы формировать крупные госкорпорации и сырьевые компании. Их доходы и богатства сейчас формируются на трудах отечественных ученых советского периода. Так что было бы справедливо отдавать им сейчас часть своего дохода, чтобы ученые и дальше могли быть востребованы экономикой.

И еще, мы в стране любим и гордимся нашим спортом. Большие средства идут на него, мы радуемся победам наших героев и не умаляем их достоинств. Но ведь страны могут мериться силами не только в спорте, но и в научных достижениях. Если бы на фундаментальную науку, тратилось столько, сколько идет на спорт, думаю, что ситуация изменилась бы кардинально».

О поднятии престижа науки

«В нашей стране сейчас очень низок престиж научного работника. Если нет этого престижа, молодежь в науку не пойдет. И родители, которые «плохого не посоветуют», не будут своих детей ориентировать на это. Планирую попросить Владимира Владимировича, чтобы он воспринял эту нашу проблему. Ведь повышение престижа ученого — это дело государственное. Его позиция, слово были бы очень важны, ведь вся страна на него смотрит. Я не могу назвать себя человеком с полностью советским менталитетом, но я пришел оттуда. В СССР государство очень активно занималось поддержанием престижа ученых: и фильмы снимались, и книги соответствующие издавались. Сейчас выросло другое поколение, которое меряет себя совершенно в других системах отсчета — мы меряем себя по одномерной шкале, забыв, что определение успеха, своей позиции — это многомерное понятие. Принцип «как можно меньше вложить и как можно больше получить денег» пришел к нам из рыночной экономики. Давайте приложим его к науке, и у нас получится полный нонсенс. Потому что для того, чтобы стать ученым, нужно долго и трудно учиться. А зачем это делать, если можно достичь нужного социального статуса быстрее и с меньшими вложениями? В общем, здесь мы без государства ничего не изменим».

О вхождении в органы власти

«Я сегодня как раз вошел в их число. Беседа с Дмитрием Анатольевичем Медведевым была короче, чем с Владимиром Владимировичем. Нам удалось поговорить с ним до заседания правительства, после чего он пригласил войти в его состав. После на Общее собрание, где меня ждали мои коллеги, пришлось возвращаться с мигалкой, пробка была на 3-м транспортном кольце... Для меня, поездки с мигалкой, конечно, не очень привычны, но, понимаю,что в Москве без них обойтись трудно. Может, дальнейшее научно-техническое развитие позволит нам в будущем использовать третье измерение, чтобы передвигаться более свободно и с пользой, тогда проблема будет решена».

О молодежи в науке

«Есть опасный возраст в жизни молодого ученого, когда он уходит из-под крыла научного руководителя. Он защитил диссертацию, и теперь сам должен уметь зарабатывать на жизнь. Но у нас сейчас очень мало постоянных позиций, поддерживающих молодежь, которая доказала, что хочет и может работать в науке. Эти ребята говорят: «Смотрите, я здесь дерусь за гранты, уехал в Германию и там дерусь за гранты — и в чем отличие?». Успешные молодые специалисты уже поездили по миру, поняли, какое там финансирование, инструмент, увидели, что к ним есть интерес и начинают сравнивать плюсы и минусы. Одним из таких наших минусов можно считать отсутствие (не считая единичные) крупных научных проектов в стране, в которых было бы интересно принимать участие молодым.

Наталья Веденеева, МК

-

Россия > Образование, наука > ras.ru, 2 октября 2017 > № 2334533


Россия. Белоруссия > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 2 октября 2017 > № 2334425

Ученые институтов, подведомственных ФАНО России, совместно с коллегами из Беларуси реализуют уникальный проект в области ДНК-идентификации

Федеральное агентство научных организаций и Институт общей генетики РАН (ИОГен) подписали государственный контракт на выполнение работ по научно-технической программе Союзного государства «Разработка инновационных геногеографических и геномных технологий идентификации личности и индивидуальных особенностей человека на основе изучения генофондов регионов Союзного государства» («ДНК-идентификация»).

Исследования будут проводиться Институтом общей генетики РАН совместно с Институтом генетики и цитологии Национальной академии наук Беларуси. Кроме того, к реализации данного проекта уже подключились другие научные институты, подведомственные ФАНО России, - НИИ медицинской генетики Томского национального исследовательского медицинского центра РАН, Медико-генетический научный центр, Институт биохимии и генетики Уфимского научного центра РАН, ФИЦ Институт цитологии и генетики СО РАН и др.

Программа рассчитана на пять лет (2017-2021 годы) и предусматривает разработку новых методик исследования ДНК. В частности, ее реализация будет решать фундаментальную научную задачу - подробно характеризовать генофонд населения Беларуси и России. С ее помощью будет возможно не только определение региона происхождения человека, но и черты его внешности, возраст по прижизненным модификациям ДНК (по метилированию), исследование генетических особенностей людей с различным психоэмоциональным статусом, прогноз изменения генетических характеристик населения под влиянием демографических процессов. Одним из важных пунктов программы является создание тест-наборов для реализации разрабатываемых генетических технологий.

Результаты исследований могут найти применение не только в криминалистике и медицине, но и будут полезны историкам, поскольку возможен ДНК-анализ древних образцов возрастом в десятки тысяч лет.

Россия. Белоруссия > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 2 октября 2017 > № 2334425


Россия > Образование, наука > inopressa.ru, 29 сентября 2017 > № 2330738

Непокорный физик

Юлиан Ханс | Süddeutsche Zeitung

Александр Сергеев избран новым президентом Российской академии наук. Насильственному приобщению науки к господствующей идеологии, возможно, дан отпор, полагает московский корреспондент Sueddeutsche Zeitung Юлиан Ханс.

"Всего через несколько часов после избрания Сергеева на пост главного ученого России Владимир Путин дал ему совет - как президент президенту: Сергеев, дескать, должен постараться выстроить очень хорошие отношения с правительством и администрацией. Это неизбежное условие для реализации необходимых реформ". Под "администрацией", уверен журналист, Путин имел в виду Кремль и, конечно, самого себя.

"Избрание Сергеева президентом РАН поставило точку в продолжавшемся много лет споре относительно выбора направления этого старейшего института. (...) Несмотря на то, что важнейшая научно-исследовательская организация находится в ведении государства, ее статус обеспечивал ей многие годы определенную независимость", - отмечает Ханс.

Как сетовали члены академии, Кремль под предлогом необходимого реформирования пытался отнять у РАН эту независимость. "В 2013 году Госдумой в спешке был принят закон, согласно которому РАН сливалась с двумя другими академиями, недвижимость и финансы переходили под контроль государственного агентства, а правительству открывались новые возможности для вмешательства", - пишет автор, указывая на то, что в необходимости реформ при этом никто не сомневается.

"Ученым удалось дать отпор окончательному приобщению академии к господствующей идеологии. За кресло президента боролся член РАН Владислав Панченко, протеже Михаила Ковальчука, возглавляющего Курчатовский институт. (...) Михаил Ковальчук - старший брат Юрия Ковальчука, входящего в круг доверенных лиц Путина и являющегося акционером Банка России", - говорится в статье.

"62-летний Сергеев считается решительным представителем независимой науки. В своей программной речи он назвал приоритетной целью противодействие "утечке мозгов" из страны и возвращение академии статуса интеллектуального центра страны", - замечает журналист.

То, что новому президенту РАН не откажешь в дипломатической ловкости, Сергеев доказал в ходе встречи с российским президентом. "Очень хорошо, что наши выборы проходили абсолютно демократическим путем", - парировал он просьбу Путина.

Россия > Образование, наука > inopressa.ru, 29 сентября 2017 > № 2330738


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 29 сентября 2017 > № 2330694

Государственными наградами Российской Федерации отмечены сотрудники подведомственных организаций ФАНО России

25 сентября 2017 года Президент Российской Федерации В.В. Путин подписал Указ «О награждении государственными наградами» граждан Российской Федерации. Почетные звания и государственные награды присвоили сотрудникам научных организаций, подведомственных ФАНО России.

За большой вклад в развитие науки, образования, подготовку квалифицированных специалистов и многолетнюю добросовестную работу орденом Александра Невского награжден Стемпковский Александр Леонидович, директор федерального государственного бюджетного учреждения науки Института проблем проектирования в микроэлектронике РАН.

Медалью ордена «За заслуги перед отечеством» II степени награжден Ковалев Виктор Савельевич, заместитель директора по научной работе федерального государственного бюджетного научного учреждения «Всероссийский научно-исследовательский институт риса».

Также Медалью ордена «За заслуги перед отечеством» II степени награждена Беспалова Людмила Андреевна, заведующая отделом федерального государственного бюджетного научного учреждения «Краснодарский научно-исследовательский институт сельского хозяйства имени П.П.Лукьяненко».

Почетное звание «Заслуженный деятель науки Российской Федерации» присвоено Короткому Николаю Гавриловичу, доктору медицинских наук, профессору, заведующему кафедрой федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н.И.Пирогова».

За заслуги в области строительства, разработке и внедрении новых строительных технологий, многолетнюю добросовестную работу присвоено почетное звание «Заслуженный строитель Российской Федерации» Гуревич Басе Израильевне, ведущему научному сотруднику федерального государственного бюджетного учреждения науки Института химии и технологии редких элементов и минерального сырья имени И.В.Тананаева Кольского научного центра РАН.

Федеральное агентство научных организаций поздравляет представителей организаций, подведомственных ФАНО России, и желает удачи, достижения новых высот и успехов!

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 29 сентября 2017 > № 2330694


Россия > Армия, полиция. Образование, наука > mchs.gov.ru, 29 сентября 2017 > № 2330508

Специалисты МЧС России рассмотрели вопросы прогнозирования ЧС в рамках ежегодной научно-практической конференции

Во Всероссийском научно-исследовательском институте по проблемам гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций МЧС России состоялась 16-я ежегодная научно-практическая конференция, посвященной проблемам прогнозирования чрезвычайных ситуация.

В ней приняли участие директор Департамента гражданской защиты МЧС России Андрей Лутошкин, начальник Центра стратегических исследований гражданской защиты МЧС России Михаил Фалеев, специалисты МЧС России, сотрудники института и представители других ведомств, занимающиеся вопросам прогнозирования.

«Мы обсуждаем очень серьезную тему – прогнозирование и мониторинг чрезвычайных ситуаций. В работу над развитием этого направления вовлечены многие ведомства. Сейчас необходимо решать задачу, поставленную министром, - перейти от ликвидации к прогнозированию и предупреждению», - сказал на конференции директор Департамента гражданской защиты МЧС России Андрей Лутошкин.

В этой работе активно участвуют Российская академия наук, бизнес-сообщества, учебные заведения, федеральные учреждения на местах.

По мнению специалистов, природные катаклизмы невозможно предотвратить, но возможно их спрогнозировать и дать рекомендации к дальнейшим действиям в субъектах нашей страны. Поэтому обсуждение подобных вопросов актуально в рамках внесения изменений в закон о Гражданской обороне, касающихся вопросов лабораторного контроля.

«Несмотря на то, что конференция уже стала традиционной, каждый раз мы выявляем новые и новые задачи, стоящие пред нами, а также – новые возможности систем мониторинга и прогноза. Эта тема всегда будет на повестке дня. На сегодняшний день мы можем распространить технологии мониторинга и прогноза не только на систему органов исполнительной власти, но и на всех уровнях деятельности нашего государства, что совпадает с программой Сендайской рамочной конференции. Эта задача стоит перед всем мировым сообществом», - сказал начальник Центра стратегических исследований гражданской защиты МЧС России Михаил Фалеев.

Он также отметил, что у всех стран свои особенности, которые необходимо учитывать при выстраивании системы прогнозирования ЧС.

«Раньше мы часто говорили, что любая помощь в беде – это великое благо и достижение. А сейчас современный уровень технологий, подготовка персонала и организация системы позволяет относиться к этому как к технологическому процессу, и уровень ответственности у спасательной системы такой же. Для системы прогнозирования и предупреждения – это пока еще перспектива, но она вполне обозрима», - сообщил Михаил Фалеев.

Россия > Армия, полиция. Образование, наука > mchs.gov.ru, 29 сентября 2017 > № 2330508


Россия > Медицина. Образование, наука > minpromtorg.gov.ru, 28 сентября 2017 > № 2330949

Отечественная промышленность – в защиту материнства и детства: Минпромторг России представил российские разработки на форуме «Мать и дитя».

27 сентября в выставочном центре «Крокус Экспо» состоялось открытие XVIII Всероссийского научно-образовательного форума «Мать и дитя». В торжественном мероприятии приняли участие заместитель Министра промышленности и торговли Российской Федерации Сергей Цыб, заместитель Министра здравоохранения Российской Федерации Татьяна Яковлева, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения Михаил Мурашко, руководитель форума - директор Национального медицинского исследовательского центра акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова Минздрава России, академик РАН Геннадий Сухих.

Сергей Цыб подчеркнул, что Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова является надежным партнером Минпромторга России, принимая активное участие в решении государственных задач по развитию фармацевтической и медицинской промышленности. Замглавы ведомства выступил с приветствием от лица Министра промышленности и торговли Российской Федерации Дениса Мантурова.

«Одним из важнейших приоритетов государственной политики является поддержка демографического роста, - отмечено в приветственном адресе. - Решение этой комплексной задачи требует инновационных достижений медицинской, фармацевтической промышленности, наращивания собственных технологических компетенций в этих отраслях. Министерство промышленности и торговли Российской Федерации ведет активную работу по продвижению разработок отечественных производителей, в том числе, в области родовспоможения, охраны здоровья детей; поддерживает создание новых медицинских технологий, которые позволят повысить доступность и качество здравоохранения страны».

Форум сопровождает специализированная выставка оборудования, лекарственных препаратов для акушерства, гинекологии и неонатологии «Охрана здоровья матери и ребенка». При поддержке Минпромторга России представлена продукция отечественных компаний: оборудование для учреждений родовспоможения, перинатальных центров, медицинские комплексы, инструменты в области репродуктивных технологий, диагностическое оборудование, а также лекарственные препараты.

Сергей Цыб осмотрел экспозицию российских производителей. Гостям и посетителям выставки представили ультразвуковой сканер высокого класса, монитор матери и плода, комплекс для лапароскопических и гистероскопических операций, установку для экстренной дезинфекции воздуха и поверхностей помещений с дистанционным управлением, обогреватель для компенсации тепловых потерь у новорожденных детей в палатах «Мать и Дитя», интенсивной терапии и патологии новорожденных; инкубатор для выхаживания и эффективной реанимации недоношенных и ослабленных детей, в том числе, с экстремально низкой массой тела и патологиями, комплекс для автоматизированной оценки функционального состояния сердечно-сосудистой системы, «Регистратор Тромбодинамики».

Выставка знакомит с российскими инновационными препаратами. Например, представлены назальные капли для лечения инсульта головного мозга, восстановления психо-эмоциального баланса, инъекционный препарат для лечения синдромов, возникающих в период возрастных изменений у женщин.

Экспозиция демонстрирует новые перевязочные средства: полимерные пленки, которые действуют как «вторая кожа», атравматичные повязки, позволяющие существенно сократить сроки лечения и предотвратить образование грубых рубцов, а также медицинские изделия для проведения профилактических осмотров, исследований в области гинекологии, специализированные стерильные микроинструменты.

В выставке принимают участие Инновационный научно-производственный центр «Пептоген», компании «Изварино Фарма», «Герофарм», «Вертекс», «Биотекфарм», «ДИАКЛОН», «Вестрэйд ЛТД», «ГемаКор», «Электрон», «Мелитта», «Национальная Исследовательская Компания», Научно-производственные фирмы «КРЫЛО», «БИОСС», МНПО «Эндомедиум», Холдинг «Швабе», Группа компаний «Мадин».

«Мы поддерживаем медицинские конгрессы, чтобы российских производителей максимально приблизить к потребителю, врачебному сообществу, - подчеркнул Сергей Цыб. – Коллегам необходимо постоянно вести диалог, рассказывать о том, что мы умеем и можем делать».

Выступая на открытии форума, заместитель Министра пригласил участников мероприятия посетить стенд Минпромторга России и познакомиться с отечественными разработками в области акушерства и гинекологии.

Сергей Цыб также вручил ведомственную награду - нагрудный знак имени В.В. Бойцова руководителю отделения ультразвуковой и функциональной диагностики Национального медицинского исследовательского центра акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова Александру Гусу за вклад в развитие фармацевтической и медицинской промышленности и многолетний добросовестный труд.

Справочно

Организаторами форума выступают Министерство здравоохранения Российской Федерации, ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова» Минздрава России, Российское общество акушеров-гинекологов, Лига акушерок России.

Россия > Медицина. Образование, наука > minpromtorg.gov.ru, 28 сентября 2017 > № 2330949


Россия > Образование, наука > ria.ru, 28 сентября 2017 > № 2330066

Выдающиеся российские ученые, внесшие большой вклад в создание отечественного ядерного щита, вошли в новый состав президиума Российской академии наук.

Тайное голосование по утверждению кандидатов в состав президиума РАН прошло в четверг на общем собрании Академии наук.

В состав президиума вошли председатель научно-технического совета госкорпорации "Росатом", научный руководитель Российского федерального ядерного центра — Всероссийского научно-исследовательского института технической физики имени Забабахина (Снежинск, Челябинская область) академик Георгий Рыкованов и разработчик ракетных комплексов "Тополь" и "Булава", генеральный конструктор Московского института теплотехники, Герой Труда академик Юрий Соломонов.

Также в президиум РАН вошел председатель научно-технического совета Военно-промышленной комиссии РФ, специалист в области ракетных топлив, взрывчатых веществ и технологий спецхимии академик Юрий Михайлов.

Все трое были выдвинуты избранным президентом РАН Александром Сергеевым.

Россия > Образование, наука > ria.ru, 28 сентября 2017 > № 2330066


Россия. Япония > Образование, наука. Экология > fano.gov.ru, 28 сентября 2017 > № 2328793

Российские и японские ученые обсудили проблемы распространения инфекционных заболеваний птиц в АТР

С 8 по 9 сентября 2017 г. в Новосибирске на базе Научно-исследовательского института экспериментальной и клинической медицины (НИИЭКМ), подведомственного ФАНО России, состоялось III Российско-Японское Совещание «Медицинская орнитология в Азиатско-Тихоокеанском регионе».

В нем приняли участие специалисты из НИИЭКМ (г.Новосибирск), Федерального центра охраны здоровья животных (г.Владимир), Дальневосточного федерального университета (г.Владивосток) и Национального института здоровья животных (г.Цукуба, Япония). Участники совещания обсудили современную эпизоотическую ситуацию по гриппу А птиц и другим инфекционным заболеваниям, связанных с миграцией диких птиц в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Также были представлены результаты экспедиции НИИЭКМ, проведенной в рамках Российско-Японского проекта РНФ на территории Амурской области.

По итогам совещания были определены планы работ на 2017-2018 гг. по совместному Российско-Японскому проекту «Прогнозирование распространения птичьего гриппа в России и Японии для предупреждения и контроля: роль Восточноазиатского-Австралийского пролетного пути в перемещении генов и реассортации вируса гриппа».

Россия. Япония > Образование, наука. Экология > fano.gov.ru, 28 сентября 2017 > № 2328793


Россия. Болгария > Образование, наука > fano.gov.ru, 28 сентября 2017 > № 2328792

Делегация ФАНО России посетила Республику Болгария

В состав делегации вошли помощник руководителя ФАНО России Екатерина Журавлева начальник Управления международного взаимодействия и организации научно-технического сотрудничества Алексей Новиков, а также представители научных институтов, подведомственных Агентству. В частности, руководители Всероссийского научно-исследовательского института лекарственных и ароматических растений (ВИЛАР) Николай Сидельников, Никитского ботанического сада – Национального научного центра РАН Юрий Плугатарь и заведующий отделом сельскохозяйственной биотехнологии Татарского научно-исследовательского института сельского хозяйства Зенон Сташевски.

В ходе визита состоялась рабочая встреча с заместителем министра сельского хозяйства, продовольствия и лесоводства Болгарии Цветаном Дмитровым. Он выразил заинтересованность в сотрудничестве с научными организациями, подведомственными ФАНО России, в области изучения биологических запасов Черного моря.

Гости также посетили ряд научных институтов, где были достигнуты договоренности о проведении в ближайшее время совместных исследований по селекции и семеноводству пшеницы, риса, кунжута, арахиса и других культур и организации экспедиции на территории Болгарии. Кроме того, ученые обсудили возможность взаимодействия в области ветеринарного контроля.

Россия. Болгария > Образование, наука > fano.gov.ru, 28 сентября 2017 > № 2328792


Россия > Образование, наука > ras.ru, 27 сентября 2017 > № 2328957

Спасать РАН призвали физика из Нижнего Новгорода

Вчера, 26 сентября, на Общем собрании Российской академии наук было официально объявлено имя нового выбранного президента РАН. Им стал физик из Нижнего Новгорода, академик Александр Сергеев.

Академики выбирали из пяти кандидатур: Евгений Каблов (генеральный директор Всероссийского института авиационных материалов); Геннадий Красников (генеральный директор AO «НИИ молекулярной электроники», председатель совета директоров ПАО «Микрон»); Роберт Нигматулин (научный руководитель Института океанологии РАН им. П.П. Ширшова); Владислав Панченко (научный руководитель Института проблем лазерных и информационных технологий РАН, председатель совета Российского фонда фундаментальных исследований); Александр Сергеев (директор Института прикладной физики РАН, Нижний Новгород).

Академики Александр Сергеев и Роберт Нигматулин закрутили главную интригу на выборах президента РАН. Победил Сергеев. Фото Александра Щербака/ТАСС

Еще двух кандидатов 31 августа отсеяло правительство РФ из предложенного академией списка: академик Алексей Хохлов (проректор МГУ им. М.В. Ломоносова, заведующий лабораторией физической химии полимеров Института элементоорганических соединений РАН); академик Валерий Черешнев (директор Института иммунологии и физиологии Уральского отделения РАН).

Для выявления победителя в этой академической президентской гонке понадобилось два тура голосования, так как в первом никто не смог набрать 50% + 1 голос. Во второй тур вышли академики Александр Сергеев и Роберт Нигматулин. Академик Сергеев вышел во второй тур с большим перевесом – за него был отдан 681 голос; за Нигматулина – 276 голосов. Если лидерство Сергеева вполне уверенно прогнозировалось, то выход во второй тур академика Роберта Искандровича Нигматулина можно считать почти сенсационным. Мало того, когда список из семи предложенных РАН кандидатов был передан в правительство, многие даже в самой академии утверждали, что «проект Нигматулин» был чуть ли не специально инициирован властными структурами, чтобы было кого отсеять. Но отсеяли совсем других. Вполне возможно, что такой проект действительно существовал, но был задуман, как раз чтобы составить реальную конкуренцию академику Сергееву.

Во втором туре за Нигматулина было подано 412 голосов, за Сергеева - 1045.

И в этом смысле результаты выборов можно рассматривать как элемент «академического бунта». Ведь в итоге победил не кандидат власти, которыми считались академик Владислав Панченко и в какой-то степени академик Геннадий Красников, а кандидат, которого активно поддержал бывший президент РАН Владимир Фортов и снятый правительством с выборов академик Алексей Хохлов. В поддержку Сергеева открыто выступили такие академические тяжеловесы, как академики Геннадий Месяц и Андрей Гапонов-Грехов и вообще Отделение физики РАН. Таким образом, чувство гражданской отвественности, ответственности за судьбу фундаментальной науки в России все-таки взяло верх в академическом сообществе. Воспоминание об академических свободах оказалось не совсем пустым звуком.

Как бы там ни было, но, как и предсказывала «НГ» (см. статью «Используют ли академики последний шанс спасти РАН», «НГ» от 26.09.17), за Роберта Нигматулина, как ни странно, сыграл его возраст – 77 лет: это средний возраст сегодняшних академиков, и Роберт Искандрович вполне мог рассчитывать на голоса умеренно-консервативной (традиционалистской) части РАН. Что и произошло. Для сравнения: Александру Сергееву – 62 года.

Главный вопрос, который так или иначе возникал последние шесть месяцев после сорванных выборов президента РАН в марте 2017 года (к чему, заметим, приложил руку и Владислав Панченко), – каковы намерения кандидатов на высший академический пост в отношении Федерального агентства научных организаций (ФАНО)? Ситуацию очень точно «схватил» академик Александр Асеев, вице-президент Российской академии наук, председатель Сибирского отделения РАН: «Сорванное собрание РАН свидетельствует и о глубоком расколе в академическом сообществе. Прежде всего – между «патриотами РАН» и «соглашателями с ФАНО…». Удушение академической науки силами ФАНО осуществляется многообразно и изощренно с привлечением «соглашателей» из РАН… Для пользы дела необходимо де-факто преобразовать ФАНО в управление делами РАН с подчинением выбранному президенту академии…»

«В основе сегодняшних негативных процессов, которые мы наблюдаем, лежит прежняя ошибка в объединении под «крышей» РАН трех академий и создание ФАНО», – уверен член-корреспондент РАН Евгений Григорьев.

А вот как сформулировал свое отношение к данной проблеме в предвыборной программе новый президент РАН академик Александр Сергеев: «Факт окончательной «утраты доверия» государства к РАН был оформлен принятием осенью 2013 года закона № 253-ФЗ «О Российской академии наук…», на основании которого РАН была лишена подведомственных институтов, а ее статус понижен до уровня ФГБУ. При этом надо отметить, что в своей основе этот закон противоречил ранее принятым стратегическим документам, которыми предписывалось развитие Российской академии наук, а не ее уничтожение как научной структуры мирового уровня».

Напомним, что, согласно Федеральному закону «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук…», принятому в сентябре 2013 года, ФАНО отводилась функция собственника и «хозяйственного управления»: «Организации, находившиеся в ведении Российской академии наук, Российской академии медицинских наук, Российской академии сельскохозяйственных наук… передаются в ведение федерального органа исполнительной власти, специально уполномоченного Правительством Российской Федерации на осуществление функций и полномочий собственника федерального имущества, закрепленного за указанными». Однако почти сразу же после своего создания ФАНО фактически стало определять и научную политику РАН. То есть принялось активно перемалывать и переделывать под себя все систему фундаментальных исследований в стране. Конечно же, через управление весьма солидной собственностью академии.

Любопытно, что именно сегодня, 27 сентября, исполняется ровно четыре года, как президент РФ Владимир Путин подписал Федеральный закон «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук…». И это был срок, отведенный на реформу академической науки в законе № 253. Некруглая дата может стать вполне исторически значимой.

Возможно, символической датой окончательного решения вопроса с академией станет 2024-й – год 300-летия Академии наук. Очень вероятно, что в своем историческом виде академия прекратит существование. «Пора кончить с делом академии: я все жду», – подводил черту 14 октября 1841 года император Николай I вокруг дискуссий по поводу реформы Императорской академии наук. Именно в 1841 году по его распоряжению к Императорской академии наук была присоединена Императорская Российская академия. (Заметим, что к началу реформы 1841 года Императорская академия наук – это всего лишь 21 ординарный академик.)

Что поделать: любимая геометрическая фигура, которую без устали нарезает российская история, – круг. Чтобы убедиться в этом, необязательно забираться в век ХІХ. Сценарий всего происходящего с так называемой реформой Академии наук как будто под копирку повторяет то, что было 100 лет назад. Ретроспективно глядя, это очень легко отслеживается.

Все идет по плану. Академия укрупнена. В том числе и за счет этого в ней много «государственных» людей. Академические стипендии повышены. И вот вчера – последний мазок: выбран одобренный правительством глава Академии наук; осталась формальность, хотя и важная, – утверждение президентом РФ кандидатуры выбранного президента РАН.

Со всеми этими проблемами и придется прежде всего столкнуться новому президенту РАН. Как он представляет их решение, мы можем ориентироваться на Программу кандидата в президенты Российской академии наук академика А.М. Сергеева.

«…Вместо разрушенной академической структуры стране сегодня не предложено ничего, даже отдаленно приближающегося к РАН по эффективности научной деятельности, по международному авторитету. Попытки перенести фундаментальную науку в вузы и различные созданные «институты развития» также не решили проблему технологического развития страны»;

«Считаю, что у России есть шансы выйти из этой кризисной ситуации. Убежден, что принципиальными условиями для этого являются восстановление ведущей роли РАН в осуществлении научно-технической политики страны и сохранение демократических принципов организации нашей Академии. Нам потребуются консолидация научного, прежде всего академического, сообщества, поиск и реализация новых форм организации науки в стране, конструктивное взаимодействие науки с обществом, бизнесом и властью. Взаимодействие, основанное на доверии и уважении друг к другу»;

«Вернуть доверие общества и власти к РАН – задача, без решения которой невозможен выход из кризисного состояния отечественной науки»;

«Четырехлетние трансформации академического сектора науки, проводимые без четкого определения целей и понимания ожидаемых результатов, привели к дальнейшему ухудшению материально-технического состояния академических институтов, уменьшению их бюджетного финансирования, проблемам с научными кадрами. Созданная система управления академическим научным комплексом привела к резкому обюрокрачиванию научной деятельности, росту административно-управленческого аппарата при одновременном ухудшении качества административно-хозяйственной деятельности»;

«Таким образом, сложившаяся к настоящему времени ситуация свидетельствует об отсутствии доверия между государственной властью и РАН. В таких условиях восстановление эффективного функционирования РАН и в целом академического сектора науки в стране невозможно. Изменить ситуацию можно, с одной стороны, на основе понимания новым руководством Академии необходимости обновления РАН с учетом современных вызовов перед страной и наукой и, с другой стороны, на основе понимания высшим политическим руководством страны стратегической необходимости сохранения целостности РАН не только как сообщества выдающихся ученых, но и как научной инфраструктуры — системы исследовательских центров с обеспечением их ресурсной, административной и политической поддержкой»...

Но в любом случае очевидно одно: это будет уже совсем другая академия – и по административному устройству, и по месту в государственной иерархии, и по функционалу. Конечно, люди, которым интересно заниматься наукой, никуда не денутся. Но это не заслуга государства, а законы биологии: в любой популяции животных есть 4% особей, явно склонных к исследовательскому поведению. На них и вся надежда.

Андрей Ваганов, Независимая газета

Россия > Образование, наука > ras.ru, 27 сентября 2017 > № 2328957


Россия. СФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 27 сентября 2017 > № 2328595

Красноярские ученые предложили использовать светящиеся молекулы для определения токсичности наноматериалов

Коллектив ученых из Федерального исследовательского центра Красноярский научный центр СО РАН и Сибирского федерального университета разработал биолюминесцентную ферментативную тест систему для оценки токсичности углеродных наноматериалов. Отличительными чертами разработанного теста являются его простота, быстрая скорость реакции и высокая чувствительность. Результаты исследования опубликованы в журнале Toxicology in Vitro.

Развитие нанотехнологий привело к широкому использованию наноматериалов в различных областях промышленности. В настоящее время искусственно созданные наночастицы, в первую очередь на основе углерода, активно применяются при производстве лекарств, косметических средств и в пищевой промышленности. С каждым годом спектр применений наноматериалов растет. Ожидается, что к 2025 году мировой рынок углеродных нанотрубок достигнет 145 тысяч тонн, они будут применяться практически во всех технологических сферах.

Безопасность новых материалов для живых организмов и человека всегда вызывает опасения. Отличительная черта современности – использование различных биологических тестов для проверки потенциальной опасности внедряемого в промышленность материала. Токсический эффект наноматериалов может быть связан с их воздействием на биологические молекулы. Например, связываясь с компонентами клетки, наночастицы могут подавлять активность ферментов или даже приводить к полной инактивации белковых молекул.

Коллектив красноярских ученых из Федерального исследовательского центра Красноярский научный центр СО РАН и Сибирского федерального университета предложил использовать биолюминесцентный реагент «Энзимолюм» для тестирования токсичности наноматериалов. «Энзимолюм» – это уникальная ферментативная система из нескольких молекул, выделенных из морских светящихся бактерий. Интенсивность свечения реагента меняется под действием различных добавок. Ученые протестировали способность таких коммерческих наноматериалов, как различные углеродные нанотрубки и фуллерены, подавлять свечение ферментативной системы. Наибольший ингибирующий эффект наблюдался для многостенных нанотрубок. Необходимо отметить, что негативные эффекты на свечение ферментов зафиксированы при концентрациях наноматериалов, превышающих их ожидаемые концентрации в окружающей среде. Однако с ростом их применения, можно ожидать и увеличения встречающихся в природе концентраций.

«Мы разрабатываем тест системы «Энзимолюм» на протяжении последних 10 лет. На сегодня это простая в использовании технология. Реагент представляет собой небольшие высушенные диски с включенными в них ферментами. Каждый из дисков предназначен для проведения одного измерения. Диски могут долго храниться без потери свойств. Сам анализ проводится за 2-3 минуты. После этого у вас есть результат – влияет ли раствор изучаемого образца на свечение биологического материала. На основании этого можно сделать вывод о его потенциальной токсичности. Тест-система уже проверена на способность быстро определять наличие в окружающей среде таких токсикантов, как тяжелые металлы или пестициды. Мы прогнозируем, что молекулярный экспресс биотест «Энзимолюм» найдет широкое применение в различных сферах», - рассказала о сути метода кандидат биологических наук, научный сотрудник Института биофизики ФИЦ КНЦ СО РАН Елена Есимбекова.

Исследование выполнено при поддержке Российского научного фонда в рамках проекта «Новая методология комплексной экспрессной оценки качества и загрязнения почвы на основе ферментативных биолюминесцентных систем».

Россия. СФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 27 сентября 2017 > № 2328595


Россия > Образование, наука > ria.ru, 27 сентября 2017 > № 2327716

Президент РФ Владимир Путин утвердил на пост главы Российской академии наук Александра Сергеева, который одержал победу во втором туре выборов на этот пост.

Путин подписал указ об утверждении Сергеева на пост главы Российской академии наук сроком на пять лет. Указ наступает со дня подписания. Президент дал ознакомиться Сергееву с указом в ходе встречи.

Российская академия наук фактически начала новую кампанию по выборам своего главы в апреле, когда президиум РАН утвердил новое положение о выборах президента Академии наук и дату их проведения — 26 сентября. Тогда же президиум РАН утвердил обновленное положение о порядке проведения общего собрания по выборам главы Академии наук.

По мнению Сергеева, озвученному в его предвыборной программе, вернуть доверие общества и власти к РАН — задача, без решения которой невозможен выход из кризисного состояния отечественной науки. РАН должна осуществлять обязательную экспертизу наиболее крупных государственных решений и проектов, кроме того, необходимо поставить задачу реинтегрировать РАН в народное хозяйство страны через ее участие в крупных наукоемких проектах и программах.

Новыми кандидатами на пост президента РАН были выдвинуты семь человек: генеральный директор Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов (ВИАМ, Москва) Евгений Каблов, директор АО "НИИ молекулярной электроники и завод "Микрон" (Зеленоград) Геннадий Красников, научный руководитель Института океанологии имени Ширшова (Москва) Роберт Нигматулин, Владислав Панченко, председатель Совета по науке при Минобрнауки РФ, проректор МГУ имени Ломоносова Алексей Хохлов, директор Института прикладной физики (Нижний Новгород) Александр Сергеев, директор Института иммунологии и физиологии (Екатеринбург) Валерий Черешнев.

В конце августа кабинет министров утвердил пятерых кандидатов: Каблова, Красникова, Нигматулина, Панченко и Сергеева. Позже Хохлов выступил в поддержку Сергеева.

Хотя в первом туре никому из кандидатов не удалось получить необходимого для победы перевеса (минимум 799 голосов), Сергеев стал лидером с большим отрывом. За него был подан 681 голос, за Нигматулина — 276 голосов, за Красникова — 269, за Панченко — 204, за Каблова — 152.

Еще больший перевес Сергеев получил по итогам второго тура, куда он прошел вместе с Нигматулиным. За Сергеева отдали голоса 1045 человек, за Нигматулина — 412 (для победы хватало 746 голосов).

Россия > Образование, наука > ria.ru, 27 сентября 2017 > № 2327716


Россия > Образование, наука > agronews.ru, 27 сентября 2017 > № 2325833

Комментарий. Президентом РАН избран академик Александр Сергеев.

Два дня, 25 и 26 сентября, внимание научной общественности было приковано к Общему собранию членов Российской академии наук. Оно открылось в понедельник при явке в 67,8% (присутствовали 1381 из 2036 членов академии) – это дает членам академии возможность выбрать президента РАН во вторник, 26 сентября

Академик Владимир Захаров (член «Клуба 1 июля»), в своем выступлении на собрании призвал «всех членов Академии прийти и голосовать в первом и во втором туре», потому что повторный срыв голосования будет очень опасным для РАН. Валерий Козлов, в свою очередь, отметил, что, по его мнению, явка во второй день собрания будет даже выше, чем сегодня.

Согласно Уставу РАН, президент РАН избирается тайным голосованием и простым большинством (50% + 1 голос) в один или два тура. Если и во втором туре ни один претендент не набирает более половины голосов, то проводится третий тур голосования за условного победителя второго тура.

Кандидатами на высший пост в РАН стали пять человек: гендиректор Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов (ВИАМ, Москва) академик Евгений Каблов, директор АО «НИИ молекулярной электроники и завод «Микрон»» (Зеленоград) академик Геннадий Красников, научный руководитель Института океанологии имени Ширшова (Москва) академик Роберт Нигматулин, председатель совета Российского фонда фундаментальных исследований академик Владислав Панченко, директор Института прикладной физики (Нижний Новгород) академик Александр Сергеев.

А. Дворкович: президент должен работать в команде

Открывая общее собрание РАН, вице-премьер РФ Аркадий Дворкович подчеркнул, что новый президент Академии должен быть готов работать в команде: «Любой из выбранных кандидатов, помимо любви к науке… (должен обладать) еще одним качеством, это моя точка зрения, кто-то может с ней не согласиться, это способность и готовность к командной игре, к командной работе, готовность быть в команде и внутри Российской академии наук, и в более широкой, большей по масштабам команде».

Вице-премьер отметил, что пока «обеспечить командность в реализации научных задач, научных вызовов, стоящих перед нашей страной», не удалось.

Тема «командности» звучала и в выступлениях самих академиков. Академик Юрий Соломонов, конструктор ракетной техники военного назначения, в своем выступлении в поддержку Александра Сергеева отметил, что, по его мнению, будущий президент РАН должен привести за собой команду, которая будет работать в интересах академии.

А. Сергеев: нужен попечительский совет во главе с президентом РФ

Академик Александр Сергеев заявил: надо найти консенсус с властью относительно ошибочного разделения центров компетенций и управления в ходе реформы РАН, после чего добиться коррекции ФЗ-253. Он отметил: «Академии должны быть делегированы функции не научно-методического, а научно-организационного руководства институтами с правом распределения средств и с ответственностью за результаты. Считаю правильным, что управлять ФАНО должны учёные, а возглавить его следует кому-либо из высших руководителей РАН».

Одним из инструментов повышения авторитета Академии ученый видит в создании для нее попечительского совета во главе с президентом России. При этом Сергеев предполагает серьезные изменения в самой РАН: «Здесь должна появиться сравнительно молодая команда, для которой РАН будет единственным местом работы, а не по совместительству… Для каждого члена РАН необходим перечень выполняемых им задач, публикуемый на сайте».

Региональные отделения Академии наук, считает Сергеев, должны стать соучредителями научных центров в субъектах РФ. Программа кандидата включает также создание фонда инструментализации российской науки в размерах около 30 млрд рублей в год, вносимых из налога на прибыль сырьевых корпораций и компаний, а также активизацию работы РАН со школой, общественностью и СМИ.

Р. Нигматулин: управлять наукой «одним ключом»

Участники собрания выслушали претендентов. Академик Роберт Нигматулин рассказал, что намерен добиться повышения финансирования программ фундаментальных исследований президиума РАН и распределения этих средств отраслевыми Отделениями Академии наук с привлечением к этой работе профессоров РАН. Многим пришлись по душе его слова: «Через некоторое время я обращусь к Президенту страны со следующей формулировкой: ФАНО выполнило свои основные задачи, Академия прошла реформирование. Теперь необходимо вернуться к системе управления наукой одним ключом, оставив финансово-хозяйственные функции за сокращенным аппаратом ФАНО в составе Управления делами РАН, руководитель которого утверждается правительством».

Академик Владислав Панченко считает, что РАН проходит сложный этап адаптации к возросшим требованиям государственной власти. Он также выступил за изменение правового статуса Академии наук и роли ее главы в государственном управлении: «Президент РАН должен активно участвовать в работе правительства России, выступать с докладами по текущей ситуации в различных областях… быть включенным в принятие стратегических решений на самом высоком уровне».

Новый президент должен быть «орлом»

После выступлений кандидатов слово дали их сторонникам: в поддержку каждого из пяти кандидатов выступило по четыре человека. Некоторые выступавшие рассказывали о карьерном пути своего кандидата в академических структурах, опыте руководства и взаимодействия с чиновниками.

Академик Александр Лисицын, например, агитируя за Роберта Нигматулина, подчеркнул: «Новый президент должен быть не просто бойцом, а орлом».

Экс-президент РАН Владимир Фортов призвал голосовать за Александра Сергеева: «Этот человек умеет работать в коллективе, хорошо знает анатомию академического института, это делает его кандидатуру очень привлекательной».

Комментарий Ю. Лачуги «Крестьянским ведомостям»

26 сентября в 15.30. спецкор «Крестьянских ведомостей» взял блиц-интервью у академика Юрия Лачуги, члена Президиума РАН, академика-секретаря Отделения сельскохозяйственных наук РАН.

– Юрий Федорович, как оцениваете атмосферу собрания?

– Деловая, уважительная. В первом туре голосования было роздано 1596 бюллетеней. После вскрытия урны обнаружено 1596 бюллетеней, из них 14 недействительных. Для победы достаточно не менее 799 голосов.

По результатам голосования:

академик Каблов Евгений Николаевич набрал 152 голоса;

академик Красников Геннадий Яковлевич набрал 269 голосов;

академик Нигматулин Роберт Искандрович набрал 276 голосов;

академик Панченко Владислав Яковлевич набрал 204 голоса;

академик Сергеев Александр Михайлович набрал 681 голос.

Таким образом, во второй тур вышли академик Нигматулин Роберт Искандрович и академик Сергеев Александр Михайлович

– Вы кому отдаете предпочтение?

– Голосование тайное. Но я хочу, чтобы новое руководство РАН уделило больше внимания фундаментальным исследованиям без ущерба прикладным.

– Пару слов о ФАНО.

– ФАНО выполнило свою роль, зарегистрировав много имущества. Необходимо вернуть институты Академии.

– А каким бы хотели видеть Минобразования и науки?

– Министерство уделяло много внимания высшему образованию, а начальное, средне-специальное было на втором плане. Селу нужны кадры, в первую очередь, механизаторы. Необходимо возродить ПТУ и СПТУ.

Второй тур: новым президентом РАН избран Александр Михайлович Сергеев.

Биография: А.М. Сергеев родился в 1955 году. С 2015 года он возглавляет Институт прикладной физики РАН (Нижний Новгород), в котором прошел все ступени, начиная со стажера-исследователя. В 2016-м избран академиком РАН. Сергеев — один из ведущих специалистов в области лазерной физики, фемтосекундной оптики, физики плазмы и биофотоники; лауреат Госпремии РФ и премии правительства РФ, кавалер Ордена почета, профессор Нижегородского государственного университета. Член научно-консультативного совета ФАНО. Около 8 000 научных публикаций, индекс Хирша 48.

Автор: Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия > Образование, наука > agronews.ru, 27 сентября 2017 > № 2325833


Россия > Образование, наука > ria.ru, 26 сентября 2017 > № 2325925

Президентом Российской академии наук избран глава нижегородского Института прикладной физики академик Александр Сергеев. Это решилось во втором туре выборов, где Сергеев набрал более тысячи голосов.

Его соперником во втором туре был научный руководитель Института океанологии имени Ширшова академик Роберт Нигматулин. Для победы кандидатам необходимо было набрать 746 голосов.

В итоге за Сергеева проголосовали 1045 членов Академии наук, за Нигматулина — 412.

Как сообщил на общем собрании РАН председатель счетной комиссии Юрий Балега, списочный состав академии составляет 2035 человек. В втором туре было выдано 1489 бюллетеней, при вскрытии урн обнаружилось 1485 бюллетеня, 28 бюллетеней оказались недействительными.

В первом туре выборов принимали участие пять кандидатов: помимо Сергеева и Нигматулина, на пост президента РАН претендовали генеральный директор Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов академик Евгений Каблов, директор АО "НИИ молекулярной электроники и завод "Микрон" академик Геннадий Красников и председатель совета Российского фонда фундаментальных исследований академик Владислав Панченко.

За Сергеева тогда проголосовал 681 человек, но этого не хватило ему для избрания. Нигматулин набрал 276 голосов, Красников — 269, Панченко — 204, Каблов — 152.

Демократичные и конструктивные выборы

Выступая на общем собрании РАН после объявления результатов голосования, Сергеев отметил, что нынешние выборы прошли в демократичной и конструктивной обстановке, и это было очень важно на фоне критики существующей процедуры выборов.

Он подчеркнул, что на кандидатов не оказывалось никакого давления, а руководство РАН и власть очень конструктивно сотрудничали в процессе подготовки выборов. "Это является залогом необходимого консенсуса", — сказал Сергеев. Он пообещал, что сделает все для развития Академии наук.

Также Сергеев поблагодарил своих конкурентов на выборах, а особую благодарность выразил предыдущему президенту Владимиру Фортову — за то, что тот боролся за сохранение РАН, и исполняющему обязанности главы РАН Валерию Козлову — за то, что тот уверенно "провел корабль Академии наук" к выборам.

За сохранение Академии

По мнению экс-президента РАН Владимира Фортова, избрание Сергеева означает, что ученые выступили за сохранение Академии как ведущей исследовательской организации России.

Владислав Яковлевич Панченко

Панченко: академия наук должна стать силовым интеллектуальным ведомством

"Люди голосовали за науку в Академии наук, а не за менеджмент в науке. Люди голосовали за первоклассного, мирового уровня ученого", — сказал Фортов.

По его словам, теперь перед Сергеевым стоит сложнейшая задача — собрать президиум РАН, готовый к решению задач по развитию российской науки. "Ему надо найти людей, которые должны костьми лечь за науку. А если человек активно занимается наукой, ездит на конференции, пишет статьи, то это сделать нелегко", — заключил Фортов.

Россия > Образование, наука > ria.ru, 26 сентября 2017 > № 2325925


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter