Всего новостей: 2133102, выбрано 1401 за 0.048 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия > Образование, наука > ras.ru, 17 апреля 2017 > № 2143143

Отчеты - на учет. Профессора РАН знают, как сократить бумагооборот

Проблема забюрократизированности научной деятельности продолжает оставаться для ученых очень болезненной, несмотря на уверения чиновников, что ситуация улучшилась. Что же реально можно предпринять, чтобы справиться с этой, может, и не главной, но серьезной бедой российской науки? Недавно свой ответ на этот вопрос дали профессора РАН. О представленных ими предложениях “Поиску” рассказал руководитель готовившей документ рабочей группы, заведующий лабораторией Института космических исследований РАН Максим Литвак.

- Разговоры о непосильной “бумажной” нагрузке на ученых ведутся постоянно. Что подтолкнуло профессоров РАН обратиться к этой теме именно сейчас?

- В середине декабря прошлого года состоялось совещание у курирующего науку вице-премьера Аркадия Дворковича, на котором в числе других тем обсуждалась необходимость дебюрократизации науки. По итогам этой встречи Министерству образования и науки РФ, Российской академии наук, ФАНО России было поручено “проработать возможности сокращения отчетности в научной сфере, в частности исключения параллелизма и дублирования предоставляемых данных”. Руководство Академии наук попросило принять участие в этой деятельности нашу рабочую группу, занимающуюся разработкой механизмов повышения публикационной активности и производительности труда ученых.

В обсуждении этой темы участвовали все заинтересованные профессора РАН. Мы свели высказанные идеи в единый документ, где представлено наше видение проблемы и путей ее решения. Он передан в Центр стратегического планирования развития науки, экспертизы и научного консультирования РАН. Центр, насколько я знаю, переслал наш доклад в Министерство образования и науки.

- В чем, по мнению профессоров РАН, заключаются основные недостатки существующего порядка формирования отчетности?

- Научная организация, подведомственная ФАНО, в течение года должна составить более десяти крупных подробных отчетов об итогах своей деятельности. Отчеты предоставляются в бумажной и электронной формах, их структура и формат строго регламентированы, каждый должен формироваться в соответствующей информационной системе.

К сожалению, все эти системы, перечисленные в нашем докладе, никак не связаны между собой. Правила оформления и ввода информации везде разные, поэтому одни и те же данные приходится неоднократно вводить вручную, каждый раз заново.

Кстати, аналогичный недостаток - несогласованность между разными сегментами - присущ и ряду самих систем. Введенная в определенный раздел информация не экспортируется в другие графы или в итоговый отчет.

Есть еще одна проблема. Показатели меняются со временем, и нескоординированность запросов иногда приводит к путанице. Например, данные по публикационной активности формируются и выкладываются в базах научного цитирования в разные сроки. Может так получиться, что в один орган институт отправил отчет со старыми показателями, а в другой - с уже обновленными, причем интервал предоставления ответов был небольшим. Из-за такого рассогласования институт могут обвинить в сознательном искажении картины.

Бывает и так, что запрашиваемые данные, например те же показатели публикационной активности за определенный период, еще не появились в базе, а от нас уже требуют отчет.

Отдельная история - непонятные, запутанные методики обсчета и представления показателей. Иногда люди просто не понимают, что нужно писать в той или иной графе. Как, к примеру, определить специализацию сотрудника, если он степень имеет по одной специальности, а работает по другой, да еще и не совпадающей с тематикой, которой занимается все его подразделение? В науке такие случаи нередки.

- Как вы предлагаете решать все эти проблемы?

- В идеале хотелось бы иметь единую систему отчетности, использующую сформированные по общим принципам показатели. Для этого профессора РАН предложили создать независимую комиссию, которая проведет аудит предоставляемых подведомственными ФАНО научными организациями отчетов и наметит первые шаги по сокращению их числа.

- Вы считаете, что создать универсальную систему в принципе возможно?

- Конечно. Разве нельзя сделать так, чтобы электронные системы отчетности коррелировали между собой и информация переносилась из одной в другую или переводилась в необходимый чиновникам вид без участия ученых? Нам кажется, что технически эта идея вполне осуществима. В данном случае речь, конечно, идет об операциях с показателями, которые являются производными от тех, что поданы институтами.

Для начала имеет смысл наладить экспорт данных из электронной системы ФАНО в Федеральную систему мониторинга результативности деятельности научных организаций, контролируемую Минобрнауки, а также перенос финансовой информации в учетные системы Минфина. На наш взгляд, пришла пора также объединить электронные системы отчетности ФАНО и РАН.

Кстати, успешный опыт реализации пресловутого принципа двух ключей уже имеется. В информационной системе государственных заданий и планов научно-исследовательских работ ФАНО и Академия наук (на уровне отделений) совместно контролируют планы и результаты выполнения госзаданий. Размещенные в этой базе документы анализируют и подписывают представители обеих структур: ФАНО отвечает за финансовую часть, а РАН - за научную.

- Значит, процесс уже пошел?

- Что-то делается, но до решения проблемы в целом еще очень далеко. Есть надежда, что продвинуться в этом вопросе поможет Стратегия научно-технологического развития РФ. В одном из пунктов проекта плана реализации Стратегии, который касается развития кадрового потенциала, предлагается разработать систему основных показателей эффективности ученых и научных коллективов под названием “Профиль”. В рамках этой деятельности мы будем настаивать на составлении единого списка показателей публикационной активности научных организаций и их сотрудников, который может использоваться в отчетных материалах.

Кроме того, с нашей точки зрения, необходимо синхронизировать сроки подачи отчетов с моментом, когда наукометрические данные формируются и выкладываются в соответствующих базах научного цитирования.

Еще одно необходимое условие - всем исследовательским организациям должен быть обеспечен свободный доступ к зарубежным базам научного цитирования (прежде всего, Scopus и Web of Science), из которых берется часть отчетных показателей.

Безусловно, для исполнителей на местах важно, чтобы методики расчета различных показателей были понятными, не допускали неоднозначного толкования. Люди должны иметь возможность получать разъяснения в ходе обучающих вебинаров и по горячим линиям.

И конечно, ни в коем случае нельзя допускать существенной коррекции требований хотя бы в течение отчетного года.

- А кто будет разрабатывать новые хорошие правила и совершенствовать методики - ученые или чиновники?

- Разрабатывать должны специалисты по заказу федеральных органов власти, а ученым необходимо активно участвовать в этой деятельности. Исследовательская сфера очень специфична и сложна, для решения любого вопроса требуется учет множества факторов. Если мы сами не установим единые правила отчетности, это сделают за нас, и результат может нам не понравиться. Да, он, собственно, нас уже настораживает.

Где ученые должны быть особенно активны, так это в налаживании процесса оценки научной результативности. Наукометрия - это самостоятельная область знания, по которой ежегодно публикуется множество статей. К ее использованию надо подходить осторожно. Как оценивать в каждой области качество исследований? Какие базы данных использовать? Каким параметрам отдать предпочтение? На все эти вопросы должны ответить сами ученые. Наша рабочая группа занимается разработкой рекомендаций как раз по этой теме.

- Вы обсуждали свои предложения по сокращению отчетности с РАН и ФАНО?

- Готовя свой доклад, мы работали в основном с аппаратом Президиума РАН. По большинству вопросов наши позиции сходятся, хотя у профессоров есть и специфические подходы к решению поставленной задачи. Если наши предложения будут встречены с пониманием, начнем консультации с ФАНО. Надо отдать должное федеральному агентству, там осознают необходимость совершенствования информационных систем. Первую версию электронной системы “Парус”, в которой содержится информация по хозяйственной и финансовой, научно-исследовательской, международной деятельности, публикационной активности подведомственных организаций, они заменили на новую, более удобную, которая сейчас тестируется. Мне кажется, что диалог с ФАНО может быть продуктивным.

- Предложенные вами меры, насколько я понимаю, направлены на сокращение бумагооборота между организацией и контролирующими органами. А существует ли проблема перегрузки ученых отчетами со стороны администраций институтов?

- Научных сотрудников в основном дергают в связи с внешними обращениями. Административно-управленческий персонал перекладывает свои проблемы на научных сотрудников или из-за загруженности, или из-за того, что не понимает сути приходящих запросов. Такая текучка, на самом деле, раздражает даже больше, чем составление крупных серьезных отчетов.

Так что от профессионализма институтских служб тоже многое зависит. Поэтому мы в своем докладе предложили провести работу по выявлению лучших практик управления научными организациями и распространению полезного опыта. Речь идет об использовании внутренних электронных систем, суммирующих и анализирующих данные по публикационной активности сотрудников и подразделений и позволяющих экспортировать эту информацию в государственные системы учета. Так, имеет смысл оценить плюсы и минусы внутренних систем ПРНД - показателей результативности научной деятельности. Заслуживает пристального внимания, в частности, используемая в МГУ система “ИСТИНА”.

- Какие дальнейшие действия по борьбе с бюрократией планирует сообщество профессоров?

- Мы сделали только первый шаг. Профессора РАН, конечно, активное комьюнити, заинтересованное в развитии академии, укреплении ее авторитета, оптимизации взаимодействия с внешними структурами. Но надо понимать, что наши возможности и полномочия ограничены. Надеемся, что и дальше будем встречать поддержку со стороны старших товарищей. Для решения проблемы необходимо объединить усилия представителей научного сообщества и федеральных структур. А координировать их действия могла бы специальная межведомственная рабочая группа.

Беседу вела Надежда Волчкова, Поиск

Россия > Образование, наука > ras.ru, 17 апреля 2017 > № 2143143


Россия > Образование, наука > ras.ru, 17 апреля 2017 > № 2143139

Академик Валерий МАТВЕЕНКО — о "центре фантазий и открытий"

"Чаепития в Академии" - постоянная рубрика "Правды.Ру". В ней мы публикуем интервью писателя Владимира Губарева с академиками. Сегодня его собеседник - ученый-механик, доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой механики сплошных сред и вычислительных технологий механико-математического факультета Пермского университета Валерий Матвеенко.

Ученый-механик, доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой механики сплошных сред и вычислительных технологий механико-математического факультета Пермского университета Валерий МАТВЕЕНКО

Впервые попал я в Пермь полвека назад. Ехал в Осу, где планировалось провести на нефтяном месторождении три ядерных взрыва. "Ракета" уходила только поутру, а потому я заночевал в гостинице (там было целых три номера!) на пристани. Стояла непривычная для Урала жара, и я решил искупаться — благо река рядом. Вылез я из воды в масляных пятнах. Придержался за поручень, на ладони остался темный след. Нефть и сажа образовали смесь, от которой несколько дней не мог отмыться…

Вот такой запомнилась Пермь — город с множеством военных и оборонных предприятий. Здесь выпускались и авиационные двигатели, и ракетные комплексы, и боеприпасы, и пороха, и множество иных "изделий", без которых военная мощь страны была бы призрачной.

А нынче Пермь встретила безупречным белым снегом, фигурками рыбаков на Каме, и чистым воздухом — дышалось легко.

Не удержался, спросил у академика, по чьему приглашению приехал в Пермь:

— Неужели наука дала такие технологии, которые позволили так измениться всему в городе?

Валерий Павлович ответил, как мне показалось, с некоторым сожалением:

— Только отчасти… Дело в том, что промышленность после распада Советского Союза стала по структуре несколько иной, прежние объемы не восстановились, например, полностью закрыты шахты Кизеловского угольного бассейна. — И вдруг академик Матвеенко улыбнулся, — Ну, а мы, конечно же, стараемся, работаем, и в этом можно убедиться, хотя нашего решающего вклада в изменении экологии я не вижу…

Я — "убедился", побывав в Научном центре и в институтах, его составляющих. Однако сначала о событии, ради которого приехал в Пермь. Оно именуется весьма торжественно — Форум "Ни дня без науки". Посвящен он памяти С. П. Капицы — великого популяризатора науки. Ученые встречаются со студентами и школьниками, рассказывают им о науке и новых технологиях. Одновременно проходят разнообразные выставки, на которых ребята демонстрируют свои поделки — от роботов до макетов космических кораблей. Нынешний Форум в Перми был посвящен "Науке будущего", а потому он вызвал особый интерес, так как в Пермь приехали ведущие ученые страны — академики и член-корреспонденты РАН, в том числе и недавно избранные.

Зал был переполнен, было приятно видеть молодых людей, внимательно слушавших тонкости полетов к планетам Солнечной системы и генетических конструкций. Диапазон научного поиска настолько широк, что он не мог не увлекать молодых. Впрочем, публично вопросов они не задавали, оставляя их на перерывы между лекциями, когда можно было пообщаться с классиками напрямую. И тут уже воображению предела не было…

— Читал недавно, что все-таки жизнь под облаками на Венере существовать может?

— Ясно, что парень пока не намерен соглашаться с выводом, что при давлении в 100 атмосфер и температуре в 500 градусов биологические системы не способны выжить.

— А если "кротовые норы" существует, то почему бы не полететь в другие Вселенные?

— А, правда, почему?

— Где же грань между понятием "живая" материя и "мертвая"?

— Где же?

— Можно ли на принтере получить сердечный клапан или все сердце?

— Пока невозможно, но ведь завтра все будет иначе!

— Вы рассказывали о создании новых химических цепочек, а разве невозможно их сделать бесконечными?

— Паренек хочет стать химиком. Вот потом и пусть разбирается сам…

И новые вопросы, неожиданные, что приятно.

Звонок собирает на новую лекцию. На этот раз академик В. А. Черешнев будет говорить об экологии, иммунитете и здоровье.

Наука будущего все явственней проступает в этом зале, наполненном фантазиями, достижениями и молодостью.

Академик Валерий Павлович Матвеенко — один из организаторов Форума — доволен. Он ведь прекрасно понимает, что будущее науки зависит как раз от того, кто из этих ребят увлечется ею и станет верно ей служить.

Нашу беседу с ученым я начал издалека:

— Вы пермяк?

— Родился в Кизеле, это в Пермской области. Город знаменитый.

— Чем?

— Его раньше называли "Уральской кочегаркой". В детстве я гордился, что в Кизеле живу. Это был классический рабочий уральский город. Уровень жизни в Кизеле был выше среднего по стране, потому что труд шахтеров ценился и соответствующим образом оплачивался. В Кизеле была своя любимая футбольная команда "Шахтер" и стадион когда играла команда был всегда переполнен. В Кизеле проходили чемпионаты СССР по прыжкам с трамплина. Подъемников не было. Самое большое счастье для пацанов было нести лыжи чемпиона. Для ребят были отличные условия для занятий спортом. Мы не за что не платили, нам давали спортивное снаряжение, возили на соревнования, давали талоны на питание. Я естественно, отдавая дань местной моде, начал с прыжков с трамплина, сломал руку и перешел, уже навсегда, в баскетбол. В Кизеле была великолепная станция юных техников. Я перепробовал различные кружки: фото, авиамодельный, судомодельный, радио. Больших успехов не достиг, но масса полезных навыков осталась. Учеба в школе также была интересной. В Кизеле был отличный драмтеатр, где как правило, был всегда аншлаг. Сейчас проезжая Кизел я испытываю боль и грусть. Это практически брошенный город.

— А почему называли город "кочегаркой"?

— Кизеловский угольный бассейн. Весь Урал, может и не только Урал, снабжался отсюда прекрасным коксующимся углем.

— Но ведь был прямой путь в шахтеры?

— Не случилось. Мы переехали в Березники. Здесь мне дважды повезло. Пришел в городскую секцию баскетбола и сразу попал в юношескую сборную города. А самое главное это школа. В Березниках школы не номера носят, а имена писателей — Пушкина, Чехова, Толстого… Отец зная отзывы о школе Пушкина провел меня к директору, хотя район был не наш. Директор Василий Андреевич Занин, впоследствии я понял, что его боготворили все учителя и ученики, посмотрел на меня снизу, т. к. он был маленького роста, и спросил, что кроме того, что я отличник, умею делать? Я сказал, что играю в баскетбол. Он говорит: нам в сборную баскетболистов не хватает, берем. И в класс я попал замечательный и сильный. В классе было 5 чемпионов области по различным видам спорта. Уровень же был таков, что я приехав отличником, первую четверть закончил на тройки и четверки. Но к концу второй четверти выровнялся. И конечно, потрясающая команда учителей. Только один пример. Когда я поступал в институт экзаменатор по химии, а это не мой профильный предмет, спросил: Вы учились у Павла Борисовича Рассказова? Я подтвердил. Экзаменатор сказал: ясно, отлично, свободны. Мы своим классом регулярно встречаемся. Недавно отметили 50-летие окончания школы. Из нашего класса из 28 человек: 25 сразу поступили в различные вузы, а это был 1966 год, когда в стране было два выпускных класса — десятый и одиннадцатый. Оставшиеся трое просто не поступали в вузы. Выбирая место учебы шел в Перми мимо Политеха и на рекламе специальности "Динамика и прочность машин" увидел фразу "Вас ждет исследовательская работа". Подумал, раз ждет — надо идти. И снова повезло. Во-первых, заведующий кафедрой молодой профессор Александр Александрович Поздеев, который сумел создать на кафедре удивительную, творческую атмосферу, студенты к исследовательской работе привлекались с первых курсов. А. А. Поздеев сумел сделать подобие МИФИ в Политехе. У нас было разумное сочетание классических базовых университетских курсов с необходимыми техническими дисциплинами. И это дало свои плоды. Например, из нашего выпуска 7 докторов наук, а кафедра и ее выпускники стали основой для создания в Перми в 1971 году первого академического подразделения Отдела физики полимеров Уральского научного центра АН СССР, который в 1980 году был преобразован в Институт механики сплошных сред УНЦ АН СССР.

— И до сих пор эта кафедра существует?

— Да, кафедра существует. Правда со своими проблемами, которые определяются общим трендом — падением интереса к инженерному образованию. В 2013 году ректор предложил мне возглавить кафедру на условиях совместительства. Я предложение принял. Сейчас кафедра является базовой для нашего Института и я надеюсь, что вместе с моими коллегами, многие из которых являются выпускниками кафедры, мы будем приближаться к прежнему престижу кафедры.

— Как вы пришли в академическую науку?

— В 1972 году после окончания Института, я получил распределение — в Отдел физики полимеров УНЦ АН СССР. После двух лет работы мой руководитель Геннадий Борисович Кузнецов поддержал меня в моем стремлении продолжить учебу в аспирантуре Московского института электронного машиностроения, где была одна из ведущих в стране кафедра по механике. Здесь мне опять повезло. На кафедре было много замечательных ученых и творческая атмосфера была такой, что многих я могу считать своими учителями. Главный мой учитель Игорь Евгеньевич Трояновский был очень разносторонним ученым и я очень благодарен ему не столько за руководство моей кандидатской диссертацией, сколько за кругозор, который он дал в процессе учебы и дальнейшего общения.

Только факты: Цель создания Института (14 февраля 1980 г.) — проведение фундаментальных и прикладных исследований по следующим основным направлениям:

• Математическое и физическое моделирование процессов деформирования, разрушения и аномального поведения твёрдых тел с учётом температурно-временны?х эффектов, химических и фазовых превращений в материалах, возникновения и развития дефектов;

• Методы численного эксперимента в механике деформируемого твёрдого тела и в механике жидкостей;

• Проблемы гидродинамической устойчивости и турбулентности; вынужденные течения, конвекция; физико-химическая гидродинамика полимеров, суспензий и магнитных жидкостей.

В Институте работают около 160 сотрудников. Из них 1 академик РАН, около 20 докторов наук, около 60 кандидатов наук.

— Значит, после Москвы вернулись сюда? А там не хотелось остаться и была ли такая возможность?

— Возможности были на разных этапах моей карьеры, но они не превысили моей привязанности к Перми и к Институту. Здесь я прошел все должности: младший, старший научный сотрудник, ученый секретарь, заведующий лабораторией, заместитель директора по научной работе, директор.

— Институт чем занимался в Перми?

— В обоснованиях необходимости создания Института в Перми, одно из главных положений было проведение фундаментальных исследований в интересах оборонных предприятий расположенных в Перми, в частности предприятий ракетного комплекса. В связи с этим наши фундаментальные и прикладные исследования, вплоть до конца 80-х годов прошлого века, были связаны с многочисленными предприятиями союзного масштаба расположенными в Перми. Однако, необходимо сказать, что эта связь не отражалась на глубине и содержательности наших фундаментальных исследований. Запросы современной техники, по крайней мере в нашей науке — механике, ставят разные новые задачи и проблемы. Надо сказать, что мы с интересом решали эти задачи, получая удовлетворение от занятия наукой и не думая об индексах цитирования, Хирше, хотя сейчас это отразилось на показателях многих ученых. Однако, я об этом абсолютно не сожалею. Зато одна из работ была отмечена Государственной премией по закрытой тематике.

— Но теперь-то можно рассказать?

— Моя часть работы состояла в построении математических моделей, которые позволили объяснить и понять ряд динамических процессов, возникающих при работе ракетного двигателя на твердом топливе. Ну, а конструктора, которые были в нашем коллективе на основе полученных теоретических результатов нашли варианты решения имевших место проблем.

— Как формировался в институте уровень фундаментальных исследований?

— Я думаю, что здесь имели место следующие факторы. Во-первых, мы не зацикливались только на прикладных исследованиях. Во-вторых, наш коллектив был молод и может быть в силу той атмосферы, которую создал А. А. Поздеев мы тянулись ко всему новому. А. А. Поздеев поощрял и стимулировал наши научные контакты с ведущими научными коллективами. Важнейшим элементом была Зимняя школа по механике сплошных сред. В 2017 году будет проходить уже 20-я школа. На этой школе побывали все ведущие механики нашей страны. А мы работали и учились. Я думаю важным элементов была и закалка в процессе защиты диссертационных работ. У нас тогда не было своего диссертационного совета и я считаю, это для нашего развития было важно. Я, например, защищал докторскую диссертацию в Москве, где мне сказали выступи и привези положительные отзывы из Киева, Горького, Новосибирска, Томска, а потом мы возьмем к защите диссертацию.

— Это испытание серьезное!

— Очень… Но пройдя через это сито, ты лучше понимаешь свою работу, получаешь опыт общения, устанавливаешь новые контакты и вливаешься в свою среду. Может быть вообще рекомендовать защиты проводить если не на стороне, то с обязательной реальной апробацией работы в нескольких близких по профилю авторитетных организациях.

— Вы следуете этим правилам?

— Не в полной мере. Я с полным основанием могу утверждать, что у нас квалифицированный и авторитетный совет. В этом году у нас был выброс, после летних каникул до Нового года в Совете было рассмотрено 14 кандидатских диссертаций, в том числе 10 из нашего Института. Мы устанавливаем завышенную по сравнению с нормами ВАК планку для диссертантов, а именно как правило, не менее трех работ в журналах входящих в мировые базы цитирования. Как правило, иногородние оппоненты и ведущие организации, где соискатели предварительно выступают со своими работами. Защита кандидатской диссертации идет до 3 часов и как минимум, 20 вопросов соискателю гарантировано. Да и перед защитой он должен пройти все родственные семинары в наших двух исследовательских университетах. Правда 14 человек за полгода — это действительно аномалия, надо мной мои коллеги из других институтов подшучивают, что у Вас Институт стал экономикой заниматься.

— Может быть, радоваться надо — ведь настоящих специалистов мало, все разные там менеджеры, финансисты и экономисты?!

— Мы и радуемся. Правда возникает другая проблема — трудоустройство этих талантливых ребят. Бюджет не позволяет. Одна надежда на гранты и заказы от промышленных партнеров. Перефразируя одну известную фразу, можно сказать: "У нашей науки единственный союзник — это реальное современное производство".

— Как директор какие крупные деяния Института Вы выделяете?

— В качестве примера приведу ряд научно-организационных результатов. В СССР проводились раз в 5 лет съезды по теоретической и прикладной механике. Для нашей науки это главный форум в стране. Съезды проводились в столичных городах: Москва, Киев, Ташкент, Алма-Ата. Последний съезд в СССР в Москве совпал с временем путча в 1991 году. Затем провал во времени. В 2000 году я спрашиваю наших авторитетов в Отделении: где съезд? Мне ответили, попробуйте организовать. Было непросто. Мы попробовали и организовали в 2001 году в Перми — восьмой или первый в России съезд механиков, собрав 1500 участников. А дальше съезды пошли своим чередом. Второе важнейшее для нас дело. Для нашей успешной работы нужен суперкомпьютер. До 90-х годов в нашем вычислительном центре числилось 50 человек, было две ЭВМ БЭСМ-6 и Эльбрус. После 90-х эти машины стали неконкурентоспособны и нерентабельны. В конце 90-х в Екатеринбурге в Институте математики и механики Уро РАН (ИММ УрО РАН) стал формироваться современный суперкомпьютерный центр. Следуя мировым трендам мы не стали делать аналогичный центр у себя, а выдвинули идею проекта ГИГА Урал. В рамках этого проекта мы организовали свою магистраль до Екатеринбурга со скоростью передачи информации 30 гигабит в секунду. Фактически суперкомпьютер в Екатеринбурге мы приблизили к себе и кроме того, получили возможность объединить свои вычислительные ресурсы с ресурсами ИММ УрО РАН. И конечно, еще один результат в 2011 году мы выиграли один из 16 по стране проектов CRDF и МО РФ на 1 млн долларов на создание научно-образовательного центра. Проект был совместно с университетом, но львиная доля участников была из Института. По тем временам это был выдающийся проект.

— Теперь много говорится во власти, что надо академическим институтам устанавливать контакты с университетами?

— Мы всегда работали вместе, дополняя друг друга. У нас совместные проекты, кафедры. В стенах Института есть аудитории где с магистрами проводятся занятия. Это крайне важно и полезно, да и магистрам это очень нравится. Во взаимоотношениях с университетами вижу один негатив. Погоня за рейтингами и показателями на уровне руководителей не способствует здоровым отношениям между вузами и академическими институтами.

— Итак, в Перми есть научный центр, в который входят четыре института. Центр достаточно известный, самостоятельный, занимается серьезными проблемами. К вам претензий нет. Вдруг объявляется реформа академической науки. Вам это принесло, приносит или будет приносить пользу?

— Мудрые китайцы желают только врагам жить во времена перемен. Перемены в нашей науке конечно нужны. Проблемы есть. Но очень не хотелось бы чтобы сработал известный принцип: "Хотелось, как лучше, а получилось как всегда". В нынешнем водовороте пока крайне сложно оценить потенциальную полезность реформ. Наша задача в Перми, провести наши корабли через нынешние шторма целыми, невредимыми, с помолодевшим и окрепшим экипажем, ну и приобретя по дороге различные трофеи. И потом, я уверен за наш Институт. Мне представляется, что если уж следовать мировым трендам, то нигде наука не концентрируется в столицах. Наука не любит суеты. А потому будущее Российской науки прирастать будет регионами. У нас уже есть примеры когда по ряду направлений региональные Институты занимают лидирующее положение, в том числе и наш Институт.

Только факты: "Сотрудники института проводят совместные исследования с Европейским космическим агентством, Мадридским политехническим институтом, Миланским университетом, Гиссенским университетом, Свободным Брюссельским университетом, Университетами Париж-6, Париж-7, Институтом исследования неравновесных явлений (Марсель, Франция), Институтом кристаллографии Фрайбургского университета(Германия), Отделом физики конденсированного состояния Центра ядерных исследований (Гренобль, Франция), Институтом химии конденсированного состояния вещества (Бордо, Франция), г. Грама (Франция) и рядом других зарубежных учреждений".

В одной из лабораторий мне показали уникальный прибор, созданный для Международной Космической Станции. Предполагалось, что с ним будут работать наши космонавты. Но почему-то прибор не был востребован Роскосмосом, и тут же на пороге Института появились специалисты из Бельгии, которые предложили вместе поработать на той же МКС…

— Вы — научный руководитель Пермского научного центра, директор Института. Чем гордитесь?

— Вообще горжусь многим. Но Вы меня спросили, как научного руководителя и бывшего председателя Пермского научного центра, директора Института механики сплошных сред. Поэтому я с полным основанием говорю о том, что горжусь нашими Институтами. Горжусь начиная с их внешнего вида и заканчивая результатами, следуя пословице: Встречают по одежке, провожают по уму. Здесь по-видимому, уместны примеры. Пусть коллеги из других Институтов Центра поймут меня правильно. Профессионально я имею больше прав говорить о нашем Институте. Всегда эффектны примеры имеющие отношение к природным явлениям. В рамках одной из проблем нашему Институту от зарубежных коллег были представлены данные наблюдений за несколько сотен лет о количестве пятен на Солнце и изменениях диаметра Солнца в одиннадцати летних циклах. Результаты обработки этих данных методами которыми владеют наши сотрудники, позволили установить новую качественную

закономерность в этих явлениях. Другая тема. В нашем Институте были выполнены исследования, позволяющие более глубоко понимать процессы зарождения тропических циклонов. Наши теоретики участвовали в морской экспедиции в зону тропиков с целью проведения экспериментов направленных на подтверждение теоретических результатов. В определенной мере эти исследования были основой для проведения совместно с ИКИ РАН международной конференции "Крупномасштабные структуры в атмосфере и океане". Пермь была закрытым городом и, после открытия города, это была первая для нас международная конференция. Она была на борту теплохода по трассе Пермь-Москва и имела большой резонанс в международных кругах. Наш Институт имеет приоритеты в исследованиях поведения жидкостей в невесомости. В рамках этих работ поставлены ряд экспериментов на борту российских и зарубежных космических аппаратов. Институт является одним из мировых лидеров в области магнитной гидродинамики. В рамках данного направления мы являемся партнером предприятий Росатома по работам связанным с применением жидкого натрия. Мы гордимся своим участием в работах ОАО "Авиадвигатель", связанных с созданием нового авиационного двигателя ПД-14 и дальнейшей линейки этих двигателей. Появились свежие направления связанные с созданием и применением SMART — материалов, междисциплинарных работ в области медицины. Одно из последних востребованных направлений — создание интеллектуальных систем мониторинга механического состояния различных инженерных конструкций и сооружений. Наш Институт даже расположен в символическом месте, в сосновом бору. В районе Института три улицы: академика С. П. Королева, профессора М. Н Дедюкина — первого ректора Политехнического института и профессора А. А. Поздеева — первого директора нашего Института. Вот такой символический союз вузовской, отраслевой и академической науки.

— Здесь же мечтали создать академгородок?

— Большая мечта не имеет границ. В определенной мере планы реализованы. Большая часть Политеха расположена здесь. Мы за последние 15 лет построили корпуса Института технической химии, блок общего назначения с одним из лучших в городе конференц залом, столовой и другими помещениями, жилой дом для сотрудников. В эти годы мы были в Академии одними из лидеров по строительству.

— У вас красиво — и внутри, и снаружи: лес прекрасный, ухоженный, фасады зданий отделаны плиткой, внутри — отделка великолепная… В таких условиях лучше наука делается?

— Наука — это творчество, оно продуктивней, когда условия работы хорошие. К нам приезжают гости из разных мест — столиц и Запада, говорят, что "у вас как в Европе". "А разве мы не Европа? — отвечаю, — Посмотрите на карту, от Перми до Азии еще ехать и ехать… Если идти с Востока, то первый город с миллионом жителей как раз Пермь…" Работать в хороших условиях приятно, это ведь аксиома… Очень люблю это место. Вечером выходишь — тихо, фонарики светят, снежок падает, воздух напоенный свежестью, — красота! У нас своя лыжная трасса — 5 километров. Поэтому практически у всех в шкафу лыжи стоят… Есть открытый теннисный корт и другие спортивные сооружения. Спорт у нас в почете. Во многом отношение к спорту было заложено А. А. Поздеевым. Александр Александрович был спортивным человеком. Бегал марафон, поднимался на "Семитысячники", боксом занимался. Как-то задирая меня сказал: обгонишь на лыжах, пост директора отдам тебе. Шутить, так шутить! Я основательно подготовился к Институтской спартакиаде и при раздельном старте показал лучший результат, чем у А. А. Поздеева. Он завелся и говорит: бежим снова. Но я интеллигентно отказался, так как при упорстве А. А. Поздеева я бы проиграл. Так вот мы и шутили.

— А на смену кто приходит?

— У нас все нормально. Когда говорят о молодых — а сейчас это модно! — то к нам это не относится. Такой проблемы в нашем Институте нет. Хорошие ребята есть. Я уже говорил о том, сколько диссертаций готово к защите — это показатель сам за себя говорит. Более того, у нас есть примеры когда ребята поработав за границей, возвращаются в Институт.

— Зарабатывают хорошо?

— У каждого свой показатель. Я когда бываю в других Институтах сначала обращаю внимание на линейку машин у Института. Наша линейка смотрится вполне респектабельно. Наша средняя зарплата уже давно в два раза превышает среднюю зарплату по региону. Жилье — это вечная проблема. Но на мой взгляд в нашем Институте она не критична.

— Но ведь везде пишут и говорят, что ученые чуть ли нахлебники у государства, что обеспечивать себя они не могут и так далее!?

— Если стране не нужна фундаментальная наука, если общество готово к тому, что через некоторое время будет некому объяснить содержание многих книг по математике, физике, химии, биологии и так далее, то тогда нас можно считать нахлебниками. И в этой части я считаю, что мы своими результатами, которые представлены в общемировую научную копилку, свой хлеб отрабатываем. Ну и кроме того, растет спрос предприятий на наши работы, что выражается в конкретных заказах.

— И все-таки каким видится вам будущее?

— Как директор я должен быть оптимистом. Таковым и стараюсь быть. Верю, что смутные времена преобразований пройдут. Есть идеи, планы, есть ученики. Более того, я уверен, что в нашем сосновом бору вдали от суеты будущее Института мы должны видеть только в светлых тонах.

Владимир ГУБАРЕВ, Правда.ру

Россия > Образование, наука > ras.ru, 17 апреля 2017 > № 2143139


Армения > Образование, наука. СМИ, ИТ. Экология > gazeta.ru, 17 апреля 2017 > № 2142780

Армения сдает свои памятники

Власти Армении сдают в аренду археологические памятники

Отдел «Наука»

Власти Армении наперекор ученым хотят сдать в аренду пещеру, где найдена древнейшая в мире обувь. Чиновники говорят о привлечении туристов в природные памятники, археологи — об опасности безвозвратной утраты культурных слоев.

Власти Армении решили сдать в аренду ряд пещер, являющихся историко-культурными памятниками. С инициативой выступило министерство культуры республики, которое утверждает, что делается это для привлечения туристов в страну.

Против резко выступили ученые, заявив, что передача объектов в частные руки может уничтожить памятники.

По условиям конкурса, хозяином пещер на пять лет может стать любой состоятельный человек — как гражданин Армении, так и иностранец, который предложит лучший туристический проект.

Сдать в аренду предлагается пять пещер. Пещера Магеллана протяженностью 1,7 км в Вайоцдзорской области является эндемичной средой обитания ряда краснокнижных животных, в том числе летучих мышей. Медвежья пещера находится в Вайоцдзорской области — она самая большая в стране, протяженностью 3,5 км. Пещера Мозров имеет гидротермальное происхождение, ее стены покрыты кристаллами кальцита, пещера Каменные Двери представляет собой памятник раннего и позднего Средневековья, которую до XX века заселяли люди, изолировавшиеся от общества.

Самой известной из предлагаемых в аренду является Птичья (Арени-1) в Вайоцдзорской области, которая стала известна всему миру 10 лет назад.

Пещера Арени-1 находится на юге Армении в известковых образованиях мелового периода в ущелье реки Арпа. Она была обнаружена еще в 80-х годах. В начале 2000-х годов в одной из галерей пещеры некий предприниматель построил кафе, удалив культурный слой без изучения.

Археологические работы совместной армяно-американо-ирландской экспедиции под руководством Бориса Гаспаряна из Института археологии и этнографии Национальной академии наук РА были начаты в ней в 2007 году, благодаря чему деятельность кафе навсегда была остановлена.

В первые же дни раскопок внутри пещеры были обнаружены культурные слои, содержащие материал, представляющий огромную ценность для археологии не только Армении, но и всего региона. Здесь были открыты непотревоженные слои с винодельческим комплексом 6000-летней давности и связанные с ним глинобитные структуры с остатками культовых человеческих жертвоприношений.

В следующем, 2008 году у входа в пещеру под полом жилища 3500 года до н.э. была обнаружена кожаная туфелька отличной сохранности — самая древняя сохранившаяся до наших дней человеческая обувь («Газета.Ru» подробно рассказывала об этой сенсационной находке).

В 2010 году после публикации о находке в журнале PLOS One о пещере Арени узнали во всем мире.

Сюда устремился поток туристов, однако сразу стало ясно, что хрупкие слои пещеры не в состоянии выдержать наплыва людей. Начал осыпаться винодельческий комплекс, состоящий из глиняной давильни и сосудов для брожения и хранения вина. Посещение пещеры стало ограниченным. На средства гранта, полученного от посольства США в Армении, учеными было построено ограждение, раскопки были временно приостановлены, и перед археологами встала задача законсервировать уже открытые слои медно-каменного века.

Сейчас борьбу за сохранение памятника ведет Борис Гаспарян, научный сотрудник Института археологии, который считает, что уникальную пещеру нельзя одновременно использовать и для туристических, и для научных целей. «Постановка вопроса — продавать право на использование пещеры — некорректна. Не бизнес должен руководить исследованиями и сохранением пещеры, а наука, — рассказал археолог «Газете.Ru». — Министерство говорит, что очень озабочено судьбой пещеры, думает о сохранении памятника, хотя за все эти годы ни копейки на нее не потратило. Арени — наше детище».

С ним согласен Павел Аветисян, директор Института археологии и этнографии. «Если в случае с остальными пещерами можно позволить доступ туристов, потому что там раскопки не велись, слои не открыты, то в Арени-1 это недопустимо. В пещере велись раскопки, здесь открытые слои, и пещера нуждается в продолжении серьезной научной работы. Туристы здесь могут рассматриваться лишь как небольшой фрагмент общей программы. А в ее нынешнем виде инициатива министерства скорее направлена на уничтожение памятника, — заявил Аветисян сайту News.am. — Это очень несерьезное решение. Это нонсенс.

Принимавшие его люди абсолютно не разбираются в вопросе и проявили наплевательское отношение к сохранению памятника».

Изначально в созданную министерством комиссию по сдаче пещеры в аренду входил сам Борис Гаспарян. Два года назад он предлагал использовать ее не как туристический объект, а как научный. Туризм являлся бы лишь небольшой частью проекта, приносящей средства для поддержания научной деятельности. Он предлагал создать при пещере небольшой музей, где были бы выставлены находки, и исследовательский центр, в котором бы проводилась их реставрация. Однако окончательный документ, представленный на днях министерством, сильно отличается от того, в создании которого ученые принимали участие.

Условия договора для всех пяти памятников примерно одинаковы: победитель конкурса должен позаботиться об инфраструктуре, заняться вопросами безопасности памятника, обеспечить комфорт туристам. В условиях по пещере Арени-1 нет упоминаний о продолжении научной деятельности. «В договоре есть пункт: кто возьмет пещеру, должен представить археологическую часть — как сохранить памятник от разрушения. Про раскопки ни слова. Получается, что археологи могут продолжать там работать.

Но как хозяин пещеры допустит туда археологов? Это будет противоречить его бизнесу», — говорит Гаспарян.

Замминистра культуры Армении Арев Самуэлян попыталась убедить корреспондента «Газеты.Ru», что сам Гаспарян в настоящее время поддерживает сдачу пещеры в аренду. «Вы не можете выиграть конкурс, если не представите нормальную программу, которую одобрят все члены комиссии. Государство оттуда уйти не может, так как пещеры находятся в списке памятников», — заявила замминистра.

Каким образом государство будет контролировать сохранность памятников и как будет исключаться конфликт интересов между учеными и бизнесменами, она уточнить отказалась, обещав прислать ответ по почте. В пресс-службе министерства отказались прокомментировать ситуацию.

«Почему-то министерство культуры, которое в первую очередь должно заботиться о сохранении культурных ценностей страны, одобряет строительство кафе и ресторанов на территории охраняемых историко-культурных музеев-заповедников, — считает археолог Диана Зардарян, нашедшая в Арени-1 древнюю обувь. — Похожий случай был три года назад в Гарни, где на территории языческого храма оно хотело строить кафе. Лишь благодаря недовольству общественности строительство было приостановлено».

Руководитель спелеологического центра Армении Самвел Шагинян считает, что для нормального использования памятников рядом должны быть созданы элементы инфраструктуры — туалеты, рестораны, гостиницы, — которые также станут источниками дохода, а полученные средства можно использовать для благоустройства и сохранения пещер.

Однако условия конкурса наводят его на мысль, что у некоего человека уже есть готовый план и он и станет победителем конкурса, а все специалисты, которые годами занимались исследованием и сохранением этих пещер, останутся вне игры.

По словам Шагиняна, пещеры находятся на многолюдных туристических маршрутах, поэтому строительство ресторанов и гостиниц может оказаться весьма прибыльным, «с учетом того, что земля достанется в аренду даром, благодаря конкурсу министерства культуры».

Армения > Образование, наука. СМИ, ИТ. Экология > gazeta.ru, 17 апреля 2017 > № 2142780


Россия. СЗФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 14 апреля 2017 > № 2141063

Реальная Интеграция академического института с университетами и ведущими предприятиями реального сектора экономики отмечена Золотыми медалями в Конкурсе Международной выставки-конгресса

С 14 по 16 марта в Санкт-Петербурге в рамках Петербургской технической ярмарки прошла Международная выставка-конгресс «Высокие технологии. Инновации. Инвестиции» (HI-TECH). Это одно их первых мероприятий России в области продвижения высоких технологий, инноваций и инвестиционных проектов в научно-технической сфере.

Конкурсная комиссия мероприятия высоко оценила две совместные разработки Федерального государственного бюджетного учреждения Института физики прочности и материаловедения Сибирского отделения Российской академии наук (ИФПМ СО РАН), присудив 2 золотые медали в номинации «Лучший инновационный проект и лучшая научно-техническая разработка года».

Одна из разработок из области медицины «Саморасширяющиеся периферические стенты с ионно-модифицированной поверхностью для восстановления просвета стенозированных периферических кровеносных сосудов» направлена на разработку технологии и организации импортозамещающего промышленного производства отечественных стентов для пациентов с атеросклерозом.

Как отметил научный руководитель проекта заместитель директора ИФПМ СО РАН по научной работе, доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник ТГУ, профессор Лотков Александр Иванович, – «Модификация поверхности стентов, разработанная учеными ИФПМ СО РАН, позволяет не только ускорить интеграцию вживляемых стентов в организм, но и удешевить их стоимость в 1,5 раза». Предклинические исследования in vivo на животных проводит участник проекта ФГБУ «Сибирский федеральный биомедицинский исследовательский центр имени академика Е.Н. Мешалкина» Минздрава России. Промышленным партнером проекта выступила компания ООО «Ангиолайн» (г. Новосибирск).

Вторая золотая медаль присуждена совместной разработке из области космического материаловедения «Наноспутник «Томск-ТПУ-120». Наноспутник – первый российский космический аппарат, созданный с использованием 3D-технологий и уникальных материалов. Низкая стоимость и быстрота производства делает наноспутники перспективным направлением развития космонавтики, позволяющим сочетать решение технологических и образовательных задач. Наноспутник «Томск-ТПУ-120» - результат успешных совместных исследований ИФПМ СО РАН и НИ ТПУ, в тесном и плодотворном сотрудничестве с ОАО «РКК «Энергия». Курирует работы по данному направлению заместитель директора по развитию Института физики высоких технологий ТПУ, заведующий лабораторией ИФПМ СО РАН Евгений Колубаев.

В данное время спутник «Томск-ТПУ-120» находится на Международной космической станции и будет запущен во время очередного выхода космонавтов в открытый космос. Запуск спутника планируется в рамках программы космического эксперимента «Радиоскаф».

Россия. СЗФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 14 апреля 2017 > № 2141063


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 14 апреля 2017 > № 2141062

В ФАНО России подвели итоги работы КПНИ по новым материалам за 2016 год

В Федеральном агентстве научных организаций под председательством первого заместителя руководителя Алексея Медведева прошло второе заседание Межведомственного Совета (МВС) по вопросам, связанным с реализацией комплексного плана научных исследований «Перспективные материалы с многоуровневой иерархической структурой для новых технологий и надежных конструкций» (КПНИ).

Организацией-инициатором данного КПНИ является Институт физики прочности и материаловедения СО РАН (ИФПМ СО РАН) из г. Томска. Координирует работу в рамках данного КПНИ директор ИФПМ СО РАН, член-корреспондент РАН Сергей Псахье. Необходимо подчеркнуть, что на основании опыта реализации данного пилотного КПНИ в ФАНО России были разработаны методические рекомендации по порядку формирования программного управления научными исследованиями.

Помимо специалистов ФАНО России и ученых академических институтов в совещании приняли участие представители ГК «Роскосмос», ГК «Росатом», ОАО «Межведомственный аналитический центр», Фонда содействия инновациям, АО «Инновационный медико-технологический центр», Национального исследовательского Томского политехнического университета, Технологических платформ «Легкие и надежные конструкции» и «Медицина будущего».

На заседании были рассмотрены и одобрены итоги работы в рамках КПНИ организаций-участников за 2016 год. Среди них следует отметить 25 полученных российских и 2 международных патентов. Число публикаций, индексируемых в Web of Science, на 1 исследователя составило 1,37. Доля молодых ученых, принимавших участие в исследованиях, составила 40%, а доля привлеченного финансирования – 30%. По тематике КПНИ было проведено 8 конференций и семинаров, 6 из которых имели статус международных мероприятий.

В течение 2016 года в рамках КПНИ была обоснована новая тематика фундаментальных исследований «Физическая механика мягкой материи: нано- и биомедицинские приложения», которая направлена на развитие научного направления «soft matter science».

В рамках реализации КПНИ в 2016 году было создано два межведомственных сетевых центра исследований и разработок в области «soft matter sciece».

Соглашение о создании центра «3D имплантат» подписали ИФПМ СО РАН, Томский НИМЦ, ННИИТО им. Я.Л. Цивьяна Минздрава России, НИ ТГУ, НИ ТПУ, Инновационный медико-технологический центр «Медицинский технопарк». Основной целью деятельности этого Центра является создание и внедрение в медицинскую практику новых изделий, материалов и технологий для замещающей хирургии костного скелета лица, замещения дефектов костной ткани черепной и челюстно-лицевой области, создания индивидуальных имплантатов, изготовленных методами 3D-технологий.

В 2016 году в КПНИ начата пилотная работа по созданию Межведомственного проектного офиса (МПО) «Перспективные материалы, технологии и конструкции» ФАНО России и госкорпорации «Роскосмос». В рамках этой деятельности формируются три крупных проекта, связанных с проведением экспериментов на Российском Сегменте Международной Космической Станции (РС МКС). Третий вопрос повестки дня заседания МВС был связан с обсуждением работ МПО по направлению «Установки уровня Мегасайенс».

По итогам выступлений участников заседания была одобрена программа работ в рамках направления «soft matter science», связанная с расширением возможностей отечественного лазерного микроскопа МИМ-340 для исследования биологических объектов.

В заключение второго заседания МВС были утверждены план основных мероприятий и план работы участников в рамках КПНИ на 2017 год.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 14 апреля 2017 > № 2141062


Россия. ЦФО > Агропром. Образование, наука > agronews.ru, 13 апреля 2017 > № 2138937

В Сергиевом Посаде открылась Всероссийская олимпиада по ветеринарии.

Торжественное открытие заключительного этапа Всероссийской олимпиады по ветеринарии и зоотехнии прошло во Дворце культуры им. Ю. Гагарина. Соревноваться в мастерстве в Сергиев Посад приехали лучшие студенты из 33 регионов страны.

Участников приветствовал глава района Михаил Токарев.

«Для нас большая честь, что заключительный этап Всероссийской олимпиады проходит в Сергиевом Посаде. Это ещё раз подчеркивает, что такая отрасль, как сельское хозяйство, очень актуальна и важна для нашего района. В прошлом году мы ввели в оборот 4 тысячи га неиспользуемых сельхозземель. Наши предприятия агропромышленного комплекса получили государственную поддержку в размере 210 миллионов рублей. В этом году планируем, что ещё три предприятия построят большие животноводческие комплексы. Кто бы что ни говорил, а сельское хозяйство динамично развивается в стране и в нашем районе», — сказал глава района.

Как сообщает Единая пресс-служба администрации, Московскую область на олимпиаде представляет студентка Сергиево-Посадского аграрного колледжа Анастасия Аленбаторова. На базе этого учебного заведения в течение двух дней будут проводиться соревнования. Участникам предстоит пройти два тура – теоретический и практический. Кроме того, для представителей регионов будут организованы экскурсии и мастер-классы на предприятия Сергиево-Посадского района, которые используются в учебном процессе аграрного колледжа.

Оценивать ребят будет профессиональное жюри, куда вошли академики РАН Фёдор Василевич, Яков Ройтер, Иван Дунин, Юрий Барсуков, а также координатор Всероссийской олимпиады Светлана Прохорова. Экспертный состав представляют сотрудники Главного управления ветеринарии Московской области, представители ведущих образовательных организаций отраслевого высшего образования, ведущие научные сотрудники научно-исследовательских институтов и специалисты аграрных предприятий Московской области и Сергиево-Посадского района.

Россия. ЦФО > Агропром. Образование, наука > agronews.ru, 13 апреля 2017 > № 2138937


Россия > Образование, наука > ras.ru, 11 апреля 2017 > № 2137633

Надежна ли основа? Нехватка инвестиций угрожает выполнению майских указов президента

Расширенное заседание коллегии Минобрнауки РФ, посвященное подведению итогов деятельности ведомства за 2016 год и обсуждению задач на 2017-й, открылось выступлениями двух вице-премьеров - Аркадия Дворковича и Ольги Голодец. Первый главным событием в научной политике в прошлом году назвал утверждение новой Стратегии научно-технологического развития РФ, подписанной президентом. “Фундаментальная наука должна дать ответы на вызовы, обозначенные в Стратегии, причем эти ответы должны иметь междисциплинарный характер, - сообщил А.Дворкович. - Мы должны сфокусироваться на обеспечении именно такого подхода - в рамках тех инструментов, которые есть у министерства”.

Одну из задач на будущее вице-премьер обозначил как преодоление разобщения между фундаментальной и отраслевой наукой. Этот процесс, по его словам, уже идет, и необходимо его продолжать. А.Дворкович отметил, что коллеги из Минздрава начали формирование научных коллективов для решения конкретных задач и добились первых успехов. В Минсельхозе программа научных исследований в целом сформирована, приоритеты определены. “Надеюсь, что вы вместе с Минсельхозом и ФАНО обеспечите реализацию этой работы”, - закончил вице-премьер свое выступление и извинился за то, что ему надо срочно уехать.

Ольга Голодец строго напомнила участникам заседания, что в 2017 году истекает время исполнения майских указов президента. “И мы должны приложить все усилия, чтобы эти указы были исполнены точно, в срок и безукоризненно!” - заявила она. Вторая задача, по ее словам, - достижение необходимого качества образования, которое должно следовать непосредственно за повышением заработной платы. Вице-премьер поблагодарила Минобрнауки и Рособрнадзор за “честный ЕГЭ”, отметив, что “доверие к его результатам стало нормой нашей жизни”. Перечислила достижения прошедшего года: успехи наших школьников на международных олимпиадах, а студентов колледжей - на чемпионатах WorldSkills.

Попадание российских вузов - участников Проекта 5-100 в первую сотню и в топ-500 международных рейтингов, считает О.Голодец, говорит о большом потенциале российских учебных заведений. “В оценке каждого вуза должны быть приняты те же самые критерии, которые принимает сегодня вся мировая научно-образовательная общественность по отношению к университетам”, - заявила вице-премьер и призвала всех ректоров “двигаться с большей интенсивностью”, выбрать свою линейку вузов и в этой линейке быть лидерами.

По традиции основной доклад на заседании итоговой коллегии представила министр образования и науки. Говоря о развитии профессионального образования, она привела многие цифры и факты: в среднем профобразовании утверждены новые образовательные стандарты по 16 профессиям, 28 специальностям, разработанные в соответствии со списком 50 наиболее востребованных на рынке труда новых перспективных профессий. В семи регионах созданы межрегиональные центры компетенций. Поддерживается доступность высшего образования - в этом году из 100 выпускников школ 57 поступят на бюджетные места вузов. При формировании контрольных цифр приема учитывается наблюдаемый в последние три года рост потребности в выпускниках естественнонаучных, инженерно-технических, педагогических и медицинских направлений подготовки. В 2016 году на инженерные направления было дано 46,7% бюджетных мест, на педагогическое направление - 9,2%, на медицинское - 8,4%. На 2017-2018 годы эти цифры практически остались без изменения. “Свыше 80% выпускников вузов, завершающих образование по медицинским направлениям, а также по всем направлениям, связанным с техникой и технологиями, находят себе работу”, - отметила министр.

Она рассказала о двух новых проектах, которыми сейчас занимается Минобрнауки. Первый направлен на совершенствование целевого договора между заказчиком, вузом и абитуриентом: он будет предусматривать обязательную трехлетнюю работу выпускника, выплату неустойки в случае неисполнения договора и взятие заказчиком на себя исполнения социальных обязательств перед студентом в период обу-чения. Поставлена также задача в ближайшее время доработать нормативно-правовую базу аспирантуры, включая разработку стандартов и программ как для исследовательской, так и для прикладной аспирантуры.

“Большой победой для нас всех” О.Васильева назвала рост количества молодых ученых. Сегодня 43% исследователей в России - в возрасте до 39 лет. “Еще пять лет назад о такой цифре нельзя было и мечтать!” - заметила министр.

Впервые за пять лет индексирован рост внутренних затрат на исследования и разработки - до 1,13% ВВП. Инвестиции в науку на сегодняшний день насчитывают 915 млрд рублей - на 67 млрд рублей больше, чем в прошлом году. “Важно, что основной рост инвестиций - из реальной экономики, наука становится все больше ею востребована”, - подчеркнула О.Васильева.

Заметив, что министерство всегда уделяло и уделяет большое внимание конструктивному взаимодействию с РАН, министр сообщила, что доля конкурсного финансирования вузов превысила 80% (остальное - госзадание). Это практически вдвое больше, чем в академических институтах.

“Мы видим позитивное развитие кадрового потенциала, помноженное на растущие инвестиции, это и будет основой для устойчивого роста результативности нашей науки”, - сделала вывод докладчица.

Министр сообщила, что один из майских указов почти выполнен: доля публикаций российских исследователей в Web of Science должна достичь 2,44%. В 2016 году, по предварительным данным, эта цифра составила 2,41%. Количество результатов, ориентированных на промышленное применение, за последние три года выросло более чем в два раза, но этого мало: к сожалению, пока не отмечается роста национального и зарубежного патентования. “Это задача ближайшего года”, - подчеркнула О.Васильева.

В целом вопросы, связанные с образованием, на заседании явно перевешивали. Среди докладчиков не было никого ни из РАН, ни из ФАНО. Председатель Комитета Государственной Думы по образованию и науке Вячеслав Никонов, рассказывая о законодательных планах комитета на год, неожиданно признался: “В Государственной Думе считают, что должен быть государственный доклад не только о развитии образования в стране, но и о развитии науки. В Думе есть понимание того, что происходит в сфере образования, и нет понимания того, что происходит в сфере науки. Думаю, не только у нас!”

Он же затронул и бюджетный вопрос: “Есть очень большие опасения, что многие важные поручения, в том числе и поручения президента, при меньшем объеме финансирования выполнены не будут”. В пример привел решение одной из важнейших задач - строительство новых школ и реконструкция старых. Паспорт программы на 2016-2020 годы предусматривает выделение на эти цели из федерального бюджета 850 млрд рублей. “С такими темпами финансирования, как сейчас, мы будем решать эту проблему в течение 80 лет”, - заметил депутат. Что же касается науки, то доля ВВП, выделяемая на науку, согласно тому же майскому указу президента, еще в 2015 году должна была составить 1,77%. А в реальности составила 1,13%. “Нам с министерством необходимо предпринимать серьезные скоординированные усилия, - сделал вывод В.Никонов. - Мы должны решить поставленные задачи не только для того, чтобы выполнить указы президента, что само по себе необходимо, но и для того, чтобы обеспечить высокий уровень образования и науки”.

Работа министерства, как обычно, была признана удовлетворительной.

Поиск, Наталия БУЛГАКОВА

Россия > Образование, наука > ras.ru, 11 апреля 2017 > № 2137633


Россия. ЦФО > Образование, наука > ras.ru, 11 апреля 2017 > № 2137625

Олимпийский факел МГУ. Слава ученых МГУ растет день ото дня

Слава ученых МГУ растет день ото дня. Она не только заполнила аудитории самого университета, но и добралась до коридоров Кремля. Именно оттуда пришло поручение разобраться досконально с явлением, которое именуется «допинг» и которое в последнее время принесло так много неприятностей всем россиянам. Ведь среди нас нет людей, равнодушных к спорту.

Декан факультета фундаментальной медицины МГУ академик Всеволод Арсеньевич Ткачук

сразу же уточнил:

— Это поручение президента относится к университету в целом. Мне кажется, в нем отражено доверие не только к техническим возможностям МГУ, но и к его интеллектуальному и творческому потенциалу.

— Всеволод Арсеньевич, но все-таки ответственность легла и на ваш факультет.

— В МГУ более 40 тыс. сотрудников. Есть все возможности, чтобы решить проблему допинга. Точно так же как и в ведущих западных университетах, где ею занимаются. В общем, нужна мощная научная корпорация, так как допинг — это многофакторная система. Речь идет не только о выявлении чужеродных веществ в крови, моче или других жидкостях, находящихся в организме, но и об изменении эндогенных элементов. Надо выявлять причины изменения в организме уровня гормонов, нейромедиаторов и других веществ. И необходимо определять не только метаболиты, но и состояние генома спортсмена. Проблемы наисложнейшие, требующие глубокого аналитического анализа и самой современной аппаратуры. Всем этим университет располагает.

— Но проблема достаточно узкая. Ведь речь идет о биохимии, то есть о вас...

— Да, допинг — это прежде всего молекулы.

— Вы должны не только определять, есть ли чужеродные молекулы, но и прогнозировать их появление?

— Совершенно верно. В частности, это задача и моя, так как я заведую кафедрой биохимии и молекулярной медицины. Она охватывает всю проблему.

сложную и ответственную, а потому мне это очень интересно. Не сомневаюсь, что многих молодых людей она также увлечет. Как профессиональный биохимик. окончивший биологический факультет МГУ, могу судить о нашей науке объективно. В течение 35 лет я возглавлял отдел биохимии в Российском кардиологическом научно-производственном комплексе под руководством Е.И. Чазова. Меня рекомендовал мой учитель академик С.Е. Северин. Я сконцентрировался тогда на медицинских проблемах, так как биохимия должна служить медицине.

— Но ведь и в МГУ этим занимаются.

— На биофаке есть кафедра биохимии. Ею заведует мой друг Н.Б. Гусев. На медицинском факультете биохимия другая, она должна быть связана со здоровьем человека, с выяснением причин разных заболеваний и путей их излечивания. Здесь учатся врачи. именно их мы готовим. Если на биофак приходят. чтобы стать биохимиками, то к нам идут, чтобы стать врачами. Кстати, заинтересовать их биохимией очень непросто, потому что там много других привлекательных предметов. Они обратят внимание на биохимию, если увидят, что это живое, интересное дело. И проблемы с допингом, конечно же. обращают на себя внимание, так как актуальны.

— Вы не боитесь оказаться в центре внимания всех мировых спортивных акул— от чиновников до медиков?

— Нет. и вот почему. Наш факультет не будет проводить измерения каких-то веществ в моче и крови. Я не считаю, что университет должен заниматься техническим обслуживанием тех или иных групп людей. Мы должны идти впереди, разрабатывать идеологию, методологию тех рисков допинга. которые могут возникнуть через 10-20 лет. Мы должны предсказать, предусмотреть методы контроля. Это во-первых. Во-вторых, скажу сразу: я не сторонник профессионального спорта.

— Почему?

— Он не свидетельствует о здоровье нации. Это эксплуатация подчас одного органа, поэтому «профессионализм» часто плохо кончается. Нужна физкультура. А профессиональный спорт — на грани надрыва, поломки прекрасной машины, которая называется организмом человека. Это моя позиция. Тем не менее профессиональный спорт дает ученым прекрасную возможность изучать, как экстремальные физические и психические нагрузки влияют на человека, как организм восстанавливается после них. Такие исследования надо проводить именно в университете, потому что в других медицинских учреждениях занимаются болезнями. Мы же изучаем здоровье человека. Профессиональный спорт— это прекрасная модель для ученого, так как организм достигает предельного состояния, а затем восстанавливается.

— Причем эксперимент проводится добровольно!

— Именно так. Медицина занимается болезнями, а понятие «здоровый человек» так и не определено до нынешнего дня. Нужно создавать «здоровьесберегающую медицину».

— Термин трудноусвояемый...

— Пока не удается подобрать более простой и отражающий суть этих идей. А из здоровых людей нужно выявлять самых здоровых. И в этом, кстати, очень помог космос.

— Вы ученик С.Е. Северина. Мне доводилось встречаться с ним. Он очень увлекался космической биологией и медициной. А вы?

— Я встречаюсь и дружу со многими космонавтами. Теперь в МГУ открывается новый факультет — космический. В этом кабинете недавно побывал профессор В.А. Соловьев, его научный руководитель.

— Тот самый Владимир Соловьев, прославленный космонавт и один из руководителей «Энергии»?

— Да, он профессор МГУ. Мне было приятно, что первым местом, куда он пришел, оказался наш факультет. Он сказал, что создание нового факультета надо начинать отсюда. Советовался, какие именно направления по космической биологии и медицине надо развивать. Отбором космонавтов — а дело это очень непростое, ведь из здоровых летчиков для первых полетов надо было выбрать самых здоровых— занимался Институт медико-биологических проблем. Директором многие годы был академик О.Г. Газенко. потом директором стал академик А.И. Григорьев, вице-президент РАН и заведующий кафедрой экстремальной и экологической медицины. О.И. Орлов, нынешний директор института, работает на этой кафедре. Так что у нас есть космическая преемственность и традиции сохраняются.

— В стране, особенно в столице, множество крупных медицинских центров, в которых можно решить практически любую проблему, связанную со здоровьем человека. Почему потребовался ваш факультет?

— Это великое дело, осуществленное ректором. В.А. Садовничий создал около 30 факультетов, но он всегда подчеркивает, что одно из самых правильных решений за 25 лет его ректорства— основание факультета фундаментальной медицины. Это произошло в первый месяц после его избрания. Виктор Антонович пригласил меня на беседу и сказал: «Если удастся воссоздать медицинский факультет, то я не зря стал ректором». А потом добавил, что во всех университетах мира вокруг медицинского факультета объединяются физики, химики, биологи, гуманитарии.

— Да и становление самого Виктора Антоновича как крупного ученого шло через медицину. Именно он принимал самое активное участие в победе над невесомостью...

— Он понимает важность медицины для развития всей науки — от математики и физики и до гуманитарных направлений. Но медицины особенной...

— Что вы имеете в виду?

— Студентов нашего факультета учат восемь факультетов МГУ. Причем как учат! На физическом факультете МГУ лекции читают академики и профессора. развивающие эту науку, то есть создатели физики, а не пересказывающие учебники. На химическом факультете пять кафедр, и на каждой профессионалы самого высокого уровня. И везде практика. Студенты работают в лабораториях, решают конкретные проблемы. На биофаке семь кафедр, а не одна, как в обычных медицинских вузах. Это первая особенность. И второе: у нас всего 50 студентов на курсе. Официально МГУ разрешено — на четырех студентов один преподаватель, а в других медицинских вузах один преподаватель на 20 студентов. Это привилегия МГУ. То есть мы готовим своих специалистов так, как считаем нужным, и используем свои стандарты. Во всем мире самое дорогостоящее образование— медицинское. Оно индивидуальное. Это школа-студия, творческая мастерская. Врача надо готовить так же. как в консерватории скрипачей и пианистов. И у нас так получается! Каждого студента мы знаем не только по фамилии, но и по имени и отчеству. Нам известны способности каждого, а потому

мы можем помочь выбрать каждому свое направление, которых в медицине множество.

— Но вы готовите из них и исследователей?

— Конечно. В современной медицине всего около 20% болезней изучено досконально. Известны причины возникновения заболевания и возможности излечивания.

— А остальные 80%?

— Требуют изучения. Но для этого надо понимать физические основы жизни, разбираться в химии, знать биологические процессы, философски мыслить. Наши студенты не только слушают лекции, ведут лабораторные работы, но и уже с третьего курса занимаются научными исследованиями. На четвертом курсе они делают доклады, пишут исследовательские

отчеты. На пятом — уже серьезные исследования, а на шестом — дипломная работа, которая приравнивается к диссертации.

— Следовательно, «академический врач», то есть ваш выпускник, — это специалист, склонный к науке и идущий впереди выпускников медицинских вузов?

—Да, это так. Прогресс в науке и искусстве обеспечивают единицы. Сошлюсь на Л.Д. Ландау. Он читал лекции студентам-физикам. Говорил так: «Вас в аудитории 300 человек. 299 зря поступили на физический факультет, так как ничего из вас не выйдет. Зря государство на вас тратит деньги. Но один из вас оправдает все эти расходы. Я читаю лекцию этому одному. Я не знаю, кто это. И вы не знаете. Если вы не понимаете, о чем я говорю, не горюйте — он понимает». Каждый студент хотел быть тем самым «одним». Этот принцип Ландау в определенной степени используем мы. В 1990-х гг., когда мы начинали, на нас обрушились чиновники, мол, мы готовим специалистов для Запада. Но оказалось, что это не так. Подавляющее большинство наших выпускников остаются здесь, они нарасхват. Они работают в лучших медицинских центрах страны.

— Почему вы стали заниматься медициной? Насколько я знаю, отец ваш преподавал литературу, а он для вас был безусловным авторитетом.

— Маме не дали доучиться, она так и осталась фельдшером. Ее послали в маленькую деревушку — после войны не хватало специалистов. Она мечтала, чтобы я стал врачом. Ноя попал в то время, когда наука была необычайна престижна. Наши успехи в космосе, физике, биологии во многом определили мой выбор. Я решил, что окончу МГУ, стану ученым, а потом уже врачом. Но случилось обычное: по окончании вуза женишься, потом рождаются дети, и уже жизнь не позволила стать врачом...

— Из провинциального Бийска— и сразу в МГУ. В середине 1960-х гг. конкурс был очень большим?

— Я был круглым отличником. Конкурс был тяжелым: пять письменных экзаменов. Конечно, чудо, что поступил. Однако в советские времена можно было из любой глубинки поступить в МГУ. Я ведь учился в деревне, где мой отец был учителем. А Садовничий? Он два года работал шахтером. а потом поступил на мехмат. Я учился в среде очень развитых людей, которые приехали в Москву со всего Советского Союза. Часто приезжали родители. С корзинами, с мешком картошки, с вязанками лука... Подкармливали нас в общежитии.

— А сейчас?

— У нас половина студентов москвичи, а остальные со всей России. Чтобы поступить к нам, нужен средний балл 95. По ЕГЭ 100 баллов получают всего несколько сотен человек в стране. Из пяти предметов иметь 95 баллов — это должны быть очень сильные ребята. Мне кажется, сейчас у нас сохраняется правильный прием студентов. Подбирается ровная группа, а планка очень высокая. Студенты знают: экзамен для всех одинаков, никаких послаблений, условия равные. Это очень важно. Сразу видны способности каждого. Что греха таить, мне случается рекомендовать перевести в другой вуз того или иного отстающего студента, чтобы не сорвать его нервную систему. Когда студенты сильные, естественно, педагог поднимает планку преподавания — и некоторым это уже не по силам. А в обычном вузе наш студент будет в лидерах, это проверено неоднократно.

— И вы это говорите всем?

— Всем, кто начинает отставать. Бывали среди них и дети чиновников, занимающих очень высокие посты в государстве, и дети моих друзей-ака- демиков.

— Вольно или невольно вы ставите своих выпускников в особое положение?

— С этим мы как раз боремся. Никаких поблажек: наш врач должен вести прием пациентов, работать наравне со своими коллегами. Да. наши выпускники должны быть врачами, знающими биохимию, физику, химию, но повторю: прежде всего врачами. И если уж защищают диссертацию, то она должна быть медицинской.

— В чем же отличие?

— Он не пропустит уникальный случай, выявит нестандартность заболевания. И он начнет искать новую диагностику, новый метод лечения. Для этого у него хватит знаний, так как он получил университетское образование.

— С самого начала вы хотели создать именно такой факультет?

— Мне повезло в жизни: я всегда работал с очень умными людьми. Отец мой был очень талантливым человеком. Я уже упоминал С.Е. Северина

и Е.И. Чазова. Мы часто беседовали с Евгением Ивановичем. Он мечтал собрать ученых в экспериментальном институте— физиков, химиков, биологов, а в клиническом — врачей. И думал, что если ученые и врачи будут ходить на одни и те же ученые советы, в одну и ту же столовую, бухгалтерию, они проникнутся проблемами друг друга и начнут сотрудничать. К сожалению, его надежды не оправдались, так как экспериментаторы увлечены своими делами, а врачи— своими. Оказывается, подобные идеи можно реализовать не на ученом совете, а в одной голове. Знание организма, которое есть у врача, и понимание механизма физико-химических взаимодействий в нем, которое есть у ученого, должны быть у одного человека. Именно поэтому врача готовят в университетах. Причем не на конвейере, а сугубо индивидуально. В самых знаменитых университетах Америки на курсе 100-120 студентов-медиков. Аунас в медицинских вузах на курсе среднее количество студентов — 450, а в некоторых— по 2-3 тыс. Нужны колоссальные ресурсы для подготовки такой массы специалистов, да и база для практики огромная. Все это сделать на нужном уровне просто невозможно.

— Ваши достижения в науке связаны с человеческим сердцем, не так ли?

— Да. Мне трудно оценивать свою работу, пусть это делают другие. Отмечу лишь одно: так уж устроена фундаментальная наука, что о ее результатах подчас можно говорить лишь через десятилетия. Или об ученом забывают, или уже потомки по достоинству оценивают его деяния. Е.И. Чазов позвал к себе нашу лабораторию, потому что мы первыми начали заниматься так называемой персонализированной медициной. Я интересовался рецепторами — это молекулы, которые узнают гормоны, факторы роста и т.д. И большинство лекарств действуют через них. Оказалось, что мы различаемся не только по количеству гормонов или каких-то других молекул, но и по чувствительности рецептора. Память, характер, острота зрения и другие особенности организма связаны с рецепторами. Оказалось, что можно прогнозировать, какая доза лекарства подходит человеку, какие лекарства годятся для него, а какие бесполезны или даже вредны. Такие работы мы проводили в кардиоцентре. Но мы вели также и другие исследования. И ведем сейчас.

— Теперь мне понятно, почему МГУ, его ректору, факультету фундаментальной медицины и вам доверено столь сложное дело, как борьба за чистоту отечественного спорта...

— Речь сейчас идет не только о допинге, а прежде всего об уровне отечественной медицины, авторитете ее представителей в стране и мире.

— Справитесь?

— Будем стремиться. Нельзя не справиться.

— Не могу не спросить, каким вам представляется будущее медицины. Вы сразу поняли, что в человеческом организме есть определенный барьер, перешагнув который, можно создавать новые органы и заменять отслужившие свой век?

— Наука развивается непредсказуемо. Что меня удивило? Стали появляться неожиданные для меня данные. Например, пересадка сердца. Оказывается, когда мужчине трансплантируют сердце от донора-женщины, то спустя годы, месяцы женские клетки в нем заменяются на мужские, о чем свидетельствуют игрек-хромосомы, причем обновление клеток сердца и сосудов очень значительно— до десятков процентов. Оказалось, что мы обновляемся фантастически быстро. В день у нас умирает килограмм клеток. И столько же, естественно, образуется. За свою жизнь мы производим десятки тонн клеток. Объяснить этот феномен обычным делением дифференцированных клеток невозможно, здесь что-то другое. Потом — как идет замена клеток женских донорских на мужские?

— Это «другое» и начали искать?

— Конечно. Оказывается, есть стволовые клетки, которые специально нужны для обновления. И это открытие сделал русский ученый. В 1908 г. генерал Санкт-Петербургской военно-медицинской академии, профессор кафедры гистологии А.А. Максимов открыл гематопоэтические клетки, из которых образуются все остальные клетки крови. Понадобилось 100 лет, чтобы стало понятно— это величайшее открытие. За жизнь у человека 3 т клеток крови образуются из гематопоэтической клетки, сидящей в костном мозге.

Оказалось, что и другие ткани нашего организма— и соматические, наружные, и висцеральные, внутренние, — тоже имеют стволовые клетки, которые участвуют в обновлении органов и тканей. Это обновление идет двумя путями.

Во-первых, есть программа обновления. Некоторые клетки обновляются каждые две недели. Те же лимфоциты или слизистая кишечника, дыхательных путей или пищеварительного тракта. Некоторые клетки обновляются раз в год, а некоторые вовсе не обновляются, например нервные клетки. Когда человек болеет или стареет, уменьшается количество стволовых клеток. Значит, возможен другой механизм лечения человека. Надо просто повышать. восстанавливать потенциал стволовых клеток, обновляющих наш организм. Их можно взять у пациента, приумножить числом в сотни, в тысячи раз и вернуть в нужный орган. Можно и органы выращивать. Ведь доноров для трансплантации никогда не будет хватать, а люди живут все дольше и дольше, а потому появляется все больше пациентов, которым нужно пересаживать сердца, почки, печень, легкие. Так что рано или поздно ученые начнут выращивать эти органы вне организма.

Второй путь. Недавно было сделано одно потрясающее открытие. Выяснилось, что идет перепрограммирование многих клеток нашего организма. Оказалось, что из клеток, например, кожи можно вырастить нейроны, кардиомиоциты, легочные клетки, сперматозоиды, яйцеклетки. Можно выращивать целые организмы из любой клетки нашего тела. Запрещено клонировать людей, но прекрасно стали клонировать животных. И как пройти мимо этого?

— «Ремонт организма», «запасные части человека» — звучит фантастично...

— Конечно. Для продления жизни нужно по- настоящему разобраться, как включаются программы гибели клеток. По разным причинам в разных тканях разные факторы вызывают гибель клеток. Как это происходит? Как идет обновление? Как организм узнает погибшую клетку и как из стволовой образует новую — с определенными морфологией и функцией? Как она вступает в те же контакты с соседями? Как она без всякого сбоя продолжает функционировать? Можно сравнить с машиной, которая едет на большой скорости. а мы в ней на ходу меняем карданный вал, шестеренки, подшипники... Такое направление в науке появилось в конце XX в.

Большую роль в появлении Института регенеративной медицины сыграл В.А. Садовничий. Наш ректор обладает прекрасным качеством — видеть и предугадывать будущее, к тому же очень любит медицину. Медицинский центр как клиническую базу нашего факультета начали создавать в 2005 г. Нас поддержал бывший мэр Москвы Ю.М. Лужков. Идею такого центра высказал великий хирург Майкл Дебейки. Он много раз прилетал из США в Москву и каждый раз говорил о том, что надо восстановить медицинское образование в МГУ.

Мы стали строить больницу. Вместе с ректором каждую субботу ходили сюда в сапогах и телогрейках. Обсуждали, что эта клиника не может быть рядовой больницей. Московскому университету такое не пристало. На каком-то этапе я рассказал Виктору Антоновичу, что клинике нужна база регенеративной медицины. Для этого надо было остановить стройку на полтора года, потому что потребовался новый проект. И Садовничий стройку остановил, Лужкова убедили, что необходимо все перепроектировать. Сделали самое чистое помещение в Москве, а может и в России.

— Так называемую чистую комнату?

— Да. 400 м. Класс чистоты самый высокий, выше, чем в хирургических, чем в обычных «чистых комнатах». Особенность в том, что генные и клеточные препараты нельзя стерилизовать, их надо производить в абсолютно чистых условиях. И оборудование соответствующее необходимо, и специалисты нужны. В эту лабораторию, которая теперь называется институтом, пришли работать выпускники нашего факультета. Это 30-летние молодые люди, которые прошли хорошую подготовку, стали кандидатами медицинских наук, все имеют право врачевания, терапевты, кардиологи. Но при этом они занимаются клеточными и генными технологиями.

— Особая квалификация?

— Судите сами. Они стали кардиологами или терапевтами, для этого после шести лет обучения надо было еще два-три года учиться. Потом они пошли в аспирантуру или по биохимии, или по клеточной биологии. Ауж потом пришли в этот институт. Последние 15 лет мы работали в этой области. Государство выделяло деньги, мы вели исследования. И сейчас ведется испытание трех препаратов — двух ангиогенных в кардиоцентре Е.И. Чазова и одного препарата по реиннервации пальцев или кистей. Завершено создание еще трех препаратов. Они проходят предклинические испытания. Мы пока не лечили с помощью стволовых клеток, так как не было соответствующего закона. Теперь Госдума его приняла, президент подписал, так что с января он уже действует.

— Можно лечить стволовыми клетками?

— По тому закону, который сейчас принят в нашей стране, предусматривается, что эти клетки должны пройти предклинические и клинические испытания. Это делается для того, чтобы не навредить человеку. Это правильное решение. Многие врачи со мной не согласны, говорят, что без закона было бы лучше. Но это ошибочная позиция. Клеточные технологии— это оружие большого калибра, оно может иметь и нежелательные последствия. У нас пока нет сведений об отдаленных эффектах. Поэтому нужно быть очень осторожными.

— Всеволод Арсеньевич, вам не страшно? Вы же работаете над бессмертием.

— Нет, человек смертен и должен быть смертен, иначе наступит конец человечеству. Я думаю, программа гибели заложена в каждый живой организм. В природе есть существа, которые живут один день, другие— неделю, третьи— год. И, конечно же, такая программа заложена внутри нас. Мы можем с помощью разных подходов медицины

продлить эту жизнь, но не до бесконечности, а до ее биологического рубежа. Я не знаю, это 120, как в Библии, или 150 лет. Можем продлить срок жизни за счет того, что будем исключать гибель из- за случайностей или маленьких поломок, которые часто приводят к разбалансировке всего. Это просто продлевание жизни. Но еще важно, думаю, сохранение высокого качества жизни.

— Ваш учитель академик С.В. Северин говорил, что хорошо бы жить 250-300 лет.

— Он дожил до 92 лет. С очень светлым разумом. За месяц до кончины (мне кажется, он ее чувствовал) мы с ним беседовали, и я спросил, какой возраст у мужчины лучший. Ему было 92. мне 46 тогда. И он ответил, что не хотел бы меняться со мной возрастом. Он сказал: «Мне нравится мой возраст. У вас столько суеты, все от вас чего- то ждут, требуют, а я наконец могу жить так. как я хочу, читать что хочу, встречаться с кем хочу». Ну может, это шутка была, но он так сказал... И когда я смотрю на 20-30-летних, мне тоже с ними не хотелось бы меняться, ведь для этого придется расстаться с тем, что понял и узнал во второй половине жизни. Конечно, хотелось бы, чтобы нигде ничего не болело, чтобы зрение и мозги оставались такими же, как в молодости. Но что делать? Может быть, мы найдем способ просто продлить дееспособное состояние человека до его биологического рубежа.

— С теми людьми, которых вы называли, я встречался, с некоторыми дружил. В вас есть что-то от каждого из них. Но самое главное, у вас есть общая уверенность в том, что у науки, которой вы занимаетесь, — блестящее будущее.

— Да, это увлеченные люди. И когда ты хочешь поймать жар-птицу, у тебя могут оказаться в руках две синицы. Не горюй, а продолжай мечтать о жар-птице.

— Почти сказочное завершение нашей беседы.

— Хотел бы сказать еще добрые слова о Московском государственном университете. Мы с вами вели разговор о генетике, о сохранении жизни. Должен сказать, что сейчас благодаря регенеративной медицине появилась возможность восстановить из любой клетки животного целое животное, целый вид. В египетских пирамидах находят семена и выращивают то, что росло тысячи лет назад. Наш ректор обратился в Российский научный фонд с предложением создать депозитарий под названием «Ноев ковчег». Мы собираем клетки всех исчезающих видов растений, животных, микроорганизмов, уникальных пациентов. В Медицинском центре МГУ есть банк, где они хранятся. Это очень важно для сохранения биоразнообразия на Земле. Каждый вид животного, насекомого или рыбы — результат эволюции. Раньше в том экологическом окружении оно имело преимущество перед другими, поэтому и выжило. Сейчас мы изменили среду и оно исчезает. Но это же работа природы в течение миллионов лет! Потеря каждого вида и его генов — это огромная утрата для человечества. Мы не сможем жить без насекомых. без растений, без птиц. Считается, если на Земле исчезнут пчелы, то человек умрет от голода, потому что некому будет опылять растения.

В создании «Ноева ковчега» участвует весь университет. Мы сейчас собираем клетки тысяч видов растений и животных, замораживаем их. Надо разработать методы криоконсервирования клеток и затем возвращения их к жизни. Сохранение биоразнообразия Земли, мне кажется, — одна из главных задач современной науки.

— Это и есть бессмертие человечества.

— Согласен!

Владимир Губарев, В мире науки

Россия. ЦФО > Образование, наука > ras.ru, 11 апреля 2017 > № 2137625


Россия > Армия, полиция. Образование, наука > mil.ru, 11 апреля 2017 > № 2136756

Военный университет приглашает на День открытых дверей

Военный университет Министерства обороны Российской Федерации приглашает абитуриентов и их родителей на День открытых дверей, который пройдет 22 апреля в 11:00 по адресу: Москва, ул. Волочаевская, 3/4.

В ходе мероприятия запланированы встречи с представителями командования университета, факультетов, кафедр, отделов и служб.

Будущие абитуриенты и их представители смогут ознакомиться с учебно-материальной базой военного вуза, условиями проживания, питания, особенностями службы и быта курсантов и студентов, а также посетить интересующий факультет.

Посетители получат ответы на вопросы об особенностях организации приема в Военный университет, прохождения медицинского освидетельствования кандидатов на поступление, определения их профессиональной пригодности, оценки уровня физической подготовленности.

Военный университет Минобороны России — многопрофильная военная образовательная организация, ведущий учебно-методический и научный центр Вооруженных Сил Российской Федерации. Правопреемник и продолжатель лучших традиций таких прославленных вузов, как Военно-политическая академия имени В.И. Ленина, Военный институт иностранных языков, Военно-юридическая академия, Военная финансово-экономическая академия, Львовское высшее военно-политическое училище, Московская военная консерватория.

В 2017 году в вузе организован набор курсантов по семи специальностям высшего образования: «психология служебной деятельности», «педагогика и психология девиантного поведения», «военная журналистика», «экономическая безопасность», «правовое обеспечение национальной безопасности», «перевод и переводоведение», «дирижирование военным духовым оркестром».

Для организации образовательной деятельности университет имеет бессрочную лицензию и свидетельство о государственной аккредитации.

Учебный процесс ведется на 50 кафедрах, где трудится квалифицированный преподавательский состав. В учебном процессе задействовано 123 доктора и 516 кандидатов наук, 144 профессора, 325 доцентов. Более 60 ученых университета являются академиками и членами-корреспондентами различных академий.

Научный потенциал вуза значительно превышает аккредитационные показатели. Фактически на каждых трёх курсантов приходится один преподаватель с ученой степенью и ученым званием.

На сегодняшний день в Военном университете изучается 37 иностранных языков.

По результатам профессиональной, научно-исследовательской и культурно-просветительской деятельности коллектив университета был награжден международным призом «Европейское качество».

Решением Европейской деловой ассамблеи и Клуба ректоров Европы Военный университет признан лучшим учреждением Европы в сфере образования.

Справочно:

День открытых дверей пройдет 22 апреля в 11:00 по адресу: Москва, ул. Волочаевская, 3/4.

Проезд от станции метро «Бауманская» трамваем 45, маршрутным автобусом 425 до остановки «Красноказарменная площадь» или трамваем 37, 50 до остановки «Лефортовский мост», далее пешком до ул. Волочаевская, д.3/4. От станции метро «Площадь Ильича» автобусами 125, 730, до остановки «Красноказарменная площадь, Военный университет».

Россия > Армия, полиция. Образование, наука > mil.ru, 11 апреля 2017 > № 2136756


Китай. Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 11 апреля 2017 > № 2135943

В Шанхае состоялись церемония открытия Центра по исследованию «мягкой силы» Шанхайской академии общественных наук и Форум по исследованию «мягкой силы» в рамках проекта «Один пояс, один путь». Ректор Даляньского университета иностранных языков Лю Хун и директор института русского языка Пэн Вэньчжао приняли участие в данных мероприятиях, которые собрали около 50 учёных разных университетов и исследовательских институтов. На церемонии председательствовал заведующий Центром по исследованию «мягкой силы» Ху Цзянь.

На церемонии открытия заведующий Центром, глава шанхайской редакции Вестника Академии социальных наук Ху Цзянь представил участникам значимость и надежды исследовательского сообщества, связанные с открытием Центра. Кроме того, с речами выступили вице-председатель Шанхайской ассоциации общественных наук Жэнь Сяовэнь, второй секретарь комитета КПК газеты «Цзефан жибао» Чжоу Чжицян и вице­президент Шанхайской академии общественных наук Хэ Цзяньхуа. Ректор ДУИЯ профессор Лю Хун и вице-президент Шанхайской академии общественных наук Хэ Цзяньхуа вместе участвовали в церемонии открытия Центра по исследованию «мягкой силы».

После завершения церемонии открытия, учёные обменялись мнениями по различным проблемам, связанных с понятием «мягкой силы» в рамках проекта «Один пояс, один путь», в том числе, о проблемах культуры и религии, распространения языка и культуры, политических стратегий и проблем понимания, контроля и управления. В ходе обсуждения учёные выдвинули новые идеи и рекомендации по развитию «мягкой силы» в рамках программы «Один пояс, один путь». Ректор ДУИЯ профессор Лю Хун выступила ведущей на секции «Религия и культура», директор института русского языка ДУИЯ Пэн Вэньчжао выступил с докладом на тему «Проблемы культурной идентичности в гуманитарном сотрудничестве в рамках экономического коридора «Россия-Китай-Монголия», заслужившим высокую оценку участников Форума.

После учреждения Центра по исследованию «мягкой силы» Шанхайской академии общественных наук, наш университет будет активно развёртывать сотрудничество с данным центром, устанавливать обширные контакты с экспертным сообществом, организовывать научные исследования и мероприятия сотрудничества в рамках проекта «Один пояс, один путь». Используя собственные ресурсы, наш университет стремится к поиску совместных инновационных исследований институциональных механизмов реализации проекта «Один пояс, один путь», стремится к подготовке исследовательских кадров внутри университета, к активному привлечению известных экспертов в целях развития экспертных групп на базе нашего университета, к повышению уровня исследовательского потенциала и научного влияния в регионе и по всей стране, что позволит обеспечить теоретическую основу и интеллектуальную поддержку для инициативы «Один пояс, один путь».

Источник: dlufl.edu.cn/Ли Дяньфэн

Китай. Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 11 апреля 2017 > № 2135943


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 10 апреля 2017 > № 2136834

Шесть институтов ФАНО России и НИУ ВШЭ подписали соглашения о сотрудничестве в научно-образовательной сфере

Подписание договоров состоялось в присутствии руководителя Федерального агентства научных организаций Михаила Котюкова и ректора Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Ярослава Кузьминова.

В целях реализации сотрудничества в НИУ ВШЭ планируется создание базовых кафедр Института космических исследований РАН, Института физических проблем им. П.Л. Капицы РАН, Института спектроскопии РАН, Института физики твердого тела РАН, Института теоретической физики им. Л.Д. Ландау РАН, Института общей физики им. А.М. Прохорова РАН.

Документы о создании базовых кафедр и о сетевой форме сотрудничества со стороны НИУ ВШЭ подписали первый проректор В. В. Радаев и проректор С. Ю. Рощин. Со стороны руководства институтов ФАНО России – академик, вице-президент РАН Л.М. Зеленый, А.И. Смирнов, В.Н. Задков, член-корреспондент РАН В.В. Кведер, член-корреспондент РАН В.В. Лебедев, академик-секретарь отделения физических наук РАН И. А. Щербаков.

Соглашения направлены на реализацию в НИУ ВШЭ образовательных программ высшего образования – бакалавриата и магистратуры - по направлениям подготовки «Физика». Основные задачи сотрудничества заключаются в повышении уровня образования студентов по естественнонаучным направлениям и подготовке высококвалифицированных кадров с опытом участия в научных исследованиях. Участниками проекта рассматриваются возможности последующего трудоустройства прошедших обучение студентов в академических институтах.

Как отметил ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов, первый набор студентов на факультет физики НИУ ВШЭ с базовыми кафедрами при ведущих институтах РАН состоится уже летом 2017 года. Обучение по программам бакалавриата и магистратуры будет проходить на двух площадках – общее фундаментальное образование - в ВШЭ, специальное – в институтах академии наук. «Мы должны максимально мобилизовать потенциал университетов и академических институтов для подготовки кадров по всем направлениям. В Высшей школе экономики мы пытаемся с самого начала встретить наших лицеистов и первокурсников и обеспечить их контакт с теми, кто делает науку – с исследователями», - заявил Ярослав Кузьминов.

Руководитель ФАНО России Михаил Котюков отметил, что в академических институтах накоплен достаточный опыт по взаимодействию с высшими учебными заведениями и выразил уверенность, что инициатива создания базовых кафедр факультета физики ВШЭ поддерживается и руководством, и коллективами научных институтов, и федеральным агентством. «Мы готовы поделиться тем потенциалом, который есть в системе академических институтов и полностью поддерживаем предложения Высшей школы экономики по расширению направлений сотрудничества», - добавил Михаил Котюков.

В ходе встречи стороны обсудили планы взаимодействия факультета физики НИУ ВШЭ и академических институтов по реализации соглашений, в том числе договорились об использовании лабораторных комплексов институтов ФАНО России для обучения бакалавров и магистрантов.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 10 апреля 2017 > № 2136834


США. Великобритания. РФ > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 8 апреля 2017 > № 2132780

Теория женского рода: самые яркие женщины научпопа

Мария Бурова

Журналист

Ученые и журналистки, которые совершают открытия и продвигают науку в широкие массы – в подборке Forbes Woman.

Научпоп на полке – уже давно не исключение, а тренд. Но чтобы найти научно-популярную книгу под авторством не-мужчины, нужно приложить некоторое усилие. От исследовательских лабораторий и книжных издательств женщин чаще всего гонят гендерные стереотипы: многие до сих пор думают, что женщины интеллектуально уступают мужчинам (даже женщины-ученые проявляют некоторое предубеждение по отношению к другим женщинам-ученым) и не обладают яркими способностями за пределами кухни и детской. Но эти препятствия мешают далеко не всем. Forbes Woman представляет пять громких имен современной женской научно-популярной литературы.

Татьяна Черниговская, лингвист и нейропсихолог

Звания Татьяны Черниговской не уместить в одну строку: доктор биологических и филологических наук, заслуженный деятель науки и высшего образования РФ, член Академии наук Норвегии, заведующая лабораторией когнитивных исследований СПбГУ, лауреат Золотой медали РАН за выдающиеся достижения в области пропаганды научных знаний в номинации «Науки о жизни» и так далее. Впечатляющий список для ученого независимо от его половой принадлежности. Черниговская — Вуди Аллен от науки: в производстве знаний не останавливается ни на один год. Правда, если не считать более 300 научных работ, под ее авторством была издана всего одна книга — «Чеширская улыбка кота Шрёдингера: язык и сознание», о языке как интерфейсе между мозгом, сознанием и миром. Это, правда, компенсируется наличием тысяч часов публичных выступлений в качестве автора или гостя телепередач, спикера на научных форумах, лекториях, фестивалях, конференциях. Как соотносятся друг с другом мифы, сновидения и компьютерная реальность, есть ли различия в мозге мужчин и женщин, что такое свобода воли и нейроэтика — когда дело касается человеческого мозга, Черниговская первая, кому доверяют экспертную оценку. «Тема мозга стала популярной, люди стали понимать, что мозг — это загадочная мощная вещь, которую по недоразумению мы почему-то называем «мой мозг». Для этого у нас нет абсолютно никаких оснований: кто чей — это отдельный вопрос», — говорила линвист в одной из своих лекций.

Мэри Роуч, писательница и журналист

Американка Мэри Роуч в российской литературной повестке известна как автор в первую очередь научно-развлекательный. Сейчас переведены пять ее книг на темы, говорить о которых в голос решится не каждый, — пищеварение, трупы и секс; хотя есть и более «пуританские» — посмертные приключения души и суровые реалии жизни космонавтов. Названия у произведений Роуч соответствующие — «Путешествие еды», «Секс для науки. Наука для секса», «Кадавр. Как тело после смерти служит науке», «Обратная сторона космонавтики» и «Жизнь после смерти». Говорит ли Роуч о судьбе мертвого тела, об особенностях российского космического унитаза или о половой активности енотов, в ее исследовательских обзорах всегда найдется место для юмора. «Человеческая голова имеет приблизительно такой же размер и вес, как жареная курица»; «Находиться в комнате с трупом – все равно, что находиться в одиночестве. Трупы, как случайные попутчики в метро или в зале ожидания в аэропорте, — они здесь, но их как бы нет», — вот такие высказывания обеспечили ей почетное место на научной стендап-сцене. Однако на одних остроумных замечаниях в высшую лигу популяризаторов не прорваться. Солидный научный фундамент, сотни дотошных интервью и эксперименты над собой — все это есть в книгах Роуч. Подкупает читателя и нераздражающий пересказ личных переживаний, на основе которых сложное знание усваивается намного проще.

Ася Казанцева, биолог и научный журналист

Выпускница биофака СПбГУ Ася Казанцева свои книги научной литературой не считает. И не только потому, что не ведет собственных исследований. Главная причина — книги не проходят процесса строго рецензирования. Читателю остается или поверить Казанцевой на слово, или перепроверять написанное самостоятельно. Тем не менее, первая ее книга «Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости» принесла ей звание самого молодого лауреата премии «Просветитель» в области научно-популярной литературы. История о биологических ловушках, «которые мешают нам жить счастливо и вести себя хорошо» — «нейрофизиология для девочек: обоего пола и любого возраста», как сама Ася Казанцева определила свой жанр, — среди читателей прижилась. И вторая ее книга «В интернете кто-то неправ! Научные исследования спорных вопросов» также попала в цель. Здесь поиск верных ответов сосредоточен на самых ярых холиварах последних лет: от лечения гомеопатией и опасности ГМО до безудержной дискриминации по признаку пола. Шутки, переходящие в сарказм, немного личного печального опыта, бескрайние научные данные, описанные «человеческим» языком, – вот уникальный рецепт книг Казанцевой, который объясняет столь оживленную реакцию читателей. Всем понятно, что на штампованные лозунги вроде «Учиться, учиться и ещё раз учиться!» уже никто не клюнет. Но факты, которые помогут выжить и быть при этом «добрее к себе и окружающим», полезны для всех: от депутата до хипстера. Помните: у интеллектуальных прививок нет возрастных ограничений.

Джейн Гудолл, приматолог, этолог, посол мира ООН, основательница Института для защиты дикой природы

Англичанка Джейн Гудолл — одна из самых известных женщин-приматологов на планете. Она 40 лет изучала жизни шимпанзе в национальном парке Танзании. Под ее авторством вышел десяток научно-популярных и детских книг. Последняя из переведенных на русский — «В тени человека» — стала первой попыткой собрать под одной обложкой сведения о приматах в их естественных условиях обитания. Например, в джунглях 26-летняя Гудолл с биноклем открыла орудийное поведение шимпанзе: они использовали ветки деревьев, чтобы охотиться на термитов, и камни, чтобы разбивать орехи. Но это не только книга, полная новых фактов о шимпанзе, но и вдохновляющий на собственные открытия дневник одной очень смелой исследовательницы. Вот Гудолл карабкается по крутым склонам, пробирается сквозь густой кустарник — а вот после более полугода ее стараний шимпанзе вдруг перестают ее бояться. Дэвид Седобородый, Голиаф, Мистер Мак-Грегор, Олли — это не номера и не объекты исследований. Джейн Гудолл первой начала давать наблюдаемым особям настоящие имена. Она словно с самого начала поняла про них главное: все они особенные – и показала это миру.

Ирина Левонтина, лингвист, ведущий научный сотрудник Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН

Великий и могучий, правдивый и свободный — именно так известный ученый-лингвист и автор словарей Ирина Левонтина думает о русском языке. Но в первую очередь он для нее — подвижный. Если в языке приживается «агрессивный макияж» или стирается граница между «сложно» и «трудно», значит это языку нужно, и биться в филологической истерике – дело не очень конструктивное. Первый сборник эссе Левонтиной «Русский со словарем» как раз об этом: веселое повествование о новых словах и необычных грамматических конструкциях, которые иллюстрируют неизбежную эволюцию языкового сознания каждого из нас. Вторая книга Левонтиной «О чем речь?» хоть и продолжает тему нового в русском языке, но все же с другим настроением. В 2015 году, через пять лет после выхода первого сборника, легкомыслие и веселье уступили место некоторой обиде и более серьезным лингвистическим экскурсам: если вы хотите узнать, что такое перформативность, лексические функции и пресуппозиция, смело идите в книжный. Неизменной, несмотря на смену настроения, остается позиция исследовательницы: надо научиться говорить о языке не только в категориях «верно» и «не верно», но и в категориях «понятно» или «не понятно» для всех участников коммуникации.

США. Великобритания. РФ > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 8 апреля 2017 > № 2132780


Россия. ЦФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 7 апреля 2017 > № 2132738

Шесть институтов ФАНО России и НИУ ВШЭ подписали соглашения о сотрудничестве в научно-образовательной сфере

Подписание договоров состоялось в присутствии руководителя Федерального агентства научных организаций Михаила Котюкова и ректора Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Ярослава Кузьминова.

В целях реализации сотрудничества в НИУ ВШЭ планируется создание базовых кафедр Института космических исследований РАН, Института физических проблем им. П.Л. Капицы РАН, Института спектроскопии РАН, Института физики твердого тела РАН, Института теоретической физики им. Л.Д. Ландау РАН, Института общей физики им. А.М. Прохорова РАН.

Документы о создании базовых кафедр и о сетевой форме сотрудничества со стороны НИУ ВШЭ подписали первый проректор В. В. Радаев и проректор С. Ю. Рощин. Со стороны руководства институтов ФАНО России – академик, вице-президент РАН Л.М. Зеленый, А.И. Смирнов, В.Н. Задков, член-корреспондент РАН В.В. Кведер, член-корреспондент РАН В.В. Лебедев, академик-секретарь отделения физических наук РАН И. А. Щербаков.

Соглашения направлены на реализацию в НИУ ВШЭ образовательных программ высшего образования – бакалавриата и магистратуры - по направлениям подготовки «Физика». Основные задачи сотрудничества заключаются в повышении уровня образования студентов по естественнонаучным направлениям и подготовке высококвалифицированных кадров с опытом участия в научных исследованиях. Участниками проекта рассматриваются возможности последующего трудоустройства прошедших обучение студентов в академических институтах.

Как отметил ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов, первый набор студентов на факультет физики НИУ ВШЭ с базовыми кафедрами при ведущих институтах РАН состоится уже летом 2017 года. Обучение по программам бакалавриата и магистратуры будет проходить на двух площадках – общее фундаментальное образование - в ВШЭ, специальное – в институтах академии наук. «Мы должны максимально мобилизовать потенциал университетов и академических институтов для подготовки кадров по всем направлениям. В Высшей школе экономики мы пытаемся с самого начала встретить наших лицеистов и первокурсников и обеспечить их контакт с теми, кто делает науку – с исследователями», - заявил Ярослав Кузьминов.

Руководитель ФАНО России Михаил Котюков отметил, что в академических институтах накоплен достаточный опыт по взаимодействию с высшими учебными заведениями и выразил уверенность, что инициатива создания базовых кафедр факультета физики ВШЭ поддерживается и руководством, и коллективами научных институтов, и федеральным агентством. «Мы готовы поделиться тем потенциалом, который есть в системе академических институтов и полностью поддерживаем предложения Высшей школы экономики по расширению направлений сотрудничества», - добавил Михаил Котюков.

В ходе встречи стороны обсудили планы взаимодействия факультета физики НИУ ВШЭ и академических институтов по реализации соглашений, в том числе договорились об использовании лабораторных комплексов институтов ФАНО России для обучения бакалавров и магистрантов.

Россия. ЦФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 7 апреля 2017 > № 2132738


Россия. Уругвай > Образование, наука > fano.gov.ru, 7 апреля 2017 > № 2132736

ИСП РАН подписал соглашение о научном сотрудничестве с Республиканским университетом Уругвая

В начале апреля в Москве Институт системного программирования РАН подписал соглашение о научном сотрудничестве с Республиканским университетом Уругвая (Universidad de la Republica, UDELAR). Цель соглашения - содействие развитию и распространению культурных связей, научно-технологических исследований и высшего образования. Принимая решение развивать сотрудничество, институт и университет руководствовались подписанным в это же время соглашением между Российской академией наук и UDELAR, а также действующим с 1997 г. соглашением между правительствами России и Уругвая о культурном и научном сотрудничестве.

UDELAR - один из крупнейших образовательных и исследовательских центров Латинской Америки, независимый государственный университет, который управляется преподавателями, студентами и выпускниками. 120 000 студентов университета составляют 3,6 % от всего населения Республики Уругвай (это самый высокий показатель в Латинской Америке).

У ИСП РАН и UDELAR уже есть опыт научного обмена и совместного участия в мероприятиях в сфере высоких технологий. Общение сотрудников Института с уругвайскими коллегами началось благодаря совместной работе в проекте Go4IT Шестой Рамочной программы Евросоюза в 2005-2008 годах. В 2015 г. по инициативе ИСП РАН в Москве проводилась конференция «Облачные вычисления: образование, исследования, разработки», в которой принял участие профессор Серхио Несмачнов (Sergio Nesmachnow), представивший разработки университета по эффективной оптимизации в распределенных вычислительных системах. По результатам конференции уругвайскими и российскими учеными была выпущена совместная научная статья.

Директор ИСП РАН, член-корреспондент РАН Арутюн Аветисян прокомментировал подписание соглашения: “Мы живем сегодня в условиях высокой мобильности научных кадров, идей, открытой глобальной конкуренции. Расширение научного сотрудничества дает дополнительные возможности для того, чтобы выпускать технологии, востребованные во всем мире. Наш институт много лет реализует совместные проекты с такими университетскими и исследовательскими центрами, как Кембридж, Карнеги-Меллон, Университет Пассау, INRIA и другие. Теперь мы рассматриваем разные направления сотрудничества с Республиканским университетом Уругвая - совместные научные исследования, публикации статей, проведение мероприятий, обучение и повышение квалификации преподавателей и исследователей. UDELAR, один из значительных вузов Латинской Америки с хорошими компетенциями в таких областях, как большие данные и распределенные системы, может помочь Институту нарастить научные связи с регионом, существенно увеличить наше присутствие в странах Латинской Америки. Мы говорим не только о фундаментальных исследованиях, но и о внедрениях технологий ИСП РАН в индустрии”.

Ректор UDELAR доктор Роберто Маркариан (Roberto Markarian) подчеркнул важность соглашения: «ИСП РАН - ведущий институт по системному программированию, проводит высококачественные исследования по многим научным направлениям, включая научные вычисления, распределенные и высокопроизводительные вычисления, анализ данных и т. д. Эти области очень важны во многих прикладных сферах, которые сейчас разрабатываются и применяются в нашей стране для улучшения производства, социального и культурного развития и качества жизни. Кроме того, у ИСП РАН много академических и коммерческих партнеров, которые могут способствовать инновациям, совместным проектам в общих интересах. Сотрудничество позволит также развивать международные программы обмена для ученых, студентов и исследователей между двумя учреждениями, обмениваться научной информацией, методологиями и опытом преподавания».

Также Роберто Маркариан выделил следующие области сотрудничества: «Научные вычисления и обработка больших данных с использованием современных распределенных вычислительных инфраструктур - две ключевые области исследований для улучшения качества жизни в сегодняшних обществах. Эти направления разрабатываются в наших институтах и, безусловно, будут улучшаться благодаря синергии между исследовательскими группами ИСП РАН и Республиканского университета».

Справка

Республиканский университет Уругвая (Universidad de la Republica, UDELAR) - ведущее учреждение высшего образования и научно-исследовательский центр Республики Уругвай. В сотрудничестве с широким кругом институциональных и социальных партнеров UDELAR также проводит многочисленные мероприятия, направленные на использование знаний в социально важных сферах и распространение культуры. Это государственный институт, автономный и управляемый профессорами, студентами и выпускниками.

Россия. Уругвай > Образование, наука > fano.gov.ru, 7 апреля 2017 > № 2132736


Россия. ПФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 6 апреля 2017 > № 2132733

В Республике Башкортостан будет создан исследовательский центр федерального уровня

Федеральное агентство научных организаций (ФАНО России) создаст в Республике Башкортостан Уфимский федеральный исследовательский центр. Он будет создан на базе Уфимского научного центра РАН. В его состав войдут 14 организаций ФАНО России, работающих в регионе. Протокол об объединении был подписан сегодня по итогам расширенного совещания руководителя федерального агентства Михаила Котюкова с директорами объединяемых институтов. Церемония подписания прошла в присутствии Премьер-министра Правительства Республики Башкортостан Рустэма Марданова.

Как подчеркнул М. Котюков, объединение научного потенциала, инфраструктуры и интеллектуальных ресурсов научных организаций будет способствовать достижению прорывных результатов, а также координации междисциплинарных исследований, направленных на решение важнейших проблем социально-экономического и культурного развития Республики Башкортостан и России. Это позволит обеспечить развитие фундаментальных и прикладных исследований в актуальных областях науки, связанных с газо-, нефтехимическими, и материаловедческими технологиями, создание конкурентоспособных катализаторов, разработку лекарственных препаратов для лечения социально значимых заболеваний, получение прорывных научных результатов мирового уровня, завоевание ведущих позиций в этих областях.

- Рассчитываю, что исследовательский центр федерального уровня, который мы создаем в Уфе, будет интегрирован в большую науку и, в то же время, будет способствовать развитию социально экономического и научно-образовательного потенциалов региона. Это большая комплексная задача, решение которой требует совместных усилий со стороны Российской академии наук, Федерального агентства научных организаций, руководства Республики Башкортостан.

Премьер-министр Правительства Республики Башкортостан Рустэм Марданов:

- Для нас создание Уфимского исследовательского центра важный шаг, который мы давно ждали с точки зрения повышения эффективности научных исследований и прежде всего их внедрением в практику. Исследовательский центр будет ответственным за осуществление фундаментальных исследований, важных для социально-экономического развития республики. Мы также хотим максимально содействовать тем исследованиям, которые будут проводиться центром, в том числе софинансировать некоторые из них.

Как отметили участники совещания, накопленные опыт и знания позволят УФИЦ РАН выступить в качестве научно-инновационного ядра Башкирской технологической инициативы, стать ключевым научным центром, обеспечивающим выполнение фундаментальных, прикладных исследований и экспериментальных разработок в интересах крупных предприятий химической, газо-нефтехимической, машиностроительной отраслей.

Институты УФИЦ РАН ведут исследования по 47 научным направлениям в соответствии с Программой фундаментальных научных исследований государственных академий наук на 2013–2020 годы. В рамках государственного задания ежегодно успешно разрабатывается около 450 научно-исследовательских тем. Важнейшим аспектом реализации Программы развития УФИЦ РАН является подготовка молодых специалистов с использованием современной научной приборной базы и научно-технологической инфраструктуры институтов Центра. Реализация Программы несет важнейшую социальную функцию, ее успешное выполнение, с учетом общих усилий институтов УНЦ РАН, станет существенным вкладом в повышение интеллектуального уровня и статуса региона, как одного из ведущих в России научных центров мирового уровня.

Создание Уфимского федерального исследовательского центра поддержано Президиумом РАН, Научно-координационным советом ФАНО России и руководством Республики Башкортостан. УФИЦ РАН объединит на базе Уфимского научного центра 14 организаций ФАНО России: Институт математики с вычислительным центром УНЦ РАН (ИМВЦ УНЦ РАН), Институт механики им. Р.Р. Мавлютова УНЦ РАН (ИМех УНЦ РАН), Институт физики молекул и кристаллов УНЦ РАН (ИФМК УНЦ РАН), Институт нефтехимии и катализа РАН (ИНК РАН), Уфимский институт химии РАН (УфИХ РАН), Институт геологии УНЦ РАН (ИГ УНЦ РАН), Институт биохимии и генетики УНЦ РАН (ИБГ УНЦ РАН), Уфимский институт биологии РАН (УИБ РАН), Ботанический сад-институт УНЦ РАН (БСИ УНЦ РАН), Институт социально- экономических исследований УНЦ РАН (ИСЭИ УНЦ РАН), Институт этнологических исследований им. Р.Г. Кузеева УНЦ РАН (ИЭИ УНЦ РАН), Институт истории, языка и литературы УНЦ РАН (ИИЯЛ УНЦ РАН), Башкирский научно-исследовательский институт сельского хозяйства (БНИИСХ), Поликлинику УНЦ РАН.

Россия. ПФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 6 апреля 2017 > № 2132733


Россия. ЦФО > Медицина. Образование, наука > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132718 Юрий Дейгин

Как российский биотех-стартап нашел зарубежных инвесторов, но не нашел понимания в «Сколково»

Юрий Дейгин

серийный предприниматель, вице-президент Фонда «Наука за продление жизни»

Государственный фонд тратит деньги на то, чтобы уничтожить компании, которые сам же до этого создал на государственные деньги — так можно трактовать ситуацию с исками к грантополучателям от «Сколково»

В постсоветский период российская биотехнологическая отрасль оказалась в условиях борьбы за выживание: если до распада СССР она жила и развивалась централизованно, под полным контролем со стороны государства, то затем надолго оказалась фактически никому не нужной.

Особенно сильно это ударило по фармацевтике: она была поставлена перед необходимостью функционировать в новых, рыночных условиях. Главной целью фармкомпаний должно было стать извлечение прибыли из уже разрешенных к продаже препаратов. А вкладывать деньги в отечественные инновационные разработки было просто некому.

В это время на Западе продолжалось развитие доказательной медицины и фармацевтики. Темпы их развития подстегивали как прорывы в фундаментальной науке, так и технологические усовершенствования в сфере биотехнологий. Это стало возможным благодаря тому, что на протяжении многих лет там целенаправленно тратились миллиарды долларов и на развитие фундаментальной науки, и на создание венчурной экосистемы для фармацевтических стартапов – то есть экосистемы частных фондов, готовых вкладывать деньги в коммерциализацию научных разработок, вырастающих, в свою очередь, из грантов National Institutes of Health (NIH).

В России же ничего подобного по масштабам и по качеству не было: даже если хоть какие-то научные разработки и теплились в пустующих коридорах НИИ, то ни инструментов их «трансляции» во что-то прикладное для последующей коммерциализации, ни квалифицированных кадров для этого в стране просто не было. Как не было и такого важного звена для стимулирования биотехнологических инноваций и поддержки фармстартапов, как частные венчурные фонды, которые были бы готовы инвестировать в эту высокорисковую отрасль и конкурировать между собой за перспективные разработки. К слову, забегая вперед, вынужден признать, что даже сегодня ситуация с венчурными фондами для фармразработок хоть и лучше, чем в 1990-е или даже 2000-е, но не кардинально: те фонды, что есть в России сегодня, увы, можно пересчитать по пальцам одной руки, и многие из них «частные» весьма условно.

В конце 2000-х, в самый разгар президентского срока Дмитрия Медведева, правительство обратило внимание на сложившуюся ситуацию и решило попробовать наскоком переломить ситуацию: появилась идея создать собственную Кремниевую долину, которая должна была обеспечить развитие инновационных разработок в самых разных областях, в том числе в биотехе. В результате, в марте 2010 года был учреждён Фонд «Сколково», а уже в сентябре Президент подписал закон «Об инновационном центре «Сколково». Команда Фонда начала активно искать первых резидентов, обещая гранты, налоговые льготы и «венчурный подход» с минимумом бюрократии.

Сотрудники «Сколково», ответственные за привлечение в Фонд перспективных резидентов, были наслышаны о разработках моего отца, Владислава Дейгина, доктора биологических наук, профессора Института биоорганической химии им. М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова РАН, и предложили ему сотрудничество. В результате, на базе ИБХ РАН и была создана компания «Фарма Био».

Пептидные инновации

Заниматься разработкой медицинских препаратов мой отец начал ещё в 1980-х годах, когда Военно-медицинская Академия СССР привлекла его к созданию нового средства для восстановления иммунитета у подводников, служащих на атомоходах. Тяжёлая работа в течение полугода рядом с ядерным реактором сильно истощает организм – по возвращении в порт многих подводников приходилось выносить с подлодки на носилках.

Идея специалистов из Медакадемии заключалась в поиске активных веществ, выделяемых тимусом (вилочковой железой) – органом, который играет важнейшую роль в иммунной системе, но с возрастом заметно атрофируется. Основной акцент в этом поиске был сделан на пептидных регуляторах – на тот момент мой отец был одним из ведущих специалистов по химии пептидов, то есть небольших цепочек аминокислот, фрагментов более крупных молекул белка, которые влияют на подавляющее большинство процессов в организме.

В результате этого сотрудничества был создан препарат «Тимоген» — пептидное лекарственное средство, которое в 1989 году успешно вышло на рынок и продается по сей день. И, кстати, в 1995 году зарубежные права на этот препарат были куплены американской компанией «Сайтран», что для отечественной фармацевтики было и остаётся большой редкостью: за всю её историю, по моим подсчетам, лишь пять отечественных лекарств были проданы за рубеж, причём два из них разработаны моим отцом.

Уже через год после вывода «Тимогена» на рынок, в 1990 году, отец основал кооператив, ставший, по сути, первым российским биотехнологическим стартапом – «Всесоюзный инженерный центр пептидных препаратов «Пептос», который довольно быстро вызвал интерес у зарубежных компаний. После продажи прав на «Тимоген», команда «Пептоса» не остановилась на достигнутом и вскоре вывела на клинические испытания уже следующее поколение пептидных регуляторов иммунной системы, в числе которых оказались «Тимодепрессин» (для лечения аутоиммунных заболеваний) и «Стемокин» (препарат для стимуляции кроветворения и иммунитета после воздействия химиотерапии и радиации).

В конце 1990-х отцу удалось привлечь канадского инвестора, и он начал активную работу по выводу разработанных препаратов на зарубежные рынки, особенно американский, который составляет почти 50% от мирового. Работа в России также не останавливалась: «Пептос» совместно с партнёром, компанией «Цитомед», занимался продажей «Тимогена». Часть от полученной выручки дала возможность провести необходимые клинические исследования и к концу 2000-х вывести препараты «Тимодепрессин» и «Стемокин» на российский рынок.

Поиск инвестора

Стоит отметить, что если в «маломолекулярной» фармацевтике российские инновации уже давно отстают от зарубежных, то пептидная компетенция в России по-прежнему находится на мировом уровне. Именно экспертиза команды моего отца помогла «Пептосу» добиться успеха. Перспективные исследования на базе лаборатории в ИБХ РАН не останавливались, и в 2008-2010 годах мы активно искали инвесторов под новые проекты, а также вели переговоры с «Роснано» и ещё парой крупных игроков фармацевтического рынка для привлечения финансирования под наши оригинальные разработки – на тот момент в нашем пайплайне было уже четыре препарата, готовых к новым клиническим исследованиям, и еще библиотека из 5-6 пептидов, готовых идти на доклинические испытания.

Планов было много: во-первых, провести клинические исследования по новым показаниям «Тимодепрессина» и «Стемокина», которые бы позволили расширить спектр их применения; во-вторых, необходимы были клинические исследования для двух новых разработок – препаратов «Опилонг» (для снижения алкогольной зависимости) и «Седатин» (для профилактики и лечения тревожных расстройств). Кроме того, появилась идея использования пептидов в борьбе с болезнью Альцгеймера – на это тоже требовались средства. Были также в нашей библиотеке и новые пептидные анальгетики, и пептидные антидепрессанты, и много еще чего весьма интересного.

Как раз в этот момент к нам и пришла команда из Фонда «Сколково». Они предложили сделать наши разработки основой одного из флагманских проектов биомедицинского кластера. Уже тогда упоминалась важность импортозамещения и предотвращения «утечки мозгов» — декларировалось, что государство решило создать максимально благоприятные условия для того, чтобы отечественные инновации больше не уходили за рубеж. Перед предложенными условиями трудно было устоять: западный венчурный подход, минимум бюрократии, а также поддержка не только на стадии разработок, но и на стадии коммерциализации. Причем деньги предлагались грантовые, прямо как в NIH.

Главный посыл был такой: зачем вам сейчас, на таких ранних стадиях, отдавать львиную долю проекта стороннему инвестору, когда грантовые средства могут позволить пройти самый рисковый этап валидации ваших молекул? Это действительно звучало очень привлекательно, ведь каждый успешно пройденный этап коммерциализации новой молекулы (например, доклинические испытания, первая фаза клинических) существенно – в разы! – снижал риски для внешнего инвестора, которого мы должны были привлечь в случае подписания соглашения с Фондом. Такой подход позволил бы нам повысить капитализацию проекта и таким образом уменьшить ту долю, которую необходимо будет отдать за вложенные инвестором средства.

Так, по инициативе Фонда, и была создана наша компания «Фарма Био», которая в 2011 году вошла в число первых 16 резидентов «Сколково» в России. Генеральным директором стал мой отец, я занял пост исполнительного директора. Мы пригласили специалистов, а обязательства по выплате зарплат сотрудникам на весь трёхлетний период нашего проекта «Синтетические пептидные препараты» взял на себя Фонд.

«Работайте спокойно»

Наша главная задача заключалась в том, чтобы разрабатывать и внедрять в медицинскую практику инновационные российские разработки в области иммуно- и нейрорегуляции, создавать инновационные методы терапии и профилактики болезни Альцгеймера. Иными словами, мы сосредоточились на создании нового поколения оригинальных пептидных лекарственных средств, для лечения широкого спектра социально-значимых заболеваний.

За годы, предшествовавшие проекту со «Сколково», мы уже привлекли на разработку наших препаратов более $12 млн. Грант изначально был одобрен на 675 млн рублей, итоговая же выделенная сумма по трем траншам (из четырёх предполагавшихся) составила 541 млн рублей. Для получения гранта необходимо было предоставить новой компании «Фарма Био», целенаправленно созданной под сколковский проект, все необходимые интеллектуальные права на наши препараты, а также привлечь дополнительные инвестиции от стороннего инвестора. Нам удалось это сделать – средства вложил наш давний канадский партнёр. Работа началась.

Первичная схема нашего взаимодействия с Фондом была такая: сначала были определены цели грантового соглашения, на которые фонд выделял деньги. Затем мы уже как «Фарма Био» направили в Фонд предварительный план работ и исследований, необходимых для их достижения. На его основе были сформированы расходная смета и календарный план с опорными точками (milestones) по каждому этапу – они оформлялись в виде приложений к соглашению о предоставлении гранта и подписывались обеими сторонами. Следующий транш мы могли получить только в случае полного и успешного выполнения всех заявленных «точек».

Это условие в силу специфики фармацевтических исследований было сопряжено с определёнными рисками, поэтому мы заранее договорились с Фондом, что в календарный план будет включён только минимальный набор мероприятий, длительность которых можно наиболее точно предсказать. Разумеется, помимо оговорённого в календарном плане минимума, для достижения целей проекта нам надо было выполнять множество и других, оставленных за скобками календарного плана, работ – например, проводить промежуточные или дополнительные исследования наших препаратов, синтезировать наши препараты, проводить патентный поиск и т.п.

Сам процесс получения гранта получился довольно сумбурным, возможно, потому, что «Сколково» создавалось в авральном режиме – за лето и осень 2010 года. За это сумасшедшее время мы подготовили более десятка различных вариантов всех требуемых для рассмотрения проекта бумаг (дорожные карты проекты, сметы, презентации и т.д.), так как наши коллеги из «Сколково» несколько раз видоизменяли проект – количество препаратов варьировалось от 4 до 7, пока мы, наконец, не зафиксировали пять. Документация готовилась сотрудниками Фонда буквально «на коленке» — нас уверяли, что «кошмарить» потом никто не будет, главное, чтобы мы хорошо работали и выполняли цели гранта. Впоследствии мы за это и поплатимся – все размытые формулировки новые юристы и аудиторы «Сколково» будут трактовать исключительно против нас. Но поначалу совместная работа шла просто отлично: бюрократии только ради бюрократии почти не было, все были ориентированы на достижение реальных результатов, царило взаимопонимание – большая редкость при работе с инвестором, тем более государственным. Установка Фонда была: «Работайте спокойно, делайте своё дело, а во всём остальном мы вам поможем».

Лучший проект «Сколково»

До 2014 года команда «Сколково» представляла нас в числе лучших проектов биомедицинского кластера, знакомила с потенциальными партнёрами, организовывала участие нашей команды в ключевых конференциях по всему миру, в том числе в Лондоне, Вашингтоне, Чикаго. Уже в 2012 году мы праздновали первую большую победу – «Фарма Био», первая из сколковских резидентов, подписала лицензионное соглашение с одним из лидеров российского и европейского фармацевтического рынка, компанией «Берлин Хеми/А.Менарини».

Мы передали ей эксклюзивные права на продажу и продвижение препарата «Тимодепрессин» на территории России и СНГ, а также приоритетные права на коммерциализацию будущих разработок. В официальном пресс-релизе, который выпустила пресс-служба «Сколково», говорилось, что тогдашний генеральный директор технопарка «Сколково» Сергей Курилов «высоко оценил достигнутое соглашение, отметив, что «активность Фарма Био» в работе с фондом и технопарком сыграла существенную роль в этом успехе стартапа».

На «Открытых инновациях – 2012» отец рассказывал о проводимых нами исследованиях и о возможностях применения наших препаратов, в том числе и Д.А. Медведеву, а в 2013 году мы описывали свои успехи на ежегодной сколковской конференции Startup Village.

К маю 2013 года наша команда завершила 85% запланированных мероприятий. Так, в начале 2012 года стартовали клинические исследования двух наиболее продвинутых препаратов проекта по новым показаниям – «Стемокина» (для восстановления онкобольных после химиотерапии) и «Тимодепрессина» (для лечения ревматоидного артрита). К 2013 году мы успешно провели первые и начали вторые фазы клинических исследований двух других препаратов проекта – «Седатина» (для лечения тревожных состояний) и «Опилонга» (для лечения алкоголизма). Кроме того, мы получили положительные результаты экспериментальных работ по нашему уникальному препарату для лечения болезни Альцгеймера. Впереди оставался последний этап, где нам предстояло завершить все клинические и доклинические испытания препаратов проекта, и отработать технологию производства их субстанции и готовых форм. Но, увы, сбыться этим планам было не суждено.

Новая политика

Как известно, весной 2013 года в Фонде «Сколково» начались проверки – и со стороны Следственного комитета, и со стороны аудиторов Счётной палаты. Примерно в это же время там сменилось операционное руководство, а затем кардинально поменялась грантовая политика. Кроме того, уволились сотрудники Кластера биомедицинских технологий, курировавшие «Фарма Био». Таким образом, команду, которая звала нас в «Сколково» и обещала западную прогрессивность, сменили люди совершенно иной формации, которые ставили перед собой другие цели.

Изначально биотехнологический кластер нужен был для того, чтобы стимулировать развитие инновационной среды в этой сфере, поддерживать медицинские стартапы, помогать им коммерциализировать свои разработки. Для того, чтобы получить грант, компания-участник проекта должна была пройти независимую внешнюю экспертизу и получить утверждение в грантовом комитете. Только после этого со «Сколково» подписывалось соглашение с определением этапов, работы и затрат.

НИОКР-проекты на раннем этапе всегда очень подвижные, «живые»: что-то в них приходится менять по ходу работы. Чаще всего это касается одобренных ранее статей бюджета: например, если изначально запланированные испытания не дали ожидаемого эффекта, то стартап мог обратиться к Фонду, чтобы внести изменения в ранее утверждённый план проекта. Затем нужно было пройти процедуру одобрения, подписать дополнительное соглашение и только потом продолжить работу. Разумеется, любые средства, выданные государством, всегда проходят проверку на целевое расходование: внимание к любому гранту со стороны проверяющих высокое, отслеживается работа команды, проверяются отчёты и так далее.

Со «сменой власти» именно бумажная работа, отчётность, стала превалировать над возможностью менять что-либо на ходу в развивающихся проектах. По сути, было объявлено, что провозглашённая ранее антибюрократическая политика подошла к концу – теперь каждое действие и каждая трата резидентов будут сначала согласовываться документально, а затем тщательно проверяться. Причём новый подход коснулся не только новых соглашений между «Сколково» и компаниями, но и тех, что были заключены ранее. Начались проверки деятельности резидентов за все годы существования Фонда. Причем смену парадигмы Фонд не только не скрывал, но и открыто провозглашал. На собрании грантополучателей в Гиперкубе осенью 2013 год новая команда заявила, что правила игры поменялись: первоначальная цель «привлечь в Фонд как можно больше стартапов», обещая золотые горы и минимум бюрократии, утратила свою актуальность. Новые приоритеты заключались в тщательной проверке всех расходов за последние три года.

Также была изменена грантовая политика, в которую были добавлены новые положения о возвратности грантов в том случае, если Фонд сочтет расходы грантополучателя нецелевыми. До этого в правилах выдачи грантов было прописано, что грант не может быть истребован обратно ни при каких условиях, а в случае выявления нецелевых расходов, на их сумму уменьшалась следующая часть гранта или могло быть отказано в дальнейшем финансировании вообще. При этом срок давности классификации Фондом расходов как нецелевых в новых положениях грантовой политики не оговаривался – теоретически, теперь любой грант, выданный по новым правилам, мог быть истребован обратно хоть 10 лет спустя, в случае если любое последующее руководство Фонда сочтет его использование нецелевым. Изначальные положения грантовой политики, гарантирующие невозвратность выделенных средств, были призваны обезопасить грантополучателей именно от такой ситуации – когда одна «власть» грант выдает и подтверждает целевую природу его расходования, а потом приходит другая и толкует всё иначе.

На тот момент мы уже около полугода ждали выделения заключительного транша по проекту (113 млн. рублей) – об успешном окончании предыдущего этапа мы отрапортовали Фонду еще в мае 2013. И грозные слова о новых правилах нам какими-то особенными не показались – проверок мы не боялись, так как все наши действия были согласованы с биомедицинским кластером Фонда, а все наши финансовые расходы – с его финансовым департаментом. От последнего мы как раз на тот момент получили одобрение нашего майского финотчета, а от кластера пришла новость, что этот отчет (и проект в целом) успешно прошел очередную внешнюю экспертизу. Более того, в сентябре 2013 грантовый комитет Фонда одобрил выделение нам последней части гранта на заключительный этап проекта!

Правда, это решение было доведено до нас с существенными оговорками. «Сколково» обещало выплатить лишь половину ранее согласованной суммы, да и то при условии, что «Фарма Био» найдёт со-инвестиции на оставшуюся часть. Другим условием стало подписание допсоглашения с включением в него нового положения о возвратной природе грантов при нецелевом использовании. Всё это обосновывалось как раз новой грантовой политикой. Мы согласились и нашли соинвесторов (ими выступили крупные российские венчурные фонды), однако этой сделке так и не суждено было состояться.

Проверки

Вместо этого в октябре 2013 года к нам в офис приехали 5 аудиторов Фонда из недавно сформированного департамента внутреннего аудита. Мы не переживали по этому поводу, так как, по словам представителей Фонда, проверка была плановая. Она прошла «на ура»: проведя неделю у нас в офисе, аудиторы не выявили никаких критических нарушений, и через пару недель выдали нам положительный акт проверки, который мы с радостью подписали. После этого мы возобновили активную работу по подготовке венчурной сделки для получения последнего транша от «Сколково». Но, несмотря на выполнение новых условий, мы его так не получили.

После некоторого затишья в коммуникации с Фондом в начале ноября вдруг опять объявились его аудиторы. Почти месяц они терзали нас множеством разных запросов, порой заставляя разъяснять им какие-то научные стороны проекта или детально объяснять весь процесс разработки новых лекарств – от формирования биологических гипотез до регуляторных требований по доклиническим и клиническим исследованиям. Нам было очень странно видеть такой живой интерес аудиторов к специфике «драг девелопмента», особенно спустя несколько недель после получения от них положительного заключения по выездной проверке. Создавалось впечатление, что кто-то поставил им задачу обязательно найти какие-то зацепки.

С этой задачей они в итоге справились. Вскоре нас вызвали в Фонд и, не мелочась, объявили, что считают все наши исследования с 2011 по 2013 годы по двум из пяти препаратов проекта нецелевыми. Этими препаратами оказались «Тимодепрессин» и «Стемокин». Обоснование нецелевой природы их исследований нам показалось просто фантасмагоричным – отсутствие их в «календарном плане». Последний представлял из себя составленный в 2010 году список из 5-6 обязательных к выполнению, но ни в коем случае не единственно разрешенных, мероприятий проекта для каждого этапа. То есть являлся просто программой-минимум, дополнением к двум другим основным приложениям грантового соглашения – целям проекта и финансовой смете. Однако в новой трактовке аудиторов Фонда он превратился в исчерпывающий список разрешенных мероприятий.

Единственным вариантом, которое предложило «Сколково» для разрешения наших разногласий по трактовке календарного плана, было возвращение всей суммы, потраченной на нецелевые, с их точки зрения, исследования, в добровольном порядке. Она составляла 45 млн руб. Естественно, вернуть уже потраченные деньги у нас возможности не было, поэтому единственным выходом для нас оставалось доказывать правомочность их расходования в суде.

В мае 2014 года «Сколково» подало иск с требованием взыскать с компании «Фарма Био» указанную сумму по причине её нецелевого расходования. А в июне 2015 года Фонд решил открыть «второй фронт» и подал еще один иск по взысканию 23 млн. руб. отложенных расходов этапа № 3, несмотря на то, что в сентябре 2013 сам же Фонд одобрил эти расходы.

Эти судебные тяжбы продолжаются до сих пор.

Суть претензий

Злую шутку с нами сыграли, конечно, те самые «размытые формулировки», к которым ещё в самом начале работы нам обещали не придираться. Тем не менее, нам было, что ответить по каждому пункту претензий.

Что представлял из себя тот самый пресловутый «календарный план» в рамках нашего соглашения о гранте с Фондом? Все три года совместной работы с Фондом это был документ, трактовавшийся и нами и Фондом как минимальный (а не единственно возможный и полный) набор мероприятий, обязательных для исполнения. Без выполнения всех мероприятий прописанных для каждого этапа, этот этап не мог считаться завершенным, а значит не мог быть выдан и следующий транш. Поэтому изначально и мы, и Фонд включили в этот список только по 5-6 мероприятий на этап. И конечно же календарный план никогда не являлся исчерпывающим списком всех мероприятий, которые были разрешены для выполнения проекта. Это был всего лишь минимальный набор задач, обязательных к исполнению.

При этом мероприятий, необходимых для реализации всего проекта, были десятки. Отразить каждое из них в предварительном плане невозможно, да и не нужно – всё равно мероприятия всегда меняются по ходу научно-исследовательского процесса – возникают новые, отпадают ранее запланированные, и каждый раз останавливать проект, чтобы несколько недель согласовывать бюрократические подробности оформления бумаг было бы нецелесообразно и даже вредно. Ведь главное в проекте – достижение конечных целей при соблюдении финансовых обязательств, а не оформление бумажек. Поэтому на начальном этапе в план были включены только опорные точки проекта, и это было сделано в 2010 году целенаправленно и при полной поддержке Фонда. Если говорить о наших финансовых обязательствах, то они были соблюдены, поскольку все исследования выполнялись в соответствии с финансовой сметой каждого этапа: детальные отчеты по всем проведенным мероприятиям и всю первичную финансовую отчетность мы сдавали в Фонд после каждого этапа.

И кстати, для того, чтобы обосновать свои требования по взысканию средств, специалистам Фонда пришлось пойти на странные, с юридической точки зрения, шаги. Прежде всего, задним числом применить новые правила выдачи грантов, тогда как изначально, как я уже говорил, по правилам нашего грантового соглашения, средства не могли быть потребованы назад ни при каких обстоятельствах. И, наконец, объявить, что не финансовая смета, не цели проекта, а только календарный план является определяющим фактором по целевой или нецелевой природе понесенных расходов. То есть даже если расходы на клинические исследования были прописаны в смете и соответствовали целям проекта, то сам факт отсутствия в календарном плане превратил их в нецелевые.

Итоги

В свете последних событий наш канадский инвестор потребовал у нас выкупить его долю в проекте и зарёкся когда-либо ещё работать в России. Мы же сдаваться не планируем, так как уверены в своей правоте и знаем, что наши разработки очень перспективны и нужны российскому рынку.

Например, препарат для профилактики и лечения болезни Альцгеймера. На сегодняшний день это заболевание является неизлечимым, учёные по всему миру ищут способы его победить. Тем временем, наш коллектив российских, на минуточку, учёных под руководством моего отца разработал решение мирового уровня, которое уже почти готово для тестирования на людях! Не говоря уже о других разработках, исследования которых также пришлось свернуть. Мы выполнили 85% задуманного из сколковского проекта, но в фармацевтической отрасли незавершённость исследований обесценивает все прежние достижения. Пока нет финальных результатов клинических исследований, не может быть получено разрешение Минздрава на применение препарата на пациентах, и значит не могут быть достигнуты изначальные цели проекта.

Получается довольно печальная и абсурдная ситуация: из-за гипотетически «нецелевых» исследований на сумму в 45 миллионов рублей, «Сколково» было готово уничтожить весь проект, в который ранее само же уже вложило более 540 миллионов рублей, при том, что до его успешного завершения оставалось меньше года!

Из-за приостановления финансирования до заложенной в проект стадии коммерциализации (по плану мы должны были выйти на положительные денежные потоки в 2017 г.) мы так и не дошли. Сейчас мы регулярно общаемся с потенциальными инвесторами, интерес к нашим разработкам есть. Но все ждут, чем закончится конфликт со «Сколково»: никто не готов вкладываться в проблемный актив.

К сожалению, наша ситуация не уникальна. Всё происходящее – результат плачевного состояния экосистемы в целом, когда на рынке фактически отсутствуют частные инвесторы, готовые вкладываться в перспективные наукоемкие проекты. В результате, копании с надеждой смотрят на государственные «институты развития», несмотря на все возможные риски такого сотрудничества. В нашем случае получилось так, что одни чиновники обещали «поддерживать и развивать», а пришедшие им на смену решили «выявлять и наказывать».

Новую политику «Сколково» отлично иллюстрирует сайт арбитражного суда: в системе значится более трех десятков исков Фонда против своих резидентов. Более «эффективное» средство для развития инновационной экосистемы в нашей стране представить трудно. От него страдают все, в том числе и само «Сколково».

Даже если суды удовлетворят все иски Фонда против резидентов, разве Фонд получит какие-то преимущества, кроме, возможно, выполнения каких-то KPI по выявлению «врагов народа»? Стартап – по определению компания с отрицательным денежным потоком, так что максимум, чего добьётся истец, – банкротства предыдущих грантополучателей. Получается парадоксальная ситуация, когда государственный Фонд тратит деньги на то, чтобы уничтожить компании, которые сам же до этого создал на те же самые государственные деньги. Не говоря уже о том, что подобная политика в принципе подрывает доверие молодых предпринимателей к государственным институтам развития, а также попросту отпугивает потенциальных зарубежных инвесторов.

Могло ли быть всё по-другому?

Думаю, да. Если бы в 2013 году после проверок Счетной палаты и прокуратуры новому руководству «Сколково» была дана установка не трогать свои стартапы. Всё было бы гораздо лучше и для нас, и для самого «Сколково», да и для российской инновационной экосистемы. Выбранный Фондом подход опасен ещё тем, что он, фактически, лишает стартапы права на ошибку, важность которого отлично понимают на Западе. Если наказывать предпринимателей за каждый неверный шаг, то будет ли кто-то ещё готов рисковать, пытаться делать что-то прорывное и инновационное? Вряд ли.

Даже если бы мы действительно были неправы в трактовке календарного плана, всё что нужно было сделать «Сколково» для устранения этой ошибки – это подписать скорректированный вариант календарного плана в виде доп. соглашения. Фонд делал это неоднократно и с нами, и с другими резидентами и до, и после нашего случая. Ведь даже если мы и ошибались, считая наши исследования целевыми, то в конце концов, мы потратили эти деньги не на виллу в Майами, а на клинические исследования препаратов проекта. Проекта, чьей заявленной целью является внедрение этих же препаратов в клиническую практику по тем самым показаниям, по которым исследования и проводились. Если бы Фонд выбрал такой путь, то мы бы успешно завершили проект, и тысячи пациентов смогли получить доступ к новым способам лечения своих заболеваний. Но, увы, вместо этого команда «Сколково» решила придерживаться противоположной стратегии, поставив под удар все пять препаратов проекта.

Стоило ли нам еще в 2014 году объявить о банкротстве и заняться воплощением других идей, как советовали нам некоторые коллеги? Возможно, но ведь на кону стоит не только судьба компании и наших сотрудников, но и репутация моего отца, Владислава Дейгина, признанного во всем мире ученого, автора более 200 научных работ и более 80 патентов, зарегистрированных в 30 странах мира. Нам важно доказать, что все грантовые деньги были потрачены исключительно целевым образом, а также завершить исследования и вывести все разработанные лекарства на рынок, в первую очередь – на российский.

При этом какого-то сильного негатива или, тем более, ненависти к Фонду «Сколково» у нашей команды нет. Мы прекрасно понимаем, что это непостоянная и неоднородная структура, которая всё время меняется: «Сколково» образца 2011 года кардинально отличается от «Сколково» в 2017 году. В нашем «родном» биомедицинском кластере не осталось никого из тех людей, с которыми мы начинали наш путь в 2010 году. Тем не менее, и сейчас в «Сколково» трудятся отличные менеджеры, учёные и другие специалисты, которые делают много хороших и правильных вещей: организовывают научные конференции, поднимают важные регуляторные вопросы, поддерживают хорошие стартапы, которые занимаются интересными разработками. Однако с избранной Фондом «судебной» стратегией по отношению к своим резидентам я категорически не согласен.

Россия. ЦФО > Медицина. Образование, наука > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132718 Юрий Дейгин


Россия. СФО. ДФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 6 апреля 2017 > № 2132711

Сибирские филологи выпустили 34-й том академической серии «Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока»

Академическая серия «Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока» – это фундаментальный гуманитарный междисциплинарный проект Института филологии Сибирского отделения Российской академии наук. Целью проекта является подготовка к научному изданию произведений, представляющих вершинные достижения устно-поэтического творчества народов сибирско-дальневосточного региона. Тексты, до сих пор малоизвестные мировой культуре, публикуются на языке оригинала и в русском переводе с сохранением подлинной народной речи, диалектных форм языка.

Институт филологии СО РАН в сотрудничестве с Хакасским научно-исследовательским институтом языка, литературы и истории и Новосибирской государственной консерваторией имени М.И. Глинки подготовил очередной 34-й том академической серии «Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока» – «Несказочная проза хакасов».

Издание включает образцы мифов, легенд и преданий хакасов, собранные в комплексных фольклорных экспедициях и обнаруженные в Рукописном фонде Хакасского научно-исследовательского института языка, литературы и истории. Публикуемые образцы обладают высокой художественной ценностью и демонстрируют особенности устной речевой природы исполнения.

В научный обиход впервые системно вводится значительный массив текстов несказочной прозы на всех четырёх диалектах хакасского языка: сагайском, качинском, кызыльском и шорском. В книге сохранены лексические, фонетические, синтаксические конструкции, присущие живому бытованию фольклора.

Результаты исследования публикуемых текстов, их классификация и место в фольклорном фонде хакасов, особенности и поэтические достоинства жанров несказочной прозы приводятся во вступительной и текстологической статьях (канд.филол.н. В.В. Миндибекова). Музыкальный компонент фольклорных произведений несказочной прозы, специфика вокальной мелодики и инструментальных наигрышей рассмотрены в статье «Музыка в мифах, легендах и преданиях хакасов» (канд. искусствоведения Г.Б. Сыченко).

Основной корпус текстов тома включает 79 образцов, еще 10 текстов помещены в Дополнении. Все тексты снабжены примечаниями и комментариями, в которых, помимо сведений о записи, отражены диалектные особенности, приведены варианты текста, описан этнографический контекст.

Том содержит фоноприложение на компакт-диске: 15 треков демонстрируют исполнение произведений несказочной прозы хакасов знатоками фольклора, в том числе под аккомпанемент чатхана (струнный музыкальный инструмент).

Книга иллюстрирована чёрно-белыми и цветными фотографиями, на которых изображены исполнители, предметы материальной и духовной культуры хакасов.

Публикация знаменует собой новый этап в исследовании фольклора коренных народов Сибири. Комплексная публикация текстов, осуществленная в данном издании, является базой для компаративных исследований в фольклористике, языкознании, этномузыковедении, а также источником для изучения традиций устного творчества хакасов студентами вузов гуманитарного профиля и всеми интересующимися культурным наследием тюркских народов.

Россия. СФО. ДФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 6 апреля 2017 > № 2132711


Тайвань > Образование, наука > russian.rti.org.tw, 6 апреля 2017 > № 2130181

Самое авторитетное исследовательское учреждение Тайваня – Академия Синика (Центральная академия наук) не будет в будущем участвовать в отборе лауреатов Танской премии. О приостановке сотрудничества с Фондом Танской премии сообщается в опубликованном 6 апреля специальном заявлении.

Данное решение было принято руководством Академии Синика и одобрено её президентом Джеймсом Ляо (Ляо Цзюнь-чжи), который занял пост президента Академии Синика после скандала с его предшественником на этом посту.

В мае 2016 года бывший президент Академии Синика Вэн Ци-хуэй оказался в центре скандала, связанного с биотехнической компанией OBI Pharma Inc. Его дочь Вэн Юй-сю покупала и продавала акции этой компании, что вызвало обвинения в использовании инсайдерской информации с целью незаконного обогащения. В январе нынешнего года Вэну были предъявлены официальные обвинения в коррупции и нарушении правил поведения госслужащих.

Основатель Танской премии, тайваньский предприниматель Сэмьюэл Инь (Инь Янь-лян) – один из главных акционеров компании OBI Pharma.

Согласно принятому решению о приостановке контракта между Академией и Фондом Танской премии, Академия возвращает Фонду 10 млн НТД (около 327 тыс. долл. США), переданных ей на операционные расходы.

В то же время, Ляо призвал академиков и учёных пока не отказываться от участия в научных проектах Фонда Танской премии.

Танская премия, учрежденная в 2012 году тайваньским предпринимателем Сэмьюэлом Инем (Инь Янь-лян), вручается, начиная с 2014 года, раз в два года за достижения в четырех, не охваченных Нобелевской премией, областях – устойчивого развития, биомедицины, синологии и юриспруденции. Лауреаты Танской премии получают денежную награду в размере 50 млн НТД (около 1 млн 630 тыс. долл. США), из которых 10 млн НТД предназначены для проведения исследований.

Джеймс Ляо – химик и ученый с международной известностью в области биохимии. В 2014 году он стал действительным членом тайваньской Академии Синика, а в 2015 – Национальной академии наук США (NAS). В августе 2016 года он стал 10-м президентом Академии Синика.

Виталий Самойлов

Тайвань > Образование, наука > russian.rti.org.tw, 6 апреля 2017 > № 2130181


Россия > Недвижимость, строительство. Образование, наука > minstroyrf.ru, 5 апреля 2017 > № 2133204

ФАУ «ФЦС» планирует научные исследования на 2018-2021 годы вместе с ведущими учеными

Приоритетные направления научных исследований в области несущих строительных конструкций с учетом требований технического регламента о безопасности зданий и сооружений обсудили с ведущими учеными эксперты подведомственного Минстрою России ФАУ «Федеральный центр нормирования, стандартизации и технической оценки соответствия в строительстве» и ТК 465 «Строительство». Совещание с участием директоров и ученых ведущих научных строительных институтов прошло 5 апреля.

Как сообщил директор «Федерального центра нормирования, стандартизации и технической оценки соответствия в строительстве» (ФАУ «ФЦС») Дмитрий Михеев,по поручению Минстроя России федеральный центр и Технический комитет 465 «Строительство» вместе с ведущими российскими институтами проводят инвентаризацию нормативной базы в строительстве. Проводится анализ 150 сводов правил, 800 национальных и межгосударственных стандартов, порядка тысячи международных нормативных документов, 400 специальных технических условий и 3 тысячи территориальных строительных и ведомственных норм. Инвентаризации подлежат также сотни распорядительных и методических ведомственных документов. В результате выявлена необходимость актуализации многих нормативно-технических документов.

«В результате инвентаризации обнаружился дефицит научно-технических документов по многим направлениям технического нормирования. Мы практически исчерпали научный задел 60-80 годов истолкнулись с тем, что необходимо выполнить высококачественные научно-исследовательские работы, на базе которых появятся новые нормы, соответствующие требованиям времени. Необходимо вместе с вами определить на ближайшие три года самые актуальные направления таких исследований», - отметил Дмитрий Михеев.

Эксперты отметили необходимость постановки целевых комплексных задач, включающих системные исследования от микроструктуры материалов до макростатистических их свойств. По словамВице-президента Российской академии архитектуры и строительных наук Владимира Травуша, предстоит проделать огромную работу по изучению международных исследований, выявлению возможностей российской экспериментальной научной базы и ее обновления.

В результате совещания было сформулировано предложение о создании на уровне научно-технических советов НИИ списков приоритетных проектов, которые в дальнейшем будут вынесены на обсуждение в подведомственный Минстрою России ФАУ «ФЦС» и ТК 465. Предложения будут формироваться в 2017 году для внесения в план по НИР на 2018 и последующие годы.

В совещании приняли участие руководители и ведущие ученые АО НИЦ «Строительство»: ЦНИИСК им. В.А. Кучеренко и НИИЖБ им. А.А.Гвоздева, НИИОСП им. Н.М. Герсеванова; РААСН, ЦНИИС «Научно-исследовательский центр «Мосты», ЗАО «ЦНИИПСК им. Мельникова».

Россия > Недвижимость, строительство. Образование, наука > minstroyrf.ru, 5 апреля 2017 > № 2133204


Россия. Уругвай > Образование, наука > ras.ru, 5 апреля 2017 > № 2129581

Научное сотрудничество ИСП РАН с Республиканским университетом Уругвая

4 апреля Институт системного программирования РАН подписал соглашение о научном сотрудничестве с Республиканским университетом Уругвая (Universidad de la República, UDELAR). Цель соглашения - содействие развитию и распространению культурных связей, научно-технологических исследований и высшего образования. Принимая решение развивать сотрудничество, институт и университет руководствовались подписанным в это же время соглашением между Российской академией наук и UDELAR, а также действующим с 1997 г. соглашением между правительствами России и Уругвая о культурном и научном сотрудничестве.

UDELAR - один из крупнейших образовательных и исследовательских центров Латинской Америки, независимый государственный университет, который управляется преподавателями, студентами и выпускниками. 120 000 студентов университета составляют 3,6 % от всего населения Республики Уругвай (это самый высокий показатель в Латинской Америке).

У ИСП РАН и UDELAR уже есть опыт научного обмена и совместного участия в мероприятиях в сфере высоких технологий. Общение сотрудников Института с уругвайскими коллегами началось благодаря совместной работе в проекте Go4IT Шестой Рамочной программы Евросоюза в 2005-2008 годах. В 2015 г. по инициативе ИСП РАН в Москве проводилась конференция «Облачные вычисления: образование, исследования, разработки», в которой принял участие профессор Серхио Несмачнов (Sergio Nesmachnow), представивший разработки университета по эффективной оптимизации в распределенных вычислительных системах. По результатам конференции уругвайскими и российскими учеными была выпущена совместная научная статья.

Директор ИСП РАН, член-корреспондент РАН Арутюн Аветисян прокомментировал подписание соглашения: “Мы живем сегодня в условиях высокой мобильности научных кадров, идей, открытой глобальной конкуренции. Расширение научного сотрудничества дает дополнительные возможности для того, чтобы выпускать технологии, востребованные во всем мире. Наш институт много лет реализует совместные проекты с такими университетскими и исследовательскими центрами, как Кембридж, Карнеги-Меллон, Университет Пассау, INRIA и другие. Теперь мы рассматриваем разные направления сотрудничества с Республиканским университетом Уругвая - совместные научные исследования, публикации статей, проведение мероприятий, обучение и повышение квалификации преподавателей и исследователей. UDELAR, один из значительных вузов Латинской Америки с хорошими компетенциями в таких областях, как большие данные и распределенные системы, может помочь Институту нарастить научные связи с регионом, существенно увеличить наше присутствие в странах Латинской Америки. Мы говорим не только о фундаментальных исследованиях, но и о внедрениях технологий ИСП РАН в индсутрии”.

Ректор UDELAR доктор Роберто Маркариан (Roberto Markarian) подчеркнул важность соглашения: «ИСП РАН - ведущий институт по системному программированию, проводит высококачественные исследования по многим научным направлениям, включая научные вычисления, распределенные и высокопроизводительные вычисления, анализ данных и т. д. Эти области очень важны во многих прикладных сферах, которые сейчас разрабатываются и применяются в нашей стране для улучшения производства, социального и культурного развития и качества жизни. Кроме того, у ИСП РАН много академических и коммерческих партнеров, которые могут способствовать инновациям, совместным проектам в общих интересах. Сотрудничество позволит также развивать международные программы обмена для ученых, студентов и исследователей между двумя учреждениями, обмениваться научной информацией, методологиями и опытом преподавания».

Также Роберто Маркариан выделил следующие области сотрудничества: «Научные вычисления и обработка больших данных с использованием современных распределенных вычислительных инфраструктур - две ключевые области исследований для улучшения качества жизни в сегодняшних обществах. Эти направления разрабатываются в наших институтах и, безусловно, будут улучшаться благодаря синергии между исследовательскими группами ИСП РАН и Республиканского университета».

За дополнительной информацией просьба обращаться

Новомлинская Анна, +7-916-735-33-66, an@ispras.ru.

Серхио Несмачнов, +598-27114244, sergion@fing.edu.uy.

Россия. Уругвай > Образование, наука > ras.ru, 5 апреля 2017 > № 2129581


Россия. ЦФО > Образование, наука. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129437

Из декрета в «Сколково»: как бывшая домохозяйка возглавила энергетический центр бизнес-школы

Татьяна Митрова

Директор Энергетического центра Московской школы управления «Сколково» Татьяна Митрова о редких находках для «Газпрома» и невозможности соблюсти жизненный баланс

В феврале 2017 года Московская школа управления Сколково объявила о новом назначении – директором Энергетического центра стала Татьяна Митрова, до последнего времени руководившая научным направлением в Институте энергетических исследований РАН. Митрова должна будет создать ведущий российский центр независимой экспертизы в сфере энергетики, котирующийся среди главных мировых площадок.

Действительно своего дела у меня не было до 28 лет – в этом возрасте я обнаружила себя безнадежной домохозяйкой, располневшей тетей, которая даже боится позвонить незнакомому человеку по телефону. Это было в 2002 году, за восемь лет до этого я окончила МГУ по специальности «Экономика», вышла замуж и родила ребенка.

Студенчество у меня было деятельным. Помимо учебы я поработала, например, продавцом автомобилей на ЛогоВАЗе. Сидя на первом этаже ЦУМа, встречала роскошных мужчин в дубленках, а они говорили: «Мне десять «Жигулей»!». После окончания МГУ в 1994 году я стала домохозяйкой — пекла пироги, варила цукаты, гуляла с младенцем. Но когда ребенку исполнилось года полтора, я стала подозревать, что, кажется, схожу с ума. Помню: сижу около песочницы (вообще, песочница ­ – это самое страшное воспоминание в моей жизни), сын там играет, а я чувствую, что мозги мои заржавели и «шурупы» даже не проворачиваются.

Для меня, как человека ориентированного на результат и постоянное напряжение мысли, отсутствие фокуса действовало исподволь, но убийственно. Это коварное болото: ощущение, что вроде бы я занята по дому, но ничего не делаю. Вроде бы ничего не делаю, но адски устаю. Оказалось, что совсем не работать мне хуже, чем работать много. Осознание этого пришлось на вторую беременность, когда рефреном в голове неслось: «А-а-а, опять! Пеленки, памперсы, песочницы, пюрешки, супчики!». Я решила, что второй раз не выдержу, и наняла няню для прогулок со старшим сыном.

Огромным шагом для меня оказалось просто сделать телефонный звонок. Помню, как я дрожала у телефона. На встречу пойти – у меня чуть ли не сердечный приступ начинался.

Но жажда деятельности была настолько сильной, что на втором-третьем месяце беременности, мучаясь токсикозом, я пришла в Институт энергетических исследований РАН с просьбой о любой работе. С этим местом у меня была историческая связь: будучи в 11-летнем возрасте, в 1985 году, пристроенная родителями-учеными, я делала в Exсell- прообразе программу, считавшую энерговооруженность доисторических обществ. А теперь просто подошла к знакомым сотрудницам, которые занимались газовой отраслью, и сказала: «Давайте я что-нибудь для вас поделаю».

В то время «Газпром» заказал нашему институту анализ механизмов либерализации европейского рынка газа. Тогда, в 2002 году, тема газа была интересна лишь узким специалистам, а я отчаянно решила, что напишу диссертацию о зарубежных рынках природного газа.

И произошло чудо. Я полдня работала, меня невозможно было отодрать от компьютера, и полдня занималась в спортклубе. Интернет тогда был развит меньше, чем сейчас, но я обнаружила данные, до сих пор неизвестные даже «Газпрому». Отчет удался, и я взяла его за основу второй главы диссертации, которую позже защитила в Российском университе нефти и газа имени И.М. Губкина.

За две недели до рождения второго сына я взяла няню на постоянной основе. За свои исследования я получала $180 в месяц, и они полностью уходили на оплату няни. Муж, конечно, наблюдал за происходящими переменами с изумлением, но не препятствовал им.

Я еще кормила младшего ребенка, когда наш отчет для «Газпрома» разошелся среди специалистов, и мне предложили сделать несколько статей для изданий «Нефть и Капитал» и «Вестник Российского газового общества» (РГО). Статьи «выстрелили», и меня позвали на конференцию РГО с рассказом о либерализации рынка газа в США и Великобритании. Конечно, я не спала перед выступлением всю ночь, нервничала, что буду плохо говорить со сцены, не уложусь в отведенное время и не выдержу конкуренцию фуршету, запланированному сразу после выступления. Мне удалось «зажечь» аудиторию. А вскоре даже пригласили на работу в информационный департамент «Газпрома».

В 2004 году я числилась исследователем Института энергетических исследований РАН — нижняя должность, следующая за лаборантом. Не вступив на корпоративный путь в «Газпроме», я решила развивать исследовательское направление в институте. Параллельно защитила диссертацию, и стала вполне уважаемым человеком – младшим научным сотрудником.

В 2006 году с командой из трех человек мы сделали первую в России масштабную работу по мировому рынку сжиженного природного газа, а в 2011 — первый «Прогноз энергетики мира и России до 2030 года».

Обо всех наших исследованиях я где-то докладывала. Невзирая на страхи первых выступлений, я поняла, что могу держать аудиторию и чувствую драйв от публичных дискуссий. Раньше я шла выступать всюду, даже если это была поездка за свой счет или выступление в Душанбе летом. Сейчас приглашений больше, чем физических возможностей путешествовать, и я стала соглашаться на одно из пяти-семи.

Однако отказываться по-прежнему сложно. Вот характерная история: в 2013 году мы с детьми поехали на пять недель в Брайтон, дети учили английский, а я полдня работала и полдня выгуливала их вдоль моря. Получила приглашение на конференцию Ассоциации экономики энергетики в Дюссельдорф. Утром я отвела детей в школу, прыгнула в такси, доехала до аэропорта, прилетела в Дюссельдорф, выступила, затем помчалась обратно к детям.

На той встрече в пылу дискуссии я поспорила с СЕО корпорации Е.Оn, мы высказали разные точки зрения на роль российского газа в Европе, потом поговорили в кулуарах. А через пару месяцев я получила предложение войти в совет директоров российской «дочки» Е.On (сейчас — «Юнипро»). Вполне золушкина история.

К 2012 году мы сделали систему моделей мирового энергетического рынка, на базе которой создается ежегодный «Прогноз энергетики мира и России до 2040 года», я руковожу этим проектом. Система уникальная, потому что охватывает всю энергетику: нефтяная отрасль, газ, уголь, электричество (месторождения, НПЗ, заводы СПГ, маршруты морской и железнодорожной транспортировки, трубопроводы), а еще содержит информацию о спросе на энергию по странам и секторам. Мы можем смоделировать энергетический рынок в любой стране. Поддерживать такую систему очень трудозатратно, и мы единственные в стране делаем такой анализ.

В общей сложности до недавнего времени у меня можно было насчитать восемь мест работы. Я также решила заняться бизнесом и в 2016 году вложила 1 млн рублей в стартап своей подруги и ее супруга – компанию Detox Pro, производящую детокс-продукты.

Переход в «Сколково» был для меня трудным, но осознанным. Цель, которую передо мной ставит руководство школы, один в один совпадает с моей мечтой: добиться, чтобы в нашей стране появился признанный во всем мире центр энергетической экспертизы. Это не просто вопрос престижа России. Энергетика для нас – больше, чем один из секторов экономики, это – основная ниша в международном сотрудничестве.

Как в таком темпе сохранить жизненный баланс? Да никак, я даже не пробую все успеть. Я стараюсь успеть главное. Для себя я это назвала «динамическое неравновесие». Например, сейчас я полностью выкладываюсь в офисе, а после могу на день уехать в романтическое путешествие или общаюсь с детьми. Я и в течение дня так стараюсь делать. Как там у нашего гениального физиолога Павлова: «Лучший отдых – смена вида работы». То есть каждый конкретный момент я в дисбалансе, но по сумме выходит гармония.

Записала Ксения Докукина

Россия. ЦФО > Образование, наука. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129437


Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129950

О внесении изменений в государственную программу «Развитие науки и технологий» на 2013–2020 годы.

Постановление от 30 марта 2017 года №363. В соответствии с Бюджетным кодексом параметры финансирования госпрограммы приведены в соответствие с Федеральным законом «О федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов». В госпрограмму включены 17 новых целевых показателей (индикаторов), которые позволят усилить контроль за результативностью исследований и разработок, использованием научного оборудования, привлечением софинансирования и международным сотрудничеством участниками госпрограммы.

Справка

Внесено Минобрнауки России.

Государственная программа «Развитие науки и технологий» на 2013–2020 годы (далее – госпрограмма) утверждена постановлением Правительства от 15 апреля 2014 года №301.

В соответствии со статьёй 179 Бюджетного кодекса Российской Федерации Правительством России параметры финансирования государственной программы приводятся в соответствие с федеральным бюджетом на текущий год и на плановый период.

Действие нормы Бюджетного кодекса о такой корректировке в 2015 и 2016 годах было приостановлено (государственные программы в эти годы в части приведения в соответствие с бюджетом не корректировались).

Подписанным постановлением параметры финансирования госпрограммы приведены в соответствие с Федеральным законом «О федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов».

Скорректированный общий объём бюджетных ассигнований федерального бюджета на реализацию госпрограммы составляет 1310,1 млрд рублей. В том числе: на 2017 год – 150,82 млрд рублей, на 2018 год – 154,91 млрд рублей, на 2019 год – 157,38 млрд рублей, на 2020 год – 228,58 млрд рублей.

Уточнены система основных мероприятий госпрограммы, состав и наименования подпрограмм и федеральных целевых программ.

Госпрограмма включает подпрограммы «Фундаментальные научные исследования»; «Развитие сектора прикладных научных исследований и разработок»; «Институциональное развитие научно-исследовательского сектора»; «Международное сотрудничество в сфере науки» и Федеральную целевую программу «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014–2020 годы».

В связи с институциональными изменениями, связанными с принятием Федерального закона «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» внесены изменения в состав участников госпрограммы.

С учётом Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации (утверждена Указом Президента России от 1 декабря 2016 года №642), а также изменения структуры госпрограммы уточнены её цели и задачи.

Состав задач госпрограммы дополнен созданием и эффективным трансфером результатов прикладных исследований, обеспечивающих развитие и структурные изменения в национальной экономике; созданием условий для роста инвестиционной привлекательности научной, научно-технической и инновационной деятельности.

Скорректированы состав и целевые значения показателей (индикаторов) госпрограммы. В госпрограмму включены 17 новых целевых показателей (индикаторов), которые позволят усилить контроль за результативностью исследований и разработок, использованием научного оборудования, привлечением софинансирования и международным сотрудничеством участниками госпрограммы.

В госпрограмме справочно отражены все расходы федерального бюджета, направляемые на финансирование фундаментальных, поисковых и прикладных научных исследований гражданского назначения.

Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129950


Россия > Образование, наука > ras.ru, 4 апреля 2017 > № 2128899

Министр Ольга Васильева: «Российская наука становится более заметной»

На расширенном заседании коллегии Министерства образования и науки Российской Федерации министр Ольга Васильева рассказала, что было сделано в 2016 году, и какие задачи предстоит решить в 2017-м.

«Сегодня мы реализовали практически полную систему инструментов поддержки и видим результаты», – сказала Ольга Васильева в части доклада, посвященной науке. Впервые за пять лет зафиксирован рост внутренних затрат на исследования и разработки, до 1,13% от ВВП. Инвестиции в науку достигли 915 миллиардов рублей, что на 67 миллиардов больше чем в прошлом году, причём основной рост дают инвестиции из реальной экономики.

Впервые с 2014 года численность молодых исследователей увеличилась на 5,5 тысячи и на сегодняшний день возраст 43% исследователей не превышает 39 лет.

Большая работа проделана и в области целеполагания в науке – 1 декабря 2106 года Президент утвердил Стратегию научно-технологического развития Российской Федерации, разработку которой курировало Минобрнауки. Также министерство обеспечило нормативную базу для запуска Национальной технологической инициативы, которая «является ключевым инструментом для перехода результатов исследований в продукты и услуги, способствующие достижению лидерства российских компаний на перспективных рынках.

В работе ведомства уделяется большое внимание конструктивному взаимодействию с Российской академией наук, с активным участием которой разрабатывается план реализации Стратегии научно-технологического развития, обсуждаются предложения по новым программам фундаментальных исследований РАН, поддержки ведущих научных школ, отметила Ольга Васильева.

Министр также отметила роль высшей школы в развитии науки: «По численности исследователей сектор университетской науки сравнялся с академическим. Университеты сегодня – подвижный и конкурентоспособный сектор науки. Доля конкурсного финансирования в вузах превысила 80%, или 58 миллиардов рублей, если сравнивать с объёмом государственного задания. Это практически вдвое больше, чем в академических институтах».

По одному из показателей результативности науки есть заметное продвижение. В 2016 году, по предварительным данным, на долю российской науки пришлось 2,41% мирового потока публикаций – более 39 тысяч статей (по Указу Президента № 599 от 7 мая 2012 года она должна достигнуть в 2,44%).

«Российская наука становится более заметной. Это является гарантией того, что Россия сможет занять достойное место на новых рынках высоких технологий», – заявила Ольга Васильева.

В числе задач Минобрнауки в сфере науки и технологий на 2017 год:

• осуществление перехода на эффективные финансовые механизмы, включая грантовые – длительностью от трех до пяти лет,

• адресное финансирование постоянных позиций ведущих ученых,

• разработка и реализация дорожной карты развития национальной научно-исследовательской инфраструктуры,

• совершенствование налогового законодательства в части устранения экономических барьеров для предприятий и организаций, инвестирующих в науку,

• обеспечение национальной подписки на ведущие мировые издания, международные индексы цитирования для всех научных организаций и вузов.

Анна Горбатова Наука и технологии России

Россия > Образование, наука > ras.ru, 4 апреля 2017 > № 2128899


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2128677

Михаил Котюков: «Развитие науки и инновационного потенциала – важные элементы глобального развития»

В ТАСС состоялась пресс-конференция, посвященная выходу исследования Института мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова Российской академии наук (ИМЭМО РАН) «Мир 2035. Глобальный прогноз».

В презентации принял участие руководитель ФАНО России Михаил Котюков. Исследование «Мир 2035. Глобальный прогноз» – третий прогноз мировой экономики, охватывающий ключевые тенденции развития в области идеологии, политики, экономики, инноваций, социальной сферы и международной безопасности, подготовленный ИМЭМО РАН.

Как отметил Михаил Котюков, «в прогнозе учитываются не только различные политические, социальные и экономические направления, но также уделяется внимание вопросам развития науки, инновационного потенциала, и эти факторы рассматриваются как важные элементы развития глобального мира». По словам Михаила Котюкова Институт мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова – один из ведущих в системе ФАНО России. «В прошлом году на базе ИМЭМО РАН был сформирован Национальный исследовательский институт, сегодня мы можем говорить о положительных результатах, есть понимание экспертов о лидерстве ИМЭМО РАН по ряду направлений – в том числе по формированию и развитию кадрового потенциала, доле молодых исследователей, международному авторитету», - заявил руководитель федерального агентства.

Наряду с обсуждением тенденций мирового развития в ходе пресс-конференции уделялось внимание перспективам развития науки и технологий, в том числе в рамках реализации утвержденной 1 декабря 2016 года Президентом России Стратегии научно-технологического развития РФ до 2035 года. «Задачи научно-технологического развития до 2035 года очень масштабные, - отметил Михаил Котюков, - Это задачи, которые должны решаться на основе серьезных научных исследований, в том числе формирование новых отраслей экономики. Вместе с Российской академией наук, с директорами ведущих научных центров мы обсуждаем участие академических организаций в реализации Стратегии».

Руководитель ФАНО России рассказал, что принципы управления, вошедшие в документ, были протестированы на площадках академических институтов. «В системе ФАНО России мы приступили к реализации комплексных планов научных исследований по направлениям, которые академическое сообщество признало перспективными. Пилотные проекты предполагают объединение усилий научных коллективов, которые работают над схожей тематикой. На следующих этапах к работе планируется подключать университеты». По словам Михаила Котюкова, такой подход нашел отклик у предприятий реального сектора экономики: «Уже сегодня мы видим встречный интерес: бизнес все больше осознает необходимость технологических инноваций и охотнее идет на контакт с научными институтами. Ученые, в свою очередь, в таком формате могут более четко формулировать задачи на проведение исследований в среднесрочной перспективе», - добавил Михаил Котюков.

Еще одно направление в рамках реализации Стратегии - формирование крупных исследовательских центров, способных решать масштабные научные задачи. «В этом направлении мы с Российской академией наук предпринимаем совместные усилия. Уже сегодня создано больше 30 центров, которые проводят исследования, в том числе междисциплинарного характера, по широкому спектру научных направлений», - заявил Михаил Котюков.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2128677


Россия. ЦФО > Химпром. Образование, наука > rusnano.com, 3 апреля 2017 > № 2136221

В МГУ наградили победителей олимпиады по нанотехнологиям.

В Московском университете в субботу состоялось награждение победителей и призеров ежегодной, уже одиннадцатой в непрерывной серии с 2007 года, Всероссийской Интернет-олимпиады по нанотехнологиям «Нанотехнологии — прорыв в будущее!», которая проводится совместно МГУ имени М. В. Ломоносова и Фондом инфраструктурных и образовательных программ.

Участники олимпиады, единственной в России официальной олимпиады Российского совета олимпиад школьников нанотехнологического профиля, соревнуются в решении задач по комплексу предметов — по физике, химии, математике, биологии и как победители олимпиады высшего, первого уровня, получают преимущества при поступлении в любые вузы.

Учащиеся начальной и основной ступени школы участвуют в своем теоретическом конкурсе «Юный эрудит», Олимпиада также проводит уже традиционно конкурс школьных проектов «Гениальные мысли». Для студентов, аспирантов, молодых ученых проводились конкурс научно-популярных статей по результатам их исследовательских публикаций «Просто о сложном» под эгидой компании еNANO, отбор лучших тьюторов в образовательный центр «Сириус» при сотрудничестве с АНПО «Школьная лига» и отбор студенческой команды на международную химическую олимпиаду.

Абсолютным победителем среди школьников стал десятиклассник Василий Зубарев из подмосковной Балашихи, который в сумме набрал наибольшее количество баллов за решение задач по всем предметам. Он также получил от генерального директора Фонда инфраструктурных и образовательных программ Андрея Свинаренко призы как лучший химик и как лучший среди десятиклассников.

Как победитель олимпиады по комплексу предметов Василий Зубарев получил диплом и приз от декана факультета наук о материалах академика Константина Солнцева. Вместе с ним дипломы 1-й степени получили школьники из Москвы, Сарова и Мытищ. Другие награды и подарки от партнеров Олимпиады, почетные дипломы получили еще более 70 участников из самых разных регионов страны.

Как сообщил ведущий церемонии закрытия член-корреспондент РАН Евгений Гудилин, студенты-победители одного из конкурсов в рамках олимпиады — National Student Team Contest — отправятся на Международную Олимпиаду по нанотехнологиям, которая состоится в Иране в ноябре 2017 года при активном участии Фонда инфраструктурных и образовательных программ.

В церемонии награждения участвовали также координатор Программы «Школьная лига РОСНАНО» Андрей Мельников, гендиректор компании NT-MDT Виктор Быков, директор направления «Социальные проекты» Агентства стратегических инициатив Светлана Решетникова, заместитель декана химфака МГУ, член-корреспондент РАН Степан Калмыков, представитель компании «Евросибэнерго» Светлана Шевченко, директор Института общей и неорганической химии РАН, член-корреспондент РАН Владимир Иванов, профессор МГУ, гендиректор Центра Перспективных технологий Игорь Яминский, исполнительный директор издательства «Лаборатория знаний» Евгений Захарченко, гости олимпиады.

Справка

Фонд инфраструктурных и образовательных программ создан в 2010 году в соответствии с Федеральным законом № 211-ФЗ «О реорганизации Российской корпорации нанотехнологий». Целью деятельности Фонда является развитие инновационной инфраструктуры в сфере нанотехнологий, включая реализацию уже начатых РОСНАНО образовательных и инфраструктурных программ.

Высшим коллегиальным органом управления Фонда является Наблюдательный совет. Согласно уставу Фонда, к компетенции совета, в частности, относятся вопросы определения приоритетных направлений деятельности Фонда, его стратегии и бюджета. Председателем Правления Фонда, являющегося коллегиальным органом управления, является Председатель Правления ООО «УК «РОСНАНО» Анатолий Чубайс, генеральным директором Фонда — Андрей Свинаренко.

Россия. ЦФО > Химпром. Образование, наука > rusnano.com, 3 апреля 2017 > № 2136221


Россия > Образование, наука > ras.ru, 3 апреля 2017 > № 2127210

Сергей Глазьев: Несостоятельность экономической концепции в России получила экспериментальное подтверждение

Вскоре после того, как Российская академия наук (РАН) начала выступать с программой смены экономической парадигмы в стране, а публично защищать нынешнюю модель пришлось Анатолию Чубайсу, мы стали свидетелями так называемой "реформы" академии по все большему ограничению ее полномочий. Последний инцидент — срыв выборов президента РАН и попытки переподчинить избрание напрямую главе государства. Как считает академик Сергей Глазьев, реформа РАН дает результаты, обратные официально заявлявшимся, но ученые еще могут поставить экономику на правильные рельсы. Об этом он рассказал в интервью Накануне.RU в кулуарах Московского экономического форума.

Вопрос: Сергей Юрьевич, расскажите, пожалуйста, о последних событиях в РАН, что за процессы идут и как академики их оценивают?

Сергей Глазьев: Реформа, которая была навязана Академии наук несколько лет назад, фактически не достигла своих результатов, а имела прямо противоположный эффект. Ожидалось, что работа ученых будет освобождена от чрезмерной опеки, хозяйственно-бюрократической нагрузки по управлению, однако, на самом деле, произошла очень серьезная бюрократизация работы академических институтов. Федеральное агентство научных организаций (ФАНО) ведет себя как вышестоящая структура и заставляет ученых писать бесконечные отчеты, которые чиновники этой организации не в состоянии даже понять и разобраться в них. Мелочная регламентация, формализм и сверхбюрократизация очень серьезно мешают научному процессу, усложняя, а не упрощая работу ученых.

Вопрос: Что делать в этой ситуации?

Сергей Глазьев: Я думаю, что нужно вернуться к тем принципам, о которых говорил президент, когда замышлялась реформа, и добиться правильной субординации. Есть руководство Академии наук, оно определяет основные направления фундаментальных исследований, а ФАНО должно быть сервисной организацией, которая работает в рамках обязанностей, определенных президиумом РАН.

Вопрос: Все-таки как Вы оцениваете ситуацию с выборами президента РАН — что происходит?

Сергей Глазьев: Никак не оцениваю. Выборы нам сорвали.

Вопрос: Как Вы считаете, тормозит ли реформа РАН модернизацию экономики, создание 25 млн высокотехнологичных рабочих мест — того, к чему не раз призывал президент?

Сергей Глазьев: Реформа к этому отношения не имеет, потому что если говорить о вкладе РАН в экономическое развитие, то здесь нам остро не хватает механизма коммерциализации научно-исследовательских разработок. Этот механизм должен включать в себя венчурные фонды, банки развития, инвестиционные фонды. Если бы ФАНО занималось созданием механизма внедрения научных достижений в практику, то это было бы очень хорошо. Вместо этого чиновники занимаются мелочной регламентацией по использованию имущества. Здесь можно без чиновников разобраться, как эффективно использовать имущество. А вот задача организации продвижения научных результатов в практику — как раз функция правительственных ведомств, которая сегодня пробуксовывает. Поэтому вопрос о том, почему открытия наших ученых внедряются по всему миру, но только не у нас в стране, это вопрос не к Академии наук, а вопрос к работе Правительства, Центрального банка, которые формируют экономическую политику и ответственны за то, чтобы создавать условия.

Вопрос: Кстати, о внедрении разработок и отношении к ученым за рубежом. Пока у нас ограничивают функционал РАН, Китай занялся активным возвращением своих ученых из США, об этом на днях писала китайская пресса. Не пора ли нам заняться тем же?

Сергей Глазьев: Китай занимается этим давно и успешно, у нас тоже предпринимаются попытки. Но здесь главное даже не финансирование научных работ, а для наших зарубежных коллег существует система грантов, которая стимулирует их возвращение в российские учебные, научные организации, главное — практическая реализация, о чем я уже говорил. Ученому ведь очень важно видеть результат своей работы на практике. Сегодня между фундаментальной и прикладной наукой во многих отраслях знаний фактически барьер стерт, и вчерашние научные лаборатории повсеместно становятся преуспевающими фирмами. Для того, чтобы российские умы не "экспортировались", а, наоборот, возвращались в Россию, очень важно создание благоприятной среды для инновационной активности.

Вопрос: Последние месяцы обсуждаются разные экономические стратегии, мейнстрим — это, видимо, стратегия Кудрина, но есть и другие, в том числе та, которую предлагала РАН. Сейчас можно ли сказать, что ученые привлечены к этой работе или, наоборот, оттеснены от нее?

Сергей Глазьев: У ученых РАН всегда была и есть позиция, основанная на научных знаниях о закономерностях экономического развития. Она, к сожалению, не востребована органами государственной власти уже 25 лет. Те рекомендации, которые последовательно отстаивает академическая наука, доказали свою практическую эффективность, проявились в экономическом чуде Китая, в ряде других стран, где ведется разумная экономическая политика. Наша экономическая политика ведется в угоду компрадорской олигархии, спекулянтам и западному капиталу. Мы следуем по траектории МВФ, у которого задача — не экономический рост, а создание благоприятных условий для движения американского капитала по всему миру. Везде, где МВФ работает, мы видим экономические катастрофы.

Наша страна здесь не исключение, а один из типичных примеров следования рекомендациям МВФ, в результате чего снижается инвестиционная активность, падает производство, но зато экономика "успешно колонизируется" западным капиталом. У нас уже больше половины промышленности принадлежит нерезидентам.

Если цель заключается в том, чтобы из России сделать колонию для западного капитала, то политика, проводимая на протяжении 25 лет у нас, можно сказать, очень успешна. Но она не имеет никакого отношения ни к национальным интересам, ни к задачам экономического развития.

Вопрос: Если цель — экономическое развитие, то что нужно делать?

Сергей Глазьев: Нужно внедрять не рекомендации МВФ, а рекомендации ученых РАН, которые основаны на понимании закономерностей экономического развития, знании международного опыта и блестяще себя зарекомендовали экспериментально. У нас прекрасный, уникальный в экономической истории эксперимент — мы одновременно с Китаем начинали реформы по переходу от директивной к рыночной экономике. Китай совершил экономическое чудо, сегодня производит уже в шесть раз больше продукции, чем мы, а у нас самая чудовищная в мировой истории мирного времени экономическая катастрофа. Есть наглядные подтверждения, по которым можно говорить, какая концепция правильная, а какая — нет.

Вопрос: Хотите сказать, что несостоятельность нашей концепции уже доказана?

Сергей Глазьев: Несостоятельность либертарианской концепции вашингтонского консенсуса получила экспериментальное подтверждение в России, а концепция интегральной экономической политики, сочетающей планирование и рыночные механизмы, дала блестящие результаты. Что еще нужно для доказательств, я не понимаю.

Накануне.ру

Россия > Образование, наука > ras.ru, 3 апреля 2017 > № 2127210


Казахстан. ЕАЭС > Миграция, виза, туризм. Образование, наука > kapital.kz, 1 апреля 2017 > № 2124720

Все больше граждан Казахстана уезжает учиться и работать в Россию

По мнению экспертов, в ЕАЭС этот поток будет только нарастать

В рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС) начались тектонические сдвиги в процессе трудовой и учебной миграции. Этот процесс коснулся и Казахстана. Об этом говорили казахстанские и иностранные эксперты на международной конференции в Астане «Социальная политика и занятость в ЕАЭС», организованной ЦАИ «Евразийский мониторинг», передает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

Говоря о миграции для получения образования, директор Экспертного института Европейского права и прав человека Марат Башимов обратил внимание на неурегулированность этого вопроса в ЕАЭС.

«Принципы ЕАЭС включают свободу передвижения рабочей силы, однако страны-члены объединения не спешат с взаимным признанием дипломов об образовании. В частности, согласно договору о создании Евразийского экономического союза, ограничения касаются юристов, педагогов и врачей. Этим специалистам необходимо нострифицировать (приравнять — Ред.) дипломы при устройстве на работу в странах-членах союза. Помимо этого, студенты российских ВУЗов не могут перевестись в Казахстан. Во многом эти ограничения связаны с тем, что власти хотят сократить учебную миграцию, поскольку молодежи, особенно в северных областях Казахстана, дешевле получить образование в приграничных российских регионах. Однако подобные „изъятия“ очевидно противоречит принципам интеграционного объединения», — рассказал казахстанский эксперт.

Директор Научно-исследовательского центра гуманитарных исследований «Евразия» Зиябек Кабульдинов также отметил активизацию процесса учебной миграции из Казахстана в Россию.

«В Россию мигрирует в основном молодежь, а потом за нею следует старшее поколение. Недавно посол России в Казахстане Михаил Бочарников сообщил, что число граждан Казахстана, которые обучаются в ВУЗах РФ и в их филиалах, которые расположены на территории нашей республики, составляет 69 тыс. человек. Это значительная цифра», — полагает эксперт.

Директор центра «Евразия» констатировал, что определенный отток населения из Казахстана в Россию в последние годы растет.

«На сайте Министерства внутренних дел России была озвучена цифра, что в 2016 году российское гражданство приняли 37 тыс. 837 бывших граждан Казахстана. По сравнению с предыдущими годами идет медленный, но постепенный рост. К примеру, в 2015 году эта цифра была в районе 32 тыс.», — привел статистику Зиябек Кабульдинов.

В числе факторов, обуславливающих привлекательность России как принимающей мигрантов страны, казахстанский эксперт назвал ранний выход на пенсию, наличие материнского капитала, социального пакета для работников бюджетной сферы, наконец, действие программы переселения соотечественников.

Более того, как пояснил Зиябек Кабульдинов, в России, несмотря на западные санкции, больше возможностей для трудоустройства.

«Огромный рынок труда. Если в отдельных регионах, например, в Омской области, есть определенный дефицит рабочих мест, они мигрируют в соседнюю Тюменскую область. Есть возможность для маневра», — полагает Зиябек Кабульдинов.

В то же время, вице-ректор по стратегическому развитию, исследовательской работе и международному партнерству Академии государственного управления при президенте РК Айгуль Кошербаева отметила, что в Казахстане наметился процесс оттока квалифицированной рабочей силы — так называемой «утечки мозгов».

«Должна быть осознанная политика в этой сфере, потому что с экономической точки зрения этот процесс связан с ростом издержек государства, которое тратит ресурсы на подготовку специалистов. Неслучайно, в послании главы государства в качестве пятого приоритета было обозначено качество человеческого капитала. Если рассматривать эту проблему с миграционной точки зрения, то необходимо ослабить влияние выталкивающих факторов, нужно изменить восприятие эмигрантских настроений и сфокусировать внимание на таком измерении, как качество жизни. Казахстан предпринимает определенные шаги в этом направлении — в частности, проводит политику урбанизации», — подчеркнула Айгуль Кошербаева.

Заместитель декана факультета политики и международных отношений Сибирского института управления — филиала Российской Академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при президенте РФ Александр Барсуков заметил, что одним из ключевых направлений развития ЕАЭС является формирование единого рынка труда и услуг.

Так, эксперт отметил, что выгодополучателями от интеграции рынков труда стали трудовые мигранты из государств-членов ЕАЭС, тогда как граждане Таджикистана, Узбекистана, Украины, Молдавии и Азербайджана оказались в уязвимом положении.

«В ЕАЭС в процессе реализации принятых норм в области социальной политики и занятости заявляют, что взаимодействие в рамках союза позволило смягчить социально-экономические последствия кризиса. Вместе с тем, граждане государств, не входящих в ЕАЭС, оказались в неравном положении на рынке труда, поскольку граждане стран Евразийского экономического союза при трудоустройстве на всем евразийском пространстве имеют равные права. В случае России это означает, что трудовые мигранты из стран ЕАЭС освобождаются от необходимости сдавать специальные экзамены, получать медицинские справки и т. д.», — пояснил Александр Барсуков.

В числе негативных результатов изменения в законодательстве и экономике эксперт назвал возможный рост неформальной занятости.

«Этот фактор может отразиться на мигрантах из государств, не входящих в ЕАЭС, поскольку перед ними стоит больше сложностей и барьеров для оформления разрешения на ведение трудовой деятельности», — заявил он.

Между тем, глава Миссии в Астане Международной организации миграции Деян Кесерович заверил, что активизация миграции — это общемировой тренд, и Казахстан с Россией не могут остаться в стороне от этого процесса.

«Если взглянуть на карту мира — все становится понятно. На юге находятся людские ресурсы, на севере — производственные. Все страны севера практически находятся на грани убыли населения, здесь отрицательный демографический рост. С этой точки зрения миграция — позитивный процесс, это не кризис, вопрос только в том, как мы будем это регулировать», — считает Деян Кесерович.

Казахстан. ЕАЭС > Миграция, виза, туризм. Образование, наука > kapital.kz, 1 апреля 2017 > № 2124720


Россия. Весь мир > Химпром. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > rusnano.com, 31 марта 2017 > № 2136220 Сергей Калюжный

Сергей Калюжный: Миссия выполнима. Десятилетний юбилей — отличный повод подвести итоги.

Автор: Любовь Стрельникова

Десять лет назад в России стартовала президентская инициатива «Стратегия развития наноиндустрии». Тогда же, в сентябре 2007 года, была создана «Российская корпорация нанотехнологий», которая в 2011-м превратилась в акционерное общество «РОСНАНО». 100% его акций находятся в государственной собственности. Десятилетний юбилей — отличный повод подвести итоги, обсудить удачи и неудачи строителей наноиндустрии в России. И поговорить с тем, кто прошел весь этот путь. С первых шагов.

Сергей Владимирович КАЛЮЖНЫЙ

Выпускник химфака МГУ им. М. В. Ломоносова, доктор химических наук, профессор, советник председателя правления УК «РОСНАНО» по науке — главный ученый, член Правления ФИОП

«Нанотехнологии уже в ближайшее время принципиально изменят наш мир!» С таких лозунгов начиналась технологическая революция в мире в 2001 году, когда в США была принята Национальная нанотехнологическая инициатива. Прошло 16 лет. Нанотехнологии изменили мир?

На мой взгляд, ожидания в целом сбываются, просто мы не отдаем себе в этом отчета и все принимаем как должное. Если посмотреть на прошедшие 16 лет, то наноэлектроника, главнейшая составная часть нанотехнологий, сделала колоссальный рывок вперед. Мы уже забыли, что в 2001 году мобильные телефоны были только у состоятельных людей. Сегодня мобильников в два раза больше, чем жителей нашей планеты. Причем это ведь не только телефон, но еще и телевизор, и магнитофон, и диктофон, и фотоаппарат… В результате многие традиционные товары просто исчезли с рынка. Триумф цифровых технологий стал возможным только потому, что нанотехнологии предложили соответствующую элементную базу. За прошедшие полтора десятка лет топологический размер интегральных схем уменьшился на порядок — до 14 нм, а мощность устройств возросла многократно. Прогресс в информационных технологиях, которые сегодня творят чудеса, был сделан в значительной степени за счет нанотехнологий. Точно так же и фотовольтаика. Сейчас никому не приходит в голову строить в неэлектрифицированных деревнях Африки линии электропередач — они вряд ли нужны. Устанавливаете небольшие модули на крышах и получаете электроэнергию, которой хватает для жизни семьи — смотреть телевизор, заряжать мобильник, питать холодильник и обеспечивать освещение. Очень многое перешло на элементную базу нано, поэтому у нас действительно совершенно другая жизнь. И возникла она благодаря нанотехнологиям. Не будь их — ничего бы такого не было, точнее, так быстро не случилось бы. Ведь благодаря государственным нанотехнологическим программам разных стран большие деньги пошли в науку, в разработки, в промышленность. И вот результат: мир изменился.

Россия присоединилась к нанотехнологической революции в 2007 году, когда по решению президента была провозглашена государственная стратегия развития наноиндустрии и создана соответствующая госкорпорация. Что можно сказать об успешности американской и нашей нанотехнологических программ?

Американская наноинициатива направлена, в первую очередь, на финансирование науки. За прошедшие годы только в науку, в исследования в области нано, США вложили $22 млрд. В этом финансовом году, который начался в США 1 октября, в американскую нанотехнологическую науку поступят еще $1,5 млрд. Причем американская Национальная нанотехнологическая инициатива (NNI) увязана с множеством других федеральных программ — «Инновационные исследования в малом бизнесе», SBIR (Small Business Innovation Research), «Трансфер технологий малого бизнеса», STTR (Small Business Technology Transfer), программами Национального научного фонда NSF (National Science Foundation), Национального института здоровья NIH (National Institute of Health). Так что задача американской инициативы — поднять уровень американской науки в области нано. РОСНАНО было создано, в общем, для другого. Правительство поставило перед нами задачу создать в России наноиндустрию, то есть производства, новые и модернизированные, на которых используют нанотехнологии, и новые рабочие места по всей стране.

Эту задачу решить удалось?

В значительной степени. Представьте себе: в 2007 году, когда никто еще толком ничего не понимал, утверждается стратегия, в которой записано черным по белому, что выручка портфельных компаний РОСНАНО в 2015 году должна составить 300 млрд рублей, а выручка всей российской наноиндустрии — 900 млрд (3% от мировой наноиндустрии). Тогда, в 2007 году, время было другое, в России экономика росла по 7–8% в год. Денег было много. От нефтяных денег РОСНАНО и выделили 130 млрд рублей — давайте, развивайте нанотехнологии, стройте отечественную индустрию. Но результат, записанный в стратегии, обеспечьте. Тогда многим казалось, что миссия невыполнима. Однако прошел 2015 год, и объем продаж российской наноиндустрии составил около 1,3 трлн рублей, из них почти четверть, 341 млрд рублей, — продажи портфельных компаний РОСНАНО. Получается, что мы выполнили правительственное задание, причем эти цифры считаем не мы, а Росстат, независимо от нас. За весь период деятельности профинансировано 107 проектов, запущено 77 новых заводов, фабрик, цехов и R&D-центров, создано более 30 тысячи рабочих мест. И это, безусловно, наше главное достижение.

Конечно, десять лет назад, когда мы только начинали, абрис будущей наноиндустрии представлялся несколько иным. Казалось, что будет гораздо больше отечественных достижений в области наноэлектроники, в «зеленых» технологиях, но какая получилась — такая и получилась. Сегодня основной вклад в выручку у нас вносит производство наноматериалов и композиционных материалов на их основе.

Что вы расцениваете как самую большую удачу в наноиндустрии, которую создало РОСНАНО?

Нам удалось создать несколько подотраслей в стране, и в первую очередь солнечную энергетику. Солнечной энергетикой занимались и в Советском Союзе, но прицельно для космических программ. Источник энергии для работы космических станций один — Солнце, топлива в космос не навозишься. Тогда была такая оценка: чтобы вывести один килограмм груза на орбиту, требуется потратить тысячу долларов. Сейчас цены в несколько раз выросли. Для космоса требуются максимально эффективные солнечные батареи, с максимальным КПД. В то время предприятие «Квант» делало уникальные солнечные батареи с высоким КПД — под 40%. Столь высокую эффективность обеспечивала многослойная структура батареи, которая могла по максимуму использовать весь солнечный спектр, а не только видимый свет. Кремний, арсенид галлия, фосфиды индия и алюминия — все это позволяло преобразовывать в электричество не только видимый свет, но и УФ,- и ИК-излучение. Поэтому солнечные батареи для космоса были столь же уникальными, сколь и дорогими, хотя за ценой никто не стоял — это ведь была приоритетная государственная космическая программа. Так что индустрия солнечной энергетики в каком-то виде существовала, для специальных нужд, но она была, скажем так, бутиковая.

РОСНАНО удалось запустить механизм по серийному созданию солнечных электростанций (СЭС) в стране, которые производят электроэнергию для россиян. У нас есть компания «Хевел» — совместное предприятие с компанией «Ренова»: у РОСНАНО 49%, у «Реновы» 51%. Мы построили завод в Новочебоксарске, который начал производить солнечные модули. Но жизнь оказалась сложнее — быстро выяснилось, что просто модули никому не нужны. Потребителю нужен лишь электрический ток, чтобы подключиться к розетке. Поэтому нам пришлось вложиться в инжиниринговую компанию, которая из этих модулей строит электростанции. А это не только солнечные батареи, производящие постоянный ток, но еще и инверторы, преобразующие постоянный ток в переменный — именно такой мы можем давать в сеть, — автоматика и система управления ею. Получается готовая электростанция, которая уже интересна потребителю.

В 2015 году мы построили солнечные электростанции суммарной мощностью 30 мегаватт, еще 70 МВт добавили в 2016-м. Наши станции пока строятся в трех регионах. Во-первых, это Республика Алтай, где во многих горных районах нет линий электропередач и централизованного электричества. Прежде сюда машинами возили солярку и производили электричество с помощью дизель-генераторов. Второй регион — Оренбургская область, где вполне достаточно солнца (сравнимо с Южной Европой), и третий — Башкирия. Казалось бы, Башкирия находится в Европейской части РФ — какие проблемы с электричеством? Но, оказывается, и в Башкирии есть энергодефицитные регионы. Поэтому мы строим СЭС в первую очередь в таких регионах и потихоньку расширяем географию. В этом году намерены укрупнить некоторые уже построенные станции, скажем, с 5 до 15 МВт.

Солнечная энергетика в России пока работает в льготных условиях — благодаря государственной программе стимулирования возобновляемых источников энергии, которая была создана в том числе и при нашем участии. В результате инвесторы смогли вложиться в солнечные электростанции и рассчитывают вернуть свои инвестиции в разумный срок и с приемлемой доходностью.

Такая же система стимулирования у нас в стране разработана для ветроэнергетики, и мы сейчас активно включаемся в это направление. Первая ветровая электростанция на 35 МВт будет построена финской компанией «Фортум» в Ульяновской области уже в этом году. Но вообще, мы хотим с этой компанией организовать совместный фонд, который будет не только строить ветроэлектростанции, но и налаживать производство необходимых для них элементов в России. Ведь программа стимулирования устроена таким образом, что в нее попадают только те электростанции, которые в основном сделаны на территории России. Для солнечных электростанций порог локализации — 70%. То есть вы не можете ввозить китайские модули, строить здесь электростанции и получать субсидию — в этом случае мы субсидировали бы чужую промышленность. Для ветровых электростанций этот порог — 65%. Конечно, что-то пока придется импортировать, но мы планируем, например, изготавливать средние по размеру лопасти (до 60 метров) в Ульяновске.

Госпрограмма стимулирования альтернативной энергетики работает до 2024 года. Будем надеяться, что к тому времени появятся и опыт, и много электростанций и себестоимость производства их компонентов заметно снизится.

Согласна, это впечатляющий результат. Но успех надо развивать. Есть ли какие-то новые идеи в области энергетики?

Мы хотим вместе с «Ростехом» заняться производством «зеленой» электроэнергии — из мусора, из органики природного происхождения. Ее переработка не дает дополнительного выброса углекислого газа в атмосферу — что растения забрали из воздуха для своего роста, то мы и отдали. Баланс по СО2 нулевой. Мы планируем построить четыре таких завода в Московской области и один в Казани, пока. Это будет пятилетняя программа, поскольку требуется время, чтобы все построить и запустить.

А есть ли удача такого же рода в области медицины?

Мы развиваем ядерную медицину, в основном для диагностики, но также и для терапии. У нас есть совместная компания вместе с частными инвесторами «ПЭТ-Технолоджи», которая создает позитронно-эмиссионные центры (ПЭТ-центры) в России и производит радиофармпрепараты. Мы построили уже восемь таких центров в регионах — в Липецке, Курске, Белгороде, Уфе, Екатеринбурге, Орле, Тамбове и Москве, еще несколько создаются и строятся. Позитронно-эмиссионную томографию используют для ранней диагностики онкологических заболеваний, в кардиологии и неврологии. В одном приборе совмещаются функции ПЭТ и КТ (компьютерной томографии), поэтому мы получаем трехмерную картину функциональных изменений в тканях, которая накладывается на пространственное изображение внутренних органов с высоким разрешением.

Суть диагностики в том, что быстрорастущие раковые клетки потребляют много глюкозы. Если пациенту вводить в кровь вещество с радиоактивной меткой — фтордезоксиглюкозу с О18, то она будет концентрироваться в клетках злокачественной опухоли и мы увидим ее в нашем аппарате. Эти радиометки для диагностики мы производим в Ельце и Уфе. Сами томографы пока импортные. Но надеемся, что «Росатом», который всегда выражал заинтересованность, начнет делать эти аппараты.

Вообще, Россия — самый большой в мире экспортер изотопов. На Западе наши изотопы расфасовывают в ампулы и продают нам же как препараты, но уже по другим ценам. Мы решили это положение исправить и создали в Дубне производство микроисточников полного цикла по немецкой технологии, которое производит «пистолеты» и «пульки» для лечения аденомы простаты. В крошечных пульках находится радиоактивный изотоп иода. Пульки выстреливают точно в опухоль в простате, и радиоактивный препарат начинает уничтожать вокруг себя злокачественные клетки. Метод гораздо более щадящий, нежели хирургическое вмешательство. Отработавшие пульки, правда, остаются в простате на всю жизнь, но они не мешают — они маленькие, пациент их не чувствует. Хотя, возможно, в аэропорту такой пациент может и «звенеть». Наша страна и так производила изотопы, а мы просто упаковали их в правильный инструмент, на который есть спрос в стране.

А что касается обычных лекарств — здесь РОСНАНО участвует?

История с фармой у нас в стране тяжелая. В Советском Союзе была негласно принята такая концепция: новые лекарства — дело дорогое и непонятное, а население надо лечить массово, не только богатых. Поэтому будем ждать 20 лет, когда истечет срок патентной защиты, затем наши умелые химики раскроют формулу, синтезируют действующее вещество, и будем производить. Вот такой прагматичный подход. Кроме того, мы входили в состав Совета экономической взаимопомощи (СЭВ), где было разделение труда — высокая фарма была отдана Венгрии, Югославии, и все современные лекарства мы как правило импортировали оттуда. А все недорогие, проверенные временем массовые препараты — аспирин, анальгин, пирамидон, антибиотики и другие — производила советская фармацевтическая промышленность. Рынок был закрытый, государство требовало дешевых лекарств для населения, вот и производили. А когда рынки открылись, то оказалось, что значительная часть наших фармацевтических заводов устарела. И продукты устарели. Поэтому сегодня важно строить в России современные заводы, что и предусматривает государственная программа «Фарма-2020», так ее коротко называют.

Мы построили два фармацевтических завода с высокотехнологическим производством полного цикла по стандартам GMP (Good Manufacturing Practice — системе норм и правил фармпроизводства, принятой в развитых странах и гарантирующей качество продукции). Один из самых успешных у нас — «Нанолек» в Кировской области, который делает лекарства на импортных субстанциях, в том числе биопрепараты, и инновационные вакцины в сотрудничестве с зарубежными фармацевтическими компаниями, в ближайшие год-два планируется полная локализация производства вакцин, включая собственную вакцину против гриппа. У этого завода большие мощности, которые пока до конца не загружены. Здесь можно выпускать лекарственные препараты по контрактам — приходите со своим лекарством, и будем производить, если, разумеется, есть все необходимые разрешительные документы. Еще один завод — в Обнинске (Калужская область). Он выпускает собственные препараты и диагностические тест-системы.

Другая наша портфельная компания «НовоМедика» заключила генеральное соглашение с одним из лидеров мировой фармацевтики, — компанией Pfizer. Мы начинаем совместное строительство крупного предприятия в Калужской области, на котором будем производить несколько десятков препаратов самой компании Pfizer и новые отечественные препараты, разработанные в исследовательском подразделении нашей портфельной компании. Пять уже практически готовы к производству, и, видимо, вскоре они будут запущены.

Мы вкладываем деньги и в разработку новых лекарственных препаратов, хотя быстрого результата здесь ждать не приходится — путь от найденной мишени, скажем, фермента, и подобранного ингибитора до лекарства занимает не менее десяти лет, такова мировая практика. У нас довольно много медицинских проектов, но они в большинстве своем находятся как раз на стадии разработки или оформления разрешительной документации. Часто мы вкладываем деньги в разработку технологии, а потом технологию продаем кому-то из большой фармы.

Например, долю нашей дочерней компании «РоснаноМедИнвест» в капитале компании Tobira Therapeutics (разрабатывает препараты для лечения заболеваний печени, воспалительных заболеваний, фиброза и ВИЧ-инфекции) выкупила одна из крупнейших мировых фармацевтических компаний Allergan.

Мир устроен так, что удачи не живут без неудач, и одно часто бывает следствием другого. Что бы вы отнесли к самым большим неудачам РОСНАНО за эти десять лет?

Действительно, неудачи связаны с нашими успехами. В начале нашего первого инвестиционного цикла мы довольно сильно вложились в солнечную энергетику. В соответствии с тенденциями того времени мы сделали ставку как на поликристаллический, так и аморфный кремний, или метод тонких пленок. Элементы на основе поликристаллического кремния дороже, но их КПД выше. Аморфный кремний дешевле, его просто наносишь на стекло тонкой пленочкой — и вот тебе фотоэлемент. Однако КПД у него ниже. С модулями на аморфном кремнии, который мы производим на заводе в Новочебоксарске, все нормально, а вот проект «Усолье-Сибирский Силикон» по производству поликремния лопнул. Когда мы его начинали, килограмм поликристаллического кремния солнечного качества стоил $400. Пока мы строили и налаживали производство, стоимость поликремния благодаря Китайской Народной Республике на мировом рынке упала в 20 раз, до $20. Завод наш оказался неконкурентоспособным. Это одна из самых больших неудач РОСНАНО.

Но из удач и неудач мы делаем выводы. Мы понимаем, что КПД наших фотоэлементов, которые мы производим на «Хевеле» в Новочебоксарске, недостаточно высокий. С помощью нашего Научно-технического центра, который находится в Физико-техническом институте имени А. Ф. Иоффе РАН в Санкт-Петербурге, мы разработали тандемную технологию для фотовольтаики, которая включает в себя и поликристаллический кремний, и аморфный кремний, в результате КПД стал больше 20%. И сейчас мы интенсивно реконструируем наш завод под новую технологию. Вообще, тонкопленочная технология производства солнечных модулей методом напыления нанослоев позволяет многократно сократить использование кремния, а солнечные модули, производимые в Новочебоксарске, способны вырабатывать электричество даже в пасмурную погоду.

На этом рынке конкуренция очень большая, требуется постоянно улучшать производство, повышать КПД, потому что стоимость киловатта солнечной энергетики падает с каждым годом. Как говорила Алисе в Зазеркалье шахматная Королева, для того чтобы удержаться на месте, нужно бежать. Вот и бежим.

В конце марта будет завершен монтаж нового оборудования, и в этом году, после отладки, завод даст рынку более совершенные модули, на которые есть хороший спрос. Наша компания, например, участвует в тендерах по строительству СЭС в Южной Африке.

Мы многому научились за эти годы и продолжаем учиться. Потребитель хочет платить за электрический ток или газ и больше ни о чем не думать. Главное — чтобы они были. Это совершенно другая бизнес-модель. Поэтому мы сейчас движемся еще в одном направлении — делаем комбинированные электростанции, которые состоят из фотовольтаического модуля, дизель-генератора и системы аккумуляторов. Когда солнце светит хорошо, работают солнечные элементы, а аккумуляторы запасают энергию. Когда перестает светить — используется энергия аккумуляторов, а когда солнца долго нет — в ход идет дизель. Для российского климата это очень хороший вариант. Сейчас мы построили и запустили в Забайкальском крае такую комбинированную электростанцию — 120 киловатт дает солнце, 200 кВт — дизель и 300 кВт — система аккумуляторов. Их делает еще один наш завод, «Лиотех», в Новосибирске.

Не тот ли это «Лиотех», который едва не обанкротился в 2014 году?

Да, тот самый. Мы построили крупнейший в Европе завод по производству литий-ионных аккумуляторов, но, к сожалению, оказалось, что просто аккумуляторы никому не нужны. Потребителю нужна система аккумулирования энергии, которая включала бы помимо аккумулятора еще инвертор для преобразования постоянного тока в переменный и систему управления этими аккумуляторами. И чтобы работала автоматика, желательно, — без операторов, без обслуживания. Человеческий труд дорог.

Поэтому пришлось перезапустить этот проект. Промахнулись с рынком, с экспортом в условиях санкций у завода тоже не очень получается. Но потихоньку портфель заказов складывается. Компания «Лиотех-Инновации» начала взаимодействовать с крупнейшим в России заводом по производству троллейбусов «Тролза» в Энгельсе в Саратовской области. Они производят троллейбусы с автономным ходом. Впервые такой троллейбус сделали в Новосибирске — что называется, нужда заставила. В этом городе два троллейбусных кольца, которые не связаны друг с другом. Горожане ехали по одному кольцу, затем пересаживались на автобус, добирались до второго кольца и опять пересаживались на троллейбус. Тогда-то и решили, что нужен троллейбус с автономным ходом. Пока он едет, используя усики, аккумуляторы заряжаются. На участке, где нет проводов, он усики складывает и едет своим ходом, как электроавтобус.

Интересно, что на такие троллейбусы с автономным ходом есть спрос, например — в Аргентине. В больших городах троллейбусные парки занимают много земли. Парки можно вынести в пригород, но тащить туда линию электропередачи накладно. Здесь и выручат троллейбусы с автономным ходом на наших аккумуляторах. Еще одно их приложение — автопогрузчики на разного рода складах. Они должны быть абсолютно автономными для маневренности и не выделять никаких выхлопных газов. Или вот пример: мусоровоз. Вы знаете, сколько он тратит бензина на 100 километров? Сто литров! Потому что останавливается через каждые 100 метров, пока грузит мусор, а двигатель работает. С точки зрения экологии это просто ужасно. Поставьте аккумуляторную батарею — и проблема решена. Так что ниши на рынке есть, просто их надо искать. Мы начали перезапуск проекта и производства в 2014–2015 годах. Надеемся, что теперь он будет успешным.

Нанотехнологии — это инструмент, который может быть приложим едва ли ни в любой отрасли промышленности, даже в самой традиционной. Какой пример здесь вы считаете наиболее показательным?

Россия — чемпион мира по строительству трубопроводов. Так сложилось — страна большая, много нефти и газа, основной транспорт — трубопроводный. В 1970 году между Советским Союзом и ФРГ был заключен эпохальный контракт «Газ — трубы», который предусматривал, что в обмен на газ ФРГ поставляет нам трубы большого диаметра, которые мы не умели делать, как это ни поразительно. Кстати, благодаря этому контракту произошла разрядка международной напряженности и были построены газопроводы Оренбург — Западная граница, Уренгой — Помары — Ужгород и Ямбург — Западная граница. Полагаю, что этот контракт подтолкнул и наших металлургов, которые активно взялись за решение проблемы в 70-х годах, когда начали появляться первые отечественные трубопрокатные станы.

Сегодня наши металлурги и трубники умеют делать трубы любого разумного диаметра (как правило, не более двух с половиной метров). Более того, они научились упрочнять сталь методом термомеханической обработки — нагрев-давление-нагрев-давление… В результате в матрице металла меняется размер зерна. Оптимальный размер для металла с высокой прочностью — несколько сот нанометров. Трубы получаются тоньше, легче, но столь же прочные. А вес трубы и ее прочность — это очень существенно. Мы вложились и сюда, в такую консервативную и традиционную область индустрии.

Но к трубам требуется много разных других вещей — антикоррозионное покрытие, например. Если покроем просто полиэтиленом, то труба будет ржаветь, потому что полиэтилен пропускает кислород и воду. Кислород и чуть-чуть воды — все, что надо для коррозии. Поэтому сегодня трубы покрывают более сложным композиционным материалом, изготовленным с применением нанотехнологий. В толщу полимера вводят нанопластинки глины. Гидрофильная глина просто так не смешивается с гидрофобными полимерами, поэтому ее поверхность специальным образом модифицируют четвертичными аммониевыми основаниями и делают гидрофобные стопки пластинок глины внутри матрицы полимера. Когда пластинок глины в толще полимера много, кислород вместо прямого пути преодолевает очень сложный. Через глину он проникнуть не может, поэтому обходит ее, а там следующая пластинка. Таким образом скорость диффузии кислорода замедляется в десятки раз. С идеей производства наноглины из монтмориллонита к нам пришел предприниматель Сергей Штепа, а теперь он директор нашей портфельной компании «Метаклэй».

Полимеры с наноглиной — вещь интересная. Они огнестойки, и потому их можно использовать для оплетки кабелей. Из них сегодня делают упаковку для разных жидких пищевых продуктов, майонеза и кетчупа например. В результате срок их хранения резко увеличился, потому что диффузия кислорода через такую упаковку затруднена. У компании «Метаклэй» не все сразу получилось. Сергей Штепа сначала хотел делать наноглину, но просто полупродукт никто особо покупать не хотел. После длительного периода балансирования на грани банкротства компания все-таки разработала технологию для «Газпрома» — антикоррозионное покрытие для труб. Прошли сертификацию, договорились со всеми трубниками. В прошлом году более 50% антикоррозионной обработки труб делали из отечественного материала. А сейчас, наверное, еще больше. Всего лишь однослойное покрытие трубы нанокомпозиционным полимером с наноглиной защищает ее от коррозии на 80 лет. В результате структуры «Газпрома» захотели купить у нас эту компанию и выкупили нашу долю с определенной доходностью для нас. Так что теперь этот действующий завод в городе Карачев Брянской области, производящий полимерные нанокомпозиционные материалы нового поколения для упаковочной, кабельной, строительной, энергетической, нефтегазовой и автомобильной отраслей, принадлежит «Газпрому».

Этот пример показывает, что нанотехнологии — это прежде всего вещества в наноформе. Когда мы добавляем их в материал, то меняем его свойства. Велик ли сегодня перечень таких наноматериалов и где их используют?

Истинных наноматериалов не так много. Углеродные нанотрубки, графен, фуллерены, диоксид кремния, наноалмазы — добавляете в покрытие и увеличиваете его износостойкость. Еще — диоксид титана. Это не только белая краска, но и все кремы, защищающие от солнца, — в них сидит диоксид титана в наноформе. Конечно — сажа, которая содержит фракции до 100 нм. Сажа используется миллионами тонн для производства шин, это самый дешевый в мире краситель черного цвета. Если нужно покрасить пластмассу в черный, просто добавьте сажу, и все будет отлично. Это один из старейших наноматериалов. Так что истинных наноматериалов мало, а вот нанокомпозитных материалов уже много, все и не перечислить.

Делаем ли мы эти истинные наноматериалы? Да. Один из ярких примеров — наша компания OCSiAl («Оксиал»), производящая одностенные углеродные нанотрубки. Она выросла из стартапа в Новосибирске. Вот ради таких историй мы и создали четырнадцать наноцентров в разных городах России — фабрики по производству стартапов. Изобретатель, ученый может получить в центре услуги, которые ему требуются, чтобы завести свое дело. Патентные поверенные посоветуют, что и как лучше патентовать — а может, лучше хранить свое изобретение в виде ноу-хау. В центрах есть мастерские с хорошими станками, где можно изготовить прототип, что-то вырезать, сварить, выточить, добавить… Вокруг наших наноцентров образовалось более 400 стартапов. Конечно, это, образно говоря, — жертвенное поле: до 90% из них погибнет или не выйдет из категории малых предприятий. Одно дело изобрести что-то, а другое — создать продукт и выйти с ним на рынок. OCSiAl — один из немногих счастливчиков, который состоялся. Многостенные нанотрубки могут получать многие, а вот одностенные — редко кто, в основном в лабораториях. Еще недавно их килограмм, произведенный в лабораторных условиях, стоил $100 000. И понятно, что использовали их только в научных исследованиях, где требуются маленькие количества.

OCSiAl сумел сделать промышленную технологию и успешно запустил пилотную установку, производящую 5 тонн нанотрубок в год. Сейчас компания строит установку на 50 тонн. Кто покупает? Например — аккумуляторщики, чтобы увеличить срок жизни аккумуляторов. Литиевые аккумуляторы хороши, но пережить цикл «зарядка-разрядка» они смогут не более тысячи раз. После этого происходит деградация материала, он теряет емкость, в материале возникают трещины, и прочее. Свинцовый аккумулятор выдерживает 400 циклов, и через три года аккумулятор в автомобиле надо менять. Трубки увеличивают срок жизни аккумулятора на 10—20%. Для аккумулятора даже 5% — это много.

Углеродные нанотрубки — это наноаддитив, его можно добавлять куда угодно, в самые разные матриксные материалы, в полимеры, в керамику, даже в металлы. Вот пример: покраска автомобиля. Корпус и дверцы металлические, электростатические краски быстро и плотно ложатся на металл. Но если вы переходите на полимерный композитный материал, то электростатическое окрашивание уже не работает, потому что пластик — диэлектрик. Однако на автомобильных заводах технология автоматической покраски давно отлажена, перестраивать ее — это большие деньги и время. Гораздо проще сделать полимер токопроводящим, а для этого в него надо добавить углеродные нанотрубки. И тогда электростатическая краска будет ложиться так же легко и прилипать так же прочно, как на металл.

Конечно, все это просто на словах. На деле же каждая такая история, каждый нанокомпозитный материал требует отдельной опытно-конструкторской работы. Это ведь не соль в воду насыпать, и она растворится сама собой, в крайнем случае, можно нагреть. С наноаддитивами есть проблема их гомогенного распределения в матрице материала, чтобы не было их скоплений, потому что это потенциальные очаги деформации, деградации материала и так далее. Вот такая имманентная особенность нанотехнологий, ничего не поделаешь.

У РОСНАНО поменялась ориентация с внешнего рынка на внутренний?

РОСНАНО — глобальная инестиционная компания. Россия целиком — это маленькая, но открытая экономика. Каждое слово здесь ключевое. Маленькая, потому что весь наш внутренний валовый продукт (ВВП) составляет около 80 триллионов рублей, то есть чуть больше $1 трлн. В Америке — 17, в Китае — 16, в Объединенной Европе — 20. Россия обеспечивает 1,7% валового мирового продукта, а СССР имел почти 20%. Открытая, потому что сегодня мы конкурируем с международными компаниями, конкурируем, где можем. Поэтому мы не производим телевизоры. Машины производим, но по импортным технологиям. Даже на внутреннем рынке мы конкурируем с западными и глобальными компаниями. Сейчас запретили ввоз из Европы мяса, фруктов, прочего. Чуть-чуть дали нашим производителям передышку, но при этом качество сыра у нас стало куда хуже. Конкуренция нужна. Нужно развивать экономику и конкурировать там, где мы можем. А закрываться от мира — это есть сыр плохого качества.

Источник: Химия и Жизнь

Россия. Весь мир > Химпром. Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > rusnano.com, 31 марта 2017 > № 2136220 Сергей Калюжный


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 30 марта 2017 > № 2122343

Михаил Котюков посетил ИРЭ РАН

Руководитель ФАНО России посетил Институт радиотехники и электроники им. В.А. Котельникова РАН.

В ходе рабочего визита глава федерального агентства встретился с коллективом института. Директор ИРЭ РАН Сергей Никитов рассказал об основных направлениях научных исследований, проводимых в организации. На встрече особое внимание было уделено вопросу развития инфраструктуры института и его филиалов.

Научный руководитель ИРЭ РАН Юрий Гуляев представил последние разработки исследователей, которые уже нашли применение в области медицины, космической промышленности, передачи информации и других секторах экономики. Юрий Гуляев подчеркнул, что большое число научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, выполненных в институте, отмечены государственными наградами, зарегистрированы в качестве изобретений и открытий.

Институт радиотехники и электроники РАН создан в 1953 году. В 1955 году была образован филиал в г. Фрязино Московской области, а затем два филиала - в Саратове и Ульяновске.

Основная задача института - фундаментальные исследования в области радиофизики, радиотехники, физической и квантовой электроники, информатики, также в ИРЭ РАН ведутся прикладные исследования в области развития высоких технологий и создания новых научных приборов.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 30 марта 2017 > № 2122343


Россия. Арктика > Образование, наука > ras.ru, 30 марта 2017 > № 2122330

Освоение Арктики невозможно без научных исследований

Артур Чилингаров: « Без научных исследований изучение и освоение Арктики невозможно"

В ходе заседания "Арктика - территория научного сотрудничества" известный полярник также отметил важность того, что форум вышел на государственный уровень

АРХАНГЕЛЬСК, 29 марта. /ТАСС/. Научные исследования играют ключевую роль в развитии Арктики. Об этом заявил на арктическом форуме в Архангельске специальный представитель президента РФ по международному сотрудничеству в Арктике и Антарктике Артур Чилингаров.

"Без науки, без научных исследований изучение и освоение Арктики невозможно", - сказал Чилингаров.

В ходе тематического заседания "Арктика - территория научного сотрудничества" известный полярник также отметил важность того, что проходящий арктический форум вышел на государственный уровень. Среди других важных событий последних лет Чилингаров назвал Международный полярный год, проведенный по инициативе России 2008 год. "Год объединил тысячи ученых из 45 стран", - сказал он.

Азия смотрит на полюс

Сейчас многие страны, в том числе южные, заинтересованы и изучении и использовании Арктики. Об этом говорили сразу несколько выступающих. В частности, об интересах Китая в этой сфере рассказал Ян Хуэйгэнь, генеральный директор китайского института полярных исследований, страна достигла важных результатов в изучении Арктики и Антарктики. "Наши ученые участвуют в работе научных станций в Канаде, Гренландии, Красноярском крае России", - отметил он.

Замороженные границы: как страны делят Арктику

В связи с этим участники заседания много говорили о необходимости международного сотрудничества в изучении и развитии Арктики. Как отметил Пол Беркман, профессор практики в области научной дипломатии университета Тафтса (США), такое сотрудничество должно вестись по разным направлениям. "Необходимо развивать международное законодательство, международные системы управления. Главный риск для Арктики на сегодня - нескоординированность усилий разных сторон", - сказал он.

При этом ученый отметил, что сейчас период исследований Арктики переходит в период инвестиций и реализации проектов, что требует еще больших усилий на обеспечение устойчивости.

Медицина в Арктике

О важности развития медицинский исследований в арктических регионах сообщил Игорь Бобровницкий, руководитель научного направления медицины окружающей среды ФГБУ "Научно-исследовательский институт экологии человека и гигиены окружающей среды им. А.Н. Сысина" Министерства здравоохранения РФ.

"Важнейшей задачей в Арктике является создание системы профилактики заболеваемости - мобильных центров мониторинга, профилактической организации, телемедицины", - сказал Бобровницкий.

Он отметил, что существующая в других регионах система здравоохранения в Арктике не всегда применима и малоэффективна. При этом создание системы профилактики требует больших усилий в научно-технической сфере, организации межведомственной координации, международного сотрудничества.

По словам эксперта, изменения климата в Арктике и антропогенный фактор оказывают большое влияние на жителей арктических регионов. Согласно представленным данным, в последние годы отмечается кратное увеличение онкологических заболеваний. Также растет число сердечно-сосудистых заболеваний, что во многом обусловлено тяжелыми условиями труда и жизни. Именно поэтому необходима система профилактики и раннего выявления заболеваний.

Форум "Арктика - территория диалога" является одной из ключевых площадок для обсуждения проблем и перспектив арктического региона. Он призван объединить усилия международного сообщества для эффективного развития Арктики.

Участники форума, который проводится с 2010 года, обсуждают повышение уровня жизни на арктических территориях, развитие транспортной системы, вопросы экологии.

Участие в IV Международном арктическом форуме "Арктика - территория диалога", который проходит в Архангельске, принимают около 1,5 тысячи человек из России и других стран. ТАСС является генеральным информационным партнером и официальным фотохост-агентством форума.

Подробнее на ТАСС: http://tass.ru/nauka/4136611

****

Россия готова к совместному освоению Арктики с иностранными партнерами

Проекты могут быть реализованы в разных сферах - "от освоения природных ресурсов и развития глобальных транспортных коридоров до науки и экологии", рассказал президент РФ Владимир Путин

/ТАСС/. Россия готова к совместному освоению Арктики с иностранными партнерами в различных сферах. Об этом заявил президент России Владимир Путин на совещании по вопросам развития Арктики.

"Мы открыты для широкого партнерства с другими государствами для реализации крупномасштабных взаимовыгодных проектов - от освоения природных ресурсов и развития глобальных транспортных коридоров до науки и экологии" - сказал Путин.

В совещании также приняли участие глава правительства Дмитрий Медведев, глава Минприроды Сергей Донской, министр обороны Сергей Шойгу и спецпредставитель президента по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов.

Совместные проекты

Глава государства отметил, что Россия уже осуществляет в Арктике совместные проекты с иностранными компаниями. В частности, в связи с этим он назвал такие проекты как "Ямал- СПГ", "Сахалин-1" и "Сахалин-2". Также президент обратил внимание, что российская сторона совместно с иностранными партнерами ведет геофизические исследования в Баренцевом море.

"В конце 2014 года "Роснефть" и "Эксонмобил" обнаружили крупнейшее месторождение в Арктике, которое назвали "Победа", - добавил президент.

Путин отметил, что прогнозные ресурсы углеводородов именно в российских морях оцениваются более чем в 100 млрд тонн в нефтяном эквиваленте, а только в недрах Баренцева моря содержатся 2,8 трлн кубометров газа.

Крупнейший сырьевой резерв

В целом, говоря о природных богатствах Арктики президент подчеркнул, что она является крупнейшим сырьевым резервом РФ.

"В этом регионе сосредоточены основные запасы ряда важнейших полезных ископаемых, которые являются определяющими для развития экономики РФ. Так, разведанные запасы газа промышленных категорий арктической зоны составляют 80% общероссийских. В этом районе сосредоточены 90% извлекаемых ресурсов углеводородов всего континентального шельфа, в том числе 70% - на шельфах Баренцева и Карского морей", - заявил Путин.

По его словам, прогнозируется наличие углеводородов и в глубоководной части Северного Ледовитого океана в количестве около 15-20 млрд тонн условного топлива.

Подробнее на ТАСС:

http://tass.ru/v-strane/4137535

****

Ученый раскритиковал Минэнерго на арктическом форуме: "С геологоразведкой в России дела обстоят не очень благополучно"

После распада Советского Союза геологоразведке в России уделяется в разы меньше внимания, заявил на форуме "Арктика – территория диалога" заместитель директора по научной работе "Института проблем нефти и газа Российской академии наук" Василий Богоявленский. По мнению ученого, в стране неблагополучная ситуация с воспроизводством минерально-сырьевой базы, передает корреспондент Накануне.RU.

Богоявленский выступил на дискуссии "Арктика - территория современной энергетики", с участием глав нефтегазовых компаний и министра энергетики Александра Новака. Он подверг критике оптимистичные отчеты министерства о том, что прирост запасов опережает добычу.

"Если внести сюда понятие рентабельности, то мы увидим, что больше половины приращиваемых запасов нерентабельны. При нынешних ценах они не имеют смысла. Кроме того прирост 20% запасов происходит за счет открытия новых месторождений, остальное – доразведка старых месторождений", - сказал он.

Ученый констатировал, что с геологоразведкой и с воспроизводством минерально-сырьевой базы в области нефтегаза в современной России дела обстоят не очень благополучно. Александр Новак согласился, что на геологоразведочные работы Россия тратит меньше средств, чем СССР. Однако, по его словам, это рыночная ситуация: при плановой экономике шло централизованное финансирование из бюджета, сейчас работы проводят компании по мере возможности. "Тем не менее статистика показывает, что прирост запасов опережает добычу, запасов достаточно на 30 лет", - сказал министр. - See more at: http://www.nakanune.ru/news/2017/03/29/22465246#sthash.ycShfbhz.dpuf

Россия. Арктика > Образование, наука > ras.ru, 30 марта 2017 > № 2122330


Китай > Образование, наука > russian.china.org.cn, 30 марта 2017 > № 2121704

Академия наук Китая построит в уезде Мото Тибетского автономного района /Юго-Западный Китай/ наблюдательную и научно-исследовательскую станцию ландшафтов Земли и земной системы.

Как сказал в четверг замдиректора Института по изучению Цинхай-Тибетского нагорья при Академии наук Китая Чжу Липин, уезд Мото уникален даже для экосистемы Цинхай-Тибетского нагорья. На его территории перепад высот составляет более 6 тыс. метров, здесь наблюдаются многие виды вертикальной поясности и сохраняется богатое биологическое разнообразие.

Исследовательская станция в уезде Мото будет заниматься наблюдением за растительным покровом, ледниками, озерами и атмосферным воздухом, а также обследовать биоресурсы.

По сообщению, станция расположится в деревне Дэсин уезда Мото, ее строительство начнется в октябре этого года.

К настоящему времени Академия наук Китая уже построила постоянные наблюдательные и научно-исследовательские станции у берега озера Намцо, на северном склоне Джомолунгмы, в поселке Лулан округа Линьчжи, уезде Житу и других местах Тибета.

Китай > Образование, наука > russian.china.org.cn, 30 марта 2017 > № 2121704


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > ras.ru, 29 марта 2017 > № 2120718

Пресс-релиз ИСП РАН разработал детектор ошибок в программном коде

Новое программное обеспечение, разработанное специалистами Института системного программирования РАН, в марте 2017 г. включено в единый реестр отечественного ПО. SharpChecker – платформа статического анализа программ на языке C#. Она создана для поиска ошибок в программном коде и обладает высокой эффективностью по сравнению с существующими аналогами.

«Человеку свойственно ошибаться, - отмечает директор ИСП РАН Арутюн Аветисян, - а программный код пишут живые люди. Чаще всего это высококлассные специалисты, но и они могут допускать ошибки. SharpChecker – то средство, которое может отчасти компенсировать это свойство человеческой природы. Наш инструмент содержит как анализатор кода, так и готовые компоненты для внедрения в производственный цикл разработки ПО. Это позволяет использовать технологию и программистам для исправления ошибок в разрабатываемом проекте, и их руководителям как ещё одну динамическую метрику, хорошо характеризующую качество продукта».

Фундаментальные исследования по технологиям статического анализа ведутся в ИСП РАН с 2002 г. За полтора десятилетия в этом направлении достигнуты успехи, в частности, разработан анализатор Svace. Этот инструмент позволяет находить ошибки и потенциальные уязвимости в исходном коде программ на языках Си/Си++. Среди его особенностей: простота использования, широкий набор поддерживаемых типов предупреждений, масштабируемость до программ в миллионы строк кода и приемлемое качество анализа - 30-80% истинных предупреждений. Этот продукт активно используется корпорацией Samsung как основное средство статического анализа - для поиска ошибок в исходном коде операционных систем Android, собственных приложений Samsung и операционной системы Tizen.

SharpChecker стал следующим шагом в этом направлении. Разработанная ИСП РАН платформа сегодня более чем конкурентоспособна среди аналогов, представленных на мировом рынке – Coverity от американской компании Synopsys, Klocwork, выпущенный американской же Rogue Wave, Fortify от Hewlett Packard, израильской Checkmarx. В 2015 г. SharpChecker был внедрен в компании Samsung как часть инструмента Svace. Впрочем, этот статический анализатор может использоваться и самостоятельно. Его включение в единый реестр российских программ позволит обратить на него внимание отечественных государственных структур и госкомпаний, закупающих ПО или занимающихся разработкой программных продуктов.

«Сегодня применение инструментов анализа кода обязательно при разработке безопасного программного обеспечения, - говорит Валерий Игнатьев, старший научный сотрудник ИСП РАН. - Софт, состоящий из миллионов строк кода, практически невозможно проверить вручную на наличие ошибок – утечек ресурсов и памяти, разыменований null, неправильного использования атрибутов, ошибок, связанных с параллелизмом исполнения и пр. Поэтому инструмент, способный анализировать подобные объёмы информации, не просто полезен, но необходим. Повышение качества и безопасности кода с каждым годом становится все более важной задачей. Разумеется, SharpChecker – не панацея против погрешностей в коде, он не заменяет, а дополняет другие методы тестирования ПО и поиска ошибок, но он позволяет исправлять ошибки на самых ранних стадиях, существенно снижая общую стоимость разработки, и делает это эффективно».

За дополнительной информацией просьба обращаться:

Новомлинская Анна, +7-916-735-33-66, press@dz.ru.

Справка

Институт системного программирования Российской академии наук (ИСП РАН) – научно-исследовательская организация, специализирующаяся в области системного программирования. Институт разрабатывает технологии мирового уровня в таких областях, как операционные системы, компиляторные технологии, параллельные и распределенные вычисления, технологии верификации и тестирования программного обеспечения, анализ и обработка больших объемов данных, семантический поиск и др. Среди долговременных отечественных партнеров Института – ГосНИИАС, Вымпелком, Квант, Орион, среди зарубежных – Samsung, Huawei, DellEMC, HPE, Intel, Nvidia, RogueWave, LinuxFoundation. Со многими из них созданы совместные лаборатории.

Одна из главных задач ИСП РАН – подготовка кадров высшей квалификации в сфере ИТ. На базе Института функционируют собственная аспирантура и кафедры в МГУ, МФТИ и ВШЭ. Также ИСП РАН реализует совместные проекты с ведущими университетскими и исследовательскими центрами: Кембридж (Великобритания), Карнеги-Меллон (США), INRIA (Франция), Университет Пассау (Германия) и др.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > ras.ru, 29 марта 2017 > № 2120718


Россия > Образование, наука. Армия, полиция > fano.gov.ru, 29 марта 2017 > № 2120523

ФАНО России приняло участие во II-й военно-научной конференции «Роботизация Вооруженных Сил Российской Федерации»

23 марта 2017г. на базе выставочной площадки Минобороны России в КВЦ «Патриот» состоялась Вторая Военно-научная конференция «Роботизация вооруженных сил Российской Федерации». В конференции приняли участие представители федеральных органов исполнительной власти, государственных корпораций «Ростех» и «Росатом», научно-исследовательских организаций и вузов, руководители предприятий ОПК, а также эксперты и аналитики в области робототехники.

Целью конференции стала выработка единых межведомственных подходов к созданию и развитию робототехнических комплексов военного и специального назначения. Участники обсудили практические рекомендации по эксплуатации робототехники, перспективные разработки в данной области.

Конференция открылась пленарным заседанием, на котором с докладом выступил первый заместитель руководителя ФАНО России Алексей Медведев. Он заострил внимание на потенциале научных институтов, подведомственных федеральному агентству, при создании робототехнических комплексов.

Также в рамках военно-научной конференции прошла выставка перспективных образцов и технологий робототехники, на которой участники смогли ознакомиться с передовыми разработками предприятий оборонно-промышленного комплекса.

Организатором мероприятия выступили Главный научно-исследовательский испытательный центр робототехники Министерства обороны Российской Федерации, совместно с Главным управлением научно-исследовательской деятельности и технологического сопровождения передовых технологий Министерства Обороны России.

Россия > Образование, наука. Армия, полиция > fano.gov.ru, 29 марта 2017 > № 2120523


Россия > Образование, наука > inosmi.ru, 29 марта 2017 > № 2120464

Вечная революция российской науки

Давид Ларуссри (David Larousserie), Le Monde, Франция

В потемках московской ночи тусклый свет лишь добавляет таинственности удивительному комплексу. О расположенных наверху двух двадцатиэтажных башен конструкциях ходят самые безумные теории. Аллюзия на космические путешествия? Новый тип аккумулятора? Реверанс в сторону сверхпроводимости? Непонятное и бесполезное нечто?

Здание президиума престижной Российской академии наук отражает в некоторых случаях противоречивую сущность национальной науки. Смесь традиций и современности. Сомнения по поводу модели развития. Сложности с восстановлением (башни были заняты только через 25 лет). И символ резкого поворота: в 2013 году неожиданная и раскритикованная многими реформа РАН перевернула с ног на голову насчитывающую почти три столетия историю основанной в 1725 году организации.

Иначе говоря, это идеальное место, чтобы начать формировать представление о состоянии науки в России, как решили (быть может, непроизвольно) авторы идеи пресс-тура, который был организован одним из главных московских вузов, Московским физико-техническим институтом, известным также как Физтех. «Государство делает ставку на науку, и плоды начинают созревать», — утверждает наверху одной из башен Сергей Матвеев, представитель Министерства науки. В рамках принятого в декабре 2016 года закона была утверждена научная стратегия: «независимость», «наука как фактор развития», «конкурентоспособность»… При этом никто не отрицает слабые стороны страны. Так, хотя Россия занимает четвертое место в мире по числу ученых (450 тысяч по данным ОЭСР и 720 тысяч по данным ЮНЕСКО), уступая лишь США, Японии и Китаю, на ее счету всего 1,6% научных публикаций против 3,5% у Франции и 21,4% у США (в 2013 году).

Ее расходы на научные исследования растут не быстро и составляют в настоящий момент немногим больше 1% ВВП против 2,2% во Франции. Что, тем не менее, не отменяет ее бесспорных достижений вроде недавнего открытия носящих связанные с ней названия сверхтяжелых элементов (московий и оганесон), участия в космической программе Exomars, успеха системы геопозиционирования ГЛОНАСС и поисковой системы «Яндекс».

«Мы поставили рекорд с самым большим в мире космическим телескопом: диаметр запущенного в 2011 году «Радиоастрона» составляет 10 метров», — говорит физик Юрий Ковалев, член сформированного в 2013 году Совета по науке при Министерстве образования и науки. Как бы то ни было, разрыв между Россией и другими развитыми странами грозит будущему страны, весомо отмечается в тексте закона.

На деле отставание России и стремление наверстать его видны невооруженным глазом. Темные коридоры Института биоорганической химии имени Шемякина и Овчинникова освещаются обычными лампочками. Словно время тут остановилось в 1970-х годах. В то же время в этом строении, которое напоминает при взгляде сверху двойную спираль ДНК, расположен крупнейший в России центр ядерного магнитного резонанса с тремя новейшими установками (они позволяют изучить молекулярную структуру синтезированных химиками веществ).

Здесь также производится 12 из 500 кг инсулина, которые ежегодно потребляются в стране. Именно тут была создана программа Oncofinder, которая помогает онкологам подобрать наиболее подходящий для пациента препарат и сейчас начинает находить применение в Канаде. В лаборатории также имеется широчайшая в мире база данных змеиных и паучьих ядов, из которых извлекают представляющие интерес для медицины соединения.

В то же время эти успехи не отменяют слабых позиций страны в сфере медицины и биологии. Число статей по математике практически равно количеству публикаций по биохимии и молекулярной биологии. На медицину и биологию приходится менее 10% всех научных инвестиций против как минимум трети в большинстве государств.

Директор Института биоорганической химии Вадим Иванов не жалуется на финансы, хотя средств явно не хватает на поездки, что ограничивает доступ к международным конференциям и перспективы сотрудничества. Как бы то ни было, он в штыки воспринял реформу 2013 года. До нее РАН напоминала, скорее, французский Национальный центр научных исследований, чем собственно Французскую академию. У нее были свои НИИ (порядка 500), множество зданий, земля (260 тысяч га)… Она сама распоряжалась бюджетом. «Государство в государстве», — подводит итог Даниил Александров из Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге. Он указывает на растраты и злоупотребления и считает, что реформу провели слишком поздно.

Она лишила Академию всего ее имущества и передала его Федеральному агентству научных организаций, которое выделяет ученым средства в рамках политики тендеров. «Сейчас над лабораториями двойной контроль, академии и агентства. И всем им нужны отчеты, — сокрушается зампред Совета по науке Аскольд Иванчик. — Причем у них нет четко прописанных контрольных функций». «Слишком много бюрократии, — уверен Вадим Иванов, который также полагает, что реформа лишила его части влияния в академии. — Мы стали клубом экспертов, советниками».

«Реформа продвигается вперед очень медленно, и пока что ее плодов не видно», — считает Алексей Кавокин, один из российских ученых нового типа. Он уехал во Францию в 1990-х годах, стал там профессором, а затем переехал в Англию и получил «мегагрант» на создание физической лаборатории в Санкт-Петербурге. Но при этом сохранил пост в Саутгемптоне.

«Внутренняя утечка мозгов»

Последние десятилетия выдались для российских ученых особенно трудными. В 1980-х годах при Горбачеве стартовала первая волна отъездов, тогда как толчком для второй стал распад СССР в 1991 году. В результате исчезла треть всех научных сотрудников. Это не говоря уже о «внутренней утечке мозгов, то есть о физиках и инженерах, которые перешли в финансы», как отмечает Даниил Александров. Россия — одна из редких стран, где более 15 лет наблюдался застой в числе научных публикаций (пусть даже в базах данных не отмечается литература на русском языке). Средняя зарплата ученого на 20% ниже средней по стране. Запущенная в 2010 году система мегагрантов позволила вернуть обратно 200 специалистов. Но некоторые опасаются, что реформа 2013 года вновь начнет толкать людей за границу.

Работавший в Англии француз Фабрис Лосси (Fabrice Laussy) решил устроиться в Москве в одну достаточно оригинальную организацию, с которой сотрудничает и уже упоминавшийся выше Алексей Кавокин: Российский квантовый центр. Эта частная лаборатория включает в себя 185 специалистов по квантовой физике. Государство профинансировало его создание в 2012 году, а затем обеспечение его проектов взял на себя фонд Газпрома. РКЦ был сформирован в рамках другой инициативы, Сколково, самопровозглашенной «российской Кремниевой долины». В истории созданного в 2010 году по инициативе президента Медведева технополиса были взлеты и падения. Его промоутеры говорят о 1 тысяче 600 стартапах, о сумме в 1,6 миллиарда рублей, о 21 тысячи 800 рабочих мест, о партнерстве с Массачусетским технологическим институтом, с Samsung, Siemens, IBM…. Громкая кампания урезала финансирование прочих «наукоградов», особенно в регионах. Сказались на его развитии и коррупционные скандалы.

«Первые российские кубиты были получены здесь», — напоминает директор РКЦ Юрий Поздняков. Он не скрывает стремления поучаствовать в мировом состязании за квантовый компьютер, который должен осуществлять расчеты быстрее современных систем. Раньше такие исследования были уделом исключительно научных организаций, однако теперь в авантюру пустились частные игроки вроде IBM, Google и Microsoft.

В подвале же занимаются другим направлением развития квантовых технологий, системой передачи кодированных сообщений по каналу, безопасность которого обеспечивается свойствами квантовой физики. Швейцария, США и Китай уже проводили демонстрацию этого жизненно важного для обороны и банковской сферы ноу-хау.

Несмотря на красивую витрину, России характерна нехватка частных инвестиций в науку. Почти 70% финансирования предоставляются государством, что выделяет Россию на международном уровне. Возможно, страна стала жертвой нидерландского синдрома: эта экономическая концепция описывает то, как нефтегазовая рента ведет к недостатку инвестиций в будущее. Кроме того, все это можно отнести к наследию прошлого: НИИ были ориентированы главным образом на оборону, ядерную отрасль и космос, и их никто не подталкивал к тому, чтобы попытаться извлечь прибыль из результатов исследований.

Причем касается это не только Сколково. Созданная в 2012 году Российская венчурная компания выделяет на основное направление, то есть инновации, всего 10% средств, отмечает Ирина Дежина, руководитель группы по научной и промышленной политике Сколковского института науки и технологий. Остальное (неожиданно, но небесполезно) идет на образование, конференции и связи с общественностью (что свидетельствует об определенной зрелости). Фонд «Роснано» отправил в отставку 60% руководства после разгромного аудита Счетной палаты.

Если верить презентации проректора МФТИ по научной работе и стратегическому развитию Тагира Аушева, в институте наблюдается та же динамика. Россия хочет подняться в мировом рейтинге университетов, для чего была даже запущена программа «5-100» (пять вузов должны пробиться в сотню лучших к 2020 году). Тагир Аушев демонстрирует графики МФТИ, только вот старт приходится брать далеко, очень далеко. С промежутка между 600 и 400 местами, в зависимости от рейтинга. В некоторых дисциплинах (в математике и физике) дела обстоят несколько лучше. На национальном уровне Физтех находится в тройке лучших (как и МГУ).

В стремлении подняться на вершину Россия начала революцию в системе, которая традиционно была разделена на НИИ под началом Академии и университеты. Первые занимались преимущественно научной деятельностью, тогда как вторые — образованием. Теперь же вузам придется расширять свои исследовательские возможности (больше статей, больше громких имен…), чтобы подняться вверх в рейтингах. Созданная в 1992 году по такой модели Высшая школа экономики сегодня насчитывает 30 тысяч студентов и расширяет сферы интереса. Во Франции ситуация менее контрастная, однако и она последние 15 лет следует той же тенденции: объединение учреждений, формирование заметных на международном уровне вузов, множество тендеров… Последствием в обоих случаях становится сокращение средств для научных исследований (в России это касается бывших институтов Академии). Показательный для этой волны момент: в МФТИ все больше занятий проводятся на английском языке, чтобы привлечь не владеющих русским студентов из Азии.

Страсть к библиометрии

Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики (ИТМО)идет тем же путем. Получивший «мегагрант» Павел Белов начинает презентацию с графиков, которые демонстрируют увеличение числа статей от его команды. Такая страсть к критикуемой на Западе библиометрии говорит о сближении и униформизации научно-исследовательских систем.

Кроме того, выступления Павла Белова и прочих отражают другую, быть может, несколько карикатурную российскую особенность: находчивость или умение быть впереди с меньшими, чем у конкурентов, ресурсами. Так, ученый придумал систему для повышения чувствительности МРТ с помощью «простой» (разумеется, с большим умом сконструированной) решетки. Сейчас проводятся совместные испытания с английским предприятием.

Одна его коллега работает с перовскитами, которые активно применяются при создании солнечных батарей. Тем не менее она не слепо бросается в гонку, а стремится найти упущенный соперниками функционал (для хранения данных или расчетов) или же внести в вещество изменения, чтобы повысить его эффективность. «В наших традициях делать многое за небольшое время. Говорят также, что россияне считают иностранных коллег друзьями, что помогает работать продуктивнее», — полагает Даниил Александров. Фабрис Лосси же приехал ради контактов и знаменитых российских семинаров, которые не ограничены по времени, и где могут хлопнуть дверью и прервать доклад… «Очень стимулирует», — улыбается он.

В тот же день перед гостями раскрывается и другая выдающаяся российская черта: страсть и успех на научных конкурсах. Страна давно зарекомендовала себя на международных математических олимпиадах благодаря прекрасной системе подготовки. Но ИТМО также господствует в науке и робототехнике на мировом уровне. С 2004 году вуз шесть раз выигрывал Международную студенческую олимпиаду по программированию (всего Россия побеждала девять раз). «Это отлично мотивирует, — уверен заведующий кафедрой высокопроизводительных вычислений Александр Бухановский. — Кроме того, это открывает перед победителями двери университетов и предприятий».

Местный клуб робототехники добился успеха на Всемирной олимпиаде роботов. Подростки собирают роботов с помощью кубиков Lego и электронных деталей той же компании. А их старшие товарищи запускают работающие с дронами стартапы. Чтобы, наконец, взлететь?

Россия > Образование, наука > inosmi.ru, 29 марта 2017 > № 2120464


Россия. ЦФО > Образование, наука > zavtra.ru, 28 марта 2017 > № 2120435

 «По долинам и по взгорьям …»

без создания современной научно-исследовательской базы никакого "инновационного прорыва" нет и быть не может

Олег Щукин

24 марта распоряжением правительства РФ исполняющим обязанности президента Российской Академии наук назначен вице-президент РАН Валерий Козлов. В тот же день президент России подписал перечень поручений премьер-министру Дмитрию Медведеву по вопросу привлечения инвестиций для финансирования вузов и научных организаций, в котором предусмотрено создание на базе МГУ им. М.В. Ломоносова научно-технологической долины "Воробьёвы горы".

Причиной тому стал, как сообщается, демарш президента РАН Владимира Фортова, который неожиданно для "верхов" отказался выставить свою, уже вроде бы согласованную, кандидатуру на мартовских выборах — в знак личного несогласия с ситуацией вокруг отечественной фундаментальной науки. Точно так же поступили два других кандидата, Александр Макаров и Владислав Панченко. "Бунт" на академическом корабле был не то чтобы подавлен, но пресечён в зародыше — выборы перенесены на осень, а за оставшееся время с академиками, видимо, будет проводиться разъяснительно-воспитательная работа. Ну, не в первый и не в последний раз, правда же?

Относительно того, насколько оправдан подобный стиль отношений между большой политикой и большой наукой, и к чему он может в итоге привести, существуют различные мнения. Причём пример советской науки сталинской эпохи может быть использован для обоснования полярно противоположных мнений: от апологии "академической свободы" до апологии "шарашек" и репрессий. Бесспорно только одно: без создания современной научно-исследовательской базы в общенациональных масштабах никакой системной модернизации отечественной экономики, никакого "инновационного прорыва" нет и быть не может. Пока в США президент Дональд Трамп назначает своего зятя Джареда Кушнера руководителем офиса Белого дома по инновациям, шефом Илона Маска, Трэвиса Каланика и прочих гуру "постпостиндустриальной" экономики XXI века, Владимир Путин озаботился созданием к декабрю текущего года собственной "Силиконовой долины" — правда, на Воробьёвых горах: с льготами для частных инвестиций, выделением необходимой территории и имущества…

"Горные вершины спят во тьме ночной, тихие долины полны свежей мглой…", "По долинами и по взгорьям шла дивизия вперёд…" У них — просто долина, а у нас — долина в/на горах, что выше? "Роснано" и Сколково уже стали притчей во языцех, и не только научных — сможет ли обойти те же грабли Московский университет? Всё-таки "вузовская" наука традиционно имеет свои отличия и от фундаментальной, и от "отраслевой". Конечно, исключать возможности чуда вследствие активизации научно-исследовательской деятельности студентов-аспирантов нельзя, но и рассчитывать на него всерьёз не слишком приходится. Тем более что "внедренческий" потенциал отечественной промышленности, за исключением ряда традиционно сильных и критически важных для государства отраслей — таких, как нефтегаз, оборонка, атом и космос, — всё откровеннее стремится к отметке "околонуля". В результате чего прибыль от самых перспективных разработок российских учёных и конструкторов получают наши конкуренты: США, Европа, Китай, Япония…

Общие потери от "бегства мозгов" и технологических инноваций из России за период 1992-2016 годов, по некоторым расчётам, достигают 2,5 трлн. долл., то есть вполне сопоставимы с потерями от прямого "бегства капиталов" и неравноправного торгового обмена. Кажется удивительным, что задача создания необходимой научно-технологической инфраструктуры, осознанная и сформулированная больше полувека назад академиком В.И.Глушковым, провозглашённая более 30 лет назад — правда, ненадолго — как политическая доктрина М.С.Горбачёвым ("ускорение"), — до сих пор не только не реализована, но к её реализации, по сути, даже не приступали, более того — даже соответствующего "рабочего проекта", "дорожной карты" как не было, так и нет…

"Если звёзды зажигают, значит — это кому-нибудь нужно", — писал Владимир Маяковский. А если звёзды научно-технологической модернизации никак не могут "зажечь", а, напротив, усиленно "гасят" — это кому-нибудь нужно или же просто "само собой" получается? Тем более в условиях негласного, но всё-таки существующего и нарастающего конфликта между научным сообществом и "властной вертикалью", который тоже не сам по себе столько лет поддерживается и разжигается? Что, в свою, очередь, тоже отнюдь не способствует плодотворной исследовательской и теоретической работе, стимулирует эмиграцию научных кадров из России, снижает глобальную конкурентоспособность российского государства.

Одними реорганизациями и кадровыми перестановками эту проблему не решить, но пока имеем то, что имеем, теперь ждём осени…

Россия. ЦФО > Образование, наука > zavtra.ru, 28 марта 2017 > № 2120435


Россия. ЮФО > Агропром. Образование, наука > agronews.ru, 28 марта 2017 > № 2117279

Донской НИИСХ объединят с пятью другими научными учреждениями.

Члены научно-координационного совета при ФАНО России подготовили окончательный проект развития Федерального Ростовского аграрного научного центра. Он предполагает присоединение к Донскому НИИ сельского хозяйства одного аграрного, одного экономического вуза и еще трех производственных предприятий Россельхозакадемии.

Как рассказал директор ДЗНИИСХ Владимир Зинченко, к вузу добавят Всероссийский НИИ виноградарства и виноделия имени Потапенко, НИИ экономики и нормативов, а также производственные учреждения ФГУП «Каменское», «Красноармейское» и «Семикаракорское» (селекция сельскохозяйственных культур и скота и научные исследования).

Новый центр будет заниматься проведением и внедрением исследовательских работ в сфере земледелия, производства зерновых и масличных, мясного и молочного скотоводства, решением проблем в семеноводстве, селекции животных и сельхозкультур, ветеринарии, вопросах импортозамещения, увеличения инвестиционной и инновационной привлекательности Дона и других южных регионов.

Также директор аналогичного профильного вуза Курской области Айди Айдиев рассказал об объединении института с еще тремя НИИ – земледелия и защиты почв от эрозии, исследования сахарной промышленности, а также Курским научно-исследовательским институтом агропромышленного производства. Объекты образуют базу Курского федерального аграрного научного центра. С их помощью в нем будут проводиться прикладные и фундаментальные исследования по профилактике эрозии, новым технологиям в земледелии и растениеводстве, хранении и переработке сахарной свеклы, развитии ветеринарной медицины для АПК в лесостепной зоне Центрального Черноземья. Также центр займется решением вопросов продовольственной безопасности, разработкой теории для ресурсосберегающих аграрно-пищевых технологий создания безопасных продуктов питания и расширением экспорта готовой продукции.

В бюро научно-координационного совета поддержали план объединения вузов и одобрили программу работы новых центров. Также сотрудники ФАНО и НКС провели встречу, на которой обсудили вопросы научно-технологического развития сельского хозяйства в стране. Советник руководителя Агентства Геннадий Шепелев представил план, предполагающий участие вузов из Курской области и Юга России в хозяйственной деятельности.

Россия. ЮФО > Агропром. Образование, наука > agronews.ru, 28 марта 2017 > № 2117279


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ. Химпром > rusnano.com, 27 марта 2017 > № 2135970

В Неделе высоких технологий и технопредпринимательства участвовали более 300 тысяч школьников.

Завершилась VI Всероссийская Неделя высоких технологий и технопредпринимательства, организатором которой выступили Госкорпорация «Росатом», Фонд инфраструктурных и образовательных программ (ФИОП), Госкорпорация «Роскосмос» и Объединенная ракетно-космическая корпорация (ОРКК). Неделя стартовала в Образовательном центре «Сириус», где организаторы проекта из всех трех компаний в прямом эфире вели лекции для школьников страны.

По предварительным данным, участие в Неделе приняли не менее 300 тысяч школьников из 73 регионов страны. За время Недели организаторы провели 800 мероприятий разного формата и масштаба. Программа была подчинена одной идее — познакомить участников с теми проблемами, которыми занимается современная наука и высокотехнологичное производство, продемонстрировать их значимость для повседневной жизни и заинтересовать молодое поколение научной, инженерно-конструкторской и технопредпринимательской деятельностью.

«Несмотря на то, что мы далеко не первый год работаем в направлении профориентации школьников, повышения их мотивации к изучению естественных наук, популяризации высоких технологий, мы не можем дотянуться до каждого ребенка. И в этом смысле Неделя — одно из немногих масштабных мероприятий, которое позволяет существенно приблизить решение этой проблемы. Своеобразный недельный высокотехнологичный сетевой „флешмоб“ с нашими уже постоянными партнерами — „Росатомом“, „Роскосмосом“ и ОРКК — создает мощнейшее поле притяжения, в которое оказываются вовлечены многие и многие учащиеся, родители, педагоги, ученые, инженеры, технопредприниматели, тем самым формируя единое сообщество людей, увлеченных наукой и высокими технологиями, — прокомментировала директор образовательных проектов и программ ФИОП Елена Соболева. — Из года в год Неделя прирастает как новыми событиями, так и участниками, и, я уверена, что и дальше ее масштаб и популярность будут только возрастать».

Информационные центры по атомной энергии помогли школьникам Красноярска, Мурманска и Владимира принять участие во всероссийском телемосте «Найди свое идеальное рабочее место!». Трансляция велась из Курчатовского института, и помимо десяти основных площадок, к ней присоединились более 3,5 тысячи школьников. О поиске своего места в науке с ребятами говорили президент НИЦ «Курчатовский институт» Михаил Ковальчук, советник президента РФ по вопросам развития Интернета Герман Клименко, генеральный конструктор системы ГЛОНАСС ФГУП ЦНИИМАШ Госкорпорации «Роскосмос» Сергей Карутин, профессор РАН и профессор Сколковского института науки и технологий Артем Оганов.

Региональные ресурсные центры «Школьной лиги РОСНАНО» в Хабаровске, Элисте, Москве, Мурманске, Тольятти, Томске, Челябинске, Белгороде, Петрозаводске организовали более 500 образовательных мероприятий для более 13 000 школьников, среди которых деловые игры, встречи с технопредпринимателями, интервью с директорами, дискуссионные киноклубы, слэм-битвы, круглые столы, коуч-сеты, мастер-классы.

Так, в центре «Сколково» московские школьники узнали, возможно ли «заправить» ракету металлическим водородом, смогли порассуждать об энергосистемах будущего и запустить современный дрон.

Как определить предрасположенность человека к генным заболеваниям, провести уникальные эксперименты в области биотехнологий или создать робота с таким же набором чувств как у человека? На все эти вопросы школьники искали ответы на экскурсии в нанотехнологическом центре «Техноспарк» в Троицке.

Традицию спонсорства ежегодного городского блиц-турнира — деловой игры на приз Большой Детективной лупы продолжили бизнес-партнеры «Школьной лиги РОСНАНО» — сеть магазинов оптической техники «Четыре глаза», предоставив школьникам главный приз и подарки всем участникам события. Во время игры шесть школьных команд Петербурга решали кейсы в области нанотехнологий.

В формате вебинаров на образовательной платформе «Стемфорд» (eNANO) прошли лекции доктора технических наук, профессора Александра Дмитриева, заведующего кафедрой низких температур Национального исследовательского университета «МЭИ» и его коллеги из технологической компании «Артек электроникс» Михаила Назаркина, ведущего инженера по направлению IGZO TFT.

В ходе недели прошли экскурсии на предприятия атомной отрасли. Старшеклассники из города Коврова побывали в ОКБМ имени И. И. Африкантова, школьники питерского лицея №281 — в Радиевом институте имени В.Г. Хлопина, а ученики Семилукского района посетили Нововоронежскую АЭС. О том, что такое производственная система «Росатома», учащиеся гимназии №32 узнали от главного специалиста группы «Обеспечение качества» ПТО УКС Дирекции строящейся Балтийской АЭС Евгения Михайлова.

Также в рамках Недели при поддержке «Роскосмоса» и ОРКК в музеях космонавтики, планетариях, библиотеках и детском центре научных открытий «ИнноПарк» прошли кинопоказы, лекции, мастер-классы, викторины и интерактивные уроки. Так в Алтайском государственном мемориальном музее Г. С. Титова ребят познакомили с технологиями поиска экзопланет, на которых возможно существования жизни, в Музее истории космонавтики имени К. Э. Циолковского в Калуге они узнали об автоматических межпланетных станциях, о луноходах и о пилотируемых космических кораблях. А в Нижегородском планетарии школьники смогли понаблюдать за звездным небом в телескоп и совершить увлекательное путешествие по просторам нашей звездной системы — Млечного пути.

При поддержке компании «Фоксофорд» в 8 вебинарах, посвященных темам энергетики будущего, развитию космонавтики, перспективам применения сверхпроводников и мастер-классе по космической живописи приняло участие 800 человек.

Традиционно организаторы Недели размещают на сайте мероприятия методические рекомендации в помощь учителю для проведения уроков в средней и старшей школе. В этом году конспекты 16 уроков были скачаны свыше 11 тысяч раз. В среднем участие в таких уроках приняло более 283 000 учеников. «Спасибо за готовые и интересные уроки! Я видела, как зажигались глазки моих деток. Это неописуемо!», — написала педагог села Алдаркино Юлия Репина.

Неделю завершила акция «Лабораторка», событие, придуманное научными журналистами и учеными в лучших традициях всероссийских «диктантов». Задача «Лабораторки» — показать, что физика, химия и биология – это полезные и близкие к повседневной жизни науки. Участникам научно-познавательной акции предложили увлекательный тест, содержащий задания разного типа, позволяющий проверить не формальные школьные знания, а эрудицию и интуицию относительно устройства окружающего мира. В акции приняли участие около 2 тысяч школьников.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ. Химпром > rusnano.com, 27 марта 2017 > № 2135970


Россия > Образование, наука > ras.ru, 27 марта 2017 > № 2117662

«Наука плохо вписывается в современное общество, и государству просто не до нее»

Личный взгляд кандидата экономических наук Сергея Голодова

Правительство России пошло навстречу бывшему президенту крупнейшей научной организации страны – Российской академии наук – Владимиру Фортову и освободило его от должности, что разделило ученых на два лагеря. В следующие полгода исполнять обязанности Фортова будет академик Валерий Козлов, а президиум должен будет улучшить процедуру выборов президента РАН и сделать ее более прозрачной и более публичной. Общее собрание РАН 20 марта проголосовало за перенос выборов президента академии на осень 2017 года и попросило продлить полномочия Фортова, которые истекали 27 марта. Сам же Фортов отказывался от продления его пребывания на посту президента. Точку в этом вопросе поставило правительство, удовлетворив просьбу Фортова и частично остальных ученых – о переносе выборов на полгода. О том, почему так неспокойно в научном мире, своим мнением поделился Сергей Голодов, доцент кафедры статистики РЭУ им.Г.В.Плеханова:

«Общее собрание Академии наук выбору президента не достигло своей цели, что, кстати, ожидаемо, если не сказать симптоматично. Реформа Академии, инициированная чиновниками зашла в тупик. Не только академики взволнованы, вопрос вышел на уровень премьера. В частности, он даже употребляют такую хлесткую ремарку : «Академия – не клуб по интересам!» Академики обвиняют власть предержащих, критикуют и собственное безволие. В одном они точно правы – еще шаг и пропасть! Есть некоторые исторические параллели.

Актуальная и важнейшая тема: наука, технологии, внедрение разработок – именно в формате триединства. В угаре реформ о ней забыли на долгое время. Вспомнили не так давно. В 2009 г. в президентском послании Д.Медведева прозвучали правильные слова о переходе к новой модели развития. Еще тогда были произнесены правильные слова о том, что надо бы оторваться от экспорта сырья, которым, кстати, Россия торговала на мировом рынке всю свою историю. В том же послании были названы и актуальные и эффективные направления и исследовательской работы, и развития и внедрения технологий. Вот цитата: Внедрение новейших медицинских, энергетических и информационных технологий, развитие космических и телекоммуникационных систем, радикальное повышение энергоэффективности. А ведь развитие стратегических и информационных технологий включает в себя потенциал суперкомпьютеров и их систем, которые объединены высокоскоростными каналами передачи данных, создание электронного правительства и т.д.

Для решения поставленных задач руководством страны предлагались следующие управленческие действия: модернизация государственного сектора, создание комфортной среды для осуществления в России исследований и разработок мирового уровня, изменения в законодательстве и в государственном управлении, которые помогут переходу российской экономики на инновационный характер развития. При Президенте РФ была оздана Комиссия по модернизации и технологическому развитию экономики России. Однако, это не сильно способствовало развитию. Тем не менее создали Сколково. Есть ли эффект? Но в информационной среде точно есть некоторое число уголовных дел и докладов Пономарева. Создали Роснано. Каков эффект можно фиксировать здесь. И снова на устах только громкие истории. Реорганизовали Академию Наук. Небольшая ремарка – даже такие радикальные реформаторы, как большевики, не стали ее трогать после революции. Академия получила ФАНО во главе с «не мужем, но юношей». Почему мы так играем с наукой? Она не первостепенная необходимость? Не хлеб, не вода? Не нужна обществу и государству, ведь дальше деклараций дело не идет. Возможно наука не вписывается в современное российское общество, она не вся коммерциализуется, а государству не до нее.

Процитирую академика А.Н. Крылова. Январь 1917 года. Заседание комиссии естественных производительных сил при Академии наук. «Председательствовал А.Е. Ферсман, ученый секретарь комиссии, пока – профессор, и член Горного совета тайный советник Богданович делал доклад «О месторождении вольфрама», который есть в Туркестане и на Алтае. Для изучения туркестанских руд надо снарядить туда экспедицию, испросив на нее 500 руб. Про вольфрам на Алтае он промолчал. «Кому угодно высказаться по поводу доклада Карла Ивановича?» – спросил Ферсман. Я (А.Н. Крылов) попросил слово: «Насчет Туркестанских рудников дело обстоит просто – вот 500 руб.», и, вынув бумажку с портретом Петра передаю ее Ферсману. «С Алтаем дело сложнее. Карл Иванович не указал, что рудники находятся на землях великих князей Владимировичей. Вольфрам – это быстрорежущая сталь, т.е. более чем удвоение выделки шрапнелей. Если где уместна реквизиция или экспроприация, то именно здесь: не будет шрапнелей – это значит проигрыш войны, а тогда не только Владимировичи, но и вся династия «к чертовой матери полетит». Именно так и было сказано. Карл Иванович не знал куда деться. Ферсман перешел к следующему вопросу, не углубляя предыдущего. «Я оказался пророком – месяца не прошло, как династия Готторп-Романовых полетела». Вот и ответ всем нам, не так ли»?

АиФ - Новосибирск

Россия > Образование, наука > ras.ru, 27 марта 2017 > № 2117662


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 24 марта 2017 > № 2116126

Стенограмма выступления Михаила Котюкова на Общем собрании РАН

Представляем вашему вниманию стенограмму выступления руководителя ФАНО России Михаила Котюкова на Общем собрании РАН, в котором глава агентства подвел итоги трех лет взаимодействия с Российской академией наук. Презентацию с основными показателями можно скачать здесь.

Уважаемые участники Общего собрания! Хочу поприветствовать всех вновь избранных членов Российской академии наук. И в особенности представителей научного сообщества Крыма.

В начале несколько слов скажу о тех принципах разграничения полномочий, которые у нас установлены. Напомню, что это регламенты, в которых прописаны четкие нормы, и на этих регламентах стоят две подписи: руководителя агентства и президента РАН.

Считаю, что эти регламенты должны стать обязательными для исполнения и внутри подразделений Академии и, безусловно, в агентстве.

Хочу отметить, что в регламентах четко прописано разграничение полномочий между РАН и ФАНО России по всем ключевым вопросам работы институтов. Отдельно обращаю внимание на научную деятельность. Утверждая планы научных работ, Академия наук утверждает не только тематику и желаемые результаты, но и объемы финансирования по каждому из направлений. Поэтому все ключевые решения принимаются именно в Академии наук. То же касается и отчетов.

Нам с вами необходимо, чтобы все эти согласования проходили в установленный срок. Потому что если по каким-то причинам срывается утверждение плана или отчета, мы не можем в установленный срок перевести деньги по госзаданию, либо сдать необходимые документы по отчету о выполнении этих показателей.

Много опасений в начале реформы было относительно судьбы региональных отделений, институтов, работающих в регионах. Хочу особо отметить, что в регламентах по взаимодействию ФАНО России и РАН роль региональных отделений также четко прописана. Она является принципиально важной и в вопросах согласования научных планов и отчетов, и в вопросах выдвижения кандидатов на должности руководителей научных организаций. В компетенцию региональных отделений также входит формирование предложений реорганизации институтов, утверждение программ развития создаваемых комплексных научных центров, участие в работе по развитию научной инфраструктуры.

Сегодня можно подвести итог очень непростой работы по омоложению руководящего состава исследовательских институтов. В 2013 году средний возраст директоров научных организаций составлял 65 лет. Значительная часть руководителей были старше 65 лет. За два года совместной работы средний возраст сократился до 58. При этом доля директоров моложе 64 лет теперь составляет 76%. Количество директоров в возрасте до 40 лет увеличилось в три раза.

ФАНО России и РАН предметно занимаются вопросами развития кадрового потенциала. Мы сформировали специальную рабочую группу. Я искренне благодарен академикам-секретарям за активное участие в этой работе и за те серьезные результаты, которые были достигнуты. Для того, чтобы уменьшить бюрократические процедуры, весь процесс организован в электронном виде.

Так случилось, что реформа Академии совпала с реформой высшего образования и подготовки кадров. Вследствие этого, академическим институтам сегодня приходится приводить систему подготовки кадров в соответствие с новыми требованиями. В 2013 году менее 20% всех учреждений имели необходимые аккредитационные документы. Существовала реальная угроза потерять этот сектор. Вы видите на графике, что количество аспирантов, принимаемых ежегодно для обучения, год от года сокращалось. В 2014 году нам удалось переломить эту тенденцию. Сегодня академические институты принимают более 2000 аспирантов ежегодно. Это примерно в два раза больше, чем было в 2013 году. Помимо увеличения общего количества приема и совершенствования правового регулирования, с прошлого года начат прием по программам магистратуры. Пока что программы магистратуры работают в пилотном режиме, точечно, но мы планируем развивать это направление.

Также отмечу, что за три года количество стипендий Президента и Правительства, которые получают аспиранты, обучающиеся в академических институтах, выросло в 1,7 раза.

Вопросы обеспечения жильем являются принципиально важными для формирования кадрового потенциала. Мы ведем системную работу вместе с директорами институтов по формированию ведомственного фонда служебного жилья. На сегодняшний день в него включено более 1,5 тысяч объектов. Потенциально же, по нашим оценкам, он может быть увеличен до 5 тысяч квартир и комнат.

За три года молодым ученым было выделено более 500 жилищных сертификатов. Более 40% от этого количества получили ученые Сибири, Урала и Дальнего Востока. До 2019 года совокупный объем выплат на приобретение жилья должен превысить 3 млрд рублей.

Кроме этого идет строительство жилых домов и общежитий. В ближайшие два года мы планируем завершить все те проекты, которые были начаты до реформы РАН.

Очень важно отметить, что за время преобразований, численность научных сотрудников не изменилась. Процессы внутренней оптимизации, которые проводятся, не затрагивают научных работников. При этом, средняя заработная плата за тот же период выросла в среднем на 29%. По этому показателю мы выполняем задачи, которые предусмотрены в Указе Президента. Однако отмечу, что впереди у нас достаточно непростой период. В 2017-2018 гг. мы должны продолжить эту работу и обеспечить необходимый результат.

Уважаемые коллеги, Ольга Юрьевна [Васильева – министр образования и науки РФ] сегодня уже говорила о том, что доля молодых исследователей в стране составляет 42%. В наших организациях этот показатель несколько выше и составляет 45% к общей численности исследователей. С 2013 года в системе ФАНО России доля молодых ученых стабильно растет. Есть ряд научных направлений, в которых она существенно выше. Вы видите это на экранах. При этом мы понимаем, что нам вместе с вами нужно усилить работу, чтобы этот график был более объемным. Отмечу, что статистические данные показывают взаимосвязь между долей молодых ученых и увеличением фундаментального, технологического и инновационного потенциалов исследовательских организаций и научных направлений, их конкурентоспособности.

Теперь что касается вопросов правового обеспечения работы подведомственных организаций. Этим направлением мы занимаемся последовательно с первых дней формирования агентства. Приведу несколько примеров. На сегодняшний день в судах мы сохранили для научных организаций 590 млн рублей. Мы отстояли притязания третьих лиц и возвратили учреждениям 59 000 кв. м. зданий и 2 668 га земли.

Урегулированы вопросы оплаты труда, аттестации руководителей унитарных предприятий. А также организована работа по формированию стратегий и программ развития наших ФГУПов. Проведена системная работа по обеспечению необходимых режимов правовой охраны наших заповедников и ботанических садов. 15 особо охраняемых природных территорий мы утвердили положением и 14 из них уже внесены в государственный кадастр. Вместе с Министерством природных ресурсов РФ мы продолжаем системную работу по обеспечению необходимых условий функционирования этих территорий.

Новация 2017 года - Правительством утверждены требования к антитеррористической защищенности объектов и территорий научных организаций.

Уважаемые коллеги! Вопросы бюрократии являются постоянным предметом моего внимания и внимания президента РАН. Я должен отметить некоторые тенденции. Что представляют собой запросы, которые мы направляем в институты? В первые два года работы эти запросы были в основном связаны с необходимостью выстраивания бюджетных процедур и задачами оформления федерального имущества. На сегодняшний день эта работа полностью переведена в электронную форму. Сейчас агентство запрашивает информацию, которая необходима для того, чтобы привлечь научные организации к решению задач, важных для экономики страны, расширить их участие в различных государственных программах.

Система электронного бюджета позволила сократить сроки подписания финансовых документов и ускорить процесс финансирования до нескольких дней. Конечно, работа с ней требует определенных технических навыков, но преимущества ее очевидны. Пересылка документов почтой могла занимать месяцы.

Развивается информационная система федерального агентства. Мы эту работу ведем вместе с РАН. Нам необходимо синхронизировать наши информационные системы таким образом, чтобы ответы на большинство внешних запросов готовились на основе тех данных, которые институты заполняют при утверждении планов и составлении отчетов. Еще раз подчеркну, что это совместная задача ФАНО России и РАН. Приведу некоторые цифры. Бюджетные учреждения ФАНО России должны ежегодно готовить 279 различных отчетов. Более 200 из них – для внешних систем – министерств, органов безопасности, Правительства России. Оставшаяся часть – это наше, совместное с президиумом РАН, творчество, где мы должны оптимизировать эти процессы в информационном плане.

Вопросы финансового обеспечения. Много опасений было связано с сокращением объемов финансирования научной деятельности. Обратите внимание на общие цифры, они демонстрируют положительную динамику. Особо отмечу рост внутренних затрат на исследования и разработки. Это те средства, которые ФАНО России и институты смогли привлечь дополнительно. Даже если показатели федерального бюджета, в некотором смысле, стали меньше, то объем привлекаемых средств, с учетом промышленных грантов, участия институтов в федеральных целевых программах, отраслевых проектах, позволило нам увеличить финансирование за отчетный период более, чем на 6%. При этом рост затрат на исследования и разработки внутренние увеличился на 16%.

Показатели федерального бюджета в плановом варианте ежегодно имеют тенденцию к снижению. Но в течении года нам и здесь удается обеспечить дополнительное финансирование. За три года ФАНО России привлекло внешних ресурсов более чем на 20 млрд рублей. Эти деньги были переданы в институты. Все решения о том в какие научные организации и на развитие каких исследований распределять средства, принимались при активном взаимодействии с членами РАН. Перечислю основные направления: более 10 млрд рублей было направлено на реализацию программы оказания высокотехнологичной медицинской помощи. Более 8,5 млрд рублей пошли на повышение заработной платы. Три года назад ФАНО России вместе с отделением медицинских наук подготовило уникальные программы по проведению поисковых научных исследований в области здравоохранения. На их реализацию уже выделено 5 млрд рублей. На эти средства институтами были разработаны новые медицинские технологии, которые должны пойти в практическое здравоохранение.

С 2016 года мы начали программу поддержки объектов научной инфраструктуры – центров коллективного пользования и уникальных научных установок. Организованы работы и привлечено дополнительное финансирование на развитие морских экспедиций и научно-исследовательского флота, биоресурсных коллекций и высокоспециализированного транспорта.

Уважаемые коллеги! Эта работа не завершена. Она является постоянным, ежедневным участком нашего взаимодействия и большинство этих проектов будут продолжены, как в этом году, так и в среднесрочной перспективе.

Немаловажный вопрос – гарантия сохранности имущественного фонда. Мы можем на сегодняшний день зафиксировать, что более 95% всего имущества, которое есть в институтах, уже поставлено на государственный кадастровый учет и практически на 100% оформлены права собственности Российской Федерации. Это означает, что вопросы сохранности этого имущества находятся на принципиально другом уровне. И возможная утрата, что называется по ошибке, практически исключена. Когда в реестре есть запись о том, что объект принадлежит Российской Федерации и закреплен за институтом, третьи лица уже не могут на него рассчитывать и его отнять. В итоге уже сегодня, и это подтверждают проверки, которые проводит ФАНО России, можно отметить кратное снижение нарушений, связанных с использованием имущества.

Владимир Евгеньевич [Фортов], мы с вами пока не можем утверждать, что завершили процесс передачи имущества от Академии к институтам. У нас до сих большое количество объектов числится за Академией и региональными отделениями. Научные организации находятся в зданиях на правах безвозмездного пользования и справедливо предлагают ускорить этот процесс. Я прошу поставить этот вопрос на особый контроль, мы много раз об этом говорили.

При всех сложностях бюджета, за последние несколько лет мы получили вновь построенные и реконструируемые объекты промышленного назначения и социальной инфраструктуры. Работа по этим направлениям продолжается, мы имеем подтвержденные цифры на будущие годы и уже готовим обоснование и необходимые документы для начала нового бюджетного цикла.

В рамках дальнейшей работы по инвентаризации центров коллективного пользования и уникальных научных установок, я могу сказать, что мы полностью опираемся на компетенции членов РАН. На сегодняшний день вы можете обратить внимание, что практически в пять раз увеличилось количество ЦКП и УНУ, которые наши институты отразили в базе данных. Мы вместе с вами будем проводить работу по актуализации этих данных, чтобы иметь возможность получать средства для развития научной инфраструктуры и приборного парка.

Показательным является график увеличения организаций – пользователей ЦКП. Растет публикационная активность материалов, подготовленных с помощью этого уникального оборудования. Все это, повторюсь, результат той программы, которая стартовала в 2016 году и работы комиссии по развитию научной инфраструктуры. В этой связи хочу сказать особые слова благодарности академикам Сагдееву, Рубакову, Колчанову, Балеге за организацию очень непростой работы и анализ соответствующих проектов.

Сегодня звучала критика по вопросам реструктуризации. В настоящий момент приняты решения по 48 интеграционным проектам. Отмечу, что под этими документами стоят две подписи - руководителя ФАНО России и президента РАН. То есть все эти проекты появились в результате согласованных решений федерального агентства и Академии. Более того, как показало время, эти решения были правильными.

В 2017 году в соответствии с поручением Президента, мы подготовили дополнения к плану реструктуризации и этот план на сегодня проходит завершающий этап согласования, он полностью соответствует Стратегии научно-технологического развития. Его цель – сформировать в академическом секторе ведущие научно-исследовательские центры.

Приведу еще ряд конкретных примеров, по которым мы с Академией наук с первых дней работы объединили усилия, и пришли к положительным результатам. Это, прежде всего, касается научных организаций Крыма. Напомню, что решением Правительства РФ в регионе было создано 10 научных институтов. В них работают практически 2600 человек. Мы смогли за короткий срок наладить системное финансирование институтов и сейчас завершаем очень непростой процесс консолидации имущественного комплекса этих организаций. Я благодарен РАН за активную работу как по формированию центров и вовлечению научных коллективов в научную среду Российской Федерации, так и за выполнение отдельного поручения Правительства РФ по разработке программы развития научной деятельности на территории Крыма. Скажу, что эта программа касается не только Крыма. Она носит комплексный характер и предполагает участие всех российских научных организаций. Благодаря этому документу у институтов появилась возможность проводить исследования с помощью материальной базы Крыма, и в уникальных природно-климатических условиях.

Впервые за много лет подготовлена единая академическая программа морских экспедиционных исследований. Нам удалось получить от Правительства специальное дополнительное финансирование на 3 года. И, насколько я знаю, проведена серьезная модернизация системы управления флотом и научными исследованиями. Составлен сводный экспедиционный план и план-график ремонта судов.

Вопросы научного приборостроения – еще один важный участок нашей работы. Здесь важную роль играют два аспекта – потребности институтов в современном приборном парке и необходимость создать для научных коллективов технические возможности для реализации своих достижений. На слайде вы видите ряд системных мероприятий, которые мы проводили в течение последних лет. Нами был сформирован специальный совет, подготовлена необходимая концепция и готовится соответствующая программа, разрабатывается интернет-портал. Мы видим здесь серьезные перспективы для развития научно-инновационного комплекса РФ.

Теперь скажу несколько слов о том, что касается информационного обеспечения деятельности научных институтов. За три года мы смогли организовать системное взаимодействие научных коллективов со средствами массовой информации. Приведу несколько примеров. С 2015 года на регулярной основе проводятся пресс-туры в научные организации ФАНО России. Вместе с центральными СМИ запущен проект «Расскажи о своем открытии». Отмечу и самый молодой проект «Вести о науке» на телеканале Россия 1, посвященный международному сотрудничеству. На сегодняшний день в программе «Вести» вышло 7 интересных сюжетов с высоким информационным рейтингом. Эту работу мы будем продолжать на системной основе.

В завершении приведу несколько примеров об увеличении научной результативности. На графике показана лишь часть индикаторов. Количество публикаций, индексируемых в базе данных WoS, за три года увеличилось на 13%. Это существенная динамика. При этом качество тех изданий, где публикуются наши ученые, также заметно улучшилось. Можно выделить некоторые тенденции по тематическим отраслям. Наряду с традиционным ростом публикаций по физике и астрономии, заметный прогресс показывают такие важные направления, как медицина, инженерные науки, приборостроение, энергетика, наука о материалах, компьютерные и гуманитарные науки. Считаю, что это заслуга всех институтов, которые в различной форме сегодня поддерживают фундаментальные исследования. Это и работа агентства вместе с Академией, это и усилия научных фондов, прежде всего РФФИ и РНФ.

Много сегодня говорилось о разработке стратегии научно-технологического развития РФ. Без всяких сомнений, реализация этого документа будет одним из основных предметов нашего взаимодействия и развития институтов. Могу отметить, что в тексте этого документа заложен ряд организационных решений, которые мы достаточно успешно апробировали в академическом секторе. Это и формирование крупных исследовательских центров, работающих по междисциплинарным направлениям и развитие научной кооперации по «горизонтали» - КПНИ, которые в будущем должны превратиться в комплексные проекты научно-технологического развития. К этой работе мы уже смогли привлечь как научные институты, так и университеты, реальный сектор экономики, органы исполнительной власти федерального и регионального уровня. Очень важно, что эту работу возглавляют члены РАН. Это работы на перспективу, и для того чтобы наши организации занимали лидирующие позиции, мы должны вместе с вами ежедневно ей заниматься.

В заключении хочу отметить ряд конкретных примеров, где мы, объединив усилия, смогли получить достойный результат. Это, прежде всего, программа поисковых работ для медицины. Подготовлена и фактически одобрена в последней инстанции программа развития научно-технического сектора для агропромышленного комплекса и сельского хозяйства. Разработана программа исследований для развития оборонно-промышленного комплекса, завершается подготовка программы «физика в медицине» и многие другие. Эти проекты показывают, что объединив усилия, мы способны решать масштабные задачи и привлекать дополнительное финансирование.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 24 марта 2017 > № 2116126


Россия > Образование, наука. Агропром > fano.gov.ru, 24 марта 2017 > № 2116124

Бюро НКС рассмотрело концепции программ развития двух федеральных аграрных научных центров

15 марта 2017 года члены Научно-координационного совета при ФАНО России на заседании бюро рассмотрели концепции программ развития ФГБНУ «Федеральный Ростовский аграрный научный центр» и ФГБНУ «Курский федеральный аграрный научный центр».

«Проект реструктуризации Федерального Ростовского аграрного научного центра предполагает объединение потенциала научных учреждений Дона аграрного профиля», - сообщил Владимир Зинченко, директор ФГБНУ «Донской зональный научно-исследовательский институт сельского хозяйства», к которому в ходе реструктуризации планируется присоединить ФГБНУ «Всероссийский научно-исследовательский институт экономики и нормативов, ФГБНУ «Всероссийский научно-исследовательский институт виноградарства и виноделия им. Я.И. Потапенко», ФГУП «Красноармейское», ФГУП «Семикаракорское» и ФГУП «Каменское».

Стратегическая цель создания Центра – проведение комплексных научно-исследовательских работ, координация фундаментальных и прикладных научных исследований по важнейшим направлениям развития АПК, решение крупных комплексных междисциплинарных проблем, получение новых знаний и научных результатов в области растениеводства, земледелия, животноводства и решение конкретных задач в селекции, семеноводстве, агротехнологиях сельскохозяйственных культур, виноградарстве и виноделии, ветеринарной медицине, экономике сельскохозяйственного производства. «Создание объединенной структуры позволит обеспечить научное и инновационно-технологическое обеспечение АПК, способствующее технологическому, экономическому, социальному развитию, инновационной привлекательности Ростовской области», - считает В. Зинченко.

Концепцию программы развития Курского федерального аграрного научного центра представил директор ФГБНУ «Курский научно-исследовательский институт агропромышленного производства» Айди Айдиев. Интеграционный проект включает Курский НИИ агропромышленного производства (базовое учреждение), ФГБНУ «Всероссийский научно-исследовательский институт земледелия и защиты почв от эрозии» и ФГБНУ «Российский научно-исследовательский институт сахарной промышленности».

Как отметил Айди Айдиев, целью программы развития в рамках создаваемого научного центра является проведение фундаментальных и прикладных научных исследований в области земледелия и защиты почв от эрозии, растениеводства, хранения и переработки растительного сахароносного сырья, животноводства, ветеринарной медицины для научного обеспечения агропромышленного комплекса лесостепной зоны Центрально-Черноземного региона. Создание центра также направлено на расширение междисциплинарного взаимодействия научных школ региона, разработки теоретической основы для ресурсосберегающих аграрно-пищевых технологий создания безопасных продуктов питания, решение проблемы обеспечения продовольственной безопасности России и расширение экспорта готовой продукции на зарубежные рынки.

Члены бюро НКС поддержали создание в рамках проекта реструктуризации ФГБНУ «Федеральный Ростовский аграрный научный центр» и ФГБНУ «Курский федеральный аграрный научный центр» и одобрили проекты концепций программ развития новых научных центров с учетом высказанных замечаний и предложений.

Кроме того, в ходе заседания участники обсудили вопрос организации экспертно-аналитической поддержки реализации Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации. С докладом выступил советник руководителя ФАНО России Геннадий Шепелев. Он рассказал о проведенной работе по подготовке плана реализации Стратегии и о задачах по формированию Советов по приоритетным направлениям развития науки. Решением Бюро НКС было поддержано участие институтов, подведомственных ФАНО России, в работе создаваемых Советов, и одобрено продолжение участия научных организаций, подведомственных ФАНО России в реализации Стратегии научно-технологического развития РФ.

Россия > Образование, наука. Агропром > fano.gov.ru, 24 марта 2017 > № 2116124


Туркмения > Образование, наука. Агропром. Легпром > turkmenistan.gov.tm, 23 марта 2017 > № 2198747

Туркменские учёные работают над повышением солеустойчивости хлопчатника

Засоление почвы, высокие и низкие температуры, засуха и недостаток влаги являются основными причинами снижения продуктивности сельскохозяйственных растений. От устойчивости возделываемых культур к различным условиям среды зависит их урожайность. Вопросы физиологии растений особенно актуальны в зоне резко континентального климата, к которой относится и наша страна.

В настоящее время специалисты Института биологии и лекарственных растений Академии наук Туркменистана работают над повышением приспособляемости полезных растений к различным почвенно-климатическим условиям. В частности, учёные лаборатории физиологии и биохимии организмов занимаются изучением солеустойчивости различных сортов хлопчатника на экспериментальной базе института в местечке Гарадамак, на площади 20 гектаров.

Здесь апробируются условия выращивания различных сортов хлопчатника на среднезасолённой почве и методы повышения урожайности. В частности, исследованию подвергаются районированные сорта. Это тонковолокнистые 9871-И, Ёлотен-14, средневолокнистые 133, Ёлотен-39, а также экспериментальная сортовая линия Ли-141, шелковистое волокно которой по ряду признаков приближено к тонковолокнистым сортам. Ученые практикуют предпосевную солевую закалку семян, а также другие методы.

В ходе эксперимента фиксируются происходящие в растении физико-химические процессы, изучается водный режим. Цель проводимой работы – повышение урожайности культуры на среднезасолённых почвах с сохранением основных хозяйственных признаков сырца: определенной длины и качества хлопкового волокна, веса семян, их масличности и пр. В результате эксперимента по «солевой закалке» повышена урожайность многих сортов хлопчатника.

Эффективности проводимой работы способствуют современное лабораторное оборудование, необходимые материалы и реактивы, поступившие в соответствии с Распоряжением главы государства об обеспечении научно-исследовательских институтов высоконаучным «инструментарием» и технологиями.

Ольга АРЗЯМОВА,

кандидат биологических наук,

лаборатория физиологии и биохимии организмов Института биологии

и лекарственных растений АНТ

Туркмения > Образование, наука. Агропром. Легпром > turkmenistan.gov.tm, 23 марта 2017 > № 2198747


Россия. ДФО > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 22 марта 2017 > № 2121499

Ассоциации и институты солидарны с коллективом ТИНРО.

Отраслевые объединения, коллективы компаний и институтов выступили в поддержку директора ТИНРО-Центра Льва Бочарова и его первого заместителя Юрия Блинова. Отмечены их заслуги в работе отрасли.

Письма в поддержку руководителя Тихоокеанского научно-исследовательского рыбохозяйственного центра Льва Бочарова и его первого заместителя Юрия Блинова, задержанных 14 марта, опубликованы на сайте института.

Свою позицию выразили коллективы Ассоциации «Ярусный промысел», Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока, Совет Ассоциации предприятий рыбной отрасли Хабаровского края, Ассоциация рыбохозяйственных предприятий Приморья, коллективы группы компаний «Доброфлот» и других рыбохозяйственных предприятий, некоммерческого детского благотворительного фонда «Дети Приморья», профсоюзная организация ПБТФ, а также коллективы Хабаровского филиала и Чукотского отделения ТИНРО, КамчатНИРО, МагаданНИРО, СахНИРО, Тихоокеанского океанологического института ДВО РАН.

Значительность вклада, который Лев Бочаров и Юрий Блинов внесли в развитие национальной рыбохозяйственной науки, отметила Ассоциация добытчиков минтая, сообщает корреспондент Fishnews.

«Благодаря профессиональной деятельности руководства ФГБНУ «ТИНРО-Центр» обеспечивается комплексная научная поддержка наиболее рационального использования общенациональных водных биологических ресурсов. Работа ФГБНУ «ТИНРО-Центр» имеет заслуженное признание не только в российском, но и в мировом научном сообществе», – говорится в письме АДМ.

«В настоящее время в институт пришло множество писем (и продолжают приходить каждый день), где известные эксперты и главы крупных ассоциаций выражают искреннюю поддержку и доверие ученым, высоко оценивают их работу на благо отрасли, дают положительные характеристики их деятельности и настаивают на объективном расследовании. Авторитетные и известные в отрасли специалисты подчеркивают, что именно благодаря Льву Николаевичу и Юрию Блинову рыбацкое сообщество уже более двадцати лет было обеспечено комплексной научной поддержкой и всегда могло рассчитывать на научные рекомендации», – рассказали в ТИНРО. Коллеги-ученые считают, что, учитывая возраст и заслуги Льва Бочарова и Юрия Блинова, нужно смягчить меры пресечения.

Коллектив ТИНРО-Центра по итогам собрания, состоявшегося 17 марта, выступил с открытым обращением в поддержку руководства института. Солидарность с учеными выразил президиум Приморской краевой организации профсоюза работников рыбного хозяйства.

Россия. ДФО > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 22 марта 2017 > № 2121499


Россия. СФО > Образование, наука > ras.ru, 22 марта 2017 > № 2113812

Академик Асеев предложил РАН статус госкорпорации

В Москве состоялось Общее собрание СО РАН, которое должно было стать выборным, однако в связи с событиями в Российской академии наук повестка была изменена. Высший орган Сибирского отделения одобрил отчет председателя Сибирского отделения академика Александра Леонидовича Асеева за истекшие три года и продлил до осени его полномочия, а также мандат президиума СО РАН.

Выступая с отчетным докладом, Александр Асеев напомнил о важнейших научных результатах институтов СО РАН с 2013 года, когда начался его второй срок на посту председателя Сибирского отделения. В их числе открытая магнитная ловушка в институте ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН, на которой получены рекордные температуры плазмы, и еще одна установка ИЯФ — источник нейтронов для бор-нейтронозахватной терапии онкологических заболеваний. Среди названных академиком Асеевым достижений — высокоточный волоконный фемтосекундный синтезатор частот и миниатюрные атомные часы Института лазерной физики СО РАН. «Теперь Россия обладает новыми возможностями для модернизации системы ГЛОНАСС, — констатировал глава Сибирского отделения.— Социальные последствия этой работы будут очень велики». Институт теоретической и прикладной механики им. С.А. Христиановича СО РАН предложил корпорации «Российские железные дороги» концепцию вакуумной транспортной системы. «Это именно то, чем должна заниматься наука — думать о будущем. Мы знаем, что сегодня многие фантастические идеи воплощаются в жизнь очень быстро», — прокомментировал Александр Асеев. Методики и оборудование для нефтегазовой отрасли, новые знания и их приложения в прогрессирующей отрасли биомедицины, генетические коллекции, археологические находки и аграрные технологии — всё это и многое другое нашло отражение в разделе отчета главы СО РАН, посвященном науке как таковой.

Особое внимание академик А.Асеев уделил проблемам, имеющим мировое и общенациональное значение. Это создание в Восточной Сибири Национального гелиогеофизического комплекса на базе Института солнечно-земной физики СО РАН под руководством академика Гелия Александровича Жеребцова: проектирование пяти объектов заканчивается в 2017 году и дальше должен начаться этап строительства. Важным для страны названо доказательство континентального происхождения подводной возвышенности Менделеева, что способствует утверждению в ООН российских прав на большой участок арктического шельфа. Особое значение придается и байкальской проблеме: учёные под руководством академика Михаила Александровича Грачёва нашли причины зарастания дна озера в прибрежных районах водорослью спирогирой. К этому привело загрязнение Байкала двумя новыми рекреационными зонами, которые требуют очистных сооружений, а всё побережье — полного запрета на производство моющих средств, содержащих фосфор.

Сибирское отделение РАН как таковое не только осуществляло научно-методическое руководство работой институтов, но занималось формированием и сопровождением комплексных программ развития Новосибирской, Томской, Омской областей, углехимической промышленности Кузбасса. За три последних года сам председатель СО РАН совершил около 50 командировок по «Большой Сибири» и 30 раз встречался с главами субъектов Федерации. Особое внимание уделялось освоению полярных территорий: сверх всех прилагаемых усилий Александр Асеев предложил объединить и расширить проблематику в рамках специального проекта «ИНО Арктика» (по аналогии с «ИНО Томск»). «Центром научных работ там должна стать наша арктическая жемчужина — исследовательская станция на острове Самойловский в дельте Лены», — предположил академик.

Кроме того, СО РАН выступало координатором научных работ в интересах ведомств и корпораций, в первую очередь, так или иначе решающих проблемы национальной безопасности. Эту деятельность А. Асеев назвал «вполне востребованной» и сообщил об организации в структуре президиума СО РАН специального управления по оборонной тематике. Также Сибирское отделение поддержало открытие в Новосибирским университете семи стратегических академических единиц (САЕ). В ходе доклада было отмечено, что НГУ недавно вошел в ТОП—50 по физике в международном рейтинге QS. В целом председатель СО РАН перечислил 12 основных функций, которое оно осуществляло и осуществляет: в их числе экспертно-аналитическая, кадровая, международные контакты, пропаганда научных достижений и работа со СМИ. Жилищная программа СО РАН до её передачи в ФАНО позволила улучшить условия проживания 1 172 семьям сибирских учёных.

Говоря о ключевых задачах на будущее, Александр Асеев выделил три. Во-первых, «…нам следует добиваться выполнения со стороны ФАНО и правительства РФ положений ФЗ-253 о научно-методическом руководстве научными организациями со стороны РАН и об осуществлении Российской академией наук полномочий учредителя и собственника имущества, находящегося в оперативном управлении региональных отделений и региональных научных центров РАН», — настаивает председатель Сибирского отделения. В ходе обсуждения доклада иркутский академик Михаил Иванович Кузьмин напомнил также о потенциальной возможности РАН и ее отделений выступить вместе с ФАНО соучредителями научных институтов от лица Российской Федерации.

Во-вторых, Александр Асеев считает рациональным возврат в систему РАН и СО РАН исследовательских организаций, выполняющих работы государственного значения по приоритетным направлениям («большим вызовам») вместе с имеющимся базовым бюджетным финансированием. Наконец, глава Сибирского отделения предложил выйти с инициативой об изменении организационно-правовой формы всей Академии наук. «Речь идет о переходе от федерального госбюджетного учреждения (ФГБУ) к новой структуре более высокого статуса, адекватной для решения стоящих перед РАН задач, — сказал А.Л. Асеев, — в виде, например, государственного научного центра или государственной корпорации фундаментальных и прикладных исследований «Российская академия наук». Докладчик уточнил, что эта идея принадлежит не ему, а предложена экспертами-экономистами.

Вслед за Общим собранием РАН, высший орган Сибирского отделения перенес выборы на осень, поскольку глава СО РАН по должности является и вице-президентом Академии наук, в качестве которого предлагается к утверждению всему корпусу членов РАН. Также решено продлить полномочия председателя и президиума СО РАН до ноября 2017 года. В отличие от всей РАН, мандат руководства которой истекает в конце марта, срок работы председателя, президиума, главного ученого секретаря и глав объединенных ученых советов Сибирского отделения и так длится до следующей весны. Тем не менее, Общее собрание СО РАН приняло формулировку, соответствующую позиции всей Академии относительно переходного периода между сорванными и будущими выборами. «Президиум Сибирского отделения в эти месяцы должен работать предельно чётко и бдительно, внимательно следить за событиями, — пожелал новосибирский академик Алексей Эмильевич Конторович. — Он не вправе опаздывать ни на день в принятии важных решений».+

Андрей Соболевский, Наука в Сибири

Россия. СФО > Образование, наука > ras.ru, 22 марта 2017 > № 2113812


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 20 марта 2017 > № 2111639

ФАНО России за три года привлекло дополнительно более 20 млрд рублей для научных институтов

Федеральное агентство научных организаций за три года привлекло более 20 млрд рублей внешнего финансирования. Эти средства были переданы академическим институтам для развития научно-исследовательской деятельности. Об этом на Общем собрании РАН сообщил руководитель ФАНО России Михаил Котюков.

«Несмотря на то, что по некоторым статьям параметры федерального бюджета сократились, мы смогли обеспечить дополнительное финансирование институтов. В итоге общий объем финансирования научных организаций вырос более чем на 6%. А объем расходов на исследовательскую деятельность увеличился почти на 16%», - отметил М. Котюков.

Структура дополнительных средств, направленных в институты в 2014-2016 гг. выглядит следующим образом: 10 млрд рублей научные организации получили на оказание высокотехнологичной медицинской помощи, 8,5 млрд рублей были направлены на повышение заработной платы научных сотрудников. 5,3 млрд рублей было выделено на поисковые исследования в области здравоохранения. 1,5 млрд рублей – на поддержку научной инфраструктуры, 700 млн рублей – на обеспечение работы научно-исследовательского флота и развитие морских исследований. По 300 млн рублей направлено на развитие биоресурсных коллекций и закупку специализированного транспорта.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 20 марта 2017 > № 2111639


Россия. УФО > Армия, полиция. Образование, наука > mil.ru, 18 марта 2017 > № 2108591

Команда КВН Тюменского ВВИКУ готовится к участию в отборочном этапе игр КВН среди военных вузов

В Тюменском высшем военно-инженерном командном училище (ВВИКУ) имени маршала инженерных войск А.И. Прошлякова идет подготовка команды КВН к участию в отборочном этапе игр Клуба веселых и находчивых среди военных вузов.

Игры посвящены Году экологии в России и 25-летию со дня образования Совета министров обороны государств – участников Содружества Независимых Государств. Тема игр КВН-2017: «В слове мы – сто тысяч я».

Отборочный этап с участием коллектива Тюменского ВВИКУ пройдет с 25 по 29 марта в Хабаровске на базе Дальневосточного высшего общевойскового командного училища.

Коллектив поборется за выход в финал с командами из Новосибирского высшего военного командного училища (ВВКУ), Дальневосточного высшего общевойскового командного училища (ВОКУ), Тихоокеанского высшего военно-морского училища (ВВМУ) им. С.О. Макарова и филиала Военной академии материально-технического обеспечения в Омске. В прошлом году команда КВН из Тюменского ВВИКУ пробилась в финал, где завоевала 3 место.

Справочно:

12 марта состоялся финал 22-го турнира команд КВН городского округа Красногорск, в которой приняли участие команды из старшей и школьной лиги. Со сцены КВНщики шутили на тему модного сегодня среди молодежи развлечения «Квест»..

В финал вышло пять команд городского округа Красногорск, в том числе команда «Научный взрыв» Федерального государственного бюджетного учреждения «Центральный научно-исследовательский испытательный институт инженерных войск» Минобороны России из Нахабино, которая в итоге и стала победителем.

Департамент информации и массовых коммуникаций Министерства обороны Российской Федерации

Россия. УФО > Армия, полиция. Образование, наука > mil.ru, 18 марта 2017 > № 2108591


Украина > Образование, наука > minprom.ua, 16 марта 2017 > № 2108006

Вилкул потребовал не сокращать ученых в Академии наук

Три года власть уменьшает финансирование науки. В результате из Украины уже уехали больше 20 тыс. ученых, а большинство тех, кто остались и продолжают работать, получают мизерные зарплаты (0,75 ставки) и работают по три дня в неделю.

"В следующем году Национальная академия наук Украины будет отмечать столетний юбилей со дня основания. Мы должны сделать все, чтобы он не стал последним", – сказал на брифинге в Верховной Раде сопредседатель фракции Оппозиционного блока в парламенте Александр Вилкул.

Для спасения отечественной науки в 2017 году А.Вилкул внес законопроект № 6188 от 14 марта 2017 г., которым предусматривается выделить 1,5 млрд грн. – этой суммы не хватает научным институтам для проведения исследований и выплаты зарплат ученым. Если не выделить эти деньги, будут уволены тысячи научных сотрудников.

"По данным ЮНЕСКО, за последние 20 лет количество ученых в мире увеличилось на 25%. Это связано с тем, что бизнес и общество становятся технологичными и от научных разработок напрямую зависит рост ВВП и успешность страны. Но в Украине власть, наоборот, уменьшает финансирование науки. В результате за три года только Национальная академия наук сократила 6 тыс. научных сотрудников, кандидатов, докторов наук – людей, которые составляли основу отечественной науки. Научно-исследовательские, фундаментальные и отраслевые институты работают на 50-75% ставки, на 2/3, по большому счету, на своем энтузиазме. О каких мы можем говорить научных разработках, нобелевских лауреатах, если сегодня фактически нет денег даже на заработную плату ученым?" – сказал А.Вилкул.

Он отметил, что в прошлом году после протестов ученых премьер-министр пообещал рассмотреть в парламенте вопрос финансирования науки. "Тогда был внесен мой законопроект 4477-2, но, к сожалению, этот вопрос так и не был решен. Наоборот, в бюджете на 2017 год финансирование науки сократили до рекордного уровня – 0,18% ВВП (в 2016 было 0,2% ВВП) – это даже меньше, чем в Кении десять лет назад. Мы сегодня финансируем науку хуже, чем страны Африки. Мы требуем вынести в зал и принять наши законопроекты по спасению науки", – сказал нардеп.

Помимо законопроекта №6188 от 14 марта 2017 г. о выделении 1,5 млрд грн. на этот год, А.Вилкул также подал законопроект № 6189 (от 14 марта 2017 г.), согласно которому предлагается установить в Бюджетном кодексе постепенное ежегодное повышение финансирование науки. В частности, в 2018 году на уровне не менее 1% ВПП, в 2019 году – не менее 1,35% ВВП и в 2020 году – не менее 1,7% ВВП (в 2017 году фактически – 0,18% ВВП).

Также народный депутат потребовал от коалиции принять законопроект № 4237 по поддержке отраслевой науки, ведь от этого зависит модернизация промышленности и создание высокотехнологичных производств. Законопроектом предлагается ввести беспроцентное кредитование инновационных и инвестиционных проектов, а также полную или частичную компенсацию процентов, выплачиваемую коммерческим банкам и другим финансово-кредитным учреждениям за кредитование научных проектов.

Украина > Образование, наука > minprom.ua, 16 марта 2017 > № 2108006


Россия. СФО > Образование, наука > ras.ru, 16 марта 2017 > № 2107334

Ректор НГУ Михаил Федорук: «В НГУ неразрывная связь между наукой и образованием»

Новосибирский государственный университет продолжает работать над тем, чтобы попасть в мировой рейтинг «Топ-100». В вузе создаются новые лаборатории и направления исследований, снимаются онлайн-курсы, а государство в ответ выделяет средства на дальнейшее развитие НГУ. Об этом, а также о совместной работе с СО РАН и планах на будущее рассказал ректор университета член-корреспондент РАН Михаил Петрович Федорук.

— В рамках Проекта 5-100, направленного на повышение конкурентоспособности российских вузов, НГУ на 2017 год были выделены 849 млн рублей. На что планируется потратить эти средства?

— Они будут потрачены примерно так же, как и в прошлом году. Безусловно, нужно поддержать много инициатив, связанных с поощрением студентов, которые хорошо учатся. Определенная часть денег уйдет на инфраструктуру: мы продолжим благоустройство студенческого городка, общежитий, а также стадиона и спортивного комплекса. Кроме того, планируется подвести к завершению ремонт в главном корпусе — особенно левого крыла. Также в НГУ проводится программа развития стратегических академических единиц (САЕ), которым необходимы средства — прежде всего на прорывные проекты, которые были сформированы в рамках этих САЕ. Безусловно, в приоритете остается финансирование учебно-научных лабораторий, поддержка публикационной активности наших преподавателей, академической мобильности студентов и сотрудников НГУ, а также Специализированный учебно-научный центр и Высший колледж информатики НГУ.

— Решение о создании стратегических академических единиц было принято в июне 2016 года. Каких результатов за это время уже удалось достичь?

— За столь короткий срок трудно прийти к масштабным и значимым результатам. Но главное — уже выбраны приоритетные направления развития САЕ, а также сформирована система управления ими. В стратегические академические единицы переведены те лаборатории, которые создавались нами вместе с Сибирским отделением РАН. Сейчас мы будем постепенно менять оценку эффективности этих лабораторий, потому что заинтересованы в том, чтобы как можно больше наших студентов проходило в них научно-исследовательскую практику, а лаборатории активно участвовали не только в научной, но и в образовательной сфере, принимая активное участие в конкурсе научных проектов и грантов.

— Вы не могли бы подробнее рассказать о направлениях работы этих стратегических академических единиц?

— Например, САЕ «Новая физика» включает в себя 17 лабораторий и пять кафедр Физического факультета НГУ, которые участвуют в 18 международных мегапроектах — экспериментах в области физики высоких энергий, астрофизики и физики космических лучей. В рамках этой САЕ также ведутся работы над созданием прототипа детектора для регистрации темной материи, где в качестве рабочего тела используется сжиженные «легкие» благородные газы, такие как аргон или неон. Кроме того, НГУ участвует в международных экспериментах на электрон-позитронных коллайдерах. Основная идея всех этих проектов — поиск новых физических явлений за рамками Стандартной модели. Кроме того, в рамках образовательной деятельности этой САЕ развивается англоязычная аспирантура по специальности «Астрофизика и космология».

В САЕ «Нелинейная фотоника и квантовые технологии» ведутся исследования нелинейных режимов взаимодействия света с веществом и конструирование на их основе принципиально новых устройств и приборов, которые применяются в различных областях науки и техники: метрологии, медицине, телекоммуникациях, промышленных и космических технологиях... САЕ «Нейронаука в трансляционной медицине» специализируется на прикладных комплексных исследованиях мозга, сознания и поведения человека для развития подходов к диагностике, профилактике, коррекции и лечению расстройств нервной системы, а также внедрения результатов в клиническую практику. Главной задачей данной САЕ является проведение прикладных научных исследований в области нейронаук и подготовка высококвалифицированных специалистов.

Деятельность САЕ «Синтетическая биология» направлена на создание эффективных для тестирования клеточных линий, моделирующих заболевания, а также на формирование в НГУ междисциплинарного подразделения для интеграции образовательных и научных программ в этой области. Необходимо качественно изменить уровень подготовки специалистов за счет привлечения высококлассных научно-преподавательских кадров, разработки и реализации образовательно-научных программ по данной тематике.

Андрей Соболевский, Наука в Сибири

Россия. СФО > Образование, наука > ras.ru, 16 марта 2017 > № 2107334


Россия. Весь мир. ЦФО > Образование, наука > rosnedra.gov.ru, 16 марта 2017 > № 2106018

В апреле 2017 года исполняется 15 лет кафедре общей и прикладной геофизики Государственного университета «Дубна». В соответствии с решением Президиума Российской академии естественных наук (РАЕН), Евро-Азиатского геофизического общества (ЕАГО), Российского геологического общества (РОСГЕО), Федерального агентства по недропользованию и ректората Государственного университета «Дубна» 7-8 апреля 2017 года проводится Международная научно-техническая конференция «Геофизическая разведка – 2017».

Программный комитет конференции возглавляет президент Российского геологического общества Орлов Виктор Петрович.

Члены Программного комитета:

Ампилов Юрий Петрович - председатель секции разведочной геофизики научного совета РАН по проблемам физики Земли;

Атекуана Естелла - заведующий школой геологии Б. Пикенса Государственного университета Оклахома, США;

Бектурганов Нуралы Султанович - академик НАН Республики Казахстан, первый вице-президент КНАЕН (г. Астана);

Булычев Андрей Александрович - заведующий кафедрой геофизических методов исследования земной коры Геологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова;

Гогоненков Георгий Николаевич - советник генерального директора Всероссийского научно-исследовательского геологического нефтяного института (ВНИГНИ);

Городницкий Александр Моисеевич - главный научный сотрудник Института океанологии имени П.П. Ширшова РАН

Дмитриевский Анатолий Николаевич - академик РАН, научный руководитель Института проблем нефти и газа РАН

Лящ Юрий - экс-вице-президент компании «Conoco, Inc», Хьюстон, США;

Никитин Алексей Алексеевич - академик РАЕН, профессор Российского государственного геологоразведочного университета им. С. Орджоникидзе

Твердохлебов Леонид Иванович - член Экспертного совета Комитета Госдумы ФС РФ по природным ресурсам, природопользованию и экологии

Хаматдинов Рафис Такиевич - генеральный директор ООО «Нефтегазгеофизика»;

Хассан Абдельхамид Солиман - профессор кафедры геологии Университета Ассьют, Египет;

Чилингар Джордж - профессор Университета Южной Калифорнии (Лос-Анджелес, США), иностранный член РАН.

Россия. Весь мир. ЦФО > Образование, наука > rosnedra.gov.ru, 16 марта 2017 > № 2106018


Россия. Турция > Образование, наука > rs.gov.ru, 15 марта 2017 > № 2113011

16 марта состоялся рабочий визит делегации Российского университета дружбы народов в Анкарский университет, организованный представительством Россотрудничества в Турецкой Республике в рамках реализации Концепции продвижения российского образования за рубежом.

Во встрече приняли участие заместитель начальника отдела межвузовского сотрудничества РУДН Тимур Абдуллаев, ассистент департамента механики и мехатроники Инженерной академии РУДН Владимир Разумный, советник ректора Анкарского университета по международному сотрудничеству Ильхан Карасубаши, сотрудники представительства Россотрудничества.

Основными целями мероприятия стали проработка договорённостей, достигнутых в рамках встречи 28 ноября 2016 г. ректора Анкарского университета Эркана Ибиша и проректора по международной академической мобильности РУДН Ларисы Ефремовой, и детальное обсуждение путей реализации подсписанного между вузами протокола об академическом сотрудничестве, основные положения которого заключаются в обмене представителями профессорско-преподавательского состава и студентами, проведении коллективных научно-исследовательских проектов и мероприятий, разработке совместных образовательных программ.

Среди приоритетных на сегодняшний день областей взаимодействия были обозначены "русский и турецкий языки", "инженерия", "политология, регионоведение, международные отношения", "медицина, фармакология, фармацевтика".

Анкарский университет является старейшим вузом Турецкой Республики. Среди более чем 135 его зарубежных партнеров представлено восемь российских вузов: Казанский (Приволжский) федеральный университет, Кубанский государственный университет, МГИМО (У) МИД России, МГУ имени М.В.Ломоносова, Омский государственный педагогический университет, СГУ имени Н.Г.Чернышевского, РУДН, Хакасский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории.

Именно в Анкарском университете в 1940-х годах началась история преподавания русского языка в Турецкой Республике. Долгое время отделение русского языка и литературы оставалось единственным в Турции.

Профессор Э.Ибиш возглавляет с турецкой стороны комитет по образованию и науке Российско-Турецкого форума общественности (РТФО).

Россия. Турция > Образование, наука > rs.gov.ru, 15 марта 2017 > № 2113011


Россия > Образование, наука > ras.ru, 15 марта 2017 > № 2107331

«Мы являемся свидетелями великого слияния наук»

Президент Национального исследовательского центра «Курчатовский институт» Михаил Ковальчук — о процессе сближения естественно-научных и гуманитарных знаний

Глава НИЦ «Курчатовский институт» Михаил Ковальчук в интервью газете «Известия» рассказал, почему в современном мире стирается грань между физико-математическими и гуманитарными науками, как развивается междисциплинарное образование в России и чем компьютерная томография вместе с другими современными технологиями может быть полезной российским музеям.

— Михаил Валентинович, вы неоднократно говорили о необходимости конвергенции различных научных направлений. С чем это связано?

— Я бы сказал, что это уже не необходимость, а реальность. К этому нас привели внутренние закономерности развития науки, процесса познания человеком окружающего его мира.

За свою историю человечество прошло сложный путь: от пассивного созерцания до активного преобразования природы. Первобытный человек обожествлял окружающий его мир, древние греки этот мир уже анализировали, пытались объяснить, воспринимая его при этом как единое целое.

Именно тогда начал формироваться общий массив знаний о природе и человеке, который назывался натурфилософией. Собственно, всем известные Демокрит, Архимед и прочие великие греки были именно натурфилософами, когда пытались понять структуру вещества, предсказывая атомистическую модель.

Затем, по мере развития человечества, усовершенствования технических устройств, вычленения и быстрого развития отдельных научных дисциплин, основанных на экспериментальном подходе, единый массив науки — натурфилософия — разделился.

Из первой его части — условно говоря, «натуральной» — развивались биология, физика, химия и прочее, а из философии, ставшей «инкубатором» для гуманитарных дисциплин, — психология, социология, история, лингвистика и т.д.

То есть человек начал искусственно разделять на сегменты этот единый массив знаний для его упрощения, понимания, для более подробного изучения явлений, объектов, их анализа.

Такая узкая специализация в науке, с одной стороны, позволила детально изучить и понять многие процессы, а с другой стороны, привела к утрате целостной картины мира. Созданная человеком узкоспециализированная наука породила, в свою очередь, отраслевые технологии и определила отраслевую организацию промышленности.

В ХХ веке, при реализации космического и атомного проектов, стала очевидной необходимость расширить эти отраслевые рамки для создания таких сложных объектов, как самолет, подводная лодка, космический корабль, атомная электростанция. Они создавались уже путем интеграции, но пока готовых технических решений из разных отраслей.

В то же время еще в конце XIX века появились трансграничные дисциплины — биохимия, геохимия, биофизика и пр. Затем возникли области знания, связавшие науки о природе с науками о человеке: кибернетика, бионика, позднее — генная инженерия и др. То есть внутренние закономерности развития науки привели к обратному процессу — уже не разделения, а нового слияния наук.

— Этот процесс обратного слияния обозначился совсем недавно, получается?

— И да, и нет. К этому, с одной стороны, привел весь ход развития науки и технологий. С другой стороны, еще десятилетие назад мы не понимали так глубоко механизмы функционирования окружающего нас мира, как понимаем их сегодня. В чем-то мы дошли до логического предела, разбирая единую природу на части — дисциплины — и создавая на этой основе узкоспециализированную науку, образование, отраслевую экономику. В микроэлектронике есть понятие «предел миниатюризации». Здесь можно провести параллель с процессами, о которых я говорил выше.

Образно говоря, сегодня у человечества в руках коробка с перемешанными пазлами, из которых мы должны сложить новую картину единого мира и принципиально новое технологическое лицо цивилизации.

Но при этом отмечу, что образца-то, по которому должна складываться такая картинка, у нас нет. Поэтому мы движемся на этом пути порой на ощупь, но уже значительная часть панно из пазлов сложена, вырисовываются основные контуры.

Сегодня в научных исследованиях, технологиях мы переходим от анализа различных явлений, предметов, материалов — к их синтезу. Это сложный процесс, взаимосвязанный. Анализ будет развиваться и дальше, но на новом этапе междисциплинарной науки главным становится синтез.

Мы, по сути, являемся свидетелями великого слияния наук. Причем это касается не только взаимопроникновения отдельных наук в естественно-научном или гуманитарном «блоках». Эти два условных массива, отколовшихся от некогда единой натурфилософии, вновь сближаются, идет слияние естественно-научных и гуманитарных знаний.

— Какие примеры вы можете привести?

— Один из сложнейших объектов научного познания — мозг человека. Как традиционно изучались его деятельность, сознание, принятие решений? В упрощенном виде схема такова.

Испытуемому задавались определенные вопросы и изучались его реакции. Первая реакция — вербальная, ответ на вопрос. Это предмет лингвистики — гуманитарной науки, которая через языковые функции изучает в том числе сознание, мозг.

Далее вопрос вызывает определенную психологическую реакцию — эмоции, изменение настроения и даже поведения. Этим занимается психология.

Социология изучает поведение человека в обществе, его взаимоотношения с другими людьми, группами людей. Таким образом, совокупность трех гуманитарных наук — лингвистики, психологии и социологии — стала основой для развития когнитивных исследований, которые до последнего времени были чисто гуманитарными.

Но сегодня у нас есть возможность рассмотреть те же процессы с помощью естественно-научных методов (позитронно-эмиссионной томографии, ядерно-магнитного резонанса, энцефалографии). Того же испытуемого мы помещаем внутрь позитронно-эмиссионного или ядерно-магнитного томографа и сообщаем ему какую-то информацию. При этом мы видим на экране компьютера определенные участки мозга, возбуждаемые в той или иной ситуации, то есть это уже чисто естественно-научное исследование.

Таким образом, когнитивные исследования в той же мере, в какой они были исследованиями гуманитарными, сегодня становятся естественно-научными. Такая же конвергенция гуманитарного и естественно-научного знания хорошо видна и на примере генетики.

— Что предшествовало такому переходу?

— Как я уже говорил, всё это — отражение тех самых процессов синтеза, слияния наук. Но невозможно сложить все сотни дисциплин сразу. Поэтому сегодня новый мировой тренд научного развития — конвергенция нано-, био-, информационных и когнитивных наук и технологий — НБИК-конвергенция.

Нанотехнологии — это метод направленного конструирования материалов любого вида, в основном неорганических, на атомарном уровне.

Биология, биотехнологии вводят сюда органические компоненты, и сочетание нано- с био- дает возможность получить искусственный биологический, или гибридный, материал — например, полупроводник с детектором из фоточувствительного материала типа белка фотородопсина.

Информационные технологии делают эту систему интеллектуальной — то есть не просто датчиком, который что-то измеряет, но и обрабатывает сигнал, дает на него «ответ». А когнитивные технологии, основанные на изучении сознания, дают нам алгоритм для «одушевления» этих систем.

Долгое время, развивая науку и технологии, человечество копировало живые системы, их принципы, механизмы в виде простых модельных систем.

Сегодня через конвергенцию наук и технологий мы можем не просто моделировать, а конструировать, создавать природоподобные системы. В их основе — соединение современных технологий, прежде всего микроэлектроники, с конструкциями, созданными живой природой.

Такие технологии, устройства будут иметь отличающиеся от современных механизмы генерации и потребления энергии, гораздо более экономичные, действующие по законам живой природы, через гибридные материалы и системы на их основе — в этом и состоит одна из задач НБИК-конвергенции.

То есть происходят тектонические изменения в развитии науки, она вышла на принципиально другой, междисциплинарный, уровень. И этот междисциплинарный подход — залог даже не процветания, а выживания стран в XXI веке.

Для такой новой системы организации науки нужна и новая, междисциплинарная, система образования. Насущная потребность в подготовке специалистов совершенно нового типа была осознана в начале 2000-х годов, когда в России, как и во всем мире, была запущена программа нанотехнологий. Из нее, собственно, и выросла позднее идея конвергенции нано-, био-, информационных и когнитивных технологий, а позднее к ним прибавились и социогуманитарные. Думаю, что к этой группе наук присоединятся еще какие-то.

— А есть ли уже такие конвергентные специалисты?

— Первые подвижки начались уже более 10 лет назад, когда в МГУ имени Ломоносова при поддержке ректора Виктора Антоновича Садовничего нам удалось организовать первую междисциплинарную кафедру нанотехнологий.

В качестве базы выбрали физико-математический блок, но к этому мы начали добавлять и другие естественные дисциплины, без которых междисциплинарное образование невозможно. Это прежде всего химия, потому что мы работаем с веществами. Обязательно — биология, информационные, когнитивные науки. И это стало неким толчком — подобные кафедры стали открываться во многих университетах страны.

Затем в 2008 году на базе Курчатовского института в московском физтехе (МФТИ) мы организовали первый в мире факультет конвергентных НБИК-наук и технологий, где каждый год мы подготавливаем порядка 60 человек. Это базовые физики, которые затем получают знания по биологии, химии, информатике, когнитивным наукам, философии. Получаются широко эрудированные физики с элементами «лирики».

Сейчас у нас, могу ответственно сказать, мощная образовательная база. Это 27 базовых кафедр в МГУ, СПбГУ, МИФИ, МГТУ им. Н.Э. Баумана, МИРЭА, плюс факультет конвергентных НБИК-технологий в МФТИ. В лабораториях Курчатовского института проводят исследования около 500 студентов и примерно 300 аспирантов.

Однако реализовать такую междисциплинарную подготовку в вузе без работы со школами практически невозможно. В 2010 году совместно с департаментом образования правительства Москвы мы начали проект непрерывного междисциплинарного образования. Запускали мы его на базе московской школы № 2030, а сегодня в этом проекте участвуют уже 37 московских школ.

— А почему «непрерывного?»

— Еще в самом начале, при организации кафедры нанотехнологий в МГУ, стало ясно, что если между изучением одной и той же дисциплины в школе и вузе проходит 2–3 года, то ее приходится изучать практически заново.

Поэтому мы составляли учебный план так, чтобы «протягивать» непрерывную цепочку естественно-научного блока уже с начальных классов, формировать видение природы как единого целого.

Именно так воспринимает ее ребенок еще до изучения всех отдельных наук. И задача междисциплинарного образования — не разрушить этот образ целостного мира природы, когда начинается специализация по предметам. Важно заложить, что науки — физика, химия, математика — это лишь метод его познания.

— Такой проект успешен?

— Вполне. Уже около 25 тыс. школьников участвовали и участвуют в его реализации. Около 300 московских преподавателей вовлечено в проект. Важно и то, что наши школьные центры оснащены современным учебным оборудованием.

Проект начинает расширяться и за рамки Москвы. Междисциплинарные методики Курчатовского проекта используются в центре одаренных детей «Сириус» в Сочи, планируем создание подобных центров в регионах ЦФО, Ленинградской и Московской областях.

— Можно привести конкретный пример взаимодействия физических и математических наук с гуманитарными?

— В 2015 году мы начали работать с Государственным историческим музеем, Институтом археологии РАН, Крымским федеральным университетом. Мы провели целый комплекс интересных работ: изучали средневековые кресты-энколпионы, угасшие тексты древних рукописей, изучали содержимое сфероконических сосудов, пигменты древних наскальных рисунков и т.д.

Затем мы начали взаимодействовать с ГМИИ им. А.С. Пушкина, сделали ряд исследований с предметами из их коллекции. В ходе общения и работы с Мариной Девовной Лошак (директор ГМИИ им. А.С. Пушкина. — «Известия») решили обратить особое внимание на египетские мумии из коллекции музея.

Так что сейчас мы планируем интересную работу по изучению этих памятников далекого прошлого. Тут может быть задействован целый комплекс исследований — от компьютерной томографии до построения 3D-модели, что позволяет буквально «раскрыть» запеленутую мумию и посмотреть, что находится внутри.

Здесь уже должны подключаться антропологи, медики. Важны и химические исследования бальзамирующего состава, геномный анализ. Это поможет узнать, какие были болезни в тот период, как они эволюционировали во времени.

Для музеев подобные проекты очень интересны, ведь используя 3D-модель, можно рядом с экспонатом поставить специальный экран, с помощью которого посетители смогут осмотреть в подробностях его содержимое. Эту технологию можно использовать для создания материальных и полноценных ростовых 3D-копий мумии.

— Сейчас очень распространено использование 3D-принтинга в различных областях промышленности. Возможно ли их применение и в природоподобных технологиях?

— Появление такого рода принтинга и является по своему типу природоподобной технологией. Сегодня мы рубим дерево, чтобы потом сделать из него бревно. Или из добытого металла выплавляем слиток, а затем делаем нужную деталь. При таком способе производства существенная часть материалов и энергии идет на создание отходов и загрязнение окружающей среды.

Аддитивных технологий сегодня множество, объединяет их одно: построение модели происходит путем добавления материала, в отличие от традиционных технологий, где создание детали происходит путем удаления «лишнего» материала.

Пример из недавнего прошлого, когда возникла необходимость идентифицировать останки царской семьи. Была проведена томограмма черепов, сделана их компьютерная модель, которая затем превратилась в пластиковую. Далее, используя методику компьютерного наложения, ученые сравнили каждый череп с фотографиями членов царской семьи. Это именно аддитивные, стереолитографические технологии, за несколько часов на 3D-установке можно вырастить любую модель.

То есть стереолитография — технология аддитивного производства моделей, с помощью которой можно детально изучать и антропологические объекты, использовать для реставрационных работ, в медицине. В антропологии она используется для дополнения костными участками скелетов и фрагментов останков.

С помощью аддитивных технологий можно создавать модели оперируемых органов человека на основе томографии больного органа и изготавливать их методом стереолитографии. На изготовленной модели хирург разрабатывает технологию операции.

В 2009 году за комплекс работ по развитию лазерно-информационных технологий для медицины Государственная премия в области науки и технологий была присуждена: физику — академику В.Я. Панченко, нейрохирургу — академику А.А. Потапову, хирургу-онкологу — академику В.И. Чиссову. И здесь тоже аддитивные технологии. Был создан прибор, который позволяет для больного с черепно-мозговой травмой — после компьютерной томографии — сделать полную копию черепа и из пластика создать необходимый имплант, цифровая модель которого может быть направлена в любую удаленную точку.

В наши дни аддитивные технологии используются повсеместно: научно-исследовательские организации с их помощью создают уникальные материалы и ткани, промышленные гиганты используют 3D-принтеры для ускорения прототипирования новой продукции.

Мы итерационно приближаемся к пониманию целостности окружающего мира, механизмов и законов его функционирования.

Известия, 15 марта 2017 г.

Россия > Образование, наука > ras.ru, 15 марта 2017 > № 2107331


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter