Всего новостей: 2228118, выбрано 1528 за 0.049 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия. СЗФО > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 19 мая 2017 > № 2179583

В Институте цитологии РАН открылся Центр клеточных технологий мирового уровня

Центр клеточных технологий открылся в Санкт-Петербурге в Институте цитологии РАН. Это одна из первых лабораторий в России, которая будет работать в соответствии со стандартами нового закона о биомедицинских клеточных продуктах.

Ожидается, что Центр ускорит разработку, стандартизацию, производство и внедрение в практическую медицину инновационных клеточных продуктов в соответствии с российскими и международными нормами и требованиями.

Основа центра — высокотехнологичное оборудование, размещенное в “чистой комнате” лаборатории, специально спроектированной и построенной в Институте с учетом требований международного стандарта GMP (Good Manufacturing Practice — Надлежащая производственная практика). Здесь работает одна из первых в России автоматизированных систем культивирования клеток CompacT компании Sartorius. Эта роботизированная система позволяет культивировать живые клетки в полностью контролируемых условиях по заданным протоколам 24 часа в сутки без участия человека.

“Мы строили центр два года, работали на опережение и с самого начала заложили самые высокие требования к уровню технологий и дизайну лаборатории, чтобы с запуском она полностью соответствовала принятым международным стандартам в области клеточных технологий, — рассказывает Наталья Михайлова, врио директора Института цитологии РАН. — Это позволило нам стать одним из первых российских научно-исследовательских центров, готовых к работе в рамках нового российского законодательства о биомедицинских клеточных продуктах”.

Институт цитологии РАН занимается исследованиями в области клеточной биологии и созданием новых клеточных технологий более 30 лет, является одним из лидеров РАН в этой области. В лабораториях института разработана серия клеточных продуктов, один из которых — дермальный эквивалент, предназначен для лечения различных повреждений кожных покровов, в том числе, при хронических неизлечимых болезнях, а также для лечения сверхкритических и критических ожогов. Дермальный эквивалент спас жизни нескольким ожоговым больным.

“Дермальный эквивалент или “заменитель кожи” — это известная разработка Института цитологии, которая применялась и очень хорошо показала себя в клинической практике. У Института было разрешение на его использование в течение пяти лет, но отсутствие законодательства не позволяло его продлить. В Центре клеточных технологий мы будем готовить дермальный эквивалент к применению в клинике в соответствии с новым законом и стандартом производства GMP, чтобы снова передавать этот востребованный продукт в медицинские учреждения”, — поясняет Наталья Михайлова.

Россия. СЗФО > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 19 мая 2017 > № 2179583


Казахстан > Образование, наука. Медицина > kt.kz, 18 мая 2017 > № 2182234

Карагандинский государственный медицинский университет лидирует в рейтинге научно-инновационной деятельности, сообщили в пресс-службе акима региона.

Как сообщается на сайте акимата, республиканский центр развития здравоохранения обнародовал результаты оценки исследовательских организаций и медицинских вузов Казахстана по показателям научной и инновационной деятельности за 2016 год. На первом месте рейтинга оказался Карагандинский государственный медицинский университет. За ним следуют Южно-Казахстанская государственная фармацевтическая академия и медицинский университет Астаны, передает Kazakhstan Today.

"Наш университет не впервые лидирует в рейтинге, где идет оценка по индикаторам научной деятельности. Учитываются такие показатели, как публикация научных статей и их цитируемость, выступления на различных форумах и конференциях, в первую очередь за рубежом. Оценивается и научная активность студентов. Наш вуз в своей стратегии развития поставил целью стать исследовательским университетом на примере ведущих организаций мира", - прокомментировала проректор по стратегическому развитию, науке и международному сотрудничеству КГМУ Анар Турмухамбетова.

По информации акимата, сегодня одним из стратегических партнеров КГМУ является Lund University (Швеция), который входит в топ-100 мировых университетов. Кроме того, вуз сотрудничает со многими университетами Европы и Азии.

"Постоянно привлекаем ведущих специалистов из-за рубежа, чтобы повышать научный потенциал наших преподавателей. Сейчас у нас находятся профессора из Франции и Италии, университетов Пуатье и Милана. Они работают со студентами, магистрантами и докторантами", - отметила проректор.

Также она подчеркнула, что в вузе имеется очень хорошая материально-техническая база. Здесь действует 11 научных учебных лабораторий по различным профилям. При поддержке Министерства здравоохранения РК создана уникальная лаборатория по геномным исследованиям, оснащенная современным оборудованием.

"Основными направлениями наших исследований являются экология и здоровье человека, молекулярно-геномные основы болезней, поиски новых лекарственных препаратов. Совместно с Национальным центром гигиены труда и профзаболеваний изучали здоровье жителей Приаралья. Выполняем также проекты, финансируемые бизнес-сообществом, транснациональными компаниями", - заключила Анар Турмухамбетова.

Казахстан > Образование, наука. Медицина > kt.kz, 18 мая 2017 > № 2182234


Россия. СЗФО > Образование, наука. Агропром > agronews.ru, 18 мая 2017 > № 2180462

Федеральное агентство научных организаций России объединило Институт социально- экономического развития территорий РАН и Северо-Западный научно-исследовательский институт молочного и лугопастбищного хозяйства (Вологодская область) и создаст на их базе научный центр. Об этом сообщает пресс- служба ФАНО.

«В Вологодской области на базе двух институтов ФАНО России создадут научный центр. Новая структура будет создана в результате объединения Института социально-экономического развития территорий РАН и Северо-Западного научно- исследовательского института молочного и лугопастбищного хозяйства. Соответствующий приказ подписал 10 мая глава ФАНО России Михаил Котюков», — говорится в сообщении. ФАНО намерено создать Вологодский научный центр РАН осенью 2017 года. Его штат составит 300 человек. Сотрудники центра будут вести фундаментальные научные исследования, а также решать задачи комплексного развития территорий, в том числе по экономике сельского хозяйства и географических исследований, ДНК-типированию, развитию генетических технологий для сельскохозяйственных животных. Заказчиками исследований в центре могут стать органы власти, включая муниципалитеты, а также предприниматели и коммерческие организации. «Это долгожданное для нас решение, результатом которого станет объединение социально-экономического и сельскохозяйственного институтов в Вологодский научный центр РАН. Объединение не только позволит расширить направления научной деятельности на территории региона, но и обеспечить Северо-Запад России молодыми научными кадрами», — считает врио директора Вологодского института социально-экономического развития территорий РАН Александра Шабунова, слова которой приводятся в сообщении.

Россия. СЗФО > Образование, наука. Агропром > agronews.ru, 18 мая 2017 > № 2180462


Россия. ДФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 18 мая 2017 > № 2178544

Музею естественной истории Северо-Восточного НИИ Дальневосточного отделения РАН исполняется 40 лет

Музей естественной истории Северо-Восточного комплексного научно-исследовательского института им. Н.А. Шило Дальневосточного отделения РАН отмечает 40-летний юбилей.

В настоящее время музей относится к научно-вспомогательным подразделениям Северо-Восточного комплексного научно-исследовательского института.

Его постоянная экспозиция состоит из отделов "Геология и минералогия" и "Археология и этнография", а также мемориального кабинета академика Николая Алексеевича Шило. В ней собраны геолого-минералогические и этнографо-археологические коллекции - научный материал, отражающий сложную геологическую историю развития Северо-Востока. Здесь представлена информация о полезных ископаемых региона, памятники истории и культуры. В музее хранится одна из самых крупных в России коллекция метеоритов.

Музей включен в перечень основных достопримечательностей г. Магадана. Специалисты института регулярно проводят экскурсии для учащихся школ и вузов, гостей и жителей города.

Федеральное агентство научных организаций поздравляет коллектив музея и желает успехов в дальнейшей работе!

Музей естественной истории Северо-Восточного комплексного научно-исследовательского института им. Н.А. Шило Дальневосточного отделения РАН был открыт в 1977 г. как Геологический музей и являлся научным подразделением академического института. Позднее был переименован в Музей естественной истории, а в 2002 году дополнен этнографо-археологической коллекцией, экспонирующейся в отдельном зале.

Россия. ДФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 18 мая 2017 > № 2178544


Россия > Образование, наука > ras.ru, 18 мая 2017 > № 2178462

Научная дипломатия: как Россия и Британия планируют жить в "новом мире"

МОСКВА, 18 мая - РИА Новости. Научная дипломатия поможет России и Великобритании снизить политическую напряженность и позволит вместе подготовиться к жизни в "новом мире" технологий, больших данных и инноваций, заявили российские и британские ученые на круглом столе в МГИМО.

"Когда-то Черчилль писал, что штаб всегда готовится к прошлой войне. Этим отличаются не только военные, но и другие ведомства, и мне кажется, что наука дает нам возможность готовиться не к войне прошлого, а к миру будущего. Прошлый мир, в котором мы жили, был неплохим, но он уже закончился и мы должны думать о том, что нас ждет в будущем. Наука и образование позволяют меньше говорить о "красных линиях" и больше думать об общих возможностях и борьбе с глобальными вызовами", — заявил Андрей Фурсенко, помощник президента России и бывший министр образования.

Сегодня в МГИМО прошел первый российско-британский круглый стол по научной дипломатии, организованный Российским фондом фундаментальных исследований и британским Королевским обществом, старейшей научной организации Британии и всей Европы в целом. В работе этого круглого стола принимали участие ведущие ученые из Российской академии наук и британских научно-исследовательских учреждений, а также чиновники и представители внешнеполитических ведомств Британии и РФ.

Научные линии связи

Целью этого круглого стола, как пояснил академик Анатолий Торкунов, ректор МГИМО и историк-международник, было установление и укрепление "вторичных" линий связи между Британией и Россией в условиях, когда работа "первичных" политических каналов была ослаблена из-за резкого ухудшения отношений между Лондоном и Москвой.

Как отметил Торкунов, научная дипломатия между Россией и Британией начала развиваться уже более ста лет назад, когда Британию посетила крупная делегация российских правоведов, пять из которых стали первыми русскими докторами наук, защитившимися в Кембридже. Как считает декан МГИМО, ситуация в мире сегодня требует продолжения этих начинаний и визит британских ученых и дипломатов только подтверждает важность научной дипломатии.

С ним согласен сэр Мартин Полякофф, глава британской делегации и профессор химии из университета Ноттингема. Он надеется, что совместные усилия российских и британских ученых приведут к улучшению отношений между странами, появлению новых совместных исследовательских проектов и позволят России и Британии совместно решать важнейшие глобальные проблемы, такие как появление супербактерий, борьба с глобальным потеплением и неэффективным использованием пищевых и минеральных ресурсов Земли.

"Что такое научная дипломатия? Сейчас мы рассматриваем ее с трех углов – наука в дипломатии, дипломатия для науки и наука для дипломатии. Это отражает то, какую роль ученые играют в взаимодействиях государств. Суть всех этих трех феноменов остается общей – непосредственное участие людей с научным мировоззрением в исправлении несовершенства мира с опорой на научные знания", — объясняет Торкунов.

Наука как противоядие от идеологии

Современные глобальные проблемы, будь то изменение климата, недостаток питьевой воды или распространение новых болезней, можно решить только с применением научных знаний. Традиционная дипломатия, по словам ректора МГИМО, уже давно не может работать без опоры на науку, и в ведущих державах мира академическое сообщество тесно связано с политическими и бизнес-кругами.

"Главным плюсом ученых является их иммунитет к идеологии. Люди науки по роду своей деятельности не озабочены необходимостью упрощать, и при переходе в сферу госуправления или в МИД, они еще долго сохраняют эту способность. Это особенно важно сегодня, когда идеологии деградировали до формата, который сейчас любят называть словом "постправда", и почти утратили связь с реальным миром. В мире "постправды" эмоции замещают факты, фейки заменяют новости, задавая тон конструированию альтернативной реальности", — продолжает академик.

С ним согласен Игорь Неверов, глава Второго Европейского департамента МИД. Дипломатия, основанная на научном анализе и реальных фактах, по его мнению, является пока единственным способом противостоять дальнейшей идеологизации международных отношений и принятию поспешных и ошибочных решений на базе эмоций и непроверенной информации.

Научная дипломатия, как отмечает Торкунов, помогает бороться с этими трендами и улучшать отношения между государствами благодаря тому, что она позволяет историкам и другим ученым из разных государств вырабатывать единые и непротиворечивые представления о важных исторических событиях.

К примеру, недавно российские и польские историки закончили масштабную работу по совместному изучению истории 1930 годов, в том числе и событий в Катыни. Публикация итогов этих исследований, по мнению ректора МГИМО, помогла снизить остроту этого вопроса в политических отношениях между странами за счет того, что такие фундаментальные труды не оставляют места для спекуляций пропагандистов и политических конъюнктурщиков. Сейчас российские востоковеды, по словам Торкунова, принимают участие в сирийском урегулировании.

Ростки космического сотрудничества

Сотрудничество между российскими и британскими учеными, как рассказал РИА "Новости" академик Лев Зеленый, один из участников круглого стола и директор Института космических исследований РАН в Москве, не будет ограничиваться историей, и будет проходить во всех сферах научной деятельности.

ИКИ РАН, по словам Зеленого, будет сотрудничать с Британией по трем направлениям – в изучении и наблюдениями за космической погодой, в анализе больших данных для предсказания обычной погоды и солнечных вспышек, и в исследовании Марса в рамках проекта "ЭкзоМарс".

"На марсоходе "Экзомарса" будет установлена мачта, на которой будут крепиться два прибора – российский спектрометр ISEM, разрабатываемый в нашем институте группой Олега Кораблева для изучения химического состава пород, и камера PanCam, создаваемая командой Эндрю Коатса в университетском колледже Лондона. Они будут работать в тандеме – камера будет "наводить" ISEM на цели, а он будет измерять их спектры", — пояснил академик.

По его словам, российские и британские ученые к тому же совместно разрабатывают масс-спектрометр марсохода - важный научный прибор, который позволит российско-европейскому роверу изучать состав атмосферы Марса и частиц пыли в его воздухе. Это устройство будет изготовлено в России с учетом опыта британских ученых, долгое время занимавшихся подобными исследованиями.

Многие участники этих проектов, как отметил ученый, являются выходцами из России или российскими гражданами, работающими в британских научных организациях, что поможет быстро найти язык и установить связи. Кроме того, ИКИ надеется, что британские ученые примут участие в российских проектах по исследованию Луны, которые российские планетологи планируют провести в ближайшем будущем.

Россия > Образование, наука > ras.ru, 18 мая 2017 > № 2178462


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 17 мая 2017 > № 2178542

Михаил Котюков: Нужно искать новые формы взаимодействия, чтобы искусственные барьеры не останавливали движение по самым перспективным и важным направлениям

Участники пленарной дискуссии IV форума молодых ученых U-NOVUS обсудили вопросы развития науки и инноваций в регионе и реализацию Стратегии научно-технологического развития России до 2035 года.

«Принятая в конце 2016 года Стратегия научно-технологического развития России до 2035 года представляет собой первый документ долгосрочного планирования в области науки и технологий, - отметил руководитель ФАНО России Михаил Котюков, - впервые вопросы научно-технологического развития возведены в верхний ранг государственного стратегического планирования. Многие документы – такие, как государственные программы, ведомственные планы должны быть подчинены целям реализации тех задач и вызовов, которые сформулированы в Стратегии».

Глава агентства отметил, что существовавшие ранее стандартные подходы и методы организации науки в современных условиях нуждаются в трансформации: «Нам нужно новые формы взаимодействия, кооперации с тем, чтобы ведомственные искусственные барьеры не останавливали движение по самым перспективным и важным направлениям», - считает Михаил Котюков.

«Сегодня в академическом секторе мы отрабатываем разные формы интеграции, можно сказать, что инструменты, которые сформулированы в Стратегии были предварительно апробировали на базе академических институтов, и начинали мы делать это именно в Томске», - рассказал руководитель федерального агентства об основных формах кооперации научных коллективов в системе ФАНО России.

Одна из них предполагает юридическое объединение институтов в исследовательские центры федерального уровня. Например, в 2016 году в Томске создан национальный исследовательский медицинский центр, который имеет серьезные компетенции как в области клинических технологий, так и в области глубоких фундаментальных исследований.

«Наша задача - обеспечить передачу навыков и наработок для решения тех вызовов, которые будут стоять перед человечеством в области системы здравоохранения. Второй пример кооперации - организационное взаимодействие, когда научные коллективы начинают координировать свою работу, не объединяясь при этом ни юридически, ни финансово, а взаимодействуют на организационной основе», - пояснил Михаил Котюков. Примером второго варианта взаимодействия стало создание в Томске программы по разработке новых материалов с заданными свойствами, к которой постепенно начали подключаться организации, не только подведомственные ФАНО России, но и университеты, реальный интерес высказали корпорации и, в частности, Роскосмос.

«Эта работа позволяет сократить разрыв между научным сектором и производственным. Это те площадки, которые показывают возможность проведения открытого диалога. Бизнес заинтересован в том, чтобы задать все вопросы в одном месте и получить на них ответы, что практически невозможно без объединения усилий научно-образовательных организаций и исследовательских центров», - подчеркнул Михаил Котюков.

Врио губернатора Томской области Сергей Жвачкин в приветственном слове, обращенном к участникам форума, также отметил, что среди основных результатов развития научно-образовательной отрасли в регионе – создание крупнейшего в России Томского национального исследовательского медицинского центра. «Вместе с Федеральным агентством научных организаций мы создали центр на базе шести томских академических институтов. Мы не просто объединили коллективы – это полностью перенастроило исследовательский процесс», - заявил Сергей Жвачкин, отметив, что основная задача преобразований – ускорить внедрение результатов исследовательской работы в медицинскую практику.

IV форум молодых ученых U-NOVUS пройдет в Томске 17-19 мая, его тема - "Таланты и перспективные технологии". В форуме примут участие 1 тыс. 200 человек из 64 российских и зарубежных городов. В том числе в Томск приехали иностранные гости из Германии (Бонн), Словакии (Братислава), Италии (Рим), Боснии и Герцеговины (Сараево).

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 17 мая 2017 > № 2178542


Россия > Образование, наука > ras.ru, 17 мая 2017 > № 2178463

Истина, которая одновременно есть долг

Интервью с академиком А.А. Гусейновым, директором Института философии РАН (2006-2015 гг.)

Известно: почти одновременно уходят со своих должностей директора и их заместители в возрасте свыше 65 лет в более чем тысяче Институтов Российской академии наук — это следствие принятия через год после старта реформы РАН закона № 540253-6: по нему ученые, в отношении занятия руководящих должностей, приравниваются к служащим. Логики — никакой: история изобилует примерами чрезвычайно плодотворной руководящей работы именно возрастными учеными, и при чем тут привязка к служащим — не понятно.

Но это происходит: уходит от руководства Институтами поколение ученых, которые спасли российскую науку в 90-е и в «нулевые» (и никто им не сказал «спасибо»), те, кто сохранили науке жизнь и передали ее следующим российским поколениям — а в это время вокруг погибли все наукоемкие отрасли, погибло 20 тыс. промышленных предприятий, уничтожены 5 тыс. прикладных институтов и т.д. и т.п. Но именно наука этими людьми спасена — это исторический национальный подвиг, думается, сравнимый со Сталинградом. Так кто эти люди? Давайте на примере одного ушедшего с должности директора Института РАН попробуем увидеть это поколение руководителей как неповторимый общественный феномен, попытаемся разглядеть их типические черты, усвоить и запомнить этот параграф истории своей страны.

Мы беседуем с академиком Абдусаламом Абдулкеримовичем Гусейновым, который десять лет был директором Института философии РАН (и в настоящее время является научным руководителем Института). Говорим с ним о главном: об этой области науки, о конкретно его научном направлении, о том, как руководить Институтом РАН, о том, какие угрозы надвигаются на человечество и что этому может противопоставить наука.

Что такое философия?

— Более полувека вы профессионально занимаетесь философией и, в частности, этикой. Давайте поговорим об этом не для философов, а для тех, кто, подчас, недопонимает философию, отрицает ее значение, сдавал когда-то истмат-диамат, запомнил их как догмы и не понимает, как можно ими всерьез заниматься. Что можно сказать про философию им?

— Да, философы словно «чужаки». Упрек публики: философия занимается зряшными делами; это случай Фалеса. Упрек власти: она как источник анархизма, критики, недовольства — разрушает общество; это случай Сократа. Так, например, по этой причине философский факультет МГУ был закрыт царизмом на столетие. Упрек коллег-ученых: философия — «мутная», мешает ясному мышлению (Ньютон: «физика, бойся метафизики»).

Вопрошающему «зачем нужна философия?» — почему-то ясно, что нужно, а что не нужно, однако эта ясность, если ее подвергнуть философскому анализу, сама себя дискредитирует.

По Платону, государством должны управлять философы — такого (к сожалению или к счастью) в истории почти никогда не было. Зато видные политики интересовались философией — Александр Македонский, Иван Грозный, Петр и Екатерина, Наполеон, Ленин, Сталин. Интерес к философии — своеобразный критерий масштабности политика: соразмеряет ли он свою деятельность по качественному преобразованию форм жизни со всемирно-историческими целями, насколько остро и ответственно воспринимает свое существование в мире. И, как нередко было в истории, политический расцвет в той или иной стране всегда сопрягался с расцветом философским. Много было знаменитых людей, но эпохи обозначаются, прежде всего, именами философов — Сократ, Платон, Аристотель, Декарт, Гегель… Ни одна область интеллектуальной деятельности не дала столько имен безусловного значения. В античных залах Лувра представлены скульптурные изображения почти исключительно императоров и философов и больше всего изображений человека, который был одновременно и тем, и другим — Марка Аврелия.

Что же ищет философия? Все, кто недоумевают по поводу философии и сомневаются в ее нужности, рассматривают ее как науку, род познания, ставят в ряд с физикой, химией, психологией и т.д. Философия, действительно, дает знание о мире, но это такое знание, которое не может быть определенным, точным и доказательным, ибо речь идет о вопросах, которые нельзя обойти в рамках систематической интеллектуальной деятельности и которые, в то же время, не имеют обязывающего решения. Их принято еще называть вечными вопросами — вечными по той причине, что они требуют вечного поиска и постоянного осмысления, возобновляющегося в каждом опыте сознательной жизни.

Где, в каких своих проявлениях человек более всего человек, в чем он обнаруживает специфичность своего бытия?— В мысли, через мысль, благодаря мысли. Мысль связывает нас с миром, с людьми, мысль одухотворяет нашу жизнь. Ключевой вопрос, до которого додумались люди, назвавшие себя философами и под этим именем получившие известность, есть вопрос о том, что представляет собой мышление, разум? Философов интересует не просто то, что происходит в мире и может быть строго очерчено в качестве предмета познания. И дело не в том, что в отличие от других наук, которые рассматривают отдельные аспекты или фрагменты мира, философия пытается охватить мир в целом. Она имеет дело с миром как предметом мысли и с мыслью как образом мира.

Философ, познавая мир, ищет в нем себя в разумности своих стремлений. Он ищет такой образ мира, такое его объяснение, создает такое учение о бытии, в котором нашлось бы место ему самому как мыслящему существу. Философ хочет понять себя в своей способности мыслить, в силу которой ему есть дело до всего в мире. Одно из самых несомненных описаний предмета философии предложил Кант в форме четырех вопросов: Что я могу знать? Что я должен делать? На что я могу надеяться? Что такое человек? Хочу обратить внимание: это не безличные вопросы, а вопросы от первого лица. Говоря грубо, философия ищет ответ на вопрос, зачем миру понадобился он сам как мыслящее существо, и зачем ему как мыслящему существу понадобился мир, почему он в мыслях своих хочет выйти из себя и добраться до самой сокровенной сути мира. Ясно, что этот двуединый вопрос не имеет ни однозначного, ни окончательного ответа. Точно так же ясно, что для всех, кто занят конкретным делом, философ с его желанием помыслить мысль, понять то, о чем он заранее ничего толком и сказать-то не может, будет фигурой праздной, опасной, непонятной. И, тем не менее, люди чувствуют за философами какую-то правду. Хотя бы ту, что она отрывает их от нескончаемых повседневных забот, обещает что-то…

Философия — утопия культуры, она задает интеллектуальный образ мира в виде каркаса предельных понятий, где только и может существовать культура; фиксирует человеческую неудовлетворенность состоянием мира, жизни, мыслит другой мир, который лишен недостатков этого мира, задает перспективу. Такая утопия у Платона: мир идей как образец для реального мира. У Аристотеля — утопия культуры основана на научном знании. У Канта — она основана на морали и праве. А гегелевская система с ее завершением истории разве не утопия? А Хайдеггер, ставящий всех в тупик своим понятием «Dasein» (переводы термина: «вот-бытие», «здесь-бытие», «бытие присутствия»…)? Весь строй понятий философии (субстанция, ничто и т.д.) — утопический конструкт. Это «выдумки» философов, но без них не существовали бы другие выдумки — литература, театр и т.д. Философия возникла и существует в рамках стремления человека к совершенной жизни, она повернула это стремление в интеллектуально ответственное русло.

— Выходит, философ — «другой» человек?

— Не то что «другой», но, все-таки, отпечаток на него накладывают занятия вещами, которые остаются непонятными для других. Созданный культурой образ философа как чудака, человека рассеянного, забывчивого, смешного — в чем-то соответствует сути дела. Ведь впервые появившись в публичном пространстве, философы удивляли всех не только речами и занятиями своими, но и образом жизни. Так, Диоген, живущий в бочке, стал хрестоматийным образом. Философам безразлично — любят их или нет, сами же они любят свое дело. И, строго говоря, этого им достаточно. Взять, скажем, знаменитых сотрудников нашего Института недавней эпохи — А.А. Зиновьева или Э.В. Ильенкова: они оба занимались логикой, хотя и в разных традициях, и не поднимались выше должности старшего научного сотрудника, но никто другой — ни директора, ни академики — не имели их положения и авторитета в философском сообществе. О чем большем, чем должность старшего научного сотрудника, говорил Зиновьев, может мечтать человек, если им движут амбиции исследователя?! К счастью, наш Институт является средой, где эти амбиции можно реализовать.

В противоположность тем, кто ориентирован на внешний успех и берет на себя ответственность за других — философ сосредоточен на внутреннем духовном росте, ищет в поведении то начало, где его власть как ответственно мыслящего индивида безраздельна. В древности сказано: если законы уничтожатся, то только философы будут жить по-прежнему. Философ дружит с самим собой, и это редкое преимущество.

Философы открыли глубокий пласт бытия — «любовь к мудрости»: он открывается в философии, утверждается ею, он проживается в философском духе и иначе как в нем не существует. То есть философию как форму жизни можно понять только в связи с самим философом. Философия занимает свое достойное место тогда, когда занимается своим делом, тем делом, про которое она сама толком сказать не может, в чем оно состоит — проблемами, которые в качестве философских вычленялись три тысячи лет и которые каждый раз заново встают перед людьми. Очень важно, чтобы философ не подделывался ни под политолога, ни под журналиста, ни под кого другого, чтобы окружающие в своем организованном большинстве всегда оставались в недоумении относительно того, чем же он занимается.

Давайте поставим вопрос так: к кому обращается философ, с кем он разговаривает? Он обращается не к массе (обществу, народу) — для этого существуют политики, ораторы и прочий элитарный люд; не к власти — это дело подданных, граждан; не к богатому классу — его занятия от денег не зависят; не к обездоленным слоям — их надежды связаны с героями, вождями; не к ученым или иным профессиональным группам — они прекрасно обходятся без посторонних советов… Философ, у которого всегда есть свое имя, обращается к отдельному конкретному человеку, задумавшемуся над своим человеческим назначением, разговаривает с тем, кто приходит к нему с вопросом о том, кто он и зачем существует на этом свете. Подобно тому, как каждый индивид, поскольку он является живым существом, делает то, что миллионы и миллионы людей делали и делают до него, и, тем не менее, живет своей неповторимой единственной жизнью, и все, что он делает, делает впервые — точно также он в качестве думающего, мыслящего существа впервые решает для себя вопрос о мире и своем месте в нем.

Этика

— Этикой вы занимаетесь более трети века — каковы вехи вашего продвижения в теме?

— Вехи таковы (речь идет, конечно, о том, как я сам эти вехи вижу). С самого начала занятий этикой я задумался над противоречивой ролью морали в человеческом общежитии, над тем, в частности, что она часто выступает как форма лицемерия, социальной демагогии. Смотрите: зло всегда пытается выдать себя за добро. Со времен Сократа считается, что намеренное зло невозможно. Это — особенность морали, и вопрос о значении данной особенности, понимания ее сути и сейчас остается для меня открытым. Он составляет постоянный фон моих занятий этикой.

Первая значительная веха — исследование условий происхождения нравственности, чему была посвящена кандидатская диссертация. Это исследование привело к изучению «Золотого правила нравственности». Это древнейшее нравственное требование, представленное во всех мировых религиях и культурах: (не) поступай по отношению к другим так, как ты (не) хотел бы, чтобы они поступали по отношению к тебе. Получилось так, что, начав им заниматься, я в каком-то смысле открыл его заново и для нашей философии, и для общественности. «Золотое правило», осмысленное в его противостоянии талиону, расширило общечеловеческий горизонт отечественной этики. В последнее время вернулся к этой теме под углом зрения того, как в рамках золотого правила соотносятся идеи взаимности и автономии личности.

Со второй половины 70-х годов сосредоточен на рассмотрении морали как способа социальной (общественной, исторической) регуляции поведения, на выявлении специфики метода классового анализа применительно к моральной области.

С конца 80-х увлечен концепцией этики ненасилия — вслед за Львом Николаевичем Толстым. В книге «Великие моралисты» (1995) показываю, что обосновать насилие моральными аргументами принципиально невозможно.

В последние годы пытаюсь обосновать идею негативной этики: человек обнаруживает себя в качестве нравственного существа не только и не столько в том, что делает, сколько в том, чего не делает из того, что хотел бы делать, и не делает потому, что заранее так решил. Таким образом, в нравственной жизни человека и общества особая роль принадлежит неким абсолютным запретам. Самые несомненные запреты — «не убий» и «не лги». Тебя зачастую принуждают — и твоя природа, и обстоятельства, и интересы — убивай и лги. Поэтому, только в силу собственного решения — «не убий» и «не лги»: тогда-то мы и переходим в разряд людей, когда научаемся этого не делать.

Позитивные действия не могут приобрести абсолютного смысла, поскольку зависят не только от того, кто действует, они наполовину задаются извне. Зато запрет (на совершение определенных поступков) представляет собой исключительно действие изнутри и может иметь абсолютный смысл: поскольку только через посредство сознательной воли осуществляется переход желаний в действие, то ею же (той же сознательной волей) он может быть и заблокирован. Мораль ограничивает (задает границы, очерчивает) пространство собственно человеческого способа существования.

— Однако многие негативно относятся даже к самому разговору о морали…

— Да, это так. Естественному чувству, чего бы это ни касалось, в том числе естественному чувству отвращения, надо доверять. Мораль в ее общественно фиксированных формах потеряла доверие людей. Это симптом, причем, даже больше, чем симптом — диагноз. Этика отреагировала на такую ситуацию, сменив исходную диспозицию по отношению к морали с апологетической на разоблачительную. Рассмотрение морали как превращенной формы сознания — одна из важных линий современной философии. Она идет от Маркса. Критика морали марксизмом, и даже, в каком-то смысле, отрицание им морали обозначает определенный этап в истории этики, когда последняя из теории этики превратилась в ее критику. Другим, еще боле акцентированным и последовательным критиком морали, был Фридрих Ницше. Думаю, негативное отношение к морали вызвано тем, что она имеет свойство деградировать в морализаторство или моральную демагогию, когда моральные понятия используют как форму духовного прикрытия господства одного человека над другим. Мораль как предмет мысли существует отнюдь не для того, чтобы учить другого, а для того, чтобы человеку самому разобраться с собой. Нельзя учить морали, не дискредитируя при этом само моральное бытие человека. Если чему-то и может учить мораль, или точнее, этика от имени морали, так это тому, чтобы человек был индивидуально ответственным за все, что он совершает и в особенности за то, что он должен не совершать.

— Тогда — что же такое мораль?

— Вот это самое, о чем я только что сказал: индивидуально ответственный способ существования в мире. Или, выражая ту же мысль по-другому: индивидуально ответственное отношение к миру, в котором существуешь. Мир — не то, что тебя окружает. Мир — то, где ты существуешь и что ты создаешь своей активностью. Такое персонализированное, принципиально личностное понимание морали точнее всего выражает ее общественную природу. Давайте проделаем такой мысленный эксперимент: вычтем из общественных отношений все их предметно обусловленное содержание — все, что связано с материальным благополучием, здоровьем, соображениями безопасности и т.д. Что останется в отношениях между людьми за вычетом всей этой материи? То, что останется — это и будет моралью. Останется то, что философ мог бы назвать чистым «Я». Останутся сами люди в их нацеленности друг на друга и изначальной связанности друг с другом. Мораль — своего рода чистилище, через которое проходит весь поток замышляемых человеком поступков, получая «именное тавро», а, тем самым, и моральное право на существование. У каждого человека есть обязанность и привилегия построить свой морально окрашенный мир.

— Мораль — от Бога?

— Она — от самой себя. Мораль не сводится ни к трансцендентным источникам, ни к природным законам, ни к экономике, ни к социальным интересам — у нее собственные основания и логика. Если вы хотите обязательно воспользоваться языком теологии, то можно сказать: мораль есть то, что делает человека Богом, или в силу чего он сам себе Бог. Но, на мой взгляд и вкус, теологический язык в этике неуместен из-за его конфессиональной нагруженности и из-за необоснованных претензий духовного сословия на нравственную истину. Исторически мораль не раз существовала вне религиозного контекста. Так, в античности сложился поныне действующий канон моральных категорий и добродетелей — умеренность, мужество, справедливость, мудрость. Безрелигиозными были целые цивилизации, например, китайская. И советская эпоха — масштабный безрелигиозный опыт нравственной жизни. Да и сегодня есть много нравственно достойных людей, далеких от официально-церковных верований, и даже скептически к ним настроенных. Как, впрочем, и официальных ревнителей религии, далеких от морали. Религии, объединяя людей, разделяют их. Им не хватает всечеловеческого масштаба.

— Если мораль не от Бога, тогда — откуда?

— Повторю: от самой себя. Если такой ответ не удовлетворяет, уточню: от морального субъекта (индивида). Проблеме происхождения нравственности, как уже отмечал, была посвящена моя кандидатская диссертация: в ней выдвинута гипотеза, противоречившая принятым представлениям в двух пунктах. Считалось, что человечество возникает путем преодоления изначального зоологического индивидуализма, и что это преодоление происходило в процессе труда. Я же предположил, что у истоков человеческого общества стоит не изолированный индивид, а наоборот, спаянная, внутренне нерасчлененная общность — первобытное стадо, которое действует так, как если бы это был отдельный индивид. И только позже, в процессе собственно человеческого развития, по мере обособления людей внутри племени в качестве отдельных родов и в рамках естественного разделения труда — возникает отношение отдельных индивидов к целому, что и есть источник происхождения нравственности. Тайна морали заключается в том, что отношение действующего индивида к другим и к общности в целом опосредуется его собственным решением. Происхождение морали и становление индивида как ответственного субъекта — это один и тот же процесс. И в этом смысле происхождение нравственности это не единовременный исторический акт, а постоянный процесс, органичный бытию человека.

Когда спрашивают, откуда берется мораль, спрашивающий отделяет себя как спрашивающего от того, о чем он спрашивает, отделяет человеческую способность сознательно действовать от его же способности действовать морально. В этом заключается ошибка.

— Известно, что у современной философии происходит осознание своего этического смысла и пафоса, и многие связывают это с вашим именем, в частности, вспоминают ваш доклад «Философия как этический проект» на Всемирном философском конгрессе в Афинах…

— Прежде всего, хотел бы высказать одно общее соображение по вопросу о том, что и с чьим именем связано в философии. У меня случались ситуации, когда какие-то идеи, которые я считал своими находками, позднее находил в классических источниках, к тому же, в уже известных мне (читанных мною). Нередко приходится также слышать от своих коллег о сделанных ими открытиях, которые в действительности никакими открытиями не являются. Не знаю, можно ли вообще сегодня в философии сказать что-то действительно новое, по крайней мере, в том, что касается общих утверждений. Поэтому лучше не просто быть скромными (скромность в любом случае уместна), а говорить по существу, и не от своего имени, как это делал еще Гераклит: «Не мне, но логосу внимая…»

В том докладе, что явствует уже из его названия, проводилась мысль, согласно которой этика — не просто один из аспектов философии. Нет, сама философия в целом может быть правильно понята только в этической (моральной) перспективе. Существенный, не всегда учитываемый факт состоит в том, что философия возникает в рамках человеческого стремления к добродетельной, то есть совершенной, жизни. Она отвечает на вопрос о назначении и достойной жизни человека, более того, сам этот вопрос она подняла на уровень первостепенного предмета человеческой озабоченности. Ведь философию интересует не просто бытие, она пытается понять такое единство бытия, в котором есть место самому философу как человеку, мыслящему это бытие.

Кстати, этическая нацеленность философии была очевидной в ее первое (античное) тысячелетие. В последующие же эпохи философия передала свои этические «полномочия» сперва теологии, потом науке, ограничив себя гносеологией, общей картиной мира, методологией, логикой, техникой мысли, стала понимать себя как науку, познание, но не как способ жизни. Один из важнейших вызовов, стоящих перед философией сегодня, состоит, на мой взгляд, в том, чтобы заново переосмыслить свое назначение как путеводителя мудрой жизни.

— Извините за неудобный вопрос. Вы — словно «боец» с передовых позиций советской идеологии: получили диплом «Преподаватель философии и основ марксизма-ленинизма», пять лет преподавали сотням студентов диамат и истмат на факультете журналистики. В комсомоле были подключены к составлению программы «Молодежь и общественный прогресс». Были секретарем партбюро кафедры. Скажите: может — вы кривили душой? И когда — в советскую или в постсоветскую эпоху? Как формировалось ваше идеологическое мировоззрение?

— В вопросе о советской эпохе, о самочувствии и возможностях людей, живших в ту эпоху, наговорено много абстрактного, надуманного и лживого. Советская идеология и советские ценности были для меня естественны и безальтернативны, как и воздух, которым я дышал. Просто никто кругом не сомневался, что это есть лучшее, что вообще может быть на Земле. Не сомневался в этом и я. Я не был дворовым мальчиком, я был мальчиком школьным. Хорошо учился, в 1955-м группу передовых школьников Дагестана в порядке награждения послали в Москву — впервые увидел Ленина и Сталина в Мавзолее. Весь был захвачен романтическими представлениями, любил поэзию, помню, огромное впечатление на меня произвели ранние рассказы Горького, «Овод» Э. Войнич. Представления, что все люди — братья, что надо служить людям, что коммунизм — это то, о чем всегда мечтали люди, и что нам выпало на долю счастье строить его, все это воспринимались как нечто совершенно очевидное.

Конечно, окружающая жизнь была далека от газетно-книжного идеала, но, удивительное дело, это противоречие между идеалом и реальностью не воспринималось как нечто ненормальное, вообще не фиксировалось в качестве противоречия, проблемы. То, что жизнь была полна трудностей, не считалось ее недостатком и совершенно не бросало никакой тени на официальную идеологическую систему. Конечно, в старших классах какие-то сомнения стали появляться, но они оформились, закрепились только после ХХ съезда КПСС и, в частности, после закрытого доклада, который мне как комсомольскому активисту доверили читать в школе перед классом. Воздействие доклада было не в том, что изменилось отношение к Сталину. Оно и раньше было чисто идеологическим, не личным. Помню эпизод, когда я услышал от товарища по интернату, что умер Сталин. Чувствую, что в этот момент я должен был бы разрыдаться, а слез почему-то нет. Я был этим смущен; пожалуй, мне даже было стыдно, что не плачу. Пелена спала с глаз после XX съезда в другом отношении: я увидел разлад, противоречие между идеалом и повседневной жизнью. Основное изменение в моей жизненной позиции и, если можно так выразиться, в моем духовном развитии состояло в том, что за критикой культа личности не последовало никаких действий по изменению стиля жизни. И весной 1956 года я написал дерзкое письмо в ЦК КПСС (возможно, где-нибудь в архивах оно завалялось до сих пор): о том, что пропаганда фальшивая, что она приукрашивает, что нет серьезной работы по изменению жизни, а есть диссонанс между тем, как жизнь изображается на уровне идеологии, и реальностью, и что надо ответственно относиться к провозглашенным целям. Ответа и вообще никакой видимой реакции не получил.

— Слава Богу…

— Нет, боязни не было. Ни тогда, ни позже. Тогда, в десятом классе у меня сформировалась определенная общественная позиция по отношению к политическому и всему жизненному устройству страны: критический взгляд на то, что происходит, с точки зрения заявленных целей и идеалов. Но сами цели, идеалы принимались безусловно. Такая позиция укрепилась когда стал студентом МГУ — там сдружился с сокурсником Геной Солгаловым, очень ярким и сильным человеком, к сожалению, рано умершим. С ним нас объединял мятежный дух коммунистического свойства и неприятие всей непоследовательности, суетливости, вульгарности хрущевской политики. Такой штрих: автореферат кандидатской диссертации я писал в самый разгар славословий в адрес Хрущева, было принято обязательно ссылаться на него. Но мне все-таки удалось обойти эту неписанную норму и начать реферат с фразы «Диссертация состоит из введения и трех глав», что, помню, привело в восторг моих товарищей по аспирантуре.

Перестройка же мною, как и большинством, была воспринята как долгожданный выход из затхлости, интеллектуального убожества и фальши позднебрежневской эпохи. Я интерпретировал замысел Горбачева в духе поздних работ Ленина про НЭП: как гуманистическое обновление социализма, обретение социализмом форм, адекватных его сущности. То были лучшие годы моей жизни — огромное вдохновение! Отчасти иллюзорное, как потом оказалось.

Сейчас много говорят о коммунистическом тоталитаризме с интонацией идеологического обличения. Согласен, в понимании и в оценке советской эпохи много неясного. Но как человек, родившийся и проживший в ней более полувека, свидетельствую: советский строй, его ценности и идеология мной и моим окружением воспринимались не как тяжелый гнет, а как естественная социальная среда, мы не ощущали страха или идеологического пресса. Да, для публичной лексики существовали строгие нормы идеологического приличия, но, например, вступление в КПСС было исключительно добровольным делом и осуществлялось на индивидуальной основе. Интересно, что отказ в 90-е от официальной приверженности марксизму не привел в философской среде у большинства авторов к существенным тематическим или содержательным изменениям.

Да, я вырос в марксистской традиции, в советской системе, но я не упрекаю судьбу, что не в ту эпоху родился. Считаю — это была высокая система ценностей, и трудно сказать, что это было — может, вовсе не тупик, а некий прообраз, который еще получит развитие. Бывая в Лондоне, посещаю могилу Карла Маркса.

У Льва Николаевича Гумилева было такое парадоксальное высказывание: я материалист и потому я православный. Он имел в виду, что стал православным потому, что родился в православной среде. Таково же приблизительно мое взаимоотношение с советской действительностью. Советскую действительность можно критиковать самым беспощадным образом, и я жалею, что нет этой действительности, чтобы именно так можно было бы к ней относиться.

Сегодня же в нашем Институте побаиваются, как бы философию не свели до уровня прямого интеллектуального обслуживания каких-то интересов, выполнения прямых идеологических заказов, как уже было в истории страны. От этого Институт надо оберегать.

Институт и директор

— Смена директоров — то, что происходит сейчас в тысяче Институтов РАН. Что такое Институт в вашем понимании — это было бы полезно послушать новым руководителям.

— Институт философии в его нынешнем виде, если иметь в виду тематическое богатство исследований, формы организации научной работы, систему профессиональных критериев и авторитетов, в основном сложился в 1960–70-е гг. Он, по сути дела, является своеобразной академией философии: здесь встретились и вступили в диалог различные эпохи и предметные области философии. В рамках одного Ученого совета и единого научного коллектива объединились специалисты, представляющие в качестве исследователей философию античности, средних веков, Нового времени, индийскую, китайскую, арабо-мусульманскую философские традиции, теорию познания, этику, эстетику, философию религии, философию науки, политическую философию, логику — словом, философию во всей ее принципиальной исторической и теоретической полноте.

В мире нет сейчас другого такого, как наш Институт, средоточия исследователей в области философии. Как и почему, в силу каких случайных или закономерных обстоятельств, ошибочных или правильных решений возник такой очаг философии — это отдельный вопрос, тоже достойный размышления. Важно то, что он возник, закрепился и удачно существует. Это является большой удачей России. Было бы величайшей глупостью пренебречь этим.

Конечно, наличие такого большого и разнообразного количества специалистов, собранных вместе, не гарантирует появление новых Кантов и Соловьевых. Но оно, во-первых, создает благоприятную среду для их появления (неслучайно именно в атмосфере нашего Института сложились такие выдающиеся мыслители как Зиновьев, Ильенков, Фролов, Кедров, Ойзерман, Мамардашвили, Бибихин) и, во-вторых, несомненно способствует росту философской культуры общества. Надо заметить, наши западные коллеги, университетские профессора философии, воспринимают наш Институт как нечто необычное, уникальное и завидуют нам, наподобие того, как азартные игроки завидуют тому, кому достался джекпот. Когда коллектив доверил мне возглавить Институт, а руководство РАН утвердило в качестве директора, я воспринял это как величайшую удачу и самое важное дело своей жизни.

В советские годы, в значительной мере также в годы Перестройки, философия и философы находились в центре общественного сознания. Именно по этой причине философия оказалась под подозрением после краха советского строя и социалистического общества. На передний край выдвинулись и идейными кумирами общества стали экономисты, юристы, политологи, журналисты. Философы были оттеснены на периферию, их, правда, к счастью не сделали козлами отпущения, о них в широком общественном значении просто забыли.

И эти годы, когда отечественная философия, сохраняя свои привычные институциональные формы, была свободна от внешнего давления и предоставлена самой себе, оказались для нее, в частности, для нашего Института, необычайно плодотворными. Мы с огромным, почти лихорадочным увлечением занялись своим профессиональным делом. Мы смогли многое сделать: ликвидировать пробелы, восстановить искусственно прерванную связь с русской философией Серебряного века, освоить новые темы. Произошел качественный скачок в смысле разнообразия направлений и тематики, количественные показатели стали даже зашкаливать: мы выпускаем ежегодно более сотни книг и более тысячи статей. Создана отмеченная Государственной премией в области науки и технологий четырехтомная «Новая философская энциклопедия», реализован 22-томный исследовательски-издательский проект «Философия России второй половины ХХ века» и начата новая 40-томная (наполовину уже изданная) серия «Философия России первой половины ХХ века». Это только наиболее зримые результаты наших разносторонних усилий по выявлению преемственности русской философии, ее единства в разнообразии противоречивых направлений и эпох. Словом, нам есть чем отчитаться, что предъявить образованной России. Самое главное достижение прошедшего 25-летия — сложившаяся атмосфера свободного философствования.

— Институт, в частности, переехал в новое здание…

— Да, переехали и сделали это вынужденно. История с нашим перемещением, которая длилась около 10 лет, является показательной для понимания реальных общественных механизмов в стране и она стала настоящим испытанием для Института. Сейчас, в рамках данного разговора обо всем не расскажешь, это — романный сюжет. Остановлюсь только на нескольких моментах, ставших для меня уроками. Именно, уроками: на этом опыте я впервые до конца ощутил и понял, что мы действительно живем в жестокой социальной реальности, в почти перевернутом мире.

Первое. Наше несчастье состояло в том, что нашим соседом по местоположению оказался Государственный музей изобразительных искусств имени А.С.Пушкина (его адрес: Волхонка 12; наш адрес: Волхонка,14), который отличается необычайно агрессивной политикой по отношению к соседям, «захватывает» (ставлю в кавычки, поскольку это делается с помощью официальных решений) соседние здания. Так, бывший директор музея госпожа Антонова хвасталась, что она возглавила Музей в одном здании, а теперь у него 13 зданий. Вся эта история, рассмотренная с точки зрения взаимоотношения соседей, ассоциируется у меня с повестью А.С.Пушкина «Дубровский», где, как Вы помните, описывается история, как богатый помещик Троекуров, пользуясь свои влиянием, отнимает усадьбу соседа — бедного честного дворянина Дубровского. Сюжет, что называется, один к одному.

Второе. Эта история показала, что наши власти, высшие бюрократические слои, даже высшие властные лица не умеют и не хотят работать с общественностью, словно имеют дело не со свободными гражданами, а с подданными, холопами. Посудите сами: решение о нашем перемещении принималось в обход и коллектива, и руководства Института. Нас никто не только не спрашивал, но и не ставил в известность. Полное игнорирование. Мы узнали обо всем случайно из информации, просочившейся в прессу, накануне заседания Правительства, на котором принималось соответствующее решение. Не только в процессе подготовки решения, но и впоследствии никто к нам не пришел, чтобы разъяснить его целесообразность. При этом обратите внимание: речь идет о решении за подписью первых лиц государства. Мне кажется, так бесцеремонно, как обошлись с нашим Институтом, обходились в царские времена помещики со своими крепостными, когда они целые деревни проигрывали в карты. Такой способ действия не укладывается ни в каноны демократии, ни в каноны национально ориентированной политики. Это что-то более древнее.

Третье. Коллектив Института, оказавшись в трудном положении, когда официально принятое решение о перемещении Института пытались де-факто подменить его выселением в совершенно непригодные помещения, а в одно время даже обдумывался план перевести временно в режим надомной работы, проявил необычайную сплоченность и солидарность. Он усмотрел в этих действиях оскорбление профессионального достоинства и обратился к отечественной и мировой философской общественности с просьбой поднять свой голос против такой несправедливости. Мы получили широкую поддержку. Одновременно коллектив ответил на нависшую угрозу укреплением дисциплины, повышением организованности, улучшением всех показателей своей деятельности. Пожалуй, единственный позитивный момент всей этой истории в том и состоял, что он более выпукло выявил внутренний потенциал Института, научил нас тому, что надо быть твердым в отстаивании своей правды, не поддаваться разного рода бюрократическим уловкам и демагогическим утверждениям.

Последнее. В итоге всех перипетий мы переместились во вполне пристойное помещение, сопоставимое по своим параметрам с прежним. И, тем не менее, считаю решение о нашем перемещении из здания, которое мы занимали с момента основания Института в 1929 году, ошибочным. Здание по адресу Волхонка, 14 почти два века было связано с философско-гуманитарной мыслью нашей страны. Там бывали Пушкин, Герцен, Достоевский, Л.Н.Толстой, В.С.Соловьев, там жили И.С.Аксаков, Б.Н. Чичерин, Дьёрдь Лукач, это было действительно «намоленое» место. Протестные материалы в связи с нашим перемещением мы собрали под одной обложкой с названием: «Место имеет значение». Перемещение Института было разрушительным для исторической памяти отечественной философии и гуманитаристики. Чтобы убедиться, что то решение было ошибочное, а руководители правительства, которые в ультимативном порядке предписывали нам срочно покинуть здание, совершенно не вникали в суть дела, чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть на то, как выглядит и что делается в освобожденном нами здании сейчас, почти два годя спустя. Но, как говорится в одном анекдоте, кого это теперь интересует.

— Научите — как управлять Институтом?

— Институт к моменту, когда я стал директором, находился в очень хорошем состоянии. Передо мной директором в течение 18 лет был академик В.С. Степин. Институт им был вполне доволен. И смена директора проходила вполне плавно. Фактически Степин передавал Институт мне, своему в течение 12 лет заместителю. И первое слово, которое я произнес, формулируя программу, было: преемственность.

Один наш коллега по Академии как-то выразился так: существуют Институты при директоре, и существуют директора при Институте. Наш случай последний. И задача директора — прежде всего, не мешать, не ущемлять творческую исследовательскую свободу. Шаблоны, стандартизация в нашем деле совершенно неуместны. К Институту нельзя подходить как к экземпляру серии. Нельзя подводить под общий шаблон. Я вообще его воспринимаю как живой организм, где разные части и органы, имея свое назначение, связаны друг с другом. Такое ощущение, будто Институтом управляет некое разумное начало, а поведением сотрудников — своеобразное чувство самосохранения. Меня, кстати, упрекали — мол, слабо пользуюсь административным ресурсом, не применяю власти. А я за десять лет так и не научился лексике «я сказал», «я приказал», «доложите мне». Не только каждый сектор, а даже каждый отдельный сотрудник (по крайне мере, многие из них) — это как бы целый Институт с собственной тематикой, творческими связями, инициативными проектами, научными семинарами.

Мне возразят, что, мол, из трех сотен научных работников строгим критериям отвечает лишь несколько десятков. Но я уверен, что таковыми эти несколько десятков являются только в этой общей среде. Да, есть те, от которых можно безболезненно избавиться, и такие, которые по справедливости вызывают негативное отношение, но, думаю, как бы это парадоксально ни звучало, даже они необходимы в качестве точек, вызывающих негативное отношение. В философии зерна от плевел отделяются, как правило, задним числом.

— Ставили ли вы перед собой, как директор, практические задачи?

— Да, два пятилетия — две доминанты. Первое пятилетие — усиление коллективного общеинститутского начала с противостоянием процессу фрагментации, которая наблюдалась по секторам, по направлениям, а также поиск новых форм выхода философии в публичное пространство. Было сделано много конкретного и в том, и в другом направлении. Второе пятилетие — решительный шаг омоложения с сохранением преемственности. Ухитрились взять несколько десятков молодых научных сотрудников, хорошо мотивированных, широко образованных. В один момент объявили: ограничиваем заведование сектором 70-летним возрастом — так произвели замену в этом ответственном звене.

— Итак, каков Институт — сегодня и завтра?

— Вот знак уважения к Институту: к нам приезжали крупные современные философы — Сартр, Рорти, Жижек, Рикер, Хабермас, Деррида, Пригожин, здесь жил и работал один из крупных философов марксистской ориентации XX века Дьёрдь Лукач. А когда в 2009 году на 80-летие Института мы у себя провели всемирный День философии — приехали выдающиеся ученые из сорока стран. Институт принимал у себя Исполком Международной федерации философских обществ, Международный институт философии. На сегодняшний день он имеет хорошие связи и представительство в международном философском пространстве.

Развитие философии во все времена связано с великими философами и их учениями. А их появление непредсказуемо. Но чтобы такие люди могли появиться, надо, чтобы их узнали, поняли, признали, чтобы была среда, из которой они могут появиться — вот для этого существует философская культура общества, и Институту надо ее поддерживать, издавать энциклопедии, изучать классиков, сохранять философскую атмосферу.

Функция Института — быть посредником между обществом и всей историко-философской традицией мира, и западной, и восточной, стоять на страже того, чтобы важнейшие достижения философии были представлены в российской культуре. И философию как учебную дисциплину также надо поддерживать на профессиональном уровне, чтобы она в обществе воспринималась без опошления. А что касается власти, то, с моей точки зрения, именно она должна нас пригласить и спросить: что нужно сделать для философии? Самое главное: она должна понимать, что мы ответственны за философию, никто больше нас не радеет о ней, что мы, а не пытающиеся командовать нами чиновники, представляем наш народ, нашу страну и наше государство в этой области культуры.

Философия и тревожное будущее человечества

— Будущее человечества — нагромождение почти неразрешимых задач. Чем будут полезны в их решении физика, химия, биология и т.д. — эти науки про себя могут сказать. А философия? Будет ли от нее толк в ситуациях, когда «живые будут завидовать мертвым»?

— Четыреста лет вера в благодатную силу научно-технического прогресса была фундаментальным убеждением человечества. На деле все оказалось сложней: технические достижения превзошли все фантазии прошлого, а нравственные последствия на этом фоне оказались еще более удручающими. Не сделали успехи научного разума людей счастливыми, не придали разумности человеческому общежитию, не помогли в преодолении социальных конфликтов, духовно-нравственных деструкций. Прогресс несет, в том числе, и смертельно опасную угрозу. И философия также много эпох возлагала духовно-освободительную миссию именно на науку — а сегодня она стоит перед необходимостью переосмысления своего места в познании, в культуре, в человеческой жизни — философии нужна новая основа ее нравственной легитимации.

— Допустим, переосмыслит — а дать-то что сможет?

— Надо ясно представлять, каково место философии в культуре, что она привносит в нее, как влияет на целое культуры. Например, Сократ прославился своим тезисом, согласно которому добродетель есть знание. Декарт в новых условиях провозгласил: «Я мыслю, следовательно, существую». Казалось бы, что могли дать такого рода общие утверждения? Вообще-то ничего конкретного, и в то же время нечто такое, что определило лицо европейской культуры — ее ориентированность на рациональную организацию жизни. Философия влияет на общую направленность общественной мысли, проговаривает ее скрытую аксиоматическую основу. Она ответственна за то, куда дует ветер мысли.

К примеру, в настоящее время стало очевидно, что в процессе глобализации обострились проблемы культурной идентичности. Возникает вопрос, причем, не просто на разного рода симпозиумах, а реально, в опыте взаимоотношений людей, на улицах городов, в политической борьбе, на рынках, словом, едва ли не во всех звеньях общественной жизни, о том, в каком двигаться направлении — направлении унификации жизни или, напротив, культивировать разнообразие. Речь идет не о решении тех или иных конкретных вопросов, которые каждый раз требуют конкретных ответов, а об общем направлении поисков и размышлений: что взять за исходный пункт, общее и от него спускаться к частному или исходить из частного и от него подниматься к общему.

Другой пример. В современном обществе очевидным образом идет процесс размывания и фрагментации моральных норм. А люди не принимают, как мы уже отмечали, навязываемого им извне морализирования. Означает ли это, что нравственность теряет свое предназначение быть духовной силой, задающей границы человечности в отношениях между людьми? И, если нет, то, как она выполняет эту задачу. Это уже предмет философско-этического размышления. Думаю, что концепция негативной этики, которая связывает всеобщность нравственности с абсолютностью ее запретов, позволяет найти решение.

Еще один момент. Человечество в настоящее время осталось без будущего в социальном смысле, без социального (исторического) будущего. Не существует некой идеальной, и пусть даже не идеальной, а качественно иной модели общественного устройства, на которую ориентируются страны и народы. Такое ощущение, словно люди потеряли веру в себя, в свои способности разумно и справедливо устроить свою жизнь. Эта ситуация, когда отсутствует объединяющая идея, нуждается в глубоких исследованиях. Однако, общая основа таких исследований и практических усилий задана философией ненасилия. Это — новая духовно-практическая высота, которую человечество должно взять, чтобы выжить и уберечь достижения цивилизации. Альтернативы — нет. И атомное оружие, и бомбардировки, и безумие мировых войн, и сегодняшний терроризм показали: нельзя, невозможно насилием преодолеть насилие. Задача философии — показать, доказать, что не может существовать насилие во благо, что оно не может быть средством утверждения человеческой справедливости. В этом вопросе тысячу раз был прав Лев Николаевич Толстой, я в этом отношении считаю себя его последователем.

— Да, это известно: «за выдающийся вклад в развитие толерантности и ненасилия» вы награждены дипломом ЮНЕСКО с вручением вам памятной медали Махатмы Ганди. Но согласитесь: огромное число людей совершенно не поймут ни вас, ни идею ненасилия, они свято убеждены, что должно быть «око за око, зуб за зуб»…

— Когда-нибудь поймут. Лишь бы не было поздно. Ведь и до сознания того, что насилие есть зло, не сразу дошли. Но зато, когда дошли и провозгласили эту истину в Нагорной проповеди, началась новая эра.

— Впечатление, что то, о чем вы говорите, ведет к необходимости рождения новой планетарной религии…

— Я бы сказал, наоборот. «Бог» был за всех тогда, когда каждый сам за себя. А надо — и современная ситуация толкает к тому — чтобы «Бог» был за каждого, а это возможно тогда, когда каждый будет за всех. Отечественный философ А.А. Зиновьев утверждал, что если невозможно создание идеальных обществ, не имеющих теневых сторон и недостатков, то это не значит, что нужно отказываться от идеала: не можешь построить идеальное государство в обществе — строй его в самом себе. Хочешь остаться на уровне этих идей — самого себя доводи до этого уровня, никто другой тебе эту программу не даст. Но ты должен иметь само это убеждение.

Этика — форма, в которой философский разум становится жизнеутверждающей силой, непосредственно переходит в практику. Она формулирует не просто истину, а такую истину, которая одновременно есть долг.

— Поступит ли от общества некий властный заказ на это переосмысление философией своей миссии?

— Из глубины общества, из предощущения страшных угроз, будем надеяться, не из ужасных результатов исторических катастроф, придет требование, чтобы, будучи знанием, философия стала также и выбором, формой личностной автономии, чтобы она была органически соединена со стремлением человека и человечества совершенствовать основы своего существования. Таким образом, вопрос о новом образе философии совпадает с вопросом о новых перспективах развития человека и человечества.

Кто он — ученый А.А. Гусейнов?

Мы знаем Абдусалама Гусейнова — как академика, лауреата Госпремии РФ, автора монографий, учебников, сотен статей. А откуда он родом — и добавит ли это что-либо к портрету? Объединим сказанное им в разных интервью.

Детство. Родился перед войной — в Дагестане, в лезгинском ауле Алкадар, что сотни лет стоял на пригорке, обдуваемый постоянным сильным ветром с прикаспийской низменности. Аул был изолирован от мира — не было дорог, т.е. машинам не проехать, не было почты, электричества, радио, по горам бегали бандиты, за водой далеко — надо спускаться к роднику, материальные условия на уровне выживаемости. Но была школа, причем, именно его прадед основал эту школу в ауле в конце 30-х годов XIX века, в ней же преподавал и его отец — учитель начальных классов и родного (лезгинского) языка.

В семье был культ двоюродного деда Гасана Алкадари (1834 г.р.) — автора трудов по истории теологии и философии, крупнейшего просветителя дореволюционного Дагестана. Власти выслали его на четыре года в Тамбовскую губернию, а по возвращении он написал историю Дагестана, единственную в те времена. Считал благом, что судьба соединила Дагестан с Россией — это путь к просвещению, говорил он. Недавно в ауле открыли его музей, о нем пишут книги, диссертации, празднуются юбилеи. Студент Гусейнов, завершая в МГУ философский факультет, свой диплом писал по деду Гасану Алкадари.

В семилетнем возрасте он пошел в русскую школу, что была в другом поселке, по-русски не зная ни одного слова. И в русском классе учился успешно.

Москва, МГУ. В старших классах прочел брошюру о законах диалектики: мол, всюду есть противоречия, они есть источник движения, плюс — минус, горячее — холодное. А что в человеке? Какое противоречие является источником развития человека — может, между умом и сердцем? Вот и решил пойти на философский факультет, чтобы найти ответ. И хотя на выпускника школы Гусейнова, как на одного из лучших, распространялась бронь — в Куйбышевский инженерно-строительный институт — он бронью не воспользовался, поехал в Москву и поступил в МГУ на факультет философии. И с первых же дней учебы понял, что философия — нечто другое, чем то, о чем говорилось в брошюрах. А дальше: лекции, семинары, атмосфера Москвы, друзья, общежитие, идеи — все оказывало влияние на юношу из Дагестана. Задавали читать столько первоисточников, что их не прочесть и за 24 часа. А раз читаешь выборочно, значит подходишь творчески — что именно ты в текстах ищешь? Так недостаток методической работы по-своему развивал. И по мере его продвижения в философии она для него становилась отнюдь не ясней и понятней, а, наоборот, все сложней, запутанней и глубже.

— Завершаем. Вы оставили «штурвал» Института — что думаете?

— Мне кажется, руководить Институтом становится все трудней из-за усиливающегося стремления стандартизировать его деятельность через посредство внешних, большей частью надуманных, формальных показателей. Мы видим, какими разрушительными стали для нашего образования бездумное введение ЕГЭ и переход на болонскую систему. В каком-то смысле — это настоящая гуманитарная катастрофа, сотворенная собственными руками. И применительно к академической науке делается то же самое: решения принимаются не во имя науки, а ради чего-то другого, и потому не случайно их принимают в режиме «секретных операций», в тайне от самих ученых. Восторжествовала та концепция государства, когда его стали отождествлять с федеральными органами власти — с правительством, с министрами, с администрацией. А кто мы все, в этом случае: наемные работники? Социальные расходы — это что, досадный затратный участок? На самом же деле, все должно быть наоборот.

Сейчас, когда идет интенсивный процесс формализации, кодификации работы научных учреждений, важно, чтобы за количественными показателями мы не потеряли способности выделять и по-особому оценивать действительно талантливые работы, сохранили бы установившуюся в институте атмосферу доверия, свободного творчества, демократизма взаимоотношений. То есть под столом у директора не должно быть ничего, чего нет у него на столе, и не должно быть приемных часов — чтобы в любой момент любой мог прийти. Это самое трудное — ограждать Институт от разрушительных внешних воздействий, чтобы они не ставили под сомнение статус Института как коллектива, погруженного в философию.

— Мы затронули много тем. Поделитесь, пожалуйста, некими главными размышлениями по поводу всего этого.

— Прошло столько лет, прожил жизнь — и, как будто не ты ее прожил, как-то незаметно быстро-быстро все случилось…Моя мама прожила 100 лет. Хорошо помню, как приблизительно за год перед кончиной она, сидя у окна на своем постоянном месте, сказала, беседуя скорее с собой, чем со мной, находившимся рядом с ней: «Никто так и не понял, что такое жизнь». Мне кажется, это один из основных вопросов, который породил философию. Почему и для чего это все? Какой-то смысл должен же быть? Или нет?

Были какие-то трудные периоды жизни — в детстве, в студенческие годы, жил в интернате, общежитии, был без денег, был бездомный. Все равно — никогда не возникало ощущения, что что-то неправильное со мной происходит, никогда не роптал. Судьбу — принимаю. Жизнь несет оптимистическое начало — ибо лишенная его, она сама отсутствует.

Я являюсь научным работником в области философии, но не философом, то есть — лишь учеником по отношению к Аристотелю, Платону, Спинозе. Впрочем, чтобы быть профессором философии, нужно самому чуть-чуть быть философом, пробовать себя в философии. Мой «роман» с философией является для самого меня источником глубоких переживаний и противоречивых чувств. Он односторонний.

Если у меня было в жизни событие — таким событием был Александр Александрович Зиновьев. Его отношение к жизни было поразительно. С точки зрения внутреннего отношения к жизни он для меня, может быть, самый близкий человек.

И меня волнует — а как, вообще-то, мысль приходит в голову? Она же неожиданно приходит! Усердие и труд в интеллектуальной деятельности, методическая работа — все это вторично, не более, чем способ обработки мысли. А как сама мысль приходит в голову человеку — совершенно мистическое явление, которое меня всегда удивляло и интересовало.

Сергей Шаракшанэ

Россия > Образование, наука > ras.ru, 17 мая 2017 > № 2178463


Россия. Казахстан > Образование, наука. Электроэнергетика > rs.gov.ru, 16 мая 2017 > № 2180334

Известный российский учёный Юрий Драгунов выступил в Астане с лекцией о современных энергетических технологиях

16 мая в РЦНК в Астане прошла встреча с выдающимся российским учёным и конструктором. Гостем РЦНК стал генеральный конструктор АО «Ордена Ленина Научно-исследовательский и конструкторский институт энергетики им. Н.А.Долежаля», член-корреспондент Российской академии наук, профессор, заведующий кафедрой МГТУ им. Н.Э.Баумана, заслуженный конструктор России Юрий Драгунов.

Вся трудовая деятельность Юрия Григорьевича неразрывно связана с атомной наукой и техникой. Он внес большой личный вклад в развитие атомной энергетики как в России, так и в целом ряде зарубежных стран. Замечательные страницы в истории создания и обеспечения безопасной эксплуатации АЭС в Болгарии, Венгрии, Германии, Индии, Китае, Словакии, Украине, Финляндии, Чехии связаны с именем Ю.Г.Драгунова. В настоящее время он возглавляет один из крупнейших в России ядерных конструкторских и научно-исследовательских центров, специализирующихся на реакторных технологиях.

В РЦНК Юрий Драгунов выступил с открытой лекцией на тему «Ядерные энергетические технологии нового поколения». Она была адресована специалистам в области ядерной энергетики Казахстана и всем, кто интересуется российско-казхстанским сотрудничеством в этой сфере.

Встреча с Ю.Г.Драгуновым прошла в соответствии с планом совместных мероприятий между Россотрудничеством и корпорацией «Росатом».

Россия. Казахстан > Образование, наука. Электроэнергетика > rs.gov.ru, 16 мая 2017 > № 2180334


Россия. СЗФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 16 мая 2017 > № 2175756

В Вологодской области на базе двух институтов ФАНО России создадут научный центр

Новая структура будет создана в результате объединения Института социально-экономического развития территорий РАН и Северо-Западного научно-исследовательского института молочного и лугопастбищного хозяйства.

Соответствующий приказ подписал 10 мая руководитель ФАНО России Михаил Котюков.

«Это долгожданное для нас решение, результатом которого станет объединение социально-экономического и сельскохозяйственного институтов в Вологодский научный центр РАН. Объединение не только позволит расширить направления научной деятельности на территории региона, но и обеспечить Северо-Запад России молодыми научными кадрами», - отметила врио директора Вологодского института социально-экономического развития территорий РАН Александра Шабунова.

Ожидается, что Вологодский научный центр РАН будет создан уже осенью 2017 года, при этом штатная численность сотрудников объединенной организации увеличится до 300 человек.

Наряду с проведением фундаментальных научных исследований специалисты Центра будут работать над решением задач комплексного развития территорий, в том числе по широкому спектру направлений: экономика сельского хозяйства и географических исследований, агент ориентированное моделирование, ДНК-типирование, развитие генетических технологий для сельскохозяйственных животных и др.

По мнению институтов-участников интеграционного проекта, объединение инфраструктурного и кадрового потенциала организаций позволит повысить эффективность научного обеспечения агропромышленного комплекса региона и способствовать решению вопроса продовольственной безопасности страны.

Участники проекта рассчитывают, что заказчиками результатов исследований смогут выступить не только органы государственного и муниципального управления, но и хозяйствующие субъекты. Для последних новая научная организация станет площадкой для маркетинговых исследований и лабораторных испытаний, а также консалтинговым центром по бизнес-планированию и привлечению инвестиционных ресурсов под реализацию программ модернизации и развития.

Россия. СЗФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 16 мая 2017 > № 2175756


Россия > Образование, наука. Авиапром, автопром. Армия, полиция > ras.ru, 16 мая 2017 > № 2175724

НИЦ «Институт имени Н.Е. Жуковского» и Институт проблем управления имени В. А. Трапезникова РАН подписали соглашение о сотрудничестве

В ходе Второй научно-практической конференции «Управление созданием научно-технического задела в жизненном цикле высокотехнологичной продукции – 2017», которая состоялась 26 апреля 2017 г., генеральный директор НИЦ «Институт имени Н.Е. Жуковского» Андрей Дутов и директор Института проблем управления имени В.А. Трапезникова РАН Дмитрий Новиков заключили соглашение о сотрудничестве. Документ подписан в присутствии заместителя председателя коллегии Военно-промышленной комиссии Российской Федерации Олега Бочкарева.

Конференция, ставшая первым шагом в сотрудничестве двух научных центров, прошла в рамках реализации указов Президента Российской Федерации «О Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации» и «О реализации планов (программ) строительства и развития Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, и модернизации оборонно-промышленного комплекса» и была посвящена проблемам управления начальными стадиями жизненного цикла технологий и наукоемких продуктов.

Стороны нацелены на выполнение фундаментальных, поисковых и прикладных исследований для создания прорывных технологий в интересах различных отраслей российской промышленности, а также комплексное решение научно-технических проблем управления жизненным циклом высокотехнологичной продукции.

Для этого будет сформирован единый подход и методологическая база для управления совместными междисциплинарными и межотраслевыми исследованиями.

В рамках соглашения стороны планируют заниматься как разработками новых технологий управления созданием опережающего научно-технического задела, так и решением конкретных задач в области управления и навигации, направленных на повышение надежности, экологичности и безопасности летательных аппаратов, беспилотных авиационных систем, двигателей и бортового оборудования.

«Мы намерены последовательно и системно расширять сотрудничество с организациями фундаментальной науки. Институт проблем управления РАН – один из крупнейших научных центров, имеющий не только успешный опыт работы с институтами авиационной промышленности, но и большие компетенции в проведении межотраслевых исследований. Тесное взаимодействие позволит нам дать совместный ответ в том числе на те глобальные вызовы, которые представлены в Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации», – отметил генеральный директор НИЦ «Институт имени Н.Е. Жуковского» Андрей Дутов.

Директор Института проблем управления имени В.А. Трапезникова РАН Дмитрий Новиков отметил, что тесное взаимодействие академической науки об управлении с таким лидером отраслевой науки как НИЦ «Институт имени Н.Е. Жуковского» позволит осуществлять эффективную междисциплинарную и межотраслевую интеграцию знаний и технологий.

Национальный исследовательский центр "Институт имени Н.Е. Жуковского” создан в соответствии с Федеральным законом №326-ФЗ от 4 ноября 2014 года для организации и выполнения научно-исследовательских работ, разработки новых технологий по приоритетным направлениям развития авиационной техники, ускоренного внедрения в производство научных разработок и использования научных достижений в интересах отечественной экономики. В состав центра входят Центральный аэрогидродинамический институт имени профессора Н.Е. Жуковского (ЦАГИ), Центральный институт авиационного моторостроения имени П.И. Баранова (ЦИАМ), Государственный научно-исследовательский институт авиационных систем (ГосНИИАС), Сибирский научно-исследовательский институт авиации имени С.А. Чаплыгина (СибНИА) и Государственный казенный научно-испытательный полигон авиационных систем (ГкНИПАС).

Институт проблем управления имени В.А. Трапезникова РАН является ведущим научным центром в области проблем управления. Институт основан в 1939 г., численность его сотрудников составляет около 1000 человек, из них более 120 докторов и свыше 250 кандидатов наук.

Основные направления научной деятельности: теория систем и общая теория управления; управление подвижными объектами и навигация; управление в промышленности и энергетике; управление организационными, социально-экономическими,экологическими и медико-биологическими системами; технические средства управления.

Россия > Образование, наука. Авиапром, автопром. Армия, полиция > ras.ru, 16 мая 2017 > № 2175724


Китай > Образование, наука > regnum.ru, 15 мая 2017 > № 2266646

Китайские исследователи завершили второй этап 38-й океанической экспедиции

Научно-исследовательское судно с аппаратом «Цзяолун» на борту вернулось в порт Шэньчжэня

Государственная океанографическая администрация КНР сообщила об успешном завершении 38-й океанической экспедиции, в ходе которой специалисты из Китая совершили более 10 погружений на глубину более 1.5 тыс. метров.

В настоящее время исследователи и экипаж корабля пополняют запасы и готовятся к третьему этапу экспедиции, в ходе которого команде предстоит отправится к Марианской впадине, пишет «Чжунго синьвэнь».

По словам руководителя экспедиции Цюй Ляоху, китайские ученые выполнили все поставленные задачи, доставив на материк образцы грунта и воды с глубины около 2 тыс. метров. Все образцы уже были переданы сотрудникам китайской Академии наук для дальнейшего изучения.

«Мы с нетерпением ждем начала третьего этапа нашей миссии, в ходе которого мы намерены установить новый рекорд погружения среди китайских аппаратов», — отметил китайский ученый.

Названный в честь мистического дракона, аппарат «Цзяолун» достиг своей наибольшей глубины погружения 7062 метра в Марианской впадине в июне 2012 года.

Как сообщало ИА REGNUM ранее, 38-я океаническая научная экспедиция началась 6 февраля 2017 года. Ранее в этом году «Цзяолун» выполнил погружения на северо-западе Индийского океана в рамках первого этапа миссии.

Китай > Образование, наука > regnum.ru, 15 мая 2017 > № 2266646


Россия. СЗФО > Образование, наука > ria.ru, 12 мая 2017 > № 2171683

Научный центр Российской академии наук, который объединит институт социально-экономического развития территорий и северо-западный научно-исследовательский институт молочного и лугопастбищного хозяйства, создадут на Вологодчине, сообщил РИА Новости заместитель губернатора области Алексей Кожевников.

"Научный центр будет встроен в систему стратегического управления социально-экономическим развитием региона и помимо изучения фундаментальных научных проблем займется решением задач комплексного развития территорий. На базе нового учреждения соберут все наработки аграрной науки. Уверен, в ближайшей перспективе это позволит повысить эффективность агропромышленного комплекса и создать условия для экономического развития сельскохозяйственной и смежных отраслей", — сказал Кожевников.

По его словам, на первом этапе работы планируется определить приоритетные научные направления деятельности. Следующим шагом станет создание подразделений по новым научным дисциплинам, подготовка программ подготовки научных кадров, укрепление материально-технической базы и инфраструктуры научного центра.

"В перспективе эти меры позволят нам создать на базе Вологодского научного центра крупное многопрофильное учреждение, состоящее из нескольких подразделений. Материальная база и научный коллектив позволит проводить здесь уникальные комплексные фундаментальные и прикладные исследования на международно-признанном уровне", — добавил вице-губернатор

Виктория Смирнова.

Россия. СЗФО > Образование, наука > ria.ru, 12 мая 2017 > № 2171683


Китай > Образование, наука > russian.china.org.cn, 7 мая 2017 > № 2166714

Известный китайский математик, первый лауреат Высшей государственной премии Китая по науке и технологиям У Вэньцзюнь скончался сегодня в 7:21 в Пекине из-за болезни на 98-м году жизни. Об этом сообщил Научно-исследовательский институт математики и системы Академии наук Китая.

У Вэньцзюнь родился в 1919 году в Шанхае, в 1940 году окончил Шанхайский университет "Цзяотун", в 1947 году он отправился во Францию для продолжения изучения математики в Страсбургском университете под руководством Шарля Эресманна, в 1949 году получил высшую ученую степень во Франции -- степень государственного доктора. В 1951 году он вернулся в Китай.

Ученый снискал мировое признание благодаря работам в области алгебраической топологии, алгебраической геометрии, теории игр, теории искусственного интеллекта.

У Вэньцзюнь являлся президентом Китайского математического общества, был академиком Академии наук Китая с 1957 года, получил Высшую государственную премию Китая по науке и технологиям за 2000 год и премию Шао Ифу по математике за 2006 год. -

Китай > Образование, наука > russian.china.org.cn, 7 мая 2017 > № 2166714


Россия > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 5 мая 2017 > № 2165556

Рособрнадзор сообщает о прекращении действия лицензии, приостановлении действия лицензии, запрете приема, лишении государственной аккредитации

Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки (Рособрнадзор) в целях информирования обучающихся сообщает об организациях, осуществляющих образовательную деятельность, к которым в период с 28 апреля по 4 мая 2017 года применены следующие меры по результатам проведенных проверок.

На основании определения Верховного суда Российской Федерации приказом Рособрнадзора прекращено действие лицензии:

1. ЧОУ ВО «Современная гуманитарная академия».

Рособрнадзором приостановлено действие лицензии на осуществление образовательной деятельности:

1. НЧОУ ВПО «Национальный институт недвижимости и инвестиций».

За неисполнение предписания в установленные сроки Рособрнадзором запрещен прием в:

1. МОУ ВО «Институт права и экономики».

По результатам проведенной проверки информации, содержащейся в уведомлении об устранении организацией, осуществляющей образовательную деятельность, выявленного несоответствия, Рособрнадзором, в том числе с участием Аккредитационной комиссии, лишен государственной аккредитации:

1. ФГАОУ ВО «Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева»

38.00.00 Экономика и управление (магистратура).

Справочно:

Лицензия на право ведения образовательной деятельности выдается вузу Рособрнадзором и подтверждает его право на оказание услуг по реализации образовательных программ. В случае ее аннулирования, вуз обязан прекратить образовательную деятельность.

Наличие у вуза свидетельства о государственной аккредитации подтверждает соответствие деятельности высшего учебного заведения федеральным государственным образовательным стандартам. В случае приостановления или лишения действия государственной аккредитации, вуз по-прежнему может вести образовательную деятельность и выдавать документы собственного образца. При этом, вуз не может выдавать дипломы установленного Минобрнауки России образца и гарантировать обучающимся отсрочку от службы в Вооруженных силах РФ по призыву.

При приостановке или аннулировании лицензии, а также приостановлении или лишении образовательной организации государственной аккредитации, учредитель вуза обязан обеспечить перевод обучающихся, с их письменного согласия, в другие высшие учебные заведения на имеющие госаккредитацию программы по аналогичным направлениям подготовки с сохранением всех условий обучения (формы и курса, а также стоимости обучения).

Приостановка действия государственной аккредитации распространяется на все структурные подразделения и филиалы учебного заведения. Прием в образовательную организацию запрещается в случае неисполнения предписаний Рособрнадзора.

Россия > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 5 мая 2017 > № 2165556


Россия > Армия, полиция. Образование, наука > mil.ru, 4 мая 2017 > № 2164498

В ВУНЦ ВМФ проведен конкурс на лучшие научные работы среди курсантов и слушателей вузов Минобороны России

С 2010 года Военный учебный научный центр Военно-Морского Флота (ВУНЦ ВМФ) как ведущая образовательная организация ВМФ России является вузом-организатором конкурса на лучшие научные работы, выполненные курсантами и слушателями вузов Минобороны России.

«Конкурс проводится по трем разделам военной науки: тактика ВМФ, вооружение и военная техника ВМФ, а также кораблестроение, — отметил заместитель начальника ВУНЦ ВМФ по учебной и научной работе контр-адмирал Александр Карпов. — Указанные разделы в полной мере соответствуют направлениям научных исследований, закрепленным за Военно-морской академией, а главное – уровням образования и специальностям подготовки наших выпускников».

Конкурсные работы, выполненные слушателями и курсантами ВУНЦ ВМФ, прошли тщательный отбор на кафедрах, факультетах и в вузах.

В 2017 году в ВУНЦ ВМФ поступила 71 работа от организаций. Поступившие конкурсные работы прошли рассмотрение и оценку специалистами. Экспертами оценивались актуальность и научная новизна работы, практическая значимость результатов, стиль изложения материала и качество оформления работы.

По итогам открытого голосования конкурсная комиссия из представленных работ определила победителей конкурса. Представлены к поощрению премией Министра обороны РФ капитан 2 ранга Илья Жарков, капитан-лейтенант Владимир Пудиков, капитан 2 ранга Дмитрий Токарь. Авторы еще шести научных работ представлены к поощрению грамотами Министра обороны РФ.

Контр-адмирал Александр Карпов подчеркнул, что проведение конкурса направлено на повышение качества подготовки специалистов для ВМФ. Также проведение конкурса позволяет формировать у слушателей и курсантов навыки самостоятельной научно-исследовательской деятельности, направленной на решение актуальных практических задач.

Помимо этого конкурс выявляет наиболее одаренных и талантливых слушателей и курсантов для комплектования адъюнктуры и должностей научно-педагогических работников.

Департамент информации и массовых коммуникаций Министерства обороны РФ

Россия > Армия, полиция. Образование, наука > mil.ru, 4 мая 2017 > № 2164498


Россия. Весь мир. ДФО > Агропром. Образование, наука > agronews.ru, 3 мая 2017 > № 2213580

На пути к «зимостойкому» саду.

В советские годы были грандиозные планы по продвижению плодовых культур на север. И надо отдать должное нашим ученым, внесшим серьезный вклад в создание зимостойких сортов (достаточно упомянуть хотя бы Ивана Мичурина). Этот процесс продолжается и в наше время, причем, серьезную роль в таком деле продолжают играть дальневосточные селекционеры.

На прошедшей в Институте цитологии и генетики СО РАН III Международной конференции «Генофонд и селекция растений» (посвященной 130-летию Николая Вавилова), представитель Дальневосточного научно-исследовательского института сельского хозяйства (г. Хабаровск) Олег Михайличенко ознакомил своих коллег с последними новинками дальневосточной селекции плодовых культур, связанной с использованием местных диких видов. Он напомнил, что отличительной особенностью растений, произрастающей в этих краях, является именно их зимостойкость.

«По этому свойству наши растения превосходят все другие соответствующие им виды, какие только известны на земном шаре. На Дальнем Востоке только дикорастущих плодово-ягодных растений насчитывается около 70 видов. Благодаря зимостойкости, их можно использовать на всей территории России. Но наиболее это актуально, как мы понимаем, для территорий от Урала до Сибири, — подчеркнул ученый.

Надо сказать, что именно это свойство давно уже используется в отечественной селекции. В Хабаровском крае первое учреждение, занимающееся селекцией плодово-ягодных растений, было создано еще в 1937 году. И в течение 80 лет здесь было создано более ста сортов яблони, груши, сливы, вишни, абрикоса, актинидии, винограда. Как мы понимаем, в самом использовании для селекции устойчивых к морозу «дикарей» ничего нового нет. Однако при этом необходимо понимать, что мало вывести зимостойкий сорт. Необходимо при этом добиться высоких вкусовых качеств плодов (чтобы было почти «как на юге»).

На сегодняшний день, по словам Олега Михайличенко, представляемый им институт сосредоточен на селекции яблонь, груш, слив и абрикоса. Особое внимание уделяется грушам. «Груша, — пояснил ученый, — была и остается ведущей культурой на Дальнем Востоке, в частности, в Хабаровском крае. Ранее в специализированных хозяйствах 60% насаждений многолетних растений занимала именно эта культура». Отметим, что груши дальневосточной селекции довольно широко используются в любительских посадках, в том числе и у нас, в Сибири. Известна целая группа сортов под собирательным названием «лукашовки» — по имени хабаровского садовода-оригинатора Артемия Лукашова, который впервые скрестил прибалтийские и средне-русские ранние сорта груши с дикой уссурийской грушей. Местный дикий вид в данном случае был использован как донор зимостойкости. По этому качеству ей нет равных среди всех видов диких груш. Правда, качество плодов при этом оставляет желать лучшего. Поэтому на сегодняшний день «лукашовки» нуждаются в замене из-за довольно посредственного вкуса и грубой мякоти плода. Не удивительно, что спрос на них начал падать.

Однако селекционеры не останавливались на достигнутом, и последователи Лукашева существенно обновили ассортимент груш дальневосточной селекции, создав гибриды второго поколения, отличающиеся улучшенными вкусовыми качествами. В настоящее время, отметил Олег Михайличенко, в селекции стали использоваться западноевропейские сорта груш, благодаря чему удалось получить гибриды с еще более высокими товарными характеристиками. Помимо этого, в качестве доноров вкуса применяются и некоторые китайские сорта груш. Параллельно ведется работа и по отбору хозяйственно-ценных форм уссурийской груши для введения в культуру тех районов Дальнего Востока, где культурные сорта груши не переносят суровых зим. …

Россия. Весь мир. ДФО > Агропром. Образование, наука > agronews.ru, 3 мая 2017 > № 2213580


Тайвань. США > Образование, наука > russian.rti.org.tw, 3 мая 2017 > № 2165936

Вице-президент Китайской Республики (Тайвань) Чэнь Цзянь-жэнь и представитель КР во Всемирной торговой организации (ВТО) Сайрус Чу (кит. Чжу Цзин-и) были избраны в качестве новых членов Национальной академии наук США, самой престижной научной организации в североамериканской стране.

Национальная академия наук США 2 мая обнародовала список новых членов организации, в который вошли Чэнь и Чу, два научных сотрудника из академии Синика, лидирующего исследовательского института на Тайване.

Вице-президент рассказал, что получил сообщение об этом событии вечером во вторник. Однако он выразил протест Национальной академии наук после того, как узнал, что в графе «гражданство» на официальном сайте организации он и Сайрус Чу были указаны как граждане Тайваня, Китай. В данный момет академия Синика ведёт переговоры с Национальной академией наук США о внесении необходимых корректировок.

Валерия Гимранова

Тайвань. США > Образование, наука > russian.rti.org.tw, 3 мая 2017 > № 2165936


Россия > Образование, наука > ras.ru, 3 мая 2017 > № 2162574

РАСПОРЯЖЕНИЕ ФАНО «Об оценке и о мониторинге результативности деятельности научных организаций, выполняющих научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения»

Федеральное агентство научных организаций во исполнение постановления Правительства Российской Федерации от 8 апреля 2009 г. № 312 (ред. от 29 декабря 2016 г.) «Об оценке и о мониторинге результативности деятельности научных организаций, выполняющих научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения» просит предоставить в системе формирования сводной отчетности ФАНО России сведения о результатах своей деятельности за период с 2013 года по 2015 год, за исключением сведений, составляющих государственную, или иную охраняемую законом тайну, для экспертной оценки в срок до 22 мая 2017 года.

Дополнительно сведения о результатах деятельности для экспертной оценки, заверенные подписью руководителя учреждения (иного уполномоченного им лица), необходимо опубликовать на официальном сайте научной организации в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, а также направить в ФАНО России подлинник с гербовой печатью синего цвета на бумажном носителе.

Информационные материалы по внеочередной оценке результативности деятельности научных организаций, включая порядок предоставления данных о результатах деятельности для экспертной оценки, размещены на официальном сайте ФАНО России на странице «Деятельность», раздел «Оценка результативности деятельности научных организаций».

Контактное лицо: Карпухин Александр Игоревич, заместитель начальника отдела Управления академического взаимодействия и обеспечения деятельности Научно-координационного совета (monitoring@fano.gov.ru, (495)668-61-44 добавочный 2434).

Россия > Образование, наука > ras.ru, 3 мая 2017 > № 2162574


Россия > Образование, наука > ras.ru, 2 мая 2017 > № 2162500

Академик Рамил ХАБРИЕВ: "Тайны третьего возраста"

"Чаепития в Академии" — постоянная рубрика Pravda.Ru. В ней мы публикуем интервью писателя Владимира Губарева с академиками. Сегодня его собеседник — директор Национального научно-исследовательского института общественного здоровья имени Н. А. Семашко, академик РАН, доктор медицинских наук, доктор фармацевтических наук, профессор Рамил Хабриев.

После встречи с академиком Р. У. Хабриевым я перечитал книги его коллег и друзей, пытаясь найти мысли, созвучные его словам и идеям.

Но поиски оказались напрасными…

Пожалуй, "ближе" всего слова академика Е. И. Чазова: "Воспоминания. Они возбуждают наше тщеславие в молодости, согревают в старости, поддерживают в несчастье и формируют веру в будущее. Они могут радовать и угнетать. И они всегда с нами и нередко, как назойливая муха или пчела, не дают покоя. И хотя они во многом интимны, хочется их выплеснуть, хочется выговориться… Ты входишь в годы, которые называют "старостью". Не знаю, кто как, а я не заметил, когда вошел в эти годы, и согласился с И. Гёте, заявившем: "В старости надо больше делать, чем в молодости"…

Рамил Усманович улыбнулся, а потом сказал:

— Мой коллега, бесконечно уважаемый Евгений Иванович, конечно же, прав. Как и великий Гёте. Вот только слово "старость" я не люблю — предпочитаю использовать другие, более емкие и точные, как мне кажется…

— Какие же?

— "Третий возраст"…

Грешно было мне, завершающему седьмой десяток, не согласиться с Рамилом Усмановичем! Но все-таки я попытался уточнить его идеи и не ошибся — они оказались неожиданными и, главное, актуальными.

Нашу беседу я начал так:

— Вы — директор Национального научно-исследовательского института общественного здоровья имени Н. А. Семашко. Странное название. Что значит "общественное здоровье"?

— На этапе создания он назывался "Институт социальной гигиены и организации здравоохранения". Потом посчитали "наверху", что у нас нет социальной гигиены, а есть только организация здравоохранения. Чуть позже появились понятия "экономика здравоохранения" и "история медицины". В общем, трансформация названий всегда шла. Сейчас Институт находится в стадии реорганизации: к нам присоединится Институт истории медицины, нам передали фонды Российского музея медицины, более 15 лет пролежавшие в подвалах на Солянке, присоединяют медфильмофонд и фундаментальную библиотеку. Я думаю, лучше всего назвать Федеральный исследовательский центр — "Институт Семашко", без всяких там "общественного здоровья" и так далее. "Институт Семашко" — это бренд, который хорошо известен. В мире Н. А. Семашко известен как основоположник системы профилактики заболеваний, предупреждения их. Именно с него пошло отношение к охране здоровья как межотраслевой проблеме. И во многих странах реализованы его идеи. К сожалению, у нас не в полной мере.

— Но пока о том, что есть. Итак, есть политическое здоровье нации — его мы не касаемся.

— Верно.

— И есть здоровье — в прямом смысле этого слова. Но вы единственный центр в стране, который несет ответственность за здоровье нации, не так ли? То есть вы по-научному оцениваете, что происходит с наши, какие опасности подстерегают нацию в целом, на что следует обратить внимание, чтобы предостеречь народ от беды?

— Мы стараемся это делать. Находясь вне системы здравоохранения как отрасли, мы проблемы охраны здоровья изучаем более широко. И именно с этих позиций и разрабатываем свои концепции и предложения.

— Я думаю, что здоровье нации складывается из многих элементов…

— Безусловно. Хоть по возрастам можно говорить, или по социальному статусу.

— Совсем недавно шел разговор о том, что Россия вымирает. Правильно?

— Да, такие опасения были.

— Что вы рекомендовали?

— Безусловно, приоритетом должна быть доступность медицинской помощи, а также профилактика и формирование здорового образа жизни. Необходимо и нивелирование негативных факторов, которые влияют на здоровье. Но это очень дифференцировано в зависимости от экономической ситуации в стране. Необходимо учитывать и географическое положение регионов, их статус донора или реципиента, экологическую ситуацию и так далее. То есть следует анализировать очень много факторов, которые определяют здоровье нации, имея в виду и среднюю продолжительность жизни, и показатели здоровья. Всемирной организации здравоохранения приписывается расхожее определение, что примерно 10-15 процентов здоровья нации зависит от состояния медицины, порядка 50 процентов — это здоровый образ жизни, а также биогенетика, и 20-30 процентов здоровья нации связано с экологией.

— Хоть в этом нам повело: из-за упадка промышленности экология в России улучшилась…

— Конечно, это сыграло свою роль, но другие факторы ухудшились… Если же говорить о предотвращении демографической катастрофы, то свой очень большой вклад внесли медики, прежде всего борьбой за здоровье детей. Это был один из главных приоритетов. Для решения проблемы были направлены средства, специалисты, координировалась работа разных ведомств. И это принесло успех. Например, такие важнейшие индикаторы, характеризующие здоровье нации, как материнская и младенческая смертность — по динамике не могут не произвести впечатление: практически ни одна страна таких темпов снижения не имела — с начала 2х тысячных годов материнская смертность снизилась почти в четыре раза, а младенческая — почти в три раза!

— И детская онкология тоже!

— Согласен. Был период, когда только начинала формироваться детская онкология, онкогематология как самостоятельные специальности, то, конечно, показатели выживаемости детей, раннего выявления этих заболеваний, были очень плохими, по сравнению с мировыми показателями. Но сегодня наши дети лечатся по тем же протоколам, что и в мире, и эффективность лечебного процесса примерно такая же, как в передовых странах.

— Значит, дела с детским здравоохранением более или менее налаживаются?

— По крайней мере, динамика очень хорошая. Но сегодня, еще важное значение имеет популяционная оценка здоровья детей. В свое время, и наш институт этим занимался. Существовали так называемые стандарты физического развития, которые составлялись выборочно по всей территории Советского союза, и по ним можно было оценить уровень развития детей — здоровых детей, насколько они соответствуют климатической зоне, национальной принадлежности и так далее. Таблицы составлялись с учетом специфики каждого региона. Теперь такие исследования не проводятся. К сожалению, конечно. Сегодня единственным критерием в показателях физического развития является так называемый индекс массы тела, пользуясь только им сложно оценить степень влияния отдельных факторов, специфических для нашей страны — огромная территория с большими географическими особенностями, и с климатическими, и с этническими, и так далее.

— Опять калька с Запада?

— Конечно. Работу по своим методикам мы планируем начать. Она позволит четко представить в целом состояние здоровья детского населения России. Впрочем, не только детского. Очень часто говорят о необходимости мониторинга здоровья всего населения, это очень сложная проблема. У нас сегодня существует порядка одиннадцати-двенадцати различных мониторингов — экологические, санитарно-гигиенические, радиационные и так далее, которые так или иначе связаны с влиянием на здоровье. Но они не стыкуются, данные мониторингов комплексно не оцениваются. И поэтому мы сегодня говорим о заболеваемости, инвалидности, смертности. Но ведь это показатели нездоровья! А нужна информация прямо противоположная, и нужен мониторинг здоровья нации. Его следует создать быстро, охватить всю страну, чтобы судить о реальной ситуации со здоровьем нации. А начать можно как раз с детского населения.

— Пора перейти ко "второму этажу" нации, то есть взрослым людям, трудоспособному населению. Каково положение сейчас?

— Девяностые годы характеризуются резким ростом инфарктов и инсультов. К счастью, усилиями медиков удалось остановить трагическое развитие событий. У нас смертность в трудоспособном возрасте существенно снизилась и снижается, за 10 лет, начиная с 2005 года с 8,3 до 5,4 промилле. Не такими темпами, конечно, как материнская или детская смертности, но, тем не менее тенденция положительная.

— Если бы вам предложили бессмертие, вы бы согласились?

— Нет.

— Почему?

— Ну, во-первых, против законов природы не пойдешь. И зачем выбирать то, чего нет, и не будет, и не может быть?! Это первое. Во-вторых, если и говорить о долголетии, то надо говорить об активном, конечно, долголетии, о том, чтобы эти годы были годами счастья, годами радости.

— Как только ты уходишь на пенсию, то ты сразу вроде бы не нужен этому обществу — сразу прекращаются телефонные звонки… И не кажется ли вам, что это одна из самых главных болевых точек современной жизни? Как и что по этому поводу думает наука?

— Мы, конечно, с вами счастливые люди, так как имеем до сих пор возможность заниматься любимым делом, и в этой связи хотя бы не лишены той радости общения с коллегами и возможности видеть результаты своего труда… Конечно, вы затрагиваете очень больную тему. И если говорить об эффективности мер по охране здоровья и деятельности системы здравоохранения, относительно этой когорты населения — важный показатель, который, к сожалению, не сработал и говорит о том, что мы явно этим не занимаемся. У нас за этот период сократилась продолжительность жизни в возрасте шестьдесят лет плюс.

— То есть уходит человек на пенсию и вскоре умирает?

— Раньше стали умирать, чем даже в девяностые годы. Сейчас в этом возрасте мы живем на целый год меньше, чем в начале становления нашей страны. А во всем мире наоборот: там прибавка за этот период до четырех лет. Я думаю, что причин тому достаточно много. Есть те, что связаны со здравоохранением — мало уделяется внимания "третьему возрасту". Ресурсы нужны, они были отвлечены на другое. Мы, собственно, только сейчас говорим о становлении геронтологии как специальности, как системы оказания помощи пожилому населению. Мы во многом утеряли ту систему социальной поддержки населения, которая существовала. Даже те посиделки стариков во дворе утрачены, а они тоже поддерживали их, пожилые люди могли общаться, они оказывали какую-то взаимную поддержку друг другу. А сегодня где люди могут общаться? Они сидят по своим квартирам, если они у них есть… У нас меры социальной поддержки нацелены только на одну небольшую категорию населения. Это инвалиды и люди, оставшиеся без попечения родственников, которые помещаются в специальные дома престарелых.

— Но ведь таких меньшинство?!

— Конечно. У нас ведь получается так: если человек хорошо отработал, был обеспеченным, ушел с работы — и все! Он остался в одиночестве… А другой, извините, пьянствовал, особо не работал, но как только стал пенсионером его подхватили службы социальной поддержки. Да, государство не может бросить такого человека, не может позволить ему умирать на улице, оно должно оказать ему помощь. Но ведь и заслуженных людей, ветеранов, обеспечивших мощь и величие страны, своих нельзя забывать!

— Кстати, либералы утверждали, что чем быстрее старики умрут, тем лучше!

— К сожалению, было и такое… Недавно обнаружил шокирующие цифры. Смотрите, мы имеем всеобщую систему здравоохранения. То есть в рамках Программы государственных гарантий она бесплатная. О качестве ее пока не будем говорить, но доступная медицинская помощь у нас обеспечена, и это одно из главных наших достижений медицины. У нас и система образования всеобщая, и при соответствующей подготовке, при стремлении, при желании за счет государства мы можем ее получить в полном объме. Кроме этого, создана инфраструктура для оказания платных услуг и в системе образования, и в системе здравоохранения. И ими население пользуется. Есть робкие попытки нечто создать и в рамках социальной помощи, оказываемой пожилым и инвалидам, как услугу, там, где ее невозможно получить за счет средств государства. И что же получается? Оказывается, объем этих услуг по социальной поддержке престарелых и инвалидов в тридцать с лишним раз меньше, чем в здравоохранении и в образовании. И самое показательное — не хотел говорить, но скажу! — это один в один соответствует затратам населения на оказание ветеринарной помощи братьям нашим меньшим.

— Извините за грубость, пенсионеры и собаки в равном положении?

— Не комментирую… А еще раз говорю: затраты населения на оказание ветеринарной помощи и на оказание помощи пожилым и инвалидам копейка в копейку совпадают.

— Я потрясен не менее… Что же нужно сделать, чтобы использовать тот гигантский интеллектуальный потенциал людей, которые относятся к "третьему возрасту"?

— Наука, конечно, накопила огромный опыт. История науки свидетельствует, что выдающиеся ученые совершали открытия и в "третьем возрасте". Потенциал этого поколения очень серьезный. А еще в большей степени, конечно, он должен быть задействован в воспитании подрастающего поколения. Это должно в семье начинаться. И если мы потеряем эту связь поколений, связь родителей и детей, бабушек и внуков, то это самая большая потеря будет. И здесь государство, на мой взгляд, с одной стороны, а бизнес — с другой, должны пойти навстречу и создать соответствующую инфраструктуру для такой социальной помощи и реабилитации. Наверное, поддерживать надо и те трудовые коллективы, которые заботятся о своих ветеранах. Ведь у нас на историческом переломе многие ведущие промышленные предприятия-гиганты сменили собственников, и нить с прошлым оборвалась. А рвать ее нельзя! Слава богу, что в Академии наук этого не случилось. Но сейчас и мы стоим перед очень серьезной проблемой. Сегодня в рамках действующего закона, ограничивающего возраст руководителя, идет большая смена в научных организациях. Плюс большая реорганизация в учреждениях, подведомственных ФАНО, связанная с оптимизацией сети, что по сути-то правильно, но это тоже вызывает приток варягов, смену руководителей этих организаций. И не факт, что связь поколений в рамках научных организаций сохранится.

— Когда начинают говорить о возрасте, сразу вспоминаю один пример, связанный с Академией наук. Когда Мстислав Всеволодович Келдыш ушел с поста президента Академии, в ЦК партии пригласили Патона Бориса Евгеньевича, который является президентом Академии наук Украины и у которого ясная и прекрасная голова, хотя ему скоро исполнится сто лет. Итак, его пригласил Суслов и сказал, что ему следует возглавить Академию. Патон отказался и порекомендовал Александрова. На что Суслов заметил, что Анатолий Петрович давно уже в "третьем возрасте". Патон возразил: "Да он крепче, чем мы с вами вместе взятые". И Александров возглавил Академию. Так что кампанейщина очень опасная вещь — ведь образуется вакуум в обществе!

— Безусловно. Я считаю, что должен быть от власти сигнал руководителям наших государственных и частных компаний, мол, посмотрите своих ветеранов, в каком они состоянии, в чем они нуждаются и чем могут вам они помочь. Нельзя быть Фомой, не помнящим родства.

— "Пенсионеры всех стран, объединяйтесь!"

— Это, может быть, одно из главных богатств нашей страны, но во власти не все это понимают.

— Насколько я знаю, вы проводите эксперименты с "третьим возрастом".

— Наоборот, мы пытаемся нивилировать "эксперименты" с этим поколением. Мы с профессором С. А. Кривошевым, в живописном месте, недалеко от здания Правительства Московской области, организовали резиденцию для проживания пожилых людей, и название придумывать не надо — "Третий возраст". Провели целый ряд акций вместе с благотворительными фондами по укреплению здоровья бывших спортсменов и выдающихся деятелей культуры. А фонд "Поколение" Андрея Скоча предложил поддержать наших ученых. В этом году у нас около сорока человек — наши члены академии и ученые академических институтов — использовали такую систему оздоровления. Очень хорошие отзывы были. Хочу пояснить: это не больница, не санаторий, это резиденция. Место, где люди, находясь фактически в домашних условиях, общаются, раскрепощаются. Если есть необходимость провести какую-то оздоровительную процедуру, ее тут же делают.

— Мне рассказали, что это своеобразный клуб интеллектуалов?

— Наверное, так и есть. Особенно, когда там появляются очень известные ученые.

— Вспоминаю "Архипелаг ГУЛАГ". Солженицын описывает, как в камере Таганской тюрьмы собралось сорок интеллектуалов, которые читали лекции. Тимофеев-Ресовский об эпохе Возрождения, а сам Солженицын о генетике…

— Это лишний раз подтверждает, что людям необходимо общение, возможность поддержки друг друга. Многие говорят: "Ну, я все сделал для своего родственника, для родителя — нанял сиделку, обеспечиваю продуктами…". А с кем родитель общается? Все с той же сиделкой… Находиться все время в контакте только с одним человеком очень трудно, когда-то обязательно возникнут конфликты. Поэтому возможность смены обстановки, хотя бы кратковременной, очень большое значение имеет.

— Это одно из условий здоровья нации?

— Безусловно. Это одна из самых больных точек. Мы, упустив социальную поддержку этой категории, получим очень большие траты в системе здравоохранения. У нас не было расчетов, связанных с расходами на оказание медицинской помощи по разным возрастным группам, но в мире достаточно много таких сведений. Например, по данным американских страховых компаний, затраты на медицинскую помощь пенсионера в три раза выше, чем помощь работающему человеку. В Великобритании, насколько я помню, расходы на медицинскую помощь восьмидесятилетних в девять раз превышают расходы на пятидесятилетних и в восемнадцать раз больше, чем на тридцатилетних. Вывод очевиден: не будем заботиться о "третьем возрасте", будем платить за это экономически. А у нас сейчас идет процесс старения населения. Впрочем, как и во всем мире. Демографы однозначно говорят, что к 2050 году доля лиц шестьдесят плюс удвоится. Лучше уж средства сейчас выделять на меры социальной поддержки, чем тратить их потом на оказание медицинских услуг уже в рамках стационара.

— Почему же пока об этом не говорится в разных документах, связанных с медициной, которых принимается множество?

— Проще получать моментальный эффект. Когда говорим об эффективной системе здравоохранения как отрасли, мы, к примеру, ссылаемся на среднюю продолжительность жизни. Да, она возросла. Да, система здравоохранения имеет ресурсы на то, чтобы этот показатель рос. Но на самом деле он своим ростом откликнулся на снижение младенческой смертности и снижение смертности в трудоспособном возрасте. По старшему же поколению ситуация иная. Мы с самых высоких трибун говорим, что во столько-то раз увеличили высокотехнологическую медицинскую помощь. Да, высокотехнологическая медицинская помощь (ВМП) стала доступнее, но это хорошо или плохо, как вы считаете?

— В частном случае — хорошо, а в целом — свидетельство о том, что болеет все больше и больше людей…

— Мы оперируем совершенно разными понятиями, говорим о разных методиках и диагностиках лечения и все это — ВМП. Во многих случаях это высокотехнологическая помощь оказана, допустим, больному злокачественным образованием четвертой стадии. Завтра она уже не нужна. А гораздо важнее было бы, наверное, чтобы больные до необходимости оказания таких высокотехнологических видов помощи не доходили бы. Лучше было бы более экономичными методами предотвратить развитие такой патологии, при которой необходимо оказывать эту высокотехнологическую помощь. Сегодня уже многие клиницисты осознают: высокие объемы ВМП — это может быть показателем брака первичной и специализированной медицинской помощи.

— А сердечно-сосудистые заболевания?

— Мы гордимся количеством шунтирований, которые провели, но гораздо лучше не доводить до них.

— Сейчас все время по телевидению собирают деньги на лечение за границей наших ребятишек. Не кажется ли вам, что где-то глубоко во всем этом безнравственность? Неужели наше государство не может им помочь?

— Я с вами абсолютно согласен. Мы сейчас начали говорить о том, что возрождается благотворительность со стороны населения, откликаются люди, достаточно средств собирают при необходимости. И я упрекнуть не могу тех, кто собирает. Но, на самом деле, для системы это позор. Во-первых, многие болезни мы можем лечить. И, во-вторых, если не можем, то государство должно исправлять само свои ошибки — недостатки собственного здравоохранения нельзя перекладывать на жителей страны — их вины в том нет…

— Много ли болезней у нас не лечится?

— Безусловно, есть технологии, которые пока используются только за рубежом. Но, опять же, зачем везти больных туда? Если уж мы хотим эту технологию внедрить у себя, давайте пригласим этого чудо-ученого, пусть он обучит наших специалистов. Но у нас и статьи-то расходов нет такой, и, к сожалению, кроме частных клиник, это даже теоретически не возможно сделать. В государственную клинику такого специалиста пригласить и его услуги по трансферу технологий никто профинансировать не может. Будем надеяться, что и в этой области ситуация изменится. На базе нашего института ФАНО организовало экспертный совет. И идея у них очень была хорошая: "Мы через вас будем пропускать госзадания, чтобы вы оценивали разработку новых технологий. И дайте свое заключение, во-первых, о целесообразности разработки этой технологии, и, во-вторых, когда она будет разработана, насколько она эффективна или неэффективна". Идея хорошая, но на такую экспертизу отводится буквально два-три дня. Провести анализ невозможно. Думаю, организационный период пройдет, и мы этой работой всерьез будем заниматься. По крайней мере, в том, что касается оценки технологий здравоохранения.

— Надеюсь, опираться вы будете на "третий возраст"?

— Конечно. Этот потенциал в экспертной работе не заменим — без старшего поколения нет будущего, да и слова великого Гёте забывать не следует о том, нам надо делать больше, чем молодым. Для этого в "третьем возрасте" есть все возможности.

— Все-таки прекрасно, что мы принадлежим к оптимистам…

Беседовал Владимир Губарев, Правда.ру

Россия > Образование, наука > ras.ru, 2 мая 2017 > № 2162500


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 28 апреля 2017 > № 2157889

ФАНО России и РАН сформировали кадровый резерв научных организаций

В соответствии с поручением Президента Российской Федерации от 27 декабря 2014 г. № Пр-3011 ФАНО России и РАН совместно организуют работу по формированию кадрового резерва для замещения должностей руководителей научных организаций, подведомственных ФАНО России, и их структурных подразделений, осуществляющих научные исследования.

На заседании Рабочей группы по взаимодействию ФАНО России и РАН при формировании кадрового резерва научных организаций 27 апреля 2017 года утверждены итоговые списки из 1330 кандидатов, рекомендованных к зачислению в кадровый резерв научных организаций по должностям:

- директор научной организации;

- заместитель директора (заведующего, начальника) по научной работе;

- директор (заведующий, начальник) структурного подразделения (института, центра, отделения), входящего в состав организации;

Напомним, что с февраля по март 2017 года на официальном сайте ФАНО России была размещена анкета для сбора сведений о кандидатах на включение в кадровый резерв.

В конкурсном отборе на включение в кадровый резерв приняли участие 1855 кандидатов из 72 субъектов Российской Федерации, рекомендованные научными организациями, Российской академией наук, федеральными органами исполнительной власти, иными организациями, а также кандидаты, самостоятельно заявившие о желании быть включенными в кадровый резерв.

В апреле 2017 отделениями Российской академии наук, осуществляющими научно-методическое руководство научными организациями, была проведена всесторонняя экспертная оценка кандидатов и сформированы предложения по включению кандидатов в кадровый резерв.

Первый заместитель руководителя ФАНО России Алексей Медведев поблагодарил отделения Российской академии наук за проделанную совместную работу и подчеркнул, что принцип «двух ключей» позволил эффективно сформировать кадровый резерв научных организаций, подведомственных ФАНО России: «Федеральное агентство научных организаций выполняет роль технического оператора при отборе кандидатов, за экспертную оценку отвечает Российская академия наук, представленная 13 тематическими и 3 региональными отделениями».

В III квартале 2017 года планируется формирование образовательных стратегий для лиц, включенных в кадровый резерв, разработка и утверждение программ повышения квалификации и профессиональной переподготовки, а также определение кандидатов для прохождения обучения по вышеуказанным программам.

В IV квартале 2017 года планируется продолжить работу по формированию кадрового резерва на руководящие должности научных организаций, а также сформировать кадровый резерв для должностей заведующего (начальника) научно-исследовательского отдела (лаборатории).

Дальнейшее пополнение кадрового резерва и проведение дополнительного профессионального обучения лиц, включенных в кадровый резерв, позволит сформировать корпус руководителей, способных эффективно управлять научной организацией в новых условиях и отвечать на «большие вызовы», определенные Стратегией научно-технологического развития Российской Федерации.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 28 апреля 2017 > № 2157889


Россия. ПФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 27 апреля 2017 > № 2156525

В Перми завершается формирование исследовательского центра федерального уровня

На базе Пермского научного центра УрО РАН будет создан федеральный исследовательский центр. В его состав войдут пять академических институтов, работающих в регионе: Институт механики сплошных сред УрО РАН, Институт технической химии УрО РАН, Горный институт УрО РАН, Институт экологии и генетики микроорганизмов УрО РАН, Пермский научно-исследовательский институт сельского хозяйства Российской академии сельскохозяйственных наук. Реорганизация началась в ноябре 2015 года и в настоящий момент вступила в финальную стадию. 21 апреля сведения о прекращении деятельности реорганизуемых учреждений были внесены в Единый государственный реестр юридических лиц.

Пермский федеральный исследовательский центр Уральского отделения Российской академии наук будет проводить фундаментальные исследования по таким приоритетным направлениям развития науки, технологий и техники в Российской Федерации, как безопасность и противодействие терроризму, индустрия наносистем, информационно-телекоммуникационные системы, науки о жизни, рациональное недропользование, транспортные и космические системы, энергоэффективность, энергосбережение, ядерная энергетика.

Главной целью, закрепленной в концепции программы развития центра, является развитие междисциплинарных и мультидисциплинарных подходов, направленных на решение широкого спектра проблем комплексного обеспечения безопасности технологий, инфраструктурных объектов и территорий.

Важнейшей задачей программы развития центра является создание на основе совершенствования исследовательской инфраструктуры и развития существующих фундаментальных компетенций условий для перехода на новый инновационный уровень выполнения прикладных работ. Это позволит не только разработать новые материалы, технологии и системы мониторинга для целей обеспечения безопасности, но и даст возможность успешно решить ряд проблем технического и продовольственного импортозамещения. Для реализации этой задачи планируется создание специализированного инновационного кластера с горизонтальной интеграцией прикладных междисциплинарных исследований в интересах промышленных партнёров и центра оперативного реагирования (R&D подразделения), ориентированного на решение уникальных проблем минимизации рисков и локализации последствий природных и техногенных катастроф.

Россия. ПФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 27 апреля 2017 > № 2156525


Россия > Образование, наука > ras.ru, 27 апреля 2017 > № 2156522

«Научных школ в России много»

Каждый год СПбГУ проводит Менделеевские чтения - доклады видных химиков и ученых из областей, соприкасающихся с химией. Одним из первых чтецов 55 лет назад был выдающийся казанский химик академик Александр Арбузов, а нынешнее, 73-е, чтение вел академик Олег СИНЯШИН, директор института, созданного Арбузовым и носящего теперь его имя, - Института органической и физической химии Казанского научного центра РАН.

Наш собеседник (разговаривать с менделеевскими чтецами уже стало у нас традицией) чрезвычайно интересен еще и тем, что возглавляемый им академический институт, как утверждают петербургские коллеги-химики, вполне преуспевает - и это во времена продолжающейся реформы РАН.

- Олег Герольдович, ваш доклад на чтении называется «Фосфор - структурообразующий элемент в органической и неорганической химии». Институт Арбузова сфокусирован на фосфоре?

- Хорошее определение фосфору дал академик Александр Евгеньевич Ферсман (1883 - 1945, один из основоположников геохимии. - Ред.): «Фосфор - элемент жизни и мысли».

Действительно, костная структура человека и зубная эмаль - это в основном фосфаты кальция. Многие процессы в организме - к примеру, сокращение мышц и передача нервных импульсов - невозможны без участия фосфорорганических соединений. Универсальным источником энергии для биохимических процессов в организме является АТФ - аденозинтрифосфат.

Это то, что касается фосфора в природе. Если взять синтетическую химию фосфора, то и здесь очень широка область применения. На одном краю - печально известные отравляющие фосфорорганические вещества зарин и зоман, на другом - препараты для лечения раковых заболеваний, болезни Альцгеймера...

Основателем химии фосфора в России был академик Арбузов, сначала профессор Казанского университета, затем - первый директор нашего института. Так что химия фосфора - один из брендов казанской химической школы.

- Вы развили новое научное направление - «металлокомплексный катализ для селективной электрохимической активации и функционализации органических молекул»... Сложно...

- Да нет, все очень просто.

Сегодня химическая промышленность должна развиваться на принципах «зеленой» химии. Что это за принципы? Их несколько, в том числе безотходность, безопасность для персонала и окружающей среды, мягкие условия процессов, применение катализа (он обеспечивает такие условия)...

Объясню на примере. Мы в институте разрабатываем, в частности, бесхлорные технологии. Есть такой продукт, очень важный - хлорпарафины: это пластификатор для полимеров, мировой объем производства которого более 400 тыс. тонн в год. Для получения хлорпарафинов используется хлор. Он, как известно, ядовитое вещество: в Первой мировой войне его использовали как отравляющий газ. Технологический процесс хлорирования - вредный, к тому же остаются вредные отходы, которые загрязняют окружающую среду и требуют больших денег на свою утилизацию.

А мы решили использовать методы электрохимии и металлокомплексного катализа. Не вдаваясь в детали, скажу, что это позволило заменить хлор на натрий хлор. На безвредную поваренную соль. К тому же процесс можно проводить при комнатной температуре. И нет отходов, потому что мы вводим в реакцию не углеводороды, а различные непредельные соединения, так называемые альфа-олефины.

С фосфором - похожая история. Сегодня для основных промышленных производств фосфорных продуктов (пластификаторов, лекарственных препаратов, смазочных масел, пламягасящих добавок) используются хлориды фосфора: продукты сжигания фосфора в хлоре. На этих производствах образуется много отходов того же хлористого водорода, что делает их экологически опасными. Мы смогли, используя электрохимию и катализ, получать различные фосфаты и фосфины непосредственно из фосфора, минуя стадию хлорирования.

- Вы говорите «мы»: это российская разработка или за рубежом тоже так умеют?

- Оба примера - наши разработки. Компании, имеющие крупнотоннажные производства, в таких технологиях заинтересованы: например, мы работали с чебоксарским «Химпромом», который производит много фосфорорганических соединений. Но, честно говоря, у западных компаний интерес выше.

- Потому что наших законодательство пока не заставляет применять «зеленые» технологии? И слишком дорого переделывать производства?

- И то и то. У отечественных компаний налаженное производство, рынки сбыта, и законодательство пока «не наседает». Так что вкладываться в технологическое перевооружение они не спешат.

- Совет по грантам президента РФ назвал научную школу академика О. Г. Синяшина среди ведущих. Такие статусы дают на основании каких-то мониторингов?

- Научные школы - это гордость российской науки. Почему-то именно в России формируются научные коллективы, где налажены устойчивые связи «учитель - ученик». Потом ученик сам становится учителем и может создать свою школу. В западных странах ученого, достигшего определенной позиции, приглашают в другие города и страны, и он не всегда успевает создать устойчивый коллектив, который можно было бы назвать научной школой.

Проиллюстрирую на своем примере. Как ученый, я формировался в научной школе члена-корреспондента Академии наук СССР Аркадия Пудовика. Защитил кандидатскую, докторскую, потом у меня появились свои идеи, я заинтересовал ими ряд моих аспирантов и студентов и 20 лет назад создал свою лабораторию. Она за эти годы выпустила пять докторов наук и более 40 кандидатов. Я больше 15 лет руковожу кафедрой органической химии в Казанском технологическом университете, где также работают мои ученики. Так вот, когда в 2005 году был объявлен конкурс на президентские гранты для поддержки ведущих научных школ, мы объединили коллективы вуза и академического института и подали заявку. Совет, состоящий из ведущих ученых, назвал нас в числе победителей.

Нам выделили финансирование - сейчас оно, кажется, составляет 2 млн рублей в год. По нынешним меркам, небольшое, оно, скорее, означает «официальное признание». Но в России много достойных научных школ, формально не отнесенных к ведущим. Об их уровне можно судить по научным публикациям, наградам, присуждаемым научным сообществом, по приглашениям выступить на международных конференциях. Скажу так: хороших научных школ в России много, а денег на их поддержку недостаточно.

- Грантовую систему, то есть финансирование «под проект», часто противопоставляют постоянной денежной поддержке.

- На мой взгляд, одно другому не противоречит. Сильная научная школа обычно не узкопрофильная, может претендовать на гранты в разных направлениях. Но на Западе более 60% финансирования науки идет не за счет грантов или государства, а от промышленных компаний, крупных фирм. В России бизнес, промышленность пока в такой мере не поддерживают науку, а государство уже не обеспечивает постоянного финансирования научных школ. Поэтому все озабочены грантами.

Наш институт ведет широкие исследования - начиная с лекарств и заканчивая нефтью. И он замышлялся как учреждение (как сегодня сказали бы) «полного инновационного цикла»: от создания новой молекулы до превращения ее в коммерческий продукт.

В нашем бюджете те деньги, которые мы получаем за счет грантов и за счет индустриальных партнеров («Татнефть», «Татхимфармпрепараты» и другие), - это около 60%. Так что есть подушка финансовой безопасности. И мы «грантоемкий» институт: 8 грантов Российского научного фонда (РНФ), 47 грантов Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ), из них 11 получены молодыми ребятами по программе «Мой первый грант».

В 2014 году РНФ объявил конкурс по поддержке научных организаций - мощные гранты, до 150 млн рублей в год на пять лет. Мы подали заявку. Причем по медицине, что необычно для химического института. Мы предложили создать на базе института международный научно-инновационный центр нейрохимии и фармакологии. И выиграли, попав в число 16 научно-образовательных организаций со всей России, получивших такие гранты.

Сейчас выходим на препараты-лидеры, которые в дальнейшем сможем предлагать фарминдустрии.

- О каких препаратах речь и когда они появятся в аптеках?

- Основные направления - лечение болезни Альцгеймера (в мире много изысканий ведется, у всех своя методология), гепатопротекторы (лекарства, защищающие печень) и антитуберкулезные препараты.

Когда появятся? Создание лекарства со всеми испытаниями занимает 10 - 15 лет, и это при стабильном финансировании. Несколько этапов: исследовательская часть, доклиника, клиника, само производство - и каждый этап дороже предыдущего в два-три раза. Поэтому мы ищем партнеров (в первую очередь в бизнесе), которые помогут довести оригинальный препарат до конечного результата.

Конечно, трудно конкурировать с западными компаниями-гигантами: им проще купить у нас препарат и положить на полку или заблокировать его продвижение на рынок иным способом, при этом продвигая собственную разработку, в которую вложены миллионы долларов. Не скажу, что оптимизма у меня по этому поводу много. Но, не двигаясь вообще в этом направлении, мы отстанем не только в создании лекарств, но и вообще в науке: любой препарат базируется на фундаментальных исследованиях. И у института за его 70-летнюю историю все-таки большой опыт создания лекарств. Десять из них вошли в фармакопею Советского Союза и России. Например, один из препаратов, применяемый при лечении лепры, в свое время сократил количество лепрозориев в Советском Союзе с 14 до 2!

А если немного отойти от прикладного аспекта... Знаете, в химии есть так называемые именные реакции: это довольно редкий случай, когда химическая реакция настолько важна, что мировая научная общественность дает ей имя ученого-открывателя. В нашем институте создано четыре именные реакции - Арбузова, Пудовика и Абрамова (в советское время) и пять лет назад - реакция Мамедова.

- В 2001 году вас назвали «лучшим менеджером РАН», к тому же рассказывают, что Институт имени Арбузова очень неплохо живет.

- Сложные времена были, как у всех, в начале 1990-х. Надо было, во-первых, убедить коллектив, что надеяться на бюджетное финансирование в объемах, которые были в советские времена, - нельзя и деньги придется добывать на конкурсной основе; во-вторых, продумать, какие из наших наработок заинтересуют бизнес; в-третьих, создавать структуры, которые приносили бы институту прибыль. Когда на рынок новой России хлынул поток импортных лекарств, в институте был организован первый в стране региональный центр контроля качества лекарственных средств. Он очень помогал институту выжить.

И когда началась реформа РАН, и дирекция, и ученый совет решили: что бы ни происходило, надо максимально оградить сотрудников от забот, которые не касаются науки. Мы убеждали сотрудников, что берем на себя бумажную работу (отчетами у нас загружены завлабы, и им трудно), а от ученых требуются результаты, которые позволят нам успешно конкурировать с институтами, близкими нам по структуре и профилю.

- Олег Герольдович, вы 40 лет в одном институте: сменить место работы не хотелось?

- Меня приглашали в разные города, в том числе директором крупного института в Москве. Но, наверное, судьба у меня так удачно сложилась: я работал в институте с теми, кого называю своими учителями, со мной работают уже мои ученики. Прекрасный коллектив, которым я как директор горжусь. Ну и большинство российских ученых, как я заметил, люди оседлые. Держат родные, друзья, жилье, а если ты руководитель - то и команда. Чтобы выстроить команду управленцев, которые смогут решать вопросы и в твое отсутствие, необходимо лет семь-восемь.

- В Петербурге нахваливают вообще всю казанскую систему образования и науки. Что там у вас такое творится?

- Многие мои коллеги из других городов спрашивают: «Что там у вас?»

Вы знаете, в любом регионе выстраивается структура, связывающая науку, образование и бизнес, - считается, что эта связка обеспечит новый скачок в посткризисный период. В Татарстане в эту связку встроено еще одно очень важное звено - власть. Руководство Татарстана активно участвует в инновационном процессе: средства выделяет, поддерживает научную среду, комфортную для деятельности как научно-образовательных организаций, так и технопарков и бизнес-инкубаторов. Уже то, что президент республики Рустам Минниханов еще и председатель Ассоциации инновационных регионов России, о многом говорит.

- Олег Герольдович, у Петербурга и Казани прямо-таки «химическая связь»: сколько химиков связаны и с Казанским, и с Петербургском университетом.

- Да, выдающиеся химики - Зинин, Бутлеров, Бекетов...

Эти тесные связи сохраняются: три года назад я был избран почетным профессором СПбГУ, теперь мне доверено право проведения Менделеевских чтений. Это не только честь для меня, но и большая ответственность перед научным сообществом Петербурга.

Санктъ-Петербургские новости

Россия > Образование, наука > ras.ru, 27 апреля 2017 > № 2156522


Россия. УФО > Образование, наука. Экология > ras.ru, 27 апреля 2017 > № 2156516

Академик Мельников: Холод — это богатство нашей страны

Нынешней весной исполнилось 33 года научной деятельности в Тюмени академика РАН Владимира Павловича Мельникова. Почти сказочная цифра, за которой стоит многое — личные успехи, проблемы, становление академической науки в Тюменской области.

С чего начался ваш тюменский период? Как вы, москвич по происхождению, «якут» по роду работы, оказались в Сибири?

Первый раз я приехал в Тюмень в декабре 1982 года на заседание Госплана вместе с академиком А.А. Трофимуком. После Якутска с его 60-градусным морозом, здесь мне показалось очень тепло. В феврале 1984 меня назначили заместителем директора Института геологии и геофизики Сибирского отделения АН СССР по организации академической науки в Тюменской области и руководителем отделения инженерной геокриологии этого Института.

Меня тогда поразила не столько стремительность событий — только получил предложение, а через год уже получил должность. Просто провидение Божье. Дело в том, что на распределении после окончания Московского геологоразведочного института имени Серго Орджоникидзе в 1962 году мне предложили Тюмень. Но у меня на тот момент уже была семья — жена и маленький ребенок, заботы о котором в большей степени падали на тещу. Кроме того, жену несколько раньше уже распределили в Подмосковье. К тому же, стеной за меня встали преподаватели моей кафедры геофизики — мол, он нам очень нужен, оставьте его здесь. Все так сложилось одно к одному, что мы остались в Москве. И вот спустя годы Тюмень меня настигла и стала родной.

После работы на кафедре одного из лучших геологоразведочных вузов страны, занятий наукой, в Сибири все пошло принципиально иначе?

На меня сразу навалились проблемы, решения которых требовали ответственности. Да, в моей жизни была геофизическая группа, где я был и ученым, и руководителем, и бухгалтером, и носильщиком — всем, кем требовалось по ситуации на кафедре и в полевых условиях, но та первая руководящая должность была несопоставима с новой по своему масштабу.

Теперь я понимаю, что если бы сразу после студенческой скамьи уехал в Тюмень, неизвестно, что стало бы со мной как с ученым. Наука требует, прежде всего, общения. В Москве рядом со мной трудились крупные ученые, такие, например, как заведующий кафедрой Лев Моисеевич Альпин, автор учебника по теории поля, мой научный руководитель Юрий Владимирович Якубовский, мой будущий оппонент по докторской диссертации — Анатолий Георгиевич Тархов и другие — лучшие умы в геофизике тех лет.

Однако самое большое влияние на ваше становление, вероятно, оказал ваш отец, крупный ученый-мерзлотовед?

Своим кругом общения, как пример ученого-руководителя, разговорами дома. Когда я окончил институт, отец еще не был даже доктором наук. Самое большое влияние на меня, как личность, оказал Владимир Афанасьевич Обручев, создатель (вместе с Вернадским) Института мерзлотоведения АН СССР, автор увлекательнейших книг, среди которых прекрасные научно-фантастические романы «Земля Санникова», «Плутония». Именно его книги разбудили мое воображение, и заразили жаждой поиска, без чего, собственно, не может состояться ученый. В свое время Обручев благословил моего отца на написание кандидатской диссертации, одобрил создание в 1956 году в Якутске на базе мерзлотной станции (где, помимо столицы, прошли мое детство и юность) Северо-Восточного отделения Института мерзлотоведения. После того, как Хрущев легким росчерком пера закрыл Институт мерзлотоведения в Москве — решив, что пусть мерзлотоведы работают по месту прописки самой мерзлоты, якутское отделение стало единственным академическим институтом, занимающимся этой проблематикой.

Что для вас интереснее — академическая наука или ее прикладная компонента?

Знаете, я так создан, что мне интересно и то, и другое.

Меня окрыляет и дает силы мое первое открытие — способа разделения полей электрохимических от индукционных. Несколько лет аспирантуры я спокойно использовал привычные методы интерпретации данных на постоянном токе. До тех пор, пока не понял, что все это — неверно! И вся моя диссертация никуда не годится. С тем я и пришел к своему заведующему кафедрой буквально накануне предзащиты. Получил по шапке и уехал на дачу страдать. И думать. За два месяца я не только нашел верное решение и сделал правильные выводы, а полностью переписал диссертацию и в начале осени успел защититься.

Вскоре после этого уехал по договору в Якутск. Мне не давала покоя идея сделать все замеры и расчеты уже не на талых породах, а на мерзлоте. Ведь какая странность, приборы вдруг начинают вести себя «неправильно». Заменяю приборы, перемещаюсь в другое место, возвращаюсь — снова зашкаливает. Значит, что-то с полями. Таким образом, в 1969 году на мёрзлых породах посчастливилось открыть принципиально новое явление отрицательной вызванной поляризации.

Эти исследования легли в основу одной главы докторской диссертации, которую я нахально представил в 36 лет не благодаря поддержке маститых коллег, а, скорее, вопреки. На предзащите мои прогнозы электрохимической активности пород вблизи экватора называли полной галиматьей и даже требовали выкинуть эти данные из диссертации. К счастью, вмешался профессор Каменецкий, который несколько лет работал в Индии — мои данные объяснили ему те непонятные явления, которые они наблюдали в ходе исследований. Примечательно, что наши ученые в Индии не раз меняли приборы стоимостью в десятки тысяч долларов из-за того, что не могли найти объяснений их «неправильному» поведению. И вот теперь все встало на свои места.

Вы могли бы всю жизнь спокойно и с удовольствием заниматься наукой в Москве. Но вы постоянно куда-то срывались — то на вторую свою родину — в Якутск, то в Алжир…

Больше того, после защиты кандидатской ректор сообщил мне, что я в резерве для работы зарубежом. Освободили от работы и послали меня на 10 месяцев в институт имени Мориса Тореза на курсы французского языка с тем, чтобы потом я несколько лет преподавал в странах Африки. Язык выучил, но вместо запланированных пяти лет контракта, пробыл в Алжире только два года. Понял, что тупею и мне надо срочно возвращаться. К тому времени я уже перешел в РАН, работал в Якутске.

Якутск был для меня не только местом, где прошла большая часть моего детства и юности, где в 12 лет я начал водить машину, помогать в слесарной мастерской и стажироваться у местного столяра-краснодеревщика, а в 13 лет у меня уже было свое ружье и мотоцикл и почти полная самостоятельность. Якутск стал для меня местом и другой силы — именно там я начал трудовую деятельность (в 16 лет) сначала разнорабочим в Вилюйской экспедиции, в 18 лет уже был механизатором на целине в Казахстане и только с 4-го курса — наукой. Кстати, вопреки расхожему мнению, я не шел проторенными отцом тропами по той простой причине, что он был гидрогеологом, а меня увлекала геофизика.

Не жаль было сменить такую разную, но увлекательную жизнь на непонятную Тюмень?

Да уж. Характер работы сменился полностью. Надо было собрать коллектив — поштучно! — и уже вместе заниматься наукой. Здесь, в Тюмени, пришлось знакомиться с местным партийным руководством, войти в совершенно новый для меня круг общения.

Какое впечатление это на вас произвело?

Тяжелое. Жесткая дисциплина, железная вертикаль власти, руководство подчиненными по принципу «сказано — делай!» — вот что я наблюдал. К счастью, у меня было свое руководство в Москве и Новосибирске, но на территории мне нужна была помощь. Это значит, что следовало учиться дипломатии, что удавалось, скажу честно, в каких-то пределах.

Поражало то, что удавалось делать Первому секретарю Обкома партии Геннадию Богомякову со своей командой. В 1985 году вышел Указ о развитии Тюменской области. В нем был пункт о создании в Тюмени Института проблем освоения Севера. Несколько раз московские чиновники убирали из бумаг пункт о создании института, а Обком упорно его восстанавливал. И вот осталось получить последнюю подпись — президента Академии наук СССР Александрова.

Я лечу в Москву и быстро передаю бумаги через помощницу Анатолию Петровичу, сказав, что мне очень срочно нужна виза. Помощница моментально выносит мои бумаги назад, я радостно хватаю их и… вижу убийственную подпись — «Считаю нецелесообразным. Сибирь будем осваивать экспедиционным путем». Я чуть не упал! Каким экспедиционным путем?! Понятно, что он, уже глубоко пожилой человек, не стал вникать, а только бегло глянул. Мы тут же перепечатываем все заново и второй раз он наложил уже положительную резолюцию, благодаря его помощнице Наталье Леонидовне.

Одна подпись могла повернуть колесо истории развития науки в Сибири совершенно в другую сторону.

Именно!

Что вы считаете главным достижением за 33 года?

То, что я собирал первый в Тюменской области академический институт, организованный правительственным решением, так, как это требуется сейчас — по мультидисциплинарному принципу. Набирал ученых разных направлений: гляцеологов, геокриологов, геологов, механиков, системщиков, физиков. Вместе мы понимали, что делаем. За пять лет коллектив вырос до 450 человек. Все это и стало краеугольным камнем развития академической науки в Тюменской области.

Но потом пришли трудные времена…

В 1992 году Академия наук начала рушиться. Финансирование было нестабильным, люди месяцами сидели без денег не только на исследования, но и на зарплату. Через несколько лет от нашего коллектива осталась только половина. Хочу заметить, что остались не какие-то бедолаги, кому убежать было некуда, а как раз те, для кого наука — жизнь. К счастью, еще до падения мы успели создать Институт криосферы Земли, Тюменский научный центр и Институт механики, который в дальнейшем перешел в Институт теплофизики.

Получается, что большой Институт проблем освоения Севера разделился на несколько более мелких, а сейчас вновь идет процесс укрупнения в Федеральный исследовательский центр.

Да, укрупняем, собираем. Но во что это выльется? Одно дело, когда ты занимаешься объектом (криосферой) с мультидисциплинарным подходом и совершенно иное, когда тебе предлагают в этот подход включить селекциею и ветеринарию. На мой взгляд, странно от научно-исследовательского института ветеринарной энтомологии и арахнологии требовать высокую публикационную активность, вместо результативной, экспериментальной деятельности, в чем они специалисты и эксперты. И не просто странно, но и вредно для отрасли.

Вы будете участвовать в работе ФИЦа?

Главная моя задача на сегодня — укрепить позиции новой парадигмы: если раньше курс был на покорение мерзлоты, то теперь мы изучаем «криогенные ресурсы». Холод — богатство, которым нужно научиться пользоваться. Россия владеет основными запасами мерзлоты в мире и тысячами квадратных километров Арктических льдов. И это на фоне того, что на планете уже ощущается нехватка пресной воды. Кроме того, мы можем осваивать Арктику такими средствами, что свойства мерзлоты нам только помогут (но, конечно, это не снимает решения огромных экологических проблем. Этот регион, я убежден, должен всегда идти особой строкой, как одна из самых чувствительных сфер земного шара). Богатство — данное природой — надо беречь и умело использовать.

Мы до сих пор мало знаем о мерзлоте и других холодных объектах. Как атомщики в своих коллайдерах погружаются в микромиры, так и здесь надо углубляться в изучение свойств льда, воды, фазовых переходов. И мы откроем мир, полный чудес.

Это красивая фантазия?

Нет. Это прогноз, основанный на симбиозе науки и философии.

Считаешь это интересным? Поделись с друзьями.

Источник: собственная информация

Наш город

Россия. УФО > Образование, наука. Экология > ras.ru, 27 апреля 2017 > № 2156516


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 26 апреля 2017 > № 2156523

На практическом семинаре обсудили вопросы создания, редактирования и публикации научных статей мирового уровня

Федеральное агентство научных организаций совместно с ФГУП «Издательство «Наука» и Всероссийским научно-исследовательским институтом фундаментальной и прикладной паразитологии животных и растений им. К.И. Скрябина организовали проведение семинара на тему: «Создание, редактирование и публикация научной статьи мирового уровня» для руководителей научных организаций, научных групп, исследователей, членов редакций и редакционных коллегий научных журналов.

Спикером выступил Армен Гаспарян - член Всемирной ассоциации медицинских редакторов и Европейской ассоциации научных редакторов, а также эксперт Scopus Content Selection и Консультативного совета.

В своем докладе он подробно рассказал о международных стандартах академического письма, этики и научного редактирования. Часть доклада была посвящена применению международных стандартов при выпуске современной научной периодики. На основе своего практического опыта спикер объяснил участникам семинара, что действительно важно личное участие исследователей в процедуре рецензирования научных статей в международных научных журналах по своему научному направлению. Армен Гаспарян привел примеры повышения видимости статьи за счет публикации высокоцитируемых обзоров. Докладчик отдельно остановился на основных ошибках, которые делают российские авторы, а также на оформлении титульной страницы научных статей и принципах соавторства. В конце своего выступления дал полезные рекомендации научным авторам и ответил на вопросы участников семинара.

В семинаре приняли участие около 200 представителей научных организаций, подведомственных ФАНО России. Для участников из регионов России была организована онлайн-трансляция мероприятия в формате вебинара.

Материалы семинара:

Презентация на тему: «Новые подходы к оформлению статей и систематическому поиску научной информации»

Презентация на тему: «Понятие этики научного журнала как одного из главных критериев издательской деятельности»

Дополнительные вопросы по итогам семинара можно направить до 13 мая 2017 г. на адрес электронной почты chemistry.nks@fano.gov.ru.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 26 апреля 2017 > № 2156523


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 26 апреля 2017 > № 2156519

Утвержден план реструктуризации научных организаций, подведомственных ФАНО России, на 2017 год

В ходе заседания Научно-координационного совета при ФАНО России первый заместитель руководителя агентства Алексей Медведев представил итоги работы по созданию крупных научных центров и план реструктуризации научных организаций на 2017 год. Как отметил Алексей Медведев, документ утвержден Правительством Российской Федерации и включает перечень из 58 проектов.

«Напомню, что эта работа ведется в рамках исполнения поручений Президента России, данных по итогам заседания Совета по науке и образованию, и Плана реструктуризации научных организаций, утвержденного Правительством РФ в 2015 г.», - сообщил Алексей Медведев.

В 2015 году в ходе реструктуризации были завершены 6 пилотных интеграционных проектов, в течение 2016 года число проектов возросло до 27. По состоянию на 24 апреля 2017 года реструктуризация завершена в отношении 29 проектов.

«Основной объем преобразований идет в таких областях, как биотехнологии и исследования для агропромышленного комплекса, медицина, междисциплинарные исследования. География интеграционных проектов охватывает всю страну, однако основная часть исследовательских центров расположена в центральном федеральном округе», - добавил Алексей Медведев.

Первый замглавы ФАНО России подчеркнул, что в основу реорганизационных мероприятий заложены принципы, соответствующие приоритетам Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации до 2035 года – они направлены на ответы на «большие вызовы», перечисленные в документе.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 26 апреля 2017 > № 2156519


Россия > Образование, наука > ras.ru, 26 апреля 2017 > № 2156514

Научный семинар национальных Пагуошских комитетов России и Швеции

21-22 апреля 2017 года в Стокгольме (Швеция) в Шведской королевской академии наук состоялся совместный научный семинар национальных Пагуошских комитетов России и Швеции. Встреча проходила в исторических залах, в которых собираются рабочие заседания Комитета по Нобелевским премиям.

В мероприятии, посвящённом вопросам сотрудничества российских и шведских ученых и общественных организаций в вопросах ограничения вооружений, разоружения и ядерного нераспространения, с российской стороны приняла участие делегация в составе заместителя председателя Российского Пагуошского комитета при Президиуме РАН, члена Совета Пагуошского движения учёных доктора политических наук Александра Никитина, заместителя председателя Российского Пагуошского комитета доктора политических наук Надежды Арбатовой, члена Российского Пагуошского комитета академика РАН Владимира Барановского и старшего научного сотрудника члена дирекции Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова РАН, генерала армии (в отставке) Вячеслава Трубникова.

В составе шведских участников были член Совета Пагуошского движения учёных посол Р. Экеус, ранее много лет возглавлявший Шведский Пагуошский комитет, действующий председатель Шведского Пагуошского комитета, профессор международных отношений Стокгольмского университета Т. Йонтер, руководитель Отдела международных отношений Шведского агентства по радиационной безопасности Л. ван Дассен, председатель Шведского института международных отношений, член Шведской королевской академии наук М. Солман, профессор метеорологии, член Шведской королевской академии наук Х. Роде, профессор Л. Ингельстам и другие специалисты.

Участники обсудили как общеполитические вопросы современного этапа отношений между Россией и странами Запада, так и специальные вопросы, в частности, перспективы включения нестратегических ядерных вооружений в переговорную повестку дня, состояние создания международной сети мониторинга ядерных испытаний посредством анализа атмосферных выбросов, обзор шведско-российских форм сотрудничества в ядерной сфере и в области нераспространения оружия массового уничтожения.

Были достигнуты договоренности о проведении ответного семинара в Москве в начале сентября 2017 года, а также заключительной масштабной российско-шведской научной конференции в Стокгольме в феврале 2018 года. Обсуждались также вопросы подключения шведских магистрантов к обучению в России по совместной российско-американской программе двойного диплома «Глобальная безопасность, ядерная политика и нераспространение».

Семинар Пагуошских комитетов России и Швеции в Стокгольме продолжил проводимую по инициативе Российского Пагуошского комитета при Президиуме РАН серию встреч национальных Пагуошских комитетов европейских стран — предыдущие встречи из этой серии прошли в Нидерландах, России и Германии.

Россия > Образование, наука > ras.ru, 26 апреля 2017 > № 2156514


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 25 апреля 2017 > № 2153200

Михаил Котюков вручил государственные награды ученым из институтов, подведомственных ФАНО России

Церемония награждения прошла в рамках заседания Научно-координационного совета при ФАНО России.

Медалью Ордена «За заслуги перед Отечеством» I степени награждена руководитель отдела Научно-исследовательского института фармакологии им. В.В. Закусова Татьяна Александровна Гудашева.

Почетного звания «Заслуженный деятель науки Российской Федерации» удостоены:

заместитель директора Научного центра неврологии Сергей Николаевич Иллариошкин;

главный научный сотрудник – научный руководитель направления Всероссийского научно-исследовательского института зерна и продуктов его переработки Геннадий Алексеевич Закладной;

заведующий отделом Всероссийского научно-исследовательского института экономики сельского хозяйства Иван Степанович Санду;

главный научный сотрудник Федерального научного центра «Всероссийский научно-исследовательский и технологический институт птицеводства» РАН Алексей Шамилович Кавтарашвили.

Также присвоено почётное звание «Заслуженный работник пищевой индустрии Российской Федерации» научному руководителю Всероссийского научно-исследовательского института кондитерской промышленности Ларисе Михайловне Аксеновой.

Главный научный сотрудник Научного центра неврологии Альберт Серафимович Кадыков награжден «Почетной грамотой Президента Российской Федерации».

Руководитель Федерального агентства научный организаций поблагодарил награжденных за плодотворную работу и пожелал им счастья, благополучия и успехов в совершении новых открытий!

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 25 апреля 2017 > № 2153200


Россия > Образование, наука > ras.ru, 24 апреля 2017 > № 2151779 Григорий Трубников

Акцент - на репутацию. Минобрнауки ставит на доброе имя ученого

Смена руководящего состава Министерства образования и науки породила надежды на то, что продолжавшиеся в течение последних лет гонения на академическую науку и вбивание клиньев между учеными из разных ведомств наконец прекратятся. Недавно должность курирующего научную сферу заместителя министра образования и науки занял бывший вице-директор Объединенного института ядерных исследований, один из самых молодых академиков Григорий Трубников. “Поиск” попытался узнать, на какую систему организации науки делает ставку новый замглавы министерства, какие задачи собирается решать в ближайшее время и в перспективе.

- Григорий Владимирович, какова, по-вашему, наиболее приемлемая для России система организации науки? Какую роль должна играть РАН в этой схеме?

- Роль Академии наук в системе управления наукой определена законом, и, что, может быть, более важно, роль, ценность и место академии понятны всему научному сообществу. Академическая система - это важнейший институт науки в стране. Это огромная интеллектуальная сила, профессиональное сообщество. Наконец, это организация с 300-летними традициями. Несмотря на неоднозначно проводимые реформы последних лет и возникающие сложности взаимодействия академии с различными органами исполнительной власти, страна может гордиться результатами, которые в эти годы были получены академическими институтами - в ведущих научных коллективах работа не останавливалась.

Если говорить о распределении ролей между участниками процесса, за РАН должна быть координация фундаментальных исследований, научное руководство институтами и научная экспертиза, за ФАНО - организационная и финансово-хозяйственная деятельность (причем организация и финансирование должны осуществляться на принципах, которые совместно вырабатывают РАН и ФАНО), за Министерством образования и науки - формирование и регулирование государственной научно-технической политики. В идеале все структуры должны работать как единый хорошо скоординированный организм.

- Правильно ли я понимаю, что нынешняя система кажется вам вполне адекватной и ее развитие вы видите в гармонизации отношений между действующими участниками процесса?

- Система нормальная. Но, на мой взгляд, первична не только и не столько административная иерархия, а эффективность науки и научные результаты. Десятки и сотни выдающихся научных коллективов работают в существующих условиях: развивают исследования на мировом уровне, привлекают молодежь. Они не оглядываются назад и не занимаются бесконечным выяснением, кто главнее - РАН или ФАНО, и сравнением, когда было лучше - раньше или сейчас. Они динамично развиваются, встраиваются в новые реалии (ведь реформирование сектора науки сейчас идет не только у нас, но и активно в странах Восточной Европы, Франции, Китае, и многих других), продвигаются в освоении прорывных направлений, предлагают государству масштабные проекты, наводят мосты с промышленностью.

Некоторые институты, например, наладили тесное взаимодействие с командами конструкторов и разработчиков оборонно-промышленного комплекса (ОПК), активно вовлекая их в выполнение гражданских заказов. Есть поручение Президента России - довести долю высокотехнологичной продукции гражданского и двойного назначения в производстве на предприятиях ОПК к 2025 году до уровня не менее 30%.

Мы ведь прекрасно понимаем, что в “оборонке” специфические принципы работы и свои стандарты приемки продукции. Чтобы подключить предприятия ОПК к выполнению сложных наукоемких проектов, их разработчиков и конструкторов нужно “перенастроить”. Здесь роль лидирующих академических институтов, воплощающих крупные научные инфраструктурные проекты, может быть очень велика и стать определяющей для некоторых больших организаций Минпромторга РФ, Минобороны РФ, ГК “Росатом”, ГК “Ростех” и других. Так что можно ждать заказов от государства, а можно самим создавать условия для того, чтобы они появились.

Понимаю, что академической науке сложно живется в условиях идущих преобразований. Но нужно смотреть вперед и откликаться на запросы общества - как это всегда делало научное сообщество.

К сожалению, бывает, что наши планы разбиваются и о проблемы очень высокого уровня - геополитические и экономические. Несколько стран притормозили научное партнерство с Россией. Но с рядом стран Европы, Азии, БРИКС, наоборот, есть прогресс и развитие. Отрадно, что сотрудничество в рамках Европейского центра ядерных исследований (ЦЕРН), например, не останавливается ни на минуту. Растет количество публикаций по итогам работы на установках центра, расширяется научный обмен. Есть и другие положительные примеры. Их можно приводить долго: институты и университеты Сибири, Дальнего Востока, Центрального федерального округа очень активно сотрудничают с ведущими зарубежными центрами. Недавно, к примеру, я посетил Северный (Арктический) федеральный университет и был приятно удивлен уровнем проводимых там международных исследовательских работ. Во многих наших плавучих экспедициях участвуют иностранные ученые из Норвегии, Швеции, Китая.

Иногда приходится слышать разговоры о том, что наука гибнет. На мой взгляд, это совсем не так. Я теперь много езжу по разным научным центрам и почти везде вижу сдвиги к лучшему. Информация о том, что доля молодых ученых превысила 40%, она же не с потолка взята - это достоверные данные.

- Как известно, вы сейчас активно занимаетесь формированием плана реализации Стратегии научно-технологического развития РФ. Расскажите об этой работе. Участвуют ли в ней эксперты РАН?

- Нужно начать с того, что представители Академии наук были привлечены к созданию самой Стратегии. Она готовилась десятью тематическими рабочими группами, и во многих из них большинство составляли люди, имеющие отношение к РАН, - члены академии, профессора РАН, сотрудники академических институтов. Так, по крайней мере, было в трех рабочих группах, где я участвовал, и в той команде по научно-исследовательской инфраструктуре, которую я возглавлял.

Сейчас формируется план реализации Стратегии на ближайшие три года. Его должно подготовить наше министерство с участием заинтересованных федеральных органов власти и согласовать с президиумом Совета по науке при Президенте РФ. В течение последних месяцев мы обсуждали проект плана на различных общественных площадках, в Госдуме, в федеральных органах исполнительной власти (ФОИВ), в институтах развития, с промышленностью и бизнесом. С учетом всех предложений план дорабатывает группа ответственных редакторов при Минобрнауки, включающая в себя чуть более десяти человек. Молодая яркая команда из академиков и членов-корреспондентов - у нас только двое-трое не имеют отношения к РАН. Среди представителей академии, например, Андрей Лисица, Валентин Анаников, Юрий Ковалев, Павел Логачев, Алексей Кузнецов, Тагир Аушев, Алексей Васильев.

Эта команда, которую с полным основанием можно назвать академической, практически пишет план работы всей национальной науки на ближайшие годы. Конструктивная компиляция этого плана фактически реализована во взаимодействии со всеми ветвями власти. Если нам за это время (имею в виду первый этап плана - 2017-2019 годы) удастся выстроить эффективную систему взаимодействия между академией, правительством и бизнесом, то будет заложена новая система координат, в которой наука начнет активно развиваться и эффективно работать на интересы страны.

При этом хочу подчеркнуть, что систему организации науки невозможно установить раз и навсегда. Мир динамично меняется, и направления развития должны постоянно корректироваться. Это делать можно, в частности, в рамках Стратегии.

- План реализации Стратегии готовится давно, и говорят, что текущая версия сильно отличается от первой. Как сейчас выглядит документ?

- В нынешнем варианте плана мы пробуем представить целостную систему организации науки. Пять разделов, “колонн”, на которые она должна опираться: формирование эффективной современной системы управления наукой, кадровое обеспечение (траектории от средней школы до лидеров научных коллективов и больших проектов), инфраструктура исследований и разработок, информационно-аналитическое обеспечение и рациональное взаимодействие науки/экономики/промышленности, международное научно-техническое сотрудничество. По каждому мероприятию плана (а их порядка 50) мы предложили этапы, комплексные механизмы и инструменты, новые программы. Определены ответственные исполнители, ожидаемые результаты и, наконец, система показателей, позволяющих четко определять, достигнута ли поставленная цель.

- Одним из важнейших инструментов научной политики должны стать Советы по приоритетным направлениям научно-технологического развития, создаваемые для обеспечения реализации Стратегии. Чем они будут заниматься?

- Советы, по нашему мнению, должны включать в себя ведущих ученых в данном направлении исследований, представителей профильных министерств - фактически заказчиков и интеграторов, а также представителей высокотехнологичного бизнеса. Главная задача Советов - на конкурсной основе выявлять и формировать комплексные программы и проекты, направленные на реализацию обозначенных в Стратегии приоритетных направлений научно-технологического развития. Кроме того, Советы должны предлагать по каждому такому сформированному проекту ответственного исполнителя - базовую организацию, оценку требуемых ресурсов, сроки и ожидаемый результат.

- Будет ли создан отдельный совет по развитию фундаментальной науки?

- Перечень и порядок формирования Советов - здесь окончательное решение за Правительством и Президентом РФ. Министерство, как ФОИВ, отвечающий за разработку плана реализации Стратегии, с учетом мнения профессионального сообщества, предлагает сформировать восемь Советов: семь - по приоритетам, обозначенным в разделе 20 Стратегии и связанным с конкретными “большими вызовами”, и еще один - восьмой - по фундаментальным поисковым исследованиям. В разделе 21 Стратегии определено, что именно фундаментальная наука должна сыграть ключевую роль в обеспечении готовности страны к вызовам, “еще не проявившимся и не получившим широкого общественного признания”. Там также отмечено, что “поддержка фундаментальной науки как системообразующего института долгосрочного развития нации является первоочередной задачей государства”.

То есть в Стратегии зафиксирована важнейшая роль фундаментальной науки и обязательства государства по ее обеспечению. Фундаментальные исследования требуют иных методов организации, управления, финансирования, формирования тематики и т.д., чем инновации и прикладные исследования. Совет по фундаментальным исследованиям, в отличие от тематических советов, ориентирован на работу в большем масштабе времени - чтобы генерировать новые знания и сопутствующие им высокие технологии или критический задел для их создания. Совет по фундаментальным исследованиям не должен допускать, чтобы большие вызовы обесценились и “растворились” в той среде, к которой они не могут и не должны иметь непосредственного отношения. Я бы так сказал: Совет по фундаментальным исследованиям отвечает за то, чтобы Стратегия не развивалась в ненужном направлении.

Хорошо известно, что, проводя поисковые исследования, мы далеко не всегда предвидим все результаты и уж тем более не можем точно сказать, как они будут применяться. Но очень часто эффект превосходит все самые смелые ожидания. Вот только два примера из относительно недавней практики. Когда в 1990-х годах начали проектировать Большой адронный коллайдер (БАК), стало ясно, что понадобится разветвленная компьютерная сеть для хранения и обработки данных. Интернет, находившийся в то время в зачаточном состоянии, получил мощный импульс и стал развиваться взрывными темпами. Сегодня мы уже не просто не мыслим жизни без Глобальной сети, а не можем существовать без нее. Проект ITER, да и вообще альтернативная энергетика, дали огромный импульс тематике развития устройств хранения энергии.

Кто мог предсказать, что создание сверхпроводящих магнитов для БАК позволит увеличить рынок томографов? Но вот факт: в ходе разработки узлов коллайдера удалось сильно удешевить технологии производства магнитов, фактически поставить их на поток, благодаря чему томографов сегодня выпускается в тысячу раз больше, чем десять лет назад.

- В Стратегии поставлены амбициозные задачи. Но можно ли качественно улучшить научный продукт на 1,1% ВВП, который в стране выделяется на науку?

- За один-два года это вряд ли удастся. Хотя в ряде направлений и за это время реально продвинуться. Надеюсь, что ситуация будет улучшаться. Поверьте мне, руководство страны, да и все общество, прекрасно понимают, что финансирование науки необходимо увеличивать. Абсолютно уверен, что в стране никто не ставит под сомнение вопрос о том, что наука, как один из главнейших государственных приоритетов, должна обеспечиваться на достойном уровне. Все согласны, что у науки важнейшая государственная роль, особенно у российской. Сильные научные школы, российский интеллект - это всегда было, если хотите, одной из главных имиджевых составляющих нашей страны. Но есть внешние обстоятельства, о которых я уже говорил. Мы не можем их игнорировать, мы живем в открытом мире и чувствуем на себе влияние различных политических и экономических факторов. А есть еще, конечно, и внутренние обстоятельства, которые нельзя обойти. В Стратегии записано, что финансирование осуществляется в зависимости от роста эффективности сферы науки, технологий и инноваций посредством поэтапного увеличения затрат на исследования и разработки и доведения их до уровня не менее 2% валового внутреннего продукта, включая пропорциональный рост частных инвестиций, уровень которых к 2035 году должен быть не ниже государственных. Поэтапное увеличение затрат на исследования и разработки должно зависеть также от результативности российских организаций, их осуществляющих.

Понятно, что в абсолютных величинах финансирования науки мы сильно отстаем от мировых лидеров, денег у нас меньше - это факт. Но по доле расходов на науку от ВВП Россия в начальной группе мирового списка. Деньги на науку выделяются немалые: в 2015 году - это более 900 миллиардов рублей. Однако не секрет, что эти средства не всегда расходуются эффективно. Некоторые лаборатории занимаются темами, которые интересны только им, хотя никто в мире вот уже несколько десятилетий такие направления больше не развивает. Это не просто вчерашний, а позавчерашний день. Не все центры коллективного пользования и уникальные научные установки работают с полной отдачей и на высоком научном уровне. На многие установки пользователи в очереди стоят, а другие слабо загружены, хотя в них вложены колоссальные средства.

Для начала, считаю, нам всем вместе (Минобрнауки, РАН, ФАНО и другим заинтересованным организациям) необходимо проанализировать ситуацию, нарисовать ландшафт российской науки, а следующим шагом - начать оптимизировать расходы на науку. Чтобы поддержать сильных и увеличить им финансирование, а также переориентировать на приоритетные направления другие научные коллективы, если они к этому будут готовы и способны на это.

- Кто будет этим заниматься?

- Повторюсь, функции всех ответственных структур (ФОИВ, РАН, госкомпаний и корпораций) за развитие науки и технологий прописаны в законах. Каждый должен навести порядок для начала в своем хозяйстве.

- Как, на ваш взгляд, должны соотноситься базовое и конкурсное финансирование?

- Это вопрос необычайно сложный, и единого рецепта здесь нет. Вряд ли стоит стричь всех под одну гребенку. В разных ситуациях должны применяться разные подходы. Совершенно очевидно, что нельзя переходить на исключительно конкурсное финансирование для всех научных организаций. Даже для поисковых исследований. Сильная наука должна иметь хорошую “базу”. Поэтому базовое финансирование должно присутствовать, особенно у тех, кто имеет и эксплуатирует востребованные пользователями уникальные научные установки и развивает современные лаборатории.

Необходимо структурировать науку, создать матрицу, которая позволит сравнить, как выглядят и как поддерживаются те или иные приоритетные направления у нас и в мире. Мы должны следить за мировыми трендами и вписываться в них. Сегодня Россия вкладывает большие средства в международные мегасайенс-проекты, поскольку мы практически не имеем собственных новейших установок такого уровня. Их необходимо создавать. Если нам удастся построить уникальные установки, на которых можно получать прорывные результаты, приезжать будут уже к нам.

- Вы говорите, что с деньгами в стране плохо, и при этом предлагаете активно строить и развивать установки класса мегасайенс, привлекать зарубежных ученых. Но ведь на это требуются огромные вложения. Откуда возьмутся средства? Не придется ли снимать их с других направлений?

- Нет, давайте не будем утрировать. Средства есть, на прорывные проекты и новые технологии, которые обеспечивают национальную безопасность и национальную гордость, государство всегда находит ресурсы. В этом я убежден, и даже современная история доказывает это. Правительственная комиссия в 2011 году приняла решение развивать проекты мегасайенс, и на это целевым образом выделяются средства. Два комплекса уже сооружаются - высокопоточный нейтронный реактор ПИК в Гатчине и тяжелоионный коллайдер NICA в Дубне. Еще четыре проекта ждут своего часа, но и там дело движется, пусть не такими высокими темпами, как в первых двух. Тем не менее, уверен, в ближайшие годы темпы возрастут. Институты-участники ведут проектирование, прототипирование, разработку узлов и элементов за счет грантов и программ, в том числе бюджетной и внебюджетной поддержки.

Это будет настоящий передний край науки. Недаром в создание этих установок уже вкладываются зарубежные коллеги.

- В том числе финансами?

- Есть разные формы участия - не только финансовые средства, но и оборудование, интеллект, кадры, технологии. Приветствуются все форматы, работающие на результат. В проекте NICA Германия участвует финансами, а Китай и ЮАР - оборудованием, для реактора ПИК немцы поставляют инструментальную и приборную базу для пользовательских каналов и установок.

Очень важно добиться в других четырех проектах участия международных партнеров - министерство тут готово помогать.

Я считаю, что таких комплексов в нашей огромной стране должно быть 15-20. Это магнит для интеллекта и механизм обеспечения и инфраструктурной и интеллектуальной связности нашей большой территории. Крупные проекты обеспечивают формирование в регионах современной научной инфраструктуры и привлекают лучшие научные силы.

- И все же, почему именно мегасайенс, а не много небольших хорошо оборудованных лабораторий?

- Конечно, должно быть и то, и другое. Многие нобелевские эксперименты были сделаны и делаются в “настольных” экспериментах небольших, но очень сильных лабораторий и научных коллективов. В каждом случае решаются свои задачи. В чем важнейшая особенность развития меганауки? Небольшие лаборатории, как правило, используют стандартные или модифицированные установки. Чтобы запустить такие проекты, порой достаточно заказать (а иногда и просто закупить) у разработчиков или индустриальных компаний приборы и оборудование. Еще раз подчеркиваю, что небольшие лаборатории также очень важный элемент национальной исследовательской инфраструктуры. Сети таких лабораторий выполняют значимую функцию - от образовательных и технологических до мониторинга экологии, климата, космического пространства. А вот когда делают комплекс ценой в несколько миллиардов рублей, которого нет ни у кого в мире, необходимо разрабатывать новые технологии, подключать промышленность. А это высокотехнологичные рабочие места, мотивация для молодежи. Что больше заинтересует школьника или студента - возможность работать на спектрометре, пусть и самом современном, или участвовать в строительстве колонии на Марсе? Ведь мегасайенс - это не только реактор, это и сеть астрофизических приборов, и международные орбитальные станции, и компьютерные системы для ГРИД-вычислений.

- Мы хорошо поговорили о Стратегии и меганауке. Но знаете ли вы, что директора многих институтов сейчас решают непростую задачу - как сохранить коллективы? Согласно “майскому” указу Президента РФ, средние зарплаты ученых к 2018 году должны вдвое превысить средние зарплаты в соответствующих регионах. Чиновники требуют неукоснительного выполнения этого показателя. В то же время о другом “майском” указе - о повышении финансирования науки до 1,77% ВВП к 2015 году - власти “забыли”. Оценки показывают, что в подведомственных ФАНО научных организациях необходимо уволить около 20 тысяч научных сотрудников. Что предложите делать?

- Это сложный вопрос, но адресовать его надо не только к финансирующим организациям или министерствам и агентствам, но и к руководству институтов. Есть много примеров, что одни НИИ показатели по зарплатам выполняют, а соседние (через улицу) - во многом похожие и занимающиеся той же тематикой - почему-то нет. Непростая ситуация, но мы все вместе должны ее анализировать и помогать институтам развиваться.

- Кстати, насчет показателей. По данным Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС, Минобрнауки выделило на реализацию госзадания 39 национальным исследовательским и федеральным университетам в 2015 году 42,5% объема финансирования по субсидиям, а 260 остальных подведомственных министерству вузов получили 57,5% всех средств. Правильно ли, что для достижения избранными заветных публикационных показателей большинство недофинансируется? Стране надо улучшать качество подготовки кадров в массовом масштабе, ведь мы сильно отстаем от мирового уровня производительности труда, и в наукоемких отраслях тоже.

- Мне кажется, вы смешиваете разные вещи: пропорции финансирования и подготовку кадров. Вузы разные. Гуманитарная наука требует меньших расходов, чем экспериментальные исследования. Те четыре десятка вузов, что отобраны Научно-координационным советом министерства, названы национальными и федеральными потому, что они активнее, энергичнее, в чем-то перспективнее других. Во всем мире таким успешным помогают еще быстрее двигаться вперед, так как они первыми приходят к цели, которую определило государство. Так было, есть и так будет.

Получая больше средств, лучшие вузы создают задел на будущее - наращивают исследовательскую инфраструктуру, которую используют не только их коллективы. В таких университетах появляются уникальные экспериментальные установки, новые лаборатории, научные школы, которые будут работать по окончании целевых программ поддержки. Как раз в них будут готовиться кадры для современной наукоемкой промышленности.

Что касается публикаций и патентов как мерила успеха, то я полагаю, что упор должен делаться не на их количестве, а на качестве. Грубо говоря, надо козырять не десятком статей в любых журналах, а двумя-тремя - в топовых специализированных изданиях. Не наличием большого числа патентов, даже международных, а числом лицензий на внедрение, свидетельствующих, что разработка вышла на рынок. Наукометрия, конечно, должна использоваться при оценке труда ученых, она важна, но еще важнее - научная репутация. Поэтому мы и в план реализации Стратегии хотим включить ряд мероприятий, которые позволят выработать механизм репутационной оценки труда исследователей и научных коллективов.

- Как вам работается в министерстве? Не хочется вернуться обратно в науку?

- Порой хочется. Я действительно скучаю по той работе, которой занимался, - там совсем другая жизнь, другой темп, другие “большие данные”. Но ведь и сюда я пришел не затем, чтобы быстро сдаться. Это новые возможности, новые задачи, а главное - серьезная ответственность и в определенной степени большой вызов. Самое важное - я не один, сильная команда министерства и правительства плюс поддержка научного сообщества - это те, кто реально хочет изменить ситуацию в науке в лучшую сторону.

- Верите, что это можно сделать? Нет ощущения безнадежности?

- Верю. Очень радует, что есть замечательные контакты с Академией наук. Обсуждаем с руководством РАН совместные проекты, сверяем позиции по вопросам, которые обсуждаются во всевозможных комиссиях и рабочих группах, куда мы вместе входим.

- А можно узнать, о каких общих проектах идет речь?

- В настоящее время, например, мы вместе с Валерием Васильевичем Козловым занимаемся обсуждением и проработкой новых программ Минобрнауки и РАН по развитию математических центров и физмат-школ, по поддержке и развитию национальных научных школ. Сейчас формируем несколько команд, которые будут реализовывать пилотные проекты.

Вообще, наука в нашей стране должна гармонично развиваться и в академических институтах, и в университетах. Они должны дополнять друг друга, нужен разумный компромисс, нужно объединять усилия и совместно выстраивать эффективную систему.

Поэтапно будем предлагать и реализовывать новые проекты и программы. Я не сторонник резких действий и больших реформ. Мне кажется, нужно двигаться эволюционно и поступательно. Действовать согласно принятой сообществом стратегии, небольшими шагами. После каждого такого шага, перед следующим, оглядываясь назад - чтобы не тащить за собой груз нерешенных и накопленных по дороге проблем.

Надежда ВОЛЧКОВА, Поиск

Россия > Образование, наука > ras.ru, 24 апреля 2017 > № 2151779 Григорий Трубников


Россия > Экология. Образование, наука > ecolife.ru, 22 апреля 2017 > № 2164321

Дилеммы "экономика или экология" быть не должно

Борис Тальгамер, директор института недропользования, доктор технических наук, профессор, член-коpреспондент РАЕН, член-корреспондент Академии естественных наук:

Добыча полезных ископаемых — это, может быть, основной источник загрязнения. В горной отрасли наибольший объем сброса сточных вод и выбросов в атмосферу, огромные площади нарушенных земель. При таком воздействии на природу мы, конечно, должны давать нашим студентам, будущим специалистам знания по охране окружающей среды — чтобы те технологии, которые они будут выбирать, осваивать, они оценивали с точки зрения экологической безопасности. Потому на всех специальностях, которые готовит наш институт, большое внимание уделяется вопросам, связанным с охраной окружающей среды, рациональным использованием ресурсов.

Кроме того, ИРНИТУ выпускает специалистов по охране окружающей среды. Кроме экологии они знают еще и технологии и законодательные нормы, а это очень важно. Но, к сожалению, уровень служб по экологии на предприятиях сейчас снизился. За счет них решили оптимизироваться и отделы немного сократили. Но, думаю, жизнь и политика государства подвигнет бизнес пересмотреть приоритеты.

Константин Федотов, доктор технических наук, профессор, зав. кафедрой «Обогащения полезных ископаемых и Охраны окружающей среды им. С.Б. Леонова»:

Экологическим направлением в горной промышленности наша кафедра занималась уже в 1985 году. В то время д.т.н., профессор Русецкая Генриетта Денисовна, впоследствии она же — проректор по учебной работе политеха, возглавила образовательную и научную работу со специалистами экологами (затем кафедру возглавил член-корреспондент РАН, д.т.н., профессор Сергей Борисович Леонов). Более десяти докторских и не один десяток кандидатских диссертаций были защищены в те годы на кафедре, причем в контакте с такими предприятиями как Братский и Усть-Илимский ЛПК, Селенгинский и Байкальский ЦБК. Большое количество дипломных работ экологической направленности было выполнено и выполняется в настоящее время студентами на горных предприятиях Восточной Сибири, Якутии, Дальнего Востока, Камчатки. Огромный научный и образовательный потенциал накоплен сегодня на кафедре «Обогащение полезных ископаемых и Охрана окружающей среды» ИРНИТУ, шесть докторов и десять кандидатов наук занимаются подготовкой квалифицированных инженерных кадров. Важно, что большинство преподавателей защитили диссертации именно в области экологии и геоэкологии.

В последние годы отмечается все больший и больший интерес абитуриентов и школьников именно к профессии эколога! Не преувеличивая, скажу, что 50 процентов абитуриентов при поступлении на направление «Техно­сферная безопасность» настойчиво желают получить магистерское звание «Эколог»!

Не случайно российское правительство сегодня уделяет огромное внимание экологическим проблемам в России. Ведь совершенно очевидно, что грамотный инженер, владеющий знаниями в области экологии, не допустит возникновения техносферных катастроф или опасностей, чтобы впоследствии с ними бороться.

В каком из вузов России студент или аспирант имеет возможность в процессе очной формы обучения, а не на практике, быть привлеченным на реальном предприятии к расчетам экологических показателей по воде, воздуху или земле, может проводить эксперименты на современном оборудовании, на реальных объектах, более того — получать за эту работу заработную плату? В ИРНИТУ это возможно для студентов: экологов, горняков, металлургов, обогатителей. На территории университета находится один из институтов Технопарка: Научно-исследовательский и проектный институт «Технологии обогащения минерального сырья и экологии». Именно в нем проходят практику наши студенты. Разве это не отличная база для получения профессии эколога? К слову сказать, гендиректор института НИиПИ «ТОМС» Сенченко Аркадий окончил нашу кафедру, квалификация — «инженер-эколог».

Елена Зелинская, доктор технических наук, профессор, кафедра обогащения полезных ископаемых и охраны окружающей среды им. С.Б. Леонова:

Одна из краеугольных задач экономического развития — это эффективное управление ресурсами, в том числе природными. В наш век развития технологий один специалист не может обладать компетенциями во всех сферах управления ресурсами. В связи с этим важна подготовка специалистов, которые могут посмотреть на проблему «Техносферной безопасности» с различных сторон. Нужно понимать, что охрана окружающей среды — это не только борьба с последствиями загрязнений. В первую очередь — это развитие технологий: производственных, управленческих, образовательных для предотвращения отрицательного воздействия на природу, для превентивной защиты ресурсов от истощения и хищнического использования. Сначала губить природу, а потом героически бороться с результатами своего собственного безумия — это тупиковый путь. Каждый нормальный человек хочет дышать свежим воздухом, пить чистую воду и кушать экологически чистые продукты. И все понимают, что если не будешь загрязнять то, что тебя окружает, то и чистить не надо будет. Но почему-то эти простые и понятные истины люди забывают, когда становятся руководителями и когда должны принимать государственные решения. Чтобы не дать нашей стране скатиться в «точку невозврата», нужны грамотные специалисты, которые понимают, как надо использовать ресурсы, какое воздействие на окружающую среду можно допустить, а что приведет ее к неминуемой деградации.

В стране на ключевых постах в экономике, бизнесе и власти, на предприятиях, в сельском хозяйстве, в науке должны работать люди, знающие, как предотвратить экологические катаклизмы и не оставить без природных ресурсов будущие поколения, как сделать, чтобы не страдали люди от экологических проблем. Это — специалисты, владеющие знаниями по экологической безопасности. Именно таких специалистов почти тридцать лет назад, в 1989 году, в эпоху расцвета экологического движения в нашей стране, стали готовить в Иркутском национальном исследовательском техническом университете на кафедре «Обогащения полезных ископаемых и охраны окружающей среды имени С.Б. Леонова».

За эти годы кафедра подготовила более шестисот специалистов и магистров в области охраны окружающей среды, экологической безопасности и управления отходами, которые владеют как технологическими, так и управленческими навыками. Подтверждение этому — успешный карьерный рост выпускников. Среди них — два министра: министр природных ресурсов и экологии Иркутской области и министр охраны природы Республики Якутия (Саха); сотрудники министерства, Федеральной службы по надзору в сфере природопользования; директора предприятий различного уровня, учредители и руководители экологических проектных и исследовательских организаций. За годы существования экологической специальности наша кафедра выполнила при участии студентов около сотни различных международных и региональных проектов, стажировок, конференций. Студенты посетили сотни предприятий в России, Германии, Дании и в других странах, чтобы своими глазами убедиться в той значимой роли, которую занимают экологические проблемы в мире.

Галина Сарапулова, доктор химических наук, профессор кафедры обогащения полезных ископаемых и охраны окружающей среды им. С.Б.Леонова в ИРНИТУ:

Задача вуза — учить специалистов на профессиональном уровне, но на первом курсе мы видим ребят, у которых нет даже базовых знаний в сфере защиты окружающей среды. Дело в том, что в стране нет системы экологического образования. Потому Министерству образования совместно с Минприроды нужно выработать стратегию и тактику такого образования. Иначе отношение людей к окружающей среде, к специалистам, которые отвечают за соблюдение нормативов экологической безопасности, не изменить. Все так и останется на уровне одноразовых популистских акций и лозунгов.

А мы хотели бы быть услышанными. Мы знаем, какие средства сегодня вкладываются в охрану окружающей среды. Хотелось бы, чтобы был эффект. В университетах, в научно-исследовательских институтах есть очень много разработок, направленных на интенсификацию способов очистки промышленных стоков и газовых выбросов, множество решений для утилизации отходов. Всегда можно подобрать технологию, максимально соответствующую специфике предприятия. Опыт у ИРНИТУ огромный, и мы готовы им делиться.

Андрей Богданов, доктор технических наук, профессор кафедры обогащения полезных ископаемых и охраны окружающей среды им. С.Б.Леонова в ИРНИТУ, руководитель научно-исследовательской лаборатории экологического мониторинга природных и техногенных сред, заслуженный эколог Иркутской области:

Страна возвращается к здравому смыслу, разворачивается лицом к производственникам и одновременно к экологии. Престиж и востребованность инженерных специальностей растет. Уверен, что инженеры-экологи в перспективе ближайших 3-5 лет будут нарасхват. Это универсальная специальность, с которой можно устроиться практически на любое предприятие или в проектные и научно-исследовательские институты, химические лаборатории. Спектр возможностей и задач — очень широкий. Есть возможность для развития, для участия в крупных, по-настоящему значимых проектах.

Так, например, в 2009-2014 гг. сотрудники лаборатории экологического мониторинга природных и техногенных сред Института недропользования ИРНИТУ реализовали проект по обезвреживанию мышьяксодержащих отходов бывшего Ангарского металлургического завода (АМЗ) в г. Свирске. Проект вошел в Федеральную целевую программу по ликвидации опасных загрязнений «Национальная система химической и биологической безопасности РФ». Наши ученые предложили технологию, согласно которой зараженные мышьяксодержащие отходы были обработаны раствором известкового молока и перешли в IV класс опасности. Более 200 тыс. тонн ядовитых отходов и зараженной мышьяком почвы с территории АМЗ были захоронены в специальном саркофаге. Эффективно освоено 250 млн руб.

А в 2015 году университет получил патент на разработку ученых, которые предлагают при ликвидации отходов карт-накопителей ОАО «Байкальский ЦБК» из осадка шлам-лигнина производить сырьевую смесь для получения высококачественного недорогого цемента. Я лично активно участвовал в создании этой уникальной технологии. Напомню, что за время работы БЦБК накоплено более 5 млн кубометров шлам-лигнина. Ликвидация этих отходов — задача федерального масштаба.

И хотя тендер по проекту для БЦБК в свое время выиграла московская компания, я считаю, что мы предложили более продуманное решение, ведь сотрудники ИРНИТУ занимаются данной проблемой с 80-х годов. Интеллектуальный потенциал кафедры и лабораторная база позволяют нам с уверенностью браться за такие задачи и успешно с ними справляться.

Россия > Экология. Образование, наука > ecolife.ru, 22 апреля 2017 > № 2164321


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 22 апреля 2017 > № 2148743

Ученые и бизнес обсудили проблемы государственно-частного партнерства

В рамках Красноярского экономического форума Федеральное агентство научных организаций провело круглый стол «Применение механизма государственно-частного партнерства в рамках реализации Стратегии научно-технологического развития». Участие в мероприятии приняли представители Министерства экономического развития РФ, Министерства образования и науки РФ, научных фондов, институтов развития, крупных инвестиционных компаний и промышленных корпораций, а также директора научных организаций ФАНО России.

Открывая работу круглого стола, руководитель ФАНО России Михаил Котюков отметил, что в настоящий момент Правительство РФ разрабатывает План реализации Стратегии научно-технологического развития до 2035 года.

- В разрабатываемом документе должны быть определены развилки, которые сегодня препятствуют активному переводу научных результатов в реальный сектор экономики. Наша с вами задача сегодня обсудить инструменты, которые будут способствовать решению этой задачи. В рамках работы академических институтов мы с коллегами сформировали ряд идей, которые могут послужить примером для построения таких связанных механизмов государственно-частного партнерства и создания новых производств».

Экспертам круглого стола были представлены четыре проекта. Директор Института биомедицинской химии им. В.Н. Ореховича, академик Андрей Лисица рассказал об идее создать в рамках государственно-частного партнерства Центр прецизионной медицины.

- У нас есть тривиальная проблема – отсутствие биологических образцов для проведения научных исследований. Казалось бы, все просто – встроился в клинику, получили образцы, начал их изучать. Но за 20 лет работы этот механизм не сработал, потому что нет никаких оснований, чтобы осуществлять продуктивный контракт с клиникой. Поэтому у нас есть идея привлечь концессионера и вместе создать высокотехнологичный прецизионный центр. Наш партнер берет на себя обязательство предоставлять нам клинический материал для исследований тех людей, которые в дальнейшем станут покупателями нашего сервиса.

Директор Федерального научного центра исследований и разработки иммунобиологических препаратов им. М.П. Чумакова РАН, член-корреспондент РАН Айдар Ишмухаметов представил проект научно-промышленного комплекса полного цикла по разработке и производству инактивированной вакцины против полиомиелита.

«У нас есть программа развития, которая предусматривает разработку ряда продуктов, которые позволяют покрывать потребности государства в сумме от 10 до 15 млрд рублей. Инактивированная вакцина против полиомиелита – один из таких продуктов. На этот препарат совершенно точно гарантирован госзаказ. На сегодняшний день эта ниша занята зарубежными производителями. Мы уверенно в течение 2-3 лет займем внутренний рынок и выйдем на экспорт», - сообщил А. Ишмухаметов.

В области сельского хозяйства экспертам было представлено два проекта. Один из них касается селекции и производства семян сахарной свеклы. Инициатором создания селекционного центра выступил бизнес – агропромышленный холдинг «Продимекс». Как рассказал заместитель директора промышленной группы Вадим Ерыженский, российские производители сахарной свеклы почти на 100% зависят от импортных семян. Возродить отечественную селекцию и семеноводство возможно только совместными усилиями бизнеса и государства.

«Мы как частный бизнес не сможем «потянуть» исследования, которые могут выполнить только государственные научные организации. В то же время государство, после того, как будут найдены какие-то исходные материалы для последующих исследований, не сможет реализовать их в семеноводстве в силу больших затрат. В этом смысле форма государственно-частного партнерства является действенным решением проблемы», - подчеркнул он.

Как подобная модель сотрудничества науки и бизнеса в сельском хозяйстве выглядит на практике, продемонстрировал директор Федерального исследовательского центра «Институт цитологии и генетики СО РАН» академик Николай Колчанов. Научная организация приступила к формированию крупного проекта в области АПК. Его цель – разработать отечественные сорта картофеля, пригодные для производства продукции с высокой добавленной стоимостью. Индустриальным партнером сибирских ученых выступила крупная китайская агропромышленная компания. Партнеры намерены создать селекционно-семеноводческий центр и перерабатывающее предприятие в Новосибирской области.

- Китай и страны Юго-Восточной Азии постепенно приходят к выводу, что нехватка воды становится фактором, который не позволяет наращивать производство риса. И на первое место в качестве пищевого продукта выходит картофель. Селекционно-семеноводческий центр, создаваемый нами, будет обеспечивать селекцию картофеля на основе современной генетической технологии, включая молекулярную биологию, молекулярную генетику, геномные технологии, информационные технологии. Мы будем создавать сорта, оптимальные для выращивания в условиях Юго-Западной Сибири, и предназначенные для переработки в такие продукты с высокой добавленной стоимостью, как картофельный порошок, имеющий высокий экспортный потенциал. Таких сортов картофеля в России еще не производилось. Проект направлен на экспорт продукта в Китай и Юго-Восточную Азию.

Представители инвестиционного сообщества рассказали о современной практике реализации государственно-частного партнерства. По словам исполнительного директора управления финансирования инфраструктуры компании ВТБ Капитал Александра Романова, при оценке проектов банки смотрят, прежде всего, на два фактора: насколько крупным будет проект и насколько хорошо проработана финансовая модель его реализации.

- Деньги – это не главное для инвестора. Куда важнее проблема правильного структурирования проектов и создания возможностей для банков инвестировать в них. Если это концессионный проект, хотелось бы, чтобы он был большой. Примерно от 10 млрд рублей. Это не потому, что банкиры такие плохие. Дело в том, что проекты в науке потребуют участия юристов, потребуют участия людей из предметной области, которые будут анализировать рынок. То есть сама цена структурирования проекта очень велика.

За четкое распределение обязанностей между концессионерами высказался и директор центра инвестиционного анализа Национального университета «Высшая школа экономики» Михаил Карасёв: «Отсутствие четко структурированного перечня ожиданий собственника от инвестора приводит к конфликтам. Очень большое внимание надо уделить перечню услуг, качеству услуг, посчитать количество этих услуг, которые вы ожидаете от контрагента. Это все должно быть очень жестко структурировано».

Чтобы ожидания бизнеса и науки от совместных проектов были оправданными, необходимо создавать государственно-частное партнерство под решение конкретных задач. Такое мнение высказал председатель совета Российского фонда фундаментальных исследований академик Владислав Панченко.

- Сшивка фундаментальных работ и практических результатов возможна лишь тогда, когда разработки делаются под решение конкретной проблемы. Приведу в пример проект с РЖД. Мы собрали команду ученых и предложили определить какие проблемы лежат в основе прорывных технологий. После тщательного анализа получилось 18-20 крупных проектов. В итоге после трех лет работы 25% проектов пошли в ОКР и в производство. Это очень большой процент.

Директор Департамента науки и технологий Министерства образования и науки РФ Сергей Матвеев коснулся вопросов законодательства, регулирующего государственно-частное партнерство. Он предложил дополнить закон о ГЧП пунктами о том, что объектами соглашений о государственно-частном партнерстве могут выступать производственные компании, которые обеспечивают реализацию научно-технологического развития, а также научно-исследовательские центры и научно-производственные комплексы.

- В этом случае мы получим полный спектр. Партнерство с точки зрения сложения финансовых ресурсов, партнерство с точки зрения соучредительства МИПов, и партнерство через инфраструктурные проекты, формирование частно-государственных НИИ и производственных компаний, направленных на приоритет научно-технологического развития.

Подводя итоги, участники круглого стола предложили создать рабочую группу, которая станет на регулярной основе проводить ярмарки инвесторов, где научные организации, бизнес и государственные органы будут вырабатывать оптимальные механизмы реализации научно-технологических проектов.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 22 апреля 2017 > № 2148743


Россия > Образование, наука > rosnedra.gov.ru, 21 апреля 2017 > № 2236446

63-я годичная сессия Палеонтологического общества при Российской академии наук

3-7 апреля 2017 года силами ФГБУ «ВСЕГЕИ» была организована и проведена 63-я годичная сессия Палеонтологического общества при Российской академии наук. Тема сессии: «Интегративная палеонтология: перспективы развития для геологических целей». На открытии сессии с приветственным словом выступил генеральный директор ФГБУ «ВСЕГЕИ» О.В. Петров. Он поздравил участников с началом работы сессии, открывающей новое столетие Палеонтологического общества, отметил, что ежегодные сессии являются цементирующим началом Общества и особо подчеркнул, что исследования стратиграфов и палеонтологов вносят существенный вклад в развитие геологической картографии.

Вступительное слово президента Общества академика А.Ю. Розанова было в основном посвящено палеонтологии докембрия и современным взглядам на проблему появления жизни на Земле, в частности панспермии. Скептическое отношение к этой концепции в последнее время стремительно разрушалось в результате интенсивных палеонтологических работ по архею и протерозою. Далее был заслушан доклад вице-президента Общества члена-корреспондента РАН А.И. Жамойды «Научный институт и медали имени А.П. Карпинского», зачитанный Б.А. Борисовым.

На сессии были широко представлены доклады, связанные с проблемами систематики, филогении, таксономии и экологии отдельных групп ископаемых организмов (фораминифер, радиолярий, двустворчатых моллюсков и др.). Значительное место в докладах было уделено вопросам соотношения границ ярусных подразделений Общей и Международной стратиграфических шкал, подразделений региональных и местных стратиграфических схем; роли палеонтологических и биостратиграфических данных в региональных стратиграфических схемах складчатых областей. Широко обсуждались вопросы, связанные с выяснением морского и озерного генезиса осадков – седиментогенезу и диагенезу; были приведены примеры своеобразной фоссилизации ископаемых (фораминиферы, аммоноидеи), стилей сохранности докембрийских и вендских макроископаемых. Рассматривались модели палеогеографических реконструкций в различные периоды развития Земли (по микропланктону, радиоляриям, конодонтам, диатомеям, флоре), роль влияния различных биосферных факторов на развитие и изменение биоты (изменения магнитного поля и климата). Особое внимание было уделено успехам и проблемам бактериальной палеонтологии. В ряде докладов отражены результаты использования современных методов изучения палеонтологических остатков (электронно-микроскопического, биометрического, рентгеновской микротомографии и др.).

В работе сессии приняли участие более 150 специалистов из 37 учреждений 20 городов России, Узбекистана и Казахстана, в том числе представители научно-исследовательских и производственных организаций Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации, Федерального агентства по недропользованию, геологических, палеонтологических и биологических институтов РАН, геологических и биологических факультетов университетов и других высших учебных заведений, а также региональных научных центров, музеев-заповедников, естественноисторических и краеведческих музеев. Всего был представлен 81 доклад (65 устных и 16 стендовых).

Россия > Образование, наука > rosnedra.gov.ru, 21 апреля 2017 > № 2236446


Россия > Образование, наука > rosnedra.gov.ru, 20 апреля 2017 > № 2236447

Х Всероссийская открытая геологическая олимпиада «Земля и Человек»

Традиционно раз в два года в Российском государственном геологоразведочном университете (МГРИ-РГГРУ) имени Серго Орджоникидзе проходит Всероссийская открытая геологическая олимпиада «Земля и Человек». В этом году 15-17 апреля состоялся заключительный тур юбилейной десятой Олимпиады. Организаторами выступили Федеральное агентство по недропользованию, Российское геологическое общество и Российский государственный геологоразведочный университет при поддержке региональной общественной организации «Горно-геологическое общество».

Олимпиада состояла из трех туров. Первый (отборочный) тур проходил до 15 января 2016 г. в региональных образовательных учреждениях. По итогам первого тура в штаб Олимпиады было прислано более 250 тезисов реферативных и научно-исследовательских работ юных геологов. На втором (заочном) туре были отобраны лучшие работы. В финале Олимпиады – третьем туре - участники защищали свои письменные работы.

Для оценки и подведения итогов соревнований, входящих в программу Олимпиады была сформирована судейская коллегия под руководством профессора кафедры геологии месторождений полезных ископаемых МГРИ-РГГРУ, академика РАЕН, доктора геолого-минералогических наук Игнатова Петра Алексеевича. В судейскую коллегию вошли члены профессорско-преподавательского состава МГРИ-РГГРУ, а также сотрудники из более чем 20 ведущих горно-геологических компаний и научно-исследовательских институтов.

15 апреля 2016 года состоялось торжественное открытие Олимпиады, на котором перед участниками с приветственной речью выступили: проректор МГРИ-РГГРУ по инновационной и международной деятельности Касьянов В.А., первый вице-президент Российского геологического общества – Фаррахов Е.Г., генеральный директор ООО «Дассо Систем Джеовия РУС» - Стагурова О.В., генеральный директор ФГУП «ВИМС» Машковцев Г. А., заместитель директора по научной работе ИГЕМ РАН – Самсонов А.А., профессор кафедры геологии месторождений полезных ископаемых МГРИ-РГГРУ Игнатов П.А.

В Олимпиаде приняли участие 320 школьников из 30 городов Российской Федерации. При подведении итогов соревнования «Геологическое тестирование» участники были разделены на пять категорий сложности, учитывая возраст участника и количество лет обучения в геологическом кружке. Лучшие знания по геологическим дисциплинам показали ребята из Перми, Санкт-Петербурга, Казани, Москвы, Новосибирска, Орска Оренбургской области, Губахи Пермского края. В рамках подготовки к этому соревнованию геологическая интернет-библиотека «Геокнига» разместила тренировочный тест, который не ограничен во времени и рассчитан на самостоятельную работу, при этом вопросы выбираются случайным образом, а по окончании тестирования выдаются результаты и показываются ошибки. Благодаря этому нововведению результаты соревнования на Олимпиаде, по сравнению с предыдущими годами были намного лучше.

На соревновании «Защита реферативных и научно-исследовательских работ» были выделены следующие секции: общая геология, палеонтология, минералогия, полезные ископаемые и методика ГРР, геоэкология, гидрогеология, геологические памятники и геоэкскурсии. Оценка за соревнование складывалась из суммы баллов, полученных за 2-й и 3-й туры. Дипломы Олимпиады за этот конкурс получили юные геологи из Москвы, Перми, Архангельска, Санкт-Петербурга, Челябинска, Казани, Ростова-на-Дону, Новосибирска, Салавата Республики Башкортостан, Губахи Пермского края, Орска Оренбургской области, Рыбинска Ярославской области.

Россия > Образование, наука > rosnedra.gov.ru, 20 апреля 2017 > № 2236447


Россия > Нефть, газ, уголь. Образование, наука > neftegaz.ru, 20 апреля 2017 > № 2187971

Эффект от результатов НИОКР, внедренных в Газпроме в 2016 г, оценивается более чем в 279 млрд руб.

В 2016 г на объектах Газпрома было внедрено более 440 результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ (НИОКР), общий ожидаемый эффект от их использования которых оценивается более чем в 279 млрд руб.

Отчет по реализации программы инновационного развития Газпрома за 2016 г совет директоров компании утвердил 20 апреля 2017 г.

Напомним, что программа инновационного развития Газпрома до 2025 г была утверждена в июне 2016 г.

Основными целями программы заявлено повышение технологического и организационного уровня развития, улучшение производственных процессов за счет оптимизации использования всех видов ресурсов.

Проводимые исследования в рамках программы направлены на разработку и внедрение отечественного высокотехнологичного оборудования и материалов, а также сложных технологических комплексов, не имеющих аналогов в мире.

Одним из приоритетных направлений работы Газпрома является реализация проекта по созданию технологии производства метано-водородных смесей.

Применение таких смесей позволяет решать задачи по повышению энергоэффективности газоперекачивающих агрегатов (ГПА) и снижению выбросов загрязняющих веществ и парниковых газов от газотурбинных установок (ГТУ).

Совместно с РАН Газпром работает над созданием компактных долговечных систем хранения газа в сорбированном состоянии.

В настоящее время создан опытный образец такой системы, представляющий собой адсорбционный газовый терминал, который позволяет аккумулировать и выдавать потребителю почти в 2 раза большее количество природного газа, чем аналогичная по размерам и давлению емкость для хранения газа в компримированном виде.

В нефтяном бизнесе группы Газпром 1 из ключевых направлений инновационного развития является совершенствование технологий горизонтального бурения и многостадийного гидроразрыва пласта (ГРП), в т.ч для освоения трудноизвлекаемых запасов нефти (ТРИЗ).

Так, в июле 2016 г впервые в России в Газпром нефти был проведен 30-стадийный ГРП по «бесшаровой» технологии.

Проект был реализован на Южно-Приобском месторождении Газпромнефть-Хантос.

В перспективе опробованный метод позволит не только снизить стоимость затрат, но и даст возможность повторной стимуляции горизонтальных скважин.

Кроме того, Газпром совершенствует систему управления инновационной деятельностью, развивает научно-техническое сотрудничество с зарубежными партнерами, расширяет взаимодействие с российскими образовательными организациями.

Так, количество опорных вузов Газпрома в 2016 г было увеличено с 9 до 12.

По итогам 2016 г в этих учебных заведениях в стадии выполнения находились 3 программы научных исследований и разработок в интересах Газпрома, сформированы 2 новые программы.

В настоящее время готовятся еще 5 таких программ.

Также совет директоров рассмотрел и одобрил работу по реализации проектов в сфере импортозамещения в 2016-2017 гг.

Был утвержден отчет о реализации корпоративного плана импортозамещения в 2016 г.

Правлению поручено продолжить работу в данном направлении, включая развитие сотрудничества с отечественными поставщиками в нефтегазовой отрасли для совершенствования производства, стимулирования технического, экономического прогресса и повышения конкурентоспособности российских товаров.

Россия > Нефть, газ, уголь. Образование, наука > neftegaz.ru, 20 апреля 2017 > № 2187971


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 19 апреля 2017 > № 2145232

Двух сотрудников ИМЭМО РАН отметили Почетными грамотами Президента Российской Федерации

Представлены к награждению Почетной грамотой Президента Российской Федерации за заслуги в научной деятельности два заместителя директора по научной работе Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова РАН Федор Генрихович Войтоловский и Алексей Владимирович Кузнецов.

Федеральное агентство научных организаций поздравляет Федора Генриховича и Алексея Владимировича! Желает удачи, достижения новых высот и успехов!

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 19 апреля 2017 > № 2145232


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Образование, наука > stroi.mos.ru, 19 апреля 2017 > № 2144714

Студенты МАИ получат новый учебно-лабораторный корпус к лету

Восстановленный после пожара учебно-лабораторный корпус Московского авиационного института (МАИ) на севере столицы планируется сдать в эксплуатацию в мае, сообщил председатель Мосгосстройнадзора Олег Антосенко.

Здание на Волоколамском шоссе, д. 4 возвели в 1932 году из кирпичей и деревянных перекрытий с торфяным наполнителем. В 2009 году оно было уничтожено пожаром. Строительство началось в конце 2012 года. Потребовалось около пяти лет, чтобы фактически заново возвести здание.

В новом корпусе разместится факультет №2 «Двигатели летательных аппаратов». Но в связи с нехваткой помещений здесь будут также заниматься и проводить научно-исследовательские работы студенты других факультетов. Благодаря новому корпусу они получат собственную лабораторную базу и смогут активно заниматься практикой.

Обновленный учебно-лабораторный корпус состоит из четырех зданий. Три из них -лабораторные - были реконструированы, а учебное построено с нуля.

Для удобства ориентирования внутренние стены лабораторных корпусов окрасили в разные цвета - желтый, голубой, фиолетовый и малиновый. В оформлении помещений учебного корпуса принимали участие студенты художественно-промышленной академии им. Строганова. По их проекту был оформлен атриум.

В новом корпусе уже смонтировано современное оборудование по двигателестроению отечественного и зарубежного производства. Учебные аудитории оборудованы интерактивными досками, компьютерной техникой и проекторами.

В учебном блоке разместятся также деканат, лекторий, административные кабинеты, столовая. Для наглядности в фойе установлены учебно-выставочные образцы - двигатели знаменитого Ту-144, элементы военных МиГ и Су, маленькая крылатая ракета «земля-воздух».

В цокольном этаже новостройки создадут музей двигателей летательных аппаратов, где разместят свыше 100 экспонатов.

Как уточнили в Мосгосстройнадзоре, специалисты регулярно проверяли качество строительно-монтажных работ, стройматериалов, соответствие построенного здания санитарно-эпидемиологическим, экологическим и пожарным требованиям. Все работы выполнялись по проекту.

Сейчас в здании завершается отделка помещений, ведется наладка систем и оборудования, благоустройство территории. После устранения всех замечаний объект введут в эксплуатацию. Все работы проводятся за счет федерального бюджета.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Образование, наука > stroi.mos.ru, 19 апреля 2017 > № 2144714


Россия. ЦФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 18 апреля 2017 > № 2144292

В Москве проходит научно-практическая конференция для школьников «Наука для жизни»

Участие в открытии конференции приняли руководитель ФАНО России Михаил Котюков и министр Правительства Москвы, руководитель Департамента образования г. Москвы Исаак Калина.

Доклады с результатами своих исследований представили совсем молодые ученые — учащиеся старших классов московских школ. Конференция проходит в рамках проекта «Академический класс», запущенного в конце 2016 года ФАНО России и Департаментом образования Москвы. Обучение в академических (научно-технологических) классах направлено на развитие у учащихся навыков проведения научных исследований с применением современного оборудования и формирование естественно-научного кругозора и мышления.

Приветствуя участников конференции, Михаил Котюков отметил, что двери академических институтов всегда будут открыты для молодежи: «Во всем мире сегодня одна из основных задач науки – обеспечение развития кадрового потенциала. Науку создают люди: любое оборудование или приборы всегда легко приобрести. Намного сложнее воспитать исследователя, как можно раньше выявить склонность и желание школьников заниматься наукой, и, самое важное, вовлечь, показать заинтересованность научного сектора», - рассказал Михаил Котюков.

Глава ФАНО России добавил, что за непродолжительное время желание принять участие в проекте изъявили более двадцати московских школ: «Как раз сегодняшним школьникам предстоит принимать участие в решении больших вызовов и приоритетных научных задач, которые зафиксированы в Стратегии научно-технологического развития России до 2035 года. Эксперты убеждены, что чем больше доля молодых исследователей в научном коллективе, тем выше его результаты: больше научных статей, открытий, технологических решений, весомее результаты инновационной деятельности», - заключил Михаил Котюков.

Об успешном опыте по созданию тематических классов в московских школах рассказал Исаак Калина – в городе уже реализованы проекты по созданию кадетских, инженерных и медицинских классов. «Наши ребята всегда интересовались наукой. Москва – научная столица страны. Для учащихся, которым это на самом деле интересно, с помощью Федерального агентства научных организаций в этом году нам удалось начать проект по созданию академических классов. Основная задача – чтобы каждый московский школьник еще в юном возрасте нашел собственный путь развития, который поможет ему стать полезным городу и стать успешным», - добавил Исаак Калина.

В рамках конференции учащиеся столичных школ представили 79 докладов по широкому спектру исследований. Среди наиболее интересных для школьников областей - биотехнологии и генетика, геология, минералогия, экспериментальная физика и робототехника, экология и агро-биотехнологии. Всего охвачено 15 тематических направлений.

Образовательные программы академических (научно-технологических) классов содержат элементы предпрофессионального образования, знакомят учащихся с применением научных знаний и результатов исследований в изучении проблем реальной жизни и основаны на погружении в исследовательскую деятельность. Ожидается, что полученные навыки помогут школьникам познакомиться на практике с достижениями современной науки, получить начальный опыт коммуникации в научной среде и, возможно, выбрать для себя профессию ученого.

Россия. ЦФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 18 апреля 2017 > № 2144292


Россия > Образование, наука. Электроэнергетика > ria.ru, 17 апреля 2017 > № 2143482

Специалисты институтов Российской академии наук в минувшем году добились значительных результатов в областях, относящихся к атомной отрасли, следует из опубликованного на сайте РАН доклада о состоянии фундаментальных наук в РФ и о важнейших научных достижениях российских ученых в 2016 году.

Вопросы безопасности АЭС

Тяжелые аварии на атомных станциях с водо-водяными реакторами, связанные с разрушением их активной зоны, угрожают выходом большого количества радиоактивных веществ, а также водорода (то, что произошло при аварии на японской АЭС "Фукусима-1"). Поэтому одной из важнейших задач обеспечения безопасности АЭС является оценка возможного количества образующегося водорода, его пространственного распределения под защитной оболочкой атомного энергоблока и выявлении мест, где концентрация водорода может быть взрывоопасной.

В Институте проблем безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ) РАН выполнен комплекс расчетно-экспериментальных исследований процессов в атмосфере защитной оболочки энергоблоков АЭС при тяжелых авариях, потенциально угрожающих выходом накопленной радиоактивности в окружающую среду. В частности, с использованием специальных компьютерных программ, так называемых CFD-кодов, детально изучены и экспериментально обоснованы модели основных процессов в атмосфере защитной оболочки, в том числе с участием водорода.

Кроме того, научно обоснованы возможности применения CFD-кодов в моделировании распространения под защитной оболочкой радиоактивных продуктов деления в виде разносортных аэрозолей. Также впервые в России была продемонстрирована возможность приложения CFD-кодов в качестве средства уточненного так называемого детерминистического анализа водородной безопасности при авариях на АЭС.

Работа была выполнена ИБРАЭ при поддержке госкорпорации "Росатом" и европейских организаций (Евратом, ОЭСР) совместно с российскими (Российский федеральный ядерный центр – Всероссийский научно-исследовательский институт технической физики имени Забабахина, Государственный научный центр РФ – Физико-энергетический институт имени Лейпунского, Национальный исследовательский центр "Курчатовский институт") и зарубежными научными организациями.

Утилизация радиоактивных отходов

Институт химии и технологии редких элементов и минерального сырья имени Тананаева Кольского научного центра РАН совместно с Северо-Западным научно-производственным центром "Социум" разработал схемы получения новых материалов, пригодных для утилизации жидких радиоактивных отходов. Речь идет о синтетических аналогах редких минералов из группы мезапористых каркасных титаносиликатов, которые можно получать из доступного минерального сырья.

Отмечается, что новые материалы испытаны на объектах предприятия Росатома "РосРАО" в качестве сорбентов для утилизации жидких радиоактивных отходов и для получения высокоустойчивой керамики, пригодной для длительного захоронения или использования в качестве энергетических источников.

По мнению разработчиков, созданное для реализации разработки предприятие "Центр синтеза новых функциональных материалов" может рассматриваться как первая ячейка Кольского химико-технологического кластера по производству стратегических материалов из отечественного сырья.

Кремний для нового эталона массы

В Институте химии высокочистых веществ имени Девятых (ИХВВ, Нижний Новгород) разработана и реализована фторидно-гидридная технология, позволяющая устойчиво получать крупногабаритные образцы поликристаллического стабильного изотопа кремний-28, который необходим для создания нового международного эталона массы.

Изготовленный более ста лет назад платино-иридиевый эталон килограмма, который хранится в Международном бюро мер и весов в городе Севр близ Парижа, постепенно (хоть и очень небольшими порциями) теряет свои атомы, в результате уменьшается его масса. Поэтому в 2005 году по рекомендации Международного бюро мер и весов началась разработка новых определений основных единиц измерения, в том числе единицы массы — килограмма. Новый эталон будет иметь вид идеального шара, изготовленного из монокристалла стабильного изотопа кремния-28.

Этот изотоп оказался удобен для создания эталона массы потому, что образцы из него хотя и будут тоже терять атомы, но скорость их потери можно будет определить с высокой точностью и вовремя внести необходимые поправки.

Новый эталон будет изготовлен в рамках международных проектов "Авогадро", "Килограмм-2" и "Килограмм-3" по уточнению постоянной Авогадро и созданию нового эталона массы в лаборатории Физико-технического федерального ведомства Германии в Брауншвейге. "Выращиванием" монокристалла кремния-28 для этого эталона занимается Институт роста кристаллов в Берлине. Наработку поликристаллического кремния, из которого будет создан монокристалл, ведет Институт химии высокочистых веществ имени Девятых. А первичное, исходное сырье — тетрафторид кремния-28 — поставило предприятие топливной компании Росатома ТВЭЛ "Электрохимический завод" (Зеленогорск, Красноярский край).

Как отмечается в докладе, уже получены четыре образца поликристаллического кремния-28 массой более шести килограммов каждый.

Ожидается, что новый эталон килограмма займет свое место в Палате мер и весов в Париже в 2018 году.

Россия > Образование, наука. Электроэнергетика > ria.ru, 17 апреля 2017 > № 2143482


Россия > Образование, наука > ras.ru, 17 апреля 2017 > № 2143143

Отчеты - на учет. Профессора РАН знают, как сократить бумагооборот

Проблема забюрократизированности научной деятельности продолжает оставаться для ученых очень болезненной, несмотря на уверения чиновников, что ситуация улучшилась. Что же реально можно предпринять, чтобы справиться с этой, может, и не главной, но серьезной бедой российской науки? Недавно свой ответ на этот вопрос дали профессора РАН. О представленных ими предложениях “Поиску” рассказал руководитель готовившей документ рабочей группы, заведующий лабораторией Института космических исследований РАН Максим Литвак.

- Разговоры о непосильной “бумажной” нагрузке на ученых ведутся постоянно. Что подтолкнуло профессоров РАН обратиться к этой теме именно сейчас?

- В середине декабря прошлого года состоялось совещание у курирующего науку вице-премьера Аркадия Дворковича, на котором в числе других тем обсуждалась необходимость дебюрократизации науки. По итогам этой встречи Министерству образования и науки РФ, Российской академии наук, ФАНО России было поручено “проработать возможности сокращения отчетности в научной сфере, в частности исключения параллелизма и дублирования предоставляемых данных”. Руководство Академии наук попросило принять участие в этой деятельности нашу рабочую группу, занимающуюся разработкой механизмов повышения публикационной активности и производительности труда ученых.

В обсуждении этой темы участвовали все заинтересованные профессора РАН. Мы свели высказанные идеи в единый документ, где представлено наше видение проблемы и путей ее решения. Он передан в Центр стратегического планирования развития науки, экспертизы и научного консультирования РАН. Центр, насколько я знаю, переслал наш доклад в Министерство образования и науки.

- В чем, по мнению профессоров РАН, заключаются основные недостатки существующего порядка формирования отчетности?

- Научная организация, подведомственная ФАНО, в течение года должна составить более десяти крупных подробных отчетов об итогах своей деятельности. Отчеты предоставляются в бумажной и электронной формах, их структура и формат строго регламентированы, каждый должен формироваться в соответствующей информационной системе.

К сожалению, все эти системы, перечисленные в нашем докладе, никак не связаны между собой. Правила оформления и ввода информации везде разные, поэтому одни и те же данные приходится неоднократно вводить вручную, каждый раз заново.

Кстати, аналогичный недостаток - несогласованность между разными сегментами - присущ и ряду самих систем. Введенная в определенный раздел информация не экспортируется в другие графы или в итоговый отчет.

Есть еще одна проблема. Показатели меняются со временем, и нескоординированность запросов иногда приводит к путанице. Например, данные по публикационной активности формируются и выкладываются в базах научного цитирования в разные сроки. Может так получиться, что в один орган институт отправил отчет со старыми показателями, а в другой - с уже обновленными, причем интервал предоставления ответов был небольшим. Из-за такого рассогласования институт могут обвинить в сознательном искажении картины.

Бывает и так, что запрашиваемые данные, например те же показатели публикационной активности за определенный период, еще не появились в базе, а от нас уже требуют отчет.

Отдельная история - непонятные, запутанные методики обсчета и представления показателей. Иногда люди просто не понимают, что нужно писать в той или иной графе. Как, к примеру, определить специализацию сотрудника, если он степень имеет по одной специальности, а работает по другой, да еще и не совпадающей с тематикой, которой занимается все его подразделение? В науке такие случаи нередки.

- Как вы предлагаете решать все эти проблемы?

- В идеале хотелось бы иметь единую систему отчетности, использующую сформированные по общим принципам показатели. Для этого профессора РАН предложили создать независимую комиссию, которая проведет аудит предоставляемых подведомственными ФАНО научными организациями отчетов и наметит первые шаги по сокращению их числа.

- Вы считаете, что создать универсальную систему в принципе возможно?

- Конечно. Разве нельзя сделать так, чтобы электронные системы отчетности коррелировали между собой и информация переносилась из одной в другую или переводилась в необходимый чиновникам вид без участия ученых? Нам кажется, что технически эта идея вполне осуществима. В данном случае речь, конечно, идет об операциях с показателями, которые являются производными от тех, что поданы институтами.

Для начала имеет смысл наладить экспорт данных из электронной системы ФАНО в Федеральную систему мониторинга результативности деятельности научных организаций, контролируемую Минобрнауки, а также перенос финансовой информации в учетные системы Минфина. На наш взгляд, пришла пора также объединить электронные системы отчетности ФАНО и РАН.

Кстати, успешный опыт реализации пресловутого принципа двух ключей уже имеется. В информационной системе государственных заданий и планов научно-исследовательских работ ФАНО и Академия наук (на уровне отделений) совместно контролируют планы и результаты выполнения госзаданий. Размещенные в этой базе документы анализируют и подписывают представители обеих структур: ФАНО отвечает за финансовую часть, а РАН - за научную.

- Значит, процесс уже пошел?

- Что-то делается, но до решения проблемы в целом еще очень далеко. Есть надежда, что продвинуться в этом вопросе поможет Стратегия научно-технологического развития РФ. В одном из пунктов проекта плана реализации Стратегии, который касается развития кадрового потенциала, предлагается разработать систему основных показателей эффективности ученых и научных коллективов под названием “Профиль”. В рамках этой деятельности мы будем настаивать на составлении единого списка показателей публикационной активности научных организаций и их сотрудников, который может использоваться в отчетных материалах.

Кроме того, с нашей точки зрения, необходимо синхронизировать сроки подачи отчетов с моментом, когда наукометрические данные формируются и выкладываются в соответствующих базах научного цитирования.

Еще одно необходимое условие - всем исследовательским организациям должен быть обеспечен свободный доступ к зарубежным базам научного цитирования (прежде всего, Scopus и Web of Science), из которых берется часть отчетных показателей.

Безусловно, для исполнителей на местах важно, чтобы методики расчета различных показателей были понятными, не допускали неоднозначного толкования. Люди должны иметь возможность получать разъяснения в ходе обучающих вебинаров и по горячим линиям.

И конечно, ни в коем случае нельзя допускать существенной коррекции требований хотя бы в течение отчетного года.

- А кто будет разрабатывать новые хорошие правила и совершенствовать методики - ученые или чиновники?

- Разрабатывать должны специалисты по заказу федеральных органов власти, а ученым необходимо активно участвовать в этой деятельности. Исследовательская сфера очень специфична и сложна, для решения любого вопроса требуется учет множества факторов. Если мы сами не установим единые правила отчетности, это сделают за нас, и результат может нам не понравиться. Да, он, собственно, нас уже настораживает.

Где ученые должны быть особенно активны, так это в налаживании процесса оценки научной результативности. Наукометрия - это самостоятельная область знания, по которой ежегодно публикуется множество статей. К ее использованию надо подходить осторожно. Как оценивать в каждой области качество исследований? Какие базы данных использовать? Каким параметрам отдать предпочтение? На все эти вопросы должны ответить сами ученые. Наша рабочая группа занимается разработкой рекомендаций как раз по этой теме.

- Вы обсуждали свои предложения по сокращению отчетности с РАН и ФАНО?

- Готовя свой доклад, мы работали в основном с аппаратом Президиума РАН. По большинству вопросов наши позиции сходятся, хотя у профессоров есть и специфические подходы к решению поставленной задачи. Если наши предложения будут встречены с пониманием, начнем консультации с ФАНО. Надо отдать должное федеральному агентству, там осознают необходимость совершенствования информационных систем. Первую версию электронной системы “Парус”, в которой содержится информация по хозяйственной и финансовой, научно-исследовательской, международной деятельности, публикационной активности подведомственных организаций, они заменили на новую, более удобную, которая сейчас тестируется. Мне кажется, что диалог с ФАНО может быть продуктивным.

- Предложенные вами меры, насколько я понимаю, направлены на сокращение бумагооборота между организацией и контролирующими органами. А существует ли проблема перегрузки ученых отчетами со стороны администраций институтов?

- Научных сотрудников в основном дергают в связи с внешними обращениями. Административно-управленческий персонал перекладывает свои проблемы на научных сотрудников или из-за загруженности, или из-за того, что не понимает сути приходящих запросов. Такая текучка, на самом деле, раздражает даже больше, чем составление крупных серьезных отчетов.

Так что от профессионализма институтских служб тоже многое зависит. Поэтому мы в своем докладе предложили провести работу по выявлению лучших практик управления научными организациями и распространению полезного опыта. Речь идет об использовании внутренних электронных систем, суммирующих и анализирующих данные по публикационной активности сотрудников и подразделений и позволяющих экспортировать эту информацию в государственные системы учета. Так, имеет смысл оценить плюсы и минусы внутренних систем ПРНД - показателей результативности научной деятельности. Заслуживает пристального внимания, в частности, используемая в МГУ система “ИСТИНА”.

- Какие дальнейшие действия по борьбе с бюрократией планирует сообщество профессоров?

- Мы сделали только первый шаг. Профессора РАН, конечно, активное комьюнити, заинтересованное в развитии академии, укреплении ее авторитета, оптимизации взаимодействия с внешними структурами. Но надо понимать, что наши возможности и полномочия ограничены. Надеемся, что и дальше будем встречать поддержку со стороны старших товарищей. Для решения проблемы необходимо объединить усилия представителей научного сообщества и федеральных структур. А координировать их действия могла бы специальная межведомственная рабочая группа.

Беседу вела Надежда Волчкова, Поиск

Россия > Образование, наука > ras.ru, 17 апреля 2017 > № 2143143


Россия > Образование, наука > ras.ru, 17 апреля 2017 > № 2143139

Академик Валерий МАТВЕЕНКО — о "центре фантазий и открытий"

"Чаепития в Академии" - постоянная рубрика "Правды.Ру". В ней мы публикуем интервью писателя Владимира Губарева с академиками. Сегодня его собеседник - ученый-механик, доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой механики сплошных сред и вычислительных технологий механико-математического факультета Пермского университета Валерий Матвеенко.

Ученый-механик, доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой механики сплошных сред и вычислительных технологий механико-математического факультета Пермского университета Валерий МАТВЕЕНКО

Впервые попал я в Пермь полвека назад. Ехал в Осу, где планировалось провести на нефтяном месторождении три ядерных взрыва. "Ракета" уходила только поутру, а потому я заночевал в гостинице (там было целых три номера!) на пристани. Стояла непривычная для Урала жара, и я решил искупаться — благо река рядом. Вылез я из воды в масляных пятнах. Придержался за поручень, на ладони остался темный след. Нефть и сажа образовали смесь, от которой несколько дней не мог отмыться…

Вот такой запомнилась Пермь — город с множеством военных и оборонных предприятий. Здесь выпускались и авиационные двигатели, и ракетные комплексы, и боеприпасы, и пороха, и множество иных "изделий", без которых военная мощь страны была бы призрачной.

А нынче Пермь встретила безупречным белым снегом, фигурками рыбаков на Каме, и чистым воздухом — дышалось легко.

Не удержался, спросил у академика, по чьему приглашению приехал в Пермь:

— Неужели наука дала такие технологии, которые позволили так измениться всему в городе?

Валерий Павлович ответил, как мне показалось, с некоторым сожалением:

— Только отчасти… Дело в том, что промышленность после распада Советского Союза стала по структуре несколько иной, прежние объемы не восстановились, например, полностью закрыты шахты Кизеловского угольного бассейна. — И вдруг академик Матвеенко улыбнулся, — Ну, а мы, конечно же, стараемся, работаем, и в этом можно убедиться, хотя нашего решающего вклада в изменении экологии я не вижу…

Я — "убедился", побывав в Научном центре и в институтах, его составляющих. Однако сначала о событии, ради которого приехал в Пермь. Оно именуется весьма торжественно — Форум "Ни дня без науки". Посвящен он памяти С. П. Капицы — великого популяризатора науки. Ученые встречаются со студентами и школьниками, рассказывают им о науке и новых технологиях. Одновременно проходят разнообразные выставки, на которых ребята демонстрируют свои поделки — от роботов до макетов космических кораблей. Нынешний Форум в Перми был посвящен "Науке будущего", а потому он вызвал особый интерес, так как в Пермь приехали ведущие ученые страны — академики и член-корреспонденты РАН, в том числе и недавно избранные.

Зал был переполнен, было приятно видеть молодых людей, внимательно слушавших тонкости полетов к планетам Солнечной системы и генетических конструкций. Диапазон научного поиска настолько широк, что он не мог не увлекать молодых. Впрочем, публично вопросов они не задавали, оставляя их на перерывы между лекциями, когда можно было пообщаться с классиками напрямую. И тут уже воображению предела не было…

— Читал недавно, что все-таки жизнь под облаками на Венере существовать может?

— Ясно, что парень пока не намерен соглашаться с выводом, что при давлении в 100 атмосфер и температуре в 500 градусов биологические системы не способны выжить.

— А если "кротовые норы" существует, то почему бы не полететь в другие Вселенные?

— А, правда, почему?

— Где же грань между понятием "живая" материя и "мертвая"?

— Где же?

— Можно ли на принтере получить сердечный клапан или все сердце?

— Пока невозможно, но ведь завтра все будет иначе!

— Вы рассказывали о создании новых химических цепочек, а разве невозможно их сделать бесконечными?

— Паренек хочет стать химиком. Вот потом и пусть разбирается сам…

И новые вопросы, неожиданные, что приятно.

Звонок собирает на новую лекцию. На этот раз академик В. А. Черешнев будет говорить об экологии, иммунитете и здоровье.

Наука будущего все явственней проступает в этом зале, наполненном фантазиями, достижениями и молодостью.

Академик Валерий Павлович Матвеенко — один из организаторов Форума — доволен. Он ведь прекрасно понимает, что будущее науки зависит как раз от того, кто из этих ребят увлечется ею и станет верно ей служить.

Нашу беседу с ученым я начал издалека:

— Вы пермяк?

— Родился в Кизеле, это в Пермской области. Город знаменитый.

— Чем?

— Его раньше называли "Уральской кочегаркой". В детстве я гордился, что в Кизеле живу. Это был классический рабочий уральский город. Уровень жизни в Кизеле был выше среднего по стране, потому что труд шахтеров ценился и соответствующим образом оплачивался. В Кизеле была своя любимая футбольная команда "Шахтер" и стадион когда играла команда был всегда переполнен. В Кизеле проходили чемпионаты СССР по прыжкам с трамплина. Подъемников не было. Самое большое счастье для пацанов было нести лыжи чемпиона. Для ребят были отличные условия для занятий спортом. Мы не за что не платили, нам давали спортивное снаряжение, возили на соревнования, давали талоны на питание. Я естественно, отдавая дань местной моде, начал с прыжков с трамплина, сломал руку и перешел, уже навсегда, в баскетбол. В Кизеле была великолепная станция юных техников. Я перепробовал различные кружки: фото, авиамодельный, судомодельный, радио. Больших успехов не достиг, но масса полезных навыков осталась. Учеба в школе также была интересной. В Кизеле был отличный драмтеатр, где как правило, был всегда аншлаг. Сейчас проезжая Кизел я испытываю боль и грусть. Это практически брошенный город.

— А почему называли город "кочегаркой"?

— Кизеловский угольный бассейн. Весь Урал, может и не только Урал, снабжался отсюда прекрасным коксующимся углем.

— Но ведь был прямой путь в шахтеры?

— Не случилось. Мы переехали в Березники. Здесь мне дважды повезло. Пришел в городскую секцию баскетбола и сразу попал в юношескую сборную города. А самое главное это школа. В Березниках школы не номера носят, а имена писателей — Пушкина, Чехова, Толстого… Отец зная отзывы о школе Пушкина провел меня к директору, хотя район был не наш. Директор Василий Андреевич Занин, впоследствии я понял, что его боготворили все учителя и ученики, посмотрел на меня снизу, т. к. он был маленького роста, и спросил, что кроме того, что я отличник, умею делать? Я сказал, что играю в баскетбол. Он говорит: нам в сборную баскетболистов не хватает, берем. И в класс я попал замечательный и сильный. В классе было 5 чемпионов области по различным видам спорта. Уровень же был таков, что я приехав отличником, первую четверть закончил на тройки и четверки. Но к концу второй четверти выровнялся. И конечно, потрясающая команда учителей. Только один пример. Когда я поступал в институт экзаменатор по химии, а это не мой профильный предмет, спросил: Вы учились у Павла Борисовича Рассказова? Я подтвердил. Экзаменатор сказал: ясно, отлично, свободны. Мы своим классом регулярно встречаемся. Недавно отметили 50-летие окончания школы. Из нашего класса из 28 человек: 25 сразу поступили в различные вузы, а это был 1966 год, когда в стране было два выпускных класса — десятый и одиннадцатый. Оставшиеся трое просто не поступали в вузы. Выбирая место учебы шел в Перми мимо Политеха и на рекламе специальности "Динамика и прочность машин" увидел фразу "Вас ждет исследовательская работа". Подумал, раз ждет — надо идти. И снова повезло. Во-первых, заведующий кафедрой молодой профессор Александр Александрович Поздеев, который сумел создать на кафедре удивительную, творческую атмосферу, студенты к исследовательской работе привлекались с первых курсов. А. А. Поздеев сумел сделать подобие МИФИ в Политехе. У нас было разумное сочетание классических базовых университетских курсов с необходимыми техническими дисциплинами. И это дало свои плоды. Например, из нашего выпуска 7 докторов наук, а кафедра и ее выпускники стали основой для создания в Перми в 1971 году первого академического подразделения Отдела физики полимеров Уральского научного центра АН СССР, который в 1980 году был преобразован в Институт механики сплошных сред УНЦ АН СССР.

— И до сих пор эта кафедра существует?

— Да, кафедра существует. Правда со своими проблемами, которые определяются общим трендом — падением интереса к инженерному образованию. В 2013 году ректор предложил мне возглавить кафедру на условиях совместительства. Я предложение принял. Сейчас кафедра является базовой для нашего Института и я надеюсь, что вместе с моими коллегами, многие из которых являются выпускниками кафедры, мы будем приближаться к прежнему престижу кафедры.

— Как вы пришли в академическую науку?

— В 1972 году после окончания Института, я получил распределение — в Отдел физики полимеров УНЦ АН СССР. После двух лет работы мой руководитель Геннадий Борисович Кузнецов поддержал меня в моем стремлении продолжить учебу в аспирантуре Московского института электронного машиностроения, где была одна из ведущих в стране кафедра по механике. Здесь мне опять повезло. На кафедре было много замечательных ученых и творческая атмосфера была такой, что многих я могу считать своими учителями. Главный мой учитель Игорь Евгеньевич Трояновский был очень разносторонним ученым и я очень благодарен ему не столько за руководство моей кандидатской диссертацией, сколько за кругозор, который он дал в процессе учебы и дальнейшего общения.

Только факты: Цель создания Института (14 февраля 1980 г.) — проведение фундаментальных и прикладных исследований по следующим основным направлениям:

• Математическое и физическое моделирование процессов деформирования, разрушения и аномального поведения твёрдых тел с учётом температурно-временны?х эффектов, химических и фазовых превращений в материалах, возникновения и развития дефектов;

• Методы численного эксперимента в механике деформируемого твёрдого тела и в механике жидкостей;

• Проблемы гидродинамической устойчивости и турбулентности; вынужденные течения, конвекция; физико-химическая гидродинамика полимеров, суспензий и магнитных жидкостей.

В Институте работают около 160 сотрудников. Из них 1 академик РАН, около 20 докторов наук, около 60 кандидатов наук.

— Значит, после Москвы вернулись сюда? А там не хотелось остаться и была ли такая возможность?

— Возможности были на разных этапах моей карьеры, но они не превысили моей привязанности к Перми и к Институту. Здесь я прошел все должности: младший, старший научный сотрудник, ученый секретарь, заведующий лабораторией, заместитель директора по научной работе, директор.

— Институт чем занимался в Перми?

— В обоснованиях необходимости создания Института в Перми, одно из главных положений было проведение фундаментальных исследований в интересах оборонных предприятий расположенных в Перми, в частности предприятий ракетного комплекса. В связи с этим наши фундаментальные и прикладные исследования, вплоть до конца 80-х годов прошлого века, были связаны с многочисленными предприятиями союзного масштаба расположенными в Перми. Однако, необходимо сказать, что эта связь не отражалась на глубине и содержательности наших фундаментальных исследований. Запросы современной техники, по крайней мере в нашей науке — механике, ставят разные новые задачи и проблемы. Надо сказать, что мы с интересом решали эти задачи, получая удовлетворение от занятия наукой и не думая об индексах цитирования, Хирше, хотя сейчас это отразилось на показателях многих ученых. Однако, я об этом абсолютно не сожалею. Зато одна из работ была отмечена Государственной премией по закрытой тематике.

— Но теперь-то можно рассказать?

— Моя часть работы состояла в построении математических моделей, которые позволили объяснить и понять ряд динамических процессов, возникающих при работе ракетного двигателя на твердом топливе. Ну, а конструктора, которые были в нашем коллективе на основе полученных теоретических результатов нашли варианты решения имевших место проблем.

— Как формировался в институте уровень фундаментальных исследований?

— Я думаю, что здесь имели место следующие факторы. Во-первых, мы не зацикливались только на прикладных исследованиях. Во-вторых, наш коллектив был молод и может быть в силу той атмосферы, которую создал А. А. Поздеев мы тянулись ко всему новому. А. А. Поздеев поощрял и стимулировал наши научные контакты с ведущими научными коллективами. Важнейшим элементом была Зимняя школа по механике сплошных сред. В 2017 году будет проходить уже 20-я школа. На этой школе побывали все ведущие механики нашей страны. А мы работали и учились. Я думаю важным элементов была и закалка в процессе защиты диссертационных работ. У нас тогда не было своего диссертационного совета и я считаю, это для нашего развития было важно. Я, например, защищал докторскую диссертацию в Москве, где мне сказали выступи и привези положительные отзывы из Киева, Горького, Новосибирска, Томска, а потом мы возьмем к защите диссертацию.

— Это испытание серьезное!

— Очень… Но пройдя через это сито, ты лучше понимаешь свою работу, получаешь опыт общения, устанавливаешь новые контакты и вливаешься в свою среду. Может быть вообще рекомендовать защиты проводить если не на стороне, то с обязательной реальной апробацией работы в нескольких близких по профилю авторитетных организациях.

— Вы следуете этим правилам?

— Не в полной мере. Я с полным основанием могу утверждать, что у нас квалифицированный и авторитетный совет. В этом году у нас был выброс, после летних каникул до Нового года в Совете было рассмотрено 14 кандидатских диссертаций, в том числе 10 из нашего Института. Мы устанавливаем завышенную по сравнению с нормами ВАК планку для диссертантов, а именно как правило, не менее трех работ в журналах входящих в мировые базы цитирования. Как правило, иногородние оппоненты и ведущие организации, где соискатели предварительно выступают со своими работами. Защита кандидатской диссертации идет до 3 часов и как минимум, 20 вопросов соискателю гарантировано. Да и перед защитой он должен пройти все родственные семинары в наших двух исследовательских университетах. Правда 14 человек за полгода — это действительно аномалия, надо мной мои коллеги из других институтов подшучивают, что у Вас Институт стал экономикой заниматься.

— Может быть, радоваться надо — ведь настоящих специалистов мало, все разные там менеджеры, финансисты и экономисты?!

— Мы и радуемся. Правда возникает другая проблема — трудоустройство этих талантливых ребят. Бюджет не позволяет. Одна надежда на гранты и заказы от промышленных партнеров. Перефразируя одну известную фразу, можно сказать: "У нашей науки единственный союзник — это реальное современное производство".

— Как директор какие крупные деяния Института Вы выделяете?

— В качестве примера приведу ряд научно-организационных результатов. В СССР проводились раз в 5 лет съезды по теоретической и прикладной механике. Для нашей науки это главный форум в стране. Съезды проводились в столичных городах: Москва, Киев, Ташкент, Алма-Ата. Последний съезд в СССР в Москве совпал с временем путча в 1991 году. Затем провал во времени. В 2000 году я спрашиваю наших авторитетов в Отделении: где съезд? Мне ответили, попробуйте организовать. Было непросто. Мы попробовали и организовали в 2001 году в Перми — восьмой или первый в России съезд механиков, собрав 1500 участников. А дальше съезды пошли своим чередом. Второе важнейшее для нас дело. Для нашей успешной работы нужен суперкомпьютер. До 90-х годов в нашем вычислительном центре числилось 50 человек, было две ЭВМ БЭСМ-6 и Эльбрус. После 90-х эти машины стали неконкурентоспособны и нерентабельны. В конце 90-х в Екатеринбурге в Институте математики и механики Уро РАН (ИММ УрО РАН) стал формироваться современный суперкомпьютерный центр. Следуя мировым трендам мы не стали делать аналогичный центр у себя, а выдвинули идею проекта ГИГА Урал. В рамках этого проекта мы организовали свою магистраль до Екатеринбурга со скоростью передачи информации 30 гигабит в секунду. Фактически суперкомпьютер в Екатеринбурге мы приблизили к себе и кроме того, получили возможность объединить свои вычислительные ресурсы с ресурсами ИММ УрО РАН. И конечно, еще один результат в 2011 году мы выиграли один из 16 по стране проектов CRDF и МО РФ на 1 млн долларов на создание научно-образовательного центра. Проект был совместно с университетом, но львиная доля участников была из Института. По тем временам это был выдающийся проект.

— Теперь много говорится во власти, что надо академическим институтам устанавливать контакты с университетами?

— Мы всегда работали вместе, дополняя друг друга. У нас совместные проекты, кафедры. В стенах Института есть аудитории где с магистрами проводятся занятия. Это крайне важно и полезно, да и магистрам это очень нравится. Во взаимоотношениях с университетами вижу один негатив. Погоня за рейтингами и показателями на уровне руководителей не способствует здоровым отношениям между вузами и академическими институтами.

— Итак, в Перми есть научный центр, в который входят четыре института. Центр достаточно известный, самостоятельный, занимается серьезными проблемами. К вам претензий нет. Вдруг объявляется реформа академической науки. Вам это принесло, приносит или будет приносить пользу?

— Мудрые китайцы желают только врагам жить во времена перемен. Перемены в нашей науке конечно нужны. Проблемы есть. Но очень не хотелось бы чтобы сработал известный принцип: "Хотелось, как лучше, а получилось как всегда". В нынешнем водовороте пока крайне сложно оценить потенциальную полезность реформ. Наша задача в Перми, провести наши корабли через нынешние шторма целыми, невредимыми, с помолодевшим и окрепшим экипажем, ну и приобретя по дороге различные трофеи. И потом, я уверен за наш Институт. Мне представляется, что если уж следовать мировым трендам, то нигде наука не концентрируется в столицах. Наука не любит суеты. А потому будущее Российской науки прирастать будет регионами. У нас уже есть примеры когда по ряду направлений региональные Институты занимают лидирующее положение, в том числе и наш Институт.

Только факты: "Сотрудники института проводят совместные исследования с Европейским космическим агентством, Мадридским политехническим институтом, Миланским университетом, Гиссенским университетом, Свободным Брюссельским университетом, Университетами Париж-6, Париж-7, Институтом исследования неравновесных явлений (Марсель, Франция), Институтом кристаллографии Фрайбургского университета(Германия), Отделом физики конденсированного состояния Центра ядерных исследований (Гренобль, Франция), Институтом химии конденсированного состояния вещества (Бордо, Франция), г. Грама (Франция) и рядом других зарубежных учреждений".

В одной из лабораторий мне показали уникальный прибор, созданный для Международной Космической Станции. Предполагалось, что с ним будут работать наши космонавты. Но почему-то прибор не был востребован Роскосмосом, и тут же на пороге Института появились специалисты из Бельгии, которые предложили вместе поработать на той же МКС…

— Вы — научный руководитель Пермского научного центра, директор Института. Чем гордитесь?

— Вообще горжусь многим. Но Вы меня спросили, как научного руководителя и бывшего председателя Пермского научного центра, директора Института механики сплошных сред. Поэтому я с полным основанием говорю о том, что горжусь нашими Институтами. Горжусь начиная с их внешнего вида и заканчивая результатами, следуя пословице: Встречают по одежке, провожают по уму. Здесь по-видимому, уместны примеры. Пусть коллеги из других Институтов Центра поймут меня правильно. Профессионально я имею больше прав говорить о нашем Институте. Всегда эффектны примеры имеющие отношение к природным явлениям. В рамках одной из проблем нашему Институту от зарубежных коллег были представлены данные наблюдений за несколько сотен лет о количестве пятен на Солнце и изменениях диаметра Солнца в одиннадцати летних циклах. Результаты обработки этих данных методами которыми владеют наши сотрудники, позволили установить новую качественную

закономерность в этих явлениях. Другая тема. В нашем Институте были выполнены исследования, позволяющие более глубоко понимать процессы зарождения тропических циклонов. Наши теоретики участвовали в морской экспедиции в зону тропиков с целью проведения экспериментов направленных на подтверждение теоретических результатов. В определенной мере эти исследования были основой для проведения совместно с ИКИ РАН международной конференции "Крупномасштабные структуры в атмосфере и океане". Пермь была закрытым городом и, после открытия города, это была первая для нас международная конференция. Она была на борту теплохода по трассе Пермь-Москва и имела большой резонанс в международных кругах. Наш Институт имеет приоритеты в исследованиях поведения жидкостей в невесомости. В рамках этих работ поставлены ряд экспериментов на борту российских и зарубежных космических аппаратов. Институт является одним из мировых лидеров в области магнитной гидродинамики. В рамках данного направления мы являемся партнером предприятий Росатома по работам связанным с применением жидкого натрия. Мы гордимся своим участием в работах ОАО "Авиадвигатель", связанных с созданием нового авиационного двигателя ПД-14 и дальнейшей линейки этих двигателей. Появились свежие направления связанные с созданием и применением SMART — материалов, междисциплинарных работ в области медицины. Одно из последних востребованных направлений — создание интеллектуальных систем мониторинга механического состояния различных инженерных конструкций и сооружений. Наш Институт даже расположен в символическом месте, в сосновом бору. В районе Института три улицы: академика С. П. Королева, профессора М. Н Дедюкина — первого ректора Политехнического института и профессора А. А. Поздеева — первого директора нашего Института. Вот такой символический союз вузовской, отраслевой и академической науки.

— Здесь же мечтали создать академгородок?

— Большая мечта не имеет границ. В определенной мере планы реализованы. Большая часть Политеха расположена здесь. Мы за последние 15 лет построили корпуса Института технической химии, блок общего назначения с одним из лучших в городе конференц залом, столовой и другими помещениями, жилой дом для сотрудников. В эти годы мы были в Академии одними из лидеров по строительству.

— У вас красиво — и внутри, и снаружи: лес прекрасный, ухоженный, фасады зданий отделаны плиткой, внутри — отделка великолепная… В таких условиях лучше наука делается?

— Наука — это творчество, оно продуктивней, когда условия работы хорошие. К нам приезжают гости из разных мест — столиц и Запада, говорят, что "у вас как в Европе". "А разве мы не Европа? — отвечаю, — Посмотрите на карту, от Перми до Азии еще ехать и ехать… Если идти с Востока, то первый город с миллионом жителей как раз Пермь…" Работать в хороших условиях приятно, это ведь аксиома… Очень люблю это место. Вечером выходишь — тихо, фонарики светят, снежок падает, воздух напоенный свежестью, — красота! У нас своя лыжная трасса — 5 километров. Поэтому практически у всех в шкафу лыжи стоят… Есть открытый теннисный корт и другие спортивные сооружения. Спорт у нас в почете. Во многом отношение к спорту было заложено А. А. Поздеевым. Александр Александрович был спортивным человеком. Бегал марафон, поднимался на "Семитысячники", боксом занимался. Как-то задирая меня сказал: обгонишь на лыжах, пост директора отдам тебе. Шутить, так шутить! Я основательно подготовился к Институтской спартакиаде и при раздельном старте показал лучший результат, чем у А. А. Поздеева. Он завелся и говорит: бежим снова. Но я интеллигентно отказался, так как при упорстве А. А. Поздеева я бы проиграл. Так вот мы и шутили.

— А на смену кто приходит?

— У нас все нормально. Когда говорят о молодых — а сейчас это модно! — то к нам это не относится. Такой проблемы в нашем Институте нет. Хорошие ребята есть. Я уже говорил о том, сколько диссертаций готово к защите — это показатель сам за себя говорит. Более того, у нас есть примеры когда ребята поработав за границей, возвращаются в Институт.

— Зарабатывают хорошо?

— У каждого свой показатель. Я когда бываю в других Институтах сначала обращаю внимание на линейку машин у Института. Наша линейка смотрится вполне респектабельно. Наша средняя зарплата уже давно в два раза превышает среднюю зарплату по региону. Жилье — это вечная проблема. Но на мой взгляд в нашем Институте она не критична.

— Но ведь везде пишут и говорят, что ученые чуть ли нахлебники у государства, что обеспечивать себя они не могут и так далее!?

— Если стране не нужна фундаментальная наука, если общество готово к тому, что через некоторое время будет некому объяснить содержание многих книг по математике, физике, химии, биологии и так далее, то тогда нас можно считать нахлебниками. И в этой части я считаю, что мы своими результатами, которые представлены в общемировую научную копилку, свой хлеб отрабатываем. Ну и кроме того, растет спрос предприятий на наши работы, что выражается в конкретных заказах.

— И все-таки каким видится вам будущее?

— Как директор я должен быть оптимистом. Таковым и стараюсь быть. Верю, что смутные времена преобразований пройдут. Есть идеи, планы, есть ученики. Более того, я уверен, что в нашем сосновом бору вдали от суеты будущее Института мы должны видеть только в светлых тонах.

Владимир ГУБАРЕВ, Правда.ру

Россия > Образование, наука > ras.ru, 17 апреля 2017 > № 2143139


Армения > Образование, наука. СМИ, ИТ. Экология > gazeta.ru, 17 апреля 2017 > № 2142780

Армения сдает свои памятники

Власти Армении сдают в аренду археологические памятники

Отдел «Наука»

Власти Армении наперекор ученым хотят сдать в аренду пещеру, где найдена древнейшая в мире обувь. Чиновники говорят о привлечении туристов в природные памятники, археологи — об опасности безвозвратной утраты культурных слоев.

Власти Армении решили сдать в аренду ряд пещер, являющихся историко-культурными памятниками. С инициативой выступило министерство культуры республики, которое утверждает, что делается это для привлечения туристов в страну.

Против резко выступили ученые, заявив, что передача объектов в частные руки может уничтожить памятники.

По условиям конкурса, хозяином пещер на пять лет может стать любой состоятельный человек — как гражданин Армении, так и иностранец, который предложит лучший туристический проект.

Сдать в аренду предлагается пять пещер. Пещера Магеллана протяженностью 1,7 км в Вайоцдзорской области является эндемичной средой обитания ряда краснокнижных животных, в том числе летучих мышей. Медвежья пещера находится в Вайоцдзорской области — она самая большая в стране, протяженностью 3,5 км. Пещера Мозров имеет гидротермальное происхождение, ее стены покрыты кристаллами кальцита, пещера Каменные Двери представляет собой памятник раннего и позднего Средневековья, которую до XX века заселяли люди, изолировавшиеся от общества.

Самой известной из предлагаемых в аренду является Птичья (Арени-1) в Вайоцдзорской области, которая стала известна всему миру 10 лет назад.

Пещера Арени-1 находится на юге Армении в известковых образованиях мелового периода в ущелье реки Арпа. Она была обнаружена еще в 80-х годах. В начале 2000-х годов в одной из галерей пещеры некий предприниматель построил кафе, удалив культурный слой без изучения.

Археологические работы совместной армяно-американо-ирландской экспедиции под руководством Бориса Гаспаряна из Института археологии и этнографии Национальной академии наук РА были начаты в ней в 2007 году, благодаря чему деятельность кафе навсегда была остановлена.

В первые же дни раскопок внутри пещеры были обнаружены культурные слои, содержащие материал, представляющий огромную ценность для археологии не только Армении, но и всего региона. Здесь были открыты непотревоженные слои с винодельческим комплексом 6000-летней давности и связанные с ним глинобитные структуры с остатками культовых человеческих жертвоприношений.

В следующем, 2008 году у входа в пещеру под полом жилища 3500 года до н.э. была обнаружена кожаная туфелька отличной сохранности — самая древняя сохранившаяся до наших дней человеческая обувь («Газета.Ru» подробно рассказывала об этой сенсационной находке).

В 2010 году после публикации о находке в журнале PLOS One о пещере Арени узнали во всем мире.

Сюда устремился поток туристов, однако сразу стало ясно, что хрупкие слои пещеры не в состоянии выдержать наплыва людей. Начал осыпаться винодельческий комплекс, состоящий из глиняной давильни и сосудов для брожения и хранения вина. Посещение пещеры стало ограниченным. На средства гранта, полученного от посольства США в Армении, учеными было построено ограждение, раскопки были временно приостановлены, и перед археологами встала задача законсервировать уже открытые слои медно-каменного века.

Сейчас борьбу за сохранение памятника ведет Борис Гаспарян, научный сотрудник Института археологии, который считает, что уникальную пещеру нельзя одновременно использовать и для туристических, и для научных целей. «Постановка вопроса — продавать право на использование пещеры — некорректна. Не бизнес должен руководить исследованиями и сохранением пещеры, а наука, — рассказал археолог «Газете.Ru». — Министерство говорит, что очень озабочено судьбой пещеры, думает о сохранении памятника, хотя за все эти годы ни копейки на нее не потратило. Арени — наше детище».

С ним согласен Павел Аветисян, директор Института археологии и этнографии. «Если в случае с остальными пещерами можно позволить доступ туристов, потому что там раскопки не велись, слои не открыты, то в Арени-1 это недопустимо. В пещере велись раскопки, здесь открытые слои, и пещера нуждается в продолжении серьезной научной работы. Туристы здесь могут рассматриваться лишь как небольшой фрагмент общей программы. А в ее нынешнем виде инициатива министерства скорее направлена на уничтожение памятника, — заявил Аветисян сайту News.am. — Это очень несерьезное решение. Это нонсенс.

Принимавшие его люди абсолютно не разбираются в вопросе и проявили наплевательское отношение к сохранению памятника».

Изначально в созданную министерством комиссию по сдаче пещеры в аренду входил сам Борис Гаспарян. Два года назад он предлагал использовать ее не как туристический объект, а как научный. Туризм являлся бы лишь небольшой частью проекта, приносящей средства для поддержания научной деятельности. Он предлагал создать при пещере небольшой музей, где были бы выставлены находки, и исследовательский центр, в котором бы проводилась их реставрация. Однако окончательный документ, представленный на днях министерством, сильно отличается от того, в создании которого ученые принимали участие.

Условия договора для всех пяти памятников примерно одинаковы: победитель конкурса должен позаботиться об инфраструктуре, заняться вопросами безопасности памятника, обеспечить комфорт туристам. В условиях по пещере Арени-1 нет упоминаний о продолжении научной деятельности. «В договоре есть пункт: кто возьмет пещеру, должен представить археологическую часть — как сохранить памятник от разрушения. Про раскопки ни слова. Получается, что археологи могут продолжать там работать.

Но как хозяин пещеры допустит туда археологов? Это будет противоречить его бизнесу», — говорит Гаспарян.

Замминистра культуры Армении Арев Самуэлян попыталась убедить корреспондента «Газеты.Ru», что сам Гаспарян в настоящее время поддерживает сдачу пещеры в аренду. «Вы не можете выиграть конкурс, если не представите нормальную программу, которую одобрят все члены комиссии. Государство оттуда уйти не может, так как пещеры находятся в списке памятников», — заявила замминистра.

Каким образом государство будет контролировать сохранность памятников и как будет исключаться конфликт интересов между учеными и бизнесменами, она уточнить отказалась, обещав прислать ответ по почте. В пресс-службе министерства отказались прокомментировать ситуацию.

«Почему-то министерство культуры, которое в первую очередь должно заботиться о сохранении культурных ценностей страны, одобряет строительство кафе и ресторанов на территории охраняемых историко-культурных музеев-заповедников, — считает археолог Диана Зардарян, нашедшая в Арени-1 древнюю обувь. — Похожий случай был три года назад в Гарни, где на территории языческого храма оно хотело строить кафе. Лишь благодаря недовольству общественности строительство было приостановлено».

Руководитель спелеологического центра Армении Самвел Шагинян считает, что для нормального использования памятников рядом должны быть созданы элементы инфраструктуры — туалеты, рестораны, гостиницы, — которые также станут источниками дохода, а полученные средства можно использовать для благоустройства и сохранения пещер.

Однако условия конкурса наводят его на мысль, что у некоего человека уже есть готовый план и он и станет победителем конкурса, а все специалисты, которые годами занимались исследованием и сохранением этих пещер, останутся вне игры.

По словам Шагиняна, пещеры находятся на многолюдных туристических маршрутах, поэтому строительство ресторанов и гостиниц может оказаться весьма прибыльным, «с учетом того, что земля достанется в аренду даром, благодаря конкурсу министерства культуры».

Армения > Образование, наука. СМИ, ИТ. Экология > gazeta.ru, 17 апреля 2017 > № 2142780


Россия. СЗФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 14 апреля 2017 > № 2141063

Реальная Интеграция академического института с университетами и ведущими предприятиями реального сектора экономики отмечена Золотыми медалями в Конкурсе Международной выставки-конгресса

С 14 по 16 марта в Санкт-Петербурге в рамках Петербургской технической ярмарки прошла Международная выставка-конгресс «Высокие технологии. Инновации. Инвестиции» (HI-TECH). Это одно их первых мероприятий России в области продвижения высоких технологий, инноваций и инвестиционных проектов в научно-технической сфере.

Конкурсная комиссия мероприятия высоко оценила две совместные разработки Федерального государственного бюджетного учреждения Института физики прочности и материаловедения Сибирского отделения Российской академии наук (ИФПМ СО РАН), присудив 2 золотые медали в номинации «Лучший инновационный проект и лучшая научно-техническая разработка года».

Одна из разработок из области медицины «Саморасширяющиеся периферические стенты с ионно-модифицированной поверхностью для восстановления просвета стенозированных периферических кровеносных сосудов» направлена на разработку технологии и организации импортозамещающего промышленного производства отечественных стентов для пациентов с атеросклерозом.

Как отметил научный руководитель проекта заместитель директора ИФПМ СО РАН по научной работе, доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник ТГУ, профессор Лотков Александр Иванович, – «Модификация поверхности стентов, разработанная учеными ИФПМ СО РАН, позволяет не только ускорить интеграцию вживляемых стентов в организм, но и удешевить их стоимость в 1,5 раза». Предклинические исследования in vivo на животных проводит участник проекта ФГБУ «Сибирский федеральный биомедицинский исследовательский центр имени академика Е.Н. Мешалкина» Минздрава России. Промышленным партнером проекта выступила компания ООО «Ангиолайн» (г. Новосибирск).

Вторая золотая медаль присуждена совместной разработке из области космического материаловедения «Наноспутник «Томск-ТПУ-120». Наноспутник – первый российский космический аппарат, созданный с использованием 3D-технологий и уникальных материалов. Низкая стоимость и быстрота производства делает наноспутники перспективным направлением развития космонавтики, позволяющим сочетать решение технологических и образовательных задач. Наноспутник «Томск-ТПУ-120» - результат успешных совместных исследований ИФПМ СО РАН и НИ ТПУ, в тесном и плодотворном сотрудничестве с ОАО «РКК «Энергия». Курирует работы по данному направлению заместитель директора по развитию Института физики высоких технологий ТПУ, заведующий лабораторией ИФПМ СО РАН Евгений Колубаев.

В данное время спутник «Томск-ТПУ-120» находится на Международной космической станции и будет запущен во время очередного выхода космонавтов в открытый космос. Запуск спутника планируется в рамках программы космического эксперимента «Радиоскаф».

Россия. СЗФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 14 апреля 2017 > № 2141063


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 14 апреля 2017 > № 2141062

В ФАНО России подвели итоги работы КПНИ по новым материалам за 2016 год

В Федеральном агентстве научных организаций под председательством первого заместителя руководителя Алексея Медведева прошло второе заседание Межведомственного Совета (МВС) по вопросам, связанным с реализацией комплексного плана научных исследований «Перспективные материалы с многоуровневой иерархической структурой для новых технологий и надежных конструкций» (КПНИ).

Организацией-инициатором данного КПНИ является Институт физики прочности и материаловедения СО РАН (ИФПМ СО РАН) из г. Томска. Координирует работу в рамках данного КПНИ директор ИФПМ СО РАН, член-корреспондент РАН Сергей Псахье. Необходимо подчеркнуть, что на основании опыта реализации данного пилотного КПНИ в ФАНО России были разработаны методические рекомендации по порядку формирования программного управления научными исследованиями.

Помимо специалистов ФАНО России и ученых академических институтов в совещании приняли участие представители ГК «Роскосмос», ГК «Росатом», ОАО «Межведомственный аналитический центр», Фонда содействия инновациям, АО «Инновационный медико-технологический центр», Национального исследовательского Томского политехнического университета, Технологических платформ «Легкие и надежные конструкции» и «Медицина будущего».

На заседании были рассмотрены и одобрены итоги работы в рамках КПНИ организаций-участников за 2016 год. Среди них следует отметить 25 полученных российских и 2 международных патентов. Число публикаций, индексируемых в Web of Science, на 1 исследователя составило 1,37. Доля молодых ученых, принимавших участие в исследованиях, составила 40%, а доля привлеченного финансирования – 30%. По тематике КПНИ было проведено 8 конференций и семинаров, 6 из которых имели статус международных мероприятий.

В течение 2016 года в рамках КПНИ была обоснована новая тематика фундаментальных исследований «Физическая механика мягкой материи: нано- и биомедицинские приложения», которая направлена на развитие научного направления «soft matter science».

В рамках реализации КПНИ в 2016 году было создано два межведомственных сетевых центра исследований и разработок в области «soft matter sciece».

Соглашение о создании центра «3D имплантат» подписали ИФПМ СО РАН, Томский НИМЦ, ННИИТО им. Я.Л. Цивьяна Минздрава России, НИ ТГУ, НИ ТПУ, Инновационный медико-технологический центр «Медицинский технопарк». Основной целью деятельности этого Центра является создание и внедрение в медицинскую практику новых изделий, материалов и технологий для замещающей хирургии костного скелета лица, замещения дефектов костной ткани черепной и челюстно-лицевой области, создания индивидуальных имплантатов, изготовленных методами 3D-технологий.

В 2016 году в КПНИ начата пилотная работа по созданию Межведомственного проектного офиса (МПО) «Перспективные материалы, технологии и конструкции» ФАНО России и госкорпорации «Роскосмос». В рамках этой деятельности формируются три крупных проекта, связанных с проведением экспериментов на Российском Сегменте Международной Космической Станции (РС МКС). Третий вопрос повестки дня заседания МВС был связан с обсуждением работ МПО по направлению «Установки уровня Мегасайенс».

По итогам выступлений участников заседания была одобрена программа работ в рамках направления «soft matter science», связанная с расширением возможностей отечественного лазерного микроскопа МИМ-340 для исследования биологических объектов.

В заключение второго заседания МВС были утверждены план основных мероприятий и план работы участников в рамках КПНИ на 2017 год.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 14 апреля 2017 > № 2141062


Россия. ЦФО > Агропром. Образование, наука > agronews.ru, 13 апреля 2017 > № 2138937

В Сергиевом Посаде открылась Всероссийская олимпиада по ветеринарии.

Торжественное открытие заключительного этапа Всероссийской олимпиады по ветеринарии и зоотехнии прошло во Дворце культуры им. Ю. Гагарина. Соревноваться в мастерстве в Сергиев Посад приехали лучшие студенты из 33 регионов страны.

Участников приветствовал глава района Михаил Токарев.

«Для нас большая честь, что заключительный этап Всероссийской олимпиады проходит в Сергиевом Посаде. Это ещё раз подчеркивает, что такая отрасль, как сельское хозяйство, очень актуальна и важна для нашего района. В прошлом году мы ввели в оборот 4 тысячи га неиспользуемых сельхозземель. Наши предприятия агропромышленного комплекса получили государственную поддержку в размере 210 миллионов рублей. В этом году планируем, что ещё три предприятия построят большие животноводческие комплексы. Кто бы что ни говорил, а сельское хозяйство динамично развивается в стране и в нашем районе», — сказал глава района.

Как сообщает Единая пресс-служба администрации, Московскую область на олимпиаде представляет студентка Сергиево-Посадского аграрного колледжа Анастасия Аленбаторова. На базе этого учебного заведения в течение двух дней будут проводиться соревнования. Участникам предстоит пройти два тура – теоретический и практический. Кроме того, для представителей регионов будут организованы экскурсии и мастер-классы на предприятия Сергиево-Посадского района, которые используются в учебном процессе аграрного колледжа.

Оценивать ребят будет профессиональное жюри, куда вошли академики РАН Фёдор Василевич, Яков Ройтер, Иван Дунин, Юрий Барсуков, а также координатор Всероссийской олимпиады Светлана Прохорова. Экспертный состав представляют сотрудники Главного управления ветеринарии Московской области, представители ведущих образовательных организаций отраслевого высшего образования, ведущие научные сотрудники научно-исследовательских институтов и специалисты аграрных предприятий Московской области и Сергиево-Посадского района.

Россия. ЦФО > Агропром. Образование, наука > agronews.ru, 13 апреля 2017 > № 2138937


Россия > Образование, наука > ras.ru, 11 апреля 2017 > № 2137633

Надежна ли основа? Нехватка инвестиций угрожает выполнению майских указов президента

Расширенное заседание коллегии Минобрнауки РФ, посвященное подведению итогов деятельности ведомства за 2016 год и обсуждению задач на 2017-й, открылось выступлениями двух вице-премьеров - Аркадия Дворковича и Ольги Голодец. Первый главным событием в научной политике в прошлом году назвал утверждение новой Стратегии научно-технологического развития РФ, подписанной президентом. “Фундаментальная наука должна дать ответы на вызовы, обозначенные в Стратегии, причем эти ответы должны иметь междисциплинарный характер, - сообщил А.Дворкович. - Мы должны сфокусироваться на обеспечении именно такого подхода - в рамках тех инструментов, которые есть у министерства”.

Одну из задач на будущее вице-премьер обозначил как преодоление разобщения между фундаментальной и отраслевой наукой. Этот процесс, по его словам, уже идет, и необходимо его продолжать. А.Дворкович отметил, что коллеги из Минздрава начали формирование научных коллективов для решения конкретных задач и добились первых успехов. В Минсельхозе программа научных исследований в целом сформирована, приоритеты определены. “Надеюсь, что вы вместе с Минсельхозом и ФАНО обеспечите реализацию этой работы”, - закончил вице-премьер свое выступление и извинился за то, что ему надо срочно уехать.

Ольга Голодец строго напомнила участникам заседания, что в 2017 году истекает время исполнения майских указов президента. “И мы должны приложить все усилия, чтобы эти указы были исполнены точно, в срок и безукоризненно!” - заявила она. Вторая задача, по ее словам, - достижение необходимого качества образования, которое должно следовать непосредственно за повышением заработной платы. Вице-премьер поблагодарила Минобрнауки и Рособрнадзор за “честный ЕГЭ”, отметив, что “доверие к его результатам стало нормой нашей жизни”. Перечислила достижения прошедшего года: успехи наших школьников на международных олимпиадах, а студентов колледжей - на чемпионатах WorldSkills.

Попадание российских вузов - участников Проекта 5-100 в первую сотню и в топ-500 международных рейтингов, считает О.Голодец, говорит о большом потенциале российских учебных заведений. “В оценке каждого вуза должны быть приняты те же самые критерии, которые принимает сегодня вся мировая научно-образовательная общественность по отношению к университетам”, - заявила вице-премьер и призвала всех ректоров “двигаться с большей интенсивностью”, выбрать свою линейку вузов и в этой линейке быть лидерами.

По традиции основной доклад на заседании итоговой коллегии представила министр образования и науки. Говоря о развитии профессионального образования, она привела многие цифры и факты: в среднем профобразовании утверждены новые образовательные стандарты по 16 профессиям, 28 специальностям, разработанные в соответствии со списком 50 наиболее востребованных на рынке труда новых перспективных профессий. В семи регионах созданы межрегиональные центры компетенций. Поддерживается доступность высшего образования - в этом году из 100 выпускников школ 57 поступят на бюджетные места вузов. При формировании контрольных цифр приема учитывается наблюдаемый в последние три года рост потребности в выпускниках естественнонаучных, инженерно-технических, педагогических и медицинских направлений подготовки. В 2016 году на инженерные направления было дано 46,7% бюджетных мест, на педагогическое направление - 9,2%, на медицинское - 8,4%. На 2017-2018 годы эти цифры практически остались без изменения. “Свыше 80% выпускников вузов, завершающих образование по медицинским направлениям, а также по всем направлениям, связанным с техникой и технологиями, находят себе работу”, - отметила министр.

Она рассказала о двух новых проектах, которыми сейчас занимается Минобрнауки. Первый направлен на совершенствование целевого договора между заказчиком, вузом и абитуриентом: он будет предусматривать обязательную трехлетнюю работу выпускника, выплату неустойки в случае неисполнения договора и взятие заказчиком на себя исполнения социальных обязательств перед студентом в период обу-чения. Поставлена также задача в ближайшее время доработать нормативно-правовую базу аспирантуры, включая разработку стандартов и программ как для исследовательской, так и для прикладной аспирантуры.

“Большой победой для нас всех” О.Васильева назвала рост количества молодых ученых. Сегодня 43% исследователей в России - в возрасте до 39 лет. “Еще пять лет назад о такой цифре нельзя было и мечтать!” - заметила министр.

Впервые за пять лет индексирован рост внутренних затрат на исследования и разработки - до 1,13% ВВП. Инвестиции в науку на сегодняшний день насчитывают 915 млрд рублей - на 67 млрд рублей больше, чем в прошлом году. “Важно, что основной рост инвестиций - из реальной экономики, наука становится все больше ею востребована”, - подчеркнула О.Васильева.

Заметив, что министерство всегда уделяло и уделяет большое внимание конструктивному взаимодействию с РАН, министр сообщила, что доля конкурсного финансирования вузов превысила 80% (остальное - госзадание). Это практически вдвое больше, чем в академических институтах.

“Мы видим позитивное развитие кадрового потенциала, помноженное на растущие инвестиции, это и будет основой для устойчивого роста результативности нашей науки”, - сделала вывод докладчица.

Министр сообщила, что один из майских указов почти выполнен: доля публикаций российских исследователей в Web of Science должна достичь 2,44%. В 2016 году, по предварительным данным, эта цифра составила 2,41%. Количество результатов, ориентированных на промышленное применение, за последние три года выросло более чем в два раза, но этого мало: к сожалению, пока не отмечается роста национального и зарубежного патентования. “Это задача ближайшего года”, - подчеркнула О.Васильева.

В целом вопросы, связанные с образованием, на заседании явно перевешивали. Среди докладчиков не было никого ни из РАН, ни из ФАНО. Председатель Комитета Государственной Думы по образованию и науке Вячеслав Никонов, рассказывая о законодательных планах комитета на год, неожиданно признался: “В Государственной Думе считают, что должен быть государственный доклад не только о развитии образования в стране, но и о развитии науки. В Думе есть понимание того, что происходит в сфере образования, и нет понимания того, что происходит в сфере науки. Думаю, не только у нас!”

Он же затронул и бюджетный вопрос: “Есть очень большие опасения, что многие важные поручения, в том числе и поручения президента, при меньшем объеме финансирования выполнены не будут”. В пример привел решение одной из важнейших задач - строительство новых школ и реконструкция старых. Паспорт программы на 2016-2020 годы предусматривает выделение на эти цели из федерального бюджета 850 млрд рублей. “С такими темпами финансирования, как сейчас, мы будем решать эту проблему в течение 80 лет”, - заметил депутат. Что же касается науки, то доля ВВП, выделяемая на науку, согласно тому же майскому указу президента, еще в 2015 году должна была составить 1,77%. А в реальности составила 1,13%. “Нам с министерством необходимо предпринимать серьезные скоординированные усилия, - сделал вывод В.Никонов. - Мы должны решить поставленные задачи не только для того, чтобы выполнить указы президента, что само по себе необходимо, но и для того, чтобы обеспечить высокий уровень образования и науки”.

Работа министерства, как обычно, была признана удовлетворительной.

Поиск, Наталия БУЛГАКОВА

Россия > Образование, наука > ras.ru, 11 апреля 2017 > № 2137633


Россия. ЦФО > Образование, наука > ras.ru, 11 апреля 2017 > № 2137625

Олимпийский факел МГУ. Слава ученых МГУ растет день ото дня

Слава ученых МГУ растет день ото дня. Она не только заполнила аудитории самого университета, но и добралась до коридоров Кремля. Именно оттуда пришло поручение разобраться досконально с явлением, которое именуется «допинг» и которое в последнее время принесло так много неприятностей всем россиянам. Ведь среди нас нет людей, равнодушных к спорту.

Декан факультета фундаментальной медицины МГУ академик Всеволод Арсеньевич Ткачук

сразу же уточнил:

— Это поручение президента относится к университету в целом. Мне кажется, в нем отражено доверие не только к техническим возможностям МГУ, но и к его интеллектуальному и творческому потенциалу.

— Всеволод Арсеньевич, но все-таки ответственность легла и на ваш факультет.

— В МГУ более 40 тыс. сотрудников. Есть все возможности, чтобы решить проблему допинга. Точно так же как и в ведущих западных университетах, где ею занимаются. В общем, нужна мощная научная корпорация, так как допинг — это многофакторная система. Речь идет не только о выявлении чужеродных веществ в крови, моче или других жидкостях, находящихся в организме, но и об изменении эндогенных элементов. Надо выявлять причины изменения в организме уровня гормонов, нейромедиаторов и других веществ. И необходимо определять не только метаболиты, но и состояние генома спортсмена. Проблемы наисложнейшие, требующие глубокого аналитического анализа и самой современной аппаратуры. Всем этим университет располагает.

— Но проблема достаточно узкая. Ведь речь идет о биохимии, то есть о вас...

— Да, допинг — это прежде всего молекулы.

— Вы должны не только определять, есть ли чужеродные молекулы, но и прогнозировать их появление?

— Совершенно верно. В частности, это задача и моя, так как я заведую кафедрой биохимии и молекулярной медицины. Она охватывает всю проблему.

сложную и ответственную, а потому мне это очень интересно. Не сомневаюсь, что многих молодых людей она также увлечет. Как профессиональный биохимик. окончивший биологический факультет МГУ, могу судить о нашей науке объективно. В течение 35 лет я возглавлял отдел биохимии в Российском кардиологическом научно-производственном комплексе под руководством Е.И. Чазова. Меня рекомендовал мой учитель академик С.Е. Северин. Я сконцентрировался тогда на медицинских проблемах, так как биохимия должна служить медицине.

— Но ведь и в МГУ этим занимаются.

— На биофаке есть кафедра биохимии. Ею заведует мой друг Н.Б. Гусев. На медицинском факультете биохимия другая, она должна быть связана со здоровьем человека, с выяснением причин разных заболеваний и путей их излечивания. Здесь учатся врачи. именно их мы готовим. Если на биофак приходят. чтобы стать биохимиками, то к нам идут, чтобы стать врачами. Кстати, заинтересовать их биохимией очень непросто, потому что там много других привлекательных предметов. Они обратят внимание на биохимию, если увидят, что это живое, интересное дело. И проблемы с допингом, конечно же. обращают на себя внимание, так как актуальны.

— Вы не боитесь оказаться в центре внимания всех мировых спортивных акул— от чиновников до медиков?

— Нет. и вот почему. Наш факультет не будет проводить измерения каких-то веществ в моче и крови. Я не считаю, что университет должен заниматься техническим обслуживанием тех или иных групп людей. Мы должны идти впереди, разрабатывать идеологию, методологию тех рисков допинга. которые могут возникнуть через 10-20 лет. Мы должны предсказать, предусмотреть методы контроля. Это во-первых. Во-вторых, скажу сразу: я не сторонник профессионального спорта.

— Почему?

— Он не свидетельствует о здоровье нации. Это эксплуатация подчас одного органа, поэтому «профессионализм» часто плохо кончается. Нужна физкультура. А профессиональный спорт — на грани надрыва, поломки прекрасной машины, которая называется организмом человека. Это моя позиция. Тем не менее профессиональный спорт дает ученым прекрасную возможность изучать, как экстремальные физические и психические нагрузки влияют на человека, как организм восстанавливается после них. Такие исследования надо проводить именно в университете, потому что в других медицинских учреждениях занимаются болезнями. Мы же изучаем здоровье человека. Профессиональный спорт— это прекрасная модель для ученого, так как организм достигает предельного состояния, а затем восстанавливается.

— Причем эксперимент проводится добровольно!

— Именно так. Медицина занимается болезнями, а понятие «здоровый человек» так и не определено до нынешнего дня. Нужно создавать «здоровьесберегающую медицину».

— Термин трудноусвояемый...

— Пока не удается подобрать более простой и отражающий суть этих идей. А из здоровых людей нужно выявлять самых здоровых. И в этом, кстати, очень помог космос.

— Вы ученик С.Е. Северина. Мне доводилось встречаться с ним. Он очень увлекался космической биологией и медициной. А вы?

— Я встречаюсь и дружу со многими космонавтами. Теперь в МГУ открывается новый факультет — космический. В этом кабинете недавно побывал профессор В.А. Соловьев, его научный руководитель.

— Тот самый Владимир Соловьев, прославленный космонавт и один из руководителей «Энергии»?

— Да, он профессор МГУ. Мне было приятно, что первым местом, куда он пришел, оказался наш факультет. Он сказал, что создание нового факультета надо начинать отсюда. Советовался, какие именно направления по космической биологии и медицине надо развивать. Отбором космонавтов — а дело это очень непростое, ведь из здоровых летчиков для первых полетов надо было выбрать самых здоровых— занимался Институт медико-биологических проблем. Директором многие годы был академик О.Г. Газенко. потом директором стал академик А.И. Григорьев, вице-президент РАН и заведующий кафедрой экстремальной и экологической медицины. О.И. Орлов, нынешний директор института, работает на этой кафедре. Так что у нас есть космическая преемственность и традиции сохраняются.

— В стране, особенно в столице, множество крупных медицинских центров, в которых можно решить практически любую проблему, связанную со здоровьем человека. Почему потребовался ваш факультет?

— Это великое дело, осуществленное ректором. В.А. Садовничий создал около 30 факультетов, но он всегда подчеркивает, что одно из самых правильных решений за 25 лет его ректорства— основание факультета фундаментальной медицины. Это произошло в первый месяц после его избрания. Виктор Антонович пригласил меня на беседу и сказал: «Если удастся воссоздать медицинский факультет, то я не зря стал ректором». А потом добавил, что во всех университетах мира вокруг медицинского факультета объединяются физики, химики, биологи, гуманитарии.

— Да и становление самого Виктора Антоновича как крупного ученого шло через медицину. Именно он принимал самое активное участие в победе над невесомостью...

— Он понимает важность медицины для развития всей науки — от математики и физики и до гуманитарных направлений. Но медицины особенной...

— Что вы имеете в виду?

— Студентов нашего факультета учат восемь факультетов МГУ. Причем как учат! На физическом факультете МГУ лекции читают академики и профессора. развивающие эту науку, то есть создатели физики, а не пересказывающие учебники. На химическом факультете пять кафедр, и на каждой профессионалы самого высокого уровня. И везде практика. Студенты работают в лабораториях, решают конкретные проблемы. На биофаке семь кафедр, а не одна, как в обычных медицинских вузах. Это первая особенность. И второе: у нас всего 50 студентов на курсе. Официально МГУ разрешено — на четырех студентов один преподаватель, а в других медицинских вузах один преподаватель на 20 студентов. Это привилегия МГУ. То есть мы готовим своих специалистов так, как считаем нужным, и используем свои стандарты. Во всем мире самое дорогостоящее образование— медицинское. Оно индивидуальное. Это школа-студия, творческая мастерская. Врача надо готовить так же. как в консерватории скрипачей и пианистов. И у нас так получается! Каждого студента мы знаем не только по фамилии, но и по имени и отчеству. Нам известны способности каждого, а потому

мы можем помочь выбрать каждому свое направление, которых в медицине множество.

— Но вы готовите из них и исследователей?

— Конечно. В современной медицине всего около 20% болезней изучено досконально. Известны причины возникновения заболевания и возможности излечивания.

— А остальные 80%?

— Требуют изучения. Но для этого надо понимать физические основы жизни, разбираться в химии, знать биологические процессы, философски мыслить. Наши студенты не только слушают лекции, ведут лабораторные работы, но и уже с третьего курса занимаются научными исследованиями. На четвертом курсе они делают доклады, пишут исследовательские

отчеты. На пятом — уже серьезные исследования, а на шестом — дипломная работа, которая приравнивается к диссертации.

— Следовательно, «академический врач», то есть ваш выпускник, — это специалист, склонный к науке и идущий впереди выпускников медицинских вузов?

—Да, это так. Прогресс в науке и искусстве обеспечивают единицы. Сошлюсь на Л.Д. Ландау. Он читал лекции студентам-физикам. Говорил так: «Вас в аудитории 300 человек. 299 зря поступили на физический факультет, так как ничего из вас не выйдет. Зря государство на вас тратит деньги. Но один из вас оправдает все эти расходы. Я читаю лекцию этому одному. Я не знаю, кто это. И вы не знаете. Если вы не понимаете, о чем я говорю, не горюйте — он понимает». Каждый студент хотел быть тем самым «одним». Этот принцип Ландау в определенной степени используем мы. В 1990-х гг., когда мы начинали, на нас обрушились чиновники, мол, мы готовим специалистов для Запада. Но оказалось, что это не так. Подавляющее большинство наших выпускников остаются здесь, они нарасхват. Они работают в лучших медицинских центрах страны.

— Почему вы стали заниматься медициной? Насколько я знаю, отец ваш преподавал литературу, а он для вас был безусловным авторитетом.

— Маме не дали доучиться, она так и осталась фельдшером. Ее послали в маленькую деревушку — после войны не хватало специалистов. Она мечтала, чтобы я стал врачом. Ноя попал в то время, когда наука была необычайна престижна. Наши успехи в космосе, физике, биологии во многом определили мой выбор. Я решил, что окончу МГУ, стану ученым, а потом уже врачом. Но случилось обычное: по окончании вуза женишься, потом рождаются дети, и уже жизнь не позволила стать врачом...

— Из провинциального Бийска— и сразу в МГУ. В середине 1960-х гг. конкурс был очень большим?

— Я был круглым отличником. Конкурс был тяжелым: пять письменных экзаменов. Конечно, чудо, что поступил. Однако в советские времена можно было из любой глубинки поступить в МГУ. Я ведь учился в деревне, где мой отец был учителем. А Садовничий? Он два года работал шахтером. а потом поступил на мехмат. Я учился в среде очень развитых людей, которые приехали в Москву со всего Советского Союза. Часто приезжали родители. С корзинами, с мешком картошки, с вязанками лука... Подкармливали нас в общежитии.

— А сейчас?

— У нас половина студентов москвичи, а остальные со всей России. Чтобы поступить к нам, нужен средний балл 95. По ЕГЭ 100 баллов получают всего несколько сотен человек в стране. Из пяти предметов иметь 95 баллов — это должны быть очень сильные ребята. Мне кажется, сейчас у нас сохраняется правильный прием студентов. Подбирается ровная группа, а планка очень высокая. Студенты знают: экзамен для всех одинаков, никаких послаблений, условия равные. Это очень важно. Сразу видны способности каждого. Что греха таить, мне случается рекомендовать перевести в другой вуз того или иного отстающего студента, чтобы не сорвать его нервную систему. Когда студенты сильные, естественно, педагог поднимает планку преподавания — и некоторым это уже не по силам. А в обычном вузе наш студент будет в лидерах, это проверено неоднократно.

— И вы это говорите всем?

— Всем, кто начинает отставать. Бывали среди них и дети чиновников, занимающих очень высокие посты в государстве, и дети моих друзей-ака- демиков.

— Вольно или невольно вы ставите своих выпускников в особое положение?

— С этим мы как раз боремся. Никаких поблажек: наш врач должен вести прием пациентов, работать наравне со своими коллегами. Да. наши выпускники должны быть врачами, знающими биохимию, физику, химию, но повторю: прежде всего врачами. И если уж защищают диссертацию, то она должна быть медицинской.

— В чем же отличие?

— Он не пропустит уникальный случай, выявит нестандартность заболевания. И он начнет искать новую диагностику, новый метод лечения. Для этого у него хватит знаний, так как он получил университетское образование.

— С самого начала вы хотели создать именно такой факультет?

— Мне повезло в жизни: я всегда работал с очень умными людьми. Отец мой был очень талантливым человеком. Я уже упоминал С.Е. Северина

и Е.И. Чазова. Мы часто беседовали с Евгением Ивановичем. Он мечтал собрать ученых в экспериментальном институте— физиков, химиков, биологов, а в клиническом — врачей. И думал, что если ученые и врачи будут ходить на одни и те же ученые советы, в одну и ту же столовую, бухгалтерию, они проникнутся проблемами друг друга и начнут сотрудничать. К сожалению, его надежды не оправдались, так как экспериментаторы увлечены своими делами, а врачи— своими. Оказывается, подобные идеи можно реализовать не на ученом совете, а в одной голове. Знание организма, которое есть у врача, и понимание механизма физико-химических взаимодействий в нем, которое есть у ученого, должны быть у одного человека. Именно поэтому врача готовят в университетах. Причем не на конвейере, а сугубо индивидуально. В самых знаменитых университетах Америки на курсе 100-120 студентов-медиков. Аунас в медицинских вузах на курсе среднее количество студентов — 450, а в некоторых— по 2-3 тыс. Нужны колоссальные ресурсы для подготовки такой массы специалистов, да и база для практики огромная. Все это сделать на нужном уровне просто невозможно.

— Ваши достижения в науке связаны с человеческим сердцем, не так ли?

— Да. Мне трудно оценивать свою работу, пусть это делают другие. Отмечу лишь одно: так уж устроена фундаментальная наука, что о ее результатах подчас можно говорить лишь через десятилетия. Или об ученом забывают, или уже потомки по достоинству оценивают его деяния. Е.И. Чазов позвал к себе нашу лабораторию, потому что мы первыми начали заниматься так называемой персонализированной медициной. Я интересовался рецепторами — это молекулы, которые узнают гормоны, факторы роста и т.д. И большинство лекарств действуют через них. Оказалось, что мы различаемся не только по количеству гормонов или каких-то других молекул, но и по чувствительности рецептора. Память, характер, острота зрения и другие особенности организма связаны с рецепторами. Оказалось, что можно прогнозировать, какая доза лекарства подходит человеку, какие лекарства годятся для него, а какие бесполезны или даже вредны. Такие работы мы проводили в кардиоцентре. Но мы вели также и другие исследования. И ведем сейчас.

— Теперь мне понятно, почему МГУ, его ректору, факультету фундаментальной медицины и вам доверено столь сложное дело, как борьба за чистоту отечественного спорта...

— Речь сейчас идет не только о допинге, а прежде всего об уровне отечественной медицины, авторитете ее представителей в стране и мире.

— Справитесь?

— Будем стремиться. Нельзя не справиться.

— Не могу не спросить, каким вам представляется будущее медицины. Вы сразу поняли, что в человеческом организме есть определенный барьер, перешагнув который, можно создавать новые органы и заменять отслужившие свой век?

— Наука развивается непредсказуемо. Что меня удивило? Стали появляться неожиданные для меня данные. Например, пересадка сердца. Оказывается, когда мужчине трансплантируют сердце от донора-женщины, то спустя годы, месяцы женские клетки в нем заменяются на мужские, о чем свидетельствуют игрек-хромосомы, причем обновление клеток сердца и сосудов очень значительно— до десятков процентов. Оказалось, что мы обновляемся фантастически быстро. В день у нас умирает килограмм клеток. И столько же, естественно, образуется. За свою жизнь мы производим десятки тонн клеток. Объяснить этот феномен обычным делением дифференцированных клеток невозможно, здесь что-то другое. Потом — как идет замена клеток женских донорских на мужские?

— Это «другое» и начали искать?

— Конечно. Оказывается, есть стволовые клетки, которые специально нужны для обновления. И это открытие сделал русский ученый. В 1908 г. генерал Санкт-Петербургской военно-медицинской академии, профессор кафедры гистологии А.А. Максимов открыл гематопоэтические клетки, из которых образуются все остальные клетки крови. Понадобилось 100 лет, чтобы стало понятно— это величайшее открытие. За жизнь у человека 3 т клеток крови образуются из гематопоэтической клетки, сидящей в костном мозге.

Оказалось, что и другие ткани нашего организма— и соматические, наружные, и висцеральные, внутренние, — тоже имеют стволовые клетки, которые участвуют в обновлении органов и тканей. Это обновление идет двумя путями.

Во-первых, есть программа обновления. Некоторые клетки обновляются каждые две недели. Те же лимфоциты или слизистая кишечника, дыхательных путей или пищеварительного тракта. Некоторые клетки обновляются раз в год, а некоторые вовсе не обновляются, например нервные клетки. Когда человек болеет или стареет, уменьшается количество стволовых клеток. Значит, возможен другой механизм лечения человека. Надо просто повышать. восстанавливать потенциал стволовых клеток, обновляющих наш организм. Их можно взять у пациента, приумножить числом в сотни, в тысячи раз и вернуть в нужный орган. Можно и органы выращивать. Ведь доноров для трансплантации никогда не будет хватать, а люди живут все дольше и дольше, а потому появляется все больше пациентов, которым нужно пересаживать сердца, почки, печень, легкие. Так что рано или поздно ученые начнут выращивать эти органы вне организма.

Второй путь. Недавно было сделано одно потрясающее открытие. Выяснилось, что идет перепрограммирование многих клеток нашего организма. Оказалось, что из клеток, например, кожи можно вырастить нейроны, кардиомиоциты, легочные клетки, сперматозоиды, яйцеклетки. Можно выращивать целые организмы из любой клетки нашего тела. Запрещено клонировать людей, но прекрасно стали клонировать животных. И как пройти мимо этого?

— «Ремонт организма», «запасные части человека» — звучит фантастично...

— Конечно. Для продления жизни нужно по- настоящему разобраться, как включаются программы гибели клеток. По разным причинам в разных тканях разные факторы вызывают гибель клеток. Как это происходит? Как идет обновление? Как организм узнает погибшую клетку и как из стволовой образует новую — с определенными морфологией и функцией? Как она вступает в те же контакты с соседями? Как она без всякого сбоя продолжает функционировать? Можно сравнить с машиной, которая едет на большой скорости. а мы в ней на ходу меняем карданный вал, шестеренки, подшипники... Такое направление в науке появилось в конце XX в.

Большую роль в появлении Института регенеративной медицины сыграл В.А. Садовничий. Наш ректор обладает прекрасным качеством — видеть и предугадывать будущее, к тому же очень любит медицину. Медицинский центр как клиническую базу нашего факультета начали создавать в 2005 г. Нас поддержал бывший мэр Москвы Ю.М. Лужков. Идею такого центра высказал великий хирург Майкл Дебейки. Он много раз прилетал из США в Москву и каждый раз говорил о том, что надо восстановить медицинское образование в МГУ.

Мы стали строить больницу. Вместе с ректором каждую субботу ходили сюда в сапогах и телогрейках. Обсуждали, что эта клиника не может быть рядовой больницей. Московскому университету такое не пристало. На каком-то этапе я рассказал Виктору Антоновичу, что клинике нужна база регенеративной медицины. Для этого надо было остановить стройку на полтора года, потому что потребовался новый проект. И Садовничий стройку остановил, Лужкова убедили, что необходимо все перепроектировать. Сделали самое чистое помещение в Москве, а может и в России.

— Так называемую чистую комнату?

— Да. 400 м. Класс чистоты самый высокий, выше, чем в хирургических, чем в обычных «чистых комнатах». Особенность в том, что генные и клеточные препараты нельзя стерилизовать, их надо производить в абсолютно чистых условиях. И оборудование соответствующее необходимо, и специалисты нужны. В эту лабораторию, которая теперь называется институтом, пришли работать выпускники нашего факультета. Это 30-летние молодые люди, которые прошли хорошую подготовку, стали кандидатами медицинских наук, все имеют право врачевания, терапевты, кардиологи. Но при этом они занимаются клеточными и генными технологиями.

— Особая квалификация?

— Судите сами. Они стали кардиологами или терапевтами, для этого после шести лет обучения надо было еще два-три года учиться. Потом они пошли в аспирантуру или по биохимии, или по клеточной биологии. Ауж потом пришли в этот институт. Последние 15 лет мы работали в этой области. Государство выделяло деньги, мы вели исследования. И сейчас ведется испытание трех препаратов — двух ангиогенных в кардиоцентре Е.И. Чазова и одного препарата по реиннервации пальцев или кистей. Завершено создание еще трех препаратов. Они проходят предклинические испытания. Мы пока не лечили с помощью стволовых клеток, так как не было соответствующего закона. Теперь Госдума его приняла, президент подписал, так что с января он уже действует.

— Можно лечить стволовыми клетками?

— По тому закону, который сейчас принят в нашей стране, предусматривается, что эти клетки должны пройти предклинические и клинические испытания. Это делается для того, чтобы не навредить человеку. Это правильное решение. Многие врачи со мной не согласны, говорят, что без закона было бы лучше. Но это ошибочная позиция. Клеточные технологии— это оружие большого калибра, оно может иметь и нежелательные последствия. У нас пока нет сведений об отдаленных эффектах. Поэтому нужно быть очень осторожными.

— Всеволод Арсеньевич, вам не страшно? Вы же работаете над бессмертием.

— Нет, человек смертен и должен быть смертен, иначе наступит конец человечеству. Я думаю, программа гибели заложена в каждый живой организм. В природе есть существа, которые живут один день, другие— неделю, третьи— год. И, конечно же, такая программа заложена внутри нас. Мы можем с помощью разных подходов медицины

продлить эту жизнь, но не до бесконечности, а до ее биологического рубежа. Я не знаю, это 120, как в Библии, или 150 лет. Можем продлить срок жизни за счет того, что будем исключать гибель из- за случайностей или маленьких поломок, которые часто приводят к разбалансировке всего. Это просто продлевание жизни. Но еще важно, думаю, сохранение высокого качества жизни.

— Ваш учитель академик С.В. Северин говорил, что хорошо бы жить 250-300 лет.

— Он дожил до 92 лет. С очень светлым разумом. За месяц до кончины (мне кажется, он ее чувствовал) мы с ним беседовали, и я спросил, какой возраст у мужчины лучший. Ему было 92. мне 46 тогда. И он ответил, что не хотел бы меняться со мной возрастом. Он сказал: «Мне нравится мой возраст. У вас столько суеты, все от вас чего- то ждут, требуют, а я наконец могу жить так. как я хочу, читать что хочу, встречаться с кем хочу». Ну может, это шутка была, но он так сказал... И когда я смотрю на 20-30-летних, мне тоже с ними не хотелось бы меняться, ведь для этого придется расстаться с тем, что понял и узнал во второй половине жизни. Конечно, хотелось бы, чтобы нигде ничего не болело, чтобы зрение и мозги оставались такими же, как в молодости. Но что делать? Может быть, мы найдем способ просто продлить дееспособное состояние человека до его биологического рубежа.

— С теми людьми, которых вы называли, я встречался, с некоторыми дружил. В вас есть что-то от каждого из них. Но самое главное, у вас есть общая уверенность в том, что у науки, которой вы занимаетесь, — блестящее будущее.

— Да, это увлеченные люди. И когда ты хочешь поймать жар-птицу, у тебя могут оказаться в руках две синицы. Не горюй, а продолжай мечтать о жар-птице.

— Почти сказочное завершение нашей беседы.

— Хотел бы сказать еще добрые слова о Московском государственном университете. Мы с вами вели разговор о генетике, о сохранении жизни. Должен сказать, что сейчас благодаря регенеративной медицине появилась возможность восстановить из любой клетки животного целое животное, целый вид. В египетских пирамидах находят семена и выращивают то, что росло тысячи лет назад. Наш ректор обратился в Российский научный фонд с предложением создать депозитарий под названием «Ноев ковчег». Мы собираем клетки всех исчезающих видов растений, животных, микроорганизмов, уникальных пациентов. В Медицинском центре МГУ есть банк, где они хранятся. Это очень важно для сохранения биоразнообразия на Земле. Каждый вид животного, насекомого или рыбы — результат эволюции. Раньше в том экологическом окружении оно имело преимущество перед другими, поэтому и выжило. Сейчас мы изменили среду и оно исчезает. Но это же работа природы в течение миллионов лет! Потеря каждого вида и его генов — это огромная утрата для человечества. Мы не сможем жить без насекомых. без растений, без птиц. Считается, если на Земле исчезнут пчелы, то человек умрет от голода, потому что некому будет опылять растения.

В создании «Ноева ковчега» участвует весь университет. Мы сейчас собираем клетки тысяч видов растений и животных, замораживаем их. Надо разработать методы криоконсервирования клеток и затем возвращения их к жизни. Сохранение биоразнообразия Земли, мне кажется, — одна из главных задач современной науки.

— Это и есть бессмертие человечества.

— Согласен!

Владимир Губарев, В мире науки

Россия. ЦФО > Образование, наука > ras.ru, 11 апреля 2017 > № 2137625


Россия > Армия, полиция. Образование, наука > mil.ru, 11 апреля 2017 > № 2136756

Военный университет приглашает на День открытых дверей

Военный университет Министерства обороны Российской Федерации приглашает абитуриентов и их родителей на День открытых дверей, который пройдет 22 апреля в 11:00 по адресу: Москва, ул. Волочаевская, 3/4.

В ходе мероприятия запланированы встречи с представителями командования университета, факультетов, кафедр, отделов и служб.

Будущие абитуриенты и их представители смогут ознакомиться с учебно-материальной базой военного вуза, условиями проживания, питания, особенностями службы и быта курсантов и студентов, а также посетить интересующий факультет.

Посетители получат ответы на вопросы об особенностях организации приема в Военный университет, прохождения медицинского освидетельствования кандидатов на поступление, определения их профессиональной пригодности, оценки уровня физической подготовленности.

Военный университет Минобороны России — многопрофильная военная образовательная организация, ведущий учебно-методический и научный центр Вооруженных Сил Российской Федерации. Правопреемник и продолжатель лучших традиций таких прославленных вузов, как Военно-политическая академия имени В.И. Ленина, Военный институт иностранных языков, Военно-юридическая академия, Военная финансово-экономическая академия, Львовское высшее военно-политическое училище, Московская военная консерватория.

В 2017 году в вузе организован набор курсантов по семи специальностям высшего образования: «психология служебной деятельности», «педагогика и психология девиантного поведения», «военная журналистика», «экономическая безопасность», «правовое обеспечение национальной безопасности», «перевод и переводоведение», «дирижирование военным духовым оркестром».

Для организации образовательной деятельности университет имеет бессрочную лицензию и свидетельство о государственной аккредитации.

Учебный процесс ведется на 50 кафедрах, где трудится квалифицированный преподавательский состав. В учебном процессе задействовано 123 доктора и 516 кандидатов наук, 144 профессора, 325 доцентов. Более 60 ученых университета являются академиками и членами-корреспондентами различных академий.

Научный потенциал вуза значительно превышает аккредитационные показатели. Фактически на каждых трёх курсантов приходится один преподаватель с ученой степенью и ученым званием.

На сегодняшний день в Военном университете изучается 37 иностранных языков.

По результатам профессиональной, научно-исследовательской и культурно-просветительской деятельности коллектив университета был награжден международным призом «Европейское качество».

Решением Европейской деловой ассамблеи и Клуба ректоров Европы Военный университет признан лучшим учреждением Европы в сфере образования.

Справочно:

День открытых дверей пройдет 22 апреля в 11:00 по адресу: Москва, ул. Волочаевская, 3/4.

Проезд от станции метро «Бауманская» трамваем 45, маршрутным автобусом 425 до остановки «Красноказарменная площадь» или трамваем 37, 50 до остановки «Лефортовский мост», далее пешком до ул. Волочаевская, д.3/4. От станции метро «Площадь Ильича» автобусами 125, 730, до остановки «Красноказарменная площадь, Военный университет».

Россия > Армия, полиция. Образование, наука > mil.ru, 11 апреля 2017 > № 2136756


Китай. Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 11 апреля 2017 > № 2135943

В Шанхае состоялись церемония открытия Центра по исследованию «мягкой силы» Шанхайской академии общественных наук и Форум по исследованию «мягкой силы» в рамках проекта «Один пояс, один путь». Ректор Даляньского университета иностранных языков Лю Хун и директор института русского языка Пэн Вэньчжао приняли участие в данных мероприятиях, которые собрали около 50 учёных разных университетов и исследовательских институтов. На церемонии председательствовал заведующий Центром по исследованию «мягкой силы» Ху Цзянь.

На церемонии открытия заведующий Центром, глава шанхайской редакции Вестника Академии социальных наук Ху Цзянь представил участникам значимость и надежды исследовательского сообщества, связанные с открытием Центра. Кроме того, с речами выступили вице-председатель Шанхайской ассоциации общественных наук Жэнь Сяовэнь, второй секретарь комитета КПК газеты «Цзефан жибао» Чжоу Чжицян и вице­президент Шанхайской академии общественных наук Хэ Цзяньхуа. Ректор ДУИЯ профессор Лю Хун и вице-президент Шанхайской академии общественных наук Хэ Цзяньхуа вместе участвовали в церемонии открытия Центра по исследованию «мягкой силы».

После завершения церемонии открытия, учёные обменялись мнениями по различным проблемам, связанных с понятием «мягкой силы» в рамках проекта «Один пояс, один путь», в том числе, о проблемах культуры и религии, распространения языка и культуры, политических стратегий и проблем понимания, контроля и управления. В ходе обсуждения учёные выдвинули новые идеи и рекомендации по развитию «мягкой силы» в рамках программы «Один пояс, один путь». Ректор ДУИЯ профессор Лю Хун выступила ведущей на секции «Религия и культура», директор института русского языка ДУИЯ Пэн Вэньчжао выступил с докладом на тему «Проблемы культурной идентичности в гуманитарном сотрудничестве в рамках экономического коридора «Россия-Китай-Монголия», заслужившим высокую оценку участников Форума.

После учреждения Центра по исследованию «мягкой силы» Шанхайской академии общественных наук, наш университет будет активно развёртывать сотрудничество с данным центром, устанавливать обширные контакты с экспертным сообществом, организовывать научные исследования и мероприятия сотрудничества в рамках проекта «Один пояс, один путь». Используя собственные ресурсы, наш университет стремится к поиску совместных инновационных исследований институциональных механизмов реализации проекта «Один пояс, один путь», стремится к подготовке исследовательских кадров внутри университета, к активному привлечению известных экспертов в целях развития экспертных групп на базе нашего университета, к повышению уровня исследовательского потенциала и научного влияния в регионе и по всей стране, что позволит обеспечить теоретическую основу и интеллектуальную поддержку для инициативы «Один пояс, один путь».

Источник: dlufl.edu.cn/Ли Дяньфэн

Китай. Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 11 апреля 2017 > № 2135943


США. Великобритания. РФ > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 8 апреля 2017 > № 2132780

Теория женского рода: самые яркие женщины научпопа

Мария Бурова

Журналист

Ученые и журналистки, которые совершают открытия и продвигают науку в широкие массы – в подборке Forbes Woman.

Научпоп на полке – уже давно не исключение, а тренд. Но чтобы найти научно-популярную книгу под авторством не-мужчины, нужно приложить некоторое усилие. От исследовательских лабораторий и книжных издательств женщин чаще всего гонят гендерные стереотипы: многие до сих пор думают, что женщины интеллектуально уступают мужчинам (даже женщины-ученые проявляют некоторое предубеждение по отношению к другим женщинам-ученым) и не обладают яркими способностями за пределами кухни и детской. Но эти препятствия мешают далеко не всем. Forbes Woman представляет пять громких имен современной женской научно-популярной литературы.

Татьяна Черниговская, лингвист и нейропсихолог

Звания Татьяны Черниговской не уместить в одну строку: доктор биологических и филологических наук, заслуженный деятель науки и высшего образования РФ, член Академии наук Норвегии, заведующая лабораторией когнитивных исследований СПбГУ, лауреат Золотой медали РАН за выдающиеся достижения в области пропаганды научных знаний в номинации «Науки о жизни» и так далее. Впечатляющий список для ученого независимо от его половой принадлежности. Черниговская — Вуди Аллен от науки: в производстве знаний не останавливается ни на один год. Правда, если не считать более 300 научных работ, под ее авторством была издана всего одна книга — «Чеширская улыбка кота Шрёдингера: язык и сознание», о языке как интерфейсе между мозгом, сознанием и миром. Это, правда, компенсируется наличием тысяч часов публичных выступлений в качестве автора или гостя телепередач, спикера на научных форумах, лекториях, фестивалях, конференциях. Как соотносятся друг с другом мифы, сновидения и компьютерная реальность, есть ли различия в мозге мужчин и женщин, что такое свобода воли и нейроэтика — когда дело касается человеческого мозга, Черниговская первая, кому доверяют экспертную оценку. «Тема мозга стала популярной, люди стали понимать, что мозг — это загадочная мощная вещь, которую по недоразумению мы почему-то называем «мой мозг». Для этого у нас нет абсолютно никаких оснований: кто чей — это отдельный вопрос», — говорила линвист в одной из своих лекций.

Мэри Роуч, писательница и журналист

Американка Мэри Роуч в российской литературной повестке известна как автор в первую очередь научно-развлекательный. Сейчас переведены пять ее книг на темы, говорить о которых в голос решится не каждый, — пищеварение, трупы и секс; хотя есть и более «пуританские» — посмертные приключения души и суровые реалии жизни космонавтов. Названия у произведений Роуч соответствующие — «Путешествие еды», «Секс для науки. Наука для секса», «Кадавр. Как тело после смерти служит науке», «Обратная сторона космонавтики» и «Жизнь после смерти». Говорит ли Роуч о судьбе мертвого тела, об особенностях российского космического унитаза или о половой активности енотов, в ее исследовательских обзорах всегда найдется место для юмора. «Человеческая голова имеет приблизительно такой же размер и вес, как жареная курица»; «Находиться в комнате с трупом – все равно, что находиться в одиночестве. Трупы, как случайные попутчики в метро или в зале ожидания в аэропорте, — они здесь, но их как бы нет», — вот такие высказывания обеспечили ей почетное место на научной стендап-сцене. Однако на одних остроумных замечаниях в высшую лигу популяризаторов не прорваться. Солидный научный фундамент, сотни дотошных интервью и эксперименты над собой — все это есть в книгах Роуч. Подкупает читателя и нераздражающий пересказ личных переживаний, на основе которых сложное знание усваивается намного проще.

Ася Казанцева, биолог и научный журналист

Выпускница биофака СПбГУ Ася Казанцева свои книги научной литературой не считает. И не только потому, что не ведет собственных исследований. Главная причина — книги не проходят процесса строго рецензирования. Читателю остается или поверить Казанцевой на слово, или перепроверять написанное самостоятельно. Тем не менее, первая ее книга «Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости» принесла ей звание самого молодого лауреата премии «Просветитель» в области научно-популярной литературы. История о биологических ловушках, «которые мешают нам жить счастливо и вести себя хорошо» — «нейрофизиология для девочек: обоего пола и любого возраста», как сама Ася Казанцева определила свой жанр, — среди читателей прижилась. И вторая ее книга «В интернете кто-то неправ! Научные исследования спорных вопросов» также попала в цель. Здесь поиск верных ответов сосредоточен на самых ярых холиварах последних лет: от лечения гомеопатией и опасности ГМО до безудержной дискриминации по признаку пола. Шутки, переходящие в сарказм, немного личного печального опыта, бескрайние научные данные, описанные «человеческим» языком, – вот уникальный рецепт книг Казанцевой, который объясняет столь оживленную реакцию читателей. Всем понятно, что на штампованные лозунги вроде «Учиться, учиться и ещё раз учиться!» уже никто не клюнет. Но факты, которые помогут выжить и быть при этом «добрее к себе и окружающим», полезны для всех: от депутата до хипстера. Помните: у интеллектуальных прививок нет возрастных ограничений.

Джейн Гудолл, приматолог, этолог, посол мира ООН, основательница Института для защиты дикой природы

Англичанка Джейн Гудолл — одна из самых известных женщин-приматологов на планете. Она 40 лет изучала жизни шимпанзе в национальном парке Танзании. Под ее авторством вышел десяток научно-популярных и детских книг. Последняя из переведенных на русский — «В тени человека» — стала первой попыткой собрать под одной обложкой сведения о приматах в их естественных условиях обитания. Например, в джунглях 26-летняя Гудолл с биноклем открыла орудийное поведение шимпанзе: они использовали ветки деревьев, чтобы охотиться на термитов, и камни, чтобы разбивать орехи. Но это не только книга, полная новых фактов о шимпанзе, но и вдохновляющий на собственные открытия дневник одной очень смелой исследовательницы. Вот Гудолл карабкается по крутым склонам, пробирается сквозь густой кустарник — а вот после более полугода ее стараний шимпанзе вдруг перестают ее бояться. Дэвид Седобородый, Голиаф, Мистер Мак-Грегор, Олли — это не номера и не объекты исследований. Джейн Гудолл первой начала давать наблюдаемым особям настоящие имена. Она словно с самого начала поняла про них главное: все они особенные – и показала это миру.

Ирина Левонтина, лингвист, ведущий научный сотрудник Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН

Великий и могучий, правдивый и свободный — именно так известный ученый-лингвист и автор словарей Ирина Левонтина думает о русском языке. Но в первую очередь он для нее — подвижный. Если в языке приживается «агрессивный макияж» или стирается граница между «сложно» и «трудно», значит это языку нужно, и биться в филологической истерике – дело не очень конструктивное. Первый сборник эссе Левонтиной «Русский со словарем» как раз об этом: веселое повествование о новых словах и необычных грамматических конструкциях, которые иллюстрируют неизбежную эволюцию языкового сознания каждого из нас. Вторая книга Левонтиной «О чем речь?» хоть и продолжает тему нового в русском языке, но все же с другим настроением. В 2015 году, через пять лет после выхода первого сборника, легкомыслие и веселье уступили место некоторой обиде и более серьезным лингвистическим экскурсам: если вы хотите узнать, что такое перформативность, лексические функции и пресуппозиция, смело идите в книжный. Неизменной, несмотря на смену настроения, остается позиция исследовательницы: надо научиться говорить о языке не только в категориях «верно» и «не верно», но и в категориях «понятно» или «не понятно» для всех участников коммуникации.

США. Великобритания. РФ > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 8 апреля 2017 > № 2132780


Россия. ЦФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 7 апреля 2017 > № 2132738

Шесть институтов ФАНО России и НИУ ВШЭ подписали соглашения о сотрудничестве в научно-образовательной сфере

Подписание договоров состоялось в присутствии руководителя Федерального агентства научных организаций Михаила Котюкова и ректора Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Ярослава Кузьминова.

В целях реализации сотрудничества в НИУ ВШЭ планируется создание базовых кафедр Института космических исследований РАН, Института физических проблем им. П.Л. Капицы РАН, Института спектроскопии РАН, Института физики твердого тела РАН, Института теоретической физики им. Л.Д. Ландау РАН, Института общей физики им. А.М. Прохорова РАН.

Документы о создании базовых кафедр и о сетевой форме сотрудничества со стороны НИУ ВШЭ подписали первый проректор В. В. Радаев и проректор С. Ю. Рощин. Со стороны руководства институтов ФАНО России – академик, вице-президент РАН Л.М. Зеленый, А.И. Смирнов, В.Н. Задков, член-корреспондент РАН В.В. Кведер, член-корреспондент РАН В.В. Лебедев, академик-секретарь отделения физических наук РАН И. А. Щербаков.

Соглашения направлены на реализацию в НИУ ВШЭ образовательных программ высшего образования – бакалавриата и магистратуры - по направлениям подготовки «Физика». Основные задачи сотрудничества заключаются в повышении уровня образования студентов по естественнонаучным направлениям и подготовке высококвалифицированных кадров с опытом участия в научных исследованиях. Участниками проекта рассматриваются возможности последующего трудоустройства прошедших обучение студентов в академических институтах.

Как отметил ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов, первый набор студентов на факультет физики НИУ ВШЭ с базовыми кафедрами при ведущих институтах РАН состоится уже летом 2017 года. Обучение по программам бакалавриата и магистратуры будет проходить на двух площадках – общее фундаментальное образование - в ВШЭ, специальное – в институтах академии наук. «Мы должны максимально мобилизовать потенциал университетов и академических институтов для подготовки кадров по всем направлениям. В Высшей школе экономики мы пытаемся с самого начала встретить наших лицеистов и первокурсников и обеспечить их контакт с теми, кто делает науку – с исследователями», - заявил Ярослав Кузьминов.

Руководитель ФАНО России Михаил Котюков отметил, что в академических институтах накоплен достаточный опыт по взаимодействию с высшими учебными заведениями и выразил уверенность, что инициатива создания базовых кафедр факультета физики ВШЭ поддерживается и руководством, и коллективами научных институтов, и федеральным агентством. «Мы готовы поделиться тем потенциалом, который есть в системе академических институтов и полностью поддерживаем предложения Высшей школы экономики по расширению направлений сотрудничества», - добавил Михаил Котюков.

В ходе встречи стороны обсудили планы взаимодействия факультета физики НИУ ВШЭ и академических институтов по реализации соглашений, в том числе договорились об использовании лабораторных комплексов институтов ФАНО России для обучения бакалавров и магистрантов.

Россия. ЦФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 7 апреля 2017 > № 2132738


Россия. ПФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 6 апреля 2017 > № 2132733

В Республике Башкортостан будет создан исследовательский центр федерального уровня

Федеральное агентство научных организаций (ФАНО России) создаст в Республике Башкортостан Уфимский федеральный исследовательский центр. Он будет создан на базе Уфимского научного центра РАН. В его состав войдут 14 организаций ФАНО России, работающих в регионе. Протокол об объединении был подписан сегодня по итогам расширенного совещания руководителя федерального агентства Михаила Котюкова с директорами объединяемых институтов. Церемония подписания прошла в присутствии Премьер-министра Правительства Республики Башкортостан Рустэма Марданова.

Как подчеркнул М. Котюков, объединение научного потенциала, инфраструктуры и интеллектуальных ресурсов научных организаций будет способствовать достижению прорывных результатов, а также координации междисциплинарных исследований, направленных на решение важнейших проблем социально-экономического и культурного развития Республики Башкортостан и России. Это позволит обеспечить развитие фундаментальных и прикладных исследований в актуальных областях науки, связанных с газо-, нефтехимическими, и материаловедческими технологиями, создание конкурентоспособных катализаторов, разработку лекарственных препаратов для лечения социально значимых заболеваний, получение прорывных научных результатов мирового уровня, завоевание ведущих позиций в этих областях.

- Рассчитываю, что исследовательский центр федерального уровня, который мы создаем в Уфе, будет интегрирован в большую науку и, в то же время, будет способствовать развитию социально экономического и научно-образовательного потенциалов региона. Это большая комплексная задача, решение которой требует совместных усилий со стороны Российской академии наук, Федерального агентства научных организаций, руководства Республики Башкортостан.

Премьер-министр Правительства Республики Башкортостан Рустэм Марданов:

- Для нас создание Уфимского исследовательского центра важный шаг, который мы давно ждали с точки зрения повышения эффективности научных исследований и прежде всего их внедрением в практику. Исследовательский центр будет ответственным за осуществление фундаментальных исследований, важных для социально-экономического развития республики. Мы также хотим максимально содействовать тем исследованиям, которые будут проводиться центром, в том числе софинансировать некоторые из них.

Как отметили участники совещания, накопленные опыт и знания позволят УФИЦ РАН выступить в качестве научно-инновационного ядра Башкирской технологической инициативы, стать ключевым научным центром, обеспечивающим выполнение фундаментальных, прикладных исследований и экспериментальных разработок в интересах крупных предприятий химической, газо-нефтехимической, машиностроительной отраслей.

Институты УФИЦ РАН ведут исследования по 47 научным направлениям в соответствии с Программой фундаментальных научных исследований государственных академий наук на 2013–2020 годы. В рамках государственного задания ежегодно успешно разрабатывается около 450 научно-исследовательских тем. Важнейшим аспектом реализации Программы развития УФИЦ РАН является подготовка молодых специалистов с использованием современной научной приборной базы и научно-технологической инфраструктуры институтов Центра. Реализация Программы несет важнейшую социальную функцию, ее успешное выполнение, с учетом общих усилий институтов УНЦ РАН, станет существенным вкладом в повышение интеллектуального уровня и статуса региона, как одного из ведущих в России научных центров мирового уровня.

Создание Уфимского федерального исследовательского центра поддержано Президиумом РАН, Научно-координационным советом ФАНО России и руководством Республики Башкортостан. УФИЦ РАН объединит на базе Уфимского научного центра 14 организаций ФАНО России: Институт математики с вычислительным центром УНЦ РАН (ИМВЦ УНЦ РАН), Институт механики им. Р.Р. Мавлютова УНЦ РАН (ИМех УНЦ РАН), Институт физики молекул и кристаллов УНЦ РАН (ИФМК УНЦ РАН), Институт нефтехимии и катализа РАН (ИНК РАН), Уфимский институт химии РАН (УфИХ РАН), Институт геологии УНЦ РАН (ИГ УНЦ РАН), Институт биохимии и генетики УНЦ РАН (ИБГ УНЦ РАН), Уфимский институт биологии РАН (УИБ РАН), Ботанический сад-институт УНЦ РАН (БСИ УНЦ РАН), Институт социально- экономических исследований УНЦ РАН (ИСЭИ УНЦ РАН), Институт этнологических исследований им. Р.Г. Кузеева УНЦ РАН (ИЭИ УНЦ РАН), Институт истории, языка и литературы УНЦ РАН (ИИЯЛ УНЦ РАН), Башкирский научно-исследовательский институт сельского хозяйства (БНИИСХ), Поликлинику УНЦ РАН.

Россия. ПФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 6 апреля 2017 > № 2132733


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter