Всего новостей: 2402629, выбрано 2 за 0.000 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Кабульдинов Зиябек в отраслях: Образование, наукаАрмия, полициявсе
Кабульдинов Зиябек в отраслях: Образование, наукаАрмия, полициявсе
Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 20 мая 2016 > № 1759783 Зиябек Кабульдинов

Как мы потеряли свою историю

Автор: Беседовал Алан Саттаров

В последнее время появляются все новые вопросы и вызовы, связанные с выбором траектории дальнейшего развития исторической науки и подготовкой профессиональных историков. В этой связи мы задали ряд вопросов директору общественного фонда "Согласие народов", доктору исторических наук Зиябеку Кабульдинову.

Казахи - народ, прекрасно знавший свое прошлое

- Зиябек Ермуханович, что значит для вас, как и для любого другого казаха, прошлое нашего народа?

- Безусловно, история - эта частичка нашей ментальности и национального характера. Проживая в условиях регулярных, а не беспорядочных и не хаотичных миграций, как это ошибочно преподносят апологеты неоимперства, наши предки "загружали" свою память историческими фактами и событиями, которые передавались из поколения в поколение через степных шешенов - мудрецов, знатоков шежире, пользовавшихся непререкаемым авторитетом и уважением. Каждый аул, род, племя и жуз имели таких носителей живой истории, и их было так много, что об этом еще в XIX веке писал Л.Мейер: "Ничего нет легче, как составить родословную киргизского народа или даже несколько их, - стоит только расспросить несколько киргизов и записать их предания".

В Европе и в Азии свои генеалогии до сих пор ведут отдельные семьи рыцарей, баронов, графов, князей, членов правящих династий королей и императоров. Но чтобы весь народ знал свою генеалогическую таблицу "вглубь" до семи поколений и более - это, видимо, присуще только честолюбивым казахам, которых Всевышний оберег от беспамятства. И эта уникальная традиция в настоящее время имеет свое продолжение.

Вообще, без знания своего прошлого немыслимо само существование казахского народа. Этим и объясняется особое положение и место истории у казахов! Как пишет известный общественный деятель и публицист Б.Габдуллин в книге "Великое кочевье", "наш народ фиксировал события в изустных преданиях…

- Когда же мы начали терять это знание и кто в этом повинен?

- Традиционное казахское общество было уничтожено большевиками в ходе коллективизации, серии голодоморов, политических репрессий и навязывания нам истории одной России, которую нам преподносили как историю эфемерного "советского" народа. В ее рамках истории казахов и других нерусских народов отводилось практически лишь несколько абзацев! Вопросы колонизации, военного захвата, подкупа и шантажа национальных элит, а также насильственного присоединения к Московии, позднее ставшей Российской империей, территорий десятков и даже сотен народов сознательно замалчивались. Они подменялись понятием "добровольное присоединение", а национально-освободительные движения повстанцев назывались "реакционными" или "монархическими".

Любые попытки скрупулезного изучения и активной пропаганды подлинной истории в виде научных изысканий и художественных творений заканчивались весьма плачевно. Это можно проследить на примерах жизни и деятельности выдающегося историка Ермухана Бекмаханова, талантливого писателя Ильяса Есенберлина. Кстати, надо отдать должное некоторым русским ученым-историкам, которые поддержали начинания своих казахских коллег. Например, известный историк А.Панкратова в значительной степени содействовала научным изысканиям Ермухана Бекмаханова. Напомню, что до этого историю казахского народа изучали грамотные, образованные, патриотично настроенные, но все же не профессиональные историки - А. Букейхан, Ш.Кудайбердыулы, М.Ж.Копейулы, К.Кеменгерулы, С.Асфендиаров, М.Тынышпаев и другие. Все они были репрессированы, а их труды практически не дошли до студенческой аудитории.

Власть большевиков пыталась отнять у народа его историю, культуру, корни, традиции и обычаи. Это нужно было для быстрейшего формирования новой общности - "советских людей". Такими гражданами было проще манипулировать.

- В последнее время со стороны российских коллег все громче и громче слышны голоса с предложением написать нашу общую историю…

- Это практически невозможно, да и не нужно. Каждый народ должен написать свою историю сам. Тем более если нашей историей займется представитель другого народа, другой страны, как правило, не владеющий языком и соотносящий себя с бывшей метрополией, - это будет вообще нонсенс.

"История Казахстана" в вузах

- Недавно Министерство образования и науки приняло неожиданное решение о замене в вузовской программе "истории Казахстана" на "современную историю Казахстана". Это вызвало бурю возмущения…

- Безусловно, отказываться от курса "история Казахстана" ни в коем случае нельзя, поскольку он формирует любовь к родине и народу, культуре и искусству. Попытаюсь обосновать свой тезис.

Во-первых, не секрет, что наши предки-тюрки сыграли заметную роль в развитии всемирной истории. И, безусловно, новому поколению отечественных исследователей предстоит изучить их деяния, вытащить из "мрака забвения" бессмертные их дела. А попытку запретить преподавание этой истории в вузах можно расценить как глумление над прошлым. Кроме того, 2% от всех мест в вузах страны мы отдаем нашим молодым соотечественникам из зарубежья. Получается, что мы лишим их возможности узнать историю своего народа, так как в стране своего прежнего пребывания они наверняка не изучали этот курс.

Во-вторых, недавно со стороны руководителя одной из крупнейших стран мира прозвучала весьма оскорбительная "мысль" о том, что в Казахстане якобы "никогда не было традиции государственности и что она, мол, появилась только в 1991 году". Отказом от преподавания в вузе курса тысячелетней истории государственности мы как бы сами соглашаемся с такими высказываниями.

В-третьих, в последние годы ряд российских эпатажных политиков все чаще высказывает претензии на наши северные и северо-восточные земли (В. Жириновский, Э. Лимонов, В. Штыгашев и другие). Более того, в России многотысячными тиражами выходят "энциклопедии", в которых северные земли Казахстана однозначно считаются "исконно русскими". Если мы будем изучать историю только с 1991 года, то, думаю, когда-нибудь вся территория Казахстана окажется чьей-то "исконной"…

В-четвертых, в абсолютном большинстве стран объектом исследований профессиональных историков являются события, которые произошли 50 и более лет тому назад. А у нас в последнее время стали преобладать научные работы, изучающие период независимости, хотя не прошло и 25 лет, и мы не можем адекватно оценить этот период с исторической точки зрения.

В-пятых, нам необходимо изучать уроки прошлого для того, чтобы безошибочно двигаться в настоящем и выбрать правильную дорогу в будущее. В первую очередь это касается языковых, земельных, социально-экономических, мировоззренческих вопросов, которые особенно обострились сегодня в обществе.

В-шестых, в первые годы независимости мы еле-еле добились включения этого курса в вузовскую систему, и отказываться от него теперь было бы нелогично с точки зрения молодого и независимого государства. Ведь еще не до конца проведена работа по деколонизации общественного сознания в условиях незащищенности нашего информационного поля от деятельности СМИ других государств.

- И как теперь найти "золотую середину" в условиях, когда наше научно-образовательное ведомство уже объявило о своем решении?

- Я думаю, что новый курс "Современная история Казахстана" как часть школьной истории следует изучать в 10-м или 11-м, а в будущем и в 12-м классе. У нас несколько дублируется предлагаемый курс, и в этом плане получается казус: в 9-м классе изучается новейшая история Казахстана, охватывающая период с 1914 года по сегодняшний день, в 10-и и 11-м классах наши школьники снова изучают историю Казахстана с древнейших времен до наших дней, правда, в углубленном варианте (в том числе во второй раз - современность). А теперь "Современную историю Казахстана" будут изучать в третий раз - уже в вузах. Не много ли места и чести для столь маленького периода?

Есть еще один вариант - ввести "Современную историю Казахстана" для 1-го курса магистратуры по всем специальностям, но при этом прежнюю "Историю Казахстана" оставить для всех студентов неисторических специальностей…

О магистрантах и докторантах

- Вы довольны тем, как готовят магистров и докторов философии по истории?

- Большей частью - нет. Мест на их подготовку дают весьма мало. Проблемы начинаются уже тогда, когда идет отбор: в ряды будущих магистрантов и докторантов зачастую "просачиваются" заведомо неконкурентоспособные молодые люди, плохо знающие свой предмет и в большинстве своем не владеющие английским языком. Это происходит из-за некачественно и непрозрачно проводимых приемных экзаменов. В условиях повальной коррупции и низких зарплат, на фоне прошедшей девальвации мы вообще рискуем свести к нулю качество будущих "остепененных" историков. Скажу больше: талантливые ребята из регионов практически не попадают в докторантуру национальных вузов.

- Сегодня поступившие в докторантуру по истории выбирают темы своих диссертаций из перечня, утвержденного МОН РК. Как вы считаете, насколько это правильно?

- Безусловно, министерство должно помогать будущим докторам правильно сориентироваться при выборе направлений и тем исследований. Но кто эти темы сформулировал? Например, я, как и большинство моих коллег, с кем я близко общаюсь, вообще не принимали участия в этом. Поэтому более правильным будет восстановление прежнего Координационного совета по определению и утверждению наиболее актуальных и нужных стране тем. Это необходимо сделать и для того, чтобы не допустить дублирования тем исследований, что сегодня наблюдается повсеместно.

- С какими еще трудностями мы сталкиваемся в процессе подготовки кадров профессиональных историков в вузовской системе?

- Нерешенных проблем много. К примеру, не хватает книг по целому ряду исторических дисциплин у бакалавров, магистрантов и докторантов, особенно в группах с казахским языком обучения. В рабочем учебном плане до сих пор мало кредитов на изучение тех или иных дисциплин. Нет ассистентов профессоров. Чрезмерный объем аудиторной учебной нагрузки негативно влияет на качество преподавания и на возможность профессорско-преподавательского состава заниматься наукой. К примеру, по сравнению с ведущими вузами Европы и Америки у нас она в 3-5 раз больше! А когда заниматься наукой, издавать учебные пособия, работать в архивах, реализовывать научные проекты? Отсутствует система выборности заведующих кафедрами и деканов - нередко ими становятся люди, не пользующиеся авторитетом в научной среде и в обществе.

О расхождениях в датах и событиях

- В разных учебниках и монографиях присутствуют существенные расхождения в датах, трактовках тех или иных судьбоносных исторических событий…

- Действительно, такая проблема есть, и ее надо решать. Во время проведения ЕНТ мы прямо-таки издеваемся над выпускниками школ! Видимо, нужна отдельная и постоянно действующая государственная комиссия, которая должна на основе тщательного исследования с привлечением большого круга квалифицированных историков давать экспертную оценку тем или иным спорным событиям и датам. И эти заключения должны быть обязательными для всех авторов школьных и вузовских учебников, рекомендованных МОН РК. Или же можно пойти по пути Украины, где при правительстве создан "Институт национальной памяти", который помогает властям этой страны своевременно давать правильные и выверенные ответы на многие вопросы.

- Каких государственных специализированных научных институтов исторического профиля у нас не хватает?

- Я думаю, что срочно нужно создавать отдельные институты историко-гуманитарного профиля, которые будут изучать события, связанные с массовым голодом, политическими репрессиями и депортацией народов. Необходим отдельный НИИ по изучению проблем Второй мировой войны, так как подвиг граждан нашей республики все еще по достоинству не оценен и некоторыми "исследователями" грубо оспаривается, в том числе и примеры мужества героев легендарной Панфиловской дивизии. Ощущается отсутствие государственного НИИ, призванного изучать историю и культуру наших зарубежных соотечественников: почти 40% казахов живет за пределами страны, а ведь они являются частичкой нашего народа и истории.

Такие НИИ нужно размещать в северных и северо-восточных регионах страны, где для историков непочатый край работы. К тому же там не проводилась на должном уровне политика деколонизации общественного сознания.

- Вы выступаете за введение курсов краеведения в школах и региональных вузах…

- Да, каждый регион должен иметь свои учебники по краеведению. В царское время практически все шесть степных областей Казахстана имели такие издания под названием "Учебник родиноведения", обязательные для преподавания в местных учебных заведениях. Это очень важно с точки зрения формирования нового казахстанского патриотизма, ведь он берет начало с любви к своей малой родине.

- Вы являетесь и сторонником создания в Астане казахского аналога армянского Матендарана, в котором следует собрать воедино все ценнейшие книги, рукописи и архивные материалы, по-новому высвечивающие нашу историю…

- Да, в Астане такой НИИ нужен. Отдельные исследователи, сотрудники архивов и музеев часто выезжают за государственный счет в зарубежные государства и за его же счет приобретают там копии или оригиналы ценных документов, которые затем оседают неизвестно где. Поэтому нужен свой, к примеру, Институт ценных рукописей, который должен быть одновременно музеем, архивом и исследовательским учреждением. Все привозимые и имеющиеся в частных и государственных коллекциях ценнейшие материалы должны быть собраны именно здесь, под надежной охраной и с качественным хранением.

Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 20 мая 2016 > № 1759783 Зиябек Кабульдинов


Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 21 марта 2014 > № 1034409 Зиябек Кабульдинов

А вуз и ныне там…

Когда в Казахстане начнется настоящая реформа высшего образования?

В недавнем Послании народу Казахстана глава государства особо остановился на необходимости дальнейшей модернизации именно вузовской системы: “Нам предстоит большая работа по улучшению качества всех звеньев национального образования… Необходимо планомерно приступить к постепенному переходу ведущих университетов к академической и управленческой автономии”.

Как выполнить эти и другие задачи, озвученные президентом? Какие меры следует предпринять для того, чтобы максимально приблизить систему высшей школы нашей страны к лучшим западным моделям и аналогам? Как войти в заветную сотню лучших вузов мира, задающих тон во многих авторитетных научно-образовательных рейтингах мира?

На мой взгляд, для достижения этих целей необходимо коренное и глубинное реформирования системы высшего образования. Мы же почему-то больше увлеклись внешними, формальными сторонами реформ. Между тем у нас есть все условия для вывода отечественных вузов на качественно иной уровень – наличие финансовых ресурсов, относительно небольшая численность населения страны, активная интеграция наших вузов в мировое научно-образовательное пространство, традиционная сильная тяга казахстанцев к получению хорошего образования. И при правильном менеджменте, а также наличии политической воли можно было бы быстро изменить ситуацию.

Сегодня в вузовской системе Казахстана существует ряд серьезных проблем. В частности, невысокая заработная плата ведет к определенному оттоку педагогических кадров в другие сферы; ежегодно увеличивается количество абитуриентов, выбирающих зарубежные университеты; очевиден острый недостаток учебников в казахских группах обучения; есть вопросы, связанные с качеством обучения, и т. д. Все эти проблемы не перестают волновать каждого представителя отечественной высшей школы, неравнодушного к судьбе Отечества. Не перестаю думать об этом и я, получивший образование в одном из российских вузов, побывавший в ведущих университетах почти десяти стран мира и прошедший почти все ступени системы высшей школы.

Полагаю, что необходимо предпринять несколько судьбоносных шагов, способных быстро и оперативно вывести высшее образование Казахстана из весьма непростой ситуации.

Первый шаг. Как и в большинстве ведущих европейских, американских, австралийских, а также в некоторых азиатских университетах, нам необходимо ввести полную автономию управления вузами. Эта мера обеспечит свободный выбор оптимальных путей качественной подготовки специалистов в условиях рыночной экономики, когда выживают и побеждают наиболее сильные и самостоятельные вузы, сумевшие легко и быстро адаптироваться к региональным и мировым спросам на представителей тех или иных профессий. Без какого-либо диктата. При максимуме самостоятельности и свободе выбора во всем. Но в то же время при высокой степени ответственности перед коллективом вуза, обществом и государством.

Второй шаг. С целью улучшения управления вузами и, следовательно, обеспечения подлинной ответственности и подотчетности руководителей различных уровней вуза перед своими малыми и большими коллективами необходимо срочно ввести элементы прямых выборов ряда ключевых должностных лиц. В этот список обязательно должны быть включены заведующие кафедрами, деканы, проректоры и ректоры. К примеру, первых выбирает профессорско-преподавательский состав (ППС) кафедры, вторых – весь факультет, третьих и четвертых – все университетское научно-образовательное сообщество путем тайного голосования с альтернативными кандидатурами, предлагающими свои предвыборные программы. Эта мера позволит обеспечить финансовую и организационную прозрачность в деятельности того или иного вуза, а также минимизировать возможность совершения коррупционных и иных нарушений. Избранные действительно демократическим путем руководители различных звеньев высшей школы будут служить только своим коллективам и во благо качества образования – в отличие от многих нынешних “выбранных” заведующих кафедрами, назначенных деканов, проректоров и ректоров, которые не пользуются уважением и авторитетом в своих коллективах. Не секрет, что немалая часть их не ощущает своей ответственности перед людьми, которыми им доверено руководить. Отсюда и распространенная практика перекочевки целыми группами “команд” во главе с вновь назначенными ректорами. Этой же политики придерживаются деканы и заведующие кафедрами, набирая уже свои команды.

Кстати, введенная в свое время практика “утверждения” проректоров национальных и государственных вузов в Министерстве образования и науки (с необходимостью согласования и прохождения нескольких кабинетов этого ведомства) тоже требует пересмотра. Ведь налицо не только потеря времени, но и унижение человеческого достоинства: кандидат в проректоры, являющийся, как правило, доктором наук, вынужден пресмыкаться перед многочисленными министерскими чиновниками.

Третий шаг. Сегодня в отечественных вузах годовая учебная нагрузка у ППС, особенно простых преподавателей и старших преподавателей, составляет в среднем около 600 часов. В регионах и у молодых и неостепененных преподавателей учебная нагрузка еще больше. В таких условиях весьма трудно обеспечить высокое качество обучения студентов, магистрантов и докторантов. Педагогу высшей школы не хватает времени для полноценной подготовки к лекциям и семинарам, занятия наукой, написания статей и монографий, проведения научных экспериментов, поездок в научные командировки. Ему некогда разрабатывать и издавать учебные пособия и учебники, в которых ощущается острый дефицит (особенно это касается казахских групп обучения). Поэтому многие известные доктора наук, профессора пытаются перейти к внеаудиторным занятиям, к научному руководству магистрантами и докторантами. Как следствие, значительную часть лекций студентам читают неостепененные старшие преподаватели, что ведет к общему снижению качества обучения.

Во­зьмем, к примеру, Болгарию, которую мы в советское время не считали “заграницей”. В Софийском госуниверситете им. Св. Климента Охридского годовая нагрузка профессора составляет лишь 180 часов, а в частном Новоболгарском университете в той же Софии – 120. Такая же ситуация и в большинстве европейских вузов. В частности, в Кардиффском университете Великобритании среднегодовая учебная нагрузка не превышает 100 часов. И именно здесь, я в этом абсолютно уверен, “зарыта собака качества”. Поэтому необходимо уменьшить годовую нагрузку ППС наших вузов в три-четыре раза. Если мы этого не сделаем, то никакая реформа нас не выручит.

Четвертый шаг. В школьном образовании мы когда-то ввели 11-летку и планируем в ближайшие годы перейти уже к 12-летнему обучению. Но не совсем понятно, какими новыми дисциплинами будет заполнен дополнительный учебный год. К тому же сегодня учащиеся 11-х классов преимущественно занимаются подготовкой к ЕНТ. А не лучше ли это время посвятить тем общественно-политическим и общеобразовательным дисциплинам, которыми мы неоправданно “перегрузили” практически весь первый год обучения в вузе и которые фактически дублируют предметы общеобразовательной школы?

К примеру, в расписаниях ведущих университетов Европы и Америки нет предмета “физическое воспитание”, который у нас присутствует на 1-3 курсах вузов. Там желающие вести здоровый образ жизни записываются в многочисленные спор­тивные секции или самостоятельно занимаются физкультурой и спортом, для чего создана необходимая спортивная инфраструктура: бассейны, спортзалы, площадки, теннисные корты, плюс имеются квалифицированные тренеры.

Не совсем оправданно и функционирование в классических университетах военных кафедр. Они тоже “забирают” у студентов один день в неделю в течение почти трех лет, при этом свободно “прогуливает” и остальная, более многочисленная, часть учебных групп (95-97% обучающихся), однокурсники которых ходят на “военку”. Не секрет, что значительная часть студентов использует эти “кузницы военных кадров” лишь для того, чтобы “увильнуть” от армейской службы.

Также я не совсем понимаю, зачем на первом курсе заново и “галопом по Европам” изучать снова казахский и русский языки? Может быть, это официальное признание того, что мы так и не привили нашим детям за 11 лет, проведенных ими в стенах общеобразовательной школы, языковые знания?

Словом, необходимо разгрузить 1-й курс, особенно в классических вузах, от непрофильных, общеобразовательных дисциплин, а также от тех, которые дублируют шко­ль­­ные программы. Высвобожденное учебное время следует заполнить дисциплинами, нужными для освоения выбранной специальности.

Пятый шаг. Нужно поднять заработную плату преподавателей вузов в три-четыре раза. В наших институтах и университетах есть немало квалифицированых профес­cоров, которых мы можем скоро потерять – далеко не все согласятся продолжать работать, если зарплата при одной ставке не доходит даже до 700 долларов США. Например, в Турции профессор получает не менее 2000 долларов. В Иорданском Хашимитском королевстве, которое почти не имеет своих полезных ископаемых, зарплата вузовского профессора достигает 4000 долларов. Они выигрывают благодаря хорошо налаженному менеджменту и получению огромных финансовых средств за счет обучения иностранных студентов из богатых стран побережья Персидского залива в своих элитных вузах, построенных по образцу высокорейтинговых университетов США и Великобритании.

Повышение зарплаты будет стимулировать при­ток в страну лучших профессоров из стран СНГ, “болашаковцев”, которые пока не хотят работать в этой сфере из-за низкой заработной платы (видимо, за исключением “Назарбаев Университета”), а также опытных педагогов из государств с развитой системой высшей школы: Японии, Малайзии, Сингапура, США, Южной Кореи, Великобритании, Швеции, Австралии. В вузы вернутся и те талантливые ученые и педагоги, которые когда-то ушли в бизнес, госструктуры и доходные государственные акционерные общества, а также перебрались в зарубежные страны.

Шестой шаг. В казахских группах обучения большинства вузов страны сложилось катастрофическое положение с учебной литературой (не считая, конечно, учебники по истории Казахстана, философии, педагогике и другим гуманитарным дисциплинам). Согласно оценкам экспертов, обеспеченность учебниками на казахском языке по специальностям естественно-технического и инженерного направлений составляет не более 10%.

Что же необходимо предпринять в сложившейся ситуации? Во-первых, нужно выявить во всех вузах страны дисциплины, по которым остро не хватает учебников на государственном языке. Во-вторых, определить общереспубликанскую потребность в них и на основе этого – будущие тиражи с целью централизованного издания, как это делали в советское время, и снижения себестоимости. В-третьих, найти высококвалифицированных авторов, выделить им хорошие гонорары. В противном же случае через несколько лет работодатели вообще прекратят принимать выпускников казахских групп вузов.

В этой связи весьма поучителен опыт патриотически настроенной интеллигенции “Алаш”, которая, искренне болея за народное образование, без гонораров, на собственном энтузиазме взялась за выпуск учебников: М.Жумабайулы – по педагогике, Ж.Аймаутулы – по психологии, С.Ходжанулы и М.Дулатулы – по математике, Х.Досмухамметулы – по зоологии, К.Сатпаев – по алгебре и т.д. А мы, имея десятки тысяч ученых и педагогов, в условиях независимости не можем повторить опыт немногочисленной группы истинной национальной интеллигенции?

Седьмой шаг. Очень важным является создание новейшей экспериментально-лабораторной базы для факультетов естественно-технического, инженерно-строительного направлений.

Восьмой шаг. Существует острая необходимость в срочном придании режима секретности процессу подготовки тестов, используемых при приеме в магистратуру и докторантуру. Сегодня кафедры сами разрабатывают вопросы и сами же ими пользуются на выигрышных для себя условиях, предоставляя возможность преимущественного поступления своим лаборантам и инженерам, а также “приближенным лицам”. Почему при отборе в бакалавриат мы готовим тесты централизованно и секретно, а при отборе в магистратуру и докторантуру (обучение там одного человека обходится государству дороже, чем в бакалавриате) пускаем все на самотек? Эту ситуацию надо менять, в противном случае существует реальная угроза того, что на послевузовском уровне будут обучаться не самые лучшие претенденты, в том числе абсолютно не владеющие иностранными языками. Причем подобные факты уже имеют место.

…Реализация этих и других, не обозначенных в данной статье, задач окажет прямое и позитивное влияние на положение дел во всей национальной образовательной системе. У нас появятся достойные молодые специалисты, которым завтра предстоит решать важнейшие проблемы, существующие в разных сферах общественной жизни. В будущем и к нам за качественным образованием станут приезжать абитуриенты из стран Центральной Азии, других государств ближнего и дальнего зарубежья. К примеру, соседняя Россия приняла стратегический документ – “Концепцию экспорта образовательных услуг на 2011-2020 гг.”, и в настоящее время образовательными услугами россиян пользуются почти 200 тысяч иностранных граждан, что в 20 раз больше аналогичного показателя в нашей стране.

Рост качества образовательных услуг приведет к дополнительным инвестициям в Казахстан и принесет новые имиджевые дивиденды. Благо, сегодня мы уже имеем такой вуз, как “Назарбаев Университет”. Глава государства еще в 2012-м призвал нас: “…надо усилить стандарты базового педагогического образования, требования к повышению квалификации преподавателей школ и вузов”. Я думаю, что реализация высказанных в данной статье предложений позволит отечественной высшей школе выйти на качественно иной уровень. Только добившись высокого качества образования, мы можем претендовать на усиление своих позиций в мире. Иного не дано.

Зиябек КАБУЛЬДИНОВ,

доктор исторических наук, профессор, директор НИЦ “Евразия” ЕНУ им.Л.Н. Гумилева

Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 21 марта 2014 > № 1034409 Зиябек Кабульдинов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter