Всего новостей: 2137733, выбрано 40894 за 0.065 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 26 июня 2017 > № 2220949 Юрий Белобров

Надежды европейцев по возрождению действенного КОВЕ еще не угасли

Юрий Белобров, Ведущий научный сотрудник Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России, кандидат политических наук

Режим контроля над обычными вооружениями в Европе (КОВЕ), сформированный в 90-х годах прошлого века вслед за прекращением холодной войны, был в те годы уникальным и рассматривался в качестве модели для продвижения в другие регионы мира. Однако в результате разрушительных действий, предпринимаемых странами НАТО на протяжении двух последних десятилетий, данный режим деградировал, и, если этот процесс не будет остановлен, он окончательно развалится. Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), считавшийся его краеугольным камнем, практически уже «почил в бозе».

Непрекращающееся расширение НАТО, приближение его военной структуры, включая выдвижение тяжелой военной техники вплотную к российским границам вкупе с развертыванием европейского сегмента американской глобальной системы ПРО, серьезно подорвали установленный ДОВСЕ военный баланс на континенте, а отказ всех его западных участников ратифицировать адаптированный вариант договора, что было сделано Россией еще в 2004 году, фактически означал их односторонний выход из этого документа. В сложившихся условиях циничные призывы Запада к России соблюдать устаревший договор выглядят просто лицемерными.

На фоне фактического отмирания ДОВСЕ единственным действующим юридически обязательным инструментом контроля военной деятельности в Евро-Атлантическом регионе остается Договор по открытому небу (ДОН) 1992 года. Правда, и при его осуществлении выявились объективные дисбалансы и сложности, которые не позволяют с полной уверенностью утверждать, что будущее ДОН абсолютно безоблачно.

Переход же стран НАТО к политике открытой военной конфронтации в отношении России подорвал взаимное доверие между сторонами и, как следствие, существенно ослабил эффективность и других соглашений в рамках этого режима, в том числе Венского документа о мерах укрепления доверия и безопасности 2011 года.

Возникший глубокий кризис европейских механизмов контроля среди прочего был предопределен противоположными подходами России и ее партнеров по ОДКБ, с одной стороны, и США и членов НАТО - с другой, к вопросам европейской безопасности. США и их натовские союзники, добившись путем расширения Североатлантического альянса подавляющего превосходства в обычных вооруженных силах на континенте, рассматривают проблематику контроля над вооружениями скорее как вспомогательное средство для продвижения собственных геополитических интересов на постсоветском пространстве. Приоритетное же значение в обеспечении безопасности своих членов по-прежнему придается коллективной обороне и стратегии сдерживания России.

Кроме того, на Западе с некоторых пор пытаются придать КОВЕ совершенно иной смысл по сравнению с тем, каким он признавался всеми в период становления в 1990-х годах, подменив предусмотренные им ограничение и сокращение вооружений мерами предсказуемости и прозрачности военной деятельности, а также инспекциями. При всей важности для укрепления взаимного доверия государств мониторинга и поддержания прозрачности и предсказуемости такой деятельности не следует сбрасывать со счетов, кому в первую очередь выгодны такие меры. Разумеется, в первую очередь более сильной и напористой в военном отношении стороне, поскольку подобные меры позволяют ей не только выявлять уязвимые места противоположной стороны, но и демонстрировать свое подавляющее превосходство, оказывая таким образом мощное психологическое давление на нее. Неслучайно США после распада СССР и Организации Варшавского договора настойчиво продвигают идеи транспарентности и мер доверия и практически никакого интереса не проявляют к реальному разоружению, ограничению и сокращению вооружений на европейском континенте.

Со своей стороны в России твердо убеждены, что потенциал контроля над вооружениями в Европе далеко не исчерпан и в условиях сохранения очагов локальных конфликтов, сокращения СНВ и развертывания ПРО его значение возрастает. Важно, однако, чтобы глубокая модернизация КОВЕ отражала баланс интересов участников и отвечала современным реалиям1. Этот процесс, безусловно, способен сыграть ключевую роль в обеспечении стабильности и неделимой безопасности на континенте. Точку зрения России в принципе разделяют и многие европейские страны, включая ряд государств Североатлантического блока, вынужденных тем не менее следовать общей линии альянса на усиление конфронтации с нашей страной.

В этом отношении показательно, что на очередном заседании Совета министров иностранных дел (СМИД) ОБСЕ в Гамбурге в декабре 2016 года главы внешнеполитических ведомств всех стран - членов Организации неожиданно для многих экспертов в один голос заявили о решимости своих правительств «вдохнуть новую жизнь» в режим КОВЕ. В принятой на основе консенсуса Гамбургской декларации участники встречи, отметив важное значение контроля над обычными вооружениями и мер укрепления доверия и безопасности (МДБ) для укрепления всеобъемлющей и неделимой безопасности в регионе ОБСЕ, приняли на себя обязательство изучить вопрос о том, каким образом можно обратить вспять негативные тенденции в области обычных вооружений и архитектуры МДБ в Европе. Они условились добиваться формирования среды, благоприятной для укрепления контроля над обычными вооружениями в регионе, а также приветствовали начало структурированного диалога о нынешних и будущих вызовах и угрозах безопасности на континенте с целью добиться более глубокого понимания этих вопросов, которое может послужить прочной общей основой для дальнейшего продвижения2 по пути переговоров по этой проблеме.

Причем инициатором такого решения стала одна из ведущих стран - членов НАТО Германия, выступающая одновременно за усиление сдерживания России и в пользу его дополнения разрядкой напряженности в соответствии с известным «двойным подходом» к обеспечению безопасности на континенте. В общих чертах инициатива Берлина о запуске нового переговорного процесса по контролю над обычными вооружениями в Европе была изложена в августе 2016 года в то время министром иностранных дел ФРГ Ф.-В.Штайнмайером в его статье в газете «Франкфуртер альгемайне цайтунг». Сформулированное им предложение сводилось к возобновлению КОВЕ путем выработки соглашения, учитывающего новые реальности в Европе и которое охватывало бы следующие пять направлений:

1. Согласование региональных потолков, минимальных расстояний развода войск сторон и мер транспарентности (особенно в таких чувствительных с военной точки зрения регионах, как Балтия). 2. Учет возникших новых военных потенциалов и стратегий (то есть появление более компактных и мобильных соединений в отличие от традиционных крупных армий и обеспечение их новыми ресурсами и транспортными возможностями). 3. Распространение режима КОВЕ на новые системы вооружений (к примеру, на беспилотные самолеты). 4. Создание в ОБСЕ механизма эффективной проверки, которая могла бы в период кризиса быть развернутой быстро, гибко и независимо от воли государств. 5. Кроме того, упомянутые договоренности могли бы быть применены и в районах, территориальный статус которых оспаривается.

Формирование безопасности в Европе, подчеркивалось в статье, не должно основываться на принципах постоянной враждебности, а ее укрепления для одних государств не следует добиваться за счет ослабления других3.

Согласно первоначальным наработкам немецких экспертов, новая концепция режима КОВЕ должна основываться не на блоковом подходе, а на целях ОБСЕ (создание общего пространства безопасности без разделительных линий и нулевых геополитических игр). При разработке будущего режима КОВЕ за основу предлагалось взять адаптированный Договор об обычных вооружениях в Европе (АДОВСЕ). А его базовыми элементами должны стать меры не сокращения вооружений, а транспарентности и верификации, обеспечивающие стабильность и доверие. Допускалась также возможность согласования ограничений на постоянное размещение на передовых рубежах сторон «существенных боевых сил» в соответствии с Основополагающим актом НАТО - Россия 1997 года и систем, оказывающих значительное влияние на современные войны. Предметом проверки и обмена информацией в новом соглашении должны также стать возникшие после окончания холодной войны новые, «сетецентричные» военные потенциалы, включая, например, мобильные боевые средства и дальнобойные ударные системы4.

В странах НАТО эта германская инициативы с самого начала была воспринята далеко не однозначно. С некоторыми оговорками ее поддержали лишь десять стран блока (Бельгия, Болгария, Чехия, Франция, Испания, Италия, Нидерланды, Норвегия, Румыния и Словакия), а также нейтральные Австрия, Финляндия, Швеция и Швейцария. В совместном заявлении на эту тему в ноябре 2016 года министры иностранных дел упомянутых государств высказались за начало в рамках ОБСЕ структурированного диалога по контролю над обычными вооружениями в Европе5.

В то же время активность Берлина в этом вопросе вызвала едва скрываемое недовольство в Вашингтоне. Заместитель помощника государственного секретаря США по вопросам европейской безопасности Б.Тернер, сославшись на трудности в обсуждении вопроса о разработке нового соглашения по контролю над вооружениями в условиях вызова, брошенного Западу Россией, заявил, что США считают более разумным работать над укреплением и модернизацией уже существующих соглашений в этой области. Он подчеркнул, что ключевой целью США является модернизация Венского документа (ВД) и согласование политически обязательных МДБ, нацеленных на повышение открытости и транспарентности военной деятельности стран - членов ОБСЕ6.

Позицию Вашингтона поддерживает большинство стран - членов альянса, особенно Польша и страны Балтии, которые опасаются, что сам факт начала переговоров по ограничению вооружений в Европе может привести к ослаблению поддержки общественностью западных стран решений альянса об усилении военных приготовлений против России.

Под нажимом США и союзников по НАТО отдельные, в целом позитивные, немецкие идеи постепенно выхолащивались и наполнялись характерными для общей позиции натовцев положениями. В итоге, к моменту официального озвучивания германской инициативы на конференции СМИД ОБСЕ в Гамбурге, она приобрела достаточно размытый характер. К примеру, в качестве приоритетных вопросов повестки дня структурированного диалога в рамках ОБСЕ теперь фигурировали задача срочной модернизация Венского документа о мерах укрепления доверия и безопасности, которая, между прочим, в статье Ф.-В.Штайнмайера не упоминалась, а также рассмотрение проблематики общих угроз безопасности в Европе и военных доктрин государств континента. Начало же субстантивных переговоров по модернизации КОВЕ откладывалось на последующий этап.

И все же Россия посчитала возможным поддержать инициативу Германии, назвав ее интересной. МИД РФ указал, что возможности для создания нового режима контроля над обычными вооружениями в Европе имеются и Россия неизменно открыта к обсуждению вопросов международной безопасности и стабильности на основе равноправия и взаимного учета интересов7. Позднее, уже на заседании СМИД ОБСЕ, глава российского МИД С.В.Лавров более детально изложил российскую позицию на этот счет, указав на необходимость в целях создания благоприятной политической атмосферы для начала диалога по КОВЕ и проведения объективного сравнительного анализа военных потенциалов в Европе в качестве первых шагов прекратить воинственную риторику, отказаться от взаимных обвинений и перейти к равноправному взаимоуважительному разговору.

При этом было подчеркнуто, что первый обязательный шаг в этом направлении должны сделать страны НАТО, прекратив военную деятельность и развертывание инфраструктуры у рубежей России, то есть вернуть ситуацию, как минимум, к состоянию на конец 2013 года. Если начинать разговор всерьез о том, что делать в военно-политической сфере, в сфере контроля над вооружениями, то надо, как заявил С.В.Лавров, сесть, положить карту на стол и разобраться, кто, что и где имеет в плане вооружений и вооруженных сил. Тогда можно будет понять, где есть дисбалансы и как двигаться вперед8.

Несмотря на то что правительства большинства стран - членов ОБСЕ пока не выработали четких позиций по существу инициативы ФРГ, тем не менее проведенный предварительный обмен мнениями по германскому предложению на СМИД ОБСЕ выявил заметные расхождения в видении отдельными государствами целей предстоящего диалога и характера возможных договоренностей о воссоздании режима КОВЕ.

Ряд западных стран вслед за США продолжают настаивать на сохранении всех ранее заключенных соглашений в этой сфере либо допускают возможность разработки нового соглашения при условии отражения в нем явно отживших элементов ДОВСЕ, таких как фланговые и территориальные ограничения. Противоположные мнения высказываются и в отношении того, нужны ли в современных условиях количественные ограничения на обычные вооружения, должны ли они охватывать всю Европу или только отдельные ее субрегионы, какие именно категории вооружений должны ограничиваться с учетом нынешних военно-технических реалий, значительно отличающихся от тех, при которых заключался ДОВСЕ.

Согласно рассуждениям представителей и экспертов большинства стран НАТО, в нынешних условиях, дескать, важны не ограничения на обычные вооружения и их сокращение, а транспарентность в военной сфере, укрепление мер доверия и понижение рисков военного столкновения сторон. Поэтому они настаивают на усилении в первоочередном порядке Венского документа о мерах укрепления доверия и безопасности и согласовании дополнительных мер проверки и обмена информацией о военной деятельности. Причем преобладает мнение, что любые договоренности на этот счет должны носить политически, а не юридически обязательный характер.

С точки зрения России, однако, прежние договоренности в области контроля над вооружениями в Европе настолько изжили себя и не отвечают современным реалиям, что всякие попытки построить на их основе что-то новое обречены на провал. Принимая это во внимание в интересах укрепления европейской безопасности, Россия выступает за глубокую модернизацию режима КОВЕ. Она готова поддержать усилия, направленные на создание условий, которые могут привести к продуктивному диалогу на основе взаимного уважения и учета интересов друг друга. Путь к созданию нормальной атмосферы для начала диалога по этой проблеме пролегает через «замораживание» военного потенциала НАТО вблизи российских границ при одновременном сокращении военной активности Североатлантического альянса на восточном фланге и через дальнейший отвод непрерывно ротируемых сил и военной техники в места их постоянной дислокации9.

В дополнение к приведенным принципиальным различиям в подходах сторон к практической реализации предложения ФРГ следует признать, что на данном этапе фактически отсутствуют и факторы, которые могли бы стимулировать продуктивный диалог по этой проблеме. Так, количественное превосходство НАТО над Россией в обычных вооружениях является внушительным, и нет признаков того, что страны альянса захотят пойти на их сокращение.

Напротив, на саммитах НАТО в Уэльсе и Варшаве были приняты решения о дальнейшем увеличении военных расходов и качественном перевооружении государств - членов блока. Причем некоторые из них сигнализируют о намерении даже превзойти показатели, установленные для них в упомянутых решениях. То есть, судя по всему, большинству западных правительств и, очевидно, даже самой Германии не нужны результативные переговоры, поскольку их главная цель - сохранить и упрочить свое военное преимущество над Россией в Европе.

Именно поэтому параллельно усилиям немецкой дипломатии по продвижению своей инициативы по КОВЕ Берлин не только не снижает, а, наоборот, совместно со своими союзниками по НАТО фактически усиливает напряженность на континенте, размещая свои военные подразделения и тяжелые вооружения вблизи российских границ. Одновременно с наращиванием военных расходов, которые будут увеличены в 2017 году на 8%, что составит 1,22% национального ВВП, воинственные круги Германии даже начинают флиртовать с идеей приобретения ядерного оружия, в случае если США решат убрать свой «ядерный зонтик» над Западной Европой10.

Естественно, возникает вопрос, не является ли инициатива Берлина по КОВЕ лишь отвлекающим маневром в попытке успокоить общественность Германии, обеспокоенной ростом военных расходов страны и усилением напряженности в отношениях с Россией. Логично также предположить, что истинная позиция Германии в этом вопросе обусловлена прежде всего политико-пропагандистскими соображениями, обостряющейся конкуренцией с Великобританией за лидерство в Европе, а также давлением ее партнеров по ЕС - Польши и балтийских государств, которые пытаются разыграть в своих интересах карту российской угрозы.

Явно негативную позицию в этом вопросе занимают и США, стремясь подменить основную цель диалога по обычным вооружениям не их ограничением, в первую очередь натовской стороной, а навязать России как можно большую открытость и более инвазивные меры доверия, которые способны ослабить способность России успешно противостоять возможной агрессии альянса против России с помощью обычных сил.

В краткосрочном плане определенная интрига заключается в том, какой линии по КОВЕ будут придерживаться США при администрации Трампа, а именно: сохранит ли Вашингтон достаточно жесткий негативный подход правительства Б.Обамы в этом вопросе.

Многие аналитики на Западе считают, что политика администрации Д.Трампа будет продолжением курса Б.Обамы по блокированию конструктивного переговорного процесса. Причину этого видят не только в заявлениях самого Д.Трампа в поддержку усиления военного потенциала США и европейских союзников, но и в том, что он сам и его ближайшее окружение подвергаются массированному давлению как со стороны американских военно-политических кругов, так и европейских милитаристких сил и натовской бюрократии, не заинтересованных в ограничении военной деятельности государств - членов НАТО на континенте. Определенную ясность на этот счет внесет позиция США на начавшихся предварительных консультациях в Вене по мандату будущих переговоров, их повестке дня, составу участников и особенно по целям и характеру будущего режима КОВЕ.

Также правительства государств Североатлантического блока не видят пока серьезного сопротивления своим милитаристским планам ни со стороны гражданского общества, ни депутатского корпуса. Наоборот, парламентарии ряда стран НАТО под надуманным предлогом российской угрозы, всячески раздуваемой их официальными кругами и бюрократией альянса, требуют принятия исполнительными властями дополнительных мер по наращиванию конфронтации с Россией.

В таких условиях большинство аналитиков скептически оценивают возможность отказа правительств стран НАТО от конфронтационной политики и перспективу возобновления в ближайшем будущем субстантивных переговоров по КОВЕ и особенно выработки нового соглашения.

Тем не менее, несмотря на всю противоречивость ситуации вокруг практической реализации решения заседания СМИД ОБСЕ в Гамбурге о необходимости обратить вспять негативные тенденции в области обычных вооружений и архитектуры МДБ в Европе, структурированный диалог по КОВЕ заработал, а его координатор - австрийский посол К.Строхал даже выразил уверенность, что начавшиеся консультации будут «способствовать повышению траспарентности, предсказуемости и расширению сотрудничества»11 на континенте.

q

Каковы все же реальные шансы успешной работы по обновлению режима КОВЕ? Как представляется, в силу упомянутых выше причин на данный момент перспективы продуктивного диалога по германской инициативе в рамках ОБСЕ и особенно будущих договоренностей по КОВЕ выглядят достаточно туманными. Очевидно, что субстантивные переговоры по этой проблеме, если они вообще начнутся, будут затяжными, вязкими и в обозримом будущем вряд ли станут результативными. Безусловно, страны НАТО станут активно использовать такой диалог в политико-пропагандистских целях как еще одну форму давления на Россию. На ход переговоров сможет повлиять и состояние неурегулированных конфликтов, в первую очередь украинского.

И все же возобновление диалога по запуску переговоров по КОВЕ отвечает интересам России, открывая для российской дипломатии дополнительные возможности по продвижению нашего видения в решении проблем укрепления безопасности и ограничения вооружений в Европе. Существующие зазоры в подходах США и большинства европейских стран к различным аспектам контроля над вооружениями позволят России использовать эту площадку в интересах поиска взаимоприемлемых компромиссных решений по этой важнейшей проблематике для безопасности в Европе.

В свою очередь, успех последующих переговоров во многом будет зависеть от того, смогут ли их участники выйти на такие договоренности, которые станут четко отражать справедливый баланс интересов сторон и отвечать современным реалиям на континенте. Возможный компромисс в этой сфере должен исключить преобладающее военное превосходство одной стороны и предусматривать поэтому существенное сокращение войск и вооружений НАТО, их вывод из стран Балтии и Польши, согласование взаимоприемлемого понимания положения о «дополнительном постоянном размещении существенных боевых сил» НАТО вблизи российских границ и согласие натовцев на его закрепление в будущей договоренности в виде юридически обязательного требования.

Заслуживает серьезного внимания и экономическая сторона будущего режима КОВЕ. Важно, чтобы новый режим вносил реальный вклад в предотвращение затратной гонки вооружений (в том числе путем охвата их современных видов) и устанавливал инспекционный режим, минимально необходимый для надежной проверки соблюдения количественных и качественных ограничений на вооружения.

В заключение уместно напомнить вывод МИД России о том, что только коренное изменение самой природы НАТО, безнадежно увязшей в собственном прошлом, может дать шанс на перемены к лучшему в сфере обеспечения европейской безопасности12.

1Антонов А., Аюмов Р. Контроль над обычными вооружениями в Европе - конец режима или история с продолжением? М.: ПИР-Центр, 2012, С. 49.

2От Лиссабона до Гамбурга: Декларация о 20-й годовщине принятия Концептуальной базы ОБСЕ для контроля над вооружениями. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе. Совет министров. Гамбург, 2016 MC.DOC/4/16. 9 December 2016.

3Steinmeir F.-W. More security for everyone in Europe: A call for re-launch of arms control. Frankfurter Allgemeine Zeitung. 2016. 26 August // http://www.osce.org/cio/261146

4Richter W. Towards a Political Framework for Military Significant Conventional Arms Control in Europe. International Workshop Conventional Arms Control in Europe: New Approaches in Challenging Times. Berlin. 2015. 23-24 April // http://ifsh.de/file-CORE/documents/CORE_WP26_en.pdf

5Reif Kingston. Europeans Seek Conventional Arms Control. Arms Control Today. January/February 2017 // http://www.armscontrol.org/print/8351

6Ibid.

7Комментарий Департамента информации и печати МИД России 05.09.2016 в связи со статьей министра иностранных дел ФРГ Ф.-В. Штайнмайера, опубликованной в газете «Frankfurter Allgemeine Zeitung» 26 августа 2016 г. // http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news//asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/...

8Выступление министра иностранных дел России С.В.Лаврова на заседании Совета министров иностранных дел ОБСЕ. 8 декабря 2016. Гамбург // www.mid.ru

9Мешков А. Диалог РФ и НАТО выходит из «тяжелой затяжной болезни» // http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=8573

10Kuhn U. The sudden German Nuke Flirtation. 06.12.2016 // http://carnegieendowment.org/2016/12/06/sudden-german-nuke-flirtation-pub_66366

11OSCE to explore common ground on current and future security challenges. OSCE press-release. 2017. 7 April // http://www.osce.org/chairmanship/310481

12Комментарий Департамента информации и печати МИД России по итогам министерской сессии Совета НАТО. 31.03.2017 // http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news//asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2714612

Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 26 июня 2017 > № 2220949 Юрий Белобров


Швеция. Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 25 июня 2017 > № 2222612

Ясмин уехала в ИГИЛ: «Мы с дочерью должны были умереть вместе»

Магнус Санделин (Magnus Sandelin), Svenska Dagbladet, Швеция

Ясмин из Гётеборга взяла своих двоих детей и присоединилась к ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России, — прим. ред.). После того, как ее трехлетний сын умер при взрыве бомбы, с которой играл, она сбежала. Но в Швеции ее жизнь была разрушена. В апреле Ясмин нашли мертвой: предположительно, она совершила самоубийство. Журналист Магнус Санделин встречался с Ясмин. Теперь он рассказывает ее историю.

Однажды вечером в январе в прошлом году я и фотограф Андерс Дерос (Anders Deros) позвонили в дверь квартиры на северо-востоке Гётеборга. Через мгновение нам открыла Ясмин, 26-летняя женщина с темными волосами до плеч, одетая в темную домашнюю одежду.

Мы встречались несколько недель назад в связи с делом в суде Гётеборга, перед которым предстал ее брат Хассан по обвинению в терроризме. Ясмин с сестрой и братом когда-то уезжали в террористическую организацию. Все трое вернулись в Гётеборг.

Ясмин провела дома два месяца.

Теперь она нас не узнала. На часах 16:20. Мы ее разбудили. Все-таки она нас впустила, извинившись: «Я принимаю антидепрессанты и плохо сплю».

Мы устроились на диване в гостиной убого обставлено квартиры на нижнем этаже. Четырехлетняя дочь Ясмин сидела на кровати в другой комнате и смотрела фильм. Через какое-то время она пришла к нам в гостиную. Ясмин показала нам раны на ногах девочки, полученные от осколков бомбы в Сирии — той, что убила ее младшего брата.

Мы хотели взять у Ясмин интервью о том времени, что она и дети провели в ИГИЛ, и о ее побеге. Но она сказала, что не осмелится. Она оставила «халифат». По правилам ИГИЛ, теперь она — дезертир и предательница. В Гётеборге полно людей, симпатизирующих террористической секте, и они могут отомстить.

Поэтому она не захотела давать официальное интервью.

Затем она начала рассказывать. Тем вечером мы пробыли у нее более двух часов. Потом мы ушли, оставив Ясмин с дочерью в той квартире. Встреча вызвала неприятное чувство.

Этот дом не был счастливым.

Через 15 месяцев после нашей встречи, 13 апреля этого года, Ясмин нашли мертвой в собственной постели. Социальная служба подозревает самоубийство в связи с информацией, переданной в заявлении одного из ее сотрудников.

Из этой информации следует, что Ясмин в 2015 году искала помощи у социальной службы в Ангереде. Тогда она только вернулась домой из ИГИЛ в Сирии. Ей было «тяжело принимать поддержку и выполнять план», в период ИГИЛ и во время последующего бегства она пережила много ужасного. Социальная служба знала, что у Ясмин и раньше были большие трудности в жизни.

Согласно заявлению, коммуна не справилась со своей ответственностью за Ясмин.

Ясмин рассказывала нам, что поехала в Сирию, прежде чем ИГИЛ в 2014 году провозгласило свой «халифат» в некоторых областях Сирии и Ирака. «Это было до того, как они стали такими жесткими», — сказала она.

Ее брат Хассан уже вернулся домой в Гётеборг, он воевал вместе джихадистской группой в Сирии и был ранен в голову. А ее сестра, на два года старше, тоже уехала в ИГИЛ и все еще оставалась там, когда мы встречались с Ясмин в Ангереде в 2016 году.

По словам Ясмин, она уехала, потому что хотела жить в мусульманской стране и помогать гражданскому населению.

«Я сидела дома и видела по телевизору, как страдают люди. Я хотела поехать туда, на юг, чтобы помогать, я думала, что смогу купить в Сирии дом, где могли бы жить дети-сироты».

Она одна поехала в Ракку с двумя маленькими детьми. Там она жила в квартире вместе с семнадцатилетней сирийской девушкой. Вступила в брак с мужчиной, больше из формальных соображений. Позднее тот мужчина погиб, сражаясь за ИГИЛ.

Халифат оказался не таким, каким его воображала себе Ясмин.

«Как женщина ты ничего не имеешь права делать. Если ты не замужем, с тобой обращаются, как с собакой. А если замужем, за тебя все решает и делает муж», — рассказала она.

В то же время Ясмин хорошо отзывалась о талибах, которых видела, когда ранее посещала Афганистан. Понять логику ее рассуждений было не слишком легко.

Ясмин говорила быстро. Иногда она демонстрировала жесткую позицию, использовала грубый язык: «Женщинам ничего не позволено, они лишь сидят дома, и их трахают».

Она рассказала об оружие, которое обычно носила в Ракке. Однажды она угрожала шоферу такси пистолетом, потому что тот вначале не хотел везти женщину без сопровождения. Тогда она добилась своего.

В ее рассказе проглядывает ужасающая жестокая действительность в Ракке. По ее словам, родители, которые хотели воспитать своих детей как будущих воинов ИГИЛ, обычно брали их с собой на публичные казни. На специальной площади города палачи ИГИЛ отрезали головы приговоренным к смерти. И дети ликовали, говорила Ясмин. Она со своими детьми никогда не ходила туда.

«Я хотела защитить их от этого. Однажды, когда мы шли по городу, я увидела, что на тротуаре лежит уже давно мертвый мужчина. Мы повернули обратно».

Она не прижилась в Ракке и хотела обратно домой. Попыталась бежать из «халифата», но ее поймали и посадили в тюрьму. Со временем ей удалось оправдаться, утверждая, что она была одержима дьяволом.

Она боялась, что беспилотники, обстреливающие город, убьют ее детей. Но вышло не так.

18 сентября 2015 года Ясмин и ее двое маленьких детей находились в квартире. Дети играли в одной комнате, а Ясмин была в другой. Раздался сильный взрыв. Дочка начала кричать. Трехлетний брат девочки играл с коробкой с кнопками. В коробке было взрывное устройство. Сын Ясмин погиб, а дочь была ранена осколками.

«Я ненавижу ИГИЛ», — горячо заявила нам Ясмин, когда мы сидели у нее на диване и слушали рассказ.

Она рассказала, как она планировала присоединиться к курдам, которые воевали против ИГИЛ: им с маленькой дочерью предстояло взорвать себя в толпе приверженцев ИГИЛ, «мы должны были умереть вместе».

Но она передумала.

Про несчастный случай с ее сыном я к тому времени, когда Ясмин рассказывала об этом, уже знал. Газета Aftonbladet писала об этом пару недель спустя после несчастья: трехлетний шведский мальчик погиб на подконтрольной ИГИЛ территории, играя со взрывным устройством. Ясмин одобрила статью. На сайте ее проиллюстрировали фотографией c ее Facebook. На ней ее одетый в камуфляж сын спал рядом с автоматом Калашникова. Лицо мальчика заретушировали, и его нельзя было узнать.

Ясмин позвонила мне и кричала в телефон, угрожая, что свяжется с ИГИЛ, если мы не уберем фотографию. Это была просто шутка, сказала она. Ответственный редактор решил удалить фотографию.

Всего несколько дней спустя, поздним вечером, она позвонила снова, уже не сердитая, но в отчаянии. Социальная служба забрала ее дочь, которой скоро пять. Ясмин рассказала, что в ее квартире побывала вооруженная полиция.

Ясмин не могла понять, зачем у нее забрали дочь. Из заявления сотрудника социальной службы следовало, что весной 2016 года, после того, как она лишилась дочери, Ясмин чувствовала себя все хуже и хуже. В социальную службу поступало несколько заявлений, авторы которых выражали беспокойство по поводу ее состояния.

Дело Ясмин разбиралось в четырех разных отделениях районной администрации Ангереда. Многие знали, что Ясмин плохо себя чувствует.

Иногда она встречалась со своей маленькой дочерью в присутствии персонала социальной службы, но когда Ясмин начала терапию, встречи между матерью и дочерью пришлось прекратить. Ясмин перестала оплачивать счета, и в конце концов в квартире отключили электричество.

Из заявления: «Она несколько раз говорила, что жизнь не имеет смысла».

Старший брат Ясмин Хассан был успешным боксером, выступал за молодежную сборную Швеции. В Гётеборге у него была собственная фирма по укладке полов. Он становился все более религиозным и читал лекции для молодежи в мечети.

В ноябре 2015 года Хассан был осужден Гётеборгским судом за террористические преступления, которые совершил в Сирии. Приговор вынесли и другому молодому человеку из Гётеборга. Еще четырех гётеборгцев полиция подозревала в соучастии. Скорее всего, сейчас они мертвы.

Хассан и второй осужденный присутствовали на казни двоих мужчин через отрезание головы в промышленном районе в пригороде Алеппо. В 2013 году, когда были совершены эти убийства, два гётеборгца, вероятно, входили в джихадистскую группировку, которая позднее должна была стать частью «Исламского государства».

Длительный процесс убийства снимался на видео. Запись показали аудитории, присутствующей зале суда, и она произвела сильное впечатление. Один пленник вынужден был смотреть, как казнят другого. Судя по всему, у Хассана была руководящая роль, он занимался планированием мероприятия: определил место для первого убийства, произнес речь о том, почему эти двое должны быть казнены, отдавал приказы палачу с ножом.

Среди материалов предварительного расследования есть видеоролик, снятый на мобильный телефон, где Хассан в Сирии отрезает голову живой курице, после чего говорит жене, которая все это снимает: «Только, знаешь, человека убивать гораздо интереснее, вот так же режут кафира (неверного). Потому что он визжит, как свинья, ведь он кафир. (…) Делать это с кафиром — совсем другое удовольствие, в любом случае».

Тот Хассан, которого мы видели в зале суда, сжавшись, сидел в инвалидном кресле и в основном смотрел прямо перед собой без всякого выражения. Через полгода после убийств его ранили в голову, и теперь он страдал от повреждений мозга, сопровождаемых афазией и тяжелыми расстройствами памяти. По словам его адвоката, он не понимал, за какие преступления его осудили.

Его приговорили к пожизненному заключению за террористические преступления в форме убийства.

Папа Ахмед уже многие годы разведен с матерью Ясмин и Хассана. Он приглашает нас к себе и ставит на стол булочки и печенье. Этот шестидесятилетний мужчина небольшого роста, с мускулистыми руками, плечами и шеей, живет в небольшом городке и работает водителем грузовика. У него семеро детей. Трое из них стали суннитами и уехали в Сирию, чтобы присоединиться к террористической организации.

Он говорит, что это больше не его дети.

«Я их еще раньше предупреждал. Если они поедут в Сирию воевать, они мне больше не дети!»

Семья Ясмин и Хассана — курдские шииты из Ирака, одна их тех групп, которую «Исламское государство» преследует и убивает. Ахмед служил в армии Саддама Хуссейна, участвовал в войне между Ираком и Ираном в 1980-х. Затем он провел какое-то время в тюрьме, а когда вышел, узнал, что его собираются убить. В 1991 году семья бежала в Швецию.

«Я урожденный мусульманин, но я неверующий. Я сказал семье, что о политике и религии мы дома не разговариваем», — рассказал Ахмед.

Он описывает сына Хассана как симпатичного человека с кучей приятелей, пользующегося успехом у девушек. Сын ходил на тренировки по боксу и участвовал в соревнованиях на высочайшем уровне. Примерно 15 лет назад он, по рассказам отца, стал верующим суннитом и поменял стиль одежды.

«Я иногда смеялся над его религиозными убеждениями, и тогда он злился на меня. Если почитать про пророка Мухаммеда, видишь, что он делал много плохих вещей, неудивительно, что ДАЕШ („Исламское государство") тоже их делает. Ненавижу эту войну».

По словам Ахмеда, это Хассан убедил двух младших сестер обратиться в суннизм. В 12 лет Ясмин начала носить чадру, а в 14 — полностью покрывающий никаб. В 18 лет она вышла замуж, отказалась от общения со всеми старыми друзьями и обзавелась новыми, религиозными.

«Вначале я был очень рад, что она не шаталась по улицами, не пила и не участвовала в гулянках, но я не понимал, что религия для нее зайдет так далеко», — рассказал Ахмед.

Хассан уехал в Сирию осенью 2012 года. Прежде отец однажды уже заставлял его вернуться домой из джихадистской поездки в Ирак в 2006 году, угрожая местью со стороны родственников, оставшихся там, на юге. Но когда сын оказался в Сирии, Ахмед ничего не мог поделать.

«Он сказал, что собрался в Мекку. Когда он по телефону сообщил, что он вместо этого находится в Сирии, я сказал, что он мне больше не сын. Он ответил, что ему наплевать».

Одна из дочерей Ахмеда, которая тоже обратилась в суннизм, сказала, что хочет навестить Хассана в Сирии. Ахмед дал ей денег на билет.

«Я предупредил, чтобы она не выходила там замуж, но она все равно именно это и сделала, вышла за мужчину из „Исламского государства". Я ей сказал, что она мне больше не дочь».

По словам Ахмеда, для него важно защищать свою семью, в Ираке он научился быть «львом». В Ангереде неподалеку от Гётеборга, по его рассказам, он однажды прогнал группу из 18 человек, вооружившись бейсбольной битой. Они пытались заставить его дочь продавать наркотики. Во время потасовки Ахмед получил огнестрельное ранение в ногу.

В другой раз, когда он приходил Ясмин, он поднялся к соседу со второго этажа, который плохо говорил о ней. По его словам, он вытащил соседа на балкон и сбросил его вниз, на газон. Сосед выжил.

Когда Хассан и одна из его сестер уехали в Сирию, Ахмед один раз бывал в квартире Ясмин в Гётеборге. Он тогда прямо запретил ей ехать в Сирию, как сделали брат и сестра.

«Она сказала, что не собирается этого делать, но через пару дней я получил смс, в которой она сообщила, что тоже поехала», — говорит Ахмед.

По его словам, причиной отъезда Ясмин в ИГИЛ была религия. Кроме того, она, вероятно, хотела уехать от мужа в Швеции, который плохо с ней обращался.

«Она боялась, что я стану заставлять ее вернуться к нему», — говорит Ахмед.

По его словам, он никогда больше не намерен общаться со своим покалеченным сыном Хассаном, который сейчас сидит в тюрьме за терроризм.

Когда дочери пытались связаться с Ахмедом из Сирии или уже вернувшись в Швецию, он им отказывал.

«Ясмин звонила мне пару раз, когда вернулась домой в Гётеборг. Она была расстроена, что социальная служба забрала ее детей. В последний раз я был очень зол на нее за что-то, что она написала в Facebook, и сказал, чтобы она больше мне не звонила».

Одной апрельской ночью ему позвонили и сообщили, что Ясмин мертва.

Когда я спрашиваю его об этом, он замолкает и на минуту выходит на кухню. Вернувшись, говорит, что никто не знает, как она умерла, но ему рассказали, что ее нашли лежащей в кровати с улыбкой на лице.

«Я не знаю, почему, и не хочу знать. Мне достаточно просто знать, что она мертва», — говорит Ахмед.

Мария Шодаль (Maria Sjödahl), руководитель отдела индивидуальной и семейной опеки в Ангереде, читала оповещение о смерти Ясмин. Прежде чем высказываться на эту тему, она хочет дождаться завершения расследования.

«То, что случилось, по-настоящему серьезно. У этой женщины что-то пошло не так. Но я не могу сказать, виновато ли в произошедшем недопонимание или что-то другое, из-за чего она не получила необходимой помощи. Я вижу, что с делом связаны четыре отделения районной администрации, и нужно расследовать, был ли недостаток взаимодействия между ними. Если да, то нам надо найти новый метод работы».

Я также связывался со второй сестрой, которая уехала в «Исламское государство». Она отказалась давать интервью.

Примечание: Ясмин и Ахмед — вымышленные имена.

Швеция. Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 25 июня 2017 > № 2222612


Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 июня 2017 > № 2222597

Америка вооружала террористов в Сирии

ИГИЛ: как группировка превратилась в государство

Гарет Портер (Gareth Porter), The American Conservative, США

Конгрессмен Тулси Габбард (Tulsi Gabbard), которая одновременно является членом комитетов Палаты представителей по делам вооруженных сил и по иностранным делам, вынесла на рассмотрение законопроект, который запрещает США оказывать любое содействие террористическим организациям в Сирии, а также любым организациям, непосредственно сотрудничающим с ними. Что еще важнее, этот законопроект запрещает США продавать оружие и сотрудничать в военной сфере со странами, которые предоставляют оружие и финансируют эти террористические организации, а также их пособников.

Предложенный Габбард Закон о прекращении финансирования террористов (Stop Arming Terrorists Act) стал первой попыткой оспорить в Конгрессе политику США по отношению к Сирии и продолжающейся там гражданской войне — попыткой, которую необходимо было предпринять уже давно: в 2012-2013 годах администрация Обамы помогала своим суннитским союзникам — Турции, Саудовской Аравии и Катару — предоставлять оружие сирийским и несирийским вооруженным группировкам, чтобы те могли свергнуть режим президента Башара аль-Асада. А в 2013 году администрация начала отправлять оружие тем, кого ЦРУ тогда считало «относительно умеренными» оппозиционными группировками, которые нередко исповедовали принципы исламистского экстремизма.

Такая политика, которая должна была способствовать замене режима Асада на более демократический режим, в действительности способствовала превращению сирийского ответвления «Аль-Каиды»*, «Фронта ан-Нусра»*, в главную угрозу для правительства Асада.

Сторонники политики предоставления оружия считают, что это необходимо делать для того, чтобы противостоять росту влияния Ирана в Сирии. Однако этот аргумент не имеет никакого отношения к реальной проблеме, возникшей в связи с такой политикой США. Сирийская политика администрации Обамы фактически подорвала процесс реализации интересов США, которые должны были стать краеугольным камнем «глобальной войны с терроризмом», а именно уничтожение «Аль-Каиды» и связанных с ней террористических организаций. В сущности, США подчинили свои интересы, заключавшиеся в борьбе с терроризмом, интересам своих суннитских союзников. Таким образом, они помогли создать новую террористическую угрозу в самом сердце Ближнего Востока.

Политика предоставления оружия военизированным группировкам, стремящимся свергнуть правительство президента Башара аль-Асада, началась в сентябре 2011 года, когда суннитские союзники президента Барака Обамы — Турция, Саудовская Аравия и Катар — потребовали от него предоставить тяжелое вооружение той военизированной оппозиции, чей режим они намеревались установить в Сирии. Турция и режимы стран Персидского залива хотели, чтобы США предоставили повстанцам противотанковое и зенитное оружие, как сообщил один бывший чиновник администрации Обамы.

Обама отказался предоставить оружие оппозиции, но он согласился оказать скрытую логистическую поддержку в проведении кампании по предоставлению военной помощи, заключавшейся в передаче оружия оппозиционным группировкам. Участие ЦРУ в процессе вооружения антиасадовских сил началось с организации поставок оружия со складов режима Каддафи, которые сохранились в Бенгази. Контролируемые ЦРУ компании отправляли оружие из военного порта в Бенгази в два небольших порта в Сирии, привлекая бывших американских военных, которым поручалось решение логистических вопросов. Об этом в 2014 году написал в своем отчете журналист Сай Херш (Sy Hersh). Средства на реализацию этой программы поступали в основном от Саудовской Аравии.

В рассекреченном докладе Разведывательного управления Министерства обороны США, составленном в октябре 2012 года, говорилось, что партия оружия, отправленная в конце августа 2012 года, включала в себя 500 снайперских винтовок, 100 реактивных противотанковых гранатометов (РПГ), а также 300 снарядов для РПГ и 400 гаубиц. Как говорилось в докладе, в каждой партии было по 10 грузовых контейнеров, в каждом из которых было по 20 тонн груза. То есть общий вес каждой партии оружия достигал примерно 250 тонн. Даже если ЦРУ организовывало поставку всего одной такой партии в месяц, общий объем поставок оружия в Сирию с октября 2011 года по август 2012 года должен был составить 2750 тонн. Скорее всего, в реальность общий объем поставок был во много раз больше.

Операция ЦРУ по проведению тайных поставок оружия из Ливии неожиданно прекратилась в сентябре 2012 года, когда ливийские боевики атаковали и сожгли пристройку к зданию посольства в Бенгази, которая использовалась для проведения этой операции. К тому времени гораздо более масштабный канал поставок оружия антиправительственным группировкам уже начал свою работу. ЦРУ помогло саудовцам наладить контакт с одним высокопоставленным хорватским чиновником, который предложил продать крупную партию оружия, оставшегося после войн на Балканах 1990-х годов. ЦРУ также помогало саудовцам закупать оружие у поставщиков и правительств еще нескольких стран бывшего советского блока.

Располагая большим количество оружия, полученного в результате ливийской операции ЦРУ и купленного у хорватов, в декабре 2012 года Саудовская Аравия и Катар резко увеличили число полетов военных грузовых самолетов в Турцию и сохраняли их интенсивность в течение следующих двух с половиной месяцев. Как сообщило издание New York Times, к середине марта 2013 года общее число таких полетов составило 160. Самолет ИЛ-76, который чаще всего используется для решения подобных задач в странах Персидского залива, может поднимать воздух примерно 50 тонн груза, то есть с конца 2012 года до начала 2013 года через турецкую границу в Сирию было доставлено примерно 8 тысяч тонн оружия.

Один американский чиновник назвал новый уровень поставок оружия сирийским повстанцам «водопадом оружия». Результаты продлившегося целый год расследования, проведенного Балканской сетью расследовательской журналистики (Balkan Investigative Reporting Network) и Проектом по расследованию коррупции и организованной преступности (Organized Crime and Corruption Reporting Project), показали, что саудовцы намеревались создать мощную традиционную армию в Сирии. В «сертификате конечного пользователя» оружия, приобретенного у одной компании в Белграде, Сербия, в мае 2013 году, указаны 500 советских гранатометов ПГ-7ВР, способных пробивать толстую танковую броню, вместе с 2 миллионами снарядов, 50 противотанковых ракетных комплексов «Конкурс» с 500 ракетами, 50 зенитных орудий, 10 тысяч осколочных гранат ОГ-7, способных пробивать тяжелые бронежилеты, четыре реактивные системы залпового огня БМ-21 «Град», каждая из которых способна одновременно выпускать по 40 ракет дальностью от 19 до 30 километров, а также 20 тысяч ракет «Град».

В сертификате конечного пользователя другой партии, отправленной в Саудовскую Аравию этой же сербской компанией, было указано 300 танков, 2 тысячи РПГ и 16,5 тысячи других ракетных установок, миллион снарядов для зенитной установки ЗУ-23-2 и 315 миллионов патронов для различных видов оружия.

Эти две партии являются лишь малой долей того объема оружия, которое Саудовская Аравия приобрела в течение следующих нескольких лет у восьми балканских государств. Эксперты обнаружили, что саудовцы заключали самые крупные сделки со странами бывшего советского блока в 2015 году и что многие оружейные системы, проданные саудовцам, были совершенно новыми. Более того, почти 40% оружия, приобретенного саудовцами у этих стран, не было доставлено до начала 2017 года. То есть саудовцы заключали контракты на поставки оружия так, чтобы вести полномасштабную войну в Сирии в течение еще нескольких лет.

Однако пока самой значимой единовременной покупкой оружия саудовцами стала закупка не у балканских государств, а у США. Речь идет о продаже 15 тысяч тяжелых противотанковых ракетных комплексов TOW, которые обошлись Саудовской Аравии в 1 миллиард долларов. Эта сделка стала результатом принятого Обамой решения снять свой запрет на предоставление смертельного оружия антиасадовским вооруженным группировкам. Более того, саудовцы пообещали, что эти противотанковые комплексы попадут в руки сирийских повстанцев только с разрешения США. Эти комплексы появились в Сирии уже в 2014 году и скоро оказали существенное влияние на военный баланс в стране.

Такая хлынувшая в Сирию лавина оружия наряду с приходом 20 тысяч иностранных боевиков — в основном из Турции — во много определили характер этого конфликта. Это оружие помогло превратить сирийское ответвление «Аль-Каиды», «Фронт ан-Нусра» (которое теперь называется «Тахрир аш-Шам»*), и его верных союзников в самую мощную антиасадовскую силу в Сирии — и стало толчком к формированию «Исламского государства»*.

К концу 2012 года американским чиновникам стало ясно, что основная масса оружия, которое стало прибывать в страну с начала года, отправлялась боевикам «Аль-Каиды» и их союзникам, которые стремительно укрепляли свои позиции в Сирии. В октябре 2012 года американские чиновники признали в беседе с репортерами New York Times, что «большая часть» оружия, переплавленного вооруженным оппозиционным группировкам в Сирии при поддержке США в течение предыдущего года, попала в руки «радикальных исламистских джихадистов» — то есть в руки боевиков «Фронта ан-Нусра».

«Фронт ан-Нусра» и его союзники стали главными получателями оружия, потому что Саудовская Аравия, Турция и Катар хотели, чтобы оружие попало в руки тех военных группировок, которые демонстрировали наивысшие результаты в борьбе против правительственных сил. К лету 2012 года «Фронт ан-Нусра», пополнивший свои ряды за счет нескольких тысяч иностранных джихадистов, прибывших в Сирию через турецкую границу, уже выполнял роль лидера в атаках на войска сирийского правительства в тесном сотрудничестве с бригадами «Сирийской свободной армии».

В ноябре и декабре 2012 года боевики «Фронта ан-Нусра» вместе с представителями «Сирийской свободной армии» начали создавать своеобразные «координационные центры» на нескольких фронтах, как написал Чарльз Листер (Charles Lister) в своей книге «Сирийский джихад». Одним из командиров, который нравился Вашингтону, был полковник Абдул Джаббар аль-Окейди (Abdul Jabbar al-Oqaidi), бывший офицер сирийской армии, возглавивший Революционный военный совет Алеппо. Посол Роберт Форд (Robert Ford), который сохранил за собой эту должность даже после того, как ему пришлось покинуть Сирию, публично встретился с Окейди в мае 2013 года, чтобы сообщить ему о готовности США оказать ему поддержку.

Однако Окейди и его отряды были всего лишь младшими партнерами в коалиции сил Алепоо, в которой самым сильным элементом был «Фронт ан-Нусра». Реальную ситуацию можно оценить по видеоролику, в котором Окейди рассказывает о своих хороших отношениях с лидерами «Исламского государств» и в котором показано, как он празднует захват военной базы сирийского правительства, произошедший в сентябре 2013 года, вместе с главным командиром джихадистов в провинции Алеппо.

К началу 2013 года «Сирийская свободная армия», которая никогда, в сущности, не была военной организацией, перестала играть какую-либо значимую роль в сирийском конфликте. Новые антиасадовские группировки даже перестали пользоваться этим названием, чтобы обозначать себя, как сказал один специалист по сирийскому конфликту.

Поэтому, когда оружие из Турции прибывало на различные фронты, все неджихадистские группировки понимали, что это оружие достанется «Фронту ан-Нусра» и его ближайшим союзникам. В докладе McClatchy, опубликованном в начале 2013 года и посвященном ситуации в городе на севере центральной части Сирии, говорилось о том, как военные договоренности между «Фронтом ан-Нусра» и бригадами «Сирийской свободной армии» управляли процессом распределения оружия. Несколькими неделями ранее один из этих отрядов — «Бригада победы» — приняла участие в успешной атаке на стратегический город вместе с самым важным военным союзником «Аль-Каиды», бригадой «Ахрар аш-Шам»*. Один репортер наблюдал за тем, как члены той бригады и «Ахрар аш-Шам» демонстрировали новое оружие, в том числе сделанные в России РПГ-27 и гранатометы РГ-6.

На вопрос о том, передала ли «Бригада победы» часть нового оружия «Ахрар аш-Шам», представитель последней ответил: «Конечно, она передала нам оружие. Мы сражаемся вместе».

Турция и Катар сознательно выбрали «Аль-Каиду» и ее ближайшего союзника, «Ахрар аш-Шам», в качестве получателей оружейных систем. В конце 2013 года и начале 2014 года турецкая полиция перехватила несколько грузовиков с оружием, которые направлялись в провинцию Хатай на юге Турции. Согласно показаниям турецких полицейских, эти грузы сопровождали несколько сотрудников турецкой разведки. Эта провинция контролируется боевиками «Ахрар аш-Шам». Скоро Турция начала относиться к «Ахрар аш-Шам» как к своему главному клиенту в Сирии, как сказал Файзаль Итани (Faysal Itani), старший научный сотрудник Центра изучения Ближнего Востока имени Рафика Харири при Атлантическом совете.

Один агент катарской разведки, который принимал участие в поставках оружия экстремистским группировкам в Ливии, стал ключевой фигурой в организации поставок оружия из Турции в Сирию. Один агент арабских разведывательных служб, знакомый с содержанием переговоров с внешними поставщиками, проводившимися в Турции у сирийской границы в те годы, сообщил изданию Washington Times, что, когда один из участников переговоров предупредил, что внешние державы поддерживают джихадистов, тогда как неисламистские группировки постепенно выдыхаются, представитель Катара сказал: «Я буду посылать оружие даже "Аль-Каиде", если это поможет».

По словам одного дипломатического источника на Ближнем Востоке, Катар поставлял оружие как «Фронту ан-Нусра», так и «Ахрар аш-Шам». В 2013 году члены Национального совета безопасности при администрации Обамы предложили американским чиновникам выразить свое недовольство в связи с тем, что Катар вооружает экстремистов в Сирии и Ливии, убрав истребители с американской военно-воздушной базы в Катаре. Пентагон отверг это предложение, чтобы сохранить доступ к этой базе.

Как пишет Херш, президент Обама обсуждал с премьер-министром Реджепом Тайипом Эрдоганом (Recep Tayyip Erdogan) тему поддержки, которое его правительство оказывало джихадистам, во время ужина в Белом доме в мае 2013 года. «Мы знаем, что вы делаете с радикалами в Сирии», — сказал тогда Обама, обратившись к Эрдогану.

Между тем публично администрация США мельком упомянула о сотрудничестве Турции с «Фронтом ан-Нусра» только в конце 2014 года. Вскоре после отъезда из Анкары Фрэнсис Риккардоне (Francis Ricciardone), посол США в Турции с 2011 по середину 2014 года, сообщил изданию Daily Telegraph, что Турция, «честно говоря, некоторое время сотрудничала с группировками, в том числе с "ан-Нусра"».

Ближе всего к тому, чтобы публично упрекнуть своих союзников в предоставлении оружия сирийским террористам, Вашингтон подошел тогда, когда вице-президент Джо Байден (Joe Biden) подверг критике их действия в октябре 2014 года. В ходе своего импровизированного выступления в Школе Кеннеди Гарварда Байден пожаловался, что «нашей главной проблемой являются наши союзники». По его словам, теми силами, которым они предоставляли оружие, были «"ан-Нусра", "Аль-Каида" и экстремистские элементы из числа джихадистов, прибывших из других стран мира».

Байден быстро извинился за свои слова, объяснив, что он вовсе не имел в виду, что союзники США сознательно предоставляли оружие джихадистам. Но посол Форд присоединился к его жалобе, сказав в интервью ВВС: «То, что сказал Байден о наших союзниках, способствующих углублению проблемы экстремизма, — это правда».

В июне 2013 года Обама дал свое согласие на первую прямую поставку смертельного оружия повстанческим бригадам, которые ЦРУ тщательно проверило. К весне 2014 года сделанные в США противотанковые ракетные установки BGM-71E из тех, которые были переданы Саудовской Аравии, начали появляться в руках избранных антиасадовских группировок. Но ЦРУ выдвинуло условие, чтобы те группировки, которые их получают, не сотрудничали с «Фронтом ан-Нусра» и его союзниками.

Это условие подразумевало, что Вашингтон поставляет оружие вооруженным группировкам, которые достаточно сильны для того, чтобы сохранить независимость от «Фронта ан-Нусра». Однако все группировки из списка «относительно умеренных» повстанцев, проверенных ЦРУ, были чрезвычайно уязвимыми перед влиянием и мощью «Фронта ан-Нусра». В ноябре 2014 года боевики «Фронта ан-Нусра» нанесли удары по двум сильнейшим группировкам, поддерживаемым ЦРУ — «Харакат Хазм» и «Сирийский революционный фронт» — захватив их тяжелое оружие, включая противотанковые ракетные установки TOW и ракетные установки «Град».

В начале марте 2015 года ветка «Харакат Хазм» в Алеппо прекратила свое существование, а «Фронт ан-Нусра» сразу же продемонстрировал фотографии ракет TOW и другого оружия, которое им удалось захватить после ее распада. В марте 2016 года боевики «ан-Нусра» атаковали штаб-квартиру 13-й дивизии на северо-западе провинции Идлиб и захватили все ее ракеты TOW. Позже, тоже в марте, «Фронт ан-Нусра» выложил видеоролик, на котором видно, как его боевики используют те установки TOW, которые они ранее захватили.

Однако это был не единственный способ, при помощи которого «Фронт ан-Нусра» воспользовался щедростью ЦРУ. Вместе со своим близким союзником, «Ахрар аш-Шам», эта террористическая организация начала планировать кампанию по захвату контроля над всей провинцией Идлиб зимой 2014-2015 годов. Перестав притворяться, что у них нет ничего общего с «Аль-Каидой», Турция, Саудовская Аравия и Катар начали работать вместе с «Фронтом ан-Нусра» над созданием нового вооруженного формирования для провинции Идлиб под названием «Армия завоевания», куда вошли боевики «Фронта ан-Нусра» и его ближайших союзников. Саудовская Аравия и Катар предоставили очередную порцию оружия для реализации этой задачи, а Турция помогла переправить его в Сирию. 28 марта, спустя четыре дня после начала этой кампании, «Армия завоеваний» успешно захватила контроль над городом Идлиб.

Неджихадистские группировки, получавшие современное оружие по программе ЦРУ, не принимали участия в первоначальном наступлении на Идлиб. После захвата города Идлиб оперативный пункт во главе с США, находившийся на юге Турции, просигнализировал поддерживаемым ЦРУ группировкам, что теперь они могут принять участие в кампании по консолидации контроля над оставшейся частью этой провинции. Как сообщил Листер, британский эксперт по джихадистам в Сирии, который поддерживает контакт с джихадистами и другими вооруженными группировками, получатели оружия ЦРУ, такие как 13-я дивизия, присоединились к «Фронту ан-Нусра» в его кампании по захвату Идлиба, и ЦРУ даже не попыталось их остановить.

Когда началось наступление на Идлиб, поддерживаемые ЦРУ группировки уже получали множество ракетных комплексов TOW, и теперь они чрезвычайно эффективно использовали их против танков сирийской армии. Это стало началом новой фазы войны, в ходе которой политика США заключалась в поддержке альянса «относительно умеренных» группировок и «Фронта ан-Нусра».

Этот новый альянс распространился и на Алеппо, где джихадистские группировки, близкие к «Фронту ан-Нусра» создали новое объединение под названием «Фатех Халаб»* вместе с девятью вооруженными группировками в провинции Алеппо, получавшими помощь от ЦРУ. Поддерживаемые ЦРУ группировки имели полное право заявлять, что они не сотрудничают с «Фронтом ан-Нусра», потому что это ответвление «Аль-Каиды» не входило в официальный список участников объединения. Однако, как говорится в одном докладе, это была всего лишь уловка, чтобы ЦРУ имело возможность и дальше поставлять оружие своим клиентам, несмотря на их фактический альянс с «Аль-Каидой».

Суть всего этого ясна: поскольку США помогали своим суннитским союзникам обеспечивать оружием «Фронт ан-Нусра» и его союзников и поставляли в зону боевых действий современное оружие, которое рано или поздно должно было оказаться в руках «ан-Нусра» и укрепить их военные позиции, Вашингтон несет ответственность за расширение зоны влияния «Аль-Каиды» на территории Сирии. ЦРУ и Пентагон, очевидно, готовы закрыть глаза на такое отступление от заявленной Америкой контртеррористической миссии. Если Конгресс или Белый дом открыто не выступят против такого предательства — на чем настаивает Тулси Габбард в своем законопроекте — США будут и дальше способствовать консолидации власти «Аль-Каиды» в Сирии, даже если «Исламское государство» потерпит там поражение.

* Террористические организации, запрещенные в РФ

Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 июня 2017 > № 2222597


Афганистан > Армия, полиция > ria.ru, 25 июня 2017 > № 2221689

Силовики Афганистана освободили от боевиков террористической организации "Исламское государство"* район Тора-Бора, где ранее находился опорный пункт бывшего главы "Аль-Каиды"* Усамы бен Ладена, сообщает телеканал Tolo News со ссылкой на министерство обороны Афганистана.

Бен Ладен в 2001 году прятался от вооруженных сил США в пещерном комплексе Тора-Бора в провинции Нангархар.

"Силы безопасности смогли полностью занять район Тора-Бора и очистить его от всех боевиков. Мы решили создать здесь сильную базу, чтобы боевики ИГ* не смогли вернуть его (район) себе", — заявил исполняющий обязанности министра обороны страны Тарик Шах Бахрами.

Он добавил, что в ходе операции сил безопасности ИГ понесло большие потери.

Ранее сообщалось, что афганские силовики начали операцию по освобождению района Тора-Бора, который захватили боевики ИГ в ходе сражения с талибами.

Усама бен Ладен был уничтожен в мае 2011 года на окраине пакистанского города Абботабад в ходе операции американского спецназа. По завершении экспертиз тело главы "Аль-Каиды" в обстановке строжайшей секретности было захоронено в море.

*Террористическая организация, запрещена в России

Афганистан > Армия, полиция > ria.ru, 25 июня 2017 > № 2221689


Израиль. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 25 июня 2017 > № 2221426

Контролируемая Израилем часть Голанских высот вновь подверглась беспорядочному обстрелу с территории Сирии, пострадавших нет, сообщили военные.

Они предполагают, что, как и накануне, произошел случайный перелет снарядов через разделительную линию в ходе боев между правительственными силами и отрядами оппозиции.

"Несколько снарядов, выпущенных из Сирии, разорвались на открытой местности в северной части Голанских высот. Информации о пострадавших не поступало", — отметили в пресс-службе Армии обороны Израиля.

Накануне, по данным военных, через границу перелетело около десятка снарядов. Израиль назвал обстрел "посягательством на свой суверенитет" и в ответ точечными ударами с воздуха уничтожил два сирийских танка и крупнокалиберный пулемет.

Израиль. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 25 июня 2017 > № 2221426


США. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 25 июня 2017 > № 2221416

Президент Украины Петр Порошенко заявил, что речь о поставках США на Украину летального оружия пока не идет, Киев ожидает поставок оборонительного вооружения.

"Позицию по поводу поставок оборонного оружия попробуют решить еще в пределах текущего бюджетного года", — сказал Порошенко в эфире украинского телеканала "Украина".

Он также сообщил, что рассчитывает на визит министра обороны США в ближайшие два-три месяца.

В начале мая сенат конгресса США одобрил проект федерального бюджета до 30 сентября 2017 года, в котором по-прежнему предусматривается финансовая помощь Украине в размере не менее 410 миллионов долларов, в том числе на оказание военной поддержки.

Россия неоднократно предостерегала от планов поставки вооружений на Украину, так как этот шаг лишь приведет к эскалации конфликта в Донбассе. Против поставок оружия на Украину высказалось и большинство европейских политиков. Председатель военного комитета НАТО Петр Павел заявил, что не видит необходимости в поставках летального оружия Киеву, потому что это "лишь увеличит страдания людей".

США. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 25 июня 2017 > № 2221416


Израиль. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 25 июня 2017 > № 2221413

Израильские военные атаковали позиции сирийской артиллерии и машину с боеприпасами в ответ на несколько снарядов, которые разорвались на контролируемой Израилем части Голанских высот, сообщила пресс-служба армии. С израильской стороны потерь нет, о результатах ответного огня Армия обороны Израиля пока не сообщает.

В распоряжение РИА Новости поступило заявление командования сирийской правительственной армии, в котором говорится, что "Израиль возобновил агрессию и атаковал одну из наших позиций". Сирийские военные также сообщили об "успешном отражении масштабной атаки террористов "Джебхат ан-Нусры"* в районе города Аль-Баас в окрестностях Кунейтры".

Это уже второй пограничный инцидент такого рода за два дня. Сирийские военные предполагают, что, как и накануне, снаряды случайно перелетели через разделительную линию во время боев между правительственными силами и отрядами оппозиции.

В субботу, по данным израильтян, через разделительную линию на Голанских высотах перелетело около десятка снарядов. Израиль назвал обстрел посягательством на свой суверенитет и в ответ точечными ударами с воздуха уничтожил два сирийских танка и крупнокалиберный пулемет.

По данным военно-дипломатического источника в Минобороны России, в районе Голанских высот сирийские правительственные войска отражали мощную атаку террористов из "Джебхат ан-Нусры". Как сообщил источник, израильтяне просто ударили по месту, откуда велся обстрел, и уничтожили при этом два танка и крупнокалиберный пулемет боевиков "Джебхат Ан-Нусры"*. Источник также отметил, что это не первая попытка боевиков спровоцировать подобными обстрелами столкновения израильских и сирийских правительственных войск в этом районе.

Протяженность границы между Сирией и Израилем составляет около 80 километров. Между странами до сих пор нет двусторонних дипломатических отношений. Дамаск никогда не признавал существования Государства Израиль, а Тель-Авив расценивает соседей как враждебное государство.

*Террористическая группировка, запрещенная в России.

Израиль. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 25 июня 2017 > № 2221413


Сирия. Израиль > Армия, полиция > ria.ru, 25 июня 2017 > № 2221403

Командование сирийской правительственной армии заявило, что ВВС Израиля вновь атаковали их позиции на Голанских высотах.

В заявлении командования, поступившем в распоряжение РИА Новости, указано, в частности, что "Израиль возобновил агрессию и атаковал одну из наших позиций".

Президент Сирии Башар Асад в воскресенье поручил министру обороны страны Имаду Фрейджу посетить сирийские войска на южном фронте. "Наши войска и союзники продолжат решительную борьбу против террористов и уничтожат иллюзии их сторонников", — сказал Фрейдж выступая перед военнослужащими.

Сирийские военные также сообщили об "успешном отражении масштабной атаки террористов "Джебхат ан-Нусры" (запрещена в РФ – ред.) в районе города Аль-Баас в окрестностях Кунейтры".

Это не первый подобный инцидент за два дня. Ранее пресс-служба армии Израиля сообщила, что израильская авиация уничтожила два танка и крупнокалиберный пулемет в ответ на десяток снарядов, которые разорвались на контролируемой еврейским государством части Голанских высот.

По данным военно-дипломатического источника в Минобороны России, в районе Голанских высот сирийские правительственные войска отражали мощную атаку террористов из "Джебхат ан-Нусры". Как сообщил источник, израильтяне просто ударили по месту, откуда велся обстрел, и уничтожили при этом два танка и крупнокалиберный пулемет боевиков "Джебхат Ан-Нусры"*. Источник также отметил, что это не первая попытка боевиков спровоцировать подобными обстрелами столкновения израильских и сирийских правительственных войск в этом районе.

Протяженность границы между Сирией и Израилем составляет около 80 километров. Между странами до сих пор нет дипломатических отношений. Дамаск никогда не признавал существования Государства Израиль, а Тель-Авив расценивает соседей как враждебное государство.

Михаил Алаеддин.

Сирия. Израиль > Армия, полиция > ria.ru, 25 июня 2017 > № 2221403


США. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 25 июня 2017 > № 2221402

Президент Украины Петр Порошенко в эфире украинского телеканала "Украина" заявил, что речь о поставках США на Украину летального оружия пока не идет, Киев ожидает поставок оборонительного вооружения.

"Позицию по поводу поставок оборонного оружия попробуют решить еще в пределах текущего бюджетного года", — сказал Порошенко.

Он также сообщил, что рассчитывает на визит министра обороны США в ближайшие два-три месяца.

В мае сенат конгресса США одобрил проект федерального бюджета до 30 сентября 2017 года, в котором по-прежнему предусматривается оказание финансовой помощи Украине в размере не менее 410 миллионов долларов, в том числе на оказание военной поддержки.

Россия неоднократно предостерегала от планов поставки вооружений на Украину, так как этот шаг лишь приведет к эскалации конфликта в Донбассе. Против поставок оружия на Украину высказалось и большинство европейских политиков.

США. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 25 июня 2017 > № 2221402


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 25 июня 2017 > № 2221399

Возможный выход США из договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) означал бы полную дестабилизацию военно-политической ситуации в мире, считает российский военный эксперт, главный редактор журнала "Национальная оборона" Игорь Коротченко.

Ранее издание Politico, ссылаясь на ряд конгрессменов, сообщало, что администрация США оценивает поступившее из конгресса предложение о выходе страны из договора РСМД.

"Это провокационные призывы, учитывая, что договор по РСМД важен для безопасности как России, так и США. Выход Соединенных Штатов из договора РСМД означал бы новую гонку вооружений и полную дестабилизацию военно-политической ситуации в мире. Поэтому Россия рассчитывает, что это призывы отдельных конгрессменов, сенаторов, и (они) не отражают политику администрации США в целом", — сказал РИА Новости Коротченко.

По его словам, все заявления о том, что Россия якобы нарушает договор по РСМД, носят искусственный характер, не основаны на реальности и являются либо намеренной ложью, либо неверной интерпретацией данных технических средств разведки США.

Эксперт подчеркнул, что действующие российские ракетные системы вооружений не нарушают договор по РСМД и Россия строго придерживается всех его положений. "Мы не заинтересованы в выходе из договора, рассчитываем, что администрация президента Трампа будет также взвешенно подходить к соблюдению данных соглашений", — добавил Коротченко.

Договор РСМД запрещает сторонам иметь баллистические ракеты наземного базирования и крылатые ракеты с радиусом действия от 500 до 5,5 тысячи км. Россия и США периодически выдвигают взаимные обвинения в нарушении договора РСМД, подписанного еще в 1987 году.

В МИД РФ ранее заявляли, что в Москве серьезно озабочены использованием США неаргументированных данных по договору РСМД как предлога для кампании о возможных ответных мерах против России.

Глава МИД РФ Сергей Лавров заявлял, что российское руководство неоднократно подтверждало приверженность обязательствам по договору РСМД и "каких-либо нарушений с нашей стороны не было". Он отметил, что "США утверждают обратное, но при этом не приводят никакой конкретной информации, которую можно было бы проверить, с тем чтобы прояснить ситуацию". Министр иностранных дел РФ также подчеркнул, что у Москвы "имеются весьма серьезные вопросы к США по поводу некоторых "вольностей" с выполнением договора самими американцами.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 25 июня 2017 > № 2221399


Колумбия. Нидерланды > СМИ, ИТ. Армия, полиция > dw.de, 24 июня 2017 > № 2220309

В Колумбии освобождены два нидерландских журналиста, удерживаемых около недели в заложниках повстанческой группировкой Армия национального освобождения (АНО). Это сообщение подтвердило в субботу, 24 июня, министерство иностранных дел Нидерландов.

Журналисты отправились в колумбийскую провинцию Северный Сантандер по заданию телеканала KRO-NCRV, чтобы разыскать биологическую мать урожденной колумбийки, много лет живущей в Нидерландах у приемных родителей. В граничащей с Венесуэлой провинции дислоцированы отряды АНО.

По словам представителей группировки, находящейся в вооруженном противостоянии с правительственными силами с конца 1960-х годов, журналистов задержали, чтобы проверить, с какой целью они находятся в конфликтном регионе. Как заявил один из освобожденных, "было очень тяжело, но наши похитители были очень милы".

Выкуп за освобождение журналистов не выплачивали, уточнили представители нидерландского телеканала.

Получение выкупа за заложников - один из источников финансирования АНО, которая придерживается леворадикальной идеологии в смеси с христианской теологией. По разным оценкам, группировка насчитывает от 2000 до 3000 бойцов. Руководство АНО ведет мирные переговоры с правительством Колумбии.

В декабре 2016 года, президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос получил Нобелевскую премию мира за мирный договор с другой, более крупной повстанческой группировкой "Революционные вооруженные силы Колумбии - Армия народа" (FARC). К 20 июня боевики FARC сдали 60 процентов своего оружия.

Колумбия. Нидерланды > СМИ, ИТ. Армия, полиция > dw.de, 24 июня 2017 > № 2220309


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 июня 2017 > № 2219894

МН17: зеркало русского террора

Роман Цимбалюк, УНИАН, Украина

В России уже давно не скрывают своего участия в конфликте и де-факто оккупации Донбасса. Вроде на официальном уровне продолжается старая песня «о гражданской войне», или «внутриукраинском конфликте», но в публичных действиях и высказываниях совсем по-другому.

То президент Путин скажет «мы вынуждены защищать» на востоке Украины русскоязычное население, то украинских инспекторов не допустят на военные объекты в Ростовской области, откуда осуществляется поставка оружия и военной техники российским боевикам, то есть российским военным под видом боевиков.

Все это хорошенько наполнено истерией российского ТВ, где депутаты Госдумы и другие ничего не решающие лица «топят» за оккупированный Донбасс, называя захваченные территории «исконно русской» землей. Для граждан факт контроля частей Донецкой и Луганской областей не является секретом, но самые изворотливые на любой аргумент всегда говорят «Донбасснаш, а вы докажите».

Доказывать ничего не надо. Это с успехом делает российское руководство. Президент РФ публично размышляет на тему «когда Россия заберет Донбасс» и анализирует ситуацию, чтобы «своевременно принять решение». В потоке подобных заявлений есть пункт, который заставит международное сообщество не только не забывать, но и подумать о привлечении к ответственности страны-агрессора.

Недавно в США произошла презентация документального фильма Оливера Стоуна — серии интервью с Владимиром Путиным. Беседы записаны в разное время, но одна точно заслуживает внимания, датированная июлем 2015 года, через год после атаки на малайзийский «Боинг». Стоун спрашивает у Путина о катастрофе МН17. Российский президент по традиции во всех грехах винит США, которые не хотят раскрыть информацию своих разведслужб об атаке на пассажирский самолет, так как Кремль «понимает их позицию по Украине».

«Все они хотели свалить вину на ополченцев на Донбассе и косвенно на Россию, которая поддерживает ополченцев», — признается Путин еще в 2015 году. Тут же он заявляет, что этого бы не случилось, «если бы руководство Украины прислушивалось к нам и не начало полномасштабные военные действия».

В логике Путину не откажешь. Не захотели украинцы («один народ») встречать русские танки с цветами. Упрекает он Украину, что она небезуспешно огнем и мечом доказывает себе и всему миру своем право на место под солнцем.

Однако год спустя, в сентябре 2016 года совместная международная следственная группа установила, что самолет был сбит российской ракетой «Бук» с подконтрольной боевикам территории Донбасса, привезенной из РФ. Следователи не конкретизируют, кому принадлежит этот «Бук». Но, сколько бы не придумывали сказок про «солдат-добровольцев в отпуске», вряд ли кто-то будет даже в РФ придет в голову обосновывать наличие «частных» российских зенитно-ракетных комплексов.

Кому, как ни Минобороны РФ может принадлежать «Бук», поразивший МН17? Управляет российской армией Верховный главнокомандующий. И, как отметил несколько лет назад Путин, отвечая на вопрос УНИАН, президент РФ и Верховный главнокомандующий — «это одно лицо», которое несет ответственность за судьбу российских военнослужащих.

Фактически трагедия МН17 стала зеркалом российской агрессии. И если по поводу этого ЗРК проведено детальное расследование и прописан каждый пункт его перемещения, то по сотням танков и другой военной технике такой детальный разбор провести практически невозможно. В любом случае, следы приведут сначала к захваченной украино-российской границе и далее к конкретной воинской части и базы хранения Минобороны РФ.

Москва прекрасно понимает, что еще чуть-чуть — и ее загонят в угол неоспоримыми аргументами. К этому уже готовятся. Не случайно, спикер Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко, по российскому законодательству, третий человек по официальной иерархии в России, назвала инициативу создать Международный трибунал (погибло 298 человек!!!) по МН17 «вмешательством» во внутренние дела РФ.

Весь агитпроп РФ будет усилено все отрицать, а хозяин РФ будет показывать язык из-за кремлевской стены и размахивать ядерной дубиной. Цивилизованному миру придется постараться, чтобы привлечь к ответственности виновных за этот акт терроризма. Совместно с террористом бороться с терроризмом — бесполезно.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 июня 2017 > № 2219894


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 24 июня 2017 > № 2219893

Тайные действия Обамы в попытке наказать Россию за вмешательство Путина в выборы

Грег Миллер (Greg Miller), Эллен Накасима (Ellen Nakashima), Адам Энтус (Adam Entous), The Washington Post, США

В начале августа прошлого года в Белый дом пришел конверт с особыми требованиями конфиденциальности. На письме, отправленном из ЦРУ курьером, стоял гриф «лично в руки, строго конфиденциально», означавший, что с его содержанием можно ознакомить только четырех человек: президента США Барака Обаму и его трех старших помощников.

Внутри письма находилась сенсационная секретная информация — доклад, составленный на основании сведений, полученных из источников «глубоко внутри российского правительства». В докладе содержалась подробная информация о личной причастности президента России Владимира Путина к киберкампании, направленной на срыв и дискредитацию президентских выборов в США.

Но этим дело не ограничилось. В распоряжение разведслужб попали сведения о «конкретных указаниях» Путина в отношении амбициозных задач, которые необходимо выполнить в рамках этой операции — добиться поражения или, по крайней мере, дискредитировать кандидата от партии демократов Хиллари Клинтон, а также помочь избрать ее соперника Дональда Трампа.

В тот момент общий сценарий вмешательства России в выборы в США становился все более очевидным. На протяжении более года хакеры, имеющие связи с российскими спецслужбами, тщательно просматривали информацию в компьютерных сетях Демократической партии, а также в некоторых компьютерных системах Республиканской партии. В июле ФБР начало расследование контактов между российскими чиновниками и помощниками Трампа. А 22 июля на сайте WikiLeaks было опубликовано около 20 тысяч электронных писем, похищенных хакерами с почтовых серверов Национального комитета Демократической партии.

Но в высших эшелонах власти — среди тех, кто отвечает за преодоление этого кризиса — по-настоящему тревожные предчувствия в связи с намерениями России впервые возникли после поступления секретной информации из ЦРУ.

Материал был настолько секретен, что директор ЦРУ Джон Бреннан (John Brennan) решил не представлять его на ежедневном оперативном совещании у президента, опасаясь, что даже то ограниченное число лиц, имевших доступ к докладу, слишком велико. Пакет с докладом ЦРУ сопровождался инструкциями, согласно которым материал сразу же после прочтения следовало вернуть. Во избежание утечек все последующие заседания в Зале для оперативных совещаний проводились в соответствии с теми же протоколами, что и заседания по планированию атаки на Усаму бен Ладена (Osama bin Laden).

Другие структуры разведывательного сообщества поддержали мнение ЦРУ не сразу. Лишь за несколько недель до ухода администрации разведсообщество, представив рассекреченный доклад, сообщило общественности о том, что властям стало известно из доклада Бреннана в августе: Путин работает над тем, чтобы был избран Трамп.

На протяжении этих пяти месяцев администрация Обамы тайно обсуждала десятки вариантов сдерживания или наказания России. Обсуждались и такие варианты, как кибератаки на российскую инфраструктуру, публикация собранных ЦРУ материалов, которые могли бы скомпрометировать Путина, а также введение санкций, которые, по словам чиновников, могли бы «обрушить» российскую экономику.

Но в конечном итоге Обама в декабре одобрил ограниченный пакет мер, разработанных в качестве наказания России за другие действия — из США были высланы 35 дипломатов и закрыты две резиденции российского посольства. Экономические же санкции были настолько узконаправленными, что даже те, кто помогал в их подготовке, считали их воздействие в основном символическим.

Обама также одобрил ранее хранившийся в секрете тайный план, разрешив тем самым внедрить кибероружие (средства эксплуатации уязвимостей и специальное ПО) в инфраструктуру России. Эти средства представляют собой цифровые эквиваленты бомб, которые США могли бы привести в действие в случае критического обострения отношений с Москвой. Когда Обама покинул свой пост, проект, который он одобрил, узнав о тайных действиях России, был еще на стадии разработки. И решение об использовании этих средств предстояло принять президенту Трампу.

Вмешательство России, с политической точки зрения, было преступлением века, беспрецедентным и весьма успешным дестабилизирующим нападением на американскую демократию. На раскрытие этого дела понадобилось очень немного времени, с помощью компьютерно-технической экспертизы и разведданных о причастности Путина было установлено, что эти действия совершал Кремль. И, тем не менее, из-за того, что у Обамы и Трампа подходы к этой проблеме резко отличаются, Москве вряд ли грозит адекватная ответственность за свои действия.

Представители близкого окружения Обамы оправдывают ответные действия его администрации на вмешательство России. Они отмечают, что к августу было уже слишком поздно пытаться предотвратить передачу WikiLeaks и другим организациям огромного количества электронных писем, которые стали достоянием общественности в последующие месяцы. Они считают, что после ряда предупреждений — в том числе предупреждения, сделанного Обамой Путину в сентябре — Москва была вынуждена отказаться от планов дальнейших агрессивных действий, например, подрывной деятельности в отношении американских систем голосования.

Денис Макдоноу (Denis McDonough), который возглавлял аппарат администрации Обамы, заявил, что администрация расценила вмешательство России как нападение на «основу нашей системы».

«Мы исходили из первостепенного принципа, согласно которому мы должны защищать достоверность результатов голосования, — сказал Макдоноу в интервью. — И важно отметить, что мы это сделали. Кроме того, важно выяснить, что произошло и что они пытались сделать. Это позволит нам принять необходимые меры для предотвращения подобного в будущем».

Но другие представители администрации вспоминают то время, когда Россия совершала свои действия, испытывая сожаление и чувство вины.

«За все время моей работы в правительстве это — действия, которые труднее всего оправдать», — говорит бывший высокопоставленный чиновник администрации Обамы, участвовавший в совещаниях Белого дома по "российскому вопросу". — У меня такое ощущение, что мы как бы растерялись, чего-то не сделали».

После выборов все внимание направлено на проведение параллельных расследований, участники которого пытаются выяснить, состояли ли помощники Трампа в сговоре с Россией перед выборами и пытался ли президент препятствовать расследованию ФБР после выборов. На фоне этого „спектакля" теперь уже сложно увидеть масштабы действий Москвы, пытавшейся взять под свой контроль важнейший и теперь уже, судя по всему, уязвимый американский демократический процесс.

Трамп, оказавшийся в ситуации, когда со всех сторон звучат обвинения в тайных связях представителей его избирательного штаба с Россией, не демонстрирует ни малейшего желания возвращаться к этому вопросу и отрицает наличие сговора или какого-либо препятствования следствию со своей стороны. В итоге самым жестким ответным шагом Соединенных Штатов по-прежнему остаются умеренные санкции и высылка дипломатов, объявленные Обамой 29 декабря.

«Наказание не соответствует преступлению, — заявил Майкл Макфол (Michael McFaul), бывший послом США в России во время правления Обамы, с 2012 по 2014 годы. — Россия нарушила суверенитет нашей страны, вмешавшись в выборы нашего президента — в один из самых священных для нашей страны демократических процессов. За это нападение Кремль должен был заплатить гораздо более высокую цену. И сейчас американские высокопоставленные политики — как в Белом доме, так и в Конгрессе — должны рассмотреть новые меры для предотвращения будущего вмешательства России».

Сенат в этом месяце принял законопроект, предусматривающий введение против Москвы дополнительных санкций, связанных с вмешательством в выборы и с Украиной, а так же ограничение возможностей Трампа по их отмене. Правда, для принятия такого закона необходимо одобрение Палаты представителей и подпись Трампа.

Эта информация о мерах, предпринятых администрацией Обамы в ответ на вмешательство России, основана на интервью, взятых у более трех десятков нынешних и бывших американских чиновников, занимающих и занимавших высокие посты в правительстве — в том числе в Белом доме, Госдепартаменте, министерствах обороны и внутренней безопасности и в спецслужбах США. Большинство из них согласились давать интервью только на условиях анонимности, ссылаясь на деликатность вопроса.

Официальные представители Белого дома, ЦРУ, ФБР, Агентства национальной безопасности и Управления директора Национальной разведки от комментариев отказались.

«Крайняя озабоченность»

Эти важные сведения были получены ЦРУ на том этапе президентской кампании, когда Трамп был выдвинут кандидатом от Республиканской партии, но при этом считалось, что шансов на победу у него очень мало. По результатам самых значимых опросов Клинтон достаточно уверенно лидировала, и Обама рассчитывал, что будет передавать власть человеку, работавшему в его Кабинете.

Разведданные о Путине были исключительными с разных точек зрения, в том числе и как выдающееся достижение разведки.

Для разведслужб разобраться в намерениях зарубежных лидеров является одним из главных приоритетов. Но понять Путина — задача чрезвычайно сложная. Как бывший офицер КГБ он принимает крайние меры предосторожности, чтобы избежать слежки; он редко общается по телефону или по компьютеру, всегда руководит важными государственными делами из самого сердца Кремля, укрывшись за его стенами.

Издание The Washington Post по просьбе правительства США не раскрывает некоторых подробностей, содержащихся в разведданных.

В начале августа Джон Бреннан сообщил высокопоставленным чиновникам Белого дома о наличии данных о Путине. Он позвонил заместителю советника по национальной безопасности Эврил Хейнс (Avril Haines) и переговорил с советником по национальной безопасности Сьюзан Райс (Susan Rice) после заседания, состоявшегося перед оперативным совещанием у Обамы с участием Райс, Хейнс и Макдоноу в Овальном кабинете.

По словам наших собеседников, реакция президента была «мрачной». Обама «был крайне озабочен и потребовал как можно быстрее предоставить ему максимум информации», — отметил один из бывших чиновников. — Он потребовал, чтобы этим занялись все службы разведывательного сообщества».

На протяжении всего лета опасения по поводу вмешательства России усиливались.

Эксперты по России стали отмечать тревожные признаки пропагандистской деятельности, в ходе которой через социальные медиа-платформы распространились фальшивые новости, предположительно, сфабрикованные Москвой.

Должностных лиц Госдепартамента и ФБР насторожил необычно резкий рост количества заявок из России на получение временных виз для лиц, имеющих техническую подготовку. Эти люди стремились получить разрешение на въезд в США с целью краткосрочных командировок в российские учреждения. По требованию ФБР Госдепартамент отложил утверждение виз до окончания выборов.

В то же время ФБР наблюдало шквал хакерских атак, направленных против американских политических партий, аналитических центров и других объектов, пытаясь определить их исполнителей. Россия проникала в компьютерные системы Национального комитета демократической партии летом 2015 года и весной 2016 года, но об этих взломах общественности стало известно лишь в июне 2016 года, когда о них сообщила The Washington Post.

В конце июля — накануне съезда Демократической партии — сайт WikiLeaks опубликовал электронную переписку демократов, в результате чего член Палаты представителей от штата Флорида Дебби Вассерман Шульц (Debbie Wasserman Schultz) подала в отставку с поста председателя Национального комитета Демократической партии. Но даже после этого руководство американской разведки все еще не было уверено в том, кто стоял за этими хакерским атаками, и не знало точно, с какой целью эти атаки предпринимались.

На открытой конференции по вопросам безопасности, состоявшейся в конце июля в Аспене, штат Колорадо, директор Национальной разведки Джеймс Клэппер (James Clapper) отметил, что Россия уже давно вмешивается в американские выборы, но что разведывательные службы США пока не готовы «принять решение о том, кто является исполнителем» действий, происходивших в 2016 году.

«У нас нет достаточной информации,… чтобы определить побудительные мотивы», — заявил Клэппер. — Делалось ли это, чтобы просто создать проблемы, или для того, чтобы в перспективе попытаться повлиять на выборы?»

Директор ЦРУ Джон Бреннан (John Brennan) собрал в штаб-квартире ЦРУ членов секретной оперативной группы, состоявшей из нескольких десятков аналитиков и сотрудников ЦРУ, АНБ и ФБР.

Эта группа действовала в качестве секретного подразделения, ее деятельность велась втайне от остальных служб разведывательного сообщества. Для получения доступа к разведывательным данным, имеющимся в распоряжении всех трех присутствовавших на мероприятии спецслужб, члены секретной группы подписали новые соглашения о неразглашении информации.

По словам наших собеседников, эти люди работали исключительно на две группы получателей информации или «заказчиков». В составе первой группы был Обама и несколько высокопоставленных чиновников из правительств, количество которых было менее 14 человек. Во вторую группу входила команда из специалистов по оперативной деятельности из ЦРУ, АНБ и ФБР, которые выполняли указания секретной оперативной группы относительно того, в каком направлении действовать дальше с целью сбора дополнительных разведданных о России.

Не сделать хуже

Режим секретности распространился и на Белый дом.

Райс, Хейнс и советник Белого дома по вопросам внутренней безопасности Лиза Монако (Lisa Monaco) проводили в Зале для оперативных совещаний встречи, целью которых было оценить доказательства вмешательства России (число которых увеличивалось) и выработать варианты ответных действий. Сначала к участию в совещаниях были допущены только четыре высокопоставленных представителя спецслужб: директор ЦРУ Джон Бреннан, директор Национальной разведки Джеймс Клэппер, генеральный прокурор Лоретта Линч (Loretta Lynch) и директор ФБР Джеймс Коми (James Comey). Помощники, которые обычно допускается на подобные совещания в качестве сопровождающих, к участию в этих совещаниях допущены не были.

Постепенно круг участников этих совещаний расширился, и к ним присоединились вице-президент Джо Байден (Joe Biden) и другие. Повестки дня отправлялись в Кабинет министров — в том числе госсекретарю Джону Керри (John Kerry) министру обороны Эштону Картеру (Ashton Carter) — в конвертах, вскрывать которые их подчиненным не разрешалось. Иногда повестку дня заранее не сообщали, и ее объявляли только после того, как участники занимали свои места в Зале для оперативных совещаний.

На протяжении всего времени пребывания Обамы на посту президента его подход к вопросам национальной безопасности был взвешенным и осторожным. Он пришел в Белый дом, стремясь прекратить войны в Ираке и Афганистане. Он не был склонен действовать без поддержки союзников за рубежом и без устойчивого политического положения у себя в стране Он крайне неохотно вмешивался во внешние кризисы, вроде гражданской войны в Сирии, которые могли оказаться для США затяжными.

Зачастую казалось, что подход Обамы можно свести к одному важнейшему требованию: не сделать хуже. Какими бы вызывающими ни казались атаки русских атаки на процесс выборов, Обама и его главные советники опасались еще большего ухудшения ситуации.

Их беспокоило то, что любые ответные шаги до окончания выборов могут спровоцировать Путина на более активные действия. К вмешательству Москвы на тот момент относились с большой настороженностью. Они вызывали крайнюю озабоченность, но, по мнению властей, вряд ли они могли существенно повлиять на итоги выборов. Гораздо более серьезные опасения в команде Обамы вызвала возможность кибератак на системы голосования накануне и в день выборов.

Они также опасались того, что любые их действия будут восприняты как политическое вмешательство в избирательную кампанию — и без того напряженную. К августу Трамп уж предсказывал, что результаты выборов будут сфальсифицированы. Чиновники Обамы боялись давать повод для подобных заявлений, которые играли на руку России в ее попытках вызвать недоверие к итогам выборов и потенциально «очерняли» ожидаемый триумф Клинтон.

В августе перед отъездом отпуск на остров Мартас-Винъярд Обама поручил своим помощникам найти способы сдерживания Москвы и продолжить работу в трех основных направлениях: получить от спецслужб США оценку причастности России и ее намерениях, основанную на фактах «высокой степени достоверности»; усилить защиту государственных избирательных систем, устранив любые уязвимости; и заручиться поддержкой лидеров Конгресса, представляющих обе партии, в том, чтобы выступить с заявлением с осуждением Москвы и убедить руководство штатов принять федеральную помощь.

Администрация на каждом шагу встречала сопротивление.

Несмотря на полученную ЦРУ разведывательную информацию, другие спецслужбы не торопились поддержать вывод о том, что Путин лично руководил операцией и хотел помочь Трампу. «Она (информация), вне всякого сомнения, была убедительной, но не исчерпывающей, — заявил один высокопоставленный чиновник администрации. — Нам была нужна дополнительная информация».

По словам наших собеседников, часть наиболее важной технической разведывательной информации о действиях России поступила из другой страны. Учитывая источник материалов, АНБ проявило нежелание признавать их информацией высокой степени достоверности.

Джон Бреннан сразу же составил график личных брифингов с лидерами Конгресса. Правда, как говорит один из наших собеседников, добиться встречи с некоторыми республиканцами оказалось нелегко. Бреннан смог встретиться со всеми членами «банды восьми» (лидерами большинства и меньшинства из обеих палат, председателями и высокопоставленными демократами из Комитетов Сената и Палаты представителей по разведке) лишь после Дня труда.

Министр внутренней безопасности Джей Джонсон (Jeh Johnson) должен был выяснить, сможет ли правительство быстро повысить уровень защиты всего комплекса устаревших национальных систем голосования. Он выдвинул идею назвать системы голосования в штатах «критической инфраструктурой», что дало бы штатам право на первоочередное получение федеральной помощи в сфере кибербезопасности и поставило бы их в один ряд с американскими оборонными предприятиями и финансовыми сетями.

15 августа Джонсон организовал телефонную конференцию с десятками представителей властей штатов в надежде заручиться их поддержкой. Но он натолкнулся на стену сопротивления.

Реакция была разной — «от нейтральной до негативной», — сказал Джонсон, выступая в среду на слушаниях в Конгрессе.

Республиканец Брайан Кемп (Brian Kemp), руководитель канцелярии губернатора штата Джорджия, воспользовался случаем и осудил предложение Джонсона, назвав его покушением на права штатов. «Я думаю, что это было политически просчитанным шагом прежней администрации», — сказал Кемп в недавнем интервью, добавив, что остается при своем мнении и не считает, что Россия вела кампанию с целью вмешательства в выборы 2016 года. «Я в это не верю»,- сказал он.

Белый дом, уязвленный подобной реакцией, обратился за помощью к Конгрессу, надеясь, что призыв представителей обеих партий в адрес штатов будет более эффективным.

В начале сентября Джонсон, Коми и Монако в сопровождении колонны черных внедорожников прибыли в Конгресс, чтобы встретиться с 12-ю ключевыми конгрессменами — в том числе и с руководством обеих партий.

Встреча переросла в межпартийную баталию.

«Демократы требовали: „Мы должны рассказать общественности"», — вспоминает один из участников встречи. Однако республиканцы сопротивлялись, утверждая, что, если сказать общественности, что выборы стали объектом атак, то это еще больше подстегнет Россию в ее стремлении подорвать доверие к системе.

По словам чиновников, республиканец от штата Кентрукки Митч Макконнел (Mitch McConnell), лидер сенатского большинства, пошел еще дальше, высказав сомнение в том, что заявления Белого дома действительно основаны на соответствующей разведывательной информации. Через своего пресс-секретаря Макконнел отказался от комментариев, сославшись на секретность этой встречи.

Ведущие демократы были ошеломлены реакцией республиканцев и с раздражением заявили, что Белый дом, судя по всему, готов позволить республиканской оппозиции заблокировать любое предвыборное решение.

22 сентября два демократа от штата Калифорния — сенатор Дайэннн Файнстайн (Dianne Feinstein) и член Палаты представителей Адам Шифф (Adam Schiff) — сделали то, чего они не могли заставить сделать в Белый дом. Они выпустили заявление, дав понять, что, как им стало известно из брифингов разведки, Россия ведет кампанию по вмешательству в выборы. Правда, сказать, с какой целью, конгрессмены не решились.

Через неделю Макконнел и другие лидеры Конгресса выступили с осторожным заявлением, в котором призвали руководителей избирательных комиссий штатов обеспечить «защиту» своих компьютерных сетей «от атак». О России авторы заявления ничего не сказали, но зато подчеркнули, что депутаты «будут противодействовать любым попыткам федерального правительства» посягать на права властей штатов.

Когда разведслужбы США в конце сентября достигли единодушного мнения в том, что вмешательство в выборы было операцией, проводившейся русскими по указанию Путина, Обама распорядился, чтобы руководители разведслужб подготовили публичное заявление, изложив смысл полученной разведывательной информации в общих чертах.

Поскольку Обама по-прежнему был решительно против политизации расследования, заявление должно было выйти без его подписи.

Седьмого октября администрация выступила со своим первым публичным комментарием «активных мероприятий» России. Текст заявления, состоявший из трех абзацев, подготовили Джонсон и Клэппер. По словам чиновников, Коми сначала тоже согласился подписать документ, но в последний момент передумал, сказав, что до выборов остается слишком мало времени, поэтому ФБР не должно вмешиваться.

«Разведывательное сообщество США уверено в том, что правительство России осуществляло руководство недавними операциями по рассекречиванию электронной переписки, похищенной у американских граждан и учреждений, в том числе и политических организаций США. Учитывая масштабы этих операций и меры предосторожности при их проведении, мы считаем, что санкционировать их проведение могли только представители высшего руководства России»», говорится в заявлении.

В первых редакциях заявления обвинения были направлены лично в адрес Путина, но затем его имя было удалено из опасения, что это может поставить под угрозу источники разведывательной информации и раскрыть методы разведывательной работы.

Заявление было опубликовано приблизительно в 15:30 — с расчетом на то, что в это время в СМИ выходит максимальное количество новостных репортажей. Однако эта новость быстро отошла на задний план. В 16:00 The Washington Post опубликовала статью об оскорбительных высказываниях Трампа в отношении женщин, которые были случайно записаны во время съемок передачи Access Hollywood. Через полчаса сайт WikiLeaks опубликовал первую часть писем, украденных хакерами у председателя избирательного штаба Клинтон Джона Подесты (John Podesta).

По мнению некоторых, решительное нежелание Обамы политизировать этот «российский вопрос» привело к обратному результату. То есть, он допустил, чтобы его администрация, руководствуясь политическими соображениями, приняла меры в ответ на то, что, по мнению некоторых, следует рассматривать исключительно как угрозу национальной безопасности.

По словам Шиффа, доводы, которые администрация приводит в оправдание своего бездействия, часто вызывают у него чувство «когнитивного диссонанса».

«Администрация не нужна поддержка Конгресса для того, чтобы сделать заявление об установлении исполнителя действий или ввести санкции», — сказал Шифф в своем недавнем интервью. По его словам, многие группы невольно содействовали России в ее кампании. Речь идет и о республиканцах, отказавшихся противодействовать Москве и конфликтовать со средствами массовой информации, которые в поисках информации охотно копались в многочисленных похищенных хакерами электронных письмах.

«Демократы должны взять на себя ответственность за то, что нам не удалось убедить страну, почему людей нельзя быть равнодушным, когда иностранное государство вмешиваться в наши дела».

«Достаточно времени» после выборов

Зал для оперативных совещаний фактически представляет собой комплекс надежно защищенных помещений в цокольном этаже Западного крыла. Видеосигнал из главного помещения поступает в некоторые кабинеты Совета национальной безопасности, что позволяет старшим помощникам, сидящим за своими рабочими столами, видеть — но не слышать — когда проходят совещания.

После того, как в августе начали проводиться оперативные совещания по российскому вопросу с членами Кабинета, видео-трансляция прекратилась. По словам чиновников, а последний раз ее отключали на продолжительное время весной 2011 года накануне атаки американского спецназа на убежище бен Ладена в Пакистане.

Отключенные черные экраны были зловещим знаком для работавших в Белом доме чиновников более низкого ранга, которых в основном держали в неведении. Они ничего не знали о содержании дискуссий по российскому вопросу, несмотря на то, что им поручали разрабатывать варианты ответных мер в отношении Москвы.

Значительная часть этой работы проводилась под руководством группы по борьбе с преступлениями в киберпространстве (Cyber Response Group) — подразделения СНБ, в состав которой входят представители ЦРУ, АНБ, Госдепартамента и Пентагона.

Первые варианты ответных действий, которые они обсуждали, были амбициозными. Они изучали возможность введения общесекторальных экономических санкций и проведения кибератак, которые могли бы временно вывести из эксплуатации российские сети. Один чиновник неофициально предложил (хотя и официально так и не предложил) направить в Балтийское море авианосную группу ВМС США в качестве «символа решимости».

Но те чиновники более низкого ранга не знали, что их начальники и заместители их начальников к концу сентября почти отказались от принятия каких-либо ответных мер против Москвы до окончания выборов. Они опасались, что любой шаг будет рассматриваться как политический и что Путин, видя негодование Хиллари Клинтон, будет готов пойти дальше и не ограничится фальшивыми новостями и сливом электронной переписки.

По словам наших собеседников, ФБР обнаружило предположительные попытки русских проникнуть в компьютерные системы избирательных участков в 21 штате и, по меньшей мере, одного высокопоставленного чиновника Белого дома, и предположило, что Москва попытаться атаковать системы всех 50 штатов. По мнению некоторых чиновников, эти попытки совершались для того, чтобы их обнаружили, и тем самым вывести американцев из равновесия. Избирательная система США отличается сложностью и разнообразием, она включает в себя порядка трех тысяч избирательных округов. Поэтому России было бы сложно изменить результаты голосования, но Москва, все-же, могла бы посеять хаос.

«Мы начали рассматривать другие сценарии», которые русские, возможно, попытаются реализовать, рассказывает Майкл Дэниел (Michael Daniel), работавший в Белом доме координатором по вопросам кибербезопасности. «Например, манипуляции со списками избирателей, удаление [из списков] каждого десятого избирателя или перемена местами двух цифр в адресах каждого из избирателей».

Белый дом также беспокоило то, что совершенное русскими в ходе этой операции — еще не самое худшее. В распоряжении WikiLeaks и DCLeaks — сайта, созданного в июне 2016 года хакерами, предположительно российскими агентами — уже было огромное множество писем. Но власти США опасались, что у России есть более скандальная информация или же она готова ее сфальсифицировать.

«В период с августа по октябрь главным для нас было помешать им совершить тот максимум, на который они были способны, — сказал высокопоставленный чиновник администрации. — Мы пришли к выводу, что для принятия карательных мер у нас будет достаточно времени после выборов, независимо от их результата».

А поскольку администрация рассчитывала на победу Клинтон, то тем более можно было обойтись без спешки.

Вместо этого администрация вынесла ряд предупреждений.

Первое предупреждение сделал Бреннан четвертого августа в ходе недвусмысленной телефонной беседы с директором ФСБ Александром Бортниковым. По словам Бреннана, Бортников опроверг обвинения, но пообещал передать его слова президенту России Владимиру Путину.

Спустя месяц Обама открыто предъявил Путину претензии во время встречи мировых лидеров в Ханчжоу, Китай. По словам старшего советника, позже беседовавшего с президентом, Обама, которого сопровождали только переводчики, сказал Путину, что «мы знаем, что он делает, и ему стоит прекратить это делать, иначе». В ответ на это Путин потребовал предъявить ему доказательства и обвинил США во вмешательстве во внутренние дела России.

В ходе последующей пресс-конференции Обама обмолвился об этом разговоре и выступил с завуалированной угрозой. «Мы вступаем в новую эпоху, где ряд стран имеют имеют значительный потенциал, — сказал он. — И, честно говоря, у нас потенциал больше, чем у любой другой страны — как наступательный, так и оборонительный».

Со стороны США прозвучало еще как минимум два предупреждения.

7 октября, в день, когда было опубликовано заявление Клэппера-Джонсона, Райс вызвала посла России Сергея Кисляка в Белый дом и попросила его передать Путину сообщение.

Затем, 31 октября, администрация отправила в Москву последнее перед выборами сообщение по защищенному каналу, который был когда-то создан, чтобы предотвратить обмен ядерными ударами. В этом сообщении говорилось, что США обнаружили некие вредоносные действия, исходящие от российских серверов и направленные против американских избирательных систем, и содержалось предупреждение о том, что такие атаки будут расценены как неприемлемое вмешательство. На следующий день Россия подтвердила, что она получила это сообщение, однако ответила она на него — по этому же каналу — только после выборов, отвергнув все обвинения.

С приближением дня выборов сторонники активных мер в отношении России обратились с последними, тщетными просьбами к главным помощникам Обамы: к МакДоноу, Райс и Хейнсу. Поскольку их кабинеты были частью анфилады помещений в Западном крыле Белого дома, попытки заручиться их поддержкой по любому вопросу, касающемуся национальной безопасности, стали называться попытками «сдвинуть анфиладу».

Одним из тех, кто последним постарался это сделать, стал Керри. Керри, который, по мнению многих, пытался избегать конфликтов с Россией, отчасти чтобы иметь возможность и дальше вести переговоры по сирийскому мирному соглашению, в критические моменты становился одним из главных ястребов.

В октябре главные помощники Керри составили служебную записку, в которой они предложили ввести пакет репрессалий, в том числе экономические санкции. Зная о том, что Белый дом не хочет предпринимать какие-либо действия до выборов, составители этого плана призвали объявить об этих мерах практически сразу после того, как все голоса будут собраны и посчитаны.

Керри подписал эту служебную записку и рекомендовал Белому дому собрать совещание узкого комитета, чтобы обсудить этот план. «В ответ на это он фактически услышал: "Не сейчас"», — сказал один чиновник.

Наступил день выборов, а Москва так и не понесла никакого наказания.

«Бросить на стол»

Несмотря на массу серьезнейших предупреждений, в день выборов, 8 ноября, не было зафиксировано никаких сбоев в работе избирательной инфраструктуры, никаких свидетельств попыток хакеров повлиять на ход голосования, никаких сбоев в электронных системах голосования и никаких манипуляций с системами подсчета голосов.

Однако итоги выборов многих шокировали.

Внезапно Обама получил преемника, который хвалил WikiLeaks и призывал Москву продолжить красть электронную почту Клинтон, одновременно отвергая идею о том, что Россия несет гораздо больше ответственности за хакерские атаки, направленные против института демократических выборов, чем «кто-то весом в 400 фунтов, сидящий на своем диване».

«Белый дом был шокирован и подавлен, — сказал один бывший чиновник администрации. — Чиновники аппарата обеспечения национальной безопасности ударились в саморефлексию: неужели мы все испортили?»

Сначала не было видно никаких внешних признаков нового решения.

После своей безуспешной попытки достучаться до Белого дома накануне выборов, Керри вернулся с альтернативным предложением, призвав к созданию двухпартийной комиссии, которой будет поручено расследовать факт вмешательства России и составить рекомендации для защиты выборов в будущем.

Эту комиссию хотели создать по образцу комиссии, занимавшейся расследованием терактов 11 сентября 2001 года. Она должна была составить исчерпывающий доклад и рекомендации, которые впоследствии привели к пересмотру работы американских разведывательных агентств.

«Суть была в том, что, если вы считаете, что некие агрессивные действия слишком провокационны, тогда у нас не должно возникать проблем с тем, чтобы докопаться до истины», — сказал один чиновник администрации, ознакомившийся с планом Керри. Ожидалось, что Трамп будет против такого плана, однако, если привести его в действие до инаугурации Трампа, ему будет «труднее и опаснее в политическом смысле» блокировать его.

Уверенность сторонников этого плана окрепла, когда Макдоноу сообщил, что он намеревается выдвинуть это предложение — «бросить на стол» — на следующем заседании Совета национальной безопасности, на котором председателем будет Обама. Керри в этот момент был в зарубежной поездке и принял участие в этом заседании посредством видеосвязи.

С точки зрения некоторых, термин «бросить на стол» (tabledrop) имеет определенную тактическую коннотацию, выходящую за рамки очевидного: так иногда поступают, чтобы получить одобрение до того, как у оппонентов появится шанс сформулировать контраргументы.

«Мы полагали, что это хороший знак», — сказал один бывший чиновник Госдепартамента.

Однако представив это предложение на рассмотрение комиссии, Макдоноу сразу же начал его критиковать, отметив, что оно, скорее всего, будет воспринято как результат работы только одной партии, и Конгресс его заблокирует.

Обама поддержал критику Макдоноу, сведя к нулю вероятность создания комиссии по расследованию действий России.

Макдоноу отказался дать комментарии по каким-либо деликатным вопросам, обсуждавшимся во время заседания комиссии, однако при этом признал, что лично он выступал против этой идеи, отчасти потому, что, по его мнению, было бы преждевременно предпринимать такие меры до завершения расследований американских разведывательных агентств и Конгресса.

«Деморализованы»

Несколько чиновников охарактеризовали атмосферу, воцарившуюся в Белом доме после выборов, как весьма мрачную. «Он стал похож на похоронное бюро», — сказал один чиновник, добавив, что работа по всем вопросам, в том числе вопросам, связанным с Россией, замедлилась, поскольку чиновники полагали, что новая администрация поставит крест на политике и наследии Обамы.

Другие чиновники выразили несогласие с такой характеристикой, сказав, что работа Совета национальной безопасности продолжилась без каких-либо перебоев. «Среди нас не было тех, кого парализовало бы горе, — сказал один высокопоставленный чиновник. — Мы все делали свою работу».

Райс отказалась прокомментировать идеи Белого дома и не стала высказываться по другим деликатным вопросам, однако отметила, что администрация всегда планировала отреагировать на действия России, независимо от исхода выборов. «Мы знали, что это случилось, пока мы были у власти, поэтому мы должны были как-то на это ответить. Это был наш долг», — сказала Райс.

Как бы то ни было, работа над российским вопросом была начата в полную силу только после Дня благодарения — отчасти потому, что Обама совершил свою последнюю зарубежную поездку.

Райс снова попросила членов Совета Национальной безопасности доработать «меню» санкций, которые необходимо было ввести против Москвы. Список, который в итоге получился, представлял собой квинтэссенцию тех идей, которые циркулировали в течение трех месяцев и касались трех сфер: дипломатической, экономической и сферы кибербазопасности.

И снова дискуссии натолкнулись на препятствия.

Разведывательные агентства хотели сохранить свое присутствие в российских сетях и ничем себя не выдавать.

Чиновники Министерства финансов США разрабатывали планы, при помощи которых нужно было наносить удары по целым секторам российской экономики. Согласно одному предварительному предложению, необходимо было ввести санкции против ряда технологических компаний, включая «Лабораторию Касперского», московскую компанию, специализирующуюся на безопасности в киберпространстве. Однако скептики предупредили, что в результате введения таких санкций может пострадать в том числе Европа и что многие американские компании тоже пользуются программами, разработанными «Лабораторией Касперского».

Несколько высокопоставленных чиновников администрации предложили ввести санкции против самого Путина или опубликовать материалы — финансового или какого-либо иного плана — которые могли бы поставить его в крайне неудобное положение. Другие сочли, что, если воплотить в жизнь второе предложение, это может отправить неправильный сигнал: США придется совершить точно такие же действия, за которые они решительно осуждают Россию. В любом случае, было неясно, сколько времени понадобится американским разведывательным агентствам, чтобы собрать на Путина подобное досье.

«К декабрю те из нас, кто долгое время работал над этим вопросом, были уже деморализованы», — сказал один чиновник администрации, принимавший участие в разработке санкций.

Но потом ситуация стала меняться.

9 декабря Обама приказал американским разведывательным агентствам составить исчерпывающий доклад о вмешательствах России в президентские выборы в США начиная с 2008 года, планируя обнародовать часть выводов.

Спустя неделю, в ходе одной из последних пресс-конференций Обамы, он выразил досаду в связи с тем, что на итог таких важных выборов «повлияла горстка этих утечек». Он раскритиковал информационные организации за их «одержимость» скандальными материалами о демократах.

После этого он обрушился с критикой на Москву. «Русские не могут изменить или значительно ослабить нас, — сказал он. — Россия — более маленькая и более слабая страна, с точки зрения экономики, они не производят ничего, что другие захотят купить, за исключением нефти, газа и оружия. Они не вводят новшества».

Такой поток критики был крайне нехарактерным для Обамы, и она прозвучала на фоне внутренних сомнений и выяснений отношений между представителями проигравшего предвыборного штаба Клинтон, а также на фоне риторики Трампа и Путина.

Однако в тот момент действовал еще один фактор.

Решение Обамы поручить разведывательным агентствам проведение исчерпывающего расследования вмешательства Москвы заставило аналитиков еще раз пролистать все файлы своих агентств в поисках ранее незамеченных подсказок.

Это послужило толчком к появлению потока новых тревожных сообщений — многие из них попадали в суточные сводки для президента США — о действиях России, направленных на подрыв президентских выборов 2016 года. Складывавшаяся воедино картина позволила конгрессменам начать рассматривать российскую кампанию в более широком контексте, то есть как масштабный и многогранный план.

Бен Роудс (Ben Rhodes), бывший заместитель советника по вопросам национальной безопасности, сказал, что сначала многие считали хакерские атаки на системы национального комитета Демократической партии аналогичными тем хакерским атакам россиян, которые были направлены против различных организаций, включая Госдепартамент и Белый дом.

«Во многих отношениях… мы относились к этому как очередной киберугрозе и сосредотачивались на защите нашей кибер-инфраструктуры, — сказал Роудс в своем интервью. — Между тем русские вели гораздо более масштабную игру, которая включала в себя такие элементы, как публикация украденных материалов, политическая пропаганда и распространение фейковых новостей —элементы, которые они уже опробовали в других странах».

«Мы не смогли сразу сложить все эти элементы в единую картину, — продолжил Роудс, — и во многих отношениях эта общая картина до сих пор дополняется новыми кусочками». Роудс отказался обсуждать какие-либо деликатные темы.

Мрачное настроение Обамы, выводы разведывательных агентств и приближение момента перехода власти придали новую экстренность дискуссиям в Совете национальной безопасности. В середине декабря, когда министры кабинета по очереди рассказывали о недостатках предлагаемых разнообразных санкций против России, Райс потеряла терпение и начала их обрывать.

«Мы больше не можем говорить. Мы должны действовать», — сказала она, по словам одного из участников заседаний.

Райс быстро просмотрела список предложений, оставшийся после нескольких месяцев дебатов — список, который позволял членам узкого комитета голосовать за то, что один из участников назвал «тяжелым, средним и легким» вариантами.

В тот момент в зале оперативных совещаний присутствовали Клэппер, Бреннан, Керри и заместитель директора ФБР Эндрю Маккейб (Andrew McCabe). По словам другого участника, Райс предложила им выйти за пределы их зон комфорта.

Экономические санкции, которые сначала были направлены только против российской военной разведки, были расширены таким образом, чтобы под их действие попала и ФСБ. Объектами санкций также оказались четыре чиновника российской разведки и три компании, тесно связанные с этими службами.

ФБР уже долгое время настаивало на закрытии двух российских комплексов в США — одного в Мэриленде, другого в Нью-Йорке — объясняя свои требования тем, что оба они использовались для ведения слежки и представляли собой внушительное бремя для бюро.

ФБР также составило список российских агентов, работающих под прикрытием, которых необходимо было выслать из страны. В процессе составления этого списка оно воспользовалось имеющимся в его распоряжении списком россиян, которые подозревались в шпионской деятельности на территории США.

Чиновникам кабинета предложили проголосовать за то, нужно ли закрывать оба комплекса или только один из них, а также нужно ли выслать из страны 10, 20 или 35 россиян.

Керри изложил опасения его министерства. Полос США в России Джон Тефт (John Tefft) прислал сообщение, что в ответ на такие меры Москва обязательно вышлет из России такое же количество американцев и что отъезд такого количества чиновников лишит посольство способности нормально функционировать.

Эти возражения были отвергнуты, и Райс представила план Обаме, призвав его к захвату обоих российских комплексов и высылке 35 россиян, подозреваемых в шпионской деятельности. Обама подписал этот пакет мер и объявил о введении санкций 29 декабря, во время своего отпуска на Гавайях.

К тому времени все еще формирующаяся администрация Трампа уже столкнулась с вопросами касательно его возможных контактов с Москвой. В тот же день, когда Обама объявил о введении санкций, главный кандидат на должность советника по вопросам национальной безопасности в администрации Трампа Майкл Флинн (Michael Flynn) по телефону сообщил российскому послу, что санкции скоро будут пересмотрены и, возможно, сняты. Ложные показания Флинна касательно того разговора стоили ему его должности.

Доклад, который был составлен по распоряжению Обамы, опубликовали неделю спустя, 6 января. В основу этого доклада легли в основном результаты работы, проделанной группой экспертов, созданной Бреннаном. В нем говорилось, что «Путин и российское правительство стремились помочь избранному президенту Трампу повысить его шансы на выборах, когда это возможно, дискредитируя госсекретаря США Хиллари Клинтон».

В нем также содержалось предупреждение: «Мы полагаем, что Москва будет пользоваться уроками, полученными ей в ходе санкционированной Путиным кампании, направленной на подрыв выборов в США, чтобы и дальше оказывать влияние на политику по всему миру».

«Минимальное» воздействие санкций

Несколько дней эти санкции находились в центре внимания СМИ, которые затем снова переключились на Трампа, его все еще формирующуюся администрацию и первые раскаты начинающегося кризиса вокруг предполагаемых связей Трампа с Россией.

Однако тот пакет мер, который был одобрен Обамой, а также процесс их выбора и исполнения оказались более сложными, чем многие сначала думали.

Высылка россиян и захват комплексов первоначально планировались в качестве ответных мер, предпринимаемых против Москвы не в связи с вмешательством в выборы, а в связи с ее набирающей обороты кампанией по запугиванию американских дипломатов и агентов разведки. Американские чиновники часто сталкивались с враждебным отношением, однако такие эпизоды становились все более зловещими и опасными.

Один такой эпизод, информацию о котором ранее не разглашали, произошел 6 июля. Тогда российский военный вертолет резко сбросил высоту и несколько раз пролетел всего в нескольких метрах над капотом автомобиля, за рулем которого сидел военный атташе США и который ехал по трассе между Мурманском и Печенгой на севере России. В машине находилось еще несколько человек. Американцы зафиксировали эту попытку их запугать, сделав фотографии вертолета сквозь лобовое стекло.

Еще более пугающий эпизод произошел месяцем ранее, когда человек, одетый в форму ФСБ, схватил и бросил на землю агента ЦРУ, возвращавшегося на такси в посольство США в Москве. На видеозаписи, показанной российским телевидением, видно, чтобы американец отчаянно пытается попасть на территорию посольства и, таким образом, на суверенную территорию США. В результате этого нападения он сломал плечо.

Хотя сначала высылку россиян рассматривали в первую очередь как ответ на подобные инциденты, эту меру несколько адаптировали и включили в пакет санкций, введенных в связи с вмешательством России в выборы. По словам чиновников, в список высланных россиян попали несколько агентов, которые, как подозревали американцы, сыграли некую роль во вмешательстве России в президентские выборы, находясь на территории США. Чиновники отказались сообщить подробности.

В список 35 высланных россиян вошли в первую очередь те, кто обладал продвинутыми техническими навыками. Их имена и биографии были приведены в досье, представленном высокопоставленным чиновникам Белого дома и министрам кабинета, хотя в этот список в последний момент были внесены некоторые изменения, чтобы сократить число высылаемых россиян, работающих в миссии ООН в Нью-Йорке, и добавить в него новые имена сотрудников миссий этой организации в Вашингтоне и Сан-Франциско.

ФБР хотело включить в этот список еще больше россиян.

В какой-то момент дискуссий в Белом доме аналитики разведки представили снимки комплексов, сделанные с воздуха, чтобы показать, как их модифицировали, чтобы повысить их потенциал для ведения слежки. На слайдах, показанных в зале оперативных совещаний, были заметны новые дымовые трубы и другие детали, указывающие на установку более совершенного оборудования для прослушки, которое использовалось для наблюдения за объектами ВМС США и штаб-квартирой АНБ в Форт-Миде в Мэриленде.

Райс указала на Маккейба из ФБР и сказала: «Вы много лет просили сделать это. Это ваш шанс».

Администрация дала россиянам 24 часа, чтобы освободить эти комплексы, и агенты ФБР наблюдал за тем, как колонны грузовиков, нагруженных оборудованием, выезжали из ворот комплексов.

Когда агенты ФБР попали на территорию этих комплексов, они обнаружили там огромное множество антенн, электроники, компьютеров, картотечных шкафов и другого оборудования. По словам чиновников, поспешный отъезд россиян оставил заметные следы на полу, столах и стенах комплексов.

Многие считают экономические санкции США самым мощным средством воздействия, если не считать применения военной силы. Российская экономика в значительной мере уступает экономике США, и почти все крупные российские институты, организации и олигархи так или иначе зависят от доступа к американским и западным финансовым институтам, сетям и кредитам.

Санкции, которые США и Европа ввели против России в 2014 году в связи с ее действиями на Украине, оказали пагубное воздействие. Совпав по времени с резким падением цен на нефть, эти санкции спровоцировали сокращение российской экономики на 4% и существенно сократили ее резервы.

Между тем санкции, введенные против России в связи с ее вмешательством в выборы, не оказали такого воздействия.

По словам чиновников, принимавших участие в разработке этих санкций, их главным мишеням — российским службам военной и иностранной разведки, ГРУ и ФБС, и высокопоставленным чиновникам этих агентств — принадлежит довольно мало имущества и уязвимых активов, которые можно было заморозить.

«Не думаю, что кто-то из нас рассматривал санкции как главный способ выражения нашего недовольства в связи с вмешательством в выборы, — сказал один высокопоставленный чиновник, участвовавший в процессе принятия этого решения. — Суть выпада против их разведывательных агентств заключалась не в экономическом воздействии. Он заключал в себе символический смысл».

Это решение — в гораздо большей степени, чем любое другое решение — стало источником сожалений для высокопоставленных чиновников администрации, принимавших непосредственное участие в российских дискуссиях. Складывалось впечатление, что, по мнению Обамы, военное вторжение России на Украину заслуживало более жесткого наказания, чем ее вмешательство в президентские выборы в США.

«Что является главной угрозой для нашей системы правления?» — спросил бывший высокопоставленный чиновник администрации, добавив, что Обаме и его советникам было известно — из прогнозов, составленных Министерством финансов — что воздействие санкций, введенных в связи с вмешательством России в выборы, будет «минимальным».

Американское кибероружие

Сложнее всего провести оценку эффективности той меры, о которой Обама обмолвился уклончивее всего, когда объявлял о введении новых санкций против России.

«Мы продолжим принимать широкий спектр мер когда угодно и где угодно. Некоторые из этих мер будут носить в том числе непубличный характер», — подчеркнул он в заявлении, опубликованном Белым Домом.

Произнося эту фразу, он имел в виду в том числе кибероперацию, которую спланировали таким образом, чтобы Москва ее обнаружила, но чтобы, по словам чиновников, эта она не нанесла серьезного ущерба. Эта операция, включавшая в себя внедрение в важнейшие российские компьютерные системы кода, который Россия обязательно обнаружит, должна была просто напомнить Москве о возможностях США в киберпространстве.

Однако, по словам чиновников, Обама также подписал секретный указ, разрешающий реализацию новой секретной программы с участием АНБ, ЦРУ и Киберкомандования США.

Обама отказался дать интервью для этого издания, однако его представитель выступил с таким заявлением: «К этой ситуации отнеслись чрезвычайно серьезно, о чем свидетельствует то, что президент Обама поднял этот вопрос во время личной встречи с президентом Путиным; что 17 разведывательных агентств выступили с беспрецедентными публичными заявлениями; что чиновники аппарата обеспечения национальной безопасности неустанно работали для усовершенствования средств защиты от взлома избирательной инфраструктуры по всей стране; что президент распорядился провести всеобъемлющее расследование и что, в конце концов, он принял решительные ответные меры, включавшие в себя закрытие двух российских комплексов, введение санкций против девяти российских юридических и физических лиц и высылку 35 российских дипломатов».

Эта кибероперация до сих пор находится на начальном этапе, который подразумевает внедрение кодов в российские компьютерные сети, «которые имеют большое значение для противника и сбои в которых причинят противнику ощутимый дискомфорт», как сказал один бывший американский чиновник.

Эти коды или «импланты» были созданы АНБ и разработаны таким образом, чтобы их можно было удаленно запустить в рамках ответного киберудара на любой акт агрессии России, будь то атака на электросети или вмешательство в очередные выборы президента.

По словам чиновников, принимавших участие в разработке этой меры, некоторые представители администрации были встревожены тем, что тот ущерб, который могут нанести эти «импланты», будет крайне трудно ограничить и сдержать.

В результате администрация распорядилась провести правовую экспертизу, которая показала, что эти программы можно контролировать достаточно эффективно, чтобы их применение оказалось «пропорциональным» в рамках разных сценариев провокаций со стороны России. Требование «пропорциональности» является требованием международного права.

По словам чиновников, эта операция является долгосрочной, поскольку на установку «имплантов» требуются месяцы. Согласно правилам проведения секретных операций, для начала этой операции потребовалась только подпись Обамы.

Разведывательным агентства США не нужно одобрение Трампа для продолжения этой операции, и, по словам чиновников, чтобы остановить ее, ему потребуется подписать отменяющий приказ. По словам чиновников, они пока не увидели никаких признаков того, что он это сделал.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 24 июня 2017 > № 2219893


Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 июня 2017 > № 2219875

Что стоит за угрозами России в Сирии

Анна Борщевская, Forbes, США

19 июня — после того, как был сбит сирийский Су-22 — Министерство обороны России обрушилось волной критики на США.

Россия назвала это «актом агрессии» и «нарушением международного права». Москва закрыла канал связи с США и заявила, что будет рассматривать воздушные силы США и их союзников к западу от Евфрата как мишени.

Позднее Пентагон сообщил, что линия связи по-прежнему работает.

Между тем, российская пресса была переполнена сообщениями об американской «агрессии» и поддержке «террористов». Как и следовало ожидать, один российский сенатор назвал действия США в Сирии провокацией, направленной против России.

По данным Пентагона, 18 июня США сбили сирийский Су-22 в рамках самообороны после того, как истребитель проигнорировал предупреждения и сбросил несколько бомб на поддерживаемые США Сирийские демократические силы (СДС) в деревне Джадин к юго-западу от Ракки.

СДС — основной и наиболее эффективный партнер США в борьбе с ИГИЛ (террористической организации, запрещенной в России — прим. ред.) в Сирии.

Разумеется, удар по сирийскому самолету был значительным шагом. Это сигнал о росте напряженности в Сирии, происходившем в течение нескольких недель. В последний раз американский самолет сбил самолет другой страны в воздушном бою 18 лет назад во время кампании в Косово.

Но, если говорить о президенте России Владимире Путине, мы уже сталкивались с подобной ситуацией. Москва закрывала канал связи в апреле — после того, как США ударили по сирийской авиабазе ракетами. Это был ответ на одну из жесточайших атак с применением химического оружия в Сирии за многие годы, которая, как считают США, была проведена режимом Асада.

Но, несмотря на гнев Кремля, действие канала связи вскоре официально возобновили. Путин не хочет прямого военного столкновения с США в сирийском небе: он знает, что этот бой он проиграет.

Может показаться удивительным то, что Путин не поддерживает СДС. Это структура, в которой доминируют курды — в частности, Курдские отряды народной самообороны (YPG), вооруженное крыло партии «Демократический союз» и сирийское ответвление турецкой Рабочей партии Курдистана (РПК).

У Москвы — тесные связи с курдами. Советские марионетки создали РПК во время холодной войны. Совсем недавно, в марте, представитель YPG сказал, что группа договорилась о строительстве российской базы в Африне.

Но для Москвы курды всегда были средством для достижения цели. ИГИЛ ослабевает, и Путин хочет позаботиться о том, чтобы США и их союзники не заполнили вакуум.

С точки зрения Москвы недавние шаги США, начиная с воздушных ударов 7 апреля и заканчивая вооружением курдов, говорят о том, что США возвращаются на Ближний Восток и вытесняют Москву. Путин хочет контролировать ситуацию в Сирии, и негодование кажется для него лучшим вариантом.

«Поддерживая СДС и курдов, американцы усиливают не только сепаратистские тенденции в стране, но также хотят отрезать режим Асада от доступа к нефтяным месторождениям, расположенным в зоне боевых действий и на территории, подконтрольной ИГ», — говорится в материале «Независимой газеты» от 20 июня.

«Если раньше американцы хотя бы пытались представить свои агрессивные намерения в отношении Сирии под видом борьбы с терроризмом, теперь они начинают действовать открыто. Американцы де-факто начинают агрессию против Сирии, но используют при этом курдов», — отметил российский эксперт 18 июня.

Курды же сотрудничают и с русскими, и с американцами, но больше инвестировали в последних. Действительно, они всегда предпочитали сотрудничать с США, а оттолкнула их лишь неуклюжая американская дипломатия.

Администрация Трампа демонстрирует свою приверженность СДС, и курды уже предпочли США России, что злит Путина.

Еще одно объяснение поведения Москвы может касаться курдских сил. Эти силы, захватившие арабскую сторону Ракки с помощью США, станут препятствием для Асада, который пообещал вернуть каждый сантиметр Сирии.

Безусловно, угрозы Москвы в адрес США и их союзников в Сирии уже дали результаты. Австралия приостановила воздушные боевые миссии над Сирией. Такие шаги только показывают Путину, что агрессия окупается.

Если Москва последует своим угрозам по нацеливанию на авиацию США или их союзников, Вашингтон должен ответить. Они, в частности, могут напомнить, что действия России по нацеливанию (освещению радаром) — это враждебный акт, а США и коалиционные силы имеют право действовать в рамках самообороны. Путин — не гигант. Он ищет у других слабости. Его можно сдержать, если дать ему понять, что он проиграет. Отступление только усилит его агрессию.

Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 июня 2017 > № 2219875


Аргентина. Германия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 июня 2017 > № 2219870

Эта находка стала пищей для фантазии сторонников теории существования организации «ОДЕССА»

Бертольд Зеевальд (Berthold Seewald), Die Welt, Германия

Приверженцы теории заговора всегда об этом знали: Адольф Гитлер и Ева Браун могли в 1945 году бежать из разрушенного Берлина на подводной лодке в Южную Америку и начать строить новую жизнь в подземной гасиенде примерно в тысяче километров от Буэнос-Айреса. В этом им помогла огромная нацистская сеть, тайная организация «ОДЕССА» («ODESSA») (организация бывших сотрудников СС), которая предоставляла убежище многим нацистам из высшего руководства и оказывала им финансовую поддержку. Сенсационная находка коллекции нацистских артефактов, которую обнаружили аргентинские полицейские в пригороде Буэнос-Айреса, может послужить очередным подтверждением этой истории для ее приверженцев.

За скрытой раздвижной дверью в одной из квартир на севере Беккара было обнаружено в общей сложности 75 предметов, собрание бюстов и портретов Гитлера, украшенные свастикой серебряные пивные кружки, статуэтка с орлами Рейха, пистолеты, наградные кинжалы, губные гармоники, бинокли и увеличительные стекла, а также оборудование, предназначенное, видимо, для измерения окружности черепа, и использовавшееся в нацистских расовых исследованиях.

В то время как владелец нацистских реликвий, 55-летний торговец антиквариатом, клянется в своей невиновности и указывает на другие специфические коллекции в совершенно разных тематических областях — как, например, художественно оформленные дилдо из царской империи — нацистские артефакты распаляют фантазию. Идет ли речь действительно только о товарах для черного рынка, потому что распространение нацистской пропаганды в Аргентине строго запрещено? Или торговец состоит в организации контрабандистов, которая снабжает, как и прежде, быстро растущий международный рынок «коричневой» безвкусицей? И как эти вещи оказались в Южной Америке, кто был их изначальным владельцем?

«Первые результаты исследований указывают на то, что это оригиналы», — заявила на пресс-конференции министр безопасности Патриция Буллрих (Patricia Bullrich). Обнаруженные фотографии, на которых изображен Гитлер с некоторыми из предметов, часто используются торговцами черного рынка для доказательства подлинности их товара и назначения за него более высокой цены. Это в большей степени указывает на криминальную подоплеку, чем на идеологическую.

Однако президент DAIA («Делегация аргентинских еврейских организаций») Ариэль Коэн Саббан расценивает эту крупнейшую находку нацистских предметов искусства в Аргентине иначе: «Эти предметы — неопровержимое доказательство того, что высокопоставленные нацисты нашли убежище в Аргентине». В аргентинских СМИ заявили о том, что бюсты Гитлера и статуэтки орлов рейха ввезли в Аргентину Адольф Эйхман (Adolf Eichmann) и Йозеф Менгеле (Josef Mengele), что опять же напоминает о таинственной организации «ОДЕССА».

О ее деятельности снова вспомнили в 2014 году, когда в рассекреченных файлах ФБР всплыло написанное в 1945 году письмо от «друга» директору ФБР Эдгару Гуверу, в котором шла речь о гасиенде Гитлера в Аргентине. Но дополнительных доказательств не хватает. Вместо этого постоянно приводятся известные факты о враче Освенцима Йозефе Менгеле, о «лионском мяснике» Клаусе Барбье (Klaus Barbie), офицере СС Эрихе Прибке (Erich Priebke) — и прежде всего — об Адольфе Эйхмане. Руководитель отдела гестапо в Главном управлении имперской безопасности, отвечавшего за окончательное решение еврейского вопроса, и организатор Холокоста вел спокойную жизнь под именем Рикардо Клемент (Riccardo Klement) в Буэнос-Айресе, пока в 1960 году он не был похищен агентами израильской разведки «Моссад» и вывезен в Израиль.

Им всем удалось бежать в Южную Америку, но не благодаря помощи всемирной тайной организации СС, а известными «крысиными» тропами, как это подтвердил австрийский историк Геральд Штайнахер (Gerald Steinacher) («Нацисты в бегах»). Йозеф Менгеле сначала прятался в своем родном городе Гюнцбурге. Под фальшивым именем он добрался до Южного Тироля, где выдал себя за «фольксдойче», этнического немца, который не был ни германским, ни австрийским, ни швейцарским гражданином. Международный комитет Красного Креста (МККК) выдал ему удостоверение, и он смог выехать из Генуи в Новый Свет.

«Бедственное положение тысяч беженцев и неспособность, а также неготовность международного сообщества оказать помощь изгнанным представителям фольксдойче, позволило Красному Кресту продолжать оказывать помощь», — пишет Штайнахер. Во многих случаях беженцы могли предъявить Красному Кресту рекомендательное письмо из Ватикана. Эти письма выдавались не только из гуманитарных соображений. Хорватский священник-францисканец Крунослав Драганович (Krunoslav Draganovic) и австрийский епископ Алоис Худал (Alois Hudal) построили настоящую сеть — бастион против коммунизма — они обеспечивали нацистов убежищем и организовывали их переправку на судах. Иногда спецслужбы США также пользовались этими так называемыми крысиными тропами, чтобы переправить технических специалистов нацистского режима или своих сотрудников.

Не случайно большинство нацистов переехали именно в Аргентину. Авторитарный президент Аргентины Хуан Перон (Juan Perón) был поклонником Гитлера и хотел с помощью немецких ученых модернизировать свою страну. Уже в 30-е годы немецкая диаспора страны симпатизировала Третьему рейху. Теперь беженцам, не задавая вопросов об их прошлом, легко открыли все двери, как со стороны властей, так и со стороны общества. Вызывает сомнение предположение, что они, начиная новую жизнь, могли идти на риск, привозя с собой и демонстрируя нацистские артефакты.

Информационное агентство ФРГ указывает на очередную связь между Германией и находкой в Аргентине. Многие из предметов маркированы фабричным клеймом основанного в 1865 году и специализирующегося на производстве армейских ножей предприятия Карла Эйкхорна (Carl Eickhorn) в Золингене, среди них также статуэтка имперского орла со свастикой на мраморном пьедестале. Также Эйкхорн занимался производством холодного оружия для СА и СС.

Название этой торговой марки и сегодня остается нарицательным, предприятие-преемник подчеркивает в своем описании компании в интернете: «Тогда как Eickhorn-Solingen снабжал государственный рынок практически исключительно штыками, боевыми и спасательными ножами (…), теперь предприятие хотело бы поразить гражданский рынок инновационными конструкциями ножей и режущих изделий, изготовленных с применением последних технологий». Ведет ли этот след к изначальным владельцам нацистского клада из Буэнос-Айреса, однако, остается вопросом. Как и вопрос, пройдут ли клейма проверку на подлинность.

Дальнейшее расследование взяли на себя специалисты из Интерпола. Когда оно будет завершено, 75 нацистских артефактов станут доступны для общественности. «Мы надеемся в скором времени передать их музею Холокоста в Буэнос-Айресе», — заявила министр Патриция Буллрих.

Аргентина. Германия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 июня 2017 > № 2219870


Норвегия. Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 июня 2017 > № 2219869

«Это приведет к росту напряженности в отношениях с Россией»

Грете Тубру (Grete Thobroe), NRK, Норвегия

«Размещение американских солдат в Вэрнесе (Værnes) — пример того, что правительство больше волнует то, как понравиться американцам и НАТО, нежели проведение ответственной политики безопасности».

Это мнение Ларса Халтбреккена (Lars Haltbrekken), кандидата в депутаты Стортинга от Социалистической левой партии (SV) из Трёнделага, о решении продлить порядок ротации, который дает 330 американским морским пехотинцам возможность обучаться и тренироваться в Вэрнесе в Северном Трёнделаге вплоть до 2018 года. Правительство приняло это решение в среду.

«Это нарушение норвежской базовой политики. Правительство уже не может прикрываться утверждениями о том, что это „порядок, основанный на принципе ротации" или „временное обучение". Сейчас у нас на норвежской земле появилась американская база, и это противоречит тому, что было в Норвегии с 1959 года», — говорит Халтбреккен.

Требует рассмотрения вопроса в Стортинге

Социалистическая левая партия и в прошлом году выступала против прибытия американцев в Вэрнес. Партия считает, что это способствует росту напряженности в отношениях с Россией.

«Осенью Социалистическая левая партия будет требовать, чтобы этот вопрос рассмотрел Стортинг. Тогда надо будет дать оценку этой системы с 330 солдатами, и, если США начнут выступать за увеличение контингента, совершенно очевидно, что Стортингу придется основательно рассмотреть этот вопрос».

«А если осенью произойдет смена правительства, появится новое большинство, мы будем бороться за то, чтобы отправить американских солдат на родину».

С 1980-х годов у Норвегии есть соглашение с США о предварительном складировании военной техники и боеприпасов, в 2006 году Стортинг принял решение расширить рамки соглашения в том, что касается усиления позиций Норвегии.

Прекрасные впечатления

«У нас прекрасные впечатления об американских морских пехотинцах в Вэрнесе. Все происходит по принципу ротации, что означает, что американские солдаты не размещены здесь на постоянной основе».

Это мнение Элин Родум Агдестейн (Elin Rodum Agdestein), представительницы Правой партии (Høyre), которая является также членом Комитета по вопросам внешней политики и обороны Стортинга.

«Кроме того, они располагаются в гарнизоне под норвежским командованием, так что это не является собственно американской базой», — говорит Агдестейн, которая полагает, что все это — в наших собственных интересах.

«В случае возникновения кризиса или начала войны Норвегия полностью зависит от подкрепления, которое могут дать союзники», — считает Агдестейн.

Для морских пехотинцев важно тренироваться с использованием техники, складированной в Стьёрдале (Stjørdal), она использовалась на учениях и в Трёнделаге, и в Финнмарке.

Опасаются, что солдат может стать больше

Ларс Халтбреккен из Социалистической левой партии считает, что все это может привести к росту напряженности в нашей части света.

«Сначала они сказали, что это будет всего на год, теперь срок увеличен до двух лет. Мы знаем также, что американцы хотели увеличить численность солдат до 600», — говорит Халтбреккен.

Его волнует, что вопрос обсуждался на закрытом заседании в Стортинге, и он надеется, что осенью им удастся провести по-настоящему открытые общественные дебаты по этому вопросу.

«Такие вещи не могут происходить тайно, на закрытом заседании в Стортинге».

Норвегия. Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 июня 2017 > № 2219869


США. Япония > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 23 июня 2017 > № 2224021

ВМС США провалили испытания новой модификации противоракеты SM-3.

Военные США и Японии провели неудачные испытания новой ракеты-перехватчика SM-3 Block IIA морского базирования. Об этом в пятницу, 23 июня, сообщают Известия со ссылкой на источники в Токио.

По данным Kyodo, испытание организовало Агентство по противоракетной обороне при Пентагоне и Агентством технического обеспечения армии Японии. Запуск прошел накануне, 22 июня, с борта ракетного эсминца ВМС США у берегов Гавайев.

Источники не уточнили, что именно произошло с новой ракетой после запуска.

SM-3 (Standart Missile SM-3) – семейство зенитных ракет, применяемых как для систем корабельных ПРО, так и для наземных комплексов. Наведение производится автоматически с помощью матричной инфракрасной головки самонаведения, имеющей высокое разрешение. Высота поражения – до 500 километров.

Ракета-перехватчик SM-3 Block IIA построена на базе предыдущей модификации Block IA, имеющей радиус действия около 700 километров. Радиус новой ракеты увеличили до 1 тысячи километров.

США. Япония > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 23 июня 2017 > № 2224021


Иран > Армия, полиция > carnegie.ru, 23 июня 2017 > № 2223400 Николай Кожанов, Антон Мардасов

Откуда в Иране появились сторонники ИГИЛ

Николай Кожанов

Антон Мардасов

Теракты ИГИЛ в Тегеране не произошли бы, если бы не было окончания странного перемирия между Ираном и ИГИЛ, а также внутрииранских межэтнических проблем, которые создали кадровый резерв для ИГИЛ внутри Ирана. Если иранские власти поддадутся на провокацию и будут использовать теракты как предлог для зачисток в суннитских провинциях, то число иранских игиловцев продолжит расти и дальше

Противостояние Ирана и ИГИЛ (группировка запрещена в РФ) вышло на новый уровень. Восемнадцатого июня иранский Корпус стражей исламской революции (КСИР) произвел ракетный обстрел позиций боевиков в районе сирийского города Дейр-эз-Зора. Это стало ответом на недавние теракты, которые ИГИЛ устроил в Тегеране. Тогда во время двойной атаки на парламент страны и мавзолей основателя Исламской Республики имама Хомейни погибло 17 человек и еще 43 были ранены.

После тегеранских терактов прошло уже больше двух недель, но вопросов о случившемся по-прежнему гораздо больше, чем ответов. Прежде всего, многое неясно об исполнителях терактов: кто они были по своему происхождению, взглядам? Кто направил и подготовил их для работы в Иране? Если это был ИГИЛ, то почему нанес удар именно сейчас? Где изначально суннитская секта нашла сторонников в преимущественно шиитском Иране? Как случилось, что террористы смогли эффективно выполнить свою задачу в центре Ирана, чья контрразведка и контртеррористические службы считаются одними из лучших?

Странная война с ИГИЛ

Предлагаемый иранцами ответ: мы подверглись атаке ИГИЛ, и точка – удобен для иранских властей. После слов «Исламское государство», как правило, объяснений уже не требуют. Иранским пропагандистам это на руку. Рассуждая о том, что Иран стал жертвой террористической атаки, они автоматически ставят Иран в один ряд с другими государствами, пострадавшими от ИГИЛ. Заявления американской администрации, что необходимо сдерживать Тегеран, в таком свете выглядят почти кощунственно. Заодно забывается причастность иранцев к финансированию некоторых других региональных группировок с противоречивой репутацией.

Сейчас во внутренней политике иранские власти активно используют эти теракты, чтобы поддержать в глазах населения образ Ирана как осажденной крепости и мобилизовать людей против внешних врагов с помощью слухов, что ИГИЛ провел атаки при поддержке спонсоров из Саудовской Аравии и попустительстве традиционных геополитических соперников США и Израиля.

Однако не стоит торопиться записывать Иран в антитеррористическую коалицию. Иран воюет на Ближнем Востоке не столько против террористов, сколько за свои интересы, а это существенная разница. С одной стороны, контртеррористическая борьба в таких условиях – это лишь один из элементов иранского регионального присутствия, причем не всегда самый важный. С другой стороны, борьба за национальные интересы подразумевает более гибкий подход к идее антитеррористической борьбы, чем то рисует пропаганда.

Так, Иран – ныне непоколебимый борец с терроризмом – еще в 1990-е годы установил связи с «Аль-Каидой» и Египетским исламским джихадом, которым тогда руководил Айман аль-Завахири, нынешний лидер «Аль-Каиды». В 2000-е годы иранцы активно контактировали с полевыми командирами «Талибана», хотя формально считали его главным врагом в Афганистане. При этом в рамках противостояния с США Тегеран взаимодействовал во время американской операции в Ираке с «Аль-Каидой в Ираке», родоначальницей ИГИЛ. Одиозный, ныне убитый радикал Абу Мусаб аз-Заркави после вторжения американцев в Ирак прибыл туда из Афганистана именно через Иран (один из авторов был невольным свидетелем того, как представители иранского МИДа спустя много лет обсуждали детали организации переезда аз-Заркави через Тегеран).

В 2010 году глава Центрального командования вооруженных сил США Петреус, выступая перед американским Сенатом, заявил, что «"Аль-Каида" по-прежнему использует Иран в качестве базы в регионе». После публикации документов, найденных на вилле бен Ладена в пакистанском Абботабаде, американские эксперты признали, что контакты Ирана и «Аль-Каиды» не были такими тесными, как считалось ранее. Тем не менее тут можно говорить о тактическом сотрудничестве с «показательными порками», которые периодически устраивали иранские силовики.

Так, в письме от 2007 года Усама бен Ладен писал, что «Иран был для "Аль-Каиды" главной артерией», а в 2014 году ныне уничтоженный Абу Мухаммад аль-Аднани, официальный спикер и руководитель службы зарубежных операций ИГИЛ, заметил в послании нынешнему лидеру «Аль-Каиды» Айману аль-Завахири, что его организация выполнила просьбу воздерживаться от атак на Иран и за это «Иран неоценимо задолжал "Аль-Каиде"».

Не исключено, что «Исламское государство» на первых порах также придерживалось подобной политики, несмотря на активность иранского КСИР и аффилированных с ним ополченских отрядов в Ираке и Сирии. Этим, по крайней мере, можно объяснить то, что ИГИЛ долгое время не предпринимал активных действий на территории Ирана. Да и иранское отношение к ИГИЛ было своеобразным и прагматичным: на первых порах Тегеран не оказывал какого-либо серьезного противодействия боевикам ИГИЛ, ограничиваясь защитой «красных линий» – важных объектов и шиитских святынь в Сирии и Ираке, а также приграничной полосы.

Помимо этого, в 2015–2016 годах угрозу провозглашенного халифата и его ярко выраженные антисаудовские настроения Тегеран активно и успешно использовал при торге с США, добиваясь ядерной сделки и признания своей роли в Ираке. Это в конце концов вылилось в то, что некоторые проиранские формирования из ополчения «Хашд аш-Шааби» ввели в состав иракской армии.

Переход в наступление

Реальная и эффективная борьба ИГИЛ с Ираном началась относительно недавно. Иранские власти стали активно рапортовать о пресечении деятельности ИГИЛ в своей стране с лета 2016 года. В прошлом июне секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани заявил о предотвращении теракта в Тегеране, а спецслужбы опубликовали видео признания якобы боевиков ИГИЛ, которые вроде как планировали взрывы на 50 объектах.

В августе 2016 года командующий сухопутными войсками, бригадный генерал Ахмад Реза Пурдастан сообщил о пресечении вербовки эмиссарами ИГИЛ иранцев в провинции Керманшах близ Ирака. А министр информации (служба разведки и контрразведки Ирана) Махмуд Алави рассказал о том, что спецслужбы помешали полутора тысячам иранцев присоединиться к ИГИЛ. В сентябре прошлого года иранское издание Pars News отметило, что спецслужбы ликвидировали нового лидера ИГИЛ в Иране, известного как Абу Аиша аль-Курди, и нейтрализовали его сеть.

Само «Исламское государство» объявило о формировании первого «иранского батальона» только в марте 2017 года. Тогда было опубликовано видео «Иран: между вчера и сегодня», где запечатлены тренировки бойцов батальона, расстреливающих портреты Хомейни, верховного лидера Ирана Хаменеи, президента Рухани и командующего корпусом спецопераций КСИР аль-Кодс Касема Сулеймани. Одновременно прозвучал призыв к «иранским моджахедам» сформировать свой совет и выбрать «министра войны».

Предположительно в это же время на территории Ирана стали действовать и автономные ячейки ИГИЛ. С марта 2017 года журнал джихадистов «Румия» (Rumiyah) начал переводиться на фарси (впрочем, отдельные тексты с призывами к суннитскому меньшинству Ирана «восстать против шиитского доминирования» переводились на фарси с 2015 года).

Новые времена – новые решения

Почему борьба Ирана и ИГИЛ началась только в 2016 году, а не с провозглашением халифата в 2014 году? И почему двойная атака произошла именно сейчас? Помимо упоминавшегося пресловутого «перемирия», которое закончилось после активного наступления проиранских сил на ИГИЛ в 2016–2017 годах, есть и другие причины.

Во-первых, с точки зрения ИГИЛ, теракты в Тегеране «органично» вписываются в глобальные атаки на Ближнем Востоке, в Европе и Азии (Филиппины) в наступивший священный месяц Рамадан. Они – напоминание всему миру, что ИГИЛ даже в период поста и хаджа не будет придерживаться перемирия с «крестоносцами» и шиитами-«рафидитами», которых в ИГИЛ не считают мусульманами. Отсюда небывалое до сих пор освещение комбинированной атаки в Тегеране в режиме онлайн: еще до уничтожения всех террористов информационный канал ИГИЛ Amaq News объявил, что группировка берет на себя ответственность за атаку, и опубликовал видео из парламента, где действовала группа «воинов халифата».

Во-вторых, руководству организации важно поддержать ИГИЛ как бренд на фоне территориальных потерь в Сирии и Ираке. В мае 2016 года уже упомянутый аль-Аднани впервые призвал своих сторонников готовиться «к трудным временам» – к «отступлению в пустыню» и «возвращению к исходным условиям», то есть к нелегальному положению организации на территории сирийско-иракской границы. После этих заявлений пропаганда ИГИЛ стала фокусироваться на массовом терроре и освещении деятельности существующих и присягнувших ячеек за пределами Сирии и Ирака.

Наконец, атаки в Иране, по всей видимости, нацелены на максимальный политический эффект, а не на максимальное количество жертв. Таким образом, «Исламское государство» показало, что, несмотря на ожидаемые потери Мосула и Ракки, именно оно является основным «защитником суннитов», а не «Аль-Каида», которая вообще когда-то заключила с Ираном «пакт о ненападении».

Загадка иранских игиловцев

Показательно, как информационные каналы ИГИЛ позиционируют людей, выполнивших атаку в Тегеране. В их терминологии есть три основных определения своих боевиков: солдаты, воины и братья. Последними называют всех, кто дал присягу, но в основном тех, кто погиб за ИГИЛ на территории самого «Исламского государства». К «солдатам» относят тех, кто не состоял в ячейке ИГИЛ, но присягнул аль-Багдади перед акцией. Наконец, «воины» – это боевики ИГИЛ, которые провели атаку, спланированную непосредственно командованием группировки.

Восьмого июня 2017 года Amaq News опубликовал послание от «воинов "Исламского государства" и одного из отрядов, действующих в Иране». Оно было предварительно записано боевиками, осуществившими теракты в Тегеране. В послании один из пяти террористов заявляет, что «это первый такой отряд, который зажжет пламя джихада в Иране», и призывает других мусульман «нарушить безопасность» этой страны. Но сведений об участии иранцев в боях на стороне ИГИЛ практически нет (за исключением сообщения ИГИЛ в 2016 году о семи смертниках-иранцах в Ираке и Сирии). Отсюда самый интересный вопрос – кто же были эти люди?

Иранские власти стараются не акцентировать на этом внимание. Даже имена идентифицированных исполнителей терактов даны без фамилий, чтобы нельзя было определить их национальность. Оно и понятно – куда проще списать атаку на пришлых, чем признать, что в Иране существует свой кадровый резерв для ИГИЛ, а значит, есть и социально-политическая основа для их вербовки.

Но террористы, атаковавшие парламент, все же были гражданами Ирана. Это нехотя признали и сами власти. Причем из пяти идентифицированных террористов трое имели явно иранские имена, что снижает шанс участия в терактах проживающих в Иране хузестанских арабов, на которых некоторые эксперты пытались все списать.

Иными словами, в Иране появились собственные сторонники ИГИЛ. Причиной для этого мог стать существующий в Иране внутренний раскол по религиозному (нешиитское население хоть и незначительно, но все же поражено в правах), социальному (многие иранцы живут за чертой бедности), региональному (ряд областей страны отстает в своем развитии) и этническому признаку.

Последний особенно важен: долгое время Иран, одна из самых этнически разнообразных стран региона, строил единую нацию, в которой все должны были быть многонациональным народом Ирана. Но это пришлось по душе далеко не каждой населяющей страну национальности. Ситуация на этнических окраинах была напряженной уже давно: атаки на правительственные объекты происходили хоть и нечасто, но регулярно.

К 2017 году сформировалась очередь из тех, кто хотел бы потревожить покой иранских властей: начиная от леворадикальной Организации моджахедов иранского народа (ОМИН) и заканчивая различными курдскими, белуджскими и арабскими группировками. Взрыв террористической активности, скорее всего, был спровоцирован внутренними проблемами Ирана, а идеологическая форма ИГИЛ тут не так уж и важна. Участники могли принять и иное обличие. Поэтому иранцев в рядах ИГИЛ в Сирии и Ираке и было немного. Они предпочитали воевать в своей стране против своих собственных проблем (заявления самих террористов, что они участвовали в боях в Мосуле и Ракке, нужно еще проверять – сами игиловцы об этом ничего не говорят).

По некоторым данным, теракты в Тегеране были осуществлены курдами-суннитами. На причастность курдов указывает и то, что основные аресты предполагаемых сообщников погибших террористов проводились именно в областях, где проживают курдские общины. Это добавляет аргументов версии, что террористы были взращены внутри Ирана, а не засланы извне. Социальные, политические и экономические условия, в которых проживает курдское меньшинство в Иране, далеки от идеальных (хотя к чести Тегерана надо отметить, что власти постепенно исправляют ситуацию). Курдские группировки давно стали проблемой для иранских властей, хотя идеологическую форму ИГИЛ они приняли впервые.

В результате теракты в Тегеране позволили ИГИЛ еще больше расширить ареал своей деятельности в мире. Но этого расширения не произошло бы без двух факторов: изменения характера взаимоотношений Ирана с ИГИЛ, а также наличия внутрииранских проблем, которые создали пусть и незначительный, но все же кадровый резерв для ИГИЛ в Иране. Если иранские власти поддадутся на провокацию и будут использовать теракты как предлог для зачисток в суннитских провинциях и дальнейшего втягивания в региональные войны, то число сторонников ИГИЛ внутри Ирана может продолжить расти.

Иран > Армия, полиция > carnegie.ru, 23 июня 2017 > № 2223400 Николай Кожанов, Антон Мардасов


Казахстан. Киргизия. Сирия. РФ > Армия, полиция > newskaz.ru, 23 июня 2017 > № 2222881

Казахстан не ведет переговоров по направлению своих военнослужащих в зоны деэскалации в Сирии, сказал министр иностранных дел РК Кайрат Абдрахманов.

Ранее турецкие и российские СМИ сообщили о том, что Россия предложила направить в зоны безопасности в Сирии военных из Казахстана и Кыргызстана. Глава комитета Госдумы России по обороне Владимир Шаманов подтвердил, что Москва ведет переговоры с РК и КР об отправке их военных. Он отметил, что "есть намерения и начало переговорного процесса, но решение пока не принято"

"Предоставление Казахстаном площадки Астаны для встреч заинтересованных сторон является реальным вкладом нашей страны в процесс урегулирования сирийского кризиса. Казахстан ни с кем не ведет переговоров по направлению своих военнослужащих в Сирию. Вопрос о том, как будет обеспечена безопасность и эффективность четырех зон деэскалации в Сирии, в настоящее время находится в компетенции стран-гарантов астанинского процесса, которые обсудят эти и другие вопросы в ходе предстоящей встрече в Астане 4-5 июля", — сказал журналистам Абдрахманов в кулуарах всемирного курултая казахов.

Он добавил, что в любом случае для Казахстана принципиально важным условием для рассмотрение возможности направления своих миротворцев в любую точку мира является наличие резолюции Совета безопасности ООН, в которой республика на сегодняшний день является непостоянным членом.

Меморандум о создании зон безопасности в Сирии был подписан странами-гарантами — Ираном, Россией и Турцией в ходе международных переговоров в Астане 3-4 мая. Согласно документу любые боевые действия в зонах деэскалации на территории Сирии прекращены с 6 мая.

Спецпредставитель президента РФ Александр Лаврентьев и представитель иранского МИД Бахрам Касеми говорили, что их страны готовы направить своих наблюдателей на периметры зон безопасности, если будет достигнуто соответствующее соглашение.

Следующая встреча по Сирии, в частности по определению конкретных параметров обеспечения режима безопасности в зонах деэскалации, пройдет в Астане 4-5 июля.

Казахстан. Киргизия. Сирия. РФ > Армия, полиция > newskaz.ru, 23 июня 2017 > № 2222881


Вьетнам. ЦФО > Образование, наука. Армия, полиция > vietnam.vnanet.vn, 23 июня 2017 > № 2222840

С выдающейся академической успеваемостью в течение двух лет обучения (2016 и 2017 гг.) вьетнамские курсанты в Ярославском высшем военном училище противовоздушной обороны (ЯВВУ ПВО), Российская Федерация оставили глубокий след у преподавателей и студентов училища.

Как сообщает сайт vietnamplus.vn, на церемонии выпуска 2017 года ЯВВУ ПВО 21 вьетнамских выпускников этого года продолжали удивлять всех своими блестящими успехами в учёбе – одна золотая медаль и девять красных дипломов (из всего 17 дипломов с отличием училища).

В 2016 году вьетнамские курсанты также заняли первое место в училище – одна золотая медаль и семь дипломов с отличием.

Торжественная церемония выпуска была проведена на Советской площади в центре Ярославля с участием руководителей и представителей Ярославской области и ЯВВУ ПВО, многочисленных россиян и вьетнамцев, проживающих в Ярославле.

Российские преподаватели разделили общие мнения о вьетнамских курсантах и похвалили их за ум, трудолюбие и энергичность.

Выдающиеся достижения вьетнамских курсантов являются гордостью вьетнамской диаспоры в Ярославле и, более того, фактором, вдохновляющим поколения вьетнамских детей для дальнейшего прославления Вьетнама за границей.

Вьетнам. ЦФО > Образование, наука. Армия, полиция > vietnam.vnanet.vn, 23 июня 2017 > № 2222840


Украина. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 23 июня 2017 > № 2221980

Граждане США будут финансировать войну против русских

В Конгрессе США решили внести на рассмотрение законопроект, который предполагает выделение из бюджета страны помощи Украине на военные нужды. Не исключено, что будет поставляться и оружие летального характера. Планируется, что средства будут выделяться через Минобороны страны.

Законопроект о выделении средств Пентагону на 2018 финансовый год будет включать в себя статью о предоставлении военной помощи Украине, куда в том числе входят подготовка украинских военных и предоставление летальных вооружений, сообщила газета Hill со ссылкой на председателя комитета палаты по делам вооруженных сил США Мэка Торнберри.

«Он (законопроект) продолжит включать в себя военную помощь Украине и призыв к администрации (президента США) предоставлять летальную помощь, чтобы украинцы могли защищать себя от агрессии в свою сторону с Востока», — заявил Торнберри.

В начале мая сенат конгресса США одобрил проект федерального бюджета до 30 сентября 2017 года, в котором по-прежнему предусматривается оказание финансовой помощи Украине в размере не менее 410 миллионов долларов, в том числе на оказание военной поддержки. Отмечается, что Пентагон может потратить 150 миллионов долларов на «предоставление помощи, включая (военную) подготовку, технику, летальные вооружения оборонного назначения, помощь в логистике», а также «помощь разведсообщества для военных и сил национальной безопасности Украины».

РФ неоднократно предостерегала от планов поставки вооружений на Украину, так как этот шаг лишь приведет к эскалации конфликта в Донбассе. Как не раз заявлял пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, поставки оружия на Украину извне не будут способствовать урегулированию кризиса в Донбассе и реализации минских соглашений.

Против поставок оружия на Украину высказалось большинство европейских политиков. Так, экс-глава МИД ФРГ, бывший председатель ОБСЕ, президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер ранее заявлял, что поставки оружия на Украину являются очень рискованным и контрпродуктивным путем выхода из кризиса. Председатель военного комитета НАТО Петр Павел заявил, что не видит необходимости в поставках летального оружия Киеву, потому что это «лишь увеличит страдания людей».

Заместитель главы администрации президента Украины Константин Елисеев заявил, что «некоторые элементы» законопроекта о реинтеграции Донбасса, который готовит Киев, обсуждались во время визита Петра Порошенко в Вашингтон.

Порошенко в начале недели находился в Вашингтоне с рабочим визитом. Во вторник он встретился с президентом США Дональдом Трампом, вице-президентом Майком Пенсом, госсекретарем Рексом Тиллерсоном, министром обороны Джеймсом Мэттисом, главами МВФ и Всемирного банка. Эксперты не исключали, что в ходе встречи украинского президента с руководством США будет обсуждаться формат участия США в урегулировании конфликта на востоке Украины, а также законопроект о реинтеграции Донбасса, который разрабатывается Киевом. При этом вице-спикер Верховной рады, участник украинской делегации во время визита Порошенко в США Ирина Геращенко заявляла, что глава государства на встречах с руководством США эти темы не обсуждал.

«Основное было то, как нам объединить и скоординировать усилия с американской стороной, чтобы принести мир и стабильность в Донбасс. Некоторые элементы этого законопроекта были в центре внимания переговорного процесса с американской стороной, поскольку основой будущего законопроекта являются, конечно, минские договоренности и ключевое — это выполнение… условий, касающихся безопасности», — заявил в эфире телеканала «1+1» Елисеев, чьи слова приводит в пятницу украинское агентство УНИАН.

Украина. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 23 июня 2017 > № 2221980


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 23 июня 2017 > № 2221345

В Украине обсуждают реинтеграцию Донбасса

Новая законодательная инициатива обсуждается в Верховной Раде и предусматривает новый формат защиты страны

КИЕВ – Украинский законопроект о реинтеграции Донбасса, который должен определять пути восстановления государственного суверенитета Украины в Донецкой и Луганской областях, не повлияет на Минский переговорный процесс.

Об этом в Киеве 23 июня заявил первый заместитель министра иностранных дел Украины Вадим Пристайко, сообщает информационное агентство УНИАН.

«Я слышал о трех различных вариантах одного и того же (законопроекта) с разными названиями и разными концепциями. Я не связываю непосредственно закон о реинтеграции, деоккупации. […] Я не связываю непосредственно это с интенсификацией переговоров в Минском формате», – сказал Вадим Пристайко, сообщает УНИАН.

Он напомнил, что Минскому формату фактически скоро будет уже три года.

Первый вице-спикер Верховной Рады, народный депутат Ирина Геращенко на своей странице в Фейсбуке 23 июня пишет о том, что законопроект о реинтеграции оккупированных территорий остается в центре внимания и дискуссии украинских политиков.

«В ближайшее время он будет обсужден на Совете национальной безопасности и обороны и на парламентской неформальной Минской платформе, созданной в Верховной Раде, куда входят депутаты всех фракций, кроме «Самопомощи». В Минске, в рамках рабочих групп законопроект обсуждаться, конечно, не планируют, потому что это суверенное право Украины совершенствовать свое законодательство, направленные на восстановление суверенитета и территориальной целостности», – отметила Ирина Геращенко.

Минск-2 и новый формат защиты страны

Напомним, что в эксклюзивном интервью информационному агентству «Интерфакс-Украина» 13 июня секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов отметил о необходимости завершения Антитеррористической операции и перехода к новому формату защиты страны от гибридной войны со стороны России.

«Пришло время не просто признать оккупированными некоторые регионы Донецкой и Луганской областей, а четко, на законодательном уровне, определить принципы государственной политики по их освобождению. Необходима эффективная технология защиты страны, а для этого законодательно нужно предоставить президенту право применять Вооруженные силы и другие военные формирования против гибридной агрессии со стороны России», – подчеркнул Александр Турчинов в интервью агентству «Интерфакс-Украина» 13 июня.

Комплекс мер по выполнению Минских соглашений, в рамках которых происходит урегулирование кризиса в Донбассе, был согласован в ночь с 11 на 12 февраля 2015 года президентами России, Украины, Франции, канцлером Германии в присутствии представителя ОБСЕ.

Новый закон и право на самооборону

Украинский эксперт Центра политологических исследований Олег Саакян считает, что потребность в таком законе существует, и в обществе ведется дискуссия о новых механизмах для установления политико-правового режима на оккупированных территориях.

«Два года идет подобная дискуссия, об установлении статусов и политико-правого режима. Существует ряд законопроектов, их обсуждают в стенах парламента. Сегодня мы видим попытку администрации президента возглавить эту инициативу. То, что сейчас мы видим и слышим – это отдельные заявления и компоненты о том, как должен в целом выглядеть закон», – говорит Олег Саакян корреспонденту Русской службе «Голоса Америки».

Олег Саакян считает, что новая законодательная инициатива не подменяет Минский процесс и не противоречит ему, однако закрепляет право на самооборону украинского государства и возможности для применения силы в ответ.

«Эта позиция не может быть ограничена, когда речь идет о противодействии захватчикам.

Скорее всего, в этом законе будут прописаны нормы в отношении подконтрольных и освобожденных территорий, а также о неподконтрольных территориях. Не исключено, что этот закон будет в себе содержать тезисы и меры, задекларированные в Минском процессе, которых придерживается украинская сторона», – утверждает Олег Саакян.

Четкий месседж и жесткая реакция

Директор Центра внешнеполитических исследований «OPAD» Сергей Пархоменко отмечает, что никто Украине не может запретить использовать все способы для возвращения своих суверенных территорий.

«Дипломатическим методами возвращение Донбасса, как мы видим, невозможно, поэтому в Киеве начали говорить о возможности применения, в том числе и Вооруженных сил. Антитеррористическая операция – это борьба в рамках собственного государства, а у нас идет война против внешней агрессии.

В Донбассе не сепаратисты с нами воюют, а российские граждане, на службе у которых находятся несколько тысяч украинских коллаборантов. Поэтому с правовой точки зрения нам нужен закон для борьбы с внешней агрессией, и называть ее нужно не АТО – а война», – говорит Сергей Пархоменко корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Сергей Пархоменко считает, что применение военной силы в рамках подобной законодательная инициативы может спровоцировать краткосрочное обострение, но не приведет к широкомасштабным действиям с Россией.

«Этот закон устанавливает суверенное право Украины на контроль над украинской территорией и закон сам по себе не может спровоцировать другое государство на обострение. Он будет позволять украинским Вооруженным силам отвечать – это будет четкий месседж и жесткая реакция наемникам. Он даст конкретное видение, как вернуть Донбасс, и ни у кого на Западе не возникнет вопросов, поскольку никто не запрещает Украине совершать контроль над своими территориями. Наши западные партнеры заинтересованы, чтобы украинский вопрос был решен», – отмечает Сергей Пархоменко.

Возможности, которые открываются у Украины после принятия подобного закона, по словам Сергея Пархоменко, сравнимы с хорватским сценарием во время войны за независимость республики в 1991-1995 годах.

«Это будет «гибридный сценарий» – опыт Украины и Хорватии, с проведением своих операций в Донбассе», – подчеркивает Сергей Пархоменко.

Донбасс и политико-дипломатический путь

Политический эксперт, директор Института анализа и прогнозирования Юрий Лесничий подчеркивает, что формат разрешения конфликта в Донбассе возможен исключительно политическими и дипломатическими методами.

«Любое изменение формата для решения конфликта маловероятно. Этот план реинтеграции может быть предложен в виде конкретных шагов по вопросу безопасности – хочешь мира готовься к войне. Угрозы, которые создает Россия своими учениями на границе с Украиной, требуют от Киева постоянной военной и мобилизационной готовности. Но мы не говорим об атаках – разговор лишь про оборону», – отмечает Юрий Лесничий в комментарии корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Он считает, что Россия может ожидать подобных действий от Украины для нагнетания ситуации в Донбассе.

«В сегодняшних заявлениях о необходимости подобного законопроекта много политических признаков. Очень сомнительно, что в некоторых «горячих головах» может родиться мысль силовой реинтеграции», – утверждает Юрий Лесничий.

Вместе с тем, он считает, что, в случае реализации украинской инициативы по привлечению вооруженной полицейской миссии ОБСЕ для работы в Донбассе, Украина имеет право рассчитывать на «некоторый алгоритм присутствия украинской военной составляющей» в этой инициативе.

«Но, думаю, что вряд ли мы увидим реализацию этой идеи в ближайшее время», – считает Юрий Лесничий.

Тарас Бурноc

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 23 июня 2017 > № 2221345


Сирия. Россия > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 23 июня 2017 > № 2221319

Российские корабли ударили крылатыми ракетами по объектам ИГ

В результате ударов в провинции Хама, по свидетельству министерства обороны, уничтожены командные пункты и склады оружия и боеприпасов

Корабли российского ВМФ нанесли ракетные удары по объектам «Исламского государства» в сирийской провинции Хама, уничтожив командные пункты и склады оружия и боеприпасов.

Об этом сообщили в пятницу российские информагентства со ссылкой на министерство обороны.

Как сообщается, ВМФ России выпустил по объектам ИГ шесть крылатых ракет.

Как сообщает минобороны России, из восточной части акватории Средиземного моря фрегаты «Адмирал Эссен», «Адмирал Григорович» и подводная лодка «Краснодар» осуществили пуски крылатых ракет «Калибр».

«Подводная лодка «Краснодар» выполнила пуски крылатых ракет из подводного положения», – сообщает министерство обороны.

Сирия. Россия > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 23 июня 2017 > № 2221319


Эстония > Армия, полиция > delfi.ee, 23 июня 2017 > № 2221135

Террас: сотрудничество восточного крыла НАТО имеет критическое значение

Главнокомандующий Силами обороны Эстонии генерал Рихо Террас встретился в Польше со своими коллегами из стран Балтии и Вышеградской четверки, а также Украины, чтобы обсудить сотрудничество в области обороны и поддержку Украины.

”Тесное оборонное сотрудничество трех стран Балтии и четыре стран Вышеграда в качестве участниц НАТО в нынешней ситуации с безопасностью имеет критическое значение для защиты всего альянса, существенной частью которой являются боевые группы НАТО, размещенные в Эстонии, Латвии, Литве и Польше и интегрированные в силы обороны этих стран”, — сказал Террас.

”Обеспечение безопасности членов альянса не может происходить в отдельном вакууме только в виде совместной работы между собой, поэтому на встрече было решено продолжить оказывать поддержку Украине”, — добавил главнокомандующий.

Эстония > Армия, полиция > delfi.ee, 23 июня 2017 > № 2221135


Литва > Армия, полиция > delfi.ee, 23 июня 2017 > № 2220986

Премьер Литвы: маневры военных самолетов над Балтикой могут закончиться бедой

По словам литовского премьер-министра Саулюса Скварнялиса, "натовским и российским военным нужно сохранять хладнокровие, потому что маневры военных самолетов над Балтийским морем в последние дни могли привести к большим бедам".

"Такое поведение близко к определенной грани, за которой может случиться большая беда. Не обязательно прямой конфликт, а просто контакт, и последствия могут быть очень печальными", -сказал Сквярнялис.

Литовский премьер назвал маневры российских военных самолетов на Балтикой "лихими" и сказал, что они "идут вразрез с элементарным безопасным поведением", сообщает агентство LETA.

На этой неделе НАТО и Россия сообщили о рискованных маневрах военных самолетов над Балтикой. Так, 19 июня, по данным Fox News, российский истребитель Су-27 пролетел на опасно близком расстоянии от разведывательного самолета ВВС США Boeing RC-135; а 21 июня над Балтийским морем произошло сближение самолетов РФ и США из-за борта, на котором министр обороны России Сергей Шойгу направлялся в Калининград.

Комментируя первый случай, в Минобороны РФ сообщили, что российские истребители Су-27 перехватили над нейтральными водами Балтийского моря два самолета-разведчика ВВС США RC-135. Что касается второго инцидента, пресса сообщила, что Ту-154, на котором находился глава Минобороны, следовал с эскортом, состоящим из истребителей морской авиации Су-27.

Москва утверждает, что натовский истребитель F-16, который, по всей видимости, поднялся из Шяуляй, слишком близко подлетел к самолету, на борту которого находился министр обороны России Сергей Шойгу, и тогда между ним и российским лайнером встал истребитель Су-27 из эскорта. Су-27 продемонстрировал ракеты, качнув крыльями, после чего F-16 ушел в сторону.

Позднее российские СМИ со ссылкой на заявление штаб-квартиры НАТО сообщили о том, что у альянса не было информации о нахождении Шойгу на борту самолета, с которым над Балтикой сблизился F-16. При этом ответные действия пилотов российского самолета и истребителей сопровождения в НАТО назвали "профессиональными и безопасными", сообщает Newsru.com.

На обратном пути Шойгу из Калининграда к эскорту российского лайнера присоединились истребители-бомбардировщики Су-34, отмечает ТАСС. Несколько самолетов НАТО сопроводили борт главы Минобороны РФ на значительном расстоянии, не пытаясь сблизиться.

Кроме того, 21 июня шведский МИД пригласил для объяснений посла РФ в Стокгольме Виктора Татаринцева после инцидента с сопровождением российским Су-27 шведского военного самолета, сообщает РИА "Новости". По данным Вооруженных сил Швеции, истребитель Су-27 19 июня сопровождал шведский военный самолет S102B в международном воздушном пространстве над Балтийским морем на очень близком расстоянии.

"Действия российского летчика были таковы, что их можно квалифицировать как "особенные", в том числе из-за расстояния между двумя самолетами, которое было крайне незначительно", — отметили в минобороны Швеции.

В Минобороны РФ пока не прокомментировали инцидент, но ранее заявляли, что все полеты российских самолетов выполняются в соответствии с международными правилами. В Минобороны РФ готовы к консультациям с коллегами из Польши, стран Балтии и Скандинавии для устранения взаимной озабоченности, связанной с военной деятельностью у границ.

Литва > Армия, полиция > delfi.ee, 23 июня 2017 > № 2220986


США. Евросоюз. Россия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > golos-ameriki.ru, 23 июня 2017 > № 2220559

Конгрессмены предлагают использовать чрезвычайный фонд для противодействия российской угрозе

Комитет по вооруженным силам подготовил ежегодный законопроект об оборонном бюджете

Комитет по вооруженным силам Палаты представителей в ежегодном законопроекте об оборонном бюджете внес ряд предложений по противодействию угрозам со стороны России, порекомендовав, в числе прочего, взять средства из национального военного фонда для укрепления обороны против России.

Как рассказал в четверг журналистам конгрессмен-республиканец от штата Техас Мак Торнберри, в версии Палаты представителей Закон о полномочиях в области национальной обороны предусматривает перевод средств из фонда Зарубежных чрезвычайных операций в базовый бюджет с целью использования в рамках Европейской инициативы сдерживания.

Фонд Зарубежных чрезвычайных операций позволяет законодателям вливать средства в бюджет, не превышая ограничения, установленные законом о бюджете от 2011 года.

Европейская инициатива сдерживания разработана с целью предоставления помощи вооруженным силам европейских союзников, обеспокоенных российской агрессией.

Законопроект также будет включать пункт об обязательном предоставлении комитету отчета о численности постоянного контингента, необходимого в Восточной Европе.

«Однако ротация сил имеет свои минусы, и я не уверен, что кто-либо из нас готов делать выводы на эту тему», – сказал он, добавив, что в законопроекте также будет несколько элементов, призванных «еще больше усилить нашу приверженность НАТО и Украине».

В настоящий момент в регионе уже находится одна бригада армии США, но на условиях постоянной ротации. Сторонники размещения постоянного контингента считают, что это будет более эффективным сдерживающим фактором.

Законопроект также предусматривает выделение миллионов долларов на инициативу, призванную помочь Украине с подготовкой и экипировкой войск.

«Законопроект по-прежнему включает военную помощь Украине и призывает администрацию предоставить ей летальную помощь, чтобы Украина смогла защитить себя перед лицом агрессии с востока», – сказал Торнберри.

Отношения между Вашингтоном и Москвой остаются напряженными с 2014 года, когда Россия аннексировала Крым и начала поддерживать сепаратистов на востоке Украины.

США. Евросоюз. Россия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > golos-ameriki.ru, 23 июня 2017 > № 2220559


США. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 23 июня 2017 > № 2220558

«Вашингтон пост» сообщает о «кибербомбах» для инфраструктуры России

Кирилл Белянинов

По данным издания, этот вариант был предложен еще администрацией Обамы в ответ на вмешательство Кремля в американские выборы

Газета The Washington Post со ссылкой на источники, которые пожелали остаться неназванными, сообщила о планах предыдущей администрации США разместить «кибербомбы» в российской инфраструктуре в ответ на вмешательство Кремля в выборы президента США в 2016-м году.

По информации издания, администрация Барака Обамы и разведывательное сообщество США на самом высоком уровне еще в августе прошлого года на основании данных ЦРУ пришло к выводу, что президент РФ Владимир Путин напрямую связан с кибератаками на США, нацеленными на вмешательство и дискредитацию президентских выборов.

Согласно полученным разведданным, сообщает газета, Путин дал особые указания по проведению кампании против кандидата от Демократической партии Хиллари Клинтон и в поддержку ее оппонента – Дональда Трампа.

Изначально о вмешательстве России было проинформировано всего несколько человек, включая в то время президента США Барака Обаму. На то, чтобы американское разведсообщество пришло к согласию по предоставленным ЦРУ данным, потребовалось некоторое время.

Общественность узнала о том, что Кремль пытался повлиять на прошлогодние выборы, из рассекреченных документов всего за несколько недель до окончания работы предыдущей администрации.

По данным источников издания, которые на условиях анонимности согласились рассказать о ходе событий, администрация Обамы в течение пяти месяцев в закрытом формате рассматривала десятки вариантов ответа на действия России и способы сдерживания и наказания РФ за ее действия.

Среди рассматриваемых вариантов обсуждалось проведение кибератак на инфраструктуру России, публикация компрометирующих Путина материалов, а также санкции, которые могли бы нанести значительный ущерб российской экономике.

В конечном итоге, говорится в материале The Washington Post, Обама остановился на достаточно умеренном комплексе мер в ответ на другие агрессивные действия России. Так, из США были выдворены 35 российских дипломатов и закрыты два комплекса, находившихся в пользовании российской дипломатической службы.

Одобренные экономические санкции были настолько точечными, что даже те, кто их разрабатывал, признали их в основном символической мерой.

Кроме того, Обама одобрил тайную операцию по размещению так называемых «кибербомб» в компьютерной инфраструктуре России, которые можно было бы активировать в случае усиления угрозы в отношении Соединенных Штатов со стороны Москвы. Этот проект, одобренный Обамой, находился на стадии планирования, когда предыдущая администрация передала полномочия новой команде.

Таким образом, поясняется в статье, решение о характере продолжении работы над программой зависит от действующего президента Дональда Трампа, хотя подписи его предшественника, Барака Обамы, уже было достаточно для проведения долговременной операции.

При подготовке к публикации, сообщает The Washington Post, были проведены интервью с более чем тремя десятками нынешних и бывших высокопоставленных сотрудников правительства США, в том числе с представителями Белого дома, Госдепартамента, министерств обороны и национальной безопасности, а также разведывательных служб США. Большинство согласилось говорить только на условиях анонимности.

Америка оказалась неспособна противостоть киберугрозам

Как считает эксперт по кибербезопасности вашингтонского Атлантического Совета Беу Вудс (Beau Woods), достаточно «мягкий» ответ американской администрации на хакерские атаки, организованные Кремлем, можно объяснить опасениями за безопасность инфраструктуры Соединенных Штатов в случае начала полномасштабного конфликта в киберпространстве.

«С точки зрения и наступательных и оборонительных возможностей в этой сфере Америка пусть и не очень значительно, но все же опережает Россию, - заявил он «Голосу Америки». – Но американская инфрастуктура представляет собой гораздо более легкую «мишень» в силу развития общества в США. Это богатая и наиболее развитая в мире страна, в том числе – и по уровню компьютеризации и масштабов существующих компьютерных сетей. Но именно это делает нас уязвимыми. Хакерская атака может остановить работу больниц, банков, помешать работе избирательных участков, создать хаос в обществе. России такой же симметричный ответ нанесет очень небольшой ущерб просто потому, что в стране отсутствует развитая сетевая инфраструктура».

По словам эксперта, профессиональное сообщество в США уже давно не подвергает сомнению факт российского вмешательства в выборы 2016 года.В целом ряде «эпизодов», связанных с президентской кампанией прошлого года, специалисты обнаружили «бесспорные улики», оставленные российской стороной.

«Я лично участвовал в изучении только одного такого «инцидента» - взлома серверов Национального комитета демпартии, - говорит Беу Вудс. – Все без исключения «следы» - почерк хакеров, методы, техника, использованные при взломе компьютерные программы, и даже время совершения атак – безусловно свидетельствовали о том, что за нападением стояли государственные структуры России. Но при этом хакеры проявили поразительную неряшливость, оставив столько следов, либо они хотели, чтобы их заметили».

На этой неделе сразу несколько ведущих российских экспертов по кибербезопасности заявили российским СМИ, что никто не может с точностью установить «авторов» той или иной хакерской атаки, а оставленные следы вполне могут быть лишь «маскировкой», призванной скрыть истинных организаторов акции. Беу Вудс признает, что подобные выводы «можно рассматривать серьезно» только, если речь не идет о попытках вмешательства в американские выборы-2016.

«Все доклады спецслужб, посвященные этим «инцидентам», основаны не только на выводах специалистов по кибербезопасности, но и на данных электронной, радио и других видов технической разведки, а также на сведениях, непосредственно полученных от агентов разведслужб, работающих «на месте», - сказал он «Голосу Америки». – Например, специалисты по кибербезопасности никак не могли бы установить, кто именно отдал приказ о начале атак, но именно агентурные данные разведки позволили установить, что нападения санкционировал президент Владимир Путин».

Беу Вудс считает, что с технической точки зрения прямое влияние на результат выборов США является «очень сложной, хотя и выполнимой задачей». При этом, по его словам, для достижения подобного результата хакерам, действующим в интересах какого-либо государства, далеко не всегда нужно взламывать избирательные системы штатов и округов.

«В развернутой кампании Россия использвала не только кибератаки, но и полномасштабную кампанию дезинформации с привлечением различных СМИ, оказавшуюся достаточно эффективной, - говорит он. – Учитывая разницу во времени между Восточным и Западным побережьем, например, вполне достаточно обнародовать и максимально широко распространить фальшивые результаты экзит-полов в Калифорнии и Орегоне для того, чтобы избиратели в Нью-Йорке и Коннектикуте начали сомневаться в шансах своего кандидата».

США. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 23 июня 2017 > № 2220558


США. Украина. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 23 июня 2017 > № 2220556

В Конгрессе призывают Белый дом предоставить Украине летальную военную помощь

Александр Яневский

Об этом рассказал в четверг журналистам конгрессмен-республиканец от штата Техас Мак Торнберри

США глубоко обеспокоены тревожной тенденцией насилия и жестокости со стороны поддерживаемых Россией сепаратистов в восточной Украине по отношению к безоружным гражданским лицам – сотрудникам специальной мониторинговой миссии ОБСЕ, заявила в четверг пресс-секретарь Госдепартамента Хизер Нойерт. Участники мониторинговой миссии неоднократно подвергались угрозам, насилию и попадали под обстрел.

"Эти инциденты – часть более масштабных усилий, направленных на то, чтобы помешать международному сообществу узнать о происходящем на востоке Украины. Мы призываем Россию использовать свое влияние, чтобы прекратить эту кампанию устрашения, а также выполнять взятые на себя обязательства и обеспечить свободный и беспрепятственный доступ сотрудникам мониторинговой миссии ОБСЕ", - заявила пресс-секретарь Государственного департамента США Хизер Нойерт.

Представитель Госдепартамента отметила, что для прекращения человеческих страданий и достижения прогресса по выполнению Минских соглашений срочно необходимо обеспечить долгосрочное и стабильное прекращение огня.

Комитет по вооруженным силам Палаты представителей в ежегодном законопроекте об оборонном бюджете внес ряд предложений по противодействию угрозам со стороны России, порекомендовав, в числе прочего, использовать для этого средства из национального военного фонда.

Об этом рассказал в четверг журналистам конгрессмен-республиканец от штата Техас Мак Торнберри. В версии Палаты представителей Закон о полномочиях в области национальной обороны предусматривает перевод средств из фонда Зарубежных чрезвычайных операций в базовый бюджет с целью использования в рамках Европейской инициативы сдерживания. Она разработана для предоставления помощи вооруженным силам европейских союзников, обеспокоенных российской агрессией.

"Законопроект по-прежнему включает военную помощь Украине и призывает администрацию предоставить ей летальную помощь, чтобы Украина смогла защитить себя перед лицом агрессии с востока", - заявил конгрессмен США Мак Торнберри.

В прошлом месяце Госдеп в плане бюджета на следующий год предложил урезать финансовую помощь Украине более чем на треть. Согласно докладу, в 2016 финансовом году США выделили Украине более 667 миллионов долларов. В 2018 внешнеполитическое ведомство США предложило ограничиться выплатами в размере 203 миллионов долларов.

США. Украина. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 23 июня 2017 > № 2220556


Азербайджан. Армения > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219973

Азербайджан полностью созрел для нового поражения

Вардан Григорян, Armworld, Армения

После очередной провокации азербайджанской стороны на карабахско-азербайджанской линии соприкосновения, 19-ого июня сопредседатели Минской группы ОБСЕ прибыли в Баку и провели переговоры с руководством Азербайджана, пытаясь предотвратить кажущуюся уже неизбежной возможность возобновления военных действий.

Учитывая, что руководство Азербайджана начало процесс «приветствия» посредников еще 17-ого июня с террористического нападения и продолжает проведением широкомасштабных военных учений в честь визита сопредседателей, с трудом можно предположить, что состоявшийся по инициативе сопредседателей Минской группы ОБСЕ Игоря Попова, Стефеана Висконти и Ричарда Хогланда визит, сможет «исчерпать инцидент».

После визита сопредседателей угроза войны сохраняется, но не в той мере, которая бы показывала, что Азербайджан готов к широкомасштабным военным действиям. Факты свидетельствуют о том, что реальность совершенно другая.

Во-первых, тенденция ухудшения экономического положения Азербайджана говорит не о том, что Азербайджан готов к войне, а только о желании властей отвлечь внимание общества от внутренних проблем, путем разворачивания военных действий. А это является результатом ни только внешней, но внутренней тупиковой ситуации Азербайджана.

Второе, за последние месяцы у Баку были проблемы в отношениях с Россией, которые проявлялись в прекращении действия Азербайджанского конгресса России и периодически звучащих из МИД РФ предупреждениях.

Третье, как бы Турция сейчас не выражала свою безусловную поддержку Азербайджану, она не может реально защищать своего младшего брата, если не будет пользоваться сильной поддержкой Соединенных Штатов.

Четвертое, политика США в регионе еще находится на этапе формирования, следовательно, в Вашингтоне не могут дать карт-бланш провокациям Баку, результатами которых очевидно будут пользоваться другие.

Пятое, возобновление военных действий вдоль своих северных границ станет прямой и непосредственной угрозой для соседнего Ирана, который и без этого имеет серьезные проблемы в своих отношениях с США.

Можно предполагать, что новым рядом провокаций, пиком которых стало 17 июня, и параллельными противоречивыми заявлениями военного и политического руководства, Баку пытался передать определенный сигнал не двум армянским государствам, а институту, осуществляющему посредническую миссию в переговорном процессе — сопредседателям Минской группы ОБСЕ.

Смысл этого сигнала сформулировал один из выдающихся лиц администрации Ильхама Алиева Али Гасанов после переговоров 19 июня. «Основным принципом остается территориальная целостность. Мы никогда не откажемся от этого принципа», — заявил он.

Значит, сопредседатели либо должны продолжить свою посредническую миссию, основываясь на выдвинуто Азербайджаном принципом, либо «война и освобождение Нагорного Карабаха и других районов армией Азербайджана неизбежны».

А вот во время тех же переговоров поведение Ильхама Алиева было более тихим и осторожным. Он, как и всегда, перевернул факты вверх ногами, настаивая, что последние провокации на линии соприкосновения инициировала армянская сторона, пытаясь препятствовать деятельности Минской группе ОБСЕ на кануне их визита в Баку. Для этого Алиев использовал факт гибели одного азербайджанского солдата 17 июня, конечно возлагая вину на армянскую сторону, и еще похвастался, что азербайджанская армия, как всегда, дала пропорциональный ответ.

Такому цинизму, конечно, никто не верит, в том числе и сопредседатели Минской группы, которые после инициированной Баку провокации 15 мая уже дали свою четкую оценку. Но вся проблема в том, что они больше не знают как быть с руководством Азербайджана, регулярно прибегающего к провокациям и принимающего потом невинный вид.

Применение соответствующих санкций в этом случае было бы лучшим решением, однако страны-посредники сейчас вряд ли пойдут на такие действия по причине того, что не имеют единого плана на случай дальнейшего обострения ситуации. Значит, Азербайджану будет дана еще одна возможность осуществить провокацию и выставить себя невинным, учитывая, что руководство этой страны и само не знает как продолжать уже проигранную дипломатическую битву.

Очевидно, что настоящий кризис сейчас переместился с военной линии соприкосновения по ту сторону границ Азербайджана. Терпя поражение в переговорном процессе, но осозновая, что возобновление войны чревато еще большими провалами и даже угрозой распада Азербайджана, как государства, у администрации Ильхама Алиева нет иного выхода, кроме продолжения политики растягивания времени регулярными провокациями и истощением армянской стороны.

Тактика таких мелких хулиганств свидетельствует о том, что Азербайджан полностью «созрел» не только для дипломатического, но и для нового военного поражения.

Считаем, что не нужно лелеять серьезных надежд на то, что после визита сопредседателей в Баку ситуация снова войдет в этап долгосрочной стагнации. Некоторое время спустя Ильхам для укрепления своей власти будет нуждается в трупах, и мы снова предстанем перед необходимостью непропорционального ответа. А вот благоприятная для армянской стороны ситуация, сложивашаяся на переговорном столе и в региональном раскладе, не может продолжаться вечно.

Значит уже с сегодняшнего дня нужно думать о подходящем моменте, когда в Азербайджане накапливающиеся кризисные явления дойдут до своего пика. В таких условиях нисколько не важно Ильхам сам начнет войну, или же это будет реакцией на организованную какой-либо внешней силой провокацию, как это случилось в Грузии в 2008 году.

Важно то, чтобы армянские стороны были готовыми к этому моменту Икс, осознавая, что в этом заключается возможность окончательного решения вопросов с противником, который погряз во внутреннем кризисе.

Азербайджан. Армения > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219973


Черногория. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219970

Человек Путина на Балканах

Ховард Эймос (Howard Amos), Politico, США

Если верить увиденному, у Владимира Путина появился новый человек на Балканах. Николай Патрушев, кремлевский «ястреб», сотрудник разведки и близкий друг российского президента, является главой Совета безопасности России, известным своим пламенным национализмом, конспирологическим мировоззрением и большим шпионским опытом.

Неофициальная задача Патрушева на Балканах соответствует новым веяниям. В то время как российской внешней политикой официально занимается министр иностранных дел Сергей Лавров, фактически принятие решений все больше зависит от небольшой группы сотрудников спецслужб и чиновников из сферы обороны, имеющих доступ к Путину.

«Россия все больше становится „адхократией", где люди получают задание и обязанности, которые могут и не соответствовать их формальной компетенции», — сказал Марк Галеотти, эксперт по российским службам безопасности и старший научный сотрудник Института международных отношений в Праге.

Привлечение к работе бывшего шпиона свидетельствует о более жестком подходе России к региону. «Патрушев, безусловно, — один из тех людей, которые считают, что Россия находится в процессе экзистенциальной борьбы за свое выживание, — добавил Галеотти. — Это холодная война, манихейское видение мира. То, в котором любые перемены на Западе идут на руку России».

Патрушев начал работать в КГБ Советского Союза в 1974 году и, как полагают, впервые встретился с Путиным — также бывшим офицером разведки — в начале 1990-х годов. Он провел десять лет на посту главы ФСБ, преемницы КГБ, а в 2008 году перешел в Совет Безопасности. Это влиятельный орган, в который входят высокопоставленные должностные лица. Совет был создан Путиным.

Большую часть своей карьеры Патрушев провел в тени, поэтому информации о его причастности к внешней политике почти нет. Но он, как известно, входил в небольшую группу советников, приближенных к Путину, которые были тесно связаны с планированием аннексии украинского региона Крым в 2014 году.

По словам Андрея Кортунова, директора Российского совета по международным делам (аналитического центра, консультирующего Кремль), службы безопасности России оказывают все большее влияние на внешнюю политику.

Патрушев публично утверждал, что Соединенные Штаты стремятся расколоть российское государство, чтобы «открыть доступ к богатым ресурсам, которые, по их мнению, Россия несправедливо контролирует».

Он также критиковал «все более агрессивное» поведение со стороны НАТО, заявлял, что внешняя политика ЕС диктуется из Вашингтона и предупреждал о подъеме нацизма в Восточной Европе.

Назначение Патрушева на неофициальный новый пост, на котором он будет отвечать за российскую стратегию на Балканах, произошло в условиях ухудшения отношений между Россией и Западом.

Россия особенно разозлилась из-за вступления Черногории в НАТО в начале этого месяца. Эта маленькая страна на Адриатическом море обвинила российские спецслужбы разведчиков в том, что они пытались совершить государственный переворот в стране в прошлом году — видимо, чтобы не допустить вступления Черногории в альянс.

После заявлений о причастности России к темной истории с переворотом Патрушев поспешил в Сербию, чтобы встретиться с высшими должностными лицами правительства и безопасности. Вероятно, миссия состояла в том, чтобы уладить ситуацию.

Сообщается, что Белград выдал нескольких российских граждан, обвиняемых в организации этого заговора. Чиновники в Москве настаивали, что в поездке не было ничего необычного, но роль Патрушева с тех пор значительно возросла.

В прошлом месяце Патрушев встретился с министром внутренних дел Сербии Небойшей Стефановичем во время его визита в Москву, они обсуждали разные вопросы, начиная организованной преступностью и заканчиввая интернетом.

«За последний год стало ясно, что Патрушеву дали Балканы, — сказал Галеотти. — Это знак того, насколько важны Балканы или насколько важными они станут».

Патрушев не имеет никаких профессиональных связей с Балканами, но назначил в Совет Безопасности Леонида Решетникова, имеющего неоднозначную репутацию эксперта по Балканам и придерживающегося жестких взглядов бывшего разведчика.

В октябре прошлого года перед попыткой государственного переворота в Черногории Решетников сказал, что «пора [России] вернуться на Балканы».

Появление Патрушева на Балканах совпало со всплеском активности России в регионе. Два гражданина России — Эдуард Шишмаков и Владимир Попов — были заочно осуждены в этом месяце черногорским судом за попытку госпереворта в прошлом году.

Черногорские прокуроры считают, что эти мужчины — представители российской разведки.

По сообщениям российских СМИ, Шишмаков работал военным атташе в посольстве России в Польше, откуда его выслали в 2014 году по обвинению в шпионаже.

Документы, опубликованные после утечки в этом году, также позволяют предположить, что российские шпионы и дипломаты в Македонии объединили усилия, чтобы усилить поддержку пророссийских групп.

Россия может принять «очень серьезные» меры в ответ на любую дальнейшую экспансию НАТО на Балканском полуострове, сказала Елена Гуськова, профессор Института славистики в Москве.

«Судя по Черногории, она может предпринять множество различных мер», — сказала она, подразумевая решение Кремля об ограничении экономических отношений и призыве российским отдыхающим не посещать страну, которая зависит от доходов от туризма.

В этом году Патрушев предупредил, что НАТО хочет убедить Боснию и Герцеговину, а также Македонию присоединиться к альянсу.

По мнению экспертов, Россия, вероятно, сконцентрирует свои усилия на укреплении существующих альянсов на Балканах.

Прежде всего это касается Сербии, с которой у России исторически сформировались крепкие связи. Обе страны имеют общее славянское происхождение, а большая часть населения страны — православные христиане.

«Россия будет иметь дела с теми балканскими странами, которые демонстрируют решимость не вступать в НАТО», — сказал Кортунов.

Черногория. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219970


Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219969

Сбить? Трамп продолжает сирийский поворот в духе Коперника

Збынек Петрачек (Zbyněk Petráček), Lidovky, Чехия

Вашингтон сходится с Москвой во мнении, что приоритетом в сирийской войне является поражение «Исламского государства» (запрещенного в России — прим. ред.). Это хорошо. Но они не сходятся в другом.

Можно ли военными средствами вытеснить «Исламское государство» из Сирии и при этом подавить режим Асада, как того хотят Соединенные Штаты? И можно ли вытеснить «Исламское государство» и при этом подавить антиасадовских повстанцев, как того хочет Россия?

Это принципиальный вопрос. В общем-то банальный факт — то, что американцы сбили самолет армии сирийского правительства — привел к серьезному спору с Москвой, а также к тому, что Австралия отзывает из операции против «Исламского государства» свои шесть самолетов.

На первый взгляд заурядная история со сбитым самолетом может иметь серьезные последствия. Когда 28 февраля 1994 года американцы сбили сербские самолеты над Боснией, это стало первой военной акцией НАТО за все 45 лет существования. Но тогда, во-первых, был дан мандат на бесполетные области в Боснии, а во-вторых, ослабленная Россия не вмешивалась в бои на Балканах. Сирия — другое дело. Там не были объявлены бесполетные зоны, не утвержден и мандат на них. Россия принимает активное военное участие в сирийских событиях и претендует при этом на легитимность, ссылаясь на приглашение сирийского правительства.

После инцидента со сбитым сирийским самолетом о простых решениях говорить не приходится. А если конфронтация и вызванная ею осторожность при нанесении ударов и может кому-то помочь, то только «Исламскому государству». Поэтому Америке придется кое-что «проглотить». Как бы далека ни была данная ситуация от Второй мировой войны, одну общую черту найти можно. Чтобы в 40-е годы Запад мог победить Гитлера, ему пришлось сотрудничать со сталинской Москвой и при этом кое-что «проглотить». Например, правду о Катыни (если бы поляки в эмиграции узнали правду о том, что их офицеров убили Советы, коалиция против Гитлера, вполне возможно, пошатнулась бы) или выдачу бежавших от Красной армии казаков Советскому Союзу, без которого победить Гитлера было бы невозможно.

Сейчас в Леванте встает подобный вопрос. Можно ли победить «Исламское государство» и хоть как-то сохранить сирийскую государственность, не вступая при этом в переговоры с сирийским правительством? Еще осенью прошлого года во время предвыборной кампании Хиллари Клинтон сказала, что это невозможно. Она хотела в одностороннем порядке объявить бесполетные зоны над Сирией, что спровоцировало бы конфликт с правительством Сирии, но, главное, с Россией. Дональд Трамп казался противоположным полюсом, который выведет США из конфликта и оставит России борьбу с «Исламским государством». Но в этом году — Трампу хватило одного взгляда на кадры с убитыми детьми — президент США совершил поворот в духе Коперника. Но вопрос в том, есть ли у Трампа рецепт победы и некоего «американского мира» для Сирии?

Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219969


Сирия. США. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219968 Леонид Радзиховский

Путин еще раз потерял лицо

Леонид Радзиховский, Апостроф, Украина

Громкие заявления Кремля после очередного провала в Сирии адресованы внутрироссийской аудитории, перед которой президенту РФ Владимиру Путину важно сохранить образ мачо. Поэтому выход Кремля из общего с США меморандума по полетам над Сирией в ответ на сбитый сирийский Су-22, как и последние действия вокруг военного конфликта на Донбассе, является не более чем демонстративным жестом.

Если говорить о мотивах этого решения Москвы, после того, как США сбили самолет сирийских ВВС, дело даже не в Башаре Асаде. По большому счету, я думаю, кроме дикого раздражения, Асад давно ничего не вызывает в Кремле. Но Россия ввязалась ведь в сирийскую войну. И теперь — потеря лица. Такая же история, как с Донбассом: ввязались, и теперь — потеря лица. После того, как американцы сбили самолет — безнаказанно — Путин ни внутри страны (он же внутри — крутой, мачо), ни вовне не может оставить это без ответа. Тем более, что в этой несчастной сирийской кампании это уже второй сбитый самолет: первый, как известно, сбили турки. Поэтому мотивы понятны — сохранить лицо. Это, собственно, главный и единственный мотив всей внешней российской политики: сначала влезть, а потом сохранять лицо.

Я уверен, что никаких прямых военных столкновений Америки и России не будет. Американцы уже приняли решение изменить расположение войск. И американцы, и русские, естественно, не хотят лобового столкновения американских и российских самолетов. Даже не потому что это якобы чревато термоядерной войной. Абсолютно это не чревато никакой войной: даже если допустить воздушный бой между американским и русским истребителем, что абсолютно невероятно, с моей точки зрения, все равно от этого еще миллион километров до разрыва дипломатических отношений и угроз войной.

Но дело — не только в этом. Прямое военное столкновение означает полный крах российско-американских отношений. А они крайне нужны России. Естественно, в достаточной степени нужны и США. Посмотрите на то, как более чем аккуратно при грозной внешней риторике принимают санкции против России — так их упаковывают, что хочешь, понимай так или сяк. До предела обострять отношения с Россией просто так американцы не будут. И американские летчики, и русские с противовоздушной обороной будут себя вести очень аккуратно.

Сирия. США. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219968 Леонид Радзиховский


Германия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219966

Кто реально помогал Гитлеру?

Давид Джуберг, Обозреватель, Украина

Я не буду обращать внимание на то, что по условиям Версальского договора Германии запрещалось строить и испытывать самолеты, танки и химоружие. Но в середине 20-х годов на территории СССР немцами были созданы авиационная школа в Липецке, танковая школа в Казани, и две аэрохимические станции под Москвой и под Волжском. Сотрудничество РККА и Рейхсвера с кодовыми названиями «Липецк », «Кама » и «Томка» осуществлялось вопреки Версальскому договору, но советская сторона получала материальное «вознаграждение» за использование этих объектов и право участия в немецких испытаниях и разработках.

Выпускниками этих советско-немецких школ стали будущие высокопоставленные нацисты Вальтер Модел, Хайнц Гудериан, Эрнст Фолькхайм, Вильгельм Риттер вон Тома, Вернер фон Бломберг и Герман Фон Лит Томсен. Но я пишу не про это подлое сотрудничество.

В августе 1939 года немецкая делегация во главе с министром иностранных дел Иоахимом фон Риббентропом прибыла в Москву, а в следующую ночь Пакт Молотова-Риббентропа был подписан Вячеславом Молотовым, в присутствии Иосифа Сталина. Десятилетний пакт о ненападении заявил неизменную приверженность обеих сторон к Берлинскому трактату (1926 года). Договор был дополнен секретным протоколом, который разделил Восточную Европу на немецкую и советскую зоны влияния.

После войны немецкие чиновники нашли микрофильм секретных протоколов Молотова-Риббентропа передали их США. Несмотря на публикацию протоколов в СМИ, в течение многих десятилетий СССР отрицал существование секретного протокола. В 1992 году, после распада Советского Союза документ был рассекречен.

Через неделю после того, как был подписан пакт Молотова-Риббентропа, 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу. 3 сентября 1939 года Великобритания, Австралия, Новая Зеландия и Франция, выполняя свои обязательства перед Польской Республикой, объявили войну Германии. Германия оказалась в экономической изоляции.

Вступление в войну Франции и Англии отрезало ее от поставок. Импорт важнейших видов сырья — нефти, железной руды, меди — упал до кризисно низкого уровня. Экономика Германии, зависевшая от импортных поставок, была на грани полного развала. Немецкую военную машину спасало только экономическое соглашение с Москвой.

Великобритания блокировала Германии выход к морю, и информировала СССР о введении блокады Германии и о намерении досматривать и задерживать суда, которые будут перевозить грузы, усиливающие немецкий военный потенциал.

Англичане полагали, что морская блокада станет для нацистов чувствительным ударом. Но Гитлер успокоил своих генералов: «Нам не стоит бояться британской блокады. Восток поставит нам зерно, скот, уголь, свинец, цинк. Все немецкие грузовые суда в направлении портов Германии были направлены в советский порт Мурманск. 8 сентября советская сторона согласилась передать груз по железной дороге в порт Ленинграда. В то же время Советский Союз отказался разрешить польский транзит через свою территорию со ссылкой на угрозу быть втянутыми в войну.

8 сентября 1939 Молотов преждевременно поздравил правительство Германии с вступлением немецких войск в Варшаву.

9 сентября 1939 Нарком Ворошилов и начальник Генерального штаба Шапошников подписали директиву, которая предписывала войскам в ночь с 12 на 13 сентября перейти в наступление и разгромить польскую армию. Но выяснилось, что Варшава еще держится. Наступление Красной армии отложили. Поляки отчаянно защищали свою столицу, мужчины и женщины,\ рыли окопы и строили баррикады.

10 сентября 1939 Нарком иностранных дел Молотов пригласил германского посла Шуленбурга и предупредил: Москва намерена заявить, что Польша разваливается на куски и Советский Союз вынужден прийти на помощь украинцам и белорусам (Знакомо?).

Разгром Польши был осуществлен Германией при полной поддержке Сталина. Это означало, что два величайших тоталитарных государства в мире стали партнерами.

Советское руководство было согласно с войной и хотело поживиться ее плодами. В газете «Известия» появилась статья «Война на море», обещание снабжать нацистскую Германию сырьем. Ответ советского правительства Англии был составлен в крайне жестких выражениях. Немцы остались довольны, Министр пропаганды Йозеф Геббельс распорядился сообщить о советской позиции на первых полосах всех немецких газет.

17 сентября 1939 Красная Армия и Wehrmacht провели совместный военный парад в Бресте.

Одним из первых подарков Сталина нацистам были 600 немецких коммунистов, (большинство из них — евреи) в Брест-Литовске. СССР также предоставили поддержку нацистам в официальном заявлении. Сталин подчеркнул, что англо-французский союз атакует Германию, а не наоборот, и Молотов подтвердил, что Германия предприняла мирные усилия, которые были отклонены «англо-французскими империалистами».

Уже в октябре 1939 года с согласия Гитлера советские войска оккупировали Эстонию, Латвию и Литву.

Также в октябре 1939 года Сталин послал Молотова в Берлин, чтобы обсудить условия присоединения СССР к Германии, Италии и Японии. Москва и Берлин сделали совместное заявление относительно начавшейся мировой войны.

Сталин продиктовал такой текст: «Англия и Франция несут ответственность за продолжение войны, причем в случае продолжения войны Германия и СССР будут поддерживать контакт и консультироваться друг с другом о необходимых мерах для того, чтобы добиться мира».

Все коммунистические партии мира получили приказ Сталина прекратить антифашистскую пропаганду.

Секретариат Коминтерна констатировал: «Англия и Франция стали агрессорами — они развязали войну против Германии и стараются расширить военный фронт с тем, чтобы превратить начатую ими войну в антисоветскую войну».

Европейским коммунистическим партиям было велено сотрудничать с немецкими оккупационными властями.

Сталин и Молотов разорвали дипломатические отношения с правительствами оккупированных европейских стран в изгнании и признали марионеточные правительства, которые были созданы немцами в оккупированных странах. Это было признание и фактическое одобрение всех завоеваний Гитлера.

В 1940 году больше половины советского экспорта уходило в Германию. В общей сложности Гитлер получил от Сталина нефть, зерно, медь, никель, олово, молибден, вольфрам и кобальт — стратегически важные материалы, без которых военная промышленность Германии остановилась. Ни в одной другой стране нацисты бы это не купили.

Жизненно важными для Германии были поставки советского продовольствия. Почти треть немецкого населения работала в сельском хозяйстве, но страна не могла себя прокормить. Военные победы 1940 года не уменьшили зависимость Германии от поставок из Советского Союза. Немцы поставили вопрос об удвоении поставок зерна, которые уже достигли 1 миллиона тонн в год.

И получили согласие — Сталин и Молотов проводили политику умиротворения Гитлера и шли на серьезные уступки в торгово-экономических делах. Они изъявили готовность распечатать стратегические запасы зерна СССР, чтобы удовлетворить просьбу Гитлера. Весной 1941 года немцы жаловались, что цена на пшеницу и рожь для них высока, и Москва скинула цену на 25 процентов.

В феврале 1940 года в Москве подписали новый договор между СССР и Германией. В соглашении предусматривалось, что СССР будет поставлять в Германию 1 000 000 тонн фуражного зерна и бобовых, 900 000 тонн нефти, 100 000 тонн хлопка, 500 000 тонн фосфатов, 100 000 тонн хромовых руд, 500 000 тонн железной руды, 300 000 тонн чугуна, 2 400 кг платины, 11 000 тонн меди, 3000 тонн никеля, 950 тонн цинка, 500 тонн молибдена, 500 тонн вольфрама, 40 тонн кобальта. Эти и другие материалы были перевезены через советские и польские территории, что позволило нацистской Германии обойти британскую морскую блокаду.

Немецкое военное командование получило согласие Москвы заправлять подводные лодки и боевые корабли флота Германии на советских базах. СССР также помогли Германии избежать британских военно-морских блокад, при помощи базы подводных лодок в северной части Советского Союза в Мурманске.

10 января 1941 года было подписано соглашение о взаимных торговых поставках до августа 1942 года. В тот же день были заключены договор о советско-германской границе от реки Игорки до Балтийского моря, соглашение о переселении из Литовской, Латвийской и Эстонской ССР немцев в Германию, соглашение об урегулировании взаимных имущественных претензий, связанных с этим переселением.

3 июня 1941 года секретным решением Политбюро одобрило «из особых запасов» дополнительно поставить в Германию тысячи тонн стратегического сырья, необходимого военной промышленности: медь, никель, олово, молибден и вольфрам. Некоторые виды сырья Советский Союз специально покупал в других странах и поставлял Германии. Это были редкие металлы и каучук, без которого бы моторизованные части вермахта через несколько недель остановились.

Между 1939 и 1941 годом Сталин поставляет Гитлеру 1,5 миллиона тонн нефти, 1,5 миллиона тонн зерна и много тысяч тонн каучука, древесины, фосфатов, железа и других металлические руд — в частности, хрома, марганца, и платина. Именно это торговое соглашение с СССР помогло Германии преодолеть блокаду.

Последний эшелон с советским зерном в Германию прошёл через Западный Буг на Тересполь 22 июня 1941 года за один час и 15 минут до нападения на СССР. Кстати, за него до сих пор не заплатили.

Германия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219966


США. Сирия. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 23 июня 2017 > № 2219913

Реальное развитие американо-российских отношений можно увидеть в небе над Сирией

Иэн Бреммер | Time

"Дорогой Пентагон!

Мы пишем, чтобы сообщить тебе об изменении правил участия наших вооруженных сил в сирийском конфликте. Любые летательные аппараты, принадлежащие международной коалиции, оказавшиеся к западу от реки Евфрат, будут отслеживаться российскими средствами ПВО в небе и на земле и рассматриваться в качестве мишеней. Пересечете Евфрат - и мы оставляем за собой право сбить ваш самолет. Кроме того, мы прекращаем дальнейшие коммуникации по военной координации. Хорошего дня!

Министерство обороны Российской Федерации".

Таковым, по сути, было резкое сообщение из Москвы после того, как США 18 июня сбили сирийский военный самолет, пишет обозреватель Time Иэн Бреммер. Это вряд ли можно назвать новыми американо-российскими отношениями, которых, по их словам, хотели президенты Дональд Трамп и Владимир Путин. Что же происходит?

"Помогая правительству президента Башара Асада в Сирии и пользуясь поддержкой Ирана, Россия установила военное господство в Сирии. Сейчас вопрос заключается в том, какую часть страны Россия сможет помочь Асаду вернуть. Американские должностные лица, особенно в Пентагоне, хотят минимизировать завоевания Асада и его политические рычаги, чтобы добиться результата, который создаст больший баланс в стране и лишит Россию доминирующей роли в Сирии в будущем", - говорится в статье.

"Русские вряд ли собьют самолет США. Путин агрессивный, но не глупый, - пишет Бреммер. - Однако он будет продолжать изыскивать способы подрывать интересы США всегда и везде, а особенно - если он будет играть роль "сильного человека" в преддверии выборов в России в 2018 году. Здесь таится реальная опасность дальнейшего нарастания конфронтации в отношениях США и России. И, несмотря на все его усилия, Трамп ничего тут поделать не может".

США. Сирия. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 23 июня 2017 > № 2219913


Казахстан. Сирия > Армия, полиция > kursiv.kz, 23 июня 2017 > № 2219887

Казахстан может отправить свои войска в Сирию

Россия предложила направить в зоны деэскалации в Сирии военных из Казахстана и Кыргызстана, заявил представитель президента Турции Ибрагим Калын, передают РИА Новости.

"От русских даже поступило предложение: может быть, отправить определенное число кыргызских и казахских (военных - прим.). Они тоже могут занять место в рамках этих усилий… Однако все это требует детальной работы: рассматриваются карты: кто откуда войдет, сколько солдат где расположат… То есть - 300 или 500 солдат нужно? Сейчас в Идлибе проживает более миллиона человек. Сейчас военные обсуждают, сколько солдат нужно для такого количества населения. Мы ожидаем, что на июльской встрече в Астане эти вопросы будут конкретно обсуждаться", - цитирует Ибрагима Калына турецкий телеканал Haberturk.

Также информацию о начале переговоров между Россией, Казахстаном и Кыргызстаном о отправке военых подтвердил глава комитета Госдумы по обороне Владимир Шаманов.

Депутат подчеркнул, что в настоящий момент идет проработка этого вопроса, решение пока не принято.

"Идут сейчас переговоры, прорабатывается вопрос, чтобы представители военной полиции России принимали участие в решении задач по обеспечению порядка в Сирии, также прорабатываются вопросы, предложения нашим коллегам из Казахстана и Кыргызстана. Идет проработка вопроса. Есть намерения и начало переговорного процесса, решение пока не принято", - заявил Шаманов.

Казахстан. Сирия > Армия, полиция > kursiv.kz, 23 июня 2017 > № 2219887


Казахстан. Сирия > Армия, полиция > kursiv.kz, 23 июня 2017 > № 2219886

МИД РК опроверг информацию о отправке военных в Сирию

Министр иностраных дел РК Кайрат Абдрахманов заявил журналистом, что Республика не ведет переговоров об отправке военных в Сирию.

"Казахстан ни с кем не ведёт переговоры по отправлению своих военных в Сирию. Для нашей страны важным условиям для направления своих миротворцев в любую точку мира является наличие резолюции ООН и соответствующего мандата этой всемирной организации", - сообщил К. Абдрахманов.

Свое мнение по поводу возможной отправки вооруженных сил Казахстана в Сирию выразил ряд казахстанских политологов.

"Председатель Комитета по международным делам, обороне и безопасности Маулен Ашимбаев сказал, что даже если теоретически военные Казахстана будут отправлены в Сирию, то лишь в качестве миротворцев под эгидой ООН. Но здесь есть одна загвоздка. В "Военной доктрине РК", принятой в 2011 году, черным по белому написано следующее: "...Основными принципами участия Казахстана в миротворческих операциях являются беспристрастность и сохранение полной нейтральности, отсутствие особых отношений с какой-либо из конфликтующих сторон, отказ от прямого или косвенного содействия в реализации интересов одной из сторон, если это ведет к ущемлению интересов других участников конфликта". Одно дело когда несколько наших военных наблюдателей в качестве миротворцев были в той же Западной Сахаре или Кот-д-Ивуаре. Но Сирия это уже другая зона конфликта, в которой напрямую участвует партнер Казахстана по ОДКБ в лице России. То есть уже нарушается пункт по поводу "отсутствия особых отношений с какой-либо из конфликтующих сторон", прокомментировал ситуацию политолог Досым Сатпаев, на своей странице в Facebook.

"Я категорически против отправки наших воинов в Сирию.

1. Это чревато для нас прямыми человеческими потерями. Операция предполагает военно-полицейские меры, а значит прямой контакт с населением страны. А это не бомбежки исподтишка. Одно дело забомбить, а другое - обеспечивать мир и зачищать. Россия сама в это ввязалась, пусть сама и расхлебывает. Вряд ли Путин согласовывал это с коллегами по ОДКБ. Это страна, которая всегда относилась к своим как пушечному мясу. Нам этого не надо. Опыта лучше так не набирать.

2. Это приведет к тому, что развяжет новую волну терроризма внутри Казахстана. Обвинения в прямом участии в чужой войне развяжет руки идеологам терроризма. Последствия могут быть непредсказуемыми. Кроме того, это лишит нас права быть прсредниками и миротворцами, поскольку полицейсаая операция предполагает поддержку мясника и убийцы Асада.

3. Это ухудшит наши отношения с суннитским миром. Это же будет ухудшать наши отношения с Западом, приведет к большей изоляции, к большей привязке к идущей на дно России.

4. Этому нет логических обьяснений и основ. Наши союзнические отношения по ОДКБ и прочему дерьму не предполагают внешней агрессии. На Россию никто извне не нападал, она не имеет права ссылаться на наши обязательства.

Если вопрос стоит так, я требую открытых и прямых дискуссий. Открытых обсуждений в парламенте и поименного голосования. И если будут кого-то отправлять, пусть начнут с собственных детей!", заявил политолог Айдос Сарым.

"Опять у России всплыла идея отправить казаxстанскиx солдат в Сирию. Раньше это подавалось под соусом ОДКБ. И нашиx кыргызскиx соседей тоже затрагивает. Если выражаться в терминаx Астанинского процесса по Сирии, то Казаxстан не является страной-гарантом как Россия, Иран и Турция. Мы предоставляем площадку для переговоров и должны быть равноудалены. Отправка военныx в зону конфликта нарушает этот принцип" - считает ведущий специалист Института мировой экономики и политики РК, Аскар Нурша.

Напомним, что недавно в ряде российских СМИ появилась информация о том, что Казахстан может отправить военный контингет в Сирию.

Также информацию о начале переговоров между Россией, Казахстаном и Кыргызстаном о отправке военых подтвердил глава комитета Госдумы по обороне Владимир Шаманов.

Депутат подчеркнул, что в настоящий момент идет проработка этого вопроса, решение пока не принято.

"Идут сейчас переговоры, прорабатывается вопрос, чтобы представители военной полиции России принимали участие в решении задач по обеспечению порядка в Сирии, также прорабатываются вопросы, предложения нашим коллегам из Казахстана и Кыргызстана. Идет проработка вопроса. Есть намерения и начало переговорного процесса, решение пока не принято", - заявил Шаманов.

Казахстан. Сирия > Армия, полиция > kursiv.kz, 23 июня 2017 > № 2219886


США. Россия. Украина > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219884

Как целая страна стала российским полигоном по подготовке к кибервойне

Энди Гринберг (Andy Greenberg), Wired Magazine, США

Когда погас свет, на часах была полночь.

Это случилось в декабре прошлого года субботним вечером, когда худощавый инженер с рыжеватыми волосами Алексей Ясинский с женой и сыном-подростком сидел на диване в гостиной своей киевской квартиры. 40-летний украинский специалист по кибербезопасности вместе с семьей смотрел фильм Оливера Стоуна «Сноуден», и вдруг у них в доме отключили электричество.

«Хакеры не хотели, чтобы мы досмотрели это кино», — пошутила жена Ясинского. Она имела в виду событие, произошедшее годом ранее, за два дня до Рождества в 2015 году. Тогда почти четверть миллиона украинцев из-за кибератаки лишились электричества. Но Ясинскому, который работает главным аналитиком в киевской фирме кибербезопасности, было не до смеха. Он посмотрел на часы, стоявшие на столе. Они показывали 00:00. Ровно полночь.

Телевизор Ясинского был подключен к стабилизатору напряжения с батареей, и поэтому комнату теперь освещали только блики изображения с экрана. Источник бесперебойного питания жалобно запищал. Ясинский поднялся и выключил его, чтобы не разрядилась батарея. В комнате сразу стало тихо и темно.

Он пошел на кухню, достал пачку свечей и зажег их. Затем подошел к окну. Выглянув из него, он увидел нечто такое, с чем не сталкивался никогда прежде. Здания вокруг его дома погрузились во тьму. От облачного неба отражался лишь серый свет далеких огней, благодаря которому были немного видны современные жилые комплексы и многоэтажки советской постройки.

Ясинский отметил точное время и дату происшествия. Почти ровно год с момента предыдущей декабрьской атаки на электросеть. Ясинский был уверен, что это не простое отключение электричества. Он подумал о том, что на улице сейчас минус 17 градусов, и что температура в тысячах домов начинает медленно понижаться. Пошел обратный отсчет времени до того момента, когда из-за отключившихся насосов должны были замерзнуть трубы водяного отопления.

В этот момент в голове у Ясинского возникла другая неотступная мысль. Последние 14 месяцев он находился в эпицентре усиливавшегося кризиса. Представители украинских компаний и государственных учреждений все чаще обращались к нему с просьбой проанализировать волну кибератак, которые происходили в стремительной и беспощадной последовательности. Похоже, что за всем этим стояла одна группа хакеров. Он не мог подавить ощущение, что те самые призраки, чьи отпечатки пальцев он обнаружил год назад, вернулись и проникли через интернет в его дом.

Киберпредсказатели говорили, что это случится. На протяжении десятилетий они предупреждали, что хакеры скоро сделают скачок вперед и будут не только наводить хаос в цифровом мире, но и причинять вполне реальный материальный ущерб. Когда в 2009 году вредоносная программа АНБ Stuxnet молча раскрутила несколько сотен иранских ядерных центрифуг, пока они сами себя не разрушили, казалось, что это предвестие новой эпохи. «Это напомнило август 1945 года, — сказал в одной из своих речей бывший директор АНБ и ЦРУ Майкл Хейден (Michael Hayden). — Кто-то применил новое оружие, и это оружие уже не засунешь обратно в ящик».

Теперь на Украине разыгран по сути дела реальный сценарий кибервойны. Дважды. В обоих случаях невидимые диверсанты лишили электричества сотни тысяч человек. Каждое отключение длилось лишь несколько часов, потому что инженеры в срочном порядке вручную возобновили подачу электроэнергии. Но эти атаки создали новый прецедент, как бы доказывая саму идею: в тени России стал реальностью предсказанный десятки лет назад кошмар, когда хакерам удалось остановить рычаги современного общества.

Эти отключения не были отдельными и единичными атаками. Все это часть цифрового блицкрига, который продолжается на Украине вот уже три года. Это долговременное и настойчивое кибернаступление, какого мир еще не видел. Армия хакеров систематически проводит диверсии практически против всех секторов на Украине, осуществляя атаки на средства массовой информации, финансы, транспорт, армию, политику, энергетику. Вторжения идут одно за другим. Хакеры удаляют данные, выводя из строя компьютеры, а в некоторых случаях парализуют работу важных организаций. «На Украине невозможно найти ни единого места, где бы не было атак», — говорит представитель НАТО Кеннет Гирс (Kenneth Geers), специализирующийся на кибербезопасности.

В своем декабрьском официальном заявлении украинский президент Петр Порошенко сообщил, что только за два предыдущих месяца на Украине было совершено 6 500 кибератак против 36 украинских объектов. Зарубежные аналитики по вопросам кибербезопасности не решились приписывать все эти атаки Кремлю, однако Порошенко колебаться не стал. Проведенные на Украине расследования, заявил он, указывают на «прямую и опосредованную причастность российских спецслужб, которые развязали кибервойну против нашей страны». (Российское Министерство иностранных дел не откликнулось на многочисленные просьбы прокомментировать эти заявления.)

Чтобы уяснить значимость этих нападений и в целом понять, что же происходит в сегодняшнем мировом геополитическом порядке (скорее, беспорядке), нужно знать, насколько оскорбительно и непристойно Россия относится к своему самому крупному соседу на западных рубежах. Москва давно уже считает, что Украина по праву принадлежит российской империи и является важным территориальным активом, составляя стратегический буфер между Россией и странами НАТО, а также высокодоходным трубопроводным маршрутом в Европу и тем местом, где размещается один из немногих незамерзающих российских портов. По этим причинам Москва на протяжении столетий держала Украину на положении послушной младшей сестры.

Но в последние 15 лет российская удавка на шее Украины ослабла, и страна при поддержке украинского народа начала сближаться с НАТО и с Евросоюзом. В 2004 году толпы украинцев в оранжевых шарфах вышли на улицы в знак протеста против действий Москвы по подтасовке результатов выборов. В том же году российские агенты предположительно дошли до того, что отравили набиравшего популярность прозападного кандидата в президенты Виктора Ющенко. Прошло 10 лет, и украинская революция 2014 года окончательно свергла прокремлевского президента Виктора Януковича (давний политический советник этого руководителя Пол Манафорт потом руководил предвыборным штабом Дональда Трампа). Российские войска стремительно аннексировали Крымский полуостров, что на юге Украины, и вторглись в русскоязычный восточный регион Донбасс. С тех пор Украина завязла в необъявленной войне с Россией, из-за которой в стране появилось почти два миллиона беженцев и погибло почти 10 тысяч украинцев.

С самого начала киберпространство стало одним из главных фронтов в этой войне. Накануне послереволюционных выборов на Украине в 2014 году пророссийская группировка «Киберберкут», связанная с кремлевскими хакерами (которые позднее проведут кибератаки против демократов на президентских выборах 2016 года в США), атаковала вебсайт центральной избирательной комиссии этой страны, чтобы объявить победителем кандидата в президенты ультранационалиста Дмитрия Яроша. Администраторы заметили вторжение менее чем за час до официального объявления результатов голосования. Эта атака была всего лишь прелюдией к самому амбициозному эксперименту России в цифровой войне, каким стал шквал кибератак, которые усилились осенью 2015 года и с тех пор не стихают.

Ющенко, занимавший пост президента Украины с 2005 по 2010 годы, считает, что у российской тактики в интернете и вне его единая цель: «Дестабилизировать ситуацию на Украине, чтобы ее правительство выглядело некомпетентным и уязвимым». Он ставит отключения электроэнергии и прочие кибератаки в один ряд с российской дезинформацией, переполняющей украинские СМИ, с террористическими кампаниями на востоке и со своим собственным отравлением, называя это коварными действиями, имеющими целью показать Украину раздробленной и ослабленной страной. «Россия никогда не согласится с тем, чтобы Украина была суверенной и самостоятельной, — говорит Ющенко, на лице у которого еще остались следы шрамов от отравления диоксином. — После распада Советского Союза прошло уже 25 лет, а Россия по-прежнему болеет этим империалистическим синдромом».

Но многие специалисты по глобальной кибербезопасности придерживаются другой, более масштабной теории о хакерской эпидемии на Украине. Они считают, что Россия использует эту страну в качестве полигона для подготовки к кибервойне и лаборатории, где отрабатываются и совершенствуются новые формы глобальной битвы в онлайне. Те цифровые бомбы, которые Россия неоднократно взрывала на Украине, она как минимум однажды применила против гражданской инфраструктуры в США.

***

Одним воскресным утром в октябре 2015 года, за год с лишним до отключения электричества в квартире у Ясинского, он сидел у себя на кухне, пил чай и ел кукурузные хлопья. Зазвонил телефон. Звонок был с работы. В то время он работал директором по информационной безопасности в крупнейшей на Украине медиагруппе StarLightMedia. Ночью по непонятным причинам отключились два сервера StarLightMedia. Звонивший администратор заверил его, что серверы удалось восстановить при помощи резервных программ.

Но Ясинский почувствовал тревогу. Два сервера выключились почти одновременно. «Бывает такое, когда отключается один сервер, — сказал он. — Но два сервера сразу? Это подозрительно».

Сокрушаясь по поводу пропавшего выходного, Ясинский вышел из дому и отправился на метро в офис StarLightMedia. Приехав туда, он вместе с системными администраторами изучил изображение, сохранившееся на одном из поврежденных серверов. Его главная загрузочная запись, находящаяся на жестком диске и указывающая машине, где искать свою операционную систему, была полностью переписана и заполнена нулями. Это вызвало у Ясинского серьезную тревогу, так как два пострадавших сервера были доменными контроллерами, компьютерами с большими привилегиями, которые можно использовать для проникновения в сотни других машин из корпоративной сети.

Ясинский быстро выяснил, что эта атака намного серьезнее и опаснее, чем казалось. Два поврежденных сервера установили вредоносные программы на ноутбуках 13 сотрудников StarLight. Из-за заражения была переписана загрузочная запись и повреждены компьютеры — как раз тогда, когда сотрудники готовили утреннюю программу теленовостей перед выборами в местные органы власти.

Тем не менее, Ясинский понял, что ему крупно повезло. При просмотре сетевых журналов StarLight возникало впечатление, что контроллеры доменов совершили самоубийство преждевременно. Они должны были заразить или вывести из строя 200 или даже более компьютеров. Вскоре Ясинский узнал у фирмы-конкурента ТРК, что ей повезло меньше: во время аналогичной атаки она потеряла более 100 компьютеров.

Ясинскому удалось вытянуть из сети StarLight копию разрушительной программы. Вернувшись домой, он начал разбираться в ее коде. Его поразили многочисленные и очень умные ухищрения: программа уклонялась от всех проверок на вирусы и даже могла выдавать себя за антивирус Microsoft Windows Defender. Когда семья легла спать, Ясинский распечатал код и разложил бумаги на кухонном столе, вычеркивая строки маскирующих символов и выделяя команды, чтобы понять его истинную форму. Информационной безопасностью Ясинский занимался 20 лет. Он управлял огромными сетями и отбивался от атак самых изощренных хакеров. Но инженер никогда не сталкивался с таким совершенным цифровым оружием.

Под слоями маскировки и ложных указаний Ясинский увидел вредоносную программу KillDisk, которая уничтожает данные и используется хакерами уже почти 10 лет. Чтобы понять, как она попала к ним в систему, Ясинский со своими коллегами из StarLight стал внимательно и дотошно изучать сетевые журналы компании, прочесывая их снова и снова ночами и в выходные дни. Найдя признаки хакерских отпечатков (кто-то украл корпоративные аккаунты в YouTube, сетевой логин администратора, который был активен даже тогда, когда Ясинский был на больничном), компьютерщики осознали, что хакеры сидели в их системе более полугода. Со временем Ясинский выявил вредоносную программу, которая стала для них первоначальным плацдармом для проникновения: это был универсальный троян BlackEnergy.

Вскоре коллеги Ясинского из других компаний и из государственных органов стали рассказывать ему, что у них тоже случаются хакерские взломы, причем почти точно так же. Одну атаку злоумышленники провели против крупнейшей железнодорожной компании страны «Укрзалызниця». Другие пострадавшие просили Ясинского сохранить в тайне проведенные против них атаки. Снова и снова хакеры использовали для входа и проведения разведки BlackEnergy, а для своих разрушительных действий KillDisk. Их мотивы оставались загадкой, однако следы злоумышленников были повсюду.

«С каждым шагом становилось все яснее, что наш „Титаник" нашел свой айсберг, — говорит Ясинский. — Чем глубже мы заглядывали, тем больше он становился».

Но даже теперь Ясинский не имел представления о истинных масштабах угрозы. Так, он не знал, что к декабрю 2015 года BlackEnergy и KillDisk были внедрены в компьютерные системы по меньшей мере трех крупных электроэнергетических компаний Украины, где они ждали своего часа.

***

Вначале Роберт Ли (Robert Lee) во всем винил белок.

Был канун Рождества 2015 года, и так уж получилось, что Ли предстояла свадьба в его родном городе Калмэн, штат Алабама. Рыжий, плотный и бородатый Ли незадолго до этого ушел с важной должности в американской спецслужбе из трех букв, где он занимался вопросами кибербезопасности на важнейших объектах инфраструктуры. Теперь Ли решил начать собственное дело, учредить компанию по обеспечению кибербезопасности и жениться на подружке из Голландии, с которой он познакомился в зарубежной командировке.

Когда Ли готовился к свадьбе, ему на глаза попали газетные сообщения, в которых утверждалось, что хакеры только что отключили электроэнергетическую систему на западе Украины. Значительная часть страны осталась без света на шесть часов. Ли махнул на эту новость рукой, поскольку у него была масса других дел, и кроме того, он много раз слышал ложные утверждения о хакерских атаках на электросети. Обычно причиной блэкаута оказывалась какая-нибудь крыса или птица. Дежурной шуткой среди айтишников стало утверждение о том, что белки для электросетей намного опаснее, чем хакеры.

Но на следующий день, а это был канун свадьбы, Ли получил сообщение о предполагаемой кибератаке от Майка Ассанте (Mike Assante), работавшего научным сотрудником в институте SANS, который является элитным учебным центром по кибербезопасности. Оно привлекло внимание Ли, поскольку Ассанте один из самых авторитетных в мире экспертов по угрозам для электроэнергетических сетей. Он написал Ли, что хакерская атака на Украине кажется ему вполне реальной.

Когда Ли дал клятву верности и поцеловал невесту, он получил еще одно сообщение от своего украинского знакомого. Этот человек написал, что вызвавшая сбой электросети хакерская атака самая настоящая, и что ему нужна помощь Ли. Роберт всю свою карьеру посвятил подготовке к кибератакам на объекты инфраструктуры, и вот наступил момент, которого он ждал долгие годы. Поэтому он, проигнорировав гостей, отошел в укромный уголок и прямо в свадебном костюме начал переписываться с Ассанте.

Затем он пересел за компьютер своей матери в родительском доме неподалеку. Работая в тандеме с Ассанте, который отправился на Рождество в Айдахо к своему другу, он просмотрел карты Украины и схему ее энергосистемы. Пострадавшие подстанции трех электроэнергетических компаний находились в разных областях страны, в сотнях километров друг от друга, и никак не были связаны между собой. «Это не белка», — решил Ли, и его охватила нервная дрожь.

В ту ночь Ли постарался разобраться в программе KillDisk, которую его украинский знакомый взял из взломанных компьютеров энергетических компаний и отправил ему в Америку. Точно так же несколькими месяцами ранее поступил Ясинский после атаки на StarLightMedia. («У меня очень терпеливая жена», — говорит Ли.)

За несколько дней Ли получил образец кода BlackEnergy и данные об атаках. Он понял, что взлом начался с фишинговых почтовых сообщений, якобы из украинского парламента. Вредоносное приложение незаметно установило командный файл на машинах жертв, запустив заражение BlackEnergy. Захватив этот плацдарм, хакеры по всей видимости начали проникновение в сети электроэнергетических компаний и через какое-то время взломали виртуальную частную сеть, которой эти компании пользовались для удаленного доступа. Среди прочего, они проникли в специальное промышленное программное обеспечение, позволяющее операторам дистанционно управлять таким оборудованием как автоматические выключатели цепи.

Изучая методы работы злоумышленников, Ли начал постепенно понимать, с кем он столкнулся. Его поразили сходства между тактикой хакеров, устроивших блэкаут, и действиями группы, которая недавно приобрела скандальную известность в мире кибербезопасности. Речь идет об объединении хакеров Sandworm. В 2014 году фирма кибербезопасности FireEye выступила с предостережением о действиях команды хакеров, которая внедряла вредоносную программу BlackEnergy в различные организации, среди которых были польские энергетические компании и украинские государственные ведомства. Было похоже, что эта группа разрабатывает методы хакерских взломов специализированной компьютерной архитектуры, которая используется для дистанционного управления промышленным оборудованием. Свое название Sandworm (песчаный червь) эта группа взяла из фильма «Дюна». В своих кодах она использовала такие слова из фильма как Харконнены (злобная династия) и Арракис (безводная планета, в пустынях которой ползают огромные песчаные черви).

Никто не знает, каковы намерения этой группы. Но все указывает на то, что эти хакеры — русские. Фирма FireEye выяснила, что характерные методы взломов Sandworm были изложены в презентации на российской хакерской конференции. А когда инженеры FireEye сумели попасть на один из незащищенных командных серверов Sandworm, они обнаружили инструкции по использованию BlackEnergy на русском языке, а также русскоязычные файлы.

Больше всего американских аналитиков встревожило то, что Sandworm осуществляла хакерские атаки по обе стороны Атлантики. В 2014 году американское правительство сообщило, что хакеры заразили вирусом BlackEnergy сети американских компаний электро- и водоснабжения. Проанализировав выводы правительства, FireEye определила, что и эти проникновения осуществила группа Sandworm.

Ли сложил все кусочки головоломки воедино. Похоже, что группа, которая лишила электричества почти четверть миллиона украинцев, недавно заразила компьютеры американских компаний коммунального хозяйства тем же самым зловредом.

С момента рождественского отключения электричества прошло всего несколько дней, и Ассанте подумал, что пока слишком рано винить в атаке конкретную хакерскую группу, а тем более, целое государство. Но по мнению Ли, сигнал тревоги уже прозвучал. Атака на Украине представляла собой нечто большее, чем единичный случай в какой-то далекой стране. «Противник, уже нападавший на американские электроэнергетические компании, пересек черту и отключил целую сеть электроснабжения, — сказал он. — Это была непосредственная угроза Соединенным Штатам».

***

Спустя несколько недель холодным солнечным днем в Киев прибыла группа американцев. Они собрались в отеле Hyatt, что в одном квартале от Софийского собора с его золочеными куполами. В состав группы входили сотрудники ФБР, Министерства энергетики, Министерства внутренней безопасности и Североамериканской корпорации по вопросам надежности энергоснабжения, которая отвечает за устойчивую работу американской энергосети. Эта делегация получила задачу разобраться во всех деталях украинской аварии.

Федералы также привезли с собой Ассанте из Вайоминга. Ли оказался вспыльчивее своего друга и начал борьбу с американскими ведомствами, стремившимися сохранить завесу секретности, требуя немедленно обнародовать все подробности проведенной атаки. Его в Киев не пригласили.

В тот первый день сотрудники спецслужб собрались в стерильном конференц-зале отеля вместе с представителями региональной компании энергоснабжения «Киевоблэнерго», которая стала одной из жертв атак на энергосистему. В течение нескольких часов руководители и инженеры компании терпеливо и подробно излагали все детали этого всеохватывающего и мучительного нападения на их сеть.

Как заметили Ли и Ассанте, во вредоносной программе, установленной на компьютерах энергетических компаний, не было никаких команд, способных реально управлять устройствами отключения. Тем не менее, 23 декабря сотрудники «Киевоблэнерго» беспомощно наблюдали за тем, как на десятках подстанций их области размером с Массачусетс один за другим срабатывали автоматические выключатели — как будто по команде с компьютеров их сети, которую они не замечали. Инженеры «Киевоблэнерго» определили, что злоумышленники создали собственную идеально скомпонованную и настроенную копию управляющего программного обеспечения, сделав это на удаленном компьютере, а затем воспользовались этим клоном для подачи команд на отключение электроэнергии.

Когда сработали автоматы защиты, и десятки тысяч украинцев лишились электричества, хакеры приступили к следующей фазе атаки. Они перезаписали встроенные программы преобразователей на подстанциях. Это крошечные коробочки в шкафах серверов, переводящие межсетевые протоколы для связи с более старым оборудованием. Переписав сложные коды этой аппаратуры (на это у них могло уйти несколько недель), хакеры программными средствами привели ее в трудновосстановимое состояние, отключив операторов от цифрового управления автоматическими выключателями. Сидя за столом в конференц-зале, Ассанте восхищался скрупулезностью и основательностью хакеров.

Хакеры также оставили одну из своих визитных карточек, включив KillDisk, чтобы вывести из строя несколько компьютеров «Киевоблэнерго». Но самой опасной составляющей этого взлома стал удар по аварийному аккумуляторному питанию станций управления. Когда в области отключили электричество, станции сами стали обесточиваться, погружаясь в темноту. Хакеры с предельной четкостью устроили блэкаут внутри блэкаута.

«Сигнал был предельно ясен: вы почувствуете это повсюду. Бум, бум, бум, — говорит Ассанте, представляя, что мог об этом подумать недоумевающий оператор. — Эти нападавшие наверняка казались себе богами».

В тот вечер американская команда полетела на запад Украины в город Ивано-Франковск, расположившийся у подножья Карпатских гор. В крошечном аэропорту советской эпохи их ждала настоящая снежная буря. На следующее утро они посетили штаб-квартиру электроэнергетической компании «Прикарпатьеоблэнерго», которая приняла на себя основной удар предрождественской атаки.

Руководство компании вежливо приветствовало американцев в своем современном здании, расположившемся рядом с высокими дымовыми трубами заброшенной угольной электростанции, находящейся на той же территории. Затем оно пригласило их в зал заседаний, на стене которого висели картины средневековой битвы, и усадило за длинный деревянный стол.

Та атака, о которой они рассказали, была практически идентична нападению на «Киевоблэнерго»: BlackEnergy, поврежденное аппаратно-программное обеспечение, сбои в работе резервного электропитания, KillDisk. Но в данной операции хакеры пошли еще дальше, забросав справочно-информационные службы компании ложными телефонными звонками. Возможно, это было сделано для того, чтобы потребители не могли дозвониться и сообщить об отключении электричества, а возможно, чтобы просто усилить хаос и еще больше унизить энергетиков.

Было еще одно отличие. Американцы спросили, не рассылало ли клонированное управляющее программное обеспечение команды на отключение электроэнергии, как это было в Киеве. Специалисты «Прикарпатьеоблэнерго» ответили, что нет, и что их автоматы защиты были отключены другим способом. В этот момент в разговор вмешался технический директор компании, высокий и серьезный мужчина с темными волосами и голубыми глазами. Вместо того, чтобы объяснять американцам методы работы хакеров через переводчика, он вызвался показать их, включив сделанную им видеозапись на своем видавшем виды iPhone 5.

Запись длилась 56 секунд. На ней было видно, как на экране одного из компьютеров в диспетчерской компании движется курсор. Стрелка приближается к иконке одного из выключателей, подается команда, и цепь размыкается. Камера переходит с монитора компьютера на мышку, кнопки которой не шевелятся. Затем видно, как курсор снова перемещается как бы сам по себе, зависает над выключателем и снова пытается разомкнуть цепь, в то время как инженеры в диспетчерской спрашивают друг друга, кто этим курсором управляет.

В данном случае хакеры не подавали команды на отключение через автоматизированные вредоносные программы и через компьютер-клон, как они сделали в «Киевоблэнерго». На сей раз взломщики воспользовались средствами службы поддержки клиентов, чтобы взять управление мышками операторов под свой прямой контроль. Они отключили операторов от их пользовательского интерфейса. Теперь прямо на глазах у энергетиков руки-призраки кликали мышками и один за другим отключали десятки выключателей, через которые электроэнергия подавалась в разные районы области.

***

В августе 2016 года, спустя восемь месяцев после первого предновогоднего отключения, Ясинский уволился из StarLightMedia. Он решил, что недостаточно защищать одну-единственную компанию от натиска злоумышленников, наносивших удары по всем звеньям украинского общества. Чтобы не отстать от хакеров, ему нужна была более целостная картина их работы, а Украина нуждалась в более последовательных и связных мерах защиты от наглой и вездесущей организации, какой стала Sandworm. «Светлая сторона по-прежнему расколота, — говорит он, имея в виду неодинаковую реакцию жертв на действия хакеров. — Темная же сторона объединилась».

По этой причине Ясинский занял должность руководителя киевской фирмы Information Systems Security Partners, которая занимается исследованиями и анализом в области безопасности информационных систем. Это была малоизвестная компания, но Ясинский превратил ее в главного защитника жертв цифровой осады на Украине.

Вскоре после перехода Ясинского на другую работу страна как нарочно подверглась очередной, еще более мощной волне кибератак. Он перечисляет пострадавших: украинский пенсионный фонд, государственное казначейство, управление портов, министерства инфраструктуры, обороны и финансов. Хакеры снова нанесли удар по украинской железнодорожной компании, на несколько дней отключив ее онлайновую систему бронирования. Сделали они это как раз посреди сезона отпусков. Как и в 2015 году, большинство атак заканчивалось уничтожением данных на жестком диске в манере KillDisk. В министерстве финансов эта логическая бомба удалила терабайты данных — как раз тогда, когда оно готовило бюджет на следующий год. При этом новое зимнее наступление хакеров не уступало предыдущему и даже превосходило его вплоть до грандиозного финала.

***

16 декабря 2016 года, когда Ясинский с семьей смотрел «Сноудена», молодой инженер по имени Олег Зайченко работал в 12-часовой ночной смене на передающей станции «Укрэнерго» к северу от Киева. Он сидел в старой диспетчерской советской эпохи, у стен которой стояли бежево-красные аналоговые панели управления высотой от пола до потолка. Жившая на станции полосатая кошка Аза отправилась на охоту, и Зайченко остался в компании телевизора, по которому показывали концерт поп-музыки.

Он заполнял журнал, коротая время в этот не отмеченный никакими событиями субботний вечер, как вдруг на станции оглушительно зазвенел сигнал тревоги. Справа от себя Зайченко увидел два световых индикатора, показывавших состояние сетей магистральных ЛЭП, которые вдруг загорелись зеленым цветом. На универсальном языке инженеров-электриков это означало, что сети выключились.

Инженер поднял трубку черного телефона и позвонил диспетчеру в центральный офис «Укрэнерго», чтобы предупредить его о рутинном сбое. Но в этот момент включился еще один зеленый индикатор. Потом еще один. Зайченко встревожился. Он торопливо объяснял ситуацию оператору, а индикаторы продолжали переключаться с дежурного красного на аварийный зеленый. Восемь отключений, потом 10, потом 12.

Ситуация усугублялась, и оператор приказал Зайченко выбежать наружу и посмотреть, нет ли внешних повреждений оборудования. В этот момент отключилась двадцатая и последняя цепь, а вместе с ней компьютер и телевизор. Затем в комнате погас свет. Зайченко накинул пальто на свою сине-желтую униформу и бросился к двери.

Передающая станция в обычной ситуации представляет собой настоящие джунгли из электрооборудования, размещенного на восьми гектарах земли, что превышает размер 12 футбольных полей. Но когда Зайченко вышел из здания в морозную ночь, обстановка показалась ему еще более жуткой, чем прежде. Установленные вдоль здания три трансформатора размерами с танк, отвечающие за пятую часть электрической мощности столицы, полностью замолчали. До этого Зайченко механически просчитывал в уме действия в аварийной ситуации. Но пробегая мимо парализованных трансформаторов, он впервые подумал: это снова хакеры.

На сей раз удар был нанесен по кровеносной системе украинской сети энергоснабжения. Вместо того, чтобы отключать распределительные станции, подающие электричество в капилляры линий электропередачи, диверсанты перерезали артерию. Мощность этой обеспечивавший Киев станции превышает 200 мегаватт. Это больше электрической нагрузки, чем у всех 50 распределительных станций, обесточенных во время атаки 2015 года. К счастью, система отключилась лишь на час. Этого не хватило для того, чтобы трубы начали замерзать, а местные жители паниковать. Инженеры «Укрэнерго» стали вручную включать цепи и восстанавливать подачу электроэнергии.

Но непродолжительность отключения стала единственным моментом, который был менее опасен, чем авария 2016 года. Проанализировавшие эту атаку фирмы кибербезопасности говорят, что она была намного изощреннее, чем в 2015 году. Осуществили ее при помощи очень сложной и легко адаптируемой вредоносной программы CrashOverride, которая является автоматическим средством для нарушения работы электросетей.

***

Стартап Ли под названием Dragos занимается обеспечением безопасности важнейших объектов инфраструктуры. Это одна из двух фирм, занявшаяся изучением кода зловреда, который она получила от словацкой компании кибербезопасности ESET. Они выяснили, что во время атаки CrashOverride «говорил» на языке сложных протоколов системы управления, посылая команды напрямую на оборудование электросети. В отличие от трудолюбивой призрачной мыши и методов клонирования ПК, которыми хакеры воспользовались в 2015 году, эту новую программу можно было использовать для сканирования сети жертвы, чтобы наметить цели, а затем в определенное время нанести удар, отключив цепи по условному сигналу даже без интернет-соединения. Иными словами, это первая со времен Stuxnet программа, которая может самостоятельно осуществлять диверсии на объектах материальной инфраструктуры.

CrashOverride это не одноразовый инструмент, созданный исключительно для сетей «Укрэнерго». Это гибкое многоразовое оружие, предназначенное для нарушения работы систем энергоснабжения, говорят исследователи. Модульная структура этой вредоносной программы позволила с легкостью поменять протоколы системы управления «Укрэнерго» на те, которые используются в других странах Европы и в США.

Эксперт по безопасности систем управления производственными процессами Марина Кротофил (Marina Krotofil), работающая в фирме Honeywell и анализировавшая атаку на «Укрэнерго», рассказала, что методы работы хакеров проще и намного эффективнее тех, что применялись во время предыдущей атаки. «В 2015 году они действовали как банда жестоких уличных хулиганов, — говорит она. — В 2016-м они стали как воины ниндзя». Но это наверняка одни и те же люди. Исследователи из Dragos установили, что создатели CrashOverride входили в группу Sandworm, основываясь на уликах, раскрыть которые компания пока не готова.

По мнению Ли, все это — тревожные признаки успехов группы Sandworm. Я встретился с ним в аскетичном офисе его балтиморской фирмы кибербезопасности Dragos. За окном кабинета виднелись опоры линий электропередач. Ли рассказал мне, что по ним подается электричество в самое сердце Вашингтона на расстояние около 30 километров.

Ли отметил, что впервые в истории группа хакеров продемонстрировала свою способность и готовность атаковать важнейшие объекты инфраструктуры. Они усовершенствовали свои методы в ходе многочисленных атак. И они один раз уже внедряли зловред BlackEnergy в американскую электроэнергетическую систему. «Люди, которые разбираются в энергосистеме США, знают, что здесь такое возможно», — сказал Ли.

По его словам, для хакеров Sandworm в США есть еще более удобный набор мишеней, по которым они смогут нанести удар в случае принятия соответствующего решения. Американские электроэнергетические компании внимательнее других относятся к вопросам кибербезопасности, Но там выше степень автоматизации, и они более современные, чем украинские; а это значит, что в США существует больше возможностей для проведения цифровых атак. А американские инженеры не обладают достаточным опытом работы по восстановлению работы сетей в ручном режиме в случае частых аварий.

Никто не знает, как и где Sandworm нанесет следующий удар. Такая атака может быть нацелена не на распределительную или передающую станцию, а на генерирующие мощности, то есть, на электростанцию. Либо же в ходе такой атаки оборудование будет не просто отключаться, а выводиться из строя. В 2007 году группа исследователей из Национальной лаборатории Айдахо, в состав которой входил Майк Ассанте, продемонстрировала, что хакеры вполне могут разрушать электроэнергетическую инфраструктуру. В ходе эксперимента под названием «Аврора» использовались только цифровые команды, при помощи которых был безвозвратно выведен из строя дизельный генератор на 2,25 мегаватт. На видеозаписи эксперимента видно, как машина размером с гостиную начинает чихать, и в предсмертных судорогах изрыгает клубы белого и черного дыма. Такой генератор мало чем отличается от оборудования, подающего сотни мегаватт электроэнергии американским потребителям. При правильных действиях вполне можно привести в негодность генерирующее оборудование или массивные трансформаторы, которые составляют основу нашей системы электропередачи, и которые очень трудно заменить. «Вашингтон, округ Колумбия? Враждебное государство может отключить их на два месяца без проблем», — говорит Ли.

Анализируя CrashOverride, команда из ESET выяснила, что в эту вредоносную программу уже могли быть включены некие ингредиенты для проведения разрушительной атаки такого рода. Исследователи ESET заметили, что CrashOverride содержит код, нацеленный против вполне конкретного устройства компании Siemens, которое работает на электростанциях. Это оборудование действует как аварийный выключатель, предотвращающий опасные скачки напряжения на линиях электропередачи и в трансформаторах. Если CrashOverride сможет вывести из строя это защитное оборудование, аппаратуре электросети будет нанесен непоправимый ущерб. Возможно, зловреду это уже по силам.

Отдельный случай физического уничтожения это далеко не худшее из того, что могут сделать хакеры. Американское сообщество кибербезопасности часто говорит о «современных непреходящих угрозах», создаваемых изощренными злоумышленниками, которые не просто проникают в систему ради одной атаки, а остаются в ней, тихо и незаметно контролируя свою цель. В таком кошмарном сценарии, говорит Ли, американская инфраструктура взламывается упорно и последовательно. Это транспортные сети, трубопроводы, линии электропередачи, которые глубоко внедрившийся противник выводит из строя снова и снова. «Если делать это в нескольких местах, то отключения будут длиться в целом регионе на протяжении до месяца, — отмечает Ли. — А теперь подумайте, какие будут драматические перемены, если ключевые города на половине территории США на месяц лишатся электроэнергии».

Но одно дело размышлять о том, что может сотворить с американской энергосистемой такая страна как Россия, и совсем другое — понять, зачем ей это нужно. Комплексная атака на американскую энергосистему наверняка вызовет незамедлительные и очень серьезные ответные действия со стороны США. Некоторые аналитики из сферы кибербезопасности утверждают, что цели у России ограниченные: помешать американской стратегии ведения кибервойны. Отключив свет в Киеве и показав свою способность проникнуть в американскую сеть, Москва подает предупредительный сигнал, демонстрируя США, что им не стоит и пытаться проводить атаки по образу и подобию Stuxnet против России и ее союзников, таких как сирийский диктатор Башар аль-Асад. С ее точки зрения, все это — тактика сдерживания и устрашения.

Но Ли, принимавший участие в разработке сценариев военных игр во время своей службы в разведке, считает, что Россия все же может нанести удар по американским объектам электроэнергетики в качестве ответной меры, если поймет, что ее загнали в угол, скажем, если США пригрозят помешать военным действиям Москвы на Украине или в Сирии. «Когда ты лишаешь государство возможности играть мускулами, оно вынуждено огрызаться», — говорит он.

Конечно, такие люди как Ли уже больше десяти лет прорабатывают эти кошмарные сценарии в ходе военных игр. И несмотря на изощренность хакерских атак против украинской энергосистемы, даже они сами по себе не являются катастрофой, потому что свет в итоге все равно включился. Американские электроэнергетические компании уже усвоили горький опыт Украины, говорит Маркус Сакс (Marcus Sachs), работающий начальником службы безопасности в Североамериканской корпорации по вопросам надежности энергоснабжения. После атак 2015 года, отмечает он, его корпорация провела выездную презентацию и серию встреч с энергетическими компаниями, чтобы достучаться до их сознания и показать, что им нужно усиливать основополагающие меры кибербезопасности и чаще отключать удаленный доступ к своим важнейшим системам. «Трудно сказать, что мы неуязвимы. Уязвимо все, что связано друг с другом, — говорит Сакс. — Строить предположения и говорить о том, что сеть в миллисекундах от краха, это безответственно».

Для тех, кто следит за Sandworm почти три года, разговоры о вероятности нападения на американскую энергосистему это уже не ложная тревога. Джон Халтквист (John Hultquist), руководящий командой исследователей FireEye, которая первой обнаружила группировку Sandworm и дала ей описание, считает, что враг уже у ворот. «Мы видим, как эти силы демонстрируют свою способность отключать электроэнергию, и проявляют интерес к американским системам», — говорит он. Спустя три недели после атаки в Киеве в 2016 году он написал в Твиттере предсказание и прицепил его к своему профилю в назидание грядущим поколениям: «Когда команда Sandworm пригвоздит, наконец, важнейшие объекты западной инфраструктуры, а люди будут реагировать на это с большим удивлением, клянусь, это будет для меня поражением».

Офис фирмы Ясинского Information Systems Security Partners занимает невысокое здание в промышленном районе Киева, окруженное грязными спортивными площадками и ветхими серыми многоэтажками, доставшимися Украине в наследство от Советского Союза. Ясинский сидит в слабоосвещенной комнате за круглым столом, на котором лежат огромные схемы энергосети, где показаны сложные узлы, точки разветвления и соединения. Каждая схема представляет собой график вторжения Sandworm. Он уже почти два года исследует работу этой хакерской группы, начав с той первой памятной атаки на StarLightMedia.

Ясинский говорит, что старается бесстрастно анализировать действия злоумышленников, которые терроризируют его страну. Но когда четыре месяца назад свет отключили в его собственном доме, у него возникло такое ощущение, что его ограбили. «Это было как насильственное действие, момент, когда ты осознаешь, что твое личное пространство это просто иллюзия».

Ясинский говорит, что невозможно точно узнать, сколько именно украинских организаций подверглись кибератакам в ходе это неослабевающей кампании. Любой подсчет наверняка окажется недооценкой. На каждый известный объект нападения приходится как минимум одна жертва, не желающая признаваться, что она подверглась хакерскому взлому. А ведь есть еще и другие объекты, на которых действия хакеров пока не обнаружены.

Как раз во время встречи с Ясинским на Украине идет новая волна цифрового вторжения. Рядом с ним сидит пара бородатых сотрудников, которые прилипли к клавиатурам и экранам, разбираясь во вредоносной программе, которую их компания получила за день до этого с новой партией фишинговых сообщений. Ясинский заметил, что эти атаки носят сезонный и цикличный характер: в начале года хакеры закладывают основы, тихо проникая на объекты и расширяя свой плацдарм. А в конце года они наносят удар с задействованием всех сил и средств. Ясинский уже знает: пока он анализирует прошлогоднюю атаку на электроэнергетическую систему, хакеры уже готовят почву для декабрьских сюрпризов 2017 года.

По словам Ясинского, ожидание новой волны атак похоже на подготовку к приближающемуся заключительному экзамену. Но по большому счету он считает, что события последних трех лет на Украине это просто серия практических тренировок и испытаний.

Действия атакующих он называет одним русским словом: полигон. Украина стала испытательной площадкой и тренировочной базой. В ходе самых разрушительных атак, отмечает Ясинский, хакеры могли зайти намного дальше. Они могли уничтожить не только данные министерства финансов, но и резервные копии. Не исключено, что у них была возможность отключить передающие станции «Укрэнерго» на больший срок или вообще вывести из строя всю сеть, говорит он. Такую сдержанность хакеров отметили и американские аналитики Ассанте и Ли. «Они все еще играют с нами», — говорит Ясинский. Всякий раз хакеры отступают, не причиняя максимально возможный ущерб. Они как будто скрывают свои истинные силы и способности для неких операций в будущем.

Многие эксперты по вопросам глобальной кибербезопасности пришли к единому мнению. Где еще обучать армию кремлевских хакеров навыкам цифрового боя, как не в сфере российского влияния, в стране, где идет реальная война и где все средства хороши? «Перчатки сняты, и начался кулачный бой. Это то место, где можно творить худшие злодеяния, не опасаясь возмездия и судебного преследования, — говорит Кеннет Гирс. — Украина это не Франция и не Германия. Многие американцы даже не могут найти ее на карте, и поэтому там можно практиковаться». (На встрече дипломатов в апреле госсекретарь США Рекс Тиллерсон даже задал вопрос: «Почему американских налогоплательщиков должна интересовать Украина?»)

В обстановке такого пренебрежения Россия не только по максимуму проверяет свои технические возможности, говорит Томас Рид (Thomas Rid), работающий на кафедре военных исследований в Королевском колледже Лондона. Она также испытывает пределы терпения международного сообщества. Кремль вмешался в украинские выборы и не понес практически никакого наказания. После этого он применил аналогичную тактику в Германии, Франции и США. Русские хакеры безнаказанно отключали электричество на Украине, и в связи с этим легко можно сделать дедуктивное заключение. «Они проверяют красные линии, пытаясь понять, что можно делать безнаказанно, — говорит Рид. — Они бьют и ждут, не нанесем ли мы ответный удар. Если нет, можно делать следующий ход».

Каким он будет, этот следующий ход? Сидя в темной лаборатории своей компании в Киеве, Ясинский признается, что он этого не знает. Может, очередное отключение, может, целенаправленная атака на систему водоснабжения. «Подключите свое воображение», — сухо предлагает он.

За его спиной сквозь жалюзи пробивается тусклый вечерний свет, очерчивая его темный силуэт. «Киберпространство — это не самоцель, — говорит Ясинский. Это среда». И эта среда со всех сторон подключена к аппаратуре цивилизации.

США. Россия. Украина > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219884


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219859

Автоматы Калашникова, марихуана и забытая война в Европе

Ману Брабо (Manu Brabo), El Mundo, Испания

Небольшое местечко Писки расположено ближе всего от Донецкого аэропорта, находящегося под контролем украинской армии. За несколько километров до въезда, под одним из взорванных автомобильных мостов находится блокпост, который нужно пройти, чтобы попасть в село, рядом с которым ведутся боевые действия, начиная с лета 2014 года. Обожженные остовы танков за несколько километров как бы предупреждают нас о близости зоны боевых действий. Грязные и напряженные лица солдат на блокпосту, по сути еще детей в военной форме, говорят нам о том, как тяжела здесь жизнь, несмотря на Минские соглашения о прекращении огня 2015 года.

Нашим проводником является священник украинской армии, который сегодня, в Страстную субботу собирается совершить богослужение для солдат, воюющих в этом секторе. Это приветливый, невысокого роста человек с прямым взглядом, всегда с нежностью смотрящий на собеседника. Он выглядит несколько смешно в военной форме, которая ему великовата, сидит мешком и вообще как будто пошита не для него. Он чем-то напоминает мексиканского комика Кантинфласа (Cantinflas), хотя и со славянской внешностью. Он кажется каким-то ненужным, но лишь до тех пор, пока вы не увидите, как он общается с солдатами, пока вы не увидите, как закаленные в боях мужчины спускаются с бронемашин, чтобы попросить у него благословения.

В нескольких метрах, на командном пункте помощник полкового священника и несколько штабных солдат готовят большой стол, на котором раскладывают колбасы, сыры, сладости и пасхальные яйца. Стол накрыт белой скатертью, на которой лежит богослужебная книга и бак со святой водой. У меня складывается ощущение, что военнослужащие больше думают о хлебе с салом, чем о Боге. Кто про что, как говорится… А я вот сегодня не завтракал.

После богослужения военные возвращаются на свои позиции. Во главе с капитаном воздушно-десантных войск и его группой мы входим в Писки. Небольшие дома перемежаются с серыми блочными зданиями советских времен. Нет ни одного здания без следов от пуль, все стекла в окнах выбиты, а сами дома представляют собой груду осколков. Они разрушены огнем артиллерии повстанцев (то есть, российской, хотя писать об этом нельзя).

Мы пробираемся по узкому окопу, чтобы добраться до передовой, не выходя на открытую местность. Пригнув головы, мы идем гуськом, потом бежим, чтобы не попасть под огонь снайперов. Расстояние составляет порядка 500 метров. Я не могу удержаться от того, чтобы не подумать, как это, наверное, здорово поймать в прицел несколько людей в касках, бегущих что есть мочи, как будто они борются за приз на ярмарке. «Как бы за мою голову не дали приз. Дай Бог, чтобы винтовка тоже оказалась как на ярмарке», — думаю я.

Выход из окопа находится позади старого магазина. Это наиболее приближенная к врагу линия огня. Ее защищают около десяти военнослужащих украинской армии. За исключением двух человек, отправленных на наблюдательные посты, все они отдыхают снаружи, ловя первые лучи весеннего солнца. Пьют чай, разговаривают, не переставая дымят сигаретами, в то время как с северо-востока слышится непрерывный треск крупнокалиберных пулеметов Дегтярева-Шпагина, сопровождаемый свистом выпущенных из минометов снарядов. Так происходит ежедневно, стороны напоминают друг другу о том, что, несмотря на пение птиц, война продолжается. Это не огонь на поражение, а огонь с целью сломить моральный дух противника.

Диме 24 года, он из Львова, что на западе Украины. Он пришел на позицию, чтобы поболтать с приятелем из своего района, вместе с которым пошел в армию. Он с удивлением смотрит на двух журналистов, которые здесь оказались, и начинает разговаривать с нами на великолепном английском. Почти сразу же, как будто рефлексивно, он стал рассказывать о своей малой родине, о своей невесте, футбольной команде, о том, как он мечтает попить пива со своими друзьями: «Мы прибыли в декабре на три месяца, сейчас уже конец апреля, и все молчат, только приходят грузовики с боеприпасами».

В словах этого юноши чувствуется подавленность после зимы, пропитанной кровью. «Посмотри вокруг, Ману, здесь жили около трех тысяч человек, сегодня остались семеро. Всякий раз, когда я смотрю вокруг себя…». Он вздыхает и улыбается мне. Я пытаюсь понять выражение его лица, но у меня не получается. Он просит меня пройти за ним вглубь здания. С высоты третьего этажа через маленькие отверстия для стрельбы открывается вид на окрестности.

Увидев обломки разрушенной церкви, не могу не вспомнить, во что превратили во время Гражданской войны город Бельчите (Belchite), и мне приходит в голову мысль, что человек обречен на повторение своих зверств.

Марихуана, джихад и бритоголовые

Будучи достойными наследниками Красной армии, Вооруженные Силы Украины очень бюрократизированы. Пройдя все мыслимые и немыслимые инстанции, мы наконец-то встретились с пресс-секретарем Еленой, отвечающей за сектор Марьинки. Она ждала нас в «Ладе Нива» с тонированными стеклами. Когда мы поравнялись с ее машиной, опустила ветровое стекло. Белокурая красавица с пухлыми губами и розовыми щеками. Мы поприветствовали друг друга.

«Кукла Барби в камуфляжной форме. Если она будет меня задерживать, то ради этого я готов перейти на сторону повстанцев», — шутили мы, следуя за машиной Елены, пока не подъехали к штабу, где мы должны представиться начальству и объяснить цель нашего визита. Выйдя из машины, мы забыли обо всех шуточках и стали вести себя как добропорядочные господа.

После долгих объяснений, которыми мы извели и начальство, и нашу обожаемую Елену, добились своей цели: провести несколько дней в одной из воинских частей, дислоцированных в районе Марьинки. Мы запрыгнули в видавший виды микроавтобус, на ветровом стекле которого вывешена знакомая надпись на арабском: «Бог един». На боковых стеклах надписи на английском: «Автобус джихада» и «Свободный сектор Газа». Водитель — бывший чеченский боевик, примкнувший к украинской армии. У него на голове типичный суннитский головной убор. Чеченцы, грузины, узбеки… В украинской армии можно увидеть представителей тех республик, с которым Российская Федерация все еще разговаривает с позиции силы.

Часть располагается в Марьинской больнице. Здание сильно повреждено снарядами повстанцев. Использовать можно только третий этаж, где размещаются военнослужащие. Два верхних этажа приходят во все большую негодность при каждом артобстреле. Командира зовут «Пират», ему 26 лет, он из Донецкой области. Рыжеволосый, с живым взглядом. «Располагайтесь и проходите в мою комнату», — говорит он на вполне сносном английском.

В комнате прямо на полу лежат два матраца и несколько одеял, стоит низкий столик. Вскоре нам принесли обогреватель, кипятильник и все необходимое для приготовления чая. Мне также принесли сигареты, поскольку мои закончились, и вот уже два часа я стреляю их у встречных солдат.

Комната Пирата украшена эмблемами его любимой футбольной команды «Шахтер» (Донецк) и разными предметами, как, например, пластмассовый морской крюк, шляпа, барабан… Создается ощущение, что он воспринимает свое прозвище вполне серьезно, а войну — с черным юмором. Рассказывая нам об обстановке на фронте и предстоящей ночной операции, он кладет на стол пакет с марихуаной. «Куришь?», — спрашивает он меня. Улыбка выдает меня, а он достает из шкафа приспособление, сделанное из пластиковой бутыли и просверленной гильзы, куда закладывает зелье. «Миномет», — говорит он, указывая на прибор, выпуская дым и предлагая мне затянуться.

В чужой монастырь со своим уставом не ходят. Накурившись, мы снова садимся в Джихад-ван и отправляемся на самую удаленную позицию. Чеченец вовсю жмет на газ, мы пригибаем головы, перекатываясь от одного борта к другому и выкрикивая «Аллах акбар», хотя здесь это ничего не значит.

Мы едем в самую опасную точку Марьинки, которая, как и другие зоны, примыкающие к линии разграничения, находится под контролем «Правого сектора» (организация запрещена в РФ — прим. ред.), ультранационалистической организации, давно участвующей в боевых действиях. Окруженные тремя из четырех флангов, около 20 бойцов расходятся по трем баракам и одному дому, расположенным вокруг небольшой баскетбольной площадки. На всех зданиях стены изрешечены пулями, крыши изуродованы, а окна разбиты. На войне, как на войне.

Нас встречает командир группы, которого зовут Дизель. Это сурового вида мужчина двухметрового роста с выбритой наголо головой, в бейсболке. На лице заметен шрам. На правом рукаве у него нашивка с трезубцем, наводящая ужас. «Добро пожаловать в ад, братишки!» — бросает он, улыбаясь, а его подчиненные смеются его шутке.

Дизель подает знак, и мы все переходим в помещение, которое служит командным пунктом. Он приглашает переводчика, а несколько бойцов из любопытства подходят к нам. Среди них Максим, робкий и неуверенный в себе юноша, но при этом необычайно умный. «Ладно, вы уже знаете, что мы здесь поедаем русских детей, так что скоро мы кого-нибудь из них поймаем», — говорит он с усмешкой, как бы комментируя слухи, которые распространяют о них пророссийские СМИ.

Бойцы занимают места согласно полученным приказам, темнеет, и в центре баскетбольной площадки устанавливается гибрид миномета и гранатомета, выполненный с большой выдумкой. Мино-гранатомет выстреливает первый снаряд, и через несколько секунд издали слышится глухой звук взрыва. С противоположной стороны начинается беспорядочный огонь из снайперских винтовок и калашей. Чеченец перебегает с гранатометом от укрытия к укрытию, а мы снуем между позициями, ища лучший кадры.

Они разбудили зверя, и теперь мы слышим свист пуль над нашей позицией. Трассирующие пули пролетают через ничейное пространство, оставляя за собой красивые красные линии, которые пересекаются в темноте. Избыток адреналина заставляет нас почувствовать себя маленькими детьми. Стрельба лишена какого-либо смысла, никаких целей нет вот уже несколько лет, но иногда нужно пошуметь… По крайней мере, так говорит нам Пират, который находится вместе с нами. Не столько, чтобы нас защитить, сколько чтобы оценить.

Через минут 30 опять слышатся разрывы снарядов. Мы отправляемся в укрытие, пусть повстанцы выпустят пар. Пират и Чеченец показывают нам, что пора возвращаться в больницу. Мы прощаемся с Дизелем, который приглашает нас снова посетить их, когда мы захотим. Микроавтобус трогается в путь, и мы возвращаемся с потушенными огнями, чтобы не стать мишенью для снайперов. По прибытии Пират предупреждает нас: «Если начнется артобстрел, выйдите из комнаты и стойте в коридоре, подальше от окон». В 3.30 утра я слышу голос своего товарища: «Пошли в коридор, начался обстрел».

Мне нужно всего лишь выбраться из спального мешка и схватить аппаратуру. Уже давно я научился спать в обуви и приготовленной аппаратурой. Снаряды попадают в верхние этажи больницы, а военнослужащие в это время обмениваются взглядами, нервными усмешками и сигаретами. Внутри артобстрел кажется не таким уж страшным, и, выждав какое-то разумное время после прекращения разрывов, все возвращаются в свои кровати, недовольные тем, что их потревожили во время сна. Завтрашний день мы решили провести с Дизелем и его подручными.

В 7 утра мы снова на позиции, контролируемой «Правым сектором». На этот раз мы решили взять с собой все наши вещи и провести ночь в этом месте, где пахнет порохом и войной. Дизель насмешливо встречает нас и вскидывает руку в древнеримском приветствии: «Хайль!». Я мог бы воспринять это всерьез, но даже он этого не делает. Он лишь играет роль, которую приписывает ему мировая пресса. Я лишь стою перед ним по стойке «смирно» и представляюсь добровольцем, коим я не являюсь и никогда не буду. Мы обнимаемся, и он тут же отправляет меня с Максимом, переводчиком, который стал нашей нянькой.

Война может показаться весьма скучной, когда нечем заняться, и я коротаю время, куря косяки с Максимом, рассуждая о божественном и человеческом. Мы говорим о его увлечении фотографией, о его жене, работе учителем, о его долге перед родиной и о том, как однажды он сменил свою чертову камеру на винтовку и в итоге стал «секретарем» Дизеля, отношения с которым колеблются между любовью и ненавистью. «Он постоянно время говорит мне, что я все забываю. Иногда даже бьет меня черным утешителем», — так называют черную полицейскую дубинку, которую Дизель всегда держит под рукой. Косяки с марихуаной закончились, беседа тоже подходит к концу. Если ничто не изменится, то и сегодня война будет скучной. Пойду полежу на раскладушке, почитаю, отдохну до вечера, когда обычно начинается пальба.

Прощай, Василий!

Два военнослужащих стоят в карауле у гроба Василия. По правую руку на школьных стульях сидит убитая горем семья и смотрит невидящими глазами в лицо покойника, которое при помощи грима пытались привести в порядок. Суровый отец, пытающийся сдержать слезы, и убитая горем мать, без конца бормочущая невнятные молитвы. Тут же стоит вдова, безутешно смотрящая на цветы, положенные в гроб. Ее боль выражается в нервном подергивании губ, как будто она хочет что-то сказать, но не может.

Чуть поодаль стоят ряды стульев, на которых расположились сельские старушки. Сегодня все они в черных платках. За ними стоят, входят и выходят жители села и военнослужащие, чтобы сказать последнее прости своему односельчанину, другу, военному…

Облака покрывают небо над селом Берестивец, холодный ветер завывает в ветвях деревьев, на которых еще не распустились почки, заглушая голоса однополчан, собирающихся перенести гроб в церковь. Десятки людей собираются по обе стороны главной улицы, а тем временем подъезжают все новые машины. Для местных жителей, в основном крестьян, Василий не просто односельчанин: он геройски пал в бою…

Когда начинается траурное шествие, над которым возвышается большой крест, люди становятся на колени и склоняют головы. Открытый гроб несут сослуживцы на плечах. Все мужчины снимают головные уборы, женщины устилают цветами земля, по которой движется процессия. Слышны лишь надрывные рыдания вдовы, у которой еле хватает сил, чтобы держать в руках портрет любимого человека. Фотография имеет мало общего с обезображенным лицом погибшего. Танк не только лишил Василия жизни, но и оставил в памяти людей его изуродованное лицо, как бы сделав его чужим.

Василий служил в Авдеевке, в пулеметном расчете, развернутом в нескольких километрах от коксового завода, благодаря которому живет село. Та пятница была пятым днем без столкновений. Пасхальное перемирие соблюдалось, бойцы на позиции оживленно беседовали друг с другом. Сигаретка, другая, кофеек и другие способы побороть скуку. Первые вражеские снаряды заставили всех быть начеку, а вскоре прямое попадание лишил всех их жизни. Все бегут с искаженными лицами и кричат. Слышен вой карет скорой помощи, и вся земля залита кровью. Пока идет отпевание, присутствующие здесь однополчане передают рассказ из уст в уста. Затем под звуки духового оркестра шествия отправляется в сторону кладбища.

Рядом со свежевырытой могилой, на которой еще нет плиты, мужчина лет пятидесяти сидит на корточках и плачет, время от времени прикладываясь к бутылке водки. Закуривает, приподнимается и тяжело вздыхает. Высокий, сухощавый, с огромными руками, его раскрасневшееся лицо и водянистые глаза говорят о том, что это не первая бутылка водки, которую он залил в себя этим утром. Траурное шествие вступает на территорию кладбища. «Сначала мой сын, теперь вот племянник. Семья потеряла все из-за киевской мафии… Все время одни и те же. Все время», — говорит он, имея в виду киевское правительство.

Его голос превращается в невнятное бормотание. Еще один глоток из горлышка.

Священник освящает могилу, в то время как товарищи погибшего готовят веревки, чтобы опустить гроб. Сотни людей подходят к гробу, чтобы попрощаться с покойным. Вдова гладит лицо Василия, целует его, проводит по нему указательным пальцем, чтобы запомнить его навсегда: «Мой Вася, любимый…». Она слегка приподнимает глаза, чтобы осознать происходящее, удивленно смотрит на всех этих людей, которые ее окружают, и снова целует холодное лицо Василия: «Мой Вася, любимый…».

Двое солдат закрывают гроб крышки и заколачивают четырьмя гвоздями. Тишину разрывает троекратный салют из винтовок. «Мой Вася, любимый…».

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219859


Швеция. Норвегия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219857

Военный кризис выходит за национальные границы

Микаэль Хольмстрём (Mikael Holmström), Dagens Nyheter, Швеция

Россия наращивает вооружения, и это помогает Швеции и Норвегии все больше сблизиться. Неважно, разразится ли кризис в Прибалтике или в Арктике, обе страны быстро будут в него вовлечены. Об этом газете Dagens Nyheter сказали норвежский и шведский министры обороны.

Норвежский министр обороны Ине Эриксен Сёрейде (Ine Eriksen Søreide) в четверг пять часов беседовала со своим коллегой Петером Хультвкистом (Peter Hultqvist) в Стокгольме. Она — член Консервативной партии Норвегии и вступила в должность осенью 2013 года, то есть она работает в должности министра обороны на год дольше, чем Хультквист. Оба внимательно следят за ростом российских вооружений.

«Мы видим, что активность учений, их уровень и сложность сейчас совсем иные, чем раньше. Военно-стратегическое значение северных областей для России растет. Для нас важно следить за этой активностью на национальном уровне, но также и не забывать о перспективе НАТО. Кроме того, мы много это обсуждаем как на норвежско-шведском, так и на также общескандинавском уровне», — сообщила Ине Эриксен Сёрейде Dagens Nyheter.

У Норвегии есть общая граница с Россией на севере, а также вдоль протяженных участков в Баренцевом море. Россия строит новые базы в Арктике, усиливает оборону вокруг своих военных оплотов на Кольском полуострове и демонстрирует новые системы вооружений.

«Что касается сферы политики безопасности, мы в основном имеем общее мнение по поводу усиливающейся российской активности в Прибалтике и в граничащих с Норвегией областях. Эта ситуация выдвигает новые требования к вооруженным силам страны и к тому, как нам дальше вести работу по защите нашего нынешнего суверенитета», — говорит Петер Хультквист.

А Ине Эриксен Сёрейде добавляет:

«Соседство со Швецией для нас имеет решающее значение. Мы видим очень важную связь между тем, что происходит в Балтийском море, и тем, что потенциально может произойти в Скандинавском регионе. Поэтому диалог и конкретное практическое сотрудничество невероятно важны».

Министр объяснила, почему это так:

«Проведенный нами анализ ситуации свидетельствует, что если конфликт возникнет в Прибалтике, он очень быстро перекинется на Скандинавский регион, пусть мы сейчас и не рассматриваем Россию как прямую военную угрозу. Но ведь именно на севере расположен весь тот военный потенциал, который будет пущен в ход, если Россия вступит в какой-то конфликт».

С другой стороны, и конфликт на севере может быстро распространиться на Балтийское море и Швецию, несмотря на то, что Швеция не входит ни в какие военные альянсы.

«Если что-то произойдет неподалеку от нас, то мы практически сразу будем в полной мере затронуты этим. Неважно, случится ли это рядом с Норвегией или в Балтийском море, в той или иной форме это будет касаться всех. Вариант, что мы сможем остаться в стороне, я считаю, исключен», — говорит Петер Хультквист.

Швеция и Норвегия вместе проводят учения, а также планируют углубленное сотрудничество. Но на высшем уровне между столицами отношения были прохладными с того момента, как Норвегия в 2013 году вышла из проекта по артиллерии Archer. Сейчас у стран-соседей даже приостановлен обмен военными атташе. Но в августе норвежский атташе займет свое место в Стокгольме, а шведский в Осло появится не позднее января.

Dagens Nyheter: Годы прохладных отношений позади?

Петер Хультквист: Да, можно и так сказать. Мы должны продолжать работу и продвигаться вперед здесь и сейчас.

С января в центральной Норвегии находятся 330 американских морских пехотинцев, там они в несколько этапов обучаются ведению войны в зимних условиях. С мнением критиков, утверждающих, что это может спровоцировать Россию, министр обороны Норвегии не согласна:

«Не спровоцирует, русские прекрасно знают, чем учения являются и чем они не являются».

По ее словам, у Швеции есть возможность тренироваться с американцами на норвежской земле, хотя в четверг этот вопрос и не поднимался.

«Это возможно, если такое желание есть у Швеции и США».

Оборонный бюджет Норвегии в 2017 году составляет 51 миллиардов норвежских крон (почти 1,6% от ВВП страны). Швеция выделяет на оборону 45,5 миллиардов шведских крон (1% ВВП).

В ближайшие 20 лет Норвегия собирается увеличить отчисления на оборону на 180 миллиардов норвежских крон. Цель состоит в том, чтобы изменить многолетнюю ситуацию с недостаточным финансированием обороны. Кроме того, есть планы купить у США новый истребитель F-35 и новые противолодочные самолеты P8.

Швеция. Норвегия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219857


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219855

Профессор Крейчи о демонстрантах и арестах в России: «Попробуйте наброситься на Град, и вас постигнет та же участь»

«Они идут на это сознательно — хотят быть вовлеченными в конфликт»

Parlamentní listy, Чехия

«Мы трусливо пошли на попятную». Профессор Оскар Крейчи знает, каким образом нам недавно удалось избежать проблем с Европейской комиссией. А насчет того, что мы окажемся на периферии Евросоюза — так мы там уже давно. Политолог также перечисляет доводы, почему ЕС, который в нерешительности выжидает, столкнулся с кризисом. Крейчи прокомментировал антироссийские санкции США, которые расстроили даже немецкого канцлера Ангелу Меркель: «Немецкое политическое руководство, по-видимому, солидарно с Вашингтоном, однако хочет, чтобы эта солидарность была иного рода. Сейчас поведение Берлина — это самоубийственная солидарность». Профессор высказал свое мнение о российских антикоррупционных демонстрациях, а также о той информации, которую передают мировые СМИ.

— Parlamentní listy: В прошлом интервью Вы сказали, что Европа меняется, подстраиваясь под Германию, однако есть и несогласные. Мы — одни из них, потому что не хотим принимать ни одного беженца. Поэтому Европейская комиссия начала разбирательство. Нас критикуют со всех сторон, и недовольство высказывает, в том числе, председатель Европейской комиссии Юнкер. Кстати, в интервью изданию Süddeutsche Zeitung он заявил, что если бы в 2004 году был миграционный кризис и Чехия заняла бы такую же позицию, то ее не приняли бы в Европейский Союз. Однако такие же проблемы возникли и с Варшавой и Будапештом. Чем дело кончится?

— Оскар Крейчи: Главная ошибка была совершена тогда, когда чешское правительство отказалось от идеи оспорить решение об обязательном распределении беженцев. Это решение принималось на неправильном уровне. Если бы его обсуждали на саммите, то хватило бы одного несогласного и осталось бы право вето. Однако мы трусливо пошли на попятную, тем самым поставив себя в неудобное положение, ведь члены комиссии, получается, обязаны подать жалобу. Решение считается законным, а мы отказываемся его выполнять. С политической точки зрения это правильно, но с точки зрения политической бюрократии, которую мы перестали слушать, мы только осложнили ситуацию.

— Спор закончится судом?

— Спрогнозировать сложно. Если принять тот факт, что решение принималось на правильном уровне, то мы нарушители. Однако, по-моему, речь идет о принципиальном внешнеполитическом вопросе, который нужно обсуждать на саммите.

— Как, по-Вашему, можно выйти из этой ситуации? Возможно, нам стоит просто пообещать, что примем несколько беженцев, как, например, сделала Австрия. И все были бы довольны…

— Да что там Австрия! В Словакии тоже все довольны. Нужно уметь играть в эту игру. Наши руководители боятся оспаривать решение, но смело заявляют, что мы никого не примем. Что это за игра? Я не знаю. С нашими политиками жить трудно. Они сидят по кабинетам и занимаются тем, в чем не разбираются. Если бы они хотя бы инициировали общественную дискуссию, тогда кто-нибудь смог бы их немного просветить.

Что касается простого обещания принять несколько беженцев, то проблема в том, что в этой игре нет честных правил. Если мы примем правила нечестной игры, с нами ничего не случится. Мы будем притворяться, что примем нескольких беженцев, возьмем парочку и выполним обязательство. Но подобные наши действия будут выглядеть странно. Перед выборами мы говорим, что никого не примем, а после выборов?

С этой проблемой нам явно не справиться, поэтому я подытожу. Европейский Союз переживает кризис. ЕС столкнулся сразу с несколькими проблемами одновременно, многие из которых сам себе и создал. ЕС не только не знает, как решить каждую проблему в отдельности, но и не представляет, как решать их все вместе. Я имею в виду большую задолженность государств, миграционный кризис и Украину. Европейский Союз участвовал в свержении правительства, которое, пусть оно нам и не нравилось, все же было демократически избрано. Мы сами себе создали проблемы с Украиной и Россией. Проблему задолженности Греции мы решаем тем, что делаем из нее крупнейшего скупщика немецкого и французского оружия. Европейский Союз топчется в нерешительности, не знает, что делать, и выжидает, чем закончится Брексит, а также выборы во Франции и Германии. Только после этих событий мы начнем искать реальные решения. До тех пор все только вилами по воде писано.

— Вы упомянули Грецию. Действительно, у нее много долгов, но сейчас она повышает свою репутацию тем, что предлагает качественный и сильный арсенал для единой европейской армии…

— (Смеется.) Европейская армия — еще один пустой звук. Хорошо, кто будет командовать разведкой? Какие у нас будут разведывательные спутники? А стратегическое оружие? На каком языке будут в этой армии говорить? Все это серьезнейшие проблемы. Никто их не обсуждает — звучат только громкие фразы. Кроме того, ЕС как союз столкнулся с проблемами, в частности, в вопросе миграции, а мы еще заводим разговор о создании европейской армии. А ведь она являлась бы федеральным институтом, то есть означала бы как минимум еще на один порядок большую интеграцию, чем сейчас. В итоге у нас получится армия, которой некому будет командовать, и по сути будет создана полиция или погранвойска, а от армии останется только название. Нет, должно смениться поколение. С такими политиками, как Меркель, ничего не выйдет, а Макрон должен по-настоящему социализироваться в политике, то есть понять, что такое вообще политика. Все говорят: «Франция обновляется». Это неправда. Те, кто не хотел Макрона, не пошли на выборы, но они выйдут на улицы, когда он начнет принимать принципиальные решения. То, что избиратели наплевали на избирательную систему и псевдовыборы, еще не означает, что они перестали быть политически активными. Они дадут о себе знать как внепарламентская оппозиция. Именно это нас и ожидает. Если правда, что Макрон решил проводить радикальные реформы экономики в ущерб социально слабым слоям общества, то что из этого получится?

— Ведутся споры по поводу евро, а также по поводу разной степени интеграции стран-членов ЕС. В итоге мы окажемся на периферии?

— Разная степень интеграции в Европе? В Брюсселе эту идею превратили в инструмент давления. Когда кого-то хотят заставить вести себя дисциплинированно, ему начинают этим угрожать. «Разноуровневая» европейская интеграция существует уже несколько лет. Во-первых, есть государства, которые извлекают из интеграции выгоду, а есть такие, кто является «субподрядчиком», то есть, если хотите, периферией Европейского Союза. И в этом смысле мы — как раз периферия. У нас низкие зарплаты за аналогичную работу, и пусть мне никто не говорит, что производительность труда продавца в «Теско» в Чешской Республике — ниже, чем у продавца в Германии. Ерунда. И примеров можно привести еще много.

Также существуют различия в рамках еврозоны. Плюс — разделение на еврозону и не-еврозону. Есть много критериев, по которым мы можем охарактеризовать «разноуровневую» европейскую интеграцию. Я уже не говорю о встречах тех, кто образует ядро Евросоюза. А они давно уже встречаются на переговорах. Если предстоит что-то решать, встречается Берлин и Париж, а если они хотят добавить демократии, то приглашают итальянцев и бельгийцев. И так продолжается многие годы. Процесс принятия решений обусловлен геостратегическими факторами. Никакой демократии. Она начинается тогда, когда встает вопрос о бутербродном масле. Но когда речь идет о свержении власти в Киеве, обсуждение ведется в кабинетах.

— В понедельник Европейский Союз продлил до июня следующего года антироссийские санкции. Замечаете ли Вы какие-то изменения в отношениях между ЕС и Россией?

— ЕС опять-таки выжидает. Мы выжидаем изменений, когда что-нибудь произойдет. Мы не способны найти компромисс или сделать шаг в сторону. Ладно, мы спишем Украине долги, а она смирится с тем, что Крым хочет быть русским. Но вариантов, которые можно предложить — как Украине, так и России — десятки. С исторической точки зрения граница между Россией и Украиной — это глупость. У этой границы нет истории, и из-за нее мы будем спорить десятилетиями? Нравится нам это или нет, но Крым уже не вернется Украине. Так давайте пойдем на сделку. И если вы хотите, чтобы в Восточной Украине голосование прошло хорошо, нужно договориться с восточными украинцами. У них должно быть право на самостоятельные решения и право на собственный язык. Все дело в искусстве компромисса и желании его найти. По всей видимости кому-то выгоден конфликт на востоке Украины. Но мы оказались в абсурдной ситуации: Путин встречается с Макроном, Меркель и премьером Греции на дружеском уровне, а потом все они голосуют за санкции. Мы возвращаемся к тому, что говорили по поводу мигрантов: везде сплошное лицемерие.

— ЕС продлил санкции против России, а вскоре Германия возмутилась из-за антироссийских санкций Соединенных Штатов, которые из-за мнимого вмешательства Москвы в американские президентские выборы готовит Конгресс. Ответные меры могут навредить европейским компаниям. Что Вы думаете об этом?

— Немецкое политическое руководство явно солидарно с Вашингтоном, но хочет, чтобы эта солидарность была иного рода. Сейчас поведение Берлина — это самоубийственная солидарность. В Соединенных Штатах с помощью темы России ведут внутриполитические игры, а расплачивается за это весь мир. Мы расплачиваемся бесконечной войной в Сирии, ужасными санкциями, не говоря уже о том, что общая атмосфера такова, что мы не знаем, что случится завтра. Санкции против России свидетельствуют о внутриполитических конфликтах в США.

— Насколько на действиях президента США Дональда Трампа сказывается история с мнимым российским вмешательством в американские президентские выборы в прошлом году?

— Я бы сказал, что Трамп в Вашингтоне постепенно набирается сил. Отсюда и желание Конгресса заблокировать отмену санкций. Приближается саммит Большой двадцатки. Стоило бы подготовить условия для достижения определенных договоренностей, иначе встреча будет напрасной тратой не только времени, но и шансов. Я бы сказал, что и голоса в окружении Трампа уже звучат увереннее, и от них поступает информация, которую раньше блокировали.

— Вернемся к России. Во время демонстраций многих участников арестовали и, прежде всего, известного диссидента Алексея Навального. Во вторник Кремль отклонил все призывы Соединенных Штатов и Европейского Союза отпустить демонстрантов, задержанных в Москве и Санкт-Петербурге. Пошатнулась ли как-то позиция Путина?

— Я смотрел телеканал Česká televize, Euronews, BBC и CNN. Может, мне не везло, но ни на одном канале я не увидел манифестаций в поддержку Путина, которые во много раз превосходили протестные выступления. Конечно, у России есть огромные проблемы. Это большая страна с большими проблемами, и к ним, разумеется, относится жуткая коррупция. В этом Навальный, бесспорно, прав. Но нельзя свергать правительство, не зная, кто придет на его место. Делать эту тему смертоносной, как хочет часть оппозиции, по-моему, неразумно. России очень повезло с Путиным. Запад должен понять, что, если Путина свергнут, после него к власти может прийти очень жесткое правительство, которое будет вести себя, в том числе с Западом, совсем по-другому. Путин — это компромисс внутри российской политической элиты. В том хаосе, который он унаследовал от Ельцина, Путин консолидировал Россию невероятно быстро.

Теперь он уже не должен решать проблемы жизни и смерти — ему следует заняться коррупцией. С этим я согласен. Коррупция — рак любого общества. Но вот что неприятно, так это избирательность в подаче информации. За два дня в СМИ я увидел только манифестации против Путина, а вот праздничных демонстраций я так и не видел. По-моему, это пример манипулирования, а не серьезного информирования.

Нужно также понимать, что манифестации организуются для того, чтобы поднялся шум. Участники идут в конфликтное место — туда, где будет столкновение с полицией. Людей арестовывают так же, как на Западе, и некоторые получают 30 суток. Но в Сибирь-то их не отправляют. Так делают по всему миру в так называемых либеральных демократических режимах. Действовать надо по закону. Попробуйте наброситься на Пражский град, и вас постигнет та же участь. Конечно, я сочувствую задержанным, но они идут на это сознательно и хотят быть вовлеченными в конфликт, который они же и эскалируют. И так действуют оппозиционеры по всему миру.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219855


Литва. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219854

Командир литовских добровольцев Артурас Янискас: Главное — научить добровольца воевать.

Чтобы потом, в короткий промежуток времени, можно было бы направить его, куда надо.

Татьяна Урбанская, УНИАН, Украина

Командир Добровольческих сил Национальной обороны Литвы Артурас Янискас в интервью УНИАН рассказал, как изменились задачи литовских добровольческих батальонов с началом российской агрессии на Украине, зачем государству, помимо регулярной армии, нужны добровольцы и насколько важно участие общества в их поддержке.

Один из самых последовательных союзников Украины в гибридном противостоянии с Россией — Литва. Вильнюс регулярно оказывает Киеву помощь, начиная с лечения и реабилитации раненых военнослужащих, заканчивая передачей необходимых в АТО военных товаров. Кроме того, литовские военные инструкторы принимают участие в обучении украинских военнослужащих. Часть этих инструкторов — представители Добровольческих сил Национальной обороны Литвы.

УНИАН пообщался с командиром литовских добровольцев Артурасом Янискасом, который на днях принимал участие в круглом столе «Перспективы развития системы территориальной добровольческой обороны на Украине», организованном Посольством Литовской Республики в Киеве.

УНИАН: Когда и как добровольческие батальоны появились в Литве?

Артурас Янискас: Это очень похоже на вашу ситуацию, которая была в 2014 году, только у нас это было в 1991 году. Когда 13 января 1991 года советские солдаты пытались атаковать наш парламент, телебашни (после выхода Литвы из состава СССР — прим. ред.), граждане Литвы — десятки тысяч добровольцев — выступили против них и начали организовываться в самооборону, защищая здания парламента и другие. Так, за 3-4 дня появились добровольческие силы Литвы. Они взяли под охрану все важные здания в разных городах, и также приезжали в Вильнюс, чтобы увеличить количество отрядов в столице…

Мы [добровольцы] считаемся первыми, из кого позже родились современные регулярные литовские войска. С самого начала у нас даже были две воздушные эскадрильи, состоящие из АН-2 и спортивных самолетов, они также принимали участие в обороне в 1991 году. Но содержать их невыгодно, поэтому в добровольческих силах остались только пехотинцы. На сегодня мы являемся частью структуры литовских вооруженных сил, взаимодействуем с регулярными войсками, но остаемся добровольческими соединениями.

— Если добровольцы входят в структуру вооруженных сил, в чем отличие добровольца от бойца регулярной армии?

— Наш доброволец — это солдат непостоянной службы. Он приходит тренироваться по выходным или один раз в 2-3 месяца на 3-5 дней… Всего в год где-то 30 дней тренировок. В основном, тренировки проходят по месту проживания — в каждом районе есть своя рота. Кроме того, есть учения регулярной армии, в которых мы также принимаем участие.

— А сколько времени прошло с момента самоорганизации граждан до создания полноценной структуры добровольческих сил?

— У нас все произошло очень быстро, за несколько дней. Официально нашу организацию учредили 17 января 1991 года. Я сам был добровольцем в 1991 году и, по моим наблюдениям, понадобилось 4-5 лет, чтобы структура полностью сформировалась. А, чтобы она стала частью Вооруженных сил, понадобилось еще несколько лет. Мы постоянно эволюционируем — улучшаем и координируем условия службы добровольца в наших силах — с момента основания добровольческих сил. Этот процесс — без окончания.

— И сколько добровольцев есть в структуре на сегодняшний день?

— Где-то 4 тысячи 700 человек. Я руковожу добровольцами два года и за это время нас стало больше на 350. По литовским меркам — это много.

— Добровольцами могут быть только мужчины?

— Нет, у нас много женщин — 14%.

— Существуют ли какой-то возрастной ценз для вступления в ряды добровольцев?

— Раньше мы обращали внимание только на молодых людей 18 лет. Говорили, что именно их нужно приглашать. Но у нас очень много мужчин 35-45 лет, которые, в силу разных причин, не служили ни в какой армии, и я говорю нашим специальным службам рекрутинга, что мы должны обращать внимание на эту группу людей. Кстати, это подсказал украинский пример, когда в добровольцы шли люди очень разных возрастов. Кроме того, средний возраст добровольцев у нас — 27 лет, в то же время в Швеции — 47 лет. Нам еще есть куда расти. И есть сегмент в обществе, который может увеличить контингент добровольческих сил. Также мы в нашей службе увеличили возрастной порог с 55 до 60 лет, чтобы те, кто служит 26 лет, но еще здоров и энергичен, мог продолжить службу до этого возраста.

— А какая мотивация граждан Литвы вступать в добровольческие силы?

— За 25 лет мы имеем несколько десятков добровольцев, которые служат с самого первого дня. Их мотивация в том, что они не забыли, для чего они пришли в самооборону: старая гвардия все время понимала и понимает, что есть угроза со стороны, что кто-то может напасть на Литву. И никакие события, даже вступление в НАТО, не изменили их мнения. Они всегда считали: «кто, если не я». Другие приходили и приходят, потому что им нравится военное дело, они понимают, что надо защищать родину. Некоторым нравится, что они могут не просто отвлечься от учебы или работы, а пройти службу, выполнить свой конституционный долг — можно не быть призывником и не служить в регулярных войсках, но можно пойти в добровольцы и тебе после 4 лет будет засчитана обязательная военная служба (добровольцы заключают контракт на 4 года, но могут прекратить его в любой момент). Есть те, кто закончил службу в регулярной армии, но хочет продолжить добровольцем. Есть такие, кому просто нравятся приключения…

— Престижно ли быть добровольцем в Литве?

— Думаю, что престижно. Среди добровольцев есть и бизнесмены, и мэры городов… Если почитать их страницы в соцсетях — все гордятся службой. Кстати, одна из моих маленьких побед как командира — мы начали писать письма работодателям наших добровольцев о том, что у них работают такие хорошие ребята. Мы делаем им промоцию.

— Произошли ли какие-то изменения в деятельности добровольческих сил Литвы после начала российской агрессии на Украине?

— Да, наши задачи изменились. Добровольческие силы не являлись территориальными силами обороны. До 2014 года руководство Вооруженных сил ставило нам другие задачи — мы больше готовились воевать в окопах, помогать батальонам регулярных войск, ездили на миссии, к примеру, в Афганистан, в Ирак, отдельные солдаты бывали в других странах. Но теперь нам поставили задачу обеспечивать территориальную оборону. И теперь мы фокусируемся на этом — учимся воевать в городских условиях и меньшими группами, чтобы нас сложнее было поймать, а мы смогли нанести больший урон, больше вреда противнику. Думаю, что теперь мы вернулись к своим истокам, к тому, с чего начинались добровольческие силы.

— То есть, теперь в отработке каких-то заданий играет роль и то, какую местность должен защищать доброволец?

— Конечно, это играет роль. Понятно, что батальон, который, например, дислоцируется в Клайпеде, около моря, больше занимается охраной прибрежной линии… Но главное в обучении — у нас есть единые стандарты — научить добровольца воевать, обращаться с оружием, понимать тактику. Чтобы потом, в короткий промежуток времени, можно было бы направить его, куда надо.

— Насколько я понимаю, эти стандарты и тактика — тот самый опыт, которым вы делитесь с нами?

— Пока у вас все не структурировано и не систематично, поэтому не все, кто хотел бы участвовать в обороне страны, удовлетворены своим вкладом в это. В этот раз мы обсуждали, что есть проект о силах территориальной обороны, подготовленный в СНБО, по нему хотят работать… Первый раз я приезжал к вам полтора года назад, мы обсуждали наш пример, эстонский, польский, других стран. И дали импульс осуществлять проект. В целом, ваши вооруженные силы нуждаются в военной подготовке и тренировках. В этом году наши добровольцы приехали передавать свой опыт во второй раз (в прошлом году наши тренинги были в Яворове). Через месяц 16 инструкторов из Литвы будут тренировать ваши регулярные силы. Среди них половина — профессиональные солдаты, половина — добровольцы. Они очень хорошо подготовлены.

— Есть ли представители Добровольческих сил Литвы на востоке Украины?

— Я о таком не знаю. Несколько человек — просто граждане Литвы, не добровольцы — рассказывали, что были на востоке Украины как гражданские лица. Может, хвастаются…

— Как происходит финансирование учений добровольческих сил? Вам помогают какие-то общественные организации, фонды, спонсоры?

— Мы являемся государственной организацией, поэтому нам ничего не надо собирать. За те дни, которые доброволец проходит службу, государство дает ему денежную компенсацию, премию. И, конечно, обеспечивает ему весь тренировочный процесс. Но, к примеру, в Литве есть общественная организация «Союз стрелков Литвы» (военизированная организация, в состав которой входит около 10 тысяч человек, является особым подразделением Вооруженных сил Литвы и занимается обучением гражданского населения самообороне, — УНИАН), которая сама себя обеспечивает — существует на членские взносы. Министерство обороны, со своей стороны, помогает «стрелкам» тем, что, в частности, платит зарплату руководящему составу. А также помогает им организовывать, особенно, летом, лагеря для молодых людей, где они тренируются.

— «Союз стрелков Литвы» входит в структуру добровольческих сил?

— Нет, они сами по себе. Но у нас есть планы взаимодействия и мы теперь очень часто тренируемся вместе. Если бы что-то случилось серьезное, они были бы включены в нашу структуру.

— На Украине, когда речь заходит о добровольческих батальонах, озвучивается множество мифов, например, что спонсорская помощь и поддержка может стать фактором влияния на добровольцев, к примеру, со стороны олигархов…

— У нас такого не может быть. Мы находимся под единым командованием Вооруженных сил Литвы. Поэтому помогать может, кто хочет, но существует структура, и командование идет от одного командира, из одного штаба. В целом, помощь — это хорошо. Так, например, у американцев. Я знаю примеры, как они ездили в Ирак, а какой-то состоявшийся бизнесмен дал по миллиону долларов на батальон и сказал: «Купите то, чего вам не хватает». Не было никаких преград для такой спонсорской помощи. Думаю, в этом стиле надо работать. Еще, создавая добровольческие силы, важно, чтобы общество тоже включилось в создание и поддержку этой структуры. Когда общество может участвовать в создании добровольческих сил, оно участвует и в поддержке. И, частично, несет ответственность за их деятельность и существование.

— На Украине общество поддерживает защитников страны волонтерской помощью. В Литве волонтеры оказывают помощь добровольцам?

— Изначально, и сама по себе военная структура добровольческих сил, и менталитет, привели к ожиданиям помощи от государства. Мол, какой выделили бюджет, сколько дали — столько и надо. Но я с этим не согласен. Поэтому, с момента моего прихода, пытаюсь организовать фонды, чтобы люди, которые хотят присоединиться к нам, но не могут помочь по-военному, могли помогать по-другому. Тем более, что опыт уже есть — в Литве несколько раз проводились акции, когда волонтеры собирали средства и отдавали нам специально, чтобы мы купили дополнительную экипировку, то, чего нам не хватает. Есть также некоторые добровольцы, которые объединились и создали фонд помощи добровольческим силам… Все это началось, когда наши инструктора стали ездить на Украину. Мы посчитали, что должны привезти не только знания, но и какую-то материальную помощь. Тогда мы собрали некоторую сумму, которую они повезли на Украину тем семьям, где были погибшие. Я сказал: если мы можем так помогать украинцам, мы можем помочь и сами себе. И теперь мы начинаем такое движение. Может, оно вырастет. Есть хорошие примеры Дании, Швеции, Эстонии, по которым мы можем работать.

— Если уж мы заговорили о таких примерах, могут ли добровольцы тренироваться и выполнять поставленные задачи с оружием, которое содержится у них дома, как, например, в Эстонии?

— У кого-то из добровольцев вполне может быть оружие дома, но во время сборов у нас есть государственное оружие для тренировок. Оно охраняется в ротных помещениях, не содержится дома, как в Латвии или Эстонии. Недавно «стрелки» и мы получили право иметь свое личное оружие для нужд охраны края.

— Если будут учения, то добровольцы смогут брать с собой это оружие?

— Мы над этим работаем. Главное, что мы имеем такое право. На сегодня мы учимся и тренируемся с госоружием, а личное оружие добровольцы могут использовать для улучшения своих навыков.

— Что вы считаете вашей самой большой победой в добровольческом движении?

— Думаю, что такой победы еще не произошло. Когда я начал службу в должности командира, моя цель была — увеличить наши силы на 2 тысячи добровольцев. Как я уже сказал, на сегодня удалось увеличить количество добровольцев на 350 человек. Поэтому до моей цели еще нужно расти. С другой стороны, есть несколько маленьких побед. Среди них — изменение возраста до 60 лет. Или то, что мы сумели убедить министерство обороны, чтобы они выплачивали добровольцу некоторую сумму, премию, после выполнения первого контракта… Поэтому — победы еще впереди.

Литва. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219854


Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219852

5 гигантских проблем в случае распада ИГИЛ

Угрожают ярость, война и распад

Андерс Йерихов (Anders Jerichow), Politiken, Дания

Хотя мечеть Нури и взорвана, а халифат близок к исчезновению, движение ИГИЛ (запрещено в России) по-прежнему является угрозой. Надвигаются новые войны и новые процессы распада.

Боевики ИГИЛ — не тот тип боевиков, которые в один прекрасный день встают и начинают размахивать белым флагом. Они не сдаются. И коалиция, которая борется с этими боевиками, тоже не хочет принимать их с влажными салфетками и накрытым обеденным столом.

Как движение ИГИЛ, так и коалиция, куда входят иракское правительство, арабские и западные страны, делают ставку на войну до тех пор, пока не останется ничего, за что можно было бы драться.

Пять гигантских проблем нарастают одна за другой по мере того, как движение ИГИЛ приближается к своей гибели в Мосуле, а вскоре также и сирийском городе Ракке — в скором времени он будет окружен арабско-курдским ополчением СДС (Сирийские демократические силы) при поддержке США.

Лишь небольшое количество джихадистов предпочитают сдаваться. Да и коалиция пленных не берет.

Но разгром движения ИГИЛ в Мосуле и Ракке еще не является концом войны и решением тех проблем, которые были созданы ИГИЛ и халифатом в июне 2014 года.

1. Приходит война, приходит и ярость

Движение в форме халифата было в свое время жестоким. И война, целью которой является разгром халифата, тоже является жестокой. Старый город Мосула несколько месяцев находится в окружении без всякой возможности для боевиков бежать, не говоря о том, чтобы сдаться.

«Мы не собираемся вывозить их из старого города. Мы убьем их всех в ближайшие дни», — говорит генерал-лейтенант иракской армии Абдул Гани аль-Ассади (Abdul Ghani al-Assadi) агентству Reuters.

И ни одно европейское правительство не будет сожалеть о том, что их граждане, уехавшие из их стран в Ирак как джихадисты, домой живыми не вернутся. Каждый джихадист, убитый в Ираке или Сирии, освобождает европейские правительства от необходимости вести наблюдение за вернувшимися, судить их за беспорядки и террор.

Это облегчение для правительств. Но здесь возникает и беспокойство. Спутником смерти в Мосуле и Ракке будет печаль, озлобленность и желание мести со стороны друзей и союзников в арабском мире и Европе.

2. Халифат мертв, ИГИЛ продолжает жить

Движение ИГИЛ исчезает как «государство», но не как идея, не как виртуальная сеть и тем более не как движущая сила.

Как Аль-Каида (запрещена в России), в течение 16 лет существующая как террористическая угроза после того, как коалиция, возглавляемся США, разгромила базу движения в Афганистане, так и движение ИГИЛ будет продолжать свою деятельность.

И кровавые теракты в Турции, Франции, Бельгии и Германии могут быть предвестием агрессии и вдохновения, распространяемых ИГИЛ.

Давно уже было продемонстрировано, что политическим террористам в арабском мире и Европе не нужны принятия решений или поставки оружия из Мосула или Ракки, чтобы осуществить свои действия. Они могу превратить в смертельное оружие все, что угодно, — от кухонных ножей и удобрений до грузовых автомобилей. И они это делают.

Свою движущую силу они находят в ярости, вызванной несправедливостью, ухудшением положения и войной на других улицах, в других городах или странах, где бы они ни жили. Проповедники, апологеты и предвестники движения ИГИЛ могут предложить много для такого вдохновения.

Все это будет насилием еще долго после падения Мосула и Ракки.

3. ИГИЛ возник не из ниоткуда

Движение ИГИЛ находило и вербовало своих иракских боевиков благодаря чувству горечи, вызванному ухудшением положения в суннитских провинциях северо-западного Ирака. Халифат предлагал не только религиозное утешение, но фактически некую форму государства, некое государственное обслуживание, финансируемое доходами от нефти, налогов и вымогательства. Хотя коалиция громит базу халифата, правительство в Багдаде по-прежнему вызывает у людей горечь и негодование.

Правительство Ирака позволило курдскому ополчению Пешмерга войти в Мосул с севера и востока, а шиитское ополчение закрыло Мосул с запада и востока. Но если иракское правительство после падения халифата позволит иностранным шиитским или курдским солдатам контролировать Мосул, это будет рецептом нового конфликта.

Правительство сконцентрировало свои инвестиции в других провинциях. И гнев, вызванный Багдадом, имеет хорошую питательную почву. На этом будут спекулировать ИГИЛ и другие иракские движения, готовые прибегнуть к насилию. У них после падения диктатуры в 2003 году осталось на руках много оружия. И до тех пор, пока в этих провинциях не происходит социальное и экономическое развитие, движения, готовые прибегнуть к насилию, будут иметь богатые возможности вербовки боевиков в свои ряды.

«В Ираке существует политический кризис, который никто не пытается решить», — говорит исследователь Йезид Сайиг (Yezid Sayigh) агентству al-Jazeera.

4. Ираку угрожает распад

После падения халифата правительству Ирака может угрожать распад, причиной которого могут быть курды и сунниты.

Курдские солдаты показали свою силу и готовность самопожертвования при наступлении на Мосул. Они также защитили курдскую территорию и принимают так много беженцев, что люди целыми днями ожидают на границе, пока курдская автономия проверяет, нет ли у них связей с ИГИЛ, пишет курдское информационное агентство Rudaw.

Курдская автономия хочет воспользоваться случаем и провести референдум об отделении от Ирака. Это произойдет в сентябре. Правительство поддерживало и ценило автономию, но боится ее выхода.

Суннитские арабские политики обсуждают, не должны ли они поступить так же, как курды, и сказать Багдаду "прощай".

В отличие от курдов, у них нет достаточно ресурсов для своего становления, у них нет нефти, у них нет чистой воды, у них не особенно развито сельское хозяйство. Но у них есть сила, чтобы рвануть на себя одеяло, на котором держится единое государство Ирак.

И у них есть много ожесточенных людей, готовых драться с Багдадом.

Поэтому Ираку реально угрожают две новые внутренние войны и в худшем случае частичный распад.

«Если проблемы между суннитами, шиитами и курдами не будет решены как надо, между этими группами могут вспыхнуть бои», — заявил Винсент Стюарт (Vincent Stewart), руководитель американской военной разведкой, DIA, во время слушаний в Сенате, проходивших во время штурма Мосула.

5. Сирии угрожает возвращение диктатуры

Возможность боевиков ИГИЛ бежать из Ирака в Сирию ушла в область преданий. Сирийские курды и международная коалиция против ИГИЛ близки к тому, чтобы взять границу под свой контроль и готовятся завершить окружение Ракки, последнего большого города халифата.

Россия согласилась с тем, что коалиция во главе с США и их союзник СДС уничтожат последних джихадистов в Ракке. И здесь тоже вряд ли можно ожидать, что джихадисты поднимут белый флаг. И здесь арабские и европейские правительства совсем не торопятся приглашать джихадистов домой для переподготовки.

Но великие державы и сирийцы не пришли к согласию о том, кто же возьмет власть в свои руки в Ракке после падения халифата.

Так же, как и в Ираке, курдское ополчение региона, отряды народной самообороны YPG, предлагают свои услуги, хотя курды не составляют большинство местного населения.

В Мосуле недостаточно иракского арабского населения, чтобы быть принятым государством и участвовать в развитии государства.

В Ракке сирийское арабское население скорее опасается возвращения диктатуры Асада. А Асад в своих речах и интервью заявляет, что его армия не окончит войну до тех пор, пока не освободит всю территорию Сирии.

Но армия Сирии не войдет в Ракку без войны.

Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219852


Перу. Россия > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219850

Перуанские летчики окончили российское военное училище

Рикардо Зедано (Ricardo Zedano), Federación de Periodistas del Perú, Перу

Группа прапорщиков перуанских ВВС завершила обучение в Ярославском высшем военном училище противовоздушной обороны.

Первой группе перуанских слушателей в составе Йохана Карлоса Хуареса Ориуэлы (Johan Carlos Juárez Orihuela), Хуана Карлоса Веларде Лаупы (Juan Carlos Velarde Láupa) и Алехандро Санчеса Уаранги (Alejandro Sánchez Huaranga), отправленных на учебу РФ, были присвоены офицерские звания в ходе торжественной церемонии, на которой присутствовали военный и военно-воздушный атташе посольства Перу в РФ генерал-майор ВВС Хуан Карлос Веласкес Сото (Juan Carlos Velásquez Soto), а также военные атташе Белоруссии и Армении.

«С Божьей помощью и благодаря поддержке моей семьи я успешно завершил обучение. Это было не просто, но радость от того, что я справился и теперь могу внести свой вклад в повышение боеспособности славных ВВС Перу, не поддается описанию», — заявил Хуарес Ориуэла по завершении торжественной церемонии.

Перуанские летчики обучались в составе группы из 87 иностранных военнослужащих из Белоруссии, Судана, Вьетнама, Анголы, Киргизии, Казахстана и Азербайджана. В течение шести напряженной учебы они овладели всеми необходимыми навыками управления систем ПВО последнего поколения.

Следует отметить, что благодаря соглашению о взаимном признании документов об образовании, подписанном между Перу и Россией в 2011 году, более 70 перуанских слушателей учатся в военных учебных заведениях России. Их отбирали в соответствии с заслугами и направили на учебу в различные города.

В настоящее время перуанские курсанты проходят обучение более, чем в десяти российских городах, в том числе в Ярославле, Благовещенске, Санкт-Петербурге, Костроме, Краснодаре, Твери, Смоленске. Длительность обучения составляет шесть лет (год на изучение языка и пять лет на освоение военной специальности). Длительность обучения в военных заведениях Перу составляет пять лет.

Йохан Карлос Хуарес Ориуэла, Хуан Карлос Веларде Лаупа и Алехандро Санчес Уаранга вернутся в Перу в ближайшие недели с тем, чтобы продолжить службу в рядах ВВС своей страны и показать на деле все то, чему они обучились в России.

Перу. Россия > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 23 июня 2017 > № 2219850


Киргизия. Сирия. Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 23 июня 2017 > № 2219625

«Ничего не слышали» — Киргизия реагирует на идею отправки солдат в Сирию

Официальные лица факт переговоров опровергают, оппозиционеры ловят возможность высказаться против, большинство пользователей соцсетей не понимает зачем нужно отправлять солдат «на чужую войну»

Новости о возможности отправки киргизских военных в Сирию вызвала бурную реакцию в самой Киргизии. Для местных политиков, экспертов и общественных деятелей новость оказалась неожиданной, а реакция — острой.

Позиция силовиков

Официальные лица заявили об отсутствии у них какой-либо информации.

Генеральный штаб Вооруженных сил Киргизии пока не обладает никакой информацией о переговорах по отправке киргизстанских военнослужащих в Сирию. Об этом сегодня, 23 июня, сообщило ИА «Zanoza.kg» со ссылкой на пресс-службу военного ведомства.

«Подобного рода вопросы решаются на уровне первых лиц государства. Если поступит приказ об этом, то будет дополнительная информация», — уточнили в Генштабе Киргизии. Там же, по информации ИА «КирТАГ» заявили, что информация о переговорах — «выдумки российских СМИ».

«Разговоры о том, что якобы ведутся переговоры с Россией об отправке киргизских солдат в Сирию, не имеют смысла. Если бы на самом деле был такой разговор, к нам поступило бы официальное обращение от имени главы государства. Но нет и не было никакого обращения», — подчеркнули в ведомстве.

В Совете безопасности Киргизии тоже утверждают, что ничего не слышали про официальные переговоры по сирийской теме, пишет «Sputnik Кыргызстан».

«На заседании постоянного совета ОДКБ поднимался вопрос о направлении миротворческого контингента организации в Сирию. Пока никаких официальных обращений и решений нет, на данном этапе никакие переговоры не ведутся», — пояснил председатель Совбеза Темир Джумакадыров.

Экс-заместитель председателя Госкомитета нацбезопасности Киргизии Артур Медетбеков считает участие киргизстанских военнослужащих в антитеррористической кампании в Сирии нецелесообразной и излишне затратной, сообщило ИА «K-news». Бывший представитель киргизстанских спецслужб отметил, что основным плюсом такой поездки стало бы получение дополнительного опыта местными военными, а главным минусом — рост террористической угрозы и учащение межрелигиозных внутренних конфликтов в Киргизии.

«Между Киргизской Республикой и Сирией нет никаких соглашений по сотрудничеству, взаимопомощи. На основании каких международных документов военные будут находиться там? Этот вопрос вряд ли в ближайшее время будет рассматриваться, так как сейчас ведется подготовка к выборам. Данная ситуация имеет, скорее, не военную, а политическую окраску», — подытожил Медетбеков.

Парламентарии осторожничают

Большинство киргизских депутатов предпочитают высказываться по теме очень осторожно, подчеркивая, что решение об отправке военнослужащих будет приниматься депутатами только в том случае, если руководство страны посчитает целесообразным участие киргизстанских военных в войне против террористов в Сирии.

Зампредседателя парламентского Комитета по международным делам, обороне и безопасности Каныбек Иманалиев отметил, что подобное решение не будет противоречить военной доктрине Киргизии.

«Если там мало риска и миссия будет носить более миротворческий характер и, как объясняется, с целью проведения мониторинга. Во-первых, это большой опыт для наших бойцов. И, во-вторых, поскольку мы члены ОДКБ, в вопросах безопасности Россия является нашим стратегическим партнером. Думаю, это соответствует нашим национальным интересам», — цитирует Иманалиева «ИА 24. kg».

МИД отрицает

Глава министерства иностранных дел Эрлан Абдылдаев сообщил, что «участие киргизских военных в боевых действиях в Сирии на переговорах в Москве во время государственного визита Алмазбека Атамбаева в Россию не обсуждалось».

Часть оппозиционных политиков уже высказалась против участия киргизского воинского контингента в любых операциях в Сирии и призвала сторонников выступить с протестами.

Социальные сети

В комментариях в СМИ и социальных сетях киргизстанцы, обсуждая возможность отправки военнослужащих из Киргизии в Сирию, разделились на три лагеря.

Одни поддерживают эту инициативу, обосновывая свою точку зрения тем, что киргизстанские военные смогут получить реальный боевой опыт и будут впоследствии более эффективно бороться с террористами у себя на родине.

Вторые, и таковых большинство, выступают против отправки солдат, не понимая «зачем участвовать в чужой войне» и рисковать жизнями солдат.

Наиболее предприимчивые не возражают, если ОДКБ за свой счет оснастит киргизстанских солдат всем необходимым, но они при этом никуда не поедут.

ИА REGNUM напоминает, что 22 июня в СМИ распространили информацию о том, что Россия предложила руководству Казахстана и Киргизии отправить военных из этих стран в Сирию. При этом журналисты сослались на соответствующие заявления, сделанные главой Комитета по обороне Государственной думы Владимиром Шамановым и пресс-секретарем президента Турции Ибрагимом Калыном.

Григорий Михайлов

Киргизия. Сирия. Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 23 июня 2017 > № 2219625


Япония. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 23 июня 2017 > № 2219613

Что готовили нашей стране и народу японские милитаристы

План «Ост» по-японски

По материалам Нюрнбергского процесса известен германский генеральный план «Ост», являвший собой обширную программу закрепления господства нацистской Германии в Восточной Европе. План предусматривал уничтожение или принудительное выселение с территории Польши и оккупированных областей Советского Союза до 75—85 процентов населения и размещение его в Западной Сибири, на Северном Кавказе и в Южной Америке. План колонизации и германизации восточных территорий разрабатывался на основе расовой доктрины и концепции «жизненного пространства». Из 45 млн человек, проживавших на подлежащих оккупации советских территориях, 31 млн «нежелательных по расовым показателям» подлежали высылке в Сибирь. На их место планировалось поселить до 840 тыс. немцев, а также «родственных им по языку и крови норвежцев, шведов, датчан и голландцев».

Гораздо менее известны аналогичные японские программы в отношении ресурсов и населения Советского Союза, которые мало чем отличались от человеконенавистнических гитлеровских планов.

* * *

Как неопровержимо подтверждают многочисленные факты и документы, японские правящие круги намеревались в ходе Второй мировой войны совместно с гитлеровской Германией сокрушить Советский Союз и включить обширные территории его восточной части в состав японской колониальной империи. В их намерение также входило «освобождение» захваченных территорий от местного населения.

К лету 1941 г. в Японии был детально разработан план оккупации советского Дальнего Востока и Сибири. Составлением этого плана занимались несколько японских правительственных организаций. Кроме того, «исследовательские группы» по вопросам эксплуатации ресурсов и управления захваченными территориями существовали в каждом министерстве, в центральных штаб-квартирах ведущих монополий и финансовых групп. Особенно активно эта деятельность проводилась в таких «новых» концернах, как «Мантэцу», «Мансю дзюко», «Нанъё кайхацу», которые связывали свое будущее процветание в первую очередь с вооруженной экспансией японского государства.

Одним из основных координирующих органов разработки методов ограбления завоеванных территорий было «Исследовательское общество по изучению политики государства», в которое входили члены японского кабинета министров, крупные промышленники, представители армии и флота, дипломаты и журналисты. В задачу общества входило «исследовать актуальные военные проблемы Японии и докладывать о результатах этих исследований японскому правительству».

В 1941 г. внутри общества был образован «специальный комитет по выработке мероприятий управления оккупированными территориями». Он занимался разработкой оккупационного режима в подлежащих захвату Японией странах Восточной Азии.

Еще 1 октября 1940 г. императорским указом был создан «Институт тотальной войны», который находился в непосредственном подчинении премьер-министру. Это институт объединял крайне реакционных деятелей, которые принимали активное участие в подготовке планов войны против Советского Союза. Директор этого института генерал-лейтенант Мураками впоследствии признавал: «Я получал прямые указания премьер-министра Тодзио, касающиеся будущего административного режима на оккупированных территориях в районах Великой Восточной Азии. Проекты составленных в институте планов направлялись премьер-министру и в соответствующие министерства для осуществления на практике».

Наиболее подробно замыслы японского империализма были изложены в подготовленных вышеуказанными обществом и институтом документах «Проект мероприятий по строительству Великой Восточноазиатской сферы сопроцветания» (так в Японии именовали свою будущую колониальную империю — А.К.) и «Первоначальный проект создания сферы сопроцветания Великой Восточной Азии».

Будущая колониальная империя Японии очерчивалась границами Тихого океана, Центральной Азии и Индийского океана. Все страны этого обширного региона, земли, их народы и ресурсы должны были быть объединены под управлением Японии. Колониальная империя делилась на две основные зоны — центральную и периферийную. В центральную включались Маньчжурия, Северный Китай, районы нижнего течения реки Янцзы и Приморская область СССР. К периферийной зоне относились Восточная Сибирь, остальной Китай, Индокитай, районы Южных морей, а также Австралия, Индия и острова Тихого океана. Планы эти не скрывались. В газете «Тайо дай ниппон» от 2 января 1942 г. открыто излагались замыслы колонизаторов: «Хочется думать, что сфера Великой Восточной Азии будет включать в себя следующие страны: Япония, Маньчжурия, Китай, Дальний Восток СССР, Французский Индокитай, Бирма, Малайя, Голландская Индия, Британская Восточная Индия, Индия, Афганистан, Австралия, Новая Зеландия, Гавайи, Филиппины, острова Тихого и Индийского океанов… Территории народов, которые не в состоянии пользоваться независимостью, и территории, важные в военном отношении, становятся полностью нашими владениями». В действительности в результате войны против СССР в состав японской империи должны были войти не только его дальневосточные территории, но и вся восточная часть Советского Союза, включая озеро Байкал. Об этом прямо говорилось в постановлении японского правительства от 7 декабря 1940 года.

Японские лидеры опасались, что гитлеровское руководство и германские монополисты могут после захвата европейской части СССР двинуться дальше на восток. В связи с этим ставилась задача: во что бы то ни стало добиться согласия Германии на включение советского Дальнего Востока и Сибири в состав японской империи. В документе «План административного управления районами Великой Восточной Азии» от декабря 1941 г. указывалось: «Будущее советских территорий следует определить на основе японо-германского соглашения… Однако Приморская область будет присоединена к территории империи, а районы, граничащие с маньчжурской империей (созданным после оккупации Японией северо-восточного Китая марионеточным государством Маньчжоу-Го — А.К.) должны находиться под ее влиянием. Управление сибирской железной дорогой будет полностью подчинено Японии и Германии. Пунктом разграничения зон управления намечается Омск».

Завоеванную в результате агрессии колониальную империю японские милитаристы намеревались «сохранить на века». В документах в связи с этим указывалось: «…Главные меры по увековечиванию руководящего положения Японии можно свести к двум основным пунктам: это, во-первых, различные мероприятия, призванные обеспечить экономическое и моральное превосходство японского народа, и, во-вторых, мероприятия по консолидации под руководством японского народа включенных в сферу сопроцветания наций».

В японских документах нашли проявление алчные устремления правящих кругов, которые рассматривали создаваемую «сферу сопроцветания» и входящие в нее страны как объект нещадной эксплуатации.

При этом в них особо оговаривалось: «Восточная Сибирь относится к той части земель, которые, естественно, должны быть включены в сферу Великой Восточной Азии по геополитическим соображениям… Кроме того, существуют глубокие экономические доводы относительно восточной части СССР». Так, в отношении намеченных к захвату советских территорий в «Программе тотальной войны первого периода. Строительство Восточной Азии» (раздел «Оккупированные районы и их важнейшие пункты») предусматривалось «удерживать позиции стратегического превосходства и принять безошибочные меры для овладения стратегическими ресурсами». Документ имел «приложение № 3», в котором подробно перечислялись важные с точки зрения природных ресурсов «пункты оккупации Восточной Сибири». В первую очередь японских колонизаторов интересовали российские нефть, уголь, железные, свинцовые, цинковые, а также редкоземельные руды.

В начале войны против СССР главной целью будущей военной администрации объявлялось «обеспечение бесперебойности снабжения армии». Затем предусматривалось «реорганизовать прежнюю плановую экономику, сделать упор на разработку естественных ресурсов, особенно добычу необходимых металлов и получение продовольственных ресурсов, переселить в оккупированные районы японцев, корейцев и маньчжуров, осуществив принудительное выселение местных жителей на север».

Особое внимание уделялось борьбе с коммунистической идеологией. Ставилась задача наряду с оккупацией «упразднить коммунистическую систему, восстановить частную собственность, полностью искоренить коммунистическую политическую систему, запретить все политические организации и политические движения», а также «все коммунистические издания, спектакли, кино, песни и прочее». Предусматривалось повсеместное распространение православия и ламаизма, «внеся в эти религиозные системы соответствующие изменения». Политическая деятельность религиозных объединений не допускалась.

В ходе осуществления разработанного летом 1941 г. плана подготовки и проведения войны против СССР «Кантокуэн» («Особые маневры Квантунской армии») по приказу военного министерства в штабе Квантунской армии был создан отдел по управлению оккупированными советскими территориями. Сначала этот отдел назвался «отделом Хата» по фамилии его начальника генерал-майора Хата. Затем он был переименован в 5-й отдел Квантунской армии и просуществовал до 1943 года. Он состоял из сотрудников «отдела Советского Союза» японского правительственного «Института Восточной Азии», представителей правительства Маньчжоу-Го, сотрудников японского концерна в Маньчжурии «Мантэцу», руководителей существовавших в Маньчжурии «специальных компаний». В обязанности отдела входила «разработка принципов управления захваченными территориями и подготовка кадров для органов оккупационного управления». Результаты «исследовательской деятельности» отдела направлялись в Японию, где они обобщались.

Основные принципы японского оккупационного режима на территории Советского Союза были изложены в секретном документе «Сводные исследовательские записки за 1943 год» в разделе «Мероприятия по управлению Сибирью». С самого начала войны в оккупированных районах СССР предусматривалось установить военную администрацию, в обязанность которой входило «создание благоприятных условий для действий оперативных войск». Тем самым намечалось «заложить предварительные основы для управления этими (оккупированными) районами как частью сферы сопроцветания». Затем, указывалось в документе, «ликвидируется коммунистическая идеология и коммунистические организации, вместо них вводятся идеи нового порядка в Восточной Азии… Объявляются полностью недействительными прежние законы — это делается простым и сильным военным приказом… Местные жители не допускаются к участию в политике».

В ходе оккупации намечалось физическое уничтожение советских людей, превращение оставшихся в живых в подневольную рабочую силу. Предписывалось «пользоваться строгой реальной силой, не опускаясь до так называемого принципа умеренности». При этом прямо ставилась задача «устранить коммунистов и прочих лиц, которые составляли в прошлом руководящий строй…», использовать труд советских людей главным образом на тяжелых работах в рудниках.

Планы оккупационного режима имели ярко выраженную расистскую окраску. В одном из документов выдвигалось требование провести «мероприятия по воспрепятствованию концентрации в Сибири славян, изгоняемых из европейской части России». Подчеркивалась важность пропаганды среди населения оккупированных районов идей исключительности и превосходства японской нации, ее права на руководство порабощенными народами. Для этого намечалось «искоренить прежние антияпонские взгляды и внедрить в сознание идеи и реальные факты сферы сопроцветания Великой Восточной Азии, в центре которой находится Япония».

В то же время, учитывая, что советское население на Дальнем Востоке и в Сибири с ненавистью относилось к японским захватчикам, и, опасаясь «восстаний коммунистической партии», японские политические и военные лидеры рассчитывали создать, если удастся, видимость самоуправления на оккупированных советских территориях. С этой целью намечалось «провести подготовку русской белоэмиграции с административным уклоном и тем самым выковать из среды белоэмиграции кадры для различных правительственных органов, местной администрации и для создания различных экономических органов, особенно местных должностных лиц, непосредственно связанных с народом, так, чтобы они успешно справлялись с работой».

Разработчики оккупационного режима с целью усмирения местного населения, его согласия с японским господством, а также из опасения начала партизанской войны в своих планах допускали на оккупированных территориях «местное самоуправление в низовых организациях» и «учреждения, основанные на старых национальных обычаях». На роль марионетки был избран атаман Семенов, который после ареста Красной армией в 1945 г. сообщил: «В 1936 году я встретился с начальником штаба Квантунской армии генералом Окамура. От него я выяснил, что японский план вторжения предусматривает присоединить Уссурийский край к Маньчжоу-Го и создать буферное государство на востоке, сделав меня главой правительства…»

О том, что «самоуправление» на подлежащих оккупации советских территориях в действительности было лишь пропагандистским маневром, свидетельствует намерение установить в захваченных районах генерал-губернаторства. На советский Дальний Восток и в Сибирь было запланировано направить вооруженных японских колонистов, которые должны были занять все высшие административные посты для надзора за населением.

Содержание планов установления оккупационного режима на советской территории со всей очевидностью показывает, что японские правящие круги планировали отнюдь не «оборонительную войну против большевизма», как об этом твердила японская пропаганда, а неспровоцированную агрессию, являвшуюся важной составной частью обширной борьбы японского империализма за господство в мире.

При этом японских политиков и генералов вовсе не смущало, что между Токио и Москвой существовал пакт о нейтралитете, не допускавший нападение на СССР и угрозу такого нападения. В японских учебниках, да и в большинстве современных исторических исследований, нет ни слова об активной подготовке вероломного нападения Японии на Советский Союз в 1941 — 1942 гг. в поддержку германского союзника с востока. Вместо того, чтобы искренне повиниться за коварную политику милитаристской Японии в отношении нашей страны, сознательное по согласованию с гитлеровским руководством сковывание угрозой нападения советских войск на Дальнем Востоке и в Сибири, дабы не допустить их переброску на советско-германский фронт, нынешние японские лидеры «с больной головы на здоровую» обвиняют СССР в «агрессии, нарушении пакта о нейтралитете». Да еще, не желая принимать справедливые итоги войны, пытаются предъявлять России ничем не обоснованные территориальные претензии.

Анатолий Кошкин

Япония. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 23 июня 2017 > № 2219613


Германия. Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 23 июня 2017 > № 2219600

Черный день для «резунов» истории

Деморализующая россиян псевдоистория страны начинает получать мощный документальный отпор

Министерство обороны РФ нанесло неожиданно мощный удар по фальсификаторам истории Великой Отечественной войны, которых в последние годы, на почве «критического осмысления» советского прошлого, развелось, как комаров в сыром подвале. В канун очередной годовщины нападения гитлеровской Германии на Советский Союз опубликована подборка недавно рассекреченных документов из архива военно-научного управления Генерального штаба.

В своем большинстве это ответы бывших командующих войсками РККА в западных пограничных военных округах накануне и в начальный период войны.

Главная ценность этих материалов заключена именно в том, что они были изначально засекречены. А это в принципе исключает искажение и приукрашивание действительности, столь свойственные открытой мемуарной литературе. Кроме того, когда военному человеку приходится отвечать, да еще строго по форме, генерал-полковнику из Генштаба, особо не пофантазируешь — за это могут и спросить по всей строгости.

Именно поэтому данный набор документов можно считать уникально правдивым источником. И в этом его особая значимость.

Какого же рода правда в нем содержится? Увы и ах нынешним борзописцам от истории, вовсе не та, которая подтверждала бы их измышления.

Возьмем, например, расхожий миф, который уже давно имеет массовое хождение и используется для доказательства «крайней бестолковости» командования Красной армии. Что, в свою очередь, прекрасно укладывается в пропагандистскую сказку о том, как Сталин расстрелял чуть ли не весь опытный комсостав вооруженных сил и поставил на его место необученный молодняк.

Речь идет о так называемых «полевых сборах артиллерии». На которые в самый канун войны были якобы собраны чуть ли не все «пушкари», что лишило армию с началом войны артиллерийской поддержки. А самих артиллеристов сделало легкой мишенью для вражеской авиации.

Так вот, свидетельства очевидцев этот якобы «бесспорный факт» не подтверждают!

Вот что пишет по этому поводу бывший командующий 8-й армией Прибалтийского ОВО (Северо-Западного фронта) генерал-лейтенант Петр Собенников:

«Артиллерия была с войсками и сыграла большую роль в первые же часы начавшегося в 4.00 22 июня боя. Даже тяжелый (артиллерийский — ред.) полк из Риги по железной дороге прибыл и выгрузился в районе г. Шауляй…

Впереди по южным опушкам леса располагалась артиллерийская бригада (полковника Полянского). В начале войны эта бригада, создав прочный противотанковый район на удобных позициях, мужественно дралась и сыграла большую роль в недопущении прорыва немцев на Шауляй.»

Эту информацию командования северного фланга советско-германского фронта — о наличии артиллерии на штатных позициях, подтверждают и на его южном фланге. Вот что написал тогдашний начальник оперативного отдела штаба Киевского ОВО, впоследствии генерал армии, Герой Советского Союза Иван Баграмян:

«Насколько я помню, командование и штаб Киевского особого военного округа добились разрешения Генерального штаба своевременно возвратить всю артиллерию в свои соединения. К началу боевых действий вся корпусная и дивизионная артиллерия была в своих соединениях».

Отчеты командующих и начальников штабов приграничных округов РККА не оставляют камня на камне и от главной мегалегенды многих фальсификаторов, согласно которой Сталин вот-вот должен был ударить по Германии, а миролюбивый Гитлер просто был вынужден нанести свой упреждающий удар. Беспристрастные свидетельства очевидцев лишают эту фантастику даже минимальной связи с реальной действительностью 1941 года. Если суммировать эти показания, то получается совершенно четкая и однозначная картина подготовки РККА исключительно к стратегической обороне. Никто из старших и высших офицеров, которым по должности было положено знать о планах боевого развертывания войск и готовиться к их практической реализации, абсолютно ничего не слышал о таких наступательных планах. Зато они совершенно точно знали о существовании явно оборонительного плана прикрытия госграницы на 1941 год. Вот что пишет бывший командующий 72-й стрелковой дивизии 8 стрелкового корпуса 26-й армии КОВО Павел Абрамидзе:

«До вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз я и командиры частей моего соединения не знали содержание мобилизационного плана, так называемого МП-41, но после его вскрытия, в первый час войны, все убедились, что вся оборонительная работа по обеспечению государственной границы, все командно-штабные учения с выходом в поле исходили строго из Мобилизационного плана 1941 года, разработанного штабом КВО и утвержденного Генеральным штабом…

Как только все части соединения расположились в перечисленных районах, я получил общий план оборонительной работы, с приложением схемы, где были указаны типы и виды сооружений и примерные опорные пункты и узлы сопротивления. Оборонительные сооружения строились главным образом на путях вероятного наступления противника»

Данное предельно недвусмысленное свидетельство имеет особую ценность, поскольку исходит от командира дивизии дислоцированной во Львовской области — в непосредственной близости от госграницы. Очевидно, что даже если такие передовые части не имели наступательных задач, то об остальных и говорить не приходится. Кроме того, следует подчеркнуть, что в армии так не бывает, чтобы одна дивизия готовилась к обороне и строила оборонительные рубежи, а другая в это время же готовилась к наступлению. Следовательно, оборонительные задачи, которые решала дивизия Абрамидзе на Западной Украине были частью общего оборонительного плана РККА на 1941 год. Можно сколько угодно фантазировать на тему, что «просто тогда Сталин еще не был готов, а потом все равно бы напал». Но железный факт заключен в том, что на 1941-й год таких агрессивных планов у СССР не было. А про дальнейшее и вовсе говорить бессмысленно.

Опубликованные минобороны РФ документы вносят также существенные коррективы и в получившую широкую распространение точку зрения, согласно которой Красная армия из-за «бездарности и трусости» своего командования, чуть ли не до последней секунды не предпринимала никаких мер для подготовки к отражению нападения и была застигнута агрессором врасплох. Честно скажу, эта версия всегда казалось мне очень странной. Согласитесь — трудно представить себе армию, настолько непрофессиональную, чтобы она даже не была способна принять элементарные меры к повышению боеготовности, вытекающие из сложившейся обстановки. Конечно же, это еще одна грубая ложь, которая выгодна тем, кто пытается изобразить нашу армию и страну набором китайских болванчиков не способных ни думать, ни действовать сообразно ситуации.

В действительности командование РККА имело на этот счет соответствующие инструкции и действовало вполне адекватно ситуации. В частности, домыслы о том, что войска оставались без движения «на «зимних квартирах», вплоть до тех пор, пока немцы не открыли по ним огонь, подтверждения не находят.

Читаем генерала Собенникова:

«Таким образом, в течение дня 19 июня были развернуты (в приграничной полосе — ред.) три стрелковые дивизии (10, 90 и 125). Части этих дивизий располагались в подготовленных траншеях и дзотах… В штабе армии я узнал, что части 12 мехкопуса в ночь на 19 июня выводились в район Шауляй. Этой ночью все дороги в районе Йелгава были заняты танковыми и моторизованными колоннами 12 мехкорпуса».

Согласитесь — все это как-то не очень похоже на беззаботную спячку людей, полностью утративших чувство реальности. Примерно ту же картину накануне войны фиксируют и очевидцы на юго-западе. Пишет Иван Баграмян:

«Оперативные резервы фронта начали выдвижение из районов постоянной дислокации: стрелковые корпуса за пять дней до начала военных действий… В ночь с 21 на 22 июня командиры всех авиасоединений ВВС округа получили указание из штаба округа о рассредоточении и маскировке самолетного парка на аэродромах. Это приказание было приведено в исполнение. Благодаря этому потери ВВС округа от внезапных ударов авиации немцев были резко сокращены.»

Таким образом, дилетантские, псевдоисторические «объяснялки», сводящие всё к пресловутым «бездарным полководцам», которые, дескать, все на свете проспали, к «никудышной армии», которая чуть ли не вся поголовно норовила податься бега, и. наконец о «мерзавце Сталине», который всем этим безобразием командовал, с вышеозначенными документами и очевидцами, мягко говоря, не стыкуются. А строго говоря — изобличаются ими как полнейшая, нарезанная из картона чепуха, не имеющая никакого отношения к реальной жизни.

Была у нас в 1941 году армия. И занималась она тем, чем положено — училась военному делу настоящим образом и готовилась к войне. Неизбежность которой ни у кого не вызывала сомнений, несмотря на дипломатически туманные заявления ТАСС. А что касается того, что в том году нашей стране и её защитникам пришлось терпеть тяжелые поражения и отдавать врагу территории, то этот факт имеет куда более прозаическое и правдивое объяснение, чем все те инсинуации, на которые горазды нынешние сочинители «волшебных историй».

Удар по нам был нанесен колоссальной, невиданной силы. Против нас ополчилась практически вся Европа, а не только одна Германия. Это как пуля, летящая на огромной скорости и обладающая гигантской кинетической энергией. Поэтому сразу, так сказать — влегкую, остановить её было в принципе невозможно. И не стоит при этом забывать, что Советский Союз оказался единственной в мире страной, сумевшей, в конце концов, погасить эту смертоносную энергию. Остальные просто безвольно подняли руки в гору. И спасибо той армии, которая у нас была и оказалась настолько крепка духом и телом, что сумела вопреки всему, выполнить свой воинский долг до конца и победить. Уже в 1941-м году!

Юрий Селиванов

Германия. Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 23 июня 2017 > № 2219600


США. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 22 июня 2017 > № 2221346

НАТО-Россия: растущая напряженность и взаимные претензии

Данила Гальперович

Эксперты говорят, что Запад и Россия вошли в опасное состояние новой «холодной войны»

МОСКВА — 21 июня заместитель генерального секретаря НАТО Роуз Гетемюллер рассказала по видеосвязи из Брюсселя журналистам, работающим в Москве, о главных поводах для озабоченности НАТО в отношении России и об идеях того, как смягчить существующие противоречия.

Роуз Гетемюллер хорошо знают в российском руководстве: в статусе заместителя госсекретаря США она была переговорщиком со стороны Вашингтона по заключенному в 2009 году новому договору СНВ, а ранее — директором Московского центра Карнеги. Она заявила, что в Североатлантическом альянсе, который, после майской встречи глав государств НАТО в Брюсселе, официально присоединился к коалиции, ведущей борьбу против ИГИЛ, очень рассчитывают на продолжение сотрудничества с Россией в Сирии: «Мы уделяем очень большое внимание и очень высоко ценим ту работу, которая проводится между министерством обороны России и Пентагоном, направленную на то, чтобы не возникало инцидентов между сторонами, и мы надеемся, что подобное сотрудничество будет продолжаться».

Заместитель генсека НАТО также отметила, что Альянс хотел бы обсудить с Москвой предотвращение инцидентов на территории Балтийского моря: «Такие инциденты в последнее время участились... Очень важно, чтобы обе стороны прилагали все усилия для того, чтобы избегать возникновения опасных ситуаций. Мы действительно хотим сделать все, чтобы предотвращать инциденты с тем, чтобы они не раскручивались, по спирали, в дальнейший кризис. Это один из тех вопросов, которые мы хотим проработать на заседании Совета Россия-НАТО».

По словам Роуз Гетемюллер, в НАТО хотели бы, чтобы Москва вернулась к практике информирования Запада о своих предстоящих военных учениях: «Мы хотели бы, чтобы Россия вернулась к тому режиму, когда происходит оповещение о проведении учений в соответствии с Венским документом, с тем, чтобы предоставлялась возможность для наблюдателей присутствовать и наблюдать за тем, как проходят учения. ...Когда мы видим, что учения подготавливаются таким образом, что это может создать какие-то сюрпризы для нас в тот период, когда нас тревожат агрессивные действия России в других частях света, это вызывает опасения».

В этой связи Гетемюллер выразила надежду на то, что российские войска, которые отправились в Беларусь для проведения учений «Запад-2017» в августе этого года, будут выведены из этой страны после окончания учений.

Высокопоставленному руководителю НАТО заочно ответил министр обороны России Сергей Шойгу, который также в среду проводил заседание коллегии своего ведомства в Калининграде. Он заявил, что «в установленные международными договорами сроки наши партнеры получат более детальную информацию об этих учениях, как по дипломатическим каналам, так и через средства массовой информации», а сами учения «смогут посетить международные наблюдатели и журналисты».

Шойгу высказался в отношении НАТО гораздо более негативно, чем Гетемюллер о России: по его словам, военные маневры альянса в странах Балтии, проходящие этим летом, «наглядно демонстрируют откровенное нежелание западных партнеров отказаться от антироссийского курса».

«Ситуация, которая складывается у наших западных границ, имеет тенденцию к ухудшению. Это связано с повышением военной активности стран НАТО в Восточной Европе. Североатлантический альянс наращивает свое присутствие в странах Балтии. Совершенствуется инфраструктура их морских портов, аэродромов и других военных объектов», – заявил российский министр.

Шойгу пообещал укрепление российской военной мощи в западных районах страны: «До конца года в Западном военном округе будет сформировано около 20 соединений и воинских частей, для размещения которых строится порядка 40 военных городков. ...В готовности к немедленному боевому применению находятся более 30 батальонных и ротных тактических групп, которые укомплектованы личным составом и оснащены необходимыми запасами материальных средств».

Очевидно, что взаимное недоверие НАТО и России возрастает, как нарастает и военное присутствие в пограничных регионах. Насколько велика опасность перерастания воинственной риторики в реальный конфликт? Об этом в интервью Русской службе «Голоса Америки» говорят эксперты по обороне и безопасности.

Алексей Арбатов: вооруженный конфликт может возникнуть молниеносно

Директор Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений в Москве Алексей Арбатов считает, что ситуация создалась крайне опасная: «Я думаю, что ни та, ни другая сторона не контролируют события в достаточной степени. Исполнители на местах, в том числе и на местах военных операций, и участвующие третьи стороны не поддаются жесткому контролю. Раньше бывали кризисы, где тоже были участвующие третьи стороны, и не всегда удавалось это контролировать, но, конечно, в те времена контроль двух сверхдержав – США и СССР – был несопоставимо больше, чем в настоящее время».

«Может быть, лидеры государств в Москве и Вашингтоне даже не дают себе в этом отчет. Они полагают, что могут вот так поиграть, побалансировать на грани вооруженного конфликта, занять какие-то выигрышные политические позиции, продемонстрировать свою «крутость», как у нас в России говорят, и на этом поиметь какие-то очки, и все будет под контролем. Это далеко не так. В любой момент ситуация может сорваться в неуправляемую, молниеносную эскалацию. Представьте себе: какой-нибудь корабль собьет чей-то самолет, или самолет обстреляет корабль. И тут же, с учетом того, что ставки высоки и каждая сторона стремится доказать, что она не поддастся, это может молниеносно перерасти в вооруженный конфликт со всеми предсказуемыми последствиями», – предостерегает эксперт.

Алексей Арбатов не видит какого-либо технического механизма, который, в отсутствие политической воли с обеих сторон, мог бы предотвратить такой конфликт: «Никаких технических приемов и решений глубоких политических проблем – нет, и быть не может. Прямая линия – это линия связи. Если стороны глубоко не доверяют друг другу, и каждая хочет отстоять какую-то позицию – даже ценой риска вооруженного столкновения, – то никакая прямая линия не поможет. Прямая линия – это техническое средство. А вопрос весь – в политической позиции Москвы и Вашингтона».

При этом Арбатов полагает, что уступать сейчас не захочет никто: «Путин стремится показать, что он абсолютно уверен в себе, в своей власти и в популярности в своей стране. За ним – огромная страна, колоссальный ядерный потенциал, солидные вооруженные силы. С Трампом – ситуация другая: он затравлен, окружен, над ним уже нависла угроза импичмента. Если он начнет под присягой давать какие-то показания, он тоже не может показать слабину. Это – пороховая бочка, взрывоопасная комбинация».

Александр Гольц: по уровню конфронтации это похоже на 50-е годы прошлого века

Военный обозреватель журнала New Times Александр Гольц уверен, что в описании нынешних отношений России и НАТО вполне допустимы мрачные исторические параллели: «Россия и Запад вступили в период, который подходит под определение «новой холодной войны». Один из критериев такого состояния в том, что существует конфликт, который невозможно решить ни дипломатическим, ни военным путем. Стороны находятся в статусе постоянных угроз друг другу. Мы вступаем в довольно опасную стадию, которая будет характеризоваться попытками взаимного устрашения. Их будут называть взаимным сдерживанием».

«Москва, по словам министра обороны России, наращивает свои военные усилия на Западе. Я считаю, что она это делает, игнорируя реальную угрозу, которая нарастает в Центральной Азии. Войска выводятся из Центрального военного округа и переводятся к западной границе. Шойгу сказал, что создается двадцать новых частей и соединений именно в Западном военном округе. Это, конечно же, значительно превосходит военные усилия Запада: развертывание четырех многонациональных батальонов НАТО в Польше и Балтии», – комментирует эксперт заявления Сергея Шойгу.

По мнению Александра Гольца, последние инциденты со сближением самолетов НАТО и России являются признаком определенной стадии «холодной войны»: «Эти постоянные инциденты с самолетами неслучайны. По моему ощущению, нынешняя «холодная война» – это не 1970-е или 1980-е годы, когда были четко очерчены границы дозволенного, были проведены «красные линии», шла работа над мерами взаимного военного доверия, и конфронтацию, хотя и серьезную, старались держать в рамках. Это, скорее, 50-е годы прошлого века, когда еще было непонятно, как очертить эти границы конфронтации, и это очень опасно».

США. Евросоюз. Россия > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 22 июня 2017 > № 2221346


Казахстан. Евросоюз > Армия, полиция > inform.kz, 22 июня 2017 > № 2221304

Главы государств и правительств стран-членов ЕС и Казахстана  приняли решение об углублении мер по борьбе с терроризмом и одобрили постоянное сотрудничество стран ЕС в оборонной сфере, передает собственный корреспондент МИА «Казинформ».

«Лидеры обсудили терроризм, который по-прежнему представляет собой серьезную угрозу. С этой целью Европейский Совет согласился углубить наши усилия против иностранных боевиков-террористов», - сказал президент Европейского Совета Дональд Туск по итогам первой части встречи на высшем уровне.

Он добавил, что Евросоюз намерен «завершить работу над новыми системами обмена информацией о пересечении границ в этом году».

«Европейский Совет также согласился с необходимостью тесно сотрудничать с интернет-индустрией. Мы призываем компании, владеющие социальными сетями, делать все возможное для предотвращения распространения террористических материалов в интернете», - подчеркнул глава Евросовета.

На практике это означает «разработку новых инструментов для автоматического обнаружения и удаления таких материалов».

Туск уверен, что в случае необходимости ЕС «готов принять соответствующее законодательство».

Помимо этого, лидеры согласились дать старт постоянному сотрудничеству стран ЕС в оборонной сфере (PESCO).

По словам Туска, «в течение трех месяцев страны-члены согласуют общий список критериев и обязательств, а также конкретные проекты, чтобы реализовать это сотрудничество».

«Это исторический шаг, поскольку такое сотрудничество позволит ЕС перейти к более глубокой интеграции в оборонной сфере», - отметил он.

Позже вечером участники саммита ЕС обсудят геополитическую ситуацию вокруг Европы, Дональд Туск уведомит коллег об итогах его встреч с главами США и Турции, а лидеры Франции и Германии «расскажут о ситуации в Украине и процессе реализации Минских соглашений», что «позволит продлить экономические санкции против России еще на шесть месяцев».

«В этот вечер премьер-министр Великобритании Тереза Мэй сообщит нам о ее намерениях в отношении выхода Соединенного королевства из Европейского союза», - резюмировал Дональд Туск.

Отметим, двухдневная встреча глав государств и правительств 28 стран Евросоюза открылась в четверг в Брюсселе. Главными темами встречи заявлены борьба с терроризмом, укрепление европейской обороны, миграционный кризис и выход Великобритании из Евросоюза.

Казахстан. Евросоюз > Армия, полиция > inform.kz, 22 июня 2017 > № 2221304


Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 22 июня 2017 > № 2219592

Если завтра война…

Мизерное количество полностью боеготовых российских военных формирований на западном стратегическом направлении вызывает обоснованную тревогу

Более 30 батальонных и ротных тактических групп на западе России готовы к немедленному боевому применению, сообщил министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу. «В готовности к немедленному боевому применению находятся более 30 батальонных и ротных тактических групп, которые укомплектованы личным составом и оснащены необходимыми запасами материальных средств», — сказал Шойгу на заседании коллегии военного ведомства, посвященном совершенствованию войск Западного военного округа.

Если даже озвученные цифры интерпретировать по максимуму, то есть приравнять ротные тактические группы к батальонным, то получится, что к немедленной обороне западных границ РФ — самого угрожаемого для России — «натовского» стратегического направления, готовы приступить что-то около 10 полков трехбатальонного состава, что равнозначно примерно трем развернутым дивизиям. То есть где-то 35−50 тысяч военнослужащих. В реальности надо полагать меньше, поскольку не указанное число ротных тактических групп вполне может оказаться равным половине озвученной цифры и тогда это вообще кошкины слезы. Из сообщений СМИ не вполне ясно, идет ли речь обо всей западной границе, или только о зоне ответственности Западного военного округа. Но в любом случае — ЗВО прикрывает до 70% этого направления.

Если эта информация не искажена в процессе её ретрансляции в прессе и соответствует реальной действительности, то тогда придется сделать вывод, что западная граница РФ практически не защищена.

Конечно, помимо частей немедленного реагирования, существуют и другие, возможно даже значительно более многочисленные формирования второй, третьей и последующих стадий боеготовности. Но еще не факт, что этим оперативным подкреплениям суждено сыграть в будущей войне существенную роль, поскольку они могут быть уничтожены еще в пунктах своего развертывания в процессе доведения до полноценной боеготовности.

А то, что процесс такого развертывания неизбежен, косвенно следует из того, что Сергей Шойгу сделал акцент на полной укомплектованности личным составом и материальными запасами именно частей немедленного реагирования. Если бы это касалось всех без исключения войск, то ему не было бы нужды выделять в этом смысле только их категорию. Получается, что остальные должны будут получать резервистов и технику уже под обстрелом противника?

Конечно, военно-политический НАТО в его сегодняшнем состоянии, особых опасений не внушает. По крайней мере, его меры усиления на востоке Европы ограничены пока развертыванием нескольких отдельных батальонов и мизерным количеством боевой авиации. Конечно же, это даже отдаленно не напоминает те 190 полностью развернутых дивизий, которые сконцентрировала для нападения на СССР 22 июня 1941 года гитлеровская Германия. Правда, не стоит забывать и о присутствии на российских границах, либо вблизи них, национальных натовских контингентов в т. ч. вооруженных сил Польши, прибалтийских государств и некоторых других, которые в своей сумме дают значительно больше, чем три российские дивизии немедленного реагирования.

Но и это еще не самое тревожное. Пронатовская Украина, контролируемая крайне враждебным по отношению к России политическим режимом, держит, фактически на российской границе, более чем стотысячную армию. Которая, при всех своих известных минусах, уже фактически отмобилизована, развернута и находится в режиме постоянной боевой готовности, поскольку реально участвует в карательной операции на Донбассе. Таким образом, одна эта войсковая группировка в несколько раз превосходит по численности то количество российских войск, которые министр Шойгу обозначил как полностью боеготовые на западном направлении.

Не исключено, что именно эта, пусть даже чисто количественная диспропорция, дает отдельным киевскими экстремистам известные основания для самых воинственных заявлений в отношении России. В частности стоит напомнить в этой связи о недавнем высказывании главы СНБО Украины Турчинова о необходимости взять Москву.

Понятно, что подобного рода призывы являются откровенно авантюрными, а чисто количественное преимущество «украинской армии» никак не компенсирует абсолютного превосходства российских вооруженных сил в силах и средствах огневого поражения противника. Тем не менее этот кулак на границе с Россией может способствовать формированию иллюзорных надежд на хотя бы временный военный успех у части киевских правителей, тем более в ситуации, которая вполне может стать для них политически и экономически безвыходной.

Во всяком случае, с учетом такого незначительного количества полностью боеготовых российских войск в западном приграничье, киевские русофобы могут чувствовать себя вполне уверенно в планировании и осуществлении операции по силовому захвату всего Донбасса. Что, естественно, никак не будет способствовать благоприятному для России исходу украинского кризиса.

Таким образом, остается надеяться на то, что журналисты, как это, к сожалению, иногда бывает, не вполне верно поняли высказывание российского министра обороны, который вовсе не имел в виду, что Россию на Западе готовы немедленно защищать только три полнокровных дивизии.

Юрий Селиванов

Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 22 июня 2017 > № 2219592


Латвия. Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 22 июня 2017 > № 2219591

«Вечная память» о солдатах Гитлера?

Латвия хочет «приравнять» всех участников Второй мировой войны. Но статус «ветерана войны» получат те, кто присягал Гитлеру

20 июня латвийский Сейм рассмотрел поправки к законопроекту о статусе участников Второй мировой войны — благородная цель, как это часто бывает в Латвии, в очередной раз окрасилась «коричневым» цветом. И самое печальное то, что модераторами этого процесса являются не жаждущие неонацистского реванша любители эсэсовской эстетики, а партия, целиком и полностью опирающаяся на голоса русскоязычных граждан страны.

Так, заместитель председателя парламентской комиссии по правам человека и общественным делам, депутат Сейма от партии «Согласие» Борис Цилевич заявил, что законопроект предполагает присваивать статус ветерана, «вне зависимости от того, на какой стороне воевал человек». А сама идея «примирения» воевавших на разных сторонах, по словам депутата, очень важна, так как латвийское общество остается расколотым.

Не стану сейчас вдаваться в подробности и пытаться понять — зачем Борису Цилевичу надо «примирить» гитлеровских приспешников, «решавших» в годы войны «еврейский вопрос», с бойцами Красной армии, распахнувшими ворота Освенцима. Просто напомню ответ депутата на один из вопросов, заданных ему во время предвыборной кампании: «Если бы у Вас была возможность «удалить» из человеческой истории любое событие, но только одно, что бы Вы «вырезали»?». На что Цилевич ответил: «Холокост — уничтожение нацистами 6 миллионов евреев. Как бы сегодня его ни осуждали, холокост остается примером для человеконенавистников в самых разных частях света — раз такое было возможно в «просвещенной» Европе в 20 веке, то это постоянно пытаются повторить на Балканах, Кавказе, в Африке…». Так вот, Борис Леонидович, сегодня, продвигая этот законопроект, вы не просто пытаетесь поставить в один ряд нацистских палачей и советских солдат — вы планируете еще больше расширить социальную пропасть между ними, унизить, так сказать, «рублём».

Стоит ли вам напоминать, что участниками Второй мировой войны, согласно законопроекту, признают лишь тех граждан Латвии, кто являлся гражданами на 17 июня 1940 года (до вхождения Латвии в состав СССР), и с 1 сентября 1939 года по 2 сентября 1945 года принимал участие в боевых действиях против советских или немецких вооруженных формирований? Получается, что подавляющее большинство советских ветеранов автоматически не попадают в категорию участников Второй мировой войны, ибо они никак не могли быть гражданами Латвии до указанной даты. Более того, статус участника войны не сможет получить лицо, осужденное за «тяжкие преступления», например, как легендарный партизан Василий Кононов, признанный латвийским судом военным преступником, за уничтожение нацистских коллаборационистов. А все те, кто присягнул Гитлеру и принимал активное участие в холокосте, напротив, станут еще более уважаемыми членами латвийского общества, получая дополнительные льготы от государства.

Всё это прекрасно понимают в самой популярной латвийской партии, но необходимо поставить «галочку», зафиксировать политический успех. Только хочется напомнить, что от «политической бисексуальности», до откровенного предательства — один шаг. И партия, за которую традиционно голосуют русскоязычные и члены которой послушно сняли с себя Георгиевские ленточки в День Победы, этот шаг уже сделала.

Евгений Осипов

Латвия. Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 22 июня 2017 > № 2219591


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter