Всего новостей: 2524029, выбрано 44610 за 0.186 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

ЦАР. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 24 апреля 2018 > № 2581873

В столице Центральноафриканской республики растет число российских солдат, наемников и советников

Реми Урдан | Le Monde

Россия постепенно устанавливает свое присутствие в Центральноафриканской республике после заключения военного соглашения между Москвой и Банги в декабре 2017 года, пишет спецкор Le Monde в Банги Реми Урдан.

В октябре 2017 года российский министр иностранных дел Сергей Лавров и центральноафриканский президент Фостен-Аршанж Туадера встретились в Сочи. После этого Москва попросила у Совбеза ООН отступления от эмбарго по поставке оружия в Центральноафриканскую республику с тем, чтобы предоставить правительству боевую технику и запустить программу учений центральноафриканских военных сил (FACA). Разрешение было получено в декабре, и российский штурмовик "Ильюшин II-76" совершил первую посадку 26 января в аэропорту Банги, говорится в статье.

Соглашение между Москвой и Банги предусматривает поставку реактивного оружия, пулеметов, автоматических винтовок и пистолетов, а также обучение приемам обращения с этим оружием двух батальонов FACA, то есть 1300 человек. Церемония окончания обучения первого контингента в 200 человек прошла 31 марта в присутствии президента Туадера. Такова официальная история. Однако на нее нанизалось немало сюрпризов, отмечает автор.

Прежде всего речь идет о передаче в распоряжение посланцев из Москвы дворца Беренго. Это заброшенное строение в 60 км к западу от Банги было резиденцией президента Жан-Бедель Бокасса, стоявшего у власти с 1966 по 1979 год и похороненного в этом поместье. Подобное открытие вызвало живую полемику между правительством и семьей Бокасса, которая не была предупреждена о трансформации дворца и 40 гектаров земли в военный лагерь, передает журналист.

Следующим сюрпризом стало то, что расквартирование русских в Беренго продлилось не дольше, чем разбегается стая антилоп по лесной чаще. Хотя и стремясь держаться скромно, белые и не говорящие по-французски мужчины с военной выправкой, но без обмундирования, положенного по уставу, свободно прогуливались по Банги, описывает Урдан.

Их присутствие и их одеяние навели жителей Банги на мысль о том, что посланцы Москвы не были, как предполагалось, офицерами российской армии. По этому пункту в своих вмешательствах за рубежом - как в Сирии - Россия полностью "американизировалась": на пять офицеров, предположительно принадлежащих к военной разведке, почти все остальные люди, присутствующие в ЦАР, являются наемниками двух частных военных компаний - Sewa Security Services и Lobaye Ltd, комментирует журналист.

Их первое официальное появление произошло на футбольном стадионе в Банги, на праздновании второй годовщины президентства Туадера. Эти люди быстро свергли с престола руандских военнослужащих из миссии ООН в ЦАР MINUSCA, которые раньше охраняли главу государства. В то время как руандцы теперь стоят на постах в паркингах и перед закрытыми дверьми, люди из Москвы обеспечивают личную охрану президента, имея неограниченный доступ к его графику и его ближнему кругу, пишет Урдан.

"Российская активность в регионе, который продолжает ось от Судана к Анголе, вызывает обеспокоенность американцев, - признается один неназванный европейский дипломат. - Что касается Центральноафриканской республики, они ждут, как отреагирует Франция". В Банги тоже задумываются, позволит ли Москве бывшая колониальная держава водвориться в центре центральноафриканской власти. "Это выбор центральноафриканцев, - вздыхает один французский дипломат. - К тому же у нас не такие методы, как у русских. Они беспардонно влезают везде, где им приотворяют двери".

Если ставилась цель сдержать российское влияние, то единственный видимый результат находится на грани парадокса: на ослепительно новеньких фордах, подаренных американцами центральноафриканским солдатам, теперь разъезжают типы с повадками спецназа, под полусмущенными, полуудовлетворенными взглядами жителей Банги. Большинство из последних стали сомневаться, а может, после военного отхода Франции, миссия ООН MINUSKA и сама сумела бы защитить их от мятежников, заключает спецкор.

ЦАР. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 24 апреля 2018 > № 2581873


Израиль. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581825

После угроз о «катастрофических последствиях» Израиль заявляет, что может нанести удар по российским системам в Сирии

Haaretz, Израиль

Официальные лица заявили, что Асад получит современные комплексы С-300, и предупредили Израиль, чтобы тот не атаковал новые системы ПВО.

Министр обороны Авигдор Либерман заявил во вторник, что Израиль может нанести удар по зенитно-ракетным комплексам российского производства С-300 в Сирии, если они будут применены против его страны.

«Надо предельно ясно сказать следующее: если кто-то начнет вести огонь по нашим самолетам, мы его уничтожим, — сказал Либерман в интервью израильскому вебсайту Ynet. — Нам важно, чтобы те системы вооружений, которые русские поставляют в Сирию, не использовались против нас. Если они будут использованы против нас, мы будем действовать против них».

Либерман выступил со своими комментариями на следующий день после того, как высокопоставленные официальные лица из России рассказали газете «Коммерсант», что Москва вскоре может поставить режиму Башара Асада зенитно-ракетные комплексы С-300. Эти официальные лица подчеркнули, что если Израиль совершит нападение на новые системы ПВО, то последствия для него будут катастрофическими.

«Коммерсант» сообщил о том, что комплексы С-300 ПМУ-2 «Фаворит» будут поставлены сирийцам безвозмездно и очень скоро.

По словам Либермана, С-300 уже работают на сирийской земле, хотя используют их пока только русские, и против Израиля они не применяются. Либерман добавил, что Израиль не позволит Ирану создать в Сирии плацдарм, и заявил, что это является для него руководящим принципом. «Если кто-то откроет по нам огонь, мы ответим. В этом не должно быть никаких сомнений, и неважно, какая это система — С-300, С-700 или что-то еще».

На самом деле, российские комплексы ПВО развернуты в Сирии на протяжении многих лет. Вся система ПВО Сирии российского производства, и Израиль несколько раз наносил по ней удары. В последний раз он сделал это, когда в феврале был сбит его самолет F-16. «Уолл-Стрит Джорнал» сообщала, что когда Иран в этом месяце развернул в Сирии на своей базе современные зенитно-ракетные комплексы «Тор» российского производства, израильские военные засекли эти системы и нацелились на них. Кроме того, Россия развернула собственные комплексы С-400 для прикрытия своих войск в Латакии.

Министр иностранных дел Сергей Лавров заявил в понедельник, что Россия пока не решила, будет ли она поставлять в Сирию современные системы С-300. Но если такое решение будет принято, она не станет это скрывать.

«Надо подождать и посмотреть, какие конкретные решения примет российское руководство и представители Сирии», — заявил Лавров в понедельник во время визита в Пекин. Его слова процитировало информационное агентство ТАСС.

«Наверное, в этом нет никакой тайны, и обо всем будет объявлено (если решение будет принято)», — добавил Лавров.

«Коммерсант» сообщил, что по мнению экспертов, Израиль негативно отреагирует на такие поставки и может нанести удар по районам развертывания таких систем.

Израиль. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581825


Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581820

Российские С-300 и С-400: грозные убийцы или переоцененные пустышки?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Пентагон выражает сомнения в эффективности систем ПВО российского производства. При этом американское военное ведомство, по всей видимости, пытается удержать Турцию от покупки российских С-400. Однако заявления Пентагона вызывают вопросы, так как Соединенные Штаты и их союзники тратят сотни миллиардов долларов на самолеты-невидимки и крылатые ракеты большой дальности. К чему такие расходы, если российское зенитное оружие совершенно неэффективно? До брифинга Пентагона для прессы, который прошел 19 апреля, Министерство обороны очень часто пугало нас тем, насколько результативно С-400 могут превратить прикрываемый район в недоступную для противника зону.

Пентагон отметил, что во время ракетного удара 13 апреля все ракеты союзников поразили цели в Сирии, несмотря на несомненно смехотворные утверждения русских о сирийских ПВО, которые якобы поразили большую часть выпущенных ракет. «После нашей операции Россия лживо заявила, что сирийские средства ПВО сбили значительное количество ракет, хотя на самом деле, мы поразили все свои цели, — сказал 19 апреля репортерам глава пресс-службы военного ведомства Дана Уайт (Dana W. White). — Что касается ракет класса «земля-воздух», запущенных режимом Асада, то почти все эти пуски были произведены уже после того, как наши последние ракеты поразили цели».

А далее Уайт заявил, что средства ПВО российского производства оказались совершенно неэффективными. «Зенитно-ракетные комплексы российского производства были абсолютно неэффективны, — заявил Уайт. — Россия и режим еще раз продемонстрировали неэффективность своих систем спустя два дня, когда эти системы сработали случайно».

Но директор Объединенного комитета начальников штабов генерал-лейтенант Кеннет Маккензи (Kenneth F. McKenzie) несколько дезавуировал эти заявления. Он отметил, что российские средства ПВО во время налета США и союзников на Сирию были активны, но не пытались поразить летящие ракеты. «В ходе атаки в пятницу ночью российские средства ПВО были приведены в состояние готовности, — сказал Маккензи. — Они сканировали, их самолет дальнего радиолокационного обнаружения А-50 был в воздухе. Они предпочли не наносить удар, и я не могу строить догадки и предположения о том, почему они так поступили».

Хотя Маккензи подтвердил заявления о неэффективности средств ПВО российского производства, он признался, что есть существенная разница между устаревшими сирийскими комплексами и теми системами, которые используют российские вооруженные силы. «Я могу вам сказать, что остальные сирийские средства ПВО, которые полностью российского производства, использовались весьма активно, но потерпели полную неудачу, — заявил генерал. — Поэтому мне кажется, здесь следует проводить различие, и я это признаю. Русские ничего не сделали, хотя они очень тесно взаимодействуют с сирийскими системами ПВО, которые были использованы неудачно».

Похоже, что комментарии Маккензи и Уайта косвенно нацелены на Турцию, которая является своенравным членом НАТО. Соединенные Штаты пытаются убедить Анкару не покупать российскую систему С-400 «Триумф». «Мы говорили с турками по вопросу оперативной совместимости, — сказал Уайт. — Но в конечном счете турки сами должны решить, в чем состоят их главные стратегические интересы».

Если мы согласимся с утверждением Пентагона о том, что российские средства ПВО совершенно неэффективны, то почему Соединенные Штаты тратят сотни миллиардов долларов на технологию стелс? Аргументы в пользу умопомрачительных расходов на самолеты-невидимки просто испаряются, поскольку той угрозы, которой они должны противостоять, не существует.

На сегодня самолет компании «Нортроп Грумман» В-2 «Спирит» стоит более 45 миллиардов долларов, а F-22 «Раптор» фирмы «Локхид Мартин» обходится почти в 67 миллиардов. Между тем, программа по созданию многоцелевого ударного истребителя F-35 «Локхид Мартин» может обойтись в 406 миллиардов долларов, а цена В-21 «Нортроп Грумман» составит как минимум 56 миллиардов. И сюда еще не входит стоимость обслуживания и ремонта всего этого парка.

Кроме самолетов, Пентагон продолжает вкладывать деньги в малозаметные крылатые ракеты, такие как JASSM-ER. Это системы большой дальности, запускаемые вне зоны действия ПВО противника. Есть и множество других ракет большой дальности для преодоления вражеских систем ПВО (в подавляющем большинстве они российского производства). Но какой в них смысл, если сделанные в России средства ПВО совершенно бесполезны? Ведь российское зенитно-ракетное оружие — это главная угроза для США и союзников. Даже китайцы в основном копируют российскую технику ПВО.

Можно ожидать, что на следующем заседании сенатского комитета по делам вооруженных сил представители Пентагона вновь с тревогой заговорят об опасности со стороны С-300, С-400 и других средств ПВО российского производства, чтобы как-то оправдать свои программы и бюджеты. Они наверняка будут громко причитать о системах воспрещения доступа/блокирования зоны в Калининградской области, в Крыму и других местах. Цикл начнется заново.

Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581820


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581816

Марьинка: погружение в бесконечную войну в Донбассе

Линия фронта между украинской армией и донбасскими сепаратистами разделяет надвое этот город, который стал настоящим символом затянувшегося конфликта.

Бенуа Виткин (Benoît Vitkine), Le Monde, Франция

У въезда на улицу Ленина, которая берет начало на одноименной площади, шрамы украинской истории предстают взгляду в виде процессии памятников погибшим. Каждый из них по-своему рассказывает о непростой участи Марьинки, городка в Донецкой области, посреди восточноевропейских степей, которые американский историк Тимоти Снайдер (Timothy Snyder) называет «кровавыми землями».

На массивном памятнике, посвященным погибшим во время Второй мировой войны, значится 325 имен, причем речь идет лишь об убитых и получивших награды солдатах. В общей сложности, с 1941 по 1945 год на фронте погибли 5 075 человек из Марьинского района, к которым также следует добавить сотни мирных жителей. Чуть дальше расположен мемориал «ликвидаторам» аварии в Чернобыле: 153 человека. Такая огромная цифра связана с преобладанием шахтеров среди тех, кого отправили в 1986 году бороться с катастрофой на АЭС. Чуть дальше, видна скромная стела в память о шести погибших в афганской войне (1979-1989).

Четыре года назад война прочно обосновалась в Марьинке. Потери, конечно, уже не те, что в кровавом ХХ веке, однако город с 10 000 населением (в мирное время; в настоящий момент там насчитывается порядка 6 000 жителей) все же заплатил немалую цену за бесконечный конфликт: с 2014 года снаряды, шальные пули и мины унесли жизни 90 жителей Марьинского района. В их честь памятников пока не построили. Виной тому безразличие Киева? Наверное, все это говорит о том, что, несмотря на мирные соглашения, никто не ждет, что эта цифра уже не станет больше.

Груда железа в углу сада Андрея Гницевича из дома 112 по улице Ленина — это самое близкое во всем городе к тому, что можно было бы назвать мемориалом бед Марьинки. В частности, там мы видим четыре гранатометных и два минометных снаряда, отличающиеся своей удлиненной формой пулеметные боеприпасы и дверной проем со следами бессчетных попаданий. По вечерам на улице Ленина никто не горит желанием задерживаться у двери, напоминанием чему служат окна с двумя новыми дырами.

«Сегодня мы уже ни во что не верим»

В другой жизни Андрей Гницевич не смог бы отличить один кусок искореженного металла от другого. Тем не менее, каждая часть его «арсенала» рассказывает о каком-либо эпизоде его войны, которую явно проиграли пострадавшие от взрывов кухня, крыша и спальня. Покрывшая некоторые снаряды ржавчина говорит о прошедшем времени с первых ожесточенных боев лета 2014 года до артиллерийских дуэлей и ночных перестрелок, которые сейчас стали частью жизни Марьинки.

Как ни странно, дом может пережить подобное обращение. Человеку же приходится труднее. Даже такому крепкому, как Андрей, который 20 лет из своих 40 провел на добыче угля в шахте «Трудовская». У него больше нет сил, чтобы сдерживаться. «Мне уже на все наплевать», — добавляет он после каждой фразы. В расширенном варианте это означает следующее: «У нас была надежда на то, что война остановится, мы верили в объявление перемирия. Сегодня мы уже ни во что не верим». На разочарование и усталость накладывается жестокая ирония от того, что его аккуратный дом обстреливается из шахты «Трудовская», отвал которой служит наблюдательным пунктом для артиллерии сепаратистов.

Сейчас его волнуют только две вещи. Его 17-летняя дочь Дарина — лучшая ученица в классе. Летом она поедет в Киев учиться на юрфаке. Когда ночью начинают падать снаряды, Андрей заставляет ее прятаться в печке из толстых кирпичей, а сам спокойно ложится в кровать вместе с женой. Потому что ей тоже уже на все наплевать. Вторая проблема — это отопление зимой. На улице Ленина больше нет газа, а переход шахты «Трудовская» в руки сепаратистов лишил Андрея шести тонн угля, на которые он в теории каждый год имеет право как бывший шахтер.

В советское время улица Ленина была тихим райским уголком, если верить матери Андрея 61-летней Елене Гницевич. Невысокие кирпичные дома и пробуждающаяся весной роскошная природа придали району вид мирной деревни, которая находится достаточно далеко от заводов, чтобы стать тихой гаванью для жителей. Пятикилометровая улица проходит Марьинку с запада на восток и уходит в соседнюю Александровку, которая сейчас оказалась на территории сепаратистов.

Елена, бывшая сотрудница электросети, родилась в доме 254 (сейчас там нет ни света, ни воды), а затем переехала к мужу в очаровательный дом 138, где днем она присматривает за детьми тех немногих соседей, у кого еще осталась работа. Она нашла утешение в войне: «Сегодня люди вновь помогают друг другу, как было при СССР. Мы держимся только благодаря солидарности. И нашим огородам».

«Декоммунизация»

В Советском Союзе насчитывались тысячи улиц Ленина, которые выходили на площади Ленина с памятниками вождю октябрьской революции. От больших промышленных городов Белоруссии до отдаленных деревень Таджикистана, улица Ленина была главным внешним признаком принадлежности к советской империи. После 1991 года некоторые были переименованы в честь национальных героев новых независимых государств.

В Марьинке улица Ленина была только в 2015 году переименована в улицу Прокофьева, в честь знаменитого композитора и уроженца Украины. Эта смена названия в силу утвержденного в Киеве закона о «декоммунизации» не дала особых результатов и не прижилась среди местных. Десоветизация — новое для Украины явление, хотя на площади Ленина о нем напоминает памятник жертвам советских репрессий и голода 1930-х годов.

Судьба улицы Ленина в превратившейся военную зону Марьинке противоречит утверждениям о ненасильственном распаде СССР. Четверть века спустя война на востоке Украины стала своеобразным кровавым отражением потрясений 1991 года. В апреле 2014 года, после революции в Киеве и аннексии Крыма, ностальгирующие по СССР и поддержанные Россией сепаратисты «Донецкой народной республики» захватили Марьинку, которая расположена всего в 20 километрах от их «столицы» Донецка.

Украинское контрнаступление остановилось у этого города летом того же года, когда в танец вступила российская армия. После этого 11 000 погибших и 1,5 миллиона беженцев, здесь ведется позиционная война с артиллерийскими дуэлями, ограниченными по масштабам наступлениями, несоблюдаемыми перемириями, а также внезапными и необъяснимыми обстрелами. Хорошо слышный в начале этих событий голос мирных жителей теперь уже мало что значит в этой войне. Воспоминания о трех месяцах под властью сепаратистов, которых поддерживала часть местных жителей, остались в прошлом.

В клещах

Сейчас жители улицы Ленина оказались у самого фронта: он проходит параллельно ей, в 400 метрах к северу вдоль реки Осиковая. Кроме того, к востоку дорогу перерезает другой участок фронта. Те, кто хотели уехать, сделали это очень давно. Как бы то ни было, конфликт в Донбассе отличается присутствием большого числа мирных жителей. Объясняется это привязанностью к земле и построенному собственными руками дому, фатализмом, отсутствием перспектив и средств на переезд. «Я еще не видел такого числа оставшихся в домах мирных жителей, как в Донбассе, ни на одной войне, на которой мне довелось побывать», — говорил в 2017 году представитель Международного комитета Красного Креста Ален Эшлиманн (Alain Aeschlimann).

Вдоль 470-километровой линии фронта почти миллион человек живут менее чем в 5 километрах от нее: 200 000 с украинской стороны и более 600 000 со стороны мятежников, где застройка плотнее, а ущерб от артиллерийских обстрелов серьезнее.

После ответа на экзистенциональный вопрос (уехать или остаться?) жизнь на улице Ленина сводится к решению связанной с конфликтами череды проблем. Где лучше прятаться от снайперов и шальных пуль? Пойти в более дорогой магазин по соседству или же решиться на более опасный путь в несколько сот метров до рынка? Менять ли разбитые окна и латать ли крышу, если завтра снаряд может похоронить все плоды этого труда? Сколько комнат топить с учетом дыр в окнах? Где найти уголь?

Былая злость и страх остались в прошлом. Война давно уже стала рутиной, данностью, с которой приходится считаться. Остается лишь сильнейшая усталость и эпизодический страх под обстрелами. Как бы то ни было, этой весной на улице Ленина затишье. «Относительное затишье». «Почти затишье». Если абстрагироваться от пулеметного огня, который раздается в любое время дня.

Ночью, когда наблюдатели ОБСЕ уходят на покой, эстафету принимает артиллерия. С обеих сторон в игру вступают крупнокалиберные орудия, чьи снаряды сотрясают землю и сжимают грудь ударной волной. Эти дуэли кажутся тем более бессмысленными, что позиции военных застыли на месте, а в Марьинке ни один стратегический объект (дорога, завод, высота) не привлекает внимания враждующих сторон. Ранним утром дуэль приобретает другую форму: каждый лагерь обвиняет другой в том, что именно тот развязал перестрелку. ОБСЕ занимает осторожную позицию и возлагает ответственность за большую часть нарушений на сепаратистов.

Красная зона

Невысокие дома на улице Ленина являются залогом ее очарования, но в то же время и одним из ее слабых мест. Городские высотки хотя бы предлагают защиту, создают иллюзию убежища. В такой период «затишья» в июне 2017 года 50-летняя Наталья Москалевская получила пулю в правую ягодицу, когда работала на своем огороде. Она сохранила ее как сувенир после двух недель в больнице.

С тех пор, как только заканчивается стрельба, она натягивает сапоги, но готова в любой момент юркнуть обратно в дом. Все это откровенно веселит ее мужа Юрия, который ни за что на свете не встанет с кровати и ищет спокойствия в юморе с той же силой, с какой Андрей Гницевич погрузился в отчаяние. Они живут на 4 500 гривен в месяц и вынуждены полагаться на «папу римского», чтобы получить уголь для отопления. Речь идет о Католической церкви, которая входит в число организаций, предоставляющих гуманитарную помощь.

Дом Натальи и Юрия находится в начале самого опасного сектора улицы Ленина. Дальше к востоку расположена «красная зона», куда не заходят гуманитарные НКО, скорая помощь и пожарные. Когда Наталья была ранена, ей пришлось в одиночку ехать из этой зоны на мопеде. Эта сцена до сих пор вызывает смех у ее мужа, как и упоминание о том дне, когда взорвался туалет, разбрызгав свое содержимое по соседней крыше. Летом 2017 года, когда пришедший из Донецка мужчина подорвался на мине, местным жителям пришлось самим вытягивать его тело с помощью кабеля, а затем вывозить из красной зоны.

Все приучились к осторожности. Мины, снайперы… В начале второй половины дня улица Ленина пустеет. Как и номера домов, проходящие часы символизируют растущую угрозу. Последний уголок жизни — продовольственный магазин в здании 130. Продавщица Рита встречает всех улыбкой. «Они работают ночью, — говорит она о солдатах. — А я — днем. Все в своем ритме!»

«Дети привыкли к войне»

В школе №2 на площади Ленина меры безопасности приближены к военным: мешки с песком у стен, сетки на окнах, учения по скоростному спуску в убежище, вооруженные люди в вестибюле и школьных автобусах… Кроме того, все выходящие на восток, на улицу Ленина, комнаты, были закрыты.

Отказаться от этих помещений стало легче из-за сокращения числа учеников: до конфликта их было 350, а теперь осталось всего 166. Школа не прекращала работу даже в самый разгар боев, когда во двор падали снаряды. «Это решение было согласовано с властями и родителями, — объясняет директор Людмила Панченко. — Закрытие школ погубило бы город. Кроме того, доля большинства детей школа — более надежное убежище, чем дом. Здесь их точно ждет двухразовое горячее питание, на что не всегда можно рассчитывать дома. Дети приходили даже тогда, когда здесь не было ни окон, ни дверей». Эта 36-летняя женщина самоотверженно работает и следит за тем, чтобы все дети вернулись домой живыми и здоровыми, хотя и получает всего 4 000 гривен в месяц.

По данным доклада ЮНИСЕФ за июнь 2017 года, 54 000 детей живут в 15 километрах от линии фронта только с правительственной стороны, в том числе 4 700 — в населенных пунктах, которые подвергаются обстрелам не менее двух раз в неделю. «Самое страшное в том, что они привыкли к войне, — считает Людмила. — Кажется, что им уже больше не страшно. Как бы то ни было, это иллюзия, они не чувствуют себя нормально. Регулярно работающие с ними психологи подтверждают их сильнейшую тревогу. Как ни парадоксально, эта ситуация делает их более серьезными: они понимают важность учебы, знают, что родители рассчитывают на них. Некоторые проводят выходные за рыбалкой, чтобы принести домой еды».

Девятилетний Миша Сигарев — один из этих ребят с бледными лицами, которые не могут играть на улице. Внешне он спокоен, однако нервно заламывает руки под партой. Дома ему разрешают гулять лишь от двери дома до ворот. Тем не менее именно там его ранило в голову осколком снаряда летом 2015 года. Когда мы говорим с ним о довоенных временах, Миша запинается: он почти не помнит, что было до того, как улица Ленина превратилась в зону боевых действий.

«Серая зона»

Миша Сигарев и его мать живут в еще более таинственной и опасной части улицы Ленина: в «серой зоне», на «ничейной земле», которая простирается от последних позиций украинской армии до первых позиций сепаратистов в нескольких сотнях метров от них. Четыре десятка человек до сих пор выживают к этой неправовой зоне, на которой летают пули и снаряды. В подписанных в феврале 2015 года Минских соглашениях не говорится ни слова о дальнейшем статусе этого клочка земли между двух миров.

Каждый день маленький Миша (он мечтает «стать дальнобойщиком или артистом», «вновь увидеть папу» и «чтобы люди больше не страдали) пересекает украинскую линию, чтобы попасть в школу, а вечером идет обратно с полученным в городе углем. Только у жителей серой зоны (они внесены в специальные списки) есть право пересекать линию фронта, в частности, чтобы получить пенсию.

Остальным приходится идти через официальные блокпосты, что означает опасную эпопею в несколько часов, хотя раньше путь в Донецк занимал 15 минут на машине. Разрыв связей с региональной метрополией очень сильно отразился на экономике Марьинки, которая и так уже пострадала из-за закрытия заводов в связи с войной. Единственное утешение: с правительственной стороны продукты дешевле, чем у сепаратистов.

Раздаваемой несколькими НКО гуманитарной помощи недостаточно. Получить ее могут только люди определенных категорий: пенсионеры, инвалиды, матери-одиночки, перемещенные лица… Что касается обещанных муниципалитетом средств на ремонт крыш и окон, они существуют только на бумаге. Как бы то ни было, относительное затишье последних нескольких недель дает надежду на подвижки. Красный Крест предлагает гранты тем, кто хотят начать бизнес или открыть магазин. Отголоски этого докатились даже до серой зоны, где друг Миши Сергей Зыгаленко хочет открыть мастерскую по ремонту велосипедов. Только вот на ничейной земле лишний шум не приветствуется…

«Люди спрашивали, собираемся ли мы их убить»

На улице Ленина после давно заброшенного продовольственного магазина Светланы начинается мир военных. У последних позиций тишина становится гуще, земля усыпана камешками и осколками снарядов. Бойцы 30-й бригады расположились в нескольких заброшенных домах. Те, кто дежурят на передовых рубежах, сидят в траншеях: не так удобно, но намного более безопасно.

Здесь война тоже стала рутиной. Горячка первых дней конфликта уступила место монотонному противостоянию. Последние два года армия не отправляет призывников на фронт, а волны мобилизации остались в прошлом. Солдаты по большей части подписали двухлетний контракт с зарплатой в 17 000 гривен, однако ими в той же степени движут и патриотические «идеи». Питание и снабжение уже совсем не то, что в первые годы конфликта, однако теперь становится «трудно найти хоть какой-то смысл в этой позиционной войне», — признает лейтенант Иван Бурдюг, который служит в армии 14 лет из своих 32. «Быть может, наши дети смогут расти в другой стране, — говорит он. — Сейчас же единственное, что мы можем сделать, это удерживать этот клочок земли».

Лейтенант сожалеет лишь об одном: «Почему мы не снесли эту телебашню?» Она расположена в Перовском районе Донецка в нескольких километрах от Марьинки и символизирует сложные отношения, которые всегда были у украинской власти с жителями Донбасса. Через четыре года с начала войны они все еще принимают российские телеканалы, чья гипертрофированная пропаганда во многом раздула угли конфликта. Украинские каналы в свою очередь доступны лишь тем, у кого есть спутниковая антенна.

«Сначала люди спрашивали у нас, собираемся ли мы пытать и убивать их, — вспоминает лейтенант Бурдюг. — Потом они увидели, что мы — люди, что мы помогаем им при возникновении проблем». В июле 2017 года в Марьинке родился маленький Давид, плод любви Юлии Семеняевой и солдата украинской армии Вячеслава, который был убит в феврале того же года и так и не увидел сына.

В целом отношения мирных жителей и военных отличаются мрачным безразличием, их контакты — редкость. В магазинах солдатам не продают спиртное. Политические взгляды (пророссийские или проукраинские) тоже перестали быть актуальными под грузом войны. Остается лишь надежда покончить с насилием, сделав ставку на многообразие украинской идентичности. Примером тому может быть пенсионерка Елизавета Рябко, которая до сих пор называет СССР «моей страной», но при этом владеет украинским не хуже современной городской молодежи.

Сепаратистская зона

Наверное, самая убежденная сторонница Киева живет в… сепаратистской зоне. В самом конце улицы Ленина. Дальше журналисту газеты «Монд» хода нет из-за запрета властей Донецка. В нескольких сотнях метров дорога приходит в Александровку, на вражескую территорию.

Именно там живет Любовь Д., директор «без зарплаты» Дома торговли, типичного заведения советской эпохи, примеров которых достаточно в Марьинке. 61-летняя женщина стремится вернуть туда предпринимателей и ремесленников при поддержке Красного Креста. Для этого она поочередно проводит неделю в Марьинке и неделю в Александровке. Ее дом там находится в столь же плачевном состоянии, что и ее рабочее место, а экономическая ситуация там хуже, поскольку власти ДНР выдворили большинство НКО. Проходить контроль всегда непросто: вооруженные сепаратисты,знакомые с ее проукраинскими настроениями, не скрывают враждебности. За четыре года войны мирные жители пропадали, не оставив следа.

Из окна ее кабинета на площади Ленина видны не только памятники погибшим, но и недавно установленный рекламный щит в честь «небесной сотни», как называют убитых во время революции на Майдане демонстрантов.

Когда мы спрашиваем Любовь об уместности нового мемориала, который посвящен событиям в далекой столице, при том, что в маленькой Марьинке погибло не меньше людей, она отвечает: «Майдан был ради европейской Украины, а не ради войны. Хоть я и русская из Калининграда, я не хочу жить в России. Пусть эта революция далеко, она касается и нас. У нас тоже есть право мечтать о лучшем будущем».

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581816


Россия. Пакистан > Армия, полиция > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581499

Главнокомандующий Сухопутными войсками генерал-полковник Олег Салюков провел в Москве переговоры со своим коллегой из Пакистана генералом Камаром Джавед Баджвой, сообщает Минобороны РФ.

"В ходе переговоров обсуждались вопросы двухстороннего военного сотрудничества, проведение совместных российско-пакистанских учений "Дружба-2018", а также участие пакистанских команд в Армейских международных играх-2018", — сообщили в российском военном ведомстве.

Также в ходе визита в Москву главнокомандующий Сухопутными войсками Пакистана возложил венок к могиле Неизвестного солдата у кремлевской стены, а затем военная делегация посетила музей Вооруженных сил России.

Россия. Пакистан > Армия, полиция > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581499


США > Армия, полиция > regnum.ru, 24 апреля 2018 > № 2581442

National Interest: 3D принтеры сделают армию США эффективнее

Теперь не нужно по несколько недель ждать доставки запасных частей

 В области военной логистики грядет целая революция, и связана она с трехмерной печатью, с помощью которой военные США могут в значительной мере сократить сроки ремонта своей техники и тем самым повысить его эффективность, пишет Дейв Муджамбар в статье для американского издания The National Interest.

Так, недавно одно из подразделений морской пехоты США смогло с помощью этой новой технологии создать запасную часть для многоцелевого истребителя F-35В, находящегося в составе 121-ой ударной истребительной эскадрильи морской пехоты. У указанного летательного аппарата на дверце задних шасси износился один из пластиковых компонентов.

Хотя сам по себе он был мал и незначителен, однако для исправления неполадки пришлось бы заменить дверцу полностью. Тем не менее военные смогли с помощью трехмерного принтера распечатать новый бампер и установить его. И все это в считаные дни, а не недели, как в случае полной замены этого узла.

«Как для командира, для меня самое большое значение имеет время», — отметил лейтенант-полковник Ричард Руснок, один командующих эскадрильей.

«Хотя наши тыловики и логисты делают прекрасную работу, доставая нам запасные части, возможность быстро создать собственную деталь является громадным преимуществом», — добавил он.

Для отдельного подразделения возможность печати компонентов при появлении необходимости означает сокращение времени, которое требуется для получения новых запасных частей, а также снижает количество снаряжения, которое подразделение должно брать с собой на операцию.

США > Армия, полиция > regnum.ru, 24 апреля 2018 > № 2581442


Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 24 апреля 2018 > № 2581340

Начата постройка Ту-160М2 – на что способен обновлённый «Белый лебедь»?

Обзор перспектив и возможностей обновлённого стратегического бомбардировщика Ту-160М2

ПАО «Туполев» начало строительство первого самолёта Ту-160М2 — новой модификации наиболее совершенного российского сверхзвукового стратегического бомбардировщика с крылом изменяемой стреловидности. «Белый лебедь» в новом обличье по планам поднимется в воздух в 2021 году, а согласно Государственной программе вооружения 2018−2027 (ГПВ-2027) должно быть построено десять новых самолётов этого типа. Что означает возобновление производства Ту-160?

ПАК ДА становится проектом далёкого будущего

Новость о возобновлении производства Ту-160, появившаяся ещё в 2015 году, уже тогда отчётливо показывала, что разработка принципиально нового бомбардировщика ПАК ДА (Перспективный авиационный комплекс дальней авиации) отодвигается на второй план (на тот момент речь шла о серийном производстве в 2025 году). В последнее время этот тезис нашёл и другие подтверждения — согласно ГПВ-2027 будет произведено 10 единиц Ту-160М2, а по проекту ПАК ДА будет проводиться лишь научно-исследовательская работа. Учитывая планы построить к 2035 году 50 новых Ту-160М2, вряд ли стоит ожидать появления ПАК ДА в металле и близком к серийному производству состоянии раньше этого срока. Так что у России ещё нескоро появится аналог американского B-2 Spirit и перспективного B-21 Raider, да и Китай, возможно, раньше сможет разработать свой бомбардировщик по схеме «летающее крыло» (обеспечивает радиолокационную малозаметность, но непригодна для сверхзвуковых полётов, которые в наше время особых преимуществ не дают).

Платформа Ту-160 отвечает современным требованиям

Несмотря на то, что Ту-160 эксплуатируется с 1987 года, сама платформа не утратила своей актуальности. Во многом это связано с вооружением, которое несёт самолёт, — крылатые ракеты большой дальности. Более старые крылатые ракеты Х-55СМ способны преодолеть расстояние до 3500 км, а новые Х-101/Х-102 (в неядерном и ядерном оснащении) до 4500−5500 км (по разным данным). На таких расстояниях уничтожить бомбардировщики (да и обнаружить) практически невозможно, вместе с этим каждый Ту-160 несёт 12 стратегических крылатых ракет. При этом межконтинентальная дальность полёта самолёта в сочетании с возможностью дозаправки в воздухе позволяет нанести высокоточный неядерный или ядерный удар по любой наземной цели на планете.

Что касается обновлённого Ту-160М2, то самолёт получит совершенно новую электронику, а также модернизированные двигатели НК-32 (за счёт их большей экономичности вырастет максимальная дальность полёта бомбардировщика). В отличие от базовой модификации Ту-160М2 будет обладать заметно большими возможностями по применению неядерного высокоточного вооружения, в том числе и находящегося на сегодняшний день в разработке, например, ГЗУР («Гиперзвуковая управляемая ракета») или Х-50 (малозаметная крылатая ракета).

Это позволит шире использовать самолёты в реальных локальных конфликтах, тогда как свою стратегическую задачу (удар крылатыми ракетами с ядерной боевой частью), к счастью, Ту-160 вряд ли будет суждено выполнить.

Сходные возможности получат и имеющиеся на сегодняшний день Ту-160, которые все будут модернизированы до уровня Ту-160М. Этот самолёт сейчас проходит испытания — первым бортом стал достроенный из советского задела Ту-160 (17-й самолёт этого типа, находящийся в распоряжении ВКС России). Кстати, из-за оплошности, допущенной государственными СМИ и Дмитрием Рогозиным, многие до сих пор считают, что в 2017 году первый полёт совершил Ту-160М2, тогда как на самом деле это был Ту-160М, достроенный на Казанском авиазаводе из советского задела.

В целом возобновление производства Ту-160М2 — это шаг к восстановлению промышленности, давно утратившей возможность производить стратегические бомбардировщики. К тому же это более экономично, чем создание ПАК ДА «с нуля», тем более в условиях упадка соответствующих предприятий. Будет интересно понаблюдать, смогут ли производители в течение следующих 9 лет построить 10 новых Ту-160М2, согласно подписанному с Министерством обороны России контракту. Стоимость постройки машин составит 160 млрд рублей (около $262 млн за один самолёт). Если задача будет выполнена, то озвученная цифра в 50 Ту-160М2 до 2035 года будет выполнима, если заказ будет сорван — то перспективы развития российской стратегической авиации станут более туманными, а про ПАК ДА, видимо, и вовсе придётся забыть. Если же поставленные цели будут выполнены, то новые самолёты, вероятно, вытеснят из ВКС России более старые стратегические бомбардировщики Ту-95МС (хотя они и несут те же крылатые ракеты Х-101/102 и вполне пригодны к выполнению современных задач), а в перспективе им придётся заменять (несмотря на разные задачи) и дальние бомбардировщики Ту-22М3, которые сейчас модернизируются, но замены им на горизонте пока не видно.

 Леонид Нерсисян

Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 24 апреля 2018 > № 2581340


Россия. ПФО > Армия, полиция > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581336

Пять бронеавтомобилей "Тигр", а также четыре пикапа УАЗ "Патриот", принятые на вооружение российской армии с учетом сирийского опыта, впервые будут участвовать в параде Победы в Самаре, сообщает во вторник пресс-служба Центрального военного округа (ЦВО).

"Сегодня в Самаре на аэродроме Кряж состоялась первая перед парадом … тренировка войск самарского гарнизона с участием военной техники. В ней впервые были представлены четыре пикапа УАЗ "Патриот", принятые на вооружение российской армии с учетом сирийского опыта, и пять бронеавтомобилей "Тигр", — говорится в сообщении.

По данным пресс-службы, также в парадном строю прошли четыре единицы техники ракетного комплекса ОТРК "Искандер-М" и две машины зенитного ракетного комплекса "С-300". Кроме того, были представлены самоходные гаубицы "Мста-С" и реактивные системы залпового огня "Ураган", танки Т-72Б3 и бронетранспортеры БТР-82А. Всего в репетиции было задействовано 50 единиц техники.

Отмечается, что в параде Победы в Самаре примут участие около 1,8 тысячи военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов. Это расчеты танковых, ракетных, артиллерийских, мотострелковых, инженерных, разведывательных подразделений. Также в парадном строю будут представлены офицеры управления второй общевойсковой армии, юнармейцы, представители МЧС и МВД РФ.

Россия. ПФО > Армия, полиция > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581336


Китай. Россия > Армия, полиция > russian.news.cn, 24 апреля 2018 > № 2581304

Заместитель председателя Центрального военного совета КНР Сюй Цилян во вторник в Пекине встретился с министром обороны РФ Сергеем Шойгу, прибывшим в Китай для участия в заседании министров обороны государств-членов Шанхайской организации сотрудничества /ШОС/.

Сюй Цилян отметил, что в последние годы при личном содействии лидеров Китая и России отношения двух стран поднялись на новую ступень, вступив в наилучший период в истории двусторонних отношений. При этом стороны сохраняли активное устойчивое развитие военных контактов, которые характеризовались широкоаспектностью, углубленностью и высоким уровнем.

"В настоящее время, на фоне осуществления исторического расширения членства ШОС и начала новой стадии развития организации Китай и Россия должны в дальнейшем укреплять стратегическое взаимодействие, неуклонно придерживаться "Шанхайского духа", чтобы усилить сплоченность ШОС", -- призвал Сюй Цилян.

Сергей Шойгу, в свою очередь, подтвердил, что укрепление всестороннего стратегического взаимодействия и партнерства с Китаем является приоритетным направлением внешней политики РФ. Российская сторона готова в соответствии с договоренностями лидеров двух стран в дальнейшем расширять области, углублять содержание и инновациировать методы сотрудничества с Китаем, чтобы совместно противодействовать угрозам безопасности и защищать мир и стабильность в регионе и во всем мире.

Китай. Россия > Армия, полиция > russian.news.cn, 24 апреля 2018 > № 2581304


Китай. Белоруссия. ШОС > Армия, полиция > russian.news.cn, 24 апреля 2018 > № 2581225

Делегация Вооруженных сил Беларуси во главе с министром обороны Андреем Равковым принимает участие в совещании глав военных ведомств государств-членов Шанхайской организации сотрудничества /ШОС/, которое проходит в Пекине 23-24 апреля, сообщает пресс-служба военного ведомства.

На мероприятии запланирован обмен мнениями по актуальным вопросам международной и региональной безопасности, а также ряд встреч и двусторонних переговоров министра обороны Беларуси с главами военных ведомств государств-членов ШОС.

Китай. Белоруссия. ШОС > Армия, полиция > russian.news.cn, 24 апреля 2018 > № 2581225


Азербайджан. Армения > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 24 апреля 2018 > № 2580647

«Бесконечно Азербайджан ждать не будет»

МИД Азербайджана огласил позицию по ситуации в Армении

Алексей Грязев

На фоне массовых протестов в Армении растет напряжение на линии соприкосновения в Карабахе. Стороны конфликта обмениваются взаимными обвинениями в провокациях, хотя и сохраняют настрой на мирные переговоры. Как может развиваться ситуация в Нагорном Карабахе после отставки премьер-министра Армении Сержа Саргсяна, разбиралась «Газета.Ru».

Протесты в Армении совпали с ростом напряженности на линии соприкосновения в Карабахе. На протяжении последних нескольких дней Министерство обороны непризнанной Нагорно-Карабахской Республики заявляет, что Азербайджан стягивает к линии соприкосновения военную технику. Каждое из сообщений сопровождается видеозаписями, на которых запечатлено движение живой силы и техники.

«Такие действия были ожидаемы и полностью умещаются в тактику, взятую на вооружение военно-политическим руководством Баку», — говорится в одном из сообщений карабахского Минобороны.

В ответ Баку обвиняет Ереван в нарушении режима прекращения огня, а публикуемые в армянских СМИ видео скопления военной техники называет провокацией. «Серьезно обеспокоенный массовыми волнениями в стране военно-политический режим Армении, распространяя подобные сообщения, продолжает держать армянский народ в состоянии страха», — заявляют в Минобороны Азербайджана.

После отставки премьер-министра Армении Сержа Саргсяна и его правительства МИД Азербайджана заявил, что в Баку готовы «продолжить переговоры со здравомыслящими политическими силами в Армении для скорейшего разрешения нагорно-карабахского конфликта мирным путем».

Тем не менее, по словам замдиректора Центра анализа стратегий и технологий Константина Макиенко, вероятность очередного перехода конфликта в горячую стадию сохраняется всегда.

«У азербайджанцев настолько большое военно-техническое превосходство, что соблазн протестировать его есть всегда. И при обострении внутриполитической обстановки в Армении вероятность того, что Баку не устоит перед этим соблазном, повышается, — рассуждает эксперт. --

По предыдущим инцидентам известно, что Азербайджан активизировал свои военные приготовления именно в моменты внутриполитических кризисов в Армении».

Макиенко напомнил о последнем случае крупных протестов в Армении — «электромайдане». Тогда жители Республики массово вышли на улицы из-за существенного повышения тарифов на электроэнергию. Протесты, начавшиеся 17 июня 2015 года, закончились лишь к концу сентября.

Пока внимание властей Армении было сосредоточено на внутренних проблемах, министерство обороны Азербайджана в августе 2015 года опубликовало подписанное министром обороны Закиром Гасановым обращение, которое начиналось со слов «Весь личный состав Вооруженных сил живет мыслями о мести и победе, готов и способен выполнить свой святой долг по освобождению наших оккупированных земель». Чуть ниже пояснялось: настал момент вернуть под контроль Баку те города и села, что ныне контролируются непризнанной Нагорно-Карабахской Республикой.

После этого обмен воинственными заявлениями со стороны министерств обороны Армении, Азербайджана и Нагорного Карабаха только усиливался. В конце сентября того же года по армянским позициям впервые с момента подписания перемирия в 1994 году был открыт огонь из артиллерийских систем: РСЗО, 122-миллиметровых гаубиц Д-30, минометов. Также применялись гранатометы и стрелковое оружие. Через несколько месяцев, в начале апреля 2016 года, конфликт дошел до вооруженных столкновений на линии соприкосновения в Нагорном Карабахе, которые стали известны как «Четырехдневная война».

Двустороннее соглашение о прекращении огня вдоль всей линии соприкосновения карабахских и азербайджанских военных сил было достигнуто 5 апреля 2016 года в ходе встречи начальников генштабов Армении и Азербайджана в Москве.

С другой стороны, по словам эксперта, наличие подобных прецедентов не означает, что схожие сценарии вновь будут реализованы в нынешней ситуации.

В разговоре с «Газетой.Ru» член Комитета по международным отношениям парламента (Мелли Меджлиса) Азербайджана Расим Мусабеков заявил, что в ближайшее время эскалации конфликта ждать не стоит. «Я не думаю, что сейчас, на фоне тех событий в Армении, Азербайджан будет искусственно нагнетать напряженность на линиях соприкосновения», — отмечает азербайджанский парламентарий.

По словам Мусабекова, в Баку понимают сложность обстановки в Армении и признают необходимость появления в Ереване правительства, которое будет способно возобновить переговоры по карабахскому конфликту. «Мы понимаем ситуацию. Кто с их стороны будет вести переговоры как министр иностранных дел, как министр обороны? Сейчас в Армении безвластие.

Какой-то промежуток времени для прояснения ситуации Азербайджан будет проявлять сдержанность. Но бесконечно Азербайджан ждать не будет», — говорит депутат.

«Вариант, при котором Армения будет аппелировать к тому что у них пока какой-то переходный период, нет твердого правительства, которое может участвовать в переговорах и взять на себя ответственность за компромиссный мир, неприемлем. — говорит Мусабеков. — Речь идет о том, что в течении короткого времени со стороны Армении должен появиться человек, который будет вести переговоры, а не тянуть время. Если этого не произойдет, я полагаю, что не позже чем во второй половине лета, осенью, ситуация [на линии соприкосновения] может опять перейти к негативному военному сценарию».

«Если кто-то думает, что можно воспользоваться этой ситуацией и на волне того, что они там в Армении демократическую революцию делают, Азербайджан должен сидеть и мириться с бесконечной оккупацией своих территорий, они глубоко ошибаются. Этого не будет», — заявил Мусабеков.

Также актуальным остается вопрос, что станет с протестным движением в Армении, в случае перехода конфликта в горячую стадию. «Я думаю, что если эскалация конфликта произойдет, карабахские ветераны быстро задушат всю внутреннюю оппозицию и начнут заниматься Азербайджаном», — говорит Константин Макиенко.

Азербайджан. Армения > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 24 апреля 2018 > № 2580647


Тайвань > Армия, полиция > russian.rti.org.tw, 24 апреля 2018 > № 2579624

24 апреля представители тайваньского Министерства обороны прокомментировали учения Народно-освободительной армии Китая (НОАК) и рассказали о подготовке к ежегодным тайваньским учениям «Ханьгуан». Министр обороны Тайваня Чэнь Чжун-цзи, в частности, заявил, что тайваньские военные следят за учениями с боевыми стрельбами, которые НОАК проводит в акватории вблизи города Чжоушань, провинции Чжэцзянь, КНР, 24 и 25 апреля.

Руководитель Центра разведывательной информации Минобороны Ни Бан-чэнь сообщил, что тайваньские военные получили информацию о запретных зонах вблизи Чжоушаня и будущих учениях в этой акватории ещё во время их строительства. По его словам, подобные учения китайские военные проводили и в 2016, и в 2017 годах.

В Минобороны также сообщили, что ежегодные учения тайваньских военных «Ханьгуан» пройдут в обычном режиме, то есть будут поделены на два этапа: компьютерную симуляцию и учения в полевых условиях.

Представитель Отдела по разработке тактических действий Е Го-хуэй заявил, что в учениях «Ханьгуан» примут участие все три вида войск. Он также добавил, что новшеством в учениях 2018 года станет использование беспилотников и других видов современного вооружения.

Е сказал: «Мы впервые приглашаем к участию местные научно-технические компании, которые производят гражданские беспилотники. Операторы беспилотников будут проводить оперативно-розыскные мероприятия, а также тактические действия по мониторингу попадания в мишени. Сотрудники строительных компаний вблизи территории проведения учений также примут участие в ремонтных работах в ходе манёвров».

По словам Е, участие в военных учениях гражданских предприятий поспособствует улучшению тактических навыков тайваньской армии.

Чечена Куулар

Тайвань > Армия, полиция > russian.rti.org.tw, 24 апреля 2018 > № 2579624


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579569

«Киберстабильность: подходы, перспективы, вызовы»

Открытие конференции

Приветствие организаторам и гостям конференции заместителя секретаря Совета безопасности РФ, председателя Межведомственной комиссии

Совета безопасности РФ по информационной

безопасности Олега Храмова

Позвольте приветствовать организаторов, участников и гостей XV научной конференции Международного исследовательского консорциума информационной безопасности.

Созданный в апреле 2010 года консорциум сегодня объединяет ведущих экспертов в области информационной безопасности, представляющих 28 организаций из 18 стран мира.

Благодаря активной работе в области обеспечения информационной безопасности, формирования системы международной информационной безопасности ваше объединение сумело за столь непродолжительный срок стать авторитетной дискуссионной площадкой. С мнением консорциума считаются не только в научных и экспертных кругах, но и государственных структурах.

Уже стало доброй традицией проводить в декабре конференции консорциума при активной поддержке редакции журнала «Международная жизнь». В этом году избранные тематические направления свидетельствуют о практической ориентированности форума на обсуждение актуальных проблем обеспечения безопасности в информационной сфере.

Полагаю, что в центре внимания участников конференции будут перспективные вопросы, связанные с выработкой механизмов выполнения норм, принципов и правил ответственного поведения государств в информационном пространстве, с обеспечением информационной безопасности в условиях развития цифровой экономики, а также с информационной безопасностью критической информационной инфраструктуры объектов промышленности.

Комплексный подход к системному рассмотрению ключевых вопросов в области информационной безопасности по праву стал визитной карточкой конференций консорциума.

Убежден, что сегодняшняя дискуссия будет нацелена на поиск оптимальных путей решения актуальных задач формирования системы международной информационной безопасности - гаранта стабильности и безопасности в информационной сфере.

Желаю успешной и плодотворной работы!

Сессия I

Владислав Шерстюк, руководитель-организатор МИКИБ, советник секретаря Безопасности РФ, директор Института проблем информационной безопасности МГУ им. М.В.Ломоносова: Хотел бы выразить благодарность руководству МИД России за предоставленную нам возможность обсудить актуальные проблемы международной информационной безопасности.

Наши сегодняшние цели: содействие снижению международной напряженности; выявление наиболее актуальных проблем, выносимых на обсуждение в Гармише в 2018 году; обсуждение предложений по возможным проектам совместных исследований.

Можно выделить два фактора, оказавшие и продолжающие оказывать влияние на глобальную информационную инфраструктуру в контексте межгосударственного противоборства.

Прежде всего, это отсутствие доверия между некоторыми государствами. В реалиях современных международных отношений становится печальной традицией предъявлять неподкрепленные доказательствами обвинения в совершении тех или иных противоправных актов в киберпространстве. Не содействуют укреплению доверия и предложения, направленные на размывание мер ответственности за применение силы в межгосударственных отношениях без разрешения Совета Безопасности ООН. Здесь уместно сказать и о силовом воздействии на информационную инфраструктуру других государств посредством предоставления такого права негосударственным субъектам. Деятельность таких негосударственных субъектов в международном пространстве - это новая тема, по которой нам предстоят широкие дискуссии.

Вторым фактором являются особенности глобальной ИКТ-среды, отличающие ее от традиционных пространств. К ним относятся нематериальный характер и виртуальность, нетранспарентность процессов в ИКТ-среде, трудности установления фактов и определения источников при возникновении инцидентов. Данные особенности ИКТ-среды обусловливают привлекательность злонамеренного и враждебного ее использования против критически важной инфраструктуры: для совершения терактов, вербовки сторонников и финансирования террористических организаций. Подобное использование ИКТ-среды может привести к дестабилизации экономики, социальной жизни без формального нарушения государственного суверенитета.

Серьезные озабоченности высказываются по поводу использования ИКТ-среды для вмешательства во внутренние дела суверенных государств. Общепризнано, что основным инструментом противодействия подобным угрозам является международное право. В мировом сообществе сложилось определенное согласие по поводу применимости международного права в области использования ИКТ, но мнения о том, как именно оно должно применяться, разнятся.

Одна группа экспертов не видит необходимости договариваться об установлении зон ответственности государств в ИКТ-среде, о процедуре активизации данных о нарушениях международных обязательств государствами, порядке расследования международных инцидентов на основании взаимодействия национальных групп. Другая же группа экспертов, к который относимся и мы, исходит из того, что определяющим является решение вопросов об объективизации опасных инцидентов в ИКТ-среде, определение зон ответственности государств в ИКТ-среде, а также формирование механизма определения субъектов злонамеренного или враждебного использования ИКТ.

Нам представляется важным исходить из приоритета поддержания международного мира, безопасности и стабильности в создании доступного и мирного глобального информационного пространства. Усилия государств следует сосредоточить прежде всего на уточнении порядка применения международного права для предотвращения конфликтов в ИКТ-среде, недопущения ее использования в военно-политических целях. Для этого важно двигаться в направлении укрепления доверия между государствами. Достичь этой цели невозможно в условиях искусственного торможения международного сотрудничества.

Именно по этой причине мы рассматриваем наш консорциум как одну из площадок для откровенного обмена мнениями по наиболее актуальным проблемам обеспечения стабильности и международной информационной безопасности.

Мы исходим из того, что рекомендации Группы правительственных экспертов (ГПЭ) ООН нужно переводить в практическую плоскость. Доклад ГПЭ 2015 года можно назвать историческим. Ведь именно тогда пришлось договориться о принципиально важных ключевых вещах. Во-первых, не легализовывать конфликты в информационном пространстве, предотвращать использование ИКТ в военно-политических целях. Во-вторых, отказаться от взаимных обвинений в кибератаках без серьезных на то доказательств, как это часто происходит. В-третьих, ИКТ должны использоваться исключительно в мирных целях. В-четвертых, признана незаконной и вредоносной деятельность по внедрению «закладок» в ИКТ-продукцию. В-пятых, группа подтвердила суверенное право государств распоряжаться информационно-коммуникационной структурой на своей территории и определять свою политику в сфере международной информационной безопасности.

Сейчас главная задача - разработать предложения, как именно применять рекомендации группы. Сегодня обсудим вопросы практической реализации концепции цифрового суверенитета государств, принципы разграничения зон международной ответственности государств за деятельность в ИКТ-среде. Обсуждая этот вопрос в Гармише, эксперты пришли к мнению, что для создания эффективной модели цифрового суверенитета необходимо проводить не только аутентификацию пользователя, например в публичных точках доступа Wi-Fi, но и управлять трафиком в точках перехода линий связи на границе других государств, а также управлять безопасным роутингом на уровне виртуальных границ. Влияние факторов на стратегическую стабильность также является главным вопросом, который мы сегодня затронем.

Все большее число государств разрабатывает ИКТ-инструменты для использования в военно-политических целях. По некоторым данным, в «клуб кибердержав» входят или стоят на пороге этого уже более 60 стран, а также квазигосударственные объединения и негосударственные акторы. Распространение кибероружия на сегодняшний момент является практически бесконтрольным процессом, нарушающим стратегическую стабильность. В условиях, когда не решена проблема атрибуции кибератак, виновный может быть назначен исходя из политических соображений и к нему могут быть применены не только санкции, но и силовое воздействие.

Мы также обсудим такую важную тему, как «Актуальные проблемы информационной безопасности в контексте развития цифровой экономики». Для нашей страны формирование цифровой экономики является вопросом национальной безопасности и технологической независимости. При этом мы понимаем, что активное, сквозное внедрение цифровых технологий несет новые вызовы. Уровень киберугроз повышается, возрастает масштаб последствий злонамеренных действий в киберпространстве. Решение проблем обеспечения информационной безопасности становится стратегическим, ключевым направлением для обеспечения устойчивости государственного управления. Уверен, что данная тема важна не только для России, она актуальна для каждого государства, активно использующего передовые цифровые технологии во всех сферах деятельности.

Еще одно тематическое направление нашей конференции - это ботнет вещей, угрозы, перспективы их развития и возможные механизмы противодействия этим угрозам. Интернет вещей дает поистине безграничные возможности для эффективного развития экономики и повышения качества жизни, одновременно порождая и новые угрозы для человека, общества и государства. Сегодня в мире насчитывается более 8 млрд. устройств, способных подключиться к Интернету. К 2020 году, по различным оценкам, их будет от 30 до 50 миллиардов. Зададимся вопросом: готов ли человек к тому, что в его личном пространстве находятся и действуют десятки технических устройств, которые имеют выход в Глобальную сеть и самостоятельно работают с Интернетом, достаточно ли он защищен? Готовы ли производители технологий, устройств взять на себя социальную ответственность за возможные инциденты. Все эти вопросы ждут ответов экспертов.

Олег Сыромолотов, заместитель министра иностранных дел Российской Федерации: Тематика обеспечения международной информационной безопасности стала неотъемлемой частью политической повестки дня Организации Объединенных Наций среди наиболее актуальных вопросов международной безопасности. Сегодня недостаточный уровень киберзащищенности приводит к стагнации мирового развития, негативно сказывается на деловой активности. Научно-технические достижения, которые должны стимулировать экономическое развитие, облачные технологии, «большие данные», интернет вещей, искусственный интеллект, становятся заложниками отсутствия международных признанных стандартов поведения в цифровой сфере. Лавинообразно растет уровень киберпреступности, активность в информационном пространстве террористов. В безопасности в цифровой среде не может чувствовать себя никто - ни граждане, ни бизнес, ни государство.

Ситуацию усугубляет то, что фактически в мире уже не первый год идет гонка информационных вооружений. ИКТ могут стать детонатором развязывания межгосударственного военного конфликта. Посредством провокаций его можно довести до состояния конфронтации или даже войны.

Однако о каких бы угрозах в информационном пространстве ни шла речь, для России не характерна роль пассивного наблюдателя. Мы затратили много усилий для обеспечения информационной безопасности. В 1998 году Россия впервые внесла на рассмотрение ГА ООН проект резолюции по международной информационной безопасности (МИБ). Этот документ и запущенная нами Группа правительственных экспертов под эгидой Первого комитета ГА ООН стали определять глобальную дискуссию по МИБ на международной арене.

Все эти годы России удается не только удерживать инициативную роль в области МИБ, но и стоять на позициях морального лидера в данной сфере. Число спонсоров наших проектов неуклонно растет. К ним примыкают все новые страны. Шаг за шагом Россия выигрывает борьбу за умы. По итогам 72-й сессии ГА ООН удалось добиться принятия процедурного решения о сохранении темы МИБ в повестке дня ее следующей сессии, в ходе которой мы намерены предоставить нашу основную инициативу - проект новой отдельной резолюции ГА ООН по правилам ответственного поведения государств в информационном пространстве. В его основу ляжет документ ШОС («Правила поведения в области обеспечения МИБ»).

Серьезные опасения вызывает то, что в 2017 году в переговорном процессе по проблематике обеспечения МИБ наступил очередной значительный водораздел. Мир вновь оказался расколотым на два лагеря. В одном из них - страны БРИКС, ШОС, ОДКБ, многие государства Латинской Америки, АТР, Африки и Ближнего Востока. В основе нашего общего подхода - необходимость предотвратить превращение цифровой сферы в сферу военно-политического противоборства. В противоположном лагере - западные государства, которые настойчиво стремятся навязать остальному миру собственные, выгодные только для них правила игры. Они, по сути, дают полную свободу рук наиболее развитым в технологическом плане государствам, в то время как остальным отводится подчиненная, заведомо уязвимая роль. С такой постановкой вопроса мы, как и остальные наши единомышленники, согласиться не можем.

В сложившейся ситуации критически важно максимально консолидировать позиции с нашими ближайшими союзниками. В январе 2018 года на правах председателя планирую провести очередное заседание группы экспертов ШОС по МИБ для обсуждения непосредственно текста нового проекта резолюции по упомянутым правилам поведения. Рассчитываем привлечь к этой работе страны БРИКС, а также государства, в том или ином формате связанные с ШОС. Речь идет о создании неформальной группы единомышленников в ШОС по МИБ, которые могут выступать в качестве ядра спонсоров нашего документа ООН.

Важный параллельный трек на ооновской площадке - противодействие информационной преступности. Для нас это также один из стратегических приоритетов в области МИБ. В этой связи инициировали процесс по распространению в качестве официального документа ООН проекта российской универсальной конвенции о сотрудничестве в сфере противодействия информационной преступности. Планируем запустить углубленную экспертную дискуссию в рамках ШОС и БРИКС и выводить партнеров на коллективное соавторство наших документов. Таким образом, в плане консолидации международных усилий в области обеспечения информационной безопасности нами проделана определенная работа, однако поиск решения множества проблем еще впереди.

Андрей Крутских, специальный представитель Президента Российской Федерации по вопросам международного сотрудничества в области информационной безопасности: Уровень глобальной информационной безопасности за этот год значительно снизился, в первую очередь за счет вредоносного использования ИКТ. Мир стал более уязвим, причем все стали уязвимы - и элиты, и простые граждане - с точки зрения национальной безопасности (нарушение суверенитета, вмешательства во внутренние дела) и в плане прав человека.

Небольшая статистика. На Россию совершается более 70 млн. кибератак в год, и это только на государственные ресурсы. Сбербанк сообщил, что наше банковское сообщество теряет в год 650 млрд. рублей. По данным разведорганов ряда государств, цифра стран, которые проводят на регулярной основе учения с отработкой навыков ведения кибервойны, достигла примерно 130-140. То есть практически все более-менее цивилизованные страны отрабатывают эти навыки. Вы понимаете, какими последствиями наполнено в этой связи наше кибербудущее.

Группа правительственных экспертов в июне так и не смогла выработать проект доклада Генсеку ООН, а ведь мы были на грани того, чтобы представить ему, Генассамблее и всему международному сообществу свод правил ответственного поведения государств. Мы также остановили часы в последний день заседания группы. Существует такой прием. Остановили на несколько часов, надеясь выработать компромисс, но - увы.

Есть наивная мысль, что дипломатическими демаршами и психологической атакой можно сломать Россию, Китай или сконцентрированный в кулак БРИКС, но в данном случае подавляющее число группы из 25 стран было настроено на то, чтобы выработать компромисс и те нормы, которые могли бы стать правилами ответственного поведения. К сожалению, немного государств еще за день до начала работы группы достаточно решительно озвучили, что трек Группы правительственных экспертов ООН себя исчерпал, что это не та площадка, где можно договариваться, собственно, потом они довели это до логического конца, и договоренности не получились.

Еще одним негативом больше могло бы стать, если бы на Совете министров иностранных дел стран ОБСЕ не удалось договориться о продолжении процесса по выработке мер доверия в киберпространстве. Благодаря усилиям представительницы МИД Юлии Даниловой, которая внесла большой личный вклад в нахождение компромисса, он был достигнут, процесс был спасен и ему даже был придан определенный импульс на базе так называемого «плана Лаврова». Смысл его сводится к тому, чтобы активизировать и придать большую эффективность механизму переговоров в рамках ОБСЕ по выработке соответствующих мер доверия.

На Делийской конференции в рамках известного лондонского процесса буквально несколько недель назад, все те, кто выступал против использования ООН как площадки переговоров, снова объединились со странами БРИКС. Пусть это были не все 25 членов Группы правительственных экспертов, но наиболее значимые страны в лице своих представителей встретились.

Мы провели очень интересную, продуктивную работу, где основные игроки снова задались целью - возобновлять ооновский трек. Уже четыре страны стали спасать кибербудущее человечества. Сегодня в нас вселяется оптимизм, что Россия выдвинет новую резолюцию, которая будет содержать правила поведения. Если кто против этих правил, пусть так и голосует. Это не навязывание шосовских, бриксовских мыслей, а приглашение к обсуждению. Россия будет призывать международное сообщество вновь созвать в 2019 году группу, для того чтобы сконцентрировать ее усилия для выработки международного кодекса поведения.

Обратил бы внимание еще на один позитивный момент. Организаторы известного Давосского клуба задумались о том, чтобы посвятить следующее заседание в конце января предстоящего года теме информационной безопасности.

Все главы большого бизнеса хором высказали одну мысль: «Надо вырабатывать правила игры - правила ответственного поведения». Вклад в этот процесс начинает вносить и глобальный бизнес. Поэтому идеи таких компаний, как «Майкрософт», «Норильский никель», сделают благое дело, если выработают правила кибербезопасности для бизнеса, которые потом можно «поженить» в рамках ооновского процесса с теми политическими решениями, которые вырабатывают государственные представители.

Основным позитивным итогом года является осознание и политиками, и бизнесом необходимости работы на этом треке. 2018 год станет просто переломным. Если мы не договоримся и не создадим действенные механизмы для достижения переговорного результата, дальше мы можем не беспокоиться - третья мировая будет уже не за горами. Уникальность этих технологий состоит в том, что они дают возможность стравливать государства, доводить их до состояния не только политической, но и киберконфронтации, за которой следующим шагом идет «горячая» война.

Владислав Гасумянов, вице-президент - руководитель Блока корпоративной защиты ПАО «ГМК «Норильский никель»: Сегодняшняя конференция несет отпечаток такой политической и исторической ответственности, что если мы не сможем выработать правила игры, как вести себя в киберпространстве, то в конечном итоге столкнемся с рисками и проблемами, соизмеримыми с ядерным противостоянием.

«Норильский никель» как системообразующая компания, вносящая значительный вклад в социально-экономическое развитие регионов России, в полной мере осознает значимость глобального процесса по обеспечению информационной безопасности на государственном уровне. По нашим оценкам, в десятилетней перспективе автоматизация в ГМК превысит 80%. При этом доля выручки, которая напрямую будет зависеть от безопасного, непрерывного функционирования информационной структуры, станет существенно расти. Уже сейчас совместно со службой риск-менеджмента «Норникеля» и с привлечением ведущих международных консультантов проведена работа по перспективной оценке рисков информационной безопасности компании, которая оценивается в сотни млн. долларов. Правомерность такой оценки подтверждает последний отчет «Эрнст энд Янг». У компании, находящейся в первой десятке бизнес-рисков горнодобывающих предприятиий в 2017-2018 годах, киберриски поднялись в рейтинге с девятого на третье место по сравнению с 2016 годом.

Последние лет 20 выступления по теме международной информационной безопасности начинают с предупреждения о том, что повсеместное внедрение ИКТ в современном мире влечет возрастание опасности их использования. Время предупреждать уже прошло. Проблемы информационной безопасности занимают ведущее место в международных отношениях, и примеры всем хорошо известны. Будучи одним из флагманов российской промышленности, «Норникель» осознает свою ответственность за многие аспекты жизни российского общества и понимает свою роль в выстраивании стабильных и безопасных межгосударственных отношений. Мы могли продвинуть свою позицию по незаконному обороту драгоценных металлов как формы финансирования преступности через все международные инстанции и выйти на резолюции Экономического совета ООН. Естественно, все это было сделано при поддержке МИД России. Об одном из недавних достижений в области ИКТ - прокладке более 900 км оптоволокна для обеспечения широкополосного доступа к Интернету жителей города Норильска - глава нашей компании Владимир Потанин доложил Президенту России в начале 2017 года.

Присоединившись к МИКИБ, «Норникель» стремится опираться на авторитет академического сообщества и выйти с перспективными инициативами на знаковой международной площадке в выстраивании системы международной безопасности. В апреле прошлого года в Гармише мы выступили с инициативой разработать проект Хартии информационной безопасности критических объектов промышленности, и участники форума поддержали нашу идею. Выдвигая эту инициативу, мы хотели ясно дать понять, какое поведение в информационном пространстве бизнес-сообщество приветствует, а что безусловно осуждает.

Мы стремимся к тому, чтобы любой, кто использует для недобросовестной конкуренции ИКТ - проникновение в технологические процессы, кражу чувствительной информации у коллег и конкурентов, был однозначно осужден бизнес-сообществом. Мы внимательно следим за тем, что происходит в области международной безопасности на уровне государства.

Предлагая проект хартии, мы исходим из того, что по ряду вопросов использования ИКТ, которые непосредственно касаются безопасности устойчивости и непрерывности промышленного бизнеса, можно прийти к международному консенсусу, оставляя за скобками те вопросы, которые лежат в исключительной компетенции политического руководства государства. При этом, осознавая все деликатные особенности проблемы информационной безопасности на промышленных предприятиях, мы рассматриваем хартию как рамочный, этический документ, присоединение к которому не влечет юридических обязательств. При разработке проекта хартии мы не видим смысла изобретать новые формулировки. Все приемлемые и понятные с точки зрения бизнеса позиции так или иначе неоднократно озвучивались с различных трибун и в проектах разных международных документов.

К числу таких положений, которые должны встретить поддержку и понимание со стороны всего бизнес-сообщества, мы относим: осуждение использования ИКТ в преступных, террористических и военных целях; осуждение любых действий, подрывающих доверие к устойчивости, надежности и безопасности опорных глобальных информационно-коммуникационных инфраструктур; поддержку усилий по формированию систем предупреждения, обнаружения и помощи в ликвидации последствий сетевых атак и эффективных механизмов взаимодействия таких систем; поддержку различных форм обмена лучшими практиками по обеспечению информационной безопасности; поддержку деятельности по формированию культуры информационной безопасности.

В развитии поддержанной на форуме в Гармише инициативы наша команда экспертов разработала стартовый вариант проекта хартии. Текст был разослан всем членам нашего консорциума одновременно с приглашением к предварительному обсуждению в рамках специально зарегистрированного нами форума в июле 2017 года. Кроме членов консорциума, мы пригласили принять участие в обсуждении экспертов по информационной безопасности ряда крупных российских промышленных предприятий, таких как «Северсталь», «Алроса», «Новолипецкий металлургический комбинат», «Уралвагонзавод», «Евраз», «Лукойл» и многих других.

Эти компании вошли в состав Клуба безопасности информации в промышленности, созданного в 2017 году по инициативе «Норильского никеля». Это АНО - автономная некоммерческая организация, которая содержится на средства «Норильского никеля» без каких-либо обязательств участников. Мы таким образом сформировали площадку, на которой все вопросы можно было обсуждать. Также эксперты «Норильского никеля» принимают активное участие в обсуждении доработки проекта постановления «Об утверждении показателей критериев значимости объектов критической информационной структуры». Он уже в высокой стадии готовности.

Участники обсуждения обратили внимание на существование ряда кодексов этики поведения работников в сфере информационной безопасности. Для того чтобы правильно определить место нашей хартии в ряду таких документов, приведу следующую аналогию. Кодексы поведения работников информационной безопасности - это аналог клятвы Гиппократа. Мы же разрабатываем документ, который близок по смыслу и духу Уставу или преамбуле Устава Всемирной организации здравоохранения. Считаю, что на сегодняшнем заседании мы вправе подвести первые итоги проделанной работы и предлагаю включить в резолюцию нашей встречи следующие пункты: «Члены Международного исследовательского консорциума информационной безопасности:

- с учетом предварительного рассмотрения одобряют и поддерживают предложенный ГМК «Норильский никель» проект Хартии информационной безопасности критических объектов промышленности и рекомендуют презентовать этот текст бизнес-сообществу для широкого обсуждения;

- используют наработанные связи в своих странах для привлечения национальных бизнес-структур к движению в поддержку Хартии информационной безопасности критических объектов промышленности».

Илья Рогачев, директор Департамента по вопросам новых вызовов и угроз МИД России: Мое внимание в очередной раз привлекает то, что очень много говорится о военно-политических аспектах информационной безопасности. Судя по повестке дня, все объявленные выступления идут в этом же направлении, за исключением заявленного доклада представителя МВД.

Комплексный подход к вопросам ответственности и борьбе с неправомерным поведением в цифровой среде включает в себя определенный аспект, который часто обходят вниманием, - это уголовная ответственность, что является принципиальным моментом. В рамках международного права странам не удалось даже договориться о принципах ответственности государств. Проект статьи Комиссии международного права, разработанный еще в 1990-х, так и остался проектом. В этой области подходы очень разнятся. Надо все-таки сосредоточиться на выработке форм ответственности, конкретных норм, которые были бы применимы именно к этой среде. Мне кажется, что такой путь более перспективный. Но комплексный подход подразумевает еще аспект индивидуальный. Говорилось уже о хакерах, о людях, выступающих в качестве органов государства. Они должны нести индивидуальную уголовную ответственность.

Проблем много, и все об этом знают: как установить границы юрисдикции в цифровой среде, как собирать доказательства, как их сохранять, как их передавать друг другу, как предъявлять суду. Вопрос о допустимости доказательств - один из ключевых в уголовном процессе. Все завязано на юрисдикции государств, суда. Здесь одни проблемы - просто непаханая целина. Думаю, что все эти процессы должны двигаться параллельно. Мы пытаемся вести такую политику.

Мы разработали проект уголовно-правовой конвенции, которую предлагаем заключить под эгидой ООН, с тем чтобы отрегулировать все эти вопросы. Не могу сказать, что регулирования совсем нет, его нет на глобальном, универсальном уровне. Есть региональные конвенции, известная Будапештская конвенция, которую мы последовательно критикуем за положение, предусматривающее возможность получения трансграничного доступа к данным, находящимся под юрисдикцией на территории другого государства, и даже без информирования этого государства.

С учетом недостаточного регулирования возникают проблемы, которые выплескиваются в смежные сферы, в том числе политическую. А они крайне чувствительны. Например, известно, что очень многие российские граждане, которые уезжают куда-то отдохнуть, оказываются в руках правоохранительных органов того государства, куда они уехали. Потом начинаются длительные процедуры и споры, о которых, наверное, не достаточно хорошо известно. Но на дипломатическом уровне они отнимают чрезвычайно много времени в связи с тем, что этих граждан хотят экстрадировать в США. Таких уже более десятка.

Конечно, мы к каждому подходим индивидуально, пытаемся помочь, чтобы все процессуальные нормы были соблюдены и чтобы права наших граждан не нарушались. Здесь сложился устойчивый алгоритм, который вызывает и внутренние, и внешние протесты, потому что это не стихийно сложилось, а является результатом продуманной, спланированной политики, которая осуществлялась нашими американскими партнерами на протяжении многих лет. Это практически механизм выманивания российских граждан за рубеж для того, чтобы привлечь их к уголовной ответственности за совершение различных преступлений в киберсреде. Это большая проблема, потому что понятно: при тех трудностях, которые я назвал, уголовно-процессуальные нормы соблюсти очень сложно. Те механизмы международного сотрудничества в области взаимной помощи по уголовным делам, которые сложились и которые очень громоздкие и длительные, просто не применимы в случаях с киберпреступностью.

Дальше получается игра в одни ворота. США заключили договоры с более чем 100 государствами о запрещении экстрадиции граждан США в третьи страны. То есть действовать зеркально не получается ни при каких обстоятельствах. Таким образом, это улица с односторонним движением. Наши граждане или сами выезжают, или их выманивают. Такие случаи есть, когда специально делают ловушки. Известно, что выдавались фальшивые приглашения на те мероприятия, которых и не было вовсе. Наши граждане шли получать эти филькины грамоты в американское посольство, консульский отдел и на основании подобных фальшивых приглашений задерживались за рубежом.

Вряд ли это можно считать нормальным механизмом сотрудничества по уголовным делам в цивилизованном мире с участием государств, которые провозглашают верховенство права и закона. Считаю, что это совершенно неприемлемый способ и неприемлемый путь взаимодействия. Поэтому надо вырабатывать другие механизмы, договариваться о других формах. Россия выступает с инициативами и предлагает регулировать данную область информационной безопасности.

Соглашаясь с тем, что нужны какие-то правила, наши западные партнеры предпочитают свободу рук. Но это не какое-то расхождение в философиях или подходах к такой проблеме. Дело в том, что нас обвиняют во всех смертных грехах, в том числе, что мы не хотим ловить хакеров, мы используем прокси для каких-то кибератак и т. д. Пока ни одно сделанное нашим западным партнерам предложение не воплотилось в реальность. Никакого урегулирования достичь не получается. Это вопиющий двойной стандарт в подходах наших западных коллег.

Возвращаясь к нашему проекту конвенции, могу сказать, что мы его продвигаем и будем продвигать. Мы пытаемся привлечь больше интеллектуального потенциала в этой области, с тем чтобы ее продвигал не только МИД России. Нужно развивать взаимодействие по нашему проекту по так называемой второй дорожке - сотрудничеству в академической области.

Сессия II

Сергей Коротков, главный советник аппарата Совета безопасности РФ, кандидат военных наук: Масштабы совершаемых компьютерных атак и их последствия наглядно демонстрируют деструктивный потенциал ИКТ. Эта угроза служит основанием для объединения всех членов международного сообщества в понимании необходимости выработки общих правил ответственного поведения государств в информационном пространстве. Вместе с тем реальность такова: в национальных подходах участников дискуссии относительно содержания подобных правил обозначился позиционной раскол.

Часть стран исходит из того, что информационное пространство является новым театром военных действий. И предлагает регулирование неизбежных, по их мнению, конфликтов осуществлять на основе безусловной применимости существующих норм международного права. С учетом практической невозможности достоверного определения источников компьютерных атак такой подход фактически легализует «право сильного» на проведение операций с использованием ИКТ против «неудобных» государств.

Иной подход, который поддерживает и Россия, заключается в невмешательстве во внутренние дела других государств и недопущении милитаризации информационного пространства, где развертывается гонка так называемых кибервооружений. Бездоказательные обвинения государств в совершении компьютерных атак не должны использоваться в качестве инструмента политического, экономического или иного давления. Мы исходим из того, что совместные усилия надо направить на предотвращение конфликтных ситуаций с использованием ИКТ путем выработки дополнительных правовых норм с учетом уникальных особенностей этих технологий.

Безусловно, обсуждение военно-политических аспектов применения ИКТ должно проходить на самом высоком экспертном уровне. Наиболее представительной площадкой в этом плане является ООН. Созданная ГПЭ ООН по МИБ, в состав которой в 2016 году входили представители 25 стран, занималась исследованием вопросов применения международного права к использованию ИКТ государствами, включая нормы, правила и принципы ответственного поведения государств. К сожалению, группа не смогла достичь консенсуса при подготовке итогового доклада.

На этом фоне усилились попытки «размыть» роль ООН в решении вопросов МИБ и перевести дискуссию по данной проблематике на региональный уровень или даже в двусторонний формат. Безусловно, эти форматы сотрудничества имеют важное значение для формирования системы МИБ, но для решения общемировых проблем в рассматриваемой области нужно обеспечить максимально широкое представительство стран.

Вопросы формирования безопасного глобального информационного пространства, которые затрагивают интересы практически всех государств мира (в частности, выработка правил ответственного поведения государств в информационном пространстве), необходимо обсуждать только под эгидой ООН. На таких авторитетных площадках, как ОБСЕ, АСЕАН, ШОС, БРИКС, ОДКБ, и в рамках других международных организаций целесообразно обсуждать прежде всего вопросы МИБ, имеющие приоритет для стран, входящих в эти объединения, а также вырабатывать консолидированные подходы этих организаций к формированию системы МИБ в целом. Например, в перспективе высока вероятность заключения коллективного соглашения об информационной безопасности стран - участниц БРИКС в интересах обеспечения их социально-экономического развития.

Конечно, учитывая трансграничный характер угроз информационной безопасности, деление проблем на глобальные и региональные достаточно условно, но специфика решения задач всегда есть. Как показывает практика, наиболее оптимальным форматом для оперативного решения практических задач по обеспечению информационной безопасности является двустороннее взаимодействие. Организационную основу такого взаимодействия должны составлять двусторонние межправительственные соглашения о сотрудничестве в области обеспечения МИБ. Соответствующие соглашения Россией заключены со всеми государствами - участниками БРИКС, а также с Кубой и Белоруссией. В проработке находятся еще несколько аналогичных проектов.

Важно отметить, что российско-американские договоренности от 2013 года дают возможность для такого взаимодействия специалистов и экспертов из России и США, даже несмотря на неблагоприятный политический фон. В целом следует отметить, что эффективное парирование угроз в информационной сфере можно обеспечить только на основе постоянного взаимодействия всех заинтересованных сторон как на уровне межгосударственных объединений, так и в двустороннем формате.

Константин Песчаненко, Генеральный штаб Вооруженных сил РФ: Современные информационные технологии активно используются членами мирового сообщества для достижения своих внешнеполитических целей. Большинство развитых стран мира приняли военно-политические документы в области киберобороны. Создаются и вводятся в структуру вооруженных сил боевые киберкомандования, разрабатываются различные виды кибероружия, систематически проводятся киберучения, выделяются значительные средства на создание наступательного киберпотенциала.

Как закономерный итог на Варшавском саммите НАТО, прошедшем в июле 2016 года, кибепространство официально объявлено новым оперативным пространством. Становится нормой использование СМИ и Интернета для вмешательства во внутренние дела суверенных государств. При этом, как правило, нарушается общественный порядок, разжигается межнациональная, межрасовая, межконфессиональная вражда, порождаются ненависть и дискриминация, население подстрекается к насилию, дезорганизуется деятельность государственной власти и управления, в том числе и военного.

Масштабы проблемы на сегодня носят такой характер, что впору говорить об угрозе международному миру и безопасности, исходящей как от государственных, так и от негосударственных субъектов. Явления, о которых идет речь, имеют явно выраженный военно-политический характер, так как неизбежно ведут к нарушению стратегической стабильности, развязыванию и эскалации военных конфликтов.

В соответствии с действующей российской военной политикой Генеральный штаб Вооруженных сил Российской Федерации активно участвует во внешнеполитической деятельности, направленной на предотвращение военных конфликтов, которые могут возникнуть в результате агрессивного и иного враждебного использования ИКТ. Опыт этой работы свидетельствует о том, что между российскими и западными подходами на сегодняшний день имеются существенные расхождения во взглядах на пути обеспечения международной информационной безопасности.

Например, декларируя полную приверженность нормам международного права в информационном пространстве, США и их союзники стараются не акцентировать внимание международной общественности на нерешенных проблемах, анонимности и скрытности в информационной сфере, без преодоления которых, на наш взгляд, адекватное применение норм в принципе считаем невозможным. Кроме того, уровень развития науки и практики обеспечения международной информационной безопасности пока не позволяет оперативно и достоверно определять роль конкретных государств в проведении враждебных действий в информационной сфере. Не выработаны критерии отнесения информационных атак к вооруженному нападению, что для нас, военных, очень важно. Не сформированы универсальные методологии расследования информационных инцидентов.

Нерешенность этих проблем может привести к ошибочной идентификации субъектов информационного пространства и, как следствие, к приписыванию факта применения силы тому или иному государству, чьи информационные системы могли бы быть или были задействованы несанкционированным использованием для осуществления такого рода атак. Соответственно, ошибка в квалификации информационной атаки может привести к применению уже реального оружия, а не только информационного. В условиях неопределенности относительно государственного правового статуса и мотивов действий нарушителей применение существующих на практике международных норм, в первую очередь на самооборону, может привести к бездоказательным и ошибочным обвинениям и, как следствие, возникновению и эскалации внешнеполитических конфликтов и общему снижению уровня стратегической стабильности.

Несмотря на эти аргументы, страны Запада во главе с США, продолжая проводить силовую политику, так называемое киберсдерживание, используют существующие нормы и принципы международного права для оценки действий и наказания тех членов мирового сообщества, которые, по их субъективному мнению, действуют в информационном пространстве не по правилам. Ускоренно формируется национальный, международно-санкционный и уголовно-правовой механизм наказания зарубежных юридических и физических лиц за проступки в информационном пространстве. Первым шагом в этом направлении стало принятие в 2015-2016 годах директив США о порядке введения санкций в отношении лиц, нарушающих нормы ответственного поведения. Аналогичные документы разрабатываются в Евросоюзе. Примеры таких наказаний, к сожалению, имеются.

Таким образом, путь, избранный Западом для наведения порядка в информационном пространстве, несет угрозу России и другим членам мирового сообщества. Считаем, что курсу на применение силы в информационном пространстве и намерению использовать потенциал международного права для его оправдания необходимо противопоставить совместные шаги, направленные на развитие и укрепление международного сотрудничества по военно-политическим аспектам международной информационной безопасности. Они должны быть нацелены на разрядку и предотвращение международных споров между членами мирового сообщества, по различным причинам и поводам, возникающим в ходе использования ИКТ.

При наличии доброй воли членов мирового сообщества можно найти необходимые точки соприкосновения на этом пути и возобновить международное сотрудничество. Считаем, что установление контактов будет способствовать достижению консенсуса в отношении путей и методов предотвращения военных конфликтов, имеющих информационную природу. В частности, наши западные партнеры в качестве одного из таких методов активно лоббируют так называемые добровольные меры укрепления доверия в области использования ИКТ. Перечень таких мер уже выработан в формате ОБСЕ. США и ЕС пытаются распространить этот опыт на азиатские и тихоокеанские регионы.

Однако, несмотря на серьезные усилия, которые прилагаются для продвижения этой инициативы, у нас вызывает большие сомнения возможность ее успешного завершения. Главной причиной такого положения является высокий уровень напряженности на сегодняшний день в отношениях между ключевыми участниками данного процесса. В этих условиях вряд ли стоит ожидать эффективного выполнения добровольных и необязательных мер укрепления доверия. Полагаем, что в условиях конфронтации эффективная работа по предотвращению военных конфликтов возможна только в рамках обязательных договоренностей.

В качестве первого шага налаживания сотрудничества между Россией и США в области международной информационной безопасности предлагаем рассмотреть вопрос о разработке и заключении соглашения об опасной военной деятельности в информационном пространстве. В самом широком смысле под опасной военной деятельностью в информационном пространстве надо понимать такое применение ИКТ вооруженными силами одного государства в мирное время, которое может привести к какому-то ущербу вооруженных сил другого государства или государств.

Содержательное международное определение разновидностей опасной военной деятельности в информационном пространстве может быть дано в ходе предстоящей переговорной работы как в формате штабных переговоров, которые активно ведутся Генеральным штабом ВС РФ, так и в других форматах. Кроме того, в соглашении должен быть определен порядок действий сторон для прекращения опасной военной деятельности, а также необходимые для его реализации меры укрепления доверия. Например, в форме обмена доказательной и иной информацией и проведения консультационных встреч специалистов. Убеждены, что в таком международном контексте меры укрепления доверия будут эффективно выполняться.

Независимо от установления той или иной формы российско-американского взаимодействия и сотрудничества с нашими западными партнерами в информационном пространстве, любые конструктивные шаги в этом направлении будут способствовать выходу из создавшегося тупика и переходу к перспективному двустороннему, во всяком случае с США, диалогу по военным аспектам международной информационной безопасности. Надеемся, что продуктивность этого диалога будет реально способствовать предотвращению военных конфликтов, разрядке напряженности и обеспечению стратегической стабильности в мире.

Рафал Рогозинский, сотрудник Международного института стратегических исследований (Великобритания), Фонда SecDev (Канада): Думаю, что все согласны с тем, что мы живем в эпоху напряженных международных отношений, характеризуемых эрозией доверия между Россией и Западом. В своем выступлении хотел бы затронуть три проблемы. Во-первых, эрозия мер, направленных на укрепление доверия в традиционных сферах, в особенности ядерной, создала опасную динамику. Во-вторых, невозможность в киберсфере, и в часности в области военного использования киберпространства, прийти к приемлемым нормам дополнительно обострила опасность этой сферы. В-третьих, историческая обстановка, в которой мы сейчас находимся, включая события, происходящие на Украине, и выборы в США, сигнализирует о реальных угрозах.

Надо помнить, что одним из наиболее важных достижений позднего периода холодной войны было создание Советским Союзом и США механизма доверия по вопросам ядерного оружия, который привел к, возможно, самому значительному снижению угрозы в истории. Этот процесс оказался не легким. Те, кто был вовлечен в него в 1980-1990-х годах, понимают, что он происходил постепенно и его целью было укрепление доверия силами обеих сторон и желанием работать вместе. Это привело к разработке эффективной системы, включающей создание функциональных механизмов, способных обеспечить доверие на длительную перспективу.

В середине 1990-х годов Российская Федерация попыталась использовать ту же логику, чтобы начать диалог о киберпространстве. К сожалению, страны Запада, и в особенности США, не были готовы использовать те же принципы, которые были задействованы для решения ядерного вопроса, для определения норм или заключения функциональных договоров, касающихся киберпространства. В результате этого и других негативных событий мы не смогли прийти к согласию по вопросу кибернорм. Более того, несмотря на годы работы Группы правительственных экспертов по вопросам информационной безопасности ООН, особого прогресса не удалось достигнуть, а в 2017 году, к сожалению, она прекратила свою деятельность.

Почему же это сегодня представляет опасность? Потому что одновременно возникли два процесса: отсутствие функциональных норм по укреплению доверия в киберпространстве и устаревание уже существующих мер по укреплению доверия в ядерной сфере. Но также важно отметить, что современный исторический период делает даже сам процесс движения навстречу укреплению доверия очень сложным.

Не хотелось бы заниматься поиском виноватых, больше пользы принесут краткий анализ реакции стран - членов НАТО на возникшую ситуацию и попытка понять, почему так сложно прийти к согласию по вопросам укрепления доверия.

Существует три фактора, на которых стоит сконцентрироваться.

Первый - украинский вопрос. Реальность такова, что конфликт на Украине, и в особенности использование киберсредств в качестве оружия, разрушил у стран НАТО доверие и желание сотрудничать с Россией. Они также встали на политический курс, с которого будет сложно сойти в ближайшей перспективе. С их точки зрения, этот курс означает следующее: украинская ситуация дала НАТО новое чувство долга, появилась причина для существования в качестве оборонительного альянса, который сфокусирован на увеличении своих военных возможностей, а именно в отношении России.

К сожалению, главные обсуждения в рамках НАТО в основном идут в ключе внутренних интересов стран Восточной Европы. И в результате этого НАТО ведет более непреклонную политику в отношении России, чем следовало бы ожидать. Угроза, или по крайней мере представляемая угроза, военных кибервозможностей России также ускорила процесс по разработке военной кибердоктрины и военных кибервозможностей альянса. И наконец, НАТО сфокусировалась на подготовке к противодействию российским операциям по распространению своего влияния и дезинформации. Объективно Россия стала основным врагом и целью миссий НАТО на данный момент.

Второй вопрос, крайне осложняющий принятие мер по укреплению доверия между Россией и США, - это президентские выборы 2016 года. Утверждение, что Россия вмешалась в выборы, еще более усугубило разрозненность во внутренних политических кругах США. Давайте посмотрим на факты. Вне зависимости от того, воспринимаем ли мы как данное цифры, опубликованные авторитетными организациями в США, свидетельствующие о том, что некоторые лица в России могли потратить 1,1 млн. долларов на рекламу в «Фейсбуке» и других социальных медиа во время выборов, предвыборная кампания Трампа в «Фейсбуке» стоила 66 млн. долларов.

Так, если мы посмотрим на это с точки зрения количественных затрат, то считаю очевидным, что влияние России на выборы не являлось значительным. Трамп победил на выборах потому, что ему удалось войти в политическую культуру США, а не по причине зарубежного вмешательства. Но это не важно, ведь утверждение, что Россия повлияла на выборы, дало толчок к появлению нового тренда во внутренней политике США. Может показаться шуткой, но в результате, возможно впервые, сформировалось единогласие политических партий США как в Конгрессе, так и Сенате по отношению к России. Республиканцы не хотят выглядеть слабыми в отношении России, а демократы не смирились со своим поражением на выборах, и им проще думать, что у них Россия украла победу. Таким образом, настроения в Конгрессе и Сенате, которые важны для формирования политической воли, чтобы начать диалог с Россией, в настоящий момент крайне негативны и вряд ли изменятся в ближайшем будущем.

Третья же проблема лежит в меньшей степени в политической плоскости, но тем не менее крайне важна. Она заключается в том, что нынешнее поколение дипломатов, особенно в США, не обладает преемственностью в отношении того, как система мер, направленных на укрепление доверия в рамках договоренности по ядерному оружию, работала в 1980-х годах. Они просто или не являлись участниками этого диалога, или им никогда это не преподавали, или же данные знания полностью утеряны. Более того, нынешнее поколение дипломатов в основном получили образование с упором на войну против терроризма, они являются экспертами по проблематике Афганистана и прекрасно понимают, что происходит на Ближнем Востоке. Но по вопросам стратегического партнерства в ядерной сфере они не являются экспертами, в результате чего попытки вовлечь их в осмысленный диалог становятся крайне затруднительными.

Беря в расчет проблемы эрозии доверия, невозможность проведения новых мер по укреплению доверия в киберпространстве, соединение ядерной и киберсфер, перед нами появляются реальные риски. Первый риск вытекает из того, что основные ядерные державы объявили о намерении модернизировать инфраструктуру, используемую для управления, а также сенсорные системы, используемые ядерными комплексами. Модернизация ядерных систем означает, что они станут более компьютеризированными, а это включает в себя не только автоматическое исправление ошибок, но также и то, что кибервозможности могут подорвать доверие к этим системам, лежащим в основе ядерного паритета и ядерного сдерживания. Почему же это угроза?

Системы, функционирующие на Западе, не были подвержены киберугрозам, поскольку они были созданы в 1950-1960-х годах с использованием аналоговых технологий. По этой причине не вставал вопрос о чьем-либо влиянии извне, как и об автоматизированных ошибках. Новое поколение систем будет обязательно включать автоматизированное принятие решений и опираться на искусственный интеллект, что сделает их уязвимыми не только перед ошибками, но и кибератаками. Фактически модернизация систем превратит их в цель для нападения.

В последние десять лет было много споров по поводу дестабилизирующего эффекта систем противоракетной обороны на ядерное сдерживание. Собственно, Российская Федерация имела претензии по поводу передового базирования как радаров, так и систем ПРО на ее границах ввиду того, что они были направлены против сдерживающих возможностей России, а не против опасных ядерных держав, как предполагалось. Мы можем думать, что в будущем против сдерживания будут использоваться не только системы ПРО, но и кибероружие, имеющее силу систем ПРО. И давайте не забывать, что существует всего девять ядерных держав, а кибердержав - по крайней мере 140. Это означает, что возможность дестабилизации ситуации в мире киберсредствами доступна большему количеству стран, чем ядерными.

Также угрозой являются сами характеристики ядерного оружия. К примеру, владение Северной Кореей ядерным оружием ставит под угрозу международную цифровую экономику, а не только само существование стран. Не стоит забывать, что в цифровой экономике сейчас находится 107 трлн. долларов, к 2020 году где-то 26% будут зависеть от современных технологий и инфраструктуры. Ядерное оружие может воздействовать на электронику. Электромагнитный импульс, генерируемый водородным оружием и подорванный на большой высоте над Европой или Евразией, может повлечь за собой урон цифровой инфраструктуры, на восстановление которой уйдет десяток лет. По их собственным словам, корейское водородное оружие основано на разработке, которая усиливает электромагнитный эффект. Северная Корея достигла сдерживания, угрожая мировой цифровой экономике. Так что сейчас сдерживание зависит не от количества ядерного оружия, а от специфического использования ядерного оружия, созданного для разработки электромагнитного импульса.

Иронично, но угрозой является и то, что третье поколение ядерного оружия, созданное с целью максимизировать электромагнитный импульс, и кибератаки могут быть использованы против ядерных командных центров Северной Кореи и Пакистана. А именно: применение кибератак и точечных ядерных ударов с электромагнитным импульсом считается сейчас рациональным и практичным решением. Мы вновь вошли в эпоху, где есть практический смысл в использовании ядерного оружия, которая не существовала в 1980-х, 1970-х и 1960-х годах. И это надо принимать в расчет, говоря о восстановлении доверия.

Хорошая новость заключаются в том, что у нас есть механизм по укреплению доверия в киберсфере, которого нет в других сферах. Имею в виду встречи в Гармише и работу консорциума при участии МИД России, целью которых является создание площадки, где эксперты могут встретиться и обсудить эти проблемы без предубеждений политиков.

Хотел бы предложить идею «круглого стола» по вопросам военного использования кибероружия, которая появилась в результате обсуждений, проходивших в Гармише в последние два года. Мы считаем, что целью «круглого стола» является создание пространства для экспертов, где можно провести ряд целенаправленных дискуссий для того, чтобы найти методы и возможности для восстановления доверия в диалогах по вопросам ядерного оружия и киберсреды. Чтобы дать представление, чем может стать это партнерство, хочу назвать некоторые институты, которые согласились участвовать в «круглом столе». Помимо Международного института стратегических исследований, также готовы принять участие Университет национальной обороны США, представляя Министерство обороны, Центр исследования глобальной безопасности, являющийся частью Ливерморской национальной лаборатории из США, Центр, специализирующийся на киберпространстве, ВВС США, Центр, специализирующийся на киберпространстве, ВМФ США. Из Китая - Институт стратегических исследований, Национальный институт обороны КНР, Шанхайский институт стратегических исследований, Академия военных наук и Оборонный научно-технический университет. С российской стороны участвует Институт проблем международной безопасности, в котором собрались эксперты из этого региона.

План действий на 2018 год состоит из трех встреч и рабочих сессий в Гармише в апреле 2018 года, в Уилтон-парке, которая будет организована британским Форин-офис, и в Вашингтоне. Идея такова - «спокойно, спокойно будем держаться на этом пути» и пытаться восстановить доверие на уровне экспертов, чтобы мы смогли повторить и улучшить процесс 1980-х годов.

В конце концов, важно отметить что Интернет создал самое значимое расширение прав и возможностей, данное человечеству, все могут согласиться, что изменения, которые он принес, значительно улучшили качество жизни и это также шаг в будущее, которое мы должны сохранить.

А.Оганесян: Хотел бы сказать несколько слов касательно Stuxnet. Когда разразилась эта история, я встречался с нашим послом и тогдашним руководителем МАГАТЭ Ю.Амано. Он был убежден, что эта тема для МАГАТЭ очень важна. Но встреча Группы экспертов не состоялась. На г-на Амано шикнули, и ему пришлось отказаться. Тогда мы все эту возможность упустили, потому что такие вещи, конечно, должны обсуждаться на площадке ООН и получать свою оценку.

Алексей Щеглов, ГНИВЦ Управления делами Президента РФ: Мы должны отдавать себе отчет в том, что каждый гражданин, имеющий доступ к глобальной сети Интернет, начиная с определенного возраста оставляет в ней свой след. То есть мы с вами живем в обществе беспрецедентной открытости, где анализ накопления данных и торговля данными являются очень серьезным бизнесом. Есть компании, целенаправленно занимающиеся подобного рода деятельностью.

Надо заметить, что те события, о которых мы сегодня говорили, например предвыборная кампания в США, позволили нам ознакомиться с результатами работы исследовательских коллективов, связанных с анализом сбора этих данных. Здесь хочется отметить публикации исследований Стэнфордского университета, связанных с определением различных психологических характеристик пользователей через исследование больших массивов данных в социальных сетях. Аналогичные исследовательские работы в других отраслях тоже возможны. Сегодня мы услышали, как анализ данных используется, например, в бизнесе. Транспортные потоки, объекты инфраструктуры, вплоть до личного состава войсковых соединений и штатной численности тех или иных системообразующих предприятий, имеют свое отражение в киберпространстве, и данные эти доступны в том числе и для злоумышленников.

Наиболее интересным сейчас является использование подобного рода технологий сбора и анализа данных в формировании информационных поводов, что мы с вами наблюдали, например, по событиям на Украине и Сирии. Так называемая разведка данных среди гражданских активистов. Эта работа не ограничивается формированием информационных поводов. Сейчас наше российское общество, как и сообщества иностранных государств, открыты к подобного рода исследованиям, к формированию массивов аналитических данных, позволяющих нам больше друг о друге узнавать. Что делать в этой ситуации и есть ли пути сохранения конфиденциальности в киберпространстве?

Разговор об анонимности в Сети - это разговор пустой, потому что анонимность может быть только для других пользователей, но никак не для компаний, разрабатывающих сервисы, к которым эти пользователи подключены. Поэтому здесь надо идти, скорее, другим путем. Путь ограничений всегда ведет к эскалации напряженности в обществе. Мы знаем, как резко была политизирована тема введения ограничения на коммуникации в мессенджере «Telegram». Мы должны действовать исходя из понимания изменившейся реальности, в которой мы с вами живем.

Сессия III

Павел Пилюгин, Институт проблем информационной безопасности МГУ им. М.В.Ломоносова: Мы говорим о принципах разграничения пространства и вообще цифровых границ, внутри которых государство имеет право и должно предпринимать какие-то активные действия по сохранению ИКТ-среды. Этой проблемой в МГУ уже некоторое время занимаются: описаны способы или методы построения такой границы, подготовлены публикации, тематика обсуждалась в экспертном сообществе.

Но есть ряд общих и конкретных, существенных и несущественных возражений от разных групп и интернет-сообществ. Иногда они носят характер лозунгов, но зачастую являются более конкретными, рассматривают экономику Интернета, сложившуюся систему управления, которую не хотелось бы разрушить. Эти возражения имеют право на существование.

Когда их начинаешь обсуждать, это выливается либо в большую философскую дискуссию, либо в решение чисто технических вопросов, но это закрывает основную цель того, что мы хотим получить. Хочу озвучить несколько принципов или основных тем, из которых должна строиться цифровая граница. Ограничусь следующими пунктами, которые описывают условия, цели цифровой границы и некоторые особенности, в которых она должна разворачиваться.

Первое - цифровая граница, основная задача которой обеспечить суверенитет государства в киберпространстве. Государство должно иметь механизмы, способы контроля за информационными потоками. Цель границы не изолироваться, не отгородиться от Интернета. Она должна регулировать, так как государство направлено на интеграцию в мировое информационное сообщество и на максимальный обмен информацией. То есть граница не должна этому препятствовать.

Второй момент - граница является результатом, объектом международных отношений.

А вот пункты 3, 4, 5 полностью соответствуют структуре протокола, который принят сегодня в Интернете. Здесь мы должны смотреть, что происходит при передаче IP-пакетов, установлении соединения, взаимодействии различных систем. Мы должны отследить, что реально будет происходить в интернет-пространстве, если у нас нет противоположной стороны, с которой можно договариваться. То есть мы отправляем куда-то информационный поток, а там нет режима какой-то границы в этом пространстве и нет представления, что делать в этом случае. Когда у стороны, с которой мы взаимодействуем, граница есть, но мы идем туда через прокси, через третьи системы, неким транзитом, а в этом транзите режима границы нет. Возникает некая неопределенность: куда-то информация уходит, откуда-то приходит и как это взаимодействие устанавливается.

Четвертый уровень: когда мы установили прямое соединение. Обычно IP-пакет идет с одного адреса на другой, устанавливается прямое соединение и с этой точки зрения стороны начинают взаимодействовать, они могут между собой договариваться в режиме данной границы. Режим границы предусматривает, как ее содержать, как ее пересекать, кого пропускать и как разбирать инциденты, которые возникают при нарушении этих правил. Что делать, если второго субъекта для двусторонних отношений нет?

Прежде всего развивать двусторонние отношения с иными субъектами, чтобы потом последовательно привлекать системы существующих договоров и тех, кто еще границу не определил. Это было бы очень интересно с точки зрения транзитных систем, потому что государство, на территорию которого данная система настроена, эти системы видит. Они заключают между собой какие-то договоры по обмену трафиком, более того, они платят налоги, они не являются невидимками. Возникает возможность действительно ответственного поведения. Либо надо заключать некое международное соглашение. Можно предлагать отдельную зону Интернета с другим статусом, с другой системой управления. Мне хотелось бы отметить, что могло бы быть предметом переговоров при определении режима цифровой границы.

Цифровая граница и вообще режим регулирования деятельности киберпространства, когда мы говорим о безопасности, должны смотреть в будущее. Мы должны говорить, что делать в будущей версии протокола, а там возникают совершенно интересные и неожиданные вещи. Нужно говорить о локальной сети, которую можно создать в новой системе адресации. Она будет больше того Интернета, который сейчас существует. Когда сравнивают объемы и количество адресов, которые в этой сети будут, их сравнивают с количеством атомов на поверхности Земли. Это позволяет каждому пользователю иметь много адресов технологически, для почты, анонимности. Мы можем выдавать определенную группу адресов, как загранпаспорта. Вот с этим адресом ты можешь поехать за границу. Это вопрос об атрибуции действий, что происходят в Интернете, и массе других возможностей, которые возникают при использовании новой версии такого протокола.

На какой базе строить доверенную вычислительную среду, которая будет обеспечивать не только границы, но и вообще нашу информационную безопасность? Здесь вопрос не только о программном обеспечении, но и о средствах вычислительной техники, об элементной базе. Если мы говорим о сетях, я бы упомянул такое интересное направление, которое в том числе развивает и МГУ, как программно-коммутированные сети. Дело в том, что там мы уходим от дорогих, сложных устройств. Естественно, это направление нужно развивать и поддерживать. Сегодня, насколько я знаю, идут тестовые испытания данного направления в «Ростелекоме» по переходу на отечественную вычислительную базу.

Андрей Ярных, «Лаборатория Касперского»: Интернет вещей является заметной IT-тенденцией, с которой связано огромное количество угроз. Потому что это явление, которому невозможно поставить препятствие, которое так или иначе будет происходить с любой страной, развивающей свои инструментарии, и привносить элементы IT-структуры даже там, где их раньше не было.

Если говорить про историю, то вредоносы для Интернета вещей мы начали фиксировать начиная с 2008 года. Подобная тенденция не последних лет, это достаточно долгосрочный тренд. Началось все с зловреда «Гидра», потом появились трансграничные платформы. Сейчас мы видим тренд в том, что отдельные заражения начинают складываться в организованную структуру. Мы уже сталкивались с реальными угрозами атак, которые организованы в качестве носителей на Интернет вещах, в частности на цифровых камерах.

«Лаборатория Касперского» не только реагирует на угрозы, которые появляются и опасны для сети Интернет. Уже в 2011 году мы начинали информировать общественность о том, что по этому тренду очень много зловредов, что они есть и для Аndroid, и для Windows, и для Symbian, что под угрозой находится Mac OS. Тогда же на одного пользователя было три устройства. К 2020 году мы можем ожидать 20 млрд. устройств по всему миру, которые будут общаться в сети Интернет между собой, каждое из этих устройств потенциально может быть взломано и использовано во вредоносных целях. В 2013 году было всего 46 киберугроз, а сейчас до 1000, которые начинают объединяться в ботнет-сети.

Что, собственно, заражают среди интернет вещей? По нашим данным, большая часть уязвимости и взломов пришлась на такие устройства, как DVR и IP-камеры, они попали в большей степени в зону риска. Сетевые устройства на втором месте. Телевидение и телефония тоже попали в данный критерий. Интернет вещей попал не только в категорию домашнего, бытового, но и в зону промышленности, которую можно отнести к критически важной инфраструктуре. Фактически наиболее опасные атаки связаны с этим направлением, когда атакуются не только домашние видео-няни, хотя это тоже важно для людей, но энергетические и промышленные объекты.

В нашем доме не все безопасно, как нам кажется. Уязвимости есть почти во всех устройствах, начиная от роутеров, сетевых накопителей и заканчивая телевидением. Естественно, есть некоторые рекомендации, которые мы даем на уровне частных, домашних пользователей, базовый из которых - это как минимум сменить пароль по умолчанию, получив устройство, там есть прошитые логин и пароль. Их необходимо менять, чтобы ликвидировать возможность доступа хакерам путем простого перебора.

Опасность вредоноса WannaCry заключается не только в том, что он дает доступ к компьютеру, но и шифрует все данные во взломанном компьютере. Шифрует длинным ключом, расшифровать было практически невозможно. По этой же уязвимости проходит другой вредонос Petya. Казалось бы, после этой эпидемии все должны быть внимательны. Тем не менее остались структуры, не актуализировавшие свое программное обеспечение, и в них происходили взломы, шифрование, вымогательства в криптовалюте. Существенное количество компаний потеряло свои данные.

На это мы ответили, подключившись в качестве соорганизатора сервиса nomoreransom.org совместно с Европол и Intel Security. Все, что мы находим, все ключи расшифровки, которые мы знаем, мы выкладываем на этот интернет-ресурс. Он бесплатный, общедоступный. Если кто-то стал жертвой программного вымогателя, в первую очередь надо посмотреть на этом ресурсе - может быть, уже есть лекарство, бесплатные ключи для расшифровки. Мы стараемся вести себя ответственно по отношению к таким большим эпидемиям. Считаем своим долгом поделиться лекарством, когда это людям необходимо.

Что необходимо для защиты? Конечно, необходим антивирус. Но что делает сама «Лаборатория» для того, чтобы уменьшить вероятность заражения и сделать мир безопаснее? Наша компания работает с операционной программой Kaspersky OS. У нас появился гипервизор. Мы вошли в партнерство с компанией «Элвис». Более того, уже появились чипы, защищенные нашим антивирусом, - защита того нижнего уровня, та самая доверенная среда, которая в дальнейшем может работать в робототехнике, передатчиках, всевозможных сетях и т. д. Появилась целая концепция построения защищенных механизмов. «Железо» тоже реализовано с помощью Kaspersky OS. «Железо» - это телекоммуникационное оборудование. Можно теперь рассматривать такие устройства и интегрировать их для доступа в сеть Интернет.

Есть некая изюминка, которой мы очень гордимся, но которая пока, к сожалению, реализуется только в западных проектах. Потенциал этого решения, на наш взгляд, очень большой. Когда мы рассматривали интернет вещей, мы поняли, что одна из таких вещей, нуждающихся в защите, - это автомобиль. Потому что он - тоже автоматизированная система, в которой очень много уязвимостей. Автомобилем можно дистанционно управлять, его можно взломать, можно произвести любые действия, если он не будет защищен. С некоторыми зарубежными партнерами мы реализовали механизмы защиты, которые работают на нашем Secure Hypervisor. Мы планируем, что среда будет защищена от стороннего вмешательства, опять же работая на нижнем уровне. Hypervisor будет перехватывать и контролировать все процессы внутри автомобиля и не допускать взлома. Уровень безопасности реализован практически на всех контурах, начиная от шрусов автомобиля и заканчивая сетевым доступом или управлением двигателем.

Негосударственные акторы в современных информационных войнах

Александр Смирнов, заместитель начальника отдела Главного управления по противодействию экстремизму МВД России, доцент, кандидат юридических наук: Буду исходить из понимания «информационной войны» как противоборства между государствами в информационном пространстве, которое предполагает оказание информационного воздействия на противника с одновременной защитой от подобного воздействия с его стороны. Мы знаем, что в международной практике есть официальное определение информационной войны, оно закреплено в соответствующем соглашении ШОС. На наш взгляд, оно очень удачное, но приведенное выше более подробное. Исходя из анализа двух дефиниций, можно выделить два основных направления информационной войны: информационно-техническое и информационно-психологическое. Первое воздействует на информационные системы, каналы связи, а второе предполагает оказание воздействия на сознание и подсознание людей.

Многие докладчики рассказывали о развитии наступательных информационных операций в разных странах мира. Хотел бы уделить внимание негосударственным акторам. Под ними мы будем понимать террористические организации, хакерские группы, средства массовой информации и блогеров, сообщества журналистов-расследователей и гражданских активистов, отдельных лиц, неправительственные организации, коммерческие организации. Являются ли эти акторы проводниками воли интересов другого государства или они реализуют свои цели? Вопрос достаточно сложный, он будет решаться применительно к различным видам групп, о которых я сказал. Даже внутри одной группы это соотношение может меняться. Кроме того, в юриспруденции есть такое понятие, как «эксцесс исполнителя», когда агент совершает какое-либо действие, выполняя волю другого, но при этом выходит за рамки первоначального замысла.

Сегодня много говорилось о сложности атрибуции информационных атак и установления субъектов в информационном пространстве. В терминологии западных спецслужб, например, False flag operations - это операции под ложным флагом, когда нападения совершаются таким образом, чтобы возложить ответственность за акции на ту или иную сторону конфликта. Понятно, что киберпространство является идеальной средой для проведения таких операций.

Современные международные террористические и экстремистские организации активно используют возможности современных информационно-коммуникационных технологий. В этом отношении особенно выделяется запрещенная в России международная террористическая организация «Исламское государство» (ИГИЛ), которая поставила пропагандистскую работу и вербовку в Интернете на качественно новый уровень.

Когда мы анализируем информационную активность террористических и экстремистских организаций в информационном пространстве, то мы, с одной стороны, видим мощность медийных холдингов, которые выпускают продукцию на профессиональном, студийном уровне. С другой стороны, мы видим рассеянную по всему миру массу их сторонников, которые ведут децентрализованную информационную активность. В блогосфере их называют «диванными моджахедами». Их деятельность не координируется, но они изолированно ведут пропаганду и размещают соответствующие материалы в поддержку ИГИЛ, в оправдание его действий с призывами совершения актов насилия. Мы видели, что эта тенденция была очень хорошо использована ИГИЛ.

Еще в 2016 году на этой площадке я сконцентрировал свое внимание на изменении тренда пропаганды ИГИЛ с призывов к переселению в новоявленный «халифат» (хиджре) на совершение терактов в местах проживания «волками-одиночками», используя при этом любые доступные средства - автотранспорт, ножи, топоры, огнестрельное оружие и т. д. Данная тенденция подтвердилась. Мы видели, что эти ростки не только взошли, но и дали свои ядовитые плоды - атаки, которые были совершены в странах Западной Европы. К сожалению, подобная опасность не миновала и нашу страну - ножевая атака в Сургуте, произошедшая летом 2017 года.

Основная функциональная роль хакерских и хактивистских групп в информационной войне сводится к совершению компьютерных атак на правительственные информационные ресурсы и критически важные объекты информационной инфраструктуры с целью нарушения их работы, а также к осуществлению несанкционированного доступа к информационным системам с целью хищения конфиденциальной и иной чувствительной информации. Если мы берем аспект психологического воздействия, то речь идет о группах, которые занимаются взломом каких-то массивов информации (обычно речь идет о чувствительной информации) с целью последующего ее вброса в информационное пространство и ее дальнейшей медийной раскрутки. Наиболее известной хактивистской сетевой группой является сообщество «Анонимус» («Anonymous»), объединяющее активистов, отстаивающих ценности свободы и анонимности в Интернете.

Следующая группа - средства массовой информации и блогеры. Сейчас пальму первенства начинают перехватывать так называемые «новые медиа» - это блоги, телеграм-канал и другие ресурсы, хотя мощные медийные холдинги пока сохраняют лидерство. Глобальные СМИ продолжают оставаться наиболее влиятельным источником информирования общества, а потому неизбежно вовлекаются в механизм информационного противостояния. Их основная функция в данном механизме состоит в трансляции аудиториям определенных идей и ценностей, формировании нужной информационной повестки и соответствующем освещении событий в стране и мире.

Следующий интересный субъект - это сообщества журналистов-расследователей и группы гражданских активистов. В эту группу объединены различные структуры, например профессиональные журналисты, которые занимаются антикоррупционными расследованиями. Я сознательно в своих выступлениях избегаю каких-то политических вопросов, связанных с достоверностью публикуемых ими сведений. Вопрос достоверности данных не всегда имеет первоочередное значение.

Есть сообщества гражданских активистов, которые занимаются разведкой на основе анализа открытых источников (Open source intelligence, OSINT). Они собирают массивы информации из различных источников, делают это достаточно профессионально или, по крайней мере, подают это достаточно профессионально с GPS-метками, анализом аккаунтов в социальных сетях. Потом это во взаимодействии с предыдущей группой вбрасывается, медийно раскручивается для оказания целевого информационного воздействия. Здесь прослеживаются признаки синхронизации деятельности нескольких групп отдельных государств, которые за этим стоят, мощных медийных корпораций и тех групп, которые осуществляют наработку данного массива информации и первичный информационный вброс.

В этом контексте проект «Wikileaks» продемонстрировал мощнейший потенциал влияния публикации массивов конфиденциальных данных как метода информационной войны в эпоху Big Data. Он послужил прообразом многих других подобных проектов, именуемых на жаргоне специалистов по пиару «сливными бачками», выступающих в настоящее время одним из ключевых инфраструктурных элементов современных информационных войн.

В информационных войнах важную роль могут сыграть и отдельные лица. Здесь прежде всего стоит упомянуть Эдварда Сноудена - бывшего сотрудника ЦРУ и АНБ, который в 2013 году передал газетам «The Guardian» и «The Washington Post» для публикации секретные материалы, раскрывающие всеобъемлющий механизм слежения американских спецслужб за информационными коммуникациями граждан многих государств. Разоблачения Сноудена нанесли мощный удар по международной репутации США, а также способствовали активизации публичных дискуссий о пределах допустимости ограничения свободы информации в интересах национальной безопасности.

Следующая группа - неправительственные организации. Данная группа объединяет множество разновидностей: научно-исследовательские и экспертные учреждения, правозащитные организации, фонды политической направленности и др. Так, например, важную роль в информационном освещении вооруженного конфликта в Сирии сыграл Сирийский центр мониторинга за соблюдением прав человека (Syrian Observatory for Human Rights), который, по сути, представлен одним человеком - Осамой Али Сулейманом, сирийским гражданином, проживающим в Великобритании (хотя сам Сулейман утверждает о наличии сети активистов проекта в Сирии). Несмотря на очевидную сомнительность мониторинговых возможностей данного правозащитного центра, многими западными СМИ и политиками использовались распространяемые им тенденциозные оценки действий сторон сирийского конфликта (прежде всего правительственных сил Сирии) и жертв среди мирного населения.

И, наконец, коммерческие организации. Здесь, скорее всего, речь идет о компаниях, которые занимаются киберразведкой, анализом больших данных в социальных сетях. В качестве примера организаций такого рода можно назвать американскую компанию «Palantir», которая разрабатывает и внедряет программное обеспечение, предназначенное для анализа больших объемов текстовой, цифровой и визуальной информации из разнородных источников. Вторая группа представлена ведущими компаниями по разработке программного обеспечения по защите информации - «Symantec», «Intel», «IBM», «Trend Micro», «EMC» и др.

Учитывая тенденцию последних десятилетий по передаче военно-силовых функций государства коммерческим структурам («приватизация безопасности»), наиболее ярко проявившую себя в форме развития частных военных корпораций, вполне можно допустить появление в рассматриваемой нами сфере частных компаний, специализирующихся на проведении наступательных информационных операций как в психологической, так и технической областях («информационная война как услуга»).

Цифровая безопасность новой экономики

Тимур Аитов, подкомитет по платежным инструментам и информационной безопасности Торгово-промышленной палаты РФ: Цифровая экономика для многих - это маяк, ориентир, как повысить эффективность бизнеса. Задача перехода к цифре актуальна для всех отраслей - это магистральный путь развития страны. Вопрос национальной безопасности - это скорейший переход к цифровой экономике, на что обратил внимание и Президент России.

Однако немедленный переход к IT-системам, срочный перевод всех процессов в цифровые форматы может не дать ожидаемого эффекта. Более того, скоротечная привязка к цифровым процессам управления в определенной степени цементирует бизнес и осложняет внедрение последующих инноваций. На этот счет есть много примеров. Сначала нужно провести реинжиниринг бизнес-процессов, то есть фундаментальное переосмысление и радикальное перепроектирование бизнес-процессов для достижения максимального эффекта производственно-хозяйственной и финансово-экономической деятельности, оформленное соответствующими организационно-распорядительными и нормативными документами. Реинжиниринг использует специфические средства представления и обработки проблемной информации, понятные как менеджерам, так и разработчикам информационных систем. И только потом переходить к цифре.

Все новые технологии, как правило, содержат новые риски и угрозы, о которых разработчики даже не подозревают. К этому надо готовиться заранее, предвидеть, ничего страшного в этом нет. Например, разрабатывали системы бесконтактных мобильных платежей, сразу появился целый набор хищений, которые даже представить себе не могли, потом были введены мобильные BIN, ограничение суммы транзакции, которые в ходе промышленной эксплуатации ликвидировали эти угрозы. Как правильно защищать инновации? Конечно, можно защитить любой бизнес, любую инновацию. Просто, грубо говоря, замуровать в саркофаг, построить там 100-метровый забор. Очевидно, что такая защита нецелесообразна, она не адекватна самому защищаемому объекту. Безусловно, должен быть допустимый риск, суть которого в балансе интересов пользователей, их защищенности и удобстве сервиса. Например, некоторые банки стали вводить очень усиленную систему аутентификации - многофакторную, трехфакторную, и сразу клиенты стали уходить в другие банки, где взяли просто логин и пароль.

Кто должен определять необходимый уровень защиты новых технологий от угроз, которые лежат в основе цифровой экономики? Кто должен взять на себя ответственность, если произойдут какие-нибудь сбои? Пока однозначных ответов на эти вопросы нет. Если мы строим цифровую экономику и к ней еще прикладываем цифровую безопасность, то бизнес-подоплека всех мероприятий крайне важна.

Роль и значение проблем и вызовов информационной безопасности по мере развития цифровой экономики все время будет расти в любых сферах. Например, искусственный интеллект, он действительно помогает. Важная проблема внедрения искусственного интеллекта связана с распределением зон ответственности. В какой мере мы можем делегировать этим роботам принятие важнейших решений? И кто будет нести ответственность за принимаемые решения? Сейчас предлагается легко снять эти вопросы, если рядом с этой машиной посадить оператора, который просто будет смотреть, принимать решения и нести ответственность за эти решения. Кто разрешит самим системам отключать по сигналу участки энергопотребления? Они столкнутся с трудностями, потому что придется аккуратно отслеживать и правовые аспекты действий этих систем с искусственным интеллектом, подсчитывать возможные убытки от несанкционированных отключений. В этой части доверять полностью машинам мы не можем, а законодательной базы, кроме обычного кодекса, у нас пока нет.

По кибервойнам добавлю только один момент. Кто победит в кибервойне? Это вопрос качества разработки. Здесь многое будет зависеть не только от быстродействия машин, но и от самих разработчиков. Отечественные разработчики всегда выделялись. У нас много исторических решений, которые позволяли машинам меньшей мощности и производительности добиться нужного результата.

Когда надо заниматься цифровой безопасностью при переходе к цифровой экономике? Нужно раньше привлекать экспертов, закладывать более устойчивые проекты безопасности, решений, архитектуры, защищенные системы разработки. Ключевым процессом цифровой экономики по-прежнему остается человек, и его роль пока не снижается, а, может быть, даже растет. Имею в виду, что он не становится слабым звеном. Все больше атак идет, и этому надо уделять первостепенное внимание. Видимо, нужен отдельный закон о цифровой экономике, которого нет, и ждать его больше страна уже не может.

Сессия IV

Путь к цифровому суверенитету небольшого государства

Александр Курбацкий, Белорусский государственный университет: Какое образование должна получать современная молодежь? Формируется цифровой мир. Возможно, надо нацелиться на формирование элементов цифровой нации, условно говоря, чтобы молодежи выставить необходимые ориентиры будущего. Если правильно создать модель развития страны, она станет интересной и применимой для молодых государств. Есть шанс сформировать эффективное образование, соответствующее текущей цифровой трансформации общества. Цепочка логическая может быть следующей: положить в основу стремление к цифровому суверенитету и благодаря этому заняться цифровой трансформацией.

Государство и власть понимают, что на сегодняшний день в цифровом мире вырастают проблемы информационной безопасности, что подталкивает власть стремиться к информационному суверенитету. Это начинает обсуждаться на разных уровнях, будучи условием самосохранения. Идея цифрового суверенитета может стать хорошим стимулом перестройки самого образования. В определенном смысле можно считать, что мы по такому пути двигаемся. С одной стороны, у нас создан Парк высоких технологий. В 2001 году президент подписал указ о создании научно-технологической ассоциации «Инфопарк». Мы ее создали и начали развивать. В 2005 году был подписан декрет о создании Парка высоких технологий.

Фактически как специализированная экстерриториальная зона, она давала налоговые льготы для IT-компаний. Они работали в основном по аутсорсинговой схеме, то есть на заказах извне, а центр разработки - в Белоруссии. Это дало возможность прекратить массовый отток IT-шников из Белоруссии. Сегодня в Парке высоких технологий около 170 компаний, общее число программистов более 30 тысяч, тех, которые трудятся в Белоруссии. Данный парк работал по системе заказов извне, главным образом из США - примерно 80% заказов, остальное - Канада и Европа, очень немного из России и Юго-Восточной Азии.

У нас были центры разработки - прежде всего кодирование и тестирование. Образование начало подстраиваться под эту модель, и вузы стали готовить кодировщиков и тестировщиков. Но серьезное образование начало разрушаться. Очень быстро исчезла мотивация изучения сложных дисциплин математики. Для того чтобы попасть в Парк высоких технологий, достаточно знать любую технологическую платформу, по-простому - программирование.

Сейчас мы на новом этапе. В какой-то степени нам помогло то, что появилось много стартапов, много инициатив по созданию так называемых продуктовых моделей. Появилась мотивация изучать математику, потому что появился искусственный интеллект. Мы встали перед дилеммой, куда двигаться дальше, поэтому сейчас перестраиваем Парк высоких технологий. Недавно у президента мы обсуждали новый декрет по этому вопросу. Парк высоких технологий мы превращаем в экспериментальную площадку для многих инициатив.

К сожалению, наверху была иллюзия, что у нас в IT-образовании все хорошо. Только сейчас удалось убедить руководство страны в том, что у нас кризис в образовании, старая модель образования себя исчерпала, нужно строить новую модель цифровой трансформации. Президент дал добро. Я настаивал на том, чтобы нам дали экспериментальную площадку, и мы бы ушли под крышу Министерства образования для проведения динамичных экспериментов. Экспертиза со стороны государства в IT- и инфосферах очень низкая. Для того чтобы выстраивать цифровые границы, нужно глубоко понимать проблемы на нижнем уровне. К сожалению, мы не можем найти экспертов, которые это поймут, по крайней мере со стороны государства. Тогда о каком суверенитете можно говорить, если у нас скоро экспертиза будет вообще отсутствовать. Мы сейчас должны выстраивать более эффективное образование, а шанс такой у нас появляется - создать новые образовательные структуры.

А.Оганесян: Есть опасность, что молодежь настолько себя растворяет в информационной среде, настолько близко к ней стоит, что со стороны кажется, что она не справится с искусственным интеллектом, станет его приложением. Если молодые люди будут относиться к этой сфере, как к идолу, то они не смогут управлять данной технологией, наоборот, сами будут управляемы. Вот чего мы боимся. Базовое гуманитарное образование играет огромную роль. В конце концов, мы рискуем потерять это поколение, а молодежь уйдет просто в цифру и с ней не справится. Я бы обратил внимание на то, как защитить нашу молодежь от того, чтобы она не растворилась в таких технологиях. Она должна управлять ими, причем осознанно, с определенными нравственными критериями. Тогда и мы, старшее поколение, будем в безопасности, и дети будут в большей безопасности. Поэтому надо думать наперед, чтó молодежь даст будущим поколениям. За цифрой можно не увидеть ни человека, ни будущего. Надо думать, как менять образование, не забывая о воспитании.

А.Крутских: Меня очень насторожила формула: философия, математика, программирование. Все, казалось бы, здорово, кроме одного: нет еще одного слова - «политика». Сопровождая в поездке Патрушева в Бразилию, я обратил внимание на то, как элита страны четко понимает, что сейчас создается глобальная, новая гео-, киберполитика. Идет размежевание на новые союзы, отнюдь не НАТО, не Варшавский договор или структуры СНГ. В воздухе витает создание альтернативного интернета со всеми вытекающими потрясающими последствиями для мира. Это заботит США, всех их партнеров. Первый вопрос, который они нам задают: вы действительно в БРИКС обсуждаете эту тему? Наших западных партнеров волнует, готова ли БРИКС-структура родить альтернативную концепцию информационного использования мира, более скородействующую.

А вдруг родит? Следовательно, малые страны априори закладывают себе зависимость от тех, кто определит новые границы. Может быть, пора философски осознать только одно - с кем вы, белорусские «товарищи-писатели»? Кибербезопасность без решения системы выстраивания нового интернета невозможна. Управление интернетом должно быть интернациональным, что негативно воспринимают на Западе. А как он будет существовать без единых правил, без единого демократического центра? Каждая страна имеет право вето. Англосаксонские страны, прежде всего, категорически против обсуждения темы интернета, но это не остановишь. И в этих условиях малые страны должны четко для себя осознать, как бы не опоздать на новый поезд размежевания по электронным границам мира. Не надо создавать альтернативного интернета, если по нынешнему интернету можно договориться о его интернационализации при условии, что каждая страна сохраняет свой суверенитет и имеет определенное право вето. А если договориться нельзя, то побеждает кибербеспредел, кибертерроризм. Поэтому профессорам, студентам не про философию надо говорить, а про геополитику. Мы, в МГИМО, этим занимаемся, и студенты, причем из разных стран, нас понимают.

Т.Полякова, заведующая Сектором информационного права ИГП РАН, доктор юридических наук: Хотела бы присоединиться и сказать о праве. В ноябре я была на научном семинаре в Минске, где обсуждались вопросы формирования научно-технологического пространства Союзного государства. Есть определенные акты, соглашения, решения, эта проблема развивается. С одной стороны, есть разные подходы, но и у нас, и у белорусов есть стратегические документы по цифровой экономике, по развитию информационной безопасности. В рамках Союзного государства обсуждалась и тема научно-технологического развития. Точек соприкосновения с точки зрения образования у нас достаточно много. И они носят не только технический характер. Кто бы ни выступал сегодня, все говорят о суверенитете и принципах и т. д. Информационное пространство все равно потребует правового регулирования.

Развитие системы мер укрепления доверия в информационном пространстве на региональных площадках

Юлия Томилова, МИД России: В этом году произошли события, которые в значительной степени повлияли на процесс формирования глобальной системы международной информационной безопасности. Во-первых, Группе правительственных экспертов (ГПЭ) ООН по международной информационной безопасности не удалось принять итоговый доклад. О причинах этого и важности скорейшего принятия правил, норм, принципов ответственного поведения в информационном пространстве говорили многие выступающие. Наряду с временной, как мы надеемся, остановкой ооновского трека активизировалась деятельность в области разработки мер укрепления доверия. Прежде чем говорить о данных мерах, следует понять, чтó они из себя представляют и чем они отличаются от правил поведения. Меры доверия являются специализированным и исключительно техническим механизмом сотрудничества государств. Правила же поведения необходимы для установления политических рамок такого взаимодействия и обеспечения принципиальных мер доверия, выработанных в разных регионах.

На фоне возрастающей нестабильности и атмосферы недопонимания в информационном пространстве именно эти меры призваны сыграть существенную роль в развитии межгосударственного сотрудничества и уменьшении напряженности между странами. Основной их целью представляется полное исключение практики необоснованных обвинений в адрес отдельных государств во вредоносном использовании ИКТ, провокаций и нагнетания политической напряженности.

Впервые как международный правовой инструмент появилось соглашение между СССР и США «О мерах по уменьшению опасности возникновения ядерной войны» 1971 года. Однако обсуждение данной идеи, хотя и началось в двустороннем формате, постепенно было перенесено на международные площадки. Важную роль в этом процессе играет ООН. Один из разделов доклада ГПЭ ООН по МИБ, принятого в 2015 году, посвящен рекомендациям по укреплению мер доверия в обмене информацией. Среди них в качестве примера можно выделить следующее. Во-первых, это улучшение обмена информацией между государствами об инцидентах, связанных с безопасностью использования ИКТ. Во-вторых, это добровольный обмен мнениями и информацией о национальных стратегиях и политике в передовом опыте принятия решений соответствующих национальных организаций о мерах, направленных на развитие международного сотрудничества и совершенствование сотрудничества правоохранительных органов.

В докладе содержатся и другие меры, но все я перечислять не буду. Значительный прогресс в области разработки мер доверия по безопасности в сфере использования ИКТ был достигнут и на региональных площадках. Основным локомотивом здесь традиционно выступает ОБСЕ. В мае 2011 года на конференции ОБСЕ в Вене, касающейся всеобъемлющего подхода в кибербезопасности, обсуждались различные варианты решений проблем международной информационной безопасности. Одной из основных рекомендаций этой конференции стала идея фокусирования на начальном этапе деятельности этих организаций именно на разработке мер укрепления доверия в информационном пространстве с учетом большого опыта ОБСЕ в этой сфере.

В развитие этого в 2012 году была создана неформальная рабочая группа для укрепления мер доверия применительно к информационному пространству. Именно на этой площадке в 2012-2013 годах происходили разработка и согласование первоначального перечня мер укрепления доверия в рамках ОБСЕ с целью снижения рисков возникновения конфликтов в результате использования ИКТ.

В течение последующих трех лет на этой же площадке согласовывался список дополнительных мер доверия, который в конечном итоге был принят Постоянным советом ОБСЕ в 2016 году. В том же году оба списка - первоначальный и дополнительный - были объединены в один документ, который приняли министры иностранных дел ОБСЕ. Все меры, принятые ОБСЕ, преследуют одну глобальную цель - снизить риски возникновения конфликтов при использовании ИКТ. При этом все меры носят исключительно добровольный характер.

Как это ни парадоксально, но начиная с 2016 года эффективность ОБСЕ на этом направлении начала снижаться в силу следующих причин. Единственной площадкой ОБСЕ, которая уполномочена на обсуждение данных вопросов, является неформальная группа, которая не обладает достаточным политическим авторитетом. Сама организация работы данной группы оставляет желать лучшего. Она собирается на нерегулярной основе и функционирует без четкого регламента. Процедура не отводит достаточного времени на собственно переговорный процесс. Также реализация и обсуждение уже принятых мер доверия зачастую осуществляются по избирательному принципу, что девальвирует ценность всего пакета уже согласованных мер и достигнутых договоренностей. Понимая необходимость кардинального изменения сложившейся ситуации, в 2016 году на заседании министров иностранных дел ОБСЕ министр иностранных дел России Сергей Лавров предложил рассмотреть так называемый Мирный киберплан для ОБСЕ, реализация которого способствовала бы повышению эффективности деятельности ОБСЕ по обеспечению МИБ.

Он подразумевал четыре основных шага. Во-первых, это изучение вопроса о том, как укрепить значение ОБСЕ по урегулированию инцидентов при использовании ИКТ, в предотвращении и перерастании конфликтных ситуаций, вызванных ИКТ, в крупномасштабную конфронтацию. Во-вторых, это проведение под эгидой ООН и ОБСЕ международных крупных конференций по наиболее актуальным вопросам обеспечения МИБ. В-третьих, придание официального статуса в рамках ОБСЕ действующей неформальной профильной рабочей группе по выработке мер укрепления доверия. В-четвертых, проработка вопросов создания специализированного подразделения в Секретариате ОБСЕ по проблематике обеспечения МИБ.

Считаем, что реализация этих четырех пунктов способствовала бы эффективности работы ОБСЕ в направлении обеспечения МИБ и созданию в ОБСЕ более упорядоченной структуры для обсуждения проблематики обеспечения МИБ. Начало этого процесса может быть положено уже в 2018 году. Недавно завершившийся СМИД в Вене наглядно продемонстрировал, что наше видение и план Лаврова разделяют все страны - участницы ОБСЕ. Подтверждением этому стало принятие соответствующего решения в ходе заседания. Тем самым оно открывает возможности для всех участников ОБСЕ определить пути укрепления и оптимизации деятельности Организации в качестве практической платформы для сокращения рисков возникновения конфликтов в результате использования ИКТ. Одновременно мы убеж-дены, что ОБСЕ не должна пытаться подменять ООН. Ей необходимо продолжать действовать в рамках своей специализации. Мы категорически против того, чтобы ОБСЕ занималась политическим очко-втирательством путем наращивания мер доверия, принимая их только для формального пополнения списка. Для нас главное - добиться того, чтобы уже принятые меры начинали бы работать. Мы выступаем неукоснительно за принципы добровольности, суверенности и невмешательства при применении мер доверия.

Стоит затронуть еще одну региональную площадку, которая стремительно набирает свой политический вес в области мер доверия. Это, конечно, Региональный форум АСЕАН по безопасности. В 2012 году было принято заявление о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности, в котором содержится ряд мер для активизации регионального сотрудничества. В 2015 году на министерской встрече был утвержден Рабочий план по безопасности в сфере использования ИКТ, ставший важным шагом на пути к формированию общих ориентиров стран - участниц АРФ в области развития мирной и безопасной ИКТ-среды, а также предотвращению конфликтов в информационном пространстве.

Этот документ заложил основу для сотрудничества в данной области. Чтобы начать практическую работу в этом направлении, в 2017 году на министерской встрече стран - участниц АРФ был принят концептуальный документ по безопасности в ИКТ и созыву расширенного состава по укреплению мер доверия. В соответствии с этим документом экспертная группа стала основной площадкой для обсуждения проблематики мер доверия. Данный шаг способствовал созданию в АРФ прозрачного механизма ведения полномасштабных переговоров по проблематике МИБ в АТР. Ожидаем, что в дальнейшем у АРФ начнется активная работа по всем аспектам МИБ. В России не только готовы к запуску нового трека в АТР, но готовы принимать активное участие в этой работе. Несмотря на важность выработки региональных мер доверия, по-настоящему эффективная система безопасности возможна только на глобальном уровне. Поэтому необходимо разработать правила ответственного поведения государств в информационном пространстве.

Владимир Иванов, Институт Восток - Запад (США): В российско-американском сотрудничестве я наблюдаю следующее: мы продолжаем диалог, продолжаем встречаться. Однако внутриполитический конфликт в США препятствует тому, чтобы чиновники или люди, непосредственно принимающие политические решения, приходили на наши встречи. Нам, к сожалению, не удалось, несмотря на все наши усилия, привлечь к разговору представителей администрации Трампа. На всех последних встречах американскую делегацию возглавлял бывший руководитель Министерства внутренней безопасности США Майкл Чертофф. Это уникальный человек, который хорошо понимает проблемы и говорит на адекватном, культурном языке. Мы надеемся, что эта работа продолжится. Он старается избегать попадания в такую конфронтационную волну, которая сейчас доминирует в отношениях России и США.

И как мне кажется, хотя истерия в США в отношении России препятствует диалогу, в некоторой перспективе она может дать положительный эффект, потому что так или иначе американцы поняли свою уязвимость. До этого они охотно вмешивались в дела других стран с позиции силы - «мягкой силы», «цветными революциями» - и считали это нормой. Все другие страны должны были защищаться. Сейчас, несмотря на всю бездоказательность представленных материалов в рамках расследований российского вмешательства в американские выборы, американцы испугались, они почувствовали, что их система дает трещины.

Между нами существует разница языков и культур. Это объективное явление, и это надо понимать. Кроме того, у них другая юридическая система. Есть разное понимание, как должны выглядеть факты и протоколы предоставления доказательств, что та или иная страна действительно является источником угроз и вмешивается во внутриполитические процессы. Во время наших встреч мы договорились, что будем уточнять процедуры, конкретно смотреть, когда, например, Россия жалуется в органы юстиции США, из которых не приходит никакого ответа. В чем вопрос? Это политическое нежелание или, может быть, технические проблемы, которые препятствуют их ответу. То же самое и в нашей стране.

В ходе этого взаимодействия мы работаем с разными партнерами в России, в первую очередь с Институтом проблем информационной безопасности, РСМД, участвуем в российском форуме «Управление интернетом», принимаем участие в разных конференциях. Важно, что таким образом устанавливается международный контакт. Иногда случаются досадные эпизоды, возникают разногласия. В частности, мы выпустили совместно с РСМД промежуточный рабочий отчет, где представлены взгляды американских и российских экспертов, которые участвовали в дискуссиях на две темы: вопросы совместной борьбы с кибертерроризмом и выработки международных норм.

Затем в журнале «Международная жизнь» появилась статья А.Стрельцова и А.Смирнова на схожую тему «Российско-американское сотрудничество в области международной информационной безопасности: предложения по приоритетным направлениям» (2017, №11), где изложены отдельные позиции докладов американских и российских экспертов, которые были подвергнуты дружеской критике. Какие-то позиции, которые были изложены в наших материалах, не совсем правильно были поняты. Отчасти это может быть связано с переводом или расхождениями в понимании вопроса. Мы рады, что те взгляды, которые были опубликованы, получили отклик, потому что у нас есть возможность продолжить разговор, мы можем пояснить друг другу, в чем возникло недопонимание, и продолжить диалог дальше.

Кроме двустороннего формата работы на российско-американском направлении, мы участвуем в многосторонних форматах. О создании новой группы экспертов было официально объявлено на Мюнхенской конференции в 2017 году, она получила название «Глобальная комиссия по стабильности в киберпространстве». Мы считаем, что, несмотря на возможные недостатки, есть позитивные факты существования этой комиссии - в ее композиции. Она включает представителей всех стран БРИКС. В настоящее время идет формирование ее подгруппы, непосредственно обращенной к проблемам взаимодействия государств в международном киберпространстве. Мы приглашаем представителей государственных структур России к участию в работе этой группы.

Основным итогом работы на данный момент был сформулированный в Нью-Дели «на полях» конференции призыв к защите базовой инфраструктуры Интернета: неприкосновенность общественной базовой инфраструктуры Интернета. Государственные и негосударственные игроки не должны осуществлять или сознательно позволять деятельность, которая преднамеренным и существенным образом препятствует общедоступности и целостности общественной базовой инфраструктуры Интернета, нарушая таким образом стабильность киберпространства. В элементы общественной базовой инфраструктуры включают среди прочего систему доменных имен, сертификаты протоколов, обеспечивающих доверие, а также коммуникационные кабели.

Сессия V

Подходы к правовому регулированию киберпространства в период вооруженных конфликтов

Мария Гаврилова, Московская делегация Международного комитета Красного Креста: Почему Международный комитет Красного Креста в принципе интересуется этой проблематикой, почему вопросы регулирования киберпространства так важны для нашей организации? Международный комитет Красного Креста представляет собой независимую гуманитарную организацию. Одна из основных ее целей - защита граждан во время вооруженных конфликтов. Для нас в данном случае не имеет значения, при помощи каких методов ведутся эти вооруженные конфликты: будь то конвенциональное или какое-то кибероружие. Это не имеет значения и для гражданского населения, которое, к сожалению, терпит определенные лишения в силу вооруженного насилия. Не важно, от чего разрушен госпиталь: от прямого удара или он будет выведен из строя путем отключения электроснабжения.

Основная цель, которую мы преследуем, - это развитие международного права, в том числе в области регулирования киберпространства в целях защиты гражданского населения. Очень часто мы слышим упреки в адрес какой-то отрасли права, что она отстает от регулирования, практической деятельности, развития технологий. Международный комитет Красного Креста заинтересован в том, чтобы на таких площадках с привлечением не только юристов, но и специалистов обеспечить защиту гуманитарного права таким образом, чтобы оно не отставало от непосредственной практики.

Говоря об информационных войнах, о кибервойнах, мы прежде всего имеем в виду применение компьютеров и компьютерных систем в ходе действующих вооруженных конфликтов, когда они используются как методы ведения войны. Они могут использоваться для выведения из строя каких-то информационных систем безопасности, для того, чтобы вывести из строя какие-то промышленные предприятия, которые обеспечивают экономику государства. Говоря о применимости международного гуманитарного права в новых условиях, следует отметить, что оно создавалось в настолько широких формулировках, чтобы не зависеть в своем применении от дальнейшего развития технологий. То есть международное гуманитарное право регулирует применение средств войны, применение оружия вне зависимости от конкретного типа этого оружия. Это было подтверждено, в частности, и Международным судом ООН. К такому же выводу пришла и ГПЭ ООН, которая заявила о том, что международное право применяется к киберпространству. Международное гуманитарное право регулирует киберпространство в рамках вооруженных конфликтов, но все-таки возникают вопросы в отношении его применения.

Первое. Одно дело, когда кинетические атаки сопровождаются кибернетическими методами ведения войны. Другое дело, когда имеем дело только с кибератаками. Могут ли сами по себе кибератаки подчиняться международному гуманитарному праву, если при этом не наблюдается применение непосредственно физической силы? Второе - география атаки. Киберпространство позволяет проводить кибератаки, находясь на значительном удалении от непосредственного театра военных действий. Будет ли там также применяться международное гуманитарное право, а значит, в отношении лиц хакерской группы применимы те же методы войны, регулируемые международным гуманитарным правом? Может ли государство отвечать военной атакой в данном случае на действия этой хакерской группы?

Тогда позиция Международного комитета Красного Креста заключается в том, что, наверное, международное гуманитарное право не должно следовать «в чемодане» за любым участником вооруженного конфликта. Если кибератаки из какого-то конкретного государства сами по себе достигнут такой степени интенсивности, чтобы квалифицироваться как самостоятельный вооруженный конфликт, мы будем говорить о применении международного гуманитарного права. Если же мы будем говорить о единичных кибератаках, то, скорее всего, эти вопросы нужно будет регулировать в действующих национальных правовых системах без привлечения норм международного гуманитарного права.

Государство должно отличить гражданскую инфраструктуру от военной инфраструктуры, что достаточно сложно сделать в киберпространстве. Эта обязанность лежит не только на атакующем государстве, она лежит и в мирное время на государстве, которое должно защищать свое гражданское население. Но насколько это возможно в киберпространстве, когда используется одно и то же оборудование, одни и те же спутники? Эти вопросы до сих пор остаются открытыми, но Международный комитет Красного Креста подчеркивает необходимость их решения.

Также применение принципов международного гуманитарного права в киберпространстве связано с необходимостью учета пропорциональности при кибератаках. На государстве лежат определенные обязательства подсчета ущерба, который будет нанесен гражданскому населению, и оценки его с точки зрения военного преимущества, которое предполагает получить государство при кибератаке. Проблема в том, что в киберпространстве достаточно трудно подсчитать масштаб последствий для гражданского населения. Тем не менее масштабы последствий для гражданского населения могут быть фатальными.

Приведу один пример кибератаки в мирное время в США, когда хакерская группа произвела атаку на водоочистительные сооружения и поменяла химический состав реагентов, которые использовались для очистки воды. Благо, что сработала система контроля водоочистительного сооружения, которая обнаружила, что количество реагентов уменьшается непредсказуемым образом. Но если бы эта система не сработала, если бы это происходило в ходе вооруженного конфликта, то отсутствие чистой питьевой воды могло привести к не меньшим драматическим последствиям для гражданского населения, чем мы сейчас, например, наблюдаем в Йемене, в котором вспышка холеры уносит тысячи и тысячи жизней.

Следующий вопрос - о привлечении к ответственности в условиях фактической анонимности. Ответственность частных лиц или компаний чрезвычайно сложно определить в ходе киберконфликтов, когда воздействие осуществляется дистанционно и вовлекаются граждане разных государств. И помимо юридической ответственности государств, возникает вопрос статуса частных лиц, которые принимают участие в вооруженном конфликте.

Еще одной проблемой является определение объектов нападения, поскольку для международного гуманитарного права является критически важным отличие гражданских от военных объектов, так как гражданские объекты не являются законной целью нападения. Является ли информация объектом для нападения? Можно ли считать соцсети гражданским объектом, защищаемым международным гуманитарным правом? На все эти вопросы нет однозначного ответа.

С точки зрения Международного комитета Красного Креста ключевым вопросом является оценка последствий каждой конкретной атаки и каждого конкретного действия. Если кибератаки несут за собой не меньший ущерб для гражданского населения, чем сопутствующие им кинетические атаки, значит, они должны регулироваться международным гуманитарным правом.

О влиянии факторов ИКТ на стратегическую стабильность

Наталья Ромашкина, Центр международной безопасности ИМЭМО РАН: Проблема поиска путей нормализации двусторонних отношений России и США, а также стабилизации глобальной безопасности в целом вновь остро ставит вопрос обеспечения стратегической стабильности. При этом сегодня речь идет уже не только о военных возможностях государств, но и в информационной или киберсферах. Наибольшее беспокойство вызывает информационная безопасность систем командования и управления ядерным оружием (ЯО).

В процессе разработки критериев оценки уровня стратегической стабильности и основанных на этом конкретных планов по ее обеспечению целесообразно учитывать как общие для любого исторического периода характеристики, так и особенности современного этапа. Ускоренное развитие ИКТ в настоящее время является одной из таких исключительных особенностей.

И анализ доказывает, что все факторы, дестабилизирующие современную систему стратегической стабильности, связаны с развитием ИКТ. Так, современные конфликты во многом отличаются сегодня новыми методами шпионажа и другими разрушительными ИКТ-инструментами, направленными на критически важную государственную инфраструктуру (яркие примеры - вредоносные программы Stuxnet и Flame), на усовершенствованные технологии вмешательства во внутренние дела государства (например, «цветные революции», дестабилизация и т. д.). По оценкам экспертов, уже более 30 государств обладают так называемым наступательным кибероружием.

Поэтому соответствующие угрозы целесообразно выделять в качестве отдельного дестабилизирующего фактора. При этом другие угрозы в настоящий период усугубляются использованием ИКТ в деструктивных целях, милитаризацией мирных информационных технологий, а также легкостью, внезапностью и быстродействием как информационно-технологического, так и информационно-психологического оружия.

Значения терминов «информационная угроза», «угроза в сфере информационно-коммуникационных технологий (ИКТ)», «киберугроза» так же, как и понятие «стратегическая стабильность», по-разному определяются различными государствами и акторами, в течение нескольких десятилетий вызывают дискуссии. Так, в официальных российских документах отсутствует термин «кибер». Кроме того, РФ, КНР и другие страны ШОС, члены ОДКБ используют термин «информационный» в противоположность западному «кибер», вкладывая в значение этого термина не только информационно-технологические, но и информационно-психологические аспекты. Государства Запада во главе с США признают наличие информации за пределами киберпространства и используют оба термина в своих национальных документах, но на международном уровне ограничиваются «кибер» - глобальным пространством в рамках информационной сферы, охватывающим взаимосвязанные сети информационной технологической инфраструктуры и размещенные в них данные, в том числе Интернет, телекоммуникационные сети, компьютерные системы и встроенные процессоры и системы управления.

Пока не существует единого общепринятого определения понятий «информационная угроза» и «киберугроза», в результате чего исследования приводят к различным выводам и предлагают разные решения проблем, что ограничивает эффективность межгосударственного сотрудничества и усложняет продолжающиеся дебаты о минимизации этой угрозы и противодействии ей.

Определения этого термина находятся в достаточно широком диапазоне: от операций в компьютерных сетях (в том числе в Интернете), хищения и шпионажа, саботажа и разрушения до стратегических атак и электронного противоборства. При оценке уровня стратегической стабильности целесообразно использовать самое широкое понимание киберугрозы, затрагивающее в настоящее время все этапы процесса обеспечения безопасности.

Отмечу, что в настоящее время из-за все более широкого распространения ИКТ различия между информационными и киберугрозами во многом стираются, так как и психологическое воздействие сегодня максимально эффективно осуществляется с использованием Интернета. Кроме того, даже в том случае, когда объектом воздействия являются технические устройства, все большее значение приобретает производимый психологический эффект.

В связи с этим государствам - основным акторам обеспечения стратегической стабильности - целесообразно ускорить взаимодействие для достижения общего понимания терминологии, связанной с информационным или киберпространством, для выработки единой понятийной базы, которая необходима для достижения реальных результатов взаимодействия.

На сегодняшний день создан широкий спектр ИКТ-средств для применения в военной области. В частности, борьба с системами управления (Command and Control Warfare (C2W) - военная стратегия с применением информационной среды на поле боя для физического разрушения командной структуры противника; разведывательное противоборство (Intelligence-Based Warfare (IBW) - операции, которые проводятся с помощью автоматизированных систем, которые, в свою очередь, являются потенциальными объектами кибератак (выделяются «наступательные» и «оборонительные» киберразведывательные операции); электронное противоборство (Electronic Warfare) - военные действия, включающие использование электромагнитной и направленной энергии для контроля электромагнитного спектра или атаки противника, которые состоят из трех подразделений: электронная атака, электронная защита и поддержка (в русскоязычных источниках эквивалентом понятия «электронное противоборство» часто является «радиоэлектронная борьба» - РЭБ); военные средства, способствующие проведению информационных операций, в частности включают стратегические коммуникации, операции в киберпространстве и космосе, военные операции по поддержке информации, разведку, специальные технические процедуры, совместные операции электромагнитного спектра и т. д.

И наступательные, и оборонительные информационные операции проводятся в информационной среде, представленной физическими лицами, организациями и системами по сбору, обработке, распространению и другим действиям с информацией. Согласно документам США, информационная среда состоит из трех взаимосвязанных компонентов - физического, информационного и когнитивного. Физический компонент состоит из систем контроля и управления, задействованных в процессе принятия ключевых решений и поддержания инфраструктуры, что дает возможность оказывать влияние физическим лицам и организациям. Информационный компонент обеспечивает сбор, обработку, хранение, распространение и защиту информации. Когнитивный компонент действует на сознание тех, кто оперирует с информацией. Таким образом, все информационные угрозы в военной сфере носят как технологический, так и психологический характер. Это еще раз доказывает целесообразность использования самого широкого определения понятия «информационная киберугроза» и анализа всех его аспектов.

Все связанные с этими угрозами проблемы можно отнести к различным элементам военной организации и инфраструктуры. Но важнейшим, безусловно, является блок киберугроз в сфере ЯО. Сегодня существуют различные мнения в отношении вероятности и последствий вредоносного информационного воздействия на систему командования, управления и контроля над ЯО: от полного отрицания этой возможности до утверждений о резком увеличении такой вероятности на современном этапе.

Однако и в науке вообще и в военной стратегии в частности необходимо исходить из худших вариантов развития событий, из самых негативных прогнозов. Следовательно, эта проблема должна находиться в фокусе внимания ученых и практиков, в первую очередь из государств - обладателей ЯО. При этом необходимо реально оценивать те изменения, которые неизбежно влияют на функционирование систем, связанных с ЯО, понимая, что речь не идет о необходимости в корне менять основополагающие принципы управления. Киберугрозы обостряют, осложняют, углубляют, усиливают и видоизменяют те проблемы, которые всегда существовали в обеспечении безопасности системы ЯО.

Можно выделить несколько актуальных направлений деятельности, дающих оценку влияния ИКТ-средств на уровень стратегической стабильности.

Во-первых, рост вероятности выведения из строя или уничтожения ЯО посредством ИКТ уже сегодня оказывает влияние на будущее процессов ядерного разоружения и нераспространения. С одной стороны, рост таких новых возможностей может стать для государств - обладателей ЯО поводом для ускоренного сокращения таких вооружений. А с другой стороны, и это, к сожалению, более вероятно, может послужить серьезной причиной для масштабной модернизации ЯО, разработки более сложных и защищенных систем, что приведет к созданию предпосылок для качественной и/или количественной гонки ядерных вооружений, и как следствие - снижению уровня стратегической стабильности. Кроме того, вопросы информационной безопасности могут повлиять не только на будущее процессов ядерного разоружения и нераспространения (их развитие, масштабы и достижение глобальной цели полного ядерного разоружения, указанного в ДНЯО), но и на уже существующие режимы.

Второе направление деятельности ученых и военных целесообразно связывать с самой серьезной, хотя пока и маловероятной, угрозой - с возможностью несанкционированного запуска БР, а также влияния на принятие решения о применении ЯО. Эта проблема продиктована следующими возможностями: получение ложной информации от систем предупреждения о ракетном нападении (СПРН) о запуске БР с ЯО со стороны противника; внедрение в управление коммуникационными системами в командных пунктах ракетных войск стратегического назначения для создания ситуации несанкционированного пуска; непосредственное внедрение в электронные системы командования и контроля ЯО.

Ключевые области влияния кибератак на стабильность в кризисной ситуации:

1) во время хакерских нападений могут быть повреждены или разрушены каналы коммуникаций, созданы помехи в системе управления вооруженными, в том числе ядерными, силами, а также снижена уверенность военных, принимающих решения, в работоспособности и эффективности систем управления, командования и контроля (например, нападавшие могут использовать DDoS-атаки для нарушения систем коммуникации, управления и целеполагания);

2) ИКТ-нападения могут негативно повлиять на принятие решения об ответных действиях;

3) угроза выведения из строя военных систем под воздействием ИКТ-средств может сократить поиск альтернатив военным действиям и создать значительные проблемы для успешной передачи сигналов, таким образом сжимая «лестницу эскалации конфликтов», особенно на этапе между использованием обычных и ядерных вооружений;

4) ИКТ-нападения могут привести к некорректному восприятию намерений потенциального противника или к «обману» системы СПРН.

При этом важно отметить, что в развитых странах уже идет процесс перехода на цифровые технологии передачи информации в сфере управления и контроля над ядерными вооружениями. По данным Министерства обороны России, Ракетные войска стратегического назначения РФ полностью перейдут на цифровые технологии к 2020 году (пока в основном используются аналоговые системы).

Кроме того, эта проблема связана с возможностями использования «ложного флага» при кибервмешательстве третьими лицами, когда операции проводятся таким образом, чтобы создавалось впечатление, что они были выполнены другим актором.

Не исключена также вероятность восприятия каких-то действий в качестве начального этапа перехода к условиям гарантированного взаимного уничтожения. Все это повышает вероятность несанкционированного запуска БР, а следовательно, снижает уровень стратегической стабильности.

Третье направление деятельности целесообразно сосредоточить на анализе целей различных акторов вредоносного информационного воздействия, а именно государств, террористов и других преступников. Так, ИКТ-нападения государств друг на друга, вероятно, могут быть направлены на шпионаж, создание киберагентурных сетей, саботажа (намеренного повреждения или уничтожения) для выведения из строя системы командования и контроля над ЯО или элементов самого ЯО противника; создание неуверенности у лиц, принимающих решения, в том, что все системы будут работать эффективно. Главная цель при этом - привести противника к принятию выгодных для себя решений. Террористы же или другие третьи лица, вероятно, будут стремиться использовать ИКТ как средство для создания кризисной ситуации или даже стимулировать возможное использование ЯО.

Четвертое направление деятельности ученых и практиков логически вытекает из предыдущего: анализ целей различных акторов приводит к необходимости учета отличий между типами атак - так называемых «открывающих» доступ и «блокирующих» доступ к соответствующим системам. «Открывающие» доступ кибератаки могут быть направлены непосредственно на ЯО, чтобы спровоцировать его применение, в том числе путем «обмана» системы СПРН. Второй тип кибернападений - «блокирующие» доступ - может быть направлен на намеренное повреждение систем вооружений для нарушения их работы или вывод из строя (в том числе повреждения коммуникационных сетей и СПРН, которые не дадут возможности получить приказ о запуске ЯО, а также хищение совершенно секретной информации).

Еще одно важное направление связано с поиском ответа на вопрос: должно ли ядерное оружие играть какую-то роль в предотвращении информационных нападений на военные и другие критически важные объекты инфраструктуры государств? Пока этот вопрос является чисто теоретическим. Но с учетом глобального стратегического значения ЯО и ускоренного роста угроз в информационном пространстве необходимо отдавать себе отчет в том, что ядерная и информационная сферы, видимо, будут еще более взаимосвязаны в будущем и этот вопрос может встать более остро.

Отметим, что эти опасности возрастают с учетом Углубленной политики киберзащиты НАТО, одобренной в 2014 году, в рамках которой признается применимость к киберпространству статьи 5 Североатлантического договора. При этом утверждается, что «решение о том, когда кибернападение приводит к введению в действие статьи 5, будет приниматься Североатлантическим союзом в каждом отдельном случае». Однако из-за сложности атрибуции кибератаки под удар могут попасть непричастные к ней государства. Важно понимать при этом, что признание киберпространства сферой оперативной ответственности НАТО подразумевает формирование соответствующих командных структур, привлечение необходимых сил и средств.

В контексте всего вышесказанного хочу отметить, что в отношении стратегической стабильности исключительно ярко работает принцип «опасность в промедлении».

Поэтому во избежание негативного развития событий целесообразно:

1) включать вопросы обеспечения информационной кибербезопасности в обсуждения и переговоры по ядерным вооружениям и стратегической стабильности на двусторонней (РФ - США) и многосторонней основе с участием России;

2) разрабатывать конкретные меры по укреплению доверия (в частности, обмен данными об информационных угрозах, практическое межгосударственное сотрудничество и др.);

3) государствам - обладателям ЯО активизировать работу по более эффективной подготовке персонала и защите программно-аппаратных средств военной инфраструктуры от различных ИКТ-нападений;

4) активизировать научные исследования по разработке теоретических и методологических подходов к общепринятому понятию стратегической стабильности, совместных критериев оценки и практических методов обеспечения ее необходимого и достаточного уровня в изменившейся системе международных военно-политических отношений с учетом новых дестабилизирующих факторов, среди которых, несомненно, уже находятся угрозы информационной безопасности.

Все эти меры могут стать фундаментом для более широких двусторонних и/или многосторонних соглашений о контроле над вооружениями в так называемом информационно-ядерном пространстве в будущем.

А.Крутских: Наталья Петровна, я не очень понял, как может произойти несанкционированный запуск баллистической ракеты. Такого в природе быть не может. Все устроено так, что ни в Америке, ни в Северной Корее, ни в России несанкционированного запуска быть не может, потому что если бы такой запуск мог быть даже в теории, то нас бы давно не было. Когда Путин и Обама заключили три соглашения в Лозанне, даже мировая пресса мгновенно, без глубокого анализа охарактеризовала это событие как первое в мире человеческой цивилизации, которое предотвращает кибервойну. Потому что после нажатия кнопок наступит конец цивилизации. У политического руководства нашей страны есть решимость, что до Волги мы не отступим, и 1941 года не будет, и вторую щеку по-библейски мы не подставим. Стратегическая стабильность слагается из совершенно других факторов, она делается ежедневно, потому что человечество хочет выжить.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579569


Россия. Великобритания. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579558 Антон Уткин

«Дело Скрипалей»: международно-правовой аспект

Антон Уткин, Независимый эксперт по химическому оружию, кандидат химических наук

«Дело Скрипалей», безусловно, войдет в историю как яркий пример решения целого ряда проблем одного государства за счет использования покушения на жизнь гражданских людей в политических целях. Называется целый ряд вопросов, на решение которых был направлен политический запал Великобритании - отвлечение внимания от прекращения программы бесплатных обедов в школах для малоимущих семей, условий брекзита, торпедирования строительства «Северного потока - 2» и восстановления падающих рейтингов кабинета Терезы Мэй и т. д.

Однако с точки зрения вопросов химического оружия целью, скорее всего, являлась Сирия. На протяжении длительного времени усилия Запада взять под контроль события в этой стране наталкиваются на весьма успешную политику России в регионе. Одним из методов борьбы с режимом Ассада было обвинение его в применении одного из самых варварских видов оружия массового уничтожения - химического. В качестве инструмента был задействован Совместный механизм по рас-следованию фактов применения химического оружия в Сирии, созданный в соответствии с резолюцией Совета Безопасности 22351. Он имел мандат ООН определять виновных в применении химического оружия, мандат которого не имела Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО). В результате своей работы Совместный механизм рассмотрел шесть случаев применения химического оружия, ответственность за четыре из которых была возложена на Сирию, а за два - на «Исламское государство». Технический уровень отчетов, которые выпустил Совместный механизм, и обоснованность выводов были настолько низкими, в особенности там, где ответственность возлагалась на Сирию, что Россия вынуждена была наложить вето на предложения по продлению работы Совместного механизма.

При этом именно авторитет России, обоснованно не верящей в использование химического оружия руководством Сирии, не позволял западным государствам получить поддержку значительной части международного сообщества и применить к Сирии жесткие санкции. Россия никогда не занималась распространением химического оружия и не создавала арсеналы химического оружия для других стран.
У западных стран репутация в этом смысле очень плохая. Согласно отчету UNMOVIC, «более 200 иностранных поставщиков имели крупные контракты на поставку важнейших технологий, оборудования, предметов и материалов, которые непосредственно использовались Ираком в его программах создания химического оружия, биологического оружия и ракет»2. Большая часть этих поставщиков представляла западные страны. Более того, ведущие западные страны, включая США и Великобританию, следуя своим геополитическим интересам, не только активно поддерживали Ирак в войне против Ирана, но и напрямую помогали развивать мощности по созданию химического оружия3. Великобритания осуществляла масштабные поставки в Сирию прекурсоров для производства зарина4, того самого, который впоследствии был уничтожен благодаря усилиям России.

Многие страны знают и помнят тот факт, что Россия всегда была последовательна в вопросах распространения и использования химического оружия и потому прислушиваются к ее мнению, когда речь идет об обвинениях Запада в адрес Сирии в связи с применением химического оружия. Однако ситуация может принципиально поменяться, если обвинить саму Россию в том, что она использует химическое оружие для убийства гражданских лиц на территории Великобритании. Если бы эти обвинения были достаточно убедительными для других стран, то мог бы быть рассмотрен сценарий наказания Сирии через механизм Конвенции о запрещении химического оружия. Каким образом он работает?

Механизм соблюдения обязательств в рамках конвенции

Как известно, в соответствии со статьей VIII конвенции5, ОЗХО состоит из трех органов:

- Конференция государств-участников;

- Исполнительный совет;

- Технический секретариат.

Конференция государств-участников включает всех членов конвенции (более 190) и является ключевым органом Организации. Конференция осуществляет надзор за исполнением конвенции, оценивает ее соблюдение, утверждает процедурные правила и принимает все необходимые меры по обеспечению соблюдения конвенции. Конференция также контролирует деятельность других органов.

Исполнительный совет управляет текущей деятельностью Организации. Он состоит из 41 члена, которые избираются сроком на два года в соответствии со справедливым географическим распределением.

Технический секретариат помогает конференции и Исполнительному совету в выполнении ими своих функций, а также осуществляет проверки в соответствии с конвенцией и выполняет другие функции, порученные конференцией и советом. Технический секретариат состоит из генерального директора, выбираемого на четырехлетний срок, инспекторов, а также научного, технического и другого персонала. Секретариат получает декларации от государств-участников и осуществляет мониторинг объектов, которые могут относиться к производству химического оружия. Инспекторы осуществляют инспекции на местах, обеспечивая особую интрузивность конвенции6.

Если Технический секретариат в своей деятельности или государство-участник обнаруживает свидетельства несоблюдения конвенции, Исполнительный совет обращается к соответствующему члену конвенции с просьбой устранить проблему в соответствии со статьей XII конвенции7. Если проблема не устраняется в назначенный период, то Исполнительный совет проводит консультации с проблемным государством-участником. При отсутствии прогресса  конференция может ограничить или лишить государство-участника прав и привилегий, гарантируемых конвенцией, пока оно не подтвердит выполнение своих обязательств. Конвенция не определяет четко объем возможных санкций за нарушение конкретных обязательств. В то же время лишить государство его членства в Организации невозможно. Когда же действия государства-участника угрожают предмету и целям конвенции, конференция может рекомендовать принять коллективные меры в соответствии с международным правом. Это может включать экспортные ограничения химикатов, технического оборудования и технологий. В особых случаях конференция может довести проблему до сведения Генеральной Ассамблеи ООН и Совета Безопасности. Кстати, в особо серьезных случаях Исполнительный совет также обладает полномочиями доводить проблему до сведения ООН.

Таким образом, сценарий применения санкций через механизм конвенции предполагает, что соответствующие решения должны быть вынесены конференцией либо Исполнительным советом. Решения в обоих органах принимаются двумя третями голосов. Это означает, что для принятия решения против Сирии необходимы весьма убедительные факты. В принципе тот факт, что Совместный механизм определил Сирию виновной в четырех инцидентах с применением химического оружия, дает противникам Ассада существенное преимущество, позволяя заявлять, что ООН определила вину Сирийской армии. Однако позиция России, которая активно выявляет необоснованность таких обвинений, а также отказалась признавать легитимность Совместного механизма, наложив вето на решение о продлении его полномочий, существенно ослабляет возможности западных стран по использованию санкционного механизма конвенции.

Если же авторитет России будет подорван в связи с обвинениями уже в ее адрес, то это потенциально открывает дорогу западным странам для использования ОЗХО в политических целях. Если теоретически удастся проголосовать на сессии Исполнительного совета за решение, обвиняющее Сирию в нарушении конвенции, и довести этот вопрос до органов ООН для принятия соответствующих решений, то Россия может оказаться в сложном положении, поскольку накладывать вето придется не на проект резолюции, предложенный одним из членов Совета Безопасности, а на решение, поддержанное организацией, представляющей практически все государства мира. Репетицией такого сюжета может служить решение 83-й сессии Исполнительного совета от 11 ноября 2016 года, основанное на выводах Совместного механизма, обвиняющего Сирию в применении химического оружия8. Результатом этого решения было проведение дополнительных инспекций в Сирии.

Конечно, это далеко от приведенного выше сценария, однако показывает направление движения.

В то же время «дело Скрипалей» вряд ли приведет к серьезным последствиям в рамках ОЗХО, так как Организация носит выраженный технический характер по реализации режима запрещения химического оружия. Поэтому чисто политические демарши Лондона не находят отклика у членов Организации. Кроме отсутствия технической обоснованности обвинений Великобритании в адрес России, Лондон демонстративно нарушает международное законодательство, нарушая порядок разрешения спорных вопросов, прописанный в конвенции. Возможно, для британской политики важно не следовать этому порядку, чтобы никто не разобрался в обоснованности обвинений, однако это не остается незамеченным для большинства стран. Каким же образом должна была действовать Великобритания, если она искренне хотела разобраться в обстоятельствах «дела Скрипалей»?

Порядок взаимодействия государств при выяснении фактов в связи с предметом и целью конвенции

Порядок консультаций и сотрудничества государств - участников конвенции прописан в статье IX9. В соответствии с пунктом 2 этой статьи, «государства-участники всякий раз, когда это возможно, прежде всего предпринимают всяческие усилия к тому, чтобы выяснить и урегулировать путем обмена информацией и консультаций между собой любой вопрос, который может вызывать сомнение относительно соблюдения настоящей конвенции». Как видно из текста конвенции, у Великобритании не было выбора - осуществлять обмен информацией с Россией и проводить консультации или нет. В данном случае это императив. Великобритания обязана была это сделать, прежде чем делать политические заявления на площадке ОЗХО. Далее, «государство-участник, получающий от другого государства-участника просьбу о разъяснении… представляет запрашивающему государству-участнику как можно скорее, но, в любом случае, не позднее чем через десять дней после поступления просьбы, информацию, достаточную для ответа на высказанное сомнение или озабоченность». То есть после предоставления Лондоном информации России и просьбы разъяснить эту информацию у России должно было быть десять дней для того, чтобы проанализировать полученные данные и дать соответствующий ответ. Однако Великобритания дала России для ответа 24 часа, не предоставив никакой информации. Это является явным нарушением конвенции.

Кроме того, Великобритания могла обвинять Россию через средства массовой информации и по дипломатическим каналам, не прибегая к площадке ОЗХО, тем самым показывая, что не собирается обращаться к юридическим нормам конвенции. Однако посол Великобритании Питер Вилсон 13 марта 2018 года на 87-й сессии Исполнительного совета сделал соответствующее политическое заявление10. Этим шагом Лондон ввел данный вопрос под юрисдикцию конвенции, однако сделал все, чтобы нарушить требования конвенции по разрешению спорных вопросов между государствами-участниками.

Вместо следования порядку, прописанному конвенцией, Лондон пригласил представителей ОЗХО в страну для отбора проб. Приглашение было осуществлено в рамках технической поддержки, а не в качестве инспекции. Это означало, что представители ОЗХО не имели особых прав инспекторов, в связи с чем не могли отбирать все пробы, которые они сочли бы необходимым отобрать, и не могли проинтервьюировать всех вовлеченных в инцидент физических лиц. Известно, что Лондон отказал представителям ОЗХО в отборе некоторых проб, а также в беседах с некоторыми людьми. Данный факт свидетельствует о неискренности Великобритании в расследовании «дела Скрипалей».

Безусловно, ОЗХО не станет делать никаких заявлений о виновности или невиновности отдельных государств. В результате анализа отобранных проб будут получены данные о присутствии в этих пробах образцов конкретных химических соединений. Результаты анализа передадут Великобритании и - по соответствующему запросу - России.

Несмотря на отсутствие заключений о виновности какой-либо страны, Великобритания, скорее всего, будет использовать любые результаты ОЗХО в качестве подтверждения своей правоты.

Возникает справедливый вопрос: как в этой ситуации должна действовать Россия?

Что должна делать Россия

Если ответить на этот вопрос кратко, то Россия должна делать ровно то, чего не сделала Великобритания.

Во-первых, Россия должна предложить Великобритании провести консультации и обмен информацией по «делу Скрипалей». Формально Россия уже сделала это через российского представителя в ОЗХО Александра Шульгина, который в своем заявлении на 87-й сессии Исполнительного совета предложил британской стороне провести консультации на двусторонней основе и потребовал представить вещественные доказательства11

Поскольку в течение десяти дней после этого запроса от Великобритании не поступило удовлетворительного ответа, то Россия имеет право в соответствии с пунктом 3 статьи IX «просить Исполнительный совет оказать содействие в прояснении любой ситуации, которая может быть сочтена неясной или которая вызывает озабоченность относительно возможного несоблюдения настоящей конвенции другим государством-участником». Совет обязан предоставить всю информацию, которая имеет отношение к такой озабоченности. Список вопросов Российской стороны к Техсекретариату ОЗХО, опубликованный на сайте МИД России 1 апреля 2018 года, является той самой просьбой о разъяснении12.

Далее в соответствии с пунктом 4 той же статьи Россия имеет право просить Исполнительный совет получить у Великобритании разъяснение относительно «дела Скрипалей». В этом случае совет направляет соответствующий запрос Великобритании и она обязана представить разъяснения в течение десяти дней. Если Россия не будет удовлетворена ответом, то она может просить совет получить дополнительные разъяснения. В этом случае Исполнительный совет может создать группу экспертов для изучения ситуации, которая представит совету отчет о своих выводах. Если же и это не удовлетворит Россию, то она имеет право просить о созыве специальной сессии Исполнительного совета. На такой специальной сессии Исполнительный совет рассматривает этот вопрос и может рекомендовать любую меру, какую он считает целесообразной для урегулирования ситуации.

Кроме того, в соответствии с пунктом 5 статьи IX Россия также имеет право просить Исполнительный совет прояснить любую ситуацию, которая сочтена неясной или вызывает озабоченность. То есть Россия может просить о созыве внеочередной сессии Исполнительного совета независимо от последовательности выполнения запросов по пункту 4.

Затем в соответствии с пунктом 7 статьи IX, если сомнения или озабоченность России не будут рассеяны в течение 60 дней после представления Исполнительному совету запроса о разъяснении или если Россия сочтет, что ее сомнения заслуживают безотлагательного рассмотрения, то она может просить о созыве специальной сессии конференции в соответствии с пунктом 12 с) статьи VIII. На такой специальной сессии конференция рассматривает соответствующий вопрос и может рекомендовать любую меру, какую она считает целесообразной для урегулирования ситуации.

Во всех случаях России следует добиваться от Великобритании предоставления исчерпывающей информации о ходе расследования по «делу Скрипалей», а также информации, на основании которой Лондон принял решение о виновности России. Россия также может просить предоставить всю информацию о производстве веществ типа «Новичок» все страны, включая Великобританию. Необходимо так организовать работу «на полях» ОЗХО, чтобы каждое заседание Исполнительного совета завершалось требованием к Великобритании представить всю необходимую информацию так, чтобы Лондон оказался в положении защищающейся стороны.

Представляется также, что Россия может запросить у ОЗХО экспертное заключение о возможности определить страну или лабораторию, где было произведено отравляющее вещество, на основании результатов анализа проб из Великобритании. Это важно, поскольку в СМИ распространяются мифы о том, что такая возможность существует.

В любом случае, последовательные действия России в рамках международного законодательства, направленные на выявление и демонстрацию отсутствия каких-либо реальных доказательств вины России на всех уровнях Организации по запрещению химического оружия, могут оказаться весьма действенным инструментом при отстаивании своих интересов в «деле Скрипалей».

 1UN Press release // https://www.un.org/press/en/2015/sc12001.doc.htm

 2Резюме компендиума иракских программ, связанных с запрещенными вооружениями в химической, биологической и ракетных областях. S/2006/420. Июнь 2006. С. 35 // http://www.un.org/Depts/unmovic/new/documents/compendium_summary/s-2006-420-Russian.pdf

 3Phythian M. Arming Iraq: How the U.S. and Britain Secretly Built Saddam's War Machine // Northeastern University Press, 1997. С. 73-74.

 4Written statement to Parliament. Statement on the Historical Role of UK Companies in Supplying Deal Use Chemicals to Syria // The National Archives. July 9, 2014 // http://webarchive.nationalarchives.gov.uk/20160619015950/https://www.gov.uk/ government/speeches/statement-on-the-historical-role-of-uk-companies-in-supplying-dual-use-chemicals-to-syria

 5Конвенция о запрещении химического оружия, ст. VIII // https://www.opcw.org/ru/konvencija-o-khimicheskom-oruzhii/stati/statja-viii-organizacija/

 6Barry Kellman. The Advent of International Chemical Regulation: The Chemical Weapons Convention Implementation Act // Journal of Legislation. Vol. 25. Issue 2. Article 2. Р. 117-139.

 7Конвенция о запрещении химического оружия, ст. XII // https://www.opcw.org/ru/konvencija-o-khimicheskom-oruzhii/stati/statja-khii-mery-po-ispravleniju-polozhenija-i-obespecheniju-sobljudenija-vkljuchaja-sankcii/

 8Decision OPCW-United Nations Joint Investigative Mechanism reports on chemical weapons use in the Syrian Arab Republic. November 11, 2016 // https://www.opcw.org/fileadmin/OPCW/EC/83/en/ec83dec05_e_.pdf

 9Конвенция о запрещении химического оружия, ст. IX // https://www.opcw.org/ru/konvencija-o-khimicheskom-oruzhii/stati/statja-ikh-konsultacii-sotrudnichestvo-i-vyjasnenie-faktov/

10Statement by H.E. Ambassador Peter Wilson permanent representative of the United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland to the OPCW at the eighty-seventh session of the Executive Council. March 13, 2018 // https://www.opcw.org/fileadmin/OPCW/EC/87/en/ec87nat05_e_.pdf

11Statement by H.E. Ambassador A.V.Shulgin permanent representative of the Russian Federation to the OPCW at the eighty-seventh session of the Executive Council (on the chemical incident in Salisbury). March 13, 2018 // https://www.opcw.org/fileadmin/OPCW/EC/87/en/ec87nat09_e_.pdf

12Список вопросов Российской стороны к Техсекретариату ОЗХО по сфабрикованному Великобританией против России «делу Скрипалей». 1 апреля 2018 г. // http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/3150201

Россия. Великобритания. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579558 Антон Уткин


Монголия. Германия > Армия, полиция > montsame.gov.mn, 23 апреля 2018 > № 2587729

СОСТОЯЛАСЬ КОНСУЛЬТАТИВНАЯ ВСТРЕЧА МЕЖДУ МИНИСТЕРСТВАМИ ОБОРОНЫ МОНГОЛИИ И ГЕРМАНИИ

Сегодня, 23 апреля в Улаанбаатаре состоялась 13-я консультативная встреча между министерствами обороны Монголии и Федеративной Республикой Германия /ФРГ/.

На встрече немецкую делегацию возглавил заместитель начальника Политического отдела Минобороны ФРГ, капитан ВМФ Аксель Ристау, а нашу сторону - генеральный секретарь Минобороны, бригадный генерал Х.Батбилэг.

В ходе встречи стороны подчеркнули важность оборонного сектора в отношении между двумя странами и обменялись мнениями по актуальным вопросам двусторонних отношений, в частности, дальнейшего расширения многостороннего сотрудничества в оборонной сфере между Монголией и ФРГ.

Делегация из Германии ознакомилась с подготовкой, вооружением и техникой ВС Монголии в рамках участия в миссии «Решительная поддержка» под руководством НАТО в Исламской Республике Афганистан.

Б.Ариунбаяр

Монголия. Германия > Армия, полиция > montsame.gov.mn, 23 апреля 2018 > № 2587729


Ливия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Экология. Армия, полиция > neftegaz.ru, 23 апреля 2018 > № 2587650

Ливия вновь снизит добычу нефти. Причина - пожар на многострадальном нефтепроводе Заггут - Эс-Сидр.

Ливийская National Oil Corp. (NOC) вновь столкнулась с проблемами при транспортировке нефти на экспорт.

21 апреля 2018 г загорелся нефтепровод, соединяющий Заггут (Zkout) с нефтеналивным терминалом в порту Эс-Сидр.

Пожар на нефтепроводе, принадлежащем Al-Waha, дочке NOC, возник на участке в 117 км от Zkout и 21 км к северо-западу от города Марада (Marada).

Служба пожарной охраны NOC начала тушение пожара и выяснение обстоятельств на месте происшествия.

Пожар удалось потушить в ночь с 21 на 22 апреля 2018 г.

Специалисты приступили к техническим работам, которые, как ожидается, займут несколько дней.

В декабре 2017 г на нефтепроводе Заггут - Эс-Сидр произошел взрыв, после чего Al-Waha изменила маршрут транзита, направив нефть по трубопроводу Самах (Samah).

Тогда сообщалось, что нефтепровод был взорван с помощью самодельного взрывного устройства боевиками группировки Бригад обороны Бенгази (подразделение международной террористической группировки Аль-Каида, запрещенной в России).

По предварительным данным, нынешний пожар также стал результатом атаки террористической группировки.

Понятно 1 - пожар на нефтепроводе приведет к снижению добычи.

Первоначально ожидалось, что добыча снизится на 70-100 тыс барр/сутки.

Позже NOC конкретизировала, что речь идет о 80 тыс барр/сутки.

По данным ОПЕК, добыча нефти в Ливии в марте 2018 г снизилась на 37,2 тыс барр/сутки, до 968 тыс барр/сутки.

Причиной стала остановка крупнейшего в Ливии месторождения Шарара.

А ведь еще в конце 2017 г Ливия вышла на уровень добычи нефти 1,1 млн барр/сутки.

Параллельно шли переговоры с ОПЕК о возможности увеличить квоту по добыче нефти для страны до 1,5-1,6 млн барр/сутки.

Напомним, что Ливия начала выполнять соглашение ОПЕК+ о сокращении добычи нефти с 2018 г.

Ранее страна была освобождена от ограничений в связи с необходимостью восстанавливать инфраструктуру, пострадавшую во время боевых действий.

С 2018 г Ливия начала ограничивать добычу нефти на уровне 2017 г - около 1 млн барр/сутки.

Ливия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь. Экология. Армия, полиция > neftegaz.ru, 23 апреля 2018 > № 2587650


Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 23 апреля 2018 > № 2586416

Контракт на ремонт тяжелого авианесущего крейсера "Адмирал Кузнецов" подписан. Об этом в понедельник, 23 апреля, сообщил РИА Новости источник в российском оборонно-промышленном комплексе.

"Контракт на ремонт "Адмирала Кузнецова" подписан. Согласно документу, заказчик должен получить корабль в 2021 году", – заявил собеседник агентства.

Ранее заместитель министра обороны России Юрий Борисов сообщил, что "есть договоренность с корабелами о завершении ремонта в 2020 году, а в 2021 году корабль должен вернуться на флот".

Ремонт корабля пройдет на мощностях 35-го судоремонтного завода (Центр судоремонта "Звездочка").

Источники Mil.Press FlotProm сообщили, что первые контракты на модернизацию оборудования крейсера уже заключены. В частности, "Адмиралу Кузнецову" обновят систему обнаружения пожара.

"Адмирал Кузнецов" – тяжелый авианесущий крейсер проекта 11435, единственный корабль подобного типа в России. Его спустили на воду в декабре 1985 года и ввели в эксплуатацию в декабре 1990 года. Длина крейсера составляет 306 метров, наибольшая ширина достигает 72 метров, полное водоизмещение – 59 тысяч тонн.

Помимо авиакрыла (истребители Су-33 и МиГ-29К, а также вертолеты Ка-52, Ка-29 и Ка-27) крейсер вооружен противокорабельными крылатыми ракетами П-700 "Гранит", зенитно-ракетными комплексами "Клинок" и "Каштан".

Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 23 апреля 2018 > № 2586416


Греция. Франция > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 23 апреля 2018 > № 2586306

Греция возьмет в лизинг два французских фрегата типа FREMM.

ВМС Греции близки к заключению соглашения о получении в лизинг двух фрегатов класса FREMM французской постройки. Об этом заявил заместитель министра обороны страны Фотис Кувелис.

Как сообщает ЦАМТО со ссылкой на Jane's Defence Weekly, Фотис Кувелис подтвердил достижение договоренности о подписании пятилетнего лизингового соглашения, в рамках которого греческому флоту в августе 2018 года передадут два корабля класса FREMM.

Как отмечает Jane's, данное заявление опубликовано через десять лет после появления первых сообщений о планах закупки фрегатов для ВМС Греции и несколько месяцев спустя после возобновления переговоров по данному вопросу между представителями Парижа и Афин.

Заместитель министра также намекнул, что в перспективе для ВМС Греции могут приобрести еще два корабля неназванного проекта. По мнению экспертов, лизинг фрегатов – временное решением до получения Грецией возможности купить новые корабли класса "Говинд" или "Белхарра".

По данным СМИ, ВМС Франции передадут Греции фрегаты "Лангедок" и "Акитен".

FREMM – это крупнейшая европейская программа по строительству многоцелевых фрегатов, которая с 2002 года реализуется совместно Францией и Италией. Эти корабли при длине 142 и ширине 20 метров имеют водоизмещение 5800 тонн. Они развивают скорость до 27 узлов, а дальность хода составляет 6000 миль. Экипаж – 108 человек. Фрегаты вооружены торпедами MU-90, противокорабельными ракетами MM-40 "Экзосет Блок 3" и зенитными MBDA "Астер", а также артиллерийской установкой калибра 76 мм. На борту корабля базируется один противолодочный вертолет NH90.

Греция. Франция > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 23 апреля 2018 > № 2586306


Казахстан. Китай. ШОС > Армия, полиция > inform.kz, 23 апреля 2018 > № 2585005

Министр обороны РК обсудил со своим китайским коллегой вопросы сотрудничества

Сегодня министр обороны РК Сакен Жасузаков в рамках визита в Пекин и участия в очередном заседании Совета министров обороны государств-членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) встретился с министром обороны КНР Вэй Фэнхэ, передает собственный корреспондент МИА «Казинформ» в Китае.

С. Жасузаков поздравил своего китайского коллегу с назначением на пост главы оборонного ведомства Китая в марте этого года в период 1-ой сессии Всекитайского собрания народных представителей 13-го созыва.

Стороны обсудили вопросы двустороннего сотрудничества в военной сфере, а также проблемы обеспечения региональной безопасности, в том числе борьбы с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом. Было отмечено, что сотрудничество между вооруженными силами РК и КНР находится на высоком уровне и имеет большой потенциал дальнейшего развития.

Сегодня вечером министров обороны государств-членов ШОС принял Председатель КНР Си Цзиньпин.

Казахстан. Китай. ШОС > Армия, полиция > inform.kz, 23 апреля 2018 > № 2585005


Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583400

Правительство должно будет ответить на новые вопросы о Сирии, ABC Nyheter, Норвегия

Министр обороны Франк Бакке-Йенсен (партия Хёйре) должен будет ответить на целый ряд новых вопросов о том, против кого борются и боролись ополченцы, обученные норвежцами.

«Вопрос состоит в соблюдении мандата об участии Норвегии в операции Operation Inherent Resolve (Операция Непоколебимая решимость) и в том, соответствовали ли действительности сведения о норвежском вкладе, предоставлявшиеся правительством Стортингу, написал лидер Социалистической левой партии Аудун Люсбаккен в пятницу в письме, адресованному министру.

Источники в группировке MaT заявили газете Klassekampen, что они никогда и не скрывали, что боролись не только против ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ, — прим. ред.), но и против сил президента Сирии Башара Асада.

Хотя изначально план состоял только в том, что обученные норвежцами ополченцы обратят свое оружие исключительно против ИГИЛ, а не против правительственных сил Асада.

Уже когда было принято решение о миссии норвежских военных, правительство ссылалось на то, что гарантий, что группировки будут лояльными в будущем, нет. Но Социалистическая левая партия указывает на следующее:

«Появившаяся сейчас информация может, впрочем, указывать на то, что группы, обученные коалицией, сражались на нескольких фронтах одновременно».

Не только ИГИЛ?

В этой связи Социалистическая левая партия спрашивает, может ли Бакке-Йенсен подтвердить или опровергнуть, что обученные норвежцами силы в период с момента начала обучения осенью 2016 года и вплоть до его окончания, участвовали в боевых действиях против кого-то другого кроме ИГИЛ.

«Если верно то, что обученные норвежцами силы участвовали в военных действиях против кого-то еще кроме ИГИЛ, правильно ли то, что Норвегия возобновляла обучение после того, как это произошло?» — спрашивает Люсбаккен в письме, содержание которого стало известно NTB.

Он также хочет получить ответ на вопрос, что сделало правительство для того, чем занимались обученные норвежцами подразделения после того, как обучение было закончено, и когда правительству стало известно, что подразделения, в подготовку которых внесла свой вклад Норвегия, имели больше задач, нежели борьба с ИГИЛ.

Ревизионная комиссия

Одновременно с этим партия Rødt («Красные») направила в пятницу письмо в Ревизионную и конституционную комиссию Стортинга письмо, в котором содержится призыв потребовать от правительства ответа на некоторые вопросы о норвежской миссии.

Партия хотела бы получить ясность в вопросе о том, какие группы обучала Норвегия, знало ли правительство о том, что вооруженные подразделения, обученные норвежскими военными, участвовали в борьбе за смену режима, в то время как норвежцы выполняли свою миссию.

«Что сделало правительство, чтобы убедиться в том, что вооруженные группы, которые Норвегия тренировала и поддерживала в Сирии, выполняли свой мандат?» — задает вопрос в письме, содержание которого стало известно NTB, лидер партии Rødt Бьёрнар Мокснес.

Руководитель комитета Даг Андерсен (Dag Terje Andersen) (Рабочая партия) считает, что, по правде говоря, этим делом более уместно заниматься комитету по внешней политике и обороне, но ответил NTB, что письмо будет обсуждаться на заседании комитет во вторник.

«Они не боролись с ИГИЛ»

Местные группировки, боровшиеся против ИГИЛ, не сражались с режимом Асада, когда их обучали представители Вооруженных сил Норвегии, заявило Министерство обороны в электронном письме в NTB в четверг.

«Министерству оборону ничего не известно о том, что подобные группировки боролись с режимом Асада после того, как вооруженные силы Норвегии завершили их подготовку», — говорится в письме далее.

«Из соображений оперативной безопасности мы не раскрываем, какие местные группы мы обучали и поддерживали», — заявил министр обороны Бакке-Йенсен.

Группы были рассмотрены коалицией еще до того, как Вооруженные силы Норвегии начали сотрудничество, и инспекторы Вооруженных сил страны вплотную занимались местными группами, которые они обучали и поддерживали в течение периода сотрудничества, подчеркнул он.

Далее министерство ссылается на то, что группам было ясно, что мандат о норвежской поддержке должен был быть использован только в борьбе против ИГИЛ, это было условием продолжения норвежской помощи. Представители Вооруженных сил еженедельно или чаще отправляли на родину информацию обо всех сторонах сотрудничества.

Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583400


США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583399

Трамп обвиняет Путина! Будет ли Россия применять военную силу против США?

Лю Бо, Liu BoEastday.com, Китай

13 апреля в 9 часов вечера по местному времени США совместно с Великобританией и Францией нанесли авиаудар по военным объектам в Сирии. Дамаск, столица Сирии, был охвачен густым дымом. Везде был виден красный свет пожара и слышны оглушающие звуки взрывов. СМИ Сирии обвинили США, Великобританию и Францию в «развязывании агрессии», а также заявили о том, что система противовоздушной обороны Сирии смогла перехватить 13 ракет.

Через час председатель объединенного комитета начальников штабов США Джозеф Данфорд заявил, что этот удар был однократным и он уже завершился. По сообщениям западных СМИ от 7 апреля, поводом для авиаудара являлся так называемый инцидент с «применением химического оружия в городе Дума». Президент США Дональд Трамп заявил, что тем, кто стоит за предполагаемой химической атакой, предстоит «дорого за это заплатить». Ответственность за атаку американский президент возложил на Россию и Иран. Год назад 4 апреля, в маленьком городке на северо-западе Сирии произошел инцидент с применением химического оружия. Спустя три дня Трамп приказал нанести массированный ракетный удар, состоящий из 59 «Томагавков», по авиабазе ВВС Сирии. Сейчас история повторяется. Каким образом США, Великобритания, Франция и другие страны будут вмешиваться в конфликт в Сирии? Посол России в Вашингтоне заявил: «Мы предупреждали, что такие действия не останутся без последствий. Вся ответственность за них — на Вашингтоне, Лондоне и Париже». Так какую именно цену придется заплатить этим странам? Современная Сирия — это пороховая бочка. Будет ли Россия применять военную силу против США? Если брать во внимание ситуацию в Восточной Гуте, то следует ожидать, что в решающий момент произойдет инцидент с применением химического оружия.

Программа «Новый взгляд на оборону», которая транслируется на центральном телеканале Китая, пригласила эксперта по международным вопросам Ли Шаосянь с целью проанализировать эту ситуация. Ли Шаосянь считает, что на этот раз есть большая вероятность фальсификации инцидента с химической атакой. Давайте посмотрим, почему: за последние шесть-семь лет кризиса в Сирии нетрудно обнаружить одну закономерность: каждый раз, когда правительственные войска в Сирии одерживают значительную победу, и ситуация принимает серьезный оборот, то всегда возникают инциденты с использованием химического оружия, так было и в 2013 году, и в 2017 году. Сейчас снова наступил решающий момент, правительственные войска собирались захватить Восточную Гуту. Несложно сделать заключение, что кроме инцидента с использованием химического оружия, вмешательства США и сил других стран, нет никаких других причин, чтобы правительственные войска не могли захватить Восточную Гуту. А поэтому многие считают, что возможность фальсификации инцидента с применением химического оружия довольно велика. Кроме того, необходимо отметить, что на место инцидента приезжала делегация из России и исследовательская группа, однако в городе Дума не было обнаружено никаких следов химического оружия. После того, как произошел инцидент с применение химического оружия, США, как и следовало ожидать, нанесли удар по правительственным войскам Сирии. Именно это заставляет людей сомневаться в подлинности инцидента с применением химического оружия.

Сейчас в Сирии полный беспорядок, ситуация достигла своей мертвой точки, США уже нанесли авиаудары по Сирии. В свете последних событий, возможно ли прямое военное столкновение между США и Россией? Эксперт по международным вопросам Ли Шаосянь считает, что вероятность прямого военного столкновения очень мала. 30 сентября 2015 года, Россия начала военные действия в Сирии, однако в целом между США и Россией были мирные взаимоотношения. На территории Сирии и в ее воздушном пространстве сосуществовали две великих военных державы, однако никаких столкновений не было. У обеих сторон есть разнообразные способы, как избегать опасных ситуаций. Россия и США будут стараться уступать друг другу. Если даже Америка и захочет войны, США выберут место, где нет российской армии. США не рискнут на открытый конфликт с Россией. Однако Вашингтон будет стараться ослабить правительственные войска Сирии, это их принципиальная позиция

США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583399


Польша. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583341

Чем Польше защититься от российских ракет и МИГов?

Чарли Гао (Charlie Gao), The National Interest, США

Небо над Польшей находится под защитой смешанного арсенала из местных и советских вооружений. Недавно Польша согласилась приобрести американские противоракетные комплексы «Пэтриот» (Patriot), что может привести к интеграционным трудностям для противовоздушной обороны страны. Благодаря своему опыту модернизации советских ПВО польские вооруженные силы разработали собственную оперативную систему. В настоящее время предпринимаются попытки ее объединения с «Пэтриот». В этой статье мы рассмотрим стоящие на вооружении системы ПВО, а также то, как Польша усовершенствовала вооружения, доставшиеся в наследство от Варшавского пакта, для полного соответствия стандартам НАТО.

Нижний уровень защиты, или противовоздушная оборона малого радиуса действия, обеспечивается комбинацией противовоздушных зенитных орудий и ракетных систем, как самоходных, так и установленных на средства передвижения. Старейшая из используемых систем — советская 57-мм пушка С-60, разработанная еще в послевоенный период. Затем — вездесущие зенитные установки ЗУ-23-2, прошедшие локальную модернизацию и оборудованные электроприводами, системами наведения, системами обнаружения и переносными зенитно-ракетными системами (ПЗРК). Раньше Советы выдавали социалистической Польше лицензии на производство «Иглы» и экспорт «Иглы-1», но эти лицензионные соглашения перестали действовать. По легенде, чертежи «Иглы» были куплены в 1990-х в обмен на чемодан, набитый наличностью, и легли в основу ракеты «Гром». «Гром» хорошо себя зарекомендовал в ходе грузинского конфликта 2008 года, обеспечив ряд попаданий по российской авиации. Его позднейшая модификация с новым искателем и ракетным двигателем получила наименование «Перун».

Если говорить о механизированных средствах ПВО, то как «Гром», так и «Перун» интегрированы в систему «Попрад» (Poprad). Набор из четырех «Громов» или «Перунов» монтируется на платформу с оптоэлектрической системой наведения, которая отслеживает цели в полуавтоматическом режиме, прежде чем высылать сигналы опознавания цели. Это можно рассматривать как более дешевый, но исконно польский аналог ракетной системы «Эвенджер» (Avenger).

В распоряжении Польши также имеются ЗСУ-23-4 «Шилка» и ее местная модификация ЗСУ-23-4 «Бяла», интегрированная в польскую систему противовоздушной обороны и оборудованную новым радаром, двойным модулем «Гром/Перун» и более современными оптическими датчиками. «Бяла» также обладает более низкой заметностью по тепловым и радарным показателям.

Далее, первая «большая» ракета, стоящая на вооружении Польши, — это С-125 «Нева-М», модернизированная версия стандартной С-125 «Нева». Ряд старых механизмов были заменены современными аналогами, а необходимость в советских запчастях отпала после перехода на местную продукцию. В отличие своего предшественника с ограниченной подвижностью, эта система полностью мобильна.

«Нева» дополняется интегрированной пусковой установкой и радарной системой «Куб-М3» (Kub-M3). Команды и цели польские версии могут получать из оперативного центра. На вооружении стоит и Оса-АКМ-П1 «Жало», модернизированная плавающая система воздушной обороны среднего уровня с новым каналом передачи данных, новыми оптоэлектронными системами пассивного слежения и улучшенными системами постановки радиолокационных помех и защиты от средств радиоэлектронного подавления. Все системы ввода теперь полностью цифровые. Следует отметить, что «Нева» используется польскими ВВС, а «Куб» и «Оса» находятся на вооружении наземных вооруженных сил. Все три системы планируется заменить новой системой «Нарев» (Narew). Вероятно, она включит в себя немецкую пусковую установку Diehl IRIS-T или норвежскую NASAMS Kongsberg.

В настоящее время единственной системой ПВО дальнего действия в арсенале Польши является старая советская С-200 «Вега». Проходила ли она когда-нибудь модернизацию, неизвестно, но ее планируется заменить системой «Висла» (Wisła), то есть американской «Пэтриот» PAC-3 MSE, которая будет оснащена собственной радарной системой, пусковыми установками и системой управления и контроля.

Интеграция этой системы в польские ПВО — задача не из легких. В настоящее время система управления ПВО разделена на два уровня: система «Ловча-3» (Łowcza-3) для полков и эскадрилий ПВО и система «Рега» (Rega) для боевых единиц нижнего уровня. «Ловча-3» собирает информацию из всех сетей нижнего уровня и позволяет подразделениям обмениваться данными по радиолокационному сопровождению друг с другом, а также с польскими ВВС и ПВО.

«Рега» предназначена для использования противовоздушными батареями или подразделениями более низкого звена и имеет различные версии («Рега-1», «Рега-2» и т.д.), использующиеся для различных систем. «Рега-5» — дополнительный модуль, позволяющий взаимодействовать с другими странами НАТО через стандарт данных LLAPI, который также используется вооруженными силами Чехии, Словакии и Финляндии.

Помимо LLAPI, почти все польские системы ПВО оснащены опознавательными системами НАТО IFF версия 12 для предотвращения огня по натовским самолетам по время операций. К сожалению, на данный момент нет информации о том, как Польша планирует интегрировать возможности «Пэтриот» с внутренними сетями типа «Ловча-3».

Информация по системам «Ловча-3» и «Рега» взята из брошюр компании «Пит-Радвар» (Pit-Radwar).

Информация по системе Оса-АКМ-П1 «Жало» взята из брошюры компании «Войскове Заклады Узброения» (Wojskowe Zakłady Uzbrojenia).

Помощь в исследовательской работе оказана Михалем Кизеветером (Michał Kizeweter)

Чарли Гао изучал политологию и информатику в Гриннел-Колледже и является экспертом по вопросам обороны и национальной безопасности.

Польша. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583341


США. Сирия. Египет > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583329

Трамп требует отправки египетских войск в Сирию. Согласится ли Каир?

NoonPost, Египет

Газета «Уолл-стрит джорнал» (Wall Street Journal) сообщила, что администрация Дональда Трампа попросила Египет направить в Сирию вооруженные силы. Некоторые наблюдатели назвали этот шаг большой неожиданностью.

В частности, газета отметила, что Джон Болтон, советник по национальной безопасности в администрации президента Дональда Трампа, связался с начальником египетской разведки Аббасом Камилем с целью оценить готовность Каира принять участие в инициативе по созданию совместных арабских сил, которые бы смогли заменить американские войска в случае их вывода из Сирии.

Кроме того, со ссылкой на американских чиновников, близких к Белому дому, было отмечено, что администрация США попросила Саудовскую Аравию, Катар и Объединенные Арабские Эмираты вложить миллиарды долларов в этот проект, а также ввести военные силы, чтобы вернуть контроль над севером Сирии.

Авторов публикации интересует, каким будет ответ египетской армии на американскую просьбу. На данный момент они сочли, что пока намерения Каира в отношении данной инициативы неясны, поскольку, во-первых, Египет редко отправлял вооруженные силы за пределы страны после войны в Персидском заливе в 1991 году, а во-вторых, египетское правительство подтвердило, что не поддерживает ни одну из сторон сирийского конфликта.

Не в первый раз

Разговоры об отправке египетских войск в Сирию — не новость, особенно в свете прочных отношений между режимами ас-Сиси и Асада в последние три года. Эти отношения стали развиваться еще быстрее после того, как Москва предоставила Каиру пространство для большего вовлечения в сирийский конфликт через переговорный процесс. В ноябре 2016 года российская ежедневная газета «Известия» опубликовала отчет об участии подразделений египетской армии в борьбе с терроризмом наряду с сирийским режимом. Сирийско-египетские отношения успешно развиваются в последнее время, и осведомленные источники подтверждают факт военного сотрудничества двух сторон на территории Сирии.

Газета цитирует источник в российской армии, согласно которому в Сирии находится часть египетских вооруженных сил, и все стороны, участвующие в войне в этой стране, знают, что египетское вмешательство в конфликт внесет множество изменений на политической и военной арене в Сирии и на Ближнем Востоке в целом.

Как сообщает российская газета, 24 ноября подтвердились сообщения о высадке двух египетских военных летчиков в аэропорту Хамы в рамках операций по военной поддержке. Кроме того, была опубликована серия докладов, в которых говорится о переговорах между высокопоставленными египетскими дипломатами и министром иностранных дел Сирии Валидом аль-Муаллемом.

Как утверждают международные СМИ, нельзя отрицать присутствие иностранных вооруженных сил на сирийской территории, особенно тех стран, которые имеют региональные геополитические интересы на Ближнем Востоке, как Египет.

Примерно в то же время иранское информационное агентство «Тасним», сославшись на источники в прессе, сообщило об отправке египетских вооруженных сил в Сирию в рамках борьбы с терроризмом и военного сотрудничества и координации с сирийской армией. Как утверждает ливанская газета «Ас-Сафир» (As Safir), 18 египетских летчиков недавно прибыли на сирийскую авиабазу в Хаме. Опираясь на заявления своих источников, агентство указывает на визит руководителя Управления национальной безопасности Сирии генерала Али аль-Мамлюка в Каир в начале 2016 года. Это первый публичный визит высокопоставленного сирийского чиновника в Египет. Генерал провел встречи с египетскими официальными лицами, и, возможно, стороны договорились о следующем визите для расширения военного сотрудничества между двумя странами.

Тогда Каир опроверг данные сообщения, и посол и представитель министерства иностранных дел Египта Ахмед Абу Зейд заявил: «Разговоры о направлении египетских вооруженных сил в Сирию не имеют отношения к реальному положению дел». Он опроверг информацию о том, что в Сирии присутствуют какие-либо египетские силы, и подчеркнул, что его страна считает диалог единственным способом урегулирования сирийского кризиса.

«У нас нет никакой информации об этом», — заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, отвечая на вопрос о возможности участия египетских военных в операциях по борьбе с терроризмом в Сирии.

Согласится ли Каир?

Несмотря на все прошлые высказывания министерства иностранных дел Египта и ас-Сиси по поводу отправки войск в Сирию, последние события на египетской арене, а также на региональном и даже международном уровнях, повлекли за собой пересмотр приоритетов всеми странами, включая Египет. Однако решить вопрос о фактическом участии египетских сил будет не так просто, как того ожидают некоторые наблюдатели.

Заместитель председателя Комитета по обороне и национальной безопасности в парламенте Египта Яхья аль-Кадвани, несмотря на положительное отношение к вмешательству Египта в конфликт в Сирии, указал на необходимость действий под международной эгидой и в соответствии с резолюциями ООН, что, по мнению некоторых, представляет собой попытку сохранить баланс, особенно на фоне международного решения нанести удар по Сирии вопреки российскому вето, блокирующему подобные резолюции в СБ ООН.

Газета сообщает, что египетская армия, будучи одной из крупнейших армий на Ближнем Востоке, вовлечена в борьбу с вооруженными группировками на Синае и в Западной Сахаре вдоль границы с Ливией.

Аль-Кадвани сообщил агентству «Спутник»: «Мы приветствуем любое египетское участие в Сирии, нацеленное на то, чтобы защитить сирийские территории, сохранить единство Сирии и исполнить волю сирийского народа, однако это участие должно проходить под эгидой международного сообщества, то есть через Совет Безопасности ООН. Он добавил, что вопрос отправки египетских войск за границу регулируется Конституцией, и чтобы сделать это, Совет по национальной обороне должен изучить этот вопрос и передать его на рассмотрение в парламент, после чего будет принято соответствующее решение. Он отметил, что до сих пор парламент не рассматривал этот вопрос.

Ряд египетских газет предпочли занять осторожную позицию в отношении просьбы Трампа, в частности, это касается египетской газеты «Вето» (Veto), которая описала заявления президента США как «ловушку» с целью вовлечь арабские вооруженные силы в целом и египетскую армию в частности в сирийский конфликт.

Также газета боится негативных последствий вывода американских войск из Сирии, которого выжидают отряды Асада, поддерживаемые Ираном и Россией, но в то же время считает, что, учитывая важность регионов, в которых присутствуют американские войска, просьба Трампа, чтобы силы арабских стран заняли их место, может быть ловушкой со стороны США, цель которой — завлечь арабские армии в сирийскую трясину.

Тем временем «Уолл-стрит джорнал» отмечает, что за последние годы участие египетской армии, одной из крупнейших на Ближнем Востоке, в борьбе против вооруженных групп на Синае и в Западной Сахаре вдоль границы с Ливией исчерпало ее возможности ввиду распространения влияния этих групп и периодической эскалации боевых действий с их стороны.

В предыдущем докладе «НунПост» (NoonPost) отмечалось, что наблюдаются признаки качественной трансформации операций этих вооруженных групп, в том числе с точки зрения географии. Так, деятельность групп переместилась с северной части Синая на юг, свидетельством чего стала атака на монастырь Святой Екатерины 18 апреля прошлого года, а также в направлении к египетской столице, где в декабре произошел взрыв в церкви Аль-Бутросия. Также следует упомянуть теракты в церквях в городе Танта (к западу от Каира) и Александрии семь месяцев назад, не говоря уже о нескольких массовых нападениях, жертвами последнего из которых стали более 300 человек. Все эти события истощили значительную часть ресурсов египетской армии.

В настоящее время внимание египетских вооруженных сил сосредоточено в первую очередь на борьбе с вооруженными группировками, и, возможно, в целом операция «Синай 2018», которая продолжается уже третий месяц, отражает эту тенденцию, что, по мнению аналитиков, затрудняет использование возможностей египетской армии на других направлениях, особенно за пределами страны.

Египетская осторожность по вопросу об отправке военных в Сирию может поставить режим ас-Сиси в неудобное положение перед союзниками в регионе, будь то Соединенные Штаты или ОАЭ с Саудовской Аравией, особенно после того, как последняя объявила о своей готовности участвовать в любой операции внутри Сирии в случае расширения альянса, как отметил министр иностранных дел Саудовской Аравии.

Исторически любая инициатива по отправке египетских вооруженных сил за границу имела крайне негативный отклик, что побуждает любой политический режим, независимо от его идеологических и иных особенностей, тщательно оценивать последствия такого шага, который сыграл ключевую роль в падении популярности покойного президента Египта Гамаля Абдель Насера, отправившего войска в Йемен. Даже бывший президент Хосни Мубарак, когда принимал решение об отправке египетских войск для участия в войне в Персидском заливе, стремился ограничиться материальной поддержкой, но все равно столкнулся с недовольством широких слоев населения. Наконец, сдержанность египетских властей по поводу направления своих сил в Йемен по просьбе Саудовской Аравии лишь подтверждает, что принять подобное решение будет очень непросто.

Отправка египетских солдат — не единственное решение для Каира, чтобы выйти из этого тупика, так как есть ряд альтернатив, с помощью которых египетские власти могут помочь Эр-Рияду и Вашингтону, и при этом ни одна из сторон не понесет ущерб. Такого мнения придерживаются ряд экспертов, которые считают, что если Каир откажется отправлять войска в Сирию, он может внести свой вклад иными способами, включая подготовку сирийских бойцов за пределами Сирии или оказание материально-технической поддержки, что позволит Египту сохранить баланс в отношениях со своими союзниками в регионе.

США. Сирия. Египет > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583329


Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583325 Антониу Гутерреш

Гутерреш: Наивно думать, что ООН может разрешить сирийский конфликт

Мария Хольмин (Maria Holmin), Камилла Квартофт (Camilla Kvartoft), SVT, Швеция

Генеральный секретарь Антониу Гутерреш (António Guterres) сказал в интервью для «СВТ Агенда» (SVT:s Agenda), что явно наивно думать, что ООН каким-то магическим образом сумеет решить все проблемы в Сирии.

«В особенности сейчас, когда Совет безопасности так расколот», — говорит он.

Антониу Гутерреш, который находится в Швеции после состоявшейся в выходные в Сконе встречи Совбеза ООН, утверждает, что ООН не способна решить проблемы в Сирии. Он заявил об этом в ответ на вопрос ведущей «Агенды» Камиллы Квартофт (Camilla Kvartoft) о том, что он сказал бы всем тем людям, которые потеряли веру в ООН после семи лет войны в Сирии.

«В Сирии есть несколько разных армий, всевозможные народные войска, в боях участвуют люди со всего мира, сталкиваются различные интересы, там идет и холодная война, там пропасть между суннитами и шиитами, там есть и другие расколы между разными частями региона… Явно наивно полагать, что ООН каким-то магическим образом может решить все эти проблемы, в особенности когда Совет безопасности так расколот», — говорит он.

«Холодная война вернулась»

— На прошлой неделе США, Великобритания и Франция нанесли удар по Сирии из-за атаки в городе Думе. Было ли это правомерным действием?

— У нас есть правила, которых нужно придерживаться, и они четкие и ясные. Но сейчас важно смотреть не назад, а вперед.

Он констатирует, что холодная война, очевидно, вернулась. Но он видит пару важных различий по сравнению с прошлой холодной войной.

— Тогда был большой конфликт между США и Советским Союзом. Сейчас США и русские не контролируют всех, как было тогда. Многие страны очень активны в этом регионе: Турция, Иран, Саудовская Аравия и другие. Не существует двух гомогенных хорошо контролируемых блоков.

«Нет больше диалога и контроля»

— Во время прошлой холодной войны были функции для диалога, контроля и коммуникации, чтобы быть уверенным, что когда возникает риск конфронтации, ситуация не накалится настолько, что выйдет из-под контроля. Сейчас таких механизмов больше нет. Поэтому ситуация очень опасная, и я рад, что сейчас она немного успокоилась.

Гутерреш добавил, что надеется, что в будущем появится возможность прийти к соглашению, чтобы ситуация вроде той, что сложилась на прошлой неделе, не повторилась.

Благодарен Швеции

Антониу Гутерреш также поблагодарил Швецию за инициативу организации встречи Совбеза ООН в доме Дага Хаммаршёльда (Dag Hammarskjöld) в Сконе. По его словам, красивое окружение способствовало тому, что встреча прошла, по его словам, очень успешно.

«У нас состоялась очень конструктивная дискуссия, и мы приняли несколько перспективных решений. Мы решили работать вместе, чтобы попытаться выйти из драматического тупика, в который мы попали в том, что касается ответственности за химические атаки в Сирии», — сказал он.

«Совет безопасности был совершенно парализован по этому вопросу, но сегодня мы, во всяком случае, решили двигаться вперед, чтобы попытаться найти выход. Это стало возможным благодаря тем удивительным условиям, которые нам обеспечила Швеция».

— Россия весьма критически настроена в отношении удара по Сирии, который возглавили США. Насколько серьезен конфликт между Россией и западными странами?

— Это серьезный конфликт. Мы должны сделать все возможное, чтобы вновь наладить диалог так, чтобы стороны могли преодолеть то напряжение, которое достигло апогея на прошлой неделе и которое, как я считаю, рискованно для всеобщего мира и безопасности.

«Не представляет сегодняшний мир»

В то же время Антониу Гутерреш прибегает к жестким формулировкам, когда высказывает свое мнение о том, как Совбез ООН функционирует — или не функционирует — сегодня:

— У нас в Совете есть структурные проблемы. Совет представляет мир таким, какой он был после Второй мировой войны. Нынешний мир он уже не представляет. Инструмент вето стали использовать слишком часто. Сейчас идет обсуждение возможных реформ, чтобы мы могли получить такой совет, который будет лучше отражать современный мир. Как я уже неоднократно говорил: не получится полноценно реформировать ООН, пока не будет реформирован Совет безопасности.

— Кое-кто считает, что вы довольно слабо себя проявляете на посту генерального секретаря ООН. А что вы сами думаете о том, как до сих пор справлялись со своими задачами?

«Это не мне решать, — отвечает Гутерреш и говорит, что точечная дипломатия может быть полезнее, чем публичные выступления. — Нам необходимо наладить серьезный диалог, который будет не только работать на камеры и общественное мнение, но еще и действительно поможет решить проблемы».

Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583325 Антониу Гутерреш


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583320

День Победы раз, День Победы два, День Победы... каждый день!

Олена Степова, Информационное сопротивление, Украина

В СССР в пропаганде всегда были перегибы. Как в концентрации ненависти, шовинизма и лжи. Чтобы скрыть отставание в развитии, интеллекте, морали, цивилизационных витках и прочих важных аспектах жизни, в СССР всегда «Запад загнивал, а коммунизм наставал». Для того, чтобы скрыть нищету, нужно показать того, кто еще беднее, для того, чтобы заставить любить нищету, нужно показать, что государство заботится о тебе и побеждает всех твоих врагов.

Система пропаганды в ОРДЛО (отдельные районы Донецкой и Луганской областей — понятие в административно-территориальном устройстве Украины, введенное 17 марта 2015 года на основе линии разграничения между вооруженными силами Украины и противостоящими им вооруженными формированиями самопровозглашенных Донецкой и Луганской Народных Республик, — прим. ред.) построена на прошлом. Поэтому будущего в ОРДЛО нет. Система пропаганды России построена не только на прошлом, но и на постоянной агрессии, поэтому Россия будет продолжать войну, а ее население любую агрессию своей страны будет поддерживать. Система пропаганды в ОРДЛО и России имеет одни корни — ФСБ. Поэтому «Запад загнивает, Украина замерзает, Россия — вперед», а о самом ОРДЛО нет ни слова. Основным лейт-мотивом пропаганды избрано прошлое, победоносное прошлое — День Победы.

Здесь шлифуется все, вернее, вышлифовывается ложью вся история. Всего 4 года и в ОРДЛО, ни взрослые, ни дети не знают, что была Вторая Мировая война, что СССР помогали и оружием, и деньгами, и продуктами союзники, что в Ленинграде работали предприятия, на которые привозили комплектующие и вывозили производимое, многого в ОРДЛО из истории уже не знают. Каждый второй житель ОРДЛО, не колеблясь, скажет, что в 1945 году победила Россия, которая тогда была СССР. О том, что СССР — это не страна, а союз независимых республик, включенных в этот самый союз не по своей воле, в ОРДЛО вообще никто не знает.

В Свердловске (Луганской области — прим. ред.) возле КПП «Красная могила» стоит камень-памятник бойцам Красной армии, погибшим в боях с белогвардейцами и донскими казаками. В прошлом году его «переписали». Теперь это памятник карателям, погибшим в боях с освободителями — донскими казаками, офицерами Белой Гвардии. А в церкви в ОРДЛО царь Николай, расстрелянный коммунистами, стоит рядом с красным знаменем с серпом и молотом, и молятся здесь о монархе Путине, великом Сталине и царе-мученике Николае с родственниками.

Я много пишу о пропаганде в ОРДЛО. Это важно! Очень! Нам нужно это знать, чтобы понимать, как будут относиться к нам эти «новороссы» после деоккупации, как они воспримут возвращение Украины, будет ли угрожать со спины нашим солдатам отравленная пропагандою молодежь, решившая стать героями-мучениками-партизанами. Мы должны быть готовы.

Меня многие переселенцы, особенно из Донецка, имеющие в ОРДЛО родню и свободу ездить туда-сюда, ведь не все так публичны, как я, и не все высказывают свое «фи» оккупанту-террористу открыто, обвиняют в нагнетании. Мол, о Донбассе нужно писать мимими-истории, вызывать чувство жалости, а все вот эти посты о пропаганде в школе настораживают и вызывают негативную реакцию. Мотив таких требований прост: мы все жили в СССР и были подвержены пропаганде, писали сочинения о дедушке Ленине, но вот же выросли… То, что выросло из СССР, с трудом вырывалось из меня, лично мною. И страх, и несвобода, и преклонение, и должны-обязаны, и это ваше государство, и знай свое место, и взятка, и блат, и сотни эсэсэровских низззя. Все это я в течение жизни вырывала из себя, чтобы, не дай Бог, не передать в наследство своим детям. А все ли это смогли? Вырвать из себя не свободу совка?

То-то же. На март 2014 года 85% жителей Донбасса было за отделение от Украины. Агрессивных участников митингов, блокировки техники было чуть больше 15% от количества жителей городов Донбасса. На проукраинские митинги выходило 15% от общего количества живших на Донбассе. Силы в принципе, были равны. Но, вот незадача, основное большинство просто тихо сидело и ждало решения России «как в Крыму», не выдавая себя. Это 85% совка — «мы ничего не решаем», «может, будет лучше», «назад в СССР», «Путин введи», «наши мальчики из Беркута», «Донбасс всех кормит», «деды воевали».

Дети растут. И тем, кому в 2014 году было 14, сейчас 18. Новое пополнение «армии» ОРДЛО. В 2014 году пропаганда в телевизоре, СМИ и от чиновников из России и внутри Донбасса была направлена на взрослое население. «Не отдавать кредиты, колбаса по 2-20, забрать и поделить, льготы, большая пенсия, закон, порядок, сила государства, всех неугодных расстрелять» — это могли понять 30 — 85 летние, но не дети. С 2015 года пропаганда в ОРДЛО разделена:

— взрослое население получает дозы «Запад загнивает, на Украине еще все хуже, скоро Россия всем покажет, республика развивается»

— несовершеннолетние получают другую картинку «нас хотят убить, но Россия выиграла войну с фашизмом и защитит нас еще раз, украинцы — это зло, с ними воюет Россия за вашу защиту, не забудем-не простим, мстить».

В ОРДЛО растет количество НВП-военных часов, пропагандизма в школьных и дошкольных учебных учреждениях, православия и ненависти. А еще там российская система образования с искаженной историей, где нет УССР, а только СССР. А еще там гендерное обучение: девочки отдельно от мальчиков. А еще каждая вторая школа ОРДЛО имеет кадетский корпус. Присяга Родине, не забудем — не простим… 9 мая в ОРДЛО каждый день. Здесь не ждут Дня Победы, не видят в нем скорби и переосмысления, здесь каждый день мечтают убивать. В школах ОРДЛО проводятся торжественные линейки, посвященная акции «Знамя Победы». Цель данной акции — патриотическое воспитание молодежи. В ходе акции организованы общешкольные линейки с последующей передачей Знамени Победы от школы к школе.

«Не забудем — не простим, если нужно повторим» — чеканят школьники. Война — это, прежде всего люди. В ОРДЛО война будет идти до последнего человека, который сможет держать в руках оружие. Русское оружие. Война — это, прежде всего люди. Которые могли отказаться брать в руки оружие, отказаться блокировать украинскую военную технику, едущую защищать наши границы, отказаться участвовать в триколорадных митингах, отказаться орать «путин введи». Война — это, прежде всего люди. Люди, которые могли выгнать русских провокаторов из городов, поставить на место чиновников-пропагандистов, выйти к русской границе и громко сказать «Донбасс — це Україна, руцькие — гоу хом». Но, люди промолчали. Люди поверили русской пропаганде. Люди хотели «по богатому». Люди взяли русское оружие и русские деньги и пошли воевать за русские идеи и пропаганду. Теперь они «разочаровались», люди. Им бы «как до войны», ведь они ни при чем.

Может пора перестать быть беспечными и осознать, что пропаганда это еще одна грань войны. И проговаривая проблему, мы не ставим перед собой цель вызвать эмоции. Наша цель вызвать обдуманное решение в контрпропаганде. Ведь видя проблему, можна увидеть и ее решение.

Донбасс будет украинским. И даже вчерашние «путинвведисты» перекрасяться быстрее, чем затихнет шум наших танков. А вот дети, воспитанные в пропаганде, мимикрировать не смогу. Они эмоционально-честны. И вот проговаривая контрпропаганду и пропаганду, рассматривая все эти «не забудем-не простим», мы работаем над тем, чтобы после поднятия украинского флага над Донбассом, война действительно прекратилась. И чтить память предков, это не значит повторять, это значит — не допустить! Но, вряд ли в ОРДЛО это понимают.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583320


США. Китай. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583315

Америка против России и Китая: добро пожаловать во вторую холодную войну

Вторая холодная война — это матч-реванш между все теми же командами.

Майкл Линд (Michael Lind), The National Interest, США

28 ноября 2017 года, впервые после окончания холодной войны, на Гавайях прозвучали сирены воздушной тревоги. Эти учения были проведены в рамках программы по восстановлению системы оповещения о чрезвычайных ситуациях, инициированной в ответ на потенциальную угрозу ядерного удара со стороны Северной Кореи. Однако рев этих сирен мог также символизировать приближение второй холодной войны.

Историки так и не сумели прийти к единому мнению о том, когда именно началась первая холодная война. В 1946 году, когда США и Великобритания столкнулись с Советским Союзом на почве гражданской войны в Греции? На поздних этапах Второй мировой войны? После государственного переворота в России в октябре 1917 года? Согласия нет и в вопросе о том, когда именно холодная война закончилась. Когда в 1986 году в своем выступлении на Генеральной Ассамблее ООН Горбачев отрекся от советской ревизионистской внешней политики? После официального распада СССР в 1990 году, когда место Михаила Горбачева занял Борис Ельцин, ставший первым главой новоиспеченной Российской Федерации?

Вполне вероятно, историки будущего точно так же будут спорить о том, когда началась вторая холодная война. Случилось ли это в 2014 году, когда Россия аннексировала Крым, а США и их европейские союзники отреагировали на это введением санкций? Или же вторая холодная война началась с короткой войны между Россией и Грузией в 2008 году? Возможно, моментом начала второй холодной войны некоторые историки сочтут попытки Китая подкрепить свои претензии на Южно-Китайское море посредством милитаризации ряда спорных островов и рифов.

Ясно одно: за последние несколько лет то, что Ельцин в 1994 году назвал «холодным миром» между Россией и западным альянсом во главе с США, стало еще более холодным и менее мирным. Отношения между США и Китаем становятся все более напряженными — в военной, дипломатической и экономической сферах. Холодный мир 1990-х и 2000-х годов остался в прошлом. Мы вступили во вторую холодную войну.

***

Вторая холодная война представляет собой матч-реванш между теми же командами, которые противостояли друг другу на протяжении большей части первой холодной войны. По одну сторону находятся США и их восточноазиатские и европейские союзники, включая новых членов НАТО в Центральной и Восточной Европе и Прибалтике. С противоположной стороны оказались Россия и Китай, а также их союзники и клиенты.

Во второй холодной войне, как и в первой, соперники создали противоборствующие военные альянсы. После окончания первой холодной войны США сохранили альянс НАТО и расширили его вплоть до границ России, несмотря на ее громкие возражения. В Восточной Азии США сохранили свои альянсы с Японией, Южной Кореей и Тайванем, продолжая реализовывать свою негласную политику сдерживания Китая и постсоветской России. В ответ на рост военной мощи Китая и укрепление его позиций США также приняли участие в Четырехстороннем диалоге по вопросам безопасности наряду с Японией, Индией и Австралией. Этот диалог считается фактическим антикитайским альянсом, частью того, что администрация Обамы назвала разворотом США к Азии в ответ на рост мощи Китая.

Все несоветские государства, которые прежде были членами Организации Варшавского договора, теперь входят в состав альянса НАТО во главе с США. Россия сумела предотвратить вступление Грузии и Украины в НАТО посредством вторжения на территорию Грузии в 2008 году, когда она выступила в интересах сепаратистской республики Осетия, и посредством аннексии Крыма и поддержки пророссийских сепаратистов на востоке Украины. Кроме того, Россия пыталась консолидировать свою сферу влияния на большей части территорий бывшего СССР — не в последнюю очередь посредством создания Евразийского экономического союза, в который сейчас входят Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Армения.

Между тем Россия продолжала сближаться с Китаем. Эти две крупные евразийские державы вместе с несколькими другими странами создали свой собственный евразийский альянс — Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС). В состав ШОС, которая была основана в 2001 году, входят Иран и Индия и не входят военные союзники США, за исключением Пакистана и Турции. В 2005 году ШОС отклонила заявку США на получение статуса наблюдателя в этой организации. Благодаря участию в ней Китая и Индии, в состав ШОС входят две самые населенные страны мира, а также Россия, которая является крупнейшей страной по площади территории.

Хотя формально цель ШОС заключается в борьбе с терроризмом, российско-китайское сотрудничество в военной области является центром периодических военных учений этой организации (следующие учений пройдут в России в Сентябре 2018 года). В список ключевых членов ШОС входят три страны, которых военные стратеги США называют главными противниками Америки: Китай, Россия и Иран.

Китай и Россия также занимаются укреплением своих отношений с союзниками, чтобы увеличить свои возможности по проецированию влияния далеко за пределами своих границ. Предотвратив возможную потерю крымского порта Севастополь посредством аннексии полуострова, Россия затем вмешалась в сирийскую гражданскую войну, отчасти чтобы защитить свои военные базы в Сирии.

Несмотря на возражения США и многих своих соседей, Китай объявил о своих притязаниях на использование большей части акватории Южно-Китайского моря и попытался закрепить их, построив и укрепив несколько искусственных островов. Так называемая «нитка жемчуга» — это цепочка китайских военно-морских баз, гражданских портов и баз, простирающаяся из Южно-Китайского моря до Бангладеш и порта Гвадар в Пакистане, в которой некоторые эксперты усматривают попытку Китая взять Индию в стратегическое кольцо. Китай построил военную базу в Джибути в Африканском Роге, недалеко от американской базы в Кэмп-Лемонье. Огромные инвестиции Китая в гражданскую инфраструктуру и его обширная коммерческая деятельность в Африке и Латинской Америке тоже способствуют расширению его влияния в мире, поскольку китайские компании беспрекословно подчиняются авторитарному китайскому режиму.

Гонка вооружений является еще одним свидетельством того, что мир перешел из фазы холодного мира в фазу холодной войны. Пока путинская Россия продолжает расширять свой ядерный арсенал, Китай, по всей видимости, довольствуется минимальным арсеналом для сдерживания.

США объявили о том, что они примут военные и экономические меры в ответ на развертывание Россией новых ракет, которые, как утверждает Вашингтон, нарушают Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (Договор о РСМД), запрещающий крылатые и баллистические ракеты на территории Европы. Между тем некоторые представители Вашингтона убеждены, что этот договор излишне связывает руки американским вооруженным силам. Республиканские ястребы добились того, чтобы Конгресс выделил 58 миллионов долларов из военного бюджета на 2018 года на разработку крылатых ракет наземного базирования. В декабре 2016 года избранный президент Трамп написал в твиттере: «Пусть будет гонка вооружений». А незадолго до этого он опубликовал твит, в котором заявил, что США «должны существенно укреплять и расширять свой ядерный потенциал вплоть до того момента, когда мир придет в чувство касательно ядерного оружия». В свою очередь, в ходе ежегодного обращения в марте Путин продемонстрировал на экране, как сверхзвуковые ракеты, способные нести ядерный заряд, обрушились на участок, в котором многие увидели Флориду.

Вторая холодная война уже идет и в области шпионажа и саботажа. Согласно докладу Научного комитета Министерства обороны США, обнародованному в феврале 2017 года, США подвергаются кибератакам со стороны России и Китая, а также со стороны Ирана и Северной Кореи. США утверждают, что хакеры, связанные с китайским правительством, крали интеллектуальную собственность, чтобы помогать китайским компаниям. Тогдашний советник Трампа по вопросам национальной безопасности Г.Р. Макмастер (H. R. McMaster) заявил в феврале в Мюнхене, что факт вмешательства Москвы в американские президентские выборы является «неоспоримым». Кроме того, как утверждают США, иностранные государства внедрили вредоносные программы в компьютерные системы, способные влиять на работу американских электросетей. Считается, что одна из форм таких программ под названием «БлэкЭнерджи» (BlackEnergy) была разработана по заказу российского правительства и была применена для атаки на электросети на Украине.

Между тем США продолжают наращивать свой потенциал для ведения войны в киберпространстве. Как пишет издание «Нью-Йорк таймс» (New York Times), США успешно взломали системы, управляющие северокорейскими ракетами, чем спровоцировали высокий процент неудачных запусков. Считается, что вредоносная программа «Стакспет» (Stuxnet) была создана в рамках совместного американо-израильского проекта, чтобы сорвать реализацию иранской ядерной программы.

Как и в случае с первой холодной войной, сейчас, когда началась вторая холодная война, мы наблюдаем космическую гонку — или, точнее, космические гонки. Хотя США и Китай охотно рассказывают о своих амбициозных проектах по отправке астронавтов на Луну и Марс, в основе космической гонки во второй холодной войне лежат в первую очередь военные соображения. В 2007 году Китай продемонстрировал противоспутниковый потенциал, уничтожив один из своих собственных спутников в рамках испытаний, подобных тем испытаниям, которые США и СССР прекратили проводить в 1980-х годах из-за огромного ущерба, причиняемого обломками. Летом 2017 года Китай провел испытания своего ультразащищенного спутника-шпиона, в основе работы которого лежит феномен квантовомеханической спутанности, совершив рывок и обогнав США в этой области технологий. Чтобы избежать зависимости от созданной в США системы GPS, Китай создал свою собственную систему глобальной спутниковой навигации — «Бэйдоу» (BeiDou). Между тем в 2013 году Конгресс принял закон, запрещающий использовать фонды НАСА (NASA) для сотрудничества с Китаем.

После свертывания программы космических шаттлов США уступили лидерство в области пилотируемых космических полетов России, которая продолжила отправлять космонавтов на Международную космическую станцию. Поскольку у США нет возможности самостоятельно отправлять своих астронавтов в космос, им приходится договариваться с Россией об их отправке на МКС на российских ракетах. Что еще хуже, Пентагон будет зависеть от производимых в России ракетных двигателей, которые устанавливаются на американских военных спутниках, еще много лет, пока «Юнайтед лонч эллайенс» (United Launch Alliance), совместное предприятие «Боинг» — «Локхид Мартин» (Boeing-Lockheed Martin) и «Спэйс-Экс» (SpaceX) Илона Маска (Elon Musk) будут заниматься разработкой их альтернативы.

В условиях второй холодной войны противоборствующие военные альянсы подкрепляются и дополняются соперничающими торговыми блоками. В противовес широко распространенному убеждению, США начали ужесточать свой подход к Китаю еще до избрания Дональда Трампа, то есть в период администрации Обамы. К примеру, во Всемирной торговой организации Обама поддержал 23 меры по обеспечению торговых соглашений, и 14 из них были направлены против Китая.

Администрация Обамы формулировала свою торговую политику в откровенно антикитайских терминах. Заголовок статьи, опубликованной в «Ньюсуик» (Newsweek) 12 октября 2015 года, гласил: «Если США и Европа не договорятся об условиях торгового соглашения, Китай победит». Автор статьи Джуди Депмси написала следующее:

«И Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство, и Транс-Тихоокеанское партнерство направлены на формирование альянсов США — через Атлантический океан и через Тихий океан — чтобы иметь дело с Китаем… Коротко говоря, оба эти блока рассматриваются как соревнование между США и Китаем за право устанавливать правила торговли в 21 веке».

В своем сообщении от 15 февраля 2016 года, адресованном чиновникам Белого дома, президент Обама откровенно назвал ТТП инструментом, направленным против Китая, в соперничестве за право влиять на правила глобальной торговли:

«Поэтому мы должны сделать так, чтобы именно США, а не такие страны, как Китай, формулировали правила для мировой экономики в 21 веке… В настоящий момент Китай хочет устанавливать правила торговли в Азии. Если ему это удастся, наши конкуренты смогут свободно игнорировать базовые стандарты защиты окружающей среды и охраны труда, что даст им несправедливое преимущество перед американскими рабочими. Мы не можем этого допустить. Именно мы должны устанавливать эти правила».

В попытке защитить ТТП от критики со стороны популистов и прогрессивистов администрация Обамы мобилизовала чиновников структур национальной безопасности и представителей внешнеполитических ведомств, чтобы они продвигали идею о том, что это соглашение является неотъемлемой частью всеобъемлющей системы антикитайского альянса во главе с США. В январе 2017 года, к примеру, сенатор-республиканец Джон Маккейн (John McCain) осудил решение Трампа вывести США из ТТП по геополитическим соображениям: «Меня волнует, что мы передаем Азиатско-Тихоокеанский регион Китаю».

Администрация Трампа погубила ТТП, тогда как Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство бездействует из-за внутренней оппозиции в США и Европе. В документе под названием «Президентская программа торговой политики на 2017 год» администрация Трампа официально отреклась от принципа многосторонних отношений, которого придерживались его предшественники с момента окончания холодной войны, сделав выбор в пользу подхода «Америка в первую очередь» в области торговли:

«В течение более 20 лет правительство США придерживалось такой торговой политики, в которой важное место было отведено многосторонним и другим соглашениям, призванным способствовать постепенным изменениям в практике внешней торговли, а также уважительному отношению к механизмам урегулирования международных споров… [В результате] мы видим, что американцы слишком часто оказываются в невыгодном положении на мировых рынках. Учитывая эти обстоятельства, пришло время разработать новую торговую политику, которая будет защищать американский суверенитет, способствовать исполнению американских законов в области торговли, использовать американское влияние для открытия рынков за рубежом и заключать новые торговые соглашения, которые будут более справедливыми и эффективными».

Критики администрации Трампа часто изображают его экономический национализм как катастрофическое возвращение к меркантилизму, который может спровоцировать неконтролируемое скатывание к торговому конфликту и торговой войне. Это преувеличение. Такая характеристика не учитывает тот факт, что в основе склонности Трампа и его советников к заключению двусторонних соглашений, лежат те же цели, что и в основе более многостороннего подхода Обамы, а именно стремление предотвратить процесс захвата внутреннего американского и глобального рынков китайскими компаниями, пользующимися поддержкой государства.

В рамках своей экономической стратегии в отношении Китая администрация Трампа отказывается классифицировать Китай как «рыночную экономику» по критериям ВТО, приписывая ему статус «нерыночной экономики». Обеспокоенные китайской программой «Сделано в Китае — 2025», согласно которой иностранные технологии будут приобретаться на благо китайцев, и республиканцы, и демократы Конгресса рассматривают возможность расширения рамок контроля над китайскими инвестициями со стороны комитета по иностранным инвестициям, который анализирует возможные последствия слияний и поглощений с участием иностранных игроков для национальной безопасности США.

Экономические санкции — это еще один инструмент соперничества между крупными державами в эпоху второй холодной войны. В случае с Россией санкционная политика США заключается в том, чтобы заставлять российские и иностранные компании, а также россиян и иностранцев наказывать российское правительство за его политику в Крыму и на Украине. Управление по контролю за иностранными активами Министерства финансов США отвечает за санкции против российского финансового, энергетического и оборонного секторов. Стремление Трампа наладить отношения с Россией и российско-американское сотрудничество в борьбе против ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ — прим. ред.) и других общих угроз было сведено на нет более жесткими санкциями, которые конгресс одобрил летом 2017 года.

***

Во второй холодной войне марксистко-ленинская природа в качестве воинствующей веры добавила к геополитической борьбе идеологическое измерение, которое отсутствовало в мировых войнах, характеризовавшихся весьма неожиданными альянсами, такими как альянс советских коммунистов с американскими и британскими капиталистами, а также альянс немецких национал-социалистов с японскими империалистами. В период первой холодной войны западные демократии разделились на антикоммунистов, прокоммунистов и анти-антикоммунистов.

Есть мнение, что вторая холодная война представляет собой глобальную идеологическую борьбу между либеральной демократией и новым авторитаризмом, который олицетворяют Владимир Путин и Си Цзиньпин — а также Дональд Трамп. Один из вариантов этой точки зрения заключается в том, что в экономической сфере тоже идет борьба — соперничество между либеральным капитализмом, который, как считается, поддерживает «основанный на нормах либеральный миропорядок», и отвратительным государственным капитализмом или экономическим национализмом. Считается, что новый «пекинский консенсус» — то есть новая экономическая модель капитализма авторитарного государства — угрожает одновременно политической и экономической свободе.

Но такая точка зрения неубедительна. Среди союзников США есть Египет, являющийся военной диктатурой, и Саудовская Аравия, представляющая собой деспотичную монархию. Авторитарная политика Путина имеет больше общего с политикой Эрдогана в Турции, которая входит в состав НАТО, чем с политикой коммунистических режимов, таких как режим Си в Китае. Ирония в том, что, если говорить об Америке, то по происхождению и по технократическому подходу к политике ближе всего к представителям китайского истеблишмента, придерживающимся идей протекционизма, стоят такие американские династии, как династии Клинтонов и Бушей, а вовсе не аутсайдер-популист Дональд Трамп.

***

Вторую холодную войну необходимо рассматривать в широкой исторической перспективе. Ее предшественница, первая холодная война, стала третьей мировой войной 20 века. Борьба в ней велась не напрямую, а посредством гонки вооружений, опосредованных конфликтов, инструментов экономической борьбы и идеологической войны, потому что соперники не хотели вступать в непосредственный конфликт друг с другом из-за высокой цены неядерной и ядерной войны.

В основе трех мировых войн 20 столетия, протекавших в промежутке между 1914 и 1989 годами, лежали стремления режимов России и Германии доминировать в Европе. Господство в Европе было необходимо Берлину и Москве, чтобы превратить свои региональные державы в сверхдержавы такого масштаба, который позволил бы им соперничать с США — к началу 20 века несмотря на то, что их военный потенциал еще находился в латентном состоянии, США уже могли похвастаться беспрецедентным сочетанием сильной промышленности, богатства и многочисленного населения.

Целью германской империи в Первой мировой войне было формирование ее сферы влияния в Европе. Гораздо более радикальная версия Гитлера заключалась в создании гигантского «расово чистого» немецкого государства — своего рода пародии на США — под эгидой которого «арийские» пионеры должны были заселить новые аграрные районы Восточной Европы и России, очищенные от славян, евреев и цыган посредством геноцида, голода и этнических чисток.

После 1945 года успех стремления СССР стать второй сверхдержавой зависел от степени его влияния на Восточную Европу, которую Красная армия отвоевала у Германии во время Второй мировой войны. Без квалифицированных рабочих и промышленности Восточной Европы (включая Восточную Германию) Россия даже с со всеми теми народами, которые СССР унаследовал от царской империи, мог претендовать в лучшем случае только на статус региональной державы. Экономическую базу СССР можно было нарастить еще больше, если угрозами заставить богатые, но слабые страны Западной Европы (особенно Западную Германию) сохранить нейтралитет, что в свою очередь дало бы возможность вести торговлю в Западной Европе на условиях и в интересах СССР.

В то время как инициаторами первых трех мировых войн стали Берлин и Москва, вторую холодную войну спровоцировали попытки США — единственной сверхдержавы в то время — добиться неограниченной глобальной гегемонии в 1990-х и 2000-х годах и крайне негативная реакция Китая и России на попытки Америки захватить власть.

Согласно теории «наступательного реализма» — одного из направлений реализма в международных отношениях, продвигаемого Джоном Мершаймером (John Mearsheimer) — в условиях анархии, когда нет одного правителя, который мог бы обеспечить законность и порядок, государства будут стараться собрать в своих руках как можно больше влияния и мощи. Ни одна крупная держава никогда не сможет стать абсолютно сильной и защищенной. «Лучшая защита — это нападение», — гласит старая поговорка. Или, как сказала Мэй Уэст (Mae West), «слишком много прекрасного — это чудесно!»

Стремление нацистов к статусу сверхдержавы представляло собой откровенную агрессию, неотделимую от безумных расистских теорий заговора. Однако перед этим такие немецкие либералы, как Фридрих Науман (Friedrich Naumann) и Макс Вебер, выдвигали проект гегемонии Германии в блоке государств Центральной Европы, который в 20 веке будет способен самостоятельно сопротивляться натиску американцев, а также британской и российской империй. Если альтернативой было подчинение Германии и Европы воле англосаксов или русских, то германское завоевание Европы можно было рассматривать как своего рода самооборону.

Теперь мы знаем, что у Сталина не было никаких агрессивных планов на Западную Европу после Второй мировой войны. Опираясь на теорию марксизма-ленинизма, он полагал, что восстановление Германии и Японии в конечном итоге спровоцирует очередной раунд войн между капиталистическими странами, похожий на первые две мировые войны. Советскому Союзу необходимо удерживать то, что он уже контролирует, по мере возможностей расширять коммунистический блок и готовиться к тому, чтобы пережить третью мировую войну, которая, возможно, начнется как конфликт между Америкой, Великобританией, Францией, Германией и Японией. С этой ошибочной точки зрения, оппортунистическое расширение области советского влияния носило предохранительный характер.

В 1990-х годах администрация Клинтона, несомненно, считала расширение НАТО вплоть до границ ослабленной постсоветской России разумным способом подстраховаться на случай возможного реваншизма России в будущем. Кроме того, нет никаких причин сомневаться в том, что чиновники администраций Буша и Обамы искренне верили, что, если свергнуть Саддама, Каддафи и Асада и поставить проамериканских правителей во главе Ирака, Ливии и Сирии, это укрепит американскую систему безопасности. То же самое можно сказать и об убежденности президентов США (от обеих партий) в том, что именно США, а не Китай, должны оставаться бесспорным гегемоном в Восточной Азии.

То, что одно государство рассматривает как меры предосторожности, его противники могут рассматривать как агрессию. Именно здесь и скрывается то, что Мершаймер называет «трагедией политики великих держав». И именно в этом трагедийном контексте необходимо рассматривать стремление Америки к глобальной гегемонии, возникшее после падения Берлинской стены. Бессмысленно напоминать, что, с точки зрения Москвы и Пекина, то, что Вашингтон называет мерами по укреплению национальной обороны и мира во всем мире, смахивает на попытку США окружить и сдержать Россию и Китай. Они вполне могут назвать ту помощь, которую Вашингтон оказал ненасильственным «цветным революциям» в поддержку «либеральных» и «демократических» реформаторов в Азии и Европе, включая Украину, циничной вепонизацией идей демократии — особенно с учетом того, что в Саудовской Аравии и других проамериканских автократиях подобных спонсируемых США демократических революций никогда не было.

Историки будущего могут прийти к выводу, что лейтмотивом, связывающим на первый взгляд не связанные действия США — расширение НАТО, американские войны за смену режимов на Ближнем Востоке, поддержка «цветных революций» и стремление закрепить либеральные нормы глобальной торговли посредством таких механизмов, как ВТО и многосторонние договоры, лишающие отдельные страны их экономического суверенитета — стало ощущение, что перед США лишь ненадолго открылась возможность сформировать миропорядок в соответствии с американскими ценностями и интересами, прежде чем долгосрочный подъем Китая и отток богатства и влияния с Запада неизбежно ослабят влияние Америки. Те, кто сравнивает современный Китай с германской империей 1900-х годов, возможно, заблуждаются. Современный Китай гораздо больше похож на царскую Россию перед Первой мировой войной: огромный, терпеливый и постепенно модернизирующий себя под руководством авторитарного режима. Сейчас именно США ведут себя как германская империя. Германская элита боялась, что у нее крайне мало времени для того, чтобы добиться гегемонии в Европе, прежде чем рост богатства и влияния России сделает реализацию ее планов невозможной. Историки будущего могут прийти к выводу, что тот же самый страх по поводу роста мощи Китая заставлял несколько американских администраций предпринимать поспешные и безрассудные попытки консолидировать глобальный Пакс Американа. Но архитекторов устойчивой глобальной гегемонии Америки последних трех десятилетий постигла неудача, и время уже на исходе.

***

Мой первый аргумент заключается в том, что основной причиной второй холодной войны стали попытки Америки добиться глобальной гегемонии после окончания первой холодной войны и то сопротивление, которое ей оказали Китай и Россия. Мой второй аргумент: если победа Америки определяется как достижение мирового господства вопреки их сопротивлению — особенно сопротивлению Китая — то во второй холодной войне США потерпят поражение.

Если судить по риторике апологетов новой холодной войны, то среди основных целей США можно назвать следующие: Китай должен смириться с постоянным военным господством США в Восточной Азии; Китай должен принять правила мировой торговли, составленные США и их европейскими и азиатскими союзниками без участия Китая; Россия должна смириться с постоянным присутствием США/НАТО у своих границ; Россия должна вернуть Крым Украине.

Нет необходимости говорить о том, что такие геополитические цели являются весьма сомнительными, с точки зрения Америки, по той простой причине, что США просто не способны их достичь. Если навязывать стране проекты, которые она попросту не может реализовать, это обернется лишь унизительным национальным провалом.

Давайте подробно рассмотрим каждую из этих целей американской внешней политики.

Китай должен смириться с постоянным военным господством США в Восточной Азии

В течение двух десятилетий холодного мира в 1990-х и 2000-х годах американские эксперты по внешней политике время от времени говорили о том, что, хотя китайцы могут иногда ворчать, но в конечном итоге они согласятся на Пакс Американа в Восточной Азии, потому что это будет служить их экономическим интересам и мешать ремилитаризации Японии.

На круглом столе в Брукингском институте, который прошел в ноябре и был посвящен Китаю, Роберт Каган (Robert Kagan) кратко охарактеризовал китайскую стратегию либеральных сторонников идеи американской гегемонии, сорвав с нее маску идеализма и обнажив грубое лицо политики силы:

«Мое отношение к Китаю — процветайте в экономическом смысле, но вы не можете использовать свою армию, чтобы расширять свое влияние в регионе. Справедливо ли это? Нет. Есть ли в этом хотя бы какая-то доля справедливости? Нет. Для нас доктрина Монро действует, для вас — нет. Простите меня, но именно так все и обстоит… Мы сдерживаем Китай, и китайцы знают, что мы их сдерживаем».

В 1997 году можно было по крайней мере верить в то, что Китай, как Япония и Германия, однажды смирится со статусом протектората США и начнет развиваться как ориентированная на экспорт гражданская держава. Сегодня эта идея уже перешла в разряд иллюзий.

Военная гегемония США в Восточной Азии невозможна. Учитывая продолжающийся рост мощи и богатства Китая, единственными реалистичными вариантами являются биполярное американо-китайское соперничество в регионе, «концерт держав», включающий в себя Китай, США и, возможно, некоторые другие страны, или же региональная гегемония Китая в результате уменьшения влияния США в этом регионе.

С точки зрения США и их союзников, длительное малоинтенсивное соперничество с Китаем, возможно, является более предпочтительным вариантом для того, чтобы Америка признала сферу влияния Китая, а соседи Китая, включая Японию, могли вести по отношению к нему политику умиротворения, в том случае если третий вариант, предполагающий «концерт стран» региона, недостижим. Однако согласие на биполярную, разделенную Восточную Азию, в которой будут буферные зоны, где США не смогут бросать вызов Китаю чрезмерно провокационно, само по себе будет означать отказ США от оптимистичного послевоенного порядка, в рамках которого Китаю отводится подчиненная роль гражданской торговой державы в Азии и в мире, где господствуют США.

Китай должен принять правила мировой торговли, составленные США и их европейскими и азиатскими союзниками без участия Китая

Еще одной жертвой второй холодной войны стала идея глобальной «основанной на нормах торговой системы» — по крайней мере если эти нормы разрабатываются США и их союзниками в рамках процессов, подобных переговорам под эгидой ТТП, из которых Китай исключен. Заявление администрации Обамы о том, что Китай можно заставить играть по более либеральным правилам, чтобы он сумел выйти на те международные рынки, которые ТТП и Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство создадут, всегда было абсурдным. Во-первых, якобы гигантский торговый блок ТТП состоял в основном из США и Японии, которые уже были тесно связаны с китайской экономикой, и ряда небольших экономик, которые тоже вели оживленную торговлю с Китаем. Что касается Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства, то отчаянное стремление Америки и Европы получить доступ к китайскому рынку рабочей силы, потребителям и в некоторых случаях к капиталу превращают в фарс все заявления о том, что Китай будет вынужден принять правила либерального капитализма, чтобы попасть на новый европейско-американский рынок.

Идея о том, что в начале 21 века США, Европа и Япония смогут без участия Китая «закрепить» правила торговли и инвестиций, которым Китай будет вынужден в дальнейшем подчиняться в течение многих десятилетий, это пустые фантазии. Если судить по показателям паритета покупательской силы, то Китай уже является крупнейшей экономикой в мире. В какой-то момент — возможно, уже в следующем десятилетии — он обгонит США и по другому показателю, а именно по рыночному обменному курсу. Хотя его рост замедлится по мере его превращения из развивающейся страны в страну со средним уровнем доходов на душу населения, Китай все равно продолжит развиваться более быстрыми темпами по сравнению с США и их союзниками из числа развитых стран Европы и Азии.

По оценкам консалтинговой фирмы PwC, к 2050 году в терминах паритета покупательской способности ВВП Китая составит 58,5 триллиона долларов. Для сравнения ВВП США составит 34,1 триллиона долларов, а Японии — 6,8 триллиона долларов. Само собой разумеется, ВВП на душу населения в США и Японии, скорее всего, будет намного превышать этот показатель в Китае, как и доля представителей среднего класса и рабочих в их обществах. Но только чрезвычайно провокационное и пугающее поведение со стороны Китая может помешать устойчивому росту его экономической гравитации.

В 2015 году, когда был основан возглавляемый Китаем Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, призванный стать противовесом Всемирному банку и Азиатскому банку развития, которые очень уважительно относятся к мнению США, администрация Обамы попыталась заставить союзников Америки отказаться от участия в нем. Несмотря на «особые отношения», Великобритания возглавила вереницу европейских стран, заключивших партнерские отношения с этим банком. В то время сингапурский дипломат Кишор Махбубани (Kishore Mahbubani) написал в своем эссе под названием «Почему вступление Великобритании в возглавляемый Китаем банк является свидетельством заката Америки» («Why Britain Joining China-Led Bank is a Sign of American Decline») следующее:

«США больше не могут доминировать в мировой истории. На сцену вышла новая держава. Британцы, как и большинство других средних держав, решила подстраховаться и работать как с США, так и с Китаем. Но это еще и вопрос выживания. Если Лондон не будет служить реализации финансовых и экономических интересов растущего Китая, он может оказаться не у дел в 21 веке. Поэтому у британцев нет иного выхода, кроме как сотрудничать с Китаем».

То же самое можно сказать и о большинстве военных союзников Америки. Не стоит ожидать, что европейские союзники Америки принесут в жертву свои интересы в рамках коммерческих отношений с Китаем, чья растущая военная мощь не является для них непосредственной угрозой, какой было присутствие Красной армии на территории Европы в период первой холодной войны. Китайская инициатива «Один пояс — один путь» предполагает интеграцию стран, включая страны Западной Европы, в новую панъевразийскую экономическую систему. Идея европейско-американского альянса, направленного против Китая, обречена заранее в силу собственных экономических интересов европейских стран, чьи уменьшающиеся или медленно растущие экономики ищут способы выйти на иностранные рынки и получить доступ к иностранным рынкам труда.

Россия должна смириться с постоянным военным присутствием США/НАТО у своих границ и вернуть Крым Украине

На другом краю Евразии США, возможно, тоже придется отказаться от той своей цели во второй холодной войне, которой они не смогут достичь.

Претендуя на статус глобального гегемона после падения Берлинской стены, США заявляли, что сама концепция сфер влияния устарела. В 2013 году госсекретарь Обамы Джон Керри (John Kerry) заявил: «Эпоха доктрины Монро завершилась».

Неужели? Как вы нам, так и мы вам? Если расширение возглавляемого США альянса НАТО вплоть до границ России легитимно, будут ли новые российские военные базы на Кубе в равной степени приемлемыми? Неужели США не станут возражать против китайско-мексиканского альянса, в рамках которого китайские военные системы будут развернуты у самой границы между Мексикой и США, а китайские военные корабли начнут совершать провокационные маневры в Мексиканском заливе? Все соседи США, включая Мексику и Канаду, в прошлом становились жертвами американских вторжений, поэтому Китай вполне может заявить, что его альянсы в Северной Америке носят исключительно оборонительный характер.

В будущем, как и в прошлом, Америка может обнаружить, что сферы влияния являются весьма полезными инструментами управления. Сторонники идеи глобальной гегемонии США часто приравнивают демилитаризованные регионы между крупными державами к трамплину для имперских завоеваний. Однако демилитаризованные зоны и такие нейтральные страны, как Бельгия и Швейцария, всегда играли важную роль в международной дипломатии, являясь одним из инструментов предотвращения конфликта. В 19 веке США и Великобритания, которые тогда были военными противниками, в течение нескольких десятилетий делили территорию Орегона, демилитаризовали территорию Великих озер и сотрудничали в вопросе возможного строительства канала через центральную часть континента.

В период Второй мировой войны Уинстон Черчилль сделал Сталину предложение: после окончания войны СССР получит 90% влияния в Румынии и 75% в Болгарии, в Югославии и Венгрии СССР и Соединенное Королевство разделят влияние 50 на 50, а в Греции 90% влияния достанется Великобритании. Причиной холодной войны стало вовсе не настойчивое требование СССР обеспечить отсутствие наступательных сил у его границ, а его стремление расставить коммунистические марионеточные режимы по всей Восточной Европе в совокупности с высоким уровнем милитаризма и антизападной внешней политикой.

США помогали удерживать первую холодную войну в холодной фазе, уважая советскую сферу влияния в Восточной Европе, отказываясь вмешиваться в те моменты, когда Красная армия подавляла восстания в Германии, Венгрии и Чехословакии. Во время Кубинского ракетного кризиса администрация Кеннеди настаивала на том, чтобы СССР свернул свои ядерные ракеты на Кубе, и сумела выйти из тупика, согласившись убрать ракеты НАТО из Турции.

Не признавая этого на словах, США и их европейские союзники на практике уже признали Грузию и Украину частью сферы влияния России, отказавшись от планов принять эти страны в НАТО и Евросоюз после агрессивной реакции России. Вероятность того, что Россия вернет Крым Украине, примерно равна вероятности того, что США вернут Техас и Калифорнию Мексике. В основе любого реалистичного плана урегулирования опосредованного конфликта на Украине должна лежать договоренность о частичной автономии пророссийских областей и статус нейтрального государства для Украины в целом. Здесь, как и в Восточной Азии, вариантов мало: это согласованный нейтралитет, разделение полномочий или продолжение конфликта. Ни Россия, ни Китай — независимо от того, какими будут их режимы — никогда не признают легитимность военных гарнизонов и операций у своих границ.

***

США необходимо отказаться от своих обреченных на провал претензий на глобальную гегемонию, которая установилась после окончания первой холодной войны и спровоцировала вторую холодную войну, — прежде чем неудача заставит их это сделать.

Альтернативой должна стать геополитическая версия того, что философ Джон Грей (John Gray) — в контексте общества, в котором существует раскол в силу несовместимых ценностей — назвал «modus vivendi» («способ сосуществования»).

Глобальный modus vivendi должен обладать рядом черт, знакомых нам по «концертам держав» и дипломатическим соглашениям прошлого. Необходимо предпринять попытки установить контроль над распространением оружия — но не добиваться полного разоружения, потому что любая крупная держава будет оставлять за собой право поддерживать базовые вооруженные силы, необходимые для ее защиты.

В рамках нового глобального modus vivendi сферы влияния и демилитаризованные зоны должны стать легитимными объектами дипломатических переговоров, чтобы снизить напряженность в отношениях между крупными державами. Маленьким и слабым странам могут не понравиться те ограничения их независимости, которые им навяжут подобные соглашения, но их дискомфорт неизбежен в мире, который — независимо от моделей внутреннего правления — будет организован на основе иерархий военной и промышленной мощи.

В сфере экономической политики тоже можно найти массу аргументов в пользу прагматичного modus vivendi. Глобальная экономика, управляемая единым набором правил, будь то либеральные нормы или какие-то другие, оказалась бы крайне неудобной, даже если бы она сложилась. Единой экономической модели, которую приняли бы все страны, находящиеся на самых разных уровнях развития и в самых разных положениях, никогда не было. В период холодной войны антигосударственническая Америка, социал-демократическая Швеция, дирижистская Франция, националистическая Япония, протекционистские страны Латинской Америки, практиковавшие импортозамещение, и феодальные нефтяные монархии Ближнего Востока сумели стать геополитическими союзниками. После окончания первой холодной войны так называемый вашингтонский консенсус, поддерживающий либеральный капитализм, всегда игнорировался успешными странами Восточной Азии. Место вашингтонского консенсуса займет не пекинский консенсус, а экономический плюрализм. Если страны, включая США, обнаружат, что их национальным экономическим интересам лучше всего удовлетворяет принцип двусторонности, не будет никаких причин огорчаться по поводу отказа от проекта единого набора правил и норм глобальной экономики — отказа от утопической цели, которая никогда никого особенно не привлекала, за исключением узкого круга технократов, лоббистов и ученых.

Что касается ценностей, то американцам вовсе не обязательно становиться нравственными или культурными реваншистами. И хотя отдельные люди или группы могут проповедовать то, что они считают универсальными ценностями, будь то постмодернистский светский либерализм или протестантизм, это не в интересах правительства США — относиться ко всем государствам, которые их не разделяют, как к нелегитимным режимам.

Коротко говоря, там, где на кону стоят истинные интересы и полезные альянсы Америки, США должны энергично защищать их от Китая, России и любой другой страны. Однако глупо продолжать приравнивать национальные интересы США к созданию и защите глобального Пакс Американа — порядка, который противники Америки отвергают и который союзники Америки не станут решительно отстаивать. Только сбалансировав свои ресурсы и обязательства, США смогут помочь вывести мир из новой холодной войны к новому холодному миру.

США. Китай. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583315


Украина > Армия, полиция > minprom.ua, 23 апреля 2018 > № 2582558

Полторак заявил о завершении операции АТО на Донбассе

Антитеррористическая операция на Донбассе завершится 30 апреля и начнется новый формат под руководством Объединенных сил. Об этом в интервью BBC News Украина заявил министр обороны Степан Полторак.

"30 апреля мы завершаем проведение АТО и переходим к проведению операции Объединенными силами во главе с командующим и Объединенным штабом" , – сказал он.

С.Полторак заверил, что Минобороны уже подготовило органы военного управления, которые будут выполнять задачи в Донецкой и Луганской областях и проводит их передислокацию, замену частей и подразделений, реструктуризацию военных.

По его словам, Сергей Наев, назначенный командующим Объединенных сил, будет управлять подготовкой и руководством всех сил обороны – не только ВСУ, но и СБУ, полиции, Нацгвардии, пограничников. Он также рассказал, что изменится жизнь гражданских в зоне конфликта.

По его словам, они будут четко понимать, от кого зависят решения, что есть вертикаль управления этими территориями, и министр надеется, что жизнь этих людей станет легче.

Напомним, командующим Объединенных сил стал первый заместитель командующего Сухопутных войск ВСУ генерал-лейтенант Сергей Наев.

Украина > Армия, полиция > minprom.ua, 23 апреля 2018 > № 2582558


Украина. Германия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > minprom.ua, 23 апреля 2018 > № 2582527

Германия продлит контракт с Антоновым

Министерство обороны Германии планирует в 2018 году заключить 18 соглашений примерно на 25 млрд евро. Об этом сообщил Handelsblatt, передает "Европейская правда".

Чтобы устранить масштабную нехватку военной техники, бундесвер планирует в этом году заключить 18 крупных оборонных контрактов, стоимость которых достигает 25 млрд евро.

В частности, министерство планирует приобретение израильских беспилотников HeronTP. Соответствующий пункт содержится в коалиционном соглашении блока Ангелы Меркель и социал-демократической партии. Лизинговый контракт сроком на 9 лет составит почти 1 млрд евро.

Также должны быть продлены контракты на эксплуатацию разведывательных дронов Heron 1 миссиями бундесвера в Мали и Афганистане до конца февраля 2020 года. Кроме того, бундесвер должен получить семь спасательных вертолетов.

Чтобы уменьшить зависимость от ненадежных самолетов Airbus A400M, министерство планирует продлить на 2019-2021 гг. контракт на привлечение транспортных самолетов украинской компании "Антонов".

Министерство также планирует закупить шесть транспортных самолетов типа C-130J Hercules.

Список также включает модернизацию боевых машин пехоты Puma, контракт на обслуживание вертолетов NH90, радарные технологии для истребителей Eurofighter, системы связи для фрегатов, реактивные артиллерийские установки и прочее.

Украина. Германия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > minprom.ua, 23 апреля 2018 > № 2582527


Китай > Армия, полиция > regnum.ru, 23 апреля 2018 > № 2580056

Второй авианосец ВМС Китая готовится к скорому выходу в море

Власти провинции Ляонин уведомили о временном закрытии судоходства на трех участках акватории Бохайского залива

 Построенный китайскими судостроителями для ВМС Народно-освободительной армии Китая (НОАК) авианосец впервые выйдет в море и приступит к ходовым испытаниям уже в ближайшие дни. Об этом пишет 23 апреля газета South China Morning Post.

Издание, ссылаясь на источники, близкие к военным кругам, сообщает, что сроки выхода военного корабля в море зависят от погодных и гидрологических условий. Скорее всего, пишет газета, испытания будут приурочены к 69-й годовщине создания ВМС НОАК.

Отмечается, что власти провинции Ляонин, на территории которой велось строительство авианосца, уведомили о временном закрытии судоходства на трех участках акватории Бохайского залива в период с 20 по 28 апреля. Эти участки, по сведениям издания, расположены вблизи от верфи, на которой строился корабль.

В ходе испытаний будут проверены узлы и системы боевого корабля, а также прочность его корпуса. В настоящее время авианосец ещё не получил официального названия и именуется «тип 001A».

Корабль самостоятельно создавался китайскими судостроителями, в отличие от первого китайского авианосца «Ляонин», созданного на базе выкупленного у Украины после развала СССР тяжелого авианесущего крейсера «Варяг».

«Тип 001A» строился с 2013 года был спущен на воду в апреле 2017 года. Корабль длиной 315 метров и водоизмещением 70 тысяч тонн может двигаться с крейсерской скоростью в 31 морской узел и нести на борту 36 истребителей «Цзянь-15"(J-15).

Следует отметить, что в Китае в прошлом году стартовало строительство третьего авианосца для ВСМ НОАК. Боевой корабль планируется оснастить электромагнитной системой катапульт для придания ускорения при взлёте самолетов.

Как сообщало ИА REGNUM, 11 апреля успешно прошел пробный запуск основного двигателя построенного авианосца и в данный момент осуществляется настройка бортового оборудования корабля.

Китай > Армия, полиция > regnum.ru, 23 апреля 2018 > № 2580056


Германия > Армия, полиция > dw.de, 23 апреля 2018 > № 2580045

По информации СМИ, министерство обороны ФРГ планирует до конца 2018 года разместить военные заказы на многомиллиардную сумму. Ведомство подготовило 18 договоров, на сумму более 25 миллионов евро каждый, сообщают газеты Handelsblatt и Bild в понедельник, 23 апреля, со ссылкой на список готовых контрактов.

Список является предварительным

Среди прочего, Минобороны планирует взять в лизинг на девять лет израильские беспилотники Heron TP, о чем договорились на коалиционных переговорах участники правительственной коалиции. Стоимость только этого договора превышает один миллиард евро.

Кроме того, будут заказаны вертолеты для поисково-спасательных операций, транспортные самолеты, системы противоракетной обороны и прочая военная техника, указывают издания. Планируется также модернизировать БМП Puma и заключить договор о техобслуживании вертолета NH90.

По сведениям газет, этот список является "предварительным" и в конечном счете зависит от принятия закона о бюджете на 2018 год.

Критика оснащения бундесвера

В последние годы неоднократно подвергалось критике оснащение бундесвера, в частности, выявлялись проблемы с оружием, военной техникой, а также с привлечением военнослужащих и гражданского персонала. В частности, в конце февраля был опубликован доклад о состоянии вооруженных сил Германии в 2017 году уполномоченного бундестага по делам военнослужащих бундесвера Ханса-Петера Бартельса (Hans-Peter Bartels).

В документе говорится о крайне неудовлетворительном материальном оснащении бундесвера. В конце прошлого года вышли из строя все шесть немецких подводных лодок. В отдельные промежутки времени в течение года все 14 военно-транспортных самолетов A400M были в нерабочем состоянии. В распоряжении флота вместо 15 фрегатов имеются только девять. Одной из главных причин такого состояния в докладе названы решения, принятые в связи с реформой бундесвера в 2011 году.

Германия > Армия, полиция > dw.de, 23 апреля 2018 > № 2580045


США. Корея > Армия, полиция > ria.ru, 23 апреля 2018 > № 2580034

Южная Корея и США начали в понедельник ежегодные военные учения Key Resolve, которые будут продолжаться две недели, передало в понедельник информационное агентство Ренхап со ссылкой на военный источник.

Министерство обороны Южной Кореи и войска США пока не публиковали официального сообщения об этих учениях, которые проводятся, несмотря на намеченный на 27 апреля межкорейский саммит.

Учения США и Южной Кореи обычно рассматриваются в Пхеньяне как репетиция войны против КНДР и омрачают отношения двух корейских государств.

Ранее учения Key Resolve проводились в марте как часть военных маневров "Токсури — Фоул игл" (FE), но в этом году были отсрочены на время зимней Олимпиады в Пхенчхане.

По данным агентства, в нынешних учениях Key Resolve будут задействованы до 12,2 тысячи американских солдат с военных баз в Южной Корее и из-за рубежа. Столько же солдат США приняли в этих учениях и в прошлом году.

Учения "Токсури — Фоул игл" в свою очередь были начаты 1 апреля с участием 13,5 тысяч американских военнослужащих.

Военный источник сообщил южнокорейскому агентству, что нынешние учения США и Южной Кореи будут проводиться в "сдержанном режиме" в связи с планами проведения саммита Южной Кореи и КНДР, а также возможной встречи северокорейского руководителя Ким Чен Ына с президентом США Дональдом Трампом.

США. Корея > Армия, полиция > ria.ru, 23 апреля 2018 > № 2580034


Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 22 апреля 2018 > № 2586304

Фрегат "Адмирал Горшков" вышел в море для продолжения испытаний.

Новейший головной фрегат "Адмирал Горшков" проекта 22350 утром в воскресенье, 22 апреля, вышел в Финский залив. Корабль продолжил ходовые испытания, сообщил Mil.Press FlotProm источник на предприятии.

Ранее испытания "Горшкова" отложили из-за поломки маршевого дизеля 10Д49 производства Коломенского завода. Машина вышла из строя 23 декабря 2017 года, двигатель починили через три месяца.

12 марта 2018 года президент Объединенной судостроительной корпорации Алексей Рахманов заявил, что зенитно-ракетный комплекс фрегата в течение полутора месяцев пройдет испытания на полигоне, после чего продолжатся корабельные испытания.

Справка Mil.Press FlotProm

"Адмирал Горшков" – головной фрегат проекта 22350, который строят на "Северной верфи" в Петербурге. 1 февраля исполнилось 12 лет с момента его закладки. Изначально корабль планировали передать флоту в 2011 году. Однако фрегат впервые вышел на испытания только в ноябре 2014 года.

В декабре 2014 года стало известно, что газотурбинному двигателю корабля требуется серьезный ремонт. Тем не менее, на "Северной верфи" какие-либо проблемы с корабельным оборудованием отрицали. В конце апреля 2015 года Mil.Press FlotProm выяснил, что ремонт сгоревшего двигателя фрегата "Адмирал Горшков" обойдется в 135 миллионов рублей. В мае 2016 года корабль продолжил испытания на Северном флоте. Его хотели ввести в эксплуатацию в ноябре 2016 года, но перенесли это событие на первое полугодие 2017 года.

В марте 2017 года заместитель министра обороны Юрий Борисов рассказал, что поставка "Адмирала Горшкова" задержалась из-за несвоевременного выполнения концерном "Алмаз-Антей" опытно-конструкторских работ по теме "Полимент-Редут". Фрегаты проекта 22350 станут первыми кораблями, оснащенными этой системой, которая представляет собой объединение всех средств ПВО на борту. В единый контур управления, помимо зенитного комплекса "Редут" (с ракетами 9М96, 9М96Д и, в перспективе, 9М100), включены зенитный артиллерийский комплекс "Палаш", предназначенный для ПВО малой дальности, а также 130-мм артустановка А-192М.

Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > flotprom.ru, 22 апреля 2018 > № 2586304


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 апреля 2018 > № 2583362

Жизнь и война идут параллельно: о буднях на Донбассе

Яна Викторова, Сегодня, Украина

Как бы там ни было, а жизнь идёт. А ведь поначалу казалось, что ничего не может быть после лета 2014 года. И всё равно мы вползли в ту жизнь, которой, казалось, быть не может уже никогда.

Самым первым и самым сильным удивлением для меня было то, что люди все равно женятся. То есть идёт война, кто-то теряет конечности или жизнь, а кто-то женится и пышно гуляет свою свадьбу, потому что каждый надеется, что эта свадьба на всю свою жизнь. Две параллельные плоскости, правда? И таких нестыковок вокруг было и есть множество, во всём, постоянно.

В конце октября 2014 я смотрела вслед женщине-блондинке в «военной» форме, которая неумело прыгала, поднимаясь, на одной ноге по ступеням какого-то стратегически важного «военного» объекта — вчерашнего головного офиса крупного банка. Свежеокрашенная желто-белая голова молодой женщины и свежеампутированная нога никак не вязались вместе. Такие непривычные ещё костыли и бравада, будто и это можно легко пережить…

В декабре 2014 я покупала жалюзи в ванную. По каким-то старым телефонам искала места, которые, то ли уже, то ли ещё работали в городе. Искала малиновые жалюзи — ванне в тон. Стреляли, не платили, новости сыпались как из рога изобилия, что нас вот-вот, сегодня или завтра «признает Россия». С зарплатой было вообще туманно, как и с пенсиями и детскими выплатами — не было ничего. Никто ничего не знал конкретно и наверняка. Сейчас мне кажется, что это был какой-то мой самообман, зацепка и уход от той реальности. Продавец перемотал мне мою покупку так, чтобы мне было удобно ехать по городу. На меня оглядывались недоуменно. Сейчас я понимаю весь абсурд момента… Потом я помню, как удивилась, когда кто-то женился, в октябре того же 2014 года. Они же планировали, они же планировали это событие до войны. И женились — всё шло по плану и их сценарию. Потом я изумлялась новорожденным и беременным… Хотя что уж удивляться. Потом у меня был уже иммунитет к изумлениям. Жизнь и война шли параллельно, почти не вмешиваясь в планы друг друга.

Сейчас при мне девушка записывала свою подругу на эпиляцию зоны глубокого бикини — та должна приехать в Луганск из-за границы, а здесь эта процедура стоит в разы дешевле, чем в зоне понятного мира. И при мне через перебои связи девушка кричала в трубку: «Да, зона глубокого бикини, записывались к вам, подтверждаем заявку». А кто-то боится ехать в Луганск, потому что здесь всё ещё непонятно и небезопасно. И говорят об этом без обиняков: «Приедем, конечно, когда будет мир». И это очень смахивает на общение с инфекционным больным — тебя любят, но предпочитают держать на расстоянии — так безопаснее.

И в список странных событий можно отнести постоянный набор в местную «армию», и конкурсы детских рисунков о мире, выход книг об этой войне с произведениями очевидцев и эхо взрывов, когда ты убеждаешь себя, что это, наверное, учения… И в прошедшем времени только то лето, а война всё ещё в самом настоящем времени, без срока давности.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 апреля 2018 > № 2583362


Сербия > Армия, полиция > ria.ru, 22 апреля 2018 > № 2578931

Белоруссия передаст Сербии в рамках военно-технической помощи четыре истребителя МиГ-29, заявил в интервью газете "Политика" сербский министр обороны Александр Вулин.

В ходе визита в Москву в апреле Вулин сообщил, что обсудил с российским коллегой Сергеем Шойгу возможность поставок четырех боевых вертолетов Ми-35, четырех транспортных Ми-17, танков Т-72, боевых машин пехоты БМП-2 и другого вооружения. Он также упоминал о переговорах с Белоруссией о передаче истребителей.

"В Белоруссии мы получили четыре самолета МиГ-29, которые будут отремонтированы и модернизированы по той же модели, как и шесть самолетов, полученных от Российской Федерации. По договоренности президента (Сербии Александра. — Прим. ред.) Вучича и президента (Белоруссии Александра. — Прим. ред.) Лукашенко Белоруссия нам передала в дар самолеты, и мы очень благодарны за это", — цитирует издание главу Минобороны Сербии.

По его словам, в течение года Белград "получит полную эскадрилью МиГ-29, прибудут вертолеты Ми-17 и Ми-35".

Ранее Вучич и Вулин неоднократно подчеркивали значимость передачи Россией в рамках военно-технической помощи шести истребителей МиГ-29 в октябре 2017 года и получения по контракту в июне 2016 года двух вертолетов Ми-17.

В конце декабря 2016 года Вучич по итогам встречи в Москве с Шойгу сообщил, что Россия в рамках военно-технической помощи передаст Сербии шесть истребителей МиГ-29, а также 30 танков Т-72С и 30 БРДМ-2, оснащенных пулеметами КПВТ калибром 14,5 миллиметра. Истребители МиГ были получены в минувшем октябре, и, как ожидается, после модернизации встанут в строй ВВС и ПВО республики в текущем году.

Сербия > Армия, полиция > ria.ru, 22 апреля 2018 > № 2578931


Великобритания > Армия, полиция > ria.ru, 22 апреля 2018 > № 2578913

Минобороны Великобритании потратит 80 миллионов фунтов стерлингов на новую компьютерную систему управления ВВС, что позволит эффективнее и быстрее выявлять попытки приближения иностранных самолетов к воздушным границам Соединенного Королевства.

"Минобороны инвестирует 80 миллионов фунтов в новую компьютерную систему, которая повысит скорость и точность ВВС. Известная как проект Guardian, новая система поддержит способности раннего обнаружения и быстрого реагирования на действия потенциально враждебных или подозрительных воздушных судов, которые могут нести угрозу суверенитету Британии, принадлежать террористам или силам, за которыми стоят государства. Новая система заменит действующие, размещенные в Великобритании и на Фолклендских островах", — говорится в полученном РИА Новости письменном заявлении министра обороны страны Гэвина Уильямсона.

Новая система позволит британским пилотам действовать в тесной координации с военно-воздушными силами НАТО, отмечается в документе. Основанная на компьютерной технологии, система будет предоставлять командованию динамическую и меняющуюся в реальном времени картину воздушного пространства у британских границ. Контракт на установку системы по конкурсу выиграла компания IBM.

В заявлении министра дополняется, что с 2013 года истребители британских ВВС 68 раз поднимались в воздух для сопровождения или наблюдения за подозрительными самолетами. Половина этих случаев приходится на вылеты для сопровождения российских самолетов.

"Эти прорывные технологии дадут нашим ВВС преимущество перед быстро меняющимися и постоянно усиливающимися глобальными угрозами", — говорится в заявлении министра.

Британия активно модернизирует вооруженные силы, объясняя необходимость многомиллиардных затрат, в том числе, угрозами от РФ. Нынешний министр обороны, известный своими эпатажными и порой несдержанными выпадами в адрес России, намерен к лету этого года представить большую стратегию перевооружения армии, ВВС и флота.

Ранее, в конце января, Уильямсон объявил о начале завершения работ по сооружению на Шетландских островах нового радара, который, по заявлению министра, позволит Британии и НАТО лучше защититься от исходящей от России угрозы.

Радар, сооружаемый недалеко от авиабазы Saxa Vord на севере Шотландии, должен заработать в ближайшее время. Он предназначен для отслеживания передвижений самолетов к северу от Великобритании. Данные радара будут поступать в центры быстрого реагирования на двух авиабазах в Шотландии и в центральной Англии, а также в гражданские службы управления воздушным движением. На постройку радара потрачено 10 миллионов фунтов стерлингов.

С постройкой радара Шетландские острова вновь будут использованы в качестве рубежа предупреждения на северном фланге НАТО, как это было в 1960-70 годы. Новый радар будет работать автономно, управление им будет вестись удаленно с авиабазы Saxa Vord.

Денис Ворошилов.

Великобритания > Армия, полиция > ria.ru, 22 апреля 2018 > № 2578913


Ирак. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 22 апреля 2018 > № 2578912

ВВС Ирака ликвидировали не менее 36 боевиков террористической группировки "Исламское государство"*, в том числе шесть командиров, в ходе бомбардировок 19 апреля на территории Сирии, сообщил официальный представитель иракского командования ВС Яхья Расул в воскресенье.

В четверг офис иракского премьер-министра Хайдера аль-Абади объявил, что иракские ВВС нанесли авиаудары по ИГ* на территории Сирии, отметив, что позиции боевиков находились в приграничных районах и угрожали безопасности Ирака.

"В результате этих ударов уничтожены 36 террористов, в том числе главари", — говорится в заявлении Расула. Среди убитых командиров ИГ* далее перечислены шесть имен.

Расул отметил, что удары наносились в соответствии с точными данными иракских спецслужб о местонахождении боевиков, в том числе о пункте встречи командиров ИГ*.

Представитель министерства обороны Ирака Тахсин аль-Хафаджи ранее сообщил РИА Новости, что удары 19 апреля были нанесены после координации с совместным центром безопасности, куда наряду с Ираком входят Сирия, Иран и Россия. По его словам, целью иракских ВВС стало скопление террористов и их командование восточнее реки Евфрат на территории Сирии. Он добавил, что Ирак готов продолжить бомбить ИГ* в Сирии, если появится новая информация о наличии угрозы.

*Террористическая организация, запрещенная в России

Ирак. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 22 апреля 2018 > № 2578912


Сирия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 22 апреля 2018 > № 2578513

Война и мир: что не так в Сирии

Что еще может сделать Россия для мира в Сирии

Михаил Ходаренок

Власть в Сирии на переходный период должна быть передана некоему временному правительству. По крайней мере, такой подход зафиксирован в резолюции Совета Безопасности ООН № 2254, принятой 18 декабря 2015 года. Однако, как это сделать на практике — никто четко ответить не может. Военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок разобрался в возможных вариантах развития событий.

По сути, резолюция № 2254 означает передачу власти непонятно куда и непонятно кому. Даже непонятно, кто вообще возглавит переходные органы власти, и как этим персоналиям будут подчиняться силовые структуры Сирии — органы государственной безопасности, министерство обороны, генеральный штаб, командующие видами вооруженных сил и крупными объединениями войск (сил). И самая главная проблема, будут ли они подчиняться переходным органам власти в Сирии в принципе.

Наши западные партнеры или не могут связно ответить на эти вопросы, или отвечают с большим трудом, путаясь в каждом слове и каждой детали. Обычно они говорят в этом случае примерно так — кого назовете, тот и будет, но только не нынешний президент Сирии Башар Асад.

Вопросы, каким Асад видит будущее своей страны, свое личное будущее, готов ли он к новой конституции, готов ли согласно резолюции 2254 через 18 месяцев сложить полномочия и не участвовать в выборах, сирийскому лидеру задавались неоднократно. Оказалось, что ко многому он готов, но не ко всему. В частности, идея сложить полномочия и не участвовать в выборах сирийскому лидеру как-то не очень по душе. Он больше склоняется к выборам после освобождения страны от террористов и под контролем экспертов ООН.

Президент считает, что если он не пользуется популярностью в самых широких народных массах Сирии, то его и не изберут. После высказывания такой позиции, на Западе, по отношению к Башару Асаду, произошло некоторое успокоение.

Как выполнить резолюцию 2254?

Первый этап на этом непростом пути, разумеется, — Астана. В Женеву невозможно было привезти тех полевых командиров, с которыми надо разговаривать и которые имеют влияние на происходящие в Сирии процессы. Вместо столицы Казахстана на этапе подготовки к первому подобному форуму назывались и другие города — Баку, Каир. Но остановились в конечном итоге все же на Астане.

Начали работать с полевыми командирами. Надо было остановить две идущие в Сирии войны — с «Исламским государством» (ИГ, запрещена в России) и собственно гражданскую войну. Шла большая предварительная работа — встречи, переговоры, консультации. Они происходили в Эр-Рияде, Каире, Катаре, в ОАЭ.

В результате Астана «состоялась». Представители вооруженной оппозиции приехали в столицу Казахстана. Причем их и командиров вооруженных формирований свозили в Астану отовсюду — из Парижа, собственно Сирии, стран Западной Европы, государств Персидского залива.

Именно в Астане было принято решение провести Конгресс народов Сирии в Сочи, впоследствии получившего название Конгресс национального диалога Сирии.

Одна из главных задач его тогда формулировалась так — сформировать конституционную комиссию и в конечном итоге принять новую конституцию страны.

Президент Египта Абдул-Фаттах Ас-Сиси предлагал провести Конгресс в Каире. Но тогда и половины участников форума собрать бы не удалось.

Другого варианта принятия новой конституции, за исключением Конгресса, нет, кто бы и что не говорил.

К примеру, афганский вариант, при котором голосование производилось с помощью отпечатков пальцев, а результаты затем в течение трех месяцев свозились на ослах в Кабул, явно не подходит.

Иракский вариант, когда три раза меняли текст конституции, но так и не создали работоспособного основного закона, тоже не очень подходит для Сирии.

То есть дальнейшая схема работы может выглядеть только следующим образом: конституционная комиссия, избранная Конгрессом национального диалога Сирии, разрабатывает конституцию страны. Потом проходит второй Конгресс национального диалога, который утверждает текст основного закона страны. Затем выборы, в которых участвует (или не участвует — это уже по обстановке) Башар Асад.

Конституционная комиссия в настоящее время по численности составляет около 150 человек. В ней приблизительно такой расклад: примерно 50 человек — от официального Дамаска со всеми племенами, 50 — по предложению спецпосланника ООН Стаффана Де Мистуры, 50 — от разного рода оппозиционеров.

Остается только убедить сирийского лидера, что это единственный для него и страны возможный путь.

А в некоторых случаях это не так просто. Асад осенью 2015 года представлял собой по сути дела мокрую курицу — государство его стремительно разрушалось, никакого света в конце тоннеля видно не было, перспективы Сирии были более чем мрачные. Но после того как Вооруженные силы России отвели сирийского лидера от края пропасти, он расправил плечи.

Асаду начинает казаться, что это именно под его руководством и именно ВС Сирии разгромили всех врагов нынешнего режима.

Что касается чисто женевского регулирования, на котором по-прежнему настаивает Запад, то представители так называемой оппозиции никого в Женеве не представляют, за ними не стоит абсолютно никаких реальных сил, а связи с родиной — Сирией — у большинства из них давно потеряны.

Однако оппозиционеры именно этой окраски в столице Швейцарии прочно окопались, укрепились, прижились, и чем больше будет продолжаться процесс якобы мирного урегулирования с их участием, тем для них лучше. 10-15 лет их устроит значительно больше, чем несколько месяцев напряженной и результативной работы. Однако никакого практического результата женевский процесс пока не дал и не даст по определению.

Что происходит с сирийской армией

В том состоянии, в котором представители Вооруженных сил России нашли армию Сирии осенью 2015 года, успешно воевать с международным терроризмом она практически никак не могла.

И боевая мощь ее союзников и попутчиков находится на примерно сопоставимом уровне.

В частности, слухи о боеспособности отрядов военизированной ливанской шиитской организации «Хезболла» и страхи, связанные с мощью этой организации, очень сильно преувеличены.

Отряды «Хезболлы» в ходе вооруженного конфликта в Сирии, взаимодействуя с проправительственными силами, практически ни разу не выполнили поставленных им боевых задач.

Примерно такой же боеспособностью обладают и многие иранские формирования. Они могут внезапно оставить боевые позиции и подставить под удар соседей. Могут просто не пойти вперед, когда все уже решено и согласовано и затеять при этом разновидность митинга. Командиры этих формирований в ходе боевых действий лгут вышестоящим и взаимодействующим начальникам без всякого зазрения совести.

Особый ужас на первых этапах конфликта на сирийскую армию наводили смертники на так называемых джихад-мобилях. Их подрывы в боевых порядках приводили к полному параличу даже крупные войсковые соединения — до бригад включительно.

В качестве джихад-мобилей террористы ИГ обычно использовали многоцелевые легкие бронированные транспортеры типа МТ-ЛБ и колесные БТР. Бронирование этих машин обеспечивало защиту механика-водителя — смертника от огня стрелкового оружия обороняющихся сирийских войск и заряда взрывчатого вещества. Иногда в качестве джихад-мобилей использовались мотоциклы, на заднем сидении которого в качестве пассажира крепился заряд взрывчатки весом не менее 50 кг.

Применение этой техники ввергало в панику и хаос целые сирийские подразделения и части. Иногда требовалось три-четыре дня, чтобы привести личный состав и командиров в чувство, восстановить порядок, организованность и дисциплину.

С помощью российских специалистов и советников была выстроена целая система борьбы с джихад-мобилями. В результате иногда за день уничтожалось до 9 джихад-мобилей и до 12 мотоциклистов-смертников.

Несмотря на весьма значительные трудности, представителям Вооруженных сил Российской Федерации удалось сформировать из состава ВС Сирии два более или менее боеспособных корпуса. Укрепили и руководство вооруженных сил. В январе этого года было сменено практически все руководство военного ведомства Сирии.

И это дает некоторые надежды на то, что конституционный процесс в Сирии будет протекать более или менее в плановом порядке.

Сирия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 22 апреля 2018 > № 2578513


Сирия. США. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 21 апреля 2018 > № 2577716

Рассорить с Россией: как НАТО давит на Турцию

Зачем западные страны ставят под сомнение российско-турецкие отношения

Ольга Шерункова

Страны НАТО твердят о «разделении» Москвы и Анкары после того, как Турция поддержала ракетный удар США, Великобритании и Франции по Сирии из-за предполагаемого применения химоружия в городе Дума. Между тем Россия и Турция вместе с Ираном являются странами-гарантами мирного урегулирования сирийского конфликта. Зачем Запад спекулирует на тему российско-турецких отношений и оказывает давление на Анкару — разбиралась «Газета.Ru».

После того, как Турция поддержала США, Францию и Великобританию, которые нанесли ракетный удар по территории Сирии за предполагаемую химатаку, страны Запада поспешили воспользоваться случаем и начали спекулировать на тему прочности российско-турецких отношений.

14 апреля генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг поддержал действия трех стран-участниц альянса — по его словам, этот шаг «уменьшит возможности режима по дальнейшим химатакам на население Сирии». Стоит отметить, что «удар возмездия» был осуществлен в отсутствие веских доказательств, подтверждающих, что в сирийской Думе действительно было применено химическое оружие.

Москва решительно осудила методы Соединенных Штатов и их союзников, а президент России Владимир Путин назвал ракетный удар по Сирии «актом агрессии против суверенного государства».

Между тем действия Вашингтона, Лондона и Парижа поддержали многие страны НАТО, в том числе Турция, которая является ярым противником режима действующего президента САР Башара Асада. В турецком МИДе ракетный удар по Сирии назвали «проявлением совести человечества».

Французский президент Эммануэль Макрон заявил, что атака США и союзников по Сирии «разделила» Россию и Турцию, которые вместе с Ираном являются странами-гарантами мирного урегулирования сирийского конфликта. «В результате этих ударов были разделены Россия и Турция. Турция осудила химическую атаку и поддержала операцию, которую мы провели», — сказал глава Франции в эфире телеканала BFM TV.

Дружить со всеми, особенно с НАТО

В отношениях Турции и России действительно есть разногласия. В то же время Турция не собирается отказываться от взаимодействия с Россией и Ираном из-за последней атаки западной коалиции на Дамаск, подчеркнул турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу. В ответ на высказывания Макрона о «разделенных» России и Турции Чавушоглу призвал Макрона «делать заявления, подходящие уровню президента».

«У нас крепкие отношения с Россией. Однако наши крепкие отношения с ней не являются альтернативой нашим отношениям с НАТО, Францией или США, и они не должны наносить ущерба этим отношениям», — подчеркнул глава МИД Турции во время совместного брифинга с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом 16 апреля.

Турция — важный стратегический участник Североатлантического альянса, к тому же это одна из старейших участниц, обладающая второй по численности армией в НАТО.

По данным рейтинга Global Power на текущий год, вооруженные силы Турции оцениваются в 710 565 человек, в НАТО эта страна уступает лишь Соединенным Штатам (2 083 100 человек).

О большой значимости Турции для альянса говорил и сам Столтенберг во время своего недавнего визита в Анкару. «Отчасти Турция важна из-за своего географического положения — страна близко расположена ко всем очагам беспорядка и насилия, Ираку и Сирии. Поэтому Турция особенно важна в борьбе с терроризмом. Ни один союзник НАТО не пострадал столь сильно от терроризма, как Турция», — пояснил генсек НАТО.

Теперь же турецкая сторона рассчитывает, что, поддержав США касательно ударов по Сирии, она может претендовать на большую поддержку со стороны Североатлантического альянса.

«Разумеется, мы ожидаем от НАТО большей поддержки наших усилий в борьбе с терроризмом. Угроза должна исходить не только от одного блока или одной страны. НАТО была создана для того, чтобы защитить своих союзников от угроз безопасности. И независимо от того, откуда исходит опасность, мы должны работать с НАТО, чтобы поддерживать и защищать союзников», — обозначил позицию Анкары Мевлют Чавушоглу.

Рассорить Москву с Анкарой

При этом отношения Турции и США довольно давно переживают серьезный кризис. Бывший посол РФ в Йемене, Ливии и Тунисе Вениамин Попов связывает это тем, что США привыкли заставлять другие страны подчиняться их интересам, и отказаться от этого доминирования Вашингтону сложно.

По словам дипломата, Соединенные Штаты и дальше будут пытаться давить на Турцию. «Это всегда происходит, когда независимая политика одного государства сталкивает эту страну с другой, желающей господствовать в определенном регионе», — констатирует Попов.

Он добавил, что американцы «специально создают в Сирии проблемы и конфликты», следуя логике «разделяй и властвуй». «И тогда, когда будет конфликт, им будет легче управлять», — заключил собеседник «Газеты.Ru».

Сейчас Соединенные Штаты пытаются нивелировать договоренности между Анкарой и Москвой. Так, Вашингтон уже предупредил турецкие власти, что в случае покупки у России зенитно-ракетных систем С-400 Турция рискует попасть под санкции. Поставки российских ЗРК были утверждены президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и президентом РФ Владимиром Путиным во время двухдневного визита российского лидера в Анкару в начале апреля.

Пентагон же, в свою очередь, уверяет Турцию в готовности предоставить своему союзнику по НАТО ракетное оборудование, соответствующее всем стандартам Североатлантического альянса.

Как поступит Турция?

Эксперт московского центра Карнеги Алексей Малашенко отмечает, что Анкара постарается максимально эффективно использовать свое нынешнее положение, по возможности не портя отношения с США.

«Турки играют свою игру, у них действительно приличные отношения с Россией, и экономически, и политически, но в конечном счете они руководствуются своими интересами. Вряд ли Турция будет нагнетать напряженность в своих отношениях с США», — утверждает Малашенко.

В свою очередь, руководитель политического направления Центра изучения современной Турции Юрий Мавашев отмечает, что Анкара озабочена и тем, чтобы продемонстрировать свою независимость от Вашингтона.

«Сейчас для Турции важно сохранить лицо и показать, что она не получает каких-либо указаний из Вашингтона. Задача достаточно сложная — ведь нужно не ударить в грязь лицом и перед западными союзниками, и перед народом Турции», — говорит эксперт.

Впрочем, у руководителей Турции есть шансы сохранить политическое влияние на Ближнем Востоке, а при успешно проведенных военных операциях против сирийских курдов — и добавить себе политических очков в глазах турецкого народа, которые понадобятся президенту Реджепу Тайипу Эрдогану в предстоящей предвыборной гонке.

«Нужно смотреть в будущее. Народы все-таки хотят более независимой политики, сейчас это все будет четче и четче проявляться в любых районах, в том числе на Ближнем и Среднем Востоке», — подытожил бывший посол РФ в Йемене, Ливии и Тунисе Вениамин Попов.

Сирия. США. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 21 апреля 2018 > № 2577716


Казахстан. СНГ. ПФО > Армия, полиция > inform.kz, 21 апреля 2018 > № 2577684

Казахстан принял участие в заседании Комитета начальников штабов ВС стран СНГ

В Казани делегация Министерства обороны Республики Казахстан во главе с первым заместителем министра обороны - начальника Генерального штаба генерал-лейтенантом Муратом Майкеевым приняла участие в заседании Комитета начальников штабов вооруженных сил государств-участников СНГ, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу МО РК. 

В ходе заседания участники обменялись мнениями по складывающейся военно-политической обстановке и проанализировали вызовы и угрозы военной безопасности на пространстве СНГ. Утверждены итоги деятельности рабочих органов Совета министров обороны СНГ по развитию военного сотрудничества в 2018 году и проект плана работы на 2019 год, рассмотрены вопросы сотрудничества в области применения беспилотной авиации, единой системы государственного радиолокационного опознавания.

Кроме того, обсуждены вопросы сотрудничества в области обороны и безопасности, представляющие взаимный интерес.

Казахстан. СНГ. ПФО > Армия, полиция > inform.kz, 21 апреля 2018 > № 2577684


Китай > Армия, полиция > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577540

Китайские военно-морские силы 24-25 апреля проведут учения с боевыми стрельбами в акватории города Чжоушань (близ Шанхая), расположенном на одноименном архипелаге в Восточно-Китайском море, говорится в сообщении управления по безопасности на море КНР.

Учения будут проходить два дня с 5.30 до 18.00 (00.30 — 13.00 мск).

Ведомство опубликовало точные координаты района, в котором будут проходить учения. Судам, не имеющим отношения к маневрам ВМС, запрещается проходить, проводить работы или становиться на якорь в обозначенной акватории.

Это уже третьи учения китайских ВМС в этом месяце, 11-12 апреля прошли военные учения в акватории Южно-Китайского моря, которые завершились крупнейшим морским парадом Народно-освободительной армии с 1949 года, в нем приняли участие 48 военных кораблей, 76 воздушных судов и более 10 тысяч военнослужащих, принимал парад председатель КНР и глава Центрального военного совета КНР Си Цзиньпин. 18 апреля учения прошли в Тайваньском проливе.

У Китая и ряда стран региона — Японии, Вьетнама и Филиппин — есть разногласия по морским границам и зонам ответственности в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях. Пекин считает, что Филиппины и Вьетнам сознательно используют поддержку США для эскалации напряженности в регионе.

Китай > Армия, полиция > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577540


Россия > Армия, полиция > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577532

Колонна военной техники, принимающая участие в параде Победы на Красной площади 9 мая, прибыла на временную площадку в Москве, сообщили в субботу в департаменте информации и массовых коммуникаций Минобороны РФ.

"Механизированная колонна, принимающая участие в параде Победы на Красной площади 9 мая, передислоцирована с тренировочной площадки в подмосковном Алабино на временную площадку в Москве, расположенную на улице Нижние Мневники в Северо-Западном округе столицы", — говорится в сообщении.

Боевые машины в небе и на земле: как репетируют парад Победы

В состав колонны боевой техники входят автомобили "Тигр", бронетранспортёры БТР-82А, ракетные комплексы "Искандер-М", "Ярс", зенитные ракетно-пушечные комплексы "Панцирь-С", зенитные ракетные комплексы С-400, бронеавтомобили "Тайфун", а также обслуживающая группа численностью более 100 единиц.

Кроме того, в параде примут участие танки Т-34-85, Т-72Б3, БТР "Бумеранг", БМД-4М, БМД-МДМ, самоходные артиллерийские установки "Мста-С", "Коалиция", БМП-3 и зенитные ракетные комплексы "Бук-М2" и "Тор-М2". Они были доставлены по железной дороге на станцию "Пресня" и затем отправлены на парадную площадку.

Как ранее заявил министр обороны РФ Сергей Шойгу, всего в военном параде на Красной площади в честь 73-й годовщины победы в Великой Отечественной войне будет задействовано более 13 тысяч человек, 159 единиц вооружения и военной техники и 75 воздушных судов.

Россия > Армия, полиция > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577532


Китай > Армия, полиция > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577450

Группа военных кораблей во главе с первым китайским авианосцем "Ляонин" провела в пятницу учения в западной части Тихого океана восточнее пролива Баши, передаёт Центральное телевидение Китая.

В ходе учений военные корабли и сопровождавшие их самолёты боевой авиации, в частности палубные истребители J-15, провели комплексные маневры по отражению атаки условного противника и по наступлению.

Как сообщает телеканал, авианосная группа ВМС Китая впервые развернула комплексные учения по наступлению и обороне в акватории западной части Тихого океана.

Китай > Армия, полиция > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577450


Украина > Армия, полиция. СМИ, ИТ > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577440

Военно-морские силы Украины провели учения вблизи границы с Крымом, сообщается на странице ВМС в Facebook.

Маневры включали "оборону побережья" и "отражение атаки десанта условного противника", заявили в ВМС. В учениях участвовала артиллерия и силы морской пехоты.

Отмечается, что артиллерийские подразделения успешно отработали упражнения по уничтожению десантных кораблей и отражению высадки условного противника. Морские пехотинцы, в свою очередь, противостояли атакам десанта, сообщает ВМС.

Украина регулярно проводит военные учения у границ Крыма. Так, в прошлом году "антитеррористические" маневры ВСУ прошли в Николаевской и Херсонской областях.

На полуострове эти учения назвали "банальным бряцанием оружием" и "очередной попыткой запугать крымчан".

Украина > Армия, полиция. СМИ, ИТ > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577440


Украина > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576702

Больше миллиона стариков стали пленниками забытой войны на Украине: «Моя дочь забрала мою пенсию»

Себастьян Гранскуг (Sebastian Granskog), Yle, Финляндия

В промышленном городе Светлодарск, что в Донецкой области, сейчас совсем тихо, а улицы его пустынны. Нынешняя картина кардинально отличается от того, что здесь было в 1970-х годах, когда в город съезжались люди со всех уголков Советского Союза, чтобы строить идеальное общество.

В паре километров отсюда украинская армия ведет позиционную войну.

Наталья Солдатова помогает лежачим старикам по дому.

Помощь от международной гуманитарной организации «Каритас» (Caritas), которая раньше поддерживала добровольцев, в апреле резко прекратилась.

Раньше Солдатова и другие волонтеры получали компенсацию за свою работу.

«Это ужасно. Люди в панике плачут, а мы ничего не может им предложить», — говорит Солдатова.

50 евро в месяц

В унылом здании на улице Четвертой лифта нет. Подниматься на третий этаж надо по лестнице.

Этого 68-летняя Надежда не в состоянии делать уже много лет.

Дверь открывает ее 40-летний сын-инвалид. Вонь затхлости бьет в нос. Сразу заметно, что с гигиеной тут проблемы.

Здоровье у Надежды сдало, у нее трудности с дыханием.

«У меня ни на что нет средств. Мне нужны деньги на операцию, но заплатить некому».

Пенсия у Надежды соответствует примерно 50 евро в месяц (3 500 рублей). Пособие сына — не больше. Треть всех денег уходит на оплату отопления. На еду и медикаменты не хватает.

«Мы не можем позволить себе купить лекарства, денег едва хватает на еду. Мне хотелось бы хоть новый матрас получить вместо этого», — говорит Надежда.

Ее нынешний матрас практически уничтожен.

Гуманитарный кризис, о котором мир забыл

Война на Украине привела к одному из худших в мире гуманитарных кризисов. По оценкам ООН 3,3 миллиона человек нуждаются в гуманитарной помощи или защите. Конфликт на востоке Украины уникален. Треть нуждающихся в помощи — старики.

На Ближнем Востоке и в кризисных районах Африки гуманитарная помощь нужна скорее детям и молодежи. Но из Восточной Украины молодое население бежало в другие районы.

Вскоре после нашего прибытия Надежде понадобилось в туалет. Этот процесс далеко не простой, несмотря на помощь Натальи и сына.

«С тех пор как прекратилась помощь от „Каритас", у нас нет средств на подгузники», — рассказывает Наталья Солдатова.

Пустые полки зияют отсутствием предметов гигиены. На город тоже нечего рассчитывать — он не оказывает старикам никакой помощи.

Война усугубила проблемы со здоровьем

По ночам слышно эхо выстрелов. Но уже некоторое время снарядов поблизости не падало.

Пару лет назад в дом Надежды попал снаряд, разбив стекла в окнах ее квартиры.

Она долгое время жила без стекол, пока не появилась «Каритас» и не поставила новые окна.

Надежда была слишком слаба, чтобы спускаться в бомбоубежище во время обстрелов. А ее сын не мог сам найти бомбоубежище.

«Я оставалась дома. Это было ужасно», — рассказывает она.

Когда вспыхнула война, состояние здоровья Надежды ухудшилось. Это естественно.

«Война вызывает у стариков разные заболевания, связанные со стрессом. Они беспомощны, когда идут бои», — рассказывает Наталья Солдатова.

Конфликт на востоке Украины идет уже четыре года. Окружающий мир успел забыть об этой войне, и международная поддержка перестала поступать в регион.

В прошлом году ООН удалось собрать лишь треть необходимой гуманитарной помощи. В этом году целевая сумма была снижена до 150 миллионов евро, но и ее оказалось невозможно собрать.

«Моя дочь забрала мою пенсию»

На окраине Луганска находится один из немногих домов престарелых. Он финансируется из пенсионных денег стариков через некоммерческую организацию.

«Мы не бросаем тех, кто в беде. Здесь живут и люди, которые не получают пенсии, так как у них нет удостоверений личности. Их дома были разрушены во время войны», — рассказывает руководительница дома престарелых Светлана Пенчева.

Маленький одноэтажный дом находится в тихой сельской местности.

Неподалеку пасутся коровы. В огороде выращивают овощи. Все это обеспечивает большую часть питания обитателей дома.

В каждой комнате живут от четырех до восьми стариков. Всего в доме обитают около 50 человек. Все они слишком слабы, чтобы справляться самостоятельно.

Сиделка меняет белье на постели пожилой женщины. В соседней комнате сидит ослепшая Нина.

«Война началась в 2014 году. После этого я ослепла. Моя дочь пьет. Она забрала мою пенсию», — рассказывает Нина.

Матрасы в качестве защиты от осколков стекла

В кровати напротив лежит 88-летняя Екатерина и жалуется на свои больные ноги.

Дом престарелых находится вблизи от линии фронта. Пару лет назад несколько снарядов разорвались совсем рядом.

«Это было ужасно. Я вжалась в стену. Тамара спряталась под кровать», — рассказывает Екатерина.

Она всхлипывает от нахлынувших воспоминаний.

Руководительница дома престарелых Светлана Пенчева рассказывает, что сиделки накрывали стариков матрасами, чтобы защитить их от осколков стекла.

В самые сильные бои сиделки сносили стариков в подвал.

По словам Пенчевой, всей пенсии стариков не хватает на финансирование. Работники толком не получают зарплаты. Не хватает средств гигиены, матрасов и медикаментов.

Дом престарелых получает небольшую помощь от Норвежского совета по делам беженцев. Но Пенчева все равно и не рассчитывает на международную помощь.

«Если кто-то захочет предложить нам помощь, мы будем рады, но за призрачными пожертвованиями охотиться не станем».

Украина > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576702


США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576693

Почему авиаудары коалиции по Сирии не изменят ситуацию

7 Дней, США

Соединенные Штаты, Франция и Великобритания выпустили 105 ракет за раз в ответ на недавнюю предполагаемую атаку ядовитым газом, нацеливаясь на три объекта, где, по данным Пентагона, могло храниться или производиться химоружие, включая центр исследований и разработок в районе Барже близ Дамаска.

В субботу утром Россия заявила, что сирийская система ПВО сбила 71 из 100 с лишним ракет, выпущенных коалицией, — утверждение, которое Пентагон опроверг. «Никакое сирийское оружие не помешало нашему удару», — сказал генерал-лейтенант Кеннет Маккензи. Он назвал совместную атаку США, Франции и США «точной, подавляющей и эффективной».

Фактически, большинство сирийских контрмер, включая ракеты противовоздушной обороны, были выпущены после того, как ракеты США и союзников уже достигли своих целей, сказал Маккензи репортерам в прошлую субботу.

Сирийская ПВО не только не сбили атакующие ракеты, но и продолжали стрелять даже после того, как были завершены последние удары США, Великобритании и Франции. По мнению Маккензи, некоторые из 40 с лишним сирийских ракет-перехватчиков могли поразить гражданские объекты.

Согласно Пентагону, 19 новых средств поражения Lockheed Martin «расширенного радиуса действия» были сброшены из двух самолетов-бомбардировщиков B-1B, базирующихся на авиабазе Аль-Удэйд в Катаре.

По словам пресс-секретаря объединенного штаба, бомбардировщики сопровождал один самолет радиоэлектронного противоборства EA-6B Prowler, который должен был противостоять российским средствам противовоздушной обороны. Как пишет издание Defense News, «подключение EA-6B примечательно, поскольку этот самолет был официально снят с эксплуатации военно-морским флотом в 2015 году в пользу более продвинутого EA-18G Growler».

Шесть крылатых ракет «Томагавк» были также запущены с подводной лодки USS John Warner класса «Вирджиния». Американский ракетный эсминец USS Winston Churchill и еще один эсминец, USS Donald Cook, были развернуты в Средиземном море, чтобы отвлечь внимание России и Сирии от трех американских линкоров, выпустивших еще 60 ракет «Томагавк».

По словам Маккензи, крейсер USS Monterey выпустил 30 ракет «Томагавк», а эсминец USS Laboon — 7 с Красного моря, и еще 23 «Томагавка» поднялись в воздух с палубы USS Higgins.

Этот авиаудар был крупнейшим мерой воздействия западных стран в борьбе против Асада и его союзника, но три страны заявили, что атаки были ограничены и не были направлены на свержение Асада или вмешательство в гражданскую войну.

Авиаудар, осужденный Дамаском и его союзниками как незаконный акт агрессии, вряд ли изменит ход многосторонней войны, в результате которой погибло не менее полумиллиона человек.

Президент США Дональд Трамп назвал операцию успешной. В своем Твиттере он провозгласил: «Миссия выполнена», вторив словам бывшего президента Джорджа Буша, который в 2003 году той же фразой описал вторжение США в Ирак, отчего впоследствии был осмеян, поскольку кровопролитие там тянулось годами.

«Мы считаем, что, ударив по Барзе, в частности, мы пронзили сердце сирийской программы химического оружия», — сказал Маккензи, но признал, что элементы программы остались нетронутыми, и он не в силах гарантировать, что Сирия не сможет провести химическую атаку в будущем.

Посол США в ООН Никки Хейли сообщила на экстренном заседании Совета Безопасности США, что Трамп сказал ей, что если Сирия снова пустит в ход ядовитый газ, «Соединенные Штаты будут готовы к действию».

Западные страны заявили, что авиаудары были направлены на предотвращение новых сирийских атак с использованием химического оружия после того, как 7 апреля в Думе был предположительно применен ядовитый газ, и до 75 человек погибли. В нападении обвиняют правительство Асада.

В Вашингтоне высокопоставленный представитель администрации сказал, что, хотя «по использованию хлора у нас больше информации, веские доводы также указывает на применение зарина».

Выступая на саммите в Перу, вице-президент США Майк Пенс казался менее уверенным в использовании зарина, заявив, что Вашингтон вполне может предположить, что он использовался вместе с хлором.

«Живучесть» Асада

Через десять часов после попадания ракет дым все еще витал над обломками пяти разрушенных зданий Сирийского научно-исследовательского центра в Барзе, где, по словам сирийского сотрудника, разрабатывались медицинские компоненты.

На тот момент сообщений о жертвах не поступило.

Сирия опубликовала видеоролик, в котором показала руины разбомбленной исследовательской лаборатории, но также упомянула о том, что Асад, как обычно, прибыл на работу. Сюжет назывался «Утро жизнестойкости».

Позднее в субботу по сирийскому времени в районе, контролируемом правительством, в сельской местности к югу от Алеппо, раздался взрыв на месте Сирийского центра мониторинга за соблюдением прав. Сотрудники центра сообщили, что причина взрыва, а также его цель, неизвестна.

Российская и иранская военная помощь за последние три года позволила Асаду сокрушить повстанческую угрозу. Соединенные Штаты, Великобритания и Франция уже много лет задействованы в сирийском конфликте, вооружая повстанцев, уничтожая боевиков Исламского Государства и развертывая войска на местах для борьбы с этой группировкой. Но они воздерживались от нападения на правительство Асада, за исключением прошлогоднего пуска ракет.

Хотя западные страны вот уже семь лет в один голос твердят, что Асад должен уйти со своего поста, в прошлом они не трогали его правительство, не имея более широкой стратегии для победы над ним.

Сирия и ее союзники также ясно дали понять, что считают нападение одноразовым, и что оно вряд ли нанесет Асаду значимый вред.

Высокопоставленный чиновник в региональном альянсе, который поддерживает Дамаск, сказал, что объекты, ставшие мишенями авиаудара, были эвакуированы несколько дней назад благодаря предупреждению России.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров сказал, что воздушные удары были «неприемлемыми и беззаконными».

Сирийские государственные СМИ назвали их «вопиющим нарушением международного права», в то время как верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи назвал их преступлением, а западных лидеров — преступниками.

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй назвала атаку «ограниченной и целенаправленной», без конкретной цели свергнуть Асада или по-настоящему вмешаться в течение конфликта.

Вашингтон назвал выбранные цели центрами исследований, разработок, производства и испытаний химического и биологического оружия. Пентагон утверждает, что одна из атак была направлена на объект по производству химического оружия, и теперь способность Сирии производить такое оружие значительно снизилась.

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш призвал всех членов Совета Безопасности проявлять сдержанность и избегать эскалации в Сирии, но сообщил, что заявления об использовании химического оружия требуют расследования.

Премьер-министр Австралии Малкольм Тернбулл призвал Россию прекратить «притворяться», что Сирия не стоит за атакой на Думу, и пустить в ход свое влияние, чтобы заставить правительство Асада уничтожить свой химический арсенал.

«Россия использовала свою роль члена Совета Безопасности ООН, чтобы наложить вето на резолюции, призванные обеспечить тщательное расследование этого преступления и невозможность повторения этой трагедии в будущем», — сказал он на пресс-конференции в воскресенье.

Россия, чьи отношения с Западом ухудшились до уровня враждебности, знакомой по Холодной войне, отрицает, что в Думе вообще произошла газовая атака, и даже обвинила Британию в том, что она подстегнула антироссийскую истерию.

В Думу на место предполагаемой газовой атаки в прошлую субботу были отправлены последние автобусы для перевозки повстанцев и их семей, которые согласились сдать город, сообщает государственное телевидение. На этом закончилось все сопротивление в пригороде Дамаска, а правительство Асада отмечает одну из своих самых крупных побед в этой войне.

США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576693


Япония. КНДР > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 21 апреля 2018 > № 2576357

Министр обороны Японии назвал северокорейское объявление "неудовлетворительным"

Министр обороны Японии Ицунори Онодэра назвал объявление Северной Кореи "неудовлетворительным" и "недостаточным".

Выступая в пятницу в Вашингтоне, Онодэра сказал, что в этом заявлении отсутствует упоминание об отказе Северной Кореи от баллистических ракет малой и средней дальности.

Японский министр сказал, что международное сообщество требует, чтобы Северная Корея отказалась от всех своих вооружений массового уничтожения и от программы развития баллистических ракет всеохватывающим, поддающимся проверке и необратимым образом.

Онодэра отметил, что пока не наступило время для уменьшения международного давления. Он сказал, что Япония готова продолжать оказывать максимальное давление на Северную Корею до тех пор, пока она не откажется от своих программ ядерного и ракетного развития.

Между тем, высокопоставленный представитель Министерства обороны сообщил в субботу NHK, что Северная Корея возможно сделала это объявление в качестве разменной монеты перед саммитами с Южной Кореей и США. Этот представитель также отметил необходимость внимательного изучения северокорейского объявления.

Япония. КНДР > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 21 апреля 2018 > № 2576357


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578389

Единственному производителю БМП в России грозит банкротство

Курганмашзавод, российский производитель военных бронированных машин, стоит на грани банкротства. Даже то, что владелец завода — российское государство, не смогло предотвратить упадка предприятия.

Андрэ Баллин (Andre Ballin), WirtschaftsWoche Heute, Германия

Москва — Единственный производитель боевых машин пехоты (БМП) в России стоит на грани банкротства. Глава российского государственного холдинга Ростех Сергей Чемезов попросил у российского правительства разрешения закрыть Курганмашзавод в уральском городе Кургане.

В своем письме ответственному за оборонную промышленность вице-премьеру Дмитрию Рогозину Чемезов просит начать процедуру банкротства данного производителя бронемашин.

«Текущее финансово-экономическое состояние ОАО "Курганмашзавод" и группы зависимых компаний критическое», — пишет в письме 65-летний топ-менеджер, обосновывая свою просьбу.

По словам Чемезова, у завода при выполнении государственного оборонного заказа в 2017 году образовался убыток в размере около семи миллиардов рублей (приблизительно 100 миллионов евро). Кроме того, завод сорвал сроки «изготовления имущества по экспортному контракту в интересах иностранного заказчика», а также отстает по срокам с выполнением гособоронзаказа на текущий год, жалуется Чемезов, пользующийся уже много лет особым доверием президента Путина.

Кургамашзавод был основан в 1950 году как производитель тяжелых грузовых кранов. Но уже в скором времени завод в уральском городе Курган был перепрофилирован на военные нужда. Первой с конвейера сошла гусеничная боевая машина пехоты БМП-1, за ней последовали модели БМП-2 и БМП-3.

Последняя модель позднее стала выпускаться и на экспорт. БМП-3 используют почти в 30 странах мира, в том числе в Алжире, Кувейте, Южной Корее, Объединенных Арабских Эмиратах и на Кипре.

Хотя предприятие и относится к стратегически важным, с 2005 года оно стало частью холдинга, принадлежащего олигарху Михаилу Болотину. Однако в последние годы концерн стал испытывать все большие финансовые затруднения, поэтому Кремль в 2017 году передал оперативное управление предприятием государственному оборонному холдингу Ростех. Очевидно, что целью меры было предотвращение банкротства предприятия.

Но теперь, ввиду огромного долга предприятия, Чемезов решил по-другому. На самом деле финансовое положение завода еще более плачевно, чем он описывает.

В финансовом отчете руководство Курганмашзавода указало, что убытки завода за прошлый год составили в пересчете на валюту 1,4 миллиарда евро. То есть по сравнению с предыдущим годом они увеличились в 30 раз.

Бухгалтерия завода обосновывает резкое ухудшение финансового положения завода расходами на судебные разбирательства и невозможностью предприятия обслуживать долги по кредитам. Больше всего Курганмашзавод задолжал государственному банку ВЭБ.

Считается, что причинами банкротства стали кризисные явления в машиностроении и неправильные решения в управлении предприятием. Тем не менее Ростех обещает сохранить большую часть из 4 тысяч рабочих мест.

После банкротства, вероятно, произойдет слияние завода с одним из оборонных предприятий в Туле. На это предприятие будут затем переоформлены все заказы по модернизации российской армии.

Окончательного решения правительство еще не приняло. Когда дело касается стратегически важных предприятий, процедуру банкротства должна одобрить особая правительственная комиссия. Но это одобрение считается делом решенным, так как Министерство обороны предложение одобрило.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578389


Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578384

Удары по Сирии. Виновен Трамп?

Владимирас Лаучюс, Delfi.lt, Литва

Предупреждающий удар американцев по сирийскому режиму, который поддерживает Россия, еще раз опроверг разговоры лефтистов (левых — прим. ред.) и СМИ о «пророссийском» Дональде Трампе.

Это действие, довольно символическое с военной точки зрения, еще раз выявило разницу между Трампом и Бараком Обамой, который только рассуждал о морали и «красных линиях» и обещал не допустить их пересечения, но при этом их нарушали все, кому не лень, а особенно те, кто производил и использовал химическое оружие и оккупировал чужие территории.

За то, что Россия закрепилась в Крыму, в Восточной Украине и Сирии, а исламистов, которые восстанавливали «халифат», и их террор, не разрешали связывать с исламом, надо благодарить Обаму, а не Трампа. Но опять, что бы ни делал нынешний президент США, включая новые жесткие санкции в отношении Москвы и удар по Сирии, до всех сторон только и слышим, он — ни на что не годен и благосклонно относится к Владимиру Путину.

Об Обаме, несмотря на все его ошибки и флирт с Россией, несмотря на то, что он только наблюдал, как Башар аль-Асад использует в Сирии химическое оружие против мирных жителей и что-то невнятно говорил о «красных линиях», такого почти никто не говорил. Почему? Потому, что и СМИ, и политическая бюрократическая элита давно живет в пузыре лефтистского мировоззрения. В этом пузыре Трампу не повезло во всех отношениях: он — белый, мужчина, консервативный правый и не отличается политической корректностью. Если бы он сменил пол или еще какое-то свое качество из упомянутых, то отзывы о нем, репортажи на телеканалах, которыми управляют власть имущие, были бы более благоприятными или по крайней мере более нейтральными.

Но давайте вернемся к американскому удару по Сирии. Говорят, что он был неэффективен и возможно, он лишь побудит диктатора использовать химическое оружие. С мыслью о небольшой военной эффективностью можно согласиться, но дальнейшая логика автора с логикой идет вразрез. «После заявлений Доналда Трампа об «убивающем газом звере Асаде» мир застыл в ожидании, когда же на месте дворца этого зверя останется что-то напоминающее лунный кратер, а самого убийцу сирийских детей экспертам придется собирать по молекулам. Увидев с недельным опозданием повреждение трех пустых зданий ракетами «воздух-земля» и много радости поклонников Башара аль-Асада и Владимира Путина с флагами на улицах Дамаска», — пишет мой коллега и друг Ромас Садаускас.

Сразу возникает вопрос — может, было лучше вести себя, как себя вел Обама, т.е. ничего не предпринимать? И откуда это странное предположение о том, что «мир застыл» в ожидании того, как ударом США Асада разнесет на отдельные молекулы и вместо него останется лунный кратер? Я не читал ни одной статьи и не знаком ни с одним аналитиком, который надеялся бы на то, что ракеты дадут подобный эффект. Я совершенно согласен с Садаускасом, воевать надо эффективнее, не просить предварительно уйти с места, по которому будет нанесен удар, что орудия должны начинить снарядами, а не цветами, кроме того, нужны не только ракеты, но и boots on the ground. Также я отчасти согласен с мыслью Садаускаса о том, что «если военные действия на этом и закончатся, то это побудит и других сумасшедших диктаторов использовать химическое оружие, когда им вздумается, как безнаказанность убийц Александра Литвиненко побудило Россию отравить «Новичком» Скрипалей».

Если предупредительный удар не заставит варваров, как их назвал Трамп, сделать правильные выводы, придется заставить их это сделать более жесткими мерами. Однако подчеркну — я лишь отчасти с этим согласен. Во-первых — потому, что, по словам автора, скорее всего, мы имеем дело всего лишь «морализаторством Трампа в отношении России и Ирана, (…) которое предназначено для внутреннего использования». Давайте будем объективны и сравнивать реальную политику, а не политику Трампа со своими розовыми мечтами.

В данном случае двуличным контрастом между пустым морализаторством и отказом от политики силы отличается как раз не Трамп, а всеми расхваливаемый его предшественник, который сознательно разоружил США и в невиданных масштабах вывел американские силы из Европы. Риторика Трампа и ракетные удары, пусть предупреждающие, не очень действенные с военной точки зрения, намного ближе друг к другу, чем упоминавшиеся Обамой «красные линии» при одновременном разрушении военного потенциала США и предательстве традиционных союзников. Я согласился бы с мыслью Садаускаса о том, что «установка Запада любой ценой избежать гибели мирных жителей и полагаться на разумные ракеты превращаются в прикованный к ноге жернов».

Но, признавая, что надо стараться избегать гибели мирного населения, давайте зададим себе очень простой важный вопрос: кто из политиков и какое главенствующее мировоззрение приковало к ноге Запада этот жернов — воевать как «пацифисты»? Это точно не администрация Трампа и не мировоззрение его госсекретаря Джеймса Мэттиса. Идеология нерешительности — это мировоззрение левого и политически корректного Западного истеблишмента, ярким представителем которого является Обама, которое в последние десятилетия было привито и захватило «солидных» политиков, аналитиков и общество. Не может один политик, пусть это и глава самого сильного Западного государства, взять и в одночасье изменить это положение. Администрация кого из президентов США отказалась поставлять оружие Украине, которая ведет борьбу?

Администрация кого из президентов США уменьшала бюджет на оборону, а администрация кого из президентов стала серьезно увеличивать этот бюджет? Администрация кого из президентов США ослабляла своих союзников в Европе, администрация кого из президентов их укрепляет? Кто любой ценой добивался отмены санкций в отношении союзника Сирии Ирана, который разрабатывает ядерную программу?

Ответив на эти вопросы, мы можем разумнее решать, кого стоит винить в безнаказанности агрессивной политики России и ее укоренении в Сирии. Когда почти четыре года назад российский «Бук» сбил над Украиной самолет малайзийской авиакомпании, Садаускас писал, что (цитата не дословная) «сейчас уж Запад задаст России». Ну, и где обещанный результат? Где статьи об Обаме, который умел только морализировать для «внутреннего рынка», но не смог действовать эффективно? Когда мы сегодня читаем, что эти 110 американских ракет не дали никакой пользы, а Россия со своими союзниками только осмелеет еще больше, мы видим неверную логическую связь. Россия и ее союзники осмелела не из-за полусимволического удара по Сирии.

Они осмелели намного раньше. Они осмелели тогда, когда Литву убеждали в том, что Россия — больше не враг, а, возможно, будущий член НАТО, поэтому «прекратите эту истерику». Они осмелели, когда Владимир Путин стал вести себя как Гитлер, быстро вооружаясь, убивая оппозицию и захватывая чужие территории, а Запад лишь высказывал озабоченность и что-то невнятно лепетал о «перезагрузке отношений». Обвинять в нерешительности в Сирии надо не Трампа, а то, во что во время войны во Вьетнаме, а особенно после Рональда Рейгана, постепенно превратились США. А также дома тех детей цветов с заботливыми идеологическими санитарами, в которых в последние несколько десятилетий превратилась западная Европа. Винить надо тех, кто в фильме почившего Милоша Формана «Пролетая над гнездом кукушки» сделал лоботомию персонажу Джека Николсона, который любил свободу, был решительным и не боялся борьбы.

Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578384


Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578376

СМИ: в сирийский Тартус из Новороссийска, возможно, прибыли С-300

EurAsia Daily, Россия

Россия направила «военный груз» на свою военно-морскую базу в сирийском Тартусе, сообщает «Босфорус обзервер». По информации издания, в средиземноморской части пролива Босфор был замечен грузовой корабль России Sparta II, который, предположительно, перевозит «военный груз для Оборонлогистики» из Новороссийска.

В сирийском Тартусе находится пункт материально-технического обеспечения Военно-морского флота России. «Оборонлогистика» — транспортно-логистический оператор, обеспечивающий потребности Минобороны РФ.

По данным других источников, несколько грузовых судов уже вошли в сирийский порт Тартус. Суда были загружены в Новороссийске. О грузе ничего неизвестно. Однако, как утверждается, разгрузка судов производится в обстановке повышенной секретности: при проведении работ использует дымовая завеса.

Также, по данным СМИ, в районе порта распыляется некий специальный газ, предназначенный для создания помех системам слежения спутников и беспилотных аппаратов. Речь может идти о зенитных ракетных комплексах (ЗРК) С-300 и другом вооружении. Поставки могут быть связаны с недавним ракетным ударом США, Великобритании и Франции по Сирии, в ответ на который Россия не исключила усиление противовоздушной обороны арабской республики новыми системами.

Как сообщало EADaily, ракетный удар по Сирии был нанесен в ночь на 14 апреля. Всего США, Великобритания и Франция выпустили по провинциям Дамаск и Хомс 103 ракеты, из которых, по данным объективного контроля Генштаба ВС РФ, удалось сбить 71. Крылатые ракеты «Томагавк» и класса «воздух-земля» были перехвачены средствами сирийских систем ПВО — советскими комплексами С-125, С-200, «Бук», «Оса» и «Квадрат». Позднее в Миноброны РФ уточнили, что для отражения ракетной атаки использовались и зенитные ракетно-пушечные комплексы (ЗРПК) «Панцирь-С1». В свою очередь Пентагон утверждает, что все ракеты западной коалиции достигли целей в районах Дамаска и Хомса.

14 апреля начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-полковник Сергей Рудской заявил, что российская сторона может вернуться к обсуждению поставок ЗРК С-300 в Сирию. По его словам, несколько лет назад решение данного вопроса было прекращено «по настоянию западных стран». Теперь же комплексы могут быть поставлены не только Сирии, но и некоторым другим странам региона, предупредил Рудской.

Ранее стало известно, что сразу два больших десантных корабля (БДК) ВМФ России отправились в сторону Сирии. Турецкий блог Yörük Işık, отслеживающий перемещения военных кораблей через Гибралтарский пролив, 15 апреля сообщил о вхождении российского БДК в акваторию Средиземного моря. 14 апреля в блоге появилась информация о том, что БДК «Николай Фильченков» направляется в сирийский порт Тартус.

Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578376


США. Франция. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578365

Истерия и русофобия Запада: прыжок в кроличью нору

Кристель Неан (Christelle Néant), AgoraVox, Франция

У всех здравомыслящих и разумных людей складывается впечатление, что мир сошел с ума. По крайней мере, западный мир. Незаконные бомбардировки США, Великобритании и Франции в Сирии представляют собой лишь симптомы коллективной истерии, которая совершенно непонятна тем, кто еще в состоянии использовать мозги. Что за игра разворачивается на наших глазах?

Даже такой прекрасный аналитик, как Эммануэль Тодд (Emmanuel Todd), теряется при разборе этой операции и не может понять реальную, истерическую и иррациональную степень русофобии, которая поразила Запад, элиту и даже простых людей — с помощью журналистов. Причем, объяснить такую русофобию нельзя даже при помощи аргументов вроде «желания замести мусор под ковер».

Запад, который помпезно называет себя «международным сообществом», чтобы придать больше значимости паре десятков из почти 200 стран, вновь нарушил священное, по его словам, международное право, уподобившись Тартюфу.

Господин Ле Дриан (министр иностранных дел Франции — прим.ред.) может без конца разглагольствовать о легитимности французских ударов, однако если вы скажете судье, что отвесили затрещину незнакомцу, потому что тот предположительно ударил кого-то еще, вас ждут неприятности.

Франция может сколько угодно ссылаться на российское вето в ООН для оправдания своих действий, но это не сделает их менее нелегитимными. ООН была создана как раз для предотвращения того, чем три этих псевдо-Зорро решили заняться в Сирии.

ООН должна решать с помощью дискуссий и переговоров то, что раньше решалось силой оружия. Но если дискуссии не приводят к нужному им результату, некоторые страны решают действовать по собственному усмотрению, подтерев зад Уставом ООН и международным правом. Какой тогда в них смысл?

Никакого… Именно в этом заключается главная опасность непродуманных и глупых действий Запада, который верит в свое всемогущество и право (данное кем?) играть роль мирового жандарма, попирая правила сосуществования людей на нашей маленькой планете. Если часть «игроков» не считает нужным следовать правилам, почему тогда остальные должны их соблюдать?

У исландцев (они очень крепко держатся за закон) есть прекрасно подходящая под такой случай поговорка: «законы строят страну, а их нарушение разрушает ее». То, что работает в масштабах страны, работает и в масштабах мира. Кстати говоря, именно в этом суть предупреждения Владимира Путина после атаки.

В частности, президент России подчеркнул, что если подобные действия, совершаемые в нарушение Устава ООН, продолжатся, то это неминуемо приведёт к хаосу в международных отношениях.

Вытирая ноги об Устав ООН и правила, которые были сформированы после Второй мировой войны, чтобы не допустить повторения подобного кровопролития, Запад полностью лишает их смысла, уничтожает их и их легитимность.

При этом в Париже предпочли забыть, что США сами не раз блокировали проекты резолюций в Совбезе ООН (в частности, по вопросам, касающимся Израиля) без какой-либо реакции со стороны французского Министерства иностранных дел.

Все это, несмотря на тот факт, что правозащитники из «Хьюман Райтс Уотч» осуждали Израиль за неоднократное применение фосфорных боеприпасов в населенных зонах Газы, где, кстати, расположен ооновский центр! За три года из-за их незаконного применения погибли 12 мирных жителей, а десятки других, в том числе дети, получили ранения (фосфорный ожог — очень серьезная вещь).

В отличие от Сирии, в этом случае мы не услышали возмущенных заявлений Парижа, Лондона и Вашингтона. Никто не грозил разбомбить Тель-Авив, чтобы положить конец военным преступлениям и нарушениям всех международных конвенций.

Где возмущения французского МИД, когда Киев обстреливает фосфорными снарядами (это было подтверждено и доказано) водоочистную станцию Донецка, где хранится более 200 тонн хлора? Эти обстрелы могут не только лишить питьевой воды 1,5 миллиона человек, но и повлечь за собой санитарную, гуманитарную и экологическую катастрофу, если здание, где находится хлор, загорится (все будет намного серьезнее 40 неподтвержденных жертв).

Украинская армия вот уже четыре года регулярно и осознанно обстреливает мирное население, причем факты этого не в пример нагляднее и точнее истории с химической атакой в сирийской Думе, которая, как выяснилось, представляет собой инсценировку. Мы что-то не видели, чтобы самолеты Вашингтона, Лондона и Парижа сбрасывали бомбы на Киев ради прекращения бойни в Донбассе, чей счетчик перевалил за 10 000 жизней!

Когда США голосовали в ООН (вместе с Украиной) против резолюции с осуждением прославления нацизма, государства ЕС решили воздержаться, хотя Европе и Франции пришлось немало пережить из-за нацистов. Что же стало с «родиной прав человека»?

Когда США и Великобритания нарушили в 2003 году Устав ООН, напав на Ирак без мандата организации, а на основании насквозь фальшивых обвинений, никто не стал бомбить Вашингтон и Лондон, чтобы прекратить нелегальную войну, которая унесла десятки тысяч жизней.

Саудовская Аравия бомбит Йемен, губя за один раз десятки мирных жителей (в том числе в лагерях беженцев) и вместе с другими арабскими державами блокирует эту страну, что вызвало самый страшный в мире гуманитарный кризис (по данным ООН): 7 миллионов человек оказались на грани голода, а миллион охватила эпидемия холеры. Но где же западные ракеты и самолеты, которые должны положить конец этим бесчинствам? Насколько мне известно, Эр-Рияд не закидали западными бомбами. Откуда такие двойные стандарты?

Во имя кого и чего Запад считает себя вправе играть роль мирового жандарма, решать, кто — диктатор, а кто — нормальный руководитель? Кого можно бомбить, а кого — нельзя на основании одних и тех же вымышленных или реальных преступлений. В какой стране нужно устроить государственный переворот, раз ее лидер не делает того, что нужно Западу, а где можно оставить в покое президента/князя/короля, раз он выполняет все указания.

То, что я хочу сейчас сказать, касается людей Запада, как представителей совершенно обезумевших элит, так и простых граждан. Я буду говорить «вы», а не «мы», поскольку я умственно и психологически покинула Запад задолго до того, как сделала это физически. Еще до отъезда в Донбасс я в течение не одного десятка лет не чувствовала себя на «родине», а многие мои сограждане были мне так же чужды, как обитатели другой планеты.

Никто, даже Бог, не давал вам власти над миром. Вы — всего лишь некоторые из множества стран. А наш мир — одна из миллиардов песчинок в необъятных просторах космоса.

Вы — ничто! Не жандармы, не правители мира, не боги. Ничто и никто не возлагал на вас (божественную) миссию и не давал вам права решать за остальные страны мира, как им жить.

С чего вдруг ваши правила должны применяться ко всему остальному миру? Вы на самом деле считаете себя пупом Земли? Повторю еще раз: вы — ничто! Вы были прахом и вновь станете им, а все остальное — лишь тщеславие. Единственные правила, которым должен следовать мир, — те, что были одобрены всеми, то есть Уставом ООН и международными конвенциями. То самое, от чего вы с такой легкостью отмахиваетесь, когда оно вас не устраивает.

Вам всем пора открыть глаза: эпоха ваших славных колониальных империй прошла. Римская Империя исчезла, Британская Империя испарилась, Французская Империя распалась, а американская разваливается у нас на глазах. Ничто не вечно под солнцем. Империи, как и люди, рождаются, живут и умирают. Это неизбежно.

Ваш мир и ваша гегемония рушатся, а вы носитесь кругами, как курица, которой отрубили голову, и не понимаете, что вам — конец. Вам не принадлежат (оставшиеся) мировые ресурсы. У вас нет права грабить народы под тем предлогом, что вам это нужно, что вы — демократии, а они — нет, и что у вас есть военная мощь, чтобы силой взять то, что вас интересует (в этом, кстати, нет ни капли демократии, несмотря на всю вашу пропаганду, прикрывающую всё гуманитарными целями)!

Период гегемонии, на которую у вас было право после распада СССР, прошел. Россия, Китай и прочие страны решили положить конец вашим назойливым выходкам с помощью развития собственной обороны, чтобы не быть легкой добычей для ваших алчных порывов.

Отчасти именно это сводит вас с ума. Подобно сопливому мальчишке, которому родители никогда и ни в чем не отказывали, вы устраиваете истерику, кричите и катаетесь по земле, а затем лупите по голове соседей по песочнице, отказавшихся дать вам лопатку. И когда другие дети спокойно пытаются привести вас в чувство, вы лишь начинаете еще громче вопить вместо того, чтобы понять и признать, что вы были неправы, и что пора начать хорошо себя вести, а не пытаться запугать других.

С чем связана настолько ребяческая реакция людей, которые вроде должны быть «правящей элитой» и журналистами, то есть обладать хотя бы зачатками интеллекта? Они — идиоты или потенциальные пациенты психушки? Здесь рациональность Эммануэля Тодда подводит его в попытке понять нечто совершенно иррациональное.

Все дело в том, что он ищет логику и разум там, где их нет, то есть в реакции, которая намного больше относится к подсознанию, чем к сознанию.

У всех бывают неврозы разной степени силы, разногласия между подсознанием (глубинным «я») и сознанием (это не говоря уже о персоне, то есть образе, который мы хотим сформировать у других: такое персональное и коллективное лицемерие делает конфликт лишь острее). На Западе к власти стремятся (и довольно часто добиваются ее) самые страшные невротики. Власть и деньги служат им успокоительным средством против внутренней экзистенциональной тревоги, порожденной конфликтами между разными сторонами их психики. Но изначальную проблему это не решает.

Против них встали лидеры совершенно иного порядка. Как очень правильно отметил господин Тодд, по уровню интеллекта российской руководство стоит намного выше западного. Кроме того, оно обладает куда большей мудростью, которая проистекает из прагматизма и честности. Путин первым говорит о проблемах России, о том, в чем он потерпел неудачу. Даже западным СМИ. В знаменитом интервью «Эн-Би-Си» в прошлом месяце он отметил, что многие россияне все еще живут за чертой бедности, и что немало проблем до сих пор не решено.

Он не отрицает действительность подобно западному руководству, у которого на словах все замечательно в лучшем из миров. Что еще важнее, он придерживается правила «что говорю, то и делаю», которое резко контрастирует с двойными стандартами Запада.

Россия отстаивает международное право и демонстрирует примерное терпение, поскольку Путин понял, что донести свой посыл можно только так: поступки должны соответствовать словам, а не противоречить им. Вмешательство России в Сирии происходит на совершенно легальной основе с соблюдением Устава ООН, и она пытается найти политическое решение конфликта, усадив участников за стол переговоров.

То же самое касается и реинтеграции Крыма: что бы ни говорили на этот счет сторонники НАТО, она полностью соответствует международному праву (взгляните на Устав ООН или, еще лучше, откройте книгу по истории и ознакомьтесь с результатами референдумов в Крыму в 1991 и 1994 годах).

Что касается конфликта в Донбассе, именно Россия прикладывает максимум усилий для прямых переговоров Киева с ДНР и ЛНР. Она добивалась принятия минских соглашений и сегодня делает все возможное для их реализации, тогда как Париж и Берлин довольствуются вялыми и зачастую несоответствующими действительности заявлениями (так, например, Франция переняла бредовую украинскую риторику о том, что Россия — страна-агрессор).

Именно этого не хватает Эммануэлю Тодду, чтобы довести до конца свой анализ. Россия со своим максимально честным поведением становится своеобразным зеркалом для западных стран. В нем мы видим отражение того, чем стал сейчас Запад, так любящий учить всех жизни (причем, он сам не считает нужным следовать своим же наставлениям), по сравнению с тем, что сейчас воплощает Россия. Я говорю это без грамма наивности. Путин — не ангел, а прагматичный и честный (насколько это возможно в его должности) человек. Россия же — не идеальная страна, но она верит в определенные ценности и готова терпеливо и решительно отстаивать их (сюда также следует отнести стремление не дать ситуации перерасти в третью мировую войну и ядерный конфликт, с чем связаны терпение и сдержанность россиян, которые многие принимают за слабость). Никто и ничто не совершенны.

Тем не менее, когда страны, которые называют себя демократиями, но по факту все больше сдвигаются в сторону диктатур и навязывают свои правила всему миру, оказываются лицом к лицу с государством, ведущим себя с точностью до наоборот и защищающим то, что они должны были бы, по их словам, защищать, возникает настоящий когнитивный диссонанс.

Все это возвращает нас к истории с неврозом. Самое худшее для невротика — внезапно оказаться лицом к лицу со своими внутренними противоречиями. Дело в том, что большинство людей недостаточно честны сами с собой, чтобы спокойно принять свое отражение в зеркале. Они предпочитают прятаться, сделать вид, что они ничего не заметили, или же вообще разбить зеркало, чтобы им не пришлось наблюдать свой отвратительный истинный облик.

Отстаивая международное право и практически став его символическим и психологическим воплощением, Россия оказалась таким зеркалом, которое представляет взгляду Запада отражение его тщеславия и совершенных в угоду ему преступлений. Как и в любом случае запущенного невроза, Запад отреагировал истерическим образом, плюнул в зеркало и попытался разбить его вместо того, чтобы разобраться с корнями проблемы.

Вы можете оскорблять зеркало, закрывать его или даже разбить, но это никак не изменит реальность, то есть то, чем вы стали: угасающей, упаднической и невротической империей, которую пожирают внутренние противоречия, неспособность критически взглянуть на себя и принять реальность.

Ресурсы планеты ограничены, мы не сможем долго жить, как сейчас, а у вас не выйдет загрести под себя все остающееся, чтобы получить новую «дозу».

Я обращаюсь ко всем — простым гражданам, журналистам и политикам. Вы слепо мчитесь вперед, чтобы только не увидеть отражения в зеркале. Вы готовы спровоцировать мировой конфликт истерическими словами и поступками, поскольку не в состоянии критически взглянуть на себя.

В теории, человек — самое умное животное на нашей планете. Но разве можно считать это прописной истиной, раз ваши поступки каждый день доказывают обратное? Так начните же, наконец, пользоваться мозгами!

Хотя бы раз в жизни взгляните в зеркало, примите нелестное отражение и попытайтесь исправить то, что с вами не так, а не бейте зеркало! Россия не несет ответственности за прискорбное состояние Запада и ценностей, которые он на словах защищает (но попирает ногами на самом деле). Вы все несете личную и коллективную ответственность. Да, именно вы!

Не нужно рассказывать истории о том, что «власть у них, а не у нас». Тираны стоят так высоко, потому что это мы на коленях, справедливо писала Этьен де ла Боэси (Étienne de La Boétie). Так хватит же стоять на коленях и жаловаться, что они у вас болят! Поднимитесь! Вас — миллиарды, их — несколько тысяч! У них нет никакой сверхвласти, а только та власть, которую вы сами им дали! Их единственная власть — та, что дали им вы!

Если вы думаете, что не можете ничего в одиночку, вспомните, что капли дождя образуют реки и бескрайние океаны. Только сначала нужно, чтобы отражение в зеркале заставило вас взглянуть на себя. И лишь вы сами можете сделать этот необходимый шаг.

Сегодня мы оказались на перекрестке путей. Выбор — за вами. Позволить элите и народам дальше прозябать в неврозе, уничтожая друг друга за нефть, газ, металлы, бумаги и власть, которые позволяют притупить экзистенциональную тревогу. Или же взять свою судьбу и судьбу всего мира в свои руки, добиться для детей лучшего будущего в более уравновешенном мире.

Вам решать, готовы ли вы прыгнуть в кроличью нору и попасть в зазеркалье, или же вам предпочтительнее остаться в окружении умиротворяющих иллюзий, пока ваша «матрица» не рухнет под грузом внутренних противоречий и реалий настоящего мира, а ваш безумный поезд не врежется в стену действительности посреди руин, в которые превратится мир.

США. Франция. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578365


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter