Всего новостей: 2528376, выбрано 2 за 0.011 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Дежевски Мэри в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Дежевски Мэри в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Россия. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 марта 2018 > № 2517023 Мэри Дежевски

Речь Путина не была агрессивной — это был призыв к США возобновить переговоры

Военная половина речи Путина была обращена не только — и, возможно, не в первую очередь — к российской аудитории. Это послание по поводу новых и уникальных достижений в области обороны, несомненно, было предназначено для другого получателя — для Соединенных Штатов.

Мэри Дежевски (Mary Dejevsky), The Independent, Великобритания

Дональд Трамп был так впечатлен парадом во Франции в День взятия Бастилии, что он недавно призвал к проведению похожей военной феерии в Вашингтоне. Возможно, он сейчас думает о том, что овеянный традицией доклад Конгрессу о положении в стране, возможно, тоже следует радикальным образом переработать после того, как ежегодное послание Федеральному собранию, с которым выступил президент Путин, превратилось в демонстрацию силы и вывело его на совершенно новый уровень.

Двухчасовое выступление Путина было четко разделено на две части. Первая представляла собой обычные предвыборные обещания с акцентом на социальную политику и демографию, и все это было проиллюстрировано графиками, показывающими, как далеко продвинулась Россия в течение 18 лет нахождения Путина у власти (и как далеко она еще пойдет). Однако именно вторую часть его выступления, несомненно, запомнит большая часть его аудитории — как в Москве, так и во всем мире.

Оказалось, что в этом году выступление Путина было перенесено из богато украшенного кремлевского зала в один из московских выставочных центров с самым современным мультимедийным оборудованием, и вскоре стало ясно, почему это было сделано. Сначала немного сердитым тоном Путин повторил традиционное осуждение решения президента Джорджа Буша-младшего о выходе из договора 1972 года об ограничении систем противоракетной обороны. Однако это была всего лишь прелюдия. Затем Путин представил, по сути, настоящий парад российских достижений в военной области — в небе, на земле и в морских глубинах.

Казалось, это доставляло ему удовольствие — и немалое. Россия, по словам Путина, теперь обладает новой крылатой ракетой с ядерной силовой установкой, которая является уникальной и которая способна преодолеть любую противоракетную оборону. Выведенные на широкий экран диаграммы показывали, как это работает — с помощью компьютерной графики можно было увидеть, как ракета проносится по небу с гиперзвуковой скоростью, меняет направление движения и обходит теперь уже устаревшие оборонительные щиты «звездных войн».

Далее Путин продемонстрировал беспилотники, совершающие элементы глобальной акробатики под управление российских операторов, а также беспилотные подводные лодки, пронзающие на высокой скорости океанские глубины. Были также реальные кадры, на которых можно было увидеть ракеты, стартующие из своих подземных шахт, другие испытания ракетной техники, а также преданных своему делу ученых.

Разумеется, присутствовавшие члены Государственной Думы и другие высокопоставленные фигуры ловили каждое слово выступавшего, они несколько раз вставали и, стоя, аплодировали. Все эта ослепительная демонстрация завершилась призывами Путина сохранять единство нации, а также громким пением национального гимна (музыка советская, слова постсоветские).

Теперь точности ради следует обратить внимание на те вопросы, о которых Путин не говорил, или почти не говорил. Он вообще не упомянул намеченные на 18 марта президентские выборы. Необходимости в этом не было. Это могло бы быть очередным обращением президента к Федеральному собранию, однако за счет удвоения его продолжительности оно превратилось в колоссальную партийно-политическую трансляцию.

Он также ничего не сказал о конфликте на Украине, ограничившись объявлением о том, что новый мост, связывающий Крым с основной территорией России, скоро будет открыт. Российская интервенция в Сирии тоже удостоилась лишь короткого упоминания — Путин похвалил работу и профессионализм людей, служащих в российских вооруженных силах, и подчеркнул, что проведенные там операции показали возросшие возможности России в области обороны.

Сдержанность Путина, вероятно, частично объясняется тем, что после катастрофы Советов в Афганистане и после двух чеченских кампаний многие россияне с тревогой относятся к военным операциям, а вид возвращающихся гробов является в России такой же серьезной политической проблемой, как и во многих других частях мира. Однако отсутствие этой темы, возможно, также свидетельствует о том, что Россия все еще обдумывает варианты эндшпиля в этом вопросе и не хочет в стиле Буша заявлять о том, что «миссия выполнена».

Следует также отметить требование Путина о пятичасовой паузе в боях в Восточной Гуте для организации гуманитарного коридора. Это может быть намеком на то, что возмущение Запада по поводу масштабов кровопролития, вероятно, вызывает некоторую озабоченность в России. Можно только гадать по поводу того, было это сделано умышленно или нет, однако скоро выборы, и поэтому Путин, похоже, посчитал, что будет глупо искушать судьбу — даже в том случае, когда результаты выборов уже предрешены.

Однако военная половина речи Путина была обращена не только — и, возможно, не в первую очередь — к российской аудитории. Да, можно было видеть членов Государственной Думы в зале, особенно мужчин, которых переполняла гордость в тот момент, когда были представлены доказательства (они это так восприняли) того, что Россия «догоняет и перегоняет» наиболее передовых производителей вооружений в мире. Тем не менее, это послание по поводу новых и уникальных достижений в области обороны, несомненно, было предназначено для другого получателя — для Соединенных Штатов.

И Путин затем все детально объяснил, хотя особой необходимости в этом не было. Когда Соединенные Штаты вышли из договора по ПРО — следует сказать, что этот договор Советский Союз и Россия рассматривали как особую гарантию своей безопасности. «Никто нас не слушал», хотя Россия была второй по значимости ядерной державой в мире. «Вот пусть послушают сейчас», — сказал он.

Основная идея — если не технология, — возможно, была заимствована непосредственно из недавних сценариев Северной Кореи — это требование о том, чтобы на тебя обратили внимание и воспринимали серьезно, и если демонстрация новых передовых военных возможностей является — с помощью, скорее, угроз, чем любезностей — единственным способом добиться уважительного к себе отношения, то путь так и будет.

В отличие от Ким Чен Ына, в его предолимпийском варианте, Путин особо подчеркнул свои оборонительные и мирные намерения. Россия, по его словам, будет использовать ядерное оружие только в ответ на ядерную атаку. Однако требование о серьезном к себе отношении, а также обида по поводу того, что Запад, по его мнению, воспользовался слабостью России после развала Советского Союза — все это присутствовало в выступлении российского президента. Требование о том, чтобы к России относились как к равному игроку на мировой арене, с учетом ее военной мощи, вероятно, будет задавать тон в течение четвертого — и, возможно, последнего — президентского срока Владимира Путина.

Когда Путин закончил свое выступление, то некоторые наблюдатели заметили определенный — и даже значительный — элемент блефа в его восторженных словах о новых и уникальных возможностях России в военной области. Найдутся и такие люди, которые будут интерпретировать его речь как приглашение к опасному новому этапу американо-российского соперничества. Но, по крайней мере, для меня смысл выступления Путина был не в этом. В большей степени это был призыв к Соединенным Штатам вновь начать переговоры — на основе взаимного уважения.

Мне также показалось, что отношения России и Соединенных Штатов, на самом деле, не такие ужасные, какими их часто представляют. Да, раздается много шума с обеих сторон, однако оба президента и их высокопоставленные дипломаты в основном предпочитают оставаться над схваткой. Да, неистовство в Вашингтоне по поводу предполагаемого вмешательства России в американские выборы (почти) не ослабевает, однако оба президента предпочитают не затрагивать этот вопрос. Да, существует потенциальный риск прямого столкновения между Америкой и Россией в Сирии именно сейчас, когда Асад с российской помощью восстанавливает свой контроль над территорией страны, а Соединенные Штаты заявляют о том, что их военные там останутся.

Однако определенные столкновения уже произошли, и, возможно, десятки россиян были убиты в прошлом месяце в результате американской бомбардировки на севере Сирии — и ответ с российской стороны состоял в том, чтобы не раздувать этот инцидент. Пока еще не ясно, что именно там произошло, и каким был статус этих россиян — они могли быть рабочими по контракту, наемниками, как утверждают некоторые, или, возможно, так их назвали только для того, чтобы сократить политический ущерб? Что бы там ни произошло, отношение к этому инциденту свидетельствует об отсутствии желания начинать войну как у Москвы, так и у Вашингтона. Нам остается только надеяться на то, что такое настроение сохранится и после выборов в России 18 марта.

Россия. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 марта 2018 > № 2517023 Мэри Дежевски


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 сентября 2017 > № 2321731 Мэри Дежевски

Россия была целью «фейковых новостей» НАТО

Мэри Дежевски (Mary Dejevsky), The Independent, Великобритания

А что вдруг случилось с заявлениями о неизбежном начале третьей мировой войны? Можно вспомнить, как не так давно в этом месяце повсюду звучали предупреждения о «грандиозных» российских военных учениях, которые вызывали тревогу и сеяли страх во всем западном мире. Нам раз за разом говорили, что они, возможно, станут самыми крупными военными учениями из тех, что проводила Россия со времен окончания холодной войны. Еще звучали такие прилагательные, как «масштабные» и «многочисленные».

В сообщениях военных ведомств и средств массовой информации учения «Запад-2017» были представлены почти как беспрецедентная угроза, но на фоне всех заявлений особенно выделялись два. Настойчивые утверждения России о том, что в учениях примут участие около 12 тысяч военнослужащих, были с пренебрежением восприняты как обман — на самом деле число участников якобы должно было «составить как минимум 100 тысяч».

Еще говорили о цели учений. Такие крупные маневры, как утверждалось, могли стать прикрытием для захвата Москвой территорий на Украине или даже в странах Балтии. И то, что эти учения территориально и по времени почти совпадали с местом и днем начала Второй мировой войны (первого сентября 1939 года Германия напала на польский гарнизон на полуострове Вестерплатте), похоже, лишь придало этим утверждениям еще больше убедительности. В условиях растущей напряженности между Востоком и Западом мы жили в ожидании третьей мировой войны.

Так что же случилось? Учения «Запад-2017» завершились на этой неделе, и к этому времени интерес к ним почти пропал — во всяком случае, в западных СМИ. Единственное, что попадало в выпуски новостей, это кадры, на которых президент Владимир Путин наблюдает в бинокль за ходом учений, и сообщение о том, что три человека получили ранения, когда российский вертолет случайно обстрелял зрителей. Число военнослужащих, принявших участие в учениях, оценивается даже западными аналитиками в 10-17 тысяч. Ни одна страна захвачена не была.

И русские теперь торжествуют, что бывает нечасто, а мы оказались в дураках. Они указывают — и не без оснований — на то, что приведенные ими цифры были точными, что все прошло открыто и прозрачно, неприкосновенность межгосударственных границ была соблюдена. А все российские войска, переброшенные в соседнюю Белоруссию для проведения учений, возвращаются на родину. И после всех звучащих на Западе обвинений, согласно которым Россия ведет информационную войну с помощью «фальшивых новостей», кто теперь, как спрашивают русские, распространяет «фальшивые новости»? Разве этот факт — не очередное доказательство того, что в своем сознании Запад никак не может преодолеть стереотипы времен холодной войны? И русские правы.

Высказываются предположения о том, что с помощью своих учений «Запад-2017» России удалось устроить ловушку, в которую западные аналитики и СМИ, как и было задумано, попали. Я же считаю, что Россия, скорее всего, просто наслаждается своим новым положением, оказавшись победителем в информационной войне.

Но в этом случае без ответа (для нас) остается конкретный вопрос. Как так вышло, что масштабы и цели российских учений «Запад-2017» — последние из серии крупномасштабных военных маневров, которые Россия проводит раз в четыре года — вызвали столь невероятный ажиотаж на Западе? И почему эти учения «раскрутили» там до такой степени, что назвали предвестником новой мировой войны?

За кулисами звучат обвинения. Виноватыми, оказались, как обычно, «СМИ» — «безответственные средства массовой информации». В этом есть доля истины — но лишь доля. СМИ, как правило, не выдумывают то, о чем сообщают. Если речь идет о военных и оборонных вопросах, информация поступает откуда-то со стороны. Не исключено также, что им дают рекомендации относительно того, как эту информацию интерпретировать.

В этом случае СМИ — или, точнее, некоторых авторов заголовков — можно обвинить в том, что в полученной ими информации они не учли некоторые нюансы. Информацию о том, что Россия «может» задействовать на учениях до 100 тысяч военнослужащих, «может» использовать учения, в качестве прикрытия для вторжения на Украину, и так далее, можно преподнести, как утверждение о том, что Россия это «сделает». Вероятный сценарий преподносится как безусловный, полностью определенный. Это можно сделать по незнанию или — в некоторых случаях — из-за того, что это «вписывается» в политическую повестку дня.

Эта информация о российских учениях «Запад-2017» — или давайте лучше использовать старое слово «дезинформация» — пошла не из СМИ. Даже если оглянуться назад и вкратце вспомнить предварительные сообщения в СМИ о российских военных учениях, станет ясно, что иногда они были основаны на информации от анонимных источников, но чаще — от источников вполне конкретных и названных, от источников, которые могли претендовать на некоторую осведомленность в данном вопросе.

Одним из них был не кто иной, как генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, который предупредил, что Россия «использует крупномасштабные военные учения в качестве прикрытия для маневров, предшествующих агрессивным военным действиям против соседних стран», имея в виду Грузию в 2008 году и Крым в 2014 году.

Был среди них и министр обороны Великобритании сэр Майкл Фэллон, который заявил, что эти учения «задуманы с тем, чтобы нас спровоцировать». И, судя по всему, он согласился с предварительной оценкой, согласно которой в учениях примут участие 100 тысяч военнослужащих.

Во многих сообщениях также давались ссылки на источники в политических кругах или аналитических центрах стран Балтии, Польши или Украины, где — по понятным причинам — преобладает мнение о России как о бывшем и потенциальном агрессоре. Однако то, что конкретная точка зрения понятна, не означает, что она правильна — особенно в новых или изменившихся условиях.

То же самое относится и к имеющимся прецедентам. Официальные лица Великобритании выступили в защиту того, что некоторые — в том числе и я — сочли распространением паники министром обороны Великобритании и главой НАТО. По их словам, репутация России небезупречна — были случаи, когда она занижала официальную численность военнослужащих, принимавших участие в учениях, с тем чтобы не допустить инспекций со стороны международных наблюдателей. И есть основания подозревать, что русские будут поступать подобным образом и дальше. Примерно то же самое можно сказать и об использовании военных учений в качестве прикрытия агрессии — даже если взаимосвязь между учениями, которые проводила Россия, и ее вторжением в Грузию и в Крым является как минимум спорной.

По их словам, самое главное — сохранять бдительность. Но бдительность — и готовность к любым непредвиденным обстоятельствам — несколько отличается (во всяком случае, в моем понимании) от создания шумихи по поводу угрозы, которую якобы представляют собой обычные российские военные учения. Причем делают это, не предоставляя доказательств и в соответствии явно антироссийской западной повестке дня. Стоит также отметить, что происходило это, даже в то время, когда «независимая Швеция» (как называют ее в НАТО) проводила на севере регионе учения, в которых участвовали многие страны-члены НАТО, и вскоре после того, как НАТО сама провела учения в Черном море, а до этого — на Украине и возле ее западных границ. И кто, следует здесь спросить, кому угрожает?

Благодаря предварительному анализу, проведенному британским аналитическим центром в области международных отношений Chatham House, все, что касается учений «Запад-2017», в целом, можно представить следующим образом. Это были военные учения, цель которых заключалась в том, чтобы проверить возможности новой, более компактной и более маневренной российской армии. А также испытать новую российскую электронную технику и возможности организации и ведения связи. Также в ходе учений должны были продемонстрировать современную технику в коммерческих целях. И, конечно же, продемонстрировать западному альянсу, что Россия по-прежнему является силой, с которой нужно считаться. Другими словами, это были стратегические учения, которые по своему замыслу, формату и целям, очень похожи на военные учения, которые проводят армии западных стран.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 сентября 2017 > № 2321731 Мэри Дежевски


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter