Всего новостей: 2525534, выбрано 1 за 0.013 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Жегулев Илья в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольЭкологияСМИ, ИТАрмия, полицияАгропромвсе
Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 18 декабря 2013 > № 973003 Илья Жегулев

КАК ДЕЛАТЬ БИЗНЕС В ТЮРЬМАХ: ИСТОРИИ УСПЕХА

Илья Жегулев обозреватель Forbes

ФСИН взялась за передачу контроля над коммерческой частью деятельности службы от тюремного начальства в руки гражданских менеджеров. Это открывает новые возможности для частного бизнеса, который может заработать на использовании пусть недостаточно эффективной, зато дешевой рабочей силы заключенных. Пять успешных бизнес-моделей, связанных с пенитенциарной системой, - в материале Forbes. Подробности читайте в расследовании "В зоне прибыли: кто и сколько зарабатывает на заключенных".

Валерий Акимов: самый свой

Валерий Акимов вернулся на зону свободным человеком и хозяином производства.

Вальяжная походка, легкая светлая ветровка и очки - и не подумаешь, что предприниматель Валерий Акимов на зоне более чем свой человек. Всего полтора года назад он освободился из 11-й колонии строгого режима Кировской области, где отсидел 14 лет за убийство с разбоем. Каждый день он проделывает путь от дома до колонии, где сидел, и заходит в зону. Зачем?

За что сел в конце 1990-х, Акимов говорит не очень охотно: мол, "заступился за товарища". На зоне он довольно быстро сориентировался и выбрал работу на небольшом производстве - один из местных предпринимателей, Эдуард Хохрин, поставил в колонии линию по переработке вторсырья в гранулы для изготовления полиэтиленовых бутылок и других товаров. Еще на зоне он дорос до бригадира, и отпускали его с сожалением: производство шло ни шатко ни валко, а без Акимова могло и вовсе загнуться. "Когда я освободился, все у них пошло наперекосяк", - рассказывает он. На воле работы для Акимова не находилось. Он написал резюме, но последняя строка "работа в колонии" не сильно впечатляла кадровые службы предприятий. Поэтому Акимов решил вернуться на зону.

Сначала он предложил своему бывшему работодателю Хохрину войти в долю и управлять за это линией по переработке мусора в гранулы, тот отказался. В итоге Акимов выкупил производство, заняв 3 млн у брата - замдиректора Кировского хладокомбината Константина Акимова. Сейчас он уже расплатился с братом и вложил в развитие столько же. Бывший заключенный наладил свое же производство, и теперь фабрика приносит 300 000 рублей прибыли в месяц.

Сергей Жиренко: самый закаленный

Сергей Жиренко - один из главных инвесторов в челябинских колониях.

Компьютеры, сотрудники в белых халатах - в лаборатории по проверке качества металла кипит работа. "Сюда берем только людей с высшим образованием", - рассказывает предприниматель Сергей Жиренко. Сотрудники - заключенный Сергей, отбывающий срок за похищение человека (пытался заставить должника расплатиться), и Дмитрий, который сел за разбой, - довольно быстро освоили компьютерную программу и теперь зарабатывают на зоне интеллектуальным трудом.

Остальным повезло меньше. Два зэка нагибают огромный ковш крана и стараются ровно лить раскаленный металл в отверстие, в которое заранее вложена форма из пенополистирола.

Весь свой бизнес Жиренко построил благодаря колониям. Как он рассказал Forbes, на воле такое производство он просто не потянул бы. Восемь лет назад у него с приятелем-инженером возникла мысль - производить цельнолитые цепи, необходимые для цементного производства. Партнер подсказал, что в колониях есть свободные территории, где можно организовать их выпуск. Объездив несколько зон, Жиренко сначала остановился на Кыштымской колонии на Урале, первоначальных вложений потребовалось 2 млн рублей. Дела пошли в гору, так что Жиренко расширил дело и отстроил еще одно литейное производство, в полтора раза больше первого, уже на территории ИК "№"1 в том же регионе. Здесь выполняют самые разные заказы - от якорей до отдельных узлов для автобусов.

Всего в производственные мощности Жиренко инвестировал около $1 млн, а сейчас годовая выручка его предприятия "Технология-М" достигает $6,5 млн. "Когда мы выходили на этот рынок, нас как конкурентов никто всерьез не воспринимал. Считалось, что на колонии производят изначально фуфло, потому нас и порочить пытались перед партнерами". Представителя главного заказчика, "Евроцемент груп", пришлось даже привезти на зону, чтобы продемонстрировать контроль качества.

Светлана Потапова и Ольга Глушкова: самые смелые

Светлана Потапова и Ольга Глушкова открыли дело в мужской колонии.

Смешливые девушки - сестры Светлана Потапова и Ольга Глушкова - никогда не думали, что будут производить такие изделия и тем более в таких местах. Кризис 2008 года застал обеих сестер в разных бизнесах: Светлана вместе с отцом занималась станками для деревообработки, Ольга - изделиями народных промыслов. Один из заказчиков станков, производивший гробы, стал испытывать проблемы со сбытом и, чтобы расплатиться, попросил девушек помочь. Проштудировав неизведанный рынок, Светлана Потапова смогла получить из Германии заказ на изготовление 350 гробов. На мощностях заказчика этого было не сделать, и тут ее сестра Ольга вспомнила о колониях, с мастерами которых сотрудничала как продавец изделий народных промыслов.

Договориться с областным ФСИН удалось быстро. Колонии строгого режима ИК-11 нужны были рабочие места, а предпринимателям - производственные и складские помещения, которые фактически достались бесплатно. Рабочие на зоне даже смогли восстановить и чуть переделать под изготовление гробов специальный станок, взяв за это 150 000 рублей (замначальника по производству Олег Липнин уверяет, что если такой же везти из Европы, пришлось бы заплатить не меньше €50 000). Глушкова и Потапова оказались первыми женщинами на зоне. В отличие от предпринимателей-мужчин им по правилами безопасности разрешалось передвигаться по колонии только с сопровождением. Однако благодаря колонии удалось создать бизнес с рентабельностью 40%.

Николай Моторный: самый мобильный

Николай Моторный кормит арестантов столичных СИЗО через интернет.

Впервые оказавшись в 2006 году в комнате для передач в Бутырке, Николай Моторный, экспедитор фирмы, снабжавшей следственные изоляторы продуктами, был потрясен. "Чудовищная грязь, толкотня, запах пота смешивался с запахом колбасы, все резалось одним ножом - и мыло, и сыр (при досмотре обычно продукты разрезают, сигареты ломают)", - вспоминает он. Пока родственники арестантов толкались в очередях, чтобы передать посылку, тюремщики зарабатывали на проносе - нелегальная доставка с воли курицы гриль стоила 500 рублей. Моторный придумал, как сделать передачу продуктов за решетку цивилизованной и при этом заработать самому. Интернет-магазин Sizomag открылся в апреле 2010 года - сейчас он обслуживает 35 СИЗО и колоний в Москве, Подмосковье и Самарской области. Ежедневно только в Москве Sizomag обрабатывает около 550 заказов от арестантов и их родственников. Средний чек - 2300 рублей.

Сделать заказ можно на сайте интернет-магазина или через специальный терминал, установленный в СИЗО. После оплаты заказ поступает на "сборку" - один из четырех столичных складов, где формируются посылки. Каждая посылка пломбируется и доставляется адресатам. "За то, что внутри, отвечаем своим бизнесом. Никаких запрещенных предметов, ни стеклянной посуды, ни железных банок", - говорит Моторный. Производители продуктов пошли ему навстречу - зеленый горошек и кукурузу поставляют в пакетах, как сок. В Москве и Подмосковье компании, входящие в проект Sizomag, доставили в этом году посылок на 345 млн рублей, в Самарской области - на 2,5 млн рублей. Комиссия ФСИН за передачу посылок адресатам берет 18%. Маржа интернет-магазина - 12-13%.

Владимир Григориади: самый предприимчивый

Осужденный мэр Владимир Григориади научил колонию зарабатывать деньги.

Проверочная комиссия в Кыштымской колонии ИК-10 обнаружила необычный для подобных заведений свежий ремонт. В туалете - ряд новых унитазов и раковин, все обложено новой плиткой. Дело в том, что в колонии в 2005 году "поселился" бывший мэр Миасса Владимир Григориади. Осужденный по обвинению во взятке градоначальник к новому месту пребывания отнесся по-хозяйски. Как рассказывает сам Григориади, недавно вышедший на свободу, благодаря старым связям и смекалке он довольно быстро увеличил выручку колонии в несколько раз.

Сначала колония впервые в истории вышла на конкурс по выделению лесных участков и выиграла его. "Учитывая мои возможности "позвонить", я договорился с начальником управления по лесу Челябинской области о проведении этого конкурса и попросил помочь, - рассказывает бывший мэр. - У нас была мощная производственная база по лесопереработке, людские ресурсы плюс новый лесовоз, который я помог приобрести колонии по низкой цене в рассрочку через товарища - гендиректора завода УралАз".

Одни знакомые Григориади разместили заказы на европоддоны (выручка от их производства вскоре превысила 8 млн рублей в год). Другие договорились брать заключенных колонии-поселения "в аренду" и кроме зарплаты отдавали таким сотрудникам в зоне унитазы по смешной цене - 100 рублей штука. Унитазы пошли на оплату песка для ремонтных работ в колонии.

Зона зажила новой жизнью. Жил бывший мэр отдельно от всех заключенных в изоляторе и каждое утро ходил на работу в собственный кабинет - с компьютером и даже телефоном, по которому договорился звонить исключительно в целях бизнеса. В итоге колония стала членом местного Кыштымского союза промышленников и предпринимателей, а Григориади перевели в другую зону - от греха.

Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 18 декабря 2013 > № 973003 Илья Жегулев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter