Всего новостей: 2528861, выбрано 7 за 0.006 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Лесков Сергей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольЭкологияСМИ, ИТАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромМедицинавсе
США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 17 февраля 2017 > № 2079166 Сергей Лесков

Самая животрепещущая тема в дискуссиях российских политологов — поиск точки соприкосновения России и США при администрации Дональда Трампа. Для самого Трампа сближение с Кремлем далеко не первая тема, важнее внутренние реформы. Но для России отношения с единственной, по определению Путина, сверхдержавой, которая обложила нас красными флажками всевозможных санкций и ущемлений, — вопрос ключевой.

Можно долго перебирать варианты, но США настолько далеко ушли от России в технологическом и экономическом плане, что единственным полем для совместной деятельности остается общая война. Искать плацдарм не надо — это Ближний Восток, который США традиционно считает зоной национальных интересов и где Россия прочно закрепилась после введения ВКС в Сирии. Общий враг — радикальные исламские группировки, которые создали террористическое государство ИГИЛ (запрещенное в РФ и многих других странах). Заметим, что за все годы президентства осторожный Обама ни разу не употребил выражения «радикальный ислам», а у Трампа, который считает мусульманских террористов главной угрозой национальной безопасности, это сочетание не сходит с языка.

О чем будут договариваться Путин и Трамп

Прежде чем очертить параметры боевого союзничества России и США, замечу, что война остается самым эффективным средством решения политических проблем. Голосов пацифистов, которые были чрезвычайно активны весь ХХ век, сегодня уже не слышно. В конце XIX столетия первый футуролог Камиль Фламмарион предсказывал, что к рубежу XX и XXI веков войны прекратятся, а военное сословие исчезнет, поскольку женские партии сумеют привить молодым девицам стойкое отвращение к дикой военщине и перекроют солдатам дорогу к семейному очагу. Первой на благородную стезю вступит Америка, где восторжествует культ полезного труда и будет распущена армия, за ней последует Германия и прочие европейские страны. Из военных учреждений останется одна лишь полковая музыка…

Надо признать, что в ХХ веке, который прошел под гром мировых войн, самые неудачные предсказания были связаны именно с военной тематикой. Несколько примеров. Американский президент Франклин Рузвельт, 1922 г.: «Маловероятно, что самолет или даже целая эскадра сможет в боевых условиях потопить морскую флотилию». Министр флота США Джозефус Дэниелс, 1932 г.: «Никто не боится, что Япония в состоянии нанести неожиданный удар на Тихом океане. Радио исключило такую возможность». Адмирал Уильям Лихи в беседе с президентом Трумэном, 1945 г.: «Атомная бомба никогда не взорвется. Я утверждаю это как специалист по взрывчатым веществам». Председатель Национального исследовательского комитета по вопросам обороны США Ванивер Буш, 1950 г.: «Баллистическая ракета с атомной бомбой на борту взлетит очень нескоро. Нам надо перестать думать об этом».

Одной из отличительных характеристик нашего времени стало то, что точность научных предсказаний возросла многократно. Это связано с тем, что объем научной информации возрастает в два раза на протяжении жизни одного поколения, и у человека появилась возможность увидеть будущее своими глазами, каким бы фантастичным оно ни казалось. В 1985 году в рамках проекта «Футуролог» на авиабазе Райт-Паттерсон (штат Огайо) собрались военные инженеры, ученые и писатели. Цель проекта — сравнение военно-стратегических концепций с идеями фантастов. Точность попадания писательских прогнозов не снилась ни Жюлю Верну, ни Артуру Кларку — использование генетически запрограммированных организмов, выведение из строя промышленных и компьютерных объектов с помощью кибернетических вирусов, сенсорные технологии, беспилотные самолеты дистанционного управления, снаряды с компьютерным самонаведением, спутники с лазерной накачкой. Почти все быстро стало реальностью…

Некоторые из этих технических новинок, без сомнения, будут использованы в совместной войне России и США против ИГИЛ. Может быть, в ход не пойдут лишь технологии кибервойны и хакерские атаки просто из-за отсутствия у ИГИЛ соответствующей инфраструктуры. Но у совместной войны США и России против международного терроризма будет несколько особенностей, которые не встречались в прежних военных конфликтах.

Нам опять грозят джихадом

Пункт первый: отсутствие четкой цели. У всех глобальных войн до сих пор были четкие политические цели. Одни страны преследовали идею господства, окрашенного в разные идеологические краски, другие — препятствовали этому. Международный исламский экстремизм не имеет ясного определения своей конечной цели. Часто это терроризм ради терроризма. Обращение всех неверных на планете в мусульманство — задача невероятная. Размытость служит препятствием для достижения безоговорочной победы, ибо побежденная сторона будет вечно ускользать и мимикрировать.

Пункт второй: бесконечность войны. Все войны заканчиваются по причине истощения ресурсов для продолжения сопротивления. Непонятно, каким образом могут закончиться ресурсы у террористов. Главный ресурс — это сам террорист. Единственный выход — полное уничтожение всего потенциального пополнения, что противоречит принципам гуманизма. Как можно юридически оформить победу над терроризмом и как будет выглядеть акт о капитуляции, совершенно непонятно. Бессрочность войны может на какой-то стадии привести к выводу о бессмысленности глобального конфликта с террористами.

Пункт третий: размытость образа. Прежние войны имели четкие географические границы. В войне с международным терроризмом, пусть его щупальца исходят с Ближнего Востока, ни одна страна не может чувствовать себя вдалеке от боевых действий. Очаги международного терроризма могут быть расположены даже на территории тех стран, которые формально ведут с ним боевые действия. И, кстати, как неизбежны коалиции стран, воюющих с терроризмом, так не исключены коалиции государств, которые его поддерживают.

Пункт четвертый: бессмысленность ядерной угрозы. На протяжении нескольких десятилетий ядерное оружие оставалось сдерживающим фактором для развязывания крупных войн. В борьбе с исламским терроризмом, как показывают сами теракты, этот фактор не работает. Жертвы ни в коем случае не сдерживают радикалов, а, напротив, подогревают кровь. Террористы прячутся за спинами мирных жителей, что подтверждается длительной осадой Алеппо и Мосула. Именно это обстоятельство является главным препятствием для наземных операций против террористов, даже если силы коалиции намного их превосходят. Вопрос о применении тактического ядерного оружия малой мощности для выкуривания радикалов из горных укреплений и подземных бункеров в истории еще никогда не поднимался. Пока ядерное оружие рассматривается как неадекватный ответ масштабу угроз, которые исходят от террористов. Но не исключено, что этот взгляд может измениться.

Проблемы новые. Подходы к ним пока не найдены. Но, думаю, уже в ближайшее время Россия и США начнут их обсуждение. И, может быть, обсуждать будут уже в ходе совместной войны.

Сергей Лесков

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 17 февраля 2017 > № 2079166 Сергей Лесков


Казахстан > Армия, полиция > rosbalt.ru, 9 июня 2016 > № 1787800 Сергей Лесков

В Казахстане, который мы привыкли считать спокойной страной, произошли крупные террористические атаки. Террористы попытались захватить воинскую часть. Убито два десятка людей, еще десятки ранены, многие террористы скрылись. Непонятно, кто стоит за терактом и кому он выгоден. Комментарии властей невнятны, и от этого еще более тревожно.

Нет на свете страны, где я бывал чаще, чем в Казахстане. Десятки раз, и даже в Актобе, который раньше назывался Актюбинском, бывал. Этот город основан русскими казаками, до революции 80 процентов жителей были православными. Сейчас русских осталось 15 процентов, но это общая картина для всех городов Казахстана. Так или иначе, у меня есть основания считать, что я ориентируюсь в казахстанских реалиях. Поэтому попытаюсь проанализировать, что же могло произойти в бывшем русском Актюбинске.

Казахстан – ближайший союзник России по всем экономическим, политическим и военным блокам. Без него стратегические планы России по воссозданию Евразийского блока немыслимы. Эта страна считается гарантом стабильности в Центральной Азии. И если стабильность в Казахстане будет подорвана, это станет тяжелым испытанием для России. Это взрыв всей Евразии и огромные проблемы для России. К тому же у России с Казахстаном самая протяженная в мире сухопутная граница - 7500 км. Для сравнения – с Украиной 1300, с Китаем – 4300 км. Даже у США с Канадой, если отбросить Аляску, граница короче. Если в Казахстане начнутся беспорядки, России придется перебрасывать силы с западного направления.

События в Казахстане близки России не только из сочувствия к близкому союзнику, но также из-за здорового эгоизма. Мы уже прозевали Украину с Майданом. Как бы не прозевать Казахстан с Актюбинском.

Попытка захватить воинскую часть может показаться либо безумством, либо свидетельством неискушенности экстремистов, кем бы они ни были. Режим Каддафи в Ливии был политически стабилен и экономически успешен. Однако в один прекрасный день боевики в Бенгази взяли штурмом воинскую часть и развязали гражданскую войну. В итоге страна теперь разрушена. Фидель Кастро тоже начал свою революцию со штурма казарм Монкада, в котором участвовало совсем немного «барбудос». С точки зрения экстремистов, Актобе для начала гражданской войны – идеальное место. Город удален от центра страны и, в то же время, в нем сосредоточена нефтяная промышленность, что дает основания надеяться на экономическую независимость.

На мой взгляд, можно высказать четыре версии относительно того, что случилось в Казахстане. Одни кажутся невероятными и сомнительными, другие - логичны и вытекают из суровой реальности. Но для порядка перечислим все.

Рука Москвы

В день террористической атаки силовики Казахстана обвинили в попытке государственного переворота пивного короля Тахтара Тулешова. Это яркая фигура на политическом небосклоне Казахстана. Своей эпатажностью он напоминает короля «Черкизона» Тельмана Исмаилова. При этом Тахтар Тулешов подчеркивает свою пророссийскую ориентацию. Он всячески поддерживает русский язык и казачьи организации, имеет прочные связи в российской политической тусовке. Недавно он издал восторженную книгу о Путине.

Но в январе в родном Чимкенте пивной король был арестован. Его обвинила во всех грехах – в организации недавних протестов против нового Земельного кодекса и в попытке государственного переворота. Пусть от Чимкента до Актюбинска тысяча километров по безлюдной степи, но и не такие обвинения случались в нашем отчестве.

Тем не менее, невозможно даже в страшном сне представить российского политика, который строил бы козни против Казахстана. Это один из немногих козырей в российской политической колоде. А вот раскручивать эту версию объективно выгодно тем, кого не устраивает союз России и Казахстана.

Рука Вашингтона

Геополитический миропорядок позволяет высказать максиму: то, что невыгодно России и Китаю, который инвестировал большие деньги в Казахстан, выгодно Америке. Оппозиция в Казахстане получает гранты от американских фондов, в числе которых лидирует известный российскими проектами Фонд Сороса. Казахстан, наравне с Азербайджаном, числится следующим пунктом в перечне «оранжевых» революций.

При этом надо признать, что, как бы ни был любезен русскому сердцу мудрый президент Казахстана, демократичным и либеральным в западном понимании его режим назвать нельзя. По конституции Нурсултан Назарбаев может избираться президентом неограниченное число раз. Впрочем, на постсоветском пространстве это не исключение.

Если говорить об экономике, то мятеж в Казахстане создал бы хаос в Центральной Азии, закрыл бы проект китайского Шелкового пути и сделал бы безальтернативными американские проекты Трансатлантической и Транстихоокеанской зон.

Рука ислама

Из расположения «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ), которое теряет позиции в Сирии и в Ираке, возвращаются побитые, но жаждущие реванша боевики. Пока религиозность в Казахстане слабее, чем в других государствах Центральной Азии. Но радикальный ислам набирает силу. В этом году в Казахстане было задержано несколько групп молодых людей, которые направлялись на территорию ИГ.

Особенно усиливаются позиции салафитов в западном Казахстане. Актобе – центр нефтяной промышленности, и здесь особенно чувствуется имущественное расслоение и обострено чувство социальной несправедливости, к которому успешно апеллируют исламисты.

В 2011 году в Актюбинске уже случались массовые беспорядки с жертвами среди силовиков. Западный Казахстан «беременен бунтом», эти настроения исподволь подогревают местные элиты, которые оппонируют центру.

Рука кланов и оппозиции

Президент Назарбаев находится у власти с 1989 года, тут он рекордсмен на постсоветском пространстве. Как бы ни была сильна власть президента, внутренняя оппозиция, которая построена на традиционном клановом обществе Казахстана, у него имеется, но она сочла за лучшее осторожно затаиться.

Президенту 75 лет, а сына у него нет. Неизбежен скорый транзит власти, которая опять упадет кому-то в руки на долгий срок. Ставки растут, у влиятельных кланов велик соблазн попробовать испытать власть на прочность. Так сказать, разведка боем.

Слишком много предположений. Слишком мало достоверной информации. И поэтому слишком велик риск для всего региона и для России. Сообщение Комитета национальной безопасности Казахстана о предотвращенной попытке государственного переворота, организованной директором пивного завода, выглядит несерьезным. Спецслужбы не там ищут. Ложный след еще более увеличивает тревожность.

Сергей Лесков

Казахстан > Армия, полиция > rosbalt.ru, 9 июня 2016 > № 1787800 Сергей Лесков


Россия > Армия, полиция > rosbalt.ru, 7 апреля 2016 > № 1715047 Сергей Лесков

Главные события недели – офшорный скандал и создание Национальной гвардии. Поскольку официальная реакция от российских властей на публикацию разоблачений из Панамы пока довольно скупа, закрадывается впечатление, что таковым ответом является учреждение Национальной гвардии. Вы – обвинения, мы – дружину преторианцев. При внешней абсурдности такого построения, логика в нем имеется.

Национальная гвардия, новая силовая структура, подчинена непосредственно президенту России. Во главе гвардии поставлен Виктор Золотов, который руководил Федеральной службой охраны, был главным телохранителем у Собчака и Путина. На знаменитой фотографии Ельцина на танке за его спиной стоят глава его службы безопасности Александр Коржаков и Золотов. Последняя должность Золотова - командующий Внутренними войсками МВД. Именно на этой базе создается Национальная гвардия.

Скажу сразу, лично мне название «гвардеец» режет слух. В советской армии право называться «гвардейской» воинская часть должна была заслужить ратными подвигами и кровью. Такова отечественная традиция. А теперь полицейского делает гвардейцем близость к престолу. Таковы современные реалии. Близость к престолу стала самым надежным пропуском и в элитные сообщества.

Вероятно, Национальная гвардия учреждена в России по примеру Соединенных Штатов. Наша конфронтация с Америкой не мешает подражанию. Но в данном случае это подражание выглядит слепым. 450 тысяч бойцов Национальной гвардии США – это резервисты, которые оставляют свою основную работу в случае экстраординарных событий, вроде стихийных бедствий или массовых беспорядков. Национальная гвардия недавно появилась на Украине, она отметилась жестокостью в Донбассе, и для нас это плохой пример.

В России Национальная гвардия – универсал-десятиборец среди многочисленных силовых ведомств. Национальной гвардии поручено вытравить все плохое, обезвредить всех злодеев. Она будет бороться с терроризмом и экстремизмом. Должна обеспечивать общественный порядок (в том числе на протестных акциях), охранять гособъекты и спецгрузы. Будет содействовать пограничникам. Возьмет под контроль оборот оружия, частные охранные предприятия и вневедомственную охрану. В структуру Национальной гвардии переведены ОМОН и СОБР.

Можно сказать, что в вопросах безопасности Национальная гвардия – это наше все, как Пушкин для культуры. Но зачем? Вопросов по поводу создания Национальной гвардии слишком много.

Сейчас численность внутренних войск МВД 170 тысяч человек. Есть план довести численность Национальной гвардии до 400 тысяч. Для сравнения армия в России – 750 тысяч. Неужели в нашей стране разгул преступности и правопорядок посрамлен? В России численность полиции 835 тысяч человек. Или 570 полицейских на 100 тысяч человек. Это один из самых высоких показателей в мире. В Европе средний показатель – 200-300 полицейских. Даже в Израиле 340, а у нас 570. Это новая нагрузка на бюджет, Это молодые здоровые мужчины, которые выведены из производственной сферы и экономики.

У Национальной гвардии очень широкие и важные полномочия. Все эти функции уже выполняют другим ведомства. Почему возникла необходимость в дублировании? Как будут взаимодействовать разные структуры? Например, ФСБ и Национальная гвардия? Вряд ли ФСБ согласится скромно отойти в сторону. Очевидно, для борьбы с терроризмом Национальной гвардии понадобится собственная служба дознания и следствия. Опять конфликт интересов.

Новейшая история России полна примеров острого противостояния силовых ведомств, которые вцеплялись друг другу мертвой хваткой, уделяя больше внимания низвержению конкурента, чем своим прямым обязанностям. Велика опасность, что Национальная гвардия тоже станет фигурантом этих сражений.

Может быть, причиной создания Национальной гвардии является желание вознаградить генерала армии Виктора Золотова, который теперь получил ранг министра и вошел в Совет безопасности РФ? Это в традициях нашей власти. Виктор Золотов входит в узкий круг друзей президента и является его спарринг-партнером. Отзывы о нем исключительно благоприятные, но достаточно ли этого для кардинальной перетасовки силовых структур?

Не вижу, отчего от этих перестановок российскому гражданину жить станет лучше и веселее. Выиграют, как всегда у нас, только некоторые чиновники. Но самое печальное даже другое. Создание новой силовой структуры ясно говорит о приоритетах власти. Экономический кризис все острее, все больше граждан живут ниже черты бедности, здравоохранение, наука и образование все туже затягивают пояс, но эти проблемы на заднем плане. Власть лечит кризис заговорами и сидит, сложа руки. А у общества тают надежды, что руководство, обращенное к внешнеполитическим ристалищам, обеспокоено внутренними проблемами.

В 1999 году, на исходе «лихих» 1990-х, доля углеводородов в российском экспорте составляла 40%, а в 2014 году – 70%. Все эти годы ведутся разговоры об экономике знаний, об инновациях, о высоких технологиях и необходимости промышленного развития. Но это одни слова. Обещанной индустриальной трансформации не происходит, многие еще оставшиеся предприятия лежат на боку и близки к банкротству.

Испытанный алгоритм во время кризиса – создание инфраструктуры. Но за 20 лет в России не построено ни одного километра современного железнодорожного полотна. Автомобильных дорог строится в четыре раза меньше, чем в 1999 году. Трасса Москва – Санкт-Петербург, расправившись с Химкинским лесом, строится ни шатко, ни валко уже почти 20 лет. Обещанная газификация России растет на смешные 0,1% в год.

Закрадывается подозрение, что едва ли единственной рациональной причиной создания Национальной гвардии является гарантия того, что власть и дальше может не обращать внимания на внутренние проблемы. Любого недовольного Национальная гвардия быстро поставит на место. Но это означает, что новая силовая структура нужна не для эффективного управления, а для демонстрации управления.

Я сильно сомневаюсь в том, что чем больше полиции, тем спокойнее жизнь. Даже сами полицейские так давно уже не думают.

Сергей Лесков

Россия > Армия, полиция > rosbalt.ru, 7 апреля 2016 > № 1715047 Сергей Лесков


Турция. Сирия > Армия, полиция > rosbalt.ru, 17 марта 2016 > № 1689912 Сергей Лесков

В 1970-х годах была популярна поговорка «Там, где мусульмане, там нефть. Обратное утверждение неверно». В начале XXI века поговорку приходится изменить – «Там, где мусульмане, там теракты. Обратное утверждение тоже верно». Едва ли не каждый день на разных континентах происходят жестокие и необъяснимые террористические атаки. Дело дошло до того, что некоторым джихадистам впервые в практике ООН от имени Совета Безопасности объявлена война. Последний теракт – взрыв в Анкаре с полусотней жертв накануне начала мирных переговоров в Женеве.

Характерно, что все технические средства, которые используют исламские террористы, - бомбы, автомобили, стрелковое оружие, самолеты и прочее – созданы в недрах европейской культуры. Едва ли не весь современный материальный мир создан христианской цивилизацией, которой фундаменталисты объявили джихад, пользуясь при этом ее плодами. Показательно, что накануне гибели лидер «Аль-Каиды» бен Ладен заехал в супермаркет Walmart и поужинал в Pizza Hut.

Факты подталкивают к естественному противопоставлению восточной цивилизации, которая ориентирована на разрушение и уничтожение, и западной цивилизации, которая исполнена созидательного устремления. Речь, естественно, о Западе и Востоке в их сегодняшнем состоянии. Эпоху крестовых походов и инквизиции оставим на растерзание историкам.

Имеются ли в исламе родовые черты, которые обрекают вторую по численности мировую религию на роковое отставание? В последние десятилетия в Европе этот вопрос стесняются задавать, ибо он нарушает заповеди политической толерантности. Одно из редких и скандальных исключений – книга Орианы Фаллачи (подробнее про ее бестселлер «Ярость и гордость» читайте здесь). Молчание воспринимается как слабость и приводит к росту фундаментализма.

Вопрос об отступлении исламских стран перед европейским миром возник у интеллектуальной элиты Востока в начале ХХ столетия. Появился рецепт «прыжка вперед» – заимствования западного образа жизни. Возник секулярный проект Кемаля Ататюрка. Турецкая модель в течение многих десятилетий казалась успешной, и ее в качестве примера взяли в Тунисе, Египте, Иране. Мне приходилось слышать от пожилых арабов и персов, что еще в 1970-х годах по улицам Каира гуляли девушки в таких смелых нарядах, что захватывало дух, а ночной Тегеран по части казино и варьете не уступал Парижу

Турция стала самой промышленно развитой страной Ближнего Востока, но все же проект не принес желанных результатов, отставание от Запада сохранилось. Мало того, экономический и технологический разрыв даже усилился, что выразилось в мощной турецкой эмиграции в Германию. Погоня провалилась – стресс Востока возрастал. Начался поиск новой модели развития.

Память о том, что в Средние века исламский мир в культурном и научном отношении был намного впереди христианского, на Востоке жива и угнетает национальное самосознание. Перечислять исламские достижения раннего Средневековья можно долго, они неоспоримы, но почему в какой-то момент науку, как будто отрезали от ислама? Особенно болезненным стало отставание в технологический и постиндустриальный век, когда значительная часть роста ВВП стала создаваться за счет новых технологий и инноваций, а наука, о чем ученый Маркс не подозревал, превратилась в производительную силу.

Споры среди интеллектуалов нарастают. Мне кажется, дело не столько в социальных условиях, ведь стартовые позиции были одинаковы. Думаю, ответ лежит в принципиальном отличии траектории, по которой эволюционировали христианство и ислам.

В развитии европейской науки большое значение сыграла религия, великие ученые были богословами, как Ньютон и Паскаль. Один из отцов классической механики Декарт размышлял о машинах, сделанных руками мастеров, и о телах, созданных Природой и Творцом. Декарт видит разницу лишь в размерах механизмов, он говорит о том, что в механике нет правил, которые не принадлежали бы физике, и все искусственные предметы суть в то же время предметы естественные.

Часам столь же естественно показывать время с помощью колесиков, как дереву приносить плоды. Важен результат. Декарт утверждает, что при познании природы достаточно, чтобы вещи сконструированного нами мира вели себя так, как ведут себя вещи в мире реальном. Возникло ключевое в современной науке понятие природы как machina mundi –машины, построенной Творцом с соблюдением всех правил механики. Не случайно, в Европе ученого и инженера называют творцом, что в принципе невозможно на Востоке.

В этом - принцип эксперимента. Декарт сформулировал положение, которое легло в основу науки: отождествление природного и рукотворного, равенство природы и машины. Подлинным источником этой предпосылки оказался христианский догмат о творении мира Богом. Поэтому совсем не случайно научно-техническая цивилизация родилась в христианской Европе, а не в Индии, Китае или арабских странах с высоким уровнем культуры. Воздействие религиозного сознания на научное творчество имеет неизмеримо большее значение, чем влияние личной религиозности ученого.

В исламе не было реформы, как в христианстве, которое было адаптировано к новому времени. Кроме того, ислам исторически основан на общинности и тотальных запретах на проявления индивидуализма. В христианстве и иудаизме запреты тоже были, но постепенно смягчились и отпали. Но, может быть, самое главное, это то, что в Средние века (XI-XII) захлопнулись так называемые «врата Иджтихада» - в результате острых и жестоких богословских дискуссий человек потерял право на субъективное личное мнение. Рене Декарт с его революционными размышлениями в исламе был в принципе невозможен. Сейчас возродилось движение за «открытие врат Иджтихада», но в нем участвует узкий круг интеллектуалов. Когда подражание и верность традиции становится законом, об открытиях и технологических прорывах говорить не приходится.

Справедливости ради надо сказать, что предлагаются и другие толкования отставания от Запада. Может быть, это наказание, наложенное Аллахом, за плохую веру. Аргумент прежний: во времена раннего ислама Восток шел впереди Запада и, значит, имеет фундамент для лидерства. Еще одно объяснение состоит в том, что христиане проявили дикую жестокость и коварство, колонизовали честный и доверчивый Восток и погрузили его в нищету. То есть европейцы виноваты и теперь должны безропотно принимать и кормить всех эмигрантов из исламских стран. Это одно из оправданий нынешнего массового переселения в Европу.

Наверстать отставание не удается. Ни одна из имитационных моделей себя не оправдала. Осталась последняя идея – верность исламу и уход в фундаментализм. Утешительных прогнозов относительно противостояния Востока и Запада не видно.

Сергей Лесков

Турция. Сирия > Армия, полиция > rosbalt.ru, 17 марта 2016 > № 1689912 Сергей Лесков


США. Сирия. РФ > Армия, полиция > rosbalt.ru, 5 ноября 2015 > № 1541069 Сергей Лесков

Месяц назад Россия начала военную операцию в Сирии. Можно подвести первые итоги, или, говоря канцелярским языком, отчитаться о проделанной работе. По официальным данным Минобороны, наши самолеты совершили 1500 боевых вылетов и уничтожили 1500 объектов боевиков. В том числе 249 командных различных пунктов управления и узлов связи, 51 лагерь для подготовки террористов, 35 заводов и боевых мастерских, 131 склад боеприпасов, 371 укрепленный узел, 786 полевых лагерей. Любопытно, что нефтяная инфраструктура в прицел не попадала.

Сводки Минобороны РФ напоминают победные реляции времен чеченской войны, когда боевиков уничтожали ежедневно и пачками, но, точно зубы дракона, откуда-то вырастали новые. Так и в Сирии, судя по сводкам, от инфраструктуры "Исламского государства" (ИГ, террористическая организация, запрещенная на территории РФ), должны остаться лохмотья, но исламисты не бросились в рассыпную и даже огрызаются, теснят сирийскую армию.

Пока перелома в войне не наступило. Ясно, что необходима крупная и успешная наземная операция. В эпоху авиации у генералов появился новый закон: война заканчивается там, где кончается дорога. В том смысле, что выкурить солдата с позиции можно только живой силой. Сирийская армия освободила несколько десятков населенных пунктов и 150 квадратных километров. Это немного, если вспомнить, что в 2014 году у ИГ в Ираке было отбито две тысячи квадратных километров, а потом боевики перешли в контрнаступление и овладели крупнейшими городами страны.

Не надо бить в литавры, "Исламское государство" далеко не деморализовано. Боевики контролируют предместья Дамаска. К промышленному центру Алеппо сирийская армия пока даже не приближается. Российская авиабаза Латакия тоже не находится в безопасности — вокруг территории, подконтрольные оппозиции. После недавнего визита Башара Асада в Москву стало ясно, что президент Сирии уже и сам пришел к пониманию, что для прекращения войны ему необходимо найти союзников в умеренной оппозиции, которая готова вместе воевать с ИГ.

Как бы это ни печалило человеколюбивую часть общества, приходится признать, что во все эпохи война способствовала расцвету науки, а успех в войне определялся техническим оснащением. Это стало особенно очевидно в современном мире, когда дистанционные методы ведения войны напоминают компьютерные игры, а поражающая сила оружия возросла многократно. Военная операция в Сирии заставила оппонентов России неприятно поежиться и придержать ехидные комментарии, что технический уровень российской армии – это, дескать, прошлый век.

Откровений много. Во-первых, высокий уровень российской авиатехники и координации операций. Во-вторых, залп крылатых ракет с кораблей в акватории Каспийского моря, которому трудно найти аналог. В-третьих, применение бетонобойных бомб, которые стоят на вооружении только в США и, возможно, в Израиле. Американская бетонобойная бомба GBU-28 по прозвищу "Глубокая глотка" впервые была применена во время операции "Буря в пустыне" для разрушения подземных бункеров Саддама Хусейна. США сбросили тогда две таких бомбы, но в цель попала одна. Россия сбросила на цели ИГ тоже две бетонобойные бомбы и уверенно объявила, что в цель попали обе.

Бетонобойные бомбы – последнее слово военных технологий. Как сделать так, чтобы они не взрывались при ударе о поверхность, а проникали вглубь материала? Российская бомба БетАБ-500 весит полтонны и пробивает полтора метра армированного бетона. На вооружении армии США стоит целое семейство бетонобойных бомб от одной до 2,3 тонн. Тяжелый снаряд уходит в землю на 30 метров или пробивает армированный бетон толщиной в шесть метров. Самая мощная бомба МОР весом в 13,6 тонны способна пробить 60 метров бетона. Этот снаряд создан специально для потенциальной войны с Ираном. Кроме того, в Сандийских национальных лабораториях (подведомственных министерству энергетики США) разрабатывается бетонобойная бомба с ядерным боезарядом. Имеются ли у России аналогичные снаряды, неведомо, но мы показали, что не лыком шиты и наши арсеналы не пусты.

Несомненным достижением операции в Сирии стало то, что Россия во многом вернула утерянный авторитет на международной арене. Москва стала ключевым игроком в переговорах по Сирии. Это, безусловно, поможет в решении других вопросов. Неслучайно госсекретарь США Джон Керри только что сделал заявление, что Донбассу необходимо предоставить особый статус. Мировая политика связана одной цепочкой. Кроме того, Керри фактически дезавуировал заявление президента США Барака Обамы, что Асад должен немедленно уйти. Куда уйти? В стране гражданская война. И кто тот святой человек, который утихомирит страсти? Мне кажется, это очередное проявление американского романтического максимализма.

Понятно, что Америка не хочет терять роль лидера на Ближнем Востоке. Судьба президента Асада – главный пункт разногласий России и США. И Америка ставит на оппозицию Асаду, а у России с оппозицией нет прочных контактов. На днях США объявили, что начинают масштабную поддержку сирийских курдов, помогут техникой и инструкторами. Поставлена задача – овладеть городом Ракка, который считается столицей "Исламского государства". Военные отряды курдов насчитывают 70 тысяч человек, они хорошо мобилизованы и последнее время, в отличие от сирийской армии, поражений не знают.

Если курды овладеют Раккой, это будет крупный успех именно в наземной операции, они возьмут под контроль нефтяные промыслы Сирии. У курдов появятся большие деньги. Но как к этому отнесется Турция, которая главным противником видит именно курдов? Если Америка с курдами, Турции придется промолчать. Или пойти на конфликт с "боссом"? Что договорились обсудить Путин и президент Турции Реджеп Эрдоган на предстоящей встрече? Сирийские и турецкие курды стоят на близких позициях. В будущее заглянуть трудно, но разгром ИГ путем усиления курдов, которые мечтают о собственном государстве, грозит Ближнему Востоку новыми потрясениями.

Мне кажется, что главная проблема политического урегулирования конфликта в Сирии в том, что его глубинные причины все видят по-своему. Для Запада — это "гражданская война за демократию" и "восстание народа против диктатуры". Для Саудовской Аравии, Катара и Турции — борьба суннитов против алавитов и шиитов, а также противостояние региональной экспансии Ирана. Для России — это "цветная революция" и борьба с международным терроризмом, который свергает легитимную власть.

Террористы всем не нравятся. Казалось бы, почему не объединиться? Но для террористов у каждого свое определение. Первый этап урегулирования в Сирии – договориться, какая оппозиция считается патриотической и здоровой, а какая – опасной и подлежащей уничтожению.

Надо договориться о терминах. Это первый разумный шаг даже в бытовых конфликтах.

Сергей Лесков

США. Сирия. РФ > Армия, полиция > rosbalt.ru, 5 ноября 2015 > № 1541069 Сергей Лесков


Россия > Армия, полиция > rosbalt.ru, 28 октября 2015 > № 1533736 Сергей Лесков

Состоялось заседание Комиссии по оборонно-техническому сотрудничеству России с иностранными государствами. Мы не часто вспоминаем об этом неприметном органе. Однако он стал одной из первых государственных структур, созданных Владимиром Путиным после его избрания на пост главы государства в 2000 году. Видимо, в системе ценностей молодого президента эта комиссия изначально играла большую роль. И она оправдала свое назначение. В тот период Россия продавала вооружений на два миллиарда долларов в год и очень гордилась этими показателями. Сейчас портфель иностранных заказов нашей "оборонки" превысил 50 миллиардов долларов и имеет стойкую тенденцию к росту.

Жестоко заблуждаются те, кто считают, что Россия продает по всему миру автоматы Калашникова. К сожалению, мы не защитили национальный бренд патентом, и производителей различных модификаций АК в мире предостаточно. Но вот сейчас готовится контракт на поставку Индии многофункциональных истребителей пятого поколения. Их надо модернизировать с учетом требований заказчика, это обычная практика. Индия придирчива, замечаний немало. Но и деньги большие. Особо выделяю этот контракт, потому что авиация – основной пункт военного экспорта США, которые являются нашим главным конкурентом на рынке вооружений. 61% всех американских заказов – это военные самолеты.

Действия ВКС в Сирии поднимут рейтинг российских самолетов. Это может стать одним из побочных экономических приобретений российской операции в этой стране.

Но почему президент России решил созвать комиссию именно сейчас? В последнее время Путин стал главным мировым ньюсмейкером. Выступление на Генеральной ассамблее ООН и встреча с президентом США, начало военной операции в Сирии, когда выяснилось, что русский ковбой стреляет быстрее американского, саммит глав СНГ, визит в Москву сирийского президента Башара Асада и заседание "Валдайского клуба", где речь шла опять же о мировой политике. Трудно найти другого лидера, который столь энергично занимался бы внешней политикой. Особенно в условиях внутреннего экономического кризиса, которому не видно конца-края.

Вряд ли Путин занимается внешней политикой, чтобы граждане России забыли о внутренних проблемах. Не верю в хитроумный размен, игру на патриотической ностальгии российского населения. Просто президенту значительно более интересны мировые проблемы, а экономические дебаты имеют для него вторичное, вспомогательное значение. Путину, большому любителю истории, хорошо известно, что запись на ее скрижалях оставляют те деятели, которые отличились на внешнеполитических ристалищах.

Логическим продолжением внешнеполитической (с военным акцентом) активности должно было стать совещание по проблемам вооружения. Символично, что на следующий день было проведено совещание по ТЭК, краеугольному камню российской экономики и главному поставщику валюты в казну. Видимо, эти две отрасли рассматриваются президентом в качестве фундамента российской экономической жизни.

Военная техника – объективный козырь России на мировом рынке. Экспорт вооружений – одна из немногих отраслей, где мы идем с Америкой ноздря в ноздрю. У США 29 процентов мирового рынка, у России – 27. При этом у США доля рынка снижается, у России – растет. За пять лет – на три процента. Кстати, экспорт вооружений растет только у России и у Китая. У всех западных стран – снижается. И они заметно отстают от России. Европейский лидер Германия занимает только 7 процентов рынка. У Китая пока чуть меньше, но если тенденция сохранится, Китай выйдет на третье место. Это тревожная новость для Америки. В общем балансе мирового рынка вооружений сближающиеся Россия и Китай уже сейчас превосходят США.

Патриотично настроенные комментаторы утверждают, что российская оборонка — это курица, которая несет для экономики золотые яйца. Это сильное преувеличение. Потому что от экспорта нефти казна получает 200 миллиардов долларов в год, еще 70 миллиардов – от экспорта газа. Годовой экспорт оружия – около 10 миллиардов. Но ценность "оборонки" не только в деньгах, а прежде всего в том, что в наших реалиях именно она является одной из немногих отраслей промышленности, где развиваются высокие технологии и возможно реальное импортозамещение.

К сожалению, трансфер технологий из военно-промышленного комплекса в гражданский сектор чрезвычайно затруднен. В СССР даже в период расцвета "оборонка" и "гражданка" были независимыми островками. Они живут по разным экономическим законам. К примеру, инновации в "оборонке" появляются в виде исключения, поскольку питательной средой для них служит конкуренция и необходимость снижения издержек.

Эта тема стала предметом скрытой дискуссии между президентом и премьер-министром. Недавно Дмитрий Медведев выступил с разъяснениями, что в современном мире развитие инноваций в гражданском секторе является драйвером для прогресса в оборонном комплексе. Правильно, тому есть тысячи подтверждений. Но не в российской экономике. У нас слишком высока доля государственного сектора и слишком слаб бизнес, который порождает Биллов Гейтсов и Стивов Джобсов. Наши олигархи из другого теста, думы об инновациях для их черепной коробки – позорище.

В российской промышленности доминируют монополии, крупные оборонные предприятия живут за счет государственного заказа и о рынке имеют смутное представление. Попытки трансфера технологий из "оборонки" в гражданский сектор в СССР предпринимались в годы Перестройки, когда была объявлена громкая программа конверсии. Но сами же предприятия ВПК подняли на смех свои потуги наладить выпуск скороварок и утюгов. В итоге "оборонка" отправилась на паперть, а гражданский сектор продолжал влачить жалкое существование.

Президент, поддерживая оборонно-промышленный комплекс как двигатель российской экономики, верен себе. Он искренне сожалеет о гибели СССР, что произошло, как он заметил на "Валдайском клубе", по собственной вине, но не без помощи Запада. Вместе с СССР погиб мощный советский военно-промышленный комплекс. Если нельзя восстановить СССР, то можно попробовать реанимировать ВПК. Надежды питает то, что армия оказалась чуть ли не единственным государственным институтом, на который можно положиться. Но ведь это жутко затратный институт…

Милитаризация экономики становится новым курсом России. Только может ли ВПК, пусть даже своими достижениями он заткнул за пояс весь мир, вытянуть национальную экономику? Это как укол адреналина лежачему больному. Короткий импульс, потом новый и более тяжелый кризис. Непомерные затраты на ВПК загнали СССР в тупик. Законы постиндустриального общества таковы, что в развитых странах 80% роста ВВП определяется инновациями и высокими технологиями. У нас же 65% предприятий расходуют на исследования менее 1% своего оборота. А если идеи возникают, нет возможности довести их до коммерческого продукта.

В эту ловушку попали и нанотехнологии, на которые была сделана ставка как на одну из ключевых точек общего роста страны. Идей там выше крыши, но, как бы ни напрягал свой потенциал "Роснано", крупных и стройных коммерческих проектов кот наплакал.

В разгар "холодной войны" в министерство обороны СССР вызвали академиков Владимира Фока и Петра Капицу. Генералы сурово указали ученым на упущение и приказали приступить к созданию аппарата, который летает, не обращая внимания на земное притяжение. Те схватились за голову. Полный абсурд и бессмыслица! Но у военных был железный аргумент: по данным разведки, в Пентагон с этой идеей обратился некий гений и получил миллион долларов. Через год стало известно, что изобретатель вместе с секретаршей и миллионом убежал в Бразилию. Капица сказал Фоку: "Все-таки от инвестиций в науку есть толк". А Фок ответил: "Военные – как дети, ненужные игрушки, то есть лишние деньги, на общее дело никогда не отдадут".

Сергей Лесков

Россия > Армия, полиция > rosbalt.ru, 28 октября 2015 > № 1533736 Сергей Лесков


Россия. Весь мир. ЦФО > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 1 сентября 2015 > № 1500874 Сергей Лесков

Русский МАКС показал королям небо в алмазах.

Сергей Лесков

В подмосковном Жуковском закончился очередной Международный авиакосмический салон (МАКС). Без малейшего преувеличения Москву можно считать авиационной и космической столицей мира.

В нашем городе родились всемирно известные КБ Туполева, Ильюшина, Сухого, Микояна, Яковлева. А на границе нынешней МКАД – лучшие в мире космические КБ Королева, Глушко, Челомея. Сегодня из пяти Государственных научных центров, связанных с авиацией, три находятся в Москве, два – в Подмосковье. Аэродром, где проходит МАКС,– самый большой в Европе.

Важность МАКС-2015 подчеркивает то, что только что создан новый вид войск – Воздушно-космические силы. Во время салона успешно стартовала самая тяжелая в мире ракета «Протон-М», которая вывела британский спутник на уникальную по параметрам орбиту. Даже скептики признают, что дела в отрасли пошли в гору. Меньше аварий и больше коммерческих заказов, растет производство военных и гражданских самолетов, проходят испытания новые ракеты. Идет строительство космодрома «Восточный», хотя без финансовых скандалов, как у нас заведено, не обходится.

Два года назад впервые с 1999 года на МАКС не приехал Путин. Для знатоков президентского протокола это было знаком его недовольства отраслью. В 2015 году Путин вернулся на МАКС. И это тоже знак. Причем, на этот раз президент открывал авиасалон в окружении высоких гостей с арабского Востока. В том числе, королей Иордании и Саудовской Аравии, традиционно ориентированной на США и никогда не закупавшей у нас военную технику.

Думаю, не случайно авиационную программу открывали полеты вертолета Ка-52 «Аллигатор», который сделан в подмосковных Люберцах. Вертолет может быть адаптирован к «Мистралям», которые стоят без дела во французской верфи и соблазняют нефтяных магнатов Востока. Большой интерес в регионе вызывают военно-транспортный самолет Ил-76МВ и наши зенитно-ракетные комплексы.

Всего портфель заказов «Рособоронэкспорта» достиг рекордной суммы 40 млрд. долл. Из них на авиацию приходится 18 млрд. Несмотря на тяжелый кризис 1990-х, Россия остается второй авиационной державой мира. За Россией -12% рынка военной авиации и 3,5% – гражданской. Последняя цифра является недопустимо маленькой, отражается на экономике отрасли. В советское время за счет продажи пассажирских самолетов СССР держал четверть мирового рынка авиации.

Сегодня мировым лидером стал «Боинг», который 80% заказов получает на пассажирские самолеты. И штампует их, как на конвейере, – 500 штук в год. Россия производит 30 пассажирских самолетов в год, предпринимая титанические усилия, чтобы вернуться на рынок гражданской авиации, который переживает бум и превосходит военный сектор в 2.3 раза. Эти усилия замечают конкуренты, и не случайно, несмотря на все санкции, «Боинг» и «Эрбас» прилетели на МАКС-2015.

Проигрывая авиасалонам в Фарнборо и Ле-Бурже по объему контрактов, МАКС не знает равных в яркости авиашоу и в мастерстве пилотажных групп, где выделяются «Стрижи» и «Русские витязи». В этом году в небо впервые поднялись группа «Крылья Тавриды», сформированная после воссоединения Крыма и России. МАКС остается мировым единственным авиасалоном, который обходится без человеческих жертв.

На многих авиашоу, где техника работает на пределе возможностей, случаются аварии. В 2002 году около Львова во время торжеств в честь украинских ВВС самолет Су-27 врезался в толпу зрителей, погибли 76 человек, 500 были ранены. Пилотов хватило на то, чтобы мастерски катапультироваться. На авиабазе США Рамштайн в Германии в 1988 году три штурмовика MB-339 столкнулись, и под обломками вместе с пилотами погибли 70 человек и 400 были ранены.

На МАКС таких инцидентов удается избежать за счет высокой дисциплины и отличной организации. Значит, и это может быть нашим козырем. Правда, в небе. Хорошо бы, еще и на земле.

Россия. Весь мир. ЦФО > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 1 сентября 2015 > № 1500874 Сергей Лесков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter