Всего новостей: 2524424, выбрано 3 за 0.080 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Радченко Андрей в отраслях: Агропромвсе
Радченко Андрей в отраслях: Агропромвсе
Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 18 июля 2017 > № 2247201 Андрей Радченко

"Аграрный фонд" сегодня занимает уже 12% на рынке муки, не владея мельницами - Андрей Радченко

Первое полугодие оказалось насыщенным событиями на аграрном рынке Украины. В тени обсуждения будущей земельной реформы, которое, кажется, захватило всю страну, отрасль во время посевной пережила небывалый кризис недопоставки удобрений. В этой связи наша редакция связалась с одним из крупнейших операторов рынка – ПАТ "Аграрный фонд" чтобы спросить у его руководителя, Андрея Радченко как текущие события отразились в целом на состоянии отрасли и его предприятия. Тем более что на прошлой неделе Госаудитслужба передала сенсационную новость, что даже в этой госкомпании, которая предыдущие два сезона показывала рекордные прибыли и перечисляла государству дивиденды, обнаружены крупные потери.

- Андрей Анатольевич, все уже привыкли видеть новости о правонарушениях, в которых фигурирует Аграрный фонд. Однако, как правило, речь идет об одноименном госпредприятии, что находится в стадии ликвидации. Но 20 июня Госаудитслужба сообщила, что в ПАО "Аграрный фонд", который вы возглавляете, и к которому до сих пор не было претензий, выявлены нарушения на 11,5 млн гривен. Это ошибка?

- Нет, это не ошибка, но не стоит драматизировать. Это обязательный аудит, который проводится ежегодно, и его результат был опубликован согласно стандартной процедуре. Цифры, которые звучат в отчете, требуют анализа и комментариев. Все они, в данном случае, обусловлены сложными бюрократическими процедурами взаимозачетов, прописанными в украинском законодательстве, процессуальными действиями, которые были начаты еще до начала проверки и проходят в настоящее время. А в отчете госаудитслужбы лишь изложены факты, как "срез" на отчетную дату окончания проверки.

Так, в отчете сказано, что ПАО "Аграрный фонд" потерял 105 тыс. грн из-за того, что ГП "Спецагро" (также находится в сфере управления Минагрополитики), с которым был заключен договор о возмещении расходов стоимости коммунальных услуг, расходов на содержание и эксплуатационное обслуживание недвижимого имущества, завысило объемы предоставленных услуг, которые "Аграрный фонд" оплатил. ПАО "Аграрный фонд" арендовало у ГП "Спецагро" офисные площади для размещения своих сотрудников и, естественно, обязано было оплачивать коммунальные услуги. Счета за эти услуги в соответствии с договорами нам также выставляло ГП "Спецагро". В ходе встречных проверок аудитслужба выяснила, что "Спецагро" завысило счета – это прямая функция аудитслужбы - а не ПАО "Аграрный фонд". На основании заключений аудитслужбы мы обратились в ГП "Спецагро" с просьбой сделать сверку, пересчитать затраты и провести необходимый взаиморасчет. Получив отказ от ГП "Спецагро", мы обратились в суд. В свою очередь, ГП "Спецагро" подало встречный иск. В настоящее время дела находятся в суде. Заседания назначены на август текущего года. И мы надеемся на положительное решение в нашу пользу и компенсацию затрат со стороны ГП "Спецагро". Мы давали госаудитслужбе соответствующие пояснения и документы в период проверки. И это указано в акте. Однако, в заключительной части акта на дату окончания проверки зафиксирован лишь факт понесенных затрат, что выглядит логичным.

Второй факт, который зафиксирован – это сумма 380 тыс. грн – расходы на перемещение наших грузов транспортно-логистической компанией. Сразу скажу, что этот вопрос уже урегулирован и расходы покрыты. Суть в том, что процесс перевозок – процесс постоянный, живой. В каждый автомобиль и вагон невозможно загрузить одинаковое количество зерна. Кроме того, есть естественные потери, предусмотренные технологическими картами и госстандартами, и случайные, которые невозможно предусмотреть. Всегда, в рабочем режиме, после проведения перемещения партии товара, или определенного периода времени, когда закрыты все вопросы, включая документооборот товарно-транспортных накладных, складских документов – т.е. первичных документов, - мы делаем сверки и взаиморасчеты. Иногда доплачиваем мы. А в указанном случае, нам компенсировал затраты перевозчик. Таким образом, этот прецедент закрыт.

И, конечно, хочется остановиться на третьем случае с самой крупной суммой затрат, которые мы понесли в прошлом отчетном периоде. Разговор пойдет об 11,5 млн грн затрат по хранению государственного сахара, оценочной стоимостью не менее 120 млн грн, который, к сожалению, не может хранить государственный "Аграрный фонд", а государство в лице Минагрополитики не может организовать бюджет для этого подконтрольного предприятия. Если коротко, суть вот в чем: к Минагрополитики и к нам нам обратились правоохранительные органы с тем, чтобы мы, как компания в государственном секторе и в сфере управления Минагрополитики, приняли участие в сохранении государственного имущества – сахара. Мы понимали, что это необходимо для соблюдения государственных интересов. Поэтому, расходы на транспортировку и аренду складов мы взяли на себя - опять же по официальному согласованию, с тем, что нам эти затраты будут возмещены согласно действующему законодательству. У нас есть практика подобных компенсаций затрат в работе с государственным Аграрным фондом. И мы об этом также уведомили инспекторов госаудитслужбы. Но поскольку следственные действия правоохранительных органов и дело еще не закрыты, то компенсация этих сумм переходит в следующие периоды. Вот и все. Понесенные затраты будут компенсированы. Но по формальным законам бухучета Госаудитслужба пока трактует их как убыток. Хотя все понимают, что мы действуем в государственных интересах. Да и храним мы объем государственного имущества в 10 раз превышающий понесенные нами расходы.

Эта шумиха особенно иронично смотрится на фоне того, что буквально за день Аграрный фонд уплатил в государственный бюджет более 24 миллионов гривен дивидендов, выполнив утвержденный финансовый план на 101%. Согласно нормативу Кабмина, мы направляем государству 50% от полученной чистой прибыли предыдущего периода. Чистая прибыль Аграрного фонда в 2016 году составила 48,7 млн грн – это наилучший результат среди государственных аграрных холдингов.

То есть о каких убытках для государства может идти речь при таком балансе?

- Вы не опасаетесь, что эти громкие заявления скажутся на отношениях с контрагентами?

- Нет, у нас достаточный запас репутационной прочности. Было несколько звонков от партнеров-фермеров, но они имели скорее дружеский статус. Никаких предложений о пересмотре договоров или выходе из сотрудничества не было. В отношении осеннего форварда я также не прогнозирую проблем. Если говорить прагматично, то программе Аграрного фонда нет альтернативы – ни по объему, ни по степени лояльности к сельхозпроизводителям, ни по гибкости условий.

Безусловно, я не исключаю, что эта ситуация еще аукнется, в частности при переговорах с финансовыми учреждениями.

- Какая динамика вашей форвардной программы?

- В рамках весеннего форварда мы проавансировали сельхозпроизводителей на 1,6 млрд. гривен. Учитывая, что общий объем кредитования аграриев по банковской системе – около 50 млрд гривен, то мы очень мощный игрок.

Сейчас - на период между посевной и уборочной - мы занимаем пассивную позицию, давая возможность аграриям сформировать товарный ресурс. Через две-три недели зерно начнет поступать на элеваторы. Товарная номенклатура известна: 700 тыс. тонн продовольственной пшеницы 2-го и 3-го класса, 200 тыс. тонн кукурузы, 50 тыс. тонн ржи и около 10 тыс. тонн гречихи.

Мы не прогнозируем проблем с выполнением форвардной программы – этот механизм отработан и построен таким образом, чтобы минимизировать риски. В прошлые сезоны уровень невыполненных контрактов находился на уровне статистической погрешности. Новшество – появление в нашем портфеле кукурузы, но, учитывая широкий опыт с другими культурами, мы не предвидим сложностей с выполнением контрактов.

- Внутри страны основные потребители кукурузы – спиртзаводы и животноводы, вы планируете им поставлять зерно?

- Не только, хотя этот вариант не исключен. Скорее, это будет экспорт. Мы предложили также этот объем рассмотреть ГПЗКУ для выполнения их обязательств по экспортным контрактам. К моему глубокому сожалению, пока это предложение не находит отклик. Я это связываю больше с нездоровыми амбициями нового руководства, чем с профессиональным уровнем и целесообразным прагматизмом.

- Вы постоянно расширяете портфель продуктов в категории "бакалея". Вам не кажется, что вы все дальше уходите от профильного для Аграрного фонда бизнеса?

- Я менеджер и моя задача – обеспечить прибыльность компании. Продукция с добавленной стоимостью априори более рентабельна, чем сырье, поэтому мы постоянно расширяем это направление.

Форвардные закупки – это больше социальная функция. Она обусловлена государственным статусом "Аграрного фонда", и, соответственно, мы не можем рассматривать ее как источник заработка.

Линейка расширялась очень логично и системно: сначала запустили муку, гречку, затем хлопья и их смеси, сахар. Это была фасовка, а теперь мы начинаем углублять переработку: производство гречневой, кукурузной муки и т.д.

Аграрный фонд сегодня занимает уже 12% на рынке муки – уникальный случай для компании, у которой нет своих мельниц. При этом он поделен на региональные рынки, и мало кто может обеспечить национальное покрытие. Я думаю, реально нарастить долю АФ до 30% в течении 2-3 лет – в том числе и за счет запуска нишевых продуктов.

- Реализация этих планов напрямую зависит от того, сможете ли вы обеспечивать такой же высокий уровень закупок зерновых, формируя запасы на этапе наиболее оптимальной цены. Вы не опасаетесь изменения конъюнктуры на рынке и увеличения конкуренции за зерно?

- Эта конкуренция и сейчас есть, в том числе со стороны мощных международных зерноторговых компаний, но мы же как-то справляемся.

Объективно Аграрный фонд предлагает простые, быстрые прозрачные процедуры оформления форвардных контрактов. При этом есть возможность выбора наиболее подходящего сельхозпроизводителю формата – с привязкой к курсу доллара и без. Мы быстро принимаем решение – заявка рассматривается максимум неделю, а через 5 дней после подписания договора аграрий видит деньги на своем счету. Я долго работал банкиром и хорошо понимаю значение сервисной составляющей финансового бизнеса.

- Какая структура контрагентов Аграрного фонда и как она изменяется?

- Идет смещение в сторону мелких и средних сельхозпроизводителей – что полностью соответствует нашим целям. У нас есть нижняя граница отсечения, но она минимальна – 100 тонн и поэтому мы можем охватить широкий круг участников рынка. Кстати, эта минимальная граница может быть еще снижена по запросу сельхозпроизводителя. 95% участников весенней форвардной программы — малый и средний бизнес.

- Но увеличение доли мелких производителей повышает и риски непоставки.

- В теории - да. На практике мы применяем эффективное "сито", через которое сложно пройти мошеннику. Мы применяем 7-8 критериев и, конечно, стараемся отдавать предпочтение аграриям, с которыми у нас есть положительный опыт сотрудничества. Кроме того, происходит мониторинг в процессе выполнения контракта. Но в основе успешной работы – индивидуальный подход к каждому клиенту, вплоть до выведения ставки по займу.

- Сколько она составляет? Какая вилка?

- От 22,5% до 27,5% годовых.

- Это приблизительно соответствует ставкам по кредитам банков…- Согласен. Но вы попробуйте их получить! И за какой срок.

Банки выдвигают совсем другие требования к залогу, обеспечению, многому другому, их процедуры гораздо жестче. Аграрный фонд не смог привлечь кредит от Укрэксимбанка в конце прошлого года на пополнение оборотных средств, так что я знаю, о чем говорю.

Мы же лояльны к залогу (фактически это урожай, который мы контрактуем) и предлагаем максимально простые и быстрые процедуры. При этом мы намерены расширять эти инструменты- запустить товарный форвард, т.е., по сути, обменивать будущий урожай на удобрения, СЗР, другие ресурсы и широко использовать аграрные расписки. По этому поводу мы уже провели встречу с международной финансовой корпорацией.

- Вы не только кредитуете но и сами планируете привлечь финансирование – 6,7 млрд гривен. Что это за займ и для чего?

- 1,7 млрд грн - краткосрочные кредиты. Еще на 5 млрд грн планируем выпустить простые именные облигации. Деньги, как и раньше, нужны для пополнения оборотных средств и расширения охвата форвардной программы. Часть из них – пока просчитываем, в каком соотношении - будет направлена на покупку ресурсов для запуска товарного форварда, о котором я говорил. За счет эффекта масштаба мы сможем не только без проблем обслуживать этот займ (на это нужно 606,3 млн грн), но и нарастить чистую прибыль.

По расчетам наших экономистов, в результате привлечения средств валовая прибыль вырастет на 1,2 млрд грн по сравнению с 2016 годом, финансовый результат от операционной деятельности - на 694,2 млн грн, чистая прибыль - на 42,7 млн грн, до 91,4 млн грн.

В среднесрочной перспективе, через четыре года, мы сможем выйти на показатель чистой прибыли в 660,4 млн гривен. От этого выиграет в первую очередь государственный бюджет, куда мы исправно платим дивиденды.

Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 18 июля 2017 > № 2247201 Андрей Радченко


Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 27 января 2017 > № 2052554 Андрей Радченко

Аграный Фонд делает ставку на фермеров и средний агробизнес

Госкомпания “Аграрный фонд“ заканчивает 2016 год с прибылью, перевыполненными показателями, а также масштабным бизнес-планом по ее развитию. Глава правления Аграрного фонда Андрей Радченко рассказал о том, как госкомпания получает прибыль в суперконкурентной среде, и о том, зачем он инициирует формирование в Украине биржевого рынка агропродукции.

В Украине - снова рекордный урожай, удалось ли на нем заработать?

Мы в плюсе, и уже традиционно - с превышением плана. Доход Аграрного фонда по итогам 2016 года составил 2,14 млрд грн, прогнозируемая чистая прибыль - 48,5 млн грн. Наш финансовый план выполнен на 101%. Конечно, это не такие драматичные показатели, как годом ранее (в 2015 году Агарный фонд получил 154,6 млн грн чистой прибыли, перевыполнив план на 243% - Ред.), но тогда они были достигнуты, в основном, за счет эффекта низкой базы и того кризисного состояния, из которого нам пришлось выводить Аграрный фонд. Небольшая динамика за 2016 год показывает, что работа компании стабилизирована и прогнозируема.

Какие физические показатели работы?

На ключевом для нас рынке муки мы нарастили объемы, реализовав в 2016 году 240 тыс тонн продукции. Наша доля рынка в 2016 году увеличилась до 12,2% против 11,8% по итогам 2015 года.

Одновременно мы начали осваивать новые ниши в рознице довольно успешно, судя по первым показателям. В конце 2016 года мы запустили продажу фасованной муки в упаковках по 2 кг под торговой маркой “Аграрный фонд“. Мука плохо поддается брендированию, но в нашем случае брендинг оправдан тем, что для потребителей продукция государственной компании служит ценовым ориентиром.

В октябре расфасовали первую пробную партию гречки - 20 тонн, и вышли с этим продуктом в торговые сети. Как и в случае с мукой, наша продукция является индикативом для этого рынка, который подвержен резким, зачастую спекулятивным, колебаниям, поэтому гречка ТМ “Аграрный фонд“ продается с минимальной наценкой в 5%. Как известно, в Украине периодически возникает дефицит этого продукта, потому мы включили гречиху в нашу форвардную программу, формируя запасы на этапе наиболее привлекательной ценовой конъюнктуры. В 2017/2018 маркетинговом году мы планируем законтрактовать до 50 тыс. тонн гречихи.

Также в декабре 2016 года мы выпустили первую партию объемом 38 тонн овсяных хлопьев и смеси хлопьев. Продажи стартовали во всех городах-миллионниках, а также Хмельницком и Виннице.

Как я уже сказал, работа компании стабилизирована. Это - фундамент, который позволяет реализовать планы развития. Безусловно, будет расширяться линейка розничных продуктов в сегменте бакалеи. Мы планируем вывести на рынок ряд круп под собственным брендом, в частности манку. Также в планах начать продажи фасованного сахара.

Вы уже закрыли форвардную программу 2016 года. В ходе ее реализации произошли какие-то принципиальные изменения, например в части сумм, состава контрагентов?

В течение 2016 года мы направили на финансирование сельхозпроизводителей 1,5 млрд грн. Мы заключили 190 контрактов на покупку 500 тыс тонн пшеницы, ржи и гречки. Наш потенциал не исчерпан этими объемами, но мы сознательно притормаживаем, так как, не имея собственных мощностей, невозможно гарантировать переработку.

В части контрагентов усилили фокус на небольших производителях. Соотношение поставок агрохолдинги/фермеры осталось прежним - 70/30, но количество поставщиков небольшого масштаба увеличилось - 323 фермера против 20 в 2015 году. С одной стороны, это увеличивает нагрузку на нашу команду в части обработки договоров, с другой - соответствует миссии Аграрного фонда по поддержке отрасли.

Есть ли экспортная программа?

Мы все еще экспортируем очень немного - в пределах 10% нашего общего производства. Но если зерно мы продаем исключительно в рамках корректировки балансов в течение сезона, то экспорт муки планомерно развиваем. В этом году мы заключили очень крупный контракт с Анголой на поставку 10 000 муки, уже приступили к выполнению. Это - пробная партия, и если все сложится удачно, то в дальнейшем он может быть расширен - не только в части объема, но и по номенклатуре.

Недавно Вы анонсировали запуск фьючерсного контракта на пшеницу на Аграрной бирже. Когда стартует этот проект?

В первом квартале 2017 года. Этот проект требует выстраивания полноценной инфраструктуры - гарантийных взносов, страховых фондов, резервов, клиринга. Ведь заключить контракт - это даже не половина, это четверть дела, главное - обеспечить гарантии его выполнения. Нужно понять, какой объем контрактов будет закрываться физической отгрузкой зерна, и исходя из этого формировать систему базисов поставки. Традиционно в мире это - не более 5% относительно общего объема торгов, а остальное - просто деньги.

Участники рынка говорят, что инструмент фьючерсов интересен, но в украинских реалиях очень высоки валютные риски и риски непоставки зерна. Как вы будете их нивелировать?

Валютные риски не имеют отношения к деривативам, они относятся к другой парадигме инвестиций. Они возникают, когда нерезиденты заводят деньги в страну, конвертируют их в гривну и начинают торговать.

Мы же говорим о торговле внутри Украины. У нас есть история форвардных закупок, клиентская база и перечень проблемных активов и компаний, по чьей вине они сформировались. То есть весь риск непоставки укладывается в те 0,5-1,5% проблемных форвардных контрактов, которые есть у Аграрного фонда.

Чем обусловлен выбор Аграрной биржи как площадки для запуска?

Мне искренне хочется дать стимул для развития единственной государственной сельскохозяйственной биржи. Но этот мотив не был и не мог быть основным. Я - прагматик, и работать на Аграрной бирже для нас проще, поскольку у нас там есть история торгов, контрактов - фьючерсных, спотовых, на муку, на зерно и так далее. Также немаловажно, что Аграрная биржа относится к сфере управления Минагролитики, а не частного капитала, в том числе российского.

Инфраструктурно она абсолютно готова, там достаточно брокеров, которые смогут обслуживать как минимум стартовый объем сделок на 200 млн гривен.

Откуда брать на это ресурсы, не из госбюджета - точно, там они не запланированы?

У нас и в мыслях не было отягощать госбюджет. Более того, вопрос привлечения дополнительных средств уже практически решен. Мы договорились с Укргазбанком о предоставлении кредита в размере 1 млрд грн. Сейчас дооформляем последние документы.

Кредитная ставка - 21,5%, залог - зерно, товар в обороте, срок - несколько лет. Мы вели переговоры с разными финучреждениями, но условия государственного Укргазбанка оказались самыми выгодными.

Это, пожалуй, исключительный случай? Участники аграрного рынка жалуются, что привлечь средства практически нереально.

Я сам банкир с многолетним стажем и знаю банковскую кухню изнутри - это, наверное, помогло в проведении переговоров.

Да, сумма для АПК неординарная, но и заемщик с историей, качественными залогами и понятным направлением расходования средств, как у Аграрного фонда, - это редкость.

В этом месте подчеркну, что наличие у Аграрного фонда собственных финансовых ресурсов (пусть отчасти заемных) в сочетании с работающей Аграрной биржей даст мощный мультиплицирующий эффект. Фактически речь идет о многомиллиардном финансировании среднего агробизнеса под будущий урожай в комплексе с хеджированием закупочных цен. Вы даже представить не можете итоговый эффект от такого сочетания. Скажу только, что так можно создать для среднего бизнеса практически такие же условия, какие есть у транснациональных агрокомпаний. Ну и нивелировать недоступность кредитных ресурсов для этого сектора украинской экономики, конечно.

Статус “на продажу“ как-то сказался на работе компании?

Практически нет. Конечно, партнеры и участники рынка задают вопросы, но больше удивляются.

Впрочем, никаких заметных изменений в сотрудничестве с ними у нас не произошло. Мы два года усердно работали, налаживая партнерство с поставщиками, скрупулезно выполняя финансовые обязательства и обязательства по поставкам готовой продукции. Этот имидж сложно нарабатывается, но зато затем он становится самым ценным активом компании.

Аграрный фонд внесен в список предприятий, выставленных Кабинетом Министров на приватизацию. Какие активы на балансе АФ могут заинтересовать потенциального инвестора?

В том-то и дело, что продавать в Аграрном фонде буквально нечего. У нас нет никаких активов, мы перерабатываем муку и фасуем крупы на аутсорсинге, зерно храним на чужих элеваторах. Основной актив - это ликвидность, запасы зерна, на такое инвестор не придет.

Решение Кабмина было продиктовано желанием найти эффективных собственников на неэффективные госпредприятия в сфере управления Минагропрода. Это - абсолютно здравый, экономический подход. Но к Аграрному фонду этот план неприменим. Кроме того, лично мое мнение, что ввиду возрастающего значения аграрного сектора для экономики государству, все же, стоит сохранить за собой часть активов в АПК.

Как минимум, для того чтобы запустить мощный слой среднего агробизнеса, который является реальным гарантом социального развития села. Средний агробизнес - он живет здесь и сейчас, он формирует новые рабочие места, особенно - в агропереработке. Это - налоги в местные бюджеты, прекращение депопуляции села, инвестиции в локальную дорожную сеть.

И, конечно, средний агробизнес - это благодарные наши партнеры на долгую перспективу, с которыми мы вместе построим высококонкурентный рынок сельхозпродукции с максимальным сохранением занятости на селе.

Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 27 января 2017 > № 2052554 Андрей Радченко


Украина > Агропром > interfax.com.ua, 10 мая 2016 > № 1746277 Андрей Радченко

Руководитель ПАО "Аграрный фонд": Мы ищем возможность приобрести мощности для переработки зерна

Эксклюзивное интервью председателя правления ПАО "Аграрный фонд" Андрея Радченко информационному агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Андрей Анатольевич, "Аграрный фонд" по финансовым показателям за 2015 г. является самой прибыльной компанией в подчинении Минагропрода. С чем это связано? На чем удалось заработать в прошлом году?

Ответ: В первую очередь, мы зарабатываем, пусть и небольшую маржу, на реализации муки и продуктов переработки. Работаем по переработке зерна, в основном, с частными компаниями. Перерабатываемся также на элеваторах ГПЗКУ, но ее рассматриваем тоже как частную компанию. Очень ответственно относимся к стоимости логистики: не логично перерабатываться в Кролевце, на севере Сумской области, и вести муку во Львов. Поэтому мы и зерно пытаемся концентрировать там, где его перерабатываем. И концентрируем зерна столько, сколько потребляет тот или иной регион.

В этом году мы вышли на рынок розничных продаж муки. Цены там, безусловно, выше. В этом сегменте себестоимость выше, но и маржинальность тоже. Часто нам задают вопрос о том, сколько мы зарабатываем на экспорте зерновых. В отличие от ГПЗКУ, у нас нет такой задачи – экспортировать зерно из Украины. Наша компания – инструмент работы на внутреннем рынке, где мы поддерживаем сельхозпроизводителей, удерживаем на себе объем зерна для обеспечения продовольственной безопасности, продаем на внутреннем рыке продукты переработки. На экспорт мы продаем излишки, то, что не идет на переработку муки. Я назвал все основные направления, которые позволили нам оставаться прибыльной компанией без учета сомнительной задолженности.

Вопрос: Недавно компания BDO завершила аудит "Аграрного фонда", вы стали первой компанией в подчинении министерства, которая его опубликовала. Результатами аудита остались довольны?

Ответ: Нам есть чем гордиться. Проведение аудита и обнародование отчета – свидетельство того, что Аграрный фонд – открытая и прозрачная компания, а сам результат – достижение нынешней команды. Предаудит в прошлом году у нас начинал KPMG, выбирало эту компанию министерство. Когда аудиторские компании дальше дали свои предложении по срокам аудита, условия и стоимости услуг, Минагропрод выбрал BDO. Аудит был сделан за три года: 2013, 2014 и 2015. Украинские и международные стандарты учета конечно отличаются. Международные стандарты больше похожи на управленческую отчетность. Например, все знают о нашей проблеме с Брокбизнесбанком и "зависших" там депозитах после его банкротства. Пока в банк зашел ликвидатор и ведет процедуру ликвидации. Сейчас, по украинским стандартам отчетности, это все у нас висит как дебиторская задолженность и на финансовый результат не влияет. С точки зрения международного аудита, уже понятно, что эта сумма потеряна, поэтому аудиторы отнесли ее сразу на убытки. Если посмотреть аудиторский отчет, то на 31 декабря 2014 года у ПАО "Аграрный фонд" убыток 1,7 млрд грн. Это убыток, возникший из-за долгов Брокбизнесбанка. За 2015 год у нас прибыль в размере 410,8 млн грн. Кроме того, в 2015 году нам удалось сформировать резерв в 640 млн грн под сомнительную задолженность – потерю депозитов.

Вопрос: У аудиторов была возможность оценить запасы зерна на ваших складах?

Ответ: У аудиторов не было возможности сделать физическую инвентаризацию зерна, у нас ведь нет своих элеваторов. Они делали инвентаризацию на основании складских записок, которые мы им предоставляли. Мы сами делаем проверку с выездами на элеваторы. Берем пример с Нацполиции: проверяющие приезжают с камерами, все фиксируют. Было, конечно, большое сопротивление со стороны складов, но мы прошли этот путь, и сейчас у нас практически нет партнеров, которые бы этому препятствовали. Аудиторы BDO на всех 250 элеваторах, с которыми мы работаем, физически не присутствовали, но основывали свои выводы на тех документах, которые мы им предоставляли.

Вопрос: Расскажите, есть ли возможность, хотя бы частично, вернуть задолженность по депозитам в Брокбизнесбанке и Радикал банке?

Ответ: Мы не пытаем иллюзий на этот счет.

Вопрос: Но у них же должно быть какое-то залоговое имущество?

Ответ: Фонд гарантирования вкладов физических лиц, в первую очередь, будет возмещать депозиты физлицам. Если мы берем юридические лица – то тут сложная ситуация, потому что все они попадают в, условно говоря, "седьмую очередь" кредиторов и, конечно, активов банка не хватает. У этих банков активов не хватит даже на погашение долгов физлицам.

Вопрос: Где сейчас находится предыдущее руководство "Аграрного фонда", которое размещало деньги на депозиты в Брокбизнесбанке и Радикал банке?

Ответ: Александр Кирюк (экс-глава ПАО АФ – "Интерфакс-Украина") находится в Украине, ходит на все допросы и заседания судов. Пытался восстановиться в должности, но пока у него это не получилось.

Вопрос: Какой финансовый план поставило правительство перед вами на 2016 год, и какое количество дивидендов было уплачено в бюджет по итогам 2015 года?

Ответ: Согласно финансовому плану на 2016 год, запланировано 950 млн грн прибыли до налогообложения. Чистая прибыль должна составить 48 млн грн, поскольку 641,4 млн грн уйдет на погашение сомнительных долгов все тех же депозитов Брокбизнесбанка и Радикал банка.

Что касается дивидендов, то если по итогам 2014 годы мы заплатили 50% чистой прибыли, то в этом году мы заплатим 75%. При этом 5% пойдет в резервный фонд и 20% останутся нам для оборотного капитала. Нам в компанию никто лишних денег не влил. "Оборотки" не хватает, и мы ее зарабатываем сами.

Вопрос: Вы сказали, что основной доход генерируют продажи муки. Скажите, вы продаете муку для производства хлеба простой рецептуры?

Ответ: В Украине есть рынок, именно он должен определять и цены, и объемы потребления муки. Если государство хочет поддержать социально незащищенные слои населения, для этого должны быть госпрограммы или дотации. Если государство такое решение примет, то дотация должна быть адресной. Если государство не может этого сделать для конечного потребителя, то пусть делает тогда дотацию "Аграрному фонду". А вообще, Вы видели где-то в Украине хлеб простой рецептуры (состав компонентов – вода, мука, соль)? Может, маца так и печется, но еврейские общины не просят муку и не покупают ее у нас. Во все остальные виды хлеба добавляются разрыхлители, яичный порошок, дрожжи, молоко. Это уже не хлеб простой рецептуры. Когда к пекарю попадает мука, то она у него не только от "Аграрного фонда", и он не печет исключительно хлеб простой рецептуры. Теперь пойдите и разберите, из какой муки он что испек. Когда я разговариваю неформально с пекарями, они сами говорят, что вы никогда не узнаете, сколько я испек пасочек, батонов или хлеба из вашей муки. С февраля прошлого года мы ничего не продаем для производства так называемого "социального хлеба", и обладминистрации уже перестали к нам за этим обращаться.

Вопрос: То есть за последний год "Аграрный фонд" не отпускал муку по сниженным ценам никому?

Ответ: Бывают редкие случи заявок от обладминистраций с указанием, какому именно предприятию отпустить эту муку. Яркий пример – это "Сумська паляниця". Несколько месяцев назад поступило обращение от руководителя Департамента АПК Сумской ОГА А.Непочатова с просьбой отпустить этому предприятию муку на производство хлеба простой рецептуры. Я им написал: "Вы лоббируете интересы конкретного предприятия? Это же коррупционная составляющая". Ответа не последовало. Вопрос закрыт. Сейчас мы никому муку для хлеба простой рецептуры не отпускаем.

Одновременно с этим мы вышли на рынок розницы. Многим компаниям это не понравилось, потому что наша цена несколько ниже, чем их. Но именно в этом и состоит инструмент государства. У нас по сравнению с остальными перерабатывающими предприятиями, действительно большой оборот, позволяющий сформировать запас зерна на год и держать его. А у них оборотного капитала на два-три месяца. Частные предприятия в июле закупили зерно, переработали, а дальше, начиная с октября, начинают тормошить "Аграрный фонд", чтобы забирать дешевое зерно у него. Секундочку… Вы же коммерческие организации, ведите бизнес по-коммерчески: сходите в банк, обратитесь к акционерам, увеличьте оборотный капитал. В противном случае вы же нечестно поступаете с государством и тем более, с населением – конечным потребителем, о котором вы беспокоитесь. Обычно после этого дискуссия заканчивается.

Вопрос: К вам могут возникнуть вопросы от Антимонопольного комитета в части доли на рынке муки?

Ответ: Единственный вопрос, который нам могут задать – "Аграрный фонд" продает муку дешевле в розницу, чем участники Ассоциации мукомолов Украины. Некоторые говорят, что мы демпингуем на розничном рынке муки. А с другой стороны, у нас вопрос: а может АМКУ обратит внимание на остальных участников рынка, почему они так дорого муку продают? Мы не зашкаливаем с ценами на муку в рознице, у нас нет задачи получить сверхприбыль. Традиционно мы стараемся балансировать между рыночной ценой и, допустим, рентабельностью не менее 5%.

Вопрос: Расскажите о форвардной кампании в этом году. Почему аграрий, имея дефицит оборотных средств на посевную, должен выбрать вашу компанию для работы по форвардным контрактам?

Ответ: Мы не финансируем все отрасли подряд, как это делают банки. Мы сконцентрированы на аграрном секторе. Поэтому нам немного проще. Нам говорят: "У вас высокие процентные ставки". Нет, абсолютно не высокие. Наш средневзвешенный портфель по цене ровно такой же, как и банки выдают кредиты.

Вопрос: Так какой тогда смысл подписывать договор с вами, а не с банком?

Ответ: Мы не берем дополнительные средства за открытие счетов, выдачу кредита и расчетно-кассовое обслуживание, как это делают банки. Плюс: Аграрный фонд не требует двойной залог, как в банках. У нас залог – будущий урожай. Форвард – это микс между кредитом и обычным договором купли-продажи.

Вопрос: Как вы определяете уровень надежности компании, с которой собираетесь работать?

Ответ: Мы анализируем, что это за компания, какой у нее опыт, земельный банк, что она выращивает, есть ли у нее технологи. Мы отранжировали свои компании. Мы четко понимаем, что для нас мелкий фермер: это до 1 тыс. га земли с выручкой около 20 млн грн. Средний предприниматель: от 1 до 10 тыс. га, а свыше 10 тыс. га – это уже холдинги. В прошлом году на первые две группы приходилось 80% контрактов, 20% - на крупных производителей. На сегодня у нас в первых двух группах – 74 клиента при 120 заявках. При этом средняя заявка – 1000 тонн. В общей сумме – это 120 тыс. тонн. С крупными компаниями проще работать. У нас на каждую из них есть менеджер. На мелких и средних клиентов мы делаем "скоринговую" карту. Грубо говоря, клиент, у которого нет истории вообще, с не очень хорошим финансовым состоянием – это риск. Ставки финансирования для мелких и средних компаний у нас ближе к 25,5%, но есть несколько клиентов, которые работают даже по ставке 30%. Они новые и без истории, мы закладываем свои риски в стоимость контракта. Для крупных компаний ставка составляет 23,5%. Я бы хотел в будущем в центральном офисе сконцентрироваться на "скоринговых" моделях и на крупных холдингах, а все остальное - делегировать нашим представителям в регионах. Пусть они со своими клиентами занимаются и отвечают за них. В регионах у нас в среднем по четыре человека, то есть, около 100 человек по всей стране. Всего в "Аграрном фонде" работают 226 человек.

Вопрос: Каким видите развитие компании на ближайшие три года?

Ответ: Мы страдаем от того, что у нас нет своих собственных площадей для переработки. Мы бы хотели их приобрести. Форма этого приобретения может быть разной. Пока мы просчитываем, пытаемся вести переговоры с целью, чтобы у Аграрного фонда все-таки появились производственные площадки. Это позволит сократить расходы. Мы хотим этот вопрос обсудить с министром и в диалоге найти некоторую модель.

Когда-то в Украине был ГАК "Хлеб Украина". У них были элеваторные комплексы и КХП. Есть еще Госрезерв, у которого тоже есть элеваторы и мельницы. Это все советское оборудование на грани износа. Частный сектор представлен мельницами с мощностью переработки 30-50 тонн в сутки. Они маленькие, рассчитанные на работу в регионах. Инвестиция в мельницу – это дорогостоящее мероприятие. Средняя мельница турецкого производства (наиболее приемлемое соотношение цена-качество) на 300 тонн переработки зерна в сутки стоит около $2,5 млн (стоимость оборудования в Турции - ИФ). А если мы говорим о суммарной инвестиции в готовый комплекс, включающий вопросы с земельным участком вместе с оборудованием мельницы, оперативными емкостями хранения, складами для хранения готовой продукции, то именно поэтому в Украине так мало современных промышленных комплексов (не менее 300 тонн за сутки). Инвестиция в такой комплекс увеличивается почти вдвое.

Сейчас в Украине в мукомольной промышленности эксплуатируются старые государственные мощности, а модернизировать их никто не хочет. Но и государство не запускает программ для привлечения инвестора для всего этого. Я хочу поговорить с министром, чтобы мы были провайдером таких программ. Пусть мы будем первыми, но мы начнем что-то запускать. Мы думаем о современном оборудовании. Наша прибыль по прошлому году позволяет стать первыми в государственной программе развития перерабатывающей отрасли, ее модернизации и создании современных комплексов производства муки. Одним из достоинств новых предприятий также будет энергоэффективность и использование современных технологий. А это уже позволит не только экспортировать сырье, а и оставлять добавочную стоимость в Украине, стимулировать приток инвестиций и валютной выручки.

Украина > Агропром > interfax.com.ua, 10 мая 2016 > № 1746277 Андрей Радченко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter