Всего новостей: 2528374, выбрано 1 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Сысоева Инга в отраслях: Агропромвсе
Сысоева Инга в отраслях: Агропромвсе
Россия > Агропром > agronews.ru, 12 августа 2015 > № 1454887 Инга Сысоева

Комментарий. Зерно на ветер

Сельхозпроизводители спешат с уборкой и закрывают глаза на потери урожая

Дожди, которые прошли в некоторых районах Ростовской области в период уборки, безусловно, осложнили работу механизаторов. Повышенная влажность хлебов на корню и без того затрудняет обмолот, но что действительно пагубно влияет на ситуацию — это неправильно заданные регулировки комбайнов. Из-за ошибок в настройках потери порой бывают настолько велики, что сводят на нет все достижения агрономов по повышению урожайности.

Уборка — самая ответственная и показательная часть полевых работ. Но, как это ни странно, вкладывая большие деньги в подкормку и обработку почв, аграрии часто закрывают глаза на потери зерна за комбайном. Почему так происходит, узнаем из беседы с директором Северо-Кавказской МИС, кандидатом технических наук Геннадием Жидковым, его коллегой, заведующим отделом сельскохозяйственных машин Сергеем Бородачёвым, и директором департамента маркетинга компании Ростсельмаш Прохором Дармовым.

Неназванные потери

Среди сельхозпроизводителей распространено заблуждение, что потери зерна — это показатель работы комбайна. Но в большинстве случаев это не так: за них отвечает не комбайн, а человек, сидящий за штурвалом.

ГОСТ определяет допустимый уровень суммарных потерь за технически исправным комбайном в 2% или менее. Как показывают результаты испытаний машин на МИС, зерноуборочные комбайны отечественного и импортного производства этим критериям соответствуют. Однако при неправильной эксплуатации (увеличенный износ, несоблюдение скоростного режима, неверные регулировки рабочих органов), потери за ЗУК могут возрастать многократно. Таким образом то, сколько зерна окажется в бункере и какого оно будет качества, зависит от опыта механизатора и организации рабочего процесса в хозяйстве.

Геннадий Жидков. Доводилось встречать две крайности в подходе к менеджменту сельскохозяйственного производства. Первая — когда вся ответственность за сбор урожая ложится на плечи механизатора. Обычно такую политику ведут небольшие фермерские хозяйства, предлагая механизаторам сдельную систему оплаты труда. Предполагается, что наёмный работник будет заинтересован в том, сколько зерна и какого качества он соберёт. Срабатывает не всегда. Приглашённый со стороны сотрудник торопится убрать максимально возможную площадь и пренебрегает настройкой техники под конкретное поле.

Вторая крайность характерна для крупных предприятий, холдингов. Заключается она в том, что механизаторам в директивной форме предписывается работать в определённом скоростном режиме и именно этот показатель контролируется руководителем. Я видел, как по полям ходили мощные комбайны New Holland 8-й серии со скоростью всего 4,5-5 км/ч. Комбайны явно были недогружены и выдавали большой процент дроблёного зерна. Механизаторы видели это, но не смели нарушить указания своего директора, так как от их исполнения зависела их заработная плата.

Сергей Бородачев. Подход, при котором за истину принимался постулат «чем медленнее ходит комбайн по полю, тем меньше потерь», устарел. Оптимальный скоростной режим определяется индивидуально и зависит от состояния поля, урожайности, влажности хлебной массы. Каждое поле, каждый сорт требуют от механизатора творческого подхода: настройки будут разными, кроме того, они непременно должны меняться в разные рабочие часы. Грубо говоря, комбайн требует регулировок минимум дважды в день. Универсальных решений здесь нет, так как у каждой модели комбайна есть свои особенности.

Прохор Дармов. Это действительно так. Сегодня на полях работает исключительно высокопроизводительная техника, но нам часто приходилось сталкиваться с ситуацией, когда механизаторы просто боятся повышать скорость. Причины — неверие в возможности комбайнов, привычка работать по озвученной Сергеем Бородачевым схеме.

Сергей Бородачев. Комбайн работает всего 3-4 недели в год, а даже опытным механизаторам требуется время, чтобы приспособиться к нему. Это как с машины на машину пересесть. Но современная сельхозтехника оснащена системами звуковой и визуальной сигнализации, она сама дает понять, если в настройках что-то не так. Однако более рационален такой подход, когда за качеством уборки обязательно следит агроном, а для оценки потерь за комбайном используются доступные экспресс-методы.

Стометровка для комбайна

Для оценки потерь агроном подсчитывает количество зёрен, выброшенных на стерню по убранному массиву. Для этого комбайн «сдаёт стометровку» — проходит 100-150 метров с разными регулировками. Оптимальный показатель вносится в программу учёта потерь на бортовом компьютере. Далее потери считаются автоматически при помощи чувствительных пластин, установленных на выходе из сепарирующего устройства и соломотряса.

Прохор Дармов. К сожалению, даже оснащение наших машин электронными помощниками не всегда способно спасти ситуацию. Мы сталкивались с чудовищными случаями, когда неквалифицированные и, видимо, совершенно незаинтересованные в результате механизаторы просто «вырубали» датчики. Последовательно. Загорелся один датчик – выключил. Следом второй подал знак тревоги — и его выключил. Третий… Пятый… В итоге машина просто встает. В буквальном смысле этого слова.

Сергей Бородачев. Уровень чувствительности датчиков может отличаться на разных комбайнах и, вероятно, является ноу-хау производителей. Тем не менее, эти потери учитываются в технике любого производства. Но в нашей стране приняты еще два важных показателя — количество дробленого зерна и сорность. Они не учитываются автоматически, а только вручную.

Опытный специалист может на глаз определить процентное соотношение дроблёного зерна и вовремя это исправить, уменьшив частоту вращения барабана и увеличив зазор между барабаном и подбарабаньем, или увеличив зазор между гребёнками нижнего решета.

Порядок и виды регулировок подробно расписаны в руководстве по эксплуатации конкретной модели комбайна. Специалисты рекомендуют все регулировки производить последовательно, не меняя одновременно несколько параметров.

Прохор Дармов. К сожалению, далеко не все владельцы машин и механизаторы хотя бы читают инструкции. Между тем наш опыт подтверждает, что от правильной настройки машины зависит очень и очень многое. В качестве примера можно привести результаты работы комбайна при грамотном управлении. Три года назад в Липецкой области механизатор Александр Чечурин на комбайне TORUM 740 собрал 500 т кукурузы за смену, а его коллега на такой же машине в тех же условиях — 350 т.

Как пояснил Александр, директор их хозяйства, сам бывший комбайнер, трепетно относится к настройкам и требует от подчиненных соблюдения предписаний производителя. Что и было сделано. Кстати сказать, потери за машиной были минимальными, как и количество дробленого зерна.

Сергей Бородачев. Главное же, о чём многие хозяйственники забывают, когда приобретают новый комбайн, — об изначально правильном вводе его в эксплуатацию. Самое сложное, что затрудняет сегодня эксплуатацию сельхозмашин, — это электроника. Прогресс не стоит на месте, техника всё усложняется. Даже самый опытный механизатор, знающий машину как свои пять пальцев, не может разобраться с проблемой в комплексе, если речь идёт о программных сбоях.

Поэтому с самого начала комбайн нужно грамотно ввести в эксплуатацию. Это должны делать представители сервисных служб. А в интересах аграриев — настоять на том, чтобы комбайн был обкатан на разных режимах работы и на разных фонах (соломистость, влажность и т.д.). Тогда меньше будет возникать проблем при дальнейшей его эксплуатации.

Прохор Дармов. Мы давно обратили внимание на падение уровня профессионализма среди механизаторов. Поэтому уделяем много времени обучению сотрудников сервисных служб. Это наиболее легкий в нынешней ситуации способ решения озвученных коллегой проблем. Другой путь — повышение квалификации операторов — требует серьезных затрат, которые нести сегодня никто не готов.

Испытание выгодой

Сегодня многие аграрии гонятся за новыми высокопроизводительными комбайнами. Дилеры, маркетологи охотно подогревают этот интерес, обещая в рекламе высокие прибыли.

По мнению специалистов МИС, к любой информации следует подходить критически и принимать во внимание только факты. На Северо-Кавказской МИС проходит испытания техника как отечественного, так и зарубежного производства. Но далеко не всегда производители разрешают публиковать данные испытаний.

Геннадий Жидков. В разных странах приняты разные методики оценки потерь за комбайном. В Европе, например, не принято определять показатель дробления. У нас этот показатель очень важен, особенно для продовольственного зерна, которое идёт на экспорт. Так вот, поскольку за рубежом не определяют дробления зерна, этот показатель не учитывается и на стадии разработки машин.

Зарубежная техника также имеет свои конструктивные особенности, потому что разрабатывается с учётом выращиваемых в стране производителя культур и сортов. Я не хочу сказать, что эта техника не подходит к нашим условиям, просто она требует адаптации, а механизатор должен уметь эксплуатировать её правильно.

Для того, чтобы определить реальные показатели производительности и величину потерь, проводятся испытания. Данные по некоторым моделям российских и зарубежных (редко) комбайнов можно найти на сайте МИС(skmis.ru).

По словам Сергея Бородачёва, на отечественных комбайнах практически не встречается дробления зерна. Конструкция всех технических узлов, где может происходить дробление (жатка, наклонная камера, молотильно-сепарирующее устройство, шнеки) практически доведена до совершенства. Что касается производительности комбайнов, показатели разнятся.

Сергей Бородачёв. Мы проводили испытания, и сравнивали производительность у комбайнов при разном уровне потерь (от 2 до 5%). Но результирующие данные являются собственностью заказчика, и я не видел, чтобы они были опубликованы. А для многих сельхозпроизводителей этот показатель является ключевым, так как есть сорта, которые нужно убирать быстро. Но часто складываются неблагоприятные погодные условия, как, например, в этом году. Или уборочной техники не хватает и надо спешить. Тогда на потери зерна не смотрят, важнее становится скорость уборки.

Прохор Дармов. Я возьму на себя смелость поправить коллегу. Например, Ростсельмаш скорее дает разрешения на публикацию результатов испытаний, чем не дает их. Вы сами можете убедиться в этом, найдя протоколы обследований наших ЗУК на вышеупомянутом ресурсе. Это и TORUM, и ACROS, и VECTOR . В протоколах указаны, в том числе, и потери за комбайнами, и сорность, и количество дробленого зерна.

Нынешний год не похож на другие ещё и потому, что с началом уборки закупочные цены на зерно не упали до минимума. Напротив, компании-экспортёры держат их на высоком уровне. Возможно, сельхозпроизводитель материально не заинтересован в том, чтобы получить зерно лучшего качества и оставить его на хранении с целью продажи в более подходящий момент. Тогда становится понятно, почему сегодня как никогда востребована высокопроизводительная и мощная уборочная техника, а на тонкие регулировки и на повышенные потери зерна закрывают глаза, выбрасывая его на ветер.

Инга Сысоева – для «Крестьянских ведомостей»

Россия > Агропром > agronews.ru, 12 августа 2015 > № 1454887 Инга Сысоева


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter