Всего новостей: 2527512, выбрано 2 за 0.009 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Шеремет Виталий в отраслях: СМИ, ИТАгропромвсе
Шеремет Виталий в отраслях: СМИ, ИТАгропромвсе
Россия > Агропром > oilworld.ru, 3 июля 2017 > № 2244717 Виталий Шеремет

"Неэффективные игроки продолжают уходить с рынка"

Сумма сделок M&A в АПК за первое полугодие достигла $1 млрд — Агроинвестор

По оценке KPMG, общая стоимость сделок M&A в российском агросекторе за первое полугодие составила около $1 млрд, тогда как за весь 2016 год их сумма была на уровне $1,3 млрд. В последние годы АПК демонстрирует ежегодный рост, что на фоне стагнации экономики вызывает живой интерес инвесторов, прокомментировал «Агроинвестору» руководитель практики по работе с компаниями агропромышленного сектора КПМГ в России и СНГ Виталий Шеремет.

Если несколько лет назад многие сделки в отрасли совершались в отношении набора активов: покупались земля, фермы, техника, хранилища, и т. д, то сейчас таких приобретений немного и, как правило, они небольшие, что говорит о развитии рынка, отмечает управляющий директор консалтинговой компании BEFL Владислав Новоселов. По его словам, активы в агросекторе в основном покупают стратеги, а вот финансовых инвесторов почти нет. Но есть и новая тенденция: появились инвесторы, которые готовы к долгосрочным вложениям в сельхозземлю под рентный доход. Кроме того, сельское хозяйство стало привлекать институциональных инвесторов, готовых вкладывать в миноритарные доли компаний при наличии сильной управленческой команды, прозрачного корпоративного управления и истории успеха, добавляет Шеремет.

Интерес к АПК подогревается и стоимостью агроактивов, в первую очередь — сельхозземель. В начале года продавцы в своих предложениях ориентировались на высокие цены 2016 года, покупатели же снизили оценки. К середине года рост цен остановился. «Поскольку сделки идут, значит, сторонам удается договориться по ценовому вопросу», — рассуждает Новоселов. Число сделок продолжает расти, что говорит как о сохранении интереса инвесторов, так и о более разумной по сравнению с предыдущими периодами позиции продавцов, уверен Шеремет. Ситуация на рынке достаточно стабильна: инвесторы четко понимают цены активов и методику их формирования. «Говорить о каком-то удорожании не приходится, в том числе это связано с тем, что круг платежеспособных покупателей ограничен», — уточняет партнер консалтинговой компании «А8 Практика» Андрей Тихомиров.

Крупнейшей по стоимости сделкой в первом полугодии стала покупка Parus Agro Group (102 тыс. га в Краснодарском и Ставропольском краях, а также Адыгее) «Агрокомплексом» им. Н. И. Ткачева. О ней стало известно в конце 2016 года, но закрыта она была уже в 2017-м. Ее стоимость Шеремет оценивает в $345 млн. На втором месте — продажа активов шведской Black Earth Farming холдингу «Волго-Донсельхозинвест», который принадлежит семье члена правления «Лукойла» Сергея Кукуры. Совокупная стоимость активов оценена в $200 млн без учета долгов, расчетная сумма сделки — примерно $184 млн. Еще одна крупная сделка в секторе — консолидация земельных активов группой «Черкизово», которая купила компанию «НАПКО» (147 тыс. га) за 4,9 млрд руб.

Опрошенные «Агроинвестором» эксперты отмечают усиление тренда консолидации в растениеводстве и прогнозируют, что M&A-активность в этом сегменте сохранится как минимум до конца года. Еще один тренд — продажа и поиск инвесторов для банкротных активов. К особенностям первой половины 2017 года Новоселов относит рост предложения, тогда как в 2016-м спрос заметно превышал его. «Закончился период высоких цен на большинство видов сельхозпродукции, снижается доходность, для многих средних и небольших участников рынка усложнился доступ к субсидированию. Эти факторы привели к увеличению предложений продажи бизнеса», — поясняет эксперт.

В этом году более эффективные игроки продолжат вытеснять с рынка менее успешных конкурентов, в том числе потому, что финансовое положение последних будет ухудшаться. Учитывая, что ситуация в экономике страны в целом остается непростой, продолжатся банкротства компаний, поэтому сохранится активность покупок проблемных активов за долги и с дисконтом.

«Сейчас хорошее время как для новых покупок игроками отрасли, так и для входа сторонних инвесторов, — уверен Новоселов. — Главное — правильный выбор стратегии инвестирования и создание необходимый инфраструктуры для ее реализации».

Тихомиров предполагает, что в этом году еще состоится значительное число небольших и средних сделок и, возможно, одна-две крупные. «В основном это будут сделки по приобретению земельных активов, — думает он. — Также не исключено, что мы увидим несколько M&A в молочном животноводстве, а также птицеводстве. Что касается федеральных игроков, то их политика по консолидации небольших локальных компаний будет продолжаться». Эксперт соглашается, что 2017 год достаточно благоприятный для реализации сделок в АПК, особенно для участников рынка, располагающих достаточным объемом свободных финансовых ресурсов. Сейчас есть хорошие возможности выгодно купить качественные активы, которые находятся в сложной финансовой ситуации, заключает он.

Россия > Агропром > oilworld.ru, 3 июля 2017 > № 2244717 Виталий Шеремет


Россия. СЗФО > Агропром > zol.ru, 8 июня 2017 > № 2203189 Виталий Шеремет

«Сельское хозяйство совершило небольшое чудо» - руководитель практики KPMG Виталий Шеремет

Российским сельхозпроизводителям больше помог слабый рубль, а не контрсанкции. Об этом в интервью экономическому обозревателю «Коммерсантъ FM» заявил руководитель практики по работе с компаниями агропромышленного сектора KPMG в России Виталий Шеремет в рамках Петербургского экономического форума.

— Начнем, конечно, с общих тенденций в сельском хозяйстве. Эта отрасль в России демонстрирует, несмотря на все трудности, удивительные темпы роста. Вопрос такой: продолжится ли тренд?

— Вопрос очень интересный, потому что тренды роста действительно были интересными за последние два-три года. В значительной мере эти темпы роста обусловлены двумя факторами: поддержкой государства — работа, которая была произведена в предыдущие годы; но также очень важна динамика курса рубля, что позволило нашим аграриям, особенно работающим на экспорт, заявить себя как экспортные игроки.

— В основном это касается первичного сырья?

— Да, зерно, растительное масло — это то, в чем мы традиционно хороши. Но в последнее время, по итогам этого года, Министерство сельского хозяйства стало помогать игрокам выходить на внешние рынки с продуктами следующего передела.

— Это традиционные рынки или новые площадки появились?

— В сегодняшней геополитике, наверное, ключевыми рынками, направлениями являются Ближний Восток и Азия, Китай как большая часть Азии. И в этом случае очень интересен недавний пример: в Бразилии, если помните, была история с мясными продуктами, рынок знал нашу продукцию, и некоторые наши производители оперативно отреагировали и вошли в те сети, вход в которые занял бы годы. Доминировала на этих рынках традиционно Бразилия, так, Ближний Восток примерно 8% закупает бразильской птицы, но наши сумели сыграть на опережение. Вопрос в том, смогут ли они выдержать дальше эту конкуренцию. Курс здесь все-таки является очень важным фактором.

— Лучше, чтобы курс снижался, я так понимаю?

— Видите, у каждой медали две стороны. Экспортеры в любой отрасли, в сельском хозяйстве в том числе, заинтересованы в более низком курсе, это повышает конкурентоспособность нашей продукции.

— Если этого не произойдет, если курс будет стабилен, то какой поддержки со стороны государства в других элементах стоит ожидать? И нужно ли ожидать?

— Поддержка однозначно нужна, вопрос — где. У нас есть отдельные области, суботрасли сельского хозяйства, которые хорошо представлены, где объем производства уже даже, может быть, превышает объем потребления. В то же время нужны инвестиции, например, в инфраструктуру, в обучение персонала, в переориентацию — у нас с этим проблемы. У нас в большей мере поддержка была направлена либо на прямую поддержку, либо на поддержку по процентным ставкам. А вот инвестиции в инфраструктуру были не такими объемными, скажем так, в сравнении с той же структурой поддержки Китая, Индии, Соединенных Штатов.

— А что вы подразумеваете под инфраструктурой?

— Это и физическая инфраструктура, это доступ к рынкам — порт и перевалка, которая у нас одна из самых дорогих в стране по сравнению со странами региона. Это РЖД, которая является монополистом и, скажем так, иногда является препятствием на пути наших экспортеров. Это речной транспорт, порты малой воды, автомобильный транспорт в некоторых случаях. Но есть и финансовая инфраструктура — здесь у агросектора те же проблемы, те же вызовы, как и у всей страны.

— Нужны ставки поменьше, кредиты подлиннее?

— Ставки поменьше, деньги населения заманить в сектор и так далее.

— Заманить каким образом?

— Убедить, что компании заслуживают доверия, что сектор на подъеме. Это вопрос доверия. Но, в первую очередь, конечно, должно быть доверие к финансовой системе в целом, потом сектора начнут конкурировать. До структурного изменения ничего не произойдет.

— Санкции насколько помогли темпам роста в сельском хозяйстве?

— Какую-то помощь действительно санкции оказали. Но, мне кажется, в большей мере все-таки это была динамика курса рубля. А санкционная тема помогла отдельным областям, овощеводству в первую очередь — это то, чего у нас не было, было слабо развито и только в последние годы начало набирать обороты. Вот история с Турцией, эта «помидорная война» является отголоском. Мы заманили как страна инвесторов в сектор и сейчас решили их поддержать на протяжении какого-то периода.

— Что, с вашей точки зрения, в сельском хозяйстве будет динамично развиваться, на что стоит поставить?

— Мне кажется, тема инноваций в сельском хозяйстве очень интересна. Наша компания довольно-таки серьезно инвестирует в это направление. И, мне кажется, государство должно развернуться и поддержать именно инновации в сельском хозяйстве. Фурсенко даже сказал, что только две отрасли — фарма и сельское хозяйство — являются основными бенефициарами и, по сути, локомотивами в этом отношении. Здесь можно поспорить, но, в принципе, это, наверное, правильно. Если поддерживать в сельском хозяйстве, то интересно выглядят компании, ориентированные на экспортные рынки. Я считаю, у нас очень интересный потенциал.

Внутренний рынок у нас ограничен покупательской способностью. Если брать тот же рынок птицы, который в основном сейчас на внутренний рынок работает, то еще буквально в начале года маржинальность компаний была в районе 2-3% по сектору птиц, очень много убыточных было предприятий.

Мы должны меняться, рынок консолидируется. Возможность выйти за пределы страны при низком курсе рубля даст возможность производителям нарастить объемы и вытащить их из страны.

С другой стороны, сельское хозяйство — та отрасль, которая действительно совершила небольшое чудо за последние годы. Сложно, наверное, и спорно говорить об эффективности поддержки сельского хозяйства, но в целом все-таки результат есть. Посмотрите, мы недавно импортировали, а сегодня мы экспортируем.

Россия. СЗФО > Агропром > zol.ru, 8 июня 2017 > № 2203189 Виталий Шеремет


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter