Всего новостей: 2524598, выбрано 1 за 0.037 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Косован Анатолий в отраслях: Агропромвсе
Косован Анатолий в отраслях: Агропромвсе
Россия > Агропром > lgz.ru, 11 февраля 2016 > № 1648010 Анатолий Косован

Пластилин под названием «хлеб»

Из России – первоклассное зерно, в Россию – пищевые добавки и улучшители

По одному из телеканалов прошёл сюжет о том, как зарубежные умельцы отмывают автомашины и унитазы с помощью... хлеба. У моего седого товарища от злости на скулах аж желваки заходили. Его можно понять. Ребёнком чудом уцелел в ленинградскую блокаду. За оградой Пискарёвского кладбища среди сотен тысяч «бесхлебных» душ лежат и его родители.

Сегодня засохшие, заплесневелые батоны и в России можно увидеть в куче мусора. Мы так разбогатели, что можем, отрезав кусочек, выбрасывать остальное на свалку? Или нынешний хлеб таков, что уже через сутки он для еды непригоден? Об этом разговор с директором НИИ хлебопекарной промышленности, президентом Российского союза пекарей, академиком РАН Анатолием КОСОВАНОМ.

– Казалось бы, надо только радоваться сегодняшнему хлебному изобилию. Около тысячи (!) наименований. На любой вкус. Но увы… Мы постепенно утрачиваем культуру потребления хлеба и нуждаемся в нём меньше, чем прежние поколения. Реальность клонит к суровой прозе – важна только цена.

– На московском рынке наблюдал длинную очередь. Несмотря на заполненные батонами полки, люди ждали, когда разгрузят фуру, пришедшую из Белоруссии. Чем же их не устраивает продукция наших хлебопёков?

– Покупатели жалуются, что хлеб быстро засыхает, плесневеет, на него не намажешь масло – крошится. У старшего поколения, помнящего советские времена, немало вопросов и к вкусу нынешнего хлеба.

Нет солидарной ответственности хлебозаводов и торговли. Магазину нужно две тонны хлеба – он заказывает три, три с половиной. На всякий случай. В результате хлеб нередко не раскупается, черствеет, пылится. Хлебозавод вынужден остатки забрать, но всё переработать он не в силах. По нормативу на это может идти лишь 2%. К тому же не каждый сорт пригоден для повторного использования.

Недавно один из директоров пожаловался: «За месяц торговля вернула 50 тонн продукции. Ну, пять тонн как-нибудь переработаю. Часть пойдёт на корм скоту. Остальное придётся выбросить в овраг».

Выпечка хлеба на Руси считалась делом ответственным и почётным с древнейших времён. Первые нормы на печёный хлеб были введены царским указом ещё в 1601 году. Непостижимо, но сегодня на пиво есть стандарт, предусматривающий специальный ячмень для пивоваренного производства. Есть документ на ячмень, идущий на корм животных, и т.д. А хлеб – основной социа­льно значимый продукт питания – фактически отдан на произвол тех, кто так или иначе причастен к его производству.

– То есть понять, из какой муки сделан наш хлебушек, невозможно?

– Дело в том, что в стране действует групповой национальный стандарт на пшеницу (ГОСТ Р 52554-2006). Он предусматривает разделение зерна на классы – с первого по пятый. При этом первые четыре отнесены к продовольственным целям, а пятый – к фуражным и техническим. Традиционно на хлеб шла пшеница первых трёх классов. Так было даже в дни, когда зерно закупали за рубежом (в середине 80-х СССР его завозил до 20 млн. тонн). А сегодня, когда мы его экспортируем, впереди зерно четвёртого класса, хотя в нём на 20% меньше белка. В итоге большая часть муки, поступающей на хлебозаводы, имеет пониженные хлебопекарные качества. Дальше будет ещё хуже. Подготовлен проект нового стандарта, разрешающего использовать для выпечки хлеба зерно и пятого класса – кормовое...

Понятно, что плохое зерно никто за рубежом не купит, вот оно и остаётся для внутреннего потребления.

Мука из зерна третьего класса сама по себе создаёт каркас хлеба, обеспечивает его высокую пищевую ценность. Хлеб получается румяный, поджаристый. Из неважной муки такого не испечёшь. Чтобы как-то поддерживать качество продукта из зерна четвёртого класса, в ход идут специальные корректирующие добавки, главный компонент которых – ферментные препараты. Но опять же – где их взять?

В советские времена десять наших заводов продуцировали 1,5 млн. тонн кормового белка, все нужные нам витамины, аминокислоты, пищевые градиенты. В 90-е годы мы всё это потеряли. А зарубежные партнёры тут же подсуетились. Улучшители потоком пошли из Германии, Франции, Дании, Израиля. Сегодня хлебопёки для корректировки качества муки используют около 7,75 тыс. тонн улучшителей на сумму в 1,7 млрд. руб., в том числе 155 тонн ферментных препаратов – на 387 млн. руб.

И вот два встречных потока: из России на экспорт – первоклассное зерно, к нам из-за границы – улучшители.

Что ни магазин, то своя пекарня. Все стремятся заработать любым способом, не вкладывая больших средств, ускоряя и тем самым нарушая традиционную технологию, используя муку подешевле. А то, что хлеб порой напоминает пластилин, мало кого волнует. В прежние времена на замес ставили только опытного тестовода, который мог без приборов, визуально, на ощупь, по аромату определить, не закислен ли хлеб... Сегодня же, когда и так в ходу низкокачественное сырьё, к изготовлению хлеба допускают случайных ремесленников. Таким всё равно: делать кирпичи, улицу мести или хлеб печь.

– Неужели государство никак не реагирует на создавшуюся ситуацию?

– Приняты «Стратегия развития пищевой и перерабатывающей промышленности РФ на период до 2020 года», Доктрина продовольственной безопасности РФ, Основы государственной политики в области здорового питания населения. Уже в нынешнем году предполагается увеличить объёмы производства диетических и обогащённых микронутриентами хлебобулочных изделий для детей, людей пожилого возраста, лиц, страдающих различными заболеваниями, проживающих в экологически неблагоприятных регионах.

Наш институт, созданный в 1932 году, тоже готов внести свою лепту в реализацию этих планов. Большинство технологий по основным сортам хлеба родилось в этих стенах. В том числе и хлеба из Белоруссии, за которым, как вы говорите, стоит очередь. 60% оборудования на отечественных хлебозаводах – наши конструкторские разработки.

В составе НИИ есть хлебозавод, который выпускает изделия высокого качества из первоклассного сырья. Он может дать москвичам 70–80 тонн первоклассной продукции – детской, лечебной, с геронтологическими характеристиками, специально для нужд вооружённых сил и космонавтов. Но… Отпускная цена такой продукции неконкурентоспособна. И плевать, что клинические испытания подтвердили высокий оздоровительный потенциал этих изделий.

Создавая лечебный хлеб (с традиционным, кстати, вкусом и ароматом), мы добавляем в него компоненты, исходя из медико-биологических требований к питанию разных групп населения. Для детворы, к примеру, это наличие белка, витаминов группы В, минеральных веществ. Включаем в рецептуру кефир, молочную сыворотку, творог. Зарубежные витаминно-минеральные комплексы чреваты аллергией, поэтому предпочитаем натуральные ингредиенты – ту же льняную, чечевичную муку.

Этот же подход действует при разработке изделий для пожилых людей, диабетиков, людей с хроническими заболеваниями почек. Наш хлеб – и это подтверждают клинические испытания – способен избавить каждого третьего, страдающего диабетом, от лекарств, помочь вернуться в трудовой строй. Казалось бы, всё здорово. Да вот беда – даже в Москве на одного диабетика производится несколько граммов целебного продукта в день. Аналогичная картина с хлебом для тех, кто страдает болезнями почек. В стране производят 100 тыс. тонн оздоровливающего хлеба в год. Реальная же потребность оценивается в 1,2–1,5 млн. тонн.

Во Франции, к примеру, есть программа обеспечения пожилых людей изделиями, учитывающими требования возраста. Обогащённый хлеб доставляют бесплатно. Наши старики об этом могут лишь мечтать. Не так давно побывал в Финляндии. Страна на первом месте в Европе по использованию ржаной муки. Для детей здесь выпускают булочки по 50 г из ржаной муки, способствующие повышению умственной активности. Наш филиал в городе на Неве разработал кексы из ржаной муки. На выставках их расхватывают, но новинку опять же нигде не увидишь.

– Так будем ли мы есть вкусный и полезный хлеб?

– Чтобы накормить страну хлебом высокого качества, требуется 10 млн. тонн зерна не ниже третьего класса. Задача вполне реальная: мы выращиваем 100 млн. тонн зерна, в том числе 50 млн. тонн пшеницы. Для начала давайте исключим использование пшеницы четвёртого класса для получения хлебопекарной муки. Пора гармонизировать нормы и качество, чтобы зерно, мука и хлеб соответствовали друг другу, вернуть обязательность государственных национальных стандартов. Пересмотреть нынешнюю систему закупок. Сегодня урожай ещё в поле, а закупщики – в основном зарубежные компании – уже всё скупили. Мы знаем, сколько хлеба нужно тому или иному региону. И не лучше ли сначала создать годовой запас, резерв добротной пшеницы для хлебопечения, а уже потом торговать?..

«Пшеница, – писал Экзюпери, – это нечто большее, чем телесная пища. Питать человека не то, что откармливать скотину. Хлеб выполняет столько назначений! Хлеб стал для нас средством единения людей, потому что люди преломляют его за общей трапезой. Хлеб стал для нас символом величия труда, потому что добывается он в поте лица. Хлеб стал для нас непременным спутником сострадания, потому что его раздают в годину бедствий. Вкус разделённого хлеба не сравним ни с чем».

Беседовал Михаил ГЛУХОВСКИЙ

Россия > Агропром > lgz.ru, 11 февраля 2016 > № 1648010 Анатолий Косован


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter