Всего новостей: 2103820, выбрано 85792 за 0.366 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия. Литва > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 24 мая 2017 > № 2184407

Третий Форум свободной России: цели и задачи

Участники встречи российской оппозиции считают, что политическая атмосфера в стране меняется быстро

25 и 26 мая в Вильнюсе пройдет Третий Форум свободной России. По сложившейся традиции в нем примут участие оппозиционные российские политики, а также гражданские активисты, эксперты, журналисты и блогеры из разных стран. Всех их объединяет неприятие действующего в России политического режима, и они пытаются определить пути развития страны после того, как к власти в Кремле придет другая команда.

Среди тем, которые будут обсуждать участники Третьего Вильнюсского форума: «Новая внешнеполитическая реальность», «Холодная гражданская война в России», «Санкции. Что дальше?», «Эмиграция и метрополия: опыт и задачи сотрудничества».

Корреспондент «Голоса Америки» побеседовала с некоторыми участниками Первого и Второго Форумов, и попросила их поделиться ожиданиями и прогнозами относительно Третьего Форума свободной России.

«Оппозиция в России лишена доступа к средствам массовой информации»

Политический обозреватель интернет-портала kompromat.lv Леонид Якобсон отмечает, что раз от раза состав участников дискуссии становится все более представительным, а это, по его мнению, свидетельствует о хорошей работе оргкомитета. «Но главное обстоятельство, на мой взгляд, что во время работы Форума происходит не только обмен мнениями, но и знакомство между людьми, которое влечет создание целой сети единомышленников. И, я считаю, что это очень позитивно», – подчеркивает Леонид Якобсон.

Кроме того, латвийский эксперт упомянул, что вильнюсский форум стал медийным событием, и даже официозная российская пресса не обходит его стороной, сопровождая при этом, характерными для себя комментариями.

«Важным я считаю и то, что Форум свободной России – это одна из немногих площадок, где могут озвучить свое мнение люди, уехавшие из своей страны, и те, кто живет в России. И сегодня, когда оппозиция в России лишена доступа к средствам массовой информации, очень важно, что можно собраться в Вильнюсе и озвучить все проблемы, волнующие неравнодушных людей с другим мнением, отличным от официального», – добавляет собеседник «Голоса Америки».

По свидетельству Леонида Якобсона, материалы дискуссий Форума свободной России важны также и для представителей российской диаспоры в странах Запада. К примеру, в Латвии почти вся русскоязычная пресса – как печатная, так и электронная – носит явно тенденциозный характер. Здесь в хвалебном тоне описывается все происходящее в России и резко критикуется латвийская повседневность. «Соответственно, любой поток альтернативной информации можно только приветствовать, и то, что Вильнюсский форум не только продолжает работу, но и развивается, как дискуссионная площадка – это очень хорошо», – подытоживает обозреватель портала kompromat.lv.

«Число политзаключенных, политэмигрантов и беженцев постоянно растет»

Схожим образом обстоят дела и в русскоязычной общине Германии. Исполнительный директор берлинского общественного объединения SOLIDARUS e.V. Алексей Козлов в беседе с корреспондентом «Голоса Америки» признал, что многие выходцы из России и других стран СНГ, выбравшие в качестве постоянного места жительства ФРГ, настроены пропутински и антизападно. «И это отражается в голосовании, - отмечает Козлов. – У нас в Германии есть партия, позиционирующая себя как дружественную России структуру. Это – правые популисты из Alternative für Deutschland, и они имеют достаточно высокую популярность среди русскоязычного населения, что очень печально».

Что же касается Вильнюсского форума, то, по мнению Козлова, теме политических репрессий в России следовало бы уделять еще больше внимания. «Число политзаключенных, так же как число политэмигрантов и беженцев постоянно растет, и этот вопрос требует постоянного внимания», - подчеркивает правозащитник. Он надеется, что на Третьем форуме эта тема прозвучит более полно. «Мы сейчас сконцентрированы на содействии политэмигрантам, потому что это – один из насущных вопросов нынешней повестки дня, – говорит Козлов. –

Ситуация в России ухудшается, и даже по сравнению со Вторым форумом увеличивается количество уголовных дел против оппозиционных активистов, и люди из-за этого уезжают. Если в 2012 – 2014 годах преследовали, в основном, участников “Болотного дела”, то сейчас возник целый набор подобных эпизодов в различных регионах, из-за чего люди подаются за рубеж».

Алексей Козлов, как и Леонид Якобсон, был участником обоих предыдущих форумов, и заявлен в качестве участника третьей встречи в литовской столице. «Для меня, как и для многих моих коллег, очень важна возможность обсуждения проблем и координации усилий, прежде всего, для поддержки политических эмигрантов.

Кроме того, для меня важна тема, которая начала обсуждаться на прошлом форуме, и, я надеюсь, продолжится и на этом. Это – влияние Кремля на различные группы населения в Евросоюзе для того, чтобы влиять на политическую ситуацию здесь. Этот факт признан в Германии, и мы надеемся, что за этим последуют и какие-то действия, и что ответственных людей в Евросоюзе будет больше, если мы станем регулярно озвучивать эту проблему», – надеется исполнительный директор общественного объединения SOLIDARUS e.V. Алексей Козлов.

«Самое важное – это предложить образ новой России»

Политолог и публицист Андрей Пионтковский был участником Первого и Второго форумов свободной России. А в Третьем Форуме он намерен принять участие дистанционно.

По оценке Пионтковского, две первые вильнюсские встречи были важны. Прежде всего, налаживанием контактов между вынужденными политэмигрантами и гражданскими активистами из различных российских регионов. А нынешний Форум будет отличаться тем, что сейчас в самой России активно обсуждаются варианты постпутинского развития.

«Ясно, что надвигаются какие-то очень серьезные события – об этом мы можем судить по утечкам из Кремля, – считает Андрей Пионтковский. – После серии внешнеполитических поражений, прежде всего провала концепции “русского мира”, несостоявшейся “Новороссии” и резкого ухудшения отношений с Западом позиция Путина внутри правящей верхушки очень ослабла. Это классика – когда диктатор терпит внешнеполитическое поражение, создаются предпосылки для дворцового переворота.

И такой вялотекущий переворот, фактически, происходит», – отмечает собеседник «Голоса Америки». И продолжает, что члены окружения нынешнего российского президента намерены продолжать осуществлять нынешнюю модель управления страной под несколько измененными лозунгами.

«И перед нашим оппозиционным движением стоит задача им этого не позволить. И сейчас для этого есть реальный шанс, потому что опыт показывает, что падение диктатора – это всегда ослабление режима в целом и создание возможностей для демократического развития», – подчеркивает Пионтковский.

В этой связи эксперт считает, что борьба за постпутинскую Россию уже ведется, поэтому III Вильнюсский Форум собирается в очень подходящий момент, и все основные дискуссии в его рамках будут вестись с учетом этого обстоятельства.

«Самое важное, что могут сделать сейчас участники Форума – это предложить образ новой России . Чем она будет отличаться от России путинской, что будет происходить в первый день после смены режима, через десять дней, через месяц и так далее.

Лично я, кстати, буду против любого президента России, который изберется по ныне действующей конституции. Потому что она наделяет правителя диктаторскими полномочиями», – считает Пионтковский.

Поэтому он убежден, что одной из первых задач оппозиции должно быть изменение конституции в сторону президентско-парламентской республики.

А перед этим необходимо объяснить обществу, что дело не в том, чтобы заменить плохого “царя” хорошим, а в том, чтобы ликвидировать должность “царя”.

«Вот это – самое, мне кажется, главное из того, что должен сказать наш Форум в политической сфере. Но есть еще масса других вопросов, например – что делать с собственностью, приобретенной разными путями за последние 25 лет, что делать с федеративным устройством, как строить внешнюю политику с Западом, с Китаем.

Мы не можем ответить на все эти вопросы за два дня, но я и ряд моих коллег внесем предложение, чтобы были созданы комиссии по всем этим принципиальным вопросам. И в их работе через интернет могут принять участие все активисты. Чтобы нам было что предложить обществу вместо того, что ему предложат так называемые “преемники”, кто бы они ни были», – подытоживает Андрей Пионтковский.

Россия. Литва > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 24 мая 2017 > № 2184407


Россия. Филиппины. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 24 мая 2017 > № 2184405

Дутерте в Москве: скомканный визит

Президент Филиппин срочно отбыл на родину из-за захвата «ИГ» города на юге страны

МОСКВА – Москва не собирается создавать никаких тайных союзов с другими странами. Об этом в среду, 24 мая, заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, комментируя слова президента Филиппин Родриго Дутерте, который в ходе своего визита в Москву говорил о возможности военного альянса с Россией и Китаем, сообщает «Лента.ру». А японская «Санкэй симбун» в среду даже вынесла в заголовок изречение Дутерте: «Доверять можно только Китаю и России».

Между тем, сам визит президента Филиппин оказался скомканным. Его пришлось прервать из-за захвата террористами, связанными с группировкой «Исламской государство», города Марави на юге страны (провинция Минданао) с 200-тысячным населением. Дутерте заочно объявил военное положение в регионе. Марави, по данным СМИ, окружен.

Так что с президентом РФ Владимиром Путиным лидер филиппинцев встретился в спешном порядке на два дня раньше запланированного срока. Ну а своих целей Дутерте никогда не скрывал. Ему от Москвы в первую голову требовалось современное оружие, о чем он прямо и заявил при встрече с российским коллегой, пояснив, что Филиппины сегодня испытывают трудности с военными поставками из США.

При этом, заметим, Родриго Дутерте не поехал в Вашингтон, чтобы утрясти вопрос, несмотря на то, что получил приглашение Дональда Трампа.

Владимир Путин, со своей стороны, выразил соболезнования филиппинскому президенту в связи с гибелью людей вследствие террористической атаки, упомянул об интересе обоих государств к сотрудничеству, в том числе в военно-технической сфере, и пообещал, что несмотря ни на что, пакет документов, направленных на развитие взаимодействия России и Филиппин, подпишут 24 мая.

Дутерте прославился чрезмерной жестокостью в борьбе с наркоторговцами у себя в стране и благодаря многочисленным скандальным высказываниям вообще широко известен как персона с весьма неоднозначной репутацией.

В частности, в среду 24 мая влиятельный американский законодатель, член Сенатского комитета по международным делам Бен Кардин опубликовал заявление в связи с обнародованием официальной Манилой содержания телефонного разговора президента США Дональда Трампа и президента Филиппин Родриго Дутерте, который произошел в апреле этого года. В нем сенатор-демократ подчеркнул, что международное сообщество, в том числе правительства демократических стран, неправительственные организации, пресса, неоднократно утверждали, что филиппинские власти несут ответственность за внесудебные расправы над гражданами собственной страны, которые подозревались в торговле или употреблении наркотиков.

Напомним. что пригласил филиппинского лидера в Россию лично президент Владимир Путин. Возникает вопрос, зачем он нужен Москве?

Директор политических программ Международного центра за справедливую политику Сергей Зацепилов полагает, что интерес России к Дутерте объясняется несколькими причинами.

«Во-первых, это ответ на его стремление всячески продемонстрировать независимость от США и регулярные реверансы в сторону Москвы, – добавил он в интервью «Голосу Америки». – Не думаю, что это стоит воспринимать всерьез, но, тем не менее, ей всегда приятно осознавать, что есть какие-то симпатизирующие России лидеры.

Сергей Зацепилов назвал приглашение в Москву президента Филиппин «чисто психологической реакцией» на довольно последовательного в своих антиамериканских заявления и действиях политика. Однако, по его мнению, такая реакция не может быть долгосрочной.

«Во-вторых, очевидно естественное желание изучить реальные возможности сотрудничества в экономической и военно-технической сфере с точки зрения подходов России в Юго-Восточной Азии, особенно в свете тех крупномасштабных проектов, которые предлагает Китай, – продолжил эксперт. – Россия заинтересована в том, чтобы как-то уравновешивать сотрудничество с Пекином двусторонними отношениями с другими странами региона. Нужен какой-то противовес».

По оценке Сергея Зацепилова, Москва, в принципе, была бы не против поставлять вооружение Филиппинам, но сомневается, что c ней смогут адекватно расплатиться – «деньгами, а не бартером в виде сушеного манго».

«На самом деле, сотрудничество тут может оказаться и довольно разорительным, – указал он. – А для нынешнего руководства РФ характерно стремление отделять мухи от котлет, то есть политика политикой, но, когда дело касается заключения сделок, то на первый план все-таки выступают экономические соображения».

Политолог довольно пессимистически относится к перспективам сотрудничества двух стран по этим направлениям. К тому же он не исключил, что чрезмерное сближение Москвы с Манилой может помешать налаживанию российско-американских отношений.

«Тем более, нельзя сбрасывать со счетов, что реакция Трампа в случае поставок оружия Дутерте может быть очень резкой и даже непредсказуемой. Это, объективно, ограничивает перспективы сотрудничества России и Филиппин», – резюмировал он.

Поэтому, с его точки зрения, никаких серьезных последствий визит не будет иметь ни для обеих стран, ни для ситуации в регионе, в целом.

В свою очередь, руководитель Центра изучения Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании Института востоковедения РАН Дмитрий Мосяков считает, что у России интересы на Филиппинах самые разнообразные.

«Они распространяются практически на все сферы – экономическую, политическую, социокультурную, – уточнил он в комментарии «Голосу Америки». – Потому что в рамках заявленного ранее поворота на Восток одна из главных целей России – получить как можно больше друзей и союзников в регионе».

По словам востоковеда, Филиппины здесь – просто еще один интересный партнер, прежде всего в сфере вооружения, где Россия занимает одно из ведущих мест в мире.

«Кроме того, очень интересными для укрепления взаимодействия представляются такие области, как сельское хозяйство, рыболовство, туризм, – заметил эксперт. – При этом совершенно не обязательно, что Филиппины превращаются в союзника России.Просто идет выстраивание нормальных интенсивных отношений с еще одной страной Юго-Восточной Азии».

И это хорошо вписывается в ту стратегическую линию, которая была принята Москвой еще в 2014 году, заключил Дмитрий Мосяков.

Как признавался сам глава Филиппин в интервью российским изданиям, он намеревался приобрести, в частности, средства ПВО, разведывательное оборудование, переносные ракетные и вертолеты. Но не может ли все это попасть, например, в руки тех же террористов?

Сергей Зацепилов считает, что такая опасность есть и думает, что в интересах России было бы избежать поставок современного оружия на Филиппины.

«В свое время массированные поставки вооружения СССР в различные страны способствовали ухудшению российско-американских отношений. Это был довольно непродуманный шаг. Также может случиться и сейчас. Возможны негативные последствия для России. Поэтому лучше бы этого не делать», – заключил он.

Иного мнения Дмитрий Мосяков.

«Россия готова предложить современное оружие, которое должно помочь филиппинским военным более успешно противостоять исламским радикалам, – утверждает он. – Причем, Россия не собирается же брать на себя задачу перевооружения всех филиппинских вооруженных сил. Наверняка в этом процессе будут участвовать и США, и Китай».

Это совершенно не значит, что Манила непременно войдет в сферу российского влияния, подытожил востоковед.

Россия. Филиппины. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 24 мая 2017 > № 2184405


Китай. Евросоюз. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Транспорт > carnegie.ru, 24 мая 2017 > № 2184389 Александр Зотин

Один пояс, много тупиков. Зачем Китаю нужен новый Шелковый путь

Александр Зотин

И геополитические, и экономические выгоды от китайского проекта «Один пояс – один путь» выглядят весьма сомнительно. Поэтому инициатива эта – скорее попытка Китая экспортировать свой инфраструктурный пузырь в другие страны, с заведомо известным, неутешительным результатом

На прошедшем в Пекине форуме председатель Си Цзиньпин заявил, что инициированный им мегапроект «Один пояс – один путь» (ОПОП) – это «путь мира, процветания, открытости и инноваций». Что конкретно входит в «путь мира», а что нет, на данный момент неизвестно. Пока любой муниципалитет или провинция Китая пытаются протолкнуть свои проекты под эгиду пестуемой Пекином программы.

Фактически ОПОП – это зонтичное понятие, включающее около 900 различных инфраструктурных проектов (автомобильные и железные дороги, порты, электростанции, мосты и так далее) на разной стадии проработки более чем в 60 странах. Существует множество полуофициальных карт мегаинициативы, но в основном ОПОП базируется вокруг шести экономических коридоров из Китая в Европу и Южную Азию. Хотя инициатива направлена на инвестиции преимущественно за пределы Китая, инфраструктуру под нее планируется развивать и в самой КНР. Основной бенефициар – Синьцзян-Уйгурский автономный регион, из которого планируется создать хаб, связывающий Китай с остальной частью континентальной Евразии. Синьцзян граничит с восьмью странами и связывает страну с наиболее продвинутым на данный момент коридором Китай – Пакистан.

Финансирование ОПОП идет через созданный по инициативе Китая Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) и государственный Фонд Шелкового пути (ФШП). Также финансирование привлекается из Банка развития Китая (БРК), Нового банка развития (НБР) и Экспортно-импортного банка Китая (ЭксИм). В проекты ОПОП инвестируются средства суверенного фонда КНР через Китайскую инвестиционную корпорацию и золотовалютные резервы Китая через Государственное управление валютного контроля. Общая сумма инвестиций неясна, на форуме Си сказал о $124 млрд.

Все дело в геополитике?

В Китае идет дискуссия о смысле программы – является ли она экономической или геополитической. Связанная с государством китайская исследовательская группа Центр изучения нетрадиционной безопасности и мирного развития отмечает, что ОПОП позволит создать альтернативные энергетические и торговые маршруты.

Можно предположить, что в случае конфликта Китая с США существующие торговые и энергетические маршруты (в основном морские) могут быть блокированы. Тогда пригодятся наземные маршруты, пролегающие через суверенные государства, которые, как считают в Китае, менее подвержены влиянию США.

Например, находящийся в аренде у КНР пакистанский порт Гвадар может стать альтернативным источником поступления энергетических и сырьевых ресурсов в Китай, если США перекроют узкий Малаккский пролив. Сейчас через Малаккский пролив проходит почти вся китайская торговля с Индией, Ближним Востоком, Европой и Африкой (более 50 тысяч судов в год, по данным EIA).

Однако, избавляясь в теории от возможного вмешательства США в текущие поставки по морским маршрутам, Китай попадает в зависимость от ситуации в странах-транзитерах, среди которых много бедных и политически нестабильных государств. Самый яркий пример – Пакистан, где экономический коридор проходит не только через горный хребет Гиндукуш, но и через земли, которые считает своими Индия (из-за этого Дели отказался от участия в форуме ОПОП). К тому же эта территория населена племенами, слабо контролируемыми пакистанскими властями, а потому уже сейчас Пакистан выделил 13 тысяч солдат для охраны китайских строек. В итоге Китай заливает Пакистан деньгами (в частности, Пекин дает Исламабаду кредиты во избежание валютного кризиса), но шансы на возврат этих средств сомнительные.

Пакистан – далеко не единственный пример политических сложностей, с которыми Китаю приходится сталкиваться по маршруту нового Шелкового пути. В феврале произошли масштабные антикитайские выступления в Шри-Ланке. Год назад изменения в законе о земле привели к антикитайским выступлениям в крупнейших городах Казахстана: хотя фактические объемы покупки земли в Казахстане китайскими инвесторами ничтожны, общественное мнение было уверено, что закон откроет путь для экспансии гигантского соседа. «В Китае давят уйгуров, а потом дойдут до нас», – распространенное мнение среди простых казахстанцев. Да и не только простых. Слухи о том, как в соседнем с Казахстаном Синьцзяне в один прекрасный день китайцы увезли в неизвестном направлении всю уйгурскую интеллигенцию, популярная тема для разговоров.

В итоге геостратегическая обоснованность ОПОП находится под вопросом. Думать, что с наземными маршрутами у Китая будет меньше проблем, чем с уже имеющимися морскими, по меньшей мере наивно.

Или в экономике?

Экономическая обоснованность инициативы также сомнительна. Пример – уже запущенный проект поставки грузов из Китая в Европу по железной дороге через Казахстан, Россию, Белоруссию и Польшу. За 2015 год Китай экспортировал в Европу по этому маршруту около 50 тысяч контейнеров TEU (стандартный 20-футовый контейнер). При этом один состав может доставлять до двухсот TEU максимум (обычно около пятидесяти). В то же время крупнейший в мире морской контейнеровоз CSCL Globe, управляемый China Shipping Container Lines, может за один раз перевозить 19 200 контейнеров TEU (а стандартный морской контейнеровоз – около девяти тысяч TEU). Таким образом, весь годовой объем китайского экспорта по железной дороге равен нескольким перевозкам по морю. Неудивительно, что 90% китайского внешнеторгового грузооборота осуществляется именно морским путем.

Наземный маршрут имеет некоторое преимущество в скорости: перевозка из Китая в Европу занимает 15–19 дней, в то время как морская перевозка – 33–38 дней. Однако для большинства грузов такая разница во времени доставки некритична (для ценных скоропортящихся товаров используется авиатранспорт), зато цена наземной доставки заметно выше – к концу года разница в цене между наземным маршрутом Урумчи – Дуйсбург и морским Шанхай – Роттердам будет как минимум в полтора раза в пользу морского маршрута.

При этом надо учитывать, что, несмотря на все разговоры о переносе производства с востока на запад КНР, главные экспортоориентированные кластеры в Китае по-прежнему находятся на восточном побережье. То есть, чтобы вести товар в Европу из точек на западе страны, где начинаются железнодорожные маршруты, их надо довезти сначала туда.

Неудивительно, что перевозки по железной дороге в Европу субсидируются властями Чунцина, Чэнду, Уханя и Чжэнчжоу, без чего экономическая логика этого маршрута сомнительна. Хотя перевозка по железной дороге может быть выгодна для некоторых нишевых товаров, в целом наземные трансъевразийские транспортные проекты проигрывают уже существующим морским. Дополнительными логистическими проблемами являются низкие температуры зимой (до -50?С), что портит некоторые товары и требует дополнительных расходов на специальные подогреваемые контейнеры, а также недостаточная обратная загрузка поездов товаром по маршруту из Европы в Китай.

Экспорт перепроизводства?

Одна из неявных целей ОПОП – обеспечить загрузку созданных в предыдущие годы избыточных мощностей в китайской промышленности. В 2016 году Европейская палата внешней торговли в Китае выпустила доклад о проблеме избыточных мощностей в Китае, в котором проанализировала ситуацию в нескольких отраслях.

Нормальной считается загрузка мощностей на уровне 80–85%, загрузка ниже этого уровня говорит об избытке мощностей. В США начиная с 1967 года средний уровень – 82%. В Китае дела хуже. По данным на 2014 год, в сталелитейной отрасли загрузка мощностей составляла 71% (против 80% в 2008 году). При этом сейчас Китай выплавляет стали в два с лишним раза больше, чем другие крупнейшие производители – Япония, Индия, США и Россия, – вместе взятые.

В алюминиевой отрасли загрузка – 76% (78% в 2008 году), производство в 13 раз больше, чем в США, и покрывает половину мирового спроса. В цементной отрасли – 73% (76% в 2008 году), это 57% всего мирового выпуска (у ближайшего конкурента, Индии, в девять раз меньше). В химической промышленности (25 тысяч компаний) из рассматриваемых шестнадцати подсекторов только три имели загрузку более 80%, четыре – 70–80%, остальные – ниже 70%. В нефтеперерабатывающей промышленности – 66% (против 80% в 2008 году). При этом нормальной в данной отрасли считается загрузка на 85–90% из-за высокой капиталоемкости и технических особенностей производства.

Большой вопрос заключается в том, найдут ли эти избыточные мощности рынки сбыта в тех странах, куда они будут переноситься. Пока что единственная масштабная программа переноса производств в рамках ОПОП действует между Китаем и Казахстаном. Запущенная в 2015 году, она сильно отстает от графика, а о коммерческих успехах говорить пока преждевременно.

Шоссе в никуда

«Китай хочет поделиться результатами своего развития с другими странами», – заявил на форуме Си. Но каковы эти результаты? Если Китай в рамках ОПОП собирается инвестировать в инфраструктуру развивающихся стран, логично предположить, что у себя дома, в привычной и понятной среде, он осуществлял эти инвестиции блестяще. Увы, это совсем не так.

В свежем исследовании «Инфраструктурные инвестиции ведут к экономическому росту или экономической хрупкости? Данные из Китая» экономисты Оксфордского университета собрали и проанализировали базу данных по 95 инфраструктурным транспортным проектам в Китае: 74 автодорогам и 21 железной дороге (классической, не скоростной). Годы строительства – 1984–2008; совокупный бюджет – около $65 млрд в ценах 2015 года.

Данные показывают весьма сложную картину: 75% проектов имели превышение по смете, при этом среднее превышение по всей выборке составило 30,6%, медианное – 18,5%. Сравнение с базой данных по похожим проектам в развитых странах (806 проектов) показало, что превышение сметы в Китае приблизительно такое же.

Средний срок строительства составил 4,3 года (3,9 года автодороги и 5,5 железные дороги). Средняя задержка срока по железным дорогам составила 25% времени и совсем отсутствовала у автодорог (5,9% по всей выборке). Эти данные лучше, чем в развитых странах, там средний срок проекта составил 6,9 года, а задержка 42,7%. Китайские показатели отчасти объясняются тем, что власти не церемонятся при оформлении земли и переселении людей.

Насколько эти проекты рентабельны и оправданны, учитывая загрузку инфраструктуры и плату за проезд? Здесь у Китая проблем оказалось гораздо больше. В среднем по больнице результаты неплохие: средняя недозагрузка трафика составила всего 5%. Однако это значение скрывает два экстремума – огромную недозагрузку и перезагрузку разных дорог. Приблизительно у двух третей объектов (64,7%) трафик оказался ниже ожидаемого: в среднем на внушительные 41,2%. При этом некоторые дороги были загружены менее чем на 20% от прогноза. Оставшаяся треть объектов (35,3%), наоборот, сильно перезагружена. В среднем по этой трети трафик был на 61,4% выше ожидаемого, вызывая пробки.

Оба экстремума нежелательны. Потерянные деньги – это и избыточные мощности, и недостаточные мощности, так как часто бывает дороже добавлять полосы к существующим дорогам, чем построить новые.

Но объем трафика – всего лишь косвенный показатель экономической эффективности проекта. Важна плата, взимаемая за проезд. Инвестпроект считается выгодным, если отношение выгод к издержкам (benefit-to-cost ratio, BCR) превышает 1 (желательно не менее 1,4). Но в Китае, как выяснилось, много проектов, которые даже близко не отвечают подобным критериям эффективности.

Например, шоссе Юаньцзян – Мохэй в южной провинции Юньнань. В этом случае финансовый BCR, рассчитанный выступавшим в качестве одного из инвесторов Азиатским банком развития, прогнозировался на уровне всего 1,1. Для оправдания инвестиции банк добавил различные положительные экстерналии для экономики в целом и спрогнозировал экономический BCR на 1,5. По факту смета проекта оказалась выше прогнозной на 24%, загрузка трафиком ниже на 49%, а стоимость проезда ниже на 53%. В итоге реальный финансовый BCR составил 0,2, а экономический (с учетом очень оптимистичных допущений) – 0,3. Существенно повысить BCR может только рост трафика и стоимости проезда, но это сомнительно: объект функционирует уже 12 лет, и пока серьезных улучшений не видно.

Насколько типичен этот пример? Из выборки 95 дорог данные по издержкам и выручке есть по 65 проектам. Из них 55% оказались похожими на Юаньцзян – Мохэй, их BCR ниже 1. Иными словами, они уничтожают стоимость. Другие 17% проектов были на грани рентабельности. И только 28% проектов действительно экономически эффективны.

Что говорит это исследование об общем положении с инфраструктурными инвестициями в Китае? В защиту инфраструктурных проектов можно сказать, что рост трафика все же возможен. По той же дороге Юаньцзян – Мохэй в последние годы он отмечается, хотя по-прежнему недостаточен для окупаемости проекта. Кроме того, финансовые модели для этих проектов рассчитывались с высокой ставкой дисконтирования (в случае Юньнаньской дороги она составляла 10%), а при более низкой ставке расчет BCR мог бы быть более благоприятным. Правда, учитывая, что в 1999 году (начало финансирования шоссе) Китай представлял собой бурно развивающийся рискованный рынок, высокая ставка дисконтирования кажется оправданной.

При этом исследование оксфордских ученых, конечно, говорит об инфраструктурном буме в Китае куда больше плохого, чем хорошего. Так, значительная доля проектов из выборки финансировались Азиатским банком развития и Всемирным банком (именно поэтому по ним имеется относительно подробная финансовая отчетность) – это были далеко не самые плохие проекты, иначе бы международные банки развития их не рассматривали. Проекты, не профинансированные международными институтами, вероятно, имеют более низкую отдачу.

Выборка отражает ситуацию в 1984–2008 годах: этот период характеризовался дефицитом инфраструктуры в стране и, соответственно, высокой отдачей от новых проектов. Чем больше страна строила новой инфраструктуры, тем ниже (при прочих равных) становилась экономическая отдача. Соответственно, можно предположить, что ситуация после 2008 года, который стал стартовой точкой для беспрецедентного посткризисного инвестиционного бума, стала хуже.

Наконец, многие исследования показывают, что дорожное строительство часто более эффективная инвестиция, чем другие вложения в инфраструктуру, например дамбы, мосты, аэропорты и так далее. А Китай успел настроить их в изобилии. Яркий пример – мост в Циндао, построенный в 2011 году. Самый длинный мост в мире (42 км) стоил $8,8 млрд (по данным The Telegraph). Он проходит над заливом Цзяочжоу и ведет в малонаселенный пригород Хуандао, по сути, в никуда. Мост дублирует существующие наземные дороги по побережью, подземный туннель и паромное сообщение, при этом сокращает маршрут лишь на 20 минут. И, удивительным образом, мост проходит по самой широкой траектории из возможных. Ожидаемый трафик 30 тысяч машин в день в итоге оказался в три раза меньше. Другие китайские инфраструктурные мегапроекты еще ждут своего детального анализа, но вряд ли они оправданны.

Экономисты привыкли подчеркивать важность инфраструктуры для развития, концентрируясь на связи между инвестициями в инфраструктуру и краткосрочным ростом ВВП. По определению, накопление физического капитала в виде новых мостов и дорог дает рост ВВП. Вопрос в том, нужен ли такой рост ВВП, если он не создает стоимость, а разрушает ее, одновременно накапливая долг.

Инициатива «Один пояс – один путь» – это попытка Китая экспортировать свой инфраструктурный пузырь в другие страны. С заведомо известным результатом. И действительно, по словам экономиста GaveKal Dragonomics Тома Миллера, даже сами китайские чиновники в приватных разговорах признают, что Китай готов потерять 80% инвестиций в Пакистане, 50% в Мьянме и 30% в Средней Азии.

Китай. Евросоюз. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Транспорт > carnegie.ru, 24 мая 2017 > № 2184389 Александр Зотин


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 24 мая 2017 > № 2184388 Константин Гаазе

Гибрид или диктатура – 2. Как сложилась коалиция войны Владимира Путина

Константин Гаазе

Война в 2014 году стала возможна из-за огосударствления экономики в кризис 2008 года, но само это огосударствление не имело в виду войну. Созданный в правительстве под нужды борьбы с кризисом контур ручного управления экономикой стал важным козырем в вопросах борьбы с санкциями, введения контрсанкций и даже снабжения Донбасса, но этот контур изначально был спроектирован под другие нужды

Это второй текст из серии эссе «Гибрид или диктатура». Первый можно прочитать здесь.

Восемнадцатого января 2012 года большая компания чиновников и экономистов собралась в Горках у президента Медведева, чтобы обсудить стратегию развития России до 2020 года. Кандидата в президенты Путина с порога спросили: будем говорить по существу или отложим на после выборов? Премьер сказал, что, конечно, будем, потому что «нужна, когда все пройдет, консолидированная позиция» – граждане должны понимать, как власти намерены действовать. Но, учитывая, что обсуждение налогов и пенсий не самый благоприятный фон для кампании, попросил не выносить ничего на публику.

В воскресенье, 4 марта 2012 года за Путина проголосовали 46 млн россиян. Во вторник, 6 марта той же компанией все собрались в Горках у Медведева, чтобы расставить последние точки над «i». Министр финансов Силуанов начал с плохих новостей: денег не хватает, бюджет перегружен расходами, «высказанные Владимиром Владимировичем» инициативы потянут еще на 2% ВВП. Речь шла о предвыборных обещаниях премьера, которые Путин раздавал с лета 2010 года. Не два, а полтора, перебил Силуанова Путин, и все эти расходы обговаривались и просчитывались, а не предлагались с кондачка. И ближе к концу двухчасовой встречи поставил жирную политическую точку: мы не в бухгалтерии какой-то работаем, мне нужно, чтобы какая-то часть общества нас значительно поддерживала.

Седьмого мая 2012 года состоялась третья в политической карьере Владимира Путина президентская инаугурация. Она запомнилась многим вымершими, в буквальном смысле слова зачищенными от всяких признаков жизни улицами Москвы, по которым на невысокой скорости двигался кортеж избранного президента. Годовщина этой инаугурации, которую мы отметили в майские праздники, – хороший повод вернуться к разговору о коалиции третьего срока президента.

Кого именно имел в виду Путин в марте 2012 года, объясняя свою предвыборную расточительность? Что это за «часть общества», поддержка которой обошлась бюджету в дополнительные 2% ВВП расходов? И как эта «часть общества» оказалась впутана в конфликт на Украине, новую холодную войну с Западом, кампанию в Сирии? Сыграв решающую роль в новейшей истории страны, эта уникальная формация по сей день остается в тени многочисленных мифов и заблуждений.

Все могло быть совсем не так, как вышло. Коалиция третьего срока Путина не строилась как коалиция войны, но стала ею в силу стечения обстоятельств и собственной парадоксальной природы. Ключевые пайщики этой коалиции еще пять лет назад могли поместиться в большой зал для совещаний. Тем не менее именно этой коалиции была уготована судьба коалиции уличной, массовой поддержки президента.

Реконструируя события, нужно честно признать, что сама идея переформатировать размытое и постоянно ускользающее «путинское большинство», приведшая к появлению этой коалиции, была ситуативной и не претендовала на исторический масштаб. В сущности, осенью 2008 года, когда эта коалиция была спроектирована, речь шла о краткосрочном пиар-проекте, а не о политической инициативе, которая навсегда изменит Россию.

Глаз бури

Калифорнийский безработный из Стоктона, чей дефолт по ипотечному долгу в 2006 году запустил маховик глобальной рецессии, разумеется, не знал о той роли, которую ему придется сыграть в политической биографии второго президента России. Летом 2008 года, когда компания Countrywide Financial Corporation, выдавшая злосчастную ссуду, находилась в процессе поглощения Bank of America, потеряв к тому моменту больше 50% биржевой стоимости, в Москве дела шли просто превосходно.

Гости кремлевского банкета по случаю Дня независимости 12 июня 2008 года вспоминали потом, что на Ивановской площади, где были накрыты праздничные столы, царила удивительная атмосфера. Российское государство состоялось и преуспело: без большой крови, без революций, без потрясений. А в истории России, казалось, нет места для больших дел: тост нового президента Медведева был посвящен социальным вопросам, улучшениям уже имеющегося, сложившегося порядка, а не его тотальной перестройке. Нефть по $200 за баррель представлялась реальной, достижимой перспективой.

Но мир уже менялся, и в Москве, пока не представляя всей картины бедствия, все же немного беспокоились. На 1 января 2008 года в бумаги американских ипотечных агентств Fannie Mae, Freddie Mac и Federal Home Loan Banks было вложено $100 млрд из российских валютных резервов. С начала года из-за проблем на фондовом рынке США Банк России перестал покупать их новые транши. К 1 сентября от вложений в Federal Home Loan Banks удалось избавиться полностью, вложения в Fannie Mae и Freddie Mac сократились с $65 млрд до $30 млрд. Это помогло сохранить часть резервов, но не предотвратило беду.

По данным Банка России, к июлю 2008 года внешний долг российских банков и компаний вплотную приблизился к $500 млрд. Из-за кризиса и начавшегося в августе падения цен на нефть кредиторы перестали выдавать русским новые займы и попросили досрочно погасить старые: заложенные акции стремительно теряли в цене. В начале сентября страна впервые услышала непривычное для уха словосочетание margin call: требование покрыть разницу между подешевевшим залогом и его первоначальной оценкой.

Олигархи – нефтяники, металлурги, ретейлеры, промышленники – тут же понесли в правительство письма с просьбами о поддержке. Нефть и рубль дружно падали, в правительстве нервничали, сортируя просьбы о помощи, и прикидывали, какие еще сюрпризы готовит грядущий шторм. В октябре у кризиса внезапно открылось социальное измерение: крупные компании страны стали грозить правительству массовыми увольнениями.

Окружение премьера раскололось: началась идеологическая конкуренция разных антикризисных программ, по сути, борьба за облик России после выхода из кризиса. Нефтяной вице-премьер Игорь Сечин предложил радикальный (по меркам 2008 года) сценарий огосударствления экономики: бюджетные и эмиссионные кредиты в обмен на изъятие в госсобственность акций предприятий, получающих помощь, возвращение к госзаданиям для промышленности, регулирование цен на сырье, мораторий на пересмотр коммерческими банками условий кредитных соглашений, резкое увеличение объемов гособоронзаказа.

Вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин был против: нужно сократить бюджетные расходы (так в 2009 году поступила Германия), создать банк плохих долгов и избирательно помогать тем, кто действительно может начать увольнять работников. Тогда, где-то в конце октября 2008 года, когда правительство уже трещало по швам, премьер понял, что поддержки курса рубля и ситуативных, спонтанных мер по борьбе с кризисом недостаточно.

Олигархи и госпредприниматели к этому моменту уже попросили у государства $50 млрд деньгами и еще примерно 2 трлн рублей в виде льгот и налоговых послаблений. И это не считая потраченных на плавную девальвацию $50 млрд. Давать или не давать? Продолжать спасение рубля или отправить его в свободное плавание? Кто должен получить помощь сейчас, а кто потом? А кого можно оставить без денег?

Сравнивая ситуацию Путина осенью 2008 года с дилеммой индонезийского диктатора Сухарто в 1997 году, нужно заметить, что Сухарто сделать выбор было намного проще. Во-первых, китайские олигархи были его давними деловыми партнерами; выбирая между малоимущими, национальной буржуазией и китайскими кланами, Сухарто просто поставил на тех, с кем сотрудничал долгие годы, сделал то, чего добивалась сложившаяся коалиция его поддержки. К тому же все, что было выгодно китайцам, одобряли или прямо рекомендовали международные экономические организации: МВФ, Мировой банк и так далее. По сути, Сухарто ничего не выбирал, его стратегия представлялась ему единственно возможной: недовольство городской бедноты и студентов Сухарто рассматривал как маловажный фон реальной политики.

Положение Путина было намного сложнее. Он не был главой государства, безотносительно договоренностей с Медведевым его пост был более уязвим: за экономику в России отвечает премьер, а не президент. Путин не знал, когда закончится кризис или хотя бы на какой именно отметке закрепятся падающие цены на нефть. Он не знал, как долго он сможет помогать тем, кого решит спасти. Еще сложнее было решить, кто свой, а кто чужой, кто друг, а кто враг. Собственных олигархов у Путина в 2008 году еще не было. «Ростех», «Роснефть» только превращались в национальных гигантов, к концу октября стало понятно, что антикризисные аппетиты этих компаний намного больше, чем аппетиты давно вставших на ноги олигархов ельцинского призыва.

С олигархами первого поколения тоже не было политической ясности: некоторые из них, как Олег Дерипаска, присягнули Путину еще в начале 2000-х, другие не роптали, но держали политическую дистанцию, третьи после разгрома ЮКОСа боялись Путина и связывали свои надежды с новым президентом. При этом о помощи премьера просили и первые, и вторые, и третьи.

Для Сухарто в 1997 году главным критерием выработки антикризисной стратегии были интересы старой олигархии. Что должно было стать таким критерием для Путина? Социальная повестка, которую он и его преемник продвигали с 2006 года? В конце октября 2008 года не было никаких гарантий, что у государства будут деньги на эту повестку. Помощь бизнесу? Полтриллиона долларов, в которые оценивались долги бизнеса, было попросту неоткуда взять. Помощь промышленникам и рабочим, усиление государства, план Сечина? Последствия этого плана были очевидны: инфляция, усиление оттока капитала, закрытие России. Будь Путин президентом, возможно, он бы и согласился с этим планом, особенно после грузинской войны, но в Кремле сидел другой человек, и у него такие идеи энтузиазма не вызывали.

К ноябрю 2008 года разрыв между представлениями о неограниченных возможностях власти и мелкотемьем, бессвязностью ее действий стал реальной угрозой для премьера Путина. Элита, олигархи, капитаны госбизнеса требовали помощи. Граждане пока молчали, но уже стали ставкой в игре за эту помощь: наш бизнес стратегически важен для России, и мы всех уволим, если вы не поможете, так выглядели аргументы всех олигархов и всех госпредпринимателей, обратившихся к премьеру.

У Путина были и деньги, и власть. Но не было времени, чтобы разобраться, кто нуждается в деньгах больше, а кто меньше, кто опасен, а кто может и перебиться без денег. И не было рамки, политической формы, которая связала хотя бы риторически имеющиеся у премьера возможности с планом их практического применения. Чтобы выйти из состояния неопределенности, сократить разрыв между ожиданиями и реальностью, чтобы потянуть время в конце концов, нужно было блефовать. Но блефовать красиво. То есть заняться пиаром.

Мечта политтехнолога

Никто на самом деле точно не знает, что такое путинское большинство. Наблюдаемый феномен выглядит так. С октября 1999 года и по сегодняшний день рейтинг одобрения работы Путина гражданами России, по данным Левада-центра, ни разу не опустился ниже 60%. Хотя герой рейтинга за это время успел вырастить детей, состариться, расстаться с супругой и трижды сменить место работы.

Очевидно, речь никогда не шла и сегодня не идет о массовой коалиции мотивированных сторонников, состоящей из десятков тысяч вовлеченных в политическую деятельность активистов (не являющихся чиновниками) и миллионов сочувствующих. Путинское большинство на самом деле возникло не из избытка политического действия, а из его дефицита или даже отсутствия. Осенью 1999 года это большинство появилось на свет в виде неустойчивого роста рейтинга премьер-министра. Повивальными бабками чуда материализации этого большинства стали поллстеры, социологи и политтехнологи. Если бы вопрос о доверии из анкеты был не бинарным (доверяете или не доверяете), возможно, путинское большинство вообще не родилось бы.

Один из проектировщиков путинского большинства, Глеб Павловский в 2014 году охарактеризовал первую коалицию поддержки президента так: «Победное большинство 2000 года строилось нами как реванш проигравших – бюджетников, пенсионеров, рабочих, дружно проклинаемой бюрократии и презираемых силовых структур. И главное, забытых демократами женщин – важнейшей, может быть, наиболее верной силы коалиции Путина».

Более образную характеристику этой же коалиции в 2004 году дал лидер коммунистов Геннадий Зюганов: между полюсами абсолютного богатства и абсолютной маргинальной бедности в России «располагается сегодня вся остальная часть общества, пребывающая в состоянии своеобразного расплава. Эта социальная «магма» потихоньку остывает. Она очагами кристаллизуется в те или иные прослойки и группы». Обосновывая бонапартистский характер режима Путина, Зюганов, по сути, утверждал, что в реальности у Кремля нет никакой сложившейся социальной базы: «магма» – это не фундамент режима, а ситуативное единство, существующее только до тех пор, пока части этой «магмы» не кристаллизуются и не осознают различия своих интересов.

В 2005 году путинское большинство впервые оказалось на грани раскола: монетизация льгот оставила равнодушными рабочих, чиновников, женщин и малых предпринимателей, но сильно задела пенсионеров. Если бы в тот год цены на нефть не выросли на 60%, еще неизвестно, сумел бы Путин заново собрать свою коалицию. Но вышло как вышло: нефтяную премию потратили на социальные нужды в виде национальных проектов, льготы сохранили, пенсии и зарплаты военных и бюджетников немного увеличили. Путину удалось не только заново склеить свою коалицию, но и собрать рекордный политический урожай. Правда, воспользовался им другой человек. В марте 2008 года за преемника Путина Дмитрия Медведева проголосовали 52 млн граждан – ни один кандидат в президенты в России за всю ее историю не получал больше голосов.

Спустя полгода это неустойчивое большинство снова превратилось в проблему. Теперь, правда, никто не мог дать гарантии, что коалицию можно заново склеить деньгами: деньги утекали сквозь пальцы, а кризис выглядел как отличный повод для масс осознать свои классовые различия. Премьеру Путину, в чьем непосредственном ведении находилась экономика, нужно было, с одной стороны, объединить это свое большинство под флагом какой-то общей идеи, а с другой – не обещать реальным социальным группам то, что сделать невозможно, или то, на что, скорее всего, не хватит денег. Необходимо было показать соратникам новый политический вектор, доказать свое политическое превосходство над молодым президентом.

Учитывая, что премьер уже начал помогать олигархам, нужно было объяснить гражданам, почему и на каких условиях «равноудаленные» в свое время бизнесмены получили доступ к казне. Нужно было назвать виновных в проблемах российской экономики. Ну и напоследок как-то приободрить граждан, вселить в них уверенность в завтрашнем дне.

В штатном расписании Кремля и Дома правительства нет должности «политический стратег». Говоря проще, среди подчиненных Путина в 2008 году (как и в 2017-м) не было ни Карла Роува, ни Стива Бэннона. Увязка деловых и личных политических целей с имеющимися ресурсами, оценка рисков и угроз – это работа, которую большие начальники в России просто не могут делегировать кому-то другому. У такого положения дел много причин, среди которых не последнее место занимает необходимость держать подчиненных в неведении относительно собственных политических планов.

Но так или иначе, процесс выработки стратегии всегда умышленно фрагментирован: экономисты приносят экономические стратегии, политтехнологи – стратегии информационных кампаний и предложения по графику публичных выступлений, социологи – данные опросов, силовики – аналитички и докладные, а руководитель затем сам решает, как все это совместить.

Когда в середине октября 2008 года главный кремлевский политтехнолог, первый замглавы Администрации президента Владислав Сурков начал работать над информационной антикризисной программой, он прекрасно понимал, что разрабатывает не политическую стратегию, а идеологический, информационный продукт. Поэтому руки Суркова были развязаны: он мог фантазировать и придумывать все, что желала его душа, реальных ограничений не было, потому что речь в тот момент не шла о реальной программе экономических действий. Мечта политтехнолога, а не задача.

Изготовленный Сурковым документ никогда не предавался широкой огласке, но парадоксальным образом вся страна давно знает, что там написано. Это понятно из простого перечисления названия разделов этой бумаги: «Ужасы Запада», «Исторический шанс», «Социальная ответственность бизнеса» и так далее. Контуры идеологической революции, которую обычно датируют 2014 или 2012 годом, были спроектированы еще в 2008-м.

План назывался «Проект информационной кампании "Антикризис"». В нем содержалось несколько революционных идей. Во-первых, Сурков в качестве ядра антикризисной коалиции Путина придумал новый средний класс, которого в реальности еще не существовало. Это был патриотически ориентированный, настроенный против Запада средний класс, состоящий из офисных работников, рабочих государственных и частных заводов и фабрик и предпринимателей, работающих в реальном секторе, прежде всего представителей малого бизнеса, но и олигархов тоже.

В плане не нашлось места для бюджетников всех мастей – от пенсионеров до врачей и учителей; это была, с одной стороны, политическая новация, с другой – верный знак, что план все же был блефом, прикрытием, способом выиграть время. Если бы Путин точно знал, что будет увеличивать пенсии и зарплаты бюджетникам, Сурков бы непременно об этом написал.

Вторая новация – отказ от идеи пакта со всеми гражданами страны без разбора и переход на контрактные отношения с конкретными социальными группами. Каждый из элементов новой путинской коалиции, по мысли Суркова, получит внятный набор обещаний от государства. Рабочим нужно обещать поддержку спроса на продукцию их заводов, госзаказ, социальное жилье и принуждение государством работодателей к социальной ответственности. Предпринимателям – финансовые вливания (дешевые кредиты и выкуп долгов бизнеса в иностранных банках), принуждение банков к лояльности бизнесу и особые условия государственного заказа. Офисному планктону – дешевую ипотеку, потребительские кредиты и некие «новые возможности». «Глобальная рецессия запустила неизбежный механизм ротации кадров, – говорилось в бумаге Суркова. – Прежняя элита будет уступать место новому поколению высококвалифицированных специалистов».

Третья революционная идея – тотальный пересмотр концепции отношений России с ЕС и США. В плане Суркова в качестве виновника кризиса был выведен образ некоего агрегированного «Запада». Антиамериканская риторика всегда была в меню российского ТВ и государственных СМИ, но подавали это блюдо не часто, по особым случаям, таким как вторжение в Ирак или первый киевский Майдан. Европу старались не задевать.

Сурков уничтожил это важное различие между пропащими Штатами и небезнадежным с российской точки зрения Старым Светом. Сам кризис он предложил считать наказанием западным странам за их грехи: «Наибольший удар финансовый кризис нанес тем, кто в нем виноват, – США и странам ЕС». Прежнему миропорядку пришел конец, а новый миропорядок создаст, разумеется, Россия. «Пока западный менталитет будет погружаться в депрессию от потрясения, наша страна, натренированная предыдущими кризисами и куда более устойчивая к глобальным стрессам, имеет шанс стать самой надежной финансово-экономической системой, – обещала программа Суркова. – Это шанс России на лидерство в мировой экономике».

Программа описывала не только видение новой социальной базы власти – патриотически ориентированный средний класс, – но и давала понять, что даже олигархи старой формации не останутся обиженными. Правда, мера их ответственности перед государством, а через посредничество государства и перед гражданами, вырастет. «Государству удалось не допустить того, чтобы [стратегические] активы перешли в руки западных кредиторов. Естественно, деньги предпринимателям придется вернуть». Таким образом, по мысли Суркова, в новой путинской коалиции на одном фланге будет стоять, понурив голову, спасенный Путиным олигарх ельцинского призыва, на другом – рабочий с Урала, получивший социальное жилье, и клерк из Москвы с дешевой ипотекой в кармане.

План «Антикризис» в ноябрьские праздники 2008 года Сурков отправил президенту Медведеву и премьеру Путину, большая часть из тезисов плана была озвучена премьером в конце ноября 2008 года на съезде «Единой России», это была первая антикризисная речь Путина. Но до января 2009 года этот план оставался просто блефом. Красивым обещанием, которое премьер мог и не сдержать.

Одиннадцатого декабря вице-премьер Кудрин отправил Путину письмо, содержащее предложение о секвестре бюджетных расходов в 2009 году на 15%, в том числе части социальных расходов, всех расходов на капитальное строительство и всех оборонных расходов. Двенадцатого декабря Путин отреагировал на письмо Кудрина резолюцией «Согласен». Баррель нефти Brent в этот день на европейском рынке стоил $42, на последних в 2008 году торгах 29 декабря цена опустилась до $35. На поддержку рубля к этому моменту ушло почти $150 млрд. Пришло время затягивать пояса, а не выполнять несбыточные обещания перед несуществующим патриотическим средним классом.

Политэкономия пустого множества

Ответ на вопрос, почему премьер Путин и президент Медведев все же передумали и вместо секвестра бюджетных расходов увеличили их на три триллиона рублей в рамках утвержденной правительством Путина в конце марта 2009 года антикризисной программы, мы вряд ли узнаем, пока кто-нибудь из них не выйдет в отставку и не напишет сенсационные мемуары. Говорят, что основной причиной было нежелание молодого президента, у которого, как и у премьера, были основания опасаться за свой рейтинг, утверждать кудринский секвестр.

Если это так, то история – дама с иронией. Настояв на росте расходов на борьбу с кризисом, президент дал премьеру в руки сильнейший козырь, который премьер не постеснялся использовать, борясь за возвращение в Кремль. Впрочем, говорят и другое: якобы премьер, согласившись с Кудриным, на самом деле был против секвестра и убедил в своей правоте президента. А потом сказал министру финансов, что это решение президента, а не его, и правительству остается только подчиниться.

Возможно, все дело в том, что текст в России больше, чем текст: виновны в этом и инерция логоцентричной культуры, и правила работы бюрократии. Высказанные большим начальником пожелания или идеи мгновенно обретают в России силу закона. Предвыборные статьи премьера Путина, опубликованные в российских газетах в конце 2011 и начале 2012 года, не были приказами, распоряжениями или законами, но именно они стали основой для подготовки майских указов президента Путина. В распоряжениях руководителя аппарата правительства Антона Вайно, выпущенных весной 2012 года, так и написано: «По указанию Председателя Правительства Российской Федерации прошу... до 30 апреля 2012 г. внести в Правительство Российской Федерации проект указа... об утверждении дорожной карты мероприятий, направленных на реализацию основных положений предвыборных статей кандидата на пост Президента Российской Федерации».

Оставив до лучших времен вопрос о конституционности использования публицистических статей кандидата в президенты в качестве основы для разработки министерствами и ведомствами нормативных актов, отдадим должное самому механизму. Не важно, каким статусом обладает озвученный большим начальником или подписанный его именем текст: анекдот ли это, предвыборная статья или речь на партийном съезде. Несколько несложных процедур, и этот текст становится нормой прямого действия.

Другого текста, описывающего политический горизонт и контуры нового путинского большинства, у властей не было: горизонт был задан в плане Суркова, который был многократно озвучен премьером. И этот текст сам по себе, без всяких интриг оказался сильнее секвестра. В строгом согласии с этим текстом чиновникам пришлось в прямом смысле слова сделать невозможное: произвести описанный Сурковым несуществующий патриотический средний класс, немыслимый союз рабочих, служащих и капиталистов.

Таким образом, триллионы рублей и властные полномочия были вложены в создание искусственного (возможно, вообще пустого) политического множества. Раз интересы социальных групп несовместимы, но совместить их тем не менее политически нужно, начальник уже все по этому поводу сказал, следует менять условия игры. Примерно по такому сценарию. Бизнесмены умерили свои аппетиты относительно рентабельности производства и не стали снижать зарплаты и устраивать массовые увольнения. В обмен они получили дешевые кредитные ресурсы от госбанков, госзаказы на миллиарды рублей и на эти деньги поглотили бизнес конкурентов поменьше, не имеющих доступа к антикризисной кормушке. Рабочие не стали бунтовать, требовать улучшений условий труда или смены неэффективных собственников, потому что рабочих не стали увольнять, а начальству рабочих выдали госпомощь. И так далее.

Произвести это искусственное политическое множество было очень непросто. Реальные социальные группы, записанные Сурковым в новую коалицию, не связывали общие экономические интересы. Рабочим оборонных заводов, почти полностью принадлежащих государству, были выгодны высокие налоги, милитаризация экономики, плохие отношения с соседними странами и с Западом. Офисному планктону – низкие налоги, много иностранных инвестиций, появление в экономике длинных денег: кредитных ресурсов, не связанных с государством и предоставляемых по низким ставкам на долгий период.

Рабочим частных заводов были нужны высокие налоги на доходы капиталистов, жесткое регулирование условий труда, иностранные инвестиции, направленные на повышение производительности, модернизацию производств и, следовательно, рост зарплат рабочих, занятых на этих модернизированных производствах. Предпринимателям было выгодно, чтобы никакого регулирования на рынке труда не было, чтобы зарплаты рабочих оставались низкими, а продукция, таким образом, конкурентоспособной, чтобы налоги на доходы граждан не росли. Олигархам – все то же самое, что и предпринимателям, но также кое-что сверху: олигархам всегда было выгодно, чтобы иностранные инвестиции в Россию шли не полноводным потоком, а скромным ручьем, чтобы эти иностранные деньги не создавали опасности для привилегированного положения обладателей крупнейших состояний страны.

Поэтому с определенной точки зрения можно сказать, что антикризисные меры властей в 2009–2011 годах представляли собой что-то вроде набора операций по экономическому и социальному протезированию. Естественные экономические условия для бизнеса и рабочих изменялись благодаря антикризисному вмешательству. Теряя в одном месте, социальные группы, ставшие реципиентами антикризисной помощи, получали от государства в другом. Именно это, в общем, и называется в России сегодня «государственно-частное партнерство» и «социальная ответственность бизнеса». Отказываясь от экономической логики, бизнес и граждане начинают руководствоваться логикой квазиполитической: мотивация меняется, вместо защиты своих экономических интересов они начинают конкурировать за количество денег и преференций, которые может предоставить государство.

Это хорошо объяснил богатейший человек России Алишер Усманов в недавнем интервью «Ведомостям». «Производительность труда у нас ниже... вовсе не потому, что у нас плохо работают. Просто мы социально ориентированный бизнес, который платит зарплату десяткам тысяч людей и осознает, что в условиях низкой территориальной мобильности и высокого среднего возраста персонала стремление к быстрой модернизации чревато тем, что многие люди могут потерять работу», – сказал олигарх. На предприятиях Усманова модернизацию производства не проводят не из-за отсутствия денег, а потому что власти просят никого не увольнять, не заменять рабочих, пусть не самых эффективных, эффективными, но политически неинтересными властям станками. Понятно, что такая чуткость к просьбам властей всегда окупается.

Реципиенты антикризисной помощи сформировали лицо нового путинского большинства, новой коалиции поддержки Владимира Путина. А эта антикризисная поддержка до неузнаваемости изменила и российскую экономику, и российское общество. Масштабы вмешательства и сегодня поражают воображение. Первого января 2007 года все вложения государства в капитал юридических лиц оценивались в 74 млрд рублей, 1 января 2010-го – почти в 4 трлн. Основная часть этих денег пошла на покупку акций госкомпаний – всего на сумму 3,4 трлн рублей, чуть больше $100 млрд. Российский фондовый рынок целиком стоил в 2009 году около $750 млрд. Всего на борьбу с кризисом только в 2009 году государство потратило почти пять триллионов рублей.

Но антикризисная помощь не только изменила облик экономики и общества, но и создала новые механизмы политических связей. Во-первых, изменились механизмы политического представительства. Россия превратилась из страны голосующих свободных граждан в страну голосующих трудовых коллективов, такой страной когда-то был СССР. Только в СССР эти коллективы представляли политически грамотные рабочие и партийное руководство, а в России – собственники, менеджмент и советы директоров. Власти больше не слышат ни массы, ни классы: они слышат представителей трудовых коллективов, тех, кто просил о помощи в 2008 и 2009 годах, получил эту помощь и, следовательно, принял правила игры.

Во-вторых, изменились отношения властей с гражданами, сколоченными в трудовые коллективы, и их представителями. Говоря о предвыборном контракте со своей коалицией, политики выражаются метафорически: речь не идет о наборе зафиксированных и обсчитанных в деньгах обещаний, данных тем или иным социальным группам. Но в России метафора стала реальностью. Политическая коалиция Путина выстроилась на основе контрактных отношений правительства с представителями трудовых коллективов.

Правительство Путина просили о помощи, оно оказывало эту помощь, указывая на социальную ответственность, просители обсчитывали стоимость ответственности и повышали ставки. В итоге тысячи крупнейших предприятий страны оказались втянуты в постоянное, чуть ли не ежедневное общение с правительством: деньги и преференции, обещания и поздравления с праздниками, участие в совещаниях, идеи «снизу», предложения и просьбы осчастливить коллектив посещением первых лиц государства. Произнося заклинание «несистемная оппозиция», высшие чиновники страны сегодня имеют в виду тех, кто не включен в эти сети коммуникации и перераспределения ресурсов. Тех, кто не писал просьбы о помощи, тех, кто не был облагодетельствован, тех, о ком не позаботились.

Несмотря на титанические усилия, удержать на борту всех включенных Сурковым в новое путинское большинство в реальности не получилось. До сих пор утверждается, что, например, весь рабочий класс, как один человек, выступает за Путина и стабильность. Часть рабочих – рабочие больших оборонных заводов, начальство которых вовремя получало помощь, не проводило сокращения, лоббировало увеличение оборонного заказа, – действительно оказалась в привилегированном положении. Уралвагонзавод, ставший в 2012 году символом любви рабочего класса к Путину, только в 2009 году получил от государства два взноса в уставной капитал на полмиллиарда долларов в общей сложности.

А вот рабочие заводов гражданских, особенно крупных или принадлежащих частному бизнесу, были и остаются у властей на подозрении, хотя со всех трибун о них говорят как о части путинского большинства. Протесты этих рабочих чиновники и во время кризиса, и сегодня считают проплаченными, заказными. Например, замминистра регионального развития Юрий Осинцев в 2009 году в письме в правительство сообщил, что олигарх Рыболовлев сам организовал волнения на своих предприятиях.

Но дело этим не ограничивается. За активистами независимых от менеджмента рабочих комитетов следили и следят спецслужбы. Весь 2009 год МВД регулярно докладывало заместителю премьера Путина Сергею Собянину о положении дел на АвтоВАЗе. Заводом управляли менеджеры, назначенные соратником Путина Сергеем Чемезовым, управляли из рук вон плохо, госпомощь буквально растворялась в воздухе, но в МВД считали, что ситуацию на заводе раскачивают не плохие менеджеры, а заводской профсоюз «Единство» и его лидер Петр Золотарев, который, как сообщил летом 2009 года Собянину министр внутренних дел Нургалиев, «активно нагнетает слухи о снижении финансового благополучия работников ОАО «АвтоВАЗ»... использует любую возможность нагнетания обстановки».

Не получился и союз с офисными служащими. Обещанные им потребительские кредиты, ипотека и «новые возможности» стоили слишком дорого, чтобы правительство могло выполнить эти обещания в полном объеме. В 2011 году союз затрещал по швам, городской средний класс понял, что его, в сущности, обманули: кредиты и ипотека остались дорогими, а «новыми возможностями» в основном пользовались дети и родня окружения Путина.

В 2013 году бонанза для офисных работников в России закончилась. Потребкредиты из-за перегрева банковской системы, в которой было слишком много рублей, напечатанных для борьбы с кризисом, власти директивно ограничили. А потом, когда началась война, ограничили и само потребление, понимая, что покупатели европейской еды Путина давно не поддерживают.

Место офисных служащих в патриотически настроенном среднем классе не осталось пустовать. Вместо планктона Путин включил в свое большинство силовиков и военных. Говоря 6 марта 2012 года об инициативах, «высказанных Владимиром Владимировичем», министр финансов Силуанов имел в виду прежде всего обещания Путина увеличить зарплаты военным и сотрудникам Следственного комитета, МВД и ФСБ. Эти обещания в ценах 2012 года стоили 1,5 трлн рублей в год, сегодня стоят еще больше, учитывая инфляцию и появление нового силового ведомства – Росгвардии.

Массы против классов

Представители трудовых коллективов, поддерживающих Путина, в 2012 году могли поместиться в Колонном зале Дома союзов. Но политические обязательства, которые взяли на себя эти представители, заставили их надавить на представляемых: костяк массовых митингов в поддержку властей и лично Владимира Путина сформировали не столько собственно бюджетники, сколько работники облагодетельствованных, спасенных, поддержанных правительством Путина предприятий.

Так новое путинское большинство превратилось в «уличное». Этот внезапно доставшийся Кремлю ресурс – возможность заниматься массовой политикой – стал важным козырем власти в 2014 году. «86% за» появились на свет не только благодаря Крыму, но и благодаря деньгам, которые правительство Путина потратило в конце 2000-х годов на борьбу с кризисом.

В какой момент эта коалиция из состоятельных представителей трудовых коллективов превратилась в коалицию войны? Войны с 2012 года ждали везде: и в правительстве, и среди руководства предприятий, жизненно заинтересованных в продолжении антикризисных мер любой ценой. Что это были за меры?

Протекционизм. Замещение иностранного капитала бюджетными и квазибюджетными инвестициями, получить которые после нескольких лет взаимодействия с правительством было намного проще, чем зарубежные инвестиции. Рост госзаказа во всех его многообразных видах, вообще рост нерыночного спроса. Ограничения на импорт. Все эти меры были так или иначе обкатаны в 2009 и 2010 годах. Все эти меры затем снова пустили в дело в 2014 году.

Вторжение правительства в экономику создало новую элиту. В докладе Центра трудовых исследований ВШЭ, опубликованном в апреле 2017 года, есть фантастический по своей наглядности график. С 2008 по 2015 год количество работников, отнесенных ко всем профессиональным группам, сокращалось. Количество работников сферы обслуживания, самой важной и самой большой профессиональной группы в любой современной экономике, выросло на 0,7%. И только начальства – профессиональная группа «руководители» – в России благодаря кризису стало больше почти на 2%.

Кризис превратился в топливо для производства новой элиты. И эта элита была настроена весьма воинственно по отношению к «виновному в кризисе» Западу. В отчете о проведенном в 2012–2013 годах по заказу Международного дискуссионного клуба «Валдай» исследовании российской элиты – чиновников, депутатов, руководителей крупных предприятий – говорится: «среди элит антиамериканизм распространен в большей степени», чем среди простых граждан. Авторы исследования объясняют это «эффектом ресентимента».

Но возможно, дело не в провале попыток применить западные модели к российским реалиям, который и создает негативное отношение к Западу, называемое на этом теоретическом языке «ресентимент». Возможно, дело в рациональных интересах элиты, прежде всего новой, кризисной элиты. Кризис и те меры, которыми с ним боролись, создали эту элиту, обогатили ее, легитимировали ее в глазах граждан.

Антизападная риторика, которая, согласно замыслу Суркова, должна была объяснить россиянам, почему государство помогает богатым и почему, помогая бедным, оно делает это, используя богатых в качестве своих агентов, сработала. Капиталисты – руководители госкомпаний и олигархи – поняли, что, когда власти ругают Запад, они охотно помогают богатым богатеть и дальше. Лишь бы работали контракты властей с капиталом, лишь бы не прекращался процесс обмена денег и преференций на лояльность трудовых коллективов.

Летом 2012 года все было готово или к новому кризису, или к войне. Правительство по поручению премьера Медведева даже провело учения, как бы репетицию кризиса. Оказалось, что теперь экономика намного легче переживет падение цен на нефть и остановку притока капитала из-за границы. Западных бумаг на балансах банков намного меньше, чем в 2008 году, долгов перед Западом тоже в разы меньше, валютные резервы удалось восстановить.

Единственное, от чего министр экономического развития Андрей Белоусов тогда предостерег премьера и президента, – это поддержка курса рубля, повторять 2008 год, тратить сотни миллиардов долларов на «управляемую девальвацию» нет нужды, валютной паники не будет. Этот совет пригодился в конце 2014 года: курс рубля рухнул, Банк России умыл руки, но никто не вышел на улицы и площади российских городов. Девальвация даже немного облегчила проблемы экономики, зажатой в тиски санкциями и падением цен на нефть.

Оставались детали. В начале 2013 года президент Путин поставил точку в истории о продаже стратегических российских активов зарубежным инвесторам. России не нужны западные инвесторы в стратегических отраслях экономики, если бюджету понадобятся деньги от приватизации, наши госгиганты все сами организуют. В 2016 году все так и вышло: доля из государственного пакета акций компании «Роснефть» была продана при посредничестве российского госбанка ВТБ группе инвесторов, часть сделки оплатили за счет кредита в другом российском крупном банке, аффилированном с государством.

В конце 2013 года духов войны официально выпустили на волю, приняв небольшую поправку в Уголовный кодекс РФ. До 6 ноября 2013 года в УК не было никаких исключений для участников незаконных вооруженных формирований: организаторам – от двух до семи лет, участникам – условный срок, арест или лишение свободы. Не было и оговорок относительно того, где именно действуют эти НВО: предполагалось, что речь идет только о России, а для участников боевых действий в других странах есть статья о наемничестве.

Поправка, написанная в аппарате Совета безопасности и внесенная в Думу президентом, обогатила 208-ю статью УК очень странной дефиницией. Вторая часть статьи стала выглядеть так: «Участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом, а также участие на территории иностранного государства в вооруженном формировании, не предусмотренном законодательством данного государства, в целях, противоречащих интересам Российской Федерации, наказывается лишением свободы на срок до шести лет с ограничением свободы на срок до двух лет». Получалось, что если россиянин воюет на территории иностранного государства в незаконном вооруженном формировании, но цели этой войны не противоречат национальным интересам, то судить его дома никто не будет.

В истории причины редко содержат в себе все свои следствия. Война в 2014 году стала возможна из-за огосударствления экономики в кризис 2008 года, но само это огосударствление не имело в виду войну. Созданный в правительстве под нужды борьбы с кризисом контур ручного управления экономикой стал важным козырем в вопросах борьбы с санкциями, введения контрсанкций и даже снабжения Донбасса, но этот контур изначально был спроектирован под другие нужды.

Когда в 2009 году правительство России под копирку штамповало постановления о списании долгов десятков оборонных предприятий перед бюджетом и страховыми фондами, никто и подумать не мог, что спустя восемь лет эти предприятия превратят Сирию или восток Украины в полигон для демонстрации своих технических достижений и производственных успехов. Но именно эти постановления в конечном итоге привели сначала к росту расходов на государственный оборонный заказ, а потом к милитаризации бюджета страны.

Парад лояльности крупного бизнеса, которым Кремль насладился весной 2014 года, был бы невозможен, если бы предприниматели были должны Западу, а не Путину и крупнейшим госбанкам. Выдавая олигархам кредиты, Путин не знал, что эти деньги спустя годы гарантируют ему лояльность богатейших россиян.

Почти случайно, не имея далеко идущих замыслов, Владимир Путин вызвал к жизни Голема: коалицию подавляющего большинства, сделанную, в отличие от Голема, не из глины и каббалистических заклинаний, а из электронных платежей, томов с бюджетными росписями, резолюций, аудиторов, кадров телехроники, совещаний, экспертов, коров, конвейеров, телевышек, автомобилей Lada, операторов «прямых линий», экономических форумов, экономистов, социологов и так далее до бесконечности. Это большинство было и остается чем-то постоянно реформируемым, обновляемым и реконструируемым, или, другими словами, у этого большинства нет никакой «своей» природы: это проект, реализуемый в пространстве, времени и за деньги.

Есть разные версии, как заканчивается история Голема. Согласно некоторым из них, глиняный гигант убивает своего творца. Но есть и другие: выполнив предназначенное, Голем рассыпается в прах, возвращаясь в естественное состояние. Понятно одно. Радикальный социальный эксперимент, устроенный Владимиром Путиным, рано или поздно закончится. Кажущееся монолитным «путинское большинство», освобожденное от гнета обязательств, которые за него и от его имени взяла на себя новая российская элита, разобьется на несколько разных социальных групп. Коалиция войны прекратит свое существование, чтобы уступить место... кому? Возможно, коалиции мира?

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 24 мая 2017 > № 2184388 Константин Гаазе


Таджикистан. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 24 мая 2017 > № 2183862

Пакистанские бизнесмены прибыли в Таджикистан налаживать партнерство

Пайрав Чоршанбиев

Деловые круги Пакистана прибыли в Душанбе сегодня, 24 мая, с трехдневным визитом. Пакистанская делегация прибыла в Таджикистан, чтобы понять потребности рынка страны, ценообразование и товарные предпочтения.

Пакистанские бизнесмены посетят рынки для их анализа, чтобы понять местный спрос, предложение, категории товаров, цены и предпочтения покупателей, сообщает Торгово-промышленная палата РТ.

В четверг в гостинице «Серена» состоится форум предпринимателей двух стран.

Бизнесмены Пакистана также встретятся с представителями бизнеса, занимающегося производством стройматериалов - цемента, алюминия, мрамора и прочего.

Кроме того, запланирована встреча с представителями таможни, министерства торговли и других соответствующих ведомств.

В рамках бизнес-форума состоится сессия вопросов и ответов с представителями соответствующих транспортно-экспедиторских агентств.

Также намечена встреча с представителями посольства Пакистана в Таджикистане, получение информации о регламентах правительства Таджикистана, таможенных требованиях.

Запланированы индивидуальные совещания «бизнес-ту-бизнес» и внутреннее совещание делегаций для обсуждения индивидуальных и общих встреч и обобщения сделанных выводов.

Объем таджикско-пакистанского торгового оборота в прошлом году составил чуть более 55 миллионов долларов, снизившись за год на 14 процентов. В прошлогоднем товарообороте более 30 миллионов долларов приходится на экспорт таджикской продукции в Пакистан. Пакистанская продукция импортирована Таджикистаном на сумму 25 миллионов долларов.

Таджикистан. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 24 мая 2017 > № 2183862


Китай > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 24 мая 2017 > № 2183737

«Один пояс, один путь» – это величайшая искренность, которую Китай дарует всему миру

Китай, будучи автором инициативы «Один пояс, один путь», взошел на мировую сцену как ответственная, отважная, мудрая и работящая страна, он объединил и движет вперед более 100 стран мира. Опираясь на принципы свободы и независимости, мирного развития, равенства и взаимной выгоды, сотрудничества и совместной победы, он призывает все страны относиться друг к другу с толерантностью, стремится принести счастье своему народу и всем народам мира.

В рамках сотрудничества «Одного пояса, одного пути», Китай вовсе не собирается играть роль руководителя, напротив, он – распространитель новых концепций и дружественный партнер. В речи на церемонии открытия международного саммита «Одного пояса, одного пути» Си Цзиньпин прежде всего дал определение создаваемым на «Одном поясе, одному пути» международным связям – он собирается превратить «Один пояс, один путь» в дорогу мира. Он хочет создать международные отношения нового типа, ориентированные на сотрудничество и взаимную выгоду, создать партнерские отношения, где есть место беседам и нет места противостоянию, есть место партнерству но нет места блокам. Это – основной принцип, который выдвинул Китай для создания нового мирового порядка. Для Китая создание нового международного порядка вовсе не означает, что необходимо прибегнуть к военным и насильственным методам, чтобы разрушить старый порядок, и заново создать очередную гегемонию. Нет, Китай хочет создать новый порядок, основывающийся на мирном сосуществовании, взаимовыгодном сотрудничестве. К такому новому порядку стремятся многие страны и народы, и, в том числе, сам Китай.

С 2014 по 2016 годы общая доля торговли Китая и стран, прилегающих к «Одному поясу, одному пути», превысила 3 трлн.долларов. Общие инвестиции Китая в страны, прилегающие к «Одному поясу, одному пути», превысили 50 млрд.долларов. Китайские предприятия уже построили 56 зон торгово-экономического сотрудничества в более чем 20 странах, создали для этих стран 180 тыс.рабочих мест и принесли 1,1 млрд.долларов налогов. Когда Си Цзиньпин упомянул об этих реальных результатах в своей речи, зал собрания 27 раз разразился аплодисментами. По этим деталям можно ощутить, что все страны действительно признают инициативу «Одного пояса, одного пути». Придерживаясь честного отношения, Китай непременно сможет завести новых друзей.

«Один пояс, один путь» – это проект государственных отношений нового типа, выдвинутый Китаем по собственной инициативе, а также результат общения Китая с миром в духе более передовых концепций и методов. Китай органично сочетает «Один пояс, один путь» со стратегиями возрождения экономики окружающих стран, а также посредством ООН, Международного валютного фонда, Азиатского банка инфраструктурных инвестиций и других профессиональных международных организаций создает механизмы сотрудничества, которые помогают создать более обширное пространство для сотрудничества в сферах инфраструктуры, науки, культуры и образования, финансовых услуг, сотрудничества предприятий. Китайское строительство инфраструктуры вышло за пределы страны, и теперь Китай строит для других стран современные автодороги, железные дороги, водную инфраструктуру, а также создает для этих стран колоссальное количество рабочих мест. Интернет-финансы Китая проникли в Юго-восточную Азию и Африку, не только получив большее пространство на международном рынке, но еще и предоставив разным странам более удобное финансовое обслуживание, стимулировав экономический рост этих стран.

Президент Чехии Милош Земан сравнил страны вдоль «Одного пояса, одного пути» с «несколькими сотнями свечей, которые способны осветить весь дом». Если все страны будут совместно разбираться в рамках инициативы «Один пояс, один путь», они смогут увидеть светлое будущее. Обретя надежду и совместные перспективы, Китай сможет, в рамках проекта «Один пояс, один путь», вместе со всеми странами мира создать завтрашний день, который стоит ожиданий.

Автор: Ся Эньбо

Китай > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 24 мая 2017 > № 2183737


Китай. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 24 мая 2017 > № 2183735

В рамках всемирной универсальной выставки ЭКСПО-2017 в Астане с 16 по 18 июня пройдет "Неделя Пекина", с 19 по 21 июня состоится ряд мероприятий, посвященных традиционной китайской культуре и достижениям в сфере научно-технических инноваций. Об этом стало известно во вторник в Пекинском комитете содействия развитию международной торговли.

Выставка "ЭКСПО-2017" на тему "Энергия будущего" будет проходить в Астане с 10 июня по 10 сентября этого года. В рамках ряда мероприятий город Пекин продемонстрирует успехи развития китайской столицы, а также будет продвигать установление дружественных контактов и торгово-экономического сотрудничества с городами стран, расположенных вдоль "Пояса и пути".

Как стало известно, в рамках "Недели Пекина" будут представлены такие культурные элементы, как пекинская опера, цирковое искусство, ушу и т.д.

Китай. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 24 мая 2017 > № 2183735


Китай. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 24 мая 2017 > № 2183734

Объем инвестиций для регистрации резидентом Китайско-белорусского индустриального парка "Великий камень" снижен до 500 тыс долларов

Объем инвестиций, необходимый для регистрации в качестве резидента Китайско-белорусского индустриального парка "Великий камень", снижен до 500 тыс долларов США, заявил первый заместитель генерального директора Компании по развитию индустриального парка Кирилл Коротеев.

Корректировка позволит привлечь в парк субъектов малого и среднего бизнеса, необходимых для создания дополняющих производств крупных компаний, рассказал К. Коротеев. Ранее резидентом парка можно было стать с минимальным объемом инвестиций в 5 млн долларов без ограничения по сроку.

Кроме того, расширены основные направления деятельности компаний-резидентов за счет информатики, фармацевтики, электронной коммерции, деятельности, связанной с хранением и обработкой больших объемов данных, социально-культурной деятельности. --0

Китай. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 24 мая 2017 > № 2183734


Китай > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 24 мая 2017 > № 2183728

Пять лет с 18-го съезда КПК: мир стал свидетелем огромных перемен в Китае

С момента проведения 18-го съезда КПК до сегодняшнего дня Китай прошел путь длиной в пять лет. За это пятилетие Китай, второй крупнейший экономический субъект в мире, вышел в центр мировой арены. В данный период Китай видел цветы и улыбки, но также сталкивался с вызовами и испытаниями. На пути великого возрождения китайской нации эти пять лет имеют исключительное значение, они определяют будущее и являются «шлифовальным камнем» для смелого движения вперед.

С первого по 54-й месяц: «китайская мечта» связывается с мировой

В ноябре 2012 года мир внимательно следил за успешным проведением 18-го съезда КПК. Ключевым вопросом, привлекающим внимание мирового сообщества, стало то, куда ЦК КПК нового созыва будет вести Китай. 29 ноября 2012 года Си Цзиньпин и другие руководители КПК и государства посетили Национальный музей и посмотрели выставку «Путь возрождения». Во время посещения музея генеральный секретарь ЦК КПК Си Цзиньпин впервые выдвинул концепцию «китайская мечта» и изложил ее содержание.

С того момента прошло 54 месяца. В мае этого года в Государственном конференц-центре Си Цзиньпин выступил с программной речью на высокоуровневом форуме международного сотрудничества «Один пояс, один путь», во время нее 27 раз раздавались бурные аплодисменты аудитории. Среди слушателей находились почетные гости из более 130 стран и 70 международных организаций. Инициатива «Один пояс, один путь» взяла старт в Китае и стала общей мечтой всего мира.

От «китайской мечты» к мировой, Китай стремится к осуществлению мечты о великом возрождении китайской нации, в то же время он активно участвует в глобальном управлении – это самый яркий эффект, который произвел Китай на мир за прошедшие пять лет.

С третьего до шестого пленума ЦК КПК 18-го созыва: сформировались общие рамки по управлению государством

С 2013 по 2016 гг. ежегодно проводился пленум ЦК КПК, для Китая были созданы общие рамки по управлению государством.

На 3-м пленуме ЦК КПК 18-го созыва было принято «Постановление ЦК КПК по некоторым важным вопросам всестороннего углубления реформ». В нем было представлено более 300 задач по реформированию, точно намечено высокоуровневое планирование по всестороннему углублению реформ в Китае.

Внимание 4-го пленума ЦК КПК 18-го созыва было приковано к «всестороннему управлению государством на основе закона». Это первый в истории КПК пленум ЦК, который специально исследовал правовое строительство. Это самостоятельный и осознанный выбор КПК, длительное время стоящей у власти, по открытию новой эпохи строительства правового Китая.

2020-й год – важный переломный момент для Китая. В коммюнике по итогам 5-го пленума ЦК КПК 18-го созыва было заявлено, что к этому году в Китае будет всесторонне построено среднезажиточное общество, реализована первая цель борьбы из целей, намеченных к «двум приближающимся столетним юбилеям» (к столетнему юбилею КПК полностью построить среднезажиточное общество, а к столетию КНР превратить Китай в богатое и могущественное, демократическое и цивилизованное, гармоничное и модернизированное социалистическое государство. На этом пленуме был утвержден и принят план «13-й пятилетки», разработанный с четкой ориентацией на достижение вышеназванной цели.

Затем успешно состоялся 6-й пленум ЦК КПК 18-го созыва. В ходе него всем партийным членам был брошен призыв тесно сплотиться вокруг ЦК КПК с товарищем Си Цзиньпином в качестве ядра партии, прочно установить четыре вида сознания: политическое сознание, сознание общей обстановки, ключевое сознание, сознание по сохранению идентификации с руководством партии.

От антикоррупционной борьбы к «новому нормальному состоянию»: Китай непрерывно продвигается вперед, преодолевая трудности и устраняя проблемы

Углубленное продвижение борьбы с коррупцией – это значимая мера КПК, начиная с 18-го съезда, которая потрясает мир. Антикоррупционная борьба стала важной составной частью всестороннего строгого управления партией, которая также укрепляет уверенность китайского народа.

«Новое нормальное состояние» экономики позволяет Китаю войтй в переходный период трансформации и модернизации. У второго крупнейшего в мире экономического субъекта больше нет неизменного стремления к высоким темпам роста, теперь фокус его внимания перенесен на непрерывную оптимизацию и модернизацию экономической структуры, чтобы экономика от стимулов, основывающихся на производственных факторах и инвестициях, перешла к инновационным стимулам.

Необходимо признать, что сегодня перед Китаем по-прежнему стоит множество проблем. Проблема защиты окружающей среды с вопросом смога во главе, такие проблемы народного благосостояния, как доступ к достойному жилью, медобслуживанию и образованию – все это влияет на «чувство приобретения» народа. Решение данных проблем путем углубления реформ -- это консенсус КПК и всего китайского народа.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 24 мая 2017 > № 2183728


Китай > Внешэкономсвязи, политика > chinalogist.ru, 24 мая 2017 > № 2183680

В Китае планируется расширить виды инвестиций, разрешенных для иностранцев. В частности, предполагается добавить фьючерсные контракты на основные сырьевые материалы, свинину, яблоки, хлопчатобумажную пряжу и прочее. По мнению китайских экспертов, интернационализация рынка фьючерсов может усилить влияние Китая на мировые цены и помочь ему устанавливать цены, что соответствует стратегии Китая по расширению использованию юаня во всем мире и смягчает валютные риски для отечественных производителей.

Напомним, по итогам апреля ведущий экономический индекс (LEI) для Китая увеличился на 1,2% до 166,1 пункта. В марте этот показатель вырос на 0,7%, в феврале 1,4%. А с октября 2016 года по апрель 2017 года LEI увеличился на 6,5% к АППГ.

В Китае в первом квартале 2017 года экономика растёт устойчивым темпом 6,8%. Это обусловлено хорошими показателями в строительной сфере и росту инвестиций. Власти Китая стремятся к росту в 2017 году на уровне 6,5%. Экономисты в опросе оценили рост ВВП на 1,6% относительно предыдущего квартала год.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > chinalogist.ru, 24 мая 2017 > № 2183680


Турция. Россия > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > zol.ru, 24 мая 2017 > № 2183482

РЗС не знает о введении Турцией новых ограничений на импорт пшеницы из России

Президент Российского зернового союза (РЗС) Аркадий Злочевский не знает о введении Турцией новых ограничений на импорт российской пшеницы. Об этом он заявил RNS.

«Я впервые об этом слышу, у меня такой информации нет. Поэтому не могу комментировать, надо сначала выяснить, что там происходит и происходит ли», — сказал он, отвечая на вопрос, действительно ли Турция ограничила число выдаваемых России лицензий на ввоз пшеницы.

Комментируя вопрос о том, как введение Турцией ограничений отразится на экспорте российской пшеницы, Злочевский отметил, что даже полный запрет на выдачу лицензий не привел к полной остановке поставок.

«У нас полный запрет на выдачу лицензий только наполовину снизил объемы по отгрузкам. Может, это какие-то внутренние разборки среди турецких компаний», — добавил он.

Ранее «Ведомости» сообщили, что Турция ввела новые ограничения на поставки российской пшеницы. Как сообщили изданию в аналитическом центре «Совэкон» и топ-менеджеры двух российских экспортеров, теперь Россия может получать только 20–25% всех выданных лицензий на импорт, что грозит снижением экспорта пшеницы в новом сезоне.

Турция отменила беспошлинный ввоз для российской сельхозпродукции с 15 марта 2017 года. Введенная пошлина на ввоз российской пшеницы и кукурузы составила 130%, риса — 45%, подсолнечного масла — 36%, шрота — 13,5%, бобовых — 9,7%. Введение таких пошлин стало равносильно запрету. Договоренность о снятии взаимных ограничений в торговле между Россией и Турцией была достигнута 3 мая по итогам встречи президентов двух стран. На этой неделе Россия и Турция подписали совместное заявление о взаимном снятии ограничений в торговле. Исключением стал запрет на ввоз в Россию турецких томатов, который пока остается в силе.

Турция. Россия > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > zol.ru, 24 мая 2017 > № 2183482


Корея > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 24 мая 2017 > № 2183459

Бывший президент Южной Кореи Пак Кын Хе впервые предстала перед судом по выдвинутым против нее обвинениям, в том числе в получении взяток и злоупотреблении служебным положением. Пак отвергла все обвинения и заявила о своей невиновности.

Официальное обвинение против бывшего президента было выдвинуто в прошлом месяце, после того, как в марте под давлением общественности Пак пришлось уйти в отставку.

Пак обвиняется в сговоре со своей давней подругой Чхве Сун Силь с намерением получить взятки в размере около 40 миллионов долларов от компании Samsung Group, самого крупного промышленного конгломерата страны.

Она также обвиняется в оказании давления на частные компании, чтобы заставить их предоставить финансы для двух фондов, связанных с ее подругой Чхве.

Защита отвергла все 18 обвинений, выдвинутых против Пак. Когда председательствующий судья попросил ее ответить на обвинения, она сказала, что ее позиция такая же как и позиция ее адвоката.

Пак третий президент страны после Чон Ду Хвана и Ро Дэ У, против которого ведется судебный процесс по обвинению в коррупции.

Корея > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 24 мая 2017 > № 2183459


КНДР. Япония. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 24 мая 2017 > № 2183451

Страны в составе Совета Безопасности ООН подтвердили свое намерение усилить санкции против Северной Кореи, однако они не сумели достичь единой позиции по вопросу введения новых санкций в отношении этой страны.

Члены СБ ООН провели во вторник экстренное заседание после того, как Северная Корея запустила в воскресенье баллистическую ракету в нарушение резолюций Совета Безопасности.

Постоянный представитель Японии в ООН Коро Бэссё сообщил журналистам, что многие члены СБ ООН призывали к диалогу с Пхеньяном, однако по его мнению, они сознают необходимость оказания давления на эту страну.

Постоянный представитель Китая в ООН Лю Цзеи отметил важное значение всеобъемлющего проведения в жизнь резолюций Совета Безопасности.

Однако он вновь проявил осторожный подход к вопросу введения новых санкций, сказав, что СБ ООН должен прилагать усилия, направленные на снижение напряженности.

КНДР. Япония. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 24 мая 2017 > № 2183451


Китай. Евросоюз. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Транспорт > camonitor.com, 24 мая 2017 > № 2183432

Глобализация по-китайски

Грандиозный международный проект открывает для нас новые возможности

Не так давно в Пекине прошел Форум высокого уровня по международному сотрудничеству "Экономический пояс Шелкового пути и Морской Шелковый путь XXI века" ("Один пояс, один путь"). Форум призван был провести своеобразный смотр стран, поддержавших, так или иначе, этот проект и задекларировать объединение общих усилий на будущее.

В итоговом коммюнике главы государств и правительств 30 стран мира обозначили пять ключевых принципов дальнейшей кооперации участников инициативы "Один пояс, один путь" – равноправные консультации, взаимная выгода, гармония и толерантность, рыночные механизмы, сбалансированность и стабильность.

Документ подтвердил принципиальное и выигрышное отличие "глобализации по-китайски" от ее западной версии – это уважение к нормам внутреннего законодательства, территориальной целостности и суверенитету государств-партнеров, учет естественных и культурных различий, признание специфики друг друга и руководящей роли национальных правительств.

Представляется, что изначально инициатива Китая преследовала более узкие задачи. Во-первых – ослабить его критическую зависимость во внешней торговле от морских путей в Юго-восточной Азии, контроль за которыми США усилили при администрации Обамы в рамках стратегии Вашингтона по экономическому сдерживанию Китая. Во-вторых, создать условия для ускорения экономического развития центральных провинций Китая, лежащих вдалеке от тихоокеанских портов.

Инструментами стратегии стали усиление военного присутствия США в Юго-восточной Азии и, особенно, в водах, прилегающих к Малакскому проливу; ограничение доступа КНР на значимые для него внешние рынки в Европе и Азии посредством исключения Китая из транстихоокеанского торгового партнерства; и, вероятно, американский геополитический проект "Новый шелковый путь", (2011 г.), как попытка США интегрировать ресурсно важный для КНР регион Средней Азии и страны Южной Азии (Индия и Пакистан) в единый экономический макрорегион с центром в Афганистане.

Морская версия Шелкового пути призвана была предотвратить вытеснение Китая с рынков стран АТР, а также привлечь эти страны в качестве надежных перевалочных баз к морским транзитным проектам КНР на Большой Ближний Восток и в Африку.

Для решения этих задач, Пекин разработал проект "экономический пояс Шелкового пути", который имеет северное и южное направления. Северное пролегает через Казахстан, Россию, Белоруссию в ЕС. Южное направление включает среднеазиатские государства и через Иран выходит к Персидскому заливу и Аравийскому п-ву.

Сухопутный "шелковый путь" призван стать для КНР защищенным от США маршрутом торговли с основным для Китая рынком – ЕС, и маршрутом импорта энергоносителей и ценного промышленного сырья – из Аравийского п-ва, Ирана и Средней Азии.

Среднеазиатские страны, через которые пролегает кратчайший путь к нефти Ирана и Персидского залива стали поэтому первыми приглашенными к участию в проекте ЭПШП. А сама инициатива была оглашена в столице Казахстана – Астане еще 7 сентября 2013г.

В данный момент в рамках проекта "Один пояс, один путь" определились семь основных направлений. При этом, сухопутные направления очень важны для экономики центральных провинций КНР, поскольку именно отсюда формируются автомобильные и железнодорожные поезда в ЕС. Для этой цели правительство финансирует создание в центральных провинциях соответствующих новых производств и логистической инфраструктуры.

Симптоматично, что подавляющее большинство проектов в рамках инициативы "Один пояс, один путь" увеличивают технические возможности по доставке китайских товаров на ключевой для КНР рынок ЕС и транспортировки в Китай сырья и энергоносителей. В развитие транспортно-логистической инфраструктуры – строительство и модернизация железнодорожных и автомобильных путей сообщения, портов, баз хранения грузов, трубопроводов Китай вкладывает огромные суммы.

С момента запуска инициативы в 2013 году, Китай уже вложил в эти инфраструктурные проекты в общей сложности более 50 млрд. долл. США, сформировал в странах "пояса" 56 зон торгово-экономического сотрудничества, которые принесли этим странам около 1,1 млрд. долл. налоговых поступлений и создали 180 тысяч рабочих мест.

Переход администрации Трампа к торгово-экономическому протекционизму стал для Китая новым вызовом.

В этих условиях проект "Один пояс, один путь" стал проектом новой модели глобализации, а официальный Пекин, как показало выступление Си Цзиньпина в Давосе, вполне осознал свою новую геополитическую роль в качестве мирового лидера этого процесса.

По мере решения масштабных экономических задач, китайская инициатива включает культуру, образование, науку и технику, гуманитарные обмены, а также туризм. Поэтому, сейчас официальные цели Пекина в инициативе "Один пояс, один путь" формулируются амбициознее и претендуют на переустройство мира на новых началах – "Один пояс, один путь", как сообщество с общими интересами, общей ответственностью, общим будущим.

Форум подтвердил, что инклюзивность – отсутствие предварительных политико-идеологических условий участия в проекте "пояс и путь", упор на инфраструктурные проекты в экономике стран-участниц, которые встраивают их в транзитную торговую цепочку между КНР и экспортно-импортными рынками – вот особенности глобализации по-китайски.

Российский интерес к инициативе Пекина выходит далеко за рамки транзита китайских товаров на рынок ЕС. Симптоматично, что президент РФ В. Путин в докладе на Форуме выдвинул (точнее, напомнил), по сути, встречную инициативу большого евразийского партнерства.

Такое партнерство может складываться из разных интеграционных потенциалов – ЕАЭС, "Один пояс, один путь", ШОС, Ассоциации государств Юго-Восточной Азии и будет оптимальной платформой сопряжения инфраструктурных проектов ЕАЭС и "пояса и пути".

Пока идея "сопряжения" не выразилась в конкретных экономических проектах. Модернизация Транссиба и БАМа, которые в сочетании с железнодорожным "северным широтным ходом" могли бы использоваться Китаем для транспортировки грузов Севморпутем в северную Европу, идет силами РФ. По участию китайской стороны в проекте самого "северного широтного хода" идут переговоры. Высокоскоростную магистраль "Москва-Казань" КНР предлагает строить на невыгодных для РФ условиях, поэтому проект пока отложен.

Представляется также, что в рамках евразийского партнерства имеется больше возможностей преодолеть разногласия между крупными азиатскими государствами, например, между Китаем и Индией, из-за чего официальный Дели отказался участвовать в Форуме.

Россия же заинтересована в развитии промышленных отраслей, сопряженных с созданием транспортно-логистической инфраструктуры – локомотивов и оборудования для скоростных железных дорог, оборудования для портов, а, также, соответствующих управленческих практик.

Однако, чтобы с выгодой для себя использовать возможности "Пояса и пути" и совместно с КНР выстроить большое евразийское партнерство, Россия, безусловно, должна сама перейти к устойчивому и интенсивному экономическому росту.

Виктор Пироженко

Источник - stoletie.ru

Китай. Евросоюз. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Транспорт > camonitor.com, 24 мая 2017 > № 2183432


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 24 мая 2017 > № 2183429

Какие полномочия Президента РК планируется передать Правительству, сообщил министр юстиции РК Марат Бекетаев, представляя законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам перераспределения полномочий между ветвями государственной власти» на пленарном заседании Мажилиса Парламента РК, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

«Предлагается передать Правительству такие полномочия Президента в сфере регулирования экономических процессов, как: определение приоритетных секторов экономики в области поддержки индустриально-инновационной деятельности; создание специальных экономических зон; введение специального валютного режима на основе совместного представления Национального банка и соответствующих уполномоченных органов; определение перечня объектов, которые не могут быть переданы для целей государственно-частного партнерства», - уточнил Марат Бекетаев.

Согласно законопроекту, как отметил министр, теперь Правительство само будет принимать решение о возможностях проведения нефтяных операций на море, внутренних водоемах, в зонах чрезвычайной экологической ситуации и на особо охраняемых природных территориях.

Кроме того, по согласованию с Президентом и Администрацией Президента предлагается передать следующие полномочия по: определению системы госпланирования; принятию решений о приостановлении проверок субъектов частного предпринимательства на определенный срок; утверждению типового положения о госоргане; утверждению перечня объектов, находящихся в государственной собственности и в собственности субъектов квазигосударственного сектора, не подлежащих отчуждению.

«Второе направление предусматривает передачу определенных полномочий Президента, имеющих социальное значение. Например, в законе «О праздниках в Республике Казахстан» предложено передать Правительству полномочия по утверждению перечня праздничных дат», - добавил Марат Бекетаев.

Кроме того, предложено передать Правительству полномочия по согласованию с Администрацией Президента, определение порядка выплаты бонусов, оказание материальной помощи, установление порядка определения надбавок государственным служащим.

Законопроект также предусматривает в целях стимулирования благотворительности утверждение порядка присуждения и установления почетных званий для субъектов предпринимательства Правительству.

Третье направление, по словам главы Минюста, предусматривает передачу некоторых организационных полномочий Президента. Так, предлагается наделить Правительство такими полномочиями, как определение границ областей и городов республиканского значения, определение перечня водохозяйственных сооружений, имеющих особое стратегическое значение, а также запланирована передача других полномочий.

Также предлагается передача полномочий об утверждении порядка определяемом Правительством по согласованию с Администрацией Президента о прикомандировании государственных служащих к государственным органам, загранучреждениям и иным организациям.

Кроме того, законопроект предусматривает передачу полномочий Президента определения порядка проведения специальной проверки иностранных работников при приеме на работу уполномоченному органу по делам государственной службы совместно с Комитетом национальной безопасности.

«Проект Закона направлен организовать работу структуры власти согласно требованиям настоящего времени», - резюмировал Бекетаев.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 24 мая 2017 > № 2183429


Турция. Россия > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > zol.ru, 24 мая 2017 > № 2183418

РФ и Турция продолжают переговоры для снятия ограничений в торговле

Россия и Турция продолжают контакты и переговоры для снятия остающихся ограничений в торговле, заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

"Действительно, ограничения имеют место. Вы знаете, что сохраняются некоторые ограничения с российской стороны по известным причинам, которые были весьма детально разъяснены президенту Турции в ходе недавних контактов в Сочи. Ведутся контакты и переговоры с турецкой стороной", - сказал Песков, комментируя ввод Турцией новых ограничений на импорт пшеницы из России.

Об их вводе ранее в среду написала газета "Ведомости", по данным которой теперь на РФ должно приходиться лишь 20-25% от всех выданных лицензий на импорт пшеницы в Турцию в режиме внутренней переработки, который дает право на беспошлинный ввоз.

Власти Турции с 15 марта изменили порядок ввоза некоторых видов сельхозпродукции для переработки внутри страны, в том числе пшеницы и подсолнечного масла. При этом Россия не попала в перечень стран, имеющих право на беспошлинные поставки. Представители турецкого бизнеса объясняли такие меры тем, что Россия не сняла полностью запрет на поставку продуктов из Турции, в частности томатов.

В начале мая президент РФ Владимир Путин по итогам переговоров с главой Турции Тайипом Эрдоганом сообщил о договоренности по "комплексному решению о снятии ограничительных мер во взаимной торговле", указав, что ограничения по поставкам томатов пока сохранятся. Он пояснил, что данный вопрос увязан с периодом окупаемости затрат российских производителей. После этого Турция объявила об отмене введенных в марте ограничений по пшенице.

В понедельник, 22 мая, Россия и Турция подписали в Стамбуле совместное заявление о взаимном снятии ограничений в торговле. При этом премьер-министр РФ Дмитрий Медведев подтвердил, что ограничения по томатам останутся в силе.

Турция. Россия > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > zol.ru, 24 мая 2017 > № 2183418


Турция. Россия > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > zol.ru, 24 мая 2017 > № 2183416

Турция ввела новые ограничения на поставки подсолнечного масла из России

Директор Масложирового союза России Михаил Мальцев сообщил, что Турция ввела новые ограничения на поставки российского подсолнечного масла. По его словам, заявки по лицензиям на импорт в режиме внутренней переработки удовлетворяются не в полном объеме, квота составляет 15-30%.

Эта ситуация аналогична той, что описала ранее газета «Ведомости». Со ссылкой на аналитический центр «Совэкон» и трейдеров издание сообщило, что Турция якобы ввела новые ограничения на ввоз российской пшеницы. Однако в Российском зерновом союзе (РЗХ) о такой инициативе не слышали, как и в Россельхознадзоре, который теперь обратится в торгпредство по вопросу поставок.

Напомним, 22 мая Россия и Турция подписали совместное заявление о двустороннем снятии ограничений в торговле, а в начале месяца Турция сняла ограничения на ввоз российской пшеницы.

Турция. Россия > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > zol.ru, 24 мая 2017 > № 2183416


Иран. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 23 мая 2017 > № 2188935

Товарооборот между ЕС и Ираном составил 5,3 млрд. евро в первом квартале 2017 года

На основе последних данных, опубликованных Агентством статистики Европейского союза (Eurostat), оборот торговли между Европейским союзом и Ираном составил 5,3 млрд. евро в первом квартале 2017 года, увеличившись на 165 процентов с 2 млрд. евро, имевшихся в первом квартале 2016 года.

Экспорт ЕС в Иран составил 2,53 млрд. евро в январе-марте этого года, что указывает на рост на 57 процентов от 1,604 млрд. евро, полученных за тот же промежуток времени в прошлом году.

Экспорт Ирана в ЕС составил 2,770 млрд. евро за указанный период, что в семь раз больше по сравнению с 396 млн. евро, зафиксированными за тот же период в предыдущем году.

После отмены санкций против Ирана в январе 2016 года, Исламская Республика пытается восстановить свои традиционные европейские связи.

Иран. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 23 мая 2017 > № 2188935


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 23 мая 2017 > № 2188933

Президент Ирана выступил на своей первой пресс-конференции после переизбрания

Взаимодействие с миром является путем к глобальному миру и стабильности, уверенно заявил Хасан Роухани в понедельник после того, как победил на президентских выборах, получив более 57 процентов голосов, сообщает Iran Daily.

Выступая на своей первой пресс-конференции после голосования, президент Ирана Роухани заявил: "Послание нашей нации на выборах было ясным: иранский народ выбрал путь взаимодействия с миром, уходя прочь от насилия и экстремизма".

Президент высоко оценил огромную явку избирателей, заявив, люди показали своим голосованием уровень "высших демократий в мире".

Он сказал, что иранский народ отклонил деструктивные усилия и неточные замечания. Роухани отметил, что выборы, состоявшиеся на прошлой неделе, показали, что иранцы хотят больше демократии и взаимодействия с миром, чтобы это привело к столь необходимому экономическому прогрессу.

"Иранцы проголосовали за умеренность, поскольку они знают, что процветающая экономика и рабочие места могут появиться только посредством инвестиций, а инвестиции могут прийти только через свободу и взаимодействие с миром", - сказал он.

По словам Роухани, иранцы доказали, что они не могут быть обмануты необоснованными обещаниями. Он отметил, что иранский народ никогда не будет принимать национальные средства массовой информации, находящиеся под влиянием и контролем одной конкретной партии и фракции.

По его словам, высокая явка иранского народа на выборах показала, что иранцы хотят передать сообщение, что они единый народ и, что они хотят быть услышанными. "Люди сказали "да" единству и равновесию", подчеркнул президент Ирана.

Роухани отметил, что региональная стабильность не может быть достигнута на Ближнем Востоке без помощи Исламской Республики. Он также выразил мнение, что недавний визит президента США Трампа в Саудовскую Аравию "не имел никакого политического значения, и не будет иметь никаких результатов".

"Проблема терроризма не может быть решена путем дачи денег сверхдержавами", - сказал Роухани. Он отметил, что американцы не знают ближневосточный регион, а потому их усилия не обернутся успехом.

Вновь избранный президент также сравнил отношения с Соединенными Штатами "ухабистой дорогой", и выразил надежду на то, что администрация Трампа "успокоится" для того, чтобы американцы смогли лучше понять его.

Роухани также подверг критике Саудовскую Аравию после того, как в нее состоялся первый зарубежный визит Трампа, говоря, что это королевство "никогда не видело избирательную урну", в то время как Иран только что успешно провел президентские выборы, на которых проголосовали более 40 миллионов человек.

Роухани заявил, что иранцы надеются на урегулирование взаимоотношений с США и выразил надежду, что "все успокоится ... чтобы мы могли передать более точные суждения". Он подчеркнул, что Иран "не является врагом американского народа, но у него есть проблемы с политикой правительства США".

Роухани также защитил программу создания баллистических ракет Ирана, которая наиболее сильно критикуется новой администрацией Трампа. "Иранский народ решил стать сильным. Наши ракеты предназначены для мира и для защиты ... Американские официальные лица должны знать, что всякий раз, когда нам нужно технически проверить ракету, мы будем делать это, и не будем ждать их разрешения", - сказал Роухани. "Мечта Америки о прекращении иранской ракетной программы, никогда не сбудется", - сказал и добавил: "Наши ракеты для мира, а не для нападения".

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 23 мая 2017 > № 2188933


Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 23 мая 2017 > № 2188295

В Иране реформатор победил «мракобесие»

Хасан Роухани избран президентом ИРИ на второй срок. Отношения Тегерана и Москвы, вероятно, останутся прежними, а вот от Вашингтона можно ждать «сюрпризов».

Действующий президент одержал победу в первом туре.

В Иране в конце прошлой недели состоялись президентские выборы. При высокой явке — 70% — их выиграл нынешний президент Хасан Роухани, набравший 57% голосов избирателей. Его основному сопернику Ибрахиму Раиси отошло 38% голосов. По данным МВД ИРИ, эти результаты являются окончательными.

Напомним, на пост президента претендовали еще 4 кандидата, но двое из них незадолго до голосования сняли свои кандидатуры: один — в пользу Роухани, другой — в поддержку Раиси. Оба лидера президентской гонки оставили баллотирующихся конкурентов далеко позади себя. Заметим также, что из-за высокой активности электората время голосования МВД продлевало несколько раз. В итоге избирательные участки вместо 18.00 по местному времени закрылись в полночь.

Фактически население Ирана выбирало между умеренно-либеральным и ультраконсервативным укладом жизни страны, причем не только во внутренних делах, но и во внешней политике. И выбрало первый — в лице Роухани, хотя президент в Иране главой государства фактически не является — в этой роли выступает духовный лидер (аятолла) Али Хаменеи, который, как считают многие эксперты, «болел», скорее, за Раиси. Электоратом последнего также значилась большая часть консервативных сил во главе со Стражами Исламской революции, судебная система и довольно солидный сегмент военных и духовенства.

США рискуют получить в Тегеране «кровавого аятоллу»

Между тем иранские выборы показали, что в стране не абсолютной свободы избирательный процесс прошел в конкурентной среде и прозрачно, что выгодно отличило их от выборов почти во всех государствах Ближнего Востока.

Во-вторых, итоги выборов продемонстрировали готовность большей части иранского общества к политической открытости страны, превалированию, условно говоря, просвещенности над мракобесием, поддержку тому курсу, по которому Иран шел последние 4 года президентства Роухани. За этот период главным достижением исполнительной власти страны, руководимой президентом, стало подписание ядерной сделки, позволившей Ирану избавиться от части санкций, наращивать экспорт углеводородов и внешнюю торговлю в целом.

Добиться экономического расцвета Ирана за истекшие 4 года не удалось (аукнулись многолетние санкции), однако на соответствующий путь политика, проводимая Роухани, страну все-таки вывела: интерес инвесторов к ней велик, если их не застращают США, об отношении которых к Тегерану будет сказано ниже.

В-третьих, именно при президентстве Роухани был сформирован «астанинский формат» взаимодействия Ирана, России и Турции по Сирии, который, если не подкачает Анкара, может стать успешным и расшириться. В общем, Роухани умеет договариваться с самыми разными мировыми полюсами и находить с ними общий язык — при отсутствии нарастающего агрессивного отношения внешних игроков к Ирану.

Здесь уместно заметить, что президент Ирана начал налаживать диалог с США. Но на его открытость к разумным компромиссам встречных шагов со стороны новой американской администрации не последовало: она продолжает тиражировать — действительно веря в это или нет, что ИРИ является «террористической страной номер один в мире».

Что же касается России, отношения Ирана с ней останутся прежними, если не более тесными. Прочная смычка этих двух государств может произойти, если Запад, в частности, США, «насолят» Тегерану сильнее, чем они это делают сейчас.

Еще большая, и не только военно-политическая, но и торгово-экономическая «завязка» Ирана на России, конечно, устроит последнюю. Внешняя торговля между двумя странами растет, но, имея в виду масштабы Ирана и России, их промышленный и иной потенциал, она пока достаточно хилая. Однако планов у российских компаний в Иране — громадье. В их числе — наращивание экспорта стали и продукции из нее; строительство иранских железных дорог и их электрификация под кредиты России; поставки вагонов; развитие отрасли автомобилестроения и экспорт машин; продолжение строительно-монтажных работ на местах сооружения АЭС «Бушер-2» и «Бушер-3» суммарной мощностью 2 100 МВт; сотрудничество в военно-промышленном комплексе и т. д.

Между тем Иран и Россия являются — и этого не следует забывать — конкурентами в добыче и экспорте нефти и газа, что может омрачить взаимоотношения между двумя странами, хотя Тегеран неоднократно упоминал, что не претендует на традиционные российские углеводородные рынки. Отметим также, что все еще не решена проблема раздела Каспийского моря.

В общем, Россия в лице Роухани во второй раз получила прогнозируемого и довольно комфортного партнера. А вот как насчет США, требующих, среди прочего, свертывания ракетной программы Ирана, на что эта страна не согласится даже под большим давлением — не впервой, в конце концов.

Роухани придется корректировать отношения с новой администрацией США, учитывая, во-первых, ее растущую агрессивность в отношении Тегерана; во-вторых, критику определенных сил в Иране в адрес президента за его «слишком дружеские» отношения с Западом. На антииранские выпады Трампа придется реагировать — помимо всего прочего, это является и «заказом» иранской общественности, которую новый президент США сильно разочаровал.

Кроме того, Роухани придется учесть, что отношения Ирана ухудшаются не только с США, но с Израилем и Саудовской Аравией, что закономерно: в президентство Барака Обамы модальность Вашингтона с Тель-Авивом и Эль-Риядом носила откровенно напряженный характер. И это было на руку и Тегерану, и Москве. Но Трамп снова приблизил ближневосточных недругов Ирана, цементируя антииранский блок в регионе, что во многом обусловлено ситуацией в Сирии и ролью в ней Ирана. Также создается впечатление, что «наездами» на Тегеран Трамп пытается через «иранский вопрос» реабилитировать себя из-за своей предвыборной «лояльности» к России.

Так что второй срок Роухани может оказаться не столь триумфальным и относительно спокойным, как первый. Действовать в западном направлении ему придется крайне осторожно — своего рода хождение по острию бриты как на международной арене, так и в самом Иране. Потому как президент этой страны все же человек зависимый от духовного лидера и его окружения, которым может сильно не понравиться способность Роухани не доводить обострение ситуации с влиятельными внешними игроками до крайности.

Второй президентский срок Роухани будет сложным еще и в силу того, что ему придется вплотную заняться развитием экономики и созданием новых рабочих мест — тем, что он пообещал населению в ходе своей первой предвыборной кампании, однако с выполнением не дотянул, и это стало основной темой критики оппонентов в его адрес.

Сейчас экономические показатели Ирана лучше, чем в период санкций — с их частичного снятия прошло слишком мало времени для радикального улучшения ситуации. Но для иранцев, отдавших ему свои голоса, «свободы», как видим, оказались актуальнее бурного экономического развития.

Для «просвещенной публики» на данном этапе достаточно и того, что в прошлом году рост ВВП в стране слегка превысил 4%, в то время как незадолго до этого он был отрицательным. Кроме того, резко — почти в пять раз — снизилась инфляция.

Словом, все эти позитивные сдвиги правительству Роухани предстоит не только сохранить, но и преумножить. И зависеть это будет не столько от профессионализма экономической команды президента (она наверняка будет сильной), сколько от степени военно-политической агрессивности ключевых мировых игроков в отношении Ирана.

Ирина Джорбенадзе

Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 23 мая 2017 > № 2188295


Украина. Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2188023

Визит Порошенко в Берлин: значение позиции канцлера Меркель для Украины

Встреча лидеров Украины и Германии накануне саммитов «Большой семерки» и «Большой двадцатки» была очень важна, считают эксперты.

Надежда Майная, Главред, Украина

Рабочий визит Петра Порошенко в Берлин 20 мая и встреча с канцлером Германии Ангелой Меркель в ее загородной резиденции — замке Месеберг — прошли в дружеской атмосфере. По словам украинского лидера, значительная часть времени была посвящена координированию действий по имплементации Минских соглашений, альтернативы которым, как подчеркнул Порошенко, украинская сторона по-прежнему не видит.

«Констатировано, что РФ не выполняет Минские соглашения и нам нужно разработать сценарий, который бы мотивировал Россию сесть за стол переговоров и выполнить то, что она обещала, в первую очередь, относительно компонента безопасности», — отметил президент Порошенко.

Также в результате берлинской встречи стало известно, что Германия готова активизировать работу «нормандского формата» и выступает за более активное привлечение стран «Большой семерки» к поддержке украинских реформ. Об этом сообщил пресс-секретарь Порошенко Святослав Цеголко, а его слова подтвердила первая вице-спикер ВРУ Ирина Геращенко. «И г-жа Меркель, и президент Порошенко высказались за активизацию „нормандского формата" — для выполнения Минских соглашений и поиска путей урегулирования ситуации на Донбассе», — отметила Геращенко.

Опрошенные «Главредом» эксперты также отметили теплую и дружескую атмосферу встречи Меркель и Порошенко, а также то, что канцлер Германии остается наиболее влиятельным лидером европейских стран, который разделяет позицию Украины в российско-украинском конфликте. Политологи подчеркнули также важность того, что встреча состоялась в преддверии саммитов «Большой семерки» и «Большой двадцатки». По их словам, данная встреча позволила Меркель прояснить позицию Украины, чтобы в ходе саммитов можно было решать вопросы по урегулированию ситуации на Донбассе, представляя и защищая интересы Киева.

Главред Дипломат, руководитель Центра исследования России, бывший министр иностранных дел Украины Владимир Огрызко:

Встреча Порошенко и Меркель в Берлине — это действительно позитивный и успешный шаг нашей дипломатии, тем более, накануне саммита «Большой семерки». Поскольку необходимо максимально точно донести членам «Большой семерки» информацию, которая реально есть у Украины, и которая касается ситуации как в Крыму, так и на Донбассе.

Хоть это был и рабочий визит, но это совершенно ничего не меняет. В Евросоюзе уже давно отказались от церемоний, барабанов и всего прочего — там почти все визиты являются рабочими. Это существенно упрощает процедуру, дает возможность быстро перейти к делу, а не заниматься протокольными изысками.

Поэтому рабочий уровень данного визита никоим образом не повлиял на суть. А она состояла в том, что президент и канцлер очень детально обсудили важные для Украины вопросы. Думаю, такая практика должна максимально применяться в отношении всех участников «Большой семерки», хотя, безусловно, Германия в этом плане играет приоритетную роль.

В результате этой встречи канцлер Меркель будет должным образом проинформирована о ситуации в Украине, а это значит, что она сможет реагировать на предложения и проекты решений, принимаемые на саммите «Большой семерки». И при этом Меркель будет представлять и защищать интересы Украины, поскольку она будет в курсе реального положения дел.

Главред Политический аналитик Александр Палий:

Визит президента Порошенко и канцлера Меркель состоялся перед саммитами «Большой семерки» и «Большой двадцатки», и это — хороший знак. Эта встреча накануне саммитов важна тем, что Германия избрана главным коммуникатором с ведущими странами. В ходе этой встречи выяснялась позиция Украины, чтобы в ходе саммитов можно было решать вопросы по урегулированию ситуации в нашей стране. Также выяснялась позиция Украины для формирования затем общей позиции стран «Большой семерки» и для дискуссии на встрече «Большой двадцатки».

В целом атмосфера визита Порошенко в Германию была очень хорошей, что было видно не только по заявлениям, но и по фотографиям. Порошенко сказал, что это была искренняя, добрая и откровенная встреча. А если политики говорят об откровенности, это значит, что была дискуссия. Ведь Германия, с одной стороны, полностью разделяет украинскую позицию в отношении территориальной целостности. А с другой — Берлин заинтересован в снижении градуса российско-украинского конфликта и по возможности в его окончательном разрешении.

Это были абсолютно нормальные переговоры, которые прошли в очень дружеской атмосфере. Очевидно, что Украина ведет себя конструктивно и готова выполнять Минские договоренности, но безопасность — прежде всего. Очень хорошо, что такую позицию — безопасность прежде всего — поддерживают и США, и Германия, а недавно и французское руководство сделало соответствующие заявления. То есть к позиции Украины серьезно прислушиваются ведущие страны мира.

Германия сейчас находится под давлением, в том числе под давлением возможного вмешательства России в немецкие выборы, под давлением всех российских шпионских возможностей. С Францией у России не сложилось — РФ совершенно пренебрежительно отнеслась к этой стране и французскому избирательному процессу: мол, главное — это США и Германия. Это было неправильно, и Россия во Франции проиграла (во Франции на президентских выборах победу одержал проевропейский Эммануэль Макрон, а не пророссийская Марин Ле Пен. — Авт.).

Сейчас россияне серьезную ставку будут делать на выборы в Германии. А в этой стране за последнее время российские коррупционные инвестиции создали множество проблем. Но, несмотря на это, там есть положительный для Украины момент: и социал-демократическое руководство, и руководство христианской демократии, в принципе, занимают одинаковую позицию, и россиянам там особо нечего «ловить».

Главред Директор Института политического анализа и международных исследований Сергей Толстов:

Президент Порошенко пытается сохранить то положение вещей, которое было в тчение последних лет, поскольку Меркель остается наиболее влиятельным лидером, разделяющим украинскую позицию. По крайней мере, в отношении Донбасса и роли России.

Однако ситуация в целом складывается не очень благоприятно для Порошенко. Поскольку позиция Италии, Японии, Германии и в некоторой степени Канады становится более примирительной в отношении России и менее заинтересованной в украинских вопросах. И, безусловно, позиция Трампа и его администрации также неблагоприятна, учитывая, что они намерены полностью перекрыть грантовую помощь в военной сфере Украине и сократить ее для некоторых других стран. По последним планам бюджета США на 2018 год, Украина вообще остается без грантовой военной помощи, неизменными остаются лишь показатели относительно Израиля и Египта. Так что в этом плане ситуация складывается неблагоприятно для Украины.

Поэтому Порошенко пытался получить определенные гарантии Меркель. Однако ее позиция, очевидно, будет в меньшинстве. Поскольку другие страны «Большой семерки» сокращают свое внимание к украинскому вопросу.

Следующий момент касается Макрона. Ожидалось, что у него с Германией будут весьма острые противоречия относительно реформ Евросоюза. Но пока что им удалось затормозить этот вопрос и договориться о более глубоких постоянных консультациях. Но поскольку «нормандский формат» продолжит свою работу, интерес Порошенко состоял в том, чтобы получить от Меркель гарантии того, что она убедит Макрона поддержать украинскую позицию или, по крайней мере, сохранить ту позицию, которая была при президенте Олланде. Но тут вопрос в том, что Путин перехватывает инициативу и будет убеждать Макрона занять российскую позицию.

Результатов этого визита Порошенко в Германию особо нет, да и быть их не могло, поскольку это были лишь консультации и попытки продвижения собственной позиции.

Украина. Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2188023


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2188021

Трамп берется за Иран

Леонид Швец, Haqqin.az, Азербайджан

45-й американский президент отличается тем, что старается придерживаться буквально нескольких любимых и хорошо им освоенных тем. Во время его поездки на Ближний Восток одной из ключевых стала тема иранского терроризма.

Очевидно, что в Эр-Рияде такая риторика Дональда Трампа была встречена с большим удовольствием. Его вообще саудиты встречали по самому высшему разряду. Особенно эта разница ощутима по сравнению с тем приемом, который тут устроили Бараку Обаме в апреле прошлого года. Прежний американский президент прилетел на день раньше до открытия саммита стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, специально чтобы переговорить с королем Салманом. Однако тот отправил в аэропорт на встречу высокого гостя простых чиновников, главным из которых был городской глава Эр-Рияда. Так руководство Саудовской Аравии отреагировало на «ядерную сделку», позволившую Ирану развивать ядерную энергетику в обмен на обещание свернуть разработки ядерного оружия. За это со страны была снята часть санкций. Выход из международной блокады их главного врага никак не мог обрадовать саудитов.

В этом смысле Трампу было достаточно просто привлечь короля Салмана на свою сторону, развивая тему дальнейшей изоляции Ирана. А крупнейшая оружейная сделка на 110 миллиардов долларов и прочие бизнес-контракты на колоссальные суммы позволили американскому президенту вспомнить другую свою любимую тему — тему создания в Америке новых рабочих мест. Госсекретарь Рекс Тиллерсон не забыл упомянуть: «Поставки военного оборудования и услуг отвечают долгосрочным задачам обеспечения безопасности Саудовской Аравии и всего Персидского залива, особенно в свете зловещего иранского влияния и связанных с Ираном угроз по всему периметру саудовских границ».

Больше вопросов возникает по поводу так называемого «арабского НАТО» — регионального военно-политического альянса, в котором лидирующую роль сыграют Саудовская Аравия, разумеется, при поддержке США, и ее союзники — Объединенные Арабские Эмираты, Египет и Иордания. В перспективе в союз предполагается привлечь более сорока государств, включая Пакистан, который, напомним, обладает ядерным оружием.

Выстроить такую организацию — задача весьма непростая, зная, насколько осложнены отношения между государствами — потенциальными членами. Но, в любом случае, это шаги в том же стратегическом направлении: против шиитского Ирана.

Некоторый парадокс заключается в том, что президент Роухани, победивший на выборах и оставшийся на второй срок, шел с программой как раз наращивания открытости и увеличения сотрудничества с основными глобальными силами — Китаем, США, Европой. Иранские избиратели его убедительно поддержали, отдав за него 57% голосов против 38,5% у настроенного более изоляционистски Раиси. Но у президента Роухани сейчас, выходит, не будет собеседника, по крайней мере, в Вашингтоне.

Приехав в Израиль из Саудовской Аравии, Трамп и тут развил в первую очередь антииранскую тему. Правда, по ходу пришлось поклясться, что в разговорах с русскими в Овальном кабинете название Израиля не звучало. Дома полыхает скандал, связанный в том числе с разглашением президентом совершенно секретной информации, которая может привести к разоблачению и уничтожению разведывательной сети Израиля на территории, подконтрольной ИГИЛ.

Как обычно бывает в большой политике, руководители стран замнут эту тему, несмотря на смертельные угрозы, которые возникли у людей, занимающихся обеспечением национальной и международной безопасности «в поле». Зато попытаются развить имеющийся взаимный интерес. 17 мая Госдепартамент США объявил о расширении санкций по отношению к Ирану, а Израиль выразил надежду, что американцы на этом не остановятся. Вот Тель-Авиву представилась возможность сыграть на антииранских струнах Дональда Трампа. С учетом того, что он совсем не против.

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2188021


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2188020

Неуловимое очарование коррупции. Как Россия «покупает» благосклонность Запада

Ефим Фиштейн (Jefim Fištejn), Echo24, Чехия

Кто сказал, что с Россией невозможно выгодно торговать? Это настоящая ложь: с Россией только выгодно и можно торговать. Для этого нужно хорошо ориентироваться в местной обстановке — разбираться в законах и людях. Ведь в России законы создаются исключительно для людей, и все знают их имена. Что за порядки там, недавно подтвердил законодательный вихрь, который пронесся по Государственной Думе. Сначала олигархам из круга путинских друзей, на имущество которых на Западе был наложен арест, весь ущерб в полной мере компенсировали специальным законом. Следующий специальный закон, который буквально за одни выходные был утвержден Госдумой, навсегда освободил их от налогообложения. Даже если санкции каким-то чудом вдруг закончатся и арестованное имущество олигархам вернут, то финансовой компенсации и налоговых каникул их уже никто никогда не лишит. Так что убытки этим ребятам компенсированы три раза. Этими «особенностями национальной охоты» у нас хорошо владеют те, кто в прошлом не раз ими пользовался, а теперь громко протестует против санкций.

Крупная махинация с чешским долгом

Блестящий пример подобной предпринимательской эквилибристики — продажа «российского долга» в самом конце 90-х. В период, когда Россия с готовностью и опережением избавлялась от «старого долгового бремени» перед кредиторами из Парижского клуба, чешское правительство в приступе необъяснимого великодушия решило, что долговую сумму, между прочим, несколько сотен миллионов долларов, взыскать невозможно. Поэтому и продало ее по бросовой цене специально открытой фирме, которая рекомендовала себя, предъявив письмо от одного российского министра. Купленные за гроши государственные облигации были проданы в несколько раз дороже РАО «ЕЭС» во главе с ловким Анатолием Чубайсом, который с помощью ничего не стоящих бумажек тут же выплатил задолженность в иностранной валюте, которую за несколько дней до того получил из государственного банка. В первом январском номере от 2000 года российское экономическое издание «Ведомости» назвало всю эту сделку самой большой аферой прошедшего года. И будьте уверены, что все участники этой замечательной трансакции остались в высшей степени довольны. Все, кроме чешских налогоплательщиков, которые за «выгодный» товарный обмен с Россией заплатили два раза: сначала в виде государственных гарантий, а во второй раз в виде списания убытков.

Все — на Родос

Неудивительно, что санкции против Путина серьезно навредили интересам предпринимателей, привыкших существовать в условиях русского болота. «Я не иду на сделку с прибыльностью менее 300%», — говаривал мне один коммерсант, который в то время отбывал наказание. После аннексии Крыма, а в особенности после президентских выборов в США, в торговых отношениях между Западом и Россией произошли определенные атмосферные изменения, не способствующие сказочным прибылям. Люди, которые превратили отношения с Россией в выгодный бизнес, начинают терять позиции. Никто не сомневается в том, что генерал Майкл Флинн был лояльным и честным солдатом, однако свое место советника ему пришлось оставить из-за связей с русскими.

Недавно в отставку ушел зампред литовского Сейма, не пройдя проверку на доступ к секретной информации только из-за того, что прежде водился с русскими, прежде всего, с представителями российских государственных компаний и внешторговых предприятий, с местными предпринимателями русского происхождения и так далее. В общем, никаких уличенных шпионов.

Пока Чешская Республика не продвинулась так же далеко, как Литва, но и у нас связи с русскими, как правило, ничего хорошего не приносят, хотя пока еще никто из-за них в отставку не ушел. Российский олигарх и производитель незнамо чего, что якобы отлично продается, Константин Малофеев работал в интересах Кремля сразу в нескольких государствах Европы: в Польше, в Чехии, в Словакии, в Венгрии и на Балканах. Как узнали СМИ из его электронной переписки, Малофеев везде принимал активное участие в местной светской жизни, в особенности в предвыборный период. Где-то он организовал и оплатил поездку надежных депутатов-славянофилов в Крым и на Донбасс, где-то, как в Вене, провел конгресс соотечественников с интересными политическими гостями. Усердный Малофеев, конечно, является особенным примером вредительской деятельности «в ближнем зарубежье», но любой, кто разбирается в вопросе, догадывается, что тактика Малофеева ничем не отличается от сотен подобных «операций» за границами Российской Федерации. Перед аннексией Крыма этот муравьиный труд казался поддержкой интересов, дружественных отношений и даже плодотворным сотрудничеством с молодой российской демократией. После Крыма наступило отрезвление и возникла необходимость переоценить подобную деятельность, взглянув в прошлое. Те, кто с рвением участвовал во всех этих петербургских диалогах, валдайских клубах, диалогах цивилизаций, десятках и сотнях других программ, сегодня почесывают затылок. Чем, собственно, было их участие в подобных масштабных мероприятиях, которые всегда щедро финансировались, как правило, российскими олигархами? Как вообще возможно, чтобы за никчемную десятиминутную речь, наспех составленную помощником референта, на каком-нибудь «Диалоге цивилизаций» на Родосе центральноевропейский политик получал больше не облагаемых никакими налогами денег, чем хороший писатель за бестселлер? После Крыма в среде традиционных участников начало распространяться ощущение, что медленно, но верно их включают в новую идеологическую систему кремлевской обслуги. Некоторые отказались от членства в «новом Коминтерне» и перестали подавать на гранты и принимать денежные подношения. Другие же, вне себя от счастья, по-прежнему позволяют подкупать себя, а в ответ вынуждены восхвалять оккупацию Крыма, Донбасса и всего остального, что Владимир Путин еще захочет оккупировать.

Над всеми этими разнообразными связями главенствовал бизнес. Чем же, собственно, обернулся невероятный отток капитала за рубеж через оффшорные компании? Отмытые деньги только частично были снова инвестированы в собственной стране, а большую часть вложили в приятные мелочи за рубежом, такие как фирмы, доли в бизнесе, недвижимость от Лондона до Карловых Вар, яхты, скакуны и так далее. Весь этот механизм по выкачиванию денег нужно было поддерживать в рабочем состоянии, привлекая многомиллионную обслугу. Руки на этом нагрели разные контрагенты: юристы, перекупщики местного масштаба, политики, депутаты, деятели кино и другие мастера развлечений, переводчики, сотрудницы эскорт-услуг и так далее. Речь в первую очередь идет не о «вербовке», а о психологическом феномене, который известен каждому из нас: нам как-то неудобно критиковать друга, который помог нам деньгами в трудной ситуации. Поэтому вместо того, чтобы громко заклеймить гада, мы предпочитаем молчать и делать вид, что ничего не замечаем.

Целое десятилетие, приблизительно с тех пор, как российское государство конфисковало у Ходорковского «Юкос», Москва упорно вспахивала плугом западную почву. Речь не о коррупции как таковой — существует больше тысячи более изящных и принятых способов выражения благодарности: откаты, нейтральный обмен бонусами и предоставление различных преимуществ, дружеское приглашение в известную русскую баню с симпатичными банщицами, закрытая охота со стрельбой по муфлонам с вертолета и прочее. Россия не единственная экономика мира, где царят восточные обычаи. Примерно также функционировал торговый обмен с другими странами уже забытой организации БРИКС.

Миллионы лояльных партнеров

И вдруг аннексия Крыма осложнила столь гладко протекавший процесс «окучивания» и возделывания дружеской почвы. Внезапно перед всеми «партнерами» встала необходимость обозначить свое мнение о действиях Путина. Когда российский президент случайно произносит словосочетание «наши партнеры», он, скорее всего, подразумевает не дипломатических представителей, а миллионы людей, которые прекрасно паразитировали на отношениях с Россией. Никто из них не знает, что будет дальше. Режим санкций и контрсанкций можно пережить, но Путин требует от «партнеров» все новых и новых проявлений лояльности. Несмотря на то, что формально российский президент не сбивал малазийского боинга, не убивал собственноручно Немцова выстрелом в затылок, ничего не знает о российских офицерах-отпускниках на Востоке Украины, не несет ответственности за попытку переворота в Черногории, узнает о хакерских атаках за рубежом только из печати, а деятельность популистских партий на Западе финансирует не он сам, а какой-то предприниматель Усовский через Первый чешско-российский банк (ныне обанкротившийся), каждый новый шаг Путина усиливает непредсказуемость и вредоносность торговых отношений с РФ. Приятная коммерческая деятельность превращается на глазах у западных «партнеров» России в «преступный союз». И уже не один предприниматель нервно сглатывает при мысли, с кем это он, собственно, вел дела. Не была ли это случайно российская разведка? Не было ли все это приманкой для привлечения к лоббистским схемам?

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2188020


Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2188016

Гавличек: «Большинство чешских предпринимателей не ушли с российского рынка»

Анна Ульяченкова (Anna Uljačenková), Игорь Заруба (Igor Záruba), e15.cz, Чехия

Верность чешских экспортеров России может принести плоды. Так считает министр промышленности и торговли Чешской Республики Йиржи Гавличек (Jiří Havlíček). «Товарообмен сократился, но постепенно опять начинает расти, хотя эту тенденцию не стоит переоценивать», — говорит глава Минпрома. Очередных улучшений ожидают от заседания Российско-Чешской межправительственной комиссии, которое состоится в конце мая в Москве. Там будут говорить о промышленном, научно-техническом и инновационном сотрудничестве. Также речь пойдет об уже обсуждавшихся и совершенно новых проектах.

Е15: С весны 2014 года между Россией и Европейским Союзом действуют взаимные санкции. К чему это привело, если оценивать с перспективы 2017 года? Ушли ли чехи с российского рынка?

Йиржи Гавличек: Результаты 2016 года свидетельствуют о значительном сокращении взаимного товарооборота по сравнению с 2014 годом, и таким образом очевидна тенденция к подавлению экономического обмена. Если обратиться к реальным показателям и сравнить годовые объемы в 2014 и 2016 году, то ясно: спад чешского экспорта в РФ достиг 33,5% (в кроновом эквиваленте). Сокращение импорта из России в Чехию составило 35,3%, и мы также отмечаем сокращение общего оборота на 34,4%. В абсолютных числах потери в экспорте достигают приблизительно 37,8 миллиардов крон (при сравнении экспорта в 2016 и 2014 году).

Если сравнивать показатели взаимной торговли 2015 и 2016 года, то экспортное соотношение сократилось в кроновом эквиваленте на 3,9%, импорт упал на 20,5%, а оборот снизился на 13,5%. При внимательном изучении сокращения экспорта на протяжении всего 2016 года заметно, что во втором полугодии прошлого года удалось достичь некоторых позитивных показателей в этой области.

В первом квартале текущего года мы отметили рост чешского экспорта в сравнении с тем же периодом 2016 года. В кроновом эквиваленте рост достиг 26,5%. И хотя пока не стоит переоценивать эту тенденцию, продолжение роста, который наметился в нашем экспорте во втором полугодии 2016 года, заметно.

Приведенные мною данные, свидетельствующие о колебаниях объема взаимной торговли в период с 2014 года по первый квартал 2017 года, приводят к выводу о том, что свое влияние оказывают не только санкции, которые на определенный отрезок времени можно считать константой. Роль играют и другие факторы. Общему ухудшению ситуации в российской экономике способствовал прежде всего спад цен на энергоносители на мировых рынках.

Выраженная российская ориентация на добычу энергоносителей и их последующий экспорт вылилась в ощутимое падение рубля. Позитивная тенденция к росту цен на энергоносители способствует улучшению состояния российской экономики, что также отражается на росте нашего взаимного товарооборота.

Так или иначе ясно, что большинство чешских предпринимателей не оставили российский рынок. И теперь это может принести плоды.

— Какие у чехов вообще есть возможности, шансы и гарантии после того, как Европейский Союз, членом которого мы являемся, ввел санкции против России? Санкции охватывают три сферы: вооружения, добыча ископаемого топлива и поставки для российской промышленности и энергетики. Что остается, и можно ли говорить о компенсации, когда одно направление торговли возмещает ущерб в тех сферах, на которые наложен запрет?

— Концепция санкций не была такой широкой. Поставки для российской промышленности и энергетики, за некоторым исключением, все же возможны, однако нужно лишь приспособиться к новым условиям. Вообще благодаря протекционистским мерам наибольший потенциал сотрудничества находится там, где российскому, или евразийскому, производству не хватает мощностей или качества, чтобы удовлетворить собственный рынок.

В таких случаях бизнес всегда найдет пути, а товары и услуги — своих покупателей. Но когда местное производство занимает прочную позицию на отечественном рынке, выгоднее искать возможности для сотрудничества на третьих рынках. Я уверен, что чешские компании способны найти подобные возможности.

— После введения санкций Россия начала программу импортозамещения, то есть решила заменить импорт собственным производством. Товары отечественного производства пользуются в России большим спросом на рынке. Как чешским экспортерам удается вписаться в модель сотрудничества с частичным перенесением производства?

— Политику импортозамещения в России начали обсуждать, а затем и проводить еще в период мирового экономического кризиса, то есть после 2009 года. Ясным сигналом о протекционистской и изоляционистской тенденции в российской экономике был указ президента Российской Федерации от шестого августа 2014 года «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации».

Сейчас в российской экономике также действует ряд ограничений на госзаказы, введены более строгие требования к сертификации, практикуются экспортные ограничения и запреты. Таким образом, с 2014 года торговля с Российской Федерацией в некоторых областях зависит не только от санкций Евросоюза, но и от внутренних охранных правил, установленных, к примеру, в пищевой промышленности и машиностроении.

Однако для некоторых наших экспортеров российский рынок остается главным, поэтому ряд чешских компаний, несмотря ни на что, решили разместить свое производство в Российской Федерации, чтобы получить статус отечественного российского производителя. И им это удалось. К успешным в этом смысле примерам мы можем причислить строительство в Самарской области завода по производству свечей зажигания компании Brisk из Табора. С прошлого года этот завод обеспечивает своей продукцией не только ближайших автопроизводителей в Самаре и Тольятти, но и весь российский рынок.

Успешный пример работы чешской компании в России подает фирма Trimill из Всетина, которая открыла в Ульяновской области завод по производству обрабатывающих центров, а также компания Škoda Auto, чьи заводы работают в Калуге и Нижнем Новгороде. То есть у чешских экспортеров и инвесторов, несомненно, есть возможности, чтобы добиться успеха на российском рынке, но нужно соблюдать нынешние правила, прежде всего принцип локализации.

— Локомотивами Евразийского экономического союза (ЕАЭС) с его более чем 180-миллионым рынком являются Казахстан, Россия и Белоруссия. Насколько рекомендации, полученные при реализации заказа в одной из этих стран, ценны в масштабах всего ЕАЭС?

— Мы, разумеется, следим за евразийскими интеграционными процессами с большим интересом. В среднесрочной перспективе можно ожидать значительного улучшения условий для выхода чешских компаний на рынок ЕАЭС. Я имею в виду в том числе введение единого таможенного тарифа, унифицированные методы нетарифного регулирования, а также единую систему сертификации продукции. ЕАЭС может превратиться в ключевое звено в цепочке между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом.

С другой стороны, евразийский интеграционный проект противостоит сильным конкурентам, в частности китайским инфраструктурно-экономическим проектам в рамках стратегии «Один пояс, один путь», а также экономическим проблемам в отдельных странах-членах союза. Подлинную жизнеспособность этого в общем-то грандиозного проекта покажут ближайшие годы.

© РИА Новости, Алексей Никольский | Перейти в фотобанк

Президент РФ Владимир Путин выступает на церемонии открытия Международного форума «Один пояс, один путь»

— В середине июня в Казахстане откроется международная выставка «Экспо-2017» со специализацией на энергетике. Впервые за всю историю соорганизатором ее бизнес-программы будет Россия. Ожидается многочисленная китайская делегация во главе с президентом. По количеству стран-участниц выставки Казахстан вошел в пятерку лучших стран-организаторов. Насколько участие Чехии в этой выставке важно для чешского бизнеса?

— Министерство промышленности и торговли приложило большие усилия для участия чешских фирм в выставке в Астане. Мы считаем участие Чехии в «Экспо-2017» не только вопросом престижа, но и прежде всего уникальной возможностью показать себя перед мировыми конкурентами и продемонстрировать уровень развития нашей энергетической промышленности в регионе, где велик спрос на современные технологии.

В области производства и распределения энергии, а также в энергетике, мы предлагаем миру ряд современных технологических решений, патентов, самых передовых изделий и компактных технологических комплексов, которые могут найти применение по всему миру. Их объединяют удачные и продуманные технологические решения, поэтому мы едем на «Экспо-2017» в Астану с национальной презентацией «Удачные решения».

Я очень рад, что нашу экспозицию посетит президент Милош Земан (Miloš Zeman). Наш павильон будет разделен на две части. Главная экспозиция посвящена уникальным чешским изобретениям, технологическим решениям и самой современной продукции чешских фирм. В Астане мы представим уникальную концепцию спортивного самолета с электрическим двигателем, электробус нового поколения, в котором использованы нанотехнологии. Также мы презентуем электростанцию, которая производит энергию, получаемую при утилизации обычных коммунальных отходов, и жилой дом, который сам производит энергию и контролирует ее расход. Есть у нас и другие удачные решения.

Мы также подготовили облегченную и игровую части экспозиции для детей и их родителей, которым предложим интерактивные экспонаты на тему энергетики. Частью нашей экспозиции на втором этаже чешского павильона будет дегустация блюд национальной чешской кухни.

Я с большим нетерпением жду участия в «Экспо-2107» и желаю всем нашим экспонентам, чтобы это мероприятие принесло им позитивные экономические результаты.

— Вы планируете лично участвовать в «Экспо-2017» в Астане?

— Я собираюсь посетить Астану вместе с делегацией предпринимателей, которая также примет участие в одной из крупнейших мировых машиностроительных выставок «Иннопром» в Екатеринбурге 11-13 июля. Во второй раз «Экспо-2017» я хочу посетить во второй половине августа вместе с делегацией предпринимателей от Палаты по странам СНГ.

— Согласны ли вы, что с чешской точки зрения на постсоветском пространстве главенствуют уже упомянутые Россия, Казахстан и Белоруссия?

— Если судить по объемам товарооборота, добавленной стоимости в экспорте и общему потенциалу, то да, так оно и есть.

— Не могли бы вы вкратце сравнить их, скажем, с точки зрения возможностей для чешского экспорта?

— Из всех этих стран в Белоруссии, пожалуй, наиболее развита промышленность, если мы учитываем долю этого сектора в ВВП страны. Нам уже давно удается очень успешно сотрудничать с белорусами, и наше взаимодействие не копирует традиционную модель «технологии в обмен на сырье», которая до сих пор преобладала в случае РФ и Казахстана. Белоруссия не изобилует ископаемыми, и там, наоборот, всегда преобладала обрабатывающая промышленность. Постоянная модернизация и инвестиции в инновацию играют для этой страны буквально жизненно важную роль, потому что иная модель развития для нее невозможна.

На сегодняшний день Казахстан обладает наиболее стабильной экономикой из всех трех перечисленных государств. Его в целом обошли все крупные кризисы последних 15 лет, и практически на протяжении всего этого времени казахстанская экономика демонстрирует то больший, то меньший рост. Страна располагает огромными запасами ископаемых, а в последнее время Казахстан сосредоточился на развитии перерабатывающей промышленности. И это открывает большие возможности перед нашими компаниями.

Россия тоже может опереться на свою сырьевую базу. Но сейчас по разным причинам Россия столкнулась с разными серьезными проблемами, связанными, в частности, с большой территорией, неравномерной заселенностью, инфраструктурой, непрозрачными рыночными отношениями. Эти трудности в свою очередь сопряжены с низкой конкурентоспособностью и необходимостью вкладывать большие средства в оборону. Вот в целом те аспекты, которые уже давно характеризуют Россию.

Но, как бы то ни было, российский рынок всегда остается привлекательным уже из-за своей величины и разнообразия. Кроме того, учитывая многовекторную экономическую ориентацию и давние связи со многими соседними странами, Россия очень привлекательна и с точки зрения возможной локализации или производственной кооперации и последующего выхода на рынок третьих стран. Без содействия российских партнеров нашим компаниям, вероятно, было бы труднее туда выходить. В этом, как правило, и заключается выгода сотрудничества с фирмами игроков мирового уровня, к которым Россия, несомненно, принадлежит.

С точки зрения чешских экономических интересов все три страны, какими бы разными они ни были, имеют много общего. Прежде всего, потребности их экономик буквально беспрецедентно перекликаются с конкурентными преимуществами чешских экспортеров. Кроме того, уже существует давняя традиция активного торгового сотрудничества. Чешская продукция пользуется у потребителей в этих странах большим спросом, чем в каких-либо других государствах за пределами Европейского Союза.

И немаловажно то, что эти рынки, как правило, дают возможность экспортировать товары с более высокой добавленной стоимостью, чем в странах ЕС. Там вряд ли можно рассчитывать на оборудование ферм, промышленных предприятий или электростанций под ключ, а ведь подобные проекты позволяют в условиях постоянно растущей мировой конкуренции идти в ногу с технологическим прогрессом во многих областях.

Все это те факторы, которыми не стоит пренебрегать, а нужно использовать их во благо наших экономических интересов. Но, конечно же, с другой стороны, нельзя недооценивать или даже игнорировать те риски, которые давно связаны с этими рынками и мешают в полной мере воспользоваться их потенциалом.

— Как развиваются чешско-казахстанские торговые отношения? В чем обе страны добиваются успехов, а над чем нужно еще работать?

— Как уже было сказано, торговые связи с этой страной для нас играют важную роль. Наши взаимоотношения не отягощены прошлыми разногласиями, и, с моей точки зрения, ничто не препятствует их интенсивному развитию. Казахстан очень значим для энергетической безопасности нашей страны. Он — третий крупнейший импортер нефти в ЧР, и располагает теми ресурсами, которые нам необходимы.

Наш экспорт сконцентрирован в первую очередь в области энергетики, автомобильной промышленности и машиностроения. Относительный минус — значительная отдаленность Казахстана, которая снижает интенсивность контактов. И здесь я вижу основной резерв. Нужно поддерживать взаимные контакты, давать возможность фирмам встречаться на разных уровнях. Я убежден, что ввиду всех выше изложенных факторов чешские и казахстанские предприниматели всегда найдут пути друг к другу и запустят множество интересных проектов.

— А что вы скажете в этом смысле о Белоруссии? После отмены большей части европейских санкций в 2015 году некоторые европейские страны рассматривают Белоруссию как ворота или же трамплин на евразийский рынок. Наша взаимная торговля росла до 2012 года, и вот уже пять лет наблюдается спад. Что вы обсуждали на заседании Белорусско-Чешской смешанной комиссии по экономическому, промышленному и научно-техническому сотрудничеству, которое состоялось в мае в Праге?

— Уже девятое заседание Белорусско-Чешской смешанной комиссии состоялось у нас, в министерстве промышленности и торговли, 16-17 мая. В первую очередь мы обсуждали совместные проекты в энергетике, промышленности и пищевом секторе. Акцент был сделан на развитие общей договорной базы, сотрудничество торгово-промышленных палат двух стран и, конечно, на решение проблемы белорусского долга перед Чешской Республикой.

— На конец мая запланировано заседание Межправительственной комиссии с Россией. Состоится ли оно? Каковы основные вопросы торгового сотрудничества, которые обсудят члены комиссии, или же о каких проектах и на какие темы Чехия хочет поговорить?

— Я могу подтвердить, что десятое заседание Российско-Чешской межправительственной комиссии состоится 29-30 мая в Москве. Я буду лично присутствовать, потому что сопредседателями Межправительственной комиссии являются члены правительства, и с чешской стороны это министр промышленности и торговли. Главные темы сотрудничества, которые мы собираемся обсудить, касаются в основном промышленности, потому что станки и транспортные средства составляют до 70% нашего экспорта, а также энергетики и сельского хозяйства. Мы поговорим о научно-техническом и инновационном сотрудничестве, а также о туризме. Кроме того, наши страны видят большой потенциал в развитии контактов на международном уровне.

Что касается крупных проектов, то мы собираемся обсудить те из них, о которых шла речь еще на прошлом заседании Российско-Чешской межправительственной комиссии в Праге. Например, это деятельность компаний TRIMILL Vsetín, Agrostroj Pelhřimov и Jihostroj Velešín. Конечно же, мы рассмотрим и новые проекты, такие как, например, проект компании BRISK Tábor. На последнем заседании Российско-Чешской межправительственной комиссии мы подняли и неприятный вопрос, касающийся проблемных чешских проектов в Российской Федерации, и теперь собираемся продолжить обсуждение. Я могу заявить, что в некоторых случаях нам уже удалось, в том числе благодаря работе Российско-Чешской межправительственной комиссии, добиться позитивных сдвигов.

Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2188016


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2188009

Михаил Ходорковский: часть России испытывает синдром униженной нации

Олег Ерофеев, Вайдас Салджюнас, Delfi.lt, Литва

Бывший глава ЮКОСа и основатель организации «Открытая Россия» Михаил Ходорковский убежден, что при нынешней модели управления страной экономическая ситуация в России не улучшится. Общество тем не менее пока готово позволить власти тратить деньги на военные авантюры, поскольку испытывает «ошибочный синдром униженной нации». По мнению Ходорковского, когда перемены в России все же произойдут, будет «необходимо быстро искать решение всех тех проблем, которые накопились» в отношениях с Западом. «Для того, чтобы это делать быстро, у нас уже сегодня должны быть личные, понятные контакты. Мы должны быть понятны друг другу», — отметил в интервью Delfi критик Кремля. При этом часть санкций в отношении России может сохраниться даже при новой власти, т.к. на решение вопроса Крыма уйдет не один год, полагает Ходорковский. На этой неделе он принимал участие в Вильнюсском российском форуме. В ходе дискуссий оценивались тенденции развития России, экономическое положение, тема борьбы с российской пропагандой, прочие актуальные вопросы. После форума Ходорковский ответил на вопросы Delfi.

Delfi: В начале нулевых, когда решался вопрос инвестиций компании ЮКОС в нефтяной концерн Mazeikiu nafta, вы приезжали в Вильнюс для участия в дискуссии на Литовском ТВ, чтобы развеять опасения и недоверие литовской оппозиции относительно угрозы энергетической безопасности Литвы. Опасались наши политики даже не ЮКОСа, а России. Сейчас в Литве и странах Балтии есть не опасения, а очень острое ощущение угрозы со стороны России. Как вы считаете, оно имеет под собой реальную почву?

Михаил Ходорковский: Вы прекрасно понимаете, что Путин на сегодняшний день — это тот человек, который вряд ли способен улучшить экономическое положение России, поэтому ему нужны какие-то сильнодействующие средства для того, чтобы поддерживать консенсус вокруг себя. Может ли он в качестве такого сильнодействующего средства использовать давление на прибалтийские страны — да, несомненно, такой риск есть. И я думаю, что об этом нужно думать с политической точки зрения, но при этом нужно понимать, что устройство психологии путинского режима базируется на том, что любая уступка — это не основание договориться, а основание сделать следующий шаг. То есть, они не воспринимают политику уступок, точно так же, как ее не воспринимали 70 лет назад.

— Как вы оцениваете нынешнее состояние российской экономики?

— Система управления, которую использует Путин, крайне устаревшая. Попытка построить вертикаль власти невозможна, поскольку она превращается в вассальные отношения между относительно независимыми вассалами, региональными баронами, которые вынуждены ориентироваться на центральную власть, плюс контроль над частью отраслевых направлений. К чему такая модель приводит, где нет отдельных источников легитимности, независимых судов, где невозможно решать конфликты на месте? Это приводит к упрощению хозяйства. Отрасли, которые могут быть просто выстроены в вертикаль, типа сырьевых отраслей, металлургических, крупных машиностроительных производств в целом могут функционировать в этой модели. С поправкой на коррупционную составляющую, общую исключенность из глобальных процессов разделения труда, тем не менее они могут существовать. Процессы технологии более современной, основанной на конкуренции идей, а, значит, на множестве предприятий малого и среднего бизнеса в такой ситуации существовать практически не могут. Вследствие этого экономический рост России пока отрабатывали тяжелые отрасли, шел вверх, а потом встал на полку. И на этой полке мы стоим уже года четыре. Дальше эта полка колеблется вместе с ценами на нефть. Не потому, что нефть играет такую большую роль в российской экономике, на самом деле это не так. Просто нефть является тем, цена на что колеблет эту кривую вокруг этой полки. Возможно ли слезть с этой полки и опять начать путь вверх? Путин уверен, что да. Кудрин уверяет, что есть какие-то модели. Я убежден, что не существует модели, при которой страна с несовременной политической системой, авторитарной, не имеющей самостоятельных точек легитимности, разделения властей, независимого суда и т.д., способна акцептировать внутри себя высокотехнологические производства. Китай это делал в рамках совершенно иной модели. России этот вариант не повторить.

— Откуда же тогда деньги на перевооружение, военные авантюры в Сирии, на Украине, вероятно, что и в Ливии? Откуда такой настрой противостоять НАТО?

— Российское общество в определенной своей части испытывает так называемый «веймарский синдром», синдром униженной нации. Я считаю, что ошибочный. Никакого разгрома в холодной войне на самом деле не было. Было освобождение от холодной войны как Запада, так и России. Но обществу навязали, что оно проиграло. И это ощущение униженной нации было. Путин за счет части средств общества эту униженность терапевтирует. Сколько общество на это готово потратить — много. Они берут и выкидывают на это направление, может быть, 20% ВВП. Условно говоря, в Западной Европе выкинуть такие средства, когда у тебя больницы не работают, школы в безобразном состоянии, когда у тебя дороги не ремонтируются, было бы смертельно для правительства. Сейчас в России ситуация, которая была в Германии после Первой мировой войны, когда общество готово к тому, что для того, чтобы почесать свое самолюбие, позволять правительству тратить эти деньги. Россия страна достаточно богатая и 20% ВВП — это много. По реальным расходам на вооружение мы соразмерны с США и Западной Европой. Берется большой кусок ВВП, и люди пока с этим согласны. Я очень надеюсь, что это согласие временное. И мы уже видим, что так называемый «крымский консенсус», частью которого является согласие тратить несоразмерную часть ВВП не на повышение благосостояние людей, а на разного рода бессмысленные военные авантюры, разрушается. Я надеюсь, что ему осталось недолго жить.

— Вопрос о российской оппозиции, которая продолжает использовать риторику борьбы за политические свободы, хорошо ей понятную. Не целесообразнее ли в данном случае переходить на язык доступный и понятный людям? Говорить об экономике, социальных трудностях. Получается ли это у оппозиции?

— Здесь существует некая проблема, связанная с тем, что, будучи долгое время загнанной в угол, оппозиция привыкла разговаривать с людьми, разбирающимися в ситуации. И среди людей, которые разбираются в ситуации, ты как-то пробегаешь вопрос об экономических проблемах и переходишь к причинам этих проблем, коими является на самом деле политическое устройство. Сейчас нам всем, кто в России работает с обществом в противовес путинскому режиму, предстоит осмыслить, осознать, что пробегать это не надо. Когда я в «Фейсбуке» начинаю подробно разъяснять эти вещи, на меня набрасываются: что ты по 10 раз повторяешь одно и то же. Нет, ребята. Это вам, в нашем углу понятно, а остальным 142 миллионам непонятно. И это надо рассказывать, потому что им из многих источников говорят другое — что на самом деле наши экономические проблемы связаны не с политической системой, а с тем, что все это американцы.

— Видите ли вы такого лидера, который мог бы говорить об экономических вопросах, объединить оппозицию, чтобы он смог на будущих выборах смог бросить вызов власти?

— Я считаю, что крайне ошибочной была бы позиция, которая призывает к объединению оппозиции. Это неверно, по крайней мере с двух точек зрения. Во-первых, общество сегментировано. Если ты выступаешь с социалистических позиций, то часть общества, которая является предпринимательски ориентированной, уже не твоя. Если ты выступаешь с позиций государственнических, то та часть общества, которая выступает за либеральные реформы, не твоя. С этой точки зрения оппозиции выгодно идти параллельными путями, работая с разными сегментами общества. Но это не самая большая проблема. Самая большая проблема в том, как сегодня сказал Ашурков (Владимир Ашурков, директор Фонда борьбы с коррупцией — прим ред.), что мы вступаем в союз тогда и до тех пор, пока нам это выгодно. Если нам это не выгодно, мы уходим. Это означает, что если не будет независимых политических сил, за которыми стоят свои ресурсы, то, например, команда Навального прямо сегодня говорит: ребята, тогда вы нам не нужны. Это «не нужны» значит, что мы как бы меняем одного монопольного лидера на другого монопольного лидера. В США и Великобритании этому противостоит закон. У нас этому закон не противостоит. Какой есть вариант? Надо идти несколькими колоннами, у каждой свой ресурс, и тогда никому не выгодно откидывать кусок этого самого объединенного ресурса, потому что он уходит вместе со своей опорой. И тогда возникает ситуация, когда при смене власти мы получаем плюралистическую модель, а не возвращение на новый круг авторитаризма.

— Предположим, власть в России сменилась, какие первые шаги она должна предпринять в отношении Запада?

— Я считаю, что нам будет необходимо быстро искать решение всех тех проблем, которые накопились. Для того, чтобы это делать быстро, у нас уже сегодня должны быть личные, понятные контакты. Мы должны быть понятны друг другу. В альтернативном варианте Запад будет шесть или двенадцать месяцев приглядываться к власти. Как мы знаем по российскому опыту, общество дает реформаторам всего два года.

— Но одна проблема — это Крым. Как она будет решена?

— Я убежден, что это не та проблема, которая будет решена в первые два года.

— Значит, санкции остаются?

— Да, это означает, что какие-то санкции будут оставаться. Что же поделать. Политика, как у нас говорят, это искусство возможного. Мы не можем делать то, что сделать нельзя. Хотелось бы, но нельзя.

— Вы не раз говорили, что Россия — это часть Европы, а находясь в Европе, Литве, вы чувствуете себя как дома?

— Дома я себя чувствую, конечно, в Москве. Но когда я приезжаю в Литву, то природа мне, во всяком случае, очень напоминает мне ту, с которой я знаком всю свою жизнь. И с этой точки зрения, я думаю, туристический потенциал Литвы для россиян еще не исчерпан.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2188009


США. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2188001

Текст выступления президента США Дональда Трампа в Саудовской Аравии

CNN, США

В воскресенье президент Соединенных Штатов Дональд Трамп в присутствии более 50 лидеров мусульманских стран произнес речь, в которой он изложил свое видение отношений США с мусульманским миром.

Далее следует полный текст его выступления.

Я хотел бы поблагодарить короля Салмана за его исключительные слова, а также великолепное королевство Саудовской Аравии за проведение сегодняшнего саммита. Для меня большая честь быть принятым столь любезными хозяевами. Я много слышал о великолепии вашей страны, а также о доброте ваших граждан, однако слова не способны передать все величие этого замечательного места, а также то невероятное гостеприимство, которое мне было оказано с самого момента прибытия.

Вы также приняли меня в высокочтимом доме короля Абдул-Азиза, основателя этого королевства, объединившего ваш великий народ. Работая вместе с другим почитаемым лидером — американским президентом Франклином Рузвельтом — король Абдул-Азиз заложил основы долговечного партнерства между двумя нашими странами. Король Салман — ваш отец был бы очень горд, если бы он увидел, как вы продолжаете его наследие; в свое время он открыл первую главу нашего партнерства, а сегодня мы начинаем новую главу, которая в течение долгого времени будет приносить выгоду нашим гражданам.

Позвольте мне также выразить глубокую и искреннюю благодарность всем приехавшим сюда многоуважаемым главам государств. Вы оказали нам большую честь своим присутствием, и я направляю самые теплые приветствия вашим странам от моей страны. Я уверен в том, что вместе мы принесем много благословений вашим народам и моему народу.

Стоя здесь перед вами в качестве представителя американского народа, я хочу направить послание дружбы и надежды. Вот почему в качестве моего первого иностранного визита я решил направиться в самое сердце мусульманского мира, в страну, которая является хранителем двух самых святых мест Исламской веры.

В моей инаугурационной речи, обращенной к американскому народу, я обещал укреплять самые старые дружественные отношения Америки, а также создать новые партнерства для обеспечения мира. Я также обещал, что Америка не будет пытаться навязывать свой образ жизни другим народам, но она будет готова к взаимодействию в духе сотрудничества и доверия.

Наша философия — это философия мира, безопасности и процветания — в этом регионе, а также во всем мире.

Наша цель состоит в создании коалиции из числа наций, разделяющих цель относительно искоренения экстремизма и обеспечения нашим детям такого будущего, которое будет достойно Господа.

Это историческое и беспрецедентное собрание лидеров — уникальное в истории государств — является символом мира, мира нашей общей решимости и нашего взаимного уважения. Я хочу, чтобы лидеры и граждане всех собравшихся здесь стран знали о том, что Соединенные Штаты страстно желают установить более тесные отношения дружбы, безопасности, культуры и торговли.

Для американцев это захватывающее время. Новый дух оптимизма распространяется в нашей стране — всего за несколько месяцев мы создали почти 1 миллион рабочих мест, добавили свыше 3 триллионов долларов в оценке наших активов, сняли бремя с американской промышленности, а также сделали рекордные инвестиции в наши вооруженные силы, которые будут защищать безопасности нашего народа и укреплять безопасность наших великолепных друзей и союзников — многие из которых присутствуют сегодня здесь.

Есть еще более благословенные новости, и я рад поделиться ими с вами. Мои встречи с королем Салманом, с наследным принцем и с заместителем наследного принца были наполнены исключительной теплотой, доброй волей и потрясающим сотрудничеством. Вчера мы подписали историческое соглашение с этим королевством, на основе которого в наши страны будет вложено почти 400 миллиардов долларов и будут созданы многие тысячи рабочих мест в Америке и в Саудовской Аравии.

Это знаковое соглашение включает в себя объявление о финансируемых Саудовской Аравией закупок вооружений на сумму 110 миллиардов долларов — и мы, несомненно, поможем нашим саудовским друзьям многое получить от великих американских оборонных компаний. Это соглашение поможет саудовским военным играть более важную роль в операциях по обеспечению безопасности.

Мы также начали дискуссии со многими присутствующими сегодня странами по поводу укрепления партнерства и создания новых партнерских отношений для укрепления безопасности и стабильности на Ближнем Востоке и за его пределами.

Позднее сегодня мы вновь будем творить историю, когда будем открывать новый Глобальный центр по борьбе с экстремистской идеологией (Global Center for Combating Extremist Ideology), который будет расположен именно здесь, в центральной части исламского мира.

Этот новаторский центр является откровенным заявлением о том, что большинство мусульманских стран должны быть на ведущих ролях в борьбе против радикализации, и я хочу выразить нашу благодарность королю Салману за эту мощную демонстрацию лидерства.

Я уже имел удовольствие принимать нескольких присутствующих сегодня лидеров в Белом доме, и я с нетерпением ожидаю возможности работать со всеми вами.

Америка является суверенной нацией, и нашим первым приоритетом всегда является защита наших граждан и их безопасность. Мы находимся здесь не для того, чтобы поучать — мы находимся здесь не для того, чтобы говорить другим людям, как нужно жить, что нужно делать, кем нужно быть и как молиться. Вместо этого мы находимся здесь для того, чтобы предложить партнерство, основанное на общих интересах и ценностях и направленное на обеспечение лучшего будущего для нас.

На этом саммите мы обсудим большое количество интересов, которые являются общими для нас. Но, прежде всего, мы должны быть едины в преследовании одной цели, которая превосходит все другие соображения. Эта цель — пройти великое испытание истории, победить экстремизм и расправиться с силами терроризма.

Юные мусульманские мальчики и девочки должны иметь возможность расти свободными от страха, защищенными от насилия и не испытывать ненависти. А молодые исламские мужчины и женщины должны иметь возможность создать для себя и своих народов новую эру процветания. С помощью Господа этот саммит представляет собой начало конца для тех, кто использует террор и распространяет свои отвратительные убеждения. В то же время мы молимся за то, чтобы о нашей сегодняшней встрече вспоминали в будущем как о начале установления мира на Ближнем Востоке — и, возможно, даже во всем мире.

Однако это будущее может быть достигнуто только с помощью победы над терроризмом и поддерживающей его идеологией.

Немногие нации избежали столкновения с его насильственными методами.

Америка постоянно подвергается варварским атакам — мы можем вспомнить зверское нападение 11 сентября (2001 года), теракты в Бостоне, а также ужасные убийства в Сан-Бернардино и Орландо. Европейские страны также столкнулись с невыразимым ужасом. То же самое можно сказать о государствах Африки и даже Южной Америки. Индия, Россия, Китай и Австралия также являются жертвами террористических нападений.

Однако наибольшее количество жертв приходится на невинные народы арабских, мусульманских стран и стран Ближнего Востока. На них приходится большее количество убийств, а также самых больших разрушений в ходе этой волны фанатического насилия.

Согласно некоторым данным, более 95% жертв терроризма — это сами мусульмане.

Сегодня мы сталкиваемся с гуманитарной катастрофой и катастрофой в области безопасности в этом регионе, которые распространяются по всей планете. Это трагедия эпического масштаба. Не поддаются описанию порождаемые ей страдания и лишения.

Истинные итоги деятельности «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.), «Аль-Каиды» (запрещенная в России организация — прим. ред.), «Хезболлы» и ХАМАСа, а также многих других, должны выражаться не только в количестве смертей. Они должны измеряться также с помощью целых поколений, мечты которых были разрушены.

Ближний Восток богат своей природной красотой, живой культурой, а также огромным количеством исторических сокровищ. Он должен все больше становится одним из величайших глобальных центров торговли и возможностей для развития.

Этот регион должен быть не источником беженцев, а центром притяжения для большого количества людей.

На территории Саудовской Аравии расположены самые святые города одной из великих мировых религий. Ежегодно миллионы мусульман со всего мира приезжают в Саудовскую Аравию для того, чтобы принять участия в хадже. В дополнение к древним чудесам эта страна также стала местом современных чудес, включая грандиозные достижения в области архитектуры.

Египет был процветающим центром в области науки и других достижений, и он на тысячелетия опережал другие части планеты. Сокровища Гизы, Луксора и Александрии являются замечательными свидетельствами этого древнего наследия.

Повсюду в мире люди мечтают посетить развалины Петры в Иордании. Ирак был колыбелью цивилизации, и в этой стране прекрасная природа. А Объединенные Арабские Эмираты достигли невероятных высот, используя стекло и сталь, а также смогли превратить землю и воду в замечательные произведения искусства.

Весь этот регион находится в центре ключевых морских путей — Суэцкий канал, Красное море, Ормузский пролив. Потенциал этого региона никогда еще не был таким значительным. 65% населения этого региона — молодые люди моложе 30 лет. Как все молодые женщины и мужчины, они хотят заниматься созиданием великого будущего, участвовать в реализации крупных национальных проектов и они хотят построить то, что их семьи назовут своим домом.

Однако этот неизрасходованный потенциал, эти колоссальные основания для оптимизма оказываются в безвыходном положении в результате кровопролития и террора. Не может быть никакого сосуществования с насилием. Нельзя терпимо относиться к нему, с ним нельзя мириться, нельзя оправдывать его или игнорировать.

Каждый раз, когда террористы убивают невинных людей, и при этом они ложным образом упоминают Бога, это должно восприниматься как оскорбление всеми верующими людьми.

Террористы не поклоняются Господу, они поклоняются смерти.

Если мы не будет действовать против этого организованного террора, то мы знаем, что тогда случится. Разрушение террористами жизни будет распространяться. Мирные общества будут охвачены насилием. А будущее многих поколений будет погублено.

Если мы не будем едины в осуждении этих убийств, то тогда нас не только осудят наши народы, и мы будем осуждены не только историей, но и Богом.

Это не сражение между различными верами, различными конфессиями или различными цивилизациями.

Это борьба с варварскими преступниками, которые пытаются уничтожить человеческую жизнь и достойных людей всех религий, которые пытаются ее защитить.

Это борьба между Добром и Злом.

Когда вы видим сцены разрушения в результате терактов, мы не замечаем признаков того, что убитые были иудеями или христианами, шиитами или суннитами. Когда мы смотрим на потоки невинной крови, обагрившие древнюю землю, мы не видим веры, секты или племени жертв — мы видим только, что они были детьми Господа, а их смерть является оскорблением всему тому, что является священным.

Мы может справиться с этим злом только в том случае, если силы добра будут едины — и если каждый присутствующий в этом зале внесет свою лепту и будет нести свою часть бремени.

Терроризм распространился по всей планете. Однако дорога к миру начинается именно здесь, на этой древней земле, в этой священной стране.

Америка готова встать с вами рядом — преследуя общие интересы и добиваясь общей безопасности.

Однако нации на Ближнем Востоке не могут ожидать того, что американская сила сокрушит за них этого врага. Нации Ближнего Востока должны будут решить, какое будущее они хотят иметь для самих себя, для своих стран и для своих детей. Это выбор между двумя вариантами будущего — и этот выбор Америка НЕ МОЖЕТ сделать за вас.

Лучшее будущее возможно только в том случае, если ваши нации избавятся от террористов и экстремистов. Избавьтесь. От. Них.

Изгоните их из ваших мест отправления религиозных обрядов.

Изгоните их из ваших поселений.

Изгоните их из вашей святой земли.

Изгоните их с лица Земли.

Что касается Америки, то она, со своей стороны, обязуется приспособить наши стратегии для того, чтобы иметь дело с меняющимися угрозами и новыми фактами. Мы избавимся от тех стратегий, которые не работают — и будем использовать новые подходы, основанные на опыте и анализе. Мы берем на вооружение Принципиальный Реализм (Principled Realism), корни которого состоят из общих ценностей и совместных интересов. Наше партнерство будет способствовать укреплению безопасности с помощью стабильности, а не с помощью радикального разрушения. Мы будем принимать решения на основе реалистичного подхода — а не на основе жесткой идеологии. Мы будем руководствоваться уроками опыта, а не рамками негибкого мышления. И всегда, когда это будет возможным, мы будем опираться на постепенные реформы — а не на внезапные интервенции.

Мы должны заниматься поиском партнеров, а не гнаться за совершенством, а также делать союзниками всех тех, кто разделяет наши ценности.

И, прежде всего, Америка ищет мира — а не войны.

Мусульманские нации должны согласиться на то, чтобы взвалить на себя это бремя, если мы рассчитываем победить терроризм и предать забвению его нечестивую идеологию.

Первая задача в совместных усилиях ваших наций должна состоять в том, чтобы не допускать на свою территорию воинов зла. Каждая страна в этом регионе имеет абсолютную обязанность сделать так, чтобы террористы не могли найти убежище на их земле.

Многие страны уже вносят значительный вклад в обеспечение региональной безопасности — иорданские пилоты являются очень важными партнерами в борьбе против Исламского государства» в Сирии и в Ираке. Саудовская Аравия и региональная коалиция ведут активную борьбу против боевиков хути в Йемене. Ливанская армия выявляет агентов «Исламского государства», пытающихся проникнуть на территорию Ливана. Войска Эмиратов помогают нашим афганским партнерам. В Мосуле американские войска поддерживают курдов, суннитов и шиитов, которые вместе борются за свою родину. Катар, в котором расположено Центральное командование США, является очень важным стратегическим партнером. Наше давнишнее партнерство с Кувейтом и Бахрейном продолжает обеспечивать безопасность в этом регионе. А отважные афганские солдаты приносят колоссальные жертвы в борьбе против Талибана (запрещенная в России организация — прим.ред.) и других группировок в ходе сражений за свою страну.

Мы лишаем террористические организации возможности контролировать территории и население, но мы должны также перекрыть им доступ к получению денежных средств. Мы должны перекрыть финансовые каналы, которые позволяют Исламскому государству продавать нефть, позволяют экстремистам оплачивать своих боевиков, а также помогают террористам незаконно переправлять через границу людей для усиления своих формирований.

Я с гордостью заявляю о том, что собравшиеся здесь сегодня нации собираются подписать соглашение, направленное на предотвращение финансирования терроризма. Будет создан Центр по отслеживанию финансирования терроризма (Terrorist Financing Targeting Center), сопредседателями которого будут Соединенные Штаты и Саудовская Аравия, а к ним еще присоединятся члены Совета сотрудничества (арабских стран) Персидского залива (Gulf Cooperation Council). Это еще один исторический шаг в тот день, который надолго сохранится в памяти людей.

Я также приветствую работу Совета сотрудничества (арабских государств) Персидского залива (Gulf Cooperation Council), направленную на блокирование возможности использования их стран в качестве финансовой базы террористов. Я также приветствую принятое в прошлом году решение, в соответствии с которым «Хезболла» названа террористической организацией. Саудовская Аравия присоединилась к нам на этой неделе и ввела санкции в отношении одного из самых главных лидеров «Хезболлы».

Конечно, предстоит еще провести большую работу.

Это означает, что нужно честно вести борьбу с кризисом, вызванным исламским экстремизмом, а также с исламистскими террористическими группировками, которые он вдохновляет. Это означает, что нужно вместе выступать против убийства невинных мусульман, против притеснений женщин, против преследования евреев, а также против массовых убийств христиан.

Религиозные лидеры должны абсолютно ясно сказать: варварство не принесет вам никакой славы, а служение силам зла не снискает вам славы. Если вы выберете путь террора, то ваша жизнь будет пуста, ваша жизнь будет короткой, а ваша душа будет проклята.

Политические лидеры должны выступить в поддержку этой идеи — герои не убивают невинных людей, они спасают их. Многие присутствующие здесь сегодня нации предприняли важные шаги для распространения этого послания. Концепция Саудовской Аравии для 2030 года (Saudi Arabia's Vision for 2030) является важным и обнадеживающим заявлением о терпимости, уважении, расширении прав женщин и экономического развития.

Объединенные Арабские Эмираты также вовлечены в борьбу за сердца и души — и вместе с Соединенными Штатами они создали Центр по противодействию распространению ненависти в интернете. Бахрейн также пытается бороться с вербовкой и радикализмом.

Я аплодирую также Иордании, Турции и Ливану за их роль в приеме беженцев. Резкое увеличение количества мигрантов и беженцев, покидающих Ближний Восток, сокращает человеческий капитал, необходимый для создания стабильного общества и экономики. Вместо того чтобы лишать этот регион такого количества человеческого капитала, страны Ближнего Востока могут дать своим молодым людям надежду на более светлое будущее в их родных странах и регионах.

Это означает, что нужно поддерживать чаяния и мечты всех граждан, стремящихся к лучшей жизни — включая женщин, детей, а также представителей всех вероисповеданий. Многочисленные арабские и исламские ученые красноречиво заявляют о том, что защита равенства укрепляет арабские и мусульманские сообщества.

В течение многих столетий Ближний Восток является домом для христиан, мусульман и иудеев, живущих рядом друг с другом. Мы должны вновь практиковать терпимость и уважение к другим людям — а также сделать этот регион таким местом, где каждый мужчина и каждая женщина, независимо от их веры и этнического происхождения, могут наслаждаться достойной и полной надежд жизнью.

Именно в этом духе после завершения моего визита в Эр-Рияд я направляюсь в Иерусалим и Вифлеем, а затем — в Ватикан, и таким образом я посещу три самые святые места авраамической веры. Если эти три веры будут сотрудничать, то в таком случае мир в этом мире будет возможен — включая мир между израильтянами и палестинцами. Я будут встречаться как с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху, так и с палестинским президентом Махмудом Аббасом. Держать террористов на голодном пайке на этих территориях, перекрывать им доступ к денежным средствам, разоблачать ложный характер их малодушной идеологии — все это будет основой для победы над ними.

Однако ни одна дискуссия по поводу искоренения этой угрозы не будет полной без упоминания тех правительств, которые обеспечивают террористам все три возможности — безопасное убежище, финансовую поддержку, а также социальный статус, необходимый для рекрутирования новых членов. Я говорю, конечно же, об Иране. От Ливана до Ирака и Йемена — везде Иран финансирует, вооружает и тренирует террористов, боевиков, а также другие экстремистские группировки, распространяющие разрушение и хаос по всему региону. В течение десятилетий Иран подливает масло в огонь межконфессиональных конфликтов и террора.

Это правительство, которое открыто говорит о массовых убийствах, обещает уничтожить Израиль, добивается гибели Америки, а также смерти многих лидеров и наций, присутствующих в этом зале.

Одним из наиболее трагических и дестабилизирующих вмешательств можно назвать действия Ирана в Сирии. Поддерживаемый Ираном Асад совершает чудовищные преступления, а Соединенные Штаты предприняли жесткие действия в ответ на использования режимом Асада запрещенного химического оружия — мы запустили 59 крылатых ракет «Томагавк» по сирийской военно-воздушной базе, откуда были начаты эти смертоносные атаки.

Ответственные нации должны работать сообща для того, чтобы положить конец гуманитарному кризису в Сирии, искоренить Исламское государство и восстановить стабильность в этом регионе. Больше всего по времени страдает от иранского режима его собственный народ. Иран имеет богатую историю и культуру, однако иранский народ испытывает лишения и впадает в отчаяние из-за безрассудной поддержки их лидерами конфликтов и террора.

Пока Иран не захочет стать партнером в борьбе за мир, все сознательные нации должны работать вместе для того, чтобы изолировать Иран и помешать ему финансировать терроризм, и мы должны молиться, ожидая тот день, когда иранский народ получит честное и справедливое правительство, которое он заслуживает.

От принимаемых нами решений будут зависеть бесчисленное количество жизней.

Король Салман, я благодарю вас за создание этого великого момента в истории, а также за ваши огромные инвестиции в Америку, в ее промышленность и ее рабочие места. Я также благодарю вас за инвестирование средств в будущее этой части планеты.

Этот изобильный регион имеет все слагаемые для необыкновенного успеха — богатую историю и культуру, молодой и полный жизненных сил народ, активный дух предпринимательства. Однако вы сможете обеспечить такое будущее только в том случае, если граждане Ближнего Востока будут свободны от экстремизма, террора и насилия.

Мы, присутствующие в этом зале, являемся лидерами наших народов. Они смотрят на нас и ожидают ответов и действий. А когда мы в ответ смотрим на их лица, то за каждой парой глаз мы видим душу, стремящуюся к справедливости.

Сегодня миллиарды лиц смотрят на нас, и они ждут от нас действий и ответов на великие вопросы нашего времени.

Будем ли мы безразличны к присутствию зла? Будем ли мы защищать наших граждан от основанной на нем идеологии насилия? Позволим ли мы этому яду распространиться в наших обществах? Позволим ли мы разрушить самые святые места на планете? Если мы не будет противодействовать этому смертельному террору, мы знаем, что тогда принесет нам будущее — еще больше страданий и отчаяния. Но если мы будем действовать, если мы покинем этот замечательный зал едиными и решительно настроенными на то, что нужно сделать для искоренения угрожающего всему миру террора, то тогда не будет границ для великого будущего наших граждан.

Эта колыбель цивилизации ожидает начала нового возрождения. Только представьте себе, что может принести нам завтрашний день.

Выдающиеся открытия в науке, искусстве, медицине и коммерции, которые будут вдохновлять человечество. На руинах и развалинах будут построены великие города. Новые рабочие места и промышленные предприятия поднимут жизненный уровень миллионов людей. Родители больше не будут беспокоиться за судьбу своих детей, семьи больше не будут оплакивать своих родных и любимых, а верующие люди, наконец, смогут молиться без всякого страха.

Все это счастливый дар прогресса и мира. Это желания людей, горящие праведным огнем в каждом человеческом сердце. И это справедливые требования наших любимых народов.

Я прошу вас присоединиться ко мне, объединиться, работать вместе и вместе бороться — потому что мы не проиграем, если будем едины.

Спасибо вам. Да благословит вас Господь. Да благословит Господь ваши страны. Да благословит Господь Соединенные Штаты Америки.

США. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2188001


Украина. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2187998

Доходная деятельность Манафорта на Украине — в центре расследования «российского вмешательства»

Бывший председатель избирательного штаба Трампа отошел на задний план, но интерес к тем миллионам, которые он заработал, продвигая интересы Кремля, вновь возрос.

Стефани Бейкер (Stephanie Baker), Дарина Краснолуцкая (Daryna Krasnolutska), Bloomberg, США

Джим Слэттери (Jim Slattery) прибыл в Киев в расположенный в здании сталинской постройки центральный аппарат президента с необычным подарком для авторитарного лидера Украины — с бюстом Авраама Линкольна.

Это был март 2013 года, и бывший американский конгрессмен приехал на Украину, чтобы убедить президента Виктора Януковича, союзника российского лидера Владимира Путина, освободить из тюрьмы главного конкурента Януковича. Вручение статуэтки сопровождалось обнадеживающей фразой: вы, сказал президенту Слэттери, могли бы стать украинским Линкольном — лидером, который залечивает раны страны.

Но Слэттери не знал, что оправдывать заключение в тюрьму Юлии Тимошенко, вызвавшее широко осуждение в западном мире, украинскому президенту помогал еще один американский посланник.

Это был Пол Манафорт (Paul Manafort), впоследствии ставший председателем избирательного штаба Дональда Трампа. Сегодня Манафорт находится в центре скандала, являясь причиной беспокойства и подозрений, связанных с тем, что президент Трамп называет «этим российским делом». Из-за тех событий, которые начались с вопросов по поводу вмешательства Москвы в выборы в США 2016 года, демократы и даже некоторые республиканцы теперь предупреждают о возможном «Уотергейте» для Трампа.

До недавнего времени Манафорт находился на заднем плане. Пока Белый дом не начали сотрясать скандал и неразбериха, возникшие из-за того, что Трамп уволил своего советника по национальной безопасности Майкла Флинна (Michael Flynn), а затем — и директора ФБР Джеймса Коми (James Comey).

Но дело Манафорта — история о пророссийских игроках, политических уловках и хитроумных финансовых операциях — никогда не заканчивалось. Причиной, коротко говоря, являются деньги. Манафорт, который менее года назад играл центральную роль в предвыборном штабе Трампа, заработал за десять лет миллионы долларов, продвигая «ориентированные на Кремль» интересы на Украине и за ее пределами. Никто из других партнеров Трампа не получил такой огромной прибыли благодаря отношениям с бизнесменами и политиками, связанными с Россией.

Манафорт уже давно утверждает, что не совершил ничего предосудительного и не имел никакого отношения к вмешательству России в американские выборы 2016 года. Тем не менее, различные органы власти США в очередной раз задаются вопросами относительно его финансовых сделок — в частности, сделок, касающихся Украины, и его инвестиций в американскую недвижимость. Манафорт утверждает, что он сотрудничает.

Благодаря двум десяткам интервью, взятых на Украине, в России и США, а также анализу множества документов, предоставленных украинской прокуратурой, можно составить подробное представление о деятельности Манафорта в Киеве, которая послужила основой для некоторых аспектов популистской кампании Трампа — в том числе и эталонной схемой действий для некоторых ключевых членов его команды.

За десять лет до того, как Манафорт стал работать в штабе Трампа, его стараниями Москва получила то, что не удавалось получить ее лучшим политическим умам: он помог «посадить» в президентское кресло в Киеве пророссийского кандидата. Кульминацией этого стала аннексия Россией Крыма, возврат напряженности времен холодной войны, западные санкции в отношении российского энергетического и банковского секторов и кампания, развернутая Россией для того, чтобы добиться отмены этих санкций.

По словам Дэна Фрида (Dan Fried), бывшего помощника госсекретаря США по региону, включающего и Украину, 68-летний Манафорт утверждал, что Янукович был единственным украинским политиком, который мог приблизить свою страну к Западу такими темпами, с которыми Путин мог смириться. Но оказалось, что это не так.

«Человек Манафорта оказался не таким, каким его характеризовал Манафорт, — сказал Фрид. — Либо Манафорту не удалось обработать и завоевать этого человека, либо он обманывал нас и не собирался ничего делать, лишь получая свои очень большие гонорары».

Пресс-секретарь Манафорта Джейсон Малони (Jason Maloni) опроверг мнение о том, что его деятельность помогла России. Он сказал: «Хотя в центре внимания г-на Манафорта всегда была внутренняя политика Украины, эта работа все-таки способствовала изменению ситуации и помогла приблизить Украину к западной орбите и отдалить ее от российской орбиты».

Манафорт, который отрицает какие-либо контакты с российскими госчиновниками, и не числится лоббистом зарубежного государства из-за своей работы на Украине. По словам его пресс-секретаря, Манафорт «недавно получил официальное указание от властей» зарегистрироваться в соответствии с Законом о регистрации иностранных агентов для выполнения некоторых видов своей деятельности, ни один из которых, по его утверждению, не осуществлялся для российского государства.

Дать интервью на эту тему Манафорт отказался. В Министерстве юстиции от комментариев отказались.

Украинская прокуратура расследует так называемую преступную организацию, созданную Януковичем с помощью взяток и хищений государственного имущества до того, как он бежал в Москву после убийства более чем 100 участников протестов в 2014 году. При этом она пытается выяснить, какую роль, возможно, играл Манафорт в этой предполагаемой схеме. Она неоднократно обращалась к ФБР за помощью с просьбой допросить Манафорта в рамках проводимого ею расследования в отношении нью-йоркской юридической фирмы в связи с опубликованным ею докладом, в котором во многом подтверждалась обоснованность преследования Тимошенко.

«Мы ждем ответа», — говорит Сергей Горбатюк, начальник департамента специальных расследований Генеральной прокуратуры Украины, сидящий за рабочим столом, заваленным бумагами.

Манафорт (который, проработав в избирательном штабе Трампа полгода, ушел на фоне сообщений о своей деятельности на Украине) поддерживает связи с пророссийскими политиками с 2005 года. Он сыграл ключевую роль в «преобразовании» Януковича, осужденного в молодости за грабеж и нанесение телесных повреждений, сделав из него популярного кандидата, одержавшего победу на президентских выборах в 2010 году.

«Для того, чтобы эффективно раскручивать Януковича, Манафорт поднял очень острые, болезненные вопросы, — говорит народный депутат Украины Сергей Лещенко. — Он использовал черный пиар, чтобы внести раскол в украинское общество и помочь Путину легко добиться цели».

По словам одного человека, работавшего в избирательном штабе Януковича в ходе обеих президентских кампаний, Манафорт, не говорящий ни по-русски, ни по-украински, установил с Януковичем тесные деловые отношения, обсуждая с ним (через переводчика) политические и стратегические вопросы во время встреч в сауне и теннисных матчей в роскошном дворце в Межигорье.

Манафорт, сын мэра-республиканца из города Нью-Бритен, штат Коннектикут, был в первых рядах американских политических консультантов, работающих по всему миру. После учебы на юридическом факультете Джорджтаунского университета, где Манафорт возглавлял группу молодых республиканских активистов, он продолжил политическую деятельность и курировал работу съездов Республиканской партии во время президентских кампаний Джеральда Форда (Gerald Ford) и Рональда Рейгана (Ronald Reagan). Затем он расширил свою деятельность, перейдя в международную консалтинговую фирму. В середине 1980-х годов его клиентом, в частности, был ангольский лидер Жонас Савимби (Jonas Savimbi).

Манафорт учил Януковича тому, как выглядеть и говорить, чтобы быть похожим на американского политика. По мнению многих, возглавлявший Партию регионов Янукович всем своим видом (итальянскими костюмами и темными волосами, расчесанными на пробор и тщательно уложенными) стал напоминать Манафорта.

Как следует из рукописной бухгалтерской книги Партии регионов, найденной впоследствии в ее головном офисе, за пять лет — с 2007 по 2012 годы — Манафорт получил в виде денежных выплат не менее 12,7 миллиона долларов. Антикоррупционное бюро Украины и ФБР ведут расследование, пытаясь выяснить, отражены ли в бухгалтерской книге какие-либо незаконные платежи Манафорту и другим. Пресс-секретарь Манафорта говорит, что после получения денег у того было много расходов, и поэтому полученные суммы не являются прибылью. Согласно документам, полученным Лещенко в киевском офисе Манафорта, сумма одного из указанных в книге платежей на имя Манафорта, совпадает с суммой счета-фактуры, подписанной им в 2009 году. Счет был подписан в рамках сделки по продаже компьютеров общей стоимостью 750 тысяч долларов компании, зарегистрированной в Белизе под названием Neocom Systems Ltd.

Власти Белиза ведут расследование. Даг Сингх (Doug Singh), руководитель фирмы International Corporate Services (ICS), в которой в 2007 году была зарегистрирована Neocom Systems Ltd., говорит, что он получил несколько запросов на предоставление информации из Управления финансовой разведки Белиза, занимающегося расследованием отмывания денег. От дальнейших комментариев власти Белиза отказались. Связаться с Евгением Касеевым, указанным в качестве директора компании Neocom, и получить от него комментарий не удалось. Пресс-секретарь Манафорта усомнился в подлинности счета и сказал, что Манафорту о нем ничего не известно.

Связи Манафорта с пророссийскими политиками не ограничиваются Януковичем и Партией регионов. Как говорит Виктор Медведчук, он познакомился с Манафортом в 2014 году. Медведчук настолько близок к Кремлю, что Путин является крестным отцом его дочери. Он попал под санкции США из-за своей причастности к конфликту на востоке Украины. В письменном ответе на вопросы он сказал о Манафорте, что тот был «лучшим из зарубежных и отечественных политическим консультантов. То, что произошло в США в прошлом году, лишь подтверждает мое мнение». По его словам, с тех пор он с Манафортом не общался. Пресс-секретарь Манафорта подтвердил факт этого знакомства в 2014 году, но заявил при этом, что случаев общения непосредственно с Медведчуком не помнит.

По словам партийного чиновника, работавшего с Манафортом, даже после того, как Россия в 2014 году аннексировала Крым, а Янукович бежал в Россию, Манафорт приезжал на Украину 17 раз, заработав не менее миллиона долларов за помощь в переизбрании пророссийских политиков. Пресс-секретарь Манафорта отказался комментировать эту выплату.

По словам человека, знакомого с ситуацией, идею о том, чтобы поработать на Украине, Манафорту первым подал в 2004 году Олег Дерипаска — российский миллиардер, президент и член совета директоров Объединенной компании «Русал», производящей алюминий. Тогда Украина переживала нелегкие времена — в стране шла «оранжевая революция», начавшаяся в знак протеста на фоне обвинений в фальсификации результатов голосования, в результате которой в ноябре 2004 года победу одержал Янукович. Верховный суд назначил новые выборы. Тогдашний партнер Манафорта Рик Дэвис (Rick Davis) приехал в Киев и понял, что помогать уже слишком поздно. Победил прозападный соперник Януковича Виктор Ющенко.

Манафорт прибыл на Украину в 2005 году, чтобы консультировать самого богатого человека страны миллиардера Рината Ахметова, опасавшегося, что президент Ющенко может конфисковать его активы. В том же году Davis Manafort Partners Inc. зарегистрировала офис в Москве по адресу, по которому числилось уже более 80 фирм. Неясно, работал ли московский офис компании на самом деле, но пресс-секретарь Манафорта заявил, что такого отделения компания не открывала. По данным иска, поданного Дерипаской против Манафорта в суд Каймановых островов в связи с ухудшением деловых отношений, за время работы на Украине Манафорт заработал в частном фонде прямых инвестиций Дерипаски миллионы долларов. Дерипаска от комментариев отказался.

Ахметов, бывший в то время крупным спонсором Партии регионов, попросил Манафорта помочь в проведении правительством Януковича парламентской избирательной кампании в 2006 году. Манафорт нанял 40 первоклассных американских специалистов по организации избирательных кампаний, некоторые из которых позже работали в штабе Трампа. Среди них были Тим Юнес (Tim Unes), который впоследствии был организатором митингов Трампа, и Рик Гейтс (Rick Gates).

Трудоголик Манафорт, который отвечает на электронные письма в три часа ночи, и его команда приступили к созданию имиджа Януковича, изображая его сильным лидером, стоявшим в одном ряду с Путиным и канцлером Германии Ангелой Меркель. Крайне важным и новым для Украины элементом стратегии было проведение исследования данных, полученных из фокус-групп, и оптимизация опросов избирателей с целью агитации и пропаганды. Вопросы касались прав русскоязычного населения и противодействия вступлению Украины в НАТО.

«Он стремился затрагивать темы, вызывающие подсознательную и эмоциональную реакцию, — говорит родившаяся в США Катерина Ющенко, жена экс-президента Виктора Ющенко, когда-то работавшая в Госдепартаменте и в Белом доме. — Когда я сказала его людям об этом, выразив свое недовольство, они ответили, что „это — политика". Я сказала, что это не то же самое, что право на владение, ношение и хранение оружия или аборты. Здесь это может привести к войне».

По словам Тараса Чорновила, до 2008 года занимавшего высокий пост в Партии регионов, несмотря на то, что Янукович нанял Манафорта, он продолжал пользоваться услугами и российских советников из Москвы — в том числе члена путинской «Единой России» Вячеслава Никонова и Сергея Глазьева, нынешнего советника Путина по Украине. Пресс-секретарь Глазьева подтвердил, что тот был советником Януковича в период с 2004 по 2009 годы, но с Манафортом не консультировался. Никонов на просьбу прокомментировать ситуацию не ответил. По словам пресс-секретаря Манафорта, он не помнит случаев общения с кем-то из них.

На выборах 2006 года Партия регионов получила наибольшее число мест в парламенте, и Янукович стал премьер-министром. Правда, торжествовал он недолго. В результате его политической борьбы с президентом Ющенко через год были проведены новые выборы. На этот раз Манафорт провел стандартную кампанию. На одном из агитационных плакатов Партии регионов была изображена улыбающаяся светловолосая якобы украинская девушка, держащая в руках ярко-желтый зонт под лозунгом «Стабильность и процветание». На самом же деле, советники Манафорта выбрали из архива фотографию какой-то американской девушки.

Партия Януковича получила неплохие результаты, но его оттеснили в ряды оппозиции после того, как Тимошенко в спешном порядке создала правящую коалицию. В 2008 году тогдашний президент Ющенко объявил о начале кампании с целью возможного вступления Украины в НАТО. Чтобы использовать широкую оппозицию в вопросе вступления в НАТО, команда Манафорта пригнала к зданию парламента грузовик с воздушными шариками с антинатовскими лозунгами и поручила депутатам взять с собой по шарику в зал заседаний.

Надеждам Украины на вступление в НАТО пришел конец после президентских выборов 2010 года. При содействии Манафорта Янукович с небольшим отрывом победил. В апреле того года Манафорт подготовил первый визит Януковича в Вашингтон в качестве главы государства. По словам человека, знакомого с ситуацией, он посоветовал Януковичу отказаться от оставшихся у Украины запасов высокообогащенного урана, Украина отказалась от своего ядерного оружия в 1994 году, и отказ от урана был не слишком ощутимой потерей. Зато благодаря отказу от урана Януковичу удалось завоевать главный приз — фото, на котором он с сияющим видом запечатлен рядом президентом США Бараком Обамой.

Через несколько месяцев после победы на выборах Янукович приказал начать уголовное расследование в отношении Тимошенко, в результате которого она была приговорена к семи годам тюремного заключения. Ее преследование, вызвавшее осуждение во всем мире, стало затем предметом горячих споров в процессе обсуждения Украиной и Евросоюзом соглашения об ассоциации.

Манафорт от имени Министерства юстиции Украины вплотную занимался привлечением фирмы Skadden Arps Slate Meagher & Flom LLC к составлению пространного отчета об уголовном процессе в отношении Тимошенко. Согласно документам, обнаруженным украинской прокуратурой, он встречался с министром юстиции Украины Александром Лавриновичем с тем, чтобы рассмотреть возможность заключения договора со Скэдденом, и вел электронную переписку с партнером Скэддена Грегом Крейгом (Greg Craig). Министерство согласилось выплатить Скэддену всего 12 тысяч долларов, что меньше той суммы, которая от нее требовалась для размещения государственной заявки на выполнение работ. Но в будущем Скэддена ждали гораздо более солидные суммы.

Основываясь на изученных документах, работники прокуратуры считают, что Манафорт составил совместно с консалтинговой компанией FTI Consulting шестистраничный стратегический план подачи информации по докладу Скэддена в СМИ. В докладе, опубликованном в конце 2012 года, были раскритикованы некоторые вопросы уголовного дела, но был сделан вывод, что обвинение Тимошенко обосновано и подкреплено доказательствами, а ее процессуальные права нарушены не были. После выхода документа Скэдден подписал в 2013 году новый контракт с Министерством юстиции, предусматривавший проведение «дополнительных работ», и выплатил фирме миллиона долларов. Как отметила прокуратура, никакой дополнительной работы выполнено не было. Компания FTI Consulting от комментариев отказалась.

На просьбы о комментариях Крэйг не ответил. В ФБР от комментариев отказались. Пресс-секретарь Манафорта сказал, что «у г-на Манафорта нет оснований считать, что» в докладе Скэддена «было что-либо предосудительное». Комментировать доклад или денежные выплаты пресс-секретарь Скэддена отказалась, заявив лишь, что «мы сотрудничаем и будем продолжать сотрудничество с теми, кто обращается с соответствующими запросами».

После того, как Скэдден подготовил свой доклад, Манафорт начал готовить Партию регионов к очередным парламентским выборам, намеченным на октябрь 2012 года, и привлек к работе Тони Фабрицио (Tony Fabrizio), который позже стал главным специалистом в штабе Трампа по изучению общественного мнения. По заявлению международных наблюдателей, для этих выборов было характерно злоупотребление государственными ресурсами и отсутствие прозрачности в финансировании политических партий.

Манафорт посоветовал Януковичу продолжать работу по подготовке соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Но ЕС настаивал на том, чтобы он освободил Тимошенко. А Путин требовал, чтобы он отказался от соглашения. В ноябре 2013 года Янукович прекратил переговоры с Евросоюзом. Это вызвало массовые протесты.

Тысячи людей вышли на Площадь независимости в Киеве, разбив там палаточный городок. В 2014 году — непосредственно перед тем, как Янукович бежал в Москву — было убито более 100 человек. Украинская прокуратура расследует это убийство, пытаясь установить виновных, и анализирует полученные путем взлома СМС от дочери Манафорта, Андреа (Andrea Manafort), о роли ее отца в подавлении восстания. В ее СМС говорится о том, что их деньги — «кровавые деньги». На просьбы прокомментировать ситуацию Андреа Манафорт не ответила.

Через несколько месяцев после того, как Россия аннексировала Крым, Манафорт вернулся на Украину, чтобы консультировать пророссийскую партию, теперь известную как «Оппозиционный блок», в ходе подготовки к парламентским выборам 2014 года, вновь задействовав Тони Фабрицио. По словам Нестора Шуфрича, одного из лидеров партии, Манафорт настаивает на том, чтобы они выступали против НАТО и выражали интересы русских, живущих на востоке страны. Шуфрич считал, что у них нет шансов, но партия получила почти 10% голосов, и теперь у нее 29 места в парламенте. По словам другого партийного функционера, Манафорт лично утверждал список кандидатов.

Шуфрич говорит, что партия заплатила Манафорту примерно миллион долларов. Они вдвоем отпраздновали победу за бутылкой коньяка в киевском офисе Манафорта.

«Средства, вложенные в Манафорта, окупились — говорит Шуфрич. — Он — гений».

Украина. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2187998


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2187996

Есть два способа нанести удар по России — Рефат Чубаров о Крыме и том, как убрать Путина

Глава Меджлиса считает, что рано или поздно Путин переступит черту

Лилия Рагуцкая, Апостроф, Украина

В истории аннексии Крыма до сих пор остается много белых пятен. Председатель Меджлиса крымско-татарского народа, народный депутат Рефат Чубаров не уверен ни в одной из выдвигаемых версий захвата россиянами полуострова.

В первой части интервью «Апострофу» один из лидеров крымских татар рассказал о моменте, когда можно было остановить аннексию, о том, что сейчас мешает мировому сообществу принять более решительные меры в ответ на российскую агрессию и какая судьба ждет президента РФ Владимира Путина.

— Недавно вы заявили о начале сбора подписей под обращением крымских татар к международному сообществу с требованием деоккупации Крыма. О чем конкретно говорится в этом обращении?

— Мы действительно на исполнительном совете Всемирного конгресса крымских татар утвердили специальную форму и теперь начали кампанию по сбору подписей. Наша цель — собрать в разных странах мира миллион подписей до 10 декабря, международного Дня прав человека, когда мы планируем завершить кампанию. Обращение вместе с подписями мы направим в адрес уважаемых международных организаций.

Мы хотим снова привлечь внимание международной общественности к тому, что происходит в оккупированном Крыму, что происходит на Востоке Украины. И мы хотим убедить всех в том, что без решения кардинальных проблем, которые возникли в результате прямой военной агрессии России против Украины, мир не сможет дальше двигаться.

— Думаете, там этого не знают? Тем не менее, по сей день мы видим только «глубокую обеспокоенность» и «озабоченность» со стороны мирового сообщества и международных организаций. Да, есть экономические санкции в отношении России, но они не столь эффективны и не так быстро действуют, как нам бы хотелось. Имеете другое видение того, что мир может и должен сделать?

— Да. Нас всех не устраивает медлительность тех мер, которые мир принимает в ответ на российскую агрессию. Нам хочется, чтобы санкции были более эффективными, и чтобы для России были перекрыты все пути — и водные, и морские, и воздушные… Нам очень хочется решительных действий! И они бы были, если бы агрессором выступал кто-то другой, а не Россия.

— Почему?

— Потому что Россия имеет очень высокий ядерный потенциал, она — одна из мощнейших ядерных держав мира. К тому же, Россия является постоянным членом Совета безопасности ООН и способна блокировать почти все дипломатические, правовые усилия цивилизованного мира.

Тем не менее, международное сообщество осознает угрозу, которая нависла над миром вообще. Особенно это ощущают страны, территориально близкие к России, которые в своей истории уже имели очень трагические этапы взаимоотношений с этим государством. И при том, что шаги на противодействие России являются недостаточными, они, вместе с тем, удерживают агрессора от дальнейших агрессивных действий в отношении Украины, да и, возможно, других государств.

Но вы правы в том, что мир еще не нашел такие формы давления на Россию, чтобы заставить ее вернуться в рамки международного права, которые она так грубо перешагнула в феврале 2014 года.

— А вы видите такие формы давления?

— Вижу. Они известны. Просто мир пока не решается их применять. В первую очередь, это абсолютное усиление экономических санкций. Много экспертов говорит о двух основных путях. Первый — это необходимость введения эмбарго на российские энергоносители. Сегодня бюджет России держится на многомиллиардных прибылях от поставок нефти и газа в западноевропейские страны. Таким образом, эмбарго стало бы очень эффективным механизмом. Это был бы разрушительный удар по России. Но при условии, что это эмбарго длилось бы не меньше года. Лучше — больше.

И второй — это полная изоляция России в рамках существующих правовых отношений, изоляция российских политиков, начиная с самого Путина, и отключение России от банковской, финансовой системы мира. Дело в том, что мир очень рационален. И в российской власти, насколько бы вертикально выстроенной она ни была, есть много людей, для которых собственные интересы и, несколько меньше, корпоративные интересы — важнее того, что думает Путин. И мир должен создать такие условия, чтобы не просто российская власть в целом чувствовала себя некомфортно, а чтобы часть этой власти поставила себе целью убрать Путина.

По мнению Рефата Чубарова, только полная изоляция России станет настоящей формой давления, которая заставит ее вернуться в рамки международного права, которые она грубо перешагнула в феврале 2014 года.

Проще говоря, те меры, о которых я говорил — эмбарго на энергоносители, отключение от мировой банковской системы, полная изоляция российских политиков — все это просто заставит часть политической элиты России решать вопросы восстановления своего статуса, своего комфорта за счет отстранения Путина. Это надо делать.

— И все это, о чем вы рассказали, есть в обращении, под которым собираете подписи?

— Нет, там такой детализации нет. Это же только мое видение, рассуждения. Но, хочу отметить, то, что я сейчас озвучил, в тех или иных вариациях обсуждается повсюду. Просто пока не созрела ситуация, чтобы запустить хотя бы часть этих механизмов. Я иногда очень горько шучу и говорю, что нам еще должен помочь Путин, он должен что-то совершить — один-два таких очень ощутимых плевка против достоинства мира. Против людей, против стран, как он это делал и в предыдущие годы: и с малазийским самолетом, и с вмешательством в выборы уже во многих странах… Это уже почти доказано.

Все понимают, что с Путиным договориться нельзя. С ним невозможно достичь компромисса, потому что Путин допускает диалог, о котором так часто говорит, только на тех условиях, которые существуют у него в голове. Проще говоря, Путин не является человеком диалога, он является человеком войны. И в какой-то момент, я думаю, он перейдет ту черту, после которой в отношении России будут приняты даже жестокие меры. Но здесь есть очень большая угроза, как бы перейденная граница не стала последней для человечества, как бы не стало слишком поздно.

— Речь о том, что крайне важно, чтобы его окружение поняло, что он им вредит, быстрее, чем он успел бы воспользоваться ядерным оружием?

— Вы знаете, в прошлом году я выступал в Европарламенте. Там проходило совместное заседание нескольких комитетов — и они пригласили нас, крымских людей. И вот я там выступал, пытался просто объяснить более доступно эту идею. Я просто сказал: «Знаете, у нас практически нет времени. Вы понимаете, что мы не сможем убедить Путина вернуться в рамки правил, он уже никогда не вернется. Итак, забудем про Путина». Мы не сможем с вами убедить российское общество в том, что оно, общество, имеет какие-то рычаги влияния на российскую власть. В условиях тотального зомбирования это почти невозможно. Точнее — возможно, но на это ушло бы слишком много времени. Поэтому у нас остается только окружение Путина, особенно, экономическое окружение. И я сказал: «Мы должны их взять и так сжать, чтобы они уже не могли просто дышать», — и проиллюстрировал это жестом невольно, как именно сжать. И слышу — кто-то мне из зала кричит: «Отпусти, им больно!» (смеется).

Они поняли, что я хотел сказать. Я говорю: «Они должны зайти к нему и сказать — уходи, потому что так нельзя». Я не фантазирую, в России вопрос с Путиным решится или через внутренний мятеж, или через куда более трагические события.

— Есть вероятность, что он не переживет этого всего? Возможна ли физическая ликвидация Путина, по вашему мнению?

— Он себя загнал настолько глубоко под землю, что оттуда нет возврата. Он не просто захватил часть украинской территории — Крым, он не просто начал войну на Востоке Украины, он перешел любые границы сосуществования с мировым сообществом. Такое уже не прощают. И если и будет какой-то временный поворот, если с ним будут говорить — это будет только ради того, чтобы потом его добить. Путина будут добивать политически.

— Вы с ним когда-нибудь пересекались лично?

— Нет.

— А его персональную роль в том, что случилось за последние 3-4 года, как оцениваете?

— Есть люди, которые очень хорошо его знают, знают лично, и они имели возможность за ним наблюдать в течение какого-то времени — наверное, они больше подходят на роль объективных экспертов. Я к этому вопросу подхожу просто как историк.

Мне кажется, что, когда он почувствовал себя хозяином России, у него в голове что-то перемкнуло. Те сигналы, которые Путин озвучивает, относительно каких-то сакральных моментов в истории России, духовных скреп и прочего — это смесь самых примитивных, самого низкого уровня черносотенных взглядов. И в то же время, в нем чувствуется такая, присущая также Сталину, святая уверенность в том, что он как владыка России имеет особый статус. И этот статус ему не просто дает право, а обязывает его диктовать миру свои условия.

Возможно, именно это и имела в виду госпожа Меркель, когда говорила, что Путин живет в каком-то своем нереальном мире. Помните это ее известное высказывание? Я думаю, она абсолютно права. Он уже принес — и никто не знает, сколько еще принесет — горя и страданий не только своим соседям, но и российскому обществу. Просто России в очередной раз не повезло с правителем. Хотя, наверное, дело не в невезении. Просто Россия продолжает повторять одну и ту же ошибку: она всегда доверяется тем, кто обещает ей особый статус. Это понимание — или ожидание, или утверждение — какой-то якобы своей особенности… Не уникальности, это другое. Каждый человек — уникален, каждая нация — уникальна. А своей такой особенности в мире — это позиция, которая веками укреплялась, воспитывалась в русской среде. Два столетия — так точно. И именно поэтому Россия время от времени и рождает таких правителей.

Остается только пожалеть этническую русскую нацию за это. Но рано или поздно они, как в свое время немцы, должны все это отбросить. И не отдавать власть таким правителям, как Сталин, Путин и другие.

— Я не помню случая, чтобы русские хоть раз признали свои ошибки, попытались исправить их, извинились, в конце концов, перед теми, кому причинили зло.

— Вы знаете, я иногда вспоминаю то, что говорил вашим коллегам в интервью в первые дни оккупации Крыма. Я говорил тогда, что есть несколько факторов, которые остановят Путина. Я говорил о международном сообществе, я говорил о международном праве — всем том, что впоследствии оказалось не очень эффективным. Но я говорил также о том, что российский народ не даст Путину воевать с украинским народом. Я был почти уверен, что где-то там, в больших городах, в Санкт-Петербурге или в Москве, на улицы выйдут тысячи и тысячи людей и скажут: «Нет, мы не пойдем войной против Украины!»

Я так глубоко ошибся! Я и до сих пор не могу себе объяснить все причины того, почему русская этническая нация, россияне, оказались в таком духовном упадке, когда некоторые отдельные институты, скажем, Русская православная церковь, перестали для них быть предохранителями от такого нехорошего поведения.

— Более того, РПЦ еще и стимулирует к продолжению существующей политики…

— Теперь надо над этим думать. Надо. Можно было бы сказать, что это не наши проблемы. Но Россия всегда будет оставаться нашим соседом. И хотелось бы, чтобы больше они к нам просто не шли войной. Для этого они должны просто подумать о себе. Не о нас. Пусть они думают о себе. Но о себе не с тех позиций, которые для них сейчас кажутся наиболее верными и справедливыми, не с тех позиций, которыми их каждый вечер забрасывают российские телеканалы, а с позиций, что они должны уважать себя и уважать своих соседей.

— Сейчас, когда прошло больше трех лет после начала аннексии, как вы считаете — это было спонтанное решение со стороны Кремля? Они подобрали то, что «плохо лежало», то есть не смогли устоять перед искушением воспользоваться нашей слабостью и фактически безвластием? Или что-то подобное планировалось давно?

— Я сам порой над этим думаю. У меня нет уверенности ни в одной из этих версий, которые озвучивают другие. Даже в том, что на эту тему говорю я сам, до конца я не уверен. Надо искать документальные подтверждения.

Впрочем, мне кажется, что все-таки Россия имела разные сценарии, но ни один из них не был утвержден как единственно правильный. Я не хочу опираться на показания и самого Путина, потому что он говорил очень часто и очень разные вещи. И многое из того, что он говорил, оказалось потом неправдой.

— Он фактически сам себя и опровергал.

— Если вы помните, буквально за пару недель до начала захвата Крыма он в интервью, отвечая на вопрос журналистов, не нападет ли Россия на Украину, сказал: «Как вы так можете? У нас есть договор, это наши братья» и все такое… А потом Россия напала.

В первые дни, когда появились так называемые «зеленые человечки», он говорил, что это не российские войска, что можно в любом военторге купить любую одежду и прочее. Но если вы помните фильм «Возвращение в родную гавань», Путин там говорит о том, что в ночь на 23 февраля он проводил срочное ночное совещание с руководителями спецслужб и уже под утро, когда он остался наедине с несколькими приближенными людьми, он им сказал: «Пора!» Это он дает такое интервью в фильме.

Мне кажется, это «пора» в его голове имело такой вид примерно: начну, посмотрю на реакцию, если будет возможно — пойду дальше. И первые дни в Крыму напоминали знакомый каждому из нас с детства сюжет. Это не мое сравнение, об этом говорил тогдашний посол Литвы в Украине Пятрас Вайтекунас. Он тогда приехал в Крым, мы с ним немало говорили о том, что происходит. И однажды он сказал: вспомни, как в детстве — есть группа детей воспитанных, они вместе во дворе играют. И тут приходит хулиган. Он выбирает самого слабого — и толкает его. Не сильно, слегка так. И вроде бы и другие дети достаточно сильные и могли бы остановить того хулигана, но они этого не делают. Потому что воспитанные. Кто-то улыбается, кто-то прячет глаза, кто-то отворачивается или вообще домой идет… Хулиган видит, что малыша никто не защищает — и бьет его дальше. Сбивает с ног. Добивает…

Вот Путин что-то подобное делает с Украиной, с Крымом. Одна команда захватила административные здания — нет сопротивления, украинские войска не вмешиваются, правоохранители молчат, мир шокирован, но молчит. Далее — захват самолетов, затем — переброска войск десантными кораблями, окружение украинских военных гарнизонов, перекрытие перешейка с материковой Украиной… Путин в какой-то момент для себя сделал вывод, что ему это позволяют.

А отсюда уже пошла война на Востоке Украины. Потому что дальше у него уже, я думаю, окончательно съехала крыша, и он реально планировал взять эту огромную полосу, начиная от Харькова, и по всему югу до Одессы — и так бы он сомкнулся с Тирасполем. Я уверен, что он так и хотел. Вот откуда эти ситуации в Одессе, в Харькове — настоящие, почти вооруженные драки (в 2014 году). Вот откуда и Донецк с Луганском, и Мариуполь, и попытка взять военных, дестабилизировать ситуацию в Запорожье, в Херсонской области… Это был его план А.

— Сейчас понятно, что, наверное, должна была бы украинская армия как-то не так отреагировать на то, что происходило в те дни. Понятно, что при той непонятной ситуации с государственной властью более четкая реакция Киева должна была бы быть. Понятно, что мир отреагировал слишком мягко и вяло. Но если бы вы имели возможность сейчас, с сегодняшним знанием ситуации и пониманием последствий, вернуться туда, в момент начала аннексии — что бы вы, крымские татары, в целом сделали иначе? Как бы попытались не допустить того, что случилось?

— К сожалению, в то время уже нельзя вернуться, ибо история не знает сослагательного наклонения. Но тогда во всей исполнительной власти не нашлось никого, кто бы просто жестко сказал всем: собираемся у меня или там-то и там-то…

Вечером 26 февраля 2014 года (перед зданием Верховного совета Крыма состоялся многотысячный митинг крымско-татарских активистов в поддержку территориальной целостности Украины — прим.ред.), когда мы расходились с площади, мы были полностью убеждены, что защитили Крым, Украину. Все так думали. Я помню, о чем говорилось на всех украинских телеканалах, в интервью, в телефонных разговорах…

Я был уверен в том, что эта угроза, которая, было, нависла, отведена, и теперь уже очень трудно, турбулентно, но исполнительная власть начинает внутренний крымский диалог с Украиной, то есть с Киевом. Но этого не произошло.

Теперь я знаю больше. Мы имеем материалы следствия над Ахтемом Чийгозом (заместитель председателя Меджлиса крымско-татарского народа, который был задержан в 2015 году в Крыму, оккупационная власть инкриминирует ему организацию массовых беспорядков — прим.ред.). И как бы критично мы не относились к материалам, собранным российскими следователями, там есть очень интересные моменты. Например, там есть показания одного из бывших украинских милиционеров, который теперь служит в российской полиции. И он говорит о том, что около 10 часов вечера 26 февраля режим охраны государственных зданий в Крыму, в частности, Верховного совета Крыма и Совета министров Крыма, был переведен с особого режима на обычный. То есть кто-то пришел к выводу, что нет никаких причин сохранять усиленный режим охраны, отдал приказ — и люди разошлись, остались там 4 или 5 милиционеров на постах… Эти показания натолкнули меня на мысль, что все с самого начала в Крыму готовилось с опорой на местных правоохранителей. Потому что такой приказ не мог быть отдан из Киева — вероятнее всего, он прошел по Главному управлению МВД Украины в Крыму.

Как бы там ни было, был короткий промежуток времени, когда все можно было остановить. Речь о периоде с самого утра 27 февраля, когда поступила информация о захвате неизвестными лицами зданий Верховного совета Крыма и Совета министров, и до 28 февраля, где-то до обеда, когда началось прямое десантирование российских войск из России.

Первыми непосредственно вовлеченными были военные Российской Федерации, которые находились на базах Черноморского флота РФ. Но надо понимать, что базы Черноморского флота были не только в Севастополе. Они были разбросаны по Крыму, в том числе, и под Симферополем, под Евпаторией, под Саками и тому подобное. Я сейчас не могу сказать, что было бы, если бы было сопротивление. Кое-кто убежден, что Путин бы дальше не пошел, если бы увидел хоть какое-то сопротивление. А кое-кто считает, что он запустил бы другой сценарий, уже силовой — и Крым превратился бы в арену военных действий.

— А вы лично к какому варианту склоняетесь?

— Я знаю, что, когда уже началась прямая фаза оккупации со стороны Керчи, Феодосии, когда уже колонны днем и ночью ехали по Крыму — в Симферополе, в других городах ночью по улицам стало слоняться много групп людей. Они подходили к зданию Меджлиса крымско-татарского народа, других объектов. Это были так называемые казаки. Но уже тогда было заметно, что в каждой группе этих казаков было несколько человек, которые выделялись на фоне других. Они были в такой же одежде, как и остальные, выглядели такими же ряжеными клоунами, но наши ребята видели у них автоматы.

Это потом мы узнали, что было переброшено несколько сотен резервистов — казаков из Ставропольского, Краснодарского края. И они были главными среди местных крымских маргиналов, которые тоже вышли на улицы. И мы — и я, и мои коллеги — не отбрасывали сценария, когда ради того, чтобы объяснить миру, что происходит в Крыму, в выгодном для России свете, Кремль попытается спровоцировать физическое столкновение между людьми. Я был почти уверен в том, что таков один из основных сценариев.

И тогда мы приняли решение, которое реализовали практически во всех местах компактного проживания крымских татар. И днем, и ночью у нас молодежь была организована. Хотя и безоружна. У нас действительно не было оружия. Мы бы, возможно, и хотели — но его не было. Молодежь была организована, и мы охраняли наши поселения. А в некоторых других местах, где мы жили не компактно, а смешанно с представителями других национальностей, к такому патрулированию мы пригласили и их. И много где люди откликнулись. Потому что не только крымские татары не понимали тогда, что же происходит. Все чувствовали только, что происходит что-то плохое, и никто не знал, чем все завершится.

Угроза провокаций была очень высокой. Во-первых, это очень легко сделать. Во-вторых, у России в этом деле есть большой опыт. Тот же Кавказ. И мы тогда об этом думали. Они могли где-то совершить убийства людей — и обвинить в этом крымских татар. А дальше показать так, будто разъяренная толпа с оружием и этими казаками врывается в поселения крымских татар, убивает 50-60 человек (не важно сколько) — а Россия уже тогда вводит войска и «наводит порядок». И настаивает на этом перед миром — мы здесь порядок наводим, никаких других целей у нас здесь нет.

Нас предупреждали, что может быть. И уже потом, через несколько месяцев после захвата Крыма, люди из Москвы, которые нам симпатизировали, говорили нам о том, что вариант с таким провоцированием массового побоища на полуострове, направленного против крымских татар, со многими смертями, в Кремле держался несколько недель. Пока они сами от него не отказались. По каким причинам — мне трудно сказать.

— Украинские военные, которых вместе с тогдашним официальным Киевом часто обвиняют в бездействии, не отвечали агрессору по похожим причинам, я так понимаю…

— Для того, чтобы полностью понять причины именно такого поведения украинских военных, надо было тогда быть вместе с ними. Я был с ними на одной территории. Но я не был в их гарнизонах. Хотя ко мне приходили украинские командиры, и мы вместе обсуждали, что же нам дальше делать.

Ясно, что я не мог им много чего посоветовать или, тем более, давать какие-то указания, только говорил, что они должны связаться со своим командованием в Киеве. Но я помню их мотивацию. Их семьи находились среди остальных жителей Крыма — очень разных. Они боялись за своих детей. Они уже не доверяли друг другу, уровень дисциплины был чрезвычайно низок.

В украинской армии на протяжении многих лет не было даже намека на план действий в случае, если агрессором будет Россия. Никто в это просто не верил, даже мысли не допускал… Помню, ко мне однажды пришли несколько командиров сакского гарнизона, в том числе, из батальона охраны не самого сакского аэродрома, а «Нитки» — был у них там такой военный объект, где пилоты учились, отрабатывая взлет-посадку на авианосцы. И вот они посидели у меня в штабе, мы поговорили — а один из них тогда попросил остаться на минуту, когда все уже уходили. И когда мы остались наедине, он вдруг и говорит: «Прости меня. Мы были уверены, что у нас здесь враги — крымские татары. Нас так учили»…

— Разве это не подтверждает косвенно мнение, что Россия готовилась к оккупации полуострова задолго до 2014 года?

— Просто армии не было. Даже начиная от принципа формирования. Даже я, человек, далекий от военной сферы, сейчас понимаю: нельзя было в Крыму формировать армию по территориальному признаку. Ибо, как мы все увидели, военные, прежде всего, подумали о своих семьях, о своих детях. И, знаете, возможно, кто-то их и обвиняет в предательстве, в том, что между государством и собственными детьми они выбрали детей. А я думаю, что об этом надо было нашему командованию и военным теоретикам хорошо подумать. Почему было не отправлять в Крым служить офицеров, ребят из Львова, из Житомира, из Винницы? Чтобы можно было мгновенно, как только, не дай Бог, начались бы какие-то проблемы, вывезти оттуда членов их семей, а они сами могли остаться и защищать свое государство?

Продолжение интервью читайте на «Апострофе» в ближайшее время.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2187996


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2187987

Непредсказуемость Дональда Трампа дестабилизирует мир

Гидеон Рахман (Gideon Rachman), Financial Times, Великобритания

Дональд Трамп очень гордится своей непредсказуемостью. Президент США часто хвастается, что он — в отличие от Барака Обамы — не демонстрирует всему миру, что именно он планирует сделать.

Однако сейчас, во время первой президентской зарубежной поездки г-на Трампа, издержки его непредсказуемости становятся очевидными. Многие из союзников Америки встревожены и растеряны, а противники Америки — и в особенности Китай и Россия — пользуются происходящим к своей выгоде.

Проблема заключается в том, что г-н Трамп склонен относиться к иностранным странам как к конкурентам по бизнесу, которых надо либо очаровывать, либо выбивать из колеи. Президент называет это «искусством сделки». Однако в дипломатии непредсказуемость бывает опасна — особенно, когда речь идет о союзниках, которых необходимо убеждать в последовательности американской политики. Эти страны строят свою глобальную стратегию на вере в стабильность и надежность США.

Когда г-н Трамп намекает, что ключевым обязательствам Америки — от НАТО до Североамериканской зоны свободной торговли — возможно, больше не следует доверять, он подрывает веру в то, что можно доверять самой Америке. А так как возглавляемые США альянсы служат опорой всей международной системы безопасности, это может в результате грозить мировой нестабильностью.

Тот факт, что г-н Трамп обратился на этой неделе к союзникам в Саудовской Аравии и в Израиле с рядом успокоительных заявлений — и, возможно, сделает то же самое в Брюсселе — не отменяет неопределенности, которую президент успел создать до этого.

Фактически миру сейчас приходится иметь дело с тремя уровнями неопределенности, связанной с г-ном Трампом. К первому относится политический курс президента, ко второму — его темперамент, к третьему — устойчивость его положения. На фоне бушующих сейчас в Вашингтоне скандалов вполне оправданно задаваться вопросом о том, будет ли г-н Трамп занимать свой пост через год.

На политическом уровне г-н Трамп уже совершил несколько головокружительных маневров. В ходе своего визита в Саудовскую Аравию он назвал ислам «одной из великих мировых религий», хотя перед этим призывал запретить всем мусульманам въезд в Соединенные Штаты. Он объявил, что НАТО «изжила себя», а затем это опроверг. Он назвал Китай валютным манипулятором, а потом передумал.

Он осудил гуманитарные интервенции на Ближнем Востоке, а затем ударил ракетами по Сирии, чтобы наказать ее режим за использование химического оружия. Он хвалит то Брексит, то Евросоюз. Его отношения с Россией — загадка внутри головоломки.

Да, президента Обаму тоже иногда обвиняли в непостоянстве по отношению к союзникам. Начиная свое зарубежное турне с Саудовской Аравии и Израиля, г-н Трамп пытается наладить контакт с двумя странами, которые были особенно недовольны администрацией Обамы.

Однако, хотя Саудовская Аравия и Израиль — часть небольшой группы союзников США, которые радовались победе г-на Трампа, даже они недовольны неоднозначностью позиции Белого дома. В ходе своей кампании г-н Трамп обещал разорвать ядерную сделку с Ираном, которая крайне не нравилась Саудовской Аравии. Тем не менее, несмотря на жесткие слова, сказанные им про Иран в Эр-Рияде, г-н Трамп пока соблюдает условия этой сделки. Он также обещал перевести посольство США в Израиле в Иерусалим, но теперь, похоже, передумал.

В обоих случаях президент США скорее всего принял правильное решение, отказавшись от неразумных предвыборных обещаний, но это не отменяет впечатления о нем, сложившегося в стране и за рубежом, как о человеке, на слово которого нельзя положиться.

Сомнения, связанные с особенностями личности и темперамента г-на Трампа, усиливаются с каждым резким «твитом» из Белого дома. Каждому союзнику США теперь придется дважды подумать, прежде чем решать, может ли он полагаться на обязательства этой администрации. Что если г-н Трамп изменит свою позицию? А если его президентская власть с грохотом рухнет, не придется ли расплачиваться за слишком тесное сближение с его Белым домом?

Чем больше возникает вопросов о международной роли Америки в эпоху Трампа, тем активнее соперничающие со сверхдержавой на международной арене страны извлекают выгоды из этой ситуации — что вполне естественно. Министр иностранных дел России Сергей Лавров с трудом скрывал свое радостное настроение в ходе визита к г-ну Трампу в Овальный кабинет.

Именно тогда г-н Трамп, по-видимому, сказал собеседникам, что он уволил главу Федерального бюро расследований, потому что тот — «полный псих». Кроме того, Россия, пользуясь тем, что Запад занят своими проблемами, укрепляет свои позиции на Балканах и на Ближнем Востоке.

В свою очередь, поражает контраст между вашингтонским хаосом и уверенностью Пекина. На той же самой неделе, когда администрация Трампа беспорядочно металась, пытаясь справиться с последствиями увольнения Джеймса Коми (James Comey), президент Си Цзиньпин принимал у себя в стране самую большую группу высокопоставленных иностранных гостей со времен Пекинской олимпиады 2008 года. Китайский проект «Один пояс и один путь», предполагающий многомиллиардные инвестиции в инфраструктуру по всей Евразии, привлек в столицу Китая представителей более 100 заинтересованных стран. Если будет построена хотя бы половина обещанных объектов, это будет означать создание ориентированной на Китай инфраструктурной сети, которая будет обладать огромной экономической и геополитической значимостью.

Богатство Китая, его дальновидность и уверенность в будущем заставляют сейчас многих говорить об «азиатском столетии». Президентское правление Трампа, напротив, рискует стать символом упадка Запада.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2187987


США. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2187984

Вливание денег в США странами Персидского Залива: налагаемая «дань» или законные инвестиции?

Ахмад Талиб (Ahmad Talib), Sasapost, Египет

Инвестиции стран Персидского залива являются неотъемлемой частью американской экономики, несмотря на ее огромные масштабы. Эти средства оказывают влияние на жизненно важные отрасли экономики страны. США проявляют большой интерес к деньгам стран Персидского залива. Однако остается несколько вопросов, самыми главными из которых являются: как США смогли собрать «дань» со стран Залива? Какова цель стран Залива? Эти «поборы» являются принудительными или добровольными?

Заявления президента США Дональда Трампа во время избирательной кампании о Саудовской Аравии дают четкое представление о связи американцев с финансами Персидского залива. Трамп считает, что его страна имеет законное право на эти деньги, которые являются оплатой за услуги по оказанию безопасности Саудовской Аравии. Однако считают ли страны Персидского залива — так же, как и США, — что они платят за безопасность или они только инвестируют для получения прибыли?

(1) Связь нефти и долларов спасла Америку от банкротства

Турецкий экономист Ахмед Зекраллах напоминает, что американо-саудовские отношения имеют долгую историю. Саудовская Аравия спасла доллар и экономику США от банкротства. После заключения Бреттон-Вудского соглашения все страны мира оказались связаны с долларом. Американский доллар стал использоваться наравне с золотом. Однако после войны во Вьетнаме и тяжелых потерь, которые понесли вооруженные силы США, некоторые страны требовали от Америки обменять доллары на золото. Экономика США находилась на грани банкротства из-за неспособности превратить доллары в золото.

«Саудовская Аравия начала помогать США в 1973 году, заключив соглашение, согласно которому каждый баррель нефти, купленный у Саудовской Аравии, будет оцениваться в долларах США. В 1974 году все страны ОПЕК согласились оценивать свои нефтяные ресурсы в долларах, что позволило ему стать мировой валютой и положить начало эпохи нефтедолларов», — сказал Зекраллах в своем заявлении для Sasa Post. Он считает, что помощь Саудовской Аравии экономике США создала негласный союз между двумя странами, сохраняющий стабильность в течение долгого времени. Саудовцы всегда приходят на помощь своим американским друзьям, но в последнее время количество саудовских инвестиций в Соединенные Штаты заметно снизилось.

Ахмед Зекраллах заявил, что оружейные сделки являются одним из главных аспектов продолжающегося сотрудничества между странами Залива и США. Саудовская Аравия является крупнейшим в мире импортером американского вооружения. Кроме того, Зекраллах добавил, что инвестиции из стран Персидского залива играют важную роль в экономике США.

(2) Оружие: «взятка», чтобы успокоить американцев

США являются одними из главных экспортеров оружия в мире. А страны Персидского залива представляют едва ли не самых важных клиентов Вашингтона. Согласно данным исследований проведенных Стокгольмским международным институтом исследования проблем мира (SIPRI) США возглавляют список стран-экспортеров оружия. На их долю приходится 33% общего объема военного экспорта. А Саудовская Аравии является крупнейшим импортером американского вооружения, на чью долю приходится 13% от американского экспорта оружия. Кроме того, SIPRI отметил, что в 2012-2016 годах Саудовская Аравия увеличила объем импорта на 212% по сравнению с 2007-2011 годами, в то время как импорт вооружений Катаром вырос на 245%.

Катар занимает первое место в рейтинге стран-импортеров американского оружия. По данным агентства по оборонному сотрудничеству и безопасности США (DSCA) стоимость его сделок с США достигла 21,881 миллиарда долларов. На втором месте идет Кувейт: он купил оружие на сумму 11,837 миллиарда долларов. Госдепартамент США заявил, что США продали оружие для Катара, Кувейта, Саудовской Аравии и ОАЭ на общую сумму около 40 миллиарда долларов в течение 2016 года.

Агентство Reuters цитирует неназванного высокопоставленного американского чиновника, который заявил, что США близки к завершению ряда оружейных сделок с Саудовской Аравией, стоимость которых может составить около 100 миллиардов долларов. В течение десяти лет общая стоимость сделки может превысить 300 миллиардов долларов, что поможет Саудовской Аравии увеличить свои оборонные возможности. Эта сделка проходит на фоне обещания президента США Дональда Трампа стимулировать развитие экономики США за счет увеличения рабочих мест в сфере производства, а подобные сделки могут помочь ему достигнуть поставленной цели.

Кроме того, сайт Arabi21 сообщил, что то, что сейчас происходит в отношениях между Вашингтоном и Эр-Риядом является своеобразной «данью века», пояснив, что сумма, которую США получит от оружейных сделок или инвестиций в свою инфраструктуру не просто «взятка» Саудовской Аравии, чтобы успокоить американцев.

(3) Инвестиции в обмен на повышение качества услуг Вашингтона в Персидском заливе

В свое время закон о «Правосудии против спонсоров терроризма» (JASTA) угрожал поступлению саудовских инвестиций в экономику США. Объем инвестиции в США стран-участниц ССАГПЗ вырос на 4,7% по данным на январь 2017 года. Министерство финансов США сообщило, что инвестиции стран Залива выросли до 218,4 миллиона долларов на конец января 2017 года, по сравнению с 206,8 миллиона долларов на конец декабря 2016 года.

Саудовская Аравия лидирует в числе крупнейших инвесторов США, вложив в ее казначейские облигации в январе 2017 года 112,3 миллиарда долларов. Это показывает увеличение инвестиций на 9,2% по сравнению с декабрем 2016 г, когда инвестиции составляли 102,8 миллиарда. ОАЭ занимают второе место с вложением 61,6 миллиарда долларов в январе 2017 года. Кувейт занимает третье место суммой вложений 29,4 миллиарда долларов. Оман вложил около 13,56 миллиарда долларов, Катар — около 1,19 миллиарда долларов, в то время как Бахрейн завершил список, вложив в экономику США только 662 миллионов долларов.

Эти цифры показывают только инвестиции стран Персидского залива в казначейские облигации США, не включая другие инвестиции, будь они правительственные или частные. Они по некоторым оценкам составляют сотни миллиардов долларов. По данным агентства Bloomberg Саудовская Аравия планирует инвестировать 40 миллиардов долларов в развитие инфраструктурных проектов США. Аналитики считают, что подобные огромные инвестиции стран Залива в США приведут к повышению качества услуг, предоставляемых США в Персидском заливе.

Следует отметить, что страны Персидского залива играли активную роль в смягчении последствий мирового финансового кризиса в 2008 году. Они внесли свой вклад в возвращение экономической стабильности после того, как премьер-министр Великобритании Гордон Браун призвал богатые нефтью страны Персидского залива поддержать Международный валютный фонд, собрав дополнительные средства в помощь странам, страдающим от экономического кризиса, а также принять участие в восстановлении стабильности мировой финансовой системы.

«У каждого должна быть своя роль в борьбе с экономическим кризисом, и по-моему страны, богатые нефтью, тоже захотят сыграть свою роль», — заявил Гордон Браун. И добавил: «Саудовская Аравия и другие страны Персидского залива очень важны. Это страны, получающие доход от продажи нефти, страны, которые должны оказать помощь».

(4) Деньги в обмен на защиту

Остается вопрос: а что же в свою очередь получают страны Персидского залива? Как уже упоминалось, они платят «дань» США в обмен на защиту. Однако мы также должны помнить, что предоставление защиты и охрана интересов стран Залива является обычной политикой каждого руководства США. 21 апреля 2016 года бывший президент США Барак Обама после встречи в Эр-Рияде с лидерами ССАГПЗ заявил, что США будет сдерживать любую агрессию направленную на страны Персидского залива, что свидетельствует о том, что защита стран Залива является неявным обязательством США перед ними. Вероятно, президент США Дональд Трамп подтвердит это предположение в своем предстоящем визите.

Возможно, некоторые из вас могут заметить, что позиция Трампа кардинально изменилась. Два года назад он назвал Саудовскую Аравию «дойной коровой, которая производит золото и доллары по требованию США». А также заявил, что Саудовская Аравия должна платить США в обмен на помощь и защиту с их стороны. Изменится ли риторика Трампа, если оружейные сделки и инвестиционные планы со странами Залива увенчаются успехом?

США. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2187984


КНДР > Внешэкономсвязи, политика > korea.net, 23 мая 2017 > № 2187773

Совет Безопасности ООН предупреждает о новых санкциях против Пхеньяна

Сон Чжиэ

В заявлении, принятом 22 мая, Совет выразил свою «предельную озабоченность по поводу крайне дестабилизирующего поведения Пхеньяна» и объявил, что его «члены будут продолжать внимательно следить за ситуацией и принимать дальнейшие меры, включая санкции, в соответствии с рекомендациями Совета».

В заявлении также говорилось, что «Совет обещает полностью и всесторонне осуществить все меры, введенные в отношении страны, и настоятельно призывает все другие государства-члены ООН сделать то же самое».

«Незаконная деятельность, связанная с баллистическими ракетами, осуществляемая Северной Кореей, вносит существенный вклад в развитие систем доставки ядерного оружия и значительно усиливает напряженность в регионе и за его пределами», - говорится в заявлении Совета.

«Северная Корея расходует ресурсы на разработку баллистических ракет и ядерного оружия, в то время как ее граждане во многом нуждаются», - подчеркнуто в заявлении.

Подтверждая «важность поддержания мира и стабильности на Корейском полуострове и в Северо-Восточной Азии в целом», члены Совета подчеркнули свою приверженность «содействию мирному и всеобъемлющему урегулированию ситуации посредством диалога».

КНДР > Внешэкономсвязи, политика > korea.net, 23 мая 2017 > № 2187773


Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > radio.cz, 23 мая 2017 > № 2187550

В Москве состоится заседание чешско-российской Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству

Катерина Айзпурвит

На 29 и 30 мая 2017 г. в Москве запланировано заседание Межправительственной комиссии по экономическому, промышленному и научно-техническому сотрудничеству между Чешской Республикой и Российской Федерацией. В ходе заседания стороны обсудят пути интенсификации предпринимательской деятельности чешских компаний в России и российских в Чехии. Чешскую делегацию возглавит министр промышленности и торговли и председатель чешского отделения комиссии Иржи Гавличек. Стороны планируют обсудить такие вопросы как сотрудничество в сфере финансов, телекоммуникаций, энергетике, транспортном секторе, сельском хозяйстве, а также в области науки и инноваций. Как отмечается в сообщении Министерства промышленности и торговли ЧР, несмотря на снижение в последние три года торгового оборота между странами, РФ по-прежнему остается вторым по величине экспортным рынком Чехии за пределами Евросоюза.

Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > radio.cz, 23 мая 2017 > № 2187550


Испания > Внешэкономсвязи, политика > russpain.ru, 23 мая 2017 > № 2187500

Остриё самого острого вопроса жизни Испании: отделение Каталонии

Каталония меняет риторику, условия ультиматума смягчены. Референдум о независимости Каталонии не ставит целью уничтожить Испанию, как об этом заявляет премьер страны Мариано Рахой, он абсолютно соответствует конституции, заявил в Мадриде председатель правительства Каталонии Карлес Пучдемон.

Это было сказано на конференции "Референдум для Каталонии. Приглашение к демократическому соглашению". "Наше требование вполне вкладывается в конституционные рамки. Речь не идет о попытке уничтожить Испанию, речь идет о праве Каталонии на самоопределение", — заявил Пучдемон.

По его словам, "референдум о независимости, согласованный с правительством, — наилучшее решение". "Предложение о диалоге остается в силе", — заверил Пучдемон. Однако он предупредил, что "если испанское правительство будет продолжать говорить нет", у властей Каталонии "нет никакого права не выполнять мандат".

"Мы сделаем формальное предложение, которое направим испанскому правительству. Мы будем ждать до последнего, но если не будет соглашения, тогда мы проведем референдум. И исходя из этого (результатов – ред.) мы можем начинать новый диалог с позиций братских связей", — заявил Пучдемон.

Он заверил, что власти Каталонии не откажутся от права на самоопределение. Глава Каталонии также призвал власти Испании "говорить без угроз". По его словам, демократия – "дать возможность людям проголосовать без того, чтобы кого бы то ни было отправляли в суд".

По его словам, большинство каталонцев, которые не поддерживают независимость, "тоже хотят быть услышанными".

На входе в здание каталонских политиков встречали несколько десятков человек с флагами Испании, которые выкрикивали "Сепаратисты, террористы", "Да здравствует Испания!". Они разбрасывали листовки с совместной фотографией Пучдемона и лидера партии Podemos Пабло Иглесиаса и надписью "22 мая. Вон, Пучдемон! Мэрия Мадрида", а на обратной стороне – изображение испанского флага и надпись: "Да здравствует единство Испании!".

Помимо Пучдемона в конференции, на которую были приглашены политики и общественные деятели, принимали участие заместитель председателя правительства Каталонии Ориол Жункерас и советник (министр) иностранных дел Каталонии Рауль Ромева.

Ромева напомнил, что 80% каталонцев выступают за проведение референдума, и "очень многие из них поддерживают независимость". "Каталония не идет против кого бы того бы то ни было. Вопрос в том, чтобы определить, какими должны быть наши отношения. Не надо обманывать себя. Не существует каталонской проблемы, проблема есть в Испании. Испания ставит под вопрос свою демократию в Каталонии", — заявил Ромева.

Он призвал относиться к проблеме "с европейской точки зрения". "На протяжении истории исчезали и появлялись новые государства. Уверен, что все демократы считают, что будущее Европы должно базироваться на свободе, а не на навязывании чьей-либо точки зрения. Никто в Каталонии не призывает изолировать себя, мы предлагаем вновь найти себя без давления, в свободной Европе, которая признает право иметь различия", — сказал Ромева. Он призвал Испанию "действовать по-другому, чем действовала на протяжении последних трех веков". По его мнению, то, как удастся разрешить каталонскую проблему, может оказать влияние на "будущее Европы и стать моделью".

КС Испании заблокировал часть бюджета Каталонии, выделенную на референдум

Заместитель председателя каталонского правительства Ориол Жункерас напомнил об экономических успехах Каталонии и том факте, что в 2016 году рост каталонской экономики составил 3,5%. "В 2017 году экономический рост будет в два раза выше, чем в среднем в еврозоне. Никогда не был таких инвестиций в Каталонии, мы никогда столько не экспортировали, как сейчас. Эти рекорды мы бьем из года в год", — заявил Жункерас.

"Лучший инструмент, который у нас есть – демократия, которая признает право голосовать. Я буду голосовать за. Но с теми, кто будет голосовать против, нас объединяет убеждение: демократическая воля определять собственное будущее, реализовать избирательное право. Самоопределение – необъемлемое право в мире. Мы не можем отказаться от этого права. Мы придерживаемся твердого намерения его реализовать. Это не просто воля определенных политиков. Большая часть каталонского общества хочет проголосовать на референдуме. Надо дать возможность выразить свое мнение. Когда кто-то говорит, что не дает право проголосовать, тем самым он говорит, что не дает права высказывать мнение", — сказал Жункерас.

Ранее газета El País сообщила, что власти Каталонии разработали механизм, который они задействуют в процессе выхода автономного сообщества из состава Испании — вне зависимости будет проведен согласованный с испанским правительством референдум о независимости или нет. Так называемый закон "Юридического перехода", к проекту которого получила доступ газета, заменит конституцию на два месяца, пока парламент Каталонии будет "проводить процесс создания парламентской республики Каталония". Премьер Испании Мариано Рахой назвал подобные планы каталонских властей "шантажом государства, демократии и испанцев".

На прошлой неделе вице-председатель испанского правительства Сорайя Саэнс де Сантамария заявила, что каталонский вопрос необходимо обсудить в конгрессе депутатов. Глава правительства Каталонии Карлес Пучдемон в ответ сказал, что правительству Испании и Каталонии сначала необходимо обсудить условия референдума и прийти к соглашению. В случае согласия вопрос можно передать на рассмотрение двух парламентов.

Каталонские власти, а также ряд общественных организаций считают, что автономное сообщество должно стать независимым от Испании государством, и предпринимают шаги в этом направлении, которые испанские власти и Конституционный суд признают незаконными.

Испания > Внешэкономсвязи, политика > russpain.ru, 23 мая 2017 > № 2187500


Россия. Франция > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 23 мая 2017 > № 2185568

Путин встретится с Макроном 29 мая в Версале, "несмотря на расхождения"

Марк Семо | Le Monde

"Это символ, который не может не радовать Владимира Путина. Российский президент будет во Франции 29 мая, в день открытия выставки о Петре Великом в Большом Трианоне в Версале", - пишет Марк Семо во французской газете Le Monde. Его пригласил Эммануэль Макрон во время телефонной беседы в четверг 18 мая, по случаю которой главы государств, "несмотря на расхождение позиций по разным темам, вспомнили давние и особые отношения между двумя странами".

"Выставка, - говорится в статье, - отмечает 300-летие открытия посольства России этим царем, который хотел распахнуть "окно в Европу". Нельзя было и мечтать о лучшем поводе, чтобы дать новый старт отношениям, подорванным в последние годы аннексией Крыма, дестабилизацией востока Украины и российской военной поддержкой сил сирийского президента Башара аль-Асада".

"И все же французский президент хочет начать удачно, несмотря на то, что близкие к Кремлю СМИ отнюдь с ним не церемонятся", - отмечает журналист. "Речь идет о том, чтобы ответить на недоверие символами", - приводит автор комментарий Тома Гомара, директора Французского института международных отношений (IFRI).

"Содержание встречи - тяжелое, начиная с вопроса санкций, наложенных ЕС на Россию с осени 2014 года по причине поддержки ею повстанцев на востоке Украины, - сообщает издание. - Снятие санкций обусловлено полной реализацией Минских соглашений февраля 2015 года. Эти соглашения, достигнутые при поддержке Франсуа Олланда и немецкого канцлера Ангелы Меркель, позволили добиться прекращения огня и заложили основу мирного плана, который остался по большей части мертвой буквой. Париж также хотел бы, чтобы Москва, главный покровитель, вместе с Тегераном, сирийского режима, принудила бы его серьезно вести переговоры, чтобы найти политический выход из конфликта".

В завершение издание отмечает, что этот визит является "прежде всего возможностью для Владимира Путина в то время, как его политика сближения с Азией застопорилась, а отношения с США остаются напряженными". "Этот визит в Париж является словно отзвуком поездки 2001 года, во время которой [Путин] объяснил, что ЕС - естественный партнер России", - приводит автор комментарий Гомара. Но этого будет недостаточно, чтобы наладить то, что было разрушено позицией Кремля, пишет газета. "Потеря доверия еще сильнее в Берлине, который считает аннексию Крыма и российскую политику на востоке Украины угрозой европейской безопасности после 1991 года", - цитирует журналист директора IFRI.

Россия. Франция > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 23 мая 2017 > № 2185568


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 23 мая 2017 > № 2185558

Андрей Солдатов: "Следующей целью станет Германия"

Кристиане Хофманн, Марсель Розенбах | Der Spiegel

Эксперт по российским спецслужбам Андрей Солдатов уверен, что Россия попытается повлиять на выборы в немецкий Бундестаг. Об этом он рассказал в интервью немецкому журналу Der Spiegel.

"После избирательной кампании в США, казалось, начался относительный период покоя, но он закончился, - сказал Солдатов. - Так называемый Macron-Leaks (утечка информации по Эммануэлю Макрону. - Прим. ред.) накануне французских выборов показал, что Кремль, к сожалению, решил пойти дальше. Поэтому я считаю очень вероятным, что следующей его целью станет Германия". По словам знатока спецслужб, "с точки зрения Кремля, Германия - это ядро и центр Европейского союза, а Москва одержима идеей навредить ЕС. Его хотят ослабить, сбить с толку, подорвать. Это и есть цель".

Предостережения не вмешиваться в выборы в Германии, сделанные канцлером Ангелой Меркель, не дадут, по мнению эксперта, никакого результата: "Получив опыт в США и во Франции, многие в Кремле верят, что никаких негативных последствий не будет, и поэтому попытка вполне целесообразна. Все предупреждения и санкции, как показали последние утечки во Франции, не отпугивают. Также я не слышал, чтобы из Франции выдворяли российских дипломатов". "В целом, крупные традиционные политические партии Германии недооценивают силу социальных средств массовой информации. Они не особо подкованы с технической точки зрения и предпочитают туда не лезть. И в этом Кремле усматривает шанс распространить там свое влияние", - отметил Солдатов.

Интервьюер заметил, что в книге "Красная сеть", написанной Солдатовым в соавторстве с Ириной Бороган, "нет сомнений, что в конце цепочки стоит лично Путин и даже известен его мотив".

Что касается мотивов Путина вмешаться в предвыборную кампанию в США, то Путин сделал это из мести, убежден Солдатов. "Согласно моему расследованию, хакерские атаки во время избирательной кампании в США и утечки информации не были стратегией, запланированной задолго до этого. Это была реакция на публикацию "Панамских документов", одним из главнейших разоблачений которой стали миллиарды путинского друга Сергея Ролдугина, - пояснил эксперт. - В Кремле увидели в той публикации американские интересы и нападки, на которые надо ответить. Поэтому мотивом Путина был ответный удар, месть".

Тем более, добавил специалист, это выгодно и для России: "Самым существенным успехом Кремля стало то, что Россию снова стали воспринимать в качестве сильного международного игрока, который способен влиять на выборы по всему миру. А некоторым людям во власти, прежде всего, важно продемонстрировать, что с Россией надо считаться, что она сверхдержава, хотя бы в киберпространстве. Для русских все это - эмоциональная сторона, им важно, как к ним относятся на мировой арене. А это делает ситуацию непредсказуемой и опасной".

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 23 мая 2017 > № 2185558


Китай. Германия > Внешэкономсвязи, политика > chinapro.ru, 23 мая 2017 > № 2185232

Китай на протяжении последних трех лет является лидером по количеству реализуемых в Германии инвестиционных проектов. Об этом сообщила компания German Trade & Invest в Докладе о прямых иностранных инвестициях за 2016 г.

В прошлом году китайские инвесторы основали в Германии 281 проект. В 2015 г. аналогичный показатель достигал 260, а в 2014 г. – 190 проектов.

Согласно докладу, в 2016 г. в Германии работали 1944 программы иностранного инвестирования, из которых 40% приходилось на страны Европейского Союза. На втором месте после Китая по объему инвестиций находятся США (242 проекта), на третьем – Швейцария (194 проекта), на четвертом – Великобритания (125 проектов), на пятом – Нидерланды (105 проектов).

Китайские инвесторы в Германии специализируются в сферах торговли, финансовых услуг, машиностроения и оборудования, электроники и полупроводников, автомобилестроении.

Ранее сообщалось, что в прошлом году объем фактически использованного иностранного капитала в Поднебесной достиг 813,22 млрд юаней ($119,59 млрд). Это на 4,1% больше, чем в 2015 г. По итогам прошлого года, в стране было создано 27 900 предприятий с зарубежными инвестициями. Данный показатель вырос на 5% относительно уровня предыдущего года.

Напомним, что по итогам 2016 г., объем прямых нефинансовых инвестиций Китая за рубежом достиг $170,11 млрд. Это на 44,1% больше, чем в 2015 г. В частности, за прошлый год с помощью прямых инвестиций китайских компаний в странах Шелкового Пути было создано 7961 предприятие.

Китай. Германия > Внешэкономсвязи, политика > chinapro.ru, 23 мая 2017 > № 2185232


Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > chinapro.ru, 23 мая 2017 > № 2185222

По итогам последнего финансового года, доходы китайского интернет-гиганта Alibaba Group составили 38,579 млрд юаней ($5,59 млрд). Это на 60% больше, чем в прошлом финансовом году. При этом доходы корпорации достигли 158,273 млрд юаней с приростом на 56% в годовом сопоставлении. Последний финансовый год Alibaba Group длился с 31 марта 2016 г. по 31 марта 2017 г.

По итогам января-марта текущего года, доходы Alibaba Group от предпринимательской деятельности в сфере электронной торговли составили 31,57 млрд юаней с приростом на 47% в годовом сопоставлении. За весь финансовый год данный показатель достиг 133,88 млрд юаней, увеличившись на 45%.

За три первых месяца 2017 г. доходы Alibaba Group от облачных вычислений превысили 2,16 млрд юаней. Это на 103% больше, чем годом ранее. Доходы за весь финансовый год составили 6,66 млрд юаней с увеличением на 121%.

Ранее сообщалось, что в 2016 г. китайский интернет-гигант Alibaba Group и его финансовая служба Ant Financial уплатили 23,8 млрд юаней ($3,41 млрд) налогов. Это на 33% больше, чем в 2015 г.

Рыночная стоимость Alibaba Group превзошла все остальные котирующиеся на бирже азиатские фирмы. Так, к завершению торгов 16 сентября 2016 г. на Нью-Йоркской фондовой бирже стоимость акций владеющей крупнейшей площадкой для электронной коммерции Alibaba Group составила $104,64 за акцию. Таким образом, капитализация компании в общей сложности превысила $266 млрд.

Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > chinapro.ru, 23 мая 2017 > № 2185222


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 23 мая 2017 > № 2184671

Развенчание «мифов»: Борис Титов ответил Алексею Кудрину через Forbes

Екатерина Кравченко

Редактор Forbes

Бизнес-омбудсмен Борис Титов по пунктам разобрал публикацию Алексея Кудрина, в которой экс-министр финансов, не называя имен, раскритиковал идеи конкурирующей экономической программы

Как Россия будет жить после президентских выборов 2018 года и какие реформы нужны, чтобы вывести экономику на траекторию устойчивого роста? Над этим в правительстве и околоправительственных кругах сейчас работает несколько команд экспертов. Финальную оценку их предложений должен дать Владимир Путин.

Одну из экспертных групп возглавляет экс-министр финансов Алексей Кудрин, председатель совета Центра стратегических разработок. Вчера Кудрин выступил со статьей «Пять опасных мифов», в которой описал главные экономические «заблуждения» своих оппонентов, опора на которые нанесет непоправимый вред российской экономике.

Борис Титов, бизнес-омбудсмен, председатель Столыпинского клуба и один из активных критиков Кудрина, принял тезисы экс-министра на свой счет.

Свои аргументы Титов изложил в статье, которую публикует Forbes.

Глава ЦСР Алексей Кудрин на днях публично раскритиковал некие «актуальные экономические заблуждения». Он скромно не назвал виновных авторов, но, как в старом анекдоте про льва, который предупреждал зверей и говорил, что за воровство кур он будет бить по морде («по этой наглой рыжей морде»), всем, и нам в том числе, сразу стало ясно, кого он имеет ввиду.

Рыжая морда — наша, тезисы Столыпинского клуба. Но вот только «лев» абсолютно не прав. Мы кур не воруем, а предлагаем их выращивать — для всех. И в наших предложениях мы уверены и готовы доказывать свою правоту в любом формате. Но проблема в том, что от прямой дискуссии Кудрин уклоняется и все время «выстреливает» из укрытия, то в «Вопросах экономики», то в «Коммерсанте». Мы зовем на очный бой, но, если нет, давайте так. Готовы и заочно.

Кудрин предупреждает публику о неких ложных пророках, которые сулят всем «быстрое и окончательное решение проблемы». Дело в том, что идеологически наш спор не что иное как дискуссия о том, возможен ли в России рост, основанный на чем-то еще помимо экспорта подземных сокровищ. Мы не пророки, но мы, и правда, считаем, что проблемы роста российской экономики имеют достаточно быстрое решение. Но это решение совсем не простое, это целый набор просчитанных, системных мер, которые правительство должно реализовать в рамках новой проактивной политики сначала по восстановлению, а потом и наращиванию экономического роста. Увы, за всеми выкладками Алексея Леонидовича читается тезис, не высказываемый напрямую: в современной России такой рост невозможен. Может быть где-нибудь когда-нибудь, когда создадутся условия, сами собой улучшатся и те самые «институты». А сейчас все равно все украдут или выведут за границу. Так что не сейчас и не здесь. Это позиция пропассивная. Но наша позиция – другая.

Коллеги, к сожалению, просто не очень умеют эффективно управлять экономическими инструментами: по-видимому, здесь важен наш, предпринимательский, бизнес-опыт. Поэтому остается ходить вокруг кругами, читать мантры и теоретизировать про таргетирование инфляции и барьеры, сдерживающие в России рост. А терять время — и мы это доказываем расчетами — значит обречь страну на отставание и прозябание в третьем-четвертом эшелоне мировой экономики.

Итак, «миф» номер один. Об инфляции. Вот таким наш подход видится Кудрину: «Инфляция в нашей стране носит преимущественно немонетарный характер, следовательно, ее бессмысленно регулировать мерами денежной политики, и Банк России должен отказаться от ее таргетирования».

В действительности мы не считаем, что надо отказаться от таргетирования инфляции, и надо продолжать с ней бороться, в том числе и мерами денежной политики. Но вот фетиш низкой инфляции при отсутствии экономического роста (и его перспектив) – это путь в тупик. Инфляция – это все лишь температура при болезни, а экономический застой – это сама болезнь. Температуру нужно стараться сбить, но без лечения организм не выздоровеет. У мертвого тела нет температуры, у стоячей экономики – нет инфляции.

Поэтому мы предлагаем ЦБ таргетировать, как во многих других странах, не только рост цен, но и рост экономики. У нас действительно инфляция зависит не от денежного спроса, у нас — дефляция по «demand pull inflation». Наша инфляция — «cost push» («инфляция издержек») зависит от роста процентных ставок по кредитам, тарифов естественных монополий, но прежде всего от роста цен на импорт, происходящего от падения курса рубля, то есть в конечном счете напрямую от снижения цен на нефть.

Кстати, поэтому и недавний рекордно низкий уровень 4% достигнут не политикой ЦБ, а в большей степени повышением цены на нефть, за что мы должны благодарить не Набиуллину, а Путина и Новака , которые смогли добиться соглашения по сдерживанию добычи с ОПЕК.

И бороться с такой инфляцией надо не жестким сдерживанием денежного спроса, а уходом от наркотической зависимости от нефти, диверсификацией, заменой нефти новыми современными производствами. Главный способ борьбы с нашей инфляцией – экономический рост, и это доказал опыт успешных стран, который, мы приводим в нашей «Стратегии роста».

Тут за кадром, кстати, остался один очень любопытный посыл Кудрина. В предыдущей статье в журнале «Вопросы экономики» он заявил, что бесконтрольный рост тарифов если чем и сдерживается, так это высокими ставками ЦБ. Логика такова: если смягчить денежную политику, то начнется рост экономики, вырастет спрос на услуги естественных монополий со стороны потребителей, а следом и тарифы снова вырастут, потому что монополисты непременно это пролоббируют. Чувствуете, с какой точки зрения формируется такая логика? Мол, не надо ограничивать тарифы – ведь все равно «пролоббируют» с такой же неумолимостью, как наступает лето или зима. А надо задушить спрос – и у лоббистов не будет повода лоббировать по принципу «не нужно рожать детей, чтобы не выросли цены на детское питание». Знаете, это уже просто явно нездоровая логика. Уж извините…

Наш «миф» номер два. «Экономический рост сдерживается недостаточностью денег, следовательно, его можно подтолкнуть с помощью расширения денежного предложения».

Сегодня краткосрочное кредитование доминирует из-за неопределенности экономических условий, высокой инфляции, плохого инвестиционного климата и недостаточного развития институтов. «Наш относительно низкий уровень монетизации является не причиной слабости финансовой системы, а ее следствием», — такими словами Кудрин завершает свою контр-аргументацию.

Спасибо за поддержку, Алексей Леонидович, все совершенно верно: мы считаем точно так же. Финансовая и в целом экономическая система у нас слабая. А что же надо сделать, чтобы систему усилить? Что же надо сделать, чтобы она обрела способность сама «генерировать ресурсы»?

Надо дать толчок – нужна активная политика по поддержке роста, которая включала бы в себя не только экономические (налоговые, тарифные, институциональные решения), но и финансовые меры. Да, монетизация – это следствие, но, меняя финансовую систему, надо влить в нее дополнительную кровь, без который новый механизм не заведется. Вот о чем мы говорим, а не о том, что старым неэффективным институтам дать денег, чтобы они хоть как-то продлили прозябание. Мы четко даем пути «связанной» финансовой поддержки, которые дают максимальные гарантии целевого их использования, мы в реальном бизнесе знаем, как управлять инвестициями, и с госуправленцами можем поделиться опытом.

А вот теория Кудрина о том, что в экономиках, достигших предела «потенциального промышленного выпуска», денежные инвестиции не приведут к росту ВВП, а только вызовут рост инфляции, — не про нас. У нас в экономике еще огромное количество «инвестиционных ниш». Мы делаем этот вывод, глубоко проанализировав нашу экономику, исходя из нашего предпринимательского опыта, и в отраслевом и в региональном разрезе наш предел еще далеко не достигнут. Нам еще расти и расти, но для этого, действительно, нужны не только честный профессиональный суд и правильная административное регулирование, но и низкая финансовая нагрузка на бизнес – налоги, тарифы. Без доступного долгосрочного кредита по конкурентным ставкам, только за счет собственных средств быстро и долго расти невозможно.

Тема номер три. «Экономический рост можно разогнать, задействовав имеющиеся в стране значительные незагруженные производственные мощности с помощью смягчения денежно-кредитной политики — снижения процентной ставки».

Миф состоит из двух частей. Первая — это спор о том, что роста не может быть из-за отсутствия свободных производственных мощностей. Заказанное самим же Кудриным исследование ЦМАКП убедительно доказывает обратное. У нас не только есть незадействованные старые мощности, но и построенные в последнее время, некоторые из которых сегодня работают на 60-70% загрузки. Кроме того, рост может начаться с производств, имеющих короткий инвестиционный период, в их числе выход компаний из тени, создание новых малых и средних предприятий, экономики «простых вещей», сельского хозяйства; строительство в среднесрочной перспективе будет поддержано более сложными производствами с более длительным периодом освоения инвестиций.

И тут Алексей Леонидович приписал бизнесу, который нуждается в инвестициях, желание вкладывать в неэффективные проекты, имеющие «отрицательную реальную рентабельность», и предостерег от вливания денег в такие проекты. Да вы не путаете частный бизнес с государственными финпотоками, Алексей Леонидович?

Бизнес, который покрывает основные коммерческие риски собственными деньгами, умеет лучше других взвешивать соотношение рисков и доходности и в заведомо убыточные проекты не вкладывается.

Вторая часть вопроса: можно ли эти проекты запустить с помощью снижения процентной ставки? Только за счет процентной ставки невозможно: нужна система мер. Но это условие необходимое: высокая ставка впрямую влияет на стоимость кредита. Вспомним 2014 год, когда ЦБ задрал ставку и все банки даже прежние ставки по кредитам задрали до запретительных высот.

Так что ставка должна стимулировать инвестиции, а не зарабатывание на депозитах, и, конечно, соотноситься с уровнем инфляции: мы предлагаем уровень «инфляция +2%». Но прошу учесть, что инфляция может быть и ниже, как успешно показали десятки стран.

Тема номер четыре. «Увеличению темпов роста может способствовать какой-либо аналог политики «количественного смягчения» — предоставления дополнительной ликвидности на льготных условиях».

Кудрин напоминает, что политика количественного смягчения (QE) работала и в США, и в ЕС, и в Японии на фоне низкой инфляции. Но здесь нужно смотреть миф «номер один». Мы уже говорили, что инфляция их типа — demand pull низкая, даже отрицательная. У нас инфляция — cost push – высокая, и она зависит от цен на нефть, и, соответственно, курса рубля.

«Все новые деньги пойдут на валютный рынок», — предупреждает Кудрин. Ну конечно, в нынешних условиях субъектам экономики интереснее скупать доллары и евро вместо того, чтобы инвестировать в отечественную экономику.

Увеличение денежного предложения не приведет к росту инфляции только при одном условии: она должна быть встречена работающим предложением отечественных товаров и услуг. А это уже комплексная реформа, без нее не обойтись.

Предлагаем и кнут, и пряник: более решительные, чем сейчас, ограничения для банков в моменты экстремальной волатильности рубля и более выгодные условия для вложения «новых денег». Заметьте, мы предлагаем не с вертолета деньги раскидывать, а вкладывать их в конкретные проекты импортозамещения, расширения инфраструктуры, внедрения новейших технологий. Да, в результате такой «губительной» политики у людей повысятся доходы, они смогут позволить себе больше приобрести. Будет рождаться новый спрос – колесо завертится.

А что предлагаете вы, Алексей Леонидович, кроме констатации того, что все безнадежно? «Все равно все разворуют, льготные деньги достанутся неэффективным монополистам», — читаем мы между строк. То есть мы должны расписаться в полной неспособности проводить активную экономическую политику?

А ведь есть уже и положительные примеры – у нас наблюдается реальный рост как раз в тех областях, где правительство вело активную стимулирующую политику: в сельском хозяйстве, автомобилестроении, IT, оборонке.

То есть страна не способна расти? Тогда о чем и зачем мы вообще спорим? Расходимся, ребята.

Тема номер пять. О политике ЦБ в отношении валютного регулирования. «Возвращение ЦБ к активной валютной политике — вплоть до фиксации валютного курса на заниженном уровне — будет способствовать росту», — якобы говорим мы.

Кудрин по-видимому спорит с тенью.

«Не надо мешать рублю свободно падать, если он падает», — говорит нам Кудрин. Это же здорово и естественно. А если принимать меры к ограничению его волатильности, то «в среднесрочной перспективе это приведет к кризису платежного баланса».

Но дело в том, что мы против фиксированного курса. Нас перепутали с Глазьевым или еще с кем-то.

Более того, считаем ошибкой ЦБ то, что он сначала перешел к политике валютного коридора, слишком долго задержался и поздно вышел из нее. Создал огромную «спекуляцию» для банков на валютном рынке и почву для большей волатильности курса при кризисе на нефтяном рынке.

Мы за то, чтобы курс устанавливал рынок, но государство в отдельные, очень специальные, моменты кризисов может вводить элементы мягкого денежного регулирования – см. стратегию роста.

Когда рубль слишком сильно укрепляется и начинает сдерживать рост производства, можно становиться участником рынка и осторожно скупать иностранную валюту.

В общем, курьезное развенчание получилось, если честно. С одной стороны, искажение нашей позиции, с другой — откровенная переоценка рисков собственной страны. А на самом деле — желание ничего не менять, попытка защитить ту политику, которую проводили столько лет, не очень преуспев с сырьевой зависимостью. Попытка снять ответственность с себя, экономических властей, и возложить всю вину на суды, административные и правоохранительные органы, которые портят бизнес-климат.

Выход по существу предлагается один — лучше не дышать, чтобы не заразиться вредными бактериями, лучше не есть, чтобы не подавиться, и лучше не двигаться, чтобы не сломать ногу.

На самом деле риски оставаться на том же месте сегодня намного выше, чем риски предлагаемых нами изменений. Российский бизнес хочет дышать, развиваться — не там, а здесь, в нашей стране. А граждане хотят нормально жить, растить детей, работать и делать карьеру дома, а не за границей.

Кто желает дышать – идемте с нами.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 23 мая 2017 > № 2184671


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 мая 2017 > № 2184251

Бывший канцлер ФРГ Герхард Шредер считает, что после парламентских выборов Германия может изменить отношение к России и занять более реалистичную позицию. Об этом он заявил в интервью журналу Cicero.

"Россия — важнейший сосед Евросоюза и член Совета Безопасности ООН. Такую страну нельзя изолировать", — констатировал Шредер.

Экс-канцлер призвал к постепенной отмене санкций и подчеркнул, что обе страны заинтересованы в экономическом сотрудничестве. По его словам, Германия нуждается в российском рынке и ресурсах, а Россия, в свою очередь, имеет потребность в ноу-хау немецкой экономики.

Отношения России и ЕС ухудшились из-за ситуации в Донбассе, где Киев в апреле 2014 года начал военную операцию против самопровозглашенных ЛНР и ДНР, которые заявили о независимости после госпереворота на Украине в феврале 2014 года. Страны Запада ввели ряд санкций в отношении России, Москва приняла ответные меры.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 мая 2017 > № 2184251


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 мая 2017 > № 2184249

Экс-глава ЦРУ Джон Бреннон считает, что антироссийские санкции стали "чрезвычайно болезненными" для Москвы.

"Я считаю, что они (санкции) являются чрезвычайно болезненными и я уверен, что один из приоритетов (президента РФ) Владимира Путина — попытаться сократить санкции. Его стратегия — разделить европейские страны от усилий США по введению санкций", — сказал он, выступая на слушаниях в сенате.

"Господин Путин хочет, чтобы санкции были сняты как можно раньше", — полагает экс-глава ЦРУ.

Отношения России и Запада ухудшились в связи с ситуацией в Крыму и на Украине. В конце июля 2014 года ЕС и США от точечных санкций против отдельных физлиц и компаний перешли к мерам против целых секторов российской экономики. В ответ Россия ограничила импорт продовольственных товаров из стран, которые ввели в отношении нее санкции: США, государств ЕС, Канады, Австралии и Норвегии.

Москва не раз заявляла, что считает абсурдным увязывать санкции Запада с реализацией минских договоренностей по Украине, поскольку Россия не является стороной внутриукраинского конфликта и субъектом соглашений по урегулированию. Также Москва неоднократно заявляла, что говорить с РФ на языке санкций контрпродуктивно.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 мая 2017 > № 2184249


Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 мая 2017 > № 2184233

Подписание российско-турецкого соглашения о снятии торговых ограничений свидетельствует о недоверии сторон друг к другу, которое необходимо преодолеть, заявил РИА Новости турецкий дипломат, бывший торгпред Турции в РФ и Египте Айдын Сезер.

Накануне Россия и Турция подписали заявление о взаимном снятии ограничений в торговле. Россия снимет ограничения в части использования турецкой рабочей силы, ведения турецкими компаниями бизнеса по отдельным направлениям и в части поставок продуктов, за исключением томатов, и ждет симметричных решений от Анкары. Россия вводила эмбарго на поставки из Турции ряда продуктов с 1 января 2016 года в ответ на атаку турецких ВВС на российский Су-24 в Сирии, позднее часть ограничений была снята.

"В то время, как Россия и Турция осуществляют безо всяких проблем и проволочек такие мегапроекты, такие как АЭС "Аккую" и газопровод "Турецкий поток", барьеры для сельскохозяйственных продуктов выглядит иронией. Подписание документа по снятию ограничений указывает на то, что между сторонами все еще присутствует недоверие. Поэтому обе стороны должны как можно раньше избавиться от предубеждений против друг друга", — сказал собеседник агентства.

Он назвал позитивным развитием событий намерение Москвы и Анкары снять всех ограничения, за исключением импорта в РФ турецких томатов. "Будут ли они действительно сняты, мы увидим в ближайшие дни. Здесь речь идет не столько об экономической выгоде, сколько о понимании сторон важности сотрудничества между Турцией и Россией", — добавил Сезер.

Власти Турции с 15 марта изменили порядок ввоза некоторых видов сельхозпродукции для переработки внутри страны, в том числе пшеницы и подсолнечного масла. При этом Россия не попала в перечень стран, имеющих право на беспошлинные поставки. Представители турецкого бизнеса объясняли такие меры тем, что Россия не сняла полностью запрет на поставку продуктов из Турции, в частности томатов.

В начале мая президент РФ Владимир Путин по итогам переговоров с главой Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом сообщил о договоренности по "комплексному решению о снятии ограничительных мер во взаимной торговле".

Федор Смирнов.

Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 мая 2017 > № 2184233


Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 23 мая 2017 > № 2184125 Акежан Кажегельдин

Бывший премьер-министр Казахстана, ныне один из ведущих деятелей оппозиции в изгнании Акежан Кажегельдин регулярно приезжает в Берлин для деловых встреч с немецкими политиками и бизнесменами. О том, чего ждет Германия от Центральной Азии и от Казахстана, он рассказал DW во время визита в немецкую столицу.

DW: Эксперты в Берлине утверждают, что интерес Германии к Центральной Азии снижается. Так ли это?

Акежан Кажегельдин: Я знаю, что очень скоро Казахстан собирается посетить новый президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier), который был одним из авторов стратегии ЕС для стран Центральной Азии. Но проблема заключается в том, что в ответ на эту программу никто из лидеров стран региона ничего не сделал, кроме предложения, "вы к нам приходите, только не учите нас жить, мы будем распоряжаться вашими капиталами так, как мы это понимаем". Но даже при этом внимание к региону сохраняется.

Я совсем недавно участвовал в представительной конференции в Берлине. Там обсуждался вопрос, как избежать потенциального коллапса экономики региона и дать шанс его народам ее развивать. Главная цель конференции - убедить деловые круги в разных странах присоединиться к проекту, чтобы затем, когда в экономику региона удастся вдохнуть новую жизнь, прийти туда со своими технологиями. Сейчас мяч на стороне политиков.

- Как можно убедить деловые круги инвестировать в страны, соседствующие с Афганистаном, где царит нестабильность. И что при этом остается вне поля зрения СМИ?

- Вы правы в том, что в СМИ на Западе очень много анализируется, как себя поведет РФ, как себя поведут Иран, США. Но мы забываем, что и в Афганистане, и на Ближнем Востоке в силу разных обстоятельств уже третий десяток лет из общего мирового разделения труда вырваны почти полмиллиарда человек.

В Афганистане и в Центральной Азии выросло третье поколение людей, которые одной ногой привыкли сами жить в могиле, но и жизнь других людей для них немного значит. Они не испытывают моральных тягот, садясь за руль грузовика в Берлине и давя людей на улице (теракт в Берлине совершил выходец из Туниса Анис Амри. - Ред.). Эти поколения не трудятся, а воюют. Или ждут какого-то своего часа. Идет деградация нормальной жизнедеятельности. Невозможно дальше просто продавать оружие в кризисные регионы, просто давать заработать ВПК разных стран.

От того, сможем ли мы это остановить, остановить оттуда поток беженцев, зависит и будущее Европы. Но вот что я отмечаю: мероприятия, конференции, связанные с регионом, все чаще происходят именно в Берлине. Это говорит о том, что Германия после десятилетия пассивной внешнеэкономической политики начинает осознавать себя ведущей страной ЕС, которая должна браться за этот вопрос.

- Исходя из ваших контактов с немецкими и - шире - с западными деловыми кругами, каков уровень их интереса к Всемирной выставке "Экспо-2017" в Казахстане?

- У меня есть твердое, но личное ощущение, что механизм "Экспо" уходит в историю. 30 лет назад люди в Европе с большим интересом шли смотреть павильон Исландии или, скажем, Канады. А сейчас для объемного ознакомления со страной достаточно зайти в Сеть и увидеть, то, что хочется, в развертке 360 градусов, в объеме и так далее.

Я из любопытства посетил последнюю "Экспо" в Милане и видел пустые павильоны. Я знаю некоторых людей, которые этой выставкой руководили, они рассказали, что не просто приглашали туда бесплатно посетителей, но предлагали детям, школьникам не только из Италии, но из Австрии, из Словении приезжать бесплатно.

И это в Европе с ее развитой инфраструктурой коммуникаций и туризма. В Казахстане - если бы это было 20 лет назад - можно было бы затею приветствовать двумя руками. Я не думаю, что правительство отобьет вложенные средства, что вообще есть интерес к "Экспо-2017". Кроме того, "Экспо" - это в первую очередь "распил" государственных денег, которые могли бы быть потрачены более разумно. Удобно красть в одном небольшом городе, который является столицей.

- В чем, по вашим наблюдениям, отличие немецкого делового подхода к Центральной Азии?

- Германия не была огромной колониальной империей, и в ней сложилась практика заходить в регионы со всеми вместе или немного опаздывая. Тут обязательно смотрят, что делают Франция, Великобритания, США. Но когда Германия приходит, то приходит один из самых больших кошельков, и вы это чувствуете сразу. Она приходит с четким пониманием, зачем и что она хочет делать. Это редко экспорт интеллектуального капитала, чаще это интеллект, воплощенный в предметах, - качественные машины, технологии. Во время упомянутой конференции в Берлине немецкий капитал спросили, пойдет ли он в регион, если инициатива приживется на политическом уровне? Его представители ответили: "Конечно. Но сперва хочется понять, кто пойдет вместе с нами".

- Можно ли говорить о том, что Узбекистан при новом президенте обгоняет в модернизации Казахстан?

- Ожидания от Узбекистана были велики, и они все еще есть, потому что не прошло еще года, как Шавкат Мирзиёев стал президентом. Но дальнейшее будет зависеть от действий его и его команды. К сожалению, я пока не вижу динамичного начала. Эта тема, в числе прочих, обсуждалась на упомянутом мной мероприятии в Берлине. Оно было связано с большой международной инициативой, готовящейся предложить лидерам стран региона создание единого механизма модернизации экономики, который будет опираться на индустрию. Без нее рабочие места не создать.

Можно столетиями продавать хлопок-сырец, а можно продавать хлопковые ткани, а еще лучше - изделия из них. Это разные ступени технологии и разная степень занятости населения. Многоступенчатую экономику с высокой добавленной стоимостью производств можно надстраивать и надстраивать. А можно этого не делать. А еще можно гнать за тысячи километров газ, а можно его самим перерабатывать в электроэнергию и продавать ее за те же тысячи километров. То есть вы либо продаете газ в кубических метрах и навсегда прощаетесь с ним, либо вы создаете рабочие места у себя, продаете за рубеж ту же энергию, причем часть ее используя для себя.

Потенциально Казахстан может быть лидером этого проекта. Это, как и Узбекистану, позволяет ему и географическое положение. К тому же экономический опыт работы в условиях конкурентной экономики у Казахстана больше, чем у Узбекистана - уже второе поколение молодых граждан живут в новой экономике. Поэтому не так много придется приглашать "варягов". Хотя самой конкурентной экономики нет, ее уничтожило государство, родив монстра в лице государственного капитализма.

- Больше двух лет назад вы выступили с инициативой по поиску "грязных" денег казахстанских олигархов, спрятанных ими на Западе, и по возвращению их в страну. Есть ли какие-либо результаты?

- Буквально недавно президент Нурсултан Назарбаев заявил, что коррупция в Казахстане есть, с ней надо бороться. И дал слово, что деньги из-за рубежа будут возвращены в страну. Я бы сказал, что наконец-то лед тронулся…

Но лед не тронулся по одной простой причине. Чуть раньше я предложил Нурсултану Абишевичу программу создания новой экономики Казахстана. Я объяснил ему свою точку зрения, что правительство, которое довело страну до кризиса, не может быть инструментом запуска модернизации. Надо создать другой орган, тем более что в этом есть зарубежный опыт. Он создал такой орган, но отдал его в подчинение этому же правительству. Результат печальный. И если сейчас он собирается возвращать деньги из-за рубежа, используя это же правительство, снова ничего не выйдет.

Вот создали агентство по борьбе с коррупцией. Этот орган сейчас используется внутри страны для сведения счетов между разными группами. Он совершенно неспособен отслеживать выведенные из страны деньги и тем более их возвращать. У него "дизайн" совершенно другой, там люди другие. А тем временем в отношении нескольких очень крупных олигархов из окружения Нурсултана Назарбаева ведутся расследования за рубежом. Это не журналистские, а юридические расследования, поэтому я не могу называть имена и указывать, где именно. Хотя мне это известно.

Это очень плохая новость для президента. И плохо для безопасности страны. Кто сейчас быстрее сработает - правительство или парламент смогут вернуть средства в страну, приняв соответствующие акты и активизировав казахстанскую юстицию, или они будут заморожены или конфискованы иностранной юстицией в иностранной юрисдикции - покажет время. Я еще могу помочь это сделать, но это всецело зависит от тех, кто сейчас в Казахстане у власти.

Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 23 мая 2017 > № 2184125 Акежан Кажегельдин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 мая 2017 > № 2184109

Следственный комитет предъявил окончательное обвинение бывшему главе Минэкономразвития России Алексею Улюкаеву. Расследование завершено. Уголовное дело возбуждено по статье "взятка лицом, занимающим госдолжность, в особо крупном размере".

Улюкаев стал первым в современной истории федеральным министром, задержанным за коррупцию. Ему грозит до 15 лет заключения.

Взяли с поличным

Алексея Улюкаева задержали в момент получения взятки в размере двух миллионов долларов. По версии следствия, деньги предназначались за выдачу Минэкономразвитием заключения, которое позволило "Роснефти" приобрести государственный пакет "Башнефти".

В Следственном комитете отметили, что виновность Улюкаева в получении взятки подтверждается "специфическими следами на пальцах рук", а также заявили о наличии "ряда весомых доказательств", в том числе аудио- и видеозаписей.

Расследование в отношении Улюкаева было поручено следователю по особо важным делам Роману Нестерову, который ранее вел дело экс-сенатора Глеба Фитисова и второе дело Алексея Навального.

На допросе бывший министр отказался признать свою вину, однако заявил, что намерен "максимально сотрудничать со следствием".

"Алексей Валентинович свою вину не признал. Считает, что то, что произошло вчера в офисе "Роснефти", это провокация в отношении государственного чиновника", — заявил адвокат экс-чиновника.

Снят с должности в связи с утратой доверияу

Президент Владимир Путин освободил Улюкаева от должности в связи с утратой доверия. Ранее с такой формулировкой были сняты с постов ряд губернаторов, в частности, в марте 2015 года — глава Сахалинской области Александр Хорошавин, осенью того же года — глава республики Коми Вячеслав Гайзер, в июле 2016 года — руководитель Кировской области Никита Белых. Одним из первых с такой формулировкой был уволен мэр Москвы Юрий Лужков в 2010 году, когда пост главы государства занимал Дмитрий Медведев.

На должности главы Минэкономразвития Улюкаева сменил Максим Орешкин, ранее бывший заместителем министра финансов России.

Домашний арест

Басманный суд отправил Улюкаева под домашний арест. Позже срок его ареста продлили до 15 июля и разрешили ему ежедневные двухчасовые прогулки. При этом сам экс-министр просил в суде избрать ему другую, более мягкую меру пресечения. Он сообщил, что страдает атеросклерозом, гипертонией и другими заболеваниями, связанными с сосудистой системой. Защита настаивала на разрешении прогулок, а позднее заявила о необходимости госпитализации бывшего главы Минэкономразвития из-за хронических заболеваний.

Кроме того, суд арестовал более одного миллиона долларов и 280 миллионов рублей на банковских счетах экс-министра. Спустя две недели после задержания Улюкаева 15 ноября тот же Басманный суд наложил арест на принадлежащие ему десять земельных участков и жилой дом в Смоленской области.

Дело "Башнефти"

С лета 2016 года власти активно обсуждали реализацию госпакета "Башнефти". Подготовка к приватизации ускорилась в июле. Однако в августе правительство неожиданно приостановило все процедуры. Было решено отложить сделку и сначала приватизировать пакет акций "Роснефти".

Улюкаев, наряду с вице-премьером Аркадием Дворковичем, министром энергетики Александром Новаком и помощником президента Андреем Белоусовым изначально был против участия "Роснефти" как госкомпании в приватизации 50,075% акций "Башнефти". В июле он утверждал, что "Роснефть" — ненадлежащий покупатель для такого актива.

Между тем глава компании Игорь Сечин в начале сентября сообщил, что "Роснефть" не намерена отказываться от участия в приватизации "Башнефти" и ведет соответствующую переписку с правительством.

Тридцатого сентября первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил, что власти решили возобновить работу по приватизации "Башнефти", и "Роснефть" не будет ограничена в участии в торгах.

Изначально назывались девять претендентов на покупку "Башнефти", но уже в начале октября Улюкаев объявил, что "Роснефть" сделала единственное юридически обязывающее предложение, которое превысило оценку, проведенную независимым оценщиком.

Он также первым рассказал о синергетическом эффекте в 150-180 миллиардов рублей от покупки "Роснефтью" "Башнефти". Распоряжение о сделке было подписано 10 октября — "Роснефть" получила контроль над "Башнефтью" за 329,7 миллиарда рублей, и деньги сразу же были направлены в бюджет.

Президент Владимир Путин, выступая 12 октября на форуме ВТБ, заявил, что был "немного удивлен" решением правительства, которое разрешило "Роснефти" участвовать в приватизации "Башнефти".

Арест Улюкаева по обвинению в получении взятки в два миллиона долларов за выдачу министерством заключения, позволившего "Роснефти" приобрести госпакет "Башнефти", не ставит под сомнение саму сделку, сообщили в СКР и в "Роснефти". Федеральная антимонопольная служба также не стала ее оспаривать.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 мая 2017 > № 2184109


США. Италия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 мая 2017 > № 2184048

Президент США Дональд Трамп прибыл в Италию, где у него запланированы встречи с руководством республики, а также визит в Ватикан к папе Римскому.

"Борт номер один" приземлился в римском аэропорту Фьюмичино около 18.25 по местному времени. У самолета президента США, его супругу и дочь встречали министр иностранных дел Италии Анджелино Альфано, глава минобразования Валерия Федели, представители Ватикана и сотрудники американского посольства в Риме. Эти кадры в прямом эфире передавало итальянское телевидение.

Из аэропорта президентский кортеж отправится в резиденцию американского посла.

Программа визита президента США начнется в среду: следующим утром у него запланированы встречи с папой Римским Франциском и госсекретарем Ватикана Пьетро Паролином, после чего президент в сопровождении супруги и дочери посетит собор Святого Петра и Сикстинскую капеллу.

Затем Трамп в Квиринальский дворец для встречи с президентом республики Серджо Маттареллой и последующие переговоры в резиденции американского посла с премьер-министром Италии Паоло Джентилони.

Пока президент США будет заниматься политикой, члены его семьи займутся общественной работой. Супруга Трампа Меланья посетит детскую больницу младенца Иисуса, а дочь Иванка встретится с членами Общины Святого Эгидия и несколькими женщинами, ставшими жертвами торговли людьми. Во второй половине дня Трамп вылетит в Брюссель для участия в саммите НАТО, чтобы спустя пару дней вернуться в Италию на встречу лидеров "Большой семерки", которая пройдет на Сицилии 26-27 мая.

Полицейское управление Рима в связи с прибытием президента США ввело в действие план максимального обеспечения безопасности. Для каждого из перемещений Трампа и его семьи римская полиция предусмотрела по четыре маршрута. Решение о том, какой из них выбрать, будет приниматься в последний момент на основе информации, полученной напрямую от начальника полиции итальянской столицы.

Александр Логунов.

США. Италия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 мая 2017 > № 2184048


Китай. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > chinalogist.ru, 23 мая 2017 > № 2183723

В рамках проекта «Один пояс — один путь» Китай инвестирует $ 55 млрд. в модернизацию инфраструктуры Пакистана. В частности, на эти деньги будут построены электростанции, автомобильные и железные дороги. В течение следующих пяти лет на проекты может приходиться 20% ВВП страны при средних темпа роста ВВП 3%. На Китай приходится почти 2/3 пакистанского торгового дефицита в размере $ 20 млрд., а объем экспорта в соседний регион вырос на 77% с 2012 по 2015 гг., до $ 16,5 млрд.

Ранее пакистанский порт Гвадар передан китайской государственной компании China Overseas Port Holding Company (COPHC) в аренду на 40 лет. Гвадар - порт, через который пролегает кратчайший путь к импортёрам нефти на Ближнем Востоке. COPHC планирует увеличить ежегодный грузооборот порта до 400 млн тонн.

Ещё в мае 2013 года в мае 2013 года в ходе визита премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна в Пакистан было подписано соглашение об организации строительства китайско-пакистанского экономического коридора, который должен начинаться в синьцзянском Кашгаре и выходит на юг, в порт Гвадар с выходом в Индийский океан на территории Пакистана.

Китай. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > chinalogist.ru, 23 мая 2017 > № 2183723


США. Саудовская Аравия. Иран > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 23 мая 2017 > № 2183434

Первое турне президента Трампа. Как США собирают новый союз против Ирана

Марианна Беленькая

Ради борьбы с Тегераном США готовы закрыть глаза на то, что происходит с правами человека в странах Персидского залива, а монархии Залива в свою очередь готовы поступиться правами палестинцев. Палестинская проблема когда-то была в обязательной программе всех крупных международных встреч арабского мира, но Иран ее вытеснил, объединив США, Израиль и монархии Персидского залива

Саудовская Аравия и Израиль – с этих двух ближневосточных стран началось первое зарубежное турне президента США Дональда Трампа. Впервые в американской истории Ближний Восток удостаивается подобной чести. До сих пор дебюты президентов США на международной арене были в Европе, Канаде или странах Латинской Америки. Исключением стал лишь Дуайт Эйзенхауэр. Сразу же после своего избрания, еще до инаугурации он отправился в зону боевых действий в Корее. Еще два новшества – никогда раньше первый визит американского президента на Ближний Восток не происходил с остановкой в Израиле и никто из действующих глав США не посещал Старый город и Стену Плача в Иерусалиме. Трамп удивил всех.

Оба пункта ближневосточной программы Трампа объединяет и на словах и на деле одно – противостояние Ирану. Ради борьбы с иранской угрозой забыты многие из бесчисленных разногласий между арабским миром и Израилем. Трамп необходим и тем и другим как посредник для заключения сделки против Тегерана.

На протяжении многих лет Саудовская Аравия и Израиль были главными союзниками Вашингтона в регионе. Однако во времена президентства Барака Обамы доверие между этими странами и США было подорвано. И саудовцы, и израильтяне не смогли простить предшественнику Трампа заключение ядерной сделки с Ираном и недостаточно активное сопротивление растущему влиянию Тегерана на Ближнем Востоке (ответственность за это также возлагается на Барака Обаму и его администрацию). Теперь обе стороны ждут от нового президента США фактически одного и того же – в первую очередь активного противостояния Ирану.

Начало новой эры

Визит Трампа – это начало новой эры, подчеркивают фактически все региональные СМИ. Да и сам президент США в своей речи, прозвучавшей в Эр-Рияде и адресованной лидерам арабского и мусульманского мира, заявил о «новой главе» в отношениях Вашингтона с Саудовской Аравией и другими исламскими странами. «Мы здесь не для того, чтобы читать лекции, рассказывать другим людям, как жить, что делать, кем быть и кому поклоняться. Вместо этого мы предлагаем партнерство, основанное на общих интересах и ценностях, для достижения лучшего будущего для всех нас», – сказал Трамп.

И это действительно начало новой эры прагматизма, когда США отказываются от заявлений о необходимости соблюдать права человека ради союза против общего врага (в данном случае врагов несколько: Иран, «Исламское государство», «Аль-Каида» (обе террористические организации запрещены в РФ) и взаимовыгодных финансовых сделок.

Приехав в Эр-Рияд, Трамп поспешил отказаться от всего, что он говорил многие годы, до самой своей победы на президентских выборах, когда называл Саудовскую Аравию главным спонсором мирового терроризма и утверждал, что «ислам ненавидит нас». Кроме того, Трамп обвинял саудовцев в подкупе американских политиков, речь шла как о клане Бушей, так и клане Клинтонов. Учитывая исламофобию и саудофобию Трампа, саудовцы действительно поддерживали в ходе президентской кампании Хиллари Клинтон и никак не ожидали победы человека, которого один из саудовских принцев, крупнейший в мире инвестор аль-Валид бен Талаль называл позорным пятном Республиканской партии и всей Америки.

Теперь ситуация кардинально изменилась. Вашингтон и Эр-Рияд договариваются о совместном противодействии террористической угрозе, в том числе о том, чтобы отслеживать источники финансирования терроризма, и обсуждают совместные инвестиционные проекты.

В результате визита США и Саудовская Аравия подписали пакет соглашений о сотрудничестве на сумму около $400 млрд, включая оборонный контракт на рекордные $109,7 млрд. Эти договоренности предусматривают развитие и модернизацию вооруженных сил королевства – в частности, усовершенствование систем саудовской ПВО и умного оружия с локализацией производства других видов вооружений. Кроме того, США подписали меморандум о намерении поставить Саудовской Аравии вооружение на сумму $350 млрд в течение 10 лет.

Для Эр-Рияда в этих соглашениях во многом важен пункт о локализации производства, и речь не только о вооружении. Для Вашингтона важно обеспечить контрактами американский оборонный комплекс, а также гарантировать саудовские инвестиции в США. Например, решено создать совместный американо-саудовский фонд, который будет заниматься инвестициями в инфраструктурные проекты преимущественно на американской территории. Первоначальный объем фонда $40 млрд, но его участники полагают, что сумма инвестиций превысит $100 млрд. Также по данным СМИ, Саудовская Аравия и ОАЭ готовы внести $100 млн в будущий фонд Иванки Трамп, который планирует поддерживать женщин-предпринимательниц на Ближнем Востоке. Дональд Трамп не преминул поблагодарить саудовского короля Салмана ибн Абдул-Азиза Аль Сауда за «масштабные инвестиции в Америку, ее промышленность и рабочие места».

Касаясь оборонной сделки, многие эксперты отмечают, что сегодня саудовская армия не в состоянии переварить тот объем вооружений, который может на нее свалиться. В этом нет реальной потребности, а у саудовских военных нет достаточной квалификации для использования этого арсенала. Но зато есть Иран, с которым Саудовская Аравия меряется силой. И за это удовольствие саудовцы готовы заплатить.

Неслучайно в Тегеране весьма болезненно отреагировали на заключенные соглашения и на все заявления, которые прозвучали от саудовских и, главное, американских политиков из Эр-Рияда. «Иран сразу после настоящих выборов был атакован американским президентом в этом оплоте демократии и умеренности. Внешняя политика или просто выкачивание из Саудовской Аравии $480 млрд?» – написал в твитере глава МИД Ирана Джавад Зариф, процитировав слова из выступления Трампа, где последний говорит о необходимости изоляции Ирана и благодарит саудовского короля за инвестиции.

США и исламский мир против Ирана

В Эр-Рияде стараниями саудовских политиков Иран был противопоставлен всему остальному исламскому миру. К визиту Трампа саудовцы приурочили еще два мероприятия: встречу президента США с главами арабских государств Персидского залива (помимо Саудовской Аравии это Катар, ОАЭ, Кувейт, Оман и Бахрейн), а также арабо-исламо-американский саммит, на который пригласили более пятидесяти лидеров из мусульманских стран. Фактически всех, кроме Ирана.

«Иранский режим был и остается на острие мирового терроризма с 1979 года, когда был свергнут шах», – заявил в своем выступлении в ходе арабо-исламо-американского саммита король Саудовской Аравии. Аналогичная риторика была и у Трампа: «От Ливана до Ирака и Йемена Иран финансирует, вооружает, тренирует террористов, боевиков и различные экстремистские группы, которые несут разрушение и хаос по всему региону. Десятилетиями Иран разжигает межконфессиональные конфликты и террор».

Для противодействия упомянутым угрозам король Салман объявил о начале работы Глобального центра по борьбе с экстремистской идеологией (The Global Center for Combating Extremist Ideology, GCCEI). Этот центр со штаб-квартирой в Эр-Рияде займется мониторингом активности террористических групп в киберпространстве, отслеживанием пропаганды экстремизма, вербовки новых активистов, а также исправлением искаженного радикалами видения ислама и укреплением основ традиционного и умеренного религиозного учения.

Также в ходе встречи президента США с представителями монархий Залива было достигнуто соглашение о том, что страны будут совместно отслеживать источники финансирования терроризма. Сопредседателями в будущем Центре по борьбе с финансированием терроризма станут США и Саудовская Аравия. Все эти структуры будут нацелены не только на террористические группировки, но и на Иран.

Арабское НАТО

Кроме того, в финальном коммюнике саммита в Эр-Рияде лидеры исламского мира заявили, что готовы сформировать резервный контингент военнослужащих в составе 34 тысяч человек для антитеррористических операций в Ираке и Сирии. Как это будет реализовано на деле, пока неизвестно. Исламский военный союз или арабское НАТО, о котором с недавнего времени говорят саудовцы, существует пока в основном на словах.

Всего в эту структуру пригласили около тридцати стран, в основном с суннитским большинством. Очевидно, что во многом она создается для противостояния иранской экспансии в регионе. Трудно представить, как в реальности эта военная сила, собранная из государств, отстаивающих порой прямо противоположные интересы, будет вести войну с экстремистскими группировками, многие из которых, пусть и негласно, поддерживаются руководством тех же самых стран.

Идею создать межарабские вооруженные силы в последний раз еще в 2015 году предлагал президент Египта Абдель-Фаттах ас-Сиси, но тогда она провалилась. Слишком противоречивы были интересы, да и Эр-Рияду не понравилась инициативность Каира. Теперь идейными лидерами выступают сами саудовцы при поддержке США, которые заинтересованы в том, чтобы на Ближнем Востоке все проблемы решались в первую очередь за счет региональных ресурсов, как финансовых, так и человеческих.

Послание Израилю

В ходе саммита в Саудовской Аравии и Трамп, и король Салман не публике очень мягко коснулись проблемы палестино-израильского урегулирования. Президент США лишь вскользь упомянул о перспективах мира между палестинцами и израильтянами и своих предстоящих встречах с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и главой Палестины Махмудом Аббасом. Саудовский король в свою очередь заявил: «Подчеркиваем необходимость достижения мира между палестинцами и израильтянами… которое требует совместных жертв и честной решимости в интересах всех». Никаких традиционных для арабских и исламских саммитов заявлений об израильской агрессии и правах палестинцев, а лишь намек на необходимость взаимных уступок.

До сих пор палестинская проблематика была в обязательной программе всех крупных международных встреч, где так или иначе затрагивались проблемы арабского мира. Но Иран ее вытеснил. Более того, иранская угроза объединила Израиль и страны Персидского залива, которые уже давно негласно сотрудничают в сфере безопасности. Теперь вопрос, как расширить это сотрудничество.

За несколько дней до визита Трампа в регион The Wall Street Journal утверждала, что монархии Залива предложили Израилю установить более тесные связи, в первую очередь экономические, взамен на подвижки в палестино-израильском урегулировании. Предполагается, что Трамп и его команда привезли из Эр-Рияда в Израиль более конкретные предложения.

Вопрос в том, могут ли они быть приняты. Ведь, скорее всего, требование уступок будет касаться прекращения поселенческой деятельности на оккупированных палестинских территориях. На это Нетаньяху вряд ли может пойти, ведь тогда он лишится значительной части своего электората.

Впрочем, опережая события, израильский премьер все же выразил готовность к уступкам, не дожидаясь прилета американского президента. По данным Haaretz, на одобрение правительства вынесены такие меры, как облегчение прохода между Западным берегом и Израилем на КПП для палестинцев, имеющих право на работу на израильской территории, круглосуточный режим работы КПП на границе между Израилем и Иорданией, предоставление разрешений на тысячи уже построенных домов палестинцев и так далее.

Такие меры могут быть достаточными для Трампа, но вот для Персидского залива? Однако то, что президент США прилетел в Израиль из Саудовской Аравии, оказалось очень важно для израильского руководства. «Надеюсь, когда-нибудь израильский премьер-министр сможет полететь из Тель-Авива в Эр-Рияд», – сказал Нетаньяху, встречая Трампа в аэропорту.

Уже вечером израильский премьер отметил, что впервые за многие годы видит реальный шанс на перемены. Уверен в успехе мирного процесса и американский президент. До него такой же оптимизм относительно палестино-израильского урегулирования испытывал и Барак Обама. Хотя, в отличие от своего предшественника, Трамп умеет делать неожиданные ходы и искать взаимовыгодные решения, даже если они расходятся с его первоначальной позицией. Именно это продемонстрировал его визит на Ближний Восток.

Трамп стал гораздо более осторожен, чем до вступления в должность. Судя по всему, президент США решил отказаться от своих предвыборных заявлений о переносе американского посольства в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим. Во всяком случае, он не планировал заявлять об этом в ходе этого визита. И понятно почему – подобное решение стало бы пощечиной королю Саудовской Аравии, хранителю исламских святынь, который считается защитником всех мусульман. Это вызвало бы ненужную сейчас ни США, ни аравийским монархам волну негодования среди населения в арабских странах.

Арабская улица, которая, в отличие от высоких кабинетов, недолюбливает шейхов Залива, и без того оценивает итоги визита Трампа весьма неоднозначно. В арабских соцсетях расходятся карикатуры, как американцы залезают в саудовские карманы, а Трамп в одеждах исламского шейха призывает арабов открыть свои сейфы ради борьбы с Ираном. Сделки высокой политики улицу не интересуют – гораздо больше людей волнуют рабочие места, достойный заработок и соблюдение их прав.

Ради борьбы с Тегераном США готовы закрыть глаза на то, что происходит с правами человека в странах Персидского залива, а монархии Залива в свою очередь готовы поступиться правами палестинцев. Именно так воспринимает улица послание ближневосточного турне Трампа. И разочарование новым американским президентом может наступить столь же быстро, как это было во времена Обамы, который, как и Трамп, в начале своего президентства обращался к исламскому миру со словами о начале «новой эры». Эры, которая обернулась еще большим хаосом на Ближнем Востоке.

США. Саудовская Аравия. Иран > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 23 мая 2017 > № 2183434


Китай > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 23 мая 2017 > № 2182788

«Один пояс, один путь» начал моду на Китай, иностранцы осваивают новые навыки: владение палочками, пекинскую оперу, танцы на площадях

«Инициатива «Один пояс, один путь» пользуется огромной популярностью в Организации объединенных наций по промышленному развитию и других экономических организациях, можно сказать, что это – одна из самых популярных тем, которые сейчас обсуждаются в ООН». Так сказал журналисту студент Уханьского политехнического университета Чэнь Бинхуэй, который сейчас проходит практику во Дворце наций ООН в Женеве. Несмотря на то, что он целыми днями занят работами по оказанию гуманитарной помощи, он очень наслаждается общением с коллегами по работе. «Больше всего мы общаемся о культуре, они так горячо интересуются китайской культурой и изучением китайского языка, что это меня изумляет!»

Будучи волонтером данного мероприятия, Чэнь Бинхуэй отвечал за презентацию выставки. «Я три часа радостно рассказывал чиновникам и дипломатическим представителям разных стран об идиомах и пословицах, истории и географии, искусстве и философии, хоть я и очень устал, мне это было в радость!» Чэнь Бинхуэй говорит, что он искренне гордится глубокой и многогранной китайской культурой. «Многие просили каллиграфов сделать им надписи, а во время презентации я еще и обнаружил, что немало людей знакомы с китайским конфуцианством».

Еще больше Чэнь Бинхуэя изумило то, что, хотя китайский язык среди шести официальных языков ООН не так широко распространен, как английский и французский, дети многих его коллег изучают китайский как иностранный. «Они сказали мне, что экономическая мощь и международная влиятельность Китая с каждым днем растут, количество экономических и культурных контактов с Китаем увеличивается, они придают большое значение потенциалу Китая».

Три месяца его практики скоро закончатся, Чэнь Бинхуэй в шутку говорит, что, находясь за границей, он очень скучает по возможности расплачиваться через приложение Алипэй. На Третьей неделе электронной коммерции, которую организовала Конференция ООН по торговле и развитию, Ма Юнь присутствовал в качестве особого советника ООН. «На этот раз в рамках конференции организовали отдельный подфорум, на котором обсуждали развитие китайской электронной коммерции, развитие Китая в электронной коммерции является значимым опытом для развивающихся стран», - говорит Чэнь Бинхуэй.

И тематическое выступление председателя Си Цзиньпина во Дворце наций в Женеве «Совместное строительство человеческого сообщества с единой судьбой», и то, что на Неделе электронной коммерции Ма Юнь постоянно подчеркивал сотрудничество и взаимовыгоду, помощь в развитии средним и малым предприятиям со всего мира, и то, что китайская делегация организовала выставку китайской культуры – все это позволило Чэнь Бинхуэю глубоко осознать, каково влияние Китая на мир.

Такие же чувства испытывает и студентка факультета русского языка Наньчанского университета Ли Шэннань. «В России китайский язык учат не только в институтах Конфуция, некоторые школы организуют уроки и дополнительные занятия китайским языком, многие семьи приглашают китайских преподавателей, на улицах со мной часто здороваются по-китайски». Вспоминая о том, как она год училась по обмену в русском городе Уфе, Ли Шэннань говорит, что все больше и больше иностранцев восхищаются очарованием китайской культуры. «Практически все они знают про Джеки Чана и китайское кунг-фу, их привлекает чайная культура и пекинская опера, и они даже имеют собственное мнение на конфуцианское учение».

Недавно Ли Шэннань вместе с иностранной преподавательницей Анной и ее матерью Татьяной путешествовали по уезду Уюань в провинции Цзянси. Анна и ее мама Татьяна работают в Китае преподавателями, в этом году они планируют обосноваться в Китае для постоянного жительства. «Анне и Татьяне очень нравится Китай, Татьяна еще и то и дело напевает мелодии из пекинской оперы, а в пути она еще и станцевала танец на площади!»

Ли Шэннань, которая вот-вот закончит университет, подала заявку на продолжение обучения в России. Для нее Россия обладает особой притягательностью. «Я хочу глубже изучать русскую культуру, и хотела бы, словно мост, помогать друзьям из обеих стран лучше узнавать друг друга, создавать трансграничную дружбу».

Китай > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 23 мая 2017 > № 2182788


Вьетнам. Япония > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 23 мая 2017 > № 2182780

22 мая в штаб-квартире Центрального комитета (ЦК) Коммунистической партии Вьетнама (КПВ) Заведующий Отделом ЦК КПВ по экономическим вопросам Нгуен Ван Бинь принял министра экономики, торговли и промышленности Японии Хиросигэ Сэко.

В ходе приема заведующий Отделом ЦК КПВ по экономическим вопросам Нгуен Ван Бинь высоко оценил позитивное развитие отношений сотрудничества между двумя странами в областях торговли, инвестиций и других, что приносит практическую пользу двумя народам.

Министр экономики, торговли и промышленности Японии Хиросигэ Сэко высоко оценил потенциал и перспективы развития экономики Вьетнама. Хиросигэ Сэко подтвердил, что Япония придает большое значение укреплению отношений сотрудничества во многих областях с Вьетнамом и рассматривает его как важного партнера в рамках АСЕАН и в Азиатско - Тихоокеанском регионе.

Он выразил уверенность, что отношения между Японией и Вьетнамом будут еще активнее развиваться ради интересов каждой страны, мира, стабильности, сотрудничества и развития в регионе и во всем мире.

Вьетнам. Япония > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 23 мая 2017 > № 2182780


Китай. Гонконг. Азия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 23 мая 2017 > № 2182778

Прошедший недавно форум по международному сотрудничеству в рамках инициативы «Один пояс, один путь» привлек всеобщее внимание общественности в стране и за рубежом. Специальный административный район Сянган, как супер контактное заинтересованное лицо, также чрезвычайно проявляет интерес ко многим темам этого проекта.

Какую роль может сыграть Сянган в ходе реализации проекта «Один пояс, один путь» для того, чтобы продвинуть собственное социально-экономическое строительство? Сведущие люди из различных кругов общественностивысказывают очевидные весомые мнения о том, что присоединение Сянгана к проекту «Один пояс, один путь» позволит ему добиться значительных успехов.

На состоявшейся перед международным форумом «Один пояс, один путь» финансовой конференции руководитель администрации САР Сянган Лян Чжэньин заявил, что финансовый сектор Сянгана находится в чрезвычайно выгодном положении, дающее ему возможность успешно осуществлять постоянно растущие потребности по финансированию проекта «Один пояс, один путь» и обслуживать управление финансами этого проекта.

Финансовая отрасль в развитии Сянгана играет авангардную роль. Но это не единственная сильная сторона Сянгана. Достоинством этой «жемчужины Востока» является и то, что Сянган тесно связан с глобальными рынками и его система управления и обслуживания соответствует всем международным критериям, которые позволяют Сянгану выдвинуться на особые позиции в ходе реализации инициативы «Один пояс, один путь».

Лян Чжэньин считает, что у Сянгана имеется большое пространство для приложения сил в сфере планирования, проектирования, проведения измерительных работ по геодезии в ходе сооружения инфраструктуры для стран, прилегающих к проекту «Один пояс, один путь». Он также отметил, что в Сянгане имеется множество общественных организаций, которые на протяжении многих лет поддерживали развитие связей и сотрудничества с внешним миром. Они также могут проявить свои преимущества в сфере взаимопроникновения мыслей и чувств между народами в ходе реализации инициативы «Один пояс, один путь».

И профессиональные юридические услуги Сянгана, соответствующие англо-американской правовой системе, также могут выявить свои выгодные профессиональные преимущества. Депутат САР Сянган Чжоу Хаодин считает, что общее право , действующее в Сянгане, ее правовая система, подтвержденная во всем мире, могут стать важным фактором, решающим важные вопросы, касающиеся подписания контрактов, улаживания споров и арбитража для тех сторон, которые будут сотрудничать в рамках инициативы «Один пояс, один путь».

Кроме того, надо отметить, что Сянган идет впереди планеты всей в вопросах создания инфраструктуры информационных технологий, в вопросах надежности поставок стабильного электроснабжения Сянган достиг уровня 99,99%. Этот показатель чрезвычайно важен для интернет-экономики. Поэтому председатель Цифрограда Сянгана Линь Цзяли предложил, что Сянган может стать цифровым центром стран, входящих в проект «Один пояс, один путь», для создания единого «цифрового Шелкового пути в Интернете».

В процессе реализации проекта «Один пояс, один путь» одной из главных точек приложения силы является то, что Сянган станет играть одну из главных ролей в качестве связующего звена в деле укрепления значения. Управляющий директор авиакомпании Xiamen Airlines г-н Ли Или полагает, что администрация САР Сянган с помощью проекта «Один пояс, один путь» сможет создать более благоприятные возможности для развития бизнеса в сфере туризма, авиации, ресторанного дела и т.д. Для въездного туризма предлагается: Сянган, будучи окном для въезда в континентальный Китай, может стать полустанком и перевалочным пунктом, через который могут быть налажены многостанционные туристические маршруты, идущие в рамках проекта «Один пояс, один путь».

Китай. Гонконг. Азия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 23 мая 2017 > № 2182778


Китай > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 23 мая 2017 > № 2182776

В понедельник в городе Ухань, административном центре пров. Хубэй /Центральный Китай/, впервые прошло мероприятие из цикла Russian Gastroweek /"Российская гастрономическая неделя"/, на котором была представлена продукция более 80 российских предприятий пищевой промышленности.

Мероприятие было совместно организовано Российским экспортным центром /РЭЦ/, Китайским комитетом содействия развитию международной торговли и Комитетом содействия развитию международной торговли пров. Хубэй.

Как указал управляющий директор по международным проектам РЭЦ Михаил Мамонов, Россия является важной страной вдоль Экономического пояса Шелкового пути. Дружественные контакты между Россией и пров. Хубэй корнями уходят в далекое прошлое.

Он выразил надежду на наращивание двустороннего сотрудничества, прежде всего, в сфере торговли и логистики, а также стимулирование торгово-инвестиционной деятельности большего количества российских предприятий на территории Хубэя.

Председатель Комитета содействия развитию международной торговли пров. Хубэй Чжоу Цайцзюань, выступая с речью, отметила, что Хубэй принадлежит к числу важных в Китае производственных баз зерна и масла. В последние годы провинция использует строительство "Пояса и пути" в качестве благоприятного шанса для активного поощрения местных предприятий к развитию бизнеса в России.

Чжоу Цайцзюань надеется, что нынешнее мероприятие послужит дальнейшему укреплению взаимопонимания сторон и созданию площадки долгосрочных торгово-экономических обменов и сотрудничества.

"Российские продукты питания отличаются своеобразием и сравнительно невысокими ценами. Немало предприятий, занимающихся трансграничной электронной торговлей, собираются расширить ассортимент за счет российских товаров для увеличения доходов", - отметил председатель Хубэйской ассоциации электронных торговцев Сюй Цян.

Согласно статистике, внешнеторговый оборот пров. Хубэй с Россией в 2016 году вырос на 10 проц. по сравнению с предыдущим годом и достиг 810 млн долл. США. В частности, экспорт составил 790 млн долл. США с приростом на 9,4 проц., импорт - 23,34 млн долл. США при увеличении на 35,4 проц.

18 мая "Российская гастрономическая неделя" прошла в Шанхае.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 23 мая 2017 > № 2182776


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter