Всего новостей: 2002554, выбрано 15709 за 0.045 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > stroi.mos.ru, 21 февраля 2017 > № 2081787

В центре Москвы достраивают храм к столетию революции 1917 года

Завершается строительство церкви в честь Новомучеников Исповедников Российских на крови на территории Сретенского монастыря на Большой Лубянке, сообщил куратор программы по возведению храмов в Москве, депутат Госдумы РФ Владимир Ресин.

По его словам, храм сможет принять 2000 прихожан. Он возводится к 100-летней годовщине революции 1917 года. Потребовалось всего три года, чтобы возвести это шедевр современной религиозной архитектуры.

Как отметил настоятель Сретенского монастыря епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов), храм возводится с соблюдением всех необходимых технологий. Освятить его планируется уже в марте этого года.

«Сегодня мы отдаем долги за утраченное некогда драгоценное духовное наследие прошлого. На нижних этажах храма строим катехизический и молодежный центры, в их работе будут принимать участие студенты и преподаватели Сретенской духовной семинарии», - пояснил епископ Тихон.

Он добавил, что активно ведется роспись стен в алтарной части, эти работы начаты год назад.

«В небольшом по площади месте, в уже сложившейся застройке, возвести великолепное храмовое сооружение за столь короткие сроки - настоящий подвиг. Здесь был использован весь накопившийся в храмостроительстве опыт, а сам Владыка Тихон был старшим прорабом. Скоро работы здесь будут завершены, и этот удивительный по красоте храм будет открыт для посещения всех желающих и гостей столицы и москвичей», - подчеркнул В. Ресин.

Закладной камень на месте строительства этого собора, возводимого на пожертвования, в декабре 2013 года освятил патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > stroi.mos.ru, 21 февраля 2017 > № 2081787


Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 21 февраля 2017 > № 2081194

Алиев приблизил жену к президентству

Ильхам Алиев назначил свою жену первым вице-президентом Азербайджана

Игнат Калинин

Пресс-служба президента Азербайджана Ильхама Алиева во вторник сообщила о назначении его супруги Мехрибан Алиевой первым вице-президентом страны. По мнению экспертов, такая политическая перестановка логически вытекает из принятых в сентябре прошлого года изменений в конституции и отражает процесс смены политических элит.

В сентябре прошлого года в Азербайджане состоялся референдум, по результатам которого в основной закон страны был внесен ряд изменений. Корректировке подверглись 29 статей конституции. В частности, дополнительной высшей целью государства наряду с обеспечением человеческих гражданских прав и свобод было определено обеспечение достойного уровня жизни граждан, а также были введены оговорки, позволяющие государству вести слежку и сбор данных о личной жизни азербайджанцев в случаях, предусмотренных законом. Наряду с такими изменениями также были введены новые государственные должности первого вице-президента и двух вице-президентов, срок полномочий президента был увеличен с пяти до семи лет, а глава исполнительной власти был также наделен правом роспуска парламента.

Таким образом, назначение жены президента первым его заместителем Мехрибан Алиевой стало логическим продолжением курса на усиление власти президента и его семьи.

Мехрибан Алиева является активным политическим и общественным деятелем. С 2004 года она возглавляет благотворительный фонд имени первого президента республики Гейдара Алиева, а с 2005-го входит в Милли Меджилис (парламент) Азербайджана. Фактически нынешнее назначение формализует ее значительную роль в политике закавказской республики.

Вместе с тем эксперты обращают внимание на то, что текущие кадровые перестановки могут быть отражением продолжительного процесса смены политической элиты, связанной с первым президентом, а ранее первым секретарем Коммунистической партии союзной республики. Принято считать, что клан Пашаевых, к которому относится Мехрибан, ведет постепенный курс на вытеснение старых руководителей.

«Это назначение нельзя назвать сюрпризом. В сентябре, когда в результате конституционного референдума появилась эта должность, Мехрибан была одним из главных претендентов на вице-президентство, — рассказал «Газете.Ru» Андрей Арешев, эксперт Фонда стратегической культуры. — Налицо укрепление нынешней системы власти на фоне отхода на второй план — по естественным причинам — старой гвардии Азербайджана. Людей, которые управляли страной еще при Гейдаре Алиеве, отце нынешнего президента».

По словам источника, знакомого с азербайджанскими политическими процессами, назначение Алиевой отражает выработку нового баланса в азербайджанской власти. «Клан Пашаевых, к которому принадлежит Мехрибан, давно и сильно давил на Алиевых, и президенту надо было быстро решать накопившиеся проблемы, — рассказал собеседник «Газеты.Ru». — Ожидалось, что борьба будет более резкой. Компромисс удалось найти довольно быстро».

Научный сотрудник Института востоковедения РАН Зураб Кананчев одновременно отмечает, что разговоры об усилении Пашаевых идут уже не первый год и при этом никакие кадровые решения не принимаются внезапно, а являются результатом долгих и взвешенных размышлений.

«При всем богатстве выбора других альтернатив на самом деле не было, — констатировал в разговоре с «Газетой.Ru» Кананчев. — Теперь важно посмотреть, кто именно займет два других места вице-президентов. Именно это поможет оценить текущий внутренний политический расклад в стране».

Эксперт также обращает значительное внимание на то, какое символическое значение имеет назначение для позиционирования текущего режима Азербайджана в регионе: «На Востоке не бывает общих вопросов — каждое решение имеет за собой конкретный посыл. Это назначение раскрывает светский характер Азербайджана, подчеркивает отношение к роли женщин в политике исламских государств». Кананчев считает, что в том числе таким образом Алиевы демонстрируют свою приверженность европейским ценностям, несмотря на влияние соседей по Ближнему Востоку, все больше разворачивающихся в сторону традиционных ценностей в своей политике. Тут эксперт вспоминает ключевую роль Беназир Бхутто в политике преимущественно исламского Пакистана, напоминает о том, как сильно политики-женщины повлияли на жизнь Индии.

«Дочь Мехрибан и Ильхана Лейла Алиева присутствовала на недавнем открытии Мюнхенской конференции по безопасности, — обращает внимание эксперт. — Назначение жены президента — значительной самостоятельной политической фигуры — на недавно учрежденный пост второго человека в стране может положительно повлиять на положения с правами женщин в Азербайджане».

Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 21 февраля 2017 > № 2081194


Ватикан. США > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 20 февраля 2017 > № 2081237

 Франциск vs. Трамп: удар откуда не ждали

Даже достаточно завуалированная критика в адрес Трампа втягивает Папу Римского в грязную игру вокруг президента США.

Дмитрий Наркевский

Довольно неожиданным для американского президента стало недавнее заявление Папы Римского Франциска в отношении строительства нефтепроводов в США и прав индейцев на сохранность их территорий.

15 февраля в ходе встречи в рамках Форума коренных народов, проходившего в Риме, Папа Римский Франциск выразил свою поддержку американским индейцам, выступающим против строительства нефтепровода Dakota Access. В свойственной служителям церкви художественной форме Папа Франциск подчеркнул, что коренные народы имеют право защищать их «унаследованные отношения с землей».

Конечно, Папа Римский напрямую не указал на власти США и Dakota Access, но участники встречи и СМИ расценили это именно как укор в сторону действующей администрации.

История со строительством трубопровода стала ярким примером столкновения интересов бизнеса общенационального масштаба и местного населения. Нефтепровод Dakota Access должен был соединить нефтяные месторождения Северной Дакоты и промышленный Иллинойс. Большая часть трубы уже построена. Камнем преткновения стал участок, проходящий по территориям племен Сиу, а именно район озера Оахе, являющегося сакральным местом для индейцев. В бытность администрации Обамы чаша весов склонилась в пользу индейцев и экологов, также выступавших против прокладки трубы по дну водоема. Буквально в декабре одним из последних решений Обамы стал запрет на строительство двух нефтепроводов Keystone XL и Dakota Access.

Но стоило новому президенту принести присягу и вступить в свои права, как его заявления о поддержке нефтяного сектора воплотились в решение о возобновлении строительства. Вне всяких сомнений владельцы трубопроводов вздохнули с облегчением, ведь только проект Dakota Access стоит 3,8 млрд. долларов. Казалось, окончательную точку в этом деле поставил американский суд, который за пару дней до встречи в Риме отклонил иски со стороны индейцев и экологов.

На этом фоне и появилось заявление Папы Римского. Понтифик и до этого не раз выступал в защиту прав коренных народов, а потому его высказывание представляется вполне логичным. Однако в свете мощного информационного давления, оказываемого на Трампа слова главы Католической церкви приобретают несколько иной смысл.

Стоит учесть, что Трамп шел к власти во многом под лозунгами борца за старые американские ценности, в том числе религиозные и семейные. В этом смысле Католическая церковь, чей авторитет признают и представители других конфессий, должна была стать естественным союзником Трампа. Однополые браки, ЛГБТ-движение, аборты — все это потенциальные точки совпадения взглядов команды Трампа и католических священников. Казалось, так и будет. Итоговая статистика показала, что, действительно, значительная часть американских католиков проголосовала за Дональда Трампа.

Но все-таки взаимоотношения Святого Престола и нового главы Белого дома нельзя назвать безоблачными. Еще в пору избирательной кампании Папа Франциск негативно высказывался об идее строительства стены на границе с Мексикой, аргументируя это тем, что в современном мире более эффективным было бы наведение мостов между народами, а не строительство разделяющих их преград. В этом заключается важный для церкви момент. Выходцы из Мексики и других стран Латинской Америки в основной массе католики и проигнорировать высказывания Трампа для Католической церкви означало бы вызвать закономерный гнев со стороны южноамериканской паствы. Глава Ватикана вряд ли может позволить себе не учитывать настроения региона, фактически представляющего одну из самых мощных опор его Церкви в мире.

Именно поэтому Франциск поступил политически чрезвычайно взвешенно, когда после избрания Трампа отказался от скоропалительных оценок 45 президента США, сославшись на желание судить по реальным делам, а не по словам. И такая возможность представилась довольно быстро.

Кроме стены на американско-мексиканской границе важным вопросом для Престола Святого Петра является проблема Ближнего востока, а точнее положение христиан в Сирии и Ираке. Франциск постоянно призывал западные страны обеспечить безопасность христиан в зонах военных конфликтов, справедливо указывая на угрозу их полного уничтожения религиозными экстремистами.

В этом смысле позиция Москвы оказалась достаточно близкой Ватикану, что и было закреплено в итоговом документе встречи Папы Римского Франциска и Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла на Кубе. Схожей позиции католическое духовенство ожидало и от Трампа, акцентировавшего свое предвыборное внимание на борьбе с исламскими радикалами и террористами.

Однако решение президента США о временном запрете на въезд в страну гражданам семи государств, вынудило церковь поменять свою позицию. С учетом того, что Трамп полностью запретил въезд гражданам Ирака и Сирии без учета их конфессиональной принадлежности, надежды ближневосточных христиан на спасение на территории США оказались напрасными. В этих условиях безопасность этих людей остается под большим вопросом.

Таким образом, наметился целый ряд проблем, по которым Католическая церковь расходится во взглядах с нынешней администрацией. И если поначалу некоторые СМИ писали о некоей возможности сближения Трампа и Франциска и даже о гипотетическом формировании оси Трамп-Франциск-Путин, то сейчас эти предположения выглядят все более фантастично.

С другой стороны, антитрамповская коалиция получает возможность использовать католическую карту в своей пропагандистской кампании. Если до сих пор мейнстримные медиа и близкие к Обаме и Клинтон политики делали ставку на так сказать наиболее "раскрепощенную" часть населения, поддерживающую идеи глобализации и космополитизма, пренебрегающую традиционными ценностями, такими как мораль, религия, семья, то теперь они могут смело вербовать сторонников из числа приверженцев избирателей Трампа, основу которых составляли представители консервативной Америки, ее среднего класса.

Для действующего президента это представляет дополнительную опасность, так как сейчас у него и его противников есть некоторый паритет, основанный на примерно равном распределении приверженцев среди американского населения. Однако потеря голосов может сыграть в дальнейшем ключевую роль в борьбе за политическую власть в США. По сравнению с другими иностранными политиками и общественными деятелями, силящимися своей антитрамповской позицией доказать наличие хоть какого-то влияния на американского избирателя, Папа Римский Франциск обладает реальной возможностью воздействовать на американскую публику. В любом случае в нынешних условиях он должен четко отдавать себе отчет, хочет ли он отказаться от церковного нейтралитета в политической борьбе или все-таки «богу богово, а кесарю кесарево»?

Ватикан. США > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 20 февраля 2017 > № 2081237


Сирия. Россия. США. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 20 февраля 2017 > № 2081233

 Путин Вернул Россию на Ближний Восток

Аслан Рубаев

Во времена СССР и холодной войны Ближний Восток был важнейшим направлением советской внешней политики. Это объяснялось не только стратегическим значением данного региона, но и его близостью к границам Советского государства. Любая нестабильность в ближневосточных странах могла негативно отразиться и на внутренней ситуации в СССР, особенно в южных мусульманских районах. Именно поэтому советское руководство всеми силами поддерживало военные, умеренные, лояльные к СССР режимы. И при необходимости, готово было вмешаться в любой конфликт на Ближнем Востоке ради сохранения своих позиций. Такая готовность в 1960-е годы охладила пыл Англии и Франции, намеревавшихся совершить агрессию против Египта из-за Суэцкого канала. И в остальных ближневосточных вопросах СССР занимал жёсткую и однозначную позицию – никаких переворотов, гражданских войн и иностранных интервенций, особенно против режимов, стоящих на умеренных позициях и обеспечивающих, худо-бедно, межнациональное и межконфессиональное согласие в своих государствах.

Распад СССР привёл на время к ситуации, когда Россия, как внешнеполитический игрок на Ближнем Востоке, снизила свою активность и вес в глазах мирового сообщества. Однако, хорошие отношения со странами ближневосточного региона были сохранены. Россия категорически осудила вторжение США в Ирак в 2003 году. На протяжении четверти века выступала мощным сдерживающим фактором в переговорах по ядерной программе Ирана, выступая, практически, посредником между Западом и этой ближневосточной страной. Более того, именно позиция России по этому вопросу удерживала западные страны от ужесточения санкций в отношении Ирана и заставляла последние со скрипом, но всё же двигаться вперёд по пути мирного урегулирования данной проблемы.

Изменение роли России в решении мировых вопросов началось в 2008 году, после проведения военной операции по принуждению Грузии к миру в Южной Осетии. Это событие, вызвавшее резкое осуждение на Западе, странами Ближнего Востока было воспринято как конец однополярного мира с США во главе. В частности, Турция – член НАТО, предложила проект создания тройственного союза: Россия, Турция, Иран, для совместного поддержания порядка и стабильности в Закавказье без участия западных стран. И пусть этот проект тогда не был реализован, но его черты очень ярко проявляются именно сейчас, во время совместной борьбы этих трёх стран с ИГИЛ.

Гражданская война и иностранная интервенция в Сирии, ставшая одним из многочисленных конфликтов, порождённых «арабской весной», запустила механизм трансформации однополярного мира в многополярный. Позиция России, в начале традиционно стороннего наблюдателя, лишь призывающего противоборствующие стороны к переговорам, к 2015 году кардинально изменилась. Россия стала участницей военного конфликта на стороне законно избранного Президента Сирии Башара Асада. И во многом именно её усилия позволили, наконец, переломить ситуацию в борьбе с ИГИЛ, и открыть путь для переговоров между Асадом и оппозицией. Однако, был ещё один немаловажный момент в укреплении Россией своих позиций на Ближнем Востоке, и в Сирии в частности. В 2013 году предложение Президента России В.В. Путина, озвученное в интервью одной из газет США, по сути, остановило вторжение западных стран в Сирию. Это предложение заключалось в вывозе с территории Сирии всего химического оружия. Асад пошёл навстречу такому предложению, и западные страны лишились предлога для интервенции в Сирию. Следует отметить, что данную позицию России поддержал официальный Ватикан и лично Папа Римский, выступающий за мир на Ближнем Востоке и гарантии безопасности там христианских общин.

Последовательная позиция России на Ближнем Востоке, заключающаяся в поддержании законных режимов, межнационального и межконфессионального мира, подкреплённая не только словами, но и конкретными действиями, несомненно, способствует росту её авторитета в регионе. И сейчас мы являемся свидетелями того, как ближневосточные страны всё больше ориентируются в своих действиях на Российскую Федерацию. Иран, Турция, Палестина, Сирия, Египет видят в России государство, не просто заинтересованное в мире и стабильности на Ближнем Востоке, но и готовое действовать ради их достижения.

Сирия. Россия. США. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 20 февраля 2017 > № 2081233


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 20 февраля 2017 > № 2080534

Еще один кандидат заявил о желании баллотироваться на пост президента Ирана

Хамидреза Бакаи, занимавший пост вице-президента Ирана в период правления Махмуда Ахмадинежада, объявил о своем намерении баллотироваться на пост президента Исламской Республики на выборах в мае, сообщает Tehran Times.

В своем заявлении Бакаи сказал, что он "совершенно не зависит" от политических партий и что он будет работать как "солдат" для своей страны.

Предстоящие президентские выборы планируется провести 19 мая 2017 года. Как ожидается, нынешний президент страны Хасан Роухани будет баллотироваться на второй срок. О своем участии в выборах ранее заявил "Народный фронт исламских революционных сил" (PFIRF), рассчитывающий победить в первом туре.

Экс-президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, занимавший этот пост с 2005 по 2013 годы, ранее заверил, что не планирует выдвигать свою кандидатуру на президентских выборах и что он не оказывает никакого давления на ход предстоящих выборов.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 20 февраля 2017 > № 2080534


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 февраля 2017 > № 2080515

Одной рукой давать, другой - сдерживать, чтобы контролировать Россию

Питер Конради | The Sunday Times

"Как продемонстрировал недавний кризис, разразившийся на прошлой неделе из-за связей администрации Трампа с Кремлем, Россия остается токсичной. Четверть века спустя после падения Советского Союза кажется, будто "холодная война" никогда не заканчивалась", - пишет Питер Конради в британской газете The Sunday Times.

В этом виноват по большей части Путин, считает журналист. "Сегодня Россия - это глубоко авторитарное место, где свободы, существовавшие при Ельцине в 90-е годы, были по большей части - но не полностью - уничтожены, - говорится в статье. - Захватив Крым и неофициально направив военные силы на восток Украины в 2014 году, Путин превратил себя в изгоя на мировой сцене".

Однако, как отмечает автор, "было бы наивным полагать, что мы имеем дело с проблемой Путина, которая исчезнет, когда он, наконец, уйдет из Кремля. Это проблема России, - заявляет Конради, - и корни ее уходят в январь 1992 года, когда Джордж Буш-старший победоносно заявил, что Америка выиграла "холодную войну", а политолог Фрэнсис Фукуяма взлетел в хит-парадах книжных бестселлеров, провозгласив "конец истории".

"В последующие годы, - говорится в статье, - страны, бывшие прежде сателлитами России, были постепенно интегрированы Западом - сначала со стороны НАТО, а потом ЕС". "Однако, как оказалось, Россию было не так легко проглотить из-за ее размера, военной мощи и имперского прошлого", - пишет автор. "Все преемники Буша приходили к власти, намереваясь построить новые связи с Россией, - продолжает Конради. - Однако каждый из них оставлял отношения с Кремлем в еще более плохом состоянии в конце своего срока".

"Масштаб коммерческих связей между командой Трампа и Москвой, о котором уже стало известно, означает, что все его попытки сблизиться с Кремлем вызовут подозрение", - отмечает журналист. Однако, как он считает, "все же есть способ перезапустить отношения, не вознаграждая Россию за ее агрессию".

"Для Путина - чью философию управления можно обобщить как "попытку сделать Россию вновь великой" - главной вещью является уважение, - говорится в статье. - Эту истину Генри Киссинджер признал накануне американских выборов".

Исходя из этой логики, первым шагом должно стать "принятие ограничений на дальнейшее расширение НАТО", пишет автор. "Украина, как утверждал Киссинджер, является мостом между Востоком и Западом, как Финляндия или Австрия во времена "холодной войны": ей необходимо предоставить "свободу вести ее собственные экономические и политические отношения, в том числе с Европой и Россией, но она не должна вступать ни в какой военный союз или организацию по защите безопасности". "Чтобы это не было воспринято как капитуляция, - отмечает Конради, - эту меру нужно совместить с возобновленными обязательствами по защите недавно вошедших в альянс восточных членов".

"К этому нужно добавить бдительность по отношению к другим попыткам России разделить Запад или нарушить установленный порядок как в Европе, так и в Америке, противостоя различным попыткам кибервойны и пропагандистским усилиям, направленным на фальсификацию выборов и загрязнение информационного пространства", - пишет автор.

"Наивно полагать, что Россия сможет когда-нибудь примкнуть к НАТО", - подытоживает автор. И все же, считает Конради, "у Кремля есть общие интересы с Западом - не только в борьбе с исламским терроризмом, но и по другим вопросам. Дело за Трампом не упустить момент".

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 февраля 2017 > № 2080515


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 февраля 2017 > № 2080479

Пойдет ли Эрдоган против России? Как на это отреагирует Россия?

Американцы намерены отправить войска в Сирию, Эрдоган двигается против своего союзника в лице России, возрождая союз с Саудовской Аравией и Катаром…

Абдель Бари Атван, Ar Rai Al Youm, Великобритания

Если мы хотим ознакомиться с первыми результатами посещения президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана трех монархий Персидского залива (Бахрейн, Катар и Саудовская Аравия), то мы должны иначе взглянуть на заявления представителя Высшего комитета по переговорам (ВКП) сирийской оппозиции, штаб- квартирой которой является Эр-Рияд, Салема Аль-Муслита. В них выражено «ястребиное» отношение к четвертому съезду Женевской конференции, что означает восстановление трехсторонних отношений между Саудовской Аравией, Турцией и Катаром, а также постепенное отдаление от России.

Исходя из заявлений американских СМИ, эта эскалация кажется очевидной. Телеканал CNN сообщает о намерении администрации Дональда Трампа направить американские силы в Сирию под предлогом борьбы с «Исламским государством» (запрещено в РФ — прим. ред.). Однако не приведут ли такие действия к повторению ливийского сценария, второстепенной целью которых является попытка свержения режима? Кто будет платить за издержки: страны Персидского залива? Речь, в частности, о Саудовской Аравии, учитывая тот факт, что Дональд Трамп не сможет отправить вооруженные силы, если не будут возмещены все их расходы.

Отправка американских войск станет переломным моментом для сирийского театра военных действий, а также свидетельством того, что между президентом США, Турции и стран Персидского залива, а также возможно между Израилем, существует план, ранее согласованный во время длительных телефонных переговоров с руководством этих стран. Более того, такое развитие ситуации вызовет огромное количество вопросов со стороны России и Ирана.

Вчера в своем заявлении Салем Аль-Муслит, выступающий от имени ВКП заявил, что они заинтересованы в проведении прямых переговоров с Дамаском для экономии времени, а также намерены положить конец страданиями сирийского народа. Все это красивые слова, однако, они несут в себе и другую мысль: «Башар Асад не может возглавлять никакое из правительств Сирии — ни временное, ни правительство, созданное после кризиса. Более того, в случае, если Асад останется у власти, сирийский народ напрасно прикладывал такие усилия». Эта позиция сводит на нет все переговоры в Женеве на четвертом съезде еще до того, как они начались. Более того, она разрушает и результаты третьего съезда.

Российско-турецкие договоренности не затрагивают вопросы, касающиеся ВКП — так же, как и не затрагивают роль Катара и Саудовской Аравии в урегулировании сирийского кризиса. Более того, эти три стороны (Катар, Саудовская Аравия, ВКП) официально не были приглашены ни на первую конференцию, проходившую в Астане, ни на вторую, начавшую свою работу в четверг. Однако, после длительных переговоров с американским президентом Дональдом Трампом, в турецкой позиции произошли внезапные изменения. Все карты смешались после визита нового главы Центрального разведывательного управления США в Анкару несколько дней назад, и произошел новый турецкий «поворот» в сирийской проблеме.

Президент Эрдоган, достигнув соглашения с Дональдом Трапом, выступил с политической речью о Сирии и нарушил «договоренности» с Россией. Он заявил о своем намерении создать буферную зону в Сирии протяженностью пять тысяч квадратных километров и отправить вооруженные силы «Щит Евфрата», состоящие из вспомогательных войск Сирии и резервных специальных турецких сил, возвратить Манбидж и оттеснить из него курдские войска, затем захватить Эль-Баб, и отправиться в сторону столицы «Исламского государства» Ракки.

Новый «поворот» в турецкой позиции также отражается в позднем приезде в Астану турецкой делегации и отряда вооруженной оппозиции при поддержке Анкары для совместных переговоров, связанных с установлением режима прекращения огня и аппарата наблюдения, а также в попытке сделать шаги доброй воли для повышения уровня доверия, в том числе и для обмена заключенными.

Российская сторона выразила свое беспокойство в связи с неустойчивыми позициями турецкого «союзника». Российские дипломаты выступили с заявлениями, в которых говорится, что Турция преследует и другие цели в Сирии, помимо борьбы с терроризмом, в частности, с «Исламским государством».

Представитель ООН в Сирии Стефан де Мистура выразил свое беспокойство, когда отвечал на жесткие требования со стороны ВКП, важнейшим из которых является неучастие президента Асада в переговорах, а также проведение нового раунда в Женеве, целью которых является создание органа управления для контроля за процессом политического транзита. В своей речи он сказал: «Повестка дня будет согласована в докладе Совета Безопасности номер 2254, и будет сводиться к трем пунктам: формирование новой формы правления, новой Конституции, а также проведение выборов под контролем ООН».

Он также добавил, что эти темы являются повесткой дня на переговорах четвертого съезда в Женеве, и что их изменение невозможно, потому что они откроют «двери в ад».

Изменение турецкой позиции, которому способствовало посещение Эрдоганом стран Персидского залива, скрывает американский план по новому этапу эскалации конфликта в сирийском кризисе. Возможно, что в течение переговоров президент США Дональд Трамп, король Саудовской Аравии Салман Аль Сауд, президент Реджеп Тейип Эрдоган и эмир Катара Тамим Аль Тани достигнут договоренности по его деталям.

Новые договоренности между Америкой и Турцией восстановили мосты между Эрдоганом и его американским союзником. Однако они основываются на ухудшении отношений с Ираном, и создании «новой группы» во главе с президентом Турции для провокации Тегерана, а также образовании буферной зоны в Сирии, чтобы подготовить разделение на зоны влияния.

Падение Алеппо прямо в руки сирийских сил произошло благодаря их тайному сговору с Турцией и невмешательству Саудовской Аравии и Катара. Это ослабило сирийскую оппозицию как в политическом, так и в военном смысле. Более того, изменение позиции Эрдогана по отношению к своему новому союзнику России проложило путь для возрождения сирийской оппозиции и ее дальнейшего усиления. Все это объясняется «ястребиной позицией» делегации ВКП. Создание союзнических фракций Турции необходимо для того, чтобы представлять оппозицию на конференции в Женеве и занять большинство, оставив Москве и Каиру лишь два места.

Как ответит Москва на ожидаемую перемену со стороны своего нового турецкого союзника? Какова позиция Ирана и Сирии? Все это мы узнаем в ближайшее время, и, безусловно, результаты четвертого съезда конференции в Женеве не будут лучше результатов третьей встречи.

Возможно, военная эскалация станет объяснением для политических изменений, решение о которых было принято ВКП при поддержке Эр-Рияда, Анкары и Дохи… Время покажет.

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 февраля 2017 > № 2080479


Германия. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 февраля 2017 > № 2080469

Мюнхенская конференция: Европа застряла между тремя опасными сверхдержавами

Саймон Тисдолл (Simon Tisdall), The Guardian, Великобритания

В основе множества экзистенциальных дилемм, с которыми сегодня сталкиваются мировые лидеры, собравшиеся на Мюнхенской конференции по вопросам безопасности, лежит один весьма неприятный феномен, а именно пугающая картина трех сверхдержав — США, России и Китая — которые одновременно начали вести себя непредсказуемо и нарушать существующие правила.

В прошлом президенты, премьер-министры и министры иностранных дел, приезжавшие на эту ежегодную конференцию, могли сконцентрироваться на единой, общей угрозе. В период холодной войны одной из основных угроз был Советский Союз. Постсоветская Россия продолжает вызывать массу опасений. То же самое можно сказать и об экспансионистском Китае. Его стремительный подъем, экономический и военный, порождает целый ряд вызовов для глобального порядка.

Однако одним из важных изменений стало то, что США теперь тоже превращаются в проблему. Национализм Дональда Трампа с его лозунгом «Америка в первую очередь» а также его иконоборческое, изоляционистское стремление подорвать основы таких традиционных организаций, как ООН и НАТО, являются мощными дестабилизирующими факторами.

Идея «Американского мира», сформировавшегося после 1945 года, на практике часто приобретала опасные очертания. США совершали ужасные стратегические ошибки, такие как войны во Вьетнаме и Ираке. Однако Вашингтону все же удавалось поддерживать мир в рамках двуполярного глобального порядка.

После распада Советского Союза США торжественно объявили о возникновении однополярного мира, назвав себя его осью. Однако это продлилось недолго, что отчасти объясняется американским высокомерием и самодовольством. Позже постепенно сложился трехполярный миропорядок, в котором господствующие позиции заняли США, возрождающаяся Россия и Китай, и все они в последнее время начали вести себя безответственно, пытаясь соперничать друг с другом.

Для современной Европы, основанной на принципе многосторонности, это стало настоящим кошмаром, которого не должно было произойти. Отражением беспрецедентного уровня стратегической напряженности стал один из докладов конференции в Мюнхене, получивший название «Пост-истина, пост-Запад, пост-порядок?» (Post-Truth, Post-West, Post-Order?) Стражи глобальной безопасности редко чувствовали себя настолько незащищенными.

Вполне возможно, что большинство обещаний и заявлений Трампа так и останутся всего лишь пустыми разговорами. Однако его способность нанести серьезный и долгосрочный ущерб глобальному миропорядку очевидна. Его попытка ввести запрет на въезд продемонстрировала его шокирующую готовность оттолкнуть от себя и выступить против всего исламского мира под предлогом борьбы с террористической угрозой.

Решение Трампа о выходе США из Транстихоокеанского торгового партнерства подчеркнуло его враждебное отношение к многосторонности любого рода. Он также отказался от многолетней приверженности США идее урегулирования палестино-израильского конфликта на основе принципа двух государств. Трамп также продемонстрировал неуважение по отношению к давним союзникам США в Евросоюзе, поддержав Брексит и призвав другие страны последовать примеру Соединенного Королевства.

Узкий, ура-патриотический подход Трампа к тому, что он считает интересами США, отличает его от других послевоенных американских президентов. Однако он находит отклик в поведении Владимира Путина, что, возможно, объясняет их взаимную симпатию. Как и Трамп, российский лидер, действует с позиций недовольства. Путин считает, что после распада Советского Союза Запад унизил Россию. Как и Трамп, он обещает снова сделать Россию великой.

Если для восстановления мощи и влияния России требуется незаконно аннексировать Крым, вторгнуться в Грузию и на Украину, плести заговоры в Афганистане или совершать военные преступления в Сирии, чтобы поддержать клиента Москвы, Путин к этому готов.

Если он может запугать бывшие советские государства в Восточной Европе посредством кибер-войны и другими средствами, он обязательно это сделает.

И если цель восстановления национального величия этого потребует, Кремль с радостью воспользуется тщеславным американским президентом и его доверчивыми советниками и начнет ими манипулировать, чтобы добиться своего.

Распад основанного на законах международного миропорядка ускоряется агрессивными действиями Китая в отношении его соседей по региону, его пренебрежительным отношением к судебным постановлениям ООН, его недавней демонстрацией силы в связи с Тайванем и его отказом предпринимать какие-либо меры для того, чтобы добиться от Северной Кореи свертывания ее ядерной программы.

В такой стремительно ухудшающейся обстановке неудивительно, что северокорейский диктатор Ким Чен Ын (Kim Jong-un) считает себя вправе убивать своих родственников на территории других стран, не опасаясь при этом наказания. Неудивительно, что Иран считает необходимым подготовиться к новым конфронтациям в связи с тем, что Трамп и Израиль резко раскритиковали международное соглашение по его ядерной программе, подписанное в 2015 году.

Неудивительно, что ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ — прим. ред.) и другие подобные группировки считают Трампа распространителем политики и идей раскола и ненависти, а такие автократы, как турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган (Recep Tayyip Erdoğan) и египетский президент Абдель Фатах ас-Сиси (Abdel Fatah al-Sisi), принялись крушить демократические принципы.

Европа, оказавшаяся между ними, попала в довольно тяжелое положение. Проблемы, связанные с подъемом ультраправого национализма, ростом политических разногласий вокруг Брексита и финансовыми трудностями, осложняются дерзкими попытками России разрушить существующие принципы и беспрецедентным уровнем трений в отношениях с непредсказуемым и ненадежным режимом Трампа.

Учитывая то, что Тереза Мэй (Theresa May) поспешила заключить союз с Трампом, а Франция парализована возможностью победы Марин Ле Пен (Marine Le Pen), Германия Ангелы Меркель отчаянно пытается удержать контроль над ситуацией. Однако уже к сентябрю Меркель с ее основанной на консенсусе политикой, вполне возможно, останется в прошлом.

На этой неделе Вольфганг Ишингер (Wolfgang Ischinger), председатель Мюнхенской конференции по вопросам безопасности, предупредил, что ситуация с глобальной безопасностью сейчас — «более взрывоопасная», чем в любой другой момент с 1945 года. Глава Евросовета Дональд Туск (Donald Tusk) считает, что сейчас Европе угрожает множество опасностей со всех сторон, в том числе со стороны США.

Трансатлантизм, возможно, не погиб, но получил серьезное ранение. Пока неясно, сможет ли он восстановиться. Однако сейчас можно с уверенностью утверждать: когда три сверхдержавы начинают играть не по правилам, другие страны ограничены в своей возможности что-либо изменить.

Германия. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 февраля 2017 > № 2080469


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 февраля 2017 > № 2080438

Споры вокруг Трампа укрепляют позиции Путина

Синтия Хупер (Cynthia Hooper), Fortune, США

Теперь, когда советник президента по вопросам национальной безопасности ушел в отставку, а его потенциальный преемник отказался от этой должности, администрация в Белом доме перестала соответствовать той характеристике, которую ей дал Дональд Трамп, назвав ее «отлаженной машиной». И независимо от того, насколько решительно президент и его команда отрицают то, что во многом это стало следствием «истории с Россией», вопрос о вмешательстве Кремля в американскую политику продолжает порождать множество сомнений и домыслов.

Мнения относительно этой ситуации разделились. Некоторые изображают Трампа марионеткой президента России Владимира Путина. В онлайн-мемах американский лидер предстает перед нами в качестве рыжеволосой богини, крепко обнимающей полуобнаженного Путина, пока они едут на лошади по сибирской равнине. Другие представляют себе крепкую мужскую дружбу между этими двумя лидерами, которые, если и не задумали подорвать существующий миропорядок, то по крайней мере договорились помогать друг другу в увеличении состояний и влияния.

Разумеется, в этом что-то есть, однако — как и в случае с самой предвыборной кампанией 2016 года — границы между экспертным анализом и голословными утверждениями очень сильно размыты. Возможно, суть как раз и заключается в этом замешательстве и неразберихе, которые уже превратились в новую норму, и это является самой серьезной угрозой. Поскольку, если опираться на те немногие факты, которые были доподлинно подтверждены, большинство заголовков в СМИ сегодня представляют собой сильные преувеличения — и эти преувеличения играют на руку Путину. Путин является единственным человеком, который в результате первых беспокойных недель работы администрации Трампа сумел укрепить свой авторитет и повысить свою репутацию, став самым сильным лидером в мире. Нравится он вам или нет, но сейчас он, похоже, побеждает.

Каким образом нам необходимо переосмыслить этот скандал?

Во-первых, рассмотрим уход Майкла Флинна (Michael Flynn) с поста советника по вопросам национальной безопасности и те обещания, которые он мог дать или не дать российскому послу относительно снятия санкций. Да, Акт Логана запрещает частным лицам вмешиваться в дипломатический процесс — как мы знаем, на момент тех разговоров Флинн еще не успел занять должность советника по вопросам национальной безопасности. Однако ни для кого не было секретом, что в случае своего избрания Трамп намеревался придерживаться более делового подхода в отношениях с Россией. Будучи кандидатом, Трамп говорил о том, что он решительно намерен положить начало новой эпохе заключения сделок и дипломатии, основанной на интересах страны, проповедуя образ такой Америки, которая будет неуклонно следовать своим экономическим и стратегическим целям, вместо того чтобы вступать в скучные и долгие дебаты вокруг прав человека, принципов и диктатуры закона.

В данном контексте не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что первый пункт программы Трампа касательно России, вероятнее всего, будет так или иначе касаться совместной борьбы против «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ, — прим. ред.) в обмен на снятие санкций. Поэтому, если только Флинн не подписывал контракты и не получал за это деньги, его грех, очевидно, заключается лишь в излишнем энтузиазме. Каким бы ни был сигнал Флинна России, для обеих сторон вон вряд ли был чем-то более значительным, чем кивок головы соседу по барной стойке, пришедшему выпить стакан пива после работы.

Во-вторых, сейчас очень много говорят о регулярных контактах бывшего главы предвыборного штаба Трампа Пола Манафорта (Paul Manafort) и множества политических и деловых партнеров Трампа, имена которых до сих пор не названы, с представителями российской разведки в течение нескольких месяцев до выборов в США. Насколько противозаконными были те контакты? Понимали ли американцы, с кем именно они общаются? («Речь не идет о людях, которые носят значки с именем и говорят: "Я агент российской разведки"», — сказал тогда Манафорт.)

Я вовсе не утверждаю, что не нужно проводить расследование. Репортажи прессы, опубликованные на этой неделе, и рассекреченный доклад американской разведки, обнародованный в январе, указывают на то, что довольно много представителей предвыборного штаба Трампа были счастливы подорвать позиции Хиллари Клинтон и с радостью встречали любую помощь в их попытках собрать на нее компромат. Кроме того, их не слишком волновало то, кто стоит за той информацией, которую они получают, и как именно была добыта эта информация. Независимо от того, появились ли компрометирующие документы в сети благодаря спонсируемым Кремлем хакерским группировкам или это дело рук кого-то весом в 400 фунтов, сидящего на своем диване и поедающего кексы, сторонники Трампа с радостью принимали помощь от них. Более того, когда администрацию попросили ответить на вполне легитимные вопросы, касающиеся действий России, она отказалась признать даже самые очевидные проблемы, начав вместо этого винить «фейковые новости» и «глупых людей», которые осмеливаются вообще поднимать такие вопросы.

Тем не менее, факт состоит в том, что Путин не повлиял на исход президентских выборов в США. Смог ли он вмести неразбериху в сам процесс и раздуть скандал? Да. Но ни он, ни сам Трамп, если уж на то пошло, не ожидали ничего иного, кроме победы Хиллари Клинтон. Согласно январскому докладу разведки, прокремлевские блогеры планировали запустить в Твиттере кампанию #DemocracyRIP, призванную посеять сомнения в результатах голосования, как только появится информация о поражении Трампа.

Хотя неуважительное отношение Трампа к процессу подотчетности и прозрачности само по себе вынуждает начать расследование, больше всего беспокоит то, что Путин сумеет извлечь выгоду из этого скандала, каким бы ни оказался его исход. Хотя скорость сближения, возможно, замедлится, но, если Трамп останется у власти в США, Путин сможет надеяться на такой пересмотр отношений между Россией и США, в основе которого будет лежать прагматизм, а не идеология, и который по своим масштабам будет намного опережать «перезагрузку» президента Обамы.

На этот раз переориентация отношений будет включать в себя не только символический обмен красными кнопками между чиновниками (или, как в четверг красочно выразился Трамп, «глупой пластиковой кнопкой, которая выставила нас всех кучкой идиотов»). В основе переориентации отношений между Россией и США будет лежать стремление зарабатывать деньги. Спустя два года снижения ВВП российская экономика демонстрирует признаки восстановления: согласно прогнозам МВФ, в 2017 году рост составит 1%, а финансируемое Кремлем агентство Sputnik сообщает о самом высоком уровне индекса доверия в деловых кругах с 2011 года. В таком деловом климате иностранные инвестиции, не говоря уже о партнерствах в нефтяной и газовой сфере, будут процветать, особенно если никто не будет упоминать о политике.

Между тем, если администрация Трампа потерпит неудачу, Путин превратится в легенду как внутри России, так и за ее пределами. Жалобы Эммануэля Макрона (Emmanuel Macron), основного претендента на победу в президентских выборах во Франции, на то, что Россия вмешивается во французские выборы, лишь укрепляют в общественном сознании образ Путина как человека, который способен поставить на колени даже Америку.

Однако эта репутация злого гения совершенно не заслужена. Кремль действительно разрабатывает сложную глобальную медиа-стратегию, сконцентрированную вокруг кражи и тактических утечек частной информации в сочетании с производством информационных материалов, в которых правда зачастую сознательно искажается. Однако этим занимается не только Россия, и до 2014 года Россия в этом смысле уступала многим странам.

Проблема заключается в том, с каким рвением Трамп и его сторонники были готовы воспользоваться теми слабостями нашей системы, которые обнаружили себя в результате операций России, и ухватиться за любые возможности для манипуляций, которые им предоставлялись. Правда состоит в том, что именно Трамп, а не Путин, подрывает авторитет американского президента.

Синтия Хупер — младший профессор истории и руководитель программы изучения России и Восточной Европы в Колледже Святого Креста.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 февраля 2017 > № 2080438


Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 20 февраля 2017 > № 2079663

 Россия. Ее Идея

Поиск путей развития России

Анатолий Пензев

Россия. Ее Идея: Цель и Идеология.

На Земле Человечество представлено общественно-политическими системами – государствами.

Государства есть необходимое многообразие для движения Человечества. Это функциональные органы Человечества.

Надгосударственные структуры необходимы, но должны иметь ограниченный спектр возможностей управления внутри стран, ибо это может стать инородным влиянием, которое будет подобием генов вирусов в живых клетках.

Государства – системы, подчиняющиеся общим законам философии. Но сложность государства как системы, на много проще того же живого организма, созданного Природой. «Слепая» Природа довела Человека до уровня государств Земли. Предоставила возможность творить далее. А он творит безобразия. Общественные науки бесконечно отстали от прочих наук. Обществознание, Философия на уровне древней Греции, местами деградировали до уровня каменного века. «Прибыль предприятия есть результат деятельности предпринимателя» - перл современной политэкономии. Рабочие могут умереть.

Расколотить бомбами Югославию, Ирак, Ливию, Сирию, чтобы потом говорить о толерантности. «Терпимости» к обломкам другой цивилизации! Которую не поняли как цивилизационную ценность. Любой лжи в пробирке хватает для уничтожения миллионов людей. И не судят международным судом откровенных бандитов. Это результаты европейской философии последнего столетия.

Абсолютная свобода? Это как же надо искорежить природой добытые завоевания полового развития живого, чтобы прийти к родителям 1 и 2?

Новое государство отрицает язык, на котором говорит 90 процентов его жителей. И весь мир с радостью взирает на то, что насолили Путину. Но ведь это фашизм. Почему СССР разделился без очевидных предварительных условий с заботой о не возможности дискриминаций народов? Границы в СССР были созданы не по естественным границам народов, а с учетом создания экономических районов. Должны были созданы федеративные государства, либо предусмотрены массовые переселения людей. Трагедии народов бесконечны на постсоветском пространстве. Арбитры - США и Европа, имеют свои бандитские цели.

Сравните ленинскую конструкцию СССР и ЕС. Могучее развитие, прежде всего окраин в одном и бедствие полу государств в другом. Ленин величайший философ последних тысячелетий, но как хочется стереть его из памяти. Современные философы выкаблучивают Природу Общества как хотят.

Движение Человеческой цивилизации можно представить локомотивом. Его не остановить подножкой, не развернуть назад, не извратить результата пройденного пути. Глобализация в том виде, как идет сейчас – это порабощение стран и народов наднациональными монополиями, денежными мешками. Это путь назад, к рабству, хитрее американского рабства недавнего прошлого. Буржуазные революции Европы были необходимыми шагами Цивилизации. Великая Октябрьская Социалистическая Революция была следующим, необходимым шагом. Это не был переворот, о котором трещат жулики от истории. Переворот случился позже, когда советский народ, воспитанный вне классового сознания, утратил чувства безопасности. Ведь был вывод о «полной и окончательной победе социализма». К сожалению, сегодня Россия самая капиталистическая страна в мире, по правилам закона перерегулирования: слабое противодействие большинства народа и сильное влияния откровенных предателей, купленных с потрохами. Бедой было отсутствие всякого движения мысли, это уже вина руководства КПСС.

Современная Россия страна с самым большим социальным перекосом в мире. Почему у правящей верхушки нет мысли, что это страшно. Страшно не только для существования страны, но и для физического существования самих правителей! Доброта советских людей поразительна, но они уходят дружным строем, оклеветанные циркачами от истории.

Это всего лишь критика. Перейдем к сущности. Попробуем рассмотреть некоторые проблемы России в свете содержания самопальной философии двух моих последних статей.

1. Как любая система государство имеет Идею. Идея есть сумма Цели и Идеологии. Слово Идеология пришло с французского и означает способ, метод, алгоритм достижения Цели. Нет государств без Идеи.

Идея государства сложная. Во первых, есть Идея объективная, заданная Природой: особенностями места расположения, климата, менталитета народа, назначения народа. Идея уникальна для каждого народа, есть ее цивилизационная ценность.

В корне этой Идеи лежит первичная, идеальная задача Природы, а, значит, Человечества в целом: создать Человека – Бога. Об этом говорят религии, особенно Христианство: по образу и подобию создан Человек, Человек должен непрерывно совершенствоваться до Бога. Об этом говорит история Земли, развитие ее биологических существ, порождение Человека-творца. Ни сегодня, ни завтра. Пусть в отдаленном будущем. И Природа постарается, она миллион раз уничтожит Содом и Гоморру, фашизм и неверность отцам, и любую другую нечисть на Земле. Все, что противоречит ее незыблемым законам! И, если на Земле не получиться, она сделает это в бесконечном космосе, и не единый раз. Бог не в прошлом, он сейчас, он в будущем. Он в каждом Человеке.

Для реализации этой идеи необходимо политическое деление, множественность вариантов общественных систем, множественность опытов, специализация государств.

Во вторых, Идея субъективная, та, которую проводит в жизнь государство. Эта Идея может быть задана явно (коммунизм, например) и неявно конституцией страны и сводом законов.

Настоящая, действующая Идея может не соответствовать декларируемой громогласно, со всех партийных шабашей. Эта Идея может просчитываться по реальному выходу системы - Явлению.

Человечество имеет богатый опыт Идей.

Среди них Либерализм. Это право человека быть свободным в оговоренных законом рамках. Но законы создаются правящим меньшинством для себя. И не в интересах большинства, и, тем боле, в интересах страны. Равенство, при этом – цирковой трюк. Для господ дворников. Предприятия при этом выглядят мощными динозаврами с мелкими змееподобными головками господ предпринимателей. Либерализм не соответствует ни Идее Природы, ни идеям большинства религий, кроме, разве что, протестантизма. Он не соответствует ни православию, ни мусульманству, ни древней религии славян, ни менталитету русского народа. Не соответствует здравому смыслу эффективности государства, три десятилетия стоящего на месте.

Духовность и общинность русского народа до Соборности. Вот главное русскости. Это народ, который может стать богатырями Суворова, может толкать сорокопятку от Кавказа до Берлина пехом, как мой отец, может поднимать целину и строить заводы, в невероятно сложных условиях.

ПОЧЕМУ СЕГОДНЯ НАШЕМУ НАРОДУ ОТКАЗАНО В ПРАВЕ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ЭТИ ВЕЛИКИЕ КАЧЕСТВА?

Россия сегодня имеет Идею, Цель и Идеологию олигархического капитализма, самого отвратительного капитализма из всех возможных. Это рабство большинства народа. Рабство людей, отстраненных от средств производств, а, значит, окованных голодом . Об этом неопровержимо свидетельствует статистика. Запрет идеологии – подлый трюк со скрытой идеологией, заданной конституцией, законами государства, разнузданными частными СМИ.

Хуже всего то, что Идея не сформулирована обществом, не сформулирована политиками, не сформулирована политэкономами. Не оглашена явно! По злому умыслу, по глупости, по нежеланию понять, по отсутствию адекватной Природе общественной науки.

Трудно сформулировать Идею России. Мы знаем Идею СССР – коммунизм. Знаем, что она распадалась на составные части: становление власти народа, НЭП, Ликбез, Коллективизация и Индустриализация, Победа в ВОВ. Значит, Идея может быть динамичной.

Сегодня по Конституции Россия социальное государство. А где идеология достижения этой Цели? Все идеологии запрещены, а, значит, запрещена идеология достижения этой цели. Но Идея частной собственности на Землю, на производственные мощности делают невозможной Идею социального государства. Тогда это лицемерие.

Сегодня можно было бы сформулировать не Идею, а промежуточные Цели, например: социальная справедливость, народное самоуправление. Этого было бы достаточно для формулирования идеологии достижения этих целей.

2. Подсознание есть Душа живого на земле. (Душа, которую нельзя хулить, как говорил Иисус Христос). Ее назначение – выжить виду. Опросите человека на полиграфе, и вы поймете, что воровать не хорошо, убивать не хорошо, и так далее по всем заповедям божьим и человеческим. Тогда почему человеческая мораль, заданная законами стран имеет малое отношение к заповедям. Раздрай внутреннего мира человека и внешней совести, данной обществом, убивает человека, делает его несчастным.

Человек – творец по Цели Природы. Даже в простой физической работе, он не обезьяна. Он всегда строит Храм. Ему нужна высокая оценка общества, а не горький кусок хлеба за работу. Ему нужна высокая самооценка его деятельности, а не жалкое служение хозяину или собственной мошне. Жалко девочку семи лет, из «Ты супер», жаждущей много денег.

3. Человек, общество, мировоззрение – неразделимая триада. Абсолютная свобода человека есть простой кретинизм современных философов. Свободен лишь «маугли» от человеческого общества. «Свободный» человек от общества не сможет ходить, есть, пить. Да просто существовать.

Мировоззрение человека, данное ему Природой и Человеческим обществом есть то поле законов, по которому живет человек, совершает дела и поступки. Совесть из Мировоззрения есть мерило поступков. Если Душа и Совесть не противоречат в человеке, он правильно живет, не изменяет Человеческой Природе.

4. Назначение денег многозначно. Главное назначение – всеобщий эквивалент. Этого главного сегодня нет, эту функцию они не выполняют. Деньги превратились в товар. Знаменитый цикл Д - Т – Д перестал быть основой хозяйств. Зачем строить завод, который принесет прибыль через десять лет, когда можно реализовать деньги в качестве товара. Прибыльно, сегодня, не отходя от кассы.

Кризис. Надо спасать экономику. Правительство подкрепляет банки рублями с грозным требованием: Инвестировать производство!

А зачем? Купим доллары, поделимся с министрами и отошлем на хранение в банки за рубежом.

Если банк имеет прибыль, даже при заоблачном потреблении на собственные нужды, это, значит, деньги в нем не выполняют роль всеобщего эквивалента. Такой банк стране не нужен. В биологии эта болезнь называется раком крови.

А еще микробанки. С чудовищными процентами, не снившимися грязным менялам нигде и никогда. Узаконенные государством. К ним полубандитские государственные и просто бандитские вышибалы (кучи бездельников – подонков общества).

Каков вывод? Частные банки чудища, к процветанию экономики никакого отношения не имеющие. Они не нужны. Банк должен быть один, без прибыльный, со скромными зарплатами, равносильными расходам работников на рабочий пот, плюс премиальные. А, значит, ГОСУДАРСТВЕННЫЙ. Кому давать? Тому, кому нужней с государственной точки зрения.

Деньги, хранящиеся в банках Запада - капитал. Уворованный у нас, бесполезный нашей стране. Нужно запретить вывоз капитала. Ждут ввоза чужого капитала. Да вы посчитайте количество вывезенного, через миллионы лет будет сальдо. Неужели не доходит, что деньги, вложенные нашим инвестором, дороже денег внешнего инвестора, которому нужно отгружать результат работы за границу.

Деньги могут быть роскошью, предметом разврата общества, «главными друзьями девушек». Не от трудов. Бесполезные стране. Налог на роскошь до треска шкур.

Наука, называемая сегодня политэкономией, абсурдна, это наука взаимного воровства. Нужна новая политэкономия, наука содружества предприятий, на основе знаний законов человеческого общества, социальной справедливости. Наука уровня конкретного государства, с учетом менталитета народа, климата, расстояний. Имеющую цель определения наибольшей скорости движения данного общества к благополучию и процветанию народа, без ограбления соседних государств.

На основе этой науки должна быть сформулирована Идея России.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 20 февраля 2017 > № 2079663


США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 февраля 2017 > № 2079387

Марш в поддержку мусульман проходит на главной площади Таймс-сквер в Нью-Йорке. Цель акции — "объединить межрелигиозное сообщество" и "поддержать сообщество мусульман в ответ на жестокую атаку Трампа".

На демонстрацию против иммиграционных запретов Дональда Трампа и политики 45-го президента США в целом вышли уже несколько тысяч человек. Акция проходит под лозунгом "Я тоже мусульманин" (#IAmAMuslimToo).

Проведение марша поддержал мэр города Билл Де Блазио. Он активно критикует нового президента страны и призывает горожан бороться за свои права. "Я присоединяюсь к сегодняшнему маршу, потому что наш город принадлежит всем нью-йоркцам", — написал он в своем Twitter. На открытии марша выступили известный ведущий Рассел Саймонс, а также раввин Нью-Йорка Марк Шнеер и имам Шамси Али.

В первые дни на посту президента США Трамп подписал указ о приостановке въезда в страну гражданам семи стран с преимущественно мусульманским населением, а также приема беженцев из Сирии. Решение президента уже на следующий день спровоцировало протесты в стране. Несмотря на то, что закон практически сразу претерпел поправки и его действие было ограничено, афроамериканец Саймонс заявил, что политика Трампа угрожает всем, "кроме белых привилегированных мужчин".

"Мы живем во времена, когда единство снова сделает Америку великой", — сказал Саймонс с организованной трибуны, обыграв таким образом главный лозунг президентской кампании Трампа.

Люди, пришедшие в воскресный день на Таймс-сквер и прилегающие улицы, держат в руках плакаты, призывающие сказать "нет запрету на въезд мусульман" и обещающие "защищать друг друга". Многие приходят с плакатом с изображением девушки в хиджабе в цвета американского флага, с подписью "Мы, народ Соединенных Штатов, мы больше чем страх". Первые слова конституции страны обыгрываются и по-другому. К известным "Мы, народ Соединенных Штатов", добавляют "мы не поддерживаем этот бред".

В социальных сетях также активно публикуются фотографии бронзовой медалистки Игр в Рио-2016 (в команде) по фехтованию Ибтихаж Мухаммад — первой спортсменки в олимпийской команде США, официально вышедшей на соревнования с покрытой головой. При этом сообщается, что в декабре прошлого года Мухаммад также была временно задержана на границе США.

Губернатор штата Нью-Йорк Эндрю Куомо, выступая в воскресенье на встрече организации планирования семьи, поставил знак равенства между собой, как жителем Нью-Йорка и мусульманином, евреем, беженцем, черным, геем, бедным, бездомным, нуждающимся в образовании ребенком. "Как нью-йоркцы мы все объединены", — сказал он.

Ольга Денисова.

США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 февраля 2017 > № 2079387


США. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 февраля 2017 > № 2079349

Соединенные Штаты видят шанс на урегулирование конфликта в Сирии на основе достигнутой деэскалации, которая должна быть усилена.

Об этом заявил спецпредставитель США в коалиции по борьбе c ИГ* Бретт Макгерк на Мюнхенской конференции по вопросам безопасности.

"Возможно, есть несколько шансов (на урегулирование) на основе деэскалации, которую мы наблюдаем, но это все должно быть усилено", — сказал он.

Вооруженный конфликт продолжается в Сирии с марта 2011 года. Правительственным войскам противостоят боевики различных вооруженных формирований. Данные о количестве жертв конфликта разнятся. По данным ООН, речь идет о 300 тысячах погибших сирийцах.

*Группировка "Исламское государство" (ИГ) запрещена в России.

Ангелина Тимофеева.

США. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 февраля 2017 > № 2079349


США. Турция. Иран. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 февраля 2017 > № 2079345

Россия, Турция и Иран являются важнейшими региональными факторами влияния в сирийском урегулировании, считает спецпредставитель США в коалиции по борьбе с ИГ* Бретт Макгерк.

Об этом спецпредставитель американского президента заявил на Мюнхенской конференции по вопросам безопасности.

"Если говорить о сотрудничестве России, Турции и Ирана (в сирийском урегулировании), то оно очень важно, потому что это три важнейших фактора влияния в регионе", — сказал Макгерк.

*Группировка "Исламское государство" (ИГ) запрещена в России.

Ангелина Тимофеева.

США. Турция. Иран. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 февраля 2017 > № 2079345


США. Сирия. Швейцария > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 19 февраля 2017 > № 2079217

Продолжающиеся боевые действия в Сирии осложняют межсирийские переговоры в Женеве при участии ООН, очередной раунд которых запланирован на 23 февраля. Об этом заявил спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура, выступая на Мюнхенской конференции по безопасности в воскресенье, 19 февраля. В этих условиях он выразил поддержку переговорам по сирийскому урегулированию в Астане. "Если мы в результате получим устойчивое перемирие, то это может только помочь женевским переговорам", - указал дипломат.

Де Мистура выразил озабоченность отсутствием ясной стратегии по ситуации в Сирии со стороны США. "Что делают во всем этом США? Я не могу вам сказать, потому что я этого не знаю", - отметил посланник ООН.

В свою очередь, спецпредставитель американского президента в коалиции по борьбе с группировкой "Исламское государство" (ИГ) Бретт Макгерк заявил в Мюнхене, что с началом переговорного процесса в Астане была зафиксирована некоторая деэскалация сирийского конфликта.

США. Сирия. Швейцария > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 19 февраля 2017 > № 2079217


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 февраля 2017 > № 2079104

Пока Москва наступает, союзники США ждут ясности от Трампа

Саймон Шустер (Simon Shuster), Time, США

Государственный переворот был запланирован на день выборов. Более десятка связанных с Кремлем заговорщиков, одетых в поддельную полицейскую форму и вооруженных автоматами, предположительно готовились штурмовать парламент крохотной балканской страны Черногории и убить ее премьер-министра. Их целью, по версии государственного следствия, было не допустить вступления страны с населением 620 тысяч человек в НАТО, в результате которого возглавляемый Соединенными Штатами альянс получил бы контроль почти над всеми портами северного Средиземноморья — от Гибралтара до Босфора. В октябре по наводке информатора настоящие черногорские полицейские окружили заговорщиков, как только избирательные участки открылись для голосования. Двое зачинщиков — предполагаемые агенты российских спецслужб — сейчас уже в России.

Неудавшийся переворот стал напоминанием о том, что началась новая битва за Европу. Более чем через 25 лет после распада Советского Союза Владимир Путин стремится возродить российскую империю — от Балтики до Балкан и от Черного моря до Великобритании. В период с 29 января по 3 февраля на Украине пророссийские вооруженные формирования нанесли тысячи ударов, начав новые атаки на позиции вооруженных сил проевропейского правительства. Используя пропаганду, агентов-провокаторов и прямые военные угрозы в Эстонии, Сербии, Молдавии и других странах Восточной Европы, Путин пытается подорвать демократические правительства бывших коммунистических стран, угрожая безопасности миллионов людей. А на западном направлении он стремится к созданию альянсов с националистическими и анти-европейскими силами Франции, Германии, Венгрии и других крупных демократических стран.

Пожалуй, самый важный фронт в рамках этой новой битвы разворачивается на западном фланге. На протяжении последних трех месяцев, по словам высокопоставленных чиновников администрации Трампа и других участников, там проходят негласные, но важные в плане последствий переговоры по поводу того, должны ли США противостоять Путину, ведущему свою новую кампанию, или уступить России свою сферу влияния в Восточной Европе. Если будет выбран второй вариант, Россия, согласно этой теории, в ответ присоединится к США для совместной борьбы с ИГИЛ (организацией, запрещенной в РФ, — прим. ред.), будет работать над сокращением ядерных арсеналов и помогать в сдерживании Китая.

Дональд Трамп публично объявил об аспектах этой большой сделки, что сделали и его главные советники — Стив Бэннон (Steve Bannon) и советник по национальной безопасности Майкл Флинн (Michael Flynn), который 13 февраля был вынужден уйти в отставку из-за своих тайных разговоров с российским дипломатом. Чиновники Белого дома, которые высказываются в поддержку заключения такой сделки (полностью или частично), считают, что основой серьезной борьбы против исламского экстремизма и роста Китая является национализм.

Против заключения большой сделки с Россией выступают такие члены кабинета, как министр обороны США Джеймс Мэттис (James Mattis) и госсекретарь Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson), которые (при поддержке практически всего внешнеполитического истеблишмента США) считают, что для поддержания стабильности в Европе и за ее пределами крайне важно создавать многосторонние альянсы.

Из-за отставки Флинна тем, кто хотел бы развивать пророссийскую стратегию, добиться этого теперь будет в политическом плане сложнее. Перед ними возникли новые препятствия 14 февраля, когда The New York Times сообщила, что за год до президентских выборов в США помощники Трампа неоднократно общались с представителями руководства российских спецслужб. По мере продвижения нескольких расследований, проводимых правоохранительными органами, разведкой и группой из конгресса, возможностей для сближения с Россией становится все меньше, пространство для маневра ограничивается Белым домом, который пока не отказался от планов заключить сделку.

Те, кто разговаривал с Трампом о большой сделке с Россией, говорят, что она привлекательна для него как для бизнесмена. «Президент действительно стремится заключать сделки, и он хочет, чтобы его воспринимали как человека, способного изменить отношение США к миру», — говорит сенатор-республиканец от штата Теннесси Боб Коркер (Bob Corker), глава сенатского комитета по международным отношениям. Он высказывался против крупных сделок с Россией во время обстоятельных разговоров Трампом в Нью-Йорке 29 ноября, когда проходил собеседование в качестве кандидата на пост госсекретаря. «Но заключение сделок ради самих сделок без четких представлений о том, куда [они нас могут завести], может причинить серьезный вред нашей стране и остальному западному миру», — говорит Коркер.

Непонятно, была ли идея заключения большой сделки изначально американской, или ее «подбросила» Москва. Критики гадают, какая польза от такой сделки была бы для Вашингтона. Россия, утверждают они, слаба. Ее экономика два года находится в состоянии рецессии, и она меньше экономики Италии. За последние полгода единственный российский авианосец, дизельная колымага советских времен, еле дополз до Сирии и обратно, потеряв за это время в результате авиационных происшествий два самолета. Россия уговаривает США создать (без каких-либо условий) альянс для борьбы с ИГИЛ, и Путин во время своего первого (после инаугурации Трампа) телефонного разговора с американским президентом уже выразил желание добиваться возобновления мероприятий по контролю над вооружениями. По мнению одного из выдающихся американских консервативных экспертов в области внешней политики Элиота Коэна (Eliot Cohen) из Университета Джонса Хопкинса, уступить Восточную Европу Москве (что после Ялты считалось в западной дипломатии едва ли не еретическим шагом) просто так, задаром «было бы глупо и безнравственно; кроме того, это в корне изменило бы все основополагающие принципы американской внешней политики после Второй мировой войны».

Каких-либо решений о сделке с Россией в ближайшее время не предвидится, но затянувшаяся неопределенность в отношении готовности США поддерживать восточно-европейские демократические страны позволяет пересматривать позиции. Лидеры Болгарии и Молдавии вновь склоняются на сторону Москвы. А выступающие против ЕС кандидаты на пост президента Франции и Германии находят общий язык с Москвой накануне выборов, которые состоятся в этом году, чем вызывают беспокойство в рядах традиционных союзников США. «Либеральному международному порядку, который Соединенные Штаты и их европейские союзники поддерживают после окончания Второй мировой войны, грозит развал», предупреждают авторы подготовленного недавно Фондом Карнеги доклада об ухудшении отношений между Россией и США, «и возникает все больше опасений, что США могут отказаться от своих обязательств по сохранению этого порядка».

Черногория, страна с населением меньше, чем в Сан-Франциско, и армией, численностью всего около всего около двух тысяч человек, на протяжении почти всей свое истории переходила из рук в руки от одной империи к другой — начиная Римской империей и заканчивая Третьим рейхом. После 10 лет переговоров и испытаний страна сейчас находится на пороге вступления в самый мощный в мире военный альянс — на этот раз добровольного. В мае ее лидеры подписали с НАТО протокол о вступлении в альянс, и 24 из 28 стран-членов Североатлантического Союза уже ратифицировали ее членство. Остались только Испания, Канада, Нидерланды и США. Трамп заставляет черногорцев волноваться — они не уверены, что им удастся вступить в альянс. «Если Путин попросит Трампа не принимать Черногорию и действительно даст ему что-то взамен, мы не знаем, что тогда будет», — говорит Небойша Медоевич (Nebojsa Medojevic) депутат парламента Черногории, который поддерживает идею вступления страны в НАТО. Так что Трампу еще предстоит сказать, поддерживает ли он вступление этой страны в альянс.

Именно теплый глубоководный порт Черногории в Средиземном море придает этой стране особую ценность в глазах Путина, а он, как известно, готов пойти на все, что угодно, когда считает, что на карту поставлены его стратегические интересы. Своим нападением на Крым в 2014 году Кремль осуществил первый в Европе территориальный захват крупной державой за все время после Второй мировой войны. В ходе тех событий российские спецназовцы под видом бойцов местных отрядов самообороны за один день взяли под контроль парламент Крыма. Они назначили лояльного премьер-министра — Сергея Аксенова, который подготовил почву для полной и безоговорочной аннексии полуострова Россией.

Некоторые из тех же спецназовцев, которые получили известность как «зеленые человечки», потом появились в восточных областях Украины. Хотя Запад решил изолировать Россию с помощью санкций, более жестких, чем ограничительные меры, вводившиеся против Советов во время холодной войны, российские боевики продолжили захватывать административные здания в городах Донецкой и Луганской областей и назначать на руководящие должности полевых командиров. В результате начался сепаратистский конфликт, в ходе которого погибло уже более 10 тысяч человек, и более двух миллионов человек были вынуждены покинуть свои дома. Десятки человек погибли в ходе недавней вспышки боевых действий, возникшей после того, как 28 января Путин и Трамп провели свой первый после инаугурации телефонный разговор

Путин испытывал Запад на прочность и раньше — в Эстонии, одной из пяти стран-членов НАТО, которые непосредственно граничат с Россией. В сентябре 2014 года группа российских военных, предположительно, прорвалась через границу с помощью дымовых шашек и передатчиков радиопомех, похитила эстонского офицера безопасности и переправила его в Москву, где он предстал перед судом за шпионаж. Этот рейд, совершенный через два дня после того, как президент Обама посетил страну, должен был показать, что «Россия делает в этой части мира все, что хочет», сказал тогда в интервью изданию Postimees эстонский депутат и бывший министр обороны Урмас Рейнсалу (Urmas Reinsalu).

Подобные провокации, наряду с систематически предпринимаемыми Россией кибератаками и нарушениями воздушного пространства НАТО, заставили альянс признать собственную слабость — он не знал, как действовать с учетом изменившегося подхода Москвы к методам и способам ведения войны. Согласно статье 5 устава НАТО, все страны-члены обязаны защищать друг друга в случае нападения. Но что такое собой нападение, четко не определено. Может ли кибератака быть поводом для ответных действий НАТО? А как быть, если нападавшие действовали под видом местных вооруженных формирований?

США предпринимают ответные действия, используя более традиционные методы. За неделю до инаугурации Трампа в Польшу на ротационной основе было переброшено около четырех тысяч американских военнослужащих. Но Путин в своих действиях не ограничивается Центральной и Восточной Европой. Серьезный кризис переживает проект европейской интеграции — Великобритания проголосовала за выход из Евросоюза, растет влияние анти-европейских партий. Как по заказу, активизировался Путин, предлагая альтернативу — жесткий национализм, который определяется как противовес либеральным ценностям Запада. И он нашел множество поклонников. В ходе своего первого официального визита в Европу после вступления Трампа в должность Путин решил навестить своего друга Виктора Орбана (Viktor Orban), премьер-министра Венгрии, который пообещал превратить свою страну в «нелиберальную демократию» — создав ее, в основном, по образцу путинской России. «Это витает в воздухе — мы все ощущаем, что мир находится в процессе существенной перестройки», — сказал Орбан после встречи с Путиным в Будапеште второго февраля.

Не прошло и недели после победы Трампа, как в результате выборов в двух бывших государствах-сателлитах Москвы к власти пришли пророссийские лидеры. В Болгарии, которая является членом НАТО и Евросоюза, президентом был избран бывший командующий ВВС и новичок в политике по имени Румен Радев (Rumen Radev), победивший благодаря своим обещаниям сбалансировать альянсы страны с Западом. Выступая перед журналистами в день выборов 13 ноября, он сказал, что его успокоили слова Трампа, пообещавшего «работать для улучшения диалога» с Россией. «Это дает нам надежду — большую надежду», — сказал Радев. Во многом похожий сигнал поступил в тот день и от новоизбранного президента Молдавии Игоря Додона, в ходе избирательной кампании которого звучали призывы к руководству страны аннулировать соглашение об ассоциации с ЕС. «Я считаю, что это соглашение нам никаких плюсов не дало», — сказал Додон улыбавшемуся Путину во время их пресс-конференции в Кремле 17 января.

Эта тенденция наблюдается и в Западной Европе. Во Франции лидеры Национального фронта, партии, которая мечтает о развале ЕС, в 2014 году получили кредит на сумму 11 миллионов евро от банка, связанного с Кремлем. Лидер партии Марин Ле Пен (Marine Le Pen) пообещала в начале февраля, что в случае победы на президентских выборах весной этого года вытащит Францию из НАТО. По предварительным опросам избирателей она лидирует.

А по соседству, в Германии, спецслужбы Берлина обвинили Москву в организации кампании по «пропаганде и дезинформации» в преддверии проходивших в сентябре федеральных выборов в Германии. По словам Стефана Майера (Stephan Mayer) из комитета Бундестага по разведке, кампания направлена на то, чтобы ослабить шансы канцлера Ангелы Меркель на переизбрание на четвертый срок и при этом оказать поддержку «Альтернативе для Германии» — партии правых популистов, которые призывают Берлин отменить санкции против России. «Если вы хотите свободы в западном мире, если вы хотите свободы и мира в Европе, то вы можете получить это только с Россией», — говорит председатель партии в Берлине Георг Паздерски (Georg Pazderski).

Вопрос в том, присоединится ли к этому параду Трамп. Сначала все указывало на то, что да. В июле, он заявил, что аннексия Путиным Крыма, возможно, была и законной, и что он рассмотрит вопрос об отмене санкций, «если Россия поможет нам избавиться от ИГИЛ». Он заявил, что обе стороны могут работать вместе по ядерным вопросам. После избрания, в январе, Трамп по-прежнему говорил в том же духе. США и Россия «будут, возможно, работать вместе, чтобы решить некоторые из многих серьезных и насущных проблем и задач, стоящих перед миром!», — написал он в своем микроблоге в Twitter.

Вступив в должность, Трамп поначалу сохранял свою мягкую риторику. В телефонной беседе с Путиным, которая состоялась 28 января и продолжалась около часа, они обсудили возможные направления сотрудничества — включая борьбу с ИГИЛ и другими исламскими террористическими организациями, вопросы распространения ядерного оружия и возможные экономические и энергетические сделки, говорит высокопоставленный чиновник из Белого дома, который подключался к линии во время беседы. Согласно докладу Белого дома о телефонных разговорах между Трампом и президентом Украины Петром Порошенко и генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом (Jens Stoltenberg), в них шла речь о боевых действиях у границы Украины. Более того, пророссийские силы действуют и в центральных областях Украины, и, по мнению некоторых экспертов по России в администрации президента, такая риторика вызвала опасения, что США могут признать законным захват территории Россией.

По словам этого высокопоставленного чиновника администрации, Трамп готов пойти на серьезные уступки Москве в обмен на сотрудничество в некоторых из этих областей. Трамп не собирается отворачиваться от НАТО, говорит чиновник, но он считает, что суммы, которые страны платят в бюджет альянса и которые базируются на процентах ВВП, установленных несколько десятилетий назад, видимо, устарели. По словам высокопоставленного чиновника, Трамп предложил «перезаключить договор». Трамп также заявил советникам, что, на его взгляд, «вполне возможно, что НАТО должна выполнять другую миссию, и альянсу следует сосредоточиться на радикальном исламе». Это само по себе могло бы стать для Москвы огромной победой.

Как правило, президент может запрашивать и получать от службы национальной безопасности развернутую сводку по таким важным вопросам, как будущее Восточной Европы или перезагрузка отношений с Россией. Возможно, потребуется, чтобы Совет национальной безопасности провел по этой теме несколько брифингов, а также была проведена сверхсекретная разведывательная оценка. Но, как сообщают журналистам Time многие источники, в склонном к импровизации Белом доме Трампа вряд ли ведомства взаимодействуют между собой. А то взаимодействие, которое существует, не имеет отношения к силовой структуре в окружении Трампа. По словам двух источников, знакомых с проблемой, Бэннон возглавляет собственную группу по разработке стратегических инициатив, которая не связана с традиционными структурами национальной безопасности и которая будут проводить собственную оценку вариантов политики в отношении России. Пока Трамп продолжает мыслить отвлеченно, гипотетически, считает собеседник издания. Но, по мнению других представителей администрации и внештатных аналитиков, можно было бы пойти на такие уступки Москве, как сокращение количества или вывод размещенных в Центральной и Восточной Европе американских противоракет, ослабление санкций, введенных из-за вмешательства в выборы или из-за вторжения на Украину, или смягчение риторики в отношении аннексии Крыма. По словам чиновника, деталей каких-либо сделок с Россией Трамп пока не рассматривал.

О намерении Трампа заключить большую сделку с Россией сообщил Бэннон, который сказал, что самой большой стратегической угрозой для США и Европы является радикальный исламский терроризм. Мнения Бэннона далеко не однозначны. В своей известной речи, с которой выступил в 2014 году, он критиковал Путина, но при этом оценил традиционализм российского президента. «Путин и его ближайшее окружение — это действительно клептократия, которая фактически является империалистической державой, стремящейся к расширению, — говорил тогда Беннон. — Нам, иудейско-христианскому Западу, действительно, следует слушать, о чем он говорит, когда дело касается традиционализма — особенно если речь идет о том, где он поддерживает основы национализма. Благодаря сильным националистическим движениям в странах сильными становятся и их соседи, и это действительно те кирпичики, из которых построена Западная Европа и Соединенные Штаты, и, считаю, именно это и помогает нам двигаться вперед». А помощник Беннона по вопросам национальной безопасности Себастьян Горка (Sebastian Gorka) в своем неприятии Путина был не столь щепетилен. «По своей природе он всего лишь хулиган», — сказал Горка о Путине, выступая с речью в 2015 году, и «с ним следует поступать так, как принято поступать с хулиганами, и бить ему в нос надо быстро и сильно — это поставит его на место».

Против сближения с Россией, говорят источники, знакомые с ходом дискуссии, выступают только что назначенные Трампом министр обороны и госсекретарь, а также практически весь республиканско-демократический внешнеполитический истэблишмент на Капитолийском холме, в Вашингтоне и во всей Европе. «Тиллерсон и Мэттис приняли традиционную точку зрения, которая у нас есть по отношению к России», — говорит Коркер. Но, по его словам, «в Белом доме есть и другие круги, в которых на вещи могут смотреть совершенно иначе».

Трамп сталкивается с самой значительной оппозицией на Капитолийском холме. Сенаторы Джон Маккейн (John McCain) и Линдси Грэм (Lindsey Graham) возглавили и яростную борьбу против всякого сближения с Путиным, которое могло бы ослабить санкции. Вместо этого они хотят ввести еще более жесткие санкции против России за вмешательство в выборы в США. Лидер сенатского большинства Митч Макконнелл (Mitch McConnell) говорит, что он против отмены санкций в отношении Путина.

Противоречия между Трампом, членами его кабинета и большинством его однопартийцев привели к путанице в определении позиции США даже в его администрации. После того, как в конце января-начале февраля пропутинские силы на Украине возобновили свои атаки, постпред США в ООН Никки Хейли (Nikki Haley) выступила с жестким заявлением. «Крым является частью Украины», — заявила Хейли, выступая на заседании в Совбеза ООН второго февраля. — И «наши санкции, введенные из-за аннексии Крыма, останутся в силе до тех пор, пока Россия не вернет контроль над полуостровом Украине». Пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер (Sean Spicer) через несколько дней подтвердил эту позицию во время брифинга. Но некоторые высокопоставленные чиновники администрации говорят, что не верят в то, что Хейли выразила мнение президента, и что Флинн был недоволен этим заявлением.

Упорное нежелание Трампа обращать внимание на вмешательство России в выборы в США (и, кстати, в других странах тоже) создает еще большую путаницу и осложняет ситуацию. По словам высокопоставленного чиновника Белого дома, то, что Путин вмешивался в процесс, являющийся основным проявлением американской демократии, никак не влияет ни на мнение Трампа о российском лидере, ни на возможность заключить с ним сделку. «Люди могут сказать, что мы тоже вмешиваемся в чужие выборы», — говорит чиновник. По словам чиновника, Трамп не знает о других действиях Путина, направленных на подрыв демократии во многих странах Европы.

У миллионов европейцев, которые стали главными объектами воздействия Путина, и на которых он бросил свои основные силы, это не просто вызывает тревогу — это наводит ужас. «Было бы совершенно наивным недооценивать действия Владимира Путина и российских властей, предпринимаемые с тем, чтобы попытаться дестабилизировать западные демократические страны, — говорит депутат Бундестага Майер. — Это четкая повестка дня российской власти».

Будущее черногорцев брошено на чашу весов. Голосование по принятию страны в НАТО застопорилось в Сенате. По словам высокопоставленного чиновника Совета национальной безопасности, Белый дом пока не планирует одобрять членство Черногории в НАТО.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 февраля 2017 > № 2079104


Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 18 февраля 2017 > № 2079172

Кампания по выборам президента Франции набирает обороты и становится все менее предсказуемой. Лидер крайне правого Национального фронта (НФ) Марин Ле Пен, с которой связывают большие ожидания лояльные Кремлю российские политики и СМИ, по опросам социологических служб, выбилась в лидеры. Однако почти все местные комментаторы уверены, что у французских выборов будет второй тур, в котором она проиграет любому другому кандидату. Между тем, предвыборная ситуация здесь все больше напоминает еще не забытую президентскую кампанию в США в прошлом году. Все те же фейки в СМИ, все тот же WikiLeaks, исправно разоблачающий ЦРУ. Вопрос в том, насколько все эти приемы повлияют на исход теперь уже французских выборов, которые намечены на апрель—май текущего года.

На этот и другие вопросы о грядущих президентских выборах во Франции обозревателю «Росбалта» ответил руководитель Центра французских исследований Института Европы РАН профессор Юрий Рубинский.

— Начну, пожалуй, с места в карьер. Как вы расцениваете шансы на победу на президентских выборах во Франции лидера Национального фронта Марин Ле Пен?

— Определенные шансы у нее могут возникнуть, впрочем, не столько из-за ее силы, сколько из-за слабости ее противников. Но, тем не менее, наблюдатели во Франции считают, что шансов у нее пока немного. В первом туре она совершенно точно выходит на первое место с 25-27% голосов. Во втором ей предсказывают поражение, причем с крупным счетом, кто бы ни был ее противником. Из таковых сегодня наиболее вероятны два — социалист Бенуа Амон и республиканец Франсуа Фийон. Первый хоть и критиковал нынешнего президента Франсуа Олланда, но в свое время сам был его министром и поэтому несет на себе отпечаток разочарования электората в нынешнем президенте. В первом туре Амону предсказывают максимум 14-15%, тем более что на этих выборах сохранит свою кандидатуру и другой социалист Жан-Люк Меланшон, который тоже был министром еще 15 лет назад и шансов у которого нет.

Фийон, бывший премьер-министр президента Саркози, прошедший с большим успехом праймериз, еще недавно лидировал по опросам. Он всегда выступал за демонтаж санкций против России и объединение с ней против исламского экстремизма. Но сейчас его позиции очень сильно пошатнулись из-за скандала, связанного с тем, что, будучи депутатом парламента, он устроил своими помощниками жену и своих детей. Это бросило тень на его искренность и моральные качества, тем более что он выступал как верующий католик и принципиальный человек. Эта история ему сильно повредила, поэтому на сегодня на первый план вышел Эммануэль Макрон — бывший министр экономики Олланда, создавший собственное движение «Вперед!», которое он позиционирует как не левое и не правое. В противоположность Ле Пен он выступает как сторонник укрепления Евросоюза, глобализации и либеральных реформ в экономике, но без сворачивания социальных завоеваний.

Однако слабость Макрона состоит в том, что он как раз «не левый и не правый» и поэтому сегодня никак не предъявит разработанной программы, опасаясь оттолкнуть и тех, и других. Сейчас он сделал большую ошибку. Будучи в Алжире, он заявил, что колониализм — это преступление против человечества. Естественно, что таким образом он оттолкнул от себя значительную часть французских правых, которые до сих пор не могут простить поражения их страны в Алжире и уход в свое время Франции оттуда.

Макрон считается наименее приемлемым для Москвы, поскольку он за единую Европу, а Москва — против. В связи с этим он считает себя главной мишенью российских СМИ и связанных с ними французских СМИ, а также хакерских атак.

— Кто, по-вашему, из этих кандидатов может иметь преимущество на предстоящих выборах?

— Еще недавно, казалось, достаточно ясно, кто пройдет во второй круг. Это Марин Ле Пен, и кто бы ни был ее соперник, он у нее выигрывает. Сегодня все под вопросом. В том числе, и ее перспективы во втором туре. Пройдет ли она «стеклянный потолок» в 50% или нет? Вплоть до сегодняшнего дня на всех местных выборах, даже когда кандидаты от Национального фронта получали большинство в первом туре, во втором все объединялись против них. Крайне правые, например, на местных выборах не победили ни в одном из 13 регионов. Вообще НФ имеет очень слабые позиции на уровне местного самоуправления, в департаментах и коммунах.

Самый главный вопрос сегодня — кто, кроме Ле Пен, пройдет во второй тур выборов — Макрон или Фийон? У обоих есть слабые стороны, и пока рано предсказывать, у кого они слабее.

— На ваш взгляд, насколько тема российского вмешательства во французские выборы волнует сегодня французских избирателей?

— Судя по опросам, это, конечно, не главная тема, которая волнует сегодня французов. Их волнуют низкие темпы роста французской экономики, безработица, безопасность, иммиграция — все остальное второстепенно. Что касается России, то на днях леволиберальная газета Le Monde поместила статью — «Кто главный персонаж французских выборов? Путин». За диалог с ним на крайне правом фланге выступает «Национальный фронт» Ле Пен, среди республиканцев — Фийон, а среди левых — Меланшон. Если поддержку этих кандидатов сложить вместе, то получается больше половины голосов. То, что Россия выдвинулась на авансцену предвыборной борьбы, это минус, потому что это искажает мотивы принятия решений большинством избирателей. В общем, это по сценарию, который мы разыгрывали на заключительном этапе президентских выборов в США… Например, Russia Today и Sputnik в отношении Макрона разместили слухи, распространявшиеся, в том числе, и одним из кандидатов, о том, что он якобы кандидат гомосексуального лобби.

— Как рядовые избиратели реагируют на такие вещи?

— Самый большой резонанс получила кампания против Фийона по поводу устройства членов его семьи к нему на работу. Причем ничего секретного или незаконного в этой информации не было, но по его репутации был нанесен тяжелый удар, поскольку он призывал к строгой экономии в государственных финансах, а на своей семье экономить эти средства не стал. А что касается обвинений в хакерстве, не думаю, что это может серьезно отражаться на предвыборной ситуации. Это признак того, что ни один из кандидатов не имеет достаточно убедительной, последовательной и реалистичной программы.

Эти выборы впервые за очень долгое время создали ситуацию, когда в случае победы того или иного кандидата, будь то Фийон, Макрон или Ле Пен, у него нет гарантий, что по результатам предстоящих в июне уже парламентских выборов он получит прочное устойчивое большинство в Национальном собрании. А значит сформировать правительство, на которое он мог бы опираться и которому он мог бы продиктовать свою программу, он вряд ли сможет. К Марин Ле Пен это точно относится. Ее Национальный фронт имеет сегодня в парламенте 2 депутатов из 577. Даже если они по результатам выборов увеличат это число до нескольких десятков депутатов, образовать какую-то устойчивую коалицию для реализации своей программы она не сможет.

У Макрона партии еще, по сути, нет. Его движение образовано всего год назад. Партия есть у Фийона, и она, вероятно, сможет создать большинство в парламенте, но не слишком устойчивое. В первых же двух случаях такого большинства в парламенте у президента не будет, и это плохо, потому что у главы государства должна быть возможность принимать решения.

Беседовал Александр Желенин

Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 18 февраля 2017 > № 2079172


Иран. Россия. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 февраля 2017 > № 2079091

Пытается ли Иран добиться расположения России путем инвестиций в Ираке?

Иран привлекает Россию инвестициями в Ирак?

Редакционная, NoonPost

В течение последних лет внутренняя и внешняя инвестиционная активность в Ираке снижалась по причине борьбы этой страны с ИГИЛ (запрещено в РФ — прим. ред.). Кроме того, внешний долг в размере 40 миллиардов долларов, коррупция и дефицит бюджета также не способствуют привлечению инвестиций.

Ирак пострадал от тяжелого финансового кризиса середины 2015 г., что стало причиной закрытия около шести тысяч проектов. Стратегия правительства по привлечению иностранных инвестиций претерпела изменения для того, чтобы не допустить еще большего ухудшения экономической ситуации. Когда правительство не услышало ответа от иностранного капитала на свой призыв инвестировать в Ирак, оно поменяло стратегию. Основным принципом стало предоставление многочисленных послаблений для определенных стран с целью привлечь компаний этих государств к инвестированию в различные сектора иракской экономики.

Ирак приветствует Россию

В своем интервью российской газете советник иракского премьер-министра по экономическим вопросам Мазхар Мухаммад Салех заявил, что «Ирак открыт для российских инвестиций в различные отрасли экономики». Он указал на то, что взаимные инвестиции между странами являются лучшим способом для развития экономических отношений. Салех добавил, что российские компании могут вложиться в жилищное строительство, транспортные коммуникации, модернизацию иракской промышленности и инфраструктуры. Тогда они смогут извлечь выгоду от предоставляемых иракским правительством льгот.

Благодаря новым послаблениям ожидается постепенный рост интереса российских компаний к инфраструктурным проектам в Ираке. Иракские источники рассчитывают, что объем инвестиций достигнет двух миллиардов долларов по окончании первой половины этого года. И эта цифра будет только расти.

Уже в прошлом году от российских бизнесменов ожидали роста российских инвестиций в Ирак в случае улучшения ситуации с иракским внешним долгом. Однако после введения этих льгот иракским правительством, ожидалось, что российские компании перестанут обращать внимание на иракский долг ввиду весьма внушительных соблазнов. Было заявлено, что российские компании проявляют большой интерес к инвестициям в иракские нефтяные месторождения.

Льготы, о которых говорил советник иракского премьер-министра, представляют блестящую возможность для российских компаний, чтобы прийти на иракский рынок и инвестировать без каких-либо сложностей с принимающей стороны. Не исключено, что эти меры станут новым способом, к которому прибегнет иракское правительство после провала предыдущих механизмов привлечения инвестиций. Льготы для российских компаний и бизнесменов включают в себя освобождение от налогов. Скидки на таможенные тарифы на ввоз предметов торговли, товаров и оборудования в Ирак достигают около 50 %. Российские компании также освободили от обязательства задействовать иракскую рабочую силу, что было подтверждено указом премьер-министра Ирака Хайдара аль-Абади. Стоит отметить, что иракские законы предписывают, чтобы иракские граждане составляли не менее 50 % в доле рабочей силы любого иностранного инвестиционного проекта.

Эксперты полагают, что входящие на иракский рынок российские компании станут хорошей альтернативой западным организациям, которые покинули страну после ухудшения ситуации с безопасностью и началом борьбы с «Исламским государством». С другой стороны, это положит конец господству некоторых американских и европейских компаний, которые выдвигали свои условия Ираку взамен на продолжение их деятельности. В дополнение к этому, услуги российских компаний считаются дешевле услуг их западных коллег, несмотря на разницу в качестве. При этом, как известно, российские компании работают при любых обстоятельствах. Таким образом, на их деятельность не повлияет ухудшение ситуации с безопасностью, чему свидетелем стал Ирак во время боевых действий с ИГИЛ.

Между тем другие эксперты считают, что российские компании не являются конкурентами американским и европейским компаниям в сфере промышленности, коммуникаций и жилищного строительства. Следовательно, иракскому правительству стоит пересмотреть свои взгляды по заключенным соглашениям и предложить более подготовленным компаниям работу в подобных стратегических проектах, представляемых сейчас российским компаниям.

Больше политики, чем экономики

За экономической целью приглашения российских компаний и предоставляемыми льготами наблюдаются чисто политические намерения. Как полагают наблюдатели, послабления для российских компаний в текущей ситуации — это политическое послание Ирана Вашингтону.

Тегеран считается главной фигурой в иракской экономике и процессе принятия решений в этой стране. Иран владеет одной из крупнейших иракских государственных торговых компаний, в то время как совокупный объем торговли между двумя странами достиг 12 миллиардов долларов в 2013 и 2014 годах. Иран также серьезную роль на иракском театре военных действий путем финансирования и формирования лояльных ему группировок ополчения (милишийят — прим. пер.).

Сменяющиеся друг друга иракские власти входили в стратегические экономические и логистические партнерства с Ираном через инфраструктурные и энергетические проекты, торговые монополии на стратегические товары, в то время как захват иранскими товарами местных рынков по некоторым оценкам специалистов достигал 80%.

Хорошо известно, что Иран управляет всеми направлениями будущей деятельности Ирака таким образом, чтобы формировать курс, который бы отвечал интересам Ирана, а не Ирака. В свете последних глобальных изменений и резких заявлений президента США Дональда Трампа против Ирана, будь то по причине отвергаемого первым ядерного соглашения или из-за присутствия Ирана в Сирии, которое планируется остановить, Иран стремится внести вклад в российско-американское сближение. Он предоставляет России определенные возможности в Ираке путем закрепления ее стратегической позиции. Кооперация с Россией гарантирует минимизацию возможного ущерба со стороны Трампа. И это не говоря уже об углублении российско-китайско-иранского союза по противостоянию Соединенным Штатам.

Иран. Россия. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 февраля 2017 > № 2079091


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 февраля 2017 > № 2079090

Отношение к России и США меняется

Карел Погнер (Karel Pohner), Neviditelny pes, Чехия

Я родился во время оккупации Чехословакии в 1968 году. С малых лет вместе с родителями я слушал «Голос Америки» и тогда еще «Свободную Европу». По современным критериям мои родители были радикалами и ксенофобами, потому что не выносили коммунистов. На каждый праздник отец делал прогноз, когда уже «коммуняки» пойдут в… И вот наступил 1989 год, и желание отца сбылось.

В то время я учился в Техническом институте в Брно и в полной мере делился своими политическими знаниями с однокурсниками, некоторые из которых тогда еще не были просвещены. Мы ездили раздавать листовки по деревням и убеждать людей в кабаках, что на этот раз все получится и что бояться нечего, хотя мы и сами не были ни в чем уверены. Я наслаждался происходящим, и — за редким исключением — чаще всего мы встречали восторженных людей, которые благодарили нас за каждую новость. Даже полицейским, которые ненадолго нас задержали после телефонного звонка директора какой-то гимназии, было, скорее, интересно, что творится в Праге и Брно.

Прошел год изучения английского языка с чернокожим студентом в общежитии. Потом — экзамены, академический отпуск, виза, и вот я уже сижу в самолете, который летит в Нью-Йорк. Благодаря семье моего дальнего дядюшки у меня была возможность увидеть Америку с точки зрения американской семьи, путешествовать и учиться в местной школе.

КОНТЕКСТ

Празднование Дня Независимости Белоруссии

Россия введет войска в Белоруссию

Апостроф25.01.2017

16 миллиардов за оккупацию

Diena16.11.2015

Чехия вспоминает годовщину оккупации

Radio Praha22.08.2015

После возвращения я стал гидом, специализирующимся на США, куда я летал по несколько раз в год. Я объехал всю Америку вдоль и поперек. Русские для меня по-прежнему были оккупантами, а Америка — прекрасной страной, полной людей, которых я характеризовал как взрослых детей. Я начал сотрудничество с посольством США и встретился с другой Америкой, не похожей на ту, которую знал. Я не буду вдаваться в подробности, но поступки некоторых сотрудников — даже представителей спецслужб — вызывали, скорее, улыбку. Неспособность некоторых американских функционеров понять менталитет чешских граждан начала для меня вписываться в международный контекст и перекликаться с безжалостным вмешательством Америки в дела других стран.

Прошло много лет, были написаны тысячи политических статей, закончилось правление Барака Хусейна Обамы. Казалось, что Америка и Европа изменились. Со временем остатки левых движений инфицировали мир коммунистической терминологией, которую просто перевели на английский. Эта инфекция распространяется, и ее центрами стали правительственные и неправительственные системы Европейского Союза и США. Они мутируют и постепенно обездвиживают и уничтожают защитные механизмы многих государств. Их проявление ничем не отличаются от тоталитарных. Вместо самоанализа правительства занимаются борьбой с собственным народом, запрещают, преследуют, контролируют СМИ, наказывают за оппозиционные мнения и вводят цензуру. Распознать эти тоталитарные проявления, не имея опыта жизни при социализме, не так просто. Поэтому некоторым представителей изначально свободного мира трудно сориентироваться: они не понимают контекста, и их идеологически обработанное сознание демонстрирует признаки фанатизма.

То, когда этот паралич поставит под угрозу нашу жизнь и когда ослабленная американская и европейская иммунная система будет атакована, было лишь вопросом времени. Этот шанс, как и прежде, не упустила идеология ислама, которую распространяют миллионы людей с не совместимыми с нашими жизненными ценностями и привычками. Однако это лишь последствие мутации правды в ложь. Это всего лишь доказательство того, что Европой и Америкой завладели коллаборационисты, которые без колебаний уничтожают плоды труда наших предков и попирают выстроенные европейские ценности.

Со временем я начал бояться своей собственной реакции. Я стал все больше верить путинской России. Я убеждал сам себя, что это невозможно, но события все больше убеждали в обратном. Более или менее продуманная ложь в СМИ и замашки фанатичных европейских чиновников в духе Геббельса наводили на меня ужас, а действия Путина казались осмысленными. Я не питаю иллюзий относительно России, но вопрос в том, что такое — российская реакция, а что — просто реакция. Я знаю многих порядочных людей, которые интересуются политикой поверхностно, верят в ЕС и уважают Обаму за стойкость. Они просто застряли во времени. Самыми рьяными борцами со всем русским, как правило, бывают «товарищи» и их потомки, которые по прошествии 25 лет начали переживать собственную революцию.

Мы живем уже в постдемократические времена, и первой искоркой надежды и ошибкой в матрице стал Брексит. Самым интересным индикатором этого и заметным явлением была реакция на Брексит. Ведь фанатики не могут себя контролировать. В конце 2016 года в матрицу закралась очередная ошибка — Дональд Трамп. Он — большая надежда на весь мир. Я голосовал за Трампа руками и ногами и молился, чтобы он стал президентом США. Но я по-прежнему боюсь, что он не выдержит невероятного давления тысяч мировых гидр, которые хотят его переориентировать или уничтожить. Если же Трампу удастся остаться у власти и очистить Америку от паразитов, я снова полюблю США и буду надеяться на свободную Европу. Дональд Трамп — это, прежде всего, символ и пример для мира, поэтому к нему должны прислушиваться и все буквоеды. Аморфных и желеобразных политиков, которые пролезут в любую брюссельскую дырку, полно в каждом правительстве и парламенте.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 февраля 2017 > № 2079090


Евросоюз. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 февраля 2017 > № 2077975

Европейский союз и Исламская республика Афганистан подписали договор о сотрудничестве, партнерстве и развитии, говорится в субботнем пресс-релизе ЕС.

"Соглашение, которое мы подписали сегодня, позволит нам развивать области, в которых мы уже участвуем с афганскими властями, в частности, развитие человеческого потенциала, противодействие коррупции, устройство государства и законов, а также сотрудничество по миграции", — говорится в заявлении главы дипломатии ЕС Федерики Могерини.

В свою очередь, участвовавший в подписании договора министр финансов Афганистана Еклиль Хакими подчеркнул, что договоренность является важной новой основой для партнерства между Афганистаном и ЕС, говорится в пресс-релизе.

Договор подразумевает постоянный политический диалог ЕС-Афганистан по вопросам политики, правам человека, в частности, женщин и детей, что является важной составляющей подписанной договоренности, отмечается в заявлении ЕС.

Евросоюз. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 февраля 2017 > № 2077975


Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 февраля 2017 > № 2077966

Бывший вице-президент Ирана Хамид Реза Бакаи, занимавший этот пост во время президентства Махмуда Ахмадинежада, официально объявил о выдвижении своей кандидатуры для участия в президентских выборах в этом году, передает агентство Tasnim.

"Официально объявляю о своей кандидатуре для участия в 12-х по счету выборах президента Исламской Республики Иран", — приводит агентство его сообщение, в котором указывается, что Бакаи будет выступать как независимая фигура, не связанная с партиями, группами или какими-либо политическими силами.

Сам экс-президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, занимавший этот пост с 2005 по 2013 годы, ранее сообщил, что не планирует выдвигать свою кандидатуру на президентских выборах в мае 2017 года.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 февраля 2017 > № 2077966


Китай. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 17 февраля 2017 > № 2080927

Китай шокирован кровавым терактом на юге Пакистана и решительно осуждает произошедшее. Об этом заявил сегодня официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан.

В четверг вечером в южной пакистанской провинции Синд смертник подорвал себя в мечети в городе Сехван, в результате, по сведениям местной полиции, погибли 72 человека, еще более 200 получили ранения.

Китайская сторона выражает скорбь по жертвам теракта, передает соболезнования их родственникам и выражает сочувствие пострадавшим, сказал Гэн Шуан.

"Китай выступает против терроризма в любых его формах и намерен продолжить решительно поддерживать Пакистан в борьбе с терроризмом во имя сохранения стабильности в стране, обеспечения безопасности жизни и имущества людей", -- подчеркнул дипломат.

Китай. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 17 февраля 2017 > № 2080927


Германия > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 17 февраля 2017 > № 2079530

Новая первая леди Германии

Скажи мне, кто твоя жена, и я скажу, кто ты. Если эта переиначенная поговорка права, то общество должно знать, кем является жена нового федерального президента ФРГ Франка-Вальтера Штайнмайера (Dr. Frank-Walter Steinmeier, СДПГ), которого в воскресенье, 12 февраля 2017 года, поздравил с избранием на этот почётный пост президент Бундестага Норберт Ламмерт (Norbert Lammert).

Эльке Бюденбендер (Elke Büdenbender), жена Франка-Вальтера Штайнмайера, обладает вполне определёнными достоинствами и потому вправе занять такое же место в немецком обществе, которое занимали предшествующие одиннадцать первых леди (или, по-немецки, первых женщин государства (erste Frau im Staat) Германии.

Вот заслуги первых трёх из них. Жена первого федерального президента ФРГ Теодора Хойса (Theodor Heuss, время президентства 1949−1959) Элизабет Хойс-Кнапп (Elisabeth Eleonore Anna Justine «Elly» Heuss-Knapp) изучала экономику во Фрайбургском и Берлинском университетах, затем выступала с политическими докладами. В 1908 году Элли Кнапп вышла замуж за журналиста Теодора Хойса, у них родился сын Эрнст Людвиг. После прихода к власти Адольфа Гитлера (Adolf Hitler) Элли Хойс-Кнапп запретили публичные выступления, а её мужу было запрещено работать по профессии. В 1946−1949 годах Элли Хойс-Кнапп была депутатом Ландтага Баден-Вюртемберга (Landtag von Baden-Württemberg), сначала от Демократической народной партии, позднее от Свободной демократической партии, работала в политическом комитете, занимаясь вопросами школьного питания. Основала германское «Общество охраны здоровья матери» (Deutsche Müttergenesungswerk).

Жена второго федерального президента ФРГ Генриха Любке (Heinrich Lübke, в должности 1959−1969) Вельгельмина (Wilhelmine Lübke) изучала математику и германистику, говорила на английском, французском, испанском, итальянском и русском языках. Она основала общество помощи пожилым людям и переняла у Элизабет Хойс-Кнапп руководство «Обществом охраны здоровья матери», работала в UNICEF (или Kinderhilfswerk der Vereinten Nationen) для оказания помощи послевоенным детям.

Жена третьего федерального президента ФРГ Густава Хайнемана (Gustav Heinemann, 1969−1974) Хильда Хайнеман (Hilda Heinemann) изучала философию, историю и германистику в университетах Мюнхена и Марбурга; в годы нацизма выступала против антисемитизма; уже по традиции продолжила покровительство над германским «Обществом охраны здоровья матери»; активно участвовала в негосударственной структуре Amnesty International, борющейся за права граждан; в 1970 году основала фонд Hilda-Heinemann-Stiftung для возвращения людей с когнитивными расстройствами к активной производственной жизни.

В таком же духе проявили себя жены остальных президентов ФРГ.

Новая первая леди Германии родилась в 1962 году в Зигерланде (входит в состав Северного Рейна-Вестфалии) и была первым ребёнком в семье отца-столяра и матери-учительницы, воспитывалась в строгих католических правилах. «И это было её первым университетом», – так однажды сказал Франк-Вальтер Штайнмайер о своей жене. И продолжил: «Собственно, такие же условия были и в моём детстве».

Ещё во время учёбы в гимназии Эльке Бюденбендер вступила в Социал-демократическую партию Германии (СДПГ). После получения аттестата зрелости она изучала юриспруденцию, вошла в профсоюз IG Metall. Она встретилась со своим будущим мужем во время его учёбы в Гисене, они поженились в 1995 году.

Эльке Бюденбендер много лет страдала заболеванием почек. И потому, что такое болезни, знает не понаслышке.

«Врачи поставили диагноз: помочь тебе может лишь пересадка почки», – сказал жене Франк-Вальтер Штайнмайер. И в 2010 году он отдал жене свою почку. С тех пор дату 24 августа оба они отмечают как общий день рождения. Пересадка помогла: Эльке теперь с удовольствием возится в своём саду, много работает и в джинсах и майке ездит по Берлину на велосипеде.

Федеральный министр экономики, 63-летняя Бригитте Циприс (Brigitte Zypries) о жене нового президента ФРГ высказывается так: «Это женщина очень жёсткого поведения и всегда точно знает, чего она хочет». «Франк имеет свою профессию, а я – свою», – часто повторяет Эльке Бюденбендер. Она работает в Берлинском административном суде (Berliner Verwaltungsgericht) и считается специалистом по правам беженцев и эмигрантов. «Уверенная в себе, интеллигентна и просто прекрасна», – так сказал о жене Франка-Вальтера Штайнмайера экс-канцлер Германии Герхард Шрёдер (Gerhard Schröder).

Немецкие журналисты вспоминают, что ещё в 2009 году Эльке как-то высказалась в том духе, что «общественную жизнь считает утомительной». И тем не менее все знающие её находят Эльке Бюденбендер вполне подходящей для исполнения обязанностей первой леди Германии.

Виктор Фишман

Германия > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 17 февраля 2017 > № 2079530


Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 17 февраля 2017 > № 2079170

«Мы нуждаемся в консолидации, в том числе через формирование единой государственной идеологии. Любая война является частью идеологического противостояния. Война идеологий предшествует физическому сражению. За какие идеалы и ценности люди будут умирать, если нет идеологии?!» Так формулирует общность задач государства, РПЦ и народа петербургский протоиерей Димитрий Василенков. Формулирует четко, понятно, а лет тридцать назад добавили бы: по-партийному.

Да, советская держава скреплялась единой государственной идеологией. Идеологией религиозного, хотя и языческого типа. Ее первосвященник Михаил Суслов был вторым человеком в государстве после Брежнева и в качестве секретаря ЦК курировал не только подразделения, которые проповедовали марксистско-ленинскую веру, но и структуры, ведавшие образованием, культурой и цензурой.

Не имея в запасе другой идеологии, российская постсоветская власть сначала неуверенно, а сейчас крайне целеустремленно пытается возложить примерно такие же государственно-идеологические функции на РПЦ, а на соответствующих участках также и на три другие привилегированные (т.е. официально признанные «традиционными») конфессии — ислам, буддизм и иудаизм.

Если бы Конституция, определяющая Россию как светское государство, хоть сколько-нибудь этому препятствовала, ее играючи исправили бы. Но в нашем климате эта самая светскость и без того ничуть не помешала ввести преподавание религии в школах, почти поголовно воцерковить гражданское, военное и охранительное чиновничество, в уголовном порядке карать за богохульство (под псевдонимом «оскорбления чувств верующих»), де-факто признать за духовенством право на культурную цензуру — короче, предоставить конфессиональному начальству практически полный комплект прерогатив советских идеологических служб.

Казалось бы, дело сделано. Но, на самом деле, до сусловской эффективности очень далеко. В отличие от сусловского аппарата, РПЦ не может обеспечить полного охвата масс, недостаточно скоординирована с машиной светской власти и до сих пор не обзавелась хоть сколько-нибудь заманчивой для народа социально-политической доктриной.

Пройдем по этим трем пунктам.

Пока советский режим стоял сколько-нибудь прочно, уклониться от исповедания его идеологии рядовому человеку было почти невозможно. Он становился сначала октябренком, потом пионером, потом комсомольцем. Был обязан знать азы советского вероучения, посещать казенные собрания и демонстрации.

Да, сплошь и рядом это было формальностью или притворством. Однако дисциплинировало, держало в тонусе. Кто сам не помнит, поверьте человеку, для которого это личный опыт. Уклоняющихся не обязательно репрессировали, но со своей маргинальностью они должны были смириться как с нормой жизни.

Обеспечить такой же уровень народной дисциплины РПЦ не может в принципе. Об исламских регионах я не говорю — там свои правила. Но в коренной России, и особенно в мегаполисах, плюрализм неискореним.

Даже Михаилу Андреевичу, подкрепленному мощью советских воспитательно-карательных механизмов, пришлось в 1970-е не один год потрудиться, чтобы открытая разноголосица сошла на нет. А сейчас эта задача просто неисполнима. Церковность — лишь одна из идеологий, хотя сегодня и доминирующая. Ей приходится участвовать в идейном соревновании. Следовательно, стандарты ее конкурентоспособности должны быть выше советских. А это как раз и не так. В том числе потому, что слияние РПЦ с властной вертикалью не является полным и даже в принципе не может таковым, и собственные ее интересы все чаще выходят на общее обозрение. Как, разумеется, и интересы других конфессиональных структур.

Вот, например, январский спор о хиджабах нового министра образования и науки с начальником Чечни.

В Мордовии в мусульманском селе девочкам запретили ходить в школу в платках. Забавно, но будучи искренней и радикальной проповедницей клерикализма, Ольга Васильева попыталась использовать фальшивый аргумент западных политкорректоров, выдающих выполнение священного долга за какую-то игру в одежки: «Хиджабу, как подчеркивающему национальную принадлежность, не место в школе».

После чего была высмеяна Рамзаном Кадыровым: «Платок — не атрибутика, а важная часть одежды мусульманки… Мои три дочери носят хиджаб. Ольга Васильева требует, чтобы они сняли платки? Девочки этого никогда не сделают».

Ясно, что спор на этом и закончился. Хотя министр опиралась на недавнее решение Верховного суда РФ, лицемерно запрещавшее хиджаб как якобы одежную вольность, наряду с «мини-юбками, джинсами и глубоким декольте», последнее слово осталось за Кадыровым — и не только как за персоной, бесконечно более могущественной, чем министр и Верховный суд, но и как за человеком, сказавшим, в отличие от них, чистую правду.

Это при Суслове идеологические службы работали единообразно — что в Москве, что в Чечено-Ингушской АССР. А когда госидеологией становится клерикальность, то неизбежно приходится мириться с тем, что в разных уголках России она очень разная. И безобиднейшая полемика о хиджабах — только предвестие гораздо более серьезных вещей.

Ну, а в центре продуктом конфликта интересов церковных и нецерковных структур стал скандал из-за Исаакиевского собора. Корпоративные интересы светской власти откровенно ущемляются передачей объекта, имеющего огромное символическое значение. А политический ее интерес — в том, чтобы не будоражить общественность. Но, вопреки тому и другому, собор вроде как передают. Чтобы в брежневско-сусловские годы партийно-идеологические структуры так публично и демонстративно раскачивали лодку? Ничего подобного просто не могло быть.

Патриарх Кирилл, следуя, видимо, принципу «тверже по существу, но мягче по форме», сообщил, что «передача собора в год столетия революции в России призвана стать символом примирения народа».

Вероятно, имеется в виду, что в прежнем своем виде, когда верующие в нем спокойно молились, а все прочие, заплатив за вход, безвозбранно его осматривали, Исаакий являлся символом народной розни. Тезис понятен, но не убедит ни одну из сторон.

Вот, например, как ищут примирения петербургские священнослужители, занимающиеся связями с общественностью.

«Враги выводят людей на улицы под антигосударственными и антицерковными лозунгами (имеются в виду протесты против передачи собора — С. Ш.). Мы видим, как в России отрабатывается попытка Майдана — общество объединяют под флагом антицерковных и антигосударственных протестов. Представители власти не видят в этом великой проблемы или, быть может, не понимают серьезности надвигающейся катастрофы…»

Это уже цитировавшийся протоиерей Василенков. Чтобы защитить сугубо корпоративный интерес, готов пугать доверчивое светское начальство аж повторением украинской революции.

А вот ради того же самого интереса изъявляется пламенная готовность оградить вождя от любых предполагаемых критиков: «Кто хулит и „полощет“ правителя страны, будь то царь, генеральный секретарь или президент, совершает хамов грех… Без закона о защите чести президента нельзя внушить уважение к власть предержащим, нельзя расчистить наше медийное пространство от тонн навоза, который вываливают на власть познеры, быковы, вишневские, резники и прочие. Легионы пачкунов должны знать свое место. В противном случае им будет уготовано место у параши…»

Это диакон Владимир Василик, по совместительству университетский доцент. На первый взгляд, поддерживает володинскую идею восстановить древний закон об оскорблении величества. А на самом деле, просит покарать организаторов исаакиевских протестов, фамилии которых заботливо указывает.

Это заявление, по причине специфичности выражений, стало крылатым, но я как-то сомневаюсь, что интеллигентный диакон так уж хорошо знаком с блатной жизнью. Скорее всего, просто цитирует советскую комедию «Джентльмены удачи». Только в ту пору работник горкомовского отдела пропаганды и агитации, хоть и смеялся в кинозале до слез над «местом у параши», но в публичных своих заявлениях фильтровал слова самым тщательным образом.

От сегодняшних своих преемников он впал бы в шок. И не только из-за их развязности, но не меньше — из-за неумения мыслить и рассуждать по-государственному. Конечно, и раньше ведомственные хотелки неназойливо пристегивали к каким-нибудь высоким целям. Но делали это совсем не так прямолинейно и назойливо, и очень редко изображали помехи в своих административных делах как подготовку государственного переворота и попытку свергнуть вождя.

А сейчас это типичная ситуация. Даже не пытаясь всерьез сформулировать убедительную в глазах народа общественную доктрину, РПЦ и прочие официально протежируемые конфессиональные структуры либо добиваются чего-то материального для себя, либо декламируют нечто ультраохранительное и суперархаичное, либо требуют каких-нибудь репрессий, изыскивая для них поводы с болезненной изобретательностью.

За незнанием предмета, не берусь оценить, как политизация и публичная скандализированность церковных структур отразилась на выполнении священнослужителями прямых духовных обязанностей перед паствой.

Но ясно, что взятие на себя роли глашатаев и проводников государственной идеологии оказалось для духовенства непосильной ношей, для светских властей — заводящим в тупик экспериментом, а для граждан — источником раздоров и растерянности.

Сергей Шелин

Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 17 февраля 2017 > № 2079170


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 17 февраля 2017 > № 2079166

Самая животрепещущая тема в дискуссиях российских политологов — поиск точки соприкосновения России и США при администрации Дональда Трампа. Для самого Трампа сближение с Кремлем далеко не первая тема, важнее внутренние реформы. Но для России отношения с единственной, по определению Путина, сверхдержавой, которая обложила нас красными флажками всевозможных санкций и ущемлений, — вопрос ключевой.

Можно долго перебирать варианты, но США настолько далеко ушли от России в технологическом и экономическом плане, что единственным полем для совместной деятельности остается общая война. Искать плацдарм не надо — это Ближний Восток, который США традиционно считает зоной национальных интересов и где Россия прочно закрепилась после введения ВКС в Сирии. Общий враг — радикальные исламские группировки, которые создали террористическое государство ИГИЛ (запрещенное в РФ и многих других странах). Заметим, что за все годы президентства осторожный Обама ни разу не употребил выражения «радикальный ислам», а у Трампа, который считает мусульманских террористов главной угрозой национальной безопасности, это сочетание не сходит с языка.

О чем будут договариваться Путин и Трамп

Прежде чем очертить параметры боевого союзничества России и США, замечу, что война остается самым эффективным средством решения политических проблем. Голосов пацифистов, которые были чрезвычайно активны весь ХХ век, сегодня уже не слышно. В конце XIX столетия первый футуролог Камиль Фламмарион предсказывал, что к рубежу XX и XXI веков войны прекратятся, а военное сословие исчезнет, поскольку женские партии сумеют привить молодым девицам стойкое отвращение к дикой военщине и перекроют солдатам дорогу к семейному очагу. Первой на благородную стезю вступит Америка, где восторжествует культ полезного труда и будет распущена армия, за ней последует Германия и прочие европейские страны. Из военных учреждений останется одна лишь полковая музыка…

Надо признать, что в ХХ веке, который прошел под гром мировых войн, самые неудачные предсказания были связаны именно с военной тематикой. Несколько примеров. Американский президент Франклин Рузвельт, 1922 г.: «Маловероятно, что самолет или даже целая эскадра сможет в боевых условиях потопить морскую флотилию». Министр флота США Джозефус Дэниелс, 1932 г.: «Никто не боится, что Япония в состоянии нанести неожиданный удар на Тихом океане. Радио исключило такую возможность». Адмирал Уильям Лихи в беседе с президентом Трумэном, 1945 г.: «Атомная бомба никогда не взорвется. Я утверждаю это как специалист по взрывчатым веществам». Председатель Национального исследовательского комитета по вопросам обороны США Ванивер Буш, 1950 г.: «Баллистическая ракета с атомной бомбой на борту взлетит очень нескоро. Нам надо перестать думать об этом».

Одной из отличительных характеристик нашего времени стало то, что точность научных предсказаний возросла многократно. Это связано с тем, что объем научной информации возрастает в два раза на протяжении жизни одного поколения, и у человека появилась возможность увидеть будущее своими глазами, каким бы фантастичным оно ни казалось. В 1985 году в рамках проекта «Футуролог» на авиабазе Райт-Паттерсон (штат Огайо) собрались военные инженеры, ученые и писатели. Цель проекта — сравнение военно-стратегических концепций с идеями фантастов. Точность попадания писательских прогнозов не снилась ни Жюлю Верну, ни Артуру Кларку — использование генетически запрограммированных организмов, выведение из строя промышленных и компьютерных объектов с помощью кибернетических вирусов, сенсорные технологии, беспилотные самолеты дистанционного управления, снаряды с компьютерным самонаведением, спутники с лазерной накачкой. Почти все быстро стало реальностью…

Некоторые из этих технических новинок, без сомнения, будут использованы в совместной войне России и США против ИГИЛ. Может быть, в ход не пойдут лишь технологии кибервойны и хакерские атаки просто из-за отсутствия у ИГИЛ соответствующей инфраструктуры. Но у совместной войны США и России против международного терроризма будет несколько особенностей, которые не встречались в прежних военных конфликтах.

Нам опять грозят джихадом

Пункт первый: отсутствие четкой цели. У всех глобальных войн до сих пор были четкие политические цели. Одни страны преследовали идею господства, окрашенного в разные идеологические краски, другие — препятствовали этому. Международный исламский экстремизм не имеет ясного определения своей конечной цели. Часто это терроризм ради терроризма. Обращение всех неверных на планете в мусульманство — задача невероятная. Размытость служит препятствием для достижения безоговорочной победы, ибо побежденная сторона будет вечно ускользать и мимикрировать.

Пункт второй: бесконечность войны. Все войны заканчиваются по причине истощения ресурсов для продолжения сопротивления. Непонятно, каким образом могут закончиться ресурсы у террористов. Главный ресурс — это сам террорист. Единственный выход — полное уничтожение всего потенциального пополнения, что противоречит принципам гуманизма. Как можно юридически оформить победу над терроризмом и как будет выглядеть акт о капитуляции, совершенно непонятно. Бессрочность войны может на какой-то стадии привести к выводу о бессмысленности глобального конфликта с террористами.

Пункт третий: размытость образа. Прежние войны имели четкие географические границы. В войне с международным терроризмом, пусть его щупальца исходят с Ближнего Востока, ни одна страна не может чувствовать себя вдалеке от боевых действий. Очаги международного терроризма могут быть расположены даже на территории тех стран, которые формально ведут с ним боевые действия. И, кстати, как неизбежны коалиции стран, воюющих с терроризмом, так не исключены коалиции государств, которые его поддерживают.

Пункт четвертый: бессмысленность ядерной угрозы. На протяжении нескольких десятилетий ядерное оружие оставалось сдерживающим фактором для развязывания крупных войн. В борьбе с исламским терроризмом, как показывают сами теракты, этот фактор не работает. Жертвы ни в коем случае не сдерживают радикалов, а, напротив, подогревают кровь. Террористы прячутся за спинами мирных жителей, что подтверждается длительной осадой Алеппо и Мосула. Именно это обстоятельство является главным препятствием для наземных операций против террористов, даже если силы коалиции намного их превосходят. Вопрос о применении тактического ядерного оружия малой мощности для выкуривания радикалов из горных укреплений и подземных бункеров в истории еще никогда не поднимался. Пока ядерное оружие рассматривается как неадекватный ответ масштабу угроз, которые исходят от террористов. Но не исключено, что этот взгляд может измениться.

Проблемы новые. Подходы к ним пока не найдены. Но, думаю, уже в ближайшее время Россия и США начнут их обсуждение. И, может быть, обсуждать будут уже в ходе совместной войны.

Сергей Лесков

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 17 февраля 2017 > № 2079166


Иран. Кувейт. Оман > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 17 февраля 2017 > № 2077441

Итоги визита президента Ирана в Кувейт и Оман

Официальный представитель МИД Ирана Бахрам Касеми прокомментировал в четверг визит президента страны Роухани в Кувейт и Оман, сообщает Mehr News.

"Эта поездка, в период критической и особой ситуации в регионе, отмечает общую волю трех стран развивать дружественные связи через обе стороны Персидского залива", - сказал Бахрам Касеми.

Иранский дипломат заверил, что визит президента Ирана в Кувейт и Оман был осуществлен по приглашению глав этих двух стран. "Султан Кабус, король Омана, и шейх Сабах, эмир Кувейта, всегда стремились к тотальным отношениям с Исламской Республикой Иран, и даже за рамки двусторонних отношений (...) для обеспечения стабильности и безопасности региона в условиях общих угроз и проблем, таких как терроризм и экстремизм", - сказал он.

По утверждению Касеми, иранский руководитель был тепло встречен чиновниками, простыми людьми, а также представителями СМИ в обеих странах. Касеми подчеркнул, что этот визит доказал, что провокационная политика некоторых региональных держав, направленная против Ирана, дала обратные результаты, и желание дальновидных людей и правительств стран региона укреплять отношения, было поддержано более чем когда-либо.

Иран. Кувейт. Оман > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 17 февраля 2017 > № 2077441


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 17 февраля 2017 > № 2077346

«По Исаакию хороших решений уже нет»

Патриарх Кирилл считает, что передача Исаакия РПЦ «примирит народ»

Андрей Винокуров, Александр Атасунцев

В пятницу, 17 февраля, патриарх Московский и всея Руси Кирилл, выступив на заседании Высшего церковного совета РПЦ в храме Христа Спасителя, гарантировал, что все обещания, которые давала церковь в отношении Исаакиевского собора, будут реализованы. В первую очередь речь идет о сохранении музейной составляющей собора.

На заседании Высшего церковного совета РПЦ патриарх также заявил, что передача собора должна стать «символом примирения нашего народа». Также глава РПЦ особо отметил, что собор передают церкви в год столетия революции 1917 года.

«Теперь мир вокруг возвращенных церквей должен стать олицетворением согласия и взаимного прощения «белых» с «красными», верующих с неверующими, богатых с бедными, ведь красота Исаакиевского собора, открытого для всех, одинаково доходит до сердца каждого человека, независимо от национальности, убеждений, веры, языка, на котором он говорит», — сказал патриарх Кирилл.

Он также выразил надежду, что передача собора церкви остановит «злые помыслы людей, делающих из дома молитвы причину раздора». Раньше лично патриарх ситуацию не комментировал — позиция церкви давалась «от лица РПЦ».

Подобные заявления от лица представителей церкви никак не влияли на настроения петербуржцев. Несмотря на то что еще в январе обещали сохранить и расширить музейные функции, а вход сделать бесплатным, недовольные решением о передаче Исаакия в пользование РПЦ жители Санкт-Петербурга несколько раз выходили на митинги.

Во многом протесты были спровоцированы агрессивным и бескомпромиссным тоном дискуссии, заданной сторонниками передачи собора. В последний раз 12 февраля более тысячи горожан окружили Исаакиевский собор живым кольцом.

Параллельно с митингами проходят и акции поддержки решения властей — сторонники также неоднократно организовывали крестный ход в поддержку передачи собора. Следующая подобная акция должна пройти в воскресенье.

Совместное пользование

Однако кое-какие подвижки в вопросе передачи Исаакиевского собора РПЦ все-таки наблюдаются.

Как рассказал «Газете.Ru» высокопоставленный федеральный чиновник, власти отдают себе отчет в том, что основная проблема вокруг передачи Исаакиевского собора состоит в том, что данное решение не было согласовано с жителями Санкт-Петербурга.

Согласно социологическим замерам, в целом по стране граждане поддерживают это решение, а вот конкретно в Санкт-Петербурге — нет. Однако власти надеются найти компромисс.

«С городом никто не посоветовался», — отмечает источник. По словам собеседника «Газеты.Ru», петербургские власти не согласовывали это решение и с руководством страны. При этом какого-то немедленного решения, которое могло бы всех удовлетворить и поставить точку в этой истории, не существует: «Сейчас уже хороших решений нет».

Впрочем, согласно проведенной социологии, есть некий общий тренд, который удовлетворил бы и тех, кто положительно отнесся к решению властей, и тех, кто воспринял передачу собора отрицательно. Исаакиевский собор должен перейти в «совместное использование».

По словам источника, в российской истории уже были прецеденты, когда к подобным объектам применялась «смешанная модель управления». К такому объекту должен быть разрешен совместный доступ, а непосредственное управление может осуществлять священник.

Время позволяет найти решение, которое будет приемлемо для всех сторон. На днях председатель комитета Госдумы по культуре Станислав Говорухин заявил, что процесс передачи Исаакиевского собора РПЦ по закону должен занять шесть лет. И сначала должен пройти только первый этап инвентаризации, которую в любом случае нужно было провести.

Решение на 49 лет передать Исаакиевский собор РПЦ в безвозмездное пользование принял губернатор города Георгий Полтавченко.

Администрация Санкт-Петербурга сообщила об этом 10 января. РПЦ и раньше просила Полтавченко передать ей собор, но осенью 2015 года получила отказ. Тем не менее уже в конце декабря 2016-го комитет имущественных отношений издал распоряжение, согласно которому собор все-таки должен быть передан РПЦ. Изменение позиции губернатора в его администрации объясняли прошедшими переговорами с патриархом Кириллом.

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 17 февраля 2017 > № 2077346


США. Германия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 17 февраля 2017 > № 2076900

Министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен (Ursula von der Leyen) на открытии Мюнхенской конференции по безопасности предостерегла новую администрацию США от действий в одиночку во внешней политике, в том числе и в отношениях с Россией. "НАТО - альянс, построенный на общих ценностях. Это означает, что если мы хотим построить надежные отношения с Россией - а в этом вопросе у нас есть общий интерес, - мы должны действовать совместно, а не на двусторонней основе через головы партнеров" - заявила фон дер Ляйен в Мюнхене в пятницу, 17 февраля.

Борьбу с терроризмом тоже нужно вести совместно, сказала немецкий политик. При этом, подчеркнула она, нельзя превращать ее в борьбу с исламом и мусульманами, "иначе это приведет к усилению противоречий и в конечном итоге к всплеску насилия и террора".

Справедливое распределение нагрузки в НАТО - это не только вопрос денег, сказала фон дер Ляйен. В первую очередь это принцип взаимной поддержки. "Он исключает односторонние действия, и это касается как односторонних демаршей, так и желания уклониться (от выполнения своих обязанностей. - Ред.)", - отметила немецкий политик. По ее словам, европейские страны в сфере обороны должны лучше планировать совместные действия и углублять сотрудничество, и это тоже является своего рода распределением нагрузки. Стабильный Евросоюз - в интересах США также как и сплоченная НАТО, заявила глава минобороны ФРГ.

Мэттис: Безопасность можно обеспечить только "в команде"

В свою очередь новый министр обороны США Джеймс Мэттис на мюнхенском форуме отметил, что ни одна страна не способна обеспечить безопасность в одиночку, это можно сделать только "в команде". Мэттис выразил уверенность, Европа и США укрепят партнерство и совместно выступят против тех, кто угрожает демократии и свободе. По словам главы Пентагона, у него и его коллег из стран НАТО "нет иллюзий" касательно того, откуда исходит общая угроза. Ее источниками Мэттис назвал "терроризм, агрессивные действия в киберпространстве и гибридные войны". Кроме того, по словам Мэттиса, нужно решительней противодействовать угрозам на южном фланге НАТО в Средиземном море и вдоль границы Турции.

США. Германия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 17 февраля 2017 > № 2076900


Эстония > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 февраля 2017 > № 2076855

Таллин выделил 50 тысяч евро на реставрацию православного храма Рождества Богородицы в Таллине (Казанской церкви), сообщила в пятницу пресс-служба столичной мэрии.

"Договор об использовании средств для реставрации церкви Рождества Богородицы в Таллине, именуемой в народе Казанской церковью, в субботу подпишут настоятель церкви Виктор Мельник и вице-мэр Таллина Михаил Кылварт", — говорится в сообщении.

Приход церкви, которая в 2021 году будет отмечать 300-летие, начал ее реставрацию уже в прошлом году. Работам по реставрации предшествовало подробное исследование истории строительства церкви.

"Завтра будет заключен договор о финансировании ремонтных работ. Храм Рождества Пресвятой Богородицы, который в прошлом году отметил свое 295-летие, является старейшим сакральным деревянным сооружением в Таллине. Таллинская мэрия считает важным поддержать реставрацию", — сказал Кылварт.

Казанская церковь была построена в 1721 году, став первым православным храмом, построенным в Таллине после вхождения Эстонии в состав Российской империи. Кроме того, церковь является старейшей в стране из сохранившихся деревянных церквей. В середине прошлого века будущий патриарх Московский и всея Руси Алексий II на протяжении 16 лет служил настоятелем Казанской церкви.

В июле 2009 года Казанская церковь, которая находится на углу улиц Лийвалайа и Лаутера в Таллине, была подожжена, пострадали наружная стена, чердак и крыша. Позднее виновника этого преступления отправили на принудительное лечение. На восстановительные работы власти Таллина и Совет церквей Эстонии выделили совместно примерно 14 тысяч евро, однако затем выяснилось, что церковь, помимо всего, находится в аварийном состоянии.

Николай Адашкевич.

Эстония > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 февраля 2017 > № 2076855


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076796

Трамп, Путин и роковая страсть

Филип Стивенс (Philip Stephens), The Financial Times, Великобритания

Дональд Трамп воображает, что может вести себя в Белом доме, как ему заблагорассудится. На долю девятого федерального окружного суда Сиэтла выпало обозначить пределы президентской власти внутри страны, когда он отменил указ Трампа о запрете на въезд мигрантов из семи мусульманских стран. А теперь, когда в отставку был вынужден уйти советник по национальной безопасности Майкл Флинн, стали видны границы президентских полномочий в сфере внешней политики. Можно сказать, что президента удалось усмирить, хотя Трамп и смирение — это вещи несовместимые.

Первые недели его президентства стали катастрофическими, как мы и опасались. Трамп ведет себя в Овальном кабинете точно так же, как и во время предвыборной гонки. Хаос и враждебность в Белом доме разоружают зарубежных союзников и придают силы противникам. Позиции Америки в мире — хуже некуда. И все это происходит в момент, когда на Ближнем Востоке продолжает полыхать пожар, а северокорейский диктатор Ким Чен Ын проводит испытания баллистических ракет, которые скоро могут быть оснащены ядерными боеголовками.

Надежды Трампа на некую грандиозную сделку с российским президентом Владимиром Путиным испарились. Отставка Флинна за ложь вице-президенту Майку Пенсу о разговорах с российским послом в Вашингтоне не ослабит тревогу по поводу контактов администрации с Москвой до дня инаугурации. Законодатели и правоохранительные органы зададут Трампу и его помощникам вопросы по трем направлениям.

Во-первых, насколько обширными и глубокими были эти связи? Кто именно в этом участвовал, о чем велись разговоры, были ли какие-то формальные и подразумеваемые договоренности о направлении американской политики после прихода Трампа в Белый дом? Второе направление — это изучение финансовых связей Трампа с Россией. Речь идет о тщательном расследовании, которое надо было провести еще во время кампании, а также о раскрытии информации из налоговой декларации президента. Есть и третье направление, которое приобретает особую важность в связи с тем, что Белый дом не поспешил увольнять Флинна, когда узнал о его лжи. Это старый вопрос из времен Уотергейта: что именно знал президент и когда он об этом узнал?

Яростные нападки на тех, кто обнародовал эту секретную информацию, не помогут Трампу. Этот политик публично радовался тому, что русские хакеры атаковали штаб Демократической партии во время президентской кампании. Скандальные твиты Трампа с критикой в адрес различных ведомств и средств массовой информации лишь подтверждают многочисленные сообщения The New York Times, The Washington Post и CNN о том, что связи с Москвой были обширными. И постоянно звучит один неотступный вопрос: почему у Трампа нет даже тени сомнений в российском руководителе, который вторгается в соседние страны и плюет на правила и нормы поведения на международной арене?

Каким бы ни был ответ на этот вопрос, радостные улыбки в Москве сменяются сердитыми взглядами. Расследование связей команды Трампа с Москвой продлится несколько месяцев, если не больше. Путин надеялся заключить с американским президентом договоренность о номинальном сотрудничестве в борьбе с ИГ (запрещенной в России террористической организация — прим. пер.) в обмен на снятие санкций и молчаливое примирение с российским реваншизмом. Но такое соглашение обязательно наткнулось бы на противодействие со стороны многих республиканских конгрессменов. И теперь оно вряд ли возможно.

Уход Флинна — это неплохая новость. Этот отставной армейский разведчик показал себя приверженцем теорий заговоров и исламофобом. Он вместе с остальными во время кампании скандировал лозунг «За решетку ее!», стараясь навредить Хиллари Клинтон. Его присутствие в Овальном кабинете в числе ближайших соратников Трампа способствовало усилению у президента худших предрассудков. Похоже, он разделял влюбленность президента в Путина. Теперь Трампу придется назначить на должность своего главного советника по внешней политике человека более традиционных взглядов.

Оптимисты — а их в наши дни немного — говорят, что система сдержек и противовесов в Америке доказала свою работоспособность, хотя не совсем обычным путем — через утечки секретной информации. Смена руководства в Совете национальной безопасности повысит авторитет Джеймса Мэттиса в Пентагоне и Рекса Тиллерсона в Госдепартаменте. На Трампа могут также надавить, чтобы он убрал из Совета национальной безопасности своего главного стратега и родственную душу Стивена Бэннона. Бэннон, будучи националистом крайнего толка, живет в предвкушении цивилизационного столкновения с исламом и считает неизбежной войну с Китаем.

Но Трамп — все еще президент. Он презирает основные нормы и ценности, которые лежат в основе американского лидерства. Он больше склонен бранить и упрекать старых друзей, чем укреплять альянсы. Вспомните его эмоциональные нападки на австралийского премьер-министра Малкольма Тернбулла.

В своем письме в связи с уходом в отставку Флинн показал, что Белый дом сегодня очень похож на страну чудес, в которой в свое время побывала Алиса. За три коротких недели, написал Флинн, президент восстановил «лидирующие позиции Америки» в мире. А еще уходящий со своего поста генерал мог бы добавить, что толпа на президентской инаугурации была самой большой и даже самой гигантской за всю историю существования человечества.

Так продолжаться не может, заявил на этой неделе один потерявший терпение сотрудник администрации. Трампу придется меняться. Но сможет ли он измениться? А если нет, то как долго это будет продолжаться? До чего мы дошли, если сегодня весь мир смотрит на американского президента как на странного чудака и засланного казачка?

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076796


США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076774 Дональд Трамп

Пресс-конференция президента Трампа

The White House, США

Президент: Большое вам спасибо. Хочу начать с того, что на должность министра труда я предложил Алекса Акосту. У него диплом юридического факультета Гарварда, он был великолепным студентом. Бывший помощник судьи Сэмюэла Алито (из Верховного суда — прим. пер.). Он сделал великолепную карьеру. Он — член Национального совета по вопросам трудовых отношений, он три раза проходил утверждения в Сенате, был утвержден, хорошо, очень хорошо себя показал. Так что я пожелал Алексу всего наилучшего. Мы только что разговаривали. И он будет… я думаю, он будет замечательным министром труда.

А еще, как вы наверняка уже слышали, бывший конгрессмен Мик Малвани только что утвержден в должности директора Административно-бюджетного управления. Вынужден сказать, утвержден с запозданием на несколько недель. Я думаю, он станет фантастическим пополнением. Пол Сингер просто ушел (инвестор, в прошлом году распродал свои активы — прим. пер.). Как вы знаете, Пол активно участвовал в кампании против Трампа — как они говорят, «Трамп — никогда». Так вот, Пол ушел, и выразил нам полную поддержку. Все дело в сплочении. Мы сплачиваем партию, и есть надежда, что мы сумеем сплотить страну. Для меня это очень важно. Я говорю об этом уже давно, это очень и очень важно для меня. Поэтому я хочу поблагодарить Пола Сингера за то, что он здесь, за то, что он пришел. Он был очень сильным оппонентом, а теперь он — очень сильный союзник. Я это ценю.

Думаю, я скажу несколько слов, а потом отвечу на некоторые вопросы. Мы ведем переговоры о самых разных сделках в целях экономии средств на контрактах, которые были просто ужасны. Это контракты по самолетам, они вышли из-под контроля, выполнялись с опозданием и были ужасны. Просто полная катастрофа в плане того, что там творилось. И мы проделали действительно хорошую работу. Мы этим очень гордимся.

Ну вот, прямо после этого готовьтесь задавать вопросы. Я отвечу на них, если вопросы будут. Всякое бывает.

Я пришел сюда рассказать американскому народу о невероятном прогрессе, достигнутом за четыре недели после моей инаугурации. Мы добились невероятных успехов. Думаю, у нас не было президента, который за такое короткое время сделал бы так много, как сделали мы.

Новый опрос Rasmussen. Люди все понимают, а вот значительная часть СМИ — они не понимают. На самом деле, они его получили, но не пишут о нем — давайте скажем так. Но новый опрос Rasmussen был проведен совсем недавно, и он показал, что рейтинги популярности у нас достигают 55% и постоянно растут. Как вы знаете, рынок ценных бумаг бьет рекорды. В деловом мире бурно растет оптимизм, но для меня это означает не то, что раньше. Раньше я просто думал, как это хорошо. А теперь думаю, что это хорошо для занятости. Это совсем другое дело. Заводы и фабрики уже начинают переезжать обратно в США, и среди них немало предприятий высшей лиги — Ford, General Motors.

Я обращаюсь напрямую к американскому народу в присутствии СМИ, и это для меня большая честь, потому что многие репортеры и люди в нашей стране не скажут вам правду. Они не хотят относиться к прекрасному народу нашей страны с тем уважением, которое он заслужил. Надеюсь, что в будущем мы станем немного другими, может, научимся ладить, если такое возможно. А может, нет. Ну и ладно.

К сожалению, значительная часть средств массовой информации в Вашингтоне, а также в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе, говорит не от имени народа, а от имени групп с особыми интересами, от имени тех, кому выгодна эта совершенно очевидно подорванная система. Пресса стала настолько бесчестной, что если мы не будем об этом говорить, мы окажем очень плохую услугу американскому народу. Очень плохую услугу. Мы должны честно говорить о том, что происходит, должны выяснить, что происходит. Уровень бесчестности прессы вышел из-под контроля.

Я баллотировался в президенты, чтобы представлять интересы граждан нашей страны. Я здесь для того, чтобы изменить нарушенную систему, дабы она служила семьям и обществу. Я говорю, я реально говорю об этой укоренившейся структуре власти. Мы говорим об этой структуре власти, о том, как она окопалась. А в результате СМИ занимаются тем, чем они занимаются довольно часто. Не все время — я должен сказать, что некоторые средства массовой информации просто фантастические, честные и замечательные. Но большая их часть — они все искажают. И мы говорим об этом, а вы сможете задать мне об этом вопросы.

Но мы этого не допустим, потому что я намерен говорить напрямую с народом. Как вы знаете, наша администрация унаследовала множество проблем в государстве и по всей стране. Честно говоря, мне в наследство достался бардак — бардак дома и за рубежом. Бардак. Страна теряет рабочие места. Вы видите, что происходит со всеми этими компаниями, как они уходят из страны — уходят в Мексику, в другие места, где низкие расходы, низкие зарплаты. Огромная нестабильность за рубежом, куда ни посмотри. Ближний Восток, катастрофа. Северная Корея, мы ею займемся, ребята. Мы займемся всем этим. Я просто хочу еще раз сказать, что мне в наследство достался бардак.

С самого первого дня наша администрация занялась решением этих проблем. В иностранных делах мы уже начали чрезвычайно продуктивные переговоры со многими зарубежными лидерами, и вы это широко освещали. Делаем мы это в целях продвижения к стабильности, безопасности и для достижения мира в самых неспокойных регионах, которых немало.

Мы провели великолепные переговоры и встречи с Британией, Израилем, Мексикой, Японией, Китаем и Канадой. Действительно, это были очень продуктивные переговоры. Я бы сказал, намного более продуктивные, чем вам кажется. Мы даже создали новый совет вместе с Канадой по поддержке и продвижению женщин из среди предпринимателей и руководителей бизнеса. Это очень важно для меня и для моей дочери Иванки.

Я дал указание нашему оборонному ведомству, которое возглавляет великолепный генерал, а теперь еще и министр, Мэттис, чтобы оно представило план по разгрому ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. пер.) — группировки, которая убивает и пытает людей на больших территориях в разных районах мира. Это была маленькая организация, а теперь она расширилась и действует в разных регионах мира. Она распространяется, как раковая опухоль. ИГИЛ распространяется, как раковая опухоль. Вот еще один бардак, доставшийся мне в наследство.

Мы ввели новые санкции против Ирана, который использовал прежнюю администрацию в своих интересах и к собственной выгоде. А ведь это главный спонсор терроризма в мире. Мы не остановимся, пока эта проблема не будет решена. Это одно из худших соглашений, которые я видел.

Я приказал разработать планы масштабной перестройки в вооруженных силах США. Сенат меня в этом полностью поддержал. В целом меня поддержал и Конгресс. Мы проводим эту перестройку в надежде на то, что никогда не будем использовать свою армию. И я вам скажу: я буду счастлив, если нам никогда не придется ее использовать. У нашей страны никогда не было такой армии, какую мы собираемся создать. У нас в армии служат лучшие люди на свете, но у них нет необходимой техники и оружия. А то, что есть, устарело. Я говорил об этом при каждом удобном случае. Армия истощена, истощена. Но это продлится недолго.

На мой взгляд, одна из причин, по которой здесь стою я, а не кто-то другой, — это моя убежденность и мои заявления о том, что нам нужна сильная армия. Нам также нужны сильные правоохранительные органы. Поэтому мы не будем отправляться за рубеж в поисках войн. Мы хотим мира, но это будет мир, обеспеченный силой.

Внутри страны мы приступили к выполнению колоссальной задачи — вернуть государство обратно народу, чего не было уже много-много лет. Осуществляя все эти действия, я выполняю свои обещания, данные американскому народу. Обещания, данные во время предвыборной кампании. Некоторые люди удивлены, что мы возводим прочные границы. Но я говорил об этом около полутора лет — о прочных границах. А они удивляются: «Ой, вы возводите прочные границы». Но ведь я говорил об этом и прессе, и всем остальным.

Политики долгие годы давали вам одно обещание за другим, чтобы вы их избирали. Они лгут американскому народу, чтобы их выбрали. Наверное, кое-что из того, чем я занимаюсь, не очень популярно, но это необходимо для безопасности и по другим причинам. А они приезжают в Вашингтон и преследуют свои собственные интересы, которые многим политикам важнее всего остального.

А я делаю то, что обещал. Я делаю это. Я показываю это американскому народу. Я получил 306 голосов выборщиков. А не должен был получить и 222. Мне говорили, что я ни в коем случае не получу 222, а 230 это вообще нереально. 270, которые нужны, чтобы пройти, — это вообще вызывало у них смех. А мы получили 306, потому что люди вышли и проголосовали так, как они не делали никогда прежде. Вот так. Я думаю, мы получили самое большое количество голосов от коллегии выборщиков со времен Рональда Рейгана.

Иными словами, средства массовой информации пытаются нападать на нашу администрацию, так как знают, что мы выполняем данные обещания, а они по каким-то причинам недовольны этим. Но многие люди довольны. В пять часов в субботу я буду в Мельбурне, штат Флорида, и я слышал, что там соберутся огромные толпы желающих меня послушать.

Я включаю телевизор, беру газеты и вижу новости о хаосе. Хаос! Но все как раз наоборот. Эта администрация работает, как точно настроенные часы, хотя я не могу добиться утверждения моего кабинета, а это выдающиеся люди. Например, сенатор Дэн Коутс, один из самых авторитетных людей в Сенате, — его не утверждают. Почему вы его не утверждаете? Он — ваш коллега, очень уважаемый человек, замечательный, великолепный, и все это знают. Но утверждения так пока и нет.

Так что у нас прекрасная команда, которая работает очень упорно и напряженно. Но этих людей представляют в ложном свете, и мы не можем этого допустить. А демократы — надо взглянуть, где они сегодня. Единственное, что они делают, — это вставляют палки в колеса, они колоссально все испортили, поверьте мне.

Давайте я перечислю некоторые дела, которые мы сделали за очень короткое время. Сделали без кабинета. Опять же, все эти дела — они из обещаний, которые я дал американскому народу. Поэтому мы вкратце пройдемся по некоторым из них. А на следующей неделе нас ждет множество новых событий, как и в дальнейшем. Мы вышли из катастрофического, убивающего рабочие места соглашения, известного как Транстихоокеанское партнерство. Мы будем заключать торговые соглашения, но это будут сделки один на один, двусторонние сделки. Мы будем заключать двусторонние сделки.

Мы распорядились аннулировать нормы и правила, которые ослабляют промышленное производство. Мы призываем в ускоренном порядке утвердить разрешения, необходимые Америке и американской инфраструктуре, куда входят заводы, оборудование, дороги, мосты, фабрики. Люди ждут разрешения на строительство предприятий по 10, 15, 20 лет, а им в итоге отказывают. Они хотят получить разрешение, лицензию, но на это уходит много, много лет. Они тратят миллионы долларов на ерунду, а, в конечном итоге, в конце пути им отказывают. Теперь этим людям могу отказать я, но это будет быстрый отказ. Ждать много лет не понадобится. Но в основном это будут разрешения. Мы хотим строить заводы, мы хотим строить фабрики, мы хотим создавать рабочие места. Мы не хотим, чтобы эти рабочие места уплывали в другие страны.

Мы запретили принимать на работу новых второстепенных работников федеральных органов. Мы ввели временный мораторий на новые федеральные нормативные акты. Два старых акта необходимо аннулировать. Это разумно. Ни у кого еще не было таких норм и правил, какие будут у нас. Поезжайте в другие страны, посмотрите на тамошние предприятия. Попросите посмотреть их нормативные акты. Их там очень мало, малая доля от того, что есть у нас. Нормы и правила нужны, потому что нам нужна техника безопасности, нужна надежная охрана окружающей среды. Для меня это очень важно. Но не надо, чтобы один и тот же вопрос рассматривался в четырех или пяти нормативных актах.

Мы встали на защиту мужчин и женщин из правоохранительных органов, мы даем указания федеральным ведомствам, чтобы защитить их от преступного насилия. Мы отдали распоряжение создать специальную рабочую группу для борьбы с насильственными преступлениями в Америке, в том числе там, где сложилась ужасная ситуация в бедных кварталах, — взгляните на Чикаго и другие города. Это ужасно. Мы отдали распоряжение Министерству внутренней безопасности и юстиции совместно разработать план по уничтожению преступных картелей, которые завозят в США наркотики. Мы превращаемся в нацию, напичканную наркотиками. Наркотики становятся дешевле конфет. Мы не позволим, чтобы это продолжалось.

Мы приняли самые серьезные за многие годы меры по защите наших границ, чтобы наша страна и наши налоговые доллары были в безопасности. А теперь мы приступаем к строительству обещанной стены на южной границе. Вчера встречался с генералом, а ныне министром Келли (министр внутренней безопасности Джон Келли — прим. пер.), и мы запустили этот процесс. Это будет великая стена, это будет стена, о которой я договорился. Ее стоимость снизится, как и на все остальное, о чем я договорился с правительством. И эта стена даст результат. Она будет не такой, как сейчас, потому что сегодня преград либо не существует, либо они являются просто насмешкой.

Мы распорядились закрутить гайки городам, отказывающимся исполнять федеральные законы и укрывающим преступных мигрантов. Мы приказали покончить с практикой, когда людей ловили на границе и тут же отпускали. Никого больше отпускать не будут, кем бы ни были эти люди. Мы начали общенациональную кампанию по депортации преступных элементов из числа иностранных граждан, членов банд, наркоторговцев и всех прочих, кто представляет угрозу общественной безопасности. Мы спасаем жизни американцев каждый божий день. Судебная система не облегчает нам эту работу. Мы даже создали новый отдел в Министерстве внутренней безопасности, который будет заниматься делами забытых американских жертв насилия со стороны незаконных иммигрантов. А таких жертв очень много.

Мы предпринимаем решительные действия, чтобы не пускать в нашу страну радикальных исламских террористов. Хотя судья блокировал часть этих необходимых и конституционных мер, что, на мой взгляд, неправильно и опасно, наша администрация работает денно и нощно, чтобы вы, в том числе и репортеры, жили в безопасности, и она деятельно и активно защищает этот законный порядок. Я не отступлюсь от защиты нашей страны. Меня избрали, чтобы я защищал нашу страну. И я выполню данные обещания. И наши граждане будут довольны, увидев результат. Могу сказать вам, что они уже довольны.

Будут приняты жесткие меры по проверке на благонадежность. Во многих местах они уже действуют. На самом деле, нам надо было действовать быстрее из-за тех плохих решений, которые принимают суды. Эти решения отменяются в 80% случаев. Я слышал эту цифру. В это трудно поверить, но мне так сказали — отмены в 80% случаев. Мне кажется, эти судебные инстанции — в состоянии хаоса. Откровенно говоря, там полная неразбериха. Мы подаем апелляции и будем идти дальше.

На следующей неделе мы издадим новое исполнительное распоряжение о всесторонней защите нашей страны. Мы пойдем этим путем, надеясь на победу. В то же время, мы издадим еще одно новое и всеохватывающее исполнительное распоряжение о защите нашего народа, и это тоже будет сделано на следующей неделе, в начале или, самое позднее, в середине.

Мы также предприняли шаги для начала строительства трубопроводов Keystone и Dakota Access, которые дадут тысячи и тысячи рабочих мест. А еще мы принимаем новые меры в рамках программы «Покупай американское», чтобы на строительство американских трубопроводов шла американская сталь. Иными словами, в нашей стране прокладывается трубопровод, а мы властью правительства обеспечиваем это строительство. Мы хотим, чтобы там использовалась американская сталь. И они готовы это делать, просто до моего прихода их никто об этом не просил. Но даже этому распоряжению начали молча ставить палки в колеса. Я читаю распоряжение и говорю: почему мы не используем американскую сталь? А они говорят: это хорошая идея. И мы претворили ее в жизнь.

Чтобы осушить болото коррупции в Вашингтоне, я начал вводить пятилетний запрет на лоббистскую деятельность чиновников из Белого дома и постоянный запрет на лоббирование интересов иностранных государств. Мы начали работу по отмене Obamacare и по ее замене. Ребята, эта реформа — настоящая катастрофа. Катастрофа. Вы можете сказать: О, Obamacare! Я имею в виду, они заполнили коридоры власти людьми, которые вызывают удивление и вопросы о том, как они туда попали. Но это не республиканцы, которых представляют наши представители. Так что мы начали работу по отзыву Obamacare и по ее замене. А еще мы ведем переговоры об исторической реформе налогообложения, которая вернет в страну наши рабочие места. Мы возвращаем в страну рабочие места в большом количестве. Этот процесс уже идет, и вакансии открываются в компаниях высшей лиги.

Я также работаю над формированием кабинета вопреки противодействию и проволочкам демократов из Сената. Вы видели, что они делали в последние годы. Это будет один из величайших кабинетов за всю историю Америки. Посмотрите на Рекса Тиллерсона — он сейчас ведет за рубежом переговоры. Генерал Мэттис, которого я уже упоминал, генерал Келли. У нас есть великолепные, отличные люди. Мик теперь с нами. У нас замечательные люди.

Среди их служебных обязанностей будет работа по прекращению утечки рабочих мест из нашей страны и переговоры по заключению справедливых торговых соглашений в интересах наших граждан. Смотрите: справедливые торговые соглашения, а не бесплатные. Если какая-то страна использует нас в своих интересах, мы это прекратим. А нас используют почти все страны. Ну, можно найти парочку, которые не делают этого. Для меня это будет очень трудная работа.

Показатели занятости уже начали расти. После моего избрания компания Ford объявила, что отказывается от строительства нового завода в Мексике, а вместо этого инвестирует 700 миллионов долларов в Мичигане, создав много, очень много рабочих мест. Fiat-Chrysler объявил, что инвестирует один миллиард долларов в Огайо и Мичигане, создав две тысячи новых рабочих мест для американцев. Мы встречались неделю назад. Вы знаете — вы там были. General Motors тоже пообещала вложить миллиарды долларов в свои производственные предприятия в Америке, сохранив множество рабочих мест, которые могли исчезнуть. Если бы меня не избрали, поверьте, эти места ушли бы за границу. И никогда не вернулись.

Компания Intel объявила о строительстве нового предприятия в Аризоне, которое они могли никогда не построить. Там будет как минимум десять тысяч рабочих мест. Walmart объявил, что только в этом году создаст в США десять тысяч рабочих мест в рамках различных проектов и инициатив. И таких рабочих мест будет все больше и больше. Намного больше. Я привел лишь некоторые примеры.

Другие страны пользовались нами на протяжении десятков, десятков и десятков лет, господа. Но мы этого больше не допустим. Не допустим.

И еще одно. Я сдержал слово, данное американскому народу, предложив на должность судьи Верховного суда Нила Горсача, который был в списке из 20 кандидатов. Он будет истинным защитником наших законов и нашей конституции, очень уважаемым — если получит голоса от демократов. Вы можете этого не заметить, но он будет там — так или иначе. Однако было бы лучше, чтобы он попал на эту должность традиционным способом, и он должен получить эти голоса.

В прошлом месяце великие граждане нашей страны проявили беспрецедентную активность. Я повторюсь: в стране еще не было такой президентской администрации, которая сделала бы так много за такой короткий срок. А ведь мы еще даже не приступили к той большой работе, которая начнется на следующей неделе. Тогда мы объявим об очень важных и масштабных делах.

Так что это только начало. Как я уже говорил, в пять часов я выступлю с речью в Мельбурне, штат Флорида. Надеюсь увидеть вас там. А теперь я скажу «Боже, благослови Америку», и мы перейдем к вопросам.

Мара. Мара, давай. Тебя довольно грубо прерывали во время нашей последней пресс-конференции.

— Это вы уволили Майка Флинна?

— Майк Флинн — замечательный человек, и это я попросил его подать в отставку. Он с уважением сделал это. Это человек, который… да, была определенная информация, переданная вице-президенту Пенсу, который сегодня с нами. И я был недоволен тем, как эта информация была представлена.

Ему не нужно было так поступать, так как он не сделал ничего плохого или неправильного в плане переданной информации. Неправильно было то, как другим людям, включая присутствующих в этом зале, передали секретную информацию. Ее передали нелегально. Это реальная проблема. И теперь вы можете говорить о России все, что в голову взбредет. Но все это — сфабрикованные новости, с помощью которых была предпринята попытка отыграться за проигрыш демократов. И пресса этому способствует. Я видел пару людей, которые якобы участвовали во всем этом. Так вот — они ничего об этом не знают. Они не были в России, никогда туда не звонили и не получали телефонных звонков оттуда. Это называется фейковые новости. Все это подлог.

Приятно то, что сейчас я наблюдаю перемену в настроениях. Мара, я думаю, это важно. Люди начинают задумываться, почему была незаконно обнародована секретная информация. Позвольте вам сказать: ее просто слили, как какую-то ерунду. Приведу пример. Как вы знаете, я звонил в Мексику. Это был конфиденциальный, секретный разговор, но я туда действительно звонил. И звоня туда, я думал, что все будет хорошо: я поговорил с президентом Мексики, разговор получился хороший. И вдруг о нем узнали все на белом свете. Но ведь это был секретный разговор. То есть, должен был быть секретным и конфиденциальным. То же самое с Австралией. Внезапно людям все становится доподлинно известно.

То же самое было и с генералом Флинном. Все это узнали, а я, услышав об этом, в первую очередь подумал: как пресса могла получить эту информацию, если она секретная? Как они это делают? Все дело в том, что это противозаконно, и прессе должно быть стыдно за себя. По-настоящему стыдно.

Да, давайте.

— Почему вы держали вице-президента в неведении почти две недели?

— Потому что я изучал эту информацию. Как я уже говорил, мне не кажется, что он сделал что-то неправильно. Если хотите, он поступил правильно. Он приходил в кабинет, просматривал информацию. Он сказал, хорошо, для этого она и существует. А потом, он же звонил не только в Россию. Он связывался и разговаривал, как мне кажется, с 30 странами или даже больше. Он делал свою работу.

Да, он просто делал свою работу, знаете ли. Действительно, он не рассказал нашему вице-президенту об этом должным образом, а потом сказал, что не помнит. Так или иначе, меня это не очень удовлетворило. И у меня уже есть человек, который, как мне кажется, прекрасно подойдет для этой работы. Я думаю, это тоже помогло мне принять мое решение.

Он не сообщил вице-президенту США факты, а потом сказал, что забыл. Для меня это было неприемлемо.

— Президент Трамп, поскольку вы затронули тему России, я хочу, чтобы вы кое-что прояснили. Кто-нибудь из вашей команды во время избирательной кампании общался с членами российского правительства или с представителями российской разведки? Если да, то каков был характер этих разговоров?

— Ну, эта неудачница New York Times вчера написала большую и длинную статью на первой странице. Как вы знаете, многое из нее оказалось весьма сомнительного свойства. Это… это был анекдот. Упомянутые в этой статье люди… я заметил, что они сегодня выступали по телевидению и заявляли, что никогда не звонили в Россию. А еще я почти ни с кем из этих людей никогда не разговаривал. Может, один человек — но даже с ним я, по-моему, никогда не говорил. Думаю, я даже никогда не встречался с ним. Он сказал, что был очень недолго рядовым членом какой-то комиссии. По-моему, я никогда с ним не встречался. Нет, не исключено, что когда-нибудь я входил в комнату, а он там сидел, но мне кажется, что я с ним не знаком. Я с ним не разговаривал ни разу. А он подумал, что это шутка.

Второй человек заявил, что никогда не звонил в Россию, и ему оттуда никогда не звонили. Вы посмотрите на записи его телефонных разговоров и все такое прочее. А еще там был человек… люди знали, что он представлял различные страны, однако я не думаю, что он представлял Россию. Но я знал, что он представляет разные страны. Такая у него работа. И люди это знают. Это Манафорт, который, кстати, весьма уважаемый человек. Авторитетный. Но, мне кажется, он представлял Украину, или украинское правительство, или кого-то там. Все люди знали об этом. Все знали. А сам Манафорт заявил, что никогда не имел и не имеет ничего общего с Россией. Он сказал это довольно убедительно, я видел его заявление. Убедительно и настойчиво. Но газеты это в большинстве своем не напечатали, потому что его слова не укладываются в их сюжетную линию.

Итак, они говорили с тремя людьми, и все трое категорически все отрицают. А я скажу вам от себя лично: я ничем не владею в России. У меня нет в России кредитов. Я не заключал с ней никаких сделок. Президент Путин звонил мне и очень вежливо поздравил с победой на выборах. А потом еще раз позвонил и очень вежливо поздравил с вступлением в должность. Это было замечательно. Но точно так же поступили многие другие лидеры — почти все лидеры почти всех стран. Вот так.

Россия — фейковая новость. Россия — это информационный вброс, осуществленный средствами массовой информации. На самом деле, это, наверное, сделали люди из администрации Обамы, потому что они еще остаются, хотя мы назначаем им на замену новых людей — своих людей. Как вы знаете, Майк Помпео сейчас руководит ЦРУ. Джеймс Коми — ФБР. Дэн Коутс ждет утверждения в должности. Он сенатор, причем весьма уважаемый. А его все еще не утвердили. Но наши люди продолжают приходить.

Да, пока мы не перешли к другой теме, Wall Street Journal сегодня опубликовала материал почти столь же отвратительный, как и вчерашняя статья в New York Times. Там идет речь… вы видели, на первой странице. Директор национальной разведки сделал заявление: «Любые предположения о том, что американское разведывательное сообщество утаивает и не докладывает президенту и его команде национальной безопасности важную информацию, не соответствуют действительности».

Так вот, они взяли этот материал из Wall Street Journal и просто написали, что это неправда. Я вот что вам скажу, и скажу честно. Мне вообще-то нравится такая перепалка, нравилась всю жизнь, но более бесчестных, более политизированных СМИ я не видел никогда. Мне казалось, что финансовые СМИ лучше и намного честнее. Но я вам скажу, что из СМИ мне никто никогда не звонит. Как они могут писать такое в Wall Street Journal, не спросив меня? Как они могут писать такие истории в New York Times, размещая их на первой полосе? Типа той статьи — обо мне и женщинах. Первая страница, большая, подробная статья. Это мерзко.

А потом они позвонили. Позвонили и сказали: «Мы никогда такого не говорили. Нам нравится Трамп». Они позвонили прямо ко мне в кабинет: «Нам нравится Трамп, мы никогда такого не говорили». Должен сказать, что они сообщили абсолютно ложную информацию об этих замечательных женщинах, они все полностью исказили. Я сказал: дайте опровержение. Не дали никакого опровержения. Откровенно говоря, я потом забыл про это, занимаясь другими делами.

— Господин президент. Очень простая информация. Вот вы говорили, что получили наибольшее количество голосов выборщиков со времен Рейгана, набрав 304 или 306 голосов. А Обама в 2008 году получил 365.

— Ну, я же говорил о республиканцах. Да.

— Президент Обама — 332. Джордж Буш — 426, когда он стал президентом. Почему же американцы должны верить…

— Ну нет, мне так сказали, я получил такую информацию. Не знаю. Так мне сказали. Но мы победили с большим, очень большим перевесом.

— Почему американцы должны верить вам, если вы называете фейком ту информацию, которую они получают, хотя сами сообщаете недостоверную информацию?

— Ну, не знаю. Мне передали такую информацию. Знаете, я ее где-то видел. Но у нас все равно была очень убедительная победа. Вы с этим согласны?

— Ну вы же президент.

— Хорошо. Спасибо, хороший ответ. Да.

— Господин президент, большое спасибо. Когда вы говорили, что генерал-лейтенант Флинн, по вашему мнению, не совершил никаких неправомерных действий, какими доказательствами вы располагали? У вас были материалы перехвата телефонных разговоров с российскими официальными лицами, в частности, с послом Кисляком, с которым Флинн общался? Какие доказательства и доводы вы использовали, когда решили, что противоправных действий не было? И еще, сэр. Этим утром вы пару раз обмолвились, что будете активно искать источники этих утечек.

— Будем.

— Можно спросить, что вы будете делать? И еще, мы слышали о проверке спецслужб, которая будет проходить под руководством Стивена Файнберга. Что вы можете сказать нам об этом?

— Ну, во-первых, у нас теперь есть Дэн Коутс. Надеюсь на Майка Помпео и Джеймса Коми, они занимают свои должности. Думаю, мы сможем навести порядок, никого больше не привлекая. Человек, которого вы упомянули, очень талантлив, очень успешен. Он предложил нам свои услуги, и я думаю, мы можем этим воспользоваться. Но мне кажется, нам это не понадобится, потому что мы и сами сможем легко во всем разобраться.

А что касается генерала, то когда я впервые услышал об этом, я сказал себе: здесь вроде ничего такого нет. Пришел мой юрисконсульт Дон Макган, юрисконсульт Белого дома. Я спросил его об этом деле. Он заявил, что не видит здесь ничего противоправного. Он действительно так думал, что ничего неправомерного в этом нет — все произошло позже. И я тоже ничего особенного в этом не увидел, потому что задумался над этим уже через какое-то время. На мой взгляд, он просто делал свою работу.

Информацию предоставила Салли Йейтс, и меня это немного удивило, так как я сказал, что не вижу здесь ничего дурного. Но он поступил неправильно по отношению к вице-президенту, и я подумал, что это недопустимо. А что касается звонков, то я посмотрел разные передачи, прочел несколько статей об этом, и у меня сложилось впечатление, что он просто выполнял свою работу. Это обычное дело. Сначала все переполошились, думая, что он допустил какие-то ошибки. А потом поразмыслили, и оказалось, что он просто выполнял свои обязанности. Я тоже так делаю и, между прочим, несмотря на все сказанное о Флинне, я считаю его прекрасным человеком.

Да, Джон.

— По поводу утечек, сэр…

— Да, спрашивайте, а я потом отвечу, Джон.

— Извините, что вы будете делать с утечками? Вы сегодня дважды сказали…

— Да, мы думаем об этом очень и очень серьезно. Я поговорил со всеми руководителями из разных ведомств, и я даже позвонил в Министерство юстиции, чтобы они провели расследование по факту утечек. Это преступление. Утечки являются делом рук государственных служащих. Думаю, мы это остановим, потому что на должности приходят наши люди. Правда, еще не все, потому что Сенат не утверждает. Только что утвердили Джеффа Сешнса в Министерстве юстиции, например. Так что мы смотрим на это очень серьезно. Это преступление.

Знаете, я вот что скажу. Когда появилась информация о моем звонке в Мексику, я был потрясен. Знаете, все это оборудование, вся эта невероятная техника связи. Но когда появились утечки о звонке в Мексику, я был очень и очень удивлен, скажу честно. И я тогда сказал: это неприемлемо, этого не должно быть. В этом звонке не было никаких тайн. Я мог рассказать о нем всему миру, он мог рассказать всему миру — президент Мексики, который, кстати, очень хороший человек. То же самое с Австралией. Я сказал, что утечки информации — это ужасно, но сам разговор не так уж и важен. А потом я подумал: что может случиться, когда я буду решать проблему Северной Кореи? Что может случиться, когда я буду решать проблемы на Ближнем Востоке? Вы что, будете сообщать всему миру эту секретную информацию, очень важную информацию, информацию с самого верха?

Я не хочу, чтобы секретная информация становилась всеобщим достоянием. Кстати, это было нечто вроде проверки. Я разговариваю с Мексикой, разговариваю с Аргентиной. Мы решаем этот вопрос с Майком Флинном. И вся эта информация появляется в Washington Post, появляется в New York Times. И я спрашиваю: а что будет, когда я займусь ближневосточными делами? Когда я займусь действительно важными вопросами, такими как Северная Корея? Мы обязаны прекратить это. Это уголовно наказуемое деяние.

Да, Джон.

— Спасибо, господин президент. Хочу, чтобы вы разъяснили один очень важный момент. Можете ли вы со всей определенностью сказать, что никто из вашего штаба во время избирательной кампании ни разу не контактировал с русскими? И по поводу утечек: это фейковые новости или реальная утечка важной информации?

— Ну, утечки реальные. Вы — один из тех, кто о них писал и сообщал. То есть, я имею в виду, утечки вполне реальные. Вы знаете, что они говорили, вы это видели, и утечки абсолютно реальные. А новости — подделка, потому что очень многие новости — вранье.

Поэтому я посчитал очень важным сделать одну вещь. Надеюсь, мы это сможем исправить. Потому что ни к кому я не питаю такого уважения, как к репортерам, хорошим репортерам. Для меня это очень важно, особенно на такой должности. Очень важно. Я не против плохих историй. Плохую историю я переживу без проблем, если она правдивая. Конечно, со временем я буду допускать ошибки, вы будете писать обо мне плохо, но это нормально. Ненормально, когда появляются фальшивки. Я смотрел CNN: там так много злобы и ненависти, одна ненависть. Больше я CNN не смотрю. Вот, он не согласен. Ладно, Джим, ладно. У тебя будет шанс выступить. Но я смотрю и другие каналы. Вы — не единственные, так что не обижайся.

Думаю, там должно быть больше правды. Откровенно говоря, тогда будет интереснее смотреть эти передачи. Я знаю, какие сейчас у всех хорошие рейтинги, но если будет правда, они станут еще выше.

У вас рейтинги одобрения ниже, чем у Конгресса. Думаю, это правильно. Не знаю, Питер, эта информация верная? Просто я слышал, что рейтинги у них ниже, чем у Конгресса.

Честно говоря, общество бы это оценило, оценило высоко. Я бы это оценил. Опять же, я не против плохих историй, если они правдивые. Но нынешней администрации демократы очень сильно усложняют жизнь. Я думаю, мы ставим рекорд, или что-то близкое к рекорду по срокам утверждения кабинета. Цифры какие-то сумасшедшие. Я вот смотрю, кого-то утвердили без промедлений, а с кем-то тянут. Это что, будет длиться вечно? У меня много людей, которые еще не утверждены.

Это все, чем они занимаются. Задержки, задержки. Посмотрите на Шумера (лидер демократического меньшинства в сенате — прим. пер.), какую неразбериху он там устроил. И никаких подвижек. Они ничего не умеют, только откладывать и устраивать проволочки. Лучше бы они всех утвердили, чтобы и самим быть довольными, и чтобы все чувствовали себя хорошо. Я знаю, Обама потерял троих или четверых, и вы тоже потеряете в процессе. И это нормально.

Но я думаю, что им было бы намного выгоднее быстро завершить этот процесс, Джон. А так это просто тактика проволочек. Они этого не скрывают, и все это понимают.

Да, Джим.

— Первая часть моего вопроса о контактах. Можете ли вы со всей определенностью сказать, что…

— Что ж, я не имею к этому никакого отношения. Я не имею никакого отношения к России. Я уже говорил вам, у меня там нет никаких дел. Ничего нет.

А когда WikiLeaks, к которой я не имею никакого отношения, выступает и выдает информацию, она дает несекретную информацию. Она пишет о том, что говорили о мошенничестве Хиллари во время дебатов, о чем, между прочим, больше никто не сообщает. Никто не говорит о том, что Хиллари заранее получила вопросы дебатов.

Можете себе представить — серьезно, можете себе представить, что было бы, получи я эти вопросы? Был бы электрический стул, разве не так? Вы бы потребовали посадить меня на электрический стул, даже восстановить ради такого случая смертную казнь, так ведь? Ну, может, не вы, Джон. Да, Джим, вы следующий. Спрашивайте.

— Спасибо, господин президент. Проясните еще один момент.

— Конечно.

— Вы давали указания Майку Флинну обсудить санкции с российским послом?

— Нет, не давал. Не давал.

— (неразборчиво, без микрофона)

— Нет.

— Вы уволили его, потому что (неразборчиво)…

— Простите, но нет. Я уволил его из-за того, что он сказал Майку Пенсу, все просто. Майк делал свою работу. Он звонил в разные страны и своим коллегам. Так что я бы определенно не стал возражать против его звонков. Я бы дал ему указания сделать это, если бы считал, что он этого не делает. Я не давал ему таких указаний, но дал бы, поскольку это его работа.

Вот так все и получилось. Честно говоря, я позавчера смотрел передачу с доктором Чарльзом Краутхаммером, и он тоже сказал, что Майк выполнял свои обязанности. И я с ним согласен. А потом то же самое говорили многие другие люди.

Так что нет, я не давал ему таких указаний, но дал бы, если бы он этого не делал. Вот так. Джим.

— Господин президент, большое спасибо. И между прочим, мы вас не ненавидим. Я вас не ненавижу. Расскажите об этом, если можно.

— Хорошо. Да, спросите Джеффа Цукера (телепродюсер, президент и исполнительный директор компании NBC Universal — прим. пер.), как он получил свою работу, ладно?

— Могу ли я дополнить некоторые вопросы, которые уже прозвучали, сэр?

— Ну, не слишком много. Есть и другие люди. А ваши рейтинги не настолько высоки, как у других, кто ждет своей очереди.

— Вообще-то, сейчас они довольно высоки.

— Ладно, спрашивайте, Джим.

— Сэр, вы ранее говорили о том, что WikiLeaks публиковала информацию о штабе Хиллари Клинтон во время избирательной кампании. Вы даже в какой-то момент одобрительно отозвались об этом.

— Ну да.

— Вы говорили, что любите WikiLeaks. А на другой пресс-конференции вы призывали русских найти 30 тысяч пропавших электронных сообщений. Интересно, сэр, вы…

— Ну, на самом деле у нее пропало 33 тысячи, а может, и больше.

— Если позволите, вам нельзя особо верить, когда речь идет об утечках, поскольку вы во время кампании поощряли это дело.

— Справедливый вопрос. К ответу готовы?

— Ну, если позволите, еще один…

— Нет, нет, позвольте мне отвечать по очереди. Не возражаете?

— Нет, сэр.

— Хорошо. Так, в одном случае вы говорите о совершенно секретной информации. А в другом случае вы говорите о Джоне Подесте, который говорит плохие вещи о своей начальнице. Я вот что скажу: Если бы Джон Подеста сказал это обо мне и работал бы на меня, я бы мгновенно его уволил. Он говорил ужасные вещи о ней. Но это не была секретная информация.

Но в одном случае речь идет о секретной информации. Если вы посмотрите на Национальный комитет Республиканской партии… по моему предложению — и я отдаю должное Райнсу в этом отношении — по моему предложению, потому что я кое-что знаю об этом мире, я сказал, что я хочу иметь очень сильный защитный механизм. Я не хочу, чтобы меня могли взломать. Мы это сделали, и вы видели, что они пытались нас взломать, но не смогли. А Национальный комитет Демократической партии этого не сделал. А если бы они это сделали, их бы не взломали. Но их взломали, и вскрылись ужасные вещи. И я считаю несправедливым то, что некоторые из этих вещей — а они были… когда я услышал о них, я сказал… я взял газеты на следующее утро и сказал: о, это будет на первых полосах. Но в газетах об этом вообще ничего не было сказано.

Еще раз, если бы это случилось со мной, то это стало бы самой важной статьей в истории публикаций или в истории руководителей газет. Я был бы в заголовках во всех газетах.

Я хочу сказать, подумайте об этом. Они передали ей вопросы, подготовленные для дебатов, и она сама должна была об этом сообщить. Почему она не сказала: «Я сожалею, но мне передали вопросы для дебатов в здании муниципалитета, и я считаю, что это неправильно, и я хочу сообщить о том, что CNN совершает неправильные вещи»?

— Если можно, я хотел бы задать еще одни вопрос о том, о чем спрашивал вас Джонатан Карл: вы сказали, что утечки были реальными, но новости были фальшивыми. Мне кажется, что я не совсем понимаю. Создается впечатление, что здесь что-то не сходится. Если полученная на основе этих утечек информация правильная, то каким образом публикации могут быть фальшивыми?

— Ну, сообщения об этом фальшивые. Послушайте, послушайте…

— Если позволите, я просто хотел задать один вопрос.

— Джим, вы знаете, что это такое? Вот о чем идет речь. Люди не являются… они читают газеты, они смотрят телевидение, они смотрят. Они не знают, какие сообщения правдивые, а какие лживые, они в этом не участвуют. А я участвую. Я имею дело с такого рода вещами всю свою жизнь. И поэтому я знаю, когда вы говорите правду, а когда нет.

Я просто вижу много, много не соответствующих действительности вещей. Я скажу вам, что я еще вижу. Вам известно слово «тон». Этот тон — в нем столько ненависти. Я кстати, не такой плохой человек. Неплохой, но тон такой — у меня хорошие рейтинги, вы должны это признать. Этот тон — в нем столько ненависти.

Сегодня утром я посмотрел пару телеканалов, и, должен сказать, утренняя программа Fox & Friends — это очень достойные люди. Они очень… не потому, что они хорошие, а потому, что они критикуют меня, когда я делаю что-то неправильно. Но у них самое достойное утреннее шоу. Это все, что я могу сказать. Самое честное. Но что касается тона, Джим. Смотрите — ненависть. То есть, иногда… иногда кто-то начинает…

— (неразборчиво)

— Ну, посмотрите ваше шоу, которое идет в десять часов вечера. Просто посмотрите эту программу. Это постоянные нападки. Все участники настроены исключительно против Трампа. Хорошая новость в том, что у ведущего нет хороших рейтингов. Но все участники, почти без исключения, настроены против Трампа. Их слова пропитаны ненавистью и злобой, и ненавистью пропитаны высказывания и других людей на вашем канале.

Вот что я хочу сказать. Я слежу за этой программой. Я смотрю ее. Меня она удивляет. И я думаю, что вы могли бы быть в лучшем положении — честное слово, я так думаю. Ведь люди это понимают. Послушайте, когда я иду на митинг, они меня окружают и начитают громко возмущаться по поводу телеканала CNN. Они хотят забросать телеканал CNN своими плакатами.

Я думаю, что ваши дела могли бы быть намного лучше, если бы вы работали иначе. Вы просто посмотрите. Посмотрите на некоторые ваши передачи утром и вечером. Если кто-то из приглашенных гостей говорит что-то позитивное обо мне, то это делается в грубой форме.

И вот они берут эту пресс-конференцию. Я ведь, на самом деле, получаю удовольствие? Но они возьмут эту пресс-конференцию — не забывайте, что именно так я победил. Помните, я устраивал пресс-конференции каждый раз, когда я произносил речь, и это было почти каждый день.

— (неразборчиво)

— Нет, именно так я победил. Я победил благодаря этим пресс-конференциям и, может быть, благодаря моим выступлениям. Но я, разумеется, победил не потому, что люди слушали вас, это уж точно.

Но я хорошо провожу время. Завтра они скажут: Дональд Трамп рвал и метал, набрасывался на прессу. Я не рву и не мечу, на прессу не набрасываюсь. Я просто говорю вам, что вы нечестные люди. Но я не рву и не мечу. Мне все это нравится. Я получаю от этого удовольствие. Но завтра заголовки будут такие: Дональд Трамп рвал и метал. Я не рву и не мечу.

— Если позволите…

— Продолжайте.

— Еще один дополнительный (вопрос), потому что…

— Должен ли я еще предоставить ему небольшую возможность? Что ты думаешь, Питер?

— Просто потому что…

— Питер, должен ли я дать ему небольшую дополнительную возможность? Садитесь. Садитесь.

— Просто по вопросу об этой атаке…

— Мы понимаем.

— Из-за атаки на фальшивые новости и атаки на нашу компанию я просто хочу спросить вас, сэр…

— Я это делаю в ответ на фальшивые новости.

— Не подрывает ли это…

— Это очень фальшивые новости.

(Смех)

— Но не считаете ли вы…

— Да, продолжайте.

— Настоящие новости, господин президент. Настоящие новости.

— Вы имеете в виду нашего нового…

— Нет, мы не родственники, сэр. (Смех) Я должен сказать, что мне нравится, когда говорят «министр Акоста».

(вопрос задает корреспондент телеканала CNN Джим Акоста, однофамилец Александра Акосты, министра труда — прим. пер.).

— Я посмотрел… вы знаете, я посмотрел на это имя. Я сказал, подождите, есть ли здесь какая-то родственная связь? Алекс Акоста.

— Я уверен, что вы это проверили, сэр.

— Нет, я проверил. Я сказал… они сказали: нет, сэр. Я сказал: сделайте мне одолжение, вернитесь и проверьте генеалогическое древо.

— Но вас не беспокоит, сэр, что вы подрываете доверие людей к Первой поправке, к свободе прессы, прессы в этой стране, когда вы называете те материалы, который вам не нравятся, «фальшивыми новостями»? Почему бы вам не сказать просто: мне не нравится этот материал?

— Я так и делаю.

— Когда вы называете их «фальшивыми новостями», вы подрываете доверие…

— Нет, я это делаю. Нет, нет, я это делаю.

— … доверие к нашим средствам массовой информации.

— Дело вот в чем.

— Ведь это важно?

— Окей, я понимаю… и вы правы, говоря об этом, за исключением одной вещи. Понимаете, я знаю, когда я должен быть хорошим, а когда я должен быть плохим. Я знаю, что такое хорошо и что такое плохо. Иногда я говорю: вот это да! Это будет отличный материал, и меня разнесут в пух и прах. Я знаю, что хорошо и что плохо. Я мог бы быть довольно неплохим журналистом — но не таким хорошим, как вы. Но я знаю, что такое хорошо. Я знаю, что такое плохо.

Но когда что-то меняют и делают сообщение по-настоящему плохим… что-то, что должно быть позитивным. Иногда случается что-то очень позитивное, а они превращают это в нечто неплохое. Их даже в негативное. Я-то понимаю, ведь я там нахожусь. Я знаю, что было сказано. Знаю, кто это говорит. Я там. Послушайте, я хочу видеть честную прессу. Сегодня я начал с того, что для общества очень важно иметь честную прессу. Пресса… люди больше вам не верят. Ну, возможно, я имею какое-то отношение к этому, я не знаю. Но люди вам не верят.

Если бы вы были честными и показывали все, как есть… так ведь говорил Говард Коселл? Конечно, у него тоже возникали некоторые вопросы. Но если бы вы были частными, я был бы самым большим вашим помощником, я был бы самым большим вашим сторонником в мире — даже когда речь идет о плохих статьях обо мне. Но если вы, как, например, это делает телеканал CNN… то есть, я хочу сказать, он выдает негативные материалы один за другим. Я ведь победил. Я победил. И еще одна вещь — хаос. Здесь ноль в смысле хаоса. У нас отлаженная, тонко настроенная машина. И Райнс (Райнс Прибус — прим. пер.) отлично делает свою работу. Однако половина его работы состоит в распространении лживых сообщений в прессе.

Я ему сказал вчера: вся эта афера с Россией, вы, ребята, устраиваете ее для того, чтобы не говорить о реальных темах — таких, например, как нелегальные утечки информации. Но вчера я видел, как он упорно работает, пытаясь исправить это. А я говорю… вот такой у меня руководитель аппарата, на самом деле, хороший парень, и он провел феноменальную работу в Национальном комитете Республиканской партии. То есть, я хочу сказать, что мы победили на выборах, правильно? Мы победили и получили президентство. У нас есть несколько сенаторов. Мы получили… по всей стране, вы посмотрите, он сделал отличную работу.

И, знаете, я сказал себе — и я сказал это тем, кто был в кабинете — я сказал: вы посмотрите на Райнса, он так напряженно работает, чтобы решить проблемы, которые являются фальшивыми проблемами. Это фальшивые сообщения. Они не соответствуют действительности. И жаль, что так происходит, поскольку было бы лучше, если бы он работал над вопросами здравоохранения. Лучше бы он занимался налоговой реформой, Джим. Я серьезно. Я буду самым большим вашим сторонником, если вы будете справедливы ко мне. Я понимаю, что существует определенная предвзятость, возможно со стороны Джеффа или кого-то еще, — каковы бы ни были причины. И я это понимаю. Но вы должны быть, по крайней мере, немного более справедливым. И именно поэтому общество так это воспринимает… люди так это видят. Они понимают, что это несправедливо. Посмотрите на некоторые ваши передачи, и вы увидите предвзятость и ненависть. А люди умные. Вы это понимаете. Ладно, продолжайте.

— Вы не сомневаетесь в том, что ваша последняя история (неразборчиво). Но если не считать тех, кто верит в то, что там что-то есть, можно ли сказать, что последние несколько недель чему-то вас научили, и что вы, возможно, сообщите об этом, и тогда будет меньше беспокойства по поводу того, что это не фальшивые новости? И, во-вторых…

— Я считаю, что люди в это не верят. Не думаю, чтобы люди в это поверили. Вот почему проведенный компанией Rasmussen опрос страшно меня возмутил. Я не думаю, что люди в это верят. Ну, полагаю, я сегодня нахожусь здесь в том числе и чтобы сказать вам: вся история с Россией — это уловка. И, кстати, было бы здорово, если бы мы могли поладить с Россией, просто, чтобы вы понимали. Ну вот, завтра вы скажите: Дональд Трамп хочет дружить с Россией, это ужасно. Но это не ужасно, это хорошо.

У нас Хиллари Клинтон попыталась провести перезагрузку. Это Хиллари Клинтон отдала России 20% урана нашей страны. Вы знаете, что такое уран, правда? Это та штука, которая называется «ядерное оружие», а еще есть другие вещи. И много что делается из урана, включая кое-что плохое. Никто об этом не говорит. Я ничего раньше не делал для России. Я ничего не делаю для нее сейчас. Хиллари Клинтон отдала им 20% нашего урана. Это Хиллари Клинтон устроила перезагрузку: вы помните ту дурацкую пластиковую коробочку, которая всех нас выставила кучкой идиотов? Вот, взгляните. Он смотрит на нее и думает: какого черта она делает с этой дешевой пластиковой кнопкой? Хиллари Клинтон — вот это было перезагрузкой. Помните? На ней было написано «Перезагрузка». А теперь если я это сделаю, то я — плохой парень. Если мы сможем поладить с Россией, то это будет позитивно. У нас есть очень талантливый человек, Рекс Тиллерсон, и он скоро будет встречаться с ними. И я сказал ему, я сказал: я знаю, что политически это, наверное, плохо для меня. Эй, лучшее, что я могу сделать, — это ударить со всей силы по тому кораблю в 50 километрах от нашего берега. И тогда все в этой стране скажут: о, это здорово! Но это не здорово. Это не здорово. Я бы хотел поладить с Россией.

Ну, вот у вас было много президентов, которые не использовали такой подход. И посмотрите, где мы сегодня оказались. Поэтому, если бы я мог… ну, я люблю обсуждать такие вещи. Я хорошо умею это делать, однако может случиться и так, что я не смогу поладить с Путиным. Может быть, так и произойдет. Но я просто хочу вам сказать: фальшивые, ужасные, ложные сообщения сильно осложняют попытки договориться с Россией. И, возможно, Путин сказал… он сидит за своим столом и говорит: я понимаю, что происходит в Соединенных Штатах, я внимательно за этим слежу; президент Трамп никогда не сможет поладить с Россией из-за всего того давления, которое на него оказывается по причине этих фальшивых статей. Окей? А жаль. А если бы мы могли поладить с Россией — и, кстати, с Китаем и Японией и со всеми другими странами, — если бы мы могли поладить, это было бы позитивно, а не негативно.

Налоговая реформа…

— Господин президент, поскольку вы…

— Налоговая реформа произойдет очень быстро. Мы сейчас занимаемся реформой здравоохранения президента Обамы (Obamacare) — мы уже на завершающей стадии. Мы должны представить первоначальный план в марте, в начале марта, как я думаю. И мы должны, как вам известно, по закону и по бюджетным причинам мы должны начать первыми. Это не то чтобы… если честно, с налогами было проще, на мой взгляд, по закону и по бюджетным причинам, но мы должны сначала предложить пакет в области здравоохранения. Мы представим наши предложения в области здравоохранения в начале марта, в середине марта. А после этого мы предложим… у нас хорошо идут дела с налоговой реформой.

Да.

— Господин президент, вы упомянули Россию. Давайте поговорим о некоторых серьезных вопросах, которые возникли на прошлой неделе, и с которыми вы должны иметь дело как президент Соединенных Штатов.

— Хорошо.

— Вы упомянули корабль, этот разведывательный корабль недалеко от берегов Соединенных Штатов.

— Это нехорошо.

— А еще было проведено испытание баллистической ракеты, которые многие сочли нарушением…

— Это нехорошо.

— … нарушением соглашения между двумя странами. Кроме того, российский самолет пролетел на бреющем полете над американским эсминцем.

— Это нехорошо.

— Я слушал вас во время избирательной кампании…

— Извините, когда это произошло? Это случилось тогда… если бы вы сейчас были Путиным, вы бы сказали: ну вот, мы вернулись к старым играм с Соединенными Штатами. Трамп никогда не сможет заключить с нами сделку, потому что… вы должны понять, если бы я сейчас проводил жесткую линию в отношении России, просто жесткую, то люди бы сказали: о, как это прекрасно! Но я знаю вас достаточно хорошо. Затем вы скажете: он был слишком жестким, ему не следовало этого делать. Послушайте, из всех…

— Я просто пытаюсь понять вашу позицию в отношении…

— Подождите минуту. Подождите, подождите. Дайте мене всего одну секунду.

— Я просто пытаюсь понять, что вы будете с этим делать, господин президент.

— Все перечисленные вами вещи произошли недавно, потому что Путин, вероятно, исходит из того, что он не сможет заключить сделку со мной, потому что для меня политически невыгодно заключать сделку. Так вот, Хиллари Клинтон попыталась провести перезагрузку, из этого ничего не вышло. Все они пытались. Но я отличаюсь от этих людей. Продолжайте.

— Как вы оцениваете эти действия? И что вы собираетесь делать в связи с этим?

— Именно то, что я сказал.

— Вы дали Рексу Тиллерсону какие-то советы по поводу того, как вести переговоры?

— Дал. Я дал. У меня прекрасный представитель. Для меня большая честь, что Сенат одобрил его. Он будет фантастическим госсекретарем.

Да, я думаю, что я уже…

— Путин вас испытывает, как вы считаете, сэр?

— Я так не думаю. Я думаю, что Путин, вероятно, исходит из того, что он теперь уже не сможет заключить сделку со мной, потому что это будет политически непопулярное решение для меня как для политика. Поверить не могу, что я называю себя политиком, но, кажется, все именно так. Послушайте, мне было бы намного легче быть более жестким в отношении России, то тогда мы бы не смогли договориться. А теперь я не знаю, будем ли мы заключать сделку. Не знаю. Может быть, заключим, а может быть, и нет. Но мне было бы намного легче быть жестким… чем жестче я настроен в отношении России, тем лучше. Но, вы знаете, я хочу сделать то, что правильно американского народа. И, если честно, во вторую очередь я хочу сделать то, что правильно для всего мира.

Если Россия и Соединенные Штаты на самом деле будут вместе и поладят… и не забывайте, мы — очень мощная ядерная держава, и они тоже. Никакого преимущества. Мы — очень мощная ядерная держава, и они тоже. Меня уже проинформировали на этот счет. И я могу кое-что сказать вам одну вещь насчет этой информации, я могу это сказать, потому что любой, кто читает самые обычная книги, знает: ядерный холокост ни с чем не сравним. Они — очень мощная ядерная держава, и мы тоже.

Если у нас будут хорошие отношения с Россией, то, поверьте мне, это будет хорошо, а не плохо.

— То есть когда вы говорите, что они не являются хорошими, то это значит, что они…

— О ком я сказал, что он нехороший?

— Нет, я перечислил три недавно произошедших события, и о каждом из них вы сказали, что это нехорошо.

— Да, это нехорошо, но они произошли.

— Но портят ли они отношения? Не подрывают ли они способность США работать с Россией?

— Все произошли недавно, и я понимаю, что они делают, потому что они делают одно и то же. И снова повторюсь: возможно, я не смогу заключить сделку с Россией, но, по крайней мере, я попытаюсь. Кроме того, неужели кто-то действительно считает, что Хиллари Клинтон заняла бы более жесткую позицию в отношении России, чем Дональд Трамп? Хоть кто-нибудь в этом зале так думает?

Но скажу вам одно: она пыталась заключить сделку. Она начала перезагрузку. Она отдала весь ценный уран. Она делала и другие шаги. Говорят, что я близок с Россией. Хиллари Клинтон отдала 20% американского урана. Это она близка с Россией. А знаете, что я отдал России? Знаете, что я отдал? Ничего.

— Можем ли мы сделать вывод, что за этими конкретными провокациями не последует никакого ответа?

— Я не собираюсь рассказывать вам, каким будет мой ответ. Я не имею в виду военный ответ. Я не говорю, что пойду на Мосул через четыре месяца. «Мы собираемся атаковать Мосул через четыре месяца». Затем три месяца спустя: «мы собираемся атаковать Мосул через месяц». «Мы собираемся атаковать Мосул через неделю». А между тем Мосул — это очень и очень сложная тема. Знаете, почему? Потому что я не говорю о военных делах и о некоторых других вещах. Вы удивитесь, когда услышите об этом. И, кстати, я говорил об этом на протяжении всей своей предвыборной кампании. Поэтому мне не нужно говорить вам…

— Будет ли ответ?

— Я не хочу быть одним из тех, кто говорит: «Да, и вот что я собираюсь сделать». Мне это не нужно.

— Другими словами, последует ли какой-либо ответ, господин президент?

— Я не буду рассказывать вам, что я собираюсь сделать в Северной Корее. Подождите минутку, я не буду рассказывать вам, что я собираюсь сделать в Северной Корее. И я не обязан рассказывать вам, что я собираюсь сделать с Ираном. Знаете, почему? Потому что им не нужно этого знать. И, в конце концов, вы, ребята, устанете задавать вопросы. Поэтому когда вы спросите меня, что я собираюсь сделать с кораблем — с российским кораблем, к примеру, — я вам не отвечу. Будем надеяться, мне не придется ничего с ним делать. Но я не собираюсь ничего вам говорить.

— Спасибо!

— Могу ли я спросить вас… благодарю вас, господин президент…

— Откуда вы?

— BBC.

— Хорошо.

— Это достойная служба. Беспристрастная, свободная и честная.

— Да, разумеется.

— Господин президент…

— Прямо как CNN, верно?

— Господин президент, что касается запрета на въезд… мы можем долго обмениваться шутками. Что касается запрета на въезд, считаете ли вы, что это был хороший пример отлаженной работы правительства, точно отрегулированного…

— Да, я так считаю. И позвольте мне сказать вам…

— Были ли допущены какие-либо ошибки в этом процессе?

— Подождите. Я вас знаю. Одну минуту. Позвольте мне сказать о запрете на въезд. Процесс реализации указа о запрете на въезд был очень гладким, но нам помешал суд. Было вынесено негативное решение. Было вынесено решение, которое затем было оспорено, но, возможно, я ошибаюсь, это отняло 80% времени. Это очень много. Мы столкнулись с негативным решением. Но мы будем настаивать на своем. Примерно на следующей неделе выйдет новый исполнительный указ. Но мы столкнулись с негативным решением суда. Это единственное, что пошло не так с запретом на въезд.

Мы столкнулись с серьезными проблемами в работе компьютерной системы Delta в аэропортах. Там оказались люди, которых отвезли очень хорошие автобусы, и их распределили по различным местам. Но, несмотря на все это, единственной проблемой стало решение суда. Суд вынес решение, которое, при всем моем уважении, я лично считаю плохим. Очень плохим для безопасности нашей страны. Процесс реализации указа был безупречным.

Далее. Я хотел, чтобы этот самый указ был выполнен, но я тогда сказал, я сказал своим людям: дайте им один месяц. Но генерал Келли, теперь уже министр Келли, ответил: если вы это сделаете, то за этот месяц все плохие люди успеют попасть в страну. Вы же согласны с тем, что к нам в страну стремятся попасть в том числе и плохие люди? Далеко не все похожи на вас. Есть и плохие люди.

Келли сказал, что этого делать нельзя. И он был прав. Как только он это сказал, я ответил, что никогда об этом не задумывался. Я спросил: как насчет недели? Он ответил, что это тоже не принесет ничего хорошего. Необходимо сделать это немедленно, потому что если сделать все сразу, то у них не будет времени, чтобы приехать в нашу страну. Никто сейчас об этом не говорит, но именно по этой причине мы действовали так быстро.

Если бы мы растянули все это на месяц, вряд ли все прошло бы идеально. Мы бы потеряли много времени и, возможно, много жизней, потому что множество плохих людей успели бы приехать в нашу страну.

Между тем, мы проверяем вновь прибывших очень и очень тщательно. Очень тщательно. Но нам нужна помощь, нам нужна помощь в том, чтобы добиться принятия этого исполнительного указа.

— Но если все настолько безотлагательно, почему не ввели…

— Продолжим.

— Благодарю. Я надеялся получить однозначный ответ на один из вопросов, касающихся России. Можете ли вы утверждать, что знали, что некоторые из тех людей, которые консультировали вас во время предвыборной кампании, контактировали с Россией в период выборов?

— Я уже говорил вам, что генерал Флинн точно контактировал. Это один человек. Но он общался… он должен был…

— В период выборов?

— Нет, нет, об этом мне ничего не известно.

— Так вам не известно ни о каких контактах в период выборов?

— Послушайте, сколько раз мне нужно ответить на этот вопрос?

— Вы можете ответить просто «да» или «нет».

— Россия — это просто уловка. Да, я знаю, что вам нужно встать и задать вопрос. Это важно. Россия — это уловка. Меня ничто не связывает с Россией, я даже не звонил туда много лет. Я не разговариваю ни с кем из России. Не то чтобы я не хотел — мне просто не с кем там разговаривать. Я дважды говорил с Путиным. Он позвонил мне, чтобы поздравить с избранием — я уже говорил вам об этом — и чтобы затем поздравить меня с инаугурацией. Мы очень хорошо поговорили, особенно во второй раз: второй разговор был довольно долгим. Я знаю, что вы, возможно, уже осведомлены о его содержании, потому что он был засекречен. Поэтому я уверен, что всем в этом зале известно его содержание. Но мы очень хорошо поговорили. Меня ничто не связывает с Россией. Насколько мне известно, никого из тех, с кем я работаю, тоже ничто с ней не связывает.

Манафорт все полностью отрицал. Он все отрицал. Затем все узнали, что некоторое время он работал консультантом в той части мира, но не в России. Я думаю, что он представлял интересы Украины или людей, связанных с Украиной, — неважно. Но об этом было известно. Все об этом знали.

— Но, будучи главой вашего предвыборного штаба, поддерживал ли он контакты с российскими чиновниками?

— Знаете, он сказал, что не поддерживал. Я могу сказать вам только то, что он… Кроме того, он ушел с этой должности задолго до дня выборов. Вам же это известно, не так ли? Он ушел с этой должности задолго до выборов. Вся эта информация начала всплывать в период предвыборной кампании. Но Пола Манафорта, который, кстати, очень хороший человек, заменили задолго до дня голосования. Он занимал эту должность лишь короткий промежуток времени.

Сколько времени нам еще понадобится? Еще пять минут? Договорились?

— Господин президент, по поводу национальной безопасности…

— Подождите, давайте посмотрим, кто… Я хочу найти более дружелюбно настроенного репортера. Вы — дружелюбный репортер? Давайте посмотрим, насколько он дружелюбен. Продолжайте.

— Во-первых, меня зовут (неразборчиво), и я из журнала (неразборчиво). Я ни разу не слышал, чтобы кто-нибудь из моего сообщества обвинял вас или членов вашей команды в антисемитизме. Мы пришли к согласию в том (неразборчиво).

— Благодарю вас.

— Однако мы обеспокоены — и мы пока не слышали, чтобы этой проблемой кто-либо занимался, всплеском антисемитизма. Мы хотели бы знать, как правительство планирует решать эту проблему. Поступили сообщения, что в США за последние несколько недель в адрес еврейских центров прозвучало 48 угроз о минировании. Есть люди, совершающие нападения на евреев и угрожающие…

— Понимаете, он сказал, что собирается задать очень простой вопрос. Но этот вопрос непростой. Очень непростой. Хорошо, садитесь. Я понял, о чем вы хотите меня просить.

Вот как обстоят дела. Во-первых, я никогда не был и не являюсь антисемитом. Во-вторых, я совершенно точно не расист. На самом деле, учитывая то, что меня выдвинула Республиканская партия, я очень хорошо отношусь к другим народам.

— (неразборчиво)

— Тише, пожалуйста. Понимаете, он нас обманул: он сказал, что собирается задать очень простой вопрос. Итак, добро пожаловать в мир СМИ. Но позвольте мне кое-что вам сказать. Я ненавижу, когда меня в этом обвиняют. Я считаю это отвратительным. Я считаю отвратительным даже сам вопрос, потому что люди, которые меня знают — вы слышали, что вчера сказал премьер-министр Нетаньяху, вы слышали, что он сказал? Он сказал, я давно знаю Дональда Трампа, а потом добавил, забудьте об этом.

Вот на что вы должны были обратить внимание, вместо того чтобы вставать и задавать такие оскорбительные вопросы.

Продолжим.

— Благодарю вас. Я Лиза из PBS…

— Видите, вот так и работает пресса.

— Благодарю вас, господин президент. Лиза Дежарден (Lisa Desjardins) из PBS Newshour.

— Хорошо.

— По поводу национальной безопасности и иммиграции. Не могли бы вы рассказать нам более подробно об исполнительном указе, который вы планируете издать на следующей неделе? Его основные моменты. Будет ли он касаться каких-то конкретных стран?

— Это вопрос по существу.

— Кроме того, каковы ваши планы относительно иммиграционной программы DACA? Планируете ли вы продолжать ее реализацию или свернуть ее?

— DACA — это очень, очень сложный вопрос для меня. Для меня это один из самых сложных вопросов, которые сейчас передо мной стоят, потому что речь идет о замечательных детях — не во всех случаях, разумеется. В некоторых случаях они получают помощь по программе DACA, а затем становятся членами банд или наркоторговцами. Но есть совершенно замечательные дети — я бы сказал, что таких детей большинство — и они попадают к нам в страну таким образом. Это очень и очень сложный вопрос.

Мы собираемся подойти к программе DACA с особой тщательностью. Мне нужно поговорить с множеством политиков, не забывайте, я должен убедить их в том, что то, что я говорю, правильно. И я ценю, что вы это понимаете.

Но ситуация с DACA очень и очень сложная для меня. Потому что, понимаете, мне нравятся эти дети. Я люблю детей. У меня самого есть дети и внуки. И мне очень трудно делать то, что закон велит делать. А закон, как вы знаете, очень жесткий. Я не говорю о новых законах. Я говорю об уже существующих законах, и они жестоки. Очень жестоки.

Что касается нового исполнительного указа, то этот указ будет в первую очередь составлен с учетом судебного постановления, которое я считаю очень плохим. Но мы можем разработать новый указ с учетом этого постановления и получить все, что нам нужно, или даже немного больше. Но сейчас мы подгоняем его под судебное постановление. Над ним сейчас работают лучшие юристы страны. Новый указ будет разработан с учетом решения суда.

— Господин президент, Мелания Трамп объявила о возобновлении работы отдела для посетителей в Белом доме.

— Да.

— Она также делает многое во благо страны. Не могли бы вы рассказать нам немного о том, что первая леди Мелания Трамп делает для страны? К вашей администрации проявляется повышенный интерес: что для вас значит возобновление работы отдела для посетителей в Белом доме?

— Вот это я называю приятным вопросом. Очень приятный вопрос. Откуда вы?

— (неразборчиво)

— Хорошо. Теперь я будут вас смотреть. Спасибо большое.

Мелания замечательная. Она была здесь вчера вечером. Мы ужинали с сенатором Рубио и его супругой, которая, кстати, очень красива. И у нас состоялся очень интересный разговор о Кубе, потому что у нас одинаковый взгляд на Кубу. И кубинцы во Флориде очень хорошо ко мне отнеслись — я имею в виду американцев родом с Кубы. Я думаю, что Мелания сделает много хорошего. Да, все верно, она только что снова открыла Белый дом для посетителей.

Она, как и многие другие люди, с кем она работает, очень заинтересована в том, чтобы решать проблемы женщин. Она очень сильная защитница. Я думаю, что она является замечательной представительницей нашей страны. И становится очень смешно, когда ее пытаются оклеветать. То, что про нее говорят… я знаю ее очень давно. Она — очень успешный человек. Она была очень успешной моделью. У нее действительно отлично получалось. Она по вечерам возвращалась домой, на самом деле она довольно замкнутый человек. Она обладает всеми лучшими качествами. И то, что про нее говорят, — я знаю ее очень давно — то, что про нее говорят, очень несправедливо. На самом деле, многие издания уже приносили ей свои извинения, потому что они публиковали ложную информацию о ней.

Вот что я вам скажу: она будет фантастической первой леди. Она станет невероятно успешной представительницей женщин и всего народа. Ей будет помогать Иванка, замечательный человек и замечательная женщина. И они делают все это не ради денег. Они делают это, потому что они считают это правильным. Мелании приходится постоянно ездить туда и обратно, но, когда Бэррон закончит школу — потому что не стоит забирать ребенка из школы, когда осталось всего несколько месяцев — она с ним переедет в Белый дом. Благодарю вас за очень приятный вопрос.

Продолжаем.

— Господин президент.

— Да. Полагаю, это будет плохой вопрос, но все равно давайте.

— Нет, это будет неплохой вопрос.

— Хорошо, потому что мне нравится смотреть ваши программы.

— Благодарю вас, господин президент. Я хотел бы спросить вас: вы что-то говорили о бедных городских районах. Это было одной из составляющих вашей платформы в период предвыборной кампании.

— Необходимо решить проблемы бедных кварталов, да.

— Решить проблемы бедных кварталов. В чем будут заключаться решение их проблем и ваша городская программа, а также ваш исполнительный указ о HBCU (колледжи и университеты с исторически сложившимся «черным» контингентом студентов — прим. ред.), который будет опубликован сегодня? Вопрос оказался не очень плохим, не так ли?

— Вопрос оказался очень профессиональным и очень хорошим.

— Я профессионал.

— Мы сообщим об указе немного позже. И мне бы хотелось, чтобы этот указ говорил сам за себя. Но я думаю, что он принесет много пользы всем, кого он коснется. Однако мы поговорим с вами об этом после того, как указ будет обнародован.

Что касается бедных кварталов, как вы знаете, я очень резко высказывался по этой проблеме в период предвыборной кампании. Я даже думаю, что это позволило мне набрать гораздо больше голосов афроамериканцев, чем многие рассчитывали. Я получил гораздо больше голосов, чем многие рассчитывали, включая множество голосов латиноамериканцев, и для меня это стало большой честью. И, кстати, если позволите, я получил гораздо больше голосов среди женщин, чем многие рассчитывали.

Итак, мы собираемся начать работу с бедными городскими кварталами, в частности решать их проблемы, касающиеся образования и уровня преступности. Мы постараемся как можно быстрее решить эти проблемы, хотя, как вы знаете, на это нужно много времени. Некоторые из этих мест формировались на протяжении ста и более лет, и многие из них менялись в худшую сторону.

Но мы собираемся уделить особое внимание здравоохранению и, что еще важнее, образованию. Кроме того, мы собираемся взяться за преступность. Очень грустно видеть, как в этих бедных районах процветает преступность. Я видел все это, я видел это собственными глазами. Дважды я лично столкнулся с этим. Люди запираются у себя в квартирах, опасаясь выходить на улицу даже днем. Они живут в аду. Мы не может такого допустить. Поэтому мы будем предпринимать самые решительные меры.

Это замечательный вопрос. Ситуация действительно очень сложная, и она существует уже очень много лет. Она усугубляется уже очень много лет. В нашей стране есть места, с которыми нам необходимо работать. Мы должны помочь афроамериканцам, которые зачастую застревают там — и латиноамериканцам. Огромное множество латиноамериканцев живут в таких бедных районах, они живут в настоящем аду.

Давайте посмотрим на статистику в Чикаго. Существует два города Чикаго, как вы знаете. Есть волшебный, роскошный и безопасный Чикаго. А есть Чикаго, который хуже, чем любое их тех мест на Ближнем Востоке, которые мы так часто обсуждаем и о которых мы ежедневно слышим в новостях. Поэтому мы собираемся начать работу с бедными городскими районами. У меня есть множество блестящих специалистов, готовых помочь в этой работе.

— Когда вы говорите о бедных городских районах, собираетесь ли вы, господин президент, привлекать СВС к вашим дискуссиям, касающимся этих городских районов и вашей городской программы?

— Собираюсь ли я привлекать кого?

— Собираетесь ли вы привлекать Собрание чернокожих в Конгрессе и Собрание латиноамериканцев в Конгрессе?

— Да. Хочу спросить, вы собираетесь организовать встречу? Вы хотите организовать нашу встречу?

— Нет.

— Это ваши друзья?

— Я всего лишь репортер.

— Нет, продолжайте, организуйте встречу.

— Я знаком с некоторыми из них, и я уверен, то они сейчас смотрят эту пресс-конференцию.

— Давайте договоримся о встрече. Я с большим удовольствием встречусь с представителями собрания чернокожих. Я считаю, что это замечательно — Собрание чернокожих в Конгрессе. Это замечательно. Я думал, что у меня должна была состояться встреча с конгрессменом Каммингсом, и он очень этому радовался, но потом он сказал, я не могу ничего сделать, это может плохо сказаться на моей политической карьере, я не могут прийти на эту встречу. Я был готов провести эту встречу. Мы несколько раз ему звонили, и он тоже был готов. Я говорил с ним по телефону. Очень приятный человек.

— Я слышал, что он тоже хотел с вами встретиться.

— Он хотел. Но мы звонили, звонили и звонили, но не могли договориться о встрече с ним. Каждый день я заходил и говорил, что хочу с ним встретиться. Потому что я хочу решить проблему. Но, наверное, Шумер или кто-то еще сказал ему — возможно, кто-то ему сказал — чтобы он не встречался с Трампом, потому что это плохо на нем отразится. И это тоже часть проблемы.

Хорошо, еще один вопрос.

— Да, господин президент, у меня два вопроса…

— Нет, только один вопрос. Мы не выдержим два вопроса. Собравшиеся не выдержат два вопроса. Задайте мне лучший их двух ваших вопросов.

— (неразборчиво) Он не касается вашей личности или убеждений. Мы говорим о (неразборчиво) по всей стране, что-то делается вашими сторонниками от вашего имени. Что вы…

— Могу я быть с вами откровенным? Это имеет отношение к расизму и другим ужасным вещам, которые сейчас совершаются. Часть этого сочиняют наши оппоненты. Вам об этом известно. Вы это понимаете? Вы же не думаете, что кто-то намеренно совершает подобные вещи. Некоторые вывески, которые вы видите, выставляются не теми, кому нравится Дональд Трамп, они выставляются нашими оппонентами, а вы принимаете все за чистую монету. Нет. Но такие вывески появляются, и наши оппоненты провоцируют гнев. Они демонстрируют вывески и рисуют плакаты, которые неуместны и неприемлемы. Но это не мои люди. Это делают люди, находящиеся на противоположной стороне, и они делают это, чтобы разозлить таких, как вы.

Продолжим.

— Вы стали президентом. Что вы собираетесь с этим делать?

— Кто спрашивает? Откуда? Встаньте, пожалуйста.

— Что вы собираетесь делать с той напряженностью, которая уже здесь обсуждалась?

— Я над этим работаю. Я упорно над этим работаю.

— Собираетесь ли вы выступить с речью?

— Нет, послушайте. Чтобы вы понимали, наша страна была совершенно разобщена на протяжении восьми лет и — давайте будет честными по отношению к президенту Обаме — задолго до этого. Наша страна была разобщена задолго до прихода президента Обамы. Не я разобщил нашу страну. Она была совершенно разобщена уже до моего прихода.

Мы собираемся упорно над этим работать. Один из заданных сегодня вопросов — я счел его очень хорошим — касался бедных городских кварталов. Я считаю, что это часть общей проблемы. Но мы собираемся работать над системой образования. Мы будем работать над отсутствием… мы собираемся остановить… мы собираемся остановить рост преступности. У нас есть великолепные эксперты в органах охраны правопорядка. Мы попытаемся остановить рост преступности. Мы не будем пытаться остановить, мы собираемся остановить преступность.

Но для меня это крайней важно. Не Дональд Трамп разобщил нацию. Было еще восемь лет президентства Обамы и много лет до президента Обамы. Мы жили в разобщенной стране. И я постараюсь — я сделаю все, что в моих силах, чтобы это исправить.

Я хочу поблагодарить всех присутствующих. Для меня беседовать с вами — это большая честь. Благодарю вас. Большое спасибо.

(аплодисменты)

США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076774 Дональд Трамп


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 17 февраля 2017 > № 2076770

Пока Москва наступает, союзники США с опаской ожидают от Трампа ясности

Массимо Калабрези, Саймон Шустер | Time

Переворот должен был произойти в день выборов. Более дюжины связанных с Кремлем заговорщиков, одетых в полицейскую форму и вооруженных автоматами, предположительно, готовились штурмовать парламент Черногории и убить премьер-министра, пишет Time. Их целью, по данным государственного следствия, было не допустить вступления страны в НАТО, что дало бы возглавляемому США альянсу контроль над практически каждым портом Северного Средиземноморья, от Гибралтара до Босфора. "По наводке информатора настоящая черногорская полиция задержала заговорщиков, когда началось голосование в октябре. Оба их главаря, предположительно, агенты российских разведслужб, сейчас снова находятся в России", - говорится в статье.

"Сорвавшийся переворот стал напоминанием о том, что началась новая битва за Европу. От Балтии до Балкан и от Черного моря до Великобритании Владимир Путин стремится воссоздать российскую империю, более чем через 25 лет после распада Советского Союза", - пишут авторы статьи Массимо Калабрези и Саймон Шустер. Они напоминают о том, что с 29 января вновь вспыхнули военные действия на Востоке Украины. Используя пропаганду, провокаторов и открытые военные угрозы в Эстонии, Сербии, Молдавии и других восточноевропейских странах, Путин пытается подорвать демократические правительства бывших коммунистических стран. На западном направлении он стремится к альянсам с националистическими, антиевропейскими силами во Франции, Германии, Венгрии и других крупных демократиях, говорится в публикации.

"В течение последних трех месяцев, согласно высокопоставленным сотрудникам администрации Трампа и другим участникам, велись негласные, но имеющие важные последствия переговоры по поводу того, стоит ли США сопротивляться Путину в его новой кампании или уступить России сферу влияния в Восточной Европе. В обмен на последнее, согласно этой теории, Россия вступит с США в альянс против ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ. - Прим. ред.), будет способствовать сокращению запасов ядерного оружия и поможет сдерживать Китай", - пишут авторы.

Дональд Трамп публично огласил фрагменты этой большой сделки, как и его высокопоставленные советники Стив Бэннон и Майкл Флинн, вынужденный уйти в отставку из-за обвинений в связях с Россией. Чиновники Белого дома, которые выступают за подобную сделку в целом или частично, видят в национализме основу чрезвычайно важной борьбы против исламского экстремизма и восхождения Китая, отмечает издание.

"Против сделки с Россией выступают такие члены кабинета министров, как министр обороны Джеймс Мэттис и госсекретарь Рекс Тиллерсон, которые, при поддержке практически всего внешнеполитического истеблишмента Вашингтона, считают многосторонние союзы важными для сохранения с трудом установленной стабильности в Европе и за ее пределами", - сообщают журналисты.

Те, кто беседовал с Трампом о большой сделке с Россией, утверждают, что она импонирует ему как бизнесмену. "Президент на самом деле хочет заключать сделки и считаться способным изменить подходы США к миру, - говорит глава сенатского комитета по международным отношениям Боб Коркер. - Но заключение сделок ради сделок, не зная, в каком направлении [они нас поведут], может нанести огромный вред нашей стране и остальному западному миру".

"Неясно, была ли большая сделка с самого начала американской идеей или идеей, запущенной из Москвы. Ее критики задаются вопросом, какую выгоду подобное соглашение может принести Вашингтону. Россия, как они утверждают, слаба. Ее экономика два последних года находится в рецессии и по объему меньше экономики Италии. Россия умоляла США создать альянс против ИГИЛ без каких-либо условий, и Путин уже выразил желание в ходе первых телефонных переговоров с Трампом стремиться к новым мерам по контролю над вооружением", - говорится в статье.

Пока никаких окончательных решений по сделке с Россией не было принято, но сохраняющаяся неопределенность в отношении поддержки США восточноевропейских демократий позволяет в то же время переиграть ситуацию. Лидеры Болгарии и Молдавии вновь склоняются на сторону Москвы. И антиевропейские кандидаты в президенты во Франции и Германии находят общий язык с Москвой в преддверии выборов в этом году, отмечает издание.

После десяти лет переговоров Черногория сейчас находится на пороге вступления в самый мощный в мире военный альянс. Ее лидеры подписали документы о вступлении в НАТО в мае, и 24 из 28 членов альянса уже ратифицировали ее членство. Остаются только Испания, Канада, Нидерланды и США. Трамп заставляет черногорцев беспокоиться, достигнут ли они в этом успеха. "Если Путин попросит Трампа не принимать Черногорию и действительно даст ему что-то взамен, мы не знаем, что произойдет", - говорит депутат парламента страны Небойша Медоевич.

"Именно теплый глубоководный порт Черногории в Средиземном море придает ей особую ценность в глазах Путина, а он, как известно, идет на все, когда считает, что на карте стоят его стратегические интересы", - говорится в статье.

Трамп готов к широкомасштабным уступкам России в обмен на сотрудничество в ряде сфер, таких как борьба с исламизмом и нераспространение ядерного оружия, говорит высокопоставленный чиновник Белого дома. По словам чиновников, Трамп не собирается отворачиваться от НАТО, но считает, что суммы, которые страны платят для поддержки альянса, возможно, устарели. Трамп также сказал советникам, что, по его мнению, "возможно, у НАТО должна быть другая миссия, и ему стоит сосредоточиться на радикальном исламе", говорит чиновник. Это само по себе может стать огромной победой для Москвы, отмечают авторы статьи.

"Как правило, президент может запросить основательный брифинг по национальной безопасности по такому важному вопросу, как будущее Восточной Европы или "перезагрузка" отношений с Россией. Возможно, этому будет посвящено несколько заседаний Совета национальной безопасности, и будет дана разведывательная оценка этого вопроса. Однако несколько источников сообщили Time, что в склонном к импровизации Белом доме Трампа, скорее всего, не происходит межведомственного взаимодействия. Трамп пока не рассматривал специфику какой-либо сделки с Россией, по словам высокопоставленного чиновника", - говорится в статье.

"Для миллионов европейцев, на которых в первую очередь обрушились атаки Путина, это более чем тревожно - это страшно", - говорится в статье. "Было бы совершенно наивно недооценивать попытки Владимира Путина и российского правительства дестабилизировать западные демократии, - говорит депутат Бундестага Штефан Майер. - Это явно стоит на повестке дня российского правительства".

"Будущее черногорцев висит на волоске. Голосование по принятию страны в НАТО застопорилось в Сенате. Белый дом на данный момент не планирует одобрить членство Черногории в НАТО, говорит высокопоставленный представитель Совета национальной безопасности", - говорится в статье.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 17 февраля 2017 > № 2076770


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076764

Россия и США: что ждет двусторонние отношения?

Виктор Владимиров, Русская служба «Голоса Америки», США

В Москве озабочены ужесточением риторики администрации Дональда Трампа по украинской проблеме, вызванной аннексией Россией Крыма и неутихающим конфликтом на Донбассе, и начинают оппонировать президенту США.

Так, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков накануне подчеркнул, что тема возвращения полуострова не будет обсуждаться с кем-либо из-за зарубежных партнеров.

Напомним, так в Кремле отреагировали на заявление пресс-секретаря Белого дома Шон Спайсер о том, что президент США Дональд Трамп занимает «очень жесткую позицию» по отношению к России.

«Президент Трамп очень ясно дал понять, что ожидает от российского правительства деэскалации насилия в Украине и возвращения Крыма, — сказал Шон Спайсер.

Позже президент США Дональд Трамп подтвердил свою позицию.

«Россия отобрала Крым во время правления Обамы. Может, Обама был слишком мягким к России?» — написал он в Твиттере.

К чему может привести начинающаяся словесная баталия между Москвой и Вашингтоном?

Руководитель департамента политологического анализа независимого фонда Центр политических технологий Александр Ивахник уверен, что если действия Трампа пойдут вразрез с интересами Кремля, антиамериканская пропаганда вспыхнет с новой силой.

«Трампа, возможно, по-прежнему будут часто упоминать в российской прессе, но уже со знаком минус, — заметил он в комментарии «Голосу Америки». — И если раньше, по сути, в нашей пропаганде не делалось различий между Обамой и Америкой — это был как бы один и тот же дьявол — то сейчас пытаются провести линию разграничения…»

Политолог напомнил, что Путин уже заявлял, что Россия и США исторически всегда были союзниками.

«Однако, если Трамп проявит себя негативно по отношению к ожиданиям со стороны Кремля, а тем более, предпримет какие-то неблагоприятные действия для России, то начнется обратная кампания, направленная на его дискредитацию, на то, чтобы довести его образ до органичного врага России», — резюмировал он.

В то же время, как представляется эксперту, политический запрос на перемены во взаимоотношениях России и США для Кремля находится в числе приоритетов на одном из первых мест.

В свою очередь, публицист Лилия Шевцова считает, что Трамп в связи с сильнейшей атакой на него со стороны внутренних оппонентов, поддерживаемых СМИ, вынужден теперь вместо выработки курса и стратегии искать пути ликвидации ущерба.

«Трамп и его команда, которая представляет собой нечто хаотическое и неуправляемое, до сих пор пыталась искать выход через нахождение виновных в утечках, — добавила она в интервью «Голосу Америки». — Но этого уже недостаточно. Пришлось менять риторику».

По словам Шевцовой, последние заявления Белого Дома о «жесткости» в отношении Москвы, включая неожиданные проукраинские комментарии его пресс-секретаря Спайсера — «это попытка остановить процесс, который может обернуться катастрофой».

«Трамп решил впервые отказаться от своей позиции, которую упорно защищал до сих пор — «с Россией нужно дружить», — констатирует она. — Возникшая ситуация Титаника, в которой оказался Белый Дом, означает, что президент вынужден отбиваться от подозрений в симпатиях к Кремлю. Но кто знает, что еще может быть выброшено в публичное поле, что вызовет новый скандал с фейерверком?»

Публицист не исключила, что Трампу придется идти на дальнейшее ужесточение риторики в отношении Москвы.

«Вопрос: как усилия по спасению репутации могут повлиять на его внешнеполитические интересы?— продолжила она. — Ведь до сих пор Трамп в качестве своего внешнеполитического приоритета указывал на борьбу с международным терроризмом, подразумевая под ним ислам, и усматривая в России потенциального союзника в совместной битве. Видимо, ему придется отказываться от надежд на исключительное партнерство с Москвой. Ведь ему нужно восстанавливать доверие американской элиты и нейтрализовать фронду, которая использует «русский фактор»».

Вместе с тем Лилия Шевцова сомневается, что это означает переход Трампа к конфронтационной политике в отношении Москвы.

«Вообще говорить о позиции президента, который проповедует крайний постмодернизм, то есть релятивизм в отношении задач и принципов, крайне наивно, — рассуждает она. — Трамп может жонглировать задачами и их имитацией; может совершать противоречивые действия и наслаждаться свободой от рациональности».

Однако Лилия Шевцова предположила, что команда президента попытается ввести его в русло традиционной американской политики либо ограничить его «качели». Кроме того она думает, что в Кремле уже осознают, что президентство Трампа может стать серьезным испытанием для России.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076764


Германия. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076758

Через 10 лет после сигнала Путина: Запад в Мюнхене обсуждает российскую угрозу

Гости Мюнхенской конференции по безопасности обсудят главные вызовы для мира.

Владислав Кудрик, Апостроф, Украина

10 лет назад речь Владимира Путина на Мюнхенской конференции по безопасности стала предвестником агрессивной политики России. В 2017 году, после войн в Грузии и на Украине, вторжения в Сирию, российская агрессия является уже предметом анализа. Связанные с РФ вызовы западной архитектуре безопасности — одна из главных тем мюнхенского форума. Путин, как и в прошлом году, проигнорировал событие. Зато посетит конференцию украинский президент. Для нашей страны Мюнхен — это еще один шанс обсудить проблематику Минских договоренностей.

Гости Мюнхена

Сегодня, 17 февраля, в столице Баварии открывается трехдневная 53-я Мюнхенская конференция по безопасности. Она проводится с 1962 года и считается одним из важнейших ежегодных международных форумов и самым важным — в сфере международной безопасности. В конференции должны принять участие более полтысячи политиков, предпринимателей, ученых и правозащитников. В их числе, как ожидается, будет и канцлер Германии Ангела Меркель, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, генсек ООН Антониу Гутерриш, глава Европейского совета Дональд Туск, глава европейской дипломатии Федерика Могерини, министры иностранных дел и обороны Великобритании, Германии, Франции.

На мероприятие пригласили и нового президента США Дональда Трампа. Впрочем, организаторы еще ранее признали, что глава Белого дома вряд ли собирается посетить ее. Именно в Мюнхене может состояться первая встреча Меркель с представителями Вашингтона. На конференции ожидают вице-президента США Майкла Пенса, госсекретаря Рекса Тиллерсона, главу Пентагона Джеймса Мэттиса и министра национальной безопасности Джона Келли. Кроме того, форум посетит делегация членов Конгресса США.

Украину на Мюнхенской конференции по безопасности будет представлять президент Петр Порошенко. Россию — министр иностранных дел Сергей Лавров. Еще в декабре стало известно, что Владимир Путин проигнорирует очередной международный форум.

Порошенко встретится как минимум с Майком Пенсом, Йенсом Столтенбергом и президентом Польши Анджеем Дудой. На 18 февраля запланирована и встреча министров иностранных дел «нормандской четверки», на которую представителей Украины, России и Франции пригласил новый глава МИД Германии Зигмар Габриэль. В четверг Лавров уже беседовал с Гибриэлем в немецком Бонне, где 16-17 февраля проходит встреча министров иностранных дел «Большой двадцатки». Вчера Лавров провел и формальные переговоры с Рексом Тиллерсоном.

В Москве не скрывали, что имеют определенные надежды, связанные с форумом в Мюнхене. Замминистра иностранных дел РФ Сергей Рябков признался, что Россия собирается воспользоваться возможностью для контакта с высокопоставленными американскими чиновниками. Свою встречу с Лавровым анонсировал и Столтенберг, отметив важность сохранения диалога с РФ. Помимо этого, глава МИД РФ проведет переговоры с верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерикой Могерини, а также с коллегами из Турции и Словакии, президентом и главой МИД Хорватии, министром обороны Израиля и другими политиками.

Повестка конференции

Главные темы Мюнхенской конференции — война на Донбассе, Минские договоренности, санкции против России, отношения Запада с Россией и ЕС — со США при Дональде Трампе, Brexit, сотрудничество стран ЕС в сфере безопасности и обороны, борьба с терроризмом, ситуация на Ближнем Востоке, на Корейском полуострове и другие. Впервые на Мюнхенской конференции по безопасности состоится специальное украинское мероприятие, где обсудят возможные гарантии для Украины в сфере безопасности со стороны ее западных партнеров. Его, как и «украинский завтрак» в Давосе, организовала команда олигарха Виктора Пинчука.

На этой неделе одно важное мероприятие перетекает в другое. Встреча министров «двадцатки» уже нами упоминалась. А 15-16 февраля в Брюсселе прошел Совет министров обороны стран НАТО, главной целью которого было понять, чего ждать от американцев. В преддверии встречи Столтенберг рассказал о повышении расходов стран Североатлантического альянса на оборону — в прошлом году страны ЕС и Канада увеличили траты на 3,8% или 10 миллиардов долларов. И все-таки в первый день совета глава Пентагона Джеймс Мэттис, хотя и подтвердил приверженность США НАТО, пригрозил партнерам по объединению отказом Штатов от части своих обязательств, если те не увеличат собственные оборонные бюджеты до требуемого показателя в 2% ВВП.

Очевидно, одной из тем для дискуссий может стать и роль НАТО в борьбе с терроризмом, ведь ранее Вашингтон подчеркивал необходимость того, чтобы Североатлантический альянс брал на себя и такие обязанности.

Третий год подряд организаторы за несколько дней до Мюнхенской конференции публикуют доклад, над которым должны подумать участники форума. В 2015 году эксперты конференции анализировали возникновение войны на Украине и расширение «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.), а годом позже — миграционный кризис в Европе и углубление конфликта в Сирии. В этом году доклад на 90 страниц носит название «Пост-правда, пост-Запад, пост-порядок?». В предисловии авторства руководителя конференции, известного немецкого дипломата Вольфганга Ишингера содержится тезис, что мир переживает времена наибольшей нестабильности со времен Второй мировой войны.

Среди вызовов для человечества в докладе упоминаются угроза со стороны исламистов, антилиберальных сил и популистских движений, манипуляция информацией, которая несет угрозу либеральной демократии, а также ситуация с безопасностью в Европе, на Ближнем Востоке и в Тихоокеанском регионе. По мнению Ишингера, страны Запада продемонстрировали, что не хотят и не способны справляться с масштабными кризисами, и лучше всего это видно по ситуации в Сирии.

Беспокойство у аналитиков вызывает как Россия, так и США с новым президентом. Для изложения своего видения ситуации в мире авторы использовали термины «ось страха» и «геополитическая рецессия», означающие приход авторитарных правительств и рост популярности изоляционизма, национализма и популизма.

В контексте ситуации на востоке Украины, авторы доклада приводят слова замначальника специальной Мониторинговой миссии ОБСЕ Александра Хуга, что конфликт «далек от замораживания». Они добавляют, что все больше политиков размышляют о пересмотре европейских санкций против России. «Для украинцев и остальной Европы 2017 год — с наступающими выборами в крупнейших европейских странах и новой администрацией США — будет критическим», — констатируется в докладе.

Эксперт фонда «Майдан иностранных дел» Александр Хара поделился с «Апострофом» мнением, что вопросы европейской безопасности будут главными на конференции в Мюнхене: «Прежде всего Россия как таковая. Также, естественно, международный терроризм и прочие вещи. Кроме того, что там будут собраны достаточно представительные делегации европейских государств, надо не забывать, что там будет и вице-президент Соединенных Штатов и министр обороны. Конечно, они добавят этой дискуссии глобального тона».

И хотя, представляющий Россию, Лавров будет пытаться представить на конференции свое видение международных дел и повлиять на мнения собравшихся, вряд ли ему это удастся. «Я не думаю, что те, кто там соберутся, имеют хоть какие-то иллюзии по поводу негативной роли России», — отметил Хара.

«Думаю, на конференции большинство людей рассматривают Россию все-таки как угрозу», — согласился немецкий политолог, старший научный сотрудник Института евро-атлантического сотрудничества в Киеве Андреас Умланд.

Польза конференции

В преддверии форума вспоминают и знаменитую мюнхенскую речь Владимира Путина десятилетней давности. Она прозвучала как раз на конференции по безопасности 2007 года, и тогда Путин изложил свое мнение по поводу существования системного кризиса безопасности в Европе и пагубности однополярного мироустройства. В частности, Путин критиковал США и политику НАТО по расширению на восток, якобы направленную против РФ. Россию Путин тогда назвал одним из «новых центров мирового роста», наряду с Китаем, Индией и Бразилией.

СМИ и западные политики назвали то выступление самым жестким после завершения Холодной войны, сравнивали его с Фултонской речью Уинстона Черчилля в 1946 году. Тем не менее этот сигнал не был должным образом воспринят мировыми лидерами, российская политика не получила отпор, и последовали войны в Грузии и Украине.

Вот что пишет о значении той речи известный российский публицист, руководитель программы Московского центра Карнеги Андрей Колесников: «Все, что было сказано в Мюнхенской речи 10 лет назад, легло в основу политики третьего срока Владимира Путина. Реализация идей Мюнхенской речи была отложена по объективным причинам: была взята пауза на период правления Дмитрия Медведева, породившая иллюзии вестернизации России. […] До полной свободы рук — присоединения Крыма — еще надо было дожить. Но с Мюнхена началась свобода слов. […] Путин предъявил список обид и словно бы ждал утешения и уверений в совершеннейшем почтении. Эффект получился обратный, но и этот вариант Б просчитывался: не хотите — не надо, Россия из фрагмента Запада будет превращаться в сверхсуверенный остров. В этот день Путин потерял Европу и, пожалуй, весь Запад. И, судя по тому, что произошло потом, он лично для себя решил, что свободен в своих действиях: если не получилось стать мировым лидером по западным правилам, он станет мировым лидером по своим собственным правилам».

Также вспомнив памятную речь российского лидера и отметив важность Мюнхенской конференции, Андреас Умланд сравнил эту площадку со Всемирным экономическим форумом в Давосе. Только если в швейцарском городке обсуждаются в первую очередь экономические вопросы, в столице Баварии акцент делают на политике безопасности.

«Конечно, никакие конкретные решения не принимаются, но тем не мене это престижная платформа, на которой можно коммуницировать, представлять какие-то планы, новые идеи, которые, может, на официальных встречах пока не обсуждаются. И здесь нет таких строгих дипломатических ограничений», — объяснил Умланд.

Логично, что главным вопросом с украинской стороны в Мюнхене будет обострение на Донбассе в районе Авдеевки. Старший аналитик Международного центра политических исследований Анатолий Октисюк считает, что Петр Порошенко будет пытаться добиться от европейцев формирования единой позиции относительно выполнения Минских договоренностей. Для этого украинский президент может пригрозить и введением военного положения на востоке Украины.

«Мне кажется, именно на этой конференции Порошенко признает неэффективность самого формата [Минских договоренностей]. Скорее всего, они будут говорить, что этот формат не работает, и необходимо искать какие-то другие модели поведения», — предположил Октисюк. До сих пор, как известно, украинское руководство подчеркивало, что Минские договоренности — единственный путь завершения войны на Донбассе.

А поскольку Мюнхенский формат предполагает, что политики высказывают программные внешнеполитические тезисы, стоит ожидать и того, что президент Украины будет просить о расширении санкций против Кремля, добавляет Октисюк. Для Порошенко визит в Мюнхен важен с точки зрения его будущей поездки на заседание Совбеза ООН и возможной встречи с Дональдом Трампом в конце февраля. «После этих международных поездок у Порошенко должно сформироваться реальное, трезвое понимание, насколько изменилась геополитическая ситуация», — полагает Октисюк.

«Эта платформа подошла бы для такого рода дискуссий. Но это, скорее всего, конечно, не будет делать сам Порошенко. Совсем новые идеи коммуницируются обычно сначала на более низком уровне», — сказал Умланд, отвечая на вопрос, может ли украинский президент использовать конференцию в Мюнхене, чтобы предложить варианты совершенствования Минских договоренностей или их альтернативу.

Впрочем, Хара сомневается, что Порошенко может рассказать западным партнерам Украины «что-то такое, чего они не знают». «Также вряд ли он там будет критиковать и пытаться переформатировать «Минск», поскольку его мантру о безальтернативности повторяют везде: все говорят, что это единственный путь конфликта, как они это называют», — считает Хара.

Для Украины Мюнхенская конференция важна прежде всего возможностью встретиться с американцами. Но, опять же, у Киева ограниченный арсенал в плане предложений: «Есть определенные репутационные издержки, нас критикуют за реформы, коррупцию и другие вещи. Что Порошенко может предложить, кроме обещаний, мне сложно сказать», — отмечает Хара.

Германия. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076758


Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076753

Крым: Политические преследования набирают обороты

Елена Грабовская, EurasiaNet, США

Системные репрессии и нарушения прав человека в Крыму набирают новые обороты — теперь под ударом оказались адвокаты. Сохранение данной тенденции и отсутствие адекватных эффективных мер по ее устранению ставит под угрозу не только авторитет международной системы защиты прав человека, но и дает сигнал остальным политическим игрокам о возможности безнаказанно совершать подобные действия в других частях мира.

Давление на адвокатов

Новая волна репрессий по отношению к адвокатам наблюдается с начала 2017 года. По состоянию на 6 февраля, по крайней мере три адвоката преследуются властями. Первые попытки устрашения защитников начались еще в 2016 году, когда адвокату Николаю Полозову сообщали о начале доследственной проверки его постов в социальных сетях на предмет нарушений российского уголовного законодательства. На практике это означало угрозу лишения адвокатской лицензии. Полозов выступает защитником двух заместителей председателя Меджлиса (парламента) крымско-татарского народа (запрещенная в России организация — прим. ред.) — Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза, а в прошлом выступал адвокатом Надежды Савченко.

25 января 2017 года Полозов был задержан шестью сотрудниками ФСБ в аэропорту Симферополя сразу после его прилета с сессии ПАСЕ. Сотрудники ФСБ пытались допросить Полозова в качестве свидетеля по делу Ильми Умерова, которого российская Федеральная служба по финансовому мониторингу в конце 2016 года включила в список террористов и экстремистов (номер 5916 по состоянию на 6 февраля 2017 года). Умеров не смог оплатить в банке штраф, наложенный на него за участие в заседании Меджлиса крымско-татарского народа, так как его банковские счета на полуострове оказались заблокированными.

Еще один подзащитный Полозова — Ахтем Чийгоз — находится в заключении по обвинению в деле «26 февраля» 2014 года, когда у здания крымского парламента собрались сторонники и противники присоединения Крыма к РФ. Год спустя по обвинению в организации массовых беспорядков были арестованы шесть крымских татар, в том числе и Чийгоз.

Два других адвоката, защищающих жителей Крыма в уголовных делах, возбужденных по политическим мотивам, были задержаны в Бахчисарае на следующий день после инцидента с Полозовым. Эмиля Курбединова и Эдема Семедляева остановили сотрудники дорожно-постовой службы, когда защитники ехали на обыск, устроенный в доме общественного активиста. Затем к машине подъехали сотрудники «Центра по борьбе с экстремизмом» и заявили об административном задержании Эмиля Курбединова. Параллельно в офисе адвокатов начался обыск, в результате которого была изъята вся офисная техника, а также носители информации со сведениями, составляющими адвокатскую тайну.

Эмиль Курбединов выступает защитником четырех крымских мусульман по делу «Хизб ут-Тахрир» (признанная террористической, запрещенная в России организация — прим. ред.) — политического исламского движения, занимающегося религиозной, политической и просветительской деятельностью. Движение законно и беспрепятственно действует на Украине и многих других странах, однако признается террористическим в РФ, и после аннексии Крыма российские спецслужбы начали преследовать его членов. Кубердинову предъявили обвинение в административном нарушении по статье 20.3 Кодекса об административных правонарушениях (пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики) за пост в социальной сети, опубликованный в 2013 году. Пост содержал видео с митинга «Хизб ут-Тахрир». И хотя на момент публикации видео Курбединов и движение находились под юрисдикцией Украины, это не стало аргументом для российского суда. По решению Железнодорожного районного суда Симферополя от 26 января 2017 года, Кубердинов был задержан на 10 суток административного ареста.

Давление на Курбединова отмечалось и ранее. В частности, в докладе Amnesty International «Крым во тьме: Подавление несогласия» отмечено, что в ноябре прошлого года Эмилю заявляли о необходимости его выхода из Крымской коллегии адвокатов, а некоторые из его коллег советовали отказаться от дела «Хизб ут-Тахрир».

Репрессии

Следует отметить, что список репрессивных мер длинный, и уголовное преследование инакомыслящих в Крыму приобрело систематический характер. По данным общественной организации «КрымSOS», только в 2016 году на полуострове было зафиксировано около 280 случаев грубых нарушений прав человека, включая 3 насильственных исчезновения, 32 новых уголовных дела, более 177 задержаний, более 50 обысков, направление 7 человек на принудительную психиатрическую экспертизу. В общей сложности, по сообщениям, начиная с 2014 года в Крыму были похищены или пропали без вести не менее 15 человек. Преимущественно это крымские татары, а также гражданские активисты и журналисты, открыто демонстрирующие свое несогласие с аннексией Крыма. Правозащитники отмечают, что список украинских граждан, незаконно лишенных свободы в России и оккупированном Крыму, в 2016 году пополнился почти вдвое: по состоянию на конец ноября 2016 года в заключении на территории РФ пребывало 36 украинских граждан (Министерство иностранных дел Украины указывает цифру 31). Обычной практикой стали незаконные перемещения граждан Украины из Крыма в РФ. По информации Крымской правозащитной группы, за три последних года из Крыма в исправительные учреждения регионов РФ было вывезено не менее 2200 граждан Украины, находившихся в заключении на территории Крыма на момент аннексии.

Современные узники Кремля лишены независимой адвокатской поддержки, их осуждают по заявлениям анонимных свидетелей и засекречивают материалы следствия. По сообщениям, в ходе следствия применяются пытки. Наиболее распространенные нарушения со стороны российских властей в Крыму связаны с проявлениями дискриминации по национальному и религиозному признаку, а также по политическим убеждениям. Жители полуострова подвергаются безосновательным задержаниям и арестам, принцип презумпции невиновности не соблюдается, а судебные рассмотрения по сфабрикованным политическим делам отчетливо свидетельствуют об отсутствии независимого и беспристрастного правосудия на аннексированной территории.

В 2016 году усилились карательные меры по отношению к лидерам крымских татар. Наиболее громким делом стало уголовное преследование заместителя главы Меджлиса Ильми Умерова по статье 280 УК РФ «за призывы к нарушению территориальной целостности РФ». В мае 2016 года Умеров был задержан и помещен в психиатрическую больницу в связи с его выступлением на митинге в Киеве, где он заявлял о необходимости ухода России из Крыма.

Назначение Умерову принудительной психиатрической экспертизы и его дальнейшее насильственное удержание в психиатрической больнице стало поводом для признания его Международной Амнистией узником совести. Кроме того, окончательным решением Верховного суда РФ была запрещена деятельность Меджлиса — представительского органа крымско-татарского народа. По состоянию на 6 февраля 2017 года, Меджлис внесен в перечень действующих террористических и экстремистских организаций под номером 54. Фактически это означает угрозу уголовного преследования всех членов Меджлиса и их сторонников по статье «экстремизм», ставшей наиболее популярной для применения репрессий в Крыму.

Политически мотивированные уголовные дела, заведенные в Крыму с мая 2014 года, можно объединить в несколько групп. Общая характеристика всех дел — преследование за инакомыслие, завуалированное под обвинения в «шпионаже», «терроризме» и «покушении на территориальную целостность РФ». Обычно такие дела сопровождаются недопуском родственников и СМИ к судебным заседаниями, давлением на обвиняемых (в том числе физическим насилием, пытками и жестоким обращением), а также игнорированием взятых на себя Россией международных обязательств по предоставлению обвиняемым независимой адвокатской защиты.

В таких условиях первоочередной, хоть и трудновыполнимой, задачей становится профессиональная защита заключенных, задержанных и тех, кто подвергается репрессиям в Крыму. По российскому законодательству, на территории полуострова представлять интересы подзащитных в судах могут только российские адвокаты, немногие из которых готовы работать в условиях постоянного преследования. Россия стоит на пороге полного отказа от соблюдения международных стандартов по защите профессиональных прав и гарантий адвокатской деятельности, создавая преграды для работы адвокатов, защищающих жертв политических преследований в Крыму.

Возможности для противодействия

На данный момент у правозащитного сообщества есть лишь небольшой арсенал для противодействия таким репрессиям. В условиях отсутствия инструментов влияния на происходящие события роль гражданского общества сводится к максимальному освещению и документированию нарушений с надеждой на дальнейшее их рассмотрение международными судебными инстанциями. Такого рода освещение событий привело к небольшой победе 19 декабря 2016 года, когда Генеральной Ассамблеей ООН было принято «Положение в области прав человека в Автономной Республике Крым и городе Севастополе (Украина)».

В резолюции впервые на международном уровне были признаны и подтверждены серьезные нарушения прав человека на полуострове. Особое значение имеет резкая оценка запрета Меджлиса и признания его экстремистской организацией. Среди требований членов Ассамблеи к РФ — немедленное освобождение незаконно осужденных, гарантии безопасной работы для журналистов и правозащитников на полуострове, отмена решения по Меджлису и запрета на въезд в Крым для лидеров Меджлиса.

На политическом уровне важными положениями резолюции стали прямое осуждение оккупации Крыма РФ и подтверждение непризнания аннексии. В резолюции отмечается факт ухудшения ситуации с соблюдением прав человека в Крыму после введения на полуострове законодательства РФ. Отмечено также наличие фактов политически мотивированных уголовных дел, дискриминации, преследования, запугивания, насилия, разжигания межнациональной и межрелигиозной вражды.

Приветствуя принятие резолюции, правозащитное сообщество Украины все же обращает внимание на более чем сдержанный характер документа, и на ряд существенных положений, не вошедших в его итоговый текст. В частности, в резолюции отсутствуют требования по обеспечению качественного расследования и прекращения насильственных исчезновений и убийств на полуострове, а требование немедленно освободить незаконно удерживаемых и осужденных украинских граждан сведено в документе к общей формулировке, без указания конкретных случаев и фамилий пострадавших. Единственным конкретным результатом является обязательство Управления Верховного комиссара ООН подготовить доклад о соблюдении прав человека в Крыму. В этой связи открывается пространство для обеспечения постоянного мониторинга ситуации на полуострове, возможность которого во многом может быть подорвана позицией украинского правительства. В первую очередь это касается непропорционально сложной процедуры въезда в Крым для иностранных журналистов и правозащитников. В настоящее время специальное разрешение на въезд на полуостров выдается только на территории Украины в течение 5 рабочих дней, и им предусматривается лишь ограниченный набор целей, не включающих правозащитную, журналистскую или адвокатскую деятельность.

Соответственно, первоочередные шаги правительства Украины в этой сфере должны быть направлены на введение уведомительного, а не разрешительного принципа при регулировании порядка въезда международных правозащитных миссий, иностранных журналистов и адвокатов для мониторинга и освещения ситуации в Крыму, либо на разработку упрощенной системы получения разрешений для данных групп.

Немедленного выполнения Россией требований резолюции Генеральной Ассамблеи, как и других международных структур, на Украине никто не ждет. Кремль признает Крым частью РФ и систематически игнорирует рекомендации в части международного гуманитарного права, в которых полуостров рассматривается как оккупированная территория. Признание репрессий в Крыму ООН важно с точки зрения формальной поддержки Украины на международной арене, что значительно облегчит работу украинского дипломатического корпуса в дальнейшем поиске союзников в конфликте с РФ. Украина, в свою очередь, может облегчить работу правозащитников, упростив процедуру въезда в Крым. Блокирование работы адвокатов не только лишает крымчан квалифицированной помощи защитников, но и является очень серьезным сигналом, указывающим на ужесточение политики Кремля по отношению к тем, чьи взгляды отличаются от официальной доктрины РФ.

В то же время, наличие дискуссии по поводу ситуации с правами человека в Крыму подтверждает важность продолжения работы по документированию нарушений на полуострове. На сегодняшний день сбор фактов возможен лишь с помощью российских правозащитных организаций, журналистов, адвокатов и отдельных активистов, имеющих возможность беспрепятственно въезжать на территорию аннексированной республики и одновременно готовых поставить себя под угрозу преследования со стороны спецслужб РФ.

Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076753


Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076743

Зачем Россия написала Конституцию для Сирии

Леонид Исаев, Carnegie Moscow Center, Россия

Российский проект сирийской Конституции содержит немало странностей и недостатков, но не стоит переоценивать их значение. Этот проект в планах Москвы выполняет служебную функцию, и для нее не так уж важно, будет он принят или нет. Куда важнее подтолкнуть процесс обсуждения будущего политического устройства Сирии, спровоцировав появление альтернативных проектов Конституций.

Очередной раунд сирийских переговоров, который проходил в январе в Казахстане, не принес прорывных результатов. Сирийские власти и та часть оппозиционных группировок, которая согласилась участвовать, отказались подписывать итоговое совместное заявление. Тем не менее совсем без новых инициатив переговоры в Астане все-таки не остались — Москва там выступила с проектом новой Конституции Сирии.

Зачем ждать

При всей своей неожиданности предложенная новая Конституция вполне вписывается в общую стратегию России в сирийском конфликте. Воспользовавшись переходным периодом в Вашингтоне, Москва решила перехватить инициативу на сирийском направлении и попытаться обозначить свои правила игры в качестве общепринятых. Именно на это была направлена встреча министров Ирана, Турции и России в Москве в декабре прошлого года, а также последовавшая за ней встреча в Астане. С точки зрения российского руководства и двух его ситуативных союзников, логичным продолжением этой локальной инициативы должна стать ее экстраполяция на общесирийский формат, то есть на переговоры в Женеве.

Поэтому Москва сейчас уделяет огромное внимание предстоящей встрече в Швейцарии, ведь именно по ее итогам можно будет оценить успешность совместных посреднических усилий России, Ирана и Турции. Женевские переговоры будут очень важны для Москвы с точки зрения репутации, поскольку в случае их провала у России уже не будет возможности списать все на деструктивную роль США. Москва будет вынуждена сама идти на контакт с теми, кого еще недавно считали террористами, а также создавать условия для того, чтобы придать грядущей встрече хоть сколько-нибудь конструктивный характер.

Именно на решение этой имиджевой и в какой-то степени стратегической для Москвы задачи и направлена российская конституционная инициатива. Ведь в ходе последних женевских переговоров сторонам так и не удалось перейти к обсуждению конституционной реформы в Сирии, как это было предусмотрено резолюцией № 2254.

Самый бесперспективный путь — это ждать, что Конституция будет написана внутрисирийскими силами. Недоверие между сторонниками и противниками режима такое, что стороны до сих пор не готовы участвовать в прямых переговорах. Поэтому нет никакого сомнения, что любой проект Конституции, предложенный сирийскими властями, будет безоговорочно отвергнут оппозицией и наоборот. Не говоря уже о том, что в оппозиционной среде популярно мнение, что Конституцию и вовсе не стоит писать до тех пор, пока не будет решен вопрос о будущем Башара Асада.

Если же написать новую Конституцию за пределами Сирии, то тут неизбежно возникнут как минимум две серьезные проблемы, с которыми уже столкнулась и российская инициатива. Во-первых, сильно мешает неудачный опыт соседнего Ирака, где Конституция писалась при непосредственном участии США. Об этом еще в Астане говорил представитель сирийской оппозиции Яхья аль-Ариди.

Вторая проблема заключается в том, что страны-посредники одновременно являются сторонами сирийского конфликта, что ставит под сомнение их непредвзятость. Для сирийской оппозиции Москва одновременно и судья, и противник, поэтому российский проект Конституции изначально вызывает у повстанцев отторжение, несмотря на его универсальность. Правда, аналогичная инициатива со стороны других внешних сил, скорее всего, вызвала бы схожую негативную реакцию у одной из сторон сирийского конфликта.

Без арабов и ислама

Вероятно, этим объясняется весьма универсальный характер предложенной Конституции, который представляет собой своеобразный российский манифест идеального сценария для Сирии. Это подтверждает и ее объем — российский проект почти вдвое короче ныне действующей Конституции — и весьма общие фразы, которыми изобилуют практически все статьи потенциального Основного закона. Москва явно старалась избежать провокационных формулировок, оставив за скобками самые противоречивые аспекты.

Яркий пример — пятая статья предложенной Конституции, которая описывает будущее политическое устройство Сирии. В ней говорится, что «политическая система основывается на принципе политического плюрализма и формирования органов государственной власти тайным путем». Очевидно, что в таком виде эта статья не добавляет понимания того, какой предстанет будущая политическая система страны, а такую формулировку можно легко предложить любой стране мира.

Однако при всей универсальности в российском варианте Конституции прослеживается несколько трендов, которые, по всей видимости, будут обсуждаться в Женеве.

Первое, что бросается в глаза, — это полный отказ от употребления слова «арабский». Это касается и нового названия — Сирийская Республика (сейчас — Сирийская Арабская Республика), и других статей, откуда исчезли такие термины, как «арабская нация», «арабская цивилизация» и так далее, хотя в Конституции 2012 года их в избытке. Этот шаг, конечно, можно посчитать уступкой баасистского режима, чей лозунг «Арабская нация едина, миссия ее священна» до сих пор остается неизменным, но уступка эта носит очень символический характер.

Еще одно в каком-то смысле революционное для арабского мира новшество заключается в том, что в российском варианте Конституции не упоминается не только арабская нация, но и ислам. Многие связали это с позицией делегации Башара аль-Джафари в Астане, настаивающей на том, что Сирия должна оставаться «светским и гражданским государством».

Сейчас третья статья сирийской Конституции гласит: «Религия президента — ислам, а шариат является основным источником законодательства». Такая запись — визитная карточка большинства арабских режимов, которые активно апеллируют к этой статье, чтобы легитимизировать свое правление в глазах мусульманского населения, а также ограничивать политические права и свободы оппонентов, ссылаясь на нарушение ими норм исламской морали.

Некоторые размытые формулировки российского варианта Конституции потенциально могут играть на руку режиму Асада. Например, уже упомянутая пятая статья, которая обязывает политические партии «уважать конституционный строй, демократические принципы, суверенитет и территориальную целостность». При такой формулировке любая оппозиционная партия может быть объявлена вне закона по обвинению, скажем, в попрании демократических ценностей.

Туманный импульс

Еще один важный аспект предложенного проекта — перераспределение власти между центром и регионами. Никакой конкретики в этом отношении не просматривается: статья 15 лишь деликатно выводит проблему «отношений между местными администрациями и центральной властью» из юрисдикции Конституции в ведение некоего закона, который еще нужно будет принять.

Единственная автономная единица, которая упоминается в Конституции, — Курдская культурная автономия, что, впрочем, сразу вызвало неодобрение со стороны самих курдов. На встрече с Сергеем Лавровым представитель курдской партии Демократический союз Халед Исса заявил, что само определение «курдская культурная автономия» некорректно и должно быть заменено на «автономия северной Сирии». Вопрос этот явно принципиальный: оба термина пока не имеют четкой географической привязки и несут в себе огромный конфликтный потенциал. Курдам, видимо, придется силой подкреплять свои притязания на желаемые территории.

Изменилась и законодательная власть в Сирии, которая по российскому проекту должна быть представлена двухпалатным парламентом. То есть в Сирии появится новый институт — Ассамблея территорий, которая должна «обеспечить участие представителей административных единиц в принятии законодательства и управлении государством». В ее функции входит назначение судей Верховного конституционного суда, а также «одобрение решения президента о введении чрезвычайного положения и об объявлении мобилизации».

Для «многонациональной и многоконфессиональной» Сирии такая идея кажется вполне логичной, но эффективность работы верхней палаты парламента все равно вызывает немало вопросов — российский проект не обозначает административные единицы, от которых будут выбираться представители в Ассамблею территорий.

Наконец, предложенная Конституция хоть и ограничивает полномочия президента по сравнению с действующей, все же сохраняет в Сирии существующую форму правления — президентскую республику. А это еще больше обостряет вопрос о возможном участии Башара Асада в ближайших президентских выборах.

Ответ на него можно найти в разделе «Заключительные и переходные положения». И этот ответ — явно шаг назад даже по сравнению с действующей Конституцией Сирии. Российский проект предоставляет Башару Асаду возможность вновь обнулить счетчик своих президентских сроков. Статья 82 гласит: «Срок полномочий действующего президента республики заканчивается по истечении семи лет с даты его присяги в качестве президента. Он имеет право вновь баллотироваться на пост президента республики. Нормы Конституции о сроке полномочий применяются к нему начиная со следующих президентских выборов». Иными словами, Башар Асад остается легитимным президентом до 2021 года, когда истекает срок его нынешних полномочий, после чего получит возможность продлить свое пребывание во главе государства еще на два семилетних срока.

Сама идея сохранения президентской республики в Сирии выглядит сомнительной. Внешние игроки все больше склоняются к тому, чтобы поделить страну на сферы влияния, а значит, Сирии придется перенимать ливанский опыт, что предполагает транзит в сторону парламентской республики. Правда, в таком сценарии тоже хватает рисков. Зафиксировав существующий сегодня статус-кво, нет никаких гарантий, что баланс сил вскоре не изменится и не спровоцирует очередной виток гражданского конфликта.

Однако переоценивать значимость тех или иных положений российского проекта Конституции тоже не стоит. По всей видимости, он выполняет в планах Москвы служебную функцию, и для нее не так уж важно, будет он принят или нет. Куда важнее подтолкнуть процесс обсуждения будущего политического устройства Сирии, спровоцировав появление альтернативных проектов Конституций.

Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076743


США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076742

Путин — это более серьезная угроза существованию Европы, чем ИГИЛ

Чтобы избежать краха, России надо сделать так, чтобы ЕС развалился первым. Для этого она усугубляет миграционный кризис и раздувает исламофобию.

Джордж Сорос, The Guardian, Великобритания

Руководители США и ЕС допускают прискорбную ошибку, полагая, что путинская Россия может стать союзницей в борьбе против «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. пер.). Факты опровергают их точку зрения. Цель Путина — содействовать распаду Евросоюза, а добиться этой цели быстрее всего он сможет, наводнив Европу сирийскими беженцами.

Российские самолеты бомбят гражданское население на юге Сирии, вынуждая его бежать в Иорданию и Ливан. Сегодня в пустыне на границе с Иорданией в ожидании разрешения на въезд скопилось 20 тысяч сирийских беженцев. Чуть меньше ждут своей очереди, чтобы попасть в Ливан. И беженцев там становится все больше.

Россия также наносит массированные авиаудары по мирному населению в северной части Сирии. А армия сирийского президента Башара аль-Асада провела наступление на город Алеппо, где проживало более двух миллионов человек. Взрывы бочковых бомб заставили 70 тысяч мирных сирийцев бежать в соседнюю Турцию. В случае продолжения наземного наступления беженцев будет намного больше.

Бегущие семьи могут не остаться в Турции, а двинуться дальше. На этой неделе канцлер Германии Ангела Меркель отправилась в Анкару, чтобы в спешном порядке договориться с турецкими властями о продлении срока пребывания в Турции беженцев, которые уже находятся там. Она предложила ежегодно перевозить напрямую в Европу по 200-300 тысяч сирийских беженцев при условии, что Турция не будет пускать их в Грецию и примет их обратно, если они все-таки переберутся туда.

Путин — талантливый тактик, но мыслить стратегически он не умеет. Есть основания полагать, что интервенцию в Сирии он начал для того, чтобы усугубить кризис беженцев в Европе. На самом деле эта интервенция стала стратегическим просчетом, так как у Путина возник конфликт с турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом, что пошло во вред интересам обеих стран.

Но когда Путин увидел, что появилась возможность ускорить распад ЕС, он ухватился за нее. Он маскирует свои действия разговорами о сотрудничестве против общего врага ИГИЛ. Аналогичный подход он использует на Украине, подписав Минские соглашения, но не выполняя их условия.

Трудно понять, почему руководство США и ЕС верит Путину на слово вместо того, чтобы судить о нем по его поступкам. Единственное объяснение, которое я смог найти, заключается в том, что демократические политики стремятся успокоить общество, а для этого рисуют более благостную картину, чем она есть на самом деле. В действительности путинская Россия и ЕС ведут гонку на время. Вопрос в том, кто из них рухнет первым.

В 2017 году путинскому режиму грозит банкротство, когда придет время погашать значительную часть внешнего долга. Но политические потрясения могут начаться еще раньше. Популярность президента по-прежнему высока, но она зиждется на общественном договоре, который требует, чтобы правительство обеспечивало финансовую стабильность и медленно, но верно повышало уровень жизни. Из-за западных санкций, а также из-за резкого падения цен на нефть режим не сумеет сделать ни первое, ни второе.

Дефицит бюджета в России составляет семь процентов ВВП, но правительству нужно будет сократить его до трех процентов, чтобы инфляция не вышла из-под контроля. В фонде социального обеспечения заканчиваются деньги, и его придется объединить с фондом государственной инфраструктуры, чтобы эти деньги появились. Эти и другие действия негативно отразятся на уровне жизни населения и на мнении электората. Между тем этой осенью России предстоит провести парламентские выборы.

Чтобы избежать краха, путинскому режиму надо сделать так, чтобы ЕС развалился первым. Если Евросоюз начнет трещать по швам, он не сможет сохранить санкции, введенные против России после ее вторжения на Украину. Путин получит значительные экономические выгоды, разобщая Европу и используя свои связи с коммерческими кругами и с выступающими против ЕС партиями, за которыми он бережно ухаживает.

При существующем положении дел ЕС непременно распадется. После финансового кризиса 2008 года и пакета мер по спасению Греции ЕС с трудом выкарабкивался из одного кризиса в другой. Но сегодня он сталкивается с пятью или шестью кризисами одновременно, и это для него уже слишком. Как совершенно верно прогнозировала Меркель, миграционный кризис способен разрушить Евросоюз.

Когда государство или объединение государств оказывается в смертельной опасности, лидеры должны смотреть жестокой правде в глаза, а не пытаться ее игнорировать. В гонке за выживание ЕС соперничает с путинской Россией. ИГИЛ представляет угрозу для обоих, но эту группировку не следует переоценивать. Атаки джихадистов из террористических организаций ужасны, но они не идут ни в какое сравнение с угрозой, исходящей из России.

ИГИЛ (и до него «Аль-Каида») выяснили, где ахиллесова пята западной цивилизации. Это страх перед смертью. Они научились эксплуатировать этот страх. Нагнетая на Западе исламофобию и побуждая общество и власть относиться к исламу с подозрением, они надеются убедить молодых мусульман, что альтернативы терроризму не существует. Когда мы поймем суть этой стратегии, найти противоядие будет легко и просто. Не надо поступать так, как хочет твой враг.

Противостоять исходящей из путинской России угрозе будет трудно. Но если не признать эту угрозу, бороться с ней будет еще труднее.

США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076742


Сирия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076735 Башар Асад

Эксклюзивное интервью Башара Асада

Корреспонденты Europe 1 и TF1 встретились во вторник с Башаром Асадом в Дамаске, чтобы обсудить будущее Сирии, борьбу с терроризмом и ведущиеся его армией кровавые репрессии.

Radio Europe 1, Франция

Сейчас, когда будущее Сирии вновь обсуждается на возобновившихся в четверг в Астане переговорах между режимом и представителями мятежников при участии России, Ирана и Турции, Башар Асад дал во вторник эксклюзивное интервью Europe 1 и TF1 в Дамаске.

Через шесть недель после взятия Алеппо сирийской армией президент страны подробно рассказывает в интервью о своей стратегии освобождения территории. Не отмалчивается он и насчет обвинений в преступлениях и массовых убийствах. В начале февраля НКО Amnesty international сообщило о том, что в одной расположенной у Дамаска тюрьме с 2011 по 2015 год были повешены почти 13 тысяч заключенных.

В интервью президент Сирии говорит в том числе и о роли Франции и Запада в этом конфликте, который унес жизни более 300 тысяч человек с 2011 года.

Фабьен Намиа (Europe 1): Два месяца прошло после освобождения Алеппо. Можно ли теперь сказать, что вы выиграли войну?

Башар Асад: Нет. Не думаю, что можно говорить о победе в войне, пока мы не справились с террористами во всей Сирии. Речь идет лишь о большом шаге на пути к ликвидации терроризма в нашей стране, и, как мне кажется, этот путь будет долгим. По одной простой причине: террористы получают поддержку многих западных стран, в том числе Франции и Великобритании, а также Турции, Саудовской Аравии и Катара в нашем регионе.

— Вы говорите о долгом пути, но не могли бы вы описать с военной точки зрения все еще стоящие перед вами задачи?

— Когда я говорю о ликвидации террористов в нашей стране, это, безусловно, означает освобождение всей нашей территории. Ее нужно вернуть под контроль правительства, такова стоящая перед властями задача.

— Но о какой части Сирии, о каком именно городе вы говорите?

— Хотите сказать, после Алеппо?

— Да.

— Мы, разумеется, продолжим кампанию в окружающей Алеппо зоне, чтобы обезопасить город от новых атак террористов с запада и севера, которые получают прямую помощь от Турции, от турецкой армии.

Мишель Скотт (TF1): Новым этапом станет не Идлиб? Говорят, что следующее большое сражение будет вестись за Идлиб.

— Это может быть Идлиб, Эр-Ракка или любой другой город. Сейчас все зависит от изменений в текущей ситуации, поскольку план может меняться в соответствии с ней. Мы не составляли этот план до окончания боев в Алеппо и его окрестностях. Поэтому говорить о следующем этапе еще слишком рано. Все зависит от боев на разных участках.

— Но сейчас ситуация для вас намного улучшилась с военной точки зрения?

— Разумеется, освобождение каждого города от террористов означает, что ситуация становится лучше. Но для нас этого не достаточно.

— Для Франции главным источником террористической угрозы, безусловно, является «Исламское государство»*. Вы же считаете, что все вооруженные группы или большинство из них — террористы. Почему вы не рассматриваете ИГ как особую угрозу?

— Во-первых, это не мы, правительство, считаем их террористами: они являются таковыми по закону и международному праву. Любой человек в моей или вашей стране, который берет в руки оружие и начинает убивать людей и разрушать имущество, является террористом. Это международное понятие. Таким образом, мы не единственные, кто дает им такое определение. В нашем случае, по нашему закону, тот, кто сдает оружие, перестает считаться террористом.

Мне кажется, что когда вы говорите, что французы или европейцы испытывают беспокойство по поводу ИГ, это свидетельствует о плохом понимании ситуации. ИГ — это следствие, а не причина проблемы. Проблема заключается в идеологии организации, которой придерживается также «Джабхат ан-Нусра»* и множество подобных организаций в Сирии, а также, быть может, в Ливии и других странах. Таким образом, вам следовало бы беспокоиться на счет всех этих террористов, а не только ИГ или «Джабхат ан-Нусра». Они делают то, что велит им их идеология, то есть устраивают теракты.

ФН: То есть, нет никакой разницы между «Исламским государством» и этими группами?

— Абсолютно никакой. В Сирии у всех этих организаций одни корни. Люди, которые входили в ИГ, раньше числились в рядах «Джабхат ан-Нусра». Сейчас они перебегают из одного движения в другое, потому что у них одна идеология, ваххабизм, которая стоит у истоков терроризма.

— Иначе говоря, два вас все это — один и тот же враг? Все эти террористы не отличаются друг от друга?

— Разумеется. Причем так говорит закон, а не я. Как я уже отмечал, в соответствии с законом и международном правом, ни в одной стране мира люди не могут держать в руках оружие, если они не представители армии и полиции. Думаю, во Франции все обстоит точно так же. Если я ошибаюсь, поправьте меня. Но мне кажется, что так обстоят дела по всему миру.

МС: Значит, Эр-Ракка, оплот ИГ, откуда планировались теракты во Франции, не является для вас приоритетной целью…

— Нет. Причем эти теракты вовсе не обязательно готовились в Эр-Ракке. Она — всего лишь символ ИГ.

— Символ?

— Присутствие ИГ наблюдается даже поблизости от Дамаска. Они повсюду. Они сейчас находится в Пальмире и на востоке Сирии. Поэтому нет, речь идет не только об Эр-Ракке. Приоритеты везде. Все зависит от хода боев. Для нас имеет значение все: Эр-Ракка, Пальмира, Идлиб… Все!

— Господин президент, вы представляете себя главным бастионом на пути терроризма. Есть немало людей, особенно у нас, которые считают ИГ и ваш режим двумя ликами одного зла, которое пытается задавить любые проявления свободного демократического самовыражения в вашей стране. Что вы могли бы им ответить?

— Во-первых, мы — не режим, а государство со всеми его институтами. Во-вторых, тут прослеживается демонизация Сирии, ее правительства и армии крупнейшими СМИ и западными политическими кругами, которые с самого начала поддерживали так называемых «умеренных». Сначала они называли их мирными демонстрантами, а затем сказали, что те уже перестали быть мирными, но все еще остались умеренными. Но они не понимали, что на самом деле лишь поддерживают базу «Аль-Каиды»* и ИГ.

Вот почему они говорят сейчас, что мы раскручиваем этих террористов, используем их в качестве альтернативы, чтобы у Запада больше не осталось выбора. Во-первых, Западу не нужно выбирать между мной и ИГ. Этот выбор предстоит сделать моему народу. Потому что речь идет о чисто сирийском вопросе. И, следовательно, нас не должно волновать, что думают по этому поводу западные чиновники. Им следовало бы подумать о собственном населении, защитить его от терактов, которые произошли из-за их политики.

ФН: Господин президент, все мы, особенно во Франции, были поражены ужасами терроризма. Но нас также шокировал обнародованный на прошлой неделе доклад Amnesty International. В нем говорится о тюрьме Сайедная. Она расположена неподалеку от Дамаска. 13 тысяч казненных заключенных, массовые повешения, пытки. В отчете организации говорится, что в этом месте сирийское государство в тайне убивает свой народ. Господин президент, все ли средства хороши для победы в войне? Можно ли делать все, что вздумается?

— Нет, все законно. Нельзя творить не пойми что…

— Но есть верить докладу Amnesty International, ни о какой законности речи тут не идет…

— Нет. Есть разница между обсуждением фактов, чем занимаемся сейчас мы с вами, и чьих-то утверждений. Если вам хочется поговорить об утверждениях, на это можно потратить уйму времени, потому что их существует огромное множество. Любой может заявить, что ему вздумается, и мы можем это обсуждать. Но в данном случае ни о каких фактах речи не идет. Если вам хочется обсудить Amnesty International, пожалуйста! Это всемирно известная организация, и ей следовало бы постыдиться выстраивать доклад на основании голословных обвинений. Если вы придете в суд в вашей стране (а у вас есть суды и судебная система), он примет решение на основании утверждений или все же потребует доказательств? Этот доклад выстроен на неподтвержденных обвинениях! Нет ни одного документа, ни одного доказательства. Причем речь шла даже не о 13 тысяч человек, а о цифре от 5 тысяч до 13 тысяч. Разброс более чем в два раза! Это означает, что никакого намека на точность тут нет. Не называется ни единого имени предполагаемых жертв. Из всех этих тысяч есть только 36. Есть там и другие пробелы. В частности, утверждается, что великий муфтий дает добро на казни, хотя в Сирии религиозные деятели не имеют никакого отношения к судебным процедурам. Смертная казнь в Сирии законна. Она является частью сирийского права с провозглашения независимости. Таким образом, у правительства есть право казнить кого угодно в соответствии с законом. И зачем бы оно тогда стало заниматься этим нелегально?

— Пытки вне закона даже в Сирии. Вы можете подтвердить, что в этой тюрьме не практикуют пытки, как утверждает Amnesty International?

— Вопрос стоит следующим образом: зачем пытать? Зачем вести пытки? С какой целью? Что мы от этого выиграем? Просто ради садизма? Мы все — садисты? Зачем нам это делать? Чтобы получить информацию? У нас есть все нужные нам сведения. Поэтому мы не прибегаем к пыткам. Это не является частью нашей политики. По одной простой причине: если бы мы устраивали такие зверства, это играло бы на руку террористам, они бы от этого выиграли. Нам же нужно завоевать сердца сирийского народа. Если бы мы устраивали такие бесчинства на любом этапе конфликта, мы не пользовались бы такой народной поддержкой, как сейчас, по итогам шести лет борьбы. Таков простой факт. Если вернуться к этим докладам, доклад должен выстраиваться на фактах. В этом же нет ни единого факта. Они должны представить доказательства, но не могут этого сделать.

— В Amnesty International предлагают отправить наблюдателей в ваши тюрьмы для того, чтобы собрать доказательства или наоборот подтвердить, что вы правы и никаких преступлений не было. Что вы ответите на такое предложение?

— Мне кажется, что лучше было бы начать расследование деятельности самой Amnesty International, раз она составляет доклад на основании голословных обвинений. Это позор, позор для такой организации, которая никогда не отличалась объективностью, а всегда вставала на чью-то сторону.

МС: А что насчет свидетельских показаний бывших охранников и заключенных?

— Это вопрос суверенитета. Если на вас каждый день сыплются такие обвинения и доклады, можно только и делать, что без конца принимать иностранные делегации. Вы бы согласились потребовать у вашего правительства отправки к вам сирийской делегации для расследования причин того, что ваша армия при Николя Саркози и Франсуа Олланде напала на ливийцев и убила десятки и сотни тысяч человек? Мы можем поехать к вам, чтобы начать следствие о тех деньгах, что Саркози получил от Каддафи? Это вопрос суверенитета. Нет, мы не позволим Amnesty International приехать сюда. Ни под каким предлогом и ни по какой причине. Я не говорю об этом докладе, но вы как крупные СМИ должны были бы провести собственное расследование. На чем основывается этот доклад? Если все это — голословные утверждения, его нельзя принимать всерьез.

— То есть, вы отвечаете «нет» на предложение о визите международных наблюдателей?

— Нет, определенно нет. Нас совершенно не интересует этот инфантильный доклад на пустом месте. Одни лишь голословные утверждения. Они говорят, что опросили каких-то свидетелей, все из которых — оппозиционеры и дезертиры. Объективным этот доклад никак не назвать.

— Но вы признаете, что в Сирии проводятся официальные, законные казни?

— Так обстоят дела с провозглашения независимости. Смертная казнь — часть сирийских законов в случае убийства. Она не имеет ничего общего ни с этим кризисом, ни с этим докладом, ни с этой тюрьмой. Существует законный метод, он называется «судебный процесс».

ФН: Господин Асад, давайте поговорим об отношениях Франции и Сирии. Через несколько недель во Франции будет избран новый президент. Среди вопросов, которые сейчас обсуждаются у нас, значится и восстановление диалога с вашим правительством. Рассчитываете ли вы на восстановление дипломатических отношений с Францией?

— Самое важное здесь — вовсе не наши дипломатические отношения. Речь идет в основном и по большей части о политической линии Франции. Отсутствие дипломатических отношений пока что не представляет особой проблемы. Хотя, конечно, в долгосрочной перспективе лучше было бы иметь хорошие отношения с любой страной, в том числе дипломатические.

— Так давайте обсудим политическую линию Франции!

— Прекрасно. Политика Франции с первого дня заключалась в поддержке террористов в Сирии и несет прямую ответственность кровопролитие в нашей стране.

— Это очень серьезное обвинение в адрес Франции! Как вы можете говорить, что Франция поддерживает терроризм?

— Они сами это говорят. Не я их обвиняю. Они неоднократно говорили, что поддерживали войну. Франсуа Олланд недавно даже заявил, что отказ от начала войны в 2013 году был ошибкой. Они сами говорили, что отправляли оружие так называемым «умеренным» группировкам, которые по факту являются террористическими. Об этом говорю не я, а они сами. Американцы утверждали то же самое, как и французы. Если вы посмотрите на заявления вашего руководства за последние два, три, четыре года, вы найдете множество заявлений французских официальных лиц. Они обвиняют сами себя.

МС: Франсуа Олланд скоро уйдет из власти. Вы же остались на своем месте. Вы победили в противостоянии с Олландом?

— Речь не идет о нем или обо мне. Тут нет ничего личного. Я ни разу с ним не встречался. Честно говоря, он меня вообще не интереует с его 11% рейтингом. Как мне кажется, такого низкого показателя еще не было ни у одного из его предшественников в истории Франции. На самом деле, противостояние ведется между мной и террористами, мной и теми, кто поддерживает их. Пока что террористам не удавалось победить в войне. Но они разрушают Сирию. Они убили сотни тысяч сирийцев. И поэтому не могу сказать, что победил в войне. Им, конечно, не удалось осуществить свой проект, но и мы пока не смогли закончить нашу войну. То есть, я не могу сказать, что победил в этой войне.

— Вы следите за ходом французской избирательной кампании?

— Мы следим за ним в общих чертах. На самом деле мы не рассчитываем на кого-либо на выборах в западных странах по той простой причине, что мы не верим западным лидерам на слово, когда они ведут кампанию. Их слова нацелены на завоевание голосов избирателей, а не на интересы их страны. Это факт, и я говорю вам об этом совершено открыто.

ФН: Господин президент, вы все же видите различия между правыми и левыми во Франции по вопросу отношений с Сирией?

— Да, различия тут можно отметить, но в конечном итоге значение имеет только политика избранного президента. Соответствует ли она тому, о чем он говорил до избрания, или нет? В этом вопрос. То есть, мы тут ни на кого не рассчитываем. Разумеется, мы предпочли бы того, кто не стремится разжигать войны. Таковы наши предпочтения. Но у нас нет ни в чем уверенности.

— Но кого бы вы, например, предпочли среди тех, кто против войны?

— Больших отличий в настоящий момент я не вижу. Но опять-таки я не стал бы полагаться на риторику одних или других. С этой точки зрения особой разницы нет.

МС: У вас контакты с кем-то из кандидатов? Или нет?

— Нет, мы не устанавливали контактов ни с кем из них.

ФН: А с нашей разведкой?

— В некоторых случаях у нас были непрямые контакты.

— С французскими спецслужбами?

— Да.

— А у вас лично были контакты с французскими разведслужбами?

— В ходе визита парламентской делегации в Сирии один из ее членов был представителем разведки. То есть, контакты существуют. Разумеется, французское правительство заявило, что речь шла лишь о парламентской делегации, что его все это не касалось, и что оно не одобряло инициативу. Но это не так: имеется несколько каналов связи.

— В одной из стран, в США, уже сменился президент. Одним из первых решений Дональда Трампа стал скандальный запрет на въезд в США для граждан нескольких мусульманских стран, в том числе Сирии. Вы не ощущаете какого-то унижения как гражданин Сирии и ее президент?

— Нет. Эта мера направлена не против сирийского народа, а против террористов, которые могли бы пробраться вместе с прибывшими на Запад иммигрантами. Причем это уже произошло в Европе, в частности в Германии, и может произойти в США. Думаю, что цель Дональда Трампа — не дать этим людям проникнуть в страну, и он приступил к ее выполнению на собственный манер.

— То есть, он поступил правильно?

— Нет, я говорю о том, с чем можно соглашаться или не соглашаться как человеку, но как президента меня все это не беспокоит. Меня волнует возможность вернуть сирийцев в Сирию, а не отправлять их США. Меня не порадовала бы их эмиграция в другие страны. Меня порадовало бы их возвращение в Сирию, потому что они хотят вернуться. Дело в том, что большинство сирийцев уехали из-за терроризма и западного эмбарго.

Таким образом, если бы мне захотелось ответить на это решение, я бы попросил Дональда Трампа и западные страны снять эмбарго и прекратить поддержку террористов. У них больше не было бы с этим проблем. Ни иммигрантов, ни террористов, которые скрываются среди иммигрантов. Кроме того, что тоже очень важный момент, эта шумиха вокруг решений Дональда Трампа объясняется вовсе не беспокойством о сирийцах и жителях других стран. Все дело в том, что нашей борьбой, нашими проблемами и нашим конфликтом хотят воспользоваться как инструментом против Дональда Трампа. Несколько месяцев назад Барак Обама принял несколько решений по тому же вопросу, но главные американские СМИ о них не говорили. Они начали говорить лишь после того, как Дональд Трамп сделал свое заявление достаточно резким образом.

— То есть, вам удобнее с Дональдом Трампом, чем с Бараком Обамой?

— Нет, мне не может быть удобнее, пока я не увидел его политику в отношении Сирии. И пока что я ее не видел. Опять-таки, нужно вести себя осторожно со всеми западными лидерами, потому что они могут сказать одно утром и поступить с точностью до наоборот вечером. Они не берут никаких обязательств. Они очень прагматичны и доходят до торговли своими ценностями. Я бы сказал скорее, что их политика вообще не опирается на ценности.

МС: Как бы то ни было, один момент пока что точно не изменился: это отход США из региона. Это очевидный момент. Сейчас в Астане начинается второй этап переговоров о будущем Сирии, и, что поразительно, западные страны оказались полностью вне игры: их там нет. Действительно ли это хорошо для будущего переговоров и перспектив мира в регионе?

— Нет. Чем шире поддержка политического процесса, тем лучше. Тем не менее, участвующие в этом процессе западные страны, прежде всего Франция и Великобритания, упустили шанс добиться чего-то в Женеве, причем дважды. Они ничего не достигли, потому что поддерживали действующие против правительства террористические группы. Они не стремились к миру в Сирии, а хотели использовать процесс, для достижения собственных целей.

— Но разве тот факт, что будущее Ближнего Востока находится в руках Ирана и России, за плечами которых нет больших демократических достижений, хороший момент?

— Повторюсь: чем больше стран вовлечено, тем лучше. Так считаем не только мы, но и россияне. Кроме того, они предложили многим странам участвовать, помочь им в борьбе с терроризмом и поддержать политический процесс. Запад же сам себя изолировал. В этом нет вины Ирана или России. Западные страны крайне пассивно отреагировали на эти инициативы. Так, например, в чем их позиция по Астане? Россия сказала им не приезжать? Нет! Они сами решили не участвовать.

— Другими словами, Иран и Россия — миротворцы, а Запад — разжигатель войны?

— Именно так. На все 100%.

ФН: Продолжим разговор о России. Вы бы сказали, что все решения в регионе принимает в первую очередь Владимир Путин? И даже в вашей стране, в Сирии?

— Нет, это не так. В Сирии решения мы принимаем сами. Что касается других стран, за них говорить я не могу. Россия уважает наш суверенитет и на каждом этапе, как стратегическом, так и тактическом, она сотрудничала с Сирией. Она ничего не предпринимала без консультаций с нами. Ее политика опирается на ценности и интересы, в частности в том, что касается борьбы с терроризмом. Поэтому нет, решения принимаем мы.

— Вы бы сказали, что без России ваше правительство давно бы обрушилось?

— Это чисто гипотетический вопрос. Никто не может предугадать результаты войны, потому что она по умолчанию изменчива. Разумеется, без российской поддержки ситуация была бы хуже. Но до какой степени? Это никому не известно. Я не могу сказать, устояло бы правительство или рухнуло. В любом случае, поддержка России была крайне важна в ослаблении ИГ и «Джабхат ан-Нусра». Дело в том, что эти организации стали договариваться, когда американская коалиция начала свои удары, свою косметическую операцию. И они продвигались вперед, пока Россия не вмешалась, и их не заставили отступить. Такова реальность. Таковы факты.

МС: Вас не удивляет то, что всего несколько лет назад большинство наблюдателей и аналитиков говорили, что у вас не получится долго продержаться у власти? Сейчас же, особенно после взятия Алеппо, многие утверждают, что вы сможете удержаться. В этот самый момент на переговорах в Астане обсуждают сохранение вашей позиции во власти. В нашей стране если политик демонстрирует плохие результаты, ему обычно не удается долго оставаться на своем месте. 17 лет у власти, шесть лет войны, более 300 тысяч погибших, разрушенная и разобщенная страна… Вы бы сказали, что такие результаты, с точки зрения не закона, а нравственности, позволяют вам остаться у власти вне зависимости от исхода текущих переговоров?

— Вы помните террористов, которые устроили теракты во Франции в прошлом году? Вы не забыли, что полиция застрелила некоторых из них? Вы бы назвали полицейских убийцами или спасителями? Они же убивали! То же самое обстоит и с врачом, который ампутирует пораженную гангреной ногу. По-вашему, он совершил недопустимое или же спас жизнь пациента? Необходимо понимать причины поступка. В нашем случае мы сражаемся с терроризмом, чтобы защитить народ. И это не моя личная точка зрения. Это долг, который возлагает на нас конституция и закон. Если бы я этого не сделал, то сам бы стал убийцей, потому что позволил бы террористам убить еще больше сирийцев. Долг вашей армии защищать французов. Но ваши военные могли бы сказать: «Мы не станем вмешиваться, потому что нас назовут убийцами!»

— Вы бы сказали, что сделали все, что можете, и все, что должны, для вашей страны?

— Все, что могу, да! Безусловно. Все, что должен? Это уже вопрос к сирийскому народу, потому что тут могут быть разные точки зрения. Но в том, что касается вопроса, хорошие результаты или плохие, причем с упомянутой вами нравственной тоски зрения, решать должны сирийцы, на не европейские лидеры. Все они говорили, что Асад должен уйти. А теперь не говорят. Меня не волнует ни одно из двух этих мнений. Я не обращал на них внимания с самого начала. Меня волнует борьба с терроризмом, с планами по уничтожению нашей страны. Это с самого начала было моей важнейшей задачей. И что они говорят, меня не интересует. Результаты касаются сирийцев, а ни в коем случае не европейцев.

ФН: Но когда сирийский народ сможет сказать, что одобряет вашу политику? Сейчас во Франции идут выборы. Когда состоятся следующие выборы в Сирии?

— Есть два средства добиться этого. Средства, которые есть у нас сейчас и будут по окончанию войны. Сейчас можно рассматривать любые решения, голосования, выборы, возможно все. Но до того момента у народа есть лишь один способ заявить о себе. Поддерживать вас или не поддерживать. Зачем народу поддерживать президента после шести лет войны, если он проявил себя плохо? Это очень простой вопрос: зачем людям поддерживать его? Почему они не поддерживают террористов? Возвращаясь к вашему вопросу, когда вы говорите о 300 или даже 400 тысяч погибших и утверждаете, что это президент убил их, вы словно даете террористам сертификат добропорядочности, как будто это мы убивали людей, а террористы их защищали. Вот суть вопроса. Но это не так. Правда в том, что мы сражаемся за сирийский народ. Именно поэтому сирийский народ поддержал правительство, армию и президента.

* «Исламское государство», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида» — террористические организации, запрещенные на территории РФ — прим. ред.

Сирия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076735 Башар Асад


Швеция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076734

Валльстрём: Феминистская политика дала результаты

Ева Стенберг (Ewa Stenberg), Dagens Nyheter, Швеция

Министр иностранных дел Маргот Валльстрём (Margot Wallström) говорит, что шведская феминистическая внешняя политика дает ощутимые плоды по всему миру. Она называет лидера Либералов Яна Бьёрклунда (Jan Björklund) популистом за его критику в адрес представительниц шведского правительства, которые надели хиджабы в Иране, и при этом хвалит буржуазную оппозицию.

Dagens Nyheter прочитала правительственную декларацию внешней политики, опубликованную в среду, и взяла интервью у министра иностранных дел.

В среду утром Маргот Валльстрём зачитала декларацию правительства по внешней политике.

«Шведская феминистская внешняя политика приносит реальный результат на пользу женщинам, девочкам и всему обществу», — пишет правительство и сообщает, что работа способствовала тому, что порядка 20 стран приняли законы и проекты по усилению равноправия, а около 90 региональных сообществ прекратили практиковать женское обрезание.

«Каждый год мы принимаем конкретный план действий по феминистской внешней политике. Он может касаться борьбы против детских браков, против женского обрезания, за право женщин владеть землей. Мы смотрим на имеющиеся ресурсы и даем образование женщинам-посредникам и женщинам, представляющим нашу политику», — говорит Маргот Валльстрём.

В эти выходные феминистская внешняя политика Швеции привлекла большое внимание внутри страны. Широко обсуждались фотографии министра торговли Анн Линде (Ann Linde) в платке на голове. Она и многие другие женщины-члены делегации премьер-министра Стефана Лёвена (Stefan Löfvens) в Иране, стране, где женщина по закону должна носить хиджаб, появились на официальной встрече с покрытой головой.

«Феминистская политика провалилась», — написал лидер либералов Ян Бьёрклунд в Twitter во вторник после залпа критики фотографий представительниц правительства с платками на голове.

«Это популизм», — восклицает Маргот Валльстрём.

«Ведь он сам сидел с правительством, где женщины носили платки, когда ездил в Иран. Там это закон. Это дипломатическая данность. Он это прекрасно знает. И мне кажется, я видела его в кипе. Если он сейчас скажет, что перестал соблюдать правила в Иране, я надеюсь, что он хотя бы не перестал уважать правила поведения и одежды в синагоге», — едко комментирует Маргот Валльстрём.

Несмотря на критику, министр иностранных дел хочет завершить свое внешнеполитическое заявление, протянув руку дружбы оппозиции.

«Временами нам следует уметь достойнее относиться друг к другу. По очень многим вопросам у нас единое мнение о внешней политике, я этому рада и очень благодарна. У нас один взгляд на права человека, равноправие и демократию, и в этом я отдаю им должное», — говорит она и вспоминает, как все бывало раньше:

«Я считаю, что сейчас наши дебаты стали намного спокойнее. Вспомните, как они на меня напирали, когда я критиковала Саудовскую Аравию по вопросам прав человека. Но сейчас вдруг оказалось, что можно быть жестким в меру».

Dagens Nyheter: Ян Бьёрклунд представляет собой исключение?

Маргот Вальстрём: В этом вопросе его легко опровергнуть. В Иране особое внимание привлек тот факт, что большинство членов шведской делегации были женщинами. С иранской же стороны женщин вообще не было. Такое практическое, конкретное сотрудничество меняет положение вещей в долгосрочной перспективе, а вовсе не поездки туда с демонстрациями. В самой Швеции — совсем другое дело. Я не считаю, например, что нужно носить полные хиджабы в начальной школе.

«Парадоксальным временем» назвала министр иностранных дел прошедший год в своем заявлении. Бедность уменьшается, а безопасность падает на фоне Брексита и избрания Трампа.

«Мы пытаемся угадать, что произойдет в будущем. Я думаю, мы можем увидеть новые политические альянсы и страны, которые выйдут на арену, заполнив пустоты. Китай, конечно, получит влияние в тех областях, где не имел его раньше».

Она предостерегает от такого миропорядка, где все страны будут заботиться лишь о своих интересах, наподобие America first, а договоры основываются на денежных транзакциях вместо прав человека и международных соглашений.

Положения, касающиеся России, отличаются от тех, что были в прошлом году. Тогда аннексия Россией Крыма называлась «величайшим вызовом европейской безопасности со времен окончания холодной войны». Сейчас эта формулировка вычеркнута. Россию по-прежнему резко осуждают за агрессию против Украины и аннексию Крыма. Но есть и более позитивные формулировки:

«Швеции нужно прикладывать больше усилий для развития отношений с Россией. Мы должны поддерживать политический диалог, действовать дальновидно и призывать Россию к сотрудничеству вместо конфронтации», — гласят они.

— Отношение Швеции к России было слишком жестким?

—  Нет. Мы должны учитывать разные временные перспективы. Россия останется там, где она сейчас находится, и в будущем она будет большим и важным соседом. Мы должны быть способны представить, что в один прекрасный день и Россия начнет развиваться в более демократическом направлении.

Валльстрём считает, что хотя на сегодняшний день все и выглядит безрадостно, но именно сейчас Швеция должна вкладываться в контакты с Россией. Она сама едет туда, чтобы встретиться с министром иностранных дел Лавровым.

«Пока что у нас уже есть несколько областей, где Россия конструктивно помогает нам. Но при этом она переворачивает все по-своему, начиная с дел Совета министров северных стран и до гражданских организаций. Последние сейчас называются иностранными агентами, и с ними нельзя иметь дел. Я встречалась с людьми из Лулео, которые рассказывали, что дети и подростки больше не могут приезжать в летние лагеря, чтобы провести каникулы на свежем воздухе и получить новые впечатления в рамках Баренцева сотрудничества. Вот это лишнее».

В декларации внешней политики также есть более позитивные, чем раньше, формулировки относительно военного сотрудничества в ЕС. «Швеция будет активно усиливать совместную политику безопасности и обороны».

— Раньше Швеция тормозила сотрудничество в ЕС по обороне, почему правительство передумало?

—  Эта формулировка касается не только военного сотрудничества. Есть такие страны ЕС, которые считают, что нужна общая европейская оборона, и мы с этим не согласны. Мы считаем, что нужно еще больше вкладываться в гражданское направление и проводить работу по предотвращению конфликтов.

Но по этому вопросу мы видим только начало обсуждения. Мы пока не знаем, что случится с НАТО. Я уверена, что у нас еще будут более интенсивные дебаты по поводу военного сотрудничества в ЕС.

Швеция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076734


США. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076728

Китай первый, Россия вторая, Америка третья: реальная внешняя политика Трампа

Несмотря на все свои речи, президент не относит американские интересы к числу приоритетных задач.

Майкл Клэр (Michael T. Klare), The Nation, США

Если и есть какой-то постоянный аспект стратегического видения Дональда Трампа, так это то, что внешняя политика США всегда должна регулироваться простым принципом «Америка прежде всего», при котором жизненно важные интересы страны ставятся выше других. «Мы всегда будем ставить интересы Америки превыше всего», — заявил он в своей победной речи в ночь на 9 ноября. А 20 января, в своей инаугурационной речи он подчеркнул, что «с сегодняшнего дня концепция нашей страны будет звучать только так: Америка прежде всего». Однако пока все его действия на международной арене — осознанно или нет — ставят интересы Америки позади интересов ее главных соперников — Китая и России. Так что главная формула его политики должна выглядеть как «Америка на третьем плане».

Принимая во внимание 19 месяцев хвастливой риторики, никто и не представлял себе, что президентство Трампа может благоприятствовать основным конкурентам Америки. На протяжении всей предвыборной кампании он критиковал Китай за «хищническую» торговую практику и настаивал на том, что последний использовал слабую правоприменительную политику США для опустошения нашей экономики и уничтожения миллионов рабочих мест. «Китай восстановил себя деньгами, которые высосал из Соединенных Штатов», — недвусмысленно сказал он журналистам New York Times в марте прошлого года. Выразив восхищение умелым руководством президента РФ Владимира Путина, он при этом осудил наращивание страной новейших видов ядерного оружия. «Они просто взбесились со своей ядерной программой», — заявил он в ходе вторых президентских дебатов. «Нехорошо!»

Судя по таким комментариям, создавалось впечатление, что Дональд Трамп вошел бы в Овальный кабинет со стратегическим планом сдерживания геополитического влияния двух главных соперников Америки и потенциальных великих держав. Это могло бы повлечь за собой радикальные изменения в стратегии, разработанной для этой цели администрацией Обамы — двухаспектые усилия, направленные на усиление НАТО в восточной Европе и «выравнивание» американских военных сил и средств в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Стратегия Обамы также предполагала использование экономических соглашений — Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства и Транстихоокеанского партнерства (ТТП) — для поддержания таких военных мероприятий. Но Трамп открыто заявил о своем презрении к НАТО и ТТП, поэтому резонно было бы предположить, что в Вашингтон он прибудет с альтернативным планом обеспечения первенства Америки на глобальной стратегической шахматной доске.

В последние несколько недель президент Трамп дал, однако, понять, что его основные стратегические приоритеты не включают улучшение положения Америки в гонке за глобальное стратегическое превосходство. Вместо этого, в соответствии с размещенным на сайте Белого дома кратким описанием его внешней политики под лозунгом «Америка прежде всего», основными задачами являются уничтожение того, что он называет «радикальным исламским терроризмом» и оптимизация внешнеторгового баланса Америки. То, насколько эти задачи важны в более широком контексте, уже становилось предметом множества дискуссий, но мало кто отметил, что Трамп полностью отказался от мыслей об участии США в глобальной борьбе за власть и богатство с двумя потенциально беспощадными конкурентами, у каждого из которых есть собственный план достижения «величия».

И дело не только в том, что Трамп, похоже, уступил большую геополитическую площадку принципиальным соперникам Америки. Он, кажется, делает все, чтобы за счет Соединенных Штатов облегчить их продвижение вперед. Прошло всего несколько недель, как он сел в президентское кресло, а уже предпринят целый ряд шагов, которые помогли Китаю и России поймать ветер в свои паруса, а США оставили дрейфовать.

Внешняя политика Трампа с Китаем на первом месте

В своем подходе к Китаю, Дональд Трамп был сосредоточен практически только на вопросе торговли, утверждая, что его главной целью является борьба с недобросовестной практикой, которая позволила китайцам обогатиться за счет Америки. Неудивительно, что его кандидатура на пост торгового представителя США, Роберт Лайтхайзер, является ярым критиком манеры этой страны вести торговлю. «Очевидно, что производственный кризис в США связан с нашей торговли с Китаем», — сказал он в выступлении перед Конгрессом в 2010 году. Торговля может быть важной частью американо-китайских отношений, но однобокое акцентирование Трампом этого вопроса оставляет в стороне гораздо более важные политические, экономические, дипломатические и военные аспекты китайско-американской конкуренции за мировую власть и влияние. Игнорируя их, президент Трамп всего за несколько недель в Овальном кабинете позволил Китаю укрепить позиции по многим направлениям.

Это бросилось в глаза на Всемирном экономическом форуме в швейцарском Давосе в январе. В то время как ни один высокопоставленный представитель будущей администрации Трампа не удостоил мероприятие своим присутствием, Китай представлял не кто иной как сам президент Си Цзиньпин. В своей основной речи, обличая (без имен) тех, кто пытается отказаться от глобализации, глава государства изобразил Китай новым образцом свободной торговли и интернационализма. «Необходимо сказать „нет" протекционизму», — настаивал он. «Это как запереть себя в темной комнате. Снаружи могут быть дождь и ветер, но также воздух и свет». Для многих из присутствовавших в аудитории людей — руководителей, знаменитостей и государственных чиновников — его внешний вид и высказывания олицетворяли умопомрачительное смещение глобального баланса политического влияния, так как Вашингтон уступил ведущую позицию, которую долгое время занимал на мировой арене.

Шесть дней спустя, в первый рабочий день в должности президента, Трамп подтвердил ироничные комментарии китайского лидера, объявив о своем намерении выйти из переговоров по Транстихоокеанскому партнерству, отказавшись тем самым от лидерства США в стремлении значительно расширить торговлю в Азиатско-Тихоокеанском регионе. С точки зрения Трампа, торговая сделка с участием 12 стран (включая Австралию, Малайзию, Японию и Вьетнам, но исключая Китай) нанесет ущерб американским рабочим и производителям, стимулируя экспорт другими участниками в Китай (это мнение разделяют и некоторые левые). В то же время, однако, многие в Вашингтоне рассматривали его как содействие деятельности США по ограничению влияния Пекина путем развития торговли среди потенциальных стран-членов ТТП за счет Китая. Сейчас Китай имеет беспрецедентную возможность реорганизовать и потенциально переориентировать в своем направлении все торговлю в азиатском регионе.

«Нет никаких сомнений, что это действие будет рассматриваться как огромная победа для Китая», — сказал Майкл Фроман, представитель США на торговых переговорах во время президентства Обамы. «После всех разговоров об отсутствии компромиссов в отношении Китая, первое действие администрации Трампа, заключавшееся в заявлениях о сложении полномочий лидера в регионе и вручении ключей Китаю, повлечет за собой геостратегический ущерб».

Среди прочего, ожидается, что Китай будет призывать страны Азии присоединиться к альтернативному торговому соглашению — Всестороннему региональному экономическому партнерству (RCEP). Охватывая 10 членов Ассоциации государств юго-восточной Азии (АСЕАН), а также Китай, Японию, Южную Корею, Австралию, Новую Зеландию и Индию (США — нет), RCEP направлено на снижение торговых барьеров, без введенных в ТТП положений экологического и трудового права.

В резко прервавшемся телефонном разговоре 28 января президент Трамп еще больше подорвал геополитическое положение Америки в Азии, отчитав Малколма Тернбулла, премьер-министра Австралии — страны, которая была верным союзником Америки со времен окончания Второй мировой войны и на территории которой находятся несколько военных баз США. По сообщениям в газетах, Трамп гневно отреагировал на призыв Тернбулла сдержать обещание Обамы и принять 1,250 беженцев — многие из Ирака, — содержащихся под стражей в нищенских условиях в оффшорных центрах содержания. «Мне не нужны эти люди,» сказал на повышенных тонах Трамп, прежде чем бросить трубку. В Австралии люди были возмущены оскорбительным тоном разговора и, как сообщается, ставят под сомнение ценность тесного сотрудничества своей страны с США.

Предполагается, что его отпор Тернбуллу полезен Китаю. «Трамп напрасно вредит глубокому доверию, которое связывает один из ближайших союзов Америки», — сказал профессор Рори Медкаф, глава Колледжа национальной безопасности Австралийского национального университета в Канберре. «Китай и желающие ослабить сильнейший союз в Азиатско-Тихоокеанском регионе посчитают это подходящим моментом».

Трамп, Китай и глобальный климат

Однако, пожалуй, самым лучшим подарком, которым Трамп удостоил Китай, было его стремление погубить инициативы администрации Обамы в области чистой энергии и ее приверженность Парижскому соглашению по борьбе с глобальным изменением климата. Повернув вспять действия в этой области и поставив у власти команду людей, отрицающих сам факт глобального потепления, Трамп открыл Китаю возможность превратиться в мирового лидера как в области «зеленых» технологий (создавая при этом миллионы новых рабочих мест для китайских рабочих), так и в отношении международных усилий по замедлению глобального потепления.

Вспомните, что в погоне за прогрессом в сфере чистой энергии, президентом Обамой двигало не только беспокойство о последствиях изменения климата, но и стремление обеспечить американское превосходство в том, что он считал глобальной гонкой за освоение «зеленых» технологий будущего — гонкой, в которой Китай был бы, как он опасался, вероятным победителем. В 2013 году он говорил, что другие страны до недавнего времени «доминировали на рынке чистой энергии и в отношении появившихся рабочих мест, [но] мы начали менять это… Пока такие страны, как Китай, идут ва-банк в области чистой энергии, мы должны поступать так же».

Чтобы гарантировать первенство Америки в гонке за чистые источники энергии, Обама влил огромные суммы денег в развитие и внедрение технологий использования возобновляемых источников энергии, в том числе современных солнечных электростанций и электрических устройств хранения данных. Он также взял на себя роль лидера дипломатической инициативы, чтобы получить одобрение по Парижскому соглашению, проведя личные встречи с Си Цзиньпином и премьер-министром Индии Нарендрой Моди. С международной точки зрения такое развитие событий обеспечило США репутацию компетентной и дальновидной мировой державы.

А вот Дональду Трампу это мало интересно. Он больше заинтересован в том, чтобы угодить своим друзьям из индустрии ископаемого топлива, чем спасением планеты. Он неоднократно выражал решимость выйти из Парижского соглашения и уничтожить план развития экологически чистых технологий производства электрической энергии, который хотел воплотить в жизнь Барак Обама. «США явно изменят курс в климатической политике», — заявил Майрон Эбелл, скептик в вопросе глобального потепления, который возглавлял Агентство по охране окружающей среды в переходной команде Трампа. «Трамп ясно дал понять, что выйдет из Парижского соглашения. Он может сделать это посредством президентского указа или в рамках более широкого пакета», — сказал 30 января в интервью Эбелл.

Смогут или нет Трамп и предполагаемый директор Агентства по охране окружающей среды, бывший генеральный прокурор штата Оклахома Скотт Прюитт, успешно развалить все то, чего добился Обама, новая администрация уже уступила лидерство в глобальной климатической борьбе Китаю, который был счастлив стать центральной фигурой в данном вопросе. В январе спецпредставитель КНР по вопросам изменения климата Се Чжэньхуа подтвердил намерение Китая стать передовой страной в вопросах климата. «Китай в состоянии взять на себя ведущую роль в борьбе с глобальным изменением климата», — заявил он в интервью газете China Daily.

Одновременно с получением международного признания в данной области, Китай активно продвигается к первенству в разработке и внедрении новых «зеленых» технологий, обеспечивая себе будущее господство на мировом рынке, которое в ближайшие десятилетия будет расти не по дням, а по часам. 5 января Национальная энергетическая администрация Китая объявила о намерении потратить 360 миллиардов долларов на возобновляемые источники энергии в период с 2016 по 2020 годы. Это, как ожидается, спровоцирует появление 13 миллионов новых рабочих мест. Хотя детали плана расходов обнародованы не были, большая часть такого щедрого вложения будет без сомнения направлена на ветряные и солнечные установки — сферу, в которой Китай уже обладает существенным преимуществом перед остальными странами.

С международной точки зрения последствия такого рвения трудно не заметить. Многие эксперты в области энергетики считают, что в ближайшие годы начнет снижаться спрос на нефть и другие виды ископаемого топлива, поскольку все больше потребителей предпочитают чистые виды энергии дающим выбросы углеводорода видам топлива. Если это так, то спрос на возобновляемые источники энергии будет стремительно расти. Согласно последним прогнозам Международного энергетического агентства в Париже, спрос на энергию ветра для производства электроэнергии в период между 2014 и 2040 годами вырастет на 440%, а на солнечную энергию — свыше 1100%. Учитывая колоссальную мировую потребность в энергии, рост такого масштаба неизбежно должен принести новому бизнесу триллионы долларов. Другими словами, «анти-зеленая» позиция администрации Трампа предлагает Китаю подарок века: невиданные перестановки в мировом благосостоянии.

Внешняя политика Трампа с Россией на втором месте

Если президент Трамп намерен, как представляется, сделать Китай ведущей мировой державой, не менее странной является его решимость поднять на второе место Россию. В своем упертом стремлении заручиться поддержкой Москвы в борьбе с ИГИЛ, он, кажется, готов устранить любые препятствия, возникающие на пути кампании российского президента Владимира Путина по установке сферы влияния на территории бывшего Советского Союза и других областях, некогда подконтрольных Москве.

С момента прихода к власти в 2000 году Владимир Путин никогда не скрывал своего стремления вернуть России былую славу и исправить то, что он и его российские аналитики-единомышленники считают посягательством со стороны НАТО на законную зону безопасности России в восточной и юго-восточной Европе. Это привело к аннексии Крыма Россией в 2014 году и завуалированной интервенции России на востоке Украины. У стран Балтии — Эстонии, Латвии, Литвы — и других стран восточной Европы, которые однажды были у Москвы под башмаком, такое положение дел, в свою очередь, возродило страх перед новыми попытками подорвать их независимость со стороны России. В последнее время Путин пытался восстановить связи бывшего Советского Союза со странами Ближнего Востока, прежде всего посредством военного вмешательства в Сирии.

Совместно с союзниками Америки по НАТО, президент Барак Обама пытался пресечь планы Путина путем введения жестких экономических санкций в отношении России и поддержания обороноспособности передовых стран НАТО. На саммите НАТО в Варшаве в июле прошлого года Обама, а также лидеры Великобритании, Канады и Германии, договорились о размещении укрепленных батальонов на территории Польши и трех балтийских государств в качестве сдерживающего фактора в случае, если Россия в будущем соберется на них напасть. Если бы президентом США была избрана Хилари Клинтон, давление на Москву усилилось бы.

Для Трампа, однако, поступки Путина в Европе и других местах имеют, кажется, мало значения по сравнению с возможностью сотрудничества в борьбе с ИГИЛ. «Я считаю, было бы замечательно, если бы мы поладили с Россией, потому что могли бы вместе бороться с ИГИЛ», — заявил Трамп во время вторых президентских дебатов в октябре прошлого года. Что касается НАТО и европейцев, президент не проявил особого сочувствия к их беспокойству в отношении Москвы и показал, что не особо заинтересован продолжать вкладывать в обеспечение их безопасности. Мало того, что в марте прошлого года он назвал НАТО устаревшей организацией, настаивая на том, что она недостаточно эффективна в борьбе с терроризмом, Трамп также сказал, что альянс «экономически неблагоприятен для США», потому что «другим оно помогает больше, чем Америке, а Америка, в свою очередь, вливает в это неоправданно большие суммы денег».

С самого момента вступления на пост президента Трамп вел себя так, как если бы Россия была ключевым союзником, а силы НАТО — своего рода потерявшими привлекательность бывшими любовниками. Да, прежде других иностранных лидеров он встретился с премьер-министром Великобритании Терезой Мэй, но промолчал, когда она заговорила о необходимости сохранить давление на Москву посредством санкций, дав ей понять, что она «не совсем желанный гость в этом деле».

Позже у него состоялся долгий телефонный разговор с российским президентом. Из опубликованной информации выяснилось, что оба лидера обошли щекотливые темы вроде Крыма и хакерского скандала, а говорили в основном о совместном сотрудничестве по вопросу контртеррористических операций. В отличие от команды Трампа, которая практически не смогла прокомментировать детали состоявшейся беседы, российские представители нашли, что сказать по этому поводу: «Лидеры двух стран подчеркнули, что объединение усилий в борьбе с главной угрозой — международным терроризмом — является для них приоритетной задачей».

По данным российских СМИ, в телефонном разговоре, состоявшемся 28 января, Трамп и Путин договорились организовать встречу на высоком уровне среди высокопоставленных сотрудников служб безопасности с целью содействия сотрудничеству в борьбе с ИГИЛ. В статьях обсуждалось, что президенты движутся в направлении «концептуального понимания», в рамках которого Вашингтон предоставит Москве «зону влияния» на постсоветском пространстве в обмен на сотрудничество в войне с ИГИЛ. Согласится Трамп на подобное сотрудничество или нет, события начинают разворачиваться таким образом, как будто он уже его одобрил, учитывая более усиление российской агрессии в восточной Украине в последнее время.

Таким образом, радушное отношение Трампа к России как к легитимному партнеру в борьбе с ИГИЛ предоставило Путину то, к чему он больше всего стремился: признание России равноправным игроком на мировой арене наряду с США и Китаем, несмотря на то, что это слабая нефтедобывающая страна с ослабленной экономикой, соразмерной с итальянской.

Выбирая номер три

Во время всех его разговоров относительно того, что интересы Америки должны стоять на первом месте, складывается впечатление, что Дональд Трамп лоббирует интересы Китая и России, причем не в результате сознательной политики, а ввиду ограниченного представления о приоритетах внешней политики США: борьба с терроризмом против исламского радикализма, изгнание из США мексиканцев и мусульман и улучшение торгового баланса. Похоже, Трампу не свойственно более широкое понимание международных отношений.

Как же все это влияет на нас? Самая большая опасность заключается в том, что Китай и Россия будут чувствовать себя комфортно благодаря такому ограниченному подходу Трампа к поиску геополитического преимущества в некоторых регионах, например, в Южном Китайском море или в зоне Балтийского моря, которые либо важны для Америки либо оказывают влияние на ее престиж и авторитет. В таком случае, президент, почувствовав личную угрозу или оскорбление в вопросе предполагаемого главенства Америки, может остро отреагировать, развязав серьезный кризис с ядерными последствиями. Даже если кризиса удастся избежать, вполне вероятно, что влияние Америки в таких областях, как восточная Европа и южная Азия, будет уменьшаться, приводя к сокращению торговых возможностей и возвращению на прежний уровень прав и свобод (что, конечно, может произойти и в США). Очевидно, что если первые недели пребывания Трампа в должности президента отражают его видение приоритетов американской политики, то мы явно вступаем в эпоху, когда понятие «многополярного мира» обретет совсем иное значение.

Самое главное заключается в отказе США возглавлять борьбу с глобальным потеплением, что в будущем приведет к увеличению шансов на планетарную катастрофу и к переуступке технологического превосходства в областях, которые в ближайшие десятилетия станут доминировать в мировой экономике. Такую ситуацию стоит рассматривать как предательство американского народа, особенно, тех, кто голосовал за Трампа в надежде на его способность обеспечить Америке политическое и экономическое первенство.

США. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076728


Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 16 февраля 2017 > № 2079155

Россия понемногу сползает вниз, в архаику, — как штанишки у детсадовца Комарова в рассказе Нагибина. Культурная надстройка начинает соответствовать новому месту страны — среди государств третьего мира, рядом с Турцией и Казахстаном.

А культура этого мира допускает многое, раньше казавшееся невозможным. Вот почему сегодня ректоры петербургских вузов поддерживают начинания РПЦ, вот почему девочка-прокурорша с кругозором на уровне приходской школы получает генеральское звание, вот почему прежнее искусство, тождественное европейскому, вырождается. Просто как пример: в России больше нет ни одной фабрики фортепиано — а век назад их было около 200.

Это не катастрофа, но и, как говорится, не айс. Можно издевательски кривить губы и цедить о деградации, можно пестовать мазохистское «дальше будет только хуже», можно уехать. Но можно и стать наблюдателем-аналитиком, исследователем. Не исключено, что это лучший способ самосохранения.

Сейчас простор и для наблюдений за большими социальными процессами, и для анализа. Тем более что российские университеты, со всеми их факультетами социологии, либо за происходящим не наблюдают, либо результатами не делятся. Видимо, заняты более безопасными вещами, вроде открытия кафедр теологии.

Но нам-то никто не мешает задуматься над происходящим? Да, все чаще мы сталкиваемся с тем, что 20 лет назад казалось бы идиотизмом, — но почему происходит идиотизм? И почему его все больше?

Вот небольшой свежий пример. В феврале в подмосковном городе Орехово-Зуево следственный комитет завел уголовное дело по ст. 213 ч. 1 (хулиганство по мотивам вражды) на подростка, станцевавшего у местного Вечного огня. Мне этот пример близок: лет 10 назад в Петербурге милиция доставила в отделение моего пасынка, решившего сыграть с друзьями на Марсовом поле в петанк. Марсово поле (с Вечным огнем) — формально мемориальное кладбище, так что игрокам шили ст. 244 (надругательство над местами захоронений). Но понятно, что попросту хотели денег. Не вышло: среди задержанных игроков оказалась дочка Бориса Гребенщикова — пришлось отпускать. Однако с родителей орехово-зуевского мальчика не тянут деньги — ему вменяют хулиганство по мотивам «вражды к социальной группе „ветераны Великой Отечественной войны“».

Я видел съемку, которую мальчишка выложил в интернете. Танцует он и правда хорошо. Кощунственно танцевать у Вечного огня? Но про кощунство в России твердят люди, не вызывающие никакого уважения, а я, знаете ли, вырос на антифашистких романах Ремарка. А Ремарк учил, что танец юности на могилах знаменует, скорее, торжество жизни. В «Черном обелиске», если помните, кладбищенский рассвет периодически освещал трусики, зацепившиеся за могильный крест, — и Ремарк (ветеран Первой мировой и персональный враг Гитлера) к торжеству жизни над смертью относился с нескрываемой симпатией.

Дело, следовательно, не в танцах, а в усиливающемся запрете на все, что не укладывается в новейшую русскую формулу «чувства выражать медленно и торжественно, подчеркивая патриотизм, опустив глаза долу». Это стало относиться ко всему, связанному с войной; ко всему, связанному с православием; ко всему, связанному с историей России.

Почему? Ведь даже Путин, кажется, не заявлял публично, что единственный допустимый сегодня стиль — величавая седовласая грусть.

В том-то и дело, что не заявлял.

Известен так называемый парадокс Лефора: ни одна идеология не может доказать свою истинность, исходя из собственных постулатов. Нужен особый оракул для их трактовки: в СССР роль оракула выполнял Сталин (вот почему он занимался и музыкой, и языкознанием). После его смерти стать новым оракулом никто не рискнул, и идеологические формулы стали не просто застывать, но покрываться все более мертвым налетом. В книге «Это было навсегда, пока не кончилось» Алексей Юрчак называет этот процесс омертвления «гипернормализацией». И указывает, что в СССР подо льдом «гипернормализации» (неизменные, похожие друг на друга портреты членов Политбюро; неотличимые по стилю тексты в «Правде») начинала развиваться новая жизнь, не имеющая к идеологии никакого отношения — от Митьков до некрореалистов.

Возможно, что-то похожее происходит и сегодня. Все застывает, мертвеет, костенеет, потому что по нескольким направлениям (православие, война, история, массовые мероприятия) сверху был дан сигнал «с частной инициативой не влезать — убьет!» Но как конкретно понимать этот сигнал, не сказали. Оракула-то нет.

А дальше на местах начинается провинциальный бред — столичные гайки накручиваются на местные болты, не считаясь с резьбой. Это товарищ Сталин влезал в детали, объясняя, как праздновать Победу: он сделал День победы рабочим днем и разгромив Музей блокады Соляном городке (слишком уж много говорили о блокаде). Но сегодня такого нет. А значит, число запретов будет возрастать само по себе.

Нельзя сказать, что битва свободы с несвободой проиграна.

Марсово поле, слава богу, стало местом пикника и отдыха, во что неплохо бы превратить сады и скверы по всей России: это современная, живая, европейская культура. Но, возможно, полю вышла лишь летняя поблажка: разгоняла же там питерская полиция несанкционированные игры в снежки и велопробег Снегурочек и Дедов Морозов.

Остается добавить, что для безопасного наблюдения за гипернормализацией неплохо бы найти нишу «вненаходимости» — в терминах упомянутого Алексея Юрчака. Ну, такую, которую вообще невозможно оценить в категориях историзма, патриотизма или православной духоподъемности. Как нашли такую нишу рестораторы или реставраторы, — невероятно, по этой причине, счастливые люди.

И фиксировать все из своего окопа наблюдения.

Да, и что касается мальчишки из Орехова-Зуева: он принес публичные извинения (а что ему оставалось?), но за дальнейшую судьбу паренька можно не опасаться. Нет сомнений, что из города он при первой же возможности удерет (там ему все равно жить не дадут — либо сгнобят, либо сломают), — а может, и не только из города.

Тем же, кто не удирает, остается, повторяю, — вести дневники.

Авось сложатся со временем в книжку «До чего мы дотанцевались».

Дмитрий Губин

Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 16 февраля 2017 > № 2079155


Вьетнам. Иран > Внешэкономсвязи, политика > ru.nhandan.com.vn, 16 февраля 2017 > № 2078353

Посол Ирана во Вьетнаме устроил торжественный прием, посвященный 38-й годовщине Исламской революции

15 февраля в Ханое посол Ирана во Вьетнаме Салех Адиби устроил торжественный прием в честь 38-й годовщины победы исламской революции.

На приеме присутствовали заместитель министра иностранных дел Ву Хонг Нам, представители соответствующих органов власти, дипломатических делегаций, а также представители международных организаций в Ханое.

Посол Салех Адиби и заместитель министра иностранных дел Ву Хонг Нам вместе с гостями поздравили достигнутые иранским народом заметные достижения в новом этапе интеграции и развития, а также выразили пожелание, чтобы отношения дружбы и сотрудничества между двумя странами неперерывно развивались.

Вьетнам. Иран > Внешэкономсвязи, политика > ru.nhandan.com.vn, 16 февраля 2017 > № 2078353


США. Иран. Израиль > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 16 февраля 2017 > № 2077368

Арабы помогут Израилю бороться с Ираном

США создают военный альянс против Ирана

Инна Сидоркова

Советники Трампа обсуждают с представителями арабских стран создание альянса против Ирана, который будет поставлять разведданные Израилю. По информации WSJ, альянс построен по принципу НАТО: атака на одного из членов будет восприниматься как нападение на союз в целом. При этом сами США в альянс входить не будут, отмечает издание. Собеседники «Газеты.Ru» в создание такого союза не верят. По их мнению, распространение подобных «слухов» выгодно Израилю.

Администрация Дональда Трампа ведет переговоры с арабскими союзниками об образовании военного союза против Ирана, пишет Wall Street Journal (WSJ).

По информации издания, этот альянс также будет обмениваться разведданными с Израилем, чтобы помочь ему противостоять врагам из Тегерана.

Предположительно, в коалицию войдут Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, которые, как пишет WSJ, являются заклятыми врагами Израиля, а также Египет и Иордания, у которых подписаны с Израилем мирные договоры.

Отмечается, что к альянсу могут присоединиться и другие арабские страны. Он будет иметь компонент, аналогичный НАТО: атака на одного из членов союза будет восприниматься как нападение на всех членов, пишет WSJ. При этом ни США, ни Израиль не будут частью этого взаимного пакта об обороне, отмечает издание. Остальные детали, по его данным, находятся в разработке.

Распространение планов о создании Штатами новой коалиции арабских стран против Ирана — не что иное, как информационный вброс со стороны Израиля, считает военный эксперт полковник запаса Виктор Мураховский.

По его мнению, никаких реальных движений в этом направлении не будет.

«Особенно смешно включение Египта в антииранский союз», — рассуждает Мураховский.

С ним согласен и профессор кафедры международных экономических отношений Института стран Азии и Африки МГУ Владимир Исаев.

Он напомнил, что в среду спецслужбы США отозвали иранский «Корпус стражей исламской революции» и проиранскую «Хезболлу» из списка террористических организаций. Это совершенно не согласуется с планами о создании антииранского альянса, считает эксперт.

Также министерство обороны США рассматривает возможность развертывания на севере Сирии регулярных сухопутных войск для борьбы с запрещенным в России «Исламским государством», сообщил в четверг CNN со ссылкой на источник в Пентагоне.

«Возможно, вы увидите, как регулярные вооруженные силы высадятся на некоторое время в Сирии», — сказал собеседник телеканала. Он отметил, что окончательное решение остается за президентом США.

Еще перед выборами Дональд Трамп заявлял, что не хочет ввязываться в какие-то авантюрные и затратные операции на Ближнем Востоке, напомнил востоковед, старший преподаватель НИУ ВШЭ Леонид Исаев.

По его словам, Пентагон, возможно, рассматривает свое наземное участие в Сирии, но это еще не означает, что какие-то реальные шаги для этого будут осуществлены.

Что касается создания военного альянса против Ирана, то, скорее всего, такая информация была распространена, чтобы «прощупать почву», предполагает Исаев.

По его мнению, Трамп сейчас будет привлекать максимальное количество участников для борьбы с ИГ в Сирии и Ираке.

Об этом свидетельствует и недавний разговор Трампа с турецким лидером Реджепом Эрдоганом, подчеркнул Исаев. Также планы создать такой альянс свидетельствуют о том, что Трамп пытается успокоить своих союзников — Израиль и Саудовскую Аравию, отмечает он.

«Барак Обама говорил, что в борьбе с ИГ можно рассматривать Иран как союзника, и это очень волновало саудитов и израильтян. А Дональд Трамп заявил, что возвращается к политике, проводимой Бушем, которая строилась на противостоянию Ирану», — напомнил Леонид Исаев.

В конце января новый американский президент поставил задачу своей администрации найти новых зарубежных союзников для коалиции, борющейся с ИГ. В связи с этим Дональд Трамп подписал меморандум, который опубликован на сайте Белого дома.

Согласно документу, министр обороны Джеймс Мэттис в течение 30 дней обязан представить президенту предварительный проект, который, в частности, должен предусматривать «выявление новых партнеров коалиции в борьбе против ИГ и политику по поддержке партнеров по коалиции в борьбе с ИГ и его сторонниками».

США. Иран. Израиль > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 16 февраля 2017 > № 2077368


Сирия. Казахстан. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inform.kz, 16 февраля 2017 > № 2077359

Глава делегации сирийской оппозиции Мухаммад Аллуш поблагодарил Президента РК Нурсултана Назарбаева за создание условий для переговоров. Об этом корреспонденту МИА «Казинфом» сообщил источник, близкий к организаторам переговоров.

«Глава делегации сирийской оппозиции Мохаммед Аллуш в своем выступлении на пленарной сессии очередной международной встречи по Сирии в рамках Астанинского процесса поблагодарил народ Казахстана и Президента Нурсултана Назарбаева за гостеприимство и создание всех условий для переговоров. Кроме того, он выразил признательность за поддержку оппозиции правительствам Турции, Иордании, Катара, Саудовской Аравии, ОАЭ и отмечает конструктивный подход России с момента подписания соглашений о режиме прекращения боевых действий. Его выступление в целом было заметно более сдержанным в отношении оппонентов, по сравнению с январскими переговорами - делегаций Дамаска и Тегерана", - сообщил источник.

Как ранее сообщалось, в третьем раунде переговоров по сирийскому урегулированию в Астане принимают участие представители 9 группировок от оппозиции. Ее возглавляет Мухаммед Аллуш, это представитель группировки Джейш Аль-Ислам. Одним из главных вопросов переговоров является выполнение режима прекращения огня.

Сирия. Казахстан. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inform.kz, 16 февраля 2017 > № 2077359


Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > rusbenelux.com, 16 февраля 2017 > № 2077233

Папа Римский Франциск, обращаясь к верующим в ходе традиционной всеобщей аудиенции в Ватикане в среду, призвал к сохранению единства веры, а также христианских духовных и культурных традиций в Европе.

Накануне, 14 февраля, когда Римско-католическая церковь отмечет день литургической памяти святых покровителей Европы Кирилла и Мефодия, понтифик совершил утреннюю мессу в часовне Дома святой Марфы в Ватикане.

«Вчера мы вспоминали святых покровителей Европы – монаха Кирилла и епископа Мефодия. Эти два брата из Салоников принесли Евангелие славянским народам. Они и сегодня напоминают Европе и всем нам о необходимости сохранять единство веры, традицию, христианскую культуру», — подчеркнул Франциск.

Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > rusbenelux.com, 16 февраля 2017 > № 2077233


Сирия. Казахстан. Турция. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 февраля 2017 > № 2076059

.Самым главным итогом двухдневных переговоров в Астане стала окончательная договоренность о создании мониторинговой группы по перемирию в Сирии с участием Ирана, России, Турции. В МИД РФ назвали встречу успешной, а вот представители вооруженной оппозиции САР пессимистично оценили переговоры, тем не менее, они согласились с созданием комиссии по перемирию, но выступили против участия в ней Ирана.

О чем договорились в Астане

Двухдневные переговоры в закрытом режиме в различных форматах между РФ, Ираном и Турцией с участием делегаций правительства Сирии и вооруженной оппозиции, а также представителей Иордании и ООН шли непросто. Отдельную озабоченность ряда участников вызывал уровень представительства делегации Турции во главе с начальником директората стран Среднего Востока МИД Турции. Представители вооруженной оппозиции вообще присоединились к переговорам в столице Казахстана только в четверг.

Самым главным итогом двухдневных переговоров в Астане стала окончательная договоренность о создании мониторинговой группы по перемирию в Сирии с участием Ирана, России, Турции.

"Конкретным результатом того, что произошло в Астане сейчас, является принятие положения о совместной группе, в которую входят Россия, Иран, Турция и которая будет работать на регулярной основе с тем, чтобы сохранять и усиливать режим прекращения боевых действий", — заявил директор департамента Ближнего Востока и Севера Африки МИД РФ Сергей Вершинин в ходе видеомоста Москва-Дамаск-Астана "Переговоры в Астане: перспективы межсирийского урегулирования", организованного МИА "Россия сегодня"

По его словам, от группы будет большой эффект с точки зрения оздоровления общей ситуации в Сирии. "Она будет работать и над соблюдением режима прекращения боевых действий, и над прекращением его нарушений с любых сторон, и для того, чтобы были созданы меры доверия и были решены другие задачи, которые способствовали бы межсирийским переговорам по политическому регулированию под эгидой ООН", — пояснил он.

По мнению Вершинина, можно говорить об успехе переговоров в Астане, так как сделан важный шаг по урегулированию сирийского кризиса.

"Действительно, мы можем говорить об успехе, о важном событии, которое еще продолжается, потому что переговоры шли два дня, состояли из очень детальных, больших двусторонних и трехсторонних консультаций, и сейчас они завершаются в ходе пленарного заседания. Мы считаем, что сделан еще один важный шаг, и вновь удалось собрать вместе в одном зале представителей правительства САР и той вооруженной оппозиции, которая приняла условия режима прекращения огня с 30 декабря прошлого года в Сирии", — сообщил он.

Дипломат выразил уверенность в том, что нынешняя встреча в Астане будет полезной и с точки зрения перспективы межсирийских переговоров в Женеве. Напомним, что старт первого после долгого перерыва раунда переговоров по Сирии в Женеве под эгидой ООН, в которых ожидается участие как представителей официального Дамаска, так и различных оппозиционных групп, запланирован на 23 февраля. В настоящее время формируется состав участников.

В свою очередь, глава российской делегации в Астане Александр Лаврентьев заявил, что до прямого межсирийского диалога еще далеко, уровень недоверия высок.

"До прямого межсирийского диалога, как показывает практика проведения вот этих заседаний, пока еще далеко. Как я уже упомянул, уровень взаимного недоверия достаточно высок и много взаимных обвинений. Но как я считаю, все-таки с каждым разом мы должны продвигаться, двигаться вперед шаг за шагом, не оставляя пространства для духа конфронтации", — сказал Лаврентьев.

При этом он сообщил, что в РФ рассчитывают в течение месяца выйти на окончательное согласование документов о санкциях за нарушения перемирия в Сирии.

"Первый документ — это самый важный документ, он подводит итог формированию совместной группы, которая будет заниматься всем спектром вопросов, касающихся режима соблюдения прекращения боевых действиях. Второй и третий документ — являются дополняющими. Один документ касается процедуры выявления нарушений и предотвращения этих нарушений в будущем и определенные санкции в отношении тех, кто нарушил условия прекращения боевых действий. Третий документ о так называемых примеренных районах, тех районах, которые находятся под контролем умеренных вооруженных группировок сирийской оппозиции, которые подписали соглашение от 29 декабря. Я думаю, что эти два документа в течение месяца (должны быть согласованы — ред.), но это срок, обозначенный как максимум. Будем стараться все-таки выйти на утверждение этих документов, на окончательное согласование в более короткое время", — сказал Лаврентьев.

Особое мнение оппозиции

Реакция приехавших на переговоры представителей сирийской оппозиции по окончании заседания была противоречивой. Представитель делегации вооруженной оппозиции Сирии Усама Абу Зейд заявил, что никакого документа по итогам пленарного заседания по Сирии в Астане одобрить не удалось. Он также пессимистично оценил встречу в Астане, заявив, что не рассчитывает на проведение третьего раунда.

"Укрепляется ощущение, что Астана абсолютно ничего не дала сирийскому народу. Это трата времени сирийцев…, поэтому я говорю, что очень пессимистично настроен и не ожидаю, что будет новый раунд переговоров в Астане", — сказал Абу Зейд РИА Новости.

Как заявил глава делегации Дамаска, постпред Сирии при ООН Башар Джаафари, непринятие коммюнике после встречи по Сирии в Астане связано с поздним прибытием делегаций Турции и оппозиции — это говорит о несерьезном отношении.

"Непринятие заключительного коммюнике сегодняшней встречи относится прежде всего к тому, что прибытие турецкой делегации (было поздним — ред.), и к тому, что вооруженные группировки прибыли очень поздно в Астану. Вы знаете, что обе делегации прибыли в Астану сегодня. Это показатель несерьезного отношения к участию со стороны турецкой делегации и со стороны делегации вооруженных оппозиционных группировок", — сказал он журналистам.

Однако позднее глава делегации вооруженной оппозиции, представитель группировки "Джейш аль-Ислам" Мохаммед Аллуш все же признал, что делегация вооруженной оппозиции Сирии согласилась с созданием комиссии по перемирию с участием России, Турции и арабской группы, но высказалась против участия Ирана.

"Мы также подтвердили создание комиссии, в составе которой будут турецкая сторона, Россия, большая роль будет уделена арабской группе в этой комиссии. Эта арабская группа будет состоять из Саудовской Аравии, Иордании, Катара и ОАЭ. Мы не принимаем роль Ирана. И по этому поводу не было достигнуто договоренности", — заявил Аллуш журналистам.

При этом он намекнул, что рассматривает возможность участия в следующей встрече по Сирии в Астане.

Таким образом, несмотря на возражения делегации сирийской оппозиции по поводу участия Ирана, озвученные Аллушем, решение о создании совместной группы России, Ирана и Турции было принято и закреплено соответствующим документом.

Аллуш также сообщил, что РФ согласилась направить оппозиции график снятия осады с Восточной Гуты. "Российская сторона подтвердила, что направит нам график с тем, чтобы снять блокаду с Гуты и установить механизмы для осуществления этой задачи, и что этот документ прибудет к нам в ближайшее время через Турцию в качестве гаранта", — сказал Аллуш на пресс-конференции по итогам переговоров.

Переговоры в Астане доказали свою жизнеспособность

"Астанинская площадка уникальна сама по себе и, естественно, доказала сейчас свою жизнеспособность. Именно на астанинской площадке решаются вопросы чрезвычайной важности, вопросы соблюдения режима прекращения боевых действий. Я считаю, что это является одним из приоритетов, что может помочь налаживанию действительно конструктивного взаимодействия и на политическом треке сирийского урегулирования", — сказал глава делегации РФ Лаврентьев.

Старший научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Сотников Владимир также считает эффективными состоявшиеся переговоры.

"Я согласен с тем, что договоренность России, Турции и Ирана о создании объединенной группы по контролю перемирия в Сирии в рамках механизма по контролю является одним из важнейших достижений этой встречи в Астане. Создание этой группы — это уже основательное такое достижение. Это еще раз показывает, что потенциал есть, он еще не до конца использован, и как раз в этом ключе процесс в Астане даже опережает женевский процесс" — заявил он РИА Новости.

"Было бы хорошо, если бы переговоры в Женеве принесли бы какие-то пусть маленькие, но ощутимые результаты. А процесс в Астане оказался даже более эффективным на данный момент, чем женевский. Насколько я понимаю, это не отрицают ни Стаффан де Мистура, ни другие внешние державы, которые так или иначе задействованы в этом сирийском конфликте. Они, в общем-то, не возражают против Астаны, а наоборот, те же представители госдепа приветствуют то, что происходит в столице Казахстана, и это тоже положительный результат, потому что до этого, так сказать, роль внешних держав, я имею в виду других западных партнеров России, она не так четко проявлялась", — указал эксперт.

По словам Сотникова, площадка в Астане показала, что каких-то прорывных моментов нет, но потихоньку договоренности осуществляются.

"Россия, Иран и Турция еще раз продемонстрировали, что без участия западных партнеров, в том числе и США, инициатива, которая была выдвинута Москвой, Анкарой и Тегераном в прошлом году, она работает. Процесс идет, но быстрых результатов после такого длительного конфликта ожидать не стоит. Главное, что этот формат работает, что удается достигать, хоть и малых, но договоренностей. Важнейший пункт заключается в том, что во встречах в Астане участвуют все представители сирийской оппозиции, которые согласились на перемирие, причем, насколько я понимаю, число этих оппозиционных группировок увеличивается, пусть не сильно, но растет, они приезжают в Астану и участвуют в этом процессе", — сказал Сотников.

Другой важный момент, по мнению эксперта, состоит в том, чтобы в рамках астанинского процесса в будущем выйти на прямые контакты между официальным Дамаском и представителями оппозиции.

"Два параллельных процесса – астанинский и женевский — через какое-то определенное время должны привести к тому, что в итоге состоятся прямые переговоры между представителями оппозиции и официальными представителями Дамаска, и тогда можно будет говорить о том, что процесс нормализации ситуации в Сирии, процесс мирного урегулирования уже пойдет более быстрыми темпами, чем сейчас", — заключил он.

Сирия. Казахстан. Турция. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 февраля 2017 > № 2076059


США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 16 февраля 2017 > № 2076043

Пресс-конференция президента США Дональда Трампа в четверг ознаменовалась многочисленными пикировками с журналистами: президент США постоянно критиковал СМИ за "фейковые новости" и заявил, что люди больше не верят прессе.

Люди вас не слушают

Зал Белого дома накануне пресс-конференции был заполнен до отказа. Однако Трамп начал с примерно двадцатиминутной речи, в которой рассказал зрителям о своей политике за три недели во главе государства. "Я хочу обращаться к народу напрямую", — пояснил Трамп.

Президент США дал возможность высказаться примерно двум десяткам журналистов. Он довольно долго спорил с корреспондентом CNN Джимом Акостой, который еще два месяца назад удостоился от Трампа эпитета "фейковые новости".

"Я выиграл не потому, что люди слушали вас, это уж точно. Но мне здесь (на пресс-конференции) хорошо. Завтра люди скажут: Дональд Трамп рвет и мечет на пресс-конференции. Я не рву и не мечу. Я просто говорю вам: вы нечестные люди", — заявил Трамп Акосте.

Журналист переспросил, не считает ли Трамп, что его нападки на журналистов вредят свободе прессы. "Я хочу, чтобы пресса была честной… публика вам, ребята, больше не верит. Может быть, это из-за меня? Я не знаю. Но они вам не верят. Если бы вы все говорили прямо, как есть…, я бы больше всех вас продвигал", — ответил Трамп.

Поладить с Россией

По словам Трампа, "фейковые новости" идут по телевизору "сюжет за сюжетом". В частности, Трамп назвал "ерундой", "фейком", "мошенничеством" и "уловкой" новости о якобы имевших место связях его предвыборного штаба с Россией. Трамп заявил, что авторам утечек о телефонных разговорах его помощников или о разговорах президента с иностранными лидерами "должно быть стыдно" вместе с прессой.

Он заявил, что СМИ мешают ему "поладить" и "заключить сделку" с Россией. "Я хотел бы поладить с Россией… Я знаю, что с политической точки зрения это не очень хорошо. Слушайте, самая отличная вещь, которую я бы мог сделать, — это стрелять в тот корабль, который в 30 милях от берега, там в водах. Все бы в нашей стране сказали: "О! Это так здорово!" Это не здорово. Я бы хотел поладить с Россией", — заявил Трамп.

Алексей Богдановский.

В четверг телеканал FoxNews со ссылкой на неназванного чиновника США сообщил, что разведывательный корабль "Виктор Леонов" ВМФ РФ в среду вечером был замечен недалеко от города-порта Норфолк в штате Виргиния. По словам чиновника, корабль был замечен в международных водах примерно в 65 морских милях к северо-востоку от Норфолка. По данным телеканала, территориальная граница США проходит в 12 милях (около 22 километров) от побережья.

"Все говорят, что (в администрации хаос). Тут ноль хаоса, мы работаем как отлично отлаженная машина", — сказал Трамп.

По словам американского лидера, он любит смотреть утреннее шоу на канале Fox News и терпеть не может CNN, но не потому, что Fox традиционно лучше настроен к республиканцам. "Я нормально отношусь к плохим репортажам, если это правда", — добавил он.

В поисках дружелюбного репортера

Один из журналистов начал с того, что заявил о наличии двух вопросов для Трампа. "Нет, два вопроса не могу. Давайте лучший из ваших двух вопросов!" — посоветовал Трамп. Женщина-репортер спросила его, не хочет ли он встретиться с депутатами конгресса из числа афроамериканцев, чтобы обсудить проблемы меньшинств в крупных городах.

Трампу идея понравилась. "А вы сами не хотите организовать встречу?" — отреагировал он. Журналист отказалась, сославшись на то, что она всего лишь репортер.

В какой-то момент Трамп заявил, что устал от каверзных вопросов, и стал искать кого-нибудь, кто задал бы ему "дружелюбный" вопрос.

"Хочу найти дружелюбно настроенного репортера. Вы дружелюбный репортер?" — обратился он к журналисту в одежде ортодоксального еврея. "Давайте посмотрим, какой он дружелюбный", — добавил Трамп.

Однако вопрос его разочаровал: репортер предположил, что ряд нападений на синагоги в США связан с избранием Трампа. Президент США возмутился. "Во мне меньше антисемитизма, чем в ком-либо, кого вы когда-либо встречали", — заявил Трамп. "Я возмущен этим обвинением, я нахожу его отвратительным", — добавил он.

Президент дал СМИ совет, как надо освещать события. "Думаю, если вы будете другими, у вас дела пойдут гораздо лучше", — сказал Трамп.

США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 16 февраля 2017 > № 2076043


Грузия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 февраля 2017 > № 2076042

Католикос-патриарх всея Грузии Илия II назвал "странной" и "ненормальной" ситуацию с высокопоставленным представителем патриархии Георгием Мамаладзе, который был задержан по обвинению в подготовке убийства.

Илие II в понедельник провели в Берлине операцию в связи с воспалением желчного пузыря. В тот же день главная прокуратура Грузии сообщила, что 10 февраля в Тбилисском аэропорту был задержан руководитель службы по управлению имуществом патриархии и директор медицинского центра святых Иоакима и Анны отец Георгий Мамаладзе по обвинению в подготовке убийства. Ранее телекомпания "Рустави 2" сообщала о возможной попытке отравления патриарха. При этом прокуратура сообщает, что исходя из интересов следствия не может уточнить, чье убийство готовил Мамаладзе.

"Горе и радость ходят вместе словно близнецы. Когда человек в радости, он должен ожидать горя… это восточная мудрость. К сожалению, мне пришлось приехать в Германию, и мне провели операцию. Операция завершилась хорошо, есть хорошие результаты, и врачи скажут об этом. Хочу также коснуться той странной и какой-то ненормальной ситуации, которая касается отца Георгия Мамаладзе. Я знаю его уже давно и не видел и не слышал от него ничего, кроме хорошего", — заявил патриарх.

Он добавил, что прибудет в Грузию через три дня и надеется, что "все успокоится, выяснится и вернется в норму".

Видеообращение патриарха опубликовала епархия Зугдиди и Цаиши в Facebook.

Мэги Кикалейшвили.

Грузия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 февраля 2017 > № 2076042


США. Сирия. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 февраля 2017 > № 2076019

Президент США Дональд Трамп сравнил запрещенную в РФ террористическую организацию "Исламское государство" (ИГ) с разрастающейся раковой опухолью по всему миру.

"Давайте посмотрим правде в лицо. Я встал перед необходимостью преодолевать огромные проблемы – огромные проблемы за рубежом, ближневосточную катастрофу, а также (ситуацию) с Северной Кореей. Мы позаботимся об этом… Я направил нашим военным генерала (главу Пентагона Джеймса) Мэттиса, который работает сейчас над планом борьбы с ИГ — группой, которая пытает невинных людей. Сначала они были маленькими группами в некоторых местах земного шара. Сейчас они растут. Они распространяются, как рак. Еще одна проблема, которая стоит передо мной", — сказал Трамп в рамках пресс-конференции в Вашингтоне.

США. Сирия. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 февраля 2017 > № 2076019


Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 февраля 2017 > № 2075872

Макрон, жертва российского заговора: простая отговорка?

Эрик Вераге (Éric Verhaeghe), Contrepoints, Франция

Отсутствие у Макрона какого-либо прогресса в опросах, понятное дело, является результатом российского заговора, а не его собственной стратегии, которая заключается в вытеснении идей куда-то в тень, на задворки «отжившей свое» демократии.

Несколько дней назад у меня был спор с журналисткой France 2, которая начала разговор с вопроса: «Ты занимаешься конспирологией?» Это слово сейчас в моде, а его использование как обвинения отвечает духу времени. Теперь у нас есть конспирологи, с одной стороны, и антиконспирологи, с другой, как раньше фашисты и антифашисты, либералы и антилибералы, эгоистические релятивисты и отважные универсалисты, защитники ценностей.

Новый манихеизм

Как бы то ни было, стоит обратить внимание на ход мышления антиконспирологов и понять, что что-то явно не так с их склонностью повсюду видеть конспирологов, в частности в тех, кто не согласен довольствоваться официальными версиями. Пусть теории заговора и не лучший способ рассмотрения истории, черно-белый подход антиконспирологов едва ли чем-то лучше, если, конечно, вы не считаете, что с одним упрощением можно бороться с помощью другого.

На самом деле подход борцов с конспирологией к действительности выглядит столь же спорным, как и сама конспирология.

Заговоры бывают разные

Простого ознакомления с вульгатой антиконспирологов достаточно, чтобы осознать интеллектуальную скудность их идеологов. Дело в том, что они даже не могут дать четкого определения понятию «заговор».

В теории заговора существует определенная философия истории, которая ищет в связях между событиями скоординированные, целенаправленные и скрытые действия движимой общей целью группы людей. Такова механика «Протоколов сионских мудрецов» или современных рассуждений (они, кстати говоря, невероятно популярны) об иллюминатах и Бильдербергском клубе. В таком мировоззрении несколько нездоровых умов собираются вместе и дергают за тайные веревочки мира, который является сложным лишь внешне.

Антиконспирологи в свою очередь даже не пытаются опровергнуть эти ложные теории. Они выбирают своей целью нечто иное, то, что во времена моего детства называли официальной пропагандой.

Антиконспирология представляет собой определенную философию истории, которая предполагает принятие официальных объяснений происходящих событий. Таким образом, антиконспирологи считают конспирологами всех тех, кому свойственен критический взгляд на распространяемую государством информацию, и кто не боится выражать сомнения.

Казнев — конспиролог

Отметим один парадоксальный, но забавный факт: критика конспирологии со стороны ее противников обычно опирается на убежденность в… существовании устроенного конспирологами заговора. Получается мышление антиконспирологов опирается на те же механизмы, что и теории заговора… Только не говорите никому, это большая тайна!

Хотите пример? В 2016 году Бернар Казнев (Bernard Cazeneuve) обвинил газету Libération в конспирологии, потому что она уличила министра внутренних дел во лжи. Вот она, эта механика: любой, кто оспаривает официальную версию событий (в данном случае теракта в Ницце), является конспирологом, и его направляют темные силы, которые работают против общего блага.

Но такое гротескное обвинение Казнева в адрес газеты едва ли можно назвать удивительным. Дело в том, что он давно утверждает, что теракт в Карачи 1995 года (его жертвами были французские военные инженеры) стал результатом не исламского терроризма, а внутреннего французского заговора. Таким образом, Казнев прекрасно разбирается в конспирологии, раз сам выдал теорию заговора, которую не возьмется опровергнуть ни один проповедник из радикальной мечети.

Вот оно, истинное лицо антиконспирологов: они сами видят повсюду заговоры.

Макрон тоже погрязает в конспирологии?

В правительстве Олланда-Вальса был и другой известный (анти)конспиролог: Эммануэль Макрон (Emmanuel Macron).

Как только рейтинги любимого кандидата субсидируемых СМИ застыли на месте (они достигли потолка в 20%), его команда выдает нам объясняющую все теорию: Макрон стал жертвой действий иностранной державы. Тут я предлагаю моему другу Оливье Беррюйе (Olivier Berruyer), которого несправедливо обвинил в конспирологии le Decodex, воспользоваться открывшейся возможностью. Ведь если бы он написал об Украине или США то, что команда Макрона позволяет себе говорить о России, его, без сомнения, завернули бы все СМИ.

Вот официальные заявления окружения парнишки, который хочет стать президентом третьей мировой военной державы: «Последние два дня предвыборный штаб Эммануэля Макрона с тревогой обращает внимание на увеличение числа атак на сайт движения «Вперед!» и призывает французские власти принять меры для обеспечения нормального проведения выборов 23 апреля и 7 мая».

«В случае успеха этих атак вести кампанию «Вперед!» станет чрезвычайно сложно, практически невозможно», — пишет в опубликованной в Le Monde статье генсек движения бывшего министра экономики Ришар Ферран (Richard Ferrand).

Накануне канал France 2 посчитал, что Эммануэль Макрон стал мишенью Москвы из-за своих позиций в пользу «сильной Европы, которая развивается и имеет большой вес, в том числе по отношению к России».

Но такие заявления, понятное дело, не конспирология, а полная ее противоположность!

Симптомы обостренной конспирологии

Разумеется, застой рейтингов Макрона — результат российского заговора, а не стратегии, которая опирается на полурелигиозное прославление лидера и вытеснение идей куда-то в тень, на задворки «отжившей свое» демократии. В любом случае, произошедшее никак не может быть плодом неумеренной медиатизации кампании Макрона, которая во всем остальном лишена хоть сколько-нибудь понятных и прочных обязательств. Или естественным следствием несдержанных обещаний представить четкие цифры по своим асимметричным предложениям.

Конспирологией всегда занимается кто-то другой, а не власть (даже когда она пытается оправдать собственные неудачи чьими-то тайными маневрами) и не ее любимчик (даже когда на отсутствие у него хоть сколько-нибудь вменяемой программы указывают уже не первый месяц, а сам он ничего не предпринимает по этому поводу).

Причиной неудач всегда являются заговоры. Взять хотя бы книгу Даве и Ломма о президентстве Олланда: отрицание собственной ответственности и объяснение провалов внешними, скрытыми и простыми факторами (именно это обычно и называется конспирологией) — все это отличительные черты олландизма и его отпрысков.

Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 февраля 2017 > № 2075872


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 февраля 2017 > № 2075861

Не верьте обещаниям Трампа сохранить антироссийские санкции

Том Малиновски (Tom Malinowski), Foreign Policy, США

Трудно себе представить, чтобы американский президент захотел расторгнуть многолетний альянс Америки с демократической и единой Европой, одновременно заключая сделки с антиамериканским диктатором в России. Поэтому мы хватаемся за любое доказательство обратного. И вот два события, которые дают нам основания надеяться на лучшее.

Во-первых, администрация направляет вице-президента Пенса и министра обороны Мэттиса в Мюнхен и Брюссель успокаивать встревоженных союзников. Ситуация настолько серьезна, что европейцы несомненно услышат здравых и компетентных эмиссаров новой администрации, если они просто скажут: «Мы верны Североатлантическому альянсу. Мы будем защищать наших союзников от агрессии. Мы хотим, чтобы каждый платил свою долю, и мы высоко ценим жертвы наших союзников. Мы верим в европейское единство и в демократические ценности. Мы постараемся сотрудничать с Россией, однако мы отнюдь не наивны». Печально, что сегодня приходится заново подтверждать никогда не вызывавшие никаких сомнений основы американской политики, и что такие действия будут сегодня казаться настоящим прорывом. Но эти слова все равно надо произнести.

Во-вторых, серьезно уменьшилась вероятность заключения соглашения между Трампом и Путиным на манер Пакта Молотова-Риббентропа, которое предусматривало бы отмену антироссийских санкций в обмен на совместную борьбу против «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. пер.). Многие люди отмечают, что такая сделка станет стратегическим и моральным бедствием. Она узаконит сферы влияния великих держав, воодушевит Россию и другие страны на новые агрессивные действия и в то же время подтвердит лживые претензии Путина на роль защитника западной цивилизации от терроризма. Иными словами, эта договоренность даст Путину то, что он хочет, а Россия взамен тоже отдаст то, что хочет Путин.

С политической точки зрения, важнее другое. Республиканцы в конгрессе, включая лидера большинства Митча Макконнела (Mitch McConnell), заявляют, что заблокируют снятие санкций, пока Россия не прекратит свое вмешательство в дела Украины. Отставка генерала Майкла Флинна с должности советника по национальной безопасности за ненадлежащие разговоры с русскими о возможном заключении сделки также помешает президенту Трампу добиваться отмены санкций.

Но прежде чем мы позволим себе успокоиться, следует вспомнить, что Трамп все равно может дать Путину буквально все, что тот хочет, не предприняв никаких действий по снятию санкций. Вот как он может это сделать:

1. Не прилагать никаких усилий по воплощению санкций в жизнь. Санкции сами по себе не реализуются. Со временем те, против кого они направлены, найдут возможности уклоняться от них, скрывая свои активы, действуя под чужими именами и отыскивая новых посредников, чтобы осуществлять деятельность, попавшую под санкции. Чтобы санкции действовали, нужны постоянные усилия.

Администрация Обамы не только регулярно расширяла объем антироссийских санкций, но и издала четыре «пакета мер» по их поддержке, направленные против активов главных лиц, включенных в санкционный список, а также против агентов и посредников, которые помогали им прятать деньги. Госдепартамент и Министерство финансов регулярно обращались к банкам и компаниям, предостерегая их о недопустимости сомнительной деятельности, выгодной подвергнутым санкциям юридическим и физическим лицам из России. Когда из-за санкций американские компании были вынуждены отказаться от сделок в России, администрация Обама надавила и на другие страны, такие как Япония и Южная Корея, чтобы они не позволяли своим компаниям заполнять возникшие ниши. Белый дом при Трампе может уведомить Госдепартамент и Министерство финансов, что такие усилия больше не являются приоритетом, и начать бесконечно откладывать пятый санкционный пакет (который в принципе должен быть принят через несколько месяцев). На бумаге санкции останутся, но на практике они потеряют свою эффективность.

2. Ничего не делать для укрепления европейского единства по поводу санкций. Сплотить Европейский Союз, чтобы тот выступил против российской агрессии на Украине, было очень непросто с учетом того, что на такие действия должны были дать согласие все 28 стран-членов, а Россия постоянно пыталась разорвать самые слабые звенья в цепочке ЕС. Президент Обама на саммитах «Большой семерки», на встречах и в телефонных разговорах с руководителями европейских стран неоднократно призывал их к продлению санкций. Виктория Нуланд (Victoria Nuland) и Дэн Фрид (Dan Fried) из Госдепартамента, а также Адам Шубин (Adam Szubin) из Министерства финансов неоднократно ездили в Европу, чтобы поддержать единство стран ЕС в вопросе санкций. Если администрация Трампа не возобновит эти действия (сейчас они заморожены в ожидании нового руководства и новых указаний) в условиях, когда Британия намерена покинуть ЕС вместо того, чтобы повести его за собой, а популистские пророссийские партии при поддержке трамповской киберармии попытаются ослабить французское и немецкое правительства, то европейское единство в вопросе санкций рухнет до июля, когда наступит срок их продления.

А если Германия и Франция выстоят перед этим натиском и будут стремиться к усилению антироссийских позиций ЕС, Трамп со Стивом Бэнноном могут потихоньку уведомить своих европейских друзей из интернационала альтернативных правых типа венгерского премьера Виктора Орбана, что им было бы неплохо наложить вето на решение Евросоюза о продлении санкционного режима. Слабые звенья ЕС, такие как Венгрия, Словакия и Греция, не оспаривают европейский консенсус, отчасти из-за того, что США вместе с Германией, Францией и Британией призывают их не делать этого. Но если Белый дом начнет говорить им, что американская позиция изменилась (что бы ни заявляли люди из кабинета Трампа в своих публичных выступлениях), баланс будет нарушен.

3. Все равно пойти на сотрудничество в Сирии и четко заявить о том, что борьба с «радикальным исламом» перевешивает отстаивание других ценностей. Трампу не нужно официальное соглашение с Путиным, чтобы начать с русскими обмен разведывательной информацией и данными о целях в Сирии. Пока ветераны из команды Обамы задают себе вопрос о том, с кем Трамп будет выдавливать боевиков «Исламского государства» из Ракки — с турками или с курдами, президент может выбрать третий вариант: в сотрудничестве с русскими помочь режиму Асада начать наступление на подконтрольную ИГ территорию (или по крайней мере, передать ему ключи от Ракки, когда ее возьмут курдские войска).

Кроме того, Трамп может сделать то, что больше всего нужно Путину: отказаться от сводящей с ума американской привычки настаивать на том, что права человека — это универсальная норма; остановить нашу раздражающую кампанию против коррупции и отмывания денег; позволить таким странам как Украина самостоятельно выплывать или тонуть; и все это время неустанно повторять главный догмат московской пропаганды о том, что западные демократии ничуть не лучше России, а посему они не имеют права никого критиковать. Если Трамп и дальше будет говорить, что американские выборы подтасовываются, что наши города — это настоящая катастрофа, что у нас нечестные журналисты, что мы, как и Россия, убиваем своих врагов, Russia Today сможет заявить о том, что ее миссия выполнена. А Путин сможет передать ежегодную субсидию в 300 миллионов долларов на свои любимые проекты, скажем, на режим Асада или на строительство моста в Крым.

Как поступить, чтобы удержать администрацию от этих вольных и невольных преступлений? Бдительный конгресс может предпринять несколько шагов. Самое важное, он может придать силу закона четырем президентским указам Обамы о санкциях против России за ее агрессию на Украине. Митч Макконнел говорит поддерживающим такую меру республиканским сенаторам, что он этого не допустит, если Трамп не попытается на самом деле отменить санкции. Но по вышеупомянутым причинам Госдепартаменту и Министерству финансов, а также нашим европейским союзникам нужны четкие указания о том, что санкции будут сохранены, если Россия не изменит свое поведение, и что их необходимо претворять на практике.

Конгресс должен поддержать проведение независимого расследования связей между командой Трампа и Россией, дабы исключить любое враждебное влияние. Он должен добиться того, чтобы Госдепартамент правильно потратил деньги, выделенные ему в прошлом году для противодействия российской дезинформации в Восточной Европе, а также обеспечить финансирование и поддержку активистов гражданского общества и независимых СМИ в соседних с Россией странах. Он должен настоять на том, чтобы госсекретарь Тиллерсон сдержал слово и сохранил санкции, введенные по закону Магнитского. Что касается Сирии, конгресс должен включать в любые санкционные законопроекты новые карательные меры против виновных в совершении военных преступлений (это представители России, Ирана, «Хезболлы» и Сирии), а также запретить обмен разведывательными данными с теми российскими частями и подразделениями, которые бомбят гражданское население.

Американская политика должна служить американским идеалам и интересам. Будем надеяться, что чиновники из администрации заявят об этом в Европе в ближайшие дни. Но надо помнить, что их действия, а также их бездействие важнее их слов, и поступать соответственно.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 февраля 2017 > № 2075861


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter