Всего новостей: 2067363, выбрано 17641 за 0.050 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 23 апреля 2017 > № 2151011

Британская Партия независимости требует ввести запрет на паранджу

На предстоящих досрочных всеобщих выборах в Великобритании "Партия независимости" UKIP планирует сделать центральным пунктом своей предвыборной программы требование запрета мусульманкам полностью закрывать лицо в публичных местах.

Речь идет о традиционной исламской одежде и головных уборах - никабе, парандже, чадре.

Как ожидается, в понедельник лидер UKIP Пол Наттол обнародует новую предвыборную программу партии, в которой также будет содержаться предложение запретить на территории Великобритании законы шариата.

Кроме этого, партия предлагает принять закон, который бы обязывал граждан незамедлительно сообщать в полицию о случаях женского обрезания, если им станет об этом известно.

Прежний лидер UKIP Найджел Фарадж в 2010 году уже предлагал запретить паранджу, но не был поддержан партией, которая не включила это требование и в свою предвыборную программу на выборах 2015 года.

Досрочные всеобщие выборы в парламент Великобритании состоятся 8 июня.

Ношение мусульманских головных уборов, полностью закрывающих лицо женщины, запрещено в некоторых странах Европы, включая Францию, Бельгию и Болгарию. В ряде стран действуют частичные ограничения на ношение такого вида одежды.

Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 23 апреля 2017 > № 2151011


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 апреля 2017 > № 2150551

Франция перед первым туром: чьей победы ждать

Игорь Бунин, Carnegie Moscow Center, Россия

В годы Пятой республики правоцентристы и левоцентристы доминировали во французской политике, набирая на президентских выборах от 44% до 76% голосов. Но два неудачных президентства — Николя Саркози (2007-2012) и Франсуа Олланда (2012-2017) — разрушили эту биполярную систему. Исследования показывают, что негативное отношение французов к Саркози в конце концов перешло в отвращение. Что касается Олланда, то он быстро превратился в предмет насмешек и явного презрения. Это привело к настоящему кризису французской демократии. По данным CEVIPOF, 89% французов думают, что «политические деятели практически не задумываются о проблемах простых людей».

По опросу, проведенному в декабре 2016 года институтом общественного мнения IPSOS для газеты Le Monde, 57% французов считали, что демократия во Франции работает плохо, а 32% даже предполагали, что есть другие политические системы, которые функционируют не хуже, чем демократия. По другому опросу этого института, 9% французов говорят, что политика им «безразлична», 20% — что они испытывают к ней «отвращение». Также выяснилось, что 27% опрошенных «в прошлом интересовались политикой, но сейчас с этим покончено, и отныне она их не интересует».

На предыдущих выборах всегда возникала центральная тема, которая доминировала в кампании. В 1995 году это была проблема «социального разрыва», которая позволила Шираку опередить премьер-министра Балладюра. В 2002 году преобладала тематика безопасности; в 2007-м — проблема труда («Больше работать и больше зарабатывать», — призывал Саркози); в 2012 году — кризиса и ответственности финансистов. На сей раз в кампании нет преобладающей темы. Хотя во Франции до сих пор не отменено чрезвычайное положение, но борьба с терроризмом не попала в центр дебатов. Проблема идентичности, которую пыталась навязать Марин Ле Пен, тоже не стала главной в дискуссиях кандидатов. «Пустота кампании породила растерянность французов», — пишет французский социолог Оливье Рей. По данным СЕVIPOF, 73% опрошенных говорили, что предвыборные дебаты проходят примитивно.

В результате сегодня сами избиратели фактически диктуют кандидатам осевую тему избирательной кампании — кризис политического представительства. Cоциолог Брюс Теэнтюрье пишет: «Никто из кандидатов не сумел навязать своей темы, но избиратели навязали им свою — разблокировать политическую систему». Ресентимент и гнев стали важными элементами мотивации французских избирателей. Известный французский политолог Ролан Кейроль даже издал книгу с символическим названием «Причины гнева». Французские социологи говорят о возможности такого иррационального феномена, как dégagisme, то есть протест ради протеста, без ясно выраженного стремления завоевать власть. Это понятие впервые появилось во время народного движения в Тунисе в 2011 году, когда демонстранты выдвинули лозунг «Dégage» («Уходи») по отношению к президенту бен Али.

В 2010 году Меланшон издал книгу «Qu'ils s'en aillent tous!» («Пусть они все убираются!»), которая стала бестселлером. И действительно, во время избирательной кампании за шесть месяцев французы вышвырнули за борт двух президентов Франции, одного из них действующего, и трех премьер-министров, один из которых только что руководил правительством. Одновременно они взорвали две партии, которые правили страной в течение 50 лет. Сейчас кандидаты этих партий вместе не набирают и 30% голосов, тогда как в 2012 году Саркози и Олланд имели вдвоем 56%. Французский политолог Брюно Котре пишет, что эти выборы напоминают «триллер, герои которого устраняются один за другим».

Бермудский квадрат выборов

За пять дней до первого тура рейтинги четырех ведущих кандидатов сблизились настолько, что любые прогнозы становятся неправдоподобными, особенно с учетом высокого уровня абсентеизма, новых политических водоразделов (прежде всего отношения к глобализму и европейскому строительству, терроризму и иммиграции) и ослабления классического конфликта между левыми и правыми. Так что реальные шансы выйти во второй тур есть у всех четверых: французские социологи думают, что на этих выборах порог для выхода во второй тур снизится до 22%, а такой результат вполне достижим для четырех кандидатов.

По опросам одиннадцати институтов общественного мнения, сведенным еженедельником Le Point, на 18 апреля лидером был Макрон, бывший министр экономики правительства Олланда и президент центристского движения «В путь!», с 22,8% голосов, потерявший, правда за две недели, с 3 апреля, почти три пункта (25,5%). Второй была Марин Ле Пен, президент крайне правого Национального фронта, с 22,2%, также потерявшая за эти две недели три процентных пункта (25,2%).

Их быстро нагоняет Франсуа Фийон, кандидат правой Республиканской партии, ослабленный обвинениями в коррупции («Пенелопа-гейт»). У него на 18 апреля 20,2%, и он выиграл за две недели три процентных пункта (17,2%).

Но самого большого успеха добился Меланшон, лидер радикально левого движения «Непокоренная Франция!». По сводному рейтингу одиннадцати общенациональных агентств, результаты Меланшона и кандидата Соцпартии Амона в середине марта сравнялись (на 17 марта по 12,4%), в конце марта Меланшон опередил своего конкурента в полтора раза (15% и 10%). В апреле растаскивание электората Амона продолжилось: на 18 апреля его рейтинг снизился до 7,9%, а Меланшон вошел в большую четверку, набрав 18,8%. Меланшон опережает более чем на 10 пунктов Амона и почти догоняет Фийона.

Значительная часть французов затрудняется со своим политическим выбором, просто не понимая, как им следует поступить. Многие до последнего откладывают решение. Только две трети французов заявили, что собираются голосовать, тогда как даже в 2002 году, когда был установлен рекорд абсентеизма на президентских выборах, доля воздержавшихся составила 28,4%. Институт общественного мнения BVA подсчитал, что за три недели до выборов 38% французов не готовы идти на выборы или могут изменить свою позицию, тогда как в 2012 году их доля за тот же период до выборов составляла 32%. А среди французов, уже принявших решение голосовать, необыкновенно велика доля лиц, неуверенных в своем политическом выборе. По данным ODOXA, 42% тех, кто собирается голосовать за Меланшона, сказали, что могут изменить свою позицию; 39% думают поддержать Амона, и 31% тех, кто выбрал Макрона.

Говоря о неопределившихся избирателях, французские социологи выделяют два типа. Первый — «избиратели-стратеги», которые стремятся рационально рассчитать голосование за «своего» кандидата, взвешивая все плюсы и минусы. Им в наибольшей степени свойствен принцип «полезного голосования»: например, за кого голосовать, чтобы не допустить победы Национального фронта. Вторые — это избиратели, растерявшиеся в новых условиях, сбитые с пути традиционного политического поведения. Например, правый избиратель из-за «Пенелопа-гейта» думает, что лучше: воздержаться, проголосовать за Макрона или даже за Марин Ле Пен. Вместе с тем по зрелом размышлении он может поддержать и бывшего премьер-министра Фийона. Когда им предлагают сделать «второй выбор» в случае отсутствия Фийона, только 6% готовы голосовать за мадам Ле Пен, а 58% выбирают Макрона как либерала и европеиста.

Однако электорат Макрона делает противоположный выбор, и 30% его избирателей в качестве второго кандидата выбирают Меланшона, которого идеологически отделяет от президента движения «В путь!» огромная дистанция. Электорат Меланшона отвечает взаимностью: 40% его избирателей в качестве второго кандидата предпочитают Макрона. Речь идет прежде всего об антисистемности избирателей обоих кандидатов: и тем и другим хотелось бы наказать кандидатов истеблишмента. В то же время либеральная альтернатива Фийона соблазняет лишь 12% электората Макрона.

Еще более парадоксальный выбор делают избиратели Национального фронта: их больше всего привлекает Макрон (33%) и Меланшон (26%), несмотря на то что этатистская и националистическая программа Марин Ле Пен прямо противоположна глобалистским и либеральным тезисам Макрона или левацким идеям Меланшона. Опять этих избирателей объединяет дегажизм, отвращение к системным политикам. Дегажизм может принять разные облики: гнева и требования независимости Франции от Брюсселя с Марин Ле Пен, социального протеста с Жан-Люком Меланшоном и даже молодости и оптимизма с Эммануэлем Макроном.

Исследование CEVIPOF, проведенное в начале апреля, показывает соотношение между ядерным электоратом и колеблющейся периферией. В тот момент 43% опрошенных еще не приняли решение, за кого им голосовать, и одновременно 80% интересовались президентскими выборами. 56% выбрали своего кандидата, а 44% собирались голосовать как бы вынужденно, «не имея лучшего предложения» (par défaut). Можно сказать, что первые сделали идеологический выбор, а вторые — конъюнктурный. Идеологический выбор сделало большинство избирателей Фийона (68%), а конъюнктурный — большинство избирателей Макрона (57%). У мадам Ле Пен соотношение в пользу идеологического выбора: 57% на 43%. Сделавшие конъюнктурный выбор (чаще всего по принципу полезного голосования) менее уверены в своем выборе, и 61% из них могут изменить свой выбор (среди тех, кто сделал идеологический выбор, таких только 24%).

Получается, что 17% избирателей находятся во фрустрированном состоянии, ибо их решение носит вынужденный характер и они в нем сомневаются. Наиболее идеологический и окончательный выбор делают избиратели Фийона и Национального фронта (соответственно 56% и 51%). В электорате Макрона преобладают колеблющиеся избиратели (только треть приняла идеологическое и окончательное решение). И колеблющихся избирателей Макрона раздирают противоречивые чувства: 20% подумывают, не проголосовать ли им за Амона; 20% — за Меланшона; 19% — за Фийона, и, наконец, 24% — просто воздержатся. Таким образом, электорат Макрона остается самым хрупким.

Шансы Меланшона на второй тур

Подъем лидера движения «Непокоренная Франция!» начался после первых телевизионных дебатов 20 марта, на которых он проявил себя как блестящий политический дуэлянт, и после большого митинга 18 марта в Париже, на который, по словам организаторов, пришло около 130 тысяч человек. На телевизионных дебатах зрители восприняли Меланшона как реального политика со своей программой и как «честного человека», по оценке французского социолога Бруно Жанбара.

Важным элементом его образа, по данным фокус-групп, проведенных социологами института общественного мнения ВVА, стало ощущение его близости к народу, столь важное в период острого кризиса доверия к политической элите. «Он доступнее, чем другие кандидаты. Ощущается его желание быть ближе к народу», — говорила служащая 48 лет с севера Франции. «Это интеллигентный мужчина, образованный, с чувством эмпатии по отношению к другим людям, особенно к находящимся в неблагоприятном положении», — отмечал предприниматель 54 лет. 19% его избирателей заявили, что именно его личность, а не его программа побудила их поддержать Меланшона.

Кроме того, Меланшон, несмотря на то что он в политике более двадцати лет, воспринимается как новый кандидат — его программа предусматривает реформу институтов Пятой республики, в том числе расширение политических прав граждан. «Я думаю, что только программа «Непокоренной Франции!» может вернуть французам право на выражение своего мнения, которое должно существовать в демократическом режиме», — подчеркивала служащая 32 лет, левая по своим убеждениям.

В результате кандидат социалистов Амон стал терять доверие своих избирателей, которые начали переходить на сторону харизматичного Меланшона. Руководство Соцпартии все чаще стало задавать себе вопрос, «сумеет ли Амон набрать 5% голосов, чтобы получить право на возмещение избирательных расходов». Кроме того, низкий результат на президентских выборах ударит по партии на парламентских. Соцпартия становится все более хрупкой организацией, которая может развалиться в любой момент.

Левый или, точнее, левацкий избиратель нашел своего кандидата, который может выйти во второй тур, и в соответствии с принципом «полезного голосования» проявляет все большую готовность поддержать его. Левые избиратели все чаще говорят, что Амон должен снять свою кандидатуру в пользу Меланшона.

Таким образом, кандидат «Непокоренной Франции!» воспользовался «воспроизводством медийного воодушевления»: чем больше о нем говорили как о кандидате, который поднимается, тем выше он поднимался; чем выше он поднимался, тем больше о нем говорили, и так далее. По данным IFOP, 44% французов утверждают, что «лучше всего выражает левые ценности» Меланшон, 31% — Амон, и 21% — Макрон.

Фокус-группы показывают, что кандидатура Меланшона восстанавливает конфликт между левыми и правыми. Левый электорат до сих пор окончательно не определился в своем политическом выборе. За кого проголосовать, чтобы не допустить второй тур между Ле Пен и Фийоном? У кого больше шансов пройти во второй тур? За кого голосовать, не отказываясь от своей самости? Более половины избирателей Амона могут изменить свой выбор; значительная часть электората Макрона не приняла окончательного решения. Да и в самом электорате Меланшона примерно треть не определилась полностью. «Сложность выбора между разумом и сердцем доводит левых до мигрени», их раздирают противоречия, они ощущают себя «потерянными» и «загнанными в угол».

С точки зрения Жанбара, предел наступит в тот момент, когда к Меланшону перестанут относиться как к «пиаровскому пузырю» и начнут серьезно анализировать его идеи. Его программные предложения по ЕС, международным отношениям или даже в социально-экономической сфере расходятся с предпочтениями большинства французов, которые хотели бы меньше налогов, меньше государства, больше гибкости и свобод для предприятий. Да и стоимость его проектов превышает любые разумные пределы и оценивается в 270 млрд евро.

Да и вряд ли французов вдохновят образы Фиделя Кастро и Уго Чавеса, любимых героев Меланшона, или судьба современной Венесуэлы с ее галопирующей инфляцией. Вот что говорит служащий 70 лет о программе Меланшона: «Кто может поверить, что он будет хорошим президентом? Его программа вызывает смех, ибо ее нельзя реализовать». Пенсионер 68 лет считает его программу «полным бредом». Макрон и Фийон практически в одинаковых тонах критикуют проект Меланшона, называя его «абсолютно иррациональным» и «достойным французской Компартии 1960 года».

С 1981 года радикальные левые во Франции не получали больше 14% голосов, и преодолеть порог 20% для них достаточно сложно. Даже проникнуть в «народные слои» Меланшону не очень просто, так как его мягкая позиция по иммиграции отпугивает тех рабочих и служащих, которых уже соблазнил Национальный фронт. Специалисты ВVА пишут, что на основе левых ценностей Меланшон обеспечил себе достаточно широкую социальную базу, но остается проблема ее расширения. Левые расколоты, и конкуренция Макрона и Амона, скорее всего, не даст ему выйти во второй тур.

C другой стороны, спринт Меланшона ударил по позициям Макрона, которого французы и большинство комментаторов рассматривали как победителя первого тура и, следовательно, как будущего президента Франции. К нему потекли избиратели, разочарованные в своих традиционных кандидатах: в Фийоне из-за «Пенелопа-гейта» или в Амоне из-за его падающего рейтинга и левацких высказываний. Из-за роста рейтинга Меланшона между ним и Макроном возникла конкуренция за левых избирателей: голосование за кого из них предпочтительнее, чтобы остановить Национальный фронт? И в этом смысле Меланшон высветил слабость центризма Макрона. Бруно Жанбар подчеркивает: «Жан-Люк Меланшон выявил вялость и волатильность электората Макрона. Для тех, кто голосует за левых, Эммануэль Макрон остается чересчур мягким выбором, который можно сделать только из-за отсутствия других вариантов. И это логично, ибо он кандидат центра, электорат которого всегда самый хрупкий».

При этом ситуация Макрона намного лучше, чем у остальных кандидатов. По данным OpinionWay для Les Echos на 18 апреля, Макрон не только опережает Марин Ле Пен на один пункт (23% и 22%), но и легко выигрывает у нее во втором туре с результатом 64% на 36%. Кроме того, 47% опрошенных уверены, что он будущий победитель президентских выборов (остальных троих называют 12-16%). Его победы желают 25%, успеха остальным только 16-17%.

Переломит ли Фийон «Пенелопа-гейт»

Несмотря на постоянные разоблачительные вбросы, рейтинг Фийона не падал ниже 18-19%. Это ядерный электорат «правой Франции, которая будет голосовать за консервативного кандидата, несмотря на ветер, дождь или снег, с бельевой прищепкой на носу».

По словам еженедельника L'Express, Фийон «показал такое умение сопротивляться, которое никто из правых политиков в нем не подозревал». Он сумел подавить все попытки выдвинуть другого кандидата от Республиканской партии, сохранил партийное единство и даже в какой-то мере получил поддержку своих главных конкурентов — Жюппе и Саркози. Правда, по данным газеты Le Parisien, бывший президент Франции оказывает Фийону лишь формальную поддержку, одновременно отказываясь участвовать в совместных мероприятиях. Газета приводит его слова: «Однако как его раздуло. Именно он нас втащил в это дерьмо, и вот тебе. Выстрелил в висок и вместе с тем требует от нас ответственности. Какая наглость!»

Тем не менее, Фийону пришлось столкнуться с рядом практически неразрешимых проблем. Во-первых, деградация имиджа, в основе которого было честное и безупречное политическое поведение. Сейчас в рейтинге «честных политиков» он занимает лишь шестое место, фактически последнее. Лишь 23% французов, по последнему опросу ELABE, относятся к нему позитивно, а 49% — «очень негативно». Социолог Ив-Мари Кан подчеркивает: «Его образ на длительное время подорван прошлыми делишками. Он сохранил свой ядерный электорат, но его расширение идет очень плохо».

Падение рейтинга Фийона вызвано прежде всего разочарованием центристских избирателей, которые ориентированы на моральный подход в политике и больше трети которых сразу же перестали ставить ему положительные оценки, тогда как электорат «Республиканцев» оказался более устойчивым.

Другой серьезной проблемой стал католический электорат, который в значительной степени и принес ему победу на праймериз. До «Пенелопа-гейта» Фийон получал до трети голосов католиков и почти половину голосов практикующих католиков. Фийон практически не потерял поддержку своих неверующих избирателей (с января по февраль их доля сократилась с 12% до 10,5%), ощутимой оказались потери среди католиков, не посещающих мессу (с 27% до 21%), но среди практикующих положение стало катастрофическим: Фийон потерял в их среде 12 пунктов (с 49% до 37%). Если для большинства французов характерен весьма циничный подход: «все не без греха», «все воруют», то глубоко верующим прихожанам свойствен моральный подход, и им сложнее простить небольшие грешки Фийона.

Для бывшего премьер-министра этот электорат особенно важен: он старше и чаще голосует, чем в среднем французские избиратели. И он продолжает посылать им сигналы: обещает переписать закон Тобира, чтобы закрыть возможность полного усыновления для гомосексуальных пар, запретить медицинское зачатие для лесбийских пар, установить униформу в средней школе и поощрять развитие частных школ. По вопросу абортов он занимает двойственную позицию: заявил, что с учетом «своей личной веры» он «не одобряет аборты», но не собирается их запрещать и менять законодательство в этой сфере. Более того, Фийон не исключает возможности назначения на министерский пост представителя ассоциации Sens commun, выразителя политических интересов интегральных католиков, тесно связанной с Республиканской партией и постоянно поддерживающей бывшего премьер-министра во время избирательной кампании.

В последние недели кампании Фийон стал занимать более правые позиции в соответствии с классическим принципом: «В первом туре надо собрать свой электорат, во втором — бороться за его расширение». Он напоминает, что введет жесткие квоты для иммигрантов, обещает защитить французских женщин от радикального ислама. «Республиканцы» объявили Макрона «рупором коммунитаризма, который стал врагом Франции».

У Фийона еще есть резервы: примерно 20% избирателей Саркози 2012 года, по опросам, пока не сделали свой выбор, а кандидат «суверенных правых» Николя Дюпон-Эньян набирает около 4% голосов. По оценкам социологов, Фийону легче отщипнуть у него голоса, чем отвоевать их у Макрона или Ле Пен.

Не исключено, что католики или республиканцы, отошедшие от Фийона после «Пенелопа-гейта», вернутся к нему, соблазненные его экономической программой, его подходом к общественным проблемам, его политическим опытом, способностью Республиканской партии сформировать парламентское большинство и, главное, невозможностью найти ему альтернативу. Но этот процесс идет весьма мучительно. Многие проголосуют за него, «зажав нос» или даже не осмеливаясь в этом признаться. Франсуа-Ксавье Мотт, 27 лет, парижанин, консультант по проблемам управления, в январе отрекся от Фийона и даже подумывал проголосовать за честного Меланшона, но после рациональных размышлений понял, что бросит бюллетень за бывшего премьер-министра, «сгорая от стыда» и «с болью в сердце». Сильвен Лемэр, тридцатилетний житель Лилля, после января пересмотрел все варианты: порвать бюллетень с фамилией Фийон, выбрать Ле Пен или Макрона, но в конце концов признается: «Я думаю, что все же проголосую за него». Табэ, директор по продажам, сначала послушал выступления Макрона и пришел к выводу, что бывший министр «умеет говорить, ничего не сказав», и поэтому все же вернулся к Фийону, забыв о всех «делишках».

Вновь Фийон верит, что в последние две недели, как и на праймериз, он переломит тенденцию. Речь идет не только о том, что лидеры гонки потеряли пару пунктов рейтинга, а Фийон сумел отгрызть один или полтора процента. Во-первых, на него вылилось столько грязи, что вряд ли новые разоблачения что-то изменят. И хотя его имидж не может радикально улучшиться, наступает естественная усталость от потока диффамации. Как говорит французский политолог Люк Рубэн, «способность личности противостоять критике и разоблачениям создает авторитет политику». «Я закалился в этих испытаниях», — заявил Фийон на последнем митинге.

Во-вторых, сам Фийон перешел в контратаку, обвинив Олланда в создании «черного кабинета», перехватывающего все информационные потоки и передающего в медиа и в прокуратуру компромат на своих конкурентов. Вместо образа мелкого корpупционера появляется иная картинка — жертвы непопулярной власти.

В-третьих, моральный фактор имеет для избирателей намного меньшее значение, чем политический авторитет Фийона, его компетентность, профессиональные навыки. Французы не проявляют особого уважения к политикам: Фийона считают «честным» лишь 8% опрошенных; Марин Ле Пен — 12%; Эммануэля Макрона — 16% (правда, левые кандидаты пользуются немного большим уважением: Меланшона называют «честным» 21%; Амона — 23%). Зато Фийон опережает всех по своей способности управлять государством: 27% готовы признать за ним способность осуществлять президентские функции; 22% — за Макроном; 20% — за Марин Ле Пен, и лишь по 13% — за Амоном или Меланшоном. По данным опроса Ipsos для Le Monde и CEVIPOF, проведенного в начале апреля, для 70% правых избирателей компетенция политика важнее, чем его «честность» (для 17% — наоборот).

Значимость компетентности и политического авторитета возрастает и в связи с обострением международной ситуации после удара США по Сирии, «с возникновением черных облаков войны», как сказал бывший премьер-министр. По словам Фийона, «мир стал намного более опасным и нестабильным, чем десять лет назад».

Пиаровские службы Фийона бьют по самым слабым точкам главного конкурента. Макрона называют дублером Олланда или «Эммануэлем Олландом», особенно после присоединения к кандидату движения «В путь!» бывшего премьер-министра Мануэля Вальса, которое республиканцы рассматривают как «поцелуй смерти». Фийон старается продвигать не столько себя, сколько партию, опираясь на все ее фракции и кланы. На митинге 9 апреля на Порт-де-Версаль собрались все лидеры Республиканской партии. Макрон выдвинул первые 14 кандидатов в депутаты на парламентских выборах, опубликовав список, состоящий из малоизвестных гражданских активистов, а Фийон предложил Франции 250 нотаблей, укорененных в своих округах.

Все комментаторы согласны с тем, что рейтинг Фийона не очень высок для правого кандидата, но с учетом необычного характера этих выборов, «атипичной кампании», можно ожидать любых сюрпризов. Однако специалисты по политической социологии не верят в существование «скрытого голосования» и предполагают, что среди колеблющихся избирателей Фийон может заработать максимум 2,5 пункта, что недостаточно для выхода во второй тур.

Сохранит ли Марин Ле Пен лидерство

Безусловно, мадам Ле Пен пока сохраняет свои лидирующие позиции: при практически равных с Макроном рейтингах ее электорат более устойчив. Однако есть признаки, что ее кампания начинает выдыхаться. Разоблачения коррупционных схем, связанных с оплатой ее охранника и других лиц за фиктивную работу на посту помощников евродепутатов, конечно, не привели к такому эффекту, как «Пенелопа-гейт», но все равно срабатывают как «медленно действующий яд».

Ле Пен перестала быть единственным антисистемным политиком: резко поднялся Меланшон, да и Макрон использует антиистеблишментскую риторику. По исследованию IFOP, 29% избирателей заявили, что они поддерживают Национальный фронт, прежде всего чтобы выразить свое недовольство другими политическими партиями. Теперь у них появилась возможность перейти к Меланшону, и, как мы видели, они не исключают голосование за Макрона.

Углубляются противоречия между двумя линиями Национального фронта: между республиканцами-националистами, возглавляемыми Флорианом Филиппо, нынешним альтер-эго Марин Ле Пен, и национальными католиками во главе с племянницей Марион Марешаль Ле Пен. Филиппо взял на вооружение ряд идей Шарля де Голля и даже возложил цветы на могилу генерала, что не может не раздражать многих сторонников Национального фронта: вишистов, выходцев из французского Алжира, участников антиголлистского сопротивления, то есть всех, для кого идолом остается Жан-Мари Ле Пен.

Из голлистского арсенала были почерпнуты идеи народного референдума, примат народа над промежуточными институтами и политическими партиями, защита проекта «Европы отечеств», расширенной от Атлантики до Урала, экономический дирижизм и принцип светского государства. Кроме того, Национальный фронт, можно сказать, монополизировал идеологию «государства всеобщего благоденствия», «государства-патрона», от которой постепенно отказываются социалисты. Напротив, ремесленники, мелкие предприниматели, менеджеры частного сектора недовольны этатизмом Национального фронта, католики — ставкой на светскую Францию. Для течения Марешаль Ле Пен религия является главным ферментом французской и европейской идеологии. Для нее столкновение между исламом и христианской цивилизацией есть главный конфликт современности. В этом ее главное отличие от ее тети и деда, которые в общем равнодушны к религии.

На теледебатах Ле Пен атаковали по многим позициям: затронуты ее «честность», взгляды в социальной сфере, проблема европейского строительства, ее отношение к светскому государству. Можно сказать, что она скорее проиграла эти дебаты. Но главным условием ее успехов был высокий уровень абсентеизма. При повышении явки снижается и результат Национального фронта. Пока невозможно определить долю воздержавшихся в первом туре. Если она будет такой же высокой, как в 2002 году, или даже выше, то Ле Пен гарантирован выход во второй тур. Если явка опустится только до уровня 2007 года, то у мадам Ле Пен могут возникнуть проблемы. По данным CEVIPOF на начало апреля, интерес к президентским выборам очень высок: ими интересуются 79% опрошенных, готовность голосовать была невелика, но постепенно возрастает и достигает уже сопоставимых с прежними выборами уровней.

Интересна и проблема второго тура. Общая оценка французских социологов: «Победа Ле Пен невероятна, но ее нельзя полностью исключить». Однако Серж Галам, математик и сотрудник Центра политических исследований Сьенс По, предсказавший победу Трампа, несмотря на все опросы, которые предполагают легкую победу Макрона над Ле Пен (с результатом 63% на 37%) и относительно уверенный успех Фийона (56% на 44%), говорит, что в последнее время он стал думать, что ее победа вполне вероятна, несмотря на существование «стеклянного потолка». С его точки зрения, провозглашенное намерение в политическом поведении не всегда соответствует реальному голосованию. 56% опрошенных заявляют, что они проголосуют против Марин Ле Пен. Однако часть из них (около трети) может воздержаться из-за крайне негативного отношения к ее сопернику: левые — к правому Фийону, правые — к центристу Макрону и тем более к леваку Меланшону (правда, к Макрону это относится в наименьшей степени). В результате дифференцированного абсентеизма мадам Ле Пен может на бровях выиграть выборы.

К парламентским выборам

В условиях бифуркации политической системы Франции и высочайшей волатильности избирательного поведения любые политологические рассуждения о вероятных финалистах следует тщательно выверять. Все опросы, например, показывают, что Макрон выходит во второй тур, но исследование пяти студентов-математиков из парижской школы Телеком, основанное на больших данных, опросах, политической географии, анализе социальных сетей, прогнозирует, что после 23 апреля образуется иной дуэт: мадам Ле Пен с 24,13% и Фийон с 21,77%. По их мнению, Макрон будет третьим (20,32%), а Меланшон — четвертым (18,66%). Конечно, точность этих выводов поражает и даже немного настораживает.

Еще сложнее говорить о парламентских выборах. Одно лишь понятно: абсентеизм во Франции резко возрастет и ударит больше всего по проигравшим политическим силам. Партия победителя обычно получает дополнительные 5-7% голосов, и это дает возможность воссоздать вертикаль власти.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 апреля 2017 > № 2150551


Ватикан. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 23 апреля 2017 > № 2150420

Папа римский Франциск в весьма резкой форме раскритиковал условия содержания беженцев в лагерях отдельных европейских стран. Некоторые из этих лагерей переполнены настолько, что по "числу людей, находящихся внутри", их можно сравнить с концлагерями, заявил понтифик в воскресенье, 23 апреля, во время богослужения в Риме. При этом он отдельно упомянул центр приема нелегальных мигрантов на греческом острове Лесбос, который папа римский посетил в апреле 2016 года.

Одновременно глава Римско-католической церкви подвергнул критике политику ЕС в отношении беженцев. Пытаясь решить проблемы, связанные с наплывом беженцев в Европе, Брюссель в первую очередь руководствуется международными соглашениями, а не правами человека, указал Франциск.

При этом он положительно отозвался о южноевропейских странах, в частности Греции и Италии, которые принимают нелегалов. Великодушием этих стран должны "заразиться" и страны Северной Европы, призвал папа римский. "Это правда, что мы бездетная цивилизациея, но мы закрываем двери и перед мигрантами. Это называется самоубийством", - подчеркнул понтифик.

Ватикан. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 23 апреля 2017 > № 2150420


Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 23 апреля 2017 > № 2149116

Европа: астенический синдром

Конструкторы ЕС поставили телегу впереди лошади, создав общее экономическое пространство и не сформировав единую идентичность.

Пророчества и прозрение

Гибель Европе предрекали множество раз. Самым известным пророчеством стала книга Освальда Шпенглера, опубликованная в 1918 году и возвестившая это уже своим броским названием — «Закат Европы». Шпенглер полагал, что Европа гибнет, потому что она утратила трансценденцию (душу): творческая культура ее превратилась в механическую цивилизацию, которая в принципе не способна к развитию. Главным же признаком европейской агонии Шпенглер считал Первую мировую войну — бессмысленную многолетнюю бойню, унесшую жизни десятков миллионов людей.

Труд Шпенглера стал бестселлером и породил бесчисленное количество подражаний. Тем более что пессимизм немецкого философа, казалось, оправдывается: всего через двадцать лет после первой мировой гекатомбы разразилась вторая: война 1939—1945 годов, а короткий интервал между ними был заполнен множеством региональных конфликтов.

Однако вопреки всем прогнозам Европа не только не умерла, но, как будто очистясь в этих катаклизмах от зла, начала грандиозный проект по построению нового мира. Предполагалось, что будет создана совершенно иная Европа — без внутренних политических и торговых границ, столетиями разделявших нации, Европа с единой экономикой, с единым правовым пространством, Европа, где не будет более войн между народами и где каждый европеец, в какой бы стране он ни жил, будет чувствовать себя свободным и защищенным.

Несколько десятилетий, с момента возникновения в 1951 году «Европейского объединения угля и стали», Европа упорно, преодолевая все трудности, двигалась к намеченной цели, и в начале XXI века уже можно было сказать, что эти усилия увенчались успехом: было и в самом деле достигнуто «согласие в многообразии» (эти слова — официальный девиз Европейского Союза), возник и утвердился в глобальном пейзаже Европейский Союз, единый цивилизационный дом для всех европейцев. ЕС сразу же выдвинулся на авансцену мировой политики и экономики: 28 стран, 500 млн населения, первое место в мире по ВВП, согласованное мнение по многим международным проблемам. В пространстве геополитики, помимо Соединенных Штатов, появилась еще одна сверхдержава, причем, в отличие от США, вовсе не стремящаяся к мировому господству.

На какое-то время Европа стала примером для всего человечества. Выяснилось, что европейские ценности, такие как верховенство закона, уважение достоинства, прав и свобод человека, гуманизм, толерантность, солидарность и мультикультурализм не являются абстракцией кабинетных философов. Они могут быть реализованы в государственной практике. Европейская «Конвенция о защите прав человека и основных свобод», вступившая в силу еще в 1953 году, выразила эти принципы на юридическом языке, и постепенно они стали поддерживаться и охраняться всей европейской судебной системой.

Многим тогда казалось, что наконец найдена форма гражданского и государственного бытия, способная создать гармоничное, свободное и толерантное общество. Общество, избавленное от насилия, общество взаимной доброжелательности, общество, где защита прав каждого является гарантией прав всех.

Тем более неожиданным стало последующее прозрение, когда с середины 2000-х годов Европа, в основном представленная ЕС, погрузилась в череду острых кризисов, следовавших буквально один за другим. Сначала это был кризис мигрантских предместий, вызвавший настоящие бунты во многих внешне благополучных странах, затем финансовый кризис 2008 года, из которого Европа по-настоящему не выкарабкалась до сих пор, далее жестокий кризис отношений с Россией и наконец — кризис беженцев, внезапно хлынувших через границы Евросоюза.

Ошибки большого пути

Ответ, на наш взгляд, лежит на поверхности. Следуя — в принципе — абсолютно верным путем, Европа, тем не менее, допустила ряд серьезных ошибок. И главный промах ее, как нам кажется, заключается в том, что не было сформировано национальности «европеец». Конструкторы Объединенной Европы поставили телегу впереди лошади: создав единое экономическое пространство — единую валюту, единый рынок, единые тарифы на все — они не создали единой общеевропейской идентичности. Им, видимо, это в голову не пришло. Или, возможно, они полагали, что подобная идентичность на основе экономического единства возникнет сама собой.

В итоге результаты оказались плачевными. Социологические опросы («Евробарометр»), регулярно проводимые в странах ЕС, показывают, что национальная идентичность в Европе пока еще явственно доминирует над идентичностью европейской. Как пишет один из исследователей: «Чувство принадлежности к собственной стране преобладает над чувством принадлежности к ЕС. Национальная идентичность жителей ЕС, транслируемая национальными средствами массовой информации, рассматривается … как препятствие для создания общей европейской идентичности». А другой исследователь привносит сюда интересный факт: европейцами в значительно большей степени считают себя албанцы, румыны, литовцы (а также, добавим, участники Евромайдана на Украине), нежели традиционные европейские нации — англичане, немцы, французы.

Это самым непосредственным образом сказывается и на экономике, особенно если она находится в кризисной ситуации. Зачем европейцы должны помогать европейцам, понятно: «мы — единый народ». А вот зачем немцы должны помогать грекам, которые просто «проели» бюджет страны, — это, конечно, тяжелый вопрос. Вообще, единственными «настоящими европейцами» являются сейчас брюссельские бюрократы, получившие наибольшую выгоду от этого объединения. И в определенном смысле нынешняя Европа воспроизводит состояние Австро-Венгерской империи конца XIX столетия, где при всем внешнем державном блеске не существовало национальности «австриец». Никто даже не пытался ее сформировать. Упор также делался на конфедерацию наций. И потому при первом же серьезном кризисе, вызванным мировой войной, величественная империя легко, «как глиняный горшок», развалилась на части.

Другую ошибку Европы, как нам представляется, породил не до конца изжитый ею «имперский синдром». Не следует забывать, что основные европейские страны еще сравнительно недавно (в историческом смысле, конечно) являлись обширными колониальными империями — Британской, Французской, Голландской, Бельгийской и т. д. Подобные вещи надолго запечатлеваются подсознанием. И потому как только распался СССР, Европейский Союз поспешно, не думая о последствиях, «заглотил» более десятка бывших социалистических республик, осуществив тем самым рискованное «имперское расширение». При этом ЕС не только перегрузил себя их слабыми экономиками, согласовать которые с европейским экономическим механизмом было достаточно тяжело (заметим, что по-настоящему этого не удалось до сих пор), но и разбавил мировоззренческую палитру Европы раздражающими кислотными красками — провинциальным национализмом стран Прибалтики (Латвии, Эстонии и Литвы) и опять-таки не изжитым еще до конца «имперским синдромом» Польши.

И, наконец, колоссальной ошибкой Европы, на наш взгляд, является механизм консенсуса, путем которого в ЕС принимаются все ответственные решения. Согласовывать по любому вопросу мнения 28 государств — это, надо сказать, труд, достойный Сизифа. Тем более что в критических ситуациях механизм консенсуса не работает — он слишком медлителен, бюрократичен и выдает решения с громадным трудом. Это наглядно продемонстрировал финансовый кризис 2008 года: вместо быстрых и жестких мер, которых требовала ситуация, в Европейском Союзе начались долгие и муторные дебаты, длившиеся месяцами. В конце концов решения, разумеется, принимались, но, во-первых, паллиативные: свою лепту в них старался внести каждый из 28 членов ЕС, а во-вторых, утверждались эти решения лишь тогда, когда существенного влияния на ход кризиса они уже оказать не могли.

При взгляде со стороны (из России) ситуация выглядела абсурдной: жильцы дома, где внезапно вспыхнул огонь, вместо того чтобы вызвать пожарных и начать тушить, собираются на совещание и, следуя всем демократическим процедурам, обсуждают, что следует предпринять: может быть, залить пламя из чайника, или, может быть, изолировать горящий этаж, или, быть может, не делать вообще ничего: оно как-нибудь погаснет само?

Кстати, история уже знает подобный пример. Это парламент Польского королевства XVIII столетия. Достаточно было любому шляхтичу крикнуть на заседании «nie pozwalam!» (не дозволяю!), и решение, пусть самое нужное, оказывалось заблокированным. Результат: к концу XVIII века Польша как государство перестала существовать.

Похоже, что к аналогичному результату движется и нынешняя Европа. Брекзит — намечающийся выход Англии из ЕС — лишь первый звонок.

Наиболее ярко свидетельствует об этом кризис с беженцами. Заметим в скобках, что возник он вовсе не по вине России, как утверждают западные средства массовой информации. Россия начала военную операцию против самозваного «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) 30 сентября 2015 года, а численность беженцев, устремившихся в Европейский Союз, стала существенно возрастать еще с началом «арабской весны». Сам термин появился в апреле 2015 года после серии трагедий в Средиземном море, когда затонули подряд пять лодок, где находилось более 1200 мигрантов из африканских стран. Причем пик собственно сирийских беженцев пришелся как раз на сентябрь — 165 тыс. чел. Далее он начал спадать. А рост миграционного потока, наблюдавшийся в октябре, был обусловлен уже афганскими беженцами, что не имело никакого отношения к российской военной операции в Сирии. Скорее уж ответственность за данный гуманитарный кризис следует возложить на Соединенные Штаты, своими непродуманными действиями в Афганистане, Ираке, Ливии и той же Сирии обрушившими Большой Средний Восток.

В любом случае, наплыв беженцев расколол ЕС. Немецкая Die Welt по этому поводу написала: «Миграционный кризис в Европе наглядно продемонстрировал то, что становилось ясно с момента расширения ЕС в 2007 году: Евросоюз все больше превращается в клуб эгоистов. <…> ФРГ и ещё три европейских государства принимают к себе почти всех мигрантов в Европе, в то время как остальные страны, в особенности — в Восточной Европе, отказывают беженцам в защите». Выяснилось, что настоящего единства в Европе нет и многие страны, конечно, готовы пользоваться преференциями, которые предоставляет им Европейский Союз, но категорически не хотят нести издержки общего европейского существования.

Европа попала здесь в западню собственной умозрительной толерантности. Ведь, несмотря на все высокие принципы, которые провозглашал Европейский Союз, европейцы все-таки относились к беженцам как к бродячим животным: бедную кошку выбросили на улицу, она промокла, голодная, надо ее обсушить, накормить. Ну и притащили к себе домой. А то, что кошка будет потом драть обои, царапать мебель, орать сумасшедшим голосом и, извините, гадить по всем углам, им как-то в голову не пришло.

Или, если придерживаться рамок политкорректности, европейцы относились к беженцам с таким же романтическим умилением, как российские интеллигенты XIX века к крестьянам: бедные, замученные «пейзане», их надо учить, их надо просвещать, цивилизовать… И опять же в голову никому не пришло, что крестьяне вовсе не желают цивилизоваться — они хотят оставаться крестьянами, правда — жить при этом как баре. Что они и продемонстрировали в 1917 году, когда начали жечь и грабить поместья.

Европейская наивность — это, как говорят в Одессе, «что-то особенного». На одной из пресс-конференций в «Росбалте», посвященной проблеме мигрантов, я лично слышал, как представители Чехии и Германии очень убедительно объясняли, что ничего страшного в наплыве беженцев нет: мы их умоем, оденем, устроим на работу, они станут полноправными гражданами Европы. И все это — на голубом глазу. Любопытно, что когда я рассказал об этом профессору из Ливана, кстати прекрасно знающему русский язык, тот ответил: «Ага! Щщщас!..» — и характерно покрутил пальцами у виска.

Это его «щщщас!..» оправдалось практически сразу. Колоссальным потрясением для всей Европы явились события в Кельне, случившиеся через три месяца, в новогоднюю ночь. По сообщениям прессы, группы беженцев, молодых мужчин, окружали вышедших на праздник немецких женщин, а затем насиловали и грабили их. При этом полиция данных инцидентов как бы не замечала. Позже выяснилось, что аналогичные бесчинства произошли в двенадцати федеральных землях Германии. Жертвами были «почти исключительно женщины, а нападавшими — молодые мужчины в возрасте от 17 до 30 лет». Впоследствии «в одном только Кельне было подано 1170 заявлений о нападениях, в 492 из них содержались свидетельства о сексуальных домогательствах и изнасилованиях». Причем, когда прошел первый суд над подозреваемыми в нападениях, — ими оказались два брата-алжирца, 23 и 26 лет, — то пострадавшие женщины почему-то не смогли их опознать, хотя до этого уверенно указывали на обоих. Итог суда: алжирцы были признаны виновными исключительно в краже сотового телефона и получили условный срок — шесть месяцев тюремного заключения.

Идея СССР интересна не всем

Бессилие полиции и правовой системы Германии повергло немцев в подлинный шок. Бурное возмущение в социальных сетях также вызвали рекомендации, данные мэром Кельна Генриеттой Рекер. Она посоветовала немецким женщинам ходить «группами, не разделяться, даже в праздничном настроении» и вообще держаться с незнакомцами «на расстоянии вытянутой руки». Очень своеобразный совет, особенно если учесть, что сексуальные домогательства мигрантов к женщинам, например в плавательных бассейнах, стали в Германии уже обычным явлением.

Дело тут было, конечно, не только в спонтанных всплесках тестостерона. В западных странах возник совершенно новый феномен, получивший именование «секс-джихад» — феномен, уже имеющий собственное идеологическое обоснование. Призывы к насилию стали регулярно вывешиваться на популярных исламских сайтах. «Любая европейская женщина — добыча, ниспосланная Аллахом, которую может получить правоверный мусульманин, — возвещает один из них. — Аллах даровал нам эту благодать и будет большим грехом не воспользоваться ею. Призываю вас, братья по всей Европе, идите и возьмите то, что принадлежит вам по праву, данным Аллахом, возьмите женщин неверных».

Немецкие правоохранительные органы уже согласились, что угроза эта вполне реальна. И вместе с тем они также были вынуждены признать, что у полиции Германии не хватает ни сил, ни средств для того, чтобы предотвратить ее. Что, впрочем, понятно. Полиция Европы ориентирована исключительно на европейцев — на тех, кто с детства приучен знать и уважать закон. Запрещено — значит, запрещено. Но она абсолютно не способна справиться с теми, для кого законы европейского бытия — пустой и раздражающий звук.

По дороге в Еврабию

Вот случай, рассказанный мне знакомой, которая часто бывает в Германии. У нее, в свою очередь, есть там приятель, русский, который живет и работает в этой стране уже много лет. Как-то он увидел на улице, что двое мигрантов пристают к женщине. Ну, наш приятель, человек здоровый, дал одному хулигану в лоб, другому в лоб — оба сбежали. Однако самое интересное произошло потом. Немцы, наблюдавшие эту сцену, набросились на него с упреками. Оказывается (по их словам) — это своеволие, самосуд. Он ни в коем случае не должен был так поступать. А он должен был вызвать полицию, дождаться ее приезда и дать соответствующие показания. О чем тут еще говорить?

Разве что о такой очевидной вещи, что «европейские ценности» должны защищать не только полиция и закон. Их должны защищать и сами нынешние европейцы, и не в декларациях, которые уже всем надоели, а в том конкретном и повседневном, что составляет их обычную жизнь.

Но как раз этого европейцы не могут и не хотят. Выступать против угрозы вымышленной, абстрактной, против русских, которые якобы на них вот-вот нападут, — это пожалуйста. А противостоять угрозе реальной, грозовой туче, которая затягивает горизонт, — тут их нет.

Между тем туча становится все черней. Неуклонно и неотвратимо в Европе утверждается радикальный ислам. Он уже внятно обозначил свои цели и свою базисную стратегию. Например, шейх Юсуф аль-Кардави, возглавляющий Европейский совет по фетвам, открыто сказал, что по мере роста численности мусульман в Европе будет происходить «постепенное окружение островками ислама немусульманского населения». Причем у него нет сомнений, что «ислам вернется в Европу как завоеватель и победитель, после того как был изгнан отсюда дважды».

Есть и более откровенные высказывания. Еще в октябре 1999 года на Ватиканском соборе, который был посвящен обсуждению взаимоотношений между христианами и мусульманами, известный исламский ученый, обращаясь к ошеломленной публике, заявил: «Используя вашу демократию, мы захватим вас, используя нашу религию, мы будем господствовать над вами». Или вот что — тоже открыто — провозгласил имам мечети военной академии имени короля Фахда в столице Саудовской Аравии, шейх Мухаммед ибн-Абдель-Рахман аль-Арифи: «Мы будем контролировать Ватикан, мы будем контролировать Рим и распространим там ислам». При этом он добавил, что христианам будет представлен только один выбор — принять ислам или платить джизью (налог, которым облагаются немусульмане за право на физическое существование в исламской стране).

На практике же это выглядит так. По всей Европе образуются плотные мусульманские поселения — изоляты, анклавы, куда административным властям, а часто и местной полиции, доступа нет. Это как бы микроскопические «халифаты», где властвует шариат.

Причем лишь местным, «оборонительным суверенитетом» тут дело не ограничивается. Зачастую радикальная исламская молодежь силовыми методами расширяет число районов, закрытых для официальных властей. Уже появилась в Европе особая «шариатская полиция», даже вне анклавов следящая за соблюдением законов Пророка. С наступлением сумерек группы крепких мусульманских парней патрулируют улицы городов и останавливают для чтения нотаций тех, кто был застигнут за употреблением алкоголя. И хорошо, если ограничиваются нотациями.

Ни от кого исламские «дружинники» не скрываются — напротив, носят яркие оранжевые накидки, как полицейские, с надписью «Shariah Police». Более того, как сообщает газета «The Telegraph», в ряде магазинов Европы продавцы-мусульмане отказываются пробивать на кассе покупателям свинину и алкоголь: шариатом запрещено. Исследователи также указывают, что в европейских школах, которые посещают дети мусульман, «невозможно преподавать эволюционную биологию, историю Холокоста и другие „противоречащие Корану“ предметы». Там же явочным порядком вводится гендерная сегрегация: мальчики садятся строго в одной части класса, девочки — в другой… Всего лет десять назад платки-хиджабы носили только пожилые мусульманские женщины. Сейчас их носит половина женского мусульманского населения Франции, а в некоторых муниципальных образованиях эта цифра достигает 80%.

Ислам постепенно заполоняет Европу. То скрытно, то демонстративно он утверждает в ней свои правила социального и культурного бытия. Появился даже знаковый термин «Еврабия». Еще бы! Ведь до Второй мировой войны в Германии было всего десять мечетей, сейчас их более двух тысяч. Лондон не без оснований называют уже «Бейрутом на Темзе». И дело здесь не в численном соотношении европейцев и мусульман. История убедительно показывает, что на крутых изломах развития победу одерживает отнюдь не пассивное большинство, но — пассионарное меньшинство. А пассионарность мусульман, пришедших в Европу, значительно выше, чем у коренных европейцев.

Единственное, что Европа сумела противопоставить этому натиску, — такой же радикальный национализм, идеология которого, пожалуй, отчетливее всего выражена в книге Тило Сарацина «Германия. Самоликвидация». В ней Сарацин предупреждает об опасности увеличения мусульманского населения ФРГ, поскольку это приведет к превращению немцев Германии в этническое меньшинство, к их материальной и умственной деградации и, в конечном счете, к вырождению нации и исчезновению традиционной европейской культуры.

В своих воззрениях Тило Сарацин не одинок. Стремительно меняется сейчас весь электоральный пейзаж Европы. На выборах в Европарламент 2014 года ощутимого успеха добились именно правые националистические организации. В Австрии на выборах президента чуть было не победил представитель «Австрийской партии свободы». В ФРГ усиливает свои позиции «Альтернатива для Германии» — она проводит одно протестное мероприятие за другим. А во Франции реальные шансы стать президентом страны имеет Марин Ле Пен, возглавляющая «Национальный фронт».

Все эти партии декларируют этнический национализм, требуют ограничить миграцию, ввести для нее жесткие нормы, восстановить или даже закрыть для мигрантов границы своих государств. Марин Ле Пен, в частности, заявила: «европейские народы ощущают сегодня, что ЕС не выполнил своих обещаний. Сегодня жизнь в Европе превратилась в настоящий кошмар. … Европейские народы не могут ощущать себя в безопасности, пока не действуют национальные границы». Более того, она обвинила Брюссель, столицу Евросоюза, в предательстве и пообещала, что «когда-нибудь центральные власти ЕС падут».

Эти партии выражают отчетливые настроения избирателей, но заметим, что если их программы действительно будут осуществлены, то они похоронят Европейский Союз — вернут его в прежнее полуфеодальное состояние, снова превратят его в набор государств, ожесточенно отстаивающих не европейские, а свои собственные национальные интересы.

Революция бюрократов

Складывается ощущение, что нынешний системный кризис Европе не преодолеть. С каждым годом подлинные европейские идеалы становятся все более иллюзорными.

Два фактора отягощают нынешнюю ситуацию. Во-первых, это «рефлективный ступор», незамечание очевидного, и связан он с тем, что никакая власть — ни авторитарная, ни демократическая — никогда не работает на опережение. Любая власть осуществляет свою деятельность в режиме «вызов — ответ», то есть в виде простой реакции на те или иные события. А потому начальная фаза кризиса властью, как правило, игнорируется, она воспринимается как набор частных эксцессов, которые можно погасить обычными средствами. Политики начинают осознавать неизбежность кардинальных реформ лишь в тот момент, когда кризис обретает острую форму. Или, говоря проще — когда уже поздно, когда трескается фундамент, колеблется почва и все вокруг начинает неудержимо обваливаться.

Именно в таком состоянии пребывает сейчас Европа. Она фатально опаздывает с необходимыми преобразованиями. Начинать их надо было значительно раньше, еще до того, как в 2005 году вспыхнули яростные «восстания предместий» во Франции. Еще до того, как в августе 2011 года прокатился по Англии, по Лондону в частности, колоссальный погром. И в том, и в другом случае бунтовала мигрантская молодежь. Вот когда надо было браться за ум.

Однако после распада СССР Европа почила на лаврах: ведь она вместе с Соединенными Штатами победила в «холодной войне», и никто из европейских политиков даже не попытался задуматься, что несет с собой новый век.

С этим связан второй отягощающий фактор, который можно определить как «когнитивный разрыв». Он порожден ускорением исторического процесса. Раньше изменения накапливались медленно: человек рождался, взрослел и умирал в одной и той же социальной эпохе. Жизненный опыт, который он обретал, был актуален в течение всего этого исторического интервала. Сейчас ситуация принципиально иная. Будущий политик рождается в одной эпохе и тогда же — в юности — в него закладываются параметры основных мировоззренческих идеологем, однако пока он, пройдя долгий карьерный путь, поднимается до реальных властных высот, до того статуса, где определяются стратегические действия государства, эпоха ощутимо меняется и уже не соответствует его устойчивым представлениям.

В результате и образуется когнитивный разрыв: большинство политиков пытается разрешить новые проблемы старыми методами. А они в данной реальности уже не работают. Причем это относится не только к Европе, но также — к России, Китаю и США. Это вообще главная трудность современного мира: нет новых политиков, способных к мировоззренческой революции, нет нового политического поколения, стремящегося преобразовать нынешний кризисно-застойный ландшафт. Лидеры европейских националистических партий, авторитет которых сейчас растет, обращены вовсе не к будущему, а к прошлому: их идеи этнической изоляции погружают Европу даже уже не в ХХ, а прямо в XIX век.

В общем, приходится констатировать, что европейский проект себя исчерпал. Обладая всеми качествами универсальности, более того, предложив — по крайней мере, в теории — привлекательную картину мироустройства, он не сформировал механизма, способного эти цели реализовать. Мы говорили об ошибках, допущенных, на наш взгляд, Европой. А теперь, суммируя их, попытаемся сфокусировать суть. Главным источником этих ошибок, вероятно, является специфика революции, которая преображала Европу последние двадцать лет. В том же, что это была именно революция, сомнений, кажется, нет. Ведь революция — это не обязательно войны и потрясения. Революция — это когда претерпевает метаморфоз весь социальный строй.

Как раз это в Европе и произошло: из конгломерата разрозненных, конфликтующих между собой государств было создано единое надгосударственное образование — не империя, что уже было в истории, а именно — равноправный союз. Возник принципиально новый социальный пейзаж: прошлое было отринуто, наступило будущее.

И все было бы превосходно, если бы не один момент. Это была — кабинетная, чисто бюрократическая революция. Она была совершена управленческими элитами и в пользу этих элит. Европейские нации в данном процессе представляли собой не субъект, а объект, не активных участников преобразования, а его пассивный строительный материал.

То есть будущее не стало национальной идеей Европы, а потому не была включена колоссальная энергетика, необходимая для подлинных мировоззренческих трансформаций. Сознание европейских народов осталось этническим (национальным), и не обеспечило соответствующий пассионарный прорыв. Бюрократия вообще не способна к пассионарности. Ее идеал — стабильность: непрерывное воспроизведение самое себя.

В результате получилось нечто вроде комфортабельного дома для престарелых: красивое здание, ухоженные дорожки вокруг, новейшие медицинские технологии, вышколенный персонал. Прекрасные условия для того, чтобы умирать, но абсолютно не подходящие для того, чтобы жить. А когда обслуживающий персонал в этом доме неожиданно взбунтовался, когда он потребовал — и немедленно! — тех же благ для себя, то «пациенты» не нашли ничего лучшего, как шаг за шагом ему уступать и лишь робкими голосами просить, чтобы захватчики не слишком их обижали.

Ничего другого и ожидать было нельзя. Бюрократия не в состоянии отражать реальные угрозы. Она способна лишь отгородиться от них бумажной стеной документооборота. Что, собственно, и происходит сейчас в Европе.

Астенический синдром

Конечно, это метафора. Но — метафора, отражающая состояние современной европейской цивилизации. Европа поражена астенией. Она испытывает онтологическое бессилие, которое философы, соблюдая политкорректность, называют «кризисом европейских ценностей».

Европейский проект находится в стадии деградации. Как нам представляется, у Европы просто не хватит сил довести его до конца. Шпенглер все-таки оказался прав.

Социальный комфорт, который провозгласил своей целью Европейский Союз, убил в европейцах то, что сделало Европу великой цивилизацией. Он убил в них вкус к будущему. Убил готовность к непрерывному обновлению, готовность пересечь горизонт, готовность отдать все, что есть, ради того, чего еще нет. Обрек их на медленное угасание.

Сможет ли Европа вновь стать собой? Сумеет ли она вырваться из астенической атмосферы застоя? Обретет ли она новые силы, чтобы опять двинуться к будущему? Или превратится в музей, где посетители равнодушно взирают на странные экспонаты прошлого? На этот вопросы не сможет ответить никто, кроме нее самой.

Андрей Столяров

Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 23 апреля 2017 > № 2149116


Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 апреля 2017 > № 2150616

Быть женщиной в Афганистане

Фатма Тунджер (Fatma Tuncer), Milli Gazete, Турция

Как известно, США представили себя спасителем Афганистана от организации «Талибан» (запрещена в РФ — прим. ред.), вторглись в культурные ценности и посягнули на ресурсы этой страны. Известная особенность империалистических центров силы: когда они выбирают мишенью мусульманские страны, они непременно идут по пути очернения исламских ценностей, пытаются затуманить разум индивидов и обществ риторикой ненависти. Так, например, когда США и глобальные империалистические центры силы направились в Афганистан, они, демонстрируя фотографии женщин в парандже, говорили, что мусульманские женщины неграмотны, они подвергаются давлению и принуждению, ими торгуют как товаром, и пытались предстать избавителями. Говорили, что, когда они принесут в Афганистан обещанное благо демократии, все будет гораздо лучше, и женщины обретут свободу, которую они заслуживают. С тех пор как глобальные центры силы оккупировали Афганистан, прошло достаточно много времени, но на эти земли не пришло ничего, кроме насилия и угнетения. Местная культура, жизненные ценности народа были разрушены, и все стало гораздо хуже. Народ стал бороться, с одной стороны, с бедностью, с другой — с давлением и притеснением со стороны оккупационных сил. Афганский народ до сих пор не избавился от последствий войны. А «Талибан», который почти при каждой возможности выводится на передний план, — это виртуальный враг, который был вколочен в сознание людей…

Основными жертвами войны в Афганистане были женщины и дети. Большинство семей или были изгнаны, или погибли. Женщины в парандже, о которых так много говорилось, подвергались насилию со стороны самих оккупантов. Глобальные центры силы, используя произведенные их собственными руками организации «Талибан» и «Аль-Каида» (запрещена в РФ — прим. ред.), продолжали свою тиранию. Все тяготы войны легли на плечи народа: голод, нищета, угнетение.

Интервенты принесли в Афганистан не свободу, а оккупацию и тиранию. После вторжения глобальных центров сил насилие в отношении женщин еще более повысилось. Женщины были лишены возможности получить образование, были подвержены физическим атакам со стороны интервентов. Тем не менее самый сильный фактор, благодаря которому общество стоит на ногах, — семья, а в семье главная роль принадлежит женщине. Если в том или ином обществе женщина подвергается давлению, насилию и не может свободно самовыражаться, у этого общества нет шансов достичь успеха. При этом единственная ценность, которая воздает должное женщине и защищает ее, — ислам. Это действительно так.

Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 апреля 2017 > № 2150616


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 апреля 2017 > № 2150607

Запад, рынки опасаются исхода выборов во Франции

Reuters, Великобритания

ВАШИНГТОН/ПАРИЖ — Мировые рынки настороженно ждут результатов первого тура воскресных выборов во второй по величине экономики еврозоны, Франции, где позиции фаворита-центриста пытаются поколебать ультраправый и крайне левый кандидаты, грозящие выходом из ЕС, закрытием границ и драконовскими налогами на бизнес.

Расстрел полицейского на Елисейских полях в пятницу, ответственность за который взяло «Исламское государство», превратил тему национальной безопасности в главенствующую в политической повестке: фавориты президентской гонки поспешили предложить избирателям рецепты их защиты.

Отстающая в опросах от лидера, центриста Эммануэля Макрона ультраправый кандидат Марин Ле Пен пообещала в случае избрания решительные шаги в борьбе с «исламистстким терроризмом», включая ужесточение правил въезда. Из-за океана высказался приверженец похожей риторики, ошеломивший мир победой на выборах полгода назад президент США Дональд Трамп.

«Еще один теракт в Париже. Народ Франции больше не будет этого терпеть. Это произведет мощный эффект на президентские выборы!», — написал он в твиттере.

Экс-министр экономики Макрон, однако, предостерег, что проблема требует более сложных решений, чем те, которые предлагает Ле Пен.

В свою очередь, делящий третье-четвертое места в предвыборных опросах экс-премьер Франсуа Фийон предложил Западу объединить усилия с Россией в борьбе с тем, что он назвал «исламистским тоталитаризмом». Призывы 63-летнего Фийона к улучшению отношений с Москвой встречают в штыки большинство европейских столиц, считающих поведение Кремля агрессивным.

ЛЕ ПЕН И МЕЛАНШОН?

Евро держался в пятницу чуть ниже трехнедельного пика в ожидании исхода первого тура французских выборов. Выборы во Франции и общемировая геополитическая напряженность продолжали давить на активы развивающихся рынков. Ожидания не повлияли на цену золота, тогда как спрос на него не снижался; фьючерсы на американские фондовые индексы практически не изменились, отражая осторожность инвесторов на предмет заокеанского первого тура.

Стоимость заимствований во Франции упала на последних перед первым туром торгах до трехмесячного минимума: трейдеры опираются на два опубликованных в пятницу опроса, согласно которым победа Ле Пен во втором туре 7 мая маловероятна.

Однако инвесторы опасаются избрания президентом Франции крайне правого либо ультралевого политика Жан-Люка Меланшона, и у Евросоюза нет «плана В», если выборы принесут сюрприз.

В том же ключе высказался министр финансов Германии Вольфганг Шойбле в пятницу на встрече с коллегами в Вашингтоне, назвав французские выборы несущими риск для мировой экономики.

«Не секрет, что мы не будем в безумном восторге, если по итогам воскресного голосования во второй тур выйдут Ле Пен и Меланшон», — сказал Шойбле.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 апреля 2017 > № 2150607


США. Сирия. Ирак. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 22 апреля 2017 > № 2149118

В связи с ростом военной активности США, в частности, на Ближнем Востоке, про американские войска в Сирии и Ираке все чаще говорят, что они «оккупанты». Однако ситуация в регионе и его история настолько сложны, что не стоит представлять дело так, будто семья Асадов или Саддам Хусейн всегда воспринимались всем населением Сирии и Ирака как законные легитимные правители, а американцы — только как захватчики, отмечает эксперт по Ближнему Востоку Михаил Магид.

— Сейчас вновь заговорили об американской оккупации, американском вмешательстве в Ирак и Сирию. Согласны ли вы с такими формулировками?

— Когда говорят подобным образом, то забывают, что это если и правда, то только наполовину. Например, в Ираке диктатор Саддам Хуссейн правил, опираясь на суннитский тикритский клан, на выходцев со своей малой родины. Верхушка режима состояла преимущественно из них — из суннитов-арабов. Из них (преимущественно) была создана и Республиканская гвардия, элитные части, которые стояли за спиной остальной армии и расстреливали дезертиров. Из суннитов-арабов в треугольнике Тикрит-Рамади-Фалуджа (иногда «суннитским треугольником» также называют район Рамади-Багдад-Тикрит) — укомплектовывались бюрократия, спецслужбы, военная верхушка.

В то же время, основную массу довоенного населения Ирака составляли угнетенные этно-конфессиональные общности — шииты (60% населения) и курды (20% населения). Саддам массово убивал шиитов и курдов, сопротивлявшихся ему. Чего стоит только применение Саддамом химического орудия в Халабдже против курдов! Газовая атака в этом городе 16—17 марта 1988 года унесла до пяти тысяч жизней.

В 1991 году Саддам подавил массовые восстания угнетенного большинства — шиитов Басры, а также курдов и арабов Севера, где против него восстали города Киркук, Сулемания и Эрбиль. Кстати, участники этого восстания не были националистами или сепаратистами. Они требовали рабочего самоуправления на фабриках, местной автономии, равных прав для всех национальностей (изучение в школах курдского языка, наряду с арабским), равенства женщин в правах. Квалифицированные рабочие и специалисты, фермеры и ремесленники, арабы и курды, шииты и сунниты, христиане и атеисты приняли участие в этом гигантском народном движении. В ответ тысячи людей были убиты Саддамом или брошены в тюрьмы, многие стали беженцами.

Восстание в Иракском Курдистане в 1991 году было социально-революционным движением, основанным на принципах прямого действия и рабочего самоуправления на производстве. И оно было раздавлено Саддамом, залито кровью.

После всего случившегося, многие в Ираке восприняли американскую армию вторжения как освободителей. Шииты встречали американских солдат, сбрасывая статуи Саддама, курды поставили памятник Джорджу Бушу, и он стоит до сих пор, потому что для многих курдов Ирака диктатор Саддам — обычный фашист, травивший их газом, и оккупант, а американцы, плохи они или хороши, — освободители.

— На это часто возражают, что, дескать, хоть Саддам и был жесток, но он противостоял исламистам…

— Это неверно. Запрещенное в России и многих других странах «Исламское государство» было создано и пользовалось некоторым (вряд ли большим) доверием среди меньшинства, арабов-суннитов в их «треугольнике». ИГ стало плодом союза членов контрразведки и военной верхушки Саддама и джихадистов. Около половина руководства ИГ — бывшие офицеры Саддама. Поэтому неверно говорить, что бывший иракский диктатор их сдерживал. Как раз наоборот — ИГ, точнее его верхушка, состоит в значительной степени из саддамовских чиновников и офицеров.

При этом стоит отметить, что для многих иракцев тикритский клан Саддама — это оккупанты, равно как для сирийцев оккупанты — алавитский клан Асада. Ведь Башар Асад, президент Сирии, принадлежит к религиозной секте алавитов, члены которой занимали большинство позиций в руководстве армии и службы безопасности его страны. Алавитов лишь около 10% населения Сирии (причем большинство — это очень бедные люди, которые не извлекали выгод из того, что их единоверцы составили верхушку режима). В Сирии фактически была установлена абсолютная монархия, власть передавалась от отца к сыну — диктатор Хафез Асад передал власть своему сыну Башару. По данным экспертов Financial Times, семья Асада контролировала до половины сирийского бюджета.

При этом Асад угнетал курдов (около 10% населения Сирии), которые были лишены школ и образования на родном языке, туркоманов, а так же арабов-суннитов (уже хотя бы потому, что они были лишены возможности выбирать собственных руководителей и целиком зависели от правящего алавитского клана).

— То есть можно сказать, что для многих сирийцев оккупационным является как раз правительство Асада?

— Да, для большинства народов Сирии, для курдов, арабов-суннитов, туркоманов, Асад и его сторонники, религиозные фундаменталисты-радикалы из шиитской ветви ислама (иранские подразделения Корпуса Стражей исламской революции (КСИР), ливанская «Хизбалла», ополчение иракских шиитов и афганских шиитов-хазарейцев) — это как раз и есть обычные оккупанты. Те же курды Сирии получают массивную военную помощь от Соединенных Штатов, которые являются в данный момент их важнейшим военным союзником.

Сказанное не означает, что американцы — белые и пушистые. Например, в Ираке армия США причинила большой ущерб мирному населению в ходе боевых действий и подавления суннитских и шиитских партизан, а американская тюрьма «Абу-Грейб» прославилась пытками над заключенными.

Однако реальная ситуация в регионе весьма сложна, поэтому не стоит представлять дело так, будто Асад или Саддам воспринимались населением как законные легитимные правители, а американцы — как оккупанты. Люди в этих странах, в зависимости от своего происхождения, воспринимают тех и других совсем по-разному.

Беседовал Александр Желенин

США. Сирия. Ирак. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 22 апреля 2017 > № 2149118


Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 апреля 2017 > № 2149102

Президент России Владимир Путин в телеграмме, адресованной участникам и гостям съезда народов Татарстана, отметил, что государство придает приоритетное значение сохранению идентичности и самобытности каждого народа и укреплению межнационального и межрелигиозного согласия в стране, сообщается на сайте Кремля.

В Казани в субботу стартует съезд представителей народов, проживающих на территории Татарстана.

"Подчеркну, государство придаёт приоритетное значение вопросам сохранения идентичности и самобытности каждого народа, укреплению мира, межнационального и межрелигиозного согласия в стране. И потому обязательно получат дальнейшее развитие программы по поддержке национальных языков, школ, культурных и образовательных центров, будут воплощаться в жизнь просветительские, межрегиональные, международные проекты", — говорится в приветствии президента участникам форума.

Президент добавил, что для данной работы необходимы совместные усилия власти, гражданского общества, научных и экспертных кругов. Глава государства назвал открывшийся в Татарстане съезд знаковым событием для республики и России в целом. Путин отметил, что Татарстан "по праву славится и дорожит своей древней историей, культурой и обычаями проживающих здесь народов, а главное – уникальными традициями доверия, взаимопонимания и гостеприимства, на которых издревле строятся отношения между людьми".

Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 апреля 2017 > № 2149102


Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150598

Террористы пытаются воспользоваться выборами

Венсан Тремоле (Vincent Tremolet), Le Figaro, Франция

Адвокат и эксперт по терроризму Тибо де Монбриаль (Thibault de Montbrial) комментирует прошедшую в четверг вечером перестрелку на Елисейских полях, в результате которой погиб полицейский.

Le Figaro: Всего за несколько дней до первого тура был предотвращен теракт, однако тема терроризма практически не поднималась на дебатах. Угроза позади?

Тибо де Монбриаль: Террористическая угроза не спадает вот уже два года: в начале 2017 года было предотвращено целых семь терактов. Причем сейчас все подходит к пику. Практически нет сомнений, что террористы попытаются воспользоваться избирательным периодом (президентские и парламентские выборы), поскольку такой теракт не просто получил бы мировую огласку, но и предоставил бы уникальную возможность повлиять на французскую политическую жизнь через воздействие на проведение выборов.

— Основные кандидаты придерживаются одной позиции по этому вопросу?

— Хотя все они включили вопрос терроризма в свои программы, не все правильно оценили его масштабы, потому что нам угрожают не столько иностранные организации, сколько французские граждане, как мусульмане по рождению, так и обращенные. Они ненавидят нас и могут устроить теракт даже без прямого заказа из-за границы. Число людей, которые потенциально могут совершить теракт на нашей территории, растет по экспоненте. Это подтверждает, что исламский терроризм — проблема будущего, а не прошлого. Другими словами, все еще только начинается, и вялость некоторых кандидатов по поводу предполагаемых решений говорит, что еще не все в полной мере понимают ситуацию.

— Слабые сигналы (нападения на полицейских в штатском и пожарных, дикие демонстрации) указывают на отделение части населения. Угроза под контролем или же есть причины для беспокойства?

— Увеличение числа таких происшествий является явным признаком распада нашего национального единства. Во многих кварталах к силам правопорядка относятся не как к представителям власти, а как к членам враждебной банды. Удручает еще и тот факт, что такой же ярлык навесили на экстренные службы.

Помимо самого существования этих актов агрессии следует отметить их градус насилия. Сегодня в ход идут средства, которые свидетельствуют о явном стремлении убить полицейских, что, кстати, получает открытое выражение в социальных сетях. В октябре 2016 года в Грини наряд полиции сожгли заживо, причем в одну из полицейских еще бросали камнями, пока она горела. Сравнимые по своей дикости вещи происходили и во время демонстраций ультралевых весной и осенью, однако, каким-то чудом, там обошлось без особых последствий. Кстати говоря, разведка всерьез обеспокоена масштабами потенциальной агрессии, к которой призывают лидеры различных леворадикальных групп с воскресного вечера.

— С чем связано отсутствие обсуждения вопросов безопасности в ходе кампании?

— Это загадка. За последние месяцы интервью кандидатов были посвящены практически исключительно экономическим и социальным вопросам.

Вопросы безопасности и терроризма являются вторым (если не первым) по значимости источником беспокойства французов. На фоне того, как насилие (со стороны исламистов, ультралевых или правых) сейчас открыто разъедает наше общество, подобное оглушительное молчание может объясняться идеологической или даже бессознательной надеждой на то, что если не говорить об этом, оно исчезнет само собой. Мне кажется, что французская элита в ступоре при виде потери контроля и масштабов социальной и коммунитаристской напряженности, которая расшатывает нашу страну и может привести ее неизвестно куда, в том числе уже в ближайшем будущем.

— Восстановление государственного авторитета в «кварталах» станет одной из главных задач будущего президента?

— Разумеется, это очень важный вопрос. Существуют десятки кварталов, в которых государственной власти практически нет, и где ее представители не могут перемещаться свободно и без мер безопасности. По статистике, ежедневная агрессия в отношении сил правопорядка неизбежно приведет к трагедии в ближайшие месяцы и годы. Никто не может предугадать, в каком направлении начнут развиваться события, но если в результате «инцидента» будут погибшие с каждой стороны, это практически неизбежно породит спираль насилия.

Именно поэтому будущему правительству будет нужно «разминировать» эти территории, однако нужно понимать, что каждодневная напряженность так сильна, что уже сам этот процесс может спровоцировать столкновения. В любом случае, чем больше мы ждем, тем более серьезными будут последствия.

— Из опроса IFOP следует, что 51% жандармов готовы голосовать за Марин Ле Пен. С чем это связано?

— Силам правопорядка приходится непосредственно контактировать с угрозой. Расхождение между их каждодневными реалиями и поведением остального общества (относительное молчание СМИ, слабая реакция судов и т.д.) неизбежно толкает их на сторону кандидата, который наиболее активно поднимает эти вопросы в в своей предвыборной кампании.

Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150598


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150594

Основные моменты последней программы с участием 11 кандидатов

Кандидаты в президенты выступили в четверг вечером в программе на канале France 2, которая была прервана сообщением о теракте в Париже

Le Monde, Франция

Последняя телевизионная встреча кандидатов на канале France 2 несла на себе отпечаток перестрелки на Елисейских полях, в ходе которой погиб один полицейский.

Кандидаты реагируют на происшествие на Елисейских полях

Все кандидаты отреагировали на перестрелку, сообщение о которой было озвучено в разгар программы. «Главная задача президента — защищать». Лидер движения «Вперед!» Эммануэль Макрон высказался первым из всех кандидатов, около 22:15. «Эта неуловимая угроза будет частью нашей жизни в ближайшие годы. Я хочу выразить безусловную солидарность с нашей полицией», — подчеркнул он.

«Нация солидарна с полицейскими. (…) Борьба с терроризмом должна быть абсолютным приоритетом нового президента Республики», — отметил в свою очередь Франсуа Фийон, который отменил запланированную на пятницу поездку в Шамони (Верхняя Савойя). Чуть позже кандидат от Республиканцев к всеобщему удивлению потребовал приостановить кампанию (официально она завершается в полночь в пятницу), чтобы «продемонстрировать солидарность с полицейскими (…) и французским народом, который испытывает все большее беспокойство при виде терактов».

В заключении Жан-Люк Меланшон заявил, что мысленно находится с «семьей погибшего полицейского и семьями раненых». «Преступники не останутся безнаказанными, а об их пособниках не забудут», — подчеркнул кандидат «Непокорной Франции», призвав всех не поддаваться панике и «оставаться едиными».

Лидер Национального фронта Марин Ле Пен отметила «вновь начинающийся кошмар» и подчеркнула, что ей жаль «наши силы правопорядка, которым приходится платить высокую цену». «Меня охватывает тихая ярость. Были приняты не все меры, чтобы защитить наших сограждан», — заявила она.

В целом, все кандидаты в завершение своего выступления почтили память убитого полицейского.

Амон критикует Макрона, Меланшона и Фийона

Кандидатов попросили принести на программу предмет, который они хотели бы взять с собой в Елисейский дворец. Социалист Бенуа Амон принес целых два, словно ему нужны удвоенные усилия, чтобы наверстать отставание в опросах. Первым стала карта соцобеспечения, которому угрожают «те, кто хотят уменьшить компенсации» и провести пенсионную реформу. Вторым — свидетельство избирателя, чтобы показать французам, что в своем выборе им нужно отталкиваться от «сути», а не от «маркетинговой риторики, которая адаптируется к аудитории».

Далее Амон (он занимает пятую строчку в опросах) пошел в наступление на Франсуа Фийона, Эммануэля Макрона и Жана-Люка Меланшона.

В завершении Амон выразил сожаление о том, что в ходе кампании шла череда «монологов». «У нас могли бы быть демократические дебаты. Мы живем во времена, когда шоу стоит настолько выше демократии, что некоторые кандидаты хотят выбирать журналистов и вопросы, отступать от демократического обсуждения», — его намек касается Фийона, который отменил интервью с Le Monde, поскольку отказался отвечать на вопросы о ведущемся против него следствии.

Николя Дюпон-Эньян против «цензуры СМИ»

Кандидат от партии «Вставай, Франция» Николя Дюпон-Эньян в свою очередь подчеркнул, что один «высокий руководитель французской прессы», сторонник Франсуа Фийона, предложил ему отказаться от участия в гонке в обмен на снятие «цензуры» в его СМИ.

«Я говорил о невыносимом давлении с целью заставить меня снять кандидатуру, я должен был отказаться от моих убеждений», — отметил он. «Могу я зачитать вам то, что отправил мне высокий руководитель французской прессы, стоящий на службе одного из кандидатов?» — заявил он, продемонстрировав переписку с этим человеком. «Мне надоела эта опереточная демократия!»

В прошлом он уже выступал с критикой СМИ, подконтрольных олигархам, неравенства относительно выделенного на выступление времени. В марте он ушел из эфира TF1 в знак протеста против того, что его не пригласили на дебаты, в которых участвовали всего пять кандидатов. «Вы думаете, Макрон появился бы на стольких обложках журналов за последние месяцы, если бы не служил чьим-то интересам? Все французы поняли, что есть кандидат-любимчик!»

Макрон жалеет, что «задел людей по Алжиру»

Бывший банкир, который лидирует по опросам за три дня до первого тура, попытался внести уточнение по нескольким пунктам своей программы. Он отметил, что еще раз оценит ситуацию с квартплатами перед тем, как принимать окончательное решение, и что налог на состояние будет привязан к недвижимости.

В завершении выступления Макрон назвал себя «воином, бойцом». «Мне не свойственно зацикливаться на сожалениях, — ответил он на вопрос, были ли они у него во время кампании. — Я намерен сражаться до самой последней секунды, чтобы до последней секунды пытаться убедить неопределившихся.

На вопрос об «ошибках» за последние месяцы Макрон признал, что «задел людей, в частности по поводу войны в Алжире». Во время поездки в страну он назвал колонизацию «преступлением против человечности». «Несправедливые слова достойны сожаления», — признал он в четверг вечером.

Меланшон: «Я против хаоса»

Кандидат «Непокорной Франции» отстаивал свою идею о проведении референдума по отзыву депутатов, заверив, что это не повлечет за собой нестабильность, потому что французы не любят «переворачивать все вверх дном». Французы хотят «стабильности институтов, и я с этим согласен, я против хаоса».

Что касается учредительного собрания по разработке конституции VI Республики, Меланшон отметил, что оно будет частично состоять из депутатов, а частично — из выбранных путем жеребьевки людей. «Люди не безумцы и не глупцы», — сказал он, признав, что изначально может понадобиться предложение президента или правительства.

Ле Пен: «Безопасность и терроризм не обсуждались в кампании»

Как и в последние дни кампании, Марин Ле Пен сделала упор на безопасности и иммиграции. «Безопасность и терроризм не обсуждались во время кампании», — заявила она, отметив несколько позиций своей программы.

«Нужно взять под контроль национальные границы, создать 15 тысяч дополнительных мест в жандармерии и полиции, расширить штат таможенников. Необходимо бороться с коммунитаризмом, выдворить представляющих потенциальную угрозу людей. Сейчас их насчитывается порядка 17 тысяч, 10 тысяч из которых связаны с исламским фундаментализмом».

Кандидат от Нацфронта повторила предложения, вызвавшие полемику на этой неделе, и заверила, что если бы у власти была она, можно было избежать терактов 2015 и 2016 годов. «Все иностранцы, осужденные за преступления той или иной тяжести, должны вернуться к себе на родину, — подчеркнула она. — Я требую отмены jus soli. Французское гражданство можно получить лишь по наследству или благодаря заслугам».

Франсуа Фийон представляет антитеррористический арсенал

Во время своего выступления Франсуа Фийон попытался представить себя защитником, который убережет Францию от джихадистской угрозы, и долго расписывал свой план борьбы с «исламским терроризмом».

На международном уровне кандидат «Республиканцев» подтвердил дипломатическую линию сближения с Москвой. Он вновь заявил о необходимости сформировать «международную коалицию для ликвидации» джихадистских групп, в том числе с Россией и Ираном.

Во внутреннем плане бывший премьер представил свой антитеррористический арсенал: помимо лишения французского гражданства тех, кто отправился на джихад, он отметил свое стремление «запретить движения, которые относятся к салафизму и «Братьям-мусульманам» (организация запрещена в РФ — прим.ред.).

Кроме того, он настоял на превентивном задержании части тех, кто был отмечен как источник потенциальной угрозы: «Нужно, чтобы все, кто представляют явную опасность, были задержаны, чтобы было проведено следствие и чтобы их судили за сговор с врагом, если будут доказаны их связи с «Исламским государством» (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.). Еще одним приоритетом он назвал борьбу с подъемом фундаментализма, который набирает обороты в мусульманском сообществе Франции.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150594


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150569

Чеченский лидер опровергает сообщения о зачистках среди геев

Рамзан Кадыров отвергает все обвинения, несмотря на растущее количество доказательств того, что гомосексуалисты в Чечне подвергаются преследованию и, по крайней мере, трое из них были убиты.

Шон Уокер (Shaun Walker), The Guardian, Великобритания

Лидер Чечни Рамзан Кадыров использовал встречу с Владимиром Путиным для того, чтобы опровергнуть сообщения о чистках среди гомосексуалистов в этой управляемой им южной российской республике.

По сообщению «Новой газеты», более 100 чеченских мужчин, которых подозревают в гомосексуализме, подвергаются преследованию, а трое из них были убиты. Несмотря на отрицание Кадырова, увеличивается количество свидетельств относительно проводимой масштабной кампании против геев.

Во время встречи в Кремле вечером в среду, репортаж о которой был показан по телевидению, Кадыров затронул вопрос о «провокационных статьях про Чеченскую Республику, про те события, которые… якобы происходят, задержания». Путин не попросил его объяснить сделанные им комментарии, не задал дополнительных вопросов, и в результате эта встреча в большей степени выглядела как публичная поддержка на фоне международной критики.

Корреспонденты газеты Guardian побеседовали с четырьмя людьми, в разной степени ставшими жертвами кампании по преследованию геев, включая одного человека, который рассказал о том, как его больше недели пытали с помощью электрошокера. Кроме того, он сообщил о том, что с ним в тюремной камере находились еще 12 предполагаемых гомосексуалистов.

На этой неделе корреспонденты газеты Guardian побеседовали с двумя людьми, которые подвергались преследованию за то, что являются геями. Оба они в настоящее время не находятся в Чечне — они вынуждены были покинуть эту республику. Они не хотели, чтобы были названы их имена, возраст и другие идентифицирующие сведения, ссылаясь на страх перед чеченскими властями и на опасения по поводу реакции со стороны своих собственных семей.

Исмаил (это не настоящее его имя) сказал, что чеченские власти в октябре устроили для него подставу. Он обменивался фотографиями с одним мужчиной в социальных сетях, а затем этот человек согласился на встречу. Но когда они встретились, он не пригласил Исмаила в свой загородный дом, как обещал, а отвез в район вырубки леса. Там три человека в военной форме раздели его догола и избили, а еще один человек снимал происходящее на видео.

«Они меня оскорбляли, они сломали мне челюсть и оставили меня окровавленным в лесу, — сказал он. — Они потребовали, чтобы я выплатил им огромную взятку, а в противном случае они опубликуют сделанное видео в интернете, а также сообщат моей семье, что я гей».

По словам Исмаила, он заплатил им взятку, но когда в Чечне стали распространяться слухи о преследовании геев, он решил бежать. Сотрудники полиции уже были у него дома и требовали сообщить, где он находится. Они рассказали его матери о том, что он гей, и это вызвало большой семейный скандал. Теперь Исмаил опасается того, что его собственные родственники его разыскивают и хотят его убить.

Второй мужчина в конце марта был остановлен на полицейском блок-посту на окраине Грозного, столицы Чечни. После проверки документов выяснилось, что он фигурирует в каком-то списке, и тогда его затолкнули в автомобиль. Он слышал, как арестовавшие его люди сообщили, что они «нашли одного из тех, которых ставят задом».

В полицейском отделении его обыскали, и один из полицейских обнаружил у него в сумке медицинское свидетельство того, что он является ВИЧ-инфицированным. «Они пожалели меня и сказали, чтобы я скрылся, уехал из Чечни и никогда туда больше не возвращался», — сказал он. После этого он бежал и теперь живет за пределами Чечни. Члены его семьи думают, что он уехал для того, чтобы найти работу.

Многие чеченские геи, вынужденные покинуть Чечню и живущие сегодня в России, говорят о том, что они опасаются репрессий. Некоторые европейские страны согласились выдать визы небольшому количеству таких людей.

Российская «Новая газета», впервые рассказавшая о чеченских геях, стала получать угрозы со стороны чеченских исламских и гражданских лидеров. Редакция этой газеты получила два подозрительных пакета с белым порошком. На собрании, которое проходило в главной мечети Грозного и в котором приняли участие 15 тысяч человек, была принята резолюция. В ней, в частности, было сказано: «Ввиду того, что нанесено оскорбление вековым устоям чеченского общества и достоинству чеченских мужчин, а также нашей вере, мы обещаем, что возмездие настигнет истинных подстрекателей, где бы и кем бы они ни были, без срока давности».

Во время своей встречи с Путиным Кадыров сказал о том, что угрозы в адрес журналистов в Чечне являются «безосновательными». Однако, с учетом истории нападений на критиков чеченского лидера, «Новая газета» серьезно относится к прозвучавшим угрозам. Журналист Елена Милашина, опубликовавшая эту статью, сказала, что она намерена на некоторое время покинуть Россию.

По словам российских властей, будет проведено расследование всех обвинений, если жертвы об этом расскажут, однако те люди, которые беседовали с журналистами газеты Guardian, сказали, что они слишком напуганы для того, чтобы публично об этом заявить без гарантий безопасности.

Ранее официальный представитель Кадырова Альви Каримов опроверг сообщения о чистках. По его словам, никаких геев в Чечне нет. «Если бы в Чечне были такие люди, у правоохранительных органов не было бы никаких забот с ними, поскольку сами родственники направили бы их по адресу, откуда не возвращаются», — сказал он.

Кадыров сказал Путину, что ему «даже говорить об этом неудобно», намекая, очевидно, на наличие в Чечне геев, однако чеченский лидер утверждал, что все сообщения об этом являются ложью. По словам Дмитрия Пескова, официального представителя Путина, Кадыров заверил российского президента в том, что эти сообщения являются «клеветой».

Однако газета Guardian считает, что некоторые люди в Кремле встревожены этими сообщениями и пытаются проверить их состоятельность — независимо от официального расследования.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150569


Иран. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 21 апреля 2017 > № 2150555

Президент Татарстана находится с визитом в Иране

Первый вице-президент Ирана Эсхак Джахангири встретился в среду с президентом Татарстана Рустамом Миннихановым, который находится с визитом в Иране, сообщает Mehr News.

"Иран и Россия могут воспользоваться возможностями, предоставленными западными санкциями против двух стран, чтобы осуществлять большие шаги по расширению и углублению межпарламентских отношений", - сказал Джахангири во время встречи с президентом Татарстана, который прибыл в Тегеран в среду.

"Иран готов развивать отношения с Москвой в различных областях, и недавний визит президента Роухани в Москву способствовал заключению хороших соглашений между двумя странами", - сказал иранский чиновник, перед тем выразить надежду на то, что визит Рустама Минниханова также окажется полезным для обеих стран.

Джахангири описал развитие сотрудничества с российской Республикой Татарстан в качестве важной цели для Исламской Республики Иран, и отметил, что Татарстан является важной республикой России.

Сотрудничество в области нефти, исследований, науки и туризма были перечислены иранским первым вице-президентом в качестве главных направлений двусторонних отношений. Он призвал к расширению сотрудничества в области новых технологий.

Минниханов, в свою очередь, рассказал, что Татарстан активно работает в сферах промышленности, сельского хозяйства, нефтяной и нефтехимической промышленности и высоко оценил возможности Татарстана в автомобильной промышленности, судостроении и изготовлении самолетов. Он отметил, что Татарстан стремится развивать отношения с Ираном во всех областях, особенно в сфере новых источников энергии и современных технологий.

Иран. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 21 апреля 2017 > № 2150555


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150522

Либералы должны избегать деструктивного синдрома Трампа

Фарид Закария (Fareed Zakaria), The Washington Post, США

Я действительно не верил, что существует такая вещь, как деструктивный синдром Трампа — невероятно сильная ненависть к президенту Трампу, подрывающая способность к здравым рассуждениям. Дело не в том, что я не замечал критики в его адрес (я сам не раз высказывался довольно резко), но на протяжении всей кампании Трамп делал то, что оправдывало эту критику. А после победы на выборах, вместо того чтобы успокоиться и начать вести себя так, как подобает президенту, он продолжил поток мелких выходок, преувеличений и лжи. Его администрация казалась олицетворением хаоса и некомпетентности.

Затем пришел черед авиаудара по Сирии. По данному вопросу Трамп, похоже, внимательно выслушал высокопоставленных специалистов в области национальной безопасности, отказался от прежних взглядов, выбрал откалиброванный ответ и действовал быстро. Я поддержал ракетный удар и указал — в печати и в эфире — что Трамп наконец стал президентом, потому что происходящее «похоже, отражает запоздалое признание Трампа в том, что он не может просто поставить США на первое место, президент Соединенных Штатов должен действовать, учитывая более широкий круг интересов». В целом же, я критиковал политику Трампа в Сирии, назвав ее «бессвязной».

Однако реакция на мои слова была такой, будто я предложил сделать Трампа Папой римским. Обозреватели посчитали мое мнение «глупым», усматривая в этой ситуации признаки прогиба СМИ перед Трампом. Бывшие спичрайтеры Обамы даже назвали мои комментарии «самыми недалекими» из всего прозвучавшего по этой теме.

Именно спичрайтеры Белого дома, вероятно, написали слова, произнесенные Бараком Обамой 27 сентября 2013 года, когда он объявил о сделке, по условиям которой сирийский режим согласился отказаться от своих запасов химического оружия. «Эта резолюция гарантирует, что режим Асада должен выполнить свои обязательства. Мы остаемся бдительными и продолжим следить за выполнением условий». Другими словами, администрация Трампа наблюдала за нарушением сделки Обамы 2013 года и действовала именно так, как подразумевал Обама. Вот почему практически все основные должностные лица внешней политики Обамы — Хиллари Клинтон, Томас Донилон, Леон Панетта, Дэвид Петреус — поддержали действия администрации Трампа, как и союзники США в регионе и за его пределами.

Удары были осторожными, взвешенными и служили в первую очередь определенным сигналом. Другими словами, это было очень похоже на Обаму. Два высокопоставленных чиновника Обамы, сказали мне, что если бы Обама оставался президентом, он приказал бы нанести удар, возможно, даже идентичный по масштабам. Эти бывшие спичрайтеры Обамы, вероятно, использовали бы другие формулировки для описания тех же авиаударов.

Консерваторы, похоже, лучше либералов понимают решения Трампа. Многие из самых сильных сторонников Трампа — Энн Коултер, Майкл Сэвидж, Лаура Ингрэм — расстроены использованием Трампом политики Обамы. Эндрю МакКарти написал в National Review: «Когда речь шла о внешней политике, я переживал, что выборы 2016 года принесут нам Клинтон, олицетворяющую третий срок Обамы. Вместо этого у нас есть Трамп, олицетворяющий пока третий срок Клинтона».

Либералы должны избегать деструктивного синдрома Трампа. Лично я был довольно жестким с ним. Критиковал почти все идеи, предложенные им в ходе кампании. Прямо перед выборами я назвал его «раком американской демократии» и призвал избирателей не голосовать за него. Но они поступили иначе. Теперь он — президент. Я считаю, что моя работа заключается в том, чтобы беспристрастно оценивать его политику и объяснять, почему, на мой взгляд, его действия правильны или нет.

Многие предвыборные обещания Трампа — идиотские и неосуществимые. Можно было предположить, что он откажется от них, что и происходит в последнее время сразу на нескольких фронтах.

Те из нас, кто выступал против него, сталкиваются теперь с серьезной проблемой. Мы должны спросить себя, что мы предпочли бы увидеть: Трампа, изменившего собственные взгляды, или Трампа, принимающего политические решения на основе предвыборной кампании? Первый вариант может принести много пользы стране и миру в целом, хотя и спасти Трампа от унизительного поражения. Второй обернется катастрофой для всех. Возникает сложнейший вопрос: мы хотим лучшего для США или худшего для Дональда Трампа?

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150522


Сирия. Йемен. Ливия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150514

Новый «Сайкс-Пико» маячит на горизонте: грядет раздел арабского мира

Джейн Исхак (Jane Iskhak), Ad-Diyar, Ливан

Всем известно о секретном соглашении между представителями Франции и Британии, Франсуа Жорж-Пико и Марком Сайксом (так называемое Соглашение Сайкса-Пико было подписано 16 мая 1916 года — прим. ред.), согласно которому между этими сторонами произошел раздел территории Плодородного полумесяца (условное название региона на Ближнем Востоке и Северной Африке, где зимой наблюдается повышенное количество осадков; включает в себя территории в бассейне рек Тигра, Ефрата и Нила — прим. ред.). В основе соглашения лежали интересы каждой из стран и ситуация контроля над портами.

Сегодняшняя ситуация близка к тому, чтобы пойти по тому же самому сценарию. Раздел государств, раздираемых внутренними конфликтами, таких как Сирия, Йемен и Ливия, идет между двумя крупнейшими державами мира — Россией и Соединенными Штатами. Каждая из сторон стремится прибрать к рукам природные ресурсы, и, конечно, не будем забывать о восстановлении региона, в частности Сирии. Иностранные компании будут выкачивать отсюда миллиардные прибыли — так же, как и из работы сирийских и ливийских портов в Средиземном море и в йеменском проливе Баб-эль-Мандеб.

Опустим обсуждение причин конфликтов на Ближнем Востоке, тех, кто стоит за этими конфликтами, межрелигиозную рознь, тех, кто действительно поддерживает «Исламское государство» (запрещено в РФ — прим. ред.), и тех, кто поддерживает конфликтующие стороны в Йемене или Ливии. В первую очередь следует пролить свет на запасы этих стран и их источники дохода, которые стремятся присвоить себе крупные страны.

На протяжении всей истории, и сегодняшний день — не исключение, одна из главных причин, стоявших за началом войны, заключалась в том, какими ресурсами обладала завоеванная страна или покоренные племена. Для прошлого были актуальны сначала продовольственные ресурсы, затем товары производства, в которые стали вкладываться деньги и золото. Прибыль увеличивалась пропорционально силе и власти, и верхи оттачивали свою гегемонию. Военная, информационная, культурная или иная власть всегда основывалась на мощности экономики и количестве финансовых ресурсов.

Некоторые могут подумать, что в приоритете у зарубежных стран находится Сирия, однако на самом деле, с экономической точки зрения все вышеупомянутые арабские страны представляют определенный интерес.

Йемен

Почему именно Йемен? Зачем Соединенные Штаты вложили в эту войну миллионы? Ответ займет многие часы для объяснения всех причин и того, какими ресурсами обладает Йемен, не говоря уже о его стратегическом местоположении. Йемен представляет собой южные ворота Красного моря, эта страна контролирует морской коридор Баб-эль-Мандеб, ведущий в Индийский океан, где идет морское судоходство от Средиземного моря до Азии. Через него ежедневно проходит 3,4 миллиона баррелей нефти, то есть миллионы долларов. В день через него свободно может проходить более 57 судов, что заставляет крупные страны укреплять свои позиции в непосредственной близости и строить военные базы.

Влияние ситуации в Йемене сказывается на политике и безопасности стран Залива. Любое напряжение, касающееся безопасности или стабильности в Йемене обязательно влияет на безопасность и стабильность стран Персидского залива.

В 2008 году на сайте Wikileaks была опубликована секретная переписка бывшего посла США в Йемене Стивена Сеша, в которой говорилось, что в провинциях Шабва, Мариб и Аль-Джауфе имеются большие запасы газа. Что касается нефти, то, согласно подробной геологической разведке компании USGS, в Йемене имеются огромные морские нефтяные пласты. Данные запасы не разработаны, и это крупнейшее среди месторождений, которыми обладают богатейшие страны Персидского залива.

Этой переписки вполне достаточно, чтобы прояснить основную причину бомбардировок Йемена Америкой под лозунгами помощи его народу. Америка с самого начала осознавала значение Йемена и запасы его природных ресурсов.

Сирия

Экономический аналитик Мазен Иршид объясняет важность Сирии для России в первую очередь ее геополитическим положением и его важностью для российской экономики. Он подчеркивает большую роль порта Тартус, через который в будущем будет проходить снабжение газом трех континентов — Африки, Азии и Европы. Как известно, на восточном побережье Средиземного моря были открыты богатые газовые месторождения, которыми в настоящее время пользуются Ливан, наш сионистский враг и в меньшей степени Сектор Газа и Сирия. Идет освоение сотен миллиардов кубометров природного газа. Россия специально старается не упустить Сирию и жизненно важный порт Тартус, через который пойдет транспортировка газа на три континента, после того как в Сирию придут российские газовые гиганты, имеющие огромный опыт в этой сфере.

Иршид добавляет, что в настоящее время Россия является крупнейшим производителем нефти и газа в мире, однако ее географическое положение не позволяет с легкостью осуществлять экспорт своей продукции в Азию, Восточную Европу и Турцию. Контроль над газовыми месторождениями в Сирии будет иметь положительный эффект для российской экономики в долгосрочной перспективе, это укрепит российский газовый сектор, когда на нетрадиционные рынки начнет поставляться газ по более низкой цене.

Иршид уверен, что Россия не готова упустить Сирию, как это произошло с Ираком. Сейчас большинство разведывательных нефтяных компаний в Ираке американские и европейские, поэтому Россия будет стараться изо всех сил, чтобы оставить Сирию полностью под своим контролем, также как Ирак оказался под контролем западных и американских компаний. Невозможно игнорировать важность Сирии для России в качестве объекта для инвестиций в возобновляемые источники энергии, продукты питания, финансовый сектор и другие отрасли. Здесь же нужно отметить важность геополитического положения Сирии, окруженной американскими военными базами, расположенными по всему Ближнему Востоку.

В этой связи Иршид говорит о том, что Россия станет работать над возрождением своей истощенной экономики за счет восстановления Сирии. Особенно это касается сфер добычи природных ресурсов, железного и цементного строительства. Это те области, которые существенно пострадали в свете введения Западом жестких экономических санкций в результате российской позиции по Украине и аннексии Крыма. Восстановление Сирии потребует огромного потока инвестиций, который хлынет из частного сектора. Но последний, в свою очередь, должен сохранить свои деньги и после завершения этого восстановительного периода.

Говоря о США, Иршид отметил, что западная сторона не сможет поколебать российскую позицию в отношении Сирии. Они, несомненно, очень хорошо понимают, что Сирия значит для России и знают, в чем секрет того, что Россия столь упорно продолжает придерживаться этой позиции, даже через шесть лет после начала гражданской войны в Сирии.

Ливия

Ситуация в Ливии отличается от ситуации в Сирии и Йемене. Здесь имеет место политический, но больше военный кризис, где захватить власть стремятся четыре конкурирующих организации. Но никто из нас не забывал, что сказала Клинтон, когда умер Каддафи: «Мы пришли, мы увидели, он умер». Это предложение раскрыло план США в Ливии, целью которого было убить Каддафи и свергнуть режим, устроив хаос, а отзывчивые американские военные должны были прийти для защиты угнетенных людей. Но сегодня после недавних событий на Ближнем Востоке, снижения интереса США в Ливии и выхода Британии из Европейского Союза встает самый большой вопрос: является ли Ливия тем тузом, которым Америка побила Великобританию? Нуждается ли последняя в том, чтобы через нее проходил коридор в Африку в целях укрепления своей же экономики, экспорта собственных ресурсов и товаров в африканские страны, особенно когда перед ней захлопнутся двери в Европе? Тот факт, что Соединенные Штаты взяли под свой контроль Баб-эль-Мандеб, будет ли он способствовать прохождению британских товаров в Азию и Китай по более низкой цене?

Безусловно, мы не должны забывать и о ливийских запасах нефти и газа.

В войнах прошлого, особенно в Первой и Второй мировых войнах, крупные державы уничтожали друг друга, и даже не смотря на победы, теряли огромные деньги, человеческие ресурсы и военную технику. Именно поэтому после окончания холодной войны возникла концепция стратегических войн. Крупные державы избегают прямой войны, погружая страны третьего мира во внутренние конфликты и желая им управлять. По соглашениям Сайкса-Пико Франция и Великобритания были союзниками, деля добычу. Но Россия и Америка сегодня, по-видимому, враги, сражающиеся за контроль и мировую гегемонию. Однако, почему не могут существовать общие интересы, которые бы примирили «врагов»?

Сирия. Йемен. Ливия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150514


Грузия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 21 апреля 2017 > № 2149209

В Грузии в очередной раз меняют Конституцию — по «сексуальной» и политической части. Первая, судя по степени возбужденности дебатируемых, перехлестывает вторую. Оно и понятно: до политики ли, когда местные геи, лесбиянки и другие представители «неправильной любви» — в общем, ЛГБТшники — желают заключать законные браки и иметь «полноценную» семью. А тут вот в меняющейся Конституции им полностью перекрывают кислород и, фактически, ставят вне закона: скорее всего, поправки четко определят, что брак является исключительно союзом мужчины и женщины с целью создания семьи.

В противном случае в стране многовекового православия (с 30-х годов IV века) повторятся погромы ЛГБТшников, которые, строго говоря, своими шествиями и агитками сами на них и нарываются, дабы привлечь к себе дополнительное внимание и колеблющийся «сексуальный контингент». И, что особенно неприятно, яростнее всех на носителей нетрадиционной любви нападают низшие церковные чины — колотят их огромными крестами, табуретками и всем, что попадется под руку.

Тут, как в плохой пьесе, вступает хор, состоящий из 12 неправительственных организаций — преимущественно со стажем и влиянием — которым, по большому счету, плевать на права геев, лесбиянок и иже с ними: они попросту отрабатывают деньги, которые им платят зарубежные спонсоры «за пошуметь».

И они шумят. На днях вышеуказанная группа распространила заявление, в котором, в частности, раскритикована инициатива пополнения Конституции положением, в соответствии с которым брак является союзом между мужчиной и женщиной. «Эта формулировка, — утверждают НПОшники, — носит гомофобический характер и будет способствовать усилению негативного отношения к ЛГБТ-лицам». Кроме того, внесение такой поправки в Конституцию дурно отразится на ситуации с правами человека в Грузии.

Ну, а в случае принятия поправки, сказано в заявлении, следует «начать параллельный процесс законодательных изменений с тем, чтобы узаконить гражданское партнерство как форму правового признания однополых пар». В общем, не мытьем, так катаньем.

Возникает вопрос: почему в Грузии столь остро стоит проблема легализации однополых браков; неужели страна настолько перенаселена гомосексуалистами и лесбиянками, что другого пути, как брачеваться, уже не осталось? Ведь грузинские мужчины в массовом сознании воспринимались как люди мужественные и сексуально активные в отношении женщин, а не представителей своего же пола. Переродились?

Вряд ли. Хотя отрицать, что за последние два десятилетия, когда «нам широко открылся Запад», и когда «мы твердо решили интегрироваться в Европу и следовать ее ценностям», геев, лесбиянок и прочих последователей «другой любви» стало гораздо больше. Но нетрадиционные сексуальные отношения тотального характера в стране не носят, и навязывать их опасно: это может плохо кончиться.

В целом же в Грузии к приверженцам «другой любви» относятся терпимо, однако до тех пор, пока они открыто не навязывают ее обществу и не устраивают из нее фетиш. Ну, а если это правило грубо нарушается, тогда — держись: особо ретивые церковники и «целомудренная паства» способны устроить такое побоище, что мало не покажется.

ЛГБТшники, разумеется, демонстрируют свое презрение к «ханжам», искусственно обостряют сексуальный вопрос и простирают руки к Западу — к тем странам, где разрешены однополые браки. Особенно им любы США, где однополые браки признаны в 37 штатах. В ходе одной из воскресных служб самая почитаемая в стране личность — Католикос-Патриарх Всея Грузии Илия Второй — назвал «большой ошибкой» решение властей американских штатов легализовать однополые браки. А тем, кто вопит, что запрет однополых браков «отдаляет нас от Европы», глава грузинской православной церкви ответствовал, что ни в одном официальном документе Евросоюз не требовал от властей Грузии поощрения однополых браков.

Наверно, так оно и есть. Но существуют еще и неофициальный уровень, лоббистские группы, которые стремятся «причесать под одну гребенку» всех и везде, а в данном конкретном случае сломать традиционные православный и кавказский менталитет и превратить Грузию в оплот однополой любви. Но если в этом деле переусердствовать, то Грузия, в итоге, действительно может стать оплотом — гомофобии.

Во всей этой истории с узакониванием и не узакониваем однополых браков прослеживается одна очень неприятная тенденция — попытка очернить почитаемую в Грузии православную церковь и Католикоса Илию Второго: по принципу «разделяй и властвуй». Видимо, Европу раздражает, что патриарх для грузин — высший авторитет; что грузины в большинстве своем — нация верующая.

В частности, после одного из скандалов с ЛГБТшниками (отдельные представители духовенства вели себя неподобающим образом), в докладе Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью Илию Второго обвинили в том, что он говорит на «языке ненависти» в отношении представителей ЛГБТ. Имея в виду высокую толерантность, образованность и интеллигентность Святейшего, это выглядело откровенным поклепом. Между тем патриарх всего лишь процитировал Священное Писание, в котором гомосексуализм признан грехом.

Словом, вероятно, однополые браки узаконены в Грузии все же не будут — хотя бы из тех соображений, чтобы по пастве (а это огромная часть населения Грузии), а также по Церкви не прошлась антиевропейская волна, которая ранее уже накатывала. Люди говорили: «Нам не нужная такая Европа, которая навязывает нам свои похоти»; «Нам ненавистна такая Европа, где оскорбляют Господа нашего Иисуса Христа»; «Пусть европейцы живут по своим законам и выдают своих мальчиков замуж», и т. д.

В общем, «конституционного» Содома и Гоморры в Грузии не будет — во всяком случае, по части полового вопроса. Но по пунктам, касающимся политических вопросов в Основном законе, законодатели разгуляются вовсю.

Впрочем, это уже тема другого «греха и разврата».

Андрей Николаев

Грузия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 21 апреля 2017 > № 2149209


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > stroi.mos.ru, 21 апреля 2017 > № 2148465

Новый храм в честь Новомучеников и Исповедников Российских на северо-западе столицы введут к лету, сообщил депутат Госдумы РФ, куратор программы по возведению православных церквей в Москве Владимир Ресин.

Строительство ведется на ул. Салтыковская, вл. 38. К середине мая завершатся работы по внутренней отделке стен храма.

«В Москве появилась еще одна жемчужина храмового зодчества XXI века. Здание необычно по своей архитектуре - в столице таких церквей пока больше нет», - сказал В. Ресин.

Уникальное каменно-кружевное здание высотой более 48 метров - пример легкости и изящества. Устремленный ввысь шатер декорирован четырьмя ярусами кокошников.

Как отметил В. Ресин, в Северо-Западном округе введен один храм, еще шесть возводятся.

Напомним, программа строительства православных храмов («Программа-200») развернута во всех административных округах столицы, кроме Центрального. Ее цель - обеспечить густонаселенные районы города церквями в шаговой доступности.

Программа реализуется на пожертвования граждан и организаций. Для сбора средств создан благотворительный Фонд поддержки строительства храмов города Москвы, сопредседателями которого являются мэр столицы Сергей Собянин и Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Программу курирует советник мэра, советник по строительству Патриарха Московского и всея Руси, депутат Госдумы Федерального Собрания РФ Владимир Ресин - он является председателем рабочей группы фонда.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > stroi.mos.ru, 21 апреля 2017 > № 2148465


Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 21 апреля 2017 > № 2148401

Теракт в Париже способствует усилению позиции главы партии "Национальный фронт", кандидата в президенты Франции Марин Ле Пен, заявил американский лидер Дональд Трамп.

"У нее самая сильная позиция касательно границ и касательно того, что произошло во Франции", — отметил он в интервью агентству Associated Press. Трамп также добавил, что тот, кто занимает самую жесткую позицию относительно исламского терроризма и национальных границ, "хорошо выступит на выборах".

При этом президент США отметил, что не знает, кто победит на выборах во Франции. "Все предсказывают, кто победит. Я ничем не отличаюсь от вас", — сказал Трамп, подчеркнув, что для него "очень важна" сильная Европа.

В центре Парижа в четверг вечером произошла перестрелка, в результате которой погиб один полицейский, еще двое получили ранения. Один из нападавших был ликвидирован ответным огнем, по данным местных СМИ, это был 39-летний Карим Шерфи (Karim Cheurfi). Второй, вероятно, скрылся.

Президент Франции Франсуа Олланд назвал случившееся терактом. Ответственность за нападение взяла на себя террористическая группировка "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ).

Выборы президента Франции пройдут в два тура — 23 апреля и 7 мая.

Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 21 апреля 2017 > № 2148401


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2017 > № 2148326

Председатель Духовного управления мусульман РФ и Совета муфтиев России муфтий Равиль Гайнутдин от имени отечественных мусульман направил президенту Турции Тайипу Эрдогану поздравления с результатами конституционного референдума.

"Молитвенно желаем вам успехов на многосложном пути и выражаем уверенность, что, являясь мусульманским правителем и лидером, сегодня вы продемонстрируете миру тот истинный образец принципов человеколюбия и гуманности, предписанных нашей благословенной религией ислам, а проводимая вами мудрая и дальновидная политика будет продолжать вносить достойный вклад в проводимые преобразования в Турции и в укрепление евразийского единства, освященного вековыми традициями", — приводятся на сайте СМР слова Гайнутдина.

Муфтий отметил, что Турция и РФ исторически являются партнерами, причем их отношения строятся "на принципах взаимного уважения и доверия", "активизируются и укрепляются" с течением времени.

Конституционный референдум в Турции о переходе с парламентской системы правления на президентскую закончился победой сторонников Эрдогана с незначительным перевесом. По предварительным результатам, они набрали 51,4% голосов. Оппозиция потребовала отмены итогов референдума, в частности, сославшись на незаконность решения избиркома считать действительными бюллетени и конверты без печатей, однако ВИС отклонил эту апелляцию. После этого оппозиция заявила, что может обратиться в конституционный суд и в Европейский суд по правам человека.

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2017 > № 2148326


Евросоюз. Турция. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2017 > № 2148320

Европарламент на мини-сессии 26 апреля в Брюсселе проведет дебаты по отношениям Евросоюза с Турцией и внутриполитической ситуации в Венгрии, сообщили в пятницу РИА Новости в пресс-службе ассамблеи.

"Состоятся дебаты по отношениям с Турцией и ситуации в Венгрии", — сказал собеседник агентства.

В ночь на 16 июля в Турции группа мятежников совершила попытку военного переворота. Погибли более 240 турецких граждан, более 2 тысяч человек получили ранения, мятеж был подавлен. По обвинению в связях с организацией оппозиционного исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, которого власти обвинили в причастности к подготовке мятежа, в Турции после мятежа были арестованы около 32 тысяч человек, уволены или отстранены от работы около 100 тысяч госслужащих. ЕС осудил репрессивные меры турецких властей, фактически приостановив переговоры о присоединении Турции к ЕС.

В отношении Венгрии Еврокомиссия ранее провела дискуссию о внутренней политике венгерских властей, в том числе о законе о высшем образовании, позволяющем закрыть принадлежащий фонду американского миллиардера Джорджа Сороса Центрально-Европейский университет (CEU), а также о возможном законодательстве о финансировании НПО и обсуждении мер по противостоянию Брюсселю.

По итогам совещания первый вице-председатель ЕК Франц Тиммерманс заявил, что коллегия еврокомиссаров не наблюдает угрозу принципу верховенства права в Венгрии, но намерена обсудить с премьером Орбаном и его кабинетом министров, "каким им видится направление развития их страны, какой они видят Европу".

Первого апреля венгерские власти разослали гражданам опросник, чтобы узнать их мнение о методах противостояния политике Евросоюза. По словам Тиммерманса, при том, что Орбан совместно с остальными лидерами стран-членов ЕС подписал 25 марта Римскую декларацию, в которой намечены перспективы развития ЕС, разосланный венгерскими властями опросник "Остановите Брюссель" ставит вопрос о их видении демократических ценностей.

Александр Шишло.

Евросоюз. Турция. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2017 > № 2148320


Украина. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2017 > № 2148312

Министр иностранных дел Украины Павел Климкин посетит Грузию в пятницу с двухдневным официальным визитом, сообщает грузинский МИД.

Украинский министр должен был посетить Грузию еще в середине марта, однако его визит был отменен из-за состояния здоровья.

Климкин и его грузинский коллега Михаил Джанелидзе обсудят вопросы, связанные с организацией визитов президента Украины Петра Порошенко и премьер-министра Владимира Гройсмана в Грузию. После встречи глав МИД двух стран в Тбилиси состоится церемония подписания совместной декларации сотрудничества.

"В рамках визита глава МИД Украины проведет встречи с президентом, премьер-министром, спикером парламента, главой МИД Грузии и госминистром по вопросам европейской и евроатлантической интеграции. Также запланирована встреча министра с католикос-патриархом всея Грузии Илией Вторым", — сообщает грузинский МИД.

По данным ведомства, Климкин также посетит села у границы с Цхинвальским регионом и возложит цветы к мемориалу погибших в войне героев.

Мэги Кикалейшвили.

Украина. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2017 > № 2148312


Италия. Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2017 > № 2148282

Президент Италии Серджо Маттарелла после ЧП со стрельбой в Париже подчеркнул необходимость решительной защиты демократии и свободы.

По словам главы итальянского государства, речь идет об "атаке против демократии, свободы и человеческой жизни".

"То, что произошло вчера в Париже, вновь показывает нам опасность терроризма и необходимость твердой, решительной и ответственной защиты, которая должна неизменно гарантировать ценности демократии и свободы", — заявил Маттарелла в ходе публичной церемонии в Квиринальском дворце в Риме.

На Елисейских полях в четверг вечером произошла перестрелка, в результате которой погиб, по уточненным данным, один полицейский, еще двое получили ранения. Один из нападавших был ликвидирован ответным огнем, второй, возможно, скрылся.

Полиция заявляла, что не исключает на данном этапе никакие версии произошедшего, расследованием занимается антитеррористический отдел парижской прокуратуры. Террористическая группировка "Исламское государство"* взяла на себя ответственность за стрельбу.

Сергей Старцев.

Италия. Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2017 > № 2148282


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 21 апреля 2017 > № 2148038

Подавляющее большинство молодых людей в Казахстане считают себя верующими людьми, следует из сообщения пресс-службы Акорды по итогам республиканской конференции "Роль женских организаций в профилактике религиозного экстремизма среди молодежи".

"На сегодняшний день в Казахстане 4 млн молодежи. По данным Министерства по делам религий и гражданского общества, сегодня 79,6% молодежи придерживаются религиозных взглядов, причем среди них доля активно исповедующих религию – 9,9%", — отмечается в сообщении.

В конференции участвовала государственный секретарь Гульшара Абдыкаликова. Она напомнила, что глава государства в Послании народу "Третья модернизация Казахстана: глобальная конкурентоспособность" поставил задачу о необходимости проведения работы по предупреждению пропаганды религиозного экстремизма и призвал активно подключиться к этой деятельности неправительственный сектор и религиозные объединения.

Отмечается, что основным источником радикализации верующих является Интернет. Так, в первом квартале текущего года в казахстанском сегменте Интернета обнаружено и нейтрализовано более 100 тысяч фактов распространения идей терроризма и экстремизма. Благодаря слаженной работе правоохранительных органов только за шесть месяцев прошедшего года зарегистрировано 315 случаев преступлений, содержащих признаки экстремизма и терроризма. Предотвращено 12 экстремистских актов. Государством на системной основе ведется целенаправленная профилактическая работа среди разных слоев населения. Адресной профилактикой охвачены около 32% последователей нетрадиционных религиозных направлений.

"Благодаря реализации действующей Государственной программы по противодействию религиозному экстремизму и терроризму в Республике Казахстан на 2013-2017 годы профилактикой охвачено примерно 90% населения страны. Удалось вернуть лояльное отношение к ценностям казахстанского общества 70 лидерам и активистам салафитских общин. 91 казахстанцу помешали выехать за рубеж для участия в боевых действиях вместе с террористами. За террористические и религиозно-экстремистские преступления осуждены порядка 123 человек", — проинформировала Абдыкаликова.

Госсекретарь подчеркнула, что актуальной задачей на текущий день является необходимость привития стойкого иммунитета у молодежи и женщин к воздействию пропаганды религиозных экстремистских организаций.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на встрече с представителями Духовного управления мусульман Казахстана 19 апреля 2017 года высказался о возможности законодательного запрета некоторых видов одежды, традиционной в определенных течениях ислама. Президент упомянул бороды, черные закрытые одеяния женщин и короткие мужские брюки, предложив законодательно запретить их. Данное предложение вызвало дискуссии в обществе.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 21 апреля 2017 > № 2148038


Иран. Сирия. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 21 апреля 2017 > № 2146523

Министерство иностранных дел Ирана выражает надежду, что Астанинский процесс и другие международные усилия в скорейшем времени положат конец конфликту в Сирии, заявило внешнеполитическое ведомство Ирана в пресс-коммюнике, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

Пресс-коммюнике распространено по итогам экспертной встречи и заседания Совместной группы трех государств-гарантов, которая прошла 18-19 апреля в Тегеране в рамках Международной встречи по Сирии (Астанинского процесса).

В ходе заседаний в Тегеране делегации Исламской Республики Иран, Российской Федерации и Турецкой Республики обсудили проект документов, предложенных трем сторонам, включая документы относительно режима прекращения огня (объявленного 30 декабря 2016 г. в Сирии) и его реализации, обмена задержанными и пленными. Делегация экспертов из Организации Объединенных Наций присоединилась к трехсторонним заседаниям в качестве наблюдателей, привнеся неоценимый экспертный опыт и техническое содействие.

«Вновь подтверждая необходимость регулирования всех аспектов кризиса в Сирии, одновременно военного аспекта и борьбы с терроризмом, поиска политического решения посредством внутрисирийских договоренностей и гуманитарного аспекта, Министерство иностранных дел Ирана выражает надежду, что Астанинский процесс и другие международные усилия в скорейшем времени положат конец конфликту в Сирии и проложат путь эффективной и всеобъемлющей борьбе против терроризма, чего требует международное сообщество», - говорится в пресс-коммюнике.

Заседание в Тегеране прошло в рамках подготовки к IV Международной встрече по Сирии, запланированной на 3-4 мая в Астане. Все делегации договорились провести следующее заседание экспертов до встречи высокого уровня 2 мая.

Иран. Сирия. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 21 апреля 2017 > № 2146523


Франция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 21 апреля 2017 > № 2146483 Игорь Бунин

Франция перед первым туром: чьей победы ждать

Игорь Бунин

Рейтинги четырех ведущих кандидатов сблизились настолько, что любые прогнозы становятся неправдоподобными, особенно с учетом высокого уровня абсентеизма, новых политических водоразделов и ослабления классического конфликта между левыми и правыми. По подсчетам социологов, на этих выборах порог для выхода во второй тур снизится до 22%, а такой результат вполне достижим сразу для четырех кандидатов

В годы Пятой республики правоцентристы и левоцентристы доминировали во французской политике, набирая на президентских выборах от 44% до 76% голосов. Но два неудачных президентства – Николя Саркози (2007–2012) и Франсуа Олланда (2012–2017) – разрушили эту биполярную систему. Исследования показывают, что негативное отношение французов к Саркози в конце концов перешло в отвращение. Что касается Олланда, то он быстро превратился в предмет насмешек и явного презрения. Это привело к настоящему кризису французской демократии. По данным CEVIPOF, 89% французов думают, что «политические деятели практически не задумываются о проблемах простых людей».

По опросу, проведенному в декабре 2016 года институтом общественного мнения IPSOS для газеты Le Monde, 57% французов считали, что демократия во Франции работает плохо, а 32% даже предполагали, что есть другие политические системы, которые функционируют не хуже, чем демократия. По другому опросу этого института, 9% французов говорят, что политика им «безразлична», 20% – что они испытывают к ней «отвращение». Также выяснилось, что 27% опрошенных «в прошлом интересовались политикой, но сейчас с этим покончено, и отныне она их не интересует».

На предыдущих выборах всегда возникала центральная тема, которая доминировала в кампании. В 1995 году это была проблема «социального разрыва», которая позволила Шираку опередить премьер-министра Балладюра. В 2002 году преобладала тематика безопасности; в 2007-м – проблема труда («Больше работать и больше зарабатывать», – призывал Саркози); в 2012 году – кризиса и ответственности финансистов. На сей раз в кампании нет преобладающей темы. Хотя во Франции до сих пор не отменено чрезвычайное положение, но борьба с терроризмом не попала в центр дебатов. Проблема идентичности, которую пыталась навязать Марин Ле Пен, тоже не стала главной в дискуссиях кандидатов. «Пустота кампании породила растерянность французов», – пишет французский социолог Оливье Рей. По данным СЕVIPOF, 73% опрошенных говорили, что предвыборные дебаты проходят примитивно.

В результате сегодня сами избиратели фактически диктуют кандидатам осевую тему избирательной кампании – кризис политического представительства. Cоциолог Брюс Теэнтюрье пишет: «Никто из кандидатов не сумел навязать своей темы, но избиратели навязали им свою – разблокировать политическую систему». Ресентимент и гнев стали важными элементами мотивации французских избирателей. Известный французский политолог Ролан Кейроль даже издал книгу с символическим названием «Причины гнева». Французские социологи говорят о возможности такого иррационального феномена, как dégagisme, то есть протест ради протеста, без ясно выраженного стремления завоевать власть. Это понятие впервые появилось во время народного движения в Тунисе в 2011 году, когда демонстранты выдвинули лозунг «Dégage» («Уходи») по отношению к президенту бен Али.

В 2010 году Меланшон издал книгу «Qu’ils s’en aillent tous!» («Пусть они все убираются!»), которая стала бестселлером. И действительно, во время избирательной кампании за шесть месяцев французы вышвырнули за борт двух президентов Франции, одного из них действующего, и трех премьер-министров, один из которых только что руководил правительством. Одновременно они взорвали две партии, которые правили страной в течение 50 лет. Сейчас кандидаты этих партий вместе не набирают и 30% голосов, тогда как в 2012 году Саркози и Олланд имели вдвоем 56%. Французский политолог Брюно Котре пишет, что эти выборы напоминают «триллер, герои которого устраняются один за другим».

Бермудский квадрат выборов

За пять дней до первого тура рейтинги четырех ведущих кандидатов сблизились настолько, что любые прогнозы становятся неправдоподобными, особенно с учетом высокого уровня абсентеизма, новых политических водоразделов (прежде всего отношения к глобализму и европейскому строительству, терроризму и иммиграции) и ослабления классического конфликта между левыми и правыми. Так что реальные шансы выйти во второй тур есть у всех четверых: французские социологи думают, что на этих выборах порог для выхода во второй тур снизится до 22%, а такой результат вполне достижим для четырех кандидатов.

По опросам одиннадцати институтов общественного мнения, сведенным еженедельником Le Point, на 18 апреля лидером был Макрон, бывший министр экономики правительства Олланда и президент центристского движения «В путь!», с 22,8% голосов, потерявший, правда за две недели, с 3 апреля, почти три пункта (25,5%). Второй была Марин Ле Пен, президент крайне правого Национального фронта, с 22,2%, также потерявшая за эти две недели три процентных пункта (25,2%).

Их быстро нагоняет Франсуа Фийон, кандидат правой Республиканской партии, ослабленный обвинениями в коррупции («Пенелопа-гейт»). У него на 18 апреля 20,2%, и он выиграл за две недели три процентных пункта (17,2%).

Но самого большого успеха добился Меланшон, лидер радикально левого движения «Непокоренная Франция!». По сводному рейтингу одиннадцати общенациональных агентств, результаты Меланшона и кандидата Соцпартии Амона в середине марта сравнялись (на 17 марта по 12,4%), в конце марта Меланшон опередил своего конкурента в полтора раза (15% и 10%). В апреле растаскивание электората Амона продолжилось: на 18 апреля его рейтинг снизился до 7,9%, а Меланшон вошел в большую четверку, набрав 18,8%. Меланшон опережает более чем на 10 пунктов Амона и почти догоняет Фийона.

Значительная часть французов затрудняется со своим политическим выбором, просто не понимая, как им следует поступить. Многие до последнего откладывают решение. Только две трети французов заявили, что собираются голосовать, тогда как даже в 2002 году, когда был установлен рекорд абсентеизма на президентских выборах, доля воздержавшихся составила 28,4%. Институт общественного мнения BVA подсчитал, что за три недели до выборов 38% французов не готовы идти на выборы или могут изменить свою позицию, тогда как в 2012 году их доля за тот же период до выборов составляла 32%. А среди французов, уже принявших решение голосовать, необыкновенно велика доля лиц, неуверенных в своем политическом выборе. По данным ODOXA, 42% тех, кто собирается голосовать за Меланшона, сказали, что могут изменить свою позицию; 39% думают поддержать Амона, и 31% тех, кто выбрал Макрона.

Говоря о неопределившихся избирателях, французские социологи выделяют два типа. Первый – «избиратели-стратеги», которые стремятся рационально рассчитать голосование за «своего» кандидата, взвешивая все плюсы и минусы. Им в наибольшей степени свойствен принцип «полезного голосования»: например, за кого голосовать, чтобы не допустить победы Национального фронта. Вторые – это избиратели, растерявшиеся в новых условиях, сбитые с пути традиционного политического поведения. Например, правый избиратель из-за «Пенелопа-гейта» думает, что лучше: воздержаться, проголосовать за Макрона или даже за Марин Ле Пен. Вместе с тем по зрелом размышлении он может поддержать и бывшего премьер-министра Фийона. Когда им предлагают сделать «второй выбор» в случае отсутствия Фийона, только 6% готовы голосовать за мадам Ле Пен, а 58% выбирают Макрона как либерала и европеиста.

Однако электорат Макрона делает противоположный выбор, и 30% его избирателей в качестве второго кандидата выбирают Меланшона, которого идеологически отделяет от президента движения «В путь!» огромная дистанция. Электорат Меланшона отвечает взаимностью: 40% его избирателей в качестве второго кандидата предпочитают Макрона. Речь идет прежде всего об антисистемности избирателей обоих кандидатов: и тем и другим хотелось бы наказать кандидатов истеблишмента. В то же время либеральная альтернатива Фийона соблазняет лишь 12% электората Макрона.

Еще более парадоксальный выбор делают избиратели Национального фронта: их больше всего привлекает Макрон (33%) и Меланшон (26%), несмотря на то что этатистская и националистическая программа Марин Ле Пен прямо противоположна глобалистским и либеральным тезисам Макрона или левацким идеям Меланшона. Опять этих избирателей объединяет дегажизм, отвращение к системным политикам. Дегажизм может принять разные облики: гнева и требования независимости Франции от Брюсселя с Марин Ле Пен, социального протеста с Жан-Люком Меланшоном и даже молодости и оптимизма с Эммануэлем Макроном.

Исследование CEVIPOF, проведенное в начале апреля, показывает соотношение между ядерным электоратом и колеблющейся периферией. В тот момент 43% опрошенных еще не приняли решение, за кого им голосовать, и одновременно 80% интересовались президентскими выборами. 56% выбрали своего кандидата, а 44% собирались голосовать как бы вынужденно, «не имея лучшего предложения» (par défaut). Можно сказать, что первые сделали идеологический выбор, а вторые – конъюнктурный. Идеологический выбор сделало большинство избирателей Фийона (68%), а конъюнктурный – большинство избирателей Макрона (57%). У мадам Ле Пен соотношение в пользу идеологического выбора: 57% на 43%. Сделавшие конъюнктурный выбор (чаще всего по принципу полезного голосования) менее уверены в своем выборе, и 61% из них могут изменить свой выбор (среди тех, кто сделал идеологический выбор, таких только 24%).

Получается, что 17% избирателей находятся во фрустрированном состоянии, ибо их решение носит вынужденный характер и они в нем сомневаются. Наиболее идеологический и окончательный выбор делают избиратели Фийона и Национального фронта (соответственно 56% и 51%). В электорате Макрона преобладают колеблющиеся избиратели (только треть приняла идеологическое и окончательное решение). И колеблющихся избирателей Макрона раздирают противоречивые чувства: 20% подумывают, не проголосовать ли им за Амона; 20% – за Меланшона; 19% – за Фийона, и, наконец, 24% – просто воздержатся. Таким образом, электорат Макрона остается самым хрупким.

Шансы Меланшона на второй тур

Подъем лидера движения «Непокоренная Франция!» начался после первых телевизионных дебатов 20 марта, на которых он проявил себя как блестящий политический дуэлянт, и после большого митинга 18 марта в Париже, на который, по словам организаторов, пришло около 130 тысяч человек. На телевизионных дебатах зрители восприняли Меланшона как реального политика со своей программой и как «честного человека», по оценке французского социолога Бруно Жанбара.

Важным элементом его образа, по данным фокус-групп, проведенных социологами института общественного мнения ВVА, стало ощущение его близости к народу, столь важное в период острого кризиса доверия к политической элите. «Он доступнее, чем другие кандидаты. Ощущается его желание быть ближе к народу», – говорила служащая 48 лет с севера Франции. «Это интеллигентный мужчина, образованный, с чувством эмпатии по отношению к другим людям, особенно к находящимся в неблагоприятном положении», – отмечал предприниматель 54 лет. 19% его избирателей заявили, что именно его личность, а не его программа побудила их поддержать Меланшона.

Кроме того, Меланшон, несмотря на то что он в политике более двадцати лет, воспринимается как новый кандидат – его программа предусматривает реформу институтов Пятой республики, в том числе расширение политических прав граждан. «Я думаю, что только программа «Непокоренной Франции!» может вернуть французам право на выражение своего мнения, которое должно существовать в демократическом режиме», – подчеркивала служащая 32 лет, левая по своим убеждениям.

В результате кандидат социалистов Амон стал терять доверие своих избирателей, которые начали переходить на сторону харизматичного Меланшона. Руководство Соцпартии все чаще стало задавать себе вопрос, «сумеет ли Амон набрать 5% голосов, чтобы получить право на возмещение избирательных расходов». Кроме того, низкий результат на президентских выборах ударит по партии на парламентских. Соцпартия становится все более хрупкой организацией, которая может развалиться в любой момент.

Левый или, точнее, левацкий избиратель нашел своего кандидата, который может выйти во второй тур, и в соответствии с принципом «полезного голосования» проявляет все большую готовность поддержать его. Левые избиратели все чаще говорят, что Амон должен снять свою кандидатуру в пользу Меланшона.

Таким образом, кандидат «Непокоренной Франции!» воспользовался «воспроизводством медийного воодушевления»: чем больше о нем говорили как о кандидате, который поднимается, тем выше он поднимался; чем выше он поднимался, тем больше о нем говорили, и так далее. По данным IFOP, 44% французов утверждают, что «лучше всего выражает левые ценности» Меланшон, 31% – Амон, и 21% – Макрон.

Фокус-группы показывают, что кандидатура Меланшона восстанавливает конфликт между левыми и правыми. Левый электорат до сих пор окончательно не определился в своем политическом выборе. За кого проголосовать, чтобы не допустить второй тур между Ле Пен и Фийоном? У кого больше шансов пройти во второй тур? За кого голосовать, не отказываясь от своей самости? Более половины избирателей Амона могут изменить свой выбор; значительная часть электората Макрона не приняла окончательного решения. Да и в самом электорате Меланшона примерно треть не определилась полностью. «Сложность выбора между разумом и сердцем доводит левых до мигрени», их раздирают противоречия, они ощущают себя «потерянными» и «загнанными в угол».

С точки зрения Жанбара, предел наступит в тот момент, когда к Меланшону перестанут относиться как к «пиаровскому пузырю» и начнут серьезно анализировать его идеи. Его программные предложения по ЕС, международным отношениям или даже в социально-экономической сфере расходятся с предпочтениями большинства французов, которые хотели бы меньше налогов, меньше государства, больше гибкости и свобод для предприятий. Да и стоимость его проектов превышает любые разумные пределы и оценивается в 270 млрд евро.

Да и вряд ли французов вдохновят образы Фиделя Кастро и Уго Чавеса, любимых героев Меланшона, или судьба современной Венесуэлы с ее галопирующей инфляцией. Вот что говорит служащий 70 лет о программе Меланшона: «Кто может поверить, что он будет хорошим президентом? Его программа вызывает смех, ибо ее нельзя реализовать». Пенсионер 68 лет считает его программу «полным бредом». Макрон и Фийон практически в одинаковых тонах критикуют проект Меланшона, называя его «абсолютно иррациональным» и «достойным французской Компартии 1960 года».

С 1981 года радикальные левые во Франции не получали больше 14% голосов, и преодолеть порог 20% для них достаточно сложно. Даже проникнуть в «народные слои» Меланшону не очень просто, так как его мягкая позиция по иммиграции отпугивает тех рабочих и служащих, которых уже соблазнил Национальный фронт. Специалисты ВVА пишут, что на основе левых ценностей Меланшон обеспечил себе достаточно широкую социальную базу, но остается проблема ее расширения. Левые расколоты, и конкуренция Макрона и Амона, скорее всего, не даст ему выйти во второй тур.

C другой стороны, спринт Меланшона ударил по позициям Макрона, которого французы и большинство комментаторов рассматривали как победителя первого тура и, следовательно, как будущего президента Франции. К нему потекли избиратели, разочарованные в своих традиционных кандидатах: в Фийоне из-за «Пенелопа-гейта» или в Амоне из-за его падающего рейтинга и левацких высказываний. Из-за роста рейтинга Меланшона между ним и Макроном возникла конкуренция за левых избирателей: голосование за кого из них предпочтительнее, чтобы остановить Национальный фронт? И в этом смысле Меланшон высветил слабость центризма Макрона. Бруно Жанбар подчеркивает: «Жан-Люк Меланшон выявил вялость и волатильность электората Макрона. Для тех, кто голосует за левых, Эммануэль Макрон остается чересчур мягким выбором, который можно сделать только из-за отсутствия других вариантов. И это логично, ибо он кандидат центра, электорат которого всегда самый хрупкий».

При этом ситуация Макрона намного лучше, чем у остальных кандидатов. По данным OpinionWay для Les Echos на 18 апреля, Макрон не только опережает Марин Ле Пен на один пункт (23% и 22%), но и легко выигрывает у нее во втором туре с результатом 64% на 36%. Кроме того, 47% опрошенных уверены, что он будущий победитель президентских выборов (остальных троих называют 12–16%). Его победы желают 25%, успеха остальным только 16–17%.

Переломит ли Фийон «Пенелопа-гейт»

Несмотря на постоянные разоблачительные вбросы, рейтинг Фийона не падал ниже 18–19%. Это ядерный электорат «правой Франции, которая будет голосовать за консервативного кандидата, несмотря на ветер, дождь или снег, с бельевой прищепкой на носу».

По словам еженедельника L'Express, Фийон «показал такое умение сопротивляться, которое никто из правых политиков в нем не подозревал». Он сумел подавить все попытки выдвинуть другого кандидата от Республиканской партии, сохранил партийное единство и даже в какой-то мере получил поддержку своих главных конкурентов – Жюппе и Саркози. Правда, по данным газеты Le Parisien, бывший президент Франции оказывает Фийону лишь формальную поддержку, одновременно отказываясь участвовать в совместных мероприятиях. Газета приводит его слова: «Однако как его раздуло. Именно он нас втащил в это дерьмо, и вот тебе. Выстрелил в висок и вместе с тем требует от нас ответственности. Какая наглость!»

Тем не менее Фийону пришлось столкнуться с рядом практически неразрешимых проблем. Во-первых, деградация имиджа, в основе которого было честное и безупречное политическое поведение. Сейчас в рейтинге «честных политиков» он занимает лишь шестое место, фактически последнее. Лишь 23% французов, по последнему опросу ELABE, относятся к нему позитивно, а 49% – «очень негативно». Социолог Ив-Мари Кан подчеркивает: «Его образ на длительное время подорван прошлыми делишками. Он сохранил свой ядерный электорат, но его расширение идет очень плохо».

Падение рейтинга Фийона вызвано прежде всего разочарованием центристских избирателей, которые ориентированы на моральный подход в политике и больше трети которых сразу же перестали ставить ему положительные оценки, тогда как электорат «Республиканцев» оказался более устойчивым.

Другой серьезной проблемой стал католический электорат, который в значительной степени и принес ему победу на праймериз. До «Пенелопа-гейта» Фийон получал до трети голосов католиков и почти половину голосов практикующих католиков. Фийон практически не потерял поддержку своих неверующих избирателей (с января по февраль их доля сократилась с 12% до 10,5%), ощутимой оказались потери среди католиков, не посещающих мессу (с 27% до 21%), но среди практикующих положение стало катастрофическим: Фийон потерял в их среде 12 пунктов (с 49% до 37%). Если для большинства французов характерен весьма циничный подход: «все не без греха», «все воруют», то глубоко верующим прихожанам свойствен моральный подход, и им сложнее простить небольшие грешки Фийона.

Для бывшего премьер-министра этот электорат особенно важен: он старше и чаще голосует, чем в среднем французские избиратели. И он продолжает посылать им сигналы: обещает переписать закон Тобира, чтобы закрыть возможность полного усыновления для гомосексуальных пар, запретить медицинское зачатие для лесбийских пар, установить униформу в средней школе и поощрять развитие частных школ. По вопросу абортов он занимает двойственную позицию: заявил, что с учетом «своей личной веры» он «не одобряет аборты», но не собирается их запрещать и менять законодательство в этой сфере. Более того, Фийон не исключает возможности назначения на министерский пост представителя ассоциации Sens commun, выразителя политических интересов интегральных католиков, тесно связанной с Республиканской партией и постоянно поддерживающей бывшего премьер-министра во время избирательной кампании.

В последние недели кампании Фийон стал занимать более правые позиции в соответствии с классическим принципом: «В первом туре надо собрать свой электорат, во втором – бороться за его расширение». Он напоминает, что введет жесткие квоты для иммигрантов, обещает защитить французских женщин от радикального ислама. «Республиканцы» объявили Макрона «рупором коммунитаризма, который стал врагом Франции».

У Фийона еще есть резервы: примерно 20% избирателей Саркози 2012 года, по опросам, пока не сделали свой выбор, а кандидат «суверенных правых» Николя Дюпон-Эньян набирает около 4% голосов. По оценкам социологов, Фийону легче отщипнуть у него голоса, чем отвоевать их у Макрона или Ле Пен.

Не исключено, что католики или республиканцы, отошедшие от Фийона после «Пенелопа-гейта», вернутся к нему, соблазненные его экономической программой, его подходом к общественным проблемам, его политическим опытом, способностью Республиканской партии сформировать парламентское большинство и, главное, невозможностью найти ему альтернативу. Но этот процесс идет весьма мучительно. Многие проголосуют за него, «зажав нос» или даже не осмеливаясь в этом признаться. Франсуа-Ксавье Мотт, 27 лет, парижанин, консультант по проблемам управления, в январе отрекся от Фийона и даже подумывал проголосовать за честного Меланшона, но после рациональных размышлений понял, что бросит бюллетень за бывшего премьер-министра, «сгорая от стыда» и «с болью в сердце». Сильвен Лемэр, тридцатилетний житель Лилля, после января пересмотрел все варианты: порвать бюллетень с фамилией Фийон, выбрать Ле Пен или Макрона, но в конце концов признается: «Я думаю, что все же проголосую за него». Табэ, директор по продажам, сначала послушал выступления Макрона и пришел к выводу, что бывший министр «умеет говорить, ничего не сказав», и поэтому все же вернулся к Фийону, забыв о всех «делишках».

Вновь Фийон верит, что в последние две недели, как и на праймериз, он переломит тенденцию. Речь идет не только о том, что лидеры гонки потеряли пару пунктов рейтинга, а Фийон сумел отгрызть один или полтора процента. Во-первых, на него вылилось столько грязи, что вряд ли новые разоблачения что-то изменят. И хотя его имидж не может радикально улучшиться, наступает естественная усталость от потока диффамации. Как говорит французский политолог Люк Рубэн, «способность личности противостоять критике и разоблачениям создает авторитет политику». «Я закалился в этих испытаниях», – заявил Фийон на последнем митинге.

Во-вторых, сам Фийон перешел в контратаку, обвинив Олланда в создании «черного кабинета», перехватывающего все информационные потоки и передающего в медиа и в прокуратуру компромат на своих конкурентов. Вместо образа мелкого корpупционера появляется иная картинка – жертвы непопулярной власти.

В-третьих, моральный фактор имеет для избирателей намного меньшее значение, чем политический авторитет Фийона, его компетентность, профессиональные навыки. Французы не проявляют особого уважения к политикам: Фийона считают «честным» лишь 8% опрошенных; Марин Ле Пен – 12%; Эммануэля Макрона – 16% (правда, левые кандидаты пользуются немного большим уважением: Меланшона называют «честным» 21%; Амона – 23%). Зато Фийон опережает всех по своей способности управлять государством: 27% готовы признать за ним способность осуществлять президентские функции; 22% – за Макроном; 20% – за Марин Ле Пен, и лишь по 13% – за Амоном или Меланшоном. По данным опроса Ipsos для Le Monde и CEVIPOF, проведенного в начале апреля, для 70% правых избирателей компетенция политика важнее, чем его «честность» (для 17% – наоборот).

Значимость компетентности и политического авторитета возрастает и в связи с обострением международной ситуации после удара США по Сирии, «с возникновением черных облаков войны», как сказал бывший премьер-министр. По словам Фийона, «мир стал намного более опасным и нестабильным, чем десять лет назад».

Пиаровские службы Фийона бьют по самым слабым точкам главного конкурента. Макрона называют дублером Олланда или «Эммануэлем Олландом», особенно после присоединения к кандидату движения «В путь!» бывшего премьер-министра Мануэля Вальса, которое республиканцы рассматривают как «поцелуй смерти». Фийон старается продвигать не столько себя, сколько партию, опираясь на все ее фракции и кланы. На митинге 9 апреля на Порт-де-Версаль собрались все лидеры Республиканской партии. Макрон выдвинул первые 14 кандидатов в депутаты на парламентских выборах, опубликовав список, состоящий из малоизвестных гражданских активистов, а Фийон предложил Франции 250 нотаблей, укорененных в своих округах.

Все комментаторы согласны с тем, что рейтинг Фийона не очень высок для правого кандидата, но с учетом необычного характера этих выборов, «атипичной кампании», можно ожидать любых сюрпризов. Однако специалисты по политической социологии не верят в существование «скрытого голосования» и предполагают, что среди колеблющихся избирателей Фийон может заработать максимум 2,5 пункта, что недостаточно для выхода во второй тур.

Сохранит ли Марин Ле Пен лидерство

Безусловно, мадам Ле Пен пока сохраняет свои лидирующие позиции: при практически равных с Макроном рейтингах ее электорат более устойчив. Однако есть признаки, что ее кампания начинает выдыхаться. Разоблачения коррупционных схем, связанных с оплатой ее охранника и других лиц за фиктивную работу на посту помощников евродепутатов, конечно, не привели к такому эффекту, как «Пенелопа-гейт», но все равно срабатывают как «медленно действующий яд».

Ле Пен перестала быть единственным антисистемным политиком: резко поднялся Меланшон, да и Макрон использует антиистеблишментскую риторику. По исследованию IFOP, 29% избирателей заявили, что они поддерживают Национальный фронт, прежде всего чтобы выразить свое недовольство другими политическими партиями. Теперь у них появилась возможность перейти к Меланшону, и, как мы видели, они не исключают голосование за Макрона.

Углубляются противоречия между двумя линиями Национального фронта: между республиканцами-националистами, возглавляемыми Флорианом Филиппо, нынешним альтер-эго Марин Ле Пен, и национальными католиками во главе с племянницей Марион Марешаль Ле Пен. Филиппо взял на вооружение ряд идей Шарля де Голля и даже возложил цветы на могилу генерала, что не может не раздражать многих сторонников Национального фронта: вишистов, выходцев из французского Алжира, участников антиголлистского сопротивления, то есть всех, для кого идолом остается Жан-Мари Ле Пен.

Из голлистского арсенала были почерпнуты идеи народного референдума, примат народа над промежуточными институтами и политическими партиями, защита проекта «Европы отечеств», расширенной от Атлантики до Урала, экономический дирижизм и принцип светского государства. Кроме того, Национальный фронт, можно сказать, монополизировал идеологию «государства всеобщего благоденствия», «государства-патрона», от которой постепенно отказываются социалисты. Напротив, ремесленники, мелкие предприниматели, менеджеры частного сектора недовольны этатизмом Национального фронта, католики – ставкой на светскую Францию. Для течения Марешаль Ле Пен религия является главным ферментом французской и европейской идеологии. Для нее столкновение между исламом и христианской цивилизацией есть главный конфликт современности. В этом ее главное отличие от ее тети и деда, которые в общем равнодушны к религии.

На теледебатах Ле Пен атаковали по многим позициям: затронуты ее «честность», взгляды в социальной сфере, проблема европейского строительства, ее отношение к светскому государству. Можно сказать, что она скорее проиграла эти дебаты. Но главным условием ее успехов был высокий уровень абсентеизма. При повышении явки снижается и результат Национального фронта. Пока невозможно определить долю воздержавшихся в первом туре. Если она будет такой же высокой, как в 2002 году, или даже выше, то Ле Пен гарантирован выход во второй тур. Если явка опустится только до уровня 2007 года, то у мадам Ле Пен могут возникнуть проблемы. По данным CEVIPOF на начало апреля, интерес к президентским выборам очень высок: ими интересуются 79% опрошенных, готовность голосовать была невелика, но постепенно возрастает и достигает уже сопоставимых с прежними выборами уровней.

Интересна и проблема второго тура. Общая оценка французских социологов: «Победа Ле Пен невероятна, но ее нельзя полностью исключить». Однако Серж Галам, математик и сотрудник Центра политических исследований Сьенс По, предсказавший победу Трампа, несмотря на все опросы, которые предполагают легкую победу Макрона над Ле Пен (с результатом 63% на 37%) и относительно уверенный успех Фийона (56% на 44%), говорит, что в последнее время он стал думать, что ее победа вполне вероятна, несмотря на существование «стеклянного потолка». С его точки зрения, провозглашенное намерение в политическом поведении не всегда соответствует реальному голосованию. 56% опрошенных заявляют, что они проголосуют против Марин Ле Пен. Однако часть из них (около трети) может воздержаться из-за крайне негативного отношения к ее сопернику: левые – к правому Фийону, правые – к центристу Макрону и тем более к леваку Меланшону (правда, к Макрону это относится в наименьшей степени). В результате дифференцированного абсентеизма мадам Ле Пен может на бровях выиграть выборы.

К парламентским выборам

В условиях бифуркации политической системы Франции и высочайшей волатильности избирательного поведения любые политологические рассуждения о вероятных финалистах следует тщательно выверять. Все опросы, например, показывают, что Макрон выходит во второй тур, но исследование пяти студентов-математиков из парижской школы Телеком, основанное на больших данных, опросах, политической географии, анализе социальных сетей, прогнозирует, что после 23 апреля образуется иной дуэт: мадам Ле Пен с 24,13% и Фийон с 21,77%. По их мнению, Макрон будет третьим (20,32%), а Меланшон – четвертым (18,66%). Конечно, точность этих выводов поражает и даже немного настораживает.

Еще сложнее говорить о парламентских выборах. Одно лишь понятно: абсентеизм во Франции резко возрастет и ударит больше всего по проигравшим политическим силам. Партия победителя обычно получает дополнительные 5–7% голосов, и это дает возможность воссоздать вертикаль власти.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 21 апреля 2017 > № 2146483 Игорь Бунин


Казахстан. Иран. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 21 апреля 2017 > № 2146451

Казахстан положительно относится к вопросу о полноправном членстве Ирана в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), сообщил министр иностранных дел РК Кайрат Абдрахманов.

Глава ведомства отметил, что вопрос расширения ШОС на данном этапе является одним из самых актуальных.

"Мы вновь выражаем свою готовность положительно рассмотреть вопрос о полноправном членстве Ирана в ШОС. Надеемся, что в ближайшем будущем государства-члены также в положительном ключе рассмотрят заявки Ирана и других наших партнеров ШОС на получение полноправного членства, а также статуса страны-наблюдателя", — сказал Абдрахманов на заседании Совета министров иностранных дел государств-членов (СМИД) ШОС.

Он напомнил, что ранее, на заседании Совета глав государств-членов ШОС в 2005 году, Индия и Пакистан получили статус государств-наблюдателей.

"В ходе предстоящего саммита ШОС мы впервые станем свидетелями завершения процесса расширения нашей организации на данном этапе", — добавил он.

Министр выразил уверенность в том, что подписание решения о завершении процедур приема Индии и Пакистана в полноправные члены откроет совершенно новый этап развития и многопрофильного сотрудничества, положит начало определению новых горизонтов всестороннего взаимодействия на пространстве ШОС, укрепит международное влияние и авторитет организации.

По словам Абдрахманова, в вопросе взаимодействия ШОС с другими организациями и структурами Казахстан выступает за налаживание тесного взаимодействия между ШОС, ЕАЭС, Международным комитетом Красного креста, Организацией исламского сотрудничества.

Очередное заседание СМИД ШОС началось в Астане во вторник. Главы делегаций обсудят завершение процесса присоединения Индии и Пакистана к ШОС в качестве государств-членов.

ШОС — международная организация, основанная в 2001 году лидерами Казахстана, Китая, России, Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана. Странами-наблюдателями в ШОС на данный момент являются Афганистан, Беларусь, Иран и Монголия, странами-партнерами — Азербайджан, Армения, Камбоджа, Непал, Турция и Шри-Ланка.

Казахстан. Иран. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 21 апреля 2017 > № 2146451


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150617

Фийон: «Как по борьбе с исламизмом, так и всему остальному, Макрон не говорит ничего конкретного»

Жюдит Вентроб (Judith Waintraub), Le Figaro, Франция

В эксклюзивном интервью за три дня до первого тура бывший премьер критикует программу лидера «Вперед!» и предупреждает избирателей правых: «Если они проголосуют за Ле Пен, то получат Макрона!»

Le Figaro: Планировавшийся теракт, о котором сообщили во вторник, был направлен конкретно против вас?

Франсуа Фийон: Министр внутренних дел Матиас Фекль (Matthias Fekl) предупредил меня в прошлый четверг, рассказав о перехвате сообщения, в котором меня называли целью. Спецслужбы приняли меры безопасности, но мы никак не изменили программу нашей кампании.

— Почему целью могли выбрать именно вас, а не Марин Ле Пен, например?

— Нет ничего странного, что под прицелом мог оказаться кандидат с наиболее жестким проектом борьбы против исламского тоталитаризма. Террористы выбирают цель в зависимости от шумихи, которую, как они надеются, спровоцируют их действия. На самом же деле под прицелом оказалось все французское общество.

— Эти невиданные во время президентской кампании угрозы подталкивают вас к расширению запланированных мер?

— Я отстаиваю единственно возможную и эффективную стратегию борьбы с этой угрозой, то есть глобальную стратегию, как за пределами, так и внутри наших границ. В частности, нужно принимать более жесткие меры против тех, кто могут стать террористами на территории нашей страны, лишить гражданства тех, кто отправились воевать в Сирию и Ирак, даже если они — французы. Законы есть, так давайте же их применять! Можно оставаться правовым государством, не развязывая при этом руки тем, кто могут представлять угрозу.

— Стоит ли сообщать мэрам о таких людях, которые проживают в их муниципалитетах?

— Этого требует Валери Пекресс (Valérie Pécresse), и я с этим согласен. Если насчет человека существуют сомнения, нужно уведомить об этом местные власти и компетентные органы, особенно в уязвимых отраслях, вроде транспорта.

— Эммануэль Макрон тоже предлагает «мощные меры против терроризма». В чем их отличие ваших?

— Как по борьбе с исламизмом, так и всему остальному, Эммануэль Макрон не говорит ничего конкретного. У него не ощущается ни малейшего желания вести эффективную борьбу с этой угрозой, которую он даже не определил как таковую. Для Макрона исламизм — не тоталитарная опасность для мира во всем мире. Он придерживается классической антитеррористической риторики, чтобы ублажить, как он считает, мусульманский электорат. В отличие от меня он не говорит о существовании фундаменталистского движения в мусульманской вере, с которым необходимо сражаться. Он также не настаивает на выдворении тех, кто выступают с антиреспубликанскими заявлениями, и роспуске салафитских или близких к «Братьям-мусульманам» движений, которые явно относятся к джихадистскому течению.

— Относите ли вы Союз исламских организаций Франции к числу движений, которые необходимо распустить?

— Это решит суд по итогам следствия.

— Эммануэль Макрон назвал заявления по терактам одного из своих референтов Мохамеда Сау «слегка радикальными», но не стал отказываться от его услуг. Что вы думаете о его позиции?

— Он даже не сразу принял решение о его временном отстранении! Это многое говорит о его неоднозначной позиции по всем этим вопросам. Из выступлений Эммануэля Макрона складывается впечатление, что он не защищает национальную идентичность, историю, культурные корни… Словно все это вышло из моды. Словно все мы живем в обществе, где значение имеет лишь индивид, причем индивид, у которого нет ни истории, ни идентичности.

— Какой будет философия вашей политики за пределами наших границ?

— Нашу стратегию равнения на США и Европу сложно назвать хорошей. Ликвидировать исламский тоталитаризм не получится силами одного лишь Запада. Было ошибкой отказываться от коалиции, которую я вот уже четыре года предлагаю сформировать с Россией, Ираном и всеми участвующими в этой борьбе странами. Позиция Германии по этому вопросу начала меняться по одной простой причине: теперь страна под угрозой.

— Можно ли еще рассматривать будущее с Башаром Асадом после химической атаки в Сирии?

— Бороться с исламским тоталитаризмом в Сирии невозможно без режима и его сил. Утверждать, что присутствие Башара Асада не дает нам работать с Россией и Ираном для ликвидации исламского тоталитаризма — тупиковая позиция. Им нужен договор, который бы защитил их интересы в регионе. Для России Сирия — один из символов восстановлении ее силы.

— Дональд Трамп был прав, когда распорядился нанести удар?

— Его поведение непредсказуемо. Он неожиданно меняет мнение, а его стратегия опасна. Как бы то ни было, Барак Обама тоже не проявил особой силы и дальновидности во внешней политике. С Дональдом Трампом беспокойство сейчас вызывает в первую очередь эмоциональная сторона его метаний. Нужно успокоиться. Вспомнить, что именно из-за таких наслоений событий начинаются войны. Стоит задуматься, что случится в день прямой конфронтации России и Америки. Россия нестабильна, и с ней нужно обращаться с осторожностью.

— Можно ли снять санкции с России без подвижек по Крыму?

— Нужно соблюдать два основополагающих, пусть и противоречивых принципа: соблюдение границ и международного права и право народов на самоопределение. Никто не может отрицать, что Крым — российская территория в историческом, культурном и лингвистическом плане. Упорствовать и утверждать, что Россия должна уйти из Крыма, бессмысленно. Этого никогда не случится.

Единственный вариант выхода из кризиса — это проведение конференции о будущем Крыма под эгидой ООН. Она позволит найти решение.

— Какими могут быть последствия турецкого референдума?

— Он может ускорить движение Реджепа Тайипа Эрдогана в сторону режима империалистического типа.

— Вы могли бы предложить европейским партнерам раз и навсегда остановить процесс вступления Турции в ЕС, сказать, что ей там не место?

— Я против вступления Турции в Европейский Союз. Нужно предложить туркам обсудить расширение партнерства в экономике и безопасности. Мне кажется, что вступление Турции в ЕС представляет собой очень опасную бомбу замедленного действия. Рано или поздно наступит момент, когда всем станет ясно, что вступление невозможно, в частности из-за противодействия ряда стран, в том числе Франции. Чем больше мы ждем, тем более острой будет конфронтация с Турцией. Нельзя идти на риск такого конфликта из-за одного лишь точечного соглашения по беженцам.

— Какие отношения вам бы хотелось установить с Ангелой Меркель?

— В ближайшие дни после инаугурации я предложу Ангеле Меркель встретиться в Страсбурге, чтобы обсудить будущее Европы. Я предложу ей предпринять общие усилия для экономического и финансового подъема. Приоритетная цель — в том, чтобы организовать еврозону с экономическим правительством, генеральным секретариатом и планом по гармонизации налоговых систем. Нужно стремиться к суверенитету. Для нас это лучшая защита от гегемонии доллара и китайской валюты.

— Нужно ли Министерство финансов еврозоны?

— Самое важное в том, чтобы главы государств и правительств собирались раз в три месяца для управления еврозоной, у которой должен быть независимый от Европейской комиссии генеральный секретариат.

— Нужно ли стремиться к более широкой военной интеграции?

— Параллельно с Североатлантическим альянсом нужен европейский оборонный альянс, в котором каждая страна полностью бы сохраняла свою автономию и независимость. Кроме того, нам необходимо постепенно сформировать настоящую европейскую оборонную промышленность и создать фонд для обеспечения финансирования внешних операций. Принимать решения об этом не должны ни Еврокомиссия, ни Евросоюз. Это попросту не будет работать. Достаточно договора стремящихся к тому европейских государств. Немцы сейчас проявляют к этому куда больше открытости, чем несколько месяцев назад. Они увидели, что американская защита не столь прочна, как и казалось, и что им грозит новая угроза, исламский тоталитаризм, хотя они считали себя в безопасности.

— Вы говорили, что у вас есть доказательства вмешательства властей в расследование по вашему делу. Почему вы их не раскрыли?

— Следствием должны заниматься правоохранительные органы.

— Что вы можете сказать правым избирателям, у которых может возникнуть желание проголосовать за Марин Ле Пен?

— Если они проголосуют за Ле Пен, то получат Макрона! Каждый голос республиканских правых, который уходит в копилку Нацфронта или Николя Дюпон-Эньяна, увеличивает риск избрания Макрона.

— Судя по всему, вы не привлекаете на свою сторону молодых избирателей. Как вы это объясните?

— Вы опять отталкиваетесь от опросов! Я постоянно слышу классические комментарии СМИ: «На митингах мало молодежи». Честно говоря, в этом всегда была сложность для классических партий, как левых, так и правых. Молодежи свойственна тяга к радикальным и революционным решениям. Не скажу, что это относилось и ко мне в их возрасте, но все же… Я — единственный из кандидатов, кто предлагает молодежи будущее, работу, свободу и независимость. Только я предлагаю снять с их плеч бремя накопленных предыдущими поколениями долгов. Только я предлагаю им кардинальную реформу образовательной системы и борьбу с недопустимым неравенством в школе, по которому Франция обошла все остальные крупные европейские страны.

— Что вы думаете насчет полемики среди «Республиканцев» по поводу «Здравого смысла»?

— Мне жаль видеть подобные проявления нетерпимости. Речь идет об именно той политкорректности, с которой я веду борьбу. Мне вспоминается правительство, которое мы сформировали с Николя Саркози. Там, был не только Ален Жюппе (Alain Juppé), но и Кристин Бутен (Christine Boutin) и Бернар Кушнер (Bernard Kouchner). Не помню, чтобы это кого-то поразило. Я поддерживаю не все позиции «Здравого смысла», но они знают это, и поддерживают меня, потому что считают, что у меня лучший проект. Это подтверждает, что они — не фанатики. У них есть место в большинстве, и они проявили огромную устойчивость в этой кампании. Чего не сказать об остальных. Чтобы строить, нужно объединять. Исключая некоторых людей под тем предлогом, что они не идут в «русле истории», мы лишь способствуем напряженности, конфликтам и коммунитаризму.

— Вы говорили о намерении отменить закон, предусматривающий наказание за препятствование аборту. Намереваетесь ли вы ограничить доступность абортов?

— Не нужно приписывать мне подобных намерений. Я ни за что не ограничу доступность абортов. И людям из «Здравого смысла» прекрасно об этом известно.

— Достаточно ли большинства в 51% для радикальных перемен, о которых вы говорили?

— Вопрос в том, чтобы получить существенное большинство в парламенте, которого, как мне кажется, из всех кандидатов могу добиться только я. Это не перечеркивает необходимость в открытости и внимании к разнообразию мнений. Именно поэтому я предлагаю открыть правительство для внешних по отношению к нашей системе людей: мы будем искать таланты и отличные точки зрения.

— Вы не запустите стратегию открытости, как в 2007 году?

— Нет, потому что это была предвзятая открытость, а она не работает. Это не наши институты и не наша культура. Это стало бы прекрасным подарком для Национального фронта. Именно поэтому проект Эммануэля Макрона нереалистичен. Он опирается на не раз проскальзывавшую в истории Франции привлекательную идею о том, что больше нет ни левых, ни правых. И что можно свободно плавать между теми и другими. На самом деле все это ведет к подъему экстремизма.

— Нужно ли, чтобы Николя Саркози вновь заявил о своей поддержке?

— Николя Саркози безоговорочно поддерживает меня. Он говорил об этом несколько раз, в том числе во вторник. За что я очень ему благодарен.

— Каков ваш прогноз на воскресенье?

— Я пройду во второй тур.

— И с кем там встретитесь?

— Не имею понятия.

— У вас есть какие-то предпочтения?

— Нет, предпочтений нет. Решаю не я, а французы.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150617


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150604

Что пообещал Путин россиянам?

Рейтинг президента РФ достиг рекордных отметок, несмотря на то, что в 2016 году покупательная способность населения снизилась так, как не снижалась с 1990-х годов

La Vanguardia, Испания

Последние два года российская экономика находилась в тяжелом кризисе, в результате которого благосостояние граждан было сильно подорвано. Согласно данным российского Института социальных прогнозов, в 2016 году произошло крупнейшее снижение покупательной способности населения после лихих 90-х, когда Россия преодолевала последствия распада СССР.

Причины очевидны. С одной стороны, Россия зависит от экспорта нефти, природного газа и сырья. За последнее десятилетие почти 70% экспорта и более 50% бюджетных поступлений страны обеспечивались за счет нефтегазовой отрасли. Летом 2014 года цены на нефть стали снижаться, что отразилось на российской экономике.

С другой стороны, международные санкции, введенные в связи с оккупацией Крыма, снизили приток иностранных инвестиций и еще более отдалили Россию от международных рынков.

Несмотря на тяжелые последствия, с которыми столкнулось российское общество, рейтинг Владимира Путина не только не снизился, но и достиг к настоящему времени рекордных отметок.

Действительно, российскому президенту пришлось почти полностью изменить свою политическую повестку дня с целью адаптации к новым реалиям, с которым придется столкнуться этой старой державе. На этом новом этапе вопросы внешней политики неожиданно приобрели первоочередную важность, причем не только в том, что касается Украины и Сирии.

КОММЕНТАРИИ ЧИТАТЕЛЕЙ:

MindlessOne

Давайте совершим небольшой экскурс в прошлое. 1996 год, Барселона. Я вижу идущего по улице россиянина. С кем он у меня ассоциируется? С бандитом. В этом же году я вижу прогуливающуюся по улице россиянку. За кого я ее принимаю. За проститутку. Если через десять лет я встречу россиян, то приму их за обеспеченных туристов.

Следует понимать, что за последние годы российский народ пережил немало лишений, связанных с распадом СССР в 1990-х и последовавшей за ним эпохой дикого капитализма. Путин стал первым человеком, которому действительно удалось добиться стабильности за последние 30 лет. Значительная часть населения не забыло пережитое, нехватку товаров и продуктов питания, продуктовые карточки, шоковую терапию, во время которой в одночасье сгорели все сбережения людей.

Путин стал политиком, сумевшим воспользоваться обстоятельствами, в которых оказалась страна? Хорошо, если бы могли сказать то же самое о своих руководителях. Достаточно упомянуть, что из этого тяжелейшего кризиса он вышел с весьма низкими показателями безработицы, хотя и произошло снижение покупательной способности. А какой кризис этого не вызывает. Если сравнивать, то Испания выходит из кризиса с большим трудом, в пять раз медленнее, чем Россия, со снижением покупательной способности населения и постоянной безработицей в 20% (особенно ужасной для молодежи).

Если говорить о внешней политике, то западная пресса имеет обыкновение забывать ключевой момент, сопровождавший распад СССР. В соглашениях о роспуске организации Варшавского договора было указано, что НАТО не будет принимать в свои ряды страны бывшего советского блока. Это положение систематически нарушается вот уже 26 лет. А прибалтийские республики даже стали членами НАТО. Подобное невыполнение международных договоров всегда рассматривалось западными державами как способ унизить побежденного врага, припомнить ему то, что он имел дерзновение играть роль противовеса в мире, а также его неспособность воспрепятствовать расширению НАТО, несмотря на действующие договора. Год за годом НАТО, существование которого после распада СССР не было оправдано даже теоретически, укреплялось как инструмент, которому необходима Россия в качестве врага Запада. И в конце концов альянс этого добился, вернувшись в исходную точку, в которой Россия выступает в качестве врага Запада. По крайней мере, в глазах общественности.

Вы только посмотрите на количество новостей, которые посвящает России наша пресса, попутно упоминая более сильные в экономическом отношении страны, такие как Китай, Индия, страны арабского мира. Россия — удобный враг: ее атомный потенциал таков, что никто и никогда не решится с ней воевать, а ее неустойчивая экономика означает, что Москва тоже не пойдет на войну со всеми. Возможно, этого нельзя сказать применительно к другим странам с неудобными руководителями, поэтому внимание СМИ сосредоточено на других вопросах.

Лично меня очень удручает информационная шумиха вокруг России. Я прогуливался по Тверской на следующий день после того, как задержали 200 человек, в том числе и «лидера оппозиции». И вот я задаю себе вопрос, а можно ли теперь и Рамона Эспадалера (Ramon Espadaler) считать лидером оппозиции. Как и задержанный в Москве, он является лидером партии, не представленной в парламенте, хотя у меня большие сомнения, что в Испании его кто-то назовет «лидером оппозиции». Я все это наблюдал собственными глазами. А теперь представьте себе, что на одной из центральных улиц Мадрида Гран Виа на перекрестке собрались 200 человек и мешают проходу людей. Все это происходит в выходной день, когда люди выходят прогуляться, рядом с входом в метро, а на перекрестке нет светофоров. На митинг вышло самое большее 200 человек, но они создали такую пробку, что затруднили движение пешеходов на длительное время. Чтобы преодолеть расстояние, на которое обычно уходит 3-4 минуты, нам понадобилось 25 минут.

Этих людей задержали, и, хотя некоторые выражали им поддержку, огромное большинство просто проходило мимо. Кстати, главный оппозиционер из кожи лез вон, чтобы его задержали. Месяц назад я был на Красной Пресне, находящейся неподалеку, и видел демонстрацию, в которой участвовали две тысячи человек. Это была санкционированная властями акция, движение транспорта по улице, где она проходила, перекрыла полиция. Никого не задерживали. И, разумеется, иностранные СМИ ни словом о ней не упомянули. Интересно, обошлась бы несанкционированная властями демонстрация в Барселоне или Мадриде без задержаний?

Дело в том, что в России легко фабриковать скандальные новости. Помню, как несколько лет назад фотомоделям предложили сняться с обнаженной грудью перед православным собором, якобы в защиту каких-то прав. И нужны-то всего несколько девушек и кинооператор. Подошел к собору, снял и быстро ушел. И вот уже вся международная пресса тиражирует эту новость. Что и говорить, высокопрофессиональная журналистика! Почему La Vanguardia не опубликовала сообщение агентства EFE о помощи жертвам теракта в Санкт-Петербурге несколько дней тому назад? Все дело в том, что EFE сама взяла эту новость из Google. Только латиноамериканская пресса рассказала о помощи пострадавшим в результате теракта. Я не видел ни одного серьезного испанского издания, которое осветило бы эту тему. А то не дай Бог, люди проникнутся сочувствием к бедным россиянам, ставшим жертвами исламского терроризма, и проснется в них сострадание, которое подобные статьи всячески стараются уничтожить.

Я не отрицаю многие приводимые факты, но выступаю против тенденциозности и отсутствия объективности ради «свободы». А теперь давайте поупражняемся в тенденциозной журналистике: возьмите местную газету, пользующуюся определенной репутацией среди читателей. Заключите с ней договор о том, что будете готовить для нее международные новости, используя те источники, которые вам укажут. Постепенно, наряду с местными правдивыми новостями, которые легко поддаются проверке, вы постепенно подмешиваете информацию из тенденциозных международных источников, создавая таким образом видимость правдоподобия, причем хорошо продуманного. Результат не заставит себя долго ждать: читатели будут безоговорочно верить международным новостям, поскольку местные-то ведь не вызывают сомнений, а все новости публикуются в одной и той же газете. Вот так создаются представления и тезисы мирового масштаба: Трамп — это исчадие ада, а русские — злодеи. И еще можно много чего другого нагородить. Я вот уже долгие годы с большой настороженностью отношусь к новостям на международные темы, публикуемым в La Vanguardia, поскольку имел возможность наблюдать описываемые события на месте. Конечно, бывают случаи и похуже: достаточно упомянуть группу Prisa, выступающую в качестве испанского пропагандистского крыла Демократической партии.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150604


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150589

Прогнозы Полиции безопасности — без оптимизма

Спецслужбы России попытаются повлиять на выборы в самоуправления Латвии и испортить мероприятия в честь 100-летия Латвийского государства.

Гиртс Звирбулис (Ģirts Zvirbulis), Latvijas Avize, Латвия

С начала агрессии России на Украине геополитическая ситуация в регионе сложная, не улучшилась она и в прошлом году. Как раз наоборот — продолжает усиливаться деятельность спецслужб России против стран-членов НАТО и Европейского Союза, в том числе и Латвии, говорится в отчете Полиции безопасности (ПБ) за предыдущий год. Во вступительной части документа начальник ПБ Нормундс Межвиетс подчеркивает, что для возглавляемой им службы прошлый рабочий год был напряженным. Против каких угроз боролась ПБ?

Спецслужбы России

Большая часть документа посвящена исходящим от России угрозам. Как и прежде, в прошлом году в Латвии серьезные вызовы в сфере контрразведки создавали спецслужбы России — Федеральная служба безопасности (ФСБ), Служба внешней разведки (СВР) и Главное управление Генерального штаба Вооруженных сил (ГУ). Эти спецслужбы для получения секретной информации пытаются использовать жителей Латвии, которые регулярно ездят в Россию, занимаются там предпринимательской деятельностью или живут в приграничье. ПБ предупреждает, что нарушения со стороны жителей Латвии в России (даже ошибки во въездных документах) могут быть использованы для оказания давления с целью добиться сотрудничества со спецслужбами. Риску вербовки подвержены также молодые люди, которым предлагается участие в разного рода лагерях или получение образования в России.

Прогноз ПБ: реализуемая спецслужбами России деятельность и в этом году продолжит создавать риски для национальной безопасности Латвии. Усиление активности ожидается в связи с выборами в самоуправления в 2017 году и организацией мероприятий, посвященных 100-летию Латвийского государства.

Организации «соотечественников»

Спецслужбы России всерьез принялись за влияние на общественное мнение в соседних странах. ПБ обращает внимание на согласованность действий российских «соотечественников» с внешнеполитической риторикой России — выступление против членства Латвии в сообществе евроатлантических государств, очернение НАТО, попытки укрепить позиции русского языка, дискредитация Латвийского государства на международном уровне, попытки изменить институт гражданства, а также легитимизация агрессивной внешней политики России. Деятельность живущих в Латвии российских «соотечественников» обеспечивается главным образом благодаря финансовой, организаторской и координационной поддержке российских институтов. Правда, ПБ заметила, что в последние несколько лет поток финансирования из России для организаций «соотечественников» уменьшился. В этой связи, кроме торжеств по случаю 9 Мая с шествием «Бессмертный полк» и небольших протестов против мероприятий в память о легионерах 16 марта, другие значительные мероприятия или проекты не реализуются.

Прогноз ПБ: действия, реализуемые под прикрытием политики по российским «соотечественникам», продолжат создавать серьезные риски для обеспечения защиты конституционного строя Латвии. В дальнейшем акцент в политике по российским «соотечественникам» все больше будет делаться на так называемом вопросе их законных прав и интересов и на мероприятиях по закреплению в коллективной исторической памяти официальной российской трактовки истории с выделением для этого значительных средств.

Рупоры Кремля

Будучи неспособными собрать массы или привлечь молодежь к уличным акциям, пророссийские активисты переориентировались на оклеветание Латвии и распространение прославляющей внешнюю политику России информации в СМИ и Интернете. Владимир Линдерман и Евгений Осипов за вознаграждение готовят публикации для пропагандистских СМИ Кремля, а другие «соотечественники» регулярно появляются в них в статусе «экспертов», к примеру, жалуясь на «возрождение фашизма» или «угнетение русских» в Латвии.

ПБ в своем отчете указывает, что в Латвии продолжал работать ряд информационных ресурсов, деятельность которых финансируется и координируется из России. Дополнительный вызов национальной безопасности могут создавать также так называемые «порталы кликов», которые пытаются привлечь аудиторию недостоверным, нацеленным на манипулирование и низкокачественным содержанием.

Прогноз ПБ: и впредь информационное пространство Латвии будет подвергаться давлению пропагандистских кампаний России, задача которых повлиять как на общественное мнение и на процесс принятия решений в Латвии, так и на создание мнимого оправдания агрессивной внешней политики России.

Политические и религиозные радикалы

Риск со стороны крайне правых или левых экстремистов в Латвии традиционно сохраняется на низком уровне, потому что эти организации малочисленны, им недостает финансирования и серьезных лидеров. Обеспокоенность жителей в связи с вопросом приема беженцев в прошлом году утихла, и в этой связи исчез интерес к радикальным организациям.

Уровень угрозы терроризма в Латвии также остается низким, но риск может создавать присоединение отдельных персон к воюющим в Ираке и Сирии террористическим группировкам. Имеющаяся в распоряжении ПБ информация свидетельствует, что в настоящее время на контролируемых террористической организацией «Исламское государство» территориях находятся несколько представителей мусульманской общины Латвии, которые, возможно, прошли там обучение в тренировочных лагерях террористов, участвовали в боевых действиях, а также осуществляли другую деятельность, к примеру, распространение пропаганды. На упомянутые территории из Латвии отправились как мужчины, так и женщины, взяв с собой малолетних детей.

Прогноз ПБ: в Латвии не прогнозируется активизация деятельности террористических организаций, и вероятность осуществления терактов низка. Вместе с этим прогнозируется, что и в следующем отчетном периоде уровень угрозы терроризма в Латвии сохранится низким. В то же время в мусульманской общине Латвии по-прежнему существуют риски радикализации.

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150589


США. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150558

Союз России и Ирана против Трампа

Vaghaye Daily, Иран

Ракетные удары США по военно-воздушной базе Шайрат в сирийской провинции Хомс и произошедшие практические одновременно террористические акты в Египте, России и Швеции направили все внимание и аналитиков и официальных лиц разных стран региона Ближнего Востока на самих себя.

Эти события произошли также на фоне нападения с использованием химоружия в сирийском населенном пункте Хан-Шейхун, инициаторы которого не установлены до сих пор. Сразу же возникла ожесточенная полемика между государствами-игроками, вовлеченными в сирийский кризис, и сформировался новый «уровень напряженности» в тех процессах, которые происходят в регионе.

Этот новый виток кризиса яснее подчеркнул, кто из вовлеченных в сирийский кризис готов далее поддерживать законное правительство Башара Асада, а кто выступает против него. Официальные лица Ирана и России прореагировали на произошедшее как сторонники центрального сирийского правительства и права исключительно сирийского народа решить свою дальнейшую судьбу; при этом официальные лица и политики ряда западных стран отреагировали таким образом, что запустили в действие новые аспекты сирийского кризиса, под аккомпанемент новых атак террористов-смертников. Сирийский кризис с этими его новыми измерениями, может, таким образом, инициировать такие политические процессы на Ближнем Востоке, которые примут уже надрегиональный характер, в связи с чем особого внимания заслуживает мнение по данному поводу официальных лиц и политического руководства Исламской Республики Иран.

Трагедия Хан-Шейхуна как отправная точка для нового витка противостояния вокруг Сирии

Несомненно, трагический инцидент с применением химоружия в окрестностях Хан-Шейхуна, провинции Идлиб на северо-западе Сирии, привел к несколько иной расстановке основных сил, вовлеченных в сирийский кризис. С одной стороны это страны Запада во главе с США, сразу же признавшие виновниками инцидента центральное сирийское правительство. С другой стороны — Россия и Иран, которые считают исполнителями химатаки вооруженные террористические группировки. В самом деле, после удара американских ракет по сирийской авиабазе Шайрат, сирийской провинции Хомс, первыми официальными лицами, резко отреагировавшими и осудившими атаку, стали официальные лица Ирана и России.

В этой связи глава МИД Ирана признал необходимым и срочным проведение независимого расследования обстоятельств трагического инцидента, произошедшего на территории Сирии 4 апреля. Мухаммед Джавад Зариф написал следующее на своей страничке в Twitter: «Мир все еще расплачивается за односторонние действия и претензии неких сил вершить самосуд. Трагические события 4 апреля требуют строго независимого расследования».

Кроме того, Мухаммад Джавад Зариф, глава МИД Исламской Республики Иран, продолжая консультации и переговоры с высокопоставленными официальными лицами и дипломатами зарубежных стран, провел отдельные телефонные беседы, посвященные проблемам региона и последним событиям в Сирии, с генсеком ООН, главами МИД Италии, Кувейта, Турции. В ходе этих контактов глава МИД указал на необходимость формирования независимой экспертной комиссии с целью изучения всех обстоятельств химатаки в Хан-Шейхуне.

А глава департамента стран Европы и Америки МИД ИРИ, Меджид Тахтраванджи заявил следующее: «Действия США по атаке против Сирии являются не только грубым нарушением норм международного права. Мы полагаем, что это данное действие является актом поддержки терроризма». Тахтраванджи, присутствуя на заседании комиссии по нацбезопасности и внешней политике Меджлиса ИРИ, в продолжение темы заявил: «В службе наших коллег, из Комиссии по нацбезопасности и внешней политике Совета, мы обсудили и проанализировали последние события в регионе в связи с агрессивными действиями США в отношении Сирии, а также то, что необходимо сделать в данный момент. На заседании было отмечено, что шаги, предпринятые США, являются грубым актом нарушения норм международного права, а также то, что односторонние действия США не поддерживаются большинством стран мира». Отметив, что, по убеждению иранской стороны, этот поступок США служит только на руку террористам, которые первыми же приветствовали его, он также сказал: «На упомянутом заседании, данный инцидент был обсужден с разных сторон, и наши коллеги поделились своими наблюдениями и мнениями».

Помимо Зарифа и Тахтраванджи Амир Абдоллахиян, специальный помощник председателя Меджлиса (парламента ИРИ — прим. перев.) по международным делам, беседуя с послом Швейцарии и контактным лицом, представляющим интересы США в Иране (ИРИ не имеет прямых дипотношений с США в настоящее время — прим. перев.), сказал: «Атака США на Сирию — это грубое нарушение норм международного права, по сути, игнорирование всех признанных международных механизмов, а также, грубое попрание правил и норм, установленных ООН». Решительно осудив удар США по Сирии, он охарактеризовал произошедшее следующим образом: «Нападение на Сирию, помимо того, что послужило обострению нестабильности в регионе, явилось также действием, послужившим подъему боевого духа ИГ (запрещена в России — прим. ред.) и прочих террористических элементов, и, кроме того, оно противоречит всем предвыборным установкам Дональда Трампа».

Амир Абдоллахиян, отметив также отсутствие в настоящий момент химоружия у вооруженных сил Сирии и превосходство в оперативном и политическом отношении сирийской армии, достигнутое на последнем этапе боевых действий, подчеркнул: «Принимая во внимание все эти обстоятельства, мы не можем допустить, что в применении химического оружия виновны правительственные силы, подконтрольные Башару Асаду. Однако им продолжают пользоваться террористы, которых до сих пор никто не разоружал».

Трамп предлагает санкции против Ирана и России «из-за Сирии»

Все эти заявления были сделаны официальными лицами Ирана в тот момент, когда новая американская администрация Дональда Трампа, похоже, приступает к подготовке нового пакета санкций против Ирана и России. В этой связи официальные представитель США при ООН уже говорила, что президент США в настоящий момент изучает возможности усиления санкционной политики в отношении Ирана и России — на это раз в связи с Сирией. Посол США при ООН Никки Хейли, в беседе с CNN, указав на поддержку, оказанную Ираном и Россией сирийскому правительству в его борьбе против терроризма, подчеркнула, что президент США Дональд Трамп и его команда сейчас обсуждают вероятность введения против Ирана и России санкционных мер в связи с их деятельностью «на сирийском направлении».

Хейли заявила следующее: «По поводу введения новых санкций и ужесточения прежних, в отношении Ирана и России, ничего исключать нельзя, и до тех пор пока Башар Асад находится у власти в Сирии, решение сирийской проблеме найти будет невозможно, потому его отстранение — это приоритетная задача».

Эти категоричные заявления Никки Хейли прозвучали в тот момент, когда нарастают явные противоречия между позицией Вашингтона и европейских стран, в том числе относительно того, как следует вести себя с Ираном и Россией. В частности, в ходе саммита Большой Семерки Зигмар Габриэль подчеркнул, что и Иран и Россия не должны быть исключены из процесса мирного урегулирования в Сирии. По сообщению информагентства Associated Press, глава МИД ФРГ, в частности, сказал: «Ситуация в Сирии намного сложнее, чем можно было бы предполагать, и мы ожидаем, что Россия, США, Саудовская Аравия и Иран приложат усилия для нормализации текущего положения дел».

Террористические атаки в Египте подверглись осуждению

В числе других событий, которые, наряду с сирийской проблемой, также привлекли внимание официальных лиц Ирана — это два организованных террористами взрыва в двух египетских церквях, в результате которых погибли свыше 50 человек и было ранено около ста. В данной связи, глава МИД Ирана оставил на своей страничке в Twitter сообщение на арабском языке, в котором эти два нападения террористов нашли категорическое осуждение.

Вслед за главой МИД, официальный представитель МИД также подчеркнул: «Нападение на культовые места и религиозные центры, когда гибнут ни в чем неповинные люди, — это поступок, граничащий с варварством, и заслуживает порицания и презрения». Бахрам Касэми выразил категорическое осуждение действиям террористов, в результате которых погибли и были ранены десятки людей, совершавших в тот момент молитвы и религиозные обряды, а также высказал слова поддержки и соболезнования народу Египта, правительству страны, пострадавшим в результате этого постыдного, совершенного подлым образом преступления.

Он отметил: «Однозначно любое нападение на культовые и религиозные учреждения, жертвами которого становятся простые беззащитные граждане, с какими бы мотивами и под какими предлогами оно бы ни совершалось, мы решительно осуждаем и хотим также подчеркнуть, что подобные преступления планируются и совершаются с целью посеять семена страха и вражды между последователями всех священных религий. Такие коварные преступления не могут быть предотвращены и остановлены, иначе, чем проявлением единодушия народов региона, а также здравомыслием, принятием всех разумных мер со стороны правительств». Али Лариджани, спикер Меджлиса (парламента — прим. перев.) также, в обращении к коллегам-депутатам парламента Арабской Республики Египет, выразив соболезнование всему египетскому народу, семьям пострадавших в результате террористических актов в этой стране, и также решительно осудил произошедшее. И он назвал терроризм угрозой последователям всех без исключения священных религий, отметив при этом: «Цель подобных террористических действий — это разжигание ненависти и вражды на религиозной почве».

В целом все последние события, произошедшие в ближневосточном регионе, демонстрируют нам, что здесь в настоящий момент происходит формирование новых противостоящих друг другу полюсов, на одном из которых находятся Иран, Россия, а также правительства Ирака и Сирии, а на другом — западные страны и арабские государства-страны Персидского Залива, в которых доминирующей силой являются те же США. События сейчас развиваются таким образом, что мы можем и далее предполагать дальнейшее нарастание напряженности и дестабилизации в и так неспокойном и нестабильном ближневосточном регионе. Кроме того, факты уже показывают, что вопреки прежним громким заявлениям Трампа о большей его озабоченности внутриамериканскими проблемами, нежели проблемами внешней политики, на самом деле новый американский президент готов затеять в ближневосточном регионе новую авантюру, в центре которой будет сирийский кризис. В среднесрочной перспективе эти тенденции могут вновь привести к эскалации общего кризиса международных отношений. Но есть здесь и другая важная особенность — вопреки этим тенденциям союз между Тегераном и Москвой обретает новые формы, и именно он может сыграть определяющую роль в будущей расстановке сил на ближневосточной авансцене.

США. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150558


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 20 апреля 2017 > № 2150545

Иранская провинция Тегеран планирует привлечь $ 2 млрд. иностранных инвестиций

Иранская провинция Тегеран ставит перед собой цели привлечь $ 2 млрд. иностранных инвестиций в течение текущего 1396 иранского календарного года, в период до 21 марта 2018 года, заявил губернатор провинции.

Выступая на встрече в Тегеране, Хоссейн Хашими отметил, что цели будут разделены на долгосрочные, среднесрочные и краткосрочные, сообщает IRNA.

Хашеми рассказал, что руководителям органов исполнительной власти было поручено принять меры по привлечению иностранных инвестиций. Инвестиционные планы разрабатываются в соответствии с планами материализации целей "Экономики сопротивления".

Лидер Исламской революции аятолла Сейед Али Хаменеи изложил политику "Экономики сопротивления" для укрепления национальной экономики и снижения ее уязвимости. Он призвал к снижению зависимости экономики Ирана от иностранных товаров, к проведению политики поддержки производственного сектора.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 20 апреля 2017 > № 2150545


Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 20 апреля 2017 > № 2150488

Госсекретарь США обрушился с обвинениями на Иран

Как передает CNN, администрация президента Дональда Трампа усилила воинственную риторику в отношении Ирана в среду, заявив, что международная сделка, призванная сдержать развитие ядерной иранской программы не удалась, и что Иран продолжает оставаться "ведущим мировым спонсором терроризма".

Ядерная сделка, выкованная администрацией и союзниками Обамы, "полностью игнорирует все другие серьезные угрозы, которые позиционирует Иран", - заявил госсекретарь США Рекс Тиллерсон.

Как отмечает информационный ресурс, буквально за день до этого, Тиллерсон подтвердил, что Иран соблюдает соглашение по обузданию своей ядерной программы. Однако в среду, он уже заявил, что Исламская Республика экспортирует террор и насилие, дестабилизирующие обстановку в регионе и в мире, и тем самым угрожает безопасности США. Он отметил, что если Иран не сдерживать, он "имеет потенциал, чтобы пойти по тому же пути, что и Северная Корея".

Его заявление было последним в барабанном бое предупреждений администрации Трампа, отмечает CNN, которое было обозначено, чтобы расправиться с Ираном, и, возможно, пересмотреть ядерную сделку, достигнутую между США, ЕС, Россией и Китаем.

Но, несмотря на риторику, дипломаты и аналитики считают, что администрация США, не выйдет из сделки, направленной на предотвращение получения ядерного оружия Ираном.

Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 20 апреля 2017 > № 2150488


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 20 апреля 2017 > № 2149169

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон обрушился с критикой на иранские власти. Еще во время своей предвыборной кампании нынешний американский президент Дональд Трамп обещал пересмотреть так называемую «ядерную сделку», предусматривающую постепенную отмену международных и американских санкций против Ирана в обмен на отказ исламской республики от производства своего ядерного оружия.

Однако первые месяцы после инаугурации эти идеи оставались только словами. Ситуация изменилась после решения администрации Дональда Трампа нанести ракетный удар по аивабазе Башара Асада в ответ за применение химического оружия, а затем всерьез стала обсуждать сухопутную операцию в Сирии с участием американской армии. Тут-то в США и вспомнили вновь про иранцев, которые, по данным мировой прессы, уже давно ведут на сирийской территории свою неофициальную войну.

Надо заметить, что одной ядерной программой дело не ограничивается. Госсекретарь США Рекс Тиллерсон раскритиковал Иран за самые разнообразные прегрешения перед Западом. В частности, глава Госдепартамента обвинил иранцев в том, что они выступают спонсорами международного терроризма, организуют кибератаки, мешают судоходству в Персидском заливе, ну и, разумеется, в целом нарушают права человека.

«Иран— мировой лидер в области спонсирования терроризма и ответственен за многочисленные конфликты и подрыв интересов США в таких странах как Сирия, Йемен, Ирак и Ливан, а также за то, что продолжает поддерживать атаки на Израиль», — заявил глава американской дипломатии.

Что касается «ядерной сделки», то, по мнению Тиллерсона, она «терпит неудачу», несмотря на усилия «шестерки» посредников, в которую входит пять постоянных членов Совета Безопасности ООН (США, Россия, Китай, Великобритания и Франция), а также Германия. В Вашингтоне уже не верят, что при помощи этой сделки удастся заставить иранцев отказаться от идеи завладеть собственной атомной бомбой.

«СВПД (Совместный всеобъемлющий план действий) терпит неудачу в достижении свой цели — неядерного статуса Ирана. Это только откладывает их цель стать ядерным государством. Эта сделка представляет собой провальный подход прошлого, что привело нас к нынешней неизбежной угрозе от Северной Кореи» — заявил госсекретарь.

Как это водится в администрации Дональда Трампа, Тиллерсон не стал затруднять себя аргументацией и просто указал, что «доказательства очевидны». Так что в Вашингтоне отныне считают, что «провокационные действия Ирана угрожают США, региону и миру». Как всего пару дней назад во время выступления в Южной Корее, где он говорил о конце эпохи «стратегического терпения» Америки в отношении КНДР, Тиллерсон теперь назвал «неудачным подходом» и «стратегическое терпение» в отношении Ирана.

Это, впрочем, не значит, что уже завтра США начнут пересматривать соглашение. По словам официального представителя Белого дома Шона Спайсера, теперь слово за Советом по национальной безопасности США. Под его руководством в течение трех месяцев профильные американские ведомства подготовят для президента Дональда Трампа анализ ситуации и рекомендации по ее изменению, в том числе — по пересмотру сделки с Ираном.

В Тегеране между тем по-своему готовятся к возможному ухудшению и без того непростых отношений с Вашингтоном. Как и Россия, Иран не готов уступать американцам в сирийском вопросе и намерен поддерживать лояльного им Башара Асада до последнего, несмотря ни на какие обвинения в использовании химического оружия.

Претензии насчет нарушения условий «ядерной сделки» иранцы также не признают. В Тегеране говорят, что «соблюдают свои обязательства», а сделка заключалась с участием ООН и является международной, так что США в одиночку не имеют право ее отменять.

В то же время Иран демонстрирует Западу готовность вернуться в прежние времена. Живой символ эпохи жесткого противостояния с США- экс-президент Махмуд Ахмадинежад, уже заявил о своей готовность вновь избраться на этот пост, сменив нынешнего руководителя Хасана Рухани, имеющего репутацию умеренного политика и чуть ли не либерала. Такое решение вряд ли могло быть принято без прямого участия реального главы Исламской республики аятоллы Али Хаменеи. Ведь даже по конституции, принятой после исламской революции 1979 года, президент лишь второе лицо в государстве после духовного лидера.

Что именно готовы предпринять иранские власти, помимо символической смены Рухани на откровенно антизападного Ахмадинежада, пока не ясно. Вероятнее всего, речь будет идти о восстановлении ядерной программы, которая на настоящий момент, если верить экспертам МАГАТЭ, практически свернута. Но это, по большому счету, просто возвращение к той ситуации, которая была до 2015 года. Вряд ли администрация Дональда Трампа, которая демонстрирует готовность применять силовое давление против своих оппонентов, добивается именно этого.

Так что не исключено, что и США не просто вернутся к прежней политике санкций, и Иран не ограничится восстановлением ядерной программы. Что, как опасаются некоторые эксперты, может привести к войне в регионе Персидского залива, а значит, и к резкому росту мировых цен на нефть.

Иван Преображенский

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 20 апреля 2017 > № 2149169


Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 20 апреля 2017 > № 2149120

Доклад Медведева в Госдуме, как ни относись к правительству, — важный документ, который стоит проанализировать, чтобы понять социально-экономические приоритеты власти. Иными словами, надо слушать, чтобы понять, что власть думает о нас, что, согласитесь, важно хотя бы для личного выживания. Косвенным образом доклад премьера — отчет перед обществом, которое давно уже не погружалось столь глубоко в экономические неурядицы. Ключевые тезисы выступления были завизированы накануне во время личной встречи президента и премьера, так что никакой отсебятины быть не могло.

Любопытно, но в докладе не было даже легкого намека на прекрасные начинания, начертанные в предвыборной программе в президенты РФ того же Дмитрия Медведева, обнародованной десять лет назад. Помните эту быстроногую квадригу из четырех «И» — институты, инфраструктура, инновации, инвестиции. Российский Боливар не выдержал нагрузки.

Если судить о фундаментальных ценностях, которые теперь в поклаже власти, то из доклада явствует, что ставка делается на рост ВВП и снижение инфляции. Хотя кто-то скажет, что это побочные и вторичные вещи для экономики. Смыслом экономической деятельности правительства в мирное время может быть только одно — рост благосостояния населения. Но поскольку доходы у нас падают, то лучше об этом вовсе не говорить, а заниматься бухгалтерской нумерологией.

Формула современного мирового хозяйства далеко ушла от теорий Маркса и трансформировалась в формулу «товар — деньги — общественное благо», что нашло отражение в работах многих нобелевских лауреатов по экономике. На конце цепочки вместо прибыли корпораций или олигархов, которые, согласно Forbes, в России пухнут быстрее дрожжевого теста, появляются блага, которые удовлетворяют общественные потребности. Иначе говоря, рост ВВП и прочих экономических показателей приводит к повышению качества образования, развитию медицины и социальной инфраструктуры, к примеру, в сфере ЖКХ. Надо ли говорить, что в России следов этой цепочки днем с огнем не сыскать. Не говорилось об этом и в докладе.

Зато приводились радужные цифры о прогнозах по росту ВВП и снижении инфляции. Спору нет, динамика положительная. На этом обращает внимание МВФ и лично Кристин Лагард. МВФ повысил прогноз по росту российской экономики с 1,1% до 1,4%, что, важно подчеркнуть, намного ниже планки, насчитанной министром экономики РФ Максимом Орешкиным, но все же. Между прочим, в прочих странах СНГ МВФ увидел признаки более быстрого роста ВВП — 2,5%. То есть Россия для Содружества выступает тормозом. Для полной картины: прогноз по Китаю — 6,6%, по Индии — 7,5%

Кстати, накануне доклада МВФ подложил премьеру крупную свинью. Только что министры с честью выполнили наказ президента и нарисовали прогноз темпов роста экономики к 2020 году выше среднемировых. И тут внезапно МВФ поднимает показатель роста мировой экономики с 3,1% до 3,6%. И это означает, что президентское указание снова оказывается невыполненным. Чиновникам придется рисовать новый прогноз, чтобы дотянуться до новой планки. Смею предположить, это задача не экономическая, а арифметическая.

Если говорить о неупомянутых в докладе простых смертных, то уровень жизни снижается уже третий год. Такого длительного кризиса в нашей экономике не было никогда. Данные Росстата говорят, что до выхода из кризиса очень далеко. Март 2017 года по отношению к марту 2016 года: ВВП — минус 0,2%, оборот розничной торговли — минус 0,4%, объем платных услуг населению — минус 1,3%, инвестиции в основной капитал — минус 0,9%, реальные денежные доходы — минус 2,5%, индекс потребительских цен — минус 4,3% и тут же индекс цен промышленности — минус 11,3%.

Рост промышленного производства за 1-й квартал 2017 — плюс 0,1%, это на уровне статистической погрешности и значительно меньше колебания нефтяных цен.

Несколько раз премьер косвенным образом касался насущных проблем рядового гражданина. Например, он сказал, что в России сохранится плоская шкала налогообложения, а прогрессивная шкала, которая принята практически во всех развитых странах, отвергнута властью, поскольку провоцирует уход в «серые» зарплаты. Во всем мире работает — а у нас, при наших-то налоговиках не пригодится! Очевидно, неприятие прогрессивной шкалы — признак ориентации власти на интересы сверхбогатых слоев в ущерб основной массе населения. Что еще более удивительно на фоне постоянных деклараций о том, что стремление к справедливости является главной духовной ценностью русского народа. Скрепы — это одно, а кошелек — это другое.

К числу достижений премьер отнес низкую безработицу — 5%. Но ведь не секрет, что зарплаты работающих в России сплошь и рядом ниже прожиточного минимума, что является дикостью для нормальной экономики. Кроме того, минимум 20% работающих предпочитают оставаться в теневой экономике. При таких показателях говорить о низком показателе безработицы можно, наверное, только если пребываешь в ничем неомраченном благодушии.

Радужные прогнозы правительства на фоне падения доходов, отсутствия инвестиций и промышленной стагнации поражают воображение. Министры называют цифры роста в два раза выше, чем независимые эксперты из научных центров и Центробанка. Впору говорить, что это не экономические прогнозы, а политическая линия. Католическим священникам выдают диплом психотерапевта. Этот диплом, кажется, надо выдавать российским экономистам. Их главная забота — заговаривать зубы населению и втирать очки начальству.

Товарищ Брежнев когда-то говорил, что экономика должна быть экономной. Эту максиму никто расшифровать не смог. Но, помнится, над добрым генсеком посмеивались. Нынешние министры творчески переработали этот тезис. Экономика Медведева должна быть не только экономной, в смысле отсутствия инвестиций, но, прежде всего, оптимистичной. Надо признать, даже самые терпимые граждане перестали обманываться по поводу правительства. Уже чуть не месяц из высоких кабинетов звучат призывы покупать валюту. Разве выстроились очереди у обменных пунктов? Люди перестали верить министрам и пришли к убеждению, что реальная жизнь и программы правительства, — это параллельные миры.

Вот, к примеру, премьер говорит о стабильности налоговой системы и обещает, что в этом году налоги также изменяться не будут. Это адресовано инопланетянам? Каждый российский гражданин карманом ощущает неуемный рост налогового бремени, пусть налоги называются иначе — тарифы, сборы, обременительные услуги и проч.

Депутаты оценили работу правительства на «отлично». Эта оценка категорически расходится с той, что дается кабинету Медведева за пределами Госдумы. И это расхождение подчеркивает пропасть, которая отделяет российскую политическую элиту от общества.

Можно понять ветерана из Томска Виктора Смирнягина, который выслал щедрую прибавку к пенсии лично оптимистичному премьеру. Прибавка — 60 рублей, за перевод пришлось заплатить 130 рублей.

Сергей Лесков

Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 20 апреля 2017 > № 2149120


Белоруссия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 20 апреля 2017 > № 2149078

Переговоры Владимира Путина и Александра Лукашенко, прошедшие в Санкт-Петербурге 3 апреля, длились то ли пять, то ли шесть часов. За это время главы двух стран-участниц Союзного государства, судя по всему, проговорили большинство проблем, отравлявших отношения России и Белоруссии весь 2016-й и начало 2017 года.

Однако извечная проблема белорусско-российских отношений — их непрозрачность. После переговоров Владимир Путин заявил: «Мы договорились о том, что урегулируем все наши спорные вопросы в нефтегазовой сфере — собственно, не договорились, а мы их урегулировали. … Сделаем мы это в течение ближайших 10 дней. … Так что на сегодняшний день спорных вопросов не осталось». Александр Лукашенко, в свою очередь, что-то говорил про «сложные времена», «мировую повестку дня» и вопросы безопасности.

Конкретику никто из президентов тогда не озвучил. И следующие пару недель буквально как паззл, по кусочкам, складывалась картина того, какие именно экономические преференции все-таки получил Минск, и какими политическими действиями он за это будет расплачиваться с Москвой. Правда, совсем не факт, что и сегодня мы знаем все.

Что получила Белоруссия

По сути, Александр Лукашенко уступил только в одном: он согласился выплатить накопившийся долг за российский газ — $ 726,2 млн. И сделал это 13 апреля, после чего Белоруссия и РФ сразу подписали четыре протокола, регулирующие взаимоотношения в нефтегазовой сфере. А все остальные договоренности экономического блока, достигнутые 3 апреля, — в пользу Белоруссии.

Во-первых, до конца года Белоруссия будет получать газ по цене $130 за тысячу кубометров (в 2016-м — $132, в начале 2017-го — была увеличена до $144,5).

В дальнейшем, в период с 2018-го по 2019 год, цены будут предоставлены с понижающим коэффициентом к формуле расчета. Размер скидки будет не более 20% (скорее — немного меньше), но потери «Газпрома» издание «КоммерсантЪ» все равно оценивает в размере порядка $500 млн. Отношения стран после этого периода, по словам вице-премьера РФ Аркадия Дворковича, будут зависеть от дальнейших переговоров.

Во-вторых, глава «Газпрома» Алексей Миллер и белорусский вице-премьер Владимир Семашко подписали протокол о порядке формирования цен при поставке природного газа в Белоруссию. Согласно документу, в 2018—2019 годах они будут определяться на основании формулы, привязанной к цене газа в Ямало-Ненецком автономном округе. Также чиновники изъяли из ранее подписанных документов норму, по которой «Газпром» мог быть единственным поставщиком природного газа в Белоруссию. Это означает возможность демонополизации белорусского рынка газа.

В-третьих, Россия восстанавливает поставки нефти в Белоруссию, исходя из объема 24 млн тонн в год. Одновременно аннулированы обязательства по возврату с белорусских НПЗ 1 млн тонн нефтепродуктов на российский рынок, что, по оценке Минска, позволит стране получать дополнительно $150 млн выручки. При этом перерабатывать белорусские НПЗ будут только 18 млн тонн нефти. Это позволит получить максимальный объем светлых нефтепродуктов, так как технология и мощности на белорусских НПЗ таковы, что переработка большего количества приводит лишь к росту выхода темных нефтепродуктов.

Соответственно, оставшиеся 6 млн тонн Белоруссия будет совершенно официально реэкспортировать, оставляя экспортные пошлины от ее вывоза за границу в своем бюджете. С 1 марта эти пошлины повышены до $91 за тонну, так что бюджет республики получит за год дополнительно $546 млн.

В четвертых, 11 апреля министр финансов РФ Антон Силуанов сообщил, что его ведомство прорабатывает выдачу межгосударственного кредита Беларуси на поддержку бюджета и платежного баланса. «Размер кредита — до одного миллиарда долларов», — сказал Силуанов. Незадолго до этого белорусский вице-премьер Владимир Семашко рассказал в телеинтервью, что Москва пообещала Минску кредит на $ 1 миллиард — без всяких «до».

В-пятых, Белоруссия получит еще $600 млн кредита от Евразийского фонда стабилизации и развития — двумя траншами по $300 млн. Это те самые деньги, которые ЕФСР собирался выделить во второй половине 2016-го, но заморозил из-за конфликта Минска и Москвы. (Формально — по причине отсутствия в Белоруссии обещанных реформ.)

И в-шестых, в 2017 году Россия полностью рефинансирует долг Белоруссии перед нею в размере $750-800 млн (основной долг и проценты по нему). Это заметно облегчит нагрузку на белорусский бюджет, так как в нынешнем году общие выплаты Белоруссии по внешним и внутренним долгам должны были составить $3,6 млрд.

Что получила Россия

Здесь все сложнее, поскольку по давней традиции белорусско-российских отношений Минск рассчитывается с Москвой за экономические субсидии политическими услугами. А эти договоренности на бумаге не фиксируются и потому совсем уж непрозрачны. Однако определенные выводы сделать можно.

Понятно, что Белоруссия прекратила саботировать интеграционный процесс в рамках ЕАЭС. Лукашенко наконец подписал Таможенный кодекс и пакет документов, касающихся развития евразийской интеграции, в том числе координации транспортной политики, цифровой повестки дня, общих финансового и электроэнергетического рынков.

Изменилась позиция относительно визита Папы Римского в Белоруссию, против чего категорически выступала Православная церковь (в Белоруссии 80% православных, и РПЦ считает эту страну своей канонической территорией, но белорусские католики очень влиятельны). Если еще недавно Александр Лукашенко прикладывал массу усилий для организации визита понтифика, то теперь, по неофициальной информации корреспондента «Росбалта», визит Папы в Минск под большим вопросом.

Также Александр Лукашенко демонстративно поменял свое отношение к Европе и США. Еще 15 марта белорусский президент, встречаясь с министром иностранных дел Бельгии Дидье Рейндерсом, заявлял: «Я — сторонник Европейского Союза». А уже 6 апреля в телеинтервью: «Для нас опасность, что сегодня НАТО активизировалось у наших границ. Надо понимать, что это прежде всего у белорусских границ. И надо, чтобы европейцы, натовцы и США понимали, что в противовес им мы создали совместную группировку на территории Беларуси и на западе России».

И наконец, весьма вероятно (хотя доподлинно, конечно, неизвестно), что Александру Лукашенко пришлось серьезно уступить в военной сфере. «Во-первых, Россия вновь могла затребовать военную авиабазу под Бобруйском, от которой глава Белоруссии отбился перед выборами 2015 года, — сказал „Росбалту“ белорусский политолог Антон Платов. — Во-вторых, в последние месяцы США и Россия вновь стали обмениваться обвинениями в несоблюдении положений Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Он может быть расторгнут, и тогда Россия может разместить такие ракеты на территории Белоруссии — поближе к НАТО».

Эксперт напоминает, что во времена СССР на белорусской территории базировалась крупнейшая группировка ядерных ракет средней и меньшей дальности — до трети от их общего числа в СССР. С 1988 по 1991 годы, в соответствии с ДРСМД, этот арсенал был ликвидирован. Но четверть века спустя ракеты могут вернуться. Выдвижение в Белоруссию новых ракетных комплексов (даже тех же «Искандеров-М») может стать одним из ответов России на строительство в Европе объектов американской системы ПРО.

И каков баланс?

Полученные в очередной раз Белоруссией преференции впечатляют. Но чтобы впечатлиться по-настоящему, стоит посмотреть на объемы прямого и непрямого субсидирования Россией Белоруссии в исторической перспективе.

Международный валютный фонд в сентябре 2016 года обнародовал собственную оценку того, как Россия поддерживала белорусскую экономику на протяжении 10 лет — с 2005 по 2015 годы. Учитывались два компонента: чистая финансовая поддержка и скрытые субсидии за счет скидок на российские энергоносители. При этом в качестве финансовой поддержки МВФ учитывал как прямые межправительственные кредиты, так и баланс взаимных прямых инвестиций. Сюда же — кредиты для Минска по линии Евразийского фонда стабилизации и развития (бывший антикризисный фонд ЕврАзЭС), который контролируется Россией.

В результате получилась сумма в размере $106 млрд за 10 лет. В разные годы объем «общей чистой поддержки» от России, как следует из данных МВФ, варьировался от 11 до 27% белорусского ВВП.

Конечно, с такой оценкой можно поспорить. С одной стороны, кредиты и инвестиции подразумевают их возврат — первых с процентами, вторых — с добавленной стоимостью (или с переходом белорусской собственности к россиянам). С другой — анализ МВФ не учитывает выгоды белорусских предприятий от абсолютно свободного их доступа на российский рынок.

Добавим сюда кредиты и инвестиции, поступавшие от конкретных российских банков. Так, по данным РБК, в 2012 году Внешэкономбанк договорился предоставить Белоруссии до $10 млрд под строительство Белорусской АЭС по межправительственному соглашению. Сбербанк кредитовал государственный «Беларуськалий» (самое рентабельное предприятие республики) — на $900 млн в 2011 году и на $550 млн в 2015-м. В целом российские банки держат в Белоруссии активы на $4,9 млрд (за вычетом их обязательств там — $3,7 млрд).

Наконец, есть данные Нацбанка Беларуси за 2010—2015 годы, согласно которым прямые инвестиции (ПИИ) России в белорусскую экономику составляли от 57 до 64% иностранных вложений в страну. Чистые накопленные инвестиции достигали пика в 2010 году ($5,6 млрд), а на 1 октября 2016 года составляли $3,4 млрд.

Но все же «субсидирование углеводородами» значительно превосходит любое другое. Так, по оценке МВФ, до 90% экономической поддержки Белоруссии со стороны России приходится на скрытые субсидии за счет люготных поставок газа и нефти.

Есть также оценка, произведенная для РБК завсектором «Экономика и финансы» Института энергетики и финансов Сергеем Агибаловым. По его расчетам, общий объем российского субсидирования Белоруссии льготными поставками энергоносителей с начала 2000-х годов составил почти $100 млрд, то есть более 200% белорусского ВВП за 2016 год. Субсидии по газу в 2001—2016 годах составили $49,4 млрд, по нефти — $46,9 млрд, следует из расчетов Агибалова. Причем нефтегазовые льготы для Белоруссии — суть безвозвратные потери российского бюджета. Или, точнее, плата России за политическую лояльность официального Минска. Весьма, к слову, относительную.

Денис Лавникевич, Минск

Белоруссия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 20 апреля 2017 > № 2149078


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 20 апреля 2017 > № 2149075

На днях Рамзан Кадыров сказал, что «Чечня защитила Россию от международного терроризма и спасла миллионы жизней». По всей видимости, на территории Северного Кавказа должна была начаться Третья мировая война, однако чеченцы ее предотвратили. Верится в этот тезис с трудом. Но с кем же на самом деле воевали кадыровцы? Почему Рамзан произнес столь пафосную фразу? И против кого он борется сейчас? Разобраться во всех этих вопросах можно, только если понять, что на территории Чечни за последние четверть века сменилось несколько принципиально различных по своей сути государств.

Чечня 1.0 начала формироваться в 1991 году, органично включившись в процесс формирования других независимых государств на территории распадающегося Советского Союза. Ни исламизма, ни терроризма тогда там еще не было. Ислам был, естественно, но без надрыва, без агрессии, без глобальных геополитических идей. Скорее, он представлял собой одну из форм обретения идентичности советскими чеченцами, которых долгое время учили (как и всех нас), что в СССР сложилась якобы новая историческая общность — советский народ.

Возглавлял этот процесс совершенно светский по манерам и совершенно советский по духу генерал Джохар Дудаев. Окружение его было соответствующим. На вопрос, верите ли вы в Бога, начальник штаба дудаевской армии полковник Аслан Масхадов честно отвечал, что он верит в артиллерию. И действительно, для молодой чеченской республики количество стволов тогда было намного важнее количества мечетей. Про силу религиозных идей сепаратисты не думали.

Образцом для себя дудаевцы считали, по всей видимости, авторитарные восточные режимы, каких много появилось в ХХ веке после распада колониальной системы. Некоторые из них выживали, поскольку производили дешевый товар на экспорт. Некоторые торговали нефтью и тоже неплохо жили после скачка цен на энергоносители, случившегося в 1970-е годы. В общем, Чечня надеялась вписаться в мировую экономику, не меняя при этом радикально образ жизни людей, все более ориентировавшихся на западные потребительские ценности.

Дудаев, возможно, сейчас был бы уже генералиссимусом. Вокруг него крутились бы многочисленные генералы. В каждой зарубежной стране открыли бы по посольству, в крупных городах — по консульству. Там паслись бы генеральские детишки, изучая иностранные языки и готовясь перекочевать на Запад. В общем, получилась бы стандартная автократия, про которую у нас даже редко писали бы в газетах. Как редко пишут сейчас про Туркменистан или Азербайджан.

Чечня 1.0 провалилась по трем причинам.

Во-первых, Россия не отпустила Чечню, что создало на Кавказе перманентную военную ситуацию. Дудаев с Масхадовым погибли, а вместе с ними погибла значительная часть той светской чеченской элиты, которая училась в советских вузах и проникалась в 1970-е гг. потребительскими ценностями.

Во-вторых, успешное экономическое развитие таких государств предполагает иностранные инвестиции, которые, как правило, приходят из бывших метрополий. Однако России самой-то капиталов не хватает. А главное — в раздираемую войной автократию с незащищенной собственностью и смутными перспективами нормальный инвестор ни за что не пойдет.

В-третьих, гибель автократов в таких странах всегда вызывает конфликт между группировками, создающий нестабильность. Старые элиты слабеют. Наверх прорываются нувориши с новыми идеями, новыми верованиями, новыми амбициями и новыми средствами добычи денег для безбедного существования.

В итоге вместо Чечни 1.0 при Масхадове на свет появилась Чечня 2.0, представлявшая не столько постколониальное государство с автократией и претензиями на вхождение в мировое капиталистическое хозяйство, сколько государство пиратское. Чечня теперь предполагала жить не производством, а набегами. Примерно так в свое время — берберийские пираты в Средиземноморье и Крымское ханство на суше.

Основой пиратской экономики является не вхождение в мировое хозяйство, а существование рядом с ним, позволяющее отщипывать по кусочку у богатых соседей так, чтобы их экономика не разрушалась и кормиться с нее можно было бы долго. Политический режим подобного государства не предполагает жесткой автократии, если грабежи организуют отдельные командиры. Тот, кто может сам организовать набег, не нуждается в государстве и не хочет с ним делиться.

Масхадов после гибели Дудаева не мог справиться с бандами, представлявшими собой самостоятельные формирования. Он вынужден был вступать с ними в соглашения, все более ослабляя государство, и, в конечном счете, потерял его целиком. Можно даже сказать, что пиратская республика так и не сформировалась толком. Она находилась в стадии становления, но не успела стать по-настоящему значимым фактором жизни на Северном Кавказе.

Чечня 3.0 тоже не сформировалась. Скорее, она осталась как проект в головах российских силовиков, полагавших, будто они смогут задавить Чечню и сделать ее обычным субъектом Федерации, встроенным во властную вертикаль. В ходе второй чеченской войны выяснилось, что, как и во время первой, армия крупного государства может долго метелить отдельные бандформирования, но не может установить такой режим, который превращал бы зону контртеррористической операции в регион, где можно не только воевать, но и жить.

Путин примерно к 2002 году понял, что необходима чеченизация конфликта и сделал ставку не столько на армию, сколько на муфтия Ахмата Кадырова, который готов был опереться на Москву ради достижения главной цели: построения теократии на том месте, где провалились как светская автократия, так и пиратская республика. Сам Ахмат-хаджи не дожил до «светлого часа», но его сын Рамзан в полной мере добился реализации отцовского плана.

Чечня 4.0 по сути является теократией, в которой исламизация общества стала важнейшим фактором существования. Но теократией не проживешь. Народ Господь еще может кормить манной небесной, но мерседесов для элиты обычно не предоставляет. Поэтому Чечня 4.0 стремится получать от Москвы на законных основаниях то, что Чечня 2.0 пыталась взять силой. Кремль такой подход вполне устраивает, поэтому отношения России с Чечней организованы по феодальному принципу. Путин является для Рамзана сеньором, предоставляющим, как принято при феодализме, всю власть в регионе вассалу в обмен на лояльность и военную поддержку в случае необходимости.

Кадыров победил не международный терроризм, а пиратское государство, которое было предшественником его режима. И с тех пор он считает законным получение Чечней от России соответствующего финансового вознаграждения. Однако на деньги тощего российского бюджета претендуют сегодня еще многие группировки, окружающие Кремль. Причем, чем хуже положение дел в экономике, тем больше конфликтуют друг с другом структуры, желающие освоить финансирование.

Если Чечня является рядовым субъектом Российской Федерации, то она должна затягивать пояса вместе с другими. Но если Чечня спасла миллионы жизней от международного терроризма, то должна идти в бюджете отдельной строкой. Кремль, похоже, история Кавказа по Кадырову вполне устраивает, хотя никакого отношения к реальной действительности она не имеет. Только устроит ли эта история российских силовиков, не меньше Кадырова нуждающихся в деньгах и хорошо помнящих, как им не удалось соорудить Чечню 3.0?

Дмитрий Травин, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 20 апреля 2017 > № 2149075


Германия. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 20 апреля 2017 > № 2147854

Министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) стал первым представителем высших политических кругов ФРГ, побывавшим в отвоеванных у джихадистской группировки "Исламское государство" (ИГ) регионах на севере Ирака. В четверг, 20 апреля, он посетил разрушенный город Башика, расположенный в 15 километрах к северо-востоку от Мосула, за который до сих пор идут бои между иракской армией и ИГ.

"Человек, приехавший из мирной страны, прежде всего, испытывает полнейший шок", - заявил Габриэль в городе, контролировавшемся джихадистами с июня 2014 года по ноябрь 2016 года. Главе германского внешнеполитического ведомства также показали 50-километровый минный пояс, с помощью которого джихадисты ИГ укрепили контролируемую ими территорию.

Немецкий министр передал властям миноискатели, генераторы и другое оборудование на сумму в более чем один миллион евро. Оборудование предполагается задействовать для восстановления в общей сложности четырех городов, включая Мосул. Аналогичную помощь по восстановлению населенных пунктов Берлин осуществляет еще в одной провинции. В общей сложности на эти цели выделено 3,2 миллиона евро, пишет dpa.

Германия. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 20 апреля 2017 > № 2147854


Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2017 > № 2147766

Президент Сирии Башар Асад в интервью РИА Новости опроверг сообщения о задержании главаря террористической группировки "Исламское государство" (ИГ*, запрещена в РФ) Абу Бакра аль-Багдади.

Ранее в ряде СМИ появилась информация, что аль-Багдади якобы задержан в Сирии недалеко от границы с Ираком. Подтверждения этой информации не поступало.

"Нет, это неправда… В любом случае граница там сейчас находится под контролем ИГ*, она не сирийская или российская, не западная или американская – ничья. Только ИГ* контролирует эту границу, поэтому для аль-Багдади там безопасно находиться", — сказал Асад.

* Террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации

Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2017 > № 2147766


Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2017 > № 2147765

Под контроль правительственных войск Сирии за минувшие сутки перешло семь квадратных километров территории, сообщает российский Центр по примирению враждующих сторон в САР.

"За сутки под контроль правительственных войск перешло 7 квадратных километров территории. В общей сложности освобождено 3965,5 квадратного километра", — говорится в бюллетене, опубликованном на сайте Минобороны РФ.

Отмечается, что в течение суток соглашений о присоединении населенных пунктов к режиму прекращения боевых действий не подписывалось. Количество населенных пунктов, присоединившихся к процессу примирения, не изменилось — 1464. Количество населенных пунктов, освобожденных с 1 января сирийскими правительственными войсками от вооруженных формирований запрещенной в РФ международной террористической организации "Исламское государство", также не изменилось — 227.

"Продолжены переговоры о присоединении к режиму прекращения боевых действий с отрядами вооруженной оппозиции в провинциях: Алеппо, Дамаск, Хама, Хомс и Эль-Кунейтра. Количество вооруженных формирований, заявивших о своей приверженности принятию и выполнению условий прекращения боевых действий в соответствии с соглашением о перемирии от 27 февраля 2016 года, не изменилось — 143", — добавляет российский Центр по примирению.

Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2017 > № 2147765


Россия > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 20 апреля 2017 > № 2146463

Верховный суд РФ признал «Свидетелей Иеговы» экстремистской организацией

Суд удовлетворил иск минюста и распорядился конфисковать имущество организации

Верховный суд РФ в четверг признал организацию «Свидетели Иеговы» экстремистской и распорядился конфисковать все ее имущество в пользу государства.

Судья Верховного суда Юрий Иваненко провозгласил «Управленческий центр свидетелей Иеговы в России» экстремистской организацией и на основании этого распорядился «обратить в доход государства» все ее имущество и запретить ее деятельность.

С соответствующим иском в суд обратилось министерство юстиции. «Управленческий центр свидетелей Иеговы в России» заявил, что намерен обжаловать решение суда.

Организация, во всем мире наиболее известная своей методикой обхода домов и распространения религиозной литературы, в России насчитывает 175 000 последователей и 395 филиалов.

«Свидетели Иеговы» зарегистрировались в России в качестве религиозной организации в 1991 году и затем, повторно, в 1999 году, однако российские власти неоднократно предъявляли претензии к организации в рамках масштабной кампании по ограничению права на свободу вероисповедания.

В 2006 году в российском законодательстве была изменена трактовка понятия «экстремизм»: теперь в число критериев не входят насилие или ненависть, но входит формулировка о разжигании «религиозной розни».

Два года назад российские власти заблокировали международный сайт «Свидетелей Иеговы» из-за обвинений в экстремизме, а в прошлом году под запрет подпали распространяемые организацией издания Библии.

Несколько изданных «Свидетелями Иеговы» материалов также попали в список запрещенной экстремистской литературы. Прокуратура настаивала, что организация приводит к разрушению семей, разжигает ненависть и создает угрозу для жизни, что сами «Свидетели Иеговы» называют ложной характеристикой.

В 2010 году Европейский суд по правам человека признал незаконным прошлое постановление российского суда против организации.

У «Свидетелей Иеговы» насчитывается более 8 миллионов последователей во всем мире. В ряде ключевых аспектов эта организация отходит от того понимания христианской традиции, которого придерживаются католическая, православная и многие протестантские церкви.

«Свидетели Иеговы» не отмечают Рождество, Пасху, дни рождения и другие праздники, которые они считают пережитками язычества, несовместимыми с христианством. Они также не признают военную службу и переливание крови.

Правозащитная организация Human Rights Watch в четверг опубликовала заявление, в котором осудила решение российского Верховного суда.

«Постановление Верховного суда о закрытии "Свидетелей Иеговы" в России – ужасный удар по свободе вероисповедания и собраний в России, – заявила заместитель директора организации по странам Европы и Центральной Азии Рейчел Денбер. – Теперь "Свидетели Иеговы" в России оказались перед душераздирающим выбором: или отказаться от своей веры, или подвергнуться наказанию».

Россия > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 20 апреля 2017 > № 2146463


США. Египет. Ливия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 20 апреля 2017 > № 2146461

Глава Пентагона находится с визитом в Каире

Джеймс Мэттис встретился с министром обороны и президентом Египта

Министр обороны США Джим Мэттис в четверг прибыл в Египет. Его визит стал новым свидетельством потепления отношений с Каиром в первые 100 дней администрации Трампа

Мэттис встретился с министром обороны Египта Седки Собхи и президентом Абдель Фаттахом ас-Сиси, чье появление в Белом доме ранее в этом месяце стало первым визитом египетского лидера с 2009 года, когда бывший президент Барак Обама принимал Хосни Мубарака.

В 2011 году политические беспорядки привели к свержению Мубарака, после чего обстановка в стране некоторое время оставалась нестабильной, после чего к власти пришел авторитарный генерал ас-Сиси.

Эксперт по Ближнему Востоку из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Джеймс Гелвин отмечает, что политика администрации Трампа во многом обусловлена принципом противоположности политике Обамы.

«Иными словами, Трамп смотрит, что делал Обама, и говорит: я буду действовать совершенно иначе», – считает он.

После встречи с представителями египетских властей Мэттис возложил венок на могилу неизвестного солдата в Каире, после чего отправился в Израиль, который станет третьим пунктом его ближневосточного турне, начавшегося в Саудовской Аравии.

Ожидалось, что Мэттис призовет Египет, пытающийся справиться с политическими и экономическими проблемами, и занимать и в дальнейшем жесткую позицию в вопросах борьбы с терроризмом на фоне угроз на Синайском полуострове и даже в некоторых городских районах.

Актуальность этой угрозы показали нападения на коптские церкви в Александрии и Танте в Вербное воскресенье, совершенные боевиками «Исламского государства».

«Судя по всему, угроза растет. Первым делом Египту следует навести порядок у себя дома», – считает старший научный сотрудник Центра за американский прогресс Брайан Катулис.

По словам Катулиса, Мэттису и другим представителям администрации Трампа следует полагаться на таких союзников, как Саудовская Аравия и Египет, чтобы совместные усилия в Ираке, Сирии, Йемене и Ливии привели не к раздроблению этих стран, а к «изоляции террористических и экстремистских группировок при одновременной консолидации власти в этих странах».

В Ливии США поддерживают Правительство национального единства и наносят авиаудары, чтобы помочь вытеснить из страны боевиков «Исламского государства». Египет также наносит удары по объектам «Исламского государства» в Ливии, но поддерживает ливийского командира Халифу Хафтара.

По мнению Катулиса, поддержка, которую Египет оказывает Хафтару, представляет собой серьезную проблему и может привести к дальнейшей дезинтеграции Ливии, однако этим вопросом должен заниматься не Мэттис, а кто-то за пределами Пентагона.

«Это должен быть человек, думающий о более широкой стратегии для Ливии и Ближнего Востока, и боюсь, пока такого человека в администрации Трампа я не вижу», – отмечает он.

Тем временем представители египетских властей оспаривают сообщения о размещении российских военных на базе в западной части Египта. Руководство США считает, что это могло быть сделано с целью поддержать Хафтара в Ливии.

Сотрудник американской администрации сказал корреспонденту «Голоса Америки» в среду, что Вашингтон не обеспокоен российским влиянием в Египте.

«Мы поясним египетской стороне, как объясняли и другим арабским странам, что слишком тесное сближение с Россией не отвечает их лучшим интересам», – заявил он.

США. Египет. Ливия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 20 апреля 2017 > № 2146461


Казахстан. Иран > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 20 апреля 2017 > № 2145073

Жамбылская делегация находится с официальным визитом в провинции Гилян Исламской Республики Иран, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

В состав жамбылской делегации, возглавляемой акимом области Каримом Кокрекбаевым, вошли его заместитель, акимы районов, руководители управлений, бизнесмены, представители Ассоциации деловых женщин.

В ходе встречи с губернатором провинции Гилян Мухаммадом Али Наджафи аким Жамбылской области проинформировал о социально-экономическом развитии региона, отметив, что экономический оборот между Жамбылской областью и Исламской Республикой Иран в 2016 году составил 919 тыс. долларов и увеличился более чем в 7 раз по сравнению с 2015 годом.

«Жамбылская область экспортирует в Иран лук, пшеницу, мясо, а из Ирана импортирует финики, строительные материалы, резиновые и текстильные изделия, посуду, радиаторы, электролампы и другие потребительские товары. Между нашими сторонами есть возможность налаживания взаимовыгодного сотрудничества в горнодобывающей, химической и легкой промышленности, машиностроении, сельском хозяйстве», - подчеркнул Карим Кокрекбаев.

В ходе поездки жамбылская делегация посетила профессионально-технический учебный центр имени Шахида Ансари в городе Рашт, свободную экономическую зону Анзали и порт, побывала в институте нерестовой рыбы в Сангар-Казиане, ознакомилась с работой завода «Иран-Радиатор».

В завершение официальной поездки между акимом Жамбылской области Каримом Кокрекбаевым и губернатором провинции Гилян Мухаммадом Али Наджафи подписан протокол намерений о сотрудничестве.

Достигнута договоренность в различных сферах. В подписанном главами регионов протоколе говорится о привлечении иностранных инвестиций и новых технологий для повышения конкурентоспособности региона на национальном и международном уровнях. Предполагается создание совместных предприятий в сфере сельского хозяйства по развитию животноводства, растениеводства, птицеводства и рыбного хозяйства. Будут открыты дополнительные рабочие места на предприятиях промышленного производства, переработки растениеводческой, животноводческой, птицеводческой и рыбной продукции. Стороны договорились о создании совместных предприятий в области машиностроения, легкой и текстильной промышленности, а также о сотрудничестве между вузами по обмену студентами и преподавателями.

В пресс-службе акима Жамбылской области отмечают, что встреча прошла в теплой и дружеской атмосфере. Официальный визит организован в рамках реализации поручения Президента РК Нурсултана Назарбаева по привлечению инвестиций и укреплению сотрудничества с другими странами.

Казахстан. Иран > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 20 апреля 2017 > № 2145073


Казахстан. Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 20 апреля 2017 > № 2145071

О позиции Казахстана в контексте растущего антагонизма между РФ и США

Автор: Кенже Татиля

Нарастание негативных тенденций в системе международных отношений не может не вызывать беспокойства. Это очень актуально и для Казахстана, являющегося союзником РФ, которая выступает в качестве основного «раздражителя» сегодняшней мировой державы №1 — США. Мы попросили отечественных экспертов высказать свою точку зрения по этому поводу, адресовав им следующие вопросы:

Какую позицию должен занимать Казахстан в обострившемся конфликте между Россией и США? Все время воздерживаться, как во время недавнего голосования в ООН за предложенную западными странами резолюцию по Сирии?

Может ли этот конфликт в случае его дальнейшей эскалации негативно отразиться на нашей стране? Какими вам видятся гипотетические варианты развития событий применительно к Казахстану (дипломатические демарши, включение нас в режим санкций, что-то другое)?

Николай Осипов, политолог (Уральск)

Без «одобрямс», но сохраняя верность союзническим обязательствам

Прежде всего, необходимо определиться с тем, в каком качестве Казахстану надо реагировать на геополитический конфликт России и США. Казахстан сейчас является непостоянным членом Совета безопасности ООН и уже поэтому не может отмалчиваться во время голосований в СБ ООН по наиболее острым вопросам повестки дня. Кроме того, РК является членом таких организаций, как Организация исламского сотрудничества, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, Совещание по мерам доверия в Азии, для которых проблемы международной безопасности и сотрудничестве в этой сфере имеют первостепенное значение. Казахстан вместе с Россией входит в Шанхайскую организацию сотрудничества, Организацию Договора о коллективной безопасности. У РК есть договоры с РФ о стратегическом партнёрстве и «вечной дружбе», и уже поэтому Казахстан не может демонстрировать отстранённость и невовлечённость в российско-американское противостояние.

Конфликт между Россией и США имеет глобальное геополитическое значение и происхождение. Начиная со знаменитой «мюнхенской речи» Владимира Путина от 10 февраля 2007 года, РФ вступила в прямое геополитическое противостояние с США, противодействуя сохранению униполярного миропорядка. Принципиальное несовпадение позиций России и США и предопределяет с этого момента все конкретные случаи противостояния по различным поводам и вопросам. Россия и Китай настаивают на переходе к многополярной системе международных отношении, в которой существовали бы разные центры силы в лице ведущих держав и международных организаций.

Концепция глобальной безопасности США, реализуемая со времен первого президентства Дж. Буша-младшего. предусматривает односторонний характер принятия решений по важнейшим проблемам международной безопасности. На постсоветском пространстве американское руководство, сообразуясь с рекомендациями З. Бзежинского, стремится не допустить появления еще одного доминирующего центра силы ни в виде одного государства, ни в виде региональной международной организации. Поэтому все попытки России играть роль самостоятельного и суверенного центра геополитического влияния на региональном, трансрегиональном или глобальном уровнях встречают активное и жёсткое противодействие.

Казахстан может и должен заявлять свою позицию по проблемам мироустройства и международной безопасности, и она, по моему мнению, в большей мере должна солидаризироваться с российской позицией. Применительно к конкретным случаям российско-американского столкновения она может уточняться, звучать критично, предполагая призывы к этим странам быть более ответственными и готовыми к поиску компромиссов, но при непременном сохранении приоритетности стратегического партнёрства с Россией.

Например, руководство РК могло бы чётко сформулировать свою позицию по «украинскому вопросу». Казахстан, заявив о признании обоснованности вхождения Крыма в состав РФ и о необходимости российского участия в обеспечении мира в Донбассе, может указать российской стороне на обязательность урегулирования многих международно-правовых аспектов как самого присоединения Крыма, так и статуса России в рамках «Нормандского формата». Казахстан уже напрямую вовлечён в решение «сирийской проблемы», и вполне логичным представляется обнародование руководством страны собственной позиции по сирийскому урегулированию. Причем, на мой взгляд, нет никаких весомых причин противопоставлять её российской.

Важно, чтобы казахстанские заявления звучали определённо и исходили от представителей высшего государственного руководства - конечно, прежде всего, от президента РК и лидера нации, чтобы они были поддержаны парламентом и становились предметом широкой общенациональной дискуссии. Важность для Казахстана взаимоотношений с Россией не должна означать безусловный «одобрямс», когда речь заходит о любых внешнеполитических действиях РФ. Но всё же применительно к ключевым вопросам, в том числе связанным с российско-американскими геополитическими противоречиями, соображения российско-казахстанского равноправного партнёрства и союзничества не могут не преобладать.

К сожалению, эскалация конфликта между Россией и Соединенными Штатами в ближайшие годы представляется практически неизбежной. Заявления руководства США относительно внешнеполитических приоритетов свидетельствуют о том, что оно по-прежнему исходит из униполярных представлений при решении проблем международной безопасности. При этом Россия, Китай, Иран рассматриваются как страны, которые угрожают американским интересам и на которые необходимо оказывать геополитическое и геоэкономическое давление.

Наиболее опасным с точки зрения интересов Казахстана сценарием эскалации российско-американского противостояния может стать трансформация его в новую глобальную гонку вооружений. Казахстан как союзник РФ по ОДКБ, поставщик стратегически важных для российского ВПК ресурсов (урановая руда, радиоактивные материалы, цветные металлы, коксующиеся угли, сернистые соединения, фосфориты и др.) в этом случае неизбежно станет объектом применения односторонних санкций, которые, скорее всего, будут поддержаны союзниками США по НАТО.

У США нет значительных возможностей, чтобы напрямую оказывать серьёзное санкционное давление на Казахстан, но есть множество весьма действенных опосредованных методов - через финансовую сферу, через влияние на европейские страны, являющиеся основными внеэкономическими партнёрами РК. При этом неизбежно пострадают научно-технические и образовательные связи Казахстана с США, странами НАТО. Будет прекращено сотрудничество в рамках Совета НАТО – Казахстан.

Такой сценарий эскалации конфликта между Россией и США представляется мне маловероятным, поскольку он будет иметь самые тяжёлые финансовые, геоэкономические и геополитические последствия для Соединенных Штатов из-за вовлечения в эту гонку Китая и неготовности стран Евросоюза принять в ней значимое участие. Более вероятными сценариями являются регионально-кризисный и «революционный».

Регионально-кризисный сценарий уже активно реализуется в Украине, Сирии, Прибалтике, возможно намеренное обострение политических конфликтов в других регионах: на Корейском полуострове, в Закавказье, в Черноморских проливах, в Центральной Азии. А «революционный» сценарий будет предусматривать попытку организовать российский вариант «цветной революции» в период до президентских или после проведения президентских выборов 2018 года в России.

Разжигание региональных кризисов, провоцирование руководства РФ на резкие и непродуманные заявления, инициативы и действия предполагают втягивание России в длительное изнуряющее политическое, идейно-пропагандистское, экономическое и международно-правовое противоборство. Попытка «свержения» Путина вряд ли будет возможна как самостоятельный сценарий – она, по всей видимости, станет дополнительным вариантом давления и дискредитации России.

Санкционное и дипломатическое давление, намеренная дестабилизация внутриполитического положения в Казахстане со стороны США и их союзников при упомянутых сценариях будут вероятными только при условии, если Казахстан сам станет непосредственным участником какого-либо из региональных конфликтов или окажется втянутым во внутриполитическое противостояние в России. Первый вариант возможен в том случае, если региональный кризис разразится в Центральной Азии, второй – лишь вследствие прямого вовлечения политического руководства Казахстана во внутриполитический кризис в России.

Последнее представляется как-то уж совсем неправдоподобным. А в случае разжигания американцами регионального конфликта в Центральной Азии для Казахстана на первый план выйдет отстаивание собственных национально-государственных интересов, и союзнические отношения с Россией станут важнейшим геополитическим средством обеспечения защиты Казахстаном своей безопасности и суверенитета. При всех других вариантах регионального столкновения России и США у Казахстана будет много возможностей для выражения и обоснования своей продуманной взвешенной позиции и своего самостоятельного отношения к действиям этих великих держав без прямого риска подорвать союзнические отношения с одной из них и «нарваться» на санкционное давление со стороны другой. Казахстан им не судья и не указ в их противоборстве, он должен оставаться верным своим союзническим и международно-правовым обязательствам.

Султанбек Султангалиев, политический аналитик, член ЦК КНПК:

Дружба дружбой, а табачок врозь…

Пресловутая многовекторная политика Казахстана нередко подвергается критике, особенно в Российской Федерации, но это прагматичный подход, приносящий свои плоды в виде иностранных инвестиций и дружелюбных взаимоотношений с ведущими державами мира. Конфликт в Сирии - это не наша война, и усилия Казахстана по примирению сторон являются достойным вкладом в процесс мирного урегулирования. Нейтральная позиция Казахстана и Китая в отношении российского вето по предложенной резолюции ООН совершенно не означает, что они «предали» Россию. Это просто свидетельствует о независимой внешней политике нашей страны и о том, что у Ак-Орды есть свое мнение, возможно, иногда противоречащее взглядам из Кремля.

Российская внешняя политика основывается на ошибочных парадигмах вроде «деды воевали» и ставке на конкретные персоналии. Порочность такого подхода продемонстрировали события в Кыргызстане и Украине. В современном прагматичном мире подобные идеологемы не работают. России следует быть более уступчивой по отношению к Казахстану в рамках Таможенного и Евразийского союза. Наша страна - единственный последовательный союзник Российской Федерации, и так будет продолжаться при действующем главе государства, которого с Владимиром Путиным связывают личные дружеские взаимоотношения. Но, как говорится, «дружба дружбой, а табачок врозь».

В долгосрочной перспективе Казахстан выйдет из российского информационно-идеологического пространства, и первый шаг в этом направлении – заявление о латинизации казахской письменности – уже сделан. Пока еще на повестке дня не стоит вопрос о выходе Казахстана из Евразийского союза. Но по одной прозаической причине - главным интегратором постсоветского пространства является Нурсултан Назарбаев. Однако при следующем президенте вопрос о нашем членстве в союзе будет поставлен в конкретной плоскости. К тому же этот интеграционный проект, первоначально задуманный как экономический, но при Владимире Путине получивший очертания военно-политической конфедерации, претерпит значительные изменения под влиянием ШОС и реализации китайского амбициозного плана «Нового Шелкового пути».

В принципе, внешнеполитический курс Казахстана выверен достаточно тщательно. Правда, есть отдельные детали, которые так или иначе могут внести элементы непонимания со стороны нашего союзника: мы на официальном уровне не признали Приднестровскую республику, ЛНР и ДНР и в то же время максимально содействуем России в решении международных проблем с её участием. Это касается и русско-турецких отношений, и сирийского кризиса. Ни один союзник России не сделал здесь больше, чем Казахстан, и потому совершенно раздражающе выглядят выпады против нашей страны в российских СМИ по поводу перевода казахского языка на латиницу. Лично я против такого шага, но в любом случае это наше внутреннее дело, и в данном вопросе казахстанцы, я думаю, сами разберутся, как им поступить, не обращая внимания на истеричный тон российской пропаганды.

Санкции не коснутся Казахстана. Прежде всего, потому, что слишком много стран и транснациональных корпораций имеют свои интересы в нашей республике. Мы - эдакая независимая страна, олицетворяющая собой свободный рынок сбыта товаров и источник получения дешевых природных ресурсов. Майданы и прочую мутотень у нас могут организовать только олигархические кланы, без вмешательства извне, потому что нефтяные вышки не любят потрясений. Это во-первых. Во-вторых, руководство страны обозначило свою внешнеполитическую позицию как нейтрально-миротворческую. Республиканской администрации США не нужны проблемы на ровном месте. Конфликт на Ближнем Востоке, порожденный действиями Белого дома (который вел себя как слон в посудной лавке), далек от своего завершения, и военной зачисткой ИГИЛ дело не ограничится. Казахстанские власти предпринимают меры по противодействию распространению идеологии международного терроризма в нашей стране. Но только этого, на мой взгляд, недостаточно. Необходимо вернуть смертную казнь за преступления, связанные с коррупцией, педофилией и содействием терроризму.

Казахстан. Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 20 апреля 2017 > № 2145071


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 19 апреля 2017 > № 2145541

Элита не прислушивается к народу

Шанталь Дельсоль | Die Zeit

Результатом президентских выборов во Франции может стать "Фрекзит". Европейская идея в стране теряет былую притягательную силу, и виновата в этом элита, оторванная от реальности, пишет французский философ Шанталь Дельсоль в статье для Die Zeit.

Президентские выборы как нельзя более ярко отражают отношение французов к Европе. "Каждый голос за определенного кандидата показывает поддержку его позиции по единой Европе, и даже беглого взгляда на результаты опросов достаточно, чтобы понять: европейская идея во Франции теряет былую притягательность", - пишет Дельсоль, отмечая, что речь идет именно об институциональной составляющей европейской идеи.

"Посчитаем: партия Марин Ле Пен, которой сулят по меньшей мере 25% голосов, призывает покинуть Евросоюз. Левые вокруг Жан-Люка Меланшона, около 15% голосов, хотят - пусть и по иным причинам - того же. Социалист Бенуа Амон, также около 15% голосов, хочет заново провести переговоры по долгам Франции - что не означает ничего иного, как отказ от евро. Получается, в общей сложности 50% французских граждан так или иначе хотят отказаться от главенства Брюсселя", - анализирует автор.

По другую сторону стоят центрист Эммануэль Макрон и республиканец Франсуа Фийон - оба занимают решительно проевропейскую позицию.

На первый взгляд, продолжает Дельсоль, европейский вопрос не является центральной темой предвыборных кампаний: "Макрон привлекает молодых избирателей, очарованных скандинавской общественной моделью; Фийон обращается к тем, кто хочет структурных реформ; Меланшон и Амон ориентируются на поклонников "настоящего" социализма, а Ле Пен объединяет французов, которые хотят видеть меньше мигрантов и мечетей".

Но за этими поверхностными желаниями стоят европейские проблемы. "Французы всерьез обеспокоены, доверие подорвано как к официальному Парижу, так и к официальному Брюсселю. Причем настолько, что некоторые из них готовы проголосовать за Ле Пен и тем самым за свой "Брекзит", - пишет автор. - Дело в том, что сетования французов в адрес ЕС - будь то открытые границы для мигрантов, вызывающий негативные оценки оборот капитала, чрезмерная либерализация, навязанная идеология - объединяются в рамках одной основной претензии: ЕС становится символом антидемократического будущего".

В 2005 году, напоминает Дельсоль, французы проголосовали против Европейской конституции, которая позднее все же была введена посредством Лиссабонского договора. Получается, их голос не был услышан. Многие французы злятся, когда их выставляют идиотами только потому, что они не вовлекаются во всеобщую медийную поддержку европейской идеи, "принимающей подчас формы истерии".

"Нередко политическая элита полагает, что стремление "простых людей" к партикуляризму (обособлению. - Прим. ред.) берет свое начало в экономически непростоq ситуации. И сегодня снова ведутся дискуссии, чем ЕС выгоден гражданам в экономическом плане. Однако, - замечает автор, - антиевропейские партии ставят во главу угла нечто иное - автономию. И она деньгами не измеряется".

"Те, кто мог бы проголосовать за выход из ЕС, хотят, чтобы с их решениями считались. Они больше не хотят платить за улучшение жизненных стандартов своей автономией. Они выступают против ЕС не потому, что им не хватает денег из Брюсселя, а потому, что он игнорирует их, а критику клеймит как разглагольствования неудачников", - продолжает автор статьи.

В этом недопонимании шаг за шагом теряется уникальный исторический шанс - создать по-настоящему единую Европу, уверена Дельсоль. По ее мнению, существует лишь одна возможность не упустить эту возможность до конца: подключать более высокий административный уровень только тогда, когда на более низком уже не справляются. "Другими словами, сначала регион, потом конкретное государство и уже затем ЕС", - поясняет она.

"Невозможно быть демократом и при этом игнорировать общественное мнение. Именно из этого противоречия и родилось радикальное отрицание ЕС. Европейские административные институты должны пройти серьезный путь реформ, иначе от них откажутся. И было бы катастрофическим позором, если бы мы потеряли сокровище в лице Европы только потому, что несколько бюрократов вообразили, что могут править, не считаясь с общественным мнением", - заключает Шанталь Дельсоль.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 19 апреля 2017 > № 2145541


Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 19 апреля 2017 > № 2145531

Накануне президентских выборов во Франции предотвращен крупный теракт

Жан Чичизола, Кристоф Корневен | Le Figaro

Два джихадиста готовили в Марселе теракт. В снятом ими видео с присягой верности ИГИЛ* фигурирует фотография Франсуа Фийона, сообщают журналисты французской газеты Le Figaro Жан Чичизола и Кристоф Корневен.

"Сценарий крупного теракта посреди кампании президентских выборов, которого так опасались антитеррористические службы, оказался не лишенным оснований. Остается еще много вопросов, но уверенность усиливается после задержания Генеральной дирекцией внутренней безопасности (DGSI) и полицейской службой розыска, помощи, вмешательства и устрашения (Raid) во вторник в Марселе двух человек, в рамках открытого 12 апреля прокуратурой Парижа расследования преступного террористического сообщества и нарушения законодательства о хранении оружия применительно к террористической операции", - говорится в статье.

"Судя по арсеналу, раскрытому на "конспиративной" квартире, арендованной в III округе Марселя, эти два исламиста имели все необходимое для совершения настоящей резни. Задержанные 29-летний Махидин М. и 23-летний Клеман Б., обращенный в другую веру, известный также как чеченский исламист, совершили уголовные правонарушения, один 12 раз, другой 2 раза, и радикализировались в тюрьме в Лиль-Секден, где они сидели в одной камере. Они изготавливали кустарное взрывчатое вещество типа TATP, прозванное "вдовой Сатаны", в частности, оно было использовано теми, кто совершил теракты в Париже и Сен-Дени 13 ноября 2015 года", - передают журналисты.

"С учетом имевшегося у них снаряжения и аппаратуры, во вторник министр внутренних дел Маттиас Фекл подтвердил, что эти два человека были готовы совершить теракт "в очень короткий срок, то есть в ближайшие дни". Тем не менее, пока не известны подробности о точном моменте нанесения удара", - сообщают авторы.

"Нападение предполагаемых террористов-смертников с поясами шахида по образу и подобию 13 ноября, судя по всему, было тщательно подготовлено", - отмечают журналисты.

"Во вторник полицейские источники выяснили, что террористический план был нацелен на предвыборный период. И уточнили, что конкретная мишень неизвестна. Усилиями DGSI было перехвачено видео с присягой верности "Исламскому государству"*. В видео на стене изображен план Марселя, на столе фотомонтаж снимков детей жертв бомбардировок [в Сирии], первая полоса газеты Le Monde от 13 марта, где фигурирует фотография Франсуа Фийона под заголовком "Франсуа Фийон: кампания под подозрением", строфы из Корана, призывающие к мести, пистолет-пулемет "Узи", а также черное знамя "Исламского государства"*, похожее на то, которое было изъято при обыске", - указывают журналисты.

"Однако на этой стадии, по данным источника, никакие элементы не указывают на то, что мишенью являлся именно кандидат от партии "Республиканцы". Ясно лишь одно: главные кандидаты, вступившие в предвыборную борьбу, в первую очередь были предупреждены в конце прошлой недели о существовании такой угрозы, - говорится в статье. - Марин Ле Пен, выступающая на митинге в Марселе в среду вечером, и окружение Эммануэля Макрона подтвердили, что фотографии двух исламистов были розданы службам безопасности кандидата от "Национального фронта" и кандидата от движения "Вперед!".

"Помимо выбора потенциальной мишени, становится очевидно, что ИГИЛ* хотело бы отметиться крупным терактом по случаю выборов во Франции. Еще 6 февраля "Дар аль-ислам" - пропагандистский журнал "Исламского государства"* - в качестве "удобной цели" оценивал "обожателей "Национального фронта". Развивая тему своего высказывания, журнал сделал заключение: "Вопрос не в том, чтобы узнать, будет ли Франция снова поражена терактами. Единственно важные вопросы касаются очередных мишеней и даты", - цитирует Le Figaro.

*"Исламское государство" (ИГИЛ) - террористическая группировка, запрещенная в РФ.

Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 19 апреля 2017 > № 2145531


Турция > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 19 апреля 2017 > № 2145515

Мстительный султан становится всесильным: чего теперь стоит опасаться противникам Эрдогана

Ульф Людеке | Focus

"После провалившейся попытки государственного переворота президент Турции продемонстрировал, как беспощадно он может обходиться со своими оппонентами. Теперь после реформы конституции он сконцентрирует в своих руках еще больше власти - и это, как показывает лишь незначительный перевес на референдуме в его пользу, на фоне расколотой страны", - пишет корреспондент немецкого издания Focus Ульф Людеке, побеседовавший с экспертом по Турции Удо Штайнбахом о том, что значит победа Эрдогана для его противников.

По мнению Штайнбаха, противников Эрдогана ждут еще более непростые времена. "Об этом свидетельствуют заявления президента Турции о продлении режима чрезвычайного положения, сделанные сразу после референдума".

Эксперт ожидает, что Эрдоган и в будущем продолжит использовать увольнения с государственной службы как средство устранения неудобных политических оппонентов. Неугодным кандидатам будет закрыт доступ к определенным рабочим местам и профессиям - так, после путча "ни одна сфера не была столь сильно затронута политически мотивированными чистками, как образование".

Как передает Focus, около 40 тыс. турок, по разной информации, до сих пор находятся за решеткой в ожидании судебных процессов - их подозревают в связях с путчистами. Штайнбах опасается, что Эрдоган может инициировать очередную волну арестов. "Информация, поступающая к нам в последние сутки от журналистов и представителей оппозиции, которые говорят о манипуляциях в ходе референдума, внушает серьезные опасения. Много тех, кто находится в непосредственной опасности". Эксперт исходит из того, что "репрессии будут настолько масштабными, насколько энергично оппозиционно настроенные силы будут сообщать о фактах нарушений в ходе голосования".

Комментируя недавние заявления турецкого президента о возвращении смертной казни, Штайнбах указывает на то, что произвол, с которым Эрдоган обращается с политическими заключенными, делает вероятность возвращения смертной казни еще более серьезной.

Эрдоган больше не сойдет с пути по установлению в Турции автократической президентской системы, предостерегает Штайнбах. "В 2016 году ему удалось подавить путч, и с тех пор он беспардонно разделывается с теми, кто не разделяет его взглядов".

"В ходе референдума 48,6% сказали свое "нет" [конституционным изменениям] - тем самым выступив против расширения власти президента. Грозят ли им репрессии?" - выясняет Focus у эксперта. "Обвинения в манипуляциях в ходе референдума Эрдоган будет воспринимать как атаку на собственную картину мира, представив ее как нападки на весь исламский порядок, каким он сам его понимает", - комментирует Штайнбах.

Раскол турецкого общества станет еще более заметным. Пока, по мнению эксперта, нет причин говорить об угрозе гражданской войны в Турции. "Однако сегодняшний замес из репрессий, референдума и протестов против подтасовок результатов чрезвычайно опасен и, если все пойдет по негативному сценарию, может привести к гражданской войне".

Турция > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 19 апреля 2017 > № 2145515


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 апреля 2017 > № 2145498

Трамп сам выстрелил себе в ногу

Филип Родич (Филип Родић), Печат, Сербия

Громче, чем разрывы «Томагавков» на сирийской авиационной базе Шайрат в пятницу утром, 7 апреля, двумя днями ранее в редакции «Печати» прозвучала новость о замене — или изгнании — Стивена Бэннона из Совета национальной безопасности США.

Замена Бэннона не стала неожиданностью. Напротив, это очередной неизбежный этап конфликта между американским политическим истеблишментом, глубинным государством, неолибералами и неоконсерваторами и президентом Дональдом Трампом. Удивило только то, что голова с плеч Бэннона «полетела» так скоро. Ясно было и то, что за свержением Брэннона последует некое драматическое событие, однако не было даже предположений, что это будет массированный ракетный удар по Сирии, который поставит мир на грань вооруженного конфликта и положит начало эпохе, которую многие называют новой холодной войной.

По его собственным словам, решение об ударе Дональд Трамп принял лично. Как он сам заявил, его отношение к Сирии резко изменилось за 48 часов. Эти 48 часов соотносятся с изгнанием Бэннона. Поставив свою подпись под таким решением, Трамп перечеркнул все, за что боролся в ходе своей кампании и что обещал изменить. Тем самым Трамп, как сказал российский геополитик Александр Дугин, предал старую добрую Америку, которая его выбрала, и капитулировал перед Советом по международным отношениям, неоконсерваторами, глубинным государством…

Вся прелесть «Томагавков»

Насколько глубоко американское болото, которое Трамп обещал осушить, лучше всего показывает реакция американских СМИ на удар по суверенному государству, нанесенный вопреки международному праву. Журналист телеканала MSNBC Брайан Уильямс буквально впал в транс, сообщая об ударе: «Мы видим эти замечательные ночные кадры, сделанные с палубы двух американских военных кораблей в восточной части Средиземного моря. (…) Это прекрасные кадры короткого полета грозного оружия к авиабазе».

Это, так сказать, самый поэтичный пример, однако тот же восторг от удара характерен и для всех остальных мэйнстримных СМИ. Помимо бывшего госсекретаря и соперницы Трампа в гонке за кресло в Белом доме, которая своеобразно анонсировала этот удар за несколько дней до того, как он был нанесен, радость от случившегося выразили и остальные враги Трампа — как из рядов демократов, так и из рядов республиканцев, точнее, неолибералов и неоконсерваторов.

Пресловутый сенатор Джон Маккейн, который не скрывает своей дружбы с террористами, побывал в Белграде. Во время совместной с Александром Вучичем пресс-конференции Маккейн выразил свое удовлетворение ударом и воспользовался моментом, чтобы снова обвинить Россию в соучастии в мнимом преступлении, из-за которого и произошла бомбардировка, а также в других «военных преступлениях» в Сирии. Похвалы в адрес Трампа звучали со всех сторон, и поддержку из-за рубежа ему выразили почти все американские союзники, включая даже Турцию, которая в последнее время была не в лучших отношениях с Вашингтоном и больше склонялась к тесному сотрудничеству с Россией, в том числе, в решении сирийской проблемы.

Аргумент, что Трамп пошел на применение ракет, чтобы вырасти в глазах общественности и СМИ, привлечь политических соперников и прочее, кажется безосновательным, ведь мы имеем дело с хрестоматийным примером пирровой победы. Враги из рядов неоконсерваторов и неолибералов будут ненавидеть Трампа, пока он находится в Белом доме, и все их похвалы улетучатся уже через неделю. Однако своим решением Трамп оттолкнул очень многих из числа своих ярых сторонников. Поскольку с военной точки зрения удар не возымел никакого эффекта (уничтожено шесть самолетов, а авиабаза практически сразу возобновила работу). Цель удара, несомненно, была маркетинговой, но и здесь ничего не вышло. Тот факт, что, несмотря на все заявления, что химатака была проведена с этой авиабазы, но там не было уничтожено ни одного объекта или контейнера с отравляющим веществом, свидетельствует отнюдь не в пользу поборников этой операции. Скорее, это говорит о том, что химическая атака стала лживым предлогом.

Провальным оказалось и дипломатическое наступление на Россию, последовавшее за ударом, потому что на встрече глав дипломатии G7 не было достигнуто договоренности об ужесточении, точнее, введении санкций против Москвы из-за ее поддержки Башара Асада и той роли, которую она играет в Сирии. Да, после нанесения удара западные СМИ сообщали о том, что его осудили только Россия и Иран, тогда как Китай воздержался.

Однако вскоре Пекин разочаровал их и продемонстрировал, что современный Китай лишь твердо придерживается традиционных ценностей и правил поведения в гостях. Пока Си Цзиньпин находился на американской территории во время визита к Трампу, царила тишина. Но как только он покинул США, государственное агентство «Синьхуа» опубликовало комментарий, в котором удар резко критиковался, а о Трампе говорилось как о «слабом президенте, которому приходится демонстрировать мышцы».

Реакция Москвы

Та часть мира, которая презирает американский империализм и склоняется к блоку, которым руководит президент России Владимир Путин, немедленно задалась вопросом, почему Москва ничего не предприняла, чтобы предотвратить удар, и почему не воспользовалась мощными системами ПВО, имеющимися у нее в Сирии. Кроме резких высказываний о том, что подобный удар не должен повториться, Россия почти ничего больше не сделала. И многие считают, что Москва проявила слабость. Вашингтон решительно идет в выбранном направлении, а Москва просто не знает, как действовать.

Здесь прежде всего нужно отметить, что до сих пор между Россией и США действовал договор о невмешательстве в операции в Сирии, а Москва привыкла соблюдать договоренности. Теперь действие этого договора под вопросом.

Теория о том, что Россия не знает, что делать, противоречит всему тому, что нам известно о прежних действиях Путина и «новой России».

Похожая ситуация сложилась, когда Турция сбила российский бомбардировщик на границе с Сирией. Тогда россияне ответили продуманно и не спеша. Время показало, что Турция сломлена и без поспешного применения силы, которое больше характерно для евроатлантических субъектов.

Последние несколько лет Путин находится в ситуации, когда между ним и его «западными партнерами» сложились те же отношения, что и у Сталина с Гитлером в начале Второй мировой войны — до прямого немецкого вторжения в СССР. Как тогда при Сталине речь не шла о Чехии, Польше и других странах — только об СССР, так и сегодня основное внимание Путина направлено на защиту не Сирии или Северной Кореи, а на защиту России. Неудивительно, что, комментируя удар, Путин сказал: «Все это мы уже видели» — имея в виду не самое очевидное, то есть не подготовку к американскому вторжению в Ирак. Путин смотрит глубже и проводит параллель и с гитлеровским планом «Барбаросса».

Однако есть два существенных различия между ситуацией, в которой когда-то оказался Сталин, и той, в которой сегодня находится Путин. С одной стороны, в отличие от Сталина, который был уверен, что Гитлер рано или поздно на него нападет, Путин еще надеется, что дело не дойдет до прямого столкновения с США. Кроме того, Путину требуется намного меньше времени для подготовки к войне, чем требовалось Сталину, поскольку российская армия сегодня несравненно сильнее, чем в 1939 году, и поскольку США несравненно слабее и в гражданской, социальной сфере, и в военном отношении, чем немцы были тогда.

Однако бесполезно гадать, какими могут быть следующие шаги Путина, поскольку, как мы уже уяснили из его прежнего поведения, российский президент непредсказуем. Его действия в прошлых кризисах, в частности, на Украине, виртуозное присоединение Крыма, отказ от газопровода «Южный поток», шаги после инцидента со сбитым самолетом и так далее, вводили в ступор даже аналитиков самых мощных разведывательных служб.

Со всей уверенностью можно сказать, что его следующий шаг будет хорошо продуманным, неожиданным и эффективным. Как вариант, россияне, которые уже сейчас практически контролируют сирийское небо, предоставят Дамаску те же возможности. Пока же РФ будет вести свою упорную борьбу исключительно посредством системных институтов и в соответствии с международным правом, прежде всего, через Совет безопасности ООН, и настаивать на беспристрастном расследовании химической атаки, хотя Москва знает, что до беспристрастности в этом деле очень далеко.

Как практически невозможно предугадать будущие шаги Москвы, так же невозможно стало предвидеть, что предпримет Америка. Если в случае россиян предполагать трудно из-за их рассудочности и изобретательности, то в случае США можно анализировать только «рациональные факторы». А США уже давно не рациональны — как минимум с момента прихода администрации Обамы.

Учитывая, что этим ударом Трамп нанес больший удар по самому себе, чем по Сирии, создается впечатление, что к нему, как и в значительной степени к президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану, нельзя применять обычные аналитические методы, а лучше прибегнуть к психиатрическим. Ведь как иначе оценивать действия человека, который сам в себя стреляет? Ясно, как мы уже говорили, что те, кто до сих пор ненавидел Трампа, продолжит это делать. Но теперь его начнут ненавидеть и многие из тех, кто до сих пор поддерживал.

Сирийский треугольник

Важный вопрос в связи с американским ударом касается того, что случилось с 36 пропавшими ракетами. Хотя и существует вероятность, что более половины пущенных ракет «вышли из строя по пути», все же это неправдоподобно, если только американский ВПК не достиг дна. Два других объяснения кажутся более реальными. Первое: Трамп не собирался наносить серьезный удар по Сирии, и это подтверждает тот факт, что россиян заранее предупредили о предстоящем ударе, поэтому у них было время передать информацию Дамаску. Часть ракет могла взорваться над Средиземным морем, а удар был лишь представлением.

Однако более вероятна тайная причастность России. Несмотря на то, что россияне не имели законного права сбивать американские ракеты, они могли сделать это с помощью средств радиоэлектронной борьбы, прежде всего, систем «Красуха», которые давно размещены в Сирии. Использование электронного оружия дает России возможность — по крайней мере, на публике — отрицать собственную роль, аргументируя тем фактом, что 23 ракеты все же достигли своей цели, хотя если бы россияне вмешались, то, мол, не долетело бы ни одной. Так или иначе, ясно, что 36 ракет не могли раствориться, как в Бермудском треугольнике.

Что говорят самые ярые сторонники Трампа

Целый ряд видных сторонников Дональда Трампа публично выразил свое удивление и опасения в связи с решением нанести удар по Сирии, который полностью противоречит прежнему взгляду Трампа на американо-сирийские отношения и интервенционизм.

Известный колумнист и автор нескольких книг Энн Коултер, которая поддерживала Трампа на протяжении всей кампании и даже опубликовала электронную книгу «Мы верим в Трампа», резко раскритиковала его решение: «Те, кто хотел, чтобы мы вмешивались в события на Ближнем Востоке, голосовали за другого кандидата, — заявила она, добавив: — Кампания Трампа была основана на невмешательстве в события на Ближнем Востоке. Он говорил, что это всегда выгодно для наших врагов и увеличивает количество беженцев. А теперь он увидел кадры по телевидению…»

Советник Фокса Лора Ингрэм разочарованно заметила: «Ракеты летят, Рубио счастлив. Маккейн в восторге. Хиллари поддерживает. Полное изменение политики за 48 часов». Того же мнения придерживается британский политический аналитик Пол Джозеф Уотсон: «Похоже, Трамп все же не был „путинской марионеткой". Он — лишь еще одна марионетка глубинного государства и неоконсерваторов. Я официально схожу с корабля Трампа».

Бывший комментатор BuzzFeed Тим Тредстоун подчеркивает, кто именно поддерживает Трампа за «удар по Сирии: Хиллари, Маккейн, Линдси Грэм, Пол Райан и левые». Тогда как против удара — «настоящие сторонники Трампа». Консультант The American Mirror Макада Данкансон сказала: «Трамп нанес удар по Сирии без согласия Конгресса. Я голосовала не за это. Он обещал, что смены режима не будет, а случившееся поможет „Исламскому государству"» (запрещенному в России — прим. ред.).

Разочарованы не только американские сторонники Трампа, но и его зарубежные коллеги, поддержкой которых он пользовался, в частности, британский политик Найджел Фараж и французский левый политик Марин Ле Пен. Ставший первым зарубежным политиком, который встретился с Трампом после его победы на выборах, Фараж сказал, что «многих избирателей Трампа обеспокоит эта военная интервенция», и задался вопросом, «чем все это кончится». Ле Пен заявила, что «поражена» решением Трампа, поскольку он все время утверждал, что не хочет для США роли мирового полицейского, но сейчас именно ее и подтвердил.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 апреля 2017 > № 2145498


Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 апреля 2017 > № 2145487

В Турции наступает эпоха Эрдогана

Сунь Синцзе, Жэньминь жибао, Китай

Ночью 16 апреля президент Турции Реджеп Эрдоган заявил о том, что пакет поправок к Конституции, который поддерживался правящей Партией справедливости и развития, был принят в результате подсчета бюллетеней после референдума об изменении Конституции. Успешное введение поправок в основной документ страны означает, что с 2019 года в Турции официально будет действовать президентская форма правления. Это также обозначает закат парламентской формы правления, которая существовала с момента основания Турецкой Республики в 1923 году. Важнее то, что началась эпоха, определенная Эрдоганом. Это важный поворотный момент в политической истории Турции, а также новое начало во внешнеполитическом курсе страны.

По всей видимости, Эрдоган является политиком, который правит дольше всего в современной истории Турции. От премьер-министра до президента, позиции, занятые Эрдоганом, оставили свой след. После успешного принятия поправок к Конституции страны Эрдоган, вероятнее всего, будет главой государства на 100-летие образования Республики в 2023 году.

С тех пор, как в 2014 году Эрдоган стал президентом в результате прямых выборов, он стремился к обретению фактических полномочий. В прошлом году после неуспешного военного переворота Эрдоган ускорил процесс изменения Конституции. Согласно проекту поправок, президент утвердит двух вице-президентов, он сможет напрямую назначать и снимать с должности вице-президентов и главу правительства. Кроме этого, президент продолжит занимать пост председателя правящей партии, должность премьер-министра будет упразднена. Такие нововведения, без сомнений, завершат двухуровневую систему руководства с президентом и премьер-министром, а также предоставят президенту больше реальной власти. Причиной такой инициативы Эрдоган называет стабильность и развитие Турции, а также снижение потерь, принесенных системой.

Несмотря на то, что уровень поддержки Эрдогана в стране очень высокий, результаты референдума оказались несколько мрачными, за реформу Конституции проголосовали лишь 51.3%, более того, при голосовании можно было выбрать только «согласен/согласна» или «не согласен/не согласна». Следует задуматься об уместности процесса голосования лишь с двумя простыми вариантами ответа для такой важной реформы Конституции. Однако, так или иначе, с юридической точки зрения, Эрдоган изменил политический строй в Турции.

После вступления Эрдогана в должность премьер-министра в 2003 году, идеальным для него ситуацией станет его правление вплоть до 2029 года. 26 лет достаточно для того, чтобы изменить многое, даже решить будущее направление государства. Эрдоган также дал обещание, что после успешного принятия поправок он восстановит смертную казнь. Только этот факт свидетельствует о больших изменениях, потому что Турция уже не стремится к вступлению в Европейский Союз. Известно, что поддержка упразднения смертной казни является важным условием в присоединении к ЕС. Это одно из главных регулирований политического курса Турции по отношению к Европе со времен Мустафы Кемаля Ататюрка.

Нельзя отрицать тот факт, что Ататюрк является отцом современной Турции, он основал светскую страну, которая стала образцом трансформации исламского мира. Современное светское государство — это продукт европейской истории, который создан на базе отделения церкви от государства. Результаты прошедшего в Турции референдума означают начало возможного разделения, не только секуляризма и исламизма, но и Турции и ЕС. Именно поэтому канцлер Германии Ангела Меркель сразу же высказала иную точку зрения, выразив обеспокоенность по поводу Турции.

После изменения Конституции, Турция, скорее всего, будет больше задействована в делах на Ближнем Востоке. Однако в сложной и запутанной ситуации в регионе, хватит ли Турции мудрости и способностей «решить» ближневосточные проблемы, восстановить славу Османской империи, остается под вопросом. Отношения Турции с Россией, которая глубоко втянута в региональные дела, станут еще более непростыми, поскольку даже исторически между двумя странами часто были трения.

Многие сомневаются, сможет ли Турция при Эрдогане в конечном счете вернуться к Турции с исламскими традициями, возвратиться к турецкой истории, потому что история иногда наполовину реальность, а на другую половину — воображение.

Сунь Синцзе, доцент Института народной дипломатии Цзилиньского университета.

Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 апреля 2017 > № 2145487


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 апреля 2017 > № 2145353

Президент США Дональд Трамп потребовал проверить решение о частичной отмене санкций в отношении Ирана. По словам государственного секретаря Рекса Тиллерсона, проверку будет осуществлять ряд ведомств под руководством Совета национальной безопасности. Им предстоит оценить, соответствовало ли решение администрации Барака Обамы о частичном снятии санкций с Ирана интересам Соединенных Штатов.

В июле 2015 года в Вене был принят Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД). Тогда "шестерка" международных посредников договорилась об урегулировании проблемы иранского атома. План предусматривает отмену санкций, наложенных на Иран в связи с его ядерной программой Советом Безопасности ООН, Европейским союзом и США. В свою очередь, Тегеран взял на себя обязательства ограничить деятельность в ядерной сфере и сделать ее подконтрольной международным институтам.

Соединенные Штаты, следуя СВПД, освободили от санкций 59 физических лиц, 385 предприятий, 77 самолетов и 227 судов, включая иранские нефтяные танкеры. Однако, отменив "ядерные" санкции, власти США сохранили те, которые были наложены на Иран за поддержку терроризма и нарушения прав человека.

В феврале администрация Трампа ввела новые санкции против ряда иранских компаний, обвиненных в участии в террористической деятельности, а также против тех компаний, которые занимались разработкой и производством баллистических ракет. Поручение, данное Трампом, может привести к отмене решения предыдущей администрации и к возврату к прежнему режиму американских санкций в отношении Ирана.

Впрочем, в Тегеране сохраняют спокойствие, и поручение Трампа скорее напоминает очередную демонстрацию решимости новой администрации, рассказал РИА Новости посол Ирана в России Мехди Санаи на площадке дискуссионного клуба "Валдай".

Обещание Трампа

"Президент Дональд Трамп поручил Совету национальной безопасности провести межведомственный обзор Совместного всеобъемлющего плана действий, который оценит, является ли жизненно важной для интересов национальной безопасности Соединенных Штатов приостановка связанных с Ираном санкций в соответствии с условиями СВПД", — написал Рекс Тиллерсон спикеру палаты представителей конгресса США Полу Райану.

В письме говорится, что после того, как межведомственный обзор будет завершен, администрация рассчитывает на совместную работу с конгрессом по этому вопросу. Особо он подчеркнул, что Тегеран выполняет все условия венского соглашения, но в то же время Белый дом беспокоит то, что эта страна "по-прежнему является ведущим государством — спонсором терроризма".

Еще в период своей президентской кампании Трамп не раз крайне резко отзывался о СВПД, характеризуя его как "худшую сделку" и обещая разрушить эту договоренность, однако, переселившись в Овальный кабинет, пока не вспоминал об этом обещании. Он также неоднократно называл Иран в числе государств — врагов Америки, в том числе и в контексте сирийского конфликта, несмотря на участие Тегерана в совместной с Москвой работе в раундах Астанинской конференции по урегулированию ситуации в Сирии.

Трамп, в частности, критиковал своего предшественника Обаму за то, что его администрация смотрела сквозь пальцы на нарушение Ираном взятых на себя обязательств. К примеру, в 2016 году Тегеран вдвое превысил лимит запасов тяжелой воды, которая используется для охлаждения реакторов, производящих плутоний, и Вашингтон согласился с иранскими доводами о том, что ему потребуется время для решения этой проблемы.

Затянуть гайки

"Трамп не разрывает венские договоренности, чтобы, используя их, потуже затянуть гайки Ирану. Соглашение об СВПД не является договором и предоставляет правительствам-участникам широкую свободу в толковании его условий, вот Белый дом и рассматривает возможности для принятия гораздо более убедительной позиции в рамках этого соглашения", — пишет Foreign Policy.

По мнению американского журнала, есть осязаемые признаки того, что администрация Трампа использует имеющиеся у нее юридические полномочия для реализации более жесткой силовой политики по отношению к Тегерану, нежели у предшествующего ее состава. Так, под санкции, введенные в феврале по обвинению в поддержке международного терроризма, попали восемь организаций, так или иначе связанных с Корпусом стражей исламской революции (КСИР) — элитной составляющей Вооруженных сил Ирана.

Сейчас в Белом доме вынашиваются планы расширения американских санкций, предусматривающие введение ограничений в отношении тех сфер иранской экономики, которые взаимодействуют с КСИР. Кроме того, в администрации США идут дискуссии о том, чтобы объявить весь Корпус террористической организацией, сообщает Foreign Policy.

Однако такая политика может привести к обратным последствиям, предупреждает издание. Растущая напряженность в отношениях Вашингтона с Тегераном может подтолкнуть Иран к выходу из ядерной сделки, кроме того, она обострит ситуацию на Ближнем Востоке и может вбить клин между США и его европейскими союзниками.

Теперь, после поручения Трампа проверить СВПД на предмет соответствия национальным интересам США, появился также признак того, что Соединенные Штаты могут и сами выйти из венских договоренностей, окончательно разрушив их.

Тегеран хранит спокойствие

Администрация Трампа блефует, демонстрируя готовность нарушить СВПД, считает Мехди Санаи.

"Вашингтон не собирается разрушать ядерную сделку, он лишь использует ситуацию, чтобы усилить давление на Тегеран. Отменив одни санкции, он вводит другие. В этой политике США нет ничего нового, под таким давлением со стороны Америки наша страна живет уже почти четыре десятилетия. Однако венские договоренности нужны не только Белому дому, и вряд ли европейские участники сделки позволят ему так просто разрушить ее", — заявил дипломат.

"СВДП — международная сделка, заключенная в рамках международного права с участием Совета Безопасности ООН. Согласованные в многостороннем порядке рамки этой сделки не так легко пересмотреть, а изменить суть соглашения невозможно", — добавляет президент иранского Института политических и международных исследований, в прошлом постпред Ирана в ООН Казем Саджапур.

Опасный путь назад

Другая серьезная опасность ужесточения американской политики в отношении Тегерана состоит в том, что результатом ее может стать изменение внутриполитической ситуации в самом Иране и, как следствие, возврат к тем временам противостояния этой страны с Западом и большей частью остального мира, от чего с таким трудом удалось отойти два года назад.

В Иране 19 мая пройдут президентские выборы. Это будет грандиозное политическое событие: свои кандидатуры выставили 1636 претендентов, из которых 1499 мужчин и 137 женщин. 26 апреля, после проверки благонадежности зарегистрированных кандидатов Советом стражей конституции, будет оглашен окончательный список кандидатур, и на следующий день начнутся официальные агитационные кампании.

Основная борьба разворачивается между двумя лагерями — реформаторов и консерваторов. Первые выступают за развитие демократических институтов, либерализацию экономики, выход из международной изоляции и полноценное возвращение страны в мировое сообщество. Вторые считают главным ориентиром ценности Исламской революции 1978-1979 годов, ратуют за соблюдение религиозного уклада жизни и собственный путь развития, невзирая на происки врагов в лице США и всего западного мира.

Проблемы реформаторов

Действующий 12-й президент Ирана Хасан Рухани в 2013 году выиграл выборы благодаря своей реформаторской платформе. Он обещал договориться с Западом об отмене санкций, преодолеть экономический кризис, создать новые рабочие места и добиться повышения уровня жизни в стране. Ему удалось главное — ядерная сделка состоялась, и основные санкции против Ирана были отменены.

Однако с подъемом экономики вышло сложнее: отмены санкций оказалось недостаточно, иностранные инвесторы, несмотря на снятие запретов, не проявили особого рвения и не поспешили в страну. Для преодоления бюджетного дефицита и создания условий для экономического роста нужны глубокие структурные реформы, реализация которых требует немало времени.

Главным коньком консерваторов на нынешних выборах стало раздувание сомнений в том, чем на самом деле стоит считать заключенную ядерную сделку — достижением или поражением.

Серьезность разворачивающейся борьбы подчеркивает то, какие радикальные фигуры включаются в нее. Основным соперником Рухани может стать член альянса консервативных партий Народный фронт революционных сил Ирана Эбрахим Раиси — бывший генеральный прокурор, ныне занимающий высокий пост хранителя усыпальницы имама Резы в городе Мешхеде. Он входит в число близких соратников верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи и считается его наиболее вероятным преемником. Кроме того, пользуется большим авторитетом в силовых структурах, включая КСИР.

Сенсационным стало внезапное выдвижение на пост президента Махмуда Ахмадинежада — предшественника Рухани, который занимал эту должность два срока подряд и теперь, после перерыва, решил вновь претендовать на нее, несмотря на то что еще осенью аятолла Хаменеи не рекомендовал ему делать такой шаг. Ахмадинежад на посту президента прославился резкой риторикой в адрес Запада и громкими скандалами, вызванными его эпатажными популистскими заявлениями, — например, об отрицании Холокоста.

В складывающейся ситуации может вполне получиться так, что реформаторы потерпят поражение, и Рухани станет первым в истории Ирана президентом, которого не выберут на второй срок. Победа консерваторов будет означать реальный откат страны в прошлое и не добавит ничего позитивного в напряженную картину сегодняшнего мира.

Парадокс состоит в том, что к такому во всех смыслах печальному итогу может привести жесткая политика американской администрации, сводящая на нет все ранее достигнутые договоренности по иранскому атому.

Иранские политологи уверены, что Рухани выиграет выборы, хотя и не исключают, что победа его может быть не столь убедительной.

Владимир Ардаев, обозреватель РИА Новости

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 апреля 2017 > № 2145353


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 19 апреля 2017 > № 2145111

Белый дом о судьбе санкций против Ирана

Шон Спайсер: прорабатываются различные варианты

В ходе очередного брифинга пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер остановился на вопросе о судьбе санкций против Ирана, подчеркнув, что в настоящее время идет проработка различных вариантов решения проблемы.

«Любые действия, которые мы предпринимаем, проходят внутреннее утверждение (в рамках) агентств – с тем, чтобы они соответствовали достижению желаемого эффекта. Санкции были эффективным инструментом во многих случаях», – констатировал Спайсер. «Мы проводим обзор вариантов, доступных в этой ситуации, – продолжал он. – Очевидно, нам известно о любых возможных негативных последствиях, которые может иметь это действие, независимо от экономических, политических или военных мер».

Ранее президент Трамп распорядился провести межведомственную проверку, чтобы установить, отвечает ли снятие санкций против Ирана в соответствии с достигнутым в 2015 году соглашением по ядерной программе Тегерана интересам национальной безопасности США.

Об этом сообщил госсекретарь Рекс Тиллерсон.

«Иран по-прежнему является одним из ведущих государств-спонсоров терроризма и использует для этого многочисленные платформы и методы», – указал глава американской дипломатии.

Соглашение между Ираном и шестью ведущими мировыми державами, заключенное в 2015 году, ограничивает ядерную программу Тегерана в обмен на снятие международных экономических санкций, введенных против Исламской республики.

Трамп назвал соглашение «самой худшей из когда-либо заключенных сделок».

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 19 апреля 2017 > № 2145111


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 19 апреля 2017 > № 2145100

Трамп распорядился проверить целесообразность снятия санкций с Ирана

Госсекретарь Тиллерсон заявил, что Иран выполняет договор о его ядерной программе, но по-прежнему является государством-спонсором терроризма

Президент США Дональд Трамп распорядился провести межведомственную проверку, чтобы установить, отвечает ли снятие санкций против Ирана в соответствии с достигнутым в 2015 году соглашением по ядерной программе Тегерана интересам национальной безопасности США.

Об этом сообщил госсекретарь Рекс Тиллерсон.

В своем заявлении Тиллерсон отметил, что Иран соблюдает свои обязательства в рамках договора по ограничению его ядерной программы, но есть опасения по поводу его роли как государства-спонсора терроризма.

«Президент Дональд Трамп распорядился провести межведомственную проверку Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), которую возглавит Совет национальной безопасности. Проверка должна оценить, является ли снятие санкций против Ирана в соответствии с СВПД жизненно важным с точки зрения интересов национальной безопасности США», – говорится в заявлении Тиллерсона.

«Иран по-прежнему является одним из ведущих государств-спонсоров терроризма и использует для этого многочисленные платформы и методы», – указал глава американской дипломатии.

Соглашение между Ираном и шестью ведущими мировыми державами, заключенное в 2015 году, ограничивает ядерную программу Тегерана в обмен на снятие международных экономических санкций введенных против Исламской республики.

Трамп называл соглашение «самой худшей из когда-либо заключенных сделок».

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 19 апреля 2017 > № 2145100


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter