Всего новостей: 2187265, выбрано 18336 за 0.054 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Саудовская Аравия. Бахрейн. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277221 Александр Фролов

Арабский пасьянс

Александр Фролов, Ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, доктор политических наук

Весной этого года в арабском мире произошло похожее на казус событие: Королевство Саудовская Аравия (КСА), Бахрейн и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) отозвали своих послов из столицы союзного им государства Катар, объяснив это вмешательством последнего в их внутренние дела, дела соседних стран, поддержкой «враждебных СМИ». Катар как одно из самых малых членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), оказывается, поддерживает в более крупных странах деструктивные силы, угрожающие миру и стабильности в регионе, и ведет в них свою пропаганду.

5 июня 2017 года КСА, ОАЭ, Бахрейн и Египет официально порвали с ним дипломатические отношения, прекратив всякое сообщение, позже к «четверке» присоединились Мальдивы, Маврикий и Мавритания. Иордания и Джибути снизили уровень своих диппредставительств в Дохе. А за ними и ряд стран Африки - Сенегал, Нигер и Чад - объявили об отзыве послов. Однако два государства ССАГПЗ - Кувейт и Оман к акции не примкнули. Позже тройка инициаторов передала Катару список из 13 требований, необходимых для прекращения изоляции. Среди них - понижение дипломатических отношений с Ираном, закрытие в стране военной базы Турции и информационного канала «Аль-Джазира». На выполнение требований заявители отвели десять дней. В дальнейшем политика Катара будет контролироваться1. Катар ультиматум отверг как ущемляющий его суверенитет.

Вне зависимости от развития ситуации эпизод с Катаром стал одним из проявлений глубоких внутренних социально-политических сдвигов, происходящих в последнее время на Арабском Востоке по следам «цветных революций» в условиях глобализации, информатизации, демократизации и размывания традиционных ценностей восточных обществ, а также поиском ответа на все эти вызовы.

Доигрался?

Уточняя банальную поговорку «Деньги решают все», кто-то заметил: «Большие деньги решают все». Но так ли это? А может, все-таки политика? Вопрос применительно к Ближнему Востоку далеко не праздный. Но вернемся к Катару.

В переводе с арабского Катар означает «страна» - название, которое он за собой явно авансирует. По сути, это маленький полуостров в Аравии, сухопутная граница которого монополизирована Саудовской Аравией. Катар упорно шел к вершине своего благополучия, в 2000-х годах он стал лидером среди арабских и азиатских стран по уровню ВВП на душу населения. Основу экономики Катара до недавнего времени составляло крупное газовое месторождение Северное/Южный Парс. Но обретенное благополучие вскоре перестало давать ему покоя. Катарское руководство активно искало нишу в региональных и мировых делах, естественно, думая о том, что будет «после нефти». Создали свой бренд - авиакомпанию «Катар Эйрвэйз», инвестировали средства в экономику стран Западной Европы, включая объекты спорта. Катар, например, приобрел известный парижский футбольный клуб «Пари Сен-Жермен» (ПСЖ), стал проводить соревнования мирового уровня.

Старания его были отмечены на Западе. Международная федерация футбола - ФИФА впервые в истории объявила не просто арабскую, а столь малую страну хозяйкой вторых по масштабу после летних Олимпийских игр соревнований - Чемпионата мира по футболу - 2022. Далеко не бедному Катару, вклад которого в мировой футбол едва различим, дали шанс на порядок поднять уровень собственной инфраструктуры с перспективой, в случае успеха ЧМ-22, стать спортивной столицей арабского мира.

Обретение права на проведение ЧМ-22 подхлестнуло амбиции катарского руководства. Хотя этот подарок связывался с двумя проблемами: выяснилась нечистоплотность проголосовавших за Катар футбольных чиновников, а позже, задним числом, вспомнили, что проводить футбольные матчи в 40-градусную жару - это за пределом человеческих возможностей. Но тут Россия неожиданно оказала Катару «услугу»: под влиянием Вашингтона мировое спортивное руководство погрязло в допинговых обвинениях российских спортсменов, занялось торпедированием Чемпионата мира по футболу 2018 года в России. В таких условиях топить еще и следующий чемпионат - под стать рубить собственную голову. Катарские власти, правда, в качестве компенсации пообещали установить на футбольных стадионах кондиционеры - невиданное дело в мировой спортивной практике.

Большую известность Катару также дал информационный канал «Аль-Джазира», созданный с использованием опыта ведущих западных каналов (уже само название говорит о масштабности задумки, поскольку аль-Джазира - это Аравийский полуостров). «Аль-Джазира» был раскручен за счет нестандартных ходов, в частности трансляции ультимативных заявлений бен Ладена и других проводников террора, но потом значительно расширил круг передач и на данном этапе фактически стал наиболее влиятельным каналом арабского мира. Через СМИ влияние Катара распространяется на страны Северной Африки, на политику Лиги арабских государств (ЛАГ) в целом. Многие эксперты оценили деятельность, а точнее, дезинформацию «Аль-Джазиры» в Ливии в деле сопровождения военной операции против М.Каддафи как очень эффективную. Фактически Катар овладел сильным средством воздействия на умы жителей региона.

Свои экономико-финансовые и пропагандистские достижения катарское руководство решило трансформировать в политическое влияние. На каких-то этапах оно близко прислонилось к саудовскому, действуя более-менее синхронно. Подобно тому, как Британия блокировалась с США, олицетворяя англосаксонскую ось, Катар блокировался с Саудовской Аравией, представляя салафитскую «ось». Тем более что население КСА и Катара во многом сходно по своему этноконфессиональному составу, что предопределяло такого рода взаимодействие. И, естественно, за спиной у обоих в военном плане стоял Вашингтон.

Но постепенно Катар стал выходить за пределы очерченных ему ССАГПЗ рамок. С началом «цветных революций» он отправил в Ливию своих военных свергать режим полковника М.Каддафи, развернув против последнего самую настоящую пропагандистскую войну и оказав военную и финансовую помощь повстанцам. Вопрос, чем не угодил Катару Каддафи, экспертам, в общем, понятен. Ливия - нефтеносная страна, располагает своими ресурсами, которые она вкладывала во внешнюю политику. Катар также стал больше средств инвестировать во внешнюю политику, поддерживая во многих странах, в том числе и африканских, разного рода исламистов, в частности оппозиционных, и на этом поле столкнулся с Джамахирией как спонсором ряда африканских режимов и политических движений. Устранить ливийского полковника стало целью Катара, которой он и достиг. Так нынешние руководители Ливии стали обязаны Катару, но при этом, будучи разобщенными, плохо структурированными, не имеющими ходовых идеологических воззрений, перестали быть ему соперниками. Через них Катар получил доступ к использованию нефтяных ресурсов страны - не все же там работать западным компаниям!

В Сирии он вместе с Саудовской Аравией выступил в качестве главного кукловода вооруженной сирийской оппозиции. Ясно, что гуманистические идеалы, права человека и вопросы демократии в этой арабской стране Катар мало или вообще не интересовали. Резоннее выглядело стремление саудитов и катарцев свалить режим, который они считали едва ли не атеистичным. Баасистская идеология, если учесть что под ее знаменами свергались монархи и оказывалось противодействие колониализму, была враждебна монархизму. Помимо политических, в Сирии Катар преследовал и свои корыстные экономические интересы, саудовцы - свои. Очевидно, на столкновении этих интересов тоже возникли противоречия. В ноябре 2011 года Эр-Рияд и Доха настояли на том, чтобы при-остановить членство Сирии в ЛАГ, причем нажим (возможно, что финансовый) был оказан на такие традиционно близкие Сирии страны, как Алжир и Палестина. Катар возглавил комиссию ЛАГ по урегулированию в Сирии и фактически стал сводить ее работу к выкручиванию рук Б.Асаду путем выдвижения инициатив, заранее неприемлемых для Дамаска. По иронии судьбы позже он получит от своих арабских братьев схожие требования.

Австрийский эксперт Томас Шмидингер считает, что Катар стал более независим в силу двух факторов: в 1991 году саудовцы не смогли защитить Кувейт от иракского вторжения и, таким образом, «потеряли лицо», побудив близкие им эмираты искать иные гарантии обеспечения безопасности. Катар дальше своих соседей продвинулся в развитии двусторонних связей с США, Турцией и Ираном. К тому же с 1990-х годов начал внедрять технологии по сжижению газа, став более независимым от саудовских трубопроводов и транзита2. Доха предпринимала усилия по укреплению связей с США - в разное время позволяла со своей территории координировать боевые действия в Ираке, организовывала переговоры талибов с кабульским правительством. Более того, Катар стал своего рода «проводником» западных ценностей (в допустимых пределах) в консервативном аравийском обществе: он быстрее, нежели КСА, воспринимал и опробовал на своей почве достижения мировой цивилизации, адаптируя их к местным условиям. Так, например, с размахом проводил крупнейшие в регионе и мире автосалоны.

С развертыванием «цветных революций» Катар одним из первых среди аравийских монархий осознал, что революцию если нельзя предотвратить, то можно возглавить. А заодно и удовлетворить собственные интересы. Где надо - жестко придавить выступления. В феврале 2011 года вооруженные силы Катара и КСА, когда в Бахрейне вспыхнули волнения, дружным тандемом вошли в этот маленький эмират и жестко подавили бунтовщиков, не допустив его превращения в «новый» Тунис.

Были ли опасения повторения «арабской весны» в самом Катаре? Лидеры Катара отрицают такую возможность: в эмирате обеспечен самый высокий уровень жизни среди нефтеносных арабских стран. Но вот если взглянуть на структуру населения, то из почти двухмиллионного населения коренных арабов там менее 40% (кто-то считает, что 20%) - это тех, кому, собственно, этот уровень и обеспечен. Живут там выходцы из Пакистана, Индии (18-20%), Ирана (10%), из других стран (14%), составляя обслугу коренного населения. При этом иранцы-шииты противостоят салафитам, но у первых нет возможности сделать карьеру. Есть еще христиане (8,5%), представители других религий (14%). Эти люди обеспечены работой, но тем не менее смесь, как говорится, небезопасная, да и сами игры с революционерами могут быть чреваты. За последние годы, правда, поток прибывающих сузился, но все равно их больше, нежели убывающих.

Изменение политики Катара наблюдатели частично объясняют и сменой власти. В июне 2013 года эмир Хамад бен Халифа ат-Тани добровольно отрекся от престола в пользу своего сына - Тамима. И в этой связи считается, что Тамим оказался менее скрупулезным в соблюдении негласных договоренностей между катарским и саудовским руководством. В этой связи упоминалось некое секретное соглашение, случившееся в ноябре 2013 года, то есть вскоре после перехода власти, заключенное между эмиром Тамимом ат-Тани и королем Саудовской Аравии Абдаллой в присутствии эмира Кувейта шейха Сабаха ас-Сабаха, которое в той ситуации выглядело как своего рода назидание «старшего брата» «младшему». Катару предложили придерживаться общей политики ССАГПЗ, не вмешиваться в дела других стран - членов этой организации, не поддерживать экстремистские и террористические группы, угрожающие стабильности в регионе, и не оказывать поддержку «враждебным СМИ»3

Растущая роль Катара в мировых делах вызвала опасения даже европейских политиков, многие из которых приходили к выводу, что катарские инвестиции неслучайны, на деле обеспечивается поддержка действующих в Европе исламистов. Одним из первых забил тревогу французский правый политик Ж.-М. Ле Пен. По сообщениям польской печати, катарцы засветились в ряде недобросовестных оружейных сделок. В целом нет уверенности, что катарцы поддерживают именно тех исламистов, которых надо поддерживать, а не взращивают «пятую колонну».

У Гоголя Иван Иванович и Иван Никифорович поссорились из-за пустяка. Пустяк в конфликте часто оказывается каплей, переполнившей чашу терпения. Какая именно кошка пробежала между Эр-Риядом и Дохой - узнать доподлинно сложно, а выдвигаемые требования являются, скорее всего, лишь надводной частью конфликта. Есть мнение, что Катар не по рангу набрал вес, при этом подчеркивая свою большую мобильность, открытость к новому. Говорится также, что он восстановил против себя часть членов ССАГПЗ не только поддержкой ячеек «Братьев-мусульман» на их территории, но еще и оказанием помощи шиитскому движению хуситов в Йемене, с которым КСА вступило в вооруженную борьбу. Другие моменты выглядят личными. Так, некоторые западные эксперты указывают как на причину конфликта все более негативный тон канала «Аль-Джазира» в отношении лидеров других стран ССАГПЗ и нового египетского руководства4. И не исключено, что какой-то один репортаж - типа Катар стремится обойти конкурента в лице Саудовской Аравии в желании стать лидером арабского мира - все перевернул.

Особое упоминание Египта в этой связи станет понятным, если вспомнить, что КСА интенсифицировало свои контакты с его новым руководством, ССАГПЗ - с АРЕ с предоставлением финансовой поддержки новому режиму в Каире при условии, что Египет будет защищать эти страны от региональных вызовов (например, Ирана и др.). Речь шла о планах «сдачи в наем» некоторых египетских армейских подразделений или формировании на их основе боеспособных частей под эгидой ССАГПЗ. Тем более что в АРЕ наблюдается переизбыток рабочей силы и служивых людей. Египту при этом обещали многомиллиардные инвестиции от КСА и стран Залива.

Как исходную точку кризиса российский эксперт А.Железнов назвал обнародование в 2014 году планов Катара и Ирана по созданию свободной экономической зоны и «совместного политического комитета» по региональным вопросам5. Именно тогда последовала первая «черная метка» от саудитов эмиру Катара, внешне вроде бы не имеющая прямого отношения к Ирану. Требования - прекратить подпитку «Братьев-мусульман», закрыть «Аль-Джазиру» и внушающие сомнения в незыблемости монархии региональные представительства американских центров - Института Брукингса и корпорации РЭНД, а также выдать иностранцев, обвиняемых в террористической деятельности. Ситуация, как мы видим, имела продолжение.

Что грозит Катару? Его сухопутная граница в самом деле может быть закрыта саудовцами для подвоза продуктов сельского хозяйства, большая часть которых поступает от них же, а также товаров из других стран ССАГПЗ, которые пожелают присоединиться к блокаде. Но остаются морские поставки, для расширения которых потребуется дополнительная инфраструктура. Закрытие воздушного пространства осложнит деятельность его авиакомпании. А вот сокращение инвестиций - инвесторы опасаются вкладывать деньги в изолируемую экономику - дело серьезное. Однако в Дохе полагают, что до крайних мер не дойдет.

Интеграция и дезинтеграция

Потенциально арабский мир всегда стремился к некоему единству, но его практически никогда не случалось. Кто-то начинал вести себя не так, как остальные, кто-то строил коалиции в противовес другим, кому-то не нравилась чья-то дружба с кем-то. Разные конфессии и разные идейные построения и взгляды усугубляли ситуацию. Поэтому со своими противоречиями Лига арабских государств всегда напоминала ООН в миниатюре.

Как средство противодействия Османской империи в конце XIX века сложились идеи панарабизма. В силу различия социально-политических условий арабских стран они не получили интеграционного воплощения на практике. Позже в арабском мире под воздействием Советского Союза началось оформление социалистических идей, нашедших отражение в насеризме, баасизме. Партия «Баас», например, задумывалась как межгосударственная, охватывающая две страны - Сирию и Ирак. Но в итоге два ее региональных отделения, по сути, стали на путь вражды. Лидер ливийской революции полковник Каддафи много позаимствовал у своего кумира - Г.А.Насера, а позже развил идеи «ливиецентризма» и государства всеобщего равенства (слово «джамахирия» означает массовость), самого его именовали «брат полковник». Но реальных союзников, а тем более последователей он среди арабов не нашел, договорился до того, что в запале назвал себя «вождем без страны», а Египет - «страной без вождя», чем вконец испортил свои отношения с Президентом АРЕ Мухаммедом Садатом.

Надо сказать, что националисты губили всякие объединения. Не сработал самый продвинутый эксперимент с созданием Объединенной Арабской Республики в составе Египта и Сирии. Арабские националисты, революционеры первой волны, частью ограниченно принимали, частью жестко отбивались от советских коммунистических идей - вплоть до гонений на местные компартии и физического уничтожения их представителей. СССР так и не сумел обратить ни одну арабскую страну в свою веру, но при этом своей поддержкой арабских народов в ближневосточном конфликте завоевал среди них популярность. У монархий он вызывал отторжение как атеистическое и антимонархическое государство. Чтобы теснее работать с арабскими и другими развивающимися странами, в СССР разработали теорию соцориентации.

Местные социалистические идеологии - насеризм, баасизм и др., - изначально разработанные как наднациональные, вскоре или наталкивались на их неприятие соседями и/или замыкались на собственной ограниченной территории, или действовали с ограничением доступа в другие страны нежели способствовали интеграции.

Впрочем, общие дела временно объединяли. Например, по следам поездки Садата в Израиль в 1977 году так называемые антиимпериалистические арабские страны в лице Алжира, Ливии, Сирии, НДРЙ, а также ООП создали Национальный фронт стойкости и противодействия (НФСП) на основе неприятия идей сепаратизма. Однако НФСП так и не смог свернуть процесс египетско-израильского примирения, в результате чего его деятельность иссякла. США, в свою очередь, для скрепления египетско-израильского мира попытались создать некую «ось» Египет - Израиль - КСА, но из этого также ничего не вышло: в Эр-Рияде сочли такой союз противоестественным.

Примером более успешного объединения считается упоминавшийся ССАГПЗ, созданный в 1981 году для отражения возможной угрозы аравийским монархиям со стороны Ирана в разгар ирано-иракской войны. Хотя официально Совет предназначался для сотрудничества в экономической, социальной и культурной сферах, понятно, что на деле предназначение было, скорее, политическое. С завершением десятилетней войны снизились активность и революционная риторика Ирана, и ССАГПЗ, подобно НАТО в 1990-х годах, стал терять почву под ногами. Иран, особенно для некоторых малых стран, перестал восприниматься в качестве угрозы. Попытки подцепить к ССАГПЗ другие арабские монархические режимы - Иорданию и Марокко - мало что добавили союзу. А разговоры о присоединении Йемена - единственной аравийской страны в него не входящей - закончились внутрийеменской войной, вовлечением в нее саудитов и новым раздраем среди участников Совета.

В противовес Москве Вашингтон старался нести в регион свои либерально-демократические ценности. Распад СССР и уход его с Ближнего Востока вроде бы облегчал американцам задачу, развязывал руки, но из этой свободы они не извлекли желаемого. Сначала вторжение США в Ирак, потом оккупация этой страны и попытки навести в ней демократию вызвали у арабов отторжение и побудили их больше брать собственной инициативы. Ни в одной арабской стране не было создано политической системы, схожей с европейскими демократиями. Американский эксперт Валид Фарес, имеющий ливанские корни, убежден в негативном отношении в странах региона к так называемой западной демократии. За исключением Ливана, Турции, Израиля и в некоторой степени Иордании, элиты всех остальных стран резко критикуют то, что они называют «демократией в западном стиле»6. «Регион слишком перенасыщен идеями, идеологиями, борьбой за идентичность, наследственными конфликтами, чтобы реформаторы и гуманисты могли возглавить какое-либо из движений», - заключал специалист7

Сегодня господствующим идейным течением на Арабском Востоке стал исламизм. Говорить об исламизме как едином учении можно лишь условно, равно как и нет какого-то общепризнанного определения этому понятию. Скорее - это набор воззрений, считающих ислам не только религией, но и политической и социальной системой, осуществление жизни по законам шариата. Современные мусульмане должны вернуться к корням своей религии и воссоединиться в политическом плане. Исламизм вследствие этого имеет самые разные проявления, политические течения - от умеренных до экстремистских. При этом в нем прослеживаются постоянные попытки как найти объединяющую идею, так и доминировать - то есть считать свою школу главенствующей.

Исламизм в одном очевиден - это реакция на навязывание арабскому и мусульманскому миру в более широком контексте чуждых идейных схем, реакция на внешнее вмешательство. На всякое действие возникает противодействие. В свое время свержение американцами М.Мосаддыка в Иране с последующей вестернизацией привело к накоплению латентных протестов, выплеснувшихся наружу в виде исламской революции. Образование запрещенного в России и многих странах ИГ - это опять же следствие американской агрессии в Ираке, попыток обустройства Ирака по американским лекалам. И неслучайно боевые отряды ИГ возглавили бывшие офицеры иракской армии, которых бомбила и обстреливала самая передовая армия мира.

Многие лидеры государств выбирают исламизм (в умеренной интерпретации) в качестве политической мысли, стремясь навести мосты с себе подобными. Но в любом объединении есть некая доминанта: ведущие государства стремятся объединять вокруг себя более мелкие. Другие считают себя ведущими, но их собратья придерживаются иного мнения. На сегодня, можно сказать, среди арабских стран существуют два признанных центра силы - Египет как самое многонаселенное государство и одна из колыбелей мировой цивилизации и Саудовская Аравия - как самое финансово сильное и являющееся колыбелью ислама государство. Остальные могут соглашаться с этим или нет - ситуация мало изменится.

ИГ - халифат - тоже своего рода объединительная идея, пусть утрированно-искаженно, но нацеленная на объединение, по крайней мере, части суннитского ареала ислама. Идея достаточно стойкая и островками возрождаемая на территории других государств. Не только в Ливии, где халифату принадлежат целые территории, но и в ряде европейских государств, где живут и поселяются выходцы из стран Ближнего Востока. Примечательно, но она находит много последователей и среди разочарованной западной молодежи. Идеологизированные люди оказывают яростное сопротивление, например, иракской армии, вооруженная борьба с ИГ ведется несколько лет, тяжело берутся города и села, а джихадисты быстро восстанавливают утраченные позиции. В пропагандистском плане они демонстрируют свою жизнестойкость.

Кроме того, ИГ - это опыт несистемного интеграционного образования вне традиционных государственных схем, хотя и с элементами государственной атрибутики. Образование, не признающее существующих границ между странами, призвано показать, что объединительные процессы могут совершаться сугубо на идейном уровне. Очевидно поэтому в Соединенных Штатах не имеют достаточно ясных представлений относительно того, что будет после победы над ИГИЛ (если она случится после взятия Мосула) и насколько окончательной будет победа. Оружие может победить комбатантов, но оно бессильно, чтобы победить мысль. Россия на этом фоне оказывается в более выигрышной и, кстати, конструктивной позиции. Она - за решение сирийского вопроса на основе народного волеизъявления. Народ этой арабской страны, как и все арабы, должен решать свои проблемы сам, своими руками. Такой подход и стал бы альтернативой ИГ.

Политика США

Американская позиция и действия в ходе «цветных революций», закончившихся самой кровопролитной войной XXI века, вызвала у арабских правителей настороженность. То, как администрация Б.Обамы отнеслась к З.Бен Али и Х.Мубараку, заставило серьезно переосмыслить ситуацию: если американцы легко отказываются от своих старых друзей и соглашаются с приходом оппозиционных исламистов, то насколько можно им доверять и не нужно ли искать помимо них иные точки опоры? Новое египетское руководство и Президент А.Ас-Сиси стал больше рассчитывать на взаимодействие с КСА и другими государствами Залива. Хотя позиции Египта не всегда созвучны саудовским, он, в частности, сравнительно далеко расположен от Ирана и не особенно стремится к противодействию с Тегераном, общих проблем у них немало.

Американская политика на Ближнем Востоке, как правило, имея набор общих констатаций, перечисление принципов и постулатов, зафиксированных в официальных документах, на самом деле, прикрываясь обтекаемыми формулировками, предусматривает максимальную свободу действий в деле обеспечения интересов США. Расширительная трактовка позволяет Вашингтону менять приоритеты, опоры, союзников, кого-то поддерживать, а кого-то карать по своему усмотрению. Так, в Стратегии национальной безопасности, одобренной администрацией Б.Обамы, записано буквально следующее: «Мы имеем возможность и обязательство вести дело к укреплению, формированию и, если необходимо, созданию правил, норм и институтов, нацеленных на укрепление мира, безопасности и защиты человеческих ценностей в XXI столетии»8. Трактовать это можно как угодно.

За последние годы политика США в арабском мире стала меняться не только в связи с уходом из региона Советского Союза, появлением Ирана как влиятельного идейного игрока, но и изменениями в структуре импорта. Сегодня в пятерке главных поставщиков нефти в США - Канада, Мексика, Венесуэла и Нигерия и лишь одна страна Ближнего Востока - Саудовская Аравия. Ближневосточная нефть для США уже не имеет того критического значения, как, скажем, в начале 1980-х, а внутреннее сланцевое производство отнюдь не утратило актуальности. И если в период противоборства с СССР в Вашингтоне априори считали, что соперник стремится отрезать их от ближневосточной нефти, то теперь, похоже, таких опасений внешне не высказывается.

«Цветная революция» в Ливии смела режим главного американского антагониста в арабском мире, что было США на руку. Другой антагонист - Башар Асад в Сирии, - как считают в Вашингтоне, временно уцелел во многом благодаря неожиданной поддержке со стороны Москвы, но он уже не определяет погоду в арабском мире и вопросах ближневосточного урегулирования. Дожать его - дело престижа. Зато посредством использования сирийского конфликта США могут манипулировать ситуацией, создавая и одновременно решая проблемы региона, оказывать нажим на одних и выстраивать отношения с другими в нужном русле.

В принципе, интеграционные процессы в арабском мире, тем более под флагами исламизма при отсутствии глобального противостояния, США особенно не нужны, а создание местных военно-политических группировок пока тоже не столь актуально, особенно в связи с расширением зоны ответственности НАТО. Иран и без того будет сдерживаться местными антагонизмами, а привлекательность его революции как экспортного продукта не так высока, как в 1980-х годах. Иными словами, арабский мир с его нерешаемыми проблемами и возникающими противоречиями, в которых его представители сами с трудом разбираются, - в общем, неплохой продукт для Вашингтона.

Вот почему в случае с Катаром Вашингтон пытался играть некую посредническую роль в урегулировании саудовско-катарских отношений, хотя и весьма специфическую. В июне 2017 года в Вашингтоне озвучили сделку на поставку ВВС Катара американских истребителей F-15 на сумму около 12 млрд. долларов и порекомендовали следовать курсом на деэскалацию возникшей напряженности. Это намерение, однако, не вызвало резко негативной реакции Эр-Рияда, поскольку месяцами ранее США обещали ему поставки вооружений на кратно большую сумму.

Есть еще одно соображение, касающееся проекции и применения США военной силы. Надо сказать, что Б.Обама проводил на Ближнем Востоке сравнительно осторожную политику, его силовое вмешательство во внутренние дела арабских стран было больше опосредованным. На то были и свои причины. Так, по следам вторжения (читай - оккупации) Соединенными Штатами Ирака влиятельный Институт Брукингса провел социозамеры в арабском мире на предмет того, кого арабы больше всего боятся. Замеры были сделаны среди жителей Египта, КСА, Иордании, Ливана и ОАЭ. 79% опрошенных боятся Израиля, что, видимо, естественно, 74% - США и лишь 4% - Ирана9. Определился среди мировых политиков и лидер по степени неуважения. Им оказался Дж.Буш-мл., в которого, очевидно, неслучайно на одной из пресс-конференций запустили башмаком.

На фоне всего этого происходило переосмысление применения силы и в самом американском обществе. Сила - еще не гарантия достижения результата, часто результат оказывается не таким, как задумывалось. Вот почему известный американский политолог Дж.Най, не отвергая право Америки наводить в мире порядок, вместе с тем признал, что «вторжение и оккупация порождают ненависть и сопротивление, которые, в свою очередь, повышают издержки интервенции, снижают вероятность успеха и еще больше подрывают поддержку активной внешней политики внутри страны»10. Невмешательство же Обамы на Ближнем Востоке местные правители расценили однозначно: Америка уже не та, дает слабину, отмахиваться от нее нельзя, но нужно и можно проявлять больше самостоятельности. А Иран вообще всеми своими действиями демонстрировал, что ее не стоит бояться.

Трудно оценить еще формирующуюся ближневосточную политику Д.Трампа, но она в первых своих очертаниях напоминает «бизнес-политику»: заключим выгодные сделки, а уж потом будем разбираться, насколько они политически продуктивны. В пользу этого говорят результаты первой поездки американского президента в КСА в мае этого года, в результате которой было заключено различных соглашений о сотрудничестве, по разным оценкам, на 280, а то и на 350 млрд. долларов, из них только по линии министерств обороны - на 110 млрд. долларов - объемы, которые и не снились иным американским союзникам11. С другой стороны, свой первый зарубежный вояж Трамп совершил именно на Ближний Восток, где принял участие во встрече лидеров ССАГПЗ на высшем уровне, а затем в переговорах в расширенном формате, к которым присоединились также руководители других арабских и исламских стран. Значит, регион не так уж американцам безразличен.

Российское возвращение

Россия не стремится проводить блоковую политику в регионе. Во-первых, у нее нет привлекательной для арабских правителей идеологии, она не может реализовывать сопоставимые с американскими программы экономической помощи. А во-вторых, государства, с которыми она могла бы политически сблизиться (Сирия, Иран), имеют слишком отрицательную репутацию на Западе, именуются «странами-изгоями», и для нее лучше все-таки соблюдать некую дистанцию. Но зато как неидеологизированная страна она может сотрудничать с самым широким спектром стран, в том числе в вопросах добычи углеводородов. А как одна из ведущих в военном отношении держав - поставлять современное вооружение практически любой спецификации и в любых объемах.

Но даже не это главное. Россия особенно в последние три года в глазах арабов видится в качестве некой и, возможно, единственной альтернативы политике Вашингтона, направленной на всемерное укрепление американских позиций и реализацию только американских интересов. В этом ключе ее значение для арабских стран даже более значимо, нежели, например, Китая с его огромным экономическим потенциалом. Китай проводит по всему миру политику наведения мостов, но при этом ни с кем не вступает в союзнические отношения, предусматривающие внешнюю защиту. В политических катаклизмах он предпочитает занимать позицию хоть и заинтересованного, но наблюдателя.

Турецкий поток

Активность Турции на арабском направлении связана не только с ее вмешательством во внутренний конфликт в соседней Сирии и стремлением доминировать в этой стране. Основная проблема Анкары состоит в разнице между ее желаниями и возможностями. Турция не располагает достаточными финансово-экономическими рычагами для реализации своих амбициозных целей. В свое время малоэффективными оказались идеи пантюркизма - попытки соединить под турецкой эгидой тюркский мир, а отдельные эксперты склонны считать их провалившимися, в частности применительно к Центральной Азии12. На их подмену пришли идеи неоосманизма - соединить под турецкой эгидой и идеей весь тот мир, который когда-то входил в состав Османской империи. А это в основном арабский мир. Известным обоснованием теории стал труд профессора Ахмета Давутоглу «Стратегическая глубина», а сам автор получил возможность реализовывать свои идеи на практике в качестве министра иностранных дел Турции и премьер-министра, на это стали выделяться соответствующие средства. Тогда А.Давутоглу назвал Турцию «гравитационным центром притяжения для арабского мира»13.

Ради налаживания отношений с арабскими странами, которые турки именовали братскими, в 2010 году Анкара пошла на резкое понижение отношений с Израилем, используя инцидент с так называемой «Флотилией свободы»*. (*В мае 2010 г. «Флотилия свободы» в составе шести судов и 600 человек направилась с гуманитарной помощью для блокированных на территории сектора Газа палестинцев вопреки запрету со стороны Израиля. Турция присоединила к гуманитарному конвою свой военный катер. В результате израильского удара по конвою погибло 16 человек. МИД Турции назвал акцию «вопиющим нарушением основ международного права» и свел отношения с Израилем до самого низкого уровня.) Политика Турции в Сирии как в бытность дружбы с Б.Асадом, так и, по сути, войны с ним преследовала цель понизить в стране влияние своего конкурента - Ирана, а по большому счету Сирия являлась на тот момент единственной арабской страной, где у турок имелись хоть какие-то шансы закрепиться. А вот попытки укрепиться в других странах не прошли.

В начале 2011 года Р.Эрдоган попробовал свои силы на аравийском направлении - в странах Персидского залива - и получил прохладный прием. Его слова о необходимости создания турками и арабами союза на основе ислама, который «определит формирование всего мира», предложения забыть разногласия XIX и XX веков, когда арабские народы восстали против господства Османской империи, вспомнить об исторической общности, связывающей арабов и турок, так и не дошли до сердец аравийских правителей. Короли и шейхи Залива выслушали высокого гостя из вежливости, поскольку в отличие от Турции именно они располагают огромными финансовыми ресурсами и сами не в теории, а на практике являлись «гравитационными центрами». Но с еще большей прохладой Эрдоган столкнулся в Египте - самом крупном арабском государстве. Арабским правителям особенно не понравились попытки турецкого лидера завоевать популистские симпатии «арабской улицы», в Египте - выраженные Эрдогану симпатии со стороны «Братьев-мусульман».

В «цветных революциях» в арабских странах Турция усмотрела возможности сближения с широким кругом арабских государств со сменой старых режимов на новые, перспективу становления в них сходных с турецким политических режимов. Однако и на этом поприще она не преуспела, ожидаемого сближения не случилось. Тунис и Египет - сравнительно далеко. Даже казавшаяся близкой ставка на падение режима Б.Асада в соседней Сирии пока себя на оправдывает.

Турция не решилась на открытое военное вмешательство в Сирии в силу ряда причин. Это и опасения Вашингтона в связи с возможностью непредсказуемого развития событий, и жесткая позиция России, и даже непотерянная боеспособность сирийской армии. Но, думается, главное соображение - это то, что население самой Турции было против такого вмешательства и уж, конечно, Анкара навлекла бы на себя гнев арабских стран. То есть продвижение Турции в арабский мир не получило должного развития, там эту страну продолжали считать чужеродным элементом.

Пришлось действовать ситуативно. Это действие состояло в поддержке различных оппозиционных сирийскому режиму группировок, часть которых придерживалась явно экстремистской идеологии. В октябре 2014 года вице-президент США Дж.Байден обвинил Турцию в том, что она направляла без разбора сотни миллионов долларов и десятки тысяч тонн оружия любому, кто был готов сражаться против Асада, в том числе группировкам «Ан-Нусра», «Аль-Каида» и другим джихадистам, приехавшим из других частей света14. Турция категорически отрицала причастность к поддержке террористам. По мнению экспертов, на почве противодействия режиму Асада произошло и сближение Анкары с Катаром - государством, также увлекшимся игрой с вооруженной оппозицией. Дело в том, что Асад в свое время отказал в прокладке через свою территорию газопровода из Катара в Турцию, отдав предпочтение аналогичной ветке из Ирана.

В 2014 году Турция разместила контингент своих войск в Катаре. В июне 2017 года в связи с разворачивающимся кризисом Анкара отправила туда дополнительный контингент своих войск, при этом обе стороны заявили о том, что он предназначен для поддержания мира и безопасности в районе Персидского залива. Однако было бы неверным считать союз Турции и Катара вечным: Турции неприятен «флирт» Дохи с Ираном. Но пока мечты о переустройстве Сирии по своему лекало сохраняются, сохраняется и подобное взаимодействие. Анкара ищет точки или островки опоры в арабском мире. Влиятельные арабские страны не хотят этих опор. Это - суть одного из условий Катару.

Иранские ставки

На фоне зыбкости традиционных западных (капитализм и демократия) и восточных (социализм) рецептов свои идеи в арабский мир попытался нести еще один влиятельный игрок - Иран. Монархии Персидского залива в свое время получили мощную психологическую встряску от исламской революции в Иране, пошатнувшей казавшийся незыблемым монарший трон. Боязнь экспорта революции жива до сих пор, хотя после ирано-иракской войны, ухода аятоллы Хомейни Иран не стремится активно навязывать свои порядки соседним странам. Но его по-прежнему боятся вследствие его потенциальных возможностей оказывать влияние на шиитское население преимущественно суннитских арабских стран.

Различия в духовной сфере у двух влиятельных мусульманских стран - КСА и ИРИ ощутимы настолько, что в некоторой степени их можно считать непримиримыми. Если сказать в общем, то они касаются как взглядов на власть, так и ряда важных религиозных и общественных постулатов. Господствующее направление религии в Саудовской Аравии - ваххабизм. Его суть в достаточно краткой форме выразил российский эксперт Р.Силантьев: «Сейчас под ваххабизмом понимается не конкретная и четко выраженная религиозная идея, а совокупность идеологий исламского происхождения, проповедующих крайнюю нетерпимость к инаковерующим и инакомыслящим… Проще говоря, традиционные мусульмане уживаются с представителями иных исповеданий, а ваххабиты - нет, хотя при определенных обстоятельствах и для тактической выгоды согласны их терпеть короткое время»15.

Другое религиозное направление в КСА - салафитское, весьма тесно сливающееся с первым. Салафизм объединяет мусульманских богословов, которые в разные периоды истории ислама выступали с призывами ориентироваться на образ жизни и веру ранней мусульманской общины, на праведных предков. Ваххабиты и салафиты представляют собой два направления суннитской конфессии в исламе.

Совсем иное представление о религии и мироустройстве в Иране. Шиизм в интерпретации имама Хомейни берет в качестве главного принципа деятельности государства так называемое руководство законоведа (велайат-е факих). То есть верховное руководство страной осуществляется шиитским духовным руководителем, а светская власть фактически призвана выполнять его установления, или фетвы. По мнению специалистов, такой подход, скорее всего, неприемлем для суннитов, расценивающих улемов как обычных мусульман, выполняющих религиозные функции16. Истину, по учению Хомейни, скрывают вожделение, тщеславие, высокомерие, любовь к власти, эгоизм и т. д. Акт снятия этих грехов составляет «большой джихад», очищающий общество от упадка, коррупции и тиранических правительств.

Эти и некоторые иные построения легли в основу концепции по распространению исламской революции на соседние страны, особенно те, в которых существуют шиитские общины. А целью революции было объединение мусульманского мира, чтобы покончить с империализмом и сионизмом. «Хотя ее «экспорт» должен был осуществляться мирными средствами (распространение «исламской этики», проповеди, воздействие на иностранных улемов и т. д.), Иран оставлял за собой право на защиту от внешних врагов, которое понималось им не только как защита отечества, но и как защита ислама», - считает эксперт Р.Силантьев17. Эта универсальная концепция в свое время во многом обусловила отношение Ирана к «угнетавшему шиитов» иракскому режиму С.Хусейна, к Соединенным Штатам, Израилю, арабским правителям, включая саудитов.

В мусульманском мире идейная борьба за влияние осуществляется не только государствами, но и посредством разного рода религиозных структур, организаций и проповедников. Причем не всегда эта борьба носит чисто дискуссионный характер, а подчас приобретает форму весьма жестких действий. КСА и ИРИ ведут эту борьбу не только на территориях сопредельных государств, но и на территории друг друга. Оба государства видят свои миссии в том, чтобы нести свои просветительские идеи вовне, и на этой почве вступают в сложные взаимоотношения и подчас неразрешимые противоречия.

Сейчас совершенно понятно, что именно КСА принадлежит главная инициатива по «наказанию» Катара, наводящего мосты с Ираном. Думается, справедливо утверждение, что главной целью этой акции является «возвращение его в русло общей политики», точнее, в русло саудовского курса, а в дальнейшем недопущение «бунта на корабле». Борьба за влияние на умы арабской улицы продолжается.

q

С точки зрения здравого смысла совершенно очевидна чрезмерность требований, предъявленных арабскими странами Катару. Государство вправе само определять, с кем ему дружить, с кем развивать отношения. Но не все так просто. Русская поговорка «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты» применима для нынешнего Ближнего Востока.

Но и объединяемые КСА арабские страны можно понять. Они защищают свою религиозно-историческую самобытность от внешних, в том числе региональных, влияний и, таким образом, они по-своему стремятся к поддержанию стабильности на своем берегу. В конфликте малого и большого очевидным кажется преимущество большого. Это так и не совсем так. Никто не знает, какие силы могут стать за спиной малого, чтобы сдержать этого большого.

 1https://news.mail.ru/politics/30175479/?frommail=1

 2http://inosmi.ru/politic/20170706/239743711.html

 3http://www.iimes.ru/?p=20320

 4Там же.

 5Там же.

 6http://www.libma.ru/istorija/revolyucija_grjadet_borba_za_svobodu_na_blizhnem_vostoke/

p6.php

 7Там же.

 8National Security Strategy. February 2015. President of the United States. Washington, 2017. 
P. 23.

 9NEWSru.com. 2007. 12 февраля.

10https://oko-planet.su/politik/politiklist/365385-uceleet-li-liberalnyy-miroporyadok-istoriya-idei-otstuplenie-liberalizma.html

11http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4268498

12См., например: Надеин-Раевский В. Стамбульский курс - позитивный поворот? // Пути к миру и безопасности. М.: ИМЭМО РАН. 2011. №1-2 (40-41). С. 86-88.

13http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4268498.

14Независимая газета. 2014. 6 октября.

15Силантьев Р. Ваххабитская Россия // http://gazetav.ru/article/?id=833

16http://evrazia.org/article/1904

17Там же.

Саудовская Аравия. Бахрейн. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277221 Александр Фролов


Албания > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277218 Николай Платошкин

Эди Рама - новая албанская реальность?

Николай Платошкин, Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета, доктор исторических наук

Влияние Албании на Балканах было ощутимым и сотни лет тому назад и возрастает в последнее время.

Еще в XV веке великий воин Албании Георгий Кастриоти, почтительно прозванный турками в честь Александра Македонского Скандербегом1 в одиночку десятки лет вел борьбу против Османской экспансии на Балканах. Его принимал Папа Римский, а великий Рембрандт счел за честь написать портрет этого человека. Заметим, что наполненный христианскими ценностями Запад обещал тогда помочь Албании и, как обычно, не сдержал слова. Кстати, в 1953 году советским режиссером Сергеем Юткевичем был снят советско-албанский фильм «Великий воин Албании Скандербег». Картина запомнилась не только дебютной ролью в кинематографе гениального советского актера Юрия Яковлева, но и специальной премией Высшей технической комиссии Каннского кинофестиваля 1954 года за режиссуру. В 2012 году в честь 100-летия независимости Албании фильм был технически модернизирован и до сих пор остается самым известным в мире произведением кинематографа об Албании.

После турецкого завоевания многие албанцы-христиане, спасаясь от оттоманского ига, нашли убежище в Российской империи, где их называли арнаутами. Отсюда и появилась «прославленная» в романе Двенадцать стульев» И.Ильфом и Е.Петровым Малая Арнаутская улица в Одессе (заметим, что в этом городе была еще и Большая Арнаутская улица)*. (*Арнаутами албанцев первоначально прозвали турки.)

В 1912 году Россия поддержала албанскую независимость, а в 1920-х годах русские эмигранты внесли большой вклад в развитие молодой страны. Например, В.В.Пузанов, изучавший птиц Албании, основал в Тиране Музей естественных наук и стал его первым директором2.

Албания не осталась у нашей страны в долгу. В 1942-1943 годах албанские партизаны под руководством Компартии были для нас реальным «вторым фронтом». Причем албанцы, фактически отрезанные от внешней помощи, успешно воевали как против немцев, так и против итальянцев и самостоятельно освободили свою страну. Хотя, конечно, необходимо заметить, что вермахт покинул Албанию в ноябре 1944 года не только под ударами партизан Энвера Ходжи, но и опасаясь быть отрезанным от «рейха» в ходе советского весенне-осеннего наступления на Балканах в 1944 году. В ходе народно-освободительной антифашисткой войны погибла половина албанской партизанской армии - 30 тыс. бойцов. Так что вполне можно и нужно говорить о советско-албанском братстве по оружию во время Второй мировой войны. Албанцы имеют полное право на почетное место в нашем «Бессмертном полку».

В Албании не забыли, что в 1948 году именно СССР в лице Сталина фактически спас Албанию от «добровольно-принудительного» включения в состав Югославии. Тогда Москва смогла осадить шовинизм «славянских братьев» и поставить справедливость в международных отношениях выше этнических уз3. Отражением благодарности албанцев далекой России были не только статуи Сталина, стоявшие в албанских городах до 1990 года, но и, например, тот факт, что во всех школах Албании во времена социализма изучали русский язык. Даже тогда, когда в 1961 году советско-албанские отношения были прерваны на 30 лет.

С помощью СССР были созданы не только албанский кинематограф, но и современная промышленность и железнодорожный транспорт. Так, несмотря на крайне тяжелое положение, которое сложилось к тому времени в разоренном войной Советском Союзе, 22 сентября 1945 года в Москве подписали первое официальное советско-албанское Соглашение о поставках Албании в сентябре-декабре того судьбоносного года зерна и химических удобрений на условиях кредита на сумму 1,5 млн. долларов. Погашение кредита предполагалось в течение двух лет товарными поставками (медной рудой, кожсырьем, табаком). Через несколько дней после подписания соглашения в порт Дуррес прибыл первый пароход с зерном (15 тыс. тонн пшеницы, 5 тыс. тонн кукурузы и т. д.) из Советского Союза.

Позднее, в 1960 году, выступая на Московском совещании коммунистических и рабочих партий, лидер Албании Э.Ходжа так охарактеризовал эту помощь братской страны: «В 1945 году, когда нашему народу угрожал голод, товарищ Сталин изменил курс судов, груженных зерном и предназначенных для советского народа, который сам страдал в то время от нехватки продовольствия, чтобы направить их тотчас албанскому народу»4.

Заметим, что в СССР в те времена царил тяжкий голод, но с албанцами поделились, их не бросили. А в Албании тогда появилось крылатое выражение «Советский народ не поест один день - Албания будет сыта год».

Из русского языка в албанский в 1945-1961 годах проникли и задержались многие технические термины (панель, шасси, пластмасса, деталь, дежурный и т. д). К концу первой пятилетки (1951-1955 гг.), в течение которой начала широко осуществляться индустриализация, СССР предоставил Албании кредиты на строительство 40 объектов. Оборудование для 53 промышленных предприятий, введенных в строй в годы пятилетки 1956-1960 годов, поставлял главным образом Советский Союз. Это были: электростанция, два нефтеперерабатывающих комбината, два железо-никелевых, два хромодобывающих рудника, шахта по добыче каменного угля и т. д.

В целом СССР поставил Албании 93% всего оборудования для горнодобывающей и нефтяной промышленности, около 90% грузового автотранспорта, свыше 80% тракторов, свыше 65% сельскохозяйственных машин. Из СССР ввозился племенной скот, сортовые семена зерновых, технических культур, удобрения. В апреле 1957 года, учитывая, что Албания стала испытывать трудности с выполнением кредитных обязательств, правительство СССР освободило ее от необходимости выплаты задолженности, сумма которой составила 422 млрд. рублей (в старом исчислении). В итоге в 1960 году социалистические страны занимали в товарообороте Албании 95,5%, причем доля СССР составляла 52,7%. Албания закупала в СССР машины, оборудование и ширпотреб, а поставляла сельскохозяйственную продукцию (табак, цитрусовые, маслины, оливковое масло), а также медь и битум. В 1957 году на Ленинградском монетном дворе для Албании было отчеканено несколько миллионов монет национальной валюты - лека. Сотни албанцев бесплатно учились в советских вузах (до войны в Албании не было ни одного университета), например, президент посткоммунистической Албании (2002-2007 гг.) Альфред Спиро Мойсиу. Так, лишь за десять лет (1947-1957 гг.) в основном в СССР, а также в странах Восточной Европы высшее образование получили около 2 тыс. албанских граждан. С конца 1940-х годов и до начала 1960-х большое число албанских юношей и девушек обучались в консерваториях и хореографических училищах СССР, стран Восточной Европы. Именно они составили в последующие годы цвет албанской балетной и оперной сцены, албанского музыкального искусства.

После развала реального социализма огромное количество граждан Албании эмигрировало в другие государства в поисках работы. Несмотря на членство в НАТО с 2009 года, Албания остается одним из беднейших государств в Европе.

С 2000 года, как и в России, а албанской политике появился яркий харизматичный лидер - Эди Рама - весьма отрадное явление на ослепительно сером в личностном плане небосводе европейской политической жизни. Три раза он избирался мэром албанской столицы Тираны и не только смог благоустроить город, но и бережно сохранил в нем культурно-историческое наследие разных эпох. И это неудивительно, если вспомнить, что Рама, сын лучшего албанского скульптора и автор двух книг, сам прекрасный художник и его работы были представлены на многочисленных выставках в Албании и за границей. За свою деятельность на посту тиранского градоначальника Рама получил в 2004 году титул «World Mayor 2004», а в 2005 по праву оказался в списке «European Heroes 2005» журнала «Тайм».

С 2013 года Эди Рама в качестве лидера Социалистической партии возглавил коалиционное правительство Албании* (*Партнером социалистов по коалиции до июня 2017 г. было Социалистическое движение за интеграцию, которое ранее без проблем «коалировало» с прямо противоположной социалистам программой Демократической партией.)  и завоевал на этом посту невиданную в истории современной Албании популярность у соотечественников. Благодаря Раме, в стране было создано 190 тыс. рабочих мест (чего не было с 1991 г.) и главное - он нанес решительный и жесткий удар по коррупции. Особенно эффективные реформы были проведены в полиции, благодаря которым она превратилась в уважаемый гражданами институт. Был принят специальный закон, который обязал всех судей отчитываться не только о приобретении ими имущества, но и давать пояснения по вызвавшим наибольший общественный резонанс делам.

Умеющий держать и парировать удары противников, бывший игрок национальной сборной Албании по баскетболу (от национальной сборной «Динамо») Рама показал себя самостоятельным независимым политиком и на международной арене. Он отказался от «дружественного» предложения США уничтожать на албанской территории запасы сирийского химического оружия, ясно дав понять американцам, что Албания для них - не свалка отходов. В поддержку премьера на улицы вышли тысячи албанцев.

В области отношений с Россией, изрядно отягощенных из-за косовского вопроса, Рама пошел на смелый шаг, отменив в одностороннем порядке визы для россиян на летний период. И этот шаг по достоинству оценили в Москве.

Рама стал активно работать и над историческим примирением сербов и албанцев и вошел в историю как первый албанский премьер, посетивший Белград.

Естественно, на Западе такая самостоятельность и харизматичность лидера «какой-то там» Албании нравилась далеко не всем. Неслучайно Евросоюз в преддверии парламентских выборов 25 июня 2017 года бесцеремонно вмешался во внутренние дела страны, поддержав оппозиционную прозападную Демократическую партию. Та мигом разбила на улицах Тираны палаточный городок (хорошо известная по Майдану схема), требуя ни много ни мало отставки законно избранного кабинета Рамы. Мол, правительство не сможет обеспечить честность предстоящих выборов. Премьеру под давлением ЕС пришлось пойти на включение в состав правительства никем не избранных представителей оппозиции, одному из которых и поручили организацию выборов.

Но «майданное» вмешательство Запада дало обратные результаты. Албанцы - хотя и маленький, но гордый народ, и 25 июня 2017 года на парламентских выборах впервые в истории современной Албании социалисты получили 49% голосов, обеспечили себе абсолютное большинство мест и могут управлять единолично. Оппозиционным демократам с их 34% нечем было возразить - они ведь сами организовывали эти выборы. Правда, немедленно началась кампания, что социалисты с их абсолютным большинством, мол, вернут Албанию к временам коммунизма и в лагерь Москвы. Причем начали эту истерию несколько американских конгрессменов еще до оглашения (!) 
результатов выборов в Албании. Вообще, на Западе разглядели в албанских парламентских выборах не бесспорную победу Эди Рамы, а всего-навсего низкую явку избирателей. Крупнейшая газета ФРГ «Франкфуртер альгемайне» снисходительно откликнулась на волеизъявление албанцев следующим образом: «Очевидно, что избиратели не поверили обещаниям трех самых крупных партий начать в этой бедной балканской стране наконец-то глубокие реформы в политике, экономике и обществе. Албания считается одной из самых коррумпированных стран Европы. Партии там до сих пор показывали себя не партиями народа, а представителями интересов функционеров и ведущих политиков. Они обвиняли друг друга в связях с организованной преступностью и нелегальной торговле наркотиками»5.

В настоящее время на Балканах существуют де-факто два албанских государства, и к тому же албанцы составляют примерно 20% населения Македонии. Россия не может и не должна игнорировать сей факт, как и то, что албано-славянские отношения на Балканах пока, наверное, даже не достигли приемлемого по безопасности уровня «холодного мира». Именно Москве, как представляется, вполне по силам создать на Балканах прочное мироустройство, основанное не на военных блоках, а на развитии отношений во всех областях между соседними народами с общей, хотя и подчас очень сложной историей. Но такая роль России предполагает как минимум хорошие отношения как со славянскими государствами, так и с «албанским миром». Отсюда следует необходимость дать новый старт российско-албанским отношениям на основе равноправия, взаимной выгоды и уважительного отношения к нашей с албанцами в целом очень хорошей совместной истории.

Представляется, что основные шаги «перезагрузки» на маршруте Москва - Тирана могли бы быть следующие:

1. С момента последнего визита лидера нашей страны в Албанию прошло недопустимо много времени (май 1959 г., Н.С.Хрущев). Вряд ли найдется другая страна в «старой» Европе до такой степени не избалованная вниманием первых лиц России. Настало время для полноценного официального визита Президента Российской Федерации в Республику Албания.

2. Эди Рама мог бы тоже посетить Москву с официальным визитом и, кроме всего прочего, открыть в нашей столице выставку своих действительно интересных картин. Еще одним пунктом программы албанского премьера в российской столице мог бы стать его «мастер-класс» по борьбе с коррупцией на встречах с российскими законодателями.

3. Уровень председательства в Межправительственной российско-албанской комиссии по торгово-экономическому, научно-техническому и культурному сотрудничеству удивительно низок (заместители министров экономики и юстиции). Как представляется, с учетом основных направлений возможного сотрудничества комиссию с российской стороны мог бы возглавить либо министр сельского хозяйства, либо министр культуры.

4. В 2016 году дружелюбную, теплую и очень недорогую Албанию посетили всего 15 тыс. российских туристов, в то время как истово разоблачающую «заговор Кремля» Черногорию с тем же самым, только чуть более прохладным морем - более 200 тысяч. Для расширения сотрудничества в этой области необходимо организовать прямой авиарейс Москва - Тирана, который при наличии туристического спроса можно будет позднее дополнить чартерными перелетами.

5. Учитывая односторонний дружественный шаг Албании нам навстречу в форме отмены виз для россиян на летний сезон, мы должны как минимум сделать то же самое в отношении граждан Албании. Квалифицированные албанские строители с европейским опытом могли бы с успехом найти у нас применение. В целом нужно договариваться о полной отмене виз между двумя государствами.

6. Россия могла бы оказать содействие в строительстве и модернизации железнодорожной сети Албании и ее соседей с тем, чтобы создать грузопоток из Македонии, Сербии и самой Албании в албанский порт Дуррес, который также нуждается в модернизации. Из этого порта Россия могла бы без посредников получать прекрасные по качеству и недорогие фрукты, овощи, мясную и молочную продукцию с Балкан.

7. Албания имеет месторождения нефти и газа, и Россия могла бы оказать содействие как в их освоении, так и создании единой системы трубопроводов, соединивших Албанию с ее славянскими соседями. Именно такие проекты, а не членство в военных блоках реально могут обеспечить длительный мир в Балканском регионе.

8. При содействии России, например, в таком центре древней славянской культуры и духовности, как Охрид (Македония), можно было бы создать Центр культурного сотрудничества албанского и славянских народов, который проводил бы выставки, семинары и т. д., направленные на укрепление взаимопонимания между всеми южнобалканскими странами. Странно, что реставрацией древнейших славянских православных церквей в Охриде занимается… посольство США в Македонии, а не российские организации.

9. Настало время повторить успех «Великого воина Албании Скандербега» и снять новый совместный российско-албанский фильм, например, о братстве по оружию наших народов в годы Второй мировой войны.

10. Было бы желательно издать в России полное собрание сочинений классика албанской литературы Исмаила Кадаре и отметить этого великого писателя российской государственной наградой за беспримерный гуманизм его творчества и вклад в дело укрепления мира между народами.

Конечно, все вышеперечисленные мероприятия не претендуют на исчерпывающий список. Но Албания, как важный и исторически близкий России фактор стабильности на Балканах, должна выйти во внешней политике Москвы из тени других стран. И вовсе не для того, чтобы своей тенью затмить наших славянских братьев, которые были и останутся таковыми.

 1В качестве биографии Скандербега можно было бы порекомендовать, например,  книгу английского историка Гарри Ходжкинсона // Hodgkinson H. Scanderbeg. London, 2017. Хотя, конечно, желательно было бы иметь капитальную биографию этого выдающегося человека, вышедшую из-под пера российских историков.

  2О положении дел в довоенной Албании дает представление переведенная на русский язык книга немецкого географа Г.Луи // Луи Г. Албания. М., 1948.

 3Современный албанский взгляд на те события см., например, в книге: Fevziu B. Enver Hoxha: The Iron Fist of Albania. London, 2016.

 4https://www.e-reading.club/chapter.php/148935/3/Volkov_-_Sovetsko-albanskie_otnosheniya_%2840-50-e_gody_HH_veka%29.html

 5http://www.faz.net/aktuell/politik/ausland/keine-koalition-noetig-sozialisten-gewinnen-parlamentswahl-in-albanien-15077439.html

Албания > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277218 Николай Платошкин


Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277217 Алексей Подцероб

Влияние исламского фактора на внешнюю политику мусульманских стран

Алексей Подцероб, Ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук

Влияние на внешнюю политику исламских государств оказывает ряд факторов - интересы господствующего класса, геополитическое положение, связи государств в системе политических и экономических контактов, идеологические установки. В этом ряду мусульманская религия играет свою роль, но к ней добавляются и другие факторы. Правда, говоря о европейских странах, сосредоточенных на относительно небольшой территории европейского континента, мы не употребляем выражение «европейско-христианская цивилизация», зато, говоря об исламских государствах, мы подчеркиваем - «арабо-мусульманская цивилизация», подразумевая влияние исламских факторов и на внешнюю политику.

Особенности психологии приверженцев мусульманства приводят к видению мира в черно-белом варианте как итогу борьбы между силами добра и зла. Внешний мир рассматривается как враждебный - его судьбы решаются великими державами, между которыми осуществляется экономическое соперничество. При этом сторонники ислама представляют собой не субъект, а объект отношений между великими державами. В таких условиях, как считают мусульмане, остается надеяться только на чудо.

С точки зрения сторонников мусульманства, мир делится на три части: «дар аль-ислам» - территории мусульманских стран, «дар аль-харб» - территории, где живут враги ислама, и «дар ас-сульх» - территории, находящиеся в руках христиан, не враждебных мусульманам. При этом салафиты имеют другую точку зрения, в соответствии с которой «дар аль-ислам» - это мир, где живут подлинные мусульмане, связавшие свою жизнь с фундаментализмом, все остальные государства представляют собой «дар аль-харб».

Официальные сторонники ислама придерживаются панарабского или пантюркского подхода. Естественно, на внешнюю политику влияют и другие факторы, но влияние панарабского и пантюркского подходов остается, хотя временами оно переживает периоды спадов и подъемов.

Мусульмане имеют несколько международных организаций. Организация исламского сотрудничества (ОИС) была создана в сентябре 1969 года. Первоначально она называлась Организация Исламская конференция (ОИК). Но впервые идея создания «исламского пакта» была выдвинута королем Саудовской Аравии Фейсалом в апреле 1965 года. С его точки зрения, мощь традиционного ислама являлась существенным орудием в борьбе с политикой египетского Президента Гамаля Абдель Насера. Однако против выступили Объединенная Арабская Республика, Алжир, Ирак, Сирия, Йемен и Ливан, и саудовская позиция была отвергнута.

В 1969 году ситуация изменилась. После того как Египет, Сирия и Иордания проиграли «Шестидневную войну» Израилю в 1967 году, они в связи с этим остро нуждались в поддержке консервативных арабских режимов. В это же время произошел поджог мечети Аль-Акса в Иерусалиме. Правда, поджог был совершен не гражданином Израиля, а приехавшим в Израиль евреем из Австралии, но это не имело значения. Фейсал потребовал созыва исламской конференции в Рабате, на которой и была создана Организация Исламская конференция.

Высшим органом ОИС является конференция глав государств и правительств ее стран-членов, созываемая раз в три года. Политический орган - конференция министров иностранных дел ОИС. Штаб-квартиру Организации представляет собой Генеральный секретариат, находящийся в Джидде (Саудовская Аравия) «вплоть до освобождения Иерусалима». В принципе ОИС занимается конфликтами в исламском мире, но она не столь эффективна. Впрочем, это правило распространяется и на другие региональные группировки государств третьего мира вроде Лиги арабских государств, Африканского союза или Движения неприсоединения. В то же время особенностью ОИС является внимание к проживанию мусульманских меньшинств в странах, не являющихся ее членами. К ним относятся группы мусульман в Боснии и Герцеговине, на Кипре, в Косове, Кашмире (Индия), на Северном Кавказе и в Поволжье.

Исламский банк развития (ИБР) был создан в 1974 году. Штаб-квартира этой организации находится также в Джидде. Совет управляющих, Совет директоров и президент - его высшие органы. Цель ИБР - оказание содействия экономическому и социальному прогрессу мусульманских стран и исламских меньшинств. Саудовская Аравия, Ливия (при Каддафи), Объединенные Арабские Эмираты и Кувейт - крупнейшие пайщики Исламского банка.

Конгресс исламского мира (КИМ) был создан в 1926 году по инициативе саудовского короля Абд аль-Азиза. Это старейшая мусульманская организация, руководящий орган которой - Высший совет, собирающийся ежегодно. КИМ занимается исследованиями по истории ислама, догматике, философии, организует радиопередачи «Голоса ислама».

Лига исламского мира была создана в 1962 году. Руководящим органом является Совет во главе с генсекретарем. Лига занимается пропагандой мусульманской веры, содействием строительству мечетей, организацией хаджа, она координирует свою деятельность с ОИС.

Но есть и другие мусульманские организации, нелегальные. Исламский мир чувствует наступление западных стандартов на свои ценности, поэтому он защищается, памятуя, что лучшая защита - нападение, и это одна из причин популярности салафитов среди мусульман.

Первой из ряда подобных организаций стала ассоциация «Братьев-мусульман» (АБМ), образованная в Египте. В 1930-1940-х годах ее секции возникли в Сирии, Ливане, Судане, Палестине и Трансиордании (Иордании). В 1970-х годах была создана «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-тахрир аль-ислами») в Иордании, Египте, Магрибе. В 2000-х годах она распространила свою деятельность на Среднюю Азию, Северный Кавказ и Поволжье. Вмешательство Советского Союза в Афганистане породило приток воинов ислама, сражавшихся против Советской армии и Кабула. Только главарем «Аль-Каиды» Усамой бен Ладеном было подготовлено 10 тыс. боевиков. В настоящее время в Афганистане находятся 500 добровольцев «Аль-Каиды». Основные ее силы сосредоточены в Пакистане. К ней примыкают «Джабхат фатх аш-Шам», «Аль-Каида» на Аравийском полуострове, организация «Аль-Каида» в странах исламского Магриба» (АКИМ) и прочие группировки.

В 2003 году было создано «Исламское государство Ирак», позже переименованное в «Исламское государство Ирака и Леванта», а еще через какое-то время - в «Исламское государство». Американское командование тогда совершило большую ошибку, распустив иракскую армию и начав формирование новой1. Лишившиеся зарплат военнослужащие, к которым присоединились члены запрещенной Партии арабского социалистического возрождения («Баас»), создали организацию, названую ИГИЛ. Кроме того, сунниты считают себя обиженными бывшим премьер-министром Ирака Нури аль-Малики, который отдал командные позиции шиитам, и поэтому они превратились в социальную и боевую базу «Исламского государства».

В деятельности ИГ участвуют добровольцы из арабских стран, Среднего Востока, Западной Европы, Соединенных Штатов, Китая и Кавказа. Наибольшим опытом обладают боевики, являющиеся выходцами из Чечни, Дагестана и Ингушетии. Численность боевиков ИГИЛ, согласно данным Центрального разведывательного управления США от сентября 2014 года, оценивалась в 20-31 тыс. человек2.

«Исламское государство» (запрещенное в России) распространило свою деятельность на Ирак и Сирию, организовывало теракты в Саудовской Аравии, Йемене, Египте, Ливии, Алжире, Турции, Иране, Афганистане, Пакистане, Франции, Италии и России. Причем на территории Сирии оно ведет борьбу с организацией «Джабхат фатх аш-Шам». Лидером «Исламского государства» стал Абу Бакр аль-Багдади3.

ИГИЛ провозгласило создание на подконтрольных ему территориях Ирака и САР Исламского халифата. К 2013 году «Исламское государство» получало от добычи и продажи нефти 1 млн. долларов ежедневно. Кроме того, ИГ обкладывает налогами население подчинившихся ему территорий, среди жителей которых есть и христиане, и иудеи, они обкладываются специальным налогом. Также собираются пожертвования среди населения тех земель, на которые не распространяется власть «Исламского государства». Кроме того, исламистам приносит большие доходы работорговля - всех «неверных» они превращают в рабов. Брошенные или изъятые дома, лавки, мастерские, земли и скот распределяются среди боевиков.

В Сирии продолжается вооруженное противостояние между властями и радикальной оппозицией, ей оказывают внешнюю поддержку. В начале арабской смуты, в марте 2011 года, в сирийский город Дераа направились десятки боевиков, которые пополнили ряды мятежников. В последующем активно поддержанные из-за рубежа манифестации и партизанские действия распространились и на другие города Сирии. Большая помощь в создании антиправительственных вооруженных формирований была оказана из-за рубежа, включая засылку боевиков «Аль-Каиды» и добровольцев из арабских стран, США, ЕС и России. В САР в результате военных действий погибли уже более 300 тыс. человек. Было ясно, что в случае падения режима Президента Башара Асада радикальные исламисты получат доступ к тяжелому вооружению, начнется уничтожение всех, кто раньше поддерживал Б.Асада, и геноцид конфессиональных меньшинств, а также перенос исламистского джихада на Северный Кавказ.

Еще жестче развивалась ситуация в Ливии. Протестные демонстрации против режима лидера ливийской революции Муаммара Каддафи, начавшиеся весной 2011 года, вскоре переросли в бои против режима. Очень быстро Силы вооруженного народа подавили бы это восстание, если бы не вмешательство стран НАТО и некоторых арабских государств. После восьми месяцев вооруженной борьбы М.Каддафи был атакован натовской авиацией, а затем убит мятежниками под прикрытием сил Организации Североатлантического договора. В рядах воевавших против режима Джамахирии боевиков находились добровольцы из арабских стран, Афганистана и из числа мусульманских эмигрантов Европы.

Восстание против М.Каддафи было поддержано странами НАТО и рядом арабских государств, ставивших целью свержение режима и поэтому вольно использовавших формулировки резолюции Совета Безопасности. Они предприняли бомбардировки позиции ливийских войск, а также штурм Триполи со стороны натовских специальных подразделений и нескольких арабских стран. Среди европейцев, выступавших против М.Каддафи, выделялась Франция. Именно французы первыми пришли на помощь мятежникам, поддержав руководителей восстания. После свержения режима в Ливии начались убийства христиан. В итоге эта страна прекратила свое существование как единое государство и превращается в очаг радикального исламизма.

В результате свержения М.Каддафи весной 2012 года отряды туарегов, сражавшиеся на стороне режима, отступили в Мали, и там вспыхнуло восстание в северных районах страны. В конечном счете власть на севере Мали оказалась в руках группировок АКИМ, «Ансар ад-Дин», «Аль-Мурабитун» и образованной также туарегами, арабами и мавританцами «Джамаа ат-таухид ва-ль-джихад фи гарб Ифрикийя» (ДТДГИ) («Группа таухида [то есть приверженцев истинной веры] и джихада в Западной Африке»), с которой было покончено в апреле 2013 года благодаря вмешательству французских войск, сил Многопрофильной комплексной миссии ООН по стабилизации в Мали и чадской армии. Тем не менее в 2013 году организации «Аль-Каида» в странах исламского Магриба» и ДТДГИ, пополнив свои ряды новыми боевиками и получив оружие из Ливии, возобновили попытки подчинить своей власти Сахель.

В 2012-2013 годах в Египте в период нахождения у власти ассоциации «Братьев-мусульман» Президент Мухаммед Мурси активно поддерживал сирийскую оппозицию и разорвал дипломатические отношения с Дамаском. Более того, в Каире было открыто сирийское представительство Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил (НКРОС), занимавшееся переброской исламистов в Сирию. Радикальная часть АБМ пыталась экспортировать исламский проект в страны Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). В 2013 году в Объединенных Арабских Эмиратах была арестована и предана суду группа, планировавшая совершить государственный переворот. Поражение «Братьев-мусульман» в АРЕ имело огромное значение, изменив соотношение сил на Ближнем и Среднем Востоке, и прежде всего в конфликте в САР. Египетские военные предложили покинуть свою страну представительству НКРОС.

В Тунисе в результате арабской смуты усилилось «Движение ан-Нахда» (ДН) («Движение возрождения»), пользующееся поддержкой Катара. Там открылись сотни организаций, которые получали помощь со стороны Саудовской Аравии и Катара. Но придерживающееся реформатских позиций ДН не смогло справиться ни с политическим, ни социально-экономическим кризисами. Под давлением народных выступлений «Ан-Нахда» отказалась от формирования исламистского правительства, а окончательным итогом стали выборы, состоявшиеся 26 октября 2014 года, в результате которых победу одержала светская левоцентристская партия «Нидаа Тунис» («Голос Туниса»).

Боевики активно вмешиваются в борьбу, происходящую в других районах мира. В частности, в феврале 2014 года мятежники, воевавшие до этого в Ливии и Сирии, использовались на киевском Майдане.

Вмешательство стран Организации Североатлантического договора и государств Персидского залива в дела соседних арабских стран объясняется тем, что первые хотят использовать внутриполитические конфликты в своих целях. Про следование новой внешнеполитической доктрине Соединенные Штаты объявили еще в начале 2002 года, наделив себя правом свергать любое правительство, политика которого, по мнению американцев, угрожает действиям Вашингтона.

В 2014 году американцы собрали коалицию, насчитывающую 39 государств, для борьбы против ИГ. В нее вошли арабские союзники США - Саудовская Аравия, ОАЭ, Катар, Бахрейн и Иордания (правда, Катар вышел из коалиции после конфликта с рядом арабских стран в 2017 г.)4. Еще до этого Вашингтон сколотил коалицию из 15 государств с целью разгрома Движения «Талибан» в Афганистане. В районе Ближнего и Среднего Востока развернуты 19 американских баз. В водах, примыкающих к региону, сосредоточились военно-морские силы США и европейских стран.

Цели США остаются при этом прежними - свержение режима Б.Асада в Сирии, приведение к власти в Ираке сил, враждебных Ирану, и ослабление движения «Хезболла», а в конечном счете самого Ирана. Целью политики является создание трудностей для Тегерана, что снижает для Израиля угрозу, исходящую от Ирана.

В недавнем прошлом интервенция американской армии в Афганистане, Ираке и Ливии привела там к росту влияния фундаменталистов. Складывается впечатление, что вмешательство Вашингтона преследует цель создать обстановку хаоса в арабском мире с тем, чтобы воспрепятствовать Китаю, ЕС и России наращивать сотрудничество с этими странами.

Со своей стороны Турция поддерживает исламистов. Саудовская Аравия является союзником Египта в борьбе против «Братьев-мусульман». Аравийские монархии острие своей политики направляют против Ирана. ИРИ же выступает против салафитов и солидарна с Ираком и Сирией.

Специфическую политику в этой связи проводит Катар. Опираясь на запасы в сотни миллиардов долларов и мощную телекомпанию «Аль-Джазира», он поддерживает исламистские движения, особенно «Братьев-мусульман» и «Джабхат фатх аш-Шам», а в Тунисе - «Ан-Нахду». В связи с этим ряд мусульманских стран, включая Египет и Саудовскую Аравию, разорвали с ним дипотношения в июне 2017 го-да и ввели экономическую блокаду. Турция в ответ пригрозила направить свои войска в Катар. США, страны ЕС и Россия призвали стороны урегулировать данный процесс путем переговоров. При этом Вашингтон заявил, что хочет продать Дохе военные самолеты.

В Сирии США, ведущие страны НАТО, Турция и монархии Персидского залива поддерживают радикальную оппозицию, в том числе исламистские группировки, которые ставят своей целью приход к власти в САР и продвижение джихада в другие регионы. Контакты с сирийскими исламистами Вашингтон установил в 2014 году, когда состоялась встреча американской делегации с командованием Сирийской свободной армии, в которой участвовали и члены ИГИЛ. Поддержка эта включает направление в САР иностранных наемников. Более того, США наносят ракетные и бомбовые удары по сирийским войскам и проправительственным ополчениям, а также уже сбивают самолеты сирийских ВВС.

Израиль тоже следит за происходящим и наносит удары, когда чувствует, что Сирия предпринимает меры, которые создали бы угрозу израильтянам. Также он препятствует поставкам вооружения ливанской «Хезболле».

Против страны ведется информационная война, во главе которой стоят телекомпании «Аль-Джазира», «Аль-Арабийя», «Евроньюс» и Си-эн-эн, а также сотни других информационных агентств и СМИ. Например, по телевидению Франции регулярно передаются голословные сообщения о «гибели сирийцев в результате ударов российской и сирийской авиации» без каких-либо доказательств. По информации политолога Т.Мейсана, «Аль-Джазира» прибегала даже к фотомонтажу, демонстрируя якобы выступления против сирийского режима5. По словам старшего научного сотрудника ИВ РАН Б.В.Долгова, во время его пребывания в Польше ему показали статью из «Газеты Выборча» с написанным по-арабски лозунгом, на котором было требование свергнуть Б.Асада. К удивлению поляков, он, профессиональный арабист, прочел на этом лозунге совершенно другой текст: «Палестинский народ поддерживает Президента Башара Асада»6.

В США поддерживали бывшего Президента Египта М.Мурси, потому что его внешняя политика в целом отвечала американским интересам. Отстранение его от власти армией руководителями Вашингтона и стран Европейского союза было воспринято как «переворот», и США пытались оказать давление на новое руководство Египта, прекратив поставку Каиру военной техники и заморозив оказание военной помощи, тем самым пытаясь подтолкнуть командование египетских вооруженных сил к компромиссу с М.Мурси. В результате этих действий Каир предпринял шаги по сближению с Москвой, договорившись с Россией о поставках вооружений на сумму в 3,5 млрд. долларов7. После этого Соединенные Штаты сняли с АРЕ введенные санкции. Блокировка деятельности ассоциации «Братья-мусульмане» в Египте была болезненно воспринята Турцией, пытавшейся использовать Египет в деле свержения режима Президента Башара Асада.

Россия занимает противоречивые позиции в связи с противодействием исламизму. По Ливии она фактически присоединилась к Западу, проголосовав в поддержку резолюции 1970 Совета Безопасности и воздержавшись при голосовании резолюции 1973. В результате против Великой Социалистической Народной Ливийской и Арабской Джамахирии (ВСНЛАД) были введены санкции и применено насилие, а РФ и соседние страны Африки были лишены возможности помогать Триполи. Президент Д.А.Медведев заявил, что лидер ливийской революции М.Каддафи должен уйти8. В итоге мы потеряли в области военно-технического сотрудничества с ВСНЛАД 4 млрд. долларов и не поставили в страну 20 боевых самолетов, десять вертолетов Ка-52 «Аллигатор», два дивизиона зенитных ракетных комплексов «Фаворит», 40 ЗРК «Панцирь-С1» и несколько десятков танков, а также не модернизировали 140 танков9. Кроме того, «Российские железные дороги» лишились заказа на 4,5 млрд. евро, а «Технопромэкспорт» остановил работу над проектом стоимостью в 600 млн. долларов10.

В отношении Ирака позиции России совпадают с позицией США, Западной Европы и стран Персидского залива. В Москве обеспокоены тем, что ИГ захватило власть над значительной частью территории страны и продолжает оказывать Багдаду военное содействие. Вместе с тем влияние на Ирак у нас остается ограниченным, поскольку в этом отношении главная роль принадлежит Вашингтону.

Что касается Сирии, то мы оказываем этой стране военное и военно-техническое содействие, исходя из того, что приход к власти в Дамаске фундаменталистов повлиял бы не только на ситуацию в арабском мире и на Среднем Востоке, но и сказался бы на положении на Северном Кавказе и в Поволжье. В САР находятся военно-воздушные и военно-морские силы России. Москва протестует против американских атак на сирийские войска и проправительственное ополчение, но вместе с тем она не против действий коалиции против салафитов. Однако в то же время она подчеркивает, что подобные действия должны приниматься с разрешения правительства Сирии или вследствие решения Совета Безопасности.

В целом исламский фактор оказывает воздействие на политику стран мусульманского мира, и действие этого фактора будет в обозримом будущем сохраняться.

1Восток между Западом и Россией. М., 2015. С. 7.

2Независимая газета. 20.10.2014.

3Там же. 14.01.2015.

4Восток между Западом и Россией... С. 31.

5Там же. С. 28.

6Там же.

7www.rg.ru/2014/09/17/egipet-anons.html

8The Washington Post. 28.05.2011.

9www.moskvam.ru/publications/publication_828.html

10Ciberleninka.ru/article/n/rossiyko-arabskie-torgovo-economicheskie-otnosheniya

Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277217 Алексей Подцероб


Ливия. Сирия. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277216 Рами Мохаммед Аль-Шаер

Актуальные проблемы Ближнего Востока

Рами Мохаммед Аль-Шаер, Публицист

Без малого 32 года назад в журнале «Международная жизнь» была опубликована моя статья с тем же названием, что и та, которая предложена сейчас вниманию читателей. То были другие времена - международная обстановка была иной и столь же иными были политические приоритеты ближневосточных народов. Некоторые проблемы, которым уделялось важнейшее внимание три десятка лет назад, и сегодня не потеряли своей актуальности, но в наши дни нельзя не задуматься о том, что и подходы к их решению, и условия, в которых нашим народам приходится их решать, в корне отличаются от того, что было 30 или даже 15 лет назад.

В основе большинства проблем, с которыми столкнулись в последние десятилетия народы Ближнего Востока, лежат мировые, порожденные политическими принципами западных стран: глобализацей, доминированием США и их союзников над многими странами Западной Европы, Африки и Латинской Америки и сохранением неоколониалистской политики Запада повсюду, где это возможно.

Казалось бы, говорить о неоколониалистской политике в XXI веке абсурдно, но на самом деле мы являемся ее свидетелями повсюду, не только в Ближневосточном регионе. На наших глазах происходило разрушение украинской индустрии с целью превращения этой страны в аграрный придаток Запада; были отброшены назад в своем развитии Болгария, Румыния, Грузия, Польша. А Запад получил контроль над ними. Налицо не только отмирание промышленного производства в этих странах, но и падение уровня жизни, массовое бегство квалифицированных кадров.

Сегодня более 1 млн. поляков живет только в Великобритании, причем значительное число польских строителей работает на «теневом рынке» за наличные, не платя налогов. Здесь, а также во Франции, Бельгии Германии, работают сотни тысяч прибалтов. Мне рассказывали, что в Дамаске встречали кандидатов наук из Грузии, торговавших на рынках дешевой одеждой; что среди уборщиков мусора в испанской Марбелье - бывший преподаватель вуза из Софии. В своем большинстве государства, некогда входившие в содружество социалистических государств и позже попавшие в орбиту западных стран, Евросоюза, потеряли и квалифицированные кадры, и то, что мы называем приоритетными направлениями в развитии экономики. Иными словами, именно то, что поистине составляло их национальное достояние.

Столь же разрушительные процессы идут и в экономике ближневосточных стран. Американские и западноевропейские банкиры, политологи и советники, их экономисты были всегда особенно убедительны, когда уверяли наших экономистов, что они должны развивать только те отрасли промышленности, которые являются «перспективными». Этим довольно простым приемом им удавалось связывать инициативных промышленников Ближнего Востока по рукам и ногам, вырывать из цепочек промышленного производства важные звенья. Запад всегда старался сделать так, чтобы развивающиеся страны, и особенно страны Ближнего Востока, занимались в основном добычей и частичной переработкой сырья. Запад никогда не был заинтересован в том, чтобы торговать с развивающимися странами честно.

Находясь в 1980-х годах на дипломатической службе, я получал довольно много информации о том, как много залежавшихся товаров сплавлялось в развивающиеся страны в обмен на ценное сырье. Я видел, как транснациональные корпорации скупали рудники и плодородные земли, как создавались условия для того, чтобы экспортировать на Запад ценнейший с его точки зрения товар - талантливых молодых людей. Не только транснациональные корпорации, но и американские и германские фирмы на протяжении десятилетий активно использовали «хед-хантеров» - специалистов, занимающихся поиском и переманиванием талантливой молодежи, включая арабскую, для увеличения своего научно-исследовательского и технического потенциалов.

Чтобы постоянно выигрывать в этой игре, применяются не только дымовая завеса и многовариантное жульничество, но и втягивание государств в опасные теневые сделки. Резкое падение мировых цен на нефть со 110 долларов за баррель до менее 50 долларов, которое имело место с июля 2014 года, было вызвано не только такими объективными факторами, как замедление развития мировой экономики в целом или общее перепроизводство сырья, но и сговором, который имел место между нефтяными монархиями Залива и крупнейшими западными корпорациями.

Если страны Залива приняли предложенную им формулу сговора, то она, вероятно, выглядела так. Резкое снижение цен на нефть ненадолго уменьшит доходы нефтяных монархий, но серьезно подорвет экономическое состояние России и таких экспортеров нефти, как Нигерия, Алжир, Индонезия и Венесуэла. В то же время Саудовская Аравия, ОАЭ и Кувейт, себестоимость добычи нефти в которых низка, быстро компенсируют упущенное, но их конкуренты будут испытывать серьезные проблемы, так как текущие инвестиции в нефтяную отрасль оправдываться не будут. Выгоды для монархий Залива казались очевидными, но цены на нефть до сих пор растут незначительно, и теперь это сказывается и на экономике всех без исключения арабских стран. Ведь нефтяная отрасль является тем буксиром, который тянет за собой другие отрасли экономики на Ближнем Востоке.

Зато для Запада падение цен на нефть оказалось очень прибыльным. Китайский эксперт Хуан Цин заметил в своей статье, опубликованной в Сингапуре: «Снижение нефтяных цен также вдохнуло новую жизнь в США и другие развитые страны, которые довольно долго находились в экономическом застое». Падение стоимости нефти привело к тому, что цены на транспорт, перевозки, строительство, путешествия и продукты тоже начали снижаться. Это лишь один из множества примеров, которые можно привести здесь, чтобы в очередной раз напомнить жителям Ближневосточного региона, что развитие экономических отношений их стран с Западом очень часто оборачивается для них потерями. И дело здесь не только в том, что Запад заботится в первую очередь о своих доходах, а потом уже о скромной прибыли партнеров в Ближневосточном регионе. Западные магнаты в абсолютном большинстве относятся к арабам как к людям второго сорта, общаться и сотрудничать с которыми, по их мнению, стоит только тогда, когда это сулит солидные прибыли.

Мне могут возразить, что значительная часть американского истеблишмента ориентирована на развитие отношений с арабскими странами, что большая часть либералов в этой стране, включая еврейскую интеллигенцию, постоянно критикует Израиль и его политику, что западные страны снабжают страны Залива современным оружием; наконец, обратить внимание на то, что благодаря Западу арабские страны избавились от таких диктаторов, как Саддам Хусейн и Муаммар Каддафи. Благодарить ли Запад за это или нет, вопрос спорный, но ясно одно: экономическое положение ливийского и иракского народов, а вместе с ними и народов сопредельных государств в итоге только ухудшилось, а торговые отношения Ливии и Ирака с Западом оказались отброшенными к временам конца 1940-х годов.

Казалось бы, глобализация должна была внести в эту систему серьезные коррективы. Ведь в ее основе, во всяком случае на первый взгляд, речь идет о международном разделении труда, о возможности широкой и практически неограниченной международной торговли, об использовании каждой страной экономического потенциала, который обеспечен ее минеральными ресурсами, резервом рабочей силы и возможностями роста. На поверку выходит совсем иначе. Неограниченное перемещение рабочей силы в условиях, когда Запад накопил значительные средства и резервы для научно-технического и промышленного развития, ведет к растущей миграции квалифицированных кадров из Ближневосточного региона в США, Западную Европу и Австралию.

В ходе «арабской весны» наглядно проявились негативные факторы, связанные с глобализацией в ее западном понимании. Свободное выражение мысли, развитие, укрепление и взаимодействие социальных институтов и общественных организаций понимается США и их союзниками по НАТО как право вести активную пропаганду, выгодную им и тем силам в стране, которые они на том или ином этапе поддерживают.

На протяжении нескольких лет до начала масштабных антиправительственных акций 2011 года в Каире американское посольство в Египте постоянно распространяло информацию о жестокости полиции по отношению к гражданам страны. Американские средства массовой информации и египетская организация по защите прав человека массово распространяли печатные и видеоматериалы, снятые на мобильные телефоны, в которых был показан якобы полицейский произвол. Многие из этих видеоматериалов впоследствии были разоблачены как фальшивки. В 2009 году Госдепартамент США опубликовал Доклад о состоянии прав человека в Египте, в котором утверждалось, что офицеры египетского Министерства внутренних дел и органов безопасности постоянно прибегают к пыткам, чтобы добиться признательных показаний. Как видим, Госдепартамент США задолго готовился к событиям 2011 года.

Госдепартамент вместе с Пентагоном готовился и к другим революциям в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Если ознакомиться с печатными материалами американского дипломатического ведомства касательно «арабской весны», то может сложиться впечатление, что во всех странах, где шли протестные действия, инициатором их были народные массы, а не отдельные группы населения, заинтересованные в смене режима. Но пропагандисты западных стран умело обходят вопрос о том, что в ряде случаев смена режима и волны насилия, которые привели к гражданской войне, не обошлись без теневого присутствия или даже прямого участия вооруженных сил из стран НАТО. А масштабы операции (как известно, демонстрации, бунты, погромы, перевороты, расовые и религиозные столкновения, а также порой и гражданские войны имели место в 22 странах Северной Африки и Ближнего Востока!) говорят о том, что США и их союзники по НАТО надеялись полностью перекроить политическую карту Средиземноморья и установить в ряде стран свое абсолютное доминирование.

Чем же было вызвано применение стратегии такого рода? Во-первых, обычная стратегия США, построенная на военно-политическом давлении и даже на прямом вооруженном вмешательстве в дела других стран, - штука очень дорогая и рискованная и прибегать к ней лучше тогда, когда общество расколото, когда большая часть компрадорской буржуазии и введенные в заблуждение массы способны поддержать натовские удары. Во-вторых - это огромная и оцененная по достоинству американскими пропагандистами сила Интернета: сейчас стало проще с его помощью влиять на умы простых людей, особенно молодежи, чтобы формировать нужный Западу образ мысли.

В конце 2016 года Комиссия ООН по экономике и социальному развитию Западной Азии (ESCWA) опубликовала доклад, в котором признается, что программа «арабская весна», которая была организована и осуществлена американской разведкой в годы правления Президента Обамы, привела к реальной потере роста ВВП в арабских странах в размере 614 миллиардов. За период с 2011 по 2015 год чистые потери в ВПП региона составили 6%. Эти страшные экономические потери арабы нанесли себе сами, пойдя на поводу заокеанских провокаторов и их местных прихвостней.

Верно, режимы Каддафи в Ливии, Бен Али в Тунисе и Мубарака в Египте имели немало отрицательных черт, в этих странах процветали непотизм и коррупция. Но эти болезни общества не нуждались в таком лекарстве, как применение огня и меча. В Ливии, например, успешно развивались социальные институты, осуществлялась забота о бедных, многодетных семьях, больных, развивалась система образования и проводились большая программа жилищного строительства, гражданские реформы, и перемены к лучшему ощущались с каждым годом. Не было никакой необходимости ввергать страну в ад насильственных действий, устраивать братоубийство. Сейчас, после кровавой гражданской войны, в ходе которой западные страны бомбили не только ливийские армейские гарнизоны, но и большие города, страна расколота. Взрывы и перестрелки продолжаются по всей стране. А страдает, как всегда, простой народ.

Невольно возникает вопрос: неужели эксперты НАТО так близоруки, чтобы не предвидеть подобного развития событий? Нет, дело, видимо, в том, что западные дипломаты и разведчики вкупе с военными принимают решения исходя из установок военно-политического руководства НАТО, возглавляемого Соединенными Штатами. А установки эти определяются стратегическими задачами, основанными как раз на принципе доминирования США на международной арене.

Муаммар Каддафи стал врагом США и НАТО в целом потому, что проводил независимую политику не только у себя в стране, но и на всем африканском континенте. Он действительно был довольно часто непредсказуем и не скрывал своего отрицательного отношения к США и Великобритании, но сами американские ближневосточные эксперты нередко замечали, что некоторые резкие заявления в адрес стран НАТО Каддафи делал, так сказать, «для внутреннего рынка», для поддержания в стране своего имиджа непримиримого борца против международного империализма. Как обошлись с этим борцом ставленники НАТО, мы видели на телеэкранах.

Следует разобраться в истинных причинах постоянных нападок на Ливию и неприкрытой агрессии НАТО. Первопричиной называют, естественно, нефтяные ресурсы Ливии, которые Запад всегда мечтал контролировать. Поскольку договариваться с Каддафи Запад в большинстве случаев считал невозможным, он принял решение избавиться от лидера страны. Но это лишь одна из причин. Есть и другие, крайне важные.

Одна из них - активность ливийского лидера на африканском континенте. В 2005 году он выступил на встрече представителей Африканского союза с резкой критикой западноевропейского подхода к помощи развивающимся государствам континента. Он назвал программы помощи унизительными, так как Запад обуславливал эту помощь изменениями во внутренней и внешней политике, да и в экономике африканских государств.

Муаммар Каддафи выдвинул свою программу помощи африканским странам. Она предусматривала как посредничество Ливии в прекращении вооруженных конфликтов на континенте, так и широкие торгово-экономические связи с большинством африканских стран. Эта программа существенно повысила бы авторитет Ливии и лично Каддафи.

К примеру, весьма успешным было его посредничество в регионе Сахель, где пограничные споры и климатические проблемы, с которыми сталкиваются около десятка государств, нередко приводили к серьезным конфликтам. Каддафи умело играл роль посредника также в конфронтации между правительствами стран Сахеля и повстанцами. В целом его миссии имели бесспорный успех.

В центральной и даже в южной Африке Ливия осуществляла широкую инвестиционную и торгово-экономическую деятельность. Созданная Каддафи Ливийская арабо-африканская инвестиционная компания и совместные предприятия в разных странах оказывали существенную поддержку слабым африканским экономикам. Уже к 2009 году ливийские инвестиции в Африке составляли около 300 млн. долларов. Благодаря этому, Ливия приобрела в Африке большой политический вес. Именно это было серьезным раздражителем для стран НАТО: ведь деятельность Каддафи была объективным барьером для неоколониалистской политики Запада, для экономической экспансии западных компаний на африканские рынки. Не могло это не вызывать озлобления и у Саудовской Аравии, которая многие годы, пользуясь своими финансовыми возможностями, пытается обеспечить свое политическое и экономическое влияние на африканском континенте.

Следующая причина, по которой страны НАТО строили планы свержения Каддафи и уничтожения страны в том виде, в каком она существовала, была в самом государственном устройстве республики. Она получила официальное наименование Великая Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия (джамахирия - это неологизм, который можно толковать как самоуправление на основе коммун). В Джамахирии государство делилось на множество коммун, обладавших всей полнотой власти в своем округе, включая распределение бюджетных средств. Управление коммуной осуществлялось первичным народным конгрессом, в который входили все жители коммуны. Каждый человек имел право высказать свое предложение на заседании народного комитета, участвовал в принятии решений и в их реализации. Первичный народный конгресс избирал своих представителей в городской народный комитет и Всеобщий народный конгресс. Тот, в свою очередь, избирал свой постоянный орган - Генеральный секретариат и формировал правительство: Высший народный комитет.

Злом они считали Социалистическую Джамахирию. Только подумайте: народ сам решает свою судьбу, в стране осуществляется самоуправление по принципу народных советов. А правильным западные либералы считают, что народом должны управлять избранные, просвещенные, познавшие истинную мудрость неолиберализма представители элиты. Своих целей лидеры НАТО в известном смысле достигли: на месте самоуправления выросли целых два противоборствующих режима, насквозь коррумпированных и неспособных к эффективному управлению.

Наконец, еще одной и весьма серьезной для Запада причиной вооруженного вмешательства в Ливии было то, что Российский флот в Средиземноморье мог пользоваться ливийскими портами. НАТО всегда мечтала создать такую ситуацию, при которой берега Средиземноморья будут недоступны для российских военных кораблей. И закрыть для этого флота значительную часть северного побережья Африки они смогли. Попытка ограничить возможности Российского флота была также одной из задач, входивших в планы НАТО, когда они начинали, по сути дела, необъявленную войну против Сирийской Арабской Республики.

С 1977 года в сирийском порту Тартус существует российский пункт материально-технического обеспечения 5-й оперативной Средиземноморской эскадры, и США всегда мечтали положить конец присутствию этой базы, которую Российский флот, наоборот, намерен серьезно расширить.

Западные СМИ твердят, что основная причина возникновения антиправительственных акций в Сирии и перерастания их в беспорядки якобы лежит в антинародной и репрессивной политике правительства Башара Асада. В основе конфликта, как считают на Западе, находится противостояние на религиозной почве. Суннитские массы якобы не желают мириться с засильем алавитской общины, которая котролирует правительство и армию и угнетает другие общины. В специальном докладе ООН, подготовленном в 2012 году, говорится, что события в Сирии - это «открыто религиозный конфликт между алавитским ополчением и его шиитскими союзниками, воюющими в основном против суннитских повстанческих группировок». Реальность же существенно отличается от этой формулы.

Истоки недовольства части населения центральной властью в Сирии весьма многообразны и прослеживаются на протяжении почти полувека. На фоне нескольких ближневосточных войн в стране сложились три политические группы, противодействовавшие правящей верхушке. Религиозно-политическая ассоциация «Братья-мусульмане» вместе с другими фундаменталистами вела активную антиправительственную пропаганду и даже начала готовить боевые отряды для вооруженной борьбы. Опорой этой борьбы в массах были недовольные непопулярной экономической политикой правительства и сирийского крыла партии ПАСВ («Баас»). Левые баасисты, активно сотрудничавшие с баасистами Ирака настаивали, чтобы Сирия координировала все политические и военные действия с Ираком. Наконец, клирики-сунниты, которые призывали избавиться от правящей верхушки, возглавляемой алавитами, но не предлагали браться за оружие.

С середины 1970-х годов верховенство в оппозиционном движении принадлежало «Братьям-мусульманам», которые начали осуществлять теракты в отношении государственных деятелей, устраивать взрывы рядом с казармами и военными учебными заведениями, развернули по всей стране настоящую партизанскую войну. Режим ответил репрессиями. Кульминацией конфликта стали бои за город Хама, который оказался главным центром сопротивления «Братьев-мусульман». Правительственные войска применили авиацию и артиллерию, что привело к сильным разрушениям в городе и к гибели многих его жителей. В итоге армия и военизированные формирования взяли город штурмом и исламское восстание на этом закончилось.

Страна почти 30 лет жила мирной жизнью. Но для международного империализма, для недругов Сирии в регионе и за его пределами события 1982 года и бои в Хама были всего-навсего репетицией еще более масштабной авантюры, планы которой строились и обновлялись постоянно.

На протяжении почти трех десятилетий на Западе постоянно напоминали о «резне в городе Хама», о «варварских бомбардировках, предпринятых алавитами», о «безжалостном истреблении мусульман-суннитов». Без конца приводились страшные цифры: якобы правительственные войска убили и казнили до 40 тыс. жителей города Хама. Эта цифра западными СМИ вбивалась в сознание мусульман всего региона. Однако когда Разведывательное управление американской армии рассекретило документы, связанные с сирийскими событиями 1982 года, выяснилось, что число погибших в Хама не превышало 2 тыс. человек, из которых примерно четверть - члены «Братьев-мусульман».

Немалые потери понесли и их союзники - боевики из других арабских стран. Заметим, что при штурме города погибло более 1 тыс. солдат и офицеров правительственных войск. Как видим, потери, понесенные сторонами, вполне соизмеримы с масштабными боевыми действиями. Стоит напомнить еще, что население города составляло тогда примерно 177 тыс. человек. Полагать, что чуть ли четверть населения была уничтожена, полный абсурд. Так что «резня в городе Хама» - классическая выдумка западных информационных агентств.

Новая смута продолжается на сирийской земле уже шесть лет. Но по сути своей это вовсе не религиозный конфликт, так как арабы-сунниты, арабы-шииты, арабы-христиане, черкесы, армяне, туркмены и друзы могли и умели жить рядом без вражды и ненависти. Как и конфликт 1982 года, эти беспорядки были спровоцированы силами извне!

Действительно движущими силами и воюющими сторонами этого противостояния являются формирования, объединенные главным образом по религиозному признаку. В беспорядках принимают участие мусульмане, исповедующие ислам относительно умеренного типа, и группировки радикального типа и даже террористического характера. Но истинные побудительные мотивы лежат за пределами религиозных убеждений. Замечательный политик и востоковед Евгений Примаков как-то сказал: «Гражданские войны в наши дни не ведутся за благое дело и за чистоту помыслов; они ведутся за власть и деньги».

Сирию часто называют «дверями Ближнего Востока». Ее геополитическая ценность, ее географическое положение, ее природные ресурсы привлекали разных правителей еще в глубокой древности: недаром и древние греки, и древние римляне строили там свои крепости и укрепленные города. Сирийский политик Кадри Джамиль как-то заметил: «Если ситуация в Сирии стабильна, стабилен и весь регион. Дестабилизация Сирии, соответственно, есть дестабилизация региона». Эти слова являются объяснением, почему современные неоколониалисты считают столь важным, чтобы Сирия не дружила с Москвой и другими странами ШОС, а оказалась бы в орбите США и их союзников.

Есть, однако, и еще одна серьезная причина осложнения ситуации в Сирии. В Восточном Средиземноморье лишь одна страна, а именно Сирия, является заметным производителем углеводородов. В 2009 году добыча составляла более 400 тыс. баррелей нефти и 200 млн. кубических футов природного газа в день. По сравнению с мощностями стран Залива это цифры скромные, но перспективы производства велики: в 2010 году разведанные запасы нефти в САР достигали 2,5 млрд. баррелей, а запасы природного газа - 8,5 трлн. кубических футов.

Но главные природные богатства Сирии не в восточных районах добычи, а в той части средиземноморского шельфа, которая является собственностью сирийского народа. Здесь находятся такие запасы природного газа, которые способны снабдить энергией Восточное Средиземноморье на многие годы вперед. Соблазн для Запада добиться измненения сирийского режима и получить доступ к этим богатствам велик, даже если придется пожертвовать миллионами арабов. На сегодняшний день война в Сирии уже унесла почти четверть миллиона мусульман - по обе стороны баррикад. Еще более 4,5 млн. сирийцев оказались в эмиграции.

ИГИЛ с 2013 года действует главным образом на территории Сирии, где в городе Эр-Ракка находится его штаб-квартира, и Ирака - как непризнанное квазигосударство. Но подконтрольные ИГИЛ боевые отряды и террористические группы орудуют сегодня еще в десятке стран, включая Афганистан, Алжир, Пакистан, Ливию, Йемен и Нигерию. Пожалуй, только в одном Ливане удалось свести почти к нулю деятельность местных отрядов ИГИЛ. Причиной появления этой террористической организации некоторые ученые на Западе, да и в России, считают быстрый рост населения в странах Ближнего Востока, обнищание масс, высокую безработицу, отсутствие реальной демократии, социальной справедливости и всяких переспектив у молодежи из бедных семей на улучшение жизни и достойное существование, что в совокупности ведет к радикализации части общества, к религиозному экстремизму. Все эти факторы, безусловно, имели большое значение для роста популярности и привлекательности ИГИЛ, особенно если учесть, что боевики этой организации получают денежное содержание, несоизмеримое с доходами местного населения.

Но боевиками не всегда становятся добровольно. Журналистка Анхар Кочнева, прожившая в Сирии несколько лет, справедливо заметила на страницах еженедельника «Аргументы и факты», что в ИГИЛ попадают и те, кто изначально имел проблемы с психикой и искал возможности для выброса накопленной агрессии: именно такие отрезают головы пленным, расстреливают захваченных людей десятками и даже сотнями. Другие просто проявляют внешне полную лояльность захватившим их населенный пункт террористам: они пытаются таким образом сохранить жизнь себе и своим близким. Был период, когда численность этой организации достигала 200 тыс. человек.

Этот монстр появился на свет не из-за безработицы и не из-за беспросветного существования части населения. Сирия и Ирак никогда не были богатыми странами, но в этих странах не было такой чудовищной нищеты и такой обездоленности, какую можно наблюдать в некоторых странах Азии и Африки. Наоборот, там отмечалось поступательное развитие: экономика росла, а с ней и уровень жизни.

Результат американского вторжения в Ирак оказался далеким от того, который ожидали авторы проекта. США и Великобритания откровенно приняли сторону шиитского населения Ирака, благоприятствовали шиитским и курдским политикам, а те, уволив большинство офицеров и сержантов армии Саддама и фактически лишив их средств к существованию, создали боеготовую оппозицию правительству.

Вторжение западных государств стало катализатором процесса размежевания общества, изоляции значительной части суннитов от попыток восстановления мира и нормальной жизни. Дестабилизация обстановки в стране создала предпосылки для формирования ИГИЛ. Это признали и английские политики, включая Тони Блэра. В Ираке родилось и начало крепнуть суннитское сопротивление, в среде суннитов возникли и повстанческие группы - предшественники ИГИЛ. По сути дела, ИГИЛ было наследником группировки «Аль-Каида», созданной радикально настроенными суннитами после американского вторжения 2003 года и ставшей ведущей силой в повстанческом движении. Вывод американских войск из Ирака создал идеальные условия для развития ИГИЛ.

Когда страны НАТО заявили, что хотят избавиться от Президента Асада, и начали снабжать оружием вооруженные группы, воюющие с правительством САР, ИГИЛ получило от этих групп значительную помощь. Антиасадовские отряды делились этим оружием и снаряжением с отрядами ИГИЛ - часть покупалась у них боевиками, а часть просто отбиралась. Мне известен случай, когда боевики ИГИЛ просто расстреляли отряд антиасадовской оппозиции и забрали оружие, которое перевозилось на его базу.

В ходе президентской гонки на выборах 2016 года в США Дональд Трамп прямо заявил, что своим рождением ИГИЛ обязано Президенту Обаме и Хиллари Клинтон. Его позицию поддержал и афганский Президент Карзай, многие другие руководители государств Азии. Собственно, это признал и сам Барак Обама. Выступая во Флориде в декабре 2016 года с речью о борьбе с терроризмом, он подтвердил, что вторжение США в Ирак и допущенные при этом ошибки стали одной из причин появления ИГИЛ. Это признание означает, что США и их союзники по НАТО совершили целую цепь преступлений на Ближнем Востоке: они осуществили агрессию против Ирака, объявили войну законному сирийскому правительству, создали условия для рождения и укрепления террористической организации, совершившей тысячи тяжелых преступлений против народов Ирака и Сирии, снабжали оружием непосредственно анти-асадовскую оппозицию, а косвенно - ИГИЛ, начали боевые действия в Сирии без всякого одобрения международного сообщества и без санкции ООН и, наконец, в ряде случаев атаковали сирийские правительственные силы и сбивали их самолеты. Все эти преступления вполне заслуживают не только международного осуждения, но и их расследования медународным трибуналом.

Помимо близорукой политики ведущих стран НАТО, огромную роль в рождении ИГИЛ сыграли и еще два важных фактора. Во-первых, то, что Турция фактически открыла широкий коридор для потока джихадистов всех мастей в Сирию и Ирак, тем самым существенно увеличив число боевиков-иностранцев, которые к тому же порой имели боевой опыт. И во-вторых, это тот факт, что Саудовская Аравия, ОАЭ и Катар активно помогали антиасадовскому движению (читай - ИГИЛ) деньгами, оружием и даже подготовкой боевиков. Их важнейшим военно-политическим мотивом было то, что нефтяные монархии всерьез опасались усиления Ирана и его влияния на шиитов во всем регионе.

Начать подрыв иранского влияния они решили с Сирии, которая много лет сотрудничала с Ираном, и Йемена, где шиитские повстанцы провели ряд успешных операций и даже контролируют столицу бывшей Йеменской Арабской Республики - Сану. В обоих случаях Саудовская Аравия и ее союзники сильно просчитались. Для оказания помощи правительству Сирии были не только сформированы добровольческие отряды местных шиитов, но и прибыли подразделения из Ирана. Законное правительство САР поддерживают также бригады Армии освобождения Палестины, иракских и ливанских шиитов. Есть интернациональные части и в Йемене, где коалиция, возглавляемая Саудовской Аравией, несмотря на варварские воздушные бомбардировки, явно завязла и имеет не так уж много шансов на достижение конечной цели - разгрома шиитского движения в подбрюшье Саудовской Аравии.

Сирия понесла в результате спровоцированной войны наибольшие людские потери, но и материальные потери чудовищны. По оценкам Комиссии ООН по экономике и социальному развитию Западной Азии, только за первые пять лет борьбы потери в ВПП и капитальных вложениях составили 259 млрд. долларов. Такой небогатой стране, как САР, понадобятся долгие годы, чтобы восстановить ифраструктуру, жилье, транспорт, систему здравоохранения. Но сирийцы считают, что они сберегли главное - свою страну.

Наиболее значительную роль в сохранении независимой Сирийской Арабской Республики сыграли в самый критический момент ее истории Российские Вооруженные силы. Участие России в противодействии международному терроризму было высоко оценено народами Ближневосточного региона. Неоценимую роль в прекращении кровопролития во многих районах Сирии сыграл российский Центр по примирению враждующих сторон. Благодаря миротворческой деятельности офицеров центра и разъяснительной работе, которая велась в отдаленных районах страны, удалось превратить многие города и села в населенные пункты, в которых течет сейчас мирная жизнь. Территории, находяшиеся под контролем ИГИЛ, постоянно сокращаются. К концу прошлого года террористы потеряли более 14% захваченных ими территорий. В разгар операций ИГИЛ на оккупированных ими территориях находилось около 10 млн. человек, сейчас это число уменьшилось примерно до 6 миллионов.

Не всем на Западе по душе победы сирийского народа. «УордПресс», информационный блог, распространяющий новости на многих языках и принадлежащий американцу и британцу, опубликовал в конце апреля карту Сирии, на которой ИГИЛ контролирует две трети сирийской территории, а относительно небольшие гарнизоны ИГИЛ легко выдерживают натиск правительственных сил в ключевых районах страны. Западные блоги плетут небылицы о российских бригадах спецназа, принимающих участие в боях. Западу, как это понятно, вовсе не нравится, что Россия помогает сирийскому народу и что российские летчики находятся в САР по приглашению правительства страны. Но в России хорошо понимают, как возникают в разных районах мира силы, подобные ИГИЛ, и хорошо знают по опыту боевых действий прошлого, что противника лучше уничтожать на дальних подступах к родным границам. Один из российских офицеров, проходивших службу в САР, как-то сказал: «Я и мои товарищи всегда понимали, что если мы сражаемся за друзей, то сражаемся и за отчий дом».

Новый саудовский король Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд - опытный администратор, он некоторое время продолжал курс своего покойного брата. Ожидалось, что король Салман будет вести менее жесткий курс по отношению к оппозиции и осторожно осуществлять реформы. В честь своей интронизации он приказал сделать двухмесячные выплаты госслужащим, учащимся и пенсионерам, выпустил из тюрем большое число заключенных, попавших за решетку по гражданским делам, выделил 20 млрд. долларов на строительство новых электростанций и сооружений по снабжению населения питьевой водой. Этими мерами он хотел показать, что его правление будет благотворным для страны, и действительно заслужил похвальные отзывы от миллионов саудовцев. Но тут же выяснилось, что король мало чем отличается от своих предшественников, когда речь заходит о политико-религиозной оппозиции и о так называемых государственных преступлениях. Число казненных им уже в первый год правления перевалило за сотню.

Вообще, расправы с оппозиционерами, особенно с шиитами, стали массовыми. В начале 2016 года он велел казнить шиитского богослова Нимр ан-Нимра, что привело к разрыву дипломатических отношений с Ираном. Племянник богослова Али Мухаммед ан-Нимр был приговорен за участие в демонстрациях в 2011-2012 годах к смертной казни через распятие, несмотря на то что на момент свершения вмененного ему преступления осужденный был несовершенолетним.

Налицо двойные стандарты английской и американской элит. На словах ратуя за демократические преобразования в арабских странах, за отмену смертной казни и религизные свободы, они действуют весьма избирательно. На протяжении десятилетий ими поддерживаются такие режимы, как саудовский, несмотря на то, что казни и антидемократические меры там служат нормой, а также катарский и бахрейнский. Саудовская Аравия не раз помогала эмиру Бахрейна подавлять в его стране народные выступления. В Йемене королевство, а также Катар и ОАЭ продолжают вести жестокую войну, убивая тысячи мирных жителей и не страшась осуждения либералов в Америке и просвещенной Европе.

Саудовский монарх - хранитель двух главных святынь ислама. Королевство имеет большое влияние на многие мусульманские страны мира. Но на тему отношений Саудовской Аравии с другими странами региона надо смотреть шире. Еще 30 лет назад прогрессивные силы на Ближнем Востоке поднимали вопрос о единстве арабских стран, которое необходимо для решения главных политических и экономических проблем региона. Речь шла не о сплочении арабских стран вокруг идеи, как это предлагали баасисты, а о выработке единой позиции по ближневосточной проблематике и полном исключении вооруженных конфликтов между нашими странами.

Если Саудовская Аравия, Катар и другие страны региона будут продолжать оказывать финансовую и материально-техническую поддержку повстанцам, ведущим войны на религиозной почве, против законных правительств, если регион превратится в костер, в котором будут сгорать сотни тысяч мусульман и представителей других конфессий, то Ближний Восток станет регионом скорби и трагедий. Неужели кому-то хочется, чтобы на месте государств региона в конце концов образовались миниформации, созданные по религиозному признаку? Неужели различия в мусульманских конфессиях столь велики, что, воюя за утверждение верховенства одной из них, можно уничтожать сотни тысяч себе подобных?

Проблемы конфессиональных различий и равенства их перед законом внутри государства, безусловно, существуют, но наши страны должны определить для себя пути и методы их решения. Когда мы говорим об арабском единстве, мы прежде всего подразумеваем, что нам надо сообща, непредвзято и честно принимать решения, как исправить положение в той или иной стране. Ближний Восток - это большой и богатый природными ресурсами регион, в котором много активной и не находящей себе достойного применения молодежи, это регион огромных перспектив, если только мы сами не сведем их на нет войнами и междоусобицами. Если мы станем регионом мира, регионом, в котором будет международное разделение труда и развитие общей культуры, нищета, отчаяние и обездоленность уйдут в прошлое. Но для этого прежде всего нужно добиться, чтобы арабские страны не воевали между собой и не поддерживали антиправительственные силы в соседних странах.

Признаем, что добиться этого непросто, учитывая неослабевающее вооруженное противостояние в Северной Африке и на Ближнем Востоке. В настоящее время на месте четырех самостоятельных и развивающихся государств Ближнего Востока - более десятка вооруженных, воюющих анклавов. В Ливии их четыре: правительство в Триполи, власть генерала Хафтара в Тобруке, территория, которую контролируют племена, и участки, захваченные местными отрядами ИГИЛ. В Йемене - три территории, контролируемые противоборствующими силами: хуситы контролируют восток страны и столицу, «Аль-Каида» - центральную часть, а войска бывшего президента - все остальное. В Сирии - четыре зоны, подконтрольные разным силам: на севере - курдам, некоторые районы на западе и востоке - ИГИЛ, остальное в руках правительства республики. Разные районы Ирака контролируются шиитами, курдами и террористами ИГИЛ, которые закрепились в нескольких городах.

Запад делает мало, чтобы прекратить кровопролитие в этих районах мира, напротив, подливает масла в огонь, продолжая вооружать страны, задействованные в конфликтах. Симптоматично, что свое первое зарубежное турне новый американский президент начал с Ближнего Востока. В ходе его визита в Саудовскую Аравию было заключено соглашений на 350 млрд. долларов, из которых контракты на поставку саудовцам современных вооружений составляют почти 110 миллиардов.

Американские компании приветствовали сделки, но народы Ближнего Востока не могли не испытать серьезную озабоченность. 20 мая тысячи демонстрантов вышли на улицы столицы Йемена Саны в знак протеста против заключения сделки по поставке вооружения Эр-Рияду. Ведь пакет контрактов включает поставку саудовцам 150 американских вертолетов «Блэк Хок» на сумму 6 млрд. долларов, и мало кто сомневается, что они рано или поздно будут широко использованы саудовцами в ходе их вооруженного вмешательства в гражданскую войну в Йемене. Неудивительно, что в ряде стран шииты провели массовые митинги под лозунгом «Нет американскому терроризму в Йемене!». Заметим, что еще Барак Обама заморозил в свое время поставки высокоточного оружия Эр-Рияду, так как опасался, что оно может быть использовано против мирного населения в Йемене. Трамп, как видим, превзошел Обаму: новая сделка, заключенная Трампом, предполагает возобновление продажи высокоточного оружия.

Массовые поставки современного американского оружия увеличивают не только арсеналы стран Ближнего Востока, но и арсеналы террористов: можно судить по опыту последнего десятилетия, как это оружие расползается по региону, делая атаки террористов все более эффективными. Но иногда это оружие превращается в своего рода бумеранг. В свое время американцы поставили афганским душманам портативные зенитные ракеты «Стингер» и купленные у Пакистана тяжелые пулеметы ДШК, чтобы сбивать советские самолеты и вертолеты. Когда в 2001 году американские войска начали операцию в Афганистане, те же «Стингеры» и ДШК стали применяться против американской техники.

Ближний Восток все больше напоминает гигантскую пороховую бочку, а пороховые склады, как мы знаем из истории, имеют обычай взлетать на воздух. Кроме того, широкомасштабные поставки американского оружия в Саудовскую Аравию опасны еще и потому, что, по мнению многих экспертов, саудовский режим не обладает особой прочностью. Недавно органами безопасности королевства была предотвращена попытка теракта в Мекке, но попытка эта, надо думать, далеко не последняя. Как известно, жестокостью развитие подпольных движений никогда не удавалось остановить. Среди саудовских эмигрантов, живущих в США и Канаде, есть те, кто ожидает серьезных потрясений в своей стране уже через два-три года. Было бы трагедией, если бы саудовские арсеналы оказались в руках террористов.

В арабских странах и за их пределами самые информированные люди после журналистов - арабы - владельцы кофеен. Они общаются каждый день с сотнями людей и получают от них информацию буквально обо всем. От них можно услышать и шутки на политические темы. Давным-давно из одной такой кофейни прилетело прозвище, которое дали Катару: «дистанционный пультик Вашингтона». Катар действительно всегда покорно двигался в фарватере американской политики. В 34 км от столицы страны Дохи расположена крупнейшая американская военная база в регионе - Эль-Удейд, центр воздушных операций которой контролирует воздушное пространство Ирака, Сирии, Афганистана и еще 17 стран. Здесь базируются более 100 самолетов, включая бомбардировщики В-1. «Пультик», как видим, непростой, серьезный. Хотя у американцев есть еще базы и в Саудовской Аравии, ОАЭ, Омане, а в Бахрейне дислоцируется Пятый флот ВМС США.

Казалось бы, эти страны, которые, как и Катар, в известном смысле тоже «пультики Вашингтона», должны держаться одним косяком, но в начале июня Бахрейн и Саудовская Аравия, а за ними Йемен, Египет, ОАЭ и еще несколько стран разорвали дипотношения с Катаром, а затем выдвинули своего рода ультиматум из 13 пунктов, от выполнения которых зависит восстановление отношений. Важнейшими пунктами были: остановить расширение турецкой военной базы в Катаре, свести к минимуму дипломатические отношения с Ираном и закрыть медиасеть «Аль-Джазира».

Были тут и еще два пункта, которые не могли не вызвать удивления во всем регионе: перестать вмешиваться в дела соседних стран и прекратить поддержку таких организаций, как «Фронт ан-Нусра» и «Аль-Каида», не говоря уже об ИГИЛ. Эти последние два пункта наверняка заставили власти в Дохе криво улыбнуться: уж там-то точно знают, кто был основным спонсором антиправительственных сил в Сирии на протяжении целых пяти лет. Как гласит старая русская поговорка «Чья бы корова мычала...»

Реакция стран, упомянутых в послании эмиру Катара, была именно такой, какую ожидали в Дохе. Турция комментировала его так: у нее нет разногласий в отношениях со странами Залива, но Катар - независимое государство, и эмират волен создавать здесь базы тех стран, с которыми взаимодействует. В Тегеране просто пожали плечами: обычный выпад в адрес Ирана! Но ближневосточные эксперты не могли не заметить, что потенциальное сотрудничество Катара, Турции и Ирана меняет геополитическую игру в Заливе. Турция сближается с Катаром, крупнейшим производителем природного газа в регионе, что, вкупе с уже строящимся российско-турецким газопроводом «Турецкий поток», делает Анкару значительно мощнее с точки зрения поставок газа на Ближний Восток и в Европу. От всего этого выигрывает и Катар, который уже давно зондировал почву для улучшения отношений с Ираном и Россией, но больше всех, думается, выиграет Россия. Сотрудничество Дохи, Анкары и Тегерана в ее интересах. Так что демарш арабских стран вызван не столько их обидой на Катар, сколько меняющейся для них ситуацией в Заливе. Хочется надеяться, что разум восторжествует во всех столицах Ближнего Востока и вершители судеб народов региона начнут думать не о том, что их разъединяет, а о том, что может их объединять.

Трамп перед поездкой на Ближний Восток объявил, что одна из целей поездки - предпринять шаги по решению арабо-израильского конфликта. Трамп всегда показывал, что занимает произраильскую позицию. Когда Президент Обама решил воздержаться от голосования по резолюции Совета Безопасности ООН, осудившей незаконное строительство поселений Израилем, Трамп обрушился на него с критикой. Но став президентом, он решил, что для успешного диалога с палестинцами и арабскими лидерами ему нужно выступить против строительства новых поселений. Израиль спустя всего несколько дней после инаугурации Трампа объявил о планах строительства новых поселений на Западном берегу реки Иордан. Это вынудило Трампа выдавить из себя, что планы Израиля «не помогают» мирному процессу. Ответ Кнессета не заставил себя ждать: он легализовал экспроприацию израильскими властями палестинской земли, принадлежавшей частным лицам, чтобы начать там же строительство тысяч домов для израильтян и иммигрантов. В Израиле не собираются останавливать строительство новых поселений. Ползучая аннексия продолжается. С 1993 года, когда был подписан меморандум о взаимопонимании между Организацией освобождения Палестины и Израилем, число израильтян, живущих в еврейских поселениях на Западном берегу, утроилось.

Если условия жизни и труда на Западном берегу назвать тяжелыми, то какими нужно называть условия существования в секторе Газа? Жизнь большинства молодых людей здесь безрадостна, бесперспективна, полна житейских забот и лишена простых радостей, которые обычны для их сверстников в Европе. Израиль не считает нужным задумываться о будущем оккупированных земель и судьбе миллионов палестинцев, живущих в условиях апартеида. Но тогда об этом должны задуматься миллионы людей на планете. Сейчас война в Сирии и конфликты в других районах земного шара на время скрыли дымом пожарищ ситуацию на оккупированных палестинских территориях, но о них необходимо постоянно напоминать человечеству. Это долг каждого из нас.

Ливия. Сирия. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277216 Рами Мохаммед Аль-Шаер


Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277214

Апгрейд истории. О запуске есовского проекта по спасению европейской идентичности

Мария Орешина, Член Союза журналистов России, кандидат исторических наук

В начале мая 2017 года в бельгийской столице с помпой открыли Дом европейской истории (ДЕИ)1, который представляет собой не что иное, как эпохальный проект Евросоюза для популяризации истории евроинтеграционной идеи и европейских ценностей ЕС. На его реализацию - под руководством занимавшего в 2007-2009 годах пост председателя Европарламента (ЕП) Х.-Г.Петтеринга (ФРГ) - было потрачено более десяти лет2.

В год 100-летнего юбилея со дня начала Первой мировой войны открыть музей для широкой публики так и не удалось из-за целого ряда проблем, связанных прежде всего с финансированием проекта*, (*Финансирование Дома европейской истории осуществлялось по линии Еврокомиссии (800 тыс. евро) и Европарламента (55,75 млн. евро), а общая сумма расходов, по разным данным, составила от 55,4 до 56 млн. евро (реновация и расширение здания - 31 млн. евро, формирование постоянной экспозиции - 21 млн. евро, приобретение музейных коллекций - 3,75 млн. евро).) приобретением музейных экспонатов. Не способствовала этому и неизбежная критика, уготованная оппонентами этой амбициозной затеи3. В околоесовских СМИ просочилась информация о стремлении евроинтеграторов создать в идейном плане пустышку*, (*Высказывались опасения, что музей лишь продублирует действующую экспозицию музея Европарламента (Европарламентариум), посвященную европейской истории с 1946 г.) которая, по сути, предоставит зрителю ловко сконструированный при помощи новейших информационных технологий искусственный слепок европейской истории4, что-то наподобие единого учебника по истории Европы. Критиков пытались успокоить: мол, беспрецедентная дороговизна проекта будет оправдана инвестированием в образование и повышением уровня культуры будущих поколений европейских граждан, который и по сей день вызывает сомнение.

Музей был задуман одновременно как современная выставка с использованием мультимедийных технологий и последних достижений в области музеологии, информационно-документационный центр и площадка для диалога ученых, политологов и журналистов по актуальным вопросам истории послевоенной Европы**. (**Управление музеем осуществляется Попечительским комитетом во главе с Х.-Г.Петтерингом и бывшим генеральным секретарем ЕП Х.Ромером (Дания). В его состав также входят член Еврокомиссии по вопросам образования, культуры, молодежной политики и спорта Т.Наврачич (Венгрия), председатель Комитета ЕП по культуре и образованию П.Каммериверт (ФРГ, фракция «Прогрессивный альянс социалистов и демократов), председатель Комитета ЕП по бюджету Ж.Артюи (Франция, фракция «Альянс либералов и демократов за Европу»), профессор современной истории Варшавского университета В.Бороджей, президент Фонда «Дома истории ФРГ» Х.-В.Хюттер.) Причем, по замыслу отца-основателя Х.-Г.Петтеринга, музей должен был стать продуктом совместных усилий есовских институтов и национальных музеев стран - членов Евросоюза5

Этому способствовала деятельность созданного в 2011 году научного совета, призванного координировать музейно-выставочную деятельность Дома европейской истории6, в состав которого, как водится, вошли, без сомнения, «независимые» ученые-эксперты из 18 стран - членов ЕС, в том числе и те, кто принимал непосредственное участие в разработке концепции музея, - почетный профессор истории Хельсинкского университета М.Клинге, директор Музея террора в Будапеште М.Шмидт. Руководство же научным советом отдали на откуп вышеупомянутому польскому историку В.Бороджею***, (***В состав Попечительского комитета и научного совета одновременно входят поляк В.Бороджей и немец Х.-В.Хюттер.) поддержавшему открытое письмо общественных деятелей мира к европейским лидерам с призывом освободить Н.Савченко.

За декларируемой целью по наращиванию и популяризации знаний о послевоенной истории Европы и процессе европейской интеграции и привлечению внимания граждан к участию в дискуссиях о потенциале евроинтеграционного проекта и его перспективах явно просматривается попытка застолбить в музейном, образовательном и информационном пространстве идею исторического ревизионизма и «исторической толерантности».

Автор честно потратил более четырех часов драгоценного времени на добросовестное ознакомление с содержанием экспозиции этого музея, концепция которого была разработана в 2008 году при участии ученых и музеологов европейских стран7. Постоянная экспозиция повествует о политической, экономической, социальной и культурной истории развития европейского континента с XIX века, причем в основу положен тематический принцип презентации музейных экспонатов, в том числе интерактивных, которые были представлены более чем 300 музеями и коллекциями Европы.

Показательно, что при формировании постоянной экспозиции Дома европейской истории, состоящей из шести тематических секций, его организаторы отказались от принципа описания «некой суммы историй европейских государств», поставив во главу угла принцип «многообразия культур».

Секция «Рождение Европы» призвана дать ответы на вопросы о том, как формировалось историко-культурное ядро Европы, как это отражалось в картографических источниках, как менялось сознание европейцев в связи с эпохой географических открытий XV века, какие факторы повлияли на формирование европейского наследия.

Секция «Европа как глобальная сила» посвящена периоду европейской истории XIX века, для которого характерны становление системы гражданских прав и прав человека, свободного рынка, индустриальная революция, борьба за обретение независимости и построение национальных государств,  а также развитие тяжелой промышленности и системы финансов и коммерции, рост технических инноваций, массовое производство товаров широкого потребления. Строительство железных дорог, использование электричества, изобретение фотографии и кинематографа явились отличительными особенностями научно-технического развития Европы этого периода. Европа XIX века - это еще и эпоха колониальной экспансии, породившая рост неравенства, дискриминацию и расизм.

Секция «Европа в руинах» отражает основные вехи двух мировых войн и знакомит с предпринятыми усилиями по преодолению их последствий. Первая мировая война рассматривается организаторами проекта как «первая индустриальная массовая война» (first industrial mass war), приведшая к беспрецедентным разрушениям и многочисленным жертвам и ставшая травмой для «европейской памяти». Итогом войны, по мнению организаторов ДЕИ, стали набиравшие силу идеи пацифизма и европейской интеграции, не получившие должного развития под натиском национализма и тоталитарной агрессии. На смену процветавшей в Европе парламентской демократии, согласно авторам проекта, пришла эпоха авторитарных и тоталитарных режимов, насильственно контролировавших все сферы общественной и частной жизни граждан. Одним из ярких примеров проявления тоталитаризма явился приход в 1933 году нацистов к власти.

Евроинтеграция как реакция на «сталинизацию» стран Восточной Европы и альтернатива «мрачной эпохе коммунизма»

Невозможно пройти мимо экспозиции, посвященной Второй мировой войне и послевоенному урегулированию, которая является для русского человека «генетическим маркером», непреодолимым ментальным водоразделом, кровавой «закладкой» в «Книге памяти» о событиях тех лет. Даже беглый взгляд на нее наводит на размышления о том, что идеологи этой есовской затеи в основу положили принцип продвижения концепции «равной ответственности» СССР и Германии в развязывании Второй мировой войны.

Один красноречивый наглядный пример этому - демонстрация синхронизированных на одном экране внушительных размеров кадров документальной хроники с выступлениями Гитлера и Сталина на публичных массовых мероприятиях и парадах. Вдобавок в предлагаемых посетителям буклетах отдельным абзацем недвусмысленно прописана идея о зарождении евроинтеграционного проекта как реакции на «сталинизацию» стран Восточной Европы и альтернативы «мрачной эпохе коммунизма». При этом освобождение советскими войсками стран Восточной Европы от фашизма подается через призму «замены нацистской тирании» «коммунистической диктатурой во главе с СССР»* (In Eastern Europe however, liberation for many meant the replacement of Nazi tyranny by Communist dictatorship under Soviet control). (*В ходе пресс-конференции по случаю официального открытия Дома европейской истории председатель Европарламента А.Таяни максимально дистанцировался от вопросов журналистов о пропагандистской начинке «новорожденного» музея. )

Секция «Восстанавливая расколотый континент» концептуально построена на продвижении тезиса о противостоянии США и СССР как двух соперничающих глобальных ядерных держав. Примечательно, что особое звучание приобрела проблематика сотрудничества западноевропейских стран на наднациональном уровне с целью обуздания национализма и исключения в будущем риска развязывания новой войны. При этом причину объединения после войны стран Западной Европы здесь видят в страхе перед коммунизмом**. (**В оригинале кураторы музея сформулировали этот пассаж следующим образом: «United by fear of Communism, some Western European countries began the path of cooperation at a supranational level in order to tame nationalism and dismantle the risk of war». )

Секция «Утрата доверия» посвящена периоду 1970-1980-х годов, когда европейские страны вошли в эпоху глобальной рецессии, сопровождавшейся ростом цен на энергоносители, строительством единого рынка, упадком сталелитейной и угольной промышленности, появлением технологически новых секторов экономики, инфляцией и медленным ростом производства, массовой безработицей.

В политическом контексте для этого периода, по мнению организаторов ДЕИ, характерны волна студенческих революций и социальных движений, расширение Евросоюза, последовавшее за падением в 1974-1975 годах авторитарных режимов в Греции, Португалии и Испании, а в 1989 году - коммунистических режимов в странах Восточной Европы. Отдельные тематические экспозиции посвящены истории преодоления препятствий, возникших на пути европейской интеграции.

В частности, отмечены важные вехи на пути подлинного единения Европы: проведение в 1975 году в Хельсинки Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, а в 1979 году - прямых выборов в Европейский парламент, а также объединение Германии в 1990 году.

Постоянная экспозиция Дома европейской истории завершается секцией «За и против», организаторы которой оставляют «двери открытыми», пытаясь максимально вовлечь посетителей в диалог и побудить их к дискуссии на темы о том, что представляет собой Европа, что заставляет человека чувствовать себя европейцем, что является европейским наследием, как воспринимается Европа зарубежными странами. Причем приводятся сразу два полярных и ставших «аксиоматичными» образа Европы. С одной стороны, Европа рассматривается как конгломерат европейских стран, распространявших свое влияние в мире посредством внедрения колониальной системы управления, использования рабского труда и поощрения других форм эксплуатации, а с другой - как некое идеализированное сосредоточие рафинированной культуры и универсальных ценностей, являющихся наследием древних веков.

Есовский нарциссизм

«Медленное» погружение в экспозицию этого музея оставляет «горькое послевкусие». Трудно не согласиться с теми оппонентами проекта, которые предъявляют претензии к неравномерной степени освещения целых исторических пластов, к явным «перекосам» и выхолощенности экспозиции в угоду продвижения «стройной» есовской концепции европейской идентичности. Это прежде всего касается ряда тем, которые либо вовсе гипертрофированы, либо преднамеренно затушеваны или сознательно «спрятаны под сукно».

«Дворец пропаганды», как некоторые уже успели окрестить детище европарламентариев, уверовал в то, что Европа родилась в лоне Великой французской революции, кодекс Наполеона и труды К.Маркса, оказывается, намного важнее постыдного тома европейской истории рабства и колониализма, а Вторая мировая война - это всего лишь «европейская гражданская война». Евросоюз как «спасательный круг» мыслится в качестве краткого обзора есовских институтов (Европарламента, Еврокомиссии, Совета ЕС) и «суммы неких обязательств» сегодняшней брюссельской бюрократии.

Европа предстает в музее «очищенной» от религиозных войн, Реформации, раскола на католический и протестантский миры. Эрозия религии - в данном случае христианства как основы европейской культуры - может привести к насилию и войнам, которые будут сопровождаться потенциальным сломом - заменой христианства как континентальной религии на ислам. В итоге Дом европейской истории, по мнению еще способных к рефлексии специалистов, походит на некоего европейского Нарцисса - «изолированного, тщеславного и высокомерного», который может вызвать интерес только на внутреннем рынке есовской бюрократии.

От себя добавим лишь одно. От того, смогут ли идеологи этого проекта, и если смогут, то насколько честно, использовать «окно возможностей» и превратить его в подлинно открытую площадку для проведения профессиональных дискуссий среди историков и политиков о трагических страницах европейской истории периода Второй мировой войны и послевоенной Европы, зависит его «выживаемость» и притягательность.

В противном случае музей стремительно начнет походить на мертворожденный, искусственно выдуманный идеологический фантом - некий спрут, который будет представлять собой «наднациональную» есовскую комиссию историков «по спорным вопросам» из стран - членов ЕС и «всех остальных» - «историков третьих стран».

Не исключено, что есовская элита в этом случае не упустит свой шанс и дополнит усилия национальных правительств, особенно «младоевропейских», по повышению градуса «оккупационной» риторики в адрес России, воспользовавшись прежде всего услугами карманных историков стран Прибалтики и Польши. Если наши наихудшие предположения оправдаются, то Дом европейской истории станет площадкой для «навязанного диалога» под эгидой Евросоюза и в большей степени «инструментом есовской дипломатии от академической науки», рассчитанной на пропагандистский эффект от архивных находок и на выстраивание «непротиворечивой», «стерильной» и взаимоисключающей модели истории. А «записные доброжелатели» под дымовой завесой сотрудничества смогут продолжать использовать этот ресурс для проведения расследования уже на есовском уровне преступлений «Советов», совершенных в том числе и на чужбине против граждан Евросоюза, сносить памятники, «прославляющие коммунистическое и тоталитарное прошлое», размывать границу между «агрессором» и «жертвой» в последней войне. 

Такие попытки уже реализованы в рамках успешно продвигаемого модельного законодательства, и на очереди стоит принятие ряда законопроектов в Латвии, Польше и на Украине. К примеру, Сейм Латвии в конце июня этого года с подачи Парламентской комиссии по правам человека и общественным делам решил обратиться к давнишней инициативе экс-президента А.Берзиньша 2012 года по «содействию сплочению общества» и «примирению», суть которой состоит в уравнивании статуса воевавших на стороне фашистской Германии и ветеранов антигитлеровской коалиции - в признании за лицами, являвшимися гражданами Латвии по состоянию на17 июня 1940 года и с 10 сентября 1939 по 2 сентября 1945 года принимавшими участие в боевых действиях против немецких или советских вооруженных формирований, статуса ветеранов Второй мировой войны*. (*В случае принятия закона статус ветерана будет присваиваться по этническому признаку, т. е. лишь тем, кто сражался в рядах 130-го латышского стрелкового корпуса. Русскоязычным ветеранам Советской армии, воевавшим с немецко-фашистскими захватчиками в составе других частей, уготована судьба «советских оккупантов», которые будут лишены социальных льгот. Этот законопроект латвийского истеблишмента идет в развитие положений закона «Об определении статуса политически репрессированного лица» от 12.04.1995, признающего жертвами коммунистического режима только граждан Латвии и лиц, легально въехавших в страну до 17 июня 1940 г. и постоянно проживавших на тот момент в ней. )

Сейм Польши 22 июня, в 76-ю годовщину со дня начала Великой Отечественной войны, принял поправки к закону, призванному окончательно «урегулировать» вопрос о «декоммунизации» публичного пространства на территории Польши и создать правовую основу для массового демонтажа всех памятников советским воинам, расположенных вне территорий кладбищ или захоронений**. (**Согласно новым поправкам к польскому закону о «декоммунизации», демонтажу будут подлежать все памятники воинам-красноармейцам, погибшим при освобождении Польши в 1944-1945 гг. - курганы, обелиски, колонны, барельефы, статуи, бюсты, памятные камни, плиты и таблички, надписи и знаки. Тотальная ликвидация «тоталитарного наследия» будет находиться в компетенции министра культуры и национального наследия, воевод и Института национальной памяти РП и обойдется госбюджету в 1 млн. 350 тыс. долларов и затронет 469 объектов в 15 воеводствах страны.)

Брюссель, выступая главным поборником прав и фундаментальных ценностей ЕС, предсказуемо отмалчивается в связи с откровенно ревизионистскими и профашистскими законодательными инициативами Риги, Варшавы и Киева, направленными на героизацию бывших легионеров «Ваффен СС» и размывание приговора Нюрнбергского трибунала. При этом нам на протяжении многих лет указывают на отсутствие правового рычага ЕС по оказанию давления на эти столицы, списывая решение этих вопросов на национальную компетенцию стран - членов ЕС.

Евросоюз, традиционно воздерживающийся в ходе голосования по ооновской резолюции ГА ООН о борьбе с прославлением нацизма8, которая является барометром, определяющим, какие страны уважают права человека на деле, а какие просто притворно их провозглашают и испытывают к ним презрение, не отстает от позиции США. За этим стоит не «защита свободы слова» или отсутствие интереса к истории Второй мировой войны у молодых европейцев или американцев (как нам это пытаются преподнести в Брюсселе и Вашингтоне), а сотрудничество США с нацистами во время и после войны по линии спецслужб и банковского сектора9.

«Грязную воду не выплескивают, пока нет чистой?»

Американские власти на протяжении всей войны закрывали глаза на сотрудничество крупнейших корпораций США с нацистами, спасая их от обвинений в госизмене. Ни один из проживавших в годы Второй мировой войны в Германии и служивших интересам Гитлера представителей американского бизнеса не был привлечен к суду. После завершения войны нацистам предоставляли пристанище на своей территории в обмен на работу с разведслужбами в качестве агентов и информаторов. Р.Брейтман, специалист по проблемам Холокоста Американского университета, член правительственной комиссии по рассекречиванию архивных дел, связанных с военными преступлениями, приводит данные о том, что в годы холодной войны Вашингтон использовал в разведцелях по меньшей мере 1 тыс. бывших нацистов и коллаборационистов10.

Президент США Ф.Рузвельт, презиравший нацистов, зачастую расстраивал планы симпатизировавших нацизму высокопоставленных чиновников Госдепартамента, которые, не слишком скрывая своих пристрастий, ратовали за то, чтобы Гитлер выиграл войну и покончил с коммунизмом. Кроме того, именно Ф.Рузвельту принадлежала идея привлечь к суду за госизмену ведущие американские корпорации, сотрудничавшие на протяжении всей войны с нацистами, но этому помешал его уход из жизни. Последующие же президенты США не испытывали никаких угрызений совести от тайного сговора с нацистами*. (*Приведем несколько небезынтересных и шокирующих примеров. В 1968 г. Дж. Эдгар Гувер, почти полвека возглавлявший ФБР, одобрил «прослушку» журналиста левых взглядов Ч.Аллена (C.Allen), публиковавшего критические заметки о нацистах в Америке и объявленного ФБР «потенциальной угрозой национальной безопасности США». Когда Министерство юстиции США в 1994 г. решило привлечь к ответственности и депортировать из страны проживавшего в Бостоне высокопоставленного члена нацистской партии А.Лилейкиса (A.Lileikis), причастного к уничтожению из пулеметов 60 тыс. евреев в Литве, ЦРУ пришлось вмешаться. В Мэриленде под наблюдением спецслужб на местных полигонах осуществлялась подготовка бывших офицеров Вермахта приемам ведения войны в случае возможного вторжения в СССР.)

По настоянию Ф.Рузвельта за вице-президентом Г.Уоллесом была установлена слежка на предмет лоббирования им интересов американского бизнеса в Третьем рейхе. В результате организованной британцами «прослушки» Ф.Рузвельту доложили о том, что за его «правой рукой» были замечены постоянные утечки секретной информации, которой снабжался один пронацистски настроенный шведский бизнесмен. После этого Ф.Рузвельту пришлось заменить своего вице-президента Г.Уоллеса Г.Трумэном.

По данным Джона Лофтуса (J.Loftus), бывшего сотрудника Бюро специальных расследований Министерства юстиции США, В.Роклер (W.Rockler), один из обвинителей на Нюрнбергском процессе, обнаружил немецкий документ, в котором фигурировали 13 американских банков, тайно работавших во время войны на Третий рейх. Минюст США обладал всей полнотой информации о том, где можно было бы найти «пропавших» свидетелей В.Роклера. Немецкие банкиры*, (*Если до проведения суда над военными преступниками по окончании войны считалось, что массовые убийства являются исключительно делом рук относительно небольшого количества лидеров СС, то свидетельства, представленные на суде, не оставили никакого сомнения в том, что к этим преступлениям был причастен немецкий бизнес, и не только предприятия Круппа и директора химического концерна «I.G. Farben Chemical Trust», но и более мелкие компании.) которых В.Роклер пытался привлечь к суду в Нюрнберге, работали в интересах американских и британских высокопоставленных лиц. Одним из них был спецпомощник генпрокурора США В.Шверинген (V.Swearingen), который укрыл всех американских и британских финансовых воротил от «надоедливых и любопытных» нюрнбергских обвинителей.

Все дела, связанные с финансовыми преступлениями нацистов, замалчивались. Финансовые потоки поступали на счета Третьего рейха с Уолл-стрит и лондонского Сити. Ф.Рузвельт, естественно, знал об этом, так же как и глава Минфина США Г.Моргентау, запустивший операцию «Безопасная гавань», которая была призвана выявить маршруты перемещений нацистского капитала и вернуть его западным инвесторам. Загвоздка состояла в том, что Ф.Рузвельт никогда не делился с Г.Трумэном о своих истинных планах по проведению суда над нацистскими банкирами в Нюрнберге. Финансовая элита Германии могла указать пальцем на своих американских инвесторов, которые возложили бы всю вину на основных спонсоров - «Великую старую партию»**. (**Grand Old Party (GOP) - так называлась Республиканская партия США.)  Если бы Ф.Рузвельту уготовано было пожить подольше, он бы преуспел в привлечении к суду за измену ведущих банкиров с Уолл-стрит. По сути, именно американские и британские финансовые элиты являлись главными спонсорами зарождения нацистской партии и Холокоста.   

Ключевую роль в спасении нацистов сыграл отец-основатель будущего ЦРУ А.Даллес, знавший если не все, то очень многое о массовом уничтожении людей разных национальностей в Германии и за ее пределами, но не сделавший ровным счетом ничего для того, чтобы победить это зло. А.Даллес, в то время являвшийся главой европейского офиса американской разведки в Берне, пользовался своим служебным положением, оберегая себя и своих клиентов от проведения расследования, связанного с отмыванием нацистских активов в Америке.

После войны А.Даллес усердно старался отделаться от своих связей с нацистами, особенно тех, кто должен был предстать перед трибуналом в Нюрнберге. Однако не погнушался в процессе создания в 1947 году ЦРУ попросту сменить старую вывеску - Управление стратегических служб (Office of Strategic Services - OSS) - на новую и, по сути, незаконно «пристроить на новую работу» весь аппарат нацистской разведки во главе с Р.Геленом, начальником 12-го отдела Генштаба «Иностранные армии Востока», позднее возглавлявшим Федеральную разведывательную службу ФРГ (BND). Именно от Р.Гелена А.Даллес унаследовал разветвленную и уже «готовую к употреблению» разведсеть, результаты деятельности которой во многом объясняют параноидальную и патологическую политику элиты США в отношении СССР, в основе которой лежал проект по масштабному импорту из нацистской Германии русофобии в годы холодной войны.

Поэтому нет ничего удивительного в роли Белого дома по дестабилизации ситуации на Украине, в потворстве пронацистски настроенному марионеточному Президенту П.Порошенко, возведшему в разряд государственных праздников страны постыдную дату - 14 октября, которая теперь отмечается как День защитника Украины. Именно в этот день в 1943 году С.Бандерой была создана Организация украинских националистов - ОУН-УПА. Примечательно, что как П.Порошенко, так и его заокеанские спонсоры явно подзабыли о том, что именно за подготовкой двух несостоявшихся покушений на Ф.Рузвельта во время войны стоял С.Бандера и германская разведка. Глава «незалежной», проголосовав против резолюции о борьбе с прославлением нацизма, явно взял пример со своих американских друзей, предав память 300 тыс. украинцев, погибших от рук нацистов в ходе второго сражения за Харьков в мае 1942 года.

С учетом зачищенного от «российской скверны» пространства околоесовских  и западных СМИ вряд ли стоит ожидать в эпоху постправды отклоняющихся от информационного мейнстрима правдивых публикаций о самом противоречивом периоде мировой истории. Есовская элита  продолжает раздирать кровоточащую ткань истории Второй мировой войны, сотканную из миллионов жизней великих мучеников-героев, взращенных в величайшую эпоху «омерзительного тоталитарного прошлого» и победивших зависть к такому удачному геополитическому многовековому проекту, как Россия.

 1Официальный сайт музея - www.historia-europa.ep.eu

 2EP Bureau decides to set up a “House of European History”: Press-release of the European Parliament // http://www.europarl.europa.eu/pdfs/news/expert/infopress/20081216IPR44855/20081216IPR44855_en.pdf

 3Для объективности мы привели максимально возможное число статей и заметок в прессе о создании Дома европейской истории, его открытии и впечатлениях от увиденного. Некоторые из них нейтральны по своей сути, а есть и такие, которые несут критический заряд. Подробнее см.: EU opens House of European History in Brussels // http://www.bbc.com/news/world-europe-39804142; Banks Martin. Controversial House of European History to open on 6 May // https://www.theparliamentmagazine.eu/articles/news/controversial-house-european-history-open-6-may; Donal Blaney. WWII referred to as the European Civil War: The EU cannot be serious? // http://www.dailymail.co.uk/debate/article-2131484/House-European-History-museum-EU-serious.html; Panichi James. House of European History gets cash and a lot of flak // http://www.politico.eu/article/house-of-european-history-gets-cash-and-a-lot-of-flak/; Cerulus Laurens. European history: under construction // https://laurenscerulus.wordpress.com/2014/12/05/european-history-under-construction/; Goodwin Diana. House of European History charts common course in divisive times // http://www.flanderstoday.eu/living/house-european-history-charts-common-course-divisive-times; Huijgen Arnold. The House of European History erases religion // https://acton.org/publications/transatlantic/2017/06/14/house-european-history-erases-religion;. Apelblat M. House of European History opened in Brussels // http://www.brusselstimes.com/eu-affairs/8157/house-of-european-history-opened-in-brussels; Revealed: the £44 million EU museum vanity project you are paying for // http://www.express.co.uk/news/world/682350/EU-European-House-of-European-History-Brussels; Abram Marco. A museum that seeks to project a transnational vision of European history. An ambitious project that has not escaped controversy and criticism. An interview with director Taja Vovk van Gaal // https://www.balcanicaucaso.org/eng/Areas/Europe/The-House-of-European-History-178791; Mecking Olga. Defining European Identity in a Divided Europe // https://www.citylab.com/life/2017/05/defining-european-identity-in-a-divided-europe/525756/ и др.

 4Похоже, европейская бюрократия настолько запуталась в поисках подходящего определения так называемой европейской идентичности и тех скреп, которые бы ее сцементировали, что некоторые, решив воспользоваться моментом и - не без иронии и сарказма - отдохнуть, представили читателю карты Европы с культурными маркерами. См.: Tearing Europe apart: 20 ways to slice a continent from Yanko Tsvetkov’s Atlas of prejudice 2 // http://www.businessinsider.com/here-are-20-other-ways-europe-can-be-sliced-up-2014-3?international=true&r=US&IR=T

 5Согласно интерактивной карте, размещенной на официальном сайте Дома европейской истории, среди участников проекта, предоставивших экспонаты, с российской стороны фигурируют Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал» (Москва) и Государственный мемориальный музей обороны и блокады Ленинграда (Санкт-Петербург). Список партнерских организаций подробнее см.: https://historia-europa.ep.eu/en/partners 

 6На пресс-конференции по случаю официального открытия ДЕИ 4 мая 2017 г. Х.-Г.Петтеринг отметил, что Европарламент не вмешивался в творческий процесс его создания, предоставив «полную свободу»  специально приглашенному коллективу ученых. Видео-материалы пресс-конференции размещены на сайте Европарламента: http://audiovisual.europarl.europa.eu/Assetdetail.aspx?id=4254dfdd-67c0-4853-9f51-a76900be1bbc

 7В работе над Концептуальными основами Дома европейской истории принимали участие: профессор современной истории Варшавского университета В.Бороджей, профессор богословия Туринского университета Дж.Гракко, профессор истории Лёвенского католического университета М.Думоулин, президент Фонда «Дома истории ФРГ» Х.-В.Хюттер, заместитель директора Департамента наследия и архивов Министерства обороны Франции М.-Х.Джоли, почетный профессор истории Хельсинкского университета М.Клинге, бывший директор Рейксмузеума в Амстердаме Р. де Лёв, профессор истории Нового университета в Лиссабоне А.Рейс, директор Музея террора в Будапеште М.Шмидт. Текст документа см.: http://www.europarl.europa.eu/meetdocs/2004_2009/documents/dv/745/745721/745721_en.pdf

 8Речь идет о резолюции ГА ООН 71/179 от 19.12.2016 г. «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости». Подробнее см.: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N16/453/96/PDF/N1645396.pdf?OpenElement

 9Loftus J. America's Nazi secret: An Insider's History of How the United States department of Justice obstructed congress by blocking congressional investigations into famous American families who funded Hitler, Stalin and Arab terrorists (2010 г.). Также см.: https://www.youtube.com/watch?v=C-fM7i2GW0k; Lichtblau Eric. In Cold War, U.S. Spy Agencies Used 1,000 Nazis // The New York Times. 2014. 26 October // https://www.nytimes.com/2014/10/27/us/in-cold-war-us-spy-agencies-used-1000-nazis.html; How Thousands оf Nazis Were 'Rewarded' With Life in the U.S. An interview with Eric Lichtblau // http://www.npr.org/2014/11/05/361427276/how-thousands-of-nazis-were-rewarded-with-life-in-the-u-s; Эрик Лихтблау, ветеран газеты «Нью-Йорк таймс», лауреат одной из престижных премий в области журналистики и литературы - Пулитцеровской премии 2006 года, присужденной за исследования рассекреченных материалов американских спецслужб о сотрудничестве США с нацистами во время и после Второй мировой войны.  Его книга «Как Америка стала пристанищем для пособников Гитлера» («The Nazis Next Door: How America Became a Safe Haven for Hitler’s Men») была представлена в рамках цикла симпозиумов по проблемам Холокоста. Подробнее см.: https://www.youtube.com/watch?v=eP3srgksUqU. См. также: Stea Carla. The UN Anti-Nazi Resolution, the Prague Declaration and the History of «US Accommodation with Nazis» // Global Research. January 04, 2015 // http://www.globalresearch.ca/the-un-anti-nazi-resolution-the-prague-declaration-and-the-history-of-us-accommodation-with-nazism/5422783; Stea Carla. America Opposes Adoption of United Nations Anti-Nazi Resolution. Global Research. December 08, 2016 // http://www.globalresearch.ca/america-opposes-adoption-of-united-nations-anti-nazi-resolution/5560956; Hamilton Shawn. A Brief History of Fascism in the United States // Global Research. October 19, 2016 // http://www.globalresearch.ca/a-brief-history-of-fascism-in-the-united-states/5551598

10Подробнее см.: Breitman Richard, Goda Norman J.W., Naftali Timothy, and Wolfe Robert. U.S. Intelligence and the Nazis (New York: Cambridge University Press, 2005); Breitman R. and Goda Norman J.W. Hitler's shadow: Nazi War Criminals, U.S. Intelligence, and the Cold War. Published by the National Archives // https://www.archives.gov/files/iwg/reports/hitlers-shadow.pdf  

Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277214


Испания. Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 августа 2017 > № 2277868

Папа Римский Франциск с глубокой озабоченностью воспринял известия из Барселоны и молится о жертвах совершенного там теракта, сообщил в четверг вечером глава службы печати Святого престола Грег Берк.

В четверг микроавтобус въехал в толпу людей в туристическом центре Барселоны — в районе пешеходной улицы Рамбла. Власти испанской автономной области Каталония подтвердили гибель 13 человек, 80 пострадали. Каталонская полиция квалифицировала происшедшее как теракт.

"Папа с большой озабоченностью воспринял то, что произошло в Барселоне. Он молится за жертв этого нападения и выражает свою близость всему испанскому народу и, в особенности, раненым и семьям погибших", — сказал официальный представитель Ватикана.

Сергей Старцев.

Испания. Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 августа 2017 > № 2277868


США. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 августа 2017 > № 2277825

Сирия призвала Совбез ООН распустить действующую в стране международную коалицию во главе с США, причастную, по заявлению Дамаска, к преступлениям.

Об этом говорится в письме постоянного представительства Сирии при ООН генеральному секретарю и Совету Безопасности. Дамаск призывает государства — члены коалиции "дистанцироваться от преступлений, совершенных этой коалицией от их имени, и незамедлительно ее распустить".

По словам постпреда Башара Джаафари, своими действиями коалиция помогает боевикам, "развязавшим против сирийского народа кампанию террора и убийств".

Он напомнил, что коалиция признала ответственность за гибель и ранения тысяч сирийских детей, женщин и пожилых людей. Джаафари также сослался на резолюции Совета Безопасности, запрещающие нападать на "гражданское население, больницы, школы и грузы медицинской̆ и продовольственной помощи".

Накануне Дамаск обвинил США и Великобританию в поставках террористам отравляющих веществ, которые нашли на оставленных боевиками складах.

Коалиция проводит военную операцию против боевиков ИГ с августа 2014 года. При этом в Сирии она действует без согласия и координации с официальным Дамаском. В начале августа коалиция признала, что с начала операции против группировки "Исламское государство"* в Сирии и Ираке из-за ударов союзников погибли не менее 624 мирных жителей.

*Террористическая организация, запрещенная в России.

США. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 августа 2017 > № 2277825


США. Сирия. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 августа 2017 > № 2277824

США в четверг объявили о включении в санкционный список двух главарей террористической группировки "Исламское государство*" (запрещена в РФ), сообщает госдепартамент.

Санкции введены против Ахмада Альхалида и Абу-Яхьи аль-Ираки. Первый, по данным ведомства, был "руководителем подрывников" группы террористов, которые совершили атаки в Париже в ноябре 2015 года и в Брюсселе в марте 2016 года, в результате которых погибли и пострадали сотни людей. Организацией терактов во Франции Альхалид занимался, находясь в Европе, а в Бельгии – из Сирии. Ранее он был объявлен в розыск европейскими правоохранительными органами.

Абу-Яхья аль-Ираки, по информации США, играет "ключевую роль" в обеспечении безопасности главаря ИГ* Абу Бакра Аль-Багдади. Кроме того, он занимается организацией "живых щитов" из местных жителей на оккупированных ИГ* территориях.

Группировка ИГ* в 2014 году захватила значительные районы в Сирии и Ираке. Ее сторонники действуют также в ряде других стран, в том числе в Европе.

*Запрещенная в России террористическая организация

США. Сирия. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 августа 2017 > № 2277824


Россия. Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 августа 2017 > № 2277822

Россия в настоящее время не готова принять папу Римского Франциска; по крайней мере, российские католики не ждут понтифика, такое мнение высказал в четверг на пресс-конференции в МИА "Россия сегодня" генеральный секретарь Конференции католических епископов России священник Игорь Ковалевский.

Папа Римский ни разу в истории не посещал Россию. В 2016 году глава Римско-католической церкви впервые в истории встретился с предстоятелем Русской православной церкви патриархом Кириллом, встреча прошла на Кубе. С 20 по 23 августа Россию с официальным визитом посетит кардинал Пьетро Паролин, отвечающий за внешнюю политику Ватикана.

Говоря о возможности визита в Россию папы Франциска, священник Игорь Ковалевский отметил, что сам кардинал Паролин в одном из своих интервью накануне визита в Россию "подчеркнул, что не будет обсуждаться эта тема".

"Готов высказать свое сугубо личное мнение по данной теме. Я считаю, что Россия все равно пока не готова принять понтифика, поэтому я лично не поддерживал бы этого визита – поскольку общество наше еще не созрело к тому, чтобы принять папу. То, что они (патриарх и папа — ред.) встретились в Гаване, уже величайший прорыв", — сказал Ковалевский.

При этом он добавил, что в перспективе возможна новая встреча духовных лидеров "в третьей стране". Однако если говорить о визите патриарха в Ватикан или папы в Россию, то, по мнению Ковалевского, пока "это еще преждевременно".

В среде верующих и духовенства Русской православной церкви нет единого мнения относительно визита главы Ватикана в Россию. Определенная часть паствы относится к этому негативно, учитывая историю взаимоотношения церквей.

Россия. Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 августа 2017 > № 2277822


Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 августа 2017 > № 2276649

Партия Эрдогана может стать дервишским орденом

Гюль и Давутоглу демонстрирует свою оппозиционность

В Турции отметили очередную годовщину со дня основания правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Напомним, что ПСР была создана 14 августа 2001 года. В ноябре 2002 года она пришла к власти, набрав на парламентских выборах 34,28% голосов избирателей. Объективности ради отметим, что тогда мало кто воспринимал этот факт как реванш «исламизма», хотя хорошо было известно, что некоторые отцы-основатели ПСР были тесно связаны с клерикальными кругами. Если судить по программе партии, то ее можно было охарактеризовать как силу «либерально-консервативного» направления европейского типа, в идеологии которой сочетаются либеральный подход к экономике и традиционалистский консерватизм в политической, идеологической и духовной сферах.

Вскоре стало ясно, что Партия справедливости и развития намерена отказаться от некоторых фундаментальных основ кемализма. Но в какую сторону? В 2010 году были приняты инициированные Эрдоганом поправки к Конституции, ограничивающие возможность вмешательства армии в политику, изменившие структуру Конституционного суда и наделившие президента страны дополнительными полномочиями по назначению судей и прокуроров. С одной стороны, вроде бы можно было говорить о признаках дрейфа Турции в сторону авторитаризма. С другой, Анкара последовательно следовала рекомендациям Брюсселя, серьезно готовилась к интеграции с ЕС, появилось больше гарантий гражданских прав и свобод, в стране возник институт уполномоченного по правам человека.

Стал решаться вопрос с национальными и религиозными меньшинствами: были расширены права курдов, шиитов-алевитов, христиан и иудеев, проживающих в стране, их религиозным общинам была возвращена собственность. Такие подвижки базировались на серьезных экономических достижениях: до 2010 года ВВП Турции рос на 3,6% ежегодно, дефицит резко упал с 600 до 48 млрд долларов, резко сократился долг МВФ, который к 2012 году был снижен до 0,9 млрд, а новых соглашений с фондом Анкара не заключала. В 2002 году валютные резервы турецкого Центробанка составляли 26,5 млрд долларов, в 2011 году — 92,2 млрд долларов, инфляция упала с 32% до 9% ВВП.

Те, кто бывал в те годы в Турции, не мог не замечать, как быстро меняется страна: появились новые автомагистрали, удвоилось количество аэропортов, гостиниц, промышленных зон, появились серьезные инфраструктурные проекты и т.д. Все это привело к резкому росту международного авторитета Турции, занявшей место в «большой двадцатке», не говоря уже о роли и влияния лидеров ПСР, в первую очередь Эрдогана. Правда, тогда же некоторые эксперты высказывали предположение о возможной эволюции партии в сторону исламизма, но такие выводы воспринимались в качестве «аналитической экзотики», так как большинство достижения ПСР воспринимало как прежде всего результат функционирования в мусульманской стране демократических механизмов европейского типа, гарантами чего в Турции всегда ранее выступала армия.

В этой связи ПСР удалось убедить Брюссель в том, что повышенная политическая роль армии тормозит продолжение реформ европейского типа, что было принято. Но затем Брюссель «проморгал» дрейф внутри аппарата партии в сторону «мягкого ислама», спокойно воспринял фактически принятую на вооружение доктрину неоосманизма — укрепление влияния Турции в границах чуть ли не всей бывшей Османской империи. Так называемую «арабскую вену», вспыхнувшую на Ближнем Востоке и в Северной Африке в начале 2011 года, Турция и ее западные союзники и партнеры воспринимали по-разному. На Западе заявляли о необходимости «демократизации» авторитарных режимов в исламских странах. Турция же, приводя себя в качестве успешного реализатора западного проекта, стала выставлять себя на первые и главные позиции в регионе.

Отметим, что за этот период состав правящей ПСР постоянно менялся. Правда, данные учета членов этой партии никогда не предавались гласности, но, по нашим наблюдениям, именно в момент начала «арабской весны» и активной вовлеченности в нее Анкары в ПСР начался процесс разброда и шатаний. Появилась группа лидеров, которые считали, что страна должна следовать еще определенный исторический период заданным проевропейским курсом, хотя и высказывали опасения о «неизбежной» федерализации страны, на что открыто намекали в ЕС. Другая группа считала, что следует проводить политику неоосманизма, а если федерализации не удастся избежать, то она должна иметь общерегиональный и подконтролный Анкаре характер, не быть только «внутренне турецкой».

2013 год стал знаковым в новейшей политической истории Турции. Конвейер политических и экономических успехов правительства начал давать сбои. Конец мая — начало июня 2013-го ознаменовались массовыми беспорядками, начавшимися с акции протеста в связи с возможной вырубкой одного из городских парков Стамбула. Еще один удар состоялся в декабре того же года. Как гром среди ясного неба разразился в стране коррупционный скандал, в ходе которого на основании ордеров, выданных прокуратурой, было арестовано 16 человек, среди которых — генеральный директор одного из крупнейших банков страны «Халкбанка» и сыновья трех министров правительства страны.

В январе 2014 года заместитель главы ПСР Гусейн Челик выступил с сенсационным заявлением, согласно которому президентом Турции должен был стать Эрдоган, хотя до того говорили, что действовавший президент Абдуллах Гюль может повторно выставить свою кандидатуру на президентский пост. Считается, что так была проявлена негативная реакция части аппарата ПСР на участие Турции в сирийском кризисе, которая готовила внутрипартийный переворот в альянсе с оппозиционной Народно-республиканской партией (НРП). Кстати, именно тогда стали появляться сообщения о возможности в Турции переворота по египетскому сценарию, когда военные отстранили от власти «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Попытка переворота в Турции действительно имела место 15 июля 2016 года, но она оказалась неудачной. После того в стране начались массовые репрессии, которые затронули практически все структуры государственной власти, средства массовой информации, партии. Теперь очередь за ПСР. Президент страны и партийный вождь Эрдоган заявил, что «ПСР нуждается в масштабных изменениях», а «те, кто устал от политической борьбы, должны покинуть ряды партии». Одновременно он призвал «начать кампанию против сторонников движения Фетхуллаха Гюлена» в рядах ПСР. Стало также известно, что турецкая разведка приступила к специальному изучения личных дел партийцев.

Понятно, что это вызвало соответствующую реакцию со стороны видных членов ПСР. Так, бывший премьер-министр Турции и член ПСР Ахмет Давутоглу заявил, что его партия быстро отдаляется от собственных ценностей, совершая тем самым «репутационное самоубийство». В свою очередь Гюль под благовидным предлогом отказался принимать участие в мероприятии, посвященном 16-летию ПСР, что внутри партии воспринимается как впервые проявленный демарш. По мнению многих турецких экспертов, Гюль приступил к практической реализации некоего проекта — либо создания нового политического движения, либо раскола в ПСР.

Что в ответ? На наш взгляд, вряд ли Эрдоган решится применить репрессии в отношении экс-президента и экс-премьера, но его ориентация на сотрудничество с религиозно-фундаменталистскими силами Ближнего Востока и Северной Африки может привести к трансформации ПСР из партии классического типа в некий новый влиятельный дервишский орден, что позволит сформировать подконтрольные турецким спецслужбам сети и ячейки во всех регионах, представляющих для Турции стратегический интерес, продвигать проект нового халифата. Не случайно ПСР перестала выносить на общепартийное обсуждение проблемы внутренней и внешней политики, а членам партии предлагается просто механически голосовать за то или иное уже принятое узким кругом решения. Исключать ничего нельзя.

Станислав Тарасов

Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 августа 2017 > № 2276649


Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 16 августа 2017 > № 2275364

Узбекистан: жизнь после Каримова

Почти две недели у меня гостила семейная пара из Ташкента, с которой я знаком еще с тех пор, когда в конце 1980-х годов впервые приехал в столицу Узбекистана. Ее зовут Нигора, его – Сардор. Оба коренные ташкентцы. Нет, они не журналисты и не занимают каких-либо постов в правительстве страны или в местных хокимиятах. Нигора уже более двадцати лет преподает в общеобразовательной школе, а Сардор, примерно столько же проработав инженером на Ташкентском авиационном заводе им. Чкалова, после его перепрофилирования в 2012-м трудится инженером в одном из государственных автопарков. И именно их, рядовых граждан, мнение о происходящих сейчас в Узбекистане изменениях представляется особенно интересным.

Типичные проблемы

Признаться честно, не думал, что мои ташкентские друзья когда-нибудь приедут в Алматы. И дело вовсе не в деньгах, заметили они по приезду, когда мы уже сели за стол. По их словам, если добираться на поезде или автобусе, то поездка обойдется не так уж и дорого. Например, место в автобусе с кондиционером от находящегося на границе с Узбекистаном села Жибек Жолы, которое все упорно продолжают называть Черняевкой, до алматинского рынка «Барлык» обошлось в 72 тысячи узбекских сумов (по ценам черного рынка – прим. авт.), или 3 тысячи тенге. За поездку же по железной дороге непосредственно от Ташкента до Алматы надо заплатить 45 тысяч сумов, но уже по официальному курсу, что в итоге получается чуть дороже, чем на автобусе.

– На самом деле у нас были две проблемы, которые мы с Нигорой никак не могли решить. Первая – это получение «круглой печати» от МВД на странице прописки в паспорте, которая разрешает гражданам Узбекистана выезжать в страны ближнего зарубежья. Поскольку желающих поехать на заработки в Россию или Казахстан очень много, очереди в милиции были сумасшедшие. У работающих вроде нас стоять в них нет возможности. Вторая проблема – наличные деньги. В Узбекистане зарплаты уже давно зачисляют на карточки. Очень неудобно. Карточки работают не везде. В большинстве магазинов требуют наличные. Про базары и говорить нечего – там в ходу только «живые» деньги. Поэтому приходилось искать «специалистов» по обналичиванию, которые за свои услуги просили хорошие проценты. В общем, наличку мы тратили исключительно на первостепенные нужды, – отметил Сардор и как бы мимоходом выразил надежду на то, что «все это уже в прошлом».

Деньги и кошельки

С этого момента и началась самая интересная часть нашей беседы. Выяснилось, что с уходом Ислама Каримова в мир иной жизнь рядовых граждан, хоть и не сразу, стала меняться. И хотя Нигоре и Сардору не все изменения нравятся, они все же признают: их ожидания были гораздо более пессимистичными. Тот же приезд супругов в Алматы стал возможен вследствие послабления действовавшего долгие годы в Узбекистане выездного режима. К тому же впервые почти за 15 лет им обоим неожиданно для них самих выдали зарплату наличными, да и еще и новенькими купюрами в 10 тысяч сумов, выпуск которых начался с марта 2017 года.

– Получение наличных денег стало для нас настоящим праздником, – призналась Нигора. – Не надо искать «нужных» людей, не надо отдавать им часть своих заработанных денег. Все, что положено, – твое, да еще и новыми банкнотами! О 10-тысячных купюрах отдельный разговор. Вот в 2013 году ввели 5-тысячные. И что? С тех пор я их в руках только два или три раза держала, а в ходу были в основном тысячные купюры. Вам это покажется смешным, но мы почти забыли, что в кошельках носят не только документы, но и деньги. Обычно же как? Идешь на базар, несешь с собой пакет, набитый деньгами. А тут 10-тысячные! 100 тысяч сумов – это всего 10 банкнот, и все в кошелек помещаются. Да, забыла! У нас же дороги все ремонтировать начали. А в Самарканде трамвай запустили, который перестал ходить еще в 1973 году. Вроде обещают и в Ташкенте его восстановить, одновременно со строительством новых станций метро.

Интересно, что мои друзья из Ташкента в мае этого года специально ездили в Самарканд, чтобы… прокатиться на трамвае. По их словам, это непередаваемые ощущения, и все люди там, словно дети, радуются вроде бы обычному виду транспорта. Кстати, в этот древнейший в Центральной Азии город Нигора и Сардор поехали на своей машине, по ходу обратив внимание и на ремонт дорог, и на значительное улучшение ситуации с поставками топлива на АЗС.

– В последние годы у нас были очень серьезные проблемы с заправкой автомобилей, – рассказал Сардор. – Из-за отсутствия бензина многие перевели свои машины на газ. Я тоже свою «Нексию» под газ переделал. Но и с его поставками после 2013 года возникли перебои. Очередь по записи с вечера на следующий день. Опоздал – до свидания, придется заново записываться. Это в Ташкенте было. Что происходило в других городах, остается только догадываться. Но пришел Мирзиеев, и проблемы с автогазом почти исчезли. Более того, на некоторых заправках стал появляться и бензин. Чудеса! Скажу больше: намного повысилось давление газа в домах. А то ведь как было? Центральное газоснабжение вроде есть, а газ еле-еле идет. Из-за этого много наших знакомых вопреки запретам были вынуждены покупать газовые баллоны. Теперь некоторые из них хотят за ненадобностью эти баллоны продать.

От недоверия до симпатий

Очевидно, что Нигора и Сардор явно симпатизируют новому президенту Узбекистана. Им нравится, что он активно ездит по стране, снимая «приросших корнями к своим креслам» одиозных хокимов. Но особенно их восторгает, как они говорят, «невероятная открытость» Шавката Мирзиеева, который может в ходе поездки неожиданно остановить свой кортеж, чтобы пообщаться с простыми людьми, чего при Каримове никогда не наблюдалось. Правда, такое отношение к Мирзиееву, признались мои друзья из Ташкента, у них было не всегда. Как рассказала Нигора, уже 3 сентября практически всем узбекистанцам стало понятно, что на место Ислама Каримова придет Мирзиеев, на тот момент премьер-министр, возглавивший комиссию по организации похорон, и тогда немало людей, разговаривая между собой, откровенно высказывали свои тревоги относительно будущего.

– Это надо понять! Мы жили с именем Каримова 27 лет. Для нас он был больше, чем президент. Да, бывали трудные времена, но благодаря ему наша страна все же выжила. У нас не было войны, худо-бедно, но работали предприятия, мы не голодали. И вдруг его не стало… Для нас это был настоящий шок. Мы не знали, что нас ждет. Поэтому мы все искренне плакали, а некоторые даже рыдали. У нас в школе девочка работает – Юлдуз. Ей 25 лет. Вся ее жизнь прошла при Исламе Абдуганиевиче. Так она от переживаний в обморок упала. И нас никто не гнал на прощание с бобо (дедушка – прим. авт.), мы сами пошли, чтобы в последний раз отдать ему дань уважения… Кто бы мог тогда подумать, что жизнь после Каримова не только возможна, но даже… может стать лучше, – с некоторой задумчивостью произнесла Нигора.

Страхи узбекских друзей

Впрочем, нельзя не отметить, что некоторые страхи и у Нигоры, и у Сардора еще остаются. Им, к примеру, не совсем нравится, что начались преследования людей из бывшего окружения Ислама Каримова. Дело в том, что родители Нигоры в конце 1980-х, не имея никакого отношения к сельскому хозяйству, попали «под замес» так называемого «хлопкового дела», которое расследовали печально известные следователи по особо важным делам Тельман Гдлян и Николай Иванов. И поскольку восстановить свое честное имя родители Нигоры смогли только к середине 1990-х годов, она, а вместе с ней и Сардор опасаются, что подобное может произойти и в жизни ряда их друзей. Только потому, что когда-то они работали в структурах ныне осужденной Гульнары Каримовой.

Но больше всего Нигору и Сардора пугает предложенная президентом Мирзиеевым «Стратегия действий по развитию Узбекистана до 2021 года», которая предусматривает либерализацию экономики страны. По их мнению, ее осуществление может привести к очередному росту цен на все товары и услуги, к чему ни они сами, ни их друзья пока не готовы. Тем более что в Узбекистане в последнее время и без либерализации экономики существенно выросли цены на мясо, муку и запасные части для автомобилей.

Но не быть готовым – не значит, что готовиться не надо. Уже уезжая домой, мои ташкентские друзья признались, что «напросились в гости» прежде всего для того, чтобы на примере Алматы узнать, что такое либерализация экономики в действии. По их словам, им понравилось, что наши торговые центры проводят акции со скидками на продаваемую продукцию на 50, а то и 70 процентов, чего в Ташкенте пока нет. В то же время они так и не поняли, почему одинаковый товар в разных магазинах может стоить по-разному. В полном недоумении их оставил и тот факт, что общественный транспорт работает только до 20.00. Наконец, они пришли в полный восторг от привезшего их в Алматы «шикарного» поезда «Тальго» с его удобными купе и исправно работающими кондиционерами. Который, впрочем, на обратном пути без каких-либо объяснений и компенсаций был заменен на состав с еще советскими вагонами.

Устраиваясь в душном купе видавшего виды вагона, Сардор, получивший образование в Москве, философски заметил:

– Если это тоже признак либерализации экономики, то нам такого иметь не хотелось бы. Не знаю, почему, но я надеюсь, что руководство нашей страны учтет все подобные ошибки, а Ташкент вновь станет главным городом Центральной Азии. Думаю, что лет через пять это точно станет реальностью.

Автор: Анатолий Иванов-Вайскопф

Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 16 августа 2017 > № 2275364


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 августа 2017 > № 2275669

Ни недели без самоубийства: Казахстан за неделю

Казахстанские силовики продолжают сеять страх, судьи не слушают подтвержденных доводов и отказывают адвокатам даже в очевидных ситуациях

В Казахстане еще одно громкое самоубийство — на неделе покончил с собой депутат Маслихата (местный представительный орган) Джамбульской области Кайрат Терликбаев, который возглавлял предприятие АО «НК «КТЖ «Луговское рельсосварочное предприятие». Самоубийство произошло после проведения проверки компании уполномоченными органами. Произошедшее кажется особенно странным, если вспомнить, что депутат обладает соответствующим иммунитетом, который не позволит завести уголовное или административное дело без разрешения Маслихата.

Основным событием недели стал выход президента Казахстана Нурсултана Назарбаева из краткосрочного отпуска, что является неким символом начала нового политического сезона. Назарбаев сразу же поднял вопрос модернизации правоохранительных органов, и очевидно, что эта тема является одной из самых актуальных в Казахстане, однако общественность относится к ней скептически и не верит в улучшение ситуации.

«В последнее время работа полицейского корпуса все чаще подвергается резкой критике и становится предметом широкого общественного обсуждения и осуждения. То работник правоохранительной системы демонстративно на камеру избивает задержанного предполагаемого преступника, то всплывают альковные истории из жизни полицейского, забавляющегося с проститутками в ходе так называемых «субботников». Международное бюро по правам человека и соблюдению законности почти каждую неделю сообщает о том, что в том или ином регионе Казахстана выявлены факты правонарушений со стороны самих полицейских», — пишет журналист Аскар Муминов на Exclusive.kz.

Муминов признает, что хоть и не все полицейские сплошь погрязли в преступлениях и нарушают закон, однако наметилась тревожная тенденция.

«Пропасть между обществом и правоохранительными органами становится все шире. Люди предпочитают вообще избегать контактов с теми, кто призван защищать их интересы, поскольку в подавляющем числе случаев этот опыт крайне негативен. Судя по результатам последнего опроса, проведенного среди казахстанцев международной правозащитной группой Transparency International, именно полицейских граждане назвали главными коррупционерами в стране, отметив, что на низовом уровне взяточничество распространяется больше всего в этой среде. Коррупция становится системообразующим элементом нашего общества», — говорит он.

Согласно результатам исследований Центрально­азиатского фонда развития демократии, полиции не доверяет 63,3% казахстанцев. При этом уровень недовольства правоохранительными органами Джамбульской области составляет 92%, Алма-Атинской области — 90,5%, Атырауской области — 71,8%, Восточно-Казахстанской области — 69,9% областей и города Алма-Ата — 77,9%. Относительное доверие населения вызывают полицейские столицы Казахстана — города Астана, недовольство работой которых выразили всего 23,7%.

Скандалы

Тем временем правоохранительные органы вновь оказались в центре скандала — на неделе в сети разошлось видео поножовщины между руководителями силовых структур в городе Таразе (Джамбул). На записи видно, как человек, похожий на начальника управления по противодействию экстремизму Департамента внутренних дел по Джамбульской области, наносит ножевые ранения человеку, похожему на начальника отделения Центра обслуживания населения (ЦОН) Байзакского района, который в прошлом служил в полиции. Оба участника драки, а также заместители начальника Департамента внутренних дел Джамбульской области были опознаны и сразу же после этого уволены.

Чуть позже стало известно, что в ходе поножовщины пострадал и третий участник — начальник управления криминальной полиции Департамента внутренних дел по Джамбульской области Ерлан Бектурганов. На данный момент бывший начальник управления по противодействию экстремизму Мурат Умбеталиев объявлен в розыск, но сам он, по словам супруги, бегать не собирается и намерен прийти в суд с адвокатом и переквалифицировать дело с «покушения на убийство» на «превышение пределов необходимой обороны».

Примечательно, что с именем Мурата Умбеталиева связано еще одно резонансное дело, а именно самоубийство Майры Рысмановой, произошедшее в декабре 2016 года. Женщина таким образом выступила против осуждения ее сына Ербола Ахметова, делом которого занимался Мурат Умбеталиев. По данному факту в декабре 2016 года по поручению Генерального прокурора была образована межведомственная группа, однако, как видно из ситуации, никаких доказательств, уличающих Мурата Умбеталиева, не было найдено.

Между тем дочь покончившей с собой женщины и сестра осужденного, Акмарал Ахметова, выступила с видеообращением к президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву и председателю Комитета национальной безопасности Кариму Масимову, а также попросила Генерального прокурора взять дело под свой контроль. Она заявила, что Мурат Умбеталиев шесть лет преследовал ее брата и, в конце концов, сфабриковал дело против него, а в ответ на просьбы о пересмотре дела приходят отписки из правоохранительных органов. Кроме того, она заявила, что Умбеталиев угрожает ее осужденному брату Ерболу Ахметову.

«Умбеталиев взял весь город под свой контроль… Весь наркобизнес в нашем городе Чу Джамбульской области, вся проституция, все сауны, все магазины, все супермаркеты, все рестораны, всё он взял под свой контроль. И не только это — от него пострадал и мой брат», — говорит Акмарал Ахметова в своем видеообращении, и напоминает, что ее мать покончила с собой, не согласившись с решением суда.

По другому резонансному самоубийству, о котором ранее писало ИА REGNUM — делу Оразбека Жампозова, появились новые подробности. Адвокат дал отвод новому региональному прокурору и просит привлечь к делу прокурора из Генеральной прокуратуры.

«Заявляем отвод прокурору Жаманбалиной в соответствии с пунктом 6 части 1 статьи 87 и статьи 88 Уголовно-процессуального кодекса, так как она прямо заинтересована в исходе дела с обвинительном уклоном. Об этом свидетельствует факт попытки оказать давление на представителя потерпевшего. Необоснованно его вызвали в прокуратуру, провели с ним беседу в частном порядке на предмет его позиции по делу», — заявил на заседании суда адвокат Аманжол Мухамедьяров.

Представитель потерпевшей стороны из департамента внутреннего аудита Министерства сельского хозяйства Фазыл Кокжалов признал, что его попросили поддержать сторону обвинения, однако судья Толеген Тургамбаев не увидел оснований для отвода прокурора и отклонил ходатайство защиты.

Еще один из скандалов, разразившихся на неделе в Казахстане, был связан с ограблением бывшего министра туризма и спорта Темирхана Досмухамбетова. У бывшего чиновника украли 3 миллиона долларов и 50 тысяч евро. Казахстанская общественность возмущена наличием у чиновника такой внушительной суммы наличными. Экс-министр постарался объяснить происхождение денег, сообщив, что они принадлежали его брату.

Протестные настроения

На неделе стало известно, что из Казахстана сбежал во Францию оппозиционный журналист Рамазан Есергепов.

Напомним, Рамазан Есергепов вначале спонсировал, а затем стал редактором газеты «Начнем с понедельника», которая якобы превратилась в «неугодную властям». Вершиной его популярности называют статью, опубликованную в конце 2008 года в другой его газете «Алма-Ата Инфо», под названием «Кто управляет нашей страной — президент или КНБ?». За этот материал Рамазан Есергепов был арестован 6 января 2009 года и получил три года тюрьмы по обвинению в разглашении государственных секретов. Заочно награжден премией «Свобода», кроме того, в 2011 году международная правозащитная организация «Хьюман Райтс Вотч» присудила ему престижную премию Хеллман — Хамметта. После выхода из тюрьмы в 2012 году Есергепов стал одним из инициаторов создания общественного комитета «Жанаозен-2011» и был избран его председателем, потом возглавлял правозащитную организацию «Журналисты в беде», а позднее — общественную организацию «Народный фронт борьбы с коррупцией».

14 мая 2017 года Рамазан Есергепов получил ножевое ранение и связал это со своей политической деятельностью. Позже начали появляться сообщения от его сторонников, что Есергепову отказывает в медицинском лечении ряд казахстанских медицинских организаций. В июне 2017 года Есергепов объявил голодовку в поддержку голодовки, проводимой в тот период осужденным Максом Бокаевым. Последней протестной акцией Есергепова стала поддержка политических заключенных: были отправлены письма руководству ООН, Евросоюза, главам некоторых западных государств о том, что «в незаконных уголовных преследованиях патриотов Казахстана, в кровавых событиях в Жанаозене виновны руководители страны во главе с президентом, указанные в казахстанском списке Магнитского». После этого сообщалось, что участники акции были посажены под административный арест за участие в несанкционированном марше, а Есергепов избежал суда по причине гипертонического криза и после этого пропал.

Основным источником протестных настроений стали сами правоохранительные органы. О части случаев мы уже написали выше. В сеть также попало видео избиения полицейскими посетителей одного из кафе города Павлодара, что вызвало широкий общественный резонанс.

Критические публикации также посвящены освещению ситуации вокруг осужденных Макса Бокаева и Талгата Аяна, вновь поднимается тема строительства в Казахстане китайских заводов. Также ими освещается активность Джамили Аимбетовой-Токмади, которая обвиняет Комитет национальной безопасности в оказании давления на нее и ее мужа.

Напомним, в июне 2017 года в Казахстане был арестован бизнесмен Муратхан Токмади, и появилась информация, что его якобы пытаются обвинить в убийстве Ержана Татишева (банкир, председатель правления АО «Банк ТуранАлем», позднее «БТА», погибший в 2004 году на охоте в результате неосторожного обращения с оружием — ИА REGNUM ). Все это имеет непосредственное отношение к беглому олигарху Мухтару Аблязову, так как именно он стал председателем правления БТА после смерти Татишева.

Протестные настроения на неделе также были связаны со следующими вопросами: строительство трассы Алма-Ата — Талды-Курган вблизи населенного пункта Бактыбай, перестрелка, устроенная полицейскими в Аягозе, отсутствие информационной поддержки на выборах сельских акимов, а также проблемы сферы образования.

Также в фокусе внимания дело против православного священника Владимира Воронцова за совершение молитв в горах, в 20 километрах от населенного пункта. Казахстанские власти обвиняют его в нарушении закона «О религиозной деятельности и религиозных объединениях»: богослужение в горах, вдали от церкви, запрещено законом.

По вопросу религиозного экстремизма на неделе появились интересные факты. В частности, так называемый «крестный отец такфиризма», известным под именем «шейх Халил» Абдухалил Абдужаббаров обвинил в своем переходе в лоно салафизма само государство.

«Меня обвиняют в том, что я выступал против традиционного ислама. Но в то время в Казахстане не было законодательно закреплено понятие «традиционный ислам». Нынешний мазхаб «Абу-Ханифа» (одна из четырёх правовых школ в суннитском исламе — ИА REGNUM ) был узаконен лишь после 2011 года. До этого каждый выбирал для себя ту или иную религию или течение. Никто ничего не запрещал. Меня обвиняют в том, что я научился ваххабизму и такфиризму в Пакистане. Но я не учился такому в Пакистане. Там, если вы знаете, 90 процентов населения придерживается мазхаба «Абу-Ханифа». Именно поэтому отец отправил меня учиться в Пакистан, хотя рассматривался вариант учебы в Кувейте», — заявил Абдужаббаров на суде.

Он также рассказал, что салафизму он обучился в Казахстане, когда работал в казахско-кувейтском университете и обвинил в этом власти, так как именно они впустили представителей впоследствии запрещенной организации в страну и дали официальные бумаги для работы.

Президент

Нурсултан Назарбаев на этой неделе вышел из отпуска и сразу же провел рабочую встречу с премьер-министром Казахстана Бакытжаном Сагинтаевым. Он заслушал отчет о деятельности правительства за семь месяцев 2017 года и поручил продолжить реализацию поставленных перед правительством и чиновниками задач с учетом колебания цен на энергоносители, сырьевую продукцию и влияния западных санкций в отношении России. Также он провел совещание по ходу реформы правоохранительной системы, где рассматривались следующие вопросы: повышение уровня защиты граждан в уголовном процессе, упрощение процедур расследования, состязательность уголовного процесса, дальнейшее расширение судебного контроля на досудебной стадии, исключение дублирования и четкое распределение полномочий между органами уголовного преследования, прокуратурой и судом.

Кроме того, президент Казахстана встретился с председателем правительства Российской Федерации Дмитрием Медведевым, а также провел встречу с членами Евразийского межправительственного совета, в которой приняли участие и премьер-министр Российской Федерации Дмитрий Медведев, премьер-министр Казахстана Бакытжан Сагинтаев, премьер-министр Армении Карен Карапетян, премьер-министр Белоруссии Андрей Кобяков, премьер-министр Киргизии Сооронбай Жээнбеков и председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саркисян.

На неделе Нурсултан Назарбаев провел также встречу с президентом Швейцарской Конфедерации Дорис Лойтхард и телефонные переговоры с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Президент Турции выразил намерение совершить официальный визит в Казахстан, а также принять участие в предстоящем Саммите Организации Исламского сотрудничества по науке и технологиям в сентябре текущего 2017 года в Астане.

12 августа президент Казахстана направил телеграмму соболезнования президенту Египта Абдель Фаттаху Ас-Сиси в связи с многочисленными жертвами и пострадавшими в результате крушения поезда вблизи города Александрия.

Кадровые решения Нурсултана Назарбаева на этой неделе коснулись расширения географии деятельности ряда казахстанских послов. В частности, посол Республики Казахстан в Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии Ерлан Идрисов назначен послом Республики Казахстан в Исландии, Республике Ирландия по совместительству, а посол Республики Казахстан в Турецкой Республике Сапарбекулы Абзал назначен послом Республики Казахстан в Республике Албания по совместительству.

Правительство

На заседании правительства был заслушан отчет вице-министра труда и социальной защиты населения Казахстана Биржана Нурымбетова о ходе развития программы продуктивной занятости и массового предпринимательства за семь месяцев 2017 года. Всего в рамках программы на 2017 год предусмотрено финансирование в размере 85,3 млрд тенге (15,34 млрд рублей).

«По данным на 1 августа текущего года, за участием в программе обратились 276,2 тыс. человек, из них 248,4 тыс. (90%) включены в состав ее участников. Из числа включенных в состав участников безработными являются — 200,0 тыс. человек (80,5%), самостоятельно занятыми — 48,4 тыс. (19,5%). На отчетную дату трудоустроено 213,9 тыс. человек, из них 178,3 тыс. (83,4%) имеют ОПВ. На постоянную работу трудоустроено 56,1% от общего количества трудоустроенных (119,9 тыс. человек)», — говорится в материале правительства.

Кроме того, сообщается, что в рамках первого направления программы с 1 сентября 2017 года будет обеспечиваться бесплатное профессиональное и техническое образование для выпускников школ, не прошедших ЕНТ и не поступивших в учебные заведения, число которых оценивается в 21 тыс. человек. Второе же направление предусматривает развитие массового предпринимательства.

По теме также выступили министр образования Ерлан Сагадиев, первый вице-министр министерства сельского хозяйства Кайрат Айтуганов.

Второй темой стала реализация Единой программы поддержки и развития бизнеса «Дорожная карта бизнеса 2020», по которой с докладом выступил министр национальной экономики Тимур Сулейменов.

«В 2017 году на реализацию программы «Дорожная карта бизнеса 2020» из республиканского бюджета выделено 49,1 млрд тенге (8,83 млрд рублей), из которых 30 млрд тенге (5,4 млрд тенге) — через трансферты общего характера. По итогам прошлого года участниками Единой программы выплачено налогов на сумму 204 млрд тенге (36,69 млрд рублей), совокупный выпуск продукции составил 3,3 трлн тенге (0,59 трлн рублей), сохранено и создано 47,5 тыс. рабочих мест», — сообщил Сулейменов.

Также сообщается, что по состоянию на 1 июля за счет субсидирования ставки вознаграждения 1 024 предпринимателей смогли улучшить условия финансирования своих проектов.

«Сумма удешевленных кредитов составила 90,1 млрд тенге (16,2 млрд рублей). Общий объем выданных субсидий составил 17,5 млрд тенге (3,15 млрд рублей). 505 предпринимателей смогли получить гарантии по кредитам на сумму 17,1 млрд тенге (3,08 млрд рублей). Общий размер гарантий составил 6,8 млрд тенге (1,22 млрд рублей). Подведена недостающая инфраструктура к 25 проектам субъектов малого и среднего предпринимательства на сумму 15 млрд тенге (2,69 млрд рублей). Для реализации новых бизнес-инициатив выдано 114 государственных грантов на сумму 221,4 млн тенге (39,82 млн рублей)», — сообщается по этой теме.

На пресс-конференции, которая прошла после заседания, спикером выступил вице-министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов. Он рассказал о мерах по увеличению доступа граждан к микрокредитованию в рамках программы развития продуктивной занятости и массового предпринимательства.

9 августа в пресс-центре правительства прошел брифинг, на котором вице-министр здравоохранения Лязат Актаева рассказала о модернизации первичной медико-санитарной помощи (ПМСП) в рамках реализации госпрограммы развития здравоохранения «Денсаулық» на 2016−2019 годы, а также о текущей деятельности Фонда социального медицинского страхования и дальнейших планах по совершенствованию его работы, о текущей динамике онкологических заболеваний в Казахстане и о планах по улучшению ситуации в этой сфере.

10 августа прошел еще один брифинг, на этот раз посвященный реализации госпрограммы инфраструктурного развития «Нұрлы жол» на 2015−2019 годы. Спикеры рассказали об увеличении освоения проектов, о результатах реализации программы в 2015—2016 года, а также о реализации госпрограммы инфраструктурного развития «Нурлы жол» в энергетической сфере. По итогам брифинга стало известно о стратегическом значении порта Курык для транспортно-логистического потенциала Казахстана и Евразийского континента в целом. Также стало известно о выделении в текущем 2017 году 71,7 млрд тенге (12,9 млрд рублей), из которых 26,5 млрд тенге (4,77 млрд рублей) направлено на завершение строительства 53 школ, начатого в 2016 году, а 45,2 млрд тенге (8,13 млрд рублей) — на строительство новых 56 школ. Также появилась информация, что работы на железнодорожной линии Алма-Ата-Чу планируется завершить в декабре 2017 года.

Премьер-министр Казахстана Бакытжан Сагинтаев совместно с премьер-министром Белоруссии Андреем Кобяковым принял участие в ряде мероприятий. Сперва было обсуждено дальнейшее торгово-экономическое сотрудничество, затем стороны приняли участие в казахстанско-белорусском бизнес-форуме, а также в церемонии подписания ряда двусторонних соглашений. В частности, было заключено соглашение о сотрудничестве в области исследования и использования космического пространства в мирных целях, а также соглашение о сотрудничестве между Внешнеторговой палатой Казахстана и Белорусской торгово-промышленной палатой. Кроме того, между казахстанским агентством «Хабар» и белорусской «Белтелерадиокомпанией» также было заключено соглашение. Подписантами выступили министр оборонной и аэрокосмической промышленности Бейбут Атамкулов, председатель президиума Национальной академии наук Белоруссии Владимир Гусаков, председатель правления Внешнеторговой палаты Казахстана Аян Еренов, председатель Белорусской Торгово-промышленной палаты Владимир Улахович, председатель правления агентства «Хабар» Алмагуль Ахметжанова и председатель «Белтелерадиокомпании» Геннадий Давыдько.

10−11 августа первый заместитель премьер-министра Аскар Мамин провел рабочую поездку в Актюбинскую область, где посетил предприятия промышленного и транспортного комплекса, объекты социальной сферы, ознакомился с реализацией программы жилищного строительства «Нурлы жер» и провел совещание по вопросам программы в регионах страны.

Из кадровых решений правительства — на неделе приказом министра здравоохранения Елжана Биртанова Людмила Бюрабекова назначена на должность председателя Комитета фармации Министерства здравоохранения Казахстана.

Силовики

На неделе пограничными войсками Казахстана пресечено нарушение границы. Как поясняет ведомство, 12 августа пограничный наряд обнаружил группу нарушителей, которые прокладывали проход в спиральном барьере на границе Казахстана с Киргизией. Численность группы неизвестных лиц доходила до 15 человек. На требования пограничников прекратить эту деятельность нарушители отреагировали, напав на самих пограничников.

«В целях сохранения жизни и здоровья военнослужащих, старшим пограничного наряда, после предупредительного выстрела вверх, а также ввиду отсутствия со стороны нарушителей реакции на выполнение законных требований пограничников, было применено оружие в отношении нападавших (произведено два выстрела). В результате один из нападавших был ранен, остальные, подхватив раненого, скрылись в направлении ближайшего населенного пункта на территории Республики Казахстан. Позднее стало известно, что получивший ранение нападавший скончался», — пишет пресс-служба ведомства.

«С 1997 года количество регистрируемых убийств сократилось в три раза. Однако число квалифицирующих составов данных преступлений увеличилось. За последние пять лет в пять раз возросло количество жертв — беременных женщин. За два года в два раза — убийств, совершенных способом, опасным для жизни многих людей. Вдвое выросло количество убийц, ранее совершавших уголовные правонарушения. Каждое второе убийство совершено в состоянии алкогольного опьянения. Каждый третий убийца — алкоголик. Наибольшее количество убийств совершено в Костанайской, Карагандинской и Восточно-Казахстанской областях», — передает Генеральная прокуратура Казахстана.

Эти сведения были озвучены на заседании круглого стола по вопросам профилактики преступлений, связанных с посягательствами на жизнь человека, по результатам которого выработаны рекомендации по взаимодействию и обмену научно-практическим опытом борьбы с данным видом преступления и их профилактики.

В рамках деятельности Министерства обороны состоялась церемония открытия аудитории военного искусства Вооруженных сил Индии, а также завершились Армейские международные игры и международные миротворческие учения «Степной орел-2017». Кроме того, казахстанские и азербайджанские военнослужащие прошли совместную водолазную подготовку.

Национальное бюро по противодействию коррупции на неделе сообщило, что 24 июля в Казахстан добровольно вернулся один из сообщников Мухтара Аблязова — Ержан Кадесов, который является подозреваемым по уголовному делу о хищениях денежных средств АО «БТА Банк».

«Полученные от Кадесова показания не просто подтверждают пояснения других бывших сообщников Аблязова, но и дополняют их деталями незаконного вывоза всего топ-менеджмента банка из Казахстана через г. Бишкек в Россию, Украину и другие страны. Все они по указанию Аблязова умышленно введены в заблуждение о применении в отношении них пыток и других незаконных методов. 9 августа т.г. с учетом активного сотрудничества с органом следствием и оказываемого содействия в получении дополнительных доказательств, по ходатайству подозреваемого Кадесова и его адвоката ранее избранная мера пресечения в виде ареста изменена на залог», — говорится в официальном сообщении ведомства.

Казахстанское агентство по делам госслужбы и противодействию коррупции на неделе продолжило работу в рамках дорожной карты с НПП «Атамекен», и сферой их совместного внимания стала сфера пожарной и промышленной безопасности. Итоги анализа коррупционных рисков и общественного мониторинга показали, что деятельность агентства в 2016 году дала положительные результаты, но контроль и дальше необходим, так как в сферах сосредоточен значительный массив полномочий разрешительного и контрольного характера, и практически каждая функция — это разрешительные действия.

«Участники совещания также пришли к мнению, что необходимо устранить коррупционные риски в сфере промышленной безопасности, связанные с коллизией, противоречиями и пробелами между нормативными правовыми актами, регулирующими данную сферу; наличием дискреционных полномочий государственного инспектора по государственному надзору в области промышленной безопасности (согласно ст. 39 Закона «О гражданской защите» государственный инспектор в исключительных случаях имеет право без судебного решения приостанавливать или запрещать деятельность предпринимателей); расхождениями между актом о результатах проверки и предписания об устранении нарушений законодательства о промышленной безопасности», — сообщает агентство.

По итогам совещания ведомством выработаны 37 рекомендаций, из которых 68% направлены на устранение коррупционных рисков в нормативных правовых актах, а 32% — в организационно-управленческой деятельности.

Парламент

Депутаты обеих палат парламента сейчас проводят поездки по регионам, поэтому на этой неделе предлагаем ознакомиться с рейтингом политического долгожительства депутатов нижней палаты — Мажилиса. Всего в текущем VI созыве нижней палаты 107 депутатов, из которых 62 депутата (58%) назначены только в этом созыве, 31 человек (29%) — сидят в своих креслах еще с пятого созыва, 11 человек (10%) — с четвертого созыва, и только три человека остались с третьего созыва, причем двое из них имели перерыв в один созыв.

Партии

В обозреваемом периоде партия «Ак Жол» разместила благодарственное письмо Генеральной прокуратуры Казахстана за вклад партии в защиту бизнеса. Также опубликованы ранее данные ответы на депутатские запросы фракции «Ак Жол» в Мажилисе (нижняя палата парламента). В них министерство по инвестициям и развитию отказало партии в принятии нормы, которая предусматривает наличие гражданства Казахстана у лиц, являющихся учредителями казахстанских поставщиков работ и услуг. Речь идет о поправках в проект Кодекса «О недрах и недропользовании». Вместе с тем, ведомство признало поднятую акжоловцами проблему касательно оказания услуг аффилированными сервисными компаниями иностранным компаниям — недропользователям и заявило о готовности рассмотреть альтернативные меры для решения этого вопроса.

Еще один запрос акжоловцев касался степного пожара, в результате которого погибли два человека. Он возник после пуска 14 июня 2017 года ракеты-носителя «Союз-2.1а». Министерство оборонной и аэрокосмической промышленности описало все этапы происшествия, а также проинформировало о мерах, которые были предприняты для недопущения повторения аналогичной ситуации. В частности, сообщается, что российская сторона усилила группировки пожарных расчетов, сил и средств, привлекаемых к обеспечению работ в районе падения ракет-носителей. Кроме того, для послепускового облета привлечены дополнительные авиасредства казахстанской стороны и беспилотные летательные аппараты. Также база сервисного предприятия, ответственного за сбор отделяющихся частей ракет — АО «ВКО «НПО машиностроение», сотрудники которой и погибли при происшествии, усилена двумя пожарными машинами. Для организации оперативного взаимодействия в состав оперативной группы сервисной компании включен представитель Комитета по чрезвычайным ситуация Министерства внутренних дел Казахстана.

Первый заместитель председателя партии «Нур Отан» Мухтар Кул-Мухаммед на неделе посетил Кзыл-Ординскую область для ознакомления населения с реализацией поручений Нурсултана Назарбаева, в том числе, обозначенных в программной статье «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания». Он также побывал на территории мемориального комплекса «Коркыт ата», ознакомился с реставрацией городища Сыганак, встретился с сельхозпроизводителями и проверил ход работ по возрождению Малого Арала.

Из кадровых решений партии — первым заместителем председателя Кустанайского областного филиала партии «Нур Отан» стал Жанабай Бисимбаев.

Общественная социал-демократическая партия (ОСДП) объявила о чистке своих рядов. В частности, сообщается, что принято решение вынести на рассмотрение председателя партии вопрос об исключении из партии главы павлодарского филиала Серикбая Алибаева по причине того, что «критическая масса безответственных и уже откровенно враждебных ОСДП поступков С. Алибаева даже в рамках самой демократической организации больше не может быть терпима». Кроме того, стоит и вопрос об освобожденииСерика Мукатаева от должности руководителя алма-атинского филиала. Некоторые связывают эти кадровые перемены с борьбой нового председателя партии Зауреш Баталовой против своих политических оппонентов.

Гражданское общество

В минувшую неделю Общественный совет города Алма-Аты заслушал доклад Управления жилья и жилищной инспекции города по ходу реализации программы «Нурлы Жол». Общественный совет дал ряд рекомендаций, с которыми можно ознакомиться по ссылке.

Из исследований, проведенных неправительственными организациями, наибольший интерес представляет работа Общественного фонда «Институт равных прав и равных возможностей Казахстана», проведенная при поддержке представительства Фондом имени Фридриха Эберта. Фондом был проведен опрос на тему гендерного неравенства в Казахстане, который дал любопытные результаты. Во-первых, оказалось, что большинство казахстанских мужчин не видят наличия гендерного неравенства и считают проблему надуманной самими женщинами. Женщины же признали, что гендерное неравноправие присутствует в таких сферах, как быт и семья, однако некоторые из них отмечают это как традиционное положение вещей, которое не изменить. Не менее любопытно мнение опрашиваемых и по вопросам насилия в отношении женщин, а также возросшего суицида среди молодых девушек, подробнее с ними можно ознакомиться по ссылке.

Нормативно-правовые акты

На неделе президент Казахстана подписал Указ «О внесении изменения в Указ Президента Республики Казахстан от 21 января 2015 года № 993 «О государственных премиях Республики Казахстан в области науки и техники имени аль-Фараби, литературы и искусства», а также Указ «О внесении изменений и дополнений в Указ Президента Республики Казахстан от 31 декабря 2003 года № 1271 «Об утверждении Положения и структуры Национального Банка Республики Казахстан».

Тренды

Правоохранительные органы своими действиями продолжают способствовать снижению уровня доверия населения. Насколько улучшит ситуацию задание президента Казахстана по модернизации правоохранительной системы — пока неизвестно. Это не первая реформа в правоохранительных органах.

В Казахстане возрастает закредитованность населения, что в перспективе может привести к росту протестных настроений, и в этой связи банкам давно уже пора разобраться с условиями кредитования, а Национальному банку Казахстана — с микрокредитными онлайн– и прочими организациями, на которые в настоящее время не распространяются полномочия казахстанского регулятора.

До некоторых преступных элементов «дошло», что коррупционеры являются источником больших денежных сумм. Пока в «деле» непрофессионалы, которых уже поймали, но сигнал, по всей видимости, подан. На знания и контроль казахстанской правоохранительной системы рассчитывать не стоит, так как единое экономическое пространство позволяет и гастролерам из других стран ЕАЭС спокойно пребывать на территории Казахстана. Парадоксально, но подобные ограбления вызывают у большинства населения воодушевление и позитивный настрой.

Казахстан после развала СССР упустил идеологическую и религиозную составляющую из-под контроля, и теперь необходимы долгие годы по улучшению ситуации. Пока же она с каждым годом все больше ухудшается, и скоро могут понадобиться радикальные меры. Очень жаль, что Казахстан не начал даже задумываться о радикальном экстремизме в те периоды, когда Узбекистан проводил у себя тотальную чистку, хотя многие официальные имамы проходили обучение в Узбекистане.

Лязат Шибутова

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 августа 2017 > № 2275669


Россия. Китай. Евросоюз. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 августа 2017 > № 2275653

Точки дестабилизации: Что будет с мировым терроризмом после Сирии?

Мировая партия войны вынуждена пересматривать свои планы

Предыстория и задачи

Геополитика — это общепланетарный процесс. И хотя в XXI веке он имел множество применяемых «инструментов» на целом ряде географических направлений, реальное мировое соперничество велось лишь на нескольких из них. До 2017 года, основной ареной российско-американского и американо-китайского геополитического противодействия был преимущественно Ближний Восток. На этой площадке базовые задачи США сводились к изоляции Китая от прямого доступа к ключевым мировым энергоресурсам, подрыву российской экономики через прокладку альтернативных маршрутов нефтяной и газовой инфраструктуры, параллельного взращивания на разрушенных территориях подконтрольных террористических образований, а также дальнейшего экспорта управляемого террора и на первую, и на вторую ядерную страну.

Позже, в результате неожиданного вмешательства Москвы в сирийский кризис и частичного обуздания ею реалий ближневосточной дестабилизации, планы с энергетическим демпингом Вашингтону пришлось кардинально пересмотреть. А после выборов американского президента и победы на них Дональда Трампа пересмотреть пришлось и политику иракского террористического направления. В результате к сегодняшнему дню перед противостоящими Трампу и Москве транснациональными элитами в полный рост встала проблема по определению дальнейших очагов политической дестабилизации, а также тех регионов и стран планеты, в которые будут «переброшены» годами взращиваемые террористы после поражения в Сирии и Ираке.

Методы и шаблоны

Боевики ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), как правило не развязывают открытых войн, а только приходят туда, где руками Запада уже дестабилизирована та или иная государственность. Учитывая это, не сложно понять, что из Сирии и Ирака джихадисты вскоре устремятся в том направлении, где-либо уже идет война, либо для нее будут созданы все соответствующие предпосылки. Как распознать такие страны? Достаточно просто. Они будут выглядеть примерно так же, как и Ливия в 2011 году, где после свержения Муаммара Каддафи и перед непосредственным появлением в стране ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) наблюдалось крайне показательное трехлетнее «затишье».

Именно в этот период в стране велось активное разделение государственного и ранее национализированного имущества между европейскими и американскими транснациональными концернами, а полномасштабный террор в лице ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) покорно ждал его окончания. После сентября 2014-го, эмиссары организации быстро скупили все имеющиеся в стране исламские объединения и заставили публично присягнуть их членов на верность собственному «халифу».

К ноябрю того же года страна была окончательно поделена на вилаяты, а на политической арене: на «правительство национального единства» в Триполи и Палату представителей, заседающую в Тобруке. В результате Запад получил от ливийской интервенции не только национализированные ресурсы государства, но и еще один фундамент региональной нестабильности, плацдарм и базу снабжения террористических формирований, дополнительную эмиссию долларовой печати, а также поддержание руками ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)) дальнейшей внутренней вражды местных племен и кланов.

Приблизительно по этим лекалам и стоит определять новые цели и соответствующие плацдармы для заброски мирового терроризма после его поражения в Сирии и соседнем Ираке. Вопрос в данном случае состоит лишь в том, какие именно это будут регионы и как на это отреагирует главный элемент стабилизирующий мировую политическую систему — Москва?

Цели и точки подрыва

I. Ближний Восток

Ирак — как цель нового витка активизации террора на сегодняшний день для США не является актуальным. Проамериканский анклав курдов, контролирующий большую часть энергоресурсов страны, уже находится под контролем Вашингтона, политический Багдад имеет западный вектор проводимой внутренней политики, а неоднократные угрозы официального Ирака обратиться в случае обострения ситуации за помощью к Москве и вовсе делают активизацию процесса неоправданно рисковой.

Иордания — более подходящая мишень для дальнейшей переброски радикального исламизма. Однако пока эта страна является действующим плацдармом Вашингтона и огромным лагерем по подготовке сирийской «оппозиции» — ее стабильность будет сохраняться. Как минимум до того момента, пока российская коалиция окончательно не обеспечит контроль над большой частью границы Сирии и Ирака, а боевики различных террористических организаций не эвакуируются в Иорданию под крыло американской защиты, страна продолжит существовать. Тем не менее в будущем дестабилизация Иордании видится более чем вероятной, особенно если учесть, что с одной стороны, это государство и так не одно десятилетие борется с различными террористическими ячейками на своей территории, а с другой, уже сейчас в его границах в пассивном режиме находятся порядка 3 тыс. боевиков-исламистов.

Йемен. Гражданская война между хуситами (повстанцами-шиитами) и формальными властями этого государства, воюющими при поддержке Саудовской Аравии, продолжается с 2015 года. За это время силу в стране набрала местная ветвь суннитской Аль-Каиды (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а внутреннее экономическое положение ухудшилось радикально. На этом фоне бегство в Йемен после разгрома в Сирии и Ираке может показаться хорошим решением для боеспособных джихадистов, однако этому противодействуют как минимум два останавливающих фактора. Во-первых, Аль-Каида (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — идеологические противники, и в Йемене ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) никто не ждет, а, во-вторых, для Запада в этой стране, попросту нет существенных экономических интересов.

Ливан на сегодняшний день — наиболее вероятная цель, отвечающая сразу всем задачам и дестабилизирующим американским целям. С одной стороны, население этой страны не превышает 5 миллионов человек и на деньги монархий Персидского залива в нем уже размещено свыше 1,5 миллионов «сирийских беженцев», а, с другой, Бейрут является союзником Дамаска и Ирана, следовательно, автоматическим противником близлежащего Израиля. Все это в совокупности может привести к тому, что если официальный Ливан в ближайшее время не обратится к Москве и Тегерану за военной и дипломатической помощью, именно он станет следующим фокусом отступающей волны террора.

Египет. Эмиссары ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) закономерно уделяют Каиру особое внимание как базовой стране в арабском мире. В частности, боевики, покинувшие районы непосредственных столкновений из Ирака, Сирии и других регионов, уже проникают в эту страну, не дожидаясь окончания финальных региональных баталий. Там, в местах проживания наиболее бедных слоев населения, они создают подпольные ячейки ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), вербуют сторонников в широкой среде недовольных единоверцев и подминают под себя уже существующие в стране радикальные силы.

В частности, в Синайской пустыне и южных районах Египта активистам ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) удалось скупить отсталые племена кочевников и отдельные группы «братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), традиционно настроенных против египетских властей, а также создать организацию «ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Северном Синае». Учитывая, что география проникновения террористов в Каир чрезвычайно обширна, это и маршруты из западной Ливии, Туниса, Марокко, Судана, Йемена, иорданское направление через Красное море; палестинское через сектор Газа; Средиземноморское через Александрию; и воздушный путь откуда угодно — Египет вполне может стать следующей жертвой экспортированного террора.

II. Средняя Азия

Из постсоветских стран Средней Азии рейтинг поставщиков террористов-смертников для ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) прочно возглавляет Таджикистан. И хотя власти этой страны искренне боятся радикализации и потому принимают жесткие меры — закрывают сотни нелицензированных молельных домов, запрещают исламскую одежду в школах и на рабочих местах, закрывают посещения мечетей гражданам младше 18 лет, загоняют всех без исключения исламистов в подполье, на выходе это дает лишь резкий всплеск числа таджиков, присоединяющихся к джихадистам вне пределов государства.

Ситуацию также усугубляет и замедлившийся экономический рост, вместе с географическим положением, где Таджикистан имеет общую границу не только с Афганистаном, но и с китайским Синцзян-Уйгурским автономным районом, известным своим исламистским подпольем и являющимся главной целью для дестабилизации со стороны американских спецслужб. По данным соответствующих ведомств самого Таджикистана, сосредоточение радикальных исламистов на афганской стороне границы уже началось, а переброска Западом нестабильности на север ставит целью не Центральную Азию, а Россию и Китай.

Именно поэтому Владимир Путин и его китайский коллега Си Цзиньпин уделяют столь пристальное внимание поддержанию щита на таджикско-афганской границе, и поэтому же США делают все, чтобы его прорвать. Помимо этого, руководство ОДКБ отмечает, что несколько тысяч боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), сосредоточились на границе Афганистана и Туркмении, и, следовательно, могут при определенных обстоятельствах внезапно прорвать оборону туркменских пограничников, продвинуться к западным районам Казахстана, а оттуда попасть на территорию России. В этой связи туркменское и киргизское направление также держится Москвой под особым контролем.

Плюс ко всему, в последние месяцы при попустительстве Соединенных Штатов Америки эмиссарам ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) удалось путем подкупа перетянуть в Афганистане и Пакистане значительное число полевых командиров талибов на свою сторону, а также заручиться поддержкой со стороны лидеров пакистанских и афганских племенных образований. В общем-то, это не особо удивляет, поскольку еще со времен ввода советских войск в Афганистан в 1979 году именно Пакистан играл роль плацдарма для заброски моджахедов на территорию страны при проведении подрывных операций против Кабула и советских войск. Сейчас же, в сущности, изменилось только направление этой работы, но не центральная парадигма американо-пакистанского сотрудничества. В итоге к настоящему моменту, главная мишень радикалов из Афганистана — это Средняя Азия, Россия и Китай, а боевиков из Пакистана — территория Тегерана.

III. Юго-Восточная Азия

В данном регионе за последний год число антиправительственных и террористических акций со стороны джихадистов возросло лавинообразно. Активно разворачиваются бои с исламистами на территории Малайзии и Индонезии, а население становится все более и более религиозным. И это также не выглядит случайным, поскольку Индонезия — страна с самым высоким мусульманским населением в мире, и попытка поднять тут правоверных на джихад, безусловно выглядит для заказчиков более чем оправданной.

В частности, главнокомандующий армии Индонезии Гатот Нурмантьо не раз констатировал факт о том, что «спящие ячейки» джихадистов сформированы почти в каждой провинции страны, и они ждут только приказа для того, чтобы начать активные действия. Пока Джакарте удается противодействовать влиянию джихадистов, но с наплывом опытных военачальников и проповедников ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) после Ирака и Сирии — это может стать для них уже невозможным.

IV. ЕС

Наихудшее положение в ближайшее годы может сложиться именно вокруг стран ЕС. С одной стороны, заброска терроризма вглубь границ Европы на сегодняшний день попросту не требуется — эмиссары ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) успешно организуют, вербуют и инструктируют последователей уже находящихся в странах объединения дистанционно, а с другой, в большинстве государств Еврозоны есть давно подготовленные «спящие» ячейки, которые ждут только того, когда поступит отмашка от геополитических кураторов проводимого процесса.

V. Прочие регионы

На данный момент свои административные территориальные структуры и будущие возможные плацдармы для американской дестабилизации, ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) имеет в Афганистане, Пакистане, Тунисе, в районе Северной Африки от Сенегала до Эритреи, зоне Исламского Магриба, Мали, в приграничье Нигерии, Нигера, Сомали, Чада и Камеруна. А учитывая, что местные правительства перечисленных стан проводят малоэффективную политику сопротивления и зарубежное финансирование продолжает открывать для них широкие возможности, планы по созданию подконтрольных США террористических «армий» продолжают существовать.

Тем не менее именно российская операция в Сирии изменила весь ход этой тотальной войны, и именно успехи Москвы заставили Запад перенести создание обширного тылового района обеспечения боевиков Ближнего Востока из российского приграничья в далекую жаркую Африку. Дело в том, что Россия, получившая после сирийских успехов окончательный доступ и к другим территориям Ближнего Востока, ставит под угрозу любые проекты в этой географической плоскости. Однако в области Сахеля, Магриба и озера Чад России нет, и потому ключевые лагеря и зоны сосредоточения терроризма будут создаваться именно там.

Выводы

Транснациональные западные элиты давно провозгласили свои перспективные задачи в виде свержения любых национальных правительств, приведения к власти корпораций, и создания параллельного единого мирового правительства, базирующегося в Вашингтоне, и единственной страны, обладающей признаками государственности. Для достижения этих целей — все средства хороши, и лозунги ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) «о свержении всех неверных правительств мира» подходит им не хуже, чем любые другие.

Еще не так давно о терроризме в мировом масштабе никто не знал, но не прошло и десятилетия, как он стал мощнейшим глобальным инструментом для одних, и огромной проблемой для остального человечества. Россия стала первой, кто встал на пути разрушительного процесса, и в существенной мере самим этим фактом повлияла на результаты выборов и сдвиг элит внутри США. Теперь транснациональными элитами ведется внутренняя война с национальными, оказывается беспрецедентное давление на неожиданно сильную Россию, формируется новая игра по хаотизации регионов, и вырабатываются экстренные методики по наилучшему давлению против Китая.

В локальном же смысле, выполняется задача по расширению и укреплению дуги нестабильности в «мягком подбрюшье» Москвы, что означает подготовку и проведение секретных операций по дестабилизации ситуации на геополитическом пространстве от Каспийского моря до Персидского залива. А общая цель против Пекина и России сводится к подрыву ситуации в относительно стабильных странах Центральной Азии, где проживает порядка 65 миллионов человек, путем переброски террористов из Ирака, Сирии и Афганистана в Таджикистан, Туркмению, Киргизию, Казахстан и Узбекистан.

Москва и Пекин прекрасно понимают истоки проистекающей стратегии, и потому для поддержания подлинно эффективной борьбы и собственной защиты комплексно и активно налаживают совместную работу не только друг с другом, но и со Средней и Центральной Азией. Война, безусловно, продолжится, но легкой прогулки для Запада вдоль российских и китайских границ уже не будет.

Руслан Хубиев

Россия. Китай. Евросоюз. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 августа 2017 > № 2275653


Ирак. Саудовская Аравия. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 августа 2017 > № 2275366 Марианна Беленькая

Иран, саудиты и Россия. Каким будет новый раунд борьбы за Ирак

Марианна Беленькая

Саудовская Аравия начала борьбу за Ирак, чтобы положить конец иранскому влиянию в этой стране. Однако Иран отступать не намерен и ведет свою игру, в том числе стараясь втянуть в иракское противостояние Россию

Сейчас самое удачное время для изменений политического ландшафта Ирака. Мосул освобожден, террористическая группировка «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) терпит поражение, а на апрель 2018 года намечены парламентские и местные выборы. Иракские политики нуждаются в политической поддержке извне, да и финансах тоже.

Потребуются большие вложения на восстановление регионов, которые на протяжении трех лет находились под властью ИГ. Деньги нужны и на реформу вооруженных сил и служб безопасности, чтобы не допустить повторения событий трехлетней давности, когда армия не смогла удержать Мосул и другие районы на северо-западе Ирака. Также предстоит торг с Иракским Курдистаном, власти которого намерены объявить независимость от центрального правительства.

Багдад отчаянно нуждается в союзниках и деньгах. Выборы, а точнее, борьба за власть – шанс найти и то и другое. Но передел власти может привести к новому обострению ситуации в стране. Большой вопрос, как справятся иракские политики с новыми вызовами.

От конфессий к нации

Основная интрига складывается вокруг шиитской общины, которая фактически контролирует парламент и чей представитель традиционно занимает пост премьер-министра Ирака. Однако эта коалиция отнюдь не однородна, лидеры шиитских партий не союзники, а соперники. В ходе нынешней предвыборной кампании они задались целью продемонстрировать, кто из них наиболее достойный лидер нации, способный заботиться не только об интересах шиитов, а всего населения Ирака вне зависимости от конфессий.

Религиозные лозунги сменяются национальной идеей. Подобные попытки были и раньше, однако терпели крах, а межконфессиональные конфликты в Ираке разгорались еще сильнее. Теперь о необходимости общенациональных, а не конфессиональных партий и интересов заговорили политики, которых фактически невозможно представить отдельно от шиитской общины.

Первым среди них стал Муктада ас-Садр, лидер второй по численности группы в иракском парламенте. С начала года он проводит многотысячные митинги, требуя от правительства реформ и борьбы с коррупцией. И самое главное – роспуска народного ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби», созданного в 2014 году для борьбы с ИГ. Ас-Садр подчеркивает, что в Ираке не должно быть двух армий и ополчение должно быть полностью интегрировано в вооруженные силы страны.

После того как иракская армия потеряла Мосул, именно ополчение «Аль-Хашд» вместе с курдскими отрядами остановило продвижение ИГ. С этого момента роль ополчения, которое сегодня насчитывает 122 тысячи человек и объединяет десятки различных военизированных формирований, только росла. С самого начала финансовую, а также военную поддержку ополченцам оказывал Иран. Руководство большей частью отрядов осуществляло командование иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР). И без того сильное влияние Тегерана на политику Багдада в последние три года стало фактически тотальным.

Примечательно, что именно ас-Садр был одним из первых, кто после падения режима Саддама Хусейна сформировал вооруженные отряды шиитов, направив их против возглавляемой США коалиции. Эти же отряды принимали активное участие и в борьбе за власть в шиитской общине, и в межобщинной резне в 2006–2008 годах. Но к началу кампании против ИГ отряды ас-Садра уже не были столь активны, как раньше. Часть его сторонников присоединилась к ополчению, однако он сам на какое-то время ушел в тень.

На шиитской улице появились новые герои, многие лидеры ополчения стали для ас-Садра опасными конкурентами. Решив вернуться на политическую сцену, он сконцентрировался на уличных протестах и теперь позиционирует себя как политика, защищающего интересы всех иракцев. И не он один.

Вернуть в арабскую семью

Эр-Рияд делает все возможное, чтобы вернуть Ирак в «арабскую семью». Еще в 2003 году, после свержения режима Саддама Хусейна, Саудовская Аравия предостерегала США, что их политика в Ираке приведет к усилению влияния Ирана в этой стране. Прогнозы сбылись. Эр-Рияд пытался противостоять Тегерану, помогая суннитским формированиям в Ираке, однако это лишь больше обострило саудовско-иракские отношения, к тому же способствовало усилению в Ираке «Аль-Каиды» (запрещена в РФ). Теперь саудиты предпочитают действовать по принципу «разделяй и властвуй», стараясь перетянуть на свою сторону лидеров шиитской общины или хотя бы внести в нее разлад.

В 2015 году, впервые за 25 лет, королевство отправило своего посла в Багдад, однако он был вскоре вынужден покинуть Ирак, опасаясь за свою безопасность после нелицеприятных высказываний в адрес шиитских вооруженных формирований. Но это уже был шаг вперед, саудиты спохватились, что не только США, но и они упустили Ирак.

В феврале этого года Багдад неожиданно посетил саудовский министр иностранных дел. Это был первый визит столь высокого уровня с 1990 года. В июне в Эр-Рияд прибыл иракский премьер аль-Абади. По итогам переговоров было решено открыть несколько переходов на саудовско-иракской границе для облегчения торговых отношений. И совсем недавно иракское правительство объявило о планах создать комитет, направленный на укрепление торговых и инвестиционных связей с Саудовской Аравией.

Однако Эр-Рияду показалось недостаточно наладить отношения только с премьером аль-Абади. Тем более что он как представитель старшего поколения более осторожен и не склонен менять союзников, и это косвенно подтверждает его решение не распускать ополчение «Аль-Хашд».

С формальной точки зрения ополчение стало частью иракской армии еще год назад. В июле 2016 года указом аль-Абади по статусу оно было приравнено к подразделениям по борьбе с терроризмом, и, соответственно, его финансирование идет из иракского бюджета. Аль-Абади, как главнокомандующий иракской армией, должен осуществлять и руководство ополчением. На деле у каждого формирования, входящего в «Аль-Хашд», свои командиры, не говоря уже о прямом подчинении части отрядов КСИР. Но в случае отказа аль-Абади поддержать «Аль-Хашд» он мог сразу проститься с надеждой вновь занять премьерский пост. Тем более что его основной конкурент – аль-Малики – стоял у истоков создания ополчения и сохранил значительное влияние на многих ополченцев.

Но, цитируя самих иракцев, пока существует «Аль-Хашд», остается и иранское влияние в Ираке. В итоге через месяц после премьер-министра в Саудовскую Аравию пригласили ас-Садра. С ним встретился наследник престола Мухаммед бен Салман. Между политиками всего 12 лет разницы, и оба склонны к ярким заявлениям и импульсивным поступкам.

После визита в Джидду ас-Садра его пресс-служба распространила информацию, что Саудовская Аравия, помимо открытия пограничных переходов, планирует выделить Ираку дополнительные $10 млн гуманитарной помощи, вернуть посла в Багдад, а также учредить генконсульство в оплоте шиитов Наджафе. Учитывая, что ас-Садр не представляет иракское правительство, обещания, сделанные именно ему, звучат странно, но пока их никто не опроверг.

Иранская игра

Ас-Садр позиционировал свою поездку в Джидду как посредническую миссию между Саудовской Аравией и Ираном. Однако не факт, что у него такие полномочия действительно были, учитывая, что личные отношения ас-Садра с Тегераном простыми не назовешь. Особенно после того, как в апреле он внезапно призвал поддерживаемого Ираном президента Сирии Башара Асада уйти в отставку, а также начал кампанию по роспуску ополчения «Аль-Хашд».

Ас-Садру возразили в окружении премьера аль-Абади, заявляя, что в ходе визита главы иракского правительства в Эр-Рияд саудовцы именно его попросили наладить контакты с Тегераном. То есть не только саудовцы и иранцы пытаются использовать иракских политиков, но и последние стараются как можно выше набить себе цену и приписать себе в дальнейшем лавры посредников, независимо от того, нуждаются ли в этом посредничестве Саудовская Аравия и Иран.

По неофициальным данным, вернувшись из Саудовской Аравии, ас-Садр приказал снять в подконтрольных ему районах все антисаудовские лозунги. А спустя пару недель отправился с визитом в ОАЭ, которые вместе с Саудовской Аравией противостоят политике Ирана в регионе. Но значит ли это, что ас-Садр встал на сторону Саудовской Аравии и отвернулся от Ирана? Очевидно, нет. Эр-Рияду еще предстоит научиться влиять на иракскую политику, а Тегеран по-прежнему в силе, и явно отказаться от его поддержки, особенно накануне выборов – политическое самоубийство.

Несмотря на то что ас-Садр может вывести на улицу десятки тысяч сторонников, он не является единственным и безусловным лидером среди шиитов. Аль-Малики, аль-Хаким, аль-Абади, а также некоторые герои народного ополчения в состоянии составить ему конкуренцию, если заручатся поддержкой Ирана, а также благословением духовного лидера иракских шиитов аятоллы Али ас-Систани, с которым ас-Садр теплыми отношениями похвастаться не может.

Иран прекрасно понимает, что шиитские политики по-прежнему зависимы от него, но многим из них не нравится играть роль очевидных иранских марионеток. Иракцы – гордый народ и еще помнят, как их страна была одной из ведущих в регионе. В этой связи, как отмечает межарабская газета «Аш-Шарк аль-Аусат», Тегеран выработал новую стратегию в отношении Ирака. Она строится на трех принципах.

Во-первых, Иран одобрил создание более «либеральной» шиитской коалиции, которая будет руководствоваться общенациональными, а не конфессиональными лозунгами. Предполагалось, что это заберет часть козырей у курдских и суннитских политических сил, а также у тех шиитских политиков, кто выступает против Ирана, например у бывшего иракского премьера (2004–2005) Аляуи. Именно в этом контексте и была создана новая партия во главе с бывшим главой Высшего исламского совета Ирака аль-Хакимом – Движение национальной мудрости, которое позиционирует себя как общеиракскую силу, открытую для представителей всех конфессий.

Теперь остается наблюдать, какие политические союзы сложатся перед выборами. Одиннадцатого августа в интервью «Аш-Шарк аль-Аусат» ас-Садр заявил, что не возражает против альянса с премьером аль-Абади и аль-Хакимом и планирует сформировать с ними блок независимых технократов для обеспечения безопасности Ирака. Учитывая его уже состоявшийся союз с бывшим премьером Аляуи, возникает вопрос, как уживутся в одной связке четыре столь разных политика: близкий к Ирану аль-Хаким и оппонент Ирана Аляуи, защитник ополчения аль-Абади и его противник ас-Садр? И еще один вопрос: в чем здесь интерес Ирана, кто и кого перетягивает на свою сторону?

Второй элемент иранской стратегии заключается в том, чтобы подтолкнуть духовную власть Ирака в Наджафе одобрить, даже пусть и через силу, политическое руководство шиитов, лояльное Ирану. Для этого Тегеран сделал ряд уступок главе иракских шиитов ас-Систани, в том числе пообещал не вмешиваться в вопрос назначения его преемника.

Российский фактор

Наконец, третий пункт стратегии Тегерана – привлечь в Ирак Россию в качестве фасада для иранского влияния. Предполагается, что Москва должна помешать Вашингтону восстановить свое влияние на политическую жизнь в Ираке. Россия должна добиться этого с помощью расширения военно-технического сотрудничества, инвестиций в иракскую экономику и лоббирования интересов тех или иных иракских политических сил на международной арене. Но, учитывая, что у России в Ираке нет собственной базы поддержки, она будет вынуждена опираться на политиков, за которыми стоит Тегеран.

То, что Иран намерен сыграть на российских амбициях, было особенно видно в заявлениях, сделанных в ходе недавнего визита в Россию вице-президента Ирака аль-Малики, а он – один из самых близких Тегерану иракских политиков. Он заявил о желании Багдада видеть весомое политическое и военное присутствие России в Ираке для создания равновесия, которое послужило бы «на благо региону, его народам и его странам».

Некоторые комментаторы увидели в словах аль-Малики попытку розыграть «национальную карту» и бросить вызов влиянию Тегерана. Скажи эти слова другой иракский политик, так, возможно, и было бы – в Багдаде хватает желающих избавиться от влияния Ирана, выдался бы случай. Но аль-Малики для этого слишком связан с Тегераном. Так что, скорее всего, он называет именно иранскую позицию.

Также очевидно, что в Ираке, в отличие от Сирии, Россия не может составить серьезную конкуренцию Ирану. Но зато она может отвлечь на себя внимание Вашингтона и Эр-Рияда и позволить Тегерану по-прежнему контролировать происходящее в Ираке. Но нужно ли это России? Даже в Сирии, где у Москвы есть свой политический ресурс, Тегеран умудряется вести за ее спиной свою игру. Что же говорить об Ираке?

В то же время России вряд ли стоит полностью отказываться от возможности воспользоваться избирательной кампанией, чтобы выстроить более тесные контакты с самыми разными иракскими политиками в момент, когда предстоит торг за Курдистан, в Ирак возвращаются саудиты, а США пересматривают свою ближневосточную стратегию. Один раз Москва уже потеряла Ирак, да и весь Ближний Восток.

Ирак. Саудовская Аравия. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 августа 2017 > № 2275366 Марианна Беленькая


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 15 августа 2017 > № 2275142

Министр по делам религий и гражданского общества РК Нурлан Ермекбаев в своем интервью сайту Sayasat.org сообщил, что в настоящее время Министерство с привлечением группы теологов разрабатывают методику отнесения тех или иных учений к деструктивному течению.

«В целом, грань между принадлежностью человека к деструктивному течению или традиционному течению, но более фундаменталистского толка, очень тонкая, тут легко ошибиться. Откровенно говоря, для общественной стабильности и безопасности в практическом плане больше рисков представляет не принадлежность к тому или иному течению, а именно степень радикализации человека. Пусть даже он или она принадлежит к традиционной конфессии, но если они стоят на радикальных позициях, то тоже могут представлять риски для общественной и политической безопасности. Но могу однозначно заявить, что количество собственно радикалов уменьшается», - сказал министр Н. Ермекбаев.

По словам министра, радикалов сейчас меньше, чем, к примеру два года назад. Кроме того, с конца прошлого года не было случаев выезда наших граждан в сирийско-иракскую зону.

«Мы не запрещаем человеку думать, иметь какие-то взгляды, придерживаться их. Но мы можем назвать определенную идеологию деструктивной. У государства есть на это право», - подчеркнул министр Ермекбаев, отвечая на вопрос о целесообразности борьбы с деструктивной идеологией посредством запретов.

Кроме того, он привел данные о том, что по Казахстану работают реабилитационные центры по дерадикализации и «горячая линия 114» для разъяснений и консультаций, в стране действует более 300 информационно-разъяснительных групп по разъяснению данной работы, к этому вопросу привлекается большое количество экспертов, теологов и имамов.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 15 августа 2017 > № 2275142


Казахстан. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 14 августа 2017 > № 2275188

Главы правительств стран ЕАЭС собираются в Астане

На заседании рассмотрят три ключевых вопроса

Сегодня в Астане начинается заседание Евразийского межправительственного совета. В нем принимают участие главы правительств стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС). На повестке дня несколько актуальных вопросов. Среди них согласование проекта договора о пенсионном обеспечении работников государств — членов союза, обсуждение взаимного признания национальных и международных водительских удостоверений, выданных в одном государстве — члене ЕАЭС, переговоры о заключении временного соглашения о зоне свободной торговли с Ираном. Об этом сообщает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

В заседании со стороны Казахстана примут участие премьер-министр Бакытжан Сагинтаев и первый заместитель председателя правительства Аскар Мамин. От России будет присутствовать глава правительства РФ Дмитрий Медведев и его первый заместитель Игорь Шувалов. От Республики Беларусь в заседании участвует премьер-министр Андрей Кобяков и его первый заместитель Василий Матюшевский. Правительство Кыргызстана представляет премьер-министр Сооронбай Жээнбеков и первый вице-премьер Олег Панкратов. Армению представят глава Кабмина Карен Карапетян и вице-премьер-министр Ваче Габриелян.

Договор о пенсионном обеспечении работников государств — членов Евразийского экономического союза должен быть направлен на обеспечение равных прав для граждан при получении пенсий. После вступления в силу договора ожидается, что граждане стран — участниц ЕАЭС смогут работать в любой стране союза без потери трудового стажа и пенсии на время трудоустройства в другом государстве ЕАЭС.

Что касается взаимного признания национальных и международных водительских удостоверений, выданных в одном государстве — члене ЕАЭС, то оно предполагается для облегчения предпринимательской деятельности на территории другой страны ЕАЭС.

Переговоры о заключении временного соглашения о зоне свободной торговли с Исламской Республикой Иран в перспективе должно позволить на взаимовыгодных условиях облегчить доступ производителей на новый рынок товаров и услуг.

Казахстан. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 14 августа 2017 > № 2275188


Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 августа 2017 > № 2274850

Католики Южной Кореи против установки американской противоракетной обороны

Обзор католической прессы

Темами публикаций СМИ Ватикана, католических епархий и организаций на неделе 7 —13 августа стали: ближневосточные патриархи просят папу Франциска «поругать» мировых лидеров за исход христиан; Иракский Курдистан обещает христианам безопасность в обмен на поддержку независимости; одесские священнослужители выступили против ЛГБТ-парада; проект «Папа для Украины» переходит в новую фазу; российские старообрядцы получили сильный импульс и другое.

Папа Римский Франциск наблюдает за конфликтом между США и Северной Кореей, передает Radio Vaticana (Ватикан). Как христиане, мы должны идти путем мира и укреплять убеждение, что от ядерной угрозы можно защититься, только полностью отказавшись от ядерного оружия, считает архиепископ Сильвано Томази, бывший многолетний представитель Святого престола при структурах ООН в Женеве. Комментируя напряженные отношения между США и Северной Кореей, дипломат заметил, что понтифик четко высказывается не только против торговли оружием, но и против насилия как метода решения проблем. Он призывает международное сообщество не возводить ненужных границ, но практиковать инклюзивность, искать пути неприменении насилия, подчеркнул монсеньор. Также нужно рассказывать людям о тяжелых последствиях использования ядерного оружия, убежден монсеньор. По его мнению, сегодня существует потребность в том, чтобы сажать за стол переговоров людей с радикально различным мышлением, с диаметрально противоположными политическими взглядами. Архиепископ Томази высказался против пути изоляции отдельных стран. Нужно разрешить всем государствам пользоваться выгодами международной торговли, дать им возможности для развития, позволить почувствовать себя частью единой человеческой семьи, чтобы они не были вынуждены прятаться за угрозой использования силы.

По случаю 64-й годовщины завершения Корейской войны в южнокорейском городе Сонджу состоялась межконфессиональная церемония, на которой религиозные лидеры страны выступили с призывом к «подлинному миру между Северной и Южной Кореей». Католики, протестанты и буддисты напомнили о том, что в 1953 году был положен конец войне, однако до сих пор не было официального заключения мира. В своем выступлении на встрече президент Епископской конференции Южной Кореи монсеньор Гигин Ким Хи Чон отметил, что «если мир на Корейском полуострове не будет окончательно подтвержден, то не будет мира и во всей Северо-Восточной Азии, а Корейский полуостров превратится в пороховую бочку, способную взорваться еще одной войной». Прелат подчеркнул: «Мы нуждаемся не в одном лишь перемирии, но в конкретном мирном договоре». Он еще раз подтвердил позицию католических епископов в отношении THAAD (Terminal High Altitude Area Defense), системы противоракетной обороны, спроектированной и развернутой США против возможных ударов со стороны Пхеньяна. «Желание установить мир с помощью оружия иллюзорно, — заявил прелат. — Новый противоракетный комплекс не может принести мир Корее». Архиепископ Кванджу добавил, что «развертывание этой военной системы было сделано без согласия населения, поэтому должно быть пересмотрено. Для мира требуется сотрудничество в разработке проекта договора».

Председатель комитета Конференции католических епископов США (USCCB) за международный мир и справедливость епископ Оскар Канту выступил в поддержку дипломатического разрешения кризиса между Соединенными Штатами и Северной Кореей, сообщает National Catholic Reporter (Канзас-Сити, США). Он этом монсеньор написал в послании к государственному секретарю США Рексу Тиллерсону. Канту признал, что эскалацию угрозы насилия со стороны руководителей КНДР нельзя «недооценивать или игнорировать», однако неизбежность смертей и разрушений в случае военных действий должно побуждать Соединенные Штаты работать с международным сообществом для подготовки дипломатического и политического решения, основанного на диалоге. «Этот кризис напоминает нам о том, что ядерное сдерживание и взаимное гарантированное уничтожение не обеспечивают безопасность или мир», — говорится в письме монсеньора. Вместо этого они усугубляют напряженность и провоцируют гонку вооружений, поскольку страны производят и приобретают больше оружия массового уничтожения, пытаясь запугать другие нации или угрожать им.

Vatican insider (Турин, Италия) подготовило интервью с двумя епископами из Юго-Восточной Азии. Как сообщил изданию архиепископ Манилы Луиса Антонио Тагла, борьба с терроризмом и боевиками ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), происходящая сейчас на юге Филиппин, совершенно противоположна религиозному конфликту или войне между христианами и мусульманами. Кризис разразился в Марави — городе, занятом джихадистами. Бои идут уже второй месяц. «Мы глубоко обеспокоены насилием и войной, — заявил монсеньор. — Нужно сказать, что Марави является городом с преимущественно мусульманским населением. И террористы, которые заявляют, что являются последователями ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), убивают в основном мусульман. Лишение человека жизни — всегда очень печальное событие. Тем более, когда убийства и насилие осуществляются людьми, которые должны быть братьями и сестрами, разделяющими одну и ту же веру. Некоторые пытаются описать этот конфликт как войну, которая ведется против ислама. Я считаю, что это совершенно ошибочная точка зрения, учитывая тот факт, что в Марави христиан очень мало. Более того, христиане и мусульмане всегда взаимно защищали друг друга и помогали друг другу. Благодать Бога действует и в нынешней ситуации насилия: мусульманские верные спасли христиан, а все христианские организации проявляют большую солидарность с мусульманскими семьями, которые пытаются покинуть Марави. Будем надеяться, что насилие закончится очень скоро». Иную картину своего региона рисует архиепископ Джакарты Игнатий Сухаруо. Он отмечает, что Индонезия обладает иммунитетом от «экстремистского вируса», способного «заразить» ислам. Вместе с тем сегодня религиозная нетерпимость все же проникает в общество. За последние 15 лет правительство не сделало достаточно для того, чтобы остановить радикальные исламские группы, и недооценило их. Также выросла эксплуатация религии. На политической сцене присутствуют три силы: радикальные исламисты, у которых своя повестка дня; политики, борющиеся за власть; предприниматели и бизнесмены, которые поддерживают политиков ради извлечения прибыли. Эти три части объединились, например, чтобы нанести удар по бывшему губернатору Джакарты, христианину Басуки Пурнаме, который находится в тюрьме за якобы богохульство. Но реальной целью «коалиции» является президент Джоко Видодо. Однако если правительство, военные и ведущие исламские организации будут объединены, нация сможет преодолеть этот «деликатный момент».

Ближневосточные православные и католические патриархи призывают папу Франциска «поругать» мировых лидеров за исход христиан из региона, информирует Catholic Herald (Лондон, Великобритания). Пастыри сделали заявление по итогам заседания Совета восточных патриархов, который проходил 9−10 августа в Ливане. Они назвали продолжающееся изгнание христиан «геноцидным проектом, гуманитарной катастрофой и чумой земной цивилизации». Патриархи обратились к ООН и к «государствам, непосредственно связанным с войнами в Сирии, Ираке и Палестине, чтобы остановить бои». Совет просит обеспечить возвращение беженцев на родину. «К кому еще, кроме «камня» Петра, мы можем прибегнуть?» — спрашивают патриархи, апеллируя к папе Франциску. Комментируя происходящее в Ираке, предстоятели Церквей отметили, что были довольны освобождением Мосула и городов равнины Ниневии от ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), однако беспокойство вызывают «сохраняющаяся идеология экстремистских групп, провоцирующая риторика и конфликтный климат в этом регионе». Иракских верующих призвали оставаться в стране, чтобы сохранить цивилизацию и помочь построить новое гражданское государство. В отношении «кровавых ужасов» в Сирии патриархи выражают желание, чтобы «эти события закончились», а Сирия вышла бы из конфликта «сильной, процветающей нацией, находящейся в безопасности». Совет заявил, что он «с большим вниманием следит за страданиями палестинского народа, который стремится определить свою судьбу и восстановить свой суверенитет над своей землей». Делегация патриархов встретилась с президентом Ливана Мишелем Ауном. Они попросили его решить вопрос о перемещенных лицах и беженцах, которые стали «тяжелым бременем для Ливана».

Курдский лидер Масуд Барзани посылает сигнал местным христианам: в независимом Курдистане вы наконец-то будете в безопасности, пишет Agenzia Fides (Ватикан). Президент Иракского Курдистана обещает, что нация Курдистана «предпримет шаги к независимости, потребности и права наших христианских братьев и сестер будут защищены на всех уровнях, а братство и социальная гармония в Курдистане укреплены». Его обращение адресовано всем членам местных христианских общин, исторически проживающих на территории северного Ирака. Очевидно, отмечает издание, намерение Барзани состоит в том, чтобы заручиться поддержкой христиан по вопросу провозглашения независимости Иракского Курдистана, референдум о статусе которого состоится 25 сентября. Время, выбранное Барзани для отправки «обнадеживающего послания местным христианам», вызывает определенные воспоминания. Это дни, когда в 1933 году войсками тогдашнего Иракского королевства были совершены массовые убийства христиан, халдейцев, армян и сирийцев, обвиняемых в сепаратистских намерениях. Барзани связывает резню, совершенную 84 года назад, с насилием, которое народы Иракского Курдистана претерпели от боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). «Единственное лекарство от наших страданий и гарантия, что эта катастрофа больше не повторится, — независимость», — констатирует президент автономии.

Одесские священнослужители христианских Церквей выступили против проведения в городе фестиваля «Одесса Прайд-2017», в рамках которого планируется ЛГБТ-парад, передает Католицький Оглядач (Львов, Украина). Представители духовенства обратились к мэру Одессы Геннадию Труханову и губернатору области Максиму Степанову с просьбой посодействовать в отмене вышеуказанного мероприятия. Священнослужители заявили, что Церковь не выступает против людей с нетрадиционной ориентацией, а осуждает грех, который эти люди намерены пропагандировать. Они также высказали мнение о том, что «не стоит нашему обществу перенимать все ценности и тенденции из Европы». Представители духовенства подчеркнули, что для участников ЛГБТ-сообществ двери Церкви открыты всегда.

Благодаря проекту «Папа для Украины» за последний год удалось осуществить около восьмидесяти крупных и малых проектов, информирует Radio Vaticana. Напомним, что 3 апреля 2016 года папа Франциск призвал все католические приходы Европы провести сбор пожертвований для жителей Украины, которые страдают от последствий военного конфликта на востоке страны. Акция была призвана помочь жителям областей Донецка, Луганска, Запорожья, Харькова и Днепропетровска независимо от их религиозных убеждений, конфессиональной принадлежности или этнического происхождения. Комитет, руководимый монсеньором Яном Собило, проводил мониторинг ситуации на Украине и распределял средства для наиболее уязвимых групп населения. Были разработаны критерии отбора организаций-партнеров, утверждены этапы рассмотрения заявок, технические и юридические документы для дальнейшей реализации. Начиная с 1 сентября в Киеве координацией проекта «Папа для Украины» займется Технический секретариат. Координатором его станет вспомогательный епископ Львовской архиепархии латинского обряда Эдуард Кава, а его советником — епископ канадской епархии Нью-Вестминстера Украинской греко-католической церкви Кеннет Новаковский. Государственный секретариат Святого престола поручил апостольскому нунцию в Киеве архиепископу Клаудио Гуджеротти выразить «глубокую благодарность комитету акции «Папа для Украины» и особенно его президенту за преданность, щедрость и эффективность проведенной деятельности».

Россия отметила дату — 350 лет назад в августе 1667 года на Большом Московском соборе были отлучены от Церкви некоторые старообрядческие группы, рассказывает AsiaNews (Рим, Италия). Они оставались вне закона до 1905 года. При советской власти их преследовали, как и другие религиозные группы. В настоящее время сообщество старообрядцев, похоже, пользуется новыми возможностями, частично благодаря патронату президента России Владимира Путина. Раскол XVII века является показательным для глубокой религиозной души России и ее противоречий. Аввакум и его последователи отказались принять литургическую реформу патриарха Никона, который хотел вернуть ритуалы к оригинальным греческим корням. Как ни странно, Никон использовал версию книг, которые в Венеции печатал Альдо Мануцио. Они же были полны «турецких» обычаев, которые включили греки под властью Османской империи. Таким образом, русские приняли османский стиль. Нынешний лидер Русской православной старообрядческой церкви митрополит Московский и всея Руси Корнилий, который носит такой же белый головной убор, как глава Русской православной церкви патриарх Московский и всея Руси Кирилл, недавно дал интервью газете «Коммерсантъ». Он заявил, что его сообщество переживает эпоху возрождения, имеет почти 300 приходов в России, Молдавии и на Украине, а также Уганде и Пакистане. Корнилий сказал, что старообрядцы — это не средневековые обскуранты. Они являются обычными людьми, которые живут современной жизнью с технологиями и компьютерами. Отмечая предпринимательскую жилку своих прихожан, митрополит поблагодарил правительство за то, что оно помогло многим старообрядцам вернуться из ссылки ради способствования возрождению и развитию России. Действительно, недавний визит Путина в центр старообрядцев в Москве, церковь Покрова Божией Матери, по-видимому, придал новый импульс жизни общины, как будто сам президент признал их подлинность даже на фоне «патриаршей» Церкви.

В обзоре использованы материалы — официальных СМИ Ватикана Radio Vaticana и L'Osservatore Romano; миссионерского информационного агентства Ватикана, подразделения Конгрегации евангелизации народов Agenzia Fides; информационного агентства Папского института заграничных миссий AsiaNews; издания Федерации итальянских католических еженедельников L'Agenzia Servizio Informazione Religiosa; портала итальянского издательского дома «Стражи Святой земли» Terrasanta.net; ватиканской редакции итальянской газеты La Stampa Vatican insider; североамериканской католической газеты National Catholic Reporter; североамериканского католического информационного агентства Catholic News Agency; североамериканской католической газеты National Catholic Register; североамериканского католического портала Crux; портала католической газеты Англии и Уэльса Catholic Herald; австрийского католического информационного агентства Kath.net; австрийского информационного католического агентства KATHPRESS; французской католической газеты La Croix; польского католического информационного агентства Katolicka Agencja Informacyjna; польской ежедневной католической газеты Nasz dziennik; журнала польской Ассоциации христианской культуры Polonia Christiana; информационного сайта портала Milites Christi Imperatoris Католицький Оглядач.

Станислав Стремидловский

Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 августа 2017 > № 2274850


Ирак > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 августа 2017 > № 2274847

Станет ли Иракский Курдистан «разменной монетой» на Ближнем Востоке

Эрбиль не отказывается от референдума по независимости

Президент Иракского Курдистана Масуд Барзани, выступая перед исламскими учеными и проповедниками в Эрбиле, заявил, что «все этнические и религиозные компоненты курдского региона Ирака приняли решение провести референдум по независимости 25 сентября этого года, и этот план не может быть отложен или отменен». При этом Барзани напомнил, что призыв к независимости не является новым для Багдада: курды уже предупреждали иракское правительство, что, «в случае продолжения нарушений Конституции, Курдистан откажется от Ирака».

Вопрос в том, почем Эрбиль именно сейчас решил форсировать события? Складывается ощущение, что иракские курды, учитывая, что ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) терпит поражения, опасаются оказаться ненужными в дальнейшей борьбе с джихадистами и в более широком смысле — «террористами». Тем более что освобождение от исламистских боевиков стратегически важного города Мосула и изгнание из страны остатков бандитских формирований в принципе позволяет Багдаду приступить к восстановлению государства, проведению парламентских выборов, чтобы сформировать хотя бы коалиционное правительство с широким привлечением в него суннитов и курдов, возможно, и меньшинств.

Тут существуют важные нюансы. Утверждается, что Тегеран заинтересован в сохранении в Багдаде исключительно шиитского правительства, что позволяет ему контролировать так называемую шиитскую ось Тегеран — Багдад — Дамаск — Бейрут и замкнуть потом шиитскую дугу на Ближнем Востоке через активизацию деятельности шиитских общин Йемена, Бахрейна, Саудовской Аравии и других арабских стран. Тогда по этой логике создание независимого курдского государства на севере Ирака вроде бы разваливает иранские планы. Но вот и спецпредставитель президента США в международной коалиции против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Бретт Макгерк заявил, что «не время проводить референдум о независимости Иракского Курдистана». По его мнению, необходимо сначала одержать окончательную победу над общим врагом в лице ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), в чем парадоксальным образом совпадают интересы США, Турции, Ирана, Сирии и Ирака.

Все понимают, что фактический раскол Ирака на три зоны — курдскую, шиитскую и суннитскую — произошедший после оккупации в 2003 году страны войсками США и их союзников, это одно. Совсем другое, когда раскол Ирака через такую процедуру, как референдум, станет прецедентом не только для Сирии, но и Турции и Ирана, где также проживают курды. В итоге для осуществления операции по реконструкции Ирака — если она значится в геополитической повестке Ближнего Востока важнейших внешних игроков — необходимы определенные условия, когда именно Ирак, а не Сирия, станет той самой осевой страной, вокруг которой все и начнет крутиться.

Остроту добавляет и тот факт, что референдум планируется провести на так называемых «спорных территориях», в том числе в богатом нефтью Киркуке, формально находящемся под контролем центрального правительства. Поэтому может случиться так, что объявленная «общей» победа Багдада и Эрбиля над ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) приведет к прямому военному конфликту между Багдадом и Эрбилем, точнее, между шиитами и курдами, а также новому обострению в отношениях между шиитами и суннитами. Это вынесет проблему спорных территорий в Ираке на уровень международных разбирательств с эффектом «цепной геополитической реакции». Не случайно Иракский Курдистан активизировал свою дипломатию на этих направлениях.

Президент Барзани уже провел ряд встреч с главами иностранных государств и другими официальными лицами. А премьер автономии Нечирван Барзани побывал в России, где принял участие в международном экономическом форуме, который проходил в Санкт-Петербурге 1 июня, и встретился с российским президентом Владимиром Путиным. В то же время глава МИД России Сергей Лавров, комментируя эти контакты, специально подчеркивал, что «центральным властям Ирака известно о взаимодействии России и Курдистана, такое сотрудничество не выходит за рамки Конституции».

Во время телефонного разговора государственный секретарь США Рекс Тиллерсон попросил Масуда Барзани отложить голосование, на что тот ответил отказом, заявив, что не видит лучшей альтернативы. В то же время Эрбиль решил отправить делегацию для переговоров в Багдад, чтобы найти разрешение длительным спорам. А курдская партия «Движение за перемены» («Горран») официально призвала руководство автономии отложить проведение референдума о независимости до тех пор, пока не появятся «правильные времена и условия». Но в целом дипломатические старания Иракского Курдистана вызвать обсуждение положения в Ираке и регионе в целом в контексте проведения референдума о самоопределении пока еще находятся лишь на уровне подготовки к старту: внешние игроки ждут дальнейшего развития событий в регионе.

Пока же отметим, что создание и строительство нового государства на Ближнем Востоке сопряжено со многими проблемами, связанными не только с вопросом о возможностях его международного признания или непризнания. Прежде всего, необходимо понимать, что речь идет о появлении в регионе еще одного не арабского государства через раздел считающегося арабским Ирака. Объективно союзниками курдов могли бы стать турки, но это сопряжено с рисками фрагментации самой Турции. Поэтому озвучивается и так называемый запасной сценарий, согласно которому референдум о независимости Иракского Курдистана на самом деле является элементом торга между Эрбилем и Багдадом с целью добиться формирования нового коалиционного правительства и выборов в парламент, которые должны состояться в сентябре, чтобы не допустить прихода к власти противников курдов.

При таком раскладе Анкара, вступая в противостояние с Ираном, еще способна выступить на стороне Эрбиля, потому что ей не выгодно, чтобы Киркук с его нефтеносными районами попал в руки проиранского Багдада. Отсюда и многоходовые комбинации, и закулисные интриги, и прочие политические игры в регионе, в результате которых кто-то может оказаться «разменной монетой», ведь речь идет не только о статусе Иракского Курдистана, но и о контроле над одним из самых богатых нефтью районов мира.

Станислав Тарасов

Ирак > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 августа 2017 > № 2274847


Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 августа 2017 > № 2274794

Спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки, замглавы МИД России Михаил Богданов встретился в понедельник в Москве с представителем руководства сирийского оппозиционного "Фронта за перемены и освобождение", руководителем "Московской платформы" сирийской оппозиции Кадри Джамилем, говорится в сообщении российского внешнеполитического ведомства.

"В ходе беседы состоялось обсуждение складывающейся военно-политической обстановки в Сирии и задачи скорейшего политического урегулирования в этой стране на основе резолюции 2254 Совета Безопасности ООН", — сообщили в МИД РФ.

Вооруженный конфликт продолжается в Сирии с марта 2011 года. Правительственным войскам противостоят боевики различных вооруженных формирований. Россия с осени 2015 года проводит в Сирии операцию против ИГ* (запрещенная в РФ террористическая организация "Исламское государство") по просьбе Дамаска. Данные о количестве жертв конфликта разнятся. По данным ООН, речь идет о 300 тысячах погибших сирийцах.

*Террористическая организация, запрещенная в России

Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 августа 2017 > № 2274794


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 августа 2017 > № 2274784

Тегеран и дальше будет увеличивать военный бюджет и развивать ракетное строительство, если США продолжат открытую враждебную риторику в отношении исламской республики, заявил РИА Новости известный египетский публицист и политолог Ахмед аль-Муслимани.

Ранее СМИ сообщили, что парламент Ирана одобрил законопроект о выделении 520 миллионов долларов на разработку собственной ракетной программы в качестве ответа на санкции США.

"Если президент (США Дональд) Трамп продолжит давать понять Ирану, что существует вариант военного решения, то Тегеран будет продолжать вооружаться, увеличивая свой военный бюджет, а также развивать ракетную программу. Это логично, даже пусть если эта возможность и является слабой", — сказал Аль-Муслимани, в недавнем прошлом являвшийся советником и.о. президента Египта по информации.

По словам эксперта, риторика Трампа в отношении Ирана уже привела к значительному усилению Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и вообще консерваторов, отодвинув на второй план более либеральное крыло иранских политиков, известных как реформаторы.

"В таких условиях все больше свои позиции сдают президентская администрация и МИД, отдавая большее влияние Корпусу стражей исламской революции и верховному аятолле", — добавил бывший политик.

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 августа 2017 > № 2274784


Россия. Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 августа 2017 > № 2274637

Россия «ремонтирует военную технику Ирана»: дешёвая подделка немецких СМИ?

Обслуживает ли Россия военную технику Ирана в обход санкций Совета Безопасности ООН?

По данным немецких СМИ, Россия, в нарушение резолюции 2231, принятой Советом Безопасности ООН в 2015 году, осуществляет техническое обслуживание военной техники Ирана. Причём газета Welt am Sonntag со ссылкой на западные спецслужбы описала всю схему, которой якобы придерживались Тегеран и Москва. Согласно этой информации, в июне 2017 года иранские транспортные самолёты отгружали компоненты неких вооружений на российской авиабазе Хмеймим в Сирии. После этого автомобильным транспортом груз был доставлен в Тартус, на пункт материально-технического обеспечения российского ВМФ, откуда судно «Спарта-3» якобы доставило оружие в порт Новороссийск. Насколько правдоподобны эти события?

О резолюции 2231 Совета Безопасности ООН

Резолюция 2231 Совета Безопасности ООН была принята 20 июля 2015 года, после того как было достигнуто соглашение по ядерной программе Ирана. Она частично отменяет действие резолюции 1929, принятой в 2010 году и налагающей целый ряд санкций на Тегеран, в том числе и эмбарго на поставки наступательного вооружения. Запрет на продажу оружия Ирану пока не снят — согласно принятому документу, это случится через 5 лет после соблюдения Тегераном всех договорённостей, то есть не раньше 2020 года. Техническое обслуживание и ремонт наступательной военной техники также запрещён. При этом страна имеет право получать оборонительное вооружение, такое как системы противовоздушной обороны, поэтому Россия вполне законно поставила Ирану зенитные ракетные комплексы С-300.

Абсурдный маршрут: зачем делать огромный «крюк» при наличии прямого сообщения через Каспийское море?

Самой серьёзной слабостью истории, рассказанной немецкими СМИ, является описанный ими маршрут передвижения военных грузов. Абсолютно непонятно, зачем Ирану надо отправлять военную технику в Россию через Сирию (даже если Москва согласилась в нарушение резолюции ООН провести ремонтные работы), когда между странами есть прямое морское сообщение через Каспийское море. Причём маршрут через Сирию хуже каспийского практически по всем параметрам: очевидно, что он намного дороже (авиаперевозка, автомобильный транспорт и более долгий морской путь), дольше и легче для обнаружения разведками иностранных государств. Это естественно, учитывая, что появляется две «лишние» возможности обнаружить перевозку (погрузка/выгрузка в самолёт и в грузовые автомобили), а также наличие третьей стороны в виде Сирии (больше возможностей для подкупа и наличия информаторов). Да и в целом сохранять режим секретности в стране, в которой располагаются те или иные военные подразделения разных стран, намного сложнее. При этом обнаружить поставку, осуществлённую в режиме полной секретности через Каспийское море, было бы крайне сложно.

Таким образом, детективная история, рассказанная немецкой газетой, вероятнее всего, несёт лишь пропагандистский смысл. При этом подделка выполнена очень грубо — ведь можно было сделать её намного более правдоподобной, к примеру, рассказав, что на Хмеймиме обслуживается иранская техника, участвующая в борьбе с ИГ («Исламское государство» — террористическая организация, запрещённая в России) на территории Сирии. Но выбор был сделан в сторону большей таинственности истории, нежели её правдоподобности. Или же о деталях авторы и вовсе не подумали, «состряпав» сенсацию на скорую руку.

Леонид Нерсисян

Россия. Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 августа 2017 > № 2274637


Польша > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 августа 2017 > № 2274750

Костел вступает во внутриполитический конфликт в Польше

Польский епископат решил поддержать президента Анджея Дуду

На фоне конфликта президента Польши Анджея Дуды и выдвинувшей его на этот пост правящей партии «Право и Справедливость» (PiS) у главы государства появился влиятельный союзник. Напомним, что ранее Дуда в течение июля-августа дважды пошел против линии партии, когда не стал одобрять спорные законы о судебной реформе, предоставляющие министру юстиции Збигневу Зёбро новые возможности для влияния на судей, и когда вступил в бой с министром обороны Антонием Мачеревичем, отказавшись подписывать представления на присвоение генеральских должностей высшим армейским офицерам. С открытой критикой президента выступили Зёбро и глава правящей партии Ярослав Качиньский. А ориентирующиеся на «Право и Справедливость» средства массовой информации и вовсе списали Дуду со счетов, предрекая ему политический крах.

Тем временем со словами поддержки в адрес главы государства выступил Костел. Председатель Конференции католических епископов Польши, архиепископ Познани Станислав Гондецкий в конце июля публично выразил благодарность президенту за позицию, занятую в отношении судебной реформы. «Католическое социальное учение ценит демократию как систему, которая обеспечивает участие граждан в политических решениях и гарантирует возможность выбора и контроля правительства, — говорилось в послании главы польских католиков. — С одной стороны, есть право и даже обязанность судебной реформы в Польше… С другой стороны, следует иметь в виду то, что говорил о связи власти законодательной, исполнительной и судебной в своем обращении к участникам итальянского конгресса Ассоциации судей папа Римский Иоанн-Павел II: баланс между этими тремя ветвями, каждая из которых имеет определенные полномочия и степень ответственности, в результате чего ни одна власть никогда не доминирует над другой — это гарантия правильного функционирования демократии».

Новый «информационный залп» последовал на днях со стороны архиепископа Гданьска Славоя Гвуждя. В интервью польскому католическому информагентству Katolicka Agencja Informacyjna он подчеркнул, что Дуда не выглядит политически «окрашенным» президентом. Его роль как главы государства — стоять над разделами, над всеми. И это касается внутренней и внешней политики, обороны страны, Вооруженных сил. При этом, отметил гданьский архиепископ, роль президента в Польше более сложная, так как Конституция не ставит его высоко, как это, например, имеет место быть в США или многих других странах. Однако, несмотря на это, Дуда воспользовался своими прерогативами, что нашло поддержку монсеньора, который также напомнил о роли Костела, особенно во время кризисных ситуаций. Если в западных странах Церковь является маргинальной, ее не замечают СМИ и политики, то Костел в Польше остается значимым и важным авторитетом в общественной жизни.

Польский епископат не часто комментирует действия конкретных политиков, выступая за или против. Последние два года эта его позиция часто подвергалась критике, в том числе в зарубежных католических изданиях. Епископам ставили в «вину» то, что они отмалчивались по вопросу реформ, проводимых правящей партией, которые вызывали тревогу за пределами страны. Отметим также, что в ряде случаев решения и риторика «Права и Справедливости» противоречила политике Святого престола и взглядам папы Римского Франциска. В частности, по проблеме беженцев. PiS активно противилась и противится попыткам Евросоюза навязать Польше хотя бы несколько тысяч вынужденных переселенцев с Ближнего Востока и Северной Африки, которые заполонили западноевропейские страны. В свою очередь, либеральные издания требовали от Костела высказаться против «авторитарного консервативно-националистического курса» правящей партии. Польских епископов в этой связи даже обвиняли в некой сервильности и недопустимой близости к правительству.

Но сегодня в споре между президентом и «Правом и Справедливостью» церковные владыки решили встать на сторону первого. Это добавляет новых красок в польский политический пейзаж. Костел силен иерархией. Однако в Польше сильные позиции в средствах массовой информации не у епископата, а у обычного священника, отца Тадеуша Рыдзика, который владеет собственной медиаимперией. Между тем он стоит на стороне, скорее, руководства PiS. Вряд ли случайно, что критика Качиньским решения Дуды не подписывать спорные законы о судебной реформе прозвучала на принадлежащем отцу Тадеушу католическом телеканале TRWAM. Поэтому оказывать постоянную информационную поддержку президенту руководству Церкви будет сложно, одно только Katolicka Agencja Informacyjna с этим не справится. Это с одной стороны.

С другой стороны, у Костела есть возможность использовать другое свое преимущество — опору на Ватикан и папу Франциска. В Польше сегодня сложилось такое положение, что попытки разыгрывать внешний фактор во внутренней политике, привлечь на свою сторону международные организации или иностранные силы в подавляющем большинстве случаев приносят только неудачу. Проправительственная пропаганда тут же пользуется этим, чтобы обвинить оппонентов в том, что они «агенты» Москвы, Берлина или Брюсселя. Но если помощь Дуде окажет Святой престол, пусть там и не будут вслух критиковать PiS, изобразить президента «агентом» Ватикана и на этом основании дискредитировать его уже не получится. Не будем также забывать, что по ряду важнейших направлений ватиканская дипломатия и польская работают рука об руку. Учитывая, что до 2020 года, когда в Польше должны состояться очередные выборы главы государства, еще много воды утечет, сюрпризы и неожиданности со стороны Дуды и его союзников нельзя исключать.

Станислав Стремидловский

Польша > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 августа 2017 > № 2274750


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 августа 2017 > № 2274748

Кто предотвратит войну между США и Северной Кореей?

За кажущейся угрозой ядерной войны между «слоном» и «моськой» скрывается необъявленная холодная война двух сверхдержав

Главное событие уходящей недели, затмившее все остальные, уже вошло в анналы истории США как «война слов». Этим броским выражением американские журналисты окрестили обмен угрозами, произошедший между лидерами Америки и Северной Кореи. Сперва лидер КНДР пригрозил жестким ответом странам, поддержавшим в ООН введение новых санкций в отношении Пхеньяна. На это тут же среагировал Трамп, заявивший, что не позволит запугивать США или союзников, а если Ким Чен Ын продолжит, то будет встречен «огнем и яростью, которых мир еще не видывал». Причем сказано это было накануне очередной годовщины ядерной бомбардировки Нагасаки, когда-то наглядно продемонстрировавшей, что американцы порой совсем не стесняются в средствах по части рекордных «огня и ярости». После этого заявления КНДР объявила о наличии у нее разработанных планов ракетного удара по Гуаму — островному владению США в Тихом океане с населением около 160 тысяч человек. Трамп тут же выступил с новым заявлением, где пояснил, что он все же ратует за мирное и дипломатическое решение вопроса, и в этом плане ждет многого от Китая, но в случае любых военных действий со стороны Пхеньяна он будет вынужден прибегнуть к силе. Военный вариант, по его словам, уже продуман и готов к исполнению.

Этим, собственно, и ограничилась фабула пресловутой «войны слов», взбудоражившей весь мир и заставившей многих американцев вновь убояться ядерного удара и вспомнить про бесполезные, но такие успокаивающие домашние бомбоубежища, превращенные в кладовки после развала СССР. Весь мир отреагировал на обострение напряженности между КНДР и США, как на красную тряпку. Китай через подконтрольные СМИ дал понять что «всеми руками за» мирное разрешение конфликта, Россия на всякий случай подняла по тревоге ПВО.

Все остальные значимые события на американском политическом поле, произошедшие на этой неделе, сводятся к высказываниям Трампа на трех-четырех встречах с прессой, а также к вполне ожидаемой реакции на эти заявления со стороны всех заинтересованных игроков. Это и похвала от президента-бизнесмена Владимиру Путину — за то, что тот сохранил американскому Госдепу кругленькую сумму, выслав более 700 дипломатов, от которой, правда, Трамп позже открестился, назвав сарказмом и пообещав ответные меры к первому сентября. Это и расплывчатое заявление о недопустимости продолжения гуманитарного кризиса и нарушения демократических свобод в Венесуэле, а также о теоретической возможности введения в эту страну военного контингента. Это и критика в адрес лидера большинства в Сенате Митча Макконнела, который не обеспечил успеха проекту реформы здравоохранения.

Эти достаточно разрозненные заявления — скорее информационные поводы, чем настоящие политические шаги, они лишь обрамляют «войну слов», которая, наоборот, имеет непосредственное отношение к сути происходящих в мире эпохальных изменений. Словесная пикировка лидеров США и КНДР, которую многие уже причисляют к ядерным державам, и созданный ею вакуум настороженного ожидания дают возможность еще раз взглянуть на общую картину происходящего на мировой арене.

После трагического крушения СССР в США праздновали победу в холодной войне — грандиозной гонке экономик, идеологий и вооружений, продлившейся более 40 лет. Наконец-то Америка доказала всему миру свое исключительное положение и может ни с кем не считаться. Облегчение чувствовалось во всех сферах: политики, более не объединенные общим врагом, смогли снова в полную силу грызться до последней капли крови по несущественным вопросам, журналисты — перестать без конца отрабатывать пропагандистские госзаказы и перейти к созданию «независимых» материалов про бедность Африки и глобальное потепление. А главное — капиталисты, более не сдерживаемые монетарными оковами национальной безопасности и гонки вооружений, смогли массово выводить производство за рубеж, чтобы перестать уже, наконец, кормить американских трудящихся с их странными запросами на какой-то там образ жизни, медицинскую страховку и прочие социальные радости, а попросту платить копейки рабочим, чьи страны никогда не пытались угнаться за советским всеобъемлющим соцпакетом. Так или иначе, вся американская элита смогла, наконец, отвлечься от опостылевшей заботы о стране и позаботиться о себе любимых: о карьере, славе, банковском счете.

Это расслабление и почивание на лаврах было на тот момент вполне оправдано, ведь от главного экономического соперника — Советского Союза — остались лишь разрозненные и экономически жалкие государства, а другим участникам мировой экономической гонки было так далеко до лидирующей сверхдержавы, что их, казалось, можно и не принимать в расчет. Их и не принимали.

Особенно в расчет не принимали Китай, который во многом благодаря перенесенной на его территорию американской промышленности именно с 1991 года стал наращивать свой до этого довольно нестабильный ВВП в среднем на 10% в год без единого заметного колебания на курсе. В это же время пока американские производители радовались тому, как мало надо платить китайцам, и считали свои сверхприбыли, ВВП США рос в среднем на 2,5% в год, в некоторые годы показывая даже отрицательную динамику.

К 2011 году наметившаяся тенденция достигла своего пика, а торговый дефицит между Америкой и Китаем достиг 300 миллиардов долларов. Фактически в угоду наживе своих капиталистов американские потребители ежегодно отдавали китайской экономике сумму, равную более чем половине ее раздутого военного бюджета. Многим экономистам стало ясно, что экономическое, а значит и политическое первенство Штатов под угрозой. Тем не менее выход из сложившейся ситуации не был найден — оказалось, что в рамках сформировавшейся за 20 лет новой политической культуры победившей американской исключительности, подразумевающей расслабленность и вседозволенность, решение такой проблемы просто невозможно.

К 2016 году, когда Трамп вышел на политическую арену, ситуация еще усугубилась, и ее стало трудно игнорировать. Чуть ли не каждый месяц из Срединного Государства приходят вести в лучших традициях экономической гонки времен холодной войны: строятся самые длинные и высокие мосты, самые большие электростанции, запускаются самые быстрые поезда, а китайские школьники берут призы на всех подряд мировых олимпиадах… У Китая появилась даже собственная космическая станция. В США тем временем инфраструктура разрушается день ото дня, космическая программа «подсела» на русские ракеты, да и «за школьной партой», где некогда СССР победил США, по словам Кеннеди, тоже дела плохи.

Именно лозунги возвращения Америке ее величия (читай — исключительности) и привели Трампа в Овальный кабинет. Недаром ключевой для него слоган «America first» можно перевести не только как «Америка прежде всего», но и как «Америка — первая». Именно сохранение первенства США по всем направлениям: в экономике, геополитике, военной мощи — и является вполне осознанной задачей 45-го президента США.

Напрашивается вопрос: почему же львиная доля правящей элиты так сопротивляется этим благим начинаниям и применяет все средства для блокирования Трампа или даже его смещения. Ответ прост. Китай набрал огромные темпы роста и уже дышит Америке в затылок. Он даже превзошел Штаты по многим формальным параметрам, и их «первенство» еще держится во многом только за счет вассалов-союзников, которыми «самая свободная страна» обзавелась за годы холодной войны с СССР. Пытаться тягаться с КНР без мобилизации элиты и широких масс населения — бессмысленно. Именно поэтому Трамп так торопится проводить реформы во многих стратегических областях — ведь ему удалось мобилизовать народ на свое избрание и важно не упустить момент. А вот элита — политики, журналисты, «креативный класс», капиталисты от IT — совсем не готовы ни к какой мобилизации. Сплочение вокруг национальной идеи для этих людей значит связывание себя по рукам и ногам: ведь быть патриотом — очень обременительно. Политики потеряют свободу блокировать действия президента, журналистов заставят говорить о своей стране хорошо, креативный класс обнаружит, что все подорожало, так как «сделано в США», а капиталисты потеряют источники своих сверхприбылей. Вся верхушка общества, целое поколение элиты, выросшее за 25 лет неоспоримого господства США и выкормленное этим господством, должно отказаться от многого, чтобы получить всего лишь шанс сохранить ведущее положение Америки.

Старые политические воины в то же время продолжают по привычке обвинять во всем Россию, у которой из аргументов осталась только ядерная дубинка, а Китай всерьез воспринимать не хотят. В этой ситуации Трампа, который ради своей исторической миссии отказался от безоговорочной любви элиты и спокойной жизни, поддержали только капиталисты-промышленники, хорошо понимающие, что стоит Китаю вырваться вперед, они тут же окажутся «за бортом» и будут вынуждены искать новый род занятий. То же самое верно и в отношении противников Трампа, но, не встречаясь с повсеместным китайским присутствием день ото дня, они умудряются упорно игнорировать очевидное. Как, например, «Нью-Йорк Таймс» будет содержать такой колоссальный штат, если весь прогрессивный мир резко перейдет на «Синьхуа» или «Жэньминь Жибао»?

В этой ситуации Трамп должен либо заставить элиту сотрудничать, либо еще сильнее мобилизовать народ под одним лозунгом, чтобы элита не могла сопротивляться напору «снизу». Такие мобилизации в истории США уже случались: после «дня позора» — японского разгромного авианалета на Пёрл-Харбор и после теракта 9 сентября 2011 года в Нью-Йорке. В обоих случаях государственная пропаганда использовала трагедии в своих целях и мобилизовала народ на новую войну. В обоих случаях чрезвычайная эффективность такой мобилизации даже привела к появлению конспирологических теорий о причастности правительства к организации нападения.

И хотя повторение такого сценария один в один маловероятно, тот или иной способ получения Трампом от народа исключительного мандата на реформы (возможно, выраженного в чрезвычайных полномочиях, а возможно — просто в ошеломляющей всенародной поддержке) кажется на данный момент почти единственным шансом нового президента на успех. В противном случае он будет лишь наблюдателем заката американской Империи.

Таким образом, два судьбоносных для современного мироустройства конфликта связаны между собой. Обострившаяся геополитическая конкуренция старой сверхдержавы США и новой — Китая приводит к внутриполитическому конфликту в самих Штатах. От этого же столкновения сверхдержав, как круги по воде, расходятся последствия в международной политике.

В условиях новой холодной войны, которая, возможно, официально никогда и не будет объявлена, вновь стали чрезвычайно актуальны сферы влияния и верность союзников. Так, КНР всеми силами пытается отбить у Америки ее традиционных вассалов: проводит экономическую экспансию на Ближнем Востоке и в Латинской Америке, прокладывает Новый Шелковый путь в Европу. Трамп же пытается не растерять старых и наиболее надежных союзников (Израиль, Японию, Ю. Корею), а в разрозненных и экономически незащищенных регионах пытается создать новые межгосударственные объединения, накрепко связанные с США родовыми узами (проекты «исламского НАТО» и «Троеморья»).

Северная Корея, которая занимает, так или иначе, внимание президента США с самого начала его срока, играет в этой борьбе за союзников очень важную роль. Стремление Пхеньяна к обретению ядерного оружия, которое, по некоторым данным, уже осуществлено, по словам лидеров КНДР, вызвано лишь желанием защититься и отстоять право на свой собственный путь. Тем не менее их заклятыми друзьями и лучшими врагами из Сеула это воспринимается только как нарушение паритета сил. В этом свете осторожное высказывание Трампа, тогда еще кандидата, о возможном предоставлении Южной Корее и Японии ядерного оружия выглядит не как оговорка, а как проба пера. И хотя от этого проекта пришлось отказаться ввиду урагана критики «нераспространенцев», США все-таки необходимо как-то доказать Сеулу и Токио, что от нового ядерного соседа их защищает именно заокеанский сюзерен, а не ПВО Китая и России. А то ведь они могут случайно подумать, что условия изменились и с КНР дружить куда удобнее. Да и географически проще…

Поэтому Трампу, хочешь не хочешь, приходится отвечать на каждое слово Ким Чен Ына двумя своими словами, все время повышая градус риторики, иначе он рискует показаться союзникам недостаточно преданным. А ведь Япония и Южная Корея — это 4-я и 14-я экономики мира.

Что касается реальной возможности серьезного военного конфликта американского ядерного слона и северокорейской ядерной моськи, то вероятность его крайне мала, хотя бы ввиду того, что вся территория КНДР находится «под колпаком» российских и китайских ПВО, а значит, любые ракетные пуски с этой территории, как и ее бомбардировки без согласования с этими странами либо вовсе невозможны, либо почти бессмысленны. А вероятность, что Владимир Путин или Си Цзиньпин согласятся на ядерную войну в паре сотен километров от своей границы, — равна нулю. А согласие нужно от обоих.

Кстати, Россия, похоже, в геополитической программе Трампа занимает особое место: несмотря на невозможность действовать в открытую ввиду «русского скандала» в США, он стремится если и не втянуть РФ в свою зону влияния, то хотя бы вбить клин между Москвой и Пекином. Именно для этого, несмотря на эпопею с санкциями, контрсанкциями и дипломатической собственностью, Трампом была полностью остановлена какая бы то ни была риторика касательно возврата Крыма, смещения Асада и вывода войск из Донбасса. Для координации курса, он, видимо, пытается, не привлекая лишнего внимания, нарастить количество русско-американских контактов на высоком уровне. Так, на этой неделе госсекретарь Тиллерсон и министр иностранных дел Лавров были в Маниле в один день на одном и том же мероприятии, и хотя об их встрече официально не сообщалось, странно предполагать, что они не воспользовались представившейся возможностью в нынешних условиях интенсивно меняющихся русско-американских отношений.

Ситуация в США и в мире развивается стремительно. Дональд Трамп, пытающийся помешать восхождению нового восточного гегемона, после нескольких серьезных поражений находится в шатком и опасном положении. Весь вопрос в том, способен ли он через голову элиты консолидировать американское общество? И возможен ли для него другой путь к своей заветной цели? Сейчас кажется, что нет.

Иван Кузнецов

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 августа 2017 > № 2274748


Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 августа 2017 > № 2274108

Папа Римский Франциск в воскресенье предостерег верующих от обращения к гороскопам и гадалкам.

"Когда люди, чтобы иметь больше уверенности, обращаются к гороскопам и гадалкам, они начинают идти на дно", — заявил понтифик в ходе традиционной воскресной проповеди на площади Святого Петра в Ватикане.

Папа призвал "оставаться на лодке Церкви, отказываясь от искушения сесть в чарующие, но ненадежные шлюпки идеологий, моды и слоганов". Он напомнил, что вера в Бога "не открывает путь, на котором все легко и спокойно, не спасает от жизненных бурь".

"Вера — это не выход из проблем жизни, но она поддерживает в пути и придает ему смысл", — отметил Франциск.

Сергей Старцев.

Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 августа 2017 > № 2274108


Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 августа 2017 > № 2274081

Обстановка в зонах деэскалации в Сирии оценивается как стабильная, Россия в комиссии по перемирию в Сирии за сутки зафиксировала 11 нарушений режима прекращения огня, Турция — три, сообщается в информационном бюллетене Минобороны РФ.

"Обстановка в зонах деэскалации оценивается как стабильная. Российской частью представительства совместной российско-турецкой комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с фактами нарушений режима прекращения боевых действий, за сутки зафиксированы 11 случаев стрельбы в провинциях: Латакия – 2, Алеппо – 7, Эль-Кунейтра – 2. Турецкой частью представительства зафиксированы 3 нарушения в провинциях: Хомс – 1, Дамаск – 2", — говорится в документе, опубликованном на сайте оборонного ведомства РФ в воскресенье.

Отмечается, что большинство нарушений — в районах, которые находятся под контролем террористических группировок "Исламское государство"* и "Джебхат ан-Нусра"*.

В течение дня Центром по примирению враждующих сторон в САР гуманитарные акции не проводились. Российские военные медики за сутки оказали помощь 88 сирийцам.

*Террористическая организация, запрещена в России

Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 августа 2017 > № 2274081


Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 августа 2017 > № 2273954

Главная проблема внешней и внутренней политики Украины — гражданская война с непризнанными республиками ДНР и ЛНР. Вот уже более трех лет Киев пытается военным путем принудить самопровозглашенные государственные образования вернуться в лоно украинского государства.

А еще более двух лет существуют Минские соглашения, предполагающие мирный путь урегулирования конфликта, однако дело так и не сдвинулось с мертвой точки. Ни войной, ни миром конфликт не решается.

Война как смысл украинской политики

За три года украинского конфликта в самой Украине произошли существенные изменения.

Во-первых, ДНР и ЛНР в украинских медиа воспринимаются как "преступные образования", с которыми не может быть переговоров. Украинская политическая элита не способна и не желает идти на переговоры с руководителями ДНР и ЛНР.

Невозможно представить себе сидящих за одним столом и даже в одном помещении как участников переговоров президента Украины Порошенко и лидеров непризнанных республик Захарченко и Плотницкого.

Три года назад, когда Петр Порошенко только был избран президентом, это была вероятная ситуация. А теперь — нет. И Порошенко все сделал, чтобы положение было именно таким.

Во-вторых, за три года войны, пускай и вялотекущей, Украина полностью утратила не только контроль, но и почти любые формы сотрудничества с населением непризнанных республик. Окончательно добила идею восстановления целостности государства транспортная блокада Донбасса, объявленная руководством Украины и поддержанная ее элитами в начале нынешнего года. А также и другие виды блокад — энергетическая, продуктовая, водная.

В-третьих, в самих непризнанных республиках постепенно в течение этих трех лет сформировались свои элиты, свои экономические и политические связи с соседями — в России и на той же Украине. Причем на Украине — полулегальные. Три года самостоятельного плавания не прошли бесследно — сформировалось достаточно самостоятельное управление ДНР и ЛНР. И они существуют в этой новой парадигме — со своим госаппаратом, коммунальными службами, армией и структурами, обеспечивающими безопасность и сбор налогов.

В-четвертых, зададимся вопросом: а нужен ли нынешней Украине Донбасс? Вернее, в каком качестве он нужен?

Как территория, которую надо восстанавливать (если Донбасс войдет в состав Украины), вряд ли. Потому что Украина не имеет средств на содержание собственных граждан. Семь миллионов 700 тысяч семей (а это примерно половина страны) при нынешнем состоянии дел нуждаются в государственных дотациях, то есть не могут оплачивать услуги ЖКХ. А средств на такие объемные дотации у государства нет.

Откуда же возьмутся средства на восстановление разрушенного за три года войной? В свое время бывший премьер Арсений Яценюк называл сумму, необходимую для восстановления Донбасса, — 100 миллиардов долларов. Пусть сумма завышена втрое, но и тридцать-то миллиардов взять негде.

Кроме того, восстановление Донбасса в составе Украины сразу усилит оппозиционные нынешней власти настроения, потому что в страну вольется протестный по отношению к режиму Порошенко электорат. Поэтому, по большому счету, нынешнему президенту, его администрации и окружению протестный Донбасс не нужен.

С другой стороны, если Донбасс сегодня и нужен Украине, то только, как это ни странно звучит, именно в качестве мятежной территории. Потому что президент Порошенко, его администрация, внешнеполитическое и оборонное ведомства, что называется, "заточены" под борьбу с Донбассом. Вся политика Порошенко во внешнем мире — это политика государства, воющего за свой суверенитет и целостность с мятежниками.

В этой политической парадигме, созревшей на Украине за три года конфликта, все стали себя чувствовать вполне комфортно, с этим сжились политические структуры, это стало даже сутью внутренней политики — списывать на Донбасс все политические и экономические огрехи правительства, несовершенство реформ и коррупцию.

И бизнес стал развиваться соответствующий — оборонно-мобилизационный.

Иными словами, для режима Порошенко именно ситуация постоянно существующего в стране военного конфликта без реальной перспективы вернуть Донбасс на Украину наиболее выгодна, потому что приносит свои дивиденды и вполне ощутимые выгоды — финансовую и политическую поддержку США и ЕС.

Три пути к миру

По сути, есть три варианта решения гражданского конфликта на Украине.

— оставить гражданский конфликт в таком состоянии, как сейчас (что вполне устраивает режим Порошенко и отчасти — нынешние элиты Донбасса);

— отпустить Донбасс в самостоятельное политическое и экономическое плавание (на что никогда не будет согласна, во всяком случае официально, ни одна политическая сила на Украине, потому что это может разрушить вообще все государство);

— и, наконец, третье — возвратить Донбасс в состав Украины, но в качестве автономного образования с целым набором политических и экономических привилегий, с чем категорически не согласен Порошенко.

Очевидно, что "замороженность" украинского конфликта все-таки не может быть вечной. Хотя бы потому, что непризнанные республики оказываются ограниченными в экономических и внешнеполитических связях.

При этом Запад не собирается отступать от выработанных Минских соглашений. Там будут все настойчивее говорить о необходимости восстановления государственности по одной важной для него причине. Наличие непризнанных территорий и тлеющий военный конфликт стали питательной средой для различных радикалов. А "серая зона" между Украиной и Донбассом — область, через которую поступают по обе стороны границы контрабанда и оружие, где развивается торговля людьми и сформировалась преступная среда.

Конечно, наиболее опасны в этом смысле радикальные силы — националистические отряды боевиков. И все это в центре Европы, и без того испытывающей давление со стороны радикальных исламских террористов.

Кроме того, значительная часть внутриукраинской оппозиции в борьбе за власть делает своим флагом восстановление Донбасса в составе Украины. А значит, рано или поздно ситуация с интеграцией Донбасса в Украину все-таки может перейти из области лозунгов и фантазий в реальность.

Очевидно, что при нынешних президенте и администрации это почти невозможно. Порошенко сам стал символом борьбы и гражданского конфликта. Да и не захотел, а скорее всего не смог, реализовать ни одного пункта политической части Минских соглашений.

Поэтому для дальнейшей интеграции Донбасса должны произойти определенные политические изменения и на Украине, и в мире.

Без Порошенко

Ситуация вряд ли будет как-то меняться до президентских выборов в России. Без России решать проблемы Украины и Донбасса никто ни в Европе, ни в США не будет. А поэтому до президентских выборов в России, как полагают дипломатические источники РИА Новости, в ситуации с Донбассом ничего не изменится.

А вот после президентских выборов вполне возможна выработка дальнейших шагов по реализации Минских соглашений.

Кто не скачет, тот побеждает: Украине уже нечем шантажировать Россию

Немаловажный момент — смена режима на Украине. Президентские выборы на Украине, согласно конституции страны, должны состояться через год после российских, то есть в мае 2019 года. Либо, если Запад захочет все же ускорить процесс интеграции Донбасса, это произойдет раньше — в середине или в конце 2018 года. В том, что США и ЕС могут решить этот вопрос, поставив Порошенко перед необходимостью досрочных выборов, ни у кого сомнений нет.

Но обязательное условие перехода к мирному и интеграционному решению донбасского конфликта — смена президента. Будет ли это Тимошенко или кто-то другой, пока непонятно. Но новый президент получит карт-бланш на решение проблемы. И без груза ответственности за раскрутку конфликта, который есть у Порошенко.

Захар Виноградов, обозреватель РИА Новости

Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 августа 2017 > № 2273954


Казахстан. Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 13 августа 2017 > № 2273431

Премьер-министр Казахстана Бакытжан Сагинтаев встретился со своим кыргызским коллегой Сооронбаем Жээнбековым и обсудил комплексный план сотрудничества на 2017-2020 годы, сообщает сайт primeminister.kz.

В ходе встречи стороны обсудили вопросы дальнейшего развития двустороннего сотрудничества, в том числе в области предоставления технической помощи, унификации железнодорожных тарифов, ослабления миграционных требований к гражданам. Премьер-министры оценили уровень готовности сторон к подписанию договора о демаркации казахстанско-кыргызской государственной границы.

Главы правительств отметили значительный прогресс в разработке комплексной программы сотрудничества между Казахстаном и Кыргызстаном на 2017–2020 годы, которая должна стать дорожной картой развития и укрепления взаимовыгодных отношений и стратегического партнерства между странами на ближайшую перспективу.

Помимо этого были подняты темы взаимодействия двух стран в региональных организациях, в том числе в рамках Совета сотрудничества тюркоязычных государств.

В завершение встречи Бакытжан Сагинтаев пригласил Кыргызстан принять активное участие в Саммите Организации Исламского сотрудничества по науке и технологиям, который станет завершением международной выставки ЭКСПО-2017 в сентябре.

Казахстан. Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 13 августа 2017 > № 2273431


Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 августа 2017 > № 2272834

От Чечни до Сирии — Путин ведет борьбу с силами ислама

Роберт Сервис (Robert Service), Newsweek, США

Широко распространено мнение о том, что российская внутренняя и внешняя политика существуют независимо друг от друга.

Но это не тот путь, который позволил бы разобраться в России и в ее исламском мире.

Не последняя в этом отношении причина состоит в следующем: отношение Кремля к своим мусульманским гражданам неразрывно связано с тем, каким образом он относится к соседним мусульманским государствам из числа республик бывшего Советского Союза.

И поэтому, когда Путин подтверждает свои добрые намерения в отношении проживающих в этих странах мусульман, возникает вопрос о том, какие действия он предпринимает в случае проявления недовольства на населенных мусульманами территориях самой Российской Федерации.

Самым большим источником озабоченности является испепелявшее все на своем пути наступление, которое он приказал провести в 1999 году, будучи еще премьер-министром при Ельцине.

Более того, бывшие советские республики в Центральной Азии, ставшие независимыми государствами, имеют свои собственные причины не доверять российским утверждениям о добрых намерениях.

Русские и их правители демонстрируют нечто вроде постимперского синдрома, который поразил также Британию и Францию после Второй мировой войны, когда они лишились отказались своих колоний в разных частях мира.

Россия все больше пытается сделать так, чтобы другие великие державы не получили влияния в бывших советских республиках на юге уже не существующего СССР — и не подлежит сомнению то, что поддержание Путиным связей с ними переплетается с российскими военными операциями на Ближнем Востоке.

Вовлеченность России в дела исламского мира определяется тремя факторами: мусульманским фактором в Российской Федерации, мусульманским фактором во взаимодействии России с бывшей советской Центральной Азией и мусульманским фактором в рамках российских военных и политических интервенций на Ближнем Востоке. Ни один из перечисленных факторов не может быть правильно понят, если рассматривать его в отрыве от двух других.

В более отдаленной перспективе и скорее раньше, чем позже, это треугольное взаимодействие станет центральной осью событий, поскольку российский президент, правительство и службы безопасности столкнутся с многочисленными вызовами.

Иностранцы-мусульмане не имеют никакого значения для руководства в Москве, и они могут служить лишь средством для достижения какой-то цели, тогда как попытка Путина представить себя в качестве лучшего друга исламского мира является не более чем позой — и к тому же лицемерной.

У его нет предпочтений относительно того типа ислама, который он находит у своих мусульманских союзников и клиентов. Иранец Али Хаменеи — шиит, Асад в Сирии — алавит, Эрдоган в Турции — суннит.

Российская внешняя политика направлена, в основном, на сокращение американского воздействия в тех частях Европы и Ближнего Востока, где СССР когда-то обладал влиянием. Задача состоит в том, чтобы восстановить бывшие русские позиции и влияние.

Путина совершенно не беспокоит то обстоятельство, что он делает ставку на жесткие меры внутри России и за ее пределами. Путин намерен добиться того, чтобы мир признал Россию в качестве великой державы, интересы которой требуют уважительного к себе отношения, и он подавляет политическое инакомыслие в Российской Федерации, где бы оно ни возникало.

Политика Путина изобилует рисками. Российские политики и военные открыто вмешиваются в происходящие в исламском мире события под предлогом универсального принципа защиты суверенитета отдельных государств. Однако это явно не соответствует их собственному поведению в Крыму и в восточной Украине. Асад, Хаменеи и Эрдоган понимают, что Путин считает их своими пешками в геополитической шахматной игре. Сами они надеются использовать его в своих собственных национальных интересах. Путин считает, что пока российские наземные силы находятся на минимальном уровне, не существует опасности возникновения такой сложной и запутанной ситуации, которая сложилась в 1979 году после советского военного вторжения в Афганистан, а также после возглавлявшегося Америкой вторжения в Афганистан и Ирак на рубеже тысячелетий.

Однако политика на Ближнем Востоке более непредсказуема, чем игра в шахматы, потому что она проводится без установленных правил. Военные интервенции, даже те, в ходе которых происходят успешные наступления, могут вызвать катастрофические последствия.

Катастрофа для Путины еще не произошла, однако он не наделен большим даром предвидения, чем Леонид Брежнев в отношении Афганистана, или Джордж Буш-младший в отношении Ирака.

Путин любит производить такое впечатление, что он может делать все, что хочет. Однако реальность такова, что Россия не способна в течение долгого времени диктовать условия в отношении своей интервенции в Сирии.

Российская экономика имеет серьезные слабости, связанные с ее зависимостью от цен на рынке нефтехимических продуктов. Международная позиция этой страны основывается на узком фундаменте доходов от продажи природного газа и нефти, и поэтому попытка Москвы обрести влияние за пределами российских границ все еще может оказаться химерической.

В первую очередь Америка будет иметь возможность осложнить российское присутствие в Сирии так же, как американцы создали в свое время проблемы для Советского Союза во время войны в Афганистане. Более того, российские союзники, вероятно, будут пытаться использовать имеющиеся у них возможности для того, чтобы навязать свой выбор своему патрону.

Весьма вероятно, что Москва окажется втянутой в такие конфликты на Ближнем Востоке, которые она не сможет заранее предсказать. Тем не менее, популярность Путина продолжает оставаться на высоком уровне из-за того, что он без особого уважения относится к американским президентам. Он восстановил доверие у народа, моральный дух которого сильно понизился в последнем десятилетии двадцатого века, а также повысил жизненный уровень и котировки рубля. 1990-е годы — это тот период, который российский народ пытается забыть.

Путин поставил свою репутацию в зависимость от способности продолжать делать так, чтобы Россию уважали и боялись за границей. В результате возникает потребность в агрессивном поведении; и чем больше Путин ведет себя как бешеная собака на глобальной арене, тем больше российский электорат им восхищается.

Он испытывает все большее искушение относительно рискованных действий, но при этом нельзя не учитывать, что и одного рискованного действия будет более чем достаточно на Ближнем Востоке, Украине или в государствах Балтии.

Разыграв националистическую карту в российской политике, он не может теперь вытащить ее из колоды и отложить в сторону. Любому возможному преемнику будет сложно оставаться в своем кресле, если он не будет проводить активную националистическую политику. Все это порождает опасность для глобального мира, которая, судя по всему, будет все более серьезной и более масштабной.

Кроме того, было бы ошибкой думать, то российские мусульмане будут всегда соглашаться с российской внешней политикой на Ближнем Востоке и отвергать критику Путина со стороны исламистов.

Внимание российских телеканалов к сирийской гражданской войне, особенно к российским военным операциям, неизбежно приводит к усилению внимания общества к разрушению городов. Хотя широковещательные средства массовой информации с 2015 года настаивают на том, что российские боевые самолеты атакуют только исламистские повстанческие формирования, не требуется большого воображения для того, чтобы представить себе тысячи убитых жестоким образом мусульман-суннитов.

Российская повестка на Ближнем Востоке способна вызвать негативные последствия для российского руководства.

Ситуация, возможно, еще более взрывоопасна в бывшей советской Центральной Азии, где репрессивные клептократические режимы занимают господствующее положение после крушения коммунизма. Эпизодические проявления недовольства показывают, что эти авторитарные системы являются более слабыми, чем они кажутся.

Местные исламисты видят возможность распространения своих идей среди тех мусульман, которые недовольны тоталитаризмом. Потенциал взрыва социального протеста существует в нескольких государствах на южных границах России.

Одним из возможных результатов может стать появление исламистского режима где-нибудь на территории бывшего Советского Союза, и такой режим, вполне может превратиться в проблему для России, которая с 1991 года поддерживает антиисламистские силы во всем этом регионе.

В такой ситуации Россия стала бы особенно уязвимой из-за своей заметной роли в оказании помощи антисуннитским силам в Сирии, Иране и Ливане. Суннитское и джихадистское правительство в центральной Азии вряд ли будет стремиться к заключению соглашения с российской правящей элитой.

У Чечни долгая история. Российское завоевание произошло всего полтора столетия назад, и многие чеченцы, как и другие соседние народы, просто отказываются считать свой Северный Кавказ частью России.

Последние всплески чеченского сопротивления были подавлены в 1999-2000 годах, однако достигнутое умиротворение, возможно, долго не продержится. Кроме того, нельзя считать само собой разумеющимся то, что волжские татары и крымские татары всегда будут вести себя тихо.

Другие страны уже сталкивались с неожиданным ростом исламистского экстремизма среди своих молодых мусульман, и в Российской Федерации все больше разогревается котел недовольства.

Помимо этого, как внутри страны, так и за ее пределами Россия на протяжении многих веков, начиная с эпохи Золотой Орды, обладает непосредственным опытом общения с исламским миром. Она смогла справиться со своими мусульманами без особых проблем, а начался этот процесс в 15-ом веке, когда Московия избавилась от монгольского ига; и поскольку российские границы расширились, все больше и больше мусульманских общин оказались под властью русских царей.

Хотя восстания происходили довольно часто, императорская армия намного превосходила по своим возможностям силы повстанцев. Претензии России относительно контроля над действиями Оттоманской империи стали причиной военного нападения британцев и французов на Крым. В то же время российские власти российские власти пытались предотвратить распространение через их головы влияния оттоманов на российских мусульман.

В 20 веке внутренние и внешние факторы стали еще более острыми, поскольку коммунистические революционеры попытались интегрировать мусульманские сообщества бывшей Российской Империи. Одновременно они разрушали исламскую веру и создавали коммунистические партии в мусульманских странах, находившихся под контролем европейских империй, в том числе на Ближнем Востоке.

Когда Советский Союз после Второй мировой войны превратился в сверхдержаву, Кремль попытался завлечь все мусульманские государства в сферу своего влияния, хотя одновременно он продолжал препятствовать отправлению исламской веры внутри своих собственных границ. Исламская вера стала возрождаться в Советском Союзе в годы перестройки, и активное сопротивление коммунистической власти усилилось.

В 1989 году Советская Армия ушла из Афганистана под давлением со стороны моджахедов. После крушения коммунизма в 1991 году антироссийски настроенные исламские активисты — в отличие от джихадистов в 19-ом веке и в начале 20-го века — использовали современные технологические возможности.

Победы российских вооруженных сил на севере Кавказа не смогли полностью очистить российскую территорию от террористов. Хотя правящей элите удалось стабилизировать ситуацию в Российской Федерации, нет оснований полагать, что эта стабильность будет существовать долго.

Это одна из причин того, что Путин в большой степени полагается на авторитарные методы для подавления инакомыслия. И, в основном, именно поэтому в период экономической рецессии, когда правительство сокращает свой направленный на поддержание благосостояния бюджет, он пытается заручиться поддержкой националистических кругов в своей стране.

Это создает рискованную обстановку в России, в ее ближнем зарубежье и на Ближнем Востоке.

Опасности, связанные с маневрами Путина, возрастают, и можно лишь надеяться на то, что он будет вести себя осмотрительно в тех или иных отношениях с администрацией Трампа. Если судить объективно, то это будет в национальных интересах России.

Но даже если Путину и удастся сохранить Асада у власти в Дамаске, подобный исход не принесет постоянного мира на Ближний Восток — и Россия может неожиданно оказаться втянутой в болото войны, как это произошло с Советским Союзом в Афганистане.

Если Путин не будет вести себя осторожно, то другие силы будут вынуждены сдерживать его. Но даже в этом случае переговоры предпочтительнее войны, а стабильность лучше неопределенности.

Путин заработал очки, добившись признания России в качестве великой державы. Но это держава с ахиллесовой пятой в области своей экономики, а также с учетом китайского соседа, который значительно опережает Россию в промышленном и технологическом динамизме.

Шансы на мир, в конечном итоге, будут зависеть от признания российскими правителями того, что их перспективы долгосрочного успеха зависят от их готовности относиться к Западу как к партнеру, а не как к врагу.

Рейган и Горбачев в конце 1980-х годов продемонстрировали, чего можно достичь в условиях взаимного доверия. Но если в конце 1980-х годов России был крайне необходим перерыв в гонке вооружений, то сегодня Россия ищет способ раскачать мировой порядок.

Глобальная политика вступила в период нестабильности, и исламские факторы оказывают разрушительное воздействие на поиски мира.

Эта статья является отрывком из новой книги «Россия и ее исламский мир» (Russia and Its Islamic World).

Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 августа 2017 > № 2272834


Евросоюз. Иран > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 12 августа 2017 > № 2273493

Как Федерика Могерини покорила Иран

Визит Могерини в Тегеран пошатнул иранскую патриархальную политику

Игорь Крючков, Алексей Грязев

Спустя неделю после того, как глава европейской дипломатии Федерика Могерини посетила Иран, в стране развернулся один из самых громких и публичных политических скандалов. Он получил название «селфигейт» — ведь столько селфи со светловолосой европейской женщиной не делали, кажется, ни в одном парламенте мира. «Газета.Ru» подсчитала ущерб, которым скандал грозит второму сроку «либерального» иранского президента.

На этой неделе в иранском городе Шираз на улице появилось картонное изображение Федерики Могерини, верховного представителя Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности. Женщина изображена в полный рост и с платком на голове. «Чтобы каждый иранец с низким доходом мог сделать с ней селфи», — гласит надпись на фотографии.

Это результат крупного политического скандала — «селфигейта», как его прозвали в иранских соцсетях, — который бросил тень как на иранский парламент, так и на самого президента страны Хасана Роухани.

Повод возник ровно неделю назад, когда Могерини прибыла в Тегеран для участия в торжественной церемонии инаугурации Роухани, который во второй раз выиграл выборы. Само появление главы европейской дипломатии сигнализировало, что для ЕС это хорошая новость. Роухани считается умеренным «реформатором», который был одним из авторов «ядерной сделки» (отказ от ядерной программы Ирана в обмен на отмену международных антииранских санкций) с США, Россией, Китаем и Европой, а сегодня выступает за дальнейшее налаживание контактов Ирана с Западом.

Однако Могерини совсем не ожидала, что ее появление в парламенте (меджлисе) вызовет столь бурную реакцию иранских депутатов мужского пола.

Вокруг нее столпилось несколько десятков депутатов, желающих сделать селфи со светловолосой женщиной из Европы. Сама Могерини никак не комментировала этот инцидент, однако по снимкам можно судить, что европейский политик была как минимум озадачена поведением своих восточных коллег.

Однако в самом Иране поведение депутатов стало поводом для настоящего скандала. В иранских соцсетях ситуацию восприняли прежде всего как курьез и очередной признак больших проблем с правами женщин в Исламской Республике Иран (ИРИ).

Фотографии Могерини с толпой иранских «фанатов селфи» вызвали множество шуток. Их сравнивали с Белоснежкой и семью гномами, а также поражались женским чарам европейских женщин на иранских мужчин.

Политизировал ситуацию тот факт, что почти все законодатели, которые обступили Могерини, состояли в фракции «Надежда», которая объединяет реформистов-союзников Роухани.

Реформистам, в свою очередь, противостоит консервативный политический лагерь, к которому принадлежал, например, предыдущий президент Ирана Махмуд Ахмадинежад. Верховный руководитель страны (рахбар), аятолла Али Хаменеи, играющий роль главного рефери в теократическом Иране, чаще выступал на стороне этой политической силы.р

За прошедшую неделю в консервативной иранской прессе появилось множество авторских колонок, которые осуждали любителей селфи в меджлисе, назвали их поведение позором для ИРИ и «пресмыканием перед Западом».

«Те, кто должны защищать права нации от вражеских посягательств, выстраиваются в очередь, чтобы сделать постыдные фотографии с представителем притесняющих нас сил», — гласил текст одной из публикаций в издании Keyhan.

Один из консервативных членов парламента Алиреза Салими уже назвал действия своих коллег «капитуляцией перед Западом», призвав к организации парламентского комитета для расследования инцидента.

Советник президента Ирана по культуре Хесам Ашен пообещал, что с каждым из депутатов, кто сделал селфи с Могерини, будет проведена серьезная беседа. Бывший советник президента Садек Хатами и вовсе предложил организовать для парламентариев «тренинги по нормам поведения и универсальным моральным ценностям».

«Так себя повели всего лишь несколько депутатов-реформистов,— рассказал «Газете.Ru» Мохаммед Маранди, декан кафедры международных исследований в Университете Тегерана и эксперт международного дискуссионного клуба «Валдай». — СМИ, телевидение, политики, многие другие реформисты да и простые граждане в ходе общения в социальных сетях стали высмеивать их действия. Но я бы не назвал это крупным скандалом. Это не имеет никакого отношения к реальной политике администрации».

Раджап Рафаров, директор Центра изучения современного Ирана, в свою очередь, считает, что нынешний скандал могут использовать конкуренты Роухани, чтобы усложнить ему процесс согласования кабинета министров.

«Сейчас Роухани предстоит напряженный период согласования нового кабинета министров. Он должен представить список своих кандидатур меджлису, и по каждой из них должно состояться голосование, — объяснил эксперт в беседе с «Газетой.Ru». — Поэтому нынешний скандал — удобный способ для обострения политической борьбы в этот важный момент».

«Парламентарии, которые фотографировались с Могерини, возможно, проявили некоторую игривость, но за этим одновременно виден и знак уважения, — добавил Раджаб Сафаров. — Могерини — одна из высокопоставленных европейских политиков, которые делали заявления о необходимости улучшения отношений с Ираном. Это доказывает и ее визит на церемонию инаугурацию Роухани».

Судя по предварительному списку кандидатов в кабинет министров, Роухани не торопится обострять отношения с консервативным крылом.

Например, иранские комментаторы были удивлены, что президент не включил в него ни одной женщины. Между тем реформисты активно продвигают идею расширения прав женщин, в том числе в политике. До сих пор министром в Исламской Республике Иран удалось стать лишь одной представительнице прекрасного пола. Марзийе Вахид-Дастджерди возглавила министерство здравоохранения Ирана в 2009 году, когда президентом был консерватор Ахмадинежад. Союзники Роухани ждут не меньшего от нынешнего лидера Ирана.

Евросоюз. Иран > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 12 августа 2017 > № 2273493


Норвегия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 августа 2017 > № 2272800

Хиппи — новое лицо правых экстремистов

Туне Магне Финстад Вестхейм (Tone Magne Finstad Vestheim), Dagsavisen, Норвегия

Они называют себя защитниками Европы. Этим летом так называемое идентивное (неологизм от идентификация — прим. пер.) движение получило широкое освещение в прессе, потому что его участники хотят следить за работой спасательных судов в Средиземном море и, задействовав оперативную группу Defend Europe, отправлять мигрантов и беженцев назад в Ливию на судне C-Star.

Участники этого движения заявляют, что они собрали более миллиона крон на свое оперативное судно и получают поддержку от правых экстремистов всего мира. Американский националист Ричард Спенсер (Richard Spencer), самопровозглашенный основатель движения «all-wright» в США, желает им удачи. Одновременно националисты Европы и США проводят совместные конференции.

Потенциал в Норвегии

В среде правых экстремистов Европы идентивное движение имеет большое значение, оно играет все более важную роль, говорит Якоб Равндал (Jakob Ravndal), научный сотрудник Центра изучения экстремизма Университета Осло.

В то время как в девяностые годы среди правых экстремистов доминировали скинхеды, идентивное движение нулевых в своем становлении руководствовалось более интеллектуальными идеями без ссылок на национал-социализм.

А вот те, кто недавно провел свой марш в Кристиансанде, представляли, напротив, нацистское Североевропейское движение сопротивления.

«Удивительно, что ярыми национал-социалистами и расистами являются члены Североевропейского движения сопротивления, а не идентивное движение, обосновавшееся в Норвегии. Но я предполагаю, что идентивное движения будет расти в Норвегии», — говорит Равндал.

Не считают себя нацистами

Это движение не считает себя нацистским и фашистским. Его участники считают, что европейцы могут скоро стать меньшинством в своих странах и хотят остановить неевропейскую исламскую миграцию. Как говорит участник идентивного движения Клемент Галант в телефонном разговоре с Dagsavisen, примером является миграционная политика Австралии. Идентивное движение выступает за этноплюрализм.

«Его члены считают, что люди имеют право на сохранение своей культуры и национальной идентичности», — говорит Равндал.

Кто-то называет их расистами от культуры, а не биологическими расистами, потому что их не волнуют вопросы расы. Если их и называют расистами, то причиной этого являются политические взгляды, утверждает Равндал. Это движение не исповедует использование насилие, считает он.

«Но это антидемократическое движение. Оно выступает против либерализма и идеалов равенства. Оно поддерживает теорию неравенства, — говорит научный работник. — Это движение — результат работы ряда мозговых центров, которые хотят идти впереди политики».

Поддержка со стороны всех правых экстремистов

Действия сторонников идентивного движения в Средиземном море получают широкую поддержку правых экстремистов вне зависимости от идеологических различий, считает Ларс Эрик Бернтцен (Lars Erik Berntzen), тоже сотрудник Центра исследований экстремизма. Как он заявляет, они заметно отличаются от, например, неонацистов, хотя идеи идентивного движения уходят корнями в фашизм. По его мнению, линия этноплюрализма означает, что различные национальные группы должны быть разделены в собственных странах.

Туре Бьёргу (Tore Bjørgo), руководитель Центра изучения экстремизма и профессор Высшей школы политики, в течение многих лет исследовал правых экстремистов. Он считает, что идентивное движение представляет свои идеи в более приемлемой форме. По его мнению, форма связи сторонников идентивного движения с фашистскими или нацистскими движениями варьируется от страны к стране.

От оружия к книгам

В девяностые годы правый экстремизм постепенно ослабевал. Англо-говорящая часть открыла для себя идеологию «новых французских правых», уходящую корнями в шестидесятые годы прошлого столетия, имеющую философскую основу и освобожденную от расовой теории. Это движение оказало влияние на значительную часть правых экстремистов, особенно в отношении набора используемых действий.

«Отдельные активисты, которые в девяностые годы позировали с оружием, сегодня позируют скорее с книгами. Культом того времени было бескомпромиссность и насилие. Тенденцией нынешнего периода является начитанность», — говорит Равндал.

Он называет Магнуса Сёдермана (Magnus Söderman), бывшего заместителя руководителя националистического Шведского движения сопротивления, которое сегодня стало Североевропейским движением сопротивления. Он — бывший «романтик насилия», который вышел из этой организации и предпочел интернет-портал Motgift, вид деятельности, менее ориентированный на использование насилия. Но, как утверждает Равндал, часть идентивного движения является революционной и более активно выступает за применение насилия.

«Отдельные участники патрулируют улицы, чтобы избавиться от „отребья", и занимаются в секциях боевых единоборств», — говорит Равндал.

Некоторые участники говорят также о будущей гражданской войне с мигрантами. Тогда они будут использовать силовые методы, считает Бьёргу. В одном интервью журналист BBC спрашивает лидера идентивного движения австрийца Мартина Селльнера (Martin Sellner), что он думает о браках между представителями разных рас и гомосексуалистами. «Мне все равно», ответил Селльнер. Австриец приезжал в Осло в мае для участия в демонстрациях.

Чтобы бороться с этими группами, важно понимать, что из себя представляет это движение, говорит Равндал.

«Борьбу с ними необходимо вести в культурных и интеллектуальных областях», — говорит он.

Для Норвегии пока необычно

Исследователи считают, что в Норвегии наиболее близкими к этому движению являются те, кто собран вокруг объединения Scandza-forum. Этот форум в июле в Осло провел семинар с американскими представителями «белого национализма». Среди норвежских сторонников этого движения доминирует, по словам Равндала, закрытая небольшая группа людей высокого культурного уровня, которую занимают такие темы как новонорвежский язык (новонорвежский язык в чистом виде) и Ивар Осен (Ivar Aasen, создатель новонорвежского языка). Однако один из руководителей этого объединения, согласно новостям Filter, принимал участие в неонацистском марше Салем в Швеции.

У этого объединения нет сильных лидеров, и оно слишком необычно для того, чтобы получить широкое распространение в Норвегии, считает Бьёргу.

В Швеции же, напротив, почти сто человек участвуют в демонстрациях Североевропейской молодежи, которая близка идентивному движению.

Dagsavisen: Связано ли то, что они закрепились в Швеции, с проведением иной миграционной политики?

Равндал: Да, так можно сказать. В Швеции критика миграции отдана на откуп правым экстремистам.

Небольшой нацистский потенциал

Среди тех, кто принимал участие в демонстрации Североевропейского движения сопротивления в Кристансанде, согласно данным шведского исследовательского фонда Expo, были люди, осужденные в Швеции за насилие. В Норвегии нацистская группа может набрать, вероятно, 100 человек, считает Бьёргу. Но вряд ли это будет тысяча. Идентивное движение, напротив, обладает более широким потенциалом для того, чтобы привлекать в свои ряды больше людей, чем национал-социалисты, считает он.

«Они не выглядят так отталкивающе. Они больше стараются представить себя позитивной национальной идентичностью», — говорит Бьёргу.

«Трудно измерить влияние сторонников идентивного движения», — говорит Равндал.

Это движение имеет самое большое количество сторонников во Франции, где насчитывается примерно тысячу активистов. Они организовывают летние лагеря, где участники отрабатывают приемы боевых единоборств и работу со средствами массовой информации. Часто они проводят шумные мероприятия, которые широко освещаются в СМИ.

«Во Франции они заявили, что „оккупировали" мечеть, хотя они просто залезли на крышу», — говорит Равндал об акции в Пуатье в 2012 году.

Идентивное движение в настоящее время во все б?льшей степени характеризует правый экстремизм. Но не нужно представлять это движение как гигантскую силу, считает он. По его мнению, они вызывают гораздо большее внимание, чем это заслуживает количество активистов.

Dagsavisen: Усилились ли правые экстремисты?

Bjørgo: Это похоже на наследственный грех, от которого мы никогда не сможем избавиться, это постоянный феномен. Некоторые из этих движений смертельно опасны, в то время как другие не обладают потенциалом насилия и могут стать более крупным политическим вызовом. Важно отслеживать их и определять, что они намереваются делать, чтобы быть в состоянии бороться с ними. Будет ли у этих групп питательная почва, связано с тем, является ли национальная идентичность табу или нет. В Швеции радикальные националисты монополизировали национальное чувство. Но этого нет в Норвегии. Руководителем 17 мая этого года был Бьёрнар Мокснес (Bjørnar Moxnes) из левой партии Красные.

Миграционный кризис привел к активному объединению правых экстремистов, считает исследователь Ларс Эрик Бернтцен. Но он не уверен, что в настоящее время объединение продолжается. По-прежнему сохраняются старые различия: разное отношение к евреям, демократии и использованию силовых методов. Антиисламские группировки считают себя защитниками Запада и всего, что связано с этим, включая евреев и права гомосексуалистов, а нацисты выступают против евреев и гомосексуалистов.

Эффект Трампа?

Антиисламисты США объединились, чтобы к власти пришел Дональд Трамп (Donald Trump), и эту линию разделяют такие ключевые деятели в администрации Трампа, как главный стратег Стив Бэннон (Steve Bannon). Что должен был сказать президент Трамп правым экстремистам на Западе?

«Многие из них разочарованы поддержкой, которую Трамп оказывает Саудовской Аравии», — говорит Бернтцен.

И добавляет, что они также разочарованы тем, что Трамп до сих пор не урезал права гомосексуалистов.

Норвегия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 августа 2017 > № 2272800


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 августа 2017 > № 2272798

Говорить! В том числе и с Путиным

Александер Граф Ламбсдорфф (Alexander Graf Lambsdorff), WirtschaftsWoche Heute, Германия

Недавняя инициатива Кристиана Линднера по сотрудничеству с Россией наделала немало шума. При этом он на самом деле предложил нечто само собой разумеющееся: мы ни в коем случае не должны отказываться от диалога с Россией.

Нам вновь удалось спастись. Ведь что в Нидерландах, что в Австрии или Франции силы, собирающиеся отправить ЕС «на свалку истории», остались в меньшинстве. В Великобритании получилось по-другому, однако, предстоящий Брексит наглядно показал французам реальную ценность Европы. Эммануэль Макрон — олицетворение новой волны: вечером после своей победы на выборах он присоединился к своим ликующим сторонникам под звуки европейского гимна и заявил, что заинтересован в сильном ЕС, а также в тесном партнерстве с Германией. Молодой президент в Елисейском дворце показал, что, выступая за единую Европу, можно победить. Иначе взглянуть на интеграцию нашего континента наряду с Брекситом» заставили и спорные высказывания американского президента. Стало очевидно, что если США самоизолируются, то наше единство будет еще важнее. Настали времена, когда многие бывшие скептики вновь по достоинству оценивают Европу.

Брексит какие бы сожаления он ни вызывал в экономическом плане, дарит шанс на «перезапуск» единой внешней политики и политики безопасности. ЕС находится стратегически в чрезвычайно непростом окружении: Россия с Украиной, Турция, Сирия, Египет и африканский континент по сути находятся у нас «на пороге». И политические круги в этих странах либо агрессивны и авторитарны, либо хаотичны и находятся в опасности. Кое-где есть и «смешанные формы» с элементами и того, и другого. В то же время очевидны три момента: во-первых, в ЕС нет ни одного государства, которое с учетом вышеупомянутого окружения могло бы добиться успехов в одиночку; во-вторых, перед Европой стоит задача компенсировать хотя бы частичный «самоотвод» США в вопросах поддержания стабильности на нашем стратегическом пространстве; а в-третьих, нам необходимо избавиться от иллюзий, что остальной мир совсем скоро станет похож на Европу.

Жесткость в наше время почти так же важна, как способность к диалогу. Раньше для того, чтобы проявить свою жесткость, бывало достаточно указать на трансатлантические отношения. Отчасти это можно сделать и сейчас, потому что, несмотря на всю справедливую критику в адрес президента США, мы не можем забывать о том, что частично — и добровольно — зависим от Америки. Кроме того, Европе нужно действовать активнее, используя свой дипломатический потенциал, но не забывая при этом поддерживать собственные вооруженные силы. Это касается и Германии, которая после международной конференции по безопасности в Мюнхене 2014 года вроде бы уже сделала первые шаги в этом направлении, но в настоящий момент вынуждена лицезреть кандидата в канцлеры от СДПГ, который расторг «мюнхенский консенсус» и вместо этого говорит о наращивании вооружений, причем речь идет лишь о том, чтобы обеспечить Бундесвер подходящей техникой. При этом ситуация с поиском возможностей для диалога по-прежнему щекотлива. Реакция на совершенно правильный призыв Кристиана Линднера не исключать Россию из международного сотрудничества, несмотря на противоречившую международно-правовым нормам аннексию Крыма, привела к этакой «смеси» из умышленных разногласий и честного волнения. При этом Линднер сказал лишь то, что говорили даже власти в Киеве: на быстрое возвращение Крыма в состав Украины рассчитывать не приходится, и над этим предстоит большая работа с использованием мирных, дипломатических средств. А до тех пор, пока этого не произойдет, санкции останутся в силе. Но в тех областях, где у Европы и России есть общие цели, как, например, в связи с ядерной программой Ирана или с борьбой против исламского терроризма, они должны продолжать сотрудничать.

В Турции сложилась еще более сложная ситуация. Страна на протяжении уже многих лет — а не только после неудавшегося переворота в июле 2016 года — все больше отдаляется от западных ценностей. Никто больше не верит, что она когда-нибудь сможет вступить в ЕС. Тем не менее, ХДС и СДПГ выступают за продолжение соответствующих переговоров. СвДП этого не хочет, потому что вступление авторитарной Турции в ЕС означал бы крах надежды на способность Европы к практическим действиям. Так что это мотив из области европейской политики, стимулирующий нас. Во внешнеполитическом аспекте, однако, понятно, что эта большая и гордая страна и дальше останется нашим соседом, с которым нам нужно будет взаимодействовать. Поэтому призыв либеральных сил к созданию справедливой базы наших дальнейших взаимоотношений и к замене переговоров о вступлении Турции в ЕС диалогом об этой самой базе, который включал бы в себя весь спектр вопросов, начиная от энергетической политики и таможенного союза и до научных обменов и других важных тем.

При этом развитие ситуации в России и Турции наряду с «арабской весной» продемонстрировали одно: популярное с 1989 года место представление о том, что весь «остальной мир» как бы автоматически развивается в направлении демократии, становления правовых государств и рыночной экономики придется — по меньшей мере временно — «заморозить». В то же время эти ценности должны и дальше оставаться для нас «путеводной нитью». Мы должны поддерживать плюрализм мнений и развитие гражданских обществ, оказывать поддержку диссидентам и демократам везде, где они подвергаются давлению авторитарных режимов. «Поле напряженности» европейской внешней политики и политики безопасности простирается между нашими ценностями и тем, что можно сделать в этих областях в упомянутых выше соседних с нами странах. От сотрудничества с правительствами, которые отвергают эти ценности, мы, конечно, тоже не можем отказываться полностью. Это, конечно, не всем придется по вкусу, но ситуация такова, что Германия и Европа не смогут просто взять и изменить мир по своему вкусу, если откажутся от этого общения. А дело именно в этом: сама суть внешней политики XXI века состоит в том, чтобы защитить наши либеральные ценности и интересы везде, где это представляется возможным.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 августа 2017 > № 2272798


США. Евросоюз. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 12 августа 2017 > № 2271763

Консультант Пентагона: «Санкции против сверхдержав не работают»

Недавнее подписание президентом США Дональдом Трампом закона о введении санкций против России не стало неожиданностью для мировой общественности, но, тем не менее, породило ряд вопросов: была ли у санкций альтернатива в виде прямых переговоров лидеров двух стран о достижении некоего компромисса? Означают ли санкции торговую войну против России? Как эти меры повлияют на европейские компании, участвующие в совместных с Россией проектах? Корреспондент «Евразия.Эксперт» побеседовал с военным аналитиком, консультантом Пентагона, генерал-майором США в отставке Полом Валлели о том, насколько эффективными окажутся санкции против России, является ли Москва угрозой «номер один» для США и могут ли к Турции применить дисциплинарные меры из-за военного сотрудничества с Россией.

- Господин Валлели, недавно председатель Комитета начальников штабов Вооруженных сил США, генерал Джозеф Данфорд заявил, что Россия – это главная угроза для США. О какой угрозе идет речь?

- Это неправда. Россия не представляет никакой угрозы для США. На самом деле, основными угрозами для Соединенных Штатов являются радикальный ислам, а также «Аль-Каида» и другие террористические организации. Следующая угроза – Северная Корея. Третья угроза – Иран. Все, что я перечислил, – это главные угрозы для США.

- Тогда на основании чего американский генерал делает такие выводы?

- Дело в том, что Россия – сверхдержава, как Соединенные Штаты и Китай. Все эти страны – большая ядерная угроза [друг другу] и обладают значительными сухопутными войсками, армиями, флотами и военно-воздушными силами. Видимо, Данфорд с этой точки зрения подходил к вопросу о российской угрозе. Но я не вижу прямой угрозы США со стороны России.

- Президент Трамп одобрил новые санкции против России. Насколько это было необходимо?

- Я против санкций. Конечно, не нужно было бы их одобрять. Лично я посоветовал бы Трампу их не одобрять. Санкции против сверхдержав не работают и неэффективны. На мой взгляд, применение санкций в любой точке мира – это очень слабый ответ. Я думаю, что прямые переговоры между властями работают лучше всего. Хотя Трамп и подписал закон о санкциях, это его не обрадовало.

- Мог ли Трамп не подписать закон?

- Я думаю, если Трамп не одобрил бы санкции, то обрушил бы на себя шквал критики от некоторых членов Конгресса США. Да и СМИ подвергли бы его серьезной критике. Но я не думаю, что Европейский союз поддержит санкции Трампа. В Европе считают, что новые санкции США могут навредить европейскому бизнесу.

- Как далеко может пойти ЕС в противодействии санкциям США?

- ЕС не согласен с санкциями и обеспокоен тем, что санкции могут навредить [европейским] компаниям, участвующим в связанных с Россией проектах. ЕС готовил ответные меры против антироссийских санкций до подписания Трампом закона о санкциях. После его одобрения американским президентом никаких новостей из Европы не поступает.

- Означают ли американские санкции торговую войну против России?

- Нет, это не торговая война, но некоторые действия могут быть предприняты США и Россией. Я думаю, что Трамп уменьшит любые серьезные действия в сфере торговли.

- Как это повлияет на союзников России и Китай?

- Китай, на самом деле, не сказал много о санкциях США. Только МИД Китая выступил с официальным заявлением, критикующим США за закон об ужесточении санкционного режима в отношении России, Ирана и КНДР. Пекин обычно в таких случаях занимает выжидательную позицию и наблюдает за происходящими процессами в мире.

- На ваш взгляд, могут ли быть трансформированы российско-американские отношения после санкций?

- Да, могут. Продолжение диалога между госсекретарем Тиллерсоном и министром иностранных дел Лавровым и ожидаемая сентябрьская встреча между Путиным и Трампом – это хорошие возможности для того, чтобы обсудить наболевшие вопросы.

- В американской прессе в последнее время принято остро высказываться о военно-техническом сотрудничестве России с другими странами. В принятом «санкционном акте» эта тема тоже затрагивается. В этой связи пару недель назад появились сообщения о том, что Турция приобретает у России зенитно-ракетные комплексы С-400. Почему контракт может быть подписан с Россией, а не с партнером по НАТО?

- Я считаю, что президенту Турции Эрдогану сейчас удобнее общаться с россиянами и Путиным, чем со странами НАТО и европейскими странами. [Но] как известно, в Турции рядом с городом Инджирлик функционирует база ВВС США. Поэтому я думаю, что между военными США и Турции сложились прочные и сильные отношения.

- Пентагон заявил, что комплексы С-400 «несовместимы с системами НАТО». На ваш взгляд, каковы могут быть последствия для Турции, если покупка все же состоится? Могут ли Анкару исключить из НАТО?

- Конечно, Турцию могут исключить из НАТО, но я не думаю, что до этого дойдет. Полагаю, что президент Трамп продолжит работать со всеми странами. Я знаю, что Трамп не верит в крупные глобальные юридические организации для решения проблем. Он их рассматривает как гигантскую бюрократию.

- Как вы думаете, какие ответные меры могут принять США в отношении российско-турецкой военной сделки? Будет ли Вашингтон усиливать свое военное присутствие, скажем, в Европе или на Ближнем Востоке?

- Нет, не думаю. Президент Трамп не верит в какие-либо ненужные сделки. По крайней мере, в Восточной Европе. Он успешно действует [в отношениях] с Польшей и многими другими европейскими странами. Поэтому, на мой взгляд, Трамп не будет заниматься обдумыванием ответных мер в отношении сделки между Москвой и Анкарой или оказывать какое-либо военное давление, если не будет прямой угрозы Соединенным штатам.

- Американские санкции также затронули и Иран. Тегеран собирается ввести ответные санкции в отношении американских лиц и компаний. Как далеко могут зайти США в противостоянии с Ираном?

- Я не думаю, что будет открытая война между США и Ираном. Более вероятно, что Израиль предпримет действия против Ирана. И, конечно, между Саудовской Аравией и Ираном существуют большие разногласия. Поэтому я думаю, что между Саудовской Аравией и Ираном, Израилем и Ираном произойдет что-то, что ранее было между Соединенными штатами и Ираном. И, конечно же, США будут поддерживать Израиль и Саудовскую Аравию.

Беседовал Сеймур Мамедов

Источник – Евразия.Эксперт

США. Евросоюз. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 12 августа 2017 > № 2271763


Польша > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 11 августа 2017 > № 2274861

Президент Польши и министр обороны дерутся за контроль над армией

Республика встает под ружье

Президент Польши Анджей Дуда, который два года назад вступил в должность, решил «показать зубы». Роль польского президента в системе власти в принципе не очень завидна. Над предыдущим главой государства многие поляки иронизировали, называя его «хранителем люстры Бельведера» (президентского дворца). Главным является позиция премьер-министра, а в контексте ныне сложившихся реалий решающим — слово лидера правящей партии «Право и Справедливость» (PiS) Ярослава Качиньского и партийной штаб-квартиры на Новогродзкой улице. Поэтому когда весной 2015 года Дуда, которого выдвинула PiS, во втором туре одержал победу, казалось, что он будет в точности следовать указаниям руководства, штампуя, как нотариус, принимаемые «писовским» большинством Сейма законы.

Однако президент Польши за эти два года смог нарастить мускулы, разыгрывая как аппаратные, так и политические интриги. Он последовательно давал о себе знать, не боялся вступать в публичные конфликты с ведущими министрами и даже выдвигал масштабные инициативы, не согласованные с Новогродзкой. Особенно в последнее время. В июне этого года в эфире радиостанции RMF FM министр иностранных дел Витольд Ващиковский обвинил Дуду в том, что его аппарат медлит с одобрением кандидатов на роль послов. После президент вступил с клинч с министром юстиции Збигневым Зёбро, когда наложил вето на законопроекты в рамках важнейшей для «Права и Справедливости» судебной реформы. В интервью католическому телеканалу TRWAM Качиньский назвал в этой связи решение Дуды «серьезной ошибкой», подчеркнув, что тем самым глава государства нивелировал «успех Польши», заработанный во время визита президента США Дональда Трампа в Варшаву.

Но главной операцией оказалось противостояние Дуды с министром обороны Антонием Мачеревичем. Президент последовательно отстаивал свои прерогативы Верховного главнокомандующего и право контролировать присвоения генеральских званий и назначения на высшие командные посты. За последние два года Мачеревич устроил в армии настоящий погром, который не нравится многим военным. «PiS и министр обороны обещают реформу структуры командования Войска Польского. Я тоже ее жду, потому что некоторые вещи должны быть изменены. Но пока никто ничего о реформе не знает. О ней много говорят, однако мало что происходит. Меняются генералы, а сама структура остается такой же, как была», — заявил порталу Dziennik. pl бывший госсекретарь министра обороны генерал-лейтенант Вальдемар Скшипчак. Политика в армии присутствует всегда, добавил он, но не в таких масштабах — в последнее время армия стала очень политизированной, а на должности номинируют тех, кто выглядит своего рода «политически одиозными».

В начале августа напряжение между Бельведером и министерством дошло до крайней точки. Военное ведомство лишило доступа к государственной тайне директора департамента надзора над Вооруженными силами Бюро национальной безопасности (подчиняется президенту) генерала Ярослава Крашевского. В последовавшем 3 августа заявлении Бюро говорилось, что Мачеревич в отношении Крашевского неоднократно выдвигал неформальные претензии, «направленные на подрыв его авторитета. В ответ на эти обвинения президент Польши Анджей Дуда в начале года официально обратился к министру обороны с просьбой представить соответствующие разъяснения. Но до сих пор не получил ответа… В настоящее время президент Польши не располагает какими-либо сведениями, которые могут подорвать доверие к генералу Крашевскому. В то же время президент Польши надеется, что этот вопрос будет как можно скорее прояснен министром обороны».

Ответным шагом Дуды стало решение не подписывать указы о присвоении генеральских и адмиральских званий, что отменяет запланированную на 15 августа торжественную церемонию, а значит, без новых погон останутся 14 высших офицеров. Президент обосновал свой поступок отсутствием «существенной и принимающей во внимание потребности армии оценки кандидатов на должность генералов» и связал с отсутствием новой системы контроля и командования Вооруженными силами Польши. Ведущая польская газета Rzeczpospolita в этой связи отметила, что министр обороны воздержался от комментариев, сказав, что «глава оборонного ведомства не является тем, кто должен комментировать решение главы государства». По мнению издания, «игра идет за ставку, большую, чем только изменение системы командования. Это, прежде всего, спор о роли президента в области его конституционных компетенций, а именно — верховного командования Вооруженными силами».

Косвенной реакцией Мачеревича, впрочем, можно считать сделанное практически сразу после демарша президента заявление подкомиссии по расследованию авиакатастрофы 10 апреля 2010 года, которую курирует министр. В нем говорилось, что «повреждения левого крыла самолета имеют признаки взрыва, а распад крыла начался еще перед столкновением с березой». Эта версия была согласована подкомиссией еще 25 июля. Учитывая, что смоленская трагедия — очень больная тема для Ярослава Качиньского, потерявшего в авиакатастрофе своего брата Леха Качиньского, сделанные неожиданные «открытия» носят явно нарочитый характер. Одновременно в польских СМИ появились сообщения о новых амбициях министра обороны. Как передает Dziennik Gazeta Prawna, военное ведомство представило поправки в законы о ведении предпринимательской деятельности в интересах обороны. Поправки предусматривают, что ни одна из 180 стратегических компаний из 15 отраслей не сможет отказаться от выполнения военного заказа. А проект статьи 13 говорит, что такие фирмы не смогут без согласия министерства обороны перепрофилировать или закрывать свой бизнес.

Это заставляет по-новому взглянуть на дистанцирование Дуды от правящей партии, где роль Мачеревича пока выглядит более влиятельной, чем президентская. В Польше форсированно создаются Силы территориальной обороны, наращивается перевооружение обычных войск, пересматриваются школьные программы в пользу увеличения военного воспитания, расширяется контроль министерства обороны над национальной экономикой. Страна фактически встает под ружье. Даже в условиях мирного времени это говорит о милитаризации польской политической системы и радикальной политизации армии, что пугает многих польских военных, включая высших офицеров. В данной ситуации остро встает вопрос, кто будет контролировать все это — позиционирующий себя президентом всех поляков Анджей Дуда или непопулярный в обществе и ассоциирующийся с одной-единственной партией Антоний Мачеревич? И более того, пойдет ли Польша по пути Турции, где глава правящей Партии справедливости и развития Реджеп Тайип Эрдоган настойчиво и авторитарно переделывает армию под себя?

Станислав Стремидловский

Польша > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 11 августа 2017 > № 2274861


Италия. Ливия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 11 августа 2017 > № 2274853

Ливия и Италия: тень Муссолини

Исторические корни кризиса ливийско-итальянских взаимоотношений

После принятия решения итальянским парламентом о начале ограниченной военной операции в территориальных водах Ливии, направленной на ограничение потока нелегальных беженцев в Европу, усиливаются протесты по всей Ливии. Как уже сообщало ИА REGNUM, генерал Хафтар выразил протест против нарушения суверенитета Ливии.

Действия Италии могут помешать наметившемуся диалогу между востоком и западом Ливии. Незадолго до решения итальянского парламента произошла встреча во Франции главы Правительства национального согласия Файеза Сарраджа, поддерживаемого OOН, и командующего Ливийской народной армией Халифы Хафтара, на которой наметились некие пути по сближению позиций соперничающих политиков. Итальянские парламентарии принимали решение на основании приглашения Правительства национального согласия, которое, очевидно, не ожидало такой реакции со стороны ливийского народа.

Что же произошло и почему реакция ливийцев была именно такова?

Протестующие ливийцы вышли на улицы на Алжирской площади в Триполи и на площади мучеников в Тобруке, а также в Бенгази и других городах, чтобы выразить протест и осудить итальянскую военно-морскую миссию, которая прибыла в ливийские воды.

Протестующие призвали правительство национального согласия (ПНС) уйти в отставку, если они не способны защитить суверенитет Ливии, скандируя лозунг «Ливия — это не четвертый пляж Италии».

Некоторые протестующие в восточном ливийском городе Бенгази сожгли итальянский флаг на публичной площади, выразив возмущение нарушением суверенитета Ливии.

Восточно-ливийский парламент в Тобруке отклонил сделку между премьер-министром ПНС Фейезом Сарраджем и Италией, а командующий Ливийской народной армией Халифа Хафтар приказал своим военно-воздушным и военно-морским силам открывать огонь по любым иностранным судах в Ливийских водах, кроме торговых.

Между тем посольство Италии в Ливии заявило, что в Триполи нет больших протестов, пытаясь преуменьшить осуждение ливийцами начала военно-морской операции Италии. «Италия стремится помочь ливийскому народу выйти из кризиса», — написало посольство Италии в твиттере в пятницу.

Начиная с 2011 года, Ливия неоднократно сталкивалась с иностранным вмешательством, но никогда не было такой сильной негативной реакции.

НАТО бомбило Ливию, и многие жители внутри страны это приветствовали, затем на протяжении многих лет, с 2014 года по настоящее время, ОАЭ и египетские военные самолеты помогали генералу Хафтару в восточном регионе, особенно в Бенгази, не говоря уже о возможной российской помощи, о которой неоднократно сообщалось во многих новостях и в средствах массовой информации в Ливии. Относительно не так давно США вмешивалось в военные операции наряду с повстанцами из города Мисрата и других районов под командованием ПНС — для поражения ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Сирте и это вмешательство приветствовалось внутри страны, а не осуждалось, как последние шаги Италии. Почему же на вмешательство одних стран в конфликт не видно реакции ливийцев, а на другие она достаточно острая? Причины кроются в исторической памяти ливийцев.

Воспоминания о колониальных временах.

После итало-турецкой войны 1912 года, когда Ливия стала колонией Италии, итальянцы стали постепенно заселять прибрежные районы страны. Первые колонисты столкнулись с противодействием местного мусульманского населения, поэтому первая волна заселения не увенчалась значительным успехом. До прихода к власти Бенито Муссолини в 1922 году в Ливии проживало несколько тысяч итальянцев. В 1934 году Бенито Муссолини силовыми методами сумел справиться с мусульманским противостоянием, о чем до сих пор помнят коренные ливийцы и не могут его простить, и началось массовое заселение итальянцами Ливии. В 1938 году в Ливию было организованно переселено около 28 тысяч человек, которые основали здесь 38 новых поселений на побережье Киренаики.

В 1939 году Муссолини объявил о планах создания Великой Италии, в которую входила северная часть современной Ливии и Тунис. Муссолини планировал объединить Киренаику, Триполитанию и Феццан в единую итальянскую провинцию «Итальянская Ливия» в составе Великой Италии. С этого времени на побережье Кирениаки началось обширное строительство итальянских колонистских поселений, которые предусматривали организацию социальной, культурной и хозяйственной инфраструктуры. В Италии развернулась пропаганда колонизации Ливии, которая представлялась как своя внутренняя «итальянская Америка». Менее чем за тридцать лет (с 1911 по 1940 гг.) в Ливии были построены железная и автомобильные дороги, порты, общественные и социальные здания. Было построено около 400 километров новой железной дороги и 4000 километров новых автомобильных дорог, среди которых выделялась дорога из Триполи в Тобрук.

В 1940 году итальянцев насчитывалось в Ливии уже около 120 тысяч человек. В общей сложности итальянское фашистское правительство планировало переселить в Ливию 500 тысяч итальянцев.

II Мировая война разрушила колонизаторские планы итальянского правительства, и начался массовый отток итальянцев из Ливии, который достиг своего апогея в конце войны. Согласно Парижскому мирному договору 1947 года, Италия отказывалась от всех своих колоний, в том числе и от Ливии.

Сын Каддафи против вмешательства Италии

Кроме генерала Хафтара, из видных политиков страны негативно воспринял вмешательство итальянских ВМФ и сын покойного Муаммара Каддафи Саиф аль-Ислам. Он заявил, что политика Италии в отношении Ливии основана на колонизации и фашистской стратегии прошлого.

Саиф Каддафи, как сообщает ливийский канал 24 TV, заявил, что Италия хочет вернуть себе колонизацию Ливии, поскольку она использовала пляжи Триполи в Ливии как колонию для Рима.

Саиф Каддафи отметил, что итальянцы разрушили взаимоотношения с Ливией как соседи после того, как они позволили самолетам НАТО бомбить ливийскую землю и города со своих авиабаз.

«Вот итальянцы повторяют сценарий НАТО, провоцируя ливийские настроения и любовь к своей земле, отправляя военные корабли, чтобы посягнуть на суверенитет Ливии из-за безответственного поведения некоторых ливийских чиновников», — заявил Саиф аль-Ислам.

Процедуры колонизации были болезненны для ливийцев и сохранились в исторической памяти народа, передаваясь от старшего поколения. Именно этим вызвана такая болезненная реакция на действия итальянского правительства.

Наметившиеся признаки национального примирения легко могут быть разрушены необдуманными поступками, история знает многочисленные примеры, как от, казалось бы, незначительных действий, даже непредумышленных, начинались кровавые войны и плодились многочисленные конфликты. Хочется верить, что нынешняя ситуация не перерастет в один из таких конфликтов.

И еще одно — Саиф аль-Ислам становится одним из достаточно влиятельных политиков внутри страны, как ранее уже сообщало ИА REGNUM . Судя по предварительным сообщениям из Ливии, он выступает союзником генерала Хафтара, усиливая его позицию среди ряда ливийских племен. Как разложится ливийский пасьянс в будущем, не знает никто, но колода тасуется довольно причудливо и в ближайшем будущем возможны неожиданные альянсы на ливийской земле.

Александр Шимберг

Италия. Ливия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 11 августа 2017 > № 2274853


Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 11 августа 2017 > № 2273131

США не смогут принять какие-либо меры против Ирана

Бригадный генерал Хоссейн Салами заявил поздно вечером в четверг, что США не смогут принять какие-либо меры против Исламской Республики Иран, сообщает Mehr News.

«США не смогут совершить какие-либо действия против Ирана и укрепиться», - сказал бригадный генерал Корпуса стражей Исламской революции Хоссейн Салами, в четверг в Кермане, на мероприятии, посвященном памяти мучеников из южных провинций Ирана.

«Если сегодня, на этом волнистом море огня и крови, многочисленные враги малого и крупного размера выстроились в очередь покушаясь на безопасность страны, независимость нации, личность, честь и достоинство страны, но они не смогут сделать что-либо из-за жертвенности мучеников», - заявил генерал.

Он описал сегодняшнюю мощь и честь иранской нации в противостоянии с США, которым Иран был обязан за большое испытание во времена Священной обороны в период войны против Саддама в 1980-1988 годах.

«Взгляните на политическую географию мира, чтобы найти страну, которая выдерживала бы давление США в течение 38 лет, как Иран» - заявил высокопоставленный иранский генерал.

«США, которые манипулировали некоторыми режимами в мире, завоевали некоторые крупные страны и развалили некоторые сверхдержавы, однако, споткнулись об иранскую нацию, и они не имеют иного выбора, кроме того, что написано в документах», - подчеркнул командир.

Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 11 августа 2017 > № 2273131


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 11 августа 2017 > № 2273018 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в рамках Всероссийского молодежного образовательного форума «Территория смыслов на Клязьме», Владимирская область, 11 августа 2017 года

Добрый день,

Спасибо за такой теплый прием.

Меня приглашают третий раз подряд. Я с огромным удовольствием принимаю эти приглашения, потому что пообщаться с молодыми, интересующимися самыми разными проблемами людьми, для профессионалов в международных отношениях очень важно. Тем более, что, как я понимаю, здесь собрались социологи и политологи – профессии, которые очень тесно переплетаются и, я считаю, необходимы, чтобы правильно разбираться в жизни в целом, в том числе в международной жизни.

Поделюсь некоторыми нашими оценками. Не буду долго занимать ваше время вступительным словом, потому что Президент Российской Федерации В.В.Путин неоднократно высказывался на эти темы, и наша позиция хорошо известна.

Сейчас мы переживаем переломный этап в международных отношениях. Уходит прошлая эпоха, которая характеризовалась тем, что несколько столетий Запад доминировал в международных делах, и объективно формируется то, что мы называем полицентричным миропорядком. Это естественный процесс, потому что жизнь идет. Наряду с теми, кто были пионерами в развитии мира, наряду с западными странами появляются новые центры экономического роста и финансовой мощи, а со всем этим, конечно же, приходит и политическое влияние. Эти новые страны хотят отстаивать свои интересы, в том числе, участвуя в формировании международной повестки дня, задавая свою тональность, особенно в том, что касается регионов, где формируются соответствующие центры силы – Китай, Индия, Бразилия, в известной степени Южная Африка. Хотя на Африканском континенте есть страны и покрупнее, но устойчивость развития характерна пока только для ЮАР.

Повторю еще раз, это тенденция, в ходе которой новые формирующиеся центры силы берут на себя ответственность за обеспечение безопасности и стабильности в своих регионах и в целом на международной арене. Этот процесс невозможно остановить, потому что, по большому счету, многополярность – это отражение реально существующего культурно-цивилизационного многообразия современного мира и, конечно же, желаний народов самим определять свою судьбу и стремиться к установлению справедливости примерно так, как ее видели те, кто писал Устав ООН, где все основополагающие принципы, сохраняющие свою актуальность и сегодня, закреплены, являясь универсальными для всех государств. Еще раз скажу, что это объективный процесс и идет он непросто. Во-первых, смена эпох - всегда очень длительный период (это не просто - утром проснулся и уже многополярность). Это будет продолжаться еще длительное время. Во-вторых, помимо объективных причин выделю то, что этому процессу пытаются активно препятствовать, прежде всего те, кто ранее доминировал в мире и кто хочет его сохранить в новых условиях, а по большому счету, навечно. Это проявляется в самых разных вещах. Мы об этом еще, конечно, поговорим.

25 лет назад, когда исчез Советский Союз и был распущен Варшавский договор, был выбор, который серьезные политики на Западе всерьез обсуждали. Выбор был в пользу того, чтобы распустить НАТО, всем сконцентрироваться в рамках ОБСЕ и выстраивать уже в этих универсальных Евроатлантических рамках на основе равноправия каждого участника новые подходы к обеспечению безопасности таким образом, чтобы никто не был ущемлен. В те годы появился термин «равная и неделимая безопасность». Хотя в ОБСЕ были провозглашены соответствующие декларации, НАТО никто не распускал. Реальная работа самих западных стран-членов Альянса по обеспечению своих военно-политических интересов, конечно, развивалась именно в Североатлантическом альянсе. Ни в какой ОБСЕ они всерьез не занимались и не занимаются какими-то вопросами, имеющими практическое значение. В основном занимаются идеологизированными дискуссиями, попытками продвигать свои псевдолиберальные ценности, выдавая их за общечеловеческие. Общечеловеческие ценности закреплены в Уставе ООН, во Всеобщей декларации прав человека, которая была принята после создания ООН. Все, что идет в русле навязывания каких-то дополнительных своих воззрений на то или иное явление в современной жизни, а также навязывания своих подходов, в том числе к правам человека, другим странам, это, конечно же, не отвечает тем принципам, на которых построена ООН. Повторю еще раз, тогда не пошли по пути роспуска военных блоков, не распустили НАТО, а поддались иллюзии, о которой говорили, что наступил «конец истории», потому что в мире якобы больше нет других перспектив, кроме как капитализма. Иллюзия оказалась иллюзией. Невозможно «заказывать музыку» для всего земного шара всегда только из одного клуба избранных. Это не могло получиться и не получилось. Тем более, что та самая модель глобализации, включая ее экономические и финансовые аспекты, которая выстроила под себя клуб т.н. либеральной глобализации, по-моему, сейчас терпит фиаско. Это уже очевидно в том числе и для многих мыслящих людей на Западе.

Мы, в свою очередь, когда 25 лет назад проходили все эти события, исходили из того, что все-таки в «холодной войне» победили мы все, и победа была общей. Мы хотели верить, что идея общеевропейской, общемировой и равной безопасности, как она была заложена в Уставе ООН, все-таки будет воплощаться в жизнь. Напомню, что в далекие 90-е гг., когда наша страна еще не смогла оправиться от последствий распада Советского Союза, когда было огромное количество проблем, долг, обустройство границ, которые в одночасье появились с бывшими советскими республиками, социальные проблемы и многое другое, тогда лидеры западных стран решили, что Россия слабенькая и такой и останется, и они встроят ее в свое мироустройство, она станет партнером, и они смогут заказывать музыку и тон. В то время надо было обладать огромной прозорливостью, чтобы размышлять о несколько иных формах организации международной жизни. Покойный Е.М.Примаков в то время заглянул за горизонт и сформулировал свою концепцию многополярности. Тогда было мало тех, кто мог видеть, что это станет реальностью. Он обосновал эту модель в своих работах и показал пагубность одностороннего подхода и действий к организации международной жизни. Вы помните, что вслед за этим в феврале 2007 г. Президент Российской Федерации В.В.Путин, выступая в Мюнхене на Конференции по международной безопасности, уже с позиции опыта постсоветского периода развил эти мысли и показал на конкретных примерах, что больше невозможно вести дела по схеме «ведущий-ведомый». По крайней мере, с Россией так разговаривать мы никому не позволим.

Понятно, что навязать одну форму глобализации для всех невозможно. Народы хотят отстаивать свою национальную идентичность, обеспечивать свою самостоятельность и не хотят, чтобы ими командовали и понукали. Ясное дело, что те, кто все-таки цепляется за однополярный мир, не хотят сдавать своих позиций, хотя объективно это уже невозможно себе представить. Эта эпоха уходит. Но продолжаются попытки затормозить эти процессы, отсюда односторонние меры принуждения в обход СБ ООН, односторонние санкции, которые абсолютны нелегитимны, и рецидивы силового вмешательства во внутренние дела других государств, в том числе с целью сменить там режимы, которые вызывают у некоторых наших западных коллег неприятие, а также экстерриториальное применение национального законодательства, чем сейчас славятся США. Вроде бы к их опыту начал присматриваться Европейский союз. Результаты у всех на глазах – это кризисы, конфликты, разрушаются государства. В Ираке и Ливии государственность под большой угрозой. Одновременно был посеян хаос в других странах Ближнего Востока и Севера Африки. Интервенции в Ираке и Ливии открыли путь для террористов и в остальную часть Африки, включая всю Центральную Африку, Среднюю и Юго-Восточную Азию. ИГИЛ уже там, и люди этим очень сильно озабочены. Открыли путь экстремистам и террористам, в том числе и в Европу. Европа под гнетом проблем, которые сейчас ее раздирают, конечно же, должна делать какие-то выводы. Мы желаем им успеха. Многие европейские страны были проводниками той самой политики, которая привела к этим грубым силовым противозаконным акциям и, в конце концов, к тому, что мы сейчас наблюдаем. Это наложилось для наших европейских соседей еще и на внутренние проблемы, связанные с «брекзитом» и нарастанием недовольства брюссельской бюрократией, которая стала слишком много брать на себя, игнорируя мнение стран-членов Европейского союза. В принципе, мне кажется, мы всегда говорим, что мы хотим видеть ЕС сильным и единым. Мы, наверное, все-таки недооценили степень его самостоятельности и способности реагировать на вызовы современности в конструктивном русле и степень его способности к равноправному взаимовыгодному диалогу и сотрудничеству с Россией, не оглядываясь на агрессивное русофобское меньшинство, которое пытается злоупотреблять принципами консенсуса и солидарности, закрепленными в Евросоюзе, и требует, чтобы позиция всех остальных членов основывалась на наименьшем общем знаменателе. Этот наименьший знаменатель однозначно имеет антироссийскую направленность. Я надеюсь, что все-таки серьезные страны в Евросоюзе, которые прекрасно понимают недопустимость и неприемлемость дальше вести дела в таком ключе, будут добиваться того, что, наверное, абсолютно логично - если это консенсус, то это должна быть договоренность, которая учитывает все точки зрения, а не просто идти на поводу у того, кто решил покапризничать и навязывает всем агрессивные и конфронтационные подходы. Понятно, что в условиях, когда идет борьба за сохранение доминирования Запада, наши американские коллеги используют нынешнюю ситуацию, в том числе, антироссийские подходы своих союзников внутри Европы для того, чтобы держать Европу в рамках т.н. Атлантической солидарности – сохранять значение НАТО, которое не может функционировать без США, и одновременно думать о своих экономических интересах. Как вам известно, последний пакет антироссийских санкций однозначно вызвал в Европе противодействие, поскольку там "в лоб" записано, что нужно покупать газ в США, несмотря на то, что там он гораздо дороже, т.е держать Европу в Атлантической связке, а заодно думать об интересах своих энергетических компаний. Это делается беспардонно через использование методов абсолютно недобросовестной конкуренции.

Чтобы обосновать свое желание сохранить миропорядок, который был бы западноцентричным, и выдвигаются такие теории. На самом деле это путь к хаосу, потому что много игроков никогда не смогут договориться между собой. Но, наверное, лучше, как говорится, на себя оборотиться и начинать с себя анализ того, что происходит в мире и что ведет к хаосу. Если мы посмотрим на факты, то тот хаос, который был посеян в Ираке, Ливии и в целом в регионе Ближнего Востока и Севера Африки, тот импульс, который дало негативным процессам вмешательство извне с использованием грубой силы – это все «плоть от плоти» той самой однополярности, которую сейчас наши западные коллеги стараются сохранить. Говоря о хаосе, наверное, будет более уместен другой анализ. Есть много фактов, которые свидетельствуют о том, что те, кто выдвинул теорию управляемого хаоса, имеют немало сторонников среди действующих политиков. По крайне мере, такой анализ многих западных политологов, я считаю, вполне имеет право на существование. Когда где-то в далеких от тех же США районах происходит постоянная турбулентность, соответствующие страны, которые соседствуют с этими районами кризисов, больше заняты успокоением этой ситуации и меньше – укреплением собственной экономики и возможностей на мировой арене. Мы предлагаем вернуться к истокам, как я уже сказал в начале выступления, к Уставу ООН, обеспечить уважение закрепленных в нем принципов суверенного равенства государств, невмешательства во внутренние дела друг друга, урегулирования любых конфликтов исключительно мирными способами.

Наши коллеги на Западе часто требуют от России и других стран, пытающихся действовать самостоятельно, обеспечить верховенство права в своих государствах. Как только мы предлагаем им применить тот же тезис к международным отношениям, они «уходят в кусты». К верховенству права как к принципу, который должен быть универсальным, относятся с двойными стандартами. Для того, чтобы навязывать другим какие-то порядки дома у чужих людей, он годится, а для обеспечения равноправных и честных подходов к международным делам – нет. История, происходящая сейчас с отношением к международному праву, едва ли может кого-то устроить.

Россия будет добиваться того, чтобы тенденции и процессы многополярности укреплялись. Этот объективный процесс должен развиваться без попыток его остановить. Эти антиисторические попытки делают те, кто находятся на "неправильной" стороне истории. Россия – один из центров мировой цивилизации. Знаю, что некоторые наши аналитики и обозреватели либерального толка говорят, что не нужно акцентировать, поскольку это не приведет ни к чему хорошему, что у нас есть некая своя "особость" и призывают "слиться" с Западом. Другие аналитики, кстати, тоже либеральные, сформулировали очень интересный тезис о том, что Россия – самая восточная из западных стран и самая западная – из восточных. Это на самом деле так географически и геополитически. Уже одно это говорит о необходимости уважать свои культуру и историю, пробиваться в эпоху модернизации, уважая свои корни, а не отказываясь от них.

Вклад, который мы стараемся вносить в международные дела, всегда созидательный и конструктивный, мы всегда хотим чего-то добиться. Наверное, именно поэтому он вызывает неприятие у тех, кто проповедует и хочет использовать в своих интересах теорию «управляемого хаоса» в надежде на то, что чем мутнее вода, тем легче будет ловить в ней ту самую рыбку. Не вызывает никаких сомнений, что мы будем продолжать самостоятельный внешнеполитический курс, как сказал Президент России В.В.Путин, добиваться таких подходов к международным делам, которые основываются не на навязывании идей и образа действий, а на поиске честных компромиссов и договоренностей с учетом интересов, на основе баланса интересов всех стран, которые вовлечены в тот или иной процесс.

Мы знаем, что часть элиты на Западе хотели бы видеть Россию слабой (санкционная война нацелена, в том числе и на достижение этой цели), готовой идти на уступки в ущерб своим интересам. Мы не будем делать ничего в ущерб своим интересам, и все об этом прекрасно знают. Но договариваться мы всегда готовы. В нашей стране еще со времен, когда зарождалось купечество, ударяли по рукам, и не надо было ничего подписывать. Одна из черт нашего народа – выполнять то, что мы обещаем. А если не обещаем, то просто не можем сделать это по тем или иным причинам, и об этом мы тоже честно говорим. Мы открыты к переговорам и диалогу со всеми без исключения, включая ЕС и США. Как вы знаете, этот диалог, хоть и стал несколько замедленным и не таким регулярным, продолжается. По большому счету, до конца он никогда не прерывался. Главное, чтобы все видели в нас равноправного партнера. Тогда, я убежден, все будет нормально, и мы сможем найти тот самый баланс интересов, который можно будет назвать справедливостью.

Я хотел сделать вступительное слово чуть покороче, а получилось продолжительно. Готов пообщаться с вами.

Вопрос: С Вашей точки зрения, какова идея российской нации, и что может лечь в ее основу?

С.В.Лавров: Закон о российской нации – это инициатива, которая прорабатывается в Федеральном Собрании Российской Федерации, как я понимаю. Есть закон или нет – главное, что есть нация. Это, прежде всего, история, ощущение своей идентичности – это не русское слово, но оно уже вошло в наш и другие языки и означает состояние, когда ты идентифицируешь себя со страной, в которой живешь, с конкретным городом или селом, где ты живешь или где родились твои предки, когда ты ассоциируешь себя с культурой, которая постоянно обогащается и дополняется современными произведениями в музыке, театре, кино, когда ты ассоциируешь себя с тем, что ты, твои дети, родители, деды и прадеды жили, живут и будут жить в этой стране. Тогда, наверное, ты должен быть заинтересован в том, чтобы страна была сильнее. Если это так (надеюсь, этот интерес у всех один), то нам будет гораздо легче продвигать внешнеполитические задачи. Чем мы сильнее, тем проще это делать, тем проще решать вопросы, которые позволят еще больше укрепить нашу экономику, социальную сферу и обороноспособность.

Вопрос: Хотел бы поблагодарить Вас за то, что находясь на глазах у миллионов, Вы ни разу «не облажались».

С.В.Лавров: Мамой клянетесь?

Вопрос: Именно благодаря Вам и Президенту В.В.Путину Россия остается самой лучшей и могущественной страной во всех смыслах. Кого Вы видите достойным кандидатом на пост Министра иностранных дел после себя?

С.В.Лавров: Как Вы знаете, в России назначения в Правительство проводит Президент, поэтому решать будет российский народ.

Вопрос: Более 13 лет Вы занимаете пост Министра иностранных дел. Какие переговоры за этот период были самыми волнительными и запоминающимися для Вас?

С.В.Лавров: Наверное, переговоры, которые дают результат. Я бы не сказал, что здесь уместна такая характеристика, как "волнительные" . Бывают азартные переговоры, когда видишь, что осталось совсем чуть-чуть и нужно найти фразу, чтобы партнер или оппонент по переговорам смог принять все остальное, что тебя уже устраивает.

Пример результативных переговоров – это то, что мы сделали по Иранской ядерной программе (ИЯП) и что сейчас, к сожалению, наши американские партнеры подвергают сомнению. Хотя Администрация Президента США Д.Трампа подтвердила, что в части, касающейся подписанных договоренностей, Иран выполняет все предусмотренные действия, но, тем не менее, представители Администрации Д.Трампа продолжают называть эти переговоры неправильными, ошибочными. Так что жалко, что такой удачный Договор сейчас подвергается сомнению.

Второй пример последних лет – это то, что почти год назад на переговорах с Дж.Керри удалось согласовать подход к урегулированию в Сирии. Считаю, что это был настоящий прорыв, который обеспечивал полную согласованность действий ВКС России и возглавляемой США коалиции. Единственным условием, тоже записанным в этом Договоре, было обязательство США отделить оппозицию, которую они поддерживают, от террористов, в частности, от "Джабхат ан-Нусры". Заключив с нами эту договоренность, они не смогли выполнить данное условие. Если бы они сдержали свое обещание, полагаю, мы уже видели бы политический процесс по сирийскому урегулированию весьма продвинутым, готовились бы выборы. Но США оказались не в состоянии это сделать. По моим подозрениям, там были люди, которые, в отличие от Дж.Керри не хотели отделять террористов от обычной оппозиции.

Это и целый ряд договоров, которые мы подписали по определению границ с КНР, Казахстаном. Переговоры с Китаем занимали несколько десятилетий. Во многом благодаря тому, что около десяти лет назад Договор был подписан, сейчас мы сформировали беспрецедентно прочную российско-китайскую связку, в том числе на международной арене.

Это несколько примеров, сразу пришедших на ум.

Вопрос: Для всех нас имя выдающегося дипломата Е.М.Примакова вызывает особое чувство патриотизма и гордости за человека, внесшего огромный вклад в российскую политику. Можно ли рассказать историю Ваших с ним взаимоотношений? Какие самые важные слова Вы услышали от Е.М.Примакова, которые помогали Вам в жизни и в профессиональной карьере?

С.В.Лавров: Наиболее тесно мы взаимодействовали с Е.М.Примаковым, когда он стал Министром иностранных дел. Но и в предыдущих его качествах, когда он возглавлял СВР, работал в Верховном совете СССР, в ИМЭМО, мы тоже общались. Но плотно, тесно и так, чтобы по-человечески раскрыться друг другу, мы стали общаться только после его назначением главой внешнеполитического ведомства. В тот период я уже работал в Нью-Йорке. Е.М.Примаков приезжал несколько раз, в том числе на сессии ГА ООН. Это был Человек потрясающих личных качеств, постоянно думающий о друзьях, свято уважающий дружбу, семью, всех, с кем он когда-то вместе рос, работал, решал какие-то вопросы.

Я уже говорил во вступительном слове, что Е.М.Примаков автор теории многополярности. Мне запомнилось, как он приехал в Нью-Йорк в сентябре 1996 г. Мы пошли в русскую баню, вышли из парной, сели за столик, где были пиво (извините, что напоминаю), вобла, сидели в простынях, как это обычно бывает, и он сказал, что принял решение направить меня в Вашингтон. Я опешил и спросил, за что. Он сказал, что я политически незрелый и напомнил, что Вашингтон – главная заграничная точка. Я попросил позволения не согласиться и сказал, что считаю такой точкой Нью-Йорк. Я напомнил, что он сам является автором теории многополярности. А где делается многополярность? В Вашингтоне, где ты должен звонить и думать, примут тебя или нет, или в Нью-Йорке, где ты входишь в здание Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности ООН, а там бурлит жизнь, представлены все страны, послы ходят, информация сама бежит тебе в руки, можно работать на многих площадках. Он повторил, что я политически неграмотный, а он примет решение к моменту, когда я приеду в отпуск (точнее, это была какая-то конференция). Когда я приехал, то, естественно, не задавал ему этот вопрос. Он ждал, а потом сказал, что он подумал и принял решение, чтобы я пока работал в Нью-Йорке. Е.М.Примаков не был упрямым человеком, никогда не был «однополярником». В качестве Министра он никогда не был безоговорочно уверен в собственной правоте, если ты предъявлял ему какие-то аргументы.

Вопрос: Мой вопрос касается Сирии. Мы смотрим телевидение, и возникают определенные сомнения. Действительно ли американские товарищи и возглавляемая ими коалиция борются с терроризмом? Или они только создают такую видимость?

С.В.Лавров: Я уже частично коснулся этой темы, когда говорил о документе, который мы с бывшим государственным секретарем США Дж.Керри согласовали, но американцы не смогли выполнить ключевое условие для того, чтобы эта договоренность стала полноценно выполняться. Они не смогли отделить сотрудничающие с ними отряды оппозиции от террористов. Они не смогли добиться того, чтобы «на земле» оппозиционеры, находящиеся рядом с подразделениями «Джабхат ан-Нусры», ушли с позиций для того, чтобы стало возможным добивать оставшуюся там террористическую группировку. Они этого сделать не смогли.

У меня двойственное отношение к тому, как работает коалиция. Мы уже об этом говорили. У нас нет сомнений, что коалиция твердо настроена на искоренение т.н. "Исламского государства". Все действия коалиции нацелены на то, чтобы обескровить эту группировку, лишить ее поддержки, раздробить и ликвидировать. Здесь у нас цели полностью совпадают. Кстати, об этом не так давно говорили президенты России и США В.В.Путин и Д.Трамп, когда встречались в Гамбурге. По линии внешнеполитических ведомств и военных у нас идут контакты. Обе стороны считают их весьма полезными.

Что касается «Джабхат ан-Нусры», то это несколько, как говорится, иное «животное». Эта организация противостоит "Исламскому государству", но, как и ИГИЛ, она записана в список террористических организаций, который одобрил Совет Безопасности ООН. По всем правилам она как таковая является не просто законной, а обязательной целью для тех, кто в Сирии борется с террористической угрозой.

Есть много свидетельств того, что некоторые внешние игроки, возможно, молчаливо воспринимают и даже поощряют США. Они берегут «Джабхат ан-Нусру». По крайней мере, американская коалиция, которая активно наносит удары по ИГИЛ, не ведет такой же активности по отношению к «Джабхат ан-Нусре», если вообще ведет против нее серьезные операции. Я что-то такого не припомню. Есть подозрение, что ее берегут, чтобы использовать потом как весьма боеспособную группировку для борьбы против сирийского Правительства и смены режима, когда ИГИЛ будет разгромлен (то, что это произойдет, сомнений ни у кого быть не должно, хотя, когда это произойдет конкретно, гадать сейчас трудно, мы все делаем для этого результата). Не могу утверждать это со стопроцентной уверенностью, но, повторю, есть немало свидетельств того, что кое-кто не прочь «разыграть эту карту».

Вопрос: Я с 2013 г. активно интересуюсь политикой и экономикой, и недавно у меня возникло одно интересное наблюдение. Мне кажется, что за 3 кризисных года в структурном плане экономика изменилась больше, чем за 13 лет стабильного развития? Дело в передовых технологиях Кремля или близорукой безответственности Белого Дома?

С.В.Лавров: Я за экономику не отвечаю. Наша задача состоит в том, чтобы внешние условия для развития страны были максимально благоприятными, чтобы наших граждан никто не обижал и не дискриминировал, чтобы никто не обижал наших соотечественников, в том, чтобы беречь русскую культуру и позиции русского языка, чтобы российский бизнес не подвергался односторонним дискриминационным ограничениям. Я уже говорил об этом, но повторю, что у нас есть некоторые люди, которые говорят о том, что тогда и надо было обо всём этом думать, не надо было воссоединять Крым с Россией, не надо было помогать ополченцам в Донбассе, не надо было лезть в Сирию. Такие люди есть. Если говорить о том, что ждало русскоязычных в Крыму и на Востоке Украины, то лидер «Правого сектора» Д.Ярош еще в конце февраля, сразу после государственного переворота и до того, как стали всерьез думать о референдуме в Крыму, заявил, что русский никогда не поймет украинца и никогда по-украински разговаривать не будет, поэтому в Крыму русских быть не должно. Если те, кто оппонирует нашей внешней политике, считает, что это надо было "пустить на самотек" (тем более, что вслед за этими словами была попытка вооруженного захвата здания Верховного Совета Крыма), то я с этой позицией согласиться не могу.

Помните, недавно был спор о позиции прагматизма? Кто-то на одном нашем, по-моему, либеральном канале стал развивать мысль о том, надо ли было удерживать Ленинград, не проще бы было ли его сдать? Тогда бы якобы и не было столько жертв. Мне кажется, что это рассуждение из той же серии, что и мысли о том, чтобы бросить русских в Крыму и русских в Донбассе. Все это так же касается вопроса о русской нации, российской нации – неравнодушность к людям и сохранение своего генетического кода. Без этого генетического года не отстояли бы Ленинград, не выиграли бы войну. Я не призываю всех к милитаризованным действиям, но просто хочу сказать, что есть вещи, которые мы не можем оставить, если мы являемся нацией. Отдавать Крым в руки нацистам, которые совершили переворот в Киеве (а на этой волне пришло нынешнее руководство), было бы, я считаю, преступным.

Вопрос: Мой вопрос касается Шурэнской ГЭС, которую сейчас пытается построить Монголия. На какой стадии сейчас этот процесс? В январе этого года вы заявили, что защитите Байкал. Сейчас он очень серьезно «болеет». Обмеление р.Селенги может на нём очень пагубно сказаться. Какова сейчас позиция внешнеполитического ведомства? Вы защитите Байкал?

С.В.Лавров: Позиция такая же, как и была. Мы убеждены, что решить проблему энергообеспечения и энергоснабжения Монголии можно достаточно просто, не прибегая к строительству ГЭС на р.Селенге. Я об этом не раз говорил с Министром иностранных дел Монголии. Такие разговоры были и на уровне руководств наших стран.

Несколько дней назад Министр энергетики Российской Федерации А.В.Новак касался этой темы. У Министерства энергетики России уже есть конкретный план, который можно предложить монгольской стороне для решения вопроса ее возросших потребностей в электроэнергетике. Самое главное сейчас, чтобы мы предоставили монгольской стороне эти возможности в практическом плане. Естественно, мы будем защищать Байкал.

Вопрос: Существует точка зрения, что страны, не имеющие ядерного оружия, не могут вести самостоятельную политику. Соблюдается ли в современных международных отношениях эта точка зрения, соблюдается ли этот принцип?

С.В.Лавров: Вы верно сказали, что это не принцип, это точка зрения. Здесь есть несколько моментов, на которых сейчас нужно остановиться. Страны, обладающие ядерным оружием, делятся на две группы. Есть те, что официально признаны ядерными державами (в рамках ДНЯО пять стран упомянуты как легитимные и законные обладатели ядерного оружия, они же являются пятью постоянными членами Совета Безопасности ООН) при понимании, что все участники ДНЯО будут добиваться нераспространения ядерных технологий, а роль ядерного оружия будет постоянно сокращаться в контексте общих усилий по обеспечению безопасности в мире и технологии мирного применения ядерной энергии будут активно использоваться в мире (строительство АЭС, использование энергии атома в медицине и т.д.). Как вы знаете, после этого появились новые ядерные державы, в том числе Индия и Пакистан, которые не подписывали ДНЯО. КНДР подписала этот договор, но потом вышла из него. Сейчас Пхеньян заявляет, что имеет все законные права на создание ядерного оружия и занимается этим. Вы знаете нашу позицию - мы не приемлем обладание Северной Кореей ядерным оружием. Вместе с Китаем у нас есть целый ряд предложений, нацеленных на недопущение глубочайшего конфликта, кризиса с огромным количеством человеческих жертв. К сожалению, риторика в Вашингтоне и Пхеньяне начинает зашкаливать. Надеемся, что здравый смысл возобладает.

У многих перед глазами есть пример С.Хусейна в Ираке, который подписал договор с ООН. На основе этого договора международные эксперты проверили весь Ирак, «перевернули все вверх дном». Были ликвидированы все остатки ядерной программы, больше ничего найдено не было. Тем не менее его всё равно свергли, потому что он как "диктатор" (как его называли) вызывал неприятие у наших американских и британских коллег. Ради того, чтобы удовлетворить свою ненависть, разрушили страну.

В Ливии тоже была ядерная программа. Правда, ливийцы сами от неё отказались. Всем стало известно, что стало с М.Каддафи.

Когда мы общаемся с некоторыми странами, в том числе в регионе, о котором мы сейчас говорим, они полушепотом указывают на отказавшихся от ядерного оружия иракцев и ливийцев, а также на то, что с ними сделали. Ваш вопрос имеет право на существование, но мы, конечно, будем выступать за то, чтобы обладание ядерным оружием не было критерием, по которому могут уважать в современном мире. Это неправильно.

Вопрос: Насколько Вам было сложно вести переговоры с Государственным секретарем США Р.Тиллерсоном? Отличаются ли они от переговоров с бывшим Госсекретарем США Дж.Керри?

С.В.Лавров: Конечно, каждый человек индивидуален. Специфика проявляется в общении на бытовые темы, а также когда ведется обсуждение профессиональных вопросов. Люди разные. Оба, насколько я могу судить, продвигают американские интересы так, как каждый из них считал и считает оптимальным. Я готов к любым партнерам. Главное, чтобы мы не просто продолжали разговаривать, но и начали договариваться, как это произошло в отношении создания зоны деэскалации на юго-западе Сирии. Как я уже сказал, похожий процесс продолжает происходить по линии дипломатов и военных. Ведутся рабочие и профессиональные прагматичные контакты. Они отвечают взаимным интересам, поскольку у нас там расположена группировка ВКС России, а у США их коалиция ведет свою деятельность. Правда, нас туда пригласило законное Правительство Сирии, а их не приглашали, но это факт реальности. В интересах борьбы с терроризмом такие контакты нужны. Также они ведутся в интересах содействия политическому процессу и созданию условий для того, чтобы Правительство Сирии и оппозиция сели за стол переговоров и начали согласовывать будущее своей страны без вмешательства извне.

Вопрос: В октябре этого года пройдет Всемирный фестиваль молодёжи и студентов (ВФМС). Как Вы считаете, станет ли итогом этого форума формирование новых международных отношений? Если да, то в каких направлениях Вы рассчитываете сегодня на молодежь?

С.В.Лавров: Как на вас не рассчитывать, если скоро вы всем будете руководить у нас в стране? Молодежная политика – это очень важная вещь. Мы очень ценим наши отношения с Федеральным агентством по делам молодежи (Росмолодежь), а также программы, которые все больше на молодежь ориентируются (не только по линии Росмолодежи, но и по линии Федерального агентства по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, по международному гуманитарному сотрудничеству).

Я двумя руками выступаю за то, чтобы таких фестивалей было больше. Надеюсь, что смогу принять имеющееся у меня приглашение посетить это важнейшее событие в жизни нашей страны и всего молодёжного (и не только) движения. Рассчитываю, что молодежь будет дружить со сверстниками за рубежом, без этого никуда не деться. Мы живём в одном мире, а он становится всё меньше, учитывая глобальные тенденции и общие для всех риски и угрозы.

Вопрос: Президент Российской Федерации В.В.Путин постоянно говорит, о том, что мы русские и своих не бросаем независимо от того, на какой территории они находятся. Как эти слова можно соотнести с нашим молчанием на ежедневные обстрелы на территории Донбасса? Мы из бюджета тратим огромные деньги на ведение войны в Сирии. Неужели нам алавиты ближе, чем русские люди из Донбасса? Почему мы признали президентские выборы на Украине и референдум в Крыму, но не признали референдум о независимости Донецкой и Луганской областей, который прошел одиннадцатого мая 2014 г.? Я была в Донбассе, и одно из самых распространенных высказываний, которые я слышала от местных жителей о том, что «Россия нас предала, как когда-то предала Югославию».

Сейчас очень распространена практика в наших миграционных службах, что людям, которые бежали из горячих точек, чьи дома разрушены, в данный момент зачастую не продлевают регистрацию на временное проживание, потому что по официальным данным на территории Донбасса сейчас нет войны, там якобы перемирие.

Почему ополченцев и донецких активистов арестовывают по запросу киевских властей и передают на территорию Украины? Почему Россия выдает ополченцев и почему беженцев депортируют обратно в их разрушенные дома? Почему Россия не может выдать им российское гражданство? Мы выдаем гражданство С.Сигалу и Р.Джонсу, которые не знают русского языка. Если мы даем им возможность, мы должны брать за это ответственность. Это не должно быть какими-то политическими амбициями.

С.В.Лавров: Я за миграционную службу не могу ничего сказать. Знаю, что недавно приняты решения, которые уже вступили в силу и резко облегчают вступление в российское гражданство, прежде всего для украинцев. Это факт. Были приняты поправки в закон «О гражданстве РФ», которые позволяют без всяких справок от украинских властей приобретать российское гражданство. Это решает огромное количество проблем.

Насчет депортации, высылки, выдачи - я не припомню таких случаев. Если Вы мне назовете конкретную фамилию, тогда я смогу Вам что-то ответить.

Что касается Сирии. Когда развалили Ирак, вернее, когда еще американцы поддерживали моджахедов в Афганистане в советские времена, по итогам образовалась «Аль-Каида», которая потом ударила бумерангом по самим США. Как неоднократно говорил Президент России В.В.Путин, приручить террористов невозможно, но такие попытки, к сожалению, продолжаются, и наши коллеги наступают на те же грабли. После разрушения режима С.Хусейна появился ИГИЛ, то самое «Исламское государство». Эмиссары «Аль-Каиды» и ИГ работали на нашей территории и на территории наших ближайших союзников, прежде всего на Кавказе и в Центральной Азии. А сейчас, когда они вторглись в Сирию и, по сути дела, развязали войну против Б.Асада с использованием террористических и экстремистских группировок, помогая им вооружением, советниками, а потом и спецназом, образовалась та самая «Джабхад ан-Нусра». Вы думаете, если эти люди там появились, то они там и будут проживать? Это совсем не так. Их агентура уже вокруг нас, внутри России. Те, кто пытается совершать теракты, открыто ассоциируют себя с игиловцами. Увеличивать поток этой заразы и угрозы мы не имеем права. Поэтому я бы не сказал, что в Сирии мы забыли о своих интересах и думаем о чьих-то еще. Потому что решать проблемы этого региона уже пробовали несколько раз - я приводил в пример Ирак, Ливию. Нам таких примеров больше не надо. Мы хотим, чтобы конфликты все-таки урегулировались при уважении интересов соответствующих государств, а не по тем лекалам, которые составлены где-то за пределами этого региона.

Теперь о Донбассе. Во-первых, я не могу сказать, что там идёт война. Да, там продолжаются нарушения перемирия. Прежде всего, они продолжаются со стороны украинских властей. Если мы хотим, чтобы там наступил мир и чтобы все, кто живет в Донбассе - русские и те, кто ассоциирует себя с российской культурой и русским языком - были в безопасности, нам необходимо заставить киевскую власть выполнить Минские соглашения. Она этого не хочет. Франция и Германия, которые подписывались под Минскими соглашениями, понимают, что Киев этого не хочет делать, потому что опасается, что радикалы свергнут Президента П.А.Порошенко и заберут власть в свои руки. Но изменить такую ситуацию пока у немцев и французов не получается. Сейчас будут подключаться американцы, которые тоже, думаю, прекрасно понимают, что происходит в Киеве. В наших интересах сохранить этот уникальный документ – Минские договоренности, который реально обеспечивает права жителей в Донбассе. Альтернатива войны? Я думаю, никто здесь не хочет войны с Украиной. Надо заставить тех самых радикалов и неонацистов, которые сейчас правят бал на Украине, заставить их знать свое место и подчиниться воле международного сообщества. Это гораздо сложнее сделать, чем просто взять и отбомбить какую-то территорию. Новыми бомбежками и обстрелами мы эту проблему не решим, а загоним ее окончательно вглубь. В наших интересах, чтобы русские не бежали с тех мест, где они живут, а чтобы они жили как люди, чтобы их уважали, уважали их культуру, язык, традиции, праздники и историю в тех странах, где они сейчас находятся. И я другого пути просто не вижу. Здесь, к сожалению, мы с Вами не согласимся.

Вопрос: Вы уже коснулись темы КНДР и США. Между нами сейчас нарастает конфликт. Как Вы думаете, перерастет ли он действительно в серьезное военное столкновение? Если да, то какую сторону займет Россия?

С.В.Лавров: Я уже успел сегодня об этом упомянуть, отвечая на другой вопрос. Считаю, что риски очень высокие, особенно учитывая эту риторику. Звучат прямые угрозы применить силу, при этом Министр обороны США Дж.Мэттис в очередной раз (первый раз был пару недель назад) заявил, что это будет сопряжено с огромным количеством человеческих жертв. Тем не менее, разговоры о том, что нужно нанести превентивный удар по Северной Корее, разговоры из Пхеньяна о том, что нужно ударить по острову Гуам по американской военной базе не прекращаются. Нас, конечно, это очень тревожит. Я не буду сейчас гадать на тему о том, что будет если. Мы делаем все, чтобы этого если не случилось. Как я сказал, мы вместе с Китаем предложили очень разумный план, который предполагает двойное замораживание – лидер КНДР Ким Чен Ын замораживает любые ядерные испытания и ракетные пуски баллистических ракет, а США и Южная Корея замораживают крупномасштабные военные учения, которые постоянно используются Северной Кореей для проведения испытаний и заявлений о том, что она будет полагаться только на свою ядерную мощь, чтобы обеспечить свой суверенитет. Если такое двустороннее замораживание произойдет, то затем уже можно садиться и просто начинать с азов – подписать вместе бумагу, которая будет подчеркивать уважение суверенитета всех тех, кто там находится, включая Северную Корею. Потом уже можно будет создавать условия для того, чтобы достичь нашей общей цели, которая утверждена в Совете Безопасности ООН - денуклиаризация Корейского полуострова, которая означает отказ КНДР от ядерной программы, а также неразмещение в Южной Корее американского ядерного оружия, на что начинают тоже намекать. Я говорил об этом с Государственным секретарем США Р.Тиллерсоном, а до этого с Дж.Керри, у них был абсолютно одинаковый ответ на этот вопрос. Вопрос заключался в том, почему нельзя согласовать это двойное замораживание. Ответ у них такой – ядерные испытания и ракетные пуски в Северной Корее запрещены решением СБ ООН, которое обязательно к исполнению, а военные учения никто, никогда и никому не запрещал. Они делают то, что легально, а КНДР то, что нелегально. На это у меня есть тоже свое мнения. Я считаю, что когда дело доходит почти до драки, то первым, наверное, должен сделать шаг от опасной черты тот, кто сильнее и умнее. Будем надеяться.

Вопрос: Для нас большая честь, что Вы недавно вернулись из командировки в Юго-Восточную Азию и сразу направились к нам. Это действительно очень важно для нас.

Как известно, в истории дипломатии А.А.Громыко был назван «Господином Нет», через несколько лет другой министр А.В.Козырев был наречен «Мистером Да». А кем считаете себя Вы?

С.В.Лавров: Пусть мне дают прозвища те, кто наблюдает за мной. Я сам этим заниматься не буду.

Вопрос: Общеизвестный факт, что Вы большой любитель поэзии. Может быть, Вы вспоминаете какие-то стихотворные произведения во время переговоров?

С.В.Лавров: Вспоминаю, но в основном басни дедушки И.А.Крылова.

Вопрос: Как Вам известно, в двадцатых числах июля был т.н. «День гнева» палестинцев в отношении того, что Правительство Израиля установило дополнительные меры безопасности на Храмовой горе. В течение этого «Дня гнева» один из палестинцев совершил жестокое убийство в поселении Халамиш, в результате чего на это действие отреагировал глава ХАМАС совершенно не так, как нужно было, назвав этого палестинца героем, а не преступником. Скажите, пожалуйста, что еще должен сказать Х.Машааль и сделать ХАМАС, чтобы Россия признала это движение террористической организацией?

С.В.Лавров: Х.Машаль уже не руководитель ХАМАС, она избрала нового председателя Политбюро (в ХАМАС так называется главный орган власти) И.Хамия, который живет в секторе Газа. Частично это философский, а частично очень практичный вопрос. Есть страны (западные, прежде всего, и Израиль, конечно), которые считают ХАМАС террористической организацией. По-моему, в 2007 г. намечались выборы в сектора Газа и на Западном берегу реки Иордан тоже, и было ясно, что ХАМАС весьма и весьма популярен. Поэтому, опять же, стало понятно, что выборы могут закончиться таким результатом, который не будет способствовать мирным переговорам. Надеюсь, что я сейчас не раскрываю больших секретов. Тогда Государственным Секретарем США была К.Райс, и мы просили американцев подумать о том, чтобы согласовать с палестинцами перенос этих выборов на какой-то неопределенный срок, чтобы было возможно оказать больше содействия в мирном процессе. Американцы сказали, что ничего подобного они делать не будут – это требования демократии, выборы должны состояться. Выборы состоялись, победил ХАМАС в Газе, и они сказали, что они эти выборы не признают. Мы же их предупреждали! Они заявили, что ХАМАС – это террористы, и, значит, нужно изолировать Газу. Израильтян мы тоже просили убедить американцев отложить эти выборы. Они не послушали.

Теперь насчет того, что из себя представляет ХАМАС. На эту тему можно долго говорить. Но то, что это очень популярная среди палестинского населения структура – это факт. Недавно мы опять общались с нашими израильскими коллегами. На Международную конференцию по безопасности, которую проводит Министерство обороны России, приезжал Министр обороны Израиля А.Либерман, бывший министр иностранных дел, я его хорошо знаю. Мы с ним и с другими израильскими представителями говорили на эту тему. Мы считаем (наверное, это факт, с которым большинство моих собеседников в Европе и в регионе согласны), что неурегулированность палестинской проблемы, неспособность создать государство Палестины рядом с государством Израиль (как это было обещано в 1947 г. году ООН), является, наверное, одним из наиболее важных факторов, который позволяет террористам вербовать в свои ряды все больше сторонников на арабской улице.

Я не ассоциирую себя с теми, кто аргумент этот использует, но как бы ни относиться к этому, есть молодые люди в той же Палестине, в секторе Газа, которые почти в блокадном положении воспитываются этими проповедниками в духе ненависти и с использованием главного аргумента, что Палестине обещали государство и обманули. К анализу этой ситуации нужно подходить чуть более комплексно. Сейчас, слава Богу, начинается движение в пользу того, чтобы решить вопрос сектора Газа, обеспечить объединение палестинцев ХАМАС и ФАТХ, которым руководит М.Аббас, на принципах, заложенных в Арабской мирной инициативе и в платформе Организации Освобождения Палестины. Эта платформа и Арабская мирная инициатива признают существование Израиля. Я считаю печальным то, что мы уже много лет не можем обеспечить какой-то прогресс в этом направлении.

Сейчас уже ставят под сомнение решение палестинской проблемы на основе создания Палестинского государства, так называемое двугосударственное решение, как и планировалось ООН: государство еврейское и государство арабское в Палестине. Уже начинают говорить, что, может, есть какой-то другой сценарий, который будет приемлем для израильтян и палестинцев. Наверное, есть. Если они согласятся о чем-то – ради Бога, кто же будет спорить? Надо их усадить за стол переговоров. Президент России В.В.Путин еще в августе прошлого года приглашал на прямые переговоры Премьер-министра Израиля Б.Нетаньяху и Президента Государства Палестины М.Аббаса., причем согласовав, что они будут готовы сесть за стол переговоров без всяких предварительных условий. До сих пор ждем, к сожалению.

Но если решение палестинской проблемы будут искать за пределами создания палестинского государства, то что остается? Мы же знаем, какие есть варианты: палестинцы-арабы остаются частью Израиля, то есть Израиль возвращает полный контроль над Западным берегом и Газой. И тогда опять два варианта. Первый вариант - Израиль предоставляет арабам, мусульманам, которые будут жить в расширенном Израиле, полные права, и тогда кто знает, как будет действовать демократический процесс и какими будут результаты выборов через 5, 10, 30 лет. Второй вариант – не давать им эти права. Тогда это почти апартеид, как это было в Южной Африке.

Я разговариваю очень откровенно, потому что, как мне кажется, неправильно говорить, о том, что надо сделать так, чтобы признать ту или иную структуру террористической, сделать так, чтобы осудить кого-то, принять против кого-то какие-то действия.

Я считаю, что дипломаты должны получать удовольствие не от того, что они кого-то наказали, как им кажется, а от того, о чем меня спрашивала девушка до этого – какие переговоры были наиболее волнительными, волнующими. В данном случае, надо действительно волноваться за судьбу этого региона. Мы на 100% гарантируем, что будем при любых обстоятельствах, какие бы пути урегулирования ни были избраны (там все равно будет внешнее оформление, будет дополнительно обсуждаться судьба Иерусалима), учитывать законные интересы Израиля в сфере безопасности. Об этом наши израильские друзья знают, они прекрасно понимают в целом нашу политику. Не говоря уже о том, что в Израиле живет больше миллиона наших соотечественников, полностью пользующихся правами граждан, в том числе выходят на руководящие позиции. Заботясь о безопасности в регионе, включая безопасность Израиля, мы также не можем игнорировать то, что нерешенность этой палестинской проблемы эту безопасность реально подрывает. Те, кто спекулируют на нерешенности этой проблемы и хотят продолжать свое грязное дело, получают очень хороший рычаг для того, чтобы одурачивать и оболванивать молодежь и завлекать ее в террористические сети.

Вопрос: Какими навыками, по-вашему, будем обладать молодое поколение через 50 лет? Вы много ездите по разным странам, принимаете участие в различных конференциях. Как Вы все это успеваете, в чем секрет?

С.В.Лавров: Секрет, наверное, простой – спасибо маме и папе.

Насчет того, какими навыками будет обладать молодое поколение через 50 лет. Когда Вы будете в таком же возрасте, как я сейчас, спросите себя о том же. Предсказать очень трудно не потому, что какие-то базовые вещи сейчас неизвестны – ясно, что поколение должно быть эрудированным, продвинутым, лучше нас, умнее нас, надеюсь, более способным к договоренностям, чем мы наблюдаем в современном мире, менее эгоистичным, чем сейчас некоторые наши партнеры. Но какими конкретно навыками будет нужно обладать? Невозможно угнаться за технологиями. Месяц иногда решает очень многое, а 50 лет – кто знает, что там будет? Может, на Марсе будем жить, по крайней мере, половина из тех, кто захочет.

А есть тут кто-то из МГИМО здесь?

Вопрос: Есть.

С.В.Лавров: А то я уж боялся.

Вопрос: Я журналист из Стерлитамака. Мой вопрос очень актуален: стоит ли нам ожидать иностранного вмешательства на выборах Президента в 2018 г.? Какова будет реакция России на это, и будут ли приняты ответные действия?

С.В.Лавров: Привет Стерлитамаку, я там несколько раз отдыхал на речке Белой, правда, в юности. Президент России В.В.Путин неоднократно в ходе интервью, на прямой линии и позже в выступлениях, беседах с иностранными коллегами говорил, что мы видим, как работает американское посольство, американские генеральные консульства в России. Они непосредственно участвуют в митингах оппозиции, присутствуют там, приглашают, о чем-то говорят. Ничего даже близко к этому наши дипломаты в США и других странах себе не позволяют.

Например, так называемая «революция достоинства», которая состоялась на Украине. Все знают, что за год до этой революции и в ее ходе в штаб-квартире Службы безопасности Украины работали представители ЦРУ. Никто этого не скрывает. Посол США на Украине вызывал к себе лидеров оппозиции в посольство, они там совещались.

Когда 20 февраля 2014 г. все-таки подписали соглашение с В.Ф.Януковичем, А.Яценюком, В.Кличко и О.Тягнибоком, то есть с главными лидерами оппозиции, а на утро соглашение было нарушено, мы обратились к немцам и французам (они засвидетельствовали это соглашение, под ним стоят их подписи) и сказали, что они должны отвечать за то, чтобы эту договоренность восстановить, ведь 24 часа назад их попросили ее зафиксировать, а потом одна сторона ее нарушила. Они ответили отказом, поскольку В.Ф.Януковича уже не было в Киеве. Сильный аргумент, конечно, хотя он был в Харькове, на съезде своей партии. Если президент не может этого сделать (как бы к нему ни относится), это не значит, что нужно объявлять его свергнутым. В соглашении был первый пункт о создании правительства национального единства, а когда был совершен переворот, А.Яценюк пошел на площадь Незалежности и поздравил всех «майданщиков» с созданием правительства победителей. Есть разница - национальное единство или победитель. Значит, есть побежденный.

Еще один интересный факт (когда говоришь об этом западным коллегам, они тушуются). Примерно в то же время был переворот в Йемене. Президент Йемена А.Хади уж точно сбежал и не в Харьков, а в Саудовскую Аравию, где он до сих пор проживает. Всё мировое сообщество считает его Президентом Йемена и требует его возвращения для урегулирования всех вопросов, которые возникли после переворота. Это позиция наших западных партнеров. Вот такие двойные стандарты - В.Ф.Янукович уехал в Харьков и все, его нет как президента, а Президент А.Хади уехал в Саудовскую Аравию три года назад – надо его вернуть, чтобы он опять возглавлял правительство и управлял страной. Мы ищем пути содействия решения и йеменского кризиса, но эти двойные стандарты и постоянное желание как-то, кого-то и где-то обмануть не очень помогают делу.

К вопросу о вмешательстве в выборы. Я не знаю, какие планы у американского посольства, но было много эпизодов, когда американские дипломаты были замечены в противоправной деятельности. Конечно, наши соответствующие службы должны принимать соответствующие меры. Например, очень много российских граждан работает в американском Посольстве как принятые на работу на месте. По Венской конвенции, если нанимаешь персонал в стране, где ты имеешь посольство, то этот персонал может быть только техническим – водитель, машинистки, стенографистки - и не имеет права заниматься дипломатической деятельностью, включая политические аспекты, естественно. Но нередки случаи, которые мы выявляли, когда сотрудники Посольства США из числа нанятых на месте ездили по разным регионам, проводили опросы населения, спрашивали об отношении к губернатору, как они вообще относятся к федеральному центру. В таких ситуациях мы просто вежливо просим наших американских коллег разорвать с этими людьми служебные отношения.

Думаю, что это в американской традиции, и они, может, даже сами не считают это вмешательством, потому что, во-первых, им все можно, а во-вторых, это у них в крови. Где угодно, в любой стране – в Восточной, Центральной Европе есть масса фактов, когда американское посольство буквально руководит процессами, в том числе действиями оппозиции.

Надеюсь, что после всех голословных обвинений в наш адрес (потому что ни единого факта не было предъявлено в течение тех 9 или уже 10 месяцев, что твердят в Вашингтоне о нашем вмешательстве в эти выборы), сама острота этой темы для американского истеблишмента, как говорят, все-таки заставит их лишний раз подумать. Если это будет происходить, у нас есть наши законы, Венская конвенция о дипломатических сношениях, которая очень конкретно прописывает, что можно делать дипломатическим представителям, а что нельзя. Будем руководствоваться ею и нашими законами.

Вопрос: Как долго еще будет продолжаться санкционная война с США? Есть ли на данном этапе у Российской Федерации пути решения сложившейся ситуации?

С.В.Лавров: Насчет продолжительности нынешней ситуации мне гадать трудно. Судя по всему, это прекратится не завтра и не послезавтра. Наверное, вы следите за настроениями в Вашингтоне в Конгрессе, настрой у них серьезный и надолго. Ежегодно Минфин США должен предоставлять в Конгресс этой страны какие-то отчёты, о том, кто и как себя в России ведет. Конечно, закон возмутительный, что там говорить. Мы из этого делаем очень простой вывод, учитывая, что по отношению к нам наши американские коллеги и идущие в кильватере их политики европейцы проводят политику наказания за то, что мы озаботились в данном случае Украиной, судьбой русских. Из этого нам надо делать вывод. Это иррациональное мышление, которое стоит за решением о наказательных и показательных санкциях. Надо исходить из того, что нужно полагаться на себя и не надеяться на доброе расположение тех, кто сейчас такое расположение не демонстрирует.

Кстати, говоря о политике наказать, это желание сквозит даже в названии – например, «противодействие враждебным действиям России, Ирана, КНДР». Все свалили в одну кучу, чтобы как бы повязать круговой порукой администрацию, включая президента, который все время выступал, что по Ирану надо принять что-нибудь пожёстче. В отличие от них наши внешнеполитические действия никогда не замышляются с целью нанести урон кому-то из партнеров. В отличие от тех самых, кого поэт назвал «клеветники России». В этом разница.

Думаю, вы следите за новостями, делается очень много. Например, импортзамещение, сколько бы ни пытались его критиковать при всех сложностях, является достаточно масштабной работой, которая дает свои результаты. У нас прорыв в сфере двигателестроения. Мы перестали зависеть от Украины, потому что они перестали с нами сотрудничать себе в ущерб. В этом году мы будем первые в мире по экспорту зерна – 25 млн.тонн, обойдя США, Канаду и Австралию.

Вопрос: Какие чувства Вы испытываете, понимая, что от встречи с тем или иным иностранным политическим деятелем зависит судьба не только нашего государства, но и других стран? Какими принципами Вы руководствуетесь на этих встречах?

С.В.Лавров: Судьба нашего государства зависит от нашего народа и государства. В разговорах с каким бы то ни было зарубежным деятелем у меня не возникает ощущения, что от этой встречи зависит судьба страны. Я никогда даже не думал об этом. От конкретной встречи зависит решение обсуждаемого на ней вопроса: какой-либо договор, согласование межправительственного соглашения.

Безусловно, есть судьбоносные встречи. Они проходят на высшем уровне, поскольку решения о конкретных действиях на мировой арене принимает глава государства как человек, определяющий внешнюю политику. Таких решений было принято немало, прежде всего по укреплению таких новых структур, как ШОС, создание ЕАЭС, формирование БРИКС. Это действительно вещи, влияющие на возможности нашей страны, существенно их расширяют. Не зря саммиты ЕАЭС, ШОС, БРИКС привлекают такое повышенное внимание. Это реально отражение тенденции, о которой я говорил в самом начале, о формировании полицентричного миропорядка.

Вопрос: Каково Ваше личное мнение относительно ситуации с А.А.Навальным?

С.В.Лавров: А что за ситуация?

Вопрос: Все эти митинги…

С.В.Лавров: Это все же не из сферы внешней политики. Я исхожу из того, что все мы граждане Российской Федерации, у нас есть законы, которые нужно уважать.

Вопрос: Какой совет Вы бы дали начинающим госслужащим для того, чтобы развивать в профессиональной сфере и работать на благо своей Родины, которой мы гордимся и очень любим?

С.В.Лавров: Смотря в каких государственных органах Вы хотите работать.

Получать больше знаний, развивать способность к аналитическому мышлению, уметь общаться, потому что любая работа, а в государственных структурах особенно, требует умения общения и больше, чем где бы то ни было еще, уважительного отношения к любому собеседнику. Эти качества очень схожи с тем, что нужно дипломатам, поэтому, если из госорганов Вам приглянется что-то близкое к Министерству иностранных дел, то почему бы нет?

Вопрос: Есть ли вероятность, что в ближайшее время мы увидим очередную «цветную революцию»? Какие профилактические меры проводятся и проводятся ли со стороны Российской Федерации?

С.В.Лавров: Увидим где?

Вопрос: В странах бывшего СССР.

С.В.Лавров: Я надеюсь, что нет, потому что не было ни одного опыта т.н. «цветной революции», который сделал бы жизнь лучше. И это не только в странах бывшего СССР, но и в других частях мира, где извне пытаются менять правительства и поддерживать оппозицию. Думаю, что опыт последних полутора десятилетий показывает, что это все больше начинают понимать и сами народы, которые становятся, извините меня, подопытными в этих планах, но от этих планов не отказываются. Я уже говорил, как посольства США в каждой стране пытаются активнейшим образом влиять, прежде всего, на оппозицию. У американцев есть такая философия – даже если они рассматривают правительство легитимным и не имеют к нему особых претензий, нужно держать его все время в напряжении, показывая, что они работают и с оппозицией. Это, кстати, в миниатюре теория «управляемого хаоса». Чем больше будет бурлить, тем удобнее им будет на этот «бульон» смотреть и приправлять его тем, чем они считают нужным.

Вопрос: Согласно данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), россияне считают своими союзниками такие страны, как Белоруссию, Китай, Казахстан и Японию. При этом существуют конфликты с Японией по вопросам Курильских островов, с Китаем, который устанавливает свои ракеты на границе с Россией, а Белоруссия не признает Крым российским. Таким образом, существуют ли в действительности сильные экономические и политические союзники у России в данный момент?

С.В.Лавров: Знаете, каждая страна имеет полное право размещать на своей собственной территории вооружение. Китай не размещает свои вооружения против Российской Федерации, и у нас нет таких сведений. У нас теснейшие связи с Китайской Народной Республикой, в том числе по линии военных, немало проводится совместных учений и тренировок, поэтому я не стал бы этот аргумент засчитывать как показатель чего-то иного.

Что касается действий наших союзников, то, я уже говорил на эту тему. Понимаете, у нас нет в национальной культуре палочной дисциплины и стремлений ее установить. Мы проходили когда-то через эти периоды в истории и про них знаем. Если сравнивать то, как наши союзники относятся к некоторым российским шагам, с тем, как относятся союзники США к действиям Вашингтона, то обычно приводят в пример как бы на контрасте НАТО, что этот Альянс все время един, монолитен. Но я знаю, как эта монолитность достигается. Я уже говорил о том, как Евросоюз вырабатывает свои позиции по отношению с нами на основе подходов агрессивного русофобского меньшинства. Там тоже такая «ложно понятая солидарность», от которой многие уже устают. Мы не будем заставлять наших соседей и наших партнеров «выстраиваться» нам в затылок. Но, конечно, те шаги, которые, по нашей оценке, не учитывают в должной мере наши интересы, мы замечаем и, безусловно, учитываем и будем учитывать их в нашей дальнейшей работе.

Говоря в целом, хочу еще раз подчеркнуть, что мы стараемся во всех наших действиях искать общее с нашими партнерами. В СНГ, на Востоке, на Юге, в Европе, США, Латинской Америке, Африке – где угодно, мы всегда стараемся искать общие подходы и войти в их положение. Стараемся понять причины, по которым они предпринимают те или иные действия, которые могут не слишком «входить в струю» с действиями Российской Федерации. Мы никогда не делаем ничего, чтобы сознательно, специально напакостить или нанести урон кому-то из наших партнеров, что сейчас происходит в действиях некоторых западных государств по отношению к Российской Федерации.

Однако в последнее время мы видим все больше здравых голосов, которые понимают ненормальность нынешней ситуации, когда абсолютно естественные партнеры, такие как Россия и Евросоюз, переживают далеко не лучшие времена просто потому, что на каком-то этапе кто-то вдруг провозгласил, что в данной ситуации (в связи с украинским кризисом) политика должна довлеть над экономикой. Это было провозглашено в ответ на опасения европейского бизнеса о том, что не нужно разрушать фундамент стратегического партнерства. Сейчас многие понимают, что это была ошибка, и в этом нет сомнений. Признаться в этом едва ли у кого-то найдется смелости, но то, что на практике ситуацию очень хотят возвращать к нормальности при всем понимании, что это займет немало времени, - это действительно факт.

Я очень рассчитываю, что вы будете думать о том, как сближать народы и страны, как помогать работать вместе, потому что существует слишком много угроз, которые стоят перед всеми без исключения странами.

Спасибо Вам большое, успехов.

?

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 11 августа 2017 > № 2273018 Сергей Лавров


Иордания. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 11 августа 2017 > № 2272846

Палестинская автономия: на смену затишью может прийти хаос

Гил Ярон | Die Welt

Король Иордании нанес визит главе Палестинской автономии (ПА) Махмуду Аббасу, чтобы вместе отпраздновать победу над Израилем на Храмовой горе в Иерусалиме. Многие наблюдатели считают, что этот успех для Аббаса может стать последним - соперники уже дышат ему в спину, пишет ближневосточный обозреватель Die Welt Гил Ярон.

"За 12 лет, прошедших после его победы на выборах, Аббас не смог предъявить большого количества успехов. На самом деле, его срок закончился в 2009 году, однако гражданская война с радикально-исламистским "Хамасом", который после победы на выборах взял под контроль сектор Газа, расколола народ, Аббас распустил парламент и правит посредством декретов", - напоминает автор публикации.

"Конфликт с "Хамасом" привел к тому, что лидер ПА ограничивает доступ собственного населения в регионе к электричеству, медицинским услугам. По Газе прокатилась волна увольнений, были сокращены зарплаты государственных служащих. На Западном берегу Аббас превратился в автократа, подвергающего гонениям членов "Хамаса", политических оппонентов и блогеров. Однако в отношении Израиля он придерживался принципа ненасильственного противостояния и переговоров", - передает Ярон, указывая на то, что в народе сотрудничество с израильскими спецслужбами вызывает негативную реакцию.

"Миротворческий процесс не двигается с мертвой точки, израильские поселения множатся, показатели экономики ПА падают, а вслед за ними - и популярность Аббаса", - говорится в статье.

Так было вплоть до последнего кризиса вокруг священной для мусульман мечети Аль-Акса. Палестинцев и иорданцев возмутил тот факт, что израильский премьер Нетаньяху усилил меры безопасности на Храмовой горе после убийства там двух израильских полицейских. "Аббас воспользовался возникшим кризисом для смены политического курса", - пишет автор. "Он занял позицию религиозного руководства и широких масс", - отмечает в беседе с изданием Халил Шикаки, авторитетный палестинский социолог.

"Неожиданно Аббас занял жесткую позицию и заговорил о народном протесте - массовых протестах, в ходе которых нередко дело доходит до жестоких столкновений", - отмечает журналист. Радикальная смена позиций Аббаса привела к успеху: "давление со стороны Иордании и опасность эскалации насилия вынудили Нетаньяху отменить новые меры".

По мнению автора, этот успех имеет горький привкус: "он добился его, используя те средства, которые он прежде отвергал. Кроме того, это может быть его последним успехом: лидеру ПА 82 года, он не отличается отменным здоровьем". Все задаются вопросом, что будет после его отставки или смерти, пишет Ярон.

"Согласно конституции, власть переходит в таком случае к спикеру парламента - до момента проведения выборов. Однако движение Аббаса "Фатх" не проголосует за подобное решение: спикер парламента Азиз Дуек - член "Хамаса". В течение многих лет Аббас препятствовал становлению в рядах своей партии потенциального преемника, опасаясь, что тот может стать опасным соперником", - говорится в статье.

В феврале этого года на должность зампредседателя партии был назначен Махмуд ал-Алоул. Однако ему не хватает известности и сторонников. "Неплохо с этим обстоят дела у Марвана Баргути. Будучи представителем более молодого поколения активистов "Фатх", он уже много лет лидирует в опросах. Свою карьеру он начинал террористом, но в 1990-е годы он трансформировался в сторонника мирного соглашения с Израилем. Однако с началом второй интифады в 2000 году он снова возглавил террористическую ячейку", - напоминает издание. Израильский суд приговорил его к пожизненному заключению, и из тюрьмы ему будет непросто занять место Аббаса.

"Кроме того, у него есть мощный конкурент: заклятый враг Махмуда Аббаса Мохаммед Дахлан. Бывший глава службы безопасности ПА попал в немилость Аббаса, проиграв войну "Хамасу" в Газе. "Находясь в ссылке в ОАЭ, он смог громко заявить о себе. При помощи денег от представителей ОАЭ он строит лагеря для палестинских беженцев. Его исключительные отношения с Египтом обеспечили ему роль посредника между Каиром и "Хамасом". Уже идет речь о сделке, суть которой в том, что Дахлан возьмет на себя руководство сектором Газа и положит конец оккупации региона - отличный старт, чтобы стать лидером всех палестинцев", - замечает издание.

Однако не стоит забывать и о старой гвардии, которая дергает за нужные ниточки в Рамаллахе. "Она попытается разделить власть между своими представителями или назначить компромиссного кандидата, которого они смогли бы контролировать", - пишет Гил Ярон.

По мнению экспертов, "без выборов и преемника в случае неожиданной отставки или ухода Аббаса ПА погрузится в войну диадохов, что станет благодатной почвой для различного рода радикальных группировок. После многолетнего затишья и небольшой победы на Храмовой горе Аббас под конец может серьезно навредить своему народу", резюмирует автор.

Иордания. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 11 августа 2017 > № 2272846


Франция. Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272807

Качества великого лидера

Кишор Мабубани (Kishore Mahbubani), Клаус Шваб (Klaus Schwab), Project Syndicate, США

Обедая недавно вместе в Сингапуре, мы попытались определить качества, которые делают лидера великим. Для Клауса пятью главными элементами оказались сердце, мозг, мускулы, нервы и душа. Для Кишора главными стали сочувствие, проницательность, смелость, а также способность находить таланты и понимать сложные вещи. Степень пересечения этих двух списков говорит о многом.

Не случайно оба списка начинаются с сердца. Подобно Нельсону Манделе и Махатме Ганди, лидер не может достичь величия без глубокой эмпатии со своим народом. Это чувство стимулирует борьбу против несправедливости, с которой может сталкиваться народ.

В нормальные времена такие героические лидеры не появляются. Но сейчас — не нормальные времена. Наоборот, беспрецедентный уровень неравенства во многих странах мира является сегодня как раз тем видом несправедливости, который может привести к появлению великих лидеров, сострадающих тем, кто находится «на дне». Премьер-министр Канады Джастин Трюдо, молодой лидер, который сегодня подает наибольшие надежды, был избран отчасти благодаря своему обещанию помочь простым людям.

Затем следует «мозг» — способность просеивать массу информации, которой нас непрерывно заваливают, чтобы принимать умные решения в сложном и быстро меняющемся мире. Здесь некоторые современные лидеры демонстрируют огромные способности.

Например, продолжение роста и развития экономики в Китае и Индии стало следствием того факта, что председатель Си Цзиньпин и премьер-министр Нарендра Моди понимают экономические и социальные трудности и, перспективы, связанные с Четвёртой промышленной революцией. Они знают, что в таких сложных условиях им надо развивать новые, динамичные отрасли, которые выведут экономику их стран на передовые рубежи научного и технического прогресса.

Разумное применение новых технологий помогает бороться с бедностью. Миллиард индийцев, которые присоединились к системе «Аадхаар» (электронный паспорт), получили теперь прямой доступ к системе социальной защиты, минуя бюрократические барьеры. Миллиард китайцев, которые совершают мобильные платежи с помощью смартфонов, получили прямой доступ ко всем видам потребительских товаров, что повышает их качество жизни.

Никто пока не провёл убедительных подсчётов уровня роста благосостояния, обеспеченного этими технологическими успехами. Однако как и в Китае, так и в Индии растёт оптимизм. По данным опроса Pew Research Center, 87% китайцев позитивно оценивают текущую экономическую ситуацию в стране, а 82% уверены, что их дети будут жить лучше, чем они сами сегодня. Аналогичным образом 83% индийцев позитивно воспринимают экономическую ситуацию в стране. При этом 76% уверены, что их дети будут жить лучше.

Третье критически важное качество великого лидера — это смелость (или нервы, как выразился Клаус). Приток беженцев в Европу — особенно сирийских беженцев в 2015 году — вызвал взрыв популистских настроений, а политические лидеры стали активно призывать к закрытию границ. Слабые лидеры поддались этому давлению, либо переняв риторику популистов, либо оказавшись раздавленными под напором разгорячённых конкурентов.

Но не канцлер Германии Ангела Меркель. Он подала сильный пример, согласившись принять миллион беженцев. Сначала её отношения с избирателями и даже со многими членами её собственной партии испортились вплоть до того, что некоторые начали писать ей политическую эпитафию. Однако её выдающаяся смелость в итоге была вознаграждена. Сейчас во всём мире она считается одним из самых сильных лидеров нашего времени.

В своей особой, спокойной манере президент Индонезии Джоко «Джокови» Видодо демонстрирует схожую смелость. Индонезия, как и Европа, столкнулась с нарастающим давлением националистических и популистских сил, которые пытаются ликвидировать пять принципов толерантности («Панчасила»), лежащих в основе индонезийской государственности.

Арест политического союзника Джокови, бывшего губернатора Джакарты Басуки Чахая Пурнамы, известного также как Ахок, за оскорбление ислама привёл к усилению этого давления. Тем не менее, Джокови, как Меркель, продолжает давать отпор экстремистам, и даже объявил вне закона экстремистскую группировку «Хизб ут-Тахрир».

Для того, чтобы смелость приводила к позитивным переменам, конечно, нужны мускулы, то есть влияние и авторитет, позволяющие действовать, а это требует хорошего понимания политических реалий. Подобная проницательность сыграла крайне важную роль — например, в мощном сдвиге в политической системе Ирландии. Эта глубоко консервативная страна выбрала премьер-министром Лео Варадкара, гея индийского происхождения.

Папа Франциск демонстрирует, как все эти различные качества могут соединяться, создавая сильного лидера. Проницательность, смелость, нравственность и интеллект лежат в основе его стремлений изменить позицию и восприятие Римско-католической церкви в мире.

Например, традиции запрещают папе одобрять гомосексуальность, однако папа Франциск набрался смелость сказать следующее: «Если человек является геем, ищет Бога и у него добрая воля, то кто я такой, чтобы судить его?» Кроме того, папа Франциск порвал с традиционной позицией Церкви, заявив, что женщины, которым грозит вирус Зика, поразивший некоторые страны Латинской Америки в прошлом году, могли бы пользоваться искусственными средствами контрацепции.

В целом папа Франциск продемонстрировал смелость и мудрость, поддержав более децентрализованную структуру церкви и выступая за инклюзивную церковь, которая является «домом для всех». Ещё одним проницательным поступком папы стала замена высших чинов Ватикана постепенным образом, а не одним резким движением.

У папы Франциска есть также качество, которое Клаус назвал бы душой лидера. Большинство лидеров рано или поздно привыкают к комфорту, который их окружает из-за их должности. А папа Франциск продолжает вести простой, непритязательный образ жизни без тех привилегий, которые часто оказываются связаны с лидерством — даже в религиозной сфере.

В мире, который меняется быстрее, чем раньше, нам надо искать лидеров, способных защищать и отстаивать интересы людей, которых они представляют. Это означает, что мы должны не просто критиковать недостатки слабых лидеров, но и подчёркивать успехи сильных. Таких лидеров может быть и мало, но они есть, и нам следует их приветствовать.

Франция. Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272807


США. КНДР. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272759

Санкции и пропаганда

Абулькасэм Касэмзаде, Ettelaat, Иран

Законопроект по санкциям против России, Ирана и Северной Кореи после длительной кампании в СМИ и многочисленных выпадов официальной и неофициальной пропаганды наконец утвердили в Конгрессе США. С точки зрения многих политических обозревателей статьи законопроекта по санкциям против Ирана и КНДР за исключением ряда деталей являются в общем-то повторением прошлого, тогда как статьи в отношении России вводят новые «основания» для применения санкций, а также связывают Трампу руки в переговорном процессе с российским лидером Владимиром Путиным. Особенно это касается вопросов отмены (полной или частичной) антироссийских санкций. Теперь это становится правом Конгресса.

Данный законопроект у многих в Вашингтоне и в США должен был вызвать вопрос о том, вернет ли Трамп его в Конгресс без своей подписи для дальнейшего рассмотрения. Или же он наложит на него вето? Ответ на этот вопрос прозвучит через два дня, но многочисленные источники и ответственные лица в Белом доме утверждают, что президент США — хотя и явно не в восторге от утверждения Конгрессом данного закона, все равно подпишет его для дальнейшего исполнения. А кто-то все же предполагает, что Трамп найдет возможность наложить на него вето.

Как бы то ни было, первые отклики на этот законопроект, прозвучавшие в большинстве стран Европы, Азии, Латинской Америки, а также в Канаде, носили определенно отрицательный характер. К примеру, в Европе, Министерство иностранных дел Франции выступило с заявлением, призвав Конгресс пересмотреть законопроект, назвав его препятствием для дальнейшего политического переговорного процесса, помехой для разрешения конфликтов между странами, а также еще одним средством для нагнетания напряженности и усиления терроризма. Правительство Германии также осудило закон в своем официальном заявлении. Оно особенно не довольной той его частью, которая предполагает ужесточение санкций против России. По убеждению правительства ФРГ, законопроект станет препятствием для реализации соглашений по поставкам газа из России в Европу через Германию, а также может помешать урегулированию конфликта на востоке Украины.

Китайское правительство тоже осудило инициативу американских конгрессменов и назвало ее очередным шагом к эскалации региональных кризисов, а также предостерегло США и кабинет Трампа от полной изоляции на международной арене. Большинство стран Латинской Америки и Канада также раскритиковали законопроект Конгресса по санкциям, назвав его большой политической ошибкой, которая усугубит и без того непростую и напряженную атмосферу в международных отношениях. Президент России Путин в своем первом заявлении после того, как стали известны итоги голосования в Конгрессе, назвал их «унизительными» для России как государства и ее народа, и заявил, что новые американские санкции «полностью противоречат международному праву» и что его страна «не оставит без ответа проявленное к России неуважение».

В Иране прозвучал довольно сдержанный отклик от лица спикера парламента [маджлиса] ИРИ Али Лариджани. Он был следующим: «Не следует поддаваться на провокации американо-израильской пропаганды и давать ей лишний повод пошуметь. В то же время следует выступить против американских санкций единым фронтом. Санкции — это далеко не новая проблема в международных отношениях».

Таким образом, наблюдая за отголосками и международным резонансом, вызванным этими событиями, можно отметить, что большинство независимых государств и народов (исключая разве что израильский режим) сочли инициативу США неприемлемой и решительно выступили против нее.

Рассматривая историю использования санкций в форме закона, можно отметить, что, начиная с законопроекта «Д'Амато» (речь идет о так называемом Законе 1996 г. «О санкциях в отношении Ирана» — прим. перев.), который был сначала утвержден, а затем приостановлен в период президентства Клинтона и Джорджа Буша-младшего, был только один период, когда США удалось сформировать международный консенсус вокруг необходимости «покарать» санкциями Иран: это был период пребывания у власти [в Иране] президента Ахмадинежада. Именно тогда удалось сформировать некое подобие единого фронта, при помощи которого удалось-таки навязать Исламской Республике разного рода санкции. На тот период большинство западных политиков признали применение санкций против Ирана успешно работающим механизмом, поскольку на деле возник некий единый фронт, где все выступали «за» и где в одном лагере собрались и США, и Россия, и Китай, и страны Евросоюза.

Экс-президент США Обама, будучи основным «двигателем» санкционной политики против Ирана, назвал формирование этой международной коалиции против ИРИ большим успехом. Но затем та же самая коалиция села за стол переговоров и стала обсуждать программу «снятия санкций» с Ирана. Именно тогда политика санкций стала близиться к завершению: все государства, входившие в прежнюю коалицию, поняли, что политика санкций и «объединения в коалицию» по поводу применения санкций против какой-либо страны в итоге успеха не принесла. Политика объединения в коалиции, навязывавшие санкции третьим странам, явно не оправдала себя. И сейчас отношения между странами ыстраиваются на основе двустороннего, многостороннего или регионального сотрудничества. Навязывание санкций стране и объединение в коалиции будет эффективным только тогда, когда к этому стремятся все участники союза. Без этого любая подобная политика не будет последовательной и обречена на провал.

Отношения Ирана и европейских государств, России, Китая, Японии, а в будущем — Канады (если отношения с этой страной у Ирана будут восстановлены), безусловно, «обречены» на динамичное развитие. «Окно», через которое осуществляется экономическое, политическое, и культурное сотрудничество с Ираном, больше не закрыто наглухо. И поэтому новый законопроект по санкциям, принятый при заметной поддержке «израильско-сионистского» лобби и нацеленный на изоляцию Ирана, будет явно встречен мировым сообществом с большим неодобрением. И новая попытка притеснений Исламской Республики неизбежно провалится. Проблемы конгрессменов и политиков в Вашингтоне заключаются в том, что они мало что знают об Иране. Более того, они, по всей вероятности, получают информацию от сионистских кругов в Вашингтоне и Нью-Йорке. С другой стороны, лживая информация об Иране распространяется противниками исламской революции, бежавшими в свое время в Америку, или же группами разного рода предателей родины, таких, как группа Марьям Раджави. Познания и сведения большинства американских конгрессменов и сенаторов о Ближнем Востоке и регионе Персидского Залива в целом весьма несостоятельны и находятся на крайне низком уровне.

Несомненно, атмосфера недоброжелательности и предвзятого отношения к Ирану в значительной степени вызвана мощной пропагандистской кампанией в СМИ, которая на Западе подпитывается средствами и материальной поддержкой сионистских кругов.

Именно эти круги и хотят усилить (насколько возможно) и закрепить на более длительный срок санкции против Ирана, России и Северной Кореи, используя для этого американский Конгресс и раздувая вокруг этого пламя психологической войны.

Верно высказался в данном отношении доктор Али Лариджани (спикер парламента ИРИ — прим. перев.), который заметил, что введение США новых санкций придаст новый импульс психологической войне, идущей в Израиле и в ряде арабских стран региона, особенно в Саудовской Аравии.

Еще Лариджани предостерег СМИ от ненужного нагнетания тревоги в ситуации повторного введения США новых санкций против Ирана. Трудно не согласиться с Лариджани, который назвал новые американские санкции «в большей степени пропагандистской акцией, в которой много шума, но мало реального содержания».

Соответственно, не следует «попадаться в сети» этой пропаганды, поскольку на сей раз этими санкциями они пытаются добиться несколько иных целей. «Я рекомендую СМИ освещать тему санкций в соответствии с реальной обстановкой и учитывая новые цели наших противников, которые этими санкциями стараются создать атмосферу паники, сократить поток инвестиций в нашу страну и вызвать, таким образом, отчаяние нашего народа. Ведь реальное влияние этих санкций и связанных с ними законов на жизнь народа — крайне низкое», — сказал Лариджани.

Реальность международных отношений такова, что использование инструмента санкций в политике против какой-либо страны уже совершенно неэффективно и устарело, поскольку возможность сформировать на этой почве многостороннюю коалицию практически отсутствует. А американский Конгресс и Трамп лично уже безнадежно отстают от реалий сегодняшнего дня. И подтверждает это тот факт, что новые санкции, введенные Конгрессом, столкнулись с необычвйно сильной негативной реакцией почти во всех странах мира.

Абулькасэм Касэмзаде — постоянный обозреватель Ettelaat

США. КНДР. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272759


Армения. Азербайджан. Грузия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > aze.az, 11 августа 2017 > № 2272195

Василий Папава: Азербайджану необходимо быть бдительнее

Ситуация по Нагорному Карабаху здесь не заморожена, происходят боевые действия, гибнут люди. Это серьезная угроза для безопасности Азербайджана.

Как сообщает AZE.az, известный грузинский политолог Василий Папава в беседе с haqqin.az поделился своим видением ситуации на Южном Кавказе, рассказав о новых угрозах, стоящих перед Азербайджаном, Грузией и Арменией, и о перспективах этих стран.

– Какие вызовы стоят перед тремя государствами Южного Кавказа?

– Разваливающаяся советская военная машина все-таки успела громко хлопнуть дверью, оставив после себя масштабные конфликты на Южном Кавказе. К этому добавилось внешнее стимулирование тех территориальных споров, которые мы имеем в регионе. Если говорить о Грузии, то 20% территории нашей страны оккупированы. Это грузинские территории, однако так сложилось, что т.н. Южная Осетия (регион Шида Картли, так его правильнее называть) и Абхазия десятилетиями имели навязанную советской властью автономию.

Отдельного разговора заслуживает Абхазия. Местное население не называет себя абхазами, ведь абхазы исторически – это грузинские племена. Такие же как кахетинцы, имеретинцы, мегрелы и т.д. Просто они были ассимилированы адыго-черкесскими племенами, которые с XVII-XVIII веков переселялись на юг. А грузины всегда были толерантными и гостеприимными и потому приютили людей, которых на их родине притесняли, которые уходили под натиском войск зарождавшейся Российской империи.

Так что нынешнее население Абхазии – это не абхазы, а апсуа, как они сами себя называют. И потому, на мой взгляд, большая ошибка грузинских экспертов и историков, которые не видят разницы между абхазами и апсуа. Абхазы – это грузины.

Как могут пришлые в регион апсуа претендовать на государственность, если у них алфавит появился только в XX веке и на основе кириллицы?

Я вам хочу привести пример, свидетельствующий об исторической толерантности грузинского народа. При царе Ираклии II, во второй половине XVIII века, в грузинской царской гвардии служили сотни азербайджанцев. И кстати, азербайджанцы никогда не враждовали с грузинами.

Возвращаясь к конфликтным ситуациям за последние 25 лет. Надо понимать, что конфликты в 90-х гг. прошлого века и нынешняя ситуация – отличаются. В 90-х – это было плохое наследство от Советского Союза: карабахская война, абхазская и цхинвальская проблемы. Это рычаги давления на Грузию и Азербайджан. А сейчас добавились внешние акторы, не имеющие прямого отношения к Южному Кавказу, но оказывающие влияние на ситуацию у нас.

– А для каких стран Южного Кавказа радикальный политический ислам представляет серьезную угрозу?

– Конечно, в первую очередь быть бдительнее нужно Азербайджану. Да, это светская мусульманская страна, но именно на такие государства нацелены радикалы.

Помимо угрозы исламского радикализма, есть и проблема Нагорного Карабаха. Ситуация здесь не заморожена, происходят боевые действия, гибнут люди. Это серьезная угроза для безопасности. Но я сторонний наблюдатель, и мне кажется надо быть внимательнее и опасаться прежде всего радикальных исламистов. Ситуацию в Карабахе еще как-то можно удерживать в каких-то рамках. Но вот у исламистов никаких рамок попросту нет.

– А что вы думаете на счет Армении? Какие военно-политические угрозы стоят перед ней?

– Исходя из географического и геополитического положения Армении, основной ее вызов – это карабахский вопрос. В этой стране нет этно-национальных или религиозных проблем, ведь Армения – мононациональная страна.

Есть и турецкий вопрос, касающийся «геноцида» (кавычки наши – Ред.). Но главный вызов – это Карабах. Но при этом Карабах – объединяющий фактор армянского общества и тут есть аналогии с ситуацией в Иране.

Можно вспомнить, что когда началась ирано-иракская война, то шахские генералы и офицеры, ненавидевшие режим муллократии, установившийся в ИРИ, без тени сомнения пошли на войну, защищая Иран. Так что наличие «общего врага» – это фактор консолидации армянского общества.

– А каковы перспективы дальнейшего развития у стран Южного Кавказа?

– Вы знаете, я считаю, что огромное значение имеет взаимодействие политических элит наших государств. В этом плане у Армении наиболее слабые позиции, она четко позиционируется как пророссийская страна. Без поддержки России Армении сложно будет проводить региональную политику.

Азербайджан же выступает с позиции защиты интересов своей страны во всех сферах, проводит взвешенную политику, тонко лавируя между всеми международными игроками: Ираном, Западом, Россией.

Мое убеждение: южно-кавказским государствам придется находить общие точки, искать взаимопонимание в политическом, экономическом, культурном плане. Исторически мы близки, живем здесь, в кавказском ареале. А новые игроки в лице Европейского Союза, Соединенных Штатов, России, Турции, Ирана – конечно же, имеют свои интересы в регионе, не всегда отвечающие интересам наших стран.

Так что я пожелал бы, чтобы лидеры стран Южного Кавказа меньше потакали бы всем своим внешним партнерам и друзьям. Именно нам здесь жить. Если мы будем враждовать, воевать друг с другом, то от этого нам же и будет хуже. А выиграют только внешние игроки. И последние 20-25 лет – этому яркое свидетельство.

Армения. Азербайджан. Грузия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > aze.az, 11 августа 2017 > № 2272195


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 11 августа 2017 > № 2271841

Оправдалось ли создание министерства по делам религий?

Министерство по делам религий и гражданского общества РК в сентябре отметит свою первую годовщину. Возможно, еще рано проводить оценку его деятельности, тем более что большинство проектов стартовали недавно и пока трудно разглядеть их результаты. Однако проблемы в этих сферах, особенно религиозной, стоят настолько остро, что времени на раскачку просто нет: их нужно решать быстро и, главное, качественно. Государство и без того слишком затянуло с созданием профильного ведомства, да и в целом с идеологической работой в этих направлениях, считают эксперты. Хотя на данном этапе новому министерству не помешала бы как раз-таки самостоятельность и решительность в принятии важных решений.

Данияр Ашимбаев, автор биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане»:

«Оцениваю работу министерства на удовлетворительно»

– Данияр Рахманович, какую бы вы дали оценку деятельности министерства за прошедший год?

– Однозначно ответить сложно, но ответить позитивно — еще сложнее... В свое время функции и управление идеологией были в партийном аппарате (идеологических отделах ЦК, обкомов, райкомов партии), а министерства занимались больше социальными функциями. Но после упразднения партийных органов эти функции у нас стали расползаться по разным ведомствам. Так, при администрации президента в 1992 году был создан отдел внутренней политики, который в том или ином варианте дожил до сегодняшних дней, есть секретариат АНК, пресс-служба президента, но эти структуры не очень-то взаимодействуют между собой.

В правительстве в свое время было знаменитое министерство культуры, информации и общественного согласия, в которое входили все идеологические блоки. Этим ведомством вполне успешно руководили Сарсенбаев и Кул-Мухаммед, но после его расформирования сфера информации у нас оказалась в одном ведомстве, культура с языковой политикой – в другом, вопросы религии и взаимодействия с НПО – в третьем, а некоторые функции и вовсе перешли в минобразования. Конечно, в законодательном и структурном планах многие вещи были при этом прописаны, однако, если говорить о реальной эффективности, то видно, что таковая как явление отсутствует. Это, впрочем, касается не только идеологии.

Министерство по делам религий и гражданского общества создавалось, как поговаривали летом прошлого года злые языки, под Баглана Майлыбаева, который должен был уйти с поста замруководителя администрации президента, потому как именно он владел концепцией и видением того, как должно работать ведомство. Однако события пошли по другому сценарию: Майлыбаев остался на посту замруководителя, а в январе сего года был арестован и позже осужден.

Министерство в итоге возглавил Нурлан Ермекбаев, который известен как специалист по международным делам и вопросам безопасности. Возможно, сфера религии еще и подпадает под его компетенцию, однако работа с гражданским обществом, понятно, не его стихия. Не совсем однозначно выглядел и выбор вице-министров: на эти должности назначили экс-посла Берика Арына и бывшего работника Совбеза Абзала Нукенова. Логично разве что выглядит назначение на должность ответсека экс-главы агентства по делам религий Марата Азильханова. Но в любом случае все эти люди из разных сфер и во многом с этим связаны претензии со стороны экспертного сообщества и НПО.

– То есть недовольство профильным ведомством больше исходит от гражданского общества? А каково отношение к нему со стороны религиозного сообщества?

– В области религии работа какая-никакая идет, в том числе и потому, что эта тема у нас уже достаточно разработана и на экспертном, и на государственном уровнях. А вот вопросы организации взаимодействия государства и гражданского общества действительно оставляют желать лучшего. Созданная в свое время коалиция прогосударственных НПО давно превратилась в простую массовку, прикрывающую сложный механизм распределения денег среди своих.

Взять хотя бы ту же процедуру распределения государственного социального заказа, которая оказалась предельно забюрократизирована, хотя в Астане чиновничество, естественно, придерживается другого мнения. В эту сферу пришли фигуры не очень понятные. В итоге возникла корпорация по распределению финансирования, которая ужесточила контроль за деятельностью НПО, сильно его бюрократизировала. Однако, на мой взгляд, эти меры ужесточения не соответствуют реальным рискам. Как мы знаем, они принимались для устранения внешней угрозы. Но стоит рассматривать зарубежные НПО под другим углом — с точки зрения их реальной эффективности, а не подозревать всех подряд в подрывной деятельности. Как и большинство государственных программ, «либеральные» конторы давно превратились в «грантоедов», которые легко переваривают на свои нужды средства, которых в другой стране вполне хватило было на пару-другую переворотов и революций. Внешний эффект от них, как впрочем и от лояльных власти структур крайне низок. А новые правила, введенные несколько лет назад, привели только к раздражению людей и росту административных расходов. Кто-то даже иронизировал по этому поводу, что НПО тратят миллиарды тенге на ксерокопию документов и их нотариальное заверение, а не на конкретную работу.

Сама структура министерства не слишком понятна. Ведомство вобрало в себя и функции госуправления, и функции формирования канонов казахского традиционного ислама — то, с чем не справляется (и вряд ли справится) ДУМК. Но нет при этом целенаправленной комплексной и скоординированной работы. К тому же министерство часто выступает с инициативами, которые вызывают, мягко говоря, иронию, или не доводятся до конца. Например, оно неоднократно анонсировало работу по формированию светских ценностей общества, но дальше деклараций дело не пошло… Между тем, есть реальные проблемы, которые остаются вне поля зрения.

С учетом вышесказанного, я оценил бы работу министерства удовлетворительной, от силы на процентов 35-40, не более. Не способствовал росту авторитета министерства и недавний коррупционный скандал, когда был арестован зампред Комитета по делам гражданского общества…

– В этой ситуации что-то зависит конкретно от личности министра?

– Представляется, что Ермекбаев сам по себе человек компетентный в тех сферах, в которых он работал, – это внешняя политика, экономика, безопасность. Но его приход год назад на пост министра выглядел в определенной степени случайностью.

Дело не в том, что министр и его ведомство не справляются, а в том, что есть определенная путаница в идеологемах, которая до сих пор не преодолена. Сейчас министерство пребывает в некотором идеологическом вакууме. А поскольку оно не является центром формирования политики (впрочем эта роль никогда не принадлежала министерствам, по крайней мере, последние 10-15 лет), то и требовать от него невозможного не приходится.

Мурат Телибеков, общественный деятель:

«Мы примеряем для религии наряды, из которых она уже выросла»

– Мурат Айтжанович, как считаете, оправдалось ли создание министерства по делам религий? Как известно, появление этого ведомства было продиктовано вполне вескими причинами, в том числе случившимся летом 2016-го года двумя терактами — в Алматы и Актобе. Однако без скептических замечаний тогда не обошлось, мол, министерство по религии — угроза светским ценностям государства....

– Мировая тенденция заключается в том, что влияние религии на общество нарастает. Значит уже сегодня нужно думать о том, как эффективно встроить ее в государственную систему. К сожалению, мы все время запаздываем с принятием решений, слишком долго думаем, топчемся на месте. О необходимости создания министерства религии я говорил еще 20 лет назад. Но в ответ правительственные чиновники повторяли как попугаи заученную фразу: «У нас религия отделена от государства!».

– Почему же так неповоротлива государственная машина?

– В качестве позитивного примера хочу привести Великобританию. После терактов в Лондонском метро буквально на следующий день рядом с полицейскими патрульную службу на улицах города несли мусульманские добровольцы. Я спросил у мэра Лондона, с кем он согласовывал такие неординарные меры. Его ответ шокировал меня – «Ни с кем!». Он сам принял решение и взял на себя ответственность. Кто сегодня из наших чиновников способен на это? Образно говоря, сегодня мы примеряем для религии наряды, из которых она давно уже выросла, и теперь пытаемся загнать ее в «прокрустово ложе».

В Казахстане необходимо выстраивать собственную модель ислама. Каждая страна адаптирует религию к своим национальным традициям. Почему мы слепо принимаем турецкую, египетскую или саудовскую модели ислама? Есть в этом какая-то ущербность, провинциальность, комплекс неполноценности. Порой возникает впечатление, что мы, казахи, не способны генерировать собственные идеи и обречены на вечное подражательство.

Приведу пример. Бывший глава ДУМК как-то гордо рассказывал прихожанам: «Во время встречи с королем Саудовской Аравии он спросил меня, как мы проводим Ночь предопределения во время Рамазана. Я рассказал ему, и он похвалил меня». Лицо верховного муфтия излучало безмерную гордость. Он был счастлив от того, что его похвалил сам король. У этого человека даже в мыслях не было – попытаться встать вровень с монархом и самому преподнести ему урок...

До тех пор пока в наших мечетях будут восседать имамы с рабской психологией, религиозный экстремизм будет множиться.

– На прошлой неделе министр по делам религий и гражданского общества Нурлан Ермекбаев провел пресс-конференцию, посвященную деятельности корпоративного благотворительного фонда «Уакып», в ходе которых сделал несколько интересных заявлений. В частности, он высказался о пустующих мечетях, возведенных в результате беспорядочного строительства во имя «богоугодных дел», о запрете на ношение в общественных местах одежды, скрывающей лицо, о возможном отказе Казахстана от отправки студентов за рубеж для обучения религиозным дисциплинам и т.д. Какие выводы можно из них сделать? Как, по-вашему, государство будет дальше выстраивать отношения в этой сфере?

– Я возлагаю определенные надежды на новое министерство. За дело взялись молодые менеджеры, и это вселяет оптимизм. Нурлан Ермекбаев не боится встречаться с новыми людьми, имена которых фигурируют в черных, коричневых и фиолетовых списках. Он выслушивает их, дискутирует. Как бы странно это ни звучало, но для многих чиновников высокого ранга подобное поведение представляется абсолютно неприемлемым.

Если говорить о конкретных примерах, то согласен с тем, что у нас порой мечети сооружают там, где в этом нет необходимости. Но в тоже время надо отметить, что в больших мегаполисах, таких, как Алматы, мечетей не хватает. Мы видим, как во время пятничного намаза огромное количество людей вынуждены молиться на улице. К сожалению, многие имамы проявляют полное безразличие к этой проблеме.

Весьма болезненным вопросом является религиозная одежда. Согласен с тем, что здесь необходимо отстаивать светскую точку зрения, но запреты не должны быть категоричными. Необходимо предложить некую альтернативу. В Малайзии, к примеру, к этому вопросу подошли весьма деликатно. Сначала правительство культивировало хиджабы светлых тонов, пытаясь изменить привычные стереотипы. Затем предложило детям новую, более современную модель хиджаба. Общество позитивно восприняло это предложение. Мы должны заимствовать этот опыт.

По поводу запрета на обучение в зарубежных религиозных университетах, то изначальный посыл понятен. Неискушенная молодежь получает там архаичные представления об исламе и заражается экстремистскими идеями. И тут мы должны задать себе вопрос: почему молодежь предпочитает зарубежных учителей? Может быть потому, что не видит среди отечественных имамов ярких харизматичных личностей?

Однажды один из служителей алматинской мечети с горечью признался мне в том, что им запрещают без разрешения ДУМК общаться с прессой. Я был удивлен. Откуда такое недоверие? Почему априори мы видим в каждом человеке, прежде всего, преступника и деструктивную личность? «Мы хотим защищать наши ценности, поддерживаем политику государства, не приемлем экстремизм и терроризм. Но почему к нам нет доверия? Это противоречит здравому смыслу и оскорбляет наше достоинство» – с сожалением отметил имам.

Думаю, что в определенной степени негативным фактором является монополия ДУМК в религиозной сфере. Отсутствие хотя бы формальной конкуренции между мусульманскими организациями лишает имамов элементарной мотивации. Подобная ситуация привела к тому, что сегодня мы не видим в мечети ярких, талантливых личностей, которые пользовались бы любовью и уважением.

Что касается благотворительного фонда «Уакып», то мне не совсем нравится эта идея. Население разочаровано в деятельности подобных фондов. Сможет ли новая организация изменить мнение верующих? Покажет время.

Возможно, не все получается сегодня у нового министерства. Но самое главное – я вижу желание изменить ситуацию к лучшему, способность конструктивно реагировать на критику и выслушивать оппонентов.

Автор: Сауле Исабаева

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 11 августа 2017 > № 2271841


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > carnegie.ru, 11 августа 2017 > № 2271773 Антон Табах

Какими будут финансовые последствия новых санкций США против России

Антон Табах

Новые санкции не приведут к катастрофе, но их прямым следствием будет деградация финансовых возможностей для российских компаний, все большая местечковость финансового рынка с дорогой инфраструктурой и высокими процентными ставками, болезненными для промышленности и населения. А минус процент годового роста ВВП на отрезке сто лет дает разницу между Австралией и Аргентиной

Подписанный на прошлой неделе президентом Трампом закон о новых санкциях против России (Сountering America’s Adversaries Through Sanctions Act, H.R. 3364) активно обсуждается с разных точек зрения. Тут и расширение возможностей влиять на российскую элиту через слежку и доклады, предписанные актом. И расширение бюджета на контрпропаганду, возможно более эффективную, чем во времена холодной войны. Кассандры, предрекающие скорый крах «кровавого режима», обещают массированную распродажу российского долга, арест российских активов в США и (почему-то) Евросоюзе, перекрытие каналов финансирования частным компаниям и финансовый зомби-апокалипсис.

Примерно такие же кошмары обещали три и два года назад, и всплывающие в соцсетях старые прогнозы вызывают зубоскальство патриотической общественности. Однако будь этот закон действительно беззубым, вряд ли бы он собрал настолько огромное большинство в Конгрессе, что у президента Трампа просто не осталось возможности отклонить его – разве что оспорить с конституционной точки зрения в Верховном суде. Поэтому стоит как можно внимательнее разобраться в том, чего ожидать России в ближайшие месяцы и годы.

Краткосрочные последствия, скорее всего, будут малозаметными. Закон предписывает не конкретные меры, а скорее направления, по которым американский Минфин (исторически наиболее жесткое по отношению к России ведомство) будет предоставлять свои предложения и доклады Конгрессу. В закон встроен механизм, обеспечивающий обязательность исполнения этих требований вне зависимости от позиции президента.

Арест российских вложений в госдолг США наименее вероятен – незыблемость выплат по нему стоит слишком дорого, чтобы так легко ее разменивать на нужды текущего момента. Такие меры в свое время накладывались на Иран (когда после исламской революции иранцы взяли в заложники американских дипломатов) и на инвесторов из Германии и Италии во Вторую мировую войну – так что за исключением совсем уж особых случаев «Ланнистеры всегда платят».

Ограничения на операции на рынке еврооблигаций также маловероятны – стабильность рынка тут тоже важнее политики. Показательным здесь можно считать недавнее решение Лондонского суда, постановившего, что Украина обязана выплатить России $3 млрд долга по евробондам, который был предоставлен Януковичу в последние месяцы правления. Несмотря на резко негативное отношение Запада к российской политике в отношении Украины, вердикт все равно оказался в пользу Москвы, потому что дефолты на рынке суверенного долга поощрять нельзя.

Однако после одобрения новых санкций ружье на сцене повешено, и теперь американский Минфин будет неспешно разрабатывать меры, которые будут применены в случае необходимости.

На отрезке в несколько лет даже при отсутствии прямых запретов финансовая жизнь российских компаний станет значительно более сложной. Отделы контроля над рисками международных банков не будут подвергать себя опасности американских штрафов, которые могут быть разорительными. А значит, даже мелкие сделки будут медленнее или дороже.

Использование посредников или дополнительных «прокладок» за последние десятилетия стало сложнее (скажем, жившей под санкциями ЮАР в 1960–1970-е годы было легче использовать дружественные британские и израильские банки) и приведет к удорожанию стоимости долга и уменьшению его объемов. Причем это будет относиться не только к российским госкомпаниям, но и к частным корпорациям, хоть как-то связанным с Россией. Анекдотическая история, когда в начале 1990-х инвесторы отказывались от инвестиций в «Кубаньтелеком» из-за риска нарушить закон о санкциях против Кубы (реальный случай), может повториться.

Обход санкций по энергетическим проектам будет возможен, но потребует высоких издержек и сложного структурирования, чтобы не подставиться под санкции и не подставить инвесторов. Финансисты из Азии и стран Залива, конечно, могут выступить в сделке (как, например, было с «приватизацией» «Роснефти»), но это будет недешево.

В долгосрочной перспективе основная проблема с новым санкционным пакетом состоит в том, что он резко увеличивает неопределенность, не формализуя конкретные меры, и гарантирует, что риск расширения санкций теперь сохранится очень надолго (если закон по внутренним американским причинам не отменит Верховный суд). А для финансистов самое страшное – неопределенность, которую невозможно оценить, и риск, не выражаемый в деньгах.

Прямым следствием будет деградация финансовых возможностей для российских компаний, все большая местечковость финансового рынка – с дорогой инфраструктурой и высокими процентными ставками, необходимыми при таком раскладе для поддержания притока капитала, болезненными для промышленности и населения.

Минус процент годового роста ВВП (примерная оценка стоимости санкций) дает разницу между Австралией и Аргентиной на отрезке сто лет. Повышенный процент по госдолгу (в нынешней ситуации сверхнизких ставок сценарий экзотический) существенно давит на возможности развития компаний.

Надо сказать, что бизнес явно принимает меры по защите себя и от американских, и от российских рисков в рамках деофшоризации. Крупные покупки российскими холдингами активов за рубежом даже по очень высоким ценам, произошедшие в последний год, могут иметь одной из целей возможность привлечения финансирования внутри холдингов (что легче в рамках санкционного режима) и смену прописки на не попадающую под санкции. Однако новый американский закон структурирован так, что и это может не спасти.

В итоге не стоит ждать вселенской катастрофы. Но регулярная стирка грязного белья, мелочные претензии комплаянса и рисков зарубежных банков, излишняя осторожность российских банков будут давить на экономику и требовать дорогостоящих обходных мер, причем продолжаться это будет многие годы. Что, скорее всего, и было реальной целью авторов закона.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > carnegie.ru, 11 августа 2017 > № 2271773 Антон Табах


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 августа 2017 > № 2273951

Нужен ли России «старший брат» Китай? Часть 2

В XXI веке выживет тот, кто сможет обеспечить свою самость. А это невозможно осуществить, занимаясь лишь тактическим маневрированием между западной Сциллой и китайской Харибдой, какими бы враждебными или дружелюбными они кому-то не казались

Размышляя о том, каким же образом, вероятно, поведет себя Китай в отношении России, добудь он державу и скипетр мирового гегемона, и оправданы ли очень неблизкие мне надежды на возможность России вписаться в орбиту Китая на правах «младшего брата», хотелось бы для начала кратко обратиться к прошлому.

В этом плане характерен исторический опыт Китая выстраивания отношений с коренными малочисленными народами, проживавшими на Дальнем Востоке, и Россией. В то время, когда Российская Империя, начиная с середины XVII века, расширялась на Дальний Восток преимущественно путем компромисса с местными жителями, заселявшими эти территории и кооптации их вождей в российскую элиту, Китай, осуществлял тактику выжженной земли, огораживаясь от своего северного соседа обезлюженными пустошами.

При этом, все претензии Китая на территории, занятые русскими, прежде всего, были продиктованы приближением «варваров» к границам Поднебесной, а отнюдь не жизненной необходимостью занимать эти территории, органической экспансией или, что совсем смешно, — любовью к проживавшим там народам, которые ранее ей были столетиями не особо интересны. Упомянутый в предыдущей статье Збигнев Бжезинский называл этот феномен «традиционным презрением к северным соседям-варварам».

Вообще, территориальный спор с Россией в разные времена всегда подымался на щит китайцами либо при разладе отношений между странами, либо при ослаблении России. Достаточно вспомнить Нерчинский договор 1689 года, подписанный в момент, когда Россия была раздираема войнами с Польшей, Швецией, Турцией и Крымским ханством. Цинская же империя была сильна. В результате, мы потеряли суверенитет над Приамурьем. Или же, можно вспомнить 60-е годы ХХ века, когда вследствие охлаждения отношений между нашими странами, Китай вновь актуализировал свои притязания на наши дальневосточные земли. Так есть ли гарантии, что они не будут извлечены из ящика с нафталином вновь? Их нет и быть не может!

Конечно, нынешняя геополитическая ситуация к тому еще пока не дает оснований. Во-первых, у Китая по-прежнему еще нет достаточной мощи ядерного потенциала для сдерживания США и всего «прогрессивного человечества», а значит, ему необходимы добрососедские отношения со стабильной и крепкой Россией (пока она такова), верней с ее ядерной триадой.

Во-вторых, ему необходимы российские ресурсы, которые можно на постоянной основе получать по выгодным ценам, и наоборот, неизвестно кто ими завладеет в случае дестабилизации России.

В-третьих, Китай заинтересован длить сложившейся порядок вещей как можно дольше с целью обеспечения себя комфортными условиями для развития. Перефразируя избитую и изъезженную всеми фразу Петра Столыпина, можно сказать, что Китаю «не нужны великие потрясения», ему «нужен великий Китай»,… готовый к великим потрясениям.

И, наконец, именно Россия на протяжении последних пяти лет дипломатически, а также при помощи миротворческих изделий, сдерживает распространение исламизма на Ближнем Востоке. Китаю, как государству с почти 30 млн мусульманского населения, разогрев «желтого ислама» и в без того неспокойном Синьцзяне, а также близлежащих районах, совершенно не нужен.

Китай прекрасно осознает, что активно создаваемый США «черный халифат» заточен как на Россию, так и на него самого, являющегося главным геополитическим соперником, посягающим на глобальную власть. Тем более памятен опыт, когда в 80-е годы Китай самолично снабжал афганский Талибан (организация, деятельность которой запрещена в России) стрелковым и не только вооружением для борьбы с СССР. И не видеть, кого сейчас на Ближнем Востоке вооружают США, он не может.

В текущей ситуации именно Россия вышла на передовую войны с мировым исламизмом, получив за это в ответ под боком раздираемую гражданской войной Украину, а также невиданную ранее степень демонизации действующей власти наряду с жесткими экономическими санкциями.

Китай же по принципу «мудрой обезьяны» всего этого избежал, встав за спину северного соседа. С одной стороны — он готов соблюдать нейтралитет и мягкие формы поддержки, с другой — совершенно ясно, что на полноценные союзнические отношения с ним надеяться не приходится.

Однако существующая композиция, как мне представляется, возможна только до тех пор, пока в России прочна власть. Если же она, представим на минутку, как бы это не было противно, проявит слабость или несостоятельность (как это, увы, уже бывало), на что и делает ставку Запад, Китай стоять в стороне не будет. Только он не поддержку российской государственности будет осуществлять (не способному защитить себя никогда не помогают), он будет защищать «свои» ресурсные базы и вести борьбу за зоны геополитического контроля, попутно объясняя японцам и американцам, почему его претензии на эти земли более обоснованы, чем их. Вот здесь-то и пойдут в ход старые наработки…

Если же США, так выйдет, что уступят свое господствующее положение Китаю, не превратив при этом мир в ядерную пустыню, то, во-первых, китайская, а не западная элита будет заниматься сдерживанием развития остальных. Это она будет задавать правила глобализации для всех, и она будет решать, кто войдет в новый «клуб господ», а кому путь заказан. Но, по существу для нас, по крайней мере, ничего не изменится.

Во-вторых, исчезнет тот соперник, против чьих стратегических ядерных вооружений нужно будет дружить с Россией. И вот тут для нас Китай из «стратегического партнера» с легкостью может превратиться в смертельную угрозу, опять же готовую предъявить ослабшему соседу «исторический счет».

Достаточно, например, взглянуть на нарастающий уровень конфронтации между Китаем и Индией в связи с вновь разразившимся территориальным спором между странами, чтобы понять, Китай вполне однозначно не намерен жертвовать своими интересами.

При таком раскладе, Россия проигрывает при любом стечении обстоятельств, кроме одного. В XXI веке выживет тот, кто сможет обеспечить свою самость в условиях уже очевидного разрушения старого мироустройства. А это невозможно осуществить, занимаясь лишь тактическом маневрированием между западной Сциллой и китайской Харибдой, какими бы враждебными или дружелюбными они кому-то не казались.

С крахом Модерна и заменой его идеи процветания для всех и каждого на идею процветания для сильнейшего, что мы сейчас и переживаем, пытаться встроиться в орбиту чьего-то проекта и отказаться от своего исторического предназначения — равносильно тому, чтобы добровольно положить собственную голову в пасть чудовищу. А ведь когда-то, мы считали себя теми, кто призван избавить мир от чудовищ.

Антон Безносюк

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 августа 2017 > № 2273951


Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 августа 2017 > № 2273948

Националисты в Турции могут устроить переворот?

Эрдоган не затмил Ататюрка

На днях правящая в Турции Партия справедливости и развития (ПСР) решила сделать маневр, чтобы возродить в обществе, интеллектуальных и политических кругах дискуссию о будущем страны. По мнению турецкой газеты Sabah, момент выбран неслучайно. По ее словам, «когда солнце Атлантики садится, разваливается ЕС, бушует Ближний Восток и еще не совсем укрепилось влияние России, начинает восходить солнце такой бывшей империи, как Османская». Дискуссия призвана отвлечь внимание общества от сложной ситуации, в которой оказалась Турция в последние годы, переживая серьезные внутриполитические и геополитические катаклизмы. Sabah констатирует со ссылкой на Хантингтона: «Если Турция станет стальным ядром исламского мира и займет положение стержневого государства, тогда она перестанет быть разорванной страной, роль которой ей была уготована в «войне цивилизаций». Но это сможет сделать только лидер масштаба Ататюрка, способного осуществить проект «новой Турции».

Если говорить о фактической стороне проблемы, то все началось с выступления на телеканале CNN Türk высокопоставленного функционера ПСР Айхана Огана, в котором тот заявил, что «в Турции создаётся новое государство, основателем которого является Реджеп Тайип Эрдоган». По его словам, «страна 15 июля 2016 года пережила революцию и теперь мы создаем новое государство». То есть за историческую точку отсчета предлагается взять день, когда была предпринята неудачная попытка государственного переворота. Так споры в закрытых клубах правящей партии, где определяется курс страны и ее идеология, стали выходит на уровень массового общественного обсуждения. Однако в силу того, что турецкая политическая система структурно напоминает матрешку, где одно множество скрывает в себе другие, согласование интересов приобретает характер недосказанности, когда сделанные на публику заявления адресуются узким группам и носят скрытый подтекст.

Турция после 15 июля 2016 года

16 апреля сего года в Турции состоялся референдум по внесению поправок в Конституцию. Чуть более половины участников его проголосовали за усиление полномочий главы государства и трансформацию Республики из парламентской в президентскую. Это самая масштабная и системная реформа устройства страны с 1923 года, когда Мустафа Кемаль (Ататюрк) основал светскую Турецкую Республику. Одни из одобренных 18 поправок вступают в силу уже в нынешнем году, другие — только в 2019-м, когда состоятся президентские и парламентские выборы. Изменения подразумевают, что президент сможет формировать и возглавлять правительство, вносить бюджет и назначать более половины членов высшего судебного органа страны. В его прямое подчинение переходят Вооруженные силы и спецслужбы. Главу государства будут избирать на всеобщих выборах, проходящих одновременно с парламентскими.

При этом президент может и далее оставаться членом партии. Эрдоган получает возможность в 2019 году вновь избираться главой государства и занимать эту должность два срока подряд, вплоть до 2029 года. В этой связи многие турецкие эксперты уверены в том, что при сохранении нынешнего положения вещей потенциально Эрдоган может оставаться у власти до 2035 года. Но до 2019 года Турции, во-первых, еще надо дожить. Во-вторых, проблемными выглядят возможности Эрдогана трансформировать кемалистскую светскую республику в чисто исламское государство, которое часто называют «новым султанатом». Ведь сторонники Эрдогана на референдуме не получили устойчивого большинства голосов. Это ставит под вопрос его победу на выборах 2019 года.

Главная проблема тут в том, что президента в основном поддержала сельская Анатолия, тогда как в таких вестернизированных мегаполисах, как Стамбул, Анкара и Измир, партия Эрдоргана проиграла. Созревала ситуация эта долго. Против главы государства выступили также жители средиземноморского и эгейского побережий. Не поддержали изменения в Конституцию и курды. Страна оказалась расколотой: с одной стороны, внедряется новая политическая система, основанная на сильной вертикали власти. С другой — высок процент тех, кто этим изменениям противится. Репрессии, которые обрушила правящая партия на своих противников (в роли последних выставляются сторонники известного богослова Гюлена) после неудавшегося переворота 15 июля, как выясняется, мало что решают: удары приходятся не по тем силам, которые могут переопределить будущее Турции.

Заглядывая в недалекую историю

Эрдоган с 2003 года не раз занимал пост премьера. Уже тогда он ввел в политический обиход термины «старая» и «новая» Турция. При этом такие его соратники, как занимавший пост главы внешнеполитического ведомства, а затем и главы правительства Ахмет Давутоглу, активно разрабатывали и претворяли в жизнь доктрину «новой Турции». Успешно осуществлялись экономические реформы, предпринималась попытка адаптировать европейские юридические стандарты к турецким. По мнению директора Института ближневосточных исследований и профессора социологии и вопросов религии стамбульского университета Мармара Талипа Кючюкджана, в тот момент у правящего класса Турции сложились устойчивые различия между «старой» и «новой» Турцией.

Утверждалось, что в «старой» Турции участие в политической жизни было ограничено, права и свободы урезаны. Кроме того, страна была политически нестабильной. В 1990-х и в 2000-х годах выборы проходили каждые полтора года. Плюс к тому — серия военных переворотов. «Новая» Турция предусматривала перманентный цикл реформирования с ориентацией на интеграцию с Евросоюзом, активное участие граждан в политической жизни и сведение к минимуму влияния военных. Но сейчас выглядит очевидным, что Эрдоган использовал ЕС в качестве прикрытия для расправы с армией. А второй удар по ним он нанес после неудачной попытки переворота, перейдя также к обострению отношений с Брюсселем, который его не поддержал в ходе путча и после, разорвал мирный процесс со «своими» курдами и вступил в военную конфронтацию с сирийскими, а потом и с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Эрдоган стал активно эксплуатировать теорию «внутренних и внешних заговоров», давить на либерально-демократическую часть турецкого общества. То есть он внес свое содержание в ставший популярным лозунг о «новой» Турции, начал формировать фактически новую идеологию, способную понравиться обществу, создавать механизмы, работающие на укрепление его личной власти, оставляя без ответа вопросы перспектив страны, прикрыв их «горизонтами Османской империи». 15 октября 2016 года во время лекции в университете города Ризе президент заявил, что Турция должна вернуть утерянные территории бывшей империи и поменять нынешние, по его мнению, «нелегитимные границы Турции». А до того супруга Эрдогана Эмине, выступая на заседании фонда ENSAR в Стамбуле, назвала первые 90 лет существования Турецкой Республики «полнейшей катастрофой». «Сейчас мы находимся на новом перепутье, — говорила она. — Однако после крушения старой Турции возникли огромные проблемы, и сейчас нам нужно их решить».

6 сентября 2014 года представители национальных меньшинств Турции провели круглый стол, посвященный грекам, армянам и евреям. Указав на то, что сам Эрдоган активно использует в своей политической лексике термин «новая Турция», участники дискуссии потребовали, чтобы не исповедующие ислам граждане «имели в Турции те же права, что и мусульманское большинство», так как слишком маловато будет простой фиксации президентом факта наличия в стране людей «с грузинскими и армянскими корнями». При этом представители греков, армян и евреев напомнили, писала газета Today's Zaman, что так называемая новая Турция очень похожа на Османскую империю, где «с 1913 года осуществлялся проект создания однородной Анатолии путем устранения различных национальных меньшинств».

В этом смысле они поставили на одну плоскость и Ататюрка, и иттихадистов. Так как Мустафа Кемаль действительно построил новое турецкое общество с учетом иттихадистской политики в решении национального вопроса, но с важными нюансами. Кемаль впервые в истории страны противопоставил турецкий национализм («тюркизм») панисламизму и пантюркизму младотурок, потому что видел серьезное противоречие в их сочетании. Проблема была в том, что до кемалистской революции у турок вообще не было общепринятого самоназвания, единого языка и даже фамилий. В странах Западной Европы их называли «оттоманами».

Эрдоган не затмил Ататюрка

Инициированная функционером правящей партии Оганом дискуссия о «новой» Турции имеет любопытное продолжение. Эрдоган «вдруг» заявил, что «не предпринимает никаких шагов по созданию нового турецкого государства и не является его основателем». Вот как прозвучали его слова: «Наш манифест: одна родина, одна нация, одно государство и один флаг. Я говорю вам о нашем манифесте как председатель партии и президент страны. У нас нет другого государства, кроме Турции, независимо от того, что говорят. Это все фикция. С божьей помощью мы делаем все возможное, чтобы сделать наше турецкое государство сильнее, и мы добьемся успеха». А ведь это возврат к лозунгам и идеям основателя Турецкой Республики Ататюрка.

Президент, будучи председателем Партии справедливости и развития, призвал «уставших от политической борьбы однопартийцев уйти из партии». Но в свою очередь популярная турецкая газета Turkiye сообщает, что «в стране существует риск нового военного переворота со стороны ультранационалистически настроенных кругов в Вооруженных силах, который может быть осуществлен в ближайшие полтора или два года». Что дальше?

Станислав Тарасов

Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 августа 2017 > № 2273948


Украина > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 августа 2017 > № 2273946

Украина регионов: немцев — спасителей евреев «не треба»

Обзор украинской региональной прессы. 3 – 9 августа 2017 года

Инициатива депутата Львовского областного совета Михаила Задорожного грозит вызвать международный скандал, предупреждает «Zaxid.net» (Львов). Во вторник, 8 августа, этот представитель «Блока Петра Порошенко» предложил демонтировать мемориальную доску, установленную полтора месяца назад в честь немецкого офицера Эбергарда Гельмриха, который в годы нацистской оккупации спасал жизни местным евреям. «Мемориальную доску Гельмриху в Дрогобыче необходимо демонтировать, поскольку она установлена без разрешения исполкома Дрогобычского городского совета и без решения сессии, — заявил Задорожный изданию. — И вообще нельзя устанавливать мемориальную таблицу представителю оккупантов. Гельмрих с 1932 был членом Национал-социалистической рабочей партии Германии, на Украине был в составе нацистской армии, пытавшейся захватить Украину». На уточняющий вопрос, известно ли ему о том, что во времена немецкой оккупации Гельмрих спасал жизни евреев в Дрогобыче, за это был еще в 1965 году признан израильтянами «праведником народов мира», Задорожный ответил, что его это мало интересует. «Пусть такую таблицу ему установят на доме в Германии или в Тель-Авиве», — заявил он. Мэр Дрогобыча Тарас Кучма резко отреагировал на инициативу депутата облсовета о демонтаже мемориальной доски, назвав ее проявлением «рагулизма». По словам мэра, «делать такие заявления — низко и подло. Это действительно был немецкий военный, но он, рискуя собственной жизнью, спасал жизни других людей. На открытии мемориальной доски я с гордостью говорил об этом. Это человеческий подвиг, не понимать этого — проявление рагулизма. Бывают люди, а бывают людишки. Если какой-то политик хочет делать на этом пиар, его самого надо распиарить на всю Украину». Кучма также предположил, что местных политиков раздражает то, что на мемориальной таблице вначале идут надписи на английском и польском языках, а только потом на украинском и иврите. Установление в Дрогобыче мемориальной доски в честь Гельмриха инициировала израильская неправительственная организация «Дрогобыч-Борислав», а спонсором изготовления выступил Георг Гузман, представитель немецкого «Фонда примирения и искупления».

Билеты на первый рейс закарпатского ретро-поезда проверяли «вооруженные нацисты» и «чекисты», передает «Mukachevo.net» (Мукачево). В субботу, 5 августа, состав отправился из Виноградова и доехал до Хмельника, а затем вернулся в Береговское депо. По дороге паровоз сделал пять остановок, одну «внеплановую». Через 100 метров после начала движения состав остановили «вооруженные нацисты», чтобы проверить, нет ли среди пассажиров «зайцев». По ходу паровоза билеты проверяли две группы контролеров — «чекисты» в голубых фуражках и «вооруженные воины УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ)», которые особенно тщательно интересовались, нет ли среди пассажиров москалей. Первый рейс удался на все сто, радуется издание.

На суд по переименованию улиц Житомира пенсионеры пришли с плакатом «Фашизм не пройдет», отмечает «Житомир.info» (Житомир). 4 августа в Королевском районном суде Житомира прошли дебаты по делу об отмене распоряжения мэра о переименовании улиц. «Максимально мобилизованы коммунисты, они сейчас «забьют» весь зал заседаний», — заявил местный активист Валерий Арушанян. Несколько десятков пенсионеров пришли на судебное заседание с плакатами «Фашизм не пройдет», «Верните улицам Житомира имена действительных героев и освободителей», «Нас освобождала от фашистов Красная армия и советские партизаны». Как ранее сообщало издание, в феврале 2016 мэр Житомира подписал распоряжение о переименовании 87 улиц.

Червоногородский замок на Тернопольщине был передан в руки «церковников» из Украинской автокефальной православной церкви, а они продали его частникам, рассказывает «Збруч» (Галичина). Упоминания об этом замке датируются еще XIII веком. В начале XIX века новые владельцы перестроили его во дворец. Красивый, с роскошной террасой в итальянском стиле и колоннадой, он простоял до Второй мировой войны. Во времена боевых действий его разрушили и с тех пор не восстановили. В собственность УАПЦ передали Червоногородский замок в начале 2000-х годов под нужды мужского монастыря Тернопольской епархии святых апостолов Петра и Павла. Однако подарком епархия фактически не занималась и не пользовалась, реставрацию не проводила. И вот, следует из открытого обращения Натальи Шевчук, председателя Фонда памяти митрополита Мефодия, «как стало известно из источников, близких к высшему руководству УАПЦ, преступники в рясах запланировали с выгодой для себя «передать» (читай: незаконно продать) Червоногородский замок бизнес-структуре в три этапа». Она обвиняет в этом прежде всего архиепископа Мстислава, который возглавлял Тернопольскую и Хмельницкую епархию Украинской автокефальной православной церкви и стал известным после скандальных развлечений с девушками и алкоголем в местном тернопольском кафе. Кроме этого, Шевчук имеет претензии к предстоятелю УАПЦ митрополиту Макарию. В министерстве культуры Украины говорят, что о ситуации знают, даже пообещали разобраться. Однако, по информации издания, в министерстве выяснять, что произошло с памятником, и привлекать к ответственности виновных не спешат. А, возможно, и не будут. В наших реалиях так часто случается, если дело касается Церкви: государственные чиновники предпочитают не иметь с ней дел и «спустить все на тормозах».

Депутат украинской Верховной рады Григорий Тимиш хочет, чтобы Служба безопасности Украины запретила въезд в страну президенту Молдавии Игорю Додону, сообщают «BukNews» (Черновцы). Он направил спецслужбе запрос с соответствующей инициативой. Как заявил депутат: «Думаю, что в отношении пророссийского президента Молдавии Игоря Додона стоит применить механизм не пропускания его самолета через Украину и Румынию. Его заявления о российском Крыме и тотальная антиукраинская позиция являются достаточным аргументом для применения санкций против него. В таком случае Додон или становится невыездным, или не сможет после посещений Кремля возвращаться домой. Обратной дороги нет, или тусуйся в Гагаузии!»

«Полтаву посетил посол Швеции на Украине Мартин Хагстрьомом, констатирует «Репортер» (Полтава). 9 августа с ним встретились секретарь городского совета Оксана Деркач и заместители городского головы. Хагстрьом свой первый визит в Полтаву совершил в рамках ознакомительной поездки по всей стране, чтобы сформировать представление об Украине, ее традициях, экономических, социальных, культурных особенностях. Посол отметил, что целью его визита является содействие шведскому бизнесу на Украине. В ходе встречи руководство города рассказало дипломату о Полтаве, обсудили вопросы двустороннего сотрудничества. В свою очередь, сам господин Хагстрьом рассказал, что о Полтаве на его родине знают все: «У нас общая история. Это очень хорошее начало для совместных проектов как экономических, так и культурных».

Винницкие церковники призвали сабаровчан одуматься, информирует «Реал» (Винница). Свыше трех недель продолжается противостояние городских властей и части жителей микрорайона Сабаров, блокирующих начало работ по сооружению нового кладбища на поле между жилым массивом и территорией очистных сооружений. Прежние попытки диалога и пуска техники не увенчались успехом, а тем временем ситуация в Виннице близка к критической. Поскольку вскоре просто негде будет хоронить усопших, свое мнение относительно конфликта высказал областной Совет церквей. Мэр Сергей Моргунов отметил, что кладбище у Луки-Мелешковской исчерпало ресурс. Людей хоронят в проходах между кварталами. Работы по сооружению нового объекта у Сабарова невозможны, поскольку несколько сотен местных жителей физически не пускают на поле коммунальную технику, а та, которой удалось заехать, оказалась в «осаде». Более того, люди на въезде демонстративно установили металлические «ежи»… Совет церквей и религиозных организаций, понимая патовую ситуацию и то, что в городе создается коллапс, выступили с инициативой создания площадки для диалога сабаровчан с городскими властями, а также назвали недопустимыми любые спекуляции вокруг создания нового кладбища. Стоит отметить, что воззвание подписали все представители духовенства. Однако на ситуацию это не повлияло. Блокирование территории, отведенной под кладбище, продолжается, диалога нет. Более того, чем дольше продолжается конфронтация, тем, похоже, сложнее сторонам будет достичь компромиссного решения.

Представители Украинской греко-католической церкви, Украинской православной церкви Киевского патриархата и Украинской православной церкви Московского патриархата сели за один стол, чтобы осудить проведение ЛБГТ-фестиваля «ОдессаПравд-2017», возмущена «Думская» (Одесса). Они провели пресс-конференцию, на которой обратились к мэру и губернатору с просьбой запретить это действо. «Специальный корреспондент «Думской» Дмитрий Жогов не мог остаться в стороне и посвятил неожиданному согласию представителей враждующих между собой христианских церквей свою колонку, — пишет издание. — Осудить всей церковной силой ЛГБТ-сообщество в преддверии Парада гордости — это все равно, что дать отмашку правым, заявив: «Христос с вами! Бейте супостатов!» Черные сутаны осеняют бицепсы погромщиков крестным знамением. Впрочем, такое в истории уже было, имеем в виду соитие правых с церковью. Сами же геи выказывают недоумение позицией церковников. ЛГБТ-сообщество готовится к Прайду. В Параде гордости не будет голых накрашенных мужиков с накладными ресницами, не будет павлиньих хвостов и мишуры. До подобного карнавала еще ох как далеко. Мальчики и девочки, бледные и серьезные, выйдут, неся плакаты в защиту своих прав. Они сейчас одни против враждебного мира, в котором и Церковь против них. Во всяком случае, на словах».

Предприятия Херсонщины «обожглись» на оборонных заказах, передает «Новий день» (Херсон). Областные власти подписали меморандум о расширении сотрудничества с концерном «Укроборонпром». Однако оно выходит какое-то странное — местные производственники получают от предприятий «Укроборонпрома» заказы, исправно их выполняют, но за готовую продукцию с ними не рассчитываются. Так, Херсонский завод карданных валов еще в 2015—2016 годах изготовил для бронетанковых заводов Украины несколько партий карданных валов. Расчета ждет по сей день. Бериславский машиностроительный завод для нужд Житомирского бронетанкового завода наладил выпуск 20-цилиндровых поршневых комплектов для двигателей внутреннего сгорания БТР. Продукция одобрена и ушла к заказчику, который задолжал за нее 1,5 миллиона гривен. Точно так же «обожглись» и на Херсонском машиностроительном заводе, где выпустили для военных опорные плиты к минометам. На этих предприятиях работают патриоты, но и патриотам нужно на что-то жить, кормить семьи, закупать сырье и оплачивать энергоносители. Так что долгов здесь прощать никто не собирается, и впредь с «Укроборонпромом» намерены работать только на условиях стопроцентной предоплаты за выпущенную продукцию.

На курортах Николаевщины большинство частных баз отдыха не приспособлены для оздоровления детей, пишут «НикВести» (Николаев). А контролирующие службы не имеют доступа к большинству частных баз отдыха для проверки соблюдения санитарных норм. Об этом стало известно в ходе совещания в Николаевской облгосадминистрации, посвященное вопросу санитарного состояния пляжей области. По мнению начальника управления Государственного надзора по соблюдению санитарного законодательства Украины в Николаевской области Ларисы Бурденко, именно это могло стать причиной массового отравления детей в Коблево. Как сообщалось ранее, на базе отдыха «Винница» в Коблево отравились 17 детей, хотя в администрации базы утверждают, что дети не питались в их столовой. Бурденко отметила, что уже в течение 5 лет оздоровление в области фактически является бесконтрольным. «Форумы, фестивали детские проводят, завозят детей в неприспособленные помещения», — сказала Лариса Бурденко. Она попросила глав районов в срочном порядке провести совещания, выработать рекомендации для проверки баз отдыха на предмет соблюдения санитарных норм, провести мониторинг, лабораторные исследования.

9 августа в Донецке состоялась пресс-конференция специалиста пожаротехнической лаборатории ГНИЭКЦ МВД Украины Сергея Искрука, сообщает «Таймер» (Одесса). По словам Искрука, он занимался экспертизой пожара в Доме профсоюзов 2 мая 2014 года в 2015—2016 годах, а после того как закончил работу, столкнулся с угрозами и давлением со стороны сотрудников Генпрокуратуры Украины, которые потребовали его скорректировать сделанные в экспертизе выводы. В этой ситуации, опасаясь за свою жизнь, Искрук предпочел покинуть Украину. Отвечая на вопросы о том, какие именно выводы не понравились Генпрокуратуре, он пояснил, что по результатам изучения материалов дела у него сложилось впечатление, что по крайней мере некоторые погибшие подверглись воздействию отравляющих веществ. В частности, его внимание привлек тот факт, что у некоторых погибших, явно подвергшихся воздействию огня, не наблюдалась характерная «поза боксера», возникающая в результате рефлекторного сжатия мышц. Он также отметил, что, согласно материалам дела, на одном из лестничных маршей Дома профсоюзов наблюдались следы разлития какой-то жидкости, природа которой почему-то правоохранителей не интересовала, и состав которой он, соответственно, не изучал. Наконец, Искрук заявил, что в крови некоторых погибших были обнаружены следы хлороформа. Он пояснил, что хлороформ при воздействии огня или солнечного света превращается в боевое отравляющее вещество — фосген, и именно воздействие этого вещества могло отключить рефлекторные функции погибших в Доме профсоюзов еще до того, как они подверглись действию огня или дыма. Отметим, что версия о целенаправленном применении неких отравляющих веществ в Доме профсоюзов неоднократно озвучивалась в СМИ, об обнаружении следов хлороформа в здании даже заявляло руководство МВД Украины. Однако до сих пор ни один профессиональный эксперт не считал это возможным или даже вероятным. Свидетельство Искрука является первым утверждением такого рода из уст квалифицированного специалиста.

Станислав Стремидловский

Украина > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 августа 2017 > № 2273946


Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 августа 2017 > № 2273938

Армения на «качелях» политики Запада

Много шума из ничего?

Лето 2017 года выдалось для Армении жарким — как в прямом, так и в переносном смысле. Перманентная эскалация военных действий вокруг Нагорного Карабаха сопровождается повышенным интересом к региону Южного Кавказа со стороны внешних игроков.

Заметно участившиеся визиты в Ереван натовских функционеров, подготовка к подписанию в ноябре соглашения с Европейским союзом, а также многозначительные заявления и некоторые мероприятия побудили отдельных российских наблюдателей к рассуждениям об очередном «повороте Армении в сторону НАТО» и едва ли не новом этапе военно-политического сотрудничества кавказской страны с Западом. Вполне предсказуемо и то, что особо усердствуют в раздувании подобного рода слухов некоторые бакинские издания, что соответствует информационно-пропагандистской линии на расшатывание российско-армянских отношений. «Идея о вступлении в НАТО… становится в Армении не просто навязчивой, а полноценной манией», — утверждает автор одного из популярных в Азербайджане порталов, приводя в качестве «доказательства» эмоциональные высказывания отдельных армянских политологов. И так далее, и все в таком же духе.

Есть ли почва для подобного рода предположений и о чем конкретно может идти речь?

Прежде чем попытаться дать ответ на этот вопрос, вспомним об одном из прошедших год назад мероприятий, в их суетливой череде порядком выветрившемся из памяти, а зря. Год назад, 8−9 июля 2016 года, по итогам варшавской встречи на высшем уровне стран-членов НАТО и партнеров альянса было принято большое заявление, состоявшее, ни много ни мало, из 139 пунктов. Как и ровно год спустя в речи американского лидера Дональда Трампа в той же польской столице, значительное внимание в документе было уделено растущей напряженности между Брюсселем и Москвой. С точки зрения НАТО, воссоединение Крыма с Россией и конфликт в Донбассе полностью поменяли ситуацию в Европе.

Согласно 81-му пункту заявления, «в своей работе по усилению роли Североатлантического союза в проецировании стабильности мы будем руководствоваться непреложными принципами, включая подход кругового обзора («360 градусов»), приверженность демократии, правам человека и верховенству права, взаимодополняемость с международными структурами, в частности с ООН, ЕС и ОБСЕ с упором на дополнительную пользу НАТО, сопричастность и участие местных структур, участие партнеров, всеохватность, адресное сотрудничество, долгосрочную приверженность, расстановку приоритетов и устойчивость, а также общую слаженность».

Нагромождение красивых и вроде бы правильных слов — однако что за всем этим кроется в реальности? Случайно или нет, но после принятия данного документа в ряде стран имели место проявления острых внутриполитических кризисных явлений, включая попытку военного переворота в Турции, серию инцидентов в Казахстане, а также захват участниками вооруженной группировки «Сасна Црер» здания полка патрульно-постовой службы в общине Эребуни Еревана. Конечно, «после» не означает «вследствие», и подобного рода кризисы не могут не иметь под собой серьезных внутренних причин. В то же время, учитывая обозначенную в программном документе НАТО формулировку «360 градусов», внешние факторы также вряд ли целесообразно сбрасывать со счетов.

5 июля входящий в ЕАЭС и ОДКБ Казахстан подписал очередной, уже пятый по счету план военного сотрудничества с Пентагоном. Направления военно-политического сотрудничества Астаны и Еревана с западными партнерами во многом похожи — это миротворчество, образование, техническое переоснащение различных подразделений, а с некоторых пор — еще и биобактериологическая деятельность. И вот это последнее, конечно, не может не вызывать определенной настороженности.

Миротворческая бригада Вооруженных сил Республики Армения по основным параметрам соответствует стандартам как государств-членов НАТО, так и ОДКБ. В миротворческом компоненте Вооруженных сил Армении достаточно развиты как собственно войсковая, так и гуманитарная составляющие, отмечал еще в 2011 году начальник Института национальных стратегических исследований Министерства обороны Армении генерал-майор Гайк Котанджян. И, конечно, с тех пор соответствующий опыт только обогащался.

1 октября 2014 года армянский парламент ратифицировал подписанное между Министерствами обороны Армении и Италии техническое соглашение о сотрудничестве и содействии в рамках временных сил ООН в Ливане. Армянские миротворцы несут службу на юге этой ближневосточной страны, в населенных пунктах Шалма, Италбат и Аль Мансури. Сопредельные районы Сирии, приграничные с оккупированными Израилем Голанскими высотами, контролируются конгломератом вооруженных группировок, включая не только так называемых «умеренных», но и отъявленных террористов.

Однако Ливан, как мы убедимся ниже, далеко не единственная страна, где армянские военнослужащие несут службу в исключительно сложных условиях, при этом, заметим, практически не неся потерь, что лишний раз свидетельствует об их высочайшем профессионализме. Широко участвуя в международном миротворчестве с начала 2000-х годов, Армения получала благодарности, конечно, не только от Джорджа Буша-младшего (за Косово и Ирак, где никакие миротворцы не понадобились бы, не будь американского вмешательства). Конечно, миротворческий опыт армянских солдат и офицеров, приобретенный в «горячих точках» за пределами страны, поистине бесценен, в том числе с точки зрения обеспечения национальной безопасности страны.

Вместе с тем, некоторые обучающие программы означают доступ американцев к силовым структурам стран-партнеров, что способствует укреплению позиций и созданию определенных заделов на будущее. Разумеется, факт членства Армении и Казахстана в ОДКБ, устав которой не ограничивает альтернативные возможности, делает их взаимодействие с НАТО более предсказуемым. Миротворческая бригада Армении способна стать фактором налаживания определенного взаимодействия между ОДКБ и другими специализирующимися на миротворчестве региональными организациями. Если, конечно, интерес к такому взаимодействию будет востребован политически (в этой связи показательной будет судьба перемирия на юго-западе Сирии, объявленного по итогам встречи В. Путина и Д. Трампа 7 июля в Гамбурге).

Обмен мнениями между двумя военными альянсами по актуальным проблемам безопасности на Кавказе мог бы способствовать снижению остроты конфликтов в этом неспокойном регионе, что, как представляется, в полной мере учитывается в рамках комплементарной внешней политики Армянского государства.

В конце февраля состоялся официальный визит президента Армении Сержа Саргсяна в Брюссель, прошли встречи с высокими руководителями НАТО и Европейского союза, в ходе которых подчеркивался вклад армянских миротворцев в Косово, Афганистане, а также (под эгидой ООН) в миссиях в Ливане и Мали. По словам С. Саргсяна, Ереван продолжит формирование оживленной позитивной повестки с организацией Североатлантического альянса и государствами — его членами с целью дальнейшего укрепления международного мира и безопасности. «Армянские войска помогают установить стабильность в этих странах. Мы благодарны за внесенный вклад, который помогает сделать Евроатлантический район стабильным и наиболее безопасным», — заявил, имея в виду Косово и Афганистан, генеральный секретарь НАТО Й. Столтенберг. В этой связи следует заметить, что ситуация с безопасностью как на Балканах, так и особенно в Афганистане, откровенно деградирует. Боевики террористических группировок проникают на некогда относительно спокойные земли северной части страны, атаки на правительственные силы, в том числе сопровождающиеся многочисленными жертвами, принимают здесь регулярный характер.

В конце июня делегация Армении во главе с министром обороны Вигеном Саргсяном приняла участие в «афганском» мероприятии НАТО «Решающая поддержка». В ходе визита были обсуждены вопросы сотрудничества и региональной безопасности не только с функционерами НАТО, но и с главой военного совета Европейского союза, который, как известно, также располагает собственными оборонными структурами и программами. 29 марта, выступая на съезде Европейской народной партии, президент Серж Саргсян заявил о планируемом подписании соглашения о всеобъемлющем и расширенном партнерстве с Евросоюзом в ходе предстоящего саммита «Восточного партнерства» 24 ноября.

Возвращаясь же к миссии армянской армии в далеких краях, отметим, что на сегодня у Армении в Афганистане больше военного контингента, чем у 20 стран НАТО, и в Косово больше, чем у Великобритании, которая является одним из важных военных членов альянса. Во всяком случае, такие данные приводит заместитель начальника отдела по оборонной политике МО РА Мгер Исраелян:

— Помимо участия в действиях, РА с НАТО имеет довольно широкую повестку оборонного и военного сотрудничества, мы принимаем участие в военных учениях НАТО, даже дважды эти учения проводились в Армении — в 2003 и 2008 годах. Армения принимает участие в учениях и в двустороннем формате, особенно активным это участие было в некоторых учениях, организованных европейским командованием США, а также в около ста мероприятиях, учениях, курсах, конференциях, и это способствует развитию нашего сотрудничества.

При этом Турция, дескать, не вставляла палки в колеса сотрудничеству между Арменией и НАТО. Надежный, стало быть, «партнер» будет?

В марте в Ереване началась модернизация учебного центра миротворческих сил «Зар» Минобороны Армении при финансовой поддержке со стороны США. По завершении ремонта и технического переоснащения данного объекта армянская миротворческая бригада получит возможность проводить более качественную подготовку. По сообщениям некоторых СМИ, в центре предполагается установить полученные от США лазерные стрелковые тренажеры, систему MILES, используемую для реалистичной подготовки военнослужащих к боевым действиям на уровне от взвода до бригады. Например, в целях слуховой и визуальной имитации в системе используется звук холостого выстрела различных систем вооружений, а в перестрелке «лазерная пуля» обычного автомата не может «пробить» бронированную цель…

В минувшем апреле был утвержден очередной Индивидуальный план партнерства (IPAP) на 2017−2019 годы между Арменией и НАТО, предполагающий проведение периодических консультаций с НАТО по региональной безопасности, разработку самой стратегии этой безопасности, разработку военной доктрины Армении, усовершенствование процесса оборонного и бюджетного планирования и другие вопросы.

В июне 2017 года в Ереване побывал специальный представитель генерального секретаря НАТО в регионе Южного Кавказа и Центральной Азии Джеймс Аппатурай, в очередной раз заявивший о том, что Армения может одновременно быть надежным партнером НАТО и полноценным членом ОДКБ. «…Армения не только является страной-участницей ОДКБ, но и Россия — союзница Армении. Несмотря на это, у нас длинная история, хорошее, надежное, практичное сотрудничество между Арменией и НАТО… Армения может внести свой вклад в операции НАТО в Афганистане и Косово, а также участвовать в военной деятельности ОДКБ. Мы считаем это важным месседжем о том, что сотрудничество возможно. И мы не нуждаемся в жесткости относительно политического выбора суверенных государств», — сказал Аппатурай.

Эта же мысль неоднократно подчеркивалась в ходе состоявшейся в Ереване конференции на тему «НАТО — от Варшавы до Брюсселя: безопасность людей и реформы в сфере безопасности в Армении». Посол Германии в Ереване Матиас Кислер убежден, что альянс может играть еще большую роль в модернизации ВС Армении, причем «здесь нет противоречий между сотрудничеством с НАТО и ОДКБ. Мы предлагаем сотрудничество, но не навязываем. Помимо военного компонента, сотрудничество с НАТО направлено также на разработку концепции военного обучения, уничтожение устаревшей военной техники и борьбу с коррупцией в армии». Впрочем, посол Польши признает, что деятельность «строго оборонительной структуры» все же направлена на сдерживание Москвы, при том, что на Западе ждут от армянских партнеров «не обещаний, а конкретных шагов».

Популяризация альянса среди журналистов, активистов и прочих категорий граждан, формирующих общественное мнение, также не стоит на месте. По ходу подобного рода «просвещения», если верить некоторым армянским СМИ, высказываются идеи весьма экстравагантные, если не сказать больше. Например, в ходе июньского семинара в Цахкадзоре под названием «НАТО как стабилизирующая сила на Южном Кавказе: текущие вызовы и развития в регионе» руководитель офиса альянса в Грузии Уильям Лахью сказал, что возможное участие этой кавказской страны в НАТО «не означает, что на следующий же день произойдут изменения и будет военное присутствие». Как будто такого присутствия нет уже сегодня… «Естественно, могут быть изменения и у соседей Грузии, в том числе и в Армении, — тонко намекает господин Лахью. — Например, возможно, что РФ в этом случае пожелает увеличить военное присутствие. Следовательно, вы должны быть готовы задать вопрос правительству РА — примет ли правительство расширение военной силы РФ здесь. В этом случае уже все будет зависеть от внутренних решений страны».

Очевидно, западные «мозговые центры» находятся в активном поиске ответа на вопрос, как привлечь геополитически фрагментированный постсоветский Кавказ к сотрудничеству. В частности, научный сотрудник Foreign Policy Research Institute полковник Э. Гамильтон, напоминая, что «альянс исторически считал Южный Кавказ слишком важным регионом, чтобы его игнорировать», ищет основания для постоянного присутствия в регионе, не представляющем «жизненно важного интереса» для безопасности альянса и отдельных его членов. Помимо укрепления связей с Тбилиси, он предлагает включить Южный Кавказ в кампанию НАТО против запрещенной в России террористической группировки «Исламское государство», а также назначить отдельного представителя по данному региону (нынешний спецпредставитель занимается также Центральной Азией). Неспособность активизировать свое присутствие на Кавказе и предпринять конкретные шаги для подтверждения политики «открытых дверей» может значительно подорвать авторитет НАТО, предупреждает аналитик.

Между тем, конкретные формы и методы работы западных партнеров с Тбилиси, Ереваном и Баку вполне понятны, равно как и их долгосрочные намерения. Однако на пути их реализации лозунгов и пропаганды «за все хорошее» куда больше, нежели реальных конструктивных предложений. Так, на афганском примере можно спрогнозировать возможные последствия вовлечения государств Кавказа в западную «борьбу с терроризмом на Ближнем Востоке», благодаря которой этот самый терроризм окончательно оформился в качестве фактора мировой политики. Или же — гипотетического вмешательства альянса в урегулирование нагорно-карабахского конфликта, на негативную роль России в котором его представители постоянно намекают в своих многочисленных интервью…

В этой связи вполне логично, что, развивая отдельные направления сотрудничества с НАТО (которое началось отнюдь не сегодня, а более 20 лет назад), одновременно Армения расширяет сотрудничество с Россией, что отмечал в своих выступлениях и интервью министр обороны республики Виген Саргсян. На страницах различных изданий регулярно рассказывается о совместной группировке войск, поступлении на вооружение армянской армии современных типов оружия, о формировании единой системы ПВО и о многом другом.

В вопросах урегулирования сирийского конфликта и защиты христианских меньшинств на Ближнем Востоке Ереван также тесно взаимодействует с Москвой, прежде всего в рамках международных организаций, участвуя в реализации программ гуманитарной помощи. На основе поручений президентов двух стран прорабатывается вопрос об участии армянских саперов в гуманитарном разминировании, которое проводит Россия, в частности, в Алеппо. Сфера международного миротворчества и ее стратегические цели постепенно перестают быть исключительной прерогативой и монополией западного альянса с его разрушительной политикой именно в тех регионах, где в настоящее время представлены контингенты из третьих стран, и, конечно, далеко не только из Армении.

В целом высокий уровень российско-армянского военно-технического сотрудничества вряд ли можно сопоставить с программами, реализуемыми Ереваном совместно с НАТО и его отдельными членами. В то же время стремление западных стран любыми способами закрепиться по периметру российских границ также вряд ли может вызывать какие-либо сомнения. И это диктует необходимость не упускать из внимания проблемные вопросы двусторонних российско-армянских отношений, включая деликатные вопросы взаимоотношений как Еревана, так и Москвы с третьими странами и отдельными склонными к экспансии международными организациями.

Андрей Арешев

Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 августа 2017 > № 2273938


Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 августа 2017 > № 2273129

Иран принимает ответные меры против санкций США

Комиссия по национальной безопасности и внешней политике иранского парламента в среду ратифицировала законопроект о противодействии авантюрам США в регионе.

"Законопроект о противодействии террористическим актам США в регионе был ратифицирован на внеочередной сессии комиссии по национальной безопасности и внешней политике", - рассказал член комиссии Моджтаба Зоннури.

Президент США Дональд Трамп настаивает на отказе от ядерного соглашения с Ираном, в то время как Конгресс США принял законопроект, в который были включены новые санкции против Ирана, России и Северной Кореи.

В ответ, министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф осудил враждебность и нелояльность США к ядерному соглашению 2015 года, предупредив, что Тегеран будет отвечать взаимностью Вашингтону на его юридические и практические меры.

В законопроекте содержится призыв к правительству принимать взаимные меры пропорционально враждебным действиям США в сотрудничестве с Высшим советом национальной безопасности страны и сообщать о результатах в парламент, сообщает Fars News.

Законопроект также увеличивает бюджет Генерального штаба Вооруженных Сил Ирана по укреплению его ракетной деятельности и спецподразделения "Кудс" Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) для расширения его антитеррористической кампании в регионе.

Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 августа 2017 > № 2273129


Иран. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 августа 2017 > № 2273124

Из Ирана через терминал Мирджаве на границе с Пакистаном было экспортировано грузов на 60 % больше

В течение первых четырех месяцев текущего 1396 иранского года (21 марта - 22 июля 2017) из Ирана через терминал Мирджаве на границе с Пакистаном было экспортировано более 3 100 тонн транзитных грузов, что на 60 % больше по сравнению с предыдущим годом.

Цемент, сера, битум и воск были основными экспортными товарами в течение этого периода, сообщает Financial Tribune со ссылкой на службу новостей Министерства дорог и городского развития Ирана.

Железная дорога имеет долю в транзите грузов в Иране в размере 10,2 %. К концу шестого пятилетнего плана развития (2017-2022) эту долю планируется увеличить до 30 %.

По словам заместителя главы "Железных дорог Исламской Республики Иран" Мохаммада Резы Нозрат Незами, для реализации этих планов требуются инвестиции в размере 27,5 млрд. долларов США.

Иран. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 10 августа 2017 > № 2273124


США. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 10 августа 2017 > № 2271386

Сенатор-республиканец Джон Маккейн в четверг опубликовал свою стратегию по дальнейшей политике США в Афганистане, которая предусматривает увеличение американских сил в этой стране.

Как и обещал ранее сенатор, который возглавляет комитет по вооруженным силам, его предложения представлены в виде поправок к оборонному бюджету страны на 2018 финансовый год (начинается с 1 октября 2017 года).

В рекомендациях Маккейна, опубликованных на его сайте, не содержится конкретных цифр, а главный упор сделан на "увеличение числа контртеррористических сил США в Афганистане", предоставлении права силам США наносить удары по любым террористическим группам (сейчас действуют некоторые ограничения – ред.), а также на усиление подготовки афганских сил безопасности в борьбе с террористическими группами.

В настоящее время в Афганистане находятся около 8400 военнослужащих США, которые проводят контртеррористические операции, помогают и обучают местные силы безопасности.

По его мнению, Вашингтону необходимо достичь соглашения с Кабулом, чтобы "обеспечить долгосрочные открытое антитеррористическое партнерство между США и правительством Исламской Республики Афганистан, которое будет включать долгосрочное присутствие США для борьбы с терроризмом в Афганистане".

Одновременно, как отмечает сенатор, важно способствовать проведению властями Афганистана институциональных реформ, нацеленных на "противодействие коррупции, финансовую прозрачность и верховенство закона".

Кроме того, необходимо оказать давление на власти Пакистана, что они принимали более активное участие в борьбе с террористическими группами, и активизировать диалог с "Китаем, Индией, Таджикистаном, Узбекистаном, Туркменистаном и другими странами" для продвижения афганского политического примирения, а также для продвижения регионального сотрудничества по таким вопросам, как обеспечение безопасности границ, обмен информацией, (борьба с) наркотиками, транспорт и торговля".

Соседний с Афганистаном Иран, с которым у США нет дипломатических отношений, в тексте не упоминается.

"Принятие новой стратегии для обеспечения интересов национальной безопасности Америки в Афганистане – это решение огромной важности, которое должно быть подвергнуто тщательному исследованию и обсуждению нашим правительством. Но мы должны смотреть в лицо фактам: мы проигрываем в Афганистане, и время имеет существенное значение, если мы намерены переломить ситуацию", — пишет сенатор.

Маккейн, который считается "ястребом" в американской политике, ранее не раз критиковал администрацию Барака Обамы, а затем и Дональда Трампа за отсутствие стратегии действий в Афганистане.

США в 2001 года проводят в Афганистане операцию против боевиков движения "Талибан", а в последние годы и против террористов группировки "Исламское государство"*. Несмотря на все усилия США и их союзников конфликт в стране до сих пор продолжается. Более того, талибам удалось в последние годы взять под контроль, по некоторым оценкам, до половины территории Афганистана.

*Террористическая организация, запрещенная в России

США. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 10 августа 2017 > № 2271386


Турция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 10 августа 2017 > № 2271258

Турецкие органы юстиции выдали ордеры на арест 35 журналистов, которых власти считают сторонниками запрещенного в Турции движения сторонников исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена. Как сообщает в четверг, 10 августа, государственное турецкое агентство "Анадолу", девять журналистов уже задержаны, среди них - главный редактор оппозиционной газеты Birgün Бурак Экиджи.

Журналистам инкриминируется использование приложение ByLock. По данным турецких властей, мессенджер, позволяющий обмениваться зашифрованными сообщениями, часто используют "гюленисты". Участие в шифрованных чатах ByLock Анкара считает доказательством членства в движении Гюлена, которое, как считает президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, организовало попытку государственного переворота в июле 2016 года.

Десятки тысяч арестованных

По обвинению в связях с движением Фетхуллаха Гюлена за последний год в Турции были арестованы 50 тысяч человек. Массовые аресты сопровождались увольнениями со службы сотен тысяч госслужащих, сотрудников полиции, органов юстиции и военных. Всего от своих постов были освобождены 150 тысяч человек.

В числе тех, кого турецкие власти арестовали по обвинению в поддержке терроризма, - двое граждан Германии: корреспондент немецкого издания Die Welt Дениз Юджел (Deniz Yücel) и немецкий правозащитник Петер Штойдтнер (Peter Steudtner). Сам Гюлен, уже много лет живущий в США, отрицает свою причастность к перевороту.

Турция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 10 августа 2017 > № 2271258


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter