Всего новостей: 2010036, выбрано 15797 за 0.048 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 24 января 2017 > № 2067495

«Что будет завтра? Тупик. Очевидная утопия», — так французская пресса в своих последних выпусках комментирует результаты праймериз в Соцпартии.

Левая газета Libération оценивает результаты праймериз в Соцпартии. Причину победы Бенуа Амона, несмотря на шаткость его программы, издание видит в желании левого электората проголосовать «в пику» Франсуа Олланду, который в 2012 году обещал мгновенные перемены. Амон осторожнее — перемены он отложил на завтра.

Социалист Амон говорил о новом поколении. Каким же его видит победитель первого тура праймериз? Оно, конечно же, будет городским, но «с широкими взглядами и солидарным». Достаточно ли этого для создания президентского большинства? Понятно, что нет. Манюэль Вальс, которому в первом туре не повезло, найдет более убедительный аргумент, считает автор редакционной статьи.

Вальса издание называет ярким представителем правительственного авторитета, а Амона — «надеждой для романтиков». Амон, по мнению издания, должен доказать, что к выполнению его программы можно приступить сразу же. А Вальс должен показать, что он способен «нарисовать» будущее. Одним словом, обоим кандидатам Libération советует основательно поработать над своими программами.

Католическая La Croix считает, что результаты первого тура праймериз ослабили Соцпартию. Скандал с подсчетом голосов и манипуляции с числом голосовавших, которых было «между полутора и двумя миллионами, без сомнения, ближе к двум миллионам» — пишет издание — показали, в какой степени эти праймериз болезненны для Соцпартии.

Какими бы ни были окончательные цифры первого тура, они в любом случае будут значительно ниже числа участников праймериз социалистов 2011 года и ниже числа принявших участие в праймериз правых в ноябре минувшего года. Католическое издание хочет понять, являются ли эти цифры (1 601 138) действительно катастрофичными. Газета подчеркивает, что, с одной стороны, кампания была очень короткой из-за новогодних праздников. С другой, два кандидата — Эммануэль Макрон и Жан-Люк Меланшон — отбирают часть электората.

Тем не менее число, превышающее полтора миллиона проголосовавших за будущего кандидата от социалистов на президентских выборах, La Croix считает хорошей базой для мобилизации. Но для этого — по мнению издания — необходимо понять, способна ли Соцпартия сплотиться вокруг одного кандидата, так как заявления социалистов после первого тура вызвали сомнения в такой возможности. Разногласия между двумя кандидатами — Бенуа Амоном и Манюэлем Вальсом — показали, что единства между ними быть не может.

Le Figaro отмечает, что праймериз в Соцпартии показали не просто разлад, а существующий антагонизм в стане социалистов. Согласно Манюэлю Вальсу, Бенуа Амон представляет опасность для страны, что, по мнению правого издания, верно. А если вслушаться в заявления Амона, то получается, что Вальс — типичный крипто-либерал, что газета считает неверным. Если посмотреть на двух кандидатов отстраненно, то без колебаний можно заключить, что оба они социалисты и представляют две половины французских левых. Вальса издание считает сторонником прозрачности в стане левых, а Амона — классическим левым утопистом.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 24 января 2017 > № 2067495


США. Мексика. ЛатАмерика > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 января 2017 > № 2062068

Выход США из договора о ТПП больно бьет по Мексике, осложняет жизнь Чили и Перу и придает импульс Mercosur

По мнению аналитиков, в наибольшем выигрыше от первого решения Трампа в области торговой политики окажется Китай

Игнасио Фариса (Ignacio Fariza), El Pais, Испания

Еще до того, как новый президент США Дональд Трамп приступил к пересмотру Договора о свободной торговле в Северной Америке между США, Канадой и Мексикой (Nafta, английская аббревиатура), что вызывает столько опасений, первое решение хозяина Белого дома больно бьет по его южному соседу и остальной Латинской Америке. Выход США из договора о ТПП — соглашения главной мировой державы с 11 странами по обе стороны Тихого океана, инициатором которого был Барак Обама- хотя и был ожидаемым, но тем не менее нанес серьезный удар по мексиканской экономике и, в меньшей степени, по двум другим латиноамериканским странам, подписавшим этот документ: Перу и Чили. С другой стороны, решение Трампа опосредованно облегчает жизнь странам Южноамериканского общего рынка (Mercosur), возглавляемым Бразилией и Аргентиной. Теперь у них будет время, чтобы заключить новые договоры и занять свое место в новой архитектуре международной торговли. В наибольшем выигрыше оказывается Китай.

Если говорить о Мексике, то она пострадала больше всех. Учитывая то, что ее экономика в значительной степени зависит от экспорта —прежде всего, в США, на которые приходится 80% мексиканского экспорта-, ТПП давал единственную возможность выхода на новые рынки по ту сторону Тихого океана.

Необходимость поиска новых торговых партнеров помимо США стоит сейчас как никогда остро. Неуверенность по поводу пересмотра условий договора Nafta (с этой целью президенты США и Мексики намерены провести 31 января встречу в Вашингтоне, на чем неоднократно настаивал Трамп) заставляет правительство Энрике Пеньи искать альтернативных покупателей мексиканских товаров. И в этом плане TPP открывает необозримые возможности: мексиканский экспорт в страны — участницам договора Nafta за исключением США и Канады в 2015 году составил лишь девять миллиардов долларов по сравнению с 320 миллиардами экспорта в США.

Договор о ТПП, подписанный в феврале прошлого года, но окончательно не ратифицированный, закладывал основы для запуска торгового соглашения самого высокого уровня, под которым до настоящего времени поставили свои подписи Австралия, Бруней, Канада, Чили, США, Япония, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу, Сингапур и Вьетнам. На их долю приходится 40% мирового ВВП, 26% объема международной торговли и 10% населения планеты. Выход главной мировой державы, вставшей на путь протекционизма, под знаком которого начинается эра Трампа, наносит по ТПП смертельный удар. Для того, чтобы договор вступил в силу, его должны были ратифицировать до февраля 2018 года по крайней мере шесть стран, на которые приходится 85% ВВП этого блока. Без США этого добиться невозможно. Сейчас необходимо решить, окажется ли жизнеспособным альтернативный договор без участия Вашингтона, как предложило несколько недель тому назад новозеландское правительство, или, как считает Япония, вторая по объему экономика в ТПП, договор без участия США «не будет иметь смысла».

Игнасио Бартесаги (Ignacio Bartesaghi), заведующий кафедрой Международного предпринимательства и интеграционных процессов Католического университета Уругвая, объясняет корреспонденту El Pais растерянность, охватившую мексиканское правительство после решения Трампа. «Все, что меняло ТТП, что было относительно неплохо для этой страны, все это идет прахом, — утверждает он. — Огромным шагом вперед явилось углубление связей со странами Азиатско-Тихоокеанского региона: Японией, Вьетнамом, Австралией, Сингапуром… На сегодняшний день есть только одно торговое соглашение с Японией из всех стран региона. Почему? Потому что структура ее производства плохо сочетается с экономическими потребностями азиатских стран». В этот понедельник мексиканский президент Энрике Пенья Ньето подчеркнул, что Мексика намерена добиваться заключения двусторонних договоров о торговле со странами региона, входившими в Партнерство. Бартесаги, однако, считает, что «наиболее очевидным риском» для Мексики является обещанный Трампом пересмотр соглашения Nafta. Американская биржа, впрочем, не отреагировала на сомнения относительно среднесрочного экономического прогноза и повысила ставки почти на 1,7%. Песо, терпящий бедствие с тех пор, как Трамп вышел на политическую авансцену США, также приободрился и набрал 0,4% пункта по отношению к доллару под конец рабочего дня в Мексике.

Большая разница

В случае других латиноамериканских стран, входящих в ТТП — Чили и Перу — то там иная ситуация. «Это не станет для них большим ударом», — утверждает уругвайский аналитик. В отличии от Мексики, у Чили уже есть двусторонние торговые договоры практически со всеми государствами Азиатско-Тихоокеанского региона, являющимися членами ТТП. «Для них Партнерство служило целям укрепления торговых отношений, но это не предполагало никаких преимуществ при выходе на рынки, как в случае с Мексикой». Перу же, хотя и не имеет торговых связей с Австралией, Брунеем или Новой Зеландией, зато ведет активный обмен с остальными членами ТТП. «Были улучшения, но Перу, в целом, значительно опережает Мексику в отношении торговой политики со странами Азиатско-Тихоокеанского региона», — подчеркивает Бартесаги. Одновременно эксперт указывает на то, что выход США из Партнерства может при этом стать хорошей новостью для стран МЕРКОСУР, среди которых лидируют Бразилия и Аргентина: «Они как раз отстали в развитии торговой политики и получат дополнительное время, чтобы заключить новые соглашения». В этом смысле, по мнению уругвайца, позиция новой американской администрации может сыграть роль катализатора и даст импульс к заключению бессмертного соглашения между Евросоюзом и Южноамериканским общим рынком.

Одним из основных преимуществ, которые аналитики усматривали в ТТП, была возможность соединить между собой страны разного уровня развития: развитые с развивающимися, а также развивающиеся между собой. «В последние годы развивающиеся страны, в частности, азиатские, приобретали все больший вес в международной торговле, что, в свою очередь, способствовало повышению объемов внешнеторговых оборотов между севером и югом, югом и югом», — подчеркивает Антони Эстевадеордаль (Antoni Estevadeordal) в недавнем отчете американского аналитического центра Brookings Institution.

Бартесаги, в том же ключе, что и многие выступившие на международном форуме в Давосе, не сомневается в том, что решение Трампа не ратифицировать ТТП — это «серьезная стратегическая ошибка»: «Он отказывается устанавливать правила игры в международной торговле, оставляя Китаю возможность свободно торговать со всем миром». Продолжит ли ТТП свое существование без США? «Думаю, да. За исключением Вьетнама и Японии, все остальные страны хотят сохранить его и готовы к подписанию новых соглашений», — заключает эксперт. Однако, препятствия к этому возникают по мере того, как идет время после объявления американского президента: министр иностранных дел Чили уже подтвердил, что его страна не будет настаивать на подписании соглашения, что сделало его будущее еще более неопределенным.

США. Мексика. ЛатАмерика > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 января 2017 > № 2062068


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 января 2017 > № 2062062

Трамп обязан избежать фальстарта с Россией

Для конструктивных отношений нужны не только хорошие личные связи между Трампом и Путиным.

Залмай Халилзад (Zalmay Khalilzad), The National Interest, США

Президент Трамп открыто заявил о своем твердом намерении улучшать отношения с Россией. Это привлекательная идея, но она не нова. Удастся ли Трампу добиться успеха там, где два его предшественника потерпели неудачу? Есть шанс на то, что удастся.

У этих двух стран немало общих интересов по широкому кругу вопросов безопасности, и содействие России в урегулировании текущих мировых проблем можно только приветствовать. Но для конструктивных отношений с Москвой потребуется нечто большее, чем хорошие личные связи между Трампом и Путиным, и чем их общие националистические и прагматические взгляды.

Взаимодействие и сотрудничество с Россией также сопряжено с рисками. Одна из опасностей заключается в том, что все может закончиться провалом и привести к усилению российской агрессивности. Но риски можно снизить, а шансы на успех увеличить, если Трамп будет взаимодействовать с Россией с позиции силы, и если Вашингтон начнет эту работу в трех областях, где достижение соглашений наиболее реально. Это исламский терроризм, Европа и контроль вооружений.

Взаимодействие с позиции силы означает, что отношения с Москвой следует выстраивать последовательно и осмотрительно. Чтобы сотрудничество с Россией не ослабило единство альянса, президент Трамп должен вначале встретиться с европейскими союзниками, которые нервничают из-за его заявлений о НАТО, Евросоюзе и России, и скептически относятся к возможностям примирения с Москвой.

Обеспокоенность европейцев дает Вашингтону возможность добиться от них принятия давно уже назревших обязательств по укреплению вооруженных сил и закупкам оружия для противостояния сегодняшним и будущим угрозам, включая сотрудничество по наращиванию оборонительного потенциала против возможных российских кибератак, которые могут повлиять на предстоящие выборы в Германии, Италии и Франции. Администрация Трампа также должна приступить к реализации программы по укреплению обороноспособности США с целью устранения недостатков в сфере обычных, кибернетических и ядерных вооружений, параллельно осуществляя сотрудничество с Россией.

Переговорные навыки Трампа подвергнутся серьезному испытанию с самого начала этого процесса, так как для достижения успеха ему понадобится добиться значительных уступок от Путина. Это крайне важно для того, чтобы успокоить конгресс, где в обеих партиях преобладают антипутинские настроения, связанные с российскими кибератаками, неразборчивыми бомбардировками в Сирии и враждебной политикой России в целом ряде регионов. С другой стороны, такие настроения ограничат возможности нового президента по облегчению санкций. На самом деле, конгресс готов принять закон о введении дополнительных санкций. Россия, со своей стороны, может вывести войска с востока Украины и убедить своих ставленников на Украине согласиться на длительное прекращение огня, а также ослабить давление на прибалтийские государства и остальные страны Европы.

После этого у администрации Трампа появится гораздо больше возможностей для расширения сотрудничества по трем главным направлениям.

Во-первых, интересы США и России больше всего совпадают в вопросах борьбы с исламистской террористической угрозой, в первую очередь, со стороны ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. пер.). План совместной кампании по уничтожению «Исламского государства» в Сирии стал бы хорошим началом в этом отношении, и вполне мог бы привести к соглашению о последующих действиях в Сирии. Вашингтон и Москва могут выступить посредниками при заключении сделки, в рамках которой режим сохранит свою власть на подконтрольных ему в настоящее время территориях, а в удерживаемых оппозиционными силами районах будут созданы конфедеративные административные образования, после чего начнется долгосрочное политическое урегулирование, и будет решена судьба Асада.

Во-вторых, Вашингтон во взаимодействии с союзниками может помочь Киеву и Москве прийти к соглашению, в котором будут соблюдены законные интересы Москвы и обеспечена украинская независимость. В современной истории есть несколько прецедентов, которые Украина может использовать в качестве примера. Теоретически она может вступить в НАТО. Но есть и более практический вариант на ближайшую перспективу, при котором она выберет полный нейтралитет, как это делала Австрия во время и после холодной войны. Украина, подобно Швеции, может остаться нейтральным государством, налаживая при этом прочные связи с НАТО. Либо же она, как Финляндия, может остаться полностью нейтральной, а потом в подходящее время стать партнером НАТО. Трамп должен настоять на мерах по защите украинской независимости и суверенитета. Отношение к Крыму, между тем, может быть таким же, как к прибалтийским странам во времена холодной войны. Не признавая Крым частью России, Вашингтон, тем не менее, может поддерживать с ней нормальные отношения.

Контроль вооружений дает третью возможность для взаимодействия. Россия и Соединенные Штаты Америки заинтересованы в нераспространении оружия массового уничтожения в Иране, Северной Корее и даже в Китае. Президент Трамп выразил желание сократить количество ядерных вооружений, которыми обладают США и Россия. Новой администрации надо будет разработать конкретные предложения. Но почти при любом сценарии Россия наверняка будет выражать обеспокоенность по поводу американской системы противоракетной обороны. Несмотря на заверения США в том, что ПРО в Европе предназначена для противодействия угрозам со стороны Ирана, Москва считает, что эта система ослабляет ее силы стратегического сдерживания. Соединенные Штаты должны подумать о том, как можно снизить эту обеспокоенность России, не отказываясь при этом от систем противоракетной обороны от иранских ракет. Это должно стать частью общего соглашения о контроле вооружений.

Многочисленные провалы попыток заключить крупную сделку между США и Россией вызывают озабоченность, и эти неудачи требуют серьезного анализа и извлечения уроков. Но обе стороны заинтересованы в том, чтобы такая сделка состоялась и заработала. Россия нуждается в улучшении отношений с Западом для развития собственной экономики, а враждебные отношения с Москвой лишают США потенциально ценного партнера на Ближнем Востоке и в борьбе с терроризмом. Кроме того, враждебные отношения забирают ресурсы, необходимые для противодействия усиливающемуся Китаю, в чем Россия также должна быть заинтересована.

Президент Трамп должен проверить, можно ли улучшить отношения между Россией и США к выгоде обеих стран. Шанс на успех у него есть. В отличие от двух предшественников, он по всей видимости не склонен добиваться внутренних перемен в России и ратовать за немедленное дальнейшее расширение НАТО. Эти корректировки в американской политике вполне могут вызвать благоприятную реакцию со стороны Путина. Тем не менее, состояние отношений между двумя странами в последнее время требует, чтобы Трамп делал это на базе укрепления американской мощи и сил сдерживания.

Залмай Халилзад был представителем США в ООН при президенте Джордже Буше.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 января 2017 > № 2062062


США. Венгрия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 января 2017 > № 2062050

Почему Восточная Европа тоже рада победе Трампа

Победа Трампа изменила самоощущение многих лидеров Восточной Европы. Кем они были раньше? Так, маргиналы. Неудачники, которые безнадежно отстали от передовой части человечества на пути в светлое леволиберальное будущее. А кто они теперь? Теперь они основатели тенденций, которые потом покорили Запад. Они все делали правильно, и сейчас на Западе осознают, как они в Восточной Европе были правы

Максим Саморуков, Carnegie Moscow Center, Россия

Восточную Европу поспешили записать в регионы, которые больше всего пострадают от грядущего президентства Дональда Трампа. В этом ряду Мексику ждет стена и вывод производств, Китай — торговые войны, а Восточная Европа будет брошена на растерзание России, потому что Трамп готов договориться за ее счет с Путиным и вообще не хочет тратить лишние деньги на НАТО. По этой логике восточноевропейские лидеры должны были изо всех сил болеть за Хиллари Клинтон как продолжательницу курса Обамы, ведь он, наоборот, укреплял НАТО и не жалел денег на то, чтобы защищать западные ценности даже в таких отдаленных уголках, как Восточная Европа.

Однако на деле найти восточноевропейских лидеров, которые реально поддерживали бы во время кампании Хиллари Клинтон, не так уж и просто — такие были разве что в Албании или в Прибалтике, хотя и эти осторожничали. Зато сторонники Трампа еще до выборов заявляли о себе вполне открыто, причем они возглавляют гораздо более крупные и влиятельные страны региона.

Дело в том, что, с точки зрения большинства восточных европейцев, Трамп их бросить никак не может, потому что американцы их уже и так во многом бросили — еще при Обаме. При Буше-младшем Восточная Европа дружила с Вашингтоном напрямую через голову Брюсселя и вместе готовилась воевать в Ираке, строить ПРО и расширять НАТО на Восток. Но с приходом Обамы эти особые отношения закончились: США пересмотрели концепцию ПРО в Польше и Чехии, забыли про расширение НАТО, понизили уровень визитов до вице-президента Байдена и вообще передоверили европейские дела Брюсселю.

Большую часть своего правления, до самого украинского кризиса администрация Обамы почти не обращала внимания на Восточную Европу. И за эти годы многие в регионе успели научиться жить сами. Они стали выстраивать собственную политику и по отношению к Москве, и особенно по отношению к Брюсселю, не рассчитывая на поддержку Вашингтона.

Их внешнеполитические интересы сейчас намного сложнее, чем просто получить защиту от России. И президент Трамп, будь он хоть трижды пророссийским, для многих стран Восточной Европы может быть гораздо удобнее, чем антироссийская Хиллари Клинтон. Потому что по другим, не менее важным, чем Россия, вопросам (скажем, миграции или глобального потепления) позиция Трампа гораздо ближе Восточной Европе. Даже в чисто психологическом плане для лидеров типа Качиньского, Орбана, Фицо, Вучича президент Трамп намного понятнее, чем Обама или Хиллари. Не говоря уже о том, что благодаря Трампу в Белом доме теперь будет жить славянка из Восточной Европы.

Путь к польскому сердцу

Взять, например, крупнейшую страну региона — Польшу. Варшава была главным сторонником укрепления восточного фланга НАТО и теперь должна больше других беспокоиться из-за скептических высказываний Трампа о защите европейских союзников и его вроде как прокремлевских симпатий. Но польское руководство такого беспокойства не проявляет — наоборот, оно выглядит очень даже протрамповским.

Качиньский надеется, что Трамп будет разговаривать с Кремлем «с позиции силы» — читай «а не беззубо бубнить о ценностях, как Обама». А премьер Шыдло вообще записала Трампа в достойные продолжатели ее собственного дела. По ее словам, в Польше партия «Право и справедливость» еще год назад совершила антиэлитарную и антилиберальную революцию за интересы простого народа. Теперь вот подошла очередь и Америки. Дальше Германия и Франция.

Можно сказать, что Трамп им так полюбился уже после победы, но на самом деле взаимопонимание между ним и консервативными поляками установилось задолго до выборов. Во время кампании Трамп в отличие от Хиллари активно делил белых избирателей по этническому происхождению. И поляки, которых в США около десяти миллионов, были одной из главных целей его агитации. Он встречался с польскими землячествами, и эти его выступления, специально заточенные под польскую аудиторию, были и в самой Польше не менее известны, чем его общие высказывания для всех на дебатах.

Трамп очень точно говорил именно то, что хотели услышать консервативные американские поляки. Он не просто пообещал отменить для польских граждан визы (важный и очень болезненный вопрос для диаспоры), но и заявил, что Польша — это как раз тот редкий союзник США, который выкладывается по полной, но Вашингтон недооценивает поляков, уделяя гораздо больше внимания разным халявщикам. В сочетании с другими лозунгами Трампа такая позиция понравилась небогатому и белому польскому избирателю куда больше, чем Хиллари Клинтон, чей муж заявил, что США подарили полякам демократию, а они теперь от нее отказываются, поддерживая Качиньского и «Право и справедливость».

Ведь кто осенью прошлого года активнее всего голосовал за Качиньского и его партию? Консервативные американские поляки. В США Качиньский набрал почти 75%, в два раза больше, чем в самой Польше. А теперь им сообщают, что они неблагодарные разрушители демократии. Естественно, большинство американских поляков проголосовали за Трампа. Висконсин, Мичиган, Пенсильвания несколько десятилетий подряд голосовали за демократов, а на этот раз там победил Трамп. И все это штаты с большой долей этнических поляков в населении.

Руководство Польши тоже не могло не испытывать к Трампу определенной симпатии, ведь его гнобили за то же и те же самые либеральные СМИ, которые уже год гнобят их самих. Поляки в принципе не привыкли к тому, чтобы американская пресса их ругала, и очень переживают по этому поводу. А тут еще появились статьи, что в случае победы Трампа в США будет как в Польше. Естественно, в Польше эти тексты читали куда внимательнее, чем в Штатах, и вывод сделали один: а что, у нас разве какой-то ужас? Значит, и Трамп хороший.

Наконец, главное достоинство Трампа для Варшавы состоит в том, что он явно не собирается лезть к ним с нравоучениями про демократию. Отношения с Россией — это для Польши проблема привычная, и на текущую жизнь она не особо влияет. А вот отношения с Брюсселем — совсем другое дело. Весь прошедший год Вашингтон и Брюссель дружно давили на Польшу по вопросам разделения властей и прочих свобод. И эта проблема для польского правительства намного реальнее, чем гипотетические русские танки, наступающие из Калининградской области.

При Трампе это давление Вашингтона на Варшаву должно исчезнуть, а то и вообще превратиться в поддержку — например, по вопросам миграционной политики. А что касается НАТО, то Польша в отличие от многих исправно выделяет на оборону положенные 2% ВВП, так что бояться ей нечего. Наоборот, только ждать перемен к лучшему.

Радость неплательщиков

Еще больше оснований любить Трампа у венгерского правительства. Российской угрозы в Венгрии боятся намного меньше, чем в Польше, на этом направлении у венгров все благополучно. Зато западной критики за проблемы с демократией они получают еще больше, чем поляки. Поэтому неудивительно, что премьер Орбан стал первым европейским лидером, который еще за полгода до выборов прямо и публично поддержал кандидатуру Трампа.

У Орбана были отвратительные отношения с администрацией Обамы. За шесть с лишним лет параллельного пребывания у власти два лидера так ни разу и не встретились. Вашингтон и лично Хиллари Клинтон на посту госсекретаря постоянно критиковали венгерское правительство за ограничение свобод. США даже объявили нескольких венгерских чиновников невъездными, обвинив их в коррупции. В ответ Будапешт обвинял американцев во вмешательстве во внутренние дела.

Венгрия в отличие от Польши относится как раз к тем странам, которые хронически не выполняют свои финансовые обязательства перед НАТО, но Орбана это не особо волнует — у него свои способы договариваться с Москвой. А вот то, что победа Трампа неизбежно ослабит западное давление на Венгрию, — это для него очень важно. В первом, поздравительном разговоре по телефону два лидера уже пожаловались друг другу, как ужасны эти либеральные СМИ.

Успех Трампа дал новый импульс и международным амбициям Орбана. Оказывается, он не только прав по вопросу миграции, но и в целом был первопроходцем, еще в 2010 году поставил свою страну на тот путь, правильность которого ведущие державы мира осознают только сейчас. Венгерский премьер уже много лет пророчит конец эры «либеральной недемократии» — и вот вам пожалуйста, подтверждение ярче некуда.

Орбан был первым европейским лидером, открыто поддержавшим кандидатуру Трампа еще до выборов. Но не единственным. В сентябре то же самое сделал президент Чехии Милош Земан. Тоже заявил, что, будь он американцем, голосовал бы за Трампа.

Мотивация у него примерно такая же: правильная позиция по миграции, по борьбе с исламским терроризмом, меньше вмешательства в дела других стран. А победа Трампа, по мнению Земана, — это победа настоящей демократии вопреки сговору элит и крупнейших СМИ.

Земан не скрывает, за что он обиделся на администрацию Обамы. За то, что назначенный Обамой посол в Чехии Шапиро раскритиковал Земана, когда тот в мае 2015 года поехал в Москву на парад в честь 70-летия Победы. Чешский президент тогда очень разозлился от таких непрошеных поучений и с тех пор не принимает американского посла. Теперь Земан надеется, что Шапиро отзовут и вообще станут поменьше учить его жизни, так что можно будет нормально сотрудничать.

Чешское правительство имеет во внешней политике куда больше полномочий, чем президент, и там были не рады такой прямоте Земана, особенно до выборов. Премьер Соботка уклончиво говорил, что скорее поддержал бы Хиллари. Но у Соботки до конца полномочий осталось всего несколько месяцев и шансов переизбраться почти нет. Во главе чешского правительства его почти наверняка сменит нынешний вице-премьер и лидер самой популярной сейчас партии ANO Андрей Бабиш.

А вот Бабиш еще до американских выборов говорил, что его идеальным кандидатом был бы Блумберг, но по многим позициям он совпадает и с Трампом. Например, все по той же миграции и пренебрежению к политкорректности. И по биографии два политика тоже очень близки. Бабиш — бизнесмен, один из самых богатых людей Чехии, который пришел в политику всего несколько лет назад и на первых же выборах вывел свою партию на второе место, получив пост вице-премьера и министра финансов. А вскоре может стать и премьером, его партия с большим отрывом лидирует в опросах.

У руководства Словакии энтузиазма по поводу Трампа еще больше, чем у чехов. Словацкий премьер Фицо тоже еще до выборов заявлял, что голосовал бы за Трампа. Потому что Словакия, крупнейший транзитер российского газа в Европу, особенно заинтересована в снижении напряженности в отношениях России и Запада и в отмене санкций.

Словакия, Чехия, Венгрия — все это одни из самых закоренелых неплательщиков НАТО. Многие годы их расходы на оборону были ниже не только положенных в НАТО 2% ВВП, а даже 1%. Но их лидеры не особенно переживают из-за гипотетической потери американских гарантий безопасности. Их гораздо больше интересует возможная поддержка Трампа в миграционной политике, ослабление западного давления по внутренним вопросам и нормализация отношений с Россией.

Футболки и памятники

На Балканах за время кампании успел возникнуть настоящий культ Трампа. Древняя запись из 1990-х годов, где Трамп слегка критикует Клинтона за бомбежки Югославии в 1999 году, была раздута до фейковой новости о том, что Трамп извинился перед сербами за американские бомбардировки. Фальшивку потом разоблачили, но все равно как ярый противник семьи Клинтон Трамп стал абсолютным фаворитом в Сербии и у многочисленных сербских общин в Боснии и Черногории.

У некоторых сербских политиков, типа Шешеля, который ходил в футболке с Трампом, ожидания раздулись до того, что Трамп после победы отзовет американское признание Косова. Но это у маргиналов, а руководство Сербии, Болгарии, Македонии, боснийской Республики Сербской более реалистично надеется на то, победа Трампа снизит напряжение в отношениях с Россией и им больше не надо будет делать такой жесткий и однозначный выбор между двумя сторонами.

Правда, столь бурная поддержка сербов обернулась для Трампа не менее активной неприязнью со стороны Косова, Албании, боснийских мусульман. Тут дело не только в антиисламских высказываниях Трампа, но и в той роли, которую в балканском кризисе сыграл Билл Клинтон в 1990-е. В Приштине ему установили прижизненный памятник — само собой, албанцы и в Косове, и в самой Албании изо всех сил болели за Хиллари.

Поддерживали Клинтон и в Прибалтике, где российская угроза традиционно затмевает все остальные вопросы внешней политики. Малейший намек на возможность потерять американские гарантии безопасности заставляет прибалтийских руководителей очень сильно нервничать, хотя к ним у Трампа не должно быть претензий. Все три государства всегда исправно выделяют на оборону не менее 2% ВВП, с запасом выполняя нормативы НАТО.

Обогнать Запад

Если вычесть Румынию, где собственная парламентская кампания была слишком бурной, чтобы обсуждать еще и американскую, то получается, что столь ужаснувшая Восточную Европу победа Трампа на самом деле ужаснула лишь несколько небольших государств на периферии региона — Прибалтику, Албанию, Косово. А основная масса восточноевропейских стран, от Польши до Сербии, оказалась очень даже довольна таким исходом. Потому что российская угроза для большинства лидеров Восточной Европы штука привычная и слишком теоретическая. Они, конечно, все равно опасаются русских танков, но не готовы поверить, что НАТО вдруг возьмут и распустят. Зато конфликты с Брюсселем — это для них ежедневная и неприятная реальность.

Страны Восточной Европы сильно устали от своей роли вечно догоняющих учеников старых держав Запада. Устали от того, что имеют очень мало влияния на принятие общеевропейских решений, что их постоянно поучают в вопросах внутренней политики, что при выработке политики ЕС учитывает интересы прежде всего своей старой части, а не очень специфичной новой, что в любом конфликте Вашингтон при Обаме всегда занимал сторону Брюсселя, присоединяясь к давлению на страны Восточной Европы.

Победа Трампа дает им надежду изменить этот расклад сил. Смягчить внешнее давление и получить поддержку по некоторым очень важным для них вопросам. Восточная Европа почти единогласно выступает против нынешней миграционной политики ЕС, но в Брюсселе позицию такого количества государства практически не учитывают. Может, теперь с помощью Трампа восточноевропейским лидерам удастся донести до руководства Евросоюза свои претензии по этому вопросу. Как, впрочем, и по многим другим, типа отказа от угольной энергетики или экономического сотрудничества с Россией — оба для Восточной Европы гораздо болезненнее, чем для Западной.

Хотя неменьшую роль тут играет и то, как победа Трампа изменила самоощущение многих лидеров Восточной Европы. Кем они были до президента Трампа? Так, маргиналы. Неудачники, которые безнадежно отстали от передовой части человечества на пути в светлое леволиберальное будущее. А кто они теперь? Теперь они основатели тенденций, которые потом покорили Запад. На них зря клеветали, они все делали правильно, и сейчас на Западе осознают, как они в Восточной Европе были правы. Присоединяются к ним. А если еще немного осмелеть, то можно поверить, что это они своими успехами на национал-консервативном направлении продемонстрировали Западу, что их восточноевропейский путь — правильный.

Заветная, многовековая мечта Восточной Европы — обогнать Запад. Благодаря Трампу она сбылась. Естественно, они ему рады.

США. Венгрия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 января 2017 > № 2062050


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 января 2017 > № 2062040

Гарри Каспаров: «2017 год станет переходным»

Бывший чемпион мира по шахматам считает, что Владимир Путин не доверяет Дональду Трампу и намеревается дестабилизировать Францию и Германию в год выборов.

Морен Пикар (Maurin Picard), Le Figaro, Франция

Гарри Каспаров родился в СССР в 1963 году и был чемпионом мира по шахматам с 1985 по 1993 год. В 2015 году он выпустил антипутинскую книгу «Зима близко». Этот уроженец Баку стал ярым политическим противником Владимира Путина, участвовал в президентской кампании 2008 года и основал оппозиционную партию «Солидарность» с бывшим премьером Борисом Немцовым. В 2013 году он заявил, что не вернется в Россию из опасений, что его могут задержать или даже убить (именно такая участь постигла Немцова 27 февраля 2015 года в Москве). Сейчас он говорит с нами о путинской «системе», планах Кремля и его рычагах на Западе с 40-го этажа небоскреба на Манхеттене.

Le Figaro: 2017 год начинается с мрачных предзнаменований, как в США, так и в Европе. Какие угрозы вы видите для Запада, чьи основы сейчас пошатнулись?

Гарри Каспаров: 2017 год станет историческим, переходным годом, как и 1917-й. Это столетняя годовщина взятия большевиками власти в России, свержения Романовых и начала больших преобразований. Во Франции и Германии должны пройти решающие выборы. Канцлер Ангела Меркель станет целью ожесточенных нападок. Российские спецслужбы попытаются дискредитировать ее и задействуют для этого все ресурсы. Кибератаки выйдут на куда больший масштаб по сравнению с тем, что было в США.

— Вы говорите, что проблему для мира создает не Россия, а Владимир Путин. Он действительно пытался вмешаться в президентские выборы в США?

— Проблема действительно не в России, а в Путине. И он не ждал победы Трампа. Сначала он принял его за клоуна. Когда Трамп начал подниматься в рейтингах, Путин все равно думал, что тот проиграет, потому что, как говорил сам Трамп, выборы — нечестные. В любом случае, Путин считал, что тот мог дискредитировать американскую политическую систему. Сегодня американская демократия столкнулась с самым тяжелым испытанием со времен войны за независимость. Но я верю в ее способность вновь встать во главе свободного мира.

— Владимир Путин на самом деле планирует новые военные акции после Крыма, Восточной Украины и Сирии?

— В теории, нет, потому что он представляет собой продукт КГБ. Тайные операции для него всегда предпочтительнее массированных бомбардировок. Шантажировать, а не убивать людей. Сеять хаос. Его единственная стратегия — политическое выживание. Каждому диктатору нужно демонстрировать силу, чтобы показать собственную неуязвимость. Вопрос не в том, начнет ли Путин новую атаку, а в том, где и когда. Он хочет показать, что Америка слаба, а НАТО — бумажный тигр. Но он видит границы: он остановился на Украине, потому что не хочет кровавого болота, которое стало бы «его» Афганистаном. Он не планирует ударов по Прибалтике из страха перед НАТО. Там развернуты сотни американских солдат. Поэтому с 2014 года он продвигает фигуры по другим направлениям.

— Поэтому он сделал ставку на Сирию?

— Да, и это был гениальный ход: он знал, что вмешательство на стороне Дамаска отразится на Европе, усилив поток беженцев. Одним выстрелом он убил двух или даже трех зайцев: бросил вызов Америке, показал слабость Обамы, помог сирийским и иранским союзником, а также оказал услугу европейским ультраправым, которые получили новые аргументы для своей антимиграционной риторики.

— Некоторые голоса в Европе призывают рассматривать Путина как объективного союзника перед лицом джихадистской угрозы. Что вы об этом думаете?

— Это обманчивая, но привлекательная риторика, которая с легкостью находит отклик. Но, как я уже говорил, Владимир Путин начал операции в Сирии не ради борьбы с «Исламским государством» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.). На джихадистов нацелены лишь 10% российских ударов. Оставшиеся 90% направлены против сирийской оппозиции, которую поддерживают западные страны. В Европе существует своеобразная идеологическая коррупция в отношении Путина: с ним нужно вести диалог, потому что Россию «нельзя игнорировать». Речь идет о своеобразной форме примирения. Зачем думать о «маленьких» народах вроде прибалтов? Это предательство самой идеи Европы, которая основана на уважении к правовому государству. Это нравственная капитуляция. История говорит нам, что диктаторы никогда не останавливаются сами. Их приходится останавливать другим.

— Как Путин намеревается взаимодействовать с администрацией Трампа?

— Он занял выжидательную позицию. Неизвестных слишком много. Утвердит ли Сенат Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson) на пост госсекретаря? Министр обороны Джеймс Мэттис (James Mattis) не разделяет восхищения нового президента Путиным. Конгресс взбудоражен вопросом кибератак. Все это поворачивает на Путина свет прожекторов, а ему, поверьте мне, этого вовсе не нужно. Кроме того, он знает, что как только Трамп изменит свое отношение к нему, 100% американцев обернутся против России. Вопрос в том, как далеко Трамп готов зайти в этом сближении.

— Как дать отпор «наступлению» Путина?

— «Идите по денежному следу», — говорил Глубокая глотка (информатор The Washington Post в Уотергейтском скандале) и найдете источники финансов. Как бы то ни было, начать следует с принятия того факта, что речь идет о войне, и что вы стали целью нападения. Сейчас проблемой для Путина является единый европейский фронт, который ведут Германия и, в меньшей степени, Франция. Его взгляд обращен на Париж (он думает, что сможет с легкостью повлиять там на выборы) и Берлин, последний настоящий оплот европейского противодействия ему. Возьмите канал Russia Today, который стал ключевым инструментом пропаганды и распространяет ложную информацию. Начните с его запрета, чтобы ликвидировать пропаганду. Это стало бы хорошим стартом.

— Вы резко критикуете американских официальных лиц, которые говорят, что всегда знали о том, что Путин опасен, но стали говорить об этом уже после своего ухода с должности, как, например, бывшая госсекретарь Кондолиза Райс (Condoleezza Rice).

— Да, Обама тоже наверняка напишет в своих мемуарах, что «всегда знал»! Стоит отметить, что все это время Россия не была в числе его приоритетов. Только вот за последние несколько месяцев появилось больше историй о России и КГБ, чем за последние 25 лет! Новый факт — в том, что у Дональда Трампа есть связи с Москвой. Он получил массовые вливания российских денег в критический момент, в 2008-2009 годах, что спасло его от банкротства. Его сын открыто это признал (15 сентября 2008 года в The New York Times). Сколько денег он должен иностранным режимам, некоторые из которых занимают открыто враждебную позицию по отношению к США? Почему он отказывается обнародовать свои налоговые декларации? Ему еще предстоит ответить на все эти вопросы.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 января 2017 > № 2062040


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 24 января 2017 > № 2053984

Иран и Россия проведут переговоры по вопросам прав человека

Иранская делегация, сегодня, прибыла в Москву во вторник для участия в третьем раунде консультаций по правам человека между Исламской Республикой Иран и Российской Федерации, сообщает информагентство Mehr News.

Возглавляемая генеральным директором отдела по правам человека и по делам женщин при Министерстве иностранных дел Исламской Республики Захрой Пишгахи Фард, иранская делегация будет обсуждать широкий круг вопросов международной повестки дня в области прав человека с участием российской стороны.

Представители обеих сторон во время переговоров выскажут свои мнения по вопросам, связанным с правами человека на двустороннем и международном уровнях.

Обе страны серьезно критиковали избирательное использование санкций Организацией Объединенных Наций в области прав человека, и установление общих представлений о правах меньшинств, семьи, религиозной толерантности и борьбе с экстремизмом.

Второй раунд российско-иранских консультаций по правам человека был проведен в Тегеране 21 декабря 2015 года.

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 24 января 2017 > № 2053984


Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 24 января 2017 > № 2053173

Астана: переговоры вместе, коммюнике – врозь

Участники встречи по Сирии не достигли серьезного прогресса, считают эксперты

МОСКВА – По завершению встречи в Астане Россия, Турция и Иран, выступившие в роли стран-гарантов, договорились между собой о мониторинге по соблюдению режима прекращения огня в Сирии, сообщают 24 января СМИ со ссылкой на итоговое коммюнике. В тоже время представители вооруженной сирийской оппозиции выработали свой документ и представили его в ООН.

Переговоры в Астане длились два дня и завершились во вторник. В них также приняли участие специальный посланник ООН Стаффан де Мистура и в качестве наблюдателя – посол США в Казахстане Джордж Крол.

Страны-гаранты поддержали желание представителей сирийской оппозиции продолжить через посредников переговоры с официальным Дамаском и подтвердили готовность к дальнейшей борьбе против радикальных экстремистских группировок «Исламское государство» и Фронт Ан-Нусра.

Помимо этого, в трехстороннем совместном заявлении подтверждается верность идее суверенности и целостности Сирии.

Как отмечают наблюдатели, недовольство оппозиции вызвало отсутствие в тексте упоминания о негативной роли Ирана в сирийском конфликте.

«Иран возглавляет ряд военных атак, которые приводят к вынужденному переселению тысяч сирийцев и кровопролитию. Коммюнике узаконивает эту роль», – цитирует агентство представителя сирийской оппозиции.

Директор российского Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады Александр Шумилин в комментарии «Голосу Америки» сказал, что итоги встречи в Астане успешными назвать нельзя, хотя и провальными тоже.

«Тремя странами-гарантами принято совместное коммюнике, но оппозиция отмежевалась от него и выступила со своим документом, – констатировал он. – Это принципиально важно».

По оценке политолога, между противоборствующими в Сирии сторонами контактов на переговорах не было, а если и были, то «со знаком минус».

«Страны-гаранты не смогли обеспечить прогресс в этом смысле, – добавил он. – В основном все были озабочены тем, чтобы сохранить лицо. А главный позитив заключается в том, что мероприятие состоялось, и оно может стать предвестником Женевы, во всяком случае, первым шагом на пути к ней. Вот, собственно, и все».

Швейцарский раунд мирных консультаций предварительно назначен на 8 февраля.

Александр Шумилин убежден, что без США и без женевского формата достичь прорыва на сирийском направлении не удастся.

Представитель Сирийского национального совета в России, член движения «Декларация Дамаска» профессор Махмуд Хамза согласен с таким посылом. Более того, на его взгляд, одним из главных минусов прошедших переговоров стало именно отсутствие на них делегации США.

«Мы как оппозиция все время подчеркивали, что не придаем Астане большого значения, – продолжил он в беседе с корреспондентом «Голоса Америки». – Главные переговоры должны пройти под эгидой США, Европы, ООН и представителей арабских стран. Мы очень хотели бы этого. Но, к сожалению, роль США (в урегулировании сирийского кризиса) пока не заметна, и позиция их сейчас неясна».

Между тем, Москва допускает, что в перспективе число стран-гарантов прекращения огня в Сирии возрастет, в том числе за счет США. Об этом во вторник заявил глава российской делегации в Астане, спецпредставитель президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев. Как цитируют его слова российские медиа, он контактировал с послом США в Казахстане, и тот выразил заинтересованность Вашингтона в подключении к переговорному процессу, сказав, что такие сигналы со стороны новой администрации Трампа поступают.

В то же время Махмуд Хамза полагает, что встреча в Астане ничего существенного не дала.

«Да, была подтверждена верность принципам приостановления боевых действий в соответствии с договоренностями, достигнутыми еще в Анкаре, – заметил он. – Стороны предложили выработать механизм по наблюдению за соблюдением прекращения огня. Но все эти заявления носят общий характер и не имеют никакой практической составляющей».

Также к недостаткам встречи в Астане профессор отнес тот факт, что там не было представителей созданного в Эр-Рияде высшего политического органа оппозиции. Как ему представляется, главный смысл переговоров заключался в том, чтобы Россия, Турция и Иран продемонстрировали миру, что они без США и Европы стали контролировать контакты между правительством Асада и оппозицией.

«Поэтому, как мне кажется, важнее то, что будет после Астаны. По моей информации, на севере Сирии в провинции Идлиб вооруженная оппозиция и Фронт Ан-Нусра уже воюют друг с другом, потому что ан-нусровцы сочли, что их предали. К Женеве же встреча в Астане имеет мало отношения», – резюмировал Махмуд Хамза.

Позиция Турции

Эксперт по евразийской политике аналитического центра «Международная организация стратегических исследований» (Анкара) Керим Хас (Kerim Has) подчеркнул, что сирийский кризис остаётся важнейшим вопросом для Турции и продолжает оказывать активное влияние на динамику и процессы во внутренней политике Анкары, а также непосредственно влияет на внешнеполитическую стратегию государства.

«Вопрос урегулирования ситуации в Сирии напрямую связан с безопасностью Турции как внутри, так и непосредственно у её внешних границ, – утверждает он в интервью «Голосу Америки». – Более того, совершенно очевидно, что участие Турции в разрешении сирийского кризиса оказывает прямое влияние на отношения Анкары с западными партнерами, поэтому необходимость изменения внешнеполитической траектории широко обсуждается как в самой стране, так и за её пределами».

По словам аналитика, по итогам встречи в Астане уже сейчас можно говорить о том, что наладился положительный процесс, который хоть и медленно, но может выйти на принципиально новый уровень.

«В Турции положительно восприняли как саму идею проведения встречи, так и её место, – свидетельствует он. – Известно, что Казахстан имеет тесные связи как с Россией, так и с Турцией. К тому же, в течение непродолжительного времени именно Астана стала своеобразным медиатором в решении межгосударственных противоречий: так было и с высокой напряженностью турецко-российских отношений, и с вопросами, касающимися урегулирования украинского кризиса и региональных проблем».

Как видится эксперту, главным итогом встречи в Астане стало создание трехстороннего механизма контроля за соблюдением режима прекращения огня в Сирии.

«Таким образом, можно предположить, что с большей степенью вероятности Анкара, Москва и Тегеран будут идти по пути углубления сотрудничества и переговорного процесса, а также оказания влияния на те стороны конфликта, с которыми у каждого из государств есть "взаимопонимание"», – обобщил он.

Здесь, по его мнению, необходимо понимать, что сирийский кризис имеет под собой трехуровневую основу, поэтому решение конфликта возможно лишь в случае разрешения всех составляющих, а именно: локальной, региональной и глобальной.

«Так, на локальном уровне можно выделить участие в сирийском кризисе как террористических организаций, так и негосударственных акторов, которые ведут борьбу друг против друга и в то же время против правительственной армии Асада, – пояснил специалист. – Региональный уровень подразумевает вовлеченность в кризис таких стран, как Турция, Иран, Саудовская Аравия, Катар. Выделяется и геополитический уровень, который, по большому счету,отражает противостояние России и Запада, в первую очередь в лице США. В этом контексте очевидным шагом вперёд является сближение позиций региональных акторов с позицией России, что даёт надежду на позитивные сдвиги в дальнейших переговорах и конкретных действиях».

Что касается налаживания турецко-американских отношений при новом президенте США, то Керим Хас пока затруднился с прогнозами.

«Это объясняется и тем, что мы не имеем возможности ознакомиться с конкретной стратегией новой администрации в отношении Ближнего Востока, пока можно базироваться лишь на заявлениях официальных лиц, – уточнил он. – Однако и здесь возникает проблема. Так, например, в одном из своих выступлений Дональд Трамп говорит о необходимости сотрудничества с Анкарой, в другом – высказывает поддержку курдским "военным подразделениям", которые Анкара считает террористическими, а Вашингтон использует для достижения своих целей в сирийском кризисе».

Аналитик предположил, что одним из первых вопросов, которые могут обсуждаться в контексте турецко-американских отношений, станет вопрос прекращения поддержки курдских сил со стороны Вашингтона

По данным ООН, за годы гражданской войны в Сирии погибли свыше трехсот тысяч человек, а более 9 миллионов были вынуждены покинуть свои дома.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 24 января 2017 > № 2053173


США. Израиль. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 24 января 2017 > № 2049217

Трамп сыграет за Израиль

Обама в последние часы президентства перевел Палестине $221 млн

Александр Братерский

Администрация президента США Барака Обамы в последние дни своего правления перевела многомиллионную сумму Палестинской автономии. Белый дом под руководством прежнего президента таким образом продемонстрировал поддержку палестинцам на фоне критического отношения к действиям Израиля. В свою очередь администрация Дональда Трампа начала переговоры о возможном переводе посольства США в Иерусалим, что может грозить интифадой, считают эксперты.

Буквально в последние часы своего правления администрация президента-демократа Барака Обамы перевела Палестинской автономии $221 млн, сообщило агентство Associated Press.

Средства предназначались для гуманитарной помощи Газе, а также Западному берегу реки Иордан, которые контролируются враждебными друг другу группировками «Хамас» и ФАТХ соответственно.

Выделение средств было частью стратегии Обамы. Ушедшая администрация хотела помочь палестинцам на фоне критики Израиля в связи со строительством поселений на палестинских территориях.

Ранее США не стали блокировать резолюцию, в которой содержались требования к Израилю прекратить строительство на палестинских территориях. В своем последнем обращении в качестве госсекретаря США Джон Керри заявил, что строительство угрожает появлению «двух государств для двух народов».

В свою очередь позиция пришедшей на смену Обаме новой администрации Дональда Трампа демонстрирует разрыв с политикой предшественников.

Как заявил в понедельник представитель администрации Трампа, США начали переговоры по переносу посольства из Тель-Авива в Иерусалим.

Об этом заявил пресс-секретарь Трампа Шон Спайсер. Правда, по его словам, новое руководство Белого дома «находится в самом начале пути, чтобы только начать обсуждать эту тему».

В Иерусалим!

В период предвыборной кампании Трамп заявлял о возможности переноса посольства США в Иерусалим, что вызвало положительные отклики в Израиле и резкое отторжение в Палестинской автономии. Палестина настаивает на разделе Иерусалима, так как в старой части города находится мусульманская святыня — третья по значению в мире мусульманская мечеть Аль-Акса.

Как ранее заявил ее глава Махмуд Аббас, такой шаг «не только лишит Соединенные Штаты всей легитимности в роли одной из сторон, разрешающей конфликт, это также уничтожит концепцию решения по принципу «двух государств», — сказал Аббас в интервью французской газете Le Figaro.

Он заявил, что может «дать задний ход признанию» Израиля, если избранный президент США Дональд Трамп перенесет посольство США в Израиле в Иерусалим. Об этом Аббас, по его словам, написал на тот момент еще официально не заступившему на президентский пост Дональду Трампу.

В случае если переезд израильского посольства США из Тель-Авива в Иерусалим все же произойдет, у Палестины «будет несколько вариантов действий, и они будут обсуждаться вместе с арабскими странами».

Непонятно пока, о каких действиях идет речь, однако не исключено, что палестинцы в случае переезда посольства США в Иерусалим начнут радикальные действия против израильских властей, что может привести к интифаде, то есть захвату территории Палестины.

О подобном развитии событий еще до прихода Трампа в Белый дом предупреждал автор журнала Foreign Policy Хусейн Ибиш, ведущий эксперт в области Ближнего Востока: «План Трампа — это плохая идея для Палестины, Израиля и региона Ближнего Востока».

Правда, старший научный сотрудник Центра арабских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов уверен, что

даже в случае переноса американского посольства в Иерусалим в протестах примет участие «арабская улица», однако арабские страны вряд ли поддержат их, не желая портить отношения с США.

При этом Долгов уверен, что заявления о переносе посольства — это часть стратегии администрации Трампа по улучшению отношений с Израилем на фоне испортившихся связей при его предшественнике Бараке Обаме. Ушедший президент не скрывал своего негативного отношения к израильскому премьеру Нетаньяху, который отвечал ему взаимностью. Он также напоминает о еврейских корнях зятя президента США Джозефа Фредерика Кушнера — советника Трампа.

Имея столь мощного партнера в лице Трампа, Израиль будет усиливать давление на Палестинскую автономию, чтобы принудить ее к переговорам, уверен главный редактор ближневосточного бюро телеканала RTVi, политический обозреватель Евгений Сова: «Давление на Рамаллу (временная столица Палестинской автономии. — «Газета.Ru») будет явно превышать давление Белого дома на израильское руководство в Иерусалиме».

Эксперт считает, что руководство Израиля, чувствуя поддержку США, собирается продвигать концепцию мира с палестинцами, выходя на их покровителей в арабском мире.

«Концепцию «договариваться не с палестинцами, а о палестинцах с арабским миром» настойчиво предлагает в последние годы нынешний министр обороны Авигдор Либерман», — рассказал «Газете.Ru» Евгений Сова.

Он напоминает, что впервые Либерман упомянул о ней, когда занимал пост главы МИД Израиля. «Она вполне реальна сегодня, когда между Израилем и умеренными арабскими режимами в регионе есть не только совпадение интересов (например, иранская угроза), но и даже определенный диалог. Израиль уже давно перестал быть региональным изгоем, как это было 30–40 лет назад, а многие арабские страны прекрасно понимают, что корень проблемы на Ближнем Востоке лежит отнюдь не в палестино-израильском конфликте».

«Беспрецедентная преданность»

Очевидно, тема возможного переноса столицы из Тель-Авива в Иерусалим будет обсуждаться Трампом во время встречи с израильским премьером Биньямином Нетаньяху, которого он в понедельник пригласил посетить США. Во время телефонного разговора президент США заявил израильскому лидеру о своей «беспрецедентной преданности» интересам безопасности Израиля.

В сообщении Белого дома говорится, что главы США и Израиля «договорились проводить консультации по различным региональным вопросам, включая угрозы со стороны Ирана».

Последнее упоминание может означать, что обе стороны подробно обсудят вопрос Ирана и его ядерной программы во время переговоров.

Трамп уже заявлял, что может пересмотреть условия ядерной сделки, которую заключила с Ираном администрация Обамы. Суть этой сделки — заморозка Ираном ядерной программы и постановка ее под контроль МАГАТЭ.

В обмен на это США согласились снять с Ирана санкции. Категорическим противником сделки выступал Нетаньяху, который даже заявлял о возможности уничтожения ядерной программы Ирана военным путем.

Борис Долгов из Центра арабских исследований Института востоковедения РАН считает, что пересмотр соглашений возможен, однако совсем отменять их Трамп не будет.

«Как союзник Израиля, Трамп становится оппонентом Ирана, но в то же время он прагматичный политик и вопрос сделки для него важнее, чем идеологические аспекты», — уверен эксперт.

США. Израиль. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 24 января 2017 > № 2049217


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 24 января 2017 > № 2049216

Польша вспомнила о дружбе с Россией

МИД Польши рассекретил документ о переходе на «пророссийский курс»

Юлия Матюненко, Валентин Логинов

Польский МИД, вопреки законодательству, рассекретил документ о переходе на «пророссийский внешнеполитический курс», датированный мартом 2008 года. Публикация этой записки свидетельствует о внутриполитическом кризисе в стране, считают эксперты, однако появление документа именно сейчас может говорить и о готовности Варшавы пересмотреть отношения с Москвой в связи с приходом к власти в США Дональда Трампа.

Польский МИД, вопреки законодательству, рассекретил документ о переходе на «пророссийский внешнеполитический курс», датированный мартом 2008 года. Публикация этой записки свидетельствует о внутриполитическом кризисе в стране, считают эксперты, однако появление документа именно сейчас может говорить и о готовности Варшавы пересмотреть отношения с Москвой в связи с приходом к власти в США Дональда Трампа.

В документе подчеркивается, что Россия не стремится к восстановлению прежних границ СССР, поскольку на это не способно ни политическое руководство страны, ни ее инертное население.

Россия же предстает в качестве мощной ресурсной экономической базы, которая в условиях усиления Китая и угрозы радикальных исламистов стремится к диалогу с Западом. Составители «тезисов» полагали, что Польша может выступить посредником в построении отношений России с западным миром, поскольку у Варшавы и Москвы есть взаимные политические и экономические интересы.

«Относительная слабость России по сравнению с ее окружением, особенно динамично развивающимся Китаем и представляющим угрозу исламского радикализма югом, склоняет ее к пониманию, что при всех традиционных препятствиях Запад — самый надежный партнер», — говорится в тексте документа.

При этом здесь же подчеркивается, что для стран Западной Европы Россия является важным союзником в борьбе с проблемами, которые приходят с юга, в частности, речь идет о возрастающей активности радикальных исламистов. Кроме того, авторы утверждали, что богатая ресурсами Россия может оказать значительную экономическую поддержку странам Евросоюза.

Вместе с тем в записке говорится, что российский истеблишмент «презирает Запад», однако при отсутствии других альтернатив готов идти на сотрудничество. Польша же, в силу общности истории и культуры с Россией, может стать неким «мостом на Запад», что одновременно позволит улучшить имидж страны в международном сообществе.

Также в записке рассматривалось и украинское направление внешней политики, хотя и менее подробно. В частности, здесь отмечается, что польские политики «поддались тактике украинских элит».

При этом, с точки зрения авторов, «патриотически правильную» заинтересованность в пользу Украины следовало заменить «прагматическим и когда нужно — дружественно критическим подходом к этой стране».

Диалог с «извечным врагом Польши»

Рассекречивание такого уровня документа крайне нехарактерно для Польши, рассказал «Газете.Ru» Игорь Грецкий, доцент кафедры международных отношений на постсоветском пространстве СПбГУ. Согласно законодательству, в Польше подобные записки раскрываются через 30 лет после появления, однако это было сделано сейчас.

«Одной из причин подобного шага являются серьезные противоречия между нынешней правящей партией «Право и справедливость» и «Гражданской платформой» Дональда Туска, который в 2008 году был премьер-министром Польши», — полагает эксперт.

Осенью прошлого года «Право и справедливость» одержала уверенную победу на парламентских выборах и получила возможность сформировать правительство. Министром иностранных дел был назначен Витольд Ващиковский, который в 2008 году занимал пост замминистра иностранных дел, однако позже был со скандалом уволен. Сам Ващиковский утверждает, что к моменту составления «Тезисов о политике Республики Польша в отношении России и Украины» уже был отстранен и о подготовке и тем более о содержании записки ничего не знал.

Теперь же именно ведомство, которым руководит Ващиковский, публикует документ, очевидно, с целью дискредитации политических сил Дональда Туска, которые пытались наладить диалог с «извечным врагом Польши».

«Вероятно, одной из причин рассекречивания документов именно сейчас является попытка утверждения «Права и справедливости», поскольку сейчас партия проводит аудит прежних решений польской элиты. Возможной причиной можно назвать и попытку отвлечь внимание от деятельности сейма.

В любом случае, рассекречивание этого документа прежде всего свидетельствует о внутриполитическом конфликте», — утверждает Игорь Грецкий.

При этом в самом документе не говорится ничего нового об отношениях двух стран, поскольку до грузино-осетинского конфликта — в 2007–2008 годах — диалог между ними развивался в соответствии с положениями вскрывшегося документа, продолжает эксперт.

Вместе с тем публикацию этого документа можно интерпретировать как тот факт, что в Польше есть не только прозападные взгляды, но и пророссийские, утверждает директор Института стратегических оценок Сергей Ознобищев.

«Публикация документа именно сейчас — это сигнал польской элиты Кремлю об определенной готовности улучшить отношения между двумя странами. Вопрос в том, как воспримет Кремль данный сигнал», — рассказал он в беседе с «Газетой.Ru».

По словам эксперта, Россия стремится к налаживанию диалога, и Варшаве эта тенденция выгодна.

«Подобные взгляды Польши вызваны позицией президента США Дональда Трампа, который заявлял о необходимости пересмотра отношений с Европой», — добавил он.

Однако отношения России и Польши в настоящий момент переживают глубокий кризис, продолжает Игорь Грецкий из СПбГУ. По его словам, у двух стран накопилось немало противоречий. «Относительно России в польской элите существует консенсус. Абсолютное большинство выступают за продолжение санкционной политики в отношении России. Кроме того, поляки выступают против газопровода «Северный поток – 2». Также Россия до сих пор не отдала обломки самолета Ту-154, на чем настаивает польская сторона», — рассказал он.

Помимо прочего, российско-польские отношения обострились еще сильнее после начала украинского кризиса и ситуации в Крыму в 2014 году, что отодвигает на неопределенный срок нормализацию отношений двух стран, утверждает Игорь Грецкий.

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 24 января 2017 > № 2049216


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 24 января 2017 > № 2048667

Гарри Каспаров: "2017 год будет переходным"

Морен Пикар | Le Figaro

По мнению экс-чемпиона мира по шахматам, Владимир Путин питает недоверие к Дональду Трампу, однако рассчитывает дестабилизировать Францию и Германию посреди избирательного года. Интервью с Гарри Каспаровым в Нью-Йорке взял журналист Le Figaro Морен Пикар.

"Какие опасности вы видите для Запада в 2017 году?" - спросил интервьюер.

"2017 год будет историческим, переходным, каким был год 1917-й. Это сотая годовщина захвата власти в России большевиками, низложения Романовых и начала "великих потрясений". Сейчас намечаются решающие выборы во Франции и Германии. Канцлеру Ангеле Меркель предстоит пережить коварные нападки. Российские спецслужбы попытаются ее дискредитировать и мобилизуют для этого все свои ресурсы. Кибератаки будут более масштабными, чем те, что были совершены в США", - ответил Каспаров.

"Путин попытался помешать американским президентским выборам?" - спросил журналист.

"На самом деле, проблема не в России. Проблема в Путине. Да, он не предвидел победы Трампа. Сначала он принял его за клоуна. Когда Трамп начал прорываться вперед, Путин еще думал, что он может проиграть, - поскольку, как об этом повторяли в лагере Трампа, "выборы были cфальсифицированы", - но он мог дискредитировать американскую политическую систему", - считает Каспаров.

"Владимир Путин намеревается совершить новые военные действия после Крыма, Восточной Украины и Сирии?" - спросил интервьюер.

"Нет, теоретически, так как он является сущим порождением КГБ. Он всегда предпочтет секретные операции массированным бомбардировкам. Лучше шантажировать людей, чем их убивать. Сеять хаос. Это у него в крови. Единственная его стратегия - политическое выживание", - ответил собеседник издания.

"Таким образом он сделал выбор в пользу Сирии?" - уточнил журналист.

"Да, это был гениальный ход: он знал, что интервенция рядом с Дамаском приведет к последствиям на территории Европы, увеличив поток беженцев. Одним ударом он убил двух зайцев, даже трех: он бросил вызов Америке, выставил напоказ слабость Обамы, при этом помогая своим сирийским и иранским союзникам и оказывая благородную услугу своим союзникам из крайне правых европейских партий, которые таким образом смогли доработать свои речи, направленные против иммиграции", - прокомментировал Каспаров.

"В Европе раздаются голоса, призывающие считать Путина объективным союзником перед лицом джихадистской опасности. Что вы думаете о такой интерпретации?" - спросил интервьюер.

"Это ложное и заманчивое рассуждение, которое хорошо продается. Как я уже только что сказал, Владимир Путин в Сирии не пришел биться против организации "Исламское государство" (запрещена в РФ. - Прим. ред.). Доказательство? Только 10% российских авиаударов нацелены на джихадистов. Оставшиеся 90% поражают оппозицию режиму Башара Асада, ту самую, которая поддерживается странами Запада. В Европе существует некая идеологическая коррупция в отношении Путина, согласно которой надо с ним договариваться, поскольку Россия "не может быть проигнорирована", - рассуждает собеседник издания.

"Как собирается Путин взаимодействовать с администрацией Трампа?" - спросил журналист.

"Он находится в выжидательной позиции. Столько неопределенностей! - считает Каспаров. - Кроме того, он знает, что едва Трамп изменит свое отношение к нему, 100% американцев отвернутся от России. Вопрос в том, чтобы знать, до чего готов дойти Трамп в таком сближении".

"Прежде всего, надо признать, что речь идет о войне, и все вы атакованы. На данный момент проблемой для Путина является единый европейский фронт, который ведет за собой Германия и, в меньшей степени, Франция. Его взгляд обращен в сторону Парижа, где, по его мнению, будет легче повлиять на выборы, и в сторону Берлина, последнего реального оплота противостояния ему в Европе", - уверен Каспаров.

"Что касается Трампа, то вскрылись новые факты о его связях с Москвой. Он получил значительные денежные вливания из России в критический период в 2008-2009 годах, и этот взнос спас его от разорения. Какими деньгами он обязан иностранным режимам, порой открыто враждебным США? Почему он отказывается обнародовать свои налоговые декларации? На все эти вопросы ему еще предстоит ответить", - заявляет Каспаров.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 24 января 2017 > № 2048667


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 24 января 2017 > № 2048282

Президент США Дональд Трамп стремится наладить отношения с РФ, несмотря на критику, поскольку это отвечает интересам Соединенных Штатов, заявил в рамках регулярного брифинга для журналистов пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер.

"Потому что он умеет заключать сделки, он будет заключать сделки в интересах США", — ответил Спайсер на вопрос журналистов, почему, несмотря на критику Трамп все равно стремится наладить отношения с РФ.

В ходе предвыборной кампании Трамп заявлял, что постарается "поладить" с Россией. В пятницу он вступил в должность президента США. Трамп стал 45-м президентом США, сменив на посту главы государства Барака Обаму. В своей речи на инаугурации Трамп заявил, что США намерены "усилить старые союзы и создать новые, чтобы объединить цивилизованный мир в борьбе с радикальным исламским терроризмом".

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 24 января 2017 > № 2048282


Россия. Германия. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 24 января 2017 > № 2048169

Россия может повлиять на предстоящие выборы в европейских странах, заявил в понедельник, 23 января, представитель ЕС журналистам в Брюселе со ссылкой на доклад "East StratCom Taskforce". Документ был подготовлен подразделением стратегической коммуникации внешнеполитической службы ЕС (EEAS), специализирующемся на Восточной Европе.

Как пишут эксперты, велика вероятность того, что Москва попытается повлиять на выборы в европейских странах аналогично тому, как она это сделала в США. Авторы доклада уже зафиксировали 2,5 тысячи примеров дезинформации со стороны России.

Основной объект нападок - Меркель

"Ведется невероятно обширная, по меньшей мере частично организованная кампания против ЕС, его политиков и его принципов", - сказал изданию Spiegel Online собеседник из внешнеполитической службы ЕС. По его словам, главный объект нападок российской дезинформационной кампании - канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel), в частности - ее политика в отношении беженцев и позиция относительно санкций против РФ.

Источник в EEAS назвал пропаганду "частью государственной политики" России и добавил, что Кремль напрямую контролирует СМИ и "ежедневно указывает им, о чем можно писать, а о чем нет". Он напомнил, что журналисты, сообщавшие, что на востоке Украины нет российских солдат и что Россия является единственной силой, которая борется с группировкой "Исламское государство" (ИГ) в Сирии, были награждены за свою работу.

Кремль преследует цель запутать ситуацию и разделить общества, указывает чиновник EEAS, напоминая, что российские СМИ, в частности, "очень предвзято и дезориентируя" сообщали о Brexit и президентских кампаниях в Австрии и США. Вслед за крупными СМИ ложную информацию распространяют и небольшие российские медиа, а также тролли в социальных сетях, указывают эксперты внешнеполитической службы ЕС.

Работа над докладом велась с сентября 2015 года по заказу правительств стран ЕС, в экспертную группу входили 11 человек.

Россия. Германия. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 24 января 2017 > № 2048169


Сирия. Турция. США. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > finanz.ru, 23 января 2017 > № 2067105

Усилия РФ, Турции и Ирана по прекращению войны в Сирии выйдут на новый уровень в понедельник, когда в Казахстане начнутся мирные переговоры, по сути оставляющие в стороне США.

Участие в переговорах в Астане, организаторами которых выступают три страны, примут участие представители властей Сирии и вооруженной оппозиции. В конце прошлого месяца Россия и Турция добились вступления в силу режима прекращения огня в Сирии, который преимущественно продолжает соблюдаться в отличие от аналогичных договоренностей, которые заключались в прошлом при посредничестве США и РФ.

США сейчас находятся "на периферии" сирийского конфликта и их относительное неучастие в инициативе "не помешает Турции и России прийти к соглашению и реализовать его", говорит аналитик Атлантического совета в Вашингтоне Фейсал Итани.

На фоне ухудшения отношений с администрацией Барака Обамы после провала попыток урегулировать конфликт вместе с США в сентябре, Россия взяла дипломатическую инициативу в свои руки после того, как в прошлом месяце ее войска помогли президенту Сирии Башару Асаду освободить от боевиков крупнейший город страны - Алеппо. Взятие Алеппо стало поворотным моментом в длящейся шесть лет гражданской войне, в результате которой погибло более 300 тысяч человек.

Совместные усилия

Переговоры в Астане пройдут в рамках совместной инициативы, объявленной в прошлом месяце в Москве Россией, Турцией и Ираном, военные силы которых участвуют в сирийском конфликте. Если Россия и Иран являются сторонниками Асада, то Турция поддерживает вооруженные группировки, которые находятся в оппозиции к президенту. Она способствовала достижению договоренностей о перемирии между семью исламистскими группировками, представляющими 62 тысячи боевиков, и правительством в Дамаске.

Соглашение не распространяется на Исламское государство и сирийскую группировку, связанную с Аль-Каидой, поскольку Совет безопасности ООН относит их к террористическим организациям.

Хотя при Бараке Обаме США были исключены из сделки, министр иностранных дел России Сергей Лавров сказал на прошлой неделе, что представители команды Дональда Трампа приглашены на встречу в Астане. Новая американская администрация не сообщила, направит ли кого-либо на переговоры.

(Bloomberg)

Сирия. Турция. США. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > finanz.ru, 23 января 2017 > № 2067105


США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 января 2017 > № 2062078

Лидеры многих государств столкнулись с гнетущей неопределенностью

Азам Ахмед (Azam Ahmed), Стивен Эрлангер (Steven Erlanger), Джерри Маллани (Gerry Mullany), The New York Times, США

Мехико — Великобританию охватила тревога, Россия разразилась аплодисментами, а Япония погрузилась в молчание. Французские популисты обрели надежду, мексиканские власти выразили озабоченность, а вице-канцлер Германии намекнул на темное прошлое своей страны.

В своей первой речи в качестве президента США Дональд Трамп показал всему миру, что он способен провоцировать разногласия не только внутри своей страны, но и за ее пределами. Его обещание руководствоваться в первую очередь интересами Америки — и его угроза упразднить существовавшие много лет альянсы, торговые соглашения и множество принципов либерально-демократического порядка, которым его страна следовала в течение 70 лет — было встречено в мире со страхом, молчанием и радостью, порой даже внутри одной и той же страны.

В поисках исторических аналогий некоторые британцы обратились к 1930-м годам, когда Америка не принимала активного участия в международных делах, и когда преобладало более мрачное видение мира. Правительство Китая жестко контролировало то, как в стране освещается церемония инаугурации, и государственные СМИ сделали особый акцент на «бурных» протестах в США. На Филиппинах националисты подожгли чучело г-на Трампа, в то время как президент страны с радостью встретил очевидную готовность своего американского коллеги перестать указывать другим лидерам, как нужно управлять их странами.

Премьер-министр Соединенного Королевства Тереза Мэй (Theresa May) заявила, что она обязательно объяснит скептически настроенному г-ну Трампу, насколько важны НАТО и Евросоюз для стабильности в Европе и мире. «Учитывая те угрозы, с которыми мы сталкиваемся, сейчас не время для снижения уровня сотрудничества», — заявила г-жа Мэй, которая в скором времени должна посетить Вашингтон.

Националистические движения восприняли слова г-на Трампа как доказательство правильности своих устремлений. Ультраправый французский политик Марин Ле Пен (Marine Le Pen), серьезный кандидат на президентских выборах, которые пройдут во Франции этой весной, заявила, что победа г-на Трампа открыла «новую эру в сотрудничестве между странами».

Такая неоднозначная реакция стала отражением неуверенности стран в том, какой будет политика США при президенте Трампе, а также отсутствия единства в мире, в котором он начинает свой президентский срок. Атмосфера раздробленности и стремления следовать своим интересам — будь то интересы набирающих вес националистических движений, осмелевшей России или таких давних союзников, как Великобритания или Япония — объясняет смешанные и зачастую противоречивые реакции. В некотором смысле г-н Трамп стал тестом Роршаха для поляризованного мира.

«Пришло время пристегнуть ремни и скрестить пальцы», — сказал бразильский экономист и дипломат Маркус Тройо (Marcos Troyjo).

Те, кто надеялся, что, став президентом, г-н Трамп несколько изменит и смягчит свои позиции, не услышали в его первой речи ничего утешительного.

Вице-канцлер Германии Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) предупредил о «резкой радикализации» в американской политике и заявил о готовности Берлина заполнить ту пустоту, которую после себя оставит изоляционистский Вашингтон. Он добавил, что осталось только назвать парламент «палатой сплетен», употребив словосочетание, которое фашисты употребляли в отношении германских институтов в 1920-х годах.

Канцлер Германии Ангела Меркель отметила, что Берлин будет подходить к вопросу отношений с Вашингтоном с традиционных позиций существующих международных соглашений, в том числе посредством встреч Большой двадцатки, которые в этом году пройдут в Германии. «Даже при условии различий во мнениях, мы скорее найдем компромиссы и решения, если будем обмениваться идеями с уважением», — сказала она.

Слова г-на Трампа одновременно успокоили и напугали мир, который сейчас переживает всплеск популистских движений. Президент Франции Франсуа Олланд, вынужденный противостоять националистским движениям в его стране, даже не стал дожидаться выступления г-на Трампа.

«Мы существуем в условиях открытой глобальной экономики, поэтому невозможно и не следует изолироваться от мировой экономики», — сказал он.

В Мексике, где г-н Трамп вызвал бурю критики и недовольства своими угрозами и ложными обещаниями, реакция президента Энрике Пенья Ньето (Enrique Peña Nieto), который планирует в понедельник, 23 января, выступить со своей собственной речью о внешней политике его страны, последовала незамедлительно. Он написал в Твиттере: «В наших отношениях с новым правительством США мы будем руководствоваться нашим суверенитетом, национальными интересами и необходимостью защищать интересы мексиканцев».

А влиятельный член правящей партии мексиканского президента Манлио Фабио Белтронес (Manlio Fabio Beltrones) предупредил о том, что «слабый и обиженный сосед — это не слишком хороший союзник».

Но далеко не все страны негативно отреагировали на выступление г-на Трампа.

Некоторые страны выступили с привычными заверениями в готовности сотрудничать, смешанными с надеждой на то, что агрессивная и националистическая риторика г-на Трампа не означает, что Америка откажется от своих обязательств в мире. Некоторые националистические партии и мировые державы, долгое время конфликтовавшие с США, выразили радость в связи с его вступлением в должность.

Россия, где язвительные насмешки над Бараком Обамой долгое время были своего рода национальным спортом, с радостью встретила уход г-на Обамы и вступление г-на Трампа в должность президента США.

Инаугурация г-на Трампа стала главной новостью на российском телевидении, а круглосуточный информационный телеканал «Россия 24» даже показал всю церемонию инаугурации в прямом эфире — не забыв, однако, включить в свои репортажи кадры антитрамповских демонстраций, участники которых крушили витрины магазинов в Вашингтоне.

Особый восторг среди российских политиков и комментаторов вызвали высказывания г-на Трампа, касающиеся необходимости «объединить цивилизованный мир в борьбе против радикального ислама». Один из главных упреков России в адрес г-на Обамы заключался в том, что он критиковал президента Владимира Путина за его поддержку сирийского диктатора Башара аль-Асада — Москва настаивала на том, что такая позиция равносильна поддержке терроризма.

Во Франции лидер «Национального фронта», г-жа Ле Пен, поприветствовала стремление Великобритании покинуть Евросоюз и победу г-на Трампа. «В 2016 году англо-саксонский мир очнулся ото сна, — сказала она. — Я уверена, что 2017 год станет годом, когда поднимутся все народы Европы!»

Г-жа Ле Пен должна была присоединиться к другим лидерам ультраправых движений из Германии, Италии и Нидерландов в немецком городе Кобленце в субботу, 21 января, спустя всего один день после инаугурации г-на Трампа, на конференции, посвященной сдвигу общественных симпатий в их сторону.

Лидеры других стран своим молчанием продемонстрировали, что они смирились с новой реальностью и пытаются приспособиться к активизирующейся политической силе, чьи послания отозвались эхом в народных движениях по всему миру.

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ (Shinzo Abe), который стал первым лидером иностранного государства, встретившимся с г-ном Трампом после его избрания в ноябре, не стал публично высказываться по поводу инаугурации и речи г-на Трампа. Однако, как сообщили японские СМИ, в своем поздравительном послании по случаю инаугурации он назвал альянс Японии и США «осью японской внешней политики и политики безопасности», несмотря на то, что, будучи кандидатом, г-н Трамп резко высказывался относительно японских практик ведения торговли и ставил под сомнение целесообразность оказания военной помощи этой стране.

Молчание Китая, который тоже пока не отреагировал публично на выступление г-на Трампа, примечательно по другой причине.

По всей видимости, оно объясняется недвусмысленной директивой властей страны. Американский сайт China Digital Times, который отслеживает новости, публикуемые в китайских СМИ, и регулярно сообщает об утечках из пропагандистского аппарата Китая, обнародовал директиву, согласно которой новостным организациям было запрещено размещать фотографии с церемонии инаугурации и включать статьи о ней в список пяти главных новостей дня.

Между тем, аналитики, освобожденные от необходимости соблюдать каноны политической вежливости и обязанности работать с новым американским президентом, которая лежит на всех мировых лидерах, выразили свое мнение довольно прямолинейно.

В Японии Горо Хасимото (Goro Hashimoto), редактор правой газеты «Иомиури симбун», которая может похвастаться крупнейшим в мире тиражом, сравнил речь г-на Трампа с инаугурационной речью президента Джона Кеннеди — и не в пользу первого.

«Когда в детстве я услышал речь Кеннеди, меня охватило сильное волнение, — сказал он. — Он говорил об американских ценностях, а также о пользе для всего мира. В речи Трампа не было ничего подобного».

Чжан Чжэ (Zhang Zhe), студент из Китая, который готовится к защите докторской диссертации по политологии в Брауновском университете, смотрел церемонию инаугурации вместе со своими родителями. Та картина, которую представил г-н Трамп, не совпала с точкой зрения его семьи.

«Мои родители пробыли в Америке всего несколько месяцев, и пока они мало что о ней знают, но даже они не смогли принять то, о чем говорил Трамп, — написал г-н Чжан. — Мой отец спросил меня: "Почему этот президент говорит о США так, будто это общество хуже, чем древнекитайское феодальное общество?"»

Такая смена политического курса заставила многих всерьез рассмотреть возможность двигаться дальше без США в качестве лидера.

«Мы больше не можем ждать и надеяться на помощь и сотрудничество США, — написал бывший премьер-министр Бельгии Ги Верхофстадт (Guy Verhofstadt) на своей страничке в твиттере. — Европа должна взять свою судьбу и безопасность в свои руки».

Тем не менее, в хоре отчаяния истеблишмента, сокрушающегося по поводу возвращения к менее глобализованному миру, звучат и более оптимистичные голоса.

«Сегодня положительная сторона состоит в том, что демагогам 1930-х годов не нужно было переизбираться», — написал в Guardian Йозеф Йоффе (Josef Joffe), издатель и редактор немецкой газеты Die Zeit.

США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 января 2017 > № 2062078


Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 января 2017 > № 2062026

Саудовская Аравия переживает «экзистенциальный» кризис

Дмитрий Добров, ИноСМИ, Россия

Как западные, так и арабские аналитики предвещают Саудовской Аравии тяжелый год. Для Эр-Рияда в единый клубок сплелись три кризиса — региональный, финансовый и внутриполитический. Профессор Мадауи ар-Рашид из Лондонской школы экономики называет саудовский кризис «экзистенциальным». Ведущий американский аналитик Брюс Ридель считает, что для королевства 2017 год будет еще хуже, чем тяжелый 2016 год.

Каковы же основные факторы, вытолкнувшие Саудовскую Аравию из «зоны комфорта», когда она, пользуясь своими колоссальными ресурсами, могла определять политику Ближнего Востока и поддерживать социальное равновесие внутри страны? Первый фактор — самый очевидный: у королевства исчерпаны финансовые возможности для поддержания «социального контракта» внутри страны. Падение цен на нефть привело к дефициту бюджета, который только в 2015 году составил около 100 миллиардов долларов, государство стало залезать в долги. Поскольку значительного повышения цен не предвидится (в значительной степени ввиду нефтяной политики той же Саудовской Аравии), оплачивать «клиентские» отношения с гражданами королевства и бесчисленными принцами становится все труднее. Начиная с осени 2016 года были заморожены зарплаты госслужащих, отменены бонусы и другие социальные льготы, повышены цены на электричество и бензин. Граждане Саудовской Аравии впервые вынуждены платить за то, что ранее считалось «подарком Аллаха». Наблюдатели в западной прессе задаются ехидным вопросом — коснется ли эта волна экономии саудовских принцев и принцесс? По официальным данным, таковых насчитывается около пяти тысяч, по неофициальным — до 15 тысяч человек. Пока что, согласно инсайдерским саудовским источникам, их содержание не было урезано «ни на один реал». Однако число членов королевской семьи, родственников и челяди достигло таких размеров, что их финансирование становится проблематичным. Эр-Рияд сталкивается с дилеммой: за счет кого экономить — королевской семьи или простых подданных? Бунт принцев нежелателен и опасен, но граждане также избалованы социальными льготами, они привыкли к безбедной жизни. Женщины в королевстве не работают, и, поскольку им не разрешено водить автомобили, у очень многих есть свои шоферы. Это очень затратная социальная система, не приспособленная к режиму экономии.

Под вопросом и финансирование союзников: Саудовская Аравия потратила десятки миллиардов долларов на поддержку военного режима в Египте, войну в Йемене, а также исламистских группировок в Сирии. Кроме того, громадные суммы шли и идут на пропаганду идей ваххабизма во всем мусульманском мире. Очевидно, придется экономить и здесь.

Однако самым неприятным для Эр-Рияда в 2016 году стал геополитический фактор. Взятие Алеппо войсками Башара Асада при поддержке Ирана и российских ВКС стало тяжелейшим ударом по репутации Саудовской Аравии в арабо-мусульманском мире. Был сорван амбициозный план разрубить «шиитскую дугу» от Бейрута до Тегерана и «вернуть Сирию суннитам». Неважно складываются дела и в Йемене, где с марта 2015 года саудиты проводят военную операцию «Буря решимости» против повстанцев-хуситов, которые принадлежат к шиитской секте зейдитов и которых прямо или косвенно поддерживает Иран. Проводимая почти два года операция не выполнила главной задачи: столица Сана по-прежнему находится под контролем хуситов, кроме того, не удалось предотвратить ответные удары хуситов на саудовско-йеменской границе. Война привела к большим жертвам среди мирного населения, в связи с чем от Эр-Рияда дистанцировались даже США. Дополнительным ударом по репутации саудитов стало атомное соглашение, которое годом ранее Вашингтон заключил с Ираном.

Таким образом, последний раунд регионального противостояния завершился в пользу Ирана: потерпела провал попытка Эр-Рияда свергнуть режим Башара Асада в Сирии. Асад победил, поскольку на его стороне были Россия и Иран. Показательно, что президент Египта Ас-Сисси, пришедший в 2013 году к власти при поддержке саудитов, занял сторону Дамаска и тем самым унизил своих спонсоров в Эр-Рияде.

Все внешнеполитические ошибки Саудовской Аравии связываются с агрессивным курсом, который проводит cын короля — министр обороны и вице-кронпринц Мухаммад ибн Салман. Именно 31-летний Мухаммад, а не старый и немощный король Салман определяет политику королевства. Он развязал войну в Йемене и активно поддерживал исламистов в Сирии и Ираке. Провал его политики оказывает дестабилизирующее влияние на ситуацию в королевстве, поскольку обостряет борьбу за власть. Ведь ради продвижения своего кровного сына Мухаммада ибн Салмана старый король «оттеснил» других престолонаследных принцев. Тем временем «за кулисами» королевской пирамиды своего часа дожидаются и те племенные силы, которых в начале прошлого века отстранила от власти династия Саудов.

Ветры перемен все сильнее дуют над Саудовской Аравией, страна нуждается в комплексной модернизации, ведь «нефтяная манна» больше не вернется. Однако сохраняющиеся ультраконсервативные традиции плохо совместимы с экономическим и социальным развитием. В этих условиях делаются попытки отойти от строгих ваххабитских установок и продвигать умеренный, «центристский» ислам. Процесс этот довольно рискованный, поскольку предполагает изменение архаичной структуры отношений, в том числе допуск женщин к экономической и политической деятельности. Тем не менее, завершение эры «всеобщего благоденствия» делает эту тенденцию необратимой. Принц Мухаммад ибн Салман даже разработал амбициозную программу реформ Vision 2030, однако ее осуществление будет сильно зависеть от внешних и внутренних обстоятельств, которые пока складываются для Эр-Рияда неблагоприятно.

Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 января 2017 > № 2062026


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 января 2017 > № 2061014

В защиту российской политики Трампа

Том Свитцер (Tom Switzer), The Sydney Morning Herald, Австралия

Известный либерал и антикоммунистический философ Сидни Хук (Sidney Hook) как-то раз сформулировал правило ведения дебатов: «Прежде чем оспаривать мотивы оппонента, даже когда их можно оспорить вполне основательно, ответьте на его аргументы».

К сожалению, критики Дональда Трампа не соблюдают это правило. Что меня поражает в дебатах по вопросу политики нового президента в отношении России, так это их злобный характер. Особенно этим отличаются те, кто претендует на нравственное превосходство.

Они свободно бросаются такими словами как «ставленник», «марионетка» и «маньчжурский кандидат», ничем особо не подтверждая свои доводы. Обвинения двигаются по идеальному замкнутому кругу. «Почему Трамп выступает за разрядку с Россией? Потому что он — марионетка Путина. А откуда вам известно, что он — марионетка? Потому что он хочет разрядки с русскими».

Увы, приписывание мотивов и нападки на них — это зачастую первый шаг в том, что сегодня называют политическими дебатами. Но это не всегда подрывает основательность аргументов.

В последние недели критики Трампа при помощи исключительно слабого доклада американской разведки о российских хакерских взломах попытались лишить легитимности нового президента. Согласно их доводам, Путин несет ответственность за проигрыш Хиллари Клинтон на выборах 8 ноября. Именно поэтому около 70 законодателей от Демократической партии бойкотировали на этой неделе инаугурацию Трампа.

Другие критики использовали еще более сомнительное и нечистоплотное досье, чтобы сорвать его планы по нормализации отношений с Россией. Там звучат неподтвержденные заявления о том, что у Кремля есть компрометирующая информация на нового президента.

Такие попытки лишить легитимности нового президента и его инициативы по примирению с Россией возмутительны. Они еще больше отравят американскую политику и навредят национальным интересам США. Демократы, особенно на левом фланге, просто потеряли рассудок из-за победы Трампа. Высказывая бездоказательные предположения о его сговоре с Кремлем, эти люди не обращают внимания на вполне серьезные и основательные вопросы, которые поднимает президент.

Здесь есть еще одна проблема. Многие люди настолько взбудоражены избранием бывшей телезвезды реалити-шоу и магната из сферы недвижимости, что по их мнению, если ты не выступаешь против него по каждому вопросу, значит ты — бессовестный сторонник Дональда. Но такая логика абсурдна. Можно критиковать Трампа, да и Путина, коль уж на то пошло, и при этом выступать за разрядку с Россией.

В моем отношении к этому предмету, например, нет никакой любви к российскому и американскому лидерам, но есть стремление не допустить ядерной конфронтации 21-го века по образу и подобию Карибского кризиса.

Критикам Трампа надо ответить на следующие вопросы:

Почему Москва захватила Крым, где базируется российский Черноморский флот, и который был частью России со времен Екатерины и до Хрущева? Не произошло ли это после того, как в ходе поддержанного Западом заговора в Киеве в феврале 2014 года был свергнут демократически избранный пророссийский режим?

Зачем вмешиваться в дела ближнего зарубежья великой державы, обладающей огромным арсеналом ядерного оружия? Разве НАТО и ЕС за годы расширения и включения в свой состав приграничных стран бывшего Советского Союза не вызвали болезненную реакцию у русских? Почему военные маневры НАТО от Балтийского до Черного моря так нервируют Москву?

Зачем выступать с угрозами в адрес России и давать обещания прибалтийским странам, если западные государства не могут и не желают их реализовывать? Захочет ли измотанная войнами Америка проливать кровь и тратить национальное богатство в регионе, где американская армия никогда не воевала, а российская обладает существенным военным превосходством?

Почему Америка и Россия не могут сотрудничать в борьбе с джихадистами из «Исламского государства», не могут содействовать политическому урегулированию в Сирии, сдерживать ядерные устремления Ирана и совместно сокращать ядерное оружие?

Здесь нужно взглянуть в прошлое. Австралийский ученый из Копенгагенского университета Мэттью Дал Санто (Matthew Dal Santo) напомнил мне, что до 2014 года Россию считали исключительно слабой по отношению к альянсу США-ЕС-НАТО, в связи с чем ее интересы можно было спокойно игнорировать. И при этом Вашингтон и Брюссель стремились вывести Украину со стратегической орбиты Москвы.

Но прошло всего три года, и мы слышим совсем другое: Россия стала такой колоссальной угрозой, что в состоянии поставить у власти в Белом доме собственного кандидата, а также расколоть Европейский Союз. Оценки можно выбирать разные, говорит Дал Санто, но если утверждать и первое, и второе, то это будет неразумно и непоследовательно.

А что касается обвинений в адрес России в проведении хакерских взломов, то это не имеет большого значения. Хакерские атаки проводятся постоянно. (Вспомните, что австралийские спецслужбы как-то прослушивали мобильные телефоны индонезийского президента Сусило Бамбанга Юдойоно и его супруги.) Вопрос в том, кто передал информацию из Национального комитета Демократической партии и электронную переписку руководителя предвыборного штаба Хиллари Клинтон Джона Подесты организации WikiLeaks. Как признает даже неутомимый и непримиримый критик Путина и Трампа Маша Гессен, американское разведывательное сообщество совершенно смехотворно провалило свои попытки доказать, что русские помогли Трампу разгромить Клинтон.

Трамп прав, когда говорит: «Добрые отношения с Россией — это хорошо, а не плохо». Если критики хотят сорвать знаковые и вполне обоснованные внешнеполитические инициативы нового президента, им нужно представить убедительные аргументы вместо того, чтобы просто ставить под сомнение мотивы Трампа.

Том Свитцер — старший научный сотрудник Центра исследований США при Сиднейском университете и радиоведущий ABC.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 января 2017 > № 2061014


Сирия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 января 2017 > № 2060986

Антуан Виткин: «Башар Асад символизирует конец западной иллюзии»

Оливье Тоссе (Olivier Toscer), L'OBS, Франция

В фильме «Башар, я или хаос» режиссер Антуан Виткин рассматривает необычную судьбу сирийского лидера. Терроризм? Это к нему. Миграционный кризис. Тоже к нему. Стабильность на Ближнем Востоке? Опять к нему. Путин? И снова к нему. Кровавый диктатор в образе «топ-менеджера», Башар Асад стоит у истоков практически всех трагедий под нашими западными широтами после 2011 года, когда в Сирии начало набирать обороты восстание. Но Асад никуда не делся. Он все так же сидит в окружении генералов и держиморд из спецслужб в президентском дворце, который, подобно орлиному гнезду, расположился на высотах над сирийской столицей. Тиран с благодушным лицом невозмутимо демонстрирует миру провокационную страховку: я или хаос. Увенчанный лаврами режиссер Антуан Виткин (Antoine Vitkine), частый гость закулисья международной политики, поставил этот мрачный лозунг в название своего документального фильма о необычной судьбе Башара Асада. Рассказ усеян массовыми убийствами, пытками и все более грязными дипломатическими играми. Фильм опирается на рассказы высокопоставленных чиновников, которым в тот или иной момент довелось иметь дело с сирийским диктатором, и принимает вид сказки в тонах реальной политики и с удручающей моралью, где за преступлением в конце так и не следует наказание. Документальная картина Виткина стремится показать хитрость диктатора с одной стороны и простодушие великих держав с другой.

TéléObs: Как родился этот фильм?

Антуан Виткин: Он продолжает серию моих прошлых фильмов о бывшем ливийском диктаторе Муаммаре Каддафи м Западе. Тем не менее я не сразу взялся за него. Я был одним из тех многих людей, кто думали, что Асад быстро падет после восстания в 2011 году. Но потом, в 2015 году, пришлось признать факт: Асад побеждает в войне. Тогда мне пришла в голову мысль о необходимости снять фильм о нем, потому что на наших глазах пишется история. Мне хотелось представить сирийские, российские и западные точки зрения об этом человеке. Сейчас Запад считает его кровавым диктатором, но так было не всегда. Главная цель моего фильма — поднять вопрос о том, что Асад думает о нас, и в чем он символизирует конец западной иллюзии о влиянии на ход мировой истории и верховенстве морали.

— Это история дипломатического разочарования?— Отчасти, да. История Асада и Запада разыгрывается в двух временах. Изначально, когда он пришел на смену отцу Хафезу Асаду в 2000 году, великие державы строили на его счет вполне оправданные надежды. У Асада образ озападненного лидера. Поэтому тогда Запад воображал себе, что раз тот два года учился в Лондоне на офтальмолога и женился на современно выглядящей английской сирийке, то представляет собой открытого для современности лидера. Все забыли, что он рос в Дамаске и воспитывался как сын диктатора.

— Разочарование было сравнимо по масштабам с заблуждениями?

— Западные государства думали, что Асад пойдет на альянс с Европой и США и будет способствовать урегулированию многих проблем на Ближнем Востоке. Его небольшая страна находится на геостратегическом перекрестке между суннитскими режимами Персидского залива, Турцией, Ливаном и Израилем. Башар Асад считался частью уравнения по достижению мира в регионе. Тем не менее при виде того, что в Дамаске ничего не меняется, скоро пришло разочарование. С 2008 года новое поколение лидеров, Саркози и Обама, вновь встали на сторону Асада по тем же причинам, что и в 2000 году. Когда в 2011 году в стране началось восстание, Запад надеялся на его провал и думал, что лощеный озападненный лидер не сможет удержать власть. Такие рассуждения обернулись трагической ошибкой.

— Башар Асад довольно часто дает интервью западной прессе? Почему вы не задали вопросы ему?

— Мне казалось, что такое интервью стало бы тупиком. Когда французские СМИ и политики едут в Дамаск, у них есть право лишь на риторику отрицания и пропаганды. Я предпочел предоставить слово режиму через политического советника президента Бусейну Шаабан. Она говорит совершенно открыто.

— Как можно установить контакт с таким человеком?

— Сначала нужно найти хороших посредников. После нескольких неудач мне удалось уговорить одного вхожего в Дамаск француза передать мое сообщение.

— Как вам работалось в Дамаске?

— Разумеется, я ждал, что в столице такого полицейского государства, как Сирия за мной будет установлена слежка и прослушка. На границе с Ливаном у вас просят мобильные телефоны, а затем возвращают их обратно через какое-то время, возможно, после установки «трекера». Но это не мешало нам работать. Нам даже удалось попасть в президентский дворец, который находится на высотах и нависает над Дамаском, как орлиное гнездо. Сирийцам туда ход запрещен. Его редко снимали. Само по себе его географическое расположение уже многое говорит о природе режима.

— Вы предоставляете слово и бывшим представителям власти…

— Да, я долго беседовал с несколькими бывшими чиновниками, которые знают аппарат сирийской власти изнутри, но разорвали связи с ним, и сейчас живут за границей, главным образом, в странах Персидского залива.

— ДАИШ находится под ударами коалиции, а Алеппо недавно снова оказался в руках сирийской армии. Башар Асад победил?

— Он побеждает. Тем не менее он правит обескровленной страной и находится под контролем России, Ирана и «Хезболлы». В некотором роде пиррова победа. Пережить вырисовывающийся странный мир ему будет так же сложно, как и войну, в которую он погрузил свою страну, чтобы удержаться у власти.*************************************

«Исламское государство» (ДАИШ) — террористическая организация запрещена на территории РФ.

Сирия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 января 2017 > № 2060986


Великобритания. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > portal-kultura.ru, 23 января 2017 > № 2056433 Ник Гриффин

Ник Гриффин: «Мы увидим больше Брекзитов и Трампов уже завтра»

Дарья АНДРЕЕВА

Ник Гриффин — лидер Британской национальной партии в 1999–2014 годах, экс-депутат Европарламента, а также, по уверению западной пропаганды, один из «полезных идиотов Путина». Мы выяснили у политика, что для него значит столь некорректное определение, могут ли Великобритания и Россия сделаться союзниками и почему наша страна должна стать центром возрождения христианской цивилизации.

культура: Общество Генри Джексона включило Вас в свой список «полезных идиотов Путина». Что об этом думаете?

Гриффин: Я был радикальным британским националистом на протяжении более чем сорока лет. И, выражаясь языком Общества Генри Джексона, я «ничей». Да, я считаю, что Путин — фигура, заслуживающая одобрения и уважения. Посему, если кто-то говорит, что я полезен Путину, то это для меня комплимент. Я должен немного рассказать вам об Обществе Генри Джексона. Это незаурядный мозговой центр, для него наняли целую банду «полезных идиотов» из Кембриджского университета и предателей Советского Союза. У Общества есть покровители, получающие финансирование от ЦРУ. И все эти люди ответственны за бедствия в Ираке, Ливии, разрушение Сирии и миграционный кризис в Европе. Они обвиняют в чем-то меня? Что ж, большая честь.

культура: Вы сказали, что поддерживаете российского президента. Почему?

Гриффин: Глава одного из сильнейших государств — убежденный христианин и традиционалист, готовый самоотверженно сражаться, если это необходимо. По-моему, это прекрасно. Западноевропейские политические руководители, никогда не нюхавшие войны и еще заявляющие что-то о третьей мировой, не выдерживают никакого сравнения с Владимиром Путиным.

культура: В качестве аватара в одной из соцсетей Вы используете православную икону — с чем связан такой выбор?

Гриффин: Непросто быть англиканцем, когда лидеры твоей церкви сами не верят в Бога и в непорочное зачатие, разделяют марксистские идеалы, поддерживают аборты, отрицают традиционную семью, и вообще, все святое им чуждо. Поэтому меня привлекает православная церковь. Я несколько раз посещал православные службы, хоть и не понимал всего. Интересный факт: русская вера близка тому типу христианства, которое существовало в Англии до того, как в 1066 году произошло вторжение армии Вильгельма Завоевателя, принесшего радикальный католицизм. Я бы хотел, чтобы мои подписчики видели в России и ее Церкви позитивное начало.

культура: Доводилось ли Вам посещать нашу страну?

Гриффин: Будучи членом Европарламента, я был приглашен в Москву как наблюдатель на выборах. И должен заметить, что процесс волеизъявления у вас более прозрачен и демократичен, нежели в Великобритании. Также два года назад я присутствовал на Международном консервативном форуме в Санкт-Петербурге. Мне кажется, очень важно, чтобы единомышленники из разных стран собирались вместе. Запад и Россия не враги, перед нами общая задача планетарного масштаба — выживание христианской цивилизации.

Отмечу, что ваше государство становится привлекательнее — но не столько для политиков (пока это небольшое количество тех, кого называют радикальными правыми и настоящими левыми), сколько для простых людей. Если изучить комментарии под статьями в изданиях, пишущих о международных делах, то станет ясно, что для миллионов думающих современников Россия является центром притяжения, c которого начинается новый мировой порядок. И это не кремлевские тролли, кто бы что ни говорил. После решения о военной операции в Сирии вы — средоточие многих наших надежд. Россия — еще и центр возрождения подлинного христианства. Хотя здесь она пока небезупречна — убежден, никто не может стать подобным центром, пока позволяет такое огромное количество абортов каждый год.

культура: Чем занимается Ваше новое детище — Объединение политических партий «Альянс за мир и свободу»?

Гриффин: «Альянс» появился не так давно, и мы учимся по мере своего развития. Растет число контактов, все больше движений и активистов включаются в совместную работу, так что прогресс налицо.

Однако есть одна вещь, которую упускает большинство патриотических и консервативных партий в России и Европе: у нас нет ясной идеологии консервативного национализма, в то время как либералы имеют очень четко сформулированную идеологию — ее они распространяют через школы, университеты и массмедиа. Мы же подобны боксеру, умеющему только защищаться, но не атаковать. Формирование идеологии — ключевая задача «Альянса». Не так давно мы выпустили свою первую книгу «Атака на семью», она уже переведена на русский. Это важнейшее дело, книги — основа нашей деятельности. Но порой кажется, что, несмотря на все усилия, европейскую цивилизацию не спасти…

культура: Все же после победы Дональда Трампа в США появилась надежда на изменения. Вы ее разделяете?

Гриффин: Да, но Трамп — лишь симптом процесса, идущего на Западе несколько последних лет. Брекзит — первый большой сигнал, Трамп — второй. Меняются политика и мнение народа. Причина в том, что альтернативные медиа — Russia Today, Facebook и Twitter — становятся все более влиятельными, люди узнают про новые партии и выбирают тех, кто им интересен. Это не только политический, но и технологический сдвиг, который ослабляет истеблишмент, и мы увидим больше Брекзитов и Трампов уже завтра.

культура: На этом фоне могут ли Россия и Великобритания нормализовать отношения?

Гриффин: Конечно, хочется на это надеяться. Согласно известной концепции, Россия — это континент, а Британия — морская держава, и нам не из-за чего соперничать. К тому же большой шанс на потепление дают рост популярности крайне правых партий в Европе и победа Трампа в США. Также вселяют оптимизм российско-китайские проекты по транзиту товаров в Старый Свет (между прочим, приди к власти Хиллари Клинтон, она бы сделала все для блокировки этих планов).

Хочу особо подчеркнуть: если ничего не изменится, в следующие 20–30 лет Великобритания и Европа в целом могут просто перестать существовать по демографическим причинам. Облик европейских стран и наций совершенно преобразится. И тогда вопрос будет не в том, останутся ли у России дипломатические связи с Германией, Францией или Англией, а в том, что она станет делать с ваххабитскими анклавами по соседству, которые возникнут вместо этих стран. Или же — альтернативный вариант — Россия объединит и возглавит реконкисту Западной Европы и превратится таким образом в цивилизационного лидера.

культура: Есть ли сейчас пророссийская партия в Британии?

Гриффин: Я бы сказал — нет. UKIP (Партия независимости Соединенного Королевства) — единственная, склоняющаяся к этому. Да и то тут скорее клише, существующее в массмедиа. Пророссийские и пропутинские настроения пустили корни в народе после начала вашей операции в Сирии. Но это не касается британских партий, все они хотят быть частью Единой Европы и на самом деле управляться Соединенными Штатами. Пока в британской политике есть лишь потенциал для того, чтобы нормально заниматься решением общих проблем вместе с Москвой, а не враждовать.

культура: Какую роль могут сыграть культурные проекты в сглаживании противоречий между Россией и Западом?

Гриффин: Мне кажется, сегодня — далеко не ключевую. К примеру, Великобритания — страна с крайне низким уровнем образования. У вас, к примеру, молодежь готова рассуждать о Роберте Бернсе, а наша просто не поймет, о ком идет речь. Как развивать культурные связи c людьми, которые оторваны от собственной культуры? Поэтому, полагаю, лучше вкладываться в туризм. Скажем, когда вы решите проблемы, унаследованные от украинского режима, можно массово пригласить студентов из западных стран в Крым. С одной стороны, это принесет прибыль туристической индустрии полуострова, с другой — молодые люди вернутся домой c мыслью о том, что русские такие же, как мы, — зачем с ними воевать? Это максимум того, что реально извлечь из нынешнего и следующего поколений британцев и американцев. Ибо у них, повторюсь, нет никакой культуры, что, конечно, очень и очень грустно.

Кроме того, на фоне кампании по дегуманизации, проводимой либеральными СМИ, чрезвычайно важны медийные проекты, в частности, использующие социальные сети, для распространения иных идей в удобоваримых порциях. Россия должна использовать мягкую силу, чтобы воздействовать на Запад. Да, там сильно влияние либо исламистов, либо атлантистов с глобалистами, но у нас есть выбор, и мы можем работать вместе над тем, чтобы все больше людей объединялись патриотическими и консервативными идеалами.

Великобритания. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > portal-kultura.ru, 23 января 2017 > № 2056433 Ник Гриффин


Ливан > Внешэкономсвязи, политика > russiancouncil.ru, 23 января 2017 > № 2053521

Ливан: старые проблемы при новых обстоятельствах

Алексей Сарабьев

К.и.н, заведующий Научно-издательским отделом ИВ РАН, эксперт РСМД

Ситуация на ливанском политическом поле явно взяла курс на стабилизацию и конструктивный выход из кризисного состояния. Однако насколько глубоки позитивные внутриполитические сдвиги, обещают ли они постепенное реформирование государственной системы, основанной на конфессионализме, и, главное, как скоро ливанцы смогут почувствовать эффект от усилий правительства по преодолению тяжелых проблем во многих областях жизни общества — эти вопросы остаются открытыми.

Предсказуемость и динамическая стабильность как характеристики нового этапа в политическом процессе

Последний день октября 2016 г. принес Ливану выход из «президентского тупика», продолжавшегося более двух лет. В условиях уникальной ливанской демократической модели — консоциональной демократии — стала возможной, наконец, согласованность основных политических сил по кандидатуре одного из лидеров президентской гонки — генерала М. Ауна.

Эта успешная договоренность (причудливая во всех смыслах «консоциация»), инициатором которой стал глава движения «Мустакбаль» Саад Харири, оставила на повестке дня ряд нерешенных проблем самой государственной структуры. Нелегкий процесс формирования Кабинета под началом того же С. Харири длился более полутора месяцев и завершился 18 декабря 2016 г. утверждением правительства-гиганта из 30 человек, причем свои прежние места сохранили бывшие министры внутренних дел, иностранных дел и финансов. Теперь к числу важнейших задач в области государственного управления Ливана относятся долгожданные парламентские выборы, назначенные на май 2017 г. Если даже выборы на этот раз состоятся — а они уже дважды откладывались на полуторагодовой срок, — то можно предугадать, что они будут проведены на основе прежнего избирательного закона, поскольку обсуждение нового зашло в свое время в тупик, и выхода из него пока не видно. Депутатский состав практически образца 2009 г. будет в таком случае переизбран, и уже новые парламентарии будут участвовать в очередном непростом процессе формирования обновленного правительства (по всей видимости, во главе с тем же С. Харири и, возможно, с сохранением в общих чертах его нынешней схемы).

Ожидаемая новая структура политического пространства, скорее всего, не предполагает существенного изменения состава политических элит. Ливанцы, вероятно, будут еще очень продолжительное время видеть на разных ответственных постах тех же ведущих политиков, неизменно договаривающихся о мере властного представительства своего электората. Так что, несмотря на сдвигающийся в ту или иную сторону политический баланс, динамическое равновесие высоких государственных постов будет устанавливаться не между «новой» и «старой гвардией», а внутри привычных политических элит.

Президент и сторонники по бывшему альянсу

Ливанский президент — как по определению, так и по прецеденту — на внутриполитической арене вынужден занимать позицию «над схваткой». При этом нельзя не учитывать тесную связь христианских партий, входивших в бывший альянс «8 марта», в том числе Свободного патриотического движения, с шиитскими силами, которые пытаются демонстрировать мобилизацию внутри своего лагеря. Примечательным фактом можно считать то, что в южных районах страны, где поддержка шиитской «Хезболлы» почти повсеместна, отмечается также подчеркнутое уважение к лидеру АМАЛЬ Набиху Берри. Есть и особые районы и кварталы, где ведется мощная агитация в пользу давнего спикера парламента. При этом Сопротивление очевидным образом идет на взаимовыгодный тандем, где Н. Берри, помимо его широких финансовых возможностей в пользу прошиитских кругов, выступает и своеобразным буфером для радикальных взглядов политиков от «Хезболлы», представляет теперь на политическом поле «умеренных» шиитов. В свою очередь, для т. н. просаудовских сил Н. Берри может рассматриваться как потенциальный канал для компромиссов со стороны ливанских шиитов.

В то же время «Хезболла» проводит очень продуманную политику, как бы уведя в тень хорошие отношения с президентом М. Ауном как соратником по бывшему альянсу «8 марта». Занятые не столько даже в сирийском конфликте, сколько в охране непосредственно ливанских границ вместе с ливанскими армейскими подразделениями, отряды этой партии постоянно набирают очки для своего политического крыла. Можно предполагать, что «Хезболла» окажется очень хорошо представленной во власти (как в правительстве, так и на государственных постах среднего уровня) и, вероятно, что многие ее сторонники будут позиционировать себя в качестве «независимых», как это уже было в период большинства «8 марта» в парламенте и правительстве Наджиба Микати (с января 2011 по март 2013 г., затем оставался и.о. премьера еще почти год).

Скороспелая попытка С. Харири в ноябре 2015 г. провести в президенты лидера движения «Марада» Сулеймана Франжье породила явное недовольство последнего этим неуспехом, особенно после подобного же маневра, но уже приведшего к избранию мощного конкурента — генерала М. Ауна. Пытаясь получить максимум при распределении министерских портфелей, С. Франжье явно использовал образ незаслуженно обойденного соратника по прежнему альянсу, в том числе в отношениях с М. Ауном. Впрочем, назначенный премьер открыто демонстрировал стремление «задобрить» своего экс-фаворита по президентской гонке, и тем самым С. Харири смог на протяжении всего продолжительного периода формирования правительства удержать вокруг себя всех возможных потенциальных сторонников.

Политические «слова пастырей»

Свое веское слово в нынешний поворотный момент ливанской политической жизни стремились высказать лидеры религиозных общин. В качестве центра притяжения глав христианских общин Ливана позиционирует себя патриарх Маронитской церкви Бишара Бутрос ар-Раи. Кроме регулярных заседаний Маронитского совета епископов, он собирал в своей резиденции в Бкерке заседания Совета католических патриархов и епископов в присутствии представителя папского престола (нунция), которые высказываются в том числе по актуальным вопросам ливанской политики. В течение первой половины ноября патриарх принимал у себя и нового президента, и спикера парламента, и лидеров ведущих ливанских партий, и даже заместителя главы Высшего исламского шиитского совета. Показательно, что патриарх Бишара ар-Раи фактически заявляет о себе словами своего далекого предшественника, патриарха Ильяса Хувайека: «Я — патриарх Ливана. Для меня существует не Ливан разных конфессий, а одна конфессия — ливанская».

На крайней необходимости скорейшего назначения членов нового правительства настаивал и суннитский Верховный муфтий Ливана Абдуллатиф Дериан. Он, кстати, прямо называл избрание нового президента страны успехом «смелой и мужественной инициативы» С. Харири.

Практически по всем вопросам региональной и мировой политики (причем в наименьшей степени — по внутриливанской проблематике) высказывался глава «Хезболлы» Хасан Насралла. Безусловный лидер общины ливанских шиитов продолжает выступать не столько в качестве религиозного авторитета, сколько яркого политического деятеля, а его слова служат ориентиром для сторонников Сопротивления далеко не только в Ливане.

Нужды населения и «политика для политиков»

Ливанцы, вероятно, будут еще очень продолжительное время видеть на разных ответственных постах тех же ведущих политиков, неизменно договаривающихся о мере властного представительства своего электората.

Политическая перегруппировка старых элит по всем признакам не производит на ливанцев сильного впечатления. Прагматический взгляд на жизнь, присущий большинству жителей страны, заставляет не забывать, что в новых условиях тем же самым политикам предстоит решать ряд серьезнейших вопросов, давно стоящих перед страной, причем в контексте тяжелой региональной ситуации.

Социально-экономический блок вопросов. Простые ливанцы неоптимистичны в оценках долгожданных политических перемен. Преобладает трезвый подход: люди ждут от нового президента и кабинета министров реальных шагов по улучшению положения в разных сферах жизни общества. Низшие и средние слои населения испытывают серьезные экономические трудности, не видя при этом заметных перспектив на улучшение. В стране сохраняется сильнейшее социальное расслоение при фактическом отсутствии социальных лифтов. По оценкам Всемирного банка на октябрь 2016 г., за годы кризиса в соседней Сирии количество бедных в Ливане возросло с 1 млн до 1,2 млн человек (не считая сирийских беженцев), тогда как число безработных ливанцев увеличилось приблизительно на 250–300 тыс., из которых большинство — неквалифицированные молодые люди. Условия труда малообеспеченных слоев населения, их жилье и питание находятся на чрезвычайно низком уровне, а огромная разница с качеством жизни «элитарных слоев» бросается в глаза. Уровень безработицы очень высок, причем это касается как малоквалифицированных рабочих, так и выпускников университетов, не имеющих протекции.

Простые ливанцы неоптимистичны в оценках долгожданных политических перемен.

Эти проблемы существовали в Ливане задолго до наплыва сирийских беженцев, которые, справедливо говоря, и не претендуют найти квалифицированную работу, а потому составляют конкуренцию коренным ливанцам лишь среди уборщиков, рабочих на стройках и станциях техобслуживания. Сирийские мелкие лавочки потеснили ливанские лишь в тех районах, где сосредоточены поселения беженцев (по большей части – в долине Бекаа). В ноябре–декабре 2016 г. во многих районах проходили акции протеста против тяжелых условий труда среди водителей пассажирского автотранспорта, производителей сельхозпродукции, которые испытывают серьезные проблемы рынков сбыта.

Проблемой, которая касается большинства населения, остается чрезвычайная дороговизна жилья, коммунальных услуг, телефонной связи и Интернета. Ливанцы жалуются на коррупционные схемы, которые стоят за монополией на эти услуги. Кроме того, по их мнению, коррупция обеспечивает «порочный круг» коммунальных проблем: за электро- и водоснабжение граждане вынуждены платить по двум-трем квитанциям — от официальной снабжающей организации и от частных фирм, обеспечивающих светом и водой в частые и продолжительные периоды перебоев их подачи.

Принципиально не решенным остается воспрос утилизации и переработки отходов: положение в целом вернулось к своему «докризисному» состоянию. В ряде столичных районов сохраняются огромные свалки вдоль дорог, обильно политые крысиным ядом и представляющие большую угрозу для и без того тяжелой экологической ситуации в Бейруте. Отсутствие экологичных видов транспорта, железных дорог, перенасыщенность страны подержанными автомобилями, все это помноженное на предельную плотность населения городов и выкупленную в собственность богатыми семьями, а потому недоступную для простых ливанцев землю равнинных районов, дополняют удручающую картину.

В свете сказанного баталии на «политическом олимпе» не могут не восприниматься ливанцами сквозь призму хозяйственных проблем, с которыми население страны сталкивается в повседневной жизни.

Социально-политические проблемы. Дробность ливанской политической арены отражает внутреннюю разделенность самого общества. Во многих отношениях заметны различия в уровне и стиле жизни населения разных районов Ливана, в их политических пристрастиях и взгляде на региональные и мировые проблемы. Политическая аффиляция конфессиональных общин, в свою очередь, базируется на традиционных представлениях, царящих в среде общины, и религиозном авторитете духовных лидеров.

Дробность ливанской политической арены отражает внутреннюю разделенность самого общества.

При заявляемом чаще всего нейтрализме отдельных общин все же преобладает позиция, связанная с той или иной опорой на различные внешние силы. За несколько месяцев, прошедших с избрания президента, несовпадающие взгляды религиозных общин много раз давали о себе знать. Это касалось и распределения постов в правительстве, госструктурах, силовых ведомствах, и дискуссий по новому избирательному закону, и деятельности Спецтрибунала по Ливану (расследующего убийство Рафика Харири 14 февраля 2005 г.). При этом каждый раз просматривался мировой игрок, который выигрывал от поддержки той или иной спорящей стороны на внутриливанской арене.

Что касается новых, «молодежных» политических сил, далеких от ведущих ливанских семей и исторических партий, то они пытались выйти под лозунгами борьбы с якобы насквозь коррумпированной системой власти, политическим конфессионализмом и протекционизмом. Довольно скоро, правда, они столкнулись с серьезными внутренними проблемами, виной чему были как разобщенность, так и провокаторские действия некоторых членов. Во многом такого рода движения были нейтрализованы давлением крупных партий, которые усмотрели опасность для себя. Впрочем, эти так называемые реформисты не теряют надежды добиться успехов в отношении глубокой трансформации существующего политического поля.

В пользу того, что конфессиональная система политического представительства будет сохраняться, говорят не только прежние заявления М. Ауна. Ливанские СМИ в период формирования правительства напрямую обсуждали конфессиональные квоты в министерском составе. Газета «Аль-Мустакбаль», рупор партии С. Харири, также отмечала, что при формировании правительства назначенный премьер был занят помимо поиска «тонкого политического баланса» еще и распределением постов по конфессиональному признаку.

Ливанское преломление региональных проблем

Ливан продолжает быть вовлеченным в проблемы безопасности в регионе, связанные с распространением экстремизма под исламистскими лозунгами. Обеспокоенность властей вызывают, в частности, подобные настроения в некоторых районах Триполи, а также попытки халифатистской агитации в ряде палестинских лагерей (например, Айн-аль-Хильве близ Сайды, с населением около 80 тыс. чел.). Периодические боестолкновения и стычки на северной и восточной границах страны свидетельствуют о сохраняющейся опасности вторжения исламистов с сирийских территорий и угрозы для мира в стране. Гарантом безопасности выступает ливанская армия, авторитет которой все повышается и на имидж которой правительство не жалеет средств. Некоторую финансовую помощь, а также вооружение и технику (впрочем, в символическом объеме) поставляют ливанской армии США и Великобритания. Дипломаты этих стран даже присутствуют на заседаниях Высшей комиссии по защите государственных границ Ливана. Армейская инфраструктура улучшается год от года, а популяризации армии посвящена значительная часть наружной рекламы в городах и на автомагистралях. При этом непосредственное участие отрядов «Хезболлы» в сирийском конфликте, видимо, умышленно не акцентируется, и о резолюции 1559, предусматривавшей разоружение отрядов партии, в настоящее время предпочитают не вспоминать.

Ливанцы в настоящее время не станут жертвовать общественным порядком ради выражения своих политических пристрастий.

Неприятие возможности для большинства населения отказа Ливана от нейтрализма по отношению к сирийским событиям легко объяснимо. Ливанцы в настоящее время не станут жертвовать общественным порядком ради выражения своих политических пристрастий. Во всяком случае, поддерживать сирийскую оппозицию ливанская армия не намерена, косвенным подтверждением чему стало неожиданное признание «Свободной сирийской армии» террористической организацией: такое мнение высказал 14 ноября 2016 г. общественный обвинитель на одном из заседаний военно-полевого суда, приравняв это объединение к террористическим ИГ и ФН («Джабхат ан-Нусра»). Нейтрализм Ливана сразу после своего избрания провозгласил и новый президент, заявив, что страну «необходимо отделить от внешних конфликтов, следуя при этом Уставу ЛАГ». Правда, вскоре прозвучал и другой его призыв — к «упреждающим, сдерживающим и защитным мерам против терроризма до полной победы над ним». Это вполне может означать попытку сохранения сбалансированной линии прежнего главы правительства Т. Салама, когда армия эффективно противодействовала исламистам внутри ливанских границ, а отряды «Хезболлы» (негосударственные вооруженные формирования) неофициально, но с молчаливого согласия правительства воевали в Сирии.

Успехи сирийской армии и поддерживающих ее сил, в первую очередь российских ВКС, простые ливанцы во многих частях страны очень приветствуют. Среди тех, кто критически относится к усилиям по поддержке сирийского режима, демонстрация мощных средств ведения боевых действий все равно вызывает традиционное для Ближнего Востока уважение силы. Вообще, российское «возвращение» на Ближний Восток чаще всего встречается в Ливане с одобрением. Народ не рассматривает усиление присутствия России в регионе как угрозу или шаг к дестабилизации, а напротив, в большинстве своем расценивает его как фактор сдерживания хаоса и экстремизма. Изредка в прессе появлялись намеки на связь окончания политического вакуума в Ливане с поддержкой со стороны Москвы и даже усилением российских военных сил в соседней Сирии. Как ни парадоксален такой ход мысли, он указывает все же на придание огромного значения действиям России в региональном масштабе.

Народ не рассматривает усиление присутствия России в регионе как угрозу или шаг к дестабилизации, а напротив, в большинстве своем расценивает его как фактор сдерживания хаоса и экстремизма.

Ливанцы склонны рассматривать ситуацию в регионе во многом как столкновение интересов двух региональных лидеров. Иран, действуя сугубо в своих интересах, идет в этом отношении параллельным курсом с Россией, и этот тактический альянс (не исключающий, впрочем, возможности создания одновременно и других тактических альянсов) может продлиться долго и служить до определенного момента умиротворению региона. Саудовская Аравия, обескровленная низкими мировыми ценами на нефть и затянувшейся войной в Йемене, не может не нуждаться в компромиссах по многим региональным вопросам, и можно предположить, что вопрос верховной власти в Ливане как раз стал одним из таких подходов. С. Харири, не раз заявлявший в триумфальном ключе о своем «возвращении» из КСА, стал, по-видимому, основным координатором внутриполитической договоренности, которая привела к успешному избранию главы государства после президентского вакуума, продлившегося более двух лет. Не последнюю роль в этом могли сыграть изменившиеся подходы в «доме Сауда» к ливанской политической повестке.

Продолжение «ближневосточной классики»

Не утрачивает своей актуальности и проблематика палестинских лагерей в стране. В них проживают, по приблизительным оценкам, от 250–300 тыс. до 450 тыс. палестинцев, большинство из которых не имеют гражданства и ограничены во многих правах и возможностях. В южных районах весьма сильна агитация ФАТХа. Особенно вблизи палестинских лагерей в районе южноливанского Сура повсюду — и на улицах, и вдоль дорог — можно видеть желтые флаги организации. 11 ноября 2016 г. ливанские палестинцы шумно отмечали 12-ю годовщину кончины Абу Аммара (Ясира Арафата). Впрочем, у ФАТХа в Ливане много врагов как среди палестинцев из других групп, так и исламистов, пытающихся «раскачивать» страну, используя палестинский вопрос. (За время «арабской весны» были совершены около 30 покушений на видных членов ФАТХа в Ливане.) Показательно, что серьезные инциденты в самом неспокойном, как считается, лагере Айн аль-Хильве стали происходить уже в ноябре, в период острых дебатов вокруг формирования нового правительства. Непосредственно в День независимости (22 ноября) в этом лагере произошли боестолкновения, в результате которых были убитые и раненые. Перестрелки происходили и в дальнейшем, причем среди жертв оказывались стражи правопорядка лагеря.

Успешный политический маневр лидера «Мустакбаль», приведший фактически к прорыву «президентского вакуума», почти сразу — уже в ноябре 2016 г. — стал отзываться эхом на уровне региональной политики. Накануне Дня независимости Ливана с неожиданным официальным визитом прибыла представительная делегация из Саудовской Аравии. Состоялось множество встреч, начиная с президента М. Ауна, а также со многими ведущими политиками, в том числе спикером Н. Берри. По словам главы делегации, принца Фейсала, король Сальман уполномочил делегацию поздравить нового президента с избранием, а кроме того, пригласить его в Саудовскую Аравию с визитом — только после формирования нового правительства под началом С. Харири. Такая миссия саудовцев, как представляется, очень походила на неприкрытое давление на президента из бывшего прошиитского альянса. Очевидным это становится, если учесть время посещения саудовцами Бейрута — кульминационный период распределения министерских портфелей в новом правительстве. Так или иначе, поездка президента М. Ауна в Саудовскую Аравию состоялась в январе 2017 г., и — что показательно — стала его первым зарубежным визитом в новом качестве.

В этой связи логично сосредоточить внимание на еще одном ключевом вопросе ливанской внешней политики — развитии отношений с Ираном. На этом направлении тенденции остаются пока менее явными. Тем не менее иранский внешнеполитический трек будет продолжать оказывать самое непосредственное влияние на внутриливанскую политику, и потребуется время, чтобы разобраться, насколько оно окажется в интересах всего ливанского народа.

Ливан > Внешэкономсвязи, политика > russiancouncil.ru, 23 января 2017 > № 2053521


Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 23 января 2017 > № 2049202

Астана спасет сирийский мир

В Астане начинаются переговоры о будущем Сирии и Ближнего Востока

Александр Братерский, Максим Солопов, Александр Атасунцев

Во вторник в столице Казахстана Астане пройдут первые переговоры о политическом урегулировании в Сирии между представителями правительства Башара Асада, сирийской оппозиции, России, Турции и Ирана. Главная идея переговоров: заставить вести переговоры тех, кто годами друг в друга только стрелял.

За стол без автоматов

До сих пор точно не известны ни формат двухдневных переговоров, ни точное количество участников, ни его детали предложений сторон. Однако можно предположить, что главной темой станет введенный еще 30 декабря в Сирии режим прекращения огня — добиться его удалось при посредничестве России, Турции и Ирана; перемирие стало результатом двухмесячных переговоров между сирийским правительством и повстанцами. Его гарантом выступили Россия и Турция, которые в настоящее время ведут общую военную операцию против «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России).

«Переговоры в Астане должны продемонстрировать новое партнерство, которое возникает в ситуации конфликта в Сирии. Россия — «председатель» переговоров — ставит цель не только выступить как ключевой игрок на Ближнем Востоке, но и обозначить красные линии для экстремистов, ищущих возможности дестабилизации в Центральной Азии», — считает аналитик Gulf State Analytics в Вашингтоне Теодор Карасик.

Известно, что на переговорах будет присутствовать специальный посланник ОНН по Сирии Стафан де Мистура. Переговоры пройдут в отеле Rixos President Astana за закрытыми дверями, однако сохраняется надежда, что журналистам откроют их детали во время пресс-конференции. Россию на переговорах представляет директор департамента Ближнего Востока и Северной Африки МИДа Сергей Вершинин.

Делегацию сирийской оппозиции возглавит Мухаммед Аллюш — один из руководителей группировки «Джейш аль-Ислам» — сирийской радикальной исламистской группировки, воевавшей как против правительственных войск, так и против ИГ.

Лидер группировки, который впервые встретится со своими противниками не на поле боя, настроен решительно и заявил в интервью турецкому агентству Anadolu незадолго до переговоров, что боевики сирийских оппозиционных группировок намерены возобновить войну, если их делегации не удастся добиться желаемых результатов.

По словам главы МИД России Сергея Лаврова, встреча в Астане станет встречей действительных участников конфликта: «Это встреча людей, которые с оружием в руках контролируют конкретные территории». Как ранее сообщало Минобороны, со стороны оппозиции к перемирию присоединились семь группировок — «основные силы вооруженной оппозиции», контролирующие значительную часть территории Сирии.

В свою очередь агентство ТАСС сообщает, что делегация сирийской оппозиции на переговорах в Астане представлена 12 группировками. Пять из них уже присоединились к договоренностям о перемирии. Среди них «Джейш аль-Ислам», «Джейш Идлиб», «Джейш аль-Муджахидин», «Фейлак аш-Шам» и «Аль-Джебхат аш-Шамия». Присоединившиеся к перемирию «Ахрар аш-Шам» и «Суваги аги-Шам» не прислали свои делегации.

В переговорах также участвуют группировки, не поддержавшие режим перемирия. Это «Джейш аль-Изза», «Джейш ан-Наср», «Шухада аль-Ислам», «Аль-Фирка ас-Сахилия аль-Уля», «Сукур аш-Шам», «Аджнад аш-Шам» и объединение «Фастакем».

О проведении переговоров в Астане президент России Владимир Путин договорился с турецким лидером Реджепом Эрдоганом еще в середине декабря прошлого года.

Как отмечал Путин, новая площадка в Астане может дополнить женевский формат. Начало же нового раунда переговоров в Швейцарии ожидается 8 февраля. Инициатива была поддержана президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, который после смерти главы Узбекистана Ислама Каримова фактически стал неформальным лидером всего региона Центральной Азии.

Боевики не делятся

По данным Минобороны РФ, приглашенные в Астану полевые командиры оппозиции представляют силы около 65 тыс. боевиков. «Это та реальная сила, которая, собственно, и воюет», — говорит высокопоставленный собеседник «Газеты.Ru» в структурах военного ведомства.

По его словам, российская сторона рассчитывает, что по результатам переговоров будет создан орган, который займется подготовкой новой сирийской конституции, а также будет согласован механизм ее одобрения — референдум или другие инструменты. «С каждым днем [в Сирии] появляется все больше и больше тех структур, которые хотели бы режима перемирия и включения их в процесс переговоров в Астане.

В конце концов, мы все вместе должны бы понять, что в Сирии идет две войны — война с терроризмом, которую все видят как основную, и гражданская война», — объясняет собеседник издания.

Он отмечает, что ранее Россия призывала США разделить противников правительства — на оппозицию, которая представляет недовольных, но договороспособных граждан Сирии, и тех, с кем договариваться недопустимо ни при каких условиях. «В результате мы вынуждены были в конце прошлого года сделать все сами. В частности — в тяжелейшей операции в Алеппо, где самые большие сложности были в основном в переговорах с разными религиозными и национальными силами. В процессе нашей операции идет все больше и больше кристаллизация инородных тел — иностранных наемников. Они не приживаются в рядах вооруженной оппозиции, они все меньше и меньше находят для себя места».

В сегодняшних условиях перспективы для сотрудничества с Западом есть, отмечает собеседник «Газеты.Ru». «Потому что Турция является членом НАТО, а уровень сотрудничества, который у нас сегодня есть с Турцией, достаточно высок. И я думаю, что мы будем его развивать. Очень надеемся, что в ближайшее время у нас появится такая возможность и с другими коллегами. Здесь у нас огромное поле для работы», — говорит источник.

По его мнению, начать сотрудничество можно с согласования всех полетов в небе над Сирией, а затем перейти к обмену координатами целей, особенно на востоке страны — вокруг Ракки. Эта провинция считается столицей ИГ.

Тегеран пишем, США в уме

Перед началом основного раунда переговоров мировая пресса обратила внимание на разногласия, возникшие между Россией и Ираном в отношении представительства США в Астане. Иранская сторона была настроена категорически против участия США в переговорном процессе, в то время как Россия пригласила представителя Госдепа к участию в переговорах. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков отметил, что Иран «усложняет» ситуацию, выступая против присутствия американцев.

«Ситуация очень сложная: есть Иран, важный игрок в сирийском вопросе, и иранцы не приветствуют США. Это очень сложный вопрос для очень осторожной игры», — сказал Песков.

В Иране опасаются, что США могут пошатнуть их позиции в Сирии, которой они в течение долгих лет оказывали поддержку финансами и военными средствами. В то же время резкие заявления Ирана в отношении США могут быть продиктованы другим обстоятельством: Тегеран крайне обеспокоен позицией президента США Дональда Трампа, негативно оценившего ядерную сделку с Ираном, заключенную предыдущей администрацией Барака Обамы вместе с другими странами, включая Россию.

Многие эксперты отмечают, что Иран и Россия в Сирии являются только тактическими союзниками и преследуют разные цели.

Тегеран заинтересован в сохранении власти Башара Асада. Москва не столь сильно заинтересована персонально в Асаде, однако ей важно сохранить свое военное и политическое влияние в Сирии.

Политолог Карасик из Gulf State Analytics прогнозирует, что работа Москвы и Тегерана над планом политических реформ в Сирии будет сложной: «Иран ужесточает позицию после смерти Рафсанджани (один из ведущих руководителей Ирана. — «Газета.Ru») и усиления позиций консерваторов».

США решили не отправлять целую делегацию на переговоры, позицию Вашингтона в Астане будет представлять посол страны в Казахстане Джордж Крол. Представитель Госдепартамента США Марк Тонер объяснил отсутствие более статусных представителей сменой администрацией, идущей сейчас в Вашингтоне. Крол — опытный карьерный дипломат, многие годы работающий на постсоветском направлении и в свое время занимавший должность помощника спецпредставителя администрации США по странам бывшего СССР.

Однако, несмотря на послужной список Крола, решение ограничиться послом может означать, что администрация Трампа пока дистанцируется от слишком активного участия в сирийском урегулировании. Карасик из Gulf State Analytics предлагает подождать реакции администрации Трампа на итоги переговоров в Астане: «Эта дискуссия станет отправной точкой для нового президента и его генералов, с которой они начнут движение после победы над ИГ».

Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 23 января 2017 > № 2049202


Сирия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 января 2017 > № 2047217

Региональный общественный фонд имени (РОФ) Ахмата-Хаджи Кадырова построит в Сирии два приюта для сирот, рассчитанные на 500 детей, а также восстановит старинную мечеть Омейядов в Алеппо, сообщил глава Чечни Рамзан Кадыров на встрече с муфтием республики Салахом Межиевым и со своим советником депутатом Госдумы Адамом Делимхановым.

"На протяжении нескольких лет фонд помогает жителям Сирии, которые страдают от гражданской войны. Мы и впредь будем поддерживать наших братьев. Помимо восстановления мечети Омейядов, РОФ займется строительством в Сирии социальных объектов. В частности, в ближайшей перспективе фонд построит и будет содержать два приюта для детей — для 500 детей, оставшихся без родителей", — сказал Кадыров.

Мечеть Омейядов в Алеппо — крупнейшая и старейшая мечеть города, внесенная в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. Ее строительство началось в 715 году на месте стоявшего там ранее собора. Мечеть получила значительные разрушения в результате боевых действий.

Делимханов сообщил, что в Сирии у них состоялись встречи с известными политиками, богословами, представителями общественности, которые передали главе Чечни слова благодарности за помощь, оказываемую жителям Сирии.

Сирия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 января 2017 > № 2047217


Россия. Казахстан. Сирия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 января 2017 > № 2047206

Задача-минимум межсирийских переговоров в Астане — это обеспечение режима прекращения огня, а максимум — сохранение единства Сирии и выход на политический процесс в Женеве, считает научный руководитель Института востоковедения РАН, политический советник спецпосланника ООН по Сирии Виталий Наумкин.

"Как я вижу логику этого процесса – именно в том, чтобы отсечь самую экстремистскую террористическую часть спектра тех, кто воюет с Асадом. Это прежде всего, так называемое ДАИШ или запрещенное у нас ИГ, "Джебхат ан-Нусра". Еще есть группа "Джунуд аль-Акса", которая признана международным сообществом как террористическая. И вот задача-минимум это всех, кроме этих страшных людей, которые головы отпиливают ножами, их отсечь, а всех остальных попытаться помирить… Обеспечить режим прекращения огня. Это военный трек этого мирного процесса, а предстоит еще трек политический", — заявил Наумкин в эфире телеканала "Россия 24".

Он отметил важность того, что в переговорах участвуют именно реальные участники боевых действий в Сирии и те, кто имеет непосредственное влияние на ситуацию "на земле", в том числе радикальные оппозиционеры и исламисты.

"Ключевой вопрос, на мой взгляд — это тот факт, чтобы Дамаск принял тот факт, что где-то существуют группировки, которые где-то базируются, и туда пока еще, до политического процесса, они (сирийские власти) не пойдут", — отметил Наумкин.

Что касается задачи-максимум переговоров в Астане, то ею является "сохранение единства Сирии, совместное выступление всех тех, кто сидит в Астане против ИГ и "Нусры"… и выход на политический процесс в Женеве", считает он.

При этом советник спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры, при участии которого и идут нынешние переговоры, считает, что очень важно, чтобы в рамках закрепления режима прекращения огня не произошло "де-факто раздела Сирии на зоны влияния".

"Чтоб не получилось, что Идлиб отойдет Турции, юг — под контроль Саудовской Аравии и Иордании, и так далее…. Риски такие, безусловно, существуют", — отметил Наумкин.

Президент России Владимир Путин ранее выступил с инициативой создать в Астане дополнительную площадку сирийского мирного процесса помимо Женевы. Предложение поддержали президенты Турции и Казахстана. Сирийские переговоры в Астане начались 23 января, они продлятся два дня.

Правительственную делегацию Сирии возглавляет постоянный представитель Сирии в ООН Башар аль-Джаафари, который в прошлом году уже представлял Дамаск на женевских переговорах.

Что касается единой делегации сирийской оппозиции, то в нее входят представители 10-15 вооруженных группировок. В частности, за столом переговоров окажется организация "Джейш аль-Ислам", которую Россия неоднократно призывала включить в список террористических группировок Совета Безопасности ООН.

На переговорах в Астане присутствуют также представители РФ, Турции, Ирана — стран-гарантов соглашения о прекращении огня, а также ООН. В российскую делегацию входят представители МИД и Минобороны.

Среди дипломатов и военных России в Астану отправился спецпредставитель президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев, директор департамента Ближнего Востока и Северной Африки МИД Сергей Вершинин и заместитель начальника Главного оперативного управления Станислав Гаджимагомедов.

Делегацию Турции возглавляет замглавы МИД Сенад Онал. Интересы Ирана на консультациях представляет замминистра иностранных дел Хусейн Джабери Ансари.

Россия. Казахстан. Сирия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 января 2017 > № 2047206


США. Гамбия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 23 января 2017 > № 2046656

В России до прошлой недели мало кто слышал о «прогрессивном» гамбийском диктаторе Яйя Абдул-Азиз Джамус Джункунг Джамме или просто полковнике Джамме. Узнали о нем только тогда, когда после проигранных президентских выборов этот глава небольшого государства в Западной Африке передумал и решил не уступать «престол» лидеру оппозиции Адаму Бэрроу.

Так что стоит коротко напомнить о стремительной карьере теперь уже бывшего гамбийского руководителя. Ключевым в ней, судя по всему, стал пост командующего президентским эскортом, хотя потом было немало других назначений и даже «практика» в школе военной полиции США в штате Алабама.

Вернувшись домой, «почетный лейтенант Алабамы» возглавил бескровный государственный переворот — вместе с несколькими другими амбициозными лейтенантами отстранил от власти бессменного правителя (и тоже диктатора), которого звали Дауда Джавара. Он руководил страной с момента получения ей независимости в 1965 году. Таким образом Яйя Джамме в 29 лет возглавил государство, хотя и не самое преуспевающее — с населением менее 2 млн человек и слаборазвитой экономикой.

Казалось бы, в его годы это большой успех. Но надо заметить, что устраивать переворот в возрасте 29 лет — это практически гамбийская национальная традиция. В 1981 году Джавару уже чуть было не сместили с поста. Тогда власть в стране, при поддержке значительной части населения (и, естественно, Советского Союза) взял марксистский Верховный совет революции во главе с 29-летним Кукой Самба Саньягой. Однако восстание буквально за пару дней было подавлено путем иностранной интервенции — в Гамбию, территория которой со всех сторон окружена Сенегалом, вошли войска этой страны, которую поддержала Франция.

Саньяга бежал в Ливию, а Джавара удержал власть. Затем на семь лет (с 1982 по 1989 годы) Гамбия становится частью федеративного государства Сенегамбия, то есть, с учетом размеров и уровня развития экономики, можно сказать, играет роль «младшего брата» Сенегала.

Ну и, наконец, в 1994 году Яйя Джамме сверг прежнего диктатора, в 1996 — избрался президентом, а в 2010 даже заявил о своем намерении короноваться в качестве гамбийского монарха.

Тут стоит отметить, что даже по меркам африканских лидеров Яйя Джамме слишком радикален. То он устраивал охоту на ведьм в прямом смысле слова — по все стране начали хватать сотни стариков, потому что колдуны якобы отравили тетю президента. То объявлял, что обладает сверхъестественными способностями и нашел лекарство от СПИДа.

Не лучше были и отношения с соседями в течение двух десятилетий президентства полковника Джамме (кстати, это звание он присвоил себе сам, уже будучи президентом).

Наконец, объявив в 2013 году Гамбию исламской республикой, почти 50-летний глава государства неожиданно для самого себя проиграл президентские выборы. Его превосходительство президент шейх профессор аль-хаджи доктор Яйя Джамме (как он велел называть себя последние годы), разумеется, посчитал это досадным недоразумением и итоги голосования решил не признавать.

Но иначе думала, как выясняется, даже его собственная армия, не говоря уже о соседних государствах и Франции, которая выступает неформальным куратором этой части Африки со стороны Евросоюза и даже, можно сказать шире, — всего Запада.

Блок Экономическое сообщество западноафриканских государств (ЭКОВАС), куда входит Гамбия и чья штаб-квартира находится в Нигерии, решил восстановить справедливость. Тем более что это объединение обладает коллективными вооруженными силами. Эти-то силы во главе с Сенегалом, которому не привыкать наводить порядок в Гамбии, и пошли маршем на гамбийскую столицу Банжул.

Ну, а новостные ленты всего мира, в том числе и российские, наполнились сообщениями вроде такого: «Сенегал обещает восстановить демократию в Гамбии».

Россияне в соцсетях в течение пары дней активно следили за происходящим на далеком африканском берегу, отпуская преимущественно неполиткорректные шуточки расистского характера. В отличие от СССР, привечавшего марксистских вождей по всему свету и рассказывавшего своим гражданам, что это нужно для дела мира, прогресса и процветания всего человечества, в современной России далеко не все даже слышали, что вообще есть такая страна Гамбия. Так что интерес к восстановлению там демократии быстро иссяк. И, как кажется, очень зря.

События в далекой Африке стали наглядным примером того, что происходит, когда союзу демократий (хотя бы даже и сомнительных, как в случае ЭКОВАС) надоедает терпеть под боком труднопредсказуемого диктатора. В этой ситуации ничего не остается, как защищать чужую демократию. Вместо гражданской войны в Гамбии мы видим пример сравнительно цивилизованного транзита власти там, где президент, правивший страной около 20 лет, проиграл выборы, но потом передумал и решил остаться.

В итоге в столицу Гамбии вошли «сенегальцев роты», Яйя Джамме бежал в Экваториальную Гвинею (правда, как говорят, прихватив всю казну — около $11 млн), а власть получил лидер оппозиции, выигравший всенародные и демократические выборы.

Иван Преображенский

США. Гамбия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 23 января 2017 > № 2046656


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 января 2017 > № 2060996

Инаугурация, разделившая страну

Юрий Жигалкин, Радио Свобода, США

День вступления Дональда Трампа в должность президента Соединенных Штатов стал днем празднеств и протестов в Вашингтоне. В то время как сотни тысяч зрителей наблюдали в центре столицы за церемонией инаугурации и за праздничным парадом на Пенсильвания-авеню, тысячи протестующих вступали в стычки с полицией и пытались заблокировать доступ к Вашингтонскому моллу — гигантскому полю в центре города, где собирались зрители. Церемония инаугурации и реакция на нее еще раз продемонстрировали серьезный раскол в американском обществе — такой вывод сделали многие американские комментаторы.

Инаугурация президентов Соединенных Штатов — символ законной, демократической смены власти в стране — обычно выливается в большой праздник для всех американцев, когда разногласия забываются хотя бы на один день, а непримиримые идеологические противники-законодатели собираются на ступенях Капитолия, превращенных в трибуну, чтобы приветствовать нового главу государства аплодисментами. На этот раз на главной трибуне страны пустовали места нескольких десятков конгрессменов-демократов. 67 законодателей, около трети демократов в Палате представителей, объявили о намерении бойкотировать церемонию инаугурации Дональда Трампа по причине принципиальных идеологических и политических расхождений с новым президентом Соединенных Штатов.

Сразу по окончании инаугурационной речи Дональда Трампа некоторые законодатели поспешили обнародовать свое отношение к первой речи президента Трампа. Оно было резко негативным у демократов и, по большому счету, позитивным у республиканцев. «Я надеялся получить от президента несколько более вдохновляющую картину будущего», — посетовал влиятельный сенатор-демократ Марк Уорнер. «Президент Трамп не пожелал объединить страну или обратиться ко всем американцам. Он продолжает настаивать на своем видении патриотизма», — заявил конгрессмен-демократ Джерри Конолли, один из тех, кто бойкотировал инаугурацию Дональда Трампа. «Я думаю, это было хорошее сильное заявление о том, что он хочет сделать для американцев», — приветствовал речь Трампа сенатор-республиканец Джон Тун. «Я полагаю, что для Дональда Трампа было уместным поставить интересы американцев в центр политики, внутренней и внешней», — заявил республиканец Том Коттон.

Сама речь Трампа, которую он, в отличие от своих предшественников-президентов написал сам и держал в тайне от своего окружения до последней минуты, содержала тезисы, хорошо знакомые по его предвыборным выступлениям и речи на съезде Республиканской партии, где он представил картину страны, находящейся в упадке и требующей хорошей встряски.

Дональд Трамп во время инаугурации выступил от имени своего электората, тех, кого он во время кампании называл «забытыми» американцами, тех, кто, как он выразился, живет в другой, незнакомой вашингтонскому истеблишменту реальности. Там, где царит бедность, где закрытые фабрики выглядят надгробиями, где школы, на которые тратятся громадные деньги, выпускают неучей, где царит преступность. Всему этому будет положен конец, сказал новый президент. Отныне интересы Америки и ее граждан будут поставлены во главу угла. Он пообещал прикрыть США от «опустошения», наносимого другими странами, которые «изготавливают нашу продукцию, крадут наши компании, уничтожают наши рабочие места». Он обещает выстроить новые «мосты, аэропорты, тоннели, железные дороги». «Мы будем следовать двум правилам: покупай американские товары и нанимай американцев», — заявлял Дональд Трамп. В области внешней политики президент Трамп говорил о дружбе и добрых чувствах по отношению к другим странам. «Мы не будем пытаться навязывать им свой образ жизни… Мы укрепим старые союзы и сформируем новые, мы объединим цивилизованный мир в борьбе с радикальным исламским терроризмом», — говорил президент Трамп. Он завершил свою речь призывом к единству: «Когда Америка едина, Америка неостановима».

Разные положения этой речи сразу подверглись разной интерпретации. Например, влиятельный консервативный обозреватель Чарльз Краутхаммер, критик Дональда Трампа, считает, что внешнеполитические установки нового президента напугают многих союзников и торговых партнеров, поскольку, судя по речи, он рассматривает отношения с ними в контексте противостояния. На что не менее авторитетный консервативный комментатор, бывший посол США в ООН Джон Болтон, возразил во время интервью телеканалу Foxnews:

— Трамп дал понять, к примеру, что он намерен укрепить старые союзы и сформировать новые. Ничего близкого к изоляционизму. Он объявил о том, что он намерен объединить мир с целью уничтожения радикального исламского терроризма. В том, что касается его тезиса о том, что мы не намерены навязывать миру наш образ жизни, эта идея восходит к отцам-основателям Америки, например, Джону Куинси Адамсу. Но для того, чтобы осуществить эти планы, США необходимы сильные международные позиции. Я думаю, он движется в этом направлении, — уверен Джон Болтон.

Как считает собеседник Радио Свобода, политолог Ричард Вайц из Гудзоновского института в Вашингтоне, инаугурационная речь Дональда Трампа заметно отличалась от речей его предшественников:

— Заметным отличием этой речи от речей других президентов было то, что он не говорил о необходимости укреплять международные законы, он не говорит о поддержке прав человека в мире или гражданских свобод. Он лишь сказал, что мы будем сотрудничать с миром, но при этом поставим интересы Америки во главу угла. Он обещает проводить политику и заключать договоренности, которые выгодны для Соединенных Штатов и не обязательно выгодны для других. Я бы не назвал эту речь изоляционистской или интернационалистской. Она попросту отличается от того, что мы видели в прошлом.

— Вы в чьих рядах: оптимистов или пессимистов по поводу нового президентства?

— В области, которой я являюсь специалистом, американо-российских отношениях, я ожидаю улучшения двусторонних отношений, по крайней мере, в краткосрочной перспективе, потому что Москве могут понравиться заявления Дональда Трампа о том, что США не будут навязывать другим свой образ жизни, или тот факт, что он ничего не говорил о всеобщих демократических ценностях. Ведь в течение последнего десятилетия российская сторона постоянно возражала против такого подхода США. Я подозреваю, что Трамп и Путин будут продолжать делать комплименты друг другу, не исключено, что будет найден некий общий язык в Сирии. Я бы даже предположил возможность некой новой перезагрузки, хотя трудно предсказать, насколько устойчивой она будет, — говорит Ричард Вайц.

Как считает американский экономист, сотрудник исследовательской организации Atlas society Эдвард Хаджингс, в своей речи Дональд Трамп лишь повторил идеи, которые были популярны у его избирателей, как будет выглядеть реальная политика нового президента, пока говорить рано:

— Во время президентской кампании было неоднократно сказано, что враги Трампа воспринимали его заявления буквально, но не относились к нему серьезно, в то время, как его сторонники относились к нему серьезно, но не воспринимали его заявления буквально. То есть они не уделяли серьезного внимания его конкретным рецептам, но верили в его обещание перемен. И я лично воспринимаю эту речь Дональда Трампа как публичный отказ от экономической политики последних восьми-десяти лет. Как будет выглядеть его собственная политика, сказать трудно, несмотря на подобные заявления. Например, невозможно представить Соединенные Штаты, которые откажутся от импорта, и американцев, которые будут покупать товары, изготовленные только в США. В этом смысле, президент Трамп либо неверно, на мой взгляд, оценивает роль международной торговли, либо держит нечто иное в уме. Например, если он займется разрешением проблемы манипуляций некоторыми государствами курсами своих валют или сделает акцент на заключении двусторонних торговых договоров в ущерб многосторонним, то это может принести положительные результаты. Ограничение ввоза иностранных товаров в США или введение тарифов на импорт едва ли поможет американской экономике, а, скажем, если ему удастся добиться отказа Китая от дискриминационной политики в отношении американских товаров и капитала, то в долгосрочной перспективе это обернется выгодой не только для американцев, но и для китайцев.

Близкая республиканской партии газета The Wall Street Journal, называя инаугурационную речь Дональда Трампа «громогласным популистским манифестом», который порадует его избирателей, пишет, что по своей природе подобные речи являются заявлением о целях, а не программной платформой. «Ирония ситуации заключается в том, что для успешного управления страной ему потребуется помощь многих из тех людей, которые стояли за его спиной на трибуне Капитолия. Будем надеяться, что у 45-го президента достанет мудрости осознать это». Газета имела в виду тех самых законодателей, кто символизирует Вашингтон, тех, у которого новый президент обещал отнять власть и передать ее народу.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 января 2017 > № 2060996


Франция > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 22 января 2017 > № 2049250

Францию возглавит друг России

Эксперты рассказали об отношениях России и Франции после выборов

Валентин Логинов, Юлия Матюненко

Президентская гонка во Франции еще только набирает обороты, но она уже пошла не по тому сценарию, который был запланирован политической элитой. Фаворитами оказались Франсуа Фийон и Марин Ле Пен, известные своими в разной степени радикальными взглядами и намерениями кардинально пересмотреть отношения с Россией. Эксперты рассказали, чего ждать Москве от будущего президента Франции.

Сегодня во Франции стартуют праймериз Социалистической партии, которые определят, кто представит партию на президентских выборах в апреле 2017 года. Однако в успех социалистов в нынешнем избирательном цикле мало кто верит. Более того, эксперты говорят, что после откровенно провального срока Франсуа Олланда может встать вопрос о политическом выживании самой партии как таковой.

Независимо от того, кто станет кандидатом от социалистов, предвыборная гонка во Франции уже началась, и она уже пошла не по тому сценарию, который планировался политическим истеблишментом страны.

На ноябрьских праймериз партии «Республиканцы», представляющей правоцентристский политический спектр, неожиданно для многих наблюдателей победил Франсуа Фийон, бывший премьер-министр при президенте Николя Саркози. При этом Ален Жюппе, на которого ставили республиканцы, проиграл и выбыл из борьбы за президентское кресло.

Со стороны крайне правых на выборы пойдет лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен. Социологи фиксируют рост популярности этого политика среди французов, и, хотя пару лет назад ее было принято считать политическим маргиналом, сегодня у нее высокие шансы пройти во второй тур выборов в паре с Фийоном.

При этом оба кандидата — и Фийон, и Ле Пен — являются не самыми удобными для французского политического истеблишмента, поскольку предлагают достаточно радикальные программы по внутриполитическому развитию страны.

Кроме того, вероятно, французским политикам предстоит пересмотреть и российское направление внешней политики, поскольку оба фаворита высказываются за пересмотр отношений с Россией.

Фийон предполагает более традиционные подходы к решению этого вопроса, поэтому он более предпочтителен как для французских, так и для европейских политиков, в то время как радикальные идеи Ле Пен, за которые она даже получила прозвище «Трамп в юбке», вызывают опасения в Евросоюзе.

К выборам, которые пройдут 23 апреля и 7 мая, Франция подходит в кризисном состоянии. Роста социально-экономических показателей страны, вопреки обещаниям президента Олланда, не произошло, и французское общество оказалось расколото.

Социологи в один голос говорят, что французы ждут от следующего президента коренного пересмотра внутри- и внешнеполитического развития страны.

Франсуа Фийон — кандидат старой доброй Франции

Франсуа Фийон, представитель консервативной партии, не считался фаворитом перед праймериз, поэтому его победа вызвала немалое удивление как во французских СМИ, так и в экспертном сообществе. Изначально победу прочили Алену Жюппе. Однако именно социологические данные, согласно которым тот, кто победит на праймериз «Республиканцев», вероятнее всего, станет следующим президентом Франции, заставили граждан страны отнестись к праймериз со всей долей серьезности.

По мнению руководителя Центра французских исследований Института Европы РАН Юрия Рубинского, успех Фийона на праймериз был обусловлен тем, что, в отличие от своего конкурента Николя Саркози, он не концентрировался исключительно на соперничестве с националистами, которых представляет Марин Ле Пен.

«Электорат Фийона — это католики, поскольку его приверженность именно католическим традиционным ценностям очевидна.

Среди взглядов, которых он придерживается, — традиционный взгляд на семью, запрет однополых браков. Ядром этого электората является средний класс, проживающий в деревнях и небольших городах», — рассказал он в беседе с «Газетой.Ru».

Программа, представленная Фийоном, была достаточно категоричной, но при этом одной из самых последовательных из тех, которые в настоящий момент могут предложить консерваторы.

Кандидат от республиканцев сыграл на одной из ключевых структурных проблем Франции — миграционном кризисе — и придерживается твердой антимиграционной позиции, при этом предлагая усилить контроль и над легальной иммиграцией в страну.

Кроме того, он первым из представителей французской элиты напрямую заявил о проблемах страны, связанных именно с большим притоком мигрантов-мусульман, призвав ставить во главу угла приоритет французской национальной культуры.

Таким образом, Фийон выступил против непродуманной политики мультикультурализма, негативные последствия которой сегодня испытывают на себе практически все страны ЕС.

В вопросах экономической политики Фийон призывает к действиям по либеральному образцу — снижению налогов, снижению программ социального обеспечения, повышению пенсионного возраста и сокращению числа чиновников.

Также Фийона можно отнести к числу евроскептиков, однако он занимает более мягкую позицию по этому вопросу, нежели его соперник по президентской гонке Марин Ле Пен. По крайней мере, о попытках провести референдум о выходе страны из Евросоюза по примеру Великобритании он не заявляет. Вместо этого он предлагает рассмотреть возможность структурного реформирования европейских институтов, чтобы адаптировать союз к изменившимся условиям.

«У Фийона очень высокие шансы на победу. Более того, я вижу его следующим президентом Франции, особенно если он частично уведет повестку у правых»,

— считает Тимофей Бородачев, директор Центра европейских исследований ГУ ВШЭ, руководитель Евразийской программы клуба «Валдай».

Фийон уделяет внимание и российской повестке, заявляя, что введение санкций против России было «глупым шагом», который «разоряет как французских, так и европейских фермеров в целом, потому что все это — единая экономическая система». Вместе с тем более четкой программы в отношении Москвы Фийон не предлагает, поскольку решение внутриполитических структурных проблем для кандидата приоритетнее, чем внешнеполитических.

Марин Ле Пен — кандидат уязвимых

Если Франсуа Фийон опирается на средний класс, проживающий в небольших городах, то его оппонент, Марин Ле Пен, делает ставку на рабочий класс в крупных городах и сельских жителей, которые в последнее время разочаровались в традиционной политической элите страны.

Основной акцент в своей программе Ле Пен так же, как и Фийон, делает на кризисе, вызванном мигрантами. Однако лидер «Национального фронта» придерживается более радикальных взглядов относительно путей его решения. В частности,

Ле Пен предлагает провести референдум о членстве Франции не только в Евросоюзе, но и в еврозоне. То есть предлагает не просто выйти из ЕС, но и вернуться к франкам.

Кроме того, она выступает за повышение минимального уровня оплаты труда, снижение пенсионного возраста до 60 лет, ослабление налоговой нагрузки при дополнительном вводе тарифов на ввоз товаров из-за рубежа. Одновременно с этими мерами политик предлагает увеличить поддержку малого и среднего бизнеса, а не корпораций.

Эксперты отмечают, что популярность Ле Пен достаточно высока, а ее программа находит поддержку среди населения. Это дает ей высокие шансы на успех в нынешней избирательной кампании, и, хотя для победы в этот раз ей может не хватить голосов, первый тур она способна преодолеть.

«Марин Ле Пен удалось сместить фокус внимания общественности с того, что она, по сути, представляет экстремистскую партию, на проблемы, с которыми сталкивается Франция из-за миграционного кризиса», — рассказал в беседе с «Газетой.Ru» Юрий Рубинский.

По его словам, Ле Пен поддерживают наиболее уязвимые слои населения, уставшие от потока беженцев. Поэтому после намеченных выборов ее политическая карьера явно не закончится, поскольку сразу за президентской кампанией пройдут выборы в парламент, где успех национального крыла может быть достаточно высоким.

«В этой связи интересен вопрос о возможном повторении сценария британского Brexit, идею которого поддерживает Ле Пен. Вместе с тем стоит отметить, что во Франции реализация подобного варианта развития событий вряд ли вероятна», — подчеркнул Рубинский.

В вопросах отношений с Россией Ле Пен занимает позицию, кардинально отличающуюся от подходов большинства европейских политиков. Она выступает не только за полное снятие санкций с России, но и за признание Крыма частью Российской Федерации.

«После референдума, который показал согласие народа присоединиться к России, я также признаю Крым частью России.

Принадлежность Крыма к Украине была лишь административным вопросом советских времен, полуостров никогда не был украинским», — заявляла Ле Пен в интервью газете «Известия».

В связи с тем что лидер «Национального фронта» часто обращается к пророссийской риторике, ее партию обвиняют в наличии связей с российскими государственными структурами. В том числе пресса писала о финансировании Ле Пен Москвой.

Оттепели в отношениях не будет

Эксперты считают, что скорого изменения отношений Франции и России ждать не приходится, поскольку во французском обществе высока идея дистанцирования от российского вопроса, а обвинения в адрес Кремля в хакерских атаках на американские избирательные системы повышают общий фон обеспокоенности, что Москва может попытаться вмешаться и во французский избирательный процесс.

Поэтому, вероятнее всего, и Фийон, и Ле Пен будут воздерживаться от прямого обсуждения проблемы взаимоотношений с Россией в ходе нынешней избирательной гонки, хотя и подчеркивают негативное влияние российских контрсанкций на экономику Евросоюза.

«Изменений в отношениях России и Франции ждать не стоит, поскольку первоначальная задача будущего президента страны, кто бы им ни стал, — изменение бедственного положения Франции в ЕС, поскольку позиции французов за последние 10 лет изрядно ухудшились. В связи с этим прорыва отношений двух стран не будет, у Франции и без того хватает структурных проблем», — отмечает Тимофей Бородачев.

Вместе с тем оба фаворита нынешней избирательной кампании во Франции являются в достаточной степени удобными для российского руководства в вопросе построения политического диалога. При этом Фийон, по оценкам экспертов, является более предпочтительным кандидатом, поскольку представляет собой часть традиционного истеблишмента, к идеям которого будут прислушиваться его французские оппоненты.

«Надеюсь, что у французского электората хватит здравого смысла не выбирать Ле Пен. Вопрос об изменении российско-французских отношений также задавать пока рано, но серьезные изменения маловероятны», — подчеркнул президент Института стратегических оценок Александр Коновалов.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 22 января 2017 > № 2049250


США. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 января 2017 > № 2046452

Глава Чечни Рамзан Кадыров заявил, что хотел бы, чтобы новоизбранный президент Дональд Трамп нашел общий язык с Россией для скорейшей победы над международным терроризмом.

"Мечтаю, чтобы он (Трамп) нашел общий язык с Россией. Потому что если Америка и Россия объединят свои усилия против международного терроризма, то они быстро это закончат", — заявил Кадыров в эфире телеканала НТВ.

Поздравляя Трампа со вступлением на пост президента Америки, Кадыров пожелал ему выполнения всех намеченных планов.

"Чтобы все, что вы говорили в предвыборных речах и после того, как вас избрали, осуществили в реальной жизни. И я думаю, тогда у вас все получится", — сказал Кадыров.

В ходе предвыборной кампании Трамп заявлял, что постарается "поладить" с Россией. В пятницу он вступил в должность президента США. Трамп стал 45-м президентом США, сменив на посту главы государства Барака Обаму. В своей речи на инаугурации Трамп заявил, что США намерены "усилить старые союзы и создать новые, чтобы объединить цивилизованный мир в борьбе с радикальным исламским терроризмом".

США. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 января 2017 > № 2046452


Ватикан. Китай > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 января 2017 > № 2046434

Папа Римский Франциск заявил в интервью испанской газете El País, что готов отправиться с визитом в Китайскую народную республику, как только получит такое приглашение.

В сентябре 2015 года, возвращаясь в Ватикан из апостольской поездки на Кубу и в США, Франциск выразил желание посетить Китай. Главным препятствием для нормализации отношений является вопрос о процедуре назначения католических епископов в Китае. Пекин настаивает на том, чтобы Ассоциация китайских католиков-патриотов сама назначала китайских епископов, однако Святой престол отдает это право единолично папе Римскому. Сейчас Ватикан не поддерживает дипломатических отношений с Пекином и является единственной в Европе страной, официально признающей государством Тайвань.

"Когда меня пригласят. Они это знают", — сказал понтифик, отвечая на вопрос, когда он сможет посетить КНР. Франциск добавил, что "в Китае церкви заполнены людьми", и "можно практиковать религию".

"Существует комиссия, которая на протяжении многих лет работает с Китаем и собирается каждые три месяца, сначала здесь, потом в Пекине. Мы ведем диалог с Китаем. Китай имеет этот чарующий ореол таинственности", — отметил понтифик.

Он призвал "строить мосты, а не стены". "Посредник строит мосты, и не для себя, а для того, чтобы по ним ходили другие. Он построил мост и ушел. Для меня в этом заключается дипломатия Ватикана… Строители мостов", — добавил глава Римско-католической церкви.

В настоящее время в КНР фактически существуют две католические церкви. Официальная церковь, епископы которой назначены китайскими властями без согласования cо Святым престолом, насчитывает около шести миллионов человек. А подпольная, по данным западных СМИ, — около 12 миллионов последователей.

Ватикан. Китай > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 января 2017 > № 2046434


Ватикан. Германия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 января 2017 > № 2046425

Папа Римский в интервью испанской газете El País заявил, что обеспокоен ростом популизма в мире, и призвал помнить об уроках нацистской Германии.

"Кризис провоцирует страх. Для меня самый типичный пример популизма в европейском понимании этого слова – 1933 год в Германии. После Пауля фон Гинденбурга (президент Германии в 1925—1934 годах), кризис 1930-х, разрушенная Германия пытается подняться, ищет свою идентичность, ищет лидера, кого-то, кто вернет ей идентичность. И есть молодой человек, которого зовут Адольф Гитлер, и он говорит: "Я могу, я могу". И вся Германия голосует за Гитлера", — сказал понтифик.

"Гитлер не украл власть, за него проголосовал народ, затем он уничтожил свой народ. В этом опасность", — отметил папа Римский.

По его словам, пример Германии "типичен". "Народ, который находился в кризисе, который искал идентичность, и появился харизматический лидер, который пообещал дать им идентичность. Он дал им искаженную идентичность. Мы знаем, что произошло", — добавил глава Римско-католической церкви.

Ватикан. Германия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 января 2017 > № 2046425


Ватикан. США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 января 2017 > № 2046413

Папа Римский Франциск считает, что не стоит спешить с выводами о том, какой будет политика нового президента США Дональда Трампа.

Торжественная церемония инаугурации нового президента США Дональда Трампа прошла в Вашингтоне в пятницу.

"Мне не хотелось бы предвосхищать события. Посмотрим, что он будет делать, мы не можем быть пророками несчастий или благ", — заявил понтифик в интервью испанской газете El País.

"Посмотрим, что произойдет. Пугаться или радоваться — так мы можем оказаться крайне неосмотрительны", — сказал Франциск. "Посмотрим, что он сделает, и дадим оценки… Конкретные вещи. И, исходя из конкретики, будем делать выводы. Мы потеряли чувство конкретики", — полагает папа Римский.

По словам главы католической церкви, "в моменты кризиса здравые суждения не работают", а люди ищут "спасителей", которые вернут им идентичность путем возведения "стен и проволоки". "Опасность во времена кризиса заключается в поиске спасителя, который нам вернет идентичность и защитит нас при помощи стен", — заявил понтифик.

"Поэтому я всегда говорю: ведите диалог между собой… Границы надо контролировать? Да, каждая страна имеет право контролировать свои границы, кто приезжает, кто уезжает. Страны, которые находятся в опасности – терроризм или подобные вещи – имеют право контролировать в большей степени, но ни одна страна не имеет права лишить своих граждан диалога с соседями", — сказал понтифик.

Ватикан. США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 января 2017 > № 2046413


Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 января 2017 > № 2046401

Кандидат в президенты Франции, экс-премьер страны Франсуа Фийон считает, что европейский оборонный альянс необходим. Об этом политик заявил в интервью газете Monde, опубликованном в воскресенье.

"Существование трансатлантического оборонного альянса не устарело, напротив, необходимо. Но это не в коей мере не является защитой от исламского тоталитаризма, который норовит дестабилизировать огромное пространство от Пакистана до Нигерии", — сказал Фийон.

Он добавил, что "в большинстве случаев политика США, которые управляют НАТО, не является решением против исламского тоталитаризма, напротив, она является проблемой".

"США допустили ошибки на Ближнем Востоке. Они частично несут ответственность за ситуацию там. Трамп или не Трамп, а Европа должна строить собственную оборону", — считает политик.

Он отметил, что хотел бы, чтоб Германия, "которая и так уже сделала значительное усилие, увеличив оборонный бюджет, присоединилась" ко Франции.

"Я не предлагаю создание единой европейской оборонной системы, но создание европейского оборонного альянса. Мы должны совместно использовать ресурсы, построить европейскую промышленность и создать фонд, который будет страховать и финансировать расходы на внешние вмешательства", — подчеркнул Фийон.

Виктория Иванова.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 января 2017 > № 2046401


Казахстан. Сирия. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 22 января 2017 > № 2046335

На 23 января намечены международные переговоры по урегулированию сирийского конфликта. Сведения о них поступают самые противоречивые. Например, российские СМИ со ссылкой на МИД РФ утверждают, что Москва пригласила США для участия в них, турецкая сторона соглашается с этим, но отмечает, что это приглашение поступило от Анкары. А иранские СМИ опровергают участие США из-за нежелания Тегерана видеть американцев в числе переговорщиков.

Постоянно меняется информация о составе сирийских участников как от оппозиции, так и от официального Дамаска. Обозревателям твердо известно одно: инициаторами переговоров выступают Иран, Россия и Турция, и пройдут они в Астане. При этом бросается в глаза, что в самом Казахстане это событие обсуждают мало. Значит ли это, что Астане отведена лишь скромная роль переговорной площадки для иностранных дипломатов?

Собственных интересов нет?

Российский военный аналитик Лев Корольков утверждает, что в Сирии у Казахстана зримых интересов нет. "Ему не нужны углеводороды, не нужны территории, и Казахстан как "условно мусульманская страна" не продвигает какие-либо групповые религиозные интересы", - говорит он. Но у Казахстана есть серьезный опосредованный интерес.

"Республику связывают глубокие партнерские отношения с Турцией, и отношения Турции и России как врагов могут оказать как на экономику Казахстана, так и на ряд культурно-социальных программ очень серьезное негативное влияние. Поэтому центральный интерес Астаны в Сирии - это не дать углубиться конфликту между Москвой и Анкарой, а, при возможности, как можно ближе свести их позиции", - продолжает Лев Корольков.

"Тем более, что президент Нурсултан Назарбаев мыслит себя тем деятелем, который в 2016 году помирил президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана с президентом России Владимиром Путиным. Кроме того, роль посредника дает возможность позже заявлять, что благодаря Казахстану в сирийском урегулировании в целом был достигнут серьезный компромисс", - говорит эксперт в беседе DW.

Немецкий эксперт по Центральной Азии Михаэль Лаубш (Michael Laubsch), сославшись на свои источники информации в МИДе Казахстана, подтвердил DW, что правительство предложило Астану в качестве места для переговоров и готово организовать логистику, но не будет принимать в них активного участия.

Однако, продолжает немецкий политолог, это не означает, что Казахстан не имеет собственных интересов и в мероприятии 23 января, и в Сирии. "Во-первых, сам факт того, что переговоры по столь острой проблеме пройдут в Астане и при посредничестве Казахстана, повышает вес страны в международной политике. Тем более, Казахстан сейчас является непостоянным членом Совбеза ООН и имеет успешный опыт переговоров по иранской ядерной программе в Астане", - говорит Михаэль Лаубш.

Нефтяная игла не должна сломаться

Кроме того, Казахстан, сидящий на "нефтяной игле", заинтересован в максимальной стабильности углеводородных рынков и, соответственно, в "безопасности имеющихся и планируемых трубопроводов как в Сирии, так и в Турции". "Более того, Казахстану в Сирии в энергетическом секторе нужна не только стабильность, но и баланс между влиянием России, Турции и западного блока, чтобы проводить свою многовекторную политику в сфере энергетики. При этом Астане не желательна утрата союзницей Россией ее доли влияния в Сирии", - продолжает немецкий эксперт.

Наконец, Михаэль Лаубш указывает на то, что Казахстан в Сирии имеет конкретные задачи в сфере безопасности. "Исламское государство" (ИГ), "Фронт ан-Нусра" и другие исламистские террористические организации, воюющие в Сирии, имеют в своих рядах боевиков из Казахстана и соседних стран. Каждый из этих боевиков представляет опасность для республики.

Тем более, что ИГ не только заявляет о намерении включить в халифат Центральную Азию, но уже интенсивно укрепляет позиции в Афганистане, а также действует в Казахстане и в соседних с ним странах. Поэтому Астана хотела бы не только скорейшего мирного урегулирования в Сирии, но такого урегулирования, которое выбило бы там почву из-под ног джихадистских террористических организаций, имеющих связи и цели в Центральной Азии, считает собеседник DW.

Собственные контакты с оппозицией

Источник DW из числа информированных казахстанских военных на условиях анонимности подтвердил, что силовые структуры республики ищут любые возможности для получения достоверной информации из Сирии о казахстанцах, воюющих или воевавших там в составе террористических группировок.

Для этого используются связи и в Сирии, и с представителями зарубежной сирийской оппозиции. А переговоры в Астане, на которые должны приехать многие полевые командиры из Сирии, дают спецслужбам и дипломатам дополнительные возможности для расширения контактов по этой линии.

Кроме того, источник напомнил, что казахстанские элиты имеют достаточно разнообразные связи с влиятельными кругами на Ближнем Востоке, а Астана не является новичком в сирийском урегулировании - в 2015 году там прошли два раунда переговоров по этому вопросу с участием сирийской оппозиции.

Но, по данным российского специалиста по безопасности Льва Королькова, те группы сирийской оппозиции, с которыми Астана имеет собственные контакты - это не очень значительные объединения, которые "на земле" играют определенную роль в военных действиях, но не могут оказать значительного влияния на ход политического процесса. "Поэтому самостоятельной роли Астана в переговорах играть не может. Пригласить ту или иную группу оппозиции Сирии - это в компетенции Астаны, но в общем раскладе сил эти приглашения большой роли сыграть не смогут, даже если таковые и поступят", - говорит он.

На тачанке в Астану не приезжать…

"В Астану приглашают не оппозиционеров, живущих где-то в зарубежье, а полевых командиров из Сирии. И им поставлен ценз по числу бойцов и техники, имеющейся в распоряжении. Если ты полевой командир, которому по силам разве что приехать на тачанке и обстрелять полицейский пост - оставайся дома. А если у тебя такой-то и такой-то мобилизационный ресурс - то ты пригоден для переговоров и можешь себе выторговать такие-то условия. И приглашают их Россия, Турция и Иран", - пояснил российский аналитик. Михаэль Лаубш к этому добавил, что по его информации, официальная Астана на нынешние переговоры какие либо "свои" группы оппозиции не приглашает.

Казахстан. Сирия. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 22 января 2017 > № 2046335


Казахстан. Иран. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 22 января 2017 > № 2046334

Две аккредитации пришлось получить от властей Казахстана, еще одну, возможно, попросит российская сторона - дорога в Астану даже для репортеров не была простой, не говоря уже о тех, кому поручено вести сирийские мирные переговоры. Это - мелкая деталь, но иллюстрирует сложность и неопределенность встречи еще до того, как сами переговоры начались.

Встреча в Астане 23 января пройдет под патронажем России, Ирана и Турции - трех держав с различными интересами. Россия и Иран давно сотрудничают в Сирии, будучи союзниками президента Башара Асада. Но только сближение между Москвой и Анкарой сделало переговоры в Казахстане возможными.

Инцидент со сбитым больше года назад российским военным самолетом забыт. В декабре 2016 года российские вооруженные силы совместно с турецкими участвовали в эвакуации гражданского населения из Алеппо, а к концу года способствовали заключению соглашения о частичном перемирии в Сирии, которое, несмотря на нарушения, сохраняется до сих пор. Если кто-то еще сомневался в серьезности намерений обеих сторон, то его должно было убедить недавнее заявление российского Минобороны о том, что российские и турецкие самолеты провели совместные удары по позициям террористов из "Исламского государства" (ИГ) в провинции Алеппо.

Но без Казахстана примирение не было бы столь стремительным, отметил российский политолог-международник Федор Лукьянов. "Нурсултан Назарбаев сыграл важную роль в том, чтобы способствовать налаживанию отношений между Россией и Турцией", - сказал Лукьянов в интервью DW.

Вопрос на миллион тенге: кого позвали на встречу?

Долгое время было легче сказать, кто на переговоры в Астану не приедет. Исключены из круга приглашенных представители боевиков из ИГ и связанных с "Аль-Каидой" боевиков из "Джебхат Фатх аль-Шам" (ранее известны как "Ан-Нусра"). С этим решением были согласны все, а вот отказ приглашать представителей курдских вооруженных отрядов, которые контролируют значительную часть севера Сирии, был спорным. На этом настояла Турция, которая отказывается признавать контроль курдов над зонами, непосредственно примыкающими к турецкой границе и к курдским поселениям, но расположенным уже на турецкой территории.

Раздробленную суннитскую оппозицию представит "военная делегация", которая будет говорить от имени группировок, непосредственно контролирующих территории в Сирии. В ходе внутрисирийского политического диалога в Женеве под эгидой ООН эту роль брал на себя так называемый Высший комитет по переговорам сирийской оппозиции - группа, которая представляла как чисто политические, так и вооруженные силы сирийцев, и поддерживалась странами Персидского залива. Комитет заявил, что отдаст полномочия военной делегации, чтобы укрепить перемирие и проложить дорогу к новым переговорам в Женеве.

В ООН подтвердили, что спецпредставитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура приедет в Астану. Правительства России, Турции и Ирана собираются отправить официальных представителей оборонных и внешнеполитических ведомств. Министров на встрече, посвященной, как считается, техническим вопросам, не ожидается.

Участие США приведет переговоры "на грань срыва"

Долгое время оставалось загадкой - будет ли участвовать в будущих переговорах кто-то из новой администрации США. Ведь одной из целей организации встречи, с точки зрения Кремля, было показать, что Москва способна добиваться результатов, в то время как предложенные Западом форматы переговоров провалились.

Но надежды на улучшение отношений с США меняют все: Россия пригласила администрацию Дональда Трампа присоединиться к переговорам. Это привело их "на грань срыва" еще до начала, заметил DW российский эксперт Алексей Малашенко. Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф заявил, что не видит в Астане места для американской делегации. Буквально за два дня до начала переговоров стало известно, что Вашингтон делегировал туда в качестве наблюдателя своего посла в Казахстане.

Дамаск "готов обсуждать все"

Еще более непонятной, чем список гостей, кажется повестка дня переговоров. Президент Башар Асад заявил, что его правительство "готово обсуждать все". Это неудивительно, если учесть, что после взятия Алеппо он говорит с позиции силы. Дамаск заявил о необходимости вести дальнейшие переговоры о "примирении на местах". Имеются в виду переговоры о сдаче территорий повстанцами правительственным войскам. Условием для них могут быть или уход в зоны, которые контролируются оппозицией, или амнистия. Представители оппозиции настаивают на том, что в Астане нужно обсуждать только меры по укреплению перемирия и предоставления гуманитарной помощи.

Казахстан. Иран. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 22 января 2017 > № 2046334


Ватикан. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 22 января 2017 > № 2046328

Папа римский Франциск видит параллели между нынешним укреплением позиций популистских движений в Европе и историческими событиями в Веймарской республике в начале 30-х годов прошлого века, где на фоне экономического кризиса и высокой безработицы резко усилились позиции ультраправых партий. Об этом глава Римско-католической церкви заявил в интервью испанской газете El Pais, которое она разместила в воскресенье, 22 января, на своем сайте.

"Гитлер не захватывал власть, он был избран народом и нанес своему народу огромный ущерб. Во времена кризиса нам отказывает способность трезво мыслить", - предупредил Франциск. 1933 год в Германии был "типичным", считает папа римский. Страна находилась в состоянии кризиса и искала свою идентичность. "И тогда пришел этот харизматический лидер и пообещал дать им (немцам - Ред.) идентичность. Но он дал им искаженную идентичность, и мы знаем, что случилось потом", - сказал глава Римско-католической церкви.

По его словам, люди "с помощью стен и колючей проволоки пытаются защититься" от тех, кто, как им кажется, угрожает "отобрать их идентичность". Это не означает, что национальные границы не надо контролировать, оговорился папа римский. Страны, которым угрожает терроризм, имеют основания даже для более строгого контроля, отметил он, добавив, что "ни одна страна не уполномочена отбирать у своих граждан право на диалог с соседями".

В то же время глава Римско-католической церкви призвал Европу больше делать для интеграции беженцев. В противном случае европейскому сообществу может грозить формирование новых гетто, подобных коммуне Моленбек в Брюсселе, населенной преимущественно выходцами из африканских стран, подчеркнул он.

Ватикан. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 22 января 2017 > № 2046328


Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 января 2017 > № 2046312

Папа Римский Франциск считает, что европейские страны обязаны заниматься интеграцией мигрантов, а не создавать гетто.

"Очевидно, что Средиземное море превратилось в кладбище. Это должно заставить нас задуматься", — сказал понтифик в интервью испанской газете El País.

По его словам, корень проблемы в тех странах, откуда бегут люди, где "их используют и порабощают". "Каждый иммигрант — это серьезная проблема. Они бегут из своих стран. Из-за голода или войны. Поэтому решение надо искать там. Я думаю об Африке. Африка – это символ эксплуатации…. Их всегда используют и порабощают", — заявил понтифик.

По его словам, политика приема мигрантов и беженцев "имеет несколько этапов". "Есть прием в срочном порядке: вы должны принять, потому что если нет, то он утонет. Италия и Греция стали примером, большим примером. Италия даже сейчас, с проблемами, которые у нее есть из-за землетрясений, их принимает. Конечно, они прибывают в Италию, поскольку это ближе всего. В Испании они прибывают в Сеуту. Однако большинство не хочет оставаться в Испании, большинство хотят ехать на север, поскольку ищут больше возможностей", — сказал глава Римско-католической церкви.

"Итак, проблема: принимать их примерно на пару месяцев, давать им жилье. Но надо начинать процесс интеграции. Принимать и интегрировать", — сказал папа Франциск. В качестве примера для всех он привел Швецию, где из девяти миллионов жителей 890 тысяч – это мигранты с шведским гражданством или дети мигрантов.

"Когда не происходит интеграции, возникают гетто. В этом никто не виноват, но фактически есть гетто. Но люди, которые устроили катастрофу в (аэропорту) Завентем были бельгийцами, родились в Бельгии. Но они жили в закрытом районе мигрантов", — напомнил понтифик.

Он также добавил, что одной из главных проблем общества стало экономическое неравенство.

"Меня волнует экономическое неравенство – то, что в руках небольшой части общества 80% богатств, это означает, что… в экономической системе деньги становятся богом, а не мужчина или женщина, человек. Так рождается эта катастрофическая культура", — сказал глава католической церкви.

Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 января 2017 > № 2046312


Франция > Медицина. Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 22 января 2017 > № 2044991

Несколько тысяч человек провели в Париже марш против абортов, сообщает в воскресенье, 22 января, AFP. Накануне во французской столице прошла демонстрация за права женщин, в том числе за право на искусственное прерывание беременности.

Участники так называемого «марша за жизнь» направились с площади Данфер-Рошро к площади Вобан. У них в руках были разноцветные воздушные шары и плакаты с надписями «Сохранить ребенка — это настоящая свобода», «Защищать слабого — это сила» и т. д.

Акция прошла по инициативе различных католических и пролайф-движений. Глава одной из ассоциаций-организаторов марша Жан-Мари Ле Мене заявил, что в этом году эта акция носит политический характер. Он потребовал о кандидатов в президенты поддержать борьбу против абортов и политику «поддержки беременных женщин».

Перед началом марша организаторы заявили о 50 тысячах его участниках, среди которых — политик-националист Филипп де Вилье (летом 2014 года де Вилье подписал контракт с российским миллиардером Константином Малофеевым на строительство парков аттракционов в Крыму и в Москве) и лидер французской Христианско-демократической партии Кристин Бутен.

Филипп де Вилье, не называя имени кандидата в президенты от правых Франсуа Фийона, раскритиковал «некоторых политиков», которые делают противоречивые заявления по вопросу абортов и занимают «лицемерную» позицию.

Движение Sens commun в составе французской партии «Республиканцев» поддержало акцию против абортов.

Активисты протестуют против «банализации» абортов и законопроекта, предусматривающего наказание для сайтов за дезинформацию об искусственном прерывании беременности. Законопроект уже был одобрен Сенатом. На этой неделе его вынесут на голосование в Национальном собрании. Противники абортов считают, что эта мера является нарушением свободы слова.

Накануне в Париже около семи тысяч человек, по данным полиции, вышли на «женский марш» против Дональда Трампа и за права женщин.

Франция > Медицина. Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 22 января 2017 > № 2044991


Таджикистан > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 21 января 2017 > № 2055797

В Таджикистане вдвое сократилось число желающих получить высшее религиозное образование

Число желающих получить образование в Исламском институте Таджикистана сократилось почти вдвое. В прошлом году на 308 учебных мест поступили лишь 197 человек.

Ректор Исламского института Таджикистана Тоджиддин Асомуддинзода сообщил, что в 2016-2017 учебном году в ВУЗе сократилось число студентов. «Численность студентов-первокурсников сократилась почти на 40 процентов. В прошлом году в наш ВУЗ на 308 учебных мест поступило лишь 197 человек. Из них 102 учатся на договорной основе, остальные на бюджетной», - сообщил ректор. При этом на вопрос, почему вуз перестал пользоваться спросом среди абитуриентов, Асомуддинозода рекомендовал спросить это у них самих.

Ректор напомнил, что в исламском институте студенты обучают сразу по двум специальностям, например по информатике и арабскому языку.

Он также сообщил, что среди студентов ВУЗа нет ни одного, кто бы отправился воевать в Сирию на стороне «Исламского государства». «Также среди наших студентов нет салафитов, и те разговоры, которые идут в обществе, являются слухами», - подчеркнул Асомуддинзода.

Напомним, Исламский институт Таджикистана является единственным в стране высшим учебным заведением, где можно получить религиозное образование. В настоящее время также в Таджикистане не осталось ни одного медресе, где можно было бы получить среднее религиозное образование. В прошлом году также была закрыта гимназия при Исламском институте.

Сам ректор в интервью «АП» сообщил, что закрытие гимназии было связано как с финансовыми, так и юридическими проблемами.

Таджикистан > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 21 января 2017 > № 2055797


США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 21 января 2017 > № 2049248

Трамп закрывает Америку

Что означает инаугурационная речь Дональда Трампа

Игорь Крючков (Вашингтон)

20 января 45-й президент США Дональд Трамп официально заступил на свою должность. Речь, которую он произнес на инаугурации, была одновременно примирительной и наступательной. Основная мысль: с Трампом в США началась новая эпоха, когда не Вашингтон правит страной, а страна — Вашингтоном. Судя по реакции конгрессменов и общественности, в американском руководстве назревает болезненный передел сфер влияния.

«Я, Дональд Трамп, торжественно клянусь, что буду добросовестно выполнять обязанности президента Соединенных Штатов и в полную меру моих сил буду поддерживать, охранять и защищать Конституцию Соединенных Штатов. И да поможет мне Бог», — повторил Трамп за председателем Верховного суда США Джоном Робертсом. Теперь, с 20 января, миллиардер-республиканец является 45-м президентом Соединенных Штатов Америки.

Его инаугурационная речь длилась около 15 минут и подвела итог многочисленных противоречивых заявлений, которые Трамп делал на протяжении предвыборной кампании 2016 года.

Он начал ее с обещания восстановить Америку и отдал дань уважения уходящему президенту США демократу Бараку Обаме и его жене Мишель за то, что они сделали процесс передачи власти от одной команды к другой легкой и безболезненной. «Они были просто потрясающие!» — с напором подчеркнул Трамп.

Впрочем, сразу после этого Трамп резко сменил тон и обрушился с потоком критики на высшее руководство страны (которое, очевидно, возглавлял тот же Обама). По его словам, Вашингтон превратился в закрытую структуру для обогащения узкого круга лиц, пока народ страдал от экономических кризисов.

«Их победы не были вашими победами, их триумфы не были вашими триумфами, — продолжал Трамп. — Это закончится здесь и сейчас. Это ваш день. И эти Соединенные Штаты Америки — ваша страна. 20 января 2017 года станет днем, когда американский народ вновь станет во главе своей страны!»

Трамп говорил о необходимости сплотиться всем американцам, вернуть себе рабочие места, благосостояние и самоуважение. «Когда США едины — они непобедимы», — гремел новый президент. Сотни тысяч людей, пришедшие посмотреть на инаугурацию, отзывались аплодисментами и одобрительными выкриками.

Трамп обещал положить конец криминалу и наркотрафику. «Эта американская мясорубка закончится здесь и сейчас», — говорил он.

«Мы защищали чужие границы, забывая о своих», — сказал президент США, перейдя на темы внешней политики. Трамп подчеркнул: необходимо прекратить тратить миллиарды долларов на войны за границей и объединить усилия «цивилизованного мира» вокруг борьбы с исламским терроризмом.

Президент говорит

«Это была хорошая речь. Те, кто ждал от Трампа очередных «огненных заявлений», над которыми можно посмеяться, были, вероятно, разочарованы, — рассказал «Газете.Ru» Дэвид Азеррад, эксперт консервативного центра Heritage Foundation, близкого к Республиканской партии и уже сотрудничающего с командой нового президента. — Он поблагодарил Обаму, выступил с примирительным посланием к согражданам. Иными словами, повел себя по-президентски».

Впрочем, речь Трампа была популистской, и это обращение к массам и определение вашингтонских элит как общего врага — очевидный вызов для нынешней политической системы США, добавил собеседник «Газеты.Ru».

«Здесь кроется и опасность. Если Трамп будет действовать в соответствии со своими обещаниями, то он будет сталкиваться с усиливающимся противодействием вашингтонской политической элиты». По мнению Азеррада, пока Трамп выглядит как политик, нацеленный на результат и готовый к этой внутренней борьбе.

Борис Титов, уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей, который был в США на инаугурации Дональда Трампа, впрочем, считает, что не вся элита настроена против нового президента. «Большая часть финансовой элиты поддерживает его, — рассказал он в интервью «Газете.Ru». — Сложности есть именно с политическими элитами».

Бизнес-омбудсмен также подчеркнул, что его визит в США на инаугурацию не является официальным. «Здесь я не представляю Российскую Федерацию», — рассказал Борис Титов.

Тем не менее в рамках американского визита Титов встречается с представителями бизнес-сообщества и Республиканской партии США, чтобы скорректировать прошлые подходы и выработать новые в соответствии с изменившейся тональностью в российско-американских отношениях, сообщил он.

«Речь была яркая и даже с некоторым театральным флером. Трамп все-таки очень хороший оратор. Но кроме внешних эффектов у речи было и глубокое внутреннее содержание, — заявил Титов. — Главная идея: США ограничивают активность на внешнеполитическом направлении и сосредотачиваются на своих внутренних проблемах. Много говорилось о восстановлении инфарструктуры и увеличении рабочих мест».

По мнению российского бизнес-омбудсмена, экономические идеи, высказанные Трампом, говорят об определенном шаге назад. «Однако США эти меры необходимы для консолидации тылов, чтобы обеспечить качественное и эффективное развитие экономики страны», — считает собеседник «Газеты.Ru».

Во внешней политике новый президент США также расставил четкие приоритеты, добавил собеседник «Газеты.Ru». «Это прежде всего борьба с исламским экстремизмом, — рассказал Титов. — В российско-американских отношениях, в свою очередь, подарков ждать не нужно. Они будут строиться на прагматизме».

По мнению Ольги Оликер, старшего советника Центра стратегических и международных исследований (CSIS), даже при общем желании Дональда Трампа и Владимира Путина улучшить отношения между двумя странами твердой основы для этого нет.

«В любом случае, чтобы можно было говорить о возможности прорыва в отношениях, России нужно что-то предложить США, — рассуждает собеседница «Газеты.Ru». — Но что это может быть, сейчас сказать сложно».

По ее мнению, интересы России и США в Сирии слишком различаются. Более того, заявленная обеими сторонами цель — уничтожение терроризма — не является определяющей ни для Москвы, ни для Вашингтона.

«С моей точки зрения, сфера, где будет легче всего найти новые точки соприкосновения, — это контроль над вооружениями в Европе, — считает Оликер. — Этот процесс в более широком смысле связан с договором СНВ-III, который истекает в 2021 году и дает возможности для новых инициатив».

Москва ждет сигнала

Россия должна показать новому главе американского Белого дома не только сильное политическое лидерство, но и решимость развивать экономику, считает Титов. «Чтобы выстраивать прагматичное сотрудничество, должен быть взаимный интерес. Сегодня у меня складывается впечатление, что Россия не очень интересна Америке как деловой партнер», — добавил он.

Чтобы убедить администрацию Трампа в серьезности своих намерений, России нужно продемонстрировать инвестиционный потенциал, четкую программу развития экономики и крепкую команду управленцев в этой сфере, считает Титов.

По мнению бизнес-омбудсмена, в США сегодня обсуждаются идеи, которые могут если не снять проблему антироссийского санкционного режима, то по меньшей мере сделать ее менее острой.

«Здесь есть две стороны. Есть санкции, которые прописаны в законах. И есть санкции, которые в головах, — рассуждает Титов. — Второй вариант является главным сдерживающим фактором». По словам собеседника «Газеты.Ru», многие американские предприниматели знают, где кончаются границы санкционного режима, но не хотят брать на себя политические риски и взаимодействовать с Россией даже там, где это не запрещено.

«Трампу может быть сложно снять санкционный режим быстрыми темпами и в одночасье. Но он может дать сигнал американскому бизнесу. Мол, санкции санкциями, но развивать деловые связи нужно. Такой сигнал мог бы очень помочь», — объяснил Титов.

Протесты против прически

До начала церемонии на улицах американской столицы напряжение между сторонниками и противниками Трампа ощущалось, но стороны демонстративно не замечали друг друга. Около десятка человек в плащах из советских флагов и с ушанками на головах маршировали с транспарантами про «российский компромат на Трампа» в паре кварталов от Капитолия.

Мимо проходили люди, обвешанные символикой с новым президентом США. Ближе к станции метро Judicial Square прогуливался человек в плаще, строгом костюме, с сигарой и большим плакатом «Трамп — фашист». Рядом один студент в маске Владимира Путина вел на цепи другого студента — в маске того же Трампа.

Масштабные протесты начались позже, когда Трамп уже принес присягу. Сотни человек, выступающих против ксенофобских заявлений президента США, начали столкновения с полицией. Стражи правопорядка пустили против них слезоточивый газ. В ходе столкновений, по последним данным, было арестовано более 100 человек.

Пока Трамп ехал по улицам Вашингтона в кортеже, улыбался и махал, с противоположной стороны от ограждений доносились не только крики поддержки, но и язвительные усмешки.

Немало людей из тех, кто пришел посмотреть на Трампа, держали в руках транспаранты, обвиняющие президента в расизме, связях с российскими спецсужбами или просто высмеивающие его рыжую прическу.

«Сегодня в США было три вида протестов. Первый — политический: около 60 конгрессменов бойкотировали инаугурационную речь Трампа. Это, с моей точки зрения, просто неприемлемо и посылает контрпродуктивный сигнал, — считает Дэвид Азеррад из Heritage Foundation. — Второй вид протеста — гражданский и мирный, который защищен конституцией страны и является неотъемлемым правом наших граждан. Третий — протесты с применением насилия, которые должны подавляться».

Администрация нового президента пока никак не прокомментировала беспорядки.

США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 21 января 2017 > № 2049248


Турция > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 21 января 2017 > № 2049246

Эрдогана не остановили наручники

Турецкий парламент одобрил переход страны на президентскую модель

Валентин Логинов, Дарья Зорилэ

Депутаты турецкого парламента поддержали проект конституционной реформы, которая предполагает переход на президентскую модель правления. Теперь слово за народом. Референдум по этому вопросу может состояться уже весной. Эксперты полагают, что после принятия соответствующих изменений Эрдоган начнет закручивать гайки, а сама Турция станет дрейфовать в сторону авторитарного режима.

Турецкие парламентарии одобрили пакет поправок к конституции, согласно которому Турция переходит на президентскую форму правления. За соответствующие изменения в основном законе страны проголосовали 339 депутатов при 330 необходимых.

Проект конституционной реформы был внесен правящей Партией справедливости и развития (ПСР), лидером которой является действующий президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

«Благодарю депутатов за проделанную работу, теперь слово за народом», — заявил премьер-министр Турции Бинали Йылдырым в обращении к парламентариям.

После подписания проекта реформ и его публикации в официальной прессе вопрос об изменении конституции будет вынесен на референдум, который, предположительно, состоится через 60 дней после того, как Эрдоган поставит свою подпись под документом.

Обсуждение с потасовками

Сам Эрдоган рассчитывал на большее количество голосов турецких депутатов. Как ожидалось, за поправки должны были проголосовать депутаты ПСР и дружественной Партии национального движения (ПНД), которые в общей сложности занимают 355 мест в парламенте. То есть не все представители этих политических объединений поддержали реформирование конституции страны.

Кроме того, категорически против данных поправок выступали Народно-республиканская партия и прокурдская Партия демократии народов, которые придерживались традиционного взгляда на политический процесс в Турции.

В настоящее время в стране действует политическая модель, установившаяся в 1923 году при Кемале Ататюрке и предполагающая большее разделение полномочий различных ветвей власти.

Теперь же оппозиционные политики Турции опасаются, что вся власть в результате будет сосредоточена в руках Эрдогана.

Да и само обсуждение конституционной реформы проходило отнюдь не гладко. За день до принятия поправок, 20 января, между депутатами различных политических сил в турецком парламенте завязалась потасовка, в ходе которой два депутата получили серьезные травмы. Стартом парламентских разборок послужило то, что независимый депутат Айлин Назлыяка приковала себя наручниками к трибуне, протестуя против принятия соответствующих изменений. Депутаты от ПСР пытались оттащить ее от трибуны, а на ее защиту встали оппозиционные депутаты.

Вся власть — Эрдогану

Кроме того, из 21 поправки, которые предлагались Партией справедливости и развития, в финальный проект вошли только 18, однако эти пункты существенно изменят политическую систему Турецкой Республики.

Во-первых, в стране будет упразднен пост премьер-министра, что сосредоточит всю полноту исполнительной власти в руках президента, который будет избираться сроком на пять лет.

Если поправки будут утверждены, то Эрдоган сможет избраться президентом в 2019 году и оставаться у власти до 2029 года.

Во-вторых, президент получает полномочия назначать и освобождать от должностей вице-президентов, ключевых министров и других высокопоставленных чиновников. Кроме того, в руках главы государства сосредоточатся функции составления и представления бюджета в парламент страны. То есть именно президент фактически будет контролировать основные статьи расхода бюджетных средств. Другие законодательные функции сохранятся за парламентариями.

Вместе с тем депутаты получат определенные рычаги контроля над президентом. Так, парламент получит возможность созывать специальные комиссии для расследования противоправных действий президента и даже инициировать процедуру импичмента. Однако для совершения подобных действий устанавливается достаточно сложная процедура: простое большинство голосов для создания комиссии и 2/3 голосов — для инициирования отставки президента.

С другой стороны, президенту предоставляется возможность не прерывать свое членство в партии на период исполнения президентских полномочий.

Оппоненты реформы утверждают, что если Эрдоган в 2019 году станет президентом, а ПСР сохранит большинство в парламенте, то оппозиция не сможет полноправно осуществлять функции контроля над деятельностью главы государства.

«Турция будет только отставать в демократическом развитии»

Эксперты склонны считать, что за изменениями, которые предлагает проект реформы, стоит нечто большее, чем простое желание Эрдогана консолидировать всю полноту исполнительной власти в своих руках.

«Главное в этом процессе — даже не президентская республика как таковая, а желание Эрдогана создать исламскую республику.

Сам по себе этот факт приведет к большим сдвигам в вопросе, кто будет в авангарде исламского мира — Турция, Иран или Саудовская Аравия», — рассказал «Газете.Ru» ведущий эксперт Gulf State Analytics в Вашингтоне Теодор Карасик.

При этом кемалистам вряд ли удастся собрать какие-нибудь значительные акции протеста, поскольку в Турции сегодня сложились такие условия, которые не дают возможности для сопротивления, утверждает эксперт.

Эта реформа приведет к существенным изменениям в конституции Турции, а сама республика превратится даже не в президентскую, а в суперпрезидентскую, считает доцент кафедры европейского права МГИМО Николай Топорнин. «Такой термин в юридической практике используют в основном для стран Латинской Америки, где полномочия президента преобладают над полномочиями парламента и любых других органов власти», — пояснил он.

Вместе с тем поправки, скорее всего, найдут поддержку у большинства населения Турции, после чего страна «начнет дрейфовать к авторитарному режиму», уверен эксперт. По словам собеседника «Газеты.Ru», такие изменения идут вразрез с принципами светского государства, которые были заложены Кемалем Ататюрком.

«Безусловно, с принятием этой реформы начнется закручивание гаек: будут упрощаться демократические порядки, начнется давление на оппозицию — у нее станет меньше возможностей проводить свою политику, будут закрыты некоторые СМИ, которые хоть как-то поддерживали оппозицию», — полагает Николай Топорнин.

Столь жесткий вариант реформирования политической системы в стране эксперт объясняет провалившейся попыткой государственного переворота летом 2016 года. Эти события оказали существенное влияние на Эрдогана и будут иметь последствия во всех существенных решениях, которые будет принимать турецкий лидер в будущем.

Кроме того, продолжает эксперт, осложняет положение Эрдогана и то обстоятельство, что он фактически оказался без союзников: он одинаково критикует и США, и Россию, и Иран.

При этом его действия достаточно сложно спрогнозировать, поскольку он преследует одну цель — продвижение турецких интересов на Ближнем Востоке.

Также эта реформа может осложнить отношения Турции и Евросоюза, поскольку вряд ли Брюссель пойдет на сближение с Анкарой в случае установления авторитарного режима в стране. «Уже не будет речи о вступлении Турции в Европейский союз, а также о безвизовом режиме», — добавил Топорнин.

Кроме того, не стоит ожидать и существенных изменений в отношениях Турции с Россией, так как Москва выстраивает систему отношений как некое «локальное сотрудничество, поскольку стратегическое партнерство с Анкарой часто оказывается очень шатким».

«Турция только больше будет отставать от демократического развития. Конечно, в мусульманской стране, в принципе, смешно говорить о демократии. В таких странах скорее можно говорить о теократическом укладе, например, как в Саудовской Аравии или Иране. У них свой путь развития. И сейчас у Турции есть выбор: идти по пути развития светского государства, принципы которого были заложена Ататюрком, или же идти по мусульманскому пути. И на данный момент заветы Ататюрка укладывают в сейф», — комментирует эксперт.

Турция > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 21 января 2017 > № 2049246


США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 января 2017 > № 2044347 Александр Баунов

Трамп в контексте. Почему выигрывают новые правые

Александр Баунов, Carnegie Moscow Center, Россия

После того как общепринятой версией стало, что Трамп родился то ли, наподобие Афины, непосредственно из головы Путина-Зевса, то ли, вроде Афродиты, из пены фальшивых новостей, начали забываться его настоящее происхождение и его настоящий контекст. Больше того, новейшая интерпретация событий меняет понимание того, что уже произошло, хотя прошлое, как закон, не должно бы иметь обратной силы.

Трамп необычен для Америки, но перенесите его в Европу, и он будет смотреться одним из представителей уже длинного ряда новых правых. В последние 15 и особенно 10 лет, когда Трампа не было и в проекте, мы наблюдали в Европе успехи политических сил, которые немногим ранее, во второй половине XX века, считались бы крайними, маргинальными, и их предшественники действительно жались по краям, прятались в дальние углы политического пространства. Главный мотив их успеха — такой же, как у Трампа, — возвращение лучших времен, восстановление местной идентичности, которая подорвана растворением национального политического, культурного и экономического суверенитета в общемировом. Забрали слишком много: верните.

В Северной, Западной и Восточной Европе это именно новые правые. В Южной, средиземноморской Европе — новые левые: греческая «Сириза», испанские Podemos, в Португалии соревнуются левый и еще левее. Видимо, новые времена унаследовали от старой Европы политическую изотерму, которая совпадает с климатической: в кризисные времена на севере Европы начинают подниматься правые, националистические силы, на юге — левые, интернационалистские. Возможно, это связано с тем, что юг сохранил самоощущение стран отъезда, а север ассоциирует себя со странами приезда и донорами.

От малого и смешного

Почему победы бывших маргиналов одна за другой пошли именно сейчас? Отчасти это реакция на экономический кризис 2008 года: до этого обещали, что в новые глобальные времена экономика будет только расти, а она вдруг упала, и веры ей больше нет. Падение совпало с открытием рынка труда в западноевропейских странах для приезжих из Восточной Европы, новых стран — членов ЕС. Именно в последние годы западные европейцы обнаружили, что польские или венгерские работники не просто приезжают к ним на заработки, но пользуются такими же, как они, правами, довольствуясь меньшими зарплатами. «Арабская весна» добавила к ним африканцев и жителей глубин Азии, которые вступили с африканцами в соревнование за захват наперегонки оставшегося в Европе места: одни пошли, потому что война и революция, другие просто за ними.

А если отступить на несколько шагов назад, к этому времени Европа — с некоторой положенной для больших перемен задержкой — адаптировалась к концу холодной войны. Политические силы, которые считались бы во время холодной войны саморазрушительными для Запада, стали восприниматься избирателем более расслабленно: нет того противника, который воспользуется разрушением существующих политических систем. Одна из причин, по которой Россию пытаются вернуть на роль нового общего врага, — попытка восстановить те психологические механизмы, которые удерживали западного избирателя от вольностей и капризов во второй половине ХХ века, но перестали удерживать в начале нынешнего.

С начала двухтысячных мы наблюдаем непрерывную серию побед новых правых в Голландии, Дании, Фландрии, Швеции, Норвегии и Финляндии, в Восточной Европе, за которыми следуют уже более известные — из-за размера стран — их успехи в Великобритании, Франции и США. Во всех этих странах новые правые прошли примерно одинаковый путь: сначала при всеобщем удивлении и негодовании завоевывали муниципалитеты, потом попадали в парламент, потом становились третьими и даже вторыми по размеру фракциями и, наконец, участниками, а кое-где основами правящих коалиций. Истинные финны дают идеальные цифры для соответствующей кривой роста популярности. На выборах 1999 года у них был 1%; в 2003-м — 1,6%; в 2007-м — 4,1%; в 2011 году — 19,1%; в 2015-м — 17,6%. На последних выборах они вошли в правительство, их глава Мимо Сойни — министр иностранных дел. Примерно такой же путь проделали Шведские демократы — от 1,4% в 2000 году до 13% в 2014-м: 47 депутатов, вторая по размеру фракция в Риксдаге.

Первым победителем тут, вероятно, был основатель одной из первых в Европе новых правых партий голландец Пим Фортёйн, убитый во время избирательной кампании радикальным экологом, но за то, что Пим нападал в ходе кампании на слабых членов общества — мигрантов-мусульман. Это было первое политическое убийство в Нидерландах с XVII века, партия Фортёйна посмертно набрала 17% и вошла в правительство; в 2004 году на таком же, как у нас, телеконкурсе, голландцы выбрали Фортёйна «именем Нидерландов».

Реакция на первые успехи новых правых была похожа на то, что происходит сейчас в США: удивление и паника традиционных партий, журналистов и интеллигенции — «фашисты идут». Газеты Швеции объявили коллективный бойкот Шведским демократам: не печатали их рекламу и не освещали деятельность. В 2006 году две из трех крупнейших газет запрет отменили, но таблоид Expressen придерживается его до сих пор.

Поначалу новых правых пытались обходить при создании коалиций, выстраивая самые причудливые кружевные конфигурации из традиционных партий, но они получались хрупкими. Норвежская Партия прогресса на выборах 2005 года стала второй, но осталась в оппозиции («нельзя сотрудничать с фашистами»).

Потом их стали включать в парламентское большинство без портфелей. Есть такой формат сотрудничества: в обмен на голоса фракции в парламенте включить в свою программу часть чужих требований и дать несколько второстепенных постов, вроде заместителей глав парламентских комитетов. Именно таким образом в правящую коалицию с 2001 по 2009 год входила Датская народная партия.

После устроенных Брейвиком терактов многим казалось, что норвежские ультраправые надолго потеряют симпатии избирателей. Но на первых же после терактов выборах 2013 года Партия прогресса стала третьей и вошла в правительство: лидер получившей второе место на выборах консерватор Эрна Сульберг пошла на союз с занявшей третье место Партией прогресса и обошла занявших первое место лейбористов. С тех пор во главе Норвегии две белокурые бестии, блондинки: Эрна Сульберг, премьер, и Сив Йенсен, ультраправый министр финансов. Новым правым принадлежит и профильное в вопросах миграции Министерство юстиции, и еще пять министерских постов. Сотрудничать теперь стало можно.

Новые свои и чужие

Новых правых отличает от старых много чего. Например, у них, как правило, нет старой внутриевропейской вражды. Французские националисты не говорят, что немцы плохи; немецкие — что плохи англичане; для англичан испанцы не враги. Наоборот, пробуждая националистические чувства, они хвалят давних соседей по старой Европе, ведь у них с ними общий враг: мигранты и безродная бюрократия в Брюсселе.

Все они не жалуют даже своих еврокомиссаров, выходцев из собственных стран. Польша обвиняет Дональда Туска, первого поляка на посту главы Европейского совета, в антипольской деятельности. Впрочем, восточноевропейские правые, хотя и разделяют с западными единомышленниками антимигрантское и антибрюссельское негодование, все-таки задержались в прошлом. Они больше похожи на старых, классических правых тем, что не жалеют и соседей: словаки и румыны — венгров, поляки — немцев и литовцев, и так далее.

У новых правых нет антисемитизма, у старых правых, даже послевоенных, он был. Жан-Мари Ле Пен страдал им в традиционной, наследственной форме; Марин Лепен исключила родного отца из основанной им партии за антисемитские высказывания. Она, правда, не стопроцентный союзник Израиля (величие Франции требует особых отношений с арабами), зато другие новые правые видят в нем положительный пример обращения с инокультурными, в частности с арабами и мусульманами, на своей территории и позитивной дискриминации своих в ущерб чужим, и плевать, что напишут в газетах. Шведские демократы начинали как классические белые супрематисты, с факельными шествиями, викингами на эмблемах, «викинг-роком» в качестве партийной музыки и бывшими нацистами в руководстве. Но с каждым полученным процентом избавлялись от самых стыдных черт. Сейчас они одна из самых произраильских партий в Европе и выступили против признания Палестинского государства социал-демократическим правительством Швеции в 2014 году.

Программы ручной сборки

Главная черта новых правых — мозаичность программ, отказ от стройной традиционной правой идеологии второй половины ХХ века. У старых по одному пункту программы можно восстановить следующий, а по нему следующий. Если пожилой консервативный джентльмен сказал «А», ты уж непременно знаешь, каким будет «Бэ» и «Цэ»; если воскликнет «Гром победы, раздавайся», уже заранее знаем, кто веселится.

У старых правых, во всяком случае, послевоенных, националистические элементы были связаны с консервативными социальными и либеральными рыночными. Святыни частной собственности, своего дела, семьи, религии и национальной гордости были обязательными частями любого показательного выступления. Программа, в которой меньше государства, налогов и социальной нагрузки на собственника, традиционные ценности в виде классической семьи, школы, культуры и церкви, ориентация на США во внешней политике и настороженное (враждебное) отношение к СССР (России) были стандартным правым предложением. Это была партия буржуа и самозанятого рабочего класса. Сочетание социализма, революционных методов и национализма из первой половины XX века после Второй мировой войны считалось слишком опасным.

Сейчас все эти элементы и, главное, связь между ними пересмотрены. Новые ультраправые бывают за женскую эмансипацию, за современное искусство, за права ЛГБТ, за социализм: он возможен, если это социализм не для всех, а для своих. Главы французских и норвежских ультраправых — женщины; основатель одной их первых в Европе новых ультраправых партий Пим Фортёйн — националист, открытый гей, практикующий католик, взявший заместителем по партии гражданина Нидерландов африканского происхождения. Борец против зеленых налогов на экономику и за право вести бизнес, связанный с убийством симпатичных зверушек: хотите держать меховую ферму или фабрику — пожалуйста, на то он и экономический либерализм.

Новые правые отличаются повышенной гибкостью в конструировании предложения. Они могут менять многие пункты программы на их полную противоположность. Фортёйна убил радикальный зоозащитник, а его политический наследник Герт Вилдерс сам эколог. В его программе — запрет исламских и кошерных боен: животные страдают от ножа, только электричество.

Конвергенция систем

Повестки и идеологические наборы новых правых гораздо более разнообразны, произвольны и менее прогнозируемы. Зная один пункт, невозможно наверняка назвать другой. Любой элемент традиционного консервативного национализма может быть изъят, расшатан и даже заменен на свою противоположность.

С точки зрения классических партийных доктрин программы европейских новых правых полны таких же неожиданностей, как кампания Дональда Трампа. Голландская Партия свободы Вилдерса за то, чтобы ужесточить наказание за насилие в отношении евреев и ЛГБТ, за то, чтобы убрать кофешопы на километр от школ, но за отмену запрета на курение в барах, за защиту животных и за то, чтобы построить больше АЭС, угольных станций и не зависеть от импорта нефти, вернуться к гульдену, закрыть мусульманские школы, ввести налог на хиджаб, объявлять национальность преступников, поддержать буров в Южной Африке, остаться в НАТО, но убрать оттуда Турцию. Против прав национальных и чужих религиозных меньшинств, но за права сексуальных, в том числе на брак, права женщин, в том числе на аборт, и за любые формы современной культуры. Отечественные геи нам роднее и ближе понаехавших носителей традиционных ценностей. Современное искусство прекрасно, ведь оно отличает нас от мусульманского Востока, где такого нет.

Норвежская Партия прогресса создавалась как либертарианская — против борьбы с отупляющим воздействием нефтяных крон и государства всеобщего благоденствия. Но поскольку выгодоприобретателями благоденствия быстро оказались приезжие, к пунктам о снижении налогов, приватизации отраслей, увеличению конкуренции добавилось требование ограничить миграцию.

Истинные финны — прекрасный пример совмещения социализма в экономике и традиционных правых ценностей в обществе. «Финны» за то, чтобы поднять пенсии и стипендии, за прогрессивную налоговую шкалу с большим шагом по мере роста доходов, за повышенный налог на капитал, восстановление налогов на роскошь и на богатство, государственные инвестиции в промышленность и инфраструктуру, за субсидирование сельхозрегионов (спасти финского крестьянина от конкуренции). Левую экономическую программу они сочетают с консервативными социальными ценностями, изоляционизмом, национализмом и протекционизмом в международных отношениях, где предлагается быть против ЕС, НАТО и глобализации. В школах надо прививать людям здоровую национальную гордость и пропагандировать классическую семью. Зато отменить обязательный шведский (в Финляндии это второй госязык), освободить место для английского, немецкого, французского и русского в восточной части страны. Программа получается такая: своим социализм, остальным закон.

Соседние Шведские демократы завоевали популярность на пересечении двух идей: помощи пожилым людям и борьбы с иммиграцией. Социализм, практически коммунизм для стариков и никаких трат на молодых чужаков. Убедительное сочетание для стареющей страны.

Друзья Путина

Программа новых правых может включать скептическое отношение к единой Европе и США и положительное к России и Путину, а может и не включать. Шведские демократы поссорились между собой по украинскому вопросу. Более старые придерживаются классических правых взглядов об опасности России, более молодые проявили больше понимания к действиям Путина на Украине.

Вилдерс и союзники организовали референдум по украинскому вопросу, а граждане их поддержали не потому, что как-то особенно не любят Украину, а Россию любят больше ее, а потому, что Россия не идет в Европу, не напирает, не настаивает на своих европейских перспективах. Он же основал сайт, куда голландцы могут жаловаться на поведение восточных европейцев или если какой румын или поляк отнял у них работу.

Новые правые кажутся союзниками России просто потому, что без строгой догматики и стройной идеологии им проще признавать чужую политическую субъектность, ведь в их случае речь не идет о распространении единственно верной и единообразно понимаемой системы взглядов на глобус. Их международная позиция скорее оборонительная, чем наступательная: нужно защитить страну, Европу, Запад от чужих, а у себя чужие пусть делают, что хотят, если это не угрожает нам.

Новые правые менее щепетильны в вопросах международной репутации. Они сами были предметом осуждения традиционных политиков, журналистов, интеллектуалов, слыли фашистами и популистами, поэтому меньше прислушиваются к тому, что говорят и пишут о других, будь то Путин, Асад или тот же Трамп.

Новые правые пользуются старым языком. Диктатуру политкорректности они считают стеной, которую интеллигенция и левые искусственно возвели вокруг мигрантов, чтобы получать их голоса, а местных лишить права критиковать их за эту сделку. Это не всегда значит, что новые правые — принципиальные расисты, сексисты и гомофобы, чуждые всяких представлений о терпимости. И здесь они умудряются совмещать то, что их предшественникам казалось несовместимым.

Ксенофобия ради толерантности

Благодаря гибкости и мозаичности программ новые правые — удобные партнеры и союзники по парламентскому большинству. Среди прочего за это их начали ценить и приглашать в коалиции: они могут блокироваться с консерваторами и либералами и со старыми правыми и левыми.

Единственный пункт программы новых правых, который они не готовы обменять или убрать, — это борьба с мигрантами, особенно из мусульманских стран. За 14 лет до того, как Путин придумал Трампа, Фортёйн предложил закрыть границы Голландии, а лучше всей Европы для мигрантов-мусульман. Почему? Потому что, как он уверял, эти люди не хотят интегрироваться. Не хотят интегрироваться они по той причине, что исламский мир сейчас является более убежденным носителем традиционных ценностей, чем самые консервативные европейцы.

В условиях массового приезда еще больших, чем они сами, традиционалистов у европейских правых был неприятный выбор: быть схожими с ними по идеологии и отличаться только внешностью, по сомнительной формуле «мечеть плохая, церковь хорошая; у них много детей — плохо, у нас — хорошо», то есть сохранить классический расовый и этнический национализм. Или, наоборот, оттолкнуться от их традиционности и строить своеобразный вариант ценностного национализма. Новые правые стараются идти по второму пути, потому что таким образом им удается совместить свою программу с тем, чему долгие годы учили послевоенные поколения европейцев — с неприятием нацизма и ксенофобии.

Во время теледебатов с мусульманским клириком Фортёйн дразнил его своей нетрадиционной личной жизнью, а когда тот не выдержал и наговорил гадостей, обернулся и произнес в камеру: вот он, троянский конь ксенофобии, который маскируется лозунгами мультикультурализма.

Новые правые парадоксальным образом совмещают ксенофобию и толерантность. Вернее, их программу можно описать как «ксенофобия во имя толерантности». Логика тут такая. Европа, Запад — это территория свободы личности, поэтому все, что эту свободу утверждает вопреки Востоку, все это может быть частью европейского и, шире, западного культурного национализма. Аргумент новых правых звучит примерно так: мы лучше, потому что мы свободнее и терпимее, и не хотим чужих, потому что это они ксенофобы, вот нам и приходится защищаться. В ход идут примеры действий и проповеди приезжих против приютившего их Запада, которых немало, хотя их простые и менее замысловатые сторонники то и дело заваливаются в классическую колею расового и национального превосходства. Простых членов новых правых регулярно ловят на расистских, сексистских и гомофобных словах и действиях.

Трамп в собственном соку

Но ведь и Трамп знаменит ровно этим: он не классический республиканец, у республиканской партии на уме одно, а у него на языке другое; у тех стройный ряд от субботы до четверга, у него каждый божий день пятница. Если мы посмотрим на программу Трампа — она растет совсем не оттуда, откуда традиционный республиканский консерватизм. В избирательной кампании Трампа очень мало Библии, церкви, бога, семейных ценностей, сдерживания России и невмешательства государства в экономику. У него-то как раз государство еще как вмешивается, чтобы обложить налогами тех, кто выводит производство в Китай или Мексику, а китайские товары пошлиной, с Россией можно договориться, а вот с исламистами — нельзя.

Его назначение людей с противоположными — в том числе его собственным — взглядами смущает самых проницательных толкователей будущего. Дональда Трампа, как и все европейские партии новых правых, отличает повышенная гибкость и отсутствие картины мира, где из одного привычно следует другое.

Он тоже готов вести переговоры и совершать размены по самым разным вопросам, сдвигаться вправо или влево, оставлять или переписывать пункты программы, кроме, пожалуй, одного — как и у его европейских единомышленников — антимигрантского.

К числу этих едномышленников и предшественников, кроме уже упомянутых, можно добавить развивающих свой успех фламандских националистов в Бельгии; Норберта Хофера из австрийской Партии свободы, который чуть не стал президентом; восточноевропейских лидеров, которые теперь могут гордиться тем, что раньше Трампа угадали мировой тренд — были теми флюгерами, что вызвали ветер; Марин Ле Пен с классической мозаичной программой новых правых, отправляющуюся бороться за пост французского президента, и, разумеется, коллективную партию брекзита в единоверной Англии.

Быстрое восхождение новых правых состоялось в старых демократиях с давними либеральными традициями — там, где Россия не обладает авторитетом и влиянием, потому что кажется варварской отсталой страной для представителей всех политических сил. Ровно как в Америке, где никому, в том числе в окружении Трампа, не приходит в голову видеть в России образец. Это и есть истинный контекст прихода Трампа к власти. И он же — настоящий контекст будущих французских и немецких выборов, внутри, а не поверх которого существует Россия. Она, будучи одной из восточноевропейских стран, всего лишь осуществила свой, с местными особенностями, правый поворот чуть раньше США и больших западноевропейских стран, но чуть позже или вместе со странами Северной Европы.

США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 января 2017 > № 2044347 Александр Баунов


США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 января 2017 > № 2061650 Александр Баунов

Трамп в контексте. Почему выигрывают новые правые

Александр Баунов

Трамп необычен для Америки, но перенесите его в Европу, и он будет смотреться одним из представителей уже длинного ряда новых правых, которые в последние 15 лет прошли путь от негодования и бойкота до участия во власти. От старых правых их отличает мозаичность программ, которые нетрадиционным образом соединяет консервативные и прогрессивные элементы

После того как общепринятой версией стало, что Трамп родился то ли, наподобие Афины, непосредственно из головы Путина-Зевса, то ли, вроде Афродиты, из пены фальшивых новостей, начали забываться его настоящее происхождение и его настоящий контекст. Больше того, новейшая интерпретация событий меняет понимание того, что уже произошло, хотя прошлое, как закон, не должно бы иметь обратной силы.

Трамп необычен для Америки, но перенесите его в Европу, и он будет смотреться одним из представителей уже длинного ряда новых правых. В последние 15 и особенно 10 лет, когда Трампа не было и в проекте, мы наблюдали в Европе успехи политических сил, которые немногим ранее, во второй половине XX века, считались бы крайними, маргинальными, и их предшественники действительно жались по краям, прятались в дальние углы политического пространства. Главный мотив их успеха – такой же, как у Трампа, – возвращение лучших времен, восстановление местной идентичности, которая подорвана растворением национального политического, культурного и экономического суверенитета в общемировом. Забрали слишком много: верните.

В Северной, Западной и Восточной Европе это именно новые правые. В Южной, средиземноморской Европе – новые левые: греческая «Сириза», испанские Podemos, в Португалии соревнуются левый и еще левее. Видимо, новые времена унаследовали от старой Европы политическую изотерму, которая совпадает с климатической: в кризисные времена на севере Европы начинают подниматься правые, националистические силы, на юге – левые, интернационалистские. Возможно, это связано с тем, что юг сохранил самоощущение стран отъезда, а север ассоциирует себя со странами приезда и донорами.

От малого и смешного

Почему победы бывших маргиналов одна за другой пошли именно сейчас? Отчасти это реакция на экономический кризис 2008 года: до этого обещали, что в новые глобальные времена экономика будет только расти, а она вдруг упала, и веры ей больше нет. Падение совпало с открытием рынка труда в западноевропейских странах для приезжих из Восточной Европы, новых стран – членов ЕС. Именно в последние годы западные европейцы обнаружили, что польские или венгерские работники не просто приезжают к ним на заработки, но пользуются такими же, как они, правами, довольствуясь меньшими зарплатами. «Арабская весна» добавила к ним африканцев и жителей глубин Азии, которые вступили с африканцами в соревнование за захват наперегонки оставшегося в Европе места: одни пошли, потому что война и революция, другие просто за ними.

А если отступить на несколько шагов назад, к этому времени Европа – с некоторой положенной для больших перемен задержкой – адаптировалась к концу холодной войны. Политические силы, которые считались бы во время холодной войны саморазрушительными для Запада, стали восприниматься избирателем более расслабленно: нет того противника, который воспользуется разрушением существующих политических систем. Одна из причин, по которой Россию пытаются вернуть на роль нового общего врага, – попытка восстановить те психологические механизмы, которые удерживали западного избирателя от вольностей и капризов во второй половине ХХ века, но перестали удерживать в начале нынешнего.

С начала двухтысячных мы наблюдаем непрерывную серию побед новых правых в Голландии, Дании, Фландрии, Швеции, Норвегии и Финляндии, в Восточной Европе, за которыми следуют уже более известные – из-за размера стран – их успехи в Великобритании, Франции и США. Во всех этих странах новые правые прошли примерно одинаковый путь: сначала при всеобщем удивлении и негодовании завоевывали муниципалитеты, потом попадали в парламент, потом становились третьими и даже вторыми по размеру фракциями и, наконец, участниками, а кое-где основами правящих коалиций. Истинные финны дают идеальные цифры для соответствующей кривой роста популярности. На выборах 1999 года у них был 1%; в 2003-м – 1,6%; в 2007-м – 4,1%; в 2011 году – 19,1%; в 2015-м – 17,6%. На последних выборах они вошли в правительство, их глава Тимо Сойни – министр иностранных дел. Примерно такой же путь проделали Шведские демократы – от 1,4% в 2000 году до 13% в 2014-м: 49 депутатов, третья по размеру фракция в Риксдаге.

Первым победителем тут, вероятно, был основатель одной из первых в Европе новых правых партий голландец Пим Фортёйн, убитый во время избирательной кампании радикальным экологом, но за то, что Пим нападал в ходе кампании на слабых членов общества – мигрантов-мусульман. Это было первое политическое убийство в Нидерландах с XVII века, партия Фортёйна посмертно набрала 17% и вошла в правительство; в 2004 году на таком же, как у нас, телеконкурсе, голландцы выбрали Фортёйна «именем Нидерландов».

Реакция на первые успехи новых правых была похожа на то, что происходит сейчас в США: удивление и паника традиционных партий, журналистов и интеллигенции – «фашисты идут». Газеты Швеции объявили коллективный бойкот Шведским демократам: не печатали их рекламу и не освещали деятельность. В 2006 году две из трех крупнейших газет запрет отменили, но таблоид Expressen придерживается его до сих пор.

Поначалу новых правых пытались обходить при создании коалиций, выстраивая самые причудливые кружевные конфигурации из традиционных партий, но они получались хрупкими. Норвежская Партия прогресса на выборах 2005 года стала второй, но осталась в оппозиции («нельзя сотрудничать с фашистами»).

Потом их стали включать в парламентское большинство без портфелей. Есть такой формат сотрудничества: в обмен на голоса фракции в парламенте включить в свою программу часть чужих требований и дать несколько второстепенных постов, вроде заместителей глав парламентских комитетов. Именно таким образом в правящую коалицию с 2001 по 2009 год входила Датская народная партия.

После устроенных Брейвиком терактов многим казалось, что норвежские ультраправые надолго потеряют симпатии избирателей. Но на первых же после терактов выборах 2013 года Партия прогресса стала третьей и вошла в правительство: лидер получившей второе место на выборах консерватор Эрна Сульберг пошла на союз с занявшей третье место Партией прогресса и обошла занявших первое место лейбористов. С тех пор во главе Норвегии две белокурые бестии, блондинки: Эрна Сульберг, премьер, и Сив Йенсен, ультраправый министр финансов. Новым правым принадлежит и профильное в вопросах миграции Министерство юстиции, и еще пять министерских постов. Сотрудничать теперь стало можно.

Новые свои и чужие

Новых правых отличает от старых много чего. Например, у них, как правило, нет старой внутриевропейской вражды. Французские националисты не говорят, что немцы плохи; немецкие – что плохи англичане; для англичан испанцы не враги. Наоборот, пробуждая националистические чувства, они хвалят давних соседей по старой Европе, ведь у них с ними общий враг: мигранты и безродная бюрократия в Брюсселе.

Все они не жалуют даже своих еврокомиссаров, выходцев из собственных стран. Польша обвиняет Дональда Туска, первого поляка на посту главы Европейского совета, в антипольской деятельности. Впрочем, восточноевропейские правые, хотя и разделяют с западными единомышленниками антимигрантское и антибрюссельское негодование, все-таки задержались в прошлом. Они больше похожи на старых, классических правых тем, что не жалеют и соседей: словаки и румыны – венгров, поляки – немцев и литовцев, и так далее.

У новых правых нет антисемитизма, у старых правых, даже послевоенных, он был. Жан-Мари Ле Пен страдал им в традиционной, наследственной форме; Марин Лепен исключила родного отца из основанной им партии за антисемитские высказывания. Она, правда, не стопроцентный союзник Израиля (величие Франции требует особых отношений с арабами), зато другие новые правые видят в нем положительный пример обращения с инокультурными, в частности с арабами и мусульманами, на своей территории и позитивной дискриминации своих в ущерб чужим, и плевать, что напишут в газетах. Шведские демократы начинали как классические белые супрематисты, с факельными шествиями, викингами на эмблемах, «викинг-роком» в качестве партийной музыки и бывшими нацистами в руководстве. Но с каждым полученным процентом избавлялись от самых стыдных черт. Сейчас они одна из самых произраильских партий в Европе и выступили против признания Палестинского государства социал-демократическим правительством Швеции в 2014 году.

Программы ручной сборки

Главная черта новых правых – мозаичность программ, отказ от стройной традиционной правой идеологии второй половины ХХ века. У старых по одному пункту программы можно восстановить следующий, а по нему следующий. Если пожилой консервативный джентльмен сказал «А», ты уж непременно знаешь, каким будет «Бэ» и «Цэ»; если воскликнет «Гром победы, раздавайся», уже заранее знаем, кто веселится.

У старых правых, во всяком случае послевоенных, националистические элементы были связаны с консервативными социальными и либеральными рыночными. Святыни частной собственности, своего дела, семьи, религии и национальной гордости были обязательными частями любого показательного выступления. Программа, в которой меньше государства, налогов и социальной нагрузки на собственника, традиционные ценности в виде классической семьи, школы, культуры и церкви, ориентация на США во внешней политике и настороженное (враждебное) отношение к СССР (России) были стандартным правым предложением. Это была партия буржуа и самозанятого рабочего класса. Сочетание социализма, революционных методов и национализма из первой половины XX века после Второй мировой войны считалось слишком опасным.

Сейчас все эти элементы и, главное, связь между ними пересмотрены. Новые ультраправые бывают за женскую эмансипацию, за современное искусство, за права ЛГБТ, за социализм: он возможен, если это социализм не для всех, а для своих. Главы французских и норвежских ультраправых – женщины; основатель одной их первых в Европе новых ультраправых партий Пим Фортёйн – националист, открытый гей, практикующий католик, взявший заместителем по партии гражданина Нидерландов африканского происхождения. Борец против зеленых налогов на экономику и за право вести бизнес, связанный с убийством симпатичных зверушек: хотите держать меховую ферму или фабрику – пожалуйста, на то он и экономический либерализм.

Новые правые отличаются повышенной гибкостью в конструировании предложения. Они могут менять многие пункты программы на их полную противоположность. Фортёйна убил радикальный зоозащитник, а его политический наследник Герт Вилдерс сам эколог. В его программе – запрет исламских и кошерных боен: животные страдают от ножа, только электричество.

Конвергенция систем

Повестки и идеологические наборы новых правых гораздо более разнообразны, произвольны и менее прогнозируемы. Зная один пункт, невозможно наверняка назвать другой. Любой элемент традиционного консервативного национализма может быть изъят, расшатан и даже заменен на свою противоположность.

С точки зрения классических партийных доктрин программы европейских новых правых полны таких же неожиданностей, как кампания Дональда Трампа. Голландская Партия свободы Вилдерса за то, чтобы ужесточить наказание за насилие в отношении евреев и ЛГБТ, за то, чтобы убрать кофешопы на километр от школ, но за отмену запрета на курение в барах, за защиту животных и за то, чтобы построить больше АЭС, угольных станций и не зависеть от импорта нефти, вернуться к гульдену, закрыть мусульманские школы, ввести налог на хиджаб, объявлять национальность преступников, поддержать буров в Южной Африке, остаться в НАТО, но убрать оттуда Турцию. Против прав национальных и чужих религиозных меньшинств, но за права сексуальных, в том числе на брак, права женщин, в том числе на аборт, и за любые формы современной культуры. Отечественные геи нам роднее и ближе понаехавших носителей традиционных ценностей. Современное искусство прекрасно, ведь оно отличает нас от мусульманского Востока, где такого нет.

Норвежская Партия прогресса создавалась как либертарианская – против борьбы с отупляющим воздействием нефтяных крон и государства всеобщего благоденствия. Но поскольку выгодоприобретателями благоденствия быстро оказались приезжие, к пунктам о снижении налогов, приватизации отраслей, увеличению конкуренции добавилось требование ограничить миграцию.

Истинные финны – прекрасный пример совмещения социализма в экономике и традиционных правых ценностей в обществе. «Финны» за то, чтобы поднять пенсии и стипендии, за прогрессивную налоговую шкалу с большим шагом по мере роста доходов, за повышенный налог на капитал, восстановление налогов на роскошь и на богатство, государственные инвестиции в промышленность и инфраструктуру, за субсидирование сельхозрегионов (спасти финского крестьянина от конкуренции). Левую экономическую программу они сочетают с консервативными социальными ценностями, изоляционизмом, национализмом и протекционизмом в международных отношениях, где предлагается быть против ЕС, НАТО и глобализации. В школах надо прививать людям здоровую национальную гордость и пропагандировать классическую семью. Зато отменить обязательный шведский (в Финляндии это второй госязык), освободить место для английского, немецкого, французского и русского в восточной части страны. Программа получается такая: своим социализм, остальным закон.

Соседние Шведские демократы завоевали популярность на пересечении двух идей: помощи пожилым людям и борьбы с иммиграцией. Социализм, практически коммунизм для стариков и никаких трат на молодых чужаков. Убедительное сочетание для стареющей страны.

Друзья Путина

Программа новых правых может включать скептическое отношение к единой Европе и США и положительное к России и Путину, а может и не включать. Шведские демократы поссорились между собой по украинскому вопросу. Более старые придерживаются классических правых взглядов об опасности России, более молодые проявили больше понимания к действиям Путина на Украине.

Вилдерс и союзники организовали референдум по украинскому вопросу, а граждане их поддержали не потому, что как-то особенно не любят Украину, а Россию любят больше ее, а потому, что Россия не идет в Европу, не напирает, не настаивает на своих европейских перспективах. Он же основал сайт, куда голландцы могут жаловаться на поведение восточных европейцев или если какой румын или поляк отнял у них работу.

Новые правые кажутся союзниками России просто потому, что без строгой догматики и стройной идеологии им проще признавать чужую политическую субъектность, ведь в их случае речь не идет о распространении единственно верной и единообразно понимаемой системы взглядов на глобус. Их международная позиция скорее оборонительная, чем наступательная: нужно защитить страну, Европу, Запад от чужих, а у себя чужие пусть делают, что хотят, если это не угрожает нам.

Новые правые менее щепетильны в вопросах международной репутации. Они сами были предметом осуждения традиционных политиков, журналистов, интеллектуалов, слыли фашистами и популистами, поэтому меньше прислушиваются к тому, что говорят и пишут о других, будь то Путин, Асад или тот же Трамп.

Новые правые пользуются старым языком. Диктатуру политкорректности они считают стеной, которую интеллигенция и левые искусственно возвели вокруг мигрантов, чтобы получать их голоса, а местных лишить права критиковать их за эту сделку. Это не всегда значит, что новые правые – принципиальные расисты, сексисты и гомофобы, чуждые всяких представлений о терпимости. И здесь они умудряются совмещать то, что их предшественникам казалось несовместимым.

Ксенофобия ради толерантности

Благодаря гибкости и мозаичности программ новые правые – удобные партнеры и союзники по парламентскому большинству. Среди прочего за это их начали ценить и приглашать в коалиции: они могут блокироваться с консерваторами и либералами и со старыми правыми и левыми.

Единственный пункт программы новых правых, который они не готовы обменять или убрать, – это борьба с мигрантами, особенно из мусульманских стран. За 14 лет до того, как Путин придумал Трампа, Фортёйн предложил закрыть границы Голландии, а лучше всей Европы для мигрантов-мусульман. Почему? Потому что, как он уверял, эти люди не хотят интегрироваться. Не хотят интегрироваться они по той причине, что исламский мир сейчас является более убежденным носителем традиционных ценностей, чем самые консервативные европейцы.

В условиях массового приезда еще больших, чем они сами, традиционалистов у европейских правых был неприятный выбор: быть схожими с ними по идеологии и отличаться только внешностью, по сомнительной формуле «мечеть плохая, церковь хорошая; у них много детей – плохо, у нас – хорошо», то есть сохранить классический расовый и этнический национализм. Или, наоборот, оттолкнуться от их традиционности и строить своеобразный вариант ценностного национализма. Новые правые стараются идти по второму пути, потому что таким образом им удается совместить свою программу с тем, чему долгие годы учили послевоенные поколения европейцев – с неприятием нацизма и ксенофобии.

Во время теледебатов с мусульманским клириком Фортёйн дразнил его своей нетрадиционной личной жизнью, а когда тот не выдержал и наговорил гадостей, обернулся и произнес в камеру: вот он, троянский конь ксенофобии, который маскируется лозунгами мультикультурализма.

Новые правые парадоксальным образом совмещают ксенофобию и толерантность. Вернее, их программу можно описать как «ксенофобия во имя толерантности». Логика тут такая. Европа, Запад – это территория свободы личности, поэтому все, что эту свободу утверждает вопреки Востоку, все это может быть частью европейского и, шире, западного культурного национализма. Аргумент новых правых звучит примерно так: мы лучше, потому что мы свободнее и терпимее, и не хотим чужих, потому что это они ксенофобы, вот нам и приходится защищаться. В ход идут примеры действий и проповеди приезжих против приютившего их Запада, которых немало, хотя их простые и менее замысловатые сторонники то и дело заваливаются в классическую колею расового и национального превосходства. Простых членов новых правых регулярно ловят на расистских, сексистских и гомофобных словах и действиях.

Трамп в собственном соку

Но ведь и Трамп знаменит ровно этим: он не классический республиканец, у республиканской партии на уме одно, а у него на языке другое; у тех стройный ряд от субботы до четверга, у него каждый божий день пятница. Если мы посмотрим на программу Трампа – она растет совсем не оттуда, откуда традиционный республиканский консерватизм. В избирательной кампании Трампа очень мало Библии, церкви, бога, семейных ценностей, сдерживания России и невмешательства государства в экономику. У него-то как раз государство еще как вмешивается, чтобы обложить налогами тех, кто выводит производство в Китай или Мексику, а китайские товары пошлиной, с Россией можно договориться, а вот с исламистами – нельзя.

Его назначение людей с противоположными – в том числе его собственным – взглядами смущает самых проницательных толкователей будущего. Дональда Трампа, как и все европейские партии новых правых, отличает повышенная гибкость и отсутствие картины мира, где из одного привычно следует другое.

Он тоже готов вести переговоры и совершать размены по самым разным вопросам, сдвигаться вправо или влево, оставлять или переписывать пункты программы, кроме, пожалуй, одного – как и у его европейских единомышленников – антимигрантского.

К числу этих едномышленников и предшественников, кроме уже упомянутых, можно добавить развивающих свой успех фламандских националистов в Бельгии; Норберта Хофера из австрийской Партии свободы, который чуть не стал президентом; восточноевропейских лидеров, которые теперь могут гордиться тем, что раньше Трампа угадали мировой тренд – были теми флюгерами, что вызвали ветер; Марин Ле Пен с классической мозаичной программой новых правых, отправляющуюся бороться за пост французского президента, и, разумеется, коллективную партию брекзита в единоверной Англии.

Быстрое восхождение новых правых состоялось в старых демократиях с давними либеральными традициями – там, где Россия не обладает авторитетом и влиянием, потому что кажется варварской отсталой страной для представителей всех политических сил. Ровно как в Америке, где никому, в том числе в окружении Трампа, не приходит в голову видеть в России образец. Это и есть истинный контекст прихода Трампа к власти. И он же – настоящий контекст будущих французских и немецких выборов, внутри, а не поверх которого существует Россия. Она, будучи одной из восточноевропейских стран, всего лишь осуществила свой, с местными особенностями, правый поворот чуть раньше США и больших западноевропейских стран, но чуть позже или вместе со странами Северной Европы.

США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 января 2017 > № 2061650 Александр Баунов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 20 января 2017 > № 2054439

«Перелицовка» неизбежна

Сергей Фролов, редактор отдела политики

Говорят, Зюганову ищут замену. А как насчет идей?

Мировая экономика в очередной раз на распутье. Либералы, столько лет вещавшие о «всесильной руке рынка» и о глобализме как лучшем лекарстве от кризисов, уткнулись в стену, примолкли, приуныли. А что же их яростные оппоненты, социалисты-коммунисты всех мастей? По-хорошему, они должны, довольно потирая руки (предупреждали ведь, что ваш капитализм — тупик), выходить на первый план. Тем более в год 100-летия Великой Октябрьской социалистической революции.

Про весь мир не скажу, но в России повеяло кумачом. По некоторым просочившимся данным, на следующих президентских выборах КПРФ готовится выставить новое лицо вместо до невозможности знакомого и родного Геннадия Зюганова. Очередной вброс? Ведь сколько уж раз возникали эти слухи, а Геннадий Андреевич и сегодня живее всех живых. Но, с другой стороны, встает в полный рост даже не политическая, а биологическая проблема. Образ этого патриарха российской политики с каждым выборным циклом привлекает все меньше сторонников, а КПРФ все сложнее добиваться приличного процента не только на президентских, но и на думских выборах.

И это при том, что более молодые и энергичные коммунисты потихоньку занимают позиции в местных заксобраниях, администрациях городов и даже областей. Знатоки закулисья вглядываются в скамейку запасных, гадают, кто именно из свежих и успешных мог бы заменить на политическом поле Зюганова. Собственно, таких фигур сегодня три: губернатор Иркутской области Сергей Левченко, мэр Новосибирска Анатолий Локоть и депутат Госдумы Юрий Афонин. Говорить о предпочтениях пока рано. Только в мае КПРФ собирается провести съезд, на котором, даже по намекам самого Зюганова, будут сделаны некие кадровые предложения. Тем не менее, зреет ощущение, что мы на пороге смены вех и поколений в российском политбомонде. Слишком уж долго, даже по историческим меркам, бронзовеют лица, которые примелькались еще с начала 90-х.

Если проанализировать нынешнюю социально-экономическую ситуацию, то более удачного времени для пробуждения от спячки коммунистов трудно найти. Правительство, словно по сговору с КПРФ, делает все, чтобы огорчить народ до крайности, расширить протестную базу. Оставим в покое лукавые цифры, характеризующие «наметившийся рост российской экономики». Люди едят не цифры, а продукты, цены на которые все лезут и лезут вверх. Как и на коммуналку, энергоносители, транспорт, лекарства. А расширение количества налогов, сборов и поборов, введение платных дорог и парковок, драконовские законы, эпидемия всевозможных запретов...

Кто бы там чего ни наговаривал на германский генштаб и на пломбированные вагоны, но «проклятый царизм» пал ровно 100 лет назад в первую очередь именно по причине ухудшения жизни простого человека и нарастающей социальной несправедливости. Даже социологи, которых в подстрекательстве точно не обвинишь, дают негативные данные о росте недовольства в нашем обществе. Последние исследования фонда «Общественное мнение» (ФОМ) показали, что количество недовольных тем, что происходит в стране, выросло до 45%. А это уже не шутки.

Все эти процессы не могут не отразиться на самочувствии общества, которое — и это видно невооруженным глазом — начало активно «краснеть». Да-да, не «леветь», как пытаются представить процесс некоторые оптимисты, а именно «краснеть». Примечательно, что и в общественном сознании усилилась ностальгия по советским временам. По поводу и без нам напоминают о тех временах, когда страна с невероятной скоростью строила промышленные гиганты и новые города, покоряла космос и совершала дерзкие прорывы в науке. На фоне сегодняшнего дня эти свершения выглядят особенно впечатляющими. Да и насчет социальной и прочей справедливости (опять же в сравнении!) день сегодняшний проигрывает вчерашнему.

Причем не в глазах ветеранов, а среди молодежи, родившейся после 1991-го. За последнюю пятилетку резко возросло количество форумов и групп в соцсетях, где молодые люди всматриваются в опыт СССР и постоянно сравнивают, сравнивают, сравнивают... И никакой телевизор им не может помешать — молодежь не смотрит телевизор, как бы себя ни обманывали «властители душ».

Есть все признаки того, что в обществе созрел серьезный запрос на социальную справедливость, которую не может обеспечить коррупционно-олигархическая система. И вот на таком благоприятном для развития «красных» идей фоне КПРФ демонстрирует отрыв от реальности и стагнацию в своей идеологии. Она давно превратилась в политико-коммерческий проект, где руководство изображает из себя «системную оппозицию», а по сути является теми самыми оппортунистами, которых без устали клеймил Ленин. К тому же образ постаревшего, погрузневшего и погрустневшего сановника, какой сегодня демонстрирует лидер КПРФ, слишком далек от «комиссара в пыльном шлеме». Парадокс: низы и верхи в брожении, а официальные носители социалистических идей не вызывают никакого желания «задрав штаны» бежать голосовать за них. Думаю, это прекрасно понимают многие и в самой КПРФ.

Впрочем, и в противоположном лагере сегодня наблюдаются разброд, шатание и отсутствие ярких идей. Особенно это заметно после поражения на американских выборах той партии, которая была «умом, честью и совестью» для российских либералов-западников. В стране идеологический кризис: партия власти не может предложить ничего такого, под чем бы подписался народ, либералы дискредитированы и деморализованы, а те, кто больше всех ратует за интересы народных масс, завязли в болоте.

P.S. Природа не терпит пустоты, как и политика. Если эту ситуацию действительно чувствуют в КПРФ, то слухи о предстоящей «перелицовке» партии вполне могут иметь основу. А там, глядишь, и политическая жизнь в стране оживится.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 20 января 2017 > № 2054439


США > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 20 января 2017 > № 2053250 Дональд Трамп

Речь президента США Дональда Трампа на церемонии инаугурации

Новый президент страны выступил с первой речью после принятия присяги на Капитолийском холме

Глава Верховного суда Робертс, президент Картер, президент Клинтон, президент Буш, президент Обама, граждане Америки и все люди мира: спасибо вам!

Мы, граждане Америки, сейчас объединились в едином общенациональном усилии восстановления нашей страны и возвращения надежды для всех наших сограждан.

Вместе мы определим, каким курсом будет двигаться Америка и весь мир в следующие годы.

Нас ждут испытания. Мы должны будем преодолеть трудности. Но мы сделаем это.

Каждые четыре года мы собираемся на этих ступенях для того, чтобы совершить мирную и организованную передачу власти, и мы благодарны президенту Обаме и первой леди Мишель Обама за их великодушную помощь во время этого процесса. Они были великолепны.

Сегодняшняя церемония, однако, имеет особое значение. Сегодня мы не только передаем власть от одной администрации другой или от одной партии другой, но мы отбираем власть у Вашингтона и передаем ее обратно тебе – Народ Америки.

Слишком долго маленькая группа людей в столице нашего государства пользовалась плодами работы власти, в то время как остальные платили за это.

Вашингтон процветал, но ничего из этого богатства не доставалось людям.

Политики обогащались, но рабочие места покидали страну, а фабрики закрывались.

Элита была озабочена своей защитой, а не защитой граждан нашей страны.

Их победы не были вашими победами. Их триумфы не были вашими триумфами. И пока они праздновали в нашей столице, у семей, испытывающих трудности по всей стране, не было особого повода для радости.

Перемены начинаются прямо здесь и прямо сейчас, потому что вы создали этот момент, и он принадлежит вам.

Он принадлежит каждому, кто пришел сюда, и каждому, кто смотрит на нас сейчас по всей Америке.

Это ваш день. Это ваш праздник.

И эта страна, Соединенные Штаты Америк, – ваша страна.

По-настоящему важно, не какая партия находится во власти, а контролируют ли власть наши граждане.

20 января 2017 года будут помнить как день, когда народ вернул себе власть в стране.

Забытые мужчины и женщины в этой стране более не будут забыты.

Сейчас каждый прислушивается к вам.

Десятки миллионов вас пришли сюда для того, чтобы стать частью исторического движения, которого мир прежде не видел.

Главной идеей этого движения должна стать важнейшая мысль: государство существует для того, чтобы служить своим гражданам.

Американцы хотят, чтобы их дети учились в великолепных школах, семьи жили в безопасных районах, и хотят, чтобы у них была хорошая работа.

Это справедливые и обоснованные требования людей, которые имеют на это право.

Но слишком многие из наших граждан живут в другой реальности: матери и дети погрязли в бедности в наших трущобах; проржавевшие фабрики, как надгробия, разбросаны по просторам страны; система образования, переполненная деньгами, выпускает в жизнь наших молодых и прекрасных учащихся без всяких знаний; преступность, банды и наркотики забрали слишком много жизней и лишили нашу страну огромного нереализованного потенциала.

Это американское безумие будет прекращено прямо здесь и прямо сейчас.

Мы единая нация, и их боль – это наша боль. Их мечты – это наши мечты, и их успех – это наш успех. У нас одно сердце, один дом и одна великая судьба.

Присяга, которую я приношу сегодня, это клятва верности всем американцам.

В течение многих десятилетий мы обогащали иностранную промышленность за счет американской.

Субсидировали иностранные армии, позволяя слабеть нашим вооруженным силам.

Мы защищали границы чужих государств, оставляя беззащитными свои собственные.

Тратили триллионы долларов за рубежом в то время, когда американская инфраструктура ветшает и разваливается.

Мы сделали другие страны богатыми в то время, когда богатство, мощь и уверенность в себе нашей собственной страны постепенно исчезали за горизонтом.

Один за другим заводы закрывались и покидали нашу территорию, даже не думая о судьбах миллионов и миллионов американцев, оставшихся без работы.

Благосостояние нашего среднего класса было отобрано у него и распределено по всему миру.

Но это осталось в прошлом. И теперь мы смотрим только в будущее. Мы собрались здесь сегодня для того, чтобы сделать заявление, которое услышат в каждом городе, в каждой зарубежной столице и во всех коридорах власти.

С сегодняшнего дня нашей страной будет править новая идея. С сегодняшнего дня Америка будет стоять на первом месте. Америка – на первом месте!

Каждое решение в области торговли, налогов, иммиграции и внешней политики будет приниматься ради пользы американских рабочих и американских семей. Мы должны защитить свои границы от разрушительного влияния других стран, которые производят наши товары, крадут наши компании и уничтожают наши рабочие места. Эта защита приведет к процветанию и мощи.

Я буду бороться за вас каждую секунду, и я никогда – никогда – не подведу вас. Америка снова начнет выигрывать – так, как никогда раньше.

Мы вернем вам рабочие места. Мы вернем наши границы. Мы вернем наше богатство. Мы вернем наши мечты.

Мы построим новые дороги и шоссе, новые мосты и аэропорты, новые туннели и вокзалы на территории всей нашей замечательной страны. Нашему народу больше не придется получать социальные пособия: люди снова смогут работать и сумеют возродить нашу страну собственными силами – американскими руками и американским трудом.

Мы будем следовать двум простым правилам: покупать американское и давать работу американцам.

Мы будем искать дружбы и сотрудничества с другими народами, но мы будем делать это с пониманием того, что право каждой страны – ставить собственные интересы на первое место.

Мы никому не собираемся навязывать наш образ жизни – вместо этого он будет служить примером для других. Мы укрепим наши старые союзы и создадим новые, мы объединим цивилизованный мир против радикального исламского терроризма, который мы полностью сотрем с лица Земли.

Краеугольным камнем нашего политического курса будет верность Соединенным Штатам Америки, и, благодаря верности нашей стране, мы вновь откроем в себе верность друг другу. Когда ваше сердце открыто патриотизму, в нем не остается места для предубеждений. Библия учит нас: «как прекрасно и приятно, когда народ живет в единстве, которое заповедует Бог».

Мы должны откровенно высказывать свое мнение, честно обсуждать наши противоречия, но никогда не забывать о солидарности. Когда Америка едина, ее невозможно остановить. Не должно быть страха, мы защищены – и мы всегда будем защищены. Нас защитят великие мужчины и женщины в наших вооруженных силах и правоохранительных органах, а самое главное – нас защитит Господь.

И наконец, мы должны мыслить широко – а мечтать еще более масштабно. В Америке мы понимаем, что страна жива до тех пор, пока ее народ борется.

Мы больше не допустим в правительстве политиков, которые только болтают, но ничего не делают – лишь бесконечно жалуются. Время пустых разговоров прошло. Теперь настает время действий.

Не позволяйте никому говорить вам, что такого не может быть. Перед мужеством, решительностью и духом Америки не устоит ни одна трудность. Мы не сдадимся. Наша страна вновь будет процветать и здравствовать.

Мы находимся в начале нового тысячелетия – мы готовы раскрыть тайны космоса, освободить Землю от болезней, готовы в полную силу использовать энергии, индустрии и технологии будущего. Новая национальная гордость вдохновит нас и заставит забыть о разногласиях.

Пришла пора вспомнить о мудрости, которая всегда живет в сердцах наших солдат – неважно, черные мы, коричневые или белые: в наших венах течет одинаково красная кровь настоящих патриотов. Мы пользуемся одинаковыми великими свободами, мы одинаково отдаем честь великому Американскому Флагу.

И неважно, где рожден ребенок – в городском центре Детройта или на продуваемой ветрами равнине Небраски, – они увидят одно и то же звездное небо над головой. В их сердцах будут жить одинаковые мечты и они будут радоваться жизни, подаренной им одним и тем же всемогущим Создателем.

Я обращаюсь ко всем американцам, в каждом городе – ближнем и дальнем, большом и малом, от гор до гор, от океана до океана – услышьте эти слова.

Более никто не будет вами пренебрегать. Ваш голос, ваши надежды и ваши мечты будут определять судьбу Америки. А ваша смелость, великодушие и любовь всегда будут вести нас.

Вместе мы вновь сделаем Америку сильной! Мы вновь сделаем Америку богатой! Мы вновь заставим Америку гордиться собой! Мы вновь сделаем Америку безопасной. И – да! – вместе мы снова сделаем Америку великой!

Спасибо. Благослови вас Бог и благослови Бог Америку! Спасибо. Господи благослови Америку!

США > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 20 января 2017 > № 2053250 Дональд Трамп


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 20 января 2017 > № 2046661

«Трамп будет торговаться»

При новом президенте в дискуссии между Россией и США может оказаться немало острых углов, считает профессор факультета международных отношений СПбГУ Константин Худолей.

— Дональд Трамп 20 января официально вступает в должность президента Соединенных Штатов Америки. Станут ли годы его президентства временем больших перемен, или же просто «много пара уйдет в свисток»?

— В том, что перемены будут, сомнений нет. Но они могут оказаться не такими глобальными, как об этом сейчас многие говорят.

Прежде всего, я с большой долей уверенности могу сказать, что не стоит, например, ждать импичмента. Ряд американских газет уже сейчас пишут о такой возможности, и в США в целом против Трампа ведется достаточно сильная кампания. Но говорить об импичменте президента, который еще даже не вступил в должность, как минимум странно. К тому же импичмент — это слишком большой шок даже для такой стойкой политической системы, как США. Да и у республиканцев есть большинство в Конгрессе, так что эту процедуру будет весьма непросто провести. Не стоит также забывать, что импичмент — это не вотум недоверия. Для этого надо совершить некое четкое и грубое нарушение закона. Поэтому если Трамп не сделает какого-то невероятного и непредсказуемого хода, такое развитие событий практически исключено.

Надо также обратить внимание на то, что в правительстве Трампа очень много представителей крупного бизнеса — пожалуй, самое большое количество за последние десятилетия. А это тоже определенный показатель. Поддержка со стороны крупного бизнеса создает для Трампа определенную опору. Этот аспект я ни в коем случае не стал бы недооценивать.

Во внутренней политике линия Трампа более определенная. Обама еще не покинул Белый дом, а законопроект об отмене его важнейшей реформы — здравоохранения — уже внесен. И, скорее всего, он будет принят республиканским большинством в Конгрессе. Конечно, согласование всех процедур потребует времени, но очевидно, что поезд в этом направлении уже двинулся.

Более сложной представляется ситуация в области внешней политики. Трамп не знаком лично с большинством лидеров современного мира. У него нет опыта участия в каких-либо крупных международных политических форумах. Кроме того, представления Трампа о мире, судя по его высказываниям за последние два года, менялись, притом неоднократно.

— Насколько Трампу будет мешать отсутствие политического опыта?

— С одной стороны, это обстоятельство может быть для него плюсом, так как позволит искать неожиданные решения. Он не связан какими-либо предшествующими обязательствами. Но все-таки такой опыт для президента США нужен. Соединенные Штаты — это огромный корабль, который меняет свой курс очень медленно, его сложно развернуть. Механизм принятия решений по вопросам внешней политики тоже сложный. Президент обладает большими полномочиями. Но, тем не менее, он не может единолично развернуть внешнюю политику. Огромную роль тут играют и другие институты — в первую очередь Конгресс и СМИ, а также неправительственные организации, которые в США пользуются очень большим влиянием, и многие другие.

— Насколько сильно противодействие со стороны общества, СМИ, демократов и части республиканцев будет создавать проблемы для Трампа во время его президентства?

— Оно, безусловно, будет мешать. Особенно в вопросах, связанных с Россией. У нашей страны, к сожалению, очень мало каналов реального взаимодействия с американским истеблишментом. А его отношение к нам в целом негативное.

По остальным моментам такого сильного противодействия не будет. Тут есть критика отдельных аспектов. Но возможностей у Трампа будет много.

— На каких принципах будет строиться политика сорок пятого президента США?

— Во-первых, Трамп вряд ли захочет продолжать Транстихоокеанское партнерство. Переговоры о Трансатлантическом партнерстве точно будут отложены. По крайней мере, при его президентстве.

При этом он четко заявляет о желании создать особые экономические отношения с Великобританией, если она полностью выйдет из ЕС.

Но его главная идея — вернуть в Штаты производство, в первую очередь промышленное. То есть снова сделать США мастерской мира и таким образом повысить зарплаты и жизненный уровень американцев.

— Есть вообще какие-то шансы, что ему это удастся?

— Это вопрос очень сложный. Во всяком случае, я думаю, что определенные шаги в этом направлении он сделает. И, скорее всего, какие-то сдвиги будут.

— Хотя до конца непонятно, как будут складываться отношения США с большинством стран, какие-то прогнозы наверняка можно сделать уже сейчас. Что, в первую очередь, стоит ждать от отношений США с их основным партнером на мировой арене — Евросоюзом?

— Пока Трамп довольно критически высказался о Европейском союзе. И даже заявил, что еще какая-то страна вслед за Великобританией может покинуть ЕС. Думаю, главным союзником США и в Европе, и за ее пределами по-прежнему будет Лондон. Тут изменений не предвидится.

— А как будут складываться отношения с континентальной Европой?

— Тут многое зависит от того, как пройдут выборы во Франции и в Германии. Во Франции президент точно будет новый. В Германии результаты предсказывать пока никто не берется. С некоторой консервативной частью Европы — а Трамп представитель именно консервативного круга — он сможет найти общий язык.

— Очевидно, внимание всего мира будет приковано и к американо-китайским отношениям при Дональде Трампе…

— Думаю, что здесь проблемы будут самые большие. Безусловно, Трамп не станет жестко придерживаться политики «одно государство — две системы». Своим телефонным разговором с руководителем Тайваня он дал понять, что в этом вопросе политика может измениться. Вряд ли, конечно, Трамп пойдет на официальное установление дипломатических отношений с Тайбэем. Это был бы слишком провокационный ход в отношении Пекина. Но как способ нажима на КНР вопрос Тайваня будет использоваться.

Однко главными для Трампа в отношениях с Китаем будут вопросы экономики. На повестку вынесется курс юаня и доллара, так как Трамп считает, что он несправедлив. Большое внимание будет приковано к переносу производства из Китая в США.

Я хочу отметить, что Трамп в принципе будет в большей степени заниматься не геополитикой, а геоэкономикой. Эта тенденция присутствует у всех президентов США XXI века, но у Трампа она будет наиболее ярко выражена.

Поэтому когда речь пойдет об отношениях и с Китаем, и с Россией, то он будет торговаться не по каким-то регионам, а по проблемам. И то, что Трамп связал вопрос санкций и сокращения ядерных вооружений, — это отражение такого подхода. Возможно, он потом передумает и внесет какие-то другие предложения.

— Можно ли предположить, как будут развиваться американо-российские отношения?

— То, что избрание Трампа столь положительно воспринято в нашей стране, является проявлением надежды на улучшение отношений. У меня нет сомнений, что некоторое улучшение действительно произойдет. Но насколько оно будет глубоким — вопрос открытый. Кардинального сдвига в ближайшие несколько лет я не вижу. Слишком много проблем, которые разъединяют обе страны, и не так просто их преодолеть.

Тем не менее, думаю, пропагандистские кампании пойдут на спад. Будут восстановлены личные контакты на высшем уровне. А этот момент тоже важен. Наконец, начнется дискуссия по ряду проблем, хотя тут острых углов может оказаться немало.

— Каких, например?

— Трамп категорически против сделки с Ираном. А Россия, как и ЕС, — один из гарантов этого соглашения. Это первая проблема, которая, несомненно, возникнет.

Неясно, как будут решаться вопросы, связанные с борьбой с «Исламским государством» (запрещенная в России и ряде других стран террористическая организация — ред.). Пока непонятно, что США готовы сделать сами и что они хотят от России.

Еще один сюжет — какую позицию займет Россия в противостоянии США и Китая. Трамп в этом плане явно рассчитывает на некоторые симпатии Москвы.

Наконец, на повестке окажется сокращение ядерных вооружений. После Договора 2010 года Россия и США больше не ведут переговоров о сокращении ядерных вооружений. Если взять период после Карибского кризиса 1962 года, то столь длительных перерывов никогда еще не было. С моей точки зрения, к этому сюжету надо возвращаться, хотя тут есть проблемы с обеих сторон. Среди российских приоритетов внешней политики сокращение ядерных вооружений не фигурирует.

— Какова будет ближневосточная политика США в ближайшие четыре года?

— Про Иран и «Исламское государство» я уже упоминал. Могу добавить, что основным союзником США в этом регионе останется Израиль.

— На ваш взгляд, какого сценария США будут придерживаться в Сирии?

— Думаю, что сирийский вопрос будет рассматриваться в первую очередь под углом зрения борьбы с терроризмом. Я бы вообще подчеркнул, что если Трамп, как он обещал во время предвыборной кампании, снимет ограничения на добычу нефти и газа собственно в США, то ближневосточная нефть не будет иметь для США такого значения, как сейчас.

— Скорее всего, после инаугурации накал страстей вокруг Трампа несколько спадет. Сможет ли он за эти четыре года стать президентом если не для всех американцев, то хотя бы для большей части? Или американское общество так и останется расколотым пополам?

— Я думаю, что этот водораздел несколько уменьшится, но не исчезнет. Возьмите хотя бы реформу здравоохранения, которую он отменяет. Ведь во времена Обамы страховки впервые получили около 20 миллионов человек. Это очень большое количество людей, которые явно будут недовольны таким шагом.

— То есть через четыре года нам, скорее всего, снова стоит ждать очень интересных президентских выборов в США. Трампу явно будет сложно удержаться на своем посту еще на один срок…

— Я в этом не сомневаюсь. Думаю, что за эти четыре года и в целом мире, и в сфере международных отношений произойдут очень важные изменения.

Беседовала Татьяна Хрулева

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 20 января 2017 > № 2046661


Иран. Дания > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 20 января 2017 > № 2045573

Иран выразил протест Дании по поводу нападения на иранское посольство в Копенгагене

МИД Ирана вызвал посла Дании в Тегеране Дэнни Аннана, чтобы озвучить решительный протест Исламской Республики на недееспособность Дании обеспечить безопасность иранского посольства и его сотрудников в этой стране, сообщает информагентство Mehr News.

"После нападения четырех контрреволюционных элементов на посольство Ирана в Копенгагене в четверг, глава управления по делам Европы Министерства иностранных дел вызвал посла Дании в Тегеране Дэнни Аннана, и во время высказывания решительного протест Ирана против нападения, подчеркнул, что инцидент возник вопреки принятым международным принципам и из-за плохой работы в обеспечении мира и безопасности посольства и его сотрудников", - заявил официальный представитель МИД Ирана Бахрам Касеми.

Он призвал датское правительство принять ответственные и серьезные меры по борьбе с противниками Исламской республики в их стране и сообщить Ирану о принятых мерах. Он также отметил, что посол Дании выразил сожаление в связи с нападением на посольство Исламской Республики Иран и заявил, что инцидент является неприемлемым.

По словам иранского чиновника, Аннан пообещал сообщить о протесте Ирана своему правительству, которое обязательно примет меры в отношении нарушителей порядка и уведомит иранскую сторону о результатах, как можно скорее.

В декабре 2012 года преступная группа в составе 50 человек уже врывалась на территорию посольства Ирана в Дании и, разбив окна в здании диппредставительства, сделала на его стенах оскорбительные надписи против Исламской Республики. В апреле 2016 года 4 представителя оппозиционных сил также совершили нападение на посольство Ирана в Копенгагене.

Иран. Дания > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 20 января 2017 > № 2045573


Россия. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 20 января 2017 > № 2044434 Аркадий Дубнов

Как казахская внешнеполитическая программа скажется на отношениях с Россией

Аркадий Дубнов

Forbes Contributor

Почему «арабское» миротворчество Нурсултана Назарбаева может оказаться удачнее, чем «славянское»

Казахстан нынче на слуху. Новости, поступающие оттуда, не устают поражать актуальностью, как в сфере внутренней, таки внешней политики. Страна уже в который раз обнаружила себя в транзитном режиме смены власти. Неожиданная смерть в начале сентября прошлого года одного из патриархов центральноазиатской политики, президента Узбекистана Ислама Каримова, заставила его многолетнего партнера и конкурента, президента Казахстана Нурсултана Назарбаева действовать решительно: нельзя было допустить, что в форс-мажорной ситуации утраты дееспособности власть оказалась бы в руках людей с сомнительной репутацией либо тех, кто поставит под сомнения достижения страны в эпоху Назарбаева.

Уже через несколько дней после траурных новостей из Ташкента, казахстанский елбасы(национальный лидер по-казахски) пересаживает премьер- министра Карима Масимова в кресло председателя комитета национальной безопасности. Понадобилось совсем немного времени, чтобы понять, — у нового шефа КНБ чрезвычайные полномочия по чистке властного аппарата на самом высоком уровне. В декабре арестован министр экономики Куандык Бишимбаев по обвинению в коррупции. И это при том, что молодой министр пользовался особым покровительством самого президента, двигавшем его по ступеням служебной карьеры. Арестован также экс-глава КНБ Нартай Дутбаев. На пенсию с должности посла Казахстана в Хорватии отправлен бывший глава президентской администрации, попавший в опалу влиятельный покровитель западно-казахстанских элит Аслан Мусин.

После Нового года чекисты берут под арест первого замруководителя президентской администрации Баглана Майлыбаева, подозревая его в разглашении государственных секретов. Он тоже входил в число доверенных людей Назарбаева, ранее был его пресс-секретарем, а затем курировал внутреннюю политику. В медиа-среде Казахстана появились версии, что высокопоставленный чиновник действовал в интересах неких российских персон. Впрочем, власти в Астане никак не отреагировали на эти слухи. На место Майлыбаева президент ставит своего испытанного соратника Марата Тажина, имеющего репутацию многоопытного технократа и доверенного идеолога, возвращая его в страну из Москвы, где он последние годы возглавлял дипмиссию Казахстана.

Еще больший ажиотаж в накаленную атмосферу, взвинченную громкими арестами и отставками, внесло фейсбучное вмешательство младшего внука президента, сына его дочери Дариги и скандально известного покойного зятя президента Рахата Алиева, 24-летнего Айсултана Назарбаева. В словообильном посте, заговорив о «врагах народа», дискредитирующих его царственного деда, он назвал по именам нескольких действующих весьма значимых политиков из близкого окружения президента. И тут же, пропев не кажущиеся искренними дифирамбы главе КНБ Кариму Масимову, пожелал ему успехов в трудах по искоренению вражеской фронды вокруг Нурсултана Назарбаева.

Зная реалии, характеризующие нынешние нравы на казахстанском властном олимпе, нетрудно разглядеть очевидное: демонстрируемый президентским отпрыском всплеск аллилуйного восхищения шефом нацбезопасности выдает стремление «спалить» Масимова, подставив его под удар всех прочих казахстанских кланов, которые должны заподозрить» его в самых высоких политических амбициях.

Гораздо выигрышнее выглядят внешнеполитическое позиционирование Казахстана и его лидера. С 1 января 2017 года страна, первая в Центральной Азии, на ближайшие два года заняла место непостоянного члена Совета безопасности ООН. А перед самым Новым годом Нурсултан Назарбаев назначает и нового министра иностранных дел, им становится постпред Казахстана в ООН Кайрат Абдрахманов. В странах, союзных с Россией, внешняя политика — дело исключительно президентское. Казахстан не просто здесь не исключение, а более того, яркое подтверждение этого обстоятельства. Бывший учитель истории, 52-летний Абдрахманов уже в середине 1990-х становится кадровым дипломатом, полностью сформировавшимся в постсоветские годы, другими словами, при Назарбаеве и благодаря ему.

Именно своего елбасы, как демиурга всей казахстанской политики, в первую очередь, — внешней, будет представлять в мире новый глава МИД. Кайрату Абдрахманову предписано быть «голосом» Назарбаева. Этим голосом уже озвучено было на днях в ООН «Концептуальное видение Казахстана упрочения глобального партнерства для построения безопасного, справедливого и процветающего мира». Чтобы яснее представить себе глобальный замах Астаны, отмечу первый из семи изложенных концептуальных приоритетов. «В идеале, Казахстан призывает все государства-члены ООН, особенно постоянных членов Совета Безопасности, избавить мир от ядерного оружия к 100-летию ООН в 2045 году».

Не станем здесь обсуждать степень иллюзорности столь грандиозного замысла, достаточно будет вспомнить полемику последних дней между Москвой и Вашингтоном. В ответ на утверждения Барака Обамы, будто Россия не желает сокращать ядерное оружие, пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков заявил, что процесс сокращения ядерных арсеналов не должен вести к нарушению «ядерного паритета», который критически важен для обеспечения «глобальной стабильности и безопасности».

Кроме того, Казахстану доверено в рамках Совбеза кураторство борьбы с терроризмом, он будет председательствовать в Комитете Совета Безопасности по ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России) и Аль-Каиде. Астана намерена предложить, ни много ни мало, разработку Астанинского Кодекса поведения при проведении международных антитеррористических операций. Казахстанская дипломатия возглавит в Совбезе и еще один важный комитет, — по Афганистану/Талибану.

Не мудрено, что ответственность стать мотором казахстанской внешней политики в 2017-2018 годах возложена на искушенного в ооновских интригах дипломата. За Абдрахмановым опыт постпреда Казахстана не только в ООН, но и в ОБСЕ в 2008-2011 годах, именно тогда Астана путем титанических усилий сумела добиться поста не только Председательства в ОБСЕ в 2010 году, но и права провести в Астане саммит Организации в Астане, остающийся пока единственным в 21 веке(предыдущий состоялся в Стамбуле в 1999 году).

Сегодня, 20 января, Кайрат Абдрахманов прибыл с первым зарубежным визитом на посту министра иностранных дел в Москву. По сложившейся традиции первый визит — всегда свидетельство внешнеполитического приоритета. Ясно, что Россия — важнейший партнер Казахстана, и это остается неколебимой константой, во всяком случае, пока у власти остается Нурсултан Назарбаев. И в интересах Москвы удерживать это статус-кво, каким бы неожиданными, а часто — глупыми эскападами с обеих сторон (чаще — с российской) оно не испытывалось бы на прочность.

Только за последние пару недель Сергей Лавров общался дважды по телефону с коллегой Абдрахмановым. Тема очевидна, — предстоящиий 23 января в Астане первый раунд межсирийских переговоров, гарантами которых являются Россия и Иран со стороны официального Дамаска, и Турция — со стороны сирийской оппозиции. Какими бы не оказались итоги этого раунда, один их бенефициар уже известен — Казахстан.

«Сирийское» миротворчество Астаны было подготовлено, в частности, усилиями казахстанской дипломатии по примирению между российским и турецким президентами, выведшими Москву и Астану из клинча, вызванного воткнутыми турками «ножа в спину» России, как назвал Путин расстрел российского Су-24 турецким истребителем 24 ноября 2015 года.

Судя по всему, противостоящие друг другу сирийцы вряд ли окажутся пока готовы на нечто большее, чем на договоренность по военным вопросам, призванную закрепить хрупкое перемирие между ними, достигнутое в конце декабря. И роль Казахстана будет даже не посредническая, а доброжелательно гостеприимная, — страна, где живут, в основном, мусульмане (пусть даже они чаще называют себя тенгрианцами, поклонниками «обожествленного Неба») накрывает мирный стол для других мусульман, это обеспечит Астане задел для обретения имиджа едва ли не глобального миротворца.

То, что не удалось Назарбаеву почти три года назад, когда он готов был предложить себя в качестве доверительного медиатора между Москвой и Киевом, но «великороссы» отвергли эти инициативы, удается сейчас, когда примирения ищут за пределами славянского мира — в Сирии. Неслучайным поэтому кажется отсутствие конкретного упоминания кризиса вокруг Украины в перечислении конфликтов, решению которых готов способствовать Казахстан на посту непостоянного члена Совбеза ООН, -палестино-израильского, афганского, на Корейском полуострове, в Африке и Азии...

Помнится, когда в 2010 году Астана возглавила на один год ОБСЕ, бывший тогда главой казахстанского МИД Канат Саудабаев чуть ли не пообещал разрешить Нагорно-Карабахский конфликт за время своего председательства. Но, однажды оказавшись в зоне конфликта, он больше не вспоминал о своих грезах. Нынешний министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов выглядит гораздо более профессиональным дипломатом...

Возможно, он окажется более эффективным, чем его предшественники, в попытке решить застарелые проблемы в российско-казахстанских отношениях, в частности, транспортные. В повестке дня сегодняшних переговоров в Москве — трудности казахстанских авиакомпаний, которые не могут свободно летать в недалекую Монголию над российской территорией, а грузовые суда Казахстана вынуждены месяцами ждать разрешения на проход по водным артериям России.

Так что, Сирия — Сирией, а денежки врозь.

Россия. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 20 января 2017 > № 2044434 Аркадий Дубнов


США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 января 2017 > № 2044424

Что мы сделали правильно

Джон Керри | The New York Times

"Некоторые видят кошмары, куда ни посмотрят, и уверяют, что вся глобальная система разваливается, а положение Америки как мирового лидера стремительно ослабевает", - пишет в статье, опубликованной в The New York Times, действующий госсекретарь США Джон Керри.

Он возражает: "Большинство глобальных тенденций по-прежнему нам благоприятствует, а лидерство Америки и ее взаимодействие с другими странами сейчас все так же существенны и эффективны, как когда-либо". На взгляд Керри, это произошло благодаря тому, что Барак Обама возродил и применил активную дипломатию как первостепенный инструмент внешней политики США.

По словам Керри, прежде всего об этом свидетельствует кампания США против "Исламского государства" (запрещено в РФ. - Прим. ред.). "Вместо тогочтобы поспешно начать одностороннюю войну, мы потихоньку помогли Ираку сформировать новое, более инклюзивное правительство, а затем создали коалицию 68 стран в поддержку возрожденных вооруженных сил Ирака, курдских "пешмерга" и других местных партнеров, дабы освободить территорию, когда-то оккупированную ИГИЛ", - говорится в статье.

"Когда Обама вступил в должность президента, ядерная программа Ирана стремительно продвигалась, и от нашей страны все энергичнее требовали принять военные меры", - продолжает автор. Но в итоге США и их партнеры, не сделав ни одного выстрела, заключили ядерное соглашение с Тегераном.

"Когда в 2014 году Россия вторглась на Украину, США могли бы среагировать, как шесть лет назад, когда российское вмешательство в Грузии встретило по большей части чисто словесное противодействие. Но администрация Обамы, восстановившая дипломатические связи, по которым сильно ударила война в Ираке, смогла, в пику скептикам, наладить сотрудничество с нашими партнерами из ЕС, чтобы ввести санкции, которые изолировали Россию и нанесли большой ущерб ее экономике. Мы также укрепили НАТО, значительно увеличив нашу помощь в сфере безопасности союзникам в странах Балтии и Центральной Европе", - пишет Керри.

"Все это время мы продолжали сотрудничать с Россией, когда это отвечало нашим интересам. Но, поскольку мы держались твердо, Россия теперь, вопреки хвастовству ее лидеров, страдает от истощения финансовых резервов, ослабления рубля до исторического минимума и испорченных международных отношений", - говорится в статье.

По словам автора, "Обама четко объяснил союзникам и потенциальным противникам США в Азии, что США останутся одной из главных опор стабильности и процветания региона".

Керри также упоминает о прорывах в борьбе с изменением климата, о нормализации отношений с Кубой и содействии США прекращению гражданской войны в Колумбии. "В Африке мы приобрели друзей, обучая молодых лидеров, а также возглавили успешные глобальные усилия по сдерживанию лихорадки Эбола", - говорится в статье.

Администрация Трампа придет к власти, обладая колоссальными преимуществами для решения проблем. "Экономика и вооруженные силы Америки - сильнейшие в мире, а дипломатия помогла нам снова поймать попутный ветер, внушить нашим противникам, что мы настроены решительно, и сплотить наших друзей вокруг нас", - заключает Керри.

США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 января 2017 > № 2044424


Австрия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 января 2017 > № 2044420

Министр иностранных дел Австрии: "Мир на нашем континенте возможен только при участии России"

Кристиан Ультш | Die Presse

Глава австрийского внешнеполитического ведомства Себастиан Курц в интервью Die Presse призывает спокойно относиться к началу эры Дональда Трампа. По его словам, разрядка напряженности между США и Россией может оказать позитивный эффект и на всю Европу.

"Каждый президент США расставляет собственные акценты. Сама по себе смена хозяина Белого дома с демократа на республиканца принесет перемены - не говоря уж о том, что этот республиканец - Дональд Трамп. И тем не менее, нет смысла бесконечно ломать голову над каждой его предвыборной сентенцией. О президенте Трампе надо будет судить по его действиям", - уверен Курц.

Министр исходит из того, что "в вопросах внутренней и внешней политики Трамп сделает ставку на более интенсивную борьбу с терроризмом. Кроме того, я вижу повод надеяться, что разрядка напряженности между Москвой и Вашингтоном может оказать позитивное влияние на Европу".

"Мир на нашем континенте, - подчеркивает глава внешнеполитического ведомства Австрии, - возможен только при участии России, он недостижим в борьбе с ней. Я считаю необходимым, чтобы ЕС независимо от Вашингтона шел навстречу России".

По поводу формирования единой европейской армии Себастиан Курц выразил сомнение, "возможно ли создание общеевропейской армии под единым командованием". "Решение относительно отправки военных в Европе принимают политики каждого отдельно взятого государства, - сказал он. - При этом, безусловно, мы должны усилить военное сотрудничество".

Комментируя геополитические последствия российской интервенции в Сирии, Курц указал, что "Россия увеличила свой вес благодаря военной операции в Сирии, став более серьезным игроком на мировой политической арене. Но все это стоило огромных затрат и ухудшения ее собственной экономической ситуации".

Министр подчеркнул, что "Австрия, председательствующая в настоящее время в ОБСЕ, планирует сделать акцент на такой теме, как радикализация (приверженцев ислама. - Прим. ред.), и здесь США и Россия могут работать бок о бок. Кроме того, Россия и Запад совместно с другими игроками в регионе, сев за стол переговоров, могут способствовать решению сирийского конфликта. Военное решение, в реализации которого частично участвует и Россия, ведет к еще большим страданиям и потерям среди мирных жителей".

Австрия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 января 2017 > № 2044420


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044373

Инаугурационная речь Дональда Трампа

Аарон Блэйк (Aaron Blake), The Washington Post, США

Президентом Соединенных Штатов Америки теперь является Дональд Трамп, который только что принял присягу и вскоре после этого выступил со своей инаугурационной речью.

Предлагаем стенограмму его выступления.

ТРАМП: Председатель Верховного суда Робертс, президент Картер, президент Клинтон, президент Буш, президент Обама, сограждане и народы мира, спасибо!

(Аплодисменты)

Мы, граждане Америки, теперь объединились в едином национальном порыве, чтобы возродить нашу страну и восстановить ее потенциал для всех наших людей.

(Аплодисменты)

Вместе мы будем определять курс Америки и мира на долгие-долгие годы. Нас ждут серьезные проблемы, мы столкнемся с трудностями, но мы выполним свою задачу.

Каждые четыре года мы собираемся на ступеньках этого здания, чтобы надлежащим образом осуществить мирную передачу власти, и мы благодарны президенту Обаме и первой леди Мишель Обама за их любезную помощь в этот переходный период. Они были великолепны. Спасибо.

(Аплодисменты)

Однако сегодняшняя церемония имеет совершенно особое значение, потому что сегодня мы не просто передаем власть от одной администрации к другой или от одной партии к другой. Мы передаем власть от Вашингтона и возвращаем ее вам, людям.

(Аплодисменты)

Слишком долго небольшая группа людей в столице нашей страны пожинала плоды правления, государственной власти, а расходы ложились на плечи людей. Вашингтон процветал, но люди от его благ и богатств ничего не получали. Политики процветали, но рабочие места исчезали, и заводы закрывались. Истеблишмент защищал себя, а не граждан нашей страны. Их победы не были вашими победами. Их триумфы не были вашими триумфами. И пока они праздновали в столице нашей страны, семьям, находящимся в бедственном положении по всей нашей стране, праздновать было практически нечего.

(Аплодисменты)

Все это изменится, и перемены начинаются прямо здесь и прямо сейчас, потому что этот момент — ваш, он принадлежит вам.

(Аплодисменты)

ТРАМП: Он принадлежит всем, кто собрался сегодня здесь, и всем, кто на нас смотрит по всей Америке. Это ваш день. Это ваш праздник. И Соединенные Штаты Америки — это ваша страна.

(Аплодисменты)

По-настоящему важно не то, какая партия управляет нашим правительством, а то, будет ли народ управлять нашим правительством.

(Аплодисменты)

20 января 2017 года запомнится как день, когда народ вновь стал правителем этой страны.

(Аплодисменты)

Забытые мужчины и женщины нашей страны больше не будут забыты.

(Аплодисменты)

Все сейчас слушают вас. Вы, десятки миллионов, пришли сюда, чтобы стать частью исторического движения, подобных которому мир никогда прежде не видел.

(Аплодисменты)

В центре этого движения — крайне важная убежденность в том, что государство существует для того, чтобы служить своим гражданам. Американцы хотят, чтобы у их детей были прекрасные школы, чтобы их семьи жили в безопасных районах, и чтобы у них самих была хорошая работа. Это справедливые и разумные требования праведных людей и праведного общества.

Но у слишком многих наших граждан существует другая реальность — это матери и дети, оказавшиеся в нищете в бедных кварталах наших городов; это пришедшие в запустение заводы, разбросанные, подобно надгробиям, на просторах нашей страны; это система образования, которая утопает в деньгах, но не дает нашим молодым и красивым учащимся никаких знаний; и преступность, и криминальные группировки, и наркотики, которые отняли слишком много жизней и лишили нашу страну огромного нереализованного потенциала. Эту американскую бойню надо прекратить здесь и сейчас.

(Аплодисменты)

Мы единая нация, и их боль — это наша боль. Их мечты это наши мечты. А их успех это наш успех. У нас одно сердце, один дом, и одна славная судьба. Та присяга, которую я сегодня принимаю, это клятва верности всем американцам.

(Аплодисменты)

На протяжении десятилетий мы обогащали иностранную промышленность в ущерб американской, субсидировали армии других стран, допуская прискорбное ослабление наших собственных вооруженных сил. Мы защищали границы других стран, и при этом отказывались защищать собственные границы.

(Аплодисменты)

Мы тратили триллионы долларов за рубежом, в то время как американская инфраструктура ветшала и приходила в негодность. Мы обогатили другие страны, в то время как богатство, сила и уверенность нашей собственной страны исчезали за горизонтом.

Один за другим закрывались и покидали нашу страну заводы и фабрики, и никто даже не думал о том, что миллионы и миллионы американских рабочих остаются без работы. Богатство нашего среднего класса утекало из его домов, а потом перераспределялось по всему миру.

Но все это в прошлом. А мы теперь будем смотреть только в будущее.

(аплодисменты)

Мы собрались здесь сегодня, чтобы отдать новое распоряжение, которое должны услышать в каждом городе, в каждой зарубежной столице, в каждом кабинете власти. С сегодняшнего дня наша страна будет руководствоваться новой концепцией. С сегодняшнего дня она будет звучать только так: Америка прежде всего.

(Аплодисменты)

Каждое решение по торговле, по налогам, по иммиграции, по иностранным делам будет приниматься в интересах американских рабочих и американских семей. Мы должны защитить наши границы от разрушительного воздействия других стран, которые производят нашу продукцию, крадут наши компании и уничтожают наши рабочие места.

(Аплодисменты)

Америка снова начнет побеждать, побеждать как никогда прежде.

(Аплодисменты)

Мы вернем наши рабочие места. Мы вернем наши границы. Мы вернем наше богатство. И мы вернем наши мечты.

(Аплодисменты)

Мы будем строить новые дороги, шоссе, мосты, тоннели, аэропорты, железные дороги по всей нашей прекрасной стране. Мы освободим наших людей от социальных пособий и вернем им работу. Мы восстановим нашу страну руками и усилиями американцев.

(Аплодисменты)

Мы будем следовать двум простым правилам: покупать американское и давать работу американцам.

(Аплодисменты)

Мы будем стремиться к дружбе и добрым отношениям со странами мира, но мы будем при этом исходить из того, что все страны имеют право ставить собственные интересы превыше всего. Мы не стремимся навязывать свой образ жизни никому, но мы хотим, чтобы он служил всем примером. Мы будем подавать яркий пример всем, чтобы они ему следовали.

(Аплодисменты)

Мы укрепим старые альянсы и сформируем новые; мы сплотим цивилизованный мир против радикального исламского терроризма, и мы сотрем терроризм с лица Земли.

(Аплодисменты)

В основе нашей политики будет лежать абсолютная преданность Соединенным Штатам Америки, и проявляя верность своей стране, мы восстановим верность друг другу. Когда наши сердца открыты патриотизму, в них нет места предрассудкам.

(Аплодисменты)

Библия рассказывает нам, насколько это хорошо и приятно, когда люди божии живут вместе в единстве. Мы должны открыто выражать свои мысли, честно обсуждать наши разногласия, но при этом всегда проявлять солидарность. Когда Америка едина, она непобедима.

(Аплодисменты)

Не должно быть страха. Мы защищены, и мы всегда будем защищены. Нас будут защищать великие мужчины и женщины из наших вооруженных сил и правоохранительных органов. И что самое важное, нас будет защищать Бог.

(Аплодисменты)

И наконец, мы должны масштабно мыслить и еще масштабнее мечтать. Мы в Америке понимаем, что нация жива, пока она к чему-то стремится. Мы больше не будем признавать политиков, которые только говорят, но ничего не делают, постоянно жалуются, но ничего с этим не делают.

(Аплодисменты)

Время пустых разговоров прошло. Наступает время действий.

(Аплодисменты)

Не позволяйте никому говорить вам, что сделать это невозможно. Сердце, боевой дух и духовное начало Америки преодолеют любые вызовы. Мы не проиграем. Наша страна будет снова процветать и преуспевать.

Мы присутствуем при рождении нового тысячелетия, мы готовы раскрывать тайны космоса, освобождать землю от страданий и болезней, осваивать новую энергию, отрасли и технологии завтрашнего дня. Нас будет вдохновлять новая национальная гордость, она будет воодушевлять нас и устранять наши разногласия.

Пора вспомнить старую мудрость, которую никогда не забывают наши солдаты: какими бы мы ни были, черными, смуглыми или белыми, у нас у всех красная кровь патриотов.

(Аплодисменты)

Мы все будем пользоваться нашими славными свободами, и будем салютовать нашему великому американскому флагу.

(Аплодисменты)

Где бы ни родился ребенок, в городских кварталах Детройта или на обдуваемых всеми ветрами равнинах Небраски, он смотрит в одно и то же ночное небо, его сердце наполняют одни и те же мечты, и один наш всемогущий создатель дает ему дыхание жизни.

(Аплодисменты)

Все американцы, во всех городах, малых и больших, от моря до моря, в горах и на равнинах слышат эти слова. Вас никто больше не будет игнорировать.

(Аплодисменты)

Ваш голос, ваши надежды, ваши мечты будут определять нашу американскую судьбу. Ваше мужество, доброта и любовь будут вечно направлять нас на этом пути. Вместе мы снова сделаем Америку сильной. Мы снова сделаем Америку богатой. Мы снова сделаем Америку гордой. Мы снова сделаем Америку безопасной. И да, вместе мы снова сделаем Америку великой.

(Аплодисменты)

Спасибо. Благослови вас Бог. И благослови Бог Америку.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044373


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044357

Чем Обама обязан Путину, и почему ответственность свалили на Трампа

Ли Смит (Lee Smith), Tablet Magazine, США

Является ли Дональд Трамп российским агентом? Платил ли он проституткам из ФСБ, чтобы они мочились в постель, где спал Обама, в номере отеля «Ритц» напротив Кремля? Сейчас мертвый сезон, так что любой пьянчуга, получающий щедрое вознаграждение за поиск компромата, может написать любую идиотскую глупость, и Buzzfeed оставит вам решать, правда это или нет. Потому что, как торжественно заявил главный редактор Buzzfeed Бен Смит (Ben Smith) в беседе с The New York Times, таково сейчас состояние американской журналистики. Принято к сведению, Buzzfeed. Наслаждайтесь золотыми дождями.

Этот гротеск скрыл истоки и текущее состояние американской внешней политики по отношению к России, которая, в свою очередь, оказывает влияния на жизнь миллионов людей в Сирии, Ираке, Украине и других странах. Сформулируем иначе: будет ли Дональд Трамп продолжать политику своего предшественника, которая подожгла Ближний Восток и унесла жизни 500 тысяч сирийцев и позволила Путину откусывать большие куски от суверенного государства Украина? Или он сменит курс политики? Но может ли он сделать это, даже если захочет?

Упертость, с которой администрация Барака Обамы и остатки избирательной кампании Хиллари Клинтон продвигают идею о том, что Дональд Трамп — марионетка Путина, основана не на идиотских историях о мочившихся проститутках или секретных компьютерных серверах, позволяющих организации Трампа поддерживать прямую связь с Кремлем. Вместо этого здесь — попытка напустить как можно больше дыму и скрыть тот факт, что администрация Обамы охотно сотрудничала с враждебным российским лидером в Сирии и других местах.

Да, конечно, Обама приказал 35-ти российским дипломатам паковать чемоданы и закрыл два дипломатических учреждения в Мэриленде и Нью-Йорке. Но это произошло только через семь лет после того, как администрация смотрела в другую сторону, пока Россия отбирала Крым, а затем и Донбасс, совершала хакерские атаки против прибалтийских республик, предоставляла убежище Эдварду Сноудену, сбивала пассажирский самолет над Украиной и бомбила школы и больницы в Сирии. Однако Обама напыжился только после того, как были совершены хакерские атаки против серверов Демократической национальной конвенции и электронной почты Джона Подесты, руководителя избирательной кампании Клинтон — задолго после того, как это приобрело значение, и практически в тот момент, когда грузчики начали выносить его вещи из Белого дома.

Причина, по которой ведущие журналисты в сфере национальной безопасности, высшие государственные чиновники и большинство вашингтонского истеблишмента не могут вникнуть в суть отношений Обамы с Путиным только частично объясняется партийной принадлежностью. Причина, по которой так трудно оценить, как много места Обама дал Путину за минувшие семь лет, заключается в том, что стремление ввести в заблуждение было главным принципом Обамы все это время.

Президент старался сделать вид, что конфликтует с Путиным на протяжении большей части своих двух сроков. Например, он высмеивал российскую военную интервенцию в Сирии, предупреждая о кошмарах в стиле Вьетнама, и отмахивался от России, называя ее слабой страной, он отправил ЛГБТ-делегацию на Олимпиаду в Сочи, чтобы подчеркнуть несогласие с тем, как в России относятся к ЛГБТ-общине. Все это помогало скрыть тот факт, что, когда речь шла о чем-то по-настоящему серьезном, Обама стремился сигнализировать российскому лидеру, что их интересы совпадают. Причина была не в том, что его сильно влекло к Путину, а в том, что у Обамы была высшая цель — добиться заключения сделки с Ираном.

Дело не в том, что Обама соврал. Да, он врал. Все политики врут без устали, правые и левые, республиканцы и демократы. Все правительства врут, особенно, возможно, либерально-демократические, не имеющие такой же возможности делать все, что хочется, не теряя уровня поддержки, какая есть у авторитарных режимов. Либеральные демократы особенно врут, когда разрабатывают политику, от которой их электорат будет тошнить.

На протяжении двух сроков Обамы Белый дом устраивал внешнеполитическое кукольное представление, тогда как настоящая драма разворачивалась вдали от вспышек фотокамер — этакая мутация двухканальной дипломатии. Политику часто осуществляют по двум каналам, например, по военному и дипломатическому, или жесткой силы и мягкой силы, в частности, путем оказания помощи в развитии или осуществления культурного обмена. Дипломатия практически всегда осуществляется по двум каналам. Дипломатия второго канала — это специальный термин, означающий неофициальные встречи, устраиваемые частными лицами или организациями, что позволяет неофициальным представителям официальных партий отрицать причастность к ним, если и когда факт встреч раскрывается. Мирный процесс Осло начался, как дипломатия второго канала, как и многие другие крупные дипломатические инициативы. Дело в том, что, говорим мы о внешней помощи или о политическом давлении, военной силе или взывании к морали, но оба канала двухканальной дипломатии всегда направлены в одну сторону и ставят своей целью привести к одинаковому результату.

Двухканальная дипломатия администрации Обамы была иной, потому что открытая часть призвана было скрыть реальное шоу, ставившееся за кулисами. Например, если казалось, что Обама враждует с Путиным из-за российской разрушительной эскалации в Сирии и ее роли в разгроме повстанцев и убийствах мирных жителей, то ничего не было дальше от правды. Обама нуждался в Путине, чтобы спасти Иран и обеспечить его региональную позицию. Так что пока Обама публично осуждал Путина, его порученцы встречались с порученцами Путина частным образом, чтобы помочь русским добиться того, что администрация и особенно Госдепартамент бурно осуждали. В самые тяжелые времена казалось, будто есть два американских правительства, и они проводят диаметрально противоположную политику. Но на самом деле правительство было одно — администрация Обамы, и его политика была совершенно последовательной, хотя и не обязательно мудрой.

Потому что Обама думал в первую очередь не о Сирии и даже не об Общем всеобъемлющем плане действий (JCPOA), который принято считать главным символом внешней политики Обамы. Но и этот договор был фиговым листком, призванным прикрыть большую стратегию по переустройству ближневосточных интересов и созданию новой формы внешнеполитического «реализма», позволившего бы вывести американские войска с Ближнего Востока и поместить США на одну сторону с Ираном и его союзниками, включая Владимира Путина.

Да, Обама верил, что американцам надоели проблемы и психозы Ближнего Востока, и они были злы, что Джордж Буш не смог победить в двух своих войнах на Ближнем Востоке. Но ни Конгресс, ни внешнеполитический истеблишмент США не хотели видеть, как демонтируются региональные структуры, строившиеся 70 лет. А Обама считал, что эти структуры принесут в будущем дополнительные трения и потребуют нового военного вмешательства. Эти структуры нужно было разбить молотом.

Так что Белый дом Обамы приступил к сочинительству. Никто не хотел видеть, как США сближаются с Ираном в ущерб традиционным союзникам, например, Израилю, и администрация Обамы заявила, что этого не происходит. А для сокрытия этого был разыгран специальный спектакль с хорошо известными именами в Вашингтоне, и это позволило погрузить детишек Buzzfeed в размышление о сложности американской политики, пока взрослые дяди занимались своим смертельно серьезным делом. То, что выглядело, будто Обама извлекает кролика из шляпы, на самом деле представляло собой распиливание женщины по полам и кровопускание.

Действительно ли это происходило? Некоторые бывшие представители администрации Обамы, например, некогда главный представитель по Сирии Фредерик Хоф (Frederic Hof), говорили, что внешняя политика администрации была настолько запутанной вследствие отсутствия опыта работы с федеральной бюрократией у президента и его людей в Белом доме. С этой точки зрения, команда Обамы и конкретно советник по национальной безопасности Сьюзан Райс не понимали так называемый «межведомственный процесс», то есть то, как разные структуры, в том числе Совет по национальной безопасности, Госдепартамент, Пентагон и спецслужбы формируют политику.

Но на самом деле Обама и его близкое окружение презирали институты вашингтонских бюрократов, которых заместитель Обамы Бен Родс пренебрежительно назвал «пузырем». Как объясняли сам Обама и Родс, достойные презрения посредственности включали членов кабинета Обамы. Причина назначения таких фигур, как Леон Панетта, Роберт Гейтс, Дэвид Петреус, Джон Керри, Хиллари Клинтон и Саманта Пауэрс заключалась в стремлении использовать истеблишмент, как прикрытие, пока настоящие игроки, вроде Обамы и Родса, а также Роба Мэлли и еще нескольких избранных маневрировали в тенях и плели легенды для прикрытия. В 2012 году, как написали в мемуарах Панетта и Гейтс, Мудрецы поняли, что стали марионетками в большой игре президента, и уволились, пока не началось настоящее кровопролитие.

Хиллари Клинтон, держа в уме предстоящую президентскую кампанию, не собиралась публично идти наперекор Обаме, как сделали Панетта, Гейтс, Чак Хейгел и другие. Но она знала, что тоже служит занавеской. Ее Госдепартамент был удивлен, когда Джон Керри, занимавший на тот момент пост главы комитета Сената по внешним делам, получил задание открыть канал связи с Ираном через Оман. Уступки, предложенные Керри Ирану, особенно право обогащать уран, разъярили команду Клинтон. Они дали утечку в надежную прессу и сообщили, что Керри «облажался по-крупному, и они бы так не напортачили».

Действительно ли команда Клинтон была поражена и взбешена? Разумеется, нет. Они просто раскочегаривали свою собственную дымовую машину, чтобы никто не понял: Белый дом сделал с ними самую страшную вещь, которую можно сделать в Вашингтоне, а именно, вывел из игры. Работа Хиллари Клинтон заключалась не в осуществлении политики. От нее требовалось зарабатывать полетные мили и не путаться под ногами, пока Белый дом занимается по-настоящему серьезными вопросами, в том числе, Ираном, Израилем и Китаем, а также прочими темами крупного значения. Клинтон также не хотела принимать на себя ответственность за решения, против которых выступала она и ее ближний круг, и которые наверняка возмутили бы многих из ее ведущих традиционных либеральных сторонников. Как сказал мне один сотрудник вашингтонской произраильской организации, «президент обскакал Госдепартамент».

Джон Керри, преемник Клинтон, был либо менее амбициозным, либо более самонадеянным, чем она, а, возможно, и то, и другое. Он изображал из себя заводного кролика, пока настоящую работу по мироустройству выполняли гораздо более молодые люди, представлявшие волю президента США. Все, что Керри делал публично, все эти марафоны переговорных раундов, все эти пустые речи, было интермедией. Его бесконечная суета убедила его самого в том, что это настоящее дело, но этот факт всего лишь добавил убедительности его представлению. Так проще создавать шумиху для 27-летних репортеров Buzzfeed и их скороспелых экспертов по внешней политике в свежеиспеченных вашингтонских «аналитических центрах» под руководством демократических политических активистов вроде Ниры Танден (Neera Tanden), чей реальный опыт в любом регионе и в любой области человеческой деятельности — войне, дипломатии, ядерной инженерии, да в чем угодно — равнялся нулю.

Так что пока Buzzfeed и New Yorker писали статьи о том, как Джон Керри смело ведет переговоры по перемирию в Сирии со своим российским коллегой Сергеем Лавровым, реальную политику президента осуществлял представитель Обамы по Ближнему Востоку Роберт Мэлли. Почти сразу же после того, как в августе 2011 года Обама призвал Асада уйти в отставку, администрация раскаялась в этой показухе и пошла на попятный. Как сказал мне Тони Бэдрэн (Tony Badran), сотрудник Фонда защиты демократий, «Администрация прошла от „передачи власти от Асада" к „снижению напряженности" и прекращению кровопролития. Белый дом использовал ширму в виде гуманитарной озабоченности, чтобы скрыть тот факт, что смещение Асада больше не является частью уравнения. Теперь целью стало прекращение войны против Асада».

Сотрудники внешнеполитического ведомства довольно быстро сообразили, что Обама проводит два противоположных курса. Вопрос был в том, какой из двух — настоящий. Источник, близкий к турецкому правительству, сказал мне, что бывший премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу понял, что Обама использует Клинтон в качестве куклы. Любые ее обещания по Сирии ничего не стоят. Они также часто вводили в заблуждение, так как не соответствовали реальным действиям американцев. Белый дом заставлял своего главного дипломата лгать, не проинформировав ее, что она лжет.

Никто не видел большего мошенничества со стороны администрации, чем Израиль. Белый дом обещал Иерусалиму, что не собирается заключать сделку с Ираном, ведь Израиль был их союзником, а Иран — врагом. Как сказал мне бывший высокопоставленный американский чиновник, «Администрация Буша и Израиль разработали механизм давления на Иран, в основном, через спецслужбы. Этот механизм выпустил вирус „Стакснет". Но Обама выключил механизм давления, открыв канал переговоров через Оман, так как считал, что нельзя одновременно давить и действовать дипломатическим путем. Но Белый дом Обамы не мог сказать израильтянам, что выключил механизм давления. И он начал морочить им голову, рассказывая о планировании и обещая, например, „Стакснет-2". Так что эмиссары ездили туда и сюда, планируя, планируя, планируя, хотя на самом деле это был застой».

Более того, как сказал бывший чиновник, израильтяне знали, что Обама врет про канал через Оман. По его словам, глава делегации на переговорах с Ираном Уэнди Шерман «открыто встречалась с иранцами в рамках переговоров в формате „пять плюс один", а затем летела в Иерусалим и говорила, что США поддерживают Израиль. Но израильтяне знали, что американцы встречаются с иранцами, так как отследили номера самолетов, летавших в Оман. Они обратились к советнику Обамы по национальной безопасности Томасу Донилону и сказали, что им все известно».

На самом деле израильтяне не поняли. Они, как и другие критики сделки с Ираном, считали, что администрация неумело ведет переговоры и нуждается в помощи. Но Белый дом не интересовался подробностями соглашения, потому что JCPOA служил лишь средством для обеспечения крупной, даже исторической стратегии — Обама хотел вывести США с Ближнего Востока, и восстановление отношений с Ираном должно было позволить США уйти.

Так как Обама считал, что главная проблема с регионом заключалась в вашингтонском «сборнике сценариев», системы правил, которые обычно указывали на применение силы. Эти правила передавали друг другу поколения больших политиков, вроде тех, кого Обама использовал в качестве клоунов. Вопрос был в следующем: как Обама прикроет отступление США и обеспечит сохранение стабильности на Ближнем Востоке? Израиль был слишком мал для роли регионального полицейского, к тому же, его отношения с палестинцами шли к нестабильности. Суннитские арабские страны были раздроблены и не имели способности сотрудничать, а их внутренние проблемы привели к росту экстремизма. Оставался только Иран.

Очевидно, что многие из чиновников администрации Обамы были влюблены в Исламскую республику, будь то из их преклонения перед старинной патиной «движения Третьего мира» или из восхищения классической персидской культурой. Самому Обаме больше всего нравилось, как он сказал на встрече с лидерами арабских стран Персидского залива в 2015 году, что иранцы могли делать дела. Это выражение он использовал в контексте восхищения экспедиционными силами Корпуса стражей исламской революции под командованием Касема Сулеймани. Но он также понимал, что эти взгляды и порожденная ими политика вызовут отторжение у многих, точнее, большинства американцев и их избранных представителей. Поэтому он лгал, запутывал, вводил в заблуждение и говорил, что JCPOA должен лишить Иран ядерного оружия.

Все крупные внешнеполитические вопросы президентства Обамы (развал двусторонних отношений с Израилем, вывод войск из Ирака, Россия и так далее) были частью его политики по переустройству, включая отношение администрации к крупнейшей стратегической, политической и гуманитарной катастрофе XXI века — сирийскому конфликту. Кабинет Обамы придерживался общепринятого мнения, которое разделяли Панетта, Клинтон, Керри, Петреус и Пауэр — вооружить повстанцев, чтобы разгромить Асада или как минимум вынудить его вести переговоры в менее выгодных условиях. Но Обама поступал с точностью до наоборот.

Более ястребиную позицию озвучивал генерал Джеймс Маттис, тогда занимавший пост начальника Центрального командования, а ныне ставший кандидатом на пост министра обороны в администрации Трампа. Он считал, что разгром Асада станет сильнейшим стратегическим ударом по Ирану. Но именно этого боялся Обама, и иранцам было необязательно говорить ему, что переустройство рухнет, если США ударят по Асаду. Переустройство требовало использования сильного Ирана и и способного действовать подразделения «Эль-Кудс» в качестве нового регионального полицейского. Ослабленный Иран с усилившейся внутренней оппозицией не подойдет для целей американской администрации, желавшей отдать другому ключи от Ближнего Востока и уйти. Обаме был нужен большой Иран, «успешная региональная держава», как он сказал.

Победа сирийской оппозиции, которую Белый дом презирал, хотя президент и его помощники чтили память жертв бесчинств Асада, стала бы катастрофой для администрации Обамы. Она не только бы развеяла надежды Обамы на гегемонию Ирана, способного вести американские интересы в регионе, но также потребовала бы от Вашингтона приводить в порядок нередко противоречивые интересы его многочисленных региональных союзников — Израиля, Иордании, Саудовской Аравии, Турции и так далее. Другими словами, победа оппозиции потребовала бы большего вмешательства США в дела региона — больше внимания, времени, денег, энергии и, возможно, крови.

Структурная проблема великого плана Обамы по переустройству заключается в том, что Иран не вынесет этот груз. Обама должен был сообразить это в тот момент, когда ему пришлось вмешиваться ради помощи Ирану. Когда администрация Обамы устроила утечку информации о том, что Израиль уничтожил груз иранского оружия для «Хезболлы», Обама должен был понять, что он подыгрывает Ирану, но этого не достаточно. Касем Сулеймани оказался не таким уж успешным, и его подразделение «Эль-Кудс» не смогло разбить ИГИЛ в Тикрите (запрещенная в РФ террористическая организация) без воздушной поддержки США. Столь шумно рекламировавшаяся операция с целью освобождения Мосула до истечения срока полномочий Обамы обернулась таким провалом, что Белый дом о ней предпочитает не говорить.

Когда в сентябре 2015 года Россия вмешалась в сирийскую войну, Обама должен был сообразить, что это ясное доказательство ошибочности его расчета. Корпус стражей Исламской революции оказался не в состоянии разгромить презираемых Обамой крестьян и плотников. Иранцам понадобилась, чтобы русские сделали это для них.

Белый дом утверждал, что действия Путина застали его врасплох, но это вряд ли так. Русские несколько месяцев перевозили людей и оборудование через Босфор, пролив под контролем состоящей в НАТО Турции. Переброска началась как минимум с июльского посещения Москвы Касемом Сулеймани, который просил о российской интервенции.

В реальности оказалось, что российская кампания в Сирии служит интересам Обамы. Нет смысла восстанавливать отношения с Тегераном, если Иран прекратит быть региональной державой. Путин спас не только Асада, но и политику Обамы по переустройству. Причем российский президент сделал это во второй раз. Впервые он спас политику Обамы, когда предложил сделку по химическому оружию Асада и позволил главнокомандующему уйти обратно за «красную линию».

Обама многим обязан Путину, поэтому он позволял, чтобы русским сходило с рук все, что они делали на протяжении последних семи лет, включая атаки на американские политические организации. Трампу остается либо продолжать политику в отношении России, унаследованную от Обамы, либо перевернуть стол.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044357


Палестина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044340

Движение в ближневосточном конфликте?

Ульрих Шмид (Ulrich Schmid), Neue Zuercher Zeitung, Швейцария

Палестинцы хотят договориться и организовать выборы — снова. Ключевые палестинские движения объявили в Москве об образовании правительства национального единства. Представители ФАТХ, ХАМАС, Исламского Джихада и других движений заявили, что они под эгидой Организации освобождения Палестины как можно скорее планируют сформировать новый Национальный совет, который затем должен избрать новый исполком Организации освобождения Палестины, когда его глава Аббас в сентябре прошлого года ушел в отставку.

Выборы? Не для Аббаса

Правильно ли мы услышали? Палестинцы объявляют об образовании правительств единства с регулярными интервалами, в последний раз это было сделано в апреле прошлого года. Почему опять правительство — что-то не получилось с последним? Нет, не получилось. Хотя как в секторе Газа, так и в Рамалле постоянно заверяют в том, что единство необходимо, осязаемо и неотвратимо. В действительности, непосредственно после клятв начинается ругань и даже стрельба. Аббас не доверяет популярной ХАМАС и поэтому последовательно отвергает любые выборы. Прошлой осенью местные выборы были перенесены на неопределенное время.

И вот теперь сместились важные параметры. Дональд Трамп станет президентом, Израиль и США, кажется, больше сблизятся — хорошие основания для Аббаса повернуться в сторону Москвы. Президент Путин, окрыленный своим успехом в Сирии, кажется, берет на себя новую дипломатическую роль. Самое позднее, после заявления будущего посла США Фридмана о том, что он хочет работать в Иерусалиме, вечной столице Израиля, Америка больше не считается для палестинцев честным посредником. В середине января палестинцы при поддержке российского министра иностранных дел Сергея Лаврова, встретились в Москве, непосредственно после того как в Париже состоялась встреча политиков из 70 стран на ближневосточной конференции.

Насмешка над квартетом

Русским доверили кое-что. В Москве палестинцы просили Лаврова попытаться сделать все, чтобы уговорить Трампа не переносить посольства в Иерусалим. Плохо палестинцы отозвались о ближневосточном квартете, который состоит из США, России, ЕС и ООН. Квартет полностью провалился. Необходимо найти новый механизм для решения конфликта. Россия — только Россия, то есть без партнеров квартета — может сыграть здесь важную роль.

В Израиле правые националисты радовались победе Трампа. В Палестине могут на это пока что ответить только новыми заверениями в единстве. Член ФАТХа сформулировал это следующим образом: «Созрели условия для нового правительства единства, как на внутренней арене, так и на международной». Хорошо звучит, вот только почему Путину должно больше повезти в стараниях по примирению палестинцев?

Чтобы сблизить ФАТХ и Хамас, нужно устранить причины их разногласий. Они находятся в области конфликта вокруг поведения с Израилем. В то время как ФАТХ подписал соглашения в Осло и выразил готовность сотрудничать с Иерусалимом, ХАМАС до сегодняшнего дня не готова признать право Израиля на существование. Посмотрим, удастся ли палестинцам эта новая попытка единения. Никто не удивится, если она провалится. В неблагодарной роли безуспешного посредника тогда внезапно окажется Россия.

Палестина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044340


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter