Всего новостей: 2001544, выбрано 15704 за 0.047 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 16 февраля 2017 > № 2074283

В Азербайджане нужно внедрять институт семейных психологов – глава Госкомитета

Проблемы ранних браков, насилия в семье, частых разводов обсуждались в четверг в парламенте Азербайджана на «круглом столе», посвященном причинам возникновения семейных конфликтов и путям их предотвращения.

«В Азербайджане необходимо создать институт семейной психологии в целях решения существующих в обществе проблем, связанных с насилием в семье, ранними браками, частыми разводами», - заявила председатель Госкомитета по проблемам семьи, женщины и детей Хиджран Гусейнова.

По ее словам, азербайджанское государство серьезно заботится о благополучии семей. «Тем не менее, и у нас, к сожалению, имеются проблемы в этой сфере. Страшно читать в газетах о том, как муж убил свою жену. Или отец побил ребенка. С таким, увы, приходиться сталкиваться. По сравнению с другими странами в Азербайджане таких негативных фактов меньше, но это все равно серьезно настораживает наше общество», - сказала глава Госкомитета.

Х.Гусейнова выступила с резкой критикой родителей, спешащих выдавать замуж дочерей школьного возраста. «В нашем законодательстве имеются лазейки, которые надо закрыть. К примеру, отец не пускает свою 14-15-летнюю дочь в школу, которую, по его мнению, надо срочно выдать замуж. К сожалению, довольно часто такие ранние браки приводят к разводам. Ведь, по сути, семью создают дети, которые психологические еще не готовы к браку», - подчеркнула она.

Председатель Госкомитета отметила также пропасть, возникающую в отношениях родителей с детьми.

«Некоторые родители радуются, когда их дети сидят спокойно за компьютерами. Но такие родители не знают, чем именно занимается ребенок, ведь Интернет оказывает на человека как положительное, так и негативное воздействие. В результате, нередко к нам в комитет приходят родители, жалующиеся на то, что не могут найти язык со своими детьми и даже просящие нас оградить их от ребенка», - сказала Х.Гусейнова.

Важность нахождения путей решения семейных проблем отметила председатель парламентского комитета по вопросам семьи, женщины и ребенка Агия Нахчыванлы.

«Наша основная задача заключается в своевременном анализе существующих проблем в семьях и нахождении адекватных путей их решения. Ведь даже от мелких семейных споров, в результате, страдают родственники, соседи, друзья, общество», - сказала она.

Важность сохранения семейных традиций отметил заместитель председателя Госкомитета по работе с религиозными структурами (ГКРРС) Гюндуз Исмайлов. «Мы не против исламизации общества, мы против потери присущих нашему народу традиций, в том числе семейных ценностей, ведь проповедующие ислам различные народы имеют отличную друг от друга культуру. Поэтому мы выступаем за сохранение азербайджанской культуры поведения», - добавил он.

Г.Исмайлов подчеркнул недопустимость негативного влияния под религиозным прикрытием разных экстремистов на культурные традиции. «Наши семьи должны хранить азербайджанские ценности, не превращаться в арабские, фарсидские. Чужие семейные модели представляют для нас опасность. Трещины в национальных семейных традициях в итоге способны нанести удар по государственности. В исламе допускается брак мужчины с четырьмя женщинами. Но это арабская культура, а не азербайджанская», - сказал зампред ГКРРС.

Р.Бабаев

Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 16 февраля 2017 > № 2074283


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 16 февраля 2017 > № 2074233

«Говорить с Россией с позиции силы»

Глава Пентагона Мэттис призвал говорить с Россией «с позиции силы»

Игорь Ветров

Воинственным заявлением отметился новый глава Пентагона Джеймс Мэттис. В Брюсселе на встрече министров обороны стран НАТО он подчеркнул, что с Россией нужно говорить с «позиции силы». Кроме того, генерал отметил приверженность Вашингтона Североатлантическому альянсу, что Дональд Трамп ставил под сомнение во время президентской гонки прошлого года.

«В то время как Соединенные Штаты и союзники пытаются взаимодействовать с Россией, мы должны одновременно обороняться, если Москва решит действовать вопреки международному праву», — сказал Мэттис во вторник вечером.

Шеф Пентагона подчеркнул, что, как и в «самые темные дни «холодной войны», США продолжают держать открытыми политические каналы для сотрудничества и деэскалации разногласий.

«Мы остаемся открытыми к возможностям по восстановлению партнерских отношений с Москвой, в то же время оставаясь реалистичными в наших ожиданиях и обеспечиваем нашим дипломатам возможность вести переговоры с позиции силы», — добавил министр обороны США, выступая на встрече министров обороны стран НАТО.

Риторика Мэттиса, как нетрудно заметить, расходится по интонации с тем, как отзывается о России Дональд Трамп.

Один из основных упреков в адрес нынешнего президента США со стороны американской прессы состоит в том, что он недостаточно жестко настроен по отношению к России, и в частности к Владимиру Путину. За это Трампа критикует и американский политический истеблишмент, например, Джон Маккейн.

Впрочем, сенатор от Аризоны подчеркивал, что именно Мэттис на посту главы Пентагона в значительной степени снимает его озабоченность в отношении администрации Трампа. С того момента когда о Мэттисе заговорили как о главном кандидате на пост министра обороны, тот не уставал подчеркивать, что Вашингтону следует воспринимать Россию как одного из главных оппонентов на мировой арене.

В этом смысле примечательна позиция Трампа.

С одной стороны, он как верховный главнокомандующий, разумеется, предопределяет позицию главы Пентагона по тому или иному вопросу текущей повестки дня. Трамп на протяжении многих последних месяцев давал понять, что не прочь сотрудничать с Россией по вопросу борьбы с «Исламским государством» (запрещенным в РФ). И, по идее, интонация Мэттиса каким-то образом должна была бы отражать эту линию Трампа.

С другой стороны, Трамп, выступавший в ходе предвыборной кампании за использование пыток водой при допросах подозреваемых в причастности к международному терроризму, более того, настаивавший на эффективности подобных методов, заявил, что доверится по столь принципиальному вопросу суждению своего министра обороны.

Поэтому многие в американских СМИ гадают, не доверится в итоге Трамп суждению Мэттиса и в таком принципиальном вопросе, как отношения с Москвой.

Тем временем жесткое заявление Мэттиса встретило критику в российском политическом истеблишменте. В частности, председатель комиссии Совета Федерации по информационной политике Алексей Пушков назвал слова шефа Пентагона «непродуманной формулой».

«Мэттис призвал вести переговоры с Россией «с позиции силы». Но не пояснил, что как быть с Сирией, где у США нет силы», — заметил Пушков в своем твиттере.

Наблюдатели замечали, что беспокоиться по поводу воинственных заявлений Мэттиса особенно не стоит.

Так, военный эксперт Виктор Мураховский говорил, что прозвище «Бешеный пес» вовсе не говорит об агрессивности нового главы Пентагона. «Mad Dog — это стандартная американская кличка для таких крутых парней. В американской культуре такую кличку дают не столько агрессивному, сколько брутальному, ответственному, мужественному человеку», — отметил он.

«В области политики я вам могу гарантировать на сто процентов, он будет вести себя только в русле политики общей внешней, которую изберет лично Трамп и его администрация, — заявил Мураховский в декабрьском интервью НСН. — В отличие от предыдущих американских министров, которые были политиками, а не военными, Мэттис займется вопросами совершенствования американских вооруженных сил».

Вместе с этим Москву, разумеется, не может не настораживать восторг Джона Маккейна в отношении нового министра обороны США.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 16 февраля 2017 > № 2074233


США. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 февраля 2017 > № 2075900

Может ли Россия вытеснить США с Ближнего Востока

Перри Кэммэк (Perry Cammack), Ричард Сокольский (Richard Sokolsky), Carnegie Moscow Center, Россия

Перемирие, заключенное в конце прошлого года в Сирии на основе договоренностей России, Ирана и Турции, стало еще одной дипломатической победой Москвы на Ближнем Востоке. Пока неясно, окажется ли эта инициатива более успешной, чем предыдущие мирные соглашения — их жизнь была недолгой. Но самый примечательный аспект этого дипломатического гамбита в том, что в договоренностях не участвуют США и их традиционные партнеры в арабском мире: Саудовская Аравия, Египет, Иордания, ОАЭ и Катар. Некоторые эксперты провозглашают дипломатические и военные успехи Москвы на Ближнем Востоке новой эрой российского господства в регионе, а Дональд Трамп во время президентских дебатов заявлял, что Россия теперь «господствует на Ближнем Востоке».

Но не все так просто. Многие предсказания относительно российской военной кампании в Сирии не оправдались: Москва не понесла больших человеческих и материальных потерь и (пока) не увязла в этой войне. Кремль считает кампанию весьма успешной и, несомненно, очень доволен тем, что США исключены из новых мирных договоренностей.

В течение двух десятилетий после окончания холодной войны России приходилось довольствоваться на Ближнем Востоке ролью наблюдателя, в то время как Америка воевала в Ираке, свергла Муаммара Каддафи, руководила борьбой с «Исламским государством» (запрещено в РФ) и решением таких проблем, как иранская ядерная программа, израильско-палестинский конфликт и волнения в арабских странах. Но Сирия внезапно подкрепила статус России как великой державы и в военном, и в дипломатическом смысле.

Еще полтора года назад казалось, что режим Башара Асада находится на грани краха. Сегодня же он намеревается восстановить контроль над всеми крупными городами Западной Сирии. Путину удалось одновременно улучшить отношения с Израилем, Саудовской Аравией, Турцией и Ираном и нанести удар по либерально-интервенционистским планам «сменить режим». США на этом фоне выглядят каким-то беспомощным великаном.

Несомненно, Кремль очень успешно разыграл сирийскую карту. Однако представление, что Россия теперь заменит США в роли ведущей внешней силы на Ближнем Востоке, едва ли обоснованно. Во-первых, нынешние успехи отчасти обусловлены сдержанностью амбиций Москвы и признанием ограниченности российского влияния за пределами Сирии. Москва охотно торгует оружием и готова действовать оппортунистически ради расширения своего влияния, но не намерена брать на себя решение проблем региона и американские обязательства в сфере безопасности. Для России больший приоритет имеют другие регионы — ее западное и южное ближнее зарубежье, а также азиатско-тихоокеанское направление.

Во-вторых, даже если амбиции Москвы со временем вырастут, потенциал российского вмешательства ограничен. У России довольно мрачные долгосрочные экономические перспективы, учитывая коррупцию, зависимость от сырьевого экспорта, демографический спад, санкции и неблагоприятный бизнес-климат. Россия не обладает океанским флотом, способным заместить Пятый флот ВМС США, который сейчас господствует в Персидском заливе. Морская база в Тартусе и авиабаза в Латакии единственные российские военные объекты за пределами бывшего СССР. Это важная опора для России в восточном Средиземноморье, и, расширив свое присутствие на этих базах, Москва сможет доставить немало беспокойства американским военным кораблям. Но и это не создает угрозы американскому доминированию в Средиземноморье, особенно если Турция останется в составе НАТО и Шестой флот США сможет действовать в Средиземном море, базируясь в портах региона.

В-третьих, Сирия — уникальный случай. Там Россия показала, что готова к масштабному применению силы вплоть до разрушения городов, но вряд ли эту тактику будут готовы принять другие страны региона, даже самые авторитарные. Напротив, способности к более тонкому, хирургическому вмешательству (типа американской операции по ликвидации бен Ладена) Россия пока не продемонстрировала. Кроме того, у Москвы давние связи с Сирией, которые формировались десятилетиями, а вот в отношениях с другими государствами Ближнего Востока она пока действует очень точечно, отталкиваясь от конкретных сделок. Готовность Кремля к ограниченным тактическим союзам с широким кругом слабо совместимых между собой партнеров объясняет, как России удается одновременно согласовывать свои действия в Сирии с Израилем, Ираном и «Хезболлой». Но такой подход мешает строить долгосрочное партнерство.

Саудовская Аравия и некоторые другие монархии Персидского залива будут и дальше заигрывать с Москвой и, вероятно, закупать российское оружие. Но влияние России на страны Залива будет ограничено из-за того, что Москва поддерживает режим Асада и отношения с Ираном, а главное — из-за давних связей арабских монархий с США. Серьезное улучшение российско-иранских отношений тоже маловероятно, учитывая их многовековую взаимную вражду, не совпадающие задачи в Сирии и Средней Азии, а также конкуренцию на рынке энергоносителей.

У России недостаточно союзников и влияния, чтобы добиться прочных позиций в Ираке. Отношения Москвы с египетскими военными, вероятно, ограничатся поставками вооружений ввиду военного сотрудничества Каира с Вашингтоном и отсутствием у России ресурсов для решения экономических проблем Египта. У России хорошие отношения с Израилем, но опять-таки их задачи не совпадают, особенно если Россия и дальше будет сотрудничать в Сирии с Ираном и «Хезболлой». Израильские спецслужбы и военные готовы укреплять связи с Москвой, но не намерены отказываться от ключевого партнерства с США.

Российско-турецкие отношения пока что улучшились: Москва и Анкара координируют свои действия в Сирии, Турция уже не так настойчиво требует смещения Асада и ограничила поддержку нескольких повстанческих группировок, а Россия помогла остановить продвижение курдских отрядов в Сирии. Но интересы Турции и России в Сирии не совпадают, так что Анкаре придется и дальше искать компромисс между отношениями с Москвой, с одной стороны, и членством в НАТО и партнерством с США- с другой.

В-четвертых, еще неизвестно, насколько долговечными окажутся успехи России в Сирии. Москва, похоже, не сможет выйти из этого конфликта без его хотя бы относительного политического урегулирования. Но вряд ли это получится сделать быстро. Прорыв «Исламского государства» (запрещенной в России террористической организации) в Пальмиру говорит о хронической недоукомплектованности сирийской армии. И даже если Асаду удастся одержать некую военную победу, она будет пирровой. Трудно представить, что члены НАТО, страны Персидского залива и международные финансовые институты возьмутся финансировать восстановление Сирии без политического решения, одобренного ООН. А если эти расходы возьмет на себя Москва, это вряд ли устроит российских граждан.

Наконец, есть риск, что российская интервенция на Ближнем Востоке спровоцирует ответную реакцию. Взятие Алеппо для Кремля не только крупная военная победа, но и удар по репутации. Нескончаемые военные операции США на Ближнем Востоке сделали Вашингтон главным «дальним врагом» джихадистов. Но кадры из Алеппо свидетельствуют, что их настроение может перемениться. Около 12-14% населения России — мусульмане, и, как заявлял в прошлом году министр иностранных дел России Сергей Лавров, около дух тысяч российских граждан сражаются в Сирии на стороне ИГ. В октябре 2015 года ИГ сбило российский самолет над Синайским полуостровом, а в декабре в Турции в отместку за Алеппо был убит российский посол. Это может быть лишь началом.

Россия вернулась на Ближний Восток и готова задействовать военную силу ради дипломатических успехов. Новой американской администрации нужно гораздо внимательнее изучать действия Москвы в регионе. Однако, если перефразировать Марка Твена, страхи по поводу российского господства на Ближнем Востоке сильно преувеличены.

США. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 февраля 2017 > № 2075900


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 февраля 2017 > № 2075890

Первая потеря Трампа на российском фронте

Почему ушел в отставку советник президента США по нацбезопасности.

Сергей Сидоренко, Украiнська правда, Украина

День Валентина начался с новостей о переменах в ближайшем окружении президента США Дональда Трампа. Незадолго до полуночи по вашингтонскому времени (или уже после шести утра по Киеву) Белый дом официально сообщил об отставке Майкла Флинна, президентского советника по вопросам национальной безопасности и одного из самых давних соратников Трампа в составе администрации Соединенных Штатов. С начала 2016 года Флинн был консультантом Трампа по вопросам международной политики и нацбезопасности.

Важности этой истории добавляет то, что к отставке привели контакты Флинна с россиянами. Точнее, постоянное внимание СМИ к этим контактам. К слову, Флинн фигурировал в так называемом шпионском докладе о влиянии РФ на американские выборы как один из ключевых контактов Кремля. Достоверность этих данных до сих пор остается под вопросом — скорее всего, доклад содержит много неточностей и ошибок. Однако сейчас можно с уверенностью говорить, что вопросы к советнику Трампа возникли не зря — даже те его действия, которые уже подтверждены американской разведкой, вызвали в Вашингтоне немало вопросов.

О чем разговор

История с отставкой Майкла Флинна разворачивается вокруг его телефонных разговоров с послом России в США Сергеем Кисляком. Мол, они несколько раз общались по телефону 28 декабря — в тот самый день, когда президент Обама объявил о выдворении из США 35 российских дипломатов и о запрете доступа россиян к одному из объектов недвижимости, используемому ими. Газета The Washington Post еще в январе сообщила о деталях этих разговоров: по данным журналистов, тогда Флинн призвал российского собеседника к сдержанному ответу и заверил, что новое американское правительство подумает над отменой новых санкций после того, как Трамп официально приступит к исполнению обязанностей президента.

Флинн тогда не был официальным должностным лицом — его (так же, как и других членов команды Трампа) назначили лишь в январе. В определенной степени проблему создает требование законодательства о том, что частное лицо не может вести переговоры с представителями иностранных государств, уверяя их, что говорит от имени США. Но настоящей причиной отставки стало другое. Да и значение Флинна в связях команды Трампа по РФ отнюдь не ограничивается его общением с послом.

Российские гонорары и фото с Путиным

Советник Трампа по вопросам национальной безопасности (теперь уже бывший) был человеком, выпадающим из «матрицы» привычных представителей американского истеблишмента. Бывший шеф военной разведки Майкл Флинн известен своими исламофобскими высказываниями и увлеченностью теорией заговора. Он был идеологом резких заявлений Трампа относительно будущих действий США на Ближнем Востоке. В частности, по его мнению, США должны теснее сотрудничать с РФ в борьбе против «Исламского государства».

Да и вообще, на российском векторе «особенность» Флинна была наиболее заметной. Хорошо известный пример: в 2015 году он принял участие в праздновании 10-летия телеканала Russia Today, причем оказался на этом мероприятии почетным гостем, заняв место по правую руку от Владимира Путина. Впоследствии выяснилось, что он получал также гонорары от RT — после публичных вопросов по этому поводу Флинн признал, что консультировал российский пропагандистский телеканал.

Размеры гонораров пока не разглашаются, но сам факт их получения стал основанием для претензий в его адрес — законодательство США запрещает чиновникам получать средства от иностранных правительств, даже косвенно. А еще Майкл Флинн запомнился тем, что стал фигурантом скандального документа о связях Трампа с РФ и с компроматом на него. «Кремль взаимодействует с несколькими мощными американскими игроками, включая Стейна, Пейджа и бывшего директора разведки Минобороны Майкла Флинна, в том числе финансирует их визиты в Москву», — утверждалось в одном из отчетов. По крайней мере, в вопросе поездки на празднование с Путиным эти данные подтвердились.

Причина — ложь, а не звонок

Но вернемся к отставке. То, что происходит сейчас в Вашингтоне, напоминает скандал с… бывшим президентом Биллом Клинтоном после истории с Моникой Левински. Как известно, история с внебрачной связью Билла в Овальном кабинете чуть не привела к импичменту — но не из-за отношений президента и его практикантки, а из-за того, что глава государства врал под присягой. То же самое — в истории с Майклом Флинном.

Сначала он опровергал сам факт разговора, но впоследствии был вынужден признать, что он имел место. История с обвинениями в адрес Флинна разворачивалась еще в январе, до инаугурации Трампа. В этот период команда избранного президента держалась вместе, отражая атаки. В том числе — обвинения со стороны спецслужб, которые как раз вели расследование о вмешательстве РФ в результаты выборов.

Если откровенно, то тогда у Трампа боялись, что инаугурация вообще не состоится, а потому порой шли ва-банк. Возможно, из-за этого ложь Флинна поддержал и вице-президент Пенс. «Я могу заверить, что разговоры Флинна, происходившие в то самое время, когда США приняли решение о выдворении российских дипломатов, не касались вопроса о том, что делать с санкциями», — категорически заявил он тогда в интервью телеканалу CBS.

Но история продолжила развиваться.

Уже в феврале стало известно, что спецслужбы располагают доказательствами обратного. 13 февраля Washington Post публикует новую статью о контактах Флинна с РФ, со ссылкой на руководителей Минюста и разведывательных органов. В Белом доме решили, что пришло время реагировать. Единственным виновным решили сделать самого Флинна, выведя из-под удара других членов команды, включая Трампа и Пенса. Для этого Флинн написал письмо-извинение, которое оперативно передали в американские СМИ.

Экс-советник президента США заверил, что не делал ничего дурного, а просто забыл уведомить руководство о деталях разговора с послом РФ, а потому — подставил их. «У меня были многочисленные телефонные разговоры с иностранными партнерами (в период перед инаугурацией Трампа. — Ред.). Такие звонки являются стандартной практикой. Из-за быстрого развития событий я непреднамеренно сообщил вице-президенту и другим неполную информацию о моих телефонных контактах с послом России. Я искренне извинился перед президентом и вице-президентом, и они приняли мои извинения», — говорится в этом документе.

«Он говорит, что не помнит деталей разговора, но плохая память — не то качество, которого мы ожидаем от советника президента по вопросам нацбезопасности», — прокомментировал его письмо источник в Белом доме.

Шантаж — не проблема. СМИ — проблема

«Главным вопросом было не то, говорил ли он с российским послом о санкциях, а то, сказал ли он правду вице-президенту», — цитирует CNN представителя Белого дома, который объясняет мотивы отставки президентского советника, в статье от 14 февраля. Но на самом деле было бы слишком смело утверждать, что вопрос — лишь в действиях экс-советника.

И тем более — не стоит считать, что вместе с отставкой Флинна Трамп разрывает связи своей команды с россиянами. О том, что проблема состоит не просто в неосведомленности Белого дома, свидетельствует, в частности, опубликованная в понедельник статья в Washington Post.

В ней речь идет о письме тогдашнего и.о. генпрокурора Салли Йетс, направленном администрации Трампа еще в конце января. В нем говорилось, что «Майкл Флинн ввел в заблуждение высшее руководство страны по существу своего общения с послом РФ», пишет WP. Также, по данным издания, и.о. генпрокурора предупредила президентскую администрацию о том, что тогдашний советник по вопросам нацбезопасности уязвим перед шантажом со стороны россиян.

Эту информацию изданию подтвердили как бывшие, так и нынешние чиновники, поэтому с большой вероятностью можно говорить, что смысл письма был именно таким. Так почему же в Белом доме не отреагировали сразу, еще в январе? А информация о российских гонорарах Флинна — это вообще не разведданные, Флинн лично ее подтвердил. Сочетается ли это с деятельностью ключевого лица в Белом доме, ответственного за нацбезопасность (в том числе за международную)?

Еще сутки назад Трамп считал, что никакого конфликта интересов здесь нет. И единственным, что заставило его изменить мнение, стало давление со стороны СМИ. Несмотря на то, что Трамп пытается позиционировать себя как президента, который не обращает внимания на медийную критику, на самом деле он вынужден реагировать. И без давления медиа (причем речь идет именно о СМИ, симпатизирующих Демократической партии!) никаких изменений не произошло бы.

И это — едва ли не главный повод для оптимизма в нынешней ситуации. Ведь это значит, что в случае резкого разворота, который противоречит интересам американского политикума, Трампа могут заставить сделать шаг назад.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 февраля 2017 > № 2075890


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 февраля 2017 > № 2075886

Грандиозная сделка между Россией и США?

Кирк Беннетт (Kirk Bennett), The American Interest, США

Ожидается, что новая администрация Трампа проведет тщательный анализ внешней политики и политики безопасности США. Будет очень хорошо, если она попытается избежать искушения (которому когда-то поддалась администрация Обамы) и не станет отталкиваться от того, что внешнеполитические проблемы США являются следствием некомпетентности ее предшественников, и что более умелое ведение дел поможет решить основную часть проблем. Компетенция, разумеется, имеет значение, однако разумный анализ необходимо начинать с признания того, что международные отношения во многом определяются объективными факторами и процессами, которые даже Вашингтон со всей его мощью порой не может полностью контролировать.

Ожидается, что новый президент США с его умением заключать сделки будет подходить к отношениям между крупными державами в деловом ключе, и сейчас многие обсуждают возможные соглашения между США и Россией по Сирии и Украине. Рациональный деловой подход станет существенным улучшением по сравнению с бесплодными попытками наладить «стратегическое партнерство», основанное на ошибочной концепции общности интересов и ценностей. Однако если присмотреться внимательнее, то этот деловой подход проблематичен, потому что а) в вопросе Сирии и Украины не существует удовлетворяющей обе стороны сделки; б) ни одна сторона не может реалистично надеяться получить от другой то, чего ожидает.

Пока неясно, в каком виде будет существовать Сирия к тому моменту, когда администрация Трампа будет окончательно сформирована. Формат переговоров Россия-Турция-Иран, в рамках которого США остались в стороне, часто изображается как сознательное оскорбление в адрес США. Возможно, это тоже сыграло определенную роль, однако, в сущности, такой формат просто отражает реалии той ситуации, в которой оказалась Сирия. Упомянутые выше государства отправили в Сирию своих военных, а сирийские правительственные войска готовы воспользоваться их поддержкой. Когда Вашингтон решил (вполне благоразумно, с моей точки зрения) ограничить свое непосредственное военное участие в сирийском конфликте миссиями против ИГ (террористической организации, запрещенная на территории РФ — прим. ред.) и отказаться от роли решающей силы, он отказался от всех своих претензий на такое влияние, которое позволило бы ему сесть за стол переговоров. Такова жизнь.

В любом случае у новой администрации США будет меньше претензий в отношении Сирии, и лейтмотивом лагеря Трампа станет идея российско-американского сотрудничества в борьбе против ИГ. Москва, несомненно, с радостью встретит предложение объединить усилия для борьбы с «терроризмом» в Сирии. Это даст возможность разделить обязанности, как это было при Обаме, и США будут бороться против ИГ, а Россия — против всех оппозиционных группировок, не имеющих отношения к ИГ, независимо от их идеологической принадлежности и склонности к насильственным методам борьбы. Одно серьезное достижение России в ее борьбе против ИГ — освобождение Пальмиры — было потеряно в декабре, потому что российские военные были заняты выполнением гораздо более серьезной (для Асада и для Москвы) задачи по освобождению Алеппо. Уничтожение ИГ никогда не было их главным приоритетом, поэтому все российско-американские соглашения о совместной борьбе против «терроризма» в Сирии не обернулись реальным сотрудничеством. Администрация Обамы билась об эту стену большую часть года. Администрация Трампа может продолжить этот курс, однако, учитывая опыт своего предшественника, она вполне может начать придерживаться более разумного подхода.

Новая администрация США может обратить внимание на довольно любопытный и редко замечаемый факт, касающийся антитеррористической кампании России в Сирии. Среди государств Центральной Азии есть несколько очень близких партнеров России, и все они сталкиваются с фактической или потенциальной угрозой исламистского экстремизма — в том числе со стороны собственных граждан, которые сейчас воюют на стороне ИГ. Однако ни одна из этих стран не отправила свои войска в Сирию, и все они всячески пытаются дистанцироваться от действий России в этой стране. Армения — один из самых близких военных союзников России, а в Сирии проживает довольно многочисленное армянское сообщество, которое сейчас подвергается опасности со стороны исламистских экстремистов. Армения отправляла своих военных сражаться вместе с американцами в Афганистане и даже в Ираке, но она не стала посылать своих солдат в Сирию на помощь России. Многие из постсоветских партнеров России, как кажется, должны быть очень заинтересованы в том, чтобы российские военные в Сирии добились успеха, и их заметное нежелание вмешиваться должно служить предостережением.

Хотя бессилие перед лицом падения Алеппо оказалось серьезным ударом для США, в будущем их ждут гораздо более печальные события. Восстановление контроля Асада над всей страной или над ее большей частью обернется тем, что Иран получит неограниченный сухопутный доступ в Сирию и снова превратит ее в перевалочный пункт для боевиков, которые под влиянием Тегерана будут совершать набеги на Ливан и Израиль. Консолидация влияния Ирана над Сирией не сулит ничего хорошего администрации США, которая хочет занять жесткую позицию в отношении Ирана, а те скудные варианты, которые есть у США (учитывая, что Сирия — центр столкновений террористов шиитской и суннитской направленности) лишний раз подчеркивают то, почему гражданская война в Сирии с самого начала не могла стать победной для США. Амбиции Ирана в восточной части Средиземноморья, возможно, получится сдерживать некоторое время в силу слабости режима Асада и его в необходимости его поддерживать. Но Россия не сможет в значительной мере их ограничить, потому что она потакала поведению Ирана еще до того, как Москва и Тегеран стали фактическими союзниками в сирийской гражданской войне. США и Россия расходятся в вопросе их интересов касательно роли Ирана в Сирии. Партнеры России по ее «антитеррористической» коалиции включают Хезболлу, которая сама по себе является террористической организацией мирового уровня, и главного спонсора терроризма, Иран. Мне очень трудно представить, какая роль может быть отведена США в этом зловещем альянсе и как должна выглядеть взаимовыгодная сделка между Вашингтоном и Москвой по Сирии.

Украина тоже вряд ли станет многообещающей территорией для заключения грандиозной сделки между США и Россией, хотя и по совершенно иным причинам. Общепринятая точка зрения заключается в том, что Россия, возможно, захочет вернуть Донбасс под контроль Киева в обмен на снятие западных санкций, подписание обязывающего соглашения о нейтралитете Украины и молчаливое согласие оставить Крым за Россией. Однако такой на первый взгляд разумный сценарий свидетельствует об абсолютном непонимании сути этого конфликта на нескольких уровнях.

Если бы Россия на самом деле вторглась на Украину, чтобы сдержать расширение НАТО, как некоторые полагают, такая сделка могла бы стать вполне удовлетворительной. Однако в реальности такое соглашение будет означать позорную капитуляцию Москвы, и большинство россиян именно так ее и воспримут. Москва не хочет, чтобы Украина стала похожей на Австрию. Она, скорее, хочет, чтобы Украина стала похожей на Белоруссию или, что еще предпочтительнее, на Крым — то есть на район, тесно связанный с Россией и поглощенный ею. Нейтральная независимая Украина, даже без Крыма, положит конец давним попыткам ассимилировать украинцев, то есть превратить малороссов в великороссов. Это станет смертельным ударом для стремления создать «русский мир» и Евразийский союз и будет представлять собой стратегическое поражение Кремля величайшего масштаба.

Кроме того, стремление заключить российско-американскую сделку по Украине означает потакание кремлевским фантазиям о том, что а) его неудачи на постсоветском пространстве — это дело рук Вашингтона; б) Москва может восстановить свои позиции посредством ведения переговоров на уровне великих держав. Я уже анализировал эти заблуждения в других своих статьях, и они не помогут заглушить тревогу Кремля. Чтобы объяснить более понятным языком, могу привести такой пример: вы не станете вести переговоры о покупке недвижимости с человеком, который не является ее владельцем или законным представителем владельца. Дипломатия работает по тому же принципу. Чего бы ни хотела Россия на Украине и на чем бы она ни настаивала, Кремль должен получить это от Киева, а не от Вашингтона.

Даже если Москва решит тайно признать свое поражение и договориться о нейтралитете Украины, возникнет другое препятствие. После долгих колебаний Украина отказалась от своего ядерного потенциала в 1994 году, променяв его на так называемый Будапештский меморандум, который, если разобраться, не обязывал никого уважать или защищать суверенитет или территориальную целостность Украины. Усвоив этот урок на собственном горьком опыте, Украина вряд ли захочет согласиться на нечто менее надежное, чем гарантии, предоставляемые Статьей 5 устава НАТО. Желаю удачи всем тем, кто попытается навязать Украине нейтралитет.

Новая администрация может столкнуться с настойчивым утверждением о том, что мы не можем допустить, чтобы Донбасс превратился в очередной «замороженный конфликт». На самом деле нам очень повезет, если Донбасс превратится в зону замороженного конфликта, перестав медленно кипеть, как это происходит сейчас. Минский процесс не принесет существенной пользы. Он может помочь закрепить режим прекращения огня, однако он оказался бесполезным в качестве формата для урегулирования конфликта путем переговоров. Основная проблема заключается в том, что Россия отказывается выполнять свое обязательство по выводу войск и оружия из Донбасса, продолжая утверждать — несмотря на все доказательства обратного — что в Донбассе нет российских военных и оружия. Москва хочет внедрить контролируемый Россией Донбасс, обладающий правом вето, в процесс управления Украиной и переложить на Киев финансовое бремя по восстановлению и содержанию этого региона. Киев сейчас придерживается позиции «вы разбили — вам и оплачивать» в отношении Донбасса. Со своей стороны Кремль надеется, что, если ему удастся заручиться поддержкой Запада и оказать на Киев достаточно мощное давление, Украине придется принять условия Москвы. Такие фундаментальные различия в интересах не будут способствовать поискам компромисса.

В действительности замороженный конфликт в Донбассе — это не только самый эффективный способ спасти множество жизней в краткосрочной перспективе, но и наиболее многообещающий шаг по направлению к урегулированию конфликта. Поскольку радость и воодушевление от «русской весны» уже прошли, а расходам на субсидирование Донбасса не видно конца и края, Москва понимает, что она не может заставить Донбасс контролировать всю Украину и что Кремлю вскоре придется тщательно проанализировать соотношение цены и прибыли в отношении всего того, что было нажито нечестным путем. Только тогда Москва, вероятнее всего, предпримет попытки достичь соглашения с Киевом напрямую, вместо того чтобы заключать нежизнеспособные сделки с Западом за спиной Украины.

Тем не менее, скудность материала, способного стать основой для сотрудничества с Россией в Сирии и на Украине, не может умерить пыл тех представителей администрации Трампа, которые активно настаивают на грандиозной сделке. Основной стимул для поисков способа сосуществования с Москвой, по всей видимости, берет свое начало в идее о том, что в XXI веке США сталкиваются с гораздо более серьезными угрозами безопасности, чем Россия. В свете подъема все более агрессивного Китая, выхода Ирана из изоляции, радикального ислама и непредсказуемой Северной Кореи, которая обзавелась ядерным оружием, разве не будет разумным заключить максимально выгодную сделку с Россией, чтобы сконцентрировать наше внимание и ресурсы на других угрозах?

Хотя расстановка приоритетов и правильный выбор врагов являются весьма похвальными признаками реализма во внешней политике, надежды на возможность вычеркнуть Россию из списка стран, причиняющих США наибольшее беспокойство, и даже попытки получить поддержку Москвы в борьбе с другими проблемами, вероятнее всего, будут бесплодными.

Какими бы ни были разногласия между ними, Россию, Китай, Иран и Северную Корею объединяет их воинствующий реваншизм. Эту разношерстную группу часто сбрасывали со счетов, называя всего лишь «союзом по расчету», но так ли это важно, если их мизантропическая солидарность оказывается очень удобной? Опытные специалисты совершенно справедливо указывали на различия в их интересах и невозможность сплотить их в рамках единого настоящего альянса. Однако в краткосрочной или среднесрочной перспективе не имеет никакого значения, являются ли Россия и Китай или Россия и Иран стратегическими конкурентами, поскольку они выступают как фактические тактические союзники. И они продолжат сотрудничать, поскольку стремятся радикальным образом изменить существующий миропорядок и свои места в нем, в то время как США остаются гарантом статуса кво. Разумеется, реваншистские амбиции Москвы имеют границы, однако европейская система безопасности превратится в руины задолго до того, как эти пределы будут достигнуты.

Итак, если нет никакой реальной возможности заставить Россию покинуть коалицию геополитических мятежников, неужели мы обречены на новую холодную войну и политику сдерживания? Да и нет.

Споры вокруг того, должны ли мы избегать начала холодной войны, — это бесполезная трата времени, которая мало влияет на политические решения. Истинные сходства того периода и настоящего момента не требуют полномасштабного воскрешения мышления и подходов эпохи холодной войны. Сейчас для американской политики гораздо большее значение имеют различия между теми вызовами, с которыми сталкивался Советский Союз и с которыми сталкивается современная Россия. Во-первых, эта борьба не является ни экзистенциальной, ни глобальной. Если, к примеру, СССР представлял собой серьезную и непосредственную угрозу для Японии, то современная Россия такой угрозы не представляет. У Москвы нет ни ресурсов, ни идеологических инструментов, необходимых для разжигания революций против союзников США и зависимых от них стран по всему миру, а ее способность влиять на исход выборов в западных государствах до сих пор до конца не определена и, скорее всего, преувеличена. Это противостояние в основном ограничивается Европой — в частности постсоветским пространством. Красная армия не готовится пройти через Фульдский коридор и захватить половину Западной Европы: российские военные всего лишь тайно или явно угрожают непосредственным соседям России, чтобы помешать им отдалиться от Москвы и чтобы подточить основы послевоенной европейской архитектуры безопасности. Да, Россия сохранила свой ядерный арсенал, которого достаточно, чтобы превратить США в горстку радиоактивной пыли, однако железная логика взаимно гарантированного уничтожения указывает на то, что это оружие не будет применено.

Новая администрация обязательно услышит призыв отказаться от политики сдерживания, поскольку Россия — слишком большая и важная страна, чтобы ее можно было изолировать. Однако сдерживание и изоляция — это не одно и то же, несмотря на то, что часто они сопутствуют друг другу (как это было в случает с Ираном). В случае с Россией сдерживание — а не изоляция — это именно то, к чему мы должны стремиться. В основе нашего конфликта с Россией лежит главным образом европейская безопасность. Он ограничен как в смысле географии, так и в смысле своих масштабов. Нам не нужно противостоять опасной идеологии, свергать враждебно настроенный режим или вести борьбу на десятке полей, разбросанных по всему миру. Нам просто нужно гарантировать — насколько мы можем это сделать — что Россия столкнется с серьезным сопротивлением и понесет значительные потери в том случае, если она попытается нарушить мир в Европе, вмешавшись в дела своих соседей. Если Кремль попытается подорвать основы европейской безопасности, мы должны сделать так, чтобы он встретил мощное сопротивление. В 2014 году я слышал шутку, что сепаратисты Донбасса получают помощь от организации под названием «Россия без границ». Цель сдерживания в Европе должна заключаться в том, чтобы помешать России нарушить границы других государств и предотвратить возможные конфликты.

Однако помимо тех мер, которые предусматривает политика сдерживания, Западу не нужно дополнительно изолировать или наказывать Россию. Мы не должны огорчаться в связи с тем, что Россия начала поворачиваться к Азии. Москва уже начинает понимать, что восприятие политических рисков, связанных с коррупцией и внешней политикой Кремля, точно так же отпугивает азиатских инвесторов, как оно отпугивает инвесторов с Запада. И нам не стоит волноваться о том, что некоторые постсоветские соседи России готовы по собственной воле связать себя партнерскими отношениями с Москвой (хотя, честно говоря, если бы привлекательность сотрудничества с Россией сработала так, как предполагали русские, Кремлю не пришлось бы прибегать к инструментам принуждения).

Хотя США вряд ли удастся заключить с Россией грандиозную сделку, которая коренным образом изменит их отношения, американская администрация все же может предпринять некоторые шаги в общем контексте их отношений, чтобы избежать трений. Речь идет не об односторонних уступках Москве, а об односторонних уступках реальности, которая является гораздо менее гибким и снисходительным партнером.

Попытки Запада продвинуть идеи защиты прав человека и добросовестного управления приносят наилучший результат, когда у нас есть заинтересованные партнеры — вспомните настроения жителей Центральной Европы после краха коммунизма. Интенсивное взаимодействие с Россией в вопросах прав человека и демократизации имело смысл, когда обе стороны считали, что Россия постепенно переходит к западной политической системе. Однако политическая траектория России ушла в совершенно иную сторону, после чего критика неудач в ее предполагаемых попытках достичь западных стандартов превратилась в довольно бессмысленный ритуал. Мы не должны давать Кремлю карт-бланш на нарушение прав человека, но мы должны признать, что наш диалог с Россией не может строиться на предпосылке об общих стандартах и ценностях.

Будет лучше, если Вашингтон признает, что он не смог бы предотвратить убийство Бориса Немцова и добиться того, чтобы преступники понесли заслуженное наказание. Никакие порицания и нравоучения не изменят тот факт, что наша способность повлиять на ситуацию с защитой прав человека в России (или в большинстве других стран, если уж на то пошло) крайне ограничена. В вопросе обеспечения защиты прав человека угрозы — это не просто плохая замена истинному влиянию. Это — контрпродуктивная тривиализация внешней политики. Возможно, у нас еще будут поводы покритиковать Кремль за недостойное поведение, но придирки должны прекратиться. Такой подход принесет немало пользы, в том числе снизит склонность Кремля думать, что в основе политики США в отношении России лежит идея смены режима.

Во-вторых, Вашингтону, возможно, стоит пересмотреть свое отношение к роли России в Центральной Азии. Сворачивание военной кампании США в Афганистане снова превратит Центральную Азию в болото для американских интересов. Русские (и китайцы), напротив, принимают активное участие в делах этого региона, что в целом идет ему на благо, поскольку Россия поддерживает торговлю, делает инвестиции и вносит свой вклад в обеспечение безопасности. После Москва с радостью восприняла заинтересованность США в делах Центральной Азии, однако потом она сделала вывод, что американцы а) захотели закрепиться там навсегда, а не временно; б) рассматривали любое снижение влияния России в регионе как нечто положительное. В процессе переоценки подхода США к Центральной Азии необходимо принять во внимание ту положительную роль, которую Россия играет в предотвращении распространения исламистского радикализма в регионе, и попытаться сделать так, чтобы цели администрации не противоречили целям Москвы. Разумеется, мягкий подход США к роли России в Центральной Азии изменится на 180 градусов в том случае, если Кремль решит, что север Казахстана — это следующая часть исторических территорий России, которую обязательно нужно освободить.

Новой администрации также необходимо учесть, что деловой подход не ограничивается заключением грандиозных сделок и что негативные стимулы могут оказаться таким же эффективными, как и позитивные. К примеру, в следующий раз, когда Москва задумается о заключении сделки с Ираном о продаже оружия, Вашингтон может начать обсуждать возможность предоставления оружия Украине. Такой деловой подход с гораздо большей вероятностью повлияет на расчеты Кремля, чем привычные детские споры с Москвой о том, что продажа оружия каким-то образом противоречит интересам России. Если кто-то скажет, что предоставлять оружие Украине безответственно, я отвечу, что это гораздо менее безответственно, чем предоставлять какое-либо оружие Ирану.

Каким бы ни были их намерения, администрация Трампа и Кремль, вероятнее всего, не смогут заключить грандиозную сделку. Идея о том, что всего лишь одна сделка отделяет нас от начала сотрудничества с Россией в борьбе против Ирана или в противодействии росту Китая, является утопией и противоречит реалистичному подходу к внешней политике. Стоит также добавить, что большая часть проблем, с которыми Москва столкнулась на постсоветском пространстве, является следствием ее собственных решений, и никакое сотрудничество с Вашингтоном не поможет их решить.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 февраля 2017 > № 2075886


Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 15 февраля 2017 > № 2075873

Однажды была страна

Из Алеппо в Хомс, репортаж из основной части страны, контролируемой Башаром Асадом

Фриц Шаап (Fritz Schaap), Der Spiegel, Германия

Восточный Алеппо — это сюрреалистический ландшафт руин, где холодным январским вечером в мясной лавке пятеро мужчин стоят вокруг помятой бочки, превращенной в печь.

На них грязные штаны, их лица покрыты копотью — здесь уже давно нет водопроводной воды. Каждый вечер эти люди греются здесь, поддерживая огонь ножками от столов и стульями из развалин, потому что в остатках их жилищ печей нет.

«Наконец-то больше можно не бояться», — говорит Ахмед Тубаль (Ahmed Tubal), владелец мясной лавки, после более четырех лет господства различных группировок мятежников в их районе города. И после того, как сирийские и российские самолеты полностью разбомбили город, чтобы подготовить поражение мятежников.

Мятежники и их сторонники покинули город, и после победы режима остались те, кто поддерживает Башара Асада. «Бомбардировки были нужны, чтобы выгнать исламистов, — говорит Тубаль, невысокий человек с усталыми глазами. — Иначе они никогда не ушли бы». Остальные мужчины громко выражают свое согласие. «Мы так измучены. Все должно было просто прекратиться. Если бы для этого нужно было продолжать разрушение, то такова была бы плата за это».

Те, кто посещает Сирию Асада, эту основную часть страны вокруг самых больших городов на западе, которую диктатор снова контролирует благодаря русской и иранской поддержке, сталкиваются с апокалипсическим миром.

Тяжелые тягачи Mercedes тянут цистерны с водой сквозь развалины Алеппо, улицы патрулируют легкие танки, на которых сидят российские солдаты. На экранах телевизоров часто можно видеть лицо Асада, страх отражается в глазах многих людей.

Мы направляемся в три больших города на севере и западе: Алеппо, Латакия и Хомс. Алеппо, ставший символом жестокой бомбовой войны. Латакия, цитадель режима на Средиземном море, не затронутая войной и по-прежнему излюбленное место летнего отдыха. И Хомс — в свое время центр восстания, теперь он разрушен и должен стать моделью восстановления.

Когда журналисты совершают поездки по Сирии, они не могут передвигаться свободно. Официально они могут посещать только те места, на пребывания в которых есть письменное разрешение из Дамаска. Разрешено встречаться лишь с теми людьми, которые имеют одобрение режима. Все остальные встречи могут происходить только тайно. Главным образом — в отсутствие сопровождающего.

В Алеппо есть только один сопровождающий для иностранных журналистов, здесь почти всегда можно разговаривать с людьми без слежки с его стороны. В Латакии, напротив, существует целый военный эскорт, а в Хомсе — два сопровождающих. Но даже в их отсутствие постоянно возникает вопрос, говорят ли люди то, что существует в действительности, или их словами управляет страх.

По желанию режима посетители должны, видимо, придти к следующему выводу: Башар Асад является единственным, кто может воссоединить страну. Но как же думают люди на самом деле? Какие препятствия стоят на пути примирения и восстановления? И не является ли сам Асад самым большим препятствием?

1. Алеппо

«Это был безопасный квартал, пока они не пришли», — говорит мясник Ахмед Тубаль. Он ломает ногой деревянную плиту и подкладывает дрова в печь. «Это было в начале Рамадана в 2012 году», — говорит он о времени, когда к нему пришла война. Перед его домом боевик с закрытым лицом выстрелил из огнемета по проезжавшей мимо машине. В ней сгорели четыре человека. Тубаль до сих пор помнит их лица, они преследуют его и сегодня.

Он побежал в соседний магазин, купил хлеб, яйца, масло и рис для себя, своей жены и двух детей. После этого они 20 дней не покидали свою квартиру, пока не закончились запасы продуктов, а они не научились жить в условиях войны.

Мятежники, захватившие часть Алеппо, были в основном люди из соседних районов, они состояли в различных группировках: одни были умеренными, другие — экстремистами. Многие группировки с течением времени становились более религиозными.

В его квартале боевики, по словам Тубаля, скоро запретили алкоголь, а потом и сигареты. Поскольку он сам является верующим человеком, ему это не мешало. Но когда пару недель спустя предводитель появился на пятничной молитве с калашниковым, это переполнило чашу его терпения. Тубаль перестал ходить в мечеть. Он забрал своих детей из школы. Как он говорит, промывка мозгов, проведенная исламистами, так и осталась в их головах.

До слуха Тубаля и четырех остальных, греющихся у огня, доносится гром далеких бомбовых разрывов. К огню подходит человек. Небольшого роста, с сухой, как будто дубленой кожей. Сначала он улыбается, потом плачет. Он, запинаясь, произносит какие-то непонятные слова и широко раскрытыми глазами смотрит на пламя. «Это Мохаммед, — говорит один из присутствующих. — Он потерял рассудок во время бомбежек». Мужчина плачет, смеется, плачет, снова смеется, потом исчезает в темных развалинах.

Расположенный на склонах холмов Западный Алеппо, который все время находился в руках режима, поврежден не сильно. Восточный Алеппо, который находился под контролем мятежников, старый город и знаменитый базар стали памятниками, говорящими об ужасах войны. Тем не менее, люди возвращаются назад в разрушенные кварталы, открывают магазинчики, несут матрасы в разбомбленные холодные жилища.

Российские солдаты ведут разминирование домов, заминированных мятежниками, разбирают громадные завалы из автобусов, наваленных друг на друга. На улицах попадаются самодельные мины-ловушки, оставленные мятежниками при отступлении. Дети играют рядом с газовыми баллонами, переделанными в снаряды.

Электричество во всем городе поступает только от генераторов. Улицы представляют собой проходы в грудах мусора, все покрыто слоем золы и пыли. Иногда на улицах можно видеть одиноких людей, потерянных, тихих и печальных — это выжившие, они бродят вокруг развалин своих домов.

Квартал мясника Ахмеда Тубаля до декабря находился под контролем ополчения Джебхат Фатах аль-Шам, экстремистской мятежной группировки (запрещена в России), которая, согласно данным ООН, составляла едва ли 10% боевиков Алеппо. «Вступайте в ряды Армии Фатах», написано крупными буквами на полу квартиры, которая отвесно свесилась вниз после того, как будто обезумевший бог топором ударил по верхним этажам.

«По всякому поводу они кричали Аллах акбар (Аллах велик). Они заходили в магазины, кричали Аллах Акбар, называли владельца неверующим и забирали все. Они говорили: „Ты — женщина полицейского“, кричали Аллах акбар и забирали женщину. Потом все чаще начали приходить иностранцы, все реже боевики были сирийцами. Кто регулярно не ходил в мечеть, попадал на 15 суток в тюрьму. Аллах акбар здесь, Аллах акбар там», — говорит он презрительно.

Одного его знакомого они расстреляли, когда он на спор пошел купить сигарет. Одного молодого продавца в нескольких сотнях метров отсюда на этой улице они казнили, потому что он сказал, что у него даже Пророк не может покупать в кредит: богохульство.

Историю пишут победители. Теперь каждый в этом квартале настроен против мятежников. Те, у которых другое мнение, молчат, или их больше нет здесь, чтобы рассказывать свои истории. У Асада в Алеппо всегда было много сторонников. Об этом свидетельствует чувство облегчения, которое заметно у многих людей. По их мнению, война была принесена в их город извне. «Они украли у нас наш квартал», — говорит Тубаль.

В Сирии буйствует гражданская война, в которой большинство суннитской оппозиции противостоит алавитскому режиму. С самого начала их стратегией было: победить можно, только если идти до конца. Об этом свидетельствуют сотни тысяч мирных жителей, погибших в результате воздушных ударов режима, об этом говорится в недавнем докладе, опубликованном Amnesty International. Согласно этому докладу, с 2011 года до 13 тысяч человек погибло в военной тюрьме Саидтайя под Дамаском, там постоянно происходили массовые казни, пытки и изнасилования.

Режим делает ставку на уничтожение, а не на примирение. С помощью своих мощных союзников Асаду удается добиться военных побед. Но что потом?

На балконе напротив мясной лавки Табаля позвякивают на ветру остатки люстры. Потом, как и каждый день, приходит маленький Хамзи (Hamzi), соседский парнишка. Может кто-нибудь вытащить из его детской ракету, которая лежит там уже несколько недель. Он боится входить в дом. Где его родители, он не знает.

Свет из лавки Тубаля тускло освещает улицу, которая обычно лежит в полной темноте. Дети играют в догонялы, у них в руках не мяч, а гильза от крупнокалиберного патрона. «Целое поколение потеряно», — говорит Тубаль.

2. Латакия

Поездка в Латакию продолжается пять часов, и это при том, что расстояние составляет всего 144 километра. Но это — поездка в другой мир.

Автобусы, машины, танки теснятся на единственной дороге, соединяющей Алеппо с остальной Сирией Асада. Недалеко на востоке закрепился ИГИЛ (организация запрещена в России), на западе господствуют мятежники.

Дорога тянется на юг вдоль разрушенных опустевших деревень мимо озера Джабуль. Сгоревшие танки и автобусы разбросаны по краям дороги. Отдельно как кактусы тянутся вверх из сухой коричневой земли неразорвавшиеся ракеты. На вершинах холмов рядом с дорогой армия соорудила укрепления из мусора и булыжников.

Латакия лежит за прибрежной горной грядой, и здесь есть все, что было здесь всегда. С края горной дороги каждое утро мужчины забрасывают удочки в море, даже когда на берег накатывает зимний прибой. Многочисленные отели покрыты свежей краской, магазины открыты, часы работы даже продлены, потому что очень жарко, и приезжие из Алеппо охотно отправляются за покупками в позднее время.

Самый большой портовый город Сирии известен своими пляжами и роскошными отелями. Их защищают русские, которые с 2015 года держат здесь военно-воздушную базу. Война коснулась Латакии только в самом начале и только на короткое время. Город расположен в главной области алавитов, того религиозного меньшинства, к которому принадлежит и президент Башар Асад. В Латакии можно встретить и большую бедность, и невероятное богатство. Строятся новые рестораны, открываются кафе, проходят вечеринки.

На барном стуле в пятизвездочном отеле сидит Гайт Салман: голубой тренировочный костюм Adidas, короткая стрижка и недовольство. «Чего это весь мир из-за нас разволновался?» — спрашивает он. «Нам что, нельзя жить, потому что в Алеппо люди умирают?» В то время как в прошлом ноябре на Алеппо сыпались бомбы, в то время как там тысячи людей теряли свои жизни и дома, Салман организовал в Латакии вторую сирийскую Неделю моды. Он сам выбирал местных моделей, молодые дизайнеры представляли свои коллекции шортиков, чулок выше колен и жакетов с золотыми аппликациями. Арабские СМИ писали, что это было цинично. Упреки в его адрес все еще идут.

«Какое мне дело до Алеппо?» — говорит он и потягивается. У него на запястье болтается кошелек. В зале отеля показывают видео: заполненные до отказа пляжи, дети, строящие песчаные замки, и пары, танцующие в лучах света. Съемки прошлого лета в Латакии.

За столом позади Салмана сидят двое сопровождающих, выделенных режимом. За соседним столом сопровождающая из министерства информации в Дамаске быстро что-то пишет. Салмана не стоит пугать. «Пресса врет», — говорит он. По его мнению, она врет о нем и Неделе моды и, следуя логике, также и о других вещах.

«Врут, чтобы навредить Асаду!» — говорит он. Страшные репортажи о бомбардировках Алеппо — это лживые новости, распространяемые врагами правительства. Сопровождающие одобрительно кивают. «Солдаты умирают, чтобы мы могли жить, наш долг перед ними — жить дальше».

Когда стемнело, и ветер подул с берега в море, Салман отправляется в кафе «Москва». Там русские не должны платить, потому что владелец благодарен им за «мир», принесенный ими. Он дал своему предприятию такое название после первого вето русских на санкции ООН против Сирии в 2011 году. За это военные подарили ему униформу, которую он хранит в маленькой каморке, где он спит и готовится к своим экзаменам по юриспруденции, которые позволят ему позднее поехать в Россию.

Военные преступления для одних — это героические поступки для других. Салман любит русских. Благодаря им, его модели в этом году смогли пройтись по подиуму. Когда все кончится, сирийцы, по его словам, снова соберутся вместе. Как все это произойдет, он не знает.

3. Хомс

То, как режим представляет себе будущее, можно увидеть в Хомсе. Шоссе ведет на юг вдоль плотно заселенного побережья. Мимо не разрушенных деревень, апельсиновых рощ, оранжерей; на крышах на ветру Средиземного моря полощется белье. Мимо Тартуса, где базируется флот русских и скоро должен быть открыт роскошный отель. Алавиты, живущие здесь, потеряли в армии много сыновей. Но видимых следов война здесь не оставила.

Потом дорога сворачивает на восток к горам с покрытыми снегом сверкающими вершинами. Чем ближе к Хомсу, тем сильнее тебя снова затягивает в пропасть войны.

Примерно две трети расстояния до Хомса — это ландшафт развалин. В свое время здесь был центр сирийского мятежа. Спустя несколько недель после марта 2011 года в Дараа начались мирные протесты, в Хомсе, половина населения которого были сунниты, люди вышли на улицы. Режим ответил жестко и жестоко. Демонстрантов расстреляли, появились танки. В течение трех лет проходили ожесточенные бои за город, пока в мае 2014 года не ушла б?льшая часть мятежников. С тех пор Хомс находится под контролем Асада. Только в одной части города окопались несколько восставших, с ними было заключено перемирие.

Как позднее в Алеппо, так и здесь целые кварталы были разбомблены и покинуты жителями. В районах, которые удерживали мятежники, возвышаются лишь скелеты домов, их можно только сносить. Вспоминается Дрезден 1945 года. И Сталинград.

Теперь необходимо восстанавливать город. ООН разработала для этого программу, это первая программа такого рода для Сирии. Ею руководит Гассан Янзиц, среди советников находится его жена Марва аль-Сабуни (Marwa Al-Sabouni), архитектор, ей 35 лет. В узких кожаных туфлях она бежит через центр города, в котором когда-то толпились жители. Людей нет, царит кладбищенская тишина.

Мощные купола римских бань выдержали бомбардировки. Сабуни осторожно входит, потом задерживается в небольшом соседнем помещении. Везде на полу зола, ее уровень достигает 30 сантиметров: это сгоревшие остатки деревянных скамеек, столов и десятков трупов, останки которых были найдены здесь. Сабуни никак не комментирует это. Она указывает на маленькую обугленную пластинку. «Я думаю, что мы сможем спасти мозаику».

По желанию правительства Хомс должен стать символом нового начала Сирии. На прахе мертвых должна расцвести новая жизнь.

Но удастся ли это? Даже Сабуни настроена скептически. «Финансово город находится на краю катастрофы. Много семей уже давно уехали отсюда, они построили новую жизнь где-то еще». Люди боятся начинать здесь новую жизнь. Все находится под наблюдением. Все недоверчивы. Каждый спрашивает себя, что у другого на уме? Хомс — это символ, но не тот, который представляет себе режим.

Архитектор Сабуни идет из старого города к Халидие, кварталу, который после ожесточенных боев в июле 2013 года был отвоеван правительственными войсками. Она рассказывает об этом.

Когда война почти пять лет назад пришла сюда, она играла со своими детьми в комнате. Они жили, как и сегодня, на маленькой улочке по соседству с улицей Мидан, в одном из немногих наполовину уцелевших кварталов. Напротив располагалась небольшая пекарня, внизу старик продавал пластиковые тарелки и стаканы. Потом у их дома разорвался минометный снаряд. Когда стало тихо, она выглянула из окна. Там, где десять минут назад школьные подруги ее дочери бросали мячик об стену, теперь лежали трупы детей.

Никогда не забуду тот день, говорит она. Люди начали бежать из их квартала. Но Сабуни не захотела бежать. В течение двух с половиной лет линия фронта проходила всего через несколько улиц от них. Они почти не покидали дом. Она объясняла детям, куда летели бомбардировщики, и кто, откуда и в кого стрелял, чтобы успокоить их. Они читали при свечах, в то время как взрывы у двери становились повседневной реальностью. Она писала свою докторскую работу о типизации исламской архитектуры. Она изучала то, что бомбы перед ее окном превращали в груды мусора. «Конечно, там было не так плохо, как здесь», — говорит она и растерянно смотрит на старую площадь Халидии.

Из трещин взорванного асфальта пробиваются кусты. Там, где когда-то стояли дома, лежат груды камней. Царит почти полная тишина.

В нескольких улицах отсюда в свой старый дом вернулся Хиссам Джабур (Hissam Jabour). Он смог отремонтировать два небольших помещения на первом этаже общей площадью 12 квадратных метров. Диваны, четыре узких матраса, одна газовая горелка. В развалинах второго этажа его дети кормят белого кролика. Сопровождающая из министерства информации знает его и его жену, она с удовольствием приходит сюда вместе с журналистами.

Супружеская пара бодро рассказывает, что рады так называемому перемирию, которое привело к тому, что мятежники в мае 2014 года ушли из города. Но Джабур также говорит: «Они разрушили нашу страну. Этого нельзя никогда простить».

В Сирии до войны все были довольны. Не было никакой причины браться за оружие.

«Люди верят так, как хотят верить», — говорит архитектор Сабуни, пройдя еще несколько улиц, чтобы ни один сопровождающий не мог услышать. Ее собственные воспоминания о прежней жизни стали расплывчатыми. «Как будто все, что было до войны, покрыл туман». Конечно, не все было хорошо до войны. Она не хотела говорить подробнее о тех годах. Так сирийцы ведут себя постоянно.

В правлении города есть фракция, выступающая за то, чтобы старый город оставить таким, каков он сейчас. Камни, зола, гильзы патронов, фрагменты костей, руины. Как предупреждение: вы отдали мятежникам ваш город, теперь и живите с последствиями этого. Но Сабуни убеждена, что восстановление — это важный шаг к примирению. Нужно залечивать раны, нанесенные их городу войной, после этого можно вылечить и другие раны. Архитектура должна способствовать тому, говорит она, чтобы убрать разрывы между религиями и слоями общества.

Но сможет ли архитектура примирить общество, которое силой разорвали на куски? Сабуни медлит некоторое время. «В Германии после Второй мировой войны жил дух общности, коллективной воли восстановить страну. Здесь нет такого духа общности. Даже до войны не существовало общей сирийской идентичности», — говорит она.

Хомс всегда был консервативнее Дамаска. Сторонники различных религий часто демонстрировали различные мнения. Но то, что им удавалось, и чем они в Хомсе и во всей Сирии всегда гордились — люди жили друг с другом мирно.

Религиозная напряженность сегодня велика, как никогда ранее. Не каждый осмеливается вернуться в разрушенный город. Суннитам, которые в большинстве поддержали восстание против Асада, будет трудно вернуться в свои старые квартиры. Чиновники режима, верное режиму ополчение, которые в некоторых кварталах представляют власть, хотят держать их на расстоянии.

Те, кто хочет вернуться, должны быть перепроверены. Часто было достаточно всего лишь того, чтобы родственник симпатизировал мятежнику, и тогда человеку отказывали в возвращении. «Многие не решаются даже заявить о возвращении, боятся, что их будут преследовать», — говорит мужчина, не пожелавший назвать своего имени. В повестке дня — упрек в религиозных чистках и переселениях.

В плане восстановления Хомса нет места тем, кто однажды выходил на улицы, чтобы бороться за свои права. Сунниты видят в этом наказание со стороны режима Асада.

Для Талала аль-Барази, губернатора Хомса, все это не является проблемой. Он — верный сторонник Асада, человек с мягкой улыбкой. Он приглашает на аудиенцию в свой кабинет, отделанный деревом. «Люди складывают оружие, их проверяют, и те, кто не совершал преступлений, могут возвращаться», — говорит он.

Но что значит, не совершал преступлений? И боевики, и симпатизирующие оппозиции опасаются тюрьмы, пыток и смерти. В лучшем случае они могут рассчитывать на то, что их насильно заберут в армию Асада.

В то время, когда губернатор рассказывал, как ловко он добился «примирения» в Хомсе, то есть свободного выхода мятежников, он раскрыл военный расчет, стоящий за этим: «Лучше сконцентрировать врага в одном месте и затем эффективно разгромить его». Как на северо-западе страны под городом Идлибом, где собралось большинство мятежников, и где были проведены авианалеты русских.

По логике сирийского режима, примирение и уничтожение тесно переплетены друг с другом. Лишь после того, как враг уничтожен, страна может быть освобождена. Восстание против Асада, согласно этому представлению, вышло не из самого общества, за него несут ответственность «террористы».

Сирийская поговорка гласит: если долго повторять ложь, она становится правдой. Поездка в Сирии в сопровождении надзирателей Башара Асада показывает, что многие сирийцы боятся высказывать свое истинное мнение и поэтому приуменьшают страдания другой стороны. Поездка показывает, что режим Асада выигрывает войну, но создает мало пространства для примирения. Он не предусмотрел места для тех граждан, которые шесть месяцев тому назад вышли на улицы и восстали против правителя, который систематически пытал своих противников и не давал права голоса своим гражданам.

Многие сторонники режима ностальгически мечтают о былом сосуществовании. Но мятежникам правительство предлагает всего лишь покорность.

Десять лет войны, по словам губернатора Хомса Талала аль-Барази, не смогли разъединить народ, все религиозные группы которого мирно жили тысячи лет. Скоро все опять будет так же хорошо, как до войны: мирное сосуществование, где все счастливы.

Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 15 февраля 2017 > № 2075873


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 15 февраля 2017 > № 2075682

5 шагов к революции ботов. Когда чатботы захватят ретейл и что им для этого нужно?

Аркадий Сандлер

Forbes Contributor

Чтобы виртуальные собеседники действительно помогали выбирать товары и делать покупки, они должны стать полезнее, привычнее и выработать свою этику

Интернет-магазин ближайшего будущего будет напоминать лавку средневекового купца. Не по внешнему виду, а по ощущениям у покупателей. Ведь весь процесс будет происходить в форме беседы, только в роли продавца будет чатбот. Вы наверняка слышали, как с помощью голосового бота Amazon Alexа детсадовец без разрешения родителей заказал на дом доставку дорогих игрушек. Или о том, что в мессенджере Kik такие магазины, как H&M и Sephora продают подросткам товары с помощью чатботов, подбирающих товары и оформляющих заказы. Что такое чатбот? Это программа, которая старается общаться с пользователем как человек. Самые распространенные интерфейсы чат-ботов — мессенджеры и чаты на сайтах. Главная причина ожидающей нас чатбот-революции — природа человека, которому легче всего что-то продать в процессе беседы. И выиграют от этой революции в первую очередь ретейлеры, которые смогут больше зарабатывать и меньше тратить на обслуживание.

Чтобы это произошло, осталось сделать всего несколько вещей.

1) Пользователи должны привыкнуть к чатботам. Наличие собственного канала в распространенных мессенджерах постепенно превращается в стандарт для e-commerce. А скоро общим местом станет и поддержка голосового общения с пользователями. У ретейлеров есть два пути — либо рост расходов на «живых» операторов, либо замена хотя бы части их функций на автоматические диалоговые системы. В наступившем году количество ретейл-чатботов на российском рынке резко вырастет. Еще в прошлом году чатботы появились более чем у десятка российских банков, включая Альфа-Банк, Рокетбанк и др. Сбербанк вообще заявил о создании собственного мессенджера с открытым API, на основе которого можно будет создавать и чатботов, привязанных к различным сервисам и базам данных. Но настоящая революция наступит, когда бот станет привычным инструментом маркетинга, продаж и поддержки для владельцев сотен тысяч российских интернет-магазинов. Эти люди не могут позволить себе расходы на внутреннюю разработку или заказ чатбота у профильной компании. Разработчики диалоговых систем понимают, что рынку необходимо развитие доступных SaaS-платформ — конструкторов ботов — и начинают вкладываться в их развитие. На таких платформах, как Chatfuel, Conversational, Botsify или наш INF.AI, любой онлайн-ретейлер может создать чатбота из готовых шаблонов. И таких ботов созданы уже сотни тысяч. В целом число ботов в мире растет так стремительно, что уже идут разговоры о том, чтобы создать специальный поисковик по чатботам.

2) Ретейлеры должны быть готовы к глубокой интеграции. Технически для того, чтобы бот мог провести пользователя по всему процессу от формирования потребности до выбора товара и покупки, готово все. При этом бот позволит ускорить этот процесс, а значит, увеличить вероятность конверсии. Даже наши ранние эксперименты с «E5» и «М.Видео» показывали что в среднем 17% таргетированных бесед с ботом приводят к покупке. Но это были эксперименты с ботами-подборщиками, помогающими выбирать товары из ограниченного ассортимента. Бот может добиваться еще более серьезных результатов, если дать ему доступ ко всем данным магазина, включая каталог и статистику.

Например, мессенджер KLM Airlines для Facebook и WeChat связан с общей базой данных авиакомпании через портал Salesforce Service Cloud. Он может не только заказать билет, но и зарегистрировать пользователя на рейс, сообщить ему о задержке, сохранить посадочный талон. Главное же, что при следующем обращении бот будет помнить все данные пользователя, а также будет в курсе его последних маршрутов и сможет «догадаться», куда пользователю нужно лететь на этот раз, на каком месте в салоне он предпочитает сидеть и нужна ли ему халяльная еда. В России подобные кейсы тоже есть — например, чатбот банка «Открытие» интегрирован с личными кабинетами пользователей и позволяет им проверять баланс и проводить платежи.

Все эти возможности могут быть доступны не только крупным компаниям, создающим чатботов под заказ, но и массовому онлайн-ретейлеру. Но для этого ретейлеры должны быть открыты для интеграции. Она включает в себя и данные об истории пользователя, и данные о продажах, и взаимодействие с «третьмими сервисами» — аналитикой, ретаргетингом. В конечном счете именно эти данные и возможность их мгновенной обработки и выдачи результатов в удобной человеку форме превратят ботов в более популярный канал общения, чем живые операторы или традиционный браузинг.

3) Каждый чатбот должен приносить ценность пользователям. По той динамике, что видим мы, успешными у пользователей оказываются боты, которые приносят им ощутимую дополнительную ценность. Это может быть нечто осязаемое, как быстрая запись на собеседование или проверка статуса заказа. Это может быть и эмоциональная ценность — как говорящий Ford Kuga, который использовался российским Ford для маркетинга новой модели и с которым многие пользователи беседовали по часу, потому что он был способен их развлечь. Или как банковский чатбот «Тинькофф» или бот автодилера «Атлант-М», которые предлагают уладить вопросы в чате, избавляя пользователей от звонка и разговора с живым оператором. В этом случае эмоциональная ценность — уход от потенциально стрессовой ситуации звонка в колл-центр и ожидания ответа.

В этом смысле интересен кейс турецкой Johnson & Johnson и ее виртуального агента Botego, запуск которого увеличил онлайн-продажи тампонов на 12%. Этот бот говорил с женщинами об интимных вопросах, которые в консервативной Турции многие не могут обсуждать даже с матерями и подругами. Бот, «закрывающий» такую острую потребность женщин, привел к 30-кратному увеличению трафика на сайт.

На рынке должна выстроиться иерархия чатботов. Как в научно-фантастическом фильме, боты бывают высокого уровня — умеющие поддержать любой разговор, обладающие собственным стилем общения и умеющие решать сразу несколько проблем, и низкого уровня — созданные, чтобы выполнять четко очерченную задачу. На уровне корпоративных решений обучение «высокоразвитого» бота занимает 2-3 месяца. Стоимость такого бота на рынке составляет от 700 000 рублей (1,5 млн рублей в среднем). Понятно, что такой проект может позволить себе не каждая компания. Но есть и другие пути. Программист, работающий в небольшой компании, не владеющий навыками машинного обучения, но знающий основы разработки, сможет за пару дней построить простого бота на основе готового фреймворка. Малый предприниматель зайдет в SaaS-конструктор, создаст своего первого бота за полчаса, нажав на несколько кнопок, и получит ровно тот функционал, который необходим ему прямо сейчас и который он может себе позволить, например, подбор товара по параметрам или проверка статуса заказа. При этом и тот, и другой, и третий имеют доступ к наработкам в области лингвистики и AI и могут дальше развивать и обучать своих ботов.

4) Ретейлеры должны воспринимать чатботов как развивающийся инструмент. За 2-3 месяца корпоративного бота можно научить корректно реагировать примерно на 70% запросов пользователей. Еще за месяц обучения этот процент можно довести до 80%. Самое важное при обучении- заранее задать боту словари, учитывающие сленг, на котором говорит ЦА заказчика. Например, при разработке диалоговой системы для казахского Beeline, мы не сразу поняли, что многие казахские пользователи используют вместо слов «баланс» или «деньги на счету» слово «единицы». Это стало понятно в процессе обучения и тестирования, и введение «единиц» в лексикон повысило процент распознавания обращений до 80.

Самое трудное — научить бота понимать оставшиеся 20% уникальных, нестандартных запросов. На это требуется время, поэтому чатбот — инструмент, эффективность которого растет во время использования. Это касается и чатбот-конструкторов. Сегодня пользователям бот-конструкторов доступно несколько вариантов простых диалогов, а через полгода набор возможностей будет уже совсем другим. При этом каждый диалог с ботом — это материал для анализа и внесения изменений в алгоритм. Тем более что в нашей практике были случаи, когда клиент готовил чатбота к одним сценариям использования, а в итоге оказывалось, что посетителям сайта или подписчикам канала нужно что-то совсем другое.

5) Чатбот-индустрия должна сформировать свою систему этики. И речь не идет о запредельных кейсах, типа Tay — чат-бота Microsoft, которого пользователи за несколько часов научили делать высказывания расистского характера. Есть вопросы этики и этикета, с которыми обязательно столкнется любой владелец бизнес-бота. Например, может ли чатбот притворяться человеком? Особо осторожные пользователи уже пишут статьи на тему: «Как понять, что вы говорите с чатботом?». Мы все знаем правила этичного e-mail маркетинга и прекрасно понимаем, где проходит граница между информированием и спамом. Чатботам еще предстоит выработать конвенции этичного диалога. Как часто и в каких ситуациях чатбот может инициировать общение? Что чувствует пользователь, когда понимает, что бот знает некую информацию о нем? Например, когда мы разрабатывали чатбот для украинской телекоммуникационной компании «Киевстар», мы понимали, что эффективно будет показывать пользователю тарифы, доступные в его конкретной геолокации. Но должен ли бот просить у пользователя разрешение на анализ геолокации? Или достаточно того, что такое разрешение установлено в настройках телефона или браузера? Все эти нормы вырабатываются прямо сейчас на основе данных, которые мы получаем от действующих ботов.

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 15 февраля 2017 > № 2075682


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 15 февраля 2017 > № 2075673

Почему Трамп прав насчет России

Анатоль Ливен | The New York Times

"Мало какие приоритеты администрации Трампа подвергались столь сильной критике со стороны американского внешнеполитического истеблишмента, как желание президента улучшить отношения с Россией", - пишет в The New York Times британский политолог и писатель Анатоль Ливен. Якобы пророссийская политика президента Трампа становится предметом теорий заговора и скандалов. Но в этом "нет смысла", пишет автор. "Есть много убедительных причин, по которым США стоит достичь примирения с Москвой по целому ряду вопросов, начиная с Восточной Европы и кончая Ближним Востоком, - считает Ливен. - Но сможет ли Вашингтон контролировать свое стремление к мировому господству, чтобы сделать это возможным?"

"В отличие от Китая, Россия не является новым равноценным конкурентом США, - говорится в статье. - Россия - региональная держава, которая пытается удержать часть своей бывшей сферы влияния". Ливен уверен, что Москва должна быть "естественным союзником" Вашингтона в борьбе с исламистским экстремизмом. "Снижение напряжения в отношениях с Россией позволит США сконцентрироваться на более важных геополитических вопросах", - пишет он.

Налаживание отношений с Россией может начаться на Украине и основываться на достижении компромисса в рамках Минских соглашений 2015 года. "США должны работать вместе с Россией над компромиссом в Донбассе, который необходимо демилитаризировать и обезопасить под контролем миротворческих сил ООН, - говорится в статье. - Параллельно российскую аннексию Крыма нужно признать (поскольку заставить Россию отдать полуостров может разве что мировая война)". Однако Ливен отмечает, что признание должно быть не на юридическом уровне, а посредством отмены антироссийских санкций.

Отвечая на распространенный довод американских и натовских чиновников о том, что такой компромисс будет способствовать российской агрессии в других местах, эксперт пишет о необходимости признать, что "за последние 25-30 лет действия России - хоть иногда ошибочные и преступные - по большей части были реакцией на то, что делал Запад".

Планы Трампа сотрудничать с Россией стали бы "желанной переменой" и на Ближнем Востоке, продолжает аналитик. "Благодаря поддержке России, Ирана, а теперь и Турции власть Асада в Сирии не падет, но, чтобы ее преобразовать в будущем, необходимы переговоры с Россией и Ираном".

Иран - важнейший союзник в борьбе с джихадистами в Ираке и Сирии, что говорит, по мнению эксперта, об "опасной непоследовательности" политики Белого дома. "Как Трамп, так и его недавно ушедший в отставку советник по национальной безопасности Майкл Флинн говорили о приоритетности борьбы с "Исламским государством" (запрещено в РФ. - Прим. ред.), - говорится в статье. - Однако, одновременно намереваясь пойти на новую конфронтацию с Ираном, они доказали, что не очень понимают значение слова "приоритет".

Еще одним проблемным вопросом может стать Китай, считает Ливен. "Хотя Трамп чуть смягчил свою позицию за последние недели, он дал понять, что готов к конфронтации с Пекином, - говорится в статье. - Но Россия не будет подыгрывать: имея границу с Китаем в 2600 миль и безнадежно отставая от него по численности армии, Россия точно не поддастся убеждениям проводить откровенно враждебную политику по отношению к соседу".

"Несмотря на то, что Россия хочет хороших отношений с США, - подытоживает Ливен, - она не будет безоговорочно поддерживать американское мировое первенство. Если администрация Трампа на это надеется, она будет горько разочарована, а очередная попытка помириться с Россией провалится".

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 15 февраля 2017 > № 2075673


Армения > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 февраля 2017 > № 2074451

Управляющий патриаршими приходами Русской православной церкви (РПЦ) в Армении епископ Владикавказский и Аланский Леонид посетил в среду Первопрестольный Святой Эчмиадзин (духовный центр Армянской Апостольской церкви (ААЦ), где встретился с католикосом всех армян Гарегином Вторым, сообщили в пресс-канцелярии ААЦ.

Епископ Леонид впервые посещает Армению после своего назначения решением Священного Синода в конце декабря 2016 года управляющим Патриаршим благочинием приходов Русской Православной церкви в Армении.

В ходе встречи католикос всех армян назвал отрадным визит представителя РПЦ, отметив, что это является свидетельством теплых отношений между двумя церквями. "Многовековые отношения между нашими народами и церквями характеризуются обоюдным доверием и взаимодействием", — цитирует слова Гарегина Второго пресс-канцелярия.

Он выразил уверенность, что назначение владыки управляющим приходами РПЦ в Армении укрепит тесные связи между Армянской Апостольской и Русской Православной церквами. "Его Святейшество попросил передать слова приветствия и братской любви патриарху Московскому и всея Руси Кириллу, пожелав епископу Леониду плодотворной службы", — отметили в пресс-канцелярии.

В свою очередь епископ Леонид заверил, что приложит все усилия для укрепления двусторонних отношений.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 февраля 2017 > № 2074451


США. Россия. Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 февраля 2017 > № 2074388

Американский телеканал Fox News со ссылкой на источники в разведке утверждает, что иранский генерал Касем Сулеймани, находящийся под санкциями ООН, прибыл в Москву. Ранее российская сторона неоднократно опровергала сообщения этого же канала о якобы визитах Сулеймани в РФ.

"Командир иранского подразделения "аль-Кудс" Касем Сулеймани прибыл в терминал А (аэропорта) Внуково в пригороде Москвы 14 февраля рейсом WD084 (авиакомпании) Mahan Air в 12.13 по местному времени и планирует оставаться в России несколько дней для (проведения) встреч", — сообщает телеканал со ссылкой на "многочисленные источники в западной разведке".

В США отмечают, что Сулеймани находится под санкциями ООН, запрещающими ему покидать Иран.

По информации источников телеканала, генерал якобы посещает Москву для того, чтобы "выразить свое недовольство отношениями России с Саудовской Аравией и другими арабскими странами, прежде всего, в отношении сделок по оружию и укреплению экономических связей".

Канал не располагает комментарием ЦРУ, в госдепартаменте ему сообщили, что информации о визите нет.

Американский телеканал Fox News в апреле 2016 года со ссылкой на источники в разведслужбах сообщил о том, что Сулеймани якобы приехал в Москву. В Кремле опровергли информацию о возможной встрече президента РФ Владимира Путина с иранским генералом. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков отрицательно ответил на вопрос, возможна ли такая встреча. Источник в Корпусе стражей исламской революции (КСИР) Ирана также опроверг агентству Sputnik сообщения о визите генерала Сулеймани в Москву.

Два года назад Fox News уже сообщал, что Сулеймани 24 июля 2015 года якобы посетил Москву для беседы с президентом России. Пресс-секретарь главы российского государства тогда опроверг РИА Новости информацию о встрече.

Иран и "шестерка" международных посредников 14 июля 2015 года достигли исторического соглашения об урегулировании многолетней проблемы иранского атома. Был принят Совместный всеобъемлющий план действий, выполнение которого снимает с Ирана введенные ранее экономические и финансовые санкции со стороны СБ ООН, США и Евросоюза.

США. Россия. Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 февраля 2017 > № 2074388


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 15 февраля 2017 > № 2074291 Александр Проханов

 Торжок бесподобный

герб города шесть голубей: золотые — символ богатства и благополучия, серебряные — целомудрия и благочестия

Александр Проханов

Восхитителен русский город Торжок, что под Тверью. Голубые снега и янтарное солнце. Нарядные милые дома вдоль улиц среди белоснежных сугробов. Тёмная, незастывшая Тверца, что течёт через город в белых своих берегах. И церкви, монастыри, обители… Одни — ещё обветшалые, разорённые, другие — в строительных лесах, третьи сверкают златом. Кое-где — остатки старых купеческих лабазов, купеческих домов — ладных, на каменных подклетях. Люд, живущий в Торжке, расторопен, деловит, прижимист, знает цену и копейке, и добротному изделию. И как славно пожить среди этой русской тишины и чистоты, среди таинственных воспоминаний о минувшем, которые посетят тебя у монастырской стены, у ампирного особняка или у резных деревянных наличников!

Но Торжок — не музей, не хранитель старинного уклада, о котором так восхитительно, с русским восторгом писали и Бунин, и Тургенев, и Чехов. За Торжком, за городом, где начинается чистое поле, день и ночь рокочут вертолёты, кружат в синем студёном небе. Пятнистые, знакомые каждому Ми-8, способные переносить десантные группы. Хищные, стремительные Ми-24, громящие своим огнём на поле боя танки. И новейшие "Аллигаторы", виртуозные и грозные.

Здесь базируется вертолётный полк, а рядом с ним — уникальный, единственный на всю Россию учебный центр, где вертолётчики, пересаживаясь со старых машин на новые, проходят обучение. Взлетают, садятся, стреляют на полигонах, осваивают приборы ночного видения, новые оптические электронные и лазерные прицелы, новую тактику полёта и боя. Из полка улетают экипажи в Сирию, где идут на удары и громят ИГИЛ, подбирают и высаживают сирийских десантников, доставляют в разорённые города продовольствие, выносят из зоны боёв раненых. Если увидишь среди зимних снегов Торжка смуглое загорелое лицо вертолётчика, ты знаешь, откуда он, солнце каких степей и пустынь опалило это мужественное, строгое, повидавшее виды лицо.

Если вертолёты стрекочут в синем небе, вышивая на нём невидимые узоры, то в центре Торжка работает небольшая милая фабрика, где стрекочут швейные машинки и мерцают иглы, пропуская сквозь бархат, сафьян, парчу золотую нить. Здесь работают знаменитые золотошвеи, чьё тонкое рукоделие украшало златом и серебром митры патриархов, эполеты и мундиры царских генералов и камергеров. И сегодня это таинственное, мистическое шитьё, пленяя глаз, воспроизводит орнаменты русских волшебных сказок, узорных летописных буквиц.

Герб Торжка — шесть летящих голубей: три золотых — символ богатства и благополучия, три серебряных — символ целомудрия и благочестия. И все шесть птиц опоясаны знаменитыми поясками, на которых золотой нитью вышита церковная молитва "Живый в помощи". С такими поясами не расставался русский человек ни зимой, ни летом, ни на улицах, ни даже в банях. И сегодня здесь, в Торжке, витает идея мистического круга — волшебного пояса, который служит неприступной для злого духа преградой, сберегает не только отдельного человека, но и всю матушку-Россию. Этот огромный, сшитый из синего бархата пояс, украшенный золотой вязью, хранится в музее, который напоминает скорее часовню, чем выставочный зал. Ты можешь обойти этот пояс и прочитать вышитые на бархате заветные письмена. И местные радетели, хранители мистических русских традиций, мечтают провезти этот пояс по всей России — с запада на восток и с севера на юг — чтобы сквозь это охранное кольцо были пропущены все русские пространства и русские рубежи, все русские леса и города, озёра и северные льды. И русский человек — будь то боевой генерал, академик или пахарь — чтобы всякий прошёл сквозь этот пояс и через него соединился со всеми в единое нерасторжимое братство, неодолимое, исполненное света и благодати.

Торжок уходит своими околицами в снежные поля и леса. Из этих полей и лесов примчался на окраины города, как грозный бронепоезд, небывалый завод и остановился на окраине. В его длинных цехах почти безлюдно, только раздаются грохоты, скрипы, скрежет и звон. Здесь пилят лес. Этот завод, как утверждают, самый крупный не только в России и Европе, но и в мире. Здесь работают современные станки и машины — американские и немецкие. Они изготовляют не просто доски, не просто привычную всем нам вагонку — они создают особый, небывалый материал, который впервые был задуман в американских секретных лабораториях, обслуживающих военно-промышленный комплекс.

Бревно, которое поступает на автоматические линии, распиливается на тонкие пластины. Эти похожие на пергамент пластины вновь склеиваются, укладываются пластами, в которых по особой методике перемежаются хвойные и лиственные породы. Эти склеенные древесные страницы двигаются под прессом, сушатся, греются, их разрезают на брикеты и вновь склеивают. И в результате из них получается удивительный материал, как будто бы не древесное, а какое-то новое вещество. Из этого материала делают опоры домов. Он лёгкий и более прочный, чем сталь, не горит в огне, не пропитывается влагой. Должно быть, из этого материала можно делать не только дома, но и шпангоуты кораблей и подводных лодок.

Тут же из опилок, стружек и всевозможных отходов прессуются плиты дивной красоты, золотые, как янтарь. Из них строятся жилые дома — прочные, лёгкие, чистые, с тончайшим дыханием соснового леса.

Кончаются, слава Богу, времена, когда мы гнали за рубеж кругляк, сводили огромные пространства леса, а получали за это копейки. Теперь мы продаём за рубеж драгоценный, прошедший глубокую переработку материал. Он рождается на глухих лесных делянках, где автоматические машины пилят, срезают древо под самый корень, обрубают суки, а на месте лесосеки высаживается новый лес. Десятки грузовиков днём и ночью доставляют древесину на завод, а с завода машины везут изделия в петербургский порт и оттуда по морям-океанам аж до самой Австралии.

Русская провинция одолевает невзгоды девяностых годов. Побывайте в Торжке — и развеются мрачные мифы об унылом народе, о пьющих мужиках, о бездельниках, которые, потеряв работу, пьют горькую и ропщут, клянут всё на свете. Торжок трудится. Сюда приезжает множество людей. Здесь нужны сварщики, токари, инженеры, нужны умные, деловые люди.

Сидя с местным священником отцом Николаем в его тёплом, уютном доме среди книг, светских картин и икон, мы говорили о любимой, хранимой Богом России, которую Богородица окружила своим золотым шитьём.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 15 февраля 2017 > № 2074291 Александр Проханов


Туркмения > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 15 февраля 2017 > № 2074255

 В Ашхабаде всё спокойно

светский лидер Туркменистана —намного более приемлемый и "гуманитарный" вариант, чем головорезы из ИГ

Олег Щукин

Центральная Азия, наряду с Африкой и Латинской Америкой, кажется "глубокой периферией" современного мира. Тектонические сдвиги, которые приковывают к себе всеобщее внимание, затрагивают Европу и "Большой Ближний Восток", США и Россию, Китай и Индию, видимо, обходя стороной одну из древнейших колыбелей человеческой цивилизации. Возможно, что это впечатление обманчиво, и регион просто попал в "око тайфуна". Геополитического тайфуна, разумеется.

Гурбангулы Бердымухамедов по итогам выборов 12 февраля 2017 года переизбран президентом Туркменистана. Явка, согласно официальным данным, составила 97,27%, за наследника Сапармурада Ниязова (Сердара Туркменбаши) было отдано 97,69% голосов.

Всё предсказуемо, никто ничего иного и не ожидал. Приятно, когда в нынешнем мире, который явно куда-то летит, кувыркаясь вверх тормашками, обнаруживается что-то мало-мальски неизменное и надёжное. Постоянная Планка, британская монархия, швейцарский франк, президент Туркменистана…

За десять лет правления Бердымухамедова Туркменистан стал настоящей terra incognita и для России, и для остального мира: страна практически исчезла из открытого медиа-пространства, о реальной ситуации в стране поступает минимум информации, особенно содержательной. Для Запада Туркменистан — государство с диктаторским режимом, который продаёт практически весь добываемый газ (по доказанным запасам которого занимает 4-е место в мире) Китаю. Ну, а где такой режим — там, разумеется, богатство "верхов", нищета "низов", разгул коррупции, подавление свобод, преследование инакомыслящих и так далее, и тому подобное, по списку.

Для России Туркменистан, несмотря на отказ "Газпрома" от гарантированных закупок туркменского газа, — важный региональный политический партнёр, взаимодействие с которым необходимо как для обеспечения безопасности в Центральной Азии, так и для урегулирования статуса Каспийского моря, развития отношений с Пекином, Тегераном и Кабулом.

Когда США при президенте Бараке Обаме и госсекретаре Джоне Керри выдвинули дипломатическую инициативу "С5+1", отказываться от участия в Ашхабаде не стали. Министр иностранных дел республики Рашид Мередов (кстати, занимает свой пост с 2001 года), 1 ноября 2015 года, как и четверо его коллег из других центральноазиатских государств, принял участие в первой встрече "С5+1" в Самарканде, а 3 августа 2016 года — в вашингтонской встрече данного политического формата. Но, судя по всему, до подписания каких-либо обязывающих документов, имеющих реальное значение для всех участников и для Туркменистана в частности, дело так и не дошло.

"С5+1", видимо, постигнет та же судьба, что и два куда более "распиаренных" проекта международных соглашений времён Обамы: Транстихоокеанское и Трансатлантическое торговые партнёрства. Только его похороны пройдут без всякого шума в масс-медиа, как будто и не было ничего. США в первой половине 2000-х годов использовали военный аэродром Мары в качестве дополнительной транзитной базы для авиационной логистики с Афганистаном, но после смерти Туркменбаши эта практика сошла на нет (куда боле выгодным вариантом оказался киргизский Манас). И хотя Туркменистан формально не состоит ни в ШОС, ни в ОДКБ, рассматривать его как потенциальную "точку опоры" для Вашингтона в центральноазиатском регионе, видимо, не стоит — слишком велико сегодня здесь влияние Ирана, Китая и России (именно в такой последовательности). Да и степень заинтересованности 45–го президента США в гарантированном транспортном доступе к Афганистану по сравнению с его непосредственными предшественниками, Бараком Обамой и Джорджем Бушем-младшим, которые рассматривали данную возможность едва ли не как главный приз своей глобальной агрессии, — похоже, будет намного меньшей.

Отдельной строкой следует выделить и отношения между Туркменистаном и Турцией. Долгое время в Анкаре господствовала концепция пантюркизма, в рамках которой Туркмения рассматривается как историческая родина, своего рода "сердце" всех тюркских этносов. По отношению к России концепция пантюркизма может считаться агрессивной, поскольку затрагивает не только тюркские этносы государств Закавказья и Центральной Азии, включая собственно туркмен, но также тюркские этносы в составе РФ: татар, башкир, якутов и другие (всего — до 12 млн. человек). Следует отдать должное руководителям Туркмении: как бывшему, так и действующему, — при всём их национализме, к идеям пантюркизма они относились достаточно настороженно и прохладно, прекрасно понимая, чем это им грозит и внутри страны, и на международной арене. Сегодня в Анкаре, особенно после известных событий июля 2016 года, больше склоняются не к пантюркистской, а к неоосманской парадигме, предусматривающей не столько "восточный", сколько "южный" вектор внешней политики. Но понятно, что в любой момент всё там может измениться — и присутствие в Ашхабаде авторитарного националистического лидера, а не "харизматика"-пантюркиста можно рассматривать как своего рода "стопор" для подобных изменений и для "тюркской дуги", и для самой Турции.

В ещё большей мере это справедливо и с точки зрения противодействия радикальным квази-исламским учениям, крепко связанным с террористическими структурами типа "Аль-Каиды" или "Исламского государства" (запрещены в России). Светский лидер Турк­менистана — в любом случае, каким бы "авторитарным" его ни выставляли, намного более приемлемый и "гуманитарный" вариант, чем бородачи-головорезы из "ИГ".

Так что, при всех плюсах и минусах Гурбангулы Бердымухамедова непосредственно для России, в целом мы можем поздравить себя с его переизбранием. В Ашхабаде всё спокойно. Пока спокойно.

Туркмения > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 15 февраля 2017 > № 2074255


США. Израиль. Палестина > Внешэкономсвязи, политика. Недвижимость, строительство > gazeta.ru, 15 февраля 2017 > № 2074224

«Иран заставит Трампа сблизиться с Израилем»

В США пройдет встреча Биньямина Нетаньяху и Дональда Трампа

Дарья Зорилэ

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху прибыл в США, где он планирует обсудить с президентом Дональдом Трампом позицию по Ирану и урегулирование палестино-израильских отношений. Несмотря на жесткие подходы и администрации Трампа, и премьера Нетаньяху к данным вопросам, обеим сторонам придется лавировать и идти на некоторые уступки, чтобы не испортить отношения с арабскими странами.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху прибыл в США с двухдневным визитом. Ожидается, что он проведет встречи с президентом США Дональдом Трампом, госсекретарем Рексом Тиллерсоном, спикером палаты представителей Полом Райном, вице-президентом Майком Пенсом, а также с лидерами большинства и меньшинства в сенате — Митчем МакКоннеллом и Чаком Шумером.

Ожидается, что во время встречи Нетаньяху и Трамп затронут вопросы израильско-палестинских отношений, стабильности в регионе, а также обсудят возможность угрозы со стороны Ирана.

Премьер-министр Израиля убежден, что во время президентства Дональда Трампа сторонам удастся укрепить отношения, которые заметно осложнились в период руководства Белым домом экс-президента США Барака Обамы. Подтверждением тому служит негативное отношение Трампа к заключенной предыдущей администрацией ядерной сделке с Ираном, против которой выступал Израиль.

Более того, президент США выступает за введение новых санкций против Тегерана, обвиняя его в поставке оружия боевикам «Хезболлы», которая в ряде стран, в том числе Израиле, признается террористической. Так, в миграционном указе нового президента США одной из стран, гражданам которой запрещалась выдача виз, стал Иран.

В связи с этим Нетаньяху намерен лоббировать интересы страны в иранском вопросе вплоть до пересмотра ядерной сделки, рассчитывая на поддержку Трампа.

Интересы Израиля и США сходятся и в отношении израильско-палестинского конфликта. В начале февраля, несмотря на всеобщую критику нового израильского закона о легализации около 4 тыс. уже существующих поселений на западном берегу реки Иордан, Дональд Трамп, напротив, продемонстрировал приверженность интересам Израиля. Хотя и заявил, что расширение поселений не способствует установлению мира между Палестиной и Израилем, призывая Тель-Авив разумно относиться к мирному процессу.

Перенос посольства США в Иерусалим невыгоден Израилю

Стоит отметить, что это будет не первая встреча Трампа и Нетаньяху. Они встречались еще в сентябре прошлого года, во время предвыборной борьбы в США. Тогда еще кандидат в президенты заявил, что если ему удастся победить на выборах, то его администрация признает столицей Израиля Иерусалим, таким образом следуя давнему решению американского конгресса.

Однако, по мнению Эли Нахта, советника вице-спикера парламента Израиля, несмотря на такую схожесть взглядов Дональда Трампа и Биньямина Нетаньяху, премьер-министр сталкивается с давлением внутри коалиции.

«На мой взгляд, сам Нетаньяху не желает получить зеленый свет от администрации Трампа на строительство еще более неограниченного количества поселений на западном берегу Иордана.

С одной стороны, безусловно, есть желание правой части коалиции строить больше и больше поселений, но с другой стороны, Нетаньяху не устроит вариант строить сколько угодно, так как это может вызвать серьезное недовольство левой части коалиции, что может впоследствии привести к ее распаду», — рассказал эксперт в беседе с «Газетой.Ru».

Как считает Эли Нахт, наиболее оптимальным вариантом, который позволил бы премьеру лавировать между интересами обеих сторон коалиции, было бы так называемое одобрение Трампа на постройку какого-то определенного, «энного количества» поселений, которое бы устроило все стороны.

Более того, собеседник «Газеты.Ru» убежден, что в действительности сейчас Израилю невыгоден перенос посольства США из Тель-Авива в Иерусалим.

«Безусловно, это событие будет иметь очень символический и значимый характер. Однако это сильно повредит интересам Нетаньяху. Это может привести к недовольству внутри коалиции и среди соседей, за чем, возможно, последует момент розжига огня, а также новые террористические акции со стороны соседей», — считает Нахт.

Более того, продолжает эксперт, это может спровоцировать санкции со стороны Европы.

«То есть, несмотря на то что премьер говорит о неотделимости Иерусалима от Израиля, перенос посольства может послужить розжигом ненависти в отношении Израиля, чего опасается Нетаньяху», — считает Эли Нахт.

Иран — одно, Сирия — другое, а Палестина — третье

Эксперт также подчеркивает значимость иранского вопроса в израильско-американских отношениях. «Нетаньяху, безусловно, будет делать упор на ужесточение ядерной сделки. Понятно, что ее никто не отменит, но поправки будут сделаны. Премьер будет говорить о том, что Иран финансирует «Хезболлу», что противоречит соглашениям», — комментирует Нахт.

Более того, собеседник «Газеты.Ru» подчеркивает, что из-за того, что Обама пошел на эту сделку вопреки возражениям Нетаньяху, авторитет премьер-министра был сильно подорван внутри Израиля.

Теперь же он будет добиваться поправок, дабы поправить рейтинг и показать значимость своей позиции. Этот вопрос является очень важным для Израиля с точки зрения и внешней, и внутренней политики.

Биньямину Нетаньяху также важно убедиться, что он будет пользоваться поддержкой США в ООН, чтобы не повторилась ситуация, когда Барак Обама опять же пошел против интересов Израиля в поселенческих вопросах и не наложил вето на резолюцию, которую в самом Израиле назвали трибуналом против страны.

Премьер надеется, что новая администрация станет гарантом защиты интересов Израиля в комитетах ООН, но при этом не будет вмешиваться во внутреннюю политику, а также позволит решать территориальный вопрос непосредственно двум сторонам — Израилю и Палестине.

Николай Топорнин, профессор МГИМО, убежден, что Трамп будет менять политику, которую проводил Обама в отношении Израиля. «Очевидно, что Трамп будет поддерживать Израиль. Но все-таки не так все просто.

«Складывается сложный треугольник. Мы знаем позицию арабского мира — он будет однозначно поддерживать Палестину, что будет усложнять ситуацию. С другой стороны,

Израиль — главный союзник и оплот США в этом регионе, имеющий собственную армию. Более того, Израиль всегда имел лобби в элите и истеблишменте США и в Республиканской партии, поэтому тут сложные нити взаимосвязи», — комментирует эксперт.

Премьер будет ждать, что Трамп вернется к политике, которую США вели в отношении Израиля последние 20 лет. «Однако мы до сих пор не знаем точной стратегии Трампа на Ближнем Востоке. Рекс Тиллерсон только назначен госсекретарем, еще нет его заместителя по ближневосточной политике, нет советника Трампа по данному вопросу. Да и ИГ («Исламское государство», террористическая организация, запрещенная в России) усложняет ситуацию, поэтому, по сути, это очень сложный клубок, состоящий из множества факторов», — считает Топорнин.

Эксперт также подчеркивает, что в интересах Америки — сохранить отношения с арабским миром, поэтому Трампу нужно лавировать. Однако Иран — это тот фактор, который сильно связывает США и Израиль. Иран всегда вызывал озабоченность у Израиля, тем более что Иран имеет совсем другие взгляды на жизнь и устройство Ближнего Востока.

«Однако Иран — это один фактор, Сирия — второй фактор, Палестина — третий. К тому же Европа по отношению ко многим сюжетам урегулирования ситуации в регионе относится с осуждением политики Израиля.

Это очень многогранная конфигурация дипломатии, политики и религии. И есть масса факторов, влияющих на политику Трампа в этом регионе.

Надо исходить из того, что мы пока не видели реальных факторов в дипломатической работе Трампа . Одно дело — заявлять, а другое — реально делать. У Трампа еще не сформированы жесткие взгляды на Ближнем Востоке. Но все-таки я считаю, что фактор Ирана заставит Трампа сблизиться с премьер-министром Израиля», — комментирует Топорнин.

США. Израиль. Палестина > Внешэкономсвязи, политика. Недвижимость, строительство > gazeta.ru, 15 февраля 2017 > № 2074224


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > stroi.mos.ru, 15 февраля 2017 > № 2073157

Первый храм в честь чудотворца Саввы Сторожевского появится в Москве в 2018 году

Церковь в честь святого Преподобного Саввы Сторожевского возводится на площади Викторио Кодовильи в Восточном округе столицы, сообщил куратор программы строительства православных храмов в Москве, депутат Госдумы РФ Владимир Ресин.

По его словам, шатровая церковь рассчитана на 1000 прихожан. После завершения работ сюда привезут из Звенигородского монастыря частицу мощей чудотворца, ученика Сергия Радонежского.

«К лету будет готов нижний храм для богослужений. Сейчас возводятся стены надземной части собора, идет заливка арочных перекрытий храма», - сказал В. Ресин.

Он отметил, что монолитные работы и кирпичную кладку стен завершат в этом году. К осени установят главный купол храма, который уже находится на площадке.

«Эта церковь будет одной из крупнейших и красивейших в Москве. В этом году откроется нижняя часть собора, а главный, верхний храм, введут в 2018 году», - подчеркнул В. Ресин.

Напомним, программа строительства православных храмов развернута во всех административных округах столицы, кроме Центрального. Ее цель - обеспечить жителей густонаселенных районов города церквями недалеко от дома.

Программа реализуется на пожертвования граждан и организаций. Для сбора средств создан благотворительный Фонд поддержки строительства храмов города Москвы, сопредседателями которого являются мэр столицы Сергей Собянин и Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Программу курирует советник мэра, советник по строительству Патриарха Московского и всея Руси, депутат Госдумы Федерального Собрания РФ Владимир Ресин - он является председателем рабочей группы фонда.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > stroi.mos.ru, 15 февраля 2017 > № 2073157


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 февраля 2017 > № 2072838

Почему Трамп прав в отношении России

Анатоль Ливен (Anatol Lieven), The New York Times, США

Доха, Катар. — Немногие из приоритетных задач администрации Трампа вызвали такую резкую критику со стороны американского внешнеполитического истеблишмента, как желание президента наладить отношения с Россией. Якобы пророссийская политика президента Трампа стала темой различных теорий заговора и поводом для скандала.

В этом практически нет никакого смысла. У Соединенных Штатов есть много веских причин добиваться примирения с Москвой по ряду вопросов — от Восточной Европы до Ближнего Востока. По-настоящему актуальный вопрос состоит в том, сможет ли Вашингтон в достаточной мере контролировать собственное стремление к мировой гегемонии, чтобы сделать это возможным.

Россия в отличие от Китая не является развивающимся равным конкурентом для США. Россия — это региональная держава, пытающаяся сохранить часть своей бывшей сферы влияния. Кроме того, она должна быть настоящим союзником США в борьбе с исламским экстремизмом. Снижение напряженности в отношениях с Россией позволило бы Соединенным Штатам сосредоточиться на более важных геополитических вопросах.

Наконец, не исключено, что у США не будет иного выбора, кроме как сотрудничать с Россией. Предыдущая стратегия Запада исчерпала себя, что наглядно демонстрируют последние политические неудачи. Планы по расширению американской поддержки стран бывшего Советского Союза звучат неубедительно. США и НАТО не воевали ни за Грузию в 2008 году, ни за Украину в 2014 году. Не будут они делать этого и в будущем. В этих условиях оставлять открытой возможность членства в НАТО для этих стран, что Запад делал на протяжении нескольких лет, бессмысленно. По тем же причинам население Европейского союза — организации, изо всех сил старающейся решить свои собственные экзистенциальные проблемы — не будет в обозримом будущем помогать Украине со вступлением в их клуб. В Сирии Соединенные Штаты и их союзники, судя по всему, разрываются между стремлением свергнуть президента Башара Асада и желанием сдерживать джихадистов, которые ему противостоят. Что же касается России, она свою позицию изложила четко.

Восстановление отношений с Россией можно начать на Украине. Параметры для такого компромисса были заложены в Минском соглашении 2015 года, который обязал Россию разоружить сепаратистов на востоке Украины, а Украину — подготовить новую федеральную Конституцию, которая предоставляла бы широкую автономию Донбассу, восточному региону Украины, провозгласившему независимость. Соединенным Штатам следует сотрудничать с Россией по вопросу достижения компромисса в Донбассе, который должен стать демилитаризованной зоной, и безопасность в котором должны обеспечивать миротворческие силы ООН. В то же время аннексию Россией Крымского полуострова следует принять (поскольку, если не доводить до мировой войны, Россия ни за что от него не откажется). Хотя аннексию и не следует признавать законной, американские санкции в отношении России необходимо отменить.

Американские и натовские официальные лица любят утверждать, что такой компромисс послужит стимулом для российской агрессии в другом месте. Это мнение основано на самообмане западных элит, которые заинтересованы в сохранении конфронтации с Россией в качестве отвлекающего фактора на фоне более важных, наболевших внутренних проблем — таких, как миграция, промышленный спад и резкое недовольство в связи с глобализацией.

Даже ребенок может посмотреть на карте, где проходил стратегический рубеж между Западом и Россией в 1988 году, и где он проходит сегодня, и понять, какая сторона продвинулась, и в какую сторону. Поэтому необходимо признать, что в последние два-три десятилетия действия России (пусть иногда ошибочные и даже преступные) в значительной степени представляли собой реакцию на то, что совершил Запад. Вмешательство России на Украине касается Украины — страны, представляющей для России величайшее историческое, этническое, культурное, стратегическое и экономическое значение. Для остальной Восточной Европы оно ничего не значит.

Если Россия хотела бы дестабилизировать Латвию, а затем вторгнуться в нее (как утверждают многие «ястребы» в Брюсселе и в Вашингтоне), то она сделала бы это после 2008 года, когда произошел крах латвийской экономики, и было бы легко создать в стране кризис. Между тем, Москва ничего не сделала — российские власти прекрасно понимают, что любой подобный шаг мог бы стать причиной возобновления враждебности Западной Европы и США по отношению к России.

Если Россия все же нападет на Латвию или одну из других стран Балтии, Соединенным Штатам и их союзникам, конечно же, придется бороться (и бороться ожесточенно), чтобы защищать их. Эти страны являются членами НАТО и Европейского Союза. Бросив их и подвергнув риску российской агрессии, Запад выглядел бы и морально несостоятельным, и геополитически беспомощным. Но трудно представить себе какую-либо реалистичную ситуацию, в которой возникнет такая необходимость.

Восточная Европа — это не единственная арена, на которой американская повестка дня оказалась несостоятельной. В Сирии США и Западная Европа ведут военные действия плохо, совершая ошибки. И здесь тоже планы Дональда Трампа сотрудничать с Россией означали бы долгожданные перемены. Благодаря поддержке российских, иранских, а теперь и турецких сил сирийский режим Башара Асада не рухнет. И если в будущем его потребуется преобразовать, понадобится проводить переговоры с Россией и Ираном.

Иран является важнейшим союзником в борьбе против джихадистов в Ираке и Сирии. А это означает, что Белый дом скоро обнаружит в своей политике опасные противоречия. И Дональд Трамп, и его недавно ушедший в отставку советник по национальной безопасности Майкл Флинн говорили о приоритетности борьбы против «Исламского государства». Но выразив при этом стремление к новой конфронтации с Ираном, они продемонстрировали, что фактически не понимают слова «приоритет».

Кроме того, если пресечь неприкрытое нарушение Ираном ядерного соглашения, никакие уступки и послабления США в отношении России не смогут убедить Москву согласиться на новые международные санкции против Ирана. Одна из причин заключается в том, что Россия считает, что в ее интересах поддерживать хорошие отношения с Ираном постоянно, при этом политики в Москве знают, что американские уступки могут быть отменены следующей администрацией.

Другим серьезным камнем преткновения может оказаться Китай. Хотя Трамп в последние недели несколько смягчил свою позицию, он заявил, что готов к конфронтации с Китаем. Но Россия не будет ему в этом подыгрывать. Учитывая, что протяженность общей границы России с Китаем составляет более четырех тысяч километров, и китайская армия значительно превосходит российскую по численности, Россию ни за что не удастся убедить принять откровенно враждебную позицию в отношении своего соседа. Максимум, на что Россия может пойти в результате улучшения отношений с США — это ограничить продажи своего самого современного оружия в Китай, и, возможно, помочь добиться при посредничестве ООН международного компромисса в отношении островов, права на которые оспариваются Китаем и его соседями.

После окончания холодной войны Россия не выступает против США из-за слепого антиамериканизма. В странах бывшего Советского Союза Россия защищает то, что российский истеблишмент считает (справедливо или ошибочно) жизненно важными национальными интересами России.

В других частях мира Россия конфликтует с США по причинам, которые зачастую понимают многие американцы, и которые впоследствии зачастую оказывались оправданными. Наиболее заметными примерами такой конфронтации стал протест против вторжения в Ирак и несогласие со свержением режима полковника Муаммара Аль-Каддафи в Ливии. Хотя Россия и хочет хороших отношений с Соединенными Штатами, она не будет безоговорочно поддерживать глобальное первенство США. Если администрация Трампа надеется именно на это, она будет крайне разочарована, и последняя попытка примирения с Россией окажется неудачной.

Анатоль Ливен — профессор Джорджтаунского университета в Катаре и один из авторов книги «Анатомия американского национализма» (America Right or Wrong: An Anatomy of American Nationalism).

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 февраля 2017 > № 2072838


Афганистан. Иран. Индия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 15 февраля 2017 > № 2072653

В Москве пройдут переговоры по Афганистану

Власти Афганистана и США обеспокоены фактом прямых контактов России и «Талибана»

МОСКВА – В среду в Москве пройдет второй раунд международных переговоров по Афганистану. Впервые в этих переговорах примут участие афганские власти. В то же время, Соединенные Штаты такого приглашения не получили. В Москве говорят, что хотят стабильности и сотрудничества в борьбе против экстремистов в регионе. Но афганские власти обеспокоены прямыми контактами России с талибами. В США считают, что прямые контакты с представителями «Талибана» направлены на подрыв усилий по стабилизации ситуации в регионе.

В нынешних переговорах в Москве кроме Китая и Пакистана теперь также принимают участие Иран, Индия и Афганистан.

Андрей Казанцев, директор аналитического центра Института международных исследований МГИМО, говорит, что не следует переоценивать реальную способность афганского правительства контролировать свою территорию. И это, по мнению аналитика, вероятно, одна из причин, почему российское правительство иногда сотрудничало с другими игроками, а не с афганским правительством.

Россия хочет, чтобы сотрудничество в области безопасности для борьбы с террористической группировкой «Исламское государство» набирало обороты в Центральной Азии.

По мнению Андрея Казанцева, Афганистан является местом, где действует различные группы международных террористов. Многие из боевиков, отмечает эксперт, имеют российские паспорта, или же являются выходцами из Центральной Азии, в том числе – русскоязычными, и могут представлять террористическую угрозу для самой России.

В Афганистане наблюдается активизация деятельности «Исламского государства», несмотря на то, что Талибан несет ответственность за большее количество терактов.

Как считает Дмитрий Верхотуров, эксперт центра изучения современного Афганистана, есть ожидания, что талибы могут принять активное участие в борьбе против «Исламского государства» и способствовать тому, чтобы Афганистан не стал убежищем для лидеров и боевиков ИГ, которые побегут в эту страну, в случае своего поражения в Сирии и Ираке.

В Вашингтоне же считают, что контакты России с талибами нацелены на легитимизацию «Талибана» и подрывают законную деятельность афганского правительства и усилия НАТО в регионе.

Дмитрий Верхотуров, в свою очередь, считает, что с одной стороны нелепо говорить о том, что Россия не стремится к стабилизации ситуации в Афганистане, а с другой – руководство России очень обеспокоено тем, что США имеют в Афганистане несколько крупных военно-воздушных баз, которые могут быть использованы для развертывания ядерных бомбардировщиков.

В свою очередь командующий силами США в Афганистане заявляет о необходимости увеличения американского военного контингента в этой стране с целью обучения афганских силовиков, которые продолжают вести борьбу с боевиками.

Афганистан. Иран. Индия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 15 февраля 2017 > № 2072653


Узбекистан. Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика > gazeta-pravda.ru, 15 февраля 2017 > № 2072390

Сближение началось с воздуха

Автор: Сергей КОЖЕМЯКИН. (Соб. корр. «Правды»). г. Бишкек.

Авиасообщение между Узбекистаном и Таджикистаном восстановлено после 25-летнего перерыва. Состоявшийся первый рейс стал символом начала нормализации двусторонних отношений. Но «острых углов» между Ташкентом и Душанбе ещё немало, и когда они будут сглажены, пока неизвестно.

ПЕРЕЛЁТ Душанбе—Ташкент, намеченный на 10 февраля, с нетерпением ждали не только пассажиры, но и тысячи людей по обе стороны границы. Авиасообщение между республиками прервалось в далёком 1992 году после начала гражданской войны в Таджикистане. С окончанием конфликта, однако, рейсы так и не были возобновлены. На фоне ухудшения отношений транспортный вопрос стал использоваться в качестве инструмента взаимного давления. Так продолжалось вплоть до прошлого года. Лишь после смерти Ислама Каримова и прихода к власти Шавката Мирзиёева начались переговоры о восстановлении авиарейсов. Долгожданное соглашение стороны подписали 28 декабря во время заседания Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. А уже 1 февраля таджикская авиакомпания «Сомон эйр» объявила о начале продажи билетов.

Желающих полететь в Ташкент первым техническим рейсом оказалось не так много: всего набралось 14 пассажиров, купивших авиабилеты стоимостью 140 долларов. Недостаток компенсировали многочисленные журналисты, а также представители министерства транспорта Таджикистана, авиакомпании «Сомон эйр» и душанбинского аэропорта. По прибытии в Ташкент они встретились со своими узбекскими коллегами, и в тот же вечер самолёт вернулся в Душанбе. Регулярные перелёты начнутся 20 февраля. Рейсы будут осуществляться один раз, а с началом летнего сезона — дважды в неделю.

Упомянутое выше заседание межправкомиссии принесло ещё несколько конкретных результатов. К примеру, Ташкент заявил о готовности покупать таджикский алюминий. А Торгово-промышленная палата Таджикистана договорилась с министерством внешних экономических связей, инвестиций и торговли Узбекистана о совместной организации выставок-ярмарок. В марте узбекские промышленные товары будут представлены в Душанбе, а в августе — сентябре аналогичное мероприятие состоится в Ташкенте.

Не все признаки потепления отношений, впрочем, оформлены на бумаге. Очевидны и негласные контакты руководства двух стран. Об этом свидетельствует резко изменившаяся позиция Узбекистана по Рогунской ГЭС. Накал противостояния спал сразу после назначения Мирзиёева исполняющим обязанности президента. С интернет-сайтов госорганов были удалены соответствующие обвинения, не отреагировал Ташкент и на начало строительства плотины. По мнению некоторых наблюдателей, узбекские и таджикские власти могли договориться о совместном использовании электроэнергии Рогунской ГЭС в обмен на смягчение официальной позиции Узбекистана.

Но говорить о завершении многолетней «холодной войны» ещё очень рано. Многие решения, сильно осложнившие в своё время узбекско-таджикские связи, остаются в силе, и неизвестно, будут ли отменены. Между республиками сохраняется визовый режим, введённый 15 лет назад. О начале переговоров по его отмене сообщалось ещё в октябре прошлого года, но серьёзных подвижек в этом процессе до сих пор не достигнуто. Единственной уступкой стало постановление правительства Таджикистана, принятое в конце января. Согласно документу, для граждан 78 государств (включая Узбекистан) вводится упрощённый порядок получения таджикской визы. Ответных шагов со стороны Ташкента пока не последовало. Добавим, что на рубеже 1990-х и 2000-х годов Узбекистан заминировал границу с соседней республикой, а из пунктов пропуска постоянно действуют лишь два.

Ничего не слышно и о продолжении совместной работы по делимитации и демаркации границы. В ноябре прошлого года правительственные делегации двух стран встречались для решения вопроса по спорным участкам, но дальше обмена мнениями дело не сдвинулось. Ещё одна сохраняющаяся «болевая точка» — отсутствие железнодорожного сообщения, полностью прерванного в 2011 году. В конце января замначальника Таджикской железной дороги Усмон Каландаров сообщил о переговорах с узбекскими коллегами, однако практических шагов до сегодняшнего дня нет.

В любом случае наметившиеся тенденции, пусть и ограниченные, внушают надежду на долгожданную нормализацию отношений. В этом заинтересованы не только Узбекистан и Таджикистан, но и другие республики региона.

Узбекистан. Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика > gazeta-pravda.ru, 15 февраля 2017 > № 2072390


Россия. Греция > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 14 февраля 2017 > № 2076954

В Российском центре науки и культуры в Афинах состоялся круглый стол по вопросам современной внешней политики России, организованный совместно с греко-российским клубом «Диалогос» под эгидой Посольства России в Греции.

Открывая работу круглого стола, руководитель представительства Россотрудничества в Греции Александр Хоменко поздравил всех собравшихся с прошедшим Днем дипломатического работника и вручил издателю газеты «МК - Афинский курьер», руководителю греко-российского клуба «Диалогос» Фёдору Игнатиадису диплом за подписью министра иностранных дел РФ С.В.Лаврова за развитие российско-греческих связей и за особый вклад в информационную поддержку соотечественников Греции.

О приоритетах внешней политики России рассказал руководитель группы внешней политики Посольства России в Греции Владимир Панасюк. Бывший посол Республики Кипр во Франции Периклис Неарху рассказал о значительном вкладе России в становление новогреческого государства. В свою очередь, один из ведущих греческих экспертов в области международных отношений, профессор геополитики Афинского государственного университета им. И.Каподистрии Яннис Мазис особое внимание уделил теме совместных действий России и новой американской администрации в борьбе с исламским терроризмом.

Общий посыл всех докладчиков сводился к ключевой роли России в решении важнейших и самых актуальных международных вопросов и близости российских и греческих подходов к оценке современных международных событий.

Россия. Греция > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 14 февраля 2017 > № 2076954


США. Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 февраля 2017 > № 2073066

Президент США Дональд Трамп рассчитывает, что Россия "вернет Крым" Украине, заявил пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер.

"Президент Трамп ясно дал понять, что он ожидает, что российское правительство займется деэскалацией насилия на Украине и вернет Крым", — сказал Спайсер на брифинге.

При этом, по его словам, американский президент, "в отличие от предыдущей администрации", хочет поладить с Россией, "чтобы мы могли решать многие проблемы, с которыми сталкиваемся, включая "Исламское государство" (запрещена в России)".

Также Спайсер подчеркнул, что нынешняя стратегия США по антироссийским санкциям остается неизменной,

По мнению главы комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктора Озерова, заявление Белого дома о "возвращении" Крыма может быть связано с желанием администрации президента "приглушить" недовольство американского итеблишмента Трампом из-за его якобы "пророссийской" позиции. Глава комитета Госдумы по делам СНГ Леонид Калашников также связывает заявление Спайсера с давлением, которое оказывается на американского президента.

Крым вновь стал российским регионом по итогам референдума, проведенного после госпереворота на Украине. За воссоединение с Россией проголосовали более 95% жителей полуострова.

Москва не раз заявляла, что считает абсурдным увязывать санкции Запада с реализацией минских договоренностей, поскольку Россия не является стороной конфликта и субъектом соглашений по урегулированию на Украине.

США. Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 февраля 2017 > № 2073066


Россия. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 14 февраля 2017 > № 2073034

Российская дипломатия демонстрирует на афганском направлении изрядную динамичность. 15 февраля в Москве пройдет конференция по Афганистану, в которой, судя по сообщениям местных СМИ, примут участие Россия, Китай, Пакистан, Иран и Индия. Приглашен и официальный Кабул. А ведь полтора месяца назад, в конце декабря, афганские политики были возмущены тем, что на первую подобную "московскую конференцию" правительство Ашрафа Гани приглашения демонстративно не получило, хотя там центральной темой была борьба с террористической угрозой в Афганистане. Более того, в местных СМИ заговорили о том, что вместо представителей власти в Москву отправились представители "Талибана".

Кучай напугал Кремль?

Этому предшествовали заявления спецпредставителя президента РФ по Афганистану Замира Кабулова о неких контактах Москвы с талибами. В ответ новый посол ИРА в РФ Абдул Каюм Кучай, состоящий в близком родстве с президентом Ашрафом Гани, после Нового года резко высказался в адрес России, фактически обвинив ее вместе с Таджикистаном в стимулировании афганского наркотрафика.

Но уже 7 февраля в Москве с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым встретился глава МИД ИРА Салахуддин Раббани, где гостю было передано официальное приглашение на вторую "московскую конференцию". Наблюдатели заговорили о сближении Москвы с официальным Кабулом.

Андрей Серенко

Что же, в Кремле и в Кабуле испугались заявлений господина Кучая? Сотрудник Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрей Серенко предлагает иную версию. По его мнению, это в гораздо большей степени связано с переменами, произошедшими в США.

"Декабрьская "московская конференция" проводилась тогда, когда в Белом доме еще была администрация Барака Обамы. Нынешний визит главы МИД ИРА в Москву прошел уже после того, когда Обаму сменил Дональд Трамп, с которым Кремль пока хотел бы сотрудничать, в том числе в Афганистане. А поскольку официальный Вашингтон поддерживает нынешнее правительство Ашрафа Гани, то заигрывания с талибами - противниками этого правительства, прекращены", - рассуждает эксперт ЦИСА.

Москва и Вашингтон: точка соприкосновения

Он подчеркивает, что накануне визита Раббани российская сторона опубликовала заявление о готовности поставлять вооружения для армии ИРА и предоставить две сотни мест в российских военных учебных заведениях для обучения афганских специалистов. "Учитывая, с кем воюет Кабул, такой шаг можно считать недружественным по отношению к талибам, которым еще совсем недавно улыбался Замир Кабулов", - говорит собеседник DW.

Гюнтер Кнабе

Немецкий эксперт по Центральной Азии Гюнтер Кнабе (Günter Knabe) отмечает, что сейчас "очень трудно понять, какие именно планы есть у администрации США в Афганистане". Но у Москвы и Вашингтона можно обнаружить одну точку соприкосновения - это борьба с "Исламским государством" (ИГ) где бы то ни было, в том числе и там, продолжает он.

"Можно констатировать, что в Афганистане ИГ набрало определенную силу, в том числе в восточной провинции Нангархар, а также на севере, например, в Бадахшане. И если США активизируют свои действия по поддержке афганской армии против ИГ, Россия это поддержит", - считает Гюнтер Кнабе. На этом фоне определенный оптимизм в Москве может вызвать следующая информация - согласно сообщению американских СМИ, 12 февраля правительственные силы в координации с военными США начали масштабную операцию против боевиков ИГ в Нангархаре.

От Бадахшана до Фарьяба

В свою очередь источник, связанный с афганскими силовыми структурами, на условиях анонимности сообщил DW, что усиление ИГ идет на всем северном направлении, от Бадахшана до Фарьяба. Численность замеченных боевиков - приблизительно полторы тысячи, однако в любой момент эта организация может там нарастить мускулы минимум до трех тысяч.

Две трети боевиков ИГ в Афганистане - это выходцы из стран Центральной Азии и из России. Многие из боевиков переброшены сюда из Сирии, Ирака и Ливии. По словам источника, на прошлой неделе крупный отряд боевиков ИГ был замечен в провинции Сари-Пуль и в соседнем Фарьябе, граничащем с Туркменией.

Источник рассказал о том, что российские силовики, находящиеся в контакте с афганскими коллегами, работающими "в поле", озабочены возможной попыткой ИГ дестабилизировать ситуацию как на севере Афганистана, так и в самих республиках Центральной Азии.

Джон Николсон

При этом российская сторона обеспокоена там, что действия правительственных войск в Нангархаре приводят не к блокированию и уничтожению ИГ, а к их выдавливанию на север страны. По данным источника, российские военные хотели бы использовать в Афганистане модель наподобие "сирийской" - побудить правительственные войска к примирению с "Талибаном" и направить и тех, и других против ИГ.

В то же время американское военное командование в Афганистане пока скептически относится к этому плану. В конце января в интервью The Wall Street Journal главнокомандующий силами США в Афганистане генерал Джон Николсон дал понять, что создаваемое Россией впечатление, будто "Талибан" борется с ИГ, иллюзорно.

С талибами против ИГ

"Москва артикулирует две задачи - это недопущение распространения ИГ в Афганистане и склонение талибов и официального Кабула к мирному соглашению. Логика такая: до тех пор, пока "Талибан" воюет с Кабулом, благоприятная среда для распространения ИГ в Афганистане сохраняется, и о полноценной борьбе с ИГ речи там быть не может", - говорит Андрей Серенко. При этом стремление склонить к переговорам талибов и Кабул - это тот пункт, по которому можно договориться со всеми внешними операторами нынешнего афганского кризиса.

"Его поддерживает и КНР, и Пакистан, да и США конкретно против этого не выступают", - так интерпретирует ситуацию сотрудник ЦИСА. При этом, отмечает он, заметных собственных возможностей влиять на ситуацию в Афганистане у Москвы пока нет, поэтому политика РФ в отношении Афганистана будет подстраиваться под курс, который изберет администрация Трампа.

С другой стороны, Москва не заинтересована в том, чтобы США посредством операций против ИГ снова начала наращивать свое военное присутствие в Афганистане, подчеркивает Гюнтер Кнабе.

"Декабрьская конференция в Москве с участием РФ, КНР и Пакистана ясно показала, что Россия старается запустить собственную стратегию в Афганистане по возвращению своего если не о военного, то дипломатического и политического влияния. И если эта политика получит сильное сопротивление со стороны США, то общности целей в Афганистане придет конец", - говорит немецкий эксперт.

Россия. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 14 февраля 2017 > № 2073034


Ватикан. Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 февраля 2017 > № 2073005

Председатель Папского совета по содействию христианскому единству кардинал Курт Кох считает необходимым создание специальной комиссии для урегулирования отношений между православными и греко-католиками на Украине, сообщило итальянское католическое информационное агентство Sir.

Свое предложение Кох сформулировал в письменном заявлении, которое вместе с текстом официального выступления куриального кардинала распространил в понедельник Институт экуменических исследований Университета города Фрибурга.

В минувшее воскресенье в этом швейцарском университете состоялись торжественные мероприятия с участием Коха и председателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополита Волоколамского Илариона, посвященные первой годовщине исторической встречи патриарха Московского и всея Руси Кирилла и папы Римского Франциска на Кубе.

"В том, что касается болезненной ситуации на Украине, в особенности, отношений между Русской Православной церковью и Украинской Греко-католической церковью (УГКЦ), мне кажется, что одним из плодов встречи в Гаване могло бы и должно было бы стать возобновление диалога, диалога на многих уровнях. На историческом уровне мне представляется необходимой совместная работа в рамках комиссии ad hoc, которая без сомнения будет трудной и долгой, по поводу ран, полученных в прошлом теми и другими, чтобы позволить "очищение памяти". Без излечения памяти трудно представить себе общее будущее", — говорится в заявлении кардинала.

При этом Кох сделал акцент на том, что нынешние трудности в отношениях между православными и греко-католиками на Украине вызваны не столько причинами богословского характера, сколько обстоятельствами, связанными с национальными и политическими факторами. Глава Папского совета призвал в этой связи найти формы взаимоприемлемого сосуществования, как и предлагает Совместная декларация, подписанная год назад в Гаване.

Выступая на торжествах во Фрибурге, митрополит Иларион отметил, что должно быть "продолжено и доведено до своего логического завершения" обсуждение темы унии, начатое, но не завершенное в ходе богословского диалога между Римско-католической церковью и РПЦ. По его словам, в настоящее время "уния напоминает о себе как силе, сеющей вражду и ненависть, систематически и последовательно препятствующей примирению между Востоком и Западом".

Сергей Старцев.

Ватикан. Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 февраля 2017 > № 2073005


Ватикан. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 февраля 2017 > № 2072807

Ватикан не согласен по вопросу мигрантов, но сходится с Трампом в отношении к России и абортам

Трамп может встретиться с папой Франциском во время саммита G7 в Таормине

Андреа Торньелли (Andrea Tornielli), La Stampa, Италия

«Посмотрим, что он сделает, тогда можно будет оценить ситуацию. Нужна конкретика…» Так 20 дней назад папа Франциск отвечал на вопрос газеты País о Дональде Трампе, демонстрируя, что не хочет участвовать ни в каких кампаниях, направленных против нового президента США. Верно и то, что некоторые меры Белого дома начиная с запрета на въезд мусульман вызвали серьезное возмущение во многих регионах католического мира. Одним из следствий указа президента стало сплочение американской церкви. Вмешались сторонники Франциска, в том числе кардинал Вашингтона Дональд Вуэрл (Donald Wuerl) и кардинал Чикаго Блез Купич (Blaise Cupich). Выступили также и представители более консервативного крыла, например, кардинал Дэниел Ди Нардо (Daniel Di Nardo), председатель епископов США, архиепископ Чарльз Чапут (Charles Chaput) из Филадельфии.

Другие решения Трампа были встречены позитивно, например, указ о сокращении государственного финансирования International Planned Parenthood, организации, поддерживающей зарубежные клиники абортов. «Остается надеяться, что столь же правомерное внимание, как к жизни тех, кто еще не рожден, будет уделено и жизням тех, кто бежит от войны или стремится к лучшему будущему», — комментирует человек, тесно сотрудничающий с папой Франциском. Согласие со Священным престолом может наблюдаться и в стремлении к диалогу с Россией Владимира Путина, а также в программах социальной политики. В США в последние 40 лет вырос уровень крайней бедности, а ухудшение условий жизни служит одним из стимулов, движущих электорат к переменам. Нельзя также недооценивать намерение президента США вернуться к закону Гласса-Стиголла времен президента Рузвельта, отделявшему коммерческие банки от инвестиционных и финансовых. Он был упразднен Клинтоном, что стало одной из причин экономического кризиса 2008 года.

Вплоть до сегодняшнего дня никаких запросов об аудиенции в Ватикан не поступало. Вероятно, до подачи такого запроса Трамп назначит нового посла США в Ватикане. Эта должность еще свободна, одним из кандидатов может стать Ньют Гингрич (Newt Gingrich). Встреча может пройти в конце мая, когда президент примет участие в саммите G7 в Таормине.

Некоторые комментаторы говорили о возможности поддержки Трампа римским крылом, подчеркнув существующие связи между Стивеном Бэнноном (Stephen Bannon), советником президента, идеологом сайта Breitbart News, ресурса самых неотесанных и мятежных правых, и кардиналом-консерватором Реймондом Берком (Raymond Burke). Сложно представить себе, что Трамп действительно хочет добиться поддержки со стороны кардиналов, оппозиционно настроенных по отношению к Франциску в Риме. Нового президента окружают люди, гораздо более благосклонные к папе римскому, например, советница Трампа Пола Уайт (Paula White). Нашему изданию это подтверждает также Сальваторе Мартинес (Salvatore Martinez), руководитель католического движения «Обновление» в Святом Духе, только что вернувшийся из Вашингтона, где он принимал участие в Национальном молитвенном завтраке.

«Если не смотреть на первые спорные резолюции, очевидно, что президент Трамп не откажется от христианского подхода в вопросах религиозной свободы, борьбы с бедностью, защиты культурной идентичности, культурного диалога с христианским Западом и Востоком. Нужно возвести мосты, чтобы преодолеть разделяющие нас стены».

Это верно и в отношении Ватикана.

Ватикан. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 февраля 2017 > № 2072807


Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Недвижимость, строительство > inopressa.ru, 14 февраля 2017 > № 2072797

Борьба за контроль над кафедральным собором показывает бунтарскую сторону Санкт-Петербурга

Иван Нечепуренко | The New York Times

"Промозглым и туманным зимним днем более 2 тыс. человек вышли на марш протеста против передачи Русской православной церкви контроля над Исаакиевским собором - главным кафедральным храмом этого великолепного имперского города, - сообщает из Санкт-Петербурга Иван Нечепуренко, корреспондент газеты The New York Times. - Сегодня Исаакий - один из крупнейших в мире храмов, золотой купол которого возвышается над городом, основанным Петром Великим в качестве соперника Парижу и Риму, - находится в ведении музея, созданного советским правительством в 1928 году. До революции, переместившей столицу в Москву - которую многие считали некультурным городом хитрых купцов, - собором управляло царское министерство".

"Скользя по типичной петербургской слякоти в этот январский день, протестующие (в большинстве своем - местная интеллигенция) продемонстрировали решимость добиться того, чтобы их требования были услышаны, - говорится в статье. - Надев голубые ленточки - символ движения за сохранение восхитительного архитектурного облика Санкт-Петербурга, в котором все еще доминируют изящные шпили, в противоположность броским небоскребам Москвы, - они кричали: "Мы защитили этот город от фашистов, защитим и от этого!"

"Протест был организован несколькими местными правозащитниками, которых разгневало то, что губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко решил судьбу одного из символов города без всяких обсуждений, просто сказав по поводу его передачи церкви, что "вопрос решен", - передает автор.

"Во многих российских городах люди приветствуют нарастающее влияние церкви, но не в Санкт-Петербурге - городе, известном своим бунтарским духом. Местный парламент - один из немногих, где у антикремлевских сил есть весомый голос. И, в отличие от Москвы, известной как город "сорока сороков" (то есть 1600) храмов, Санкт-Петербург всегда был символом сильного и просвещенного государства, которому церковь подчиняется".

"Санкт-Петербург - город, в котором люди выходят на улицы только из-за памятников, - сказал Михаил Пиотровский, глава Государственного Эрмитажа. - Люди борются за достоинство своего города".

"Пиотровский послал письмо Патриарху Кириллу, главе Русской православной церкви, с просьбой отложить запрос на передачу контроля над собором. Он предупредил, что, если Исаакий превратится в обычный приходской храм, это сделает Санкт-Петербург более провинциальным. Для любого гордящегося своим космополитизмом петербуржца эта угроза экзистенциальна", - говорится в статье.

Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Недвижимость, строительство > inopressa.ru, 14 февраля 2017 > № 2072797


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 февраля 2017 > № 2072791

Что Америка хотела бы, но вряд ли получит от России

Владимиру Путину Дональд Трамп мог бы быть очень выгоден.

The Economist, Великобритания

На протяжение десятилетий российские лидеры настаивали на том, что Америка не может претендовать на моральное превосходство. Для каждого неблаговидного поступка, совершенного как Советским Союзом, так и в постсоветское время, от трудовых лагерей до вторжений, существовал какой-то американский аналог. Такая равнозначность была проклятием для государственных деятелей Америки, которые утверждали, что придерживаются более высоких стандартов.

Так было до сих пор. Пятого февраля в одном из интервью с президентом Дональдом Трампом ведущий телеканала Fox News Билл О'Рейли назвал Владимира Путина «убийцей». Сложилось впечатление, что кивнув на данное высказывание журналиста, Трамп согласился с ним — сама же по себе такая оценка другого главы государства просто немыслима. Президент продолжил интервью, сказав, что «убийц много» и с сомнением добавил «Вы что же, считаете, что наша страна — такая невинная?» Его резкие заявления в отношении репутации Америки были беспрецедентны. Но установившаяся равнозначность свободно уживается со взглядом Трампа на отношения США и России, в лице которой Америка видит потенциального партнера.

В 2016 году Трамп не раз, не стесняясь в выражениях, высказывался о Путине, говоря, к примеру, что тот «очень умен!», противопоставляя тем самым его популярность среди россиян незавидному положению в американских опросах Барака Обамы. Он высмеял доказательства того, что за хакерским взломом электронной почты демократической верхушки Америки во время выборной кампании стоял Кремль, и обвинил в этом американские спецслужбы. В качестве возможных объяснений такого неколебимо теплого отношения — компромат и тайный сговор. Официальные запросы, если они продолжатся, могут пролить свет на утверждения, что команда организаторов выборной кампании Трампа сотрудничала с Москвой.

Разрозненные замечания президента и его помощников подразумевают и альтернативное объяснение: администрация предусматривает грандиозную дипломатическую договоренность с Россией, в которую будет входить контроль над вооружениями, борьба с терроризмом, статус Крыма, экономические санкции и отношения с Китаем — договоренность, по правилам которой два лидера будут упорно запугивать всех остальных.

Такая позиция не только идет вразрез со взглядами тех республиканцев, которые наряду с большей частью американской внешнеполитической верхушки считают Путина бандитом. Это также противоречит позициям двух предшественников Трампа. Обама беспечно списал Россию со счетов как раздражающую региональную державу, обладающую ядерным потенциалом и, хоть и склонную беспокоить соседей, но обреченную на ненужность. Джордж Буш-младший, который на встрече с Путиным открыто заявил, что посмотрев в глаза российскому лидеру, увидел в них его душу и ему понравилось то, что он увидел, позже стал колебаться между символическими протестами против бесчинств Кремля и судорожными попытками их игнорировать.

Все это означает, что любой договор между Россией и Америкой столкнется с сопротивлением в Конгрессе и, вполне возможно, даже в кабинете господина Трампа. Тем не менее, общественное мнение позволяет увидеть следующее: как показали опросы, к Путину сейчас относятся более благосклонно, а к России — менее настороженно, чем до того, как Трамп проникся к российскому лидеру симпатией. В России государственная пропаганда положительно повлияла на образ Трампа и смягчила антиамериканские настроения.

С точки зрения стиля, предполагаемая команда представителей обеих сторон кажется неплохо подобранной. Ни одной из них не нравится основанный на правилах либеральный мировой порядок. Обе могут врать не краснея. Легко представить, как господин Трамп разделяет также и дипломатический подход господина Путина. Так же, как русские люди, он, кажется, предпочитает двусторонние отношения неприятным наднациональным органам управления и, скорее всего, определяет национальные интересы Америки исключительно с военной и коммерческой точки зрения. Создается впечатление, что оба лидера готовы свести разрозненные вопросы и сферы к единому знаменателю. Но ни один не обеспокоен вопросом прав человека. Оба расценивают унижение соперника как здоровое проявление власти.

Задобрить мясника

И все же, если рассматривать эту идею в качестве возможности для дальнейших открыто заявленных целей Трампа на Ближним Востоке и в других регионах, то у нее есть три серьезных недостатка. Во-первых, это ущерб, который будет нанесен существующим альянсам Америки и международной репутации. Второй недостаток заключается в неизменных реалиях отношений между великими державами, обусловленных историей и географией, когда ни одно соглашение не может быть отменено. И в-третьих, создается впечатление, что Трамп в отношениях с Кремлем делает классическую ошибку президента-новичка, которую в свое время совершил Джордж Буш-младший, пытавшийся увидеть в глазах российского лидера душу, а также Барак Обама, стремящийся к «перезагрузке» отношений с Россией в 2009 году — попытка выдать желаемое за действительное.

Во-первых, Трампу очевидно хотелось бы получить союзника против так называемого «Исламского государства». Его видение ситуации, что российские вооруженные силы боролись с «Исламским государством» в Сирии, ошибочно: они в основном бомбили других противников Башара Асада, клиента господина Путина. Но все могло бы измениться — особенно сейчас, когда положение господина Асада в Дамаске стало безопаснее, как отмечает сотрудник Вашингтонского института ближневосточной политики (США) Эндрю Таблер.

Что же может предложить Россия? Способ Путина вести войну в Алеппо, как и в Грозном, — беспорядочные бомбардировки и нападение на гражданских лиц. Поэтому российские военно-воздушные силы могут быть задействованы против Ракки и других оплотов «Исламского государства», где американские самолеты бессильны. Но даже если бы это было приемлемо, проблему это вряд ли решило бы. «Исламское государство» можно уничтожить только посредством оккупации территорий, а Россия в области наземных операций предложить мало что может.

У России нет необходимости иметь в Сирии сухопутные войска, поскольку ее силы де-факто находятся в союзе с Хезболлой и Ираном. Это создает резкий контраст между Америкой и Россией относительно понимания того, кого считать террористом. Принимая во внимание количество мусульман в России, а их 20 миллионов, в разделении понятий ислама и терроризма Путин был столько же тактичен, как в свое время Барак Обама. Он заявил, что православие имеет с исламом общего больше, чем с католицизмом и, что «ислам — это яркий элемент российского культурного кода, органическая часть нашей истории». В Чечне, например, его гротескный сатрап Рамзан Кадыров насаждает законы шариата (мусульманское право).

За нелепым сочетанием путинской жестокости, цинизма и культурного прагматизма стоит проблема того, что для сирийского урегулирования, приемлемого для Белого Дома, не говоря уже о суннитских партнерах Америки, чья поддержка была бы крайне важна для любых сил, захватывающих территории «Исламского государства», понадобиться свести к минимуму влияние Ирана. Но России было бы очень трудно согласиться с таким развитием ситуации. Ее достаточно напряженные отношения с Ираном имеют больше нюансов, чем, кажется, понимают в Белом Доме.

Иран граничит с Россией со стороны Каспийского моря и Кавказа. Оба государства конкурируют за влияние в центральной Азии. Так как иранская ядерная бомба угрожала бы первенству России в регионе, Россия была рада принять участие в соглашении, ограничивающем ядерную программу Ирана. Но такая близость заставляет Путина быть осторожным, дабы не вызвать враждебной реакции со стороны Ирана. Как говорит Николай Кожанов из Европейского Университета в Санкт-Петербурге, у русских на карту поставлены интересы, каких у американцев нет, включая энергетические проекты и трубопроводы в Каспийском море и вокруг него. Они хотят продавать Ирану оружие, в том числе ракеты класса земля-воздух и атомные электростанции, а чтобы сохранить Башара Асада у власти, им необходимо сотрудничество с Ираном. Навряд ли они захотят разорвать ядерное соглашение — то, чем грозился Трамп.

По большому счету, те же самые факторы — география, безопасность и торговля — подкупили бы любое предложение Трампа о призыве России выступить в качестве защиты от Китая. В отличие от Путина, Трамп не выказал совершенно никакой вежливости по отношению к Си Цзиньпину, которого разозлил еще до вступления в должность президента, высказав свою точку зрения на тайваньский вопрос. Как отмечает Дмитрий Саймс, президент Научно-исследовательского центра по национальным интересам, американские дипломаты обеспокоены длящимися десятилетиями теплыми китайско-российскими отношениями. Стивен Бэннон, влиятельный стратег господина Трампа, несомненно, рассматривает Китай как крупного противника. В основе грандиозного плана Трампа лежит попытка пересмотреть отношения этих трех держав.

Это может быть даже менее реалистично, чем надежда на то, что Россия поменяет свое отношение к Ирану. Китай и Россию сложно назвать близкими союзниками. Среди прочих причин недоверия можно выделить беспокойство России относительно китайской экспансии в Сибири — перманентный страх, подогреваемый неравномерным расселением по обе стороны реки Амур. Но Путин резко сменил стратегию в отношении Азии в середине 2000-х годов, задолго до того, как нечто подобное предпринял Обама. Первоначально такие действия, также как и стратегия, воспринялись как ответ на то, что Путин посчитал враждебностью со стороны Запада. Александр Лукин из московской Высшей школы экономики рассматривают такую ситуацию как «абсолютно необратимую». Вследствие ужесточения западных санкций в отношении России в связи с ее вторжением в Украину в 2014 году, Китай стал ценным источником кредитования: он инвестировал в российские нефтегазовые компании, а Россия продавала ему высокотехнологичное оружие.

Другие возможные преимущества Америки от грандиозного плана включают сокращение российской кампании запугивания и дестабилизации в странах Балтии и движение по контролю над вооружениями. Опять же, простор для прогресса здесь слишком узок. Сделка по ядерным ракетам дальнего радиуса действия, которая ограничивает потенциал обеих сторон до 1 550 развернутых боеголовок, истекает в 2021 году. Господин Трамп мог бы продлить его или попытаться снизить планку; он мог бы также захотеть сделать что-то с огромным численным превосходством России в сфере тактического ядерного оружия. Но возможности противоракетной обороны Америки, которые Россия рассматривает как угрозу для своего сдерживания, были бы втянуты в любые переговоры по данному вопросу, а объекты ПРО в Европе нужны исключительно для противостояния Ирану. Должно быть, господину Трампу тяжело смириться со сделкой по уменьшению их возможностей, по крайней мере в нормальном мире, и при условии, что Конгресс не является абсолютно пассивным.

Потребности медведя

Во многих аспектах мистер Трамп, кажется, переоценивает значимость влияния России, а также его согласованность со своими целями. Он путает гордую поступь агрессора с уверенной походкой сверхдержавы. «Сила», которой он восхищается, опирается на стратегические активы, унаследованные от советского прошлого — место в Совете Безопасности и ядерное оружие — и запасы углеводородов, подкрепляемые сноровкой Путина в плане бездумной жестокости. Его не сдерживают ни союзники, ни угрызения совести, ни внутренняя оппозиция, он спец по дезинформации и дискредитации критиков, с которыми расправляется только так. Но Россия под его руководством держава скорее вспыльчивая и назойливая, чем глобальная и способная к преобразованиям. Дипломатическая изоляция и сдерживаемая коррупцией экономика сводит на нет любые серьезные амбиции.

Россия может, однако, воспользоваться какой-либо возможностью, и одну из них представляет господин Трамп, какую бы роль Путин не сыграл в его приходе к власти. (В отличие от Путина, Трамп не отнесся серьезно к данным в отношении хакерской атаки со стороны России. Несколько сотрудников ФСБ России были арестованы по обвинению в измене в ходе операции, которая вполне могла быть охотой на киберкрота. А одного высокопоставленного кремлевского инсайдера нашли мертвым, смерть предположительно наступила от сердечного приступа.)

Ослабление санкций — это самый очевидный пункт на повестке дня Кремля в отношении господина Трампа как президента, который будет иметь двойной эффект помощи экономике России и разобщения союзников Америки. Но для Путина кое-что будет, возможно, иметь еще большее значение. Спустя несколько дней после инаугурации Трампа Первый канал, главный государственный телеканал России, услужливо предоставил список таких вещей, и они кажутся гораздо более достижимыми, чем цели самого президента США.

Первым в списке был антитеррористический союз, ибо «ничто так не объединяет, как борьба против общего врага». Во-вторых, после вступления в НАТО Черногории Россия хочет остановить дальнейшее расширение альянса. Запрет может распространиться на Швецию или Финляндию, а на Украину и подавно. Отзыву мистера Трампа о НАТО как «устаревшей» организации были только рады. Если бы Россия вмешалась в дела своих балтийских соседей, преданным альянсу членам правительства, таким как госсекретарь Рекс Тиллерсон и министр обороны Джеймс Маттис, пришлось бы пытаться убедить Трампа выполнить обязательство о взаимной обороне. Если он этого не сделает, НАТО фактически умрет, что станет главным призом для Путина.

Третьим в списке Первого канала было признание Крыма территорией России, вместе с наложенным де-факто вето на будущее Украины. Кремль хочет сохранить контроль над потрепанной восточной частью страны — там, где снова вспыхнули бои — и таким образом обеспечить рычаги влияния на ее политику. А Америка и ее партнеры настаивают на выводе российских войск, восстановлении контроля Украины над своими границами и проведении региональных выборов с участием международных наблюдателей.

Здесь, на первый взгляд, ситуация для Путина не обнадеживающая. Тиллерсон в ходе слушаний по вопросу своего утверждения в должности подтвердил незаконность аннексии Крыма и вторжение России на восток Украины. Но Трамп мог бы разрешить это противоречие, сказав, что принятие права России на Крым было бы всего лишь признанием реальности. Используя этот же принцип, он может призвать президента Украины Петра Порошенко смириться с господством России на востоке его страны. А это, в свою очередь, могло бы спровоцировать крах правительства в Киеве, что Путина бы устроило. И так как правительство Порошенко сыграло роль в вытеснении Пола Манафорта, главы избирательной кампании Трампа, Вашингтон это тоже бы одобрил.

Помните о декабристах

На четвертом месте в списке Первого канала было прекращение выступления США в роли мирового жандарма и недвусмысленное признание сфер влияния двух стран. Звучит экстравагантно, но вполне правдоподобно. Кроме странной сделки с отелями, Трамп проявлял мало интереса к тем частям мира, которые хотел бы подкупить Владимир Путин — восточной Европе, Балканам и бывшим республикам Советского Союза. Трамп «не имеет намерения нести светоч демократии во все уголки мира», отмечает ведущий Первого канала Валерий Фадеев. То, чего нет в списке, но стоит иметь в виду — это несогласие Трампа с глобальными действиями по проблеме изменения климата, которое может оказаться полезным для страны, зависящей от экспорта нефти и газа.

В Кремле не ожидают немедленных уступок. По словам нового постпреда США в ООН Никки Хейли, снятие санкций не является неизбежным. Противоречивые сообщения о том, что Трамп сказал Порошенко и Юлии Тимошенко, одному из его политических противников, наводят на мысль, что он либо не определился со своими дальнейшими действиями в отношении Украины, либо запутался. И все же, идеологическое значение победы Трампа для России уже можно считать колоссальным. Она устраняет одну из самых серьезных угроз власти Путина — привлечение Америки в качестве альтернативной системы управления созданной им авторитарной моделью.

Но это не новый повод для беспокойства. Советские и российские лидеры в прошлом как почитали Америку, так и очерняли ее. (Сталин выступал за «соединение русского революционного размаха с американской эффективностью».) Они знали, что пример этот вдохновлял повстанцев и идеалистов. Восстание декабристов 1825 года, в ходе которого армейские офицеры ополчились против царя Николая I, вдохновлялось Декларацией независимости. В 1917 году некоторые прореволюционные русские считали США путеводной звездой: Россия должна была стать новой Америкой, только лучше и справедливее. Советские власти пытались, во многом тщетно, искоренить американские книги, музыку и одежду.

Они были обоснованно обеспокоены: успехи Америки подрывали Советскую власть. После того, как коммунизм рухнул, Америка стала идеалом. Изменения начали происходить после финансового кризиса 1998 года и американской интервенции в Косово. Россия не была в состоянии составить экономическую конкуренцию или поддержать своих клиентов, и ее люди обратились к простому убеждению: мы сильнее, потому что обладаем моральным превосходством.

Пришедший к власти на рубеже тысячелетия Владимир Путин сотрудничал с Америкой до 2003 года, когда Буш вторгся в Ирак, а в Грузии произошла «революция роз». В следующем году началась оранжевая революция на Украине. Владимир Путин считал, что Америка свергла лидеров двух бывших советских республик, и испытывал сильное отвращение к возможности подобного развития событий в Москве. В 2011 году он обвинил в прошедших против него демонстрациях тогдашнего госсекретаря США Хиллари Клинтон, что поспособствовало дальнейшему ухудшению отношений.

Для Путина недостатком победы Трампа является то, что она мешает ему говорить об Америке как о враге. Это могло бы быть только временной неудачей: несмотря на презрение к НАТО и либеральный интервенционизм, Трамп вполне может напасть на кого-то в военном отношении, и здесь антиамериканскую пропаганду можно, при необходимости, повернуть вспять. Сейчас Путин будет доволен, что американский лидер, наконец, выказывает ему то уважение, которого он, как ему кажется, и заслуживает.

Ирония заключается в том, что любой выросший до 1989 года русский человек может увидеть в Трампе идеальную советскую карикатуру на ненавистного американского империалиста. Сейчас, правда, этот же образ позволяет кремлевским пропагандистам представлять его в качестве союзника в глобальной борьбе между правыми националистами и загнивающими западными либералами — сражение, которое продолжится в ходе предстоящих в Германии и Франции выборов. Российское телевидение особенно смакует кадры демонстраций в Америке и Европе. Они представляют собой новый захватывающий фронт возглавляемой Путиным цивилизационной борьбы, к которой теперь присоединился президент Соединенных Штатов.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 февраля 2017 > № 2072791


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 14 февраля 2017 > № 2072767

Чтобы расторгнуть союз Москвы с Тегераном, нужно нацелиться на иранский режим

Майкл Ледин | The Wall Street Journal

"Хотите договориться с Владимиром Путиным по Ближнему Востоку? Тогда начните с ответов на существенные вопросы: готова ли Россия отказаться от союза с Ираном и Сирией Башара аль-Асада? И если да, то что нужно, чтобы добиться этой нелегкой задачи?" - пишет в колонке для американской деловой газеты The Wall Street Journal Майкл Ледин, историк и эксперт по Ирану, Ираку, терроризму и международной безопасности, ныне работающий в Фонде защиты демократии (Foundation for the Defense of Democracies - FDD, Вашингтон). "Начните, напомнив себе о том, что Россия ввязалась в сирийский конфликт по просьбе Ирана, - продолжает ученый. - Иран проигрывал битву на стороне режима Асада, и множество иранских бойцов было убито в Сирии".

"Если Асад падет, серьезно ослабив Иран, это будет хорошо для США, но не очень хорошо для России, - рассуждает ученый. - Российско-иранские объятия очень крепки". По словам эксперта, практически вся иранская атомная программа - российского происхождения, начиная с реакторов и заканчивая системами ПВО, которые их защищают. Иран пообещал купить у России оружие на миллиарды долларов, включая новейшие модификации российских морских торпед для нападения на флот США в Персидском заливе, говорится в статье. Также, добавляет эксперт, "существует сильный интерес со стороны России и Ирана в росте цен на нефть, а поражение Ирана в Сирии и Ираке может вызвать спад" котировок. "И опять же - это хорошо для США, но плохо для Путина", - отмечает автор.

"С другой стороны, - рассуждает Ледин, - исламистская республика с мощным военным и атомным потенциалом по соседству с Россией не может особо осчастливить Путина".

"Однако Путин вряд ли примкнет к США в попытках изменить режим в Тегеране, поскольку неисламистский Иран с теплыми отношениями с США также не соответствует интересам Москвы", - говорится в статье. По мнению эксперта, "на данный момент Путин, вероятно, является самой влиятельной внешней силой на Ближнем Востоке, и вряд ли он захочет соперничать с Трампом за эту роль". Поэтому российский президент "попытается самостоятельно разобраться с проблемами в отношении Ирана".

"Учитывая эти конфликтующие геополитические интересы, есть ли возможность для России и США сотрудничать на Ближнем Востоке?" - задается вопросом автор. По его мнению, "проблема в том, что США - не в той ситуации, чтобы делать такое предложение, поскольку у них нет авторитетности, чтобы предлагать перекроить геополитическую карту Ближнего Востока".

Поскольку Иран будет продолжать свою кампанию против США, пока существует режим, то лучшей стратегией для Америки будет "попытаться как можно более мирно свергнуть режим Хаменеи, возможно, действуя изнутри страны", считает Ледин.

"Когда не будет Исламской Республики, администрация Трампа будет занимать более весомую позицию, чтобы договориться с Путиным, - подытоживает автор. - Путь в Москву лежит через Тегеран".

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 14 февраля 2017 > № 2072767


США. Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 февраля 2017 > № 2072526

Во время правления президента Барака Обамы члены Республиканской партии небезосновательно критиковали главу государства за разрыв между словами 44-ого президента и его действиями, однако при его преемнике этот разрыв превратился в пропасть, способную поглотить и президентство Трампа, и международную репутацию страны, пишет Макс Бут в статье для The Foreign Policy.

Так, президент-республиканец не перенес посольство США в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим, не обвинил КНР в валютных манипуляциях, не ввел 45-процентные пошлины на китайский импорт и признал приверженность США политике «одного Китая», не получив взамен никаких уступок со стороны Пекина.

Не переоформил или оставил Трамп и блок НАТО, который он неоднократно называл устаревшей организацией. Он не достиг новых договоренностей по условиям размещения войск США в Южной Корее, Японии или ФРГ, несмотря на то, что он называл их нахлебниками. Он не сделал никаких конкретных шагов к тому, чтобы принудить Мексику к финансированию строительства стены, как и не разорвал он Соглашения о североамериканской свободной торговле.

Не удалось ему установить и более близких отношений с Россией или начать сотрудничество с Москвой для уничтожения ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Не были сняты и санкции. Не пошел он и на отмену запрета на пытки, не разорвал ядерную сделку с Ираном и не отказался от Obamacare.

Нужно отдать должное Трампу, поскольку даже «Рим был уничтожен не за один день», и президенту-республиканцу потребуется больше чем три недели для того, чтобы поставить крест на более чем 70 лет внешней политики США. И хотя его противники и граждане целого ряда стран мира могут вздохнуть с облегчением, беспокойство относительно Трампа никуда не делось, а президента-республиканца презирают так же, как если бы он осуществил задуманное.

При этом никто не признает за Трампом переход к более умеренным действиям потому, что неумеренной по-прежнему является его риторика. Так, когда в апелляционном суде решался вопрос о том, поддержать ли постановление нижестоящей инстанции против исполнительного указа Трампа о запрете въезда граждан из ряда исламских стран, вместо того чтобы позволить юристам Минюста выдвинуть свою аргументацию в поддержку администрации, Трамп обрушился на судью с яростной критикой своих противников. Тем самым Трамп превратил рутинную юридическую дискуссию в спор относительно разделения властей. Поэтому судьи понимали, что если они примут решение в пользу Трампа, все подумают, что они поддались. Именно этим и объясняется единогласие в их позиции.

Ситуация повторилась и с политикой «одного Китая». Так, после выборов Трамп провел беспрецедентные телефонные переговоры с лидером Тайваня Цай Инвэнь. Столкнувшись с критикой своего шага, он посчитал нужным заявить, что «обо всем можно договориться, в том числе и «по одному Китаю». После же телефонного разговора с председателем КНР Си Цзиньпином, Трамп, как написал советник китайского правительства, «потерпел поражение в противостоянии с Си и теперь будет выглядеть бумажным тигром». Иными словами, отмечает автор, Трамп понес еще одно ненужное поражение из-за отсутствия у него риторической дисциплины.

Таким образом, если Белый дом хочет продвигать повестку дня Трампа, администрации стоит «натянуть на Трампа намордник», но этого никогда не произойдет, а страдающий нарциссизмом миллиардер именно потому и пошел в президенты США, чтобы у него в руках оказался «огромный мегафон». Будучи скептически настроенным по отношению к Трампу, автор призывает Трампа продолжать двигаться тем же курсом.

Александр Белов

США. Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 февраля 2017 > № 2072526


Грузия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 февраля 2017 > № 2072508

Зимнее обострение в Грузии, кульминационной точкой которого, как казалось, явился пожар в крупном торговом центре в Тбилиси, продолжило развитие и вылилось в очередную сенсационную новость. Главная прокуратура Грузии сообщила о раскрытии уголовного дела о попытке отравления высокопоставленного духовного лица. И хотя в самом сообщении это лицо не указывается, но в заявлении прокуратуры делаются косвенные, недвусмысленные намеки на католикоса-патриарха Грузии как объект вероятного покушения.

Как выяснилось из оглашенных прокуратурой данных следствия, священнослужитель, дьякон Георгий Мамаладзе готовил отравление высокого духовного деятеля, и с этой целью он заказал одному из своих «знакомых» добычу отравляющего вещества — цианида. Тот, как сообщается, отказал дьякону в исполнении этой просьбы, но Георгий Мамаладзе сумел раздобыть цианид у другого, пока неустановленного следствием лица. Более того, он упаковал опасный груз в багаж, с которым собирался вылететь в Германию, где проходит лечение католикос-патриарх Грузии Илия II. Такие намеки и навели общественность Грузии на мысль, что покушение готовилось на жизнь самого патриарха. И последовали многочисленные обсуждения, комментарии и оценки, которыми переполнились грузинские СМИ и социальные сети.

Прокуратура также сообщила, что если бы не тот знакомый Георгия Мамаладзе, которого он первым (первым ли?) попросил добыть цианид, дьякон свободно улетел бы в Германию. Но знакомый священника сообщил о его просьбе и злом умысле правоохранительным органам и помог предотвратить большую беду, как определили это намерение представители высшего руководства Грузии.

Дальше — больше. Телекомпания «Рустави-2» раздобыла где-то, из своих источников, письмо, якобы написанное злополучным дьяконом патриарху незадолго до своего ареста, где Георгий Мамаладзе рассказывал Илие II о проблемах внутри патриархии и вокруг нее.

В этом письме дьякон, одновременно являвшийся руководителем службы по управлению имуществом патриархии и генеральным директором клиники патриархии Грузии, писал об обнаруженных им за период руководства этими структурами денежных махинациях и мошеннических схемах.

Судя по письму, Георгий Мамаладзе неоднократно пытался выступить с докладом об этих нарушениях на заседаниях Синода, но определенная группа каждый раз блокировала его выступление.

Впавшему в немилость Синода дьякону все же удалось установить, что среди предприятий, учрежденных патриархией и являвшихся ее 100% собственностью, оказались фирмы по ввозу-реализации-переработке нефтепродуктов, производству нелегального технического спирта, строительные компании, спортивные и другие клубы и различные юридические организации, которые вели предпринимательскую деятельность с грубым нарушением закона. Где были зарегистрированы такие фирмы, ему установить не удалось, так как, по разъяснению автора письма, сделать это на основании выданной патриархом доверенности мог любой — как священнослужитель, так и мирской гражданин. Основанные при 100%-м участии патриархии компании имеют крупные задолженности перед государством, что, по мнению автора, создает угрозу всему имуществу церкви.

В письме говорится и о сельскохозяйственных землях, юридически принадлежащих церкви, в действительности же перепроданных третьим лицам на основании сомнительных сделок и не приносящих церкви никакой пользы. В качестве примера таких бесполезных объектов, которые патриархии никакой пользы не приносят, но от которых получают прибыль определенные частные лица, он называет здания ряда поликлиник и клиник, которые формально до сих пор считаются собственностью патриархии.

Перечислив эти и многие другие нарушения, автор письма просит у патриарха благословения и разрешения на проведение аудита имущества и финансов патриархии. Он также просит Илию Второго аннулировать все доверенности, которые были выданы им на управление имуществом патриархии.

На том, что это письмо действительно принадлежит арестованному дьякону, телекомпания «Рустави-2» не настаивает, но тему для размышления обществу и СМИ она умело подбросила сразу же после сообщения прокуратуры о задержании Георгия Мамаладзе.

Сам арестованный и его защитник ответить на эти обвинения, подтвердить или опровергнуть их не могут. Как заявил адвокат Георгия Мамаладзе все той же телекомпании «Рустави-2», а затем и другим грузинским СМИ, «он не имеет права сказать обществу правду, потому что прокуратура заставила его дать расписку о неразглашении». Адвокат также сообщил, что намерен обратиться к прокуратуре с ходатайством об аннулировании этой расписки, после чего он сможет ответить на накопившиеся у общества вопросы к данному делу.

Для самой патриархии Грузии факт задержания дьякона Мамаладзе оказался совершенно неожиданным, как отмечается в распространенном патриархией специальном коротком заявлении. В нем также сообщается, что операция, которую патриарху сделали в Германии, прошла успешно, и сейчас Илия II находится в интенсивной палате и чувствует себя хорошо. Ожидается, что патриарха выпишут из больницы через неделю.

«Что касается задержания дьякона Георгия Мамаладзе, это для нас совершенно неожиданно. Из-за отсутствия информации, комментариев на этом этапе сделать не можем и будем ждать результатов расследования», — заключают в патриархии.

Напомним, что Главная прокуратура Грузии по обвинению в подготовке убийства задержала дьякона Георгия Мамаладзе. По информации прокуратуры, следствие началось 2 февраля 2017 года на основании заявления одного из граждан, который сообщил, что его знакомый отец Георгий Мамаладзе попросил его помочь раздобыть опасное для жизни ядовитое вещество — цианид. Как выяснил заявитель при встрече, это вещество дьякон собирался использовать для покушения на жизнь высокопоставленного духовного лица. С опасным грузом дьякон Мамаладзе собирался вылететь в Германию, где на излечении находится католикос-патриарх Грузии Илия Второй. Священник был задержан 10 февраля в Тбилисском международном аэропорту при попытке вылета в Германию. При обыске багажа у него был найден цианид. 12 февраля суд вынес ему меру пресечения — заключение под стражу.

Скандал вокруг священника, пытавшегося посягнуть на жизнь высокопоставленного духовного лица (прокуратура-то прямо на Илию II не указала), стал очередной цепочкой в сети сенсационных событий, которыми население Грузии активно питают после Нового года.

Ранее сравнительно спокойную обстановку в стране взорвал пожар в торговом центре «Детский мир» на площади Вокзальной, дотла уничтоживший здание центра и прилегающие пристройки и оставивший без средств к существованию сотни трудоустроенных на объектах этого центра граждан.

Первое время его торговцы, подстрекаемые активистами оппозиции и неправительственных организаций, проводили акции протеста и грозились пойти на все, если власти не компенсируют им полностью все потери. Протест постепенно стих.

К рядам безработных добавились сотни уволенных с руставского предприятия «Азот», десятки сотрудников галереи «Библус», а в перспективе их ряды могут пополнить и журналисты и персонал «Общественного телевидения Грузии», где новый генеральный директор и его команда объявили коренную реформу. Первые и вторые уже стали активными участниками акций протеста, которые в последние дни с завидной регулярностью устраивает «Единое национальное движение» при поддержке «партнерских» партий и неправительственных организаций. Сотрудники телевидения от прямого участия в акциях воздерживаются и выражают свой протест в соцсетях, одновременно пытаясь найти подход к новому руководству телеканала. В результате всех этих событий общественная жизнь в Грузии, до сих пор находившаяся в полусонном состоянии, закипела и продолжает накаляться. Правительство Грузии на все эти события реагирует общими заявлениями и спокойно продолжает свое дело, вероятно, руководствуясь принципом: попротестуют и успокоятся…

Ирина Инашвили

Грузия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 февраля 2017 > № 2072508


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 14 февраля 2017 > № 2070978

Связи с Россией сгубили генерала

Советник Трампа по нацбезопасности Майкл Флинн подал в отставку

Александр Атасунцев

Советник Дональда Трампа по национальной безопасности Майкл Флинн, не проработав и месяца, уходит в отставку из-за публичной лжи о своих контактах с российским послом. Администрация Трампа уже подтвердила отставку Флинна. Его место займет генерал Джозеф Кит Келлог — ветеран вооруженных сил США, два года служивший во Вьетнаме. Пока он стал исполняющим обязанности советника.

Про связи Флинна и российских властей еще 22 января писала The Wall Street Journal. Со ссылкой на источники издание сообщило, будто контрразведке США удалось установить, что Флинн 29 декабря несколько раз звонил Сергею Кисляку, послу России в США. В этот день администрация Обамы ввела дополнительные санкции против России в качестве ответа на кибератаки.

Флинн публично заявлял, что предметом его переговоров была подготовка телефонного разговора избранного президента и Владимира Путина. Дело в том, что американское законодательство запрещает гражданским лицам, каковым был еще не вступивший на тот момент в должность советник Трампа, заниматься внешней политикой. Однако, судя по всему, разговор Кисляка и Флинна был записан и в нем обсуждались варианты реакции России на введенные Бараком Обамой санкции.

В ночь на понедельник по московскому времени The Washington Post опубликовала статью, в которой со ссылкой на несколько бывших и нынешних членов американских разведывательных служб сообщила, что в ходе разговора Флинна с Кисляком действительно поднимался вопрос о снятии санкций. При этом, по словам собеседников газеты, взаимодействие Флинна и Кисляка началось еще до президентских выборов, прошедших в США 8 ноября.

Из той же статьи впервые стало известно, что министерство юстиции США неоднократно предупреждало Белый дом о неискренности Флинна — чиновники опасались того, что генерал-лейтенант становится уязвимым для шантажа со стороны Москвы.

В тот же день пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков опроверг эту информацию. Тогда же советник Трампа Келлиан Конуэй заявила, что президент по-прежнему полностью доверяет Флинну.

В итоге генералу все-таки пришлось покинуть пост. В своем письме об отставке Флинн признался, что неоднократно созванивался с иностранными официальными лицами в течение переходного периода. «К сожалению, из-за быстрого темпа событий я нечаянно предоставил избранному вице-президенту и другим неполную информацию относительно моих телефонных звонков послу России, — написал он. — Я искренне извинился перед президентом и вице-президентом, и они приняли мои извинения».

К слову, именно вице-президент Майк Пенс, несмотря на заверения Флинна, продолжал настаивать в том числе в телевизионных интервью на том, что тот действительно звонил послу и они не обсуждали отмену санкций. Таким образом и он косвенно был причастен ко лжи.

Напомним, что публичная ложь для политика в США считается недопустимой. В частности, в 1998 году импичмент президента Билла Клинтона был инициирован именно за его ложь в показаниях по обвинениям Моники Левински.

Покидая пост, Флинн также отметил, что для него было большой честью работать с Трампом, который «всего за три недели переориентировал американскую внешнюю политику коренным образом и восстановил лидирующие позиции Америки в мире».

Место Флинна займет Джозеф Кит Келлог. Как отмечается в сообщении пресс-службы, Келлог является ветераном вооруженных сил США, в которых служил с 1967 по 2003 год, в том числе провел два года на войне во Вьетнаме. До выхода на пенсию Келлог служил в Объединенном комитете начальников штабов директором по коммуникациям и компьютерным технологиям.

58-летний Майкл Флинн — генерал-лейтенант в отставке. Большую часть своей жизни, 33 года, Флинн провел в армии. Его военная карьера началась сразу после окончания Университета Род-Айленда, когда он поступил на службу. Он учился в Корпусе подготовки офицеров запаса, служил в воздушно-десантных войсках и армейском спецназе. Флинн дополнительно получил два высших военных образования и стал почетным доктором наук в вашингтонском Институте мировой политики.

В апреле 2012 года Флинн возглавил Управление разведки министерства обороны США. В этой должности он посетил Москву и даже встретился со своим коллегой Игорем Сергуном. В интервью The Wshington Post Флинн хвастался: «Это была грандиозная поездка. Я был первым офицером США, которого пустили в штаб-квартиру ГРУ». Спустя два года, в 2014 году, Флинн вышел в отставку.

Генерал-лейтенант утверждал, что ушел из-за разногласий с администрацией Обамы по вопросам борьбы с терроризмом.

В 2015 году Флинн посетил праздничный ужин в Москве по случаю десятилетия российского англоязычного государственного канала RT, чем сильно удивил тогдашний американский истеблишмент.

В интервью The Washington Post Флинн признал, что получает от RT денежное вознаграждение за консультации — генерал часто появляется на телеканале в качестве эксперта. Именно RT и ее главный редактор Маргарита Симоньян упоминались в качестве российского инструмента влияния на американские выборы в сводном докладе разведок США, подготовленном по указанию Обамы.

Россию Флинн рассматривал как союзника в борьбе против радикального ислама, о чем не стеснялся говорить. Кроме прочего, Флинн выступал против смещения Асада при помощи военного переворота. Он также высказывался против вооружения сирийских повстанческих групп, поскольку, по его мнению, из этого извлекли бы выгоду прежде всего экстремисты.

Несмотря на то что Флинн является зарегистрированным членом Демократической партии, во время избирательной кампании он был одним из ближайших советников Трампа.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 14 февраля 2017 > № 2070978


Россия. Монголия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 13 февраля 2017 > № 2078091 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром внешних сношений Монголии Ц.Мунх-Оргилом, Москва, 13 февраля 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели переговоры с моим монгольским коллегой Министром внешних сношений Монголии Ц.Мунх-Оргилом, которые были доверительными и содержательными. Во всей полноте подтвердилась хорошо известная истина, что мы ценим наши отношения дружбы и добрососедства.

В прошлом году в наших странах отметили 95-летие установления дипломатических связей. Была подготовлена и реализована насыщенная программа мероприятий, которые подтвердили чувства взаимной дружбы и симпатии, традиционно связывающие наши народы.

У нас интенсифицировался политический диалог, в том числе на высшем и высоком уровнях. Расширяются межпарламентские контакты, работа по линии внешнеполитических и других ведомств. Стимул развитию и взаимодействию по всем этим направлениям был придан подписанной в апреле прошлого года Среднесрочной программой развития стратегического партнерства, которая была разработана по поручению президентов Российской Федерации и Монголии. Мы подробно рассмотрели ход выполнения этого важнейшего документа.

Отметили, что российско-монгольская Межправительственная комиссия по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, которая провела двадцатое заседание в декабре прошлого года в Улан-Баторе, намечает дополнительные меры, призванные более полно задействовать потенциал углубления нашей кооперации в сфере транспортной инфраструктуры, энергетики и других областях.

Мы видим хорошую перспективу в начавшемся диалоге между Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и Монголией. В начале февраля в Улан-Баторе состоялось второе заседание Рабочей группы Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) и Правительства Монголии, в ходе которого договорились о конкретных шагах по расширению межрегиональных и приграничных связей, наращиванию обменов между деловыми кругами. Монгольская сторона подтвердила заинтересованность в разработке с ЕАЭС cоглашения о свободной торговле и создании в этих целях совместной исследовательской группы. Со стороны России и других членов ЕАЭС и ЕЭК этот интерес встречен позитивно.

Обменялись мнениями по вопросам обеспечения экологической безопасности озера Байкал – объекта всемирного наследия ЮНЕСКО. Российская сторона понимает заинтересованность наших монгольских друзей в повышении энергообеспечения своей страны с учетом потребностей развития экономики. Мы подтвердили, что созданная по взаимной договоренности рабочая группа, которая должна в самое ближайшее время провести свое заседание, рассмотрит различные варианты удовлетворения потребностей Монголии при снижении любых рисков для равновесия байкальской экологической системы с учетом всех необходимых оценок воздействия на окружающую среду.

Мы подходим с совпадающих или близких позиций к ключевым региональным и глобальным проблемам. Рассмотрели взаимодействие в рамках ООН, ОБСЕ, по линии других многосторонних форумов, в том числе в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Договорились провести в этом квартале специальные консультации по вопросам внешнеполитического планирования. Считаю это очень полезной договоренностью.

Обсудили также вопрос участия Монголии в ШОС, пока в качестве наблюдателя, но мы надеемся, что этот статус будет повышен. В любом случае, уже сейчас наши монгольские друзья без каких-либо ограничений могут сотрудничать в реализации проектов и программ ШОС в сферах безопасности, энергетики, транспорта, сельского хозяйства и Региональной антитеррористической структуры.

Мы очень удовлетворены состоявшимися переговорами, которые четко подтвердили настрой на дальнейшее углубление российско-монгольских связей по всему спектру направлений.

Вопрос: Примет ли участие сирийская вооруженная оппозиция во встрече в Астане 15-16 февраля?

С.В.Лавров: Встреча в Астане 15-16 февраля планируется в том же формате, в котором созывалась первая такая встреча 23-24 января, а именно три страны-гаранта (Россия, Турция, Иран), представители Правительства САР и вооруженных формирований оппозиции из числа тех, кто вместе с Дамаском подписал 29 декабря соглашение о прекращении огня и о совместной борьбе с ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусрой» и аффилированными с ними террористическими группировками. Кроме того, был приглашен специальный посланник Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистура с учетом его роли посредника. Также в качестве наблюдателей были приглашены наши американские коллеги, которые были представлены в Астане на уровне Посла.

На раунд 15-16 февраля было согласовано пригласить участников в таком же составе.

Сейчас завершаются подготовительные работы, уточняются списки делегаций и другие организационные моменты, связанные с проведением второго раунда. Между этими раундами состоялась еще одна встреча в Астане, в которой участвовали только страны-гаранты – Россия, Турция и Иран. Это было связано с необходимостью окончательно согласовать все детали механизма по контролю за договоренностью о прекращении огня. Такой механизм, как Вы помните, был создан Москвой, Тегераном и Анкарой на первой астанинской встрече. При создании этого механизма его активно приветствовали за рубежом, в том числе в рамках ООН, с которой мы тесно сотрудничаем.

Мы исходим из необходимости продолжить использовать площадку Астаны как для мониторинга выполнения сторонами своих обязательств по неприменению силы, так и для продвижения и стимулирования процесса политических реформ. Мы считаем принципиально важным участие в политическом процессе представителей вооруженной оппозиции, голос которых должен быть услышан в ходе такого диалога.

Вопрос: Продолжается наступление на позиции боевиков ИГИЛ в сирийском г.Эль-Баб. В операции участвуют разные силы: турецкие военные, Сирийская свободная армия (ССА), правительственные войска, курды. Эксперты все чаще говорят о возможности прямого столкновения этих сил между собой. Существует ли четкая координация, разграничение или договоренность о том, кто будет контролировать город? Как Москва относится к заявлениям Президента Турции Р.Т.Эрдогана о том, что следующими целями турецких военных в Сирии являются города Ракка и Манбидж, а также о намерении создать зону безопасности в этом районе? Могли бы Вы также прокомментировать статус Иордании на предстоящих в Астане переговорах?

С.В.Лавров: Была согласована договоренность о том, что критериями для подключения к «астанинской площадке» являются, во-первых, либо прямое участие в боевых действиях (это касается Правительства и вооруженных групп оппозиции, которые подписали соответствующее соглашение), либо участие стран, которые гарантируют данные договоренности о прекращении огня и влияют на сирийских участников этих договоренностей. Россия и Иран влияют на Правительство, Турция – на оппозицию. Поскольку уже в феврале к документам о прекращении огня от 29 декабря присоединились несколько отрядов т.н. «Армии ислама» (вооруженной группы оппозиции, действующей на юге Сирии, на которую имеет влияние Иордания), то был приглашен и иорданский представитель, который на первой астанинской встрече принял участие в обсуждении отдельных аспектов, связанных именно с ролью Иордании. Так что иорданские представители были бы вполне уместны и на предстоящей встрече в Астане. Детали сейчас досогласовываются.

Что касается вопросов, которыми занимаются руководители генеральных штабов различных стран, то отвечу, что, прежде всего, в порядке главного и безусловного приоритета речь в Сирии идет о подавлении очага терроризма. Это объединяет всех, кто так или иначе вовлечен в урегулирование сирийской ситуации. По крайней мере, заявления на этот счет сделаны всеми участниками из числа «внешних игроков».

Именно задача борьбы с терроризмом была главным поводом, в соответствии с которым руководство Сирии обратилось к Российской Федерации с просьбой оказать помощь в подавлении террористической угрозы. Именно на этой основе, прежде всего, наши ВКС помогают сирийским вооруженным силам в антитеррористической борьбе. Именно на основе антитеррористических приоритетов мы договорились с нашими турецкими и иранскими коллегами о содействии достижению договоренности между Правительством и вооруженной оппозицией о прекращении огня и объединении усилий против ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусры». Именно с позиций активизации и повышения эффективности антитеррористической борьбы мы договаривались еще с администрацией Б.Обамы. К сожалению, она оказалась не в состоянии в последний момент выполнить достигнутые договоренности. Именно с позиций антитеррора мы рассчитываем установить тесное и гораздо более эффективное взаимодействие по Сирии с Администрацией Д.Трампа, учитывая однозначные подходы Президента США к терроризму как к абсолютному злу. Именно этот критерий, этот стержень нас всех объединяет.

Разумеется, когда столько участников так или иначе вовлечено в процессы, происходящие в Сирии, пусть даже и объединенных одной целью борьбы с терроризмом, и находятся на одном «поле боя» (сами сирийские стороны - правительство и многочисленная оппозиция, ВКС России, «Хезболла», которая поддерживается нашими иранскими соседями, коалиция, возглавляемая США), то требуется четкая координация действий. Собственно говоря, мы этим и занимаемся. Конечно же, учитываем, что в такой координации важно в полной мере обеспечивать учет сирийского Правительства, сирийских вооруженных сил, поскольку все без исключения внешние игроки, которых я перечислил, публично, многократно и громогласно подтверждают уважение суверенитета, территориальной целостности Сирии, что, собственно, отражено во всех резолюциях СБ ООН, которые были приняты в связи с сирийским кризисом.

Мы исходим из того, что те, кто сейчас непосредственно вовлечены в эти процессы в практическом плане «на земле», должны заниматься координацией своих действий именно исходя из обозначенных мной принципов. Это относится к операции в Эль-Бабе, к тому, что будет дальше с Манбиджем, Раккой и т.д. По понятным причинам, я не буду вовлекаться в детали этих процессов, но о тех принципах, которые лежат в основе нашей работы, я сейчас упомянул.

Россия. Монголия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 13 февраля 2017 > № 2078091 Сергей Лавров


Нидерланды > Внешэкономсвязи, политика > rusbenelux.com, 13 февраля 2017 > № 2074126

Голландские избиратели озадачились перспективой выхода страны из Евросоюза. Причина тому - мартовские выборы в парламент, на которых уверенную победу прочат Партии Свободы евроскептика Герта Вилдерса.

Как отмечает BFM, в предвыборную программу партии входят требования запрета въезда мигрантов, закрытия мечетей, запрета Корана, а также проведения референдума о выходе страны из ЕС. Ряд политиков уже окрестили Вилдерса «новоявленным местным Трампом».

Наблюдатели отмечают, что Великобритания и Нидерланды не единственные страны Европы, где к власти могут прийти сторонники выхода из Евросоюза. В настоящее время возможен приходк власти популистов во Франции, Италии, Австрии и Венгрии.

Нидерланды > Внешэкономсвязи, политика > rusbenelux.com, 13 февраля 2017 > № 2074126


Турция. Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 13 февраля 2017 > № 2072649

Сближение России и Турции: аналитики настроены скептически

По мнению экспертов, позиция Москвы в курдском вопросе показывает неоднозначность ее намерений

Развитие связей между Москвой и сирийской курдской партией «Демократический союз» вызывает в Турции все больше беспокойства по поводу отношений с Россией. Анкара считает «Демократический союз» террористической организацией.

В Москве в среду пройдет конференция с участием курдов из разных стран, на которую, в числе прочих, приглашены члены «Демократического союза». Анкара называет организацию террористической, считая, что она связана с «Рабочей партией Курдистана» (РПК), которая сейчас ведет вооруженную борьбу с силами турецкого правительства.

Ранее министр иностранных дел РФ Сергей Лавров пригласил членов «Демократического союза» в Москву на брифинг по январской конференции в Казахстане, где обсуждалось урегулирование сирийского конфликта. Анкара не позволила организации принять участие ни в этой встрече, ни в мирных переговорах по Сирии в Женеве, которые проходят под эгидой ООН.

Приглашенный научный сотрудник Европейского центра Карнеги в Брюсселе Синан Ульген полагает, что поведение Москвы обеспокоит Анкару.

«Если Анкара сочтет, что Россия решилась на полноценное сотрудничество с "Демократическим союзом", то это, безусловно, может очень сильно сказаться на ее общей позиции в отношении Москвы», – считает он.

Москва также настаивает на необходимости децентрализации в Сирии после урегулирования конфликта, против чего Анкара решительно возражает, опасаясь, что появление у ее границ автономного курдского региона приведет к аналогичным требованиям со стороны турецких курдов.

В последнее время Москва и Анкара предпринимают попытки сближения после того, как их отношения обострились из-за сбитого турками в Сирии российского истребителя в ноябре 2015 года.

Эксперт по международным отношениям из Университета имени Кадира Хаса – Соли Озель – отмечает, что поведение Москвы демонстрирует, насколько ограничены эти усилия.

«С моей точки зрения, это сближение происходит так: Турция идет на сближение, а Россия это принимает. Пока это отвечает ее интересам, это не отношения равных. Насколько я себе представляю ситуацию в июне-июле этого года, Турция по сути соглашается со всем, что делает Россия», – говорит он.

Турецкие лидеры, в обычное время громогласно выражающие свое недовольство, когда другие страны совершают шаги, в которых они усматривают поддержку «Демократического союза», на этот раз никакой прямой критики в адрес Москвы не высказали.

Россия и Турция сотрудничают в вопросе обеспечения перемирия в Сирии. Анкара считает, что эти усилия укрепляют ее позиции в регионе. По словам экспертов, Анкара также убеждена, что укрепление отношений с Россией дает ей рычаг влияния на западных партнеров.

Москва также предпочла продолжить сближение с Анкарой, несмотря на убийство российского посла Андрея Карлова в турецкой столице в декабре прошлого года.

Политический консультант консалтинговой компании Global Source Partners – Атилла Есилада – предостерегает, что Москва не питает особых иллюзий по поводу своих отношений с Анкарой.

«Россия ничего не забывает. Она никогда не забудет ни потерю своего самолета, ни убийство своего посла в самом центре столицы. Она понимает, что Турция противостоит ее амбициям на Ближнем Востоке», – подчеркивает аналитик.

В четверг российско-турецкие отношения пережили очередное потрясение: в результате российского авиаудара погибли трое турецких военнослужащих. Анкара согласилась считать этот инцидент ошибочным ударом по своим в рамках сражения с боевиками самопровозглашенного «Исламского государства» за контроль над сирийским городом аль-Баб. Турецкие проправительственные СМИ проявили редкую сдержанность, высказав минимальную критику по поводу этого инцидента.

Аналитики предупреждают, что позиция Москвы в отношении сирийских курдов демонстрирует: отношения между Россией и Турцией все меньше похожи на равные.

Турция. Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 13 февраля 2017 > № 2072649


США. Ватикан. Куба > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 февраля 2017 > № 2072513

Темами публикаций СМИ Ватикана, католических епархий и организаций на неделе 6−12 февраля стали: во Фрибурге вспоминали годовщину встречи папы Франциска и патриарха Кирилла в Гаване; отношения между Трампом и Святым престолом только выстраиваются; американские епископы выступают против переезда посольства США в Иерусалим; премьер Венгрии Орбан приглашает в страну беженцев от либерализма, политкорректности и безбожия; как богородичные иконы «Державная» и Порт-Артуровская связаны с откровениями Фатимы и другое.

В швейцарском городе Фрибург состоялась специальная конференция, посвященная первой годовщине исторической встречи папы Римского Франциска с патриархом Московским и всея Руси Кириллом в Гаване (12 февраля 2016 года), сообщает Radio Vaticana (Ватикан). В форуме на тему «Диалог продолжается дальше: вызовы и перспективы» участвуют представители Католической и Православной церквей. Среди них — глава Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Иларион (Алфеев) и председатель Папского совета содействия христианскому единству кардинал Курт Кох. По словам Коха, встреча в Гаване была не просто однократным событием, но началом нового будущего в углублении взаимных отношений и сотрудничества: «После этой встречи сотрудничество между нами стало более интенсивным. Это был важный и обнадеживающий знак для верующих обеих конфессий, которые хотят приблизиться друг к другу». Для митрополита Иллариона диалог дал новый импульс в отношениях между католиками и православными: «Во многих областях мы более плотно сотрудничаем, как, например, на Ближнем Востоке, где вместе проводим гуманитарные инициативы». По мнению главы ОВЦС, нужно также решить конфликт между православными и греко-католиками в Восточной Европе.

«Не позволим украсть у себя надежду: даже если зло кажется угрожающим и наступающим, существует океан добра, которое проявляет себя в мире», — подчеркнул папа Франциск в поздравительном послании по случаю 150-летия итальянской газеты La Stampa. Перед угрозой насилия, войн, экономических проблем и уничтожения окружающей среды понтифик призвал не терять надежды. Он напомнил о существовании многих людей, оказывающих помощь жертвам бомбардировок в Сирии, принимающих мигрантов, помогающих бедным, больным и старым. Самое главное, по мнению папы, победить «глобализацию безразличия». Эта болезнь делает сердца черствыми, способствует росту самолюбования и эгоизма. Именно огрубение сердца заставляет нас привыкать к террористическим нападениям, гибели мигрантов, бездомных. Папа считает важным быть реалистами и не игнорировать проблемы бедности, недоразвития, миграции, эксплуатации земных ресурсов и загрязнения планеты. Для победы над этими явлениями нужны комплексные решения, заметил он. «Революция нежности Бога, который «низложил сильных с престолов, и вознес смиренных», призывает нас к встрече с Ним. Надо научиться склоняться, смиряться, становиться малыми», — сказал Франциск и пожелал редакции газеты La Stampa писать о сложности мира, не забывая о том океане добра, что позволяет смотреть в будущее с надеждой.

Об отношениях между Трампом и Ватиканом пишет Vatican insider (Турин, Италия). Издание напоминает, что недавно в интервью испанской газете El País папа сказал о президенте США: «Мы будем смотреть на то, что он делает, и по тому будем судить». Понтифик продемонстрировал желание не втягиваться в превентивные кампании против нового главы Белого дома. Хотя, как и ожидалось, некоторые из постановлений американской администрации вызвали резкие протесты со стороны католического мира, начиная с указа о беженцах, более известного как «запрет на мусульман». Он заставил консолидироваться Католическую церковь в США, ее представителей в лице архиепископов Вашингтона кардинала Дональда Вюрла и Чикаго кардинала Блейза Супича, настроенных на одну волну с Франциском. Свой голос возвысили и архиепископы Лос-Анджелеса Хосе Гомес Орасио и Филадельфии Чарльз Шапью. Другие действия Трампа были американскими епископами встречены положительно. Это решение о прекращении поддержки и государственного финансирования зарубежных программ планирования семьи и абортов. В Ватикане, впрочем, надеются, что помимо внимания нерожденным Вашингтон окажет такую же заботу тем, кто бежит от войны или ищет лучшего будущего. Могут быть и другие возможные соглашения со Святым престолом в контексте укрепления диалога и подхода, менее игнорирующего Россию Владимира Путина, а также по вопросам социальной политики. Белый дом пока официально не сделал запрос о контактах со Святым престолом, хотя при наличии желания «двери будут, конечно, открытыми, как они всегда открыты для всех», поясняют дипломатические источники в Риме. Вполне вероятно, что прежде обращения по официальным каналам Трамп хочет назначить нового посла в Ватикане, которым может стать Ньют Гингрич. В последние недели некоторые комментаторы (например, в The New York Times) выделяли связи между старшим политическим советником президента США Стивеном Бэнноном и консервативным американским кардиналом Рэймондом Берком. Но вряд ли Трамп будет двигаться в направлении Ватикана через кардинала Берка, который в настоящее время считается наиболее открытым оппонентом Франциска в Риме. В США президент лучше знает другого кардинала — архиепископа Нью-Йорка Тимоти Долана.

Американские католические епископы обратились к госсекретарю Рексу Тиллерсону с просьбой не перемещать посольство США из Тель-Авива в Иерусалим, передает Catholic News Agency (Инглвуд, США), поскольку это может поставить под угрозу разрешение израильско-палестинского конфликта и построение лучшего будущего для обоих народов. Председатель комитета Конференции католического епископата США (USCCB) за международный мир и справедливость епископ Оскар Канту отметил, что «переезд посольства в Иерусалим равносильно признанию этого города неделимой столицей Израиля», а это противоречит американской политике признания двух государств. Между тем международное сообщество определило, что статус Иерусалима должен быть определен взаимными соглашениями между Израилем и Палестиной. 2017 год есть год важный, он знаменует «пятидесятилетие оккупации Западного берега, Восточного Иерусалима и сектора Газа, которая наносит вред обоим народам». Монсеньор также указал на то, что некоторые действия Израиля подрывают христианское присутствие на «оккупированных палестинских территориях», напомнив о ситуации в долине Кремизан, где строительство разделительной стены приносит вред местным жителям и расположенным в долине монастырю и школе салезианцев.

Решение президента Трампа отказаться от участия США в торговом соглашении Транстихоокеанское партнерство (TPP) внушает осторожный оптимизм американским католикам, рассказывает National Catholic Reporter (Канзас-Сити, США). Исполнительный директор Католического альянса за общее благо Кристофер Хэйл заявил изданию, что если «Трамп искренен в своем желании услышать голос забытых женщин и мужчин, это может стать стимулом для изменений». Однако у «прогрессивных католиков» и новой администрации могут быть разные причины недовольства TPP. Первые обеспокоены последствиями этой сделки для бедных во всем мире, вторые выбирают протекционистской подход — «Америка прежде всего». Однако протекционизм не является христианским видением проблемы защиты трудового класса в ситуации, когда технологическая революция с ее роботизацией и автоматизацией производственных процессов лишает людей работы.

Итальянский архиепископ Винченцо Палья, президент Папской академии жизни, заявляет, что технологическая революция порождает новые этические проблемы ввиду слияния людей и робототехники, отмечает Crux (Денвер, США). Выступая перед американскими епископами и ведущей католической группой по вопросам биоэтики, старший помощник папы Франциска по вопросам жизни обрисовал целый ряд моральных вызовов, мотивированных будущими технологическими изменениями. Во-первых, он привел данные исследований, предсказывающих, что здравоохранение станет одним из базовых элементов западной экономики в связи с развитием профилактической медицины в дополнении к традиционному лечению острых и хронических заболеваний. Во-вторых, технология в скором времени будет в состоянии управлять всеми переменными, связанными с репродуктивной функцией человека, которые до сих пор были оставлены на волю «природы» или «случая». Отсюда вопрос будущего такого института как брак. В-третьих, развитие робототехники и повышение степени интеграции человека и машины ставит проблему определения понятия «природа». Есть ли смысл по-прежнему говорить о базовой «человеческой природе», спросил аудиторию монсеньор, и если да, то как нам не оказаться в окопе, обороняясь от мира, где все остальные верят в технологии. Церковь в этом контексте должна создавать новые альянсы со всеми, кто разделяет идею Церкви о святости всей человеческой жизни.

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан в своем недавнем выступлении объявил о готовности принимать беженцев, информирует Nasz dziennik (Варшава, Польша). Но каких? По словам Орбана, его правительство охотно даст пристанище гражданам западных стран, которые захотят укрыться от либерализма, политической корректности и безбожия. Премьер назвал их «подлинными беженцами», сообщив, что «перепуганные немецкие, голландские, французские, итальянские политики и журналисты, вынужденные покинуть свою родину христиане, которые потеряли свою Европу в своей отчизне, найдут ее обратно у нас». Орбан осудил либеральные средства массовой информации и правозащитников. Он обвинил их в том, что они образуют «мировую сеть» с целью направить в Европу «сотни тысяч мигрантов», поскольку таким образом «эти силы» хотят уничтожить национальные государства.

Сегодня в Алеппо осталось всего 35 тысяч христиан, сообщает Agenzia Fides (Ватикан). Об этом говорилось на встрече патриарха Антиохийского и всего Востока Иоанна X с российской парламентской делегацией во главе с председателем комитета Государственной думы РФ по делам общественных объединений и религиозных организаций Сергеем Гавриловым. По словам патриарха, Сирия не должна быть оставлена во время восстановления ее после войны, ибо путь реабилитации страны будет долгим и потребует лечения внутренних ран. Российская парламентская делегация посетила также православный монастырь Рождества Божьей Матери в Сайедная. Игуменья Феврония во время разговора с гостями пригласила московского патриарха Кирилла навестить Сирию и добавила, что монашеская община молится «за процветание России и за здоровье президента России Владимира Путина».

Завершился первый этап реставрации петербургской церкви Посещения Девой Марией Елисаветы на бывшем Выборгском кладбище, передает Radio Vaticana. За счет городского бюджета был отреставрирован фасад церкви в том числе оконные проемы и крыша храма, и достроен разрушенный шпиль, на котором разместили позолоченный крест. Планируется, что в наступившем году будет воссоздано внутреннее убранство храма. Церковь Посещения Девой Марией Елисаветы была построена по проекту архитектора Николая Бенуа и расписана известным художником Адольфом Шарлеманем. Освящение храма состоялось в 1879 году. В крипте церкви были погребены митрополиты и архиепископы Могилевские. При церкви была открыта четырехклассная гимназия, которую возглавляла блаженная Болеслава Ламент. В советские годы кладбище было уничтожено, а храм закрыт. В нем расположилось овощехранилище, затем промышленная лаборатория. В 2002 году здание в запущенном состоянии было передано верующим. Отреставрированный храм начал привлекать людей, живущих и работающих в округе. На время ремонта община, насчитывающая более 60 человек, собирается перебраться в крипту храма. Если планы властей Санкт-Петербурга осуществятся, то вполне вероятно, что на 2018 год можно будет планировать повторное освящение церкви. Церковь Посещения Девой Марией Елисаветы является хорошим примером участия руководства города в воссоздании католических храмов. Кроме этой церкви, городская администрация финансировала реставрационные работы в базилике Святой Екатерины и церкви Святого Станислава.

Katolicka Agencja Informacyjna (Варшава, Польша) вспоминает о пророчествах Фатимы и не только о них. Общим элементом богородичных откровений, которые состоялись в начале ХХ века на католической и православной почве в Португалии и России, в частности были предсказания о будущем России. Все указывало на апокалиптическую трагедию, которая выпадет на долю этой страны и ее соседей. Однако откровения говорили, что предстоящие беды имеют условный характер, а спасение от них — это молитва и доверие Пресвятой Деве Марии со стороны России. Из ряда предсказаний московский патриарх Тихон признал подлинность двух. Первое произошло на Украине, где отставному моряку российского Черноморского флота по имени Серафим (Феодор Катанский — ИА REGNUM ) в 1903 году явилась Богородица. Этот простой человек, ветеран обороны Севастополя (1855) и балканской войны (1878), после 25-летней службы во флоте выбрал призвание странника, постоянно посещавшего святыни Украины и Бессарабии. В ноябре 1903 году во сне несколько раз ему явилась Божия Матерь. Она попросила его помочь написать икону, которая раскроет представленное ему видение: Богоматерь, стоящую на берегу морского залива, на другой стороне которого в страшном огне гибнул город. Под ногами Богородицы пребывали обломки меча, растоптанного Ее ногами аки змий, символ сатаны. В облаках над головой Девы Марии ангелы держали царскую корону с крестом. Над ней Бесплотные Силы поддерживали облака, на которых сидел на троне Христос Пантократор, а над ним значилось: «Будет одно стадо, один Пастырь» (Ин 10:16). Богоматерь сказала Серафиму, что Российскую империю вскоре ждет война, которая, если Ее просьба не будет удовлетворена, окажется тяжелой и трагичной. Написанную икону должны были отправить в Порт-Артур. Однако из-за нежелания военных властей в этот город она так и не попала, а потом, после его сдачи японцам, было уже поздно. Следы иконы затерялись, пока в феврале 1998 года группа российских паломников не нашла ее неожиданно в одном из антикварных бутиков Иерусалима. Второе откровение Божией Матери имело место в самой России во время отречения царя Николая II. За два месяца до откровений в Фатиме Пресвятая Матерь Божия явилась во сне крестьянке слободы Перерва Бронницкого уезда Евдокии Адриановой. Митрополит Тихон, будущий патриарх, увидел в этом знак того, что с уходом законной власти Богородица берет в Свои руки судьбу России. Он приказал Евдокии идти в село Коломенское и найти там черную икону Божией Матери, чтобы сделать ее красной (то есть, отреставрировать). В Вознесенском храме в Коломенском после долгих поисков в подвалах церкви 2 марта 1917 года была найдена большая почерневшая от времени икона. На доске проступало изображение Христа на коленях у Богородицы, в руках Богородицы — царские регалии, скипетр и держава. После революции икона была утеряна, нашли ее только в 1990 году. В 2003 и 2014 годах чудесный образ путешествовал в Фатиму по благословениям вначале патриарха Алексия II, а затем патриарха Кирилла. Так вскрывалась связь иконы Божией Матери «Державная» с фатимскими пророчествами.

В обзоре использованы материалы — официальных СМИ Ватикана Radio Vaticana и L'Osservatore Romano; миссионерского информационного агентства Ватикана, подразделения Конгрегации евангелизации народов Agenzia Fides; информационного агентства Папского института заграничных миссий AsiaNews; издания Федерации итальянских католических еженедельников L'Agenzia Servizio Informazione Religiosa; портала итальянского издательского дома «Стражи Святой земли» Terrasanta.net; ватиканской редакции итальянской газеты La Stampa Vatican insider; североамериканской католической газеты National Catholic Reporter; североамериканского католического информационного агентства Catholic News Agency; североамериканской католической газеты National Catholic Register; североамериканского католического портала Crux; портала католической газеты Англии и Уэльса Catholic Herald; австрийского католического информационного агентства Kath.net; австрийского информационного католического агентства KATHPRESS; французской католической газеты La Croix; польского католического информационного агентства Katolicka Agencja Informacyjna; польской ежедневной католической газеты Nasz dziennik; журнала польской Ассоциации христианской культуры Polonia Christiana; информационного сайта портала Milites Christi Imperatoris Католицький Оглядач.

Станислав Стремидловский

США. Ватикан. Куба > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 февраля 2017 > № 2072513


США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 февраля 2017 > № 2072511

Бывшая первая леди США Хиллари Клинтон пойдет в очередной раз на президентские выборы в США, о чем говорит ряд факторов, пишет Мэтт Латимер в статье для Politico.

Автор отмечает, что за этим утверждением не стоит никакой инсайдерской информации, как и не делается оценок о том, хорошая ли это идея или плохая. Вместо этого, о планах бывшей главы Государственного департамента США говорят факты, которые свидетельствуют о том, что Клинтон делает все, что необходимо, для очередной попытки попасть в Белый дом.

Так, чета Клинтон значительно сократила объемы работы the Clinton Global Initiative — подразделения своего фонда Clinton Foundation. Именно это подразделение привлекало к себе наибольшую критику противников Клинтон. Если, несмотря на все призывы, подразделение не было закрыто в ходе предвыборной кампании, зачем сейчас идти на подобный шаг? Только по политическим соображениям.

Затем Клинтон не стала развеивать слухи о своей возможности участия в выборах мэра Нью-Йорка. Хочет ли она тем самым насолить нынешнему главе города, который поддерживал его соперника, или же это попытка убедить всех, что Клинтон не сходит с политической арены?

Также в феврале Клинтон участвовала в презентации своей седьмой — если считать написанное под выборы «средство от бессонницы», как выразился автор, «Сильнее вместе» — книги. Само по себе это событие не вызывает нареканий, однако вкупе с другими её шагами наводит на определенные размышления. Неужели есть еще что-то, что не сказала Клинтон, или тут замешана еще какая-то другая причина. И помимо денег, она, вероятно, стремится не уходить с газетных полос.

Более того, несколько дней назад Клинтон пустилась в язвительные замечания относительно решения суда отменить исполнительный указ Трампа, запрещающий гражданам ряда исламских стран взъезжать в США. Ей не было нужды так поступать, поскольку понесшие поражение кандидаты обычно исчезают с политической арены. Она же вела себя так, как будто предвыборная кампания по-прежнему в самом разгаре.

Наконец, стоит обратить внимание на речь Клинтон, в которой она признавала победу Трампа. В ней она говорила о будущем, включая себя в этом будущее. Тогда, в ноябре, идея еще одной президентской кампании четы Клинтон — пятой с 1992 года — казалась чем-то невообразимым, даже утомительным. Ведь кто захочет пережить еще раз это?

Но четыре года — срок большой и негативные воспоминания могут улечься. Не помешает ей и возраст, поскольку в 2020 она будет по-прежнему моложе на один год нынешнего президента, который также может попытаться переизбраться.

По всем признакам, заключает автор, Клинтон может рассчитывать на выдвижение от Демократической партии, но сможет ли она взять реванш у Трампа, — это по-прежнему большой вопрос.

Александр Белов

США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 февраля 2017 > № 2072511


США. Иран. Йемен. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 февраля 2017 > № 2072509

Предполагаемое вмешательство Ирана в конфликт в Йемене может использоваться новой администрацией США как предлог для агрессии — прямого вторжения или смены режима — против Исламской республики, что приведет к тяжелым последствиям для всего Ближнего Востока, пишет Майкл Хортон в статье для The American Conservative.

Автор подчеркивает, что нападение на сторожевой корабль Саудовской Аравии было действительно совершено повстанцами-хуситами, и нет никаких доказательств вмешательства со стороны Ирана. Так, хуситы уже более двух лет ведут войну с Саудовской Аравией и её союзниками. При этом коалиция во главе с Эр-Риядом, на стороне которой выступают и США, наносит бомбовые удары по фабрикам и фермам Йемена, а также организовала морскую блокаду страны, что привело к голоду.

Так, отмечает автор, заявления Саудовской Аравии о том, что хуситы являются ставленниками Ирана не обоснованы. Например, оружие к хуситам может попадать от собственных партнеров Эр-Рияда по коалиции, которая затопила Йемен оружием. Ведь вооружаемые Саудовской Аравией и ОАЭ группировки часто плохо организованы и не всегда лояльны своим спонсорам, поэтому поставляемое им оружие попадает на рынки Йемена и может быть куплено любым, кто сможет за него заплатить.

Что же касается заявления о том, что Иран предоставляет хуситам военных инструкторов и советников, то такая помощь — если она и оказывается — носит лишь ограниченный характер, поскольку даже до начала нынешнего конфликта хуситы и без того были лучшими партизанскими силами в регионе. Они отточили свои навыки в борьбе с правительством в ходе войн в 2006—2010 годах.

Что важнее, хуситы придерживаются независимого курса, неоднократно пренебрегая советами Ирана. Так, Тегеран предостерегал хуситов от перехода в наступление и захвата столицы Йемена — шага, который хуситы совершили в 2014 году. Более того, иранское большинство и хуситы принадлежат к различным ответвлениям шиитского ислама.

Тем не менее, несмотря на отсутствие доказательств постоянной и прямой поддержки хуситов со стороны Ирана, некоторые члены администрации США, по всей видимости, хотят использовать возможность такого союза в качестве предлога для начала острой конфронтации с Ираном. При этом зацикленность на Исламской республике будет отвлекать Вашингтон от более важных целей.

В частности поддерживаемая США коалиция во главе с Саудовской Аравии превратила в руины большую часть Йемена, из-за чего и без того самая бедная страна региона стала еще беднее. Помимо гуманитарных издержек, военная кампания Эр-Рияда превратила большую частью южного Йемена в безопасное место для радикалов из группировки «Аль-Каида на Аравийском полуострове» (АКАП) (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Нужно отметить, что хуситы являются смертельными врагами исламистов из АКАП (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и до вторжения Саудовской Аравии проводили успешную наступательную операцию против них. Сейчас же, через два года после вторжения коалиции, исламисты как никогда хорошо вооружены, в их руках сосредоточено невиданные прежде объемы финансов и влияния. Боевики контролируют обширные районы юга Йемена, в том числе части портового города Аден.

Тактикой исламистов на данный момент является смешивание с теми силами, которые противостоят хуситам. Например, по данным арабских СМИ, в ходе недавнего провального рейда вооруженных сил США были также убиты бойцы, выступающих на стороне свергнутого президента вооруженных формирований, которые также получают поддержку от Саудовской Аравии. Эти данные вкупе с возможностью того, что боевики могли быть предупреждены о готовящемся ударе США, должны заставить задуматься о надежности союзников США.

На фоне такого развития событий заявления Флинна о том, что Ирану «стоит призадуматься», говорят о том, что администрация США расширит поддержку Эр-Рияда в его борьбе с хуситами в Йемене. В то же самое время США будут пытаться уничтожать АКАП (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Таким образом, заключает автор, президент Трамп, кажется, поддался влиянию антииранских ястребов в своей администрации, из-за чего он может пойти курсом, о котором давно мечтали неоконсерваторы. Новый глава Белого дома может решиться на насильственную смену власти в Иране или начать с ним войну. Если Трамп последует совету этих ястребов, можно с уверенностью заявить, что такой шаг пойдет на пользу боевиками ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и АКАП (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а также посеет хаос по всему Ближнему Востоку.

Александр Белов

США. Иран. Йемен. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 февраля 2017 > № 2072509


Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 февраля 2017 > № 2072499

«Вы все его любили по заслугам,

Так что ж теперь о нем вы не скорбите?..

Вчера еще единым словом Цезарь

Всем миром двигал: вот он недвижим,

Без почестей, пренебрегаем всеми…»

— речь Марка Антония на убийство Цезаря

Вильям Шекспир. Юлий Цезарь. 1599

Исторические аналогии всегда условны. Различны конкретные обстоятельства, взаимоотношения, масштабы действующих личностей. Однако существуют универсальные принципы, нарушение которых всегда толкает общество в определённом направлении. В направлении, раньше или позже приводящем систему к краху, — и не важно, сколь разнообразны были нюансы этого пути.

В постперестроечной России всё больше и больше людей начинает возлагать некие надежды на фигуру Иосифа Сталина. Ещё пять лет назад эту тенденцию старались называть «маргинальной», связывать с сентиментальными воспоминаниями «престарелых коммунистов» о своей молодости и так далее. Впрочем, уже тогда определённые властные круги стали бить тревогу и заявлять о необходимости «десталинизации»: мол, народ начал забывать «сто миллионов репрессированных», стал жертвой «просталинских» мифов и собственного мракобесия. Можно подумать, что не «вы и убили-с»: будто не было антисоветской пропаганды 90-х годов, фальсификации истории, слома народного сознания.

Сегодня есть все основания говорить, что поднятие на флаг Сталина — это если и не «мейнстрим», то, по крайней мере, такая тенденция, с которой нельзя не считаться. Тем не менее, вместо того, чтобы осмыслить этот удивительный в постсоветской России факт, понять его, исследовать его корни, «элитные антисталинисты» начинают новые кампании травли, будто на дворе всё ещё «перестройка» и у них есть монополия на СМИ.

С одной стороны, антисоветские группы тем самым играют против себя: их ложь и чванливость надоела народу, после «20 лет без СССР» они вызывают особо острую ненависть. Срабатывает простейшая логика: если все «негодяи» — против Сталина, значит он — хороший человек. Так «официальные» имперские газеты в начале прошлого века, понося большевиков, увеличивали в народе их популярность.

С другой стороны, острота противостояния исключает спокойное и методичное обсуждение всех плюсов и минусов советского лидера. Слишком многое сошлось на его имени, слишком радикальны противоборствующие стороны: любая критика может стать поводом для причисления тебя к «русофобам-либералам», любое положительное замечание означает, что ты «безумный апологет». Но ведь 90-е годы всё-таки были, и слом сознания происходил! Сталина оболгали, и это факт. Так что же осталось? Почему именно ему всё больше и больше адресуются народные чаяния?

Война интерпретаций

Скажут, что под руководством Сталина победили в великой войне. Но не этим же ограничиваются заслуги «Вождя» в представлении его сторонников: он каким-то определённым образом руководил, строил государство с конкретным политическим и экономическим укладом (социализм?), вообще был политиком, гнувшим специфическую линию. Можно сказать, что люди жаждут коммунизма — но что теперь, в 2017 году, следует понимать под этим словом? И как с ним соотносятся, например, иконы со Сталиным и рассказы про встречи лидера (на секундочку) атеистического государства с Матроной?

А ведь есть ещё и точка зрения, в крайней своей форме гласящая, что Сталин — это агент имперской разведки, который уничтожал большевиков и хотел восстановить Российскую империю. И именно поэтому он хорош. Лучше, например, чем Ленин. Рейтинг последнего, кстати, тоже растёт — но далеко не все сторонники Сталина связывают его с делом русской революции.

Допустим, что Иосиф Виссарионович — это некое абстрактное выражение государственного величия и могущества. Неясно, как можно строить государство вообще — а не конкретную рабочую советскую республику, аристократическую империю или буржуазную демократию. Да и СССР в разные годы был весьма и весьма разным… Но спишем это пока в политологические «нюансы». Однако как только Сталин умер, на его место пришёл «иуда» от российской истории — Хрущёв, возглавивший расправу с наследием своего предшественника. Он стал первым «всадником апокалипсиса», манифестацией конца великого красного проекта. «Оттепели» с гонениями на церковь и авангардизм, взращивание «диссидюжника» и притеснение молодых марксистов, хаос во внутренней политике, со временем — слабость в политике внешней… Советская элита предала коммунистическую идею и стала стремительно «праветь», пока Горбачёв не продал великое государство за премию мира.

Политик-государственник, не позаботившийся о том, чтобы оставить достойного наследника, — феномен загадочный. Коммунистический лидер, устранивший в борьбе за власть всех крупных и идейных революционеров, расчистивший дорогу личностям хрущёвского «масштаба» — тоже.

Однако самое поразительное — в другом. На похоронах Сталина люди плакали. Народ, кажется, пронес какие-то хорошие воспоминания о Вожде через поколения и перестройку. Но проходит три года после всенародного траура, негодяй читает с трибуны пасквиль на Вождя — и в защиту Сталина не раздаётся ни единого возгласа! Народ даже не «утирается» после плевка в лицо, а соглашается с осуждением «культа личности»! Начинается «сталинопад», охи и ахи про «несвободу», «репрессии», «нам врали» и так далее. У каждого третьего появляются многочисленные родственники, «пострадавшие от тирана».

Когда Горбачёв «разваливал» СССР — почему его не сняли? Он же не был императором, решения в СССР тогда ещё принимались коллегиально? То есть не он один хотел освободиться от «советского прошлого»? Почему не вышло крупного митинга в защиту СССР? Где был народ, когда расстреливали Дом Советов? Кто голосовал «да-да-нет-да» и приветствовал Ельцина?

Почему восхваляемого ныне Сталина дали вывалять в грязи, а потом поучаствовали в разрушении государства, за строительство которого «Вождя» так сейчас превозносят? Чем обусловлены эти удивительные «перевороты» общественного сознания?.. И главное — что же в итоге хотят? СССР? Империю? Капитализм? Тиранию? Демократию? Советы? Пытается ли вообще кто-то понять запрос народа, выраженный в возвеличивании Сталина? А также соотнести этот запрос не с образом «Вождя», а с реально жившим политиком и теми действиями, которые привели всё-таки не только к победе над фашизмом (к слову, не окончательной), но и к краху этого самого сверхценного государства? Существует ли понимание, что без прояснения этих вопросов образ Сталина станет предметом манипуляций и приведёт народ не только к повторению всех ошибок прошлого, но и к совсем неожиданным для него результатам? Наконец, как всё перечисленное уживается в голове современного «сталиниста»? В чём его ответ на странность событий, приведших к краху СССР?

Отцеубийство

«Не восхвалять я Цезаря пришел,

А хоронить. Ведь зло переживает

Людей, добро же погребают с ними.

Пусть с Цезарем так будет. Честный Брут

Сказал, что Цезарь был властолюбив.

Коль это правда, это тяжкий грех,

За это Цезарь тяжко поплатился…»

Хрущёв — не Брут: последний верил в какие-то республиканские идеалы, не опускался до грязного охаивания убитого. Говорили, что он приходится незаконным сыном Юлию Цезарю. В любом случае римский республиканец был близким соратником своей жертвы и получил от неё немало политических преференций. Хрущёв, наряду с Маленковым, Первухиным или Сабуровым, был «выдвиженцем» Сталина. Никита Сергеевич давал достаточно поводов, чтобы быть отстранённым от дел, если не арестованным или расстрелянным: и обвинения в троцкизме, и провалы на Украине во время войны… Но «Вождь» всё-таки опирался на него — хотя и наряду с другими, новыми поколениями партийных деятелей, вроде Суслова и Брежнева.

Сталин вёл последовательную войну со старыми партийными кадрами. Масштабы её выходят далеко за пределы известных историй противостояния с Зиновьевым, Каменевым, Троцким и даже Бухариным. Даже прошедшие Великую Отечественную Молотов и Ворошилов были объявлены шпионами — не просто вопреки популярности их в партии, а ровно по причине этой популярности. Сталин же «разносил» Микояна. Он противопоставлял свою «молодую гвардию» старым кадрам — хотя есть основания полагать, что сталинские выдвиженцы не раз пытались начать игру как против «Вождя», так и друг против друга (благодаря чему сам Сталин и «держался»)…

Борьба за власть — часть политики, и даже разлад между ближайшими сторонниками — не сказать чтобы дело невиданное. Однако нужно осознать две вещи. Во-первых, Сталин «задевал» не только лидеров — но и группы, их поддерживающие. Так был разгромлен, к примеру, Коминтерн — не самый маловажный для будущего коммунизма политический орган. Более того, его перешедшие в другие структуры остатки были уже совсем не так заряжены «красной» идеей. И здесь кроется важнейшая особенность сталинских «чисток».

Великий октябрь не был «переворотом», он был революцией. Большевики стали не просто «одной из» дворцовых групп, воюющих за власть, — они претендовали на изменение всей системы: политической, экономической, социальной. Их было мало — Ленин в последние годы писал о «тысячах, максимум — десятках тысяч» коммунистических кадров. И это в момент, когда власть взята и в партию начинает «валить» самый разный народ — карьеристы, лоббисты, просто желающие быть поближе к «силе». Под большевистскими кадрами находилась огромная масса царского чиновничества, старой интеллигенции, некоего подобия буржуазии. Советской власти нужно было как-то выстраивать отношения с ними, с имперскими дипломатами, спецслужбами, как-то соотноситься с доставшимися по наследству международными связями. Нельзя забывать, что на сторону большевиков переходили те же царские офицеры, обладавшие «особым видением» по вопросам государственного устройства…

В этой ситуации собственно коммунистические кадры были на жёстком счету. И уничтожение даже сотен из них в борьбе за власть могло оказаться фатальным: на их место приходили люди из, условно говоря, «враждебного окружения». Более того, ликвидировались не только «диссиденты» вроде Троцкого — партию «очистили» от всех выдающихся личностей, делавших революцию. Не осталось даже Бухарина, которому Вождь поручил писать новую конституцию.

Стоит ли удивляться, что после сталинского периода к власти пришли «пигмеи», в неприличной степени далёкие от революции и коммунистических идей? Того же Бухарина, «любимца партии», Ленин обвинял в полном незнании марксизма. Поэтому нет ничего неожиданного в том, что Хрущёв на партийных съездах отстаивает точку зрения, близкую к левым эсерам. А после 60-х окажется, что в партийной элите просто не осталось ни одного человека, верящего в коммунизм: русские «патриоты», капиталисты, фашисты, просто странные люди — кто угодно, только не последователи Ленина, которым после ХХ съезда «ударили по Сталину». Можно, конечно, сказать, что репрессии были делом рук не самого Сталина, а неких групп в его окружении — но тут уж либо-либо. Либо Сталин — всё-таки великий политик и государственник, и всё шло более-менее по его планам, либо он ничего не контролировал, но в чём тогда величие?..

В конечном итоге «высшая партноменклатура» задастся вопросом: если «левой» идеи больше нет, а власть есть — то почему бы её не оформить каким-то более подходящим образом? Например, капиталистическим: каждый «бонза» станет полноправным хозяином и будет официально получать прибыль. Всё-таки отменённый Сталиным «партмаксимум» (ограничивающий доход) и даже сохранённые «спецраспределители» (они оправданы при кризисе — чтобы ценные кадры не умерли с голоду, но в благополучное время они что распределяли, молоко?) — это полумеры, «ни себе, ни людям». Да и что должно удерживать имеющих власть людей от того, чтобы «хапнуть», если великой идеи больше нет?

Народ устал, народ уходит

«Он завещал вам все свои сады,

Беседки и плодовые деревья

Вдоль Тибра, вам и всем потомкам вашим

На веки вечные для развлечений,

Чтоб там вы отдыхали и гуляли.

Таков был Цезарь! Где найти другого?»

Ответить на этот вопрос не так сложно: если элита переродилась (предала идею, «перемолола» революционные кадры и т.д.), то вилы в руки должен взять народ. Тем более что в СССР предполагалось максимальное народовластие («диктатура» передового, но угнетаемого ранее класса) и как-то даже не принято было называть партийные верхи «элитой», поскольку нельзя было допустить и мысль об отрыве их от «низов». И если перипетии борьбы за власть должны быть ключевыми для «правых» или «центристов» (неопределившихся «патриотов» — государственников), то именно вопрос об организации народа всегда являлся основополагающим для «левых».

К сожалению, если элитные конфликты всегда являются предметом спекуляции из-за своей изначальной закрытости, «подковёрности», то судьбы «низов» очевидны. Если первые годы советской власти были взрывом общей политизированности и гражданственности, то сталинское время характеризовалось «сворачиванием» самоорганизации масс, иерархичностью, «мягким» отделением «верхушки» управления от масс, превращением партии в субъект управления хозяйством, а не политической организации рабочих. Потеряли своё влияние советы, был ликвидирован Пролеткульт, закрывались коммуны, направлено по иному пути рабочее клубное движение, первоначально объяснявшее народу его политические возможности и предельные цели коммунизма. Съезды КПСС всё больше обсуждали «народное хозяйство» и всё меньше — политику, внутреннюю и внешнюю. При этом, конечно, людям постепенно открывались социальные и экономические блага.

Показательна в этом смысле сталинская конституция. В общественном сознании остались строки:

Этих слов величие и славу

Никакие годы не сотрут:

Человек всегда имеет право

На ученье, отдых и на труд!

И действительно, адресации к величию СССР почти всегда связаны с развитой «социалкой», «защищённостью», спокойной жизнью и т.д. Более того: эти понятные каждому человеку гарантии стали костью поперёк горла капиталистических стран. Они проигрывали конкуренцию в части простейшего обеспечения жизни «низов»: до сих пор в странах «золотого миллиарда» не смогли наладить народную медицину и охрану правопорядка. По крайней мере известная концепция «государства благоденствия», равно как и уступки рынка «госрегуляции» или «социальному государству» — все они обязаны своим существованием этой конституции.

Но. Эта конституция понималась самими её создателями как уступка Западу. Она должна была преобразовать советское государство в нечто более понятное буржуазным политикам. И связано это с трансформацией политической организации Союза, в первую очередь — власти советов.

Этот процесс начался ещё с болезни Ленина. Был отменён партмаксимум — т. е. запрет для членов КПСС, занимающих посты руководителей различных предприятий, получать доход выше определённого уровня. Ликвидировали и обратный имущественный ценз, когда права голоса и возможности избрания были лишены буржуа и кулаки, эксплуатирующие чужой труд (посмотрите, сколько сейчас избирается директоров чего-либо, у которых есть зависимые от них работники).

Конечно, ряд политических инструментов простого народа был сохранён чуть ли не до самого развала СССР: борьба профсоюзов, возможность (почти беспрецедентная) отзыва депутатов… Однако здесь-то и кроется главная уступка новой конституции Западу. Формулируется она крайне невзрачно и безобидно: территориальные выборы. Казалось бы: и что? Революцию во Франции делала Парижская коммуна, которая тоже была разделена территориально?

Дело в том, что политическая самоорганизация — штука очень требовательная. И не только в части «совестливости» и «заинтересованности» граждан, но и в части собственно организационной: необходимо как-то собираться, разговаривать, принимать общие решения, «держать руку на пульсе» событий и так далее. Коммунисты выдвинули принцип: власть советов — это опора на рабочие коллективы. Работникам одного предприятия или учреждения сорганизоваться относительно просто: они каждый день собираются в одном месте (на заводе), друг друга знают (причём могут реально оценить, как кто работает), у них есть общие интересы и так далее. Если ещё освободить их из-под власти директора — например, сделав его выборным и запретив ему участвовать в политической жизни, — то все условия для проявления людьми своей гражданской позиции будут созданы. Совет уже делегирует от себя представителя на следующий уровень, которого, если что, может в любой момент отозвать: причём не только по закону, но и практически — для этого нужно только собрать большинство работников завода, что и так само собой происходит почти каждый день.

Теперь политической единицей сделаем территорию, включающую в себя целый ряд бывших советов. Люди друг друга не знают, нормальных коммуникаций у них между собой нет, собраться вместе им трудно (а даже если кто-то и будет собираться, то в ограниченном количестве и крайне редко). Своего кандидата они выдвинуть не могут: нет такого рядового, но «толкового» рабочего, которого знали бы все. Иначе говоря, единственным критерием могут быть «избирательные лозунги». Следовать «предвыборным обещаниям» уже не надо: хотя формально отзыв возможен, но для этого необходимо собрать уже значительное количество раскиданных по территории людей. Что почти нереально, да и прецедентов история СССР не знает.

Буржуазная демократия сводится к тому, что люди раз в несколько лет приходят на избирательный участок и суют в урны листочки, голосуя за программы кандидатов, которых ни разу в жизни даже не видели. В СССР этих кандидатов «спускала» партия КПСС, в США их выдвигают демократы и республиканцы — но и там, и там они уже не представители народа, а представители элиты. Советская демократия же требует создания «точек политической активности» там, где это возможно на практике, и в таких масштабах, чтобы входящие в совет люди могли друг с другом общаться, всё контролировать и делать полностью осознанный выбор. Рабочий должен стать не объектом пропаганды профессиональных политиков, а сам стать субъектом политики — гражданином.

Сталин сознательно ломал эту систему, обосновывая это необходимостью мобилизации страны перед угрозой войны, требующей «централизации» и некоторой доли авторитаризма. Но он поступал даже хитрее: уменьшая компонент «советского» в СССР, он увеличивал «социалистическое». Ущемление политических возможностей он «уравновешивал» благополучием. Это и есть реальный «культ личности»: меньше самостоятельности — больше власти доброму царю, который зато организует жизнь лучше, комфортнее и без лишних политических «напрягов». Делегируйте свой «разум» власти, «успокойтесь» и наслаждайтесь жизнью. Этот приём, во-первых, разрушителен: коммунизм превращается в «цезаризм». Во-вторых, он нечестен: Сталин сделал многое, но не всё — ключевую роль играли политбюро и советы, разгром которых покрывался потом обеспеченным ими же благосостоянием.

Горький юмор истории состоит в том, что сам Сталин пал жертвой созданной им тенденции. Почему хрущёвская пакость не вызвала в народе резкого отторжения? Люди устали: от мобилизации, войны, надрывных строек… Им хотелось получить обещанный когда-то покой, мещанские радости. Это легко увидеть по послевоенным фильмам: благостные картины мирной жизни, потребления. Насмешливое отношение к «Первомаю» и рабочей символике. «Золотая молодёжь», стремительно сходящая с ума. Растерянное вопрошание какого-нибудь Марлена Хуциева: «Война выиграна. Как жить дальше?»

…Не только ваш труд, любовь, досуг —

украли пытливость открытых глаз;

набором истин кормя из рук,

уменье мыслить украли у вас.

На каждый вопрос вручили ответ.

Всё видя, не видите вы ни зги.

Стали матрицами газет

ваши безропотные мозги…

Но вот однажды, средь мелких дел,

тебе дающих подножный корм,

решил ты вырваться за предел

осточертевших квадратных форм.

Ты взбунтовался. Кричишь: — Крадут!.. —

Ты не желаешь себя отдать…

Это стихотворение написано не в стране победившего капитализма, не в «перестройку», а в 1964 году. Скажете: «диссидент»? Но надо же ответить себе: как так получилось, что за идеологию у нас отвечали либо ярые антисоветчики, вроде «внутреннего эмигранта» Мераба Мамардашвили (который, помимо всего прочего, вместе с главным «цензором» Ойзерманом в составе советской делегации ездил в охваченную «оранжевой революцией» Францию) и других членов диссидентского кружка «диастанкуров». Либо люди типа Егора Гайдара, заведовавшего журналом «Коммунист»? А вот люди, заряженные истинно коммунистическими идеями и желавшие не проклинать марксизм, а его развивать, — раз за разом оказывались «на ножах» с советским «официозом»?

Вслед за разоблачением «культа личности» Хрущёв одним махом убил великую коммунистическую идею, объявив, что она заключается в том, чтобы перегнать США по производству мяса и молока. Да и вообще — в максимизации простейшего потребления. Эти «выкрутасы» сразу получили презрительную оценку людей, занимавшихся отстаиванием гуманистических идей на Западе: «гуляш-коммунизм». Возвращусь к своему вопросу: если единственная ценность — это потребление, то почему советская элита должна вообще заботиться о народе вместо того, чтобы «хапнуть»? В чём вообще ценность «красного проекта» — в «уравниловке»? В социальных гарантиях? Так их и при капитализме сделали…

Главное же — что большинство людей оказалось вообще выброшено из политики. То есть «рабочий народ» стал неспособен самостоятельно отстаивать что-либо — «достижения социализма», независимость, целостность страны. Те же, кто сохранял в этих условиях нежелание причащаться мещанским радостям, был либо поражён скукой (коммунистическая идея в виде «мяса и молока» больше не «грела»), либо искал «приключений на стороне» (в других идеологиях, диссидентстве). Либо, если пытался «вернуть» «красный» огонь и гражданственность, становился главным врагом системы, построенной на антигражданственности.

Всю эту логику можно было бы запросто счесть «инсинуацией» и «антисоветской пропагандой», если бы не одно «но»: СССР-то больше нет! И все мы знаем, кто его развалил (не ЦРУ же и Горбачёв!), за что (хотелось вкусить западных мещанских благ) и как уродливо это всё было. Советская элита сама сдала великое государство, разменяв его на личные интересы. Вся боровшаяся с «инакомыслием» и воспевавшая «коммунизм» интеллигенция сбросила маски и оказалась насквозь лживой, «диссидентствующей», ненавидящей «совков» и «совдепию». А народ проголосовал «да-да-нет-да» и попустительствовал развалу страны. Отделить этот результат от Сталина — невозможно. Крах слишком впечатляющ…

Безмолвие

«Что вы предпочли бы: чтоб Цезарь был жив, а вы умерли рабами, или чтобы Цезарь был мертв и вы все жили свободными людьми?» — речь Брута на смерть Юлия Цезаря

Брут убил Цезаря, поскольку считал, что тот растаптывает гражданственность и замыкает всю политику на себе, устанавливая «культ личности». В действительности «республиканец» передал власть сенату — который к тому времени представлял интересы себя самого, то есть аристократии. Марк Антоний, в свою очередь, «разоблачил» Брута, но увёл вопрос ещё дальше от народовластия: политик подкупил народ деньгами и обещаниями «потребительского рая», который наступил бы под отеческим крылом Цезаря. Люди оказались в ловушке этого «дискурса»: Цезарь оказывался хорош потому, что был идеалом патерналиста; Брут стал простым предателем, борющимся за власть; Антоний обещал установить спокойствие и благополучие. Народ даже можно понять: он слишком устал от непрекращающихся гражданских войн. Однако с того момента, как гражданственность оказалась за «бортом», его путь был предопределён: империя, культ личности Августа, загнивание получившей полную власть элиты и разложение государства… Пока дикая, живая внешняя сила не положила всей цивилизации конец.

Я не считаю, что Сталин — злодей и кровопийца. Он сыграл свою роль в Великой Победе, обеспечил какое-никакое благополучие, пытался всё же что-то куда-то вывести. Будь его союзники, вроде Рузвельта, порасторопней, а потомки потерпеливей — СССР даже в таком состоянии выиграл бы поствоенный мир. В любом случае, Советский Союз был гораздо человечнее и давал больше возможностей для развития, чем современный ему Запад — со всеми «государствами благоденствия» и иными уступками «красному соседу». Наше государство было неидеально, но оно удерживало мир: многое из свершающегося ныне было бы невозможно, существуй СССР.

Более того, нельзя допустить очернения нашей истории. Ошибки — одно дело, патология и преступления — другое. Мы не должны каяться, нам просто нужно понять для себя некоторые вещи, без уяснения которых невозможно двигаться вперёд.

Я считаю, что ХХI век требует решительного отказа от всякого патернализма. Гуманистический царизм в России невозможен, особенно в пропагандируемом сейчас «белом» варианте. Во-первых, Российская империя отстала от окружающего мира почти по всем фронтам и позорно рухнула. Во-вторых, у наших царей были крайне сложные отношения и с православием, и с русскостью (о которой так пекутся «националисты»), а зачастую даже с патриотизмом (вспомнить хотя бы Петра III, за просто так возвратившего Пруссии отвоёванные у неё территории). В-третьих, былая аристократия слишком укоренилась за границей и настроена в большинстве своём предельно антироссийски, а откуда брать новую — неясно. В четвёртых, царь требует религиозного обоснования, а конфессий у нас много… И так далее. Грубые формы авторитаризма — с подавлением несогласного населения — приведут к фашизму, то есть власти узкой клики в своих собственных интересах. Мне-то кажется, что отказ народа от гражданственности неизбежно ведёт сюда. Даже самый хороший царизм имеет свойство становиться плохим.

Буржуазная демократия легко превращается в фарс и ширму для игр несменяемой элиты, если только она жёстко не контролируется «снизу». Этот контроль требует наличия у народа особых инструментов: прямой демократии, советов, возможности отзывать депутатов и много чего ещё. В общем, подлинная демократия вполне может оказаться по своей форме ближе к коммунистической доктрине, чем к наличествующим на Западе системам.

Но инструментами кто-то ещё должен воспользоваться: большая часть революционного наследия сохранялась в СССР до самого распада, но никому не приходило в голову его применять. Не говоря уже о том, что многие гражданские механизмы уже потеряны — и их ещё предстоит «отбивать» назад.

Именно поэтому так важно разобраться, что скрывается за «сталинизмом», и в какой СССР люди хотят вернуться: времён революции, мобилизации или застоя? Советский опыт включает в себя слишком много составляющих, ещё больше разнятся его интерпретации.

В Китае говорят, что все руководители партии — великие, вне зависимости от их внутренних разногласий и ошибок. Можно сказать, что Сталин — велик. Но нужно добавить: «мы пойдём другим путём». Тем, который не только даст нам Великую Победу, но и поможет спасти Родину от вырождения и распада.

Дмитрий Буянов

Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 февраля 2017 > № 2072499


Грузия. Абхазия. Южная Осетия. РФ > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 февраля 2017 > № 2072496

Официальный Тбилиси заявляет, что безвизовым режимом могут пользоваться и жители Абхазии и Южной Осетии. И хотя официоз непризнанных международным сообществом регионов поспешил ответить отказом, есть обоснованное предположение, что какая-то часть населения этих регионов все же воспользуется этой возможностью.

Главный вопрос однако состоит в том, чем же ответит Россия на этот шаг ЕС, носящий, кроме всего прочего, и явный политический контекст. Предоставление безвизового режима призвано еще сильнее отдалить Грузию от того информационно-культурного, ментального и политико-экономического влияния России, которое испытывает значительная часть населения страны. Соответственно, вопрос, каким же будет визовый режим между Россией и Грузией после этого шага ЕС, напрашивается сам собой.

Российский президент Владимир Путин дважды заявил, что не исключает возобновления безвизового режима для граждан Грузии, поскольку Москва видит «определенные сигналы со стороны правящих структур Грузии». Однако, заявляя, что Россия остается открытой для работы с Грузией по отмене виз, Москва тем не менее придерживается «политики увязок».

Президент Путин ясно дал понять, что Москва увязывает отмену визового режима с вопросами безопасности. «Очень важно наладить нормальные взаимоотношения по линии спецслужб и правоохранительных органов с точки зрения совместной борьбы с терроризмом, чтобы этот безвизовый режим не наносил ущерба нашей безопасности», — подчеркнул он. Однако выяснилось, что сотрудничество в области безопасности, которое, по некоторым источникам, и так ведется между спецслужбами двух стран, — недостаточное условие для отмены визового режима.

Россия, в лице замглавы МИД РФ Григория Карасина, озвучила еще одно условие Москвы. Это условие включает в себя восстановление дипломатических отношений. Россия почему-то настаивает, что для получения безвизового режима Грузия должна пройти примерно тот путь, который прошла при работе с Евросоюзом. Намерение России понятно. Восстановление дипотношений между государствами, прерванных после пятидневной войны в августе 2008 года, фактически означало бы примирение Тбилиси с послевоенной реальностью, к чему его призывает Россия. Однако такой поход лишь способствует расхолаживанию отношений между странами. Более того, российская политика «увязки» отмены визового режима с вышеназванными уступками со стороны Тбилиси не даст желаемых для России результатов в обозримом будущем. Восстановление дипотношений при нынешнем «статус-кво» с Абхазией и Южной Осетией практически невозможно, так же, как и предлагаемые Москвой масштабы сотрудничества в области безопасности.

Кроме того, соперничество Запада и России на постсоветском пространстве диктует Москве пересмотр прежних жестких подходов для того, чтобы повысить свою привлекательность в Евразии.

Более того, с отменой визового режима Россия в значительной степени снизила бы международную критику в свой адрес, которую она получает из-за Грузии. Следует отметить, что Грузия давно уже в одностороннем порядке отменила визы для граждан России, и они могут находиться в стране в течение года. По данным МВД Грузии, в январе 2017 года в Грузии побывало 62,1 тыс. граждан России, что стало рекордным показателем за последние 10 лет. По данным ведомства, число россиян, побывавших в стране в первом месяце этого года, увеличилось на 40,3%, по сравнению с январем 2016 года. В 2016 году Грузию посетили 1 млн 37,6 тыс. граждан РФ (рост за год на 12%). По количеству граждан, посетивших Грузию, Россия занимает четвертое место после Азербайджана, Турции и Армении.

Хотя Россия по мере потепления двусторонних отношений с 2012 года существенно облегчила условия получения гражданами Грузии российских виз, все же наличие визового режима остается проблемным и болезненным вопросом российско-грузинских отношений, препятствующим дальнейшей их нормализации. Не соответствует действительности утверждение, будто отмена российских виз не представляет особого интереса для граждан Грузии, если учесть, что в России, по разным данным, проживает до 700 тысяч грузин, имеющих на родине родственников, желающих поехать в Россию, не говоря уже о других факторах.

Как известно, решение российского руководства о введении на российско-грузинской границе визового режима вступило в силу 5 декабря 2000 г. Кроме прочих факторов, формальным мотивом решения стало отсутствие взаимопонимания и сотрудничества с Тбилиси по пресечению проникновения чеченских боевиков с территории Грузии в Россию и пребывание в Грузии чеченских информационных и других структур. Надо сказать, тогда поддержка чеченского сопротивления была своеобразным ответом грузинских властей на поддержку Россией сепаратистов в Абхазии и Южной Осетии. Однако на данном этапе эту проблему можно считать практически исчерпанной. Вышеупомянутые чеченские структуры в Грузии давно уже прикрыты, и просачивание боевиков в Россию через грузинскую границу, если и случается, носит единичный характер. С точки зрения безопасности, ситуация в Панкисском ущелье, где когда-то базировались отряды чеченских боевиков, улучшилась в сравнении с той, которая была в 2000 году. Несмотря на периодические обвинения Грузии в потакательстве боевикам, российская сторона пока каких-то веских тому доказательств публично не представила. А что касается вопроса возвращения боевиков Исламского Государства (ИГ) (организация, деятельность которой запрещена в РФ), Грузия никогда не отказывалась от сотрудничества с Россией в тех масштабах, которые позволяют существующие реалии.

Вряд ли жесткая позиция Москвы в визовом вопросе, особенно после известного решения Евросоюза, укрепит позиции лояльных к России сил в Грузии. С их стороны были ожидания, что Россия опередит ЕС с отменой визового режима, и это отзовется соответствующим эффектом в грузинском обществе. С другой стороны, отмена Россией визового режима с Грузией, без каких-либо предварительных условий, была бы позитивно воспринята как на Западе, так и на постсоветском пространстве, стала бы хорошим примером рациональной политики.

Кроме того, безвизовый режим с Россией, параллельно безвизовому режиму с ЕС, стал бы своего рода лакмусовой бумажкой для выявления настроений и предпочтений грузинского общества. Можно будет просто сравнить количество и частоту посещений в обе стороны.

В части российского истеблишмента медленно, но верно вызревает мнение, что Россия должна стать более привлекательной для ее ближнего зарубежья в условиях конкуренции интеграционных процессов ЕС и России. Этот процесс особенно выражен в Грузии. Предоставление безвизового режима Грузии в какой-то степени вписывается в этот процесс. Соответственно, отставание России в этом процессе чревато для нее ослаблением ее влияния на постсоветском пространстве.

Заал Анджапаридзе

Грузия. Абхазия. Южная Осетия. РФ > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 февраля 2017 > № 2072496


Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 февраля 2017 > № 2072495

В «тихом доме» «синий кит»

За 25 лет независимости Казахстану так и не удалось до конца избавиться от статуса российского сателлита. Информационное поле в стране формируется под влиянием российских СМИ, самый обсуждаемый политик после Нурсултана Назарбаева — Владимир Путин, самая страшная угроза, порой наравне с китайской экспансией — российская аннексия… Даже фобии приходят из России.

Ярким примером этому стали «игры» в социальных сетях: «Синий кит», «Тихий дом», «Море китов», «Разбуди меня в 4:20» и т.д.

Напомним, в 2015 году в российских СМИ появились публикации о том, что в социальных сетях, в частности «ВКонтакте», появились тайные сообщества для подростков, предлагающие своим участникам сыграть в «игру». Суть ее заключалась в том, что пользователям в течение 50 дней выдавались различные задания. К примеру, вырезать на руке бритвой изображение синего кита или побриться налысо. Последним заданием, как правило, оказывался приказ совершить суицид. Если подросток отказывался сделать последний шаг, ему присылали SMS-сообщения с угрозами убить или покалечить близких людей. Причем в этих сообщениях указывался точный домашний адрес игрока, что наталкивало ребенка на простую мысль: за ним следят и про него все знают.

В России популярность этой «игры», как, впрочем, и ее упоминаемость в СМИ, постепенно сошла на нет. Но тема неожиданно оказалась актуальной для Казахстана. И паника, в которую родители впадают при упоминании «синих китов», с каждым днем становится все сильнее.

Основания для переживаний есть: прокуратура Кзыл-Ординской области сообщила, что 106 школьников в регионе являлись участниками склоняющих к суициду интернет-сообществ.

Руководитель управления контроля в области СМИ Министерства информации и коммуникаций Казахстана Азамат Кабдешев рассказал, что за последние два года в стране заблокированы свыше 300 сообществ и групп в соцсетях, имеющих суицидальный характер.

В ночь на 6 февраля в Караганде покончила с собой 19-летняя студентка, в телефоне которой нашли снимок записки с текстом «Синий кит или Тихий дом или 4−20, я в игре, тест 57 или 84». В Министерстве внутренних дел Казахстана пока опровергают связь между смертью карагандинской девушки и этими «играми», но в стране уже появилось немало других примеров.

В Кокчетаве школьник сообщил о том, что на него вышли некие люди, которые стали давать ему задания. Однако он понял, что это связано с игрой «Синий кит», и отказался.

В Актау 6 февраля семиклассник нанес себе несколько порезов, якобы выполняя задания куратора игры «Синий кит».

Прокуратура Восточного Казахстана обнаружила два факта вовлечения школьников области в опасную игру «Синий кит». Прокуроры нашли в социальной сети «ВКонтакте» 9 групп, пропагандирующих насилие и суицид.

«Группы смерти» в соцсетях предположительно вынуждали павлодарского подростка совершить суицид. Он был запуган администраторами группы, которые вынуждали его путем различного рода манипуляций вырезать на руке лезвием некий рисунок, отправить фото окровавленной руки, а потом в назначенное время совершить самоубийство», — сообщает радио «Азаттык».

В Чимкенте за три дня в полицию обратились девять человек с жалобами на то, что их детей вовлекают в эти смертельные игры. В Кустанае две девушки-подростка попытались совершить суицид по заданию куратора.

Власти тем временем пытаются погасить панику: «Мы должны помнить, что каждое их (суицидальных групп в соцсетях — ИА REGNUM ) упоминание в СМИ — это реклама деструктивных сообществ. Не стоит забывать и о так называемом «эффекте Вертера», когда актуальность и сенсационность новостей о суицидах ведет к увеличению числа самоубийств. К слову, всего, по данным МВД, в 2016 году по стране было расследовано девять уголовных дел по фактам доведения до самоубийства несовершеннолетних. Однако каких-либо сведений о влиянии на их поведение социальных сетей и групп не получено», — написал в Facebook министр информации и коммуникаций Даурен Абаев.

Общество же выбрало борьбу по российскому сценарию: активисты пытаются найти организаторов групп своими силами. К примеру, основатель «Совета общественной безопасности» Алма-Аты Ислам Угушев установил личность одного из кураторов. По его словам, данные 21-летнего жителя Семипалатинска уже переданы правоохранительным органам.

«Вот вам явные доказательства того, что большинство людей, которые угрожают вашим родным условиями опасной игры, — это всего лишь маленькие, туповатые и невоспитанные дети. Из-за вот таких вот мелких выродков целыми городами люди впадают в истерическую панику из-за ощущения опасности по отношению к своим нормальным детям», — сообщил Угушев.

Игры в социальных сетях, приводящие к самоубийствам подростков, стали темой правительственного часа в Мажилисе (нижняя палата) парламента. Министр внутренних дел Казахстана Калмуханбет Касымов сообщил, что с начала года в Казахстане зарегистрировано 63 случая вовлечения несовершеннолетних в суицидальные игры. 15 подростков, выполняя задания кураторов игр, нанесли себе телесные повреждения.

«Есть вопросы. Мы сейчас отслеживаем. Не только волонтеры, мы сейчас специальную службу посадили, которая отслеживает эту работу», — заявил Касымов.

Казахстанское общество тем временем разделилось на две группы — на тех, кто считает весь этот ажиотаж вокруг «синего кита» преувеличенным, и тех, кто, наоборот, уверен в том, что угроза недооценена и нужно принимать срочные меры. К примеру, блокировать социальные сети.

Однако, по мнению директора Казахстанского бюро по правам человека Евгения Жовтиса, такой способ борьбы неэффективен.

«С тем же успехом можно привлечь к ответственности владельцев телефонных станций за то, что кто-то кому-то по телефону рекомендует покончить жизнь самоубийством. Интернет — это такое же техническое средство коммуникации, но гораздо сложнее. У интернета доступ к огромной аудитории, несравнимый с газетой или даже с телевидением, поэтому он предъявляет требования к социальным практикам, на которые ни общество, ни государство ответить адекватно пока не смогли», — говорит Жовтис.

Между тем, согласно данным международной неправительственной организации Amnesty International, в Казахстане уже сделано достаточно для того, чтобы максимально ограничить влияние социальных сетей.

Об этом говорится в отчете организации «Уничтожение пространства для свободы выражения мнения в социальных сетях в Казахстане», опубликованном на минувшей неделе.

«За последние пять лет независимая пресса в Казахстане была практически полностью уничтожена, а также были введены серьёзные ограничения на мирные собрания. Единственным местом, где жители Казахстана имели возможность высказать своё мнение относительно свободно, был интернет, в частности социальные сети. В ответ на это власти сейчас работают над «закрытием» социальных сетей как пространства, где жители Казахстана могут осуществлять своё право на выражение критических мнений, и где они могут искать и получать разнообразную информацию из различных источников. Казахстан должен выполнять свои обязательства по поощрению прав на свободу выражения мнений и мирных собраний, согласно международному праву и Конституции. Власти Казахстана должны прекратить использовать Административный и Уголовный кодексы для того, чтобы заставлять замолчать критиков, открыто высказывающих своё мнение, как в интернете, так и вне его», — дает Amnesty International свои рекомендации.

Страсти по Тасмагамбетову

Пока одни переживают за детей, другие волнуются за страну. Как ранее сообщало ИА REGNUM, 26 февраля в Казахстане заканчивается всенародное обсуждение проекта поправок в Конституцию, открытое 26 января. Поправки вносятся в рамках политической реформы, направленной на перераспределение полномочий между ветвями власти: часть функций президента будет передана правительству и парламенту.

ИА REGNUM сообщало также о том, что мнения политологов и экспертов относительно этой инициативы Нурсултана Назарбаева разделились. Одни видят в ней реальное стремление к демократии, другие же уверены, что от перемены полномочий сумма президентской власти в Казахстане не изменится.

Именно из-за столь большого расхождения во взглядах тема конституционной реформы продолжала оставаться одной из самых обсуждаемых на минувшей неделе.

Напомним, одной из наиболее популярных версий «зачем все это затевалось» является следующая: в Казахстане начинается подготовка к транзиту власти. Нурсултан Назарбаев хочет быть уверен, что его преемнику, равно как и ему самому, после смены руководства страны ничего не будет грозить.

Но вот личность преемника остается пока загадкой. Вице-премьер-министр Имангали Тасмагамбетов, который, по мнению известного казахстанского политолога Данияра Ашимбаева, мог занять это место, был отправлен послом в Россию. Это кадровое решение тоже стало объектом многочисленных жарких споров, которые шли на протяжении всей прошлой недели.

«Россия — это не Хорватия и не Черногория. Если рассматривать назначение Тасмагамбетова с точки зрения внешней политики и того контекста российско-казахстанских отношений, который сложился в последние несколько месяцев, то можно прочитать стремление Ак орды (название резиденции президента Назарбаева — ИА REGNUM ) более принципиально и жестче отстаивать национальные интересы. К слову сказать, на этом поприще Имангали Тасмагамбетов получил хорошие возможности укрепить свой имидж государственника», — привел свои доводы сайт политологов Казахстана «Саясат» в публикации «Камень в огород Москвы».

А вот политолог Азимбай Гали, напротив, уверен, что Имангали Тасмагамбетову в России придется несладко. «На мой взгляд, в этом назначении есть политическая подоплека. Имангали — один из влиятельных политиков казахской элиты, который хорошо знает свое дело. Он пользуется симпатией казахской интеллигенции, обладает политическими амбициями. Возможно, метит на «первое место». И поэтому у представителей политической элиты есть опасения, что он «придет к власти». Конечно, у него есть свои упущения. Несмотря на это, у него сложился имидж человека, радеющего за нацию. Но именно таких людей не любят в России», — считает Гали.

В свою очередь главный редактор биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияр Ашимбаев отмечает, что Имангали Нургалиевич зачастую сам по неосторожности предоставляет козыри своим политическим оппонентам. «Врагов у Тасмагамбетова более чем достаточно, каждый его шаг рассматривается буквально под микроскопом, а Имангали Нургалиевич зачастую не проявляет осторожность в тех или иных вопросах. Начиная с 2000 года он находится под прицельным обстрелом», — цитирует Ашимбаева информационно-аналитический центр в статье «Страсти по Тасмагамбетову».

В той же статье подмечена и другая немаловажная деталь: «Возможность поработать главой дипмиссии в Москве только добавляет очки Имангали Нургалиевичу. Ведь для предполагаемого претендента на высшую политическую должность в Казахстане важно заручиться связями и поддержкой в Москве. А, учитывая блестящий талант Тасмагамбетова в сфере коммуникаций и пиара, по-видимому, следует ожидать оживления деятельности посольства Казахстана в России», — отмечается в публикации.

На сайте радио «Азаттык» высказано мнение, что назначение Тасмагамбетова послом — явный признак начала процесса по передаче власти. «Переведение Имангали Тасмагамбетова в «зону безопасности» дает ему надежные шансы переждать начинающуюся на казахстанском олимпе «бурю в степи» в тихой гавани посольства РК в Москве. Последнее обстоятельство дает основание полагать ротацию Тасмагамбетова как стажировку в области международной политики. Действительно, знакомство с кадровым резюме Имангали Тасмагамбетова обнаруживает, что в списке занимаемых им должностей отсутствует стаж работы в международном ведомстве. Все эти динамично развивающиеся события (явные и латентные) дают основание говорить о том, что транзит власти в Казахстане вышел на «финишную прямую». Однако эта «прямая», вопреки многим прогнозам отечественных и зарубежных политических экспертов, не столь пряма, как прогнозируется ими, но имеет форму сложного зигзага в лабиринте со множеством ложных ходов, разгадать оптимальный маршрут которого представляется головоломкой повышенной сложности — особенно в условиях, когда запутаться в этом лабиринте могут даже сами авторы транзита», — говорится в статье «Финишная кривая».

Политолог Андрей Чеботарев сохраняет спокойствие в этом вопросе, поскольку уверен, что в ближайшие три года никакой смены власти в стране не будет. «Время еще не пришло. Предварительный этап трансформации, который начался, не позволяет никому с точностью на сто процентов сказать, как изменится политическая шахматная доска. Я не вижу тех игроков, кто бы уже нарастил мощь, а тем более показал это на деле настолько, чтобы можно было формировать список реальных кандидатов на президентство. Абсолютно уверен, учитывая нашу политическую культуру, что объявлять заранее об этом переходе никто не будет. Сама элита желает, чтобы транзит власти произошел достаточно быстро и, возможно, даже неожиданно для общества, чтобы не было каких-то неприятных последствий. В цивилизованном процессе передачи власти заинтересованы не только внутренние, но и внешние силы, сами игроки процесса. Здесь еще вопрос инвестиций, сохранения ресурсов и влияния в элитных группах», — уверен Чеботарев.

Между тем, согласно данным опроса «Евразийский монитор», одним из основных страхов казахстанцев является страх перед сменой власти.

«В обществе есть устойчивое представление о том, что транзит власти связан с неуправляемостью и хаосом. Население Казахстана не проголосует за кандидата с националистической повесткой. При условии, что электоральная кампания пройдет в рамках сложившейся политической системы и устоявшихся процедур с участием тех же самых действующих лиц. Однако если будет умело разыграна националистическая карта, если сложатся подходящие условия, появится спекулятивная тема или произойдут события из разряда «черных лебедей» — труднопрогнозируемые и редкие — к примеру, политическое убийство — в этом случае на волне соответствующих общественных настроений не исключен приход к власти президента-националиста. Хотя этот сценарий настолько маловероятен, что я бы даже не рассматривала его всерьез», — комментирует результаты опроса президент Общественного фонда «Центр социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмира Илеуова.

«Ути-пути» и поправки

Но не только вопрос преемничества волнует казахстанцев. Немалую озабоченность граждан вызвала предлагаемая поправка в конституционную статью 26. В действующей Конституции говорится, что граждане республики имеют право на частную собственность. В поправках же «граждане Казахстана» предлагается заменить на слово «каждый».

«Есть конспирологическая теория о том, что конституционная реформа нужна только для того, чтобы внести изменения в 26-ю статью Основного Закона. Согласно предлагаемым поправкам, право частной собственности и ее неприкосновенность будут закреплены не только за гражданами Казахстана, но и за каждым человеком, законно приобретшим имущество на территории республики. Якобы эта норма вводится для того, чтобы разрешить иностранцам покупать землю в Казахстане. Хотя после наложенного моратория на поправки в Земельный кодекс речи не идет даже о долгосрочной сдаче земли в аренду иностранцам, не говоря уже о ее продаже. Полагаю, что мы находимся в самом начале конституционной реформы, и нынешний проект поправок пилотный, тестовый, этим и объясняется его «недосказанность». Возможно, президент планирует протестировать дееспособность нынешнего правительства и парламента, а затем уже определить дальнейшее направление реформ», — заявила сотрудник Казахстанского Центра аналитических исследований «Евразийский мониторинг» Жанар Тулиндинова в интервью агентству «Содружество».

Заместитель руководителя экспертного совета Комиссии по правам человека при президенте Казахстана Марат Башимов успокаивает сограждан, заявляя, что к земельным делам эта поправка не имеет никакого отношения.

«Спросите любого юриста, и он скажет, что слово «гражданин» изменяется на «каждый» по одной простой причине, потому что иностранцы в статье 12 Конституции РК пользуются такими же правами, как и граждане, в приобретении имущества. Допустим, он машину может купить, квартиру, лодку, рыболовную сеть — всё это является его собственностью, но кроме земли, потому что в законе оговорено: «если иное не предусмотрено законом». А Земельный кодекс — это акт высшей законной силы, в котором чётко написано, что иностранцы не имеют права приобретать, то есть они ограничены в праве собственности на землю. Тем более воля народа такая: «Земля — национальная собственность», и за неё граждане Казахстана очень переживают, и поэтому она никогда не перейдёт в руки иностранцев», — заявил он на заседании круглого стола на тему защиты прав собственности.

А вот казахоязычный портал abai. kz опубликовал мнение юриста Абзала Куспана, который заявил, что поправка в 26-ю статью Конституции полностью скопирована с российской Конституции.

«В Конституции России говорится, что «каждый имеет право на частную собственность». Наш вариант поправок взят оттуда. Но нельзя сравнивать Россию и Казахстан. Россия на самом деле многонациональное, федеративное государство. Казахстан — унитарное государство. Россия — страна с сильной армией, имперскими амбициями, способная оказать отпор любому государству в мире. Казахстану предстоит еще многое сделать, чтобы доказать свою независимость», — полагает юрист.

В свою очередь другой казахоязычный портал qamshy. kz в рамках всенародного обсуждения поправок выступил со своим предложением изменений в Конституцию: «Пользуясь инициированным властью всенародным обсуждением, хотим предложить в Основной Закон следующие изменения. В частности, требуем убрать пункт 2 статьи 7, который гласит, что «в государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским языком официально употребляется русский язык. Когда принимался закон «О языке» в 1989 году, по переписи населения на тот момент в республике казахов было — 39,7%, русских — 37,8%. То есть соотношение казахов и русских было почти одинаковое. По переписи 2009 года доля казахов в общей численности населения составила 63,9%, в то время как численность русского населения значительно уменьшилась. Вместе с тем 25,3% представителей русской диаспоры понимает казахский язык, 8,8% — умеет читать на казахском, а 6,3% — писать. Когда в стране будет 75−80% казахов, но будут говорить и вести делопроизводство на русском, это может привести к необратимым последствиям. Господствующее положение русского языка в Казахстане создает препятствия для развития СМИ и государственной документации. Это не только наше мнение, об этом открыто говорится в обществе. Ученые и представители интеллигенции часто выносят проблему языка на повестку дня. И мешает решению этого вопроса 2-й пункт, статьи 7», — говорится в материале.

Эту инициативу косвенно поддерживает и крупнейший казахоязычный портал abai.kz. Причем ссылаясь на опыт Украины. «Спикер Верховной рады Андрей Парубий призвал депутатов говорить только на украинском языке. Он даже подготовил специальный закон и начал борьбу против тех, кто будет говорить с трибуны парламента на другом языке. Это предложение одобрили другие депутаты. Теперь в Раде на своем языке могут говорить только члены иностранных делегаций», — говорится в статье «Украина отказалась от русского языка».

И как тут не задаться вечным для Казахстана вопросом: почему за 25 лет независимости казахский язык так и не смог вытеснить русский из сферы межнационального общения в стране? Вполне возможно, что ответ на этот вопрос кроется в материале журналиста Мурата Есжана под заголовком «Для казаха проще сказать: «Что случилось?» вместо: «Могу ли я вам чем-нибудь помочь?», опубликованном на казахоязычном портале baq.kz.

«Американцы любят проявлять эмоции, говорить комплименты. Казахи же наоборот: если даже хвалят, то за глаза. Нам, кажется, как-то не идет даже «разбрасываться» чувствами. Несмотря на богатство нашего языка, почему у нас нет слов «үти-пүти»? О чем это говорит? О том, что одна из особенностей национального характера — сдержанность, неумение говорить прямо, в лицо, а больше про себя?» — пишет Есжан.

Хотят ли русские земли?

Не утихали всю минувшую неделю в Казахстане и страсти вокруг заявления депутата Госдумы от Крымского регионального отделения ЛДПР Павла Шперова. Напомним, 27 января на одном из украинских сайтов появилась статья о том, что Шперов на заседании круглого стола в нижней палате российского парламента по проблемам российских соотечественников высказал притязания на территорию Казахстана.

«Мы великая страна и должны защищать свои интересы по всему миру всеми доступными силами. Сил у нас достаточно, нужно вести пропаганду, не все потеряно в так называемых странах ближнего зарубежья. Когда мы, например, в Казахстане называем наших соотечественников диаспорой, которые живут на наших землях, которые временно отторгнуты, а я считаю, что эти земли временно отторгнуты — границы не вечны, и мы вернёмся к границам государства Российского. Это будет в ближайшее время. То есть эти территории, которые исконно наши, они вернутся», — заявил Шперов 26 января.

И вот спустя почти две недели после этого заявления на него решились отреагировать казахстанские коммунисты.

«Коммунистическая Народная партия Казахстана как парламентская партия Мажилиса (нижней палаты — ИА REGNUM ) Парламента Республики Казахстан выражает решительный протест безответственному и абсурдному заявлению депутата Государственной думы РФ от партии ЛДПР Павла Шперова, который в провокационном духе поставил под сомнение территориальную целостность Казахстана. Вызывает удивление, что подобные мысли о территориальной целостности соседних государств могут открыто звучать в высшем законодательном органе страны. Здесь не имеет значения, было это официальное заседание или неофициальные мероприятия, проходящие под эгидой Госдумы и в её стенах. В связи с этим должна быть выражена официальная позиция российской стороны в отношении всех подобных провокаций и дана принципиальная оценка безответственным высказываниям «отдельно взятых политиканов», не в первый раз позволяющих себе замысловатые предположения о возможном пересмотре границ, что есть не что иное, как покушение на территориальную целостность Казахстана», — выступили коммунисты Казахстана с официальным заявлением.

Не остались в стороне и казахстанские политологи и эксперты.

«Крайне удивляет беззубая реакция МИДа (Казахстана — ИА REGNUM ) на подобного рода политические диверсии. Скажем, того же лидера ЛДПР Владимира Жириновского необходимо было уже давно объявить персоной нон грата. Увидев достойный ответ, его коллеги по партии сначала бы думали головой, прежде чем молоть всякую чушь относительно казахстанских территорий», — считает Султанбек Султангалиев.

«Таможенный союз и Евразийский экономический союз — это политические проекты, только оформленные как экономические. За этим случился Майдан — Украина не просто так бросилась в Европу, а от Таможенного союза. А дальше пошел Крым, война на юго-востоке Украины… Даже Сирия — это тоже интересы России на Ближнем Востоке. А практически заключительным этапом отмены постсоветского миропорядка стал приход Трампа (речь о Дональде Трампе — 45-м президенте США — ИА REGNUM ), официально объявившего, что Америка больше не будет глобальным надзирателем, а начнет заниматься собственными проблемами. Отсюда вытекает, что Россия уже по факту получила право заявлять свои интересы на постсоветском пространстве, дальше это право будет только расширяться и укрепляться», — в свою очередь полагает Петр Своик.

Он также считает, что Украина — это пространство, где сейчас определяется будущая граница между старой Европой и новой Евразией.

«И пройдет она (это ясно уже сейчас) много западнее, чем сегодняшняя линия фронта между АТО и Донецком с Луганском. Что касается Казахстана, никто наши земли забирать не будет, но вот взаимодействие с Россией мы обязаны опирать на нашу собственную политическую и экономическую упругость. Только это способно обеспечить равноправное и взаимовыгодное взаимодействие. И здесь пока большие проблемы. В экономическом плане у нас есть выдыхающаяся экспортно-сырьевая модель и, если честно сказать, без альтернативы», — говорит Своик.

Эти комментарии помогают понять, почему новость о заявлении Шперова в первую очередь появилась в украинских СМИ. Украина всеми силами пытается вбить клин одновременно между Москвой и Астаной и между Минском и Москвой. Впрочем, раздрай в отношения вносят не только украинские СМИ, но и вышеупомянутый лидер ЛДПР Владимир Жириновский, в эфире одного из телеканалов вновь обсуждавший восстановление СССР в его прежних границах: «Если они увидят, что Штаты устранятся, не будут вмешиваться, то эти страны сами попросят присоединиться к России. Потому что население этих стран хочет этого, так как при Союзе они жили хорошо. А сейчас они плохо живут, богачи живут хорошо, а бедные слои населения такой системой недовольны. Я бывал на Кавказе, жил и в Казахстане, я точно знаю, что никакого возражения против восстановления СССР не будет. Тем более что СССР был упразднен незаконно. У беловежских соглашений нет никакой легитимности», — заявил Жириновский в программе «Чай с Захаром».

Остается ждать реакции казахстанского общества и на это выступление.

Григорий Гаранин

Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 февраля 2017 > № 2072495


Украина > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 февраля 2017 > № 2072494

Каноническая Украинская православная церковь

Священникам УПЦ начинает «аукаться» Крестный ход мира, проведённый церковью в июне 2016 года. К священникам, которые принимали участие в его организации, начали приходить с обысками сотрудники Службы безопасности Украины, сообщает Информационно-просветительский отдел УПЦ. Так, сотрудники СБУ посетили протоиерея Виктора Земляного, который руководил шествием колонны, шедшей в Киев с Западной Украины. Однако председатель Юридического отдела УПЦ, протоиерей Александр Бахов утверждает, что дело не только крестном ходе — недоброжелатели отыгрываются за прошлые неудачи. «Ровенская область — один из наиболее конфликтных регионов, там с 2014 года было захвачено 12 храмов УПЦ. Их количество могло бы быть больше если бы не усилия отца Виктора и людей, которые ему помогали в этом деле. Своими действиями они предупредили ряд захватов храмов, а в судах принимались решения в пользу пострадавших от рейдерства религиозных общин УПЦ. Безусловно, что такая деятельность не могла остаться без внимания. Я склонен считать, что обыск является способом давления и запугивания, фактически нам говорят: вы не должны защищать свои права, а храмы от захвата», — приводит его слова издание «Подробности».

А вот рассказ самого Виктора Земляного: «Я был в своей комнате, когда они ворвались к нам в квартиру. Они не стучали. Ждали, пока матушка сама откроет дверь, чтобы вести детей в школу. И ворвались сразу ко мне в спальню. Сначала на «ты», потом на «вы» стали обращаться. «Идите сюда, Виктор Алексеевич». Следователь забрал у меня телефон. Я попросил, чтобы они представились. «Мы СБУ, будем проводить обыск. У нас есть постановление». Зачитал мне его на пороге в спальню. Запретил вызвать понятых. Запретил позвонить адвокату. Сказал, что у меня никаких прав вообще нет, и я сяду «от пяти до семи… Прохожу по делу разглашения государственной тайны их сотрудником. Якобы у какого-то кума есть еще один кум, и кум того кума бывший священник. А вдруг он мог и мне что-то сказать?», — приводит слова священника Союз православных журналистов. К слову, СБУ пришла к священнику не одна — захватила бойцов контртеррористического подразделения «Альфа». Со стороны выглядит так, словно люди, у которых не получилось посадить бизнесмена и видного деятеля общины УПЦ Вадима Новинского, решили отыграться хотя бы на обычных священниках.

«Очереди к мощам святого Пантелеймона вызвали яростное бурление… Люди с хорошими лицами негодуют: народ как всегда не оправдал их ожиданий. Они-то думали, что он, народ, весь такой из себя прогрессивный, светский и фанатеет лишь по айфонам, смузи, лекциям современных художников-аукционистов и фестивальному кино. А в церковь ходят исключительно пенсионеры, у которых, как известно, перед выборами положено отбирать паспорт. А оказывается, вон оно чё», — в таком ироническом ключе главред интернет-портала «Таймер» Юрий Ткачёв в своём Facebook описывает реакцию евромайданной части населения Одессы на заметное событие в жизни местной православной общины: в город привезли мощи святого Пантелеймона. Желающие поклониться святыне образовали немалую очередь, в которой, как и отметил журналист, можно было найти людей всех возрастов. По оценкам городских СМИ, их количество превысило 100 тыс. человек — не только одесситов, но и жителей других городов Украины, специально приехавших в Одессу.

Председатель Черкасского областного совета Александр Вельбивец продемонстрировал довольно редкое в нынешней Украине качество: непреклонность в вере. Отвечая на вопрос одного из депутатов-националистов о том, почему тот поддерживает каноническую УПЦ, глава облсовета заявил: «Если по вашему мнению депутатов, моя принадлежность к УПЦ мешает мне быть председателем областного совета, — я скорее готов уйти с должности, чем предать свою веру». Его слова приводит региональное издание «Прочерк».

Минкульт Украины опубликовал очередное выложил призыв-обращение к руководству УПЦ. Если коротко — от церкви требуют покаяться за отдельных несознательных священников, а также «…публично осудить военную агрессию Российской Федерации против Украины, признанную на международном уровне, а также дать надлежащую дисциплинарную оценку системным антиукраинским высказыванием и действиям отдельных представителей клира и высшего духовенства УПЦ, в частности… митрополитам Платону, Лазарю Митрофану (последний, среди прочего, ещё и возглавляет Отдел внешних церковных связей УПЦ), которые заняли откровенную коллаборационистскую позицию, открыто сотрудничая, морально оправдывая и духовно поддерживая российских оккупантов». По укоренившейся в последние 2−3 года традиции, Минкульт также призывает правоохранительные органы дать «…антиукраинским действиям и высказываниям отдельных представителей клира и высшего духовенства Украинской православной церкви надлежащую правовую оценку». Иными словами, по сути одно из министерств Украины опубликовало публичный донос (не говоря уж о том, что оно вмешивается в вопросы не своей компетенции). С другой стороны, понятно внезапное внимание СБУ к священникам УПЦ: такова политика. Одни пишут, другие тут же «обращают внимание и дают правовую оценку».

Захваты и грабёж храмов

Лучшее время для захвата церкви — праздники. Так рассудили представители т.н. Киевского патриархата, которые уже не в первый раз пытаются захватить храм УПЦ в селе Птичья Ровенской области. Более 50 человек пытались взломать замки, но были отогнаны представителями местной общины. Ранее право прихожан УПЦ на храм было неоднократно доказано судами, вплоть до высшего хозяйственного, однако раскольникам суды не указ.

Пресс-служба Одесской епархии Украинской православной церкви сообщает о целой волне ограблений храмов в регионе. С 30 января по 2 февраля преступники вломились сразу в 5 храмов в Белгород-Днестровском районе области. «Преступники варварски повредили мебель, разорвали священнические облачения, пытались вскрыть сейфы с Богослужебными сосудами и причинили значительный ущерб церковному имуществу», — жалуются в епархии, напоминая, что подобные случаи совсем не новость: в прошлом году поруганию подверглись несколько десятков храмов в одной только Одесской области. То, что нельзя ограбить или захватить — можно сжечь. Такие случаи тоже не редкость. В Одесской области так сожгли храм при детской амбулатории: «неизвестные в масках разгромили и подожгли детскую амбулаторию и храм. Нападавшие практически полностью уничтожили амбулаторию общей практики семейной медицины, разбили все медицинское оборудование, уничтожили около 700 детских медкарточек», — утверждает пресс-служба епархии.

В Киеве попытка поджога храма «коктейлями Молотова» была неудачной (то ли бросать не научились пока, то ли смешивать). По словам настоятеля храма отца Иоанна, это уже вторая попытка: храм расположен на пустыре, который, по всей видимости, приглянулся кому-то из застройщиков.

Показательна реакция властей на эти действия. Председатель Синодального информационно-просветительского отдела УПЦ МП владыка Климент, подводя итоги прошлого года, насчитал 13 нераскрытых нападений на храмы УПЦ (собственно, 13 их и было). И это только нападения с целью разгромить, поджечь или нанести иной вред:

«Нападают только на УПЦ, а МВД за это время не раскрыло ни одного преступления. Даже по дерзкому нападению на храм в Бабьем Яру летом, когда молодчики забросали святыню коктейлями Молотова, правоохранители закрыли дело, ссылаясь на отсутствие состава преступления. Хотя в интернете даже видео есть, как неизвестные нападают на храм и выкрикивают националистические лозунги», — заявил он изданию «Вести-Украина». Впрочем, у полиции области другие сведения — они задержали двух подростков, обокравших дом католического священника в Балтском районе области.

Есть и другая статистика. Авторы мониторинга соблюдения конституционных прав человека на Украине за 2016 год (депутатское объединение «В защиту нарушенных конституционных прав граждан и против политических репрессий «Запрещено запрещать») на протяжении 2014−2015 гг насчитали 44 конфликтные ситуации, связанные с дискриминацией верующих Украинской православной церкви. И это только в 6 западных и Киевской области: «Риторика ненависти широко используется при захватах культовых сооружений УПЦ, носит характер пропаганды и может стать фактором дестабилизации общественно-политической ситуации на Украине», — такой вывод содержится в документе.

Недавний случай в Черкасской области подтверждает этот вывод. В Катеринополе был избит настоятель местного храма протоиерей Виктор Криванич. Обычно конфликты с УПЦ провоцирует т.н. Киевский патриархат, поэтому несколько удивительно, что в этом случае побои наносил священник автокефальной церкви. УАПЦ — организация преимущественно столичная, в регионах её храмов немного, а представители агрессией не отличаются. Однако в этом случае всё объясняется довольно просто. Инициатор конфликта — Павел Добрянский, некогда был священником т.н. Киевского патриархата в Киевской области. Однако три года назад, после многочисленных жалоб паствы, ему было запрещено служить. После чего он переметнулся в УАПЦ, сохранив присущий своей бывшей «конфессии» стиль «силового православия». «Пока в нашем районе не явились представители УАПЦ, мы жили в мире, согласии, несмотря на расхождения во взглядах. Эти люди внесли в нашу жизнь суматоху, напряжение», — рассказала депутат местного райсовета Лидия Гаркавая представителям информационно-просветительского отдела УПЦ. В итоге жители района написали жалобу на самоуправство священника-драчуна президенту Украины, а сами подумывают о его силовом выдворении из города.

В Луцке (областной центр Волынской области, в местной клинической больнице работников учреждения заставляли подписываться «За Единую поместную церковь». В частности СМИ стало известно, что сбор идет по инициативе управляющего Волынской епархией т.н. «Киевского патриархата» — Михаила Зинкевича и руководства больницы."Событие чрезвычайно возмутило работников больницы, ведь среди них немало людей относят себя к другим конфессиям и вероисповеданиям, а сбор подписей был «добровольно-принудительным», — сообщает источник. Кроме этого, стало известно, что в больницу значительно ограничили доступ священнослужителям других религиозных организаций, зато «Киевский патриархат» в прошлом году открыл при больнице целый храм.

Греко-католики

Т.н. патриарх Филарет в интервью изданию «Фокус» упомянул о готовности раскольников из т.н. Киевского патриархата объединиться с УГКЦ. Единственное, что, по его словам этому препятствует — нет соответствующей готовности Рима: «Для этого [объединения] лучше всего было бы собрать поместный собор Киевского и Московского патриархатов, зафиксировав акт объединения двух церквей в одну и избрать предстоятеля. Так следует поступать по церковному канону. Мы не против объединиться и с греко-католиками, но не можем этого делать вне диалога между Константинополем и Римом».

В Ивано-Франковской области УГКЦ выступает не только как церковь, но и развивает социальную инфраструктуру. Три года назад в областном центре при её непосредственном участии был открыт лечебно-диагностический центр. Теперь в планах — строительство на его базе новой современной больницы. В городе Коломыя той же области УГКЦ открыла первый церковный детсад на 50 мест.

Синод епископов Киево-Галицкого Верховного архиепископства УГКЦ выступил с обращением к представителям верховной власти. В обращении руководство УГКЦ призвало политиков активнее проводить реформы в стране: «Безосновательное затягивание или откладывание реформ сдерживает развитие общества. Ещё большую угрозу для этого развития несут в себе коррупционные интересы и действия некоторых политиков и групп, потому что они убивают веру украинцев в саму возможность жизненно необходимых изменений. Кроме того, они еще и разрушают общественное доверие к институтам, что в нынешней ситуации может быть выгодно только нашим врагам… Новые события в украинском политикуме наводят на мысль, что сегодня наступил крайний срок для такой перемены сознания власти, для того, чтобы пройти точку невозврата, за которой можно будет строить по-настоящему независимую страну без разрушительных последствий».

Таким образом, вопросы государственной политики всё же входят в компетенцию и сферу влияния церкви, хоть глава Украинской греко-католической церкви архиепископ Святослав Шевчук на днях и утверждал обратное, отвечая на вопрос, какую позицию должна занимать УГКЦ в диалоге Москвы и Ватикана, и какой акцент должен быть впереди — братства по вере или верности своей стране? «Я сегодня не вижу четкой стратегии развития отношений Украины с Ватиканом… складывается впечатление, что со стороны украинской власти еще недостаточно удалось оценить важность отношений с Ватиканом для наших национальных интересов. Даже в средствах массовой информации, напротив, звучат прямо враждебные нотки в адрес Ватикана», — такую оценку Святослав Шевчук дал в комментарии порталу «Религиозно-информационная служба Украины». Архиепископ, очевидно, говорит об активности Ватикана в помощи вынужденным переселенцам из Донбасса (по линии фонда «Каритас»), а также о призыве понтифика к руководству Украины выполнять Минские соглашения. При этом он скромно умолчал о том, что после прошлогодней встречи глав РПЦ и католической церкви в Гаване как раз от руководства УГКЦ в адрес Святого Престола неслись гневные филиппики.

Архиепископ Кировоградский и Новомиргородский Иоасаф считает, что УГКЦ сбивается с религиозной риторики на политическую не просто так, а потому что иначе не может проникать в восточные регионы Украины: «Даже недавний визит в Донецк посла Ватикана на Украине Клаудио Гуджеротти, который проходил с пастырской целью, не вызвал особого фурора среди населения Донбасса. Это, скорее всего, связано с тем, что жители восточных областей Украины чаще всего ассоциируют себя с УПЦ, духовно связанной с Русской Церковью. Это однозначно создает значительные препятствия для «похода на Восток» в сценарии Донбасса. Именно поэтому руководитель УГКЦ позволяет себе подобные суждения и высказывания, которые базируются исключительно на политических аспектах. Зная тот дискредитационный тон, с которым сегодня обращаются в адрес канонической Церкви ее оппоненты, нет ничего удивительного в том, что лидер греко-католиков внезапно начал сосредоточивать на этом внимание».

Курьёзы

Настоятель церкви святого Николая (т.н. Киевский патриархат) в городе Доброполье украинской части Донецкой области Михаил Сиротенко в Facebook-переписке обругал матом жительницу Одессы. В ответ на какой-то её вопрос Сиротенко в издевательской форме дал понять, что не понимает вопрос на русском языке. И в ответ на предложение расширить пределы своих знаний, тут же их продемонстрировал. Правда, только в области обсценной лексики.

Скандалом завершилось назначение нового епископа Житомирского и Овручского (т.н. Киевский патриархат) Паисия Кухарчука. Церемония проходила во Владимирском соборе Киева и закончилась дракой, сопровождавшейся громкими криками: «Геть содомитов из Киевского патриархата!».

Разное

Согласно регулярно проводимому исследованию Киевского международного института социологии, церковь (как институт) на Украине продолжает пользоваться самым высоким уровнем общественного доверия, сильно опережая всех прочих. Так, по итогам 2016 года, 56,7% опрошенных заявили, что доверяют ей. Не доверяют 17% и это делает церковь лидером сразу по трём показателям (наивысший уровень доверия, наименьший уровень недоверия, наибольший баланс «доверие/недоверие»). В пятёрку лидеров, в порядке убывания, входят также волонтёры, ВСУ, общественные организации, патрульная полиция.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 февраля 2017 > № 2072494


США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 февраля 2017 > № 2071503

Монолит президентской рати Дональда Трампа, похоже, дает первую трещину. Все сегодняшние американские газеты утверждают, что Советник по национальной безопасности Майкл Флинн находится на расстоянии волоска от увольнения.

"Шаткая позиция Майка Флинна в Белом доме", — читаем в заголовке The Wall Street Journal. "Трамп молчит, в то время как Флинн попадает под давление в связи российскими контактами", — пишет The Washington Post. Два дня назад в этой же газете появилась пространная статья с нападками на Флинна известного либерального публициста Дэвида Игнатиуса. Именно с его помощью был осуществлен вброс информации о том, что генерал Флинн в конце декабря несколько раз беседовал с послом России в США Сергеем Кисляком. Недоброжелатели бывшего шефа военной разведки утверждали, что беседы были приурочены к беспардонной высылке президентом Обамой российских дипломатов и что якобы речь шла, среди прочего, об антироссийских санкциях.

Неискушенный читатель задастся вопросом: разве советник президента США не должен заниматься именно переговорами с представителями ведущих мировых держав по вопросам взаимной стратегической важности? Однако либеральная пресса оказалась неуемной и наметила Флинна первой жертвой в новой администрации.

Как выяснилось, именно либералы хорошо умеют работать в стиле сенатора из Висконсина Джона Маккарти, иезуитски преследовавшего в пятидесятых годах любого человека, прямо или косвенно соприкоснувшегося с коммунистическим движением. Похоже, его дух решили оживить. Майклу Флинну припомнили посещение Москвы более года назад, когда он выступил на Russia Today и присутствовал на банкете, посвященном десятилетию канала.

Ловко и концентрированно они наносили удары по генералу Флинну все эти недели, цепляясь за любые его слова. Сумели найти неувязку: сперва говорил, что вовсе не обсуждал с послом России санкции, а потом не стал отрицать факта упоминания этой темы. Создав атмосферу медийного линча, сумели вбить клин между Флинном и вице-президентом Майклом Пенсем. Тому не понравилось, что советник по национальной безопасности не сразу ввел его в курс дела.

Изучив выступления Флинна, касавшиеся России, любой здравомыслящий человек удивится: и это проводник прокремлевских настроений? Майкл Флинн — радетель российских интересов? Но ведь даже поверхностное ознакомление с его идеями указывает на то, что именитый генерал — отъявленный американский ястреб и консерватор. Несгибаемый антикоммунист, "красношеий консерватор", активнейший противник шиитского и суннитского фундаментализма и безоговорочный сторонник Израиля — именно такие взгляды на жизнь демонстрировал Флинн в российской столице.

Известный российский политик, член комитета Совета Федерации по иностранным делам Игорь Морозов встречался с Майклом Флинном в ходе его визита в Москву.

В беседе с РИА Новости Морозов поделился своими впечатлениями: "Многим в Москве он запомнился как бескомпромиссный американский патриот-республиканец, умело располагающий собеседника своей прямотой. Флинн действительно умеет представлять свою державу так, что прибавляет ей понимания и уважения. Что же касается России, то ему несколько недоставало открытости и опыта общения с нами. Но, будучи ярким ревнителем Америки, он готов был обсуждать пути сотрудничества, выгодные Вашингтону. Мы рассталась с чувством, что нам есть о чем говорить дальше".

Можно сказать с уверенностью, что в Вашингтоне понимают: обвинения Флинна в промосковской ориентации столь же смехотворны, как подозрения в многоженстве папы Римского. Враждебная сосредоточенность СМИ на Флинне может иметь и более глубинные корни.

Воскресный выпуск газеты Observer вышел со статьей под названием "Восстание спецслужбистов против Флинна начинается". Автор огневых очередей по Флинну — бывший офицер Национального агентства Джон Шиндлер. Он прямо пишет о большом недовольстве назначением Флинна в недрах американского разведсообщества — особенно в ЦРУ.

Та же американская пресса уже назвала имя возможного нового кандидата на пост советника национальной безопасности: бывший глава ЦРУ Дэвид Петреус.

Устоит ли Трамп перед соблазном отдать Флинна на съедение? Говорят, что некоторые хищники не насыщаются первой жертвой, а нападают на следующую с повышенным остервенением.

Или же Трамп положит конец конфликту иным способом? Может, виновные в противозаконных утечках в прессу закрытой информации окажутся под следствием и судом?

Авигдор Эскин.

США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 февраля 2017 > № 2071503


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 февраля 2017 > № 2071499

Председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда поддержал предпринятые в США шаги против финансирования абортов из госбюджета и указал на их органическую связь с инициативой Русской православной церкви, направленную на выведение абортов из системы обязательного медицинского страхования.

В конце января Палата представителей Конгресса США приняла законопроект, возбраняющий выделение бюджетных средств на проведение абортов. Законопроект запрещает предоставлять налоговые скидки работодателям, которые покупают сотрудникам страховку, включающую покрытие абортов. Кроме того, президент США Дональд Трамп подписал указ об отмене финансирования из федерального бюджета международных неправительственных организаций, которые предоставляли или оплачивали услуги по совершению абортов.

"Эти действия, направленные на укрепление традиционных семейных ценностей и получившие поддержку Епископской конференцией США (Епископские конференции — постоянный коллегиальный орган власти в Римско-католической Церкви, объединяющий епископов отдельной страны или определенной территории), не могут не вызывать уважения и чувства солидарности", — приводит в понедельник слова Легойды пресс-служба отдела.

По его словам, американский законопроект, запрещающий выделять средства из бюджета на финансирование абортов, свидетельствует об "общехристианском представлении о святости и неприкосновенности человеческой жизни с момента зачатия", которое также отражается в предложении РПЦ о выведении абортов из ОМС.

"Усилия Русской православной церкви, направленные на выведение абортов по желанию женщины из ОМС, находят поддержку со стороны представителей американских консервативных кругов. Например, об этом заявил в ходе нашей недавней встречи Брайан Стефен Браун, президент Всемирного конгресса семей и президент Национальной организации за брак в США", — заключил Легойда.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 февраля 2017 > № 2071499


Грузия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 февраля 2017 > № 2071421

Телекомпания "Рустави 2" опубликовала на своем сайте письмо задержанного по обвинению в подготовке убийства представителя патриархии Грузии Георгия Мамаладзе, написанное, по данным телекомпании, два месяца назад. В письме, адресованном патриарху республики Илии II, говорится о грубых нарушениях и коррупционных соглашениях между представителями властей и членами патриархии.

Ранее в понедельник главная прокуратура Грузии сообщила, что 10 февраля в Тбилисском аэропорту был задержан руководитель службы по управлению имуществом патриархии и директор медицинского центра святых Иоакима и Анны отец Георгий Мамаладзе, его обвиняют в подготовке убийства. По данным ведомства, Мамаладзе пытался перевезти ядовитое вещество цианид в Германию, где на лечении находился патриарх Грузии и члены патриархии. Накануне телекомпания "Рустави 2" сообщила о возможной попытке отравить патриарха.

По данным телекомпании, письмо предоставил им тот же конфиденциальный источник, сообщивший информацию о задержании Мамаладзе, которую позже подтвердила главная прокуратура Грузии. Официального подтверждения аутентичности письма пока нет.

"Служба по управлению имуществом патриархии была создана 14 сентября 2015 года, а я был назначен главой этой службы. На заседании Синода в декабре 2015 года я хотел представить трехмесячный отчет работы службы, однако со стороны определенных групп публикация этого отчета была заблокирована. После всего этого, в результате усилий этих групп, меня освободили с данной должности, однако я продолжил работать заместителем директора по управлению имуществом и у меня вновь был доступ к материалам", — говорится в письме.

Как заявил священник, служба запросила в гражданском реестре информацию и выявила, что в списке организаций, по его словам полностью финансируемых патриархией, оказались ООО, которые годами ведут разную деятельность, в частности добычу, реализацию и переработку нефтяных продуктов, производство нелегального технического спирта. В списке также указаны строительные и юридические компании, спортивные клубы, которые якобы с грубым нарушением закона ведут промышленную деятельность. В письме сообщается, что "вопрос усложняет то, что невозможно выяснить, где зарегистрированы эти компании, так как согласно закону доверенное лицо патриарха имеет право зарегистрировать любую компанию".

"Эти непонятные до сих пор компании в большинстве случаев имеют финансовую задолженность перед государством и их бухгалтерский отчет должен быть изучен. В конечном итоге это угрожает имуществу церкви в целом… Надо отметить, что на сегодня тысячи гектаров земли отчуждены на основании неясных соглашений, от которых патриархия не получает никакой пользы. К сожалению, выявляется интерес частных лиц", — указывается в документе.

По информации ТВ, в письме также говорится о тяжелой ситуации в клиниках патриархии. На основании множества жалоб в клинике была выявлена задолженность до 5 миллионов лари (1,9 миллионов долларов), накопленная якобы в результате мошенничества менеджмента, где предположительно выявляются факты уголовного преступления.

"Ваше наисвятейшество, к сожалению, должен сообщить, что по данным вопросам в результате исследования были выявлены недоброжелательные интересы некоторых высокопоставленных чиновников и представителей патриархии", — написал священник. В письме он попросил Илию II провести финансовый аудит в патриархии и упразднить все доверенности патриарха по вопросам имущества.

Мэги Кикалейшвили.

Грузия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 февраля 2017 > № 2071421


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > stroi.mos.ru, 13 февраля 2017 > № 2071407

Храм с физико-математической школой построят на северо-западе столицы в 2018 году

54-метровая церковь в честь святых равноапостольных Константина и Елены станет самой высокой на северо-западе Москвы, сообщил куратор программы по строительству православных храмов в столице, депутат Госдумы РФ Владимир Ресин.

Церковь с приходским домом и школой возводится на ул. Митинская, вл. 11 (район Митино).

«Здесь будет полноценная школа для детворы, причем не только церковно-приходская, но и с физико-математическим уклоном. И все это в окружении парка и яблоневых садов. Очень скоро эта территория станет едва ли не главным местом притяжения жителей района», - сказал В. Ресин.

Семикупольный собор Константина и Елены задуман как один из самых величественных храмов программы. Над его проектом работал известный московский архитектор Андрей Оболенский. Церковь строится способом, который использовался в древности.

«Для нижнего храма предусмотрено естественное освещение, что сейчас встречается достаточно редко», - пояснил В. Ресин.

Он добавил, что в остальном используется классическая кирпичная кладка.

«Сейчас строители устанавливают декоративные элементы и сооружают подшатровый свод», - пояснил В. Ресин.

По его словам, первых прихожан церковь сможет принять уже в 2018 году.

Десять лет назад здесь был построен небольшой деревянный храм, где регулярно проходят богослужения. На его территории есть детская площадка, работает воскресная школа.

Всего по программе в Северо-Западном округе построен один храм, еще восемь строятся.

Напомним, программа строительства православных храмов развернута во всех административных округах столицы, кроме Центрального. Ее цель - обеспечить густонаселенные районы города церквями в шаговой доступности.

Программа реализуется на пожертвования граждан и организаций. Для сбора средств создан благотворительный Фонд поддержки строительства храмов города Москвы, сопредседателями которого являются мэр столицы Сергей Собянин и Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Куратором Программы и председателем рабочей группы фонда выступает советник мэра, советник по строительству Патриарха Московского и всея Руси, депутат Госдумы Федерального Собрания РФ Владимир Ресин.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > stroi.mos.ru, 13 февраля 2017 > № 2071407


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071207

Настаивая на восстановлении отношений с Россией, это нужно делать с осторожностью

Александр Полторак (Alexander Poltorak), The Hill, США

В декабре 2016 года исполнилось 25 лет с момента распада Советского Союза. И самым серьезным провалом во внешней политике США за прошедшую четверть века стало разрушение отношений с Россией.

США и Россия сталкиваются с тремя основными угрозами: радикальный ислам, Северная Корея и Китай. Старинная пословица учит нас, что враг моего врага — мой друг. Мы уже ведем войну с радикальным исламом, Северная Корея активно занимается реализацией своей ядерной программы, а Китай решительно намерен добиться господства в регионе, что может угрожать союзникам США. Мы не можем позволить себе еще одну войну. Россия нужна нам в качестве союзника. Президент Дональд Трамп совершенно прав, настаивая на новом дипломатическом подходе к России.

В конце холодной войны новая Россия была готова принять США в качестве друга и союзника. В начале 1990-х годов я часто ездил в Россию в качестве сопредседателя подкомитета по информационному обмену Американо-советского торгово-экономического совета. Я встречался с Михаилом Горбачевым, членами правительства и влиятельными бизнесменами. Как бывший советский диссидент я был крайне удивлен решительно проамериканскими настроениями на всех уровнях российского общества.

В детстве, когда я учился в советской школе, нам внушали, что нужно готовиться к войне с США. Мы смеялись над этим: мы хотели носить американские джинсы и петь американские песни. Тогда никто в России не хотел войны с Америкой, никто не хочет войны с ней и сейчас. Российский народ хочет мира и процветания, поэтому он готов к сотрудничеству с США. В какой-то момент, не очень давно, Борис Ельцин даже говорил о том, что Россия может вступить в НАТО.

А потом отношения между США и Россией стали быстро портиться. На место дружбы пришла новая холодная война, и вместо того, чтобы вступить в НАТО, Россия сейчас наблюдает за натовскими солдатами у своих границ с Польшей и странами Балтии. По мнению некоторых аналитиков, сегодня угроза начала войны с Россией больше, чем когда-либо с момента Кубинского ракетного кризиса 1962 года.

Когда Владимир Путин стал президентом России, он демонстрировал прозападный подход. Однако со временем он стал относиться к Западу с подозрением и считать США врагом. Как патриот России Путин был оскорблен тем, что США относились к России как к стране третьего мира или, в лучшем случае, как к младшему партнеру. Продолжающееся расширение НАТО вглубь российской сферы влияния и поддержка США антироссийских восстаний в бывших советских республиках воспринимались как угроза российскому суверенитету и безопасности.

Хотя довольно приятно видеть, как Дональд Трамп демонстрирует заинтересованность в восстановлении отношений с Россией, ему необходимо помнить, что программа Владимира Путина существенно отличается от программы США. Наши отношения с Россией останутся довольно сложными, а наша политика должна быть гибкой.

В период холодной войны от Советского Союза США отделял непреодолимый идеологический разрыв. Сегодня Россия является по большей части рыночной экономикой. Хотя нам, возможно, не нравится авторитарный стиль Владимира Путина и хотя нас разделяют серьезные разногласия по нескольким ключевым вопросам международной политики, между нами больше не стоят противоположные идеологии и, что гораздо важнее, угроза взаимного уничтожения. Несмотря на все разногласия, общие угрозы, с которыми мы сегодня сталкиваемся, делают нас естественными союзниками.

Возможно, у России и США противоположные интересы на Ближнем Востоке, однако все мы заинтересованы в стабилизации этого региона. У России глубокие связи с Ираном, с которым она ведет активную торговлю, и в вопросе Ирана мы, вероятнее всего, всегда останемся на противоположных плюсах. Кроме того, Россия является верным союзником режима Асада в Сирии, где наши интересы тоже различаются.

Однако свержение Асада не должно быть нашей внешнеполитической задачей — ей должна быть борьба с ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ, — прим. ред.) — и в этом вопросе мы вполне можем наладить сотрудничество с Россией. Если мы перестанем настаивать на смене режима в Дамаске, нам не только удастся снова сесть за стол переговоров, но и заручиться поддержкой России в борьбе против ИГИЛ.

Как бывший советский диссидент я на собственном опыте узнал, что такое железная хватка КГБ. Сегодня ФСБ — преемница КГБ — руководствуется тем же образом мыслей, действуя как внутри России, так и за ее пределами. Если мы начнем заискивать перед Путиным, бывшим офицером КГБ, а позже директором ФСБ, и при этом забудем об осторожности, это может оказаться опасным. Мы должны сохранять бдительность. В то же время Владимир Путин — лидер России. Он очень умен и чрезвычайно популярен у своего народа.

Прагматичная политика и здравый смысл диктуют нам необходимость сотрудничать с Россией там, где наши интересы совпадают, и оказывать сопротивление там, где они различаются.

Александр Полторак — председатель правления и президент корпорации General Patent и бывший сопредседатель подкомитета по информационному обмену Американо-советского торгово-экономического совета.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071207


Нидерланды > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071170

Правый популизм в Нидерландах: Вилдерс собирается запретить Коран

Герт Вилдерс может выйти победителем на парламентских выборах в Нидерландах. В одном телеинтервью он сравнивает Коран с «Майн Кампф», а мечети называет «нацистскими храмами».

Элизабет Атцлер (Elisabeth Atzler), Handelsblatt, Германия

Поначалу атмосфера еще была весьма спокойной. Лидер правой популистской «Партии свободы» Вилдерс (Geert Wilders) и тележурналист Рик Ниман (Rick Nieman) в один голос твердят о том, что заранее ни о чем не договаривались. А то, что должно бы быть в порядке вещей, подчеркнули особо: все-таки это интервью, показанное на государственном канале в воскресенье утром, было необычным. Вилдерс впервые озвучил свою позицию в подробном телевизионном интервью, чего с нетерпением давно ожидали. Вилдерс уже несколько недель доминирует в дебатах, предваряющих парламентские выборы в Нидерландах 15 марта. Его партия, резко выступающая против ислама, явно лидирует в опросах общественного мнения.

В интервью Вилдерс еще сильнее критиковал ислам. Он заявил, что исламизм, «возможно, еще опаснее» нацистской идеологии. Вилдерс сравнил Коран с «Майн Кампф» Гитлера — книгой, которую называют основным справочником по идеологии нацистского террора. В своей предвыборной программе Партия свободы призывает запретить Коран и закрыть мечети.

Вилдерс обратил внимание на то, что даже «Майн Кампф» запрещена в Нидерландах — за исключением использования книги в научных целях. По его словам, при этом речь идет о чудовищной идеологии, полной ненависти и антисемитизма. Но Коран, в свою очередь, отличается еще большим антисемитизмом и полон призывов к насилию. «Если мы запрещаем „Майн Кампф", то же самое нужно сделать с Кораном».

На многочисленные вопросы Нимана о том, каким образом Партия свободы собирается претворить в жизнь запрет Корана, Вилдерс отвечал неохотно. Коран якобы не собираются отбирать у людей. «Но мы позаботимся о том, чтобы его не было в продаже». Вилдерс, конечно же, понимает, что текст Корана можно скачать из Интернета. Поэтому этот запрет в какой-то степени можно считать символическим.

«Больше никаких мигрантов»

Считается, что выборы в Нидерландах укажут направление дальнейшего курса развития, насколько Европа в этом году может «сдвинуться вправо». Во Франции, где в апреле состоится первый тур президентских выборов, Марин Ле Пен (Marine Le Pen), лидера ультраправой партии «Национальный фронт» называют перспективным кандидатом. Ей даже сулят серьезные шансы на президентство в том числе и потому, что на консерватора Франсуа Фийона, до недавнего времени считавшегося фаворитом, оказывают немалое давление. Репутация Фийона пошатнулась в связи со скандалом вокруг трудоустройства его жены во французский парламент.

В Германии, в свою очередь, партия АдГ на парламентских выборах в сентябре имеет все шансы на то, чтобы набрать гораздо больше голосов, чем четыре года назад, и пройти в бундестаг. Партия уже вошла в состав нескольких региональных парламентов. В Италии, возможно, в этом году тоже пройдут выборы. То, что все три партии — Партия свободы, Национальный фронт и АдГ — отличаются близкой друг другу идеологией, стало ясно в январе. В Кобленце состоялась встреча нескольких европейских правых популистских партий. На ней присутствовали Вилдерс, Ле Пен и лидер партии АдГ Фрауке Петри (Frauke Petry), называющие 2017 год «годом патриотов».

Вилдерс, основавший Партию свободы в 2006 году, уже давно критикует ислам. 53-летний крашеный блондин характеризует его как «идеологию». Об этом он ясно пишет в предвыборной программе партии, умещающейся на листе А4. Он намерен «деисламизировать» Нидерланды, значится в первом пункте. И еще: «Больше никаких мигрантов из исламских стран: закрыть границы». К тому же, он собирается аннулировать все выданные беженцам разрешения на жительство, запретить ношение мусульманских платков в общественных местах, а также закрыть мечети. Все это обычные заявления, лишенные разъяснений по поводу того, как именно партия собирается реализовать свои цели. Это стало ясно и в ходе интервью.

Ниман донимал Вилдерса вопросами о том, действительно ли Партия свободы собирается закрывать мечети. Ответ политика Партии свободы прозвучал несколько расплывчато: мечети следует запретить, «не давать на них разрешения». Он сравнил мечети с «нацистскими храмами», которые, если бы таковые были в Нидерландах, «тоже запретили бы».

К тому же Вилдерс то и дело говорит о свободе слова, он стремится к «Некситу», то есть хочет, чтобы Нидерланды вышли из Евросоюза. Он также собирается выделить больше средств для военных и полицейских.

Остальные пункты его предвыборной программы в политическом смысле имеют скорее «левые черты»: например, планы на то, чтобы уменьшить плату за аренду жилья, а также снизить величину подоходного налога и перестать экономить на субсидировании ухода на дому. Как именно Партия свободы собирается, к примеру, достичь снижения цен на аренду жилья, в предвыборной программе, в общем-то, не объясняется.

«Ведите себя прилично или уезжайте»

Предвыборные прогнозы свидетельствуют о том, что Вилдерс со своими требованиями — какими бы незатейливыми они ни казались — все-таки наступает на «болевые точки» голландского общества. Партия свободы может стать самой мощной силой парламента Нидерландов. Согласно результатам опросов исследовательского центра «Ipsos», партия завоюет почти 20 процентов голосов. А точнее, 28 из 150 мест — это почти вдвое больше депутатов, чем представляющих парию в парламенте в настоящее время.

Праволиберальная «Народная партия за свободу и демократию» под руководством премьер-министра Марка Рютте получит, согласно тем же опросам, лишь 24 места, в настоящее время партию в парламенте представляют 40 депутатов. Еще больший провал ожидает партнера партии по коалиции — Партию труда. Социал-демократы добьются лишь 11 мест в парламенте — это на треть меньше, чем они имели до этого.

По прогнозам исследователя общественного мнения Мориса де Хонда Партия свободы во главе с Вилдерсом покажет еще лучший результат, а именно 33 места в парламенте. К тому же, партия получила признание среди квалифицированных рабочих, о чем свидетельствует опрос, проведенный недавно профсоюзным объединением «De Unie». Этот опрос также показал, насколько великое недоверие общества к политике. Подавляющее большинство респондентов называет политиков «избранными», нечестными и не заслуживающими доверия.

Вместе с тем, то, что Вилдерс еще и займет пост главы правительства — крайне маловероятно. Рютте отказался от коалиции с Партией свободы. Если результаты выборов 15 марта окажутся такими, какими их представляют актуальные прогнозы, несколько партий, три или четыре, будут вынуждены объединиться в коалицию. Однако около 70 процентов голландцев считают, что Рютте, возможно, в конце концов все-таки будет править совместно с Вилдерсом. Но в последнее время кажется, что премьер-министр слишком запустил ситуацию с Вилдерсом.

Недавно в письме «всем голландцам» Рютте взял тон, характерный для Партии свободы, и выступил против части мигрантов. «Мы чувствуем растущий дискомфорт, когда люди злоупотребляют нашей свободой, чтобы вывести общество из равновесия, хотя они сами приехали в нашу страну именно из-за свободы», — заявил Рютте в письме, занявшем целую страницу в голландских газетах. «Ведите себя прилично или уезжайте».

Однако сторонники многих других партий, между тем, все же готовы выбрать Народную партию за свободу и демократию — считая свой выбор лучшим способом предотвратить развитие событий, при котором Партия свободы станет мощнейшей силой в парламенте. Таким образом, по данным, опубликованным в газете «De Volkskrant», почти одна пятая избирателей леволиберальной партии «Демократы-66», консервативного «Христианско-демократического призыва», а также «Зеленых левых» и социал-демократов могут представить себе, что проголосуют за Народную партию за свободу и демократию.

Вилдерс, будучи членом последней до 2004 года и уже более 10 лет находясь под защитой полиции по причине угроз убийства со стороны исламистов, то и дело пускается на провокации — частенько с помощью сообщений в социальной сети «Твиттер», которой он придает большое значение, ведь, как сам политик выразился в интервью, он может донести свои намерения непосредственно до граждан страны.

Несколько дней назад он опубликовал в Твиттере отредактированную фотографию. На ней — лидер «Демократов-66» Александр Пехтольд на демонстрации в окружении исламистов, требующих ввести в Нидерландах шариат. Вилдерс так оправдал свою публикацию: он не имеет отношения к редактированию фото, в таком виде снимок с 2009 года ходит по Интернету. Кроме того, пресса существенно поспособствовала тому, чтобы эту тему так горячо обсуждали.

Вилдерс воспользовался интервью, чтобы снова раскритиковать политиков из других партий. Большинство парламентариев, по его словам, совершенно оторваны от реальности. «Они больше не имеют представления о том, как выглядит страна». Собственные представления о Нидерландах Вилдерс изложил в новом предвыборном ролике партии: «Наша прекрасная страна, страна наших предков (…) Единственное, что у нас есть, — наше единственное отечество», — говорится в видео. «Время перемен — британцы показали пример, американцы воплотили в жизнь. И мы тоже так сделаем. Как долго мы еще будем хозяевами в собственном доме?»

Слоган Партии свободы звучит как «Nederland weer van ons!», что означает: Мы должны вернуть себе Нидерланды.

Нидерланды > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071170


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071158

Марин Ле Пен и разрушающийся истеблишмент

Роберт Томбз (Robert Tombs), The Spectator, Великобритания

Находится ли Франция на грани политической революции? Уже четыре утвержденных кандидата в президенты — два бывших президента и два бывших премьера — выбыли самостоятельно или не нашли поддержки среди избирателей, другой же, Франсуа Фийон, прижат к стенке. Кампанию возглавили аутсайдеры, прежде всего представляющая Национальный Фронт Марин Ле Пен (Marine Le Pen) и бывший банкир, молодой Эммануэль Макрон (Emmanuel Macron), тогда как Социалисты выбрали эксцентричного радикала Бенуа Амона (Benoît Hamon). Стоит ли нам радоваться такой встряске в колыбели европейских революций? Какой будет эта встряска — социалистической (что наименее вероятно), либеральной в случае победы Макрона или националистической, если к власти придет Ле Пен? Или же, быть может, избирательная система, призванная не допустить аутсайдеров к власти, еще сумеет одержать над ними верх?

На протяжении современной истории во Франции сменилось пять монархий, пять республик и 16 конституций — двое из рассчитывающих на президентское место в этом году требуют семнадцатую. Французский народ, как и прежде, готов выходить на улицы больше, чем прочие. Франция была и остается страной, в которой риторика и видение играют существенную роль в политике. В «Отверженных» Виктора Гюго, романтический революционер Анжолрас вдохновенно вещает с вершины своих баррикад о славном времени, когда мы узрим «мыслителей на свободе, полную свободу убеждений, братство в школах и мастерских, труд, доступный для всех». Однако Анжолраса убивают, а его мечты остаются актуальными два столетия спустя.

Все дело в том, что Францию бросает между короткими судорогами перемен и долгими периодами паралича. Она выработала законодательные ограничения и молчаливые соглашения, призванные поддерживать существующее равновесие. Существующая ныне во Франции Пятая республика — ни что иное как «республиканская монархия», в которой роль парламента преуменьшена, а мощный институт президентства должен гарантировать единство нации — к несчастью, большинству политиков эта задача не по плечу. Другой, менее заметный институт восходит ко времени еще до книжной смерти Анжолраса на баррикадах: двухтуровое голосование, введенное в 1820х, чтобы не дать горячим головам вроде него одержать победу в выборах. Оно дает избирателям и политикам повторный шанс, не столько для того, чтобы изменить собственный выбор, сколько для того, чтобы отреагировать на чужой. В первом туре избиратель голосует за того, за кого хочет, а во втором — против того, кого страшится.

В ходе истории такой подход эволюционировал в то, что теперь называется «республиканской дисциплиной»: в первом туре может быть множество соперничающих кандидатов самых разных расцветок, однако во втором туре все верные республиканцы — от самых умеренных либералов до радикальных коммунистов, будут голосовать за кандидата, наилучшим образом приспособленного, чтобы дать отпор врагу республики — чаще всего таковым становится монархист или авторитарный националист. Появление в 1970-х Национального Фронта Жана-Мари Ле Пена (Jean-Marie Le Pen), партии, объединившей консерваторов-традиционалистов, озлобленных националистов и ностальгирующих фашистов, встретило тот же ответ. Когда Ле Пен шокировал Францию, пройдя на второй тур президентских выборов 2002 года, его раздавил Жак Ширак, получивший 82% голосов. Верные республиканцы сплотились вместе, включая крайних левых: «Лучше мошенник, чем фашист», гласил один из лозунгов последних. Ключевым вопросом данных выборов является то, сохранился ли еще этот республиканский инстинкт; если нет, Марин Ле Пен может одержать победу.

Задумайтесь о долгосрочных последствиях двухтуровой избирательной системы. Многие англичане, комментирующие французский политический процесс — как и некоторые французы — время от времени призывают к избранию «французской Тэтчер», дабы смести системные ограничения, сковавшие экономику. Николя Саркози ненадолго оказался в числе тех, кто принял эту мантию; последним из них стал Эммануэль Макрон, бывший министр экономики, принадлежавший к блэристскому крылу социалистического правительства Франсуа Олланда. Однако Маргарет Тэтчер ни за что не сумела бы одержать победу во втором туре французских выборов. Британская система не просто может дать, но и регулярно дает сплоченному меньшинству власть над разобщенным большинством. Миссис Тэтчер сумела произвести бескровный переворот, не имея твердой поддержки большинства избирателей. Во французской системе она и ее сторонники в парламенте неизбежно проиграли бы второй тур союзу Лейбористов и Либералов: Джеймс Каллаган (Jim Callaghan) был бы с триумфом избран вновь.

Кратко говоря, именно своей неспокойной истории Франция обязана наличием ряда ограничений, направленных против радикальных перемен. В 1970 влиятельный социолог Мишель Крозье (Michel Crozier) назвал такое положение вещей «société bloquée» — «патовым обществом». Разумеется, во Франции многое меняется: но цена политической стабильности — неприкосновенность некоторых фундаментальных прав и привилегий. Достойные условия увольнения и пенсии. Некоторые влиятельные профессии. Защита фермеров Единой сельскохозяйственной политикой. Постоянная рабочая занятость людей, защищенных законами против избыточных рабочих часов. Государственный сектор — «le service public», говоря по-французски — лежит в сердце этой системы: школы, общественный транспорт, железная дорога, университеты, региональные власти, почтовая служба. Все они являются отраслями государства. Когда думаете о le service public, представьте себе Национальную службу здравоохранения Великобритании, только помноженную на пять. Политика его работников, сочетающая искреннее чувство долга перед обществом с ревностной борьбой за свои права и привилегии, объясняет, почему Франция остается наиболее антикапиталистической страной Европы.

У этого есть свои преимущества. У многих британцев остались хорошие воспоминания о французских больницах, школах или поездах. Однако наблюдателю не нужно придерживаться каких-то особенно правых взглядов, чтобы заметить накопившиеся недостатки. Среди них — высочайшие налоги в развитой части мира, особенно налоги на предпринимательство. Постоянная безработица, наиболее злокачественная среди молодежи и этнических меньшинств. Медленное развитие, на которое влияет и страх маленьких компаний перед грузом ограничений, накладываемых при росте больше определенного порога. Трещащая по швам инфраструктура. Любой, кто попадет на Гар-дю-Нор, неизбежно заметит, что что-то пошло не так. Это замечают и французы, причем на протяжении многих лет. Еще в 1980х президент Миттеран (Mitterand) сетовал на «угрюмость», воцарившуюся среди нации. Книжные полки давно уже полнятся работами экономистов, политиков и академиков, предупреждающих о том, что Франция пребывает в набирающем скорость упадке. Молодые люди покидают страну — только в Лондон эмигрировало больше 200 тысяч человек.

Вдобавок к этому хроническому недугу появилось и напряжение между республиканскими светскими принципами и исламом, вызванное дебатами 30-летней давности, вспыхнувшим из-за вопроса о праве девочек носить головные платки в провинциальной средней школе. Это горючая смесь культурных различий, недостатка общественных связей и исторически сложившегося взаимного недоверия, довлеющее присутствие которой, усугубленное рядом терактов, невозможно не заметить. Даже если бы я об этом забыл, резким напоминанием мне послужил бы вооруженный патруль из 25 человек в боевом снаряжении, на который я наткнулся посреди тихой улочки в Париже несколько недель назад.

Ничто из этого не уникально для одной только Франции. Характерна для Франции, однако, кажущаяся неспособность политической системы что-то с этим сделать, даже по прошествии многих лет. В связи с этим мы вновь возвращаемся к проблеме «патового общества». Даже ограниченные реформы — крохотное вмешательство, по британским меркам — в области образования или рынка труда провоцировали масштабные и продолжительные студенческие демонстрации и сидячие протесты, а также вредоносные забастовки профсоюзов от государственного сектора. Они часто приводят к принятию запутанных полумер, которые не решают как следует проблем и оставляют продолжительные противоречия.

«Французская Тэтчер» — даже если предположить, что таковая существует в сколько-то близком к оригиналу виде — встретится не только с препятствиями среди электората, но и с более обширным идеологическим расколом, чем в Британии 1980-х. В то время крупное меньшинство, временами переходящее в большинство, чувствовало нужду в радикальных переменах и было готово принять последствия в виде ослабления профсоюзов и некоторого освобождения рынка. Мало что говорит о существовании такого консенсуса во Франции, где и правые, и левые с глубоким подозрением относятся к экономическому либерализму. Марин Ле Пен громит свободную торговлю и «несправедливую» конкуренцию. Само слово «либерал» давно превратилось в поцелуй смерти: будущее покажет, окажется ли Макрон исключением. Таким образом, в обществе распространилось недовольство, но не согласие, насчет способа решения проблем.

Партийная структура, всегда бывшая во Франции слабой, не сумела выработать принятых большинством стратегий или породить новое поколение политиков. Проблемы с финансированием партий привели к бесконечным денежным скандалам, в которых вновь запутался Саркози. Положение многих политиков коренится в региональных властях, и с одной стороны это является преимуществом. С другой, это приводит к появлению того, что французы называют вотчинами — феодальными доменами — которые могут предоставить непробиваемый политический фундамент и сомнительные денежные источники для крупных игроков. Случай Алена Жюппе (Alain Juppé), мэра Бордо не является сколько-то необычным — несмотря на преклонный возраст и тот факт, что Жюппе был осужден за коррупцию, до недавних пор он считался главным кандидатом на президентский пост. Он сделал памятное замечание, что во Франции политическая карьера кончается лишь со смертью: возможно, ему еще повезет вновь это доказать.

Партиям с трудом удается вычистить из своих рядов сухие поленья и набрать свежей крови. То, что харизматичный Макрон, чей возраст в 39 лет ошеломительно мал для французской политики, никогда не избирался на какой-либо пост и вынужден выдвигаться самостоятельно, создав собственную партию, говорит само за себя. Тем не менее, недавнее введение предварительных выборов в партиях, первые из которых были проведены социалистами, позволило избирателям избавиться от череды «крупных игроков» из числа кандидатов, включая Жюппе, Саркози и бывшего премьер-министра от социалистов Мануэля Вальса (Manuel Valls), чье поражение положило начало корбинизации (от фамилии главы британской партии лейбористов Джереми Корбина, — прим. перев.) социалистов под началом безнадежного кандидата Бенуа Амона (Benoît Hamon).

С учетом вышенаписанного, пребывает ли Франция в кризисе? Она остается одним из богатейших, наимощнейших и наиболее деятельных государств, что должно избавить нас от лишнего пессимизма. Историк Эмиль Шабал (Emile Chabal) отметил, что Французы часто говорят о кризисе как об «основном катализаторе» перемен. Однако в этот раз кризис представляет собою нечто большее, нежели простую риторику: многие избиратели разочаровались в традиционных партиях и ожидают перемен со стороны аутсайдеров. Главным воплощением этого разочарования стала Марин Ле Пен. Ее Национальный Фронт продолжает расти в ржавом поясе (индустриальные регионы страны) и областях со значительным числом иммигрантов, в значительной степени за счет привлечения недовольных избирателей от рабочего класса. На данный момент Национальный Фронт представляет собою, по всей видимости, третью крупнейшую партию Франции, которую поддерживает почти треть избирателей.

С тех пор, как Ле Пен сменила своего отца во главе партии в 2011 году, она работала с избирателями, убеждая их, что Национальный Фронт, пусть и оставшийся радикальным, больше не угрожает республиканским принципам, напротив, являясь вернейшим защитникам светских республиканских ценностей перед лицом ползучей угрозы Ислама. Новый посыл партии заключается в том, что голос, отданный за нее, не становится предательством республиканского наследия, столь важного для самосознания французов.

К своей националистической программе она добавила яростное противостояние Евросоюзу как навязанному извне капиталистическому сговору. Почти весь французский истеблишмент без малейшего сомнения принимает в качестве данности будущее Франции в Евросоюзе. Осуждение Евросоюза Национальным Фронтом превратило его поддержку в клеймо — привычку, отличающую носителей прогрессивных ценностей. Страна расколота больше, чем Британия, больше людей горячо поддерживают Евросоюз, но и больше людей решительно его отвергают. Таким образом, хотя Брекзит спровоцировал кое-какие шероховатости в личных отношениях между гражданами и пару-тройку вежливых демонстраций на публике, любая попытка покинуть Евросоюз Францией вызовет в стране бойню.

Ле Пен наверняка пробьется во второй тур выборов, и вполне возможно, что она опередит своих оппонентов в первом туре 23 апреля. Фийон должен был сплотить вокруг себя умеренных консерваторов и умеренных социалистов, чтобы одолеть ее во втором туре. Однако безобразный денежный скандал (который, как некоторые подозревают, был вызван слитой мстительным Саркози информацией) навредил Фийону и, возможно, будет стоить ему гонки. Он принялся за собственную защиту, выведя свою застенчивую жену Пенелопу, валлийку по происхождению, которую обвиняют в получении зарплаты за фальшивую работу, на публичную акцию, где она держала его за руку, заплаканная, пока сторонники Фийона кричали «Je suis Penelope!» Опросы свидетельствуют о том, что две трети консервативных избирателей все еще его поддерживают. Тем не менее, остается неизвестным, сколько избирателей из оставшейся трети переметнутся к Ле Пен.

Брекзит и Трамп создали ощущение, что теперь возможно немыслимое — это может еще больше ослабить негласное табу, которое не позволяло многим избирателям голосовать за Ле Пен. Однако это мобилизует и ее соперников. Мне трудно поверить, что достаточное число умеренных избирателей воздержится от голосования на втором туре и допустит победу «фашистов». «Республиканская дисциплина» все еще должна привлечь поддержку тому, чьи шансы победить Ле Пен наиболее велики, и таким кандидатом в настоящий момент выглядит Макрон.

Тем не менее, немногие однозначно отрицают вероятность победы Ле Пен, и если кампания Макрона столкнется с серьезными проблемами, исход будет совершенно непредсказуемым. Каждый происходящий скандал или теракт играет Ле Пен на руку. Если она станет президентом, Франция столкнется с настоящим кризисом, худшим за последние полстолетия. Совершенно определенно пройдут забастовки и агрессивные демонстрации со стороны тех, кто будет считать себя защитником республики против фашизма. Как она сумеет сформировать работоспособное правительство или выиграть большинство в парламенте, пока неясно. Мы станем свидетелями столкновения между мощным президентским институтом Пятой республики и парламентом в законодательной системе, которую один либеральный критик назвал опасной даже в руках святого. Последствия этого для евро, Евросоюза, системы европейской безопасности и отношений Великобритании с одним из своих ближайших союзников будут исключительно тяжелыми.

Наиболее вероятно, что во втором туре победу одержит аутсайдер совсем иного рода, Эммануэль Макрон. Это дарует ему авторитет и добрую волю большей части общества — во всяком случае на первых порах. Однако ни с его проблемами, ни с проблемами Франции не будет покончено. Он намеревается провести либеральные экономические реформы, которые с высокой вероятностью встретятся с обширным и бурным противодействием. Он действует сам по себе, и политики от истеблишмента как с левой, так и с правой стороны заинтересованы в его провале. Если он и победит, то только потому, что испытывающие к нему неприязнь люди рассматривают его в качестве барьера от Ле Пен. Вероятнее всего, Ле Пен получит больше голосов, чем когда-либо прежде, и продолжит неумолимо готовиться к следующим выборам. Недавно, один мой французский друг сказал мне: «Я не голосую за. Я голосую лишь против». Такова прискорбная мантра современной французской политики.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071158


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071151

Политика двух маний

Ярослав Шимов, Радио Свобода, США

Ровно десять лет назад президент России Владимир Путин всех удивил, а многих напугал. На очередной Мюнхенской конференции по безопасности (этот форум собирается ежегодно уже более полувека) российский лидер выступил с энергичной речью, очень критической по отношению к политике Запада в отношении его страны. Эту речь нередко называют точкой отсчета нынешней конфронтации Москвы и Запада, апогеем которой стали аннексия Крыма и начало войны в Донбассе.

Перечитывать тогдашнее выступление Владимира Путина весьма интересно. Учитывая все то, что вместили прошедшие после мюнхенской речи десять лет, некоторые ее пассажи кажутся парадоксальными: президент России из 2007 как будто сам осуждает многое из сделанного им в последующие годы. Цитируем Путина:

«Сегодня мы наблюдаем почти ничем не сдерживаемое, гипертрофированное применение силы в международных делах, военной силы — силы, ввергающей мир в пучину следующих один за одним конфликтов. В результате не хватает сил на комплексное решение ни одного из них».

«В международных делах все чаще встречается стремление решить тот или иной вопрос исходя из так называемой политической целесообразности, основанной на текущей политической конъюнктуре».

«Я хочу это подчеркнуть — никто не чувствует себя в безопасности! Потому что никто не может спрятаться за международным правом как за каменной стеной».

«Сегодня же мы, наоборот, наблюдаем ситуацию, когда страны, в которых применение смертной казни запрещено даже в отношении убийц и других опасных преступников, несмотря на это, легко идут на участие в военных операциях, которые трудно назвать легитимными. А ведь в этих конфликтах гибнут люди — сотни, тысячи мирных людей!»

«Нельзя забывать, что демократический образ действий в политике обязательно предполагает дискуссию и кропотливую выработку решений».

«Нам пытаются навязать уже новые разделительные линии и стены — пусть виртуальные, но все-таки разделяющие, разрезающие наш общий континент».

«Мы хорошо видим, как изменился мир, реалистично оцениваем свои собственные возможности и свой собственный потенциал».

(Цитируется по тексту, опубликованному газетой «Известия» 12 февраля 2007 года).

Об изменившемся за десять лет мире, о возможностях и потенциале сегодняшней России и ее партнеров и противников в интервью Радио Свобода рассуждает политолог, специалист по проблемам международной безопасности Юрий Федоров.

Радио Свобода: Можно ли сказать, что десять лет назад в Мюнхене Путин вполне честно предупредил западные страны о том, что его не устраивает геополитическое положение России, и он намерен начать конфронтацию с западным миром?

Юрий Федоров: Пожалуй, да. Путин в этой мюнхенской речи собрал воедино все типичные для тогдашней российской политической риторики обвинения в адрес Запада. Он заявил, что Запад обманул Россию, поскольку когда-то якобы обещал, что НАТО расширяться на восток не будет, упомянул американскую противоракетную оборону в Европе и так далее. Затем заявил, что Россия будет отныне проводить типичную для великой державы независимую политику. Видимо, за этим стояло представление о политике, не связанной ни с какими обязательствами и ограничениями, характерными для внешней политики государства, которое стремится присоединиться к сообществу цивилизованных стран, как тогда часто любили говорить. В общем, Путин провозгласил новый, более агрессивный курс. Другое дело, как на Западе отреагировали на это провозглашение.

— Была ли эта реакция достаточно адекватной? Речь Путина относится к 2007 году, а в 2008 году происходит российско-грузинский конфликт. Можно ли сказать, что в каком-то смысле Грузия предопределила Крым? А именно: не столкнувшись с серьезным противодействием Запада в 2008 году, Кремль понял, что да, можно действовать нахраписто.

— Да, вы абсолютно правы. Должен сказать, что сегодня грузинская война почти забыта и журналистами, и политологами. Между тем эта война была поворотным моментом, когда от слов о «независимой внешней политике» Путин перешел к делу и попробовал на практике реализовать некоторые из своих идей, которые вынашивались на протяжении длительного времени. А вот реакция Запада была очень показательна. Эта мягкость, нежелание признать российскую угрозу для стран бывшего СССР, с одной стороны, а с другой — вообще нежелание признать, что Россия встала на гораздо более агрессивный путь во внешней политике, предопределила многое. Она убедила Путина в том, что Запад слишком слаб, не готов к тому, чтобы силой противодействовать России. А Путин принимает во внимание лишь силу и решимость. Их отсутствие убедило Путина в том, что можно действовать и дальше. После 2012 года, когда Путин вновь формально, а не только фактически, стал главой государства, и началась реализация того, что потом было названо концепцией «русского мира», мы все это знаем.

— Существуют две противоположные интерпретации того, что происходит в последние годы в отношениях Запада и России. Вы излагаете интерпретацию, которая совпадает с западной: путинская Россия агрессивна, она стремится к восстановлению сферы влияния в пределах бывшего Советского Союза, а может быть, и шире. Российская интерпретация часто звучит, в том числе из уст самого Путина, как оборонительная, в духе известного объяснения российской стороны: мол, если бы мы не взяли Крым, завтра там были бы войска НАТО. При таком различном толковании фактов возможен ли вообще какой-то диалог и компромисс — или это положение, когда одна из сторон должна в итоге непременно проиграть?

— Здесь на самом деле два вопроса. Первый — это вопрос о восприятии Россией западной политики. Внешнеполитическое видение Путина и тех людей, которые его окружают, представляет собой смесь двух комплексов. С одной стороны, это мегаломания, представление о России как о великой державе, которая должна вновь обрести свою силу и влияние в мире, стать наравне с Соединенными Штатами или Китаем, мания величия своего рода. С другой стороны, это мания преследования, убеждение в том, что Россия окружена врагами, эти враги стремятся подорвать ее влияние, а то и вообще уничтожить страну как субъект мировой политики. Об этом, например, довольно откровенно говорил Николай Патрушев. Эта смесь двух маний ведет к абсолютно неадекватному восприятию мировой политики. Поэтому я не могу утверждать, что российское представление о том, что если бы не был захвачен Крым, то там появились бы войска НАТО, — это только пропагандистский инструмент. Я не исключаю, что в Кремле действительно так думают. Это и предопределяет опасность российской внешней политики, а это все-таки политика ядерной державы.

Другой вопрос, можно ли строить с Россией какие-то схемы сотрудничества, если ее политика определяется такими комплексами. Наверное, это возможно в каких-то конкретных областях, по отношению к каким-то отдельным проблемам, но на самом деле очень трудно реалистически мыслящему человеку выстраивать нормальные отношения с человеком, чье поведение мотивируется болезненными представлениями о внешнем мире и о тех людях, которые его окружают.

— Вы говорите о болезненности восприятия, о комплексах, которые движут российской внешней политикой. С другой стороны, и прокремлевские политологи, и лица из окружения Путина, а иногда и он лично, взывают к прагматизму, к тому, что следует договариваться, что надо провести раздел сфер влияния в том духе, который господствовал в мировой политике в прошлом и даже позапрошлом столетиях. Предлагается возврат к духу Realpolitik. Насколько, по вашему мнению, искренне это мыслится? Путинская альтернатива —это возврат к реальной политике или нечто другое? Он революционер или реакционер?

— Да, звучат такие предложения со стороны российской политологической тусовки, в какой-то мере это свойственно и российской дипломатической риторике, хотя в гораздо более завуалированном виде. Учредить некий новый Священный союз: Россия, Китай, Соединенные Штаты, возможно, Европа — ну, упоминаются разные конфигурации. В интеллектуальном отношении это действительно наследие XIX века, может быть, и несколько более поздних времен — Ялтинско-Потсдамского миропорядка. Но это нельзя назвать прагматической политикой, или, если хотите, Realpolitik, по одной простой причине. Ведь реальное влияние России несопоставимо с тем влиянием, которое имела, скажем, Россия Николая I в постнаполеоновской Европе или сталинский Советский Союз после Второй мировой войны. ВВП России — меньше 2% мирового ВВП, то есть в десять раз меньше, чем ВВП Соединенных Штатов. Тут можно приводить массу разных цифр, показывающих, что Россия — в лучшем случае региональная держава, как в свое время сказал Барак Обама. Владимир Путин очень обиделся на такое сравнение, но это действительно так. Поэтому о каких разделах мира на сферы влияния можно говорить, причем таких, чтобы сфера влияния у России была очень солидной и заранее определенной? Это нереалистичный подход, возвращение к тому самому комплексу великой державы.

Другое дело, что мне иногда кажется, что если некая Realpolitik восторжествует в мире, то в ее основе будет лежать большая сделка между Соединенными Штатами и Китаем как двумя глобальными державами. Но место России в этой сделке — где-то даже не на вторых, а на третьих ролях.

— Однако новый президент Соединенных Штатов Дональд Трамп скорее позиционирует себя как сторонник конфронтационной политики как раз в отношении Китая. Не сделки, а наоборот, конфронтации — экономической, а там, глядишь, и силовой в той или иной степени. Именно с этим многие политологи, в том числе и западные, связывают авансы Трампа в отношении России: как говорится, против кого будем дружить? Понятно, что против Китая. Не сможет ли путинская Россия за счет этого «сорвать банк» в ближайшие годы, и не произойдет ли в результате переформатирование всей системы безопасности в мире?

— Если действительно в политике США возобладает конфронтационная линия в отношении Китая, а само по себе это еще не факт, потому что Китай и Соединенные Штаты связывает очень разветвленная и мощная система экономических взаимоотношений, то в Кремле могут попробовать пойти на такую сделку с Соединенными Штатами. Но это может Кремлю и России очень дорого обойтись. Потому что практически российский Дальний Восток беззащитен в случае каких-то осложнений с Китаем. Я бы даже сказал — может быть, это будет некоторым преувеличением — что российский Дальний Восток остается российским до тех пор, пока в Пекине не приняли иное решение. Тут даже речь идет не о каком-то гипотетическом военном вторжении, а просто о том, что российские дальневосточные регионы могут в один прекрасный день понять и признать очень простую вещь: что Пекин рядом, совсем близко, а Москва очень далеко и не поможет. И вполне возможно, что какой-то альянс с Китаем будет более выгоден с прагматической точки зрения для них, чем сохранение нынешнего порядка вещей. Тут очень трудно, конечно, предсказывать, как будут развиваться события на Дальнем Востоке в случае осложнения отношений Москвы и Пекина. Но китайская реакция может быть достаточно болезненной для России.

— На Дальнем Востоке на данный момент Россия не слишком активна, а вот в отношении Европы скорее наоборот. Эта активность, по крайней мере, на первый взгляд, смотрится достаточно успешно, поскольку среди европейских политиков все больше тех, кто склоняется к идее отмены режима санкций против России, заявляет о своих симпатиях к Москве. Можно ли сказать, что Кремль за последние годы взял своих оппонентов измором?

— Я бы не стал преувеличивать значение этих настроений. Да, они есть практически во всех европейских странах, но это все-таки настроения тех политических сил, которые еще не пришли к власти. А я, например, не уверен в том, что — представим чисто гипотетический вариант — Марин Ле Пен, избранная президентом Франции, сразу начнет реализовывать все свои заявления о необходимости пересмотра отношений с Россией.

— А что ей мешает?

— Декларации тех политических сил и партий, которые стремятся к власти, часто очень сильно отличаются от их практических действий после прихода. Но это очень общее рассуждение. Да, складывается впечатление, что в Европе несколько «устали» от санкций, от так называемой украинской проблемы. Но я не уверен в том, что Россия может что-то новое предложить Европе в обмен на отмену санкций. А ведь ни один серьезный политический деятель в Европе не возьмет на себя ответственность за новое осложнение ситуации в Украине и вокруг нее, не даст зеленый свет на очередную российскую военную авантюру против Украины, к которой могло бы привести снятие санкций. Европейские политики, а они действительно прагматики в массе своей, скажут: а что мы получим взамен? Ответ Кремля может быть только один: мы будем с вами сотрудничать, скажем, в борьбе с международным терроризмом. Очень хорошо, давайте сотрудничать. Но что, собственно, Россия может предложить в сфере борьбы с терроризмом? Там ведь масса вопросов.

Москва не считает, например, одиозную организацию ХАМАС террористической. Конечно, в Европе могут поставить вопрос: пусть российские сухопутные войска начнут действительно реальную крупномасштабную операцию в Сирии против «Исламского государства» (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. ред.). Но это практически невозможно.

Если Россия решится на сухопутную операцию в Сирии, то это может привести к новому Афганистану. Я думаю, что Кремль на это не пойдет. Просто так «вбомбить в пыль» «Исламское государство», конечно, можно, но это не ликвидирует истоки и корни такого явления, как исламский радикализм и терроризм. Так что здесь тоже есть масса подводных камней.

— Итак, десять лет назад, если вести отсчет от мюнхенской речи, начался период резкого ухудшения отношений России с Евросоюзом и США. К какому промежуточному балансу мы сейчас можем прийти, спустя десять лет после выступления Путина?

— Кремль попытался реализовать политику, которую Путин провозгласил в своей речи в Мюнхене 10 февраля 2007 года. Мы можем констатировать, что эта политика себя исчерпала, зашла в тупик. В отношении Украины Путин своих целей не добился, никакой «Новороссии» не получилось. Запад пошел на достаточно болезненные для России санкции в результате действий в Донбассе, особенно после уничтожения малайзийского авиалайнера. Запад проявил достаточно жесткую позицию по отношению к возможным действиям России в странах Балтии. Да, в Европе и Соединенных Штатах раздаются голоса в пользу того, что санкции нужно отменять. Но пока они не отменены и неизвестно, будут ли. Ничего конкретного, реального Путин достигнуть не смог. Его задача сейчас заключается в том, чтобы попытаться без особого ущерба для своего реноме, политического профиля выйти из этой ситуации, сохранив хотя бы частично лицо.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071151


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071144

У Трампа с Россией может получиться лучше, чем у Обамы

Пренебрежение Трампа к договору его предшественника о сокращении вооружений — обнадеживающий знак.

Джон Болтон (JOHN BOLTON), The Wall Street Journal, США

Сплетни средств массовой информации о телефонных разговорах президента Трампа с зарубежными коллегами на прошлой неделе заметно активизировались, когда стали известны некоторые детали его беседы с Владимиром Путиным. Анонимные, как это обычно бывает, источники утверждали, что когда Путин поднял вопрос о договоре СНВ-3 от 2010 года, Трамп спросил помощников о его содержании, а потом заявил, что это одна из тех плохих договоренностей Обамы, в которую он намерен внести изменения.

Если это так, то Трамп верно понял суть данного соглашения. С американской точки зрения, СНВ-3 — это отвратительная сделка, панацея из времен холодной войны, направленная на ослабление ядерной напряженности. Правильно задуманные и составленные соглашения о контроле вооружений должны быть похожи на Московский договор от 2002 года (Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов), заключенный Джорджем Бушем, который краток (всего три страницы), дает широкие возможности для выхода из него и имеет вполне конкретные сроки.

Хотя значительную помощь в обеспечении этого дипломатического провала Обаме оказала тогдашняя госсекретарь Хиллари Клинтон, Россию тоже нельзя назвать безвинной. Москва впоследствии воспользовалась недостатками этого договора для восстановления и модернизации своего арсенала ядерных боезарядов и баллистических ракет, пока Обама безучастно наблюдал за этим. Республиканские сенаторы выступили против ратификации СНВ-3 (26 голосами против 13, трое не голосовали), как и кандидат в президенты 2012 года Митт Ромни. Поэтому замечания Трампа по поводу этого договора в основном совпадают с точкой зрения его партии.

Но совсем не так обстоит дело с комментариями Трампа (или, по крайней мере, с логическими выводами из них) о политическом и военном авантюризме Путина в Европе. Многих республиканцев тревожит то, что вместо усиления международных экономических санкций против России, введенных из-за ее враждебных посягательств на восточную Украину и аннексии Крыма в 2014 году, Трамп может ослабить или вообще отменить их.

Это важный момент. Конгресс должен рассмотреть вопрос о законодательном оформлении действующих санкций. Обе партии подавляющим большинством выступают «за» их утверждение, и аналитики считают, что вето в таких условиях нереально. Комментаторов интересует, не рухнет ли прочная солидарность республиканцев, которую они продемонстрировали при назначении на должности выдвиженцев Трампа, если политика в отношении России станет первым вопросом, по которому новая администрация вступит в противоборство с республиканским большинством в конгрессе.

Европа уже подвергает нападкам санкции, введенные против России за ее вмешательство на Украине. Германия, Франция и другие страны близки к тому, чтобы поддаться очевидному искушению и пожертвовать геостратегическими интересами ради экономических. Проходящие в этом году по всей Европе выборы могут дать еще более благоприятные для Москвы результаты (не исключено, что отчасти из-за российского вмешательства в избирательный цикл). В отличие от них, страны Прибалтики и другие члены НАТО в Восточной и Центральной Европе встревожены тем, что российский авантюризм может усилиться, если агрессия против Украины будет забыта, а санкции сняты.

Но несмотря на громкие заявления прессы о предполагаемом увлечении Трампа Путиным, ясно одно: политика администрации Трампа в отношении России и даже ее стратегические оценки этой страны пока еще не сформированы. И самое важное: если СМИ верно сообщают содержание комментариев Трампа о СНВ-3, оно показывает, что американский президент согласен далеко не со всем из путинского списка пожеланий, причем не впервые.

Так, Трамп однозначно против обамовской ядерной сделки по Ирану. 1 февраля советник по национальной безопасности Майкл Флинн уведомил Иран о том, что соглашение с ним дышит на ладан. Это подчеркивают новые американские санкции против Тегерана. Согласно поступающим сообщениям, Белый дом рассматривает вопрос о том, чтобы включить Корпус стражей исламской революции (КСИР) в список зарубежных террористических организаций, что надо было сделать еще много лет назад. Такой шаг будет иметь значительные политические и экономические последствия для российского военно-промышленного комплекса, и в частности, для компании «Рособоронэкспорт», которая занимается поставками оружия за рубеж.

Вашингтон также должен противодействовать попыткам военного и политического вмешательства Москвы в ситуацию на Ближнем Востоке, в ходе которого она в качестве тарана использует сирийский конфликт. Дипломатические усилия Москвы по «урегулированию» сирийского конфликта это в значительной мере попытка «помочь» Европе в решении проблемы сирийских беженцев. Они дают колеблющимся европейцам еще один побудительный мотив для того, чтобы снять санкции. Если возникнет хотя бы малейшее ощущение слабости США в вопросе санкций, это придаст России новые силы для дальнейшего проникновения на Ближний Восток. В свою очередь, это породит опасные и дестабилизирующие последствия от негласного альянса Москвы с Тегераном.

Очень важны слова Трампа о том, что он не знает, какие у него в конечном счете сложатся отношения с Путиным. Он наверняка понимает, что в основе внешнеполитического курса великих держав лежат национальные интересы, а не личные симпатии. Америка не жертвует основополагающими интересами национальной безопасности из-за того, что иностранные лидеры ей ласково улыбаются.

Поэтому давайте порадуемся тому недовольству, которое Трамп проявляет в отношении СНВ-3, не говоря уже о иранской ядерной сделке. Будем надеяться на дальнейшие шаги в этом направлении. Новый президент должен расширить санкции, успокоить союзников по НАТО (одновременно заставив их выполнять свои обязательства по военным расходам), а уже потом отправляться пить кофе с Владом. Переговоры надо вести только с позиции силы.

Джон Болтон — старший научный сотрудник Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute), автор книги «Капитуляция — не выход: защищая Америку в ООН и на международной арене» (Surrender Is Not an Option: Defending America at the United Nations and Abroad).

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071144


Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071090

Президент на трудные времена

Людвиг Гревен (Ludwig Greven), Die Zeit, Германия

«Быть мужественными» — так звучит лозунг, который Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) определил для своей деятельности в качестве президента ФРГ. Он должен придать мужества не только гражданам, но и ему самому — мужества в борьбе с врагами демократии и свободы, а также мужества выслушать друг друга. Это было и остается личным пониманием Штайнмайером политики, в том числе и на новом посту.

Редко нового президента ФРГ ожидали такие большие задачи. Националисты и те, кто презирает демократию, повсюду на подъеме, в том числе и в Германии. Мировой порядок грозит выйти из-под контроля, не в последнюю очередь из-за Дональда Трампа, европейская сплоченность в опасности. В такое время, что понимает и Штайнмайер, и у президента совершенно новая ответственность.

И поэтому неплохо, что после бывшего пастора высший государственный пост в стране вновь займет опытный политик — также внепартийный человек, хотя до этого он и был политиком от СДПГ. Йоахим Гаук был удачей для республики. Он вернул этому посту достоинство и значение. Но политики тоже могут это, как показали Рихард фон Вайцзеккер (Richard von Weizsäcker) и другие прежние президенты ФРГ.

Штайнмайер, который с 1949 года займет этот пост в качестве третьего социал-демократа, создан для этого. Правда он не столь одаренный оратор, как Гаук. Но он человек равновесия, не поляризирующий, а также — что он как министр иностранных дел показал прежде всего в украинском кризисе — все еще ищущий возможности для разговора и диалога тогда, когда другие уже давно отказались от этого. И как человек, занимающий четкую позицию, как, например, по отношению к турецкому президенту Эрдогану. У него контакт со многими иностранными правительствами, и он знает, как следует обходиться с деспотами и автократами. Как бывший глава ведомства канцлера и глава фракции СДПГ, он разбирается также во внутренней политике.

Диалог и разговор — это потребуется от него и в дальнейшем, как во внутренних, так и в международных делах. В качестве первого гражданина государства Штайнмайер должен будет искать диалог с гражданами, чтобы способствовать тому, чтобы замазать трещины в обществе и уменьшить пропасть между политиками и населением. Это будет его главной обязанностью.

Новая роль президента ФРГ

Власть президента ФРГ, как всегда считалось, зависит прежде всего от его выступлений, поскольку его действительная власть крайне ограничена. Однако времена изменились. Сегодня на кону стоят не только свободный мировой порядок и единство Европы, но и западная демократия и либеральные ценности вообще.

Тем самым меняется и роль президента. Он должен не только защищать свободные идеалы от их врагов внутри страны, как это постоянно делал Гаук, и выступать за примирение в обществе. Он должен и в международном плане — насколько это ему позволяют границы его должности — выступать за эти демократические ценности и честный, открытый, ориентированный на соблюдение прав человека мировой порядок. То есть, президент должен быть в большей степени политиком.

Штайнмайер, как он пообещал, хочет это сделать. Теперь ему не надо более исходить из дипломатических соображений. Он может говорить ясно и свободно.

Повестка 2010 — это проблема для Штайнмайера

В нынешней ситуации Германия может это использовать. Готовность Штайнмайера к горячему диалогу может пригодиться, когда он встретится с Дональдом Трампом или Владимиром Путиным, или с президентом Франции Марин Ле Пен (Marine Le Pen).

Германии в эти непростые времена отведена центральная роль — роль «якоря надежды», как сказал сам Штайнмайер. Как человеку, который в будущем будет стоять во главе этого государства, ему положено приложить все силы для того, чтобы сохранить свободу и демократию. Он будет путешествовать по миру как своего рода второй министр иностранных дел.

Пробел — социальная политика

Но какие вехи он расставит во внутренней политике? Это пока не до конца ясно. Потому что в плане внутренней и социальной политики Штайнмайер до сих пор себя ничем не проявил, лишь один раз, когда проиграл выборы как кандидат в канцлеры в 2009 году. Он долгое время был политическим чиновником, больше государственным слугой, чем политиком. И его большая проблема состоит в том, что он был одним из архитекторов «Повестки 2010».

Это усложняет для него ситуацию в социально-политическом споре, в котором речь идет также о реальной или ощутимо растущей несправедливости в стране. Его прошлое навалится на него, когда он встретит недовольных, гневных граждан, которые считают «красно-зеленые» социальные реформы и тем самым и его самого виновными в их страхе перед социальным крахом.

Новому президенту ФРГ придется искать на это ответ. А также на то, как можно уменьшить социальную и политическую пропасть в обществе. Также как и ответ на вопрос, как, по его мнению, следует обращаться с беженцами и мигрантами или с исламом, и что делать со страхом некоторых граждан перед чужаками.

Он заявил, что хочет бороться против озлобления врагов беженцев и мигрантов и что он всерьез принимает опасения обеспокоенных граждан. Однако здесь ему предстоит значительная работа.

Штайнмайер как человек, назначающий канцлеров

В плане внутренней политики уже осенью Штайнмайера может ожидать беспримерный вызов. То есть в том случае, если выборы в бундестаг не приведут к четкому результату. Это одна из немногих задач президента ФРГ, связанная с реальной властью: предложить бундестагу канцлера. Будет ли он при наличии незначительного большинства опять опекать Ангелу Меркель, с которой у него всегда были хорошие отношения? Или он предпочтет своего (до сих пор) товарища по партии Мартина Шульца (Martin Schulz) в качестве главы красно-красно-зеленой коалиции? Тогда действительно дело будет за Штайнмайером. В крайнем случае он смог бы даже распустить бундестаг.

Нынешние выборы президента ФРГ не стали — в отличие от прежних выборов — сигналом для будущей коалиции. Таким образом, Штайнмайер — это президент на все случаи, что вполне отвечает его природе. В случае нового избрания Меркель на должность канцлера он будет так же хорошо работать с ней, как и с канцлером Шульцем.

Штайнмайер уже не является более активным политиком. Но у него по-прежнему в высшей степени политическая роль. Только у него теперь другие инструменты. Он должен будет научиться пользоваться ими.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071090


Россия. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071073

Как Россия стала новым влиятельным игроком на Ближнем Востоке

Оуэн Мэтьюз (Owen Matthews) , Джек Мур (Jack Moore), Дэмиен Шарков (Damien Sharkov), Newsweek, США

Утром 11 января фельдмаршал Халифа Хафтар (Khalifa Haftar) поднялся по трапу на борт авианосца, остановившегося у ливийского портового города Тобрук. Под аккомпанемент военного оркестра и в присутствии почетного караула адмирал в белой парадной форме поприветствовал ливийского лидера, командовавшего в 2011 году повстанческими силами, которые пользовались поддержкой США и которые свергли диктатора Муаммара Каддафи (Muammar el-Qaddafi).

После окончания приветственной церемонии 73-летнего Хафтара — американского гражданина, прожившего много лет в США — проводили в одно из подпалубных помещений, где состоялась его видеоконференция с самым активным иностранным политическим заправилой на Ближнем Востоке. Официальной темой этой видеоконференции была борьба с терроризмом. Однако обе стороны понимали, что истинная причина ее проведения заключалась в другом: они должны были обсудить то, как Хафтар может укрепить свою власть и одержать победу над слабым правительством в Триполи, которое пользуется поддержкой ООН.

У Хафтара довольно тесные связи с Вашингтоном, однако в январе на борту авианосца его приветствовали вовсе не американцы. Это был «Адмирал Кузнецов», единственный российский авианосец, а собеседником Хафтара был министр обороны России Сергей Шойгу.

Подобно множеству лидеров на Ближнем Востоке, Хафтар обзавелся новыми друзьями в Москве. Спустя три десятилетия, которые Россия провела на вторых ролях, она снова стала влиятельным игроком на Ближнем Востоке. Только за последние шесть месяцев России удалось изменить ход гражданской войны в Сирии и взять в свои руки контроль над процессом мирного урегулирования, наладить тесные отношения с турецким лидером Реджепом Тайипом Эрдоганом (Recep Tayyip Erdogan) и начать налаживать связи с такими традиционными союзниками США, как Египет, Саудовская Аравия и даже Израиль. За последние два года президент России Владимир Путин принял у себя лидеров стран Ближнего Востока 25 раз — в пять раз больше, чем президент США Барак Обама, о чем свидетельствуют данные a Newsweek.

В течение нескольких десятилетий Вашингтон пытался установить демократические режимы во многих странах мира, включая ближневосточные государства. Однако эти планы, очевидно, были свернуты при администрации Обамы и при нынешнем президенте Дональде Трампе. Если не считать Тунис, чей пример тоже далек от идеала, арабская весна не смогла принести демократию на Ближний Восток. Вместо этого она привела к расцвету экстремизма и нестабильности в таких государствах, как Египет, Ливия и Сирия. Вмешательство Запада в конфликты в Ливии и Йемене — вместе с вмешательством Ирана и коалиции во главе с Саудовской Аравией в Йемене — привело к формированию недееспособных государств, в которых до сих пор бушуют гражданские войны.

То, что США поддержали сирийских повстанцев и долгое время настаивали на том, что автократический президент Башар Асад должен покинуть свой пост, привело лишь к увеличению длительности и ужесточению гражданской войны, что в свою очередь спровоцировало стремительный рост влияния «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная в РФ — прим. ред.). А урегулирование палестино-израильского конфликта — давняя цель внешней политики США — теперь выглядит еще менее вероятным, чем когда-либо прежде. Если говорить о двух президентских сроках Обамы, то прошлогоднее историческое соглашение по иранской ядерной программе, обязывающее Иран свернуть ее в обмен на снятие санкций, является единственным несомненным достижением его администрации — и даже оно выглядит довольно шатким теперь, когда к власти в США пришла новая администрация.

«Политика Обамы на Ближнем Востоке полностью провалилась, — считает Леонид Слуцкий, председатель комитета Государственной Думы по международным делам. — Бессилие и отсутствие результатов очевидны».

Кремль видел слабость США, он почувствовал, что здесь скрыты новые возможности. С точки зрения Москвы, возвращение части прежнего влияния Советского Союза на Ближнем Востоке может принести массу преимуществ. В этом случае Россия может продолжить строительство своей империи и проецировать свое растущее влияние, а также военную мощь в глобальных масштабах. Она также может получить новые дипломатические козыри, чтобы с их помощью добиться снятия западных санкций, введенных против нее в связи с аннексией Крыма в 2014 году, или чтобы позже использовать их в переговорах с Западом.

«В первую очередь это вопрос возвращения нашего стратегического влияния», — сказал в беседе с Newsweek Олег Морозов, член комитета Совета Федерации по международным делам. А директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин пишет об этом так: «Цель внешней политики [Путина] — восстановить за Россией статус глобальной сверхдержавы. Для него возможность вести дела на Ближнем Востоке, конкурируя с США, является свидетельством статуса сверхдержавы. Именно этим Россия и занималась в Сирии».

Однако вполне возможно, что по своей значимости для России эти задачи уступают другой цели, которой на Западе часто уделяют мало внимания: Москва стремится защитить Россию от радикального исламистского терроризма — именно страх перед ним помог Путину подняться на вершину власти в период жестоких войн на Северном Кавказе в 1990-х годах. Местные террористические группировки оказали мощное влияние на политику Кремля и мировоззрение россиян, которые отдают предпочтение порядку, а не личным правам и свободам. Наблюдая за тем, как спустя десять лет США пытаются навязать демократию Ираку и Ливии, провоцируя при этом начало гражданских войн, Путин столкнулся с неизбежным выбором: внешние силы должны вставать на сторону сильных режимов, какими бы жестокими они ни были, иначе мир столкнется с разрушением государственных систем и подъемом терроризма.

По мере роста влияния ИГИЛ в Сирии Путин все меньше верил в успех попыток Запада справиться с этой террористической группировкой. В середине сентября 2015 года российские службы безопасности объявили о том, что, по их данным, на стороне ИГИЛ в Сирии воюют как минимум 2,5 тысячи российских граждан. С точки зрения Путина, этого было достаточно для того, чтобы сделать сохранение и победу режима Асада вопросом национальной безопасности России.

«Наша главная задача в Сирии заключается в том, чтобы помешать нашим гражданам, [воюющим на стороне ИГИЛ], вернуться на родину, — сказал депутат Думы Вячеслав Никонов. — Для России вмешательство в ситуацию на Ближнем Востоке — это вопрос защиты нашей собственной безопасности. Все остальное — это детали».

Как бы то ни было, возвращение России на Ближний Восток оказалось на удивление успешным, одновременно оно стало ударом по влиянию и авторитету Америки. До недавнего времени у США не было реального дипломатического или военного конкурента на Ближнем Востоке. Теперь, когда Трамп начинает свой президентский срок с обещаний стереть ИГИЛ с лица земли, в Сирии летают российские самолеты, действуют российские военнослужащие, российские корабли стоят у побережья Ливии, а друзья Москвы занимают — или готовятся занять — президентские дворцы от Триполи до Дамаска. Если Трамп решит сделать какой-либо шаг на Ближнем Востоке, ему придется сначала спросить себя: что об этом подумает Путин? Ни у одного американского президента в новейшей истории не было подобной проблемы.

Власть и паранойя

На протяжении большей части холодной войны влияние Москвы на Ближнем Востоке было сопоставимо с влиянием Вашингтона. Советский Союз был самопровозглашенным защитником пролетарской революции во всем мире. Антизападный и решительно социалистический арабский национализм египетского президента Гамаля Насера (Gamal Nasser) давал Москве возможность расширять свое влияние в арабском мире. После того как Насер одержал победу над прежними колониальными владыками региона — Великобританией и Францией — в результате Суэцкого кризиса 1956 года, на Ближний Восток потекли российские деньги и оружие.

Советские инженеры построили плотину на Ниле в районе Асуана и помогли построить современные города в тех частях Сирии и Ирака, которые находились под властью партии «Баас». Между тем целое поколение арабских офицеров, врачей и специалистов получали образование в Москве. Среди них был и будущий президент Египта Хосни Мубарак, а также Хафтар, который продолжил обучение в Советском Союзе в 1970-е годы, закончив перед этим Военную академию в Бенгази. Генералы КГБ помогали создавать службы безопасности в Ливии, Алжире, Египте, Ираке и Сирии, беря за основу структуру советских секретных служб.

Стремясь остановить действие эффекта советского домино на Ближнем Востоке, Вашингтон вложил туда немало средств. Израиль, Саудовская Аравия и Египет — после ухода Насера — стали главными получателями военной помощи США. В Турции, которая вступила в НАТО в 1952 году, были размещены американские самолеты, военные корабли, а также баллистические ракеты средней дальности «Юпитер» — их появление в Турции заставило Советский Союз развернуть свои ракеты на Кубе, что чуть было не привело к началу ядерной войны в 1962 году.

После распада Советского Союза в 1991 году друзья Москвы на Ближнем Востоке крепко цеплялись за власть, сохраняя решительно антизападный полумесяц от Ливии до Сирии, несмотря на отсутствие финансовой помощи со стороны России. Затем один за другим клиенты Москвы начали сдавать позиции. Саддам Хусейн в Ираке — временами он пользовался помощью США — стал первым лидером, которого свергли в 2003 году в результате того, что Россия назвала откровенной агрессией Америки. Спустя десятилетие, в результате событий арабской весны, власти лишились Муаммар Каддафи в Ливии, Хосни Мубарак в Египте и Зин аль-Абидин Бен Али (Zine El Abidine Ben Ali) в Тунисе.

В этот же период времени в результате революций, которые прокатились по бывшим территориям Советского Союза и которые получили название цветных революций, власти лишились пророссийские правительства в Сербии, Украине, Киргизии и Грузии. В 2011 году стремление к идеалам демократии докатилось и до Москвы, где 100 тысяч человек вышли на улицы, чтобы протестовать против возвращения Путина на третий срок.

С точки зрения американцев, эта серия протестов и революций стала свидетельством триумфа демократии и власти народа. Однако с точки зрения россиян, эти события были частью спланированной Вашингтоном кампании, направленной на уничтожение тех лидеров, которые осмелились выступить против США — включая Путина. Его рейтинг опустился до рекордного минимума (63%), а лидеры протестного движения, говорившие о европейском либерализме и сближении с США, казались реальными претендентами на власть.

«С точки зрения Путина, площадь Тахрир и киевский Майдан — это часть одного заговора, направленного против России, — сказал один высокопоставленный западный дипломат, попросивший сохранить его имя в тайне. — Мы считаем это паранойей. Это и есть паранойя. Но они в это верят».

На протяжении этого периода Россия много раз протестовала — хотя к ней никто не прислушивался — в ООН в бесплодных попытках предотвратить бомбовые удары по Белграду в 1999 году и вторжение в Ирак в 2003 году. В обоих случаях Вашингтон проигнорировал Москву. Только начав налаживать отношения с Ираном, Москва сумела привлечь внимание Вашингтона. В конце 1990-х годов Москва помогла Тегерану разработать баллистические ракеты средней дальности «Шахаб-3», а затем начала строить первую в Иране атомную станцию в Бушере. С 2008 года, когда Белый дом постепенно стал склоняться к необходимости заключить сделку с Ираном, чтобы тот отказался от своей ядерной программы, Россия взяла на себя роль добросовестного посредника.

«Американцы поняли, что им нужна наша помощь с Ираном, — говорит бывший премьер-министр России Сергей Кириенко, который возглавлял государственную корпорацию „Росатом" в период ключевых переговоров с Ираном. — Иранцы нам доверяли. Мы были их гарантией безопасности».

В то же время Россия неторопливо, но настойчиво увеличивала свою роль в процессе мирного урегулирования палестино-израильского конфликта. Ключевым союзником Москвы был лидер палестинцев Махмуд Аббас (Mahmoud Abbas), который закончил московский Университет дружбы народов в 1970-х годах. Израильские эксперты, ссылавшиеся на документы, вывезенные из России работником архивов КГБ Василием Митрохиным в 1991 году, заявляли, что Аббас был завербован советскими службами безопасности под кодовым именем «Кротов». Палестинские чиновники отрицали эту информацию, называя ее клеветой.

Был ли Аббас агентом советских спецслужб или нет, он «любит русских и хочет им угодить», как сказал Зияд Абу-Зайяд (Ziad Abu Zayyad), бывший палестинский министр. Когда Путин посетил Вифлеем во время своей поездки на Западный берег, Аббас подарил ему участок земли, где теперь находится российский культурный центр. В том же году он назвал улицы в Вифлееме и Иерихоне в честь Путина и его предшественника Дмитрия Медведева.

Параллельно с этими публичными жестами дружбы на Ближнем Востоке ведется активная дипломатическая кампания. Эту кампанию Москвы возглавляет 64-летний профессиональный дипломат, бегло говорящий на арабском языке, по имени Михаил Богданов, который занимает пост специального посланника Путина на Ближнем Востоке с 2012 года. Богданов, который прежде был послом России в Сирии, Египте и Израиле, сыграл ключевую роль в оказании влияния и поисках друзей среди лидеров Ближнего Востока, от египетского президента и военного лидера Абделя Фаттаха ас-Сиси (Abdel Fattah el-Sisi) до ливийского лидера Хафтара.

Постепенный уход Америки с Ближнего Востока при президенте Обаме помог Богданову в его работе. У Белого дома были веские причины для ухода из этого региона: президент хочел свернуть непопулярные среди простых американцев военные кампании США. В то же время зависимость Америки от ближневосточных нефтяных месторождений постепенно уменьшалась благодаря сланцевой революции, которая превратила США в страну-экспортера энергоресурсов. Однако одним из непредвиденных последствий ухода США с Ближнего Востока стало то, что Богданов смог заключать сделки с лидерами региона, от Рамалла до Каира и Бенгази.

«Внешняя политика российского режима характеризуется крайним прагматизмом, отсутствием идеологической составляющей и попытками наладить отношения со всеми основными игроками в регионе, — считает Николай Кожанов, бывший атташе российского посольства Тегерана, а ныне эксперт британского аналитического центра Chatham House. — Таким образом, именно это стоит считать основным принципом стратегии России и ее главным преимуществом на Ближнем Востоке».

В отличие от своих американских коллег, Путин не считал нужным наставлять лидеров Египта и Сирии в вопросах демократии и защиты прав человека. «Россия увидела в Египте возможность, потому что США настаивали на проведении реформ с момента арабской весны», — говорит Стив Сече (Steve Seche), бывший чиновник Госдепартамента и бывший посол США в Йемене. Российский президент также был готов продавать дешевое оружие региональным державам. С 2012 года Москва продала Египту оружие на сумму в 4 миллиарда долларов, а в ноябре 2016 года она начала переговоры с Ираном по заключению 10-миллиардной сделки.

Однако два кризиса передвинули Ближний Восток с полей внешней политики России в самый ее центр: аннексия Крыма Россией в марте 2014 года, которая спровоцировала непосредственный конфликт между Москвой и Западом, и война в Сирии, которая годом позже позволила Путину сделать так, что Россия стала одним из основных субъектов влияния на Ближнем Востоке.

Дамасский гамбит

30 сентября 2015 года Путин отдал российским военным самолетам приказ отправиться на авиабазу Хмеймим вблизи Латакии, которая находилась под контролем сил Асада. Это стало первой военной операцией России за пределами границ бывшего Советского Союза после катастрофической кампании Москвы в Афганистане в 1979 году. Спустя всего несколько дней 30 российских самолетов начали постепенно разворачивать ход борьбы в Сирии в пользу Асада.

Несмотря на то, что Россия отправила в Сирию мало самолетов, это стало поворотным моментом во внешней политике Москвы. Внезапно российские самолеты стали летать в том же воздушном пространстве, что и самолеты Америки и ее союзников, пытавшихся бороться с ИГИЛ. В России радиостанция «Коммерсант» сообщила, что сирийский народ называет Путина «Цезарем», а в ежедневных прогнозах погоды начали рассказывать о погодных условиях в Сирии. К концу 2016 года Министерство обороны России сообщило, что его самолеты совершили 30 тысяч боевых вылетов и нанесли удары по 62 тысячам целей. Между тем с 2014 по конец января 2017 года коалиция во главе с США совершила 135 тысяч миссий, направленных против ИГИЛ в Сирии и Ираке, но нанесла удары всего по 32 тысячам целей.

Главная причина заключается в том, что, как утверждают представители коалиции, они гораздо строже соблюдают правила, позволяющие ограничить число жертв среди мирного населения. В январе министр обороны США Эштон Картер (Ashton Carter) пожаловался, что военная кампания России не добилась никаких успехов в борьбе с ИГИЛ. Каким бы ни было влияние воздушной кампании России, большинство экспертов согласны с тем, что она помогла ослабить поддерживаемые США повстанческие группировки и позволила Асаду вернуть контроль над Алеппо, имеющим стратегическую значимость.

Олег Морозов, член комитета Совета Федерации по международным делам, говорит, что у Путина «не было иного выбора, кроме как вмешаться. Нам нужен не столько Асад, сколько некая стабильность в Сирии. Если бы мы позволили режиму Асада пасть, это был бы конец нашего влияния на Ближнем Востоке».

В любом случае, по словам Тренина, сирийская кампания быстро стала символическим упреком Обаме, который годом ранее назвал Россию всего лишь «региональной державой».

Символической кульминацией роли «спасительницы» Сирии, которую Россия на себя взяла, стало 5 мая 2016 года, через несколько дней после того, как войска Асада при поддержке российского спецназа и самолетов отвоевали древний город Пальмира у ИГИЛ. Москва отправила в Пальмиру своего величайшего дирижера Валерия Гергиева и его Мариинский симфонический оркестр, чтобы они смогли выступить перед журналистами со всего мира в древнем амфитеатре, который ИГИЛ ранее использовала в качестве места проведения казней. Разумеется, это был пропагандистский трюк, но он оказался чрезвычайно эффективным.

Успех России в Пальмире продлился недолго, однако это ничего не значило: в декабре, спустя семь месяцев после выступления оркестра, когда камеры и — что гораздо важнее — военные ушли из Пальмиры, боевики ИГИЛ снова ее захватили. Кремль заявил, что причиной этого поражения является нежелание США сотрудничать с Москвой в борьбе против ИГИЛ, и после этого о Пальмире практически перестали упоминать.

Но теперь, когда Алеппо снова находится в руках режима, а процессом урегулирования занялась Москва, у новой администрации США осталось довольно мало возможностей повлиять на ситуацию в Сирии, как в дипломатической смысле, так и на местах.

«Что мы можем сделать, чтобы противостоять этому?— сказал чиновник Госдепартамента, согласившийся дать интервью на условиях анонимности. — [Россия] стала очень влиятельным игроком в Сирии, потому что она решила вести там такую политику, которую в других частях мира сочли бы военными преступлениями».

Враги с привилегиями

За последние 18 месяцев успешная интервенция России в Сирии позволила существенно повысить степень влияния Москвы в регионе. Скорее всего, новым лучшим другом Кремля станет Турция, член НАТО и давний враг России. Всего год назад, когда Турция сбила российский военный самолет, вторгшийся в турецкое воздушное пространство, Путин был в ярости: он распорядился прекратить полеты российских чартеров в Турцию и ввести санкции против турецких товаров.

С тех пор на отношения между странами повлияли два фактора: победа Асада в Алеппо и неудачная попытка государственного переворота в июле, которая заставила Эрдогана начать чистки в рядах его оппонентов, что вызвало резкую критику со стороны США и европейских стран. В ответ на упреки со стороны своих прежних союзников в Брюсселе и Вашингтоне Эрдоган развернулся к своему «другу Владимиру» в России.

«Без России найти решение проблем в Сирии будет невозможно, — сказал Эрдоган в августе в одном из своих интервью перед поездкой в Санкт-Петербург. — Ось дружбы между Москвой и Анкарой будет восстановлена».

В то же время Эрдоган признал, что его отношения с Обамой оказались «разочаровывающими». Администрация Обамы отказалась прекратить оказывать поддержку курдским боевикам на севере Сирии и выслать в Турцию Фетхуллаха Гюлена (Fethullah Gülen), живущего в США духовного лидера, который является противником Эрдогана. В результате турецкие чиновники начали открыто подвергать сомнению целесообразность предоставления Америке доступа к стратегической базе Инджирлик, расположенной недалеко от границы с Сирией. Эрдоган призвал турецких политиков еще раз проанализировать их сосредоточенность на связях с США, а также подумать над вступлением в Шанхайскую организацию сотрудничества во главе с Китаем, которую Москва поддерживает. В январе впервые в истории российские и турецкие военные самолеты приняли участие в совместной воздушной операции против ИГИЛ.

По мнению Фади Хакуры (Fadi Hakura), главы Турецкого проекта в Chatham House, эта дружба между Москвой и Анкарой, возможно, носит «чисто деловой» характер, однако это устраивает обе стороны. Эрдоган хочет «увеличить расстояние между Вашингтоном и Анкарой», а Россия охотно это поддерживает, руководствуясь принципом «враг моего врага — мой друг».

Дружба России с другой крупной державой этого региона, с Ираном, возможно, начиналась как альянс двух изгоев, однако теперь этот союз стремительно набирает вес. Тегеран присоединился к Москве в ее попытках взять контроль над процессом мирного урегулирования сирийского конфликта в свои руки, и они стали арбитрами на переговорах в Астане, столице Казахстана, в ходе которых была разработана дорожная карта, ведущая к миру и принятию новой конституции в Сирии. Поставки российского оружия — в том числе зенитно-ракетные комплексы С-300, которые Россия доставила в Иран в прошлом году — помогли Тегерану не отстать от его региональных противников, расходующих огромные средства на оборону, таких как Израиль и Саудовская Аравия.

В обмен на это Иран предоставил России временный доступ к своей воздушной базе Хамадан, чтобы военные самолеты смогли оттуда совершать боевые вылеты, и позволил Москве запускать крылатые ракеты с военных кораблей в Каспийском море через его территорию. Но что самое важное, как утверждает сэр Ричард Далтон (Richard Dalton), бывший посол Великобритании в Иран, сохранив власть в руках Асада, Россия помогла Тегерану поддержать «ось сопротивления против Израиля и США».

В то время как Иран не был союзником США в течение нескольких десятилетий, Каир оставался ключевым партнером Вашингтона в военной и дипломатической сфере, а также в сфере разведки. Получая от США существенную военную помощь, Египет старался сохранять партнерские отношения с Вашингтоном, несмотря на натянутость отношений с Обамой после захвата власти ас-Сиси в 2013 году. Хотя с тех пор Каир поддерживал тесные связи с Вашингтоном, он также признал возросшее влияние Москвы в регионе, разрешив России провести военные учения десантников на своей территории в прошлом году — это были первые подобные учения на территории Африки.

В ноябре прошлого года Египет продемонстрировал свою готовность поддержать Путина, став одной из четырех стран, поддержавших российскую резолюцию по Сирии в ООН. В свою очередь Москва стала настаивать на снятии санкций с Ливии, где Хафтар, союзник ас-Сиси, до сих пор борется за власть в стране. «Путин будет добиваться снятия санкций», — заявил Хафтар после своей видеоконференции с Шойгу на борту российского авианосца.

Путину даже удалось достичь нового уровня отношений с Израилем, самым близким и самым важным союзником Вашингтона на Ближнем Востоке. Российские самолеты теперь летают в непосредственной близости от Голанских высот — спорной территории, которую Израиль захватил у Сирии в 1967 году и которая теперь является причиной раздора между странами. С сентября 2015 года израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху (Benjamin Netanyahu) трижды посетил Путина в Москве — он провел меньше встреч с Обамой, с которым у него весьма натянутые отношения.

В ноябре прошлого года Медведев отправился в Израиль, чтобы отметить 25-летие дипломатических отношений между двумя странами и расширить сотрудничество в сфере торговли. Нетаньяху, очевидно, крайне обеспокоен сотрудничеством России с двумя главными врагами Израиля в регионе: с Ираном и ливанской шиитской группировкой Хезболла. Он надеется использовать влияние России на врагов Израиля в свою пользу, и пока Москва не возражала против ударов Израиля по боевикам Хезболла в Сирии. Но опасения Нетаньяху связаны в том числе и с США: Обама проигнорировал возражения Израиля против ядерного соглашения с Ираном и заставил израильского лидера прекратить строительство поселений на Западном берегу — это было главным препятствием для заключения мирного соглашения с палестинцами. 2 февраля пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер (Sean Spicer) сигнализировал о продолжении политики Обамы, сказав, что «строительство новых поселений или расширение существующих поселений за пределы их нынешних границ не поможет достичь» мирного соглашения.

Россия, с другой стороны, не выдвигает подобных жестких требований к Израилю. После того как Вашингтон ввел санкции против России в связи с аннексией Крыма, Путин старается найти себе как можно больше друзей в этом регионе, чтобы «создать второй фронт», как говорит Цви Маген (Zvi Magen), бывший посол Израиля в Россию. Путину «нужно увеличить давление на Запад… Одним из таких новых рычагов давления является палестино-израильский процесс». После третьей встречи Путина и Нетаньяху в Москве, которая состоялась в июне — когда российский лидер назвал Израиль «безусловным» союзником — Россия предложила провести мирные переговоры между Нетаньяху и Аббасом в Москве.

Оба лидера увидели новые возможности в этих развивающихся отношениях, основанных на принципах прагматизма: для Путина это была возможность бросить вызов лидерству Вашингтона, а для Нетаньяху — возможность отдалиться от администрации Обамы. Сейчас на Ближнем Востоке развивается множество взаимовыгодных связей. К несчастью, Вашингтон не принимает в этом никакого участия.

Партнер или вредитель?

Возможно, Обама отказался от бушевской политики применения силы на Ближнем Востоке — и во всем мире — но складывается впечатление, что Трамп намерен полностью отказаться от 70-летней приверженности Америки своей роли самого убежденного покровителя демократии в мире. Американской политике «интервенций и хаоса» необходимо положить конец, как сказал Трамп в декабре.

С точки зрения Кремля, такой сдвиг может спровоцировать опасный вакуум во власти, который могут очень быстро заполнить сторонники исламистов во многих странах, от Ливии, до Ирака и Сирии. Хотя многие на Западе рассматривают подъем России как проявление стремления возродить утраченную империю и влияние, многие высокопоставленные российские чиновники считают политику их страны на Ближнем Востоке вопросом самозащиты.

«Мы помним, сколько радикалов прибыли сражаться в Чечню с Ближнего Востока, — сказал Леонид Калашников, председатель комитета Государственной Думы по делам СНГ, имея в виду иностранных джихадистов, которые воевали на стороне чеченских сепаратистов на Северном Кавказе в 1990-х годах. — Этот регион граничит со Средней Азией. Это наше уязвимое место. Мы должны быть в Сирии, чтобы помешать терроризму распространиться на наши территории».

Николай Ковалев, бывший глава российской службы внутренней безопасности (ФСБ), а ныне член думского комитета по безопасности, говорит следующее: «Там сражаются тысячи наших граждан. В Сирии собрались неадекватные люди со всего мира. Исламский аспект — это всего лишь повод. Это люди, которые получают удовольствие, ставя других на колени, в прямом и метафорическом смыслах, люди, которые получают удовольствие, превращая женщин в рабынь. В целях обеспечения нашей национальной безопасности мы не должны допустить, чтобы они принесли эту идеологию в Россию».

Россия решительно намерена сохранить статус влиятельного игрока на Ближнем Востоке, а это значит, что региональным лидерам придется найти способ сотрудничать с обеими сторонами. Трамп связался с Нетаньяху, пригласив его встретиться в Вашингтоне в марте, пообещав переместить американское посольство в Иерусалим и назначив нового посла в Израиль — все это может ослабить связи между Нетаньяху и Путиным. (Между тем, палестинцы будут нуждаться в поддержке Москвы как никогда. «Мы не возлагаем надежд на Трампа», — говорит Абу Зайяд.)

Египет, как и Израиль, может попытаться наладить отношения с Россией и США. Помимо сближения с Путиным, Сиси также стал более благосклонно относиться к Трампу. Он стал первым лидером иностранного государства, позвонившим по телефону и поздравившим миллиардера с его победой над Хиллари Клинтон. Он был также первым арабским лидером, встретившимся с Трампом в ходе его предвыборной кампании. Их отношения продолжили развиваться после вступления Трампа в должность президента. После инаугурации первым жестом Трампа в сторону арабского мира стал телефонный звонок Сиси. Он также принял у себя в Вашингтоне короля Иордании Адбдалла II и позвонил нескольким арабским лидерам, чтобы заверить их в поддержке США.

«Можно сказать, что [Трамп и Сиси] смотрят на мир одинаково, — считает Хью Ловатт (Hugh Lovatt), эксперт по Ближнему Востоку и Северной Африке Европейского совета по международным отношениям. — Мы вполне можем представить себе некие совместные планы России, США и Египта» касательно таких ближневосточных процессов, как процесс мирного урегулирования палестино-израильского конфликта. Подобная триада может понравиться Израилю, который развивал с Египтом секретные дипломатические связи и связи в сфере безопасности.

США, возможно, придется внести изменения в свою политику на Ближнем Востоке. На всех прежних мирных переговорах на Ближнем Востоке США были главным посредником. Теперь Трампу придется взглянуть в лицо печальной реальности: чтобы заключать мирные соглашения, бороться с терроризмом и защищать экономические интересы Америки в этом регионе, ему, возможно, придется и дальше выражать свое восхищение человеком, который сделал восемь лет правления предыдущего президента США такими трудными.

Россия. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 февраля 2017 > № 2071073


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 12 февраля 2017 > № 2078101 Сергей Лавров

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова для программы И.А.Зейналовой «Итоги недели» на телеканале «НТВ», Москва, 12 февраля 2017 года

Вопрос: Вдруг оказалось, что дипломатический работник – это не просто тяжелая и сложная, но даже опасная профессия. Посмотрим на прошлый год: убийство Посла России в Турции А.Г.Карлова, высылка наших дипломатов из Америки. Годом раньше произошли обстрелы наших посольств, нападения на дипломатов. Насколько сейчас, на Ваш взгляд, накаленная международная обстановка делает эту профессию просто опасной? Нет ли аналогий с «красными дипкурьерами», о которых вспоминали в советское время?

С.В.Лавров: Я как раз тоже хотел вспомнить о дипкурьерах, потому что профессия дипломата, на мой взгляд, всегда была не очень спокойной, очень ответственной и сложной, в т.ч. потому что приходится работать в странах с напряженной политической обстановкой, где происходят военные перевороты, меняется власть неконституционным путем, происходят столкновения, не говоря уже о том, что большинство стран мира отличаются по климатическим условиям от Российской Федерации. Это никогда не помогает нормальному функционированию организма.

Бывают периоды, когда некоторые из наших партнеров, закусив удила, решают почему-то нас наказывать, как было с теми 35 дипломатами, которых выслал Президент США Б.Обама, срывая на нас за что-то обиду, наверное, за поражение кандидата от демократической партии, которое даже нельзя представить себе. Подходы к нашим дипломатам с предложениями завербовать их и перейти на отношения сотрудничества не прекращаются. Они не прекращались даже в лучшие времена, в т.ч. в США и европейских странах. Очень часто это делается бесцеремонно, в присутствии членов семьи. К этому, конечно, необходимо относиться как к неприемлемым методам.

Вопрос: Думала, что это осталось в 80-х. Сейчас же есть уже электронная разведка.

С.В.Лавров: Нет, в прошлом году еще при администрации Президента США Б.Обамы было несколько таких подходов. Каждый раз мы обращаем на это внимание. Взамен они жалуются, что здесь обижают их дипломатов. Но то, как здесь работают американские дипломаты – это отдельная тема. У них здесь гораздо более комфортный режим для деятельности, нежели, чем тот режим, который они создали в последние пару лет вокруг нашего посольства и наших консульских учреждений в США.

Вы упомянули о трагической смерти Посла России в Турции А.Г.Карлова. Безопасность у нас сейчас становится приоритетом номер один. После трагедии в Анкаре мы доложили по поручению Президента Российской Федерации В.В.Путина дополнительные предложения о том, как повысить защищенность наших загранучреждений, дипломатов, других сотрудников посольств и генеральных консульств. Предложения были одобрены, сейчас они претворяются в жизнь. Всегда эта работа разбивается на несколько направлений: физическая защищенность, техническая защищенность и работа со страной пребывания. Главная ответственность за безопасность всех дипломатов из всех стран несет страна, в которой они работают. Это было установлено Венскими конвенциями 1961 и 1963 гг. Таким образом документы возлагают главную ответственность на страну пребывания. Всегда, когда возникают какие-то проблемы или опасения, что могут возникнуть проблемы с безопасностью, наши послы незамедлительно обращаются к соответствующим структурам страны, в которой они работают. Физическая безопасность – это, прежде всего, надежное ограждение, способы перекрыть нежелательных визитеров на входе в загранучреждение, это служба дежурных комендантов, которые традиционно обеспечивают наблюдение через камеры наружного наблюдения за тем, что происходит вокруг наших посольств и генеральных консульств. Мы уже давно, задолго до нынешних событий, взяли курс на то, чтобы служба дежурных комендантов в основном укомплектовывалась нашими пограничниками. Мы очень тесно сотрудничаем с Пограничной службой ФСБ России. Мы довольны тем, как они реагируют на наши просьбы. Доля пограничников в службе комендантов постоянно увеличивается. Конечно, мы делаем это, прежде всего, в странах со сложной обстановкой. В ряде государств, где продолжаются внутренние вооруженные конфликты, мы используем подразделения специального назначения. Сейчас такие подразделения есть в 12 странах. По мере анализа ситуации мы будем вместе с нашими коллегами из спецслужб смотреть на необходимость пополнить этот список. Желательно, конечно, чтобы он не расширялся, но не все от нас зависит.

В ряде случаев используем частные охранные предприятия стран пребывания, в основном, чтобы они по внешнему периметру смотрели за порядком. Иногда на разовой основе они могут привлекаться для сопровождения сотрудников посольства на те или иные мероприятия, если на то есть основания.

Всех случаев, к сожалению, не предусмотришь. Жизнь гораздо сложнее, чем любые схемы. Мы принимаем все меры, необходимость которых мы видим.

Вопрос: Киевские власти хотят отнять у Посольства некоторые участки, которые межгосударственным договором были закреплены в аренду за российским Посольством. Это такая проекция политики Украины по отношению к России — все отражается на дипломатах. На Ваш взгляд, резкое обострение в Донбассе, тон дискуссий в самом Киеве идут на разрушение Минских договоренностей? Этот механизм уже не работает?

С.В.Лавров: Трудно найти другое объяснение тому, что они делают. Несмотря на объявленную несколько дней назад договоренность о прекращении огня, об отводе тяжелых вооружений в те места, где они должны находиться в соответствии с Минскими договоренностями, ежедневно поступают сообщения об абсолютно обратном: о том, что украинская сторона, вооруженные силы Украины (ВСУ) наращивают свои подразделения и тяжелые вооружения непосредственно около линии соприкосновения и в населенных пунктах в грубое нарушение всего того, о чем договаривались и под чем подписался Президент Украины П.А.Порошенко и его представители. Когда им задают эти вопросы, а задают их уже и западные представители, они отвечают, что это на случай, если ополчение начнет провокации, как это де бывало уже не раз. Но все понимают и все знают, что нынешнее критическое состояние однозначно спровоцировано теми, кто находится по западную сторону от линии соприкосновения. Я специально говорю про «западную сторону», а не про ВСУ, потому что там есть еще и добровольческие батальоны «Азов», «Донбасс», которые ни в грош не ставят командование ВСУ и считают, что они будут делать то, что им заблагорассудится, а заблагорассудиться им может очень многое. В частности, они решили перекрыть железнодорожное сообщение, которое худо-бедно функционировало и обеспечивало какую-никакую экономическую и транспортную связь между Донбассом и остальной Украиной. Они прекратили поставки угля, потому что те же самые «молодчики» не хотят пропускать эшелоны с углем. Сейчас объявили, что они будут закупать уголь в США, так же, как раньше собирались закупать его в ЮАР, лишь бы не брать в Донбассе. Что еще тут можно сказать? Потом, правда, экономическое чутье возобладало, ведь это в два-три раза дороже. Но сейчас, видите, опять хотят искать счастье за океаном.

Мне трудно объяснить как-то дополнительно то, что происходит, по сравнению с тем, что сказал Президент России В.В.Путин на пресс-конференции в Будапеште. Они опять хотят «выклянчить» деньги, ссылаясь на то, как их обижают, с той же ссылкой хотят привлечь к себе внимание, чтобы о них не забывали. Хотят загладить вину перед нынешней администрацией США, учитывая то, как они публично и открыто работали против Президента США Д.Трампа в ходе предвыборной кампании.

Президент России В.В.Путин 7 февраля говорил с Канцлером ФРГ А.Меркель. В этой беседе Канцлер не отрицала то, что нужно воздействовать в том числе и на Киев, хотя, конечно, повторила свою обычную позицию с призывом России повлиять на ополченцев. Президент России В.В.Путин объяснил ей последовательность событий. Не хочу раскрывать детали беседы, но Канцлер не спорила с тем, как мы оценили ситуацию. После этого мне сразу позвонил мой новый германский коллега З.Габриэль, и мы продолжили разговор, учитывая, что Президент России и Канцлер ФРГ договорились активизировать усилия в рамках «нормандского» формата. Мы к этому готовы, но, прежде всего, нужно конечно обеспечить безопасность «на земле». Это, кстати, то, к чему всегда апеллировал Президент Украины П.А.Порошенко, отказываясь ускорять политические реформы, призывая сначала обеспечить полную безопасность. Как только выяснилось, что безопасность можно обеспечить, если соблюдать то, о чем договорились, он понял, что от него теперь будут требовать политических реформ: закон об амнистии, закон об особом статусе Донбасса, закон о закреплении этого статуса в конституции и проведения выборов, и все это по согласованию с Донецком и Луганском. Как только П.А.Порошенко это понял, он сообразил, что его политические дни будут сочтены, если он внесет такие предложения в Верховную Раду. Тут, наверное, ему и пришло в голову, что было бы неплохо закрыть глаза на то, что будут делать добровольческие батальоны, а, может, и подсказать им, что нужно начать постреливать, свалив все, как всегда, на ополченцев и Россию, и надеяться на то, что Запад опять начнет взывать к российскому руководству.

Единственный плюс, который я вижу в этой ситуации, а он достается очень тяжелой кровью и многомесячными, даже многолетними экспериментами, это то, что на Западе все-таки начинают понимать, чего стоит украинская власть и чего стоят ее уверения в том, что она хочет выполнять Минские договоренности.

При этом, не видим альтернативы минскому «Комплексу мер». Наши западные коллеги – европейцы и, надеюсь, американцы это подтверждают. Говорю «надеюсь», потому что пока американская команда, которая будет заниматься Украиной, не сформирована. В ближайшее время у меня наверняка состоится контакт с новым Государственным секретарем США Р.Тиллерсоном, и мы, конечно, обсудим эти и другие крупные вопросы международной повестки дня, так же, как и вопросы наших двусторонних отношений. Надеюсь, что пока не очень уверенные ростки понимания того, что на самом деле происходит на Востоке Украины, будут укрепляться.

Вопрос: Вашего нового коллеги из США Р.Тиллерсона пока совершенно не видно, у них все делает Д.Трамп. Он ссорится, мирится, вешает трубки, объявляет президентам, что они могут не приезжать, если не хотят. На Ваш взгляд, насколько в принципе теперь Госдепартамент, Госсекретарь – это люди, которые будут что-то делать? У них же есть президент, у которого есть «Твиттер».

С.В.Лавров: У нас в Министерстве иностранных дел тоже у многих есть «Твиттер». «Твиттер» как инструмент важен в современном мире, но он не заменит работы коллектива. Я убежден, что в США это прекрасно понимают.

Р.Тиллерсон был назначен пару недель назад. Мы в контакте с теми, кто сейчас в Госдепартаменте поддерживает рабочий ритм. Но ключевые заместители Р.Тиллерсона пока не назначены, и ключевые направления внешней политики так же пока не обозначены.

Вопрос: С кем же Вам тогда обсуждать Украину, Донецк, Сирию?

С.В.Лавров: Их скоро назначат. Как я понимаю, этот процесс занимает некоторое время, потому что вся «обамовская» плеяда во главе Госдепартамента США покинула это заведение, как они сообщили, по своей инициативе. Видимо, это было сделано в предупредительном плане, потому что иначе их все равно бы попросили покинуть помещение. Сейчас там остались карьерные дипломаты на рабочем уровне, но начальников на каждом направлении пока нет. Р.Тиллерсон в силу того, что он пока новый человек на этом поприще, погружается в детали проблем, с которыми предстоит работать. Я убежден, что этот процесс завершится достаточно быстро.

Вопрос: Я не знаю, как это делается у министров иностранных дел, но можете ли Вы просто позвонить, скажем, Министру иностранных дел Украины и сказать, что его аргументы не работают, разворот над Германией тоже не очень сработал, и уже все понятно. Может, хватит? Пока в Америке формируется команда Госдепа, давайте договоримся, что хватит убивать. Хештег этой недели #хватитубивать. Задаете ли Вы просто прямые вопросы, чтобы получить прямые ответы, например, зачем они это делают, ведь Минским договоренностям и двух лет нет еще?

С.В.Лавров: Мы разговаривали с Министром иностранных дел Украины П.А.Климкиным, когда встречались в «нормандском формате». Помимо четырехстороннего формата всегда есть возможность поговорить с кем-то из участников этих встреч вдвоем. Мы с ним обсуждали этот вопрос. Мы оба исходим из того, что нам нужно преодолеть все эти проблемы. Звонить и взывать к совести – это тратить время. То, что украинцы, включая П.А.Климкина, каждый день публично излагают, говорит о том, что они хотят загнать себя в русофбский угол, откуда невозможно будет выбраться. Они продолжают валить «на голубом глазу» все на нас, на Донбасс, даже вопреки докладам СММ ОБСЕ, которая всегда старалась быть нейтральной. Если СММ ОБСЕ фиксирует обстрелы и отмечает в своих докладах направления, откуда эти обстрелы происходят, но не говорит прямо, что обстрел начался со стороны ВСУ, то даже такая «нейтральность» однозначно свидетельствует о том, что Миссия понимает, что больше невозможно «выгораживать» армию Украины и эти батальоны.

Я не ухожу от общения с П.А.Климкиным, но такие воззвания к совести, по-моему, просто бессмысленны, потому что украинцы на публичном фронте уже так себя заангажировали, что едва ли смогут «отрулить» назад без сильнейшего нажима со стороны западных спонсоров.

Вопрос: Это удивительно, потому что в принципе, у них разрушается страна. Пике и точка невозврата либо вот-вот будет, либо уже пройдена. Чем они мотивируют в разговорах с Вами эту невероятно странную нынешнюю позицию? Ведь уже все очевидно.

С.В.Лавров: Они ничем ее не мотивируют. Когда представляется возможность поговорить об отношениях в целом, о судьбах Украины, они начинают прятаться за лозунг о том, что все беды в России и ее попытках подрывать украинский суверенитет. Хотя задуматься надо, конечно, о судьбе всей страны, а не только говорить о том, что на Востоке у них «агрессор», поэтому больше ничего не нужно делать, пока они не закончат бороться с «агрессией». Я сейчас не помню точную цифру, но не меньше одной трети областей Украины официально обратились в Киев с предложением, требованием перейти на договорные отношения между областями и центральным правительством. Такие тенденции есть в Одесской и Закарпатской областях, так что это не только Восток и Юг, это еще и Запад страны.

Мы недавно были в Будапеште в составе делегации Президента России В.В.Путина. Наши венгерские коллеги выражали серьезную озабоченность положением венгерского меньшинства в Закарпатье. Они говорили о том, что это меньшинство по сути дела выживает исключительно благодаря гуманитарной помощи со стороны Венгрии. Было подчеркнуто, что все это делается транспарентно для украинского правительства. Но все обращения Будапешта к Киеву что-то сделать по линии украинского правительства для своих граждан венгерского происхождения до сих пор не возымели никакого эффекта.

Безусловно, надо думать о децентрализации. Напомню, что в апреле 2014 г. (об этом часто забывают), сразу после того, как прошла первая волна возмущения переворотом, когда Запад стал выгораживать тех, кто этот переворот организовал, прошла первая встреча России, США, ЕС и Украины, в ходе которой попытались нащупать формат дальнейших усилий по урегулированию ситуации. Для нынешнего периода это необычный формат, но тогда именно в таком составе собрались руководители внешнеполитических служб: Дж.Керри, К.Эштон (она тогда была Высоким представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности) и и.о.министра иностранных дел Украины А.Б.Дещица, который был затем отправлен послом в Польшу. В то время он был самостийно и в нарушение конституции уполномочен сформировавшейся в Киеве властью. Тогда после многочасовых переговоров было принято заявление, в котором украинская сторона обязалась, а все остальные приветствовали это обязательство, незамедлительно начать процесс децентрализации с участием всех регионов Украины. Это было зафиксировано на бумаге при участии США, ЕС, России и Украины. Тогда они понимали, что страну нужно держать в целостности, а для этого необходимо делегировать полномочия. Потом, наверное, решили, что раз Запад стал поддерживать Украину, подкидывать им деньги, наверное, «прокатит» и без всякой децентрализации. Я уверен, что без такого, извините за грубое слово, «втыка» со стороны наших западных партнеров больше ничего сделать невозможно.

Мы знаем и понимаем, что Европа так себя спозиционировала в поддержку Украины, что сейчас им публично сложно выступать против Президента страны П.А.Порошенко. Но мы будем готовы принять и такой результат, который будет достигнут не публичным, а конфиденциальным воздействием. Главное, чтобы прекратилось нарушение Минских договоренностей, чтобы они были полностью выполнены, включая их политическую часть.

Вопрос: Кстати, по поводу конфиденциальных договоренностей, децентрализации и возможных ходов. Мы сейчас смотрим на происходящее в Сирии. Вдруг процесс пошел немного иначе: заключены астанинские договоренности, на этой неделе уже собирается подключиться на оперативном уровне и Иордания, вероятно, потому что хашимиты, потомки пророка пользуются авторитетом в исламском мире и планируют гарантировать примирение южных племен. Получается, что в Астане удалось договориться, и эта договоренность по Сирии вдруг заработала. Россия и Турция наносят совместные авиаудары, что-то придумывают США, Иордания что-то гарантируют. Можно думать о том, что мы готовимся к некому прорыву в решении сирийского вопроса?

С.В.Лавров: Мы находимся в ситуации, которая, не буду предсказывать прорыв, гораздо более благоприятная для того, чтобы начать заниматься практическим урегулированием кризиса. Мы были близки к началу такой работы где-то в сентябре прошлого года, но американцы не смогли выполнить уже согласованную с нами договоренность, лишний раз подтвердив недоговороспособность администрации Б.Обамы по множеству вопросов, по которым с ними договаривались, а потом они ничего не могли сделать. Не буду вдаваться в причины, о них говорил Президент России В.В.Путин, но честно выполнять договоренности администрация Б.Обамы не могла. По линии ООН, в том числе во многом из-за нежелания Б.Обамы ссориться с некоторыми странами региона, прогресс оказался нулевым (если не ошибаюсь, с апреля прошлого года ооновцы не могли созвать ни одного раунда переговоров, ссылаясь на то, что оппозиционеры, особенно из т.н. Высшего комитета по переговорам (ВКП), которые представляют лишь часть оппозиции, не хотят садиться за стол переговоров, пока Б.Асад остается у власти), опять началась «старая песня». Хотя есть резолюция СБ ООН, где четко говорится, что никакой предварительной отставки не требуется и что судьбу Сирии будет решать сам сирийский народ, когда пройдут выборы, на основе новой конституции. Тогда нам стало понятно, что нельзя бесконечно полагаться на тех, кто «отбывает номер», хотя резолюция Совета Безопасности поручила ООН заниматься переговорами и брать на себя инициативу. Мы поняли, что нужно предпринимать какие-то действия, называйте это «шоковой терапией», если хотите, и использовали возможности российско-турецких отношений. Зная, что Турция влияла и продолжает влиять на очень значительную часть полевых командиров, по линии наших министерств обороны мы договорились о прекращении огня, 29 декабря было подписано соглашение. Перед этим в Москве состоялась трехсторонняя встреча России, Турции и Ирана на уровне министров иностранных дел и министров обороны, на которой было согласовано, что мы хотим добиться прекращения огня, считаем, что эта договоренность должна быть открыта для всех оппозиционных вооруженных группировок, и заявили, что Россия, Турция и Иран будут готовы выступить гарантами таких договоренностей. После подписания соглашений о прекращении боевых действий прошла первая встреча в Астане, на которую впервые приехали представители правительства и вооруженных группировок, то есть те, кто до сих пор лицом к лицу сталкивались только в боях с оружием в руках, теперь появились лицом к лицу за столом переговоров. Хотя это было только церемониальным появлением, но это очень символично, поскольку до сих пор этого категорически не принимали многие радикалы из числа экстремистской оппозиции.

Предстоят новые усилия. На днях закончилась вторая встреча в Астане, проходившая без сирийских сторон, только с участием России, Турции и Ирана, где досогласовывались детали механизма мониторинга за выполнением соглашения о прекращении огня. Такие детали в целом согласованы, скоро обретут силу и будут применяться на практике. Параллельно мы работаем над подготовкой очередного контакта между правительством и вооруженными оппозиционерами, причем продолжаем мобилизовывать дополнительные вооруженные отряды, чтобы они присоединились к этому процессу. Вы упомянули Иорданию, которая помогла начать присоединение к этому процессу тех вооруженных групп, которые входят в состав т.н. «южного фронта», и на которые Иордания имеет влияние, поскольку они работают прямо через границу с Сирией. Хочу, чтобы была полная ясность: мы говорили на всех уровнях, что не пытаемся подменять ооновские усилия (хотя весь наш инициативный ход во многом продиктован тем, что нельзя было дальше терпеть бездействие) и понимаем, что участников переговоров как из числа сирийских сторон, так и из числа «внешних игроков», должно быть больше, чем инициаторов, работающих в Астане. Параллельно с астанинским процессом, который мы хотим сохранить в качестве «драйвера», мы готовимся к переговорам под эгидой ООН, когда они будут созваны. Пока подтверждается дата 20 февраля. Спецпосланник Генсекретаря ООН по Сирии С. де Мистура должен исполнить свои полномочия, которыми он обличен по резолюции 2254 СБ ООН и которые заключаются в том, что окончательное слово в том, что касается формирования делегации оппозиции, принадлежит ему. Любые капризы различных групп оппозиционеров, особенно из числа внешних оппозиционеров, которые давно живут вне Сирии, но объединяются на основе стремления поучаствовать в реформах, не должны приниматься во внимание. Если это в очередной раз станет препятствием к созыву раунда переговоров под эгидой ООН, то репутации Организации Объединенных Наций будет нанесен очень серьезный ущерб. Рассчитываю, что Генеральный секретарь ООН А.Гутерреш и сам С. де Мистура это прекрасно понимают.

Вопрос: Получается очень сложная психологически, схема. Россия вместе с Турцией и Ираном договариваются, иорданцы – гарант, американцы пока наблюдатели, но, дай Бог, подключатся, когда, наконец, у них сформируется Госдепартамент. В этот же момент получается, что Иран должен был «напрячься», что мы так близко подружились с Турцией. В то же время США объявляют Иран спонсором терроризма «номер один». Как весь этот «суп» в результате «сварить», чтобы сирийская война, наконец, закончилась?

С.В.Лавров: Видите, с какими партнерами приходится работать? Куда нам от них деваться? Противоречия, конечно, присутствуют. Вы абсолютно правы, американцы были в качестве наблюдателей на первой встрече в Астане. Они имеют от нас приглашение направить своего представителя для участия в дальнейших контактах, как только сформируют свою ближневосточную сирийскую команду. Да, с Ираном у них сейчас не заладилось гораздо больше, чем при Б.Обаме. Но мы выступаем за то, чтобы руководствоваться здравым смыслом.

Если для Президента США Д.Трампа главный приоритет на международной арене – борьба с терроризмом, то необходимо признать, что, скажем, в Сирии против ИГИЛ борются, прежде всего, сирийская армия при поддержке ВКС России, но также подразделения, в том числе подразделения «Хезболлы», которые опираются на иранскую поддержку. Здесь надо будет делать выбор приоритетов. Если посмотреть на реальную ситуацию, то, например, подозрениями в отношении Ирана в том, что он поддерживает террористические организации, занимается такая организация, как ФАТФ. Это целевая группа по борьбе с отмыванием денег и с финансированием терроризма. Иран находится там в списке тех государств, за которыми осуществляется мониторинг. Буквально на днях был очередной раунд обзора действий, которые Иран предпринимает в соответствии с рекомендациями этой организации. Результат был позитивным.

Так что здесь нужно смотреть на конкретику. Когда говорят (как наши израильские коллеги, например), что оружие, которое Россия поставляет Сирии обязательно попадает «Хезболле» в Ливане, которая из Ливана будет обстреливать Израиль, мы каждый раз говорим, что мы категорически против того, чтобы нарушались условия контрактов, которые не позволяют стране-получателю передавать наше оружие кому-либо без нашего согласия. Поэтому мы просим дать нам конкретные факты. Также и в случае с Ираном или с любой другой страной. Если есть подозрение, то давайте его рассмотрим, но просто голословно вычеркивать Иран из антитеррористической коалиции непрагматично (американцы славятся прагматизмом). Я убежден, что Д.Трамп абсолютно искренен, когда каждый раз подтверждает свою решимость победить ИГИЛ. Мы готовы с ним сотрудничать. Как только обстоятельства позволят, я убежден, что взаимодействие и координация между военными начнут опять формироваться.

Вопрос: Дипломаты обычно знают больше всех и рассказывают меньше всех. Нарушьте эту традицию. Готовится ли встреча Президента России В.В.Путина с Президентом США Д.Трампом?

С.В.Лавров: Вам рассказать больше всего о том, о чем я меньше всего знаю?

Вопрос: Мне кажется, что Вы всегда все знаете. Если уж мы не участвовали в выборах в США, в чем нас обвиняют, то, может, объясним ему сейчас, что не нужно ссориться с Ираном, затевать ядерное разоружение. У него явно нет команды, которая подскажет ему, что есть вещи, которые не говорят вслух.

С.В.Лавров: Мы с уважением относимся к позициям любой страны и всегда готовы садиться и обсуждать любые подходы, даже те, которые абсолютно противоречат нашим. Я убежден, что наш диалог с Администрацией Д.Трампа, который уже начат, будет продолжаться, будет более интенсивным, как только сформируются все звенья Администрации, которые занимаются внешнеполитическими делами. Я уже сказал, что мы согласовываем время и место моего контакта с Р.Тиллерсоном. Уже были контакты по другим каналам, телефонные разговоры по вопросам, связанным с нашим взаимодействием в военно-политической сфере. Что касается контактов между президентами, то они разговаривали 28 января по телефону. Состоялся подробный, хороший разговор, где были обозначены главные направления нынешней повестки дня. Говорили и про то, что нужно рассматривать ситуацию по Ирану, если есть вопросы, и по Северной Корее и в целом проблематику распространения оружия массового уничтожения. Никто не говорит, что если мы с вами расходимся, то мы об этом и говорить не будем. Совсем нет. Как раз дипломатия это о том, чтобы искать точки соприкосновения даже в тех вопросах, по которым, как кажется на первый взгляд, трудно договориться. Президенты согласились с тем, что им желательно поскорее встретиться. Нам поручено искать место и время, которое будет им обоюдоприемлемым, обоюдокомфортным. Мы работаем над этим. Я думаю что, после ближайшего, я надеюсь, контакта с Госсекретарем США будет какая-то ясность в этом вопросе.

Вопрос: Встречались ли Вы уже с Госсекретарем США Р.Тиллерсоном?

С.В.Лавров: Нет, мы не встречались, но как нам передали из Госдепартамента, он собирается, как и я, на мероприятия, которые в этом месяце пройдут в Германии. Там будет встреча министров иностранных дел «двадцатки» в Бонне и ежегодная Мюнхенская конференция по безопасности, которые пройдут встык. Там будет много участников, в том числе планируется, как мы ожидаем, участие Р.Тиллерсона. Это будет неплохая возможность поговорить «на полях» одного из этих форумов.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 12 февраля 2017 > № 2078101 Сергей Лавров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter