Всего новостей: 2187805, выбрано 18344 за 0.058 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 августа 2017 > № 2269191

Пока Запад держит в лакейской. Чиновная Москва — идейный вождь для России?

В России регулярно пытаются подобрать формулу «национальной идеи», забывая ответить на главный вопрос: а что мы строим и куда мы, собственно, идем?

Патриотизм как «надпартийная идеология», не являющаяся при этом «государственной». Этой странной формулой (родом с «Территории смыслов») пополнилась 3 августа копилка размышлений российских государственных деятелей, ищущих новую национальную идею, способную сплотить общество. Когда такие странности высказываются властью со все нарастающим напором и регулярностью, нельзя не задаться вопросом: что является их источником? Стоит ли за ними какая-нибудь действительная проблема, заставляющая чиновников повторять магические эпитеты вроде «традиционного» и «духовного», а также выделять бюджет на занятия «патриотизмом»? Ответить на эти вопросы несложно — нужно только обратиться к недавней российской истории.

25 лет назад, вскоре после развала СССР, западные элиты устами философа Фрэнсиса Фукуямы объявили о «конце истории». Имелось в виду, что с падением Советского Союза в мире остается лишь одна идеология, одно видение мира — условно называемое «либеральным». Все страны, хотели они того или нет, должны были стать частью мирового рынка, принять «общечеловеческие» ценности (которые, по словам Горбачева, стоят выше классовых) и зажить нормальной, понятной жизнью — без «отклонений» вправо или влево, в коммунизм или куда-либо еще.

Термин «глобализм» тогда еще не вошел в моду, однако всякий советский гражданин, читавший работу Ленина про империализм, знал (или должен был бы знать), что капитал легко выходит за национальные рамки и в новом буржуазном мире национальные интересы не являются высшей ценностью. По крайней мере Россия, возжелавшая слиться в едином экстазе с западным миром, быстро отбросила все мешающие этому черты: идеологию, патриотизм…

Олицетворением этого стал тогдашний министр иностранных дел Андрей Козырев. Бывшему президенту США Никсону он отчитывался, что Россия (в советское время) «слишком заклинилась на национальных интересах» и теперь должна перейти на общечеловеческие (т.е. капиталистические) ценности. С другой стороны, национальной идеей он решил объявить деньги — очевидно, как идею, наиболее соответствующую настроениям свободного рынка и либерализма. Всякая иная идеология, как утверждали либеральные же теоретики, приводит к диктатуре или тоталитаризму, говоря по-человечески, — к созданию иной системы, альтернативной западной.

Чем дальше шло дело, тем очевиднее становилось, что любовь России с Западом не получилась. Нашу страну решили не пускать в дом западной цивилизации — даже на самых низших ролях вроде пресловутого сырьевого придатка. В одной-единственной, воцарившейся над всем миром либеральной системе имени Фукуямы России места не нашлось. Встал вопрос: нужно ли и дальше сдавать позиции, ломать собственную культуру, территориальную целостность и т.д. — в надежде, что Запад сжалится и примет российские старания? Или же необходимо если и не создавать свою систему, то хотя бы как-то дистанцироваться от «цивилизованного мира» с его «общечеловеческими ценностями»?

Четкого ответа на этот вопрос не последовало до сих пор. В умах (или сердцах?) наших элит все еще жива вера в единение с Западом, зачарованность этим комфортным и продуманным миром. По крайней мере родственные и экономические связи с «заграницей» точно оборваны не были. Отсутствие этого внятного ответа и задает все попытки последних лет нащупать формулу чего-нибудь национально-российского, позволяющего продержаться «трудные года», одновременно и отмежевавшись от Запада, и не удалившись от него безвозвратно.

Такова, например, история «традиционных ценностей». Понятно, что они суть антипод «загнивающего Запада» с его толерантностью, бородатыми певицами и всяческими иными извращениями. Но вот «позитивное» содержание этого понятия вызывает вопросы: традиционная семья — это семья феодальная? Буржуазная?.. С высших этажей власти заявляется странная формула: российские консервативные ценности — это патриотизм, традиции, частная собственность, свобода предпринимательства. Сравните с энгельсовской триадой: семья, частная собственность, капитал. В предыдущие века отечественная интеллигенция адресовалась к традиционным российским ценностям как к антиподу «частной собственности и предпринимательства»: корни неприятия буржуазности искали в крестьянской общине, в православии, в русском духе… О каких же традициях идет речь теперь?

Похоже, что о западно-буржуазных — изложенных упомянутым выше Энгельсом. Власть метит как бы в «традиционный капитализм», капитализм с человеческим лицом: без ЛГБТ, финансового капитала, глобализации, с национальными государствами и христианской моралью. Не совсем понятно, как это сочетается с существующей в России криминальной системой, занимающейся не развитием производства, а спекуляциями и распилами, но это вопрос отдельный. Гораздо менее понятно, можно ли (и зачем?) строить такой капитализм не в рамках мировой системы (из которой Россию прогнали), а «в отдельно взятой стране»? Ясно, что расчет идет не на это.

Подобные полумеры: «мы капиталисты, но традиционные», «мы либералы, но консервативные», «мы западники, но классические» — следуют из основного принципа — «мы хотим на Запад, но нас туда пока не принимают». Мы и враждуем с «заграницей», и в любой момент готовы туда влиться. Общая формула — «мы такие же, но не совсем».

Философ с «Территории смыслов» говорит: «У нас нет государственной идеологии». Читаем: «Мы не претендуем на альтернативную систему». Философ продолжает: «Но у нас есть надпартийная идеология — служение стране». Читаем: «Но мы должны объединить общество против ударов Запада, нас не принявшего». Мы удерживаем страну, ПОКА Запад нас не принял.

Итак, странные формулировки «русской идеи» рождаются из необходимости отделиться от Запада тогда, когда отделяться от него не хочется. Касаются они вопросов поверхностных, неопределенных, — и не ставят под вопрос основы западного общества. Нам не нужно сильно отделяться от «мейнстрима».

Поэтому не стоит особо вдумываться в содержание теперешних слов о «служении стране», «патриотизме» или «духовных скрепах». В них не вкладывается ничего, что могло бы отдалить Россию от «общечеловеческих ценностей». Формально они дистанцируют нас от Запада — но только формально, на первый взгляд; в любой момент они могут лопнуть, как воздушный пузырь.

Нельзя служить стране «вообще». Можно служить стране, идущей по конкретному историческому курсу: например, строящей альтернативный Запад, Третий Рим, коммунизм и т.п. Конечно, она может идти также в капитализм, буржуазное существование — но и «патриотизм» тогда будет совсем другой. Например, население России понадобится бросить в топку «свободного рынка», в которой умрут все «не вписавшиеся» в новое общество. Элите нужно будет стать «прогрессорами», перестраивающими русское культурное ядро на новый лад — во имя того, чтобы встать на правильный путь.

Нельзя всерьез говорить про «служение», не пояснив, чему придется служить. Нельзя ссылаться на «страну», не оговаривая, в чем ее историческая миссия: стать оплотом православия, щитом угнетаемых «буржуями» пролетариев всех стран, центром халифата, плавильным котлом «неизвращенного» капитализма?

Российской элите не хочется поднимать этот вопрос. Страшно и думать о том, что придется не вливаться во что-то существующее (да еще и победившее), а создавать нечто самому. Хочется зайти если не через Европу — то через Китай (который, конечно, бьется за гегемонию с США — но ведь за гегемонию над всё тем же миром!).

Но пока этой определенности нет, вся наша патриотическая риторика будет отдавать даже не неискренностью, а просто какой-то болезненной странностью, неопределенностью. Ее будут повторять как магическое заклинание, загораживаться ею от реальности. Вероятно, что конец этому положит первый же сильный толчок — изнутри или извне. Однако выдержит ли его элита и общество, скрепленные пустыми словами про «патриотизм»? Не положит ли этот самый толчок конец еще и существованию самой России?

Нет желания проверять подобные теории. Но альтернативный путь — это лишь появление иного, не из актуальной элиты, политического субъекта, который сделает внятную заявку на альтернативный западному путь России. Надежда эта не безосновательна, но и не более того. Пока же надо хотя бы не обольщаться «поворотом» власти к «патриотизму» и всматриваться не в ее начинания, а в то, что формируется в недрах нашего общества. Вероятно, именно от его активности зависит теперь судьба Отечества.

Дмитрий Буянов

Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 августа 2017 > № 2269191


США. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 августа 2017 > № 2269185

American Conservative: Законно ли военное присутствие США в Сирии?

Заметит ли международное сообщество попрание Вашингтоном устоев международного права?

Действуя в Сирии без приглашения со стороны легитимного правительства страны, США попирают нормы международного права. Несмотря на попытки прикрыть свое вопиющее поведение оправданиями о «коллективной обороне» или «нежелании и неспособности» Дамаска противостоять боевикам, скоро Вашингтону придется отвечать на вопрос о том, что же в действительности они делают в Сирии, пишет Шармин Нарвани в статье для The American Conservative.

Так, отмечает автор, Белый дом и Пентагон обратились в Конгресс за получением полномочий на создание дополнительных «временных промежуточных объектов базирования» на территории Сирии для более эффективной борьбы с террористической группировкой «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Необходимо отметить тем не менее, что это требование было сделано уже после того, как боевикам в стране был нанесен ряд сокрушительных поражений, что стало возможно по большей части благодаря Сирийской арабской армии (САА) и ее союзникам.

Через определенное время после этого государственное информационное агентство Турции Anadolu опубликовало сведения о десяти базах и позициях США на севере Сирии, часть из которых была оснащена взлетно-посадочными полосами. В этой связи представитель Центрального командования США, с которым общался автор, отметил, что у Вашингтон нет баз в Сирии, только военнослужащие, предоставляющие обучение и поддержку Демократическим силам Сирии (ДСС), а общее их число составляет около 1,2 тыс. человек.

Когда же речь зашла о правовых основаниях нахождения вооруженных сил США в Сирии, Центральное командование не смогло сразу же дать ответ, отправив автора в минобороны США, чей представитель активным образом ссылался на внутреннее законодательство США. На этом хождения автора по инстанциям не прекратились, поскольку ему пришлось задать тот же вопрос и Белому дому, и Государственному департаменту, и Совету по национальной обороне, и другим ведомствам.

Поэтому несложно сделать вывод, что официальный Вашингтон не стремится отвечать на вопрос о соответствии его действий в Сирии «международному праву». Справедливости ради нужно отметить, что администрация Обамы предложила оценку законности применения силы в Сирии в декабре 2016 года, однако последние успехи САА и ее союзников, поприжали языки официальным лицам в столице США.

Более того, само расположение баз США в Сирии сбивает с толку. Для начала, эти позиции или «объекты базирования» даже и близко не расположены к территориям, удерживаемым ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), что стало основанием усомниться в мотивах США, особенно в свете участившихся в последнее время ударов США по вооруженным силам Сирии.

Создается впечатление, что намерения США могут выходить за рамки указанных целей борьбы с терроризмом в Сирии. Высказываются мнения, что цели Вашингтона носят также территориальный и политический характер, поскольку Белый дом стремится удержать послевоенные зоны влияния в стране на юге, севере и на границе Сирии и Ирака.

По мнению бывшего высокопоставленного юриста Белого дома и Совета по национальной обороне при Бараке Обаме Брайана Эгана, следующей проблемой для политиков США станет поиск в рамках международного права оснований для оправдания столкновений с армией официального Дамаска и его союзников. Он подчеркивает, что обоснования ударов по террористам не могут применяться для оправдания военных действий против сирийской армии. И чем дольше США действуют в Сирии, тем выше вероятность их столкновения с армией Асада и тем острее необходимость такого обоснования.

Более того, ударам США подвергаются не только регулярные части армии Сирии и их позиции. Как следует из целого ряда нот сирийского правительства, направленных в Совет Безопасности ООН за 2017 год, авиация США на протяжении месяцев «систематически» уничтожала жизненно важную инфраструктуру и экономические объекты по всей стране. Удары совершались «вне рамок международного права», указывали в Дамаске.

Необоснованность позиции США понимают даже в Пентагоне, чьи официальные лица признают, что они «действуют в суверенной стране» без приглашения, тогда как Россия уже «добилась ухода Турции из Сирии», США лишь в шаге от того, как Москва скажет им: «США, вы еще здесь, в Сирии?» И на фоне сокращения территорий, подконтрольных ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), все сложнее становится игнорировать вопрос, что США «по-прежнему делают» в Сирии.

Когда коалиция во главе с США начала осуществлять открытые операции на территории Сирии в сентябре 2014 года, ряд западных представителей стал ссылаться на принятую незадолго до этого резолюцию Совбеза ООН 2249 и статью 51 о «коллективной самообороне» в качестве обоснования своих действий. Тем не менее ни одно из предложенных объяснений не предоставляет юридической основы для применения силы в Сирии, подчеркивает автор.

По сути, существует лишь три четких основания для применения силы: резолюция Совбеза ООН, акт самозащиты и приглашение легитимного правительства суверенного государства. В частности, хотя резолюция 2249 и призывала всех членов ООН «принять необходимые меры» против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Сирии и Ираке, в ней четко указывалось, что любые такие меры должны осуществляться в соответствии с международным правом, особенно с Уставом ООН. А для этого нужно согласие в данном случае сирийского правительства. И хотя Багдад и пригласил коалицию для оказания поддержки против боевиков на своей территории, указание на «коллективную самооборону» не оправдывает применение силы в Сирии, которая на Ирак не нападала.

Чтобы залатать зияющие дыры в своей аргументации, возглавляемая США коалиция пошла на ряд юридических вывертов, выступив с теорией о «нежелании и неспособности», согласно которой коалиция может проводить военное вмешательство в Сирии, поскольку официальный Дамаск оказался либо неспособен, либо не желает бороться с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Для создания убедительной картины под эту теорию были подготовлены, как указывает автор, серии статей и выверенных сообщений, из которых выходило, что радикалам принадлежит почти 50% территории страны. На основании этого должен был последовать вывод, что Дамаск «неспособен» противостоять экстремистам. Более того, продвигалась версия, что сирийское правительство не сражается с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а помогает группировке, поскольку ее боевики противостоят «умеренным мятежникам». Так пытались доказать, что Асад «не желает» противодействовать террористам.

В действительности же САА и ее союзники на протяжении всего конфликта оказывали яростное сопротивление группировке ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), будучи тем не менее вынуждены отвлекаться на более важные столкновения с поддерживаемыми США, Турцией, Великобританией, Францией, Саудовской Аравией, ОАЭ и Катаром исламистскими силами на западе страны, где проживает большинство населения и расположена основная инфраструктура Сирии. ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) же, следует заметить, удерживало по большей части восточные и северо-восточные части страны, малонаселенные и по большей части пустынные.

Стратегия НАТО И Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, по всей видимости, заключалась в том, чтобы, словно мячик в настольном теннисе, перекидывать сирийские войска, тем самым изматывая их и отвлекая их от битв, в которых они могли бы добиться значительных успехов. Такой подход приносил свои плоды до тех пор, пока Россия не вмешалась в конфликт в сентябре 2015 года, потопив теорию о «нежелании и неготовности» коалиции.

Таким образом, на фоне одного поражения боевиков «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) за другим США нужно найти юридические основания своих действий в Сирии. Сейчас же Вашингтон попирает устои международного права. Но заметят ли это остальные страны, задается вопросом в заключение автор.

Александр Белов

США. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 августа 2017 > № 2269185


Ирак > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 августа 2017 > № 2269181

Геноцид езидов и христиан: три года спустя

В случае провозглашения независимости Эрбилю перейдут по наследству проблемы Багдада

Представители езидов провели вчера, 3 августа, мероприятия, которые были призваны напомнить о зверствах в отношении этого народа. Три года назад в Ираке курдские отряды пешмерга, защищавшие места проживания езидов — Синджар и Шехан — от наступления боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), внезапно ушли со своих позиций. «Они оставили езидов на произвол судьбы, — рассказывал в интервью ИА REGNUM в июне этого года правитель езидского народа султан Келаш из рода Резган. — Джихадисты захватили в плен много наших людей, около 7 тысяч человек, в основном женщин и детей. Ими торговали на рынках как скотиной, продавая «душу» всего лишь за 12−15 долларов. Сейчас нам удалось вызволить из плена лишь 1200 человек. И нас продолжают убивать».

На трагедию езидов внимание обратили, хотя бы на словах. Напомним, что в марте 2016 года на тот момент госсекретарь США Джим Керри заявил, что «ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в районах, находящихся под его контролем, несет ответственность за геноцид в отношении езидов, христиан и мусульман-шиитов, а в некоторых случаях также против суннитов, курдов и других меньшинств. ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) убивает христиан, потому что они христиане; езидов, потому что они езиды; шиитов, потому что они шииты. У меня нет сомнений, что если ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) удастся установить так называемый халифат, он будет стремиться уничтожить все, что осталось от этнической и религиозной мозаики в когда-то процветающем регионе». Керри отметил, что США намерены предпринять меры по освобождению оккупированной джихадистами территории «с прицелом на защиту меньшинств», в частности иракской провинции Ниневия и некоторых районов Сирии. «Для общин ставки в этой кампании экзистенциальные», — подчеркнул госсекретарь.

Джихадистов из Ирака сегодня вроде бы выбивают. Однако процесс послевоенного переустройства освобожденных территорий может стать новой угрозой для местных меньшинств. Проблема в амбициях Иракского Курдистана, которое хочет из автономии в составе Ирака преобразоваться в суверенное государство. Этой цели служит назначенный Эрбилем на 25 сентября сего года референдум по вопросу о независимости, что беспокоит не только центральные правительство в Багдаде. Волнуются и общины Ниневии, некоторые из которых власти Иракского Курдистана пытаются перетянуть на свою сторону. Еще в июле 2016 года президент автономии Масуд Барзани пообещал христианским лидерам, которых он собрал в Эрбиле, полное политическое и административное самоопределение христианских общин провинции Ниневия. Взамен от них требовалось согласие на то, чтобы автономию им предоставил будущий независимый Иракский Курдистан, а не центральное правительство в Багдаде.

Ряд христианских групп решили сделать ставку на Эрбиль. Другие критически отнеслись и относятся к идее о независимости. Так, «Движение Вавилона», входящее в состав Сил народной мобилизации (коалиция, состоящая из шиитских, езидских и христианских ополченцев), на днях выступило с заявлением, в котором высказалось против участия жителей христианских районов Ниневии в референдуме 25 сентября. «Мы уважаем волю курдского народа в их решении осуществить свое право на самоопределение, но это не должно затрагивать христиан и жителей равнины Ниневии, от которых через запугивание собирают подписи», — говорится в заявлении движения, которое требует, чтобы референдум распространялся «только на территорию Курдистана» без включения районов Ниневии, а также выступает за «единство и суверенитет Ирака».

Почти аналогичную позицию занимают и езиды. Представляющий езидскую общину во Франции Антонии Шамон заявил в интервью французской католической газете La Croix, что опасается за будущее народа. По его словам, поскольку Синджар разделен между Курдистаном и Ираком, есть опасность исхода. «Теоретически курды должны были бы помочь нам вернуться на родину, но они этого не сделали, — сказал Шамон. — Наши деревни не были разминированы, а некоторые из наших домов даже были уничтожены ими. Зачем им делать больше для нас после обретения независимости?» В свою очередь, председатель российского Езидского конгресса Самвел Кочои отмечает, что «у езидов опасение вызывает возможность создания курдами исламского государства с признанием шариата основным источником законодательства, с признанием ислама государственной религией», называя курдов при этом исламизированными езидами.

На фоне политической борьбы между властями Иракского Курдистана и Ирака (последних также поддерживает Лига арабских государствах) религиозные и этнические меньшинства оказываются в уязвимом положении. Однако сложности в перспективе могут ждать и Эрбиль. Религиозные и этнические конфликты интернационализировали проблемы местных общин, сделав их фактором мировой политики. Комментируя события трехлетней давности, специальная комиссия ООН по расследованиям констатировала, что геноцид езидов продолжается, они все еще не вернулись в свои дома в Синджаре, а международное сообщество недостаточно вмешивается в ситуацию. До сих пор ответственность за защиту меньшинств возлагалась на Багдад. Если Иракский Курдистан провозгласит независимость, ему придется разбираться со всем этим самому, выстраивая сложный баланс между разделенными элементами региона, на чем сломался Ирак.

Станислав Стремидловский

Ирак > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 августа 2017 > № 2269181


США. Ирак. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 августа 2017 > № 2269180

Готова ли Россия к новым вызовам на Ближнем Востоке?

Начало нового американского цикла перемен в регионе

Анализ ситуации на Ближнем Востоке ставит перед экспертом проблему осмысления значимости каждого отдельно взятого события. Что он запускает — обычный политический, экономический или геополитический процесс, который имеет непродолжительную длительность, или речь идет о неком цикле? Грамотная диагностика позволяет использовать либо событие, либо начало цикла в качестве инструментов понимания конкретной ситуаций, которую при этом нужно еще разглядеть.

Сегодня очевидно, что военная операция США и стран-союзников против Ирака, предпринятая в 2003 году под лозунгом свержения правительства Саддама Хусейна и ставшая первой фазой в затяжной иракской войне (2003 — 2011 годы), означала начало цикла. После этого в Ираке сложились все предпосылки для окончательной децентрализации страны, развала ее на несколько государственных образований, объединенных на основе религиозной общности (шииты и сунниты), национальности (курды), родоплеменных связей и экономических интересов. При этом огромную роль в дестабилизации Ирака сыграли внешние силы — Запад во главе с США, Саудовская Аравия, Израиль и Турция.

В рамках этого цикла в 2006 году госсекретарь США Кондолиза Райс заявила о рождении «Нового Большого Ближнего Востока», который «нуждался в скорейшей демократизации». Бывший представитель Ирака при ООН Мухаммад ад-Дури говорил, что «этот план близок к реализации и будет менять границы государств региона… Мы все ближе к моменту создания курдского государства, трех или четырех малых государств на территории Ирака, возможно, других государств, например, в Ливии, Йемене и так далее. Ирак был только предпосылкой, началом, мы приближаемся к завершению геополитического сценария». Тогда же, в 2006 году, в Ираке обозначила себя радикальная группировка, которую мы сегодня знаем под именем ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которая стала претендовать на власть в суннитских провинциях Ирака. Среди спонсоров ее оказались Саудовская Аравия и Катар.

В начале 2011 года Ближний Восток вступил в новый цикл, именуемой «арабской весной». В Тунисе, Египте, Ливии, Сирии, Иордании, Бахрейне, Йемене и ряде других стран Ближнего Востока и Северной Африки начались массовые выступления против правящих режимов. Западные СМИ преподнесли «арабскую весну» как «естественное национальное восстание». По разным причинам приветствовали это явление Турция и Иран, даже несмотря на то, что некоторые страны, к примеру, Ливия, стали разваливаться. Хотя изначально заявлялось, что главная цель — изменить политическое устройство на Ближнем Востоке, повысить роль ислама, который способен преодолеть племенные различия и способствовать сплоченности. При этом «арабская весна» затрагивала преимущественно арабов, тогда речи не велось о возможности восстановления халифата.

Противоречивая реакция Запада на эти процессы существенно подорвала доверие к нему на Ближнем Востоке. Стабильность в регионе окончательно рухнула после того, как был инициирован сирийский кризис, который обозначил как новое проявление курдского фактора, так и дальнейшее обострение суннитско-шиитского конфликта. Иран показал себя союзником официальной Сирии, а Саудовская Аравия поддержала силы оппозиции суннитского толка. Новым актором, включившимся в гражданскую войну на территории Сирии, стала Турция, которая получила в ответ обострение на своей территории курдского вопроса. Этот цикл можно завершить публичным появлением на сцене в 2014 году ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которое не только оккупировало заметные части Ирака и Сирии, но и провозгласило халифат.

В результате ситуация в регионе резко изменилась, так как джихадисты начали разрывать существующие политические границы с помощью своих военных, идеологических и социальных инструментов. После появления возглавляемой США международной коалиции по борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), переброской в сентябре 2015 года в Сирию российских ВКС стало очевидно, что игра пошла по-крупному. Время воссоздания в регионе какого-никакого баланса сил и обеспечения стабильности отдаляется. И будут появляться новые очаги военно-политической напряженности, что можно связывать с изменением стратегических интересов региональных сил и внешних игроков.

Приход к власти в США нового президента Дональда Трампа и первые шаги его администрации на Ближнем Востоке демонстрируют все признаки нового цикла для этого региона. Его фоновыми характеристиками можно рассматривать следующее: а) активизация политики США в масштабах Большого Ближнего Востока при «размышляющей» позиции европейских партнеров; б) переход в фазу глубокого внутриполитического и геополитического кризиса такого союзника по НАТО, как Турция; г) обозначение в качестве главного регионального «врага» не ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а Ирана; д) почти нескрываемое стремление США довести кризис в Сирии до фактического распада этой страны и вычленения там, как и в Ираке, курдского вопроса; е) стремление купировать вместе или в отдельности альянс России — Турции — Ирана на сирийском направлении.

Направление понятно, но не ясна возможная геополитическая конструкция. В этой связи экспертам предстоит проанализировать каждое из обозначенных положений, чтобы понять, в каком направлении дальше будут развиваться события в регионе. Но главное то, что необходимо оценить эффект возвращения Вашингтона в регион, главные тренды. В чем дело — в желании установить полный контроль над энергетической базой региона или над «новым» Ближним Востоком как таковым? Не исключено, что санкционная политика США в отношении Москвы и Тегерана ставит целью создание «паузы» перед принятием важных решений по будущему региона.

Значит, будут держать в «подвешенном состоянии» по курдской проблеме прежде всего Турцию и Иран, потом начнется переход к так называемым «длинным схемам» с выдавливанием ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) дальше на восток и в Закавказье. Однозначно, что Россия должна быть готова к самому неожиданному повороту событий в этом регионе, дабы не проиграть. Чтобы спрогнозировать дальнейший ход событий на Ближнем Востоке, необходимо учесть, что этот регион продолжает играть ключевую роль в мировой политике, переживая сложные трансформации и реконфигурации, которые могут занять не один десяток лет.

Станислав Тарасов

США. Ирак. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 августа 2017 > № 2269180


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 4 августа 2017 > № 2264560

Современный Казахстан является государством, в котором всем и каждому обеспечена свобода совести, свобода вероисповедания. За годы существования республики как независимого демократического государства религиозные объединения стали важнейшей частью гражданского общества, сообщает Zakon.kz.

Как заметил в своем выступлении на Национальном форуме по вопросам радикализации заключенных и противодействия насильственному экстремизму в тюрьмах Казахстана Региональный директор Penal Reform International (Международная тюремная реформа) в Центральной Азии Азамат Шамбилов, диалогу с религиозными объединениями органы государственной власти придают первостепенное значение. «Религиозные организации, в первую очередь принадлежащие к традиционным для нашей страны конфессиям, прилагают все усилия для поддержания стабильности и согласия в обществе, для обеспечения гармоничного сосуществования граждан с различными убеждениями. Они всемерно содействуют межконфессиональному и межнациональному миру и взаимопониманию, активно участвуют в жизни и созидательной деятельности общества», говорит Азамат Шамбилов.

Государство обеспечивает необходимые условия для деятельности официально зарегистрированных на 1 января 2017 года более 3600 религиозных объединений и их филиалов, представляющих 18 конфессий. Всего по республике на сегодня имеется 3464 культовых зданий, из них 2550 мечетей, 294 православных и109 католических церквей, 495 протестантских храмов и молитвенных домов, 7 иудейских синагог, 2 буддистских храма, 7 молитвенных домов «Общество сознания Кришны» и Бахаи.

В Казахстане действует 15 религиозных организаций образования, 400 начальных курсов при мечетях и воскресных школах, 383 помещения для проведения религиозных мероприятий за пределами культовых зданий, в том числе намазхана, молельные комнаты и часовни, 257 специальных стационарных помещений для распространения религиозной литературы и иных информационных материалов религиозного содержания, предметов религиозного назначения.

Все субъекты религиозных отношений осуществляют свою деятельность в соответствии с действующим законодательством Республики Казахстан.

Вместе с тем, отмечает спикер, растет количество псевдорелигиозных экстремистских и деструктивных религиозных объединений, которые разрушают основы общества. "Их деятельность направлена на возбуждение религиозной розни; пропаганду исключительности и превосходства по признаку религиозной принадлежности или отношения к религии; на нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его религиозной принадлежности или отношения к религии; превосходства либо неполноценности человека по признаку его религиозной принадлежности. Важнейшим условием формирования религиозного сознания, оптимизации государственно-конфессиональных отношений, профилактики правонарушений и в тоже время обеспечения свободы совести является повышение уровня правовой грамотности и правовой культуры и психологической грамотности в обществе. …Государственное регулирование общественных отношений в религиозной сфере не ограничивается лишь внутренними нормативно-правовыми документами. Современный Казахстан, являющийся независимым государством, гарантирует права, закрепленные не только Конституцией РК, но и международно-правовыми актами и соглашениями», считает правозащитник.

Торгын Нурсеитова

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 4 августа 2017 > № 2264560


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 августа 2017 > № 2264166

Donya-e Eqtesad, Турция

Остаются ли Иран и Россия союзниками?

Приблизительно тогда, когда Иран и Россия усиливали взаимодействие по различным проблемам внешней политики и безопасности на Ближнем Востоке, особенно в Сирии и Ираке, генерал Джозеф Данфорд, глава Объединенного Комитета начальников штабов Вооруженных сил США, в выступлении на ежегодном форуме по безопасности в Аспене заявил, что едва ли возможно признать интересы и планы Ирана и России в отношении ближневосточного региона похожими и близкими.

Генерал Данфорд 31 тира (22 июля — прим. перев.), отвечая на вопрос, касающийся сирийского конфликта, заявил, что в «долгосрочной перспективе» Иран и Россия имеют совершенно разные политические цели в отношении правительства Башара Асада и его самого. Он также заявил, что во время сирийского кризиса эти различия всплыли на поверхность. Аргументируя данные утверждения, он добавил: «Не будет ошибкой предполагать, что Иран и Россия, стремясь добиться большего влияния на Сирию, даже будут конкурировать друг с другом».

Однако даже если говорить в самых общих чертах, ни сирийское правительство, ни Российская Федерация, ни Иран не действуют в духе утверждений этого американского генерала — устремления Ирана не так уже резко отличаются от планов России. И тем более две страны не дают повода называть их действия и устремления отличающимися друг от друга.

Россия рассматривает регион Ближнего Востока как «инструмент»

Доктор Абд-ур-Расул Дэвсалар, профессор и эксперт по проблемам России, заявлял в интервью газете Donya-e Eqtesad, что слова Данфорда — в некоторой степени правильные, поскольку сам по себе Ближний Восток не является для России неким приоритетом в ее внешней политике, а представляет собой средство для достижения сразу нескольких целей глобального характера. Среди них — возвращение статуса сверхдержавы в мировой политике и более весомая роль в формировании регионального порядка в Европе.

Изучение «стратегии внешней политики России» (2016 г.) демонстрирует, что Ближний Восток не является для России приоритетным направлением внешнеполитического курса, и в лучшем случае находится где-то на пятом месте среди ее внешнеполитических приоритетов. В этом смысле Ближний Восток сам по себе не имеет для русских приоритетного стратегического значения, однако важен, потому что выполняет конкретную роль в глобальных вопросах. Ближний Восток с точки зрения России приобретает особое значение тогда, когда становится важным «инструментом» или средством для достижения стратегических целей в ее внешней политике.

Как заявлял профессор, а также признавали некоторые американские официальные лица, проблема миграции с Ближнего Востока в направлении Европы — это лишь средство или «инструмент» в руках России, которым она стремится воздействовать на европейский региональный порядок и оказывать на него влияние. С другой стороны, присутствие ВМФ России в Средиземном море также имеет большое значение для российского политического руководства. Ведь усиление присутствия России и ее военного флота на Ближнем Востоке подразумевает и присутствие в Средиземном море, при помощи которого можно воздействовать и на Европу. Согласно военно-морской доктрине России, это государство должно до 2020 года установить мощное присутствие в Средиземном море и Черном море, в Северном Ледовитом, Индийском и Атлантическом океанах и добиться появления новых баз на Кубе, в Венесуэле, Никарагуа, на острове Сицилия и в Сирии. Следовательно, вопреки утверждениям некоторых экспертов, полагающих, что базы в Латакии и Тартусе не имеют столь большого значения, можно сказать, что они становятся важной частью оборонной стратегии России.

Воссоздание системы глобальной безопасности

Цели России, которая отправила свои войска в Сирию, можно объяснить при помощи большой стратегии под названием «Построение системы глобальной безопасности». Построение системы глобальной безопасности при нынешних условиях для России нежелательно по нескольким причинам. Первая причина заключается в том, что эта система создается по проекту Запада и США и строится с учетом их интересов в первую очередь. Вторая причина заключается в том, что эта система ограничивает влияние России и препятствует ее превращению в мировую державу. Третье — то, что она совершенно игнорирует интересы безопасности России и выстраивает для них «ловушку» или стратегический капкан. И четвертая причина, как утверждают сами русские, заключается в том, что она не дает необходимых результатов и наоборот, защищает деструктивные, дестабилизирующие изменения, наблюдаемые в XXI веке. Этот комплекс факторов демонстрирует необходимость пересмотра действующей системы безопасности. Новая система глобальной безопасности должна официально учитывать и признавать интересы России, устранять угрозы «стратегической блокады» России в Европе, на Кавказе и Дальнем Востоке, и — что гораздо важнее всего упомянутого — официально и при любых условиях признать за Россией статус мировой державы.

Расхождения во взглядах

В то же время необходимо обратить внимание на то, что Иран и Россия смотрят на проблемы региона с несколько разных точек зрения. Россия позиционирует себя как только одну из региональных сил в ближневосточной политике, тогда как для Ирана стабильность и безопасность на Ближнем Востоке — одна из жизненно важных проблем. Это различие и задает тон внешней политике обеих сторон. В данный момент совершенно ясно, что Москва и Тегеран фактически одинаково подходят к сирийскому конфликту и ситуации в Ираке. Они желают, чтобы в регионе установилась стабильность. Но в то же время нужно учитывать, что две стороны имеют общие интересы только в тактике, а своим тактическим общим интересам следуют только в определенный момент, потому что в стратегическом отношении между Тегераном и Москвой имеются расхождения.

Возможности для стратегического взаимодействия

Сейчас Россия, будучи политическим игроком, который преследует цель усилить влияние и вес в международных делах, стремится использовать взаимодействие с Ираном по проблемам Ближнего Востока (особенно в сирийских и иракских делах) как возможность вернуться на арену мировой политики и при этом противодействовать влиянию Европы и США на Ближнем Востоке. Дэвсалар убежден, что, вероятно, генерал Данфорд, говоря о расхождениях Тегерана и Москвы по долгосрочным политическим задачам, до известной степени прав, но это вовсе не означает, что две стороны вообще не смогут выстроить друг с другом стратегическое взаимодействие. Иными словами, сближение тактических интересов Ирана и России дает обеим сторонам возможность в долгосрочной перспективе сблизить также и свои стратегические интересы и увеличить потенциал стратегического взаимодействия. Нельзя утверждать, что Россия и Иран имеют настолько серьезные расхождения в стратегическом плане, что никогда не смогут сблизить свои позиции. Хотя Америка и любит говорить о том, что это сотрудничество — лишь тактического плана, это вовсе нельзя трактовать как некий категорический императив или нечто происходящее на самом деле.

Сближение интересов Москвы и Тегерана

Говоря о сотрудничестве Ирана и России по Сирии, необходимо иметь в виду, что любая страна преследует прежде всего собственные национальные интересы и выстраивает внешнюю политику с их учетом. Русские не являются исключением из данного правила. Хотя сейчас позиции Москвы и Тегерана в отношении проблем региона (например, Сирии и Ирака) очень близки друг другу, существуют и пункты, в которых стороны расходятся. Это естественно. Сегодня и Иран, и Россия стремятся упрочить свои позиции. В ряде регионов — таких как Сирия — это происходит с использованием примерно одинаковой тактики. Конечно, в отношении Сирии русские, как и американцы, стремятся создать в регионе обстановку «полустабильности», которая, с одной стороны, оправдывала бы их присутствие в регионе, а с другой стороны давала бы им возможность делать именно то, что они хотят.

Борьба с террористами на территории Сирии

В настоящее время сотни разного рода экстремистов из Чечни, Дагестана и других регионов России, где проживают мусульмане, действительно направились в Сирию и присоединились к силам террористов. Именно по этой причине сирийский «полигон» является для Москвы наиболее подходящим местом для уничтожения террористов, которые являются выходцами из России, лишенными гражданства за свою приверженность терроризму и радикализму. А Иран стремится укрепить в Сирии позиции Башара Асада — основного звена «сил сопротивления». Наконец, цели Тегерана и Москвы в Сирии имеют и еще целый ряд общих позиций, и каждая из двух сторон пытается создать в этой стране такие условия, которые помогли бы сохранить власть Асаду и уничтожить террористов.

Противодействие днополярной системе

Ближний Восток как регион стратегически и экономически значимый всегда занимал особое место в сложившемся мировом балансе сил. Если оглянуться на его прошлое (причем еще недавнее), то мы увидим, что роль России в нем была невелика и день ото дня уменьшалась, а влияние Запада и США в странах Ближнего Востока, напротив, постоянно росло. Изменение мирового баланса сил после распада СССР превратило мир в «площадку для маневра» США и способствовало дальнейшему однополярному восприятию мира, сосредоточенном в Вашингтоне. Оккупация Афганистана под предлогом присутствия там движения «Талибан» (организация признана террористической и запрещена в России — прим.ред), изначально возникшего при содействии того же Вашингтона, и оккупация Ирака под предлогом нахождения там оружия массового поражения, следы которого так и не были обнаружены, стали прикрытием для дальнейшего оправдания диктата США в этих странах. Но в настоящий момент Россия своим заметным присутствием в Сирии и менее заметной, но тоже ощутимой деятельностью в Ираке стремится дать Америке понять, что эпоха «однополярного мира» для США подошла к концу и что Москва тоже может представлять собой полюс силы.

Чего добивается Россия в Ираке и Йемене?

На данном этапе русские, несомненно, хотят играть собственную и заметную роль во всех кризисных регионах. Ирак и Йемен в данном случае — не исключение. Основная цель Москвы в Йемене, возможно, состоит в том, чтобы в не столь отдаленном будущем выполнять роль многоопытного трансрегионального «посредника», этакой «белой бороды» между Ираном и Саудовской Аравией, у которых из-за Йемена отношения резко осложнились и привели к еще одному региональному кризису. Еще одна цель России — упрочить свои позиции в отношении Ирана и Саудовской Аравии. Таким образом, заняв свое место в этом противостоянии, где одной стороной являются арабские страны во главе с Саудовской Аравией, а другой — Иран, Россия может разыграть козырную карту в качестве посредника. Но при этом, она, кажется, не стремится в Йемене к какой-либо конкретной цели. В отношении Ирака цели Москвы — примерно те же, что и в Сирии, с той лишь разницей, что Сирия для русских имеет более важное стратегическое значение благодаря военно-морской базе в Тартусе.

Избежать ливийского сценария

Россия никогда не доверяла и не поддерживала ранее и не поддерживает сейчас шаги Америки в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Но несмотря на это, Россия «промолчала» в отношении Ирака и в отношении удара по Ливии, резолюция по которой была принята в период президентского срока Медведева. И то, с чем в итоге пришлось иметь дело нынешнему президенту России Владимиру Путину — это фактически согласие России на все американские операции, которые были одобрены Совбезом ООН, то есть единоличное «победное шествие» Америки ко всем поставленным целям. И именно из-за этого, когда в ООН шло голосование уже по Сирии, Россия, вместе с КНР не только не соглашалась с текстом резолюции, но и за два последних года трижды использовала право вето по резолюции относительно Сирии. Итогом для России стала утрата региональных позиций (особенно в отношении Ирака и Ливии). При этом США и их европейские союзники действовали, полностью игнорируя интересы России. Военные операции США привели к сниженю влияния России на севере Африки и на Ближнем Востоке. И теперь Россия стремится не допустить повторения подобного сценария.

Новые угрозы и возможности

Следует также обратить внимание на то, что отношения России и Ирана расценивались всегда однозначно — в черных либо белых тонах. Так, одни в Иране Россию видят в белом свете, считая что интересы России и нашей страны будто бы никогда и ни в чем не расходятся. Другие же связывали все свои надежды и устремления с Западом, и соответственно, смотрели на Россию как на ненадежного партнера. Но несомненно то, что отношения с Россией, как и с другими странами, могут быть неоднозначными и таить для Исламской Республики Иран как возможности, так и вызовы и угрозы. И искусство политиков и дипломатов из Министерства иностранных дел нашей страны как раз заключается в том, чтобы, действуя на основе национальных интересов Исламской Республики, пользоваться всеми возможностями и предотвращать вызовы и угрозы. На самом деле, если мы не будем представлять себе, в чем именно заключаются цели России в Сирии, мы можем лишиться ряда важных возможностей, и тогда альянс Ирана и России в сфере региональной безопасности может стать куда менее эффективным.

Также не нужно забывать, что неспособность сформулировать желательную для Ирана схему устройства региона и непонимание того, как должна выглядеть система региональной безопасности, могут сказаться на итогах сотрудничества с Россией. На самом деле пересмотр Россией своей стратегии в системе глобальной безопасности может предоставить Ирану возможность внести в этот план желаемые изменения. При этом отсутствие у Ирана внятной и конкретной стратегии по столь важному компоненту, как глобальная безопасность, может стать, пожалуй, основной угрозой, которая в стратегическом плане приведет к утрате доли национального богатства и ресурсов.

Автор — Саид Садат Фахри, обозреватель Donya-e Eqtesad (Мир экономики)

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 августа 2017 > № 2264166


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > stroi.mos.ru, 4 августа 2017 > № 2263811

Храм в честь княгини Ольги в Останкино освятят в этом году

Завершается кирпичная кладка стен храма в честь святой равноапостольной великой княгини Ольги на северо-востоке города, сообщил куратор программы строительства православных церквей в столице, депутат Госдумы РФ Владимир Ресин.

Храм возводится на ул. Новомосковская, д. 4 в районе Останкино на пожертвования местных жителей.

«Два года назад началось строительство главного каменного храма. Кирпичная кладка стен практически готова, осталось смонтировать кровлю и шатер. Параллельно возводится звонница», - сказал В. Ресин.

По его словам, при таких темпах работы могут завершиться осенью.

«До конца года по согласованию Патриарха московского и всея Руси Кирилла храм может быть освящен», - отметил В. Ресин.

Всего на северо-востоке столицы подобрано 18 участков под строительство храмов. Введено четыре церкви, активно строится еще три. На одной из площадок разворачиваются работы, а по четырем адресам идет подготовка к проектированию.

Напомним, программа строительства православных храмов («Программа-200») развернута во всех округах столицы, кроме Центрального. Ее цель - обеспечить жителей города храмами недалеко от дома.

Программа реализуется полностью на пожертвования. Для сбора средств создан благотворительный Фонд поддержки строительства храмов города Москвы, сопредседателями которого являются мэр Москвы Сергей Собянин и Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Программу курирует советник мэра, советник по строительству Патриарха Московского и всея Руси, депутат Госдумы Федерального Собрания РФ Владимир Ресин - он является председателем рабочей группы фонда.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > stroi.mos.ru, 4 августа 2017 > № 2263811


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > stroi.mos.ru, 4 августа 2017 > № 2263802

В Москве ввели семь храмов с начала года

По два новых храма возвели на востоке, юго-западе города и в Новой Москве, еще один появился в Северо-Западном округе, сообщил руководитель Департамента градостроительной политики столицы Сергей Лёвкин.

«На востоке столицы открылась церковь в честь всех Святых в земле Российской просиявших на 300 прихожан на ул. Суздальская, а также в честь Живоначальной Троицы на ул. Святоозерская, который смогут одновременно посетить 500 человек», - сказал С. Лёвкин.

По его словам, на юго-западе начал действовать еще один храм в честь всех Святых в земле Российской просиявших на 500 прихожан. Его построили на пересечении ул. Новочеремушкинской и Гарибальди.

Второй храм на 200 человек в честь Пророка Божия Илии в районе Северное Бутово расположился на пересечении ул. Грина и Куликовская.

В Новой Москве открылись храмы в честь святого благоверного князя Олега Брянского в поселении Краснопахорское и храм Живоначальной Троицы на ул. Солнечная в г. Троицке.

С. Лёвкин отметил, что единственный пока новый храм на северо-западе столицы посвящен Новомученникам и Исповедникам Российским. Церковь на Строгинском бульваре может вместить до 200 прихожан.

«В этом году в Москве должно быть введено в эксплуатацию 22 храма и храмовых комплекса. Семь церквей находятся в высокой степени готовности, а еще на восьми объектах ведется строительство и устройство инженерных сетей», - пояснил глава Департамента.

Напомним, программа строительства православных храмов («Программа-200») развернута во всех административных округах столицы, кроме Центрального. Ее цель - обеспечить густонаселенные районы города храмами в шаговой доступности.

Программа реализуется на пожертвования граждан и организаций. Для сбора средств создан благотворительный Фонд поддержки строительства храмов Москвы, сопредседателями которого являются мэр столицы Сергей Собянин и Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Программу курирует советник мэра, советник по строительству Патриарха Московского и всея Руси, депутат Госдумы Федерального Собрания РФ Владимир Ресин - он является председателем рабочей группы фонда.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > stroi.mos.ru, 4 августа 2017 > № 2263802


Иран. Катар > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 4 августа 2017 > № 2263496

Война слов грозит войной

Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи призвал установить международный контроль над Меккой и Мединой – главными святынями мусульман. Этот призыв был поддержан и Катаром, который, конфликтуя с соседями, всё более сдвигается в сторону шиитского Ирана.

Министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр резко осудил эти призывы:

«Эти заявления – неприкрытая агрессия, объявление войны. Мы сохраняем за собой право дать ответ на любую попытку интернационализации святых мест», – заявил министр в интервью телеканалу «Аль-Арабия».

Аль-Джубейр подтвердил, что Саудовская Аравия рада принять катарских участников хаджа, однако отметил, что королевство не допустит, чтобы данный вопрос стал политическим.

Саудовские источники также утверждают, что катарское руководство само препятствует стремлению своих граждан совершить паломничество, являющееся одним из пяти столпов ислама. При этом ответственность оно пытается возложить на Эр-Рияд.

Напомню, что 5 июня в регионе начался дипломатический скандал. О разрыве дипломатических отношений с Катаром по обвинению в поддержке терроризма и террористических группировок объявили Бахрейн, Саудовская Аравия, Египет и ОАЭ.

Затем Доха получила документ из 13 требований с целью разрешения возникшего конфликта. И хотя точное содержание ответа остаётся нераскрытым до сих пор, известно, что на официальном уровне Доха объявила эти требования нереалистичными. Теперь конфликт выходит на новый виток.

Камиль Мирзаев

Иран. Катар > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 4 августа 2017 > № 2263496


США. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 августа 2017 > № 2268078

American Thinker: «Трамп судорожно ищет выход из афганской ловушки»

По мнению автора статьи, президент США хочет добиться результатов в Афганистане, но у него ничего не получается. Он хочет услышать разумный совет, но все предложения кажутся ему бесполезными. Трампу нужна победа, но у него нет плана, как ее достичь

Президент США Дональд Трамп усердно старается найти ответ на вопрос о том, что необходимо сделать в Афганистане, чтобы спасти ухудшающуюся политическую ситуацию. Трамп поручил своим советникам разработать новую стратегию и уже несколько раз проводил переговоры с высшим военным командованием США, пишет Рик Моран в статье для The American Thinker.

Трамп осознал, что единственной «выигрышной» стратегией является отправка в Афганистан еще нескольких тысяч американских солдат. Такой подход может привести, по мнению некоторых исследователей, к большему проигрышу США.

Проигрыш — неприемлемое развитие событий для Трампа. На недавней встрече с военным руководством, которое курирует операцию в Афганистане, президент выразил свое недовольство относительно предложенных ему вариантов по Афганистану, добавив, что США могут проиграть войну.

Как сообщала телекомпания NBC, 19 июля на встрече с военным командованием Трамп неоднократно предлагал министру обороны США Джеймсу Мэттису и председателю объединённого комитета начальников штабов генералу Джозефу Данфорду снять с должности генерала Джона Николсона, командующего войсками США в Афганистане, потому что тот не может выиграть войну.

Департамент национальной безопасности США уже несколько месяцев пытается разработать новую стратегию действий в Афганистане, которая была бы утверждена Трампом. Представители департамента проведут очередную встречу в Белом доме 3 августа. Президент США не планирует участвовать на заседании, однако в администрации заявили, что решение Трампа может измениться.

По мнению автора статьи, президент США хочет добиться результатов в Афганистане, но у него ничего не получается, он хочет услышать разумный совет, но все предложения кажутся ему бесполезными, Трампу нужна победа, но у него нет плана, как ее достичь.

Для бывшего президента США Барака Обамы война в Афганистане всегда была скорее политической проблемой, чем военной. Обама пришел в ужас, пишет Моран, когда потребовалось отправить большее количество солдат в Афганистан, опасаясь, что слишком большое количество жертв среди военнослужащих негативно повлияет на мнение избирателей. Не стоит говорить, что это не способ ведения войны, особенно, когда речь идет о победе.

Но можно ли вообще выиграть войну в Афганистане? В последние годы силы «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) окрепли, влияние «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) также возросло. Афганская армия, подготовленная подразделениями НАТО, не в состоянии очистить провинции от талибов, а полиция не может справиться с боевиками «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), пишет Моран.

Автор уверен, что Трамп напрягает последние усилия, чтобы улучшить ситуацию в Афганистане, однако он хочет достичь этого без отправки в Афганистан десятков тысяч американских солдат. Если бы страны-члены НАТО были бы настоящими союзниками, они бы направили больше помощи в Афганистан, однако США — как это всегда было в Афганистане — остались один на один с ухудшающейся обстановкой, подытоживает Моран.

Александр Белов

США. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 августа 2017 > № 2268078


США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 августа 2017 > № 2268068

Яма для Трампа

Мелания Трамп как центр мировой политики и 755 американских дипломатов

Главным результатом первой встречи президентов России и США стало то, что мир перестал гадать, о чем они будут говорить, и стал гадать, о чем они говорили. Правда, потом добавился еще один вопрос — сколько раз они говорили, но попытки клинтонитов сделать из него еще один повод для импичмента успеха не имели А в последние дни возник еще один вопрос: предупредил ли Путин Трампа о грядущим предложении 755 американским «дипломатам» покинуть территорию России? И в ретроспекции из того, что на полях G-20 состоялись две встречи президентов Путина и Трампа, а не одна, а послом в Москву Трамп назначил своего политического врага, вообще говоря, следует, что предупредил.

Действительно, новый посол США в Москве Джон Хантсмен является одним из наиболее влиятельных мормонов, известных своими связями с ЦРУ, и ему понадобится это влияние все целиком, когда он будет биться с этим ведомством за тех дипломатов, которых необходимо оставить в Москве, а резидентов выслать в США. Дипломатическую работу-то надо будет вести все равно, и каждый настоящий дипломат в Москве будет в условиях столь масштабного сокращения важнее любого резидента.

Но еще важнее факт второй встречи Путина и Трампа в Гамбурге, которая прошла в отсутствие американского переводчика и очень сильно напоминает дополнительный обмен информацией об успешности или провале пожарных мер для купирования провокаций Бастинды, одной из которых была высылка 35 российских дипломатов 29 декабря 2016 года. Российским дипломатам тогда было предоставлено 72 часа в канун Нового года, когда самолеты не летают, а если бы они явились в аэропорт 2 января после истечения этих 72 часов, то были бы арестованы как лица, находящиеся на территории США нелегально. Именно поэтому Путин несколько дней назад особо упомянул о сроках на сборы, предоставленных американским дипломатам, чтобы «партнерам» было ясно, что это ответные меры на угрозу ареста российских дипломатов, а не на их высылку в конце 2016 года.

И газета The New York Times была совершенно права, утверждая, что это только цветочки, а ягодки будут в другом месте, где Россия бросит вызов США по полной программе. Действительно, даже не пытаясь угадать тему переговоров Трампа и Путина, невозможно игнорировать тот простой факт, что она состоялась в атмосфере непрекращающихся атак на Россию сил, так или иначе связанных с «глубинным государством» США, и на это «хамство глубинного государства» Россия не может не реагировать. Причем этот таинственный субъект истории, являющийся союзом сил, принадлежащих к разным партиям, но объединенных ненавистью не только к России, но и к президенту Трампу, а также к тем людям, которые его поддержали на выборах, последнее время действует настолько нагло, что даже «истеблишированные» СМИ в США начали регулярно обсуждать его попытки свергнуть законно избранного президента. А от этого недалеко и до обсуждения попыток «глубинного государства» начать войну — Мировую войну.

Продолжалась первая встреча Путина и Трампа 2 часа 15 минут вместо получаса, объявленного на уровне подготовки этой встречи, и славная европейская семья президента США так волновалась за него, что упросила жену президента поскрестись у двери и поинтересоваться, когда он собирается попрощаться со своими новыми друзьями и вернуться домой, в семью. Собственно, этот сюр начался не вчера, и Трамп, «конфронтирующий» с Путиным в связи с вмешательством государства Российского в избирательный процесс США, не слишком далеко ушел от Мелании Трамп, по просьбе Ангелы Меркель вытаскивающей мужа с переговоров. Только представьте, как Трамп на полях G-20 кричит Путину: «Ты почто помешал Клинтонше подделать результаты выборов и отправил меня президенствовать в Белый дом?»

Тем не менее этот анекдот привлек такое внимание СМИ, что они пропустили самый главный момент этой встречи, а именно то, что государственный секретарь США Тиллерсон сиял, как начищенный пятак, когда эта встреча все-таки состоялась. Надо сказать, что лицо государственного секретаря своей брутальностью более всего напоминает советский тяжелый танк времен Второй мировой войны «Иосиф Сталин» анфас, и улыбка на этом лице вообще событие экстраординарное. Но улыбка на лице Тиллерсона, когда Путин и Трамп перед встречей на камеру пожали друг другу руки, это нечто из ряда вон выходящее. Нечто свидетельствующее о том, что, несмотря на всевозможные антироссийские заявления, которые он вынужден был озвучивать, именно Тиллерсон готовил эту встречу, и команда Трампа до последней минуты опасалась, что произойдет нечто, делающее ее невозможной.

А это, в свою очередь, подтверждает гипотезу о корректирующей встрече на обеде, устроенном Ангелой Меркель, так как на первой встрече Трамп, узнав о столь масштабной высылке американских дипломатов, очевидно, не стал брать на себя обязательств, которые он не мог тогда гарантировать, и лидеры двух супердержав договорились встретиться еще раз после дополнительных консультаций. Причем, судя по всему, эта договоренность возникла заранее еще на уровне подготовки, когда Путин сообщил Трампу, что он расскажет ему нечто экстраординарное, так как вряд ли Мелания Трамп случайно оказалась соседкой Путина на ужине, устроенном Ангелой Меркель.

И если вспомнить, что Трамп не впервые использует жену для решения мировых проблем, то естественно предположить, что она не только инструмент его политики, но и один из ее архитекторов. В частности, можно вспомнить использование ее туалетов для выражения подчеркнутого уважения к папе римскому и пренебрежения к лидерам мусульманских стран, собравшихся в Саудовской Аравии для того, чтобы поприветствовать президента США. Такая дипломатия как минимум предполагает согласие на нее Иванки и Мелании Трамп, а помощь последней в организации второй встречи с Путиным предполагает и абсолютное доверие к ней со стороны Трампа. А президент США до недавнего времени постоянно жаловался, что он не может доверять большинству членов своей команды, часть которой ему навязали клинтониты с помощью дела советника по национальной безопасности Флинна, из которого впоследствии вырос «рашнгейт».

А это, в свою очередь, напоминает о тех претензиях, которые Трамп высказал 19 июля в адрес генерального прокурора Сешнса в весьма примечательном интервью New York Times. Он, по сути, обвинил в предательстве сенатора, который первым выступил в его поддержку во время праймериз 2016-го, но, став генеральным прокурором, решил встать над схваткой и отказался руководить расследованием связей избирательной кампании Трампа с российским послом Кисляком. И, действительно, если посмотреть на последствия этого отказа, то первое, что приходит в голову, так это то, что в результате во главе этого расследования стала назначенная Обамой (а на самом деле Хиллари Клинтон) Салли Йейтс, которая воспользовалась положением для того, чтобы разрешить директору ФБР Коми заявить на слушаниях в Конгрессе, что Трамп с июня 2016 года является объектом расследования контрразведывательного подразделения ФБР. А то, что сама Хиллари Клинтон много лет является объектом расследования ФБР, осталось неизвестным широкой публике, так как такого рода заявления без разрешения генерального прокурора или его заместителя строжайшим образом запрещены законом.

Если учесть, что за день до этого Трамп и сторонники Клинтон заключили соглашение об отказе от взаимных обвинений, и Трамп вместе с видным членом комиссии Конгресса по разведке и не менее видным клинтонитом Адамом Шиффом выступили с соответствующими заявлениями, то это разрешение Йейтс и, соответственно, отказ Сешнса от руководства расследованием привели к назначению Роберта Мюллера спецпрокурором для расследования рашнгейта президента Трампа и едва не привели в начале апреля к его отстранению от власти и аресту по обвинению в сотрудничестве с русской разведкой. И, возможно, только договорная атака 59 «Томагавков» на сирийскую авиабазу Шайрат спасли Трампа и весь остальной мир от весьма печальной участи лицезреть победу в этом споре партии войны.

А сравнение реакции России на эту атаку с атакой на сирийский самолет 18 июня напоминает, что именно после нее Трамп и Тиллерсон заторопились с организацией встречи Путина и Трампа на полях G-20. Стоит ли после этого удивляться, что только сейчас появились «показания» пилота, сбившего сирийский самолет 18 июня, в которых он утверждает, что он не летучая обезьяна, и принял это решение самостоятельно, а не по приказу Бастинды, великой и ужасной. А в том же интервью газете The New York Times, где Трамп критикует генпрокурора Сешнса, он пошел в лобовую атаку и на вышеупомянутого конгрессмена Шиффа, обвинив его в пристрастности, и в понедельник 24 июля сравнил в твиттере Шиффа со слизняком. А еще через несколько часов после этого демарша в прессу «просочились» слухи, что Трамп хочет, чтобы Сешнс подал в отставку, а бывший мэр Нью Йорка Руди Джулиани стал генеральным прокурором вместо него. Очевидно, что для Трампа назначенный им генпрокурор Сешнс идет в одном флаконе с конгрессменом Шиффом, и все это происходит в условиях, когда спецпрокурор Мюллер после нескольких месяцев расследования, ведущегося на основании противозаконных утечек, организованных именно с этой целью директором ФБР Коми, не нашел ничего, подтверждающего эти обвинения, и хочет расширить расследование, для начала взглянув на личные финансы Трампа.

А «вето-защищенный» законопроект об антироссийских санкциях, который, кроме всего прочего, существенно ограничивает Трампа во внешнеполитической деятельности, лег на его стол после того, как противники президента в Республиканской партии сговорились с его злейшими врагами в партии Демократической. Это обстоятельство делает этот закон не только антироссийским, но и антитрамповским. В этой ситуация то, что вторая встреча Трампа с Путиным прошла без американского переводчика, должно было свести с ума клинтонитов окончательно. Но, как ни странно, после того, как Трамп перешел в атаку, эта тема куда-то пропала из публичного пространства, вытесненная «слизнеобразным Шиффом» и давним врагом Хиллари Клинтон и очень популярным в США бывшим мэром Нью Йорка Руди Джулиани, которого Трамп хочет сделать генеральным прокурором США.

Последний, став генеральным прокурором», вне всяких сомнений, покажет «Kusi's mother» не только Хиллари Клинтон (как этого требует Трамп), но и Йейтс, и Коми, и Райс, по сути разрешившей «прослушку» Трампа. А это сделает бессмысленным закон об антироссийских санкциях, поскольку сделает его прямым следствием преступных действий Хиллари Клинтон. И те, кто в пятницу договорились проигнорировать пожелания Трампа и положить на его стол антироссийский закон, сумеют в полной мере оценить русскую пословицу: «Не рой другому яму — сам в нее попадешь».

Александр Бродский

США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 августа 2017 > № 2268068


Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 августа 2017 > № 2263636

Режим прекращения огня в установленных зонах деэскалации в Сирии способствует переговорам по примирению и налаживанию мира, сообщил РИА Новости осведомленный источник в Дамаске.

Ранее официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков сообщил, что отряды умеренной оппозиции и сирийской армии полностью прекращают огонь в зоне деэскалации "Хомс" с полудня четверга. До Хомса были определены зоны деэскалации в восточном пригороде Дамаска и на юго-западе Сирии, включая провинции Сувейда, Кунейтра и Дераа.

"Зоны деэскалации способствуют мирному урегулированию. Вы освещали гуманитарную помощь в Кунейтре, это стало возможным после достигнутых договоренностей и реального прекращения огня. Такой же пример был реализован в Думе (восточный пригород Дамаска). Теперь Хомс, там мы уверены, что тоже станет возможным доставлять гуманитарную помощь регулярно", — рассказал собеседник агентства.

Юго-западная зона

В начале июля благодаря российскому Центру по примирению враждующих сторон в Сирии была доставлена гуманитарная помощь в одно из поселений в провинции Кунейтра с расчетом на 500 семей. Также российские военные врачи смогли оказать помощь населению, в первую очередь нуждающимся детям.

В минувшую среду стало известно, что на юге Сирии десятки финансируемых США боевиков из группировки "Джейш Магавир ас-Саура" сложили оружие и сдались сирийской армии, заявив, что не намерены воевать против правительственных сил.

Вертолеты сирийских ВВС в свою очередь продолжают сбрасывать на захваченные боевиками поселения листовки с призывом воспользоваться программой народного примирения, получить амнистию и прекратить противодействие армии. Данное предложение не распространяется на группировки "Джебхат ан-Нусра"* и "Исламское государство"*.

Зона деэскалации "Хомс"

В Каире 31 июля были достигнуты договоренности с представителями группировки "Джейш аль-Ислам" по примирению в районе Эр-Растан (пригород Хомса), контролируемом этим незаконным вооруженным формированием.

С 12:00 3 августа прекращены боевые действия на участке линии деэскалации Хмира, Самалиль, Гумин, Кубейбат, Таксис, Джарния, Телль-Амери, Эль-Гасабия, Дуайр, Умм Шашрух, Гур, Кормос, Таун и Картман. Всего в зону деэскалации вошли 84 населенных пункта с населением около 147 тысяч человек.

С 4 августа российская военная полиция выставит два контрольно-пропускных пункта в районах Нарб-Нафса (со стороны Хамы) и Дуайр (со стороны Хомса). Благодаря прекращению огня и присутствию российской военной полиции станет возможным открыть движение по государственной трассе Хама — Хомс, которая была перекрыта на протяжении всей сирийской войны.

Открытие транспортной артерии имеет важное экономическое значение для Сирии, так как значительно сокращает время передвижения между Дамаском и центральной частью страны.

"Кроме соглашения о прекращении огня и разблокировании дороги Хама — Хомс, достигнута договоренность о формировании "Комитета национальной справедливости", в который войдут представители всех заинтересованных в примирении групп", — отметил источник, отвечая на вопрос о положительных сторонах третьей зоны деэскалации.

Восточная Гута

Еще одна зона деэскалации определена в восточном пригороде Дамаска. В сирийской столице продолжаются переговоры по примирению. После встречи в Астане удалось договориться с боевиками о передаче под контроль сирийских властей без боя крупных районов Барзе и Кабун. Значительно сократились обстрелы жилых кварталов Дамаска.

Благодаря совместным усилиям сирийской стороны и российского Центра примирения впервые за восемь месяцев была доставлена гуманитарная помощь в город Дума (восточный пригород Дамаска), несмотря на то что он по-прежнему считается крупнейшим оплотом боевиков в пригороде сирийской столицы.

Еще одна зона деэскалации, по данным арабских СМИ, может быть обозначена в провинции Идлиб на севере Сирии, однако в действительности данная идея на сегодняшний день тяжело реализуема, так как немалая часть территории Идлиба контролируется боевиками "Джебхат ан-Нусры"*.

*Террористическая организация, запрещенная в России

Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 августа 2017 > № 2263636


США. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 августа 2017 > № 2263619

Коалиция во главе с США по борьбе с террористической группировкой "Исламское государство"* не фиксировала случаев применения боевиками химического оружия в Сирии, заявил официальный представитель коалиции Райан Диллон.

"Мы пока не видели, чтобы они (ИГ* – ред.) применяли химоружие в Сирии. И мы не хотим, чтобы они его использовали, поэтому если мы узнаем это, то ударим по ним первыми", — сказал Диллон на брифинге.

Ранее официальные власти Сирии не раз заявляли о применении боевиками ИГ* химического оружия.

*Террористическая организация, запрещенная в России

США. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 августа 2017 > № 2263619


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 3 августа 2017 > № 2263181

Игнор санкциям не помеха: странная российская политика администрации Трампа

Кришнадев Каламур | The Atlantic

"Отказ госсекретаря США Рекса Тиллерсона принять 80 млн долларов, выделенных Конгрессом США на борьбу с российской и игиловской* пропагандой, назвали "довольно необычным". Однако он вполне вписывается в более широкую схему того, что складывается в очень странную российскую политику", - отмечает Кришнадев Каламур в The Atlantic.

Журналист отмечает, что за три дня, прошедших с тех пор, как Владимир Путин в воскресенье распорядился о сокращении американского дипломатического персонала в России на 755 человек, Дональд Трамп никак не отреагировал на этот шаг российского президента.

"И до среды американский президент ничего публично не говорил о законопроекте о санкциях, дошедшем до него на прошлой неделе, благодаря поддержке подавляющего большинства и в Палате представителей, и в Сенате. Этот закон вынуждает президента консультироваться с Конгрессом, прежде чем отменить карательные меры против России. Законопроект ужесточает ограничения, наложенные на ряд российских компаний и физических лиц (а также рассердил Европейский союз). Трамп подписал его в среду без фанфар, хотя выразил опасения по его поводу в заявлении по случаю его подписания", - говорится в статье.

"С тех пор, как законопроект был впервые представлен, я высказал Конгрессу свои опасения по поводу того, что он множеством способов неуместно посягает на исполнительную власть, создает неудобства для американских компаний и вредит интересам наших европейских союзников", - написал Трамп, назвав законопроект "серьезно бракованным".

Автор статьи напоминает о заявлениях американских спецслужб о российском вмешательстве в американские выборы. "Уклончивость Трампа в отношении этой проблемы привела к распространению слухов о связях его штаба с российскими чиновниками - связях, которые расследуют министерство юстиции и комитеты Конгресса", - отмечает журналист.

"И все же, сколько бы администрация ни стремилась преуменьшить или проигнорировать проблему российского вмешательства в выборы 2016 года (и как бы искренне Трамп ни хотел "пойти дальше", как он заявил), Конгресс - другое дело. Новые антироссийские санкции теперь закон. И законодатели рвутся не только финансировать усилия по борьбе с пропагандой, но и расследовать влияние, которое российская пропаганда уже могла оказать на американские выборы. Если администрация Трампа игнорирует эту проблему, Конгресс только рад напомнить ей о ней", - резюмирует автор.

*"Исламское государство" (ИГИЛ) - террористическая группировка, запрещенная в РФ.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 3 августа 2017 > № 2263181


Россия. СКФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 3 августа 2017 > № 2263167

Как российские спецслужбы шантажируют геев и заставляют их следить за исламистами

Марко Фибер | Huffpost Deutschland

Руслан стоял на перекрестке в центре Дербента, крупного города, расположенного в Дагестане, и ждал друга, когда рядом с ним неожиданно остановилась машина. После пары фраз, которыми он перекинулся с теми, кто сидел внутри, Руслан понял, что перед ним "силовики". Они заставили его сесть в машину, передает Марко Фибер в Huffington Post Deutschland.

"Это было началом шантажа, из-за которого молодой человек, верующий мусульманин, решился на побег в Турцию. Шантажировать его могли потому, что 23-летний молодой человек придерживается нетрадиционной сексуальной ориентации", - говорится в статье.

"Давление, оказываемое на сексуальные меньшинства в России, за последние годы значительно выросло", - объясняет Уве Хальбах, эксперт по Северному Кавказу и исламизму из авторитетного Фонда науки и политики.

"В Чечне, граничащей с Дагестаном, власти устраивают охоту на гомосексуалистов, - пишет автор. - По некоторым данным, с конца 2016 года в Чеченской республике было похищено свыше 200 человек: их шантажировали и пытали. По меньшей мере 20 человек были убиты".

Вместе с ростом дискриминации увеличился и потенциал для применения компромата, "с советских времен представляющего собой важный инструмент для дискредитации политических и экономических оппонентов и заставляющего идти на сотрудничество", говорится в статье.

Как отметил в беседе с изданием эксперт Хальбах, "ЛГБД-сообщество легко поддается шантажу посредством компромата - особенно на консервативном Северном Кавказе".

В случае с Русланом сотрудники спецслужб также использовали компромат - молодой человек должен был согласиться на сотрудничество и не только выслеживать местных исламистов, но и отправиться на войну в Сирию, чтобы содействовать возвращению уехавших с Северного Кавказа исламистов. На размышление ему дали пять суток, рассказывает Руслан в интервью российскому интернет-порталу "Кавказский узел". В случае отказа силовики пообещали опубликовать компрометирующее его видео, фотографии и другую информацию. Кроме того, ему пригрозили тюрьмой, передает издание.

"В Дагестане существует активное противостояние между сторонниками традиционного ислама, суфизма, и салафитами. Местные власти составили списки, куда вошли тысячи молодых людей, которых считают потенциальными террористами и экстремистами", - пишет автор. "Достаточно носить длинную бороду, чтобы попасть в такой список", - замечает Уве Хальбах.

Руслан решился бежать. Ночью он прокрался через соседский сад на шоссе, не взяв с собой ничего, даже телефон, по которому его могли отследить. Через Баку ему удалось попасть в Турцию, где он с тех пор и живет. Однако до сих пор получает "весточки" от ФСБ - его хотят вернуть обратно.

То, что случай Руслана не исключение, доказывает произошедшее с Е.Ф. из соседней Чечни. Его похитили полицейские. "Мы отпустим тебя при одном условии: ты должен на нас работать. Ты должен искать "педиков", "сирийцев" (тех, кто, по данным властей, собирается отправиться в Сирию, чтобы примкнуть там к ИГИЛ*. - Прим. авт.) и наркоманов", - рассказывает пожелавший сохранить инкогнито молодой человек.

После нескольких лет, проведенных вдали от дома, Руслан хочет вернуться. "Но если я попытаюсь вернуться, они снова попытаются завербовать меня - или, возможно, убить", - говорит молодой человек. На Северном Кавказе, добавляет автор, это не пустая угроза, а реальность.

*"Исламское государство" (ИГИЛ) - террористическая группировка, запрещенная в РФ.

Россия. СКФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 3 августа 2017 > № 2263167


Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 августа 2017 > № 2263136

Опасная антииранская политика Америки

Джеффри Сакс (Jeffrey D. Sachs), Project Syndicate, США

Несколько недель назад президент США Дональд Трамп и его советники присоединились к позиции Саудовской Аравии, обвиняющей Иран в превращении в эпицентр ближневосточного терроризма.

Тем временем Конгресс США опять готовит новый раунд санкций против Ирана. Однако карикатурное представление Ирана в виде «авангарда» глобального терроризма, как выразился король Саудовской Аравии Салман, является не просто ошибочным, но и крайне опасным, потому что оно может привести к ещё одной войне на Ближнем Востоке.

Более того, именно это, похоже, и является целью некоторых горячих голов в США, несмотря на тот очевидный факт, что Иран находится на одной стороне с США в борьбе с Исламским государством (ИГИЛ). Есть и ещё один факт: Иран, в отличие от большинства своих региональных соперников, является действующей демократией. И ирония в том, что эскалация американской и саудовской риторики в адрес Ирана началась всего лишь два дня спустя после того, как 19 мая в этой стране прошли выборы, на которых умеренные силы во главе действующим президентом Хасаном Рухани победили своих оппонентов — сторонников жёсткой линии.

Не исключено, что для Трампа просаудовская,антииранская позиция является всего лишь очередным бизнес-проектом. Он сиял, когда Саудовская Аравия решила закупить у Америки новое оружие на сумму $110 млрд, и назвал эту сделку «новыми рабочими местами», как будто единственный приносящий доход вид занятости для американских работников неизбежно требует от них разжигания войны. И кто знает, какие ещё частные сделки Трампа и его семьи могут скрываться за его тёплой поддержкой саудовской воинственности.

Бравады администрации Трампа в адрес Ирана в каком-то смысле являются продолжением привычной линии. Американская внешняя политика буквально завалена абсурдными, трагическими и крайне деструктивными войнами за рубежом, которые не служат никаким реальным целям, а лишь стремлением к реализации ошибочных представлений официальной пропаганды. Как ещё, в конце концов, можно объяснить бесполезное и крайне затратное втягивание Америки во Вьетнам, Афганистан, Ирак, Сирию, Ливию, Йемен и во многие другие конфликты?

Враждебность Америки по отношению к Ирану ведёт отсчёт со времён Исламской революции, произошедшей в этой стране в 1979 году. Для американского общества захват сотрудников американского посольства, которые 444 дня находились в заложниках у радикально настроенных иранских студентов, стал психологическим шоком, который до сих пор не прошёл. Драматическая тема заложников доминировала в американской прессе с момента их захвата и до освобождения, что привело к своеобразному посттравматическому стрессу у всего общества, схожему с социальной травмой после теракта 11 сентября, уже поколение спустя.

Для большинства американцев — и тогда, и сейчас — кризис с заложниками, как и вообще сама Иранская революция, стал полной неожиданностью. Лишь немногие американцы понимали, что Иранская революция произошла спустя четверть века после заговора ЦРУ и британской разведслужбы MI6, которые в 1953 году решили свергнуть демократически избранное правительство страны и установить режим полицейского государства под властью шаха Ирана с целью сохранить англо-американский контроль над иранской нефтяной промышленностью, находившейся под угрозой национализации. Большинство американцев не понимали также, что кризис с заложниками стал результатом непродуманного решения предоставить свергнутому шаху возможность прибыть в США на лечение: многие иранцы восприняли это как угрозу их революции.

Во времена администрации Рейгана США поддерживали Ирак в его агрессивной войне против Ирана, в ходе которой Ирак применял химическое оружие. Когда в 1988 году этот конфликт, наконец, завершился, США сохранили финансовые и торговые санкции против Ирана, которые действуют до сих пор. С 1953 года США выступают против самостоятельности правления и экономического развития в Иране, действуя с помощью тайных операций, поддерживая авторитарную власть в 1953-1979 годах, предоставляя военную помощь врагам Ирана и сохраняя режим санкций на протяжении уже нескольких десятилетий.

Ещё одна причина для враждебности Америки к Ирану — поддержка Ираном «Хезболлы» и «Хамаса», двух военных противников Израиля. Здесь тоже важно понимать исторический контекст.

В 1982 году Израиль вторгся в Ливан, пытаясь уничтожить палестинские вооружённые формирования, которые там базировались. После этой войны и на фоне антимусульманской резни, устроенной благодаря израильским оккупационным силам, Иран поддержал создание шиитской «Хезболлы» для сопротивления израильской оккупации южного Ливана. К тому времени, когда Израиль вывел войска из Ливана в 2000 году, то есть спустя почти 20 лет после вторжения, «Хезболла» превратилась в мощную военную, политическую и социальную силу в Ливане, ставшую занозой для Израиля.

Кроме того, Иран поддерживает «Хамас», суннитскую радикальную группировку, которая отрицает право Израиля на существование. В 2006 году, после десятилетий израильской оккупации палестинских земель, захваченных в ходе войны 1967 года, а также на фоне зашедших в тупик мирных переговоров, «Хамас» победил «Фатх», политическую партию Организации освобождения Палестины, на выборах в палестинский парламент. Вместо того чтобы начать диалог с «Хамас», США и Израиль решили попытаться его разгромить, в том числе с помощью жестокой войны в секторе Газа 2014 года. Всё это привело к огромным жертвам среди палестинцев, к неописуемым страданиям и к ущербу жилью и инфраструктуре в секторе Газа на миллиарды долларов. Однако, вполне предсказуемо, всё это не привело к какому-либо политическому прогрессу.

Помимо этого, Израиль воспринимает ядерную программу Ирана как экзистенциальную угрозу. Израильские сторонники жёсткой линии неоднократно пытались убедить США подвергнуть атаке ядерные объекты в Иране или, как минимум, позволить это сделать Израилю. К счастью, президент Барак Обама сопротивлялся этому давлению. Вместо этого он договорился о соглашении между Ираном и пятью постоянными членами Совета безопасности ООН (плюс Германия). Это соглашение заблокировало путь Ирана к ядерному оружию на десятилетие или даже более длительный срок и открыло пространство для дальнейших шагов по созданию доверия с обеих сторон.

Теперь же Трамп и саудиты, похоже, готовы уничтожить возможность нормализации отношений, открывшуюся благодаря этому важному и многообещающему соглашению.

Внешние силы поступают крайне глупо, позволяя манипулировать собой и выбирая ту или иную сторону в острых национальных или сектантских конфликтах, которые можно урегулировать только путём компромисса. Израильско-палестинский конфликт, конкуренция между Саудовской Аравией и Ираном, суннитско-шиитские отношения — все они требуют взаимных уступок. Однако каждая сторона в этих конфликтах лелеет трагические иллюзии, будто можно добиться окончательной победы, не прибегая ни к каким компромиссам, при условии что США (или какая-нибудь другая большая держава) будут вести войну от их имени.

На протяжении минувшего столетия Британии, Франции, США и России плохо удавалась игра мускулами на Ближнем Востоке. Все они потратили здесь зря жизни, деньги и престиж. (Более того, СССР оказался очень серьёзно, а, возможно, фатально, ослаблен войной в Афганистане). Сейчас как никогда нам нужна эпоха дипломатии, которая сделает акцент на компромиссах, а не на очередном раунде демонизации и гонки вооружений, который слишком легко может привести к катастрофе.

Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 августа 2017 > № 2263136


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 августа 2017 > № 2263134

Американские санкции делают Путина еще сильнее

Россия отреагировала на новые американские санкции штрафными мерами в отношении 755 американских дипломатов и сотрудников посольства. Они должны завершить работу в американских представительствах в России, заявил хозяин Кремля Владимир Путин.

Михаэль Штюрмер (Michael Stuermer), Die Welt, Германия

Американский конгресс ужесточает санкции против России. Это ни на что не повлияет — только приведет к увеличению центробежной силы на Западе. И именно на это делает ставку сильный хозяин Кремля.

В Вашингтоне обе палаты конгресса подавляющим большинством проголосовали за новые санкции против России. Европейцы смотрят на это растерянно. То, что на первый взгляд кажется поражением Путина, в действительности является триумфом сильного властителя Кремля.

Ведь очевидный раскол Запада в том, что касается отношения к России, во всяком случае уравновешивает мелкое экономическое недовольство санкциями. Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker) выразил свое негодование — лозунг «Америка прежде всего» не может означать, что «европейские интересы остаются на последнем месте».

В спорах о санкциях, которых долгое время избегали, но теперь являются очевидными, скрываются серьезные разногласия в западных правительствах, включая важные отрасли промышленности. Но Путин не был бы талантливым тактиком и знатоком всех слабостей своих соперников, если бы не знал, как усугубить и стратегически использовать атлантический разлом, который сейчас стал очевидным.

То, что срочно нужно Западу — пока он вообще дееспособен и держится вместе, — это не только набор тактических инструментов для общения с евразийской державой, но и стратегическая масштабная восточная политика, в которой объединялись бы элементы как конфликта, так и сотрудничества.

Санкции чаще всего ни к чему не приводят

Однако она не возникнет сама по себе, и в эру Трампа это все еще сложнее, чем раньше. Но она должна быть разработана и реализована активно и креативно, без запретов по части мыслей и обсуждения.

Сфера действий охватывает как болезненный пересмотр различных более или менее непригодных санкций, так и спасение остатков контроля вооружений, обычных и ядерных, а также разработанных в ходе холодной войны мер доверия и безопасности.

Санкции в коммуникации между государствами не являются войной, но и миром они не являются. Иногда, как доказали в 30-ые годы Япония и Италия, они становятся незабываемым в истории мира событием. Иногда они не имеют эффекта. А иногда, в редких случаях, они успешны.

Поэтому недостаточно рутинным образом продлевать антироссийские санкции на брюссельском уровне, или если желаемый эффект не достигается, ужесточать их. На протяжении более двух лет санкции были призваны наказывать путинскую Россию из-за аннексии Крыма и войны на востоке Украины и повернуть ее в сторону цивилизованной коммуникации.

Русские держатся вместе

Однако к цели они до сих пор не привели, но усугубили экономическую ситуацию в России, которая и без того сложна из-за сохраняющихся низких цен на нефть. Но почему они не привели к уступкам со стороны Кремля?

Ошибка американского мышления — и это касается также канадцев и европейцев — заключается в том, что в западных странах в сложных условиях и удорожании обвиняют правительство, это вызывает недовольство и рано или поздно приводит к смене курса — то есть к смене режима.

Но не в России. Там действует другая логика: виноват не сильный правитель в Кремле, а внешний мир, который с давних пор желает матушке России зла и хочет окружить ее. Поэтому русские должны сплотиться и искать в страдании духовное обновление.

Московская элита, вместо того чтобы ослабнуть, может мобилизовать историю России, победу во Второй мировой войне, православие и, прежде всего, древнерусский патриотизм, чтобы противостоять трудностям.

Что делал ЕС?

В России расширение НАТО на восток, стратегический флирт Запада с Грузией и Украиной и политика санкций воспринимаются как глобальное окружение — вплоть до намерения свергнуть московский режим.

Но вместо того чтобы инвестировать все имеющиеся средства в улучшение общих жизненных стандартов, Кремль создает себе новых врагов, разрабатывает новую ядерную доктрину и разыгрывает гибридную войну ниже ядерного порога.

Однако не только в России санкции являются средством укрепления внутренней политики. В Вашингтоне они должны передать республиканским избирателям послание, что любые заявления администрации Трампа в отношении России не являются последним словом.

Слова Меркель о США

То, что при этом жертвой оказываются европейские интересы, вызывают правомерную критику, что заметно на примере Юнкера и других. Вместе с тем комиссия в Брюсселе должна задать вопрос: что она сделала за прошедшие два года, чтобы вновь сблизить интересы США и ЕС, предотвратить внутренние конфликты альянса или же подтолкнуть национальные правительства в сторону альтернативы? Проще всего было ничего не делать — да, проще, но недостаточно, как сейчас становится понятно.

Во время кризиса атлантических отношений может возникнуть и шанс. Возможно, это то, что имела в виду Ангела Меркель в пивной палатке в Трудеринге, когда жаловалась, что Германия не может уже полностью полагаться на других — мол, эти времена остались в прошлом.

Меркель — не тот человек, который судьбоносные вопросы будет обсуждать публично. Ее загадочное высказывание вызвало во всем мире вопрос, что из всего этого получится — для Германии, Европы и всего мира.

У немцев больше нет преимуществ

Однако ответ — ведь это в ее власти — она оставила при себе. От Берлина до Вашингтона — ведь Лондон и Париж заняты самими собой — возник вакуум руководства, который не может продолжаться долго.

Опасность нашего времени заключается в состоянии непредсказуемой стратегической нестабильности. Последние десятилетия холодной войны — ядерной, глобальной и биполярной — определялись строительством общей согласованной системы безопасности обеих держав. Продолжительный ядерный мир, который в результате возник, уже давно остался в прошлом. История возвращается в непредсказуемых констелляциях, и у немцев нет преимуществ.

Может ли Америка еще раз, как 70 лет назад, определить мировое состояние? Черчиллю принадлежат утешительные слова о том, что можно всегда полагаться на то, что американцы найдут лучшее решение — после того, как они исключат все альтернативы. Вопрос в том, можно ли так долго ждать.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 августа 2017 > № 2263134


Иран. Армения > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 3 августа 2017 > № 2263078

Парламент Ирана ратифицировал соглашение о сотрудничестве с Арменией

Иранский депутат Захра Саи, указывая на ратификацию парламентом соглашения о границе между Ираном и Арменией, сказал, что оно направлено на расширение транзита товаров между двумя сторонами, сообщает Mehr News.

Депутат рассказал, что соглашение относится к пограничному терминалу Нордуз, и является частью плана совместного управления границами с соседями, направленного на поддержание положительного торгового баланса Ирана в эпоху санкций.

«Проект, который соответствует рекомендациям Киотской конвенции и главе VII Международного пакта о координации пограничного контроля, включен в повестку дня Таможенной администрации Исламской Республики Иран (IRICA)», - добавил он.

Саи подтвердил, что после снятия санкций IRICA попыталась запустить общий план создания пограничных шлюзов с несколькими соседними странами, с Турцией, Азербайджаном, Афганистаном, Россией, Арменией и Туркменистаном, хотя только с Турцией этот план пока вступил в силу.

«Пограничный терминал Нордуз является единственным на общей сухопутной границей с Арменией», - подчеркнул иранский депутат, отметив, что, согласно официальной статистике, стоимость не нефтяного экспорта в Армению в предыдущий 1395 иранский календарный год (закончившийся 20 марта 2017) составила 107,35 млн. долларов. В то же время Иран импортировал из Армении продукцию на сумму 443,512 миллиона долларов, за тот же период.

Иран. Армения > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 3 августа 2017 > № 2263078


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 3 августа 2017 > № 2262014

Министерство по делам религий назвало размер зарплат имамов

Оклад священнослужителей зависит от наполняемости ящиков для пожертвований, рассказал министр Нурлан Ермекбаев

Министр по делам религий и гражданского общества РК Нурлан Ермекбаев озвучил заработную плату имамов в Казахстане, передаёт «Казинформ».

«Заработная плата имамов напрямую зависит от ящиков пожертвований. Месячная заработная плата имамов колеблется в пределах: в городских и областных мечетях — от 70 до 80 тысяч тенге, в районных мечетях — от 40 до 50 тысяч тенге, в сельских мечетях — от 20 до 30 тысяч тенге в месяц», — сказал он в ходе пресс-конференции в Службе центральных коммуникаций, презентуя благотворительный фонд «Уакып».

Нурлан Ермекбаев подчеркнул, что данное определение размеров заработной платы является условным. Духовное управление мусульман Казахстана (ДУМК) официально не выделяет специальные средства на оплату труда имамов и работников мечетей. Помощь региональным отделениям ДУМК оказывается акиматами нерегулярно, бессистемно и зависит от политической воли и усмотрения акима региона.

«Понятно, что при такой зарплате, которая к тому же нестабильная, имамы не всегда могут полноценно решать насущные вопросы, затрагивающие общественную безопасность. Трудно привлечь в сельские мечети квалифицированных имамов (…) Также имамы в большинстве своём имеют среднее образование, что не позволяет им расширить свою аудиторию и оппонировать хорошо подготовленным приверженцам деструктивных религиозных течений», — добавил министр.

В министерстве считают, что всеми этими негативными факторами умело пользуются представители деструктивных религиозных течений для дискредитации официального духовенства и усиления своего влияния на верующих. По данным ведомства, сегодня ощущается необходимость в 158 имамах. Это в основном в Акмолинской области — 40 человек, Южно-Казахстанской области — 37 человек, и Восточно-Казахстанской области — 20 человек.

Напомним, заработавший в начале июля новый благотворительный фонд направлен, в том числе, на повышение эффективности работы служителей духовенства. Основным направлением работы фонда станет финансирование социальных проектов, образовательно-просветительских мероприятий: помощь многодетным семьям, строительство детских садов и школ, издание литературы и так далее.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 3 августа 2017 > № 2262014


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 3 августа 2017 > № 2261983 Дмитрий Евстафьев

Россия – главная угроза для США: что стоит за заявлениями Пентагона?

Заявления председателя Комитета начальников штабов Вооруженных сил США генерала Джозефа Данфорда, сделанные на знаковой для американского истеблишмента конференции по вопросам безопасности в Аспене, привлекли значительное внимание СМИ. Широко обсуждается его высказывание, что Россия в военном отношении – «самая серьезная угроза» для США. Исходящие от Пентагона заявления можно было бы «списать» на становящуюся навязчивой антироссийскую истерию, которую, кажется, перестали контролировать даже ее инициаторы, если бы не одно «но». Под ними есть реальные основания.

Чем Россия угрожает США?

С одной стороны, заявления главы Комитета начальников штабов (КНШ) отражают понимание того, что Россия оказалась единственной страной в мире, которая обладает комплексными возможностями конкуренции с США в военно-силовой сфере. Именно об этом и сказал Дж. Данфорд, выделяя Россию из ряда стран, которые он рассматривает в качестве «соперников» США (Китай, Иран и КНДР), подчеркивая ее совокупные возможности. Не забыв, естественно, и о возможном доминировании Москвы в киберпространстве. Председатель КНШ действует вполне в русле современных политических тенденций в США, где упоминание России в качестве «главного противника» является условием выживания любой крупной фигуры.

Россия рассматривается Вашингтоном в качестве значимой военной угрозы не только потому, что она обладает способностью уничтожить США как экономическую и социальную систему.

Россия является угрозой для США, прежде всего, поскольку обладает способностью к удержанию США от агрессивных силовых действий, причем не только в отношении себя. А это – гораздо сложнее как с военно-технической, так и с политической точки зрения.

Россия уверенно восстанавливает и психологические аспекты ядерного сдерживания, практически утраченные к 2010-м гг. Появляется все больше понимания того ранее отрицавшегося обстоятельства, что ядерный стратегический паритет имеет значение.

Восстановление принципов классического ядерного сдерживания, что произойдет при сохранении нынешних тенденций в ближайшие 3-5 лет, а, возможно, и раньше, существенно сократит «свободу рук» США в отношении ситуаций, где так или иначе затронуты интересы России или российского бизнеса, аффилированного с государством, да и стран-союзников России. И таких ситуаций будет все больше и больше.

Вспомним и широко обсуждаемую в военно-политических и экспертных кругах США концепцию А2АD (anti-access and area denial – ограничение и воспрещение доступа и маневра), что можно было бы расшифровать как стратегию ограничения доступа в критические регионы с использованием комплекса военно-силовых и военно-технологических мер, которую приписывают России.

Эта ситуация исключительно некомфортна для американской политической элиты, но в гораздо большей степени – для военных, которые лучше политиков понимают, что это означает с «операционной» точки зрения. Дж. Данфорд своим заявлением, которое никак нельзя ни по форме, ни по сути, отнести к «мнению частного лица», подводит американскую элиту к признанию неприятного факта завершения эпохи безусловной глобальной силовой монополярности США. А сами военные оказываются перед необходимостью масштабного пересмотра ключевых постулатов военной политики, господствовавших в США последние 25 лет.

Конкуренция на рынке «услуг по стабилизации»

С другой стороны, есть и более глубокая угроза со стороны России. «Услуги по стабилизации» дружественных режимов, связанные с применением военной силы, были одним из наиболее значимых «товаров», экспортируемых США. В чем-то значение «услуг по стабилизации» можно сравнить с глобальной экспансией доллара (которая сама по себе вряд ли была возможной без американского военно-силового доминирования). Несмотря на необходимость значительных первоначальных инвестиций в разработку и производство вооружений, эта «отрасль» оказалась фантастически выгодной. Особенно, если пользоваться этим инструментом с сугубо экономическими, а не с идеологическими целями.

Но в последние годы Россия становится альтернативой США в оказании услуг по обеспечению безопасности и стабильности значимых государств в ключевых регионах мира. Причем, одновременно за несколько лет санкций доказав относительную резистентность [сопротивляемость – прим. «ЕЭ»] к несиловому (экономическому) и даже к ограниченному силовому внешнему давлению. Прежде всего, со стороны США.

В итоге, США начинают утрачивать почти монопольное положение на этом «рынке». Вопрос в том, насколько они готовы к «конкуренции» на нем.

Но Америка сама создала такую ситуацию, увлекшись «геополитическим рэкетом» ряда значимых государств, причем не только на Ближнем Востоке, хотя этот регион и был ключевым в их стратегии – особенно учитывая, что там они действовали в условиях практически полной «свободы рук». Но не забудем и весьма топорные действия по дестабилизации в целом нейтрально-дружественного Вашингтону режима в Бразилии, приведшие к долговременному системному кризису в этом государстве, а также целенаправленное раздувание очагов военной напряженности на Корейском полуострове и в Восточной Азии. Эти действия, как это тогда виделось, должны были сплотить вокруг США их региональных союзников, но оказались контрпродуктивными. США не демонстрировали убедительные примеры успешных стабилизирующих военно-силовых действий, хотя требования к лояльности союзников выдвигались все более жесткие.

После того, как Россия буквально «вытащила» Сирию из-за грани развала, к «расширенным» взаимоотношениям с Москвой в сфере безопасности склоняются такие государства, как Турция, Катар, Ирак, Египет, не говоря уже о влиятельных силах в странах, которые находятся в состоянии кризиса государственности или ее распада (Афганистан, Ливия, Пакистан и проч.).

Борьба за союзников

Конечно, масштаб внешней стабилизационной деятельности России по сравнению с американским глобальным силовым активизмом невелик и вряд ли он даже в далекой перспективе будет существенно расширяться. Признаков «головокружения от успехов» в российском руководстве пока не наблюдается, – да и объективно, ресурсы, доступные России, не столь велики.

Но в данном случае важно уже то, что Россия оказывается третьей в мире после США и Франции страной, которая в принципе способна осуществлять стабилизационные мероприятия на значительном удалении от своей территории (сделаем скидку и на особенности французского опыта применения силы). И только у России в последние годы есть значимый опыт успешных силовых стабилизационных мероприятий.

США и Франция могут похвастаться только «спорными» сюжетами (Афганистан, Мали), либо провалами (Ливия, Ирак, Сомали и т.п., не исключая и ситуацию на Украине). Китай, несмотря на претензии на глобальное лидерство, пока не имеет заметных достижений в этой области.

Мировой рынок услуг по стабилизационному применению военной силы и обеспечению с использованием военных инструментов государственных и корпоративных интересов, вероятно, будет в ближайшее время только расти, ибо даже радикальный исламизм был побежден в Восточном Средиземноморье только в силовом плане (и то – весьма условно), но никак не политически или идеологически.

В той или иной степени очаги проявившегося в арабских странах в 2010-2017 гг. исламского радикализма будут проявляться и дальше, причем, в самых неожиданных местах. Помимо исламского радикализма могут возникнуть и новые идеологии радикализма, которые по форме могут быть локальными, региональными, но, по сути, создавать угрозу глобальному миропорядку. Да и в целом конкуренция ключевых субъектов мировой экономики может приобрести куда более острые формы.

К тому же «борьба за союзников» становится в условиях формирующейся «практической» многополярности одним из ключевых факторов развития глобальной политики.

И экономический потенциал, оставаясь важным, уже не является безусловно доминирующим компонентом, «обнуляющим» все иные факторы привлекательности того или иного глобального «центра силы».

Эволюцию легко проследить по изменениям в отношениях России и КНР за последние 5 лет. В рамках стратегического партнерства двух стран военно-силовые факторы, являющиеся геополитическим «активом» России, играют все более значимую роль, эффективно балансируя бесспорное китайское экономическое доминирование. Таким примером стали совместные российско-китайские действия вокруг КНДР. Вероятно, эти тенденции вполне приложимы и к другим глобальным процессам.

Поэтому, если разобраться, то заявления начальника КНШ Д. Данфорда о том, что Россия является, если не главной, то центральной угрозой для США, не так уж далеки от истины, как кажется первоначально.

Дмитрий Евстафьев, профессор НИУ ВШЭ

Источник – Евразия Эксперт

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 3 августа 2017 > № 2261983 Дмитрий Евстафьев


Узбекистан. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 августа 2017 > № 2261979

Зачем Евросоюз помогает Ташкенту?

Евросоюз реализует новую стратегию сотрудничества с Узбекистаном, ориентированную на конкретные экономические проекты. В числе ее недекларируемых целей – предотвращение вступления республики в ЕАЭС.

Брюссельский визит

Во второй половине июля в Брюсселе состоялось 13-е заседание Совета сотрудничества «Узбекистан-Европейский союз», в котором приняла участие делегация узбекского МИДа во главе с министром иностранных дел Абдулазизом Камиловым. По его итогам стороны подписали ряд документов, в числе которых – финансовое соглашение об оказании помощи в области сельского хозяйства. В соответствии с ним Евросоюз предоставит Узбекистану грант в размере €21,5 млн, предназначенный для модернизации и укрепления материально-технической базы научно-исследовательских институтов при Министерстве сельского и водного хозяйства страны.

Ташкент и Брюссель, как сообщает пресс-служба узбекского МИДа, «подтвердили готовность развивать долгосрочное и взаимовыгодное партнерство по широкому кругу вопросов», поскольку обе стороны «заинтересованы в консолидации усилий в борьбе с терроризмом, религиозным экстремизмом, распространением наркотиков и другими видами организованной преступности». Кроме того, Абдулазиз Камилов, глава МИДа председательствующей в ЕС Эстонии Свен Миксер и руководитель подразделения генерального директората Еврокомиссии по торговле Петрос Сурмелис подписали протокол к соглашению о партнерстве и сотрудничестве.

Накануне визита главы узбекского МИДа в Брюссель Ташкент посетила делегация ЕС во главе с генеральным директором по международному развитию и сотрудничеству Еврокомиссии Стефано Мансервизи и спецпредставителем ЕС по Центральной Азии Петером Бурианом.

В ходе переговоров, как сообщают узбекские СМИ, С. Мансервизи «обратил внимание на ключевую роль Узбекистана в сохранении региональной стабильности и экономического развития центральноазиатского региона».

Представители ЕС также выразили готовность поддержать проводимые в стране реформы по модернизации и диверсификации экономики, уделив особое внимание развитию частного сектора в сельской местности, а также проработать возможности для инвестиций в энергетику и водные ресурсы.

Рецепты МВФ для Узбекистана

Запад готов оказать Ташкенту поддержку и в еще одном ключевом направлении экономической политики – введении свободного (рыночного) курса узбекского сума. В начале июля узбекская делегация в составе руководителей Центрального банка, Министерства финансов, а также Фонда реконструкции и развития посетила штаб-квартиру Международного валютного фонда (МВФ) в Вашингтоне. Одной из главных целей визита, по информации пресс-службы Центрального банка, являлся «обмен мнениями касательно перспектив либерализации валютной политики республики».

В ответном письме на имя президента Узбекистана Шавката Мирзиёева директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард обещала оказать республике поддержку «путем предоставления технического содействия и рекомендаций по вопросам экономической политики», включая вопрос либерализации валютной системы.

Проблема административно определяемого курса национальной валюты досталась Узбекистану в наследство со времен правления Ислама Каримова. В период глубокого экономического кризиса и адаптации экономики к новым условиям административное регулирование стоимости сума позволяло властям избегать резких колебаний валютных курсов, способных вызвать падение уровня жизни населения, проблем с рентабельностью бизнеса, нехваткой валюты и т.п. Но эта же политика ведет к появлению «черного» рынка валюты и снижает привлекательность Узбекистана в глазах зарубежных инвесторов. Полученную прибыль им необходимо переводить в доллары по курсу Центробанка, что приводит к потере части заработанных денег.

О необходимости введения рыночного курса сума в Узбекистане заговорили едва ли не сразу после прихода к власти Ш. Мирзиёева. Но власти республики предпочли действовать в этом вопросе осторожно, вполне обоснованно опасаясь возможных негативных последствий валютной либерализации. Так, в ноябре 2016 г. правительство Узбекистана заявило о поэтапном снижении объемов обязательной продажи части валютной выручки от экспорта отдельных товаров и услуг. Помогая республике перейти на рыночный курс сума, МВФ тем самым может «закрепиться» в Узбекистане на экспертном уровне, получив возможность влиять на его экономическую политику и укреплять политико-экономические связи Ташкента с Вашингтоном и Брюсселем.

«Среднеазиатская Украина»?

В целом же Запад явно рассматривает Узбекистан как «Среднеазиатскую Украину», следуя в этом плане известному определению З. Бжезинского. Напомним, что в «Великой шахматной доске» ключевой страной Средней (Центральной) Азии он назвал не лидирующий по размеру территории Казахстан, а именно Узбекистан, который обладает гораздо более многочисленным и, главное, однородным в этническом плане населением, а также развитым национальным самосознанием, позволяющим ему претендовать на региональное лидерство. Сходство с Украиной в данном случае заключается в том геополитическом положении, которая эта страна занимает на территории «своего» региона, и ее значении для интересов России.

В отличие от Казахстана, Узбекистан не является участником ОДКБ и ЕАЭС, что позволяет ему проводить более «свободную» внешнюю политику. Поэтому задача-минимум для Запада и, в частности, ЕС, при выстраивании отношений с Узбекистаном – не допустить его присоединения к ЕАЭС, рассматриваемому на Западе многими как «обновленная версия СССР».

Различные виды грантовой помощи, а также экспертные консультации со стороны специалистов МВФ подходят для этой цели как нельзя лучше. Решение задачи осложняется удаленностью Узбекистана от Европы и его территориальной изолированностью. Но для дипломатии, как показывает опыт других «внутриконтинентальных» государств, особым препятствием это обстоятельство не является.

Александр Шустов, кандидат исторических наук

Источник – Евразия Эксперт

Узбекистан. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 августа 2017 > № 2261979


США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > oilru.com, 2 августа 2017 > № 2268252

Треть участников глобального опроса назвали угрозой рост влияния России.

Россия вошла в список восьми мировых угроз, по данным глобального опроса Pew Research. Как и остальной мир, сами россияне больше всего склонны опасаться действий исламистов, а меньше всего — политики Китая.

Граждане большинства стран мира, за исключением Африки и некоторых стран Европы, видят основную угрозу национальной безопасности своих стран в действиях экстремистов «Исламского государства» (ИГ, запрещенная в России террористическая группировка). Влияние США, России и Китая вызывает обеспокоенность примерно трети участников опроса, проведенного американским аналитическим агентством Pew Research Center.

Социологический опрос Spring 2017 Global Attitudes Survey был проведен в 38 странах мира с середины февраля по начало мая 2017 года. Всего опрошено почти 42 тыс. человек. Респондентам предлагалось указать свое отношение к восьми определенным социологами общемировым проблемам — являются ли они «серьезной, ключевой угрозой» или «небольшой угрозой» для национальной безопасности своей страны, либо не являются таковой вообще.

В итоге большинство опрошенных (62%) сочли главной угрозой безопасности действия исламистов из ИГ. Этот ответ лидирует в странах ЕС, Юго-Восточной Азии, России и США. Меньше всего ИГ пугает вьетнамцев (30% респондентов), больше всего — французов и испанцев (по 88%). В сравнении с аналогичным прошлогодним опросом в каждой стране показатель опасений исламистов потерял несколько процентных пунктов. Для жителей почти половины стран (18 из 38) ИГ — главная угроза.

Второе место по общему рейтингу (61%) и по числу стран, где эта угроза вышла на первое место (13 из 38), заняла озабоченность изменением климата. В первую очередь о ней говорили жители стран Африки и Латинской Америки.

Третью позицию занимает обеспокоенность кибератаками. В целом по миру «ключевой угрозой» их назвали 51% опрошенных, но первое место показатель занял лишь в Японии (76%). Россияне относятся к кибератакам гораздо более спокойно: 34% наших сограждан сочли их «серьезной угрозой», 35% «небольшой», а 23% респондентов не видят в них проблемы вообще.

Также 51% опрошенных по всему миру выражают беспокойство из-за состояния мировой экономики. Граждане двух стран сочли его самой важной проблемой вообще: Греции (88%) и Венесуэлы (56%). Меньше всего экономика беспокоит канадцев и сенегальцев: у первых она набирает меньше всего голосов как «главная угроза» (33%), у вторых — больше всего голосов как «вообще не угроза» (34%).

Поток беженцев из стран Ближнего Востока ожидаемо беспокоит европейцев. На первое место среди угроз ее поставили венгры (66%). Проблема нелегальных мигрантов волнует также жителей стран Африки и самого Ближнего Востока. Однако даже внутри ЕС находятся лояльные к беженцам страны, в первую очередь это Швеция (22%) и ФРГ (28%).

Наконец, растущее влияние основных мировых держав беспокоит всех опрошенных в последнюю очередь. Американской политикой недовольны 35% опрошенных, российской и китайской — по 31%. Стоит отметить, что «российская угроза», в отличие от остальных семи, не вышла на первое место ни в одной из 38 стран, где проводился опрос. Так, турецкие граждане больше всего опасаются США (72%), а жители Вьетнама и Южной Кореи — действий Китая (80 и 83% соответственно).

В сравнении с остальным миром россияне чуть более спокойно относятся к основным мировым угрозам. Исключение составляет лишь влияние США: 37% россиян опасаются действий Вашингтона, тогда как в целом по миру — 35%. Этот показатель среди россиян не изменился с момента аналогичного опроса в 2013 году. Наиболее доброжелательно россияне относятся к КНР: 19% считают политику Пекина «серьезной угрозой» для России, 44% «незначительной угрозой», а 33% — «вообще не угрозой».

Российское же влияние из представленных стран больше всего волнует поляков (65%), а меньше всего — вьетнамцев (11%). Почти половина американцев (47%) обеспокоены действиями России, а больше половины опрошенных — среди турок (54%). В среднем по регионам российские действия больше всего расценивают как угрозу национальной безопасности в Европе (41%).

«По политическим же предпочтениям в США Россию расценивают как серьезную угрозу 61% демократов и 39% республиканцев», — говорится в исследовании Pew Research.

По данным опроса Левада-центра за ноябрь 2016 года, 42% россиян считают, что России, «скорее всего», следует опасаться стран Запада, входящих в блок НАТО. Непосредственную угрозу в альянсе видят лишь 15% опрошенных. 52% респондентов, напротив, уверенны — Западу не стоит бояться России, лишь 37% сказали, что опасения НАТО так или иначе обоснованны.

Автор: Георгий Макаренко.

США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > oilru.com, 2 августа 2017 > № 2268252


Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 августа 2017 > № 2268045

Социализм идёт к капитализму. Капитализм идёт к коммунизму

Новый вектор капитализма

Последний день буржуя все никак не приходит, но последние дни капитализма с нечеловеческим лицом — это вполне реальная перспектива. Бывшие рабочие не находят себе места в цифровом будущем, дети бывших рабочих самоустраняются от политики. Великие мыслители? — Их капиталистическая система не производит. Но для всех здравомыслящих стратегов уже давно стало понятно, что новый концепт находить нужно. Нужно понять, как преобразовать все лучшее, что дал капитализм, связать это с человеческими потребностями, с социальной политикой и понять, куда двигаться дальше.

Например, новая статья, опубликованная одним из лондонских религиозных мозговых центров, задает вопросы как правым, так и левым: «Просто деньги: как католическое социальное учение может спасти капитализм». Защитники капитализма, конечно же, возразят, что их система не нуждается в спасении. Ее поборники считают, что капитализму просто нужно дать нормально работать. С другой стороны, критики слева возмущаются, что капитализм настолько ужасен, что его нельзя спасти ничем, особенно католическими догмами.

Тем не менее статью Клиффорда Лонгли стоит прочитать, хотя бы потому, что она написана на читабельном языке, далеком от глубоко аргументированных папских энциклик и других умнописаний. Лонгли объясняет некоторые из ключевых концепций в мысли, которая появилась в 1891 году с документа под названием Rerum Novarum, который объяснил идею сосуществования свободного рынка, капитала и труда. Это не просто «солидарность» — идея о том, что все члены общества должны следить за благополучием друг друга, но «субсидиарность» или распределение власти. Католическое социальное учение стремится наметить средний путь между безудержным капитализмом и дирижистским социализмом, подчеркивая жизненно важную роль гражданского общества: это все те учреждения, от семьи до добровольных ассоциаций и церквей, которые стоят между индивидуумом и государством.

Лонгли также подчеркивает необходимость развивать добродетели и отвергает идею, которая была модной всего десятилетие назад, — о том, что у рынка есть свои механизмы для изгнания ненадежных участников. Он упоминает католическое учение, которое принимает идею частной собственности, но с поправкой на то, что хороший хозяин должен быть еще и социально ответственным управляющим.

Большая часть его статьи посвящена критике финансового и экономического бума, который предшествовал катастрофе 2008 года. Подразумевается, что если бы «рыночный фундаментализм» и «неолиберализм» этой бурной поры были бы смягчены порцией католической социальной критики, то можно было бы избежать катастрофы. А католический социализм, в принципе, может предотвратить подобные трагедии в будущем.

«Никто из тех, кто пережил бум первого десятилетия текущего века, не может отрицать, что он по-прежнему заслуживает особого изучения… Анализ был бы более интересным, если бы он обратил свой взор и на то, как до 2008 года сталкивались либеральные и нелиберальные импульсы. Например, в случае ипотечного фиаско роль играли поддерживаемые правительством ипотечные агентства Fannie Mae и Freddie Mac, а также дилеры с Уолл-стрит. Эти дилеры изобретали способы, как минимизировать риск, в первую очередь для себя, подвергая риску уязвимых мелких заемщиков. Но не обязательно быть сторонником соц. католицизма, чтобы проследить опасный тренд; у нас нет согласованной рыночной стратегии, которая не позволила бы распространять ложную и рискованную информацию.

В условиях кризиса еврозоны крайняя жесткость с одной стороны и специфика южно-европейских обществ, их экономик и политических систем с другой, несомненно, сыграли столь же важную роль, как и любой «неолиберальный» крестовый поход. Действительно, само слово «неолиберализм» почти у всех на устах уже приобретает оттенок чего-то крамольного и неприятного. Пессимизм и массовая безработица среди молодежи — тоже результат антилиберализма, но это еще и отказ вступать в ряды геронтократов — акул капитализма с их бюрократией и системой принуждения. Это, кстати, одна из причин, почему испанская, итальянская и греческая молодежь противопоставляет себя либеральному Лондону. Понятное дело, что рыночный капитализм в чистой форме — дело опасное, но католицизм, как мы помним, тоже», — пишет издание The Economist.

«Мы привыкли видеть, что капитализм состоит в идеологическом браке-битве с социализмом, но мы вряд ли увидим капитализм побежденным своим собственным ребенком — технологией», — пишет издание The Vox.

Эрик Вайнштейн, математик и управляющий директор инвестиционной фирмы Thiel Capital, утверждает, что технология настолько изменила наш мир, что «в будущем нам может понадобиться гибридная модель, которая, как это ни парадоксально, будет более капиталистична, чем капитализм сегодня, и, возможно, даже более социалистична, чем коммунизм прошлых лет».

Это еще один способ сказать, что социалистические принципы могут стать единственным, что может спасти капитализм. Мысль Вайнштейна отражает растущее осознание в Силиконовой долине тех проблем, с которыми сталкивается капиталистическое общество. Технология будет продолжать развиваться, рабочие в разных областях будут все больше смещаться, и, вероятно, многие потеряют рабочие места, которые им ничем не возместят. Поэтому многие технологи и предприниматели в Силиконовой долине сходятся в таких идеях, как универсальный базовый доход как способ смягчить неблагоприятные последствия технологических инноваций.

Вайнштейн думает, что неспособность действовать может привести к обрушению общества. Его главное опасение заключается в том, что класс миллиардеров слишком медленно осознавал необходимость радикальных изменений. Он предупреждает, что «они, вероятно, не предвидят многих изменений, и мы увидим начальные волнения — предвестники революции как плату на эту нечувствительность», — пишет издание The Vox.

Vox: «В наши дни в моде фраза «поздний капитализм». Вы находите ее аналитически полезной?»

Эрик Вайнштейн: «Я нахожу ее лингвистически точной и политически провокационной. Я не думаю, что рынки исчезнут. Я не думаю, что последствия будут заключаться в том, что капитализм потерпит неудачу и будет заменен анархией или социализмом. Я думаю, что, возможно, это всего лишь конец начала капитализма, и что его следующий этап продолжит многие из его основных принципов, но в иной — почти неузнаваемой — форме».

V: «Я хочу спросить вас о том, как может выглядеть следующий этап, но сначала мне интересно, считаете ли вы, что рыночный капитализм изжил себя и свою «полезность»?»

Э. В.: «Я считаю, что рыночный капитализм, как мы его понимали, фактически был привязан к определенному периоду времени, когда имели место определенные закономерности… Кроме того, существует также другая закономерность — способность быстро обучаться в молодости, чтобы получить добротную профессию, которой можно заниматься на протяжении всей жизни, — то, что мы обычно называем карьерой или профессией; я считаю, что многие из этих закономерностей сейчас ломаются, потому что они фактически никогда не были связаны с каким-либо фундаментальным законом.

V: «Возможно ли, что ребенок капитализма может стать его убийцей?»

Э.В.: «Это важный вопрос. В индустриальной революции технология была полезным приложением, помогая рабочим перейти от производительности с наименьшей ценностью до гораздо более высокой ценности. Проблема же с компьютерными технологиями заключается в том, что они, по-видимому, нацелены на уничтожение повторяющегося поведения. Если вы разложите всю человеческую деятельность на поведение, которое происходит только один раз и не перезагружается, вместе с циклами, которые повторяются ежедневно, еженедельно, ежемесячно или ежегодно, вы увидите, что технология рискует уничтожить циклическое поведение, считая его не важным, стремясь к новым высоким смыслам».

V.: «Эта тенденция кажется объективно неподходящей для большинства людей, чья работа состоит в основном из рутинных действий».

Э.В.: «Я думаю, что мы имеем преимущество над компьютерами, особенно в сфере экономики, основанной на разовых возможностях. Как правило, это парафия менеджеров хедж-фондов, креативщиков, инженеров — всех, кто на самом деле пытается сделать то, чего они никогда не делали раньше. То, что мы никогда не рассматривали, это то, как привести целое общество, в котором доминирует рутина, к одному знаменателю. Перевести на единую экономику, в которой мы конкурируем, где у нас есть определенное преимущество над машинами, но сохраняется способность делать нечто, чего не было до нас».

V.: «Это вызывает вопрос: навыки, которые требует эта новая технологическая экономическая пора, — это не те навыки, которыми обладает большинство населения. Возможно, значительное количество людей просто не может процветать в этом пространстве, независимо от того, сколько образования мы им дадим».

Э.В.: «Я думаю, что это интересный вопрос, и это зависит от вашего взгляда на образование. Бакминстер Фуллер (известный американский автор и архитектор, который умер в 1983 году) сказал что-то в духе: «Мы все рождены гениями, но жизнь упрощает нас». Я думаю, что уже через несколько лет мы сможем понять очевидное: то, что упрощает нас, на самом деле — это и есть наше образование. Проблема в том, что наша образовательная система, основанная на том, что мы берем нашу естественную склонность к познанию и приспосабливаем ее к стремлению заняться нашей привычной рутиной. Это связано с тем, что наша образовательная система была разработана для создания человеко-продуктов, пригодных для работы, но эти рабочие места точно будут уступать место экономике, все более основанной на разовых возможностях…

…Горничная отеля, которая застилает нашу кровать, может быть на самом деле художником-любителем. У бухгалтера, который занимается нашими налогами, вполне может быть сценарий, над которым он работает после полуночи. Я думаю, что многие наши бюрократы в Вашингтоне не понимают, насколько талант и творчество сосуществуют во всех сферах жизни. Мы еще не знаем, как платить людям за это, потому что многие из этих сценариев, книг и изобретений не смогут обладать достаточно высокой рыночной стоимостью, но именно здесь возникает вопрос о какой-то гибридизации гиперкапитализма, и гиперсоциализм должен войти в дискуссию».

V.: «Как выглядит гибрид капитализма и социализма?»

Э.В.: «Я не думаю, что мы знаем, как это выглядит. Я считаю, что капитализм должен быть гораздо более свободным. Некоторым областям необходимо будет пройти процесс радикального дерегулирования, чтобы дать возможность меньшинству умов, способных на величайшие креативные подвиги, способные экспериментировать и играть, поскольку они явят нам чудеса, на которых будет основываться наша будущая экономика.

Точно так же мы должны понимать, что наше население — это не совокупность рабочих, которые должны работать на машину капитализма, а скорее нация душ, чье достоинство, благополучие и здоровье должны зиждиться на независимых, гуманитарных основах. Это не означает, что мы можем позволить себе заниматься национальным благосостоянием, которое лишило бы наших самых уязвимых лиц достоинства, которое ранее было гарантировано рабочим местом. Людям придется заниматься общественно-позитивной деятельностью, но не все эти общественно позитивные действия могут дать достаточную долю рынка для потребления на соответствующем уровне, и поэтому я думаю, что нам нужно будет видоизменить гиперкапитализм, который обеспечит рост гиперсоциализма, основанного как на достоинстве, так и на необходимости».

V.: «Я согласен с большинством из этого, но я не уверен, что мы готовы адаптироваться к этим новым обстоятельствам достаточно быстро… То, что вы описываете, — это почти революционный сдвиг в политике и культуре, и это не то, что мы можем сделать по команде».

Э.В.: «Я считаю, что, как только наш творческий класс снимет кандалы социально-негативных факторов, он сможет выбрать, как будет развиваться капитализм: эволюцией или революцией. И я надеюсь, что просвещенный класс миллиардеров быстро заставит их сделать выбор, и они изберут просветленный путь — поиск переосмысления работы, которая обеспечит почет подавляющему большинству сограждан — людей, от которых зависит их страна».

V.: «Вы уверены, что класс миллиардеров настолько просвещен? Потому что я — нет. Все эти изменения были заметны много лет назад, и тем не менее класс миллиардеров не воспринял это достаточно серьезно…»

Э.В.: «Это любопытно. Но буквально несколько лет назад произошел тихий сдвиг, когда в комнатах, заполненных дымом, перестали смеяться над проблемами неравенства и начали воспринимать их как свои собственные, даже наедине с собой. Хотел бы я сказать, что это опосредованно связано с сердечностью самых успешных, но я думаю, что это просто фактическое признание того, что мы больше уже не живем в мире, в котором люди жаловались на неравенство.

Я думаю, что это сочетание — как стыда, так и «просвещенного» личного интереса; этот класс пытается убедить себя в том, что это не он посеял семена раздора и социального краха, и я считаю, что видел реальную личную трансформацию многих ведущих мыслителей среди технологов, которые теперь глубоко обеспокоены последствиями своей работы. Немногие из них хотят, чтобы их помнили как убийц, как тех, кто обесценил завоевания, накопленные после промышленной революции.

Поэтому я считаю, что с точки зрения желания оставить социально позитивное наследие многие из них нацелены на социальные инновации с помощью таких моделей, как универсальный базовый доход. Они обнаружили, что Вашингтон лишен новых идей в социальном плане — так же, как и технологических… Как мы позволили, чтобы все стало настолько плохо? Мы давно знаем, что политические системы, как правило, рушатся без надежного среднего класса, выступающего в качестве буфера между бедными и богатыми, и все же мы бросились во все тяжкие…

Мне кажется, что наибольшая опасность состоит в том, что по-настоящему богатые, я говорю об очень богатых, все больше отделяются от жизни остальных, так что они становятся нечувствительными к проблемам тех, кто все еще зарабатывает себе на кусок хлеба. Таким образом, они, вероятно, не способны предвидеть многие изменения, и мы еще увидим начальные революционные волнения — плату за эту нечувствительность.

Однако я надеюсь, что по мере роста социальных волнений нынешняя политическая система, когда верхушка среднего класса и буржуазия противостоят низшему среднему классу и бедным, придет к концу, если не осознает и не избежит реальной угрозы стабильности, от которой она зависит, — социальной стабильности».

V.: «Полагаю, это моя точка зрения, что люди, обладающие способностью влиять на вещи, находятся в коконе и не способны осознать чрезвычайную ситуацию, пока еще есть время действовать. Но когда момент будет упущен?»

Э.В.: «Ну, как говорится, не будет никаких предупреждающих выстрелов. Я гарантирую вам, что, если бы демонстранты «Завоюй Уолл-стрит» покинули бы пределы парка Зуккотти и посетили дома на Манхэттене в Верхнем Ист-Сайде, вопрос был бы немедленно заострен. К счастью, эти протестующие были достаточно умны, чтобы понять, что мирная демонстрация — лучший способ разрекламировать потенциал нестабильности для тех, кто еще не выполнил расчет последствий».

V.: «Но если вы один из протестующих «Займи Уолл-стрит» — тот, кто «выстрелил» шесть лет назад, и вы задумываетесь о том, что произошло с тех пор… есть ли основания думать, что сообщение дошло до адресата? Разве вы не смотрите вокруг и не говорите: «Ничего не изменилось»? Казиноподобная экономика Уолл-стрит все еще гудит… Какой урок извлечен в этом случае?»

Э.В.: «Ну, это слишком много для банкиров. Все считают, что банкиры более сильны в истории, чем есть на самом деле. Реальная проблема, против которой еще предстоит противостоять нашему обществу, заключается в том, что примерно в 1970 году мы закончили несколько периодов логичного экспоненциального роста в науке, технике и экономике. С того времени мы боролись с тем фактом, что почти все наши институты, которые процветали во время периода роста после Второй мировой войны, включили гипотезы роста в концепцию своего развития».

V.: «Что именно это значит?»

Э.В.: «Это означает, что все эти учреждения, будь то юридические фирмы или университеты, или военные, должны считаться устойчивыми [что означает экономику мягких колебаний роста], но понимая, что рост не может быть устойчивым, они запускают что-то вроде схемы Понци [итальянский «пирамидостроитель»] или пытаются людоедствовать на других, чтобы достичь своего рода поддельного роста и поддерживать эти конкретные учреждения на плаву. Это большое дело, о котором никто не говорит. Но у нас есть общесистемная проблема со встроенными гипотезами роста, которая превращает нас всех в негодяев и лжецов… Скажем, например, у меня есть растущая юридическая фирма, в которой есть пять партнеров, и эти партнеры надеются тоже нанять по очереди пять партнеров. Эта формула иерархического труда работает хорошо, юридическая фирма растет, но на самом деле, как только юридическая фирма достигает устойчивого состояния, каждый партнер может на самом деле нанять только одного сотрудника, который должен ждать много лет, прежде чем стать партнером, когда его коллега уйдет на пенсию. Эта экономическая модель не работает… Это повторяется с профессорами и их аспирантами. Это часто повторяется в военных иерархиях. Это происходит практически везде, и когда экспоненциальный рост кончился, каждому из этих учреждений пришлось найти способ либо освоить новую бизнес-модель, либо продолжить старое и людоедствовать уже на чужих источниках дохода».

V.: «Таким образом, вся наша экономика — это, по сути, карточный домик, построенный на устаревших предположениях и держащийся на трюках, таких как количественное смягчение. Кажется, до сих пор мы неплохо избегали противоречий нашей цивилизации».

Э.В.: «Ну, в этом и проблема. Я иногда называю это эффектом хитрого койота [мультфильм «Хитрый койот и Дорожный бегун», потому что, пока койот не смотрит вниз, он остается висеть в воздухе, даже если он уже спрыгнул с утеса. Но именно осознание того, что все перевернуто с ног на голову, — большая опасность. Во время кризиса 2008 года многие комментаторы заявляли, что рынки просто внезапно сошли с ума, и все было хорошо. Так называемая большая умеренность, которая была выдвинута Аланом Гринспеном, Тимоти Гайтнером и другими, сама была по сути своей безумием. Кризис 2008 года представлял собой редкий пример этого безумия, когда рынок внезапно проснулся, чтобы посмотреть, что на самом деле происходит. Поэтому осознание реальной опасности — это не безумие, а здравомыслие. Проблема в том, что это длительное «безумие» просто откладывает катастрофу, пока не придет здравый смысл».

Елена Ханенкова

Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 августа 2017 > № 2268045


США. Йемен. Пакистан. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 августа 2017 > № 2268042

Foreign Policy: Раскрыты внутренние механизмы спецопераций США

Администрация США в разы увеличила количество специальных операций в Йемене, Пакистане и Сомали

Если в течение последних 193 дней президентства Барака Обамы была проведена 21 спецоперация, то за аналогичный период президентства Дональда Трампа их количество увеличилось в пять раз. По меньшей мере 92 спецоперации прошли в Йемене, четыре в Пакистане и шесть в Сомали, пишет издание The Foreign Policy.

Подобные спецоперации курирует Совместное командование специальных операций США (JSOC), а не ЦРУ, поскольку данные миссии не носят скрытого характера. Военные чиновники делают публичные заявления о миссиях в Йемене, Пакистане и Сомали, Пентагон выпускает соответствующие пресс-релизы.

Несмотря на то, что деятельность JSOC не скрывают от общественности, мало кто знает о том, как формировалось командование, как Конгресс осуществляет надзор за проведением спецопераций и каковы пределы возможностей JSOC.

Штаб-квартира JSOC расположена в воинской части Форт-Брэгг (Северная Каролина). Совместное командование специальных операций США было создано в 1980 году после провала спасательной операции по освобождению 53 заложников, находившихся в посольстве США в Тегеране.

В ядро JSOC входят ряд подразделений специального назначения (СпН), такие как 1-й оперативный отряд специального назначения США «Дельта», боевая морская особая группа быстрого развёртывания (SEAL Team 6), 75-й полк рейнджеров, другие подразделения СпН. Подразделения JSOC работают отдельно от «сил общего назначения», таких как армейские дивизии, подразделения ВВС и боевые группы ВМС, однако используют их технику, логистическую систему и поддержку поисково-спасательных подразделений. Общая численность подразделения СпН, подконтрольных JSOC, составляют 5% от общей численности войск США.

В структуру JSOC также входит вспомогательный отдел Pre-Strike Pause Cell, который состоит из нескольких гражданских и военных аналитиков, которые получают доступ в режиме реального времени ко всем вспомогательным средствам разведки, чтобы еще раз перепроверить все разведданные о противнике перед нанесением удара во избежание ошибки или нанесения ущерба гражданскому населению.

Возросшая интенсивность спецопераций в Йемене и Сомали во время президентства Обамы изменила порядок контроля со стороны Конгресса. В 2012 году Конгресс принял законопроект, который предусматривал ежеквартальные конфиденциальные брифинги с представителями Пентагона, в ходе которых рассматривались контртеррористические операции. В 2017 году частота брифингов возросла, Конгресс обязал Пентагон предоставлять ежемесячные отчеты, однако ранее представители Пентагона также выступали перед Конгрессом между ежеквартальными брифингами.

Комитет Сената США по вооружённым силам (SASC) и комитет Палаты представителей США по вооружённым силам (HASC) проводят брифинги под председательством сенатора Джони Эрнста и конгрессмена Элизы Стефаник соответственно.

Теоретически, все 27 членов SASC и 61 член HASC могут присутствовать на ежемесячных брифингах, но в действительности брифинги в HASC посещают в среднем от семи до пятнадцати представителей.

Тем не менее, во время проведения брифингов, касающихся крупных спецопераций JSOC, уровень посещаемости значительно возрастает. После рейда 29 января 2017 года в Йемене, в результате которого, как сообщалось, погиб один военнослужащий ВМС, уничтожен самолет стоимостью $70 млн и погибли десятки мирных жителей, на брифинге в HASC участвовали 35 представителей парламента.

В течение трех лет после начала антитеррористической операции против «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) совместное командование специальных операций США получало всяческую поддержку Белого дома и Конгресса.

Когда бывший президент США Барак Обама заявил о начале антитеррористической кампании против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в августе 2014 года, в ЦРУ подсчитали, что численность боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) составляла 20−35 тыс. человек. Согласно ежегодному «Государственному докладу о терроризме», опубликованному в прошлом месяце, в 2016 году численность ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) сократилась до 12−15 тыс. боевиков. Если взять средние показатели численности боевиков, получится, что количество террористов сократилось с 25 тыс. 750 бойцов в 2014 году до 13 тыс. 500 в 2016 году, т. е. на 48%, утверждает FP.

Однако ранее глава командования сил специальных операций США генерал Тони Томас заявил, что американские военные ликвидировали от 60 до 70 тыс. боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — более чем в два с половиной раза больше террористов, чем «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) имело в Сирии и Ираке в начале антитеррористической операции.

В Йемене, несмотря на то, что в течение последних восьми лет совместное командование специальных операций США провело более 200 авиаударов, численность группировки «Аль-Каиды на Аравийском полуострове» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) за последние шесть лет сохранялась на уровне 4 тыс. боевиков, хотя в 2010 году террористов было всего несколько сотен.

Нет никаких оснований сомневаться в том, что Трамп будет интенсивнее задействовать JSOC для борьбы с терроризмом, пишет FP. Совместное командование специальных операций США останется одним из ведущих игроков в глобальной войне с террором. Здесь может возникнуть естественный вопрос: закончится ли когда-нибудь эта война?

Максим Исаев

США. Йемен. Пакистан. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 августа 2017 > № 2268042


Грузия. Армения. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 августа 2017 > № 2268039

Зачем Россия отдаёт Грузии свои границы с Абхазией и Южной Осетией?

Тбилиси окончательно переходит под управление американо-европейских корпораций и Китая

Россия и Армения на пути в Иран

30 июля с. г. на военном аэродроме в Вазиани, который расположен в 32 километрах от Тбилиси, стартовали учения НАТО «Достойный партнер 2017». На первый взгляд, список стран-участниц носит провокационный характер — более 2800 военнослужащих из США, Великобритании, Германии, Словении и Турции, Украины, Грузии и Армении, которые будут маршировать единым строем вплоть до 12 августа. Однако Ереван едва ли вписывается в перечень потенциальных столиц североатлантического альянса, что обусловлено геополитическими рисками закавказского региона. Причина — затяжной азербайджано-карабахский конфликт, в котором страны НАТО гласно и негласно поддерживают Баку и Анкару. Но в чём тогда состоит манёвр Армении?

Дело в Иране. В интервью иранскому проправительственному изданию Shargh президент Серж Саргсян (готовясь к поездке в Тегеран на инаугурацию президента ИРИ Хасана Рухани, которая состоится 5 августа) обозначил перспективы сотрудничества с Тегераном по линии Евразийского экономического союза. Процитируем его максимально подробно.

«Сотрудничество в сфере энергетики — важнейший компонент армяно-иранских отношений. Порядка 10 лет с Ираном мы реализуем взаимовыгодную программу «газ в обмен на электроэнергию». В данном контексте большая важность придается строительству 3-ей линии электропередачи Армения-Иран, что позволит существенно увеличить объемы обмена. Что же касается вопроса транзита газа из Ирана в Европу, столь масштабного проекта, то он должен быть всесторонне изучен, необходимы подсчеты, и если экономически это будет выгодно всем сторонам, то почему нет? Данный вопрос в настоящее время находится в стадии экспертных обсуждений. Мы, в свою очередь, многократно заявляли, что заинтересованы в участии в крупных региональных экономических проектах и готовы к сотрудничеству», — заявил армянский лидер.

То есть Ереван готовится стать «мостом» между Тегераном и Москвой. А это значит, что для Ирана и Армении актуализируется грузинский (морской) маршрут в Евросоюз и Россию — через порты Поти и Батуми, а также автомобильную дорогу через Верхний Ларс.

Саргсян обозначает мотивацию: «Армения в рамках ЕАЭС инициировала обсуждения вокруг установления льготного торгового режима с Ираном, в результате чего, как вы знаете, уже проходят переговоры. Уверен, что это сотрудничество может быть выгодным для всех сторон, открыв для иранских товаров выход на 180-миллионный рынок. Страны-члены ЕАЭС, в свою очередь, получат возможность свои товары в льготном режиме представлять на иранском рынке. Что же касается отношений Армения-ЕС, то важно отметить, что мы их не противопоставляем отношениям с ЕАЭС. Армения — самый короткий и безопасный наземный путь, связывающий Иран с Европой (курсив мой — С.Ц.). У Армении сегодня тесные партнерские отношения с ЕС, и мы готовы предоставить площадку иранским и европейским предпринимателям для развития взаимовыгодной деятельности. В рамках льготного торгового режима GSP+ с Евросоюзом несколько тысяч наименований армянских товаров могут быть экспортированы в ЕС по нулевой таможенной пошлине. Это обстоятельство также может послужить дополнительным стимулом для иранских инвесторов в вопросе развития деятельности в Армении».

Москву такой сценарий устраивает. Не случайно 31 июля, за сутки до интервью Саргсяна газете Shargh, «Трансмашхолдинг» заключил сделку с иранской IDRO Group (стоимостью в 2,5 млрд евро) по созданию совместного предприятия для строительства железнодорожных вагонов на территории исламской республики. На долю российской компании приходится 80% акций нового завода, локализация которого будет осуществлена в Иране. «Первоначальное соглашение было достигнуто в прошлом году, согласно которому Иран собирается импортировать 1100 грузовых вагонов из России и совместно производить ещё 5 тысяч единиц на своей национальной территории», — уточняет телеканал Press TV. Генеральный директор «Трансмашхолдинга» Кирилл Липа рассчитывает собирать в Иране до 400 вагонов в год. «Мы находимся здесь не только для того, чтобы поставлять технику из России, но и развивать местное производство», — отметил он.

Иранский рынок железнодорожного строительства — объект повышенной конкуренции, который завлекает финансово-промышленные корпорации из КНР и ЕС. Например, Экспортно-импортный банк Китая (EXIM), который выделил в июле с. г. $1,5 млрд на электрификацию высокоскоростной железной дороги Тегеран — Мешхед. А итальянская Ferrovie dello Stato обязалась построить за 1,2 млрд евро железную дорогу Арак — Кум. Не говоря уже о французской Alstom, которая мечтает строить железнодорожные вагоны для иранской подземки. Так что России придётся приложить серьёзные усилия, чтобы заполучить подряды для китайского «Шелкового пути» через Иран.

Впрочем, Грузия в данном контексте — не исключение, поскольку после августовской войны 2008 года Тбилиси выразил готовность подписать контракт со швейцарской SGS (в прошлом — Société Générale de Surveillance), которая должна заняться таможенным мониторингом на грузино-абхазской и грузино-югоосетинской границах. Возникает закономерный вопрос — почему именно SGS? Неужели государственные органы России, Абхазии, Южной Осетии и Грузии не способны самостоятельно организовать таможенные процедуры?

Fiat у руля SGS

Пристрастие Тбилиси объясняется биографией генерального директора SGS Серджо Маркьонне, карьерный путь которого свидетельствует о принадлежности к европейской (итальянской) финансово-промышленной аристократии.

Маркьонне — генеральный директор группы Fiat (основатель корпорации Джованни Аньелли стоял у истоков Римского клуба, действуя в паре с Дэвидом Рокфеллером), который в 2009 году присоединил к автомобильной империи американскую корпорацию Chrysler. Он также глава CNH Industrial, председатель совета директоров Ferrari и вице-президент швейцарского банка UBS с (февраля) 2008 по 2010 год, акции которого принадлежат транснациональным банкам США и Евросоюза: Norges Bank Investment Management, Capital Group Companies, Credit Suisse, Vanguard Group, UBS Securities LLC, UBS Asset Management, Basel and Zurich, Artisan Partners LP, BlackRock, Dodge & Cox, Fisher Asset Management, Harbor Capital Advisors, Fidelity Investments, Zurcher Kantonalbank, Wellington Management Group, Deutsche Bank, Allianz SE, Goldman Sachsи Schroder Investment Management. То есть за победой грузинской дипломатии стоит американо-европейский капитал, который стремится заполучить контроль над торговыми путями из Грузии в Россию через Абхазию и Южную Осетию.

Но есть один нюанс, на который следует обратить особое внимание — Тбилиси и союзные ему западные столицы не признают независимость Цхинвала и Сухума. Поэтому будущая деятельность SGS являет собой попытку установить внешнее управление над границами Абхазии, Южной Осетии и даже России. Разве этого добивался Кремль, признав 26 августа 2008 года суверенитет Сухума и Цхинвала?

К сожалению, внешняя политика России была непоследовательна с самого начала: МИД РФ поддался на шантаж президента Грузии Михаила Саакашвили, который в 2011 году снял вето на вступление России в ВТО с тем условием, что Москва подпишет с Тбилиси соглашение о таможенном администрировании. Так и получилось — 9 ноября 2011 года в Женеве прошла церемония подписания документа. Грузия и её западные кураторы остались довольными. Теперь Тбилиси трактует позицию Москвы следующим образом: «Российская сторона пытается представить оккупированный Цхинвальский регион в качестве участника вышеуказанного соглашения, что явно противоречит принципам и назначению этого соглашения. Такая интерпретация оформленного в 2011 году между двумя странами соглашения принципиально неприемлема для грузинской стороны, и это изначально было известно для официальной Москвы». Зачем тогда его следовало подписывать? Во имя чьих интересов?

Само соглашение и его трактовка носят откровенно колониальный характер. «Согласно договору, места размещения международных наблюдателей из нанятой швейцарской компании, которая в данном случае выступает как нейтральная сторона, будут определены по географическим координатам, а не по названиям, чтобы сохранить нейтральный подход к статусу Абхазии и Южной Осетии», — сообщает «Голос Америки». Уточняется, что «международные наблюдатели будут размещены в начале и в конце трех торговых коридоров: один из них начинается вблизи Сочи и, проходя через Абхазию, заканчивается в городе Зугдиди». «Второй коридор начинается около североосетинского села Нар и, проходя через Южную Осетию, заканчивается в Гори, а третий расположен у КПП Казбеги-Верхний Ларс. Соответственно, представители компании, осуществляющей мониторинг, будут размещены за пределами оккупированных территорий, однако при этом грузинские власти будет информированы обо всех грузах, входящих и выходящих с неподконтрольной им территории», — говорится в сообщении.

Железная дорога как судьба

Тбилиси уверенно наступает: в начале июля с. г. в Праге состоялась встреча спецпредставителя премьера по урегулированию отношений с Россией Зураба Абашидзе и замглавы МИД России Григория Карасина, по итогам которой Карасин «заявил о готовности российской стороны рассмотреть сроки оформления контрактов со швейцарской компанией, чтобы задействовать соглашение», передает «Sputnik Грузия». К чему такая спешка? Почему мы уступаем Западу в столь чувствительном регионе, как Закавказье? Кто-нибудь в России ощутил на себе позитивный эффект от вступления России в ВТО? Разумеется, нет. А политические риски от усиления американо-европейского капитала на границе Грузии, Абхазии и Южной Осетии мы просчитали?

Пока Россия отступала, полноправным участником экономических отношений в Закавказье стал Китай, который в мае с. г. заключил с Грузией соглашение о создании зоны свободной торговли. Едва ли Пекин будет возражать против международного (швейцарского) патронажа на границе Грузии с Абхазией и Южной Осетией. Тем более что китайцев в большей степени интересуют черноморские порты. Пора задать закономерный вопрос: чем обусловлена активность КНР и ЕС в Закавказье — политикой или экономикой? На мой взгляд, это именно тот случай, когда экономика всецело подчинена долгосрочным политическим интересам.

Ведь сокращение издержек в вопросах безопасности — тоже прибыль для государственной казны, которая не всегда кажется очевидной, но от этого она не перестаёт быть.

Главный редактор ИА REGNUM Модест Колеров обозначил данную проблему ещё в июне 2015 года: «Урок проекта дороги Армения — Иран состоит не в бухгалтерской азбуке, результат изучения которой был ясен изначально. Он состоит в том, что на Кавказе, в непосредственной связи с интересами безопасности России и её союзников, есть как минимум два локальных коммуникационных проекта, коммерческий смысл которых никогда не будет достаточным для их рыночной «эффективности», поскольку их эффективность состоит не в достижении прибыли, а в сокращении расходов на поддержание безопасности. Первый из них — железная дорога из России в Южную Осетию Алагир — Цхинвал, например, вдоль уже проложенного газопровода. Второй — железная дорога из Армении в Нагорный Карабах Горис — Степанакерт».

Национальная безопасность государства далеко не всегда совпадает с коммерческой логикой, полагает Модест Колеров, ссылаясь на тот факт, что «никакого ближайшего коммерческого смысла никогда не имели самые крупные железнодорожные проекты в центральной и восточной части Евразии — ни дорога Берлин — Багдад, ни Транссибирская магистраль, ни Турксиб».

«Хочет Китай привязать к себе свой Синьцзян — строит дорогу, хочет обезопасить его от Центральной Азии АфПака и Туркестана — строит «Шёлковый путь», замыкая его на Каспии. Хотел бы Иран превратить Армению в свой протекторат — сам финансировал бы строительство дороги, выбирая проекты, уже оцененные в суммы от двух до четырёх миллиардов долларов, то есть не считаясь с коммерцией», — резюмирует Колеров.

Поэтому возрождение железной дороги Россия — Абхазия — Грузия являет собой вызов для блока НАТО, который стремится взять под контроль таможенное администрирование на границах Грузии с Россией, Абхазией и Южной Осетией.

Американо-европейский капитал не готов считаться с жизненными интересами Москвы в Закавказье. Пример тому — августовская война 2008 года, развязанная после того, как российские железнодорожные войска отремонтировали (к 30 июля 2008 года) участок дороги до города Очамчира. Сама история свидетельствует о важности Абхазской железной дороги. Не случайно в 1940 году, пока нацистская Германия усиленно готовилась к войне с Советским союзом, был открыт участок от станции Ингири (Зугдидский муниципалитет Грузии) до Сухума. А в 1942 году, уже в разгар Великой Отечественной войны, была пущена в эксплуатацию ветка из Сухума до Адлера. Иосиф Сталин знал толк в безопасности. Опыта у России достаточно. Хватит ли воли?

Саркис Цатурян

Грузия. Армения. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 августа 2017 > № 2268039


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 августа 2017 > № 2268036

National Interest: Разрыв ядерной сделки с Ираном грозит США войной

Не сам Иран, а царящий на Ближнем Востоке хаос подрывает национальные интересы США в регионе

Отказ США от Совместного всеобъемлющего плана действий — подписанной в 2015 году ядерной сделки с Ираном — может привести к очередной войне на Ближнем Востоке, из-за чего по интересам Вашингтона в регионе будет нанесен намного более значительный удар, пишет Росс Харрисон в статье для The National Interest.

Автор подчеркивает, что тревожные признаки того, что администрация Трампа стремится начать столкновение с Ираном, налицо. Так, хотя недавно Белый дом подтвердил, что Тегеран соблюдает условия ядерной сделки, США ввели новые санкции против исламской республики. Более того, были сделаны слабо прикрытые намеки на необходимость смены режима в стране, из-за чего можно сделать вывод, что администрация лишь ищет повода не подтверждать соблюдение Ираном взятых на себя обязательств во время следующей проверки, которая состоится в октябре.

В частности, президент США Дональд Трамп дал задание команде в Белом доме найти причины, по которым в подтверждении соблюдения Ираном условий может быть отказано, а в ходе интервью от 25 июля изданию The Wall Street Journal Трамп предсказал исход проверки в октябре, отметив, что Иран объявят нарушителем.

Разорвав ядерную сделку, предположительно для того, чтобы выполнить предвыборное обещание, Трамп может встать на путь, прямо ведущий к неизбежной военной конфронтации с Ираном. Отказ от соглашения, достигнутого Ираном не только с США, но и с Россией, Китаем, Великобританией, Францией и ФРГ, будет воспринят в Тегеране как сигнал о готовящемся нападении США, поэтому исламской республике придется готовиться к худшему. Такое развитие событий окажет самое разрушительное воздействие на и без того нестабильный Ближний Восток, подорвет национальные интересы США и может поставить под угрозу жизни американских граждан.

Автор отмечает, что для обеспокоенности Вашингтона действиями Ирана есть основания. Так, Тегеран проецирует свое влияние на значительную часть арабского мира с помощью своих подразделений специального назначения «Кудс», а также посредством поддержки таких вооруженных формирований, как «Хезболла», иракское ополчение, йеменских хуситов и более 100 тыс. ополченцев в Сирии. Более того, Тегеран стремится притянуть в свою зону влияния соседний Ирак, оторвав его от Вашингтона. К тому же исламская республика активным образом поигрывает мускулами, проводя испытательные пуски баллистических ракет и арестовывая граждан США, прибывающих в страны.

Однако крайне важно отделить факты от вымысла, когда дело касается этой ближневосточной страны, особенно на фоне волны обвинений со стороны Белого дома и Конгресса. Безусловно, влияние Ирана в регионе постоянно усиливается, особенно после того, как в сирийский конфликт вмешалась Москва для поддержки официального Дамаска — цели, которую также преследует Иран. Однако нельзя утверждать, что ядерная сделка в той или иной степени способствовала Ирану в гонке за региональным доминированием, как и неверно будет полагать, что отказ от нее лишит Тегеран подобной возможности.

Иран смог вмешиваться в дела соседних стран не благодаря сделке, а из-за обширного политического вакуума, существующего в самом центре арабского мира. Войны в Сирии, и Ираке в особенности, как и конфликт в Йемене, создали зияющую дыру в безопасности, которой и воспользовался Тегеран. При этом Саудовская Аравия и Турция оказались в ловушке конфликта, в которую проще залезть, нежели выбраться.

Иран, подчеркивает автор, подлил масла в огонь этих конфликтов, поэтому планы Вашингтона по контрбалансированию региональной силы Ирана обоснованы. Однако важно понимать, что угрозу для национальных интересов США представляет не сам Иран, а вакуум, создаваемый гражданскими войнами и дающий Тегерану и другим региональным державам возможность вмешиваться в них. Именно коллапс регионального порядка, со всеми вытекающими из этого рисками, представляет угрозу для интересов США.

Гражданская война в Сирии, например, привела к появлению нового филиала «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — группировки «Тахрираш-Шам» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которая со временем может пустить корни в регионе. Из-за конфликтов в Сирии, Ираке, Йемене и Ливии предвыборные обещания Трампа раз и навсегда уничтожить ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) могут оказаться невыполнимыми.

Чем дольше продолжаются войны, тем больше риск того, что и без того ослабленные страны, вроде Ливана и Иордании, погрузятся в пучину междоусобных конфликтов, а также тем больше риск нестабильности в Саудовской Аравии. Более того, благодаря продолжающимся войнам у России появляется возможность закрепить за собой позиции в качестве ключевого игрока на Ближнем Востоке — едва ли оптимальный вариант как для региона, так и для США.

Именно это дестабилизирующее влияние гражданских войн и представляет опасность для интересов США. И именно этот вызов, а не склонность во всем винить Иран, должен стать поводом для осуществления активной роли Вашингтона в регионе. Отказ же от сделки может обострить эти междоусобные конфликты.

В таком случае события могут начать развиваться следующим образом: Тегеран посчитает любые шаги по отказу от сделки сигналом о готовящейся попытке смены режима, на что он ответит всеми имеющимися у него в Сирии, Ираке, Ливане и Йемене средствами. Оказавшись в опасности, Иран может поднять шиитское восстание в Бахрейне и Саудовской Аравии, усилить поддержку хуситов в Йемене, привести «Хезболлу» в полную боеготовность в Ливане на границе с Израилем, а также организовать ту или иную подрывную деятельность в Сирии и Ираке.

Все эти события будут происходить не в Иране, а в самых взрывоопасных районах Ближнего Востока, с высокой долей вероятности приводя к эскалации гражданских войн и общей нестабильности в регионе. Они также будут носить достаточно провокационный характер, чтобы подтолкнуть администрацию Трампа к конфликту и в ловушку.

Сторонники разрыва ядерной сделки могут утверждать, что у США имеется достаточный потенциал для преодоления негативных последствий таких событий. Безусловно, ряд из них США могут смягчить, однако нейтрализовать ответные действия Ирана в рамках гражданских войн в Сирии, Ираке, Йемене и Ливане будет непросто. Недостаток традиционной военной мощи Иран восполнит своим асимметрическим потенциалом. Так, у Ирана «наготове» вооруженные формирования в самых уязвимых частях арабского мира, которые он может применить для сдерживания угрозы со стороны Вашингтона и Тель-Авива.

Для их нейтрализации США или Израиль должны будут пойти на прямое военное столкновение с исламской республикой — опасное предприятие, если учесть, что Россия действует в том же пространстве и поддерживает Тегеран. Этот шаг также потребует с высокой долей вероятности определенного вооруженного столкновения в соседнем Ливане, что приведет к началу там своей гражданской войны.

Что хуже для США в рамках сценария разрыва ядерной сделки, это то, что международное сообщество, скорее всего, встанет на сторону Тегерана, возложив вину на Вашингтон. Вероятность этого особенно велика, если Иран продолжит придерживаться условий сделки, несмотря на отказ от нее Белого дома, из-за чего именно Вашингтон будет выглядеть нарушителем взятых на себя обязательств.

Более того, отказ от соглашения может в еще большей степени укрепить отношения между Ираном и Россией. Благодаря этому связи, на данный момент основанные на тактическом совпадении интересов в Сирии, превратятся во что-то более долгосрочное и более стратегическое. При этом глобальная позиция России значительно укрепится из-за большей ее способности бросать вызов лидерству США в рамках международного порядка.

Однако наибольшим долгосрочным риском для безопасности США и стран Ближнего Востока в случае разрыва соглашения станет утрата возможностей. Иран, как и Саудовская Аравия с Турцией, должен быть частью того или иного разрешения гражданских конфликтов, которые угрожают безопасности, контртеррористической деятельности и интересам в области энергетики США.

Взаимодействие с этими тремя региональными державами будет носить необходимый характер для прекращения конфликтов и недопущения формирования ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в новый тип угрозы после завершения операций в Мосуле и Ракке. Отказ от сделки станет поводом для Тегерана еще в меньшей степени идти на сотрудничество, чем сейчас. Более того, при этом свои позиции в иранском правительстве усилят сторонники жесткой линии, которые склонны видеть в любом взаимодействии с США поругание принципов исламской революции.

Таким образом, необходимо ответить на вопрос, что же делать в таких условиях США. Так, угроза применения силы для сдерживания Ирана от дестабилизирующей деятельности могла бы быть вполне обоснованной, если бы она являлась частью более обширной стратегии, включающей в себя и дипломатию. Тем не менее разрыв соглашения с Ираном сделает дипломатическое решение невозможным, дав Тегерану повод играть роль еще большей дестабилизирующей силы и поставив крест на возможном сотрудничестве в войне против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Более того, в исламской республике подобный шаг может быть воспринят как акт агрессии. Только с помощью комбинации давления и дипломатии, которая включает в себя сохранение ядерной сделки, Вашингтон сможет говорить о каком-либо успехе своей политики в отношении Ирана, а также предотвратить кризис в регионе, играющем столь важную роль для безопасности как США, так и международного сообщества.

Александр Белов

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 августа 2017 > № 2268036


Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 2 августа 2017 > № 2267059 Федор Крашенинников

Духовность как партийность

Федор Крашенинников

Почему в России традиционные религии становятся все больше похожи на «разрешенные партии»

Недавно довелось читать книгу профессора Курта Флаша «Почему я не христианин». Неспешно и весьма уравновешенно пожилой немецкий мыслитель объясняет, почему, родившись и получив воспитание в католической среде, он не стал христианином. Книга хороша, хоть и слишком абстрактна для русского читателя.

Европейскому интеллектуалу приходится спорить с утонченным богословием современного католицизма и протестантизма, которое прошло через столько горнил и приняло столько вызовов, что обрело несомненную глубину и убедительность, от которой не отмахнуться советскими присказками «Гагарин в космос летал, а Бога не видел!». Поэтому Флаш тоже копает глубоко и разъясняет свое нехристианство на высоком философском и экзистенциальном уровне.

Представить себе такую книгу в России на нашем материале крайне сложно — просто потому, что отечественные носители духовности вовсе не делают ставку на богословские споры. Их сила, как ни банально это звучит, исключительно в организационных возможностях, близости к властям и «силовикам». Что-то кому-то доказывать и снисходить до модернизации своих догматов, чтобы сделать их понятными современному интеллектуалу или хотя бы просто образованному человеку, они даже и не пытаются.

Спокойный и плодотворный спор об идеях возможен только там, где на бытовом уровне нет никаких очевидных несуразностей между словами и делами носителей предлагаемой обществу идеологии. Например, едва ли в современной Германии религиозные структуры способны вызывать столько вопросов своей хозяйственной деятельностью (например, программой строительства новых церквей), как в России.

В нашей стране спор о духовном с официальными и сертифицированными стражами православного христианства (а правда такова, что в большинстве случаев, говоря о духовности, речь в России идет именно о православии) невозможен и неуместен, как неуместен был бы спор о нюансах понимания Марксом Гегеля и Фейербаха с рядовым парторгом в каком-нибудь 1984 году. Парторг бы только покрутил пальцем у виска и сказал, что сейчас надо думать о том, как вовремя выполнить план, провести субботник и оформить стенд с материалами апрельского пленума ЦК КПСС.

Использование партийно-советской терминологии не случайно. Она весьма удобна для объяснения сложившегося положения дел, да и внедрение православной духовности бывшими советскими начальниками происходит по единственно знакомому им канону — по аналогии с насаждением партийности в условиях однопартийной системы.

Это неудивительно — чувства и убеждения выявить сложно, а если воспринимать и учитывать духовность как партийность, то все становится простым, понятным и легко установимым: если партия разрешена и ее существование одобряется властью, а гражданин с уставом согласен, с программой согласен, значок носит, взносы платит, значит все хорошо — он свой и убеждения его понятны и положительны. Что там в голове происходит — твое дело, главное ходи на партсобрания и публичные мероприятия — и все, ты молодец.

Разрешенная партия в данном контексте — это пресловутые условно разрешенные «традиционные религии», зарегистрированные конфессии. А вот «Свидетели Иеговы» теперь запрещены и, с точки зрения государства, такой системы убеждений больше не может существовать — притом что оргструктура в любом случае вторична там, где речь идет о внутренних переживаниях человека.

Но внутренние переживания в России никого не интересуют. Официозная религия (как и идеология) — она не про прозрения, катарсисы и бессонные ночи, проведенные в размышлениях. Она про юридически оформленное согласие с условными «программой и уставом». Поэтому немногочисленные искренне верующие во что-то люди вызывают у представителей власти, идеологической иерархии и рядовых «партактивистов» скорее подозрение, чем одобрение. Собственно, и в СССР любители самостоятельно читать Карла Маркса и Ленина, а потом задавать ненужные вопросы проходили по категории «диссиденты».

Чисто партийный подход у нас царит и в понимании духовного лидерства. В нашей стране духовный лидер — это не тот, кто своей жизнью, деятельностью, творчеством или проповедью добился авторитета у миллионов людей, а тот, кто занимает административную должность в духовной иерархии. Как в советское время любой генеральный секретарь автоматически провозглашался видным теоретиком марксизма-ленинизма, так и сейчас руководитель церкви априори позиционируется как духовный лидер нации, что вообще-то довольно странно, ведь свой пост он занял просто потому, что такая расстановка сил сложилась на церковном соборе, а каких-то теоретических прорывов в области миссионерства или богословия за ним вроде бы не замечено.

Вовсе не удивительно, что, мысля партийными категориями, носители официозной духовности воспринимают и своих оппонентов как альтернативную иерархию. Впрочем, и оппоненты часто мыслят также по-советски, воспринимая отказ от религиозности не как индивидуальный духовный выбор отдельного человека, а как вступление в некую «атеистическую партию», имеющую одну на всех систему ценностей. Отсюда любимый тезис некоторых верующих и неверующих «партийцев»: «атеизм — это тоже религия». Просто так удобнее воспринимать самих себя или своих врагов — как минимум, это позволяет приписать всем, по тем или иным причинам называющим себя атеистами, самые нелепые и карикатурные воззрения, исповедуемые какими-то отдельными личностями.

В современном мире духовная жизнь (а это и религия, и атеизм, и любая форма мировоззрения) существует прежде всего в сознании каждого отдельного человека. Никакое формальное членство в официально поощряемой церкви (или идеологической структуре) не делает человека более управляемым или лояльным — во всяком случае, в ситуациях, где он остается один на один с собой и со своей совестью. Если на самом деле человек не воспринимает догматы слишком глубоко, то, соглашаясь с ними публично, он вовсе не станет следовать им в тех ситуациях, когда его никто не контролирует: не есть в пост, посещать богослужения, соблюдать заповеди, не ходить к астрологам и колдунам и так далее. То же самое было и в советское время, когда официально декларируемый атеизм не мешал в частной жизни иметь религиозное или оккультное мировоззрение. Поэтому и провалилось внедрение в СССР «Морального кодекса строителя коммунизма» — в быту граждане вовсе не были склонны жить так, как их призывали тогдашние духовные вожди и как они клялись жить публично.

Похоже, носителей советского подхода исправит только могила: что бы они ни пытались организовать — демократическую партию, патриотическое движение, религиозное возрождение — все равно получается КПСС, причем в своем брежневско-черненковском виде, когда на людях все согласны и полны энтузиазма, а наедине с собой всем все равно и каждый о своем. Любая форма духовной жизни (включая и атеизм как осознанный отказ от веры в сверхъестественное) может быть устойчивой только тогда, когда она опирается на глубокое внутреннее ощущение и переживание. Публичная приверженность обрядам и иерархии в глобальной перспективе не способна спасти общество от моральной деградации и атомизации. И то, что советские начальники не поняли этого в конце 80-х, не избавит их и их наследников от повторения тогдашней ситуации в каком-то отдаленном будущем, когда неофитский энтузиазм крупных чиновников и олигархов угаснет.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 2 августа 2017 > № 2267059 Федор Крашенинников


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 2 августа 2017 > № 2263067

Лидер «Хезболлы» описал роль имама Хаменеи, как непревзойденную и важную

Генеральный секретарь «Хезболлы» Сейед Хасан Насралла описал роль лидера Исламской революции в признании и противодействии злым заговорам врагов против региона и исламского мира, как непревзойденную и важную.

Насралла выступил с речью на встрече с генеральным директором иранского парламента по международным делам Хоссейном Амиром-Абдолллахом в Бейруте во вторник, сообщает Mehr News.

В ходе встречи, Амир Абдоллахиан поздравил Насраллу, ливанский народ, парламент и правительство с 11-й годовщиной победы Ливана против Израиля в 33-дневной войне.

Он добавил, что Исламская Республика Иран и союзники восхваляют выдающуюся роль «Хезбаллы», мучеников Сопротивления и Защитников Храма, за их помощь в создании безопасности региона.

Он отметил, что Исламская Республика Иран, наряду со всеми ее полевыми и эффективными средствами борьбы с терроризмом, а также с возможностями официальной и парламентской дипломатии, использует эффективные политические и правовые решения для содействия разрешению существующих кризисов в регионе, в том числе в Сирии, Йемене, Бахрейне и других стран.

Сейед Хасан Насралла, со своей стороны, также подчеркнул важную роль Лидера исламской революции в признании и противодействии злым заговорам врагов против региона и исламского мира, добавив, что сегодня вопрос о Сопротивлении в Палестине, Сирии и Ливане, непосредственно связан с устойчивостью и безопасностью в регионе.

«Сионисты пытаются всеми возможными способами нормализовать отношения с некоторыми странами региона и арабского мира и в то же время предпринимают шаги в направлении краха этих стран», - отметил он.

Он приветствовал силы Сопротивления Ирака, Сирии и ливанского народа за их борьбу с терроризмом, добавив, что сионисты не жалеют никаких усилий по уничтожению имиджа Ислама и ослаблению стран региона, и «мы решительно выступаем против амбиций оккупационного режима Кудса (Иерусалима)».

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 2 августа 2017 > № 2263067


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 августа 2017 > № 2262871

Путин стал заложником Кадырова?

Чеченский лидер, который называет себя «солдатом» Путина, устроил сталинский террор в своей республике и распространяет влияние по всей России.

Эммануэль Гринспан (Emmanuel Grynszpan), Le Figaro, Франция

Уже не раз отмечавшийся громкими заявлениями и гротескными выходками президент Чечни Рамзан Кадыров неустанно усиливает свою власть. «Я сам готов сложить с себя полномочия и служить в тех структурах, которые обеспечивают безопасность этого святого для всех мусульман места. Быть добровольцем и всю оставшуюся жизнь охранять мечеть Аль-Акс», — написал он в четверг в Telegram. Единственному человеку, от которого он готов принимать приказы, то есть Владимиру Путину, было бы достаточно сказать «Езжай!», чтобы перевернуть ситуацию на Кавказе и в российской политике. Как бы то ни было, это предложение Кадырова было чисто риторическим и свидетельствует о его непоколебимой вере в собственную значимость в глазах российского лидера.

Кремль же весьма признателен ему за то, что он устранил сепаратистов и вычеркнул тем самым Чечню из списка экстренных проблем. По душе президенту России и цветастые заверения в верности со стороны вассала. Рамзан Кадыров предлагал объявить Владимира Путина пожизненным президентом и говорил, что готов умереть за него. Пусть на счет искренности подобных заявлений и возникают сомнения, глава государства все же ценит, что Чечня систематически приносит ему на выборах результат лишь немногим менее 100% (главный критерий оценки работы губернаторов).

В ответ Рамзан Кадыров получил карт-бланш в своем бастионе. «Он — единственный, кто напрямую контролирует спецслужбы (в своем регионе — прим. ред.), хотя везде они получают распоряжения с федерального уровня», — говорит Екатерина Сокирянская из НКО International Crisis Group. Окруженный собственной преторианской гвардией (от 20 000 до 30 000 человек) Кадыров даже грозил открыть огонь по любым федеральным силам, которые вступят в его вотчину. Его частые конфликты с государственными структурами (ФСБ) и предприятиями («Роснефть» и «Сбербанк») решаются напрямую в кабинете президента, поскольку он не терпит никаких посредников.

Этот особый статус подтолкнул его к тому, чтобы попытаться расширить влияние за пределы республики, устроив серьезную напряженность с соседями (Дагестан, Ингушетия, Ставропольский край). Кроме того, Кадыров ведет чуть ли не параллельную кремлевской дипломатическую линию в отношении суннитского мира, где часто бывает с поездками. Его личный фонд принимает участие в реконструкции соборной мечети Алеппо. Кроме того, он отправлял своих людей сражаться с украинцами в Донбассе и мятежниками в Сирии, восставшими против Башара Асада.

Его гиперактивность напрямую не мешает Кремлю, однако бьет по нему рикошетом. Как «солдат» Владимира Путина (он сам дал себе такое прозвище), он сыплет почти открыто угрозами в адрес политических и сексуальных меньшинств на всей территории России. Причем, если верить обвинениям, он нередко приводит их в исполнение. «Кадыров известен тем, что разрешил убийство чести, давал приказ жечь дома и даже открыто угрожал политикам, журналистам и правозащитникам. Некоторые из них были убиты, а виновные остались безнаказанными», — подчеркивает Татьяна Локшина из Human Rights Watch.

Последним инцидентом стала весенняя «очистка» Чечни от гомосексуалистов. Она подняла бурю возмущения на Западе, и Владимиру Путину пришлось выслушивать недовольную реакцию ряда правительств. Тем не менее со стороны президента России не прозвучало ни слова критики и не было видно ни единого признака раздражения, хотя у него есть право в любой момент отправить в отставку какого угодно регионального лидера.

В этой связи у некоторых наблюдателей сложилось мнение, что Владимир Путин стал «заложником» Рамзана Кадырова. «Кадыров незаменим для Кремля, потому что его легитимность не зависит от Путина, — отмечает руководитель Центра политико-географических исследований Николай Петров. — Кремль оказался заложником Кадырова, потому что может больше потерять, чем выиграть, если избавится от него».

Бывший олигарх Михаил Ходорковский даже сравнивает Кадырова с «големом», который может в любой момент выйти из-под контроля: «Главное, что мы теперь понимаем: в Москве, а возможно, и в других городах России, на полуофициальных условиях, с оружием и документами полицейских, со штаб-квартирой в «Президент-отеле» функционирует бандитская сеть, занимающаяся своими бандитскими делами и готовая вмешиваться в политические процессы в России самыми бандитскими методами. (…) Она обязательно будет пущена в ход в процессе смены власти в стране».

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 августа 2017 > № 2262871


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 2 августа 2017 > № 2262827

Американские санкции еще больше укрепляют позиции Путина

Михаэль Штюрмер | Die Welt

Конгресс США расширил пакет антироссийских санкций. Это ни к чему не приведет - разве что к еще большей разобщенности Запада. "То, что на первый взгляд могло выглядеть как поражение Путина, на деле превращается в триумф хозяина Кремля", - констатирует обозреватель Die Welt Михаэль Штюрмер.

"Дело в том, - поясняет журналист, - что очевидный раскол Запада - особенно в том, что касается политики в отношении России, - имеет ничуть не меньшую значимость, чем те экономические трудности, которые несут в себе санкции. Глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер не мог сдержать своего гнева, указав на то, что реализация принципа "Америка прежде всего" не должна приводить к ущемлению европейских интересов".

"Путин не был бы искусным тактиком и знатоком всех слабых сторон своего оппонента, если бы не воспользовался шансом и (...) не использовал в своих стратегических интересах бросающийся в глаза атлантический раскол", - говорится в статье.

Западу сегодня просто необходима стратегически продуманная серьезная "восточная политика", предусматривающая как потенциальные конфликты, так и сотрудничество, уверен Михаэль Штюрмер.

"Рутинного продления или, в случае недостаточного эффекта, ужесточения антироссийских санкций из Брюсселя явно недостаточно", - констатирует автор статьи.

До сих пор санкции не привели к ожидаемой цели, а лишь ухудшили экономическое положение России, негативное влияние на которое оказывает и низкая цена на нефть. "Но почему они не заставили Кремль пойти на уступки?" - задается вопросом немецкий журналист.

"В странах Запада дефицит и подорожание вменяются в вину действующему правительству, вызывают недовольство и раньше или позже приводят к смене курса. (...) Заблуждением американцев, а вместе с ними канадцев и европейцев было считать, что в России действуют те же правила", - пишет Штюрмер.

"Тут работает иная логика: виноват не хозяин Кремля, а внешний мир, который спит и видит, как навредить "матушке России" и взять ее в плотное кольцо. Поэтому русские должны сплотиться".

"Власть имущие в Москве не только не ослаблены, но и могут мобилизовать историю России, победу во Второй мировой, православие и прежде всего старорусский патриотизм для защиты от всех бед", - говорится в статье.

"Для России, - пишет автор, - расширение НАТО на Восток, стратегический флирт Запада с Грузией и Украиной, а также санкционная политика вписываются в картину так называемого "глобального окружения", целью которого считается прекращение главенства Москвы".

"Санкции становятся цементирующим составом для внутренней политики не только в России. В Вашингтоне они должны продемонстрировать костяку электората Республиканской партии, знающего толк в перипетиях времен холодной войны, что русских можно прищучить за их непонятные связи с кланом Трампа", - говорится в статье.

"Может ли Америка, как 70 лет назад, определять миропорядок? Как говорил Черчилль, американцы могут найти наилучшее решение после того, как исключат альтернативные. Вопрос в том, могут ли остальные ждать так долго", - резюмирует автор статьи.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 2 августа 2017 > № 2262827


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 августа 2017 > № 2262824

Дипломатическое проклятье

Арно де Ла Гранж (Arnaud de La Grange), Le Figaro, Франция

Кажется, Глиникский мост в скором времени вернет былую славу, вновь станет местом обмена шпионами по туманным берлинским утрам. Сейчас в воздухе витает густой аромат холодной войны. Владимир Путин и Дональд Трамп должны были прийти к открытой мужской договоренности, однако всех нас, видимо, в конечном итоге все же поджидает новый ледниковый период.

В провале «нового начала» Трампу некого винить, кроме себя самого. Встречи с посланцами России в ходе кампании связали ему руки. Теперь любые его уступки по отношению к Москве будут представляться, как сговор. И очень дорого обойдутся ему в политическом плане. Владимир Путин понял это и больше ни на что не рассчитывает.

Даже если отойти от Трампа, нельзя не признать, что над российско-американскими отношениями словно нависло черное проклятье. Каждый президент приходит в Белый дом с мыслями о «перезагрузке». И каждый раз ничего не выходит. Долгая история и поляризация умов, без сомнения, объясняют эти неоднократные провалы. Российский вопрос — один из тех, что разжигают споры и привносят в них нотки истерии. Стоит взглянуть хотя бы на то, как все во Франции классифицируются по принципу «анти» или «про».

В общих чертах, с одной стороны существуют те, кто не могут обойтись без «российской угрозы». Ведь она находится в совершенно иной плоскости, чем беспорядочная и хаотическая опасность со стороны «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.).Здесь больше ясности, больше стратегии. Существование проблемы, конечно, нельзя отрицать, но если начать говорить о нюансах вопроса, на вас сразу же поставят «пророссийский» ярлык.

С другой стороны стоят те, кто не испытывают ни малейшего отторжения по отношению к путинскому режиму. Осуждение его злоупотреблений чревато для вас «антироссийским» клеймом. Но разве вы обязательно настроены против Америки, когда критикуете Буша или Трампа? Пусть Путин и пытается создать такое впечатление, он — вовсе не вся Россия. А попытки вывести из равновесия западные демократии вовсе не способствуют желанию протянуть ему руку.

Лучше всего было бы найти некий средний путь между двумя этими крайностями, однако в ближайшие годы он явно будет совершенно непреодолимым…

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 августа 2017 > № 2262824


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 августа 2017 > № 2262819

Ледяной ветер в отношениях Трампа и Путина

Филипп Жели (Philippe Gélie), Figaro, Франция

Благосклонные отзывы со стороны Владимира Путина во время кампании и врожденная тяга к авторитарным лидерам убедили Дональда Трампа в том, что он добьется успеха там, где потерпели неудачу все его предшественники: в формировании «взаимовыгодного партнерства с Россией», в частности против «Исламского государства» (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.) в Сирии. Полгода спустя ему приходится признать масштабы своего провала. Он не в силах заставить принять свою точку зрения Конгресс и даже собственную партию и вынужден иметь дело с одним из самых серьезных периодов напряженности со времен холодной войны.

В декабре прошлого года, когда Барак Обама принял решение о выдворении 35 подозревавшихся в шпионаже российских дипломатов и аресте напичканных средствами слежения объектов России в Мэриленде и на Лонг-Айленде, Путин прислушался к совету членов собиравшейся занять свое место в Белом доме команды Трампа. Он удержался от ответных мер, которые были приняты после того, как все американское разведсообщество обвинило Кремль во вмешательстве в президентские выборы на стороне кандидата от республиканцев. Трамп аплодировал ему и призвал к незамедлительному изменению атмосферы отношений.

Через три недели после встречи с американским коллегой на саммите «двадцатки» в Гамбурге президент России посчитал, что уже достаточно ждал. И сказал 755 американским дипломатам собирать чемоданы до 1 сентября. Речь идет о сокращении штата американских представительств до 455 человек, то есть до одного уровня с российской дипмиссией в США. Американское посольство в Москве, а также консульства в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и Владивостоке насчитывают в общей сложности 1 200 сотрудников, однако три четверти из них — местные жители, которые занимаются логистикой. На дипломатов и представителей 35 федеральных агентств (в том числе 26 агентов военной разведки, 4 сотрудника ФБР и 6 служащих Управления по борьбе с наркотиками) приходится менее 350 человек. В любом случае, новость о высылке дипломатов на первый взгляд превосходит по масштабам все аналогичные меры времен холодной войны. Сравнимая ситуация сложилась разве что при закрытии американского посольства в первые месяцы большевистской революции в 1917 году. Причиной тому стало принятие Конгрессом новых санкций в отношении России и заявление Дональда Трампа о готовности их утвердить. На самом деле, у него попросту нет выбора: данный эпизод является в той же степени выражением неодобрения Трампа, что предупреждением в адрес Москвы. В прошлый четверг Сенат практически единогласно (98 голосов против 2) принял закон об ужесточении и расширении санкций в отношении российского оборонного, банковского, энергетического, добывающего и металлургического сектора. Первые меры были введены после вторжения на Украину и аннексии Крыма. Кроме того, новые санкции направлены против ресурсов кремля в сфере кибервойны и его поддержки сирийского режима.

Как бы то ни было, этим все не ограничивается: сложная система парламентского одобрения не дает президенту ослабить принятые меры без одобрения Конгресса. Белый дом всеми силами боролся против этих ограничений исполнительной власти. Трамп может наложить свое вето, но Сенат уже показал, что у него легко найдутся необходимые для его преодоления 60 голосов. До недавнего времени санкции считались инструментом, который дает свободу для маневра президенту, главному творцу внешней политики. Перемены говорят о недоверии представителей двух партий к Трампу. Ни один документ пока что еще не получал поддержку сразу обеих политических сил. «Этот Белый дом сделал больше, чем кто бы то ни было еще, для усиления разделения властей», — считает член Палаты представителей от Южной Каролины Марк Сэнфорд (Mark Sanford).

Идеологические расхождения

Все это стало не только плодом идеологического расхождения между пророссийскими наклонностями главы государства и все еще распространенной в Конгрессе культурой холодной войны. Дело еще и в том, что стремящийся сохранить «легитимность» своей победы Трамп неоднократно высказывал сомнения по поводу российского вмешательства в выборы, усилив тем самым напряженность в отношениях со спецслужбами. Отсутствие прозрачности по поводу отношений с Россией в его окружении во время кампании лишь усилило недоверие. Следствие специального прокурора Роберта Мюллера (Robert Mueller) и двух комиссий Конгресса приближается к президенту после разоблачений насчет того, что его сын, зять и глава предвыборного штаба участвовали в июне 2016 года во встрече с «российскими эмиссарами», которые, как предполагается, располагали компроматом на Хиллари Клинтон.

Первая встреча Трампа и Путина прошла в теплой атмосфере и вылилась в соглашения по «деэскалации» в Сирии, (раскритикованное) обещание сотрудничать в сфере кибербезопасности и одобренное Москвой решение прекратить помощь умеренным сирийским мятежникам со стороны ЦРУ. Как бы то ни было, требование вернуть российскую собственность осталось без ответа. А послом в Москве Дональд Трамп назначил своего политического соперника и бывшего мэра Юты Джона Хантсмана (Jon Huntsman), который уже возглавлял диппредставительства в Сингапуре при Буше и в Китае при Обаме, не отметившись там особой покладистостью.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 августа 2017 > № 2262819


Армения. Азербайджан. Иран. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 2 августа 2017 > № 2262789

Уравнения с двумя неизвестными имеют решения

Вардан Григорян, Armworld, Армения

В конце июля возникший между Турцией и Израилем острый дипломатический конфликт и визит министра регионального сотрудничества Израиля Цахи Анегби в Армению заставляют обратить более пристальное внимание на формирующиеся геополитические реалии в юге от Армении, в восточном регионе Ближнего Востока.

Их основная особенность состоит в том, что если раньше мы имели дело со стабильными и доверительными армяно-иранскими отношениями, развивающимися параллельно постоянно углубляющемуся израильско-азербайджанскому военному сотрудничеству, то сейчас друг нашего врага также протянул нам руку, предлагая сотрудничать по региональным вопросам.

Вместе с тем, старый друг Армении, Иран, в последнее время стал все интенсивнее проявлять свое желание углублять сотрудничество с Арменией, придать этим отношениям истинное стратегическое содержание.

Обе эти тенденции равномерно положительны для Армении. Первая из них обусловлена растущим недовольством Израиля Турцией, а вторая, Ирана — Азербайджаном.

Мотивом недовольства Израиля стали развития предшествующие и последовавшие за скандальным заявлением президента Турции Реджепа Эрдогана от 25-ого июля, которое наполнило чашу терпения израильтян. Дело в том, что после убийства двух израильских полицейских вблизи известной мечети Аль-Акса полиция Израиля с 14-ого июля ввела жесткие меры безопасности вокруг третье во своей величине святыни исламского мира.

Пользуясь этой ситуацией, два дня спустя президент Турции Реджеп Эрдоган призвал всех мусульман мира приехать в Иерусалим для защиты Аль-Аксы. Он потребовал также сформировать Палестинское государство в границах 1967 года, то есть, включая Восточный Иерусалим, тем временем, как Израиль считает Иерусалим своей вечной столицей.

Это было таким ударом для Израиля, что стратегический союзник Азербайджана должен был сразу перейти к делу и, конечно, первым делом наступить на «больные места» Турции, что и произошло во время визита Министра регионального сотрудничества Израиля Цахи Анегби в Ереван и посещения мемориала жертв геноцида армян Цицернакаберд.

Возникает вопрос — если Реджеп Эрдоган в очередной раз не возомнил бы себя султаном и не стал бы «пустословить», вспомнило бы руководство Израиля о необходимости дружить с армянами, и возникло бы у нее желание продавать Армении оружие?

Не будем забывать, что в прошлом году в дни апрельской войны единственным существенным преимуществом Азербайджана были беспилотники израильского производства, которые отняли много жизней армянских солдат. И когда полиция Израиля уже ограничила свои строгие меры безопасности вокруг Аль-Аксы, давая возможность мусульманам свободно использовать эту святыню, остается ли в силе протянутая Армении рука дружбы, или же Израиль вскоре забудет об этом?

А теперь обсудим вторую тенденцию, то есть стремление Тегерана как можно сильнее углубить армяно-иранское экономическое взаимодействие, на что были нацелены также последние решения парламента Ирана. В основе этого лежит не только недовольство Ирана политикой Азербайджана, но и стремление сделать Армению трамплином для углубления сотрудничества со странами Европы и ЕАЭС.

По части Азербайджана это недовольство в последнее время открыто было продемонстрировано в виде заявлений председателя Меджлиса Ирана Лариджани и пресс-секретаря МИД. В Иране обеспокоены перспективой вмешательства в карабахский конфликт третьих сторон и, в первую очередь, Израиля.

Израиль давно превратил Азербайджан в опорную точку разведывательных действий против Ирана, а в Тегеране это хорошо знают. Следовательно, очевидное недовольство Израиля Турцией, плюс тенденции углубления недовольства Ирана Азербайджаном, сформировали для Армении уравнение сразу с двумя неизвестными.

Первое — как сотрудничать с Израилем, чтобы не жаловался наш тысячекратно более надежный партнер — Иран?

Второе — как углублять сотрудничество с Ираном, доводя его до стратегического уровня, чтобы тем самым не вызывать недовольства Израиля и особенно России?

Это похоже на известный ребус с волком, овцой и сеном, которых необходимо поочередно переправить через реку: сначала нужно переправить барана, оставляя волка с травой, потом вернуться и отвезти волка, беря обратно овцу, чтобы та она не оставалась на берегу наедине с волком, а потом вместо нее переправить сено. Понятно, что в самом конце нужно возвращаться для перевозки оставшейся овцы.

Для улучшения отношений с Израилем необходимо иметь конкретную повестку, в которой не будет ни одной проблемы, которая затрагивала бы стратегические аспекты отношений Армении с Ираном. Это для Армении вопросы национальной безопасности, которые требуют еще большей самостоятельности, в том числе, в отношениях со стратегическим союзником — Россией. Потому что повышение уровня безопасности независимой Армении, со всеми составляющими, соответствует региональным приоритетам именно Ирана. Следовательно, понятно, почему отправившийся в краткосрочный отпуск президент Армении Серж Саргсян прервет свой отдых, чтобы присутствовать на церемонии инаугурации президента Ирана, которая состоится пятого августа в Тегеране.

Армения. Азербайджан. Иран. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 2 августа 2017 > № 2262789


Германия. Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 2 августа 2017 > № 2262442

По распоряжению Европейского суда по правам человека власти Бремена приостановили выдворение в Россию исламиста, признанного потенциально опасным террористом. В среду, 2 августа, мужчину уже везли во франкфуртский аэропорт, когда стало известно о решении Страсбургского суда, и автомобиль с ним развернули.

На прошлой неделе Федеральный конституционный суд Германии разрешил выслать россиянина в Дагестан.В ЕСПЧ отказались прокомментировать дело, сославшись на то, что его изучение находится в ранней стадии. Однако представительница суда уточнила, что такая "предварительная мера", как отсрочка депортации, должна в первую очередь обеспечить проведение расследования надлежащим образом. Вместе с тем эта мера еще не означает принятия решения по существу и даже того, что была принята к рассмотрению апелляция.

18-летний гражданин России прожил почти всю жизнь в Германии. По сведениям властей, он симпатизирует террористической организации "Исламское государство" и высказывал мысли о самоубийстве. В интернет-чате с одним исламистом из Эссена он выражал готовность совершить нападение на мирных граждан.

После утверждения Федеральным конституционным судом Германии принципиального положения об ускоренной депортации потенциальных террористов, не имеющих немецкого гражданства, было решено выслать из страны молодого человека, отклонив его конституционную жалобу.

Германия. Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 2 августа 2017 > № 2262442


Саудовская Аравия. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 2 августа 2017 > № 2262019

В начале текущей недели саудовские СМИ сообщили, что наследный принц Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман, который по совместительству является заместителем премьер-министра и министром обороны королевства, принял в Эр-Рияде влиятельного иракского политика Моктаду аль-Садра.

Событие представляет интерес в связи с тем, что М. аль-Садр является лидером радикального шиитского движения «Армия Махди». Всемирную известность приобрёл в апреле 2004 года, когда руководимые им боевики подняли восстание против международных оккупационных сил в священном шиитском городе Эн-Наджаф.

Кроме того, в 2016 году именно сторонники М. аль-Садра блокировали комплекс правительственных зданий в Багдаде, требуя от премьер-министра Ирака Хайдера аль-Абади решительных мер по борьбе с коррупцией в стране.

Моктада аль-Садр пользуется широкой поддержкой среди шиитского населения Ирака, происходит из выдающейся шиитской семьи и является четвертым сыном шиитского священнослужителя, покойного аятоллы Мохаммеда Садека аль-Садра.

Визит в КСА шиитского лидера подобного масштаба рассматривается для ближневосточных элит Персидского залива как важное знаковое событие. Учитывая, что иракский шиитский политик посещал последний раз центр суннитского мира - Саудовскую Аравию в 2006 году.

Официальные сводки саудовских СМИ сообщили, что М. аль-Садр был также принят государственным министром Саудовской Аравии по делам Персидского залива Тамером аль-Сабханом.

«Мы очень довольны тем, что нашли позитивный прорыв в отношениях между Саудовской Аравией и Ираком, и надеемся, что это начало отступления от сектантской борьбы в арабо-исламском регионе», - говорится в заявлении офиса М. аль-Садра.

Подобные позитивные сигналы с обеих сторон могут свидетельствовать о том, что в Эр-Рияде начинают самым серьезным образом пересматривать свои подходы во внешней политике в Ираке.

Ранее сообщалось, что власти Саудовской Аравии неофициально контактировали с широким спектром суннитских сил в Ираке, воздерживаясь от официальных контактов с шиитскими движениями в данной крупной стране региона. Единственными проводниками интересов КСА в Ираке являлись племенные союзы на западе страны, исповедующие ислам суннитского толка.

Таким образом, через контакт с лидером «Армии Махди», саудовское руководство пытается войти в шиитскую политическую сферу Багдада, в противовес традиционным интересам соседнего Ирана.

Причем Эр-Рияд использует удобный период «сложных» отношений М. аль-Садра с Тегераном и проиранскими фигурами в политической шиитской элите Ирака. Таким образом, дипломатический ход КСА может разобщить шиитскую элиту Ирака, вывести определенную ее часть из-под безусловного влияния Ирана.

В целом, арабские эксперты считают, что Саудовская Аравия начинает более активную игру в Ираке, что в свою очередь может вызвать ответные шаги со стороны Ирана.

Саудовская Аравия. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 2 августа 2017 > № 2262019


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > stroi.mos.ru, 2 августа 2017 > № 2261740

При храме Живоначальной Троицы воссоздадут 50-метровую колокольню

Начался новый этап восстановления храма Живоначальной Троицы на северо-востоке столицы, сообщил куратор программы строительства православных церквей в столице, депутат Госдумы РФ Владимир Ресин.

«Когда я впервые зашел на эту площадку, ужаснулся, до какого состояния заброшенности и разрухи можно довести чудесное творение старых мастеров. Даже Кронштадский собор, который мы восстанавливали вблизи северной столицы, находился в лучшем состоянии», - сказал В. Ресин.

Храм в 1-м Рижском переулке много лет находился в полном запустении, и лишь три года назад началась его реставрация.

«Сегодня практически закончена кладка стен 50-метровой колокольни. Строители вышли на воссоздание барабана под купол звонницы», - отметил В. Ресин.

Он подчеркнул, что после завершения этих работ будет восстановлен внешний облик памятника историко-культурного и архитектурного наследия Москвы.

«Полностью воссоздать этот уникальный объект только на благотворительные пожертвования невозможно, да это было бы и неправильно. Строгая реставрация, а именно такие требования предъявляются к объектам историко-культурного наследия такого класса, требует особого подхода и больших вложений. В ближайшее время будет подготовлена необходимая документация. Как только она пройдет экспертизу, объект войдет в городскую программу «Культура Москвы» и откроется дополнительное финансирование», - пояснил В. Ресин.

Куратор программы добавил, что большое освящение святыни пройдет в 2019 году.

Всего на северо-востоке города подобрано 18 участков для строительства храмов. Введено четыре церкви, активно строятся еще три. На одной площадке работы разворачиваются, а по четырем адресам идет подготовка к проектированию.

Напомним, программа строительства православных храмов («Программа-200») развернута во всех административных округах столицы, кроме Центрального. Ее цель — обеспечить густонаселенные районы города церквями рядом с домом.

Программа реализуется полностью на пожертвования. Для сбора средств создан благотворительный Фонд поддержки строительства храмов города Москвы, сопредседателями которого являются мэр Москвы Сергей Собянин и Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Программу курирует советник мэра, советник по строительству Патриарха Московского и всея Руси, депутат Госдумы Федерального Собрания РФ Владимир Ресин — он является председателем рабочей группы фонда.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > stroi.mos.ru, 2 августа 2017 > № 2261740


Индия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 2 августа 2017 > № 2260853

Об отношениях Индии и Центральной Азии — дипломат Пхунчок Стобдан

Пхунчок Стобдан — дипломат и эксперт по внешней политике Индии. До недавнего времени он был Чрезвычайным и Полномочным послом Индии в Республике Кыргызстан. Ранее Стобдан служил в Секретариате Совета национальной безопасности Индии (НСКС). Он также работал директором Центра стратегических исследований в Джамму и Кашмире, в настоящее время является старшим научным сотрудником Института оборонных исследований и анализа в Нью-Дели. О том, какие отношения складываются между странами Центральной Азии и ближайшей к ним внешней столицей — Нью-Дели, — г-н Стобдан рассказывает в беседе с CAAN.

Премьер—министр Индии Нарендра Моди посетил Центральную Азию два года назад. Как, по Вашим оценкам, изменилась политика Индии в отношении Центральной Азии после этой поездки? Появились ли какие-то новые проекты, которые стоит обсудить?

Премьер-министр Моди посетил все пять центральноазиатских республик в 2015 году на пути в саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Уфе (и после него), что на самом деле стало умным стратегическим и дипломатическим шагом для того, чтобы начать попытки по преодолению тех трудностей, которые до сих пор ограничивали роль Индии в регионе. Хотя и много времени было потеряно, чтобы вновь соединиться с «землей саков» («кушан»).

Вы знаете, интересы Индии в регионе выходят за рамки аспектов энергии и безопасности. Это не только деловые интересы, а цивилизационные. Поэтому визиты премьер-министра Нарендры Моди в Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан и Кыргызстан стали символическими и значительными с точки зрения оживления индийской дипломатии в стратегически важном регионе, расположенном в отдалении от Индии. Этот визит также имел большое значение для расширения стратегического периметра и представлений, господствующих среди нашего собственного населения, о регионе за пределами Пакистана и Китая.

Например, Узбекистан — это нервный центр Центральной Азии. Захир-уд-Дин Бабур прибыл к нам из Ферганской долины. Культурные связи между Индией и Узбекистаном глубоки, и их невозможно отнять. Богатый нефтью Казахстан привлекает внимание Индии. Туркменистан имеет значение в контексте проекта трубопровода ТАПИ, если его получится реализовать. Кыргызстан обладает огромным гидроэнергетическим потенциалом и, подобно Монголии, является демократией. Индия пользуется исторической близостью с Таджикистаном. Страна является стратегически важной для Индии в контексте зоны Аф-Пак (Афганистан-Пакистан).

По мере того, как Центральная Азия де-европеизируется, здесь происходит интенсивное соперничество держав. Регион уже захлестнули китайцы, так же и экстремистские силы. Интересы Китая в экономике и безопасности в Центральной Азии уже взаимоувязаны. Что, наконец, положило конец российской монополии, господствовавшей в регионе на протяжении последних 150 лет. Именно Китай теперь контролирует поток товаров и услуг в регион и из него, и это не вызывает никакого реального сопротивления со стороны России, а также каких-то усилий по сдерживанию со стороны Соединенных Штатов и Индии.

Индия рассматривает хрупкость Центральной Азии как источник нестабильности, потому что регион является северной границей исламского мира. За нынешними светскими фасадами идет серьезный сдвиг в сторону политического ислама. Исламское движение Узбекистана (ИДУ), которое имеет связи с «Аль-Каидой», продолжает иметь сильные позиции. Хуже того, даже Исламское Государство активно рекрутирует сторонников в Центральной Азии. Пока региональные режимы хорошо застрахованы от падения благодаря поддержке России, но будущее остается неопределенным. Присутствие России было предпочтительным вариантом для Индии с самого начала. Но ее влияние в регионе ослабевает. Россия вместо этого стремится к сближению с Китаем в результате обострения собственного противостояния Западу. Индия в равной степени обеспокоена всеми этими проблемами.

Конечно, в Индии пока нет убедительной политики в Центральной Азии. Но визит премьер-министра Моди дает более четкие очертания этой политике. Индия хочет стать частью процесса региональной экономической интеграции в Евразии. Но главная проблема, с которой она сталкивается в Центральной Азии, — отсутствие прямой географической связи. Доступ через Иран и Афганистан или через международный транспортный коридор «Север – Юг» — это важные цели, но даже те проекты, которые больше всего нацелены на коннективность и развитие трубопроводов, такие как ИПИ и ТАПИ, пока не были реализованы. Конечно, эти варианты не следует исключать, но задержки, связанные с их реализацией, противоречат экономическим интересам Индии.

Чтобы преодолеть географическую изоляцию Индии от Центральной Азии и увеличить роль Индии в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), премьер-министр Моди уже предпринял ряд инициатив, которые сегодня дают результаты.

Эффектное присутствие самого премьер-министра, похоже, произвело большое впечатление на людей, возможно, не меньшее, чем ранее вызывали Радж Капур, Индира Ганди и Митхун Чакраборти.

Важность поиска общего языка с регионом была критической, и визит премьер-министра, возможно, придал необходимый толчок связям Индии с этими странами. Активизм Моди также приветствовался в странах Центральной Азии, хотя они знают, что Индия сильно запоздала, и ей многое придется нагнать. У центральноазиатских стран с самого начала были высокие ожидания от Нью-Дели, но Индия отставала по сравнению с другими странами, ее торговля с регионом едва достигает миллиарда долларов.

Многие индийские аналитики рассматривали этот визит как важную возможность противовеса Китаю. Но это, возможно, неправильная оценка.

Хотя и в центре внимания не было больших проектов, но эффектное присутствие самого премьер-министра, похоже, произвело большое впечатление на людей, возможно, не меньшее, чем ранее вызывали Радж Капур, Индира Ганди и Митхун Чакраборти. Моди стал фактором в Центральной Азии, и это важно. Фактически, прошли десятилетия с тех пор, когда какой-либо популярный индийский лидер посещал эти страны, и им было приятно. Такого визита давно желали: как сказал мне один из моих друзей, «нам это было нужно, потому что индийские лидеры всегда были популярны в Центральной Азии».

Визит премьер-министра имел сильную культурную коннотацию, хотя контакты с Центральной Азией в недавнем прошлом пока не принесли желаемых результатов. Важно отметить, что Моди затронул общее исламское наследие и суфийские традиции, хотя, конечно, возникает вопрос, сохранились ли до сих пор в Индии традиции суфиев Кубравии, Нурбахши и Яссави. Моди подарил Исламу Каримову репродукцию поэмы «Хамса» персоязычного поэта Индии Амира Хусрава Дехлави (1253-1325). Надеюсь, узбекскому диктатору понравился подарок. Моди также ссылался на лингвистические связи с таджиками. Понятно, что визит вызвал сильную совместную социокультурную риторику — ссылки на йогу, хинди, суфизм, информационные технологии, среди прочих, добавили содержания к «мягкой силе» Индии.

Борьба с терроризмом, укрепление обороны, экономические и энергетические связи и расширение коннективности стали повторяющимися темами в обсуждениях премьер-министра с лидерами этих стран. В целом, двадцать одно двустороннее соглашение, подписанные с пятью странами, давно назрели, хотя и на протяжении последних двух десятилетий они фактически действовали, но с очень малым успехом. Причин такого положения дел много, и они все объективны — их трудно перебороть.

Особенный фокус в обсуждении лидеров получила тема коннективности: обсуждались Международный транспортный коридор «Север – Юг», присоединение к Ашхабадскому соглашению, проект через порт Чехбехара и т. д. Во время своего визита Моди обсудил идею обхода Афганистана для соединения с Центральной Азией через наземную, цифровую и воздушную связь. Многие задаются вопросом, связано ли его посещение с растущим разочарованием Индии в укреплении отношений Афганистана с Пакистаном.

Также был подписан ряд соглашений о защите и безопасности. Они, возможно, имеют только символическую ценность, но Индия продолжает поддерживать авиабазу Айни в Таджикистане после того, как инвестировала 70 миллионов долларов США в ее ремонт в 2007 году. Индия также построила военный госпиталь в Фархоре. Оборонное сотрудничество с Кыргызстаном продолжается уже несколько лет и включает в себя создание Горного био-медицинского исследовательского центра в Кыргызстане.

Борьба с терроризмом, особенно угроза со стороны Исламского государства, была одной из основных тем. Индия рассматривает терроризм как «угрозу без границ». Но Центральная Азия, несмотря на то, что находится в непосредственной близости от основного источника терроризма, не является очагом терроризма.

Конечно, некоторые из центральноазиатских государств представляют особенную важность для Индии, потому что являются членами Евразийского экономического союза, с которым в скором времени будет подписано Соглашение о свободной торговле. Важным было подписание Меморандума о взаимопонимании между выборными комиссиями Индии и Кыргызстана.

Нью-Дели является самой близкой внешней столицей к Центральной Азии, но никаких крупных инициатив в области сотрудничества пока нет, как Вы это сами упомянули. Как Индия, в общем, рассматривает ЦА и может ли она предложить свой собственный проект «Шелкового пути» в регионе? Некоторые проекты представляются интересными в экономической сфере: информационные технологии, логистика, торговля… Что удерживает индийские компании от инвестиций в ЦА?

Конечно, для Индии условия для сотрудничества в Центральной Азии не были столь благоприятными. Наша торговля с регионом носит неконкурентный характер из-за географической близости Китая. Китай способен реализовать свои непосредственные экономические потребности. У Китая также есть свои стратегические мотивы, чтобы быть активным в регионе.

Но у нас есть нормальные экономические связи со странами Евразии. Подписанный в 2014 году контракт с Узбекистаном на поставку 2000 тонн урана был важным. С этой стороны, визит в Ташкент Моди был значительным.

Всего можно упомянуть о трех важнейших достижениях. Во-первых, решение Назарбаева подписать крупный контракт на возобновление долгосрочных поставок 5000 тонн метрических тонн урана в Индию в течение следующих пяти лет является наиболее значительным достижением визита премьер-министра. Это на самом деле является более перспективным, чем достижения, связанные с углеводородами.

Во-вторых, индийская компания ONGC-Videsh Ltd (OVL), наконец, сделала свой первый прорыв, когда с помощью Моди 7 июля 2015 года начала бурение ервой разведочной скважины на блоке «Сатпаев».

В-третьих, Уфимский саммит и визит Моди в Туркменистан, возможно, также помогли продвинуть проект трубопровода ТАПИ немного далее. В Ашхабаде премьер-министр назвал проект ТАПИ «ключевым элементом» и призвал к его «скорой» реализации.

Центральноазиатские запасы нефти и газа предлагают привлекательные возможности для Индии. Тем не менее, попытки OVL участвовать в торгах были непростыми, поскольку власти Казахстана неоднократно игнорировали их. Операция по бурению в Сатпаеве была успешной.

Непременно, Россия является и останется важным фактором, определяющим возможности Индии вести бизнес в Центральной Азии. Страны региона по-прежнему интегрированы с Россией. У них нет полной свободы для проведения внешних отношений без согласования с Россией. Россия по-прежнему поддерживает Индию как баланс против монополии Китая на экспорт урана из Казахстана. Это будет продолжаться, пока импорт топлива в Индию не будет превышать определенные объемы, а связи с Казахстаном не углубятся. Но учитывая растущее сближение России и Китая, индийские ядерные связи с Казахстаном будут обусловлены изменениями в геополитическом климате, так как геополитика решительно подрывает импорт углеводородов из Центральной Азии.

Преждевременное невнимание Индии к России было ошибкой. Фактически, такая политическая линия не только отложила успех Индии, но и сделала ее дипломатию в Центральной Азии более сложным делом. Для того, чтобы удовлетворить потребности Индии в энергетических ресурсах Центральной Азии, необходимо сохранять позитивные отношения с Россией.

Центральноазиаты, несомненно, считают, что Индия является надежным, заслуживающим доверия и предсказуемым партнером. Но в то же время они хотят, чтобы Индия исполняла задуманное. Казахстан осознал важность привлечения Индии, и между Индией и Казахстаном многое происходит.

Что Вы думаете о новой региональной динамике с приходом нового президента Узбекистана Шавката Мирзиёева? Как вы оцениваете региональное сотрудничество в Центральной Азии?

Индия должна увязать свою политику с торговлей, инвестициями, коннективностью и культурными связями с другими государствами ШОС.

Так как Индия вступает на путь евразийской интеграции, она внимательно отслеживает изменения политической динамики в Центральной Азии. После недавней смены руководства в Ташкенте характер региональных перспектив меняется в пользу внутрирегионального сотрудничества. С лидерством президента Шавката Мирзиёева власти Узбекистана выглядят более открытыми для активизации отношений страны внутри и за пределами региона. Мы видим много позитивных тенденций в этом отношении. И если тенденция продвинется вперед, Китаю не всегда будет легко преодолевать широкий круг вопросов, возникающих на пути реализации его видения «Один пояс, один путь». В ответ на такое стратегическое движение Индия должна увязать свою политику с торговлей, инвестициями, коннективностью и культурными связями с другими государствами ШОС.

Как Вы оцениваете ситуацию с безопасностью в Афганистане и регионе? Каково отношение Индии к потенциальному усилению участия России в Центральной Азии из-за угроз со стороны Афганистана?

Политический подход Индии к Афганистану был очень последовательным. Мы поддерживаем правительственное управление, за исключением талибов, потому что мы не можем принять правительство, во главе которого стоят террористы. Это единственное исключение. Поэтому, независимо от того, какое правительство приходило к власти в Кабуле, Индия поддерживала его. Индия участвует в процессе реконструкции в Афганистане. И политически мы выступаем за правительство Афганистана, за мирное урегулирование этого вопроса и отстранение экстремистов и террористов от власти, потому что мы не видим разницы между пакистанским ИГИЛом и талибами, они были созданы пакистанцами. В то же время, особенно в отсутствие последовательного мышления в Афганистане, мы видели много формулировок, которые могли бы содействовать разрешению конфликта. Но ситуация не изменилась, и, возможно, сохранение обострения в Афганистане является намерением основных игроков.

Например, Пекин страховал свои собственные интересы, агитируя за создание субрегиональной группы безопасности с участием Афганистана, Пакистана и Таджикистана. Механизм диалога министров иностранных дел Китая, Афганистана и Пакистана, призванный включить афганский Талибан в процесс примирения, вызывает тревогу у Индии. Афганистан также озвучил намерения более тесно сотрудничать по инициативе «Один пояс, один путь». Президент Гани ценит дружбу с Китаем. Россия и Китай обсуждали возможности возрождения контактной группы ШОС по Афганистану, которая была приостановлена в 2009 году. Конечно, они видят, что западные державы, НАТО и т. д. е имеют большого желания вмешиваться в афганские дела. В какой мере Индия может помочь в формулировании регионального консенсуса о мире в Афганистане в рамках ШОС, остается вопросом. Посмотрим, как это сработает. Но Индия стремится внести свой вклад в гражданскую реконструкцию Афганистана.

Последний вопрос о Китае. Каковы последствия последнего саммита ШОС и в чем причины присоединения Индии к ШОС? В чем заключается принципиальная позиция Индии по отношению к ШОС и инициативе «Один пояс, один путь»?

Индия только присоединилась к ШОС, и наш премьер-министр выразил полную веру в уставы ШОС и пообещал сыграть конструктивную роль в региональной группировке. На этот раз Индия изложила свое видение и свои чаяния в ШОС, конечно, с оговоркой, что: а) государства-члены ШОС должны уважать территориальную целостность друг друга и б) в ШОС должна быть нулевая терпимость к терроризму. Однако практические последствия ШОС вряд ли будут значительными. За исключением политической риторики, государства-члены будут продолжать функционировать через двусторонние и другие многосторонние обязательства, хотя Китай может стремиться к включению двустороннего содержания в сферу действия ШОС.

Если региональное сотрудничество и стремление к коннективности будут реализовываться в рамках ШОС, то организации придется вынудить Пакистан открыть свои границы для расширения торгового сотрудничества в рамках афгано-пакистанского соглашения о транзите и торговле. Иначе, это не имеет смысла. Если Пакистан отнесется к этому положительно, то это может способствовать улучшению отношений между Пакистаном и Индией. Однако мы не можем игнорировать те аспекты терроризма, которые касаются Пакистана. Но учитывая опыт участия Пакистана в Южно-Азиатской ассоциации регионального сотрудничества (СААРК) и Организации экономического сотрудничества (ОЭС), вовлеченность Пакистана окажется пагубной для роста ШОС. На самом деле ни один из трансграничных механизмов региональной интеграции, включая Четырехстороннее соглашение о транзитных перевозках между Пакистаном, Китаем, Кыргызстаном и Казахстаном (QTTA), афгано-пакистанское соглашение о транзите и торговле, cоглашение о трансграничном транспорте в рамках CAREC, рамочное соглашение о транзитных перевозках в рамках ОЭС и СААРК и многие другие не позволили реализовать свой полный потенциал из-за неконструктивной роли Пакистана.

Борьба с «тремя силами зла» является центральной опорой консенсуса между нынешними членами ШОС, и ШОС должна затруднить чрезмерную поддержку Пакистана со стороны Китая или игнорирование вопросы терроризма.

Решения ШОС, достигнутые на основе консенсуса, позволят Индии участвовать в обсуждении результатов, которые отвечают ее интересам в области региональной безопасности и стабильности. Хотелось бы надеяться, что ШОС сможет предоставить Индии возможность работать вместе с Россией и республиками Центральной Азии. Это может помочь решить хотя бы некоторые проблемы. Индия могла бы использовать атмосферу ШОС для улучшения конвергенции с Китаем и Россией. Возможна совместная индийско-российская инициатива по реализации проектов в Центральной Азии.

Что касается «Один пояс, один путь», Индия не выступает против каких-либо проектов коннективности в Азии, включая проекты Китая. У Индии есть только оговорки и возражения по поводу тех проектов транспортных коридоров, нарушающих суверенитет и территориальную целостность Индии, таких как китайско-пакистанский экономический коридор (CPEC), проходящий через оккупированный Пакистаном Кашмир, который мы рассматриваем юридически как часть Индии. Но Индия присоединилась к финансовому учреждению — Азиатскому инфраструктурно-инвестиционному банку (AIIB), который является частью инициативы «Один пояс, один путь». Индия является вторым по величине вкладчиком в AIIB, и индийские деньги участвуют в банке. AIIB предоставил кредит в размере 100 миллионов долларов для совместного финансирования участка Шоркот-Ханевал автомагистрали М-4 в Пакистане, 27,5 млн. долларов США для пограничного проекта между Узбекистаном и Таджикистаном, а также 300 млн долларов для гидроэнергетического проекта «Тарбела 5» в Пакистане. Это означает, что Индия уже является частью проектов «Один пояс, один путь» или CPEC.

Источник - CAA Network

Индия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 2 августа 2017 > № 2260853


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 2 августа 2017 > № 2260850

Приговор казахстанскому Суду

Вместо защиты справедливости он порождает протест

«Когда правительство нарушает права людей, восстание для всех и каждого есть наиболее священное право и самая важная обязанность»

Цитата из Декларации

прав человека и граждан (1793),

выгравированная на камне перед альтингом (парламентом) Исландии

СЛУЧАЙ с Омирбеком Жампозовым, бывшим генеральным директором РГП "Казводхоз" Комитета по водным ресурсам Министерства сельского хозяйства РК, стрелявшим в работника прокуратуры и полицейского в Акмолинской области, а затем покончившим с собой, потряс казахстанское общество. Пожилой человек, всю жизнь отдавший работе на государство, отец семейства, живущий в простой двушке в селе, пошел на такие страшные поступки от отчаяния перед бессилием доказать свою невиновность судебно-прокурорской системе. Как выясняется теперь, «потерпевшая сторона» - Комитет по водным ресурсам Минсельхоза – вообще не имел претензий к подсудимым. Теперь МВД даже начало расследование по статье «доведение до самоубийства». Однако это не просто трагическая случайность, единичный случай, ошибка или неизбежный «процент брака» судебной и правоохранительной системы. Это закономерный итог практически полного отсутствия оправдательных приговоров в казахстанских судах, выхолостивший сами понятия правосудия, соревновательности сторон, доказательства вины и прав граждан вообще. Уже пару лет люди, сталкиваясь с подобным, идут на громкие самоубийства – самоподжоги. Теперь они начали стрелять в представителей этой системы. А это, как ни крути, – терроризм. Причем без какой-либо идеологии. Антисистемный. Социальный. Спровоцированный на пустом месте.

Это, конечно, может обидеть семью покойного, которой хотелось бы высказать самые искренние соболезнования, но Омирбек Жампозов, покушаясь на жизнь и здоровье представителей власти, фактически совершил акт терроризма. Ясно, что, в отличие от того же террориста Кулекбаева, также целенаправленно охотившегося на сотрудников правоохранительных органов (хотя он также хотел начать с судей), Жампозов произвел больше символический акт – выстрел в систему, потом – самоубийство, но с точки зрения закона это почти одно и то же.

Вот дефиниция из закона о противодействии терроризму: «акт терроризма – совершение или угроза совершения взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений государственными органами Республики Казахстан, иностранными государствами или международными организациями, а также посягательство на жизнь человека, совершенное в тех же целях, а равно посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность».

Все это прямо соответствует выстрелу у здания прокуратуры Целиноградского района. Как мы уже знаем, Жампозов пошел на подобный протест после того, как прокурор, участвовавший в его процессе, запросил у суда для него 5 лет тюрьмы (он вообще сказал 10 лет, но тут в дело вмешались адвокаты, напомнившие, что такой срок не положен по закону), и хотя суд еще не вынес своего решения, было ясно, что в условиях нашей судебной системы оно вряд ли будет серьезно отличаться от позиции обвинения.

Лучше всего об этом в очередной раз написал в своем аккаунте в Facebook известный адвокат Джохар Утебеков: «За 6 месяцев 2017 года по делам с участием прокуратуры судьи оправдали лишь 27 человек! 27 во всей стране! И это из 20 866 уголовных дел!

Например, в огромном Алматы оправдан 1 человек (как и за весь прошлый год). В некоторых областях вообще не оправдывают. Шанс на оправдание в Казахстане составляет 1 из 1000. Или 0,1%. Это самый низкий показатель в истории! В Казахстане не просто мало оправдательных приговоров. У нас их нет! Это - не суд, а нотариальная контора прокуратуры! Шлеп, и обвинительный акт превращается в приговор. И плевать им на судьбы людей. Нет у нас по уголовным делам правосудия. Мы ждем перемен».

Можно, конечно, попенять в первую очередь правоохранительной системе, где по-прежнему все очень плохо, есть пытки, незаконные действия и все прочее, но, думается, что огромная моральная вина за происходящее лежит именно на судах, как третьей ветви власти.

Понятно, что обвинение «заточено» на том, чтобы обвинять (простите за тавтологию), но ведь именно суд должен быть той площадкой, где дело должно быть всесторонне рассмотрено, где и защите даны равные права на то, чтобы доказывать невиновность своих клиентов. Но у нас этого, как показывает бесстрастная статистика, просто нет. И суды – всего лишь «сбоку бантик» на государственной «дубине» из силовиков, автоматически подмахивающая приговоры, списанные с обвинительных актов методом Ctrl+C и Ctrl+V. Как иначе можно объяснить ситуацию с судом против Жампозова, где «потерпевшая» сторона к нему претензий не имеет, а прокуратура все равно просит тюремные сроки, будто для убийц?

В итоге мы получаем пока что единичные случаи вооруженного социального протеста отчаявшихся одиночек. Но, простите, половина самых громких терактов в стране – расстрелы в Таразе и Алматы – были совершены одиночками, которые не только исповедовали радикальные религиозные взгляды, но и целенаправленно стремились отомстить правоохранительной системе за свои обиды. Да, и само по себе проявление религиозного экстремизма, которым многие наши соотечественники «заражаются» именно в тюрьмах, как показывают подобные случаи – второстепенная вещь, рождающаяся на почве социального протеста, ненависти к несправедливости решений государственной системы. Хорошо, что хотя бы Жампозова не отнесли к экстремистам, хотя он и записал свое последнее видео в мечети. Совершенно ясно, что в этом случае именно несправедливость судебно-правоохранительной системы породила терроризм, направленный против нее.

Раньше в таких случаях, когда люди чувствовали свое бессилие доказать правоту системе, они шли в СМИ, но уже давно на публикации подобного рода никто и ничто не реагирует. Затем начали писать в соцсетях, где после пары случаев это тоже стало обыденным и проходит без последствий. Пишут письма власти, сейчас делают видеообращения. Также делал и Жампозов, но, видимо, и это уже не помогает. Поэтому вначале обливали себя бензином и поджигали у прокуратур, отделений «Нур Отана», акиматов, а теперь – берут ружья и стреляют. Фактически, действия самой системы провоцируют то, что раньше называлось «революционной ситуацией в стране», а сейчас маскируется под «дестабилизацию». Сказать, что бедные служители закона слишком малочисленны, перегружены или каким-то образом иначе обделены для четкого соответствия своей основной функции – защите граждан – но такого нет. Наоборот, государство исправно повышает им зарплаты, пенсии, платит теперь за них новые выплаты по медстраховке. Заборы вокруг зданий силовых ведомств никто не трогает даже в тотально «обеззаборенном» Алматы. А не хватает судей, так просто наймите еще, если нагрузки слишком большие – вряд ли это стоит дороже ЭКСПО.

Проблема носит системный характер. Бесконечно усиливая силовиков, как своей основной защиты от «дестабилизации», государство породило систему, чей произвол, коррумпированность и непрофессионализм вызывают уже не только глухое недовольство, но и – как теперь – террористические акты. Можно вспомнить Андижан, где поводом к восстанию религиозного течения Акрамия стал именно несправедливый приговор суда лидерам и активистам секты. Можно вспомнить покушение на Трепова, совершенное Верой Засулич, вдохновившей на террор новую волну народников, до того неудачно «сходивших в народ». На фоне того, что население, в принципе, готово мириться с деятельностью исполнительной власти, не обращает внимание на власть законодательную, но именно действия судебной системы затрагивают напрямую судьбы «маленьких людей», которые в отчаянии от этого постепенно переходят к вооруженным акциям. Самое страшное тут в том, что подобные действия не вызывают протеста у остальной части населения, оно сочувствует этим одиночкам-мстителям, так как прекрасно осведомлено о качестве правосудия. И, если ситуация по всей линии – от следствия через прокуратуру и до суда – не изменится в самое ближайшее время, то именно она может стать катализатором для самых трагических последствий.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 2 августа 2017 > № 2260850


Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 1 августа 2017 > № 2278217

Однополые браки во Франции были легализованы в 2013 году, но конфликт вокруг этого вопроса после принятия закона не закончился. Наибольшее сопротивление закону оказывала католическая церковь и традиционалистские движения, такие как «Манифестация для всех». Но некоторые французские религиозные организации хотят изменить имидж церкви и показать, что для представителей ЛГБТ там тоже есть место. Об этом во вторник, 1 августа, пишет католическая газета La Croix.

Автор La Croix Самюэль Льеван начинает свой текст с оптимистичного объявления о том, что только на этой неделе, несмотря на разгар лета, во Франции проходит сразу два коллективных ретрита (выездных семинара, посвященных духовной практике) для христиан-геев, а также для их родственников, близких или спутников.

Ассоциация «Стать единым во Христе» (Devenir un en Christ или Duec), которая занимается поддержкой гомосексуальных людей в церкви уже 30 лет, 31 июля приняла 30 человек в аббатстве Сито. Курс под гендерно-нейтральным называнием «Христиан_ин_ка и гомосексуал_ка: какие жизненные пути?» построен вокруг прочтения жизни в игнатианской традиции (названной в честь католического святого Игнатия де Лойолы, автора «Духовных упражнений» — RFI), но, как отмечает автор La Croix, без обязательного предписания ей следовать. «Каждый должен вернуться к своей свободе выбора», — объясняет Режин Мэр, библеист и духовная наставница в Лионской епархии. Также с воцерквляющимися представителями ЛГБТ на протяжении всей программы будет святой отец Жерар Докур, почетный епископ Нантерра.

Вторым важным событием для ЛГБТ-христиан, по мнению La Croix, стал курс в обители Парэй-ле-Мониаль «Гомосексуальность: как с ней жить» для геев и их близких. Курс третий год подряд организует община «Эмманюэль» и ассоциация Courage, созданная в США в 1980-х годах.

«Принципиальная особенность этой программы заключается в том, что от участников открыто требуется попробовать жить в воздержании и целомудрии», — пишет Самюэль Льеван. «Это цель, которую мы ставим, несмотря на то, что многие из тех, кто хотел бы так жить, не смогут этого достичь», — объясняет автору статьи Элизабет Контан, сопровождающая курса и психотерапевт, потому что курс нужен «в первую очередь, для того, чтобы помочь проживать по-христиански свою гомосексуальность». Как и два предыдущих года курс посетили шестьдесят человек, большая часть — родители или близкие гомосексуальных людей.

Автор La Croix описывает две программы, одна из которых не настаивает на обязательном целомудрии для гомосексуалов, а другая «открыто требует этого», как «два принципиально разных подхода, у которых общая цель: помочь гомосексуалам достигнуть единства в своей жизни». «Верующие гомосексуалы имеют склонность разделять разные сферы своей жизни: социальная, семейная, духовная, — подчеркивает Режи Кудрэй, президент организации Duec. — Наша первая цель — помочь им позиционировать себя такими, какие они есть, со всеми их трудностями, со знанием, что отношения между верой и гомосексуальностью никогда не бывают простыми». Отсюда и такой выбор наиболее комфортной обстановки для организации этих семинаров: обитель, аббатство или община играют важную роль во время молитвы — пишет автор La Croix.

Ассоциация Courage также призывает участвовать в сессиях «свидетелей», то есть гомосексуалов, которые отказались от жизни в паре, и могут рассказать о личном пути, длинном и полном трудностей. «Приходя в ассоциацию, они открывают новый смысл, который предполагает покаяние», — продолжает Элизабет Контан. «Начиная с момента, когда вы поверили в Христа, вы не можете продолжать жить во грехе и быть разделенным надвое… Но воссоединение с собой происходит очень постепенно», — делает вывод психотерапевт.

«Мы хотим показать, что гомосексуалы это не какие-то „недохристиане”, для них есть место в церкви, — настаивает Режи Кудрэй, — при этом они знают, что у нас нет заранее заданной цели их привести туда. Наши действия нацелены на то, чтобы их поддерживать и дать им уверенность, благодаря присутствию епископа, в том, что церковь на их стороне».

По мнению разных сторон, опрошенных La Croix, деятельность движения «Манифестации для всех» стала поворотным моментом, чтобы начать учитывать интересы гомосексуальных людей в церкви. «Очевидно, раньше это было чем-то тайным, постыдным, — подводит итог Элизабет Контан, — сегодня настроения меняются». «Теперь мы по-настоящему взяли на себя ответственность, — продолжает Режи Кудрай, — некоторые реакции ранили, но сегодня церковь старается показать другое лицо».

La Croix сообщает, что мероприятия, как в Сито или в Парлей-ле-Мониаль, проходят все чаще в последние годы. И большинство епархий вписывает сопровождение гомосексуальных прихожан в список пастырских обязанностей. «С некоторых пор есть представление о том, что иерархия должна слышать и помогать, — радуется Режин Мэр, — именно во время митингов «Манифестации для всех» кардинал Барбарэн, архиепископ Лиона, попросил меня организовать встречи для групп гомосексуалов».

Проповедь папы Франциска Amoris Laetitia (Радость любви), и особенно его восклицание «Кто я, чтобы судить?», сказанное журналистам, также поспособствовало эволюции сознания в отношении ЛГБТ — завершает на оптимистичной ноте свою статью Самюэль Льеван.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 1 августа 2017 > № 2278217


Украина. Евросоюз. Польша > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 августа 2017 > № 2266847

Польша будет колонизировать Украину после новой Руины: обзор евроинтеграции

Главные новости отношений Украины и ЕС во второй половине июля 2017 года

Экономика и экспорт

За минувший месяц количество квот от ЕС, экспорт по которым Украина выбрала на 100%, выросло с семи до девяти. Закрылась возможность беспошлинного экспорта ячменя, ячменной муки и гранул, а также курятины. Практически полностью, на 98%, была использована квота на солод и пшеничную клейковину.

Президент Ассоциации украинских производителей «Мороженое и замороженные продукты» Игорь Бартковский сообщил корреспонденту информагентства «Укринформ», что в ближайшее время три производителя мороженого — «Хладпром» (Харьков), «Ласка» (Кропивницкий, бывший Кировоград) и «Лакомка» (Галичина) — получат сертификаты на право экспорта своей продукции в ЕС. В настоящее время только три члена ассоциации (два производителя мороженого и один производитель замороженных продуктов) поставляют свою продукцию в Европу. Также он уточнил, что по итогам 2016 года украинские производители продали в ЕС 4,5 тонны мороженого. Он рассчитывает, что после получения ещё трёх разрешений к концу года экспорт вырастет до 7 тонн.

Всего же, по данным замминистра экономики Натальи Микольской, за январь — май Украина продала Европе товаров на 6,8 млрд долл. (+25,2% к аналогичному периоду прошлого года). Показатель неплохой, однако к нему есть комментарии. Так, общий экспорт за то же время вырос на 25,9%. Т. е. никаких особых заслуг правительства в этом росте нет, а есть общемировые тренды, в которые вписываются украинские товаропроизводители. К тому же рост экспорта в страны СНГ — 29,8%.

В то же время, согласно предварительным данным НБУ, доля ЕС в экспорте Украины за январь — июнь упала с 38,6% (январь — май) до 34,8%.

17 июля в ЕС завершилась процедура принятия временных торговых преференций для Украины. Они начнут действовать уже с 1 сентября на ближайшие три года. Речь здесь идет о расширении торговых квот. Мало того, что преференции временные, так ещё и не очень крупные. Скажем, преференции устанавливают квоту на ввоз томатов в размере всего 3 тыс. тонн и 625 тыс. тонн кукурузы (при том, что ранее квота по кукурузе равнялась 400 тыс. тонн). Дополнительные 225 тыс. тонн — это порядка 1% годового экспорта кукурузы Украиной.

Зато необработанный лес-кругляк в ЕС можно экспортировать без всяких квот — достаточно просто отменить мораторий, который в данный момент этот экспорт запрещает. Более того, еврочиновники во время саммита «Украина — ЕС», проходившего в середине июля в Киеве, в очередной раз напомнили, что не будет леса — не будет и кредита в размере 600 млн евро (украинская власть предпочитает называть этот кредит макрофинансовой помощью). Это тот самый кредит, получить который Украина не может уже более года. И в итоге вряд ли получит: ни президенту, ни премьер-министру оказалось не под силу не только заставить депутатов за этот закон проголосовать, но даже внести его в парламент. Лобби бизнесменов, зарабатывающих на теневом экспорте украинской древесины, перевешивает влияние руководства страны. И не только теневой экспорт. Невозможность легального экспорта сбивает цену на лес внутри Украины и делает чрезвычайно выгодным бизнес по пережиганию дерева на древесный уголь.

Экспорт агропродовольственной продукции из Украины в январе — июне достиг 8,77 млрд долл. (+2 млрд долл. в сравнении с аппг). И хотя ЕС — наибольший коллективный покупатель украинской продукции, в сегменте АПК он лишь на втором месте (31,8%). А на первом — страны Азии (39,8%). Уже неоднократно отмечалось, что евроинтеграция Украины идёт какими-то дивными путями. К тому же Украина с недавнего времени известна в качестве восходящей аграрной сверхдержавы. Это отнюдь не ирония, ведь упомянутые 8,77 млрд — это без малого половина всего экспорта (45,6%), тогда как ещё год назад агропродовольственный экспорт не превышал 40−41%. И вот оказывается, что стратегическое направление внешней торговли Украины тянет совсем не ЕС, а Азия.

Трудовая миграция

В январе — июне 58 тыс. украинцев подали в Польше прошения о легализации пребывания (преимущественно о временном пребывании). Это 65% от общего количества подобных обращений к Варшаве за этот период. Ещё 66 тыс. украинцев в январе — июле обратились с просьбой предоставить им в Польше вид на жительство. Что также выводит их на первое место среди жителей других стран (всего было получено чуть более 100 тыс. заявлений). Правда, везёт получить документ не многим. За последние четыре года (2013−2017) количество украинцев с видом на жительство в Польше увеличилось с 28 до 127 тыс. человек.

Опыт Польши по трудоустройству украинцев перенимает Венгрия — для сезонной работы в этой стране теперь не нужно оформлять трудовую визу, достаточно лишь приглашения от работодателя. Сезонная работа пока ограничена сроком 90 дней (тот же срок, что и обычное пребывание в рамках безвизового въезда). Напомним, в Польше пошли дальше: сезонная работа там может длиться до восьми месяцев при условии безвыездного пребывания на территории Польши.

Как сообщалось ранее, по пути Польши может пойти и Чехия. Все эти страны в ЕС находятся в одной «экологической нише», а потому польские заигрывания с рабочей силой с Украины не оставляют им выбора. В противном случае через несколько лет Польша, имея конкурентное преимущество в виде дешёвой рабочей силы, выдавит венгерских и чешских производителей.

Может ли Украина включиться в эту борьбу? Ведь очевидно, что копирование польских производств в масштабе Украины позволит зарабатывать ещё больше — на Украине украинцам можно платить меньше, чем в Польше. А сырьё для производств во многих случаях завозится в Польшу с Украины.

«На этом пути есть несколько проблем. Во-первых, Польша не отдаст часть своего европейского рынка, построенного по давальческим схемам. С большей вероятностью можно ожидать открытия небольших польских предприятий на территории нашей страны, и тогда украинские предприятия будут соисполнителями заказов, которые Польша получает от ЕС. Другая проблема заключается в том, что Польша — член ЕС, а Украина имеет только статус ассоциированного члена. Это очень большая разница для бизнеса. Товары в Польшу и из Польши заходят без таможни, а в Украине нужно проходить таможню и платить дополнительные налоги», — поясняет президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко для «КП в Украине».

Масштабы миграции и экономическая ситуация на Украине начинают вызывать беспокойство и в самой Польше. «300 лет назад большинство территорий нынешней Украины простирались безлюдными степями. Кто знает, не будет ли так снова? Не стоит бить Украину, потому что она и так еле жива. Не сегодня и не завтра, но в конце концов она может стать необитаемой, с разрушенной экономикой и без сил для выживания», — так пишет директор отдела стратегии Warsaw Enterprise Institute Анджей Талага в материале для Rzeczpospolita. Одновременно ставя вопрос: а кто же будет осваивать опустевшие земли в этот раз — Россия или Польша?

Толчком к публикации стали последние прогнозы ООН в отношении Украины. В них говорится, что массовая трудовая миграция, с одной стороны, а также экономический спад, с другой, в среднесрочной перспективе могут привести к обезлюживанию страны.

Локально его уже можно наблюдать. Тревогу бьют в «Киевпастрансе» — на столичных маршрутах некому работать, водители бегут водить транспорт в соседнюю Польшу. Причём создаётся своего рода замкнутый круг. Недостаток сотрудников вынуждает руководство предприятия (неофициально, разумеется) заставлять водителей работать две смены подряд: «Водители вынуждены работать в две смены по 12−16 часов, и так каждый день… Цифр, конечно, предоставить не могу, но, исходя из переработки, нехватка водителей составляет около 70%», — рассказывает интернет-изданию «Вести-Украина» один из сотрудников предприятия. В пресс-службе предприятия проблему признают, однако настаивают, что некомплект — всего 30% (700 водителей). Как бы то ни было, работники уезжают в Польшу, где им приходится снова привыкать к 8-часовому рабочему дню: «Наши водители стараются работать по 10−14 часов за смену, чтобы в месяц получить более 1 тыс. евро. А если их заставляют соблюдать норму — пятидневная рабочая неделя и восьмичасовой рабочий день, — то они даже возмущаются», — говорит директор рекрутингового агентства «Праця польска» Андрей Павликовский.

Опрос, проведённый сайтом rabota.ua среди своих пользователей, говорит о том, что все ухищрения Польши и Венгрии с сезонностью работы окажутся малополезными. 41% опрошенных хочет уехать в ЕС навсегда, почти 80% предпочтут работу в Европе работе на Украине.

Безвизовый статус и ассоциация с ЕС

Итоги первых пяти недель «безвиза» можно охарактеризовать как неутешительные. По крайней мере для тех, кто ожидал резкого увеличения потока украинских туристов в ЕС.

«Если говорить о тенденциях первого месяца действия безвиза, то украинцы в очередной раз продемонстрировали, что достаточно спокойно воспринимают любые нововведения, даже такие, как безвиз. Мы не наблюдаем серьезного увеличения нагрузки на пункты пропуска и увеличения количества украинцев, которые выезжают за границу в Европейский союз… Если говорить конкретно о тех, кто воспользовался безвизом, то есть имел только биометрический паспорт без виз и любых других документов, то таких с 11 июня по состоянию на сегодня [20 июля — Ред] 120 тыс. 852 человека, что составляет около 5% всех украинцев, которые пересекли границу со странами ЕС за это время», — рассказал на пресс-конференции спикер Государственной пограничной службы Олег Слободян. Ещё 51 человек за тот же период на смог попасть в ЕС, воспользовавшись этим статусом: их завернули на границе по ряду причин.

Напомним, безвизовая эпопея длилась более 10 лет, начавшись ещё при Викторе Ющенко. И всё это ради того, чтобы за границу поехало на 5% больше украинцев, чем обычно. Яркий пример титанических усилий и мизерного результата. Возможно, просто не все сумели получить биометрические паспорта? Действительно, не все. Однако соответствующие структуры работали в напряжённейшем графике, выдавая по 0,5 млн паспортов в месяц. И многие из тех, кому паспорт действительно был нужен, смогли его получить.

Характерно, что 40% опрошенных компанией Kantar TNS заявили, что безвизовый режим с ЕС не повлияет на поездки украинцев. И фактически оказались правы: пятипроцентный рост — не та величина, какую можно было ожидать, учитывая, что внешняя политика Украины последних 2−3 лет фактически свелась к выпрашиванию этого статуса.

Хоть кто-то заметил эффект от безвиза? Авиаперевозчики. В а/п «Киев» в июле открылось сразу девять новых направлений в страны ЕС, а пассажиропоток вырос на 60%. «Начиная с 11.06.2017 по 10.07.2017 через этот пункт пропуска в Европу выехали 39 923 гражданина. Из стран ЕС в Украину въехали 39 482 человека. Около 75% путешествующих — наши соотечественники. Показатели аналогичного периода прошлого года соответственно составляют 24 948 и 24 503 гражданина», — написал в Facebook и.о. начальника Киевской городской таможни Сергей Тупальский. Тут нужно отметить, что выделить из этого 60-процентного роста именно безвизовую составляющую будет крайне сложно. Более того, её может не быть вовсе. Дело в том, что пассажиропоток в украинских аэропортах растёт второй год подряд, это не новость. И в этом году аэропорты демонстрируют прирост. Скажем, в апреле а/п «Киев» обслужил почти 120 тыс. пассажиров (+91,4% в сравнении с апрелем 2016-го). И без всякого безвиза.

Управляющий партнер инвестиционной компании Capital Times Эрик Найман указывает и на плюсы новой безвизовой реальности: «Против работодателей уже работает демографический кризис в Украине. Новый негативный фактор — безвизовый режим с ЕС. Посмотрите объявления: компании Польши, Венгрии, Чехии, Словакии пытаются заманить украинских рабочих. Из западных областей страны идет массовая трудовая миграция. Тот же Израиль готов принять 20 тыс. строителей. И стремительный рост зарплат — это ответ отечественного бизнеса на демографию, повышение минималки и на безвиз», — отметил он для делового портала UBR. Тот же «Киевпастранс» действительно также намерен бороться с некомплектом сотрудников повышением зарплат. Однако анонсированный рост (+5−10% при средней з/п на предприятии порядка 7500−8000 грн) вряд ли будет мотивировать водителей остаться.

Есть и очевидный минус. Если безвиз стимулирует рост зарплат, то рост зарплат, в свою очередь, стимулирует инфляцию.

Гранты, проекты, целевое финансирование

Национальный союз журналистов Украины и ОО Институт развития региональной прессы проведут конкурс среди желающих выиграть грант ЕС. В Европе озаботились тем, что количество преступлений против журналистов на Украине в последние годы выросло (с момента смены власти зафиксировано порядка 800 случаев избиения журналистов). Более того — они практически не расследуются. О количестве грантов и общем финансировании организаторы пока не сообщают. Известно, что проект реализуется в рамках программы «Антикоррупционная инициатива ЕС в Украине».

Небольшой (500 тыс. евро) грант на восстановление Донбасса и социальную защиту внутренне перемещенных лиц предоставил Украине Ватикан. Получателем помощи стала Ассоциация «Эммануил», которой теперь предстоит использовать помощь наилучшим образом. Это не первый раз, когда понтифик посылает помощь переселенцам. Правда, не всегда она распределялась наилучшим образом, что даже вынудило его в конце прошлого года в специальном обращении попросить не разворовывать эту помощь.

Еврокомиссия также направляет помощь в Донбасс. Заместитель председателя Европейской комиссии по финансовой стабильности и финансовым услугам Валдис Домбровскис на пресс-конференции в Мариуполе заявил, что 50 млн евро получат территории, которые находятся возле линии разграничения. Это четвёртая часть от 200 млн евро, которые ЕК выделит в этом году Украине.

Консультативная миссия Европейского союза в 2017 году выделяет Украине 2 млн евро на реформу правоохранительной системы. Эти средства уже имеют получателей — указанной суммой финансируется 45 проектов. По словам главы миссии Кястутиса Ланчинскаса в комментарии для DW, одним из наиболее важных среди них является создание системы сотрудничества между Европолом и украинскими правоохранительными органами.

Кроме грантов, ЕС выделил льготные кредиты. 75 млн евро предусмотрено на программу, в рамках которой физлица или организации совладельцев многоквартирных домов могут получить необходимую сумму для работ по утеплению домов, системы автономного отопления и т.п. нужды. Льготность в том, что от 35% до 40% заёмщики смогут не возвращать. Распорядителем средств выступает ЕБРР.

Маршалл в гробу переворачивается

Президент Украины Пётр Порошенко в очередной раз обсудил т.н. «план Маршалла для Украины» с президентом Европейского Совета Дональдом Туском и президентом Европейской комиссии Жан-Клодом Юнкером. И это, пожалуй, единственный факт, о котором можно говорить определённо. Да, обсудили. В очередной раз.

Напомним, таким громким термином называется гипотетическая финансовая помощь Украине, которую якобы может предоставить ей Евросоюз. Под этим названием скрываются на сегодняшний момент уже несколько вариантов помощи, сформулированные британским историком Тимоти Гартон-Эшем, политическим журналистом Бернаром Анри-Леви, бундестагом и даже украинским бизнесменом Дмитрием Фирташем.

Инициатива к настоящему времени сильно подзатаскалась. Достаточно сказать, что идею того самого плана Джордж Маршалл изложил в июне 1947 года, а уже в 1948-м Европа получила первые транши. К настоящему моменту прошло уже три года, и о плане неизвестно практически ничего, кроме того, что в начале марта Конгресс Европейской народной партии принял решение разработать его концепцию.

Сама суть первоначального плана — это «быстро дать много денег с определёнными геополитическими целями». Потому что Маршалл — генерал, стратег, руководивший разработкой едва ли не всех военных операций США в 1942—1944 гг., человек, который думал и действовал быстро. О разработке плана он даже не докладывал Трумэну, тот одобрил его уже постфактум.

Украине же дают их по чайной ложке раз в год, пытаясь одновременно заставить её правительство отменить запрет на экспорт древесины или отменить экспортную пошлину на металлолом. И лишь спустя три года сели за разработку концепции. Название пора менять, дабы не позориться.

Украина. Евросоюз. Польша > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 августа 2017 > № 2266847


США. КНДР. Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 августа 2017 > № 2266788

National Interest: КНДР надо дать «по рукам», чтобы и Ирану было неповадно

США должны самым жестким образом пресечь развитие ракетной программы Северной Кореи, поскольку за Пхеньяном след в след пойдет и Тегеран

Недавний пуск межконтинентальной баллистической ракеты КНДР кардинально изменил расклад сил в регионе. Этот шаг Пхеньяна стал подтверждением слов главы минобороны США Джеймса Мэттиса, заявившего, что Северная Корея является «наиболее безотлагательной и опасной угрозой миру и безопасности». Тем не менее еще большее беспокойство вызывает то, что Пхеньян может передать свои технологии какому-либо еще не поддающемуся контролю режиму, в частности Ирану, пишет член Палаты представителей США Тед По в статье для The National Interest.

Автор, входящий в Комиссию по иностранным делам Конгресса, подчеркивает, что Тегеран по всем пунктам соответствует определению глобальной угрозы, как и КНДР. Так, обе страны являются «спонсорами терроризма», имеют амбиции создания ядерного оружия, напрямую угрожают интересам США и их союзникам с помощью баллистических ракет. Исламская республика, отмечает автор, ждет от Пхеньяна поддержки и подогревает его ядерные амбиции. На протяжении многих лет эксперты подозревали, что КНДР играет роль ключевого источника поддержки для иранских ракетной и ядерной программ. Сейчас многие из ракет, «нацеленных Ираном на войска США» на Ближнем Востоке, являются, по словам автора, копиями северокорейских разработок.

Инженеры из КНДР находятся в Иране, где они помогают модернизировать иранские ракеты, чтобы те могли нести ядерные боеголовки. Такая информация поступила от основного оппозиционного движения страны — Национального совета сопротивления Ирана, который уже раскрывал секретные ядерные объекты в Нетензе и Эраке в 2002 году. По их данным, Исламская республика использует северокорейские чертежи для постройки подземных пусковых площадок, а между двумя странами постоянно происходит обмен экспертами, чтобы помочь Корпусу стражей исламской революции в разработке ядерных боеголовок и систем управления. Таким образом, у «джихадистского», как считает автор, государства будет возможность наносить ядерные удары по крупным базам США на Ближнем Востоке, которые сдерживают «экспансионистские амбиции» Тегерана.

К счастью, Иран по-прежнему отстает от КНДР в создании ядерной бомбы, однако подобно печально известному соглашению с КНДР от 1994 года, по которому Пхеньян должен был остановить развитие своей ядерной программы, Совместный всеобъемлющий план действий — подписанная в 2015 году бывшим президентом США Бараком Обамой ядерная сделка — неизбежно провалится. И когда это произойдет, Иран сможет оперативно снабдить свой огромный арсенал баллистических ракет ядерными боеголовками благодаря помощи КНДР. На этот раз иранские ракеты будут защищены лучше, поскольку КНДР помогла Тегерану построить до тринадцати секретных подземных пусковых площадок, созданных по образу собственных.

Из-за испытания межконтинентальной ракеты КНДР, осуществленного в июле, предоставленные оппозицией сведения носят еще более тревожный характер. Так, запущенная 29 июля ракета превзошла все ожидания аналитиков, продемонстрировав потенциал Пхеньяна наносить удары по таким городам США, как Чикаго. Такое развитие событий особенно поражает, поскольку только в мае эксперты уверяли, что у Пхеньяна не будет действующей межконтинентальной ракеты до 2020 года.

По мере того как Пхеньян опережает ожидания экспертов, Иран, скорее всего, не будет отставать. Так, по данным Пентагона, в 2005 году КНДР уже передала Ирану чертежи ракеты средней дальности «Мусудан», которую Иран испытал в нынешнем году. Эта же ракета легла в основу новой межконтинентальной ракеты, поэтому стоит ожидать, что Тегеран пойдет по тому же пути, только на этот раз его северокорейские друзья своими советами ускорят развитие программы.

Когда же Иран пересечет этот порог, КСИР сможет расширить свою угрозу за пределы Ближнего Востока на Западную Европу, угрожая союзникам США по НАТО. После этого США окажутся в ситуации, когда на них будут направлены ядерные ракеты «злых режимов» как с запада, так и с востока. И хотя складывается довольно мрачная картина, Вашингтон, уверен автор, по-прежнему может предотвратить развитие событий по этому сценарию.

Так, во время холодной войны мир оказался на грани уничтожения, когда Советский Союз развернул ядерное оружие на пороге США — на Кубе. Вашингтон тогда, отмечает автор, принял брошенный Москвой вызов, поэтому Кремлю пришлось отступить. И сейчас, когда Ким Чен Ын строит ракеты, способные наносить удары по городам США, а также на фоне того, как Иран идет шаг в шаг за Пхеньяном, Белый дом должен найти в себе смелость и утихомирить этих «бандитов».

Для этого США могли бы для начала вновь внести КНДР в список стран-спонсоров терроризма. Автор, будучи председателем Подкомитета по вопросам терроризма, ядерного нераспространения и торговли, уже выступил с подобной инициативой, которая прошла Палату представителей 1 апреля, поэтому он призывает поддержать ее коллег из Сената. Пхеньян, убежден он, не проявляет ни единого признака замедления своей ракетной программы. КНДР также оказывает поддержку «спонсорам терроризма» в Иране. Более того, угроза со стороны межконтинентальной ракеты КНДР может в скором времени значительно возрасти.

Затем США должны с помощью жесточайших санкций против Северной Кореи продемонстрировать Тегерану, что создание межконтинентальной ракеты — это дорогостоящее и глупое начинание. Запретительные меры должны включать в себе давление на огромное число банков и компаний Китая, Ирана и других стран, которые оказывают помощь режиму Ким Чен Ына. Если эти организации перестанут вливать деньги в Северную Корею, режим недополучит до 40% своих доходов. Миру нужно выбирать между американской финансовой системой и северокорейской. Золотой середины тут быть не может.

Таким образом, заключает автор, Ким Чен Ына необходимо привлечь к ответу за его бряцание оружием. Если позволить ему безнаказанно угрожать американским городам, мало что сможет не дать Ирану поступать так же в будущем. США и их союзники должны разорвать союз между Пхеньяном и Тегераном, восстановив миропорядок, в котором «деспоты» боятся внимания США, а не наоборот. Только так и может быть.

Александр Белов

США. КНДР. Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 августа 2017 > № 2266788


Филиппины. Сирия. Ирак. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 августа 2017 > № 2266786

Strategist: Станет ли юг Филиппин новой провинцией халифата ИГИЛ*?

Террористическая группировка ИГИЛ* – организация, деятельность которой запрещена в РФ

В мае 2017 года группа боевиков группировки «Мауте» совершила нападение на расположенный на юге Филиппин город Марави, осадив его. Вылазка исламистов последовала за попыткой сил безопасности островного государства арестовать лидера одной из двух фракций экстремистской организации «Абу Сайяф» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Иснилона Тотони Хапилона. Нападение и последующий захват города, на освобождение которого ушло несколько недель, вновь вызвали опасения как на Филиппинах, так во всем мире о том, что остров Минданао и окружающий его регион могут в скором времени превратиться в плацдарм религиозного насилия, пишет Питер Чок в статье для The Strategist.

Особенно сильные опасения были связаны с тем, что так называемое Исламское государство (организация, деятельность которой запрещена в РФ) предпримет попытку взять под контроль этот регион, создав здесь очередную провинцию халифата, с которой боевики смогут начать наступление не только по всей территории Филиппин, но и по всей Юго-Восточной Азии. Тем не менее пока рано делать вывод о том, превращается ли юг островного государства в центр международного исламизма, или о том, действительно ли ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) стремится действовать из этой части страны.

За исламистским экстремизмом на юге Филиппин стоят три основных силы. Во-первых, это группировка «Абу Сайяф», которая базируется главным образом в провинциях Басилан и Сулу. В 2014 году ряд входящих в нее боевиков загрузил видео на YouTube, в котором они заявили о своей приверженности террористической группировке «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), — дав клятву, которую в 2016 году повторил Хапилон.

Во-вторых, это группировка «Исламских борцов за свободу Бангсаморо» (ИБСБ) — отколовшаяся от организации «Фронт исламского освобождения моро», во главе которой стоит Исмаэль Абу Бакар. Группировка также заявила о своей близости к идеологическим принципам ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), в 2014 году подтвердив, что в случае необходимости она обеспечит материально-техническую поддержку организации Абу Бакрааль-Багдади.

Наконец, последней активной исламистской силой, действующей в регионе, является группировка «Мауте», действующая преимущественно на окраине муниципалитета Бутиг в провинции Южный Ланао. Организация тесно связана с фракцией «Абу Сайяф» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а также с ИБСБ. Она также пообещала поддержать совместную борьбу исламистов на юге Филиппин под знаменем «Ансар аль-Халифа». В 2015 году ее боевики также присягнули на верность аль-Багдади, объявив в 2017 году Хапилона эмиром ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) над всей Юго-Восточной Азией.

Несмотря на внимание, уделяемое этим группам как потенциальным лидерам нового международного исламистского фронта в Минданао, реальность такова, что они все относительно небольшие и не имеют возможности действовать за пределами регионов своего базирования. В то время как набег на Марави был дерзким, захватив внимание как филиппинских, так и международных СМИ, нужно помнить, что город лежит к северу от муниципалитета Бутиг, который находится в пределах зоны действия группировки. Успех нападения на Марави стал скорее признаком некомпетентности филиппинских сил безопасности и их неумения действовать во время кризисной ситуацией — чему уже были примеры в прошлом, нежели доказательство большой способности «Мауте» захватывать и удерживать территорию.

Каждая из этих экстремистских групп также страдает от внутренних расколов, которые подорвали их организационно-идеологическое единство. «Абу Сайяф» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) теперь разделена между двумя соперничающими друг с другом группировками: одной во главе с Хапилоном, которая действует в провинции Басилан, другая — под командованием Радуллана Сахирона в провинции Сулу. В то время как Хапилон явно заинтересован в укреплении репутации исламистов из «Абу Сайяф» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и налаживании связей группировки с иностранными исламистскими движениями, такими как ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Сахирон в гораздо большей степени лишен религиозных убеждений и выступает против взаимодействия с иностранцами в Минданао, поскольку он видит в них просто цели для ударов беспилотников США. По мнению большинства региональных комментаторов, когорта Сахирона эффективно действует как автономная группа, занимающаяся похищением людей ради выкупа, а также пиратством в Сулу и Целебесском море.

Раскол испытывает и ИБСБ, поскольку ее лидер Абу Бакар столкнулся с активными притязаниями на его позицию со стороны Шейха Мохидина Анимбанга, на стороне которого численное преимущество. Он также в большей степени заинтересован в достижении независимости мусульман моро в Минданао. Он не проявил никаких признаков стремления идти на создание связей с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Таким образом, крайне сомнительно, что эта группировка сможет стать необходимым локомотивом для дальнейших атак по всему Минданао, не говоря уже об остальной части Филиппин и Юго-Восточной Азии.

Признаки раскола проступили и в группировке «Мауте». По данным филиппинских военных, разногласия стали очевидны во время последних стадий нападения на Марави, а основное место в них занимали деньги и вопросы материально-технической поддержки. По мнению этих источников, казнь нескольких боевиков, пошедших вопреки руководству группировки, стало началом чисток в рядах радикалов, из-за чего в группировке наросла напряженность, а часть боевиков была вынуждена покинуть группировку.

Более того, неясно, насколько аль-Багдади готов поддерживать исламистские формирования на юге Филиппин. Ему еще предстоит полностью одобрить заявление «Мауте» о том, что Хапилон является эмиром Юго-Восточной Азии. Более того, аль-Багдади до сих пор проявлял сознательную неясность в отношении учреждения провинций своего халифата в Минданао.

Такой шаг, казалось, отражал негласное признание руководства ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) того, что исламистские движения, такие как «Абу Сайяф» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «Мауте», не имеют инфраструктуры, территориальной глубины и организационного контроля, необходимых для создания формальной областной провинции для продвижения центральных проектов халифата, базирующегося на Ближнем Востоке (в отличие от исламистских движений в Нигерии, Ливии, Йемене и Сомали).

Реальная опасность, заключает автор, в Минданао состоит не в том, что остров превратится в оперативный плацдарм ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а скорее в том, что он может послужить важным перевалочным пунктом для граждан Малайзии и Индонезии, которые сражались в Сирии под знаменем группировки «Катиба Нусантара». На фоне того, как центральные территории ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) находятся под сильным давлением, как считает автор, коалиции во главе с США, исламисты-добровольцы во все большей степени будут стремиться покинуть Ближний Восток и направиться в Юго-Восточную Азию.

Если учесть ненадежность пограничного контроля, многочисленные неуправляемые территории, необузданную коррупцию и процветающий черный рынок оружия, южные Филиппины могут стать полезным материально-техническим центром для боевиков «Катиба Нусантара», стремящихся отточить свои боевые навыки, прежде чем вернуться на родину. Акцент президента Дутерте на войне с наркотиками усугубил эту возможность, не в последнюю очередь из-за того, что теперь у полиции, военных и разведывательных органов недостаточно необходимых ресурсов для мониторинга и отслеживания перемещения лиц, попадающих на Филиппины по нерегулярным каналам.

Александр Белов

Филиппины. Сирия. Ирак. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 августа 2017 > № 2266786


Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 1 августа 2017 > № 2263234

Иран готов создать "международную коалицию" против США

Политический советник президента Ирана Хасана Роухани Хамид Оналеби заявил в понедельник, что настало "лучшее время" для Тегерана, чтобы создать "международную коалицию" против Соединенных Штатов, сообщает Tehran Times.

Президент США Дональд Трамп прибег к различным иллюзиям, чтобы подорвать ядерную сделку между Ираном и великими державами, заключенную в июле 2015 года. 26 июля он сказал в интервью "Уолл-стрит джорнал", что он будет удивлен, если Иран выполнит ядерную сделку, когда через три месяца состоится повторная сертификация. "Мы обсудим этот вопрос через 90 дней, но я был бы удивлен, если бы они были в порядке", - сказал Трамп.

Такие замечания были сделаны, несмотря на то, что Государственный департамент при администрации Трампа дважды подтвердил, что Иран соблюдает соглашение.

Согласно журналу "Foreign Policy", Трамп также "поручил группе доверенных сотрудников Белого дома сделать возможным случай отказа от сертификации Ирана на следующем 90-дневном обзоре ядерной сделки".

Эксперт по внешней политике Олелеби, исходя из того, что недавно сказал Трамп, отметил, что администрация США все равно заявит о нарушении ядерной сделки Ираном.

"США не придают значения реализации JCPOA и проверкам МАГАТЭ [Международного агентства по атомной энергии], и страна будет принимать решения за пределами JCPOA", - отметил Олелеби.

Согласно ядерной сделке, Иран обязан ограничить свою ядерную деятельность в обмен на прекращение финансовых и экономических санкций. Сделка вступила в силу в январе 2016 года.

Международному агентству по атомной энергии в качестве органа наблюдателя ООН поручено следить за осуществлением ядерного соглашения между Ираном и великими державами. Оно сообщило уже шесть раз, что Иран соблюдает условия сделки. Соответствие также было подтверждено Советом Безопасности ООН в конце июня.

На прошлой неделе, Палата представителей США и Сенат также одобрили пакет неядерных санкций против Ирана, шаг, который Тегеран рассматривает как попытку Вашингтона отпугнуть иностранных инвесторов.

Заместитель министра иностранных дел Ирана по правовым и международным делам Аббас Аракчи заявил, что эти шаги свидетельствуют о «постоянной враждебности» Вашингтона к Исламской Республике.

Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 1 августа 2017 > № 2263234


США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 1 августа 2017 > № 2262074

Госдеп забудет о печеньках

Трамп обсудит с Тиллерсоном ситуацию в Госдепартаменте США

Александр Братерский

Президент США Дональд Трамп во вторник встречается с госсекретарем Рексом Тиллерсоном. Кроме сокращения в России числа сотрудников дипмиссий США, темой для разговора станет ситуация внутри американского Госдепартамента, который, как пишут американские СМИ, находится в состоянии хаоса. На фоне проблем внутри Госдепа усиливает свои позиции Пентагон, что грозит административными перекосами и милитаризацией внешней политики.

На 1 августа запланирована встреча президента США Дональда Трампа с главой Госдепартамента страны Рексом Тиллерсоном. Они обсудят ответную реакцию США на решение России сократить количество сотрудников дипмиссии США в России на 755 человек. На эту меру Москва пошла в ответ на новые санкции США.

Кроме этого, президент и госсекретарь могут обсудить и ситуацию в Госдепе, который в последнее время стал мишенью для критики, — пресса даже заговорила о возможной отставке Тиллерсона. Сам глава внешнеполитического ведомства, правда, эти слухи отвергает.

Бывший глава нефтегазового гиганта ExxonMobil Рекс Тиллерсон заявил, что будет продолжать свою работу на посту главы Госдепа до тех пор, пока этого хочет президент. В то же время ситуацию внутри самого Госдепа журналисты описывают как «хаос», причина которого — недоукомплектованность всеми необходимыми специалистами.

Главному американскому дипломату в буквальном смысле некем управлять. В списке вакансий Госдепа значатся 130 позиций. Часть из них — ключевые позиции замов и помощников, которые требуют утверждения в сенате.

Речь идет о ключевых позициях Госдепартамента, которые до сих пор вакантны. По-прежнему нет заместителя госсекретаря по вопросам контроля над вооружениями и вопросам международной безопасности, заместителя по политическим вопросам, помощника госсекретаря по военно-политическим вопросам. Не заполнены и многочисленные вакансии на посты помощников госсекретаря по регионам — от Африки до Евразии.

Как рассказал «Газете.Ru» Фрэнк Орбан, бывший «политический назначенец» Госдепа времен администрации Рональда Рейгана, позиции замов в ведомстве — ключевые для дипломатической машины США. «Это те самые посты, которые важны в первую очередь. Их подпись нужна на сотнях документов. Они — тот самый приводной ремень политики президента, а также его цепные псы, когда бюрократия не выполняет решения администрации».

С момента инаугурации Трампа прошло уже семь месяцев, но процедуру утверждения в сенате прошли пока лишь два человека из Госдепартамента — сам Тиллерсон и его первый заместитель. Подобное положение вещей кажется немыслимым для американской дипломатии и вообще для руководства стран.

Всего же за время правления Трампа утверждение в сенате прошел лишь 51 назначенный сотрудник администрации. Для сравнения: при предшественнике Трампа Бараке Обаме за этот же период через процедуру утверждения в сенате прошло уже 228 человек.

Многочисленные аппаратные согласования, поиск нужных кандидатур могут занять еще несколько месяцев. Это в буквальном смысле может парализовать работу Государственного департамента, нанеся огромный удар по его международному престижу.

Чужой в Госдепе

Заполнить все эти посты — сложное дело. Несмотря на то что дипломатическая работа считается престижной, на работу к Трампу спешат немногие. Его политический стиль отталкивает как кадровых дипломатов, так и политических назначенцев. К тому же многие уверены, что президент долгое время на этом посту не продержится.

Новому руководству Вашингтона попортили немало крови профессиональные дипломаты, которые открыто выступили против президента. Более тысячи сотрудников Госдепа в январе подписались под открытым письмом с критикой закона о запрете временного въезда в США граждан из семи исламских стран. Подобная политика «противоречит американским ценностям, направленным против дискриминации», отмечали авторы письма.

Известно, что и сам Тиллерсон не сразу согласился занять пост главного американского дипломата, потребовались долгие уговоры со стороны представителей команды Трампа.

Сегодня журнал The Rolling Stone иронизирует над Тиллерсоном, когда пишет, что новый глава внешнеполитического ведомства превратил Госдепартамент в «корабль призраков».

По иронии судьбы с либеральным The Rolling Stone согласен и консервативный National Review, который отмечает, что Тиллерсон поступает с Госдепом как рейдер, взявший контроль над бизнесом: увольняет половину сотрудников и перенаправляет его миссию.

У Тиллерсона действительно амбициозные планы в отношении Госдепа. Он получил от президента США карт-бланш на масштабные реформы старейшего американского ведомства.

В Госдепе немало вещей, которые необходимо менять, с этим соглашаются многие ветераны американской дипломатической службы. Ведомство слишком забюрократизировано, а многие позиции попросту дублируют друг друга. Так, например, в сегодняшней структуре ведомства существует два высоких дипломатических поста — один по вопросу холокоста, другой — по вопросу антисемитизма, которые как минимум часто пересекаются.

Как объясняют опытные дипломаты, подобное дублирование происходит потому, что такие должности создаются по требованию конгресса, а американские народные избранники привыкли призывать к ответу правительственные структуры по всем возможным вопросам, вызывающим общественный интерес. В планах нового главы Госдепа сокращение лишних позиций внутри ведомства. Тиллерсон недвусмысленно высказывался об этом перед законодателями. «Как вы знаете, у нас есть много отделов, у которых одни цели. Некоторые из них выполняют одни и те же задачи», — говорил он.

По данным агентства Bloomberg, подразделения Госдепа уже получили указание приостановить переводы сотрудников, а также назначение новых людей в качестве посланников и спецпредставителей.

В меморандуме, текст которого оказался в распоряжении СМИ, говорится, что это должно повысить эффективность работы ведомства. Правда, эти меры не касаются дипломатов, работающих за границей.

Также важной остается идея Трампа сократить бюджет Госдепа. В абсолютных цифрах его урежут на $10,9 млрд. В свою очередь, Пентагону, наоборот, планируется добавить средств в размере $54 млрд.

Если сокращение финансирования утвердят в конгрессе США, то проводить их в жизнь придется именно чужому человеку — «варягу» Тиллеросону. Подобные реформы «чужаков» часто выглядят спорными, и им нередко оказывается внутреннее сопротивление.

Аппаратное фехтование с Пентагоном

Приход в Госдеп Тиллерсона уже сравнивают с приходом во главу ведомства армейского генерала Колина Пауэлла, занявшего этот пост в первый срок правления Джорджа Буша-младшего. Харизматичный и невероятно популярный до вторжения в Ирак, Пауэлл возглавил Госдеп в момент его увядания, отмечали в то время эксперты Brookings Institute. «Сегодня от Госдепа осталось одно имя. Президенты чаще всего не следуют его советам», — отмечали авторы одного из аналитических материалов исследовательского центра, опубликованном в марте 2001 года.

Пауэллу удалось улучшить работу Госдепа, повысить качество его дипломатов, особенно работающих за рубежом. Не секрет, что в США должности послов часто получают политические инвесторы и лоббисты, мало знающие о стране пребывания. Пауэлл также улучшил денежное содержание, что привлекло на службу немало молодых специалистов.

Однако провести реформу Госдепа в сегодняшних условиях раздираемой скандалами и противоречиями «подвешенной администрации» будет нелегко.

К тому же, как свидетельствуют источники консервативного издания Free Beacon, Госдеп сегодня находится в состоянии «открытой войны» с Белым домом, а высокопоставленные чиновники попросту «игнорируют директивы» администрации.

Есть и еще один важный фактор — недоукомплектованный Госдеп из-за ограниченных возможностей будет вынужден сдавать свои позиции другим ведомствам. «Госдеп сегодня — это относительно слабый институт в правительстве США. Внешнюю политику определяют Белый дом и Пентагон. Это не вопрос вакансий. Это вопрос видения президента страны роли того или иного агентства», — говорит «Газете.Ru» глава вашингтонского Центра глобальных интересов Николай Злобин.

Усиление аппаратной роли Пентагона, во главе которого стоит «пес войны» Джеймс Мэттис, может пойти во вред дипломатии, считают многие американские эксперты.

Между Госдепом и Пентагоном всегда шел процесс аппаратного «фехтования», а в сегодняшних условиях он может перерасти в настоящую «рубку». Правда, среди министров обороны США были те, кто понимал, что оба министерства должны работать в тандеме.

Одним из них был ветеран «холодной войны» Роберт Гейтс. В 2011 году, выступая на сенатских слушаниях, он даже попросил законодателей увеличить финансирование программ Госдепа по обучению иракских полицейских. Подобная забота о коллегах-дипломатах — не столь распространенная практика у военных. Однако у Гейтса были хорошие личные отношения с главой Госдепа Хиллари Клинтон, и это способствовало сотрудничеству.

Без печенек, но и без «русских»

Госдеп США, наверное, самое узнаваемое словосочетание в России. Оно часто с негативной интонацией звучит с экранов телевизоров, а «печеньки Госдепа» стали устоявшимся выражением. В общественном сознании Госдеп США сегодня звучит не менее зловеще, чем ЦРУ в советское время.

Вместе с тем, если забыть о пресловутых «печеньках», усиление Пентагона в пику Госдепу вряд ли обрадует российские власти. Ведь именно в дипведомстве было больше всего специалистов по России, с которыми Москва находила общий язык на переговорах различного уровня.

Так, при Обаме на ключевых позициях в Госдепе было немало людей с опытом общения с представителями России. Двое из них занимали в разное время посты заместителя госсекретаря США. Это прожившая несколько лет в Москве тогдашний заместитель госсекретаря Роуз Геттемюллер и еще один замгоссекретаря — бывший посол США в России Уильям Бернс. Виктория Нуланд, помощник госсекретаря по делам Европы и Евразии, сталкивалась в России с потоком критики разной степени адекватности.

Тем не менее она была одним из ведущих специалистов американской дипломатии по России и постсоветскому пространству. Признание ее компетенции — регулярные встречи Нуланд с помощником президента России Владиславом Сурковым, в ходе которых они обсуждали шаги по урегулированию кризиса на востоке Украины.

Тиллерсона с Россией связывает немало: в качестве главы Exxon он часто бывал здесь и умел находить общий язык с российскими партнерами. По данным источников, близких к МИД РФ, в ходе первого визита в Москву в качестве госсекретаря США Тиллерсон даже признавался, что любит Россию. Однако в самом Госдепе российское направление до сих пор находится практически в разобранном состоянии.

Правда, номинант на пост помощника госсекретаря по европейским и евразийским делам (именно этот пост занимала Нуланд) уже есть. Это Уэсc Митчелл, который, хотя и будет в том числе взаимодействовать с Россией, мало соприкасался с российской тематикой.

Помощник госсекретаря США во времена президента Билла Клинтона Стивен Пайфер в беседе с «Газетой.Ru» признал: он обеспокоен тем фактом, что Госдеп слишком медленно заполняет позиции тех руководителей, которые отвечают за росcийско-американские отношения.

В связи с этим он упоминает Уэсса Митчелла и будущего посла США в России Джона Хантсмана. «Оба по-прежнему ждут утверждения в сенате, поэтому неясно, как быстро они будут на месте. И хотя секретарь Тиллерсон и глава МИД России Лавров договорились о переговорах по стратегической стабильности, пока неясно, кто будет их вести на стороне США. В прошлом этим занимался заместитель госсекретаря по международной безопасности и контролю над вооружениями, но Белый дом даже не объявил кандидатуру на эту должность», — рассказал Пайфер.

США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 1 августа 2017 > № 2262074


США. Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 августа 2017 > № 2261417

И Россия, и США считают террористическую группировку "Исламское государство"* угрозой и намерены поддерживать стабильность в Сирии, заявил госсекретарь США Рекс Тиллерсон.

"Мы разделяем общую оценку того, что группировка "Исламское государство" представляет угрозу для обеих наших стран. И мы привержены тому, чтобы разбить ИГ* и другие террористические группы, и после битвы с ИГ* мы привержены стабильности в Сирии", — сказал Тиллерсон журналистам.

По его словам, борьба с терроризмом является сферой, в которой возможно сотрудничество двух стран, несмотря на то что в целом двусторонние отношения находятся в "состоянии стресса". "Мы выбрали Сирию как территорию, на которой мы можем попробовать работать вместе", — отметил госсекретарь.

*Запрещенная в России террористическая организация

США. Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 августа 2017 > № 2261417


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 августа 2017 > № 2261413

Глава Чечни Рамзан Кадыров обратил внимание на необходимость ежедневной разъяснительной работы с молодежью в связи с тем, что идеологи террористов не оставляют попытки вербовки молодых людей в ряды "Исламского государства"*.

"Я обратил внимание, что идеологи террористов не оставляют попытки вербовки молодых людей в ряды "Иблисского государства"*. Называя себя мусульманами, иблисские банды подрывали в Сирии святыни, разрушили мечети. Необходимо ежедневно проводить разъяснительную работу с молодежью. В этот процесс важно вовлечь все возможные институты, от имамов до участковых", — написал Кадыров на своей странице в Instagram по итогам совещания правительства по развитию регионов в селе Беной.

В апреле секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев заявил, что международные террористы наращивают вербовку боевиков и пропаганду своей идеологии на Северном Кавказе, активизируется местное бандподполье. Ранее Патрушев отметил, что на стороне террористов в Сирии и Ираке воюет почти 2,7 тысячи жителей Северного Кавказа.

Представители НАК в конце 2016 года отмечали, что интернет стал основным инструментом вербовки в ряды террористов новых членов, прежде всего, молодых людей с неокрепшей психикой и с невысокими моральными установками. По их данным, более 80% от общего числа членов бандитских группировок составляют молодые мужчины, а примерно 10% — девушки.

*Запрещенная в России террористическая организация

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 августа 2017 > № 2261413


Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 1 августа 2017 > № 2260860

Слеза запоздалая. Была ли Гульнара Каримова узбекским Робин Гудом в юбке?

Информационное сообщение по уголовным делам в отношении Г.Каримовой, опубликованное Генеральной прокуратурой Узбекистана 28 июля, как и предполагалось, оживило застоявшихся зарубежных политологов, получивших очередную возможность высказать свое профессиональное мнение по данному факту, но в большей степени содействовало активности граждан страны в социальных сетях. Часть из них безоговорочно поддерживает действия прокуратуры, часть сочувствует старшей дочери первого президента страны, вспоминая, как при её поддержке удалось сделать суннат-той (торжество по поводу обрезания сына), провести свадьбу, оплатить учебу и так далее.

Что касается безоговорочной поддержки, - здесь все понятно. У нас всегда поддерживали власть, даже тогда, когда власть поступала вопреки интересам и воле народа. Но в данном случае поддержка во многом искренняя. Если говорить о сочувствии, то оно в существенной степени объясняется недостаточной информированностью относительно объекта сочувствия.

Задумывался ли кто-нибудь из сочувствующих, как Г. Каримова и её ближайшее окружение сколотили фантастический по узбекским меркам капитал, сконцентрировав его в зарубежных банках?

Задумывались ли, как им удалось прикупить несметное количество элитной недвижимости за рубежами отечества? Как могли стать собственниками самых доходных предприятий или целых отраслей экономики? Задумывались ли, почему члены семьи первого президента Узбекистана (не только старшая дочь), как по прямой, так и по боковой ветви, стали самыми богатыми и успешными предпринимателями?

Благотворительность говорите? А знаете ли вы, что в тот период во все кабинеты власти всех уровней конвейером шли типовые коричневые конверты фонда «Форум», в которых спускались высочайшие поручения «принцессы»? Отказать никто не смел. Любое сомнение отметалось угрозами и шантажом – пожалуюсь папеньке. И жаловалась, и добивалась, убирала неугодных, продвигала своих.

Не будьте наивными, господа сочувствующие. Вся благотворительность осуществлялась либо на бюджетные деньги, либо на так называемые пожертвования бизнесменов. Пожертвования были либо вынужденными (под угрозой наслать прокуроров или ГНК с проверкой), либо имел место торг: бизнес дает деньги, фонд обещает (без гарантий, естественно) покровительство – «крышу», если называть вещи своими именами.

Была ли Гульнара Каримова узбекским Робин Гудом в юбке, грабившей богатых и жертвовавшей награбленное бедным? Нет, в противном случае, прокуратура не смогла бы накопать эти 1,5 миллиарда долларов, так или иначе имеющих отношение и к самой «принцессе», и к её окружению.

Догадывалась ли старшая дочь о масштабах созданной под её патронатом криминально-финансовой империи? В полном объеме – вряд ли, но это мало что меняет в оценке её роли в тот период.

Уважение к людям, согражданам? Помилуйте, господа сочувствующие. Сколько раз сотни пассажиров авиарейсов часами сидели в салоне самолета, ожидая когда на борт поднимется Г. Каримова со свитой. Причем, нередко пассажиров первого класса и бизнес салона выпроваживали в эконом-класс. Наши граждане матерились сквозь зубы, иностранцы были просто в шоке.

Сколько раз высокие иностранные гости, дипломаты, аккредитованные в Узбекистане, (не говоря уже об обычной публике) томились от двух до четырех часов в ожидании, когда на открытие того или иного мероприятия, организованного фондом «Форум», прибудет царственная особа?..

Плохо не то, что к уголовной ответственности прокуратура решилась привлечь Гульнару Каримову. Она бы, кстати, и не решилась, не дай в свое время отмашку на расследование первый президент страны. Изоляция или, как изящно сформулировало надзорное ведомство, «ограничение свободы», было инициировано Исламом Каримовым еще при жизни. Плохо то, что информацию об этом общество получило только сейчас, а не в 2015 году, как полагалось бы в нормальной стране, где людей не держат за быдло.

Плохо, что не произнесены публично имена должностных лиц, содействовавших созданию империи старшей дочери.

Плохо, что до сего дня та же прокуратура не заинтересовалась законностью деятельности кампании «Абу Сахий», паразитирующей на проблемах экономики Узбекистана, владельцем которой является Тимур Тилляев - муж младшей дочери Ислама Каримова.

Плохо, что Узбекистан в ЮНЕСКО по-прежнему представляет Лола Тилляева (ранее – Каримова-Тилляева), хотя все понимали, что назначение в Париж в 2008 году было предопределено желанием Ислама Каримова убрать её подальше от Ташкента, чтобы не так стыдно было, но отнюдь не профессиональными качествами.

Плохо, что не стали публичными результаты расследования и приговор суда в отношении двоюродного брата дочерей первого президента Акбарали Абдуллаева, в начале года задержанного в Киеве по запросу Генеральной прокуратуры Узбекистана, но благополучно избежавшего экстрадиции на родину и получившего статус политического беженца.

Плохо, что общество не знает, как подминала под себя высокодоходный бизнес семья Тамары Сабировой – сестры жены первого президента, по некоторым данным, и по сей день откачивающая деньги из нашей страны.

Но самое плохое, что общество не настаивало и не настаивает на гласности в подобных делах. Избирательность в определении жертвы, назначение этакой «козы отпущения», как представляется ситуация с Гульнарой Каримовой, которой судя по первичным признакам, придётся отвечать за всю семью, - крайне ненадежная гарантия от повторения пройденного.

Виталий Ким

Источник - Uzmetronom.com

Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 1 августа 2017 > № 2260860


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 31 июля 2017 > № 2263036

Состоялась официальная встреча глав трех ветвей власти Ирана

В воскресенье утром президент Ирана Хасан Роухани провел совещание руководителей исполнительной, законодательной и судебной власти Ирана, сообщает Mehr News.

Президент Ирана Хасан Роухани, глава судебных органов аятолла Садег Амоли Лариджани, а также спикер парламента Али Лариджани встретились и обсудили наиболее важные проблемы в стране и регионе.

Роухани рассказал, что он с нетерпением ожидал участия в подобной встрече после завершения президентских выборов в 2017 году в Иране. Он отметил, что "выборы уже закончены, и настало время для сотрудничества и взаимодействия, поскольку все отрасли должны работать рука об руку, чтобы удовлетворить материальные и духовные требования нации".

Президент Ирана, отметив, что на собрании также были рассмотрены экономические вопросы в отношении производства и инвестиций, добавил: "Сегодня производство, занятость и экономика имеют большое значение".

Он сказал, что главы трех ветвей власти согласны с тем, что инвестиции требуют должного внимания и поддержки. "Мы ищем серьезный пакет поддержки для внутренних и иностранных инвестиций", - добавил он.

Хасан Роухани заявил, что привлечение большого количества внутренних и иностранных инвестиций замедлит движение Америки, поскольку Иран не имеет экономической связи с американцами. "Если мы поднимем очень тесные экономические связи с остальным миром, санкции, введенные США, окажутся неэффективными", - подчеркнул он.

"На сессии также были высказаны мнения о недавних санкциях США и необходимых контрдействиях", - подчеркнул президент Ирана, отметив, что американцы сами пострадают от большинства этих потерь.

Роухани подчеркнул, что никто не может нанести ущерб достоинству Исламской Республики Иран, поскольку все ветви власти, под наблюдением духовного лидера, пользуются единством и сплоченностью, а исполнительный, судебный и законодательный секторы будут поддерживать Вооруженные силы страны.

"Действующее правительство будет работать с парламентом и судебной системой и в дальнейшем с единством и координацией для удовлетворения потребностей и запросов людей", - заключил он.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 31 июля 2017 > № 2263036


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 31 июля 2017 > № 2263035

Оборот не нефтяной внешней торговли Ирана достиг $ 29,27 млрд. за 4 месяца

В течение четырех месяцев текущего 1396 иранского года (март 2017- март 2018) оборот не нефтяной внешней торговли Ирана достиг 29,27 млрд. долларов, что свидетельствует о росте на 6 % по сравнению с соответствующим периодом прошлого года, сообщает Financial Tribune.

Не нефтяной экспорт за аналогичный период прошлого года составил 13,45 млрд. долл. США, что свидетельствует о сокращении на 9,54 % в годовом исчислении.

Импорт составил 15,81 млрд. долларов США, зарегистрировав рост на 23,97 %, сообщается в последнем отчете Таможенной администрации Исламской Республики Иран.

Газоконденсаты ($ 2,31 млрд.), легкая сырая нефть, исключая бензин ($ 512 млн.), полиэтилен ($ 485 млн.), сжиженный пропан ($ 446 млн.) и метанол ($ 426 млн.) были основными экспортируемыми ненефтяными товарами.

Среди импортируемых товаров лидируют рис ($ 603 млн.), кукуруза ($ 484 млн.), транспортные средства с объемом двигателя между 1500 куб. см и 2000 куб. см ($ 426 млн.), соя ($ 338 млн.) и автозапчасти ($ 311 млн.).

Китай был основным покупателем иранской продукции в течение четырехмесячного периода, так как Иран экспортировал в азиатскую страну товаров на сумму 2,84 миллиарда долларов. Другие основные направления экспорта включали Ирак с $ 2,52 млрд., ОАЭ ($ 2,03 млрд.), Южная Корея ($ 1,4 млрд.) и Индия ($ 926 млн.).

Основными экспортерами в Иран были Китай ($ 3,49 млрд.), ОАЭ ($ 2,99 млрд.), Южная Корея ($ 1,07 млрд.), Турция ($ 958 млн.) и Индия ($ 891 млн.).

Средняя цена каждой тонны экспортируемых товаров составляла 358 долларов США, а импортных товаров - около 1399 долларов США.

Вышеуказанные статистические данные свидетельствуют о том, что, хотя Китай остается крупнейшим торговым партнером Ирана, как это было в течение многих лет, другие крупные страны, с которыми Исламская Республика проводит свои коммерческие обмены, по-прежнему остаются теми же, которые торговали со страной после введения международных санкций.

Тем не менее, данные, опубликованные генеральным директоратом Европейской комиссии Евростата в Люксембурге, свидетельствуют о том, что торговля Ирана с Европой находится на подъеме после отмены санкций в январе 2016 года.

В первом квартале 2017 года Иран экспортировал товаров в размере 2,77 млрд. евро в Европейский союз, зарегистрировав шестикратный рост по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года, сообщает Евростат.

За тот же период Иран импортировал товары на сумму 2,52 млрд. евро из Европейского союза, зафиксировав рост на 56 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Италия была крупнейшим импортером из Ирана в первом квартале среди всех европейских государств, так как за этот период она купила иранские товары на 807,4 млн. евро. Франция, Испания и Греция импортировали иранских товаров на 614,6 млн. евро, 329,6 млн. евро и 3,3 млн. евро, соответственно.

Германия возглавила список экспортеров ЕС в Иран, поскольку в течение трех месяцев доставила в Исламскую Республику товаров на сумму 694,4 млн. евро. Франция заняла второе место с 461 млн. евро, а Италия - третье место с 418,6 млн. евро.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 31 июля 2017 > № 2263035


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 31 июля 2017 > № 2260807

National Interest: Эра «глобального могущества» США подошла к концу

Нападки на «агрессивную» Россию являются лишь симптомом неспособности признать этот факт

Все меньшая способность США руководить курсом международных событий связана не с некомпетентностью, слабостью или коррумпированностью тех или иных официальных лиц страны, а с переменами на глобальной сцене. Момент безоговорочного могущества Вашингтона прошел, и США пора признать это, пишет Леон Хадар в статье для The National Interest.

Автор отмечает, что распад Британской империи не был признан сразу, поскольку в Лондоне еще долго не хотели соглашаться с тем, что над империей начало заходить солнце, а члены политической элиты по-прежнему пребывали в убежденности, что их государство продолжает играть роль ведущей глобальной державы. Точкой же в этом вопросе стало унизительное поражение Великобритании во время Суэцкого кризиса, после которого Лондон больше не делал никаких военных шагов на глобальной сцене, не заручившись сначала поддержкой Вашингтона.

Временной промежуток между фактическим окончанием британской гегемонии и признанием этого факта оказался довольно продолжительным. Как и в области экономики, когда факт шока замечается экономистами лишь через некоторое время, так и в геополитике перемены в глобальном статусе и влиятельности того или иного государства не всегда очевидны непосредственно, особенно когда дело касается политиков, военных чинов и представителей СМИ.

Заблуждения относительно способности страны оказывать глобальное влияние в меньшей степени связаны с инерцией и в большей — с заинтересованностью в сохранении статус-кво. С этой точки зрения можно провести прямую параллель между нежеланием официальных лиц и экспертов Великобритании в 1949 году с поведением их нынешних коллег в Вашингтоне, пытающихся подстроить внешнюю политику своей страны к меняющемуся балансу сил.

По их мнению, неспособность США по-прежнему диктовать курс развития глобальных событий отражает некомпетентность политиков, которые либо слишком недалеки для этого, либо в слишком большой мере склонны замирить такие агрессивные силы, как президент России Владимир Путин в 2017 году. В некотором смысле обеспокоенность — если не мания — вашингтонских элит фокусироваться на растущей военной мощи и якобы агрессивных намерениях Москвы берет свое начало в правление президента Джорджа Буша — младшего, получив развитие при его преемнике Бараке Обаме.

И действительно в обоих случаях члены внешнеполитического истеблишмента, используя хорошо всем известные мюнхенские аналогии, обрушивались на глав Белого дома с критикой за то, что те не шли на решительные меры против Кремля и его союзников на Кавказе — в случае с Южной Осетией и Абхазией — и на Ближнем Востоке. Прошлые обвинения глав Белого дома, кажется, стали генеральной репетицией нынешней кампании очернения Дональда Трампа, пытающегося, по мнению автора, добиться дипломатической разрядки с Москвой.

Создается впечатление, что критики Трампа как со стороны неоконсерваторов, так и со стороны либералов застряли во времени, по-прежнему проживая, по всей видимости, момент непосредственно после окончания холодной войны и обретения США статуса единственной сверхдержавы. Они считают, что весь остальной мир, в том числе поверженная и униженная Россия, должны следовать диктату повелителей мира в Вашингтоне, которые, что ни говори, преследуют благородную цель распространения демократии и мира по всей планете.

Президент же Путин, отвергающий неизбежное, не только не желает подстраивать его внешнюю политику к новому балансу сил, в котором главенствующую роль играют США, он также противится самому историческому процессу. Поэтому те лидеры США, которые отказываются от противодействия этому агрессору, либо не обладают достаточной решительностью — как в случае с Бушем-младшим, либо являются идеалистически настроенными пацифистами — каким был Обама, либо — как в случае с Трампом — влекомы своей коррумпированностью и жадностью.

Все эти критики не могут понять и признать, что ослабевающая способность США руководить процессами по всему миру отражает реальные изменения в глобальном балансе сил и позиции США, произошедшие после падения Берлинской стены. Они настаивают на том, что если бы Белый дом принял их рекомендации, Россия не смогла бы поддержать своих союзников в Сирии или даже в Крыму. Те «умеренные» мятежники уже бы отстранили Башара Асада от власти и создали единую и демократическую Сирию при поддержке США.

Такие заявления особенно вопиющи, когда делаются теми же политиками и экспертами, которые всеми силами поддерживали свержение Саддама Хусейна и «арабскую весну». Продвигаемые и воплощаемые ими шаги привели к дестабилизации всего Ближнего Востока, открыв ящик Пандоры суннитско-шиитского противостояния, создали условия для гражданской войны в Сирии, а также для появления террористической группировки «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Вооруженные силы США оказались слишком растянутыми, а выбранный Вашингтоном курс поспособствовал укреплению Ирана и его пособников в Ираке, Ливане, Палестине. В действительности все большее нежелание общественности США идти на очередные вторжения армии страны может объяснить то, почему все большее число граждан США испытывает сильные изоляционистские настроения. С их помощью Дональд Трамп и смог прийти к власти, поскольку он избирался на платформе сокращения военных вмешательств на Ближнем Востоке и сотрудничестве с Москвой по прекращению гражданской войны в Сирии.

С этой точки зрения Трамп был избран для того, чтобы выбраться из той ямы, которую выкопали его нынешние критики. От него ждут того, что он переоформит интересы и политику США к новым глобальны реалиям и признает, что, например, поддержка «умеренных» мятежников в Сирии не способствует продвижению интересов США, тогда как заключение окончательной сделки, которая может включать в себя сохранение Асада у власти, может послужить им.

Неоконсерваторы и либеральные интервенционисты, которые яростно критикуют внешнюю политику Трампа, не только не могут признать, что глобальная сила Вашингтона сократилась, но и признать, что они по большей части ответственны за эти перемены. Более того, они выступают с предупреждениями о том, что мир еще никогда не был столь нестабильным, как сегодня, и если Вашингтон не окажет сопротивление России, то США окажутся втянуты в новые конфликты. На деле же именно их провальная глобальная стратегия привела мир к нынешнему нестабильному и опасному состоянию, а также поспособствовала разжиганию нескольких дорогостоящих войн.

Максим Исаев

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 31 июля 2017 > № 2260807


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter