Всего новостей: 2294415, выбрано 19486 за 0.058 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
США. Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 2 ноября 2017 > № 2374558

Российские власти пытаются подорвать работу Совместной следственной комиссии в составе сотрудников ООН и Организации по запрещению химического оружия (Joint Investigative Mechanism, JIM), считают в Белом доме. "Попытки России противодействовать Совместной следственной комиссии ООН и ОЗХО и ликвидировать ее свидетельствуют о бездушном пренебрежении к страданиям и гибели людей от химического оружия и абсолютном неуважении международных норм", - говорится в заявлении администрации президента США, опубликованном в среду, 1 ноября, Белый дом.

Как отмечается далее, те страны, которые не поддерживают работу независимых экспертов, напрямую нарушают все стандарты разумного поведения на международной арене. "В особенности в свете последних выводов все страны должны осознавать важность работы JIM", - подчеркивается в документе.

Вето в СБ ООН

24 октября спецпредставитель РФ наложил в Совбезе ООН вето на вынесенный США на голосование проект резолюции, предполагающий продление мандата для расследования случаев применения химоружия в Сирии. Изучением этих инцидентов занимается Совместная следственная комиссия в составе сотрудников ООН и Организации по запрещению химического оружия, сформированная в 2013 году. Еще один постоянный член Совбеза - Китай - воздержался от голосования.

Мандат миссии истекает в середине ноября. Последний ее отчет был представлен 26 октября. Совместная следственная комиссия ООН и ОЗХО была учреждена в ответ на решение сирийских властей уничтожить запасы химического оружия и объекты по его производству. Позже, когда этот процесс был завершен, мандат JIM продлили. В ее задачи вошло установление конкретных фактов использования химических боеприпасов и определение ответственных за это лиц.

В августе 2016 года комиссия обвинила как сирийское правительство, так и террористов "Исламского государства" в применении химоружия в 2014-2015 годах. Согласно обнародованному тогда отчету JIM, подчиняющиеся Дамаску военные как минимум трижды применяли хлор, а террористы ИГ использовали горчичный газ (иприт).

США. Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 2 ноября 2017 > № 2374558


США. Бельгия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 2 ноября 2017 > № 2374557

После атаки в Нью-Йорке усиливается впечатление, что из Центральной Азии исходит растущая опасность терроризма. В интервью DW руководитель проекта независимой некоммерческой организации со штаб-квартирой в Брюсселе - Международной кризисной группы (ICG) в Центральной Азии Дейрдре Тайнан указала, что проблему превращения обычных мигрантов в потенциальных террористов нередко следует искать не столько на их исторической родине, сколько в новой стране проживания.

DW: Госпожа Тайнан, после террористической атаки, совершенной этническим узбеком в Нью-Йорке, многие люди называют Центральную Азию рассадником исламского экстремизма. Вы согласны с этим?

Дейрдре Тайнан: Нет, по-моему, это слишком преувеличенное представление. Действительно, значительное число граждан центральноазиатских стран присоединилось к "Исламскому государству" и другим группировкам в Сирии и Ираке. Однако в общей сложности речь идет о всего лишь двух-четырех тысячах человек.

- Что заставляет жителей стран Центральной Азии отправляться на войну, примыкать к ИГ, заниматься терроризмом?

- Некоторые просто хотят воевать. Другие отправились на войну, будучи религиозными фанатиками. Многие крайне разочарованы в жизни. Общества в этих странах весьма авторитарны, с очень сильным расслоением. Опираясь на исследования в Казахстане, Киргизии и Таджикистане, мы увидели, что потенциальные сторонники ИГ называют одной из причин свое материальное положение.

- А ИГ умеет пользоваться этим недовольством?

- "Исламское государство" способно своей изощренной пропагандой обращаться к самым разным людям, озабоченным широким спектром проблем. В наших исследованиях с 2014 года мы наблюдали, как к ИГ примыкали самые различные люди: от высокопоставленных таджикских чиновников до девочек подросткового возраста.

- Что предпринимают правительства центральноазиатских стран для решения проблемы?

- Шаги предпринимаются, но самые минимальные. При этом упор делается на борьбу с терроризмом, а не на профилактику. Правительства видят проблему исключительно в сфере безопасности, и не готовы видеть причины радикализации в социально-экономической сфере.

- Как вы считаете, внимание СМИ было бы таким же, если бы нью-йоркский террорист был родом из другой, менее "экзотичной" страны?

- Я думаю, одна из причин в том, что о Центральной Азии мало знают (в США. – Ред.). Стратегические интересы США в этом регионе ограничиваются Афганистаном.

- Организаторы атак в Стокгольме, Санкт-Петербурге и теперь в Нью-Йорке были не закаленными в боях сторонниками ИГ, а обычными мигрантами из стран Центральной Азии…

- Связующим звеном этих событий является то, что радикализация этих людей произошла не в Центральной Азии. Они оказались во власти радикальных идей, когда стали иммигрантами в других странах. Поэтому большинство вопросов нужно задавать представителям этих государств, а не стран Центральной Азии.

- То есть проблема заключается в неудачной интеграции мигрантов?

- Вчера мы разговаривали с бывшим приятелем Сайфулло Саипова, обвиняемого в совершении теракта в Нью-Йорке. Он живет в штате Огайо. Мы спросили его, как жил в Огайо предполагаемый террорист. Судя по его описаниям, там живет дружная сплоченная община, в которой можно рассчитывать на поддержку. По словам приятеля, у Саипова - очень сложный характер, и он плохо уживался даже с этническими узбеками. Поэтому, может быть, речь идет об очень индивидуальном случае - о человеке, ищущем проблемы на свою голову независимо от того, где он находится.

- И в результате он решил убить людей от имени ИГ?

- Пропаганда ИГ сильно отличается от того, что распространяют другие радикальные исламские организации, например, "Талибан" или "Аль-Каида", поскольку ее проводят и на русском языке, и на языках народов Центральной Азии. Саипов мог иметь доступ к таким же пропагандистским материалам или инструкциям, как и узбекский мигрант в Москве или местный житель в одной из центральноазиатских стран. Пропагандисты ИГ способны влиять на людей, подверженным таким идеям, на их родном языке. И это очень важный аспект.

США. Бельгия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 2 ноября 2017 > № 2374557


Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 ноября 2017 > № 2374536

Что им не нравится в Октябрьской революции и большевиках?

Социалистов и революции высмеивают, демонизируют, замалчивают — все что угодно, лишь бы не обсуждать их всерьез. Чего же так боятся?

Впереди юбилей Октябрьской Революции, и сегодняшняя Россия спешит продемонстрировать все средства, которыми она располагает, для обсуждения (или осуждения) произошедшего 100 лет назад отечественного и всемирного перелома: фильмы про любовные похождения царя, иностранные комедии и местные сериалы, сравнивающие революционных лидеров то с рок-звездами, то с людоедами…

Короче говоря, обсуждают революцию и социализм у нас традиционно: вообще не обсуждают (переводят внимание на другую тему) или сводят к неадекватным действиям безумцев, ведомых жаждой детской крови (то есть замещают обсуждение тупой демонизацией). В результате становится совершенно не ясно: что вообще хотели большевики 100 лет назад (кроме убийства всех людей), почему за ними пошли массы, что у них на самом деле получилось построить, а что — нет, и почему?..

В принципе, цель всей шарады с не-празднованием 100-летия Великого Октября — ровно в этом: не дать людям не только по-настоящему понять, но и просто на фактическом уровне узнать, какую альтернативу существующему строю наши предки выбрали тогда. Ведь вся российская революционная традиция, приведшая к большевизму, боролась с одним злом — с капитализмом. То есть с тем строем, что последние 25 лет грабит страну, погружает большую часть ее населения в социальный ад, а меньшую — в уныние и одиночество, уничтожает всякую перспективу здешнего существования. Власть имущие постперестроечной России чувствуют со стороны «устаревших» идей тогдашних социалистов реальную угрозу своей сегодняшней власти. И даже поверхностное знакомство с историей даст нам ответ, почему.

Капитализм, описанный Владимиром Лениным 100 лет назад, изменился на удивление мало. Капитал остался глобальным, наднациональным, более и более концентрирующимся: понять, что это значит на практике, несложно — достаточно взглянуть на современную Россию. Во всемирном разделении труда нашей стране выпала худшая доля — роль страны-донора природных ресурсов для более «успешных» государств (на деле — размещенного в них производственного капитала). Всё остальное было отдано под нож: сельское хозяйство, социалка, наука, промышленность. (Маленькая зарисовка: институт, в котором я учился, стыдливо переименовали из «электронного машиностроения» в «электроники и математики» — потому что всей сферы микроэлектроники попросту не стало; теперь институт и вовсе «влили» в печально известную ВШЭ.) Глобальный капитал не стеснялся и неприкрытого грабежа: вспомните пирамиду ГКО, вызвавшую кризис 1998 года, и иностранный фонд Hermitage Браудера и Сафры, «потерявший» кредит МВФ в 4,7 миллиарда долларов.

Власть банков и вообще финансового капитала, к слову, — важная при капитализме на том его этапе, что получил название «империализма». Испытать ее пришлось всем постсоветским странам, а по соседней Украине прямо сейчас проходит каток МВФ. Международные банки начинают с кредитов, а заканчивают прямым управлением «особо важными для экономики предприятиями», установлением своих правил внутренней политики, «социалки» и т.п. Как отдельные производства, так и целые страны оказываются рабами структур, выдающих кредиты, — то есть финансового капитала. На иностранные же кредиты десятилетиями живут и российские банки и предприятия.

Отечественный же капитал создавался как часть западного: вся наша «элита» стремится на Запад (в этот мировой центр капитализма), ездит туда отдыхать и лечиться, семьи элиты давно живут «за бугром», там находятся (или находились, а потом как бы «исчезли») ее счета и бизнес. Как было уже сказано, вся экономика России рассчитана быть частью Запада. Отечественная элита и бизнес как огня боятся ухудшения международных отношений. Судя по политике, которая повсеместно ведется в России, — с воровством, «коммерциализацией» всего и вся, распродажей советского наследия, отсутствием обновления фондов и пр. — элита до сих пор нацелена на то, чтобы разграбить всё до конца, а потом «свалить». В этом смысле называть наших капиталистов российскими можно лишь с большой натяжкой. Они уже давно поднялись над национальными интересами. Интересы же простого народа вообще никогда не были интересны капиталу.

Наконец, империалистический мир, помимо разграбления целых наций и народов, занят постоянным переделом сфер влияния. На сегодняшней повестке — борьба «старых» западных господ, в первую голову США, с быстрорастущим Китаем. Пока что китайцы вписаны во всю ту же мировую систему не на первых ролях. Однако у них концентрируется реальное производство, их военная мощь растет, и скоро они будут претендовать на получение в свои руки основных империалистических средств — международных банков и финансовой системы.

Беспрестанные конфликты последних лет, сопровождающиеся подъемом шовинизма, национальной и религиозной вражды, фашизма и т.д. — давно известный инструмент передела мира при капитализме. Сейчас он направлен против Китая и его возможных союзников, а также, частично (через беженцев, военные траты и пр.), против Европы, своей «объединенностью» также начинающей беспокоить США.

Описание мировой ситуации по методике Ленина и социалистов можно продолжать и далее. Главное, что нужно здесь усвоить: всё, что происходит в нашей стране и мире, порождено не случайностью, не злодейством отдельных людей и т.п. — это все известные уже 100 лет неизбежные закономерности капитализма, ставшего общемировой системой. Выдающиеся мыслители, писатели, психологи, экономисты и т.д. ХХ века занимались «коллекционированием» подобных следствий господства капитализма на Западе во всех сферах жизни — вплоть до проблем человеческого общения, культуры, осмысленности жизни.

В феврале 1917 года, помимо уже тогда возглавляемого большевиками народного протеста, в России шел иной процесс — переход власти в руки буржуазии, то есть капиталистов. Экономически и социально наша страна уже вступила в стадию капитализма (точнее, империализма: слишком велика была доля Запада в наших банках, предприятиях и политике), и этот переход оставалось лишь оформить. Бездарность последнего «русского» царя Николая II (быстрый вопрос в тему иностранного влияния: кем он был по национальности и из какого известного рода была императрица?) приблизила первое в истории России поистине всенародное единение — вокруг необходимости свержения монархии. «Скидывали» монарха все, вплоть до ближайших его друзей, родственников, Церкви и т.п.

Дальнейшая борьба, результатом которой и стала Октябрьская революция, велась уже не вокруг монарха, его семьи и т.п. Она велась вокруг господства буржуазии и ее иностранных «братьев-покровителей»: пришедшее к власти Временное правительство являло собой микс из царских чинов и прорвавшихся во власть крупных буржуа; первые лидеры Петроградского Совета были в большинстве своем также буржуазией (то есть, по-нашему, бизнесменами), только мелкой. Все они были объединены общей целью — постепенным подавлением вышедшей из-под контроля народной стихии.

Временное правительство при поддержке верхушки Петросовета (позднее выделившейся в отдельную организацию — ВЦИК) саботировало все народные требования, ссылаясь на свою «временность», разруху, тяжелые условия Первой мировой и т.п. Все международные договоренности, заключенные еще при царе, сохранялись и выполнялись. Бизнес продолжал получать сверхприбыли, прятал товары, подавлял профсоюзы и комитеты. От власти упорно отодвигались все депутаты «снизу»; собиравшиеся даже в моменты «правительственного кризиса» совещания, формировавшие новые и новые составы правительства, собирались так, чтобы в них большинство было за сторонниками буржуазии.

Первые февральские революционные надежды народа постепенно сменялись разочарованием и гневом. Оказалось, что новая «демократия», «республика» (провозглашение которой пришлось еще долго «выторговывать» большевикам и сочувствующим) и т.д. не только не защищает интересов простого народа (рабочих, солдат и крестьян), но и построена так, что во власть проходят только царские аристократы и бизнес, желательно — покрупнее.

Ситуацию взялись «спасать» большевики, выдвинувшие две основные идеи, вызвавшие ненависть всей элиты, новой и старой, отечественной и заграничной, ненависть, длящуюся и по сей день.

Идея первая: с точки зрения простого народа, капиталисты — ничем не лучше феодалов. Форма угнетения народа при них немного иная, но суть ее не меняется. Их интересы прямо противоречат интересам большинства населения. Не удивительно поэтому, что буржуазия и «старая» аристократия легко находят общий язык в любой стране и после любой революции: их объединяет идея господства и подавления широких масс населения. Значит, свергать нужно не царя и монархию, а буржуазию и капитализм. Иначе никаких проблем народа и страны не решить.

Идея вторая: невозможно свергать буржуазию, имея буржуазную систему власти и буржуазный состав власти. Капиталист не будет сам себя контролировать, ограничивать и обирать. Вся власть должна перейти к Советам рабочих депутатов — структурам, созданным народной самоорганизацией и состоящим из представителей простого народа.

Новые капиталистические власти начали борьбу с этими «большевистскими» идеями с примирительной риторики, направленной на успокоение «низов» и отбивания у них желания идти в политику. Говорилось, например, что текущие руководители — компетентные профессионалы, а деятели Советов — неучи, которым нельзя доверить задачу управления. Внушалось, что «крайне важным является развитие устойчивое, эволюционное, основанное на диалоге и взаимопонимании с опорой одновременно на национальные традиции и современные институты демократии» (современная цитата В.В.Володина). И что «образ будущего — это образ народа и образ элиты, достигших взаимодополнения» (слова Патриарха Кирилла).

Когда же народ, видя, что новые старые элиты совсем не стремятся к «всенародному единению», ограничению своих интересов во благо большинства и т.п., стал самоорганизовываться — Временное правительство, не без поддержки лидеров Петросовета, перешло к прямой полицейской деятельности. На фронте была введена смертная казнь, запрещались собрания и пресекался поток новостей из тыла (чтобы вывести из политики солдат); мирные выступления рабочих в городах назывались «восстаниями» и разгонялись силой оружия; крестьянские волнения «регулировались» введением войск и казаков; важные территории сдавались врагу из-за саботажа генералов, и армии противника открывался проход на революционную столицу.

Наконец, правительство начало сговариваться с царскими офицерами и готовить вооруженный контрреволюционный переворот — против «большевиков», новых Советов и комитетов. В этом и была суть мятежа Корнилова. Закончился он плохо для всех заговорщиков: полки, обманом направленные на подавление народа, быстро разобрались, в чём дело, — и перешли на сторону Советов, «под шумок» забравших в свои руки власть во многих регионах.

В общем, уже к осени ситуация в России стала очевидной для всех: буржуазная власть развязала открытую войну с собственным народом, ведшуюся по всем направлениям и во всех сферах. То, что принято называть вооруженным восстанием большевиков, было на деле восстанием войск Советов в двух столицах и многих регионах. Революция была сделана не Лениным и Троцким, взявшими в руки по винтовке, а самим народом, взявшим в свои руки власть. Большевики просто-напросто остались единственной партией из всех существовавших, высказавшей готовность идти с народной стихией до конца: все остальные политические силы отказались участвовать в революционной «авантюре» и брать на себя ответственность, входя в новое правительство. Слишком пугающей оказалась перспектива остаться один на один с народом, вне поддержки старой аристократии, крупного бизнеса, международного капитала и т.д.

Современным капиталистам крайне не нравятся разговоры о «классовых интересах», о их погоне за прибылью, о наднациональности их бизнеса и т.п. Еще менее их радуют вопросы про «всенародную» «демократическую» систему, в которой у власти стоят исключительно крупные директора и топ-менеджеры (потому, очевидно, что они — самые квалифицированные управленцы). Нынешние власть имущие — не дураки, чтобы всерьез обсуждать законы развития капитализма и тем более альтернативы капиталистической системе. Поэтому тема революции, социализма и большевизма в сегодняшнем обществе — табу: их можно игнорировать, их можно высмеивать, по их поводу можно сочинять откровенные небылицы. Но — только не читать, не обсуждать, не взвешивать и не оценивать.

Сонмы проблем России и мира утыкаются в требования капиталистического общества. Нужно скрыть источник проблем и отвести внимание населения на что-то малозначимое. Неизменность основ капитализма обеспечивается тем, что вся власть удерживается в руках класса крупной буржуазии. Нужно убедить народ, что бизнесмен — ровно такой же гражданин, что и все остальные, и власть состоит исключительно из представителей его класса не потому, что так устроена демократическая система, а потому, что таков результат свободного выбора избирателей. Поэтому нужно демонизировать большевиков, замалчивать их идеи, затирать историю начала ХХ века: всё это может посеять в головы представителей простого народа ненужные сомнения и мысли.

Элита боится социалистов не потому, что те кого-то непременно желают убить. Капиталисты никогда не считались с жертвами из простого народа. Элита боится, потому что социалисты желают разоблачить ее махинации и лишить ее власти. А это, возможно, — последнее оставшееся народам всего мира средство обеспечить свое человеческое существование.

Дмитрий Буянов

Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 ноября 2017 > № 2374536


Тайвань > Внешэкономсвязи, политика > russian.rti.org.tw, 2 ноября 2017 > № 2374237

1 ноября мэр уезда Юньлинь Ли Цзинь-юн посетил передачу «Доброе утро, Тайвань!» Международного радио Тайваня. В своём интервью мэр отметил, что Юньлинь является крупнейшим сельскохозяйственным округом на Тайване, и в данный момент, следуя Новой политике продвижения на юг центрального правительства, уезд активно развивает связи с Юго-Восточной Азией.

По словам мэра Ли, делегация из Юньлиня уже посетила сельскохозяйственные выставки в Малайзии и Сингапуре, а также в сентбяре 2017 года в сотрудничестве с городом Тайчжун присоединилась к Международной пищевой выставке в Куала-Лумпуре.

Ли Цзинь-юн также добавил, что для того, чтобы продукция уезда Юньлинь могла успешно выйти на рынок Юго-Восточной Азии, правительство уезда внедрило механизм «халяльной сертификации».

Новая политика продвижения на юг, которая была объявлена президентом Цай Ин-вэнь, вступившей в свою должность в мае 2016 года, предусматривает развитие и укрепление связей в широком спектре областей между Тайванем и странами Юго-Восточной Азии, а также Индией, Австралией и Новой Зеландией.

Анна Бобкова

Тайвань > Внешэкономсвязи, политика > russian.rti.org.tw, 2 ноября 2017 > № 2374237


ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dxb.ru, 2 ноября 2017 > № 2372436

Во вторник, 31 октября, Его Высочеством шейхом Мухаммедом бен Рашидом Аль Мактумом, вице-президентом и премьер-министром ОАЭ и правителем Дубая, был опубликован закон, который позволяет жителям эмирата, не исповедующим ислам, распоряжаться имуществом в соответствии с их последними пожеланиями.

Новый закон создает твердую правовую основу, которая регулирует наследование и завещания немусульманскими жителями Дубая в отношении крупных долгосрочных активов, включая инвестиционные портфели и имущество.

В новом законе утверждается, что экспаты, живущие и работающие в Дубае, могут регистрировать завещание на английском языке в соответствии с общими положениями.

Этот шаг последовал за созданием реестра в Абу-Даби, представленного в мае этого года.

В отношении мусульман суды автоматически применяют шариат и распределяют активы в соответствии с его нормами.

«Закон, который применим к завещанию и имуществу немусульман, базирующихся в Дубае, в том числе в Дубайском международном финансовом центре (DIFC), создает четкую правовую основу для немусульман при составлении завещаний в соответствии с их пожеланиями», — говорится в заявлении, — «В нем также излагаются четкие юридические процедуры, которые будут стимулировать жителей регистрировать свою волю и управлять своими активами в Дубае, тем самым повышая доверие к инвестиционной среде Дубая».

Новый закон применяется как в судах Дубая, так и в DIFC.

В законе также излагаются ответственность и обязательства бенефициаров, ограничения, правила, регулирующие наследование, распределение и управление имуществом, а также процедуры апелляции.

Споры, возникающие на почве наследования, будут рассматриваться судами Дубая или судами DIFC в зависимости от места регистрации завещания.

«Любые завещания немусульман, зарегистрированные в судах Дубая или судах DIFC до вступления в силу закона, остаются в силе. Закон аннулирует любое другое законодательство, которое противоречит его статьям», — также говорится в заявлении.

ОАЭ не признают права наследника, возникшие в результате смерти одного или нескольких наследников.

Чтобы составить завещание, можно обратиться к адвокату, который разработает документы в соответствии с национальными законами. Завещание может быть заверено нотариально в посольстве наследодателя, а затем в Министерстве иностранных дел ОАЭ. Также можно обратиться к нотариусу в судах Дубая или к юридическому консультанту, зарегистрированному в DIFC Wills and Probate Registry.

ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dxb.ru, 2 ноября 2017 > № 2372436


Саудовская Аравия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 2 ноября 2017 > № 2372267

Состоялось 5-е заседание Совместной межправительственной Российско-Саудовской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству.

Министр энергетики Российской Федерации Александр Новак и Министр торговли и инноваций Маджед Аль Кассаби провели пленарное заседание 5-ого заседания Совместной межправительственной Российско-Саудовской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству.

Стороны обсудили состояние двусторонних российско-саудовских отношений в области энергетики, экономики, торговли, промышленности, сельского хозяйства и других областях.

Глава Минэнерго России отметил в качестве важнейшего события в расширении двустороннего многопланового взаимодействия первый в истории отношений наших стран официальный визит в Москву Короля Сальмана Аль Сауда.

Александр Новак обратил особое внимание на поддержку взаимного товарооборота: «Несмотря на наблюдаемый внушительный рост, составивший за январь-август 2017 г. свыше 70% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, потенциал взаимной торговли в полной мере не реализован». По его словам, важную роль в дальнейшей реализации этого потенциала играет Российско-Саудовская МПК.

Александр Новак отметил, что в рамках межправительственной комиссии ведется активная работа по совершенствованию нормативно-правовой базы. «Мы договорились о создании специальной рабочей группы, которая проанализирует состояние нормативно-правовой базы и подготовит рекомендации по совершенствованию и снятию ограничений, мешающих развитию нашего сотрудничества», - добавил Министр.

По линии энергетики Министр отметил потенциал сотрудничества по вопросам совместной разработки нефтяных и газовых месторождений на территории России и Саудовской Аравии, производства нефтегазового оборудования разработки и внедрения современных технологий в области нефтегазодобычи, а также подготовки кадров для топливно-энергетического сектора Саудовской Аравии.

Отдельно Александр Новак упомянул атомную отрасль. «Наша профильная госкорпорация «Росатом» готова подключиться к масштабной инициативе по созданию в Королевстве до 2030 г. современного ядерного кластера, включая строительство 16 современных блоков АЭС», - сообщил он.

Существенный прогресс, по словам Министра, достигнут и в вопросе формирования двусторонней Российско-Саудовской Рабочей группы по сотрудничеству в сфере алюминиевой промышленности.

Важным результатом работы межправительственной комиссии Александр Новак обозначил принятие решения по сертифицированию мясной халяльной продукции и начале ее поставок в Саудовскую Аравию. «Это прорывной шаг в наших отношениях», - сказал Министр.

Саудовская Аравия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 2 ноября 2017 > № 2372267


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 1 ноября 2017 > № 2384338

Внешнеторговый оборот не нефтяными товарами Ирана вырос на 6,2 %

В течение первых семи месяцев текущего 1396 иранского финансового года (начавшегося 21 марта 2017), внешнеторговый оборот не нефтяными товарами Ирана составил 52,52 млрд. долларов США, что на 6,2 % больше по сравнению с соответствующим периодом прошлого года.

Согласно последнему докладу Таможенной администрации Исламской Республики Иран, экспорт не нефтяной продукции за этот период достиг 68,05 млн. тонн на сумму 24,71 млрд. долларов США, что свидетельствует о падении стоимости на 2,17 % в годовом исчислении, сообщает Financial Tribune.

Импорт не нефтяных грузов составил 19,93 млн. тонн на 27,81 млрд. долларов США, что на 14,89 % больше в стоимостном выражении, нежели год назад. Увеличение импорта основных товаров, автозапчастей и автомобилей является основной причиной роста импорта.

Основными экспортируемыми товарами были газоконденсат ($ 4,11 млрд.), сжиженный пропан ($ 809 млн.), полиэтилен ($ 750 млн.), легкая сырая нефть, за исключением бензина ($ 725 млн.) и метанол ($ 661 млн.).

Импорт, в основном, включал в себя рис ($ 1 млрд.), кукурузу ($ 882 млн.), автозапчасти ($ 738 млн.), транспортные средства с объемом двигателя между 1500 куб. см и 2000 куб. см ($ 625 млн.) и соя ($ 536 млн.).

Китай был основным покупателем иранской продукции в течение этих семи месяцев, так как Иран экспортировал туда не нефтяных товаров на 5,02 млрд. долларов, что на 12 % больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Другие основные направления иранского не нефтяного экспорта включали Ирак ($ 4,13 млрд.), ОАЭ ($ 3,47 млрд.), Южную Корею ($ 2,44 млрд.) и Афганистан ($1,58 млрд.).

Стоимость экспорта в Ирак, Южную Корею и Афганистан выросла на 12,54 %, 24,79 % и 16,11 % соответственно, по сравнению с соответствующим периодом прошлого года, но в течение семи месяцев ОАЭ импортировала на 1,16 % меньше товаров из Ирана по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Основными экспортерами в Иран были Китай ($ 6,82 млрд.), ОАЭ ($ 4,67 млрд.), Турция ($ 1,93 млрд.), Южная Корея ($ 1,84 млрд.) и Германия ($ 1,54 млрд.).

Средняя цена каждой тонны экспортируемых не нефтяных товаров составляла 363 доллара США, что на 8,04 % больше, чем в аналогичном периоде прошлого года, а средняя цена каждой тонны импортируемых товаров колебалась примерно в районе 1 396 долларов США, что на 8,89 % больше, чем год назад.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 1 ноября 2017 > № 2384338


Казахстан. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > camonitor.com, 1 ноября 2017 > № 2375810

Чем занимается в Казахстане «Фонд Сороса» и так ли безобидна его деятельность?

«Фонд Сороса», работающий в Казахстане двадцать два года, ведет себя тише воды, ниже травы. Но хорошо это или плохо? Вопрос большой. И неоднознаый, учитывая количество скандалов, связанных с работой этой структуры в разных странах мира. Формулировки же, с которыми представителям «Фонда Сороса» дается «отставка», вольно невольно, но сеют зерна сомнений, а не водятся ли и в нашем «тихом омуте» те же самые «черти»?

Совсем недавно на все четыре стороны «Фонд Сороса» из Австрии послал премьер-министр этой страны Себастьян Курц: он дал структурам миллиардера всего 28 суток на то, чтобы они упаковали чемоданы. «Призрак Сороса — величайшая проблема, с которой мир сталкивается в 2017 году. Он словно кальмар-вампир, обернувшийся вокруг лица человечества. Сорос неустанно загоняет в воронку крови все, что пахнет деньгами. Эти деньги он использует для подкупа коррумпированных политиков, журналистов и общественного деятелей, пытаясь создать мир по своему образу», - так объяснил свое решение австрийский лидер.

Подобный же «мир по своему образу» Сорос создает и у нас, в Казахстане. Однако ни разу никто из членов правительства или гражданских активистов не сравнивал деятельность его фонда в нашей стране с поведением кальмаров или вампиров, хотя, надо признать, и в ножки с благодарностями не падал. Столь индифферентное отношение, как минимум, удивляет. То ли нам нет дела до того, что «зараза», проникшая вместе с фондами открытого общества в разные страны мира, может вызвать «эпидемию» и у нас. То ли мы настолько наивны, что до сих пор поклоняемся заморскому дядюшке, уверовав не только в силу его миллиардов, но и в чистоту помыслов. То ли просто беспечны – как говорится, «тәуекел тас жарады, тас жармаса бас жарады». Между тем речь идет о десятках миллионов долларов, которые «Фонд Сороса» тратит в нашей стране.

Скатертью дорожка…

Мы неоднократно в своих публикациях поднимали тему деятельности «Фонда Сороса» в Казахстане. Предоставляли слово экспертам, рассказывали о самых дорогих, в прямом смысле этого слова, «любимчиках» фонда из числа НПО, крепко подсаженных на грантовую иглу, делились подозрениями, которые высказывали наблюдатели. Но в итоге добились только того, что сами были заподозрены в попытке таким вот нехитрым способом откусить кусок от «соросовского пирога», хотя ни разу даже не делали попытки поучаствовать в проектах этой организации. Понятное дело, что нападение – лучшая защита. Но зачем защищаться, причем так топорно, соросоводам и их ярым адептам? Может, потому, что утаить шило в мешке становится все труднее?

Впрочем, что толку теряться в догадках. Факты говорят сами за себя. Одним – о том, что казахстанское отделение фонда открытого общества святее папы римского и априори находится вне подозрений. Другим – о том, что время Казахстана отметиться в скандальном списке антисоровского движения еще не пришло. А оно, это движение, с каждым днем набирает обороты, и демарш Австрии – всего лишь вишенка на торте.

Первой на постсоветском пространстве структуры Сороса «раскусила» Белоруссия. Там представительство фонда свернуло свою деятельность в 1997 году из-за «недоразумений налогового и финансового характера». Счета организации были арестованы, ей вчинили огромный штраф - 3 миллиона долларов, что, по сути, парализовало ее деятельность.

В начале нового тысячелетия представительство фонда не прошло перерегистрацию в Узбекистане. Причиной, как заявлял тогда Минюст республики, стали многочисленные нарушения национального законодательства. В частности, в вину руководству благотворительной организации вменялось несоответствие некоторых пунктов ее устава Законам «О некоммерческих организациях» и «Об общественных фондах», а также осуществление образовательной деятельности без лицензии. Кроме того, было заявлено, что «материалы, распространяемые фондом, искажали суть и содержание проводимых в Узбекистане социально-экономических и общественно-политических реформ, противоречили национальным интересам Узбекистана и дискредитировали политику государства».

В 2015 году «Фонд Сороса» вошёл в российский «патриотический стоп-лист». Этот документ был разработан в Совете Федерации и представлял собой перечень «нежелательных международных и иностранных неправительственных организаций». Чуть позже Генпрокуратура РФ уже официально признала фонд «персоной нон грата» на территории России.

Широкую огласку получили трения, возникшие между руководством Армении и соровскими организациями. Последние там называют «спонсором извращений и государственных переворотов».

Впрочем, постсоветским пространством ареал критики и недоверия к принципам открытого общества, пропагандируемым Соросом, не ограничивается.

В 2016 году хакеры DC Leaks взломали почтовый сервер «Фонда Сороса» и выложили в свободный доступ 2576 документов, касающихся его деятельности. Например, стало известно, что миллиардер израсходовал 33 миллиона долларов на поддержку «пользовавшихся доверием организаций, представлявших исконные интересы населения американского Фергюсона». Упомянутые в документах объединения устраивали беспорядки и акции протеста в Миссури после убийства 18-летнего афроамериканца, который был застрелен белым полицейским в августе 2014-го.

В руки хакеров также попал документ под названием «Стратегия Russia Project на 2014-2017 годы». Речь в нем шла о подготовке в России адвокатов и экспертов, которые, выступая агентами Сороса, специально занимались бы неправительственными организациями, поддерживая «гражданское общество» в его противостоянии государству интеграцию российских граждан в «глобальный обмен идеями» на принципах «критического мышления» (по отношению к народным традициям, Русской православной церкви и другим ценностям русской цивилизации). Также в качестве инструмента воздействия называлась систематическая поддержка сексуальных меньшинств в РФ, придание их активности политического характера.

Осенью прошлого года Айвар Лембергс, мэр латвийского города Вентспилс, заявил: «Сорос финансирует пропаганду принятия беженцев. В Латвии у него есть организации Delna и Providus. Я всегда говорил, что это абсолютно антигосударственные организации. Пропаганда принятия беженцев, что, в конце концов, приведет к социальным, экономическим проблемам и угрозе безопасности, – это антигосударственные действия… Я считаю, что Джорджа Сороса нужно объявить в Латвии вне закона, ему нужно запретить въезд в страну, как запретили российским певцам».

В июле нынешнего года в Будапеште и других городах Венгрии появились плакаты с фотографией улыбающегося миллиардера и надписью «Не позвольте Джорджу Соросу смеяться последним». И это лишь один из нюансов начавшегося выдворения соросовских структур. Отряд борцов с ними возглавляют сам премьер-министр Виктор Орбан и его партия «Фидес», члены которой последовательно критикуют Сороса и финансируемые им организации за вмешательство во внутренние дела страны и попытки влиять на общественное мнение, в том числе и через образовательные программы.

Аналогичная ситуация складывается и во многих других странах, где работают представительства «Фонда Сороса». Например, в Польше лидер правящей партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский назвал спонсируемые Соросом НПО «сообществами внутри нации» и заявил о «необходимости регулирования их деятельности». В Румынии Сороса причислили к «либеральным террористам, которые финансируют зло». А в Македонии и вовсе создано целое движение «Остановим «Операцию Сорос».

В феврале нынешнего года в самих США на имя президента Дональда Трампа была подана петиция с требованием лишить Джорджа Сороса гражданства и запретить ему въезд в страну. Тогда это обращение не набрало положенного числа голосов для рассмотрения официальными структурами. Но уже в августе появилась другая петиция. За месяц она набрала более 150 тысяч голосов и, согласно правилам, должна быть рассмотрена Белым домом. В ней, кстати, содержится требование «принять во внимание, что Джордж Сорос умышленно и на постоянной основе пытался дестабилизировать ситуацию в США» и немедленно объявить его и всех членов его организаций «террористами» с последующим изъятием как личных активов миллиардера, так и тех, что связаны с его структурами.

Что решила администрация Трампа, пока неизвестно. Но совсем недавно, словно в пику набирающему обороты скандалу, Сорос пожертвовал на продвижение демократии 18 из 23-х имеющихся у него миллиардов долларов. С учетом данного обстоятельства исход противостояния выглядит более чем очевидным...

Камо грядеши?

А вот в Казахстане вопрос о целесообразности присутствия здесь «Фонда Сороса», повторяем, никем не поднимался…Что же такого нам дают соросоводы, от чего мы не можем отказаться?

Сразу скажем: у нас нет желания умалить заслуги фонда и тем более усомниться в их наличии. Отнюдь. Отчасти благодаря его активности наша страна присоединилась к международной инициативе по обеспечению прозрачности в сырьевом секторе. Фонд поддерживает сферу культуры и искусства, журналистское сообщество, институт присяжных, ювенальную юстицию, реализует программы поддержки молодежи. Все это замечательно, но…

Как минимум, настораживает то, что трезвоня на каждом углу о лучших мировых практиках и международных стандартах, призывая наши государственные структуры к прозрачности, сам фонд не очень-то их придерживается. Например, когда отчитывается о своей деятельности. Отчеты на официальном сайте этой структуры, конечно, выкладываются регулярно, но занимают они в среднем около пяти страниц, причем четыре из них касаются исключительно ответственности аудитора. (Посмотреть, как выглядит отчет за прошлый год, можно по этой ссылке). При этом директор представительства «Фонда Сороса» в Казахстане (ФСК) Антон Артемьев имеем смелость заявлять: «наша деятельность тут абсолютно прозрачна, хорошо поддается мониторингу, все лежит на поверхности, и понятно, кто есть кто»...

Впрочем, это далеко не самое главное. Куда больше настораживает то, что «Фонд Сороса» так или иначе залезает без спроса на грядку, на которой он не должен присутствовать в принципе. Например, в 2010 году он заявил о своей новой роли посредника между государством, бизнесом и гражданским обществом в формировании общественной политики. А что это, если не вмешательство во внутренние дела Казахстана? И такой подход к реализации своей миссии фонд продолжает демонстрировать по сей день.

Летом этого года наши коллеги – журналисты сообщили о том, что фонд принял новую стратегию на 2017-2020 годы, снабдив его весьма красноречивой цитатой: «…правительство сейчас, очевидно, открыто для инновационных и эффективных экономических идей, которые могут сформировать новую экономическую политику и не допустить, чтобы экономический кризис превратился в социальный и политический. ФСК рассматривает это как возможность влиять на экономическую политику таким образом, чтобы способствовать справедливому развитию, демократической подотчетности и прав человека. ФСК также будет продолжать укреплять сферы управления природными ресурсами и государственным бюджетом, спекулируя на интересе Казахстана к вступлению в Организацию экономического сотрудничества и развития и в Партнерство открытого правительства». У кого-то еще остались вопросы?

Конечно, «Фонд Сороса», как и другие подобные структуры, отчитывается перед соответствующими госорганами за каждый транш. Безусловно, это положительный момент, но проблема не упирается исключительно в финансовую цепочку поступлений и трат. Недаром в некоторых странах откровенно говорят о том, что соросоводы «чувствуют себя вольготно в Казахстане», а россияне даже высказывают подозрения, что как раз через нас к ним поступают средства, засланные Вашингтоном для дестабилизации ситуации в России.

Верить или не верить таким предположениям – все равно что на ромашке гадать. Но хотя бы присмотреться к опыту тех же россиян, думается, стоит. Дело в том, что организовав «исход» Сороса, они столкнулись с тем, что за годы его присутствия в России выросло целое поколение представителей гражданского общества, воспитанных на привитых им идеалах. А это, сами понимаете, уже совсем другая история, которую одним махом, сочинив нужный документик, не перепишешь.

Растет такое поколение, между прочим, и у нас. Недаром фонд делает акцент именно на молодежь. Правда, работа с ней, как выясняется, ведется весьма своеобразно. Вот, например, что в этой связи в своем блоге на «Зоне. KZ» писал пользователь под ником Кайрат Кудайбергенов:

«Руководитель Фонда по Алматинской области Айнура Абсамбетова осенью 2016 года провела семинар-тренинги на темы «человек – гражданин -лидер», «представь свой Казахстан», «национализм» и «кто такой казахстанец». На данных форумах и тренингах поэтапно формируется у граждан расположенность к активности и участию в конфликтах под предлогом нетерпимости к какой-либо несправедливости и неравенству… Активные участники проектов поощряются различными способами, включая тур-путешествия в европейские страны»…

Автор: Юлия Кисткина

Казахстан. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > camonitor.com, 1 ноября 2017 > № 2375810


Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > mchs.gov.ru, 1 ноября 2017 > № 2375139

Сегодня в кафедральном соборном Храме Христа Спасителя в Москве состоялось открытие XXI Всемирного Русского Народного Собора на тему «Россия в XXI веке: исторический опыт и перспективы развития». Мероприятие возглавил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

В открытии Собора принял участие глава МЧС России Владимир Пучков, а также курсанты и слушатели Академии гражданской защиты и Академии Государственной противопожарной службы МЧС России. На мероприятии также присутствовали представители всех ветвей власти, лидеры партий, общественных объединений, представители силовых ведомств, высшее духовенство традиционных религий, деятели науки, образования и культуры, делегаты русских общин из ближнего и дальнего зарубежья.

В ходе соборной дискуссии обсуждались закономерности цивилизационного развития России за прошедшее столетие, причины исторических трагедий, геополитических и социальных катастроф, а также предпосылки побед и достижений российского народа в этот период.

Всемирный Русский Народный Собор является крупнейшим общественным форумом и интеллектуальным центром, играющим значительную роль в формировании общественного пространства России. Собор, как общественная организация, представляющая интересы русского народа, вносит существенный вклад в обсуждение всех значимых и актуальных для государства и общества вопросов.

МЧС России и Русская Православная Церковь (РПЦ) ведут активную совместную работу по вопросам безопасности жизнедеятельности населения. В июле текущего года Владимир Пучков и Патриарх Кирилл подписали Соглашение о сотрудничестве между МЧС России и РПЦ.

Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > mchs.gov.ru, 1 ноября 2017 > № 2375139


Казахстан. Иордания > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > akorda.kz, 1 ноября 2017 > № 2374850

Брифинг для представителей средств массовой информации по итогам официального визита Короля Иордании Абдаллы II

Подводя итоги проведенных встреч с Королем Иордании, Глава государства отметил высокие темпы развития двусторонних отношений между Казахстаном и Иорданским Хашимитским Королевством.

- В феврале следующего года мы отмечаем 25-летие установления дипломатических отношений между Казахстаном и Иорданией. За четверть века наши страны динамично развивали сотрудничество в различных сферах и установили тесный, и в то же время, доверительный политический диалог друг с другом. Хочу особо отметить, что все это было достигнуто благодаря теплому отношению Короля Абдаллы II к Казахстану, - сказал Президент Казахстана.

Нурсултан Назарбаев выразил готовность к дальнейшему углублению межгосударственного сотрудничества между Казахстаном и Иорданией по всем направлениям.

В ходе брифинга Глава государства также остановился на вопросе двустороннего взаимодействия в международной сфере.

- Наши взгляды схожи по многим международным и региональным вопросам. Иордания обладает высоким авторитетом и добилась признания в международном сообществе. Благодаря этому она играет важную роль в установлении мира и безопасности на Ближнем Востоке. В частности, следует отметить, что Иордания приняла около 1 миллиона 300 тысяч сирийских беженцев и внесла свой вклад в мирное разрешение вопроса между Палестиной и Израилем, - сказал Президент Казахстана.

Кроме этого, Нурсултан Назарбаев выразил благодарность иорданской стороне за активное участие в прошедшей в Астане международной специализированной выставке «ЭКСПО-2017» и первом Саммите по науке и технологиям Организации исламского сотрудничества.

Глава государства также рассказал об итогах двусторонних встреч с Королем Абдаллой II, в ходе которых главы двух стран обсудили актуальные вопросы межгосударственных отношений, международной и региональной повестки дня.

- В частности, мы обменялись мнениями касательно конфликта в Сирии, ситуации в Ираке, катарского кризиса и других вопросов. Кризис в Сирии является одним из крупнейших в настоящее время. Казахстан поддерживает все начинания по решению этого конфликта. По итогам Астанинских переговоров значительно снизился уровень насилия в Сирии, местное население получило возможность вернуться к мирной жизни, - сказал Президент Казахстана.

Нурсултан Назарбаев особо отметил роль Иордании в Астанинском процессе, которая в качестве страны-наблюдателя вносит свой вклад в стабилизации ситуации в Сирии.

Кроме этого, Глава государства остановился на ходе развития торгово-экономических и инвестиционных отношений между двумя странами.

- Цены на транспортировку влияют на экспортные и импортные операции. В этой связи, была отмечена важность развития эффективных транспортно-логистических путей. Мы рассмотрели возможность использования железной дороги по направлениям Казахстан-Туркменистан-Иран и Азербайджан-Грузия-Турция, - сказал Президент Казахстана.

Нурсултан Назарбаев отметил, что по итогам переговоров стороны определили ряд важных направлений для дальнейшего развития двустороннего сотрудничества.

- Был отмечен большой потенциал сферы сельского хозяйства для углубления наших отношений. К примеру, Казахстан может поставлять продукцию сельского хозяйства и животноводства в Иорданию, а Иордания, в свою очередь, может экспортировать к нам овощи и фрукты в зимний и весенний периоды, - сказал Глава государства.

Президент Казахстана рассказал о строительстве фармацевтического завода иорданской компании «Хикма» в Алмате и остановился на вопросах расширения сотрудничества в энергетической отрасли и военно-технической сфере.

- Учитывая заинтересованность Иордании в развитии источников альтернативной энергии, была обсуждена возможность установления партнерских отношений и в этом секторе. В военной и военно-технической сфере уже существуют предпосылки для дальнейшего укрепления сотрудничества. Дальнейшее обсуждение вопросов двусторонних связей в этом направлении было поручено межправительственной комиссии, - сказал Глава государства.

Кроме этого, Нурсултан Назарбаев отметил предстоящую совместную работу специальных служб двух стран в деле противодействия международному терроризму и религиозному экстремизму.

В свою очередь, Король Абдалла II еще раз поблагодарил Президента Казахстана за теплый прием и подчеркнул, что врученная сегодня ему награда является заслугой всего иорданского народа.

- Название этой награды является очень значимым для меня. У Казахстана есть глобальное видение для решения актуальных международных вызовов. Казахстан является лидером глобального сотрудничества, - сказал Король Иордании.

Король Абдалла II акцентировал внимание на предпринимаемых Казахстаном мерах в деле ядерного разоружения и сохранении глобального мира.

Кроме этого, Король Иордании отметил результаты проведения Астанинских переговоров по Сирии и усилия Казахстана в борьбе с мировым терроризмом и религиозным экстремизмом.

В завершение Абдалла II выразил уверенность в укреплении отношений между двумя странами и их переходе на более высокий уровень.

***

По итогам официального визита Короля Иордании Абдаллы II в Республику Казахстан были подписаны следующие документы:

- Соглашение между Республикой Казахстан и Иорданским Хашимитским Королевством о выдаче лиц;

- Соглашение между Республикой Казахстан и Иорданским Хашимитским Королевством о передаче осужденных лиц;

- Соглашение между Республикой Казахстан и Иорданским Хашимитским Королевством о правовой помощи по уголовным делам;

- Соглашение между Правительством Республики Казахстан и Правительством Иорданского Хашимитского Королевства о сотрудничестве в области гражданской обороны, предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций;

- Соглашение между Правительством Республики Казахстан и Правительством Иорданского Хашимитского Королевства о сотрудничестве в области борьбы с терроризмом, организованной преступностью, незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и иными видами преступлений.

Казахстан. Иордания > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > akorda.kz, 1 ноября 2017 > № 2374850


Турция. Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 1 ноября 2017 > № 2374711 Екатерина Чулковская

Зачем Турция заигрывает с крымскими татарами

Екатерина Чулковская

Помимо украинских властей и тех, кто ностальгирует по османскому величию внутри Турции, у крымских заявлений Эрдогана есть еще одна важная целевая аудитория – в Москве. Сейчас Анкара обеспокоена тем, что в Сирии при поддержке России может быть создана курдская автономия. И крымско-татарский вопрос тут нужен Анкаре как удобная аналогия и, соответственно, средство давления на Москву

На прошлой неделе Россия передала Турции двух активистов Меджлиса крымско-татарского народа – Ахтема Чийгоза и Ильхама Умерова. Оба были осуждены в 2014 году по обвинению в сепаратизме. В каком статусе они были переданы турецким властям, неизвестно – пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков отказался комментировать этот вопрос. Представители крымско-татарских активистов отвечают, что российские указы о помиловании Чийгоза и Умерова засекречены.

Но как бы то ни было, очевидно, что освобождение представителей Меджлиса было бы невозможно без посреднических усилий Анкары, которая все активнее примеряет на себя роль главного защитники крымских татар.

Роль диаспоры

Передача Турции крымско-татарских активистов произошла вскоре после того, как президент Эрдоган во время официального визита в Киев призвал освободить всех заключенных крымских татар. В украинской столице он также заявил, что Турция «поддерживает суверенитет Украины и не признает незаконную аннексию Крыма».

Это не первый раз, когда турецкие официальные лица публично осуждают действия России в Крыму. В основном лидеры Турции говорят про Крым во время различных встреч с украинскими коллегами, но не только. Например, в этом году 18 марта турецкий МИД опубликовал заявление, приуроченное к третьей годовщине крымского референдума. Там говорилось, что «Турция поддерживает территориальную целостность Украины» и «продолжит внимательно следить за ситуацией в Крыму и защищать права и интересы крымских татар».

Делая такие заявления, турецкие власти преследуют сразу несколько целей, и не последняя среди них – внутриполитическая. Так, мартовское заявление турецкого МИДа было связано не только с крымским референдумом, но и с турецким – в апреле в стране проходило голосование по конституционным поправкам, расширяющим полномочия президента Эрдогана.

Тогда жесткое заявление по Крыму было с уважением встречено турецкими националистами, которые объединились с правящей партией и поддержали поправки в конституцию. Что касается самой правящей Партии справедливости и развития, то из исламистской она постепенно трансформируется в исламистско-националистическую, поэтому любые жесты в защиту тюркских народов или мусульман добавляют ей популярности.

Кроме того, в Турции проживает порядка трех миллионов человек, имеющих крымско-татарские корни. И многие из них активно участвуют в общественно-политической жизни страны. Работает несколько НКО, представляющих крымских татар. Как правило, турецкие крымские татары придерживаются националистических взглядов. Даже когда Крым был в составе Украины, они призывали освободить полуостров от оккупантов, а сейчас их риторика еще больше ожесточилась.

Мустафа Джемилев, депутат украинской Рады, бывший председатель Меджлиса крымско-татарского народа и влиятельный крымско-татарский активист, стал частым гостем в Турции, где его тепло принимают многие турецкие политики из правящих кругов. В Турции Джемилева называют Кырым-оглу, то есть «сын Крыма».

Время от времени представители крымских татар устраивают в Турции акции протеста против российской оккупации полуострова. Так, в феврале активисты из Ассоциации неправительственных организаций крымских татар организовали пикет возле российского посольства в Анкаре. Участники акции возложили к зданию посольства черный венок в знак протеста против российской политики в отношении Украины.

Реликвия предков

Неоосманская идеология сейчас в Турции в моде. Она прекрасно вписывается в программы и турецких националистов, и правящих исламистов, и крымско-татарских активистов. До 1774 года Крым был частью Османской империи, а в сегодняшней Турции любят вспоминать годы былого величия.

В советские времена Анкара не особо интересовалась полуостровом, но после распада СССР стала проводить в Крыму активную политику. В 1992 году турецкое Агентство по сотрудничеству и развитию (ТИКА) запустило там несколько культурно-образовательных проектов. ТИКА финансировало деятельность различных фондов и организаций крымских татар. Например, Меджлис крымско-татарского народа, Фонд культуры и взаимопомощи крымских татар, Фонд развития Крыма и так далее. Турецкие власти неоднократно обсуждали крымский вопрос и положение крымских татар еще с украинскими властями.

Однако активность Анкары по-прежнему не идет дальше культурно-образовательных программ и заявлений о поддержке коренного народа. В марте 2014 года, накануне референдума в Крыму, когда мировые СМИ говорили о растущем военном присутствии России на полуострове, в Турции внимательно следили за развитием ситуации. Занимавший тогда пост министра иностранных дел Ахмет Давутоглу сделал громкое заявление, что «мы первые поспешим на помощь Крыму – реликвии, оставленной нашими предками».

Тем не менее в реальности на помощь реликвии никто так и не поспешил. Анкара предпочла остаться в стороне от крымских дел. Турция не присоединилась к антироссийским санкциям. Более того, в декабре 2014 года Путин и Эрдоган договорились о строительстве газопровода «Турецкий поток».

Курдский фактор

Помимо украинских властей и тех, кто ностальгирует по османскому величию внутри Турции, у крымских заявлений Эрдогана есть еще одна важная целевая аудитория – в Москве. Сейчас Анкара обеспокоена тем, что в Сирии при поддержке России может быть создана курдская автономия. В конце сентября глава сирийского МИДа Валид Муаллем сказал, что сирийские власти готовы обсуждать с курдами вопрос самоуправления после завершения борьбы с «Исламским государством» (запрещено в РФ).

Сирийские курды сразу же откликнулись на заявление Дамаска, заявив, что готовы к переговорам. Перспектива таких переговоров очень пугает турецкие власти. Чтобы ослабить сирийских курдов, Турция начала в Сирии военную операцию. Но на фоне успехов сирийских курдов в борьбе против ИГИЛ и новостей об освобождении бывшей столицы террористов Ракки возможность курдской автономии в Сирии выглядит вполне реальной. Поэтому сейчас для Анкары как никогда важно заручиться в этом вопросе поддержкой Москвы, которая может оказать влияние как на Дамаск, так и на самих сирийских курдов.

В этой ситуации крымско-татарский вопрос нужен Анкаре как удобная аналогия и, соответственно, средство давления на Москву. Однако активного вмешательства Турции в крымско-татарские дела и тем более открытой конфронтации с Россией по этому вопросу ожидать все-таки не стоит. Дальше риторики и посреднических усилий, как в случае с представителями Меджлиса, дело вряд ли пойдет. У Турции и без Крыма сейчас в избытке внутренних и внешних проблем, решение которых для нее куда важнее, чем самоопределение крымских татар.

Турция. Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 1 ноября 2017 > № 2374711 Екатерина Чулковская


Турция. Украина. Сирия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 1 ноября 2017 > № 2373138

Крымские татары служат Турции разменной картой

Сегодня они нужны Анкаре только как средство давления на Москву.

О причинах такого положения вещей пишет на сайте Московского Центра Карнеги журналист, востоковед-тюрколог Екатерина Чулковская.

Хотя пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков и отказался комментировать странную новость о том, что Россия передала Турции двух активистов Меджлиса крымско-татарского народа, осужденных в 2014 году по обвинению в сепаратизме, ясно, что Турция выступает в роли защитника крымских татар. Недаром президент Эрдоган во время визита в Киев призвал освободить всех заключенных крымских татар, а кроме того, заявил, что «не признает незаконную аннексию Крыма». Причем заявления, осуждающие действия России в Крыму, турецкие официальные делают не впервые. Зачем им это нужно? – задается вопросом автор.

Ответ на этот вопрос включает в себя два аспекта. Первый из них - внутриполитический. Так, жесткие заявления Эрдогана по Крыму во дали ему лишние голоса турецких националистов на апрельском референдуме по конституционным поправкам, расширяющим полномочия президента. Любые жесты в защиту тюркских народов прибавляют популярности правящей Партии справедливости и развития, которая из просто исламистской трансформируется в исламистско-националистическую. Кроме того, в Турции проживает около трех миллионов крымских татар, которые даже тогда, когда Крым был в составе Украины, призывали освободить полуостров от оккупантов...

Сегодня же лидер крымских татар, депутат украинской Рады Мустафа Джемилев стал желанным гостем правящих кругов Турции, где его называют Кырым-оглу, то есть «сын Крыма». И это, по мнению автора, очень хорошо вписывается в модную сегодня «неоосманскую идеологию». Сейчас в Турции очень любят вспоминать, что до 1774 года Крым был частью великой Османской империи.

Однако, отмечает автор, дальше заявлений дело не идет. А сама Турция не только не присоединилась к антироссийским санкциям, но и договорилась с Россией о строительстве газопровода «Турецкий поток»...

Но есть и другой, гораздо более важный для Турции аспект – курды. Анкара обеспокоена намерением Сирии создать с помощью России курдскую автономию. На официальное заявление Дамаска о намерении после победы над «Исламским государством (запрещено в РФ) обсуждать вопросы самоуправления, сирийские курды заявили о своей готовности к переговорам. Эта перспектива пугает турецкие власти. Не секрет, что Турция начала военную операцию в Сирии только за тем, чтобы ослабить сирийских курдов, но сейчас возможность курдской автономии выглядит реальной. А потому Анкаре сегодня как никогда важна поддержка Москвы, которая имеет влияние и на Дамаск, и на сирийских курдов.

При этом крымско-татарский вопрос может послужить Анкаре как средство давления на Москву. Правда открытой конфронтации здесь ждать не стоит. По убеждению автора, дальше риторики и посреднических усилий дело вряд ли пойдет. У Турции и без Крыма в избытке внутренних и внешних проблем, решение которых для нее куда важнее, чем самоопределение крымских татар.

Турция. Украина. Сирия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 1 ноября 2017 > № 2373138


Казахстан. Иордания > Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 1 ноября 2017 > № 2373074

Казахстан и Иордания будут развивать сотрудничество в энергетической отрасли

Стороны подписали несколько соглашений

Казахстан и Иорданское Хашимитское Королевство определили ряд важных направлений для дальнейшего развития двустороннего сотрудничества. Об этом рассказал Нурсултан Назарбаев в ходе брифинга для представителей средств массовой информации. Подводя итоги проведенных встреч с Королем Иордании, глава государства отметил высокие темпы развития двусторонних отношений. Об этом сообщает пресс-служба Акорды.

«В феврале следующего года мы отмечаем 25-летие установления дипломатических отношений между Казахстаном и Иорданией. За четверть века наши страны динамично развивали сотрудничество в различных сферах и установили тесный и в то же время доверительный политический диалог друг с другом. Хочу особо отметить, что все это было достигнуто благодаря теплому отношению Короля Абдаллы II к Казахстану», — сказал президент Казахстана.

Нурсултан Назарбаев выразил готовность к дальнейшему углублению межгосударственного сотрудничества между Казахстаном и Иорданией по всем направлениям.

В ходе брифинга глава государства также остановился на вопросе двустороннего взаимодействия в международной сфере.

«Наши взгляды схожи по многим международным и региональным вопросам. Иордания обладает высоким авторитетом и добилась признания в международном сообществе. Благодаря этому она играет важную роль в установлении мира и безопасности на Ближнем Востоке. В частности, следует отметить, что Иордания приняла около 1 млн 300 тыс. сирийских беженцев и внесла свой вклад в мирное разрешение вопроса между Палестиной и Израилем», — сказал президент Казахстана.

Президент вручил Королю Иордании международную премию

Кроме этого, Нурсултан Назарбаев выразил благодарность иорданской стороне за активное участие в прошедшей в Астане международной специализированной выставке ЭКСПО-2017 и первом Саммите по науке и технологиям Организации исламского сотрудничества.

Глава государства также рассказал об итогах двусторонних встреч с Королем Абдаллой II, в ходе которых главы двух стран обсудили актуальные вопросы межгосударственных отношений, международной и региональной повестки дня.

«В частности, мы обменялись мнениями касательно конфликта в Сирии, ситуации в Ираке, катарского кризиса и других вопросов. Кризис в Сирии является одним из крупнейших в настоящее время. Казахстан поддерживает все начинания по решению этого конфликта. По итогам Астанинских переговоров значительно снизился уровень насилия в Сирии, местное население получило возможность вернуться к мирной жизни», — сказал президент Казахстана.

Нурсултан Назарбаев особо отметил роль Иордании в Астанинском процессе, которая в качестве страны-наблюдателя вносит свой вклад в стабилизации ситуации в Сирии.

Кроме этого, глава государства остановился на ходе развития торгово-экономических и инвестиционных отношений между двумя странами.

«Цены на транспортировку влияют на экспортные и импортные операции. В этой связи была отмечена важность развития эффективных транспортно-логистических путей. Мы рассмотрели возможность использования железной дороги по направлениям Казахстан — Туркменистан — Иран и Грузия — Армения — Турция», — сказал президент Казахстана.

Нурсултан Назарбаев отметил и большой потенциал сферы сельского хозяйства для углубления двусторонних отношений.

«К примеру, Казахстан может поставлять продукцию сельского хозяйства и животноводства в Иорданию, а Иордания в свою очередь может экспортировать к нам овощи и фрукты в зимний и весенний период», — сказал глава государства.

Президент Казахстана рассказал о строительстве фармацевтического завода иорданской компании «Хикма» в Алматы и остановился на вопросах расширения сотрудничества в энергетической отрасли и военно-технической сфере.

«Учитывая заинтересованность Иордании в развитии источников альтернативной энергии, была обсуждена возможность установления партнерских отношений и в этом секторе. В военной и военно-технической сфере уже существуют предпосылки для дальнейшего укрепления сотрудничества. Дальнейшее обсуждение вопросов двусторонних связей в этом направлении было поручено межправительственной комиссии», — сказал глава государства.

Кроме этого, Нурсултан Назарбаев отметил предстоящую совместную работу специальных служб двух стран в деле противодействия международному терроризму и религиозному экстремизму.

В свою очередь Король Абдалла II еще раз поблагодарил президента Казахстана за теплый прием и подчеркнул, что врученная сегодня ему награда является заслугой всего иорданского народа.

«Название этой награды является очень значимым для меня. У Казахстана есть глобальное видение для решения актуальных международных вызовов. Казахстан является лидером глобального сотрудничества», — сказал Король Иордании.

Король Абдалла II акцентировал внимание на предпринимаемых Казахстаном мерах в деле ядерного разоружения и сохранении глобального мира.

Кроме этого, Король Иордании отметил результаты проведения Астанинских переговоров по Сирии и усилия Казахстана в борьбе с мировым терроризмом и религиозным экстремизмом.

В завершение Абдалла II выразил уверенность в укреплении сотрудничества между двумя странами и их перехода на более высокий уровень.

***

По итогам официального визита Короля Иордании Абдаллы II в Республику Казахстан были подписаны следующие документы:

— Соглашение между Республикой Казахстан и Иорданским Хашимитским Королевством о выдаче лиц;

— Соглашение между Республикой Казахстан и Иорданским Хашимитским Королевством о передаче осужденных лиц;

— Соглашение между Республикой Казахстан и Иорданским Хашимитским Королевством о правовой помощи по уголовным делам;

— Соглашение между Правительством Республики Казахстан и Правительством Иорданского Хашимитского Королевства о сотрудничестве в области гражданской обороны, предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций;

— Соглашение между Правительством Республики Казахстан и Правительством Иорданского Хашимитского Королевства о сотрудничестве в области борьбы с терроризмом, организованной преступностью, незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и иными видами преступлений.

Казахстан. Иордания > Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 1 ноября 2017 > № 2373074


Казахстан. Иордания. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 1 ноября 2017 > № 2372979

Касым-Жомарт Токаев провел встречу с Королем Иордании

Председатель Сената Парламента Касым-Жомарт Токаев был принят Королем Иордании Абдаллой II, находящимся в Астане с официальным визитом, сообщила пресс-служба Сената.

Спикер Сената поздравил Короля Иордании с присуждением Премии Президента Нурсултана Назарбаева за мир без ядерного оружия и глобальную безопасность, которой отмечены усилия Абдаллы II в деле обеспечения мира, стабильности и безопасности на Ближнем Востоке. К. Токаев особо отметил поддержку Амманом Астанинского процесса по сирийскому урегулированию.

Председатель Сената выразил признательность Королю Иордании за активное участие в работе V Съезда лидеров мировых и традиционных религий в 2015 году. К. Токаев проинформировал высокого гостя о повестке дня намеченного на 2018 год VI Съезда, в ходе которого предполагается рассмотреть роль религиозных иерархов и политических деятелей в обеспечении глобальной безопасности, противодействии экстремизму и терроризму.

Абдалла II высоко оценил итоги состоявшихся сегодня переговоров с Президентом Н. Назарбаевым, высказав мнение, что подписанные по их итогам двусторонние соглашения придадут новый импульс в развитии политических и торгово-экономических связей между нашими странами. Король Иордании отметил, что Казахстан вносит большой вклад в продвижение межрелигиозного диалога, установление взаимопонимания между Востоком и Западом.

Собеседники обсудили вопросы двусторонней и международной повестки дня.

Казахстан. Иордания. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 1 ноября 2017 > № 2372979


США. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 ноября 2017 > № 2372968

США в Ираке могут бросить в бой христиан

Почему вице-президент Пенс отодвигает в сторону ООН?

Халдейский патриарх Луис Рафаэль Сако в условиях конфликтной ситуации между правительством региональной курдской автономии в Эрбиле и центральным правительством Ирака в Багдаде выступил с инициативой. Она затрагивает положение исторически укорененных христианских общин, которые издавна проживают на равнине Ниневия, были вынуждены бежать оттуда после атаки боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в 2014 году, а сейчас пытаются вернуться обратно в свои поселения. Письмо патриарха опубликовало римское католическое издание AsiaNews. В нем говорится следующее.

Глава Халдейской церкви, во-первых, предлагает исключить равнину Ниневия из зоны, где могут проходить бои, чтобы она оставалась единой, как это было до 2003 года. Центральное правительство должно восстановить свой контроль над большинством городов, с тем чтобы общины развивали соседство и сотрудничество друг с другом. В-вторых, рекомендуется инкорпорировать «Стражей равнины Ниневия» и другие группы ополченцев в состав сил национальной полиции и оставить их служить в пределах местности, поскольку к этим ополченцам — как местным уроженцам — у жителей равнины будет больше доверия. В-третьих, проложить путь к возвращению перемещенных лиц в свои дома, в рамках чего жители Ниневии должны иметь полный доступ к государственным услугам и помощи. В-четвертых, политические партии и христианские организации должны свести к минимуму разногласия ради достижения общей цели и для общего блага.

Комментируя инициативу патриарха Сако, итальянский католический портал Vatican Insider напоминает, что столкновения между иракским правительством и автономным районом Иракского Курдистана на равнине Ниневия происходят в контексте «хрупкого баланса», который установился в регионе с 2003 года после падения баасистского режима, в чем было проявлено «решительное участии» международной коалиции во главе с США. И это вызывает вопрос — можно ли заново собрать пролитое молоко на землю, да еще в разбитый кувшин? Возвращение к статус-кво на момент 2003 года, то есть до вторжения американцев, потребует как минимум налаживания отношений правящих ныне в Багдаде и Эрбиле сил с баасистами, которые лишились власти после свержения в Ираке режима Саддама Хусейна. Включая тех баасистов, которые впоследствии вошли в состав ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), вплоть до руководящих органов. Очень сомнительно, что на это жители Ирака дадут мандат своим правителям.

Тем более вряд ли допустит это Вашингтон. Не для того он запускал в 2003 году процессы, которые, как позже стало понятно, решали задачу передела Ближнего Востока, чтобы вернуть все обратно. Что касается ближневосточных христиан, то на них у США, похоже, свои виды. ИА REGNUM уже сообщало о выступлении вице-президента Майка Пенса, который со ссылкой на президента Дональда Трампа объявил, что Вашингтон прекращает участвовать в программах ООН, направленных на помощь жертвам геноцида в Ираке и Сирии, и будет напрямую финансировать религиозные общины в регионе. В настоящее время в регионе беженцы-христиане не укрываются в лагерях под эгидой ООН или поддерживаемых ООН, где обычно оказывается помощь, опасаясь, что исламские боевики смогут там нанести по ним удар. Фактически большинство перемещенных христиан полностью зависят от Церкви.

В этом свете обещание Пенса является самым положительным решением Белого дома, замечают американские католические СМИ. Как подчеркнул вице-президент, «хотя религиозные группы с проверенной репутацией и глубокими связями с этими общинами более чем готовы оказать помощь, ООН слишком часто отказывало в их просьбах о финансировании — друзья мои, эти дни закончились». Инициативу приветствовал Карл Андерсон, глава американской католической организации «Рыцари Колумба», которая с 2014 года пожертвовала более 17 миллионов долларов на гуманитарную помощь в Ираке и Сирии. Вместе с тем портал Crux замечает: администрация Трампа имеет привычку делать смелые заявления, а затем не всегда помнит о них. И потом, если Вашингтон идет на сокращение своих взносов в ООН, а потом говорит, что помогать христианам будет сам, на чем ставить акцент — испытываемых США проблемах с бюрократией ООН или дело в другом?

Масштабные операции на Ближнем Востоке американцы проводят лихо. Можно наблюдать невероятные комбинации, постоянные «творческие поиски», в которых союзники становятся врагами и наоборот. Иначе говоря, Вашингтон не дает скучать своим оппонентам. Не получится ли так, что сейчас в бой американцы готовят ввести новый резерв — ближневосточных христиан? Какой бы не была неэффективной ООН, какие бы проблемы не испытывали относящиеся к ее ведению лагеря для беженцев, ООН — организация нейтральная, в чем есть преимущество для христиан, опасающихся, что их будут идентифицировать с той или иной местной политической силой или даже, что еще хуже, с Западом временем крестовых походов. Безусловно, если американские чиновники смогут сейчас в преддверии зимы и холодов быстро оказать помощь христианам, можно будет сказать госдепу только «спаси вас Господи!». Но если христиане станут чем-то вроде курдов Эрбиля, которые чувствуют себя сегодня использованными и брошенными Вашингтоном, то такая «помощь» станет горше прежнего.

Станислав Стремидловский

США. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 ноября 2017 > № 2372968


США. Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 1 ноября 2017 > № 2372923

Послетеракта в центре Нью-Йорка министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) заверил власти США в поддержке Берлина. "Борьба против терроризма касается нас всех. В борьбе против этого бессмысленного насилия мы однозначно находимся на стороне США", - заявил он в среду, 1 ноября. Одновременно глава МИД Германии призвал ньюйоркцев не позволять террористам запугать себя и сохранить свой свободный и открытый образ жизни.

"Весь западный мир - в фокусе исламского терроризма"

По словам министра внутренних дел ФРГ Томаса де Мезьера (Thomas de Maizière), теракт в Нью-Йорке является "еще одним страшным подтверждением того, что весь западный мир находится в фокусе исламского терроризма". "Мы будем противостоять ему в тесном сотрудничестве с нашими американскими партнерами со всеми вытекающими отсюда последствиями", - подчеркнул он.

Правящий бургомистр Берлина Михаэль Мюллер (Michael Müller) призвал к солидарности с жителями американского мегаполиса. "Нью-Йорк является символом нашего общего свободного, открытого и толерантного образа жизни", - подчеркнул он.

Узбекистан будет содействовать расследованию

Солидарность с США после теракта в Нью-Йорке выразили руководители стран по всему миру. В частности, президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев передал "слова сочувствия и поддержки родным и близким погибших, а также пожелания скорейшего выздоровления всем пострадавшим". Он выразил готовность "задействовать все силы и средства" для содействия в расследовании теракта, в совершении которого подозревается выходец из Узбекистана. "Этому безжалостному и крайне жестокому преступлению не может быть никакого оправдания. Мы решительно осуждаем любые формы и проявления экстремизма и терроризма", - подчеркнул Мирзиеев.

Накануне в нью-йоркском районе Нижний Манхэттен автомобиль въехал в толпу. Машина выехала на велосипедную дорожку, сбив несколько пешеходов и велосипедистов. Затем некоторое время продолжала движение, после чего столкнулась со школьным автобусом. Полицейские ранили нападавшего в живот и задержали его. Погибли восемь человек. Среди них - пять аргентинцев и одна бельгийка. Одиннадцать пострадавших доставлены в больницы. Теракт совершил 29-летний гражданин Узбекистана, приехавший в США по "грин-карте".

США. Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 1 ноября 2017 > № 2372923


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 ноября 2017 > № 2372915

Члены обеих палат конгресса США принесли в среду на слушания с представителями Google, Twitter и Facebook распечатки с "фейковыми аккаунтами", которые, по их словам, связаны с российским "Агентством по изучению интернета" (IRA) из Санкт-Петербурга.

Ранее об этом агентстве сообщил на слушаниях главный юрисконсульт Facebook Колин Стретч. По его словам, с июня 2015 по август 2017 года Facebook выявил рекламу общей стоимостью 100 тысяч долларов на 3 тысячах аккаунтов Facebook и Instagram, которые якобы связаны с IRA.

Глава сенатского комитета по разведке республиканец Ричард Бёрр заявил, что хотел бы показать один пример распространения дезинформации, направленной на раскол американского общества и публикуемой "фейковыми аккаунтами, связаными с IRA" в Facebook.

Помощники сенатора принесли большие распечатанные слайды. Первая группа в соцсети, чьи публикации вызвали вопросы у сенаторов, называется "Сердце Техаса" и имеет более 250 тысяч подписчиков, рассказал Бёрр. По его словам, в этой группе "продвигались посты, которые многие охарактеризуют как "антимиграционные и антимусульманские".

Бёрр сообщил, что эта группа создала в 2016 году мероприятие с призывом к техасцами прийти в полдень 21 мая к Исламскому центру в Хьюстоне, "чтобы остановить исламизацию Техаса".

Далее сенатор указал на слайд с одной группой под названием "Объединенные мусульмане Америки". Он объяснил, что эта группа, напротив, выступает за исламские ценности, а в описании аккаунта значится "Я мусульманин и горжусь этим". Бёрр сообщил, что эта группа также "создала" событие с призывом прийти в полдень 21 мая к Исламскому центру для "сохранения исламских знаний", а потом аккаунт разместил рекламу с призывом поддержать Исламский центр.

По его словам, местные СМИ зафиксировали приход граждан к этому центру с плакатами. "Это стоило около 2 тысяч долларов для России", — добавил сенатор.

Замглавы комитета демократ Марк Уорнер также принес на слушания распечатанные слайды. Один из таких примеров — "аккаунт, направленный на христиан, который отправлял пользователям уведомления с цитатами из Библии, если вы лайкнули эту страницу". По его словам, в 2016 году подписчикам этой группы пришла картинка с фигурой Иисуса Христа напротив Хиллари Клинтон, изображенной в костюме дьявола, и со словами, что Иисус должен победить.

Члены комитета по разведке палаты представителей США также распечатали примеры действий "российских троллей" в соцсетях. Некоторые из примеров, как и упомянутые выше, являются противоречащими друг другу. Например, было создано мероприятие "Поддержи Хиллари. Сохрани американских мусульман!" с изображением женщины в хиджабе позади Клинтон — другая группа призывает "лайкнуть и поделиться постом, если хочешь, чтобы в Америке запретили бурку".

Ранее американские СМИ обвинили Россию в поддержке Дональда Трампа на выборах через соцсети, но не предоставили доказательств. Социальные сети, включая Facebook и Twitter, обязались сотрудничать в этом вопросе с комитетами сената и палаты представителей США, которые ведут расследование предполагаемого "российского вмешательства" в выборы и "сговора Трампа с Россией". Наличие такого "сговора" опровергли как в Кремле, так и в Белом доме.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 ноября 2017 > № 2372915


Украина > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 ноября 2017 > № 2372898

Хэллоуин удался: На Украине расстрелы, аресты и война всех против всех

Обычный день на Украине времен гражданских войн начинается с расстрела экстремистов под Киевом и заканчивается задержанием сына главы МВД за воровство из бюджета

Текущая неделя началась на Украине с расстрела экстремистки Амины Окуевой под Киевом и задержания сына главы МВД Александра Авакова по подозрению в воровстве бюджетных средств. Вполне будничное начало, если учитывать, что в стране идет сразу две гражданские войны: одна на Донбассе, другая — внутриклановая — по всей стране.

Машину, в которой ехала Окуева, расстреляли около железнодорожного переезда в поселке Глеваха, в 35 километрах от столицы, неподалеку от места, где она жила. Экстремистка погибла, ее спутники, в том числе муж — Адам Осмаев, получили ранения.

Как это и бывает обычно, сразу после случившегося появилась «версия о российском следе», ее озвучил в числе прочих глава совета безопасности и обороны Александр Турчинов. В скобках упоминали и другой, тоже российский, но конкретно — чеченский след («Кадыров мстит врагу»). Судя по комментариям водителей, которые ездили в ту ночь в окрестностях, никакие «планы-перехваты» не работали, никто никого не останавливал. «Версия» уже есть, искать реальные следы без надобности.

Персонажи этой истории заслуживают отдельного внимания. Уроженка Одессы Наталья Никифорова когда-то занималась мелким жульничеством, потом приняла ислам, дважды меняла имя, трижды выходила замуж, всяких раз за преступников — уроженцев Чечни. В ее «активе» — «женская сотня» во время госпереворота, участие в гражданской войне на Донбассе, должность «пресс-секретаря международного миротворческого батальона имени Джохара Дудаева», фотографии в хиджабе с модной сумочкой и оружием. Путь от преступности по-украински в скромных масштабах до игры в тотальное зло.

Ее муж подозревался Украиной в подготовке покушения на Владимира Путина, был освобожден после госпереворота. Занимался войной и рэкетом, совсем недавно участвовал в межчеченской перестрелке в центре Киева — делили «коммерческие доходы». Самый обыкновенный род занятий для известных «ветеранов АТО». Вот таких людей украинские нацисты считают героями, а Окуеву Турчинов и вовсе назвал «сестрой». Видимо, у них действительно было много общего — ему тоже не понаслышке известно, что такое переход от мелкого («пасторского») жульничества к абсолютному злу в виде госпереворота и развязывания гражданской войны.

Удавшееся покушение, весьма вероятно, следствие той самой перестрелки и продолжение внутритеррористических «переговоров». Другая версия состоит в том, что на Украине начали «убирать» более не нужных экстремистов. Впрочем, конспирология тут не обязательна. Уровень работы правоохранительной системы под руководством Арсена Авакова таков, что никого не найдут, даже если захотят. В атмосфере тотальной анархии можно решать вопросы самыми «простыми» способами.

Тем временем у Арсена Авакова тоже выдался нелегкий вторник. Сначала стало известно об обысках в фирмах его сына Александра (для чего в Харькове оцепили целый квартал), а потом и о его задержании. Аваков-младший подозревается в поставке в армию рюкзаков ненадлежащего качества и в нанесении бюджету ущерба в полмиллиона долларов. Задержало его антикоррупционное бюро, структура, враждебная ведомствам его папы (МВД и Национальной гвардии).

Об «аваковских рюкзаках» на Украине вот уже три года известно всем и каждому. Были в этих поставках не только рюкзаки, и на гораздо большую сумму. Это тот случай, когда правы в своем роде обе стороны. Судя по отзывам украинских военных, Аваков-младший под прикрытием папы действительно хорошо «заработал».

С другой стороны, его задержание именно сейчас, спустя три года, было, конечно, политическим решением, главная цель которого — давление на главу МВД со стороны то ли Порошенко, то ли непосредственно Вашингтона, чьим детищем является антикоррупционное бюро. Поэтому МВД в своем комментарии сразу заговорило о — правильно! — российском следе действий бюро.

Истории, подобные расстрелу Окуевой, стали происходить на Украине раз в неделю. До России лишь иногда доносится эхо: Вороненков, российский след, Мосийчук, российский след… Паноптикум странных персонажей, коктейль из местных нацистов, постсоветских проходимцев, мелких и крупных рэкетиров. Все поголовно — патриоты Украины… Задержания, как с Аваковым-младшим, случаются чуть реже, но это только пока.

На Украине на наших глазах происходит то, о чем давно предупреждали. Безнаказанность «ветеранов АТО» в разделе «коммерческих доходов». Клановая война всех против всех: все альянсы ситуативны, все хотят больше власти и больше денег, нет ни принципов, ни идеологий. Властное воровство — тотально. Для давления на оппонента теперь можно просто расстрелять человека, а можно задержать его сына. Что дальше? Депутаты Верховной рады ждут «ночи длинных ножей», противники Авакова говорят о стягивании полиции в район суда, политологи шутят о предстоящем задержании сына Порошенко и последующем обмене. Дальше может быть все, что угодно.

Симпатию при этом не вызывают ни расстреливавшие, ни расстрелянные, ни задерживающие, ни задержанные. «Российский след» по привычке, на бегу, еще как-то проговаривается, но вот о западных ценностях больше не слышно. Дикое поле украинской власти утрачивает последние признаки цивилизованности. Выглядит это нелепо и страшно, как сползающий с лица в ночь «хэллоуина» грим.

Сергей Гуркин

Украина > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 ноября 2017 > № 2372898


Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 ноября 2017 > № 2372897

Советская власть утеряла справедливость. Подберет ли ее Церковь?

О чем сказал патриарх Кирилл

Близится дата столетия Октябрьской революции в России. По счастью, Церковь накануне воздержалась от того, чтобы слишком активно призывать всех к покаянию, как то было в прошлые годы, или сильно винить советский период за «бездуховность», которая прививалась народу и никак из него до конца не выветрится. Будем надеяться, что у Церкви со временем это пройдет в принципе, и ее иерархи, священники и миряне перестанут совсем винить в своих бедах исключительно «сторонние силы», научатся правильно анализировать произошедшее со страной в те годы, да и происходящее сейчас.

В этой связи заслуживает самого пристального внимания речь патриарха Кирилла на 137 Межпарламентской ассамблее, недавно проходившей в Санкт-Петербурге, в которой епископ Москвы проговорил свою богословско-социальную — и, видимо, следует полагать всей представляемой им Церкви — позицию, из которой, хотелось бы верить, следует, что Церковь выразила готовность взять единственно правильный ориентир своей основной деятельности, способна интеллектуально оформить и изложить эту позицию понятными словами для общества. Процитируем наиболее значимые фрагменты слов патриарха:

«Я сразу хотел бы обозначить основную тему моего сегодняшнего выступления: это необходимость поиска нравственного консенсуса в современном мире и установление на его основе справедливости. Конечно, в первую очередь эта тема чрезвычайно волнует меня как Патриарха, как священника. Вместе с тем, я убежден, что нравственный консенсус есть единственно возможный базис, единственно возможное универсальное основание для мирного сосуществования разных культур и народов в современном мире. Мире сложном, неустойчивом и непредсказуемом… В то же время, при всей разности культур, народов, учреждений мы все имеем нравственное чувство, у каждого из нас есть голос совести. Иными словами, наша разность надстроечная, если использовать когда-то очень популярную терминологию. А нравственное чувство — это подлинный базис, это действительно универсальное свойство человеческой природы, присущее нам от рождения. Не сконструированное кем-то, кто придумал «подлинные универсальные ценности», а значит, и может в любой момент их подправить, «улучшить» — в угоду тем или иным политическим, идеологическим или даже финансово-экономическим интересам.

Ценность человеческой личности универсальна не потому, что человек — абстракция и существуют нормы договорной рациональной морали. Нет. В нравственном учении различных религиозных традиций мы видим совпадение, апелляцию к совести человека, которую мы, христиане, называем голосом Божьим в наших сердцах. Аксиоматика мировых религий различна, догматические учения разные, но как только мы переходим на нравственный уровень, как только говорим о необходимых базисных условиях мирного человеческого общежития, различные религиозные традиции демонстрируют нравственный консенсус. Недаром принято говорить о «золотом правиле нравственности», которое на языке Евангелия звучит так: «И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними» (Лк. 6:31). На этом глубинном переживании, на наш взгляд, и основывается возможность нравственного консенсуса для человечества».

На страницах ИА REGNUM мы постоянно, регулярно говорили о том, что не на искусственном и непонятном требовании «сверху» держится подвешенным «камень веры», а стоит он на интуитивно понятном, врожденном в каждого живого человека осознании того, что поистине бессмертными, вечными являются лишь добро, жизнь, справедливость, милосердие, заботливость. И это они отражают и являют соответствие человека Богу и через соответствие вводят его в вечность. «Надстроечные», как выразился глава Русской православной церкви, религиозные формы, выражающие «аксиоматику мировых религий», отражают лишь историю поиска слов для бесконфликтного сосуществования уже пОнятого и еще пока непонятного, далеко не всегда удачных слов и уж точно не имеющих права считаться основой, «базисом».

Патриарх призывает к поиску «консенсуса справедливости», совершенно убедительно показывая, что на поиски его — при наличии доброй воли — времени много, особых усилий не понадобится. Дефицит справедливости при ее огромной востребованности в мире есть то, что может сблизить всех, кто не признает движущей силой мироздания зло, прячущееся под равнодушием «системы договоров» и лукавством «свободы выбора». Справедливость обладает колоссальной привлекательностью для общества и мобилизациоными возможностями для системы управления.

За примерами далеко ходить в нашей стране не надо. Октябрьская революция своими лозунгами выдвинула справедливость, пускай только меркантильного свойства, но она была легко подхвачена, и советская власть во многом продержалась на этой людской энергии, дожимала ее до самого конца, вытянула ее всю из народа, и бросила в итоге народ, обессиленный от потери и растраты впустую этого чувства. Но изначальный заряд его был настолько сильным, что позволил советской власти провести модернизацию народного хозяйства и на этой модернизации установить государственный капитализм, которому уже по природе своей было не до справедливости. Сделавшийся неэффективным тотчас, едва энтузиазм людей угас окончательно, при виде того, что справедливость тут заменяется чем-то совершенно иным.

В 1990-е годы Россию лихорадило от аллергии на справедливость по вине тех, кто подмешал в справедливость отраву. Остальной же «цивилизованный» мир непонятно почему радовался, что «справедливость проиграла свободному рынку, показав преимущество капиталистической системы». Сейчас, когда яды жестокости, равнодушия, эгоизма, из социального организма заметно исторглись, настало время по-новому, без всяких идеологий, без насилия и принуждения подумать о том консенсусе, который был бы способен вернуть базовые принципы мироздания в общественную жизнь России и всех людей на планете. Но хочется еще раз напомнить, что участие религий во всем этом не должно быть «идеологическим», «направляющим» и «наблюдающим». Только лишь деятельным. Тогда все получится.

Игорь Бекшаев

Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 ноября 2017 > № 2372897


США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 ноября 2017 > № 2372789

Мэр Нью-Йорка Билл де Блазио выступил с резкой критикой предложения президента Дональда Трампа о введении более серьёзного контроля по въезду в США граждан других стран после произошедшего теракта.

"Мы за запрет на въезд конкретных людей, а не других людей по их религиозному или прочим признакам", — сказал де Блазио в рамках конференции для журналистов в Нью-Йорке.

Губернатор штата Нью-Йорк Эндрю Куомо назвал подобные заявления Трампа "политизированными" и "небрежными".

Президент США Дональд Трамп заявил во вторник после теракта в Нью-Йорке, что США не допустят на свою территорию террористическую группировку "Исламское государство"*.

"Мы не должны позволить ИГ* вернуться или проникнуть в нашу страну после того, как нанесли им поражение на Ближнем Востоке и повсюду. Достаточно!" — написал Трамп в Twitter. И добавил, что уже дал соответствующее поручение министерству внутренней безопасности об ужесточении иммиграционных правил.

Во вторник днем в Нью-Йорке грузовик выехал на велосипедную дорожку в юго-западной части района Манхэттен. Водитель проехал несколько улиц, сбивая на своем пути велосипедистов. Грузовик также врезался в школьный автобус. После этого водитель вышел на улицу с пистолетом для пейнтбола, в него выстрелили сотрудники полиции. Подозреваемый был госпитализирован.

К настоящему моменту жертвами инцидента стали восемь человек, более десяти ранены. По данным американских СМИ, задержанным оказался 29-летний уроженец Узбекистана Сейфулло Саипов, который приехал в США в 2010 году. Полиция сообщила, что он готовил теракт несколько недель и совершил его от имени ИГ*.

США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 ноября 2017 > № 2372789


США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 ноября 2017 > № 2372763

Президент США Дональд Трамп заявил, что готов послать подозреваемого в теракте в Нью-Йорке в военную тюрьму Гуантанамо, где США без суда содержат захваченных за рубежом обвиняемых в терроризме.

"Я точно готов рассмотреть это, послать его в Гитмо", — сказал Трамп, использовав сокращенное название тюрьмы в Гуантанамо.

Во вторник днем грузовик выехал на велосипедную дорожку в юго-западной части района Манхэттен. Водитель проехал несколько улиц, сбивая на своем пути велосипедистов. Грузовик также врезался в школьный автобус. После этого водитель вышел на улицу с пистолетом для пейнтбола, в него выстрелили сотрудники полиции. Подозреваемый был госпитализирован. К настоящему моменту жертвами инцидента стали восемь человек, более десяти человек ранены. Мэр Нью-Йорка Билл Де Блазио назвал произошедшее терактом.

По данным американских СМИ, задержанным оказался 29-летний уроженец Узбекистана Сейфулло Саипов, который приехал в США в 2010 году. Телеканал NBC со ссылкой на источник в правоохранительных органах сообщил, что подозреваемый оставил в машине записку о том, что совершает нападение от имени группировки "Исламское государство*" (ИГ*).

* Террористическая организация, запрещенная в России.

США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 ноября 2017 > № 2372763


Ирак > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 ноября 2017 > № 2372620

Иракский Курдистан проиграл битву за независимость

Дмитрий Добров, ИноСМИ, Россия

1 ноября ушел в отставку президент Иракского Курдистана Масуд Барзани. Он взял на себя таким образом ответственность за провал «курдского проекта» в Ираке. Ведь организованный по его инициативе референдум 25 сентября о независимости Иракского Курдистана стал детонатором иракского контрнаступления, в результате которого под контроль Багдада перешли все «спорные территории», на которые претендовали курды.

16 октября 2017 года иракские войска и проиранские шиитские формирования выбили курдские отряды пешмерга из миллионого города Киркук на севере Ирака, а также захватили расположенные вокруг него крупнейшие нефтяные месторождения. В результате пятидневного наступления иракские войска полностью заняли провинцию Киркук, отбив у курдов около 14 тысяч квадратных километров. Потеря Киркука стала решающим ударом по клану Барзани, который все еще контролирует Эрбиль. В ходе последующих боев подконтрольные Багдаду силы вступили уже на исконно курдские территории, которые принадлежали автономии еще до начала наступления ИГИЛ в 2014 году, и даже продвинулись за демаркационную линию 2003 года. В данный момент линия фронта проходит в каких-нибудь 50 километрах от Эрбиля — столицы Иракского Курдистана. Положение иракских курдов отчаянное: они не только лишись нефти, но и, вероятно, связи с внешним миром, поскольку Багдад намерен контролировать границу с Турцией и Ираном.

Сами курды признают, что теперь перспектива независимости отодвинулась на несколько поколений вперед. Один из курдских лидеров, Бафель Талабани, заявил, что речь идет о крупнейшем поражении в истории его народа. Бафель — сын недавно скончавшегося Джаляля Талабани, создателя одного из главных курдских движений — «Патриотического союза Курдистана» (ПСК). Это движение считает лидера Демократической партии Курдистана Масуда Барзани предателем, который провалил «курдский проект» в интересах своего коррумпированного клана. По мнению ПСК, Барзани созвал референдум, чтобы укрепить свою личную власть, а в результате настроил против иракских курдов всех региональных игроков — Турцию, Иран, Сирию, США и собственно Ирак.

Международные наблюдатели задаются вопросом: почему курды оказали столь слабое сопротивление, и что стало залогом столь успешного наступления войск Багдада? Ведь в 2014 году деморализованная иракская армия практически без боя сдала силам ИГИЛ миллионный Мосул. Одна из причин усматривается в расколе курдского движения: инициативу Барзани не поддержала вторая крупнейшая группировка иракских курдов — ПСК, которая контролировала Киркук. Ее руководство всегда выступало за диалог с Багдадом, а сам ее лидер Джаляль Талабани был даже президентом Ирака с 2004 по 2015 годы.

Другая причина — решающая (хотя это отрицает Багдад) роль Ирана во взятии Киркука. Основной ударный кулак наступающих составляла шиитская милиция «Хашд аш-Шааби», подготовленная Ираном. Командующий иранскими «Силами Кудс» (зарубежный корпус «стражей исламской революции») генерал Касим Сулеймани сыграл ведущую роль в наступлении на Киркук. Именно он заключил с оборонявшими город ополченцами пешмерга соглашение о переходе Киркука под контроль Багдада. Необходимо учитывать и то, что иракская армия значительно окрепла за последние три года. Курды мало что могли противопоставить ее танковым соединениям.

Теперь Багдад намерен полностью перекрыть границу с Турцией и таким образом поставить под свой контроль торговлю нефтью, значительно сократив долю Эрбиля. Ведь магистральный нефтепровод Киркук-Джейхан является одним из двух основных маршрутов экспорта иракской нефти. Все это ставит курдский регион в полную экономическую зависимость от Багдада. Таким образом, Эрбиль может потерять значительную часть экономических преференций, которые он получил от Багдада после свержения Саддама Хусейна. Впрочем, у Иракского Курдистана с самого начала не было реальных шансов стать самостоятельным государством, поскольку перекрыть внешние границы региона были также готовы Турция и Иран, проявившие полную солидарность с Багдадом.

«Спорная» провинция Киркук исторически относилась к турецкому вилайету Мосул, этнический состав которого был крайне пестрым, однако курды составляли большинство. В результате проводимой партией Баас и лично Саддамом Хусейном насильственной арабизации и перекройки границ этнические курды стали составлять менее половины населения, а арабы превратились в большинство. По данным Human Rights Watch, только с 1991 по 2003 годы Саддам Хусейн изгнал из провинции Киркук около полумиллиона этнических курдов. После свержения баасистского режима в 2003 году американская оккупационная администрация разрешила вернуться тысячам курдов. Тем не менее, провинция осталась под формальной юрисдикцией Багдада, хотя курды заявляли о своих правах на нее. Курдские формирования захватили Киркук в июне 2014 года — после того как силы ИГИЛ начали наступление на Багдад.

Многие наблюдатели высказывают мнение, что США цинично использовали курдов в борьбе с ИГИЛ, чтобы потом бросить их на растерзание региональным державам. Однако следует учитывать тот факт, что речь идет о разных курдских движениях. Борьбу с ИГИЛ в первую очередь ведут сирийские курды, которые продолжают сотрудничать с Америкой (в надежде на независимость) и недавно взяли «столицу халифата» Ракку. Отряды курдской народной самообороны YPG — боевое крыло Pyd — «Демократического союза», который выполняет роль временного правительства сирийских курдов в ходе нынешней гражданской войны в Сирии. В свою очередь «Демократический союз» тесно связан с национал-марксистской Рабочей партией Курдистана. Созданное Мустафой Оджаланом движение ведет борьбу за независимость от Турции (а затем и Сирии) с 1984 года. Отряды курдской народной самообороны — весьма эффективное боевое соединение, и это смогли оценить американцы, которые используют их как инструмент в большой региональной игре. Что не помешает разменять их как пешку в очередной сделке с той же Турцией, после того как ИГИЛ будет окончательно разгромлен. Очевидно, что и на этом участке фронта курдов будет ждать жестокое разочарование.

Ирак > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 ноября 2017 > № 2372620


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 ноября 2017 > № 2372616 Александр Дынкин

Какова роль России в постевропейском мире?

Россия больше не хочет быть частью Европы. Это можно обосновать с помощью многочисленных исторических процессов. Теперь Запад должен найти правильный формат обращения с Россией. При этом перманентная изоляция и режим санкций таят опасность возникновения новой биполярности.

Александр Дынкин, Der Tagesspiegel, Германия

То, что Россия больше не желает становиться частью Европы, — это факт. Такому положению дел предшествовали переговоры о классификации экономических благ и безвизовом посещении стран Шенгенской зоны, которые велись на протяжении десятилетий и все же потерпели неудачу. Во время первого срока президентства Владимир Путин поднимал тему вступления в НАТО — серьезной реакции не последовало. Зато Россию поставили в неприятную ситуацию: выход Соединенных Штатов в одностороннем порядке из Договора об ограничении систем противоракетной обороны, две волны расширения НАТО и третья попытка расширить альянс за счет Грузии и Украины.

Это краткое объяснение. Для того чтобы дать полный ответ на вопрос, является ли Россия частью Европы, необходимо рассмотреть глубокие проблемы и внешнее влияние.

Первое — это обширная территория России. Она разделена на 11 часовых поясов, ее границы с европейскими государствами гораздо короче, чем границы с исламскими странами. Протяженность границы с Китаем составляет свыше 4200 километров плюс 17 километров границы с Северной Кореей. Тихоокеанская Россия — реальность, которая требует усилий и ресурсов.

Во-вторых, на протяжении столетий России приходилось давать отпор и уничтожать многочисленные имперские амбиции — монголов, поляков, шведов, французов и немцев. Это привело к развитию острого восприятия опасности. Мы все еще не знаем точного количества наших человеческих жертв во время Второй мировой войны. В феврале этого года на слушаниях в парламенте была приведена цифра: 42 миллиона!

В третьих, теория зависимости от траектории развития — не просто выдумка социологов. Россия, страна без демократических традиций и опыта, пережила болезненное изменение своей политической системы и падение империи. Эти события вызвали чувство большого разочарования у россиянок и россиян.

И, наконец, кое-что из личного опыта. В 1993/1994 году меня как члена Академии наук включили в команду советников российского правительства, которую возглавлял профессор Джеффри Сакс (Jeffrey Sachs). Он только что прибыл из Варшавы и был воодушевлен, поскольку успешно решил там свою задачу. Но каждый раз, когда он возвращался из Вашингтона, он выглядел очень несчастным.

«Когда я приезжал из Варшавы, — объяснял он, — и интересовался списанием долгов, выгодными кредитами, тренингами и так далее, я всегда встречал полную поддержку. Когда я приезжал из Москвы, мне напоминали — как ушат холодной воды на голову — о том, что русские проиграли холодную войну. Мы не будем им препятствовать, но и помогать не будем». Дух победы в холодной войне и нарратив о конце истории подрывали любую стратегическую дальновидность.

Конечно, культурное и историческое наследие, географическая близость, активная экономическая деятельность и плотность населения в европейской части страны, трубопроводы и другие логистические проекты, которые отсылают к Западу, еще некоторое время будут удерживать Россию в культурном и экономическом гравитационном поле Европы.

Однако в моем восприятии сегодня весь мировой порядок является постевропейским. Привлекательность европейской модели ощутимо теряет силу в российском обществе. Исчерпан общественный договор, согласно которому каждое новое поколение должно пребывать в лучшем положении, чем предыдущее.

Технология подтачивает средний класс — опору демократии. Катастрофический проект «Большой Ближний Восток» в сочетании с арабской весной и ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. ред.) приводит к терактам в европейских городах и непредвиденной волне беженцев. К этому следует добавить «базар оскорблений» в США, как писала Financial Times, и Брексит.

Наследием границ Сталина-Хрущева, которые были обозначены в пределах Советского Союза, стало территориальное «минное поле». Путин неоднократно предупреждал Запад о том, что прошли времена российской сдержанности, а также времена, когда Запад может использовать беспорядки, связанные с посткоммунистическими переменами, чтобы изолировать Россию и унижать ее. На Западе не было ни одного политика с достаточной силой воображения, которая позволила бы отклониться от традиционного образа мыслей.

Генри Киссинджер (Henry Kissinger) недавно задал интересный вопрос: «Является ли самым разумным путь, который предполагает оказание давления на Россию и в случае необходимости даже ее наказание, пока она согласится с западной точкой зрения на свой внутренний и глобальный порядок?»

Ответ прост: это приведет к новой биполярности. С одной стороны, Россия, Китай, члены Организации договора коллективной безопасности (ОДКБ), а также Иран, Северная Корея, возможно, Турция, Египет, Катар и Южная Африка. С другой — США, НАТО, Япония, Саудовская Аравия и так далее. Недавно введенные американские санкции против трех очень разных стран — КНДР, Иран, Россия — неописуемым образом подталкивают мир в направлении такого внушающего страх сценария.

Как мог бы выглядеть постевропейский порядок XXI века в полицентрическом и мультикультурном мире? Вопрос открытый. Впрочем, если говорить о выборе правильного ответа, то я опасаюсь, что временное окно недолго будет оставаться открытым.

Александр Дынкин — президент Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 ноября 2017 > № 2372616 Александр Дынкин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 1 ноября 2017 > № 2372584

Время Березовского. Отрывок из книги Петра Авена

Редакция Forbes

Forbes публикует отрывок из книги, которая выходит в ноябре в издательстве Corpus

Основа книги — десятки интервью с героями эпохи. Петр Авен совместно с Анатолием Голубовским и Андреем Лошаком обещают выпустить одноименный документальный фильмОснова книги — десятки интервью с героями эпохи. Петр Авен совместно с Анатолием Голубовским и Андреем Лошаком обещают выпустить одноименный документальный фильм

В юности меня несложно было очаровать. Это периодически удавалось и женщинам, и мужчинам. В женщин, точнее в девушек — филфак, истфак, экономфак МГУ, мы вместе учились, — я банально влюблялся, и чары так же банально рассеивались через некоторое время близкого знакомства. Единственным исключением осталась моя жена.

Что до мужчин, то две разные причины подталкивали меня к новым дружбам. Первая состояла в ощущении, полностью исчезнувшем годам к тридцати, что где-то есть «другая жизнь», «другие миры», заполненные умными, необычными, яркими людьми. В этих мирах не решают по 100 задач в неделю («Вторая школа», старшие классы), не тратят бессмысленно время на политэкономию социализма (экономический факультет Московского университета), не обсуждают, сильно привирая, сокурсниц, лежа на койках в грязной казарме (военные сборы в городе Владимире). Там устраивают капустники, поют на джем-сейшнах, читают малоизвестные в то время стихи от Гумилева до Бродского, обсуждают Кьеркегора.

Постепенно я понял, что «другие миры» как цельные конструкции не существуют.

Можно смотреть кино, читать книжки и собирать картины, не общаясь с режиссерами, писателями или художниками, — такое общение мало что добавляет, а напротив, зачастую разочаровывает и отвращает от чтения или «смотрения». Надо, одним словом, не стремиться в чужие миры, а строить свой, по возможности затягивая в него тех редких персонажей, которые действительно интересны и близки. А очаровываться человеком из-за его принадлежности «другому миру» — идиотизм.

Вторая причина возможного очарования была более разумна — личные качества человека. Качества, которые отсутствовали (в устраивающей меня степени) у меня и которыми я восхищался. В ранней юности это был интеллект и общий уровень культуры: попав из среды московской технической интеллигенции на кухню ведущих советских гуманитариев, я чувствовал себя собакой и, безусловно, был потрясен и очарован.

Могли меня очаровать и иные, значительно более простые человеческие качества и умения. Так, на первом курсе я всерьез попал под обаяние своего сверстника — плейбоя и болтуна московского разлива, поразившего меня наглой самоуверенностью, следствием которой была легкость знакомства с девушками на улице Горького. Сам я в первые послешкольные пару лет к девушкам на улице подходить не решался.

Однажды — правда, всего на месяц-другой — я был очарован парой богемных друзей-бездельников. Обладая комплексом отличника и гипертрофированным уровнем ответственности, практически не прогуливая лекции ради пивной, я был просто обезоружен легкостью отношения к жизни и умением ничего не делать. В этом мне поначалу виделись особая смелость и мудрость, тем более что ничегонеделанье сопровождалось многочасовыми рассуждениями о величии утонченного пофигизма и курением травки.

Уже позже, курсе на третьем, я на определенное время попал под обаяние известного городского фарцовщика. Меня привлекло отсутствующее у меня (воспитанного вполне ботанически) чувство «хозяина жизни» и умение «решать вопросы», очень востребованное в Москве 1970-х, где слово «купить» было практически выдавлено из словаря словом «достать».

Впрочем, в абсолютном большинстве случаев позже или раньше наступало разочарование. Я не то чтобы начинал плохо относиться к тем, кем раньше восхищался. Нет. Они просто переставали меня восхищать, переставали казаться особенными.

Во-первых, я быстро учился.

Уже в аспирантуре я самонадеянно считал себя не глупее своих знаменитых учителей и дискутировал с ними «на равных».

Проучившись пару лет в МГУ, я научился легко знакомиться с девушками и, более того, изумлялся тому, что совсем недавно боялся к ним подойти. Оказавшись неожиданно весьма адаптивным, я быстро разобрался в советской «экономике торга», научившись доставать билеты в театр, будь то «Таганка» или «Современник», выменивать нужные мне книги у памятника первопечатнику Федорову и без очереди ремонтировать отцовские «Жигули» на станции техобслуживания возле нашего дома.

Во-вторых, даже в молодости я был способен критически воспринимать окружающую действительность. Ближе знакомясь с очаровавшими меня персонажами, я обнаруживал в них отрицательные качества, зачастую полностью перекрывавшие те, которыми я восхищался. Да и сами эти качества в первооснове своей оказывались не совсем тем, чем виделись поначалу, — пофигизм оборачивался ленью и равнодушием к близким, в «умении жить» чувствовалась прохиндейская скользкость. Одним словом, очарованию приходил конец.

Но не всегда. За мою уже достаточно длинную жизнь мне встретилось несколько человек, чье очарование я чувствую и сегодня. Их было не много — можно пересчитать по пальцам одной руки, но они были (а частично и есть). Я с ними дружил и многое про них знаю и понимаю, в том числе — как бы сказать помягче… — не очень хорошее. И тем не менее, вспоминая каждого из них, чувствую, как некая «иррационально-сентиментальная» волна накатывает на меня, и хочется делиться нашими общими историями со всеми, кто готов их слушать, и даже пересматривать старые фотографии. Особенно фотографии с теми, кого уже нет в живых.

И первый из них — Борис Березовский.

***

Главное, что меня всегда привлекало в Борисе, — бесконечный уровень амбиций. В основе которого лежало глубокое, столь же бесконечное уважение к себе.

Летом 1988-го, после десятилетия нашей достаточно плотной дружбы, Борис пригласил в кооперативное кафе «Атриум» на Ленинском проспекте группу товарищей с предложением скинуться на создание совместной компании — будущего «ЛогоВАЗа». Собралось человек семь или восемь. Все мы пытались заниматься каким-то бизнесом, в основном околонаучным, по хоздоговорам с государственными предприятиями. И все как-то сотрудничали с Березовским. Борис правильно понял, что разумно упорядочить наши разрозненные и бессистемные попытки заработать. Следовало создать структуру — с ясными правилами, бухгалтерией, юридической службой и т. д.

Я в тот момент уже собирался уезжать на работу в Австрию, так что мне Борино предложение по большому счету было неинтересно. К тому же в то время я больше думал не о бизнесе, а об экономике — как о науке, так и о практике реформ.

Однако я спросил: «Боря, а какая все-таки конечная цель? Ради чего ты предлагаешь объединиться?» Его ответ меня поразил: «Цель — заработать по миллиарду долларов. Каждому».

Излишне говорить, что у большинства собравшихся вряд ли было больше пары тысяч рублей на сберкнижке. Они копили и одалживали друг другу деньги если не до зарплаты, то на покупку любых товаров длительного пользования. Мы с женой копили на ее первую шубу — из опоссума. Не у всех был личный автомобиль, а сам Березовский делил машину на двоих еще с одним участником высокого собрания. Поэтому цифра в миллиард (долларов!) выглядела абсолютно, запредельно фантастической.

Удивительно, что примерно в то же время аналогичное обещание — «заработаем миллиарды» — давал Михаил Фридман одному из своих будущих партнеров.

Собственно, Березовского просто не интересовали мелкие цели. «Миллиард» возник с появлением возможности легально зарабатывать. А до этого была наука, и естественной целью было получение Нобелевской премии. Премию Ленинского комсомола он уже получил, Государственная и Ленинская не виделись достойными серьезного внимания. А вот Нобелевская… С написанным на листочке планом ее получения он однажды пришел ко мне домой. Как известно, Нобелевскую не дают математикам, а именно как бы математиком (об этом ниже) Борис и был. Поэтому он должен был найти ту науку, где математика, которой занималась его лаборатория, была бы эффективно применима. И выбирал он между биологией и экономикой. По поводу экономики он и пришел ко мне. С моей помощью (я, конечно, не был его единственным собеседником) он хотел найти конкретную область, на которой стоит сосредоточиться.

Сам план получения Нобелевской, включающий организацию цитирования его работ, пока несуществующих, обработку членов Нобелевского комитета, саму процедуру выдвижения и т. п., был им уже написан.

Собственно, стремление к практически недостижимым целям и было главной отличительной чертой Березовского, влекло к нему и за ним. И чем менее достижимой казалась цель, тем с большим рвением он к ней стремился. Новые препятствия не заставляли его опускать руки, а провоцировали дополнительный драйв. Для Бориса не существовало слова «нет». «Невозможно» — слово не из словаря Березовского. Вспоминая известную песню Макаревича, можно сказать, что он не «прогибался под изменчивый мир», у него просто не возникало такой мысли.

Это его и сгубило. Его последняя и главная цель была очевидна: управление страной Россией. Я часто рассказывал, как однажды, залечивая перелом позвоночника в лозаннском госпитале, Борис объяснял мне смысл слияния ЮКОСа и «Сибнефти», которое они с Ходорковским затеяли году в 1998-м.

«Америкой, — объяснял мне Березовский, — на самом деле управляют семь или восемь семей, мы точно не знаем сколько. В основном, конечно, еврейских. Они собираются, я думаю, где-то раз в год и решают основные вопросы — кандидатура президента, ставки ФРС, вторжение в какой-нибудь Ирак. На самом деле решают именно они, а демократия — это разводка для лохов». Потом он рассказал, что Америка большая и там всего хватает на семь или восемь семей, а Россия — маленькая и небогатая, поэтому они с Мишей решили рулить вдвоем (Ходорковского он, конечно, видел младшим партнером). Для этого и создается «ЮКОС — Сибнефть» — потенциально самая крупная компания России.

Я от обалдения задал идиотский вопрос: «А как же мы?» — «А вам — что останется», — ответил Борис.

Это была его модель мира, которую, подозреваю, разделяет большинство россиян. Но в отличие от них Березовский не чувствовал сакральности российской власти, которую, не будучи на нее помазанным, просто нельзя захватить изнутри. Власти можно советовать, можно ей помогать и за ее счет обогащаться. Но стать самой властью абсолютно невозможно. Особенно безродным космополитам. Единственный способ захватить власть — уничтожить «старую» сакральность, устроив революцию, чем и занимался Борис все последние годы. Но исторических условий для революции не сложилось. А попытки залезть на занятый трон были обречены окончиться трагически. Можно стать «столбовою дворянкой», невозможно (и гибельно даже пытаться) — «владычицей морскою».

На непонимании этого факта сломали зубы и Березовский, и Гусинский, и Ходорковский. Мне кажется, в этом непонимании много еврейского. Если свобода — главная ценность, а Бог — возможный соперник, то как можно мириться с чертой оседлости, квотами в вузы и тому подобными «нельзя»? Почему нельзя? Кто так решил? Несогласие десятков тысяч молодых евреев с несправедливыми ограничениями — очевидный (не главный, конечно) фактор революции 1917 года.

Березовский не чувствовал сакральности российской власти, которую, не будучи на нее помазанным, просто нельзя захватить изнутри

Увы, отметая «нельзя» одно за другим, наиболее амбициозные личности заходили туда, куда действительно нельзя — как в смысле желаний, так и в смысле собственного поведения. Борис дважды говорил мне, что на самом деле президентом надо становиться самому. Но (проблеск рационального сознания!): «Мешает отчество. Был бы Александрович — стал бы точно. Про национальность никто бы и не вспомнил. А «Абрамович» уж слишком режет слух».

Преодолевая общепринятые запреты, он всюду возил с собой девушек лет восемнадцать-двадцати — будучи и ответственным секретарем СНГ, и замсекретаря Совбеза. А почему нельзя? Даже если женат. Некоторые очень большие начальники рассказывали мне, что абсолютно балдели от такой наглости, попрания всех этикетов и просто не знали, как реагировать. И восхищались, конечно, завидуя.

Амбиции подавляют страх. Борис был исключительно смелым человеком. Внешнее впечатление обманывало — согбенная спина, мелкие шажки, суетливые движения. В молодости он мог казаться испуганным и заискивающим. На самом деле он был не просто смелый, а лихой. Беспредельные и плохо просчитанные риски в бизнесе и политике, которые он брал, в том числе подвергая опасности собственную жизнь, меня всегда поражали. Я к такому был не готов. Когда он гонял на снегоходе по льду Клязьминского водохранилища, охрана отставала — было страшно. Именно так он однажды ночью сломал позвоночник, случайно оставшись в живых, — въехал на полной скорости в относительно мягкий камыш, а не в дерево или гранитный парапет.

Роман Абрамович рассказывал мне, что однажды в самом начале их с Борисом сотрудничества он пришел к Березовскому за поддержкой. У них возникли проблемы с какими-то бандитами, ситуация стала опасной, и Роман задумался о серьезной охране, которой у него, в отличие от Бориса, не было. На разговор об опасности и просьбу помочь с усилением охраны Березовский прореагировал сухо: «Бизнес — это война. Тебя убили — значит ты проиграл. Действуй так, чтобы не убили. И сам думай о своей охране, особенно не заморачиваясь».

Сам он не заморачивался, особенно после покушения. Отступить из-за страха было для него абсолютно невозможно. Наоборот, страх надо преодолевать и — вперед.

Эта смелость наряду с неограниченными амбициями, безусловно, привлекала. Делала его лидером. Плюс к этому — исключительный дар убеждения.

***

Змею-искусителю дар убеждения необходим. У Бориса он был, и пользовался он им постоянно. И так же постоянно хвастался.

Помню, как однажды группе «олигархов» надо было добиться чего-то от тогдашнего председателя Центрального банка Сергея Дубинина. Было известно, что у Березовского с ним крайне плохие отношения (это, впрочем, естественно — они совсем разные).

Тем не менее именно Борис вызвался съездить в ЦБ и «решить вопрос» в интересах собравшихся в клубе «ЛогоВАЗа» бизнесменов. Кто-то удивился: «У тебя же с Дубининым совсем плохо». Березовский усмехнулся: «На человека масштаба Дубинина мне надо 40 минут». Борис съездил в ЦБ и действительно очень быстро все решил. А на мой вопрос, почему у него раньше было с Дубининым «плохо», ответил, улыбнувшись: «Раньше он не был мне нужен».

Дар быстрого убеждения стал причиной того, что Березовский оказался одним из очень немногих людей, кто серьезно помог мне в жизни.

В 1988 году я должен был уехать в Австрию заниматься наукой в Международном институте прикладного системного анализа. С огромными усилиями подписав контракт — у Академии наук СССР было в институте одно место экономиста, но кого брать, решали не в Москве, а в Вене и не наши, а тамошние ученые, я неожиданно не получил разрешения на выезд, так называемое решение ЦК КПСС. Причины не назывались, но было и так понятно: во-первых, я не был членом партии (а это важнейшее условие разрешения на длительную загранкомандировку) и, во-вторых, этнически — по маме — не вполне соответствовал идеалу советского ученого.

Ввиду отказа на мое место оформили другого молодого ученого, тоже подписавшего контракт с институтом. Но пока он проходил процедуры согласования и получал свое «решение», Советский Союз слабел и слабел, правила смягчались, и с помощью друзей через год я тоже выбил разрешение на выезд. Думаю, отъезд на работу в Австрию был самой сложной операцией моей жизни, точно сложнее, чем преодоление вместе с Альфа-банком кризисов 1998 или 2009 годов.

Одним словом, возникла коллизия: два человека с контрактами на одно рабочее место. Окончательное решение должен был принять куратор экономических исследований института со стороны советской Академии наук. Когда я начинал оформляться, им был мой учитель, покойный академик Станислав Сергеевич Шаталин. Но за год ситуация поменялась, и куратором стал молодой профессор Алексей Юрьевич Шевяков, сегодня, увы, тоже покойный.

Мой конкурент, подписавший контракт, был его сотрудником. Поэтому было ясно, что мои шансы уехать близились к нулю.

Я сидел дома и грустил, когда ко мне зашел Березовский. «Все решим», — сказал он немедленно, услышав мои причитания. «Как фамилия этого профессора? Шевяков? Познакомлюсь и все решу. В конце концов, он такой же, как я, молодой доктор — договоримся. Дай две недели». Конечно же, я не поверил.

Через пару недель ко мне вновь заявился Борис. «Я на днях познакомился с Шевяковым. Сразу ничего не сказал, но теперь давай вдвоем съездим к нему на работу и все решим». Я ответил, что это абсолютно невозможно. Длительная командировка — слишком большой приз. Вот так, с ходу, поменять одного (своего!) кандидата на другого (меня, которого он в глаза не видел) — так не бывает.

Но мы поехали. Стоял жаркий июль 1988 года. Мы обнаружили Алексея Юрьевича в Президиуме Академии наук на Ленинском проспекте. Борис усадил меня на лавку напротив входа в здание, а сам зашел внутрь. Мне наказал не двигаться. Минут через 20 Березовский и Шевяков вышли вдвоем. Остановились, оживленно беседуя, причем больше говорил, конечно, Борис. Потом он повернулся ко мне и попросил подойти. Я подошел.

«Вот, — сказал Березовский, — это Петр. Все ясно?» Шевяков внимательно посмотрел на меня. «Все. Договорились. Пока». Мы попрощались. «Едешь в Австрию», — сообщил мне Борис. И оказался прав.

Потом я долго пытал их обоих: «Что сказал Березовский?»

Шевяков сознался спустя несколько лет: «Очень просто. Во-первых, я слышал, что Борис — деловой человек и ему можно доверять. Во-вторых, он задал очень правильные вопросы: «Зачем тебе нужен в Австрии именно свой человек? Ты чего от него ждешь?» Борис сам и ответил: «Тебе нужны совместные с ним статьи на Западе. Приглашение на конференции. Связи. Ну и «бытовка» — джинсы детям, подарки жене. Посмотри на Петра — он все это сделает лучше, чем твой, как там его… Я гарантирую». И Шевяков поверил.

***

Дар убеждения — важнейшая составляющая таланта вести за собой. В основе того и другого — неколебимая уверенность в себе. Хотя бы и внешняя.

Станислав Белковский, друживший с Березовским в начале 2000-х, рассказывал мне, что периодически у Бориса возникали приступы страха, неуверенности, депрессии.

Что задолго до 2013-го он заговаривал о самоубийстве. Об этом же, о панических атаках, говорила мне и Галя — вторая жена Бориса. Для меня, как и для таких старых друзей Бориса, как Леонид Богуславский, это стало неожиданностью: при нас он никогда не позволял себе выглядеть слабым.

Поэтому и мог вести за собой, «поднимать на бой» в ситуациях, казавшихся почти безнадежными. В 1996-м, сыграв огромную роль в мобилизации проельцинских олигархов и дальнейшей победе Ельцина на выборах. В 1999-м, придумав «Единую Россию» и вырвав из рук Лужкова и Примакова казавшийся неизбежным выигрыш в парламентской гонке. Березовский не участвовал в выборах Путина. Но без победы проельцинских сил на думских выборах 1999-го у нас точно был бы другой президент.

Эти победы способствовали созданию мифа о всемогущем Березовском — мифа, который он сам во многом и поддерживал. Победителю начинают верить, даже если планы будущих побед выглядят неубедительно: «Раньше ведь удавалось. Может, он знает и чувствует что-то, невнятное нам?» Тем более что планы Бориса всегда были грандиозны.

Если тебе обещают миллиард, невольно думаешь: «Миллиард не миллиард, но, может, миллионов десять действительно заработаю?» Наглядный урок эффективного искушения.

Березовский не был ленив, он был способен не только придумывать, но и делать. Анатолий Чубайс рассказывал, как Борис пришел к нему в 1996 году с идеей разыграть на выборах «карту Лебедя». Популярный генерал, по замыслу, должен был в первом туре отобрать голоса у коммунистов, а потом, во втором, «передать» своих избирателей Ельцину. Чубайсу идея понравилась, и он попросил Березовского переговорить с Лебедем. «Да я уже ночью к нему слетал и договорился», — ответил тот.

Ему было не лень и поддерживать необходимые личные отношения, «дружить». Ужинать, ходить в баню, летать отдыхать. Однажды мы договорились вечером встретиться на даче нашего общего товарища. Я приехал часов в десять, а Борис появился около двух ночи — с кем-то ужинал. Я дождался его, но почти сразу же засобирался спать — надо было в восемь утра уезжать на работу. Березовский уговаривал меня посидеть еще, а когда понял, что я все-таки ухожу, сказал: «Я тебя провожу утром».

В восемь утра я спросил мажордома: «А когда улеглись Березовский с хозяином?» — «Выпивали до пяти утра». В этот момент я услышал шаги — Борис спускался провожать меня. Шел проливной дождь, от дома до машины было метров сорок, и Березовский, в махровом халате и с большим зонтом над нашими головами, несмотря на уговоры, проводил меня до автомобиля. До сих пор не вполне понимаю, был это дружеский порыв или глубоко усвоенный поведенческий навык. Примитивного расчета быть не могло — Борису от меня ничего не было нужно.

***

Безусловно, некоторые качества Березовского были для меня неприемлемы. Однажды меня серьезно садануло его патологическое равнодушие к чужому горю.

Владимир Воронов рассказывал, как истово Борис помогал, когда потребовалась медицинская помощь его брату, как все скрупулезно организовывал. Об этом же говорил и Юлий Дубов. Действительно, когда нужны были действия, Борис, как настоящий лидер, всегда был готов помочь и эффективно помогал. Но сопереживать при этом не мог. Действия — да, чувства — не очень. Он не переживал за себя, не хотел переживать за своих близких, вообще бежал от депрессивных эмоций. Очень не любил посещать похороны и больных друзей.

В далеком 1987-м в нашей семье случилась трагедия. У моей жены уже в роддоме из-за ошибки врачей погиб неродившийся ребенок.

Я был совершенно убит. Жена чуть не умерла, дома меня окружали ненужные детские вещи (вообще-то, согласно поверьям, их не следовало покупать «до того»). Борис был полностью в курсе дела: заведующая отделением, где должна была рожать Лена, училась с ним в одном классе. Собственно, он сам туда мою жену и устроил.

Березовский пришел ко мне домой. Ритуально что-то сказал — типа «жалко». А потом достал план нашего совместного с АвтоВАЗом бизнеса и предложил обсудить.

Я был не в состоянии — потеря ребенка была первой серьезной трагедией в моей жизни. Он поразился совершенно искренне: «Ты что? Ребенок уже умер. Это прошлое. Пошли вперед!»

И это не была попытка меня успокоить. Борис действительно так чувствовал. Прошлого не существовало. Рефлексия отсутствовала. Много лет спустя я дал ему книгу Дубова «Большая пайка», которая повествует о нем, о Борисе. Почему-то Юлик не успел подарить ему экземпляр. Березовский прочитал, позвонил мне и сказал: «Очень интересно. Ведь я ничего не помню».

Подобная эмоциональная глухота не то чтобы развивалась с годами — просто с ростом социального статуса Борису было легче позволять себе не демонстрировать ритуальное сочувствие, но его равнодушие многих задевало и отвращало.

Вторым переломным эпизодом в моем к Борису отношении стала, как нередко бывает в России, история с дележом прибыли. Единственный раз мы с ним сделали совместную сделку. Я ее придумал и организовал, но для начала нужны были деньги. У меня их в 1993 году не было вовсе. Березовский все профинансировал, а прибыль, которую официально получил «ЛогоВАЗ», мы должны были поделить пополам.

Мне причиталось $5 млн — огромные деньги. Несколько лет я не мог их получить со своего близкого друга. Борис говорил: «Да, должны. Но пока нету. А то, что заработали, увы, потратили на другое». И добавлял свою знаменитую фразу: «Деньги были, деньги будут. Сейчас денег нет».

Я все-таки получил свое с помощью Михаила Фридмана и Бадри Патаркацишвили. Но очень многим Борис так и остался должен. Например, Михаилу Денисову — ближайшему другу юности. Михаил подробно рассказывал об этом в беседе со мной.

Для меня такое легкое отношение к своим долгам неприемлемо. А кто-то прощал, будучи, возможно, готовым к подобной необязательности изначально. В наших разговорах Александр Гольдфарб и Юрий Фельштинский отмечали, что всегда философски относились к Бориным обещаниям.

И еще меня ужасно раздражала его непоследовательность. Однажды, в январе 2000-го, мы играли в бильярд у меня на даче. Березовский считал, что жизнь удалась. Путин только что стал и. о. президента, денег достаточно, угроз не видно, можно расслабиться. Но, зная его, я понимал, что Борису необходима кипучая деятельность. Я спросил: «А что ты теперь, после выборов Путина, будешь делать? Нужно ведь что-то новое». «Хороший вопрос, — ответил Березовский. — Я действительно искал и нашел дело на ближайшие 10–20 лет. Главное для себя. Называется Карачаево-Черкесия».

И он изложил план превращения Карачаево-Черкесии в Сингапур (пусть и без океана) или Дубай. Подробный, включавший в себя построение в центре Черкесска мечети, православного собора и синагоги и тому подобные начинания.

Через пару месяцев мы снова играли у меня в бильярд, и я спросил: «Как главное дело твоей жизни? Карачаево-Черкесия?» — «Ерунда, — ответил Борис. — Неинтересно».

Году в 1996–1997-м Борис позвонил и попросил встретиться, чтобы, как он сказал, прояснить один вопрос. Мы встретились, и он спросил: «Вы меня познакомили с Ромой. Слушай, а чем он все-таки занимается? Что он вообще за человек?» К этому моменту они с Абрамовичем уже полтора или два года плотно занимались проектом «Сибнефть»… Не могу придумать название качеству, провоцирующему подобные вопросы в подобных обстоятельствах.

***

Для очень многих Борис Березовский стал символом эпохи 1990-х. Эпохи, начавшейся с горбачевской перестройки и закончившейся то ли отставкой Ельцина, то ли арестом Ходорковского в 2003-м. Для истории это, конечно, будет эпоха не Березовского, а Горбачева — Ельцина, которые, несмотря на свой прижизненный антагонизм, останутся в ней братьями-близнецами, сокрушившими советскую власть.

И все-таки, вспоминая 1990-е, очень часто вспоминают именно Бориса. Почему? Почему именно он для многих стал олицетворением того времени — времени становления второго российского капитализма?

Собственно, этот вопрос я и обсуждал с парой десятков людей, хорошо знавших Березовского в разные периоды его жизни. Я подумал, что, пытаясь установить связь между временем и судьбой человека, это время олицетворившего, можно об этом времени что-то понять. Именно о времени, суть которого постичь, конечно, намного труднее, чем характер любого человека. Даже такого необычного, как Борис.

У каждого из моих собеседников была собственная версия ответа на вопрос, почему именно Борис стал символом эпохи. Не стану их пересказывать. Надеюсь, наши беседы, опубликованные в этой книге, будет интересно читать. Замечу лишь, что, на мой взгляд, одна из причин — редкая многогранность Березовского.

Он казался своим и понятным и бизнесменам, и народным артистам, и криминальным авторитетам, и политикам. Человек узкий, непротиворечивый, простой не может отразить время, особенно странное время перемен.

И еще: история жизни человека не может быть большой без трагедии. У Бориса она случилась. Мне кажется, что без по-настоящему трагического финала судьба Березовского могла бы выглядеть как не очень смешной водевиль.

А так, как отмечали многие мои собеседники, — настоящий герой Шекспира. Шекспировские страсти. И история жизни вполне шекспировская. Как верно написал мне в письме Евгений Водолазкин: «Я знаю людей великих страстей, чье формирование происходило не в том месте и не в то время. Это их не то чтобы уничтожило — скорее свело их энергетическое поле к размеру какой-нибудь лаборатории или научного отдела… Такова, если уж мы вспомнили о Шекспире, Леди Макбет Мценского уезда: страсти настоящие, а площадь распространения невелика. Таким ведь мог стать и Березовский, родись он в других обстоятельствах. Но он родился очень точно».

Именно шекспировский масштаб и трагедия жизни Бориса останавливают меня от того, чтобы его судить. Углубляться в то, что хорошо, что плохо.

Березовский был большим человеком. Вполне себе аморальным. Однако — больших целей, амбиций, сил. Большого мужества и самоуважения. В этом масштабе — главный секрет его обаяния.

Ему понравилось бы, что я пишу о нем книгу. Разговариваю с теми, кто его знал. И не важно, что они говорят. Главное, что помнят.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 1 ноября 2017 > № 2372584


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > minenergo.gov.ru, 1 ноября 2017 > № 2372288

Александр Новак принял участие во встрече Президента РФ Владимира Путина с Президентом Исламской республики Иран Хасаном Рухани.

Министр энергетики Российской Федерации Александр Новак принял участие во встрече Президента России Владимира Путина с Президентом Исламской республики Иран Хасаном Рухани.

Стороны обсудили перспективы развития двусторонних отношений, актуальные региональные и международные вопросы, в том числе в области энергетики.

Главы государств отметили, что в течение последних четырех лет отношения между странами постоянно развивались, стороны подтвердили намерения продолжать взаимодействие в области мира и безопасности.

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > minenergo.gov.ru, 1 ноября 2017 > № 2372288


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 1 ноября 2017 > № 2372287

Александр Новак провел встречу с Масудом Карбасианом.

Министр энергетики Российской Федерации Александр Новак провел встречу с Министром экономики и финансов Исламской Республики Иран Масудом Карбасианом.

Как сопредседатели Постоянной Российско-Иранской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, стороны обсудили весь комплекс двусторонних торгово-экономических отношений, включая взаимодействие в сфере торговли и промышленности, энергетики, сельского хозяйства, финансового партнерства и информационно-коммуникационных технологий.

Александр Новак обозначил высокие показатели товарооборота: «В текущем году за январь-август 2017 г. уровень российско-иранского товарооборота составил 989,6 млн. долл. США». Также Министр энергетики отметил значительный потенциал российско-иранского сотрудничества в области инвестиций и промышленности.

Глава энергетического ведомства выразил удовлетворенность достигнутыми успехами в области энергетического сотрудничества (электрификация железнодорожного участка Гармсар – Инче Бурун, сооружение ТЭС «Сирик»и АЭС «Бушер), а также обозначил перспективы дальнейшего энергетического взаимодействия. «На данный момент ряд российских компаний проводит планомерную работу по поиску оптимальных коммерческих решений по вхождению в проекты на территории Ирана. По нашим предварительным оценкам, объем инвестиций в нефтегазовый сектор Ирана может составить свыше 20 млрд долл. США», - добавил Александр Новак.

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 1 ноября 2017 > № 2372287


Азербайджан. Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 ноября 2017 > № 2372286

Совместное заявление Президента Российской Федерации, Президента Азербайджанской Республики и Президента Исламской Республики Иран.

Российская Федерация, Азербайджанская Республика и Исламская Республика Иран, далее именуемые Сторонами,

подтверждая основанные на взаимном уважении дружественные связи между правительствами и народами трёх стран,

подчёркивая приверженность общепризнанным принципам и нормам международного права и положениям Устава Организации Объединённых Наций,

учитывая необходимость взаимодействия для достижения общих целей и противодействия региональным угрозам,

акцентируя необходимость расширения взаимовыгодного сотрудничества, в том числе укрепления и развития безопасных транспортных коридоров и транзитных перевозок с учётом их роли в создании благоприятных возможностей для регионального развития и процветания,

в атмосфере дружбы и взаимного уважения проанализировав нынешнее состояние и перспективы трёхстороннего сотрудничества и актуальные региональные и международные вопросы,

заявляют о следующем:

Стороны, выражая удовлетворение трёхсторонним взаимодействием, подчёркивают важность повышения уровня отношений и поступательного развития сотрудничества между правительствами и парламентами трёх стран на региональной и международной арене, а также связей между людьми;

Стороны, подчёркивая важность совместных усилий по дальнейшей активизации торгово-экономических связей, отмечают необходимость создания благоприятных условий для развития торговли и осуществления взаимных инвестиций. Приоритетными направлениями взаимодействия являются промышленность, энергетика, транспорт, сельское хозяйство, финансово-банковская сфера и область таможенного регулирования;

Стороны, подтверждая важность укрепления связей между представителями коммерческих структур, подчёркивают необходимость создания надлежащих условий для деятельности торгово-промышленных палат и продвижения интересов деловых кругов;

Стороны подтверждают значимость сотрудничества в области автомобильного, железнодорожного и воздушного транспорта в целях модернизации транспортной инфраструктуры и развития международного транспортного коридора «Север – Юг». В связи с этим Стороны подчёркивают необходимость скорейшей реализации проекта по строительству железнодорожной линии Решт – Астара;

Стороны, отмечая ключевую роль Российской Федерации, Азербайджанской Республики и Исламской Республики Иран в устойчивом функционировании региональных и мировых энергетических рынков, поддерживают расширение сотрудничества в нефтегазовой и нефтехимической сферах, в том числе в области разведки и разработки нефтегазовых месторождений, транспортировки и своповых поставок сырой нефти и нефтепродуктов, а также углубление взаимодействия на международных энергетических площадках;

Стороны в целях устойчивого регионального развития высказываются в поддержку реализации проекта по соединению электросетей Российской Федерации, Азербайджанской Республики и Исламской Республики Иран и договорённостей по торговле электроэнергией;

Стороны, ставя своей целью углубление отношений между народами трёх стран, отмечают необходимость расширения взаимодействия в таких сферах, как культура, наука, средства массовой информации, образование, спорт, молодёжная политика и туризм. Кроме того, они подчёркивают важность дальнейшего облегчения визового режима для граждан Сторон;

Стороны намерены расширять сотрудничество в области медицины и здравоохранения, включая производство лекарственных средств и медицинского оборудования, развитие медицинского туризма и реализацию совместных проектов в этих сферах;

Стороны, подчёркивая особую важность Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе в качестве примера эффективно работающей многосторонней договорённости по урегулированию сложной международной проблемы, признают, что его успешная реализация требует от всех участников неукоснительного исполнения своих обязательств при должном использовании Исламской Республикой Иран и другими участниками Совместного плана преимуществ, предусмотренных его положениями. Стороны, принимая во внимание подтверждённую МАГАТЭ приверженность Исламской Республики Иран обязательствам по Совместному плану, который является частью резолюции Совета Безопасности ООН 2231 от 20 июля 2015 г., напоминают об обязанности всех государств – членов ООН оказывать содействие в исполнении этой многосторонней договорённости;

Стороны, указывая на важность укрепления взаимодействия и координации в рамках многосторонних региональных механизмов и форматов с участием трёх стран, подчёркивают необходимость интенсификации консультаций и сотрудничества на таких площадках;

Стороны, выражая удовлетворение ходом пятисторонних переговоров по проекту конвенции о правовом статусе Каспийского моря, подтверждают намерение обеспечить скорейшее принятие этого основополагающего документа консенсусом прибрежных государств. Рассматривая Каспийское морекак море мира, дружбы, безопасности и сотрудничества, Стороны отмечают необходимость укрепления отношений в следующих областях: сотрудничество портовых администраций, морское судоходство, мультимодальные перевозки, морской туризм, сохранение водных биоресурсов, защита окружающей среды, энергетика, торговля, экономика, научные исследования, гидрография, метеорология, безопасность и военное сотрудничество, предупреждение и предотвращение чрезвычайных ситуаций;

Стороны признают, что неурегулированные конфликты в регионе являются существенным препятствием для регионального сотрудничества, и в связи с этим подчёркивают важность их скорейшего мирного урегулирования путём переговоров на основе принципов и норм международного права и принятых в соответствии с ними решений и документов;

Стороны преисполнены решимости всемерно противодействовать терроризму, экстремизму, транснациональной организованной преступности, незаконному обороту оружия, наркотических средств и их прекурсоров, торговле людьми и преступлениям в сфере информационно-коммуникационных технологий. Они призывают мировое сообщество к объединению усилий для эффективной борьбы с этими вызовами и угрозами международной стабильности и безопасности при центральной координирующей роли Организации Объединённых Наций;

Стороны подчёркивают необходимость воздерживаться от политизированного и избирательного использования проблематики прав человека;

Российская Федерация и Азербайджанская Республика высоко оценивают усилия Исламской Республики Иран по организации и эффективному проведению трёхсторонней встречи.

Подписано в Тегеране 1 ноября 2017 года, что соответствует 10 абана 1396 года солнечной хиджры, в трёх подлинных экземплярах, каждый на русском, азербайджанском и персидском языках, при этом все тексты являются равноаутентичными.

Азербайджан. Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 ноября 2017 > № 2372286


Азербайджан. Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 ноября 2017 > № 2372283

Встреча лидеров России, Ирана и Азербайджана.

В Тегеране состоялась трёхсторонняя встреча Владимира Путина, Президента Исламской Республики Иран Хасана Рухани и Президента Азербайджанской Республики Ильхама Алиева.

По итогам саммита принято совместное заявление лидеров России, Ирана и Азербайджана.

Завершив встречу, Владимир Путин, Хасан Рухани и Ильхам Алиев сделали заявления для прессы.

Ранее в этот день в рамках рабочего визита Президента России в Иран состоялись отдельные встречи Владимира Путина с главами Ирана и Азербайджана.

Азербайджан. Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 ноября 2017 > № 2372283


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 ноября 2017 > № 2372282

Владимир Путин прибыл в Тегеран.

В Тегеране состоится трёхсторонняя встреча главы Российского государства с Президентом Исламской Республики Иран Хасаном Рухани и Президентом Азербайджанской Республики Ильхамом Алиевым.

На встрече предполагается рассмотреть наиболее актуальные вопросы взаимодействия России, Азербайджана и Ирана в политической, экономической и культурно-гуманитарной сферах.

Лидеры трёх стран обсудят также координацию совместных действий по борьбе с терроризмом, экстремизмом, наркоторговлей и транснациональной преступностью.

Стороны обменяются мнениями по актуальным международным проблемам, перспективам развития культурно-гуманитарного сотрудничества, туристических и молодёжных обменов, контактов в области спорта и прямых связей между регионами трёх стран.

По итогам переговоров запланировано совместное заявление президентов, в котором будут отражены основные направления дальнейшего взаимодействия государств.

Кроме того, в рамках визита состоятся отдельные встречи главы Российского государства с руководителями Ирана и Азербайджана.

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 ноября 2017 > № 2372282


Иран. Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 ноября 2017 > № 2372281

Встреча с Президентом Ирана Хасаном Рухани.

Состоялась отдельная встреча Владимира Путина с Президентом Исламской Республики Иран Хасаном Рухани.

Х.Рухани (как переведено): Уважаемый господин Президент, добро пожаловать в Исламскую Республику Иран! Для нас очень радостное событие принимать Вас здесь, в Тегеране.

Помимо развития наших двусторонних отношений мы сегодня также наблюдаем новые этапы развития международных отношений между Россией, Ираном и Азербайджаном.

Последние четыре года отношения между нашими странами постоянно развивались. И то, что мы за последние два года дважды принимаем Вас в Тегеране, – знак хорошего развития наших двусторонних связей.

И нам очень приятно, что помимо развития двусторонних отношений наши страны играют важную роль в заключениимира и стабильности в регионе. И одним из последствий ведения взаимоотношений стал разгром одной из опаснейших группировок террористов.

Развитие трёхстороннего сотрудничества в формате Россия – Иран – Турция свидетельствует о том, что в Сирии идёт процесс к возвращению мира и стабильности в стране.

Намерение Правительства Ирана заключается в том, чтобы и дальше развивать отношения с нашим важным соседом и другом – Россией, а также продолжать взаимодействие в области мира и безопасности.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Со своей стороны хочу поблагодарить Вас за организацию сегодняшнего визита.

Мы имеем возможность поговорить и в двустороннем, и в трёхстороннем формате.

Иран. Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 ноября 2017 > № 2372281


Иран. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 31 октября 2017 > № 2384343

Иран озвучил планы по экономическому сотрудничеству с Азербайджаном

Иран намерен сотрудничать с Азербайджаном в сельскохозяйственном секторе, рассказал министр экономики и финансов Ирана Масуд Карбасян, добавив, что Иран также способен поделиться своим опытом с соседней страной.

Иран обладает надлежащим опытом и технологиями в сельскохозяйственном секторе, поэтому Исламская Республика заинтересована в сотрудничестве с другими странами, в том числе с Азербайджаном, в этой сфере, сказал он, сообщает Iran Daily со ссылкой на Trend News.

Рассказывая о ежегодном импорте сельскохозяйственной продукции в Иран, он сказал, что Иран может удовлетворить часть своих потребностей в сельскохозяйственной продукции путем выращивания и сбора сельскохозяйственных культур за рубежом.

Он затронул опыт Ирана в области сельского хозяйства на Украине, Казахстане и Бразилии, а также в Южной Африке, отметив, что сельскохозяйственное сотрудничество может сыграть важную роль в расширении торговых связей.

Официальные лица Ирана и Азербайджана планируют создать совместное предприятие по производству сельскохозяйственной техники и оборудования.

Исламская Республика экспортировала 5,8 млн. тонн сельскохозяйственной продукции на сумму 5,686 млрд. долларов США в течение прошлого 1395 года до 20 марта 2017, что указывает на 21,7-процентный рост по объему и на 3,61 % в стоимостном выражении.

Карбасян рассказал, что Иран приветствует предложение Азербайджана создать Особую экономическую зону в иранском пограничном городе Астара.

Создание специальной экономической зоны, по его словам, освободит Азербайджан от некоторых правил, а также предоставит Баку возможность извлечь выгоду из своих инвестиций в иранскую Астару.

Карбасян также пообещал следить за предложением помочь Азербайджану использовать свой инвестиционный план в иранском пограничном городе.

Предложение о создании экономической зоны было сделано министром экономики Азербайджана Шахином Мустафаевым на совместном заседании 26 октября.

Ранее Азербайджан согласился предоставить инвестиции в размере 60 млн. евро для развития железнодорожных объектов.

Министр призвал использовать национальные валюты в торговле с Азербайджаном, назвав расширение банковского сотрудничества в качестве средства расширения экономических и производственных связей между двумя странами.

Карбасян сказал, что обе стороны ведут переговоры о создании независимого банка для облегчения финансовых связей между двумя странами, а также использования национальных валют в двусторонней торговле.

Говоря об опыте Ирана в использовании национальной валюты в торговле с Турцией и Россией, он сказал, что такой же метод может быть применен и для Азербайджана.

Ранее, в сентябре, Центральные банки Ирана и Турции подписали соглашение о проведении двусторонней торговли с использованием местных валют.

Карбасян описал предложение о запуске совместного предприятия по производству автобусов в Азербайджане как значительное, добавив, что производство автобусов способно создавать рабочие места.

Иран, добавил он, занимается производством и экспортом автобусов в течение последних 70 лет. Он отметил, что его страна готова передать свои ноу-хау по производству автобусов в соседние страны, включая Азербайджан.

Карбасян добавил, что сотрудничество между двумя странами в совместном предприятии по производству легковых автомобилей в Азербайджане проложило почву для совместного производства автобусов.

"Iran Khodro" и "Azermash" планируют запустить в ближайшее время первое совместное предприятие Ирана и Азербайджана по производству легковых автомобилей.

Официальные лица ранее заявили, что строительство производственной линии совместного предприятия для автомобилей в промышленном парке "Нафтчала" Азербайджана практически завершено, и, вероятно, производство начнется к марту.

Карбасян также затронул планы по расширению сотрудничества в других сферах, в частности в области морских перевозок, выработки электроэнергии и таможенных услуг.

Подчеркнув возможности расширения сотрудничества в сфере морского транспорта в Каспийском море, он сказал, что развитие иранских портов Каспиан и Амирабад, а также азербайджанского порта Алат создадут возможности для запуска морских перевозок для транспортировки грузов и пассажиров между двумя странами.

Стороны также обсудили пути увеличения рабочего времени таможенных служб между двумя странами с целью облегчения транзита товаров.

Иран. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 31 октября 2017 > № 2384343


Сирия. Иран. Турция. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > akorda.kz, 31 октября 2017 > № 2374848

Встреча с руководителями делегаций, участвующих в переговорах по урегулированию сирийского конфликта в Астане

Во встрече приняли участие главы делегаций стран-участниц: Российской Федерации - Александр Лаврентьев, Турецкой Республики - Онал Седат, Исламской Республики Иран - Хусейн Джабери Ансари, стран-наблюдателей: Соединенных Штатов Америки - Дэвид Саттерфилд, Иорданского Хашимитского Королевства - Науаф Уасфи Тель, а также Организации Объединенных Наций - Стругар Милош.

Глава государства отметил важность урегулирования конфликта в Сирии и указал на высокую заинтересованность всего мирового сообщества в решении этого вопроса.

- Ваша работа в фокусе внимания всего мира. Огромное количество погибших людей и беженцев стало уроном для всего человечества. По просьбе президентов России и Турции Казахстан предоставил площадку для переговоров в Астане, седьмой раунд которых проходит в эти дни. Все отмечают эффект данного процесса, - сказал Президент Казахстана.

Нурсултан Назарбаев подчеркнул, что Астанинский процесс способствует повышению эффективности переговоров в Женеве.

Глава государства остановился на достигнутых результатах по итогам состоявшихся встреч на переговорной площадке в Астане.

- Вы решили проблему деэскалации военных действий в нескольких регионах. Выработаны дальнейшие механизмы, улучшилась гуманитарная ситуация. Важно сохранить режим прекращения огня, - сказал Президент Казахстана.

Далее выступили главы делегаций стран-участниц Астанинского процесса.

Александр Лаврентьев выразил признательность за возможность обсудить промежуточные итоги переговоров по Сирии и дал оценку текущей ситуации вокруг конфликта.

- С момента начала работы прошло много времени. Есть положительные результаты. Зоны деэскалации значительно помогли стабилизироваться ситуации в стране и создать условия для постепенного перехода к процессу политического урегулирования. В рамках Астанинского процесса мы стараемся обеспечить четкое соблюдение режима прекращения боевых действий, - сказал глава российской делегации.

Кроме этого, А.Лаврентьев рассказал о ходе выработки отдельных механизмов урегулирования и подчеркнул необходимость налаживания политического диалога по дальнейшему разрешению конфликта.

Со своей стороны глава делегации Турецкой Республики Онал Седат отметил особую значимость переговоров в Астане и выразил благодарность Главе государства за вклад в решение данного вопроса.

В свою очередь глава делегации Исламской Республики Иран Джабери Ансари акцентировал внимание на необходимости продолжения борьбы с терроризмом и принятия мер по снижению напряженности в регионе.

Представители стран-наблюдателей отметили роль Казахстана и лично Нурсултана Назарбаева в процессе мирного урегулирования сирийского конфликта и выразили благодарность за предоставление площадки в Астане.

Главный эксперт-консультант ООН Стругар Милош поблагодарил нашу страну за активную деятельность в Совете Безопасности ООН и подчеркнул важность принятия политического решения по сирийскому вопросу.

В завершение Президент Казахстана еще раз выразил признательность всем участниками переговоров за их усилия в деле установления мира в регионе.

- Любые переговоры, диалог – это путь в будущее. Мы все хотим, чтобы этот вопрос решился мирно. Если не объединить усилия всех стран и не создать общую коалицию, то победить терроризм невозможно. Мы прилагаем все усилия для создания необходимых условий с целью продолжения переговоров, - сказал Глава государства.

Сирия. Иран. Турция. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > akorda.kz, 31 октября 2017 > № 2374848


Казахстан. Сирия. Турция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 31 октября 2017 > № 2373053

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев провел встречу с руководителями делегаций, участвующих в переговорах по урегулированию сирийского конфликта в Астане, сообщается на сайте Акорды.

Во встрече приняли участие главы делегаций стран-участниц − Александр Лаврентьев (Российская Федерация), Онал Седат (Турция), Джабери Ансари (Иран), стран-наблюдателей − Дэвид Саттерфилд (США), Уасфи Тель (Иордания), а также Стругар Милош (Организация Объединенных Наций).

Глава государства отметил важность урегулирования конфликта в Сирии и указал на высокую заинтересованность всего мирового сообщества в решении этого вопроса.

"Ваша работа в фокусе внимания всего мира. Огромное количество погибших людей и беженцев стало уроном для всего человечества. По просьбе президентов России и Турции Казахстан предоставил площадку для переговоров в Астане, седьмой раунд которых проходит в эти дни. Все отмечают эффект данного процесса", — сказал президент Казахстана.

Назарбаев подчеркнул, что Астанинский процесс способствует повышению эффективности переговоров в Женеве. Глава государства остановился на достигнутых результатах по итогам состоявшихся встреч на переговорной площадке в Астане.

"Вы решили проблему деэскалации военных действий в нескольких регионах. Выработаны дальнейшие механизмы, улучшилась гуманитарная ситуация. Важно сохранить режим прекращения огня", — сказал президент Казахстана.

Далее выступили главы делегаций стран-участниц Астанинского процесса.

Александр Лаврентьев выразил признательность за возможность обсудить промежуточные итоги переговоров по Сирии и дал оценку текущей ситуации вокруг конфликта.

"С момента начала работы прошло много времени. Есть положительные результаты. Зоны деэскалации значительно помогли стабилизироваться ситуации в стране и создать условия для постепенного перехода к процессу политического урегулирования. В рамках Астанинского процесса мы стараемся обеспечить четкое соблюдение режима прекращения боевых действий", — сказал глава российской делегации.

Кроме этого, Лаврентьев рассказал о ходе выработки отдельных механизмов урегулирования и подчеркнул необходимость налаживания политического диалога по дальнейшему разрешению конфликта. Со своей стороны глава делегации Турецкой Республики Онал Седат отметил особую значимость переговоров в Астане и выразил благодарность главе государства за вклад в решение данного вопроса. В свою очередь глава делегации Исламской Республики Иран Джабери Ансари акцентировал внимание на необходимости продолжения борьбы с терроризмом и принятия мер по снижению напряженности в регионе.

Представители стран-наблюдателей отметили роль Казахстана и лично Нурсултана Назарбаева в процессе мирного урегулирования сирийского конфликта и выразили благодарность за предоставление площадки в Астане. Главный эксперт-консультант ООН Стругар Милош поблагодарил нашу страну за активную деятельность в Совете Безопасности ООН и подчеркнул важность принятия политического решения по сирийскому вопросу.

В завершение президент Казахстана еще раз выразил признательность всем участниками переговоров за их усилия в деле установления мира в регионе.

"Любые переговоры, диалог – это путь в будущее. Мы все хотим, чтобы этот вопрос решился мирно. Если не объединить усилия всех стран и не создать общую коалицию, то победить терроризм невозможно. Мы прилагаем все усилия для создания необходимых условий с целью продолжения переговоров", — сказал Назарбаев.

Седьмой раунд переговоров по урегулированию военного конфликта в Сирии состоялся в Астане 30-31 октября.

Казахстан. Сирия. Турция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 31 октября 2017 > № 2373053


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > mid.ru, 31 октября 2017 > № 2371820 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на встрече с членами Ассоциации европейского бизнеса в Российской Федерации, Москва, 31 октября 2017 года

Уважаемый г-н Штерцель,

Уважаемый г-н Шауфф,

Дамы и господа,

Рад очередной возможности выступить перед членами Ассоциации европейского бизнеса. Наш ведущий уже сказал, что это мое восьмое выступление в вашем кругу. Если такие встречи по-прежнему представляют для вас интерес, то я только рад отвечать на ваши приглашения. Мне кажется, что это очень полезный деполитизированный диалог, откровенный разговор, который помогает искать дополнительные точки соприкосновения наших интересов, укрепляет взаимопонимание.

Высоко ценим приверженность всех здесь присутствующих расширению сотрудничества с Россией, готовность реализовывать совместные проекты в самых разных областях – от энергетики до высоких технологий. В нашем лице вы всегда имеете сторонников и добрых друзей, желающих помогать вам комфортно заниматься бизнесом в России. Об этом совсем недавно в Сочи подробно говорилось на встрече Президента России В.В.Путина с «капитанами» немецкого бизнеса, в которой также принял участие Президент Казахстана Н.А.Назарбаев.

Говоря о ситуации в мире, в последнее время уже стало банальным констатировать, что она не становится проще. Не урегулированы старые кризисы и конфликты, появляются новые вызовы безопасности. Особую угрозу для всех представляет беспрецедентный всплеск международного терроризма. Пока мировому сообществу так и не удалось сформировать широкую антитеррористическую подлинно глобальную коалицию под эгидой ООН, к чему Россия готова и неоднократно призывала. Серьезное беспокойство вызывают порой непредсказуемые действия Администрации США в том, что касается фактически дезавуирования участия Вашингтона в Совместном всеобъемлющем плане действий по иранской ядерной программе, а также все чаще звучащие из США угрозы решить ядерную проблему Корейского полуострова исключительно военным, силовым путем.

По нашей оценке, одна из основных причин нарастания нестабильности в мире – неготовность узкой группы стран во главе с США к подлинно коллективной работе на основе равноправия, взаимного уважения и учета интересов друг друга. Мы наблюдаем систематическое пренебрежение основополагающими принципами Устава ООН, включая применение силы в обход ее Совета Безопасности, что нанесло серьезный ущерб глобальной и региональной стабильности, способствовало распространению экстремистской и террористической идеологии. То, что мы сейчас видим – подрыв государственности многих стран Ближнего Востока и Северной Африки, воцарение там хаоса – это прямой результат авантюр в Ираке, Ливии, а теперь и в САР.

Негативное влияние на мировую торговлю оказывают откровенные попытки использовать односторонние санкции в качестве средства недобросовестной конкуренции в нарушение норм ВТО и многочисленных резолюций Генассамблеи ООН, осуждающих односторонние нелегитимные методы принуждения.

На этом фоне отношения между Россией и Евросоюзом развиваются неравномерно. С одной стороны, наметились положительные подвижки в ряде областей. После более чем двукратного сокращения товарооборота за последние три года мы наблюдаем рост взаимной торговли за восемь месяцев нынешнего года, который составил 25%. Это солидный результат, даже несмотря на то, что он относится к низкой базе. Активизировался политический диалог. В июле «на полях» саммита «Группы двадцати» в Гамбурге состоялась очередная встреча Президента России В.В.Путина с Председателем Еврокомиссии Ж.-К.Юнкером. Поддерживаем регулярные контакты с Высоким представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф.Могерини. Проводятся экспертные консультации по вопросам, представляющим обоюдный интерес, в частности Брюссель по понятным причинам проявляет стремление говорить с нами по проблемам миграции, реадмиссии. Мы к этому готовы, но считаем правильным восстанавливать более комплексно все наши секторальные диалоги, которые были заморожены в одностороннем порядке нашими есовскими коллегами.

В то же время, конечно, нужно констатировать, что возвращению российско-есовских связей на траекторию поступательного развития пытаются помешать. Мы видим, кто это делает. Наблюдаем деструктивную линию достаточно немногочисленной, но очень агрессивной и настроенной русофобски группы европейских государств. Они пытаются разыгрывать внутри Евросоюза антироссийскую карту для решения своих узкокорыстных геополитических задач. Без единого доказательства, как вы знаете, нас обвиняют во вмешательстве в выборы не только в США, но и в европейских государствах. Недавно нас обвинили в том, что в Москве принимаются решения, какого министра назначат в ЮАР. В общем нет предела фантазии.

Для противодействия выдуманной опасности со стороны Москвы создаются различные структуры антироссийской направленности, такие, как «Группа стратегической коммуникации – Восток», которая будет функционировать в составе Европейской внешнеполитической службы, а также многонациональный «центр передового опыта» в области борьбы с «гибридными» угрозами в Хельсинки. Я недавно встречался с Министром иностранных дел Финляндии Т.Сойни, спросил у него, чем будет заниматься этот центр. Он сказал, что, наверное, всеми гибридными угрозами и что они были бы рады, если бы Россия сотрудничала с этим центром. Это был устный контакт, нас туда никто не приглашал. Если пригласят, то, наверное, это будет интересно. Пока, по крайней мере, такого приглашения не поступило. Эти шаги по созданию различных структур, борьбе с гибридными угрозами, СМИ напоминают охоту на инакомыслящих и вряд ли будет способствовать восстановлению доверия.

Озабоченность вызывают попытки этих узкокорыстных сил в ЕС политизировать и подорвать энергодиалог между Евросоюзом и Российской Федерацией. Звучат обвинения, что ЕС попал в чрезмерную зависимость от российских энергоносителей, и это несмотря на то, что доля российского газа на европейском рынке абсолютно сопоставима с норвежской – примерно 1/3 от общего объема. Предпринимаются попытки дискредитировать совместные проекты, такие, как «Северный поток-2», хотя его реализация призвана значительно снизить транзитные риски, укрепить энергобезопасность Евросоюза, внести вклад в развитие экономик стран ЕС. Ведь только на этапе строительства «Северного потока-2» будет задействовано около 200 компаний из 17 государств-членов.

Вызывает недоумение затея некоторых членов Еврокомиссии навязать ей решения о необходимости получить переговорный мандат на заключение с Россией специального соглашения по «Северному потоку-2». Это абсолютно безосновательно. На то, что нет каких-либо оснований для экстерриториального применения права ЕС в акватории Балтийского моря, четко указала юридическая служба Еврокомиссии. Совсем недавно к такому же выводу пришла и юридическая служба Совета ЕС. Считаем, что введение новых правовых норм исключительно для СП-2 означает дискриминацию инвесторов этого проекта по политическим мотивам. Кстати, в Дании, как я понимаю, этого и не пытаются скрыть и уже даже одобрили соответствующий закон. Думаю, что он уникален в практике нормотворчества в отношении экономических и энергетических проектов.

Растущие потребности государств Южной и Юго-Восточной Европы в энергоносителях могло бы удовлетворить продление второй ветки «Турецкого потока» на территорию Евросоюза. Мы видим значительный интерес к этому со стороны целого ряда правительств стран ЕС. Мы к этому готовы, однако учитывая неудачный опыт с «Южным потоком», собираемся приступить к такой работе по выводу «Турецкого потока» на территорию Евросоюза только после получения твердых юридических гарантий от Брюсселя.

Я все-таки надеюсь, что здравый смысл должен возобладать, ведь в сфере энергетики мы – естественные, взаимозависимые партнеры. Многолетние бесперебойные поставки российских углеводородов в Европу обеспечивают экономикам стран-членов ЕС значительные конкурентные преимущества, не говоря уже о том, что за последний год экспорт российских энергоносителей в Европу достиг исторически рекордных объемов.

Уважаемые дамы и господа,

В столь просвещенной аудитории вряд ли стоит подробно говорить о том, что попытки изолировать Россию, наказать её за самостоятельный внешнеполитический курс, заставить изменить его провалились и никогда не могли завершиться успехом. В экономике закрепляются позитивные тенденции, что удостоверяется в последних обзорах Всемирного банка и МВФ.

На фоне восстановления экономического роста открываются новые возможности для иностранного бизнеса в России, в том числе для компаний, которые представляете вы. Основным препятствием на этом пути теперь остается навязанная американцами санкционная спираль. Обратили внимание, что в своем выступлении в Комитете Европарламента по международной торговле г-н Шауфф отметил ущерб от санкций для промышленности стран-членов ЕС, поскольку на смену европейским на российский рынок приходят производители из других регионов мира. Это объективные факты, тут даже спорить не приходится.

Под предлогом борьбы с российской угрозой в Вашингтоне не только стремятся подлатать т.н. «трансатлантическую солидарность», заставить европейцев повысить расходы на оборону, но и продвинуть свои экономические и энергетические позиции в Европе, потеснить наши с вами совместные проекты в энергетике, Россию на рынке вооружений, на что направлена последняя обнародованная порция санкций. Как отметил Президент России В.В.Путин в ходе выступления на заседании международного дискуссионного клуба «Валдай», некоторые «даже не скрывают, что используют политические предлоги и поводы, чтобы продвинуть собственные чисто коммерческие интересы».

Насколько антагонизация России необходима европейцам – решать им самим. Знаем, что в политических и, особенно, в деловых кругах стран ЕС все чаще звучит недовольство такой ситуацией. О необходимости восстановления диалога с Россией неоднократно говорил Председатель Еврокомиссии Ж.-К. Юнкер, в т.ч. на конференции, которая состоялась в начале октября в Люксембурге. Думаю, что рано или поздно эти слова должны воплотиться в практические дела.

На фоне этих событий приходится слышать спекуляции о том, что Россия заинтересована в слабом Евросоюзе, стремится расколоть его. Это не соответствует действительности. Мы хотим (и всегда об этом говорили) видеть ЕС – нашего соседа и ключевого торгово-экономического партнера – сильным, единым и независимым международным игроком, способным самостоятельно определять свои приоритеты на основе устойчивого баланса национальных интересов всех своих членов, а не только на основе позиции агрессивного меньшинства в том, что касается политики на российском направлении.

Мы, в свою очередь, будем открыты к развитию взаимодействия теми темпами, на ту глубину, к которым будут готовы коллеги из Евросоюза. При этом, разумеется, продолжим наш многовекторный внешнеполитический курс на укрепление разнопланового сотрудничества с теми государствами, которые избавились от идеологических шор в своих экономических отношениях с зарубежными партнерами, а таких в мире подавляющее большинство. Будем углублять евразийскую интеграцию, наращивать практическую работу в рамках ШОС, БРИКС и других объединений, функционирующих на принципах поиска общеприемлемых договоренностей, без диктата. Кстати, отношу к таким объединениям и «Группу двадцати».

Каким мы видим будущее отношений между Россией и ЕС? Созидательный потенциал кооперации – от торговли до борьбы с новыми вызовами и угрозами – поистине огромен. Важно им правильно распорядиться. Россия последовательно выступает за формирование общего пространства мира, безопасности и партнерства. О необходимости строительства большой Европы без разделительных линий говорили многие великие европейцы, в их числе Ш.де Голль и Г.Коль.

Убежден, что сегодня необходимо говорить о неделимости не только безопасности, но и экономического развития.

Сознавая эту объективную реальность, ЕАЭС активно наращивает диалог с десятками стран и объединений на всех континентах. Продолжается работа по сопряжению процессов евразийской интеграции и китайской инициативы «Один пояс – один путь». Растет интерес к формированию нового интеграционного контура, который Президент В.В.Путин назвал «Большим евразийским партнерством», с участием государств, входящих в ЕАЭС, ШОС, АСЕАН. Будем приветствовать подключение к такой работе Евросоюза. У нас единый общий материк. Для начала надеемся получить ответ на предложение установить контакты между Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и Евросоюзом. Впервые оно делалось два года назад, с тех пор мы регулярно о нем напоминаем. Звучали робкие обещания начать такую работу на техническом уровне. Мы готовы к работе на любом уровне. Считаем контрпродуктивным, когда два соседствующих друг с другом интеграционных объединения не имеют прямого контакта.

По-прежнему исходим из долгосрочного, неконъюнктурного, самоценного характера связей между Россией и ЕС. Тем более, что от их состояния многое зависит и в жизни наших граждан, и в мире в целом. Думаю, что нам необходимо сохранить накопленный капитал российско-есовского партнерства. Мы к этому готовы. Будем и далее поддерживать европейских предпринимателей в их стремлении наращивать свое присутствие в нашей стране, осуществлять взаимовыгодные проекты с российскими партнерами.

Вопрос: Наверняка, выражу мнение большинства европейских инвесторов в России: Европа нужна России, Россия нужна Европе. Европейский бизнес очень глубоко интегрирован в российскую экономику. Например, наша компания «Сименс» имеет здесь 7 тысяч сотрудников. Это не только представительские функции, но и функции интеграции в экономику, в отличие от многих представителей американских компаний. В то же время, не можем не видеть, что усиление американских санкций создает «токсичное облако» для европейского бизнеса, работающего в России. В связи с этим вопрос: видите ли Вы возможность для билатерального диалога между Россией и Европой, улучшения отношений между российским и европейским бизнесом, ослабления санкций, которого мы как представители европейских инвесторов очень ждем и желаем?

С.В.Лавров: Когда Вы говорите о билатеральном диалоге, надо понимать, что мы же этот диалог не прерывали. У нас с ЕС из всех наших внешних партнеров был, наверное, наиболее разветвленный механизм взаимодействия. Два с лишним десятка секторальных диалогов, саммиты два раза в год, ежегодные встречи Постоянного совета партнерства на уровне Министра иностранных дел России и Высокого представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности, консультации по международным вопросам, правам человека. Сейчас практически все это заморожено, как я упомянул. Есть попытки возобновить диалог по миграции, состоялся один раунд (наверное, уже больше невозможно терпеть и не общаться на эту тему, которая очень важна для нас всех). То же самое относится к диалогу по реадмиссии, напрямую связанному с диалогом по миграции. После большой паузы были первые контакты по контртерроризму, борьбе с наркотиками.

Кстати, эстонское председательство, которое в эти шесть месяцев руководит Евросоюзом, почему-то не включило в программу своего председательства, как то планировалось, мероприятия ни по борьбе с терроризмом, ни по борьбе с наркотиками. В целом я немного в затруднении, как понять нынешнюю роль страновых председательств в условиях, когда после Лиссабонского договора им даже не разрешают проводить у себя саммиты с зарубежными партнерами (только в Брюсселе). Получается, что саммиты отобрали, но повестку дня они могут формировать исходя из собственных интересов, игнорируя позиции всего ЕС. Это их внутреннее дело, лишь хочу сказать, что наркотики и терроризм – это такие темы, по которым совсем не помешает лишний раз поговорить.

Вас наверняка интересует прежде всего бизнес-диалог. У нас за последние три с небольшим года наработан опыт двусторонних бизнес-площадок. Совсем недавно в Сочи были, как их называют, «капитаны» немецкого бизнеса, которые беседовали с президентами России В.В.Путиным и Казахстана Н.А.Назарбаевым. Были аналогичные встречи, в т.ч. на моем уровне, в Германии, еще когда З.Габриэль возглавлял Министерство экономики. Такие же двусторонние встречи прошли с французскими, итальянскими, австрийскими бизнесменами. Но я давно не слышал, чтобы устраивался бизнес-диалог Россия-Евросоюз, который всегда был одним из важных компонентов, в т.ч. при подготовке к саммитам. Хотя те предприниматели, которые его возглавляют с нашей стороны, наверняка к этому готовы.

Хороший вопрос, между прочим. Я за это время отвык, что когда-то между Россией и Евросоюзом существовал бизнес-диалог. Вы поинтересуетесь в Брюсселе, а я у наших бизнесменов, кто уходит от контактов.

Что касается санкций (я упомянул их в своем выступлении, чтобы показать все факторы, влияющие на наши отношения), то мы не можем и не будем просить об их снятии, тем более что нам говорят, чтобы мы сделали «что-нибудь хорошее» (с точки зрения Запада), и тогда у нас будет предлог снять санкции. Иными словами (а так нам говорят очень многие), в этом предложении содержится понимание того, что санкции – это бессмысленное занятие, никому ничего хорошего не приносящее, и что это абсолютно политизированная позиция тех, кто хочет «наказать» Россию и завоевать себе конкурентные преимущества. Потому что говорить о предлоге, чтобы отменить санкции – это уже само по себе «интересно».

Я напомню, что санкции как средство ведения конкурентной борьбы применяются давным-давно, прежде всего США. По моим данным, с 2008 по 2016 год частные европейские компании были оштрафованы более чем на 200 млрд. долл. Если не ошибаюсь, то только в 2016 г. один «Вольксваген» был оштрафован больше, чем на 14,5 млрд. долл. Были наказания «Тоталь» за «коммерческий подкуп», «БНП Париба» – за то, что имели отношения с Кубой, Суданом и Ираном. «Альстом» страдал за некие коррупционные схемы в Индонезии. «Креди Агриколь» – за то, что опять же сотрудничал с Суданом, Кубой и Ираном. Швейцарский «ЮБС» – за соскрытие сведений о гражданах США. Много чего.

Это все, как вы понимаете, не имело и не имеет никакого отношения к тому, что делает Россия. Никакого отношения к Крыму, который восстановил свою российскую принадлежность после того, как в Киеве произошел государственный антиконституционный переворот и крымчане просто не приняли этот преступный акт. Никакого отношения к тому, что происходит на Донбассе. И Донбасс, и Крым – это просто удобный повод для наших американских коллег заниматься недобросовестной конкурентной борьбой, подрывать позиции своих конкурентов.

Поэтому данная тема не сводится к тому, чтобы договориться о том, какую миротворческую миссию ООН можно послать на Донбасс, или к тому, что, как только мы договоримся, европейцы получат предлог (опять предлог!) начать ослаблять санкции. Вопрос гораздо шире. Необходимо увидеть всю картину, которая сопряжена с острейшей конкурентной борьбой, в которой американцы (и я их понимаю) хотят быть более успешными, чем все остальные. Желание я понимаю, но методы оправдать очень трудно.

Вопрос (перевод с английского): Три коротких момента. Во-первых, считаю, что нереалистично утверждать, что бизнес – это бизнес, а политика – это политика. Во-вторых, необходимо перестать плохо говорить друг о друге, если мы хотим улучшить отношения. В-третьих, ЕС также хочет, чтобы Россия была сильной и отстаивала свои интересы на основе международного права.

Наконец, Вы говорите, что Россия не хочет раскалывать ЕС, но в следующем же предложении утверждаете, что ряд стран Евросоюза – плохие. Политика ЕС согласовывается 28 странами. Что касается реализации Минских соглашений, то знаю, что Германия, Франция, а также США работают с российской стороной для выхода на согласование резолюции СБ ООН по миротворцам в Донбассе. Мы должны опираться на такие «островки» сотрудничества, как бизнес, образование, наука. Мы должны больше говорить об объединяющих нас позитивных аспектах отношений.

С.В.Лавров: Начну там, где ты поставил точку – говорить о том, что нас объединяет, а не о том, что нас разъединяет. Вот мы и пытаемся говорить об энергетике. Она же нас объединяет? А получается, что разъединяет. Не по нашей вине или вине Германии или подавляющего большинства стран-членов Евросоюза, а по вине нескольких стран, которые можно сосчитать на пальцах одной руки. Они убеждены, что лучше платить в полтора раза дороже за американский сжиженный природный газ, нежели им и ЕС покупать выгодный газ из России. Вот и все.

Кстати, к вопросу о том, что экономика – это экономика, а политика – это политика. В данном случае для этих стран политика – это экономика, а экономика – политика.

Насчет того, что вы в Евросоюзе принимаете решение на основе позиции всех 28 стран, я уже это комментировал. Когда 28 стран говорят, что они должны решать любую проблему на основе принципа консенсуса, солидарности, я так понимаю, что при наличии противоречивых подходов среди 28 в качестве общей позиции выбирается среднее между крайними позициями. При всем уважении должен констатировать, что в политике по отношению к России позиция, солидарность ЕС определяется не на основе средних договоренностей, а не основе минимального знаменателя, который определяет прежде всего то самое агрессивное большинство, сосчитанное на пальцах одной руки.

Маркус, вижу, ты не соглашаешься. Я не принимаю решений внутри ЕС, но говорю о том, как нам это представляется извне не на основе просто каких-нибудь умозрительных ощущений, а, скажу откровенно (надеюсь, никого не подведу), на основе двусторонних доверительных переговоров с очень многими странами-членами ЕС.

Насчет того, что надо снижать взаимную риторику, то я целиком согласен с этим, двумя руками «за».

Так же, как нам, нужен сильный Евросоюз, ЕС нужна сильная Россия. На сто процентов поддерживаю сказанное о том, что делать это нужно на основе международного права, которое предполагает неприятие антиконституционных антидемократических методов смены власти.

Мы в наших последних контактах (понимаю, что все равно надо заканчивать Украиной) откровенно говорим и немецким, и французским коллегам (сказали бы и польским, но с ними у нас сейчас нет контакта) о том, что когда три этих страны в лице своих министров иностранных дел подписались под соглашением между В.Ф.Януковичем и оппозицией 20 февраля 2014 года, то они взяли на себя ответственность за выполнение этого соглашения. Когда на утро оппозиция растоптала свои обязательства, она проявила полное неуважение к Германии, Франции и Польше. Это факт. Ни Германия, ни Франция, ни Польша в ответ на наши вопросы о том, почему же они не призывают оппозицию к порядку, не смогли ничего сказать, кроме того, что президент В.Ф.Янукович в тот момент убежал из Киева. Во-первых, он был на Украине. Во-вторых, примерно в это же время из Йемена убежал президент А.Хади, и все эти три года, которые прошли с момента его бегства в Саудовскую Аравию, где он и сейчас живет, все прогрессивное западное человечество требует, чтобы он вернулся в Йемен. Почему к Йемену отношение отличное от отношения к Украине? И там, и там были избранные президенты, всеми признанные, возглавляющие страны-члены ООН. Однако на Украине В.Ф.Янукович уехал из Киева в Харьков и, по логике наших европейских коллег, тут же можно совершать государственный переворот. А вот в Йемене прошло три года, и требуют восстановить полномочия законного президента. Это к вопросу о том, что мы тоже хотим вести дела на основе уважения международного права во всей его полноте и без двойных стандартов.

Кстати, соглашение от 20 февраля 2014 года, о котором я говорю, не было про В.Ф.Януковича. Первый пункт этого документа гласил, что стороны обязуются создать правительство национального единства, которое будет готовить конституцию, выборы и т.д. А г-н А.П.Яценюк, которого вы поддержали в его договоренности с В.Ф.Януковичем, как только состоялся госпереворот, пошел на площадь и сказал митингующим демонстрантам, что поздравляет их, предложив поздравить и его с тем, что они создали правительство победителей. Разница, по-моему, существенная: правительство национального единства и правительство победителей. Вы – Германия, Франция и Польша – подписались под правительством национального единства, вас проигнорировали. Это было просто проигнорировано теми, кто вместе с вами достигал эту договоренность. Но это, как говорится, история. Однако не помнить ее очень опасно, потому что ни Крым не нападал на остальную Украину, когда в Киеве произошел переворот, ни Донбасс. Они просто сказали, что был совершен антиконституционный акт, к которому они не хотят иметь никакого отношения, и попросили оставить их в покое, чтобы понять, что происходит. Но взамен было требование со стороны главного вдохновителя майдана, националиста Д.Яроша, очистить Крым от русских. Все это есть в документах. Донбасс был объявлен террористической территорией, и против него была начата антитеррористическая операция. Не Донбасс напал на Украину, а Украина напала на свою же территорию, объявив ее захваченной террористами. Это очень важные вещи, о которых забывают. Мы проявили добрую волю, признав, как недавно опять подтвердил Президент России В.В.Путин, итоги выборов Президента Украины, хотя понимали, что основа этой власти – национал-радикализм. Это доказывается многократно, каждую неделю.

Что касается пути вперед в отношении выполнения Минских договоренностей, то мы откликнулись на озабоченности, которые высказывали, в том числе немецкие, французские коллеги, другие европейцы и сами украинцы о том, что СММ ОБСЕ на Украине очень часто испытывает на себе угрозы, риски безопасности, и надо ее как-то подкрепить. Еще год с лишним назад мы были готовы принять решение о том, чтобы эта миссия получила вооружение для самообороны. Тогда Германия, Франция и весь ЕС от этого отказались, как и ОБСЕ, потому что у них не было ни опыта, ни практики проведения операций, предполагающих вооруженных наблюдателей. Наконец, откликаясь на очередные призывы укрепить безопасность миссии ОБСЕ, Президент России В.В.Путин предложил то, что предложил. Одним из поводов возобновления разговоров о безопасности миссии ОБСЕ был подрыв патрульной машины Организации на мине в Луганской области на территории в районе линии разграничения. Был подготовлен специальный доклад, проведено расследование, из которого однозначно следует, что мину заложили не ополченцы из Луганска. Из этого же доклада следует, что украинская власть отказалась предоставить имеющуюся у нее видеозапись этого инцидента. Никто не стал раздувать эту тему. Мы тоже не хотим искать виновных, хотя тут все, по-моему, очевидно. Мы заинтересованы в том, чтобы выполнить Минские договоренности. Для этого Президент России В.В.Путин предложил подключить вооруженную миссию ООН для охраны наблюдателей ОБСЕ. Франция и Германия выразили интерес к этому. Канцлер Германии А.Меркель в одном из телефонных разговоров спросила у Президента В.В.Путина, почему, если мы предлагаем охранять сотрудников ОБСЕ, то только в отношении тех наблюдателей, которые будут находиться на линии соприкосновения после разведения сил сторон. Г-жа А.Меркель также отметила, что наблюдатели ОБСЕ работают и в других частях территории Украины по обе стороны от линии разграничения: патрулируют, ездят на машинах, смотрят, говорят с местным населением. Президент России В.В.Путин тут же согласился, что это абсолютно логичное упоминание, и теперь наше предложение, которое внесено в СБ ООН, предполагает, что при выполнении наблюдателями ОБСЕ всех их функций они всегда должны будут охраняться вооруженными миротворцами ООН.

Повторю, Германия и Франция видят в этом возможность для достижения договоренностей. Проект резолюции лежит «на столе» в СБ ООН, но переговоры не начинаются, потому что Украина заявила, что это не годится, а что годится, она обещала показать, но пока этого не сделала (прошло уже больше месяца). Мы видим то, что сейчас пытаются сделать: назначенный представителем США по украинскому кризису К.Волкер уже посетил Берлин, Париж и почему-то Лондон, несколько раз – Киев, где совсем недавно он сделал ряд знаковых заявлений, из которых стало ясно, какую альтернативу нашему проекту готовят американские кураторы украинской власти (единственная страна, которая может повлиять на украинские правительство, оппозицию и радикалов – это США). Г-н К.Волкер заявил, что, во-первых, нужно, чтобы миротворцы (он употребил другое слово с тем же смыслом) оккупировали весь Донбасс, взяв его в кольцо, и только потом США поддержат действия Президента Украины П.А.Порошенко по выполнению всех его обязательств, включая объявление амнистии, придание Донбассу особого статуса по формуле Ф.-В.Штайнмайера (между прочим, которая два года саботируется П.А.Порошенко и его правительством) и проведение выборов. Нам абсолютно очевидно, что как только оккупационные силы займут весь Донбасс, П.А.Порошенко не пошевелит пальцем, чтобы сделать что-то из обещанного. Это уже понимают, по-моему, и во всех европейских столицах.

К.Волкер сделал еще одно примечательное замечание, сказав, что это дело Европы, Украины и России, а Донбасс не имеет никакого отношения ни к каким переговорам, и его нельзя подпускать близко. Если в Берлине это считают адекватной картиной того, что должно происходить, то я сожалею об этом. Однако я абсолютно согласен с тем, что путь вперед есть, и это – неукоснительное, добросовестное выполнение Минских договоренностей. Этим уже долго и тщательно занимаются помощники наших лидеров в «нормандском формате», согласовывая «дорожную карту», которая синхронизировала бы шаги, повышающие безопасность, с шагами, которые ведут к политическому урегулированию. Эта работа ведется, и очень надеюсь, что заявление г-на К.Волкера, которое прямо противоречит тому, что делает Германия, Франция, Россия и Украина в «нормандском формате», не помешает подготовке этой «дорожной карты».

Вопрос: Недавно Президент России В.В.Путин назначил нашего друга А.Ю.Мешкова Послом в Париже. Поскольку он находится здесь, я хотел бы поздравить его с таким важным назначением. Какова «дорожная карта» А.Ю.Мешкова на предстоящий период? Какие советы Вы ему дали? Каким Вы видите развитие франко-российских отношений?

С.В.Лавров: Информация о его «дорожной карте» является закрытой.

Полагаю, что все министры, отправляя сотрудников послами, пишут некие директивы, указания общего стратегического плана, и это закрытые документы. Но нет ничего закрытого в информации о том, в каком направлении будет работать А.Ю.Мешков – это направление укрепления нашего стратегического привилегированного партнерства (как его назвали наши предшественники). Он будет работать над тем, чтоб сегодняшняя конъюнктура не вмешалась в процессы обеспечения долгосрочных национальных интересов российского и французского народов. Мы видим, что есть попытки внедрить эту конъюнктуру в повседневную жизнь. Надеемся, что наша совместная история не позволит временщикам испортить отношения между Россией и Францией.

У нас очень хорошие планы, наши президенты встречались уже дважды – Президент России В.В.Путин посетил Францию, Президент Франции Э.Макрон принял приглашение посетить Россию, в том числе в контексте участия в Петербургском экономическом форуме в мае 2018 г. Есть договоренность о создании новой масштабной структуры общественного диалога т.н. «Трианонский диалог». Мне кажется очень важным, что именно этой инициативе президенты уделили внимание на их первой же встрече, потому что широкое взаимодействие между самыми разными представителями гражданского общества, пожалуй, является наилучшим способом укрепить фундамент наших отношений и подсказывать нашим правительствам и ведомствам, в каком направлении граждане обеих стран хотят двигаться.

Вопрос: В эту пятницу начнется самая длинная поездка США в страны Дальнего Востока: Японию, Китай, Вьетнам и другие. В целом, это будет успокоением этих стран по вопросу ядерной проблемы КНДР. Одновременно 10-11 ноября папа римский Франциск собирает 11 нобелевских лауреатов для того, чтобы найти пути продолжения диалога с целью мирного решения возникших проблем. Каково Ваше мнение по этому вопросу?

С.В.Лавров: На тему того, что происходит на Корейском полуострове, вокруг Северной Кореи было сказано много. Подробно высказывался и Президент России В.В.Путин. Конечно же, мы однозначно и безальтернативно выступаем за мирное урегулирование. Для этого нужны шаги навстречу друг другу, отказ от риторики по отношению к связям между Россией и ЕС. В любом конфликте, кризисе (не хочу назвать наши отношения таковыми), ситуации, когда нет согласия, нужно сбавлять риторику, а лучше от нее отказываться и искать какие-то политические шаги навстречу друг другу. Пока мы не видим такой готовности ни со стороны США, ни со стороны Северной Кореи, хотя, как я уже говорил, тот, кто умнее и сильнее, должен сделать первый шаг.

Параллельно с отсутствием политических ходов и прогресса на политическом треке, реакции на российско-китайскую инициативу о «двойном замораживании» хотя бы на какое-то время и авантюрных действий в Северной Корее, военных учений США с Республикой Корея, риторика зашкаливает (где-то даже включает переход на личности и оскорбления), что, естественно, не помогает создать атмосферу, которая могла бы разрядить обстановку.

Из Вашингтона звучит все больше заявлений о том, что у этой проблемы есть военное решение. Вчера или сегодня Председатель объединенного комитета начальников штабов, генерал Дж.Данфорд сказал, что если будет приказ применить силу на Корейском полуострове, то он не исключает, что это будет сделано и без обращения в Конгресс. Это достаточно тревожное заявление. Мы общались с нашими южнокорейскими, японскими соседями, и с их стороны звучит тревога. Они понимают, что если что-то пойдет по военному сценарию, то они будут первыми уязвимыми целями. Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин говорил нам, что США не смогут применить силу, не посоветовавшись с Южной Кореей. Я слышу другие заявления из Вашингтона, которые совсем не убеждают, что будет какое-то согласование, совет, а тем более будет испрошено некое разрешение. Буквально пару дней назад Премьер-министр Японии С.Абэ сказал, что согласен с Президентом США Д.Трампом в том, что нельзя исключать военный вариант решения проблемы. Я помню еще месяц назад, когда ситуация уже была достаточно острой, но еще не дошла до точки кипения, Министр обороны США Дж.Мэттис, комментируя возможность военного сценария на Корейском полуострове, сказал, что это будет сопряжено с катастрофическим количеством жертв. Как там вырабатывается политика и как координируется не только по этому, а практически по любому другому вопросу, мы пока не можем себе хорошо представить. Будем добиваться того, чтобы российско-китайская или другая мирная инициатива, которая будет иметь шанс на реализацию, все же получили достаточно внимательное рассмотрение. Пока до этого мы не дошли.

Вопрос: Как мы пришли к ситуации, когда между ЕС и Россией стало утеряно доверие? Что произошло в период с 2003 г., когда было согласовано общее экономическое пространство между Европейским союзом и Россией, что свидетельствовало о высоком уровне доверия, и 2014 г.? Что можно предпринять, чтобы в будущем избежать повторения этой ситуации?

С.В.Лавров: Очень правильное наблюдение, и я полностью согласен с Вами, что проблемы в наших отношениях начались задолго до государственного переворота на Украине. Тому есть масса подтверждений. Действительно, в 2003 г. было много ожиданий и не только в отношении общего экономического, но и общего гуманитарного пространства.

Р.Проди, бывший на тот момент председателем Еврокомиссии, в 2003 г., выступая на пресс-конференции по итогам саммита «Россия-ЕС» сказал, что у него нет сомнений, что через пять лет Россия и ЕС подпишут соглашение о безвизовом режиме поездок наших граждан. Наступил 2008 г., казалось, что никаких особых проблем глобального порядка, как Украина, не было даже на горизонте, а работа по подготовке соглашения о безвизовых поездках затягивалась. Когда она дошла уже до более-менее практической стадии, и соглашение было, по сути, обговорено и формулировки согласованы, нам сказали, что нужно создать рабочие группы для проверки осуществления безопасности на российских контрольно-пропускных пунктах, что необходимы биометрические паспорта, должны быть обязательства по реадмиссии. Мы создали все эти рабочие группы, к нам приезжали инспекторы ЕС для осмотра того, что мы делаем, мы ездили в Евросоюз смотреть, как все поставлено у них. Примерно к 2011-2012 гг. уже было нечего больше выдумывать, и надо было подписывать соглашение, но выяснилось, что и этого не достаточно, потому что то самое меньшинство, о котором я говорил (которое существовало уже тогда), использовало принцип солидарности в ЕС для того, чтобы Евросоюз занял следующую позицию: Россия выполнила все технические, юридические требования, у ЕС и России есть полная готовность к введению безвизового режима, но политически будет неправильно вводить такой режим с Россией до того, как он будет введен для Украины, Грузии и Молдавии. Это был 2012 г. Вот откуда ноги растут. Это лишь один пример, а их было немало.

С моей коллегой на тот момент К.Эштон мы никак не могли провести нормальный постоянный Совет партнерства, предусмотренный Соглашением о партнерстве и сотрудничестве, который должен был собираться раз в шесть месяцев на уровне глав внешнеполитических ведомств и проводить обзор всех направлений секторального сотрудничества Россия-ЕС. Задолго до Украины наши встречи свелись к обсуждению Сирии, до Сирии – Ирака, ближневосточного урегулирования, чего-то еще, но до координации деятельности по всем направлениям партнерства, а это было прямым поручением от наших лидеров, дело давно уже не доходило.

Я вынужден вернуться к проблеме формирования позиции ЕС: если нынешняя практика сохранится, когда любой сможет заблокировать конструктивное решение, отвечающее интересам всех, то, наверное, какое-то время мы еще будем недорабатывать в том, что касается полноценного задействования потенциала нашего партнерства, который действительно огромен. У меня нет никаких сомнений, что общее экономическое пространство, наведение мостов между евразийской интеграцией и ЕС, продвижение по пути Большого евразийского проекта и подключение к нему не только ШОС, участников проекта «Один пояс – один путь», государств АСЕАН, но и ЕС – это наилучший путь как для вас, так и для нас, обеспечить свои позиции в мире, который становится все более конкурентным, где появляются новые центры роста и влияния. Находясь на одном огромном куске Земли, не использовать наши сравнительные преимущества значит просто противоречить собственным национальным интересам. Здесь одна надежда на здравомыслящих дальновидных лидеров. Надеюсь, Европа все еще богата ими.

Вопрос: Несправедливо говорить, что Эстония, председательствующая в Совете ЕС, не заинтересована в продвижении диалоговых форматов между Евросоюзом и Россией. Мы остаемся всецело приверженными пяти основополагающим принципам отношений между Россией и Евросоюзом, определенным в прошлом году, в том числе принципу избирательного партнерства и вовлеченности в сферах, где это представляется полезным для обеих сторон.

Вы также уделили внимание повестке «Восточного партнерства». Я могу лишь заверить, что дискуссии на эту тему в Брюсселе продолжаются. Эстония как председательствующая в ЕС страна играет активную роль в определении повестки дня и выработке декларации «Саммита Восточного партнёрства», который должен состояться в ноябре с.г. Надеюсь, что он даст понятный посыл нашим партнерам в том, что эта политика будет продолжена, что она принесет практические дивиденды нашим партнерам. Самое важное сегодня, что мы можем развивать «Восточное партнерство» таким образом, чтобы никто из его участников не оказывался перед сложным выбором между ЕС и Россией.

С.В.Лавров: Я просто констатировал факт, что под эстонским председательством не собирались механизмы, которые, как мне кажется, нуждаются в регулярном задействовании. Пожалуйста, не обижайтесь на меня.

Что касается пяти принципов, которые, как Вы сказали, лежат в основе отношений между Россией и Евросоюзом, то все знают, что в их подготовке Россия не участвовала. Я не буду подробно упоминать о том, как развивались контакты между мной и Высоким представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф.Могерини. Я точно знаю, что ее очень долго просто не пускали в Россию, хотя у нас с ней были договоренности. Диалог из-за этого страдал. В любой ситуации, когда друг к другу возникают вопросы, лучше встречаться, задавать их и получать ответы, глядя в глаза. Ф.Могерини смогла поехать в Россию только тогда, когда, как Вы упомянули, ЕС сформулировал свои односторонние пять принципов. И уже вооруженная этим документом, который поставил ее в очень узкие рамки, она смогла к нам приехать.

Я думал, что наши отношения все-таки определяются не пятью принципами, которые сейчас были упомянуты и разработаны в одностороннем порядке, а теми принципами, которые заложены в Соглашении о партнерстве и сотрудничестве между Россией Федерацией и Европейским Союзом. Оно истекло в 2010 г., но продолжает действовать, потому что новое соглашение, над которым мы начали работать, также пока еще не готово. Работа над ним застопорилась задолго до того, как произошел антиконституционный государственный переворот на Украине.

Вы упоминали «Восточное партнёрство», выразив удовлетворение, что якобы я о нем сказал. Но я о нем не говорил, хотя я знаю, что вы готовите саммит, на этот раз с участием лидеров всех шести фокусных государств. Это тоже шаг вперед. Мы говорили с нашими коллегами раньше, когда «Восточное партнерство» только создавалось. Нас вроде пригласили наблюдателями, потом пригласили в отдельные проекты, потом вообще не предложили ни одного проекта. Я надеюсь, что высказывания, которые порой звучали за период становления «Восточного партнерства», не отражают позицию ЕС. Они были озвучены в русле логики, которая требует от страны-партнера занять позицию выбора – или ты с Европой, или с Россией. Примерно так, как сейчас в Сербии выступил помощник Государственного секретаря США Б.Х.Йи, который сказал, что Сербия должна сделать выбор между Россией и Евросоюзом, потому что дружить и с теми, и с другими невозможно, а США однозначно поддерживают выбор Сербии в пользу Европы. Не вмешательство ли это во внутренние дела?

Такие же слова мы слышали и из уст членов ЕС. Еще во время первого украинского майдана 2004 г. занимавший тогда пост Министра иностранных дел Бельгии, а впоследствии Еврокомиссар К.де Гюхт, публично заявил, что украинский народ должен сделать выбор, либо он с Россией, либо с Европой. Вспоминается американский политолог З.Бзежинский, который среди многих своих трудов написал книгу «Большая шахматная доска» и, говоря о будущем Евразии и интересах Запада, «без обиняков» выдвинул задачу, что самое главное – не дать «варварам» в Евразии объединиться. Это цитата. Там очень интересные философские размышления, которые тогда воспринимались как полет фантазии. Он умный человек, эрудированный, много знает. Очень много из того, что он тогда советовал взять на вооружение, к сожалению, обретает «плоть и кровь».

Вопрос: Когда мы, люди бизнеса, пытаемся добиться прогресса в деле, то стараемся руководствоваться определенными принципами. Но когда ничего не развивается, нежелание искать компромисс представляется не совсем правильным. Общаясь с российскими партнерами, у нас складывается ощущение, что пришло время искать компромиссы, а не руководствоваться монолитными принципами. Все к этому готовы. Какие мудрые шаги Россия может предпринять на этом направлении? Есть ли движение в строну прогресса в деле реализации Минских договоренностей?

АЕБ выступает в интересах большей сплоченности и сотрудничества с ЕАЭС. Наша поездка в Брюссель во многом была направлена на это. Как Вы видите будущее такого союза? Возможно ли развитие партнерства между ЕС и ЕАЭС?

С.В.Лавров: Я понимаю Ваше недовольство и даже разочарование по поводу того, что наши отношения находятся совсем не в том состоянии, в каком они должны быть, учитывая потенциал Евросоюза и России, а еще потенциал ЕАЭС.

В любом случае, в Вашем вопросе Вы сами же дали ответ, что все равно это должно происходить за счет выполнения Минских соглашений.

Короткая история. Когда согласовывались Минские соглашения, процесс занимал 17 часов. Мы достигли пакета, который был одобрен в СБ ООН единогласно, без каких-либо изменений, включая подписи, поставленные под минским «Комплексом мер» руководителями двух непризнанных республик – Луганской и Донецкой – А.В.Захарченко и И.В.Плотницким. Тогда Президент Украины П.А.Порошенко настоял, чтобы эти два человека лично приехали в Минск и подписались под этим документом. Сейчас он говорит, что их нельзя подпускать ни на выстрел к договоренностям о том, как это все претворять в жизнь. Специальный представитель США по украинскому урегулированию К.Волкер сказал, что им там делать нечего. Мы хотим договороспособных партнеров. А стало ясно, что П.А.Порошенко всеми силами будет саботировать выполнение Минских договоренностей, потому что он испугался радикалов, обвинивших его в предательстве. Он не смог использовать свой авторитет, чтобы вместе с поддерживающим его Евросоюзом, США и СБ ООН поставить радикалов на место и настоять на том, что нужно выполнять Минские договоренности. Ему, если хотите, не хватило характера.

Все последующие совещания и саммиты «нормандской четверки» вращались вокруг того, как же нам выполнять Минские договоренности. Президент России В.В.Путин говорил, что там все понятно – через месяц нужно сделать вот так, подготовить и согласовать законы о выборах и об особом статусе Донбасса. Не получалось. И П.А.Порошенко стал говорить, что закон об особом статусе нельзя принимать, пока не пройдут выборы, потому что прежде, чем принимать такой закон, он, дескать, должен знать, кто будет руководить Донбассом. Иначе говоря, если выберут людей, которые ему нравятся, он предоставит особый статус, хотя если выберут тех, кто ему не нравится, он забудет про этот статус. Эта абсолютно футуристическая дискуссия продолжалась очень долго, пока занимавший тогда пост вице-канцлера, министра иностранных дел, а ныне Президент ФРГ Ф.-В.Штайнмайер не предложил свою формулу, которая теперь так и называется «формула Штайнмайера» о том, что закон об особом статусе принимается и вступает в силу в предварительном порядке в первый день выборов и в окончательном виде вступает в силу, когда ОБСЕ распространит свой доклад о наблюдении за выборами.

Прошел год, ничего не сделано. Эта формула не обрела юридический статус. Ее даже не положили на бумагу. Стали интересоваться, в чем проблема. П.А.Порошенко тогда сказал, что окончательный доклад ОБСЕ может гласить, что выборы были несправедливыми и недемократическими. Прошел год, чтобы об этом надо было вспомнить. Тогда Президент России В.В.Путин сказал, чтобы записали, что предварительно закон вступает в силу в день голосования, а окончательно в день, когда ОБСЕ распространит доклад, подтверждающий, что выборы были свободными, справедливыми и отвечающими критериям ОБСЕ. Все согласились. Это была уже вторая уступка, хотя в Минских договоренностях на эту тему ничего нет. Там говорится, что закон нужно принять до выборов, чтобы те, кто будет на них голосовать, знали, какими полномочиями наделят людей, за которых они голосуют. Третья уступка, которая шла дальше Минских договоренностей – предложение вооружить наблюдателей ОБСЕ. Она оказалась неприемлемой для самим европейцев. Сейчас мы завязли в СБ ООН, где наш проект резолюции вроде бы хотят обсуждать, но не обсуждают. Украинцы с американцами говорят, что нужна другая резолюция, но ничего не предлагают. Если нужны были предлоги, чтобы отойти от русофобской политики в Евросоюзе, то они были в изобилии.

Не хочу звучать антиамерикански, мы просто констатируем действительность. Американцы хотят сохранить свое доминирующее положение в мировой экономике, политике и военных делах. Это, наверное, трудно оспаривать как стремление крупнейшей державы. Но в своих действиях по достижению этой цели они прибегают к приему нечистоплотной, недобросовестной конкуренции. Мы приводили сегодня уже много примеров. Но в конечном итоге наблюдая за европейской внутренней жизнью, за тем, что принято понимать под мейнстримом, в последние годы создается впечатление, что американцам удалось сделать так, что почти любые негативные события в Евросоюзе от протестов в отношении политики властей до банкротств компаний, может быть даже и то, что касается техногенных катастроф, все можно сваливать на Россию, ее «злую волю» и наше злоупотребление информационным пространством. Где-то уже проскочило, что мы будем вмешиваться не только во все подряд выборы, но что способны манипулировать окружающей средой, чтобы создавать, например, наводнения, вроде тех жутких, которые мы все наблюдали в Европе вчера.

По поводу выборов хочу сказать, что ни в отношении США, ни в отношении Германии и Великобритании (нас там тоже обвинили, что мы затеяли весь «брекзит»), ни в отношении Франции (там тоже были обвинения, и Президент даже выгнал из своего пула два российских СМИ – «Раша тудей» и «Спутник», сейчас их пытаются записать в иностранные агенты в США), мы ничего не делали.

Возвращаясь к теме Европы, шведы сказали, что они почти уверены, что мы будем вмешиваться в их выборы. Я уже упоминал Южно-Африканскую Республику. Но ни единого факта никто не предъявил.

Если говорить о Германии, то факт прослушивания личного телефона Федерального Канцлера А.Меркель был всеми зарегистрирован и зафиксирован. Ни Федеральная разведывательная служба Германии, ни кто другой этим фактом не занимаются. Все предпочитают «работать языком» и говорить о том, что знают о действиях русских, но факты предъявить не могут, потому что это секретно.

Секреты – это интересная вещь. А.Литвиненко трагически погиб в Лондоне, было расследование, мы настаивали на том, чтобы оно было открытым, но его закрыли и проводили с участием спецслужб. Расследование называется публичным, но на самом деле оно закрытое и до сих пор никто не знает, какие обвинения были предъявлены и какие факты были положены на стол.

Катастрофа с малазийским «Боингом» в 2014 г. над Украиной также расследуется келейно. Те материалы, которые мы предоставили, не рассматриваются, по крайней мере, не упоминаются. Хотели еще два года назад создать трибунал, спешили, торопились. Мы предложили сначала завершить расследование. Расследование до сих пор не завершено, его продлевают еще на один год. Ни одного факта нет, но продолжаются обвинения. На вопрос, почему не предъявляются доказательства, отвечают, что это секретно, так же как и наши американские партнеры отвечают на мой вопрос о том, где же доказательства нашего вмешательства в их выборы. Они говорят, что есть неопровержимые, но секретные доказательства. Девять месяцев идет это разбирательство в Сенате, задействован специальный прокурор, но нет ни единого факта. И это при том, что в американской политической культуре утечки – норма жизни. Если бы там был хотя бы один мало-мальски значимый факт, то была бы утечка, ведь задействовано такое количество людей в слушаниях в Конгрессе, в работе специального прокурора и так далее. Поэтому отговорки насчет секретности, честно говоря, смешны для людей, которые выдвигают столь серьезные обвинения в наш адрес.

Еще раз хочу сказать, что от нас ждут предлога для того, чтобы сказать, что русские исправились и предложить с нами нормально сотрудничать, отменять санкции. Мы делаем то, что мы делаем. Я привел примеры очень конструктивных подходов по тому же процессу выполнения Минских договоренностей. Если кому-то нужны были предлоги, вот они. Эти предлоги были созданы нами не для того, чтобы просить ваше правительство о каких-либо одолжениях о снятии санкций, а просто потому, что мы хотим выполнить Минские договоренности. У меня нет сомнений, что наши партнеры по «нормандскому формату» (немцы и французы), которые занимаются этим постоянно, прекрасно понимают, кто блокирует выполнение Минских договоренностей.

Приведу пример. Лидеры еще год назад в Берлине договорились стимулировать создание зон безопасности на линии соприкосновения. В качестве пилотной зоны выбрали несколько районов, в двух из которых были разведены тяжелые вооружения, а третий район, согласованный всеми, называется станица Луганская. Там никак не получалось начать разведение тяжелых вооружений, поскольку украинцы говорили о том, что они не могут это сделать из-за продолжающейся стрельбы. Тогда они выдвинули условие, что готовы начать разведение тяжелых вооружений, если будет неделя полной тишины. С тех пор, можете поинтересоваться у представителя ОБСЕ, Специальная мониторинговая миссия Организации фиксировала восемь раз полную неделю тишины. Каждый раз, после того, как ОБСЕ докладывала об этом и предлагала начать разведение тяжелых вооружений, украинцы говорили, что это наша статистика, а они насчитали сто выстрелов. И все.

Сейчас предпринимается очередная попытка начать это разведение 4 ноября. Это будет уже девятая неделя полной тишины, которую, я почти не сомневаюсь, но хочу ошибаться, оспорят украинцы, которые представят свою статистику. Это ведь тоже предлог. Только от нас вы ждете позитивных предлогов, и я вам привел пример, а этот предлог негативный, чтобы все-таки потребовать от тех, кто в Киеве сейчас злоупотребляет хорошим отношением Берлина, Парижа, Вашингтона и других западных столиц, прекратить играть в эти игры и выполнить свои обязательства, потому что, как вы знаете, в танго не один человек.

Вопрос: Что может быть предпринято бизнес-сообществом для того, чтобы работать с вами над борьбой с этой антироссийской истерией, которая, как мы знаем, не основана на фактах?

С.В.Лавров: Бизнес сам знает, что в его интересах. Если он просто будет доводить свою позицию, заключающуюся в том, что ему нужна другая атмосфера, до руководителей наших и ваших, то это, наверное, будет самым правильным. Признаюсь, я не большой оптимист насчет того, что к бизнесу будут прислушиваться. Я знаю и видел, в том числе в ходе последней совместной встречи президентов России В.В.Путина и Казахстана Н.А.Назарбаева с немецкими предпринимателями в Сочи, что, как и в случае с французами, итальянцами, ни одна компания не ушла с российского рынка. Мы видели, насколько немецкий бизнес, как и французский, итальянский, австрийский и другие, заинтересованы в том, чтобы не примешивать политику к экономике. Но я также вспоминаю период, когда ЕС впервые вслед за США вводил санкции после Крыма, а затем после Донбасса, я читал полемику, в ходе которой бизнес призывал правительство не путать экономику и политику. Об этом сегодня тоже говорили. Но тогда Канцлер ФРГ А.Меркель заявила (по крайней мере, так ее слова изложили в СМИ), что в этом конкретном случае политика должна доминировать над экономикой. То есть, это сознательное принесение в жертву экономических интересов. Здесь трудно что-либо сказать.

Что касается истерии. Прокурор Р.Мюллер в Вашингтоне предъявил первые результаты своей многомесячной работы – двух бывших сотрудников избирательного штаба Д.Трампа обвинили за то, что они делали с президентом В.Ф.Януковичем. Искали при этом русский след. Не хочу в это вмешиваться, но все знают о том, что нынешнее украинское руководство оплачивало деятельность предвыборного штаба Х.Клинтон. Поэтому, было бы желание, а повод испортить что-то и сделать так, чтобы для остальных все было труднореализуемо, или нормально восстанавливать отношения, найдется.

Вопрос: Сейчас мы помогаем найти работу 700 русским, которые были уволены из диппредставительств США в России. Этим сотрудникам говорят, что есть некий неофициальный «черный список», и как мы ни пытаемся, не можем устроить их в российские ведомства или организации с госучастием. Что можно сделать, чтобы помочь этим людям?

С.В.Лавров: Я не большой специалист во внутреннем праве США и ведущих западных стран, но могу представить себе ситуацию, когда, скажем, в российском Посольстве в Вашингтоне работали бы американские граждане не на технических должностях, потому что в случае с Посольством США в России люди, которые были оформлены как технические сотрудники, выполняли функции, закрепленные по Венским конвенциям исключительно за дипломатическими работниками. Они ездили по стране, проводили встречи, выясняли общественное мнение – это работа дипломатов. Мы, за редким исключением, не делали из этого негативных выводов. Представьте, что несколько сотен граждан США работали бы в Генконсульстве России в Сан-Франциско, которое нагло, грубо, по-хамски закрыли представители ФБР, службы безопасности, копаясь в архивах, и эти сотрудники (американские граждане) оказались бы уволены и попробовали бы поступить на работу в госучреждения США, как Вы думаете, их бы сразу приняли? Я думаю, нет. Наверное, каждая бюрократия должна решать в соответствии со своими правилами. Есть порядки и в европейских странах насчет того, как относиться к лицам, имеющим родственников иностранцев, заключивших браки с иностранцами. Убежден, что, если они талантливые люди (а наверняка так оно и есть, потому что американцы не будут нанимать абы кого), то найдут себе работу. Почему обязательно им нужно в госучреждения? У нас частный сектор имеет очень высокий спрос на способных талантливых людей.

Что касается всей этой ситуации в целом, то она не доставляет нам радости. Мы были вынуждены пойти на этот шаг, привести в полный паритет количество дипломатов и сотрудников в целом в дипломатических учреждениях России в США и США – в России. При этом мы сделали очень серьезную уступку, дали фору американцам, потому что в общую цифру, которая должна составлять потолок российских сотрудников в загранучреждениях США и американских – в России, мы включили 170 сотрудников, работающих в нашем Постоянном представительстве при ООН. Они не имеют никакого отношения к двустороннему паритету, защищены Соглашением между США и ООН (Соглашение об обязанностях страны пребывания штаб-квартиры) и в идеале, если мы говорим о полном паритете, не должны были быть включены в эту цифру. Мы сохранили их, надеясь, что это каким-то образом поможет остановить эту совершенно безумную спираль, начатую лауреатом Нобелевской премии мира в декабре 2016 г. Печально, что обамовская страсть погубить российско-американские отношения задала такую инерцию, которую подхватило множество людей среди демократов и, к сожалению, некоторые республиканцы. Причем, каждая из этих групп делает это исключительно для достижения своих внутриполитических целей во внутренней борьбе в США. К сожалению, Администрация Д.Трампа пока не может остановить эту инерцию, хотя Президент США постоянно подтверждает свою заинтересованность в нормализации отношений с Россией и в том, чтобы они были хорошими, взаимовыгодными, приносили бы пользу для всего остального мира. Надеюсь, что серьезные наблюдатели понимают, как все это началось, и законы дипломатии, когда взаимность является обязательным правилом. Если вы сопоставите действия, предпринятые, начиная с Б.Обамы и продолжая Д.Трампом, который был вынужден плыть по этому течению не очень чистой воды, с тем, что сделали в ответ мы, то, надеюсь, поймете, что мы стараемся быть максимально сдержанными, соблюдая основные приличия дипломатических отношений.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > mid.ru, 31 октября 2017 > № 2371820 Сергей Лавров


Финляндия > Внешэкономсвязи, политика > yle.fi, 31 октября 2017 > № 2371700

Доля лютеран среди жителей Перхо самая большая во всей Финляндии. 93,4 % населения небольшого муниципалитета - члены евангелическо-лютеранской церкви.

Большая чать лютеран живет в муниципалитетах Похъянмаа, а также в Центральной и Северной Финляндии.

- Влияние традиционных внутрицерковных движений в этих регионах сильное. Кроме того, в этих муниципалитетах мало молодых людей, - поясняет координатор по исследованиям Евангелическо-лютеранской церкви Юсси Сулберг.

Типичнейший лютеранин - человек старше 57 лет со средним или высоким уровнем дохода. Люди помоложе и с низким уровнем дохода реже заинтересованы в лютеранстве.

Лютеранская церковь не интересует жителей столичного региона

В городах и муниципалитетах столичного региона доля лютеран составляет в среднем около 60 %. Вместе с этим в Хельсинки доля лютеран составляет всего 54,3 %. Одна из причин этому - более высокое, чем в других регионах, число иммигрантов. Однако стоит помнить, что среди иностранцев также много христиан.

В столичном регионе живет много молодежи, и это также отражается на количестве прихожан.

Число членов церкви снижается уже в течение длительного периода. Особенно резко падает количество 25-44 летних лютеран, а именно - молодых мужчин, живущих в Южной Финляндии.

Сегодня отмечается 500-летие Реформации. 31 октября 1517 года немец Мартин Лютер обнародовал 95 тезисов, в которых выступил с открытой критикой католической церкви. Финляндия перешла из католичества в лютеранство в первой половине 16-го века.

Финляндия > Внешэкономсвязи, политика > yle.fi, 31 октября 2017 > № 2371700


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 31 октября 2017 > № 2371576

Соединенные Штаты ввели санкции в отношении 41 физического лица и компаний, включая военно-воздушное подразделение Корпуса стражей исламской революции (КСИР), говорится в документах Минфина США, опубликованных во вторник на сайте ведомства.

Санкции введены, в частности, в отношении командира КСИР Мохаммада Али Джаафари (Jafari, Mohammad Ali), буровой компании Oriental Oil Kish, компании Sepanir Oil & Gas Energy Eng. Co., а также одной из крупнейших иранских компаний Tidewater Middle East Co.

Данные санкции вводятся в рамках работы США по противодействию распространению оружия массового поражения, уточняется в документе.

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 31 октября 2017 > № 2371576


Израиль > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 31 октября 2017 > № 2371573

Израиль перед выбором: США или Китай, баланс сил или глобализация?

Кому выгоден принцип «два государств для двух народов»?

Израиль ведёт переговоры с Саудовской Аравией по участию в строительстве «умного города» NEOM. По данным Jerusalem Post, в силу «дипломатической чувствительности» вопроса израильские фирмы не обнародовали контакты с саудовским инвестиционным фондом, который имеет в своем распоряжении активы на $230 млрд.

«Саудовская Аравия не собирается в настоящее время официально сотрудничать с Израилем, однако участие частных венчурных компаний будет благоприятствовать инновационным проектам в области водоснабжения, энергетики, сельского хозяйства и пищевой промышленности. Это именно то, чего добивается саудовский принц в проекте «умного города», — сообщает Reuters со ссылкой на источник в израильском корпоративном секторе.

Уточняется, что Тель-Авив сможет открыто участвовать в проекте NEOM наравне с Эр-Риядом, Каиром и Амманом, «если в палестино-израильском урегулировании будет осуществлен прорыв». Любопытное условие, не так ли?

Получается, что Саудовская Аравии негласно давит на Израиль в надежде разменять участие Тель-Авива в проекте на создание отдельного палестинского государства со столицей в восточном Иерусалиме. Позиция Эр-Рияда по палестинскому вопросу была обозначена королем Салманом 5 октября с.г. на встрече в Кремле с президентом России Владимиром Путиным.

«Мы подчеркиваем необходимость положить конец страданиям палестинского народа, выступаем за то, чтобы арабская мирная инициатива и решения международной законности стала основой достижения всеобъемлющего, справедливого и постоянного мира, который бы обеспечивал право палестинского народа на создание своего государства со столицей в восточном Иерусалиме», — заявил тогда монарх.

Наряду с саудовцами, концепцию «двух государств для двух народов» поддерживает и Китай, который обозначил свой план в июле с.г., когда президент Палестины Махмуд Аббас посетил Пекин. Председатель КНР Си Цзиньпин предложил четыре пункта урегулирования (цит. по «Голос Америки»):

Продвижение концепции «двух государств для двух народов», основывающийся на границах 1967 года с Восточным Иерусалимом как столицей нового палестинского государства.

Укрепление «концепции общей, всеобъемлющей, совместной и устойчивой безопасности», «немедленно прекращающей строительство израильских поселений, принятия неотложных мер по предотвращению насилия в отношении гражданских лиц и призыву к скорейшему возобновлению мирных переговоров».

Координация международных усилий по предложению «мер по содействию миру, которые повлекут за собой в ближайшее время совместное участие».

Продвижение мира путем развития и сотрудничества между палестинцами и Израилем.

А как ведет себя Вашингтон? Ещё 15 февраля с.г. президент Дональд Трамп сделал уклончивое заявление. «Есть варианты двух государств и одного, мне нравится такой, который нравится обеим сторонам. Я буду очень рад тому, который устроит обе стороны. Меня устроит любой. На протяжении определенного времени я думал, что два государства будут более легким решением из двух. Но, честно говоря, если Биби и палестинцы, если Израиль и палестинцы будут довольны, то я буду рад тому решению, которое им понравится больше», — отметил Трамп на встрече с премьер-министром Биньямином Нетаньяху, которая прошла в Белом доме.

Примечательно, что 25 октября с.г., то есть на следующий день после провозглашения кронпринцем Мохаммедом бин Салманом проекта NEOM, Саудовскую Аравию тайно посетил старший советник президента США Джаред Кушнер, передает журнал Newsweek. Детали поездки не разглашаются. Хотя понятно, что речь идёт о переговорах между ХАМАС («Исламское движение сопротивления») и ФАТХ («Движение за национальное освобождение Палестины»), которые стартовали в Каире 9 октября.

Американцы предпринимают робкие попытки примирить ХАМАС с ФАТХ и Израилем, чтобы сыграть в пользу геополитического китайского проекта. Не случайно спецпредставитель США на Ближнем Востоке Джейсон Гринблатт заявляет, что любое палестинское правительство «должно однозначно и четко заявить о ненасилии, мирных переговорах, признании Израиля, а также принять предыдущие соглашения и обязательства, включая те, которые разоружили бы террористов». «Если ХАМАС планирует свое участие в палестинском правительстве, оно должно принять эти требования», — цитирует Гринблатта газета New York Times. Говорят дипломаты из США долго, иногда даже бесконечно.

Только вот доверия разговоры не прибавляют — 30 октября с.г. армия обороны Израиля ликвидировала туннель, ведущий из сектора Газы на территорию еврейского государства, а также установила на границе систему ПРО. Вашингтон стремится угодить и израильтянам, и палестинцам.

«Переговоры играют важную роль. Однако президент вновь отмечает, что мир между израильтянами и палестинцами может быть достигнут непосредственно двумя сторонами. Что касается Соединенных Штатов, то они будут продолжать тесное сотрудничество с израильтянами и палестинцами ради достижения прогресса в урегулировании. Никакого давления на израильтян и палестинцев не будет. Мы стремимся содействовать заключению соглашения, которое улучшит условия для обеих сторон», — сообщает пресс-служба Белого дома.

С молчаливого согласия США китайцы и саудовцы вовлекают Израиль в сложную игру, итогом которой может стать зависимость еврейского государства от региональных амбиций Эр-Рияда. После покупки Саудовской Аравией островов Тиран и Санафир, владение которыми дает контроль над судоходством в заливе Акаба, Тель-Авив рискует оказаться в тисках «арабского НАТО». Есть ли у израильтян альтернатива? Разумеется, да. Доверительный диалог, а в перспективе и союз с Россией и Ираном — реальный шанс Израиля сбалансировать ближневосточные «весы».

Саркис Цатурян

Израиль > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 31 октября 2017 > № 2371573


Польша > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 31 октября 2017 > № 2371538

Кто теперь в Германии защитит немецкое меньшинство в Польше?

Обзор польской региональной прессы. 24—30 октября 2017 года

Dziennik Bałtycki (Гданьск и Трехградье) о вопросе, который ныне интересует всех — решит ли президент ныне правящей польской партии «Право и Справедливость» Ярослав Качиньский отправить в отставку премьер-министра Беату Шидло, чтобы самому возглавить правительство? Как заявил изданию политолог Ярослав Флис, когда Шидло была кандидатом в премьеры, PiS выиграл выборы, а когда был Качиньский — партия проиграла. Флис считает, что глава «Права и Справедливости» осознает «свои собственные ограничения и ключевую проблему»: если он окажется председателем правительства, то ему придется быть лицом предвыборной кампании в сейм Польши в 2019 году. Качиньский дважды был кандидатом в премьеры от своей партии и дважды это закончилось провалом. Как отмечает политолог, он «не убежден, что — с точки зрения партии — разумно попробовать это в третий раз».

Бывший президент Польши Александр Квасьневский дал интервью порталу Dziennik Wschodni (Люблин). Говоря о поддержке почти в 50%, которую PiS дают иные социологические опросы, Квасьневский призвал не преувеличивать значение этих показателей. По его словам, опросы имеют важность только перед самими выборами. Экс-президент считает, что после двухлетнего правления «Право и Справедливость» консолидировала свой электорат и имеет постоянную поддержку в 30%. Поэтому вопрос в другом. Что происходит с другими 60%? Насколько они консолидированы? Оппозиции нужно иметь продуманную и привлекательную программу, а не только вести свою политику по принципу отрицания PiS. Это первое. Второе. Оппозиции важно уметь объединяться, потому что пять, шесть или семь разрозненных групп не будут угрожать власти «Права и Справедливости». Нужно выигрывать, но можно представить и другой сценарий — PiS побеждает на выборах, однако у нее нет возможности создать большинство в парламенте. Рассуждая о консолидации оппозиции, Квасьневский призывает обратить внимание на «Союз левых демократических сил» (SLD) и Польскую крестьянскую партию (PSL), от которых зависит «будущее польской демократии». Для польской демократии чрезвычайно важно, чтобы они были в сейме. Прежде всего, это дало бы истинную картину польского общества, а во-вторых, устранило бы «случайное большинство», которое «Право и Справедливость» получило в 2015 году. Экс-президента беспокоит тот факт, что парламент перестает быть местом диалога и сотрудничества — это фатальные изменения, которые начинают ретранслироваться на средства массовой информации или академические круги. Перемены заставляют вставать на ту или иную сторону, в итоге, подчеркивает Квасьневский, «мы живем в Польше всё более и более разделенной, я скорблю, потому что такая Польша племен — очень плохая перспектива».

Церковь открыта для беженцев, сообщает Gazeta Pomorska (Быдгощ). В Куявско-Поморской высшей школе прошла конференция «Один мир — многие культуры». Архиепископа Гнезненской митрополии Хенрика Мушиньского спросили, почему польские католики не присоединяются к помощи беженцам? По словам монсеньора, со стороны иерархов выдвигаются многие инициативы, например «семья — семье». Но, как подчеркивает генеральный секретарь Конференции католического епископата Польши Артур Мижиньский, «мы делаем то, что возможно, Церковь всегда готова помочь. Ситуация сложная и требует действий со стороны государства». Вице-премьер Ярослав Говин признал, что переговоры об открытии гуманитарных коридоров продолжаются, и правительство должно принять решение по этому вопросу. В середине ноября будет объявлен новый состав кабинета, одним из вопросов его следующей двухлетней каденции станет проблема гуманитарных коридоров. «Мы анализируем все за и против с учетом вопроса безопасности поляков, за который несет ответственность правительство, — заявил Говин. — У партнеров, Церкви мы находим понимание аспекта безопасности. Мы должны сбалансировать всё».

Депутат сейма Польши от Польской крестьянской партии Мечислав Каспшак возмущен тем, что законодательство бьет по отечественным фермерам, в то время как иностранцы покупают все больше польской земли, пишут Nowiny (Жешув). «Мы хотим показать лицемерие властей, — заявил Каспшак. — Иностранцы в 2016 году купили в Польше почти 3,2 тыс. га земли — в 7 раз больше, чем в 2015 году. Большая часть земли была приобретена немцами — 882 га, голландцами — 326 га, а также гражданами Кипра и такими экзотическими странами, как Виргинские острова. По сравнению с предыдущими годами было продано на 5% больше земли. Закон о земельном обороте неэффективен и бьет по польскому фермеру. Данные поступают из министерства внутренних дел, поскольку этот министр согласился продать землю иностранцам из резервов Государственного казначейства». Как говорит президент Подкарпатской сельскохозяйственной палаты Станислав Бартман, «для нас, фермеров, это ужасно. Закон гласит, что мы не можем покупать землю для наших нужд, а иностранец может сделать это без каких-либо препятствий, покупая ее у Казначейства. Согласно старым правилам, сельскохозяйственное самоуправление имело возможность дать оценку решению о продаже земли иностранцам, и такие оценки были негативными. Теперь решает министр». Между тем депутат PiS Мечислав Мязга убежден в эффективности закона о сельском хозяйстве и развитии сельских районов, который применяется с апреля 2016 года. «Его задача состояла в том, чтобы предотвратить продажу земли, предназначенной для сельскохозяйственного производства, так оно и происходит, — сказал депутат. — Земля, о которой говорит Каспшак, предназначена не для сельского хозяйства, а для зон инвестиций. Фермеры в ней не заинтересованы. Благодаря очень хорошим условиям крупные западные компании хотят инвестировать и покупать землю у нас под свой бизнес».

После повышения цен на масло и яйца может наступить очередь хлеба, предупреждает Gazeta Lubuska (Гожув-Велькопольский и Зелена-Гура). В ближайшем будущем хлеб подорожает на 10—15%, некоторые хлебозаводы цены уже повысили. В среднем, буханка хлеба подорожала на 20 грошей. Цены не росли в течение нескольких лет, объясняют эксперты. В конце концов это должно было произойти, так как стали более высокими эксплуатационные расходы — повысилась зарплата сотрудников, подорожало сырье. Оказывает воздействие и рост цен на масло и яйца. В этом году добавились проблемы из-за погоды. Во время жатвы шел сильный дождь, поэтому было собрано менее качественное зерно. Тем временем в Польше хлеба едят всё меньше и меньше. По данным Статистического управления в Лодзи, средний житель Лодзинского района в 2000 году потреблял 6,79 кг хлеба в месяц, в 2005 году — 6,08 кг, в 2006 — 2009 годах — более 5 кг, в 2010 году — 4,87 кг. В 2015 году потребление упало до 3,88 кг, а в 2016 году вышло на уровень 3,7 кг.

Заместитель министра обороны Польши Михал Дворчик призывает студентов вступать в «Академический легион», рассказывает Kurier Lubelski (Люблин). По словам Дворчика, эта программа первоначальной военной подготовки не предусматривает каких-то условий, в ней может принять участие каждый здоровый человек. «Несколько лет назад я сам занимался военной подготовкой, и это было одним из лучших решений в моей жизни», — подчеркнул заместитель министра. Обучение разделено на теоретическую часть — 30 часов, которые преподают в колледже, и практические занятия, которые проходят в воинских частях. После прохождения 22-дневного базового курса студент получит степень серийного резерва. Затем он сможет присоединиться к второму 22-дневному модулю, по итогам которого присваивается звание унтер-офицера запаса. За каждый день обучения на поле участник программы получает 91,2 злотых. В будущем предполагается запуск третьей части, курса подготовки к экзаменам на офицера. 52 из 98 государственных университетов в Польше решили присоединиться к программе. В Люблине — все, за исключением Медицинского университета. «Мы не исключаем этого в будущем», — подчеркивает Влодзимеж Матыщак, пресс-секретарь университета. Эксперты считают, что в восточных провинциях Польши «Академический легион» может быть наиболее востребованным. Во-первых, потому что здесь сильна военная традиция. Во-вторых, вопрос занятости — армия считается стабильным работодателем, что имеет большое значение в Люблинском регионе, где найти работу труднее, чем в других частях страны. Но насколько проект поможет студентам в их армейской карьере? «Безусловно, это хорошее начало для вступления на путь профессионального солдата», — сказал Дворчик. Вместе с тем министерство обороны не хочет, чтобы «Академический легион» стал конкурентом военных школ в качестве некого ускоренного механизма службы. Так что офицерам запаса придется пройти ряд дополнительных тренингов, если они захотят присоединиться к профессиональной армии. «Академический легион» рассчитан на 10 тысяч мест. За теоретическую подготовку заплатит 1,5 млн злотых министерство науки и высшего образования, а за военные учения — 200 миллионов злотых министерство обороны.

Во Вроцлаве действие программы 500+ распространяется и на семьи украинцев, информирует Gazeta Wrocławska (Вроцлав). 500+ предусматривает то, что семья, имеющая двух несовершеннолетних детей, может получать 500 злотых на второго и каждого последующего ребенка, независимо от дохода. В случае, если доход семьи составляет менее 800 злотых на человека, семья может получить пособие также и на первого или единственного ребенка. В столице Нижней Силезии проживает более чем 31 тысяча польских семей, которые входят в программу 500+. Помимо того, во Вроцлаве насчитывается 300 украинских семей с детьми. Украинцы — самое многочисленное национальное меньшинство во Вроцлаве. Каждый десятый житель города является гражданином Украины. Неудивительно, что всё больше и больше украинских граждан приезжают в Нижнюю Силезию со своими семьями. По словам начальник отдела пособий городского центра социальной помощи, субсидии из бюджета получают около 500 украинских детей. Вместе с тем, отмечает издание, украинцы всё чаще жалуются на недобросовестных работодателей. Невыплаты зарплат или занижение их, оформление «вчерную» — на это чаще всего жалуются граждане Украины, работающие во Вроцлаве. Окружная инспекция труда во Вроцлаве в этом году получила почти в три раза больше жалоб от иностранцев на работодателей, чем в прошлом году. В 2016 году жалоб было 72, в этом поступило уже 195 жалоб. Как говорит заместитель окружного инспектора труда Аркадиуш Клос, в каждом случае требуется провести проверку. В прошлом году инспекторы из Вроцлава провели 465 проверок относительно законности трудоустройства иностранцев. В суды было направлено 40 заявлений о наказании работодателей и наложено 22 штрафа. В этом году проведено более 670 проверок. Инспекторы направили 54 обращения в суды и наложили 6 штрафов.

Wochenblatt (Ополе) интересует, кто теперь в бундестаге Германии будет защищать интересы немецкого меньшинства в Польше. Негативным фактом является то, что пять депутатов, хорошо знакомые с ситуацией с немцами в Польше, не попали в новый состав парламента. Традиционно сторонники немецкого меньшинства есть во фракции ХДС/ХСС, прежде всего, в рабочей группе «Перемещенные лица, этнические немцы и немецкие меньшинства». Как говорит президент Союза немецких социальных и культурных ассоциаций в Польше Бернард Гайда, «я хотел бы упомянуть Стефана Майера из ХСС, вице-президента Союза перемещенных, который уже несколько раз посетил немецкое меньшинство в Силезии и знает наши проблемы». Он также называет в числе тех, кто интересовался немцами в Польше, министра культуры Монику Грюттерс и министра внутренних дел Томаса де Мезьера, выразив надежду, что независимо от их будущей работы они не упустят из виду интересы немецких меньшинств. Но сейчас, говорит Гайда, бундестаг должен вначале начать свою работу и прояснить наиболее важные вопросы, в том числе состав нового федерального правительства. Только тогда можно было бы возобновить переговоры об интересах немецкого меньшинства. Вместе с тем, по его словам, уже есть договоренность о встрече с лидером парламентской фракции ХДС/ХСС Фолькером Каудером, с которым «мы хотели бы обсудить темы, имеющие наибольшее значение для будущего».

В Кракове состоялись торжества по случаю 99-летия со дня освобождения города от оккупационной австрийской власти, пишет Dziennik Polski (Краков). Празднование началось перед городской ратушей, где были возложены цветы к мемориальной доске в честь легионеров Подгорских, павших за родину. Затем на Раковицком кладбище возложил цветы на могилу капитана Антония Ставажа. В полдень на площади Главного Рынка состоялась историческая реконструкция, а затем прошла церемониальная смена караула под Башней ратуши, обеты дали городские гвардейцы. Цветы были помещены под знаком в Ратушной башне. В конце церемонии президент Кракова Яцек Майхровский, глава городского совета Богуслав Кошьмидер и начальник рейда Михал Костюшко вручили награды победителям эстафеты бега с передачей сабли имени Антония Ставажа. Как напоминает издание, Первая мировая война закончилась для Кракова 31 октября 1918 года, и в тот же день он перестал быть частью монархии Габсбургов, став городом независимой Польши. Жители Кракова решили взять дело в свои руки. Польские солдаты, еще одетые в австрийскую форму, захватили Башню ратуши. В ознаменование этого события каждый год проводится символическая смена караула и организуется эстафета, в которой участвуют молодые люди из краковских школ.

Советники города Познань хотят переименовать одну из главных улиц на кольце Капонера, сообщает Głos Wielkopolski (Познань). В течение многих лет покровителем этой улицы был президент США Франклин Рузвельт. Однако, считают советники, этот политик мало хорошего сделал полякам, чтобы его имя украшало Познань. Скорее всего, вместо него улицу назовут в честь другого американского лидера — Рональда Рейгана. Споры о переименовании идут в течение последних 20 лет. Как отмечает советник Томаш Липиньский, Рузвельт — это спорная фигура, а вот Рейган способствовал падению коммунизма. Его администрации помогала польской оппозиции, которая получила средства для борьбы с властями Польской Народной Республики. Рейган также поддержал поляков после введения военного положения.

А в Жешуве, передают Super Nowości (Жешув), разгорелась дискуссия на тему, что делать с памятниками Революционной борьбе и благодарности Советской армии. В обоих случаях за снос монументов выступает Институт национальной памяти Польши. Между тем отделение Ассоциации польских архитекторов в Жешуве выступает за то, чтобы памятник Революционной борьбе остался на своем месте. Об этом говорит глава отделения Марек Хробак, который называет обелиск «символом Жешув, имеющим историческую ценность». Архитекторы просят президента Жешува Тадеуша Ференца, губернатора и Институт прекратить снос этого памятника. Ференц согласен с ними. Он направил письмо в IPN, в котором подчеркнул, что соцреализм — это закрытый этап в истории искусства, архитектурные произведения не должно рассматривать, фокусируясь исключительно на коммунистической родословной памятника. Члены отделения Ассоциации польских архитекторов в Жешуве также выразили решительный протест, назвав монумент «художественной ценностью». Мэрия предприняла шаги, чтобы добиться сохранения обелиска Революционной борьбе, попробовав ввести его в реестр памятников. Если получится, то шансы его снести будут понижены. Что касается мемориала благодарности Советской армии, то, помимо Института национальной памяти, против него выступил и директор подкарпатского филиала польского НКО «Центр преследования коммунистических и фашистских преступников» Влодзимеж Новак. Он обратился с посланием к председателю Жешувского городского совета Анджею Децу, потребовав убрать обелиск, так как тот «является издевательством над историей и польской нацией». Городские власти разделились. «Мы не должны удалять советские памятники, — говорит Мачей Хлодницкий, пресс-секретарь президента Жешува. — Оттого, что памятник будет разрушен, история не изменится». Однако глава горсовета заявил, что «с этой «благодарностью» советским солдатам надо быть осторожными, памятник можно перенести на жешувское кладбище Советской армии».

Станислав Стремидловский

Польша > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 31 октября 2017 > № 2371538


Казахстан. Сирия. Турция. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kapital.kz, 31 октября 2017 > № 2370972

Нурсултан Назарбаев: Ваша работа в фокусе внимания всего мира

Президент провел встречу с руководителями делегаций, участвующих в переговорах по урегулированию конфликта в Сирии

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев провел встречу с руководителями делегаций, участвующих в переговорах по урегулированию сирийского конфликта в Астане. Об этом сообщает пресс-служба Акорды.

Во встрече приняли участие главы делегаций стран-участниц: Российской Федерации — Александр Лаврентьев, Турецкой Республики — Онал Седат, Исламской Республики Иран — Джабери Ансари, стран-наблюдателей: Соединенных Штатов Америки — Дэвид Саттерфилд, Хашимитского Королевства Иордания — Уасфи Тель, а также Организации Объединенных Наций Стругар Милош.

Глава государства отметил важность урегулирования конфликта в Сирии и указал на высокую заинтересованность всего мирового сообщества в решении этого вопроса.

«Ваша работа в фокусе внимания всего мира. Огромное количество погибших людей и беженцев стало уроном для всего человечества. По просьбе президентов России и Турции Казахстан предоставил площадку для переговоров в Астане, седьмой раунд которых проходит в эти дни. Все отмечают эффект данного процесса», — сказал президент Казахстана.

Нурсултан Назарбаев подчеркнул, что Астанинский процесс способствует повышению эффективности переговоров в Женеве. Глава государства остановился на достигнутых результатах по итогам состоявшихся встреч на переговорной площадке в Астане.

«Вы решили проблему деэскалации военных действий в нескольких регионах. Выработаны дальнейшие механизмы, улучшилась гуманитарная ситуация. Важно сохранить режим прекращения огня», — сказал президент Казахстана.

Далее выступили главы делегаций стран-участниц Астанинского процесса.

Александр Лаврентьев выразил признательность за возможность обсудить промежуточные итоги переговоров по Сирии и дал оценку текущей ситуации вокруг конфликта.

«С момента начала работы прошло много времени. Есть положительные результаты. Зоны деэскалации значительно помогли стабилизироваться ситуации в стране и создать условия для постепенного перехода к процессу политического урегулирования. В рамках Астанинского процесса мы стараемся обеспечить четкое соблюдение режима прекращения боевых действий», — сказал глава российской делегации.

Кроме этого, Александр Лаврентьев рассказал о ходе выработки отдельных механизмов урегулирования и подчеркнул необходимость налаживания политического диалога по дальнейшему разрешению конфликта.

Со своей стороны глава делегации Турецкой Республики Онал Седат отметил особую значимость переговоров в Астане и выразил благодарность Главе государства за вклад в решение данного вопроса.

В свою очередь глава делегации Исламской Республики Иран Джабери Ансари акцентировал внимание на необходимости продолжения борьбы с терроризмом и принятия мер по снижению напряженности в регионе.

Представители стран-наблюдателей отметили роль Казахстана и лично Нурсултана Назарбаева в процессе мирного урегулирования сирийского конфликта и выразили благодарность за предоставление площадки в Астане.

Главный эксперт-консультант ООН Стругар Милош поблагодарил нашу страну за активную деятельность в Совете Безопасности ООН и подчеркнул важность принятия политического решения по сирийскому вопросу.

В завершение Президент Казахстана еще раз выразил признательность всем участниками переговоров за их усилия в деле установления мира в регионе.

«Любые переговоры, диалог — это путь в будущее. Мы все хотим, чтобы этот вопрос решился мирно. Если не объединить усилия всех стран и не создать общую коалицию, то победить терроризм невозможно. Мы прилагаем все усилия для создания необходимых условий с целью продолжения переговоров», — сказал глава государства

Казахстан. Сирия. Турция. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kapital.kz, 31 октября 2017 > № 2370972


Россия. ПФО. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > newizv.ru, 31 октября 2017 > № 2370942

Сколько стоил визит патриарха в Удмуртию

Визит патриарха Русской православной церкви Кирилла в Удмуртию с 13 по 15 октября оставил неизгладимое впечатление у паствы. На два города республики Сарапул и Глазов, в которых побывал высокий гость, снизошла благодать.

Удмуртское интернет-издание "Стриж" решило подсчитать, сколько эта благодать стоила в рублях и кто оплачивал счета.

Редакция направила официальный запрос в Удмуртскую Епархию. Оттуда ответили, что организационной стороной визита Святейшего занималось правительство Удмуртской Республики и все финансовые вопросы стоит адресовать им. Пресс-служба Главы и правительства Удмуртии не располагало информацией. Но оказалось, что подсчитать примерную стоимость визита вполне реально, используя при этом данные из открытых источников. «Стриж» подсчитал.

Аренда вертолётов

Итак, начнём с самого эффектного и захватывающего – с вертолётов. Напомним, Патриарх Кирилл совершил сразу несколько перелётов по Удмуртии. Вертолёт в наших краях - транспорт диковинный. В аренду в Ижевске его не предоставляют. Ближайшие города, оказывающие данный вид услуг, – Казань и Екатеринбург.

Расстояние от Ижевска до Казани по прямой – 280 км, а до Екатеринбурга - 450 км. То есть перелёт из Екатеринбурга будет стоить дороже, поэтому этот вариант отбрасываем. Кроме того, в пользу аренды транспорта в Казани говорит и тот факт, что при перелёте Патриарха из Кирова в село Великорецкое в июне 2017 года также были использованы казанские авиасудна. Есть официальные фотографии, где Владимир Гундяев выходит из вертолёта с крупной надписью «Татарстан». Кстати, официальных фотографий вертолётов, возивших Святейшего по Удмуртии, мы не нашли, но предполагаем, что это был Ми-8.

Мы связались с компаниями, предоставляющими в аренду вертолёты, и выяснили примерную стоимость аренды. Один лётный час стоит 180-250 тысяч рублей, стоянка – бесплатно. Как нам пояснили, стоимость аренды вертолёта МИ-8 зависит от нескольких факторов, основным из которых является фактический налёт (время в пути). В него также включаются временные затраты на подачу воздушного судна к указанному клиентом месту посадки и возврат после выполнения заказа на базу.

Из программы визита Патриарха следует, что полёт от Ижевска до Сарапула занял 20 минут, от Сарапула до Глазова - 50 минут, ещё 30 минут ушло на полёт из Глазова до Ижевска. Итого 1 час 40 минут. Минимум час от Казани и обратно – это ещё два часа лета.

Рассчитываем по тарифу: 200 тысяч рублей умножаем на 3 часа 40 минут полёта. Итого, 733 тысячи рублей за 1 вертолёт, 1 млн. 466 тысяч - за 2 вертолёта.

Нескромная «келья»

Проживал Патриарх Кирилл в весьма комфортабельном загородном комплексе Ижевска Парк-Отель, расположенном в живописном месте по Якшур-Бодьинскому тракту, в окружении парка.

На сайте отеля указано, что он «предлагает гостям не имеющий аналогов сервис, который никого не оставляет равнодушным. В гостинице просторные номера, выдержанные в строгом европейском стиле, которые способны удовлетворить самый взыскательный вкус. Особым статусом обладает «президентский люкс» - лучший номер отеля, который отличается роскошью внутренней отделки и безупречным стилем интерьерных решений».

В услуги проживания входит: современный СПА-комплекс, большой подогреваемый бассейн, мини-гольф, теннисный корт. В распоряжении гостей несколько ресторанных площадок, просторная беседка, обширная парковая территория, европейская кухня с разнообразным меню.

Вот этот, похожий на небольшой замок отель, был полностью откуплен для Патриарха Кирилла. Как нам стало известно, стоимость аренды всех номеров отеля при одноместном размещении за сутки без банкетного зала 78500 рублей. Значит, общая стоимость с банкетным залом за двое суток должна была обойтись в сумму порядка 200 тысяч рублей.

По существующим стандартам, отели должны были быть забронированы и в городах Глазове и Сарапуле на случай нелётной погоды. Отмена такой многочисленной брони, наверняка, оплачивается отдельно. Но мы не станем её учитывать в общих подсчётах. Тем более отели могли и «простить» эти выплаты.

Автомобильный кортеж

Многих наблюдавших за передвижением Патриарха по Глазову возмутила нерациональность использования автотранспорта. Кортеж автомобилей пригнали из Ижевска в Глазов, чтоб Патриарх и его сопровождение проследовало от вертолётной площадки на площадь Свободы и обратно. Ну не могли разве для таких целей использоваться глазовские автомобили?

Не могли! Существуют стандарты и регламенты таких визитов. Автомобили действительно приехали из Ижевска, чтобы пару километров прокатить по Глазову высоких гостей. То же самое было и в Сарапуле, кортеж (уже другой) туда тоже приехал из столицы республики. Ещё два кортежа в это время находилось в Ижевске.

Большинство машин, входивших в кортеж Патриарха Кирилла, были из парка Администрации Главы и Правительства республики.

Давайте посчитаем, во сколько это могло обойтись. В кортеж Патриарха в Глазове входило 14 автомобилей. 4 полицейских автомобиля считать не будем (их и без того оплачивает бюджет). Остаётся 10. Из них один микроавтобус высокой комфортности, похожий на тот, в котором передвигается по Удмуртии Глава республики Александр Бречалов. Ещё три микроавтобуса и 6 автомобилей разных марок, в том числе люксовых.

Средняя стоимость передвижения одной машины из Ижевска в Глазов и обратно (с учетом минимальной амортизации) составляет 2000 рублей. Таких машин было 10. Соответственно, получаем 20 тысяч рублей.

В Сарапуле, вероятно, Патриарха также сопровождал кортеж из 10 автомобилей. Средняя стоимость передвижения одной машины из Ижевска в Сарапул и обратно (с учетом минимальной амортизации) составляет 1000 рублей. Получаем 10 тысяч рублей расходов.

Стоимость кортежа по Ижевску подсчитать довольно сложно, поскольку неизвестны точные маршруты передвижения главы РПЦ. Но, очевидно, эти суммы не столь значительны.

Не надо забывать, что автомобили из кортежа обслуживают водители, которые получают зарплату из бюджета Удмуртии. Так как визит пришёлся на выходные, водителям должны оплатить эти дни в двойном размере (как минимум).

Итого

Итак, складываем: 1 млн. 446 тысяч рублей за вертолёты + 200 тысяч отель + 30 тысяч стоимость кортежа в Глазове и Сарапуле. Итого: плюс-минус 1 миллион 700 тысяч рублей. Мы не будем приплюсовывать питание священников и их охрану. Хотя наверняка были банкеты, торжественные приёмы, но мы же гостеприимный край, и эти расходы не будем учитывать. Однако сумма уже набирается неплохая.

Мы не исключаем того, что полёты Патриарха на вертолёте были оплачены из спонсорских денег, но пока такого сообщения нет. Предполагаем, что их выложил и без того дырявый республиканский бюджет.

К расследованию «Стрижа» подключилась «Удмуртская газета» и вспомнила, что полёты Патриарха Кирилла на вертолётах часто становятся предметом бурных обсуждений в социальных сетях. Не всем нравится, что глава церкви пользуется этим видом транспорта.,

В Кирове

Например, летом 2017 года о посещении Главой РПЦ Великорецкого крестного хода страстно бурлили местные кировские соцсети. Вот пост, который неоднократно цитировался после этого мероприятия: «Все те паломники, которые шли несколько дней до монастыря, неся за спинами тяжёлые рюкзаки, сбивая ноги, утопая по щиколотки в грязи и лужах, шли под палящим солнцем и под проливным дождем дни и ночи с небольшими привалами, чтобы поесть и поспать. Патриарх. Кирилл поразил всех… Он не прошёл и километра с паломниками. Он не подпустил к себе и близко никого из уставших людей, не проявил и капли уважения к тому, какой тяжёлый путь был проделан паломниками».

Кстати, именно тогда в селе Великорецком в своей речи Патриарх объяснил, почему до сих пор не все граждане России живут богато. Он сказал: «Никакого материального благополучия в масштабах жизни народа не может быть, если сам народ не будет силён духом, не будет устремлён в будущее, не будет способен трудиться, учиться, делать то, что требует христианская вера».

В Петербурге

В июле 2017 года уже в Петербурге обсуждался очередной полёт Патриарха. Тогда епископа на вертолёте доставили в Курортный район Петербурга и оттуда увезли к центру города. При приземлении Патриарха на пляж посёлка Солнечное всех посетителей курортной зоны попросили уйти, а на участке перед Финским заливом выставили охрану. Кроме того, перед появлением священнослужителя с парковки перед пляжем были эвакуированы частные автомобили. По сообщениям очевидцев, кортеж из автомобилей подъехал встречать Патриарха прямо к пляжу.

Дорого и бессмысленно

Бывший сотрудник аппарата Главы Удмуртии, знакомый с организацией визитов VIP-персон федерального уровня в республику, на условиях анонимности рассказал нам, что практически каждый такой визит - это головная боль для местной власти.

- Во времена Соловьёва (экс-глава УР) республику редко жаловали федеральные чиновники, при Бречалове это стало случаться чаще. Вся власть региона сосредоточена на том, чтобы создать хорошее настроение визитёру, а это значит, выясняет его привычки, привязанности, любимые занятия и увлечения.

Правительство сутками обсуждает, кто и на каком удалении будет стоять от важного лица и каким по счёту подавать руку для приветствия – все это им кажется весьма важным.

В 90-е годы, когда в России был реальный федерализм, глава региона мог вообще не приехать в аэропорт встречать премьер-министра страны! Сейчас же вся эта суета обусловлена возможностью выпросить денег для региона. К примеру, приехал министр здравоохранения. Если ему понравится то, как его встретили, можно и денег попросить на строительство больницы, на финансирование каких-то проектов. Не понравится организация визита, не будет у чиновника настроения, то и просьбы не будут удовлетворены. Как примешь – так и получишь.

Что касается визита Патриарха – это престиж региона. Для первого лица - возможность наладить связи с главой РПЦ, который считается очень влиятельным в нашем государстве. По слухам, он спас от увольнения трёх губернаторов при последнем «губернаторопаде».

Финансово визиты VIP-персон такому небогатому региону, как Удмуртия, обходятся недёшево. Обычно министры летят на самолётах, оплачиваемых из федерального бюджета. Кому-то достаточно оплатить бизнес-класс Ижавиа, а кто-то выставляет своим требованием к региону оплату частного самолёта.

Например, так однажды делали, чтобы принять полпреда Президента в ПФО Михаила Бабича: арендовали самолёт. Когда он приезжал с инспекцией кадетского корпуса в Воткинске, оплачивали ещё и вертолёт. Просто приехал, прошёлся по кадетскому корпусу и улетел обратно.

Так что все эти траты часто бессмысленны и беспощадны. Но таковы реалии времени. Попробуй губернатор откажи в прихотях той или иной федеральной персоны, ещё и посадить потом могут...

Россия. ПФО. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > newizv.ru, 31 октября 2017 > № 2370942


Казахстан. Турция. Сирия. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inform.kz, 31 октября 2017 > № 2370049

Президент РК принял глав делегаций стран-участниц Астанинского процесса

Глава государства Нурсултан Назарбаев встретился с руководителями делегаций, участвующих в переговорах по урегулированию сирийского конфликта в Астане, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу Акорды.

Во встрече приняли участие главы делегаций стран-участниц: Российской Федерации - Александр Лаврентьев, Турецкой Республики - Онал Седат, Исламской Республики Иран - Джабери Ансари, стран-наблюдателей: Соединенных Штатов Америки - Дэвид Саттерфилд, Хашимитского Королевства Иордания - Уасфи Тель, а также Организации Объединенных Наций Стругар Милош.

Глава государства отметил важность урегулирования конфликта в Сирии и указал на высокую заинтересованность всего мирового сообщества в решении этого вопроса.

- Ваша работа в фокусе внимания всего мира. Огромное количество погибших людей и беженцев стало уроном для всего человечества. По просьбе президентов России и Турции Казахстан предоставил площадку для переговоров в Астане, седьмой раунд которых проходит в эти дни. Все отмечают эффект данного процесса, - сказал Президент Казахстана.

Нурсултан Назарбаев подчеркнул, что Астанинский процесс способствует повышению эффективности переговоров в Женеве.

Глава государства остановился на достигнутых результатах по итогам состоявшихся встреч на переговорной площадке в Астане.

- Вы решили проблему деэскалации военных действий в нескольких регионах. Выработаны дальнейшие механизмы, улучшилась гуманитарная ситуация. Важно сохранить режим прекращения огня, - сказал Президент Казахстана.

Далее выступили главы делегаций стран-участниц Астанинского процесса.

Александр Лаврентьев выразил признательность за возможность обсудить промежуточные итоги переговоров по Сирии и дал оценку текущей ситуации вокруг конфликта.

- С момента начала работы прошло много времени. Есть положительные результаты. Зоны деэскалации значительно помогли стабилизироваться ситуации в стране и создать условия для постепенного перехода к процессу политического урегулирования. В рамках Астанинского процесса мы стараемся обеспечить четкое соблюдение режима прекращения боевых действий, - сказал глава российской делегации.

Кроме этого, А.Лаврентьев рассказал о ходе выработки отдельных механизмов урегулирования и подчеркнул необходимость налаживания политического диалога по дальнейшему разрешению конфликта.

Со своей стороны глава делегации Турецкой Республики Онал Седат отметил особую значимость переговоров в Астане и выразил благодарность Главе государства за вклад в решение данного вопроса.

В свою очередь глава делегации Исламской Республики Иран Джабери Ансари акцентировал внимание на необходимости продолжения борьбы с терроризмом и принятия мер по снижению напряженности в регионе.

Представители стран-наблюдателей отметили роль Казахстана и лично Нурсултана Назарбаева в процессе мирного урегулирования сирийского конфликта и выразили благодарность за предоставление площадки в Астане.

Главный эксперт-консультант ООН Стругар Милош поблагодарил нашу страну за активную деятельность в Совете безопасности ООН и подчеркнул важность принятия политического решения по сирийскому вопросу.

В завершение Президент Казахстана еще раз выразил признательность всем участниками переговоров за их усилия в деле установления мира в регионе.

- Любые переговоры, диалог - это путь в будущее. Мы все хотим, чтобы этот вопрос решился мирно. Если не объединить усилия всех стран и не создать общую коалицию, то победить терроризм невозможно. Мы прилагаем все усилия для создания необходимых условий с целью продолжения переговоров, - сказал Глава государства.

Казахстан. Турция. Сирия. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inform.kz, 31 октября 2017 > № 2370049


Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rfi.fr, 30 октября 2017 > № 2373832

В понедельник, 30 октября, президент Франции Эмманюэль Макрон подписал закон о внутренней безопасности и борьбе с терроризмом, который отменит режим чрезвычайного положения, введенного в стране в ноябре 2015.

«Этот закон позволяет нам выйти из режима чрезвычайного положения уже начиная с 1 ноября, и одновременно он полностью обеспечивает условия безопасности наших граждан», – заявил Эмманюэль Макрон. По словам президента, положения нового закона позволяют усилить меры по борьбе с терроризмом, в особенности в местах большого скопления людей, что особенно важно в преддверии рождественских праздников.

Эффективность закона «будет рассмотрена через два года, и если нужно, в него будут внесены изменения», – пообещал Макрон.

Текст нового закона вносит в уголовное право несколько поправок, содержащих элементы режима чрезвычайного положения: расширяет применение домашнего ареста, проверок документов и проведение обысков у лиц, подозреваемых в терроризме. Кроме этого, он позволяет усилить контроль на границах, в аэропортах, вокзалах и морских портах, а также разрешает префектам полиции единоличным решением закрывать культовые учреждения.

Во время предвыборной кампании Эмманюэль Макрон обещал отменить во Франции режим чрезвычайного положения. Свои опасения по поводу положений нового закона выразили несколько французских правозащитных организаций, таких как Amnesty France, которая считает его «бесполезным» и нарушающим права человека.

Парламент Франции проголосовал за принятие закона 18 октября. Он вступит в силу начиная со вторника, 31 октября. Это позволит не продлевать режим чрезвычайного положения в стране, срок действия которого истекает в среду вечером.

За период действия ЧП во Франции, с ноября 2015 года, были закрыты 11 мечетей, во время обысков было изъято 625 стволов оружия, 41 человек помещен под домашний арест.

Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rfi.fr, 30 октября 2017 > № 2373832


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 30 октября 2017 > № 2370919

Открытие мемориала памяти жертв политических репрессий «Стена скорби».

По окончании заседания Совета по развитию гражданского общества и правам человека Владимир Путин и члены Совета приняли участие в церемонии открытия мемориала памяти жертв политических репрессий «Стена скорби» на проспекте Академика Сахарова.

Кроме того, на церемонии присутствовали Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, мэр Москвы Сергей Собянин, член Совета Федерации Владимир Лукин, а также Наина Ельцина, Татьяна Юмашева и другие.

Участники церемонии возложили к мемориалу цветы.

* * *

В.Путин: Дорогие друзья!

Сегодня особая памятная дата: 30 октября – вот уже более 25 лет – отмечается в нашей стране как общенациональный День памяти жертв политических репрессий.

Для всех нас, для будущих поколений, что очень важно, важно знать и помнить об этом трагическом периоде нашей истории, когда жестоким преследованиям подвергались целые сословия, целые народы: рабочие и крестьяне, инженеры и военачальники, священники и государственные служащие, учёные и деятели культуры.

Репрессии не щадили ни талант, ни заслуги перед Родиной, ни искреннюю преданность ей, каждому могли быть предъявлены надуманные и абсолютно абсурдные обвинения. Миллионы людей объявлялись «врагами народа», были расстреляны или покалечены, прошли через муки тюрем, лагерей и ссылок.

Это страшное прошлое нельзя вычеркнуть из национальной памяти и, тем более, невозможно ничем оправдать, никакими высшими так называемыми благами народа.

В истории нашей страны, как и в любой другой, немало сложных, противоречивых этапов. О них спорят, обсуждают, предлагают разные подходы для объяснения тех или иных событий.

Это естественный процесс познания истории и поиска истины. Но когда речь идёт о репрессиях, гибели и страданиях миллионов людей, то достаточно посетить Бутовский полигон, другие братские могилы жертв репрессий, которых немало в России, чтобы понять – никаких оправданий этим преступлениям быть не может.

Политические репрессии стали трагедией для всего нашего народа, для всего общества, жестоким ударом по нашему народу, его корням, культуре, самосознанию. Последствия мы ощущаем до сих пор.

Наш долг – не допустить забвения. Сама память, чёткость и однозначность позиции, оценок в отношении этих мрачных событий служат мощным предостережением от их повторения.

Поэтому два года назад Правительством Российской Федерации принята Концепция государственной политики по увековечиванию памяти жертв политических репрессий, создан Фонд памяти.

Идея о памятнике жертвам политических репрессий родилась ещё в далёкие годы «оттепели», но такие мемориалы стали создаваться только в последние десятилетия.

Сегодня в центре столицы мы открываем «Стену скорби». Грандиозный, пронзительный монумент – и по смыслу, и по своему воплощению. Он взывает к нашей совести, нашим чувствам, к глубокому, честному осмыслению периода репрессий, состраданию их жертвам.

Огромная благодарность автору монумента – скульптору Георгию Вартановичу Франгуляну, правительству Москвы, взявшему на себя основные расходы по финансированию, гражданам, которые внесли свои личные средства на создание памятника.

И в заключение хотел бы попросить разрешения у Наталии Дмитриевны Солженицыной, хотел бы процитировать её слова: «Знать, помнить, осудить. И только потом – простить». Полностью присоединяюсь к этим словам.

Да, нам и нашим потомкам надо помнить о трагедии репрессий, о тех причинах, которые их породили. Но это не значит – призывать к сведению счетов. Нельзя снова подталкивать общество к опасной черте противостояния.

Сейчас важно для всех нас опираться на ценности доверия и стабильности. Только на этой основе мы можем решить задачи, которые стоят перед обществом и страной, перед Россией, которая у нас одна.

Хочу ещё раз поблагодарить автора памятника, хочу поблагодарить всех, кто принял участие в создании этого монумента. Он важен для нас, важен для всей страны сегодня и ещё важнее для молодых людей, для завтрашнего, для будущего России.

Большое спасибо.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые дамы и господа! Братья и сестры!

Сегодняшнее событие, собравшее нас вместе у этого монумента, побуждает ещё раз задуматься о страшной трагедии, происшедшей в России в ХХ веке. Мы знаем, что происшедшие трагические события ещё долго будут осмысляться, но год столетия революции должен стать особенно важным для такового осмысления.

Вглядываясь в эти трагедии, мы задаёмся вопросом: как такое могло произойти? Почему жители одной страны, соседи, сослуживцы преследовали и убивали друг друга? Каким образом грандиозная идея построить мир свободным и справедливым привела к крови и беззаконию?

В то время люди мечтали о мире без эксплуатации, без бедности, без войн, о мире, где наука решит все проблемы и исцелит все болезни. Но мечта для многих обернулась кошмаром. В чём была ошибка? Не в том ли, что люди стремились построить гуманное и справедливое общество, отвергнув духовные основы человеческой жизни и поставив нравственность в положение, подчинённое идеологии, что привело к оправданию несправедливости и к жестокости на пути построения «светлого будущего»?

Опасность отхода общества от нравственных норм ведёт к кризисам. Эту точку зрения разделяют представители всех традиционных религий России, между последователями которых репрессивная машина не делала различий.

И сегодня всем нам следует осознать, что никакого светлого будущего не будет, если вновь в стремлении к таковому будущему уже под влиянием новых идеологий станет разрушаться нравственная и духовная основа человеческого бытия. Нынешнее поколение не имеет права на повторение исторических ошибок: ненависть не должна руководить нами в нашем стремлении построить мирную, справедливую и благополучную жизнь.

Потому и трагические страницы нашего прошлого не должны быть поводом для разжигания ненависти и усиления напряжённости, а осуждение террора не должно из нравственного акта превращаться в политический ритуал.

При этом мы призваны никогда не забывать об этих страшных событиях, ведь жертвы братоубийственной войны, голода, религиозных и сословных гонений – это не безликая масса, а абсолютно конкретные люди. Это наши предки, которые живут в нашей памяти, фамилии которых мы продолжаем носить и имена которых помним или должны помнить в наших молитвах.

Памятники нужны для исцеления человека. Приходя сюда, вспоминая трагические события нашей истории, люди не должны чувствовать уныние и отчаяние. Они должны думать о своих потомках и о том, какую страну и какую историю они оставят им в наследство.

Пусть Всемилостивый Господь поможет всем нам сделать правильные выводы из прошедших ста лет, из трагических событий, которые начались сто лет назад, и поможет нам никогда не повторять ошибок наших предков.

Да хранит Бог землю русскую от всех врагов видимых и невидимых!

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 30 октября 2017 > № 2370919


Чехия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 октября 2017 > № 2370309

«Друзья Путина» победили в Чехии. Насколько это опасно для Украины?

Георгий Кухалейшвили, 112.ua, Украина

Андрей Бабиш позиционирует себя в качестве идеологически неангажированного технократа, который не относится ни к правым, ни к левым. Во внешней политике он будет склонен к соблюдению баланса в отношениях с ЕС и Россией. Он считает аннексию Крыма свершившимся фактом и не видит смысла в действующих антироссийских санкциях.

Пятипроцентный барьер на парламентских выборах в Чехии преодолели девять разношерстных политических сил. Убедительную победу одержала центристская партия ANO 2011 («Акция недовольных граждан», созданная в 2011 г.) олигарха и бывшего министра финансов, вице-премьера Андрея Бабиша, которая набрала 29,64% голосов избирателей. Партия сможет увеличить свое присутствие в парламенте с 47 до 78 мест. На этой неделе президент Чехии Милош Земан предоставит Андрею Бабишу мандат на формирование нового правительства. Для формирования большинства необходимо занять 101 место в парламенте. Вопрос формирования коалиции остается открытым. Посол Украины в Чехии Евгений Перебийнис считает, что после выборов Чехия может сохранить проевропейский и проукраинский курс, поскольку, по его мнению, в партии ANO 2011 достаточно сторонников Украины. Дипломат убежден, что существует достаточно опций для формирования в Чехии проевропейского правительства для дальнейшей поддержки Украины.

Сам Бабиш занимает своеобразную позицию по украинскому кризису. Как и президент Чехии Милош Земан, он считает аннексию Крыма свершившимся фактом и не видит смысла в действующих антироссийских санкциях. Напомним, что в середине октября чешский президент назвал аннексию Крыма «завершенным делом» и предложил России выплатить Украине репарации деньгами или в виде поставок нефти и природного газа. Андрей Бабиш придерживается, пожалуй, самой умеренной позиции по украинскому вопросу, в отличие от некоторых партий, которые впервые прошли в чешский парламент.

Фиаско социал-демократов и их союзников

Политическим фиаско завершились парламентские выборы для правящих политических сил «Чешская социал-демократическая партия» премьер-министра Богуслава Соботки (7,27%, 15 мест) и «Христианско-демократический союз» (5,8%, 10 мест) вице-премьера Павла Белобрадека, которые по итогам выборов 2013 г. занимали львиную долю мест в парламенте. Данные партии поддерживали сценарий мирного урегулирования военного конфликта на Донбассе и не признавали аннексию Крыма. Пока эти партии находились у власти, Чехия поддерживала продление антироссийских санкций ЕС. В этом году «Компартия Чехии и Моравии» (7,76%, 15 мест), которая поддерживает выход Чехии из ЕС и НАТО, отмену антироссийских санкций, впервые обошла социал-демократов по количеству голосов. За умеренных консерваторов «ТОР-09» Мирослава Калоусека и STAN («Мэры и индипенденты«) проголосовали 5,31% и 5,18% чешских граждан. Эти партии в совокупности получат в чешском парламенте 11 мест. Бывший министр иностранных дел Чехии и член партии «ТОР-09» Карел Шварценберг является одним из наиболее авторитетных сторонников Украины в ЕС.

Предпочтения чешского электората могут показаться парадоксальными. При социал-демократах в Чехии наблюдался динамичный экономический рост, увеличение зарплат и снижение безработицы. По мнению руководителя бюро Фонда им. Фридриха Эберта в Праге Анны Зайферт, эсдеки не уделяли внимание вопросам, интересующим чешскую молодежь, жителей столицы и крупных городов. У них нет подходов касательно организации процессов глобализации в сфере распространения цифровых технологий в Чехии, отсутствует стратегия в сфере климатических изменений и экологии, на руководящих должностях в партии мало молодежи, нет паритета полов. Зайфер убеждена, что региональные структуры «Чешской социал-демократической партии» возглавляют политики старой закалки, которые занимаются коррупцией.

Чешский электорат озабочен проблемой миграционного кризиса ЕС и не желает, чтобы правительство шло на уступки Еврокомиссии и размещало беженцев-мусульман, согласно существующим квотам. Из 1600 беженцев Чехия разместила только 12 человек. По мнению президента Чехии Милоша Земана, беженцы несут террористическую угрозу. Чешское общество не приветствует нежелание мусульман интегрироваться в европейское общество, что грозит национальной идентичности чехов. По данным соцопроса института CVVM, 61% чехов против размещения беженцев в своей стране.

Андрей Бабиш — угодный России человек президента

Несмотря на то, что в масс-медиа Андрея Бабиша часто сравнивают с президентом США Дональдом Трампом или бывшим премьер-министром Италии Сильвио Берлускони, победитель выборов больше напоминает украинского бизнесмена Рината Ахметова, спонсора Партии регионов, которая отстаивала интересы крупных промышленников, ориентированных на российский рынок. Андрей Бабиш является одним из самых богатых людей в Чехии с состоянием в 4 миллиарда долларов и владеет холдингом Agrofert, который имеет активы в сферах сельского хозяйства, пищепрома, химпрома, строительства, энергетики и масс-медиа. На деньги холдинга он финансировал предвыборную кампанию своей партии. Андрей Бабиш позиционирует себя в качестве идеологически неангажированного технократа, который не относится ни к правым, ни к левым. В своей политической программе Партия ANO 2011 делает упор на решении беспокоящих чехов проблем, адаптируется под настроения чешского электората. Бабиш обещал ужесточить миграционный режим и искоренить коррупцию из государственного сектора. Будучи министром финансов, он выступал против размещения на территории Чехии беженцев. Бабиш предлагает провести реформу госаппарата: упразднить Сенат и сократить количество депутатов в парламенте.

Во внешней политике Андрей Бабиш будет склонен к соблюдению баланса в отношениях с ЕС и Россией. Лидер ANO 2011 осторожно относится к усилению влияния наднациональных органов ЕС. Бабиш не поддерживает введение евро и углубление евроинтеграции. Он считает своим союзником лидера «Австрийской народной партии» Себастьяна Курца, умеренного евроскептика, чья политическая сила победила на недавних парламентских выборах. Они могут выступить единым фронтом с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном, премьер-министром Польши Беатой Шидло против политики «открытых дверей» для беженцев, в пользу реформирования ЕС и увеличения влияния национальных правительств на принимаемые решения.

Неудивительно, почему чешский миллиардер готов закрыть глаза на агрессию России на Украине. Партия ANO 2011 рассматривает возможность разработки новой стратегии отношений с Россией, ради укрепления европейской безопасности. Видимо, Бабиш будет отстаивать интересы чешского бизнеса, который понес убытки из-за антироссийских санкций. В 2013-16 гг. товарооборот России и Чехии сократился на 61% — с 13,9 до 5,4 миллиарда евро. Российский рынок привлекателен для чешских машиностроителей, которые поставляют машины, оборудование и транспортные средства (71% поставок в Россию). Россия поставляет в Чехию энергоресурсы (83,1% российского экспорта). По данным издания Russia Insider, фирмы, связанные с Андреем Бабишем, закупают у российских производителей нефть и удобрения. Российский бизнес имеет интересы в секторе атомной энергетики Чехии. Российская компания ТВЭЛ является единственным поставщиком тепловыделяющих элементов для АЭС «Дукованы» и «Темелин». Российские предприятия Атомстройэкспорт, Гидропресс принимали участие в тендере на строительство двух энергоблоков АЭС «Темелин», который отменили в апреле 2014 г.

За несколько месяцев до выборов депутат Иван Габал от партии «Христианско-демократический союз» предупреждал, что Кремль пытался влиять на политические процессы в Чехии через агентов влияния с целью добиться смены власти в стране. Определенную роль в победе партии ANO 2011 на парламентских выборах сыграл президент Милош Земан, который имеет репутацию пророссийского политика и поддерживает отмену антироссийских санкций. Милош Земан поддержал Андрея Бабиша в конфликте с премьером Богуславом Соботкой, который хотел выбить партию ANO 2011 из предвыборной гонки. В начале мая Соботка объявил об отставке своего правительства в связи с тем, что министр финансов Андрей Бабиш подозревался в финансовых махинациях. Журналист Катерина Сафарикова убеждена, что за три года на должности министра финансов Бабишу удалось удвоить состояние холдинга Agrofert, поскольку эта компания получала больше всего дотаций Евросоюза. По данным Guardian, холдинг Agrofert получил 30 млн крон из бюджета ЕС в 2012-16 гг. По мнению Соботки, бизнесмен не уплатил налоги с оборота Agrofert, в обход законов. Соботка хотел омрачить имидж его партии перед выборами. Однако, Земан отказался отправить в отставку правительство по просьбе Соботки. Бабиш сам ушел с министерского поста и начал подготовку к выборам. Новым министром финансов стал его однопартиец, председатель экономического комитета парламента Иван Пилны.

По данным «Института памяти словацкой нации», Бабиш связан со спецслужбами социалистической Чехословакии, которые были подотчетны КГБ. Он был доверенным лицом Службы госбезопасности после вступления в Компартию в 1980 г. В 1982 г. был зарегистрирован как агент с позывным «Буреш». Он отслеживал международные выставки и ярмарки в Братиславе на предмет активности иностранных разведок.

Андрей Бабиш выгоден Кремлю в премьерском кресле. В Чехии все полномочия в сфере внешней политики сконцентрированы в руках правительства, а президент выполняет представительские функции. Чешский и российский бизнес рассчитывают на то, что партия ANO 2011 сможет повлиять на смягчение или отмену антироссийских санкций, которые затрагивают их интересы. Хотя, сторонники жесткой линии в отношении России есть и среди функционеров ANO 2011. В 2014 г. министр обороны Мартин Стропницки поддержал введение антироссийских санкций. В рядах ANO 2011 состоит депутат Европарламента Павел Теличка, который имеет репутацию критика России и сторонника политики санкций.

Поклонники Путина рвутся к власти

По итогам парламентских выборов, крепкие позиции в чешском парламенте займут склонные к популизму и идее сближения с Россией евроскептики и крайне правые. За «Гражданскую демократическую партию» политолога Петра Фиалы проголосовали 11,32% чехов. Данная политическая сила получит 25 мест в парламенте. Данная партия, как и ANO 2011, не поддерживает вхождение Чехии в еврозону, углубление евроинтеграции. В партии нет четкой позиции по украинскому кризису. Основатель «Гражданской демократической партии» бывший президент Чехии Вацлав Клаус занимает антиукраинскую позицию, имеет репутацию друга России и является известным евроскептиком. В сентябре 2014 г. он назвал Украину искусственным государством. Он считает, что агрессивные действия России оправданы, а виновником военного конфликта на востоке нашей страны является Запад. Клаус убежден, что антироссийские санкции Запада бессмысленны и не дадут никакого эффекта. В то же время, по информации издания «Европейская правда», после начала агрессии России на Украине консерваторы из «Гражданской демократической партии», в том числе Петр Фиал, сравнивали аннексию Крыма с вторжением Гитлера в Чехословакию, заявляли об абсурдности снятии санкций с России до возвращения полуострова Украине, осуждали пророссийскую политику Земана.

В парламент прошла ультранационалистическая партия «Свобода и прямая демократия» предпринимателя Томио Окамура (10,64%, 22 места). Ультранационалисты выступают за проведение в Чехии референдума о выходе из ЕС, сближение с Россией. Они хотят закрыть границы Чехии для беженцев и мигрантов. Несмотря на то, что сам Окамура имеет японско-корейское происхождение, он является убежденным исламофобом, противником цыган и трудовой иммиграции. Он осуждает украинских трудовых мигрантов, которые работают в Чехии, обвиняет в фашизме Верховную Раду, поддерживает отмену антироссийских санкций. Популист уверен в том, что Украина якобы никогда не существовала как независимое государство. По мнению его родного брата христианского демократа Хаято Окамура, Томио действует в интересах российского правительства и пойдет на что угодно, чтобы ослабить и расшатать ЕС.

В чешском парламенте 22 места получила «Пиратская партия» бывшего программиста Ивана Бартоша. За них проголосовали 10,79% чешских избирателей. Они поддерживают введение бесплатного интернета, прямой демократии, разделение ответственности за принимаемые решения между правительством и чешскими гражданами и легализацию легких наркотиков. За партию в основном голосовала молодежь. Бартош поддерживает идею равенства всех стран-членов ЕС в плане распределения финансов, квот в наднациональных органах и в вопросах свободного передвижения граждан. Он выступает против исламского экстремизма и считает Россию угрозой. В то же время некоторые его соратники принимали участие в пророссийских акциях, что также говорит о неоднозначной позиции «Пиратской партии» по украинскому вопросу.

Расклады возможной коалиции

«Чешская социал-демократическая партия» и ее партнеры из либерального блока отказались вступать в коалицию с партией ANO 2011 до тех пор, пока не завершится расследование в отношении причастности Андрея Бабиша к финансовым махинациям. Хотя, совокупного количества мест (36) в чешском парламенте, которые заняли партии либерального толка, хватило бы для того, чтобы сформировать с ANO 2011 парламентское большинство. Лидер «пиратов» Иван Бартош считает, что его партия готова быть не только в активной оппозиции, но и поддержать рациональные предложения. Однако, «пиратам» не хватает мест в парламенте, чтобы создать коалицию с партией Бабиша.

Андрей Бабиш отрицает возможность формирования коалиции с открыто пророссийским коммунистами и ультранационалистами. Количества мест, которые по отдельности заняла в парламенте «Компартия Чехии и Моравии» и партия «Свобода и прямая демократия», недостаточно для формирования коалиции с партией Бабиша. «Красно-коричневая» коалиция при участии коммунистов, «свободовцев» и ANO 2011 теоретически возможна, но на практике вряд ли жизнеспособна. Бабишу нужны партнеры, способные договариваться, балансировать между Западом и Востоком. Радикальные евроскептики могут этому помешать.

Возможно формирование парламентского большинства между партией ANO 2011 и «Гражданской демократической партией». В таком случае за бортом коалиции останутся другие партии. Не стоит исключать и других комбинаций коалиции, если руководство некоторых либеральных партий все-таки изменит свою позицию относительно сотрудничества с Андреем Бабишем. При любых раскладах в чешском парламенте украинскому руководству не стоит питать иллюзий насчет поддержки «друзей» из Чехии. Внешнюю политику Праги при Бабише будут определять исключительно экономические интересы, а не идеология или солидарность с Киевом. Не в нашу пользу играет непрекращающиеся внутриполитические дрязги, коррупционные скандалы, половинчатые реформы. Европа устала от украинских проблем, которые обходятся ей слишком дорого.

Чехия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 октября 2017 > № 2370309


Италия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 октября 2017 > № 2369971 Светлана Гаврилова

Несостоявшаяся «Третья республика» в Италии

Светлана Гаврилова, Научный сотрудник Центра евроатлантических исследований и международной безопасности Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России, кандидат исторических наук

Итальянская Республика сегодня вновь находится на перепутье. Попытка правительства провести конституционную реформу, способную изменить облик современной Италии, не увенчалась успехом. В условиях роста недовольства действиями правящей партии как со стороны политических оппонентов, так и широких масс населения в стране назревает очередной политический кризис. Перспективы разрешения ситуации зависят от ряда факторов экономического, внутри- и внешнеполитического характера. Ситуация осложняется тем, что для Европейского союза в настоящее время имеет особое значение обострившийся «итальянский вопрос». В условиях экономического, политического, социального кризисов, поразивших Евросоюз, вопрос о внутренней нестабильности государств - членов интеграционного объединения стоит особенно остро. Ситуация в Италии - стране-основательнице и одной из лидеров единой Европы - оказывает непосредственное влияние на общеевропейский политический климат. Угроза политической нестабильности в Итальянской Республике сегодня, в контексте высокой степени интегрированности европейских экономик и политических систем, фактически ставит вопрос о степени «прочности» Европейского союза в целом.

К истории вопроса о трансформации политической системы в Италии

В современной историографии до сих пор нет единого мнения по поводу периодизации итальянской послевоенной политической истории. Коренные изменения политической системы, начавшиеся в 90-х годах XX века, традиционно считаются переломной эпохой для Итальянской Республики. «Несовершенная двухпартийная система», для которой долгое время было характерно нахождение у власти Христианско-демократической партии (ХДП) при полной изоляции Итальянской коммунистической партии (ИКП), пользовавшейся широкой поддержкой избирателей, отошла в прошлое. В стране наконец заработал полноценный «маятник власти», и на руинах традиционных партий начали чередоваться сформировавшиеся новые политические объединения и союзы. Данные процессы обусловили появление некоего специфического итальянского «типа демократии», развивающегося по собственному, «особому» пути1.

Отсутствие широких структурных перемен (изменения Конституции) фактически не позволяет считать эти явления переходом к иной форме демократии*. (*Исключение составляет реформа V раздела Конституции, принятая на всеобщем голосовании 7 окт. 2001 г.) Однако произошедшие за последние два десятилетия изменения в политической жизни страны оказались настолько глубокими и затрагивающими основы всей политической системы, что в настоящее время речь о переходе ко Второй республике в Италии ведется как о свершившемся факте. Ключевым этапом в данном контексте стали преобразования 1994 года2, когда по итогам общенационального референдума 1993 года при выборах в Сенат был осуществлен переход от пропорциональной системы к смешанной, частично мажоритарной. Это изменение, распространившееся в результате на обе палаты, позволило в значительной мере преобразовать ситуацию, при которой в Парламент попадало большое число мелких партий, оказывавших негативное влияние на политический процесс. Эволюция итальянских политических акторов демонстрирует не только коренную перестройку политической системы, но и глубинные социальные изменения в стране.

Наметившиеся более серьезные трансформации политической жизни Италии дали повод ученым-историкам и политологам говорить уже о Третьей республике. К ним можно отнести дальнейшую реструктуризацию системы политических партий, формирование новых политических сил и рост популярности представителей обоих полюсов политического спектра. Окончательного оформления достиг феномен «яркого политического лидерства» как неотъемлемой части «обновленной» итальянской демократии.

Устойчивый характер приобретает и популизм итальянской политики. Важным моментом стало снижение роли конфессионального фактора в итальянской политической жизни последних десятилетий в отличие от обычно высокого уровня влияния католической церкви в период правления «традиционных» партий. Последние события в Италии, однако, демонстрируют сохранившуюся серьезную нестабильность внутриполитической жизни страны на фоне традиционной склонности к сохранению консервативных норм и затруднений в процессе осуществления реформ.

Конституционный референдум: цели и амбиции

Ключевым моментом для современного этапа развития итальянской политической системы стала идея о внесении изменений в Основной закон, выдвинутая правительством Маттео Ренци в 2016 году. Фактически данный шаг был продолжением последовательной линии итальянского премьер-министра в сфере его действий, направленных на централизацию системы государственного управления и усиление полномочий правительства. Еще одной целью Ренци было желание усилить позиции Италии в Евросоюзе: на фоне роста нестабильности в рамках единой Европы стабилизация внутриполитической ситуации в стране способствовала бы укреплению ее положения в ЕС.

В апреле 2016 года итальянский Парламент абсолютным большинством одобрил предложенную реформу, однако квалифицированного большинства ее сторонникам добиться не удалось. Поэтому был поставлен вопрос о проведении всенародного голосования3. В августе Верховный кассационный суд Италии вынес решение о возможности проведения общенационального референдума по этому поводу4.

Референдум, основным вопросом которого стало утверждение законопроекта об изменении Конституции, был назначен в Италии на 4 декабря 2016 года. По итогам этого изменения в политической жизни страны предполагались значительные перемены. Самым главным должно было стать введение нового порядка формирования Сената Республики, сокращение его численности и полномочий. Верхняя палата Парламента сократилась бы в три раза (с 315 до 100 членов), а ее функции фактически свелись бы к утверждениям принятых нижней палатой решений при сохранении влияния в вопросах изменения Конституции. Сенат стал бы органом представительства областей Италии, состоящим из 74 областных советников, 21 мэра и пяти назначаемых президентом на семилетний срок членов.

Таким образом, законодательная власть полностью переходила бы к Палате депутатов, а Сенат приобретал скорее консультативную, нежели законодательную функцию. Кроме того, предполагалось изъятие части полномочий у регионов страны (вопросы энергетики, гражданской обороны, стратегической инфраструктуры), а по запросу правительства некоторые законы, входящие в компетенцию региональных властей, также могли быть переданы на утверждение Палаты депутатов (с оговоркой - «когда этого требует защита юридического и экономического единства Республики или ее национальных интересов»)5. В случае успеха на референдуме данный законопроект стал бы наиболее масштабной трансформацией государственного строя с момента упразднения монархии в Италии в 1946 году.

По мнению правительства, подобная конституционная реформа должна была способствовать политической стабильности в стране, облегчить и ускорить процесс принятия важных решений, что в перспективе благоприятно сказалось бы на состоянии экономики и банковского сектора.

Согласно итальянскому законодательству, члены верхней и нижней палат Парламента избираются одновременно на одинаковый срок (пять лет), а функции палат фактически дублируются: вотум доверия правительству и утверждение законопроектов должны пройти одинаковую процедуру утверждения в Палате депутатов и Сенате Республики, что в значительной мере затрудняет политический процесс в стране. В краткосрочной перспективе принятие реформы давало широкие полномочия действующему кабинету и закладывало возможность облегчения процедуры принятия важнейших политических решений. А в более широком аспекте открывало возможность концентрации ключевых рычагов государственного управления в руках правительства и партии власти6.

Со стороны оппозиции подобные изменения подвергались критике как несоответствующие демократическим принципам. Так, бывший премьер-министр и лидер партии «Вперед, Италия» Сильвио Берлускони заявил: «Реформа ведет к тому, что власть концентрируется в руках одного человека и одной партии. Стать хозяином одной единственной палаты может меньшинство»7. Партия «Лига Севера» также резко выступила против принятия законопроекта и начала кампанию «Скажи «нет» в преддверии референдума, распространившуюся в итоге на всю оппозицию.

На ежегодном митинге партии в сентябре 2016 года один из региональных лидеров, Паоло Гримолди, заявил: «Мы должны проголосовать «против». Если эта поправка пройдет, ее результат разрушит все органы местного самоуправления не только в северных регионах и провинциях, но и отнимет власть у мэров и губернаторов. Останутся лишь должности, лишенные власти и без ресурсов, чтобы самостоятельно помочь гражданам. Кто будет помогать инвалидам, асфальтировать дороги, заниматься инфраструктурой, школами? Так что голосуйте «против», если хотите быть хозяевами на собственной земле»8.

С острой критикой выступило и «Движение пяти звезд», традиционно находящееся на позициях жесткого евроскептицизма. Против предложенной реформы высказались и такие заметные фигуры итальянской политики, как бывшие премьер-министры Массимо Д'Алема и Марио Монти, а также малое крыло самой Демократической партии.

Вынесенный на голосование законопроект подвергся широкой критике со стороны ряда представителей общественности и экспертного сообщества. Так, политолог, политик, профессор «Болонского центра» Джанфранко Паскуино заявил, что «реформа… не заработает и лишь приведет к появлению целого ряда конфликтов», а сам текст плохо написан9. 24 апреля 2016 года группа из 56 ученых-юристов опубликовала документ под названием «Appello dei costituzionalisti» («Призыв Конституционных ученых»), содержащий глубокий критический анализ предлагаемой реформы. Среди ключевых моментов, подвергшихся осуждению, выделяются следующие: реформа не получила одобрения широкого спектра политических сил в Парламенте, а была инициирована и проведена исключительно правительственной коалицией; предполагаемые преобразования Сената грозят обернуться неадекватным отражением интересов регионов; отсутствие эффективного взаимодействия центральной власти и периферии остается незатронутым преобразованиями; осуществление законодательных процедур по новой системе несет в себе риски неопределенности и конфликтов; реформа оказывается направленной на снижение уровня демократического представительства. Кроме того, в документе подчеркивается неоднородность текста, выносимого на голосование, при котором избиратели фактически могут отвечать только на одну его часть, при этом желая дать иной ответ на другую10.

Однако в мае 2016 года появился документ, подписанный более чем двумя сотнями ученых-юристов и преподавателей различных дисциплин, который защищал законопроект. В тексте документа особо подчеркивалось, что консенсус по проведению изменений Основного закона был достигнут впервые за долгое время и объединил более половины представителей обеих палат Парламента (показатель, явно не заслуживающий особого энтузиазма), а сам текст законопроекта не извращает статьи Конституции, а отражает преемственность многолетней работы по реформированию неэффективных механизмов государственного управления. Важное значение в документе придается усиливающейся по итогам преобразований системе гарантий и возрождению институтов прямой демократии11. Поддержка инициативы Ренци была оказана и со стороны трансатлантических партнеров: политика, проводимая итальянским премьер-министром, удостоилась похвалы американского госсекретаря и посла США в Италии12.

Важно подчеркнуть, что огромное значение реформа Сената приобретала в свете остро стоящей для Италии проблемы коррупции: среди прочих преференций трансформация верхней палаты Парламента предполагала ослабление разветвленных и прочных клиентарных связей, характерных для политического истеблишмента страны. Наряду с этим, очевидным стало бы неизбежное падение влияния традиционной национальной элиты Республики и регионального лобби, что также было одной из целей Ренци при вынесении законопроекта на голосование.

«Нет» конституционной реформе - «нет» Европе?

Экономический фон и региональная диспропорция

Итоги референдума - 40,88% - «за» и 59,12% - «против» при явке 65,47% (соотношение граждан, постоянно проживающих на территории Италии, еще показательнее: 40,04% - «за» и 59,95% - «против»)13 продемонстрировали нежелание итальянцев поддержать инициативу правительства Ренци и подтвердили традиционный консерватизм итальянского общества.

Очевидно, что частично «нет» на референдуме относится непосредственно к курсу правительства и лично фигуре Маттео Ренци, подвергавшегося серьезной критике в последнее время. Несомненной ошибкой бывшего итальянского премьер-министра при подготовке референдума стала именно чрезмерная персонификация: в значительной мере ответ «нет» стал ответом электората самому Ренци и его непопулярному курсу. Однако ключевое значение отрицательный исход голосования имеет в контексте европейского измерения политической жизни Итальянской Республики.

На фоне общего роста недовольства внутриполитическим курсом правительства важным показателем для Италии стало падение доверия к единой Европе. В условиях экономического спада, банковского кризиса, роста проблем, связанных с миграционным наплывом14 и проявившейся нестабильностью Европейского союза как политического объединения, итальянцы особенно критично относятся к европейской линии внешней политики. Маттео Ренци на посту премьер-министра был ярким олицетворением политики Евросоюза, и отрицательный итог референдума стал проявлением недовольства итальянцев этой линией. Фактически итальянцы высказались против расширения и углубления евроинтеграции, осуществляемой в ущерб национальным интересам.

Сегодняшний экономический кризис имеет глубинные истоки: Италия как единое государство сформировалась лишь в конце XIX века, причем данный процесс происходил под контролем и при непосредственном участии политических и аристократических элит. А региональные различия в стране, осложнявшие развитие экономических процессов, сохраняются и по сей день.

Высокая степень элитарного влияния, замкнутости политической касты и рост коррупции в ее среде проявились в итальянской политике на всех этапах существования единого государства, что неизменно вело к падению доверия избирателей в отношении властных структур.

«Новые» политические партии, сформировавшиеся в 90-х годах XX века, внесли позитивную тенденцию в картину политической жизни страны, однако за истекший период успели потерять популярность. В значительной степени этим объясняются резкие скачки популярности таких фигур, как создатель «Движения пяти звезд» Беппе Грилло. Вообще, любое новое лицо в итальянской политике воспринимается с огромным энтузиазмом. В то же время быстро наступает и разочарование политиками, неспособными внести существенные изменения в жизнь страны. На фоне этого конституционная реформа способна была удовлетворить чаяния итальянского электората, но отрицательную роль здесь сыграли несколько значительных факторов. Среди них, помимо экономической ситуации и падения уровня доверия к правительству и его «европейскому» курсу, можно выделить очевидную «половинчатость» предлагаемых мер по оздоровлению политического климата в стране.

Важно отметить, что экономические сложности Италии в общественном сознании напрямую связываются с Европой. Третья по величине экономика еврозоны традиционно имеет проблемы в сфере конкурентоспособности товаров и услуг из-за их высокой стоимости. Кроме того, экономический коллапс усугублялся на протяжении последних лет из-за преобладания средних и малых предприятий в экономике страны и специализации на товарах, активно вытесняемых китайскими производителями15. И если ранее Италия могла поддерживать конкурентоспособный уровень, прибегая к такой мере, как девальвация лиры, которая делала экспорт дешевле, то после вступления в еврозону ситуация изменилась.

Сложности в итальянской экономике, однако, вызваны в первую очередь колоссальными государственными долгами, невысоким экономическим ростом и отсутствием доверия бизнес-акторов к политике и представителям власти. Проблемы усугубляются высоким уровнем межрегиональных различий (доход на душу населения на Севере страны - 130% от среднеевропейского, на Юге - 60%), безработицы (39% среди населения от 18 до 35 лет) и низкой степенью доверия инвесторов.

Несомненно, важным моментом стал тот факт, что кризис оказал непропорциональное влияние на итальянские регионы: если на Севере ВВП с 2007 по 2013 год упал на 6,7%, то на Юге этот показатель составил 13,6%16. Данный фактор способствовал резкому политическому размежеванию и росту поддержки регионалистских политических партий и движений17, склонных к критике Европейского союза.

Летом 2016 года стало очевидным, что наметившийся банковский кризис в Италии угрожает всему Евросоюзу. Проблемы банковского сектора могут подтолкнуть страну к глубокой рецессии18. По мнению французского экономиста и политика Жака Аттали, «итальянские проблемы известны давно: огромный государственный долг, народ в ярости и угрожает правительству, а банки на грани банкротства, поскольку в течение длительного времени заемщики не выплачивают свои кредиты. Давно следовало бы государству сократить свои расходы, банкам не выдавать больше кредиты с такой легкостью, а политическому классу говорить правду. Но этого не произошло. И теперь, когда соглашение о банковском союзе запрещает в принципе государству финансировать свои банки, многие из итальянских вкладчиков, которые вложили деньги в облигации от своих банков, пострадают.

Мы ясно видим худший из сценариев, который сейчас разворачивается прямо перед нами: чтобы предотвратить массовое изъятие итальянцами своих денег из банков, правительство, в нарушение правил ЕС, будет занимать 40 млрд. евро у Европейского центрального банка, чтобы финансировать свои собственные банки. Германия не будет соглашаться с этим финансовым безумием, и тогда едва созданный банковский союз взорвется, а евро не устоит… Это отнюдь не маловероятный сценарий… Это станет еще одним звеном в цепи катастроф, [для ЕС] и тем более вероятным, что мы не сможем рассчитывать на лондонское Сити»19.

После провала референдума экспертами активно обсуждается возможность брекзита по-итальянски. Но если Великобритания традиционно находилась на особом положении в Евросоюзе, то Италия - одна из стран - основательниц ЕС, неизменный участник всех евроинтеграционных процессов с момента их зарождения. Экономика Итальянской Республики намного более интегрирована в общеевропейские структуры, а изменения в политической картине страны 90-х годов XX века, сформировавшие современный облик государства, в значительной мере являются ответом именно на события внешнеполитического измерения. Среди них европейское направление стало для Италии ключевым, что, несомненно, есть показатель повышенного взаимовлияния национальных и европейских процессов20.

Падение курса европейской валюты после оглашения итогов итальянского референдума наглядно демонстрирует высокую степень зависимости европейской экономики от политических процессов в национальных государствах. На данном этапе даже разговоры о возможности проведения референдума по выходу Италии из еврозоны или из самого Европейского союза могут оказать негативное влияние на и без того нестабильную ситуацию внутри ЕС - гораздо более ощутимое, чем даже брекзит21.

Еще одним дестабилизирующим фактором для единой Европы стал все более заметно оформляющийся после итальянского референдума раскол между Югом и Севером ЕС. На фоне экономического и политического кризисов подобный показатель может сыграть особенно отрицательную роль в плане усугубления кризиса социального. Демонстрация очередного несоответствия представителя Южной Европы общеевропейским «стандартам» ведет к ослаблению интеграции стран - членов Евросоюза. Наиболее остро сегодня «итальянская проблема» стоит для ЕС и в свете усиления миграционного кризиса22, и проблем, связанных с угрозой международного терроризма.

Политическая нестабильность обостряется

Традиционная для всего периода существования Республики в Италии нестабильность правительств вновь дала о себе знать: 7 декабря 2016 года премьер-министр Маттео Ренци подал в отставку.

В стране было сформировано правительство во главе с Паоло Джентилони - уже 64-е послевоенное правительство Италии. При этом, начиная с первых же дней после подсчета итогов референдума и объявления Ренци об отставке, оппозицией активно выдвигается идея о необходимости проведения новых выборов и формирования кабинета, отвечающего национальным требованиям.

После решения Президента Итальянской Республики Серджо Маттареллы о назначении новым главой правительства Джентилони лидер партии «Лига Севера» Маттео Сальвинии прямо заявил о том, что «Демократическая партия, Маттарелла и Наполитано создают четвертого премьер-министра, за которого никто не голосовал, - неудачную и ненужную копию Ренци»23.

По мнению оппозиции, формирование нового правительства без проведения выборов означает, что у власти остаются «те же люди». Действительно новый кабинет фактически полностью копирует предыдущий, что, очевидно, позволяет говорить о сохранении правительственного курса практически в полном объеме. Однако основными задачами сформированного правительства, несомненно, становятся подготовка нового избирательного закона и оздоровление итальянской экономики. Так, уже 21 декабря 2016 года Парламент Италии одобрил план правительства по докапитализации банков, испытывающих трудности24.

Новый кабинет был сформирован по итогам консультаций Президента Республики с ключевыми политическими партиями. Именно Серджо Маттарелла фактически определил на данном этапе судьбу страны, исключив проведение внеочередных парламентских выборов. В связи с этим отметим, что роль президента в последние годы неуклонно растет. Если еще совсем недавно глава государства не играл большой роли в политическом процессе Итальянской Республики, то с течением времени фигура президента становится все более заметной. Высокий личный авторитет Джорджо Наполитано (Президента Италии с 2006 по 2015 г.) оказывал существенное влияние на политический климат страны в условиях очередного всплеска политической нестабильности, и его преемник также начинает играть все более заметную роль. Важно, однако, подчеркнуть, что положительная точка зрения Наполитано, высоко ценимая в Италии, на реформы Маттео Ренци не оказала значительного влияния на итоги голосования на референдуме. Таким образом, все более очевидным становится отторжение электоратом традиционной политической элиты.

Сегодняшняя позиция Серджо Маттареллы в контексте угрозы очередного парламентского кризиса представляется наиболее приемлемой: проведение досрочных выборов в Парламент в условиях сохраняющегося роста поддержки евроскептического «Движения пяти звезд» могло завершиться очередным всплеском политической нестабильности не только в самой Италии, но и Евросоюзе в целом.

Помимо крупных партий, в Парламенте Италии сегодня представлены более десяти средних и мелких, а в стране еще действует и ряд региональных политических объединений. Подобная дробная политическая система и, более того, большое количество реальных акторов определенно не способствуют систематизации и повышению эффективности процесса принятия решений, особенно на уровне высшего органа законодательной власти.

Курс на централизацию механизмов государственного управления представляется объективным в данных условиях, однако в ситуации, когда в рамках политического процесса нет ярко выраженных лидеров, способных взять на себя ответственность при проведении реформ, коренные изменения Основного закона оказываются преждевременными. Парадоксальным образом выдвижение лидера, способного положительно влиять на ситуацию в стране, следует ожидать лишь при условии некоторой стабилизации политической системы Итальянской Республики и укрепления механизма «маятника власти». В этом случае процесс государственного управления может приобрести черты, присущие более стабильным формам демократии.

q

На данном этапе развития политического процесса в Италии очевидно, что следующие парламентские выборы продемонстрируют изменения в политической жизни страны. Вероятнее всего, успеха сможет добиться стабильно завоевывающее популярность «Движение пяти звезд». «Лига Севера», парадоксальный рост поддержки которой в южных областях является ярким подтверждением нарастания кризиса политической системы25, также способна упрочить свои позиции.

Однако проводить параллели с ситуацией во Франции в отношении Италии в общем неправомерно: даже в условиях тотального политического разочарования электората в стране не сложилось условий для значительного роста поддержки крайне правого популизма. Опасности «испанского» сценария развития событий, при котором государство может остаться без правительства, в данный момент также практически нет. Для Италии характерна более высокая склонность политических партий к союзам и объединениям, в том числе предварительным, по итогам которых страну может ожидать коалиционное правительство. Наиболее вероятным сценарием развития событий является победа демократов. Степень поддержки электората при этом напрямую зависит от тех мер, в первую очередь в сфере оздоровления национальной экономики, которые правительство Джентилони успеет реализовать или хотя бы наметить.

Очевидно, что нынешний кабинет, как и правительство, которое будет сформировано по итогам следующий парламентских выборов, отложит проведение конституционных реформ и радикальных изменений в политической структуре Итальянской Республики в ближайшее время ожидать не стоит. Тем не менее их явная необходимость подтолкнет будущих лидеров политического процесса к пересмотру избранной тактики проведения реформ и возможности корректировки изъянов политической системы путем комплексных преобразований в различных сферах, прежде всего экономической. Значительным фактором, и в ближайшее время можно ожидать только рост его влияния, остается общеевропейский климат, к которому Италия особенно чувствительна в свете обострения традиционно «итальянских» проблем в рамках единой Европы: миграционного вопроса, экономического кризиса, усиления евроскептицизма в риторике акторов политического процесса.

Говорить об «успехе» или «неуспехе» по итогам прошедшего референдума в Италии достаточно сложно. В случае положительного ответа граждан, конституционная реформа вполне способна была оказать стабилизирующее влияние на излишне подвижную политическую систему Итальянской Республики. Однако в перспективе подобные коренные изменения в условиях непопулярных правительственных мер могли привести к росту поддержки правых партий и движений и оказать обратный эффект - фрагментировать и дестабилизировать политический спектр и тем самым повергнуть страну в очередной правительственный кризис, а хрупкую итальянскую экономику - в дальнейшую рецессию.

Тем не менее референдум 2016 года в Италии, при условии поддержки населением законодательного оформления изменений Основного закона, мог стать отправной точкой «Третьей республики», о которой так мечтает уже не первое поколение итальянцев, - более стабильной и надежной. События политической жизни страны, однако, по-прежнему развиваются по своему собственному, «особому» пути. И как эти события, способные изменить облик всего Европейского союза, будут развиваться в дальнейшем, пока не ясно.

1Гаврилова С.М. Политическая история современной Италии (1945-2011 гг.) в трудах российских ученых / Отв. ред. М.Ц.Арзаканян. М.: ИВИ РАН, 2013. С. 127.

2Гаврилова С.М. Современная политическая ситуация в Италии: взгляд из России // Международная жизнь. 2011. №8. С. 152.

3Riforma del Senato: si delinea uno scontro tra due idee di Italia // http://www.corriere.it/politica/16_aprile_13/riforma-senato-si-delinea-scontro-due-idee-italia-24a17bfc-00ed-11e6-8701-d21ef4c79bc6.shtml (дата обращения: 11.01.2017).

4Referendum costituzionale, la Cassazione decide in anticipo / Corriere della sera. // http://www.corriere.it/politica/16_agosto_06/referendum-costituzionale-cassazione-decide-anticipo-0833c6b4-5c87-11e6-bfed-33aa6b5e1635.shtml (дата обращения: 11.01.2017).

5Scheda / La nuova Costituzione e il nuovo Senato (versione solo testo) // http://www.repubblica.it/politica/2015/10/13/news/scheda_riforma_costituzione_senato_ddl_boschi_solo_testo-124904893/ (дата обращения: 9.01.2017).

6The Italian Constitutional Reform: How Renzi is Putting Liberal Democracy at Risk. A Critical Liberal Analysis // http://www.libertaegiustizia.it/2016/09/20/the-italian-constitutional-reform-how-renzi-is-putting-liberal-democracy-at-risk-a-critical-liberal-analysis/

7Сильвио Берлускони дал первое интервью после операции // http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/3715905 (дата обращения: 12.01.2017).

8Цит. по: Референдум в Италии: угроза демократии или шанс избавиться от правительства Ренци? // http://ru.lombardiarussia.org/index.php/component/content/article/57-categoria-home-/282-2016-09-22-10-18-41 (дата обращения: 12.01.2017).

9Tag Archives: Riforme // https://gianfrancopasquino.wordpress.com/tag/riforme/ (дата обращения: 12.01.2017).

10Sulla Riforma Costituzionale // http://www.libertaegiustizia.it/2016/04/24/sulla-riforma-costituzionale/ (дата обращения: 12.01.2017).

11Le ragioni del Sì // http://media2.corriere.it/corriere/pdf/2016/Le_ragioni_del_Si.pdf (дата обращения: 12.01.2017).

12Renzi in Usa // http://www.repubblica.it/esteri/2016/09/20/news/kerry_consegna_premio_a_renzi_italia_va_nella_giusta_direzione_-148133531/ (дата обращения: 12.01.2017).

13Referendum 2016 / Ministero dell’Interno // http://elezioni.interno.it/referendum/scrutini/20161204/FX01000.htm (дата обращения: 12.12.2016).

14Зверева Т.В. Миграционный кризис: «тихий развал» Евросоюза или новый этап в развитии интеграции? // Вестник Дипломатической академии МИД России. Россия и мир. 2015. №4 (6). С. 109.

15Бажанов Е.П., Бажанова Н.Е. Диалог и столкновение цивилизаций. М.: Весь мир, 2013. С. 127.

16Цит. по: Овакимян М.С. Неустойчивый рост итальянской экономики и перспективы развития // Италия: от Второй Республики к Третьей? Доклады Института Европы №316. М., 2015. С. 18.

17Гаврилова С.М. Россия и Италия сегодня: положительный опыт сотрудничества // Вестник Дипломатической академии МИД России. Россия и мир. 2015. №4 (6). С. 134.

18См.: Современный мир и геополитика / Отв. ред. М.А.Неймарк. М.: Канон+ РООИ «Реабилитация», 2015.

19Après l’Euro, l’Euro // http://blogs.lexpress.fr/attali/2016/07/11/apres-leuro-leuro/

20Гаврилова С.М. Российские ученые о внешней политике Италии на рубеже XX-XXI вв. // Электронный научно-образовательный журнал «История». 2012. №1(9). С. 18-19.

21Подробнее см.: Россия и современный мир / Отв. ред. М.А.Неймарк. М.: Канон+ РООИ «Реабилитация», 2016.

22Закаурцева Т.А., Гаврилова С.М. Культурно-социальная интеграция мигрантов в Европейском союзе // Международная жизнь. 2016. №8. С. 112.

23Gentiloni, Salvini: «Fotocopia sfigata di Renzi». Meloni cita Il Gattopardo // http://www.ilgiornale.it/news/politica/salvini-gentiloni-fotocopia-sfigata-renzi-1341148.html (дата обращения: 12.01.2017).

24Италия: Парламент одобрил план спасения банков // http://ru.euronews.com/2016/12/21/italy-moves-ahead-with-20-billion-euro-bank-rescue-plan (дата обращения: 12.01.2017).

25Гаврилова С.М. Российско-итальянские отношения на рубеже XX-XXI веков // Новая и новейшая история. 2017. №1. С. 214.

Италия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 октября 2017 > № 2369971 Светлана Гаврилова


США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 октября 2017 > № 2369968 Эдуард Соловьев

Трампизм и международные отношения: мир на пороге деидеологизации?

Эдуард Соловьев, заведующий сектором теории политики ИМЭМО РАН

Приход к власти Дональда Трампа, его активная деятельность по подрыву внешне- и внутриполитического наследия Обамы в первые же дни президентства подняли волну беспокойства западных аналитиков. Инаугурационная речь Трампа произвела в мейнстримных западных медиа эффект разорвавшейся бомбы. Она была почти безупречно популистской (с обещаниями вырвать власть из рук «вашингтонского бюрократического болота» и вернуть ее «народу»), националистической на грани «изоляционизма»1. Трамп выглядел образцовым правым популистом. Проблема в том, что популисты обычно ясно обозначают существующие недостатки, решительно поднимают реальные наболевшие вопросы, но не дают внятных (и рациональных) ответов относительно способов их решения. И избранный американский Президент Д.Трамп на данный момент не выглядит исключением из общего правила.

Трампизм на марше

Трамп, безусловно, успешный бизнесмен и при этом убежденный националист2. Это непривычное для нас сочетание. В последнее время эксперты заговорили о феномене трампизма. Трампизм можно было бы определить как сочетание деидеологизированной внешней политики с попыткой новой реиндустриализации экономики США и торгового протекционизма. Отдельные его составляющие хорошо известны. Например, снижение внешнеторгового дефицита в первую очередь за счет ограничения поступления на американский рынок товаров из Китая и ряда других стран - классический республиканский тезис относительно внешнеторговой политики США на протяжении многих лет и даже уже десятилетий. Однако на сегодняшний день говорить о трампизме, пожалуй, можно, прежде всего, как о стиле поведения, решительной манере принятия решений и действий.

Едва обосновавшись в Белом доме, Трамп открыто провозгласил, что США собираются сосредоточиться на своих интересах и больше не хотят в одиночку нести бремя глобальных обязательств3. Осознание того, что Соединенные Штаты должны всерьез заниматься внутренними проблемами, не могут быть везде и не способны на все, стало явственно проявляться в политике Вашингтона еще при Б.Обаме. При этом Обама компенсировал фактическое ограничение деятельности усилением риторики относительно американской «исключительности». США пытались подтолкнуть своих союзников активнее финансировать оборонные нужды.

Об этом неоднократно заявлял Президент Б.Обама, в довольно жесткой форме доводил эту мысль до союзников его министр обороны влиятельный республиканец Р.Гейтс. Трамп же декларировал намерения открытым текстом. Союзники США, как утверждает Трамп, - это уже не те ослабленные и разоренные Второй мировой войной страны, какими были Япония, Германия или другие государства Европы в середине XX века. Пришло время им самим взять на себя более существенные внешнеполитические и оборонные обязательства, а также связанные с ними расходы. Ну а США, перераспределив часть обязательств и ответственности, должны сохранить глобальную лидирующую роль4.

На протяжении последних десятилетий на Западе в идейно-политическом и ценностном плане абсолютно доминировала либеральная идеология, в том виде, в каком она нашла воплощение в рамках так называемого Вашингтонского консенсуса. В русле либерального мейнстрима речь шла о необходимости всеобщей политической и правовой унификации через демократизацию (вплоть до Ближнего Востока, Афганистана и Сомали) с целью обеспечения «стабильного мирового развития» и «прочного мира». Трамп неоднократно (уже после избрания) высказывался против интервенционистской политики и явно не проявлял склонности к идеологизированной рефлексии.

Такой поворот оказался слишком резким и вызвал сильнейшее сопротивление значительной части глобалистски и атлантистски настроенных элит в США и других странах Запада. Сопротивление «глубинного государства» (deep state, этого самого «вашингтонского болота», которое Трамп намеревался осушить) и политического истеблишмента оказалось достаточно организованным и последовательным, а собственные усилия Трампа по реформированию США и их внешней политики - чересчур хаотичными. Против Трампа с его не слишком последовательными планами реформ единым фронтом выступил практически весь политический класс современной Америки. Парадоксальным образом Трамп оказался врагом не только для демократов, но и для немалой части республиканцев - выходцев из влиятельных политических кланов, для которых он стал опасным чужаком, разрушающим барьеры между бизнес- и политической элитой.

На международной арене Трамп показал себя не вполне последовательным, но весьма жестким политиком. После мощного (прежде всего в политическом и информационном плане) удара американских «Томагавков» по сирийской авиабазе Шайрат стало понятно, чтó именно имел в виду Д.Трамп, когда говорил о переговорах с иностранными партнерами с позиции силы. С учетом сложных отношений Трампа с представителями разведывательного сообщества и, возможно, вынужденной опоры на военных, этот силовой стиль он начал продвигать на всех основных направлениях американской внешней политики.

Ярко это проявилось и в провозглашении «окончания эпохи стратегического терпения» в отношении КНДР. В интервью газете «Файнэншл таймс» накануне визита в Соединенные Штаты Си Цзиньпина Президент Трамп предупредил о том, что США готовы предпринять односторонние действия для ликвидации ядерной угрозы со стороны КНДР в том случае, если Китай не усилит давление на режим в Пхеньяне5. Администрация Трампа последовательно проводит линию на то, чтобы устрашить руководство КНДР и продемонстрировать всем в регионе военную мощь США. Обращает на себя внимание заявление председателя Объединенного комитета начальников штабов генерала Дж.Данфорда на конференции в Аспене (Колорадо) о том, что Вашингтон должен быть готов к вооруженному конфликту с Пхеньяном, каким бы разрушительным по своим последствиям он не оказался. «Многие называют военные меры «немыслимыми». Я бы слегка изменил это утверждение, сказав, что это будет ужасным». Данфорд отметил, что «немыслимым является позволить, чтобы ядерные ракеты поразили Денвер (Колорадо), поэтому стоит задача - использовать военные меры»6. Так что заявленная готовность «уничтожить» КНДР, анонсированная лично Трампом с высокой трибуны ООН, только усугубила эту тенденцию7.

Значительное число представителей российского экспертного сообщества с приходом Трампа связывали определенные надежды на переориентацию внимания новой американской администрации на быстро растущего системного антагониста (КНР). Ну и прогнозировали временную передышку для РФ в противостоянии с Западом и усиление российских переговорных позиций (за счет заинтересованности Вашингтона в содействии Москвы на Ближнем Востоке). Сейчас очевидно, что с некоторыми иллюзорными представлениями о Трампе как «буревестнике консервативной революции» и его внешнеполитических приоритетах придется расстаться. Принятие Конгрессом Закона о санкциях в отношении КНДР, Ирана и России как бы символизировало переход отношений Москвы и Вашингтона в новое качество - России как части новой «оси зла» и официального противника США.

Безропотное подписание закона Трампом 1 августа этого года знаменовало собой важный этап в «нормализации» внешней политики его администрации. Однако сама вербализация возможности трансформации внешней политики и постановка вопроса о ее эффективности первым лицом в Вашингтоне дала дополнительный импульс серьезному политическому кризису в США, в основе которого - происходящие под влиянием глобализации трансформации современного американского общества (эрозия среднего класса, упадок старых промышленных центров и т. д.).

Приход Трампа к власти продемонстрировал реальный раскол элиты. Внутри американского правящего класса все более явно выделяются два основных сегмента с несовпадающими образами прошлого (что наглядно показала начатая в августе событиями в Шарлотсвилле «война памятников») и будущего, фактически вступивших за это будущее в борьбу. Одна часть элиты (преимущественно республиканцы) демонстрирует заинтересованность в адаптации политики США и стран Запада к условиям формирующегося полицентричного миропорядка, но предполагает действовать в возникающем полицентричном мире с позиции силы и максимизации собственных преимуществ. Другая, также состоящая из разных по идейной и политической ориентации групп - от либеральных интервенционистов и левых либералов до неоконов, - готова жестко выступать с позиций максимальной пролонгации «униполярного момента», продвижения глобалистской повестки дня и сопротивления процессам размывания глобального политического лидерства США. Исход противостояния отнюдь не предрешен, и пока мы наблюдаем только первый акт этой политической драмы.

Кризис либерального мейнстрима и возвращение истории

Приход к власти в США Д.Трампа придал импульс и серьезным трансформациям, происходящим в современной системе международных отношений. В первую очередь это касается наличия так называемого «либерального идеологического консенсуса» стран Запада и вообще роли идеологии в мировой политике. Нельзя сказать, что идеологизация международных отношений уникальна и ограничивается только современным этапом их развития. В европейской истории Нового времени присутствует по меньшей мере один длительный период доминирования «ценностных» подходов и идеологических установок в рамках системы международных отношений. Это период Реформации и католической реакции на нее. Реформация разрушила единство Римско-католической церкви и - с Тридентского собора (1545-1563 гг.) до Вестфальского мира (1648 г.) - поставила борьбу католицизма и протестантизма в центр европейской политики. Наместники престола Св. Петра поставили своей политической целью искоренение протестантской ереси. Карающей рукой Ватикана призваны были стать крупнейшая универсалистская империя и династия, хранившая преданность католицизму (Габсбурги).

В результате на территории Европы развернулось эпическое политико-идеологическое противостояние, приведшее к ряду крупных международных военных конфликтов, апофеозом которых стала разрушительная Тридцатилетняя война (1618-1648 гг.), в ходе которой погибло и вымерло от голода и болезней, по разным данным, от трети до половины населения Центральной Европы (прежде всего Германии). Разрушительность ценностно-мотивированного конфликта (ориентированного на полную победу над идейным противником и его уничтожение) заставила противостоящие стороны задуматься о поисках выхода из многолетнего конфликтного цикла и привела к обсуждению, а затем и утверждению новых принципов международных отношений (суверенитета, невмешательства во внутренние дела и т. д.), которые затем оттачивались и совершенствовались на протяжении примерно трех столетий - вплоть до окончания Второй мировой войны.

Тридцатилетняя война и заключение Вестфальского мира принесли результат, которым только и может окончиться столкновение мировоззренческих систем: они не в состоянии примириться друг с другом, не отказавшись от своих догматов, но способны сосуществовать и сохранять статус-кво в условиях примерного равенства сил. Признание статус-кво равноправия католичества и протестантизма означало секуляризацию внешней политики, ее «падение» с высот защиты истинной веры и обращение к прагматизму государственных интересов.

Вестфальский мир закрепил архитектуру единой системы международных отношений в Европе, в которой уже не было места идеологии (религии). А главная сюжетная линия международных отношений начала строиться вокруг борьбы национальных интересов государств, конструирования баланса сил - своего рода аналога внутриполитического механизма «сдержек и противовесов» для обеспечения международной безопасности в мире, лишенном карающей руки и покровительства универсальной империи и легитимирующей религиозной санкции. Длительная эпоха, как сейчас сказали бы, «ценностной политики» подошла к концу. Наступила эра «реальной политики» (realpolitik), «национальных интересов» и «геополитических» проектов.

Новый продолжительный цикл идеологизации международных отношений стартовал в середине XX века и был встроен в систему вполне реалистского в своей основе биполярного противостояния двух крупнейших военных держав (мощной процветающей экономической державой Советский Союз назвать трудно даже на пике его возможностей - с 1960-х по начало 1980-х гг.). Международные отношения середины и второй половины XX столетия характеризовались тем, что традиционный комплекс факторов, лежащих в основе мировой политики, возможно впервые со времен религиозных войн XVI-XVII веков, был дополнен идеологическим компонентом. Причем идеологическая составляющая по мере развития холодной войны имела тенденцию к превращению в один из главенствующих (если не решающих) факторов мировой политики.

Многие аналитики отмечают, что холодная война представляла собой не только традиционную для международных отношений очередную фазу борьбы за мировое господство, но одновременно и жесткий идеологический конфликт, в ходе которого противостоящие стороны пытались навязать друг другу определенный образ жизни, систему ценностей, форму социального устройства, политический режим и т. д. В результате во время холодной войны идеологический конфликт приобрел во многом самодовлеющее значение, составлял основной нерв противостояния в рамках сформировавшейся биполярной системы международных отношений.

Два противоборствующих полюса разыгрывали идеологически обусловленную игру с нулевой суммой, в соответствии с которой весь мир, по сути дела, был разделен на сферы интересов и идеологического влияния. Оппозиция полюсов мировой политики подразумевала не просто конкуренцию или напряженные отношения между двумя антагонистами, а чуть ли не священную войну, в которой одна из двух соперничающих систем должна одержать победу, а другая - исчезнуть.

Неслучайно поэтому с завершением холодной войны в общественно-политическом дискурсе стран Запада была актуализирована проблематика «конца истории» и «конца идеологий». Предполагалось в этой связи, что внешняя политика утрачивает идеологическое измерение. В реальности под деидеологизацией международных отношений зачастую понималось лишь исчезновение одного из идеологических полюсов. Но при этом идеологическая заряженность оставшегося полюса, его нацеленность в том числе на проведение ценностно-мотивированной политики практически сбрасывалась исследователями со счетов.

Вместе с тем идеологическая составляющая оказалась глубоко интегрирована в формировавшийся «новый» однополярный мировой порядок и играла в нем, пожалуй, еще более важную, подлинно системообразующую роль. Само доминирование стран Запада в складывавшейся системе международных отношений легитимировалось во многом посредством идеологического инструментария. Демократия западного типа рассматривалась как универсальная историческая вершина политической эволюции, а, исходя из постулата, согласно которому демократии не воюют, еще и основой международной безопасности и предпосылкой устойчивого развития.

Однополярность миропорядка интерпретировалась в этом контексте как безусловное благо, поскольку позволяла надеяться на преодоление гоббсианского состояния анархичности международной среды. Западные страны (выступающие в качестве единственного центра силы глобального масштаба) приобретали роль, изоморфную роли шерифа или полицейского, и получали возможность эффективного контроля за поведением иных участников системы международных отношений за счет внедрения единых норм, ценностей, правил поведения и принуждения иных акторов к их исполнению.

Неудивительно, что именно в этот период (в 1990-х гг.) получили широкое распространение многочисленные концепции «наступательного» либерализма, предполагавшие возможность активного (в том числе с помощью применения силы ведущими мировыми демократическими державами) продвижения демократических институтов и ценностей, смены режимов по всему миру как главного условия обеспечения мира и всеобщей безопасности, а либерализм как идеология и либеральная теория международных отношений оказались на пике влияния к рубежу XX-XXI веков.

Активно продвигаемую США либеральную модель (Вашингтонский консенсус), включавшую свободную рыночную экономику и развитие демократических институтов, другие государства мира принимали прежде всего потому, что и политические элиты, и широкая общественность в соответствующих странах считали ее наиболее эффективной. Глобализация, понимаемая больше как вестернизация, как влияние стран Запада на трансформирующиеся под их воздействием политические сообщества и экономики стран «третьего мира», получила широкое, почти общемировое признание.

В ходе дебатов по теории международных отношений постулировалось позитивное влияние на международные отношения ситуации формирующейся однополярности («однополярного момента» - unipolar moment) и преобладающего либерального консенсуса. Анархичная по определению (гоббсианская) международная среда противопоставлялась все более упорядоченным отношениям в рамках формирующегося либерального униполя, где роль верховного арбитра в формировании и утверждении правил игры, равно как и в обеспечении их соблюдения, должны были играть США и страны Запада.

Новый мировой порядок базировался на совершенно определенной и универсальной по своим притязаниям либеральной идеологической платформе8. В контексте торжества либеральной идеологической парадигмы утверждалось как аксиома, что либерализация необходима для обеспечения всеобщего мира и безопасности. Экономическая взаимозависимость и международные институты являются альтернативными либеральными стратегиями, направленными на смягчение политики государств, создание более мирной и кооперативной международной среды. В условиях глобальной взаимозависимости участники мировой политики неизбежно будут пользоваться либеральными нормами и политическим инструментарием, независимо от того, признают ли они их либеральное идеологическое основание и считают ли их воздействие позитивным. Международные институты и режимы необходимы для того, чтобы решать все более сложные дилеммы коллективного действия, которые появляются в глобализированном мире.

Кроме того, важным постулатом либерального мейнстрима выступало утверждение о том, что либеральный мировой порядок достаточно прочен, способен абсорбировать новые страны и обеспечить им в рамках стратегий конкуренции с ненулевой суммой высокую динамику развития и возможности перемещения на более высокие ступени сложившейся иерархии международной системы. Самым замечательным примером выступал стремительный рост КНР и переход Пекина в категорию ведущих мировых держав без видимых международных конфликтов. Как отмечал известный американский политолог Дж.Айкенберри, по мере развития таких быстрорастущих стран, как Китай, у них появляется необходимость защищать все больше «активов», что постепенно приводит к большей интеграции в существующий глобальный либеральный мировой порядок и купирует тенденции к развитию ревизионистской политики.

С точки зрения сторонников либеральных подходов, попытки изменить мировой порядок возможны. Но в рамках сложившейся системы международных отношений и господствующих структур политического дискурса они будут ограничены и упорядочены способами, исключающими проведение каких-либо аналогий с прошлым. Можно выделить три фактора: происходит постепенное смещение, а не смена центров власти; развязывание крупномасштабной войны между ведущими державами исключено, поскольку такое столкновение не может служить эффективным средством изменения системы; а многочисленные международные организации создают для стран, претендующих на расширение своего влияния, невиданные ранее преграды9

Совокупность всех этих факторов ограничивает возможности государств, недовольных существующей расстановкой сил, изменить сложившуюся систему и является препятствием для попыток изменения возникшего по окончании холодной войны однополярного миропорядка. Плотное переплетение устоявшихся правил и институтов поддерживает сохранение существующего статус-кво. Эта мысль подкрепляется результатами научных исследований и была резюмирована знаменитым высказыванием Дж.Айкенберри о присущем институциональным системам «эффекте блокировки» (или эффекте «колеи»), обеспечивающем сопротивление изменениям.

Теория казалась убедительной еще в начале XXI века. Однако ситуация в мире стала заметно изменяться в период глобального финансово-экономического кризиса 2008-2010 годов. Об этом ясно свидетельствует перегруппировка сил на мировой экономической арене по его итогам (см. Таблицу 1). Еще более разительные изменения, произошедшие в мировой экономической табели о рангах, проявились, если подсчеты вести не в долларах по среднегодовому курсу национальных валют, а по паритету покупательной способности. Тогда имеются все основания для констатации того факта, что само мировое лидерство уже формально (по количественным показателям) перешло от Соединенных Штатов (с ВВП в 17,4 трлн. долл.) к КНР (18 трлн. долл)10.

Таблица 1

Экономические показатели крупнейших экономик мира в 2006 и 2014 гг. по среднегодовому курсу национальной валюты к доллару

Название государства

ВВП в 2014 г., млрд. долл.

ВВП в 2006 г., млрд. долл.

США

17 419

13 202

КНР

10 360

2626

Япония

4602

4366

Германия

3853

2897

Великобритания

2942

2395

Франция

2829

2248

Бразилия

2346

1068

Италия

2144

1851

Индия

2067

911

Россия

1861

985

Канада

1787

1269

Австралия

1454

898

Ю. Корея

1410

888

Испания

1404

1224

Мексика

1283

840

Источник: Основные показатели развития мировой экономики в 2014 г. // Год планеты. Экономика. Политика. Безопасность. Вып. 2015 г. М.: Идея-Пресс, 2015; Таблицы мирового развития // Год планеты. Экономика. Политика. Безопасность. Вып. 2007 г. М.: Наука, 2007.

На фоне крайне унилатералистской и явно опирающейся на жесткую силу политики администрации Дж.Буша-мл., вторжений в Афганистан и особенно в Ирак либеральный максимализм стал понемногу утрачивать позиции. Произошла делегитимизация однополярного мира на фоне объективного роста тенденций полицентричности. Кроме того, присущий современному либерализму прагматизм трансформировался в подобие экономического детерминизма, когда внешняя политика стала восприниматься как технический механизм по обслуживанию ближайших экономических интересов национальных или транснациональных бизнес-элит. Все другие интересы (от сохранения национальной культуры до защиты национальной безопасности) объявлялись досадными рудиментами ушедшей эпохи.

Сформулированные и принятые странами Запада правила не подлежали обсуждению. При этом увлечение едиными нормами и правилами не исключало правового релятивизма, когда базовые нормы международного права (суверенитет, невмешательство во внутренние дела других государств, отказ от использования военной силы и т. д.) стали применяться выборочно (идея политического «шведского стола»), в зависимости от текущих политических потребностей и конкретных ситуаций. За правовым последовал и моральный релятивизм, проявившийся, например, в готовности разграничить «плохой» и «хороший» терроризм в зависимости от соображений политической конъюнктуры. Строго говоря, о кризисе этой глобалистской модели либерализма свидетельствует и окончание «четвертой волны» демократизации, так и не утвердившей господства либеральных ценностей ни в Восточной Азии, ни тем более на Ближнем Востоке, и прогрессирующее, вопреки ожиданиям, снижение управляемости мировой системы.

Можно спорить о том, когда именно начался закат «эпохи либерализма» - в период кризиса 2008-2010 годов или существенно позже, в 2016 году, когда на горизонте мировой политики, вопреки всем прогнозам, появились «черные лебеди» (брекзит как симптом кризиса ЕС, победа на выборах в США Д.Трампа как победа противников господствующей версии либерального глобализма в США). Однако, судя по происходящим событиям, пик влияния установившегося прочтения либеральной идеологии и, более того, длинный цикл глубокой идеологизации международных отношений, начавшийся еще в середине XX века, пройдены. Победа Трампа показательна в том смысле, что импульсы к изменению системы и ее деидеологизации приходят уже не извне - в связи с действиями коварных «китайских коммунистов», неутомимых российских «ревизионистов» либеральных правил игры, эксцентричных авторитарных лидеров или исламистов - а изнутри американского общества и элиты.

Значительное число исследователей заговорило в последнее время о возникновении тенденций полицентричности в современной мировой политике11. Кризис 2008-2010 годов подстегнул процессы перераспределения влияния и способствовал росту потенциала ряда незападных центров силы (Китая, Индии, Бразилии, России), наглядно продемонстрировал неспособность узкого круга западных стран, ответственных за глобальное регулирование на протяжении последних десятилетий (а в более широком смысле - и всего XX в.), осуществлять эффективное глобальное управление, справляться с вызовами эпохи.

В давнем споре научных школ реализма и идеализма в политике о том, что важнее - «мощь» государств или «бумага» как некий набор кодексов и правил поведения, - решающее слово до последнего времени оставалось в анархичной международной среде за силой (совокупной мощью). Очередная (отнюдь не первая) попытка преодолеть анархичность среды в глобальном масштабе на рубеже XX-XXI веков не увенчалась успехом. Единственным регионом мира, где либеральный мировой порядок с соответствующим набором норм и ценностей утвердился практически в полной мере, стала объединенная Европа. Но возможность воспроизведения европейского опыта в иных исторических и цивилизационных контекстах вызывает сомнения. Да и трудности, которые испытывает проект европейской интеграции в последнее время, не дают оснований для чрезмерного оптимизма.

В условиях турбулентности, неизбежно возникающей в силу нарастающего давления ревизионистских держав и сопротивления прежних безоговорочных лидеров мировой системы, а также в контексте неопределенности, размытости господствующих в мировой политике норм и правил, возвращение к рациональному и деидеологизированному реализму (пусть и на насколько обновленной теоретической основе) представляется весьма вероятным исходом. И в историческом плане это не откат назад или досадный казус, поворот на обочину прогресса, а в каком-то смысле возвращение к «нормальности». Пусть и к «новой», более сложной и многомерной «нормальности».

Реалистский тренд в мировой политике

Победа Д.Трампа на президентских выборах в США - вне зависимости от его личной политической судьбы - с высокой вероятностью придаст ускорение как деидеологизации, так и реалистскому тренду в современной мировой политике. При этом, пожалуй, впервые за последние десятилетия складываются реальные и объективные предпосылки для деидеологизации международных отношений. Ведущие центры силы начинают использовать идеологию в международных отношениях все более инструментально.

КНР акцентирует уже не столько идеи марксизма с «китайской спецификой», сколько новую версию «китайской мечты», включающую идею гармоничного соразвития мира при лидирующей роли Китая. Россия поддерживает внутри и вне страны традиционные консервативные ценности, но явно не предполагает безоговорочно руководствоваться ими в своей внешней политике, которая в основе своей остается весьма прагматичной и реалистичной. США при Трампе становятся менее идеологичны и от политики продвижения общих ценностей и правил переходят к переносу акцента на возвращение «величия Америки», на максимально выгодные для страны сделки с самыми разными партнерами и силовое сдерживание и подавление противников.

Носителями глубоко идеологизированного, «ценностного» подхода к мировой политике остаются еще очень разные политические силы - от большинства стран ЕС и самой брюссельской евробюрократии до ИГИЛ (запрещенной в России террористической организации). Понятно, что характеристики исповедуемых ими идеологий и мотивы их идеологической акцентированности существенно рознятся. ИГИЛ использует идеологию исламизма не только для индоктринации своих сторонников, но и для разрушения до основания существующей системы международных отношений и построения в перспективе глобального халифата (это такой идеологизированный и вооруженный альтер-глобализм).

А страны ЕС (прежде всего Германия), наоборот, акцентируют созидательную силу глобального либерального консенсуса, поскольку именно в его рамках и посредством универсальных норм и правил европейцы могут проявить свои наиболее сильные стороны, связанные с наличием мощных рычагов ориентированной на глобальные рынки экономики и влиянием посредством «мягкой силы», включая распространение ценностей. Однополярный мир, в рамках которого страны ЕС выступали частью господствующего полюса силы, но при этом минимизировали собственные издержки на поддержание своей лидирующей роли, почти полностью переложив их на США, вполне устраивал европейские элиты. Отсюда стойкая приверженность большей части немецкой элиты «ценностному» подходу к мировой политике, в целом вполне рациональная в своей основе.

Мир вступает в турбулентный период формирования полицентричного миропорядка. С учетом того, что военный конфликт ведущих держав, способный быстро преобразовать систему международных отношений, не рассматривается как реалистичная опция в ядерную эпоху, этот период может занять довольно продолжительный отрезок времени. Но едва ли идеологии будут играть в нем столь значимую роль, как в миропорядке второй половины XX или начала XXI века.

Соответственно, существенные изменения будут происходить и с типами и формами конкуренции и конфликтного поведения в системе международных отношений. В рамках идеологического конфликта, известного нам со времен холодной войны, речь шла о борьбе основных мировых акторов до полного уничтожения (или капитуляции) противника в рамках манихейского (буквально «борьбы добра со злом») и универсального по охвату самых разных сторон жизни идеологического противостояния. Система взаимоотношений ключевых акторов и вообще субъектов политики в формирующемся полицентричном мире, вероятно, будет существенно менее определенной.

Деидеологизация при этом отнюдь не означает приближения международных отношений к какому-то идеалу рационального миропорядка, сокращению конфликтного потенциала, исчезновению из мировой повестки дня конфликтов как таковых (в том числе вооруженных). И тем более не подразумевает всеобщей гармонии (этакого «концерта цивилизаций»). Скорее наоборот - на первых порах общее число международных конфликтов в мире может даже увеличиться, а их интенсивность возрасти. Ситуация в мире, особенно в период выработки новых правил взаимоотношений ведущих игроков может выглядеть весьма хаотичной. Но системообразующая конкуренция ведущих мировых держав за лидерство в отдельных регионах мира и в мире в целом будет носить уже совсем иной характер. Вполне вероятно возвращение международных отношений к стигматизированным западными политиками принципам «реальной политики».

Приход к власти Трампа, провозглашающего целью политики возвращение былого величия Соединенных Штатов, как ни парадоксально, придал дополнительный импульс формированию нового полицентричного мира. Он подорвал единство стран Запада и существенно ослабил «ценностные основания» американской политики. По сути, отказавшись от «глобального лидерства», которое предусматривает ответственность и обязательства перед другими акторами12, Белый дом (и на этом направлении - при поддержке большинства в Конгрессе) решил использовать мощь США для продвижения собственных нужд и защиты своих интересов в глобальном масштабе.

Жесткая конкуренция в современном мире идет не только в военной области (где конфликт между ведущими игроками представляется катастрофически разрушительным), но и в сферах экономики, инноваций, научно-технического развития, качества человеческого капитала, в духовной сфере и в области культуры. И конфликты у США возникают и будут возникать не только с Россией.

Полицентричная система - это система сдержек и противовесов. Поскольку на мировой арене окончательно оформился игрок, значительно (по параметрам военной мощи - многократно) превосходящий всех остальных и уже не маскирующий за идеологическим флером и рассуждениями об абстрактных ценностях собственных экономических и геополитических интересов, сама логика балансирования непредсказуемого поведения мирового гегемона со временем неизбежно поставит вопрос о совместных усилиях по сдерживанию не абстрактных и никому не угрожающих ревизионистов (типа «падающей», по мнению ряда западных аналитиков, державы, вроде России), а эгоцентричной мировой сверхдержавы.

И «повернуть колесо истории вспять» американской политической элите будет довольно сложно после Трампа или в ходе операции по его «нормализации», развернутой ныне двухпартийным американским политическим истеблишментом. Устранение правых идеологов (наподобие С.Бэннона) из команды Трампа, преобладание и все увеличивающийся вес военных в администрации президента и вокруг нее только усиливает жесткий реалистский вектор внешней политики США.

Если говорить об ответах на конфронтационную в отношении России (в представлении многих западных аналитиков - слабого звена в цепи ревизионистских держав) политику Соединенных Штатов, то речь должна идти прежде всего о кропотливой работе по созданию ситуативных, разных по составу в зависимости от региона или сферы взаимодействия международных коалиций, способных оказывать реальное противодействие США по разным направлениям мировой политики - там где их интересы вступают в конфликт с российскими. В этом контексте недопущение разрастания конфликта между Индией и Китаем, участие в инициативах по деэскалации ситуации вокруг Корейского полуострова или стабилизация отношений с Японией не менее важны для России, нежели противодействие расширению НАТО на наших западных границах. Основная задача момента для российской дипломатии в новых условиях - превратить Россию в подлинно «незаменимую» державу, способную внести весомый вклад в решение мировых и региональных проблем и продвигающую собственную позитивную повестку дня. Но это уже тема другой статьи.

 1https://www.washingtonpost.com/news/the-fix/wp/2017/01/20/donald-trumps-full-inauguration-speech-transcript-annotated/?utm_term=.13162ccd8107

 2См. об этом нашумевшее интервью Д.Трампа журналу «Плейбой» - Donald Trump Inter-view // Playboy. 1990. March.

 3Donald Trump: ‘Brexit will be a great thing ... you were so smart’ // http://www.thetimes.co.uk/article/brexit-will-be-a-great-thing-you-were-so-smart-to-get-out-09gp9z357; Donald Trump Interview // http://www.bild.de/bild-plus/politik/ausland/donald-trump/das-grosse-bild-interview-49790140,view=conversionToLogin.bild.html

 4https://www.whitehouse.gov/the-press-office/2017/05/25/remarks-president-trump-nato-unveiling-article-5-and-berlin-wall

 5Donald Trump warns China the US is ready to tackle North Korea // Financial Times. 2017. April 2.

 6Цит. по: http://www.ng.ru/world/2017-07-24/5_7035_kndr.html

 7Выступление Трампа на сессии Генеральной Ассамблеи ООН // http://edition.cnn.com/2017/09/19/politics/president-trump-united-nations-speech/index.html

 8Ikenberry J. Liberal Leviathan: The Origins, Crisis and Transformation of the American World Order. Princeton: Princeton University Press, 2011.

 9Уолфорт У. Возвращение реальной политики // Россия в глобальной политике. 2015. Июль-август // URL: http://www.globalaffairs.ru/number/Vozvraschenie-realnoi-politiki-17636

10Основные показатели развития мировой экономики в 2014 г. // Год планеты. Экономика. Политика. Безопасность. Вып. 2015 г. М.: Идея-Пресс, 2015. С. 428-431.

11Россия в полицентричном мире / Под ред. А.А.Дынкина, Н.И.Ивановой. М.: Весь мир, 2011. С. 11-68, 157-162.

12Подробнее см.: Лукьянов Ф. Холодная война против всех // http://www.globalaffairs.ru/redcol/Kholodnaya-voina-protiv-vsekh-18874

США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 октября 2017 > № 2369968 Эдуард Соловьев


Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 октября 2017 > № 2369965 Евгений Сергеев

«Заговор послов» против Советской России в 1918 году: новая интерпретация «британского следа»

Евгений Сергеев, Главный научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, профессор, доктор исторических наук

Шпион - величайший из солдат.
Если его больше всех ненавидит враг,
то это лишь потому, что
он сильнее всего его опасается.
Король Георг V

Вероятно, в истории советско-британских отношений трудно отыскать более драматичный период, чем несколько недель августа-сентября 1918 года, когда советский режим, установленный менее года назад, буквально висел на волоске, что признавали сами лидеры большевиков. Переход стран Антанты к открытому вооруженному вмешательству в дела российской республики на стороне антикоммунистических сил, ликвидация Советов в большинстве ее регионов, за исключением нескольких губерний к западу от Урала, мятежи и заговоры в столицах и крупнейших городах европейской части страны в условиях продолжающейся мировой войны, хозяйственной разрухи, голода и эпидемий инфекционных заболеваний - все эти процессы угрожали похоронить надежды Ленина и его соратников на то, что они сумеют удержать власть до начала мировой революции.

Решающую роль в осуществлении замыслов руководителей Антанты по отстранению большевиков от кормила государственного управления должен был сыграть государственный переворот, названный постфактум советскими официальными лицами и прессой «заговором послов», или «заговором Локкарта» по имени молодого британского дипломата (ему было всего 30 лет) - руководителя специальной миссии, направленной премьером Д.Ллойд Джорджем во второй половине января 1918 года для установления контактов с большевистским руководством.

ПРЕДЫСТОРИЯ ЗАГОВОРА

Разработка планов свержения советского режима берет свое начало в марте-апреле 1918 года как реакция на подписание 3 марта Брестского мира, объявление Советской России о своем нейтралитете и попытки Москвы проводить тактику дипломатического лавирования между Антантой и Четверным союзом. Под давлением оппонентов большевиков Уайтхолл в лице Ллойд Джорджа еще в середине марта 1918 года принял решение командировать в Москву и Петроград одного из самых опытных офицеров военной разведки - Сиднея Рейли (настоящее имя - Зигмунд Георгиевич Розенблюм). Официально он именовался лейтенантом Королевского авиакорпуса, хотя родился в России, свободно говорил на нескольких языках и сохранил еще со времен Русско-японской войны 1904-1905 годов немало личных контактов на родине1. Именно этого человека рекомендовал премьеру в качестве специального эмиссара сэр Дж.Смит-Камминг - начальник британской Секретной разведывательной службы, награжденный двумя российскими орденами - Св. Станислава и Св. Владимира за заслуги в организации сотрудничества военных разведок двух стран в годы Первой мировой войны2.

Во время их встречи 15 марта 1918 года Смит-Камминг снабдил Рейли не только подробными инструкциями, но и солидными денежными средствами в размере 500 фунтов стерлингов банкнотами и 750 фунтов стерлингов бриллиантами, а также, что выглядело на первый взгляд парадоксальным, рекомендательным письмом М.М.Литвинова к руководству Страны Советов3. Объясняя этот шаг полпреда, один из исследователей справедливо отмечал, что Литвинов рассматривал Рейли как английского бизнесмена, который искренне желал бы способствовать установлению экономических контактов с большевистским правительством. Очевидно, что Литвинов не подозревал о том, что Рейли направлялся в Москву как сотрудник спецслужб4. К сожалению, закрытость британских архивных материалов по этой теме не позволяет определить конкретную цель командировки в Россию Рейли (телеграмма о его отъезде из шотландского морского порта Абердин была отправлена 25 марта 1918 г. в британскую миссию на берега Невы)5. Как считают современные авторы, главная задача Рейли заключалась в том, чтобы предотвратить дальнейшее сближение большевиков и немцев в рамках брестского мирного процесса6.

Другим немаловажным обстоятельством «местного» значения явилось разочарование Локкарта относительно перспектив сотрудничества с большевиками, которые он так рьяно отстаивал на протяжении февраля-марта 1918 года, вызывая недоумение и даже подозрения руководства7. Ключевыми моментами в переосмыслении дипломатом целей своей миссии в РСФСР стали, во-первых, приезд в Москву германского посла графа В. фон Мирбаха, а во-вторых, одобренная ЦК РКП(б) 10 мая 1918 года резолюция о продолжении «линии Бреста» во внешней политике большевиков8

Кроме того, по мнению специалистов, на изменение позиции Локкарта в отношении большевистского режима могли повлиять еще два события: во-первых, установление им без санкции Уайт-холла секретных контактов с антибольшевистским подпольем, где ключевую роль играл известный правый эсер Б.В.Савинков, который на протяжении марта - апреля 1918 года даже тайно проживал на территории британского консульства в Москве9; и во-вторых, вооруженный мятеж Чехословацкого корпуса, с политическим руководством которого английский дипломат установил связь во второй половине мая того же года, рассматривая отныне большевиков наряду с немцами как главную мишень деятельности британской разведки10.

По мнению хорошо осведомленного мемуариста, извещение немцев в адрес НКИД о том, что они прекращают военные операции на территории бывшей Российской империи, сделанное ими 23 мая 1918 года, совсем неслучайно совпало по времени с вологодским совещанием Локкарта, французского посла Ж.Нуланса и главы американской миссии Д.Фрэнсиса, состоявшимся в последних числах этого же месяца (напомним, что с конца февраля 1918 г. посольства Антанты находились в Вологде). Именно после него, согласно мнению исследователей, Локкарт взял курс на подготовку антибольшевистской интервенции при сохранении официальных контактов с Л.Д.Троцким и Г.В.Чичериным в расчете на какой-либо непредвиденный шаг немцев, который смог бы побудить советское правительство согласиться на масштабное вмешательство Антанты11

Очевидно также, что в это же время председатель ВЧК Ф.Э.Дзержинский - профессиональный революционер с колоссальным опытом подпольной работы - по согласованию с В.И.Лениным в рамках все той же политики лавирования между воюющими альянсами выступил с предложением использовать подрывную деятельность союзников как против самой Антанты, так и немцев в целях удержания большевиками государственной власти. Поэтому «заговор послов», или «complot Локкарта», может с полным правом именоваться также и «заговором Дзержинского». Дело в том, что летом 1918 года сотрудникам ВЧК удалось вскрыть британский дипломатический шифр и внедриться в контрреволюционные организации, руководители которых установили связь с англичанами и французами12.

Итак, весной 1918 года основная цель Лондона заключалась в том, чтобы сорвать выполнение большевиками Брестского мирного договора, заставив Ленина и Троцкого возобновить войну против Германии. В свою очередь, Рейли через В.Г.Орлова, бывшего главного военного прокурора Северо-Западного фронта, назначенного в январе 1918 года начальником криминального отдела Петроградской ЧК, удалось получить удостоверение сотрудника этого органа. Результатом нескольких бесед Рейли с управляющим делами СНК В.Д.Бонч-Бруевичем, первая из которых состоялась 18 апреля, стало заявление последнего о полученном одобрении Ленина и Троцкого снабжать англичан сведениями относительно передислокации германских войск на оккупированной ими российской территории13. Более того, 29-31 мая британский разведчик и большевистский руководитель даже вели переговоры о помощи союзников в организации восстания на оккупированной немцами территории14.

В этот период Рейли и группа офицеров британской разведки, находившаяся в Советской России, активно сотрудничали с отделением военного контроля Наркомата по военным делам во главе с большевиком С.И.Араловым, а также отделением по борьбе против международного шпионажа в структуре ВЧК под началом левого эсера Я.Г.Блюмкина15. Характерно, что весной - летом 1918 года мотивы деятельности левых коммунистов и эсеров по аннулированию «похабного» мира с немцами полностью совпадали с интересами британцев, намеревавшихся, как уже говорилось выше, спровоцировать новое военное столкновение России и Германии16

Одновременно, как уже отмечалось, Локкарт и Рейли проявляли растущий интерес к различным антибольшевистским организациям, включая «Союз защиты Родины и Свободы», которым руководил Б.В.Савинков. Заинтересованность англичан также объяснялась необходимостью для Адмиралтейства исключить попадание кораблей двух важнейших российских флотов - Балтийского и Черноморского в руки немцев. И там главную скрипку играл бывший командир отряда британских субмарин в составе балтийского флота, и. о. военно-морского атташе Англии в России командор Ф.Кроми. Он стремился заручиться поддержкой как можно более широкого круга морских офицеров, чтобы принудить их к саботажу распоряжений советского руководства о передаче обоих флотов Германии согласно условиям Брестского мира. Кроме того, Кроми через созданную им агентурную сеть обеспечивал отправку за кордон бывших флотских и сухопутных командиров.

РОЛЬ ЛАТЫШСКИХ СТРЕЛКОВ

Решение всех этих задач заставляло Кроми привлекать к сотрудничеству тех офицеров, которые по разным соображениям либо с самого начала не приняли «власть комиссаров», либо разочаровались в ней к лету 1918 года. Одним из них являлся бывший полковник царской армии А.В.Фриде, латыш по национальности, поступивший на службу к большевикам и занимавший должность начальника отдела в штабе Московского военного округа. Обладая доступом к секретным оперативным документам, он играл заметную роль в организации заговора, а его сестра Мария выступала связником Рейли и Локкарта17

Возвращаясь к перспективе передачи Балтфлота Германии, уместно отметить, что значительная доля его командного состава приходилась как раз на латышей, которые неодинаково относились к советской власти: часть из них поддержала большевиков, став их ударной военной силой в расчете на скорейшее предоставление независимости Латвийской республике; другие, в основном офицеры, отказались признать советский режим, рассматривая сторонников Ленина в связи с переговорами в Бресте как пособников германцев, оккупировавших их родину; наконец, существовала и третья, видимо, самая многочисленная группа латышских военнослужащих, не сделавших к середине 1918 года окончательного выбора. Эта не-определенность в умонастроениях латышских стрелков и их командиров, с одной стороны, а также ключевые позиции, которые они занимали тогда в структуре государственных органов РСФСР, - с другой, предопределили соперничество по крайней мере трех различных сил - большевиков, Антанты и немцев - за влияние на бывших фронтовиков18

Как считают современные историки, подобно другим полкам, латышские части подвергались большевистским чисткам; многие ветераны мировой войны были недовольны восстановлением 
16 июня 1918 года смертной казни и возвратом к принципу единоначалия в РККА, а также тем, что «комиссары» дали возможность немцам контролировать балтийские губернии, включая Латвию. Характерно, что в июле 1918 года руководители латышских землячеств вели переговоры с немцами об амнистии, которая позволила бы им вернуться домой19. Согласно точке зрения временного поверенного Германии в Москве К.Гельфериха, латышские части были готовы перейти на немецкую сторону в случае разрешения вернуться на родину и гарантий получения назад потерянной ими земельной собственности20

К этим соображениям надо добавить ситуативные моменты, вызвавшие протесты: учреждение в мае 1918 года комитетов бедноты, которые приступили к массовым реквизициям зерна у крестьян, использование латышских частей в качестве карателей при подавлении антибольшевистских восстаний, а также несогласие артиллерийских подразделений с планами командования осуществить их реорганизацию21

Неслучайно поэтому Латышский клуб - неформальное объединение бывших фронтовиков - выходцев из балтийских губерний, существовавшее в Петрограде с конца декабря 1917 года, - привлек внимание Кроми, а позднее и Рейли, докладывавших с конца мая 1918 года об оперативной обстановке командующему экспедиционным корпусом Антанты на севере России генерал-майору сэру Ф.Пулю.

Вполне понятно, что деятельность Латышского клуба не осталась без внимания сотрудников ВЧК, тем более что, как уже говорилось, среди них работали двойные и даже тройные агенты, связанные как с большевиками (или левыми эсерами), так и с контрреволюционными организациями бывших офицеров, а также иностранными разведками. Интенсификация Гражданской войны вкупе с внешними угрозами со стороны и Германии, и Антанты обусловили поиск большевистскими лидерами нестандартных решений. Одним из них явилось создание чекистами по инициативе заместителя руководителя ВЧК Я.Х.Петерса и последовавшего указания Дзержинского фиктивного Национального латышского комитета из выборных делегатов латышских частей, якобы готовых при поддержке союзников свергнуть советское правительство22

Можно предположить, что первоначальная цель сложной комбинации, разработанной руководителями ВЧК, заключалась лишь в ликвидации разношерстных контрреволюционных организаций, которые включали широкий спектр противников режима - от анархистов до монархистов. Как отмечает современный историк, в конце мая - начале июня 1918 года не без помощи на этот раз немецкой разведки чекистам удалось арестовать около 100 членов «Союза защиты Родины и Свободы»23. Однако вслед за ликвидацией мятежа левых эсеров в Москве 6-7 июля 1918 года, антисоветских выступлений в Ярославле, Рыбинске и других городах, расстрелом царской семьи в Екатеринбурге 16 июля, а также из-за переориентации Антанты на интервенцию уже без всякого соглашения, как это было в марте 1918 года, начальный замысел большевистского руководства претерпел изменения. Очевидно, что в июле - начале августа через информаторов среди руководства националистическими организациями ВЧК получила сведения о разработке Рейли и Кроми плана государственного переворота, который должен был совпасть с продвижением, как предполагали большевики и упомянутые британские эмиссары, многотысячного десанта союзников из северных портов в центральные губернии Советской России24

Инициированная Петерсом и одобренная Дзержинским в июне 1918 года операция по внедрению двух уроженцев Латвии - Спрогиса и Энгельгардта (под псевдонимами соответственно Шмидхен и Бредис) в окружение сначала Кроми (их решающая, но, очевидно, не первая встреча состоялась 29 июля в петроградской гостинице «Французская), а через него - Локкарта (с ним агенты ВЧК общались 10, 14 и 15 августа в Москве) и Рейли довольно подробно рассмотрена исследователями25. То же можно сказать о роли командира 1-го латышского легкого артиллерийского дивизиона Э.П.Берзина, которому британский разведчик 19, 21 и 28 августа 1918 года передал соответственно 700 тыс. рублей, 200 тыс. рублей и 300 тыс. рублей для Национального латышского комитета, чтобы финансово стимулировать вооруженный мятеж26.

На наш взгляд, необходимо добавить лишь один важный нюанс: лицом, который выступил поручителем за Шмидхена и Бредиса перед Кроми в Петрограде был не Рейли, как постфактум сообщал Локкарт в секретном отчете для Форин-офис, а Мария (Мура) Игнатьевна Закревская, носившая также после первого и второго замужеств фамилии Бенкендорф и Будберг. Будучи - наподобие известной М.Хари - сильной личностью авантюрного склада и работая переводчицей в британской миссии на берегах Невы с декабря 1917 года, Закревская одновременно выполняла отдельные поручения контрразведывательного отдела ВЧК как внештатная сотрудница27. Кроме того, очевидно, что в случае с Локкартом служебные мотивы действий Муры переплетались с сильным взаимным личным чувством, которое побудило дипломата опустить в официальном рапорте, а затем и опубликованных мемуарах подробности ее участия в заговоре28.

ИЗМЕНЕНИЕ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО ЗАМЫСЛА

Если сама подготовка фиктивного заговора руками латышских командиров изучена в подробностях, то планы и действия британских представителей остаются по большей части малоизвестными широкому читателю. Судя по документам, северные десанты войск Антанты в июле - начале августа 1918 года вынудили Локкарта, рассчитывавшего на повторение прецедента мятежа Чехословацкого корпуса двумя месяцами ранее, поддержать инициативу главы французской военной миссии генерала А.Лаверня по провоцированию ухода с боевых позиций латышских стрелковых частей на Северном и Восточном фронтах29. Поскольку интервенция носила коалиционный характер, Локкарт просто не мог обойтись без поддержки своих коллег - генеральных консулов в Москве: Франции - Ф.Гренара и США - Д.Пуля, руководителя американского информационного бюро К.Каламатиано, а также представителей военных миссий Антанты, все еще остававшихся на территории Советской России.

Заручившись их содействием, эмиссар Форин-офиса приступил к ускоренному сбору крупной суммы денег, которые предполагалось распределить среди командного состава и рядовых бойцов латышских полков, тем более что начальник Северного департамента британского МИД, курировавшего отношения с Россией, Дж.Грегори сообщил Локкарту 30 июля 1918 года: «Ваша деятельность одобрена, можете ее продолжать»30. Свободные финансовые средства нашлись у крупных, прежде всего московских, предпринимателей и чиновников, сумевших припрятать ценности и деньги от чекистов до момента ожидавшегося падения правительства Ленина - Троцкого.

В качестве обеспечения сотрудники Локкарта предоставляли фабрикантам и купцам своеобразные векселя - долговые расписки с гарантией погашения рублевых «кредитов», полученных англичанами, Казначейством или военным министерством Соединенного Королевства, в фунтах стерлингах, но только после свержения большевиков31. Одновременно Локкарт обещал своим «кредиторам» содействие в организации выезда из РСФСР в случае провала переворота. Есть также основания полагать, что сотрудники ВЧК, получившие информацию об этих операциях, до поры до времени не препятствовали их проведению с целью последующей конфискации, а заодно и разоблачения скрытых пособников контрреволюции32.

Не ожидавший по возвращении на родину после провала заговора довольно холодной встречи в кабинетах Уайтхолла, хотя и удостоенный аудиенции короля33, Локкарт позднее утверждал, что после обыска, проведенного чекистами в британской и французской миссиях 5 августа, и последовавшего отказа НКИД разрешить иностранным дипломатам выехать из РСФСР в связи с открытой интервенцией Антанты он якобы тихо проживал в своей московской квартире по адресу: Хлебный переулок, дом 19, не поддерживая контактов с заговорщиками. Что же касается попытки перетянуть на свою сторону латышских стрелков, то, как подчеркивал Локкарт, она получила одобрение дипломатов всех союзных держав, которые, однако, выступили против организации государственного переворота34

В действительности специальный представитель Уайтхолла, конечно же, лукавил. Автор обнаружил свидетельство секретаря миссии США в России, некоего Армора, который 7 сентября 
1918 года имел беседу с британским дипломатическим представителем в Стокгольме. По словам американца, три недели назад Локкарт признался ему, что располагает возможностью «подкупить все латышские войска» и что эти действия одобрены французским и американским консулами35.

Как показывают источники, Рейли и Кроми сумели убедить Локкарта перенести акцент на захват власти в обеих столицах, когда ожидавшееся стремительное наступление экспедиционных сил Антанты на севере, а чехословаков на востоке не состоялось36. Решающими аргументами при этом могли служить три обстоятельства: во-первых, разочарование в слишком скромных военных успехах союзников, во-вторых, уверенность в продажности латышских командиров, в-третьих, расчет на взрыв недовольства «репрессивным режимом комиссаров» жителей Москвы и Петрограда. На взгляд автора, есть все основания утверждать, что Локкарт, как и другие союзные дипломаты, просто «умыл руки», переложив выполнение всей грязной работы на Рейли, Кроми и их разветвленную агентуру. Согласно данным, которые приводит английский историк, к маю 1918 года шпионская сеть МИ-1(с) в России насчитывала трех агентов в Москве, пятерых - в Вологде, двух - в Мурманске, двух - в Архангельске и двух - в Петрограде, хотя эта информация, очевидно, является неполной, как признает сам автор37

Между тем уже во время первой конфиденциальной встречи Рейли и Берзина - как одного из руководителей так называемого Национального латышского комитета - 17 августа 1918 года английский разведчик посвятил собеседника в разработанную им схему захвата власти: во время чрезвычайного заседания ВЦИК, провести которое большевистское руководство намеревалось в Большом театре 28 августа для одобрения дополнительного экономического соглашения между РСФСР и Германией38, части Латышской стрелковой дивизии, назначенные охранять правительственные учреждения в Москве и Петрограде, должны будут выйти из подчинения центральных советских властей, инициировать переход на сторону противников большевиков - гарнизонов обеих столиц, арестовать народных комиссаров и объявить о переходе власти к директории в составе трех человек, председателем которой станет Берзин, а одним из членов - сам Рейли. Далее предполагалось сформировать две армии: силами Московского военного округа под командованием Б.В.Савинкова и Петроградского - под началом генерала от инфантерии Н.Н.Юденича39

Помимо восстания в Москве и поддержки его вооруженным мятежом в Петрограде, британский разведчик предписал Берзину направить два латышских полка в Вологду с целью перехода на сторону Антанты, захватить вагоны с золотом на станции Митино в пригороде столицы, охраняемые латышскими стрелками, задержать выплату денег военнослужащим, чтобы усилить их недовольство режимом, наконец, воспрепятствовать с помощью диверсий на коммуникациях доставке продовольствия в крупнейшие города центральной России, особенно Москву40

Стоит отметить, что и авторы публикаций о заговоре в советских газетах, и сотрудники ВЧК в позднейших воспоминаниях делали акцент на аресте и ликвидации Ленина (первоначально также и Троцкого), связав, таким образом, «дело Локкарта» с покушением на вождя и убийством председателя Петроградской ЧК М.С.Урицкого 30 августа 1918 года41. Однако документы показывают, что главным моментом заговора для Рейли и дипломатов являлась все же не физическая расправа над комиссарами, а переход латышских стрелков на сторону противников большевиков с последующим отстранением центральных советских органов от государственной власти42. Наконец, следует также отметить, что участники заговора в борьбе с «богомерзким режимом» стремились заручиться поддержкой иерархов православной церкви, для чего, по некоторым свидетельствам, передали тогдашнему патриарху Тихону 5 млн. рублей на организацию благодарственных молебнов после свержения большевиков43.

Хотя на встрече дипломатических и военных представителей союзников в московском здании американского генконсульства 25 августа авантюристический план Рейли по захвату власти в столицах был ими отвергнут, неутомимый британский разведчик лишь перенес его осуществление на 6 сентября, когда в связи с отсрочкой должно было состояться ожидавшееся совместное заседание ВЦИК и Московского совета44. Спустя три дня после совещания Рейли выехал в Петроград для инспекции латышских частей, дислоцированных в окрестностях Северной столицы45

ЛИКВИДАЦИЯ ЗАГОВОРА И НАЧАЛО КРАСНОГО ТЕРРОРА

Читателю хорошо известно, что трагические события 30 августа 1918 года заставили руководство ВЧК перейти к решительным действиям, открыв ящик Пандоры большевистского террора46. С другой стороны, по мнению некоторых историков, первые шаги к нему были сделаны режимом уже вслед за ликвидацией правым эсером 20 июня 1918 года в Петрограде главного редактора «Красной газеты» В.Володарского47, а также расстрелом руководителей Совета в Кеми после занятия этого карельского города экспедиционными силами Антанты 8 июля 1918 года48.

Массовые аресты сотрудниками ВЧК иностранных подданных, включая Локкарта, который задерживался дважды - в ночь с 31 августа на 1 сентября, а затем 6 сентября в ответ на интернирование британской полицией Литвинова и всего состава полпредства, - означали разрыв официальных отношений между Антантой и РСФСР49. Ситуацию значительно ухудшило вторжение 31 августа группы петроградских чекистов в здание британской миссии, находившейся с начала этого месяца под покровительством нейтральных Нидерландов50, а главное - гибель Кроми при защите здания от нападавших на него сотрудников ВЧК.

В то время как арест Локкарта вызвал довольно сдержанную реакцию Форин-офиса51, «расправа» над военно-морским атташе Соединенного Королевства вкупе с расстрелами нескольких сотен арестованных чекистами заложников из числа бывших крупных чиновников, генералов и предпринимателей в больших городах Советской России явилось удобным предлогом для ультимативной ноты Бальфура в адрес большевистского правительства от 4 сентября 1918 года и для развертывания шумной антисоветской кампании в британской прессе. Как глава Форин-офиса, так и журналисты требовали от Москвы наказания виновных и прекращения репрессий против российских граждан и иностранцев52.

Можно согласиться с утверждением историков: «Смерть Кроми во время защиты здания посольства сильнее, чем любое другое действие, убедила британцев в том, что большевики действительно варвары»53. К примеру, У.Черчилль, который занимал тогда пост министра вооружений, направил в адрес правительства специальный меморандум с предложением, «несмотря на сильную занятость многими другими вопросами», составить персональный список лиц, ответственных за убийство Кроми, и объявить им о неизбежном возмездии со стороны Великобритании, сколько бы времени оно не потребовало54.

В связи с арестом Локкарта, большинства его коллег и нескольких сотен иностранных граждан по всей Советской России развернулась беспрецедентная пропагандистская кампания, инициированная властями и горячо поддержанная прессой. Некоторые большевистские лидеры, к примеру Троцкий, Зиновьев и Радек, требовали немедленного расстрела всех арестованных англичан и французов в качестве мести за убийство Урицкого и покушение на Ленина55. Что уж говорить о трудящихся, которые на митингах и собраниях громогласно призывали «уничтожить шпионов Антанты» и «перерезать всех буржуев».

Письма обывателей, которые публиковали центральные газеты, содержали такие характерные вопросы властям: «Скажите, почему вы не подвергаете его, этого самого Локкарта, самым утонченным пыткам, чтобы получить сведения и адреса, которых такой «гусь» должен иметь много?.. Скажите, почему вместо того, чтобы подвергнуть его таким пыткам, от одного описания которых холод ужаса охватил бы контрреволюционеров... вы вместо этого позволили ему покинуть ВЧК в большом смущении?56» 

Не стоит забывать и то, что «охота на ведьм» после провала заговора привела к масштабной чистке штабных кадров армии и флота. Так, в конце сентября 1918 года по обвинению в связи с агентами Антанты был арестован начальник Регистрационной службы Морского Генерального штаба (Генмора) А.И.Левицкий и его помощник Сыробоярский, а также начальник военно-морского контроля А.К.Абрамович. Докладная записка на имя Троцкого и Петерса сообщала о ликвидации силами контрразведывательного отдела ВЧК 16 «англо-американо-французских шпионов» только за сентябрь 1918 года57.

Последним из участников заговора у здания американского консульства в Москве был арестован К.Каламатиано, вернувшийся 18 сентября из поездки к семье под Уфу. Большинство авторов склоняются к мнению, что на допросах он выдал разветвленную агентурную сеть, которую создавал в Советской России на протяжении года. Впоследствии это подтвердил сам неудачливый разведчик, приговоренный Верховным революционным трибуналом при ВЦИК РСФСР к расстрелу, замененному длительным тюремным заключением, но по ходатайству Э.Гувера освобожденный досрочно 21 августа 1921 года и высланный в США, где он умер спустя два года58.

Допросы Локкарта на Лубянке продолжались до 15 сентября, после чего он был переведен в специально выделенную квартиру на территории Кремля. Хорошо понимая, насколько суровый приговор за организацию антигосударственного переворота его ожидает, глава специальной миссии, по мнению следователей, продемонстрировал трусость, стремясь всячески преуменьшить свою роль в заговоре и переложить ответственность на французов и американцев59. С другой стороны, на страницах мемуаров Локкарт поведал о том, что Я.Петерс предлагал ему остаться в Советской России, присоединившись к борьбе за победу мировой революции60, а заместитель наркома иностранных дел Л.М.Карахан, с которым также неоднократно беседовал подследственный, проводил зондажи относительно перспектив нормализации советско-британских отношений после окончания мировой войны61.

Обмен Локкарта и сотрудников его миссии на Литвинова со штатом полпредства был окончательно согласован Форин-офис и НКИД 20 сентября. Спустя пять дней Литвинов отплыл из Абердина, прибыв в норвежский Берген в ночь на 29 сентября. В свою очередь, 3 октября 31 британец и 25 французов, включая Локкарта и Гренара, достигли границы между РСФСР и Финляндией, а 9 октября они были уже в Стокгольме62

Ряд авторов приписывает главную заслугу в получении Локкартом разрешения покинуть РСФСР либо Петерсу, который якобы выгораживал британца на процессе, сваливая вину на Рейли, Каламатиано и упоминавшегося А.Фриде, и даже просил Локкарта передать письмо своей супруге, проживавшей в Британии (Петерс женился на англичанке еще во время довоенной эмиграции на Британских островах), либо все той же Муре Закревской, согласившейся в обмен на освобождение возлюбленного продолжить сотрудничество с ВЧК63. Надо полагать, что эти личные мотивы играли все же второстепенную роль, а ведущей причиной выступало намерение большевистского руководства сохранить возможность для дипломатического признания Западом, учитывая роль России в послевоенном переустройстве Европы. Неслучайно 3 ноября советское правительство выступило с инициативой начала советско-английских мирных переговоров при посредничестве Швеции, а через три дня VI Всероссийский съезд Советов обратился к Антанте с предложением мира64.

Завершение «дела Локкарта» связано с работой Верховного революционного трибунала при ВЦИК РСФСР под председательством эстонского коммуниста В.Э.Кингисеппа. Судебные заседания продолжались неделю, завершившись шестью приговорами к высшей мере наказания (включая четыре заочных: Локкарт, Рейли, Гренар и французский военный представитель полковник А.Вертимон) и восемью - к каторжным работам, причем также восемь обвиняемых были оправданы. Только один смертный приговор в отношении Фриде после отклонения апелляции оказался приведен в исполнение 17 декабря 1918 года65

История заговора получила отражение в кинематографе, а Локкарт стал прототипом героя голливудского фильма «Британский агент», вышедшего в прокат через 15 лет после описанных событий. Не остался в стороне и советский кинематограф, отметивший 35-летие «заговора послов» картиной «Вихри враждебные»66.

Спустя почти столетие, 30 сентября 2005 года, Генеральная прокуратура подтвердила правильность приговора Ревтрибунала от 3 декабря 1918 года, а Верховный суд РФ своим решением от 7 марта 2006 года отказал в реабилитации всем осужденным по этому делу67

ПОСЛЕДСТВИЯ «ЗАГОВОРА ПОСЛОВ»

Подводя итоги, уместно задать следующие вопросы: каким образом следует оценить действия британских представителей в Советской России летом 1918 года и, если заговор против большевистского режима планировался ими в реальности, имелся ли реальный шанс на его осуществление?

На наш взгляд, провал «интервенции по соглашению», ставший очевидным для Форин-офис к лету 1918 года, вкупе с попытками части большевистского руководства во главе с Лениным продолжить политику лавирования между воюющими коалициями и отмечавшейся наблюдателями активизацией антисоветского подполья побудили британское правительство, как это нередко бывало и раньше, разработать альтернативные варианты дальнейших действий на российском направлении. Наиболее реальным среди них, по мнению дипломатов и военных, могла стать комбинированная операция по замене власти большевиков на режим тех сил, которые были готовы продолжать мировую войну до окончательной победы Антанты, будучи одновременно достаточно слабыми, чтобы проводить самостоятельный внешнеполитический курс.

Однако в связи с отсутствием необходимых финансовых и материальных средств, которые требовались союзникам для завершающего удара по Германии, масштабная прямая вооруженная интервенция в Россию летом 1918 года рассматривалась ими как предприятие неосуществимое. Отсюда ставка на совершение государственного переворота силами внутренней контрреволюции, основная роль которых отводилась «преторианской гвардии» большевиков - латышским стрелкам.

Учитывая общую схему переворота, согласованную Рейли не только с коллегами по военной разведке, но и, хотя не во всех деталях, с дипломатическими представителями Антанты в Советской России, расчет заговорщиков склонить латышских стрелков к переходу на сторону Антанты выглядел отнюдь не фантастическим, а вполне осуществимым. Несмотря на неопытность Локкарта и авантюризм Рейли, стоит признать, что, если бы последний сконцентрировался на первоначальном ограниченном замысле помощи союзникам под Архангельском и войскам Чехословацкого корпуса на Волге, ситуация для большевиков могла бы стать действительно критической.

Однако установленный нами факт реальности заговора дипломатических представителей Великобритании, Франции и США со ставкой на восстание национальных частей в Москве и Петрограде не означает утверждения о его практической осуществимости в силу противоречивых настроений среди латышских стрелков, а самое главное - превентивных действий руководства ВЧК, сумевшего использовать крайне запутанную внутриполитическую ситуацию и сложное внешнеполитическое положение Советской республики, чтобы направить заговорщиков по ложному пути. Представляется также очевидным, что большую роль в провале заговора сыграли еще, по крайней мере, два обстоятельства: серьезная недооценка Локкартом, Рейли и Кроми многолетнего опыта конспиративной деятельности Ленина, Дзержинского и Петерса и, наоборот, чрезмерное упование британских представителей на собственные, как им представлялось, безграничные организаторские способности и финансовые возможности.

Таким образом, сложившийся к середине лета 1918 года в умах британских и французских дипломатов сначала стихийно, благодаря стечению различных обстоятельств, вполне осуществимый план устранения большевиков от власти позднее усилиями офицеров английской военной разведки трансформировался в авантюристический прожект верхушечного переворота. Именно к этому подталкивали его организаторов умело внедренные в их ряды агенты ВЧК, которые хорошо понимали, что шансы представителей союзников, поставивших на мнимый «латышский заговор», изменить политический режим России стремятся к нулю.

Не достигнув своих целей, «заговор послов», или, точнее сказать, план дипломатических и военных представителей Антанты по изменению политического режима Советской России, привел двусторонние отношения Москвы и Лондона к полному разрыву, ликвидация которого потребовала несколько лет напряженной работы.

 1О жизни и деятельности легендарного разведчика, которого некоторые современники, к примеру американский консул в Москве Д.Пуль, и ряд историков даже считали двойным агентом. Подр. см.: Thwaites N. Velvet and Vinegar. London, 1932. P. 181-185; Сайерс М., Кан А. Тайная война против Советской России / Пер. с англ. М., 1947. С. 38-54; Rhoer van der E. Master Spy. A True Story of Allied Espionage in Bolshevik Russia. New York, 1981. P. 23-35; Kettle M. Sidney Reilly: The True Story. London, 1983; Long J. Searching for Sidney Reilly: The Lockhart Plot in Revolutionary Russia, 1918 // Europe-Asia Studies. 1995. Vol. XLVII. №7. P. 1225-1241; Hughes M. Inside the Enigma: British Officials in Russia, 1900-39. London, 1997. P. 139-140; Brook-Shepherd G. Iron Maze. The Western Secret Services and the Bolsheviks. London, 1998. P. 13-27; Judd A. The Quest for C. Sir Mansfield Cumming and the Founding of the British Secret Service. London, 1999. P. 441; БербероваН.НЖелезная женщина. М., 2001. С. 256-258; Cook A. Ace of Spies: The True Story of Sidney Reilly. London, 2002, 2004; Jeffrey K. MI-6: The History of the Secret Intelligence Service, 1909-1949. London, 2010. P. 178-184; Service R. Spies and Commissars. Bolshevik Russia and the West. Basingstoke - Oxford, 2011. P. 146-154; Локкарт Р.Б. Агония Российской империи: воспоминания офицера британской разведки / Пер. с англ. М., 2016. С. 339-341.

 2Judd A. Op. cit. P. 415. Весомым аргументом Смит-Камминга для рекомендации Рейли стало успешное выполнение последним в 1916 г. задания выкрасть секретный военно-морской код в германском Адмиралтействе. Подр. см.: Orlov A. The March of Time. Reminiscences. London, 2004. P. 127.

 3Lockhart R.B. Ace of Spies. London, 1967. P. 63; Judd A. Op. cit. P. 437-438; Smith M. Six: The Real James Bond, 1909-1939. London, 2010 P. 213.

 4Milton G. Russian Roulette. How British Spies Defeated Lenin. London, 2013. P. 100.

 5Brook-Shepherd G. Op. cit. P. 27.

 6Long J. Op. cit. P. 1227; Гаспарян А.С. Операция «Трест». Советская разведка против русской эмиграции. 1921-1937. М., 2008. С. 189; Macdonald D., Dronfield J. A Very Dangerous Woman. London, 2015. P. 80.

 7О, мягко говоря, прохладном отношении дипломатов и генералов к инициативам Локкарта по сотрудничеству с большевиками свидетельствуют слова заместителя главы МИД лорда Дж.Гардинга и начальника военной миссии в России генерал-майора А.Нокса. Первый называл сообщения Локкарта «истерическими докладами», а второй - «преступной дезинформацией». См.: Long J. Op. cit. P. 1236.

 8Протоколы заседаний ЦК РКП(б). Март 1918 - март 1919 гг. // Известия ЦК КПСС. 1989. №4. С. 142-143.

 9Long J. Op. cit. P. 1227-1228; Гаспарян А.С. Указ. соч. С. 30.

10The National Archives of the United Kingdom (TNA). Foreign Office. FO/371/3286/99204. Lockhart to the Foreign Office, 23 May 1918; Voska E., Irwin W.Spy and Counter-Spy. London, 1941. P. 27-45; Локкарт Р.Б. История изнутри. Мемуары британского агента / Пер. с англ. М., 1991. С. 265; Occleshaw M. Dances in Deep Shadows: The Clandestine War in Russia, 1914-20. New York, 2006. P. 143.

11БербероваН.Н. Указ. соч. С. 246-247.

12Debo R. Lockhart Plot or Dzerzhinskii Plot? // Journal of Modern History. 1971. Vol. XLIII. №3. P. 423, 432; Long J. Op. cit. P. 1230; БербероваН.Н. Указ. соч. С. 255; Macdonald D., Dronfield J. Op. cit. P. 84, 89, 118; Chambers R. The Last Englishman. The Double Life of Arthur Ransome. London, 2009. P. 225.

13ОрловВ.ГЗаписки русского контрразведчика / Пер. с англ. М., 1998. С. 301; Smith M. 
Op. cit. P. 215, 219.

14Cook A. Op. cit. P. 161.

15Macdonald D., Dronfield J. Op. cit. P. 89.

16Leggett G. The Cheka: Lenin’s Political Police. Oxford, 1981. P. 286.

17Swain G. «An Interesting and Plausible Proposal»: Bruce Lockhart, Sidney Reilly and the Latvian Riflemen, Russia 1918 // Intelligence and National Security. 1999. Vol. XIV. №3. P. 86.

18О дифференциации политических взглядов среди латышских военнослужащих. Подр. см.: Зданович А.А. «Латышское дело». Нюансы раскрытия «заговора послов» // Военно-исторический журнал. 2004. №3. С. 25-26; Swain G. Op. cit. P. 81-102. Эти работы убедительно опровергают прежнюю точку зрения о «монолитном единстве» в рядах «преторианской гвардии» большевиков. Напр., см.: Reilly S. The Adventures of Sidney Reilly, Britain’s Master Spy. London, 1931. P. 21; Шубин А.В. Латышские стрелки между Родиной и революцией // Россия и Латвия в потоке истории: 2-я половина XIX - 1-я половина ХХ в. / Отв. ред. Е.Л.Назарова. М., 2015. С. 167. Об интересе немцев к латышским стрелкам после приезда в Москву графа Мирбаха см.: Ботмер К. С графом Мирбахом в Москве / Пер. с нем. М., 2010. С. 98.

19Macdonald D., Dronfield J. Op. cit. Р. 122.

20Гельферих Г. Моя московская миссия / Пер. с нем // Грани. 1990. №155. С. 282.

21Swain G. Op. cit. P. 90-91, 97; Macdonald D., Dronfield J. Op. cit. P. 83.

22Архив внешней политики Российской Федерации (АВП РФ). Ф. 69. Оп. 3. П. 3. Д. 10. 
Л. 12-14. Телеграмма о беседе Чичерина с Петерсом, октябрь 1918 г.

23Зданович А.А. Указ. соч. С. 27.

24Там же. С. 29-32.

25Покровский Ф.С. К истории заговора Р.Локкарта (1918 г.) // Исторический архив. 1962. №4. С. 235; Debo R. Op. cit. P. 430; Архив ВЧК / Ред. В.К.Виноградов и др. М., 2007. С. 591.

26По свидетельству очевидцев и данным некоторых авторов, Рейли встречался с Берзиным на квартирах, в кафе «Трамбле» и московском парке «Сокольники» всего пять раз - с 15 по 27 августа 1918 г. См.: Буйкис Я. «Трудности надо преодолевать, а не бояться их!» - Рыцарь революции. Воспоминания современников о Ф.Э.Дзержинском. М., 1967. С. 156; Кравченко В.Ф. Под именем Шмидхена. М., 1970. С. 137-145; Long J. Op. cit. P. 1232-1233; Архив ВЧК. С. 491-493. Стоит также отметить, что Берзин дополнительно получил 200 тыс. руб. от американцев. См.: Brook-Shepherd G. Op. cit. P. 104.

27Берберова Н.Н. Указ. соч. С. 225; Macdonald D., Dronfield J. Op. cit. P. 40.

28О роли Муры в «деле Локкарта» подр. см.: Берберова Н.Н. Указ. соч. С. 228; Macdonald D., Dronfield J. Op. cit. P. 122-123; 358; Локкарт Р.Б. Агония Российской империи… С. 305.

29Brook-Shepherd G. Op. cit. P. 104.

30TNA. Foreign Office. FO/371/3287/129986. Gregory to Lockhart, 30 July 1918.

31Debo R. Op. cit. P. 429-430; Service R. Op. cit. P. 122.

32Dobson C., Miller J. The Day We Almost Bombed Moscow. The Allied War in Russia 1918-1920. London, 1986. P. 161.

33Brook-Shepherd G. Op. cit. P. 113. Относительно обвинений Локкарта в неправильных действиях подр. см.: Берберова Н.Н. Указ. соч. С. 401-402.

34TNA. Foreign Office. FO/371/3348/190442. Lockhart’s report to the Foreign Office, 5 November 1918.

35Ibid. FO/371/3336/158837. Clive to the Foreign Office, 7 September 1918. Один из советских исследователей, правда без ссылки на источник, также приводит высказывание Кроми о Локкарте: «Мы отчитываемся перед ним. Он координирует всю нашу работу». См.: Кравченко В.Ф. Указ. соч. С. 73. О вовлеченности Локкарта в план переворота, разработанный Рейли, также см.: Hughes M. Op.cit.

P. 139; Occleshaw M. Op. cit. P. 230; Macdonald D., Dronfield J. Op. cit. P. 127-128.

36Swain G. Op. cit. P. 92.

37Judd A. Op. cit. P. 438-439.

38О германо-советских политических и экономических переговорах в июле - августе 1918 г. подр. см.: Быстрова Н.Е. «Русский вопрос» в 1917 - начале 1920 г. // Советская Россия и великие державы. М., 2016. С. 183-193.

39Сайерс М., Кан А. Указ. соч. С. 48 (авторы вместо заседания ВЦИК ошибочно упоминают ЦК РСДРП(б); Кондратьев Н.Д. Товарищ Петерсон. М., 1959. С. 279; Lockhart R.B. Op. cit. P. 72-73; Kettle M. Op. cit. P. 36-37; Dobson C., Miller J. Op. cit. P. 159; Brook-Shepherd G. Op. cit. P. 107 (автор также ошибочно пишет о Съезде Советов, назначенном на 28 августа 1918 г., к проведению которого Рейли приурочил переворот).

40Покровский Ф.С. Указ. соч. С. 236; Long J. Op. cit. P. 1232; Occleshaw M. Op. cit. P. 230.

41Буйкис Я. Указ. соч. С. 155; Он же. Просчет Локкарта // Особое задание / Cост. И.Е.Поликаренко. М., 1968. С. 85-86; Семенов Ю. Заговор Локкарта // Неотвратимое возмездие. По материалам судебных процессов над изменниками Родины, фашистскими палачами и агентами империалистических разведок. М., 1973. С. 14.

42См.: Long J. Plot and Counter-Plot in Revolutionary Russia: Chronicling the Bruce Lockhart Conspiracy // Intelligence and National Security. 1995. Vol. X. №1. P. 143.

43Петерс Я.Х. Воспоминания о работе в ВЧК в первый год революции // Пролетарская революция. 1924. №10 (33). С. 23; Мальков П.Д. Записки коменданта Московского Кремля. М., 1959. С. 255; Lockhart R.B. Op. cit. P. 73; Кравченко В.Ф. Указ. соч. С. 137; Dobson C., Miller J. Op. cit. P. 160. Впрочем, в отчете британского военного разведчика капитана Хилла дача взятки иерархам РПЦ отрицается. См.: TNA. Foreign Office. FO/371/3350/203967. Report by Captain Hill to Smith-Cumming,

26 November 1918.

44Long J. Op. cit. P. 1234; Архив ВЧК. С. 494.

45TNA. Foreign Office. FO/371/3350/203967...

46Ряд зарубежных историков утверждают, что сразу же после убийства Урицкого последовал приказ Ленина о начале террора. Напр., см.: Brook-Shepherd G. Op. cit. P. 109.

47Ратьковский И.С. Красный террор и деятельность ВЧК в 1918 г. СПб., 2006. С. 117-118.

48Coates W., Coates Z. Armed Intervention in Russia. 1918-1922. London, 1935. P. 86; Dobson C., Miller J. Op. cit. P. 156.

49Архив ВЧК. С. 514; Выгодский С.Ю. У истоков советской дипломатии. М., 1965 С. 47. По данным Форин-офис, только в Петрограде в начале сентября были арестованы 28 британцев и 11 французов. См.: A Collection of Reports on Bolshevism in Russia. P. 3. British Minister to Denmark Paget to Balfour, 9 September 1918. Мемуарист сообщает о 40 англичанах, задержанных большевиками только в Петрограде. См.: БербероваН.НУказ. соч. С. 278.

50Macdonald D., Dronfield J. Op. cit. P. 133.

51Debo R. Op. cit. P. 415.

52Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 6302. Оп. 1. Д. 2. Коллекция вырезок из британских газет с 26 июня по 31 декабря 1918 г. См., напр.: Morning Post. 6 September 1918. Также см.: Dobson C., Miller J. Op. cit. P. 166-167.

53Ibid. P. 165.

54О реакции Черчилля на разгром британской дипломатической миссии в Петрограде. Подр. см.: GilbertM., WinstonSChurchill. Boston, 1975. Vol. IV. P. 224-225; Трухановский В.Г.Уинстон Черчилль. М., 1982. С. 172; Dobson C., Miller J. Op. cit. P. 165.

55АВП РФ. Ф. 69. Оп. 3. П. 3. Д. 10. Л. 22. Заявление Локкарта о жизни в тюрьме. Сентябрь 1918 г.

56Цит. по: Ратьковский И.С. Указ. соч. С. 222. В источниках зафиксированы случаи, когда советские власти в провинциальных городах удерживали народ от «линчевания» иностранных граждан, которые там проживали. См.: АВП РФ. Ф. 69. Оп. 3. П. 2. Д. 9.

Л. 20. Информационное сообщение. 3 сентября 1918.

57Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 1. Оп. 1. Д. 141. Л. 70-76. Генмор - Троцкому и Петерсу. Октябрь 1918 г.

58Corson W., Crowley R. The New KGB: Engine of Soviet Power. New York, 1985. P. 53-63;Foglesong D. Xenophon Kalamatiano: An American Spy in Revolutionary Russia // Intelligence and National Security. 1991. Vol. VI. №1. P. 165-166, 178; Brook-Shepherd G.Op. cit. P. 230-245.

59Архив ВЧК. С. 516-517.

60Локкарт Р.Б. История изнутри... С. 314; Берберова Н.Н. Указ. соч. С. 292; Macdonald D., Dronfield J. Op. cit. P. 154-155.

61Service R. Op.cit. P. 158.

62TNA. Foreign Office. FO/370/2320. Lockhart - Litvinov Exchange, September-October 1918; FO/371/3337/166847. Lockhart’s report to the Foreign Office, October 1918. Также см.: ЛоккартР.Б. История изнутри... С. 312.

63The Diaries of Sir Robert Bruce Lockhart. London, 1973. Vol. 1. P. 44-45. Diary’s entry, 29 September 1918; БербероваН.Н. Указ. соч.

С. 288; Macdonald D., Dronfield J. Op. cit. P. 152, 155-156.

64Документы внешней политики СССР / Отв. ред. А.А.Громыко. М., 1957. Т. 1. С. 549, 556.

65АВП РФ. Ф. 69. Оп. 3. П. 3. Д. 10. Л. 20-21. Пояснение к приговору Верховного революционного трибунала при ВЦИК РСФСР,

3 декабря 1918 г. Также см.: Кравченко В.Ф. Указ. соч. С. 190-192; Corson W., Crowley R. Op. cit. P. 53-54;

66Service R. Op. cit. P. 347.

67Архив ВЧК. С. 592.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 октября 2017 > № 2369965 Евгений Сергеев


США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 октября 2017 > № 2369962 Вахтанг Сургуладзе

Стратегические тупики ближневосточного направления внешней политики США и отрицательный баланс «мягкой силы» Америки в регионе

Вахтанг Сургуладзе, Политический аналитик, кандидат философских наук

Вали Наср - специалист по проблемам Ближнего Востока, сотрудник Школы права и дипломатии им. Флетчера при Университете Тафтса, декан Школы перспективных международных исследований Пола Х.Нитце при Университете Джона Хопкинса, старший научный сотрудник в области внешней политики Института Брукингса. В своей книге* (*Наср Вали. Необязательная страна / Пер. с англ. В.Верченко. М.: АСТ, 2015. 448 с.) американский политолог рассказывает о двух годах работы в Государственном департаменте США времен администрации Барака Обамы. Работа Вали Насра отличается глубоким анализом происходящих на Ближнем Востоке социально-экономических и политических процессов.

Особую актуальность книга Вали Насра приобретает сегодня в свете внешнеполитических шагов администрации Дональда Трампа на ближневосточном направлении. Внимание экспертного сообщества привлек тот факт, что новоизбранный Президент США предпринял первый зарубежный визит не в страны наиболее важных европейских союзников или соседей - Канаду или Мексику, а на Ближний Восток - в Саудовскую Аравию и Израиль. При этом указанное турне было ознаменовано саммитом арабских и мусульманских государств, а также проходило на фоне дискуссий о перспективах создания «арабского НАТО». Указанные факты, равно как и вовлеченность Российской Федерации в дела региона, несомненно, придают книге американского эксперта практический интерес с точки зрения ситуационного анализа текущего положения данного района мира.

Межведомственное соперничество и внутриполитические детерминанты внешней политики США

Книга Вали Насра - критический взгляд на внешнюю политику США изнутри. Большое внимание в работе уделено перипетиям внутренней борьбы в американском государственном аппарате. Эта сторона книги может быть полезна изучающим новейшую историю США, а также всем интересующимся механизмами принятия в Соединенных Штатах внешнеполитических решений.

Автор отмечает дисбаланс во влиянии на формирование внешней политики США Пентагона и Госдепартамента, отрицательно оценивает выстраивание внешнеполитического курса на ближневосточном направлении, исходящего из соображений политических технологов и внутриполитических рейтингов, а не стратегических интересов Соединенных Штатов. Так, например, Вали Наср считает, что «ближний круг Обамы, ветераны его избирательной кампании, с подозрением относились к Клинтон. И даже после того, как она доказала, что умеет работать в команде, их волновала ее популярность и рейтинги одобрения - они опасались, что Клинтон может затмить президента» (с. 68). Автор отмечает: «Не будет преувеличением сказать, что американская внешняя политика стала полностью подчиненной тактическим внутренним политическим соображениям» (с. 205).

По мнению Вали Насра, продолжая линию на ослабление политического влияния Хиллари Клинтон, «Белый дом способствовал тому, чтобы послы США в Кабуле и Исламабаде обходили Государственный департамент и работали напрямую с Белым домом, что подрывало их собственное ведомство» (с. 70).

Основной пафос книги Вали Насра заключается в констатации того неутешительного для автора и, по-видимому, для любого дипломата факта, что внешняя политика США при Б.Обаме опиралась прежде всего на военное и разведывательные ведомства. Сделанную Белым домом ставку на решение ближневосточных проблем военными методами автор иллюстрирует на примере работы Посольства США в Пакистане, которое, по его мнению, «работало больше на разведку и на борьбу с терроризмом, чем на дипломатию и развитие» (с. 127).

С военными и разведывательными структурами, по словам автора, приходилось соперничать Госдепартаменту и за количество выдаваемой аналитической продукции, а также за внимание к ней президента. В этой связи Вали Наср достаточно подробно описывает прохождение аналитических материалов по каналам Государственного департамента и Белого дома. Автор приводит примеры бюрократических ухищрений Пентагона, направленных на сохранение необходимых этому ведомству объемов материально-технического и финансового обеспечения, много внимания уделяет процессу подготовки докладов, отчетов, аналитических записок и диаграмм Венна, призванных иллюстрировать возможные точки пересечения интересов разных внешнеполитических игроков.

Американский исследователь справедливо уверен, что военные методы урегулирования конфликтов никогда не заменят кропотливой дипломатической работы. Автор считает, что США должны руководствоваться во внешней политике не логикой военной силы, а опытом по формированию и налаживанию экономических и политических связей посредством сотрудничества с региональными и международными организациями, заинтересованными в преодолении общих проблем. При этом Вали Наср констатирует нерешенность всего комплекса проблем, который лежал в основе политики Соединенных Штатов в регионе не только после событий 11 сентября 2001 года, но и после окончания Второй мировой войны.

В этой связи примечательно предвидение автора: «Краткосрочные и долгосрочные перспективы для Ближнего Востока не так уж трудно предсказать. Есть несколько вариантов: либо одна из внешних держав вынуждена будет выйти на авансцену в этом регионе и установить там порядок, либо он развалится на части и там воцарятся хаос и нестабильность» (с. 14). Такую роль Вали Наср пророчит Китаю. Здесь уместно отметить, что в настоящий момент таким игроком оказалась Россия, Воздушно-космические силы которой осуществляют борьбу против формирований ИГИЛ (запрещенной в России организации). В контексте текущей ситуации в Сирии интерес представляют ретроспективный анализ автора ситуации вокруг этой страны и его видение долгосрочных перспектив развития положения региона в целом.

Стратегический вызов США со стороны роста экономического влияния Китая на Ближнем Востоке

В глаза бросается внимание, которое Вали Наср уделяет влиянию в регионе КНР. Автор рассматривает ситуацию на Ближнем Востоке в контексте «приближающегося американского соперничества с Китаем» (с. 345) и пророчит обострение внешнеполитического соперничества на Ближнем Востоке за счет возрастания влияния Китая в регионе. По мнению Вали Насра, сегодня Китай играет на Ближнем Востоке роль СССР. При таком подходе становится понятным, почему внешней политике КНР посвящена отдельная глава книги (с. 346-401). Много внимания Вали Наср уделил экономическим интересам КНР в Афганистане и тесным связям Пекина с Пакистаном.

«Признаки возрастающего влияния Китая, - пишет Вали Наср, - видны повсюду и очевидны для американских руководителей. Как отметил один высокопоставленный представитель администрации, «мы прибываем то в одну, то в другую страну через аэропорты, построенные Китаем, и встречаемся с руководителями [этих стран] в новых зданиях, оплаченных Китаем» (с. 352).

Американский аналитик приводит впечатляющие данные роста экономических связей региона с КНР. С 2006 года Китай обгоняет США по объему экспорта на Ближний Восток. Монархии Персидского залива со своей стороны инвестируют средства в перерабатывающие предприятия, обрабатывающую промышленность и банки Китая (с. 355-357). При этом идеологически КНР для них предпочтительнее, так как в отличие от Соединенных Штатов в случае возможных внутриполитических волнений не будет читать нотаций о правах человека и демократии, а в крайнем случае, может быть, и поддержит на внешнеполитической арене.

Предложенный Вали Насром читателю обзор успехов экономической дипломатии КНР на Ближнем Востоке - наверное, самая интересная глава его книги, так как представляет собой довольно неожиданный по широте охвата для работы, посвященной проблемам региона, краткий, но вместе с тем впечатляющий обзор глобальных экономических интересов КНР и внешнеэкономической политики этой страны в части инфраструктурного строительства и инвестиционной активности на внешних рынках.

С уходом США из региона Вали Наср прогнозирует возможность образования ирано-пакистано-китайского стратегического «треугольника», который заполнит создавшийся вакуум силы. По мнению автора, своими действиями Соединенные Штаты подталкивают государства Ближнего Востока в объятия Китая (с. 399). В этой связи, по его мнению, «Китай больше, чем борьба с терроризмом и ядерной опасностью, должен быть положен в основу ближневосточной стратегии Америки в XXI веке» (с. 401).

Оценки внешней политики США экспертным сообществом и истеблишментом стран Ближнего Востока

Интересны приводимые автором подробности переговоров за закрытыми дверями с официальными лицами ближневосточных государств, из описания которых складывается впечатление об отсутствии поддержки Вашингтона даже самыми близкими союзниками: если в официальном поле политика США в регионе принимается, то на уровне непосредственного обмена мнениями по дипломатическим каналам она зачастую не находит поддержки.

Вали Наср приводит многочисленные оценки действий Вашингтона ближневосточными политиками, дипломатами и представителями экспертного сообщества и констатирует, что Госдепартамент, Пентагон и администрация Президента США совершенно не прислушивались к мнению специалистов, в конечном итоге руководствуясь логикой военных действий. Так, например, не учитывались мнения союзников в регионе и опыт войны в Ираке. Не учитывали принимающие решения политики США и печального опыта СССР в Афганистане, о котором там и в соседних странах хорошо помнят.

За время работы в Государственном департаменте автор вынес следующее впечатление об оценке роли США на Ближнем Востоке со стороны представителей местного истеблишмента: «Казалось, все уже привыкли к тому, что Америка не имеет четкой направленности в своих действиях. Самое большее, что они могли сделать, - это защитить себя от наших неожиданных кульбитов» (с. 25). По мнению автора, отличительной особенностью политики США является образ действий, основанный на подспудном убеждении в том, что исламского мира не существует.

Немало страниц посвятил автор проблемам коррумпированности местных элит. В частности, Вали Наср приводит мнение министра финансов Пакистана, а позднее - министра иностранных дел Хины Раббани Кхар об американской помощи Пакистану: «По ее словам, никто в стране не видел, на что она расходуется, люди могли показать на мост, построенный китайцами, но не знали ни об одном объекте, возведенном при помощи США, так как большая часть выделяемых средств не доходила до Пакистана, тратясь в Вашингтоне, так что из каждого выделенного доллара только 15 центов попадало в Пакистан. В результате баланс «мягкой силы» Америки оказывался отрицательным, а выделенные средства никак не сказывались на улучшении имиджа США» (с. 132). В этой связи, по мнению Вали Насра, можно утверждать, что Вашингтон уступил Пакистан Пекину.

Книга Вали Насра насыщена массой интересных фактов, по некоторым из которых можно определить динамику ценностных, мировоззренческих, идеологических изменений в среде политических и военных объединений Ближнего Востока. Так, например, Вали Наср отмечает характерные тенденции изменений в движении «Талибан», который стал более сообразительным в политическом смысле и более смертоносным - в военном. Ушло их неприятие рисунков и музыки, а взамен пришло использование и того и другого в призывающих на свою сторону видеороликах» (с. 33). Претерпели изменения и другие догматы. Автор рассказывает, что в 1980-х годах, во время войны в Афганистане, ЦРУ было необходимо найти людей, способных пожертвовать собой, взорвав тоннель, обеспечивавший снабжение советских войск. Тогда никто не вызвался добровольцем, так как самоубийство было, по мнению афганцев, страшным грехом, не соответствующим нормам ислама. Однако в 2009 году в Афганистане произошло более 180 взрывов террористов-смертников (с. 34) - настолько изменились отношение к ценности человеческой жизни и, соответственно, практика терроризма.

Достаточно интересно описание борьбы США с повстанческим движением в Ираке и Афганистане. Для нормализации положения в этих странах автор, по сути, предлагает реализацию аналога плана Маршалла (с. 406) для Ирака и Афганистана, считая, что для стабилизации Ближнего Востока необходимо опираться на широкий спектр инструментов экономической и публичной дипломатии, а военная сила должна быть дополнительным подспорьем в дипломатических усилиях и мерах экономического характера.

Ближневосточная геополитика страха

Вали Наср приводит интересные примеры стратегического ситуационного анализа, сделанного в том числе с учетом геополитических страхов, лежащих в основе внешнеполитического поведения ключевых игроков региона. Так, например, применительно к Афганистану он указывает на то, что стабилизация положения в этой стране чревата возобновлением с ее стороны территориальных претензий к Пакистану, из-за которых у последнего присутствует постоянный побудительный мотив вмешиваться в дела соседа. К тому же вмешательству со стороны Пакистана способствует и желание не допустить усиления в стране влияния главного геополитического противника Исламабада - Индии (с. 76-80, 82).

Анализируя ситуацию в Афганистане, Вали Наср предлагает интересные оценки потенциала влияния в стране Ирана, указывая на то, что сотрудничество США с Ираном по афганской проблематике могло бы иметь положительные последствия для Афганистана, в том числе в части борьбы с оборотом наркотиков. Интересно данное американским исследователем описание трансформаций иранских идеологических нарративов. При этом автор оценивает внешнюю политику Соединенных Штатов на иранском направлении как основанную на «создании страшилок» (с. 157), порождаемых американской разведкой по аналогии с якобы имевшимся у Саддама Хусейна химическим оружием.

В тисках идеологии: непредвиденная «арабская весна», проблемы демократизации региона и вынужденная поддержка свержения верных США диктаторов

Анализируя события «арабской весны», Вали Наср проводит параллель с событиями, приведшими в свое время к свержению шаха в Иране. Американский исследователь отмечает: «Было бы весьма полезным занятием прочесть освещение западными СМИ Ирана периода между 1977 и 1979 годами. Там вы не обнаружите волнений по поводу теократии: любой такого рода разговор утопал в водовороте и даже в сверхоптимистических ожиданиях немедленной победы демократии <...>, но демократам Ирана, какими бы привлекательными они ни были, недоставало способностей духовных лиц и коммунистов. Быстрая кончина монархии Пехлеви застала демократов неподготовленными (ни они, ни их сторонники в западной прессе не понимали этого), и они дали «зеленый свет» архитекторам новой диктатуры, у которой уже были наготове и план, и массовое движение» (с. 268).

Автор показывает, что у США отсутствовала долгосрочная стратегия для региона. Проводилась реактивная политика по принципу «свалить то, что и так падает», а не осознанные комплексные действия по трансформации региона в желаемом для Соединенных Штатах направлении. «Франция и Великобритания (и Хиллари Клинтон), - пишет Вали Наср, - подталкивали Обаму к интервенции в Ливии, но там, так же как и в Египте, американский интерес испарился, как только был устранен диктатор» (с. 289).

При этом автор подчеркивает вынужденный характер избавления от диктаторов. Он считает поддержку США диктаторов проклятием американской ближневосточной политики (с. 271). В частности, Вали Наср отмечает, что поддержка ухода Хосни Мубарака, свержения Бен Али и Каддафи никоим образом не изменила опоры Соединенных Штатов в регионе на авторитарных союзников в лице монархий Персидского залива, сложным взаимоотношениям с которыми автор также уделяет внимание. Например, Вали Наср указывает на тот «странный» факт, что ударам вооруженных сил США подверглись представительства известного своей антиамериканской риторикой катарского телеканала «Аль-Джазира» в Ираке и Афганистане. Власти ОАЭ со своей стороны закрыли представительства поддерживавшегося правительством Соединенных Штатов Национального демократического института (с. 333-334).

Примечательно, что автор советует в будущем не делать ставку на пакистанских военных, а ориентироваться на гражданское общество и перспективы «пакистанской весны», которая, если и произойдет, то, по мнению Вали Насра, в конечном итоге будет носить антиамериканский характер.

Вали Наср много места отводит проблемам демократизации региона и феномену, получившему название «арабской весны». Так, по его мнению, Соединенные Штаты проигнорировали признаки «весны демократии» в Иране.

«Арабской весне» посвящена отдельная глава (с. 258-297), хотя автор на протяжении всей книги обращается к данной проблеме. По мнению Вали Насра, администрация Б.Обамы ставила перед собой цель окончания ведения войн, а события «весны» оказались совершенно неожиданными и вызвавшими замешательство, в результате чего было принято решение реагировать на случившееся малыми силами - пропагандистской поддержкой с помощью «Facebook», CNN и другими средствами «мягкой силы», которые помогали использовать ситуацию для улучшения имиджа президента как поборника демократии внутри страны, но не оказывали никакого стратегически значимого воздействия на процессы, происходившие на Ближнем Востоке.

По мнению Вали Насра, для национальных интересов Соединенных Штатов было бы лучше в долгосрочной перспективе опираться на демократические режимы, однако это сложный и поэтапный процесс, для обеспечения которого у истеблишмента США отсутствует политическая воля. Автор считает, что США должны были принимать участие в обеспечении перехода стран «весны» к демократии по аналогии с тем, как этот процесс проводился в Восточной Европе - нужно было помогать писать конституции, помогать формировать партийную систему, организовывать дискуссии и обеспечивать финансирование (с. 277).

В данной связи нельзя не отметить, что указанные автором рецепты явно носят утопический характер и отличаются наивным либерализмом, который предлагает «простые» рецепты решения сложных проблем на путях рыночной экономики, которая, как предполагается, «обязательно» приведет к демократии и процветанию. К сожалению, анализ социально-экономического положения и те факты, которые приводит автор, противоречат предлагаемым им рецептам. Между тем Вали Наср провел серьезный комплексный анализ стратегических угроз социально-экономическому развитию региона.

Складывается впечатление, что Вали Наср не верит в эффективность концепции «управляемого хаоса» и предостерегает поддерживать действия, направленные на демократизацию светских режимов региона, на смену которых с большой долей вероятности в перспективе станут приходить радикалы, в результате чего политическая обстановка будет носить все менее прогнозируемый характер. Однако, несмотря на всю критику ближневосточной политики Соединенных Штатов и констатации несоответствия американской мощи американской мечте (с. 232), книга завершается утопическим шапкозакидательским послесловием, характерным для многих американских политических аналитиков, для которых при любых условиях «Америка - главная держава» (с. 402-412). Данная позиция показывает, насколько крепко вильсонианские идеологические клише владеют умами американского политического класса, когда одни и те же люди, приводя неоспоримые факты неэффективности англосаксонской демократической модели для отдельных государств, подводя итог, настаивают на безусловной необходимости и неизбежности этой модели.

На практике Соединенные Штаты постоянно и совершенно цинично попирают собственные идеологические постулаты, руководствуясь реально политическими интересами, поддерживают и поддерживали режимы, которые никоим образом не вписываются в ценностные рамки прав человека, равенства и демократии. Однако наступают такие периоды, когда риторика обретает самостоятельную внутриполитическую силу и заставляет американских политиков поступать вопреки сложившейся практике, когда действия становятся заложниками идеологии.

Так, например, произошло с режимом Хосни Мубарака в Египте. Верного союзника пришлось предать, поскольку в противном случае рейтинги Президента Обамы в США продемонстрировали бы негативную динамику. Глобальный резонанс событий на площади Тахрир был слишком велик. Тот факт, что долгосрочные тенденции социально-экономического развития Египта от свержения режима не изменятся, был достаточно хорошо понятен, обстоятельства сложились таким образом, что американской дипломатии в данном случае пришлось плыть по течению происходящих событий, а администрация Президента Обамы параллельно попыталась извлечь из этого максимальную внутриполитическую выгоду, в очередной раз продемонстрировав «заботу» о правах человека и демократии в мире.

Ясно, что подобный образ действий не вызывает доверия у авторитарных союзников США, которые прекрасно знают, что в случае критического обострения внутриполитической обстановки в этих странах Соединенные Штаты только ускорят падения режимов и не окажут никакой помощи. Видимо, в том числе и этими соображениями объясняется факт отмечаемого в настоящее время роста расходов ближневосточных государств на оборону и безопасность. Монархии Персидского залива обеспокоены не только обострением внешнеполитического положения, но и сложной социально-экономической обстановкой в своих странах, общества которых все сложнее контролировать, сохраняя в руках бразды правления авторитарного стиля.

Сущностная преемственность внешней политики США

По мнению Вали Насра, Барак Обама «перепоручил Пентагону и службам разведки заниматься внешней политикой»

(с. 155). Автор отмечает сущностную преемственность внешней политики администраций Дж.Буша-мл. и Б.Обамы.

Книга Вали Насра заставляет в этой связи полагать, что, учитывая институциональное влияние в США военно-промышленного комплекса, Пентагона и спецслужб, есть все основания считать, что и Дональду Трампу не удастся вырваться из алгоритма внешнеполитических действий, руководимых соображениями и интересами силового блока американского истеблишмента и внутриполитическими процессами. Выявленные Вали Насром черты преемственности ближневосточной политики администраций разных американских президентов - важная особенность внешней политики США, которую приходится учитывать российской дипломатии.

С точки зрения российских национальных интересов заслуживают внимания страницы книги, посвященные влиянию экономических санкций, введенных странами Запада против Ирана и Ирака. Автор отмечает их достаточно ограниченную эффективность в качестве средства политического давления и неоднозначность вызываемых ими последствий. Все это - важная и своевременная информация в условиях продолжающегося санкционного давления, оказываемого на Россию со стороны возглавляемого США коллективного Запада.

Предложенный Вали Насром анализ ближневосточной политики США заставляет вспомнить характеристики американской внешней политики, выделенные Генри Киссинджером в книге «Мировой порядок», в которой бывший госсекретарь указывал на родовую черту американской дипломатии - мессианизм и исторически детерминированное неумение руководствоваться во внешней политике комплексной логикой компромиссов, сдержек и противовесов, выработанной политической мыслью европейских стран в течение столетий кровопролитных войн за доминирование.

В целом книга Вали Насра рисует достаточно печальную картину усилий Госдепартамента на ближневосточном направлении, заключающихся в предельном упрощении стоящих перед регионом проблем и отсутствии их комплексного анализа.

США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 октября 2017 > № 2369962 Вахтанг Сургуладзе


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 октября 2017 > № 2369961 Владимир Соколов

Исламофобия как угроза международной и национальной безопасности

Владимир Соколов, Кандидат исторических наук

Группой стратегического видения «Россия - Исламский мир» выпущен объемный труд*, (*Ихсаноглу Экмеледдин. Исламофобия. От конфронтации к сотрудничеству: предстоящие задачи / Предисл. В.В.Попова; перевод с англ. И.В.Поляничевой / Группа стратегического видения «Россия - Исламский мир». М.: ИВ РАН, 2016. 367 с.)  посвященный проблеме исламофобии. Ее автор - Экмеледдин Ихсаноглу, турецкий ученый и дипломат, который с 2005 по 2013 год занимал пост генерального секретаря Организации Исламского сотрудничества (ОИС), второй, заметим, по численности после Организации Объединенных Наций.

В рассматриваемой книге, ставшей плодом его многолетних размышлений над опытом конкретных шагов по пути к созданию атмосферы религиозной толерантности и искоренения исламофобии и других форм дискриминации с помощью многосторонней дипломатии, он предлагает восемь пунктов (с. 17) для достижения кажущейся несбыточной цели. Сам факт стремления автора, стоявшего во главе международной организации такого масштаба, поделиться своими соображениями, несомненно, заслуживает особого внимания, особенно если это касается цивилизационных проблем, связанных с 1,5 млрд. человек, исповедующих ислам. «К сожалению, - отмечает автор, - не так много представителей общественности на Западе имеют представление о том, какие задачи ставит перед собой ОИС и каково ее предназначение» (с. 18).

«Отдельные лица и группы людей на Западе, - замечает в Предисловии к русскому изданию посол и координатор Группы стратегического видения «Россия - Исламский мир» В.В.Попов, - активным образом пытаются очернить ислам, поддавшись на навязываемые им негативные стереотипы: они создают отталкивающий психологический портрет мусульман, намеренно игнорируя принципы толерантности, сострадания и мира, к которым призывает ислам» (с. 8). Развивая эту мысль далее, В.В.Попов подчеркивает, что «основой явления современной исламофобии являются не столько негативные стереотипы и даже не фобии, то есть обыкновенный человеческий страх, но прежде всего организованная кампания определенных политических сил, преследующих цель спровоцировать, посеять в обществе, исходя из собственных интересов, подозрительность, ненависть к исламу и мусульманам. Пропагандисты исламофобии занимаются подстрекательством к насилию, замешанному на религиозной почве, пытаются выстраивать разграничительные барьеры между Западом и мусульманским миром и тем самым подталкивают мир к балансированию на грани конфронтации, вражды и нестабильности» (с. 10). В.В.Попов подчеркивает: «Неутомимый в свои 70 лет профессор Э.Ихсаноглу - один из ярких неординарных личностей современной эпохи (не столь, заметим, богатой на выдающихся лидеров). Его работы неизменно привлекают внимание в академических кругах и интеллектуальной элиты как на Востоке, так и на Западе» (с. 16).

Ихсаноглу подчеркивал, что ОИС руководствуется в своей деятельности принципами сдержанности и модернизации (с. 22). В то же время он считает, что мусульмане должны протянуть руку дружбы в знак солидарности с теми, кто выступает против антисемитизма, христианофобии и навязываемых ошибочных представлений о западной культуре (с. 22). «Цели и задачи ОИС, - подмечает автор, - немногим отличаются от целей и задач, которые ставят перед собой другие аналогичные крупные международные организации, такие как Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и Совет Европы (СЕ), поскольку эти организации тоже призваны служить делу всеобщего мира и международной безопасности» (с. 25).

Часто повторяемые Ихсаноглу сентенции относительно толерантности могут показаться читателю заклинаниями. Проблема в том, что автор как бы не замечает те «кровавые бани», которые то и дело устраивают лица, считающие себя адептами ислама. Но он не проходит мимо актов экстремизма, разъясняя их причины: «После выхода на экраны чрезвычайно уничижительного и исламофобского фильма «Невинность мусульман», который наносит оскорбление исламу и пророку Мухаммеду (мир ему), состоялись массовые общественные протестные акции во всех странах мусульманского мира, повлекшие за собой многочисленные жертвы среди людей» (с. 27).

«Нет никакого сомнения в том, что масштаб и накал антимусульманских настроений значительно возросли после террористических актов в США 11 сентября 2001 года» (с. 54), - признает автор. В этой связи несомненно важно замечание Э.Ихсаноглу о том, что существует небольшая, но заметная группа, состоящая из ярых мусульман, которая прибегает к террору, отрицает всякую демократию, выступает против равенства полов и ориентируется на антизападную пропаганду (с. 57).

Автор выступил с осуждением этого фильма, но он же осудил и убийство американских официальных лиц, и нападение на американское посольство в Каире, настаивая на том, «что выражение гнева и общественное порицание не должно происходить в форме убийства людей или разрушения имущества» (с. 27).

Безусловно, важен авторитет Э.Ихсаноглу, осуждающего акты варварства. На Востоке вообще значение мудрецов мира трудно переоценить, учитывая миллионы невежественных масс, легко поддающихся насильственной идеологии. Отсутствие таких личностей, как Ганди, особенно ощутимо теперь. Термин «исламофобия» трактуется автором как предупреждение нетерпимости и дискриминации в отношении мусульман и ислама (с. 34). Он приводит также полезное определение этого понятия, выработанное ОИС: «Исламофобия является современной формой расизма и ксенофобии, мотивированной необоснованным страхом, недоверием и ненавистью к мусульманам и исламу. Исламофобия также проявляется в нетерпимости, дискриминационной практике, несправедливости, предубеждении, стереотипном восприятии, враждебном отношении и резонансной публичной риторике в превратном ключе. Будучи отличной от классического расизма и ксенофобии, исламофобия, главным образом, основана на клеймении религии и ее приверженцев. И в этом смысле исламофобия наносит публичное оскорбление мусульманам, принижая их человеческое достоинство и пренебрегая правами человека, которыми они наделены» (с. 36).

Рассуждения Э.Ихсаноглу - это своеобразное погружение в проблемы самобытности, которые до сих пор с трудом осознаются сторонниками других верований.

Ошибочным и вредоносным считает автор понятие «европейский ислам», но в действительности история ислама неотделима от истории Европы. «Это - историческая реальность, которая распространяется на многие сотни лет. Ислам и мусульмане составляли основное ядро в процессе развития многих европейских форм культуры. В свою очередь, влияние Европы на ислам было тоже внушительным» (с. 43). Отправной точкой своего исследования Э.Ихсаноглу считает тот факт, что миллионы мусульман на сегодняшний день - граждане Европы или ее жители. Особое внимание привлекает высказывание о том, что в будущем мусульманское население Европы будет только увеличиваться (!) и становиться все более влиятельной силой (с. 45). Многие мусульманские семьи жили в Европе на протяжении столетий, тогда как другие - всего лишь в течение нескольких лет (с. 48). А Европа, напоминает автор, сама по себе тоже разнообразна в плане культуры, религии, политики, экономики и истории. Не существует «единой европейской идентичности». Несмотря на значительную степень гомогенизации, привнесенной усилиями Европейского союза, силы глобализации не воздействуют на все европейское общество одним и тем же образом.

Некоторые СМИ в Европе стали испытывать обеспокоенность по отношению к исламу, в основном в связи с такой проблематикой, как радикализация, экстремизм, отчужденность, процесс формирования гетто, бедность, неравенство полов и особенно терроризм (с. 47). Хотя автор связывает подобные тревожные симптомы с так называемой обеспокоенностью СМИ, они, эти симптомы, конечно же, являются исторически глубинными по своему зарождению и связаны с колониальной политикой Запада на родине исламских народов.

Несмотря на то что за последние годы сформировались различные виды мусульманских гражданских обществ для урегулирования различных проблем в странах пребывания, все больше обстоятельств указывают на то, что в Европе нарастает подозрительность, враждебное чувство, дискриминация, предубеждение и насилие по отношению к мусульманам.

Наиболее существенным фактором, на наш взгляд, подпитывающим «исламский экстремизм», являются несколько приглушенные в книге проблемы безработицы и социально-дискриминационные меры (с. 58). Хотя Э.Ихсаноглу констатирует усиливающуюся поляризацию, особенно в контексте культурных и религиозных различий, он не раскрывает содержание культурного фактора, связанного с менталитетом или видением мира. Значительно более развернуто автором представлены вызовы времени, такие как поиск действенного ответного реагирования на различные дискриминационные практики, решение проблемы неблагоприятных экономических и политических условий и жизненных лишений, преодоление пагубных последствий разногласий и расхождений во мнениях между разными поколениями в одних и тех же семьях и сообществах, нахождение самими мусульманами способа того, как им эффективно реагировать на призывы по налаживанию контроля за распространением «экстремистской идеологии».

Исключительно важной для осмысления всего комплекса проблем исламофобии является Глава 4, посвященная свободе самовыражения на фоне усматриваемых автором клеветнических заявлений, оскорбляющих чувства верующих. Автор отмечает, что дискуссия по этой проблематике не только вызвала массу разногласий и противоречий, но пагубно сказалась на взаимоотношениях между странами - членами ОИС и Западом (с. 77). Свобода выражения мнений, утверждает он, является фундаментальным правом, но при этом оно не абсолютно. Оно сопряжено и с ответственностью (с. 78). Он призывает к поиску разумного баланса между правом на свободу слова и правом на человеческое достоинство. Несмотря на то что резолюция «Борьба против диффамации религий» была изначально поддержана всеми и единогласно одобрена, впоследствии группа, представляющая западные страны, решила, что эта резолюция несовместима с их пониманием свободы выражения своего мнения, и проголосовала против ее принятия (с. 79).

Представляется важным замечание автора, что концепция диффамации религий еще более отчетливо выкристаллизовывалась в сознании населения западных стран как противоречивый вопрос после террористических атак 11 сентября 2001 года, а также после других инцидентов, в том числе убийства голландского кинорежиссера Тео ван Гога в ноябре 2004 года, негодования мусульман всего мира по поводу публикации оскорбительных карикатур на пророка Мухаммеда в датской газете «Jyllands-Posten» в сентябре 2005 года и появления голландского фильма «Fitna» в Интернете в марте 2008 года (с. 82). Нельзя не согласиться с автором по поводу издевательской настойчивости некоторых западных СМИ, продолжавших упорствовать в проявлении своего невежества и оскорблять религиозные чувства мусульман.

Самого автора отличает исключительно интеллигентный стиль подачи своих соображений по рассматриваемой теме. Именно с политиками такого калибра можно и нужно вести диалог цивилизаций. Весьма уместно он упоминает статью 19 Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП), принятого в 1966 году: «Каждый имеет право на свободу самовыражения. Реализация этих прав сопряжена с определенными обязанностями и ответственностью. Таким образом, она может быть подвержена некоторым ограничениям в рамках действующего законодательства, требующего уважения к правам и репутации других, защиты национальной безопасности, общественного порядка, здоровья людей или принципов нравственности» (с. 83). Не без сожаления автор отмечает, что на Западе годами крепла оппозиция резолюции о борьбе с диффамацией религий, выдвинутой по инициативе ОИС, и коалиция правительственных чиновников, политиков, защитников прав человека и религиозные группы яростно опротестовывали эту резолюцию по многочисленным основаниям (с. 85).

Правительство Соединенных Штатов в своих официальных заявлениях с трибуны ООН, в частности в своих разъяснениях по поводу голосования, утверждало, что концепция диффамации религий использовалась некоторыми государствами-членами для оправдания «пыток, практики тюремного заключения и других форм злоупотреблений властью». Соединенные Штаты считали, что концепция «диффамации религий не поддерживается международным законодательством» и что усилия, направленные на борьбу с «диффамацией религий, обычно приводят к ограничениям свободы мысли, совести, вероисповедания и самовыражения».

Они заявляли, что концепция диффамации религий была внутренне порочна. Позиция США заключалась в том, что с юридической точки зрения концепция была в высшей степени проблематичной и что действующие законы в области прав человека защищают отдельных граждан, а не религии, идеологии или убеждения.

США утверждали, что концепция была направлена на распространение идеи о том, что религия сама по себе может быть объектом защиты согласно законодательству о правах человека, тем самым потенциально ослабляя механизмы защиты, предназначенные для отдельных граждан. Более того, они заявляли, что «диффамация» имеет конкретное значение в правовом поле и используется в национальных правовых системах, что делает этот термин совершенно непригодным для использования в контексте «религий». Однако Соединенные Штаты не поддерживают высказываний, направленных на оскорбление религиозных традиций, и стремятся к утверждению атмосферы толерантности, уважения и взаимопонимания. США осуждают дискриминацию на основе таких категорий, как расовая и гендерная принадлежность, этническая группа, вероисповедание, и поддерживают международные усилия, направленные на борьбу с такой дискриминацией. США согласны с тем, что религия - центральный организационный принцип для многих обществ, и выражают солидарность с теми, кто стремится распространять принципы толерантности и решительно выступает против оскорбительных высказываний. Подводя итог разъяснению своей позиции, США указали, что, несмотря на словесные выпады, ограничения прав граждан не являются подходящей мерой для достижения поставленной цели (с. 87-89).

Несколько западных специалистов в области права критиковали мнение ОИС о том, что принижение ислама и его священных символов является нарушением статей 18, 19 и 20 МПГПП. Статья, опубликованная в юридическом журнале Гарвардского университета, суммирует все аргументы этой критики: a) резолюции ОИС преследовали цель защитить религиозные институты, а не граждан, и они в значительной степени противоречили стандартам в области прав человека; b) статья 20 МПГПП и статья 4 Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации (МКЛРД) были изначально предназначены для защиты граждан, а не религиозных заведений, и они предусматривают определенные исключения, касающиеся фундаментального права на свободу самовыражения, но не могут представлять основу права сами по себе; c) статья 20 (2) МПГПП не создает самостоятельного права, которое зафиксировано в статьях 18 и 19.

На этом фоне небольшая группа антиисламских активистов в США начала кампанию, направленную на то, чтобы настроить западное общество против ОИС, представляя ее в негативном свете для подрыва репутации. Их целью было, помимо всего прочего, оказать давление на администрацию США, в том числе и на Конгресс, для того чтобы они заняли антиисламскую позицию. К сожалению, считает автор, образ ОИС был серьезно опорочен в результате активного лоббирования, направленного на «демонизацию» самой резолюции (с. 89). Сам Экмеледдин Ихсаноглу ощутил острую необходимость предложить ряд инициатив правительству США для оказания поддержки позиции ОИС, до того момента пока негативная кампания не станет реальностью для политиков этой страны. Он начал контактировать с различными влиятельными фигурами в американских политических кругах и разъяснять им позицию ОИС, которая подтвердила свою приверженность не только к отстаиванию и поддержанию прав человека и его основных свобод, включая свободу самовыражения, но также и к деятельности в интересах всех сообществ по борьбе с нетерпимостью и подстрекательством к ненависти и насилию.

Усилия автора, связанные с представлением ОИС как конструктивного и деятельного партнера в деле поддержания и укрепления мира и безопасности во всем мире, были, по его словам, позитивно восприняты администрацией США, и бывший Президент США Дж.Буш в 2008 году назначил г-на Сада Камбера своим специальным представителем в ОИС. Необходимость поддерживать взаимоотношения с ОИС сохранилась для США и в дальнейшем, когда Президент США Барак Обама, после вступления в должность в 2009 году, назначил г-на Рашада Хусейна специальным представителем в ОИС. Это было первым в истории институциональным закреплением сотрудничества между ОИС и США, призванного охватывать широкий круг вопросов, представляющих взаимный интерес (с. 90).

Конечно же, следует обратить особое внимание на реакцию автора в связи со сменой в результате президентских выборов в 2008 году консервативной республиканской администрации на более либеральную демократическую (с. 94). Эта смена, по его мнению, «принесла с собой новую динамику в развитие международных отношений». Впервые за всю историю США, подчеркивает автор, представитель афроамериканцев Барак Обама был избран народом Америки своим президентом. «Это беспрецедентное событие было восторженно встречено во всем мире, и мир готовился стать свидетелем грандиозных перемен в политике США. Я почувствовал, что это была возможность для ОИС инициировать процесс сближения с новой администрацией, для того чтобы преодолеть так называемый мусульманско-западный раскол и укрепить доверие во взаимоотношениях и сотрудничестве между США и ОИС» (с. 94).

Весьма многозначительным представляется следующий жест Ихсаноглу: «Стремясь подчеркнуть нашу искренность и серьезность в этом деле, я направил открытое письмо, адресованное Президенту Б.Обаме. В этом письме я указал на то, что многие мифы об исламе, распространяемые как на Западе, так и на Востоке, за последнее десятилетие резко преумножились, и в международный лексикон вошло новое слово - «исламофобия», которое относится к антимусульманским актам, замешанным на предубеждении и насилии. Несмотря на эти злостные мифы, я подчеркнул, что ислам - это мировая религия. Толерантность является ее основным постулатом, и она же произрастает из самой сущности ислама». Ихсаноглу отмечает, что «ислам - не исключительная религия. Она является неотъемлемой частью истории мировых религий. Наряду с христианством и иудаизмом ислам ведет свое начало из той же части света, основан на вере в Единого Создателя и почитает тех же самых пророков. В особенности Авраама» (с. 95).

Ихсаноглу также направил официальное поздравительное письмо Президенту Обаме, который в своем ответном послании выразил готовность работать с Ихсаноглу, для того чтобы подкрепить совместные усилия и улучшить отношения, связывающие США и ОИС. Он также выразил уверенность в том, что США и ОИС смогут тесно работать для укрепления международной безопасности в ближайшие годы (с. 95). В целом Ихсаноглу весьма лестно отзывается об Обаме, особенно в связи с его исторической речью в Каирском университете 4 июня 2009 года, в которой он «попытался найти общий язык с мусульманским миром», а сама речь американского президента, в представлении Ихсаноглу, «была непревзойденным примером ораторского искусства государственного деятеля» (с. 95).

Он был поистине потрясен смелостью и дальновидностью Президента Обамы, который попытался выйти на диалог с мусульманским миром и выстроить с ним отношения, основанные на доверии и свободные от предрассудков, и был особенно тронут признанием Обамы, что «цивилизация остается в долгу перед исламом» и что «ислам имеет глубокие традиции толерантности» (с. 96). Его слова о том, что он как Президент США ответственен вести борьбу против негативных стереотипов в отношении ислама, где бы они ни проявлялись, вселили в Исханоглу веру в то, что США возьмут на себя роль лидера среди стран Запада в деле налаживания сотрудничества с ОИС для борьбы с исламофобией и всеми формами нетерпимости (с. 96). Отметим, однако, что в книге Ихсаноглу просматривается особая озабоченность нестабильностью и непредсказуемостью отношений Европы с исламским миром, являющихся угрозой международной и национальной безопасности.

Ихсаноглу считает неожиданным, но многообещающим прорывом единогласно принятую 2 октября 2009 года Советом ООН по правам человека совместную американо-египетскую резолюцию «Свобода мнений и их свободное выражение», содержавшую элементы, которые, по его мнению, могли бы послужить основой для достижения более широкого взаимодействия и выработки согласованной позиции в тех случаях, когда имеются расхождения во взглядах. Нужно находить способы, приемлемые для всех заинтересованных сторон (с. 96).

При встрече с Ихсаноглу, первым генеральным секретарем ОИС, посетившим Госдепартамент, госсекретарь Х.Клинтон поблагодарила ОИС за сотрудничество при принятии резолюции в Женеве и также подтвердила важность вопроса об уважении этнокультурных различий внутри религии (с. 97).

Ихсаноглу утверждает, что клеветнические кампании, в которых превалировали безосновательные доводы, нацеленные на дезориентацию общественного мнения, организовывались против ОИС некоторыми НПО, а также группами лоббистов и группами, действующими в интересах влиятельных кругов на Западе (с. 100). Ихсаноглу объяснил, что ОИС была действительно заинтересована в консолидации усилий мирового сообщества для искоренения практики подстрекательства к ненависти, порождаемой в результате диффамации религий (с. 100).

В отношении оговорки США по поводу статьи 20 МПГПП в связи с их обеспокоенностью касательно свободы слова представитель США выразил готовность Америки оказать поддержку в работе по выработке определения понятия «подстрекательство», но не работе по запрету или отнесению таких действий к разряду противозаконных. Представитель США считал, что подобные усилия могут быть полезны для устранения первопричин и последствий актов подстрекательства, и к этому США были готовы. Обосновывая свою позицию в отношении оговорки, США всякий раз цитировали Первую поправку к американской Конституции (с. 103).

С точки зрения ОИС выработка единого мнения приведет к сбалансированному решению. Еще одно замечание, высказанное ОИС в адрес США, касалось нарушений прав человека, которыми наделены граждане, посредством дискриминационных практик, которые побуждают к ненависти на основе культуры, этнической принадлежности или вероисповедания (с. 104).

Взаимодействие ОИС с американской стороной было, главным образом, неофициальным, поскольку обсуждения резолюции отражали точку зрения государств-членов (с. 104).

16 февраля 2010 года Х.Клинтон стала первым госсекретарем США, посетившим штаб-квартиру ОИС в Джидде. Она подчеркнула, что влияние, которое может оказать Генеральный секретариат ОИС, альтернативно подходя к этой проблеме, было бы важно. Со своей стороны Ихсаноглу повторил, что позиция США им ясна, и сказал, что результат его усилий зависит от того, смогут ли США благодаря своему влиянию обеспечить участие западных государств в разрешении этого вопроса (с. 105).

По мере того, как резолюция, выдвинутая ОИС, становилась все более политизированной и поскольку реальная проблема, которая являлась причиной глубокой озабоченности ОИС, не могла быть решена целенаправленными действиями, Ихсаноглу предложил альтернативный подход к выработке единого мнения относительно подстрекательства к насилию и проявлениям нетерпимости на религиозной почве. Подход Ихсаноглу из восьми пунктов был обнародован 16 сентября 2010 года, на 15-м заседании Совета ООН по правам человека. Эти восемь пунктов получили резонанс среди всех партнеров по переговорному процессу и впоследствии составили основу при принятии так называемой победной резолюции, получившей единодушное одобрение в марте 2011 года.

Рассмотрим теперь восемь пунктов, которые включал подход Ихсаноглу с учетом, надо полагать, взглядов других государств - членов ОИС:

1) Содействие в создании сетевой структуры, состоящей из готовых к сотрудничеству партнеров, в целях укрепления взаимопонимания, налаживания диалога и планирования конструктивных действий для выработки общих целевых политических установок и достижения ощутимых результатов;

2) Создание соответствующего механизма в правительствах с целью выявления и нейтрализации потенциальных очагов напряженности между членами различных религиозных сообществ, а также оказание помощи в деле предотвращения конфликтных ситуаций и при посредничестве в их урегулировании;

3) Содействие в подготовке правительственных кадров для работы в рамках стратегии эффективной агитационно-пропагандистской работы;

4) Содействие усилиям лидеров по проведению в их сообществах обсуждений причин, приводящих к дискриминации, и разработка стратегий по принятию ответных мер;

5) Выступление с заявлениями против нетерпимости, в том числе пропаганды религиозной ненависти, которая представляет собой призыв к дискриминации, враждебности и насилию;

6) Принятие мер по причислению к разряду противозаконных действий подстрекательства к неминуемому насилию на почве религии или убеждений;

7) Осознание необходимости вести борьбу с клеветническими заявлениями, унижающими человеческое достоинство, и негативными религиозными стереотипами в отношении людей, а также с подстрекательством к религиозной ненависти путем выработки целесообразной стратегии и гармонизации действий на основе образовательных программ и повышения общественной осведомленности;

8) Признание того, что открытое, конструктивное обсуждение идей в уважительном ключе, а также межрелигиозный и межкультурный диалог на местном, национальном и международном уровнях может сыграть позитивную роль в борьбе с религиозной ненавистью и провокациями.

Несмотря на первоначальную позитивную реакцию на это выступление и увеличение его контактов с госсекретарем США Х.Клинтон к концу 2010 года, перспектива консенсуса по резолюции ОИС была, по оценке Ихсаноглу, не слишком обнадеживающей, поскольку стороны не могли достигнуть договоренности и преодолеть свои разногласия, что, на наш взгляд, неудивительно, так как в дальнейшем потребовалось вносить формулировки, расширяющие сферу ее применения на все религии, в текст резолюции для достижения компромисса.

С удовлетворением отметим, что книга Э.Ихсаноглу получила широкий позитивный отклик в российских политических и научных кругах, видные представители которых обсудили труд турецкого ученого на презентации с его участием в Российском совете по международным делам (РСМД) и отметили его большой личный вклад в развитие конструктивных отношений между ОИС и другими межправительственными многосторонними структурами, а также выразили поддержку предоставления России статуса наблюдателя в ОИС.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 октября 2017 > № 2369961 Владимир Соколов


Россия. Франция > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 30 октября 2017 > № 2369950

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл опроверг национальный девиз Франции и главный лозунг французской революции "Свобода. Равенство. Братство". При свободе не может быть равенства, заявил он в понедельник, 30 октября, в своей авторской программе "Слово пастыря".

"Свобода - это просто луг, на котором растут цветы и травы, и каждая трава поднимается в меру своей силы. Равенства нет: одна более сильая, другая послабее, а третью вообще не видно. А вот если равенство, то это подстриженный газон, все равны, но никакой свободы", - уверен глава Русской православной церкви.

Одноверменно Кирилл отметил, что французский лозунг укоренился в сознании российских интеллектуалов. "Если бы такого рода сравнение пришло им в голову… то, может быть, повнимательнее отнеслись бы к этому соблазнительному лозунгу", - указал он, добавив, что "революция совершалась, в первую очередь, ради свободы".

Россия. Франция > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 30 октября 2017 > № 2369950


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter