Всего новостей: 2099747, выбрано 18013 за 0.052 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 12 мая 2017 > № 2173167

В Иране планируется увеличить экспорт ненефтяных товаров на $ 2 млрд.

Штаб Экономики сопротивления поручил министерству промышленности, горнодобывающей промышленности и торговли Ирана задачу добиться повышения ненефтяного экспорта страны на $ 2 млрд. в текущем 1396 иранском году (март 2017- март 2018), путем расширения возможностей малых и средних предприятий.

Министерству также было поручено завершить и запустить 50 крупных национальных проектов, сообщает информационное агентство Mehr со ссылкой на директиву, посланную в министерство первым вице-президентом Ирана Эскаком Джахангири.

К Экономике сопротивления относится набор принципов, изложенных лидером Исламской революции аятоллой Сейедом Али Хаменеи, направленный на укрепление внутреннего производства, обуздание зависимости от экспорта нефти, повышение производительности труда и поощрение иранцев покупать отечественную продукцию.

Согласно данным Таможенного управления Исламской Республики, Иран экспортировал 129,648 млн. тонн ненефтяных товаров на сумму $ 43,93 млрд. за прошедший 1395 год, показав рост стоимости экспорта на 3,58 % по сравнению с предыдущим годом.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 12 мая 2017 > № 2173167


ОАЭ. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > russianhome.com, 12 мая 2017 > № 2172587

ОАЭ примут участие в крупнейшей в России выставке халяль-индустрии Russia Halal Expo, которая впервые пройдет в Казани 18-20 мая в рамках международного экономического саммита "Россия – исламский мир: KazanSummit".

Как сообщается на выставке будут представлены разнообразные товары и услуги, соответствующие нормам ислама: мясная продукция и колбасные изделия, кондитерские изделия, чайная продукция, мед, пищевые добавки, детское питание, бортовое питание, мусульманский туризм. В рамках выставки запланированы тренинги и мастер-классы.

Международный экономический саммит РФ и стран Организации исламского сотрудничества (ОИС) впервые прошел в Казани в 2009 году и за это время стал главной площадкой экономического взаимодействия российских регионов и исламских государств. Целью саммита является укрепление торгово-экономических, научно-технических, социальных и культурных связей России и стран ОИС.

В этом году KazanSummit, ключевой темой которого станут исламские инвестиции в контексте современных международных экономических отношений, ожидает более 2 тысяч гостей из 50 стран. Планируется, что KazanSummit-2017 затронет новые сферы: социальное предпринимательство, экологию, благотворительность, корпоративные стратегии и геоэкономику, кластерную политику, туризм, исламское образование. Ожидается подписание около 40 различных документов о сотрудничестве.

ОАЭ. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > russianhome.com, 12 мая 2017 > № 2172587


Грузия. Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 12 мая 2017 > № 2172406

В Баку ждут попытку переворота от «контры», окопавшейся в Тбилиси

Существует ли в Грузии подполье, готовящее свержение правящей семьи в Азербайджане, и почему его там «пригрели»?

Это может омрачить отношения между властями двух стран, которые в настоящее время считаются дружественными.

В издании Haqqin.az появилась весьма любопытная и обширная статья о наличии в соседней стране «антиазербайджанского подполья», имеющего в Тбилиси явки и там же получающего деньги и инструкции от западных спонсоров. Отметим, что Грузия считается не только страной, дружественной Азербайджану, но и его стратегическим партнером.

Однако азербайджанское издание утверждает, что она стала «локомотивом всесоветской цветной революции, опорной точкой западного гегемонизма и главным плацдармом экспансии «модернизации с вестернизацией» — новой образно-концептуальной модели опоясывания путинской России управляемым оранжевым поясом».

«Опасность возникла на границах прежде стабильного Азербайджана, — утверждают в Баку. — Если в первые годы победы революции Саакашвили грузинские революционные силы … и пытались в середине нулевых поддержать модель дестабилизации Азербайджана, то благодаря политическому мастерству Ильхама Алиева за короткий промежуток времени революционная грузинская власть оказалась нейтрализованной. Грузия осознала, что без Азербайджана ей не выжить. … Это означало крах всех региональных геоэкономических проектов, в которые еще со времен патриархов кавказской политики Гейдара Алиева и Эдуарда Шеварднадзе были вовлечены две южно-кавказские страны».

Более того, «Официальный Тбилиси сознавал и вероятность возникновения нового этнополитического конфликта на своей территории: около 300 тысяч азербайджанцев проживают на своих исконно исторических землях в Грузии. А этот регион, в отличие от сепаратистского армянского Джавакха, оставался верным идее единой и неделимой Грузии. На открытый конфликт грузинское правительство, порой намекавшее на ценностную конфронтацию с азербайджанским правительством, не пошло, однако территория Грузии стала неким плацдармом для политико-идеологической экспансии на Азербайджан».

Также с сожалением отмечается, что и после смены власти в Грузии, то есть с уходом Михаила Саакашвили, ничего не изменилось: «азербайджанское цветное подполье чувствует себя в Грузии довольно вольготно» и сейчас, то есть в условиях правления «Грузинской мечты», «ничего не предприняли для выдворения антиазербайджанского сопротивления с грузинских задворок. Тбилиси — это место явок, инструктажа и денег, здесь рождаются коварные планы и плетутся новые заговоры». Вопрос — с кем? Ответ — «с «западными эмиссарами и НПО, действующими под контролем спецслужб».

В числе окопавшихся в этой стране «врагов Азербайджана» — политики, журналисты, бывший прокурор и даже медики. Одним платит посольство США, другим — такие известные в мире неправительственные организации, как Freedom House, People in Need, Human Rights Watch, NDI и многие другие. В общем, по выражению издания, «в Тбилиси- засилье контры», как говорили во времена Гражданской войны. В грузинской столице даже есть отель для прибывающих сюда азербайджанских революционеров.

В Баку задаются вопросом: «Почему власти Грузии создали все условия для формирования антиазербайджанского ядра в центре столицы? Ведь эта братия не скрывает своих намерений — свержения действующей власти?» И как бы между прочим напоминается, что «Азербайджан жертвует многим ради Грузии. Не говоря уже об энергетических мегапроектах. … именно Азербайджан поддержал территориальную целостность Грузии, осудил референдум в Южной Осетии, готов на углубление политического союза, достойно отвечая совместным вызовам». А взамен — «Радикальное подполье, злостный умысел разжигания и дестабилизации ситуации… удар в спину?!».

Между тем, как передают другие азербайджанские СМИ, в стране ужесточили (куда дальше?) надзор за деятельностью международных доноров. Заместитель премьер-министра Азербайджана Али Ахмедов пояснил, что «Каждое государство имеет право принимать меры для обеспечения безопасности своей страны», тем более в условиях оккупации части ее земель и наличия более 1 миллиона беженцев и вынужденных переселенцев.

«Поэтому мы должны думать об интересах государства. Я не намерен бросать тень на какого-либо донора. … Было бы хорошо, если бы эта сфера была полностью прозрачна. Но, к сожалению, требования государства обеспечить прозрачность некоторые доноры воспринимают как создание преград. Мы хотим знать, на какие цели и куда тратятся выделенные средства», — сказал он.

Более всего власти Азербайджана боятся того, что средства эти пойдут на освоение «экспорта демократии». Собственно, такая же проблема стоит и перед стратегическим партнером и союзником Азербайджана — Турцией, где с работы увольняют десятки тысяч людей самых разных профессий по подозрению в инакомыслии и связях с исламским проповедником и заклятым врагом турецкого президента Фетхуллахом Гюленом. Охота на «гюленистов» параллельно идет и в Азербайджане — вероятно, из солидарности с Турцией, или в силу того, что они могут угрожать и действующему азербайджанскому режиму.

Но, как видно, азербайджанские «заговорщики» собираются не только в Грузии, но и в Праге, где эмигрантов недавно созвали на конференцию «Демократия во имя Азербайджана», которую довольно подробно осветило «зловредное» «Эхо Кавказа» и другие СМИ, базирующиеся за пределами Азербайджана. Тон на конференции задавал ее организатор и председатель — бывший посол Азербайджана в Брюсселе и экс-глава постоянного представительства республики при ЕС Ариф Маммадов.

«Мы — интеллигенция Азербайджана, люди, которые по тем или иным причинам вынуждены сейчас проживать за его пределами, но мы все болеем душой за процессы, происходящие в Азербайджане. Мы хотим, чтобы у нас было нормальное общество, чтобы Азербайджан знали в Европе не только как страну, которая является инноватором таких понятий, как «икорная дипломатия»… Мы хотим, чтобы нашу страну знали как демократическую страну, в которой люди живут нормально, чтобы не было страшилок из Азербайджана, чтобы он был частью нормальной, цивилизованной семьи. … Мы понимаем, что сегодня режим в Азербайджане однозначно ведет страну к пропасти. Режим, который мечется из стороны в сторону только для того, чтобы удержаться у власти, не имеет перспективы и представляет опасность для всех, и мы хотим это показать», — рассказал Маммадов.

Он раскритиковал азербайджанскую власть по всем статьям, включая коррупцию и низкий уровень жизни, и заявил, что «так продолжаться не может». Также было рассказано о попытках оппонентов азербайджанского режима «создать на таком маленьком уровне какой-то образец будущего Азербайджана, будущей команды, … и привлечь людей, которые пока еще активны и не боятся». По его мнению, попытка укрепления семейной власти в Азербайджане происходит от слабости этой самой власти, понимающей, что «система разваливается».

Оппозиционер, кроме того, посетовал: «К сожалению, Запад сегодня запутался, мы не видим той поддержки Запада, которая должна была быть — той поддержки, которая была, предположим, у Грузии». Он назвал Грузию «удачным экспериментом» — как бы там ни ругали Саакашвили. Правда, отметил собеседник «Эхо Кавказа», в грузинском обществе, даже во времена СССР, «было больше западности», а вот «азербайджанское общество надо учить», так как его большинство составляют мусульмане: «И ментальность тоже имеет свое отражение, т. е. у нас все-таки сегодня почти 60% населения шииты. Реально религиозная часть населения очень маленькая, но с социальными проблемами религиозность общества … увеличивается, особенно в южных регионах. … Мы должны все эти моменты учитывать».

Маммадов признал, что «На нынешнем этапе реально непросто поднять народ, а потом есть ответственность, как это все правильно направить, как организовать, как привезти лучшие умы страны обратно, как нормализовать функционирование».

Словом, Грузия не сходит ни с уст азербайджанской оппозиции, ни официальных «рупоров». Но это вовсе не доказывает того, что революция в Азербайджане готовится именно в Грузии, власти которой не чинят препятствий работе иностранных НПО в стране и поступлению в нее соответствующих средств. Правда, отношение к НПОшникам у них выборочное: «пророссийских», которых в Грузии кот наплакал, да к тому же они располагают очень скудными средствами, сильно критикуют.

Кстати, по данным МВД, ко Дню Победы во въезде в Грузию было отказано более чем ста членам байкерского клуба «Ночные волки» — видимо, во избежание столкновения с той частью грузинского населения, которая считает их «пропагандистами путинской идеологии». Правда, информировали силовики, нескольких байкеров, не имеющих «опознавательной атрибутики», в страну все же впустили, и двое из них в День Победы возложили венок к Могиле неизвестного солдата в столичном Парке Ваке.

А вот «западников» тормознуть нельзя — ведь Грузия встала на путь европейской и евроатлантической ориентации, и отношение к гражданскому сектору соответствующего толка не просто лояльное, но и зависимое — даже если «оранжевый» оттенок налицо для собственно грузинской власти.

Так что если в Грузии действительно «окопались» азербайджанские «оранжевые», то власти попали в крайне незавидное положение, и им можно только посочувствовать. С одной стороны, они не смеют, по настоянию Баку, прикрыть эту «сеть» (что скажет собирательный дядя Сэм?), а с другой — ей крайне не с руки портить отношения с властями соседней республики, от которой они зависят в очень многом и зачастую действуют с оглядкой на нее.

К примеру, они не устают повторять, что обидят Азербайджан, в интересы которого не входит восстановление железнодорожного сообщения из России в Грузию через Абхазию, потому что конечным пунктом этого пути будет Армения. А это означает прорыв ее транспортной блокады — ведь над изоляцией Армении Баку трудился усердно. Кроме того, Азербайджан вложил большие деньги в завершающееся строительство железной дороги Баку-Тбилиси-Карс (Турция), и даже дал под это дело денег взаймы Грузии — на льготных условиях. А если откроется сквозное сообщение через Абхазию, оно, утверждают в Тбилиси, оттянет грузы от строящейся дороги.

Тбилиси сдался «Газпрому»?

Далее. В прошлом году грузинские власти вознамерились покрыть дефицит газа, поступающего в республику преимущественно из Азербайджана, российским или иранским газом: последний мог попасть в Грузию транзитом через Армению. Баку не скрыл своего возмущения. О том, что газ у него в дефиците, было сразу забыто. Власти Грузии отрапортовали, что все путем, Азербайджан нарастил поставки, и в дополнительном экспортере нужды больше нет.

Правда, в Тбилиси поговаривают, что проблема альтернативных поставок не снята. Здесь же отметим, что по территории Грузии проходят нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан (Турция) и газопровод Баку-Тбилиси-Эрзерум (Турция), пропускная способность которого будет увеличиваться для наращивания экспорта азербайджанского газа в Европу. А это — дополнительные поступления в скудный грузинский бюджет.

Подчеркнем также, что Азербайджан является самым активным зарубежным инвестором в Грузии — в прошлом году в виде прямых иностранных инвестиций страна получила более 1, 6 миллиарда долларов, из них, по данным государственной статистической службы, 578 миллионов пришлись на Азербайджан. Был он главным грузинским инвестором и в 2015 году — 550 миллионов долларов, то есть 35% от общего объема инвестиций.

Прочные позиции — и давно — в Грузии занимает Азербайджанская государственная нефтяная компания SOCAR: она владеет сетью бензоколонок (114 станций), нефтяным терминалом в селе Кулеви на Черном море, газифицирует районы страны. Инвестиции госнефтекомпании в Грузию перевалили за один миллиард долларов и, вероятно, еще возрастут.

Было бы крайне недальновидно ссориться с таким соседом, да Грузия и не станет, если только на нее сильно не поднажмут так называемые «внешние силы», желающие свергнуть Алиева, но сохранить и расширить все углеводородные проекты, которые в стране начал осуществлять покойный президент Гейдар Алиевич, а продолжил его сын — Ильхам Гейдарович.

Азербайджан располагает достаточным богатством для того, чтобы его желали контролировать и прибрать к рукам различные мировые центры — включая Россию. Кроме того, он является одним из государств Каспия, а этот регион считается краеугольным камнем внешней политики США, которая пока никак не может полноценно до него добраться. Между тем Каспийское море способно в ближайшее время, наряду с Россией в целом и государствами Ближнего Востока, стать основным поставщиком природного газа в Европу и Китай. Собственно, соответствующий процесс уже начался. Доказанные ресурсы нефти в этом внутреннем море составляют 10 миллиардов тонн, природного газа — 3, 2 триллиона кубических метров.

Так что Каспийский бассейн является зоной жизненно важных национальных и корпоративных интересов и Запада, и России. Более того, это единственный в мире водоем, в котором сохранился генофонд осетровых. То есть море, помимо углеводородных богатств, располагает и солидными биологическими ресурсами; особенно — рыбными. До недавнего времени улов осетровых рыб в нем составлял 82% от мирового.

Словом, тот, кто получит контроль над добычей и экспортом всего этого добра, будет контролировать и весь регион, ключевым звеном которого является Азербайджан. То, что его пытаются опоясать «оранжевым» поясом — очевидно. Желание это нарастает по мере страсти опоясать таким же поясом граничащие с Россией государства. Понятно, что изготовлен он, то есть пояс, на Западе. А вот кто способствует его затягиванию вокруг Азербайджана, вопрос спорный. Во всяком случае, Грузии это сделать не по плечу. Она может быть лишь пассивным наблюдателем соответствующего процесса, не выходя за рамки собственного законодательства.

Несмотря на это, Азербайджан, в котором свобода слова действительно находится на «плинтусном» уровне (Haqqin не рискнул бы публиковать приведенную выше скандальную статью без согласования с «верхами»), вправе обижаться на Грузию. Но это не дает ей права шантажировать ее 300 тысячами этнических азербайджанцев, проживающих в Грузии на территории, почему-то названной их «исконно историческими землями».

Андрей Николаев

Грузия. Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 12 мая 2017 > № 2172406


США. Ирак. Сирия. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 12 мая 2017 > № 2172396 Антон Уткин

Пока мировые лидеры спорят, террористы вооружаются

У ИГ есть все возможности для применения химического оружия, убежден российский эксперт Антон Уткин.

О том, к чему может привести недостаточно тщательное или предвзятое расследование таких инцидентов, как химическая атака под Идлибом 4 апреля, в интервью «Росбалту» рассказал инспектор ООН по химическому оружию в Ираке Антон Уткин.

— Тема применения химоружия на Ближнем Востоке за последнее время стала одной из наиболее острых. Можно ли вообще оценить, насколько велики запасы отравляющих веществ в регионе?

— На сегодняшний день подавляющее большинство стран Ближнего Востока присоединились к Конвенции по запрещению химического оружия. Это означает, что они задекларировали свои запасы химоружия, взяли на себя обязательства по его уничтожению, и требования эти выполнены или выполняются.

Два ближневосточных государства — Израиль и Египет — Конвенцию не подписали. При этом, по оценкам экспертов, Израиль обладает химическим оружием и серьезным потенциалом для его производства: в 1990 году министр обороны этой страны открыто заявлял, что Израиль применит химоружие в случае нападения. Египет, по имеющимся сведениям, использовал химоружие в северном Йемене, и хотя вряд ли его возможные запасы значительны, Египет безусловно имеет ресурсы для его производства. Кроме того, есть известные остатки химоружия. Например, бункер 13 на заводе Аль Мутанна на северо-западе от Багдада, где находилось от 2 до 3 тысяч снарядов реактивной артиллерии в снаряжении зарином. Поскольку в бункере были неразорвавшиеся авиационные бомбы, инспекторы ООН забетонировали его вместе со всеми находившимися там боеприпасами. В июле 2014-го территория завода, где расположен бункер, была захвачена «Исламским государством» (террористической организацией, запрещенной в РФ — ред.) В ноябре 2015-го Ирак возобновил контроль над этой территорией, однако некоторые эксперты полагают, что химоружие из бункера 13 могло оказаться в руках террористов из ИГ.

Страной, не присоединившейся к Конвенции, была также Сирия — до августа 2013 года, когда в пригороде Дамаска произошла химическая атака. Собственно, именно этот инцидент побудил Барака Обаму заявить о возможности применить военную силу в Сирии. После того как в процесс вмешалась Россия, Башара Асада удалось убедить присоединиться к глобальному режиму химического разоружения. В результате Сирия задекларировала свои запасы химоружия. Но поскольку Сирийская свободная армия отказалась поддержать 9-месячное прекращение огня, необходимое для уничтожения этих запасов на месте, было принято решение о вывозе отравляющих веществ с территории Сирии. В результате международных усилий с участием США, Дании, Норвегии, Великобритании, Италии и других государств в сентябре 2014 года официально завершилось уничтожение сирийского химического оружия. Кроме того, на территории самой Сирии было уничтожено 24 из 27 объектов по его производству. Оставшиеся три находятся на территории, которую сирийское правительство не контролирует, и неизвестно, что на них происходит.

— По заключению ОЗХО все задекларированное оружие в Сирии было уничтожено. Но вот все ли оно было предъявлено?

— Вопрос, конечно, закономерен. Некоторые западные страны утверждают, что задекларировано было далеко не все. Аргументы приводятся следующие. В одном из исследовательских центров Сирии анализы показали следы прекурсоров для химоружия, а в 2014 году Сирия дополнительно сообщила о том, что до присоединения к Конвенции в стране проводились эксперименты с рицином, все запасы которого были ранее уничтожены. Здесь нет ничего удивительного, если учесть, в какой спешке Сирия декларировала свое химоружие. Кроме того, Сирия — не первая страна, которая делает дополнения к своей первичной декларации.

При этом надо иметь в виду, что сегодня степень открытости Сирии в части химоружия является беспрецедентной — ведь резолюция Совета безопасности 2118 обязывает государство предоставлять инспекторам ОЗХО и ООН доступ к «любым и всем объектам», если «у ОЗХО имеются основания полагать, что эти объекты имеют отношение к мандату ОЗХО». Сирия это требование выполняет, и ничего компрометирующего до сих пор не найдено. Поэтому сообщение ОЗХО о полном уничтожении всего объявленного сирийского химоружия должно трактоваться как отсутствие у Сирии химоружия как такового.

— А как же недавнее заявление беглого сирийского генерала Захер ас-Саката, обвинившего президента Сирии в сокрытии сотен тонн химического оружия?

— С момента уничтожения сирийского химоружия прошло почти три года. Почему он не озвучивал свои претензии на протяжении двух лет после того, как сбежал, а объявился только после атаки под Идлибом? Вразумительного ответа нет, так что его заявление вызывает серьезные сомнения.

— 2 мая в СМИ со ссылкой на доклад Human Rights Watch появилась информация, согласно которой под Идлибом могли быть использованы бомбы с зарином советского производства — это подтверждает зеленая маркировка, наносившаяся на подобные боеприпасы. То есть авторы доклада опровергают заявления Москвы и Дамаска о том, что причиной гибели 92 человек от отравления зарином 4 апреля могло стать попадание бомбы в склад с токсичными веществами. Насколько серьезны эти аргументы?

— Во-первых, Россия никогда не экспортировала свое химоружие и не способствовала его распространению. Во-вторых, следует обратить внимание на технические аспекты данного инцидента. Авиабомба при взрыве раскрывается изнутри «звездочкой», здесь же остатки корпуса подверглись сжимающему усилию снаружи. От бомбы должно было остаться гораздо больше — например, хвостовая часть. Деталь, которую пытаются выдать за наливную горловину с пробкой, явно несколько лет ржавела, в отличие от достаточно хорошо сохранившейся краски на корпусе импровизированного боеприпаса. Если же, как сказал представитель Белого дома на брифинге, взрыва не было, то бомба должна была лопнуть, но остаться почти целой. Есть еще много технических моментов, которые свидетельствуют о постановочном характере данного инцидента.

— То есть однозначные выводы относительно химатаки под Идлибом делать пока рано?

— Необходимо провести полноценное расследование, и только потом делать заключения. Россию сейчас упрекают в том, что она пытается все запутать: то утверждает, что был разбомблен склад «Исламского государства» с отравляющими веществами, то говорит, что это была провокация. Складывается ощущение, что Запад гораздо охотнее понял бы Россию, если бы она придерживалась какой-то одной версии. Однако это был бы абсолютно необъективный подход. Если произошло уголовное преступление, следователь выдвигает все возможные версии — и по мере расследования исключает их, пока не останется одна, изобличающая преступника. Самое правильное — сначала разобраться в деталях, а потом назначать виновных.

— На ваш взгляд, какие все-таки основные версии трагедии под Идлибом?

— Версий может быть довольно много, учитывая, что достаточно большое количество участников могло быть заинтересовано в подобной эскалации напряженности. Например, Свободная сирийская армия могла пойти на такой шаг, поскольку опасалась, что США могли согласиться с оставлением Асада на посту президента. Для Израиля, который главной целью видит выдавливание Ирана с сирийской территории, это могло быть способом заставить США усилить антииранское давление. Тем более есть информация, что во время инцидента 4 апреля в районе Хан-Шейхуна находился беспилотник, вылетевший с авиабазы в Иордании, на которой расположены совместные силы Саудовской Аравии и Израиля.

Однако прежде чем рассматривать детально каждую из этих версий, необходимо разобраться с самим инцидентом. Если предположить, что это была инсценировка, то складывается впечатление, что инициаторы этой манипуляции добиваются успеха. Ведущие мировые СМИ транслируют лишь одну версию. Главная цель — выяснить, что же на самом деле произошло в Идлибе, — забыта, а тем временем США наносят авиаудары, разрушаются механизмы взаимодействия, усиливается конфронтация, взрастают риски и угрозы. Поэтому очень важно, чтобы механизмы расследования были действенными и носили технический характер. В противном случае привлекательность подобных манипуляций будет только взрастать и провоцировать новые схожие инциденты.

— В конце апреля ОЗХО отвергла предложения России по расследованию этой химатаки. Чем не понравился российский проект?

— Дело в том, что у России было несколько ключевых претензий к работе Миссии по установлению фактов применения химического оружия в Сирии (МУФС). Во-первых, изначально планировалось, что она будет работать как единый механизм, однако в какой-то момент ее разделили на две группы. Одна из них сотрудничает с сирийским государством, другая — с оппозицией. Москва утверждает, что состав второй группы непонятен, и вообще неясно, как она работает. Ее члены никогда не выезжали на места химатак и всегда использовали только те материалы, которые предоставлялись представителями сирийских оппозиционных сил. А ведь одним из принципов оценки объективности результатов работы инспекции является степень сотрудничества проверяемой стороны. Если оппозиция не предоставляет доступа к местам химатак, то и степень доверия к ее утверждениям и предъявляемым доказательствам носит по крайней мере спорный характер.

Второй проблемный момент состоит в том, что обеими группами руководят британские специалисты — Стивен Уоллес и Леонард Филипс. С точки зрения России это не соответствует географическому принципу распределения должностей. Дело не в том, насколько можно или нельзя доверять конкретно Уоллесу и Филипсу — эти люди не заслуживают каких-то принципиальных упреков и работают хорошо. Но так сложилось, что в ОЗХО есть дисбаланс в сторону именно британских специалистов. Кстати, максимальный срок обоих руководителей групп уже истек, и они работают по дополнительному контракту, что бывает крайне редко. Нужны перемены, и грамотных специалистов немало.

Одним из основных упреков России в адрес МУФС было то, что миссия проявляет бездействие. В частности, она до сих пор не выехала на места применения и хранения оружия. Что ей мешает — непонятно. Если на базе, которую разбомбили американцы, хранилось химоружие, то неизбежно должны были остаться его следы. Но это никто не проверял. Кроме того, почти 6 месяцев образцы, представленные российской стороной непосредственно с места применения химоружия в населенном пункте Мааррет-Умм-Хауш, находились в распоряжении ОЗХО без каких-либо результатов. И только сейчас, после настойчивых заявлений министра Лаврова, организация подтвердила факт химической атаки. Причем придется приложить немалые усилия, чтобы найти эту информацию на сайте ОЗХО. А образцы, представленные Белыми касками — организацией, которую не раз уличали в создании фейковых видео- и фотоматериалов, — были немедленно проанализированы, и результаты расследования громогласно объявлены. Означает ли это, что к России, одному из ведущих разработчиков и участников Конвенции, доверия меньше, чем к Белым каскам?

Поэтому суть предложения заключалась в том, чтобы создать новую группу из грамотных специалистов, в которой будет соблюдено географическое представительство. Однако проект не был одобрен.

Правда, здесь есть нюансы. Те, кто голосовал против российского проекта (например, Германия), заявляли, что их решение объясняется отсутствием явных претензий к работе старых групп. «За» проголосовали шесть государств, в том числе Россия, Иран, Китай и ЮАР. Из сорока государств Исполнительного совета ОЗХО тринадцать, включая Индию, Пакистан, Аргентину, воздержались. То есть если мы возьмем тех, кто воздержался и кто поддержал резолюцию, получается практически половина Исполнительного совета. В такой ситуации вряд ли можно говорить о единстве при отклонении российского предложения.

— Но между «поддержали» и «воздержались» все-таки довольно большая разница…

— Согласен. Возможно, российской стороне нужно было действовать тоньше. Можно было уйти от политических дискуссий в Исполнительном совете ОЗХО, а вместо этого сделать заявку на инспекцию по запросу на аэродром в Шайрате. Ведь необходимо было в первую очередь проинспектировать аэродром, так как в Хан-Шейхун инспекторы попасть все равно бы по соображениям безопасности не смогли. А инспекция по запросу — это чисто техническая процедура, и отменить ее можно только в течение двенадцати часов двумя третями голосов Исполнительного совета и лишь в случае недобросовестного запроса. Но против чего голосовали бы тогда члены Исполнительного совета? Против наличия у США достаточных доказательств для нанесении авиаудара?

Да, ОЗХО считает инспекцию по запросу крайней мерой, и за время существования организации ни одной такой инспекции не было. Но разве применение химоружия — не крайний случай? Если бы инспекция была проведена немедленно, дальше по ее результатам можно было бы решать и другие проблемы в Исполнительном совете. В любом случае это позволило бы ОЗХО сохранить независимость в решении подмандатных вопросов и уберечься от манипуляций.

— Как такое политическое «перетягивание каната» отразится на расследовании атаки под Идлибом?

— Есть миф, что ОЗХО проведет расследование и узнает, кто виновен. Ничего подобного. Задача организации — всего лишь выявить факт применения химического оружия. А решать, кто виноват, должен совсем другой орган — Совместный механизм ОЗХО и ООН по расследованию случаев применения химического оружия в Сирии.

Интересно, что из более чем двухсот случаев применения химического оружия за последние четыре года этот механизм проанализировал только девять, и всего по четырем были назначены виновные. По трем инцидентам ответственной была названа сирийская армия, еще по одному — «Исламское государство». При этом только в случае, где виновным было объявлено ИГ, имелась возможность посетить место преступления, взять образцы почвы, тканей и т. д. Там, где обвинения были предъявлены сирийской армии, никакого расследования на местах применения химоружия не проводилось. Все выводы были основаны только на информации, полученной от оппозиционных сил. Поэтому Россия с ними и не согласилась. Например, одним из аргументов является то, что у оппозиции нет вертолетов, и поэтому все случаи применения химоружия с вертолетов якобы явно указывают на сирийскую армию. Однако где гарантия того, что видео с вертолетом снималось именно в месте применения химоружия, если инспекторы там даже не побывали?

По апрельскому случаю представители МУФС в Турции опросили свидетелей, которые были им представлены Белыми касками. Уверен, что показания этих свидетелей будут так же непоследовательны, как и фото- и видеоматериалы. Однако как на эту информацию прореагирует Совместный механизм по расследованию, пока вопрос.

— По вашим оценкам, какие запасы химического оружия есть у других участников ближневосточного конфликта?

— В первую очередь, здесь речь должна вестись об «Исламском государстве». В свое время его лидер аль-Багдади убрал практически всех иностранцев из руководства организации и привлек военных специалистов из партии БААС, которым после люстрации было запрещено занимать какие-либо должности в правительстве, армии и государственных учреждениях Ирака. Среди них было очень много экспертов по химическому оружию. К концу 1980-х годов, когда химическая программа Саддама Хусейна была в самом расцвете, в стране насчитывалось не менее ста военных руководителей и более двух тысяч технических специалистов в этой области. Потеряв возможность работать в структурах нового Ирака, многие из них подались в ИГ. Именно они в итоге обеспечивают нынешние успехи этой террористической группировки. Например, в январе 2015 года в СМИ сообщили, что был уничтожен Абу Малик — один из главных экспертов Саддама Хусейна по химическому оружию, который возглавлял технические работы на объекте по его производству в иракском Мутане.

— То есть доступ к экспертным знаниям и квалифицированным специалистам у ИГ более чем достаточный?

— Совершенно верно.

Есть и еще один момент. Помимо доступа к экспертным знаниям, для создания химоружия нужны оборудование и материалы. Если создавать химическое оружие, которое будет очень долго храниться, понадобится качественное и дорогостоящее оборудование. Но если такой задачи нет, и оружие планируется применять в самый ближайший срок, то требования к качеству оборудования резко снижаются. Это мы знаем из опыта иракской программы.

Что касается доступа к материалам, то речь идет об основных компонентах химической промышленности: фосфорных соединениях и фторе для создания нервнопаралитических газов, сере и этилене — для иприта. И в Ираке, и в Сирии ИГ контролировало или контролирует целый ряд территорий, где есть производственные мощности, изготавливающие компоненты, которые могут быть преобразованы в исходные вещества для производства химического оружия. Для этого, правда, могут понадобиться дополнительные химикаты. Однако из сообщений СМИ известно, что такую поддержку ИГ получало из-за рубежа, в том числе из Турции и от Саудовской Аравии. Кроме того, располагая хорошими финансовыми возможностями, купить на черном рынке необходимые вещества не представляет большой сложности.

— На ваш взгляд, вероятность дальнейшего применения химоружия со стороны ИГ в будущем велика?

— Если посмотреть программные документы ИГ, то возможность использования оружия массового поражения в них прямо обозначается как один из компонентов идеологии. И когда в применении химического оружия почти всегда обвиняют исключительно сирийскую армию, это идет на руку ИГ и другим террористическим группировкам. То есть ничто не мешает им и дальше прибегать к провокациям при использовании химоружия. Пока лидеры международного сообщества спорят между собой, ИГ будет спокойно решать свои вопросы. Когда Россия — по одну сторону, США и другие западные страны — по другую, а ИГ — по третью, обязательно найдется сила, которая, даже не помогая напрямую ИГ, будет способствовать его деятельности. Поэтому нужно объединять силы и создавать четкие правила игры, при которых будет понятно, кто за кого.

Беседовала Татьяна Хрулева.

США. Ирак. Сирия. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 12 мая 2017 > № 2172396 Антон Уткин


Киргизия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 12 мая 2017 > № 2172391

Президент Киргизии Алмазбек Атамбаев в торжественной речи 9 мая неожиданно заявил, что писатель Михаил Веллер и российский политик Константин Затулин являются чуть ли не идеологами ксенофобии в РФ. Причем первого во «враги киргизов» он зачислил на основании нескольких фраз, в которых анализируется и осуждается движение скинхедов в интервью 11-летней давности. «Росбалт» попросил самого Михаила Иосифовича помочь разобраться в причинах этого демарша киргизского лидера.

— 9 мая президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев на третьей минуте торжественной речи на площади Победы в Бишкеке назвал имя вашего покорного слуги. После меня такой чести удостоился только Затулин.

Цитирую: «Известный российский писатель Михаил Веллер в интервью агентству «Росбалт» фактически поддерживал скинхедов». Ну, дескать, они неосознанно берут на себя функции по защите государства и убивают сотни беззащитных людей, в том числе детей, защищая интересы России. Это все слова из его речи, только в несколько сокращенном изложении.

Неплохо и далее: «Не Затулиным и Веллерам говорить, что киргизы чужды России. Скорее, это их предки, судя по фамилиям, прибыли в Россию или из пустынь Палестины, или из лесов Европы». И проблема России, по его словам, не чужаки и трудовые мигранты из Киргизии, а некоторые писатели и политики, разжигающие национальную рознь.

Это интервью, на которое ссылается Атамбаев, забыл я, забыли все, и нашли только через день поисков. Оно состоялось ровно 11 лет тому назад, в мае 2006 года. Киргизы в нем никак не упоминаются. Я вообще о киргизах никогда, ничего не говорил — ну, просто повода и случая не было. А о скинхедах было сказано так: «Сегодняшний разгул национал-экстремизма можно считать уродливой, болезненной и опасной формой обострения инстинкта национального самосохранения».

Еще сказано: «В моем простом представлении никто не может поднимать руку на человека только потому, что он другого цвета». Я говорил еще и о героине, который весь почти идет через Таджикистан: «Но юные экстремисты, вместо того, чтобы искать и наказывать мафию, режут несчастную, невинную девочку».

Еще я говорил в том большом интервью, что в чужой монастырь не ходят со своим уставом, об иностранных студентах в Советском Союзе периода моей юности, о гражданстве в Древнем Риме и мультикультурализме в сегодняшней Европе. Говорил об итальянском фашизме и германском национал-социализме, о старом Ле Пене и Муссолини, о сидящем в тюрьме Ходорковском и будущих выборах 2008 года. Несколько фраз о скинхедах занимали очень мало места в том разговоре.

И что характерно: когда-то я упоминал азербайджанскую рыночную мафию — и ведь молчал президент Азербайджана. Говорил о таджикском наркотрафике — ни слова из Таджикистана. Что ж в Кыргызстане такое стряслось, что Атамбаев так выступил? Понятно, что речь пишет спичрайтер, а материалы ему поставляют помощники и референты, но озвучивает-то это президент от своего имени!

Что касается меня лично. Судя по моей фамилии, предки мои прибыли когда-то из Англии или Германии. Возможно, господин президент не знал, что в Палестине таких фамилий не бывает. Это у него просто явный отсыл к национальности, которая «не отсюда». И он дважды повторил: «Хотел бы от себя добавить несколько слов для господ веллеров и затулиных…» и «Не затулиным и веллерам говорить о том…» Это фразеология газеты «Правда» эпохи борьбы с «безродными космополитами» и «врачами-убийцами».

Это не новая идея — когда что-то не ладится, выделить «инородцев» и противопоставить их русским. То есть перевести стрелки на «чужаков», которые «пытаются разжечь рознь между двумя нашими родственными народами». Раньше это называлось «разыграть еврейскую карту». Никогда я ничего не говорил о чуждости киргизского и русского народов! И дискуссию на тему «Кто внес больше в сокровищницу русской культуры — киргизы или евреи» считаю категорически неуместной.

И что характерно: в России найдется немало русских националистов славянского происхождения¸ в том числе радикалов, придерживающихся агрессивных взглядов, — знаменитые фамилии на слуху. Из их жестких, ксенофобских высказываний можно составить и речь, и книгу. Так для чего нужно найти забытое интервью 11-летней давности, где можно хоть несколько фраз за уши притащить к этой теме? Именно потому, что фамилия автора именно Веллер, а не Хвостов или Калугин?

У меня остается еще один вопрос: а почему именно сейчас, господин президент? Не год назад, не три, не восемь и не десять?

— Может, дело не в вас? Но вот понадобилось Атамбаеву «защитить соотечественников», он о вас и вспомнил. Ну, по отношению лично к вам, наверное, нехорошо, но, может, «дело того требует»? Политика, однако. Может, просто извините за это Алмазбека Шаршеновича? Правда, получается при этом, что уже вот десяток лет не нашлось в России другого «отрицательного примера» (кроме Затулина), на который можно было бы сослаться. Так, может, и проблемы-то нет? Тогда вообще непонятно.

— Во-первых, я как частное лицо никак и никем не уполномочен на государственном уровне осуждать или извинять президента другого государства. Я могу выразить лишь свое лично мнение и свое понимание ситуации.

Соглашусь с вами в том, что за последние годы лично мне не известны какие-либо ксенофобские, расистские, националистические высказывания каких-то известных людей из «приличных», живущих и работающих в России. И мне неизвестно, что именно говорил упомянутый Атамбаевым Константин Затулин, но как я потом прочитал, он опроверг слова господина президента Киргизии о себе, и мне вообще ничего не известно о его «ксенофобии».

Я, в свою очередь, за последние 11 лет точно не говорил ничего такого, что можно было бы притянуть к этой теме хотя бы за уши. По моему пониманию, Атамбаеву понадобились хотя бы два человека, которые по фамилиям кажутся не представителями титульной национальности, для того, чтобы сформировать у слушателей убеждение: наши два народа дружат, а вражду между нами сеют представители других народов — неких национальных меньшинств. Вот эта «технология» мне представляется категорически недопустимой.

— Хорошо. Почему понадобились именно Веллер и Затулин, вы объяснили. Но почему вообще прозвучали эти слова киргизского президента, которые говорят о якобы разгуле ксенофобии (и даже киргизофобии) в России, раздуваемой «известными политиками и писателями»? Конечно, в голову к Атамбаеву не залезть, но что можно хотя бы предположить?

— Это стариннейший политический прием. Когда имеются трения между людьми двух народов и двух государств — а некоторые трения между русскими и приезжими есть, это невозможно отрицать — то их нужно объяснить наличием третьей, враждебной силы, которая возбуждает национальную рознь и виновна в этих трениях. И делается это с тем, чтобы сказать, что «наши два народа друг друга любят и будут любить, а вот «эти» нам мешают. То есть у нас с вами нет друг к другу претензий — мы относимся к вам, а вы к нам хорошо, но есть какая-то третья сила, отщепенцы, какой-то третий народец нам мешает.

Это одна из форм политической демагогии, один из способов перевалить с больной головы на здоровую, одна из форм отрицания существующей проблемы и попытки сделать хорошую мину при плохой игре.

Могу предположить еще одно. Россия — страна не только братская, но и кормящая: зарплаты гастарбайтеров очень помогают решать проблемы безработицы и нищеты госбюджета Киргизии. И тут — недавний теракт в метро Санкт-Петербурга. Гибель людей. Террорист-смертник и его установленные сообщники — уроженцы Киргизии.

Это может на бытовом уровне как-то вызвать негативное отношение к Киргизии, порочить ее имидж в глазах какой-то части российского народа. И такие опасения могли возникнуть у кого-то и в Кыргызстане. Вот этот неприятный момент надо сгладить, забыть. И проверенный способ отвлечь массы — указать им врага: вот из-за кого портятся наши прекрасные отношения, вот кто омрачает дружбу наших братских народов!

Этот азбучный политический ход известен со времен царя Хаммурапи. Как подружить двоих? Пусть оба враждуют с третьим, желательно мелким и неопасным, но хорошо известным. Ничто не объединяет так, как общий враг. В цивилизованном мире этот прием давно не применяется: и политкорректность не позволяет, и свободная пресса поймет и живьем сожрет. Но, как я понимаю, в некоторых государствах мнение лидера обсуждению и осуждению не подлежит. Приказано верить — поверят.

Так что над межнациональными проблемами в России, конечно же, нужно еще работать и работать.

— Над чем именно? Если все же вернуться к той небольшой части вашего интервью 11-летней давности, касающейся проблем с мигрантами. Тогда (если предельно упростить) вы в качестве одной конкретной проблемы говорили о наркотрафике, в котором таджики (конечно, далеко не все!) активно участвуют. То есть это не обвинение даже какого-то одного народа, а просто констатация. А если бы вам предложили сформулировать «главную проблему мигрантства» для России сегодня?

Москва опять недосчиталась мигрантов

— Начнем с того, что Россия 2006 и 2017 годов весьма сильно различается. Страна во многом стала другой. С тех пор она достигла относительного материального изобилия, а затем — снижала уровень своего процветания. С тех пор массы гастарбайтеров построили массу домов в массе российских городов. С тех пор прекратились разговоры о наркоторговле и наркотрафике, хотя распространение наркомании и смертность от наркотиков в РФ не снизилась. С тех пор стали значительно меньше писать о проблеме миграции. Напротив — пропагандировали дружбу народов, открыли огромную и красивую соборную мечеть в Москве, и вся обстановка стала выглядеть несравненно дружелюбнее.

Сегодня проблема мне представляется в другом. Во-первых, строители, предприниматели нанимают гастарбайтеров в основном на очень тяжелых, кабальных условиях. И платят им значительно меньше, чем платили бы российским рабочим. Для них гастарбайтеры — это источник сверхприбыли и объект эксплуатации.

Второе, момент объективный. Сегодня рождаемость в России низка, а в государствах Центральной Азии она значительно выше. Но уровень экономический в этих бывших советских республиках чрезвычайно низок, а потому доля граждан этих государств, приехавших на заработки в РФ, все время повышается. В этом, разумеется, нет ничего плохого. Мы приветствуем все народы, мы за открытый мир и мы за дружбу. Но надо понимать, что именно по причине эксплуатации этих людей и извлечения из них сверхприбыли — объективно они работают на люмпенизацию беднейших слоев российского народа, уровень жизни которых бедственно низок. И поэтому я всегда говорю, что при всей любви ко всем братским и небратским народам, при всей приветливости и открытости — конечно же, необходим закон, по которому, во-первых, сначала должны обеспечиваться работой граждане своего государства, но, во-вторых, чтобы при этом иностранцам не имели права платить меньше, чем россиянам.

Понимаете, никто не совершенен, но это еще не повод для вражды. И хозяин дома должен быть гостеприимным хозяином, и гость должен быть вежливым гостем, и отношения всегда должны быть справедливыми. И любые отношения можно и должно улучшать. Но вот через ложь и клевету ни любовь, ни дружбу не построишь.

Беседовал Александр Кривенков

Киргизия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 12 мая 2017 > № 2172391


Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 12 мая 2017 > № 2172382

Чрезвычайное положение можно ввести по частям

Все больше участков жизни начальство объявляет зонами своего особого контроля. Даже ритуального одобрения подданных больше не ищут.

Другие доводы закончились, и новых не предвидится.

Советую, не пользуясь пересказами, внимательно прочесть президентский указ о введении в столицах и еще нескольких крупных городах спецмер. Формально они приурочены к Кубку конфедераций в нынешнем году и мировому футбольному чемпионату в следующем — и будут действовать полтора месяца в 2017-м (с 1 июня по 12 июля) и два месяца в 2018-м (с 25 мая по 25 июля).

Желание уберечь официальные гуляния в День России от импровизаций сторонников Алексея Навального, а равно и намерение обеспечить в постинаугурационные недели 2018-го то благолепие, нехватка которого так бросалась в глаза в прошлый раз, прочитываются абсолютно ясно. Комментаторы, которые обратили внимание именно на это, совершенно правы. С тем, однако, уточнением, что проблематика указа гораздо шире.

Он вовсе не только об ограничении, а фактически, видимо, и запрете любых публичных акций, кроме тех, которые устраивают сами власти. Тут еще и усиленный контроль за всеми, кто рискнет приехать в эти месяцы в Москву или Петербург из других городов и сел; и создание обширных зон особого режима; и ограничения междугородних транспортных потоков. Если вас не устраивают слова «чрезвычайное положение», назовите как-нибудь иначе. Сути это не изменит.

Угроза терроризма существует постоянно. Не берусь судить, насколько она увеличивается накануне, во время и после такого скромного и, я бы даже сказал, далеко не всем известного мероприятия, как Кубок конфедераций. Но если этот Кубок власти сочли достаточно веским поводом для введения полуторамесячного особого положения, то подобрать не менее убедительный повод, чтобы ввести особый режим в любой другой отрезок времени и в любых других местах, не составит ни малейшего труда.

Чрезвычайного положения как единой системы управления у нас сейчас нет, но все чаще мы сталкиваемся с чрезвычайными положениями на отдельно взятых участках жизни. В них можно попасться, как в капканы, в каких угодно областях.

Кто станет сомневаться, что начальство по частям пытается ввести чрезвычайное положение в социальных сетях? Дело блогера Соколовского — не только самый свежий этому пример, но и самый, по-моему, информативный. Оно многое раскрыло.

Чем чрезвычайное положение отличается от идеологического нажима, административных манипуляций и прочих излюбленных нашим начальством управленческих приемов? Тем, что оно уже не претендует на одобрение управляемых, пусть даже поверхностное и наведенное пропагандой.

Что общего между выборами, на которых голосуют бюджетники, а бюллетени считают избиркомовские училки, столичными протестными шествиями 2013—2016 годов, проведенными по сценариям, согласованным с начальством, и закрытиями выставок и спектаклей по настояниям оскорбленных в своих чувствах церковных активистов? Тем, что и в том, и в другом, и в третьем случаях соблюдался ритуал консультаций с общественностью.

Выборы оформлялись так, чтобы наскрести провластное большинство и заставить критиканов упрекать в их исходе простонародье, а не начальство. Великодушно разрешенные митинги интеллигентов давали возможность выпустить пар, одновременно напоминая им, что они слабы и малочисленны. Уступки очередным мракобесным ультиматумам сопровождались разъяснениями, что, мол, мракобесы они или нет, однако вот, как видите, в большинстве. Как же начальству к ним не прислушаться? Это было бы недемократично.

А теперь вернемся к Соколовскому. Условный срок, полученный им после нескольких месяцев реальной отсидки, не является оправданием ни в каком смысле этого слова. Сам Соколовский сразу после суда сообщил, что хоть и не раскаивается, но новых роликов снимать и вывешивать не будет — неохота в колонию. Если задача правосудия — пресечь деятельность нарушителя, то она решена.

А теперь самое интересное. Был ли вердикт суда ответом на некий общественный запрос, на очередной гнев большинства или на что-либо ему подобное? Да никоим образом.

Осудив блогера в том числе и за «отрицание существования Бога, отрицание существования основателей христианства и ислама — Иисуса Христа и пророка Мухаммеда», правосудие нашей державы осудило в его лице не только действующую Конституцию, не только российских атеистов, а также верующих нехристиан и немусульман, но и изрядную долю формальных православных. По оценке эксперта известной опросной службы, «60% православных не относят себя к религиозным людям, …а около 30% из числа тех, кто называет себя православными верующими, вообще полагают, что Бога нет».

Мало сказать, что судебный вердикт нелеп. Он еще и откровенно и сознательно непопулярен. Вся атмосфера процесса говорила о том, что сочувствующие Соколовскому явно в большинстве. Государственная машина махнула рукой на привычную свою игру в согласие с народом. Не согласны — и ладно. Пусть злобствуют, лишь бы подчинились. Именно такова логика чрезвычайного положения.

И эта логика все чаще выходит на первый план. В конце апреля сторонники Михаила Ходорковского хотели подать в президентские приемные жалобы Владимиру Путину на него самого. Вроде бы дело рутинное. Приемные для того и существуют, чтобы принимать жалобы. Техника казенных отписок отшлифована веками. Но за три дня до мероприятия прокуратура объявляет «нежелательными организациями», то есть как бы запрещает, три зарубежные структуры Ходорковского. «Как бы» — потому что в России они, формально говоря, и так не работают. Но после этого большинство подателей жалоб к приемным не подпускают, многих задерживают, часть штрафуют, а некоторых и отправляют под арест.

На место прежних ритуалов общения власти с подданными, приукрашенных лицемерными, но кое-как соблюдавшимися формализмами, приходит простая и обходящаяся без церемоний сила. Ее аура ощущается все отчетливее. Все чаще человек может быть схвачен и наказан просто потому, что попал под руку. Например, случайно оказался рядом с каким-нибудь уличным мероприятием, которое начальство, присмотревшись, сочло предосудительным. Или не к месту процитировал вслух действующую Конституцию.

Чрезвычайное положение с главными его особенностями придумано не сегодня и не вчера. Это давнишний и хорошо изученный феномен мировой и европейской цивилизации.

«Мы, бургомистр и наш сенат, блюдя отечески свой град, всем верным классам населенья сим издаем постановленье. Агенты-чужеземцы суть те, кто средь нас хотят раздуть мятеж. Подобных отщепенцев нет среди местных уроженцев… Случится трем сойтись из вас, без споров разойтись тотчас. По улицам ходить ночами мы предлагаем с фонарями…» — Генрих Гейне написал это с натуры в позапрошлом веке.

Не скажу, что у нас на дворе уже полноценное чрезвычайное положение. До этого еще расти и расти. Но на всякий случай следует помнить вот что. Если властная система начинает свое существование с чрезвычайного положения, то в дальнейшем возможны очень разные варианты. Если же она вводит его, имея за плечами долгую жизнь, то это последний ее довод, означающий, что все остальные доводы закончились и новых не предвидится.

Сергей Шелин

Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 12 мая 2017 > № 2172382


Палестина. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 мая 2017 > № 2171677

Палестинцы очень рады наметившимся подвижкам в российско-американских отношениях, заявил в пятницу глава Палестинской национальной администрации Махмуд Аббас на встрече с патриархом Московским и всея Руси Кириллом в его Даниловской резиденции.

"Мы очень рады, что есть подвижки в российско-американских отношениях. И в ближайшие дни мы надеемся, что это взаимодействие приведет и к усилиям в мирном процессе по палестинской проблеме", — сказал Аббас, подводя итоги своих переговоров с президентом РФ Владимиром Путиным в четверг Сочи и с американским лидером Дональдом Трампом на прошлой неделе в США.

По словам Аббаса, в ходе его встреч с Путиным, а также с председателем Императорского православного палестинского общества Сергеем Степашиным обсуждались двусторонние отношения и "та позиция, которую занимает Россия в отношении палестинской проблемы".

Кроме того, глава Палестины сообщил, что, общаясь в Вашингтоне с Трампом, он "ему говорил о том, что Россия уважает палестинскую проблему, знает ее сложности и выступает за мир на этой земле"

Третьего мая Аббас встречался с Трампом в Вашингтоне, после чего заявил, что в отношениях между Россией и США есть "кое-какое сближение".

Палестина. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 мая 2017 > № 2171677


США. Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 мая 2017 > № 2171588

Решение сирийского кризиса требует вовлеченности и сотрудничества многих акторов, однако оно однозначно невозможно без взаимодействия Москвы и Вашингтона, заявил РИА Новости профессор истории Американского университета в Вашингтоне, директор Института ядерных исследований Питер Кузник.

"Касательно возможности сотрудничать в той или иной области, то у Москвы и Вашингтона она есть. Возможность работать вместе в Сирии. Нет и речи о нахождении какого-либо решения сирийского кризиса, если РФ и США не станут сотрудничать", — сказал эксперт.

Вместе с тем он подчеркнул, что "российский президент прав, говоря, что, если в Сирии немедленно отстранить президента Башара Асада от власти, то это будет на руку террористам, группировки "Исламское государство"* и "Нусра"* могут получить преимущество".

Он добавил, что двум странам необходимо работать вместе в борьбе с терроризмом, с изменением климата, и особенно в том, что касается ядерного оружия.

"Это сумасшествие, но мы до сих пор имеем нацеленное друг на друга оружие. Мы должны немедленно это прекратить", — подчеркнул американский аналитик.

Вооруженное противостояние продолжается в Сирии с марта 2011 года. В его результате, по данным ООН, погибли более 220 тысяч человек. Россия с 30 сентября 2015 года по запросу президента САР Башара Асада начала наносить авиаудары по объектам террористов в Сирии. При поддержке России Дамаску удалось переломить ситуацию, перейти в наступление на ключевых направлениях.

В марте 2016 года президент РФ Владимир Путин принял решение о выводе большей части российской группировки ВКС в связи с успешным выполнением задач. При этом Россия не отказалась от взятых обязательств по поставке сирийскому правительству вооружения и военной техники и обучению военных специалистов, по-прежнему работают авиабаза Хмеймим и пункт материально-технического обеспечения ВМФ в Тартусе. Кроме этого, в Сирии действует российский Центр по примирению.

США. Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 мая 2017 > № 2171588


Палестина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 мая 2017 > № 2171577

Межрелигиозные отношения в Палестине в настоящее время находятся в очень хорошем состоянии, православные верующие не испытывают там никакого притеснения, заявил патриарх Московский и всея Руси Кирилл на встрече с палестинским лидером Махмудом Аббасом.

"Я с удовлетворением отмечаю тот факт, что межрелигиозные отношения на территории Палестины находятся в очень хорошем состоянии", — сказал патриарх на встрече с Аббасом в своей Даниловской резиденции.

По его словам, свидетельством тому является, например, "религиозная жизнь очень многих людей, которые приехали в Палестину из России".

"Православные люди не чувствуют в ней никакого притеснения со стороны религиозного большинства", — отметил предстоятель РПЦ. Он добавил, что подобный стиль отношений между христианами и мусульманами в Палестине — "очень важный фактор, укрепляющий симпатии русского народа" к этой стране.

Патриарх также выразил удовлетворение, что РФ продолжает гуманитарную миссию на территории Палестины, ведет там просветительскую работу.

"Вы знаете, что Русская православная церковь близко к сердцу воспринимает тему мира на Ближнем Востоке, решение палестинской проблемы. И мы приветствуем соответствующие решения ООН, Совета Безопасности ООН, направленные на утверждение мира на палестинской земле", — сказал предстоятель РПЦ.

Палестина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 мая 2017 > № 2171577


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 мая 2017 > № 2171454 Борис Акунин

Во избежание «майдана»

Борис Акунин, Обозреватель, Украина

Уваровская триада «Православие — Самодержавие — Народность», как известно, была выработана в качестве «российского ответа» на триаду Великой Французской революции «Свобода — Равенство — Братство». Николай I был убежден, что русская триединая формула обеспечит стране стабильность, убережет ее от потрясений и смут.

Путинская Россия на наших глазах движется совершенно той же дорогой, что николаевская. Нынешние «скрепы» звучат не глупее, чем тогдашние «столпостены». Речь здесь идет о том же самом — о том, что держит, не дает рассыпаться.

За без малого два века изменились реалии и терминология, но не сущностное содержание.

«Свобода — Равенство — Братство» в сегодняшнем виде — это три сакральные ценности западной цивилизации: свобода мысли и слова + демократия + эмпатия.

Триада «Православие — Самодержавие — Народность» модифицировалась в гораздо меньшей степени, просто в силу сугубой консервативности этой идеологической системы.

Под «православием», в общем, имеется в виду то же самое, что в 1834 году: не вера и не следование христианским заповедям, а единомыслие, за которым строго бдят государство и церковь. Только что, в 2017 году, российский суд признал «отрицание Христа» уголовным преступлением.

«Самодержавие» все так же означает личную власть правителя, не ограниченную институтами.

«Народность» — противопоставление лубочного послушного «народа» непослушным «чаадаевым» — реформатировалась в популизм, противопоставление условного «уралвагонзавода» «пятой колонне». Но методы остались прежними: использование низменных инстинктов массового сознания, предельно вульгаризованная пропагандистская риторика, опасливое отношение к просвещению.

Точно таким же остается и моральное обоснование реакционности: все жертвы приносятся ради стабильности и во избежание «майдана».

Примечательно, что традиционная российская триада не может заменить ни одну из своих составляющих на какой-то компонент из того, другого набора.

Не может быть формулы «Свободомыслие — Самодержавие — Народность» (сразу все начнут кричать, что король голый).

Не может быть формулы «Православие — Демократия — Народность», потому что честные выборы и сменяемость власти немедленно покончат с единомыслием и официозом.

И «Православие — Самодержавие — Братство» тоже не срастается. В государстве, где существует насильственно насаждаемое единомыслие и безраздельно властвует «вертикаль», эмпатии не бывает. Всякое доброе дело разбивается о казенщину, о чиновничье мздоимство, о недоверие к любой неконтролируемой инициативе. Поэтому все, за что ни берется такое государство, выходит бесчеловечным.

Понятно, что долго ультраконсервативная конструкция держаться не способна — потому что тормозит всякое развитие: мысли, общества, образования.

Даже в XIX веке, когда время двигалось много медленнее, уваровской идеологии хватило всего на двадцать лет, и мы помним, чем это закончилось — Крымской катастрофой.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 мая 2017 > № 2171454 Борис Акунин


Германия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 12 мая 2017 > № 2171452

На востоке Германии растет численность исламистов

Маркус Декер | Frankfurter Rundschau

Немецкая контрразведка отмечает "рост числа исламистов в восточных регионах Германии", сообщает Frankfurter Rundschau. Так, в среду прошли облавы на исламистов в Берлине, а также в федеральных землях Саксония и Саксония-Анхальт. Рейды проходили 4 мая в пригородах Лейпцига, 9 мая - в Восточном Берлине и Магдебурге.

Автор статьи Маркус Декер комментирует: "Это опровергает впечатление, будто исламизм является исключительно западногерманским феноменом. Из 657 классифицированных в качестве потенциальных террористов исламистов порядка 30 проживают в восточных федеральных землях, чуть более десяти - в земле Бранденбург и свыше 70 - в Берлине. В целом главной проблемой восточных регионов продолжает оставаться правый экстремизм, но ситуация с исламистами и там изменяется".

В частности, Федеральное ведомство по охране конституции Германии в Саксонии следит за деятельностью так называемого "Саксонского форума", у которого в регионе есть восемь представительств. Организации вменяют контакты с "Исламским обществом Германии", которое, по данным контрразведки, является важнейшей структурой организации "Братья-мусульмане"* в ФРГ.

"Они поняли, что у мусульман в Восточной Германии нет своих структур, и теперь они ускоренно их создают", - говорит глава саксонской контрразведки Гордиан Майер-Плат о "Братьях-мусульманах", которые "хотят жить по законам шариата". Председатель "Саксонского форума" Саад Эльгазар подчеркивает, что "организация придерживается аполитичного ислама". Однако Майер-Плат считает, что "в этом и заключается их стратегия".

Между тем самым проблемным городом в регионе считается Лейпциг - там центральной фигурой исламистов является Хасан Даббаг, имам местной мечети Аль-Рахман, продолжает автор. Некогда он сделал довольно противоречивое заявление: "Ислам -мирная религия, но к нам, мусульманам, часто относятся как к террористам. Поэтому меня совершенно не удивляет, что многие становятся радикалами". Количество приверженцев радикального ислама выросло в Саксонии с 50 человек в 2015 году до 350 сейчас, из которых 190 - салафиты.

Также растет численность исламистов в земле Бранденбург: если в отчете контрразведки за 2014 год их количество оценивалось всего в 40 человек, то в 2015-м - уже в 70, а в 2016-м - около 100. "Примерно половина из них являются выходцами с Северного Кавказа, преимущественно из Чечни. Почти каждый второй считается склонным к насилию", - заявил пресс-секретарь МВД федеральной земли Бранденбург Инго Декер.

*"Братья-мусульмане" - террористическая организация, запрещенная в РФ.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 12 мая 2017 > № 2171452


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 12 мая 2017 > № 2171446

Вашингтон уподобляется Кремлю

Хайке Бухтер | Die Welt

"Этот визит вряд ли мог прийтись на еще более невыгодное время", - пишет политический обозреватель немецкой газеты Die Zeit Хайке Бухтер о состоявшемся в среду приеме президентом США Дональдом Трампом главы МИД РФ Сергея Лаврова в Белом доме. В ходе встречи обсуждались темы, связанные с ростом напряженности между двумя странами: гражданская война в Сирии, борьба с террористической организацией "Исламское государство"*, действия России на Украине и северокорейская угроза.

Но в том, что встреча с Лавровым выглядит столь неудобной, "виновата, прежде всего, личная проблема Трампа, связанная с Россией", отмечает автор. Так, всего за несколько часов до этого Трамп снял с должности директора ФБР Джеймса Коми. Последний публично заявлял о том, что он ведет расследование того, была ли связь между предвыборной командой Трампа и доверенными лицами Кремля, а если и была - то в каких масштабах. "И если Трамп тем самым преследовал цель избавиться от этого расследования, то он очень крупно просчитался", - уверен Бухтер.

Разумеется, Трамп "назвал совершенно иные причины отставки Коми: якобы тот, как заявил президент во время своего короткого выступления перед журналистами в среду, не справлялся с работой. До этого Трамп называл причиной отставки неадекватные действия Коми в ходе его расследования против Хиллари Клинтон". Последняя, как напоминает издание, использовала личный сервер для официальной электронной переписки, и поэтому летом 2016 года Коми жестко раскритиковал ее за подобное обращение с секретными данными. Тогда Трамп даже похвалил действия Коми, а в январе в ходе одного из приемов даже дружески похлопал его по плечу. Тем не менее, нынешний президент, который, оказывается, высоко ценит лояльность по отношению к себе, не простил Коми за то, что в марте он назвал бессодержательными неоднократные заявления Трампа о том, что его предшественник Обама отдал распоряжение вести за ним слежку во время предвыборной кампании.

"Как бы то ни было, но последние действия Трампа еще больше укрепляют впечатление о президенте как о человеке, который окопался в Белом доме вместе с членами своей семьи и приближенными. Причем этот президент - из тех правителей, что избавляются от всех неугодных и безжалостно наказывают за любые проявления нелояльности. Хотя в принципе гость Трампа Лавров привычен к таким условиям", - заключает Бухтер.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 12 мая 2017 > № 2171446


Венесуэла > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 мая 2017 > № 2171421

Венесуэла, имперские замашки и Учредительное собрание

Анхель Герра Кабрера (Ángel Guerra Cabrera), La Jornada, Мексика

В Венесуэле вступает в решающую фазу осуществление проекта США и местных олигархий, направленного на то, чтобы не оставить ни одного демократического и независимого правительства в Латинской Америке. Главной движущей силой этого проекта в Венесуэле является поддержка, которую оказывают местной контрреволюции Вашингтон и Организация американских государств (ОАГ), наиболее дискредитировавшие себя неолиберальные правительства и правые, поклоняющиеся идолу рынка и запускающие руки в государственную казну. Все они одного поля ягодка, что и Луис Альмагро (Luis Almagro), агент ЦРУ, назначенный генеральным секретарем ОАГ.

Помимо нефтяных богатств Венесуэлы, которые империя хочет прибрать к рукам, еще одним из своих главных приоритетов она считает свержение правительства Мадуро ввиду значения Боливарианской революции и идей Чавеса в Латинской Америке. Жестокий удар, который в случае своей победы контрреволюция нанесет по родине Боливара, отрицательно скажется на преобразованиях, происходящих в Боливии, Эквадоре, Никарагуа, Сальвадоре, во всех странах Боливарианского союза народов Америки (ALBA) и на Кубе.

Но не только это, а создание откровенно профашистской атмосферы в тех странах континента, где к власти пришли правые, атмосферы препятствующей избранию президентами Андреса Мануэля Лопеса Лабрадора (Andrés Manuel López Obrador) в Мексике, Лулы да Силвы в Бразилии и Кристины Фернандес де Киршнер (если она решит снова баллотироваться) в Аргентине. То есть, кандидатов, которых невозможно остановить при помощи законных и правовых способов.

Все прекрасно понимают, какие изменения победа этих кандидатов внесет в соотношение сил в региональном и международном масштабе в пользу независимости, суверенитета, государственного контроля за использованием природных ресурсов, социальной справедливости, демократии, единства и согласия стран континента и мира во всем мире.

Исходя из всего вышеизложенного, становится очевидным, что в напряженной и неспокойной экономической, политической и социальной обстановке, которую создал империализм и его подручные в Венесуэле, они отвергнут разумный и законный созыв президентом Мадуро Национального учредительного собрания и его призыв к диалогу.

Хуже того, стали все более частыми акты насилия, в результате которых более трех десятков человек погибли, и сотни были ранены. Все это говорит о том, что контрреволюционеры не готовы к какому бы то ни было диалогу, если он не предусматривает безоговорочного выполнения правительством их требований. Строя из себя бесконечно преданных католической церкви Венесуэлы, они в очередной раз проигнорировали призыв Папы Франциска к диалогу.

Хочу еще раз подчеркнуть, что контрреволюционеры выполняют директивы Южного командования ВС США в рамках операции Freedom 2, которое, помимо обширного опыта свержения правительств, накопленного Пентагоном и ЦРУ, активно использует теорию мягких переворотов, разработанную Джином Шарпом (Gene Sharp). Сотрудники основанного им института имени А. Эйнштейна в 2003 году совершили девятидневный рабочий визит в Венесуэлу, о чем подробно написала журналист Ева Голинджер (Eva Golinger). Ее рассказ представляет собой великолепное обобщение истории мягких переворотов в Латинской Америке.

В своей книге «От диктатуры к демократии» Шарп перечисляет пять шагов, необходимых для осуществления мягкого переворота, а именно: 1. Проведение ненасильственных акций с целью способствовать брожению в обществе, в том числе обличению коррупции, разжиганию интриг и распространению ложных слухов. 2. Организация мощных кампаний в защиту свободы слова и прав человека, сопровождающихся обвинениями правительства в тоталитаризме. 3. Активная борьба за политические и социальные требования, манипулирование людскими массами с целью мобилизации их на проведение демонстраций и протестных действий с применением насилия, представляющих угрозу государственным учреждениям. 4. Ведение психологической войны и дестабилизация обстановки с целью создания обстановки неуправляемости. 5. Целенаправленная работа по принуждению президента к отставке при помощи уличных беспорядков, во время которых под контроль берутся государственные учреждения. Подготовка условий для военной интервенции в обстановке затяжной гражданской войны и международной изоляции страны. Именно это и происходит сейчас в Венесуэле.

Но пока контрреволюция лихорадочно прибегает к насилию, понимая, что время работает против нее, власти Боливарианской республики добились успехов в налаживании диалога, предшествующего созыву Национального учредительного собрания, к которому президент Мадуро призывает народные массы, вооруженные силы и оппозиционные партии. Если обсуждение созыва примет массовый характер, то насилие в ближайшее время само себя изживет.

Венесуэла > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 мая 2017 > № 2171421


Италия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 мая 2017 > № 2171416

«Ислам несовместим с нами. Мусульмане не являются европейцами»

В своем интервью газете Foglio писатель Фердинандо Камон говорит о крестьянском мире, о чувстве священного и об исламе: «Ни один из трех столпов ислама не совместим с итальянской конституцией».

Ракеле Ненци (Rachele Nenzi), Il Giornale, Италия

Фендинандо Камон (Ferdinando Camon) — писатель другой эпохи. Он не боится говорить об исламе без обиняков. Интеллектуал, писатель, лауреат литературной премии Strega 1978 года, автор таких нашумевших романов, как «Алтарь для матери». По меньшей мере, 17 его произведений и статей были опубликованы в газетах La Stampa и Le Monde, а также он печатался в различных изданиях региона Венето. Да, потому что Камон живет в Падуе и продолжает говорить о мире, о котором он писал в своих книгах. В последнем интервью, появившемся не так давно на страницах газеты Foglio, писатель высказался на актуальные и близкие ему темы — от завершения существования крестьянского мира до чувства священного. Он коснулся также проблем нацизма, рассказав о Пьере Паоло Пазолини и Примо Леви, а также поделился своим мнением об исламе.

Возможно, именно из-за этих заявлений интервью писателя вызвало такой резонанс. Камон вскоре после теракта в редакции французского сатирического еженедельника Charlie Hebdo сказал, что «они воюют с Западом, а Запад не умеет защищаться». Сегодня он расширяет свою оценку, заявляя, что ислам несовместим с западным миром. «Ни один из столпов ислама не совместим с итальянской, французской, германской и прочими конституциями, — говорит писатель. — Верный важнее неверного, мужчина важнее женщины, эмират важнее демократии, — таковы три конституционных проклятия». Поэтому «приверженцы ислама не могут быть европейскими гражданами». Этот подход близок к позиции некоторых так называемых «правых» интеллектуалов, хотя и расходится с ней в том, что касается последствий миграции. «Иммиграция продолжится, — утверждает Камон. — Но за три поколения иммигранты утратят Аллаха. Мои крестьяне стали буржуазией, но утратили Христа».

То же самое он повторил позже в интервью газете La Verità: «Иммигранты утратят этого Аллаха, являющегося источником их существования и деяний. Но и наша цивилизация будет вырождаться. Это будет уже не та культура, которая была 20 лет назад: христианская, католическая, основанная на конституционных правах. Среди тех, кто принимает этих мигрантов, уже распространена недопустимая для меня идея, что они не обязаны принимать нашу конституцию. Один из моих сыновей живет в Лос-Анджелесе. Когда он проходил через процедуру получения гражданства, ему надо было сдать экзамен на знание американской конституции. Ему дали месяц на ее изучение, а потом вызвали, чтобы задать вопросы. Я не понимаю, как в Лондоне может существовать восемь исламских судов, которые выносят свои вердикты по законам шариата. Что это за государство, которое признает существование иного правосудия, кроме собственного?»

Италия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 мая 2017 > № 2171416


Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 мая 2017 > № 2171398

Выборы в Иране: с Роухани или без него?

19 мая иранцы отправятся на избирательные участки, чтобы определить имя будущего президента страны. Два главных претендента на эту должность: уходящий глава государства Хасан Роухани и Ибрагим Раиси.

Ардаван Амир-Аслани (Ardavan Amir-Aslani), Atlantico, Франция

19 мая иранцы отправятся на избирательные участки, чтобы определить имя будущего президента страны. Два главных претендента на эту должность: уходящий глава государства Хасан Роухани и Ибрагим Раиси, бывший прокурор и председатель фонда «Астан Кудс Резави», который является одновременно мавзолеем имама Резы (восьмой имам шиитов) и богатейшим религиозным фондом в мире с активами в 20 миллиардов евро.

Как бы то ни было, хотя оба кандидата ходят в тюрбанах и являются представителями духовенства, они воплощают в себе два совершенно разных взгляда. Уходящий президент символизирует соглашение по ядерной программе, которое обеспечило (по крайней мере, в теории) возвращение Ирана в международную финансовую систему и снятие связанных с атомной сферой международных санкций. Кроме того, он представляет более современный и прагматичный Иран, улыбающееся лицо на переговорах с Западом, который не забыл о восьми неспокойных годах Махмуда Ахмадинежада (тот превратил страну в сравнимого с Северной Кореей изгоя).

Раиси же наоборот воплощает в себе сторонников жесткого курса. Именно он был прокурором, который в 1988 году отправил на эшафот тысячи политзаключенных, главным образом из Организации моджахедов иранского народа (была союзницей Саддама во время ирано-иракской войны). Этот давний ученик верховного лидера Али Хаменеи является фаворитом стражей революции и спецслужб, в первую очередь, из-за сурового отношения к тем, кто не согласен с сутью и теократической идеологией режима. Он подал свою кандидатуру по личной просьбе Хаменеи, отказавшись от самой желанной в стране должности директора «Астан Кудс Резави», на которую был назначен пожизненно.

Консерваторы обязательно подчеркнут через Раиси, что окончание связанных с ядерной программой санкций мало что на самом деле дало стране вопреки всем обещаниям Роухани. Так, например, иностранные инвестиции, которые сулил президент после подписания соглашения так и не потекли в Иран. Вместо эльдорадо иранцы получили холодный душ из несбывшихся надежд экономической открытости. Роухани слишком сильно расписывал положительные стороны отмены санкций и безосновательно породил надежду, которая могла только рухнуть при отсутствии обещанных экономических результатов. Неудача была главным образом сопряжена с сохранением несвязанных с ядерной отраслью американских санкций, которые действуют со времен исламской революции и продолжают сковывать руки международным банкам (в результате они практически не финансируют иранские проекты). Так, хотя за прошедший налоговый период иранский ВНП вырос на 7,4%, за пределами нефтяной отрасли рост составил всего 0,9% из-за отсутствия финансирования проектов.

Да, снятие санкций позволило Ирану приобрести новые гражданские авиалайнеры (страна испытывала в них острейшую необходимость), однако обещанные рабочие места так и не были созданы. Но в этом заключалось главное обязательство Роухани. Иранский народ, более 60% которого младше 40 лет, образованы и открыты миру, рассчитывал на кардинальные перемены в экономике и повседневной жизни. Он надеялся на создание рабочих мест иностранными инвесторами, которые (за редким исключением) так и не пришли в страну.

На экономическое разочарование накладывается и новая американская администрация, которая враждебно относится к Ирану и бросается в крайности, расшатывая и без того неопределенную ситуацию.

Именно в такой непростой обстановке иранцы уже совсем скоро отправятся на избирательные участки. У людей сложилось мнение, что кандидат от консерваторов пользуется поддержкой всех властных кругов и имеет таким образом все шансы быть избранным. К тому же, напомним, что протеже верховного лидера идет тем же путем к главной должности в иранской теократии: сначала президент, а затем высший руководитель. Сложно представить себе, что после своей карьеры Раиси согласился встать на не слишком-то хоженый путь к президентскому креслу, не получив предварительных гарантий насчет исхода выборов. Тем более что Хаменеи скоро исполнится 80 лет, и ему отчаянно нужен преемник.

Последний год в его заявлениях звучит прославление «экономики сопротивления», которая сторонится международной торговли вопреки призывам уходящего главы государства. Кроме того, он пожелал, чтобы будущий президент дистанцировался от Запада, намекая тем самым на политику открытости Роухани.

В отличие от спорного избрания Ахмадинежада в 2009 году, сложно представить, чтобы народ хлынул на улицы в поддержку Роухани, который растерял популярность из-за преувеличения позитивных сторон соглашения по иранской ядерной программе. Кроме того, верховный лидер недавно открыто подчеркнул, что не потерпит протестов против результатов выборов и не даст свободы демонстрантам.

Неужели дни Роухани в кресле президента сочтены?

Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 мая 2017 > № 2171398


Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 мая 2017 > № 2171086 Петр Фаворов

Между Британией и ЕС. Кого выберет Северная Ирландия после брекзита

Петр Фаворов

Принятый Брюсселем «текст Кенни» – это, по сути, заявления о судьбе значительных фрагментов чужой территории, не самая обычная вещь в дипломатическом обиходе. И хотя Северная Ирландия – самая маленькая из четырех стран Соединенного Королевства, именно тут процесс брекзита ждут самые большие сложности. Что уж точно не вызывает никаких сомнений – так это что риски в случае неудачи тут максимальны

29 апреля, в последние минуты внеочередного саммита глав государств ЕС в Брюсселе его участники практически без обсуждения приняли резолюцию, ставшую известной как «текст Кенни». 27 премьер-министров и президентов (британского лидера Терезу Мэй уже не позвали, поскольку основным вопросом повестки дня была европейская стратегия на переговорах по брекзиту) поаплодировали сами себе, единогласно утвердив предложенный ирландским премьером Эндой Кенни текст. Смысл принятой резолюции сводится к следующему: если жители Северной Ирландии выскажутся за присоединение к южной части острова, они автоматически станут частью ЕС, несмотря на выход Великобритании из Евросоюза.

В принципе в Лондоне уже начали привыкать к подобным неприятным сюрпризам с континента – они в последний месяц происходят примерно раз в неделю. То будущее Гибралтара ставится в зависимость от позиции Испании, то Британии нужно заплатить за выход 60 млрд евро, то вдруг – сто, и при этом любые переговоры о торговых отношениях могут начаться только после признания этого долга. Дело дошло уже до того, что глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер объявил, что миссис Мэй «живет в другой галактике» (забавная рифма к знаменитой фразе Ангелы Меркель, что Владимир Путин обитает на иной планете). И все же такие, как «текст Кенни», заявления о судьбе значительных фрагментов чужой территории – не самая обычная вещь в дипломатическом обиходе.

Линии мира и брекзита

К счастью, это все же не casus belli – резолюция саммита ЕС отсылает к основополагающему для Северной Ирландии Соглашению Страстной пятницы, по которому будущее единство двух частей острова зависит прежде всего от выраженного прямым волеизъявлением решения их населения, а правительство Британии, помимо обязанности назначить голосование в тот момент, когда идея объединения наконец-таки захватит большинство североирландцев, особого влияния на него не имеет.

Этот поразительный и очень непросто давшийся документ, подписанный Лондоном, Дублином и лидерами основных североирландских партий в 1998 году, а потом утвержденный двумя ирландскими референдумами, готовился, однако, с учетом того, что все его участники в любом случае состоят в ЕС. В итоге, несмотря на то что Северная Ирландия – это с огромным отрывом самая маленькая из четырех стран Соединенного Королевства, именно тут процесс брекзита ждут, вероятно, самые большие сложности. Что уж точно не вызывает никаких сомнений – так это что риски в случае неудачи тут максимальны.

История острова Ирландия – не только одна из самых запутанных и трагичных в христианском мире, но и одна из самых живых, то есть имеющих сильнейшее влияние на повседневную жизнь современного обывателя. Даже если ограничиться только непосредственно связанными с нынешним сюжетом фактами, все равно приходится начинать с 1170 года, когда в Ирландии высадился первый англо-норманнский контингент.

Последовавшие за этим 750 лет английской колонизации были связаны с постоянно повторявшимися попытками потеснить коренное население острова и заместить его выходцами из Британии. По разным причинам удались они только в северной провинции Ольстер, и, когда в 1921 году истово католическая Ирландия наконец получила частичную независимость, шесть северных графств с преимущественно протестантским населением остались частью Великобритании.

С 1969 года Северная Ирландия была охвачена конфликтом между радикальными юнионистскими и республиканскими группами, известным по-английски как Troubles («беды»). Общее число его жертв превысило 3500 человек, а покончено с ним было именно благодаря Соглашению Страстной пятницы.

В нынешней Северной Ирландии память об этой истории (помимо государственного устройства, результатов любых выборов и психологии всего населения) сохраняется в виде двух очень непохожих границ. В центрах городов соприкасающиеся протестантские и католические кварталы по-прежнему разделены многометровыми бетонными заборами, лицемерно именуемыми «линиями мира».

Пятисоткилометровая граница между двумя частями острова (собственно, единственная сухопутная граница Соединенного Королевства), наоборот, поражает тем, насколько она незаметна: понять, что ты уже не в Великобритании, можно только по тому, что максимальная разрешенная скорость на дорожных знаках вдруг начинает указываться не в милях, а в километрах в час. Именно судьба этой границы и ее нынешней проницаемости – один из основных поводов для беспокойства из-за брекзита, ведь она может стать не просто межгосударственной, но внешней границей единого таможенного пространства и Общего рынка ЕС.

Отдельную проблему нынешнего положения вещей, никак не связанную с вопросом членства в ЕС, составляет то, что главные Юнионистская и Республиканская партии провинции, которые по Соглашению Страстной пятницы обязаны на пару образовывать правительство, решительно разругались в начале 2017 года на почве коррупционного скандала в сфере ЖКХ, и даже новые выборы не смогли разрешить этот их конфликт. Ну и наконец, сами итоги референдума 23 июня 2016 года: 56% североирландцев высказались на нем за то, чтобы остаться в ЕС, в то время как в целом по Соединенному Королевству 52% поддержали брекзит.

Ирландия не Шотландия

На этом довольно непростом фоне интерес ирландского премьера Энды Кенни к возможному скорому объединению родного острова понятен, но данные социологов для него неутешительны: по результатам проведенного осенью 2016 года опроса компании Ipsos Mori, 63% населения Ольстера предпочитают оставаться с Лондоном, и только 22% выбирают единую Ирландию.

Число сторонников объединения хоть и выросло на 5% с 2013 года, все равно не так уж велико, и даже саму идею референдума поддерживает всего 33%. Особенно интересно, что лишь каждый пятый из опрошенных заявил, что итоги референдума о брекзите как-то повлияли на его предпочтения в вопросе о будущем провинции и что даже среди католиков (которые сейчас составляют примерно половину всего населения) энтузиастов ирландского единства только 43%.

Дополнительную сюжетную линию в североирландском вопросе обеспечивает перспектива референдума о независимости Шотландии и вообще наблюдаемое там обострение национального самосознания. Это только очень со стороны кажется, что три малых страны Соединенного Королевства привязаны к Англии отдельными ниточками и никак не взаимодействуют друг с другом. На самом деле с вершины скал Антрима в ясную погоду видна никакая не Англия, а Шотландия. Протестантское население провинции в основном происходит именно оттуда, исповедует не англиканизм, а шотландское пресвитерианство и говорит на диалекте английского языка, который прозрачно называется ольстер-скотс.

В случае отделения Шотландии Северная Ирландия окажется мало связанной с Англией и Уэльсом даже чисто географически – но тот же опрос Ipsos Mori показал просто-таки парадоксальный результат: независимость Шотландии заставит пристальнее присмотреться к ирландскому объединению лишь 15% населения Ольстера, а 18%, наоборот, ожидают в себе в таком случае прилива британского патриотизма. Объяснить это явление логически невозможно, и остается лишь сослаться на загадочную североирландскую душу. Или же на то, что, отвечая на вопросы социологов, люди не всегда точно предсказывают свою реакцию на будущие события.

Несмотря на все эти обнадеживающие для сохранения целостности Соединенного Королевства результаты опросов, нет никакой гарантии, что спокойствие в Ольстере – вещь необратимая. Это, несомненно, не повод для того, чтобы отменять брекзит (да это уже и невозможно), но ситуация на «линиях мира» явно должна быть одной из основных забот правительств и Терезы Мэй, и Энды Кенни.

Один из самых запоминающихся пассажей в «Мировом кризисе» Уинстона Черчилля описывает, как 24 июля 1914 года британский кабинет получает сообщение об австро-венгерском ультиматуме Сербии в разгар дискуссий о том, как должна пройти граница между северной и южной частями Ирландии. В своей традиционной красочной стилистике Черчилль пишет: «Сельские приходы графств Фермана и Тирон отступили обратно в туманы и вихри промозглой Ирландии, и странный свет начал медленно, но заметно разгораться над развернутой перед нами картой Европы». Спустя сто лет промозглая Ирландия вдруг оказалась не на периферии, а в эпицентре нового мирового кризиса, и решаться ему предстоит, как минимум отчасти, в тех же самых сельских приходах графств Фермана и Тирон.

Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 мая 2017 > № 2171086 Петр Фаворов


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 12 мая 2017 > № 2171055

Особенности национальной борьбы с коррупцией

Автор: Мирас Нурмуханбетов

Коррупция в Казахстане стала неотъемлемой частью не только властной вертикали, но и всего общества. Борьба с ней больше напоминает почти хрестоматийное «пчелы против меда». Хотя коррупция разрушает государство, а рядовые казахстанцы гневно осуждают ее, на бытовом уровне она выгодна и для отдельных граждан, и для политической системы в целом. Почему так происходит, и есть ли шансы на то, чтобы покончить с мздоимством в обозримом будущем?

Откуда корни?

«Коррупция была всегда и везде!», «Это у нас в крови!», «Коррупцию победить невозможно!». Именно так или примерно так рассуждает определенная часть общества, и прежде всего те, кто имеет отношение к власти на любых ее уровнях. Особенно умиляет, когда беспомощно разводят руками депутаты и представители правоохранительных органов. Но, может, они правы, и это зло присуще нам исторически?

Во времена Казахского ханства были подати («закят», «ушур»). Некоторые наши современники считают их взятками, но на самом деле это была форма налогообложения. А еще практиковались «подарки» ханам, султанам и даже биям – так называемые «ханлық», «сыбаға», «тарту». Эти слова сегодня практичес­ки вышли из обихода и лишь иногда встречаются в «жаргоне» ушлых полицейских и работников социальных служб.

Ислам тоже не поощрял мздоимство в различных его проявлениях – оно считалось недостойным мусульманина, причем запрет в большинстве случаев распространялся и на взяткополучателя, и на взяткодателя.

Факты коррупции в Степном крае стали документально фиксироваться где-то с начала XIX века, а до этого косвенные факты можно было проследить в народном фольклоре, в первую очередь в сказках.

В целом же особенности национального законодательства того периода можно уместить в простую формулу: что не запрещено, то разрешено – это касалось и материальной благодарности за те или иные услуги.

При этом необходимо заметить, что институт биев считался справедливым и беспристрастным, из-за чего к казахским степным судьям-аксакалам обращались даже представители других народов, в том числе русские переселенцы и казаки. В то же время в мировой практике именно нечестные судьи стали почти синонимом коррупции.

Терпимость на «нуле»

Сегодня для большинства казахстанцев власть и коррупция - понятия практически тождественные. Впрочем, о первой мы еще поговорим, а пока рассмотрим истинное отношение общества к этому злу (к коррупции, а не к власти).

Прежде всего следует отметить, что богатство власть имущих у большинства населения вызывает скорее не возмущение, а черную зависть. При этом не все до конца понимают, что коррупция – это не только взятки, «откаты» и злоупотреб­ление служебным положением, но и система взаимоотношений власти и общества, а борьба с ней – это не только аресты, суды и миллиардные штрафы, но и та самая «нулевая терпимость».

Есть ли у нас такая терпимость? Конечно, нет. Из нескольких миллионов казахстанских водителей вряд ли наберется хотя бы 50 тысяч, которые никогда не платили дорожным полицейским. Другое дело, что не все в этом признаются. Ведь для большинства водителей «гаишник» – это зло вплоть до того момента, пока их не остановят за какое-то правонарушение. После этого «жолполовец» сразу становится «басеке». Кстати, согласно результатам исследования «Барометр коррупции в Казахстане», проведенного Transparency International, 47 процентов платящих взятки отдают их дорожным полицейским. Каждый третий опрошенный признался в том, что получал за мзду пособия по безработице. Чуть меньше количество тех, кто «давал на лапу» в судах, учреждениях соц­обеспечения, детских садах.

При этом «барометр» показывает, что лишь 37 процентов населения считают коррупцию одной из главных проблем в стране. В этой цифре, возможно, и скрывается истинное отношение людей к мздоимству – то есть они, признавая существование такого явления, не считают это большой проблемой. Ведь именно возможность «решить» какой-нибудь вопрос путем подкупа заменяет все гражданские права, предусмотренные Конституцией. Поэтому наше общество не только терпит коррупцию, но и подсознательно желает ее сохранения. По крайней мере, на бытовом уровне.

Согласно данным вышеупомянутого «Барометра коррупции», 29 процентов казахстанцев платили взятки при получении госуслуг. За три года этот показатель снизился на пять процентных пунктов (в 2013-м было 34%). Но уменьшились ли масштабы коррупции в целом? Вряд ли. С каждым годом увеличивается число «клиентов» Нац­агентства по борьбе с коррупцией, дорожные полицейские брать взятки не перестали, устроить ребенка в нужную школу по-прежнему стоит определенную сумму, а оплата за «зачеты» в вузах даже возросла.

Да и сами граждане не считают зазорным преступать закон. Например, когда они не платят налоги. Людям часто даже в голову не приходит, что это является одной из главных причин того, как мы живем.

Конечно, проблемы кроются не только в обществе, но и во власти, там, где расцвел противоречивый дуализм: с одной стороны, это та самая «кормушка», а с другой –именно оттуда исходят все инициативы, касающиеся борьбы с коррупцией. Но насколько возможна такая борьба?

Перспективы

Месяца полтора назад президент страны Нурсултан Назарбаев, встречаясь в узком кругу с доверенными журналистами, поднял тему большой коррупции. По его словам, все украденное должно быть возвращено государству. Довольно оптимистичное заявление, конечно. И спорное: ведь фраза «возвращение государству» имеет двойной смысл. С одной стороны, если речь идет о тех как минимум 100 млрд долларах, которые были выведены из страны с начала века, то об этом, кроме президента, говорили даже представители оппозиции, в том числе зарубежной. Был, конечно, прецедент с фондом «Бота», который «профинансировали» за счет средств, обнаруженных в результате «Казахгейта» (точнее, «Гиффенгейта»). Но тогда речь шла о сравнительно «смешной» сумме в 115 миллионов долларов США, а шуму и расходов было «на миллиард». С другой стороны, санкции, применяемые сегодня к уличенным в мздоимстве и воровстве чиновникам, вызывают у населения лишь одну мысль: значит, они украли еще больше, чем им вменяют в вину.

Создается впечатление, что коррупция в нашей стране – это четко налаженная система взаимных поощрений, некий сетевой маркетинг с большим количеством бонусов. Есть, конечно, и «минусы» в виде риска понести публичное наказание, но здесь нужно помнить две главные вещи. Во-первых, обычно под раздачу попадают те, кто оказался «слабым звеном», а во-вторых, эта же налаженная система в любой момент может помочь человеку уйти от уголовной ответственности или существенно ее облегчить. В этом плане более чем показателен последний пример с президентом МЦПС «Хоргос» Василием Ни.

Кроме того, надо понимать, что борьба с коррупцией в нашей стране стала частью борьбы политической. Возвращение финансовой полиции в прямое подчинение президенту страны лишний раз это доказывает, а система сдержек и противовесов, используемая Ак-Ордой во внутренней политике и при осуществлении контроля за различными кланами, призвана обес­печить спокойствие во время переходного периода. Верховная власть прекрасно осознает, что коррупция в стране обрела политический фундамент, и сейчас, в условиях транзита, борьба с ней становится инструментом давления на элитные группировки. Ведь речь идет о перераспределении не только властных полномочий, но и активов различных финансово-промышленных групп. А главное – это инструмент контроля за возможным финансированием тех, кто может воспользоваться ослаблением верховной власти в период осуществления операции «Преемник».

Поэтому борьба с коррупцией в Казахстане может растянуться на долгие годы и вестись именно так, как будет выгодно власти. Ведь не о люстрации идет речь, в конце концов. И пусть наш народ воспринимает эти потуги по искоренению мздоимства как то же самое, что «пчелы против меда», «рок против наркотиков» или «казахи против мяса», – это никоим образом не волнует власть: у нас ведь, по сути, только коррупция является неким связующим звеном между населением и этой самой властью.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 12 мая 2017 > № 2171055


Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > un.org, 11 мая 2017 > № 2175714

Президент Узбекистана согласился на сотрудничество с региональным бюро ООН по правам человека

Власти Узбекистана добились заметных успехов в защите прав человека, приняли законы об укреплении правосудия и запретили привлекать детей для сбора хлопка. Однако в стране все еще много нерешенных проблем, в том числе, связанных с наличием политзаключенных. Об этом заявил Верховный комиссар ООН. Он сообщил, что президент Узбекистана согласился на сотрудничество с региональным бюро ООН, которое сейчас работает лишь в четырех из пяти стран региона.

С 10 по 12 мая Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн по приглашению правительства побывал с визитом в Узбекистане. Это была его первая поездка в эту страну. До Зейда Раада аль-Хусейна Узбекистан не посещал ни один из его шести предшественников.

«В последние годы правительство Узбекистана показало, что оно способно принимать серьезные меры по защите прав человека и решению укоренившихся проблем в этой сфере. Примером тому являются весьма успешные усилия, направленные на прекращение многолетней широкомасштабной практики принудительного использования детского труда во время ежегодного сбора хлопка», - заявил Верховный комиссар на пресс-коференции в Ташкенте.

Он отметил, что за последние восемь месяцев правительство Узбекистана инициировало целый ряд новых законов в области защиты прав человека. По его словам, правозащитная тематика занимает видное место в предложенной президентом Стратегии действий на 2017-1921 годы.

В беседе с журналистами Верховный комиссар отметил, что его визит в Узбекистан был очень коротким, но крайне интенсивным и насыщенным.

Мой вчерашний день завершился 90-минутной встречей с президентом Шавкатом Мирзиёевым, в ходе которой мы нашли много точек соприкосновения и достигли договоренностей по ряду конкретных шагов

«Мой вчерашний день завершился 90-минутной встречей с президентом Шавкатом Мирзиёевым, в ходе которой мы нашли много точек соприкосновения и достигли договоренностей по ряду конкретных шагов», - сообщил представитель ООН. Он рассказал, что договрился с главой узбекского государства о сотрудничестве Узбекистана с Региональным офисом по правам человека.

«Мои предшественники неоднократно бывали в четырех других Центрально-Азиатских странах, но никто из нас не смог посетить эту страну. Когда мы создали наше Региональное бюро в Бишкеке в 2008 году, Узбекистан отказался от сотрудничества. В результате деятельность этого офиса охватывала лишь четыре страны региона из пяти. В ходе вчерашней встречи с президентом мы договорились о том, что наше Региональное бюро будет тесно сотрудничать со всеми пятью странами Центральной Азии», - сказал Верховный комиссар. Он назвал эту договоренность одной из важнейших в ходе его поездки в Узбекистан.

Встречи с представителями гражданского общества

Представитель ООН побывал не только в Ташкенте, но и в Самарканде, где встретился с представителями разных конфессий и сотрудниками национальных культурных центров. Он рассказал, что в ходе этих встреч его собеседники смело критиковали власти.

«Особое впечатление на меня произвела встреча с представителями гражданского общества, - сказал главный правозащитник ООН. - Во-первых, во встрече приняло участие много людей – примерно 60 человек, в два раза больше, чем мы ожидали. Они представляли различные сегменты гражданского общества, в том числе и наиболее критически относящиеся к властям. Во-вторых, несколько участников весьма откровенно высказывали свою точку зрения, почти не стесняясь, либо вообще не стесняясь телекамер, в том числе и государственного телевидения».

Рекомендации правительству

Верховный комиссар обратился к узбекским властям с просьбой как можно быстрее продолжить процесс освобождения политзаключенных, некоторые из которых отбывают очень длительные тюремные сроки. Он также настоятельно рекомендовал правительству улучшить ситуацию в тюрьмах Узбекистана и в других местах содержания людей под стражей и добиваться прекращения пыток в соответствии с обязательствами Узбекистана как участника Конвенции ООН против пыток.

Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > un.org, 11 мая 2017 > № 2175714


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 11 мая 2017 > № 2173138

Кандидаты в президенты Ирана сделали новые заявления

Избирательная кампания в Иране нагревается с шестью кандидатами в президенты, претендующими на должность главы исполнительной власти страны, отмечает Iran Daily.

В обращении к своим сторонникам-женщинам на стадионе в столице Тегерана, президент Ирана Хасан Роухани, который стремится переизбраться, сказал, что его выступление явно отражает его оппозицию "дискриминации по признаку пола" и "гендерному угнетению", сообщает Press TV.

"Исламская революция была успешной, потому что женщины вышли на сцену. Сегодня, если женщины выступят на избирательной арене, если все пойдут на выборы, мы, безусловно, будем успешными", - сказал он.

Иранский народ избрал путь социальной и политической свободы, а также свободу мысли и слова, заявил Роухани, добавив, что он стремится к "подлинной безопасности".

Обращаясь к своим сторонникам в городе Керман, другой кандидат Сейед Эбрахим Раиси выделил экономические проблемы иранцев и сказал, что богатая природными ресурсами страна не заслуживает того, чтобы сдерживаться такими проблемами, как абсолютная бедность, безработица среди молодежи и коррупция.

Он подчеркнул важность "чувства собственного достоинства", и заметил, что "революционное руководство" может произвести "большие почести" для нации.

Раиси также отметил, что "главной проблемой в нашей стране является не отсутствие ликвидности, оборудования и ресурсов, а слабое исполнительное и экономическое управление".

Другой конкурент, Мохаммад Бакер Калибаф сказал своим сторонникам в юго-западном городе Ахваз, что он будет стремиться обеспечить "благосостояние, мир и безопасность" для всех людей, в случае избрания президентом.

Он также отметил свои достижения на посту мэра Тегерана, и сказал, что бедность не может иметь места в обществе. Он отметил, что плохое управление является причиной высокого уровня бедности в богатой ресурсами стране.

Кандидат в президенты Ирана Мустафа Ака Мирсалим также рассказал студентам в центральном городе Исфахан, что человеческие ресурсы пребывают в забвении в Иране, и заявил, что прогресс будет достигнут только с помощью образованных, преданных и честных преподавателей и студентов.

Бывший министр культуры также обвинил нынешнее правительство в неспособности придерживаться принципов устойчивости экономики. Инфляция была снижена под управлением Роухани, но она по-прежнему существует, указал он.

Мустафа Хашеми Таб также заявил в телеобращении, что основной задачей, стоящей перед следующей администрацией, является использование внутреннего капитала и стимулирование инвестиций.

Бывший вице-президент также подверг критике распределение ежемесячных денежных субсидий среди людей и призвал двигаться в направлении реализации Экономики сопротивления.

Первый вице-президент Ирана Эскак Джахангири, который также баллотируется на пост президента, сказал, что все иранцы должны пользоваться социальной и экономической справедливостью.

Он выступил в защиту политики администрации Роухани и подчеркнул важность социальной и экономической справедливости. Он также отметил, что частный сектор должен быть уверен в том, что он является "основой для экономического развития Ирана".

"Сегодня люди доверяют правительству, и это доверие служит огромным ресурсом для правительства", - сказал он.

Иранцы будут голосовать, чтобы показать открытость миру, несмотря на "климат напряженности", созданный президентом США Дональдом Трампом, отметил вице-президент Ирана в интервью AFP.

Джахангири сказал: "Наше правительство начало работу по хорошей дороге - ядерный вопрос был решен, мы стабилизировали экономику, вернулась надежда, и я уверен, что иранцы будут голосовать за это правительство, чтобы продолжить его работу".

Иранцы пойдут на выборы 19 мая, чтобы избрать нового президента страны. Более 56 миллионов человек имеют право голоса. Шесть кандидатов в президенты обозначили свои планы на двух теледебатах. Третья телевизионная программа с дебатами кандидатов запланирована на 12 мая.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 11 мая 2017 > № 2173138


Иран. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 11 мая 2017 > № 2173137

Пакистану не понравилось высказывание главы Генерального штаба ВС Ирана

В МИД Пакистана был вызван посол Ирана в Исламабаде из-за высказываний главы Генерального штаба Вооруженных сил Ирана генерал-майора Мухаммеда Бакри, сообщает Financial Tribune.

Во вторник, посол Ирана Мехди Хонардуст был вызван в МИД Пакистана для того, чтобы передать обеспокоенность Пакистана относительно предупреждения, прозвучавшего со стороны Бакери о том, что Иран будет иметь дело с террористами самостоятельно, если Пакистан не сможет решить эту проблему.

"Мы ожидаем, что пакистанские чиновники будут контролировать границы, арестовывать террористов и закроют их базы ... Если теракты продолжатся, мы нанесем сокрушительные удары по их убежищам и норам, где бы они ни были", - заявил генерал Бакери в понедельник на Press TV.

Он заявил об этом в ответ на нападение, произошедшее 11 апреля на ирано-пакистанской границе, которое унесло жизни 10 иранских пограничников, добавив, что пограничная область на территории Пакистана, "к сожалению", превратилась в убежище и в полигон для "саудовских наемных террористов", которые пользуются одобрением со стороны США".

Так называемая террористическая группировка "Джаиш аль-Адл" взяла на себя нападение в своем заявлении. Нападавшие убежали на пакистанскую территорию сразу после преступного нападения.

После нападения, МИД Ирана вызвал посла Пакистана, чтобы выразить решительный протест Тегерана. На прошлой неделе министр иностранных дел Исламской Республики Мохаммад Джавад Зариф побывал в Пакистане во главе высокопоставленной политической, военной, правоохранительной делегации, чтобы обсудить нападение и провести переговоры с высокопоставленными пакистанскими официальными лицами.

Во время встречи, Хонардуст призвал воздерживаться от заявлений, которые могут нанести ущерб двусторонним отношениям между соседними странами. Командующий Сухопутными войсками иранской армии генерал-лейтенант Ахмад Реза Пурдастан также заявил, что страна оставляет за собой право уничтожить "логова" террористов в Пакистане.

Иран. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 11 мая 2017 > № 2173137


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 11 мая 2017 > № 2172393

Генерал-посол для Вашингтона

Судя по последним новостям, сотрудничество России с США в ближайшие годы будет развиваться только в военной сфере.

Посольство России в США возглавит специалист по военным переговорам.

Глава российского МИД Сергей Лавров встретился в Белом доме с президентом США Дональдом Трампом, а уже не следующий день российское дипломатическое ведомство «слило» в прессу информацию о назначении нового посла в Вашингтоне. И нет ничего удивительного в том, что это «военный дипломат», бывший замминистра обороны, а сейчас замглавы МИД РФ Анатолий Антонов. Ведь главной (хотя явно не единственной) темой встречи Лаврова и Трампа стала ситуация в Сирии и военная операция против запрещенной террористической организации «Исламское государство».

Встреча главы российского дипломатического ведомства с президентом США прошла довольно таинственно. Во-первых, официальным фотографом на этих переговорах за закрытыми дверями неожиданно стал сотрудник российского информагентства ТАСС. Причем первоначально некоторые СМИ утверждали, что он был там единственным человеком с фотоаппаратом. В американских СМИ это решение вызвало законное удивление, поскольку обычно Белый дом не доверяет иностранцам фотосъемку встреч. Но российская сторона, устами представителя МИД Марии Захаровой, утверждает, что на встрече все же был и фотограф из Белого дома.

Во-вторых, явно для баланса, Трамп в тот же день встретился и с украинским коллегой Лаврова — Павлом Климкиным. Тот также успел провести переговоры и с вице-президентом США Майклом Пенсом. Так что неудивительно, что на переговорах с главой российского МИД украинская тема также довольно активно обсуждалась. Причем Трамп, судя по всему, посоветовал и Москве, и Киеву соблюдать Минские соглашения.

Что касается Сирии, то она явно была главной темой. Собственно стороны этого и не скрывали. Сложнее с вопросом о том, передавал ли Лавров какое-то послание от Владимира Путина. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков утверждает, что да. А вот советник по международной политике президента Юрий Ушаков говорит, что никакого послания «не было».

Интрига при этом явно создается на пустом месте, потому что всем в России понятно, что Сергей Лавров не имеет собственной политической позиции, а каждый свой шаг согласовывает с президентом Путиным. То есть все, что он сказал на встрече с Трампом, можно смело считать посланием Владимира Путина. И надобности в каком-то отдельном заученном тексте или письме в конверте в этом случае явно нет. Кроме, разве что, попытки продемонстрировать дополнительное уважение. Но его стороны и так демонстрируют сейчас друг другу в достаточной мере.

Нет сомнений и в том, что встреча Трампа и Лаврова прошла вполне результативно — уже потому, что Россия окончательно определилась со своим новым послом в Вашингтоне, явно согласовав его кандидатуру с Белым домом. В США новый диппредставитель России приедет приблизительно в июле, пишут российские медиа, и это означает, что вопрос о получении агремана, то есть согласия американской стороны, уже решен. Это серьезный шаг, особенно если вспомнить, что встречи с нынешним российским послом Сергеем Кисляком стали роковыми для нескольких членов команды Дональда Трампа, обвиненных в сомнительных контактах с «русскими».

Впрочем, новый представитель России в США куда более интересная личность, чем даже Сергей Кисляк. Анатолий Антонов — фактически главный «военный» дипломат в России. В 2011 году из МИД он перешел на работу в Минобороны, а в самом конце 2016 года вернулся в дипломатическое ведомство. Он известен как наиболее компетентный российский военный переговорщик, в том числе по Сирии и Украине.

И вот, в скором будущем Антонов получит назначение в Вашингтон. И там станет если не генерал-губернатором, как того опасается американская оппозиция, обвиняющая Трампа в том, что он едва ли не «проект Кремля», то уж точно генерал-послом, который будет отвечать за координацию с США военных операций в Сирии, переговоров по Украине и Северной Корее. Другими словами, Антонов станет глазами, ушами и даже, скорее всего, голосом Владимира Путина в Вашингтоне, своего рода коммуникатором между Россией и США. То есть фигурой чуть ли не более важной, чем собственно министр иностранных дел или помощник президента по международной политике.

Иван Преображенский

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 11 мая 2017 > № 2172393


Китай. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 мая 2017 > № 2171354

«Шелковый путь» Си Цзиньпина оказался под угрозой из-за одностороннего движения

Йорг Вуттке (Jörg Wuttke), Financial Times, Великобритания

Старый Шелковый путь был основой золотого века Китая более тысячи лет назад, когда территориальная экспансия династии Тан, культурное превосходство и экономическая мощь (на Китай приходилось 58% мирового валового внутреннего продукта) достигали своего расцвета. В этом месяце в Пекине проходит пышная международная конференция, призванная продемонстрировать инициативу китайского президента Си Цзиньпина «Один пояс, один путь» — амбициозный проект, целью которого является воссоздание Шелкового пути. Будет ли это событие спустя 5-10 лет вспоминаться как ступень в очередной стадии глобализации экономики Китая или как невероятно убыточный проект, при осуществлении которого было растрачено множество ресурсов?

Несмотря на то, что инициатива создания нового Шелкового пути была объявлена почти четыре года назад и является любимым внешнеполитическим проектом президента Си, остается неясным, что она из себя представляет. Пекин говорит, что она потребует крупных инвестиций в инфраструктуру в Азии и не только, благодаря чему произойдет расширение торговли и инвестиций до Европы по новому наземному маршруту и Ближнего Востока и Средиземноморья — по морю.

Внешне все кажется весьма привлекательным. Потребности Азии в финансировании весьма обширны. Укрепление связей внутри региона может способствовать ускорению роста и экономической интеграции. Пекин успешно борется с терроризмом в некоторых соседних исламских государствах в надежде на то, что расширение торговли и инвестиций создаст рабочие места и стабильность. Однако на сегодняшний день это, к сожалению, это только глобальное политическое видение, а не практичный инвестиционный план. При оказываемом со стороны властей воздействии на юань инициативу перехватили китайские компании, использовавшие ее как предлог для ухода от контроля за капиталом, нелегального вывода денег из страны под видом международных инвестиций и партнерства. Наряду с поддержанием перспективных проектов, таких как строительство портов в Пакистане и железнодорожных станций в Центральной Азии, инициатива служила прикрытием для приобретения менее продуктивных и часто трофейных активов, например, европейских футбольных клубов (китайские магнаты выкупили на сегодняшний день около 100).

Некоторые китайские чиновники утверждают, что новый Шелковый путь может положить конец хронической избыточной производительности в промышленности многих стран, создавая новые возможности для экспорта их продукции. Это представление неверно. Избыточная производительная мощность в таких видах промышленности, как сталеплавильная, слишком велика в соседних рынках, и проект может справиться с ней лишь отчасти. Продукцию производителей цемента и стекла невозможно экономично экспортировать на большие расстояния, а на нестабильных высокорискованных рынках, таких как Пакистан и республики Центральной Азии, существует опасность, что вложения не оправдаются и проекты могут обернуться провалом.

Запланированное железнодорожное сообщение между центральным Китаем и Европой, находящееся на стадии испытаний, подчеркивает возникающие трудности: каждую неделю из Чунцина в Германию выходит пять полностью нагруженных поездов, и только один полностью груженый поезд возвращается в обратном направлении. Однако торговля должна происходить в обоих направлениях, чтобы торговые пути были экономически оправданы и политически приемлемы в других странах, через которые они проходят.

Европейский бизнес хотел бы, чтобы проект «Один пояс, один путь» создавал больше возможностей для ведения бизнеса в Китае. Это подчеркивает последний ежегодный опрос членов Торговой палаты ЕС по КНР, которые считают, что законодательные барьеры и ограничения для доступа к рынку остаются основными сложностями, с которыми им приходится иметь дело. Европа открыта, она закупает китайские товары на сумму в 1 миллиард евро каждый день. Но Китай покупает в Европе половину этого количества товаров. В 2016 году Китай в четыре раза больше инвестировал в Европу, чем европейские компании в Китай. Инвестиции европейских компаний в Китай также упали на 23%, достигнув всего 8 миллиардов в прошлом году.

Это происходит не из-за того, что европейский бизнес не инвестирует за границу. В прошлом году он инвестировал около 200 миллиардов евро в США. Это связано с тем, что Китай как направление для зарубежных инвестиций не раскрывает всего своего потенциала. Глобальная политическая стратегия, заключающаяся в планах строительства нового Шелкового пути, не служит решением многочисленных ежедневных проблем и препятствий, с которыми европейский бизнес сталкивается в Китае. Поскольку это государство стремится развивать цепочку создания стоимости в целом ряде видов промышленности, эти базовые задачи наносят одинаковый вред как китайскому, так и европейскому бизнесу. Поэтому, пока европейский бизнес поддерживает стратегию «Один пояс, один путь», компании обеспокоены тем, что в ближайшие десять лет эту инициативу будут вспоминать как «Один пояс, одна засада»: наблюдается растрата ресурсов, неразрывно связанная с проблемными и неэффективными государственными предприятиями, в то время как ловкие китайские предприниматели и европейский частный капитал мог использоваться гораздо более продуктивно. Остается надеяться, что обстоятельства сложатся иначе. Для того, чтобы это осуществилось, инициативу нужно будет пересмотреть на конференции, которая состоится в этом месяце. Но когда решения в бизнесе обусловлены скорее политическим диктатом, а не рыночными силами, всегда сохраняются высокие риски разочарования.

Йорг Вуттке (Jörg Wuttke) — председатель Торговой палаты ЕС по КНР

Китай. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 мая 2017 > № 2171354


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 мая 2017 > № 2171352

Победная пляска России в Овальном кабинете

Уютная встреча между президентом Трампом и российским министром иностранных дел была проведена по настоянию Владимира Путина.

Сьюзан Глассер (Susan B. Glasser), Politico, США

В среду президент Дональд Трамп принял в Овальном кабинете российского министра иностранных дел Сергея Лаврова. Произошло это спустя несколько часов после того, как Трамп отправил в отставку директора ФБР, который руководил расследованием его возможного сговора с русскими. Тем самым Трамп порвал с установившейся практикой по настоятельной просьбе российского президента Владимира Путина.

Дружеский визит в Белый дом (фотографии президента, общающегося с Лавровым и с российским послом в США Сергеем Кисляком были опубликованы российским Министерством иностранных дел, поскольку американской прессе не разрешили освещать эту встречу) стал результатом просьбы Путина, которую он изложил во время недавнего телефонного разговора с Трампом, в чем Белый дом признался мне в среду. «Он решил принять его, потому что об этом его просил Путин, — сказал о встрече Трампа и Лаврова официальный представитель Белого дома. — Путин конкретно просил об этом визите во время их последнего разговора».

Этот визит Лаврова в Белый дом стал первым с 2013 года. До этого администрация Обамы на протяжении нескольких лет наотрез отказывалась предоставлять ему аудиенцию в Овальном кабинете, о чем мне сообщили два бывших высокопоставленных сотрудника Белого дома. «Русские на протяжении нескольких лет умоляли нас сделать это, — сказал мне один из них. — Они постоянно настаивали на встрече, а мы неизменно говорили им нет».

Фотографии Трампа, радушно кладущего руку на плечо Лаврову, а также официальный отчет о встрече, где говорится, что Трамп «подчеркнул свое желание улучшить отношения между Соединенными Штатами и Россией», появились в весьма напряженный с политической точки зрения момент для Трампа, который подвергается резкой критике со стороны обеих партий за увольнение директора ФБР Джеймса Коми. В среду утром перед встречей с Трампом Лавров даже пошутил по поводу политических затруднений принимающей стороны. Стоя рядом с госсекретарем США Рексом Тиллерсоном, он заявил, что ничего не слышал об увольнении Коми.

Иными словами, Лавров в среду сделал то, что всегда хотел сделать: он высмеял Соединенные Штаты Америки, когда его принимал в Овальном кабинете сам президент.

Находясь в период после холодной войны на посту министра иностранных дел России дольше всех остальных, Лавров вместе с Путиным с 2004 года целенаправленно работает ради достижения одной-единственной цели: снова сделать Россию великой. А если он сможет сделать это за счет и в ущерб Америке — тем лучше. Итак, для Лаврова и Путина это было нечто большее, чем странная сцена в вашингтонском политическом театре, где они играли немые роли. Это был момент реабилитации и отмщения, доказательство того, что их расположение к Трампу после долгих лет напряженности с двумя американскими президентами еще может принести дивиденды.

В некоторых ключевых аспектах это уже стало предоплатой за перезагрузку с Россией, которую Трамп обещал во время своей предвыборной кампании. Или, по крайней мере, это полный значения первый шаг к возобновлению отношений и к возможной большой сделке с Путиным, от которой Трамп никогда не отказывался, хотя заключить такую сделку стало очень трудно в связи с политическим фурором в Вашингтоне, вызванным расследованием деятельности команды Трампа и России, которым руководил Коми. «По сути дела, президент и госсекретарь заявили, что отношения опустились ниже некуда, и что важно их поднять с этой нулевой отметки, а для этого нам необходимо разговаривать, — сказал мне по поводу „теплой" встречи Трампа с русскими Майкл Энтон (Michael Anton), руководящий стратегическими коммуникациями в Совете национальной безопасности. — Может быть, мы станем свидетелями некоего подобия сотрудничества в Сирии. Некоего подобия сотрудничества на Украине. Безусловно, если мы не станем разговаривать, никакой надежды на прогресс не будет».

«Сам факт встречи Лаврова и сделанные на ней фотографии — это важная демонстрация, показывающая миру и российскому народу, что Россия вернулась, что изоляция потерпела неудачу, вне зависимости от того, о чем они договорились и договорились ли вообще», — сказал Александр Вершбоу (Alexander Vershbow), который при президенте Джордже Буше работал послом в России, а при президенте Бараке Обаме занимал высокий пост в НАТО, занимаясь российскими делами.

***

Подобно бывшему госсекретарю и республиканскому гранду внешней политики Генри Киссинджеру, которого Трамп в среду неожиданно принял у себя в Овальном кабинете, Сергей Лавров в прагматичном мире международной политики старается предстать в образе реалиста. Он давно уже проповедует идею о том, что встревающим не в свои дела американским президентам, таким как Буш и Обама, следует отказаться от своих с виду благородных, но на практике совершенно наивных затей типа продвижения демократии на Ближнем Востоке, и сосредоточиться на более практичных и трудных целях, таких как борьба с исламским джихадизмом и терроризмом, а также на заключении новых сделок между великими державами о сферах влияния в Европе.

Во многом это очень похоже на трампизм. Пожалуй, для понимания того, почему встреча Лаврова с Трампом стала столь крупной победой для России, это даже важнее, чем его идеология realpolitik. Лавров считает себя абсолютным прагматиком, о чем он рассказал мне в 2013 году во время интервью для журнала Foreign Policy, и его цель заключается в продвижении интересов российского государства, насколько это возможно. Лавров давно уже превозносит такие вещи как борьбу с терроризмом, представляя это в качестве основы для совместной работы с новым президентом, который отнюдь не страдает сентиментальностью.

В последние годы я неоднократно и подробно расспрашивала американских официальных представителей о Лаврове. И республиканцы, и демократы сошлись во мнении о том, что российский министр иностранных дел а) гибкий в идеологическом плане националист, который с удовольствием выступает с нападками на Америку, когда это соответствует его целям, но при необходимости с не меньшим удовольствием хвалит таких людей как Трамп, потому что б) он представляет большую ценность для Путина как пропагандист мирового уровня и как поставщик «фейковых новостей», ничем не уступающий Трампу.

Вот что сказал мне в 2013 году республиканец Джон Негропонте (John Negroponte), который работал американским представителем в ООН в ту пору, когда Лавров представлял там Россию, а при Буше возглавлял национальную разведку США: «У него всегда было две неизменных цели: накладывать вето, когда это шло во славу России, и по мере возможности унижать американцев».

Однако, добавил Негропонте, его выступления против Америки были тактикой, но не самоцелью. «Если у него есть моральные принципы, то мой счетчик Гейгера их не зафиксировал, — рассказал он мне. — Его нравственность — это российское государство». Примерно то же самое я услышала в среду от бывших высокопоставленных руководителей из администрации Обамы, которые рассказали мне о своих недавних встречах с Лавровым.

В личном плане американские дипломаты все поголовно недолюбливают Лаврова. «Он — абсолютная сволочь», — сказал мне сотрудник администрации Буша, давая интервью для Foreign Policy. А вот мнение чиновника Обамы, которое он высказал в среду: «Он — отвратительный сукин сын. Он неустанно бранит и стращает других, он неприятен и полон сарказма. Его работа заключалась в том, чтобы ругать, поносить и запугивать нас и госсекретаря Керри. Он постоянно добивался того, чтобы мы уступили российской точке зрения. Речь шла не о том, чтобы победить Америку. Дело в том, что Россия не сможет победить, если ей придется пойти хоть на какие-то компромиссы».

Это были невероятные и поразительные моменты. Совсем не так бывшие высокопоставленные чиновники отзываются о министрах иностранных дел из других стран, даже из тех, с которыми у США плохие отношения.

Многие из этих чиновников полагают, что такое поведение дает Лаврову (а он в среду на пресс-конференции всячески хвалил Трампа, называя его деловым человеком, который хочет заключать сделки) преимущества на переговорах с Трампом, особенно в данный момент, когда очень мало ясности в его внешней политике, если не считать то обстоятельство, что он хочет заключать сделки, которые терпят неудачу на других фронтах.

«Я не думаю, что он — такой же антагонист, с подозрением и неприязнью относящийся к Западу, как и Путин, — сказал мне другой бывший сотрудник администрации Обамы, участвовавший во многих встречах с Лавровым. — Он больше верит как минимум в тактическое сотрудничество и в более широкий контекст стратегического неприсоединения. Мне кажется, он реально ищет благоприятные возможности. Я также думаю, что он подыгрывает своим боссам. А что касается того, что он саркастичен и неприятен, то это отчасти объясняется его характером, а отчасти тем, что, по его мнению, хотят услышать Путин и власть предержащие».

***

Некоторые эксперты по российской политике, с которыми я беседовала в среду, обеспокоены тем, что Трамп позволяет Лаврову, а вместе с ним и Путину, диктовать условия российско-американских договоренностей по таким ключевым вопросам как Украина и Сирия.

В политическом плане Трамп связан по рукам и ногам, по крайней мере, временно, и не может публично заявлять о примирении с Россией, на которое он так надеялся. Но это значит, что никто здесь точно не знает, какой будет его новая политика в отношении Москвы.

«Никакой политики в отношении России у нас нет», — резко заявил один профессиональный эксперт.

Отставка первого советника Трампа по национальной безопасности Майкла Флинна, скомпрометировавшего себя дружбой с Россией, и последующее назначение очень авторитетного Г. Макмастера произошли почти три месяца назад. Но те, кто пристально следят за этим вопросом, говорят, что Трамп не дает почти никаких разъяснений о своей позиции в отношении России, если не считать невразумительных заверений в том, что резкого разворота в сторону Путина не будет, и того обстоятельства, что пока не было ни одной важной встречи руководителей Совета национальной безопасности и их заместителей по вопросу политики в отношении России. На встрече Трампа с Лавровым присутствовал и Тиллерсон, и Макмастер.

«Все надеялись, что надзор со стороны зрелых людей сделает внешнюю политику более предсказуемой и рациональной, — сказал один авторитетный эксперт по России. — Мы думали, что из-за всего этого фурора он будет сдержаннее и не станет принимать глупые решения о политике в отношении России. Но посмотрите на его безумные твиты и на решение по Коми. Все может измениться в любой момент».

Но если у Трампа нет ясной политики в отношении России, то у Путина определенно есть четкая политика в отношении США, считают эти эксперты. К ее приоритетам относится стремление уговорить Трампа согласиться с путинским планом некоего урегулирования с целью прекращения продолжительной гражданской войны в Сирии, в результате чего Россия и ее вассальный режим Асада сохранят контроль как минимум над значительной частью сирийской территории. Что касается Украины, то на Капитолийском холме никто и разговаривать не хочет о снятии антироссийских санкций, введенных после захвата Крыма, а поэтому Путин в данном вопросе хочет потянуть время.

Внутри так пока и не сформировавшейся окончательно администрации Трампа очень мало руководителей, которых назначили отвечать за отношения с Россией. Много лет занимающаяся Россией Фиона Хилл (Fiona Hill), которая написала полную критики книгу о Путине, назначена старшим директором Совета национальной безопасности по этому региону. Но в Госдепартаменте пока нет помощника госсекретаря, который занимается этими вопросами. На переговоры по Сирии, которые проходят под руководством России в казахстанской столице Астане, Соединенные Штаты направили наблюдателя, а не участника. Карьерному дипломату Тому Шеннону (Tom Shannon), который является заместителем госсекретаря по политическим делам, поручили решать двусторонние проблемы; но сегодня мало кто надеется на то, что этот процесс может принести существенные результаты — как и во времена администрации Обамы.

Команда Трампа обсуждала вопрос о том, чтобы назначить специального американского представителя для прямых переговоров с Москвой по Украине, но один из помощников президента сказал, что на встрече в среду Трамп не высказал это предложение, хотя в отчете Белого дома отмечается, что президент «поднял вопрос об Украине и подчеркнул решимость администрации продолжать усилия по разрешению конфликта».

Все это свидетельствует о следующем. Если в настоящее время и существует американская политика в отношении России, то исходит она от самого президента, а не от органов исполнительной власти. Поэтому состоявшаяся в среду встреча приобретает еще более важное значение. Скоро у Трампа может состояться первая встреча с Путиным лицом к лицу, и произойдет она в июле во время встречи Большой двадцатки.

Как сказал мне один специалист по России, Трамп и Путин — большие мастера по раскрутке альтернативной реальности. Но попытаются ли они раскрутить друг друга? Как можно поладить с партнером и построить с ним рабочие взаимоотношения, задает вопрос этот специалист, если их «приверженность правде настолько слаба?»

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 мая 2017 > № 2171352


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 мая 2017 > № 2171350

Лавров: Москва надеется «договориться» с Трампом

Стив Холланд, Аршад Мохаммед, Полина Девитт, Reuters, Великобритания

Вашингтон — Россия уверена, что Дональд Трамп — прагматик и готов «договариваться», сообщил министр иностранных дел Сергей Лавров после беседы в Белом доме с президентом США, который напомнил Москве об «ужасных убийствах» в Сирии.

Это стало первой встречей столь высокого уровня между Москвой и американским лидером с тех пор, как Трамп занял президентское кресло 20 января.

По словам Лаврова, они не обсуждали ослабление санкций, введенных США в ответ на аннексию Крыма и роль России в кризисе на востоке Украины, но говорили о деэскалации в Сирии, другом очаге напряженности в отношениях Кремля и Запада.

Лавров сказал, что с новой администрацией США легче иметь дело, чем с командой предыдущего президента Барака Обамы.

«Администрация Трампа — и сам президент, и госсекретарь (Рекс Тиллерсон) — я в этом сегодня в очередной раз убедился — люди дела, и они хотят договариваться не ради того, чтобы показать кому-то какие-то свои достижения в сфере идеологических предпочтений, а договариваться, чтобы решать конкретные вопросы», — сказал российский министр на брифинге в Вашингтоне.

Он выразил уверенность, что президент России Владимир Путин и Трамп встретятся в июле на саммите стран «Большой двадцатки» в Гамбурге.

«У нас была очень, очень хорошая встреча с мистером Лавровым», — сказал Трамп журналистам по окончании.

«Мы хотим увидеть прекращение убийств, ужасных убийств в Сирии как можно скорее».

В феврале Трамп, осыпаемый градом критики за расхваливание Путина в предвыборную пору, поставил под сомнение саму вероятность встречи.

Представители его администрации не раз повторяли претензии в адрес России по поводу аннексии Крыма и методов ведения войны в Сирии, а спецслужбы и конгрессмены расследуют обвинения во вмешательстве России в американскую избирательную кампанию. Путин отрицает причастность к хакерским атакам и что обладает компроматом на Трампа.

«Россия ни при чем»

Во вторник Трамп преподнес сюрприз, уволив возглавлявшего расследование директора ФБР Джеймса Коми и объяснив это плохой работой последнего.

Газета New York Times сообщила, что за несколько дней до увольнения глава ФБР просил об увеличении финансирования и численности персонала для расследования предполагаемого вмешательства России в президентские выборы в США. Демократы в Конгрессе сравнили это с Уотергейтом, обернувшимся импичментом президента Ричарда Никсона, и требуют независимого расследования.

Американский телеканал CBS процитировал Путина, который сказал, что Россия не имеет отношения к отставке директора ФБР и что последняя не окажет влияния на отношения Москвы и Вашингтона.

Отношения между США и Россией ухудшились после ракетного удара США по сирийской авиабазе в ответ на унесшую жизни детей и мирных взрослых химическую атаку, в которой Вашингтон обвинил сирийского лидера Башара Асада.

После этого глава Госдепа, в прошлом руководитель нефтяного гиганта ExxonMobil Тиллерсон побывал в Москве, устроившей ему прохладный прием, а Трамп и Путин одинаково мрачно высказались об отношениях двух основных ядерных держав, обменявшись колкостями.

Но Лавров сказал в Вашингтоне, что команда Трампа — это «люди дела», и российско-американский диалог нынче «свободен от идеологизированности».

Трамп не раз выражал надежду на расширение сотрудничества с Москвой в борьбе с «Исламским государством» (запрещенная в России организация — прим. ред.) и международным терроризмом.

Американский генерал, командующий силами НАТО в Афганистане, заподозрил Россию в поставках оружия талибам. Лавров сказал на это, что «мы работаем с талибами» ради воплощения решения Совета безопасности ООН.

«Талибы должны стать частью политического процесса, если они признают нынешнюю Конституцию Афганистана, откажутся от насилия и не будут иметь ничего общего с террористами», — сказал российский министр.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 мая 2017 > № 2171350


Казахстан. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 11 мая 2017 > № 2171137

Нурсултан Назарбаев встретился с министром Саудовской Аравии

Собеседники обсудили перспективы сотрудничества

В Астане президент Нурсултан Назарбаев встретился с государственным министром по делам Персидско-арабского залива Королевства Саудовская Аравия Самером Аль-Сабханом. На встрече обсудили текущее состояние и перспективы дальнейшего сотрудничества двух стран. Об этом сообщает пресс-служба Акорды.

Глава государства обратил внимание на весомые результаты, достигнутые по итогам его официального визита в Королевство Саудовская Аравия осенью прошлого года.

Президент Казахстан подчеркнул, что за последние 25 лет отношения между Казахстаном и Саудовской Аравией развиваются в положительном ключе, налажен обмен опытом, достигнуты договоренности по широкому спектру вопросов.

Нурсултан Назарбаев заверил, что Казахстан будет и впредь прилагать все усилия для укрепления сотрудничества между странами.

Кроме того, стороны обсудили актуальные темы повестки дня, в том числе вопросы региональной безопасности и разрешения межконфессиональных конфликтов.

«Вы знаете, что недавно в Астане прошел очередной раунд переговоров по сирийскому конфликту. Стоит отметить, что в этой встрече приняли участие все представители сирийской оппозиции», — сказал глава государства.

В свою очередь Самер Аль-Сабхан выразил благодарность Президенту Казахстана за возможность обсудить вопросы двустороннего сотрудничества и передал слова приветствия Короля Саудовской Аравии.

«Мы выражаем благодарность Казахстану за его вклад в решение вопросов, касающихся исламского мира, в том числе и за стремление прекратить кровопролитие в Сирии. В отношении сирийского вопроса Королевство Саудовская Аравия считает, что подобные конфликты должны решаться путем политического урегулирования. Мы разделяем Ваше видение разрешения этой проблемы исключительно мирным способом», — сказал Самер Аль-Сабхан.

Во встрече также приняли участие помощник президента Казахстана Н. Онжанов, министр иностранных дел К. Абдрахманов и посол Королевства Саудовская Аравия в Республике Казахстан Захир бен Мутиш Аль-Энази.

Казахстан. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 11 мая 2017 > № 2171137


Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 11 мая 2017 > № 2170615

Депутат Национального собрания Франции от партии "Национальный фронт" Марион Марешаль-Ле Пен заявила, что уходит из политики, а вернее — приостанавливает свою политическую деятельность. Ее открытое письмо опубликовало издание Le Dauphiné Libéré, и в нем она объясняет свой шаг как личными, так и политическими причинами. Французские СМИ отмечают, что самоустранение младшей Ле Пен от политики свидетельствует о кризисе в националистической партии, обострившемся после поражения во втором туре президентских выборов, состоявшемся 7 мая.

По словам депутата, она намерена больше времени проводить со своей дочерью, а также заняться бизнесом. Впрочем, возвращения к политической карьере в будущем она также не исключает.

"Мне очень не хватало моей маленькой дочери…"

Марион Марешаль-Ле Пен слывет кем-то вроде "вундеркинда" французской политики — несмотря на молодость, она считается одной из наиболее ярких женщин и перспективных политиков в cтране. Прекрасный оратор. С ней связывают будущее "Национального фронта". Внучка основателя партии Жана-Мари Ле Пена и племянница нынешнего ее председателя Марин Ле Пен, она вступила в партию в 18 лет и в 22 года стала самым молодым членом Национального собрания — нижней палаты Национальной ассамблеи.

Сегодня ей 27, и она заявила, что откажется от мандата в совете региона Прованс — Альпы — Лазурный Берег (РАСА) и не будет выдвигать свою кандидатуру на выборах в национальный парламент, которые предстоят в июне.

"Мне очень не хватало моей маленькой дочери в эти столь ценные первые для нее годы, а ей ужасно не хватало меня. Очень важно посвятить ей больше времени, — говорит она в своем письме. — Кроме того, я никогда не отказывалась от идеи однажды оставить политику, чтобы заняться чем-то новым. Меня привлекает мир бизнеса, я не прекращала защищать его на протяжении своего мандата и сегодня хочу поработать там".

Еще одной причиной своего решения она назвала политические разногласия с руководством партии — как с председателем "Нацфронта" Марин Ле Пен, так и с ее заместителем Флорианом Филиппо. Конфликт с Филиппо, возглавлявшим избирательный штаб Марин Ле Пен, которого она считает ответственным за неудачную президентскую кампанию своей тети, по мнению французских аналитиков, и стал основной причиной демарша Марион Марешаль-Ле Пен. Вместе с тем ее отказ от участия в предстоящих парламентских выборах может лишить партию значительной части голосов тех избирателей, которые симпатизировали именно ее консервативным взглядам.

Жан-Мари Ле Пен назвал поступок внучки "дезертирством".

Из ультраправых — в национал-консерваторы

Продолжающийся со дня основания в 1972 году 45-летний дрейф "Национального фронта" от ультраправого радикального фланга к консервативному центру тесно связан с метаморфозами политических воззрений в династии Ле Пен.

Основатель партии Жан-Мари Ле Пен изначально позиционировал себя как радикальный националист, не чурающийся антисемитизма, — по сути, он стал продолжателем идеологии коллаборационистского профашистского режима Виши. Сподвижник старшего Ле Пена и генсек партии в 70-е годы Виктор Бартелеми во время Второй мировой войны сотрудничал с нацистскими оккупантами и даже занимался формированием Легиона французских добровольцев, воевавшего против советских войск.

Нашумевшее скандальное заявление Жана-Мари о том, что газовые камеры были "лишь эпизодом Второй мировой войны", обошлось ему крупным штрафом, а двусмысленное высказывание о певце и киноактере еврейского происхождения Патрике Брюэле стоило членства в партии и вылилось в разрыв с дочерью. В августе 2015 года "Национальный фронт", возглавляемый Марин Ле Пен, исключил его основателя из своих рядов, а он, в свою очередь, заявил, что отрекается от Марин.

Экстремизм деда осудила и внучка, которая резко оценила антисемитские высказывания и заявила о своих принципиальных разногласиях с его взглядами. Французская пресса отчасти связывает ее неприятие антисемитизма с тем, что, как выяснили СМИ в 2013 году, настоящим отцом Марион якобы является журналист Роже Ок, который будто бы много лет был агентом израильской разведки "Моссад" и год пробыл в плену у ливанского движения "Хезболла" (позже он стал послом Франции в Эритрее).

Возмутившись вторжением в свою частную жизнь, Марион Марешаль-Ле Пен, тем не менее, эти сведения не опровергла. Хотя своим "настоящим отцом" она называет отчима — Самюэля Марешаля, в 90-е годы возглавлявшего молодежную организацию "Национального фронта". Ее мать — Ианн, сестра Марин (у Жана-Мари три дочери). С мужем, не интересующимся политикой предпринимателем Матье Декос, она развелась летом 2016 года и теперь сама воспитывает двухлетнюю дочку Олимп.

Депутат Национального Собрания Франции Марион Марешаль-Ле Пен во время избирательной кампании кандидата на пост президента Франции Марин Ле Пен в Лионе

Такие разные голлисты

Марион отстоит еще дальше от ультраправых радикальных взглядов своего деда, чем ее тетка. За ней закрепилась репутация жесткого консерватора, ратующего за соблюдение национальных традиций. Она против однополых браков, за снижение налогов на малый и средний бизнес, ужесточение условий приобретения и лишения французского гражданства и является противником активного участия своей страны в общеевропейских структурах. По мнению Марион, французские законы должны иметь приоритет над нормативными актами Евросоюза, а Франция должна выйти из Шенгенской зоны и вести самостоятельную внешнюю политику.

В этих ее взглядах много от идеологии голлизма, то есть от позиции наследников политики Шарля де Голля, выступавшего за умеренный изоляционизм Франции в международных делах. Имидж голлистов стремятся приобрести и нынешние руководители "Национального фронта" — во всяком случае, именно в этом направлении действует Флориан Филиппо, которого Марин Ле Пен назначила ответственным за выработку новой стратегии партии. Тем не менее он остается основным оппонентом Марион, главным образом из-за которого она отошла от дел.

Парадоксальным образом ее оценки проигрыша "Нацфронта" во втором туре президентских выборов в чем-то совпали с оценками ее деда Жана-Мари, который считает, что на предвыборных дебатах Марин Ле Пен должна была больше говорить о проблемах массовой иммиграции, и в том, что ее позиции в этом вопросе были заметно размыты, обвиняет Филиппо. Марион также считает, что ответственность за поражение партии несет глава избирательного штаба. Кроме того, она обвиняет его в "ползучей якобинизации" "Нацфронта", который Филиппо стремится превратить в очень жесткую политическую организацию с центральной вертикалью.

Не все потеряно

По убеждению Марион Марешаль-Ле Пен, ее тетя Марин во главе партии слишком увлекается политическими аспектами борьбы, тогда как "Нацфронту" следовало бы сосредоточиться на иных базовых ценностях — либеральных, консервативных, католических и семейных, пишет Le Figaro. Это позволило бы ему расширить круг своих избирателей, привлекая их как слева, так и справа.

Однако главным поводом для разногласий между ними остается роль в партии Флориана Филиппо: Марион не устраивает, что Марин всецело доверяет ему. Кроме того, она вместе с другими членами верхушки партии выразила неудовольствие тем фактом, что Марин Ле Пен отказала им в телевизионных выступлениях, предпочтя направить в студии людей из своего непосредственного окружения.

Тем временем о необходимости коренного реформирования "Национального фронта" после поражения на выборах заговорили и сами его руководители. По словам Марин Ле Пен, партия "как минимум должна сменить название". Кроме того, изменится ее структура — лидеры надеются, что она станет "профессиональной" и, кроме ядра из постоянных собственных избирателей, будет иметь и более широкий круг сторонников из других правых политических сил.

Сегодня в Национальном собрании лишь два депутата представляют "Национальный фронт" (в том числе Марион Марешаль-Ле Пен). После президентских выборов Марин Ле Пен надеется получить в нижней палате не менее 40 мест и создать собственную парламентскую фракцию.

Марион в этих выборах участвовать не будет. Однако, как утверждает радиокомпания RFI, она вполне может считаться не побежденной, а победительницей, поскольку поражение Марин Ле Пен лишь усиливает ее позиции. И совсем не исключено, что к следующим парламентским выборам 2022 года она может вернуться в большую политику "на белом коне" — особенно если реформы в партии действительно окажутся успешными.

Владимир Ардаев, обозреватель РИА Новости

Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 11 мая 2017 > № 2170615


Италия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 11 мая 2017 > № 2170433

Берлускони: "Я остаюсь в строю"

Редакция | Panorama

Бывший премьер-министр Италии Сильвио Берлускони дал всестороннее интервью редакции итальянского еженедельника Panorama, который публикует фрагменты беседы на своем сайте.

Касательно решения Большой палаты ЕСПЧ, которая должна будет высказаться о законности прекращения его мандата сенатора в 2013 году, Берлускони подчеркивает, что, вне зависимости от вердикта, он будет "возглавлять на передовой кампанию" [партии] "Вперед, Италия" с его лицом, его словами, его идеями. "Подлинная ставка - это важный моральный и политический вопрос, - добавил политик. - Я всеми силами отстаиваю, чтобы мне вернули честь, запятнанную абсурдным приговором (Берлускони был осужден за уклонение от уплаты налогов. - Прим. ред.). Я был и остаюсь порядочным человеком, честным налогоплательщиком и я имею право требовать, чтобы моя честность была признана пусть не Италией, но хоть Европой, где заседают судьи, которые ни от кого не получают приказов". Лидер правоцентристской партии отметил, что было бы очень "тяжким" фактом, если бы до начала выборов в Италии ЕСПЧ не прояснил ситуацию. "Не только для меня, но и для итальянской демократии", - сказал Берлускони.

Подчеркнув, что парламентские выборы нужно назначить "как можно скорее", бывший премьер уточнил в интервью изданию: "Мы должны дать избирателям возможность выбирать тех, кто будет ими управлять, не приговаривая страну к неуправляемости как следствие противоречивого закона о выборах" (итальянский парламент вырабатывает очередную реформу избирательного закона после того, как ряд норм действующего закона был признан не соответствующим конституции Конституционным судом Италии 25 января 2017 года. - Прим. ред.).

Берлускони заявил, что не существует соглашения между его партией "Вперед, Италия" и Демократической партией бывшего премьера Маттео Ренци с целью защититься от "Движения 5 звезд" Беппе Грилло. "Мы нацелены на то, чтобы победить с нашими идеями и нашими проектами, - сказал политик изданию. - Если партии будут воображать, что можно преградить дорогу Грилло властными соглашениями, то они выберут совершенно ложный путь. Как ни парадоксально это звучит, это стало бы лучшим подарком для Грилло, подтверждением того, что его нафантазированные, а порой бредовые теории имеют под собой минимальную основу".

Что касается отношений внутри правоцентристских сил, бывший премьер, поразмыслив над результатом выборов во Франции, заявил журналу: "Эта история должна многому научить и итальянских правоцентристов". "Я повторяю Маттео Сальвини (лидер "Лиги Севера". - Прим. ред.) и Джорджии Мелони (лидер правой партии "Братья Италии") то, что я предсказываю с 1994 года: история как прошлого, так и недавнего периода учит нас тому, что, только объединившись, правоцентристские силы имеют шанс на победу. Разделения и расколы ведут к проигрышу. Всегда".

"При мне Грилло не было, - отметил политик, - и, несомненно, при мне он бы так не вырос. Но теперь нужно решать проблему миллионов голосов, которые достаются такой импровизированной и опасной политической силе, как "Движение 5 звезд". Атмосфера стоит нехорошая. Половина итальянцев больше не ходит голосовать. Тот, кто голосует за Грилло, выражает, пусть и иррационально, протест против истеблишмента, а значит - и желание перемен. А те, кто не голосует, просто смирились".

По мнению лидера "Вперед, Италия", Грилло можно победить, "дав жизнь качественному политическому предложению, вверенному заслуживающим доверия людям. Чтобы побить Грилло, нужно поймать его на его собственных противоречиях, на его отчаянных тактических уловках. Как и все те, у кого нет ни одной собственной укорененной идеи, он может с легкостью примкнуть к самым противоречивым позициям, - считает Берлускони. - Например, он может попробовать вести диалог с католическим миром, не отказываясь от своего языка, состоящего из ненависти, озлобленности, тыканья пальцем в виноватых, тревожного словесного насилия. А ведь символ Церкви Папы Франциска - это прощение, мягкость, милосердие. Мне это кажется и впрямь абсурдным".

В интервью бывший премьер затронул и личные темы, в частности, так называемые "элегантные ужины" (вечеринки в резиденции политика, с которыми связан сексуальный скандал. - Прим. ред.). "В тот момент моей жизни, - рассказал Берлускони, я расстался с Вероникой (бывшая жена политика Вероника Ларио. - Прим. ред.): я был один, я работал и работал. Ночи и дни напролет. Даже в субботу и в воскресенье. В немногочисленные свободные часы я приглашал домой на ужин некоторых друзей, среди них были и девушки... Я и представить не мог, что абсолютно корректное поведение даст повод к неприемлемому использованию инструментов следствия и к невероятной выдумке недоказанных фактов... Это нехорошая история, которая причинила боль мне, моей семье, тем, кто меня любит, многим моим друзьям, повинным лишь в том, что они отобедали дома у председателя совета министров, а также испортила жизнь многим девушкам".

Италия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 11 мая 2017 > № 2170433


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 11 мая 2017 > № 2170428

Что означает отставка Коми с точки зрения восстановления напряженных американо-российских отношений

Говард Лафранчи | The Christian Science Monitor

Министр иностранных дел России Сергей Лавров встретился с президентом США Дональдом Трампом и госсекретарем Рексом Тиллерсоном в среду, пишет The Christian Science Monitor. Это должно было стать шагом к восстановлению сотрудничества по таким вопросам, как Сирия, но увольнение Джеймса Коми может все изменить, полагает автор статьи Ховард Лафранчи.

"Расследование по поводу вмешательства России в американские выборы стало отходить на второй план, чтобы позволить администрации Трампа проверить перспективы дипломатии с Москвой", - отмечает Лафранчи. В этом контексте встречи Лаврова в Вашингтоне 10 мая с Трампом и Тиллерсоном должны были стать почти нормальными контактами в сложных, но необходимых отношениях, утверждает автор.

"Сирия, борьба с терроризмом и, возможно, даже планирование первой встречи Трампа с президентом России Владимиром Путиным были на повестке дня", - продолжает автор. "Но, когда буквально накануне Трамп внезапно уволил директора ФБР Джеймса Коми, Россия и ее влияние на исход американских президентских выборов - роль, которую расследовал Коми, - вдруг вернулась на передний план", - говорится в статье.

"Это сделает любое сотрудничество с Москвой, будь то по Сирии, по Украине или по любому другому международному вопросу, в котором есть заинтересованность обеих держав, еще более трудным", - полагает автор.

"Поскольку споры по поводу сговора между русскими и кампанией Трампа продолжаются, отношения между Россией и США практически заблокированы", - пояснил Стивен Сестанович, старший научный сотрудник по российским и евразийским исследованиям Совета по международным отношениям в Вашингтоне. Увольнение Коми "подогревает эти споры, и трудно увидеть, как отношения могут улучшиться". "Фактически, они могут стать только хуже", - считает Сестанович.

Тиллерсон ранее счел, что отношения уже находятся на "низшей точке", когда посетил Москву в прошлом месяце, пишет автор.

Трамп и Тиллерсон, похоже, решили, что отношения продолжают быть трудными, но "Сирия является вопросом, которым они могут попытаться воспользоваться, чтобы их улучшить", полагает Сестанович. Это было бы нелегко, добавил он, так как план Путина по продвижению в этой стране и урегулированию длительной сирийской гражданской войны мало привлекает США.

"План Путина дает США не много - он легитимизирует роль России в конфликте, усиливает роль Ирана и укрепляет Асада, - сказал эксперт. - Для США вопрос: что в этом хорошего?"

Даже при таком раскладе некоторые в Вашингтоне волновались с момента инаугурации Трампа, что новый президент может заключить "большую сделку" с Россией, совершив поступки, которых жаждет Путин: например, отменит санкции или признает "право" России на Крым в обмен на обещания России действовать против ИГИЛ* и других террористов. Такая сделка теперь кажется менее вероятной, по крайней мере в ближайшее время, считают некоторые аналитики.

"Во многих отношениях у Трампа сейчас связаны руки, - утверждает Джулиан Смит, директор Программы трансатлантической безопасности в Центре новой американской безопасности в Вашингтоне. - Возникает так много вопросов о его отношениях с Россией, о людях, которые его окружают, их отношениях с Россией, что президенту очень трудно осуществить полномасштабную "большую сделку".

*"Исламское государство" (ИГИЛ) - террористическая организация, запрещенная в РФ.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 11 мая 2017 > № 2170428


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 11 мая 2017 > № 2170402

Трампу не следовало встречаться с министром иностранных дел России

Марк Д.Симаковски и Дэниэл П.Вайдич | Foreign Policy

"На этой неделе глава МИД РФ Лавров прибыл в Вашингтон, оседлав волну российской дипломатической активности, которая призвана укрепить позиции Кремля в Сирии, на Украине, в Северной Корее и на европейском континенте в целом", - пишут в статье для Foreign Policy научные сотрудники Atlantic Council Марк Д.Симаковски (экс-сотрудник Минобороны США) и Дэниэл П.Вайдич (в прошлом сотрудник аппарата сенатского комитета по международным делам).

Текущий визит Лаврова в США авторы называют признаком того, что американо-российские двусторонние консультации, по-видимому, увенчаются личной встречей президентов Трампа и Путина.

Но Трампу не следовало "поддаваться на соблазн - не надо было встречаться с Лавровым" в среду, полагают авторы. "Прежде чем садиться за стол переговоров с Лавровым, президенту Трампу следовало разработать всеобъемлющую политику и стратегию в отношении России. Сейчас такая политика и стратегия отсутствуют, что весьма опасно", - говорится в статье.

Авторы советуют Трампу поразмыслить над недавними действиями России.

В США встреча Трампа с Лавровым "только усилит придирчивое внимание Конгресса к курсу администрации в отношении России, увеличит в обеих партиях популярность идеи, что "расследование действий России" следует передать под контроль независимого прокурора, а также активизирует призывы наложить на Россию дополнительные санкции", добавляют эксперты.

Симаковски и Вайдич полагают, что сейчас несвоевременно "вознаграждать Москву" в форме встречи президентов, и советуют администрации сделать три вещи.

"1. Форсировать и завершить межведомственный анализ курса США в отношении России до того, как будет назначена дата саммита", - говорится в статье.

"Курс США, в котором соединялись бы сдерживание, бдительность и узкое сотрудничество, - правильный рецепт подхода к нынешним обитателям Кремля. Администрация Трампа поступит мудро, воздержавшись от "транзакционного подхода" или любых попыток заключить "большие сделки". В отношениях с путинской Россией такие истории всегда заканчиваются одинаково", - пишут авторы.

"2. Администрации следует признать, что российские цели в Сирии не совпадают и не будут совпадать с целями США", - говорится далее.

Россия надеется, что встреча Путина и Трампа упрочит роль Москвы как доминирующего действующего лица в Сирии и незаменимого вершителя судеб на Ближнем Востоке. "Соединенным Штатам не следует не поддаваться соблазну создать "безопасные зоны" при поддержке России - следует расширить усилия по уничтожению "Исламского государства"*, дабы прощупать намерения России и оставить шанс для маловероятного варианта, что Путин предпочтет не концентрироваться на защите кровожадного режима Асада", - говорится в статье.

"3. Администрации Трампа следует повысить уровень своей вовлеченности в вопрос Украины и надавить на Россию, требуя, чтобы та выполнила свои обязательства по прекращению огня в качестве предварительного условия хоть чего-то похожего на улучшение двусторонних связей", - пишут авторы.

Эксперты полагают, что действия Путина побуждают осмелеть Пекин, Иран и "других враждебных акторов". "И если США наивно смирятся с путинским подчинением Украины (вероятно, взамен на частичное или непоследовательное сотрудничество в Сирии), последует такой эффект "волны", что сегодняшняя обстановка в мире покажется спокойной по сравнению с завтрашней", - заключают авторы.

*"Исламское государство" (ИГИЛ) - террористическая организация, запрещенная в РФ.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 11 мая 2017 > № 2170402


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 11 мая 2017 > № 2170309

Как Дональд Трамп президента Ирану выбирал

Георгий Асатрян

востоковед, к.и.н.

В Иране отметили 38-ю годовщину Исламской революции. На надписи В Иране отметили 38-ю годовщину Исламской революции. На надписи "Спасибо, мистер Трамп. Вы показали истинное лицо США" Фото AP Photo/Vahid Salemi

Новый президент США сыграл не последнюю роль в выборах главы иранского государства, намеченных на 19 мая

Политическая система Ирана уникальна, ей нет аналогов в мире. Несмотря на то что президент в иранской системе координат является главой исполнительной власти, его полномочия ограничены волей верховного лидера (Рахбара) — Али Хаменеи, правящего почти 30 лет. Иран – страна персонифицированная, воля Хаменеи значит почти все. При всем при этом современный Иран — система со своими сдержками и противовесами.

После «Исламской революции» в стране был введен принцип «вела-е факих», то есть правление духовенства. Ираном правят шиитские священники – аятоллы. Курс развития страны задается Хаменеи. Между тем, президент – второй человек в стране и является главой правительства, назначает министров, представляет страну на политической арене. Есть возможности маневра крайне ограниченной демократии, присутствуют разные политические направления. Политическая система Ирана достаточно децентрализована, в стране есть немало центров силы. Но все это возможно лишь в узко дозволенных рамках идеологии Исламской республики. Все это проходит под надзором верховного лидера, который дает «советы» и «направляет» целую страну в нужное, в его понимании, русло.

Казалось бы, почему вообще важны выборы президента, если практически вся полнота власти в руках Хаменеи и аятолл? Дело в том, что верховный лидер стоит наверху иранской политической системы, он не правит страной в ежедневном режиме, не встречается с представителями иностранных государств, не ведет переговоры, не занимается ежедневными вопросами экономического и социального развития. Для этого существует госаппарат и бюрократия. Всем заведует президент, он задает тон и внешней политике. Он своего рода канцлер-премьер, исполняющий волю лидера, но при этом обладающий небольшим коридором для собственного маневра.

Приведу пример. Все помнят Иран в период президентства архиконсервативного и одиозного Махмуда Ахмадинежада. Жесткая риторика, угрозы войны (чаще направленные против, но порой и самим Тегераном), обвинения в разработке ядерного оружия, полуизоляция. Все это закончилось, по словам самих же иранцев, вводом калечащих санкций и беспрецедентными акциями протеста. Одним словом, Иран окружала угнетающая атмосфера, которая не давала возможности для стабильного развития. На смену Ахмадинежаду пришел «реформист-либерал» Хасан Рухани со своей политикой открытых дверей, диалога с миром (читай — Западом) и реформами. Сменилась риторика, активизировались внешнеполитические контакты, замаячили столь необходимые инвестиции. Все это закончилось подписанием «сделки века» — Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). Иран согласился прикрыть ядерную программу в обмен на снятие санкций. С Ирана были сняты наиболее жесткие ограничения, риторика Запада смягчилась. Наиболее впечатлительные даже заговорили о скором союзе Ирана и США (что было, мягко говоря, упрощением).

Теперь Исламская республика снова выберет вектор развития, а он в данном случае небольшой: жесткая «консервативная» линия или продолжение «реформистской» повестки. Отсюда вытекают такие вопросы, как культурная открытость или «жизнь в себе», усиление контактов с Западом или их ограничение. Формат экономических отношений и место неиранской культуры – все, так или иначе, определится на предстоящих выборах. Во всех возможных вариациях незримо витает «фактор США». Но не все зависит от Ирана, зачастую он действует вторым номером. Давление на Иран его ужесточает, диалог – смягчает. Ведь Исламская республика – страна восточная, а иранцы — чувствительные люди.

Все эти вопросы, безусловно, имеют стратегический характер и находятся в компетенции верховного лидера. Однако выборы президента Ирана не могут состояться без его воли, а победителем станет тот, кого посчитает более достойным Хаменеи. Сначала лидер, а за ним и иранский народ (Рахбар и народ, как известно, одно целое) выберет стратегический курс на ближайшие годы. При всем при этом, Иран не склонен к резким шагам. Все перечисленное – это вариации одного и того же режима с незыблемыми принципами. Речь идет о небольших акцентах. Иран в этом смысле, как чаша весов, а президент – как бы символ изменений в рамках возможного. Это своеобразная магия иранской внутренней политики.

Консерваторы или реформаторы

Совет стражей допустил к выборам 6 из 1636 кандидатов. Любой кандидат, не соответствующий системе, без объяснений причин выводился из президентской гонки. Этот орган, состоящий из духовенства, является своего рода «фильтром». Таким образом, участие в выборах примут президент «реформатор» Хасан Рухани, его первый вице-президент Эсхак Джахангири, «консервативный» мэр «либерального» Тегерана Мохаммад Калибаф, «консервативный» клерикал Ибрагим Раиси, бывший министр Мостафа Мир-Салим и бывший вице-президент Мустафа Таба. Главными кандидатами являются Рухани и Раиси. Джахангири и Калибаф — их proxi (еще одно изобретение иранской демократии), которые будут агитировать не столько в свою пользу, а за «курс». Два других кандидата – для видимости.

Привычная для нас терминология не способна полностью описать политические реалии Ирана. Однако политические «фракции» Исламской Республики принято делить на две очень условные фракции – «консерваторы-фундаменталисты» и «реформаторы-либералы». Именно поэтому принято писать их в кавычках. Более того, в последние годы, тонкая граница между двумя фракциями стала еще более условной. Политических партий и ассоциаций – несколько сотен, однако политика здесь – дело сугубо личностное. Условных «реформаторов» представляет действующий президент Рухани. База его поддержки — крупные города. Здесь все, как на Западе.

У «консерваторов» все устроено несколько иначе: у них нет единства в рядах и ярко выраженного лидера. Наиболее сильным кандидатом является клерикал Раиси. База поддержки «консерваторов» сельские районы Ирана, где население голосует так, как имам скажет на пятничной молитве. Раиси хранителем Мавзолея Имама Резы в своем родном Мешхеде и председатель самого крупного исламского фонда. Его сложно назвать религиозным фанатиком или муллой в шорах. Раиси достаточно взвешенный по иранским меркам политик. Помимо этого, у Раиси есть поддержка могущественного силового органа, ставшего благодаря журналистам легендой и страшилкой одновременно – Корпуса стражей исламской революции (КСИР).

У иранского президента нет власти над КСИР. Он подконтролен только одному человеку – верховному лидеру. По конституции, КСИР, как и другие силовые ведомства, не имеют право влиять на выборный процесс. Несмотря на это, позиция стражей негласно учитывается. Уж очень влиятелен КСИР. После начала войны в Сирии, позиции силовиков только усилились. Более того, ведомство расширило свое присутствие в экономике страны. Любые реформы, «открытие» страны или иностранные инвестиции рассматриваются силовиками, как угроза своему положению. Бизнес есть бизнес. В этом смысле, КСИР против Рухани и его реформистского курса. Наиболее фундаменталистские силы рассматривают политику открытых дверей, как угроза режиму, попытку нарушить действующих статус-кво, а значит, и подорвать могущество клерикалов и их силового аппарата.

Трамп — друг «Исламской революции»?

Парадоксально, но Иран оказался в плену политических событий на Западе. Во многом выбор иранского народа (читай — Рахбара) будет продиктован отношением США к Тегерану. Антииранская риторика Трампа, имеющая сходство с политикой неоконов времен президента Буша, повышает шансы иранских «фундаменталистов». Как, впрочем, несколько лет назад, курс Барака Обамы на нормализацию отношений дал козыри «реформаторам». Многое будет зависеть от риторики Трампа и действий его администрации. Иранцы народ очень восприимчивый и любые действия будут рождать противодействия.

Глава Белого дома, мягко говоря, никогда не проявлял симпатии к Ирану. Его предвыборная риторика была наполнена антииранскими тезисами. Тегеран обвинялся во всех проблемах Ближнего Востока. Более того, Трамп собрал вокруг себя исключительно антиирански настроенных персон - таких, как глава Пентагона по кличке «бешеный пес» Джеймс Маттис, глава ЦРУ Майк Помпео или госсекретарь Рекс Тиллерсон.

В последние недели дело дошло до конкретных заявлений. Хозяин Овального кабинета назвал Иран «террористическим государством номер один», а «ядерную сделку» – самой ужасной сделкой, которую можно представить. Трамп упрекнул Тегеран в нежелании выполнять СВПД и не исключил вариант ее пересмотра. Глава Пентагона, находясь в Саудовской Аравии, заявил, что Иран играет дестабилизирующую роль в регионе. Против Ирана был введен новый пакет санкции. В Тегеране не остались в долгу (иранцы в долгу не остаются) и также сделали ряд антиамериканских заявлений. Судя по всему, обе стороны возвращаются к хорошо забытому старому – пропагандистской и психологической войне. Именно она была сутью американо-иранских отношений в 2006-2014 годах, от которой обе стороны только лишь страдали.

Отношения США к Ирану имеют свою историю. Можно сказать, что антииранизм является частью политической действительности, или, по крайней мере, парадигмой части американской элиты. Отношение Вашингтона базируется на комплексе исторических фактов, включая нападение на американское посольство в Тегеране в 1979 году, гражданскую войну в Ливане, кризисы в Афганистане и Ираке. Особую роль в формировании антиранской позиции играют союзники США – арабские монархии Залива и Израиль. Саудовское, катарское и израильское лобби имеет беспрецедентно сильное влияние на американские «мозговые центры», играющие не последнюю роль в принятии политических решений.

Однако возникает вопрос, нужно ли это США? Зачем Вашингтону подыгрывать иранским «фундаменталистам» и топить Рухани, который, действительно, настроен на диалог. Неужели в администрации Трампа нет специалистов, которые могли бы объяснить простую истину – не давайте «фундаменталистам» козыри накануне выборов? Иногда возникает ощущение, что новая администрация специально хочет вспомнить хорошо забытое старое и начать новую холодную войну с Ираном.

Антииранская риторика Трампа на руку иранским «консерваторам». Они традиционно делают ставку на антизападные и антиамериканские силы. Откровения Трампа и его администрации увеличивают шансы Раиси, что в свою очередь, ударит по процессам, запущенным Рухани. Главному «реформатору» Ирана скажут: «твоя стратегия не сработала». Возможно, со временем победу одержит коллективный Ахмадинежад. А Ближний Восток, как и весь мир, получат новый виток противостояния. Это отразится на Сирии, Ираке, Йемене, Бахрейне, Ливане. США можно будет сразу забыть про освобождение Мосула от террористов ИГИЛ. Исчезнут хоть какие-то возможности влияния на режим Башара Асада в Сирии. Более того, Иран имеет серьезное влияние на западе Афганистана, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Нужно ли это Трампу?

Отношения между США и Исламской республикой во время Обамы можно назвать лучшими в истории двух стран. Но был период, сравнимый с ним – первые месяцы после терактов 11 сентября 2001 года. Благодаря усилиям, в том числе Ирана, США смогли использовать афганский «Северный альянс», состоящий из антиталибских сил, для того, чтобы нанести поражения движению «Талибан». Но президент Буш совершил ошибку, которую спустя годы повторяет Трамп. Иран даже был включен в «ось зла» — ноу-хау неоконов. Мало кто помнит, но иранцы сразу ответили – в Афганистан был отправлен афганский полевой командир Гульбеддин Хекматьяр, который находился в Иране под домашним арестом. В итоге, США в Афганистане пришлось противостоять не только «Талибану», но и многотысячным сторонникам радикальной «Исламской партии» Хекматьяра.

«Реформаторы» опасаются, что усилия Трампа похоронят успехи прошлых лет. Сказать, что политика Рухани привели к прорыву нельзя. Население ждет и требует чего-то большего, особенно в экономике. Сегодня около 40-50 % иранцев живут за чертой бедности. Люди хотят всего и сразу. Но бывает ли так? Страна находилась в тяжелейшем экономическом положении. Калечащие санкции сняты совсем недавно, а ограничения в сфере финансов действуют и сегодня. Молодежь Ирана открыто к диалогу с Западом, хочет перемен и развития. Иран нуждается в высоки технологиях и инвестициях. Все этом может дать, в первую очередь, Запад.

Президентские выборы в Иране – событие непредсказуемое. Ведь многое зависит от чувств одно человека – Хаменеи. Кто одержит победу – сказать сложно. Кажется, что шансы Рухани более предпочтительны. Тем более в иранской традиции принято переизбирать президента на второй срок – давать ему как бы второй шанс. Глубокая вовлеченность Ирана в события в Сирии и Йемене усилила позиции силовиков, в особенности КСИР. Консервативный фланг намерен взять реванш, «остановить» Рухани и вбить последний гвоздь в гром «тлетворного» влияния Запада. И как это ни парадоксально, у иранских «консерваторов» появился могущественный и не очень пока вдумчивый союзник – президент США Дональд Трамп.

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 11 мая 2017 > № 2170309


Казахстан. Саудовская Аравия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > akorda.kz, 11 мая 2017 > № 2168835

Встреча с государственным министром по делам Персидско-арабского залива Королевства Саудовская Аравия Самером Аль-Сабханом

В ходе переговоров стороны обсудили текущее состояние и перспективы дальнейшего сотрудничества двух стран.

Глава государства обратил внимание на весомые результаты, достигнутые по итогам его официального визита в Королевство Саудовская Аравия осенью прошлого года.

Президент Казахстан подчеркнул, что за последние 25 лет отношения между Казахстаном и Саудовской Аравией развиваются в положительном ключе, налажен обмен опытом, достигнуты договоренности по широкому спектру вопросов.

Нурсултан Назарбаев заверил, что Казахстан будет и впредь прилагать все усилия для укрепления сотрудничества между странами.

Кроме того, стороны обсудили актуальные темы повестки дня, в том числе вопросы региональной безопасности и разрешения межконфессиональных конфликтов.

- Вы знаете, что недавно в Астане прошел очередной раунд переговоров по сирийскому конфликту. Стоит отметить, что в этой встрече приняли участие все представители сирийской оппозиции, - сказал Глава государства.

В свою очередь Самер Аль-Сабхан выразил благодарность Президенту Казахстана за возможность обсудить вопросы двустороннего сотрудничества и передал слова приветствия Короля Саудовской Аравии.

- Мы выражаем благодарность Казахстану за его вклад в решение вопросов касающихся исламского мира, в том числе и за стремление прекратить кровопролитие в Сирии. В отношении сирийского вопроса Королевство Саудовская Аравия считает, что подобные конфликты должны решаться путем политического урегулирования. Мы разделяем Ваше видение разрешения этой проблемы исключительно мирным способом, - сказал Самер Аль-Сабхан.

Во встрече также приняли участие помощник Президента Казахстана Н.Онжанов, министр иностранных дел К.Абдрахманов и посол Королевства Саудовская Аравия в Республике Казахстан Захир бен Мутиш Аль-Энази.

Казахстан. Саудовская Аравия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > akorda.kz, 11 мая 2017 > № 2168835


Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 11 мая 2017 > № 2168828 Дмитрий Фроловский

Серый кардинал Ближнего Востока. Как маленький Катар покорил большой регион

Дмитрий Фроловский

Катар успешно создал себе репутацию идеального исламского государства, подавая свой образ жизни и государственного устройства в качестве образца для всего Ближнего Востока. Большинство жителей региона видят в Дохе богатый и нейтральный уголок исламского мира, но лишь немногие осознают истинные масштабы катарского влияния на развитие Ближнего Востока

Нынешний Ближний Восток похож на описанную Гоббсом войну «всех против всех». Помимо противостояния между суннитами и шиитами, регион страдает от множества самых разнообразных конфликтов, а количество воюющих сторон в некоторых из них достигает нескольких тысяч, как, например, в Сирии. На этом тревожном фоне выделяется небольшой эмират Катар, причем не только своим благополучием, но и масштабами международных амбиций и влияния в регионе, которые явно непропорциональны его скромным размерам.

Объективность и интересы

За несколько десятилетий из бедуинской деревушки ловцов жемчуга Катар превратился в один из главных политических центров Ближнего Востока. История успеха эмирата – это уникальный пример в мировой истории, который прямо противоречит доминирующей в изучении международных отношений теории реализма.

Катар не располагает ни военной мощью, ни человеческими ресурсами, необходимыми, чтобы существенно влиять на процессы в регионе с помощью твердой силы. Однако умелая работа над собственным государственным имиджем, а также развитие инструментов мягкой силы с лихвой компенсируют эти недостатки.

Именно Катар стал одним из ключевых инициаторов потрясений «арабской весны», которые изменили ход истории Ближнего Востока на многие десятки лет вперед. Сейчас с мнением Дохи в арабском мире считаются не меньше, чем с такой традиционной региональной державой, как Египет, а стабильность в некоторых странах Ближнего Востока напрямую зависит от состояния отношений с руководством крошечного эмирата.

В первую очередь успех внешнеполитической стратегии Катара – это следствие глубокого понимания протекающих в регионе процессов. В условиях хаоса и межобщинного противостояния, столкновений исламистов всех мастей и флагов, борьбы светских режимов с исламистами и так далее катарские власти удачно выбрали и время, и нишу для развития своего влияния.

Переход эмирата к чрезвычайно активной внешней политике во многом стал результатом свалившегося на страну богатства в виде колоссальных запасов природного газа, составляющих около 15% от мировых. Это раздуло амбиции местного руководства, которое видит себя в роли истинных последователей идей ваххабизма и считает своей целью донести это знание до всего региона.

Внешнеполитическая стратегия Катара оформилась во время правления предыдущего эмира, Хамада бин Халифы Аль-Тани, заложившего основы катарской мягкой силы. Еще в 1990-х годах он решил воспользоваться теми возможностями, которые открывало перед богатым эмиратом удручающее состояние региона. В 1996 году, через год после прихода к власти, эмир Хамад бин Халифа распорядился создать телекомпанию «Аль-Джазира», которая с тех пор превратилась в основной источник объективной информации на Ближнем Востоке.

Показательной оценкой масштабов влияния катарского телеканала были слова бывшего президента Египта Хосни Мубарака. В 2001 году он посетил штаб-квартиру «Аль-Джазиры» в Дохе, после чего поинтересовался у министра связи Сафвата эль-Шерифа, как подобный «спичечный коробок» способен создавать столько проблем. И действительно, десять лет спустя телеканал сыграл важную роль в поддержке египетской революции и свержении режима Мубарака.

Редакционная политика «Аль-Джазиры», помимо объявленной независимости, основывается на следующих принципах: поддержка продвижения демократии на Ближнем Востоке, оппозиция правлению авторитарных и светских лидеров, как Хосни Мубарак и Башар Асад, а также защита прав мусульман во всем мире.

Резкая критика многих ближневосточных правителей в условиях жесткой цензуры сделала катарский телеканал главным рупором поддержки ближневосточных оппозиционеров и обеспечила особую популярность среди арабской молодежи. В результате именно из студий «Аль-Джазиры» транслировались судьбоносные сообщения о начале и развитии протестов «арабской весны».

В свое время репортажи телеканала активно обсуждали коррупцию режима Каддафи в Ливии, репрессии Асада в Сирии, победу демократии на Тахрире в Египте. Сюжеты были сделаны на высочайшем уровне, над ними работали ведущие специалисты со всего региона, а также с западных телеканалов.

Доступность вещания, простота и качество передачи информации, а также объективность стали залогом популярности «Аль-Джазиры». Никогда ранее на Ближнем Востоке не существовало регионального СМИ, которое по качеству не отстает от западных аналогов, вещает на арабском, чувствует и подстраивается под настроения населения региона и при этом пользуется почти неограниченными финансовыми возможностями катарского правительства.

Главное достижение катарского руководства заключается в том, что они сумели успешно дистанцироваться от своего телеканала. В результате «Аль-Джазира» воспринимается в регионе как единственный объективный источник информации – не связанный с политикой Катара, – иногда панарабский, но в целом отстаивающий ценности всего мусульманского мира.

Интересы Катара продвигаются телеканалом умело и завуалированно. К примеру, за последние годы Доха предоставила убежище бывшему премьер-министру Сирии Рияду Хиджабу и бывшему министру внешней политики Ливии Муссе Куссе. Впоследствии эти политики из студий «Аль-Джазиры» активно призывали к борьбе с изгнавшими их режимами, подчеркивая роль эмирата в защите и поддержке «борцов за справедливость».

«Аль-Джазира» успешно поддерживает свою репутацию объективного СМИ, включая в свои эфиры мнения независимых экспертов и репортажи о самых разных событиях и проблемах Ближнего Востока, от засухи до притеснения женщин и бедности. В то же время повестка «Аль-Джазиры» завуалированно включает в себя элементы внешней политики Катара, власти которого стремятся позиционировать эмират как островок спокойствия и благополучия в бурном исламском мире.

Центр и образец

«Аль-Джазира» – важный, но далеко не единственный инструмент мягкой силы Катара, с помощью которого эмират создает себе особую репутацию на Ближнем Востоке. В условиях перманентной бедности, экономической отсталости, коррупции и отсутствия социальных лифтов практически повсюду в регионе процветающий и невероятно богатый Катар предстает раем на земле.

Огромные запасы газа гарантируют жителям Катара один из самых высоких уровней жизни в мире. Арабские гастарбайтеры за год здесь могут заработать в несколько раз больше, чем дома за десятилетие. При этом Доха предстает перед ними как богатый центр, где на первом месте, в отличие от «бескультурных» ОАЭ (Дубай и Абу-Даби), находятся истинные исламские ценности.

Катар стремится подать себя как идеальное исламское общество, центр возрождения арабской и исламской культуры, где умеют успешно сочетать современность, аспекты исламского социализма – общества социальной справедливости, свободы и равенства, – а также идеи Мухаммада ибн аль-Ваххаба, основателя ваххабизма.

Власти Катара не жалеют денег на строительство объектов, имеющих региональное значение. К примеру, в Дохе открылся Музей исламского искусства, один из крупнейших в мире, а также «Деревня культуры Катара», совмещающая ценности бедуинского наследия и современного общества.

В знаковом Университете Хамада бин Халифы (HBKU) недавно начала работать грандиозная мечеть под названием «Центр исламского возрождения и умеренности имени Юсуфа аль-Кардави». Аль-Кардави представляет одно из радикальных направлений в исламе, он знаменит своими жесткими фетвами и не раз называл Россию «врагом ислама №1».

Образование – это еще один важный инструмент мягкой силы Катара, который продвигает свои интересы средствами народной дипломатии. Власти эмирата ежегодно выделяют существенные средства на учебные гранты для иностранных студентов в катарских вузах.

Предыдущий эмир, Хамад бин Халифа Аль-Тани, и его супруга шейха Моза бинт Насер активно работали над продвижением западного образования и прогрессивных ценностей. Это привлекло в страну представительства лидирующих западных вузов, среди которых Корнеллский университет, Джорджтаунский университет и некоторые другие.

Нынешний эмир, Тамим бин Хамад Аль-Тани, хоть и не стал полностью отказываться от идей своих родителей, но существенно сократил финансирование предыдущих проектов, сделав основной упор на консервативное обучение на арабском.

Система, по которой иностранные студенты попадают и учатся в катарских вузах, похожа на советскую. Местные университеты отбирают талантливую арабскую молодежь, у которой нет денег на обучение за границей и возможностей социального роста дома. Им предоставляют гранты на обучение, стипендии, беспроцентные и бессрочные ссуды на основе исламских финансов.

В результате, окунувшись в идеальное исламское общество, получив местное образование и поддержку, многие из студентов, вернувшись на родину, сохраняют крайне положительное отношение к Катару, а также связи с эмиратом.

Эта стратегия начала работать около 10 лет назад, и отследить ее результаты пока еще затруднительно. Выпускники катарских вузов хоть и работают во всех уголках арабского мира в министерствах и крупнейших компаниях, но пока слишком молоды.

Похожим образом Катар действует и в поддержке исламского образования. Катар – один из основных спонсоров строительства медресе и всевозможных исламских центров на Ближнем Востоке. Учение ваххабизма лежит в основе идеологии эмирата, поэтому и преподавание в таких центрах строится соответствующим образом. Отдельно готовят религиозных деятелей для работы в подобных центрах.

В дополнение к поддержке образования Катар также позиционирует себя как общество социальной утопии. Несмотря на жесткие нормы шариата, в эмирате один из самых высоких уровней образования среди женщин. В отдельных кампусах Университета Хамада бин Халифы, по разным данным, до 70% студентов составляют женщины. В крупнейшем вузе страны, Университете Катара, женщин среди студентов около 50%. Уровень рождаемости в Катаре упал с семи детей на женщину в 1960 году до двух в 2015-м.

Доха также позиционирует себя как региональный центр толерантности. По разным данным, около 20% населения страны составляют шииты, которые отлично интегрированы в катарское общество. Многие шииты – это выходцы из соседнего Ирана, но они активно поддерживают катарские власти. Коренное население Катара составляет около 200 тысяч человек, иностранных рабочих в эмирате в десять с лишним раз больше.

Наконец, Доха предстает как центр исламского и панарабского единения. Эмират широко известен попытками примирить ФАТХ и ХАМАС для совместной борьбы против Израиля. Катар стал ключевой площадкой для общения и координации усилий антиасадовских сил Сирии, а также представителей «Братьев-мусульман» со всего региона.

Хотя Катар активно финансирует различные группировки по всему региону, эмират воспринимается на Ближнем Востоке как нейтральная страна. По данным центра исследования общественного мнения Zogby Research, несмотря на прямую катарскую поддержку вооруженной оппозиции в Сирии и его участие в бомбардировках Ливии, лишь единицы в арабском мире считают, что Катар несет какую-либо ответственность за нынешнее состояние дел в этих странах.

В результате Катар успешно создал себе репутацию идеального исламского государства, подавая свой образ жизни и государственного устройства в качестве образца для всего Ближнего Востока. Большинство жителей региона видят в Дохе богатый и нейтральный уголок исламского мира, но лишь немногие осознают истинные масштабы катарского влияния на развитие Ближнего Востока.

Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 11 мая 2017 > № 2168828 Дмитрий Фроловский


Казахстан. Саудовская Аравия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 11 мая 2017 > № 2168827

Глава государства Нурсултан Назарбаев провел встречу с государственным министром по делам Персидско-арабского залива Королевства Саудовская Аравия Самером Аль-Сабханом, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

В ходе переговоров стороны обсудили текущее состояние и перспективы дальнейшего сотрудничества двух стран.

Глава государства обратил внимание на весомые результаты, достигнутые по итогам его официального визита в Королевство Саудовская Аравия осенью прошлого года.

Президент Казахстан подчеркнул, что за последние 25 лет отношения между Казахстаном и Саудовской Аравией развиваются в положительном ключе, налажен обмен опытом, достигнуты договоренности по широкому спектру вопросов.

Нурсултан Назарбаев заверил, что Казахстан будет и впредь прилагать все усилия для укрепления сотрудничества между странами.

Кроме того, стороны обсудили актуальные темы повестки дня, в том числе вопросы региональной безопасности и разрешения межконфессиональных конфликтов.

«Вы знаете, что недавно в Астане прошел очередной раунд переговоров по сирийскому конфликту. Стоит отметить, что в этой встрече приняли участие все представители сирийской оппозиции», - сказал Глава государства.

В свою очередь Самер Аль-Сабхан выразил благодарность Президенту Казахстана за возможность обсудить вопросы двустороннего сотрудничества и передал слова приветствия Короля Саудовской Аравии.

«Мы выражаем благодарность Казахстану за его вклад в решение вопросов, касающихся исламского мира, в том числе и за стремление прекратить кровопролитие в Сирии. В отношении сирийского вопроса Королевство Саудовская Аравия считает, что подобные конфликты должны решаться путем политического урегулирования. Мы разделяем Ваше видение разрешения этой проблемы исключительно мирным способом», - сказал Самер Аль-Сабхан.

Во встрече также приняли участие помощник Президента Казахстана Н.Онжанов, министр иностранных дел К.Абдрахманов и посол Королевства Саудовская Аравия в Республике Казахстан Захир бен Мутиш Аль-Энази.

Казахстан. Саудовская Аравия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 11 мая 2017 > № 2168827


Казахстан. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 11 мая 2017 > № 2168773

Депутаты сената ратифицировали соглашение об экономическом, техническом и торговом сотрудничестве между странами-членами Организации исламского сотрудничества (ОИС), передает корреспондент Sputnik Казахстан.

Представляя закон "О ратификации генерального соглашения об экономическом, техническом и торговом сотрудничестве между странами-членами Организации исламской конференции", министр национальной экономики РК Тимур Сулейменов пояснил, что ОИС является крупнейшей международной организацией после ООН по числу участников, которая объединяет 56 государств.

Казахстан стал полноправным участником организации в 1995 году, генеральное соглашение подписал в ноябре 2015 года. Как ранее сообщил Сулейменов, Астана подписала соглашение с двумя оговорками.

По его словам, согласно первой оговорке, Казахстан не берет на себя обязательства по предоставлению какой-либо стране благоприятных условий при привлечении иностранной рабочей силы. Граждане всех государств, в том числе ОИС, будут привлекаться в соответствии с национальным законодательством РК. Особую актуальность данный вопрос приобретает в условиях территориальной близости и тесных экономических контактов Казахстана с Центральной Азией и Афганистаном.

Вторая оговорка связана с торговыми режимами. Казахстан, являясь участником ЕАЭС и Договора о зоне свободной торговли, отметил, что подписанное в рамках соглашения по исламскому сотрудничеству не мешает обязательствам РК в рамках ЕАЭС и СНГ.

Как информировалось в заключении комитета мажилиса по международным делам, обороне и безопасности, в соответствии с соглашением страны-члены ОИС договорились предоставлять при необходимости требуемые условия и гарантии для поощрения трансферта капиталов и инвестиций между собой. Страны-участники с учетом обязательств по другим договорам будут стремиться применять равноправные и не дискриминирующие торговые подходы друг с другом в отношении внешнеторговой политики, стараться расширять и развивать торговые обмены между собой.

Еще одним направлением станут наука и технологии. При этом Казахстану предоставляется возможность для обмена опытом и техническими возможностями посредством привлечения экспертов, проведения совместных исследований и получения образовательных стипендий, заключил министр.

Казахстан. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 11 мая 2017 > № 2168773


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 10 мая 2017 > № 2172373

США рискуют получить в Тегеране «кровавого аятоллу»

Нарастающая агрессивность Трампа в отношении Ирана может привести к победе на президентских выборах в этой стране ультраконсервативного политика.

Иранцам предлагают определиться, какой лагерь им ближе — либералов или консерваторов.

В Иране 19 мая состоятся двенадцатые по счету президентские выборы. Число желающих занять этот пост перевалило за 1630 человек, но после их строжайшего отсева Советом стражей конституции ИРИ до участия в выборах допущены шесть политиков. Отметим, что Совет стражей отмел, среди прочих, и популярного в определенных политических и электоральных кругах Ирана экс-президента Махмуда Ахмадинежада, известного в высшей степени резкими заявлениями в адрес Запада, критикой нынешнего главы государства Хасана Роухани и духовного лидера Али Хаменеи.

Таким образом, иранским избирателям предстоит выбирать между Роухани, экс-министрами промышленности и культуры Мустафой Хашеми Таба и Мустафой Мирсалим; мэром Тегерана Мохаммадом Багер Галибафом; бывшим генеральным прокурором, ныне — хранителем мавзолея Имама Резы Эбрахимом Раиси, и первым вице-президентом Эсхаком Джахангири.

По сути же иранцам предлагают определиться, какой лагерь им ближе — либералов или консерваторов. Первый возглавляет Роухани, второй — Раиси. Шансы на победу у них приблизительно равные.

Если победит Роухани, «сдавший» Западу развитие иранской ядерной программы, это будет означать, что большинство населения ИРИ выступает за сближение со «свободным миром», большую открытость, привнесение некоторой светскости в иранское общество, и не обращает особого внимания на провалы в экономике и безработицу. Ответственность за них, считают оппоненты Роухани, лежит на иранском президенте.

Но провалы в экономике можно списать на то, что Иран еще не успел прийти в себя после снятия с него многолетних санкций. А возвращение страны в мировое сообщество, ассоциируемое с президентством Роухани, его хорошие отношения с Европой возродят Иран и создадут в нем множество новых рабочих мест.

Победа Роухани также будет означать, что большинство избирателей пропустило мимо ушей недавнюю критику аятоллы Али Хаменеи в адрес действующего президента на «западной почве» и то, что при нем, так сказать — в народе, стали придавать меньшее значение всемогущему Корпусу стражей Исламской революции. Однако это обстоятельство может сильно навредить действующему президенту в глазах консервативной части общества, духовенства и фундаменталистов, часть из которых поддержало его на прошлых выборах.

Но, заметим, после избрания Роухани многое в мире изменилось. И главное, что президентом США стал Дональд Трамп, провозгласивший Иран «террористическим государством номер один», и неоднократно озвучивший свое недовольство отменой Бараком Обамой антииранских санкций. И Иран, ненадолго и условно вздохнувший, с еще большей определенностью предстал под прицел США и его союзников, включая ближневосточных.

Такая ситуация породила в ИРИ весьма воинствующие настроения. Часть электората Роухани на прошлых выборах стала задаваться вопросом: сумеет ли он справиться с жесточайшими нападками на Иран, требующими «железной руки» для сохранения страны.

Проводником жесткой политики в отношении США и иже с ними в иранском обществе считается Раиси, который, к тому же, как говорят, является преемником духовного лидера Ирана и имеет большую поддержку в силовых структурах страны. Бывший генпрокурор и кандидат в президенты не скрывает своей острой неприязни к Западу, неприемлемости отказа Ирана от развития ядерной программы, к «прогибанию» Тегерана перед Вашингтоном и отсутствию, с его точки зрения, жесткого отпора американцам.

Собственно, Трамп подтолкнул Иран к возвращению в ультраконсерватизм и к избранию президента, являющегося антиподом дипломатичному реформатору Роухани; такого президента, который бы смог дать жесткий отпор Трампу на его же политическом языке, сопровождаемом действиями, синхронными вербальному ряду.

В общем, значительная часть электората считает, что Иран находится в смертельной опасности, и Раиси является именно тем «зубастым» лидером, который способен «бросить перчатку» переусердствовавшему Трампу и бескомпромиссно отстаивать интересы своей страны. Но это палка о двух концах, которую запустили в иранскую политику США, недооценившие реформатора Роухани и провоцирующие его замену ультраконсервативным президентом.

Словом, Роухани может поплатиться вторым сроком за разрядку отношений с Западом, в частности, с США; то есть за ту программную «волну», которая и «вынесла» его в президенты на прошлых выборах. Теперь эта волна вполне способна его накрыть, а Иран — снова изолировать от большей части внешнего мира.

Так что основными соперниками на выборах считаются Роухани и Раиси. Но прогнозировать исход иранских выборов дело неблагодарное в силу их малой предсказуемости и географически полярной идеологии электората. Так, в крупных городах, научных и культурных центрах избиратель преимущественно ориентируется на собственное мнение, а вот глубинка проголосует за того, на кого им укажет местное духовенство.

Поэтому второй тур голосования исключить нельзя, равно как вполне вероятно, что один или два баллотирующихся снимут свою кандидатуру в пользу идеологически близкого ему (им) кандидата — то есть Роухани или Раиси. С другой стороны, Галибаф, входящий в тройку наиболее реальных кандидатур на пост президента, может намеренно остаться на выборах до конца, чтобы оттянуть побольше голосов у Роухани.

Но кто есть Раиси? Политического и управленческого опыта у него нет. В правовом «поле» и среди людей старшего поколения он известен как «кровавый аятолла» — в конце 80-х годов прошлого столетия Раиси руководил судебными комиссиями: приговоренных к казни за политическое инакомыслие было тогда множество. Повторимся, что он имеет прочные связи в духовенстве, хотя и неоднородном. Тем не менее, во многих регионах оно создает Раиси репутацию именно того президента, который нужен сегодня Ирану. Главный аргумент соответствующей пропаганды — Роухани не справится с таким «монстром», как Трамп, а вот Раиси — сможет.

Не вдаваясь в разбор ложности этого посыла, отметим, что, во-первых, усилившаяся агрессивность Трампа против Ирана на деле может оказаться не более чем политическим эпатажем. Во-вторых, в случае проигрыша Роухани Иран закроет для себя приоткрытые действующим президентом каналы взаимодействия со многими государствами, в том числе, и Запада. В-третьих, говорят, что Раиси прочат в духовные лидеры Ирана, и нельзя исключить, что он снимет свою кандидатуру в пользу Галибафа — гораздо более известного иранскому обществу и менее консервативному, чем «кровавый аятолла».

Словом, исход нынешних выборов в Иране непредсказуем, и разговор сегодня может идти только об их основных фигурантах. Но кто бы ни выиграл эти выборы, задачи, поставленные перед Ираном, останутся неизменными — физическое выживание (терроризм, Израиль, «жадные глаза крупных держав на Ближнем Востоке») с сохранением имеющегося «веса» ИРИ в регионе и мире, выполнение ядерной сделки (обещание Роухани в случае его переизбрания на второй срок), и оздоровление экономики.

Ирина Джорбенадзе

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 10 мая 2017 > № 2172373


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 мая 2017 > № 2171411

Как Трамп может наладить отношения США с Россией

Александр Вершбоу (Alexander Vershbow), Atlantic Council, США

На этой неделе президент США Дональд Трамп впервые лично встретится с высокопоставленным представителем России, когда министр иностранных дел Серей Лавров приедет в Белый дом после совещания с госсекретарем Рексом Тиллерсоном (Rex Tillerson). Ставки очень высоки: единственное, в чем Москва и Вашингтон сейчас полностью друг с другом согласны, так это в том, что отношения между их странами достигли самой низкой точки со времен разгара холодной войны.

Лавров попытается убедить Трампа, что такое охлаждение в отношениях было спровоцировано вовсе не Россией, что виной всему «русофобия» президента Барака Обамы и расширение НАТО, и что пришло время начать новую перезагрузку. Он предложит американскому президенту отложить в сторону все разногласия, в том числе разногласия по Украине, снять экономические санкции и объединиться в борьбе против «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ — прим. ред.).

Это было бы огромной ошибкой. Агрессию России в отношении Украины — незаконную аннексию Крыма и необъявленную войну на востоке страны — невозможно просто проигнорировать. Действия России — это наступление на международный порядок, который служил основой безопасности и стабильности в Европе со времен Второй мировой войны. Если спустить эту агрессию с рук России, это будет означать возврат к Европе, поделенной на сферы влияния, где крупные державы контролируют более мелкие и слабые государства. Это лишь подвигнет Россию на новые агрессивные кампании и повысит риск конфликта в будущем.

Чтобы поставить наши отношения с Москвой на более прочное основание, президенту сначала нужно устранить главную причину резкого охлаждения в отношениях, то есть справиться с проблемой агрессии России на Украине.

Это необходимо сделать как можно скорее. Несмотря на то, что два года назад было подписано Минское соглашение, Москва не смогла обуздать сепаратистов в Донбассе, на востоке Украины. В результате боев, которые до сих пор время от времени вспыхивают, еженедельно продолжают гибнуть десятки украинских солдат, а условия жизни мирных граждан по обе стороны линии фронта стали просто невыносимыми. В апреле в этом конфликте впервые погиб гражданин США, когда заложенная сепаратистами мина взорвалась под автомобилем делегации наблюдателей ОБСЕ.

Дипломатические усилия Франции и Германии, возможно, помогли предотвратить ухудшение ситуации, однако они уже исчерпали свой потенциал. Канцлер Германии Ангела Меркель натолкнулась на глухую стену, когда она попыталась поднять тему Украины во время встречи с президентом Владимиром Путиным в Сочи 2 мая. Становится все очевиднее, что сами по себе Германия и Франция не могут заставить Россию изменить курс и вывести ее войска с востока Украины. Более активное дипломатическое вмешательство со стороны США в сотрудничестве с Киевом, Берлином и Парижем может ускорить процесс снятия оккупации и предотвратить формирование еще одной зоны замороженного конфликта.

Поэтому теперь, когда президент Трамп готовится к встрече с Лавровым и к возможному первому саммиту с Путиным, он должен сделать урегулирование конфликта на Украине тестом и главным приоритетом в отношениях с Москвой. Ему следует назначить высокопоставленного дипломата специальным посланником США, который будет вести непосредственные переговоры с кремлевскими чиновниками, контролирующими ситуацию на востоке Украины. Любое соглашение должно базироваться на полном выполнении Москвой и ее агентами всех требований Минского договора и на восстановлении власти Киева над Донбассом, включая международные границы.

Это требование вполне разумно. Суть его в том, чтобы просто попросить Путина выполнить те обещания, которые он дал, но так и не выполнил — начиная с обеспечения устойчивого режима прекращения огня и вывода войск и тяжелого оружия. Когда ситуация в Донбассе стабилизируется, США и их западные партнеры смогут добиться от президента Петра Порошенко выполнения его части договора, в том числе предоставления особого статуса Донбассу, амнистии и проведения честных выборов под наблюдением международных экспертов.

Чтобы этого добиться, сторонам, возможно, придется рассмотреть вариант с размещением международных миротворческих сил и гражданской администрации на время переходного периода, который продлится один или два года. Международный механизм обеспечения соблюдения соглашений, которого не хватает в Минском документе, заставит обе стороны соблюдать режим перемирия и отвести тяжелое оружие от линии соприкосновения, а также заставит Россию увести свои войска и оружие с территории Украины. Международные органы могли бы взять под свой контроль международную границу, чтобы положить конец незаконному провозу оружия в удерживаемые сепаратистами районы, и создать условия для проведения честных выборов и беспрепятственного возвращения беженцев в свои дома. В конце переходного периода Киев получит под свой контроль международную границу, когда международное присутствие постепенно сойдет на нет, и сможет наконец управлять всей территорией Украины.

Крым может обернуться крайне сложной проблемой, решать которую придется очень долго, потому что мы не можем — и не должны — ратифицировать незаконные действия России на этом полуострове. Однако восстановление суверенитета Украины над Донбассом позволит нам перевернуть страницу, в том числе смягчить или отменить некоторые санкции. Это существенно улучшит качество жизни россиян и жителей Донбасса, которые пострадали больше всех. НАТО и Россия смогут начать восстановление практического взаимодействия и заняться созданием такой системы безопасности в Европе и за ее пределами, которая будет основана на принципах сотрудничества.

Если Путин отвергнет инициативу президента США, у Америки и ее союзников не будет иного выбора, кроме как еще больше увеличить давление на Россию, ужесточив санкции и увеличив объемы экономической и военной помощи Украине, в том числе начав поставлять украинцам смертельное оружие, чтобы те могли противостоять новым наступлениям России.

Украина стала той точкой, в которой пути США и России разошлись в разные стороны, поэтому восстановление отношений нужно начинать именно с украинского вопроса. Дипломатическое взаимодействие на самом высоком уровне и создание международных механизмов обеспечения соблюдения соглашений могут помочь Трампу и Путину добиться успеха там, где все прежние попытки провалились, и рассеять то облако, которое нависло над российско-американскими отношениями.

Александр Вершбоу — заслуженный член Атлантического совета в Вашингтоне. Прежде он занимал должности заместителя генерального секретаря НАТО, заместителя министра обороны США, посла США в НАТО, посла США в Россию и Южную Корею.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 мая 2017 > № 2171411


Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 мая 2017 > № 2171410

Смелые слова мужественного человека, поддерживающего Башара Асада: о России, которая послана Сирии Богом

Нарам Сарджун (Naram Sarjun), Middle East panorama, Ливан

Самое прекрасное в сбалансированном верующем сообществе — то, что имамы мечетей слышат азан (призыв к молитве) в колокольном звоне… И в то же время священники слышат церковные песни в мусульманских молитвах… Таким образом, мы видим, что несмотря на громогласный «голос» экстремизма, исламское духовенство на родине говорит так же, как монахи и священники… потому что верность земле и народу, в конечном счете, — это вера и верность тем, кто на небесах…

Именно поэтому, отвернитесь от этих фанатиков, больных и безумных, которые верят в то, что только у них есть ключи от рая и ада, и в то, что только им позволено общаться с Богом… более того, что на них — печать Бога… Эти преподаватели в школах — безумные и невменяемые, а после их методов обучения из таких образовательных учреждений выпускаются безумцы…

Не слушайте все те бесчисленные призывы и лозунги, исходящие от имени исламских политических группировок, от судей, решающих дела по шариату, муфтиев или президента международного союза мусульманских ученых, число которых на улицах превысило количество машин… Их голоса стали загрязнять окружающую среду своими звуками и картинкой, наподобие шума автомобилей в густонаселенных городах, их дыма и прочего мусора..

Покиньте мусульманскую улицу, ее машины, шум, гул и песни, восхваляющие Аллаха, исходящие оттуда.. Приходите и услышите красивую, приятную, спокойную национальную песню опирающуюся на голос Иисуса Христа… Такие слова вторит епископ Сирийской католической церкви Жано Баттах (Jano Battah)…

Прислушайтесь к епископу Жану Батаху, искренне и правдиво говорящему о сирийском кризисе с точки зрения патриота и священнослужителя, который не любит обманывать людей и не обманывает самого себя лозунгами… Он честно отвечает вам о воле Бога, который отправил Россию на Восток… Он рассказывает вам об истинных целях президента Асада, о демократии на Западе и Востоке, а также дает совет всем тем, особенно арабам, кто хочет иммигрировать.

В чем разница между современным митрополитом и современным муфтием Ахмадом Бадр аль-Дин Хассуном? Это именно то, что я имею в виду, когда встречается любовь Бога и человека, мы слышим азан в колокольном звоне и церковных песнях… потому что Бог воплощается в человеке и в родине… а азан исходит во время звона колоколов…

Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 мая 2017 > № 2171410


Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 мая 2017 > № 2171390

Как Россия могла бы примириться с Францией Эммануэля Макрона

Кремль призывает нового президента Франции «преодолеть взаимное недоверие и объединить усилия для обеспечения международной стабильности и безопасности».

Дидье Шоде (Didier Chaudet), Дидье Шоде (Didier Chaudet), Le Huffington Post, Франция

Кремль призывает нового президента Франции «преодолеть взаимное недоверие и объединить усилия для обеспечения международной стабильности и безопасности». Некоторые российские аналитики, которым явно пришлось не по душе поражение благожелательно настроенных по отношению к Москве Франсуа Фийона и Марин Ле Пен, высказались менее дипломатично. Кроме того, определенные влиятельные силы в окружении президента России, которые создали условия для приглашения в Кремль Марин Ле Пен, теперь должно быть раскаиваются за принятые ими решения… Как и многие англосаксонские журналисты, они думали, что Франция не отличается выступавшей за Брексит Англии и выбравшей Трампа Америки. Первый важный урок для Москвы и остальных: Запад — не единое целое, а Франция — не просто копия англосаксонского мира, тем более в политическом плане. В любом случае, властным кругам в России сейчас нужно многое переосмыслить.

Ранее мы уже отмечали, что Россия допустила ошибку, выступив против Эммануэля Макрона. Дело в том, что он — не идеолог «атлантизма», как представляли его некоторые (в Москве и в ультраправых кругах), а реалист, который понимает значимость России на международной арене. Иначе говоря, примирение при президенте Макроне возможно.

Как бы то ни было, у взаимопонимания Париж-Москва имеется одно обязательное предварительное условие: необходимо отбросить логику холодной войны, в рамках которой некоторые близкие к власти российские патриоты, как, впрочем, и ряд американцев, рассматривают мир как противостояние лагерей. Для Кремля это означает, что он должен перестать видеть в Западе враждебное ему образование. Восприятие Европы как практически неотличимого от НАТО и США геополитического конкурента попросту не соответствует действительности. Вашингтон и Москва могут соперничать в геополитике, но это вовсе не обязательно должно отражаться на отношениях Европы и России: ЕС — мирный союз государств без планов на расширение в обозримом будущем…

Это предварительное условие следует логике здравого смысла, которая отвечает интересам России и других ключевых международных игроков: процветающая и прочная Европа — это интересный торговый партнер и значимый геополитический игрок, который способствует экономической глобализации и международной стабильности. Китай прекрасно понял это: в отличие от настроенных против Запада российских националистов он предпочитает мирный многополярный мир логике противостояния в духе холодной войны, когда победа одного предполагает уничтожение другого… Россия заинтересована в том, чтобы последовать примеру Китая, как в экономике, так и в геополитике.

Такой более рациональный подход к ЕС мог бы открыть путь для избирательного сотрудничества, которое тем вероятнее и нужнее, что Россия и Франция/ЕС могли бы договориться по ряду внешнеполитических вопросов. В первую очередь, стоит отметить четыре темы, по которым Париж и Москва могли бы договориться в ближайшие месяцы, если бы у них хватило на это политической воли:

— Противодействие администрации Трампа в том случае, если она ведет себя чересчур агрессивно. Военная логика президента США заставляет опасаться худшего на международной арене, которая может быстро стать нестабильной (ситуация в Корее или на Ближнем Востоке). В России, по всей видимости, с ностальгией вспоминают об оси Париж-Берлин-Москва, которая сформировалась в ответ на войну в Ираке в 2003 году. Эммануэль Макрон не боялся критиковать выходки Трампа и, судя по всему, выступает против традиционной американской поддержки Саудовской Аравии против Ирана (Трамп вновь подтвердил ее). В отличие от предшественника Макрон предпочитает нейтралитет, возможность для диалога с Эр-Риядом и Тегераном для наиболее эффективной защиты французских интересов. Париж не станет равняться на Вашингтон и, как и Берлин, не примет дестабилизацию Ближнего Востока и Азии. Таким образом, если Россия примет упомянутое выше условие, по ряду вопросов возможно восстановление оси Париж-Берлин-Москва.

— Борьба с «Исламским государством» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.) и международным джихадизмом в целом. Для кандидата Макрона именно он был главным врагом, как в Сирии, так и за ее пределами. Франция стала целью джихадизма, и новый президент должен проводить жесткую антитеррористическую политику. В этом вопросе Москва и Париж вполне могли бы найти (пусть и ограниченное) пространство для договоренности.

— Серьезная работа ради мира между Арменией и Азербайджаном. Как отмечалось ранее, у Франции имеется необходимый дипломатический капитал для серьезного мирного процесса между двумя этими странами, однако без России тут, разумеется, ничего не выйдет. Москва пыталась извлечь краткосрочную выгоду из замороженного конфликта, который опасно «разогревается» вот уже какое-то время. Новая война за Нагорный Карабах обернулась бы для нее большими проблемами. Россия и Франция вполне могли бы договориться по этому значимому для региона вопросу. Кроме того, мирный процесс внес бы вклад в укрепление связей двух наших стран.

— Поддержка мирного процесса в Афганистане. Похоже, что на фоне нынешней нестабильной ситуации в стране, у американцев нет никакого другого решения, кроме военного, которое за последние 15 лет доказало свою неэффективность. Россия объединилась с Китаем и двумя ключевыми странами региона (Иран и Пакистан) и предлагает настоящую дипломатическую альтернативу. Она могла бы стабилизировать Афганистан и создать условия для эффективной борьбы с ИГ в регионе. Это отвечает национальным интересам Франции. Во всяком случае, куда больше, чем постоянная нестабильность, которую подпитывает американский милитаризм.

Россия и Франция вовсе не обречены на вечное противостояние. Хотя у них нет согласия по всем вопросам, по ряду существенных тем их интересы совпадают. Будем надеяться, что Париж и Берлин осознают это и будут действовать соответственно.

Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 мая 2017 > № 2171390


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 10 мая 2017 > № 2171358

Из жизни русского шпиона в ЕС

Об абсурдных аспектах и двойных стандартах «борьбы с российской пропагандой» в современной европейской политике.

Любош Блага (Ľuboš Blaha), Časopis argument, Чехия

У меня была возможность принять участие в конференции по безопасности на Мальте, куда съехались депутаты со всей Европы с одной целью — пнуть Россию. Там повторялись одни и те же слова о том, что во всем зле на свете виноват Путин, и что мы обязаны бороться с российской пропагандой. Когда я выступил с докладом, в котором раскритиковал американские ошибки, на меня тут же набросились некоторые депутаты, а один даже кричал, называя меня агентом Москвы. Так проходят дебаты на европейских форумах. Это они называют борьбой с пропагандой. Однако специалисты называют это русофобией.

Американские преступления и европейское молчание

В своем выступлении я напомнил, как Европа любит упрекать Россию в нарушениях международного права, но молчит, когда это право нарушают Соединенные Штаты и другие союзники. Куда-то пропадает вся самокритика. Я вспомнил американское вторжение в Ирак и интервенцию НАТО в Ливию. Сегодня в обеих этих странах кровь проливается чаще, чем до вмешательства Запада. Однако я уделил особенное внимание актуальным примерам. Во-первых, вследствие иракских и американских бомбардировок Мосула погибло огромное количество мирных жителей. Почему Европа об этом умалчивает? При освобождении Алеппо мы обвиняли россиян в военных преступлениях, а теперь вдруг жертвы среди населения стали нормальным явлением? Во-вторых, бомбардировки Сирии Соединенными Штатами без согласия Совета безопасности ООН — это нарушение международного права. Тогда как мы можем относиться к этому спокойно? В-третьих, недавно Америка разбомбила в Сирии мечеть Аль-Джина, где погибло, по имеющимся данным, 38 мирных жителей. От Европы никакого отклика. В-четвертых, в Йемене разворачивается крупнейшая гуманитарная катастрофа 21 века из-за бомбардировок, которые ведет Саудовская Аравия при американской поддержке. И снова Европа молчит. В-пятых, Израиль оккупирует суверенную палестинскую территорию, а это тоже нарушение международного права. Примеров европейского лицемерия без труда можно найти и больше.

Мой вывод был таким: нам в Европе стоило бы быть более последовательными, и раз мы критикуем кого-то за нарушение международного права, мы не должны обходить вниманием союзников. В противном случае говорить о нравственности не приходится. Нашей главной целью должно быть поражение «Исламского государства» (запрещенного в России — прим. ред.), и в этой борьбе наши интересы совпадают с российскими… Но тут меня перебил ревностный немецкий аппаратчик из Европейского парламента, заявив, что будет на меня жаловаться. Я ответил, что он может жаловаться хоть в ЦК Верховного Совета, но если меня не отправят в ГУЛАГ, я буду по-прежнему выражать свою позицию, потому что в Европе это все еще возможно.

Настоящая «оруэлловщина»

В этой пропагандистско-русофобской атмосфере самым забавным было то, что одной из основных тем была борьба Европейского Союза с гибридной войной и российской пропагандой. Только напомню, что эта борьба выглядит следующим образом. Если на одном из европейских форумов вы скажете, что американцы творят зло, что, например, они нарушают международное право, то ни одно СМИ мэйнстрима об этом не поведает. Вы можете подкрепить утверждения фактами, можете аргументировать как угодно. Все равно будет тишина. Ваши слова передадут только те агентства, которые не служат американским интересам. И ваше мнение появится в российских СМИ: иногда это случается и со мной. Вскоре ЕС обвинит вас в том, что, глядите-ка, вас цитируют русские, а значит, вы служите им. Вы — русский шпион, и с вами надо быть начеку. Что бы вы впредь ни сказали, будет восприниматься с подозрением, ведь о вас пишут русские. И так по кругу.

Они апеллируют «проверкой фактов», подчеркивают, что будут бороться только с явными домыслами и делают вид, что не хотят ограничивать свободу мысли. Но при этом они формируют марксистское одномерное общество, тоталитарное мышление, настоящую «оруэлловщину». Именно они выбирают, о чем СМИ будут писать, а о чем нет. А раз об американских ошибках ничего не пишут, то их просто не было. Это факт! И если кто-то критикует американскую политику в Сирии, Ираке или Йемене, то он точно ведет гибридную войну и работает на российскую пропаганду. Все так просто! Никто не задумывается, почему, собственно говоря, СМИ мэйнстрима молчат об американских преступлениях. Разве это проблема? Проблема — это российская пропаганда. В результате люди начали массово читать альтернативные СМИ, потому что в тенденциозных средствах массовой информации не найти и намека на критику Большого брата. Все сыты этим по горло. А ведь медиа-мэйнстриму хватило бы малого — допустить другие мнения и перестать выслуживаться перед американцами.

Где, наконец, можно посмотреть какой-нибудь американский фильм, я вас спрашиваю?!

А ведь создавать иллюзию о том, что нам угрожает какая-то российская пропаганда, просто безумие. Только слепой не видит, что все наоборот. Откройте любую газету и везде прочтете, какое чудовище этот Путин, и какие мерзости творит Россия. В теленовостях практически на всех каналах говорят одно и то же: Путин — самая большая угроза для безопасности, а Америка — это круто. Около 99% книг в книжных магазинах написаны американскими или западными авторами. 99% НПО финансируется из США или Брюсселя. Вечером по ТВ можно посмотреть американский боевик, в котором мускулистый американский герой спасает мир от вторжения инопланетян, а повсюду маячат американские флаги. Или можно посмотреть американскую драму, в которой бедный американский парень благодаря своим усилиям добивается своей американской мечты и обретает счастливую и богатую жизнь в счастливой и богатой Америке. Переключить можно и на американский комедийный сериал из жизни американской молодежи или на американский модный канал, вещающий о том, что носят в Америке. Можно даже посмотреть американский новостной канал, если вам хочется услышать то же самое, что твердят на словацком канале Markízа, только на английском языке. В общем, сплошная российская пропаганда… Она буквально бомбардирует нас, сжирает нас заживо…

Я совершенно не удивляюсь, что Европейский Союз настроен с ней бороться. Ведь нашу идентичность не разлагает ни американизация, ни американские геополитические интересы. Куда там: проблемой Европы является единственное маргинальное информационное агентство Sputnik и четыре лживых сайта. Об этом тут на Мальте три дня говорили депутаты со всей Европы. Половина из них меня возненавидела, потому что я открыто говорил им, что вся эта русофобская истерия — просто безумие. И я по-прежнему говорю, что, наверное, сплю. Ущипните меня кто-нибудь! Ведь все это не может быть правдой: Европа, должно быть, сошла с ума. Погрузившись в американские пропагандистские фекалии, она отчаянно борется с маргинальной российской пропагандой.

Подытожу. Российская пропаганда является для Европы, пожалуй, такой же проблемой, как распространение буддизма в Перу. Кто-то просто ищет классовых врагов, чтобы любого критика американской политики назвать русским шпионом. Как просто! И как противоестественно! Я желаю всем хоть раз побывать на какой-нибудь европейской конференции по безопасности. Это совершенно незабываемый опыт, когда люди считают вас российским агентом только потому, что вы не разжигаете ненависть к России и не превозносите США. Вот как сегодня выглядит наша старая добрая просвещенная Европа…

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 10 мая 2017 > № 2171358


Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 мая 2017 > № 2171353

Тихий молодежный бунт в исламской республике

Аксель Веден (Axel Støren Weden), VG, Норвегия

ТЕГЕРАН/ИСФАХАН — Поколение, родившееся и выросшее в Исламской Республике Иран, раздвигает границы. Но новой революции они не хотят.

Звучит «Shape of You» Эда Ширана. Две женщины в коротких юбках с пайетками и на высоких каблуках танцуют, смеются и хлопают в ладоши. За кухонным столом чокаются «аракой», местной самогонкой. По кругу идет сигарета с «травкой».

Эта афтерпати могла бы быть где угодно в мире. Но в этот вечер четверга мы в квартире, расположенной в богатой, северной части Тегерана, и человек двадцать женщин и мужчин, которым под 30, собрались здесь, чтобы оттянуться по полной.

«Народ пьет, курит и занимается сексом до свадьбы. Тут можно достать все, что хочешь, прямо домой привезут», — объясняет «Али Реза» на беглом английском.

Никто в комнате не знал иного Ирана, чем исламскую республику. Прошло почти 40 лет с того дня, как народное восстание, требованием которого была свобода, смело авторитарную и прозападную монархию Мохаммеда Резы Пехлеви, последнего шаха Ирана.

Те, кто пьет, должны наказываться ударами кнутом

Но на втором этапе революции власть захватили исламисты. Иран превратился в теократическое государство, частично основывающееся на законах шариата. Народные требования демократизации и свободы были отставлены в сторону. В последние 38 лет в Иране система, где инакомыслие жестоко подавляется, права человека игнорируются, а к женщинам относятся как к гражданам второго сорта.

До 1979 года мини-юбки и алкоголь в Тегеране были чем-то самим собой разумеющимся. Сегодня того, кто пьет, наказывают 80 ударами кнутом, а женщины, помимо целого ряда других дискриминирующих их законов, обязаны всегда, когда они находятся вне дома, носить закрывающую их с головы до ног одежду, они должны избегать громкого смеха и воздерживаться от езды на велосипеде.

Но почти четыре десятилетия исламской республики не смогли «причесать» поколение, никогда не жившее в другом Иране.

Мне, проехавшему по стране почти неделю в качестве туриста, ознакомившемуся с социальными медиа, молодые иранцы кажутся экспертами в том, как можно лавировать в повседневной жизни, определяемой предписаниями и запретами. Границы перемещаются постоянно.

Меня приглашали и в поездки, и на вечеринки

Это началось еще до приезда. Благодаря гостевой сети Couchsurfing, которая, как и Facebook, блокируется, но к которой ты с легкостью можешь получить доступ с помощью специального приложения, у нас появляется целый ряд запросов как от женщин, так и от мужчин. Нам предлагают жилье, предлагают присоединиться к походу в горы, сходить вместе в кафе, художественные галереи и на вечеринки.

Разница между тем, что ты видишь в официальной жизни, и тем, что на самом деле происходит за четырьмя стенами жилища, велика. Спутниковые антенны — что-то столь же само собой разумеющееся, как и телевизоры. Из гостиных следят за новостями от BBC, CNN и оппозиционного канала Manoto, вещающего из Лондона. По данным властей, до 70% населения нарушает закон, владея спутниковой антенной.

Но гражданское неповиновение выходит и за пределы жилищ.

В Исфахане, третьем по величине городе страны, мы видим двух девочек лет 12 с мамашами на буксире. Мамаши в чадре, это консервативный черный наряд, полностью закрывающий все тело — кроме лица. Девочки идут на несколько метров впереди. В хиджабах, предписанных законом, но сверху у них бейсболки, надетые козырьками назад. Но одной из кепок блестящими буквами написано «YOLO» (сокращение от «You Only Live Once», «Живем один раз»). Одна из девочек оборачивается и что-то раздраженно говорит матери.

Они не носят хиджаб в знак протеста

В социальных медиа границы окружающего мира тоже расширяются. «Назанин», модная женщина, которой слегка за 20 и которая сама делающет украшения, часто пользуется Instagram (который не блокирован). На многих собственных фотографиях она без платка.

И в этом она не одинока: через сайт активистов «My Stealthy Freedom» (Моя скрытая свобода) в Facebook, у которого более миллиона подписчиков, женщины выкладывают собственные фотографии без хиджаба в знак протеста против диктатуры духовенства. Реакционные правители Ирана от этого не в восторге. В прошлом году восемь женщин-моделей были арестованы за то, что поделились своими фотографиями, на которых они без хиджаба, в Instagram.

«Назанин» рассказывает, что она и сама получала предупреждения от патрулей полиции нравов Гашт-э Эршад за непристойное поведение. Если она в городе, встречается с друзьями, ее красочная шаль, чаще всего, сдвинута назад, за уши.

«У меня еще не было никаких серьезных проблем, но меня предупредили, что «это мой последний шанс», и что если я не возьму себя в руки, меня могут наказать», — рассказывает она.

По данным Amnesty International, примерно 2,9 миллиона женщин в период с марта 2013 года по март 2014 года получили от полиции предупреждение в связи с «непристойной одеждой». Но иранцы находят новые и креативные способы преграды обходить. В новом приложении пользователи Интернета могут на карте города указывать, где они видели полицию нравов. И таким образом предупреждать других пользователей.

Через две недели президентские выборы

Правда, некоторые говорят, что смелость в социальных медиа — лишь поверхностный признак того, что молодежи разрешена некоторая свобода. Несмотря на то, что в четыре года правления президента-реформатора Хассана Роухани наметился новый внешнеполитический курс, он не привел к большей политической свободе в самой стране. Наоборот, ситуация с правами человека, скорее, стала хуже.

19 мая президентские выборы. Будет ли переизбран на новый срок Хасан Роухани или же победит его главный соперник Ибрагим Раиси, консервативный кандидат, тесно связанный с духовным лидером страны аятоллой Али Хаменеи, шансы на улучшение условий работы СМИ, свободу слова и соблюдение прав человека все равно ничтожны.

Несмотря на недоверие к режиму многие встреченные нами молодые иранцы испытывают определенный, хотя и слабый оптимизм в отношении к будущему. Они надеются, что соглашение по ядерной программе и смягчение санкций будут способствовать улучшению экономического положения страны и отношений с остальным миром, а это даст им возможность ездить за границу и осуществлять свои мечты в других местах, а не в Иране.

Эволюция, а не революция

На вечеринке в Тегеране время приближается к полуночи. «Али Реза», как и многие другие дети исламской революции, винит родителей в том, что они вышли на улицы, чтобы сбросить авторитарный режим шаха в конце 1970-х годов.

Он уверен в том, что в Иране наступят перемены. Но, наученный горьким опытом, добавляет: «Это произойдет путем эволюции, а не революции. Путем революции уже попытались. И мы видим, к чему это привело.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 мая 2017 > № 2171353


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 10 мая 2017 > № 2170288

Парад «Юнармии»: зачем Кремлю марширующие школьники

Андрей Колесников

Журналист

Политический режим для самозащиты энергично переманивает на свою сторону молодежь. И готов максимально жестко бороться с теми молодыми людьми, которые способны думать и сомневаться

Чем больше российский политический класс и находящиеся в «симфонии» с ним православные иерархи настаивают на единстве и согласии нации, тем в большей степени эта нация раскалывается. Причем поводы дают именно власти – от городских историй с вторжением с бульдозером и крестом во двор или в парк до прямых политических преследований оппозиционеров. Передача Исаакия РПЦ, которая, по словам патриарха Кирилла, должна была символизировать примирение «красных» и «белых» вывела на улицы людей. Национализация властью частной памяти о войне исключило саму возможность научного или хотя бы просто неофициального осмысления трагической истории. Разная память о сталинских репрессиях и о 1990-х годах раскалывает нацию самым ожесточенным образом.

Любые попытки ввести государственную монополию на что-либо будет способствовать таким расколам. В последние годы власти активно взялись за молодежь – и успешно раскололи ее. Потому что навязывание – иной раз грубое и безнравственное – единого мировоззрения всегда провоцировало, провоцирует и будет провоцировать сопротивление тех, кто не хочет индоктринироваться со школьного или даже детсадовского возраста.

Замечательная народная инициатива «Бессмертный полк» цинично опошляется перехватившим ее официозом – и вот уже акция в обязательном порядке приходит не только в младшую школу, но и в детские сады. Это уже не гибридный авторитаризм, это элементы тоталитаризма. Потому что до зубной боли напоминает самые глухие советские времена. Или, того хуже, некоторые страны с тоталитарными режимами, где учебники для первого класса были пропитаны идеологией. Вспомним хотя бы документальное описание Умберто Эко в его романе «Таинственное пламя принцессы Лоаны» учебника для первоклашек времен Муссолини: «Параграф о дифтонгах io, ia, aia завершался возгласом Эйя! Эйя! и ликторским пучком… Для закрепления группы согласных gl давались слова… «вымпел», «битва», «пулемет»…»

Любые режимы такого типа милитаризируются и уделяют первостепенное внимание именно молодежи. Потому что им нужно пушечное мясо для защиты самих себя, а в тех системах, где еще имитируются выборы – электоральное мясо, интоксицированное преданностью лидеру и ненавистью к внешним и внутренним врагам.

Ровно в этой логике началась работа с молодежью, когда российский режим вошел в стадию зрелого авторитаризма и появились сначала боевые отряды сурковской молодежи, объединенной структурами типа «Наших» и «Молодой гвардии «Единой России», а потом группы володинской молодежи из «Анти-Майдана», а затем – бойцы из «Юнармии», которая пародирует советскую «Зарницу» и пополняется десятками тысяч новых членов. Чтобы затем, вероятно, служить непонятно чему в пустынях Сирии или успешно разгонять демонстрантов – своих сверстников.

Как раз весна—2017 предъявила этот раскол молодежи самым внятным, почти плакатным, образом: марширующие 9 мая по Красной площади бойцы «Юнармии», больше похожие, правда, на десантников-старослужащих (такого не было в столь откровенных формах даже в советское время!) и бунтующая против надоевшего политического режима и его демонстративной коррупции молодежь, в том числе школьная. Та самая, которую потом прессуют на уроках верноподданные учителя или институтские преподаватели.

И снова в этой ситуации подключают «высокую» идеологию. На днях патриарх Кирилл предложил еще одну версию укрепления единства молодежи: «Я молюсь за то, чтобы никогда более никакие гражданские конфликты, никакие провокации, на которые бы особенно отзывалась душа молодого человека, не поколебали единства нашего народа». Это кто же провоцирует молодых людей? Намек понятен – это оппозиция. Но, может быть, это все-таки перестаравшиеся ОМОН и следственные органы? 33 обвиненных и осужденных после событий 6 мая 2012 года, большинство из которых были молодыми людьми между 20 и 30 годами – не является ли это доказательством готовности властей к тому, чтобы полностью исключить часть молодежи из процесса установления «единства»? Или проплаченные и интоксицированные деятели с зеленкой наперевес – это рыцари гражданского единства? Или сама церковь, идущая в школы? Или пропагандисты, идущие в детские сады?

Конфликтность в обществе в последние годы лишь усугубилась. Агрессия и нетерпимость вечно оскорбленных, которые при этом монополизировали трибуны, кафедры, амвоны, телестудии, разлиты в воздухе. И для молодых людей в таком пейзаже видятся только две дороги: резкого неприятия всего того, что навязывается, или беспринципного конформизма, обеспечивающего и деньги, и карьеру, и спокойное существование. На выходе: столкновение «выпускников» «Юнармии» и тех, кто научился еще в школе или в институте думать и сомневаться. И это столкновение имеет, увы, предсказуемое физическое измерение – эти категории молодежи могут встретиться на площадях. И встречаются. Только у одних есть погоны и монополия на насилие, а у других есть только апелляция к Конституции, на которую в России уже давно никто не обращает внимания.

Существует концепция, согласно которой все в стране может поменяться благодаря смене поколений. В этом есть своя логика – молодые когорты теоретически более восприимчивы к переменам, активнее участвуют в них. Однако, возможно, это необходимое, но явно недостаточное условие для того, чтобы в стране начались перемены. Любые периоды оттепели в нашей стране, перестройка, либеральные реформы не слишком сильно были связаны с процессом смены поколений. Хотя всегда и сторонники режимов, и их противники были заинтересованы в том, чтобы перетянуть молодежь на свою сторону. Для «революционных» режимов вроде муссолиниевского, гитлеровского или сталинского это было принципиально важно. Сталин ротировал элиту, чтобы кадровой основой его личной власти были тридцатилетние, голодные до власти и поощряемого насилия люди. Но опять же – это все не о переменах, а об укреплении социально-политического строя.

В 1960-е бунту молодежи, в том числе диссидентствующей, противопоставлялась романтика революции: «Неуловимые мстители» против «Битлз». Хотя делалось это ровно для того, чтобы юные революционеры, повзрослев, становились циничными конформистами. Сейчас никакой романтики и быть не может – нет ничего страшнее для нынешнего истеблишмента, чем само слово «революция», объемлющее все – от майдана до «арабской весны». Остается играть на имперском дискурсе, идеологии осажденной крепости, искать под фонарем официальной истории «духовные скрепы» и собирать «Юнармию». Если история – то военная, если воспитание – то военно-патриотическое. Все стало проще и откровеннее. Примитивнее и архаичнее.

Но правда и в том, что и с противоположной стороны – протестной – было и будет много молодежи. И чем интенсивнее ее станут «воспитывать», тем активнее она будет вовлекаться в протест – причем протест с моральной правотой, потому что он прежде всего не политический, а этический, взыскующий справедливости, а не власти. Присутствие молодежи на последних протестных акциях считается чем-то новым. Но это не так: согласно исследованиям Левада-центра, в 2011-2012 годах четверть протестующих составляли молодежные возрастные когорты. Если лишь четверть россиян пользуется интернетом, чтобы узнать новости, то для более 70% молодых сеть – именно источник новостей.

Раскол молодежи – искусственный. Как и разделение всей нации на правых и неправых, желающих объединяться под зонтичным брендом «Путин», и не желающих. Но пока курс на «единство», которое порождает раскол и агрессию, сохраняется, будут оставаться крайне высокими риски роста конфликтности в молодежной среде.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 10 мая 2017 > № 2170288


Молдавия. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 10 мая 2017 > № 2169440

Присоединение к НАТО "категорически неприемлемо" для Молдавии, заявил президент страны Игорь Додон в среду, 10 мая, на встрече со спикером Госдумы РФ Вячеславом Володиным, перечисляя недопустимые для него предметы для переговоров.

"Всем нашим партнерам я всегда говорю, что есть три-четыре вещи, которые я никогда не могу (допустить. - Ред.), чтобы они были предметом переговоров", - подчеркнул Додон, назвав при этом сохранение государственности Молдавии, ее нейтралитет, православие жителей, а также вопрос стратегического партнерства с "друзьями из России".

Кроме того, глава молдавского государства отметил, что его стране не нужны европейские ценности, которые ей "пытаются навязать разными путями".

Игорь Додон прибыл в Москву для участия в параде Победы, в нынешнем году он оказался единственным иностранным лидером на этом мероприятии.

Молдавия. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 10 мая 2017 > № 2169440


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > stroi.mos.ru, 10 мая 2017 > № 2168907

Храм в честь Федора Ушакова на 500 прихожан откроется осенью

Церковь в честь праведного воина Феодора Ушакова на юго-западе Москвы примет прихожан уже в этом году, сообщил куратор программы строительства православных храмов в Москве, депутат Госдумы РФ Владимир Ресин.

Он отметил, что храм в честь великого русского адмирала, не проигравшего ни одной битвы, возводится на ул. Южнобутовская, напротив вл. 9 (район Южное Бутово).

«Кроме того, он посвящен памяти воинов Государственной безопасности России», - сказал В. Ресин.

Пятикупольную церковь в традициях владимирско-суздальской архитектуры начали строить в 2015 году. Работы уже близки к завершению.

По словам В. Ресина, на колокольне установили колокола, сейчас ведется отделка помещений приходского дома со звонницей.

«Церковь планируется сдать к середине октября, ведь в этом году отмечается 100-летие учреждения органов госбезопасности и 200-летие со дня преставления непобедимого адмирала Федора Ушакова», - пояснил В. Ресин.

Напомним, программа строительства православных храмов («Программа-200») развернута во всех административных округах столицы, кроме Центрального. Ее цель - обеспечить густонаселенные районы города церквями в шаговой доступности.

Программа реализуется на пожертвования граждан и организаций. Для сбора средств создан благотворительный Фонд поддержки строительства храмов города Москвы, сопредседателями которого являются мэр столицы Сергей Собянин и Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Программу курирует советник мэра, советник по строительству Патриарха Московского и всея Руси, депутат Госдумы Федерального Собрания РФ Владимир Ресин - он является председателем рабочей группы фонда.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > stroi.mos.ru, 10 мая 2017 > № 2168907


Индонезия > Внешэкономсвязи, политика > indostan.ru, 9 мая 2017 > № 2176800

Губернатор Джакарты Басуки Тжахаджа Пурнама признан виновным в действиях, оскорбляющих чувства верующих-мусульман, и приговорен к двум годам тюремного заключения. Такое решение вынес во вторник, 9 мая, суд в индонезийской столице, передает Reuters.

«Было в предусмотренном законом порядке и убедительно установлено, что Пурнама совершил преступный акт богохульства, и поэтому мы осудили его на два года лишения свободы», — заявил главный судья Двиарсо Буди Сантиарто.

Как отмечается, судебное разбирательство в отношении губернатора — христианина и этнического китайца привлекло внимание широкой общественности как «тест» на веротерпимость среди крупнейшей в мире нации, представители которой преимущественно исповедуют ислам.

ТАСС сообщает, что сторона обвинения требовала наказания в виде одного года заключения. В Индонезии за оскорбление чувств верующих грозит до пяти лет тюрьмы.

В сентябре прошлого года во время предвыборной кампании Пурнама позволил себе высказывания, которые многие мусульмане сочли богохульством. В частности, он обвинил своих оппонентов в том, что они ссылаются на определенную суру из Корана, в которой говорится, что исповедующие ислам не должны выбирать себе лидеров из числа немусульман.

Впоследствии политик извинился за свои слова. Однако его слова вызвали возмущение как со стороны радикальных, так и со стороны умеренных мусульман. В Джакарте прошли акции протеста против губернатора, в которых принимали участие тысячи человек.

Пурнама занял свой пост в 2014 году, после того как бывший губернатор Джоко Видодо стал президентом Индонезии. Он стал первым представителем китайского этнического меньшинства и первым немусульманином, занявшим пост губернатора.

Индонезия > Внешэкономсвязи, политика > indostan.ru, 9 мая 2017 > № 2176800


Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > un.org, 9 мая 2017 > № 2175717

В среду в Ташкент прибудет Верховный комиссар ООН по правам человека

С 10 по 12 мая Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн по приглашению правительства побывает с визитом в Узбекистане. Это будет его первая поездка в эту страну в нынешнем качестве.

В программе визита Зейда Раада аль-Хусейна – встречи с президентом Узбекистана, заместителем премьер-министра, председателем Комитета по делам женщин и министрами иностранных и внутренних дел.

Планируются также переговоры с представителями парламента, председателем Верховного суда и генеральным прокурором.

Главный правозащитник ООН собирается обсудить ситуацию с правами человека в Узбекистане с директором Национального центра по правам человека, парламентским омбудсменом и представителями местных неправительственных организаций.

Верховный комиссар побывает не только в Ташкенте, но и в Самарканде, где встретится с представителями разных конфессий и национальных культурных центров.

Напомним, что в своем выступлении на сессии Совета ООН по правам человека в марте этого года Верховный комиссар похвалил Узбекистан, отметив, что новый президент принимает законы, направленные на улучшение системы правосудия и обеспечение справедливых и независимых судебных процессов. Представитель ООН выразил надежду, что эти нормативные акты будут надлежащим образом реализованы.

Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > un.org, 9 мая 2017 > № 2175717


Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 мая 2017 > № 2171348

Стереотипы об Иране: правда и вымысел

Юля Кузнецова, Иран сегодня, Россия

Об Иране в России знают мало. Какая-то бедная арабская страна, испепеленная солнцем, разоренная войной. Да что там о ней говорить: одна нефть, террористы и фрукты. А еще угнетенные девушки в хиджабах. Возможно у кого-то вспялывают отрывки из стихотворений Омара Хайяма. Что говорят об Иране русские и есть ли среди этого хотя бы крупица правды?

Иран — арабская страна, где идет война и живут террористы

Миф. Многие русские привыкли путать Иран с Ираком, персов с арабами, и ставить все страны Ближнего Востока в один ряд. Мол, что за страна такая Иран? Да одна из тех, где живут арабы, из года в год бушуют войны, и бесчинствуют террористы.

В Иране, конечно, живут арабы, однако они составляют не более двух процентов населения страны. В основном арабский этнос распространен на юге страны: на побережье Персидского залива, в провинциях Фарс и Хузестан. Остальные 98 процентов — это персы, азербайджанцы, курды, а еще туркмены, бахтиары, кашкайцы, белуджи, талыши, луры, армяне и многие другие народности. Каждый со своими традициями и языками.

Что насчет террористов? Мэрилендский университет США проанализировал более 125 тысяч террористических атак в мире и составил рейтинг стран по уровню терроризма. В рейтинге на 2016 год первые места заняли Ирак, Афганистан, Нигерия, Пакистан и Сирия. Россия оказалась на 30 месте, США — на 36, а Иран — на 47. Всего в рейтинге 130 стран.

Загадочные женщины, закутанные в черные хиджабы

Правда, да не совсем. Русские считают, что в иранских женщинах царит какая-то загадка. Восточные красавицы с манящими глазами, но с головы до ног спрятанные под темными паранджами. Но не все красавицы Ирана укутаны в темные покрывала.

Начнем с того, что такое хиджаб. В западных странах ошибочно считают, что это черное одеяние, превращающее женщину в палатку и нарушающее ее права и свободу. В то время как на самом деле он представляет собой не отдельный вид одежды, а свод правил, по которым должна одеваться мусульманка. Кстати, многие соблюдают его по собственному желанию.

Длинное покрывало, скрывающее женский силуэт, но оставляющее открытым лицо, называется чадрой (перс. «чадор»). Чадра распространена в Иране, особенно среди взрослых женщин. Ее принято надевать в мечети и в любых других святых местах, а также в государственных учреждениях, университетах и на официальных мероприятиях. Обычно женщины обходятся и другим видом хиджаба, который покрывает только голову, плечи, большую часть груди и называется макнаэ. Безусловно, предпочтительна одежда темных тонов.

Что касается обычных встреч с друзьями и прогулок по городу, то вы увидите настоящее разнообразие цветов, стилей и платков. Многие девушки натягивают шаль только на половину головы или заправляют ее за уши. А ветер то и дело сдувает их, обнажая густую темную копну волос.

Страна нефти, газа, ковров и сухофруктов

Правда. Этого добра навалом. Ирану принадлежит около десяти процентов мирового запаса нефти и около шестнадцати процентов природного газа. Кроме того, Иран производит треть ковров ручной работы, продаваемых по всему миру, и экспортирует огромное количество фруктов и сухофруктов, орехов и икры. Конечно, санкции связывают страну по рукам и ногам и делают ее далеко не богатой. Однако от голода, как могут некоторые себе представить, здесь не умирают.

Жаркое солнце и райские сады

Русские считают, что в Иране жаркий климат. Сумасшедшее солнце выжигает все живое, оставляя только пустыню да голые каменистые горы. Но это только часть правды.

Географическое расположение Ирана уникально. Здесь можно найти и две равнинные пустыни, и горные массивы с самым высоким вулканом в стране Демавендом (5610 метров над уровнем моря), и даже лесные массивы на севере страны. Среднегодовая температура в Иране около +20 градусов по Цельсию. На западе страны климат схож со средиземноморским. На юге температура воздуха достигает +50 градусов. Что же касается горных цепей Эльбурса и Загроса, им свойствен сухой и безводный климат.

Из-за такого климатического разнообразия Иран считают страной четырех сезонов. В одно и то же время, но в разных районах можно увидеть все времена года. Зимой в Тегеране удастся покататься на лыжах, а на острове Кише поплескаться в Персидском заливе.

Иран в России считают пустыней, а он прославился на весь мир своими уникальными садами, которые внесены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Стиль и традиции их оформления повлияли на устройство садов в Испании и Индии, а ирригационная система, которая использовалась для озеленения тысячи лет назад, потрясает до сих пор.

Строгая мусульманская страна с красивыми мечетями

Русские думают об Иране как о закрытой и мрачной религиозной стране со строгими правилами. Слишком много запретов и сексизма. Что там делать? Ни позагорать на пляже, ни рюмку горячительного выпить. Но при этом люди считают, что в стране много красивых мечетей.

Иран — действительно страна, в которой религия занимает важное место, она же считается неотъемлемой частью политической системы страны и порождает строгие правила. Но от иностранцев в Иране не будут требовать их полного выполнения. Здесь любят туристов и ждут, что те в ответ будут вежливо относиться к персидским традициям.

Безусловно, мечети в Иране великолепные. Завораживающая мозаика, ослепляющие стеклянные изразцы, мягкие персидские ковры — в мечети можно просидеть весь день, наслаждаясь красотой и уютом. Здесь можно переждать полуденный зной и духоту, а можно остаться на ночь, если вдруг негде переночевать. Главное правило — вести себя уважительно к святому месту и не фотографировать молящихся людей.

А с чем еще ассоциируется Иран?

Иран считают другим миром, совсем не похожим на наш. Далекий, закрытый, труднодоступный мир, где не пляшут под дудку США, где специи — смысл еды, а «торговаться» — смысл покупки. Мир, где когда-то существовал зороастризм, а сегодня ведут речи об атомной политике. В России слишком противоречивое мнение об Иране: в голове одновременно всплывают религиозные фанатики, навеянные СМИ, и отрывки из стихотворений Омара Хайяма.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 мая 2017 > № 2171348


Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 9 мая 2017 > № 2170418

Как Россия могла бы помириться с Францией Эммануэля Макрона

Дидье Шоде | Le Huffington Post

"Кремль призывает нового президента Франции "преодолеть взаимное недоверие" для наилучшего "обеспечения международной стабильности и безопасности". Куда менее дипломатичным языком пользовались отдельные российские аналитики, явно разочарованные поражением двух кандидатов русофилов - Франсуа Фийона, затем Марин Ле Пен. Можно себе представить, как некоторые влиятельные силы в окружении российского президента, хлопотавшие о приглашении Ле Пен в Кремль, сейчас раскаиваются в своем выборе", - пишет аналитик Дидье Шоде, специалист по Юго-Восточной Азии и геополитике Евразии, в статье для Le Huffington Post.

"Россия совершила ошибку, восставая против Макрона, поскольку он не является идеологом "атлантизма", каким некоторые его представляли в Москве и в крайне правых кругах. Это реалист, который понимает значение России на международной арене. Таким образом, примирение с президентом Макроном вполне осуществимо", - уверен аналитик.

"Однако, чтобы добиться согласия между Парижем и Москвой, требуется важное предварительное условие: выйти из логики холодной войны, в силу которой отдельные патриоты России, приближенные к власти, как и отдельные американцы, видят мир в категориях неизбежно противостоящих друг другу лагерей. Для Кремля это означает прекратить смотреть на Запад как на единого врага", - пишет Шоде.

"Такое условие следует логике здравого смысла и, по сути, отвечает интересам России, как и остальных международных игроков: крепкая, процветающая Европа - это выгодный торговый партнер и в целом положительный геополитический участник экономической глобализации и международной стабильности. Китай уже хорошо в этом разобрался: в противоположность русским националистам-антизападникам, он предпочитает многополярный мир без потрясений логике противостояния эпохи холодной войны, когда победа одного предполагает разрушение другого", - говорится в статье.

Шоде считает, что при наличии политической воли Париж и Москва в ближайшие месяцы могли бы действовать по четырем основным направлениям.

1) Противостоять администрации Трампа, когда она оказывается слишком агрессивной. Париж не станет непременно равняться на американцев и, подобно немцам, разумеется, откажется от дестабилизации на Ближнем Востоке и в Азии. Значит, если Россия примет упомянутое ранее предварительное условие, то по многим вопросам станет возможным возрождение оси Париж-Берлин-Москва, полагает автор.

2) Бороться против ИГИЛ* и международного терроризма в целом. Для кандидата Макрона это главный враг, и в Сирии, и в других местах. Франция стала мишенью джихадистов, и новый президент обязан вести жесткую антитеррористическую политику. В этом направлении Москва и Париж могут найти общий язык, хотя бы по отдельным пунктам.

3) Работать над установлением мира между Арменией и Азербайджаном: Франция обладает необходимым дипломатическим капиталом для запуска надежного двустороннего мирного процесса. Разумеется, без участия России ничего не получится, отмечает автор, а совместная деятельность на этом поприще стала бы важным подспорьем для укрепления отношений между нашими двумя странами.

4) Поддержать мирный процесс в Афганистане: США перед лицом нынешней афганской нестабильности, похоже, вновь не нашли иного ответа, кроме методов вооруженной борьбы, которые не сработали в течение 15 лет. Россия объединилась с Китаем и двумя главными странами ближайшего регионального окружения Афганистана (Ираном и Пакистаном) и предлагает настоящую дипломатическую альтернативу, способную стабилизировать Афганистан и обеспечить эффективную борьбу против ИГИЛ* в этом регионе. Это соответствует национальным интересам Франции, говорится в статье.

"Россия и Франция самой судьбой не предназначены для постоянного противостояния. Даже если мы не достигнем согласия по всем вопросам, по отдельным немаловажным досье наши интересы совпадают. Будем надеяться, что Париж и Москва сумеют это осознать и станут действовать соответствующим образом", - подытоживает Шоде.

*"Исламское государство" (ИГИЛ) - террористическая организация, запрещенная в РФ.

Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 9 мая 2017 > № 2170418


Франция. Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 мая 2017 > № 2168539

Страсбургский суд не нашел нарушений Европейской конвенции по правам человека в поданной Зарой Муртазалиевой жалобе против России, говорится в сообщении суда, подступившем в РИА Новости.

"Нет нарушения статьи 6 пункта 1 (право на справедливое судебное разбирательство) и пункта 3б", — говорится в решении суда по жалобе "Муртазалиева против России (36658/0S)".

Жительница Чечни 21-летняя Муртазалиева была задержана в начале марта 2004 года возле дома 16 по проспекту Вернадского со 196 граммами пластита. Задержание провели сотрудники Главного Управления по борьбе с организованной преступностью МВД РФ.

По данным следствия, подсудимая проходила подготовку в одном из лагерей террористов-смертников, а в российскую столицу приехала для организации серии терактов. С этой целью она завербовала двух жительниц Москвы, исповедующих ислам.

Мосгорсуд в январе 2005 года приговорил Муртазалиеву к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Позже верховный суд снизил приговор на полгода. Она была признана виновной в приготовлении к теракту путем взрыва, вовлечении других лиц в совершение акта терроризма и незаконном приобретении и хранении взрывчатых веществ.

В 2012 году Муртазалиева, отсидевшая 8,5 лет вышла на свободу. Сразу после отбытия наказания она уехала во Францию, а затем написала книгу, где рассказала, почему считает себя ложно осужденной.

Франция. Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 мая 2017 > № 2168539


США. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 9 мая 2017 > № 2168532

Президент США Дональд Трамп утвердил план по вооружению курдских вооруженных формирований в Сирии, которые ведут борьбу с "Исламским государством"*, сообщили в Пентагоне.

Министерство обороны получило полномочия оснащать курдские элементы "Сирийских демократических сил" всем необходимым, чтобы гарантировать победу над ИГ* в сирийской Ракке, говорится в сообщении.

"Сирийские демократические силы", основу которых составляют курды, пытаются окружить "столицу" ИГ* в Сирии – Ракку. До вчерашнего дня США и их союзники оказывали этим силам авиационную поддержку и помощь в разведке и военной подготовке.

Возможные поставки оружия курдам вызывали недовольство у Турции, где считают, что эти курдские формирования связаны с запрещенной "Рабочей партией Курдистана". РПК признается и Анкарой, и Вашингтоном террористической.

* Террористическая организация, запрещенная в России.

США. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 9 мая 2017 > № 2168532


США. ЦАР > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 мая 2017 > № 2168531

Президент США Дональд Трамп во вторник продлил на год действие санкций, касающихся Центральноафриканской республики.

"Ситуация в ЦАР продолжает представлять чрезвычайную угрозу национальной безопасности и внешней политике США. В связи с этим я продлеваю действие санкционного режима на один год", — говорится в письме Трампа на имя руководителей конгресса США.

Там отмечается, что исполнительный указ о санкциях в отношении ЦАР был подписан президентом США 12 мая 2014 года. С тех пор его действие продлевалось ежегодно. Речь в нем идет о "нарушении закона и порядка, межрелигиозной розни, массовом насилии и убийствах, использовании детей в качестве солдат". Как подчеркивается, все это "угрожает миру, безопасности и стабильности в ЦАР и соседних с ней странах".

Дмитрий Злодорев.

США. ЦАР > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 мая 2017 > № 2168531


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter