Всего новостей: 2530112, выбрано 21607 за 0.173 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 30 мая 2018 > № 2631341 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на Международном научно-экспертном форуме «Примаковские чтения», Москва, 30 мая 2018 года

Уважаемый Александр Александрович,

Коллеги, друзья,

Дамы и господа,

Я признателен за новую возможность выступить на Международном форуме имени выдающегося российского государственного, научного и общественного деятеля академика Е.М.Примакова. Для меня это, по-настоящему, большая честь. Считаю Евгения Максимовича, с которым работал во второй половине 1990-х гг. в Министерстве иностранных дел, своим старшим товарищем и учителем, как, наверное, и большинство тех, кто с ним когда-либо общался.

Проведение нынешней представительной конференции под эгидой одного из ведущих российских академических институтов – ИМЭМО, тоже носящего имя Е.М.Примакова, – стало доброй традицией. «Примаковские чтения» зарекомендовали себя как площадка серьезного диалога авторитетных специалистов о наиболее актуальных проблемах международной политики и мировой экономики.

Сегодня нет недостатка в броских формулировках, с помощью которых политики, эксперты, ученые стремятся определить существо момента в международных отношениях. Говорят о кризисе «либерального мирового порядка» и наступлении «постзападной» эпохи, о «горячем мире» и о «новой холодной войне». Это обилие формул само по себе свидетельствует об отсутствии, наверное, пока единого понимания происходящего. А также – о весьма динамичном и противоречивом состоянии системы международных отношений, которое трудно охарактеризовать, по крайней мере, на данном этапе, одной звонкой фразой. Возможно, лучше других с этой задачей справились авторы сквозной темы нынешних «Примаковских чтений» «Риски нестабильного миропорядка», не по-академически дерзко объединившие в ней одновременно и «нестабильность», и «порядок».

Очевидно, что мировая система проходит испытание на прочность. Сталкиваются разнонаправленные тенденции. Прежде всего, это глобализация, о которой мы уже долгое время говорим. Она способствовала новому витку экономического и технологического развития, усилила взаимосвязанность, потребность в совместных подходах, чтобы сообща справляться с вызовами времени. Другой объективной характеристикой современного мира является укрепление в нем полицентричных начал, цивилизационного многообразия, в основе которого – национальная, культурная идентичность и суверенитет. Два этих процесса сегодня принимают форму нездоровой конкуренции, соперничества прежних и сложившихся новых центров экономического развития и связанного с ним политического влияния. При этом линии размежевания проходят не только между странами, но и внутри государств, претендующих на образ самых успешных. В угоду ложной политкорректности подавляются права граждан на собственную историческую идентичность. Демократии превращаются в заложников меньшинств, отрицающих интересы большинства. Технологическая революция переиначивает традиционные уклады обществ. Прежняя капиталистическая модель постоянного повышения благополучия сегодня не оправдывает своих обещаний.

На фоне обострения этих противоречий сужается пространство конструктивного международного сотрудничества. Входят в привычку односторонние действия, разрушающие общепризнанные правила и девальвирующие коллективные договоренности. Как сказал Президент России В.В.Путин, выступая на ПМЭФ-2018, «правилом становится игра без правил». Инструментализируется силовой потенциал в его различных ипостасях, в том числе в экономическом и информационном измерении. Видим уже даже не угрозы применения силы (кстати, запрещенные Уставом ООН), а прямое, ничем не оправданное и необоснованное ее использование – для достижения сиюминутных, конъюнктурных интересов под откровенно выдуманными, смехотворными предлогами. Продолжаются практика вмешательства извне в дела независимых государств, призывы к смене законных правительств и попытки повлиять различными методами на внутренние процессы других государств. Наработанные столетиями традиции межгосударственного взаимодействия, культура дипломатического диалога, поиска компромиссов, подменяются стремлением любой ценой ущемить оппонента, доказать свое превосходство, используя методы беспардонного давления «на своих и на чужих».

Когда подорвано доверие, отброшены устоявшиеся нормы и правила – возрастают риски неконтролируемой эскалации. А современные технологии снижают психологический порог применения оружия массового поражения. Война представляется компьютерной игрой, видеокартинкой на экране монитора. Рождается иллюзия, что силовой сценарий можно удержать в рамках локального «кинетического действия». И вот уже принимаются стратегии кардинального повышения роли ядерного оружия, совершенствуются ядерно-оружейные комплексы, строятся планы на космическое и киберпространство. Все это может иметь фатальные последствия для всей планеты. Вспоминаются апокалиптические прогнозы 1980-х гг. прошлого века о «ядерной зиме». Она, по счастью, не наступила. Хотя наступила «арабская весна», которая через череду трагических событий тоже обострила проблему ОМУ. Имею в виду выход США из СВПД по ИЯП в расчете на организацию тотальной конфронтации с Тегераном, да и множество инсценированных ситуаций с якобы применением химоружия Правительством Сирии в русле линии Запада на смену режима в Дамаске.

Прискорбно, что подобные откровенные спекуляции на тему ООН ради достижения узкокорыстных геополитических целей лишь искусственно обостряют и без того критическую ситуацию в сфере распространения ОМУ и обеспечения стратегической стабильности.

Едва ли сегодня нужно всерьез меряться размерами красных кнопок, вновь тестировать пределы решимости друг друга, приближая мир к опасной черте.

Очевидно, что крупные державы, обладающие арсеналами ядерного оружия и средств его доставки, несут особую ответственность за поддержание глобальной стратегической стабильности. Именно поэтому Президент России В.В.Путин в Послании Федеральному Собранию еще раз призвал партнеров сесть за стол переговоров и вместе подумать над обновленной, перспективной системой международной безопасности и устойчивого развития цивилизации.

Мы готовы к честной взаимоуважительной работе со всеми, кто искренне верит не просто в баланс сил, а в согласованную многостороннюю политику на основе общности интересов, международного права, совместное мирное будущее, развитие и процветание всего человечества. Именно такие подходы позволят наиболее полно реализовать, не отступаясь от их сути, суверенные приоритеты всех участвующих в подобном взаимодействии стран и народов.

Попытки искусственно исключить, волюнтаристски обойти или выдавить кого-либо на периферию процесса, решить все вопросы в узкой группе государств – заведомо непродуктивны, а в долгосрочном плане –ущербны для самих инициаторов. История мировой политики знает тому немало примеров. Один из наиболее поучительных связан с войной 1853-1856 гг., ознаменовавшей, как известно, окончательный распад т.н. «Венской системы» в Европе. Российская Империя тогда уступила в Крымской кампании и была оттеснена, как казалось победителям, на обочину европейской политики. Эти негативные для нашей страны последствия спустя не столь продолжительное время были преодолены, большая заслуга в чем принадлежала канцлеру А.М.Горчакову. А вот европейское равновесие без России оказалось серьезно нарушено, что во многом положило начало деструктивным тенденциям на континенте, приведшим к Первой мировой войне.

Вглядываясь в прошлое, мы не должны упускать из виду будущее. Присутствующие в этом зале специалисты в сфере стратегического прогнозирования согласятся, что при всех технологических достижениях, при всем совершенствовании аналитических методик мы все же пока не получили в свое распоряжение того «хрустального шара», который позволял бы в точности увидеть ожидающее нас впереди. И если честно, это даже хорошо. Будущее делается сейчас. Мы сами формируем его своими ожиданиями, своими планами, задумками, и, главное, своими ежедневными делами, направленными на их реализацию.

У нас нет других рецептов того, как добиваться долгосрочного, устойчивого урегулирования наиболее острых современных международных кризисов, кроме кропотливой работы на основе многосторонних подходов и международного права, вовлечения всех заинтересованных участников и, прежде всего, собственно сторон того или иного конфликта. Идет ли речь о ядерной проблеме Корейского полуострова или СВПД, внутреннем конфликте на Украине или войне с терроризмом в Сирии – вновь и вновь убеждаемся, что ультиматумы и силовое давление, навязанное извне, в том числе через принуждение неприемлемы и обречены на неуспех. Как обречены и попытки взвинчивать ставки – в стиле вестернов и сериалов про звездные войны. Возможно, подобные методы ведения дел эффективны в бизнесе, но в современных международных отношениях «эскалация ради деэскалации» порождает серьезнейшие риски.

Искать компромиссы и взаимоприемлемые развязки, формировать совместное понимание, взращивать ростки доверия – очень непросто, особенно там, где земля разворочена снарядами и обильно полита человеческой кровью. Позитивный результат отнюдь не гарантирован. Но иного пути нет, если мы действительно хотим добиться прочного урегулирования конфликтов и справедливого демократического мироустройства.

Чтобы уверенно стоять на ногах в сегодняшнем сложном и противоречивом, динамично меняющемся мире, нужно быть не только крепким и сильным, но и открытым для сотрудничества с другими, для всего нового, что позволит успешно справляться с вызовами современности. В одиночку даже самые передовые страны этого сделать не смогут. Приоритетом внешней политики России, наряду с обеспечением национального суверенитета, безопасности и развития, выступает содействие устойчивому поступательному прогрессу страны в интересах повышения уровня жизни граждан. Эту задачу мы решаем на путях выстраивания прагматичного взаимовыгодного сотрудничества, экономической и хозяйственной интеграции с нашими союзниками и партнерами через сопряжение крупных, ииновационных проектов, создание широких пространств взаимодействия, современной инфраструктуры, цифровых коммуникаций и транспортных коридоров.

В основе такой совместной работы лежит сходное видение международных процессов, принципов межгосударственного общения и организации мирового сообщества – на прочной правовой основе, в интересах всех его членов при соблюдении их суверенитета и коренных национальных интересов. Эти подходы разделяют наши евразийские союзники, члены ОДКБ, ЕАЭС, СНГ, участники таких новых форматов, как ШОС и БРИКС.

Особым примером может служить всеобъемлющее стратегическое партнерство России с КНР, а также стратегическое российско-индийское партнерство, сотрудничество с государствами АСЕАН. В последнее время заметно активизировались и связи с Японией, Южной Кореей. Все это вписывается в любимое политологами понятие «разворот России на Восток», хотя речь идет о естественном для нашей страны, с ее огромными просторами и уникальным геополитическим положением, включении в развитие одного из самых динамичных регионов мира.

Именно Е.М.Примакову принадлежит авторство концепции многополярности, зародыш которой он видел в выстраивании треугольника РИК, который позволил бы создать не конфронтационный, а объективный балансир западному доминированию. И сегодня, когда РИК дал старт объединению БРИКС, когда в «двадцатке» «БРИКС плюс» уравновешивает «семерку» и стимулирует выработку общеприемлемых подходов к мировой экономике, финансам, а в перспективе – и к мировой политике, это величайшее наследие примаковской мысли раскрывается в полной мере.

Россия остается открытой для взаимовыгодного сотрудничества со всеми, в том числе с европейскими, американскими партнерами. Об этом на днях шла речь на Петербургском международном экономическом форуме. Как показывает жизнь, у нас много общих интересов как в хозяйственной сфере, так и в области мировой политики. Главное – договариваться по-честному, взаимоуважительно и равноправно.

Спасибо за внимание. Готов ответить на ваши вопросы.

Вопрос: Одна из панелей на «Примаковских чтениях» называлась «Новая биполярность: миф или реальность». Три года назад в нашем прогнозе будущего миропорядка, сделанном совместно с Атлантическим советом, биполярность была одним из возможных сценариев, что, как мы оценили, не является лучшее перспективой. Прошедшее с тех пор время, последние события, особенно включение России, КНР и Ирана в санкционные списки, на мой взгляд, закладывает камни в основу новой биполярности, в рамках которой с одной стороны будут, скажем, Россия, КНР и Иран, а с другой – США и их союзники по НАТО. Как Вы относитесь к этому сценарию?

С.В.Лавров: Не думаю, что он оптимальный для всего человечества, да и для самих участников этих раскладов. Я завершил своё вступительное слово отсылкой к опыту «двадцатки», которая была создана давно, но в 2010 г. стала собираться на саммиты. До этого она работала на министерском и экспертном уровнях. Все участники этого процесса согласились с тем, что в рамках «Группы двадцати» надо решать принципиальные вопросы, договариваться о компромиссах, прежде всего по мировым экономическим и финансовым проблемам. Было понимание, что затем эти компромиссы уже будут переводиться на международно-правовой язык в рамках группы Всемирного банка, МВФ. Конечно, у них не всегда получается договариваться, однако это гораздо лучше, чем отсутствие такого механизма, поскольку в нём собраны те самые протагонисты, о которых Вы сказали. Да, там нет Ирана, но понятно, что члены БРИКС, в частности, Россия, Китай, Индия, отражают интересы тех стран, возможности которых пока ещё несильно отражены в мировых структурах.

Постепенно в «двадцатке» стали появляться внешнеполитические темы. В этом году, когда «Группа двадцати» собиралась в Аргентине, происходило то же самое. Думаю, что процессы «политизации» повестки дня «двадцатки» при сохранении, конечно же, приоритетности финансово-экономической тематики будут развиваться всё активнее. Такая политизация (в хорошем смысле) «Группы двадцати» во многом будет компенсировать ожидания тех, кто хотел бы напрямую участвовать в принятии решений в СБ ООН, но пока такой возможности лишён. Это сложная проблема, но если коротко, то вижу выход из многих проблем через согласие, о том, что в «двадцатке» можно искать компромиссы без лишнего шума, дискуссий в залах СБ ООН и ГА ООН, а потом выработанные договорённости без потери лица кого бы то ни было оформлялись бы с участием всех остальных членов мирового сообщества. Это не должно восприниматься как неуважение к тем, кто не входит в «двадцатку». Я убежден, что подавляющее большинство из этих стран с колоссальным облегчением вздохнёт, узнав о том, что в «двадцатке» достигнуты те или иные договорённости.

Вопрос: Один европейский наблюдатель по вопросам внешней политики сравнил Президента США Д.Трампа с обезьяной, которая катится на велосипеде. Он пояснил: не надо спрашивать обезьяну, куда она едет. Она просто одета в человеческую одежду, крутит педали и куда-то едет. При всей неполиткорректности этого образа, не кажется ли Вам, что манера нынешнего Президента США, его нелинейность, волюнтаризм (Вы уже привели в пример его личное решение по поводу разрыва иранской сделки) сделали мир ещё более волатильным, нестабильным, что это создает дополнительные проблемы в том числе и нашему государству?

С.В.Лавров: Нас называют медведем, тоже говорят, что медведи катаются на велосипедах и даже мотоциклах. Если говорить о сути вопроса, отклоняясь, конечно, от образов, то упомяну уже приведённую цитату Президента России В.В.Путина, который сказал, что правилом становится игра без правил. Это не может, конечно, обнадёживать, но мы имеем дело с лидером, которого избрал народ крупнейшей мировой державы. При всей непредсказуемости, порой зигзагообразности линии, которую продвигает Вашингтон, с ним надо работать, и мы к этому открыты. По целому ряду направлений, не слишком большому, но тем не менее контакты поддерживаются. Мы – за то, чтобы они расширялись.

Безусловно, мы должны учитывать, что на внешнюю политику Вашингтона влияет огромное количество факторов, актёров (почему-то их называют «акторами»), причём далеко не всегда в одном направлении, но очень часто в прямо противоположном. Колоссальная доля внешнеполитических решений в Вашингтоне принимается с оглядкой на внутриполитическую ситуацию, и чем ближе промежуточные выборы, тем больше это будет проявляться. Наверное, лучше было бы иметь более предсказуемые виды на американскую внешнюю политику, но реальность есть реальность.

Вопрос: На фоне разногласий Европейского союза и США по трём ключевым проблемам – иранской ядерной сделке, Сектору Газа и торговой войне между этими полюсами мира – как Вы думаете, есть ли сейчас тренд в сторону сближения России и ЕС, особенно учитывая, что недавно в России побывали лидеры ЕС – Президент Франции Э.Макрон и Канцлер Германии А.Меркель?

С.В.Лавров: Я бы говорил не о сближении, а о нормализации отношений. Все, наверное, убеждались много раз в жизни, быту, международных делах, что, когда ты решаешь сделать ставку на кого-то одного, а от всех остальных либо отвернуться либо ими пренебрегать, либо наказывать их за нечто, что тебе самому не нравится, тогда ты сокращаешь своё пространство для устойчивого продвижения интересов, для манёвра.

Я почувствовал на Петербургском форуме, как и многие обозреватели (читал в наших СМИ оценки зарубежных гостей), осознание необходимости не обижаться друг на друга, но стараться понять мотивы действий каждого участника мирового общения. Надо решать вопросы в прямом диалоге, а не заявлять о том, что они – за сотрудничество с Россией, как только Россия выполнит все их требования: выполнит Минские договорённости, освободит Крым, заставит Президента Сирии Б.Асада пойти на политическое урегулирование и т.п. На каком-то этапе добавлялось и требование, чтобы Председатель Госсовета КНДР Ким Чен Ын вёл себя «правильно». Много других сюжетов прямо публично использовались для того, чтобы потребовать от нас преодоления всех этих проблем.

Так, конечно не получится. Думаю, что умные люди это понимают. Они осознают, что, если есть вопросы, то надо садиться и разговаривать, а не заявлять, что мы виноваты, потому что «хайли-лайкли». При этом Великобритания, которая выходит из Евросоюза, чудесным образом сумела убедить почти весь ЕС выслать российских дипломатов на основании только «большой вероятности», как они сами говорят, а на самом деле – на основании отсутствия каких-либо фактов (напомню, что расследование до сих пор не завершено). По такой же модели начинают действовать и наши голландские коллеги, объявляя на пресс-конференции, что у них тоже «хайли-лайкли», что всё это сделала Россия, и требуя от нас только одного – чтобы мы сказали, что это наша воинская часть, система «Бук» и больше ничего. При этом все наши вклады в это расследование, которое опять-таки далеко не завершено, отвергаются. Они объявили то, о чем говорили еще в 2014 г., но решили сделать это публично, думаю, в контексте их собственных размышлений о предстоящих в России крупных международных мероприятиях – есть такое желание подпортить настроение. Однако это попытки с негодными средствами.

Объявив, что это лишь промежуточный вывод, Австралия и Нидерланды тут же написали нам ноту с требованием начать с нами переговоры о размере компенсации семьям погибших. Как это можно воспринимать? С такими подходами хотят нормально общаться? Думаю, что манерам тоже нужно учиться. Я упоминал об утере многими культуры дипломатии, и это печально, это заразительная вещь: голословные обвинения по Скрипалям (потом, дескать, будем расследовать), малайзийский «Боинг» (мы знаем, что это сделала Россия, но будем расследовать, а потом всё расскажем), использование химических веществ под Дамаском в городе Дума (это, мол, сделал Б.Асад, расследование надо проводить, но пока оно ещё не началось, мы его немножко разбомбим), очередная трагедия вчера в Киеве, где журналист А.Бабченко был застрелен в подъезде собственного дома. Премьер-министр Украины уже заявляет о том, что это сделали российские спецслужбы, хотя расследование ещё не начиналось.

Эта мода, которую задают авторы такого рода ведения международных дел, очень печальна, но, как видите, многие её подхватывают, особенно те, кто, как наши украинские соседи, пользуются полной безнаказанностью со стороны своих западных кураторов и абсолютно игнорируют их советы о том, как наводить порядок у себя дома, потому что знают, что Украина нужна западным кураторам для того, чтобы продвигать русофобские взгляды и всячески создавать неудобные для нашей страны ситуации. Кто знает историю, должны понимать, что всё это бесполезно и бессмысленно.

Вопрос (перевод с английского): Вы справедливо говорили, что Крымская война была тем моментом, когда Россию вытолкнули из Европы. Это имело серьёзные последствия в реорганизации континента и было одним из факторов, который привёл сначала ко Франко-прусской войне, а затем к Первой мировой войне. Многие во Франции не хотят отталкивать Россию от Европы. Президент Франции Э.Макрон на днях в Санкт-Петербурге как раз говорил об обратном, о том, что Россия неизбежно является частью Европы. У нас есть проблема – это Украина. Нам нужно выйти из этого рамочного мышления и не продлевать автоматически санкции каждые полгода. Для этого необходимо обеспечить отвод войск и делать политические шаги для стабилизации ситуации в Донбассе, возвращения суверенитета Украине и начала нормальных отношений с Россией. Этого хочу я и многие люди во Франции. На какие шаги готова пойти Россия в этом направлении?

С.В.Лавров: Боюсь ошибиться, но я услышал, что Вы сформулировали вопрос в той логике, которая уже не раз обрисовывалась нашими европейскими коллегами. А именно, что они очень хотят нормализовать отношения с Россией, но надо урегулировать украинский кризис, потому что санкции были введены исключительно против России в связи с украинским кризисом и они, как Вы правильно сказали, продлеваются каждые шесть месяцев. Наши партнёры из ЕС говорят, что считают лишним продлевать санкции, но ссылаются на принцип консенсуса. Я никогда не инициирую разговор о санкциях, но если говорить о консенсусе, то это означает, что если кто-то один посчитает что-то неправильным, то консенсуса нет. Поэтому насчёт того, что все вынуждены автоматически продлевать санкции, понимая их тупиковость – это отдельная тема.

Тем не менее, санкции были введены против России. Они никогда не вводились в отношении других участников «нормандского» процесса и тем более в отношении украинской стороны. Мы ведём речь о документе, который безальтернативно признаётся всеми «дорожной картой» по урегулированию кризиса в Донбассе, я имею ввиду минский «Комплекс мер», который в феврале 2015 г. в течение семнадцатичасового переговорного марафона лично писали главы государств России, Украины, Франции и Канцлер Германии. В нём всё сказано. С тех пор мы многократно объявляли перемирия, которые нарушались, многократно начинали разведение сил и средств, которые потом опять возвращались на место. Если читать отчёты Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ, то этим грешат обе стороны конфликта – украинское правительство с его войсками и специальными силами и ополченцы самопровозглашённых ДНР и ЛНР. Если читать доклады Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ (а мы их читаем), то теперь там можно увидеть много очень важного, что раньше не присутствовало. Напомню, что ОБСЕ должна работать на территории всей Украины, о чём мы периодически говорим, и она стала включать в свои доклады информацию о том, как на Украине попустительствуют неонацистам, радикалам и прочие нелицеприятные факты, в том числе связанные с попыткой изъятия церковной собственности и т. д.

Мы уже в течение нескольких лет обращаем внимание ОБСЕ на то, что хотели бы видеть в докладах не просто фразу о том, что в результате перестрелок погибло и ранено столько-то мирных жителей, разрушены школы, больницы и детские сады. Мы хотели бы видеть географическую привязку – на какой стороне больше поражение гражданских объектов. Недавно разговаривали с нашими французским коллегами, когда на переговорах был Президент Франции Э.Макрон, и положили на стол справку, которую ОБСЕ рассылает всем своим членам. В ней указано, что с января по середину мая со стороны украинских правительственных сил было в пять или шесть раз больше обстрелов гражданских объектов в Донбассе (по количеству поражённых гражданских объектов). В результате обстрелов украинскими вооружёнными силами территории Донбасса на стороне ополчения за этот период убито пять гражданских лиц. На украинской стороне в результате обстрелов не погиб ни один гражданский житель и лишь один ранен, а на стороне ополченцев – в несколько раз больше. Мы «заставили» миссию ОБСЕ, начиная с сентября прошлого года, включать такие факты в свои доклады. Это удалось сделать с огромным трудом. Надо отдать должное руководству ОБСЕ – на них оказывалось колоссальное давление украинцами и их западными друзьями, чтобы такую географическую разбивку не давать. Но сейчас она присутствует.

Эта тема бесконечная. Вот ещё два примера о том, как выполняются Минские договорённости и те компромиссные договорённости, принимаемые лидерами четырёх стран «нормандского формата» для начала практического движения к реализации минского «Комплекса мер». В октябре 2016 г. в Берлине главы государств договариваются о начале разведения сил и средств, тяжёлой техники и подразделений вооружённых сил. Лидеры сами смотрели в карту и определяли три деревни для того, чтобы сделать их пилотными районами, где в течение двух недель должно состояться разведение тяжёлой техники, сил и средств в целом. Я помню наизусть эти три района: Петровское, Золотое и Станица Луганская. В Петровском и Золотом разведение состоялось очень быстро. В Станице Луганской представители Киева почему-то стали заявлять, что разведение может состояться только если будет «тишина» в течение семи дней (ни единого нарушения договорённости о прекращении огня). С тех пор миссия ОБСЕ, в том числе на заседаниях Контактной группы и телефонных конференциях экспертов «нормандского формата» более 20 раз официально констатировала, что они зафиксировали периоды продолжительностью в неделю и более, когда не было ни одного нарушения режима прекращения огня. Каждый раз в ответ на это украинские представители говорили, что это «ваша статистика», а они насчитали несколько выстрелов. Я не утрирую, так оно и есть. Поэтому разведение сил в Станице Луганской до сих пор не состоялось.

В связи с недавним принятием закона «о реинтеграции Донбасса», который трактуется официальными лицами Украины непосредственно как военный инструмент решения проблемы Донбасса, они просто перечеркнули Минские договорённости и за эти последние месяцы в тех самых двух пунктах, где год с лишним назад разведение состоялось быстро, снова заняли свои позиции.

Когда мы разговариваем с германскими и французскими коллегами, они всё прекрасно понимают и видят. Но единожды сказав, что на Украине произошёл не государственный переворот, а победила демократия, и сейчас Украиной управляют светочи демократии, трудно потом «съесть свою шляпу».

Поэтому деэскалировать ситуацию необходимо. Нам говорят о желании нормализовать положение, но требуют помощи, чтобы «слезть с забора», на который сами забрались и не знают, как оттуда спрыгнуть. И всё равно мы готовы на компромисс несмотря ни на что.

Второй пример. В октябре 2015 г. в Париже Президент России В.В.Путин, Президент Франции Ф.Олланд, Канцлер Германии А.Меркель и Президент Украины П.А.Порошенко обсуждали, как синхронизировать действия по военной деэскалации в сфере безопасности в Донбассе и действия по политическим реформам, которые Президент Украины П.А.Порошенко обязался провести, подписав Минские договорённости, включая амнистию, особый статус Донбасса, закрепление этого статуса в Конституции и проведение выборов. Тогда на наш вопрос, почему нельзя принять закон о статусе Донбасса, который уже готов, П.А.Порошенко сказал, что сначала надо провести выборы, а потом он подпишет этот закон. На вопрос о причинах, он ответил, что не может предоставлять особый, льготный статус Донбассу, не зная, кого они там выберут. Это нормально с точки зрения демократии? Любой избиратель хочет знать, каким объёмом полномочий будет обладать тот кандидат на какую-то должность, за которого будут отданы голоса.

Министр иностранных дел ФРГ Ф.-В.Штайнмайер предложил пойти на компромисс: закон об особом статусе вступит в силу на временной основе в день голосования, когда закроют избирательные участки, а на постоянной основе – когда ОБСЕ издаст окончательный доклад по итогам выборов (обычно выходит через пару месяцев). Все согласились. Когда через год после Парижа в 2016 г. встречались в Берлине, Президент России В.В.Путин поинтересовался, почему за этот период все попытки в рамках Контактной группы и «нормандского формата» положить эту «формулу Ф.-В.Штайнмайера» на бумагу блокировались украинскими властями. Президент Украины П.А.Порошенко ответил, что не знает, какой будет доклад ОБСЕ. Вдруг он будет гласить, что выборы были нечестными и несправедливыми. На что Президент России В.В.Путин сказал, что мы автоматически исходили из того, что для вступления закона в силу доклад должен констатировать честность и справедливость выборов. Предложил так и записать, расширить «формулу Ф.-В.Штайнмайера». Согласились, что на временной основе закон вступит в силу в день голосования, на постоянной – в день выхода доклада ОБСЕ, если он будет констатировать, что выборы были честными, свободными и справедливыми. Прошло полтора года. По-прежнему все наши усилия положить эту формулу на бумагу просто отвергаются Киевом.

Сейчас наши германские и французские коллеги предлагают провести министерскую встречу «нормандского формата». Эта встреча будет иметь смысл исключительно в том случае, если эти два провала, которые я упомянул (разведение сил и средств в Станице Луганской и фиксация на бумаге «формулы Ф.-В.Штайнмайера», будут восполнены и «нормандская четвёрка» примет соответствующее заявление. Без такого заявления по этим двум темам, ставшим позором для нашей работы в «нормандском формате», собираться бессмысленно.

Нам известно, что наши запанные коллеги, французы, немцы и ряд других европейцев, в закрытой работе с Киевом на всё это обращают внимание и побуждают к соответствующим действиям. Но публично считается неполиткорректным критиковать тех, кто «несёт свободу украинскому народу». Никакой реакции на закон «о реинтеграции Донбасса», который, подчеркну ещё раз, прямо квалифицируется украинскими руководителями, как военный способ решения этой проблемы. Нет реакции на закон «Об образовании», который дискриминирует все языки национальных меньшинств. Нет реакции на то, что был отменён закон «Об основах государственной языковой политики», который обеспечивал права национальным меньшинствам в регионах Украины жить и трудиться на своём языке.

Пока такая «страусиная» позиция сохраняется, очень трудно, даже при нашей доброй воле (я рассказал о нескольких случаях, когда мы шли на уступки, показывая готовность гибко подходить к имплементации Минских договорённостей), добиться положительных результатов.

Вопрос: Вы нарисовали достаточно тревожную картину конфронтации в российско-американских отношениях и подхода к некоторым «красным линиям». На основании Ваших контактов с американцами в последнее время, также ваших коллег из других министерств, ведомств, которые сейчас задействованы в этом диалоге, какова динамика последнего времени, последних месяцев, недель? Эта конфронтационность растет, снижается либо мы топчемся на месте?

С.В.Лавров: К сожалению, конфронтационность стала нормой. Наверное, это самый короткий ответ. Это не от нас зависит. Мы не хотим продолжать эту конфронтационность в отношениях ни с США, ни с кем бы то ни было еще. Периодически мы слышим сигналы из Вашингтона, в том числе от Президента США Д.Трампа, о необходимости нормализовать отношения. Мы к этому готовы, но ждём конкретных предложений. Мы готовы к возобновлению контактов по всем направлениям, потому что, когда несколько месяцев назад достигается договоренность возобновить, наконец, профессиональный разговор по кибербезопасности и когда наша делегация прилетает к месту встречи, а там никого из американцев нет. Кстати, совсем недавно, когда у меня была встреча с Министром иностранных дел ФРГ Х.Маасом, я у него также поинтересовался, почему немцы отменили в последний момент планировавшуюся встречу межведомственных российско-германских групп экспертов по кибербезопасности. Ответ был поразительный. Министр иностранных дел ФРГ Х.Маас сказал мне, что мы не могли встречаться, потому что за три дня до назначенной встречи была хакерская атака группировки под названием «Снэйк» на ресурсы министерств обороны и иностранных дел ФРГ. Я впервые слышал об этой группировке, атаке и что нас в ней обвиняют. Вот эта та же самая логика – «хайли лайкли». И раз «хайли лайкли», покайтесь, а потом мы будем с вами обсуждать, как сотрудничать в той самой сфере, где нам не нравится, как вы себя ведете. Поэтому будем ждать. У нас терпения много. Тем временем, конечно, если гражданское общество, политологи и экспертное общество будут встречаться, к чему интерес и у американских политологов присутствует, мне кажется, это будет полезно.

Вопрос: На ПМЭФ-2018 Президент Российской Федерации В.В.Путин сказал, что по поводу европейской безопасности можно обращаться к России. В зале раздался смех. Это была шутка или это было сказано серьезно?

В развитие этой темы и Вашего сегодняшнего выступления, которое мне показалось довольно тревожным (по поводу предупреждения насчет возможности конфликта), видите ли Вы возможность реальной большой войны в Европе? Если да, то кто, с кем и когда, по-вашему мнению, может это начать?

С.В.Лавров: Не надо продолжать. Ответ на первую часть последнего вопроса – упаси Бог. Это не шутки, когда мы говорим о безопасности, которую нужно обеспечивать совместно. Это ведь не наша придумка. Это неоднократно принимавшаяся на высшем уровне политическая декларация, в том числе в рамках ОБСЕ, то есть с участием США. Декларация гласила, что безопасность неделима и никто не должен укреплять свою безопасность за счет безопасности других. Под этим подписались еще в 1990 г. в Париже все главы государств и правительств ОБСЕ. И потом это обязательство неоднократно подтверждалось. Но когда лет 10 назад мы предложили кодифицировать это политическое обязательство и сделать его юридически обязывающим, заключив соответствующий договор, нам сказали категорическое «нет». Это было аргументировано тем, что юридические гарантии безопасности могут иметь только члены НАТО. Вот философия и менталитет тех самых разделительных линий, раскола Европы, продвижения НАТО на Восток, вопреки дававшимся многократным обещаниям еще Советскому Союзу. Вот такая ситуация. Поэтому мы не шутим и хотим совместно обеспечить безопасность. Если у кого-то есть еще память, то надо возвращаться к обещаниям.

Вопрос: Есть ли угроза войны в Европе?

С.В.Лавров: Я уже сказал, упаси Бог.

Вопрос: А слова насчет того, что «Россия поможет европейцам укрепить безопасность»?

С.В.Лавров: Я только что об этом сказал. Безопасность можно укреплять только сообща. Потому что, когда сейчас Евросоюз рассчитывает избавиться от зависимости и капризов Вашингтона в сфере безопасности, и начинает формировать свой подход к обороне, опираясь на себя и даже устраивая обсуждение таких проектов, как «военный Шенген». Имею в виду, что по всему Евросоюзу нужно сделать удобной транспортную логистику для передвижения сил и средств на всякий случай, не приведи Бог. К этому начинанию мгновенно подключилось НАТО. Я вас уверяю, что они никуда от Североатлантического альянса не денутся. Это опять будет блоковое мышление и блоковый подход к обеспечению безопасности. Приглашения будут следовать из Польши и других стран. Например: вот вам 2 млрд. долл. США, постройте нам свою базу и обнажите штыки в сторону агрессора – России. Это, конечно, печальная психология.

Вопрос (перевод с английского): Как Вы оцениваете ситуацию вокруг Ирана, в частности, учитывая особенные отношения России с Израилем и Саудовской Аравией? Какова Ваша позиция в отношении развития конфронтации между Израилем и Ираном в Сирии?

С.В.Лавров: Мы действительно имеем хорошие отношения со всеми перечисленными Вами странами. Ни с одной из них, как и с любой другой страной, у нас нет стопроцентного совпадения позиций по всем вопросам. Но это наш принцип – разговаривать со всеми без исключения, особенно тогда, когда есть противоречия в оценках. Мы не согласны с оценками, которые опираются на тезис о том, что Иран – корень всех проблем в регионе – в Сирии, Палестине, Ливане, Ираке, упоминается также ряд других стран. И на абсолютную пагубность и большую опасность раскола в исламе, потому что отношения между большинством монархий Персидского залива и Ираном приобрели межрелигиозный разрез, когда сунниты и шииты выступают как смертельные враги, что очень прискорбно.

Мы неоднократно призывали Организацию исламского сотрудничества (ОИС) и Лигу арабских государств (ЛАГ) обратить на это внимание и вернуться к тем инициативам, которые еще достаточно давно Король Иордании Абдалла II выдвигал в контексте объединения всех мусульман. Это по-прежнему очень актуальная работа. Точно так же мы с нашими израильскими партнерами, рассматривая региональную ситуацию, излагаем свой подход, который говорит о необходимости как и в любом другом конфликте вовлекать все стороны в переговоры, а не пытаться их изолировать.

Сейчас, к сожалению, в том числе и США, берут курс на изолирование Ирана, в расчете, что можно будет «удушить» его и заставить опять каким-то образом менять свою политику. Одно из условий – Иран должен изменить свое поведение в регионе. Это то же самое, как нас просят изменить свое поведение везде, прежде чем с нами будут нормально разговаривать. Надо садиться за стол переговоров. Мы предложили им много лет назад созвать конференцию, похожую по своей задумке на ОБСЕ, для региона Персидского залива, где участвовали бы арабские страны залива, Иран, ЛАГ, ОИС, пять постоянных членов СБ ООН, Евросоюз. Эта идея по-прежнему актуальна. Сейчас к ней многие начинают возвращаться, но пока накал конфронтации настолько велик, что очень трудно рассчитывать на изменения в будущем.

Что касается противостояния в Сирии между Израилем и Ираном, у нас есть договоренности по юго-западной зоне деэскалации. Эти договоренности были достигнуты между Россией, США и Иорданией. О них прекрасно знал Израиль по мере их подготовки. Они предполагают, что эта зона деэскалации должна консолидировать стабильность и из этого района должны быть выведены все несирийские силы. Я думаю, что это должно произойти как можно скорее. Сейчас мы этим занимаемся с нашими иорданскими и американскими коллегами.

Вопрос (перевод с английского): Вы сейчас собираетесь в Пхеньян в преддверии исторического саммита, который состоится через две недели в Сингапуре. Какова цель Вашего визита? Какова роль России в денуклеаризации Корейского полуострова?

С.В.Лавров: Насчёт визита: я был приглашен и принял это приглашение. Цель этого визита, как и любого другого, заключается в том, чтобы рассмотреть двусторонние отношения с нашими партнёрами и обсудить ситуацию в соответствующем регионе мира.

Россия являются участником шестисторонних переговоров – механизма, который никто не отменял. В рамках логики, которую этот механизм выработал, мы поддерживаем происходящие сейчас перемены в отношениях между двумя Кореями, между Пхеньяном и Вашингтоном. Очень рассчитываем, что эти переговоры, которые были анонсированы и сейчас вновь подтверждены как назначенные, не выльются в ультиматум, потому что стоящую сейчас задачу по денуклеаризации всего Корейского полуострова невозможно решить одним махом. Это будет требовать поэтапности, последовательности и терпения.

Чуть менее года назад Россия и Китай сформулировали свою «дорожную карту» движения к миру и стабильности, денуклеаризации на Корейском полуострове, которая предполагала сначала отказ от воинственной риторики и провоцирующих действий с обеих сторон, затем контакты между непосредственными протагонистами, которые будут способствовать преодолению прежних противоречий и завязыванию диалога. Но на финальном этапе этого процесса, как и предлагается в российско-китайской «дорожной карте», неизбежным будет проведение многосторонних переговоров с участием всех шести государств, которые давно присутствуют в этом процессе, потому что денуклеаризация Корейского полуострова должна сопровождаться механизмами обеспечения на гарантированной основе мира и стабильности во всей Северо-Восточной Азии.

Меня пригласили, я с удовольствием принял приглашение. Для меня будет очень полезно понять отношение наших северокорейских соседей ко всем этим вопросам.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 30 мая 2018 > № 2631341 Сергей Лавров


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 30 мая 2018 > № 2629445

Иран продолжает наращивать свой экспорт

Не нефтяная торговля Ирана с другими странами зарегистрировала положительное сальдо в размере $942 млн. за двухмесячный период с 21 марта по 21 мая 2018 года, сообщило агентство Tasnim со ссылкой на данные, предложенные Таможенной администрацией Исламской Республики Иран (IRICA).

Как сообщалось, за указанный период страна экспортировала не нефтяных продуктов на $7,739 млрд., а импортировала не нефтяных товаров на $6,797 млрд.

Не нефтяной экспорт показал 22-процентный рост, а не нефтяной импорт показал всего 0,49-процентный рост за два месяца этого года по сравнению с тем же периодом прошлого года.

Стоимость не нефтяного экспорта Ирана достигла $ 46,931 млрд. в прошлом 1396 иранском календарном году (закончился 20 марта 2018), с ростом на 6,56% по сравнению с $44,42 млрд. в предыдущем году.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 30 мая 2018 > № 2629445


Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 30 мая 2018 > № 2628985

Владыка святый

Тихон, митрополит Псковский и Порховский

Владимир Семенко

Он выламывается из любых рамок, страшно не терпит должностных и прочих ограничений, из которых, собственно, по большей части и состоит «практическая» церковная жизнь. Видно, как в глубине души они просто бесят его. И не из-за гордыни вовсе, как многих из нас. Просто потому, что мешают работать. Можно ли это назвать несистемностью? В каком-то смысле, наверно, да. Как говаривал один серьезный сотрудник ЖМП (Журнала Московской Патриархии), существовавшего в рамках Издательского отдела (где мы и познакомились с ним в начале 1990-х), «в нашем Отделе есть два отдела – само ведомство и Гоша».

Сказать, что инок Георгий (как он именовался до пострига) - личность незаурядная – значит, ничего не сказать. То есть оно, конечно, верно. Но никак нельзя, говоря о нем, ограничиться столь штампованной фразой. Ибо никакого колорита этой самой личности она не передает. То есть вот совсем-совсем! С ним надо соприкасаться, за версту ощущая его энергию, буквально бьющую через край.

В то время, на излёте СССР, мы, группа молодёжи, придя в редакцию (некоторые и не без полуподпольного церковно-диссидентского опыта), стремились как-то оживить работу еще "советских церковников" (как между собой их ласково называли). Протолкнуть пару статей, своей претензией на свободное высказывание так пугавших тогда еще вполне прочно сидевших в своих креслах «богословов в штатском», как-то постепенно поменять лицо официозного журнала – на большее мы и не рассчитывали. Все наши потуги «штатскими» успешно разрушались. Один из них как-то спросил меня, сумрачно глядя: «Это вы там… пишете?» И, по-простому так, по-партийному перейдя на «ты», вдруг: «Ты на кого работаешь?» «На Русскую Православную Церковь», - имея уже немалый опыт общения с разнообразными властями, не задумываясь, ответил я. «Вот и выполняй мои указания». Если бы этот богослов не изрёк ничего больше, следовало бы навсегда запомнить его как незаурядный в своем роде кадр.

В отличие от нас, наивных интеллигентов, Георгий не заморачивался такой утопией, как борьба с системой. Он просто создавал свою, естественно, не без поддержки сверху. И «штатские» в глубине души понимали: этот им не по зубам, такой орешек так просто не разгрызть. Вот именно такая «несистемность» - и есть его «фирменная» черта. Сторонники теории заговора, которых, увы, немало, склонны объяснять такое качество наличием покровителей везде, где можно и где нельзя – от КГБ и олигархов до прямо уже "воров в законе". Самое интересное, что сами конспирологи, особенно либерального разлива, весьма часто не гнушаются «пилить» средства, получаемые через всякие грантоедские, связанные с Западом, фонды. (В чём нынешний владыка не был замечен никогда).

За что бы он ни брался – во всем вскоре случался у него небывалый прорыв. Поначалу, уже после пострига, став насельником Донского монастыря, он прославился в церковной среде, буквально ворвавшись на книжный рынок и быстро став лидером того сегмента его, который относится к православной тематике, чутко уловив веяние времени, своим неподражаемым чутьем прозрев не просто совершенно особую тогда востребованность православной книги, но и тот неповторимый момент, когда система уже все разрешила, но не все ещё это поняли. Когда он вскоре стал наместником возрождаемого Сретенского монастыря, то церковный книжный рынок был быстро поделен на две части: «его» издательство – и все остальные. В оказавшиеся недолгими времена начавшегося книжного бума многие стремились зарабатывать за счет издания книг; но получалось далеко не у всех. У него – лучше, чем у прочих. И когда за счет заработанных немалых сумм монастырь стал возрождаться буквально на глазах, в мутноватой среде сотрапезников в рясах и их мирянской «обслуги» поползли характерные слухи насчет «патриархийной мафии». Если бы хоть кто-то из распространителей этих слухов попробовал поработать с такой же отдачей и напряжением, как он, думается мне, что желание посплетничать быстро бы поубавилось.

Как профессиональный и многолетний работник книгоиздательской сферы, могу со знанием дела сказать: если бы все работали здесь так, как он, мы бы давно достигли несоизмеримо большего на ниве миссии через книгу. И до сих пор, когда книжный бум, увы, давно позади, когда «Клондайк кончился», издательство Сретенского монастыря (которое он, несмотря на занятость, успевает лично курировать и определять издательские планы) остается эталонным: на него равняются все, и каждый почитает за честь с ним сотрудничать.

Но, разумеется, не только издательство стало делом его жизни. Возродить монастырь, построить для него загородный скит, создать образцовую семинарию, спасти гибнущий колхоз, превратив его в современное передовое предприятие – во всем он первый, во всем его энергия, адекватность и трудолюбие, вкупе с недюжинным организаторским талантом довольно быстро и с отличным качеством обеспечивают успех, решают исход очередного трудного дела, что на церковном языке зовется послушанием, в его (а значит, церковную) пользу. Это как раз тот случай, когда даже злобные ненавистники, сочиняющие о нем небылицы, не решаются вынуть из рукава известную краплёную карту: «дворец себе построил» и проч. Да и беснуются-то они так потому, что понимают: всё, что он делает – реально существует для Церкви. А такого либеральная страта стерпеть никак не может!

До его назначения в Сретенский монастырь, в условиях порядочной неразберихи 90-х, то, что от монастыря оставалось, было седалищем квазицерковной группировки известного модерниста, неообновленца, ныне заштатного клирика Московской епархии Георгия Кочеткова. Кочетковская эпопея – отдельная песня, что по ряду причин, о которых не теперь, до сих пор не допета. Когда до священноначалия стало доходить, что столь древняя и почитаемая святыня оккупирована людьми, довольно далеко отстоящими от Православия, но при этом действующими, ловко маскируясь, в рамках канонической Церкви, дело зашло уже довольно далеко. Издать указ о возобновлении монастыря было нетрудно. Куда как сложнее было этот указ исполнить, выселив оттуда новоявленных «реформаторов». На прорыв был брошен самый дееспособный, кто раньше не раз уже проявлял себя. А дело было весьма деликатное. Ибо кочетковские «братчики» - люди со связями, в том числе и на Западе, и вопрос мнимого «преследования передовой общины» обсуждался порой на таком высоком международном уровне, о котором молодой иеромонах, лишь вчера возведенный в сан игумена, и помыслить не мог! «Крови» было пролито немало, или, как писали в советских учебниках, имели место «жестокие классовые битвы». Православная общественность, тогда еще достаточно бойкая, оказала отцу Тихону посильную помощь, и вскоре началось возрождение монастыря.

Сретенский сразу стал консервативным центром, скрепляющим порой разрозненные силы людей православной Традиции, при прочной поддержке Патриарха Алексия и людей из его ближайшего окружения.

Но монастырь в современном мегаполисе, каковым является Москва – непростое дело. Особенно если иметь в виду главную цель монашества, то есть молитвенное делание. Поэтому в «один прекрасный момент» естественным образом встал вопрос о том, что нужен загородный скит, где монахи могли бы спокойно, вдали от городской суеты предаваться своим молитвенным трудам. Он и начал возводиться в Рязанской области.

Однако каждый, кто когда-либо отъезжал от Москвы не в ближнее Подмосковье, а хотя бы несколько подальше сакраментального 101-го километра, знает, что нынешний «загород» в Центральной России (впрочем, не только в центральной) являет собой зрелище порой не из приглядных. И здесь, как и везде, оказалась настоятельно востребованной его неисчерпаемая энергия, его недюжинный талант и подкрепленное молитвой трудолюбие. Придя в совершенно развалившийся, депрессивный колхоз, где местные жили «от получки до опохмела», он за несколько лет буквально завалил окрестности, да и саму Москву высококачественной продукцией, которую здесь в таком количестве и на таком уровне давно не производили – овощами, «молочкой» и т.п.

Помнится, как-то он горячо делился со мной за чаем: «Вот, представь. Сельское хозяйство монастырю нужно? Само собой! И вот, скажем, теплица. Тянется километра на полтора. Я могу взять одного китайца и платить ему, скажем, 15 000. Или десять наших. И платить им по 18 000. Результат будет примерно один и тот же». «Что, много употребляют?» - поинтересовался я. «Да какое там! Они, может, и хотели бы, да у нас за это сразу выгоняют». «Так в чем же дело?» «А просто – у наших утерян навык крестьянского труда. Китаец встал и пошел, как трактор, с получасовым перерывом на обед. А нашим надо отдохнуть, покурить, за трапезой посидеть. Иначе не могут. А начни их подгонять – опять ведь сорвутся! И что прикажешь делать? Всех выгнать и китайцев набрать?»

Этот бесхитростный рассказ председателя передового колхоза в Рязанской области, настоящего монаха и близкого друга ведущих писателей-«деревенщиков», лучше любой статистики и аналитических работ иллюстрирует тот факт, что возрождение крестьянства дается ныне поистине кровавым трудовым потом. И без тихой, сокровенной молитвы сретенских монахов, насельников скита, было бы совсем невозможным. «Трудна работа Господня». Или, в другом, простонародном варианте: «Терпение и труд все перетрут». А то, что управлять этим процессом в данном конкретном месте приходится выпускнику сценарного факультета ВГИКа, которого отец Иоанн Крестьянкин благословил на монашество – так на то он и есть Промысел. На все воля Божия.

По мере того, как слух о новом передовом колхозе распространялся все шире «по всей Руси Великой», далекие от реальной, то есть трудовой жизни околоцерковные тусовщики начинали все больше неуклюже шутить на тему о том, что «Тихон теперь коровам хвосты вяжет». И вновь были посрамлены. Поскольку перед будущим митрополитом открылась новая стезя – развивать и укреплять церковное образование. Для подготовки тех самых кадров, которые, по слову известного политического лидера, «решают все». И здесь он преуспел, как и во всем, ибо Сретенская семинария за короткий срок стала одной из образцовых, всерьез соперничая с флагманом нашего конфессионального образования – Свято-Тихоновским университетом.

Еще одним блестящим деянием нашего владыки стало весьма символичное возведение на Большой Лубянке, на территории Сретенского монастыря великолепного Собора во имя Святых Новомучеников и Исповедников Российских, по праву считающегося ныне одним из шедевров современной нашей церковной архитектуры. И всем глубокомысленным критикам можно посоветовать лишь одно: пусто кто-нибудь возьмёт и сделает лучше.

Но плох был бы владыка Тихон, не был бы самим собой, если бы, в уже весьма зрелом возрасте, достигнув немалых успехов в собственно церковном служении, не вспомнил, что происходит он из среды той самой творческой интеллигенции, у которой с Церковью весьма часто непросто складываются отношения, и не занялся бы творчеством. И здесь, в своем обычном стиле, быстро показал, как надо работать. Сегодня, когда весьма многие только и делают, что рассуждают о миссии, он вдруг взял, да и сделал, бесспорно, лучший миссионерский проект за всю новейшую, постсоветскую историю нашей Церкви. Его книгу «Несвятые святые» - простую и вместе с тем по-хорошему возвышенную апологию его монашеской alma mater, не прочёл, наверно, только самый ленивый читатель, кого и читателем-то назвать язык не повернётся. Мой более чем далекий от Церкви родственник, глубокий пенсионер, давно уже бóльшую часть времени философически проводящий в своем деревенском коттедже, как-то вдруг подарил за трапезой: «А интересно пишет твой друг Шевкунов про этих… как их… ну, подвижников». А фильм «Византия. Гибель империи» как-то сразу и неожиданно был воспринят как серьезный фактор политической жизни.

На этом деянии владыки стоит, наверно, остановиться чуть подробнее. Сам он, вопреки тому, что о нем упорно распространяют, в общем, чужд «политики», всех этих пустопорожних разговоров о высоком, о том, как «Россию спасать», как нам двигать глобальные мировые процессы (к чему как раз очень склонна наша диванная патриотическая тусовка). Но тема Византии его всерьез волнует. Можно сказать, что он как-то по-особому неравнодушно буквально зациклен на византийских темах. Это касается и истории, и искусства, и всего остального. Думается мне, это оттого, что не может здравомыслящий православный человек не видеть всей актуальности византийской темы именно для нашей сегодняшней российской жизни. Великая империя, существовавшая, считай, тысячу лет, изначально была альтернативой Западу, строила свою, параллельную христианскую цивилизацию. Ее падению как государства предшествовало падение моральное, духовное, когда при последних Палеологах она, в лице своих церковных и светских элит, по сути, предала свою основу – святое Православие, предала свою веру, приняв унию с Римом. Этому сопутствовало и то разложение «элит», которое сегодня бездумно-привычно мы именуем «коррупцией». Об этом и снят фильм, который по привычке поторопились объявить «заказом Кремля». Да не заказ это, а живая боль о всех нас, о том, что нас ждет, если не усвоим уроки нашей предшественницы, Второго Рима, великой православной империи! Византия – это для нас не далекая история. Это, в общем-то, прямо про наше сегодня!

Прямым, на сей раз позитивным, продолжением историко-документального фильма про Византию стал последний просветительский проект владыки Тихона, о котором нельзя не упомянуть, – серия интерактивных выставок «Россия: моя история», слава Богу, поддержанный светской и церковной властью. И это элементарное и такое естественное, абсолютно не ангажированное стремление к восстановлению исторической памяти, к просвещению молодежи в отношении хрестоматийных сведений о нашей собственной истории – вызвало в либеральных кругах (впрочем, не только в них) такой всплеск ярости, что пришлось в очередной раз убедиться: как бы не кривились знатоки и прочие заинтересованные лица, попадание снова в десятку. К проекту предъявлялись претензии с самых разных сторон. Люди с неосоветским сознанием возмущались, что в разделе «после 1917-го года» слишком много негатива. «Зачем говорить о мучениках, о репрессиях?!» – сетовали они. Другие же, напротив, остались недовольны слишком сильным, на их взгляд, «выпячиванием» достижений советского периода. Были и те, кто остался до крайности недовольным «педалированием монархической темы». (Интересно, как можно рассказывать об истории России, на протяжении многих столетий создававшейся Церковью и Царями, не упоминая о ведущей роли самодержавия, православной монархии?) И мало кто (сейчас не о массовом посетителе речь) был согласен на представленное на выставках адекватное постижение реальной истории – со всеми ее ужасами, подвигами и свершениями, со всеми героями, предателями и святыми. Это лишний раз убеждает: духовная трезвость, эта столь типическая черта истинного Православия – весьма редкая добродетель для наших современников, чье сознание серьезно травмировано историческими катаклизмами последних десятилетий.

Много еще можно рассказывать о владыке Тихоне, и не только на материале личного общения, но никак нельзя обойти вниманием весьма важный вопрос. Пожалуй, ни о ком из наших церковных иерархов не распространяется столько мифов и небылиц, причем как в собственно церковной, так и во «внешней» среде – от «духовника Президента» и воинствующего антисемита до «главы всей патриархийной мафии, у которого башкирская группировка на коротком поводке». Всякие пошлости вроде «митрополита всея Лубянки» и «ставленника КГБ» и повторять не хочется. В чем же здесь дело? Почему человеку, который больше жизни любит монашество и монастырь, как непонятный внешним жизненный феномен, сделавшему всё, чтобы избежать мешающих делать реальное дело высоких назначений, упорно приписывается интриганство, моральная нечистоплотность, некие «подкрепленные Кремлем» претензии на власть? Должна же быть какая-то разгадка, причем довольно простая?

Думается, что в нашем простом и правдивом рассказе нам отчасти удалось как-то ее наметить. Новопоставленный митрополит – человек дела, и как таковой он как раз более чем далек от сферы, так сказать, «чистой» политики, понятой как пронырливое, грязное и себялюбивое политиканство. Но он не просто человек дела. Он ещё просто хороший монах. В чем, собственно, сколь бы странным это кому-то ни казалось, и заключается простое и понятное объяснение его постоянных успехов и незаурядных деловых качеств. А это по нынешним временам немалая редкость.

Это именно то, что недоступно тем, кто никогда не соприкасался с монастырем, с реальностью монашеской жизни, где феномен Православия только и постигается во всей полноте. Я, как паломник, прожил в монастыре очень недолго, всего несколько недель. Но если я имею какие-то жалкие крупицы подлинной веры и опытного постижения феномена Церкви, то это именно благодаря этим благословенным дням. И потому всей душой я понимаю владыку, который, в отличие от нас, погруженных в мирскую суету, является человеком монастыря в собственном смысле: чем бы он ни занимался, какое бы дело ни делал, всегда ощущает себя в этой сокровенной духовной реальности, а ее – в себе, что удесятеряет силы, делает возможным любые свершения:

«Этот мир, полный радости и света, жил по своим, совершенно особым законам. Здесь помощь Божия являлась именно тогда, когда это становилось действительно необходимым. Богатство было смешно, а смирение – прекрасно. Здесь великие праведники искренне признавали себя ниже и хуже всякого человека. Здесь самыми почитаемыми были те, кто убегал от человеческой славы. А самыми могущественными – кто от всего сердца осознал свое человеческое бессилие. Здесь сила таилась в немощных старцах, и иногда быть старым и больным было лучше, чем молодым и здоровым. Здесь юные без сожаления оставляли обычные для их сверстников удовольствия, чтобы только не покидать этот мир, без которого они уже не могли жить. Здесь смерть каждого становилась уроком для всех, а конец земной жизни – только началом» («Несвятые святые»).

Кто-то понимает успех по-мирски и думает, что его исток – чисто человеческое умение и интрига. А для человека Церкви исток подлинного «успеха», то есть преуспеяния перед Лицом Божиим – смирение и послушание, предание своей воли духовному отцу, по вере, что через него, умудренного искусством духовной жизни, пребывания в Боге и с Богом – Сам Господь преподает Свою неизреченную волю. О каком успехе в каких мирских делах думал инок Георгий, когда, всей душой желая стать монахом, терпел до пострига, беспрекословно слушаясь своего духовного наставника – отца Иоанна (Крестьянкина), говорившего, что «еще не время»? И сегодня, когда традиция поставления на архиерейскую должность людей, совсем не знающих монашеской жизни, не прошедших монастырь, необходимый круг послушаний, у нас, к сожалению, доминирует, продвижение в митрополиты ученика Псково-Печерских старцев следует признать весьма мудрым решением!

В нашей сегодняшней Церкви достаточно ну, о-очень благочестивых людей, в глубине души почитающих любое практическое дело недостойной их, таких высоких молитвенников, скверной. Польза от этих молитвенников, вместо реального духовного подвига ищущих везде всякие страшные заговоры, весьма сомнительна. Есть и прожженные, сугубо «деловые» отцы и, конечно, миряне, совсем далекие от какого-либо духовного настроя, подлинно молитвенного духа. Есть, конечно, и настоящие подвижники, для которых высокая, углубленная молитва – их сугубое призвание. Есть незаурядные администраторы. Но, по мере отрыва весьма многих от подлинной духовной традиции, по мере недопустимого обмiрщения церковных институтов, все меньше людей гармоничных, в которых то, что, апеллируя к известному эпизоду в Евангелии, называют служением Марфы и Марии, находилось бы в состоянии разумного равновесия, причем одно подкрепляло бы другое. Владыка Тихон – один из таких людей. Враги Церкви порой лучше нас понимают все значение этого редкостного типа, понимают, что если он начнет доминировать в Церкви, это может стать основой ее подлинного возрождения, а за ней – и всей не раз уже заочно похороненной ими России. А это для них совершенно страшное дело.

Его недавнее назначение на Псковскую митрополию вновь, в привычном уже для нас ключе, породило море всевозможных слухов и предположений. Одни поторопились объявить, что «вопрос о преемнике ныне действующего Патриарха практически решен». Другие, напротив, восприняли кадровое решение Синода как почетную ссылку для владыки. Думается, однако, что и те и другие неправы, ибо совершенно не церковно воспринимают ситуацию в привычных для себя терминах политиканства, низкопробной политической интриги. А церковная жизнь (вот неожиданность!) к ней вовсе не сводится. Скажу еще проще (для особо одаренных): это не интрига, это – жизнь. Вы думаете, что в Церкви всеми руководит борьба за власть? Чаще всего все гораздо прозаичнее. Его снова кинули в «узкое место», кинули на прорыв, в довольно-таки депрессивную митрополию. Почти как тот колхоз. Быть может, в надежде, что все будет, как всегда. И откуда-то странно-волшебным образом вдруг, в условиях очередного кризиса, возьмутся люди, деньги, техника и подвижники. И, на фоне бегающих по поверхности истории интриганов, Человек Дела вновь проявит себя. Оправдаются ли эти надежды, теперь зависит от него и от Бога. Ну и от нас, от нашей молитвы, конечно. Ибо каждый человек Церкви знает: Бог откликается на наш зов не после, а в тот самый момент, когда мы с чистой душой и открытым сердцем взываем к Нему за помощью. И тогда наши силы умножаются многократно, чтобы сделать Его, Божье дело. И вновь более чем уместно вспоминаются очень точные слова из самой популярной православной книги, написанной нашим современником:

«В часы, когда тягучее уныние подкрадывается и хочет заполнить душу, когда то же происходит с близкими мне людьми, я вспоминаю события, связанные с чудным Промыслом Божиим. Один подвижник как-то сказал, что всякий православный христианин может поведать свое Евангелие, свою радостную Весть о встрече с Богом. Конечно, никто не сравнивает такие свидетельства с книгами апостолов, своими глазами видевших Сына Божия, жившего на Земле. И все же мы, хоть и немощные, грешные, но Его ученики, и нет на свете ничего более прекрасного, чем созерцание поразительных действий Промысла Спасителя о нашем мире» («Несвятые святые»).

Благословите, владыко святый[1]! В добрый путь!

***

[1] Общепринятая в церковной среде форма обращения к архиерею. С самочинной канонизацией при жизни не имеет ничего общего – прим. авт.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 30 мая 2018 > № 2628985


Россия. США. Китай. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 30 мая 2018 > № 2628937

Табло. Российско-китайская ловушка для США...

американская активность и "матрёшка" из трёх политических сценариев в Центральной Азии

Служба безопасности День

Итоги Международного экономического форума, прошедшего в российской "северной столице" 24—26 мая, не сводятся к рекордному количеству участников и объёму подписанных контрактов, или же к окончательному прорыву объявленной против РФ "коллективным Западом" в 2014 году санкционной "блокады", отмечают эксперты СБД. По их мнению, речь идёт, прежде всего, о манифестации новой модели мироустройства, идущей на смену "империи доллара" и "однополярному миру" Pax Americana, что будет сопровождаться фундаментальной трансформацией взаимоотношений между "центрами силы" и переделом их "зон влияния" во всех цивилизационных пространствах: от экономики до информатики…

Манёвры Дональда Трампа вокруг запланированных на 12 июня американо-северокорейских переговоров на высшем уровне указывают на то, что Ким Чен Ын в ходе встречи с Майком Помпео (тогда директором ЦРУ, а ныне — госсекретарём) взял на себя определённые и, скорее всего, согласованные с Пекином предварительные обязательства по свёртыванию ядерной программы КНДР, одним из которых было "уничтожение испытательного полигона", передают из Токио…

Как отмечают наши лондонские корреспонденты, американская активность в постсоветской Центральной Азии после встречи президента Узбекистана Шавката Мирзиёева с Дональдом Трампом в Вашингтоне резко усилится до уровня близкого к критическому и уже в ближайшей перспективе может спровоцировать реализацию "матрёшки" сразу из трёх политических сценариев: вспышки проамериканских "цветных революций" в нескольких или даже во всех государствах региона, задействующих исламский фактор, в том числе с использованием территории Афганистана, куда уже переброшены террористы из Сирии; установление КНР прямого силового контроля за маршрутами Нового шёлкового пути; а также совместную российско-китайскую "ловушку" для США, "схлопывание" которой — при активном участии Астаны и Ташкента — должно поставить крест на претензиях "вашингтонского обкома" сохранить своё глобальное доминирование в противостоянии с российско-китайским стратегическим союзом…

Согласно сообщениям из Шанхая, целью визита Ангелы Меркель в КНР было согласование, в его китайской части, проекта создания "континентальной геостратегической оси Пекин — Москва — Берлин", принципиальная договоренность о чём была достигнута бундесканцлерин на недавних переговорах с Владимиром Путиным в Сочи…

Назначение Дмитрия Рогозина главой Роскосмоса должно привести к нейтрализации созданной здесь ещё при СССР проамериканской "агентуры влияния", восстановлению технологической дисциплины и возвращению данной отрасли на мировые лидирующие позиции, утверждают инсайдерские источники…

Отказ МВФ рассмотреть перечисление очередного кредитного транша Украине из-за несогласия официального Киева с принципами формирования антикоррупционного суда не имеет никакого отношения к посещению Кристин Лагард Петербургского международного экономического форума и к её встрече с президентом России, такая информация поступила из Цюриха…

Россия. США. Китай. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 30 мая 2018 > № 2628937


Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 30 мая 2018 > № 2628691

Папа Римский Франциск принял в среду утром в ватиканском Зале Павла VI делегацию Русской Православной церкви во главе с председателем Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополитом Волоколамским Иларионом.

Служба печати Святого престола не распространяла официальной информации о содержании состоявшейся беседы.

Как стало известно РИА Новости, представители Московского патриархата, находящиеся в Риме по приглашению Итальянской епископской конференции, приняли участие в заседании рабочей группы РПЦ и Римско-католической церкви в рамках Форума-диалога по линии гражданских обществ России и Италии. Основной темой этой встречи стали проблемы, связанные с паломничеством к святым местам и так называемым "религиозным туризмом".

В этой связи стороны отметили глубину исторических культурных связей между Россией и Италией, а также традиционную приверженность наших народов христианским ценностям. Кроме того, участники встречи обратили большое внимание на проблему преследования христиан на Ближнем Востоке, а также уничтожения там древних христианских святынь.

Примечательно, что в среду вечером в древнем Латеранском дворце в Риме пройдет церемония торжественного открытия выставки "Новомученики и исповедники Русской Православной церкви", на которой будет присутствовать председатель Патриаршего совета по культуре митрополит Псковский и Порховский Тихон и глава Папского совета по культуре кардинал Джанфранко Равази.

Сергей Старцев.

Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 30 мая 2018 > № 2628691


ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dxb.ru, 29 мая 2018 > № 2636238

В The Dubai Mall открыта огромная интерактивная художественная инсталляция, которая поможет гостям отправиться в прошлое в этот Рамадан.

Выставка занимает девять зон с интерактивными витринами и потрясающими элементами исламской культуры, религии и наследия.

В первой зоне гости могут записать пожелания к Рамадану своим друзьям и родственникам, чтобы позже поделиться ими в социальных сетях. В следующей зоне посетителей ждет панорамный подвесной проекционный экран, который позволит насладиться документальным фильмом о достижениях шейха Заеда. Также здесь будет доступна библиотека книг на английском и арабском языках о Рамадане, Исламе и шейхе Заеде.

Следующая секция представлена художественной выставкой с работами известных в регионе художников. Четвертая зона приглашает гостей принять участие в плетении красочного поздравления с Рамаданом, пятая перенесет взрослых и детей в чудесный мир астрономии, который объяснит принципы лунного цикла Рамадана, а шестая позволит присоединиться к творческим занятиям для всей семьи. Следующая секция посвящена благотворительности. Все собранные в ней средства будут направлены на обеспечение качественного образования для детей из малообеспеченных общин в развивающихся странах. Восьмая зона представляет собой метафору саморефлексии и созерцания с помощью обычного зеркала.

Последняя, девятая зона объединяет диетологов, консультантов, инструкторов по фитнесу для проведения семинаров на тему того, как поддерживать здоровый образ жизни во время Рамадана.

Источник: Russian Emirates

ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dxb.ru, 29 мая 2018 > № 2636238


Никарагуа > Внешэкономсвязи, политика > prensalatina.ru, 29 мая 2018 > № 2630119

Готовность возобновить национальный диалог для преодоления социально-политического кризиса, который переживает Никарагуа, сохраняется, несмотря на противодействие определенных групп насилия, которые стремятся посеять в стране хаос и террор.

После более шести часов переговоров с закрытыми дверями смешанная комиссия диалога выразила готовность возобновить переговоры на пленарном заседании в целях восстановления мира в отношении никарагуанских семей.

Правительственная делегация и так называемая группа от оппозиции "Гражданский альянс за справедливость и демократию" согласились призывать к немедленному прекращению всех форм насилия.

Также согласились выполнять рекомендации, сделанные Межамериканской комиссией по правам человека (CIDH) во время визита в страну в контексте нынешнего социально-политического кризиса в стране.

С другой стороны, они призвали к прекращению всякой агрессии против любых средств коммуникации.

Оппозиция ратифицировала обязанность с объединением сил, послав сообщение для ослабления блокады дорог и шоссе в стране.

"Мы повторяем, что успех диалога требует адекватного климата для его развития. Единственным допустимым способом укрепления демократии является мир, и призываем не отойти от этого пути", говорится в заявлении, распространенном католической церковью.

Однако источники, близкие к переговорам, отметили, что противники правительства разделены.

В этой связи в социальных сетях сообщалось, что в оппозиции находятся все, кто хочет продолжить диалог и найти избирательный выход в рамках конституционной структуры, а также те, кто хочет нарушение договоров, потребовав немедленной отставки со стороны всего правительства.

Было указано, что предпринимательский сектор находится под сильным давлением со стороны самых экстремистских групп креольской политики, чтобы отказаться от диалога, призвав к национальной забастовке.

На данный момент предприниматели сопротивляются серьезным экономическим последствиям, что представило бы для никарагуанцев, предпочитая выборное решение, обсуждаемое в рамках национального диалога, что явно отличается от тех, кто способствует институциональному разрыву.

Епископальная конференция, свидетель и посредник переговоров между правительством и оппозицией, приостановила диалог на завтра, пока совместная комиссия не сможет установить консенсусную программу для продолжения переговоров.

Вчера город Манагуа пережил сильные столкновения в окрестностях Национального инженерного университета, с балансом, по меньшей мере, десятков раненых.

Никарагуа > Внешэкономсвязи, политика > prensalatina.ru, 29 мая 2018 > № 2630119


Россия. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gosnadzor.ru, 29 мая 2018 > № 2628272

Алексей Алёшин провёл рабочие встречи в Иране

28-29 мая 2018 года руководитель Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор) Алексей Алёшин посетил с рабочим визитом Исламскую Республику Иран. Основной целью визита стало обсуждение перспектив развития сотрудничества между Ростехнадзором и Иранским органом ядерного регулирования, входящим в состав Организации по атомной энергии Ирана.

В рамках визита Алексей Алёшин провёл рабочую встречу с руководителем Иранского органа ядерного регулирования Ходжатоллой Салехи, а также встретился с вице-президентом Исламской Республики Иран – президентом Организации по атомной энергии Ирана доктором Али Акбаром Салехи.

В ходе встречи с доктором Али Акбаром Салехи, состоявшейся 28 мая в штаб-квартире Организации по атомной энергии в Тегеране, стороны подчеркнули важность сотрудничества между странами в области регулирования безопасности при использовании атомной энергии в мирных целях, а также подтвердили намерение приложить все возможные усилия для его дальнейшего развития. Алексей Алёшин отметил, что взаимодействие между органами регулирования России и Ирана осуществляется уже более двадцати лет, и в настоящее время имеются все предпосылки для его дальнейшего углубления и успешной реализации договорённостей, которые будут достигнуты в рамках настоящего визита.

Иранская сторона представила предложения по направлениям будущего сотрудничества с российской стороной.

Представители Ростехнадзора сделали ряд сообщений в отношении российских подходов к регулированию безопасности различных видов деятельности в области мирного использования атомной энергии. В частности, были затронуты темы: организация и проведение экспертизы безопасности в рамках процедуры лицензирования; регулирование безопасности установок ядерного топливного цикла; регулирование безопасности при обращении с радиоактивными отходами и при транспортировании радиоактивных материалов; надзор за физической защитой ядерных установок.

В состав делегации Ростехнадзора вошли представители соответствующих структурных подразделений центрального аппарата Ростехнадзора и руководители его организаций научно-технической поддержки – АО «ВО «Безопасность» и ФБУ «Научно-технический центр по ядерной и радиационной безопасности».

По итогам встречи стороны договорились расширить сотрудничество по ряду направлений, таким как надзор за учётом, контролем и физической защитой ядерных и радиоактивных материалов, регулированию безопасности исследовательских ядерных установок, регулированию безопасности при транспортировании ядерных материалов. Также в ходе визита были достигнуты договоренности о расширении сотрудничества между Иранским органом ядерного регулирования и АО «ВО «Безопасность».

Напомним, что Соглашение о сотрудничестве в области регулирования безопасности в процессе использования атомной энергии между Организацией по атомной энергии Ирана и Федеральным надзором России по ядерной и радиационной безопасности было подписано 6 июля 1997 года.

Россия. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gosnadzor.ru, 29 мая 2018 > № 2628272


Никарагуа > Внешэкономсвязи, политика > prensalatina.ru, 28 мая 2018 > № 2630026

Смешанная комиссия по национальному диалогу для преодоления кризиса в Никарагуа проведет свое первое рабочее заседание сегодня после созыва Епископской конференции, свидетеля и посредника переговоров между правительством и оппозицией.

Встреча запланирована на 10:00 по местному времени в Межпарламентской семинарии «Богоматери Фатимы» и основной целью которой будет преодолеть отсутствие консенсуса для продолжения процесса восстановления мира в страну.

В прошлую среду Католическая иерархия приостановила диалог , покуда смешанная комиссия не смогла создать консенсусную повестку дня, чтобы обеспечить непрерывность переговоров.

Тупик произошел, когда были вынесены отклонения оппозиционного блока по отношению требования правительственного представительства после напряженных часов переговоров.

Но правительственная делегация настаивает, что перед рассмотрением любого другого вопроса за рабочим столом необходимо рассмотреть вопросы право гражданства на мир.

Таким образом, оппозиционные сектора отвергли правительственную инициативу относительно немедленного приостановления блокад и блокпостов, прекращения всех актов насилия, где бы они ни происходили, и гарантии занятости для всех никарагуанцев.

В то же время правительственная делегация отклонила предложение, направленное на обсуждение по отношению рамочного закона, который включал в себя проведение всеобщих выборов, запрещение на переизбрание и осуществление рекомендаций Межамериканской комиссии по правам человека, среди прочего.

Министр иностранных дел Республики Денис Монкада учитывая это предупредил, что повестка дня в 40 пунктов, которую оппозиция намеревалась ввести в диалог, может привести к государственному перевороту.

С другой стороны, Национальная полиция сообщила , что с 18 апреля, когда в стране вспыхнул кризис, каждый день, с раннего утра и до рассвета, преступные группы устраивают беспорядки среди населения.

Они перемещаются на мотоциклах и грузовиках, с капюшонами, с огнестрельным оружием, минометами, нападая на мирное население, проводя сборы , причиняя ранения и убийства гражданам, наносят ущерб государственной и частной собственности, похищают людей, поджигают общественные, частные и коллективные транспортные средства.

Никарагуа > Внешэкономсвязи, политика > prensalatina.ru, 28 мая 2018 > № 2630026


Афганистан. Индия. Белоруссия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > afghanistan.ru, 24 мая 2018 > № 2635264

Индийские СМИ сообщают о перспективе сотрудничества Москвы и Нью-Дели по Афганистану

На недавних переговорах президент России Владимир Путин и премьер-министр Индии Нарендра Моди договорились о совместном проекте в Афганистане, сообщают индийские СМИ.

Встреча глав государств состоялась в понедельник 21 мая на неформальном саммите в Сочи. Стороны обменялись мнениями по широкому кругу вопросов международной повестки, в число которых вошла и ситуация в Афганистане.

Путин и Моди отметили значимость восстановления мира и стабильности в ИРА, а также победы над террористической угрозой, представляющей опасность как для исламской республики, так и для других государств. Как сообщает МИД Индии, стороны договорились о совместной работе на данном направлении.

Между тем индийская пресса со ссылкой на анонимные дипломатические источники сообщила, что участники переговоров обсудили перспективы осуществления совместного проекта в Афганистане.

Как сообщает “Indian Express”, инициатива была выдвинута Нарендрой Моди и получила одобрение российской стороны. Издание предполагает, что с высокой вероятностью главы государств обсудили некий совместный проект, касающийся сферы развития.

До настоящего времени индийские и российские официальные источники никак не прокомментировали поступившие сообщения о перспективе нового совместного проекта на афганском направлении.

Примечательно, что в марте 2018 года Индия, Афганистан и Республика Беларусь подписали соглашение о поставке в распоряжение афганских ВВС партии из 4 российских вертолётов модели Ми-24 на средства индийской стороны. Представители Нью-Дели также выразили готовность оказать содействие ремонту российской авиатехники в составе афганского лётного парка, задачу обслуживания которой США оставили без внимания.

Афганистан. Индия. Белоруссия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > afghanistan.ru, 24 мая 2018 > № 2635264


Россия. Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 апреля 2018 > № 2587409

Assisi Pax и «Золотая пальма». Как Путин и Папа Римский встали вместе против Запада

Екатерина Щеткина, Деловая столица, Украина

Христиане в Сирии действительно симпатизируют русским — они видят в них едва ли не единственного защитника христианства в мусульманском регионе

Сирия превращается в «Святую Землю» — во всяком случае, так должна думать публика, недоумевающая по поводу политики России на Ближнем Востоке. Это не «авантюра» и даже не «геополитика» — это крестовый поход во имя защиты страдающих христиан.

Иначе объяснить происходящее становится несколько затруднительно. Судите сами. Несколько дней назад патриархи христианских церквей ближневосточного региона по инициативе Моспатриархии выступили с обращением к ООН и всем людям доброй воли, в котором попросили «не допустить третьей мировой войны», которая может вырасти из эскалации в Сирии. А вчера стало известно — благодаря расследованию коллег из польской «Газеты выборчей» — что католическая организация Assisi Pax собирается наградить Путина «Золотой пальмой» — премией за миротворчество. Как раз за Сирию — чтобы вы не сомневались.

«Поляки в бешенстве» — комментируют публикацию «Выборчей» коллеги из прикремлевских СМИ. «В бешенстве» — конечно, слишком сильно сказано, скорее, в недоумении. И, надо сказать, не только поляки.

Церкви с удивительным рвением взялись отмывать имидж кремлевского лидера. И если восточных патриархов понять можно, то с Папой Римским все несколько сложнее. Христиане в Сирии действительно симпатизируют русским — они видят в них едва ли не единственного защитника христианства в мусульманском регионе. Надо сказать, у них есть основания так думать — и если слово «защитник» применительно к российским военным выглядит сомнительно, то «единственный» совершенно уместно.

Не будучи специалистом по геополитике, я не возьмусь ответить на вопрос «почему так случилось». Почему в конфликте между Асадом и мусульманской оппозицией Запад так активно поддерживает оппозицию и так откровенно закрывает глаза на страдания братьев во Христе. Ни от кого не секрет, что именно христиане региона оказались между молотом и наковальней — ни ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. ред.), ни оппозиция, которая воюет с ИГИЛ, не щадят иноверцев. Но, зная в подробностях о страданиях мирного населения в оппозиционных Алеппо, Гуте, Думе, мы почти ничего не знаем о том, как складываются судьбы мирных жителей в христианских анклавах, оказавшихся на территориях, подконтрольных оппозиции. Из тех обрывков информации, которая все-таки долетает до наших палестин, складывается довольно мрачная картина. На фоне которой любовь к россиянам и вера в спасительную миссию российских войск выглядит вполне естественно.

Обращение патриархов выглядит, как это часто бывает в подобных документах, беспристрастно — они обращаются «ко всем сторонам конфликта». Но кое-что выдает адрес редакции, в которой документ был составлен. «Наш мир подошел к опасной черте — к реальному провалу в международных отношениях и сотрудничестве… Мы обращаемся к странам-членам Организации Объединенных Наций и особенно к странам-членам Совета Безопасности с призывом вспомнить о своем долге… во имя Божие умоляем их преодолеть разногласия и сообща трудиться ради мира во всем мире… призываем… не допустить дальнейшей эскалации напряженности, избежать конфронтации и встать на путь диалога». Учитывая контекст — обращение было принято на фоне Совбеза ООН, громившего и клеймившего Россию после химатаки в Думе, и угрозы непосредственного вмешательства со стороны западных стран, — в авторстве можно не сомневаться. Собственно, никто ничего и не скрывает. Напротив, на официальном сайте ОВЦС РПЦ отмечено, что это обращение было предметом телефонного разговора между патриархом Кириллом и папой Франциском, а восточные патриархи только «присоединились».

Моспатриархия с самого начала конфликта заявила о своей поддержке христиан региона и демонстративно взяла под крыло патриарха Антиохийского.

Карта «крестового похода» обязательно должна была сыграть — и вот, она на столе. Если для нынешнего либерального Запада, переосмыслившего все на свете, крестовые походы — мягко говоря, сомнительная страница истории, то у России таких травм (и, соответственно, тормозов) нет. Она может эксплуатировать символизм «похода в Святую Землю», не боясь исторических коннотаций. А учиться на чужих ошибках — не их метод.

Именно сейчас Кремлю совершенно необходима поддержка — и в Сирии, и дома. После наглой химатаки в Думе. После дружного «фе» со стороны Совбеза ООН, уже обсуждающего пути преодоления российского вето на резолюции по Сирии. После очередной порции санкций. После очередной порции 200-х, прибывших из тех мест, где «их нет». После того, как Трамп пошел договариваться с Ким Чен Ыном — явно отдав ему предпочтение перед хозяином Кремля. После всех этих гнилых помидоров, кинутых в кремлевскую элиту и покрывших дорогие костюмы пятнами, подозрительно похожими на кровь, нужна поддержка. Нужно оправдание. По возможности — небесный мандат.

Эту функцию — выбивание небесного мандата на нужды правительства — привычно взяла на себя церковь. Которая, во-первых, всегда может рассчитывать на то, что грешник покается, во-вторых, на то, что грешник не останется в долгу. Что же касается восточных патриархов — у них просто нет выбора. Других покровителей (или хотя бы ситуативных союзников) для них нет. Если Запад предпочитает заигрывать с мусульманами, то христианам остается рассчитывать только на Путина. «Духовная гегемония» Кремля и его департамента — Моспатриархии — среди христиан региона, фактически, обеспечена.

Именно в этом контексте можно рассматривать и анонс «Золотой пальмы» для кремлевского «миротворца». Это, во-первых и в-главных, сигнал Западу: Ватикану, несмотря на все исторические связи и корни, проще солидаризироваться с Россией, чем с собственной европейской «колыбелью». Во-вторых, это что-то вроде аванса Путину — с надеждой на то, что он приложит усилия для умиротворения своего коллеги Асада. Никто ведь, кроме Путина, этого сделать не может. Не факт, что может и Путин — но он в этом ни за что не признается.

Конечно, довольно странно видеть, как Кремль и папа Франциск встают плечом к плечу против Запада. У аргентинского папы-левака свой опыт и свои травмы. Он человек из «третьего мира» — и он знает и любит этот мир, и не стоит упрекать его за толику отвращения к США, пропахшим духом капитализма. Он слишком близко знаком с фашизмом — и потому не стоит упрекать его за откровенное отвращение к правым идеологиям. Как и за несколько наивную веру в то, что он скорее кашу сварит с наследниками коммунистов, чем с западными либералами. Ему — совершенно искренне — труднее достичь понимания с католиками-поляками с их крайним консерватизмом и национализмом, или даже с украинскими греко-католиками (по тем же причинам, что и с поляками), чем с коммунистическим правительством Китая или посткоммунистическим Кремлем.

Возможно, он не совсем понимает, что Кремль, хоть и позиционирует себя «наследником СССР», от идей социальной справедливости куда дальше, чем иные страны Европы. Что кремлевские хозяева — не наследники левых идей, а наследники КГБ. Организации, у которой не было ни идей, ни идеологий, ни принципов — только методы, общие для всех карательных органов, независимо от политической ориентации заказчиков.

И, наконец, ему, как и восточным патриархам, больше не с кем солидаризироваться — Запад слишком откровенно не интересуется проблемами христиан на Ближнем Востоке. Поэтому не стоит удивляться этому странному союзу. Мутные сделки, договоренности со многими неизвестными, шикарные подарки в виде премий за несуществующие заслуги и прочие заигрывания с дьяволом будут продолжаться. Возможно, папа Франциск убедил себя в том, что его социальная миссия — противостоять демонам Запада, и потому его не слишком пугают сделки с демонами востока.

Что же, российский телезритель будет доволен. «Поляки в бешенстве», украинцы кривятся, в Вашингтоне зажимают носы, в Брюсселе делают вид, что не замечают. В общем, враги злы. Значит, все правильно делаем. Да и «здоровые силы Запада» — в лице францисканского общества Assisi Pax и лично Папы Римского — «за нас». Неважно, с какими оговорками — они просто «за нас». Значит, все это оправдано — цинковые гробы, бомбежки, санкции, унижения на Совбезе и даже химатаки в гражданских кварталах. Не более чем издержки борьбы за мир. Вот и премию Путину дают не за что-то, а за миротворчество. Не напрасно же, наверное, дают.

Россия. Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 апреля 2018 > № 2587409


Иран. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 28 апреля 2018 > № 2585332

Товарооборот Ирана с Пакистаном вырос почти на 15% за прошлый год

Товарооборот Ирана с Пакистаном за последний 1396 иранский финансовый год (март 2017- март 2018), достиг 1,3 млрд. долларов США, что означает рост почти на 15% по сравнению с предыдущим годом, рассказал посол Ирана в Пакистане.

"Экспорт Ирана в соседнюю страну вырос на 16 % в стоимостном выражении и на 5% по тоннажу в годовом исчислении, увеличившись с 795 млн. долларов США до 924 млн. долларов США", - рассказал Мехди Хонардуст, сообщает IRNA.

Согласно данным Таможенной администрации Исламской Республики Иран (IRICA), Пакистан был одним из крупнейших торговых партнеров Ирана в прошлом году. Экспорт товаров в основном включал фисташки, смолы, сталь, концентраты фруктовых соков, яблоки и помидоры.

Данные IRICA показывают, что Пакистан в прошлом году экспортировал в Иран 363 851 тонну товаров на сумму 392,82 млн. долларов США, что на 6,10 % и 7,78% больше по тоннажу и стоимости, соответственно, нежели за год до этого.

Пакистанские импортные товары в Иран в основном включали полуочищенный рис, очищенный рис и кунжут.

Иран. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 28 апреля 2018 > № 2585332


Иран. Италия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 27 апреля 2018 > № 2585345

Не нефтяной товарооборот Ирана с Италией вырос на 9,67 % за год

В прошлом 1396 иранском году (закончившемся 20 марта 2018 года), не нефтяной товарооборот Ирана с Италией составил 1,6 миллиарда долларов, что на 9,67 % больше по сравнению с предыдущим годом.

Согласно данным Таможенной администрации Исламской Республики Иран, в прошлом году Иран экспортировал в Италию 765 301 тонну товаров на сумму 422,89 млн. долларов США, что привело к снижению тоннажа и стоимости на 1,43% и 8,20 %, соответственно, в годовом исчислении.

Экспорт в основном включал сталь, металл и метанол, сообщает Financial Tribune.

Италия экспортировала 203,155 млн. тонн товаров на сумму 1,42 млрд. долларов США в Иран в течение рассматриваемого периода, что на 30,39% и 16,38% больше по тоннажу и стоимости.

Импортируемые товары из Италии в Иран в основном включали машины, связанные с литьем, турбореактивные детали и промышленное оборудование.

Италия была крупнейшим торговым партнером Ирана в 2017 году.

Иран. Италия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 27 апреля 2018 > № 2585345


Казахстан. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 27 апреля 2018 > № 2584910

Пакистан придает особое значение развитию отношений с Казахстаном

Посол Республики Казахстан в Исламской Республике Пакистан Барлыбай Садыков встретился с Премьер-министром Пакистана Шахид Хакканом Аббаси. В ходе встречи были обсуждены состояние и перспективы двустороннего сотрудничества, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу МИД РК.

Б. Садыков ознакомил главу Правительства Пакистана с инициативами Президента Нурсултана Назарбаева, в частности, Посланием Главы государства народу Казахстана «Новые возможности развития в условиях четвертой промышленной революции», а также Пятью новыми социальными инициативами.

В целях достижения цели по вхождению в 30-ку экономически наиболее развитых стран мира к 2050 году приняты и успешно реализовываются такие стратегические документы как «Казахстан-2050», «Цифровой Казахстан», ряд программ развития. Отмечено, что Казахстан активно реализует транспортно-логистическую программу «Нұрлы Жол». В этой связи, использование инфраструктуры и мощностей пакистанских морских портов Карачи, Гвадар представляет значительный интерес для Казахстана.

В свою очередь, Премьер-министр Ш.Х.Аббаси заявил, что Исламабад придает особое значение развитию дружественных отношений с Казахстаном, характеризуемым взаимопониманием и доверием. Он выразил глубокую заинтересованность Пакистана в активизации сотрудничества с Казахстаном по всему спектру двусторонних отношений, особенно в области транспорта, торговли, энергетики, инвестиции.

Премьер-министр подчеркнул, что в рамках реализации китайско-пакистанского экономического коридора созданы свободные экономические зоны и казахстанская сторона может принимать участие в реализации различных проектов, в том числе с участием третьих стран.

Премьер-министр Пакистана передал пожелания процветания и прогресса народу нашей страны.

Казахстан. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 27 апреля 2018 > № 2584910


Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 27 апреля 2018 > № 2584851

Встреча с Советом законодателей.

В День российского парламентаризма Владимир Путин провёл встречу с членами Совета законодателей при Федеральном Собрании. Мероприятие по традиции состоялось в Таврическом дворце.

Основные темы обсуждения – меры по реализации Послания Президента Федеральному Собранию представительными органами государственной власти, законодательное обеспечение контроля качества оказания медицинской помощи населению и развитие цифровой экономики в регионах.

С докладами выступили сопредседатели Совета законодателей – Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко и Председатель Государственной Думы Вячеслав Володин, а также председатель Калининградской областной думы Лариса Оргеева и председатель Законодательного собрания Владимирской области Владимир Киселёв.

* * *

Стенографический отчёт о встрече с Советом законодателей

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Прежде всего хотел бы поздравить вас, весь депутатский корпус страны, членов Совета Федерации с Днём российского парламентаризма.

Мы с вами встречаемся в Таврическом дворце, где, как мы все хорошо знаем, ровно 112 лет назад торжественно открылась первая Государственная Дума. Мы не только чтим такие значимые для нашей страны исторические традиции, но и делаем всё необходимое для развития современного российского парламентаризма, для укрепления этой важнейшей самостоятельной ветви власти.

Хотел бы поблагодарить Совет законодателей за многоплановую работу, которую вы проводите, и особенно за ваш весомый вклад в обеспечение единого правового пространства страны.

В этом году 12 декабря Конституции России и нашему Федеральному Собранию исполнится 25 лет. За эти годы законодательные органы федерального и регионального уровня приобрели колоссальный, очень большой позитивный опыт, выросли и в парламентском профессионализме, и в законодательной компетентности, и в реализации своей представительной функции.

Отмечу, что в нашей Конституции заложен правовой каркас именно для сильной, ответственной, влиятельной и авторитетной законодательной власти. И очевидно, что есть большой потенциал для повышения эффективности и качества законотворческой работы. Ещё остановлюсь на этой теме чуть подробнее позже.

При этом просил бы вас в год 25-летия Конституции уделить особое внимание и просветительской деятельности, в том числе разъяснению на встречах с избирателями, гражданами нашей страны ключевых норм и положений Основного закона, его значимости для страны, общества, для каждого человека.

Уважаемые коллеги! В ближайшие годы нам предстоит большая, ответственная работа, её направления были обозначены в Послании. Подчеркну ещё раз, решение поставленных задач – это историческая необходимость. Хочу обозначить именно это слово, подчеркнуть, насколько это важно. Обеспечение прорывов практически во всех сферах нашей жизни – это вопрос будущего нашей страны.

Знаю, что вы не только предметно проанализировали этот документ, но уже и подготовили планы по его реализации. Хотел бы, конечно, услышать сегодня от вас, что конкретно намечено или делается по законотворческой линии.

Думаю, что Совет законодателей может усилить координацию этой работы, ведь практически все задачи должны быть реализованы в регионах, на местах, и активное, заинтересованное, компетентное участие региональных парламентов абсолютно необходимо.

Сегодня требуется гибкое, современное законодательство, нацеленное на развитие высоких технологий во всех областях, а это значит – расширение пространства свободы для предпринимательства, научного и творческого поиска, новаторства. Без этого ничего не получится.

При этом нельзя допустить разнобоя в подходах, в понимании общей работы. Нужно создать единую, стройную правовую систему, где региональные и местные нормативные акты органично встроены в общую концепцию, не размывают, а разумно дополняют и развивают федеральное регулирование.

В конечном итоге, двигаясь по этому пути, мы значительно повысим конкурентоспособность национальной юрисдикции в целом, что чрезвычайно необходимо, откроем новые возможности как для отечественного бизнеса, так и для зарубежных инвесторов.

Разумеется, в ходе реализации Послания многое зависит и от тесного, конструктивного взаимодействия законодателей с будущим Правительством Российской Федерации. Рассчитываю, что такая работа будет эффективной и слаженной, что получат развитие лучшие практики сотрудничества и диалога исполнительной и законодательной ветвей власти.

Уважаемые коллеги! Здесь, на Совете законодателей, мы не раз говорили об общих проблемах нашей законодательной базы и юридической техники, о строгом соблюдении требований к структуре актов и формулировкам отдельных норм, к предмету регулирования, к самому языку законов, в целом к законотворческой культуре.

Всё это вещи принципиальные, их нельзя задвигать на второй план, терять в вале текущей работы. В этой связи предлагаю подумать об укреплении контактов вашего Совета с научным юридическим сообществом. Полагаю, это будет полезным для всех, придаст правотворчеству большую основательность, поможет задавать ясные и прозрачные правила на долгую перспективу. Именно к такому регулированию мы и стремимся – к последовательному, без авралов и суеты. В таком основательном подходе заинтересованы органы власти, бизнес, все граждане нашей страны.

В этой связи ещё одна тема – это обеспечение обратной связи с избирателями. Конечно, вы все этим занимаетесь, но хотел бы ещё раз особо отметить, для парламентских институтов – и федеральных, и региональных – представительная функция не менее важна, чем законодательная. Поэтому надо как можно больше общаться с людьми, встречаться с ними регулярно. Будьте рядом с ними, будьте доступны, в том числе в трудных, непростых для граждан ситуациях.

Только в таком открытом, честном общении и могут рождаться действительно востребованные идеи, законопроекты, отвечающие реальным чаяниям общества и стратегическим задачам развития нашего государства – к примеру, по вопросам построения цифровой экономики или эффективного контроля за качеством медицинской помощи, ЖКХ.

Знаю, что эти и другие вопросы, целый ряд важных тем как раз сегодня обсуждаются на площадке Совета законодателей. Считаю важным, что вы без раскачки приступили к работе по таким содержательным вопросам повестки развития страны.

Уважаемые коллеги! Не могу не сказать о том, что приближается День Победы. Поздравляю вас с этим священным для всех нас праздником. Торжественные мероприятия в честь наших ветеранов уже идут, но очень важно, чтобы внимание к ним было постоянным. И к любому вопросу, любой просьбе нужно относиться с неизменным уважением и вниманием. Это наш общий священный долг.

Успехов вам, всего доброго и благодарю за внимание.

В.Матвиенко: Уважаемый Владимир Владимирович!

Хотела бы искренне поблагодарить Вас за постоянное внимание к Совету законодателей, поддержку нашей работы. Здесь сидит такой коллективный законодательный орган в лице федеральных и региональных органов законодательной и представительной власти.

Конечно же, у меня есть поручение от всех членов Совета законодателей поздравить Вас со столь убедительной победой на выборах. Наши граждане выразили Вам безусловное доверие как национальному лидеру и проголосовали за ту мощную программу развития страны, которую Вы представили в Послании к Федеральному собранию.

В.Путин: Большое вам спасибо за общую, совместную работу. Благодарю вас.

В.Матвиенко: Уважаемый Владимир Владимирович! Для нас, членов Вашей команды, это основная повестка – реализация Вашего Послания, текущей и перспективной работы.

Безусловно, важнейшим условием достижения поставленных в Послании целей являются сильные субъекты Российской Федерации. За последние годы по Вашему поручению принят целый ряд ключевых документов в области государственной региональной политики. Ведётся работа по инвентаризации полномочий, осуществляется формирование модельных бюджетов, но нерешённые проблемы, конечно же, ещё остаются.

В первую очередь это недостаточно эффективная система межбюджетных отношений. Предлагаем донадстроить её таким образом, чтобы распределение налоговых полномочий стало более справедливым, а главное, чтобы оно стимулировало экономическое развитие регионов. Считаем целесообразным законодательно установить обязательное применение правила «двух ключей» при введении льгот по федеральным налогам, зачисляемым в региональные и местные бюджеты.

Также необходимо продолжить совершенствование модельных бюджетов. Предлагается рассчитывать их с использованием целевых показателей в сферах труда, занятости, культуры, экологии, образования, здравоохранения. Это в свою очередь позволило бы обеспечить всем гражданам вне зависимости от места их проживания определённого неснижаемого уровня жизни.

В Послании в числе важнейших задач названа реализация программы пространственного развития России. Сейчас идёт активная дискуссия, Министерство экономического развития много сделало для подготовки документов. Но в этой дискуссии доминирует мнение, что нужно делать главный акцент на развитии агломераций. Такая точка зрения, безусловно, имеет право на жизнь, и в ряде стран она реализована на практике, но, мне кажется, не в наших условиях.

Малые города и села нельзя оценивать только с позиции экономической эффективности. От них во многом зависит сохранение нашей самобытности, нашей культуры, традиций. И конечно же, у нас огромная территория, об этом не нужно забывать.

Стратегия пространственного развития должна определить в том числе и специализацию регионов, учитывать их конкретные преимущества. Сегодня рассогласованная экономическая политика на местах не способствует успешному развитию, а нередко приводит и к огромным потерям. Для наглядности приведу только один пример, недавно озвученный губернатором Тамбовской области. Несколько регионов Центрального Чернозёмья одновременно занялись наращиванием производства сахарной свёклы. В итоге – перепроизводство, предприятия понесли колоссальные убытки, а бюджеты всех уровней недосчитались значительных поступлений по налогу на прибыль. Чтобы избегать таких казусов, нужно эффективно, умно решать вопросы квотирования производства, территориального планирования, размещения производительных сил.

Хочу подчеркнуть, что Совет Федерации и наши комитеты активно подключились к работе над проектом Стратегии пространственного развития. Вы уже отметили в своём выступлении, сегодня мы подробнейшим образом обсудили реализацию программы «Цифровая экономика» с участием Министра экономики Максима Станиславовича Орешкина. Высказано очень много дельных предложений по гармонизации усилий федерального центра и регионов, по преодолению цифрового неравенства, по цифровизации государственного управления на всех уровнях власти.

Подчёркнуто, что необходимо провести инвентаризацию всех государственных информационных систем, по итогам внедрить единый регламент работы с цифрами и данными для государственных органов как на федеральном, так и на региональном уровнях. Также отмечена необходимость просвещения населения по возможностям использования новых технологий в жизни и так далее.

Владимир Владимирович, что касается в целом реализации государственной программы цифровизации, то мы как законодатели видим свою задачу в первую очередь, конечно же, в участии в правовом законодательном обеспечении этой программы. Предстоит принять очень солидный пакет законов.

Если мы пойдём по уже сложившемуся порядку согласования подготовки проектов законов, я боюсь, что прорыва точно не получится. Мне кажется, было бы правильно нам работать на опережение, Вы отметили это в своём выступлении, конечно, не в ущерб качеству, обязательно учитывать наработанный международный опыт в этой сфере.

Мне кажется, что это тот случай, когда можно создать специальный организационный механизм в виде, может быть, специализированной межведомственной рабочей группы с участием экспертов, учёных, законодателей, определить им чёткие задачи, сроки, тогда будет результат. Может быть, закрыть их на полгода в каком-то отдельном здании и не выпустить, пока все задачи не будут исполнены, иначе я боюсь, что…

В.Путин: Я записываю Ваши предложения. (Смех.)

В.Матвиенко: …этот процесс затянется надолго.

Также одним из важных условий, на мой взгляд, решения поставленной Вами задачи по прорывному инновационному развитию страны является чёткое законодательное регулирования вопросов интеллектуальной собственности, её вовлечение в коммерческий оборот.

У нас при Совете Федерации работает Комиссия по вопросам интеллектуальной собственности, где собраны лучшие умы в этой сфере. Все они настаивают, и это абсолютно справедливо, на необходимости разработки стратегии интеллектуальной собственности, о необходимости которой уже пять лет идёт речь.

На сегодняшний день из стран БРИКС только Россия не имеет своей национальной стратегии развития в этой области. Это происходит во многом в том числе из-за отсутствия единой государственной политики управления интеллектуальным потенциалом. Достаточно сказать, что сегодня десять федеральных министерств и ведомств обладают компетенцией в данной сфере. У семи нянек всегда, как известно, дитя безглазое.

Поэтому я хочу обратиться к Вам, уважаемый Владимир Владимирович, с просьбой поручить ускорить всё-таки разработку этого важнейшего для страны документа (есть уже серьёзнейшие наработки на этот счёт), а также соответствующего закона. Такой закон уже всеми практически согласован. Более трёх лет мы не можем его принять.

Там есть объективная ситуация с Министерством обороны. Но уже и здесь мы прошли этот этап. Без стратегии, без закона формирование в России конкурентоспособного, отвечающего вызовам времени рынка интеллектуальных прав просто невозможно.

Также просила бы Вас определить в будущем составе Правительства единый орган управления, наделённый прежде всего полномочиями по выработке, реализации государственной политики и нормотворчества в данной сфере.

Теперь что касается контроля качества медицинской помощи. Безусловно, за последние годы очень много сделано в здравоохранении. И Министерством здравоохранения, и регионами выделялись серьёзные средства на развитие этой отрасли. Сегодня с участием Вероники Игоревны мы обсудили вопросы контроля качества. Сегодня на первый план выходит качество оказания медицинской помощи.

Одной из ключевых проблем остаётся низкая эффективность страховой медицины. Огромные деньги тратятся на содержание фондов, содержание страховых компаний посредников, которые, к сожалению, не обеспечивают ни контроль качества медицинской помощи, ни отстаивание прав граждан.

Никто не предлагает разрушать, срочно принимать какие-то революционные меры, тем не менее необходимо разработать меры по повышению всё-таки эффективности системы финансирования медицинской помощи. В Совете Федерации нашей Комиссией по региональному здравоохранению такие меры разрабатываются.

Ведь многие в иллюзии, что везде страховая медицина. На самом деле это не так. В Великобритании, Финляндии, Польше, в целом ряде других государств используется наша система, разработанная в своё время Семашко, по государственному финансированию медицины, поэтому здесь есть над чем подумать, поработать. Те огромные деньги, которые выделяются, должны работать на эффективность расходования средств и на качество медицины.

Владимир Владимирович, Вы уже сказали, что приближается самый дорогой для всех россиян праздник – День Победы. Совет Федерации предложил уже ряду парламентов обратиться совместно к Организации Объединённых Наций, ЮНЕСКО, другим авторитетным международным организациям с инициативой о признании победы над нацизмом во Второй мировой войне всемирным наследием человечества, а памятники борцам с нацизмом во всех странах признать всемирным мемориалом Второй мировой войны. Это стало бы надёжной преградой попыткам переписывания, фальсификации истории в целом XX века и Великой Отечественной войны. Мы получаем в этом все большую поддержку.

Кроме того, мы продвигаем инициативу о проведении Межпарламентским союзом совместно с Организацией Объединённых Наций всемирной конференции по межрелигиозному и межэтническому диалогу. В ней могли бы принять участие главы государств и главы парламентов, религиозные лидеры.

Такая конференция могла бы помочь выработать общие подходы в этом чувствительном вопросе и снизить напряжённость в международных отношениях. Мы ждём в мае соответствующую резолюцию Организации Объединённых Наций, где эта наша инициатива совместная с Межпарламентским союзом должна найти отражение. Надеемся и на поддержку с Вашей стороны этих инициатив.

Благодарю за внимание.

В.Володин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В продолжение разговора хочу предложить ряд подходов, которые мы обсуждали на Совете Государственной Думы с депутатами. Считаем, что использование этих подходов позволит более эффективно реализовать задачи, поставленные в Послании Президента Российской Федерации.

Сложившаяся практика заключается в том, что Послание Президента страны хотя и адресуется Федеральному Собранию, но больше воспринимается как поручение в первую очередь исполнительной власти. А депутаты будут потом ждать, пока Правительство подготовит законопроекты, внесёт их в Государственную Думу, только после этого начнётся их обсуждение.

Даже после принятия необходимых законов, как правило, ещё год разрабатываются и принимаются подзаконные акты, а затем начинают принимать региональные законы и другие решения на уровне субъектов Федерации. На наш взгляд, это снижает эффективность работы по реализации Послания Президента. У нас такого запаса времени нет, чтобы подобным образом строить работу.

В этой связи считаем необходимым, что работа должна строиться более эффективно как при подготовке законопроектов по реализации Послания Президента на федеральном уровне с Правительством, так и одновременного взаимодействия с региональными законодательными собраниями.

Во–первых, это повысит качество решений, во–вторых, ускорит их принятие и, в–третьих, позволит уже на ранних стадиях работы выходить на подготовку законопроектов регионального уровня, а в конечном счёте такой подход создаст системную основу для эффективной реализации всех задач Послания Президента.

В Государственной Думе уже создана рабочая группа по законодательному обеспечению реализации Послания Президента, сформирован предварительный план работы. Только для первоочередного обсуждения отобрано порядка 70 законопроектов. Чтобы выстроить работу системно, мы предложили коллегам из регионов подумать о создании аналогичных рабочих групп во всех законодательных собраниях субъектов Российской Федерации.

Рабочие группы уже созданы в десяти законодательных собраниях субъектов Российской Федерации. Среди них Алтайское краевое Законодательное Собрание, Волгоградская областная Дума, Государственное Собрание – Курултай Республики Башкортостан, Законодательное Собрание Тверской, Пензенской, Ростовской областей, Краснодарского края, Республики Карелия, Московская городская Дума, Московская областная Дума.

Это позволит более эффективно и с учётом специфики ситуации на местах обсуждать конкретные вопросы законодательного обеспечения и реализации Послания, делать это в диалоге с депутатами регионального и муниципального уровня, представителями различных социальных сфер и делового сообщества. За счёт такой организации работы, постоянной обратной связи мы сможем выйти на принципиально другую динамику работы, на другое качество.

Ещё один важный показатель нашей работы – это ответственность за принятие решений. В этой связи не могу не затронуть ещё один вопрос, который предельно чётко поставлен Президентом в Послании. Это вопрос о качестве и доступности медицинской помощи, проблема сокращения ФАПов, прежде всего на селе.

Да, за последние годы мы многое смогли сделать по развитию медицины, в том числе по развитию современной, отвечающей всем мировым стандартам системы высокотехнологичной медицинской помощи. Но что касается первичного звена, то здесь, в том числе из–за наших недоработок, коллеги, из–за отсутствия контроля принимаемых решений, возникли серьёзные проблемы. Не услышала людей, их тревоги, просьбы, именно представительная власть. В результате из–за формального и бумажного подхода к делу позакрывали многие лечебные учреждения.

Задача по восстановлению шаговой доступности первичного звена здравоохранения в Послании поставлена Президентом. Конечно, появится программа, будут выделены средства. Но наша задача – не повторять ошибок. Важно не только построить и оснастить медицинским оборудованием ФАПы, без этого, конечно, они не заработают, но главное, без чего первичная сеть здравоохранения работать не сможет, это без медицинского персонала: без врача, без фельдшера, без медсестры.

Сегодня дефицит среднего медицинского персонала в ФАПах и врачебных амбулаториях во многих регионах более 200 тысяч человек, а после того, как будет обеспечено восстановление сети первичного звена, эта проблема станет ещё острее, в первую очередь в сельской местности.

В этой связи предлагаем уделить этому вопросу особое внимание, сформировать уже в этом году программу целевого набора и целевой подготовки среднего медицинского персонала для первичного звена здравоохранения. Эти вопросы было бы правильно заслушать и обсудить в региональных законодательных собраниях.

Реализация задач Послания – это работа, где важен вклад всех: и исполнительной власти, и законодательной, и федерального центра, и регионов.

В Послании Федеральному Собранию Президент поставил вопрос о необходимости вернуться к теме порядка определения кадастровой стоимости имущества граждан для недопущения её превышения над рыночной. Расчёт должен быть справедливым, а стоимость – посильной для людей.

По итогам Послания даны соответствующие поручения. Это как раз тема, которая без регионов нереализуема. Важна адаптация федеральных законов, Вы об этом только что сказали, уважаемый Владимир Владимирович, под местную ситуацию, её особенности. Ведь конечную кадастровую стоимость определяют именно субъекты Российской Федерации.

В этой связи предлагаем совместно с создаваемыми в регионах законодательными собраниями группами по реализации Послания провести анализ исполнения в разных субъектах Российской Федерации действующей редакции закона о государственной кадастровой оценке. Необходимо выявить типичные проблемы и причины перекосов при определении кадастровой стоимости имущества на местах. Это позволит затем Правительству учесть результаты этого мониторинга, а мы вместе с коллегами из Совета Федерации сможем внести корректировки в законодательство.

Уважаемый Владимир Владимирович!

В целях повышения эффективности представительных институтов нам необходимо и в других сферах искать новые, современные формы работы. Важно, чтобы депутаты в своей деятельности погружались в повестку развития страны, лучше почувствовали вопросы, которые есть в экономике, социальной сфере, региональном развитии. Через это приходит больше понимания ответственности и их решения.

На этой неделе реализовали новый формат работы: провели первое выездное заседание Совета Государственной Думы. Участвовали руководители фракций, депутаты Государственной Думы всех парламентских фракций, председатели профильных комитетов Государственной Думы, представители регионов, бизнеса. Заседание прошло в Ямало-Ненецком автономном округе, в посёлке Сабетта. Там реализуется крупнейший проект, поддержанный Вами, Владимир Владимирович, когда Вы ещё были Председателем Правительства, в 2010 году.

Благодаря этой инициативе за очень короткий по меркам таких проектов срок в сложных условиях удалось создать современное производство. Формируется новый мощный центр экономического роста, развития Северного морского пути и глобальной конкурентоспособности России. Созданы десятки тысяч новых, современных рабочих мест не только на Ямале, но и по всей стране.

Наша поездка в Сабетту была очень полезной и продуктивной. Многое увидели своими глазами, услышали от специалистов. Это, по сути, наказы депутатам от отрасли, от тех, кто работает и развивает сегодня Ямал и всю страну. Есть чёткий запрос, и мы это услышали, на решение по снятию барьеров и создание дополнительных условий для реализации таких больших, важных для страны инвестиционных проектов. Такая форма диалога – обсуждение вопросов развития регионов и отраслей экономики – представляется весьма перспективной. Планируем развивать эту работу, сделать этот формат регулярным.

Следующее такое заседание, посвящённое задачам диверсификации предприятий оборонно-промышленного комплекса, проведём вместе с корпорацией «Ростех». Планируем отработать предложения, которые потом лягут в основу соответствующих законодательных решений. Правильно будет, чтобы все институты власти более эффективно работали, чтобы их коэффициент полезного действия рос, иначе даже самые необходимые решения и задачи, которые ставит Президент, будут затягиваться в реализации.

Уважаемые коллеги!

В заключение позвольте ещё раз вернуться к торжественной дате, которая собирает нас в этом зале уже не первый год, – ко Дню российского парламентаризма. Парламент – это всегда диалог, разговор, обсуждение любых тем, для того чтобы найти взаимопонимание различных позиций и в конечном счёте найти оптимальное решение. Поэтому парламентаризм не может быть застывшей формой, он должен развиваться. В этой связи хотел бы сказать слова благодарности нашему Президенту за то, что он делает всё для развития парламентской системы России.

В.Путин: Пожалуйста, Лариса Эдуардовна Оргеева, Калининград.

Л.Оргеева: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемая Валентина Ивановна! Уважаемый Вячеслав Викторович! Уважаемые коллеги!

Позвольте мне поздравить всех присутствующих коллег с Днём российского парламентаризма и поблагодарить за возможность обозначить наиболее актуальные для регионов вопросы.

Проведение таких встреч в эти дни стало доброй традицией и важным событием для законодательных органов власти. Мы, как и многие субъекты, создали рабочие группы совместно с исполнительной властью и законодательной. Одну рабочую группу мы создали по реализации приоритетных задач, обозначенных Президентом Российской Федерации в Послании Федеральному Собранию 1 марта текущего года.

За последние 10 лет благодаря лично Вам, Владимир Владимирович, Правительству Российской Федерации, Федеральному Собранию в социальной сфере продолжают воплощаться в жизнь масштабные инфраструктурные проекты. Построены детские сады, школы, перинатальные центры, физкультурно-оздоровительные комплексы, развивается система государственной поддержки семьи. Это доступная ипотека, обновлённая программа материнского капитала, ликвидация очередей в яслях. Полагаю, что старт «Десятилетия детства» придаст дополнительный импульс развитию государственной политики в интересах детей.

Хотела бы Вас поблагодарить за уникальный проект по строительству перинатальных центров в регионах. В Калининградской области он работает с 2009 года. Созданная Минздравом России система взаимодействия центров с остальными родовспомогательными учреждениями каждого региона обеспечила улучшение демографической ситуации и позволила решить главную задачу – сохранение жизни матери и ребёнка.

Не могу не высказать особой признательности Вам от населения нашего региона за оказанное содействие в строительстве онкологического центра.

Наряду с другими субъектами Федерации мы принимаем участие в реализации федеральной программы по модернизации детских поликлиник, разработанной Минздравом во исполнение Вашего поручения. И надеемся, что благодаря поддержке из федерального центра мы сможем существенно обновить базу наших детских лечебных учреждений и в плане ремонтов, и в плане оснащения.

Но считаю важным уделить особое внимание сфере реабилитационного, санаторно-курортного лечения детей и подростков. Учитывая уникальный реабилитационный потенциал детей, предлагаю рассмотреть вопрос о строительстве и реконструкции при поддержке федерального центра современных, оснащённых, многопрофильных реабилитационных центров.

Этот вопрос неоднократно обсуждался на площадках Государственной Думы, Совета Федерации. Мы знаем, что сегодня строится в Подмосковье федеральный реабилитационный центр. Усовершенствован порядок реабилитации детей, но это направление нужно развивать и дальше.

Вторая тема, на которой хотела бы остановиться, – это сохранение здоровья школьников. В рамках проекта по школьной медицине, реализуемого под эгидой Минздрава, изучается успешно применяемая модель организации питания школьников специализированными предприятиями под контролем общественных советов школ. Считаю, что необходимо распространять этот позитивный опыт, строго регламентировать все основные этапы организации детского общепита.

Безусловно, целесообразной явилась бы работа по разработке проекта закона, который регулировал бы весь комплекс мер в сфере производства и организации питания детей дошкольного и школьного возраста, в том числе и в сфере конкурсных процедур.

Ещё один очень, на наш взгляд, важный вопрос – лекарственное обеспечение лиц, страдающих орфанными заболеваниями, и сегодня на комиссии это обсуждали. Думаю, выражу общее мнение коллег о необходимости передачи соответствующих полномочий субъектов Российской Федерации на федеральный уровень. Это позволит не только не допустить снижения достигнутого уровня лекарственного обеспечения, но и наиболее эффективно расходовать бюджетные средства благодаря централизованным закупкам дорогостоящих лекарственных препаратов.

Нельзя сегодня не коснуться вопросов темы контроля качества медицинской помощи. В настоящее время Минздравом России разработан проект федерального закона, и мы его поддерживаем, который предполагает закрепление дополнительных основ для формирования критериев оценки качества медицинской помощи. Это клинические рекомендации, протоколы лечения при оказании медицинской помощи.

В преддверии летнего сезона нельзя не затронуть вопрос надлежащей организации отдыха и оздоровления детей, а также обеспечения их безопасности. Сегодня мы прилагаем все возможные усилия по сохранению развития системы загородных оздоровительных лагерей. Под жёстким контролем находятся вопросы обеспечения санитарных требований, пожарной безопасности.

Серьёзной поддержкой системы детского отдыха, и не только, наверное, в летний период, могла бы стать федеральная программа по модернизации инфраструктуры, реконструкции, ремонта лагерей, их оснащению, обновлению материально-технической базы.

Безусловно важными считаем принятые в текущем месяце изменения к Федеральному закону об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации, которые закрепляют дополнительные механизмы контроля в этой сфере.

Ещё два слова о безопасности детей. С 18 апреля 2018 года вступил в силу Технический регламент Евразийского экономического союза о безопасности аттракционов, которым установлены требования при монтаже и эксплуатации аттракционов. В данный момент необходимо на федеральном уровне определить, кто будет осуществлять государственный надзор за аттракционами.

Достижению положительных результатов в социальной сфере будет способствовать установленный механизм независимой оценки качества оказания услуг организациями в сфере охраны здоровья, образования и социального обслуживания. В соответствии с последними изменениями федерального законодательства высшие должностные лица субъектов Российской Федерации теперь будут представлять региональным парламентам ежегодный отчёт о результатах независимой оценки качества оказания соответствующих услуг.

Полагаю, что такой формат взаимодействия позволит дополнительно оценить ситуацию, совместно определить необходимые меры к улучшению качества предоставляемых социальных услуг.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В завершение хочу подчеркнуть, что тот уровень обсуждения проблем в рамках Совета законодателей с Вашим личным участием, как показывают предыдущие встречи, уверена, и сегодняшняя, – это полная гарантия особого внимания к важнейшим вопросам регионов и, конечно, их решение.

Позвольте ещё раз поблагодарить за внимание и пожелать Вам, уважаемый Владимир Владимирович, дальнейших успехов, убедительных побед в Вашей работе, а органы законодательной, исполнительной власти на местах приложат все усилия для решения поставленных задач на благо России и её жителей.

В.Путин: Владимир Николаевич [Киселёв], пожалуйста. Владимирская область.

В.Киселёв: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемая Валентина Ивановна! Уважаемый Вячеслав Викторович!

Сегодня на Совете законодателей мы рассмотрели вопрос развития цифровой экономики в регионах нашей страны. В ходе подготовки данного вопроса наша комиссия Совета законодателей по информационной политике и информационным технологиям изучила опыт работы всех 85 регионов. Хотелось бы остановиться на некоторых проблемах, которые волнуют наших региональных законодателей.

В первую очередь это так называемое цифровое неравенство. В ряде регионов нашей страны, в том числе во Владимирской области, сегодня реализуется федеральный пилотный проект по установке точек доступа Wi–Fi в населённых пунктах с численностью от 250 до 500 человек. Проект работает очень успешно, и регионы просят, уважаемый Владимир Владимирович, внести изменения в закон «О связи», расширив данный проект и снизив требования к населённым пунктам по численности населения с 250 до 100 человек.

К сожалению, Wi–Fi в рамках данного проекта действует всего на 100 метров, и понятно, что сёла больше, чем 100 метров, поэтому жители сёл просят установить им интернет в дома так же, как это делается в городах. Плюс, к сожалению, есть проблемы с интернетом и сотовой связью на автомобильных трассах, в первую очередь на региональных местных трассах, на железных дорогах, в других местах.

Есть несколько вариантов решения в целом проблемы цифрового неравенства в нашей стране. Понятно, что проблема должна решаться комплексно. И здесь мы полностью поддерживаем Ваше предложение, Владимир Владимирович, о создании отечественной низкоорбитальной системы спутниковой связи, о которой Вы говорили в своём Послании.

Следующий вопрос. Сегодня операторы связи в нашей стране вынуждены оформлять большое количество документов при получении разрешения на строительство сотовых вышек, других объектов связи, как будто они пытаются строить многоэтажные дома. Мы у себя в регионах принимаем различные законы, которые упрощают данную процедуру. Понятно, что в разных регионах это разные законы, а хотелось бы, чтобы были произведены единые изменения в Градостроительном кодексе, чтобы все операторы связи во всех регионах у нас были в равных условиях.

Ещё один вопрос, тормозящий развитие цифровизации населённых пунктов. Он вроде бы небольшой, но очень важный, потому что сегодня операторы связи вынуждены для проведения оптоволокна, других кабелей связи использовать опоры линий электропередачи, которые принадлежат, как правило, собственникам-монополистам.

Эти собственники-монополисты устанавливают достаточно высокую арендную плату за эти опоры линий электропередачи, соответственно, и операторы связи поднимают тарифы на интернет, на другие услуги связи, что дополнительным бременем ложится на наших граждан.

Есть предложение, Владимир Владимирович, просьба поручить Правительству рассмотреть возможность регулирования тарифов при прокладке кабелей связи на аренду опор линий электропередачи.

Ещё одна важнейшая проблема, с которой мы сталкиваемся в регионах, – это дефицит высококвалифицированных кадров, IT–специалистов. Особенно эта проблема актуальна в малых городах и сёлах. В качестве одной из составляющих решения данной проблемы можно рассмотреть возможность включения в федеральные образовательные стандарты так называемых специальных компетенций, необходимых для развития цифровой экономики в нашей стране.

Ещё одно предложение, Владимир Владимирович, в заключение – в регионах, как правило, всегда денег не хватает на решение всех задач, поэтому просьба рассмотреть возможность включения затрат регионов на цифровизацию, на развитие цифровой экономики в модельный бюджет.

Спасибо большое за внимание.

В.Путин: Спасибо большое.

Пожалуйста, кто хотел бы ещё что–то сказать?

Прошу Вас.

С.Харитонов: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович, Валентина Ивановна, Вячеслав Викторович!

Прежде всего большое спасибо за сегодняшнюю встречу, за возможность открыто и откровенно обсудить важные вопросы на площадке Совета законодателей.

У каждого региона своя специфика. Тула с XVI века – арсенал и кузница русского оружия. Оборонно-промышленный комплекс Тульской области объединяет 25 предприятий, на которых трудится более 30 тысяч человек. Военно-промышленная продукция составляет примерно четверть в структуре обрабатывающего производства. На оборонку работают машиностроители, металлурги, предприятия химической и лёгкой промышленности. Хотел бы коснуться развития перспектив этой важной отрасли, а точнее, выполнения государственного оборонного заказа.

Министерство обороны в соответствии с Федеральным законом № 275 о государственном оборонном заказе проводит большую работу по контролю за государственными закупками, целевым расходованием средств. Но ряд вопросов, по мнению тульских представителей ОПК, ещё предстоит решить, в том числе на законодательном уровне. Практика показывает, что не всегда предприятие имеет возможность эффективно использовать выделенные государством средства, в частности, те, которые накапливаются на спецсчетах.

Ещё один момент. Исполнители гособоронзаказа не могут осуществлять оптовые закупки сразу по нескольким государственным контрактам. Это приводит к увеличению себестоимости продукции. К примеру, покупку типовой продукции предприятия должны проводить по отдельным счетам по розничным ценам. Снизить стоимость закупки до оптового уровня возможно, если заключить один договор на общую поставку, заплатив с одного счёта. Экономия налицо, но по закону о государственном оборонном заказе этого сделать нельзя. Поэтому предприятие делает розничные закупки, что приводит к удорожанию продукции.

И пример. Для каждого государственного контракта требуется открыть отдельный расчётный счёт. Это значит, нужно собрать большой дорогостоящий пакет документов, и такой счёт требуется далеко не один. Это приводит к необоснованному увеличению расходов на банковское обслуживание. Чтобы не допускать подобной ситуации, на наш взгляд, было бы целесообразным подготовить единый комплект подзаконных нормативных актов к 275–му закону.

Или методические рекомендации, которые бы чётко определили единый порядок работы по исполнению закона о государственном оборонном заказе, порядок действия государственного заказчика, головных исполнителей и соисполнителей, уполномоченных кредитных учреждений, государственных контрольных органов, которые нельзя было бы интерпретировать по–своему.

При сохранении налаженного финансового контроля со стороны государственного заказчика важно вернуть возможность оборонным предприятиям мобильно распоряжаться денежными средствами. Это приведёт к снижению себестоимости производимой продукции.

Владимир Владимирович, туляки Вам благодарны за то, что Вы издали указ о присвоении звания Героя Труда Дронову Евгению Анатольевичу – директору нашего славного Тульского машиностроительного завода. И когда–то настанет время активной конверсии, надеюсь. Поэтому, может быть, ещё подумать над тем, чтобы Правительство поработало, создав совет по конверсии, чтобы наши оборонные предприятия активно поработали в будущем на нашу гражданскую жизнь.

Спасибо.

В.Шаманов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Владимир Владимирович, в Ваш адрес ведущими ветеранскими организациями подготовлено письмо за тремя подписями: это генерал Громов, я и генерал Востротин. Следующим после отряда ветеранов Великой Отечественной войны является отряд ветеранов выполнения интернационального долга в Афганистане.

В следующем году 15 февраля исполнится 30 лет со дня, когда последний советский солдат покинул территорию этой республики. И поэтому просьба ветеранских организаций в письмах, которые направлены в Ваш адрес, в адрес Валентины Ивановны и Вячеслава Викторовича, состоит из двух частей.

Первое, подвести политический итог, который не был сделан руководством Советского Союза, в виде решения Совета Федерации и Государственной Думы. И, второе, провести мероприятия на федеральном уровне и в регионах по всей стране.

Спасибо.

В.Кашин: Уважаемый Владимир Владимирович, Валентина Ивановна, Вячеслав Викторович! Дорогие товарищи!

У меня один небольшой вопрос и просьба, конечно, в первую очередь ко всем нашим законодателям с территорий и, Владимир Владимирович, к Вам. Речь идёт об устойчивом развитии сельского хозяйства. Назову две–три цифры. У нас 7,9 триллиона направляется на 20 программ, которые работают тесно с нашей деревней, не считая 21–ю программу развития сельского хозяйства.

В селе живут 38 миллионов, а нам на устойчивую программу выделяется, она теперь подпрограмма, к сожалению, всего 16 миллиардов. Если пропорционально посмотреть на эти 38 миллионов и 25 процентов населения – это 1,9 триллиона. Нам бы хватило этих денег не только построить ФАПы, но и иметь соответствующие дороги, иметь соответствующую связь, иметь соответствующее жильё – иметь всё, что имеют сегодня в городе наши соотечественники и сограждане.

Можно конкретно взять по любой программе. Допустим, социальная поддержка. Деньги приличные, около 800 миллиардов. У нас на селе бедность в два раза больше, чем в среднем по России. 85 километров до первой больницы нужно проехать и так далее.

Убеждён, что эта вопиющая несправедливость должна быть разрешена, исходя из той выдающейся роли, которую деревня вложила в проект «Величие России» и ещё вложит, потому что, как мы видим, в последние годы результаты при сегодняшнем состоянии впечатляющие.

Мы не можем сегодня решить проблему ветхого жилья. Если по системе, которая сегодня работает, нам нужно 200 лет, чтобы решить проблему ветхого жилья и переселить полтора миллиона людей, которые живут на селе в ветхом жилье.

Одним словом, Владимир Владимирович, мы встречались с премьером вместе с Вячеславом Викторовичем, министром, ещё раз эти вопросы поставили. Убеждён, что Вы разделяете подобный взгляд и подход, и в Послании многие эти вещи обозначены. Но чтобы не искать топор под лавкой, нужно, мне думается, развернуть эту ситуацию в плане справедливости – «окрасить» деньги на село в каждой из 20 программ. Программа одна, вторая, третья, здравоохранение – пожалуйста, исходя из населения и всего остального: дорожного строительства, спорта, туризма и так далее.

Просьба, уважаемый Владимир Владимирович, взять это под собственный контроль.

М.Боровицкий: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемая Валентина Ивановна, Вячеслав Викторович! Уважаемые коллеги!

Тема, с которой я всё–таки принял решение выступить и обратиться к Вам, касается Нечерноземья. Тема, как известно, очень старая, давнишняя. Тем не менее сегодня, когда по существу мы находимся на старте изменений, которые предопределят развитие страны на многие десятилетия, я не мог себе позволить не выступить с этой темой.

Те диспропорции, которые на сегодняшний день образовались и, к сожалению, не уменьшаются, а увеличиваются, особенно это касается центрального Нечерноземья, в недалеком будущем, если не принять необходимых мер, отсекут эту территорию, людей, пока ещё там проживающих, от возможности участвовать в грандиозных планах, которые России предстоит преодолеть. Да это и уход от той целенаправленной стратегии, линии, которая исторически предопределена этой территории.

О чём я говорю? Есть две составляющие – это экономическая основа, для того чтобы эта территория существовала, и социальная.

Что касается социальной, сегодня мы рассматривали два вопроса, которые касаются медицины и цифровой экономики. Я вам приведу такие примеры. В Ярославской области 6039 населённых пунктов. 1200 плюс 1800 – это те населённые пункты, которые исчезают безвозвратно, потому что там либо постоянно не проживают, либо проживает до пяти человек. 44 процента, это приблизительно четыре тысячи, – это там, где живёт до 100 человек. То есть туда уже никогда не придёт здравоохранение – со 100 человек начинаются элементарно условия для медицинского обслуживания.

Мы говорили сегодня о широкополосном интернете. Это с 200 человек из оставшихся семи процентов, которые свыше 100 человек, это приблизительно две трети. А если учесть, что эти две трети неравномерно по территории области располагаются, в основном это четыре района вокруг Ярославля, то у нас уже на сегодняшний день опустыненная территория, которая на общепринятых условиях не может участвовать в развитии и тех планах, которые поставлены. Поэтому в социальном плане нужно серьёзное осмысление этой проблемы, ситуации и принятие решения по расселенческому каркасу, для того чтобы эту территорию оставить освоенной для наших потомков. Это что касается социальной сферы.

Газификация. Что такое 26 процентов для Ярославской области? И это опять вокруг только самого города Ярославля. То есть инфраструктурное обеспечение в той части, когда говорится, что неснижаемый уровень государственных инфраструктурных и муниципальных услуг мы должны предоставить, чтобы обеспечить качество жизни, мы должны сделать в этом плане усилия.

Что касается экономики, более чем благоприятная территория Нечерноземья, для того чтобы производить молочную продукцию. В мире есть три зоны – Новая Зеландия, Австралия, Западная Европа. И в России – это Нечерноземье, как раз северо-запад и северная часть, которые конкурентоспособны по своим природно-климатическим условиям. Есть опыт хозяйств, которые смогли уцепиться за существующий уровень господдержки и сделать гигантский рывок за 15 лет. И есть примеры, которые войдут, наверное, в историю или в Книгу рекордов Гиннесса, потому что если взять птицеводство, то история не знает такого развития.

Я к чему хочу сказать? Льноводство, овощеводство, молочное животноводство, предприятия промышленного типа. Вокруг нас города, зажаты со всех сторон городами. Мы можем сделать рывок, но нужна программа развития Нечерноземья. Может быть, первый шаг для центрального Нечерноземья. Нужно изменить немножко для этой зоны подходы, которые могли бы встроиться в существующую систему экономической и социальной политики нашей страны. И я уверен, что тысячу раз эти вложения окупятся.

Я пользуюсь Вашим вниманием и всегда очень уважительным отношением к тем просьбам, которые здесь звучат. Очень надеюсь, что будут поручения Правительству, чтобы какие–то реальные шаги мы начали делать. Я не ставлю конечную задачу. Мы должны встать на этот путь и двигаться в этом направлении.

Н.Харитонов: Коллеги загудели. Не хотел выступать.

В.Путин: Не надо тогда.

Н.Харитонов: А когда за Уралом вся Центральная Россия начала плакать, то я хотел бы с позиции председателя Комитета по региональной политике Севера и Дальнего Востока немножко вас остудить.

Прежде чем говорить о проблемах российской Центральной Европы, давайте все съездим, начиная от Камчатки, Сахалина, Якутии, Хабаровска, Забайкалья, Еврейской автономной области и многого другого. Владимир Владимирович, тогда, когда Вы обозначили приоритетом XXI века развитие Дальнего Востока, это было абсолютно правильным решением. Пару лет абсолютно ровной была демография, население держалось ровно.

В этом году 6–7 марта Минвостокразвития во Владивостоке отчитывалось. Я там был и тоже там выступал. К сожалению, 17 тысяч за прошлый год уехали. Значит, что–то не так, что–то мы не в ногу шагаем с теми проблемными вопросами, о которых говорит народ на Дальнем Востоке. Но вы, сидящие, ведь знаете, что от Урала до Дальнего Востока у нас живут всего 27 миллионов человек, 15 миллионов голосующих. Наверное, давайте всё внимание мы туда развернём.

Я не буду много говорить, почему я, чего… Лучше меня вы знаете. Но сегодня Дальний Восток сам себя кормить не может: 25 процентов мяса производит, овощей – 26 процентов, молока практически тоже не производит. Для примера, Китай поставил задачу поить натуральным молоком подрастающее поколение. 2,5 миллиона тонн сена ввозит Австралия с Новой Зеландией. Сено к себе домой возят.

У нас такие громадные территории, а мы ломаем голову! Владимир Владимирович, необходимо подумать, проанализировать ситуацию. Люди поверили на Дальнем Востоке, оживились. И в первую очередь необходимо сделать по линии здравоохранения, особенно дать возможность перелёта, отдохнуть у моря хотя бы раз в два года с ребятишками, может быть, раз в один год, те, которые сегодня живы, чтобы они были главными агитаторами. Они с удовольствием позовут родных и близких.

Ярославль, приглашаю всех туда. Земли хватает, 600 тысяч земель сельскохозяйственного назначения. Поверьте мне, через пару-тройку лет Дальний Восток будет приглашать в гости всех. Там на самом деле всё есть: океан, рыба, лес, дикоросы и многое другое, что человеку позволит с утра и вечером, когда идёшь на работу и с работы, идти с песней.

Всё у нас есть в стране. Хватит хныкать.

О.Шеин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Сегодня мой прекрасный товарищ Галина Хованская эту проблему уже затрагивала, она достаточно серьёзная. Речь идёт о предоставлении жилья людям, в семье которых есть те, кто имеет особо опасные заболевания: туберкулёз, эпилепсия. У нас в Астраханской области есть 150 больных лепрой.

По приказу Минздрава эти люди должны жить отдельно, потому что те, кто живёт рядом с ними, могут, понятно, заразиться. Но в рамках действующего Жилищного кодекса такое расселение предусмотрено лишь в том случае, когда речь идёт о разных семьях. А если маленькие дети в этой семье? То есть дедушка пришёл из мест лишения свободы с туберкулёзом, они должны жить вместе с ним. Мы же увеличим нагрузку на систему здравоохранения, мы тратим больше денег.

Поэтому первое, о чём хотелось попросить, – это поддержать корректировку статьи 51 Жилищного кодекса в части того, чтобы расселение по отношению к реализации приказа Минздрава в отношении людей, имеющих предельно опасные заболевания, касалось не только разных семей, но касалось и тех, кто относится номинально к одной семье.

И вторая просьба. Здесь уже звучала тема по орфанным заболеваниям. Хотел сказать большое спасибо, сдвижки есть, и на самом деле мы все заинтересованы здесь, все региональщики, в том, чтобы по орфанным заболеваниям, как очень дорогостоящим, нагрузка ушла бы на федеральный бюджет.

Но есть еще вторая серьёзная проблема – это обеспечение жильём детей-сирот: 160 тысяч судебных решений. Например, наша Астраханская область реализует судебные решения, мы финансируем, но нам с ними сложно, и есть потолок, лимит федерального финансирования. То есть, если мы вкладываем 150 миллионов, федеральное Правительство даёт 70 и не более того, в результате есть судебные решения, которые не исполняются по три, четыре, пять лет, и это компрометирует саму судебную систему в стране. Поэтому была бы большая просьба рассмотреть возможность поддержки как минимум тех регионов, которые готовы идти быстрее по обеспечению жильём детей-сирот.

В.Путин: Предлагаю завершать потихонечку. С вашего разрешения очень коротко прокомментирую некоторые вещи, которые здесь прозвучали так или иначе. Но, может быть, не по порядку, поэтому меня извините.

Пространственное развитие страны. Валентина Ивановна об этом говорила и сказала о том, что речь, скорее всего, пойдёт о развитии крупных агломераций. Не так. Там есть такая точка зрения, Вы правы, но побеждает другая, другой подход, который заключается в том, чтобы это пространственное развитие страны было связано прежде всего с развитием транспортной и другой инфраструктуры между населёнными пунктами. С тем, чтобы пространство между населёнными пунктами обживалось, было комфортным для граждан. Конечно, мы будем уделять внимание городам: и крупным городам, и малым, там есть отдельные программы, но всё–таки упор предполагается сделать на это – именно на пространственное развитие.

По поводу квотирования производства. Кризисы перепроизводства – это классические кризисы рыночной экономики, ещё классиками описаны. Что можно и нужно, безусловно, делать? Нужно бороться с этим через информирование бизнеса, тем более что современные средства коммуникации предоставляют для этого очень широкие возможности.

Нужно развивать инфраструктуру, нужно поддерживать экспорт. Нужно поддерживать стратегическое планирование на предприятиях. То, что чрезвычайно важно для государства, особенно в сфере обеспечения безопасности, на некоторых других критических направлениях, – это льготирование. Мы этим и занимаемся.

Есть и другие способы избежать негативных явлений, связанных с перепроизводством, но ни в коем случае нельзя нам скатиться к новому изданию советского Госплана. Там уж они настолько всё регламентировали, что это просто убило и, собственно говоря, в значительной степени нанесло, во всяком случае, ущерб экономике. Мы, конечно, не можем это повторять.

Теперь по поводу единого органа, отвечающего за нормотворческую деятельность. Там же в Правительстве Минюст отвечает за это, есть комиссия специальная в Правительстве, по–моему, в аппарате Правительства. Поэтому, если вы чувствуете, что требует этот механизм какого–то совершенствования, давайте подумаем, просто нужно понять, что конкретно имеется в виду в данном случае.

По поводу госфинансирования медицины. Здесь министр есть. Здесь никакого секрета не будет, дискутируется эта тема постоянно. Специалисты сегодня считают, что, если мы сейчас начнём ликвидировать страховые формы медицины, мы вообще перейдём к полному хаосу в этой сфере. Поэтому совершенствовать, безусловно, нужно, здесь я полностью с вами согласен, всю эту систему, но нужно действовать очень аккуратно. Думаю, что Вероника Игоревна ещё сможет с вами поговорить на этот счёт более предметно, подробно и систематизировать подход Правительства к этому вопросу.

Вы говорили об укреплении, это Вы же говорили, об укреплении принятия законодательных решений. Нарисовал как курица лапой, сам не могу разобрать. Спешил, очень много интересных предложений, спешил очень. Ну ладно.

По здравоохранению уже говорил.

Кадастровая стоимость земли, я уже не помню, кто из коллег здесь высказывался. Я просил бы, безусловно, присутствующих здесь, в зале, включиться в эту работу, потому что это зависит от региональных условий. Там нужно внимательно смотреть, что в каждом регионе происходит, где эти реалии: где рыночная оценка, а где какая–то надутая, которая абсолютно неподъёмная для граждан. Это бессмысленно.

Что же мы из граждан последние соки будем выжимать? Или ничего не получим, потому что нечем платить. С этим нужно точно совершенно конкретно разбираться, по каждому региону, и без всяких сомнений. Роль, Ваша роль, Ваших коллег в законодательных собраниях очень-очень важна. Нужно это всё серьёзно прорабатывать.

Здесь Вячеслав Викторович говорил о поездке в Сабетту. Действительно, это хороший очень проект, по сути, новый шаг. Такого мы в таком объёме ещё самостоятельно не делали – проект по сжижению природного газа. Важно только, чтобы поменьше было там надуманных предлогов для сдерживания развития. Это уже не имеет отношения к тому, что Вячеслав Викторович говорил: то в порт не пускают газовозы под надуманными предлогами, то не выпускают. Это уже отдельно будем разбираться. Не вмешивался до сих пор.

По поводу Калининграда, детский отдых. Конечно, вообще для всей страны очень важно, и для Калининграда в том числе. Калининград – анклавный регион, и в этом смысле есть сложные вопросы, которые нужно в особом порядке решать, но есть и плюсы, которыми мы пока не воспользовались, в том числе в фискальной сфере. Но сейчас не буду говорить об этом подробнее. Но в этом направлении можно подумать. Для Калининграда, может быть, это будет дополнительным толчком в его развитии.

Да, закон «О связи». Изменения с 250 жителей населённых пунктов до 100 человек, проживающих в нём, расстояния самих населённых пунктов, конечно, очень важно. Нам бы хотелось и до 50 снизить. Это вопрос только бюджетных ограничений, вот и всё. Но, безусловно, над этим будем думать.

И по поводу модельного закона для операторов связи. Думаю, что тоже надо посмотреть, он лишним не будет. Это касается и злоупотреблений монопольным положением некоторых наших компаний, которые сдают в аренду свои объекты для операторов связи. Вы сказали о введении определённых ограничений, во всяком случае, тоже надо подумать над этим регулированием. Допускаю, что это будет целесообразно. Согласен. Сразу вам обещаю, что соответствующее поручение будет Правительству дано.

По поводу гособоронзаказа, по поводу того, чтобы снизить расходы предприятий оборонно-промышленного комплекса, придать большую мобильность расходованию финансовых средств, ресурсов. У них была большая мобильность, это привело к очень большой кредиторской задолженности, исчисляемой триллионами рублей. И при всех положительных факторах, которые есть в этой сфере, я о них и в Послании говорил, результат об этом говорит, мы никогда не должны забывать и о финансовой дисциплине.

Решения последнего времени, связанные с усилением финансовой дисциплины, по мнению заказчика, в том числе Минобороны, говорят о том, что решения, принятые совсем недавно, действуют достаточно эффективно, финансовая дисциплина повышена – эффективность самого производства повышается.

В ближайшее время, в мае, в очередной раз буду проводить серию совещаний и с предприятиями оборонного комплекса, и с Минобороны, мы поговорим на этот счёт. Если у вас есть конкретные – собственно, я эти предложения знаю, – если у вас есть что–то новое, сформулируйте, пожалуйста, и отдайте, потому что я в Сочи буду встречаться скоро с Минобороны и руководителями предприятий отрасли.

Там есть вопросы, которые требуют особого, очень внимательного отношения к государственным ресурсам. Уже и авансы платят, в некоторых случаях до 100 процентов, тогда, когда трудно получить оборотные средства в банках.

Минобороны идёт на то, чтобы поддержать предприятия оборонного комплекса. Но дисциплина должна быть, и должны быть определённые правила, хотя я не исключаю того, что нужно посмотреть на это внимательно и вернуться к этому. Пожалуйста, давайте посмотрим.

По поводу афганцев. Давайте, согласен, мероприятия должны быть проведены, и оценки должны быть даны, согласен с Вами полностью. Администрация Президента вместе с депутатами Госдумы, с членами Совета Федерации, конечно, должны подумать над этим.

По поводу сельского хозяйства. Я не очень понял, коллега Кашин что предлагает – создать специальную программу расселения аварийного жилья именно на селе?

В.Кашин: Владимир Владимирович, у нас 20 программ, над которыми работает государство, они работают в том числе и с селом, с деревней. Ещё в 2015 году Вы дали команду повернуться к селу лицом в этих программах. Но и в этих программах, к сожалению, не окрашены деньги и проекты по сельским территориям.

В.Путин: Я Вас понимаю, и очень бы хотелось найти такую формулу, которая бы позволила с большей отдачей и целевым образом эти ресурсы расходовать именно на нужды села, прежде всего на инфраструктуру и на социальную сферу. Разные подходы могут быть, мы подумаем над этим.

Согласен с Вами, что внимания должно быть к этому больше, административное внимание, и финансовые ресурсы не должны расползаться. Произошло сокращение ФАПов, оно же произошло за счёт чего? За счёт того, что легче всего было на селе закрывать эти ФАПы. Отчитались закрытием, сокращением – и всё, а то, что людям за 100 километров нужно куда-то ехать, об этом никто не подумал, вот беда. Посмотрим. Но отдельно по селу сделать программу расселения аварийного жилья – это невозможно.

А в целом как мы видим, знаем хорошо, в районе трёх процентов рост сельхозпроизводства. Это говорит о том, что внимание государства к этой отрасли даром не проходит.

И нужно что ещё сказать: необходимо поблагодарить граждан страны, которые в целом с пониманием отнеслись к тому, что на первом этапе мы в ответ на неправовые действия некоторых наших партнёров с так называемыми санкциями ввели ограничения на поставки сельхозпродукции из зарубежных стран. Это неизбежно было связано, и мы это понимали, с тем, что в определённой степени будет наблюдаться рост цен на продукты питания.

В целом мы, понимая это, всё-таки поддержали наше сельское хозяйство, и ситуация нормализуется: и сельское хозяйство развивается, и товарный рынок заполняется, и цены стабилизировались в конечном итоге на протяжении двух-трёх лет. В целом люди с пониманием к этому отнеслись. А те, кто на селе живут, вы знаете их реакцию, они только рады и мечтают, чтобы никаких отмен не было с нашей стороны.

По поводу Нечерноземья. Я увидел полемику, которая сейчас между коллегами возникла по поводу того, что важнее для нас – Дальний Восток или Нечерноземье? Всё важно, всех хочется поддержать и каждую проблему хочется решить. И вы это знаете не хуже меня, вы сами занимаетесь конкретной работой: вопрос в приоритетах, вопрос в предлагаемых способах и методах решения всех этих проблем.

Разве можно сказать, что для нас что-то важнее – Дальний Восток или Нечерноземье? Нечерноземье уже с первого потока переселения в Сибирь испытывало на себе достаточно серьёзную демографическую нагрузку, потому что все эти переселения, все эти проблемы решались за счёт Нечерноземья, за счёт исконно русских территорий. Поэтому, конечно, Нечерноземье нуждается в поддержке.

Вопрос, в какой форме, как это сделать. Как это сделать таким образом, чтобы не обескровить другие наши программы? Потому что мы не можем потерять Дальний Восток, если дальше депопуляция будет происходить на этих территориях. Россия-матушка сколько вложила средств, сколько людей свои косточки сложили на этих территориях, чтобы наши будущие поколения и следующие за нами поколения чувствовали себя хозяевами на этой территории, крайне важной для нас, стратегически важной для России, – имеется в виду и Восточная Сибирь, и Дальний Восток.

Нам с вами нужно принимать взвешенные и сбалансированные решения по развитию страны в целом. Поэтому мы и говорим о формулировании такой задачи, как пространственное развитие страны. Из этого будем исходить, взвешивая все «за» и «против».

Здесь коллега предлагал ещё корректировки сделать в жилищное законодательство, обратить особое внимание на решение жилищных проблем детей-сирот. Конечно, вы знаете, мы же сейчас говорим об этом если не постоянно, то внимание определённое уделяем. К сожалению, решается всё не так быстро, как бы нам хотелось.

Но я и Правительство буду на это настраивать, и вас прошу тоже не забывать об этих вопросах, потому что значительная доля ответственности в решении, во всяком случае, вопросов, связанных с обеспечением жильём детей-сирот, – это ответственность регионов Российской Федерации.

Задач много, они сложные, но очень интересные и ответственные. Хочу вам пожелать успехов в решении этих проблем на благо нашей страны и её граждан.

Спасибо вам большое.

Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 27 апреля 2018 > № 2584851


Франция. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 26 апреля 2018 > № 2586575

Во Франции идентифицировали 416 «спонсоров» ИГ

Властям Франции удалось установить личности 416 французов, финансировавших деятельность группировки «Исламское государство». Об этом сообщил прокурор Парижа Франсуа Моленс в четверг, 26 апреля, на конференции ОЭСР.

Франсуа Моленс рассказал, что помимо «спонсоров» французские спецслужбы выявили 320 фандрайзеров, которые занимались сбором и переводом средств для террористов. Большинство посредников находились в Турции и Ливии.

AFP отмечает, что после теракта 11 сентября 2001 года атаки на Западе обходятся террористам все дешевле. Особенно заметной эта тенденция стала в последние годы, когда террористы стали использовать во время нападений машины, автоматическое или холодное оружие. Прокурор Парижа Франсуа Моленс в эфире радиостанции Franceinfo рассказал, что стоимость организации теракта в январе 2015 года составила 25 тысяч евро, а терактов в ноябре 2015 года — около 80 тысяч евро.

Поступления от иностранных спонсоров в доходах ИГ составляют небольшую часть. Ранее об этом говорил президент Франции Эмманюэль Макрон. По его словам, за 2014-2016 годы террористы заработали около 820 миллионов евро. Большая часть этих доходов — локальные поборы, продажа нефти, ограбления и мародерство. AFP со ссылкой на источник во французском правительстве сообщает, что эти деньги были выведены из Сирии и Ирака и могут быть использованы для восстановления группировки.

Конференция по борьбе с финансированием была созвана Организацией экономического сотрудничества и развития. В ней принимают участие около 80 министров и 500 экспертов из разных стран.

Франция. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 26 апреля 2018 > № 2586575


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 26 апреля 2018 > № 2585358

Внешний товарооборот Ирана вырос на 12 % за первый месяц года

Стоимость не нефтяной торговли Ирана в первом месяце текущего 1397 иранского календарного года (21 марта - 20 апреля 2018) выросла на 12 процентов по сравнению с тем же месяцем прошлого года, сообщает IRIB в среду.

Данные, опубликованные Таможенной администрацией Исламской Республики Иран (IRICA), свидетельствуют о том, что в течение первого месяца этого года, объем торговли не нефтяными ресурсами составил более 5,662 млрд. долларов США, при этом экспорт составил 3,133 млрд. долларов США, а импорт - 2,529 млрд. долларов США, что указывает на рост в размере 15 % и 7,7%, соответственно.

Газоконденсат, сжиженный пропан, полиэтиленовая пленка, этиленгликоль и бутан были основными экспортируемыми продуктами в Китай, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Ирак, Индию и Южную Корею.

Основными импортными товарами были соевые бобы, кукуруза в качестве корма для скота, автомобильные запчасти и рис, а Китай, ОАЭ, Россия, Швейцария и Южная Корея были главными экспортерами товаров в Иран в первом месяце этого года.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 26 апреля 2018 > № 2585358


Казахстан. Малайзия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > inform.kz, 26 апреля 2018 > № 2585010

Казахстан и Малайзия обсудили вопросы кибербезопасности

Посол Казахстана Данияр Сарекенов провел встречу с главным исполнительным директором Национального агентства «CyberSecurity Malaysia» Амирудин Вахабом, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу МИД РК.

В ходе встречи стороны обсудили перспективы сотрудничества в изучении и применении успешного малайзийского опыта по созданию в Казахстане более безопасного киберпространства, как важное условие обеспечения национальной безопасности. Было отмечено, сотрудничество с «CyberSecurity Malaysia» видится особенно актуальным в рамках реализации нашей страной задач по борьбе с киберпреступностью и создания системы «Киберщит Казахстана».

А.Вахаб поблагодарил казахстанскую сторону за приглашение и подтвердил готовность принять участие в качестве спикера в V Международной выставке вооружения и военно-технического имущества «KADEX-2018», которая состоится 23-26 мая текущего года в Астане.

Кроме того, главный исполнительный директор обратился с предложением рассмотреть возможность проведения в 2019 году в Астане Международной конференции по кибербезопасности Организации исламского сотрудничества «OIC-CERT» для обсуждения проблем и методов применения превентивных мер для борьбы с ними.

Агентство «CyberSecurity Malaysia» является структурным подразделением Министерства науки, технологий и инноваций Малайзии (MOSTI). Основная деятельность организации направлена на формирование и поддержку более безопасного киберпространства в масштабах страны для эффективной реализации национальных программ по устойчивому развитию и обеспечению социального благополучия граждан Малайзии. Следует отметить, что в мировом рейтинге «Индекса глобальной кибербезопасности» в 2014 году Малайзия заняла 3-е место после США и Канады.

Целью «OIC-CERT» является создание платформы для исследования и развития совместных инициатив и возможного партнерства в вопросах кибербезопасности. Конференция является площадкой для обмена опытом в вопросах борьбы с киберпреступностью и применении эффективных методов для выявления источников угроз с целью заблаговременного предотвращения кибератак.

Казахстан. Малайзия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > inform.kz, 26 апреля 2018 > № 2585010


США. Евросоюз. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 26 апреля 2018 > № 2584212

The Hill: Нужно ударить по позициям Ирана и России, чтобы ослабить Асада

Вслед за выступлением президента США Дональда Трампа, в котором он осудил Россию и Иран за поддержку военного преступника Асада, Запад должен осудить политику Москвы и Тегерана в отношении Сирии

В ночь на 14 апреля Соединенные Штаты, Соединенное Королевство и Франция нанесли успешный ракетный удар по трем сирийским целям в ответ на недавнее использование химического оружия президентом Сирии Башаром Асадом. Стремясь защитить Сирию от смены режима и отсрочить приезд экспертов из Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), президент России Владимир Путин все же смог одержать стратегическую победу, пишет Дэниэл Хоффман в статье для американского издания The Hill.

Путин, заявивший, что крах СССР — это крупная геополитическая катастрофа 20-го века, стремился восстановить статус Кремля на Ближнем Востоке за счет агрессивных военных, дипломатических и разведывательных операций в Сирии, а также за счет активизации сотрудничества с Ираном и Турцией. Россия и Иран имеют решающее значение для сохранения режима Асада.

Для Путина Ближний Восток — это поле битвы, где Россия борется за влияние со своим «главным врагом» Соединенными Штатами. Путин хочет вбить клин между Соединенными Штатами и их союзниками из НАТО, особенно это справедливо в отношении Турции.

Начиная с 2015 года, когда военные России начали наносить удары по сирийским оппозиционным силам, Путин не стремился бороться с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), несмотря на все его заявления. Россия, скорее, стремилась сохранить у власти Асада. Россия развернула в Сирию военных советников и спецназовцев и, как сообщается, планирует предоставить Асаду передовую систему ПВО С-300. Россия имеет военно-морскую базу в Тартусе и авиабазу близ Латакии.

Кремль заблокировал попытки ООН рассмотреть случай повторного применения химического оружия в Сирии. Как сообщалось, Асад использовал химическое оружие, несмотря на то, что 30 июня 2014 года Сирия подписала соглашение, предусматривающее ликвидацию запасов сирийского химического оружия. Такое положение вещей может показаться нелогичным для тех, кто считал, что Путин должен позаботиться о том, чтобы Асад не использовал химическое оружие против оппозиции из-за угрозы военного удара со стороны Запада. Однако Путин, скорее всего, поддержал бы использование химического оружия в сирийской Думе по двум причинам.

Во-первых, Асад использовал химическое оружие, чтобы захватить один из последних опорных пунктов оппозиции. Действия Асада напоминают действия его отца Хафеза Асада, который убил приблизительно от 10 до 25 тыс. граждан Сирии в Хаме в 1982 году в ответ на предполагаемую экзистенциальною угрозу, исходящую от исламистских экстремистов.

Во-вторых, использование Асадом химического оружия предоставило России возможность показать свое влияние в регионе. Местом преступления стал сирийский город Дума. К сожалению, хлор и зарин — это не вино, которое со временем становится только лучше. Данные вещества со временем рассеиваются, к тому же пострадавших и обслуживающий медперсонал могли вывести в другое место. Путин сговорился с Асадом, чтобы скомпрометировать работу инспекторов ОЗХО.

Путин дал ясно понять, что Соединенные Штаты, Соединенное Королевство и Франция должны проявлять сдержанность в случае нанесения ударов. Российские военные советники стали живыми щитами. США пришлось намерено избегать ударов по позициям, на которых находились военные России. Путин выступил в роли защитника осажденной крепости Асада. Россия и Иран глубоко укоренились в роли гарантов, обеспечивающих выживание Асада. Пока Асад остается у власти, основополагающие причины, приведшие к началу восстания в 2011 году, устранить не удастся.

Соединенным Штатам следует предпринять ряд шагов в сфере обеспечения национальной безопасности США. Во-первых, Соединенные Штаты должны продолжить оказывать материальную и разведывательную поддержку своему ключевому союзнику в борьбе с исламскими экстремистами — Сирийским демократическим силам (СДС). Вашингтон должен сплотить ряды региональных союзников, включая Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты, и продолжить дипломатическое давление, направленное на выработку долгосрочного политического решения.

Во-вторых, США должны сохранить военный контингент в Сирии для поддержания ценного тактического сотрудничества с СДС, противодействия возрождению ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и выполнение необходимых операций по поддержанию собственной национальной безопасности.

В-третьих, Вашингтон должен сдерживать Россию и Иран. Эти страны несут ответственность за свою причастность к гибели в Сирии сотен тысяч человек и миграционному кризису, вызванному гражданской войной.

Вслед за выступлением президента США Дональда Трампа, в котором он осудил Россию и Иран за поддержку военного преступника Асада, Запад должен осудить политику Москвы и Тегерана в отношении Сирии, которая служит их собственным интересам, а не интересам Сирии. В отношении Ирана должны быть введены санкции, а в отношении России необходимо избегать санкций только против тех олигархов, которые не поддерживают агрессивную антизападную политику Путина.

Максим Исаев

США. Евросоюз. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 26 апреля 2018 > № 2584212


Украина > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 26 апреля 2018 > № 2584208

На Украине беспрецедентно подло наступают на права нацменьшинств

Обзор украинской региональной прессы. 19—25 апреля 2018 года

Впервые православные Черниговщины в храмах Украинской православной церкви Киевского патриархата молились не только за своего патриарха Филарета, но и за константинопольского патриарха Варфоломея, президента Украины Петра Порошенко и Верховную раду и успех начатого ими дела по признанию автокефалии украинского православия, пишет «Сіверщина» (Чернигов). Молебен прошел и в кафедральном храме Черниговской епархии — Екатерининской церкви. Его возглавил архиепископ Черниговский и Нежинский Евстратий (Зоря) в сослужении священников собора. Среди мирян молились главы областных администрации и совета Валерий Кулич и Игорь Вдовенко, заместитель городского головы Ольга Хонич, заместитель директора департамента культуры, туризма, национальностей и религии облгосадминистрации Павел Веселов.

В Сумах планируется крестный ход в поддержку признания автокефалии Украинской церкви, рассказывает «Данкор» (Сумы). Он пройдет 6 мая. В этом году украинский народ отмечает 1030-летие Крещения «Киевской Руси — Украины». Президент и Верховная рада поддержали стремление верующих по обращению к константинопольскому патриарху Варфоломею о предоставлении томоса об автокефалии. Верующие Сумщины активно включились в празднование этого важного государственного и духовного события. Проведена областная научно-практическая конференция с участием десятков ученых Слобожанщины, на которой с благодарностью были поддержаны действия руководства государства по восстановлению «исторической справедливости» относительно Украинской церкви.

Приятно, что украинцы наконец перестали говорить об Украине с Россией, а начали общаться с нормальными людьми, считает Zaxid.net (Львов). То есть об автокефалии Украинской церкви с Константинополем. Ведь не секрет, что каноничность Украинской православной церкви Московского патриархата была тем железобетонным аргументом, что удерживал многих верующих в сфере влияния российского православия. Ею пользовались как нотариально удостоверенной доверенностью отпускать грехи и пропускать в рай. Если эта «справка о каноничности» перестанет быть монопольным правом Москвы, ряды прихожан существенно поредеют за счет тех, которые и Украину якобы любят, и в ад попасть боятся. Таким образом удастся отделить «овец», которые перейдут к легитимной и канонической Украинской церкви, от «козлов», которые останутся верными Кремлю. Что же русские православные будут делать на Украине в ближайшее время? С одной стороны, они будут кричать об ущемлении. Это нормально. Таким образом, из числа местных обиженных и деклассированных можно вербовать идейных сторонников и потенциальных террористов. С другой стороны, плачи о вмешательстве государства в церковные дела помогут им некоторое время не исчезать с повестки дня.

Главная цель инициативы власти по созданию поместной православной Церкви — это отвлечь внимание общества от провальных результатов своей работы, отмечают «Херсонцы» (Херсон). Но это еще полбеды. Так сказать, очередной технологический трюк. По-настоящему прискорбно то, что власть имущие, на свою и нашу беду, не осознают степени грядущих проблем, которые навлекаются таким отношением к вопросам религии. Как опасно выглядят попытки рассматривать Церковь как инструмент политики и решения краткосрочных геополитических задач! Все эти действия превращают таких нерукопожатных персонажей, как Корчинский, в легитимных выразителей воли сегодняшней власти. Как вам одна из цитат этого проходимца, которая была озвучена несколько дней назад: «Если рядом с вами есть какой-нибудь поп московский, подожгите ему бороду, фигурально выражаясь, безусловно, не в прямом смысле этого слова, а по-доброму, с Богом в душе, с любовью. Теперь вы сможете это делать не просто как негодяи-националисты, а теперь вы можете это делать как сторонник вселенского православия». Каково? Ничего хорошего из этой затеи не выйдет. А вот породить (не дай Бог) на истерзанной невзгодами Украине религиозные конфликты — вполне реально. Церковь — это не государственный институт и не ветвь власти. Церковь — Тело Христово на Земле. В ней действуют другие правила и каноны. Создатель Церкви — сам Господь! Это понимали творцы Конституции Украины, провозглашая в статье 35, что Церковь и религиозные организации отделены от государства. Поэтому: не знаешь, как поступить — поступай по закону. Соотнеси свои действия с заповедями святой веры наших отцов, дедов и прадедов. А раскол, рано или поздно, будет преодолен через покаяние раскольников.

«Волинські Новини» (Луцк) цитируют: «Поместная автокефальная украинская православная церковь является ключевым элементом нашей государственности и нашей независимости». Подобные формулировки за последнюю неделю не раз и не два звучали из уст президента Петра Порошенко, членов его команды и многочисленной гвардии его медийной прислуги. Процитированную фразу президент использовал во время своего выступления в эфире передачи «Свобода слова». Само по себе участие первого лица государства в телевизионных ток-шоу является признаком того, что в стране происходят какие-то важные политические события. И это действительно так. Вся логика событий и околоцерковная риторика Порошенко свидетельствует, что он начинает большую политическую игру, ставка в которой — если не место в истории, то хотя бы второй президентский срок. Тонкости трактовки канонических норм должны быть предметом дискуссии в среде клира. Нас же интересуют возможные политические последствия получения автокефалии украинской церкви. Сам Порошенко пытается говорить об этом относительно абстрактными формулами. Но даже за ними проглядывают смыслы, способные полностью изменить политический расклад Украины. Накануне четвертой годовщины президентства Петра Алексеевича выстроенная им система власти откровенно не впечатляет своими результатами. Даже ее управляемость вызывает большие вопросы. При этом никаких видимых, прогнозируемых, материальных точек роста попросту нет. Как-то один из стратегов президента Игорь Гринев объяснял журналистам в парламенте, почему на Украине невозможен майдан за деньги: «Украинцы выходят, только когда затрагивают их сокровенное: гордость, свободу. Это что-то иррациональное, что касается основы жизни. Они только так получаются». И купить кресло президента нельзя. Какой бы у тебя не был административный или финансовый ресурс. Это что-то глубинное, архетипное, иррациональное и стихийное. Именно это и нужно сейчас Порошенко. Какое-то иррациональное возмущение, способно отмести всю рациональную возню. И он сам, пусть и завуалировано, об этом обмолвился на упомянутом эфире: «Я абсолютно убежден, что решение о получении Украинской православной церковью томоса об автокефалии вызовет огромный подъем украинского национального духа». Если это произойдет, то главным бенефициаром новой волны общественного подъема станет не кто иной, как Порошенко. Но поляризация общества на базе религиозных убеждений — крайне взрывоопасная ситуация. Любая мелочь, захваченный храм или кровавая схватка способны спровоцировать непредсказуемые последствия. Группа провокаторов способна избавить страну от остатков стабильности, если не частей территории.

На Украине «президент вместе с Верховной радой» шаг за шагом «беспрецедентно подло и заранее спланировано» наступают на права нацменьшинств, заявил глава МИД Венгрии Петер Сийярто в ответ на предложение президента Украины Петра Порошенко принять закон о введении санкций против граждан Украины, которые имеют двойное гражданство и участвовали в выборах другой страны. Об этом информируют «Новини Закарпаття» (Ужгород). Сийярто утверждает, что Украина, с одной стороны, пытается попасть в НАТО, а с другой — будет лишать украинского гражданства тех лиц, которые приобрели гражданство другой страны-члена альянса, поскольку это якобы является угрозой для национальной безопасности Украины. «Мы чрезвычайно возмущены предположением, что закарпатец венгерской национальности может представлять угрозу национальной безопасности Украины», — заявил министр.

В интервью венгерскому изданию «Непсава» помощник администратора агентства США по международному развитию (USAID) для Европы и Евразии, бывший заместителем руководителя бюро по вопросам демократии, прав человека и труда государственного департамента США Томас Мелия заявил, что непонятно, сколько еще союзники по НАТО будут готовы делиться ключевой военной информацией с Венгрией, поскольку последняя, по его словам, поддерживает «всё более тесные «отношения» со всё более «агрессивной Россией Владимира Путина». Согласно словам Мелия, передает Mukachevo.net (Мукачево), Будапешт стал «слабым звеном» НАТО. «Я не понимаю, как венгры могут терпеть это после того, что Россия сделала с Венгрией в годы коммунизма. Потеряли историческую память?» — спросил он. Мелия также выступил в защиту Джорджа Сороса, против которого развернута кампания в Венгрии. На эти заявления уже отреагировали в МИД Венгрии. Представитель министерства иностранных дел Томаш Менчер заявил, что Мелиа «оскорбил весь венгерский народ», а сам он — «человек-неудачник Сороса». К слову, между Киевом и Будапештом еще есть недоразумения из-за НАТО, поскольку Венгрия блокирует заседание комиссии Украина — НАТО.

В Черновцах активисты пикетировали генеральное консульство Румынии, сообщают BukNews (Черновцы). Они требовали отменить на Буковине официальные мероприятия в честь объединения «Великой Румынии» — столетия «Унирии», когда в 1918 году румынские войска вошли на территорию Северной Буковины. Пикетчики заявили также, что выступают против попыток скрытого сепаратизма на Буковине. «В далеком 1918 году румынские войска растоптали волю Буковинского вече и оккупировали территорию Черновицкой области. Во время восстаний против румынской оккупации погибли тысячи украинских повстанцев (Хотинское восстания 1919 и Татарбунарское восстание 1924 годов), были закрыты 164 украинские школы. В этом году генеральное консульство Румынии и его руководитель Элеонора Молдован пытаются широко отметить это событие в Черновцах и области. Пренебрегая украинской властью и нормами дипломатии, нагло и открыто продвигает идеи «Великой Румынии»!» — отметил инициатор акции Сергей Качмарский. Его лично возмутил концерт, который состоялся 21 апреля в черновицком театре, когда «они отмечали столетие, все это знали, просто мы не пришли туда, чтобы нас не обвинили в сепаратизме и разжигании вражды. Это мероприятие было спланировано, всё делается грамотно, они не могут сказать, что мы празднуем столетие захвата Буковины. Во время этих восстаний погибло три тысячи украинцев. Вы считаете это нормальным? Я не считаю так». Говорил Качмарский и о массовой выдаче румынских паспортов буковинцам. Активисты не впервые пикетируют генеральное консульство Румынии в Черновцах. Последний раз это произошло в сентябре 2017 года.

Житель Запорожья поехал в Польшу на заработки, а домой добирался без денег на попутках, рассказывает «Индустриалка» (Запорожье). С открытием безвизового режима многие украинцы ринулись за границу в поисках заработка. Но трудоустраиваются такие «туристы» в основном нелегально. Людей не останавливают ни риски, ни отсутствие каких-либо гарантий. Так, надеясь заработать, поехал в Польшу и украинец Виктор (фамилию мужчина предпочел не называть). «Поработать в Польше меня позвали друзья, — пояснил Виктор. — Я ехал по биометрическому паспорту. Работа была нелегальной, так что рабочую визу я не оформлял. Официально считался туристом. Ребята, которые позвали меня в Польшу, уже были в Варшаве и работали там. Жили мы там на съемной квартире — восемь человек вместе. Жилье в Польше очень дорогое, каждый из нас отдавал за квартиру порядка 450 злотых в месяц — на наши деньги это около 3,5 тысяч гривен. Украинцы всегда живут в Польше группами от 4 до 8 человек. Одному там снимать квартиру просто нереально. Мне обещали, что уже на второй день после приезда я выйду на работу, но этого не случилось. Вышел на работу только через несколько дней. Как выяснилось позже, люди, которые позвали меня на работу, меня же и обманули. Они сказали, что для того, чтобы устроиться в Польше на работу, нужно приглашение от работодателя, которое стоит 400 злотых (около 3 тысяч гривен). Я заплатил эти деньги, и они принесли мне документ. Позже я узнал, что на самом деле приглашение стоит всего 22 злотых (около 170 гривен). В Запорожье я был слесарем, а в Польше работал на стройке. Условия там, конечно, тяжелые: ты должен постоянно находиться в работе. Стоять нельзя, курить нельзя, обеда как такового нет — когда успел, тогда и поел. И за любое нарушение — сумасшедшие штрафы. Например, я работал в высотном здании, в котором было три лифта: два для сотрудников фирмы, а один для всех, и рабочих в том числе. Так вот, если кто-то из наших проедется не на «своем» лифте, штрафовали на 5 тысяч злотых (40 тысяч гривен). Рабочий день минимум 10 часов, но так как работа неофициальная, мы работали намного дольше — и по 16, и по 18 часов. Моим личным рекордом были 36 часов без сна. Поляки нас считают рабочей силой, сами они работают намного меньше и за ту же работу получают существенно больше. Да, для нас кажется, что там платят реальные деньги, а на самом деле польские работодатели очень сильно на нас экономят. Когда через пару месяцев работы я собрался возвращаться домой, у меня из курточки украли документы и деньги. Я начал просить у ребят, которые позвали меня в Польшу, одолжить мне денег на проезд домой, но что мне ответили, мол, мы приехали сюда зарабатывать и никто никому денег одалживать не будет. Я обратился в посольство Украины, надеялся, что мне там помогут. Оказалось, что для того, чтобы получить временный паспорт и выехать по нему, нужно было заплатить штраф. Пришлось продать свой планшет, чтобы хватило денег. На проезд у меня уже ничего не оставалось, было лишь 12 злотых (80−90 гривен). Я приехал на автовокзал и начал проситься к водителям, чтобы меня довезли до границы с Украиной. Был готов ехать в любую сторону, лишь бы выехать из Польши. Один из водителей довез меня до границы, но перевозить через нее отказался, сказал, мол, у меня «белый» паспорт, и он не хочет никаких проблем и задержек. Это был пограничный пункт пропуска Ягодин. Я подошел к пограничнику, но тот ответил, что на этой границе нет пешего перехода и я должен найти какого-нибудь водителя, который меня перевезет. Я подошел к первому, второму, третьему дальнобойщику, они отказались. Четвертый парень меня взял. Он ехал в Ковель и меня взял с собой. Когда приехал на Украину, созвонился со знакомыми и попросил выслать мне денег. Они помогли, но сумма была небольшой. Из Ковеля я поехал в Здолбунов, оттуда в Луцк, потом во Львов, Киев, Полтаву. Из Полтавы наконец добрался до Запорожья. Больше я в Польшу на заработки не собираюсь, тем более нелегально: гарантий никаких и страховки тоже. А если случится что-то непредвиденное, придется выкручиваться самому и никто тебе не поможет».

«В сердце украинского казачества, на острове Хортица, появилась целая дубрава в память о криворожчанах-героях, погибших в российско-украинской войне, — пишет «Днепр Вечерний» (Днепропетровск). — Больше 600 криворожчан выехали на Хортицу чтобы принять участие в акции «Відроди Хортицю» и вместе с другими участниками акции высадить дубы и установить памятный знак в честь павших в «АТО» украинских воинов. Акция «Відроди Хортицю» — это украинско-литовский проект, объединивший усилия ветеранов, воинов, общественных активистов и волонтеров обоих государств. Они высадили 2100 дубов, подаренных Литвой. По словам организаторов, дубы — символ несокрушимости наших народов в борьбе с агрессором и оккупантом. Поездку семей погибших героев и всех небезразличных криворожчан организовали несколько общественных организаций. Перед отъездом на Хортицу их благословил настоятель Свято-Николаевского храма УПЦ Киевского патриархата отец Роман Бацвин».

 Станислав Стремидловский

Украина > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 26 апреля 2018 > № 2584208


Украина. Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 26 апреля 2018 > № 2584206

Анкара подключается к проблеме единой Церкви на Украине?

Эрдоган встретился с патриархом Варфоломеем

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган принял в среду, 25 апреля, в своем особняке в Анкаре константинопольского патриарха Варфоломея. Сообщения об этом появились на сайте турецкого президента и Константинопольского патриархата, информацию дали многие греческие газеты, однако ею мало заинтересовались турецкие средства массовой информации. При этом Анкара не стала раскрывать, какие именно вопросы обсуждались в ходе встречи. Фанар со своей стороны лишь отметил, что атмосфера на встрече «очень хорошая», Эрдоган проявил «большой интерес к проблемам патриархата». Патриарх поблагодарил президента за всё, что он сделал на сегодняшний день для решения вопросов, касающихся греческой православной общины, и рассказал о проблемах, которые еще не решены, в устной и письменной форме. При этом, помимо обоих лидеров, на встрече также присутствовал министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу.

И это заставляет задуматься над тем, что же именно обсуждали Эрдоган и Варфоломей. Вряд ли это была сугубо внутренняя тематика, как, например, бездействующая богословская школа на острове Халки, возобновления работы которой безуспешно пытается добиться долгие годы Фанар — не тот уровень переговорщиков. Явно речь шла и не о осложнившихся из-за недавнего задержания турецкими военными двух греческих солдат отношений между Афинами и Анкарой. Похоже, что главным стал всё-таки украинский вопрос, связанный с возможным появлением там единой поместной православной Церкви (ЕППЦ). Напомним, что президент Украины Петр Порошенко во вторник, 17 апреля, заявил о намерении отправить письмо константинопольскому патриарху с просьбой даровать томос об автокефалии ЕППЦ. 19 апреля свой шаг сделала Верховная рада Украины. Депутаты большинством в 268 голосов поддержали эту инициативу.

Фанар оперативно откликнулся. На сайте патриархата появилось следующее заявление об итогах заседания синода, прошедшего 19—20 апреля: «В соответствии с божественными и священными канонами, а также вековым церковным порядком и святой традицией, Константинопольский патриархат заботится о сохранении всеправославного единства и заботится о Православных церквах во всем мире, особенно об украинском православном народе, получившем спасительную христианскую веру и святое крещение из Константинополя. Таким образом, как истинная мать-Церковь, Константинопольский патриархат рассматривал вопросы, касающиеся церковной ситуации в Украине, как это делалось на предыдущих синодальных заседаниях. И, получив от церковных и гражданских властей Украины, представляющих миллионы украинских православных христиан, прошение об автокефалии, решил тесно взаимодействовать и координироваться со своими братскими Православными церквами по этому вопросу».

Ранее сам Порошенко, комментируя ситуацию, говорил, что «этот вопрос выходит за рамки церковного. Речь идет о нашем окончательном утверждении независимости от Москвы. Здесь не только религия, здесь геополитика. И для меня это дело утверждения независимой поместной Церкви имеет такой же вес, как полученные безвиз и соглашение об ассоциации с Евросоюзом, как наша общая борьба за членство в Евросоюзе и членство в НАТО, которые еще впереди». Многие наблюдатели в этой связи начали рассуждать о том, как могут повлиять турецкие власти на позицию Константинопольского патриархата, если захотят повлиять вообще. Говорилось, что до сих пор Анкара предупреждала попытки Фанара сыграть в автокефалию и для этого было достаточно вроде бы звонка из МИД Турции. Но сегодня с Варфоломеем встретился Эрдоган, пригласив также Чавушоглу, что говорит о колебаниях Турции. Говоря о факте состоявшихся переговоров, спикер непризнанной Украинской православной церкви Киевского патриархата митрополит Евстратий (Зоря) отмечает: «Насколько я понимаю, хороший знак для Украины. Больше пока что сказать нельзя». Возможно, за этим стоит надежда на то, что Анкара позволит спровоцировать религиозный кризис на Украине, чтобы отвлечь Москву от Ближнего Востока.

Хотя нельзя исключать и того, что Турция может попробовать вступить в переговоры с Россией по той же Сирии и — что сегодня становится очевидным — по Закавказью, где нестабильность поразила Армению, держа в своих руках «украинский церковный козырь». При этом религиозно-политический кризис, связанный с перспективой ЕППЦ, расширяется и вовлекает новые центры силы. В эти часы проходит визит министра иностранных дел Украины Павла Климкина в Ватикан. У него должны состояться встречи с государственным секретарем Святого престола кардиналом Пьетро Паролином и с секретарем по отношениям с государствами Полом Галлахером. По словам Климкина, он намерен обсудить вопрос об автокефалии, так как «роль Ватикана в этом вопросе очень важна, он может как помогать, так и не совсем способствовать. Я хочу, чтобы помогал». Но итоговое слово всё же остается за патриархом Варфоломеем. И от него зависит, станет ли он решением проблемы или самой проблемой.

 Станислав Стремидловский

Украина. Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 26 апреля 2018 > № 2584206


США. Германия. Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 26 апреля 2018 > № 2584199

The Hill: Меркель лучше пойти навстречу требованиям Трампа по Ирану

Если Меркель откажется от пересмотра ядерного соглашения, то немецкие компании, как и любые европейские фирмы, которые ведут бизнес с Ираном, столкнутся с вторичными санкциями на американском рынке

За несколько дней до запланированной встречи с президентом США Дональдом Трампом в Вашингтоне канцлер Германии Ангела Меркель заявила израильскому телеканалу Channel 10, что ядерное соглашение с Ираном дает надежду на сдерживание ядерной программы этой страны. Трампу предстоит убедить Меркель в том, что она в определенной степени ошибается. Ядерная сделка может сдержать развитие ядерной программы Ирана только в том случае, если будут устранены вопиющие недостатки этого соглашения, пишут Бенджамин Вайнхол и Тоби Дершовиц в статье для американского издания The Hill.

По-видимому, Меркель намерена проигнорировать недавние сообщения своих спецслужб о незаконных попытках Тегерана получить ядерные и химические технологии, чтобы продолжить работу над своей атомной программой. В 2017 году немецкая разведка сообщила, что Иран пытался получить доступ к ракетным технологиям. В 2016 году Тегеран предпринял почти 40 попыток, стремясь получить доступ к немецким военным технологиям.

В Северном Рейне — Вестфалии, самой густонаселенной федеральной земле Германии, Тегеран предпринял «32 попытки осуществить закупки» технологий, связанных с оружием массового уничтожения. Разведывательные органы федеральной земли Баден-Вюртемберг сообщили, что Иран хочет получить доступ к «научным ноу-хау в области разработки оружия массового уничтожения, а также ракетных технологий».

Меркель заявила израильскому телевидению, что ее страна будет «очень внимательно следить» за тем, чтобы Иран соблюдал условия Совместного комплексного плана действий (JCPOA). Тем не менее Иран продолжает бросать вызов жестким ограничениям. Возьмем, к примеру, фирму Krempel Group, базирующуюся в Баден-Вюртемберге, которая продала материалы иранским компаниям. Эти материалы позже были обнаружены в иранских ракетах, примененных в пригороде Дамаска Восточной Гуте. В экспортном агентстве Германии заявили, что проданные материалы не имеют двойного назначения и не могут быть использованы одновременно для гражданских и военных целей. Однако Иран обманул немцев.

Возможно, Меркель уделяет первоочередное внимание процветающему бизнесу Германии, а не вопросам международной безопасности и прав человека. В конце концов, немецкий экспорт в Иран вырос с €2,6 млрд в 2016 году до €3,5 млрд в 2017 году. Экономические аналитики ФРГ прогнозируют, что в ближайшем будущем уровень ежегодной торговли с Ираном достигнет €10 млрд.

Президент Трамп должен призвать Меркель увеличить экономические рычаги влияния на Иран, но он также должен подчеркнуть, что если Меркель откажется от пересмотра ядерного соглашения, то немецкие компании, как и любые европейские фирмы, которые ведут бизнес с Ираном, столкнутся со вторичными санкциями на американском рынке.

Администрация Меркель не продемонстрировала явного желания исправить недостатки ядерного соглашения с Ираном, на которые указывает Трамп. Соглашение потеряет свою эффективность менее чем через десять лет, после чего Иран получит возможность обогащать уран, необходимый для создания ядерного оружия. Также в настоящий момент не проводятся незапланированные инспекции всех военных объектов Ирана. И, наконец, иранские ракеты могут достичь ЕС, однако в JCPOA нет никаких ограничений в отношении ракетной программы Ирана.

Президент Трамп также изложил план борьбы с другими иранскими злонамеренными деяниями, которые также не ограничиваются ядерным соглашением. Например, администрация США требует, чтобы Германия включила «Хезболлу» — главного стратегического представителя Ирана на Ближнем Востоке — в список террористических организаций. Германия и ЕС запретили деятельность так называемого «военного крыла» «Хезболлы», однако они отказываются вносить всё движение в список террористических организаций. В Германии действуют 950 членов «Хезболлы», которые занимаются сбором денежных средств и набором новых членов движения. Хотя «Хезболла» и не упоминается в ядерном соглашении с Ираном, Германия все же могла бы продемонстрировать США, что она готова бороться с терроризмом, поддерживаемым Ираном. Такие действия Германии могли бы убедить Трампа в необходимости именно пересмотра ядерного соглашения, а не выхода из него.

В дополнение к внесению «Хезболлы» в список террористических организаций Трамп хочет, чтобы европейцы заблокировали финансирование Корпуса Стражей Исламской революции и приняли меры против любых лиц и организаций, которые помогают Ирану поддерживать терроризм.

Меркель должна сделать выбор между опасным иранским режимом, который стремится заполучить ядерное оружие, и администрацией США, которая хочет спасти ядерное соглашение, устранив все его недостатки. Мы убедительно призываем нашего союзника выбрать второй вариант.

Максим Исаев

США. Германия. Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 26 апреля 2018 > № 2584199


Иран. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 26 апреля 2018 > № 2583454

Иран будет вынужден больше сблизиться с Китаем и Россией

Гайдз Минасян | Le Monde

Тегеран отвергает всякую альтернативу соглашению по ядерной программе, но не исключает переговоров о своей региональной политике, считает Мохаммад-Реза Джалили, специалист по Ирану, почетный профессор в Институте перспективных международных исследований и развития в Женеве. Интервью с экспертом записал журналист Le Monde Гайдз Минасян.

"Из того, что нам известно на данный момент о переговорах между президентами Трампом и Макроном, со ссылкой на их совместную декларацию, представляется, что французский президент, высказавшийся за "новое соглашение", приблизил свою позицию к позиции Дональда Трампа, в отличие от того, о чем он заявил в своем интервью Fox News 22 апреля, где он говорил, что у него нет плана "Б", - сказал Джалили.

"Президент Рухани заранее оспорил легитимность нового соглашения по ядерной программе. Фактически он отбрасывает всякие "новые переговоры с целью пересмотра соглашения", подписанного после многолетних переговоров между Ираном и пятью постоянными членами Совбеза и Германией, однако это не означает того, что Исламская Республика окончательно закрывает дверь перед возможностью всяких переговоров по поводу своей региональной политики", - считает эксперт.

"Менее чем за три недели до даты 12 мая, как вы думаете, президент Макрон сможет спасти соглашение 14 июля, тем более что Россия недавно заявила, что это соглашение "не имеет альтернатив"?" - спросил журналист.

"Москва, как Брюссель и, вполне вероятно, Пекин, соглашается с тем, что нет альтернативы соглашению 14 июля 2015 года. На самом деле, я не уверен, что президент Макрон сможет спасти соглашение, но для ответа на этот вопрос необходимо дождаться 12 мая. Заявляя "Посмотрим, что я решу 12 мая", президент Трамп поддерживает атмосферу сомнения по поводу своего решения. Между тем, даже если он решит остаться в этой сделке, обоснованием его решения могут стать другие факторы, помимо французского давления, речь идет о немецком, британском давлении и особенно о его политике в отношении Северной Кореи, с которой он хочет подписать соглашение по ядерной программе. Его северокорейские собеседники могут засомневаться в надежности слова, данного США в переговорном процессе, если они в тот же момент откажутся от соглашения с Ираном", - пояснил Джалили.

"Какой смысл имело бы сохранение соглашения 14 июля с остальными подписантами, исключая США?" - поинтересовался интервьюер.

"Для того чтобы сохранение соглашения по ядерной программе после выхода США было принято Исламской Республикой, необходимы два условия. Во-первых, чтобы пять остальных стран-подписантов соглашения с Ираном отстаивали общую сильную позицию перед лицом американской администрации и чтобы они после этого реально преградили путь экстратерриториальности американских санкций, которые представляют собой огромное препятствие для развития их экономических отношений с Ираном. Нельзя терять из виду то, что главной задачей Ирана при подписании соглашения 14 июля являлась активизация его экономики. В таких условиях Иран вынужден будет еще в большей степени сблизиться с Китаем и Россией", - утверждает собеседник издания.

Иран. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 26 апреля 2018 > № 2583454


Иран. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583450

Иран будет вынужден сильнее сблизиться с Китаем и Россией

Хотя Тегеран выступает категорически против любой альтернативы текущему соглашению по его ядерной программе, он не исключает переговоров по своей региональной политике, считает эксперт Мухаммад-Реза Джалили.

Гаидз Минасян (Gaïdz Minassian), Le Monde, Франция

Мухаммад-Реза Джалили — почетный профессор Института высших международных исследований и развития в Женеве. Недавно он выпустил совместно с Тьерри Келльнером (Thierry Kellner) обновленную версию книги «Иран в 100 вопросах».

«Монд»: Президенты Макрон и Трамп не скрывают разногласий насчет соглашения с Ираном от 14 июля 2015 года. Они упоминали «новый договор с Ираном», но смогут ли они, по вашему мнению, выработать общую позицию?

Мухаммад-Реза Джалили: Если судить по имеющейся в настоящий момент информации о беседе двух президентов и их совместному заявлению, скорее всего, именно президент Франции сблизил свою позицию с позицией Трампа, выступив за «новый договор», хотя и утверждал в интервью «Фокс Ньюс», что у него нет плана «Б».

— Президент Роухани оспорил легитимность потенциального нового договора. Иран перечеркнул возможность дополнительных переговоров?

— Да, президент Роухани сразу оспорил легитимность нового соглашения по ядерной программе. Он категорически против любого пересмотра соглашения, которое было подписано по итогам нескольких лет переговоров между Ираном, пятью постоянными членами Совбеза ООН и Германией. Как бы то ни было, это не означает, что Исламская Республика раз и навсегда перечеркивает возможность дискуссии по ее региональной политике.

— Мысль о расширении переговоров с Ираном на мир в Сирии кажется вам осуществимой?

— Я считаю это невозможным в текущих условиях, потому что за сирийскую политику в иранском режиме отвечают в первую очередь стражи революции, которые считают, что находятся в позиции силы на Ближнем Востоке и что менять курс в Сирии не в их интересах. При этом стоит отметить, что эта политика чрезвычайно непопулярна в иранском общественном мнении.

— До 12 мая остается меньше трех недель. Как вам кажется, сможет ли президент Макрон спасти договор, особенно на фоне заявлений России о его безальтернативности?

— Москва, Брюссель и, скорее всего, Пекин выступают за безальтернативность соглашения от 14 июля 2015 года. Я не уверен, что президент Макрон сможет спасти договор, но точный ответ мы узнаем только 12 мая. «Посмотрим, что я решу 12 мая». Такими словами президент Трамп сохраняет неопределенность вокруг своего решения.

В любом случае, даже если он сохранит договор, на его решении могут сказаться другие факторы помимо давления Франции: речь идет о давлении Германии и Великобритании, а также его политике по отношению к Северной Корее, с которой он хочет подписать соглашение по ядерной программе. КНДР может усомниться в слове США, если они захотят начать переговоры на фоне одновременного отказа от соглашения с Ираном.

— В чем был бы смысл соглашения со всеми участниками, кроме США?

— Для принятия Исламской Республикой ядерного соглашения после выхода США необходимо выполнение двух условий. Остальные пять стран-участниц должны отстаивать общую жесткую позицию по отношению к американской администрации и оказывать противодействие экстратерриториальным американским санкциям, которые становятся серьезным препятствием для развития их экономических связей с Ираном.

Не стоит забывать, что для Ирана главной целью подписания договора был подъем его экономики. Если эта задача не будет выполняться, Тегеран не увидит смысла в сохранении договора. В таких условиях он будет вынужден еще больше сблизиться с Китаем и Россией.

— Какую роль играют в этом дипломатическом процессе Израиль и Саудовская Аравия?

— Противостояние Ирана с Саудовской Аравией после основания Исламской Республики вышло на новый уровень в последние годы после свержения Саддама Хусейна в 2003 году и арабской весны 2011 года. В конечном итоге все это привело к разрыву дипломатических отношений двух стран в январе 2016 года. Именно в такой обстановке был подписан договор о ядерной программе.

До прихода к власти администрации Трампа Эр-Рияд, судя по всему, нехотя принимал соглашение, однако с того момента в саудовских и американских позициях по этому вопросу наблюдается очень серьезное сближение. Что касается Израиля, правительство Нетаньяху всегда выступало против договора и пыталось настроить против него американскую общественность. Но в отличие от Саудовской Аравии в Израиле существуют деятели (в основном бывшие сотрудники спецслужб), которые поддерживают соглашение.

Иран. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 апреля 2018 > № 2583450


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 25 апреля 2018 > № 2586385

Состоялся телефонный разговор между Александром Новаком и Министром экономики и финансов Исламской Республики Иран Масудом Карбасианом.

Состоялся телефонный разговор между Министром энергетики Российской Федерации Александром Новаком и Министром экономики и финансов Исламской Республики Иран Масудом Карбасианом.

Как сопредседатели Постоянной Российско-Иранской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, стороны обсудили основные направления двусторонних торгово-экономических отношений, включая взаимодействие в сфере торговли и промышленности, энергетики и финансового партнерства. Отдельное внимание стороны уделили реализации проекта по сооружению ТЭС «Сирик».

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 25 апреля 2018 > № 2586385


Иран. Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 25 апреля 2018 > № 2585330

Иран решает внутренние проблемы и стремится к стратегическому союзу с Россией и Китаем

Было бы неплохо, чтобы все приграничные с Ираном страны считались бы с той новейшей реалией, до наступления которой остается не слишком много времени, и откорректировали бы свою настроенность на внешнеполитической арене, если она не соответствует совместным устремлениям Ирана, России и Китая

В последние дни из Ирана поступает немало сведений. Но эта информация в контексте того, что происходит в Армении, не может не заинтересовать. Дело в том, что, как и в Иране в конце прошлого года, когда какая-то часть населения вышла протестовать, с развитием ситуации в Ереване становится видно, что повылезали все оттенки протестности. Памятуя же о программных заявлениях того же блока «Елк», сомнений нет в политических симпатиях-антипатиях лидеров нынешнего протеста в Армении.

По сообщениям всех государственных иранских СМИ, с 18 апреля иранское правительство запретило всем госорганам использовать иностранные приложения для обмена сообщениями. Главным среди этих приложений, как оказалось, является Telegram, используемый более чем 40 миллионами иранцев как при общении, так и для торговли и политических кампаний. Каналы Telegram, работавшие от имени верховного лидера Исламской революции аятоллы Сейеда Али Хоссейни Хаменеи и вице-президента Эсхага Джахангири, уже были закрыты 18 апреля. Аятолла Хаменеи прекратил использовать приложение для обмена сообщениями Telegram в знак поддержки отечественных версий и в соответствии с национальными интересами страны. Запрет на использование иностранных мессенджеров затрагивает все государственные учреждения Ирана. Конечно, действия Ирана происходят после того, как российский суд несколькими днями ранее приказал заблокировать Telegram после того, как эта компания отказалась делиться своими данными шифрования с властями.

В марте 2018 г. иранские официальные лица заявили, что Иран заблокирует Telegram по соображениям национальной безопасности в ответ на беспорядки, произошедшие в конце прошлого — начале этого года, поскольку Telegram широко использовался деструктивными силами во время протестов. Действия против Telegram предполагают, что Иран может попытаться представить свою собственную версию приложения для обмена сообщениями. Тегеран отметил, что иностранные приложения по обмену сообщениями могут получить лицензии от властей для работы в исламской республике, если они передадут свои базы данных в страну. Как все прекрасно понимают, западные ресурсы типа Facebook или Twitter повторят деструктивную позицию ресурса Telegram. А значит, также будут запрещены. Но — в Иране. Если кто-то спросит, а при чем тут запрет на деятельность Telegram в Иране и нынешние события в Ереване, поясним — в Армении крайне немало пользователей этого мессенджера. Судя по неплохой инсценировке «внезапно вспыхнувших» деяний и инициатив, участники протестов могут пользоваться «на ходу» подобным видом связи. И если уж кто-то использовал иностранные мессенджеры для отдачи команд на синхронизацию антиправительственных акций в Иране, то, думается, вполне уместно предположить, что и в Армении сейчас происходит нечто аналогичное.

Но вернемся к Ирану. Из двух сообщений стало ясно, что сейчас под прицел западных и израильских спецслужб взяты святая святых — иранская армия и Корпус Стражей Исламской революции (КСИР). 19 апреля высшее командование КСИР выступило с особым заявлением, в котором осудило «раскольнические разногласия и заявления отдельных лиц страны», заявив, что сохранение национальной безопасности и институционализация региональной власти Ирана являются «результатом подлинной охраны исламской революции». Историческая память иранской нации свидетельствует о том, что за последние 40 лет КСИР сыграл решающую роль в различных областях: от противодействия контрреволюционным элементам по всей стране в послереволюционную эпоху и борьбы на полях сражений в течение 8-летней войны с Ираком до создания строительства и оказания помощи обездоленным людям в пострадавших районах.

В заявлении говорится: «В настоящее время КСИР превратился в крупного и эффективного игрока в уравнении безопасности в Западной Азии в условиях рискованной и угрожающей ситуации, с которой сталкивается Иран… Поражение ДАИШ (т.е. «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и нейтрализация крупного заговора высокомерных держав и сионистов, направленного на ведение прокси-войн в Сирии и Ираке, и иллюзия распространения его на Иран, являются результатом стратегических мер КСИР. Если бы не сопротивление КСИР, революционная разведка, мудрое командование Сил Аль-Кодса [спецназ КСИР — прим.] и защитников святынь, то сегодня не только регион, но и наша дорогая родина Иран были бы центром концентрации ДАИШ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и пехотинцев США и их западных и арабских союзников, — говорится в заявлении. — Но сегодня ДАИШ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) не только рухнул, но и его региональные и международные спонсоры ищут способ сохранить свое лицо, несмотря на то, что крупный заговор является результатом стратегий их разведслужб. КСИР осуждает расистские меры и замечания некоторых лиц, которые стремятся подорвать эту силу. КСИР всегда соблюдает идеалы Исламской революции, а также руководящие принципы верховного лидера Аятоллы Хаменеи и считает свои успехи за последние десятилетия обязанными его основной стратегии».

Итак, какие-то круги, причем внутри Ирана, попытались бросить тень на приверженность КСИР «идеалам Исламской революции». Причем была и попытка вбросить тему о многонациональности как Ирана, так и личного состава КСИР, коли в заявлении осуждаются «расистские меры и замечания некоторых лиц». Попытки дробить иранское общество по этническому принципу предпринимались и ранее, даже на стадии осуществления самой Исламской революции, и история подобных попыток Запада и Израиля насчитывает не одно десятилетие. То, что командование КСИР резко говорит об этом в апреле 2018 г., свидетельствует о том, что изобличены и арестованы те лица, которые отмечены в заявлении, хотя их имена и не названы. А уже 21 апреля, как сообщает IRNA, выступила и армия. На церемонии, состоявшейся в столице Ирана в память защитников святых мест, командующий иранской армией Абдолрахим Мусави заявил: «Иранская армия продолжает сотрудничество с КСИР до тех пор, пока гегемонистская система в мире не рухнет, а сионистский режим не будет уничтожен. Уничтожение сионистского режима, несомненно, произойдет не более чем через 25 лет». Далее Мусави подчеркнул, что КСИР, исходя из своих обязанностей, должен бороться с различными видами угроз в отношении экономических, культурных и политических средств против страны и что КСИР несет ответственность за защиту Исламской революцию 1979 г. во всех сферах.

Заявление крайне важное, учитывая иранские реалии и то, что в последние годы США и Европа значительную часть своих обвинений по Ирану направляли именно против КСИР. Даже зимой в ряде заявлений высших должностных лиц из США, ЕС и Израиля явно виделось, что потенциальные военные противники Ирана лелеют мечту взрастить недоверие иранского общества к КСИР. И значительная часть надежд Запада была связана с тем, чтобы посеять рознь и вражду между КСИР и регулярной армией Ирана. Что удивительно — даже в Армении прозападно настроенные пользователи ряда социальных сетей в обсуждениях между собой проговаривались о том, что, мол, вот-вот в Иране армейские офицеры свергнут и аятоллу, и КСИР придавят и так далее. Скажем сразу — были случаи, когда в прошлом между армией и КСИР в действительности бывали острые споры. Но не конфликты — в основном речь шла о том, чья заслуга в победе над Саддамом Хусейном была больше и, следовательно, кто более привержен ценностям Исламской революции. Для преодоления споров и недопонимания в свое время аятолла Хаменеи своим решением учредил особый пост — командующего Всеми вооруженными силами страны, т. е. армией-флотом и КСИР. Долгие годы этот пост возглавлял заслуженный участник ирано-иракской войны Сейед Хасан Фирузабади — он устраивал всех, и регулярную армию, и КСИР, и духовенство, и политические круги.

Теперь другой признанный заслуженный иранский генерал-майор — Мусави вслед за заявлением КСИР ясно дал понять, что расчеты на рознь между армией и КСИР тщетны. Как минимум 25 лет — до «уничтожения сионистского режима», — сотрудничество и взаимодействие армии и КСИР не будет нарушено. Вторая цель, указанная Мусави, — «разрушение гегемонистской системы в мире», т. е. подрыв позиций США, сроком, как мы видим, не ограничена. Но мы получили доказательство не только того, что Запад возобновил попытки вбить клин между армией и КСИР Ирана. Мы теперь видим, что благодаря генерал-майору Мусави армия не подвергает сомнению высокий статус КСИР в иранском обществе и признает роль Корпуса в «защите Исламской революцию 1979 г. во всех сферах» более важной и ответственной, чем просто защиту внешних границ Ирана и безопасность его населения и инфраструктуры, чем и заняты регулярные вооруженные силы.

(Как сообщает Tehran Times, командующий Корпуса стражей Исламской революции Мохаммад-Али Джафари встретился в понедельник, 23 апреля, с командующим армией Абдолрахимом Мусави. Во время встречи генералы выразили удовлетворение относительно провала заговора врагов по созданию разногласий среди иранских вооруженных сил. Два главных генерала подчеркнули важность братских отношений между разными структурами вооруженных сил, заявив, что совместное взаимодействие между КСИР и армией может помешать врагу - примечание ред. IRAN.RU).

Таким образом, иранская армия и КСИР подтвердили единство своих целей и намерений. Это в первую очередь отстаивание курса на невозвращение на западные рельсы развития. И, во-вторых, это усиление противостояния США и Израилю в регионе. Обратим внимание — находившийся в Тегеране с 4-дневным официальным визитом заместитель вице-президента Ирака шиит Нури Аль-Малики заявил, что сегодня мир видит и констатирует единство и солидарность между двумя дружественными и братскими странами, Ираном и Ираком. Фраза «единство Ирана и Ирака» — это крайне не свойственная Ближнему Востоку реалия, несущая в себе существенные угрозы интересам Запада и Израиля. И из нее понятно, на что будут направлены в ближайшем будущем в том числе и усилия регулярной армии и КСИР Ирана, как главных союзников обновленной, в основном шиитской по составу, армии Ирака и иракских шиитских ополчений. Однако мы же не близоруки — отмеченные силы и «крупные и эффективные игроки в уравнении безопасности в Западной Азии» идут в Сирию и Ливан как минимум. На это наталкивает и сообщение последних дней о том, что соответствующие стороны готовятся ввести в эксплуатацию сплошную шоссейную коммуникацию, которая свяжет Иран, Ирак, Сирию и Ливан… Войска перебрасывать станет в разы легче.

Другие сообщения отчетной недели из Ирана не менее интригующие. Так, в Тегеране с визитом находилась представительная китайская делегация. Член Совета по определению целесообразности Ирана, главный советник аятоллы — Али Акбар Велайяти заявил на переговорах, что, «к счастью, связи двух стран наращиваются» и что «отношения между Ираном и Китаем носят стратегический и конструктивный характер». Китайская сторона в ответном слове отметила, что «отношения Ирана и Китая начались тысячи лет назад, и Шелковый путь связывает обе страны». Было выражено удовлетворение тем, что лидер Китая посетил Иран в 2016 г. и выразил надежду на расширение двусторонних связей.

Вслед за этим председатель ядерной комиссии Меджлиса (иранского парламента) Моджтаба Зоннури на совместной конференции по ядерному сотрудничеству между Ираном и Китаем сказал: «Тегеран и Пекин провели переговоры по строительству небольшой атомной электростанции в Иране». Конференция эта была организована Китаем, и в ней приняли участие представители стран группы «Большая шестерка» из переговоров с Ираном по ядерной программе. «Конференция была очень плодотворной, обе стороны представили свои мнения по ядерному сотрудничеству», — добавил он, рассказав о том, что иранская делегация также посетила китайские атомные электростанции и что вопрос о строительстве атомной электростанции в Иране приветствуется Китаем. И если анонсированное строительство АЭС китайцами начнется, то это станет лучшим доказательством того, что ирано-китайские отношения действительно стратегического характера и значения. Это обстоятельство придется иметь в виду не только врагам, но и друзьям и партнерам Ирана — в том числе и в Закавказье. На наших глазах зреет и развивается абсолютно новая реалия — это уже не поставки сырой нефти и природного газа из Ирана в КНР. Это и присутствие Китая в ядерной сфере Ирана. Так что желающие дальнейшего углубления «интеграции» Закавказья с Западом должны будут иметь в виду — говоря Иран и иранские перспективы, отныне придется учитывать, что при слове «Иран» в сознании должны всплывать не только фрагменты из длинного списка ирано-российского сотрудничества (АЭС, поставки вооружений, Сирия и т.д.), но и отчетливая картина ирано-китайского ядерного взаимодействия.

Хочется также выделить и информацию, касающуюся ирано-российских отношений. На первый взгляд, это не имеет отношения к политике. Но обратим внимание — переговоры носили официальный характер. Министр образования Ирана Сейед Махди Батаи, находившийся в Москве по приглашению своего российского коллеги для участия в международной выставке под названием «Новая образовательная экосистема», в ходе встречи с главой Комитета по образованию и науке Госдумы России Вячеславом Никоновым предложил, чтобы Иран и Россия добавили иранский (фарси) и русский языки в учебную программу своих школ. Батаи сказал, что иранское правительство планирует прервать монополию английского языка: «Политика правительства в области образования заключается в том, чтобы сломать монополию английского языка в качестве второго иностранного и подключить другие иностранные языки, в частности русский язык».

Иранский министр сказал, что он уже сделал это предложение министру образования России Ольге Васильевой и объявил, что, если в русских школах будет преподаваться язык фарси, Иран тоже может добавить русский язык в учебную программу иранских школ в соответствии с Меморандумом о взаимопонимании, подписанным обеими странами. Он сказал, что во время своего визита в российскую школу он с сожалением узнал, что никто из учеников ничего не знает об Иране, добавив, что, реализуя этот план, русские будут лучше знать об Иране. Со своей стороны, Никонов приветствовал предложение иранского министра и сказал, что в настоящее время фарси преподается лишь в некоторых вузах России. При этом парламентарий высказал мнение о необходимости подумать над внедрением обучения фарси в школах по аналогии с китайским языком, который в некоторых общеобразовательных учреждениях изучается в качестве второго иностранного языка. «Нужно подумать, как сделать фарси частью нашего образования», — заключил Никонов.

Не станем объяснять, кто такой в палитре российской политики и экспертного сообщества господин Никонов. Как и не станем фантазировать на тему, почему это в апреле 2018-го министры образования РФ и Ирана говорят о преподавании в качестве второго иностранного языка в России языка фарси, а в Иране — русского языка. Просто напомним, что еще в начале апреля посол Ирана в России Мехди Санаи отметил, Иран и Россия как глава Евразийского экономического союза, достигли соглашения о льготных тарифах, и теперь они готовы к подписанию соглашении в ближайшее время. Он же заявлял, что членство Ирана в ЕАЭС окажет существенное влияние на облегчение региональной торговли, поскольку сокращение таможенных тарифов облегчит торговый обмен между Ираном и странами — членами союза. «Иран, по всей вероятности, присоединится к союзу: Иран и Россия провели экспертные переговоры в ходе 14-го заседания постоянной российско-иранской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, которое состоялось в марте», — добавил иранский посол.

Было бы неплохо, чтобы все приграничные с Ираном страны считались бы с той новейшей реалией для целого ряда регионов, до наступления которой остается не слишком много времени, и откорректировали бы свою настроенность на внешнеполитической арене, если она не соответствует стратегическим и иным совместным устремлениям Ирана, Китая и России. Предупреждение относится и к властям, и к оппозиционерам стран — соседей Ирана. Учитывать можно начать ну хотя бы проверкой того же ресурса Telegram — благо что и повод есть…

Сергей Шакарянц

Иран. Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 25 апреля 2018 > № 2585330


Армения > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583180 Максим Шевченко

РЕДЬКА

В Армении продолжается смута

Редька - двухлетнее огородное растение со съедобным толстым суживающимся корнем, имеющим острый вкус и запах. Хрен редьки не слаще (пословица). Надоел хуже горькой редьки (поговорка) — очень, чрезвычайно надоел.

Д. Н. Ушаков. Толковый словарь русского языка.

Армения полыхает. Ереван, Гюмри, протесты, демонстрации, шествия, попытки блокады правительственных зданий, жёсткие ответы власти.

После избрания Сержа Саргсяна премьер-министром лидер оппозиции Никол Пашинян заявил о начале «мирной революции» в Армении. 18 апреля Пашинян призвал начать массовые сидячие забастовки в зданиях госорганов, «чтобы в этих организациях не нашлось места для чиновников Сержа Саргсяна». Противники Саргсяна перекрыли входы в правительственные здания в Ереване, что привело к новым стычкам с силовиками и задержаниям активистов. Полиции

Проще всего было бы сказать, что это новое издание киевского Майдана, за этим стоят американские и английские спецслужбы. Но не всё так просто. В составе парламента Армении представлены исключительно гипербуржуазные право-консервативные, прозападно-либеральные, а порой даже профашистские партии. Даже намёка нет на левые партии, хранящие память о СССР и выражающие интересы большинства народа. Клоунадно-популистский «Блок Царукяна» с идеями вроде отмены дорожных радаров — не в счёт. А вишенка на торте – это назначенный после конституционной реформы (именно назначенный 9 апреля, а не выбранный народом) новый президент Армении — Армен Саркисян. Это не просто прозападный человек: это, собственно, западный человек и есть. Притом, во всех смыслах – социальном, политическом, религиозном. Он гражданин Великобритании, руководитель Европейской католической общины Армении, бывший посол Армении в Ватикане, Бельгии и Великобритании. И таким образом не очень понятно, за что борются протестующие. Если за «западные ценности» — так Армения и так с лихвой их хлебает.

Экспертные оценки

Максим Шевченко

В армянской смуте сошлись несколько факторов. Первый фактор — это нищета, чудовищный произвол сверхбогатых людей по отношению к бедным трудовым массам армянского народа. Социальная пропасть между хозяевами Армении и армянским народом просто невероятна. При этом власти используют, конечно, национализм, войну, разного рода клерикальные, как бы поповские инструменты манипуляций народом. То есть на самом деле — фашизацию. Фашизация, естественно, будет всегда применяться для того, чтобы удержать власть сверхбогатых в ситуации абсолютной социальной несправедливости. Но мы знаем, что сами по себе люди не восстают из-за плохих условий жизни, в конце концов многие армяне бедствуют, нищенствуют и вынуждены уезжать в Россию. В основном массово мигрируют в Краснодарский край или на Северный Кавказ.

Второй фактор тот, что Армения является российским военным плацдармом. На её территории находится военная база, Армения является очень важной коммуникацией с Ираном. Не только для России, но и для Ирана Армения — очень важная страна. И безусловно, свержение нынешнего режима (который хороший не потому, что он хороший сам по себе, а потому, что просто находится в определённой парадигме российско-иранской политики) — это задача Запада, в частности, Великобритании. Армянская диаспора, которая живет в Америке и Западной Европе — могучая сила, очень серьёзный проводник. Мы все считали государство Армения инструментом российской политики, но армянство в целом совершенно не настроено в пользу России. В целом, можно сказать, что государство Армения, которое возникло из советской республики Армения — лишь маленькая часть армянского мира. А Эчмиадзин — это далеко не единственный религиозный центр, мы знаем ещё несколько католикосатов, Киликийский католикосат, например. И достаточно видеть, как армяне, представители разных католикосатов и патриархатов, дерутся между собой в храме Гроба Господня на Пасху, в каждую Страстную Седмицу — чтобы понять, что никакого единства там нет.

И армянство, которое опирается на Запад, на Калифорнию, или на Францию, или на Великобританию, включает очень серьёзные и влиятельные фигуры, которые, естественно, руководствуются интересами тех государств, в которых армяне процветают и в которых они живут. Это США, Великобритания и Франция, именно те государства, которые бомбили не так давно Сирию, между прочим.

Естественно, уничтожение современной Армении как иранского и российского плацдарма, как сухопутной коммуникации между Россией и Ираном, желательно Западу. Будем откровенны: если мы преодолеваем Верхний Ларс, до Армении ехать по территории Грузии 2,5 часа, а дальше уже, считай, попал в Армению — попал в Иран. Это, конечно, крайне важный и значимый момент.

Не исключаю, что в этих беспорядках принимает участие и Азербайджан, которому, естественно, тоже выгодно, чтобы современный националистический режим в Армении испытывал серьёзные проблемы. И принимает участие, конечно, не с точки зрения интересов Азербайджана, а с точки зрения интересов западных партнёров. Сегодня Азербайджан находится в блокаде, полностью зависит от российской политики и от израильской воли и, конечно, хочет выбраться из-под этого колпака. Изменение ситуации в Армении, превращение её из проиранского, пророссийского государства в проамериканское, пробританское и профранцузское, может, конечно, сильно облегчить современное положение Баку.

Но главная версия — мы наблюдаем ответ на российское присутствие в Сирии. Поскольку, если в Армении будут серьёзные беспорядки, если Армения будет втянута в серьёзные внутриполитические проблемы, это может серьёзно ударить по российскому присутствию в регионе Кавказа и Малой Азии. Армения является буферным, транзитным государством, с точки зрения геополитики она, естественно, нужна России. Потеряв современную Армению и не имея другой опоры на Кавказе, российская армия лишится коммуникации, лишится возможности операций.

Надо ещё рассматривать ситуацию в контексте перевода Каспийской флотилии из Астрахани в Махачкалу, в Каспийск, то есть на Кавказ — пусть и небольшой флотилии, но пуляющей ракеты «Калибр» по Ближнему Востоку, И это, конечно, серьёзный геополитический шаг.

Что первично с точки зрения диалектики в возникновении подобного рода бархатных или оранжевых революций? Что здесь основное, где то звено цепочки, за которой вытягивается вся проблема? То, что власти на постсоветском пространстве действительно зарвались — несомненно. В России, например, в режиме санкций возникли десятки новых долларовых миллиардеров, а о доходах членов правительства сегодня не говорит только ленивый. То же самое байство в ещё худшем варианте происходит и на всех других территориях СССР. Первично байство — или всё-таки западные спецслужбы?

Это одно и то же. Режим бюрократического либерал-фашистского правления, который создан на постсоветском пространстве, создан Западом, западными спецслужбами. Все «патриотические» вопли, исходящие сверху, не стоят и гроша, потому что на самом деле главный интерес правящих элит — это вписаться в большой Запад. Если ты вписался в большой Запад, если тебя признали частью большого Запада и при этом не объявили агентом КГБ или ещё кем-нибудь нерукопожатным, и ты прошёл чистку и все люстрации и стал частью западного элитного пространства — считай, что жизнь твоя удалась и ты «приехал».

Понятно, что бывшим сотрудникам КГБ, как и какому-нибудь Порошенке (который тоже, на мой взгляд, был агентом КГБ — он просто перебежавший агент), нет шансов просто так вот войти в западную элиту. Поэтому они пихаются локтями, надувают щёки, изображают из себя страшных патриотов, а на самом деле просто лелеют интересы узкой группы сверхбогатых, которые хотят распоряжаться этими территориями по мандату мирового порядка, мирового режима, находящегося в первую очередь в Вашингтоне, Лондоне и Париже. И это принципиально для понимания сути происходящего.

Поэтому никаких различий классовой сущности между правителями Москвы или Еревана по большому счёту нет. Основное для них — сохранение своей власти и своих потомков во власти. То есть, сын прокурора должен стать как минимум прокурором или кем- то ещё большим, возникают «трудовые династии» правителей. Но при всём при этом Запад, естественно, хочет поставить их на место, показать им, кто они такие и где они должны находиться. Это чисто бизнес-конфликт. Допустим, местные элиты распоряжаются на данный момент 90% полезных ископаемых на территории того или иного государства. А Запад хочет понизить их долю до более миноритарной, допустим, чтобы у них было 30%, а 70% принадлежало западным компаниям. То есть включён режим неоколониализма. И в этой ситуации правящая элита России или Армении вроде как выглядит чуть ли не борцами против колониализма. Это, конечно, совсем не так. Это просто управляющие, которые пытаются выторговать себе большую зарплату от подлинных колониалистов и при этом играют в некую геополитическую самостоятельность, что, конечно, смешно.

Конкретно об армянах. Армянство больше, чем Армения, в 100 раз. Современная Армения — это сконструированная Российской Империей территория, на которую свозили христианское армянское население из Османской империи. До революции там армян было меньше, чем мусульман. Шёл обмен населением — мусульман отправляли на одни территории (например, грузин-мусульман, которые жили на территории Еревана), христиан на другие. Ереван был тюрко-ирано-христианским городом, там было очень мало христианского населения. Вообще, родина армян — это Северная Сирия и современная Южная Турция (Киликия). Государство Армения создано Российской Империей целиком и полностью. Во время Первой мировой войны министр Сазонов подписал меморандум, которым должно было быть создано Царство Армянское под эгидой Российского императора. Сегодняшняя политика России зачем-то продолжает делать ставки на христианское население. Хотя это христианское население, как мы видим на примере нового президента Армении, бывает католическим, бывает каким-то ещё. И совершенно не видит для себя ни Российского императора, ни Путина в роли покровителя и защитника.

Это всё диалектические явления. Поэтому я считаю, что иранцы и Иран для России потенциально гораздо ближе, чем григорианская Армения с католиком-президентом.

Что и как в этой ситуации можно сделать, чтобы помочь тем армянам, которым мы считаем своими, советскими людьми? Прежде всего, понимать, что никаких «армян вообще» не существует. Это абсолютно навязанная нам фашистская идиома, так как нет «вообще русских», нет «вообще татар», нет «вообще армян». Есть армяне—эксплуататоры, которые пьют кровь из трудового армянского народа, и с такими армянами нам совершенно не по пути — мне, например. А есть армяне, которые, естественно, являются братьями, потому что это рабочий народ, потому что это люди труда, интеллигенция, музыканты и другие люди искусства, крестьяне, инженеры. Это достойные люди, у которых отняли будущее и заменили его каким-то убогими националистическим мифом, за который они должны отдавать свои жизни. Поэтому первый тезис таков — никаких «вообще русских», никаких «вообще армян», никаких «вообще азербайджанцев». В каждом народе есть глупые и умные, трусы и храбрецы, есть люди, которые считают возможным для себя грабить других людей, есть люди с другой этикой. Мне кажется, что этика должна быть первична по отношению к крови, нации, религии и иным формам идентичности. Потому что этика является личным выбором человека, особенно если это этика личностная, затрагивающая человеческую душу.

Я считаю, что те армяне, которые жили в Советском Союзе или происходят из Советского Союза, безусловно ближе к нам, ближе к современной России, чем армяне, которые всю жизнь прожили в Киликии, во Франции или в США. Безусловно, надо уметь с этими армянами работать. Но проблема в том, что олигархическо-бюрократическое российское государство работает с такими людьми, как Варданян, как Абрамян — то есть миллиардерами. Власти РФ привыкли работать с миллиардерами, а не с народами. Когда говорят, что армяне наши союзники — не верьте. Союзники нашего режима — миллиардеры, которые правят армянским народом, подавляют его и эксплуатируют, и говорят от имени армянского народа.

Без серьёзных социальных перемен, без установления подлинного народного государства никаких нормальных взаимоотношений не будет ни у каких народов. Олигархи, крупные бизнесмены, мировые спекулянты будут разводить и стравливать народы. А сами жить без конфликтов. Думаю, когда-нибудь мы узнаем, что армянские олигархи вполне взаимодействуют с олигархами азербайджанскими. Хотя на фронте, в Карабахе азербайджанцы и армяне убивают друг друга и совершают военные преступления разного рода. Поэтому всеобщая проблема — варварский, чудовищный, разбойничий капитализм, одной из форм которого является националистическая пропаганда, которую нам навязывают со всех сторон. Ответом на это может быть только советская власть и восстановление проекта справедливого общества, который, к сожалению, у нас временно был прекращён. Подчёркиваю — временно, это позиция, которая безусловно является национальной идеей русского народа и которую безусловно поддерживают другие народы, в том числе лучшая часть армянского народа.

Исторически нам необходимо восстанавливать Советский Союз и нести народам освобождение от ига варварского колониализма и капитализма, который тут построен. Но нынешняя власть в России этого сделать не может, она в этом не заинтересована. Совершенно не заинтересованы ни в каком справедливом обществе и в Армении.

Более того, когда на Донбассе левые силы, народно-патриотические силы поднимались в начале войны, то у Москвы была позиция их душить и давить под лозунгом «Не надо чесать, где и без того чешется». Лучше передать Донбасс на откуп какому-нибудь Курченко, чем поддержать по-настоящему народную советскую власть на Донбассе, которая единственная смогла бы освободить всю Новороссию, Левобережную Украину и, может быть, даже Правобережную Украину. И при этом не эксплуатировать тезис русского национализма и не ссориться с украинским народом. Но Москве этого не надо, потому что интересы Москвы — это олигархические связи, интересы Москвы — это бизнес-геополитика.

Понятно, что всех нас будут в это дело втягивать. Понятно также, что значительная часть армянского народа не довольна Сарксяном и Саркисяном. Это ещё имеет и региональное значение — власть карабахской группировки (которая на российских штыках пришла к власти в Ереване по большому счёту — будем отдавать себе отчёт), надоела армянскому народу очень сильно. Но хрен редьки не слаще. Именно потому и происходят оранжевые революции, что режимы, которые генетически восходят к 90-м годам (а Сарксян оттуда родом, из Карабахской войны), настолько себя дискредитируют коррупцией и произволом, что на их фоне даже какие-нибудь Саакашвили и Порошенко по первому разу приветствуются народом. Потом люди понимают, что хрен редьки не слаще. Что марионетка Лондона или Парижа ничуть не лучше, чем марионетка московских элит. Поэтому надо в корне менять ситуацию. Не геополитически относиться к этому вопросу, а политически.

Если в Армении во время этого Майдана будет заметен народный левый протест, который поднимет идею социальной справедливости, его надо поддержать всем русским патриотам — особенно тем, кто поддержал Павла Грудинина.

Если это будет очередной конфликт между разными векторами армянского национализма, ориентированного либо на Москву, либо на Париж, то, на мой взгляд, русскому человеку, нормальному патриоту там делать нечего.

А армяне говорят по-русски, когда хотят, чтобы их понимали. А когда не хотят, чтобы их понимали, переходят на армянский. Ни большинство из вас, ни я армянского не знаем, при всей любви к Араму Хачатуряну. И мы не поймём, о чём они говорят.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583180 Максим Шевченко


Украина. Россия. Турция. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583179 Ольга Четверикова

РАСКОЛ

Киев объявил о договорённости с Константинополем в создании поместной украинской церкви

Раскол - действие по глаголам расколоть, раскалывать, расколоться, раскалываться. По вопросу о членстве в партии произошел на II съезде РСДРП (в 1903 г.) раскол между большевиками-ленинцами и оппортунистами-меньшевиками. Религиозное движение в России в середине 17 века, закончившееся образованием ряда сект. Одним из вождей раскола и главным противником нововведений патриарха Никона был протопоп Аввакум. Вероучения этих сект, то же, что старообрядчество. Перейти в раскол. «Горсточку русских сослали в страшную глушь за раскол» (Некрасов).

Д. Н. Ушаков. Толковый словарь русского языка.

Русская православная общественность встревожена. Стало известно, что уже больше недели назад, 9 апреля, Порошенко в Турции встречался не только со светскими властями, но и с патриархом Константинопольским Варфоломеем, который именуется Вселенским патриархом, а также членами синода Константинопольской Церкви. И переговоры с епископами шли целых семь часов — значит, было о чём поговорить.

А 17 апреля Порошенко выступил перед Радой и сообщил следующее: «У меня для вас радостная новость. На сегодняшний день Украина как никогда близка к появлению собственной автокефальной поместной церкви. Это засвидетельствованная позиция Вселенского Патриарха и членов синода. Я не могу вам сразу раскрыть все детали этой встречи, но есть абсолютно необходимые ключевые моменты, которые могут обеспечить этот процесс. Слава Украине! Христос воскрес!».

Буквально за час до встречи Порошенко с руководителями Рады украинские СМИ со ссылкой на источники в администрации президента сообщили, что договоренность Украины с Варфоломеем действительно достигнута.

Представитель Украинской Православной Церкви Московского патриархата (УПЦ МП) протоиерей Николай Данилевич считает, что инициатива Киева о единой поместной церкви закончится «большим пшиком».

Иллюстрация: Василий Перов, «Никита Пустосвят. Спор о вере».

Экспертные оценки

Ольга Четверикова

С точки зрения законов, уставов, традиций православной Церкви, то, что сказал Порошенко о поддержке Константинопольским патриархом скорого создания легитимной украинской автокефалии — совершенно невозможно. Но, с другой стороны, мы видим, как рухнули все казавшиеся незыблемыми политические международные установления, и стало возможно всё. Есть ли какие-то черты в личности патриарха Варфоломея, которые позволяют предположить вероятность нарушения им тысячелетних канонов? Например, говорят о том, что Варфоломей — масон.

Действительно, есть много утверждений, что он является членом масонской ложи, но нет открытых источников, безусловно подтверждающих это. Я, как учёный, всегда должна указать источник, на основе которого мы могли бы это утверждать. Есть признания людей, которые имели какое-то отношение к деятельности Варфоломея или как-то пересекались с ним. Так или иначе Константинопольский патриархат тесно переплетён и связан с американскими правящими структурами и с американскими теневыми структурами. Естественно, все их члены так или иначе состоят в каких-то закрытых организациях. К тому же Варфоломей изначально всегда отличался своей экуменической позицией. Более того, он является теоретиком «экологического православия». Мы знаем, что экология теснейшим образом связана с оккультным движением «Зелёное православие». Поэтому не случайно документы, разработанные Константинопольским патриархом, связанные с экологической перестройкой, один к одному пересекаются с экуменической энцикликой папы Римского, который фактически использует те понятия, которые приняты в оккультном движении «New Age». Так что тут речь идёт о том, что в основе мировоззрения и папы Римского, и Варфоломея лежит оккультное эзотерическое учение, гностическое учение. Так что — да, это люди одного психологического типа, это люди одного искажённого духовного строя, которые тесно завязаны на оккультную глобальную верхушку. А это факт.

Поэтому Варфоломей играет важную роль. Именно ему изначально, когда он пришёл к власти, уделяли такое большое значение, поскольку он должен был утвердить во всемирном православии положение о православном «папе», встать во главе всей православной Церкви и таким образом добиться реализации фактического союза между католицизмом и православием. Но, поскольку с приходом патриарха Кирилла и с началом реализации экуменической линии в Русской Православной Церкви процессы пошли намного быстрее, нежели, наверное, ожидалось, то значение Варфоломея стало падать. Это очень сильно проявилось в ходе подготовки к Критскому собору, на который должен был приехать патриарх Кирилл, но не приехал, потому что там должно был быть открыто заявлено первенство Константинопольского патриарха.

Но сегодня он снова востребован. Дело в том, что автокефалия УПЦ невозможно без утверждения этого на совместной встрече патриархов. Сделать это невозможно, потому что патриарх Кирилл, естественно, официально не может пойти на признание того, что часть русской Церкви должна отделиться. Поэтому это должен сделать Константинопольский патриарх, и тогда вся критика, все осуждения падут на него.

Хотя на самом деле это большая игра, за которой стоит Ватикан. И основное внимание надо уделять не Константинопольскому патриарху, а именно Ватикану — папе Римскому Франциску.

Мы видим, что начало союза, которое было положено на Гаванской встрече патриарха Московского и папы Римского, не только имеет свое продолжение — союз укрепляется. И ярким примером этого стал недавний телефонный разговор между папой Франциском и патриархом Кириллом, который стал беспрецедентным, потому что они говорили фактически как президенты. Так обычно рассказывают о телефонных разговорах между президентом США и президентом России. Всё это было сделано в связи с бомбёжками в Сирии. Мы прекрасно знаем, что никакие заявления, никакие инициативы папы Римского никоим образом не повлияли на изменение ситуации в Сирии, напротив — ситуация там только ухудшается, война обостряется. Сегодня там положение ещё более критическое, нежели было до того, как папа Римский начал говорить «о необходимости мира». Но для чего всё это делается? Это всё является поводом для осуществления экуменического единства. Давайте вспомним: в 2014 году, когда в Рим приехал Шимон Перес, впервые был поставлен вопрос о том, что ни ООН, ни другие международные политические организации не могут разрешить проблему борьбы с терроризмом, не могут решить проблему установления надёжного стабильного мира. Поэтому эту роль должен взять на себя папа Римский, который должен встать во главе Организации Объединённых Религий. Тогда эта идея прозвучала впервые. Папу Римского стали изображать как духовного главу мирового сообщества, как всемирного религиозного лидера. И эти же мотивы, как мы слышали, прозвучали в ходе телефонного разговора Франциска и Кирилла. Тоже говорилось о том, что ООН не в силах и не способна эти вещи решить — значит, это должны взять на себя религиозные лидеры. Только учитывая, что уже давно готовится признание первенства папы Римского первым в церкви, которую экуменисты называют «единой христианской церковью», то мы можем понять, как ситуация будет развиваться дальше.

Поэтому «православный» Варфоломей — это просто прикрытие. Будут валить все шишки на него, что он раскалывает, что он утверждает незаконную автокефалию — на самом деле за этим стоит Ватикан. И наше внимание не должно отвлекаться на тактические вещи, мы должны видеть стратегические планы. Поэтому сейчас нужно говорить о той разрушительной для Русской Православной Церкви политике, которую проводит Ватикан. Это ему необходимо для того, чтобы подвести под свою власть все церкви. Потому что Константинопольский патриарх уже давно находится под фактическим контролем папы Римского. Он признает папу в качестве главы; «реформаторам» необходимо, чтобы это теперь признали и другие поместные православные Церкви.

Мы живём в ситуации чудовищной клоунады, где и реальным миром, и миром в церковном смысле правят бешеные клоуны, которые на самом деле не имеют ни малейшего отношения к христианству, являются ставленниками, пропагандистами и последователями оккультных практик, а в политическом и финансовом плане завязаны на глобальных ростовщиков.

Религия сегодня используется как политический инструмент. И на примере Украине это особенно ясно видно. Военные действия против Донбасса не прекращаются 4 года. Сейчас началось новое, уже очень серьёзное наступление. Политическая, военная и религиозная составляющая всех этих событий запускаются одновременно. Что касается Ватикана, то надо сказать, что он несёт прямую ответственность за содействие развязыванию Майдана. Сначала для этого использовали греков-католиков — униатов. Потом стали утверждать, что униаты действовали сами по себе, что их деятельность мешает союзу между Ватиканом и Русской Православной Церковью. Хотя на самом деле униаты — это всего-навсего инструмент Ватикана, поэтому действовать самостоятельно они не могут. Теперь, после победы на Майдане, Ватикан установил тотальный контроль не только над Украиной, но и над теми областями, которые мы сегодня называем Донбассом — речь идёт о двух народных республиках. Два года назад начала реализовываться программа папы Франциска «гуманитарной помощи для Украины», в соответствии с которой в Донецк и Луганск стали посылать соответствующих агентов, деятелей, которые стали собирать всю информацию, касающуюся жизни наших людей на Донбассе. Под нашими я имею ввиду граждан Донбасса, русских людей. Дальше происходит очень интересная вещь. Католическая церковь начинает устанавливать свой контроль под видом реализации гуманитарной помощи и рассматривает территорию Донбасса как каноническую территорию католической Церкви. Более того: об этом у нас не говорят, но Ватикан не признал воссоединение Крыма и России, он рассматривает Крым как территорию Украины. Более того, в одной из передач директор католического радио «Мария» стал называть территорию Крыма оккупированной. Поэтому епископ, который сегодня находится в Симферополе, , канонически принадлежит территории Одесского католического епископства и юридически принадлежит к конференции епископов Украины. Всё, что происходит в том регионе, непосредственно касается Ватикана, который контролирует ситуацию. И поскольку речь идёт о том, что Папа Римский готовит признание себя в качестве главы «единой церкви», и это осуществляется через богословскую комиссию между РПЦ и Ватиканом, то понятно, что отделение православной Церкви на Украине от РПЦ необходимо для того, чтобы облегчить соединение православных и католиков на Украине. Поэтому нужно говорить о главном, нужно говорить об этой программе, а всё остальное — это механизмы реализации, не надо их рассматривать отдельно, сами по себе.

В принципе, сегодня уже ничему не надо удивляться, потому что так же, как очень быстро, без всякого обсуждения произошла встреча между папой Римским и патриархом Московским, точно так же — я хочу об этом предупредить — может произойти приезд Франциска в Россию. С точки зрения духовной это будет катастрофа, потому что мы знаем, что будет с той землёй, куда ступила нога папы Римского.

Как поступит руководство УПЦ МП, в принципе способное остановить раскол русской Церкви? Нужно понимать, что сейчас на Украине происходят страшные события. Там убивают за «неправильное» слово. Осуществляется сильнейшее политическое давление, сильнейший шантаж. Идёт перестройка сознания у людей. Когда мы здесь в более спокойной обстановке даём оценку событиям, то мы себе не можем представить, в какой ситуации сейчас находятся жители жители Малой Руси. Поэтому просто хочу ещё раз подчеркнуть: дело не в том, какую политику ведут рядовые или офицеры — дело в том, какой курс взяло руководство. Всё, что происходит сегодня с нашей Церковью, связано с нынешней политикой Московского патриархата, который взял курс на союз с Ватиканом. И пока не будет дана оценка этой основной линии, всё остальное не имеет никакого значения, потому что всё остальное — это проявление ключевой стратегической линии. Когда произошла Гаванская встреча, вы помните, как поднялось движение среди православных, направленное против реализации этой еретической линии. Но протест в итоге оказался подавлен. А результаты этой экуменической политики будут проявляться и давать о себе знать именно таким образом, как сегодня на Украине.

Поэтому можем сколько угодно осуждать епископат УПЦ МП, который, возможно, напишет письма-обращения к Варфоломею о признании поместной украинской церкви, но сейчас хочу подчеркнуть, что это проявление основной линии религиозного глобализма. Нам надо главное внимание уделять именно этому стратегическому курсу и показывать его гибельный для России характер.

Суммируя, можно сказать что судьба русского юго-западного православия, а значит и существование части русского этноса на территории, которая сейчас называется Украиной, всецело зависит не от Киева, Полтавы, Винницы, Львова и так далее, а зависит от Вашингтона — раз, Рима — два и Москвы — три. Мы прекрасно понимаем, что Порошенко является участником большой игры, в которой ему принадлежит далеко не главная роль. Мы видим это и по политическим событиям на Украине, в экономическом плане мы прекрасно понимаем, что Украина тотально зависит от западного капитала. И то же самое и в религиозной сфере. Киев — пешка большой игры, в которую превратили религиозную жизнь. Сегодня религия — это просто игрушка в руках сильных мира сего. Поэтому всё, что делается на Украине, есть проявление, результат решений, которые принимались не на той территории. Просто очень удобно выставлять «хохлов» в качестве козлов отпущения, потому что выгодно и удобно их критиковать. Но если мы занимаемся геополитикой, надо выходить в наших исследованиях на другой уровень — на уровень, где решения принимаются. Тогда картина будет совсем другой.

Украина. Россия. Турция. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583179 Ольга Четверикова


Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583170

Не хотим вымирать!

заседание по вопросам демографии

Виталий АВЕРЬЯНОВ, доктор философских наук, заместитель председателя Изборского клуба.

Хочу отметить, что присутствующие здесь в разные годы серьёзно занимались темой демографии. Достаточно назвать Юрия Крупнова с его "демографической доктриной" 2005 года, Вардана Багдасаряна, который в рамках центра "РусРэнд" разработал подробнейший многофакторный подход к демографии. Не могу не упомянуть и разработки Центра динамического консерватизма, который 12 лет назад подготовил по заказу партии "Родина" доклад "Сбережение, развитие и преумножение нации", претендовавший на то, чтобы лечь в основу национального проекта. Тогда всё вылилось в "материнский капитал", и этим, по сути мизерным, эффектом, к сожалению, ограничилось…

Сегодня необходимо вновь поднять эту проблему как комплексную. Меняется отношение к демографии, уходят застарелые предубеждения, и нужно эту тенденцию с нашей стороны всячески поддержать.

Мы должны выступить с точки зрения реальных потребностей и запросов страны и народа как организма, который живёт в своем ритме и который должен чувствовать себя "в своей тарелке" — в своей экологической нише. Безусловно, наш народ на сегодняшний день таковым не является, мы — убывающий организм, который отступает, оставляет пространство и теряет возможность это пространство должным образом обихаживать. Поэтому тема острейшая.

Сергей ЧЕСНОКОВ, президент движения "За жизнь", кандидат исторических наук, директор Института биополитики и пронатализма.

Здесь собрались эксперты, т.е. люди, нацеленные на выполнение некого социального заказа, чувствующие потребности общества в решении той или иной проблемы. Я же, в данном случае, говорю даже не как эксперт, а как "представитель социального заказчика". Зримым выражением социального заказа на решение демографической проблемы мы видим то, что гражданами нашей страны был собран 1 миллион подписей за запрет абортов и за выделение помощи детям из госбюджета.

Политики, детские омбудсмены называют аборт убийством, но при этом оговариваются, что ни в коем случае запрещать это убийство нельзя…

Нужно объединить усилия с целью выработки предложений для власти, касающихся именно демографической составляющей. Объяснить, что одна профилактика абортов проблему рождаемости не решит; как и многие другие проблемы, которые сегодня решаются за счёт детей до рождения по принципу "нет человека — нет проблемы": когда, вместо того, чтобы решить социальную проблему, общество выбирает избавление от "лишних людей" — детей на эмбриональной стадии развития.

Сегодня растёт число людей, которые в разных уголках Земли поддерживают идеи pro-life, pro-family. Поскольку Россия в XX веке уже имела серьёзную наднациональную и внеконфессиональную идеологию, она обречена на то, чтобы иметь глобальную идеологию, в основе которой должна лежать защита семейных ценностей и человеческой жизни как главной ценности на Земле. Таким центром не смогут стать США, хотя и там президент Трамп сегодня поддерживает идеи pro-life и даже участвовал в митинге "Марш за жизнь" в Вашингтоне. Однако в целом США вряд ли способны стать планетарным центром притяжения "просемейных" сил. Скорее, наоборот. Зато им может стать Россия, если наведёт порядок в своём собственном "чулане" и разберётся в собственных демографических проблемах.

Сегодня все вопросы модно сводить к экономике. Но ведь ещё Аристотель говорил, что в основе экономики лежит "производство человека"! А то, что нам выдают за экономику, к экономике не имеет никакого отношения: это, по Аристотелю, "хрематистика" — наука об извлечении прибыли. Возвращение экономики к её основному назначению — это одна из стратегических задач.

Что касается демографической стратегии, то суммарный коэффициент рождаемости — это всё-таки главный показатель эффективности; потому что всё прочее — это те составляющие, которые его формируют. И отсюда конкретное предложение — создать общественный рейтинг эффективности глав субъектов РФ по коэффициенту рождаемости. Может быть, он будет не единственный в этом рейтинге показатель, будет 10-15 других, которых надо скоррелировать между собой.

Мы можем не дождаться заказа от государства, но если мы уже будем его формировать на уровне общества, то это непременно даст результат в ближнесрочной перспективе.

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ, доктор физико-математических наук, вице-президент Нанотехнологического общества России.

Недавно исполнилось 90 лет со дня рождения выдающегося просветителя России — Сергея Петровича Капицы. От великого учёного остаётся обычно одна книга — в случае с Капицей это книга "Сколько людей жило, живёт и будет жить на Земле". Он очень чётко сформулировал, что наша эпоха войдёт в историю как эпоха глобального демографического перехода.

Мы переживаем самый крутой поворот в истории, равного которому никогда не было. Томас Мальтус в XIX веке полагал, что численность человечества растет в геометрической прогрессии, то есть в одинаковое число раз за одинаковые промежутки времени. Он ошибался: в течение миллиона лет мы растём по так называемому гиперболическому закону, и если бы так продолжалось, то к 2025 году нас было бы "бесконечно много". Однако сегодня эта тенденция ломается на наших глазах: по прогнозам нашего института, нас ждёт стабилизация на уровне примерно 10-12 миллиардов человек.

Для мира в целом и каждой цивилизации существенных параметров только два: один — это число людей, а второй — это уровень технологий. Напомню, что сейчас наш ВВП составляет всего лишь 95% от ВВП РСФСР 1990 года. Если Россия сегодня — всё ещё сырьевой донор, если наш вклад в глобальные высокотехнологичные сектора — 0,3%, если мы не делаем качественного медицинского оборудования, электроники и других инновационных продуктов, то никакие меры из тех, о которых говорили, не помогут.

В принципе, можно поступить, как в царской России: когда женщина рожает ребенка, муж получает прибавку в зарплате. Потому что любые убеждения не делать аборт не подействуют, если ребёнка не на что будет вырастить. Доселе власти нужны были дети, нужны были люди — работать, воевать. Уже скоро воевать будут роботы и маленькие армии, робототехника заменит людей в промышленности. Люди не нужны! Вдумайтесь!

Поэтому шанс и для России, и для человечества — это самоорганизация. Как говорил лауреат Нобелевской премии Джозеф Стиглиц: "Есть 1% хозяев и 99%, которых дурачат". Так вот, если 99% хотят выжить, им надо заниматься самоорганизацией и не уповать на власти. Неужели вы думаете, что власть не понимает происходящего?

Но ведь и России, и нам с вами нужны не любые люди! Напомню слова Достоевского: "Если мы начнём чуть-чуть лучше относиться друг к другу сегодня, то "рай на земле" наступит завтра". В России неуютно жить. А если бы мы могли предъявить миру, что мы хорошо относимся друг к другу, что у нас славная удобная счастливая страна, то ситуация была бы радикально иная.

Какие же люди нам нужны? Сейчас вкладываются огромные усилия, чтобы развить конфликт поколений. Утверждается субкультура негров "рэп-баттл": это когда два мужика по интернету кроют друг другом матом. И за этим регулярно следит 92,5% молодёжи от 15 до 25 лет! Вот чему мы учим детей.

Когда Российской академией наук проводились исследования, и было выяснено, что самому главному в жизни российских мужчин (своим женщинам и детям) они уделяют аж целых 45 минут в сутки, а виртуальной призрачной жизни в интернете — 4,5 часа, это вызвало шок. Сейчас ситуация ещё хуже. И если не заниматься своими детьми, они будут чужими. Об этом надо говорить! Мысль Жореса Алфёрова, что "интернет надо резко ограничивать, он не должен быть общедоступным, потому что благодаря такому информационному влиянию мы теряем следующее поколение", по-моему, глубоко верная.

Эта проблема, несомненно, комплексная. Мало убедить женщин! Нужно изменить образ жизни. Проблема не только российская, но и мировая. Должна быть та самая самоорганизация движения этих самых 99%, потому что, если мы этого не будем делать, никто не даст нам избавления…

Юрий КРУПНОВ, председатель "Движения развития".

Повышение рождаемости — абсолютно правильная задача, но всё же это немножко абстрактный показатель. Главная же проблема, от которой зависит демографическое благополучие нации, — наша семья. Нам необходимо утвердить как стратегическую задачу утверждение многодетной семьи в качестве основы демографического и исторического возрождения России.

То есть речь идёт не только о том, что многодетная семья способствует повышению рождаемости. Семья — это "ячейка общества", "малая церковь", как угодно, но это некая органическая базовая единица, в которой дети "поднимаются". Дальше за ними следят, их любят, им помогают выучиваться, работать и так далее.

Впервые во всемирной истории люди не хотят рожать. Культ малодетности и, по сути, принудительная малодетность — это сегодня фундаментальная ситуация, которую можно переводить в социально-экономические характеристики, социологические… Мы находимся в ситуации "демографической шизофрении". У нас есть рост удивительный, замечательный, который надо поддерживать: за семь лет на 25% число многодетных семей выросло. Такое явление надо лелеять, меры стимулирования принимать. Но при этом у нас же в 2 раза (на 100% за 10 лет!) выросло число людей, сознательно декларирующих "чайлдфри" — отказ от деторождения не по медицинским основаниям, а по убеждению.

А ведь мы ещё не знаем, что думают об этом 20-летние. Обсуждаем проблемы 30-40-летних: позднее рождение, откладывание и прочее. А что у 20-летних в мыслях — никто не знает. Здесь все присутствующие за многодетную семью, но это должен быть вопрос фундаментальной государственной политики. А всё происходит наоборот, потому что у нас государственной политикой в этой области управляет, по существу, одна женщина — госпожа Страхова в Минтруде.

Владимир Путин в 2012 году в послании Федеральному cобранию сказал: "Нормой в России должна стать трехдетная семья". Вот гениальная, абсолютно доктринальная идея на ближайшие 50 лет, которую просто бери и информационно продвигай! Но дальше вопрос вот в чём: чтобы у нас "трёхдетная" семья была, нужно стимулировать рождение и четвёртого ребенка. Многодетные семьи должны стать элитой страны, потому что это люди, которые вопреки всемирно-историческому тренду на вымирание отважились сказать: "Не хотим вымирать!"

А Страхова, наш, так сказать, президент по демографии, говорит: "Ну, такие тенденции в мире, чего вы хотите?! Ничего не поделаешь!" Это всё равно, как если бы 22 июня 1941 года кто-то явился к Сталину и сказал: "Иосиф Виссарионович! Понимаете ли, Гитлер напал. Ну, вы же знаете, что он Францию взял, Польшу, Англию почти разгромил. Тенденция такая. Ничего с этим не поделаешь. Поэтому я предлагаю: давайте сдадимся — и всё!"

То есть имеет место антиправославная, антипреображенческая идея, в основе которой — согласие с натуральными инерционными системами неживой природы. "Антибиополитика", как её называют. И я очень рад, что не так давно Святейший Патриарх поддержал идею закона о статусе многодетной семьи.

Вардан БАГДАСАРЯН, доктор исторических наук, профессор Московского городского областного университета.

В советское время РСФСР занимал четвёртое место в мире по численности населения. Сегодня мы девятые — после Бангладеш. Прогнозы ООН: в 2050 году мы — восемнадцатые, в 2100 году — двадцать вторые. Иными словами, никакой физической войны не надо для того, чтобы Россия геополитически перестала существовать.

В результате исследования и многофакторного анализа демографии нами были выявлены 4 "интегральных" фактора, влияющих на демографические показатели: идейно-духовный, цивилизационной идентичности, качества государственного управления, материальный. В результате этого корреляционного анализа идейно-духовный фактор занял первое место; на втором месте — неучитываемый фактор цивилизационной идентичности. Для России — это русскость, пусть не этническая, а цивилизационная. Третье место — качество государственного управления. И только четвёртое — материальный фактор, который, конечно, имеет значение, но, если ограничиться только им, ничего не получится. Возьмите нынешнюю Германию, где, вроде бы, неплохое материальное положение, но с рождаемостью у немцев обстоит дело не очень.

Как известно, ключевые посты в гуманитарно-обществоведческих дисциплинах, командующих экспертным сообществом, заняли люди вполне определенной идеологии — либерализма в разных его упаковках. В демографии — это теория демографической модернизации, согласно которой, при переходе к индустриальному, а потом и постиндустриальному обществу, объективно и неизбежно рождаемость будет падать, а продолжительность жизни будет расти.

Мы провели исследования, и вывод общий: это не так. Если мы посмотрим, с чего начались процессы депопуляции, то увидим, что в Европе всё началось с Франции XVIII века. Никакой индустриализации ещё не было и урбанизации тоже, зато была дехристианизация. То же самое — демографический кризис поздней античности. Началось всё в обоих случаях с ценностей.

В новой демографической политике начинать надо с духовных ценностей, с мировоззрения. Причём, учитывая глобальность вызовов, это надо делать достаточно быстро и жёстко, а, может быть, даже и радикально. Поскольку, если этого не введём, то не выживем.

И ещё один аспект. У нас в правовом пространстве понятие "война" связано только с войной в классическом её понимании. Но идут и демографические войны. Посмотрите гитлеровский план "Ост", политику на оккупированных территориях: аборты, упрощение процедур разводов, пропаганда малодетности, разрушение системы здравоохранения, сокращение численности врачей, снятие половых запретов. Та же картина "толерантного современного общества".

Согласен с Георгием Малинецким, что это дискурс на уровне элит — "слишком много лишних людей". Мы находимся в стадии нового технологического перехода. Роботы, машины… Люди не нужны, люди — это проблемы. Процитирую Томаса Фергюсона, бывшего главу департамента США по делам населения: "Есть только одна тема всей нашей работы — мы должны сократить численность населения. Либо правительство сделает это посредством наших хороших, чистых методов, либо они получат неприятности, наподобие тех, что мы имеем в Сальвадоре или в Иране, или в Бейруте. Население — политическая проблема, которая вышла из-под контроля. Раз население вышло из-под контроля, оно требует авторитарного правительства, даже фашизма, чтобы сократить его". Вот вам практическая реализация фашистского плана "Ост"!

Это неомальтузианство, человеконенавистническая теория в новой упаковке в связи с новым технологическим переходом. А мы какой идеологический ответ дадим?

У нас в России главный ответственный за теорию демографической модернизации — Анатолий Вишневский. Вот его высказывание на этот счет: "В каком-то смысле вымирание России — это наш вклад в решение проблемы перенаселения".

Итак, международные организации стали принимать меры, чтобы в развивающихся странах замедлить рост населения, который был чреват, как было понятно с самого начала, серьёзными последствиями. Но, надо сказать, что довольно серьёзным тормозом для этого было наше любимое Отечество. Позиция Советского Союза была в этом смысле, я бы так сказал, штрейкбрехерской. Когда все "развитые" страны думали о том, как сократить, замедлить рост населения в "развивающихся" странах, в Советском Союзе занимали противоположную позицию и всячески отказывались от того, чтобы участвовать в этих действиях.

Создаётся и миф о том, что запрет на аборт приведет к повышению смертности среди женщин и младенческой смертности из-за криминальных абортов. Что показывает в этом отношении мировой опыт? Действительно, первые два года после запрета абортов есть некоторые негативные тенденции. Год наблюдается повышение смертности среди женщин, два года — повышение смертности младенческой. Но дальше показатели и младенческой смертности, и смертности женщин существенно ниже, чем до запрета. Когда Хрущев вновь легализовал аборты, какого-либо понижения смертности среди женщин не произошло, как и снижения младенческой. И можно сделать вывод: ни советский, ни румынский, ни какие-либо ещё опыты запрета абортов не подтверждают этих опасений. Зато известно, что когда в Европе легализовали аборты, то и в восточноевропейских, и в западных странах везде наблюдалось сокращение рождаемости. И сейчас в Европе, в тех странах, где аборты запрещены, показатели рождаемости выше. Согласен, что запрет на аборты — это не всё. Запрет не спасает, если нет ценностной ориентации, мировоззренческой установки на сохранение жизни ребёнка. Но и запрет на аборты — это тоже важно.

На встрече в Гаване Патриарха Московского и Папы Римского, где много внимания было уделено вопросам семьи и демографии, прозвучало: "Призываем каждого к уважению неотъемлемого права на жизнь, миллионы младенцев лишаются самой возможности появления на свет, голос крови неродившихся детей вопиет к Богу". Это прозвучало со стороны лидеров двух крупнейших христианских конфессий.

Конечно, сегодня главный вопрос таков: управленческие меры, которые принимаются в отношении демографии, должны проистекать из определённой идеологии, без которой нам не обойтись.

АВГУСТИН, Епископ Городецкий и Ветлужский.

Я придерживаюсь цифры, что у нас в год восемь миллионов абортов. Цифры этой никто даже на международных конференциях не оспаривал.

Мы имеем 17,5 миллионов квадратных километров земли, где, по моим арифметическим подсчетам, должно жить 3,5 миллиарда жителей. У нас нет пустынь, но есть вся таблица Менделеева, у нас есть важнейший продукт для жизни человека — чистая пресная вода.

На сегодняшний день у нас полностью отсутствует здравоохранение, оставлена одна только медицина. А медицина — это лечение больных людей. Нет гигиены, нет профилактики, нет реабилитации, и, самое главное, — нет программ, направленных на продолжительность жизни. А вот Япония в этом году объявила всему миру, что у них 60 тысяч человек достигли столетнего возраста и через 26 лет их будет более миллиона; там живёт 129 миллионов здоровых людей.

Скажу о системе образования: о подготовке к брачно-семейной жизни — там ни слова! Образы из художественной литературы вообще не позволяют на этом уровне говорить о мотивации к брачно-семейной жизни. А само образование сегодня — только натаскивание на ЕГЭ. Настоящее образование — это и обучение, и воспитание. Но в 1992 году воспитание исчезло из образования, осталось одно обучение.

Следующая тема: физическая культура в том виде, в каком она даётся. Согласно данным 1913 года, когда комиссию по демографии возглавлял Дмитрий Иванович Менделеев, у нас к 2000 году должно было жить до 700 миллионов человек. 172,5 миллиона жило в дореволюционной России уже до 1917 года. И каких людей! Я исследовал жизнь деревень: там пьяниц — один-два человека было… Потрясающее народонаселение! Если б не оно, войны в 40-е годы мы бы не выиграли. И то, что сегодня называют физической культурой, не годится для нашего населения.

Ещё один момент — искусство… Куда бы я ни приезжал за границу — сразу смотрю, что показывают по телевизору. Например, в Сербии — восемь каналов фольклора, 24 часа в сутки. В Румынии — четыре. У нас — ни одного. А уже все сегодня отмечают: нельзя без этого жить.

Я придаю большое значение опасности ранних половых отношений, из-за которых сегодня к 30 годам уже теряется у девочек интерес к этому, а у мальчиков — и способность. А при общедоступности на телеэкране и в интернете порнографической информации вообще происходит полная перестройка нравов. Напомню: когда во время оккупации немцы увозили наших молодых девушек в Германию для работы и проводили их медицинский осмотр, немецкий врач был поражён, что почти все они были девственницами! И тогда он сказал, что страна с таким населением непобедима.

Набиуллина ещё восемь лет назад сказала: оставим города-миллионники, Москву увеличим в три-четыре раза. Я читал выступление Сергея Собянина, где он сказал, что в его "кластере" (Москве) сегодня 20 миллионов живёт и 20 миллионов на неё работает. То есть 40 миллионов — фактически всё здоровое население России здесь, в Москве (или связано с Москвой). А ведь, когда в США две башни были разрушены самолётами, Жириновский верно сказал, что достаточно в большом городе вылить из пробирки маленькое количество яда в систему водоснабжения — и завтра от города ничего не останется. Спрашивается, кто позволил увеличивать Москву таким образом? Это же противоречит всем нормам жизнедеятельности. Научно доказано, что человеку для естественного воспроизводства нужны маленькие поселения.

Я родился в Москве, но сейчас живу на севере Нижегородской области. И вижу, что сделали с селом: сначала закрыли сберкассы, потом — почты, фельдшерские пункты, малокомплектные школы, а в позапрошлом году — родильные отделения. И это там, где были прекрасные показатели по демографии. И чтобы родить ребенка, нужно доехать до ближайшего города, где остались родильные отделения, а это зачастую — сотни километров.

Возвращаясь к вопросу, поставленному Юрием Крупновым. Я вижу исток нынешнего кризиса в промышленной революции XIX века. Именно она начала разбирать планету Земля "на атомы": появление огромных городов, "пристёгивание" человека к станку… И, конечно, мы помним 30-е годы в СССР, как сельское население переквалифицировали в рабочих. Это буквально катастрофа. И демографический упадок — одно из её следствий.

Виталий АВЕРЬЯНОВ.

Сегодня в выступлениях прозвучало немало скепсиса в отношении восприимчивости нашего народа к мерам, поощряющим рождаемость. Но возьмите опыт последних десяти лет: он показал, что материнский капитал, региональные программы дотирования, приобретения жилья многодетными, выплаты за третьего ребенка — всё это дает определённый позитивный эффект; хотя меры поощрения были не очень значительны. А до последнего времени, до предвыборных заявлений Путина, их повсюду сворачивали.

Второй момент, который сегодня недостаточно артикулированно прозвучал. Конечно, доказательство важности "фактора номер один" (по Багдасаряну) — идейно-духовного, ценностно-мировоззренческого и ментального — особенно заметно в семьях верующих, которые независимо от условий ориентированы на многодетную семью. Потому что в многодетной семье ребенок — это часть организма. А один ребенок в семье уже не часть, а, скорее, "эгоцентрическая единица". Это две совершенно разные модели мироустройства, разные модели мироздания.

С моей точки зрения, это доказывает, что ментальность в демографии действительно является "фактором номер один". Она является опровержением, в том числе, и теории "демографического перехода", которая не учитывает ни исторических, ни геокультурных обстоятельств, а служит, по сути, оправданием некоего элитарного замысла, можно сказать, заговора, направленного на сокращение человеческой массы и облегчение управляемости.

В государстве Израиль — иная ситуация, чем в Западной Европе, она, с точки зрения коэффициента рождаемости, сейчас близка ситуации в Иране. По состоянию на 2016 год децильный коэффициент был и там, и там — около 18 родившихся на тысячу населения. А в России в том же году — всего 11. При этом сами тенденции — разные: в Иране долгое время ограничивали рождаемость, а в Израиле боролись за её стимулирование, в особенности их ортодоксальное крыло. Но как бы то ни было, в обеих названных странах огромную роль играет именно ментальный фактор, связанный с доминированием традиционализма. Где-то его стимулируют, где-то сдерживает, но именно он определяет реальную динамику. Если мы не хотим вымирать, мы не должны смиряться с навязываемой нам лживой концепцией неизбежного упадка и должны противопоставить ей свою развёрнутую концепцию развития человека в его традиционном понимании как высшей ценности нашей цивилизации.

Блог Изборского клуба Вардан Багдасарян Августин епископ Городецкий и Ветлужский Георгий Малинецкий Юрий Крупнов Виталий Аверьянов Сергей Чесноков

Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583170


Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 апреля 2018 > № 2582365

Над Тегераном всплывает тень шаха Резы Пехлеви

Кто пробуждает в Иране монархические настроения

Из Ирана поступила сенсационная новость, которая сразу вызвала множество различных вопросов. Во время реставрационных работ в мемориале Шах-Абдул-Азим в городе Рей была обнаружена мумия. В этом нет ничего удивительного, ведь мемориал построен на месте смерти шиитского святого шаха Абдул Азима, потомка второго имама Хасана. Здесь же находятся могилы имам заде Хамзы, брата святого имама Резы, имам заде Тахира, сына четвертого имама Али аль-Асгара, и Насреддин-шаха Каджара. Существует множество и других захоронений, относящихся к середине XV века, временам Тимуридов, сельджукскому правлению и Сефевидов с Каджарами.

Однако, как чуть позже уточнил глава комитета по историческому наследию и туризму Тегерана Хасан Халилабади, мумия была найдена близ мечети к югу от столицы страны на месте, где стоял мавзолей усопшего правителя предпоследнего, 34-го иранского шаха Реза Пехлеви. Действительно, в 1950 году сын Резы, шах Мухаммед Реза Пехлеви построил специальный мемориал для усопшего отца, останки которого он перевез из Каира. Но после исламской революции 1979 года этот комплекс был разрушен, а тело исчезло. Предполагалось, что его останки забрал сын. Теперь же иранское агентство IRNA, цитируя Халилабади, сообщает, что обнаруженная мумия, возможно, принадлежит шаху Резе Пехлеви. Власти только собираются провести исследование ДНК, чтобы установить принадлежность останков, но The Associated Press со ссылкой на заявления ученых Ирана уже высказывает «убедительное» предположение, что мумифицированным телом, обнаруженным в Рее, «могут оказаться останки родоначальника династии Пехлеви, отца последнего шаха Ирана».

Согласно официальной версии, британцы в 1941 году вывезли шаха Резу из Ирана в Йоханнесбург, где он умер в 1944 году в возрасте 66 лет. Его останки были забальзамированы и хранились в усыпальнице египетских правителей в Каире. Спустя шесть лет тело шаха перевезли на родину и захоронили в мавзолее. Однако существует достаточно аргументированная версия, согласно которой Реза-шах мирно скончался в роскошной резиденции на берегу Каспийского моря, «склонив голову на балюстраду фонтана и слушая чтение стихов Фирдоуси». Вопрос в том, почему сейчас стал расти интерес именно к шаху Резе Пехлеви и почему различные сюжеты на эту тему стали активно тиражироваться мировыми, да и некоторыми иранскими СМИ? Тем более что в Иране после исламской революции 1979 года, как и в России после упразднения монархии в 1917 году, все, что было связано с царской династией, предали острому остракизму и забвению. Почему сейчас в иранском обществе, как отмечает руководитель сектора Ирана Института востоковедения РАН Нина Мамедова, возрастает интерес к историческим истокам?

Напомним, что это первый правитель из династии Пехлеви ввел новое имя для своей страны — Иран. В 1935 году Реза-шах обратился с письмом в Лигу Наций с просьбой заменить данным термином прежнее название — Персия. Монарх обосновал нововведение тем, что внутри его страны для обозначения того, что известно в мире как «Персия», употребляется слово «ирани» (происходит от «земля арийцев», «страна ариев», восходящего к самоназванию племени ариев). Правда, по оценке азербайджанского историка Ризвана Гусейнова, «Иран — это не Персия, а намного более широкое понятие, охватывающее территорию большого числа древних государств, культур». Помимо того, Реза-шах упразднил в Иране правившую с 1795 по 1925 год тюркскую династию Каджаров. Надо признать, что многие перипетии этого события в существующей историографии описаны недостаточно полно, в ней немало тайн и загадок. Мамедова в интервью «Голосу Америки» связывает это с событиями, последовавшими после Первой мировой войны, когда Иран распадался на куски — тут были и государство Азербайджан, появившееся в Закавказье в мае 1918 года и обозначившее свои претензии, и Персидская советская республика, и Кучук-хан в Хузистане, и стремления к независимости бахтияр с курдами, и попытки подражать турецкому реформаторскому курсу Мустафы Кемаля, и еще многое другое.

Не выглядят столь очевидными и причины, которые привели к тому, что Реза-шах запутался в сложнейших геополитических проблемах 1930-х годов, пошел на установление особых отношений с гитлеровской Германией. Однако не будем забывать, что нацистскую Германию воспринимали одно время положительно и в Лондоне, и в Париже, и в Вашингтоне. В то же время до Реза-шаха доходили сведения, что Гитлер рассчитывает создать под эгидой Германии Арабское государство, в состав которого вошла бы богатая нефтью иранская провинция Хузестан, населенная в основном арабами. По этому плану Иран также потерял бы значительные территории, населенные курдами. В конце концов, когда британские и советские войска вступили на территорию Ирана 16 сентября 1941 года, Реза по не совсем выясненным историками причинам и обстоятельствам вынужден был отречься от престола в пользу своего старшего сына, 22-летнего Мохаммеда Реза. Так что многие факты из биографии Резы-шаха и истории его правления в Иране не имеют однозначной оценки. Мы говорим об этом к тому, что в свое время ИА REGNUM писало о тенденции роста монархических идей в Иране, а сами власти указывали на факт наличия «контрреволюционных монархических группировок», в частности, Организации моджахедов иранского народа.

Конечно, монархические настроения в Иране подогреваются извне время от времени, обозначая «буревестника» неких потрясений. Не случайно проживающий ныне в США внук Реза Пехлеви заявил, что будет «пристально следить» за сообщениями о находке мумии деда, и предостерег иранские власти от «какой-либо секретности и непрозрачности» в обращении с телом. В случае если подтвердится, что останки принадлежат шаху Реза Пехлеви, Тегеран окажется в трудном положении, решая, что с ними делать. С одной стороны, исламские законы требуют уважительного отношения к усопшим. С другой, перезахоронение тела способно стать причиной поклонения ему со стороны оппозиционных групп, росту популярности свергнутой династии и даже проведению митингов и демонстраций. И еще. Недавно иранское издание Donya-e Eqtesad поведало любопытную, но остающуюся загадочной историю, касающуюся уже русско-иранских отношений времени Реза-шаха. Оказывается, последний представитель Каджарской династии Ахмад-шах, который был свергнут в 1923 году, воспитывался русскими наставниками. Одним из его русских воспитателей был некий офицер по фамилии Смирнов. И что бы это значило?

Станислав Тарасов

Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 апреля 2018 > № 2582365


Ватикан. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 апреля 2018 > № 2582364

Всё ли могут саудовский король и папа Римский?

Ватиканская дипломатия активизируется на суннитском направлении

Когда президент Папского совета по межрелигиозному диалогу кардинал Жан-Луи Торан отправился с официальным визитом в Эр-Рияд, то он стал первым ватиканским прелатом, посетившим королевство. Его пребывание широко и подробно освещалось саудовской прессой. Как отметил в этой связи академик французского Университета Пантеон-Ассас Кристиан Лошон, ситуация в регионе созрела для перемен. «После ужасов, совершенных в регионе ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), саудовцы хотят создать себе более гуманистический образ, — отметил академик. — Плюс, вы не посылаете кого-то уровня кардинала Торана, если нет чего-то конкретного, готового к реализации». Но что именно?

Ватиканский прелат провел в королевстве неделю с 14 по 20 апреля. Он встречался с королем Салманом, министром иностранным дел Аделем аль-Джубейром и вице-губернатором Эр-Рияда, генеральным секретарем Всемирной мусульманской лиги принцем Мохаммедом бен Абдуррахманом бен Абдулазизо. Передав монарху «искренние молитвенные пожелания» со стороны папы Франциска, кардинал поблагодарил короля за щедрое гостеприимство и поддержку «важных инициатив, которые свидетельствуют о значительной открытости к другим религиями, особенно к христианству». Монсеньор вспомнил «предыдущие важные саудовские инициативы относительно межрелигиозного диалога», подчеркнув, «насколько пагубной является инструментализация религии в политических целях».

В интервью Vatican News по итогам поездки глава Папского совета сделал несколько интересных замечаний. Во-первых, он подчеркнул значимость Саудовской Аравии, напомнив, что именно здесь находятся «два великих святилища ислама: Мекка и Медина». Во-вторых, он поднял вопрос статуса христиан, подчеркнув, что они не должны быть гражданами второго сорта, кое-что делается, но еще «нужно много работать над этим». В-третьих, комментируя попытки наследного принца Мохаммеда бин Салмана провести «глубокие реформы в королевстве», включая переход к «умеренному исламу», возможность расширения диалога Эр-Рияда с лидерами различных религий, Святым престолом, Торан заметил: «Я вижу желание приблизиться, но воля… Я бы не заходил так далеко. Думаю, что нужно подождать».

За этим стоит ряд проблем религиозно-политического и геополитического характера. В Саудовской Аравии проживает более 1,5 миллиона христиан, преимущественно католики, а еще столько же — в окружающих эмиратах. В основном это трудовые мигранты из Филиппин, Индии, Египта, Ливана. Но если власти эмиратов позволили построить церкви для верующих, которые могут в них спокойно молиться и принимать участие в службах, то Эр-Рияд нет, а саудовская религиозная полиция преследует христианские группы, вынужденные собираться тайно. От Саудовской Аравии ожидают, что она урегулирует этот вопрос. В свою очередь от Святого престола мусульманам хотелось бы получить, как говорит директор департамента информации Организации исламского сотрудничества Маха Акиль, «совместное противостояние разрушительным силам зла, которые пытаются посеять семена религиозной нетерпимости, фанатизма и ненависти», угроза от которых проявляется в активности «партий, пропагандирующих ксенофобию и антимиграционную и антиисламскую политику в Европе и США».

Однако это рутинная повестка, которая не первый год существует и обсуждается. Более важным здесь, скорее, можно было бы назвать постановку проблемы уравнивания прав христиан и мусульман и перехода на концепцию гражданской нации, хотя и это не имеет первоочередной важности. Главным на сегодня является масштабный военный конфликт на Ближнем Востоке, одним из последствий которого проявлен исход христиан с их исторической родины и перспектива уничтожения присутствия верных в регионах со сложной религиозной мозаикой, где идет борьба за власть и влияние между суннитами и шиитами. В то время как в странах с доминированием суннизма (Саудовская Аравия, Египет, Турция) или шиизма (Иран) христиане, конечно, ограничены в правах, но есть сложившиеся законодательные нормы, можно планировать будущее, наконец, их не убивают.

Ничего подобного нет ни в многострадальной Сирии, ни в Ираке. Тревожной представляется ситуация и в Ливане. Во всех трех странах идет перетягивание каната между Эр-Риядом и Тегераном. Под этих двух игроков выстраиваются коалиции ближневосточных государств с привлечением внешних игроков. Задействован и религиозный фактор. Так, Турция подозревает Саудовскую Аравии в желании стать «суннитским Ватиканом» в регионе. Можно представить, как в Анкаре воспримут сейчас напоминание кардинала Торана о том, где расположены две «величайшие святыни» ислама. И в шиитском мире не все так просто, поскольку некоторые эксперты ныне допускают смещение его центра из Ирана в Ирак. Наконец, Вашингтон и примкнувший к нему Париж работают над изоляцией Тегерана. А ведь США и Франция воспринимаются как Запад, равно как Запад может восприниматься и Ватикан.

Между тем многие годы Святой престол взаимодействовал в основном с Ираном как более близким и понятным для католической иерархии. Теперь ватиканская дипломатия идет на активный диалог с Саудовской Аравией. В любой иной ситуации это воспринималось бы как исправление «перекоса», восстановление дипломатического баланса. Однако если Запад сейчас начнет операцию против Тегерана, как будет воспринято в Иране участившееся общение представителей Ватикана с Эр-Риядом? Время покажет, что могут саудовская монархия и Святой престол, а что они не могут.

Станислав Стремидловский

Ватикан. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 апреля 2018 > № 2582364


Туркмения. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 апреля 2018 > № 2582347

Узбекистан и Туркмения: дальнейшая интеграция Средней Азии

К визиту Бердымухамедова было приурочено открытие в центре Ташкента парка «Ашхабад», разбитого на площади свыше 10 гектаров

Завершился государственный визит президента Туркмении Гурбангулы Бердымухамедова в Узбекистан, по его итогам стороны подписали 17 двусторонних документов, направленных на дальнейшее углубление двусторонних отношений.

Визит проходил на фоне кардинально изменившихся узбекско-туркменских отношений, которые за последние полтора года претерпели развитие от состояния взаимного недоверия до истинно дружеских и доверительных.

Только в 2017 году президент Узбекистана совершил три визита в Туркмению, эту страну за указанный период посетили также 40 узбекских делегаций.

В первом квартале текущего года товарооборот между двумя странами увеличился на 55%. В ходе прошедших в Ташкенте переговоров стороны договорились принять необходимые меры для доведения объема товарооборота до 500 миллионов долларов к 2020 году.

В результате встреч и переговоров, по заявлению двух президентов, двусторонние отношения были подняты на качественно новый уровень стратегического партнерства.

Подготовка к визиту

Подготовка к визиту Гурбангулы Бердымухамедова в Ташкент проводилась узбекской стороной с особой тщательностью. В центре столицы был разбит парк культуры и отдыха, который получил название «Ашхабад». Примечательно, что в парке, который находится на площади свыше 10 гектаров, установлены оригинальные скульптуры, изображающие лошадей ахалтекинской породы, считающихся символом Туркменистана. Недалеко от парка вдоль одной их центральных улиц оборудована аллея, в центре которой установлен памятник классику туркменской литературы Махтумкули. Сама улица получила название в честь этого поэта и философа. К радости жителей района, где расположены парк и аллея, дороги и тротуары получили новое дорожное покрытие, в связи с укладкой асфальта в течении нескольких дней наблюдалось затрудненное автомобильное движение, что впрочем, нисколько не омрачило настроения жителей в связи с ожиданием долгожданного обновления дорожной инфраструктуры.

Во время визита президент Узбекистана подарил своему туркменскому коллеге первый экземпляр недавно изданной в Ташкенте книги избранных произведений Махтумкули «Посвяти себя своему народу». Президенты Туркмении и Узбекистана посетили площадь Мустакиллик (Независимости), где высокий гость возложил цветы к монументу Независимости и гуманизма, являющемуся символом свободы, светлого будущего и благородных устремлений узбекского народа.

Гурбангулы Бердымухамедов также возложил цветы к подножию памятника первому президенту Узбекистана Исламу Каримову, который установлен в бывшей городской резиденции Каримова «Оксарай». В настоящее время на территории резиденции находится мемориальный культурно-просветительский центр им. Ислама Каримова.

В программу визита туркменского лидера входила поездка в Хорезмскую область Узбекистана, которая граничит с Туркменией. В Хорезмской области главы двух государств посетили крепость «Улли ховли» в Ургенчском районе, исторические комплексы «Ичан кала» и Нуриллабой в Хиве, а также приняли участие в концерте мастеров искусств Узбекистана и Туркмении. Кроме того, в эти дни в Ташкенте проходят Национальная выставка Туркменистана и бизнес-форум деловых кругов двух стран.

Подписанные документы

Как отмечалось выше, в ходе государственного визита президента Туркмении в Узбекистан было подписано 17 документов, нацеленных на дальнейшее укрепление и развитие двустороннего сотрудничества в политической, торгово-экономической, инвестиционной, транспортно-коммуникационной, образовательной и культурной сферах.

В частности, подписаны Межправительственное соглашение о межрегиональном сотрудничестве, межправительственные программы сотрудничества в области транспорта на 2018−2020 годы и научно-технического сотрудничества на 2019−2021 годы, соглашения о создании торговых домов в Узбекистане и Туркменистане, создании Делового совета между торгово-промышленными палатами двух стран, программа сотрудничества между министерствами иностранных дел Узбекистана и Туркменистана на 2019 год.

Подписаны также документы по укреплению двустороннего сотрудничества в сельском хозяйстве, спорте, науке и технике. В частности, документы включают в себя сотрудничество в области карантина растений, меморандумы о взаимопонимании между профсоюзами, комитетами женщин и молодежными организациями двух стран.

Также в рамках визита подписано 15 документов между вузами и в информационно-коммуникационной сфере.

В области укрепления региональной безопасности два президента выступили за создание эффективных механизмов обеспечения мира и устойчивого развития в Центральной Азии. Стороны также выразили единое мнение в вопросе урегулирования ситуации в Афганистане.

На встрече отмечалась необходимость дальнейшего укрепления сотрудничества в сфере противодействия терроризму, экстремизму, незаконному обороту наркотиков, транснациональной организованной преступности и другим угрозам международной безопасности.

Тон визита

Узбекский и туркменский народы издревле соседствовали в мире и согласии. Объединяющим началом двум нациями служат общая истории, в том числе в составе СССР, фактически идентичные культура и ценности, близость языков и обычаев.

Во время выступления перед представителями средств массовой информации речь президента Узбекистана Шавката Мирзиёева отличалась позитивной эмоциональностью и простотой, что свидетельствовало о том, что переговоры двух лидеров прошли в атмосфере дружбы и открытости.

«2017 год стал историческим в развитии сотрудничества наших стран. Это, конечно, является результатом наших прошлогодних соглашений. Нынешние переговоры на высшем уровне станут важным шагом к дальнейшему наращиванию этой динамики», — подчеркнул Мирзиёев.

В свою очередь Гурбангулы Бердымухамедов подчеркнул, что «сотрудничество между нашими странами поступательно развивается по всем направлениям».

«Туркменистан и Узбекистан — миролюбивые страны, добрые соседи. Наши страны поддерживают друг друга как в двусторонних связях, так и на международной арене. Сегодняшние переговоры являются хорошей возможностью для дальнейшего укрепления сотрудничества. Туркменистан готов расширять сотрудничество с Узбекистаном по всем направлениям», — указал туркменский лидер.

Во время переговоров президент Узбекистана заявил о намерении республики принять участие в строительстве газопровода ТАПИ (Туркмения, Афганистан, Пакистан, Индия).

Туркмены в Узбекистане

Туркменская диаспора в Узбекистане насчитывает 192 тысячи человек. Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев в ходе переговоров с Бердымухамедовым подчеркнул, что для граждан туркменской национальности в Узбекистане созданы все условия для сохранения и развития их языка, культуры и обычаев.

В Узбекистане функционируют 44 школы с обучением на туркменском языке. В Каракалпакском государственном университете готовят специалистов по туркменской филологии, в Нукусском государственном педагогическом институте имени Аджинияза ведется подготовка учителей туркменского языка.

Абу-Али Ниязматов

Туркмения. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 апреля 2018 > № 2582347


США. Иран. Израиль. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 апреля 2018 > № 2582344

США и Израиль запустили новый сценарий войны против Ирана

Готовящаяся США и Израилем новая война в Сирии не располагает шансами на надежду что-то урегулировать исключительно дипломатическим путем

Каждая неделя апреля убеждает в том, что Ближний Восток неумолимо подталкивают к новой войне. И один из ее признаков — это то, что в День армии в Тегеране командующий сухопутными войсками Ирана Киомарс Хейдари в опосредованной форме признал угрозу войны, хотя и заверил, что Иран на данный момент не видит серьезной военной внешней угрозы. «Сегодня вооруженные силы готовы, и враги знают об этой готовности. Таким образом, они не чувствуют серьезной угрозы для системы», — сказал Хейдари.

Тем не менее от его слов веет также пресловутыми предупредительными «месседжами» — и именно для потенциальных военных противников Ирана. Как и от заявления президента ИРИ Хасана Рухани о том, что он и правительство твердо поддерживают план иранских вооруженных сил по производству или поставке оружия и военной техники, необходимых им для защиты страны. Иранцы почти каждый день заявляли о готовности то того вида вооружений, то этого — начиная от отечественной разработки ПВО в виде модификации ЗРК «Бавар» и кончая представлением новых моделей вертолетов, танка «Каррар» и так далее.

В этом же ряду следует рассматривать информацию Fars News от 25 апреля о том, что Организация промышленного развития и обновления Ирана (IDRO) ведет переговоры с российской компанией о совместной разработке новых вертолетов. «Мы провели переговоры с русскими и пришли к выводу, что компания «Вертолеты России» построит две модели вертолетов», — сказал замглавы IDRO Бехзад Этамади.

Но повышенное внимание к нуждам армии проявил также верховный лидер аятолла Сейед Али Хаменеи. Во время встречи с главнокомандующим армией и старшими командирами сухопутных войск 22 апреля он приветствовал высказывания армейских командиров в поддержку единства, о чем мы ранее сообщали. Глава государства также высоко оценил эффективность и опыт старых кадров армии и выразил надежду на «светлое будущее молодых кадров», призвал к продолжению прогресса и наращиванию потенциала армии и добавил, что «прогресс должен продолжаться, чтобы иметь более сильную, лучшую, более революционную и более эффективную армию в будущем, чем та, которую мы имеем сегодня». «Я призываю всех вас, дорогие молодые люди, использовать все свои творческие способности, усилия и человеческий потенциал, чтобы продвигать вперед дело армии», — сказал иранский лидер.

Для Ирана это нередкий случай, когда верховный лидер и президент единодушно ставят во главу угла интересы безопасности страны и наращивания могущества и боеспособности армии. Как и КСИР — добавим мы, напомнив, что командование Вооруженных сил ИРИ на прошлой неделе подтвердило готовность сотрудничать с Корпусом по всем направлениям деятельности КСИР по обеспечению безопасности. В том числе — и за пределами госграниц Ирана, учитывая, что командующий военно-морскими силами КСИР Али Фадави на днях заявил: «Охрана Исламской революции означает не только охрану одного государства и одного правительства, то есть Ирана. Это приказ имама Хомейни». Он подчеркнул, что войска КСИР сражаются в тысячах километров от Ирана. И это означает, что, по крайней мере, спецслужбы КСИР — это сила, не ограниченная границами государства. Именно Фадави уже 24 апреля предупредил: «У американцев мало информации о военно-морской силе Ирана, и они поймут нашу реальную силу, если их корабли когда-либо потонут, либо попадут в ужасную ситуацию».

В Вашингтоне явно «с пониманием» относятся к ситуации, потому что, помимо усиливающихся угроз выхода из «ядерного соглашения» с Ираном или угроз навязать Тегерану изменение «условий сделки», США сейчас при марионеточном пособничестве президента Франции Эммануэля Макрона наращивают антииранскую риторику. Дональд Трамп именно в ходе встречи с Макроном разразился набором угроз в адрес Ирана. Он заявил, что намерен «сдерживать» Иран на Ближнем Востоке, и отметил, что у Тегерана «будут большие проблемы», если он решит возобновить ядерную программу: «У них будут большие проблемы, чем когда-либо прежде». Это был ответ на очередное предупреждение главы МИД ИРИ Мохаммада Джавада Зарифа, на сей раз звучавшее в Нью-Йорке в Совете по международным отношениям, о том, что страна готова «ускоренными темпами» возобновить свою ядерную программу в случае выхода США из ядерного соглашения 2015 года. Более того, Трамп клятвенно пообещал «сделать что-нибудь» с Ираном для решения вопроса о «ядерной сделке». И Макрон, как известно, вызвался стать посредником между США и Ираном в данной проблеме, параллельно помечтав «подключить Россию» к этому двуличию США в отношении Ирана.

Дабы в Тегеране со всей серьезностью отнеслись к угрозам Трампа, 24 апреля с неофициальным визитом в Израиль прибыл глава управления специальных операций вооруженных сил США на Ближнем Востоке Джозеф Вотел. Турки пишут, что, «как ожидается, он встретится с высокопоставленными израильскими военными, включая начальника Генерального штаба Гади Айзенкота». Целью визита будут переговоры по поводу недавнего обострения в отношениях между Ираном и Израилем, а также другие вопросы, представляющие взаимный интерес. Как отмечают некоторые эксперты, стороны также могут коснуться вопроса вывода американских войск из Сирии, а также выхода США из ядерной сделки с Ираном.

А 25 апреля министр обороны Израиля Авигдор Либерман прибыл с рабочим визитом в США, где сегодня состоялись его переговоры с главой Пентагона Джеймсом Мэттисом. Основные темы израильско-американских консультаций по военной линии — ситуация на Ближнем Востоке и политика в отношении Ирана. В ходе визита Либерман проведет встречи также с советником президента США по национальной безопасности Джоном Болтоном и членами Сената. «Обсуждения сфокусируются на тесной координации между Израилем и США в сфере безопасности, оборонных институтах (двух стран) против негативных развитий, обусловленных иранской экспансией на Ближнем Востоке, с акцентом на Сирию», — говорится в пресс-релизе минобороны Израиля.

То есть ближайшие союзники по антииранской «коалиции», о необходимости которой американцы ранее говорили с арабскими режимами Персидского залива, начинают «сверку часов». И поскольку у Вотела также запрограммирован и вопрос о выводе американских военных из Сирии, то мы уже можем примерно смоделировать возможный сценарий втягивания Ирана в прямые непосредственные военные действия, результатом чего станет и нападение США на Иран.

Понятно, что в Тегеране внимательно следят за заявлениями и перемещениями американских официальных лиц и военных, а еще более внимательно — к заявлениям и «телодвижениями» Израиля и Саудовской Аравии. И понятно, что в Иране никто не напуган и не паникует, о чем свидетельствует заявление от 23 апреля на 6-ом военно-морском симпозиуме стран Индийского океана начальника Генштаба вооруженных сил Ирана Мохаммада Багери: «Традиционный биполярный мировой порядок распался перед лицом появления новых сил на Западе и на Востоке. Но определенные державы и региональные субъекты не желают принимать факты нового мира. Поддержка ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) со стороны США разрушила значительную часть Западной Азии и вызвала перемещение и гибель многих людей. Иран никогда не склонится перед волей и давлением США и их союзников и будет продолжать расширять самодостаточное сотрудничество с соседними странами». Тем не менее вкратце рассмотрим складывающуюся вокруг Ирана ситуацию.

Убийство одного из лидеров хуситского движения Йемена «Ансар Аллах» Салеха ас-Самада, как и очередная попытка проникновения вооруженной банды из Пакистана, показывают, что «прокси"-удары по Ирану могут принять сплошной характер. Вряд ли надо исключать, что США попытаются атаковать Иран, пусть даже и «прокси"-атаками, и с территорий стран — членов СНГ. Во всяком случае, тревожные вести о том, что Казахстан вроде бы намеревается предоставить США акватории двух своих портов на Каспии, как и недавний инцидент, когда Туркмения убила двух иранских рыбаков, не настраивают на благостность при рассмотрении версий. Азербайджан в самом Иране давно воспринимается как база США и Израиля, не лучшего мнения в Тегеране и о Грузии, где еще в бытность у власти Саакашвили местные власти с готовностью демонстрировали (провокациями вокруг иранских дипломатов) согласие на исполнение американских геополитических заказов. Не зря 24 апреля глава йеменских хуситов Абдул-Малик аль-Хуси обвинил в убийстве председателя верховного политического совета Йемена не только Саудовскую Аравию, но и США. «Американские уши» в Йемене и Пакистане разоблачали не раз и сами иранцы. Однако в этих случаях, конечно, мало кто в Вашингтоне и Тель-Авиве рассчитывает, что у Ирана «не выдержат нервы». Другое дело — Сирия, ну и Ирак.

А в этом плане начинает вырисовываться любопытная картина. Процесс формирования арабского оккупационного корпуса, по крайней мере, для Сирии уже начат. Причем США и Израиль явно торопят своих арабских марионеток. Можем даже предположить, что при вторжении арабского оккупационного корпуса и Турция, наконец, нанесет очередной «удар в спину» — только теперь не одной России, а и Ирану тоже. Об этом говорит, например, тот факт, что, по сообщению портала «Военный обозреватель», 23 апреля подразделения сирийской армии, Сил национальной обороны (ополченцы) и батальона «Баас» отразили две атаки боевиков протурецких исламистских группировок на западе Алеппо. В конце концов, это не первая попытка Турции захватить Алеппо — первую Анкара предпринимала, еще когда операция «Оливковая ветвь» только-только начиналась, но и тогда турок и их марионеток жестко уничтожили.

Надо вспомнить, что еще 17 апреля, когда началась кампания за формирование арабского оккупационного корпуса, министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр на пресс-конференции с генсеком ООН Антониу Гуттеришем в Эр-Рияде заявлял: «С самого начала сирийского кризиса мы обсуждаем с США вопрос о направлении сил в Сирию. Саудовская Аравия готова направить военный контингент в Сирию в случае, если США примут решение о расширении своей миссии», признав таким образом, что Саудовская Аравия ведет переговоры с Вашингтоном о возможном размещении в Сирии ограниченного военного контингента. Но сейчас выясняется, что саудитам не хочется в одиночку сталкиваться с сирийскими военными реалиями. Причем наглый прессинг, в сущности, террористического государства, коль скоро именно ваххабизм — официальная религия Саудовской Аравии, проявляется в торгашеской формуле: «тебе помогали — расплачивайся».

Торг идет серьезный, с массированным использованием шантажа — разумеется, против эмирата Катар, поскольку изначально Катар также финансировал и снаряжал террористические группы для направления в Сирию. «Катар должен заплатить за присутствие американских войск в Сирии и должен направить свои войска в Сирию до того, как американский президент откажется от защиты Катара, представляемой военной базой США на его территории», — говорится в сообщении пресс-службы саудитского МИД от 25 апреля.

Вышеуказанный министр аль-Джубейр после выступления Трампа на совместной пресс-конференции с Макроном вообще распоясался и заявил, что если Америка откажется от защиты Катара, то «режим» в этой стране будет свергнут за неделю, со ссылкой на слова Трампа. Говорил ли такое президент США — не столь важно: важно, что его марионетка это озвучила. Эмир Катара находится теперь перед дилеммой — сейчас ему помогают Турция, Иран и шииты Ирака. Подчинение диктату США и саудитов приведет к тому, что Иран и Ирак вновь начнут воспринимать Катар как потенциального врага. Так что и у этой страны попытка сыграть «и нашим, и вашим» подошла к концу: либо соглашаться на участие в оккупации Сирии, либо — готовиться к «арабской весне» в Катаре и т.д. и т.п.

Допустим, что Катар «дожали», и коалиционный арабский оккупационный корпус сколочен. Сбросить десант вряд ли удастся. Использовать территорию Ирака для нападения — тоже. Единственные пути для вторжения: 1) из «зон деэскалации» под «опекой» Турции на севере Сирии, в том числе и из недавно оккупированного Африна, откуда можно дойти до американских баз в Северной Сирии; 2) проход в Иорданию, а оттуда — на американо-англо-иорданскую базу в южно-сирийском Эт-Танфе. Но куда бы ни вторгались арабы-сунниты, учитывая, как лет 5−6 подряд их изматывают и даже «мочалят» плохо вооруженные йеменцы-шииты (т.е. хуситы), им обеспечены массированные и тяжелые поражения при любой стычке в Сирии, кто бы им ни противостоял. А на севере это, помимо шиитов, алавитов и друзов, еще и христианские ополчения, не говоря уже о регулярной сирийской армии и батальонах партии «Баас». На юге это, кроме армии, ополчения шиитов, друзов, афганских хезарейцев и палестинцев.

В сущности, произойдет то, о чем мечтают в Израиле с самого начала сирийского кризиса, — масштабные междуусобицы между шиитами и суннитами-ваххабитами. Но ведь когда марионеток США и Израиля начнут бить, то мы вправе ожидать прямого вмешательства в войну именно Израиля, который давно «проговаривает» о планах оккупации сирийских провинций Кунейтра и Сувэйда. Ответы сирийской армии и проиранских сил станут предлогом для США к прямому нападению на Иран, так как уже будут убивать конкретно израильтян, и вряд ли можно будет избежать того, что кому-то из сирийского Сопротивления не придет в голову даже и вторгнуться — пусть не в сам Израиль, а только на оккупированные израильтянами Голанские высоты… И учтем, что на самом-то деле, как можно подозревать, США никуда не уходят из Сирии — им просто не хочется больше тратиться и нести жертвы в этой войне.

Сценарий будет неполным, если не упомянуть о том, что в планы США и Израиля входит также если и не удар по военным России, находящимся в Сирии (хотя и это не стоит исключать), то по меньшей мере принуждение РФ к «бегству» из Сирии или минимизации активности своих военных. Идут сообщения о том, что американская разведывательная беспилотная авиация вновь участила облеты российских военных баз. А на днях база ВКС России «Хмеймим» отражала атаку беспилотников с боевыми зарядами. Кроме того, после заявлений Москвы о готовности поставить в Сирию ЗРК С-300 Израиль уже пару раз заявлял, что «при случае» уничтожит эти ЗРК. Ответом пока является лишь то, что в Москве 25 апреля продемонстрировали обломки сбитых американских и других крылатых ракет, которыми атаковали Сирию (14 апреля) агрессоры по надуманному предлогу о «химической атаке» в Восточной Гуте. Ложь Запада о 100%-й результативности ракетной атаки на Сирию опровергнута, но будут ли более существенные предупреждения со стороны РФ — пока непонятно.

Конечно, новые реалии Россия и Иран сейчас обсуждают. 24 апреля глава Совбеза РФ Николай Патрушев обсуждал «ситуацию в Сирии и на Ближнем Востоке» с секретарем Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана Али Шамхани. Подробности переговоров неизвестны. А уже 25−26 апреля Шамхани принял участие в 9-й Международной встрече высокопоставленных представителей по вопросам безопасности в Сочи. «Необходимость содействия диалогу и тесному сотрудничеству с влиятельными и глобальными странами в целях снижения рисков и кризисов в области безопасности ощущается более чем когда-либо», — сказал Шамхани по прибытии в аэропорт в Сочи журналистам. Он заявил, что есть потенциал и возможности, которые могут быть использованы для управления международными кризисами, особенно с заменой использования жестких инструментов диалога и дипломатии.

Готовящаяся США и Израилем новая война в Сирии не располагает шансами на надежду что-то урегулировать исключительно дипломатическим путем. И пока не видно, как Россия и Иран смогут «управлять международными кризисами», если их дипломатия не будет подкреплена классическими «канонерками».

 Сергей Шакарянц

США. Иран. Израиль. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 апреля 2018 > № 2582344


Россия. Иран. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 25 апреля 2018 > № 2582005

Медведев одобрил проект соглашения по зоне свободной торговли между ЕАЭС и Ираном.

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев одобрил проект временного соглашения сроком на четыре года, ведущего к образованию зоны свободной торговли между Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и Ираном. Соответствующее распоряжение опубликовано на сайте правительства РФ.

«Подписанным распоряжением российской стороной одобрен проект временного соглашения, ведущего к образованию зоны свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и его государствами, с одной стороны, и Исламской Республикой Иран, с другой стороны», — говорится в сообщении.

Соглашение предусматривает образование зоны свободной торговли по ограниченной номенклатуре товаров и подлежит ратификации, так как содержит правила, отличные от предусмотренных российским законодательством.

В марте посол Ирана в России Мехди Санаи в интервью ТАСС говорил, что переговоры о создании зоны свободной торговли между ЕАЭС и Ираном близки к завершению. Работа над соглашением между ЕАЭС и Ираном началась в 2015 году, однако сроки подписания неоднократно переносились. В ЕАЭС входят Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Россия.

Россия. Иран. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 25 апреля 2018 > № 2582005


Сирия. Сербия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581795

Видимость российской слабости как угроза сербским интересам

Срджа Трифкович (Srđa Trifković), Нови Стандард, Сербия

Новую фазу кризиса в Сирии и вокруг нее нужно рассматривать с двух точек зрения.

Во-первых, американское глубинное государство предприняло попытку наконец взять под контроль президента Дональда Трампа. За два дня до фальшивого удара по Думе 14 апреля Трамп заявил в Твиттере, что хочет в скором времени вывести все американские военные силы из Сирии (они там вообще-то находятся незаконно). В то же время те представители истеблишмента США, кто за кулисами принимает решения, пришли к выводу, что подобное развитие событий недопустимо, поэтому планы Трампа нужно немедленно нарушить. Точно неизвестно, кому было поручено координировать представление в Сирии, в предместье Думы: британской МИ6, как утверждают россияне, или израильскому Моссаду. Однако нет никаких сомнений в том, что операция была проведена в тесном контакте с местными джихадистами.

Псевдогуманитарные объединения, которые инсценировали инцидент в Думе, такие как «Белые каски», и «неправительственные» организации, которые распространили фальшивые новости о нем, прежде всего «Сирийская обсерватория по правам человека» в Лондоне (я уже не говорю о фантомном «Сирийско-американском медицинском обществе»), напрямую создали и финансируют западные спецслужбы. СМИ как всегда сработали слаженно. Забыв о фактах, они раздули истерию, как и в случае отравления Скрипалей в Солсбери пятью неделями ранее. Никакой дискуссии о том, когда и как можно ответить на инцидент, не было, ведь якобы Асад перешел красную линию.

Заставить Трампа отступить

Нечто подобное происходило в конце августа 2013 года в Гуте, другом предместье Дамаска, где мятежники совершили смертоносную атаку, применив против подконтрольных им мирных жителей боевое отравляющее вещество. Тогда у президента Барака Обамы хватило здравого смысла, чтобы отказаться от заявленного возмездия. Во-первых, он не смог получить поддержку Конгресса на эти действия. Во-вторых, Путин предложил выступить в качестве посредника в процессе уничтожения сирийских запасов химического оружия. Так и было сделано. Мы знаем это потому, что крылатые ракеты, которые 14 апреля нанесли удар якобы по хранилищу и производству боевых отравляющих веществ, не подняли облако токсичного газа. Если бы там хранился хлор или зарин, или если бы в мнимой лаборатории хранились вещества для их изготовления, несомненно, последствия нельзя было бы не заметить как в воздухе, так и на земле.

Первой целью операции, таким образом, было заставить Трампа отказаться от своих планов и сделать так, чтобы военные силы США остались в Сирии. Насколько важной была эта цель операции, ясно по заявлениям американских представителей, сделанным через два дня после бомбардировок. Было заявлено, что суть миссии принципиально меняется: теперь акцент делается не на борьбе с «Исламским государством» (организация, запрещенная в России — прим. ред.), а на участии США в политическом решении сирийского кризиса. А это значит возвращение к старой мантре о том, что «Асад должен уйти». Дополнительная декларированная цель — нейтрализовать иранское влияние, что в переводе означает: американцы останутся в Сирии навсегда. Вторая цель заключалась в том, чтобы бросить вызов России. Говоря точнее, целью было еще раз испытать российское терпение, чтобы выставить Россию слабой в случае, если она откажется от адекватного ответа.

Обе цели достигнуты. Если у России были разведданные о том, что готовится химическая атака под фальшивым флагом (об этом представитель Генштаба РФ предупредил в середине марта, а генерал-майор Юрий Евтушенко еще раз сказал шестого апреля), то нужно было немедленно и активно действовать. Нужно было донести до Запада, что подобная акция, как и возможная интервенция после нее, может дорого обойтись. Но россияне не укрепили свои военно-воздушные силы на базе Хмеймим, не отправили подкрепление в Тартус и не снабдили Башара Асада зенитно-ракетными системами С-300, за которые сирийцы уже давно заплатили.

Подготовка могла дать понять, что российский ответ на возможные действия под фальшивым флагом и на западный удар будет пропорционален вызову. Нужно было отправить сигнал о последствиях, опасно не эскалируя при этом напряженность, но «намекнув» об обстрелах самолетов или крейсеров, с которых запускаются ракеты. Отметим, что в операции участвовали британские многоцелевые самолеты «Торнадо», которые вылетали с базы на Кипре. Они были спроектированы в 70-х годах и работают на технологиях 80-х. Конечно, они оборудованы усовершенствованными электронными системами, но все равно не относятся к категории «невидимок», так что неуязвимыми их не назовешь.

Если бы были задействованы комплексы С-400 (россияне уже разместили по одной батарее близ своей морской базы в Тартусе и авиабазы Хмеймим), то есть на пути перелета с Кипра к сирийским целям, то два-три сбитых «Торнадо» стали бы адекватным и пропорциональным ответом. Это не привело бы к резкой эскалации, которой, вероятно, было бы не избежать, если бы были обстреляны военно-морские силы союзников в Средиземном море или сбиты самолеты США.

Но ответа не последовало. Уже не в первый раз у нас сложилось впечатление, что Россия сидит сложа руки, не желая рисковать и идти на конфронтацию. Возможно, имеет место какая-то договоренность. Если дело действительно в каком-то соглашении, то встает вопрос: что за договор, при котором Россия принимает как свершившийся факт американскую (пусть и символическую) бобмардировку целей на территории своего сирийского союзника, если мы знаем, что провокацию, послужившая предлогом для этой операции, инсценировал сам Запад?

Доверие к России как к союзнику падает, ведь с Асадом у россиян формальный договор о безопасности, но они так и не поставляют ему давно обещанную систему ПВО последнего поколения и не реагируют даже на символическую бомбардировку сирийских объектов. Кроме того, возникает вопрос: когда на практике будет опробован комплекс С-300 и С-400? На Западе все чаще говорят о том, что россияне медлят с этим именно из-за неуверенности, насколько их системы эффективны.

Последний, но немаловажный момент. Печально слышать от такого масштабного государственника, как Путин, о том, что американцы и их сторонники «вызовут хаос», если «снова нанесут удар по Сирии». В апреле 2017 года американцы впервые нанесли удар всего по одной авиационной базе (Шайрат), применив только крылатые ракеты, запущенные с кораблей. Теперь они провели операцию под фальшивым флагом и ответили на нее силами трех стран, задействовав еще и авиацию, то есть не ограничились только ракетами с кораблей.

Через два дня последовали заявления Никки Хейли, постпреда США в ООН, и других американских представителей о том, что целью миссии отныне является смена режима в Дамаске и устранение иранского влияния в Сирии. Когда они говорят, что силы США останутся до тех пор, пока не будет найдено «долгосрочное политическое решение, достигнута стабильность» и прочее, или пока не ослабнет иранское влияние, то становится понятно, что американцы подразумевают непрерывную конфронтацию.

Влияние российской слабости

Видя российское бессилие, недостаток стратегии или мягкость, убежденные неолиберальные и неоконсервативные ястребы в Вашингтоне приободряются и выдвигают все больше требований. В представлении американского истеблишмента российские действия, которые выглядят как перестраховка и нежелание идти на конфронтацию, открывают большие возможности для агрессивного натиска и изменения целей миссии. Впечатление о российской слабости сформировалось весной 2014 года. После поражения в Киеве Путин не отреагировал на ужасные события в Одессе, когда второго мая в пожаре в Доме профсоюзов погибло более 60 человек, которых подожгли безжалостные бандеровцы. А ведь это был идеальный шанс, чтобы (скажу с долей иронии) в духе американской доктрины «обязанности защищать» (R2P) ввести российские войска во все регионы Украины, где говорят по-русски.

Цели аннексировать территории, конечно, не стояло бы. Нужно было просто навести порядок, которого, по-видимому, путчистская власть в Киеве обеспечить не могла. Путин не сделал этого. До этого он не пресек зловещую игру на Майдане, хотя россияне уже получили предупреждение в виде так называемой оранжевой революции Виктора Ющенко в далеком 2004 году. Если бы Путин вмешался, на Западе его демонизировали бы не меньше, чем сегодня, но его стратегическая позиция была бы намного лучше, да и доверия к нему было бы больше.

Слава, репутация, уважение — вот валюта мощных держав, а не фразы о партнерстве и соблюдении каких-то норм, которыми другая сторона упорно и презрительно пренебрегает. Ровно за десять лет до кризиса на Майдане в январе 2014 года россиянам продемонстрировали ясный сценарий того, как Запад возьмет под контроль Украину — этот уязвимый юго-западный бок российской экумены, важный элемент российской оборонной стратегии (я уже не говорю о «наступательной»). Этот сценарий тогда был успешно реализован: прозападный суррогат Ющенко привели к власти. Потом между ним и Юлией Тимошенко разгорелся конфликт из-за дележа добычи, поэтому «пророссийскому» Виктору Януковичу удалось стать президентом.

В критические месяцы после его избрания в феврале 2010 года Россия не прилагала усилий для того, чтобы расширить свое влияние на Украине. Вместо этого, россияне сфокусировались на связях с олигархами, с самим Януковичем и его коррумпированным сыном, а потом — с премьером Николаем Азаровым и остальными представителями старой гвардии. Тем временем западные агентства расширяли свое влияние посредством сети «неправительственных организаций». Бывшая тогда помощником Госсекретаря США по делам Европы и Евразии Виктория Нулланд с гордостью заявила, что американцы потратили пять с половиной миллиардов долларов на переворот в 2014 году. Это только они! А что скажет Фонд Конрада Аденауэра или одна из многочисленных организаций Сороса?

Все это плоды российского непонимания важности и возможностей мягкой силы. Сегодня в Сирии (даже с относительно скромными российскими ресурсами по сравнению с западным альянсом) у Кремля могла бы быть связная стратегия, и тогда россияне могли бы нарушить или просто перечеркнуть планы своих западных союзников, чьи аппетиты все время растут. Но такой стратегии нет, или по крайней мере создается такое впечатление. Поэтому и цель изменилась: теперь Запад ставит себе стратегической целью смену режима.

Неповторимая Никки Хейли (лицо и часть глубинного государства США) заявила в ООН, что США «готовы поддерживать давление». В любой момент может повториться «атака», как в Думе, с применением мнимого или уже настоящего химического оружия, и тогда снова полетят ракеты, но на этот раз — на здания сирийского правительства или на президентский дворец Асада… И что потом? Создав впечатление слабости, которое получило в СМИ большой резонанс (например, заголовок «Российский бумажный тигр» в лондонском «Дейли Телеграф» от 16 апреля), россияне рискуют тем, что придется давать намного более жесткий ответ на какую-то новую провокацию. Их пространство для маневра сузилось, и возможностей для остановки эскалации стало меньше. Итак, как же Россия собирается ответить на сегодня уже совершенно ясную цель США и Лондона, решивших саботировать мировое первенство по футболу всеми средствами и, в первую очередь, с помощью какого-нибудь нового сфабрикованного кризиса?

Сирийские события имеют печальные последствия для сербов вообще и для Республики Сербской в частности. Ясно, что у них нет надежного внешнеполитического союзника. Растет опасность того, что по модели Думы в Боснии и Герцеговине будет проведена операция под фальшивым флагом, которая вписалась бы в историю о вредном российском влиянии и россказнях о каких-то сербских полувоенных формированиях. В свете сирийских событий все это выглядит подготовкой почвы к операции мусульман, одетых в форму «четников», которые могут совершить нечто ужасное. Например, убить несколько десятков мирных жителей (не впервые). И тогда последует просьба о вмешательстве по уже опробованной модели.

В этом контексте особенно беспокоит значительный рост боеготовности и арсенала хорватских вооруженных сил, который наблюдается в последние месяцы. Я имею в виду, в том числе, недавнее приобретение вертолетов «Апач» (Apache) и «Кайова» (Kiowa).

Цель этих летающих танков не какая-то потенциальная война против Сербии, а экстренные действия южнее Саввы для блокирования коридора, захвата Баня-Лука и других городов, а также важных пограничных пунктов на Дрине. При этом хорватская армия действовала бы как неотъемлемая часть военной структуры НАТО и ее передовое подразделение, если в какой-то момент будет принято решение об уничтожении Республики Сербской.

Если все это вам кажется лишь параноидальным сценарием без реального обоснования, тогда, вероятно, вы верите и в то, что сирийское правительство виновато в атаке с применением боевого отравляющего вещества против мирных жителей в Гуте восьмого апреля 2018 года.

Сирия. Сербия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581795


Индия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581793

Экологист Сталин живет в Индии

Виктор М. ОЛАСАБАЛЬ (VÍCTOR M. OLAZÁBAL), Publico.es, Испания

Некоторые индийские родители называют своих детей именами известных исторических персонажей, например, Адольф Гитлер, Джим Картер или Кеннеди. По мнению историков, этому способствует колониальное прошлое Индии, и часть христианских жителей этой страны стала увлекаться экзотическими именами, далекими от их собственной культуры.

Не каждый день возникает потребность написать электронное письмо с просьбой об интервью, начинающееся словами: «Дорогой Сталин». Не так легко и отправить просьбу о добавлении друзей в Фейсбук, когда у тебя в голове вертится очень серьезное сомнение: «Ты действительно хочешь стать другом Саддама Хуссейна?» Но в такой стране, как Индия, с ее населением более миллиарда человек, надо быть готовым к встрече с чем угодно. А в том, что касается имен, тем более.

Помимо национальных имен, как Рахул, Анкит, Амит или Дипак, некоторые индийские родители выбирают для своих потомков, невзирая на установленные религией или обычаями нормы, имена каких-либо исторических лидеров. Но обыкновенные люди, носящие имена всемирно известных персон, вовсе не обязательно обладают подобной им репутацией, а просто делают этих людей уникальными в их окружении.

54-летний Сталин Дайананд (Stalin Dayanand) активно борется за чистоту окружающей среды в составе неправительственной организации «Ванашакти» (Vanashakti), находящейся в городе Бомбей (Bombay). Чтобы объяснить происхождение своего имени, Сталин сначала рассказывает нам о религиозной обстановке, в которой жили его родители. Его отец, коммунист и атеист, родился в индуистской семье, в то время как семья его матери была мусульманской. Злополучнейшее из сочетаний для такого консервативного общества, как индийское.

«Мои родители сочетались браком в 1963 году. В те времена браки между людьми различных конфессий не приветствовались и были достаточно редки. Поэтому родители и решили выбрать для меня какое-то нейтральное имя, не связанное ни с исламом, ни с буддизмом, а Сталин — нейтральное имя. Они также хотели, чтобы я вырос сильным человеком, и подумали, что имя Сталин будет хорошим выбором из-за его звучания». То есть, нейтральное имя, но с намеком на определенную твердость. Очевидно, что политика жесткой руки, которую проводил советский лидер Иосиф Сталин, умерший за десять лет до этого, произвела на них впечатление.

Индусу Сталину нравится его имя. «Великолепное имя, я горжусь им. Меня абсолютно не волнуют темные истории вокруг того, что делал русский диктатор Сталин, но люди всегда будут помнить советского лидера, как человека, который сражался с Гитлером и разгромил его. А это изменило Историю», — утверждает экологист, напоминая о взятии Берлина Красной армией в 1945 году.

Тем не менее, он признает, что не так легко нести на себе груз такого имени. «Даже сегодня я все еще сталкиваюсь с проблемами, связанными с моим именем, поскольку я человек достаточно активный, и есть люди, считающие меня каким-то антиправительственным агентом или членом маоистских партизанских сил, а подобные предрассудки иногда мешают в работе. В любом случае, — говорит он, — я ни за что в мире не поменял бы мое столь исключительное имя. Это славное имя, потому что оно принадлежало великому и исторически значимому человеку. Кроме того, оно уникально: не так много людей в мире, которых зовут Сталин, и это делает меня счастливым».

Однако верно и то, что на юге Индии есть и другой Сталин, еще более известный. Матувел Карунанинди Сталин (Mathuvel Karunanidhi Stalin), в обычном сокращении М.К. Сталин, известный как просто политик Сталин из Тами Наду, который некоторое время назад даже был избран главой правительства этого штата, а сейчас является лидером оппозиции.

Этот Сталин родился в городе Мадрас (сейчас Ченнай) 1 марта 1953 года, в то время как за 6 000 километров отсюда, в Москве, настоящий Сталин прощался с жизнью после после перенесенного им кровоизлияния в мозг. Именно в эти дни М.Карунаниди (отец) решил, что его только что родившийся сын будет всегда носить — в честь русского лидера — имя Сталин, а не Айадураи, как он предполагал назвать его ранее. Один Сталин уходил, другой появлялся, и эта цепь событий представлялась бесконечной.

Любопытно, что несколько месяцев назад М.К. Сталин попросил своих последователей называть родившихся у них детей тамильскими именами, чтобы поддерживать местные культурные традиции и одновременно противостоять наступлению национального языка хинди.

Гитлер выигрывает выборы

Еще одно имя, обнаруживающееся в списках избирателей, как ни парадоксально оно звучит, это Адольф Гитлер. Вернее Адольф Лу Гитлер (Adolf Lu Hitler). Гитлер, отец троих детей, которому скоро исполнится 60 лет, уже трижды становился членом местного парламента на выборах в штате Мегхалая на северо-востоке страны. Оправданный результат для тех, кто заранее заявлял о победе Гитлера на выборах. Адольф Лу Гитлер уверяет, что ни имя, ни его усики никогда не были проблемой для того, чтобы добиться хорошего отношения к нему избирателей.

Нам очень хотелось собрать вместе Сталина из Бомбея и Гитлера из Мегхалая, чтобы оживить в памяти пакт Молотова-Риббентропа, но это оказалось невозможным.

Не так давно Гитлер объяснял для Ассошиэйтед Пресс, что его отец сражался вместе с британцами во Второй мировой войне, но несмотря на то, что воевал против немцев, он проникся некоторой симпатией к вождю врага, выходцу из Австрии, и даже решил назвать его именем своего первенца. «Я понимаю, что в свое время Адольф Гитлер был одним из самых ненавидимых в мире людей из-за геноцида евреев. Но мой отец добавил «Лу» посередине, и поэтому я вовсе не такой», — заявил он американскому агентству. Маленькая, но, несомненно, очень важная деталь.

Гитлер уверяет, что он доволен своим именем, хотя и добавляет, что у него возникали проблемы в некоторых аэропортах, когда пограничники, проверяя его документы, вдруг сомневались в их подлинности.

В действительности в Индии восхищение личностью Гитлера (настоящего) никого не удивляет. Его книга «Майн Кампф» успешно продается в книжных магазинах, в киосках вокзалов и аэропортов. Книги с его лицом на обложке стоят рядом с изданиями с портретами Ганди (Gandhi), Обамы (Obama) или Билла Гейтса (Bill Gates). Не забудем также и о кинофильмах «Герой Гитлер влюблен» (Hero Hitler in Love) и «Дорогой друг Гитлер» (Dear Friend Hitler), а также телесериале «Гитлер Диди» (Hitler didi) или магазине одежды в городе Ахмедабад, носящем то же имя, что и проповедовавший геноцид немецкий лидер.

В любом случае Адольф Лу Гитлер был не единственным политиком с редким именем на выборах в Мегхалая, штате, большинство населения которого христиане и где в изобилии встречаются имена известных персонажей западного происхождения. Так, в здешних выборах принимали участие: независимый кандидат Джим Картер М. Сангма (Jhim Carter M. Sangma), неизменный Кеннеди С. Кхирием (Kennedy C. Khyriem), баллотирующийся под лозунгами Индийского национального конгресса, индуист Билликид Сангма (Billykid Sangma) от «Бхаратия джаната парти», или не менее своеобразный Франкенштейн У. Момин (Frankenstein W. Momin). Кроме политиков, на выборах фигурировал и офицер полиции Д.Ф.К Марак (J.F.K. Marak), который, конечно же, никогда не сталкивался с таким судьбоносным событием, как ракетный кризис.

Объяснение происхождения этой привычки ничуть не менее интересно. Историки утверждают, что, имея в виду колониальное прошлое страны, некоторые ее обитатели, особенно христиане, стали увлекаться экзотическими именами, далекими от их собственной культуры, хотя среди индуистов и мусульман это не практикуется. Звучание произносимого слова, гораздо важнее, чем настоящий жизненный путь выбранных ими исторических персонажей, и сильнее воодушевляет родителей в момент придумывания имени своим детям.

Арафат против Израиля

Доктор Ясир Арафат Потхукандийл (Yasser Arafath Pothukandiyil) принимает нас в своем кабинете в Делийском университете. Индийский историк, без символического головного убора, куфии, которую всегда носил покойный палестинский лидер Ясир Арафат, но с улыбкой действительно похожей на ту, которую демонстрировал экс-президент ООП (Организации освобождения Палестины) после очередной политической победы.

«Мне очень нравится мое имя, и я горжусь им, потому что я знаю историю Ясира Арафата, — объясняет 39-летний профессор. — Мой отец работал в Катаре в 60-х годах и вернулся из этой арабской страны, очарованный палестинским лидером и его постоянной борьбой против Израиля. И еще до того, как моя мать родила, то есть раньше, чем было известно, родится мальчик или девочка, имя ребенку уже было предназначено. Мой отец твердо знал, что его будут звать Ясир Арафат. Хорошо, что родился мальчик».

Арафат вспоминает, как в день начала занятий в университете преподаватель при проверке студентов по списку подумал, что его разыгрывают, но убедившись, что это было его настоящее имя, заметил с улыбкой: «Не советую тебе заходить в кабинет антропологии, поскольку там есть студент no имени Израиль, и я не знаю, удастся ли мне договориться с вами обоими». Арафат говорит, что позднее он все же как-то зашел в тот кабинет, и вопреки предсказаниям подружился с Израилем.

«В районах Индии, где были сильны позиции коммунистов, ты встретишь многих по имени Ленин или Сталин. А в местах компактного проживания мусульман на севере страны достаточно много пожилых людей 60-и или 70-и лет по имени Хассан аль-Банна (Hassan Al-Banna), одного один из главнейших идеологов ислама в Египте, — утверждает историк, имея в виду основателя «Братьев-мусульман» (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.). — К счастью мой отец был очарован Ясиром Арафатом, а что было бы, если бы он подвергся обаянию Усамы Бен Ладена (Osama Bin Laden)?» — шутит профессор.

«Саддам звучало хорошо»

Саддам Хуссейн (Saddam Hussein) был повешен в Ираке в декабре 2006 года, после руководимого американцами вторжения в страну. Саддаму Хуссайну (Saddam Hussаin) 22 года, он живет в городе Фаридабад (Faridabad) и изучает физику в университете.

В Индии многие жители мусульманских районов носят имя покойного иракского правителя. Правда, в некоторых случаях с небольшой разницей в произношении (Хуссайн вместо Хуссейн).

«Я родился уже после «Войны в заливе», но мое имя мне дано не в честь иракского лидера, хотя я и не очень уверен в его происхождении, — уверяет юноша в интервью нашей газете. — Думаю, что меня назвали Саддам, потому что родителям понравилось звучание этого имени, а Хуссайн это мое второе имя». Саддаму также нравится звучание этого имени, и он доволен решением своих родителей. «Мне кажется оно чистое и ласковое, и я очень горжусь тем, что у меня такое красивое имя».

На вопрос о том, не было ли у него каких-нибудь проблем из-за связи его имени с иракским диктатором, Саддам отвечает, что нет, так как он пока еще простой студент и не пытался найти работу или встретить будущую жену, оба дела, абсолютно необходимые в индийском обществе. «Но не знаю, что со мной может произойти из-за этого в будущем», — признается он.

Чтобы не пугать его, мы не рассказываем ему историю другого Саддама Хуссейна, проживающего в индийском штате Джаркханд. Этот Саддам — инженер, которому было отказано в приеме на работу в 40 местах, пришел к заключению, что именно его имя было главной причиной осложнений при трудоустройстве. «Люди боялись нанимать меня на работу», — утверждал он в интервью для газеты «Хиндустан Таймс». — Я спрашивал о причинах отказов в отделах кадров этих предприятий, и некоторые из собеседников не стали скрывать, что проблема заключалась в моем имени».

Саддам решил предпринять необходимые шаги для изменения своего имени, чтобы предстать другим человеком в ходе предстоящих переговоров о трудоустройстве. Сейчас его зовут Сахид. Но после того, как он снял с себя груз невезучего имени, ему приходится сталкиваться с еще большей трудностью: индийской бюрократией, устанавливающей всевозможные препоны для внедрения этого изменения на практике.

Индия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581793


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 24 апреля 2018 > № 2585310

Премьер-министр России подписал распоряжение об образовании Зоны свободной торговли с Ираном

Премьер-министр России Д. Медведев подписал распоряжение от 23 апреля 2018 года №739-р, предусматривающее образование Зоны свободной торговли с Ираном.

Подписанным распоряжением российской стороной был одобрен проект Временного соглашения, ведущего к образованию Зоны свободной торговли между Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и его государствами, с одной стороны, и Исламской Республикой Иран, с другой стороны, сообщает портал Правительства РФ.

Проект Соглашения подготовлен во исполнение решения по итогам заседания Высшего Евразийского экономического совета 26 декабря 2016 года о начале переговоров с Исламской Республикой Иран о заключении временного соглашения, ведущего к образованию Зоны свободной торговли, и утверждён на заседании Совета Евразийской экономической комиссии 7 марта 2017 года.

Соглашение носит временный характер (сроком на четыре года) и предусматривает образование Зоны свободной торговли по ограниченной номенклатуре товаров между ЕАЭС и Ираном.

В соответствии с Федеральным законом "О международных договорах Российской Федерации" это соглашение после подписания подлежит ратификации, так как содержит некоторые правила, отличные от предусмотренных российским законодательством.

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 24 апреля 2018 > № 2585310


Туркмения. Узбекистан. Афганистан. ООН > Внешэкономсвязи, политика > turkmenistan.ru, 24 апреля 2018 > № 2585094

В Ташкенте состоялись туркмено-узбекские переговоры на высшем уровне

Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов в рамках государственного визита в Узбекистан провел в Ташкенте переговоры со своим узбекским коллегой Шавкатом Мирзиеевым. В ходе переговоров в формате «один на один» и в расширенном составе делегаций стороны обсудили широкий круг вопросов туркмено-узбекского сотрудничества в свете реализации достигнутых ранее договорённостей и имеющихся перспектив.

На переговорах было отмечено, что перед Туркменистаном и Узбекистаном открываются большие возможности для более полной реализации потенциала торгово-экономического, транспортного, культурно-гуманитарного партнёрства, имеющего большое значение для обеспечения мира, стабильности и устойчивого развития всего региона.

Особое внимание было уделено вопросам экономического сотрудничества. Главы двух государств в этой связи обсудили проблемы расширения долгосрочных партнерских связей в производственных отраслях, углубления отношений между приграничными регионами двух стран, где есть значительные резервы роста.

Стороны обсудили ситуацию в Афганистане, а также ряд актуальных вопросов региональной и глобальной повестки дня, представляющих взаимный интерес. В этой связи стороны договорились продолжить взаимную поддержку в рамках ООН, СНГ, ОИС и других международных и региональных структур, отметив важность взаимодействия в борьбе с терроризмом, экстремизмом, наркотрафиком, организованной преступностью и другими глобальными вызовами.

В ходе встречи президент Туркменистана предложил создать Консультативный совет глав государств Центральной Азии для решения актуальных проблем региона. Гурбангулы Бердымухамедов также заявил, что Туркменистан как нейтральное государство готов предоставить политическое пространство для организации общенационального афганского диалога под эгидой ООН. В свою очередь узбекский лидер сообщил, что Узбекистан примет участие в строительстве газопровода ТАПИ.

Президент Туркменистана пригласил своего узбекского коллегу посетить с визитом Туркменистан в удобное для него время. Приглашение было с благодарностью принято. Сроки визита будут согласованы по дипломатическим каналам.

По окончании переговоров состоялась церемония подписания двусторонних документов. В ходе которой были подписаны программа сотрудничества в сфере транспорта на 2018-2020 годы, программа научно-технического сотрудничества на 2019-2020 годы, соглашение о санаторно-оздоровительном лечении детей в национальной туристической зоне «Аваза», меморандум о транзитной перевозке аммиачной селитры, соглашение о межрегиональном сотрудничестве, программа сотрудничества на 2019 год между внешнеполитическими ведомствами двух стран, соглашение о создании Торговых домов Туркменистана и Республики Узбекистан, меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в сфере спорта, соглашение о сотрудничестве по карантину растений, соглашение о создании Делового совета между торгово-промышленными палатами двух стран, протокол об утверждении плана мероприятий по сотрудничеству на 2018 год в области сертификации. Также по итогам визита были подписаны документы о сотрудничестве между общественными организациями, научно-исследовательскими институтами, вузами и другими учреждениями Туркменистана и Узбекистана.

Под аплодисменты присутствующих президенты Гурбангулы Бердымухамедов и Шавкат Мирзиеев подписали совместное заявление. После подписания документов главы государств выступили с обращениями для СМИ, где выразили полное удовлетворение итогами состоявшихся переговоров.

Во второй половине дня президент Туркменистана возложил цветы к Монументу независимости и гуманизма на главной площади Ташкента – Мустакиллик, а также к памятнику первому президенту Республики Узбекистан Исламу Каримову. После этого главы Туркменистана и Узбекистана возложили цветы к барельефу Махтумкули Фраги, установленному в центре Ташкента, и приняли участие в открытии парка «Ашхабад».

Туркмения. Узбекистан. Афганистан. ООН > Внешэкономсвязи, политика > turkmenistan.ru, 24 апреля 2018 > № 2585094


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581821

Автокефалия украинской православной церкви близка, но трудности только начинаются

Украинская Православная церковь стоит на пороге независимости от Московского Патриархата, но активная фаза борьбы за единство и самоопределение только начинается.

Ян Тур, EurasiaNet, США

19 апреля Верховная рада Украины большинством голосов (268 — против 36) поддержала обращение президента Украины Петра Порошенко к Вселенскому и Константинопольскому патриарху Варфоломею с призывом признать самостоятельность Православной церкви на Украине. Как сообщает Радио Свобода обращение было предварительно обсуждено с патриархом Варфоломеем 9 апреля 2018 года в рамках более широкой дискуссии о проблемах канонической самостоятельности Украинской Православной церкви, связанной, в том числе, и со сложным процессом объединения православных церквей на Украине. Вопрос автокефалии может быть рассмотрен 28 июля 2018 года, на Соборе в Константинополе к 1030-летию крещения Киевской Руси.

22 апреля стало известно что Вселенский патриархат рассмотрел обращение украинских властей. РИА новости ссылаясь на источник, близкий к Константинопольскому патриархату, сообщило, что вопрос Украинской автокефалии будет обсужден на внеочередном Синоде с участием всех признанных православных церквей, и высказал мнение, что автокефалии Украинской церкви не дадут, поскольку решение требует единогласия, а Российская Православная Церковь выступает против. Но есть и другие мнения — так, Радио Свобода ссылаясь на историка и исследователя религиозных отношений Анатолия Сидоревича предполагает, что «с Киевом про все уже договорено», хотя опасность внешнего давления на патриарха Варфоломея, в первую очередь со стороны Москвы и Анкары еще остается.

Процесс признания автокефалии Украинской Православной церкви осложнен тем, что мировое православие не выработало его единой процедуры. Исходя из прецедентов и возможных исторических обоснований, реализуемым на практике вариантом является признание украинской автокефалии Патриархом Константинопольским Варфоломеем.

Константинопольский патриархат подходит на роль посредника-объединителя по двум причинам. Во-первых, православные епархии на территории нынешней Украины, до 1686 года, подчинялись Константинополю. Во-вторых, Константинопольский патриархат обладает среди других православных церквей «первенством чести».

Константинопольский патриархат может опереться на Уложенную Грамоту или Томос от 1589 года, согласно которому территория нынешней Украины не входит в состав Московского патриархата.

Перечисленное и дало Петру Порошенко основание заявить, что «Константинопольская церковь для нас была, есть и будет церковью-матерью,…а его святейшество Варфоломей, единственный, кто способен помочь православным Украины урегулировать канонический статус Украинской церкви в структуре мирового Православия».

Но даже если Украинская Православная Церковь получит автокефалию, процесс объединения украинских церквей обещает быть сложным.

Сегодня на Украине действуют сразу три православные церкви.

Украинская православная церковь Московского Патриархата (УПЦ МП) — часть Русской Православной церкви во главе с патриархом Кириллом. Ее приходы составляют 67% (12 515) от общего числа православных приходов на Украине. Официальная позиция УПЦ МП сводится к категорическому отказу от объединения в единую Украинскую церковь, независимую от Москвы. Вместе с тем, Русская служба BBC сообщает что только трое из девяти членов Синода УПЦ МП занимают твердую пророссийскую позицию: наместник Киево-Печерской лавры Павел, глава Одесской и Измаильской епархии Агафангел и митрополит Донецкий и Мариупольский Иларион. Примерно такая же ситуация по оценкам социологов складывается и уровнем ниже: на пророссийских позициях стоит порядка 30% духовенства УПЦ МП и ее прихожан. В то же время митрополит Черкасский и Каневский Софроний назвал Владимира Путина «бандитом», а главный капеллан, митрополит Августин, благословил украинских военных на защиту Родины: «Мы же не пошли на Ростов-на-Дону или Смоленск».

Помимо УПЦ МП существует Украинская православная церковь Киевского Патриархата (УПЦ КП), возглавляется патриархом Филаретом. Созданная в 90-х годах, вместе с получением Украиной независимости она не признана как каноническая другими православными церквями. Ее приходы составляют 26% (4877) православных приходов Украины.

Наконец, на Украине действует и Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ), возникшая после революции 1917 года и сохранившаяся в США и Канаде, возглавляемая в настоящее время митрополитом Киевским Макарием, также с неясным каноническим статусом. Ее приходы составляют 7% (1225) от общей численности православных приходов.

Предстоятель УАПЦ митрополит Макарий видит объединение как желанное. На этой же позиции стоит и патриарх УПЦ КП Филарет, который обращался к УАПЦ с призывом объединения «всех сторонников автокефалии православной церкви на Украине».

Объединение всех Православных церквей на Украине под одной крышей заключает в себе серию трудностей. Необходима организация Собора новой церкви, что будет осложнено многолетней историей взаимных претензий и обвинений. И, кроме дел церковных, существуют и вполне земные дела, касающиеся вопросов собственности, с которыми тоже все обстоит сложно.

Помимо старых вопросов о принадлежности церковного имущества, сменившего владельцев после решений Львовского Собора 1946 года, когда храмы и имущество греко-католиков были переданы епархиям Московского Патриархата, что до сих пор вызывает трения между Украинской грекокатолической церковью и УПЦ МП, существует и борьба за духовно и исторически важное имущество которые увеличивает престиж и значение церковной организации-собственника. Например, борьба Киевского и Московского Патриархатов за контроль над Киевской лаврой или за возможность проводить богослужения в храме Малой «Теплой» Софии. Эта борьба проявляется и в участившихся в последние годы силовых захватах церковного имущества, являющихся, до некоторой степени, продолжением противостояния на Востоке Украины.

Объединение церквей, сняв с повестки дня противостояние между православными церквями неизбежно актуализирует вопросы, связанные с отношением новой церкви к решениям Львовского собора и отношения к греко-католикам.

Другая сложность автокефалии и объединения заключается в риске очередного раскола. Патриарх Кирилла занимает по этому вопросу предельно жесткую позицию, заявляя что никогда не согласится на изменение «священных канонических границ нашей Церкви».

Руководство же России полностью поддерживает позицию РПЦ в вопросе автокефалии на Украине, видя в зависимости УПЦ от Москвы важнейший элемент влияния.

Таким образом, есть все основания ожидать согласованного противодействия появлению Украинской автокефальной церкви со стороны Москвы, идущего одновременно на церковном, международно-дипломатическом и военном уровнях.

В свою очередь, Патриарх Кирилл на Украине находится в довольно узком коридоре возможностей. Удержать УПЦ МП в поле своего влияния он может, лишь увеличивая автономность Украинской православной церкви де-факто, то есть предлагая «синицу в руке» взамен борьбы за полноценную автокефалию, или даже за автономный статус, что сопряжено с большими рисками для иерархов УПЦ МП. Так, последний Собор Русской Православной Церкви еще раз подчеркнул особый статус УПЦ МП, заявив, что ее руководящий центр находится в Киеве. Причины такого заявления не скрываются — патриарх УПЦ МП Онуфрий отметил, что оно стало реакцией на «попытки дискредитировать УПЦ в глазах украинского общества, спекулируя ее несамостоятельным статусом».

Подводя итог, можно утверждать, что даже успешное завершение переговоров с Константинопольским патриархатом и признание автокефалии Украинской Православной церкви не будет означать наступления мирного периода ее развития. Напротив, первые годы автокефалии будут для объединенной Украинской Православной церкви годами борьбы и страстей.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581821


США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581545

Президент США Дональд Трамп вновь заявил, что хотел бы вывести американских военных из Сирии.

"Что касается Сирии, я хотел бы уйти, хотел бы привести наших потрясающих бойцов домой", — сказал Трамп на пресс-конференции по итогам переговоров с президентом Франции Эммануэлем Макроном.

"Посмотрим, что будет происходить, посмотрим, что мы можем сделать… Мы хотим вернуться домой и мы вернемся домой, но мы хотим оставить очень прочный и очень продолжительный след и это важная часть наших обсуждений", — сказал Трамп, подчеркнув, что хочет "вернуться домой", но лишь завершив то, что должно.

Он связал сирийский вопрос с ситуацией вокруг Ирана, которая стала одной из основных тем переговоров с французским лидером.

Ранее Трамп заявлял о скором выводе американских военных из Сирии, однако потом было объявлено, что США останутся там на некоторое время для завершения борьбы с террористической группировкой "Исламское государство"*.

* Террористическая организация, запрещенная в России

США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581545


США. Франция > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 24 апреля 2018 > № 2581455

Президент США Дональд Трамп подтвердил жесткий курс Вашингтона в отношении Тегерана. Ирану ни за что нельзя позволить работать над созданием атомного оружия, заявил Трамп в Вашингтоне на совместной пресс-конференции с президентом Франции Эмманюэлем Макроном во вторник, 24 апреля. Глава Белого дома также пригрозил Тегерану серьезными последствиями, если он возобновит свою ядерную программу.

Иран стоит за многими проблемами Ближнего Востока, считает Трамп. Он призвал страны этого региона выделять больше средств на борьбу против терроризма, который, по словам американского президента, поддерживает Тегеран.

Эмманюэль Макрон со своей стороны отметил очевидность того, что у Франции иная позиция по иранской ядерной программе. "Мы не наивны в том, что касается Ирана", - отметил французский президент. Он также заявил о готовности к новым переговорам о ядерной программе Ирана. В обсуждении, целью которого должна стать долгосрочная стабильность на Ближнем Востоке, могут участвовать страны этого региона, а также Россия и Турция, предложил Макрон.

Французский президент настаивает на заключении "новой сделки", которая предусматривала бы совместные усилия Европы и США по блокированию ядерной программы Исламской Республики вплоть до 2025 года. Она также призвана сдерживать ракетную программу Ирана и ограничить влияние Тегерана на Ближнем Востоке. Трамп в свою очередь думает о том, чтобы разорвать соглашение по иранской ядерной программе, достигнутое в 2015 году. 12 мая истекает установленный президентом США срок для принятия этого решения.

США. Франция > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 24 апреля 2018 > № 2581455


Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 24 апреля 2018 > № 2581342

Иран укрепляет тыл и выстраивает стратегическое сотрудничество с РФ и КНР

Было бы неплохо, чтобы все приграничные с Ираном страны считались бы с той новейшей реалией, до наступления которой остается не слишком много времени, и откорректировали бы свою настроенность на внешнеполитической арене, если она не соответствует совместным устремлениям Ирана, России и Китая

В последние дни из Ирана поступает немало сведений. Но эта информация в контексте того, что происходит в Армении, не может не заинтересовать. Дело в том, что, как и в Иране в конце прошлого года, когда какая-то часть населения вышла протестовать, с развитием ситуации в Ереване становится видно, что повылезали все оттенки протестности. Памятуя же о программных заявлениях того же блока «Елк», сомнений нет в политических симпатиях-антипатиях лидеров нынешнего протеста в Армении.

По сообщениям всех государственных иранских СМИ, с 18 апреля иранское правительство запретило всем госорганам использовать иностранные приложения для обмена сообщениями. Главным среди этих приложений, как оказалось, является Telegram, используемый более чем 40 миллионами иранцев как при общении, так и для торговли и политических кампаний. Каналы Telegram, работавшие от имени верховного лидера Исламской революции аятоллы Сейеда Али Хоссейни Хаменеи и вице-президента Эсхага Джахангири, уже были закрыты 18 апреля. Аятолла Хаменеи прекратил использовать приложение для обмена сообщениями Telegram в знак поддержки отечественных версий и в соответствии с национальными интересами страны. Запрет на использование иностранных мессенджеров затрагивает все государственные учреждения Ирана. Конечно, действия Ирана происходят после того, как российский суд несколькими днями ранее приказал заблокировать Telegram после того, как эта компания отказалась делиться своими данными шифрования с властями.

В марте 2018 г. иранские официальные лица заявили, что Иран заблокирует Telegram по соображениям национальной безопасности в ответ на беспорядки, произошедшие в конце прошлого — начале этого года, поскольку Telegram широко использовался деструктивными силами во время протестов. Действия против Telegram предполагают, что Иран может попытаться представить свою собственную версию приложения для обмена сообщениями. Тегеран отметил, что иностранные приложения по обмену сообщениями могут получить лицензии от властей для работы в исламской республике, если они передадут свои базы данных в страну. Как все прекрасно понимают, западные ресурсы типа Facebook или Twitter повторят деструктивную позицию ресурса Telegram. А значит, также будут запрещены. Но — в Иране. Если кто-то спросит, а при чем тут запрет на деятельность Telegram в Иране и нынешние события в Ереване, поясним — в Армении крайне немало пользователей этого мессенджера. Судя по неплохой инсценировке «внезапно вспыхнувших» деяний и инициатив, участники протестов могут пользоваться «на ходу» подобным видом связи. И если уж кто-то использовал иностранные мессенджеры для отдачи команд на синхронизацию антиправительственных акций в Иране, то, думается, вполне уместно предположить, что и в Армении сейчас происходит нечто аналогичное.

Но вернемся к Ирану. Из двух сообщений стало ясно, что сейчас под прицел западных и израильских спецслужб взяты святая святых — иранская армия и Корпус Стражей Исламской революции (КСИР). 19 апреля высшее командование КСИР выступило с особым заявлением, в котором осудило «раскольнические разногласия и заявления отдельных лиц страны», заявив, что сохранение национальной безопасности и институционализация региональной власти Ирана являются «результатом подлинной охраны исламской революции». Историческая память иранской нации свидетельствует о том, что за последние 40 лет КСИР сыграл решающую роль в различных областях: от противодействия контрреволюционным элементам по всей стране в послереволюционную эпоху и борьбы на полях сражений в течение 8-летней войны с Ираком до создания строительства и оказания помощи обездоленным людям в пострадавших районах.

В заявлении говорится: «В настоящее время КСИР превратился в крупного и эффективного игрока в уравнении безопасности в Западной Азии в условиях рискованной и угрожающей ситуации, с которой сталкивается Иран… Поражение ДАИШ (т.е. «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и нейтрализация крупного заговора высокомерных держав и сионистов, направленного на ведение прокси-войн в Сирии и Ираке, и иллюзия распространения его на Иран, являются результатом стратегических мер КСИР. Если бы не сопротивление КСИР, революционная разведка, мудрое командование Сил Аль-Кодса [спецназ КСИР — прим.] и защитников святынь, то сегодня не только регион, но и наша дорогая родина Иран были бы центром концентрации ДАИШ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и пехотинцев США и их западных и арабских союзников, — говорится в заявлении. — Но сегодня ДАИШ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) не только рухнул, но и его региональные и международные спонсоры ищут способ сохранить свое лицо, несмотря на то, что крупный заговор является результатом стратегий их разведслужб. КСИР осуждает расистские меры и замечания некоторых лиц, которые стремятся подорвать эту силу. КСИР всегда соблюдает идеалы Исламской революции, а также руководящие принципы верховного лидера Аятоллы Хаменеи и считает свои успехи за последние десятилетия обязанными его основной стратегии».

Итак, какие-то круги, причем внутри Ирана, попытались бросить тень на приверженность КСИР «идеалам Исламской революции». Причем была и попытка вбросить тему о многонациональности как Ирана, так и личного состава КСИР, коли в заявлении осуждаются «расистские меры и замечания некоторых лиц». Попытки дробить иранское общество по этническому принципу предпринимались и ранее, даже на стадии осуществления самой Исламской революции, и история подобных попыток Запада и Израиля насчитывает не одно десятилетие. То, что командование КСИР резко говорит об этом в апреле 2018 г., свидетельствует о том, что изобличены и арестованы те лица, которые отмечены в заявлении, хотя их имена и не названы. А уже 21 апреля, как сообщает IRNA, выступила и армия. На церемонии, состоявшейся в столице Ирана в память защитников святых мест, командующий иранской армией Абдолрахим Мусави заявил: «Иранская армия продолжает сотрудничество с КСИР до тех пор, пока гегемонистская система в мире не рухнет, а сионистский режим не будет уничтожен. Уничтожение сионистского режима, несомненно, произойдет не более чем через 25 лет». Далее Мусави подчеркнул, что КСИР, исходя из своих обязанностей, должен бороться с различными видами угроз в отношении экономических, культурных и политических средств против страны и что КСИР несет ответственность за защиту Исламской революцию 1979 г. во всех сферах.

Заявление крайне важное, учитывая иранские реалии и то, что в последние годы США и Европа значительную часть своих обвинений по Ирану направляли именно против КСИР. Даже зимой в ряде заявлений высших должностных лиц из США, ЕС и Израиля явно виделось, что потенциальные военные противники Ирана лелеют мечту взрастить недоверие иранского общества к КСИР. И значительная часть надежд Запада была связана с тем, чтобы посеять рознь и вражду между КСИР и регулярной армией Ирана. Что удивительно — даже в Армении прозападно настроенные пользователи ряда социальных сетей в обсуждениях между собой проговаривались о том, что, мол, вот-вот в Иране армейские офицеры свергнут и аятоллу, и КСИР придавят и так далее. Скажем сразу — были случаи, когда в прошлом между армией и КСИР в действительности бывали острые споры. Но не конфликты — в основном речь шла о том, чья заслуга в победе над Саддамом Хусейном была больше и, следовательно, кто более привержен ценностям Исламской революции. Для преодоления споров и недопонимания в свое время аятолла Хаменеи своим решением учредил особый пост — командующего Всеми вооруженными силами страны, т. е. армией-флотом и КСИР. Долгие годы этот пост возглавлял заслуженный участник ирано-иракской войны Сейед Хасан Фирузабади — он устраивал всех, и регулярную армию, и КСИР, и духовенство, и политические круги.

Теперь другой признанный заслуженный иранский генерал-майор — Мусави вслед за заявлением КСИР ясно дал понять, что расчеты на рознь между армией и КСИР тщетны. Как минимум 25 лет — до «уничтожения сионистского режима», — сотрудничество и взаимодействие армии и КСИР не будет нарушено. Вторая цель, указанная Мусави, — «разрушение гегемонистской системы в мире», т. е. подрыв позиций США, сроком, как мы видим, не ограничена. Но мы получили доказательство не только того, что Запад возобновил попытки вбить клин между армией и КСИР Ирана. Мы теперь видим, что благодаря генерал-майору Мусави армия не подвергает сомнению высокий статус КСИР в иранском обществе и признает роль Корпуса в «защите Исламской революцию 1979 г. во всех сферах» более важной и ответственной, чем просто защиту внешних границ Ирана и безопасность его населения и инфраструктуры, чем и заняты регулярные вооруженные силы.

Таким образом, иранская армия и КСИР подтвердили единство своих целей и намерений. Это в первую очередь отстаивание курса на невозвращение на западные рельсы развития. И во-вторых, это усиление противостояния США и Израилю в регионе. Обратим внимание — находившийся в Тегеране с 4-дневным официальным визитом заместитель вице-президента Ирака шиит Нури Аль-Малики заявил, что сегодня мир видит и констатирует единство и солидарность между двумя дружественными и братскими странами, Ираном и Ираком. Фраза «единство Ирана и Ирака» — это крайне не свойственная Ближнему Востоку реалия, несущая в себе существенные угрозы интересам Запада и Израиля. И из нее понятно, на что будут направлены в ближайшем будущем в том числе и усилия регулярной армии и КСИР Ирана как главных союзников обновленной, в основном шиитской по составу, армии Ирака и иракских шиитских ополчений. Однако мы же не близоруки — отмеченные силы и «крупные и эффективные игроки в уравнении безопасности в Западной Азии» идут в Сирию и Ливан как минимум. На это наталкивает и сообщение последних дней о том, что соответствующие стороны готовятся ввести в эксплуатацию сплошную шоссейную коммуникацию, которая свяжет Иран, Ирак, Сирию и Ливан… Войска перебрасывать станет в разы легче.

Другие сообщения отчетной недели из Ирана не менее интригующие. Так, в Тегеране с визитом находилась представительная китайская делегация. Член Совета по определению целесообразности Ирана, главный советник аятоллы — Али Акбар Велайети заявил на переговорах, что, «к счастью, связи двух стран наращиваются» и что «отношения между Ираном и Китаем носят стратегический и конструктивный характер». Китайская сторона в ответном слове отметила, что «отношения Ирана и Китая начались тысячи лет назад, и Шелковый путь связывает обе страны». Было выражено удовлетворение тем, что лидер Китая посетил Иран в 2016 г. и выразил надежду на расширение двусторонних связей.

Вслед за этим председатель ядерной комиссии Мажлеса (иранского парламента) Моджтаба Зоннури на совместной конференции по ядерному сотрудничеству между Ираном и Китаем сказал: «Тегеран и Пекин провели переговоры по строительству небольшой атомной электростанции в Иране». Конференция эта была организована Китаем, и в ней приняли участие представители стран группы «Большая шестерка» из переговоров с Ираном по ядерной программе. «Конференция была очень плодотворной, обе стороны представили свои мнения по ядерному сотрудничеству», — добавил он, рассказав о том, что иранская делегация также посетила китайские атомные электростанции и что вопрос о строительстве атомной электростанции в Иране приветствуется Китаем. И если анонсированное строительство АЭС китайцами начнется, то это станет лучшим доказательством того, что ирано-китайские отношения действительно стратегического характера и значения. Это обстоятельство придется иметь в виду не только врагам, но и друзьям и партнерам Ирана — в том числе и в Закавказье. На наших глазах зреет и развивается абсолютно новая реалия — это уже не поставки сырой нефти и природного газа из Ирана в КНР. Это и присутствие Китая в ядерной сфере Ирана. Так что желающие дальнейшего углубления «интеграции» Закавказья с Западом должны будут иметь в виду — говоря Иран и иранские перспективы, отныне придется учитывать, что при слове «Иран» в сознании должны всплывать не только фрагменты из длинного списка ирано-российского сотрудничества (АЭС, поставки вооружений, Сирия и т.д.), но и отчетливая картина ирано-китайского ядерного взаимодействия.

Хочется также выделить и информацию, касающуюся ирано-российских отношений. На первый взгляд, это не имеет отношения к политике. Но обратим внимание — переговоры носили официальный характер. Министр образования Ирана Сейед Махди Батаи, находившийся в Москве по приглашению своего российского коллеги для участия в международной выставке под названием «Новая образовательная экосистема», в ходе встречи с главой Комитета по образованию и науке Госдумы России Вячеславом Никоновым предложил, чтобы Иран и Россия добавили иранский (фарси) и русский языки в учебную программу своих школ. Батаи сказал, что иранское правительство планирует прервать монополию английского языка: «Политика правительства в области образования заключается в том, чтобы сломать монополию английского языка в качестве второго иностранного и подключить другие иностранные языки, в частности русский язык».

Иранский министр сказал, что он уже сделал это предложение министру образования России Ольге Васильевой и объявил, что, если в русских школах будет преподаваться язык фарси, Иран тоже может добавить русский язык в учебную программу иранских школ в соответствии с Меморандумом о взаимопонимании, подписанным обеими странами. Он сказал, что во время своего визита в российскую школу он с сожалением узнал, что никто из учеников ничего не знает об Иране, добавив, что, реализуя этот план, русские будут лучше знать об Иране. Со своей стороны, Никонов приветствовал предложение иранского министра и сказал, что в настоящее время фарси преподается лишь в некоторых вузах России. При этом парламентарий высказал мнение о необходимости подумать над внедрением обучения фарси в школах по аналогии с китайским языком, который в некоторых общеобразовательных учреждениях изучается в качестве второго иностранного языка. «Нужно подумать, как сделать фарси частью нашего образования», — заключил Никонов.

Не станем объяснять, кто такой в палитре российской политики и экспертного сообщества господин Никонов. Как и не станем фантазировать на тему, почему это в апреле 2018-го министры образования РФ и Ирана говорят о преподавании в качестве второго иностранного языка в России языка фарси, а в Иране — русского языка. Просто напомним, что еще в начале апреля посол Ирана в России Мехди Санаи отметил, Иран и Россия как глава Евразийского экономического союза, достигли соглашения о льготных тарифах, и теперь они готовы к подписанию соглашении в ближайшее время. Он же заявлял, что членство Ирана в ЕАЭС окажет существенное влияние на облегчение региональной торговли, поскольку сокращение таможенных тарифов облегчит торговый обмен между Ираном и странами — членами союза. «Иран, по всей вероятности, присоединится к союзу: Иран и Россия провели экспертные переговоры в ходе 14-го заседания постоянной российско-иранской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, которое состоялось в марте», — добавил иранский посол.

Было бы неплохо, чтобы все приграничные с Ираном страны считались бы с той новейшей реалией для целого ряда регионов, до наступления которой остается не слишком много времени, и откорректировали бы свою настроенность на внешнеполитической арене, если она не соответствует стратегическим и иным совместным устремлениям Ирана, Китая и России. Предупреждение относится и к властям, и к оппозиционерам стран — соседей Ирана. Учитывать можно начать ну хотя бы проверкой того же ресурса Telegram — благо что и повод есть…

Сергей Шакарянц

Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 24 апреля 2018 > № 2581342


Иран. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 24 апреля 2018 > № 2580703

Подписано соглашение о создании зоны свободной торговли между ЕАЭС и Ираном

Председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев подписал подготовленное Минэкономразвития России распоряжение об одобрении Российской Федерацией проекта Временного соглашения, ведущего к образованию зоны свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и Исламской Республикой Иран.

Соглашение носит временный характер (сроком на четыре года) и предусматривает образование зоны свободной торговли по ограниченной номенклатуре товаров между ЕАЭС и Ираном.

В соответствии с Федеральным законом «О международных договорах Российской Федерации» Соглашение после подписания подлежит ратификации, так как содержит правила, отличные от предусмотренных российским законодательством.

Иран. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 24 апреля 2018 > № 2580703


ОАЭ. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 24 апреля 2018 > № 2579734

Накануне власти ОАЭ приняли решение поддержать палестинцев и перевели 258 млн дирхамов для поддержки народа. 74 млн дирхамов будет выделено на развитие Программы поддержки исламского вакуфа в Иерусалиме для сохранения арабо-исламской идентичности города. Оставшиеся 184 млн дирхамов будут направлены в Организацию Объединенных Наций для помощи палестинским беженцам и организации работ в поддержку программ образования в Газе, где в понедельник во время протестов были застрелены два палестинца.

Решение помочь было объявлено после совещания Лиги арабских государств в Саудовской Аравии на прошлой неделе, созванного для обсуждения решения президента США Дональда Трампа о переводе посольства США в Израиле в Иерусалим.

На прошлой неделе король Саудовской Аравии Салман открыл саммит, объявив о пожертвовании для сохранения исламского наследия в Восточном Иерусалиме. Также Король назвал встречу «Иерусалимским саммитом».

«Я назвал этот саммит в Дахране Иерусалимским, чтобы весь мир помнил о Палестине, и что об их судьбе всегда будут беспокоиться арабские народы», - сказал Король, добавив, что «Восточный Иерусалим является неотъемлемой частью палестинских территорий».

В прошлом месяце представители БАПОР (Ближневосточное агентство ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ) обратились за поддержкой на Дубайской международной конференции и выставке по вопросам гуманитарной помощи и развития после того, как г-н Трамп заявил, что удержит более половины средств США, выделяемых агентству.

В настоящее время БАПОР обеспечивает образование для более чем 47 000 палестинских беженцев, также проводя регулярные консультации по психосоциальной поддержке и инструктаж о необходимых мерах безопасности.

Стоит отметить, что в период с 2012 по 2107 год ОАЭ выдели 6,2 млрд дирхамов для помощи в палестинском вопросе.

Источник: The National

ОАЭ. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 24 апреля 2018 > № 2579734


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579569

«Киберстабильность: подходы, перспективы, вызовы»

Открытие конференции

Приветствие организаторам и гостям конференции заместителя секретаря Совета безопасности РФ, председателя Межведомственной комиссии

Совета безопасности РФ по информационной

безопасности Олега Храмова

Позвольте приветствовать организаторов, участников и гостей XV научной конференции Международного исследовательского консорциума информационной безопасности.

Созданный в апреле 2010 года консорциум сегодня объединяет ведущих экспертов в области информационной безопасности, представляющих 28 организаций из 18 стран мира.

Благодаря активной работе в области обеспечения информационной безопасности, формирования системы международной информационной безопасности ваше объединение сумело за столь непродолжительный срок стать авторитетной дискуссионной площадкой. С мнением консорциума считаются не только в научных и экспертных кругах, но и государственных структурах.

Уже стало доброй традицией проводить в декабре конференции консорциума при активной поддержке редакции журнала «Международная жизнь». В этом году избранные тематические направления свидетельствуют о практической ориентированности форума на обсуждение актуальных проблем обеспечения безопасности в информационной сфере.

Полагаю, что в центре внимания участников конференции будут перспективные вопросы, связанные с выработкой механизмов выполнения норм, принципов и правил ответственного поведения государств в информационном пространстве, с обеспечением информационной безопасности в условиях развития цифровой экономики, а также с информационной безопасностью критической информационной инфраструктуры объектов промышленности.

Комплексный подход к системному рассмотрению ключевых вопросов в области информационной безопасности по праву стал визитной карточкой конференций консорциума.

Убежден, что сегодняшняя дискуссия будет нацелена на поиск оптимальных путей решения актуальных задач формирования системы международной информационной безопасности - гаранта стабильности и безопасности в информационной сфере.

Желаю успешной и плодотворной работы!

Сессия I

Владислав Шерстюк, руководитель-организатор МИКИБ, советник секретаря Безопасности РФ, директор Института проблем информационной безопасности МГУ им. М.В.Ломоносова: Хотел бы выразить благодарность руководству МИД России за предоставленную нам возможность обсудить актуальные проблемы международной информационной безопасности.

Наши сегодняшние цели: содействие снижению международной напряженности; выявление наиболее актуальных проблем, выносимых на обсуждение в Гармише в 2018 году; обсуждение предложений по возможным проектам совместных исследований.

Можно выделить два фактора, оказавшие и продолжающие оказывать влияние на глобальную информационную инфраструктуру в контексте межгосударственного противоборства.

Прежде всего, это отсутствие доверия между некоторыми государствами. В реалиях современных международных отношений становится печальной традицией предъявлять неподкрепленные доказательствами обвинения в совершении тех или иных противоправных актов в киберпространстве. Не содействуют укреплению доверия и предложения, направленные на размывание мер ответственности за применение силы в межгосударственных отношениях без разрешения Совета Безопасности ООН. Здесь уместно сказать и о силовом воздействии на информационную инфраструктуру других государств посредством предоставления такого права негосударственным субъектам. Деятельность таких негосударственных субъектов в международном пространстве - это новая тема, по которой нам предстоят широкие дискуссии.

Вторым фактором являются особенности глобальной ИКТ-среды, отличающие ее от традиционных пространств. К ним относятся нематериальный характер и виртуальность, нетранспарентность процессов в ИКТ-среде, трудности установления фактов и определения источников при возникновении инцидентов. Данные особенности ИКТ-среды обусловливают привлекательность злонамеренного и враждебного ее использования против критически важной инфраструктуры: для совершения терактов, вербовки сторонников и финансирования террористических организаций. Подобное использование ИКТ-среды может привести к дестабилизации экономики, социальной жизни без формального нарушения государственного суверенитета.

Серьезные озабоченности высказываются по поводу использования ИКТ-среды для вмешательства во внутренние дела суверенных государств. Общепризнано, что основным инструментом противодействия подобным угрозам является международное право. В мировом сообществе сложилось определенное согласие по поводу применимости международного права в области использования ИКТ, но мнения о том, как именно оно должно применяться, разнятся.

Одна группа экспертов не видит необходимости договариваться об установлении зон ответственности государств в ИКТ-среде, о процедуре активизации данных о нарушениях международных обязательств государствами, порядке расследования международных инцидентов на основании взаимодействия национальных групп. Другая же группа экспертов, к который относимся и мы, исходит из того, что определяющим является решение вопросов об объективизации опасных инцидентов в ИКТ-среде, определение зон ответственности государств в ИКТ-среде, а также формирование механизма определения субъектов злонамеренного или враждебного использования ИКТ.

Нам представляется важным исходить из приоритета поддержания международного мира, безопасности и стабильности в создании доступного и мирного глобального информационного пространства. Усилия государств следует сосредоточить прежде всего на уточнении порядка применения международного права для предотвращения конфликтов в ИКТ-среде, недопущения ее использования в военно-политических целях. Для этого важно двигаться в направлении укрепления доверия между государствами. Достичь этой цели невозможно в условиях искусственного торможения международного сотрудничества.

Именно по этой причине мы рассматриваем наш консорциум как одну из площадок для откровенного обмена мнениями по наиболее актуальным проблемам обеспечения стабильности и международной информационной безопасности.

Мы исходим из того, что рекомендации Группы правительственных экспертов (ГПЭ) ООН нужно переводить в практическую плоскость. Доклад ГПЭ 2015 года можно назвать историческим. Ведь именно тогда пришлось договориться о принципиально важных ключевых вещах. Во-первых, не легализовывать конфликты в информационном пространстве, предотвращать использование ИКТ в военно-политических целях. Во-вторых, отказаться от взаимных обвинений в кибератаках без серьезных на то доказательств, как это часто происходит. В-третьих, ИКТ должны использоваться исключительно в мирных целях. В-четвертых, признана незаконной и вредоносной деятельность по внедрению «закладок» в ИКТ-продукцию. В-пятых, группа подтвердила суверенное право государств распоряжаться информационно-коммуникационной структурой на своей территории и определять свою политику в сфере международной информационной безопасности.

Сейчас главная задача - разработать предложения, как именно применять рекомендации группы. Сегодня обсудим вопросы практической реализации концепции цифрового суверенитета государств, принципы разграничения зон международной ответственности государств за деятельность в ИКТ-среде. Обсуждая этот вопрос в Гармише, эксперты пришли к мнению, что для создания эффективной модели цифрового суверенитета необходимо проводить не только аутентификацию пользователя, например в публичных точках доступа Wi-Fi, но и управлять трафиком в точках перехода линий связи на границе других государств, а также управлять безопасным роутингом на уровне виртуальных границ. Влияние факторов на стратегическую стабильность также является главным вопросом, который мы сегодня затронем.

Все большее число государств разрабатывает ИКТ-инструменты для использования в военно-политических целях. По некоторым данным, в «клуб кибердержав» входят или стоят на пороге этого уже более 60 стран, а также квазигосударственные объединения и негосударственные акторы. Распространение кибероружия на сегодняшний момент является практически бесконтрольным процессом, нарушающим стратегическую стабильность. В условиях, когда не решена проблема атрибуции кибератак, виновный может быть назначен исходя из политических соображений и к нему могут быть применены не только санкции, но и силовое воздействие.

Мы также обсудим такую важную тему, как «Актуальные проблемы информационной безопасности в контексте развития цифровой экономики». Для нашей страны формирование цифровой экономики является вопросом национальной безопасности и технологической независимости. При этом мы понимаем, что активное, сквозное внедрение цифровых технологий несет новые вызовы. Уровень киберугроз повышается, возрастает масштаб последствий злонамеренных действий в киберпространстве. Решение проблем обеспечения информационной безопасности становится стратегическим, ключевым направлением для обеспечения устойчивости государственного управления. Уверен, что данная тема важна не только для России, она актуальна для каждого государства, активно использующего передовые цифровые технологии во всех сферах деятельности.

Еще одно тематическое направление нашей конференции - это ботнет вещей, угрозы, перспективы их развития и возможные механизмы противодействия этим угрозам. Интернет вещей дает поистине безграничные возможности для эффективного развития экономики и повышения качества жизни, одновременно порождая и новые угрозы для человека, общества и государства. Сегодня в мире насчитывается более 8 млрд. устройств, способных подключиться к Интернету. К 2020 году, по различным оценкам, их будет от 30 до 50 миллиардов. Зададимся вопросом: готов ли человек к тому, что в его личном пространстве находятся и действуют десятки технических устройств, которые имеют выход в Глобальную сеть и самостоятельно работают с Интернетом, достаточно ли он защищен? Готовы ли производители технологий, устройств взять на себя социальную ответственность за возможные инциденты. Все эти вопросы ждут ответов экспертов.

Олег Сыромолотов, заместитель министра иностранных дел Российской Федерации: Тематика обеспечения международной информационной безопасности стала неотъемлемой частью политической повестки дня Организации Объединенных Наций среди наиболее актуальных вопросов международной безопасности. Сегодня недостаточный уровень киберзащищенности приводит к стагнации мирового развития, негативно сказывается на деловой активности. Научно-технические достижения, которые должны стимулировать экономическое развитие, облачные технологии, «большие данные», интернет вещей, искусственный интеллект, становятся заложниками отсутствия международных признанных стандартов поведения в цифровой сфере. Лавинообразно растет уровень киберпреступности, активность в информационном пространстве террористов. В безопасности в цифровой среде не может чувствовать себя никто - ни граждане, ни бизнес, ни государство.

Ситуацию усугубляет то, что фактически в мире уже не первый год идет гонка информационных вооружений. ИКТ могут стать детонатором развязывания межгосударственного военного конфликта. Посредством провокаций его можно довести до состояния конфронтации или даже войны.

Однако о каких бы угрозах в информационном пространстве ни шла речь, для России не характерна роль пассивного наблюдателя. Мы затратили много усилий для обеспечения информационной безопасности. В 1998 году Россия впервые внесла на рассмотрение ГА ООН проект резолюции по международной информационной безопасности (МИБ). Этот документ и запущенная нами Группа правительственных экспертов под эгидой Первого комитета ГА ООН стали определять глобальную дискуссию по МИБ на международной арене.

Все эти годы России удается не только удерживать инициативную роль в области МИБ, но и стоять на позициях морального лидера в данной сфере. Число спонсоров наших проектов неуклонно растет. К ним примыкают все новые страны. Шаг за шагом Россия выигрывает борьбу за умы. По итогам 72-й сессии ГА ООН удалось добиться принятия процедурного решения о сохранении темы МИБ в повестке дня ее следующей сессии, в ходе которой мы намерены предоставить нашу основную инициативу - проект новой отдельной резолюции ГА ООН по правилам ответственного поведения государств в информационном пространстве. В его основу ляжет документ ШОС («Правила поведения в области обеспечения МИБ»).

Серьезные опасения вызывает то, что в 2017 году в переговорном процессе по проблематике обеспечения МИБ наступил очередной значительный водораздел. Мир вновь оказался расколотым на два лагеря. В одном из них - страны БРИКС, ШОС, ОДКБ, многие государства Латинской Америки, АТР, Африки и Ближнего Востока. В основе нашего общего подхода - необходимость предотвратить превращение цифровой сферы в сферу военно-политического противоборства. В противоположном лагере - западные государства, которые настойчиво стремятся навязать остальному миру собственные, выгодные только для них правила игры. Они, по сути, дают полную свободу рук наиболее развитым в технологическом плане государствам, в то время как остальным отводится подчиненная, заведомо уязвимая роль. С такой постановкой вопроса мы, как и остальные наши единомышленники, согласиться не можем.

В сложившейся ситуации критически важно максимально консолидировать позиции с нашими ближайшими союзниками. В январе 2018 года на правах председателя планирую провести очередное заседание группы экспертов ШОС по МИБ для обсуждения непосредственно текста нового проекта резолюции по упомянутым правилам поведения. Рассчитываем привлечь к этой работе страны БРИКС, а также государства, в том или ином формате связанные с ШОС. Речь идет о создании неформальной группы единомышленников в ШОС по МИБ, которые могут выступать в качестве ядра спонсоров нашего документа ООН.

Важный параллельный трек на ооновской площадке - противодействие информационной преступности. Для нас это также один из стратегических приоритетов в области МИБ. В этой связи инициировали процесс по распространению в качестве официального документа ООН проекта российской универсальной конвенции о сотрудничестве в сфере противодействия информационной преступности. Планируем запустить углубленную экспертную дискуссию в рамках ШОС и БРИКС и выводить партнеров на коллективное соавторство наших документов. Таким образом, в плане консолидации международных усилий в области обеспечения информационной безопасности нами проделана определенная работа, однако поиск решения множества проблем еще впереди.

Андрей Крутских, специальный представитель Президента Российской Федерации по вопросам международного сотрудничества в области информационной безопасности: Уровень глобальной информационной безопасности за этот год значительно снизился, в первую очередь за счет вредоносного использования ИКТ. Мир стал более уязвим, причем все стали уязвимы - и элиты, и простые граждане - с точки зрения национальной безопасности (нарушение суверенитета, вмешательства во внутренние дела) и в плане прав человека.

Небольшая статистика. На Россию совершается более 70 млн. кибератак в год, и это только на государственные ресурсы. Сбербанк сообщил, что наше банковское сообщество теряет в год 650 млрд. рублей. По данным разведорганов ряда государств, цифра стран, которые проводят на регулярной основе учения с отработкой навыков ведения кибервойны, достигла примерно 130-140. То есть практически все более-менее цивилизованные страны отрабатывают эти навыки. Вы понимаете, какими последствиями наполнено в этой связи наше кибербудущее.

Группа правительственных экспертов в июне так и не смогла выработать проект доклада Генсеку ООН, а ведь мы были на грани того, чтобы представить ему, Генассамблее и всему международному сообществу свод правил ответственного поведения государств. Мы также остановили часы в последний день заседания группы. Существует такой прием. Остановили на несколько часов, надеясь выработать компромисс, но - увы.

Есть наивная мысль, что дипломатическими демаршами и психологической атакой можно сломать Россию, Китай или сконцентрированный в кулак БРИКС, но в данном случае подавляющее число группы из 25 стран было настроено на то, чтобы выработать компромисс и те нормы, которые могли бы стать правилами ответственного поведения. К сожалению, немного государств еще за день до начала работы группы достаточно решительно озвучили, что трек Группы правительственных экспертов ООН себя исчерпал, что это не та площадка, где можно договариваться, собственно, потом они довели это до логического конца, и договоренности не получились.

Еще одним негативом больше могло бы стать, если бы на Совете министров иностранных дел стран ОБСЕ не удалось договориться о продолжении процесса по выработке мер доверия в киберпространстве. Благодаря усилиям представительницы МИД Юлии Даниловой, которая внесла большой личный вклад в нахождение компромисса, он был достигнут, процесс был спасен и ему даже был придан определенный импульс на базе так называемого «плана Лаврова». Смысл его сводится к тому, чтобы активизировать и придать большую эффективность механизму переговоров в рамках ОБСЕ по выработке соответствующих мер доверия.

На Делийской конференции в рамках известного лондонского процесса буквально несколько недель назад, все те, кто выступал против использования ООН как площадки переговоров, снова объединились со странами БРИКС. Пусть это были не все 25 членов Группы правительственных экспертов, но наиболее значимые страны в лице своих представителей встретились.

Мы провели очень интересную, продуктивную работу, где основные игроки снова задались целью - возобновлять ооновский трек. Уже четыре страны стали спасать кибербудущее человечества. Сегодня в нас вселяется оптимизм, что Россия выдвинет новую резолюцию, которая будет содержать правила поведения. Если кто против этих правил, пусть так и голосует. Это не навязывание шосовских, бриксовских мыслей, а приглашение к обсуждению. Россия будет призывать международное сообщество вновь созвать в 2019 году группу, для того чтобы сконцентрировать ее усилия для выработки международного кодекса поведения.

Обратил бы внимание еще на один позитивный момент. Организаторы известного Давосского клуба задумались о том, чтобы посвятить следующее заседание в конце января предстоящего года теме информационной безопасности.

Все главы большого бизнеса хором высказали одну мысль: «Надо вырабатывать правила игры - правила ответственного поведения». Вклад в этот процесс начинает вносить и глобальный бизнес. Поэтому идеи таких компаний, как «Майкрософт», «Норильский никель», сделают благое дело, если выработают правила кибербезопасности для бизнеса, которые потом можно «поженить» в рамках ооновского процесса с теми политическими решениями, которые вырабатывают государственные представители.

Основным позитивным итогом года является осознание и политиками, и бизнесом необходимости работы на этом треке. 2018 год станет просто переломным. Если мы не договоримся и не создадим действенные механизмы для достижения переговорного результата, дальше мы можем не беспокоиться - третья мировая будет уже не за горами. Уникальность этих технологий состоит в том, что они дают возможность стравливать государства, доводить их до состояния не только политической, но и киберконфронтации, за которой следующим шагом идет «горячая» война.

Владислав Гасумянов, вице-президент - руководитель Блока корпоративной защиты ПАО «ГМК «Норильский никель»: Сегодняшняя конференция несет отпечаток такой политической и исторической ответственности, что если мы не сможем выработать правила игры, как вести себя в киберпространстве, то в конечном итоге столкнемся с рисками и проблемами, соизмеримыми с ядерным противостоянием.

«Норильский никель» как системообразующая компания, вносящая значительный вклад в социально-экономическое развитие регионов России, в полной мере осознает значимость глобального процесса по обеспечению информационной безопасности на государственном уровне. По нашим оценкам, в десятилетней перспективе автоматизация в ГМК превысит 80%. При этом доля выручки, которая напрямую будет зависеть от безопасного, непрерывного функционирования информационной структуры, станет существенно расти. Уже сейчас совместно со службой риск-менеджмента «Норникеля» и с привлечением ведущих международных консультантов проведена работа по перспективной оценке рисков информационной безопасности компании, которая оценивается в сотни млн. долларов. Правомерность такой оценки подтверждает последний отчет «Эрнст энд Янг». У компании, находящейся в первой десятке бизнес-рисков горнодобывающих предприятиий в 2017-2018 годах, киберриски поднялись в рейтинге с девятого на третье место по сравнению с 2016 годом.

Последние лет 20 выступления по теме международной информационной безопасности начинают с предупреждения о том, что повсеместное внедрение ИКТ в современном мире влечет возрастание опасности их использования. Время предупреждать уже прошло. Проблемы информационной безопасности занимают ведущее место в международных отношениях, и примеры всем хорошо известны. Будучи одним из флагманов российской промышленности, «Норникель» осознает свою ответственность за многие аспекты жизни российского общества и понимает свою роль в выстраивании стабильных и безопасных межгосударственных отношений. Мы могли продвинуть свою позицию по незаконному обороту драгоценных металлов как формы финансирования преступности через все международные инстанции и выйти на резолюции Экономического совета ООН. Естественно, все это было сделано при поддержке МИД России. Об одном из недавних достижений в области ИКТ - прокладке более 900 км оптоволокна для обеспечения широкополосного доступа к Интернету жителей города Норильска - глава нашей компании Владимир Потанин доложил Президенту России в начале 2017 года.

Присоединившись к МИКИБ, «Норникель» стремится опираться на авторитет академического сообщества и выйти с перспективными инициативами на знаковой международной площадке в выстраивании системы международной безопасности. В апреле прошлого года в Гармише мы выступили с инициативой разработать проект Хартии информационной безопасности критических объектов промышленности, и участники форума поддержали нашу идею. Выдвигая эту инициативу, мы хотели ясно дать понять, какое поведение в информационном пространстве бизнес-сообщество приветствует, а что безусловно осуждает.

Мы стремимся к тому, чтобы любой, кто использует для недобросовестной конкуренции ИКТ - проникновение в технологические процессы, кражу чувствительной информации у коллег и конкурентов, был однозначно осужден бизнес-сообществом. Мы внимательно следим за тем, что происходит в области международной безопасности на уровне государства.

Предлагая проект хартии, мы исходим из того, что по ряду вопросов использования ИКТ, которые непосредственно касаются безопасности устойчивости и непрерывности промышленного бизнеса, можно прийти к международному консенсусу, оставляя за скобками те вопросы, которые лежат в исключительной компетенции политического руководства государства. При этом, осознавая все деликатные особенности проблемы информационной безопасности на промышленных предприятиях, мы рассматриваем хартию как рамочный, этический документ, присоединение к которому не влечет юридических обязательств. При разработке проекта хартии мы не видим смысла изобретать новые формулировки. Все приемлемые и понятные с точки зрения бизнеса позиции так или иначе неоднократно озвучивались с различных трибун и в проектах разных международных документов.

К числу таких положений, которые должны встретить поддержку и понимание со стороны всего бизнес-сообщества, мы относим: осуждение использования ИКТ в преступных, террористических и военных целях; осуждение любых действий, подрывающих доверие к устойчивости, надежности и безопасности опорных глобальных информационно-коммуникационных инфраструктур; поддержку усилий по формированию систем предупреждения, обнаружения и помощи в ликвидации последствий сетевых атак и эффективных механизмов взаимодействия таких систем; поддержку различных форм обмена лучшими практиками по обеспечению информационной безопасности; поддержку деятельности по формированию культуры информационной безопасности.

В развитии поддержанной на форуме в Гармише инициативы наша команда экспертов разработала стартовый вариант проекта хартии. Текст был разослан всем членам нашего консорциума одновременно с приглашением к предварительному обсуждению в рамках специально зарегистрированного нами форума в июле 2017 года. Кроме членов консорциума, мы пригласили принять участие в обсуждении экспертов по информационной безопасности ряда крупных российских промышленных предприятий, таких как «Северсталь», «Алроса», «Новолипецкий металлургический комбинат», «Уралвагонзавод», «Евраз», «Лукойл» и многих других.

Эти компании вошли в состав Клуба безопасности информации в промышленности, созданного в 2017 году по инициативе «Норильского никеля». Это АНО - автономная некоммерческая организация, которая содержится на средства «Норильского никеля» без каких-либо обязательств участников. Мы таким образом сформировали площадку, на которой все вопросы можно было обсуждать. Также эксперты «Норильского никеля» принимают активное участие в обсуждении доработки проекта постановления «Об утверждении показателей критериев значимости объектов критической информационной структуры». Он уже в высокой стадии готовности.

Участники обсуждения обратили внимание на существование ряда кодексов этики поведения работников в сфере информационной безопасности. Для того чтобы правильно определить место нашей хартии в ряду таких документов, приведу следующую аналогию. Кодексы поведения работников информационной безопасности - это аналог клятвы Гиппократа. Мы же разрабатываем документ, который близок по смыслу и духу Уставу или преамбуле Устава Всемирной организации здравоохранения. Считаю, что на сегодняшнем заседании мы вправе подвести первые итоги проделанной работы и предлагаю включить в резолюцию нашей встречи следующие пункты: «Члены Международного исследовательского консорциума информационной безопасности:

- с учетом предварительного рассмотрения одобряют и поддерживают предложенный ГМК «Норильский никель» проект Хартии информационной безопасности критических объектов промышленности и рекомендуют презентовать этот текст бизнес-сообществу для широкого обсуждения;

- используют наработанные связи в своих странах для привлечения национальных бизнес-структур к движению в поддержку Хартии информационной безопасности критических объектов промышленности».

Илья Рогачев, директор Департамента по вопросам новых вызовов и угроз МИД России: Мое внимание в очередной раз привлекает то, что очень много говорится о военно-политических аспектах информационной безопасности. Судя по повестке дня, все объявленные выступления идут в этом же направлении, за исключением заявленного доклада представителя МВД.

Комплексный подход к вопросам ответственности и борьбе с неправомерным поведением в цифровой среде включает в себя определенный аспект, который часто обходят вниманием, - это уголовная ответственность, что является принципиальным моментом. В рамках международного права странам не удалось даже договориться о принципах ответственности государств. Проект статьи Комиссии международного права, разработанный еще в 1990-х, так и остался проектом. В этой области подходы очень разнятся. Надо все-таки сосредоточиться на выработке форм ответственности, конкретных норм, которые были бы применимы именно к этой среде. Мне кажется, что такой путь более перспективный. Но комплексный подход подразумевает еще аспект индивидуальный. Говорилось уже о хакерах, о людях, выступающих в качестве органов государства. Они должны нести индивидуальную уголовную ответственность.

Проблем много, и все об этом знают: как установить границы юрисдикции в цифровой среде, как собирать доказательства, как их сохранять, как их передавать друг другу, как предъявлять суду. Вопрос о допустимости доказательств - один из ключевых в уголовном процессе. Все завязано на юрисдикции государств, суда. Здесь одни проблемы - просто непаханая целина. Думаю, что все эти процессы должны двигаться параллельно. Мы пытаемся вести такую политику.

Мы разработали проект уголовно-правовой конвенции, которую предлагаем заключить под эгидой ООН, с тем чтобы отрегулировать все эти вопросы. Не могу сказать, что регулирования совсем нет, его нет на глобальном, универсальном уровне. Есть региональные конвенции, известная Будапештская конвенция, которую мы последовательно критикуем за положение, предусматривающее возможность получения трансграничного доступа к данным, находящимся под юрисдикцией на территории другого государства, и даже без информирования этого государства.

С учетом недостаточного регулирования возникают проблемы, которые выплескиваются в смежные сферы, в том числе политическую. А они крайне чувствительны. Например, известно, что очень многие российские граждане, которые уезжают куда-то отдохнуть, оказываются в руках правоохранительных органов того государства, куда они уехали. Потом начинаются длительные процедуры и споры, о которых, наверное, не достаточно хорошо известно. Но на дипломатическом уровне они отнимают чрезвычайно много времени в связи с тем, что этих граждан хотят экстрадировать в США. Таких уже более десятка.

Конечно, мы к каждому подходим индивидуально, пытаемся помочь, чтобы все процессуальные нормы были соблюдены и чтобы права наших граждан не нарушались. Здесь сложился устойчивый алгоритм, который вызывает и внутренние, и внешние протесты, потому что это не стихийно сложилось, а является результатом продуманной, спланированной политики, которая осуществлялась нашими американскими партнерами на протяжении многих лет. Это практически механизм выманивания российских граждан за рубеж для того, чтобы привлечь их к уголовной ответственности за совершение различных преступлений в киберсреде. Это большая проблема, потому что понятно: при тех трудностях, которые я назвал, уголовно-процессуальные нормы соблюсти очень сложно. Те механизмы международного сотрудничества в области взаимной помощи по уголовным делам, которые сложились и которые очень громоздкие и длительные, просто не применимы в случаях с киберпреступностью.

Дальше получается игра в одни ворота. США заключили договоры с более чем 100 государствами о запрещении экстрадиции граждан США в третьи страны. То есть действовать зеркально не получается ни при каких обстоятельствах. Таким образом, это улица с односторонним движением. Наши граждане или сами выезжают, или их выманивают. Такие случаи есть, когда специально делают ловушки. Известно, что выдавались фальшивые приглашения на те мероприятия, которых и не было вовсе. Наши граждане шли получать эти филькины грамоты в американское посольство, консульский отдел и на основании подобных фальшивых приглашений задерживались за рубежом.

Вряд ли это можно считать нормальным механизмом сотрудничества по уголовным делам в цивилизованном мире с участием государств, которые провозглашают верховенство права и закона. Считаю, что это совершенно неприемлемый способ и неприемлемый путь взаимодействия. Поэтому надо вырабатывать другие механизмы, договариваться о других формах. Россия выступает с инициативами и предлагает регулировать данную область информационной безопасности.

Соглашаясь с тем, что нужны какие-то правила, наши западные партнеры предпочитают свободу рук. Но это не какое-то расхождение в философиях или подходах к такой проблеме. Дело в том, что нас обвиняют во всех смертных грехах, в том числе, что мы не хотим ловить хакеров, мы используем прокси для каких-то кибератак и т. д. Пока ни одно сделанное нашим западным партнерам предложение не воплотилось в реальность. Никакого урегулирования достичь не получается. Это вопиющий двойной стандарт в подходах наших западных коллег.

Возвращаясь к нашему проекту конвенции, могу сказать, что мы его продвигаем и будем продвигать. Мы пытаемся привлечь больше интеллектуального потенциала в этой области, с тем чтобы ее продвигал не только МИД России. Нужно развивать взаимодействие по нашему проекту по так называемой второй дорожке - сотрудничеству в академической области.

Сессия II

Сергей Коротков, главный советник аппарата Совета безопасности РФ, кандидат военных наук: Масштабы совершаемых компьютерных атак и их последствия наглядно демонстрируют деструктивный потенциал ИКТ. Эта угроза служит основанием для объединения всех членов международного сообщества в понимании необходимости выработки общих правил ответственного поведения государств в информационном пространстве. Вместе с тем реальность такова: в национальных подходах участников дискуссии относительно содержания подобных правил обозначился позиционной раскол.

Часть стран исходит из того, что информационное пространство является новым театром военных действий. И предлагает регулирование неизбежных, по их мнению, конфликтов осуществлять на основе безусловной применимости существующих норм международного права. С учетом практической невозможности достоверного определения источников компьютерных атак такой подход фактически легализует «право сильного» на проведение операций с использованием ИКТ против «неудобных» государств.

Иной подход, который поддерживает и Россия, заключается в невмешательстве во внутренние дела других государств и недопущении милитаризации информационного пространства, где развертывается гонка так называемых кибервооружений. Бездоказательные обвинения государств в совершении компьютерных атак не должны использоваться в качестве инструмента политического, экономического или иного давления. Мы исходим из того, что совместные усилия надо направить на предотвращение конфликтных ситуаций с использованием ИКТ путем выработки дополнительных правовых норм с учетом уникальных особенностей этих технологий.

Безусловно, обсуждение военно-политических аспектов применения ИКТ должно проходить на самом высоком экспертном уровне. Наиболее представительной площадкой в этом плане является ООН. Созданная ГПЭ ООН по МИБ, в состав которой в 2016 году входили представители 25 стран, занималась исследованием вопросов применения международного права к использованию ИКТ государствами, включая нормы, правила и принципы ответственного поведения государств. К сожалению, группа не смогла достичь консенсуса при подготовке итогового доклада.

На этом фоне усилились попытки «размыть» роль ООН в решении вопросов МИБ и перевести дискуссию по данной проблематике на региональный уровень или даже в двусторонний формат. Безусловно, эти форматы сотрудничества имеют важное значение для формирования системы МИБ, но для решения общемировых проблем в рассматриваемой области нужно обеспечить максимально широкое представительство стран.

Вопросы формирования безопасного глобального информационного пространства, которые затрагивают интересы практически всех государств мира (в частности, выработка правил ответственного поведения государств в информационном пространстве), необходимо обсуждать только под эгидой ООН. На таких авторитетных площадках, как ОБСЕ, АСЕАН, ШОС, БРИКС, ОДКБ, и в рамках других международных организаций целесообразно обсуждать прежде всего вопросы МИБ, имеющие приоритет для стран, входящих в эти объединения, а также вырабатывать консолидированные подходы этих организаций к формированию системы МИБ в целом. Например, в перспективе высока вероятность заключения коллективного соглашения об информационной безопасности стран - участниц БРИКС в интересах обеспечения их социально-экономического развития.

Конечно, учитывая трансграничный характер угроз информационной безопасности, деление проблем на глобальные и региональные достаточно условно, но специфика решения задач всегда есть. Как показывает практика, наиболее оптимальным форматом для оперативного решения практических задач по обеспечению информационной безопасности является двустороннее взаимодействие. Организационную основу такого взаимодействия должны составлять двусторонние межправительственные соглашения о сотрудничестве в области обеспечения МИБ. Соответствующие соглашения Россией заключены со всеми государствами - участниками БРИКС, а также с Кубой и Белоруссией. В проработке находятся еще несколько аналогичных проектов.

Важно отметить, что российско-американские договоренности от 2013 года дают возможность для такого взаимодействия специалистов и экспертов из России и США, даже несмотря на неблагоприятный политический фон. В целом следует отметить, что эффективное парирование угроз в информационной сфере можно обеспечить только на основе постоянного взаимодействия всех заинтересованных сторон как на уровне межгосударственных объединений, так и в двустороннем формате.

Константин Песчаненко, Генеральный штаб Вооруженных сил РФ: Современные информационные технологии активно используются членами мирового сообщества для достижения своих внешнеполитических целей. Большинство развитых стран мира приняли военно-политические документы в области киберобороны. Создаются и вводятся в структуру вооруженных сил боевые киберкомандования, разрабатываются различные виды кибероружия, систематически проводятся киберучения, выделяются значительные средства на создание наступательного киберпотенциала.

Как закономерный итог на Варшавском саммите НАТО, прошедшем в июле 2016 года, кибепространство официально объявлено новым оперативным пространством. Становится нормой использование СМИ и Интернета для вмешательства во внутренние дела суверенных государств. При этом, как правило, нарушается общественный порядок, разжигается межнациональная, межрасовая, межконфессиональная вражда, порождаются ненависть и дискриминация, население подстрекается к насилию, дезорганизуется деятельность государственной власти и управления, в том числе и военного.

Масштабы проблемы на сегодня носят такой характер, что впору говорить об угрозе международному миру и безопасности, исходящей как от государственных, так и от негосударственных субъектов. Явления, о которых идет речь, имеют явно выраженный военно-политический характер, так как неизбежно ведут к нарушению стратегической стабильности, развязыванию и эскалации военных конфликтов.

В соответствии с действующей российской военной политикой Генеральный штаб Вооруженных сил Российской Федерации активно участвует во внешнеполитической деятельности, направленной на предотвращение военных конфликтов, которые могут возникнуть в результате агрессивного и иного враждебного использования ИКТ. Опыт этой работы свидетельствует о том, что между российскими и западными подходами на сегодняшний день имеются существенные расхождения во взглядах на пути обеспечения международной информационной безопасности.

Например, декларируя полную приверженность нормам международного права в информационном пространстве, США и их союзники стараются не акцентировать внимание международной общественности на нерешенных проблемах, анонимности и скрытности в информационной сфере, без преодоления которых, на наш взгляд, адекватное применение норм в принципе считаем невозможным. Кроме того, уровень развития науки и практики обеспечения международной информационной безопасности пока не позволяет оперативно и достоверно определять роль конкретных государств в проведении враждебных действий в информационной сфере. Не выработаны критерии отнесения информационных атак к вооруженному нападению, что для нас, военных, очень важно. Не сформированы универсальные методологии расследования информационных инцидентов.

Нерешенность этих проблем может привести к ошибочной идентификации субъектов информационного пространства и, как следствие, к приписыванию факта применения силы тому или иному государству, чьи информационные системы могли бы быть или были задействованы несанкционированным использованием для осуществления такого рода атак. Соответственно, ошибка в квалификации информационной атаки может привести к применению уже реального оружия, а не только информационного. В условиях неопределенности относительно государственного правового статуса и мотивов действий нарушителей применение существующих на практике международных норм, в первую очередь на самооборону, может привести к бездоказательным и ошибочным обвинениям и, как следствие, возникновению и эскалации внешнеполитических конфликтов и общему снижению уровня стратегической стабильности.

Несмотря на эти аргументы, страны Запада во главе с США, продолжая проводить силовую политику, так называемое киберсдерживание, используют существующие нормы и принципы международного права для оценки действий и наказания тех членов мирового сообщества, которые, по их субъективному мнению, действуют в информационном пространстве не по правилам. Ускоренно формируется национальный, международно-санкционный и уголовно-правовой механизм наказания зарубежных юридических и физических лиц за проступки в информационном пространстве. Первым шагом в этом направлении стало принятие в 2015-2016 годах директив США о порядке введения санкций в отношении лиц, нарушающих нормы ответственного поведения. Аналогичные документы разрабатываются в Евросоюзе. Примеры таких наказаний, к сожалению, имеются.

Таким образом, путь, избранный Западом для наведения порядка в информационном пространстве, несет угрозу России и другим членам мирового сообщества. Считаем, что курсу на применение силы в информационном пространстве и намерению использовать потенциал международного права для его оправдания необходимо противопоставить совместные шаги, направленные на развитие и укрепление международного сотрудничества по военно-политическим аспектам международной информационной безопасности. Они должны быть нацелены на разрядку и предотвращение международных споров между членами мирового сообщества, по различным причинам и поводам, возникающим в ходе использования ИКТ.

При наличии доброй воли членов мирового сообщества можно найти необходимые точки соприкосновения на этом пути и возобновить международное сотрудничество. Считаем, что установление контактов будет способствовать достижению консенсуса в отношении путей и методов предотвращения военных конфликтов, имеющих информационную природу. В частности, наши западные партнеры в качестве одного из таких методов активно лоббируют так называемые добровольные меры укрепления доверия в области использования ИКТ. Перечень таких мер уже выработан в формате ОБСЕ. США и ЕС пытаются распространить этот опыт на азиатские и тихоокеанские регионы.

Однако, несмотря на серьезные усилия, которые прилагаются для продвижения этой инициативы, у нас вызывает большие сомнения возможность ее успешного завершения. Главной причиной такого положения является высокий уровень напряженности на сегодняшний день в отношениях между ключевыми участниками данного процесса. В этих условиях вряд ли стоит ожидать эффективного выполнения добровольных и необязательных мер укрепления доверия. Полагаем, что в условиях конфронтации эффективная работа по предотвращению военных конфликтов возможна только в рамках обязательных договоренностей.

В качестве первого шага налаживания сотрудничества между Россией и США в области международной информационной безопасности предлагаем рассмотреть вопрос о разработке и заключении соглашения об опасной военной деятельности в информационном пространстве. В самом широком смысле под опасной военной деятельностью в информационном пространстве надо понимать такое применение ИКТ вооруженными силами одного государства в мирное время, которое может привести к какому-то ущербу вооруженных сил другого государства или государств.

Содержательное международное определение разновидностей опасной военной деятельности в информационном пространстве может быть дано в ходе предстоящей переговорной работы как в формате штабных переговоров, которые активно ведутся Генеральным штабом ВС РФ, так и в других форматах. Кроме того, в соглашении должен быть определен порядок действий сторон для прекращения опасной военной деятельности, а также необходимые для его реализации меры укрепления доверия. Например, в форме обмена доказательной и иной информацией и проведения консультационных встреч специалистов. Убеждены, что в таком международном контексте меры укрепления доверия будут эффективно выполняться.

Независимо от установления той или иной формы российско-американского взаимодействия и сотрудничества с нашими западными партнерами в информационном пространстве, любые конструктивные шаги в этом направлении будут способствовать выходу из создавшегося тупика и переходу к перспективному двустороннему, во всяком случае с США, диалогу по военным аспектам международной информационной безопасности. Надеемся, что продуктивность этого диалога будет реально способствовать предотвращению военных конфликтов, разрядке напряженности и обеспечению стратегической стабильности в мире.

Рафал Рогозинский, сотрудник Международного института стратегических исследований (Великобритания), Фонда SecDev (Канада): Думаю, что все согласны с тем, что мы живем в эпоху напряженных международных отношений, характеризуемых эрозией доверия между Россией и Западом. В своем выступлении хотел бы затронуть три проблемы. Во-первых, эрозия мер, направленных на укрепление доверия в традиционных сферах, в особенности ядерной, создала опасную динамику. Во-вторых, невозможность в киберсфере, и в часности в области военного использования киберпространства, прийти к приемлемым нормам дополнительно обострила опасность этой сферы. В-третьих, историческая обстановка, в которой мы сейчас находимся, включая события, происходящие на Украине, и выборы в США, сигнализирует о реальных угрозах.

Надо помнить, что одним из наиболее важных достижений позднего периода холодной войны было создание Советским Союзом и США механизма доверия по вопросам ядерного оружия, который привел к, возможно, самому значительному снижению угрозы в истории. Этот процесс оказался не легким. Те, кто был вовлечен в него в 1980-1990-х годах, понимают, что он происходил постепенно и его целью было укрепление доверия силами обеих сторон и желанием работать вместе. Это привело к разработке эффективной системы, включающей создание функциональных механизмов, способных обеспечить доверие на длительную перспективу.

В середине 1990-х годов Российская Федерация попыталась использовать ту же логику, чтобы начать диалог о киберпространстве. К сожалению, страны Запада, и в особенности США, не были готовы использовать те же принципы, которые были задействованы для решения ядерного вопроса, для определения норм или заключения функциональных договоров, касающихся киберпространства. В результате этого и других негативных событий мы не смогли прийти к согласию по вопросу кибернорм. Более того, несмотря на годы работы Группы правительственных экспертов по вопросам информационной безопасности ООН, особого прогресса не удалось достигнуть, а в 2017 году, к сожалению, она прекратила свою деятельность.

Почему же это сегодня представляет опасность? Потому что одновременно возникли два процесса: отсутствие функциональных норм по укреплению доверия в киберпространстве и устаревание уже существующих мер по укреплению доверия в ядерной сфере. Но также важно отметить, что современный исторический период делает даже сам процесс движения навстречу укреплению доверия очень сложным.

Не хотелось бы заниматься поиском виноватых, больше пользы принесут краткий анализ реакции стран - членов НАТО на возникшую ситуацию и попытка понять, почему так сложно прийти к согласию по вопросам укрепления доверия.

Существует три фактора, на которых стоит сконцентрироваться.

Первый - украинский вопрос. Реальность такова, что конфликт на Украине, и в особенности использование киберсредств в качестве оружия, разрушил у стран НАТО доверие и желание сотрудничать с Россией. Они также встали на политический курс, с которого будет сложно сойти в ближайшей перспективе. С их точки зрения, этот курс означает следующее: украинская ситуация дала НАТО новое чувство долга, появилась причина для существования в качестве оборонительного альянса, который сфокусирован на увеличении своих военных возможностей, а именно в отношении России.

К сожалению, главные обсуждения в рамках НАТО в основном идут в ключе внутренних интересов стран Восточной Европы. И в результате этого НАТО ведет более непреклонную политику в отношении России, чем следовало бы ожидать. Угроза, или по крайней мере представляемая угроза, военных кибервозможностей России также ускорила процесс по разработке военной кибердоктрины и военных кибервозможностей альянса. И наконец, НАТО сфокусировалась на подготовке к противодействию российским операциям по распространению своего влияния и дезинформации. Объективно Россия стала основным врагом и целью миссий НАТО на данный момент.

Второй вопрос, крайне осложняющий принятие мер по укреплению доверия между Россией и США, - это президентские выборы 2016 года. Утверждение, что Россия вмешалась в выборы, еще более усугубило разрозненность во внутренних политических кругах США. Давайте посмотрим на факты. Вне зависимости от того, воспринимаем ли мы как данное цифры, опубликованные авторитетными организациями в США, свидетельствующие о том, что некоторые лица в России могли потратить 1,1 млн. долларов на рекламу в «Фейсбуке» и других социальных медиа во время выборов, предвыборная кампания Трампа в «Фейсбуке» стоила 66 млн. долларов.

Так, если мы посмотрим на это с точки зрения количественных затрат, то считаю очевидным, что влияние России на выборы не являлось значительным. Трамп победил на выборах потому, что ему удалось войти в политическую культуру США, а не по причине зарубежного вмешательства. Но это не важно, ведь утверждение, что Россия повлияла на выборы, дало толчок к появлению нового тренда во внутренней политике США. Может показаться шуткой, но в результате, возможно впервые, сформировалось единогласие политических партий США как в Конгрессе, так и Сенате по отношению к России. Республиканцы не хотят выглядеть слабыми в отношении России, а демократы не смирились со своим поражением на выборах, и им проще думать, что у них Россия украла победу. Таким образом, настроения в Конгрессе и Сенате, которые важны для формирования политической воли, чтобы начать диалог с Россией, в настоящий момент крайне негативны и вряд ли изменятся в ближайшем будущем.

Третья же проблема лежит в меньшей степени в политической плоскости, но тем не менее крайне важна. Она заключается в том, что нынешнее поколение дипломатов, особенно в США, не обладает преемственностью в отношении того, как система мер, направленных на укрепление доверия в рамках договоренности по ядерному оружию, работала в 1980-х годах. Они просто или не являлись участниками этого диалога, или им никогда это не преподавали, или же данные знания полностью утеряны. Более того, нынешнее поколение дипломатов в основном получили образование с упором на войну против терроризма, они являются экспертами по проблематике Афганистана и прекрасно понимают, что происходит на Ближнем Востоке. Но по вопросам стратегического партнерства в ядерной сфере они не являются экспертами, в результате чего попытки вовлечь их в осмысленный диалог становятся крайне затруднительными.

Беря в расчет проблемы эрозии доверия, невозможность проведения новых мер по укреплению доверия в киберпространстве, соединение ядерной и киберсфер, перед нами появляются реальные риски. Первый риск вытекает из того, что основные ядерные державы объявили о намерении модернизировать инфраструктуру, используемую для управления, а также сенсорные системы, используемые ядерными комплексами. Модернизация ядерных систем означает, что они станут более компьютеризированными, а это включает в себя не только автоматическое исправление ошибок, но также и то, что кибервозможности могут подорвать доверие к этим системам, лежащим в основе ядерного паритета и ядерного сдерживания. Почему же это угроза?

Системы, функционирующие на Западе, не были подвержены киберугрозам, поскольку они были созданы в 1950-1960-х годах с использованием аналоговых технологий. По этой причине не вставал вопрос о чьем-либо влиянии извне, как и об автоматизированных ошибках. Новое поколение систем будет обязательно включать автоматизированное принятие решений и опираться на искусственный интеллект, что сделает их уязвимыми не только перед ошибками, но и кибератаками. Фактически модернизация систем превратит их в цель для нападения.

В последние десять лет было много споров по поводу дестабилизирующего эффекта систем противоракетной обороны на ядерное сдерживание. Собственно, Российская Федерация имела претензии по поводу передового базирования как радаров, так и систем ПРО на ее границах ввиду того, что они были направлены против сдерживающих возможностей России, а не против опасных ядерных держав, как предполагалось. Мы можем думать, что в будущем против сдерживания будут использоваться не только системы ПРО, но и кибероружие, имеющее силу систем ПРО. И давайте не забывать, что существует всего девять ядерных держав, а кибердержав - по крайней мере 140. Это означает, что возможность дестабилизации ситуации в мире киберсредствами доступна большему количеству стран, чем ядерными.

Также угрозой являются сами характеристики ядерного оружия. К примеру, владение Северной Кореей ядерным оружием ставит под угрозу международную цифровую экономику, а не только само существование стран. Не стоит забывать, что в цифровой экономике сейчас находится 107 трлн. долларов, к 2020 году где-то 26% будут зависеть от современных технологий и инфраструктуры. Ядерное оружие может воздействовать на электронику. Электромагнитный импульс, генерируемый водородным оружием и подорванный на большой высоте над Европой или Евразией, может повлечь за собой урон цифровой инфраструктуры, на восстановление которой уйдет десяток лет. По их собственным словам, корейское водородное оружие основано на разработке, которая усиливает электромагнитный эффект. Северная Корея достигла сдерживания, угрожая мировой цифровой экономике. Так что сейчас сдерживание зависит не от количества ядерного оружия, а от специфического использования ядерного оружия, созданного для разработки электромагнитного импульса.

Иронично, но угрозой является и то, что третье поколение ядерного оружия, созданное с целью максимизировать электромагнитный импульс, и кибератаки могут быть использованы против ядерных командных центров Северной Кореи и Пакистана. А именно: применение кибератак и точечных ядерных ударов с электромагнитным импульсом считается сейчас рациональным и практичным решением. Мы вновь вошли в эпоху, где есть практический смысл в использовании ядерного оружия, которая не существовала в 1980-х, 1970-х и 1960-х годах. И это надо принимать в расчет, говоря о восстановлении доверия.

Хорошая новость заключаются в том, что у нас есть механизм по укреплению доверия в киберсфере, которого нет в других сферах. Имею в виду встречи в Гармише и работу консорциума при участии МИД России, целью которых является создание площадки, где эксперты могут встретиться и обсудить эти проблемы без предубеждений политиков.

Хотел бы предложить идею «круглого стола» по вопросам военного использования кибероружия, которая появилась в результате обсуждений, проходивших в Гармише в последние два года. Мы считаем, что целью «круглого стола» является создание пространства для экспертов, где можно провести ряд целенаправленных дискуссий для того, чтобы найти методы и возможности для восстановления доверия в диалогах по вопросам ядерного оружия и киберсреды. Чтобы дать представление, чем может стать это партнерство, хочу назвать некоторые институты, которые согласились участвовать в «круглом столе». Помимо Международного института стратегических исследований, также готовы принять участие Университет национальной обороны США, представляя Министерство обороны, Центр исследования глобальной безопасности, являющийся частью Ливерморской национальной лаборатории из США, Центр, специализирующийся на киберпространстве, ВВС США, Центр, специализирующийся на киберпространстве, ВМФ США. Из Китая - Институт стратегических исследований, Национальный институт обороны КНР, Шанхайский институт стратегических исследований, Академия военных наук и Оборонный научно-технический университет. С российской стороны участвует Институт проблем международной безопасности, в котором собрались эксперты из этого региона.

План действий на 2018 год состоит из трех встреч и рабочих сессий в Гармише в апреле 2018 года, в Уилтон-парке, которая будет организована британским Форин-офис, и в Вашингтоне. Идея такова - «спокойно, спокойно будем держаться на этом пути» и пытаться восстановить доверие на уровне экспертов, чтобы мы смогли повторить и улучшить процесс 1980-х годов.

В конце концов, важно отметить что Интернет создал самое значимое расширение прав и возможностей, данное человечеству, все могут согласиться, что изменения, которые он принес, значительно улучшили качество жизни и это также шаг в будущее, которое мы должны сохранить.

А.Оганесян: Хотел бы сказать несколько слов касательно Stuxnet. Когда разразилась эта история, я встречался с нашим послом и тогдашним руководителем МАГАТЭ Ю.Амано. Он был убежден, что эта тема для МАГАТЭ очень важна. Но встреча Группы экспертов не состоялась. На г-на Амано шикнули, и ему пришлось отказаться. Тогда мы все эту возможность упустили, потому что такие вещи, конечно, должны обсуждаться на площадке ООН и получать свою оценку.

Алексей Щеглов, ГНИВЦ Управления делами Президента РФ: Мы должны отдавать себе отчет в том, что каждый гражданин, имеющий доступ к глобальной сети Интернет, начиная с определенного возраста оставляет в ней свой след. То есть мы с вами живем в обществе беспрецедентной открытости, где анализ накопления данных и торговля данными являются очень серьезным бизнесом. Есть компании, целенаправленно занимающиеся подобного рода деятельностью.

Надо заметить, что те события, о которых мы сегодня говорили, например предвыборная кампания в США, позволили нам ознакомиться с результатами работы исследовательских коллективов, связанных с анализом сбора этих данных. Здесь хочется отметить публикации исследований Стэнфордского университета, связанных с определением различных психологических характеристик пользователей через исследование больших массивов данных в социальных сетях. Аналогичные исследовательские работы в других отраслях тоже возможны. Сегодня мы услышали, как анализ данных используется, например, в бизнесе. Транспортные потоки, объекты инфраструктуры, вплоть до личного состава войсковых соединений и штатной численности тех или иных системообразующих предприятий, имеют свое отражение в киберпространстве, и данные эти доступны в том числе и для злоумышленников.

Наиболее интересным сейчас является использование подобного рода технологий сбора и анализа данных в формировании информационных поводов, что мы с вами наблюдали, например, по событиям на Украине и Сирии. Так называемая разведка данных среди гражданских активистов. Эта работа не ограничивается формированием информационных поводов. Сейчас наше российское общество, как и сообщества иностранных государств, открыты к подобного рода исследованиям, к формированию массивов аналитических данных, позволяющих нам больше друг о друге узнавать. Что делать в этой ситуации и есть ли пути сохранения конфиденциальности в киберпространстве?

Разговор об анонимности в Сети - это разговор пустой, потому что анонимность может быть только для других пользователей, но никак не для компаний, разрабатывающих сервисы, к которым эти пользователи подключены. Поэтому здесь надо идти, скорее, другим путем. Путь ограничений всегда ведет к эскалации напряженности в обществе. Мы знаем, как резко была политизирована тема введения ограничения на коммуникации в мессенджере «Telegram». Мы должны действовать исходя из понимания изменившейся реальности, в которой мы с вами живем.

Сессия III

Павел Пилюгин, Институт проблем информационной безопасности МГУ им. М.В.Ломоносова: Мы говорим о принципах разграничения пространства и вообще цифровых границ, внутри которых государство имеет право и должно предпринимать какие-то активные действия по сохранению ИКТ-среды. Этой проблемой в МГУ уже некоторое время занимаются: описаны способы или методы построения такой границы, подготовлены публикации, тематика обсуждалась в экспертном сообществе.

Но есть ряд общих и конкретных, существенных и несущественных возражений от разных групп и интернет-сообществ. Иногда они носят характер лозунгов, но зачастую являются более конкретными, рассматривают экономику Интернета, сложившуюся систему управления, которую не хотелось бы разрушить. Эти возражения имеют право на существование.

Когда их начинаешь обсуждать, это выливается либо в большую философскую дискуссию, либо в решение чисто технических вопросов, но это закрывает основную цель того, что мы хотим получить. Хочу озвучить несколько принципов или основных тем, из которых должна строиться цифровая граница. Ограничусь следующими пунктами, которые описывают условия, цели цифровой границы и некоторые особенности, в которых она должна разворачиваться.

Первое - цифровая граница, основная задача которой обеспечить суверенитет государства в киберпространстве. Государство должно иметь механизмы, способы контроля за информационными потоками. Цель границы не изолироваться, не отгородиться от Интернета. Она должна регулировать, так как государство направлено на интеграцию в мировое информационное сообщество и на максимальный обмен информацией. То есть граница не должна этому препятствовать.

Второй момент - граница является результатом, объектом международных отношений.

А вот пункты 3, 4, 5 полностью соответствуют структуре протокола, который принят сегодня в Интернете. Здесь мы должны смотреть, что происходит при передаче IP-пакетов, установлении соединения, взаимодействии различных систем. Мы должны отследить, что реально будет происходить в интернет-пространстве, если у нас нет противоположной стороны, с которой можно договариваться. То есть мы отправляем куда-то информационный поток, а там нет режима какой-то границы в этом пространстве и нет представления, что делать в этом случае. Когда у стороны, с которой мы взаимодействуем, граница есть, но мы идем туда через прокси, через третьи системы, неким транзитом, а в этом транзите режима границы нет. Возникает некая неопределенность: куда-то информация уходит, откуда-то приходит и как это взаимодействие устанавливается.

Четвертый уровень: когда мы установили прямое соединение. Обычно IP-пакет идет с одного адреса на другой, устанавливается прямое соединение и с этой точки зрения стороны начинают взаимодействовать, они могут между собой договариваться в режиме данной границы. Режим границы предусматривает, как ее содержать, как ее пересекать, кого пропускать и как разбирать инциденты, которые возникают при нарушении этих правил. Что делать, если второго субъекта для двусторонних отношений нет?

Прежде всего развивать двусторонние отношения с иными субъектами, чтобы потом последовательно привлекать системы существующих договоров и тех, кто еще границу не определил. Это было бы очень интересно с точки зрения транзитных систем, потому что государство, на территорию которого данная система настроена, эти системы видит. Они заключают между собой какие-то договоры по обмену трафиком, более того, они платят налоги, они не являются невидимками. Возникает возможность действительно ответственного поведения. Либо надо заключать некое международное соглашение. Можно предлагать отдельную зону Интернета с другим статусом, с другой системой управления. Мне хотелось бы отметить, что могло бы быть предметом переговоров при определении режима цифровой границы.

Цифровая граница и вообще режим регулирования деятельности киберпространства, когда мы говорим о безопасности, должны смотреть в будущее. Мы должны говорить, что делать в будущей версии протокола, а там возникают совершенно интересные и неожиданные вещи. Нужно говорить о локальной сети, которую можно создать в новой системе адресации. Она будет больше того Интернета, который сейчас существует. Когда сравнивают объемы и количество адресов, которые в этой сети будут, их сравнивают с количеством атомов на поверхности Земли. Это позволяет каждому пользователю иметь много адресов технологически, для почты, анонимности. Мы можем выдавать определенную группу адресов, как загранпаспорта. Вот с этим адресом ты можешь поехать за границу. Это вопрос об атрибуции действий, что происходят в Интернете, и массе других возможностей, которые возникают при использовании новой версии такого протокола.

На какой базе строить доверенную вычислительную среду, которая будет обеспечивать не только границы, но и вообще нашу информационную безопасность? Здесь вопрос не только о программном обеспечении, но и о средствах вычислительной техники, об элементной базе. Если мы говорим о сетях, я бы упомянул такое интересное направление, которое в том числе развивает и МГУ, как программно-коммутированные сети. Дело в том, что там мы уходим от дорогих, сложных устройств. Естественно, это направление нужно развивать и поддерживать. Сегодня, насколько я знаю, идут тестовые испытания данного направления в «Ростелекоме» по переходу на отечественную вычислительную базу.

Андрей Ярных, «Лаборатория Касперского»: Интернет вещей является заметной IT-тенденцией, с которой связано огромное количество угроз. Потому что это явление, которому невозможно поставить препятствие, которое так или иначе будет происходить с любой страной, развивающей свои инструментарии, и привносить элементы IT-структуры даже там, где их раньше не было.

Если говорить про историю, то вредоносы для Интернета вещей мы начали фиксировать начиная с 2008 года. Подобная тенденция не последних лет, это достаточно долгосрочный тренд. Началось все с зловреда «Гидра», потом появились трансграничные платформы. Сейчас мы видим тренд в том, что отдельные заражения начинают складываться в организованную структуру. Мы уже сталкивались с реальными угрозами атак, которые организованы в качестве носителей на Интернет вещах, в частности на цифровых камерах.

«Лаборатория Касперского» не только реагирует на угрозы, которые появляются и опасны для сети Интернет. Уже в 2011 году мы начинали информировать общественность о том, что по этому тренду очень много зловредов, что они есть и для Аndroid, и для Windows, и для Symbian, что под угрозой находится Mac OS. Тогда же на одного пользователя было три устройства. К 2020 году мы можем ожидать 20 млрд. устройств по всему миру, которые будут общаться в сети Интернет между собой, каждое из этих устройств потенциально может быть взломано и использовано во вредоносных целях. В 2013 году было всего 46 киберугроз, а сейчас до 1000, которые начинают объединяться в ботнет-сети.

Что, собственно, заражают среди интернет вещей? По нашим данным, большая часть уязвимости и взломов пришлась на такие устройства, как DVR и IP-камеры, они попали в большей степени в зону риска. Сетевые устройства на втором месте. Телевидение и телефония тоже попали в данный критерий. Интернет вещей попал не только в категорию домашнего, бытового, но и в зону промышленности, которую можно отнести к критически важной инфраструктуре. Фактически наиболее опасные атаки связаны с этим направлением, когда атакуются не только домашние видео-няни, хотя это тоже важно для людей, но энергетические и промышленные объекты.

В нашем доме не все безопасно, как нам кажется. Уязвимости есть почти во всех устройствах, начиная от роутеров, сетевых накопителей и заканчивая телевидением. Естественно, есть некоторые рекомендации, которые мы даем на уровне частных, домашних пользователей, базовый из которых - это как минимум сменить пароль по умолчанию, получив устройство, там есть прошитые логин и пароль. Их необходимо менять, чтобы ликвидировать возможность доступа хакерам путем простого перебора.

Опасность вредоноса WannaCry заключается не только в том, что он дает доступ к компьютеру, но и шифрует все данные во взломанном компьютере. Шифрует длинным ключом, расшифровать было практически невозможно. По этой же уязвимости проходит другой вредонос Petya. Казалось бы, после этой эпидемии все должны быть внимательны. Тем не менее остались структуры, не актуализировавшие свое программное обеспечение, и в них происходили взломы, шифрование, вымогательства в криптовалюте. Существенное количество компаний потеряло свои данные.

На это мы ответили, подключившись в качестве соорганизатора сервиса nomoreransom.org совместно с Европол и Intel Security. Все, что мы находим, все ключи расшифровки, которые мы знаем, мы выкладываем на этот интернет-ресурс. Он бесплатный, общедоступный. Если кто-то стал жертвой программного вымогателя, в первую очередь надо посмотреть на этом ресурсе - может быть, уже есть лекарство, бесплатные ключи для расшифровки. Мы стараемся вести себя ответственно по отношению к таким большим эпидемиям. Считаем своим долгом поделиться лекарством, когда это людям необходимо.

Что необходимо для защиты? Конечно, необходим антивирус. Но что делает сама «Лаборатория» для того, чтобы уменьшить вероятность заражения и сделать мир безопаснее? Наша компания работает с операционной программой Kaspersky OS. У нас появился гипервизор. Мы вошли в партнерство с компанией «Элвис». Более того, уже появились чипы, защищенные нашим антивирусом, - защита того нижнего уровня, та самая доверенная среда, которая в дальнейшем может работать в робототехнике, передатчиках, всевозможных сетях и т. д. Появилась целая концепция построения защищенных механизмов. «Железо» тоже реализовано с помощью Kaspersky OS. «Железо» - это телекоммуникационное оборудование. Можно теперь рассматривать такие устройства и интегрировать их для доступа в сеть Интернет.

Есть некая изюминка, которой мы очень гордимся, но которая пока, к сожалению, реализуется только в западных проектах. Потенциал этого решения, на наш взгляд, очень большой. Когда мы рассматривали интернет вещей, мы поняли, что одна из таких вещей, нуждающихся в защите, - это автомобиль. Потому что он - тоже автоматизированная система, в которой очень много уязвимостей. Автомобилем можно дистанционно управлять, его можно взломать, можно произвести любые действия, если он не будет защищен. С некоторыми зарубежными партнерами мы реализовали механизмы защиты, которые работают на нашем Secure Hypervisor. Мы планируем, что среда будет защищена от стороннего вмешательства, опять же работая на нижнем уровне. Hypervisor будет перехватывать и контролировать все процессы внутри автомобиля и не допускать взлома. Уровень безопасности реализован практически на всех контурах, начиная от шрусов автомобиля и заканчивая сетевым доступом или управлением двигателем.

Негосударственные акторы в современных информационных войнах

Александр Смирнов, заместитель начальника отдела Главного управления по противодействию экстремизму МВД России, доцент, кандидат юридических наук: Буду исходить из понимания «информационной войны» как противоборства между государствами в информационном пространстве, которое предполагает оказание информационного воздействия на противника с одновременной защитой от подобного воздействия с его стороны. Мы знаем, что в международной практике есть официальное определение информационной войны, оно закреплено в соответствующем соглашении ШОС. На наш взгляд, оно очень удачное, но приведенное выше более подробное. Исходя из анализа двух дефиниций, можно выделить два основных направления информационной войны: информационно-техническое и информационно-психологическое. Первое воздействует на информационные системы, каналы связи, а второе предполагает оказание воздействия на сознание и подсознание людей.

Многие докладчики рассказывали о развитии наступательных информационных операций в разных странах мира. Хотел бы уделить внимание негосударственным акторам. Под ними мы будем понимать террористические организации, хакерские группы, средства массовой информации и блогеров, сообщества журналистов-расследователей и гражданских активистов, отдельных лиц, неправительственные организации, коммерческие организации. Являются ли эти акторы проводниками воли интересов другого государства или они реализуют свои цели? Вопрос достаточно сложный, он будет решаться применительно к различным видам групп, о которых я сказал. Даже внутри одной группы это соотношение может меняться. Кроме того, в юриспруденции есть такое понятие, как «эксцесс исполнителя», когда агент совершает какое-либо действие, выполняя волю другого, но при этом выходит за рамки первоначального замысла.

Сегодня много говорилось о сложности атрибуции информационных атак и установления субъектов в информационном пространстве. В терминологии западных спецслужб, например, False flag operations - это операции под ложным флагом, когда нападения совершаются таким образом, чтобы возложить ответственность за акции на ту или иную сторону конфликта. Понятно, что киберпространство является идеальной средой для проведения таких операций.

Современные международные террористические и экстремистские организации активно используют возможности современных информационно-коммуникационных технологий. В этом отношении особенно выделяется запрещенная в России международная террористическая организация «Исламское государство» (ИГИЛ), которая поставила пропагандистскую работу и вербовку в Интернете на качественно новый уровень.

Когда мы анализируем информационную активность террористических и экстремистских организаций в информационном пространстве, то мы, с одной стороны, видим мощность медийных холдингов, которые выпускают продукцию на профессиональном, студийном уровне. С другой стороны, мы видим рассеянную по всему миру массу их сторонников, которые ведут децентрализованную информационную активность. В блогосфере их называют «диванными моджахедами». Их деятельность не координируется, но они изолированно ведут пропаганду и размещают соответствующие материалы в поддержку ИГИЛ, в оправдание его действий с призывами совершения актов насилия. Мы видели, что эта тенденция была очень хорошо использована ИГИЛ.

Еще в 2016 году на этой площадке я сконцентрировал свое внимание на изменении тренда пропаганды ИГИЛ с призывов к переселению в новоявленный «халифат» (хиджре) на совершение терактов в местах проживания «волками-одиночками», используя при этом любые доступные средства - автотранспорт, ножи, топоры, огнестрельное оружие и т. д. Данная тенденция подтвердилась. Мы видели, что эти ростки не только взошли, но и дали свои ядовитые плоды - атаки, которые были совершены в странах Западной Европы. К сожалению, подобная опасность не миновала и нашу страну - ножевая атака в Сургуте, произошедшая летом 2017 года.

Основная функциональная роль хакерских и хактивистских групп в информационной войне сводится к совершению компьютерных атак на правительственные информационные ресурсы и критически важные объекты информационной инфраструктуры с целью нарушения их работы, а также к осуществлению несанкционированного доступа к информационным системам с целью хищения конфиденциальной и иной чувствительной информации. Если мы берем аспект психологического воздействия, то речь идет о группах, которые занимаются взломом каких-то массивов информации (обычно речь идет о чувствительной информации) с целью последующего ее вброса в информационное пространство и ее дальнейшей медийной раскрутки. Наиболее известной хактивистской сетевой группой является сообщество «Анонимус» («Anonymous»), объединяющее активистов, отстаивающих ценности свободы и анонимности в Интернете.

Следующая группа - средства массовой информации и блогеры. Сейчас пальму первенства начинают перехватывать так называемые «новые медиа» - это блоги, телеграм-канал и другие ресурсы, хотя мощные медийные холдинги пока сохраняют лидерство. Глобальные СМИ продолжают оставаться наиболее влиятельным источником информирования общества, а потому неизбежно вовлекаются в механизм информационного противостояния. Их основная функция в данном механизме состоит в трансляции аудиториям определенных идей и ценностей, формировании нужной информационной повестки и соответствующем освещении событий в стране и мире.

Следующий интересный субъект - это сообщества журналистов-расследователей и группы гражданских активистов. В эту группу объединены различные структуры, например профессиональные журналисты, которые занимаются антикоррупционными расследованиями. Я сознательно в своих выступлениях избегаю каких-то политических вопросов, связанных с достоверностью публикуемых ими сведений. Вопрос достоверности данных не всегда имеет первоочередное значение.

Есть сообщества гражданских активистов, которые занимаются разведкой на основе анализа открытых источников (Open source intelligence, OSINT). Они собирают массивы информации из различных источников, делают это достаточно профессионально или, по крайней мере, подают это достаточно профессионально с GPS-метками, анализом аккаунтов в социальных сетях. Потом это во взаимодействии с предыдущей группой вбрасывается, медийно раскручивается для оказания целевого информационного воздействия. Здесь прослеживаются признаки синхронизации деятельности нескольких групп отдельных государств, которые за этим стоят, мощных медийных корпораций и тех групп, которые осуществляют наработку данного массива информации и первичный информационный вброс.

В этом контексте проект «Wikileaks» продемонстрировал мощнейший потенциал влияния публикации массивов конфиденциальных данных как метода информационной войны в эпоху Big Data. Он послужил прообразом многих других подобных проектов, именуемых на жаргоне специалистов по пиару «сливными бачками», выступающих в настоящее время одним из ключевых инфраструктурных элементов современных информационных войн.

В информационных войнах важную роль могут сыграть и отдельные лица. Здесь прежде всего стоит упомянуть Эдварда Сноудена - бывшего сотрудника ЦРУ и АНБ, который в 2013 году передал газетам «The Guardian» и «The Washington Post» для публикации секретные материалы, раскрывающие всеобъемлющий механизм слежения американских спецслужб за информационными коммуникациями граждан многих государств. Разоблачения Сноудена нанесли мощный удар по международной репутации США, а также способствовали активизации публичных дискуссий о пределах допустимости ограничения свободы информации в интересах национальной безопасности.

Следующая группа - неправительственные организации. Данная группа объединяет множество разновидностей: научно-исследовательские и экспертные учреждения, правозащитные организации, фонды политической направленности и др. Так, например, важную роль в информационном освещении вооруженного конфликта в Сирии сыграл Сирийский центр мониторинга за соблюдением прав человека (Syrian Observatory for Human Rights), который, по сути, представлен одним человеком - Осамой Али Сулейманом, сирийским гражданином, проживающим в Великобритании (хотя сам Сулейман утверждает о наличии сети активистов проекта в Сирии). Несмотря на очевидную сомнительность мониторинговых возможностей данного правозащитного центра, многими западными СМИ и политиками использовались распространяемые им тенденциозные оценки действий сторон сирийского конфликта (прежде всего правительственных сил Сирии) и жертв среди мирного населения.

И, наконец, коммерческие организации. Здесь, скорее всего, речь идет о компаниях, которые занимаются киберразведкой, анализом больших данных в социальных сетях. В качестве примера организаций такого рода можно назвать американскую компанию «Palantir», которая разрабатывает и внедряет программное обеспечение, предназначенное для анализа больших объемов текстовой, цифровой и визуальной информации из разнородных источников. Вторая группа представлена ведущими компаниями по разработке программного обеспечения по защите информации - «Symantec», «Intel», «IBM», «Trend Micro», «EMC» и др.

Учитывая тенденцию последних десятилетий по передаче военно-силовых функций государства коммерческим структурам («приватизация безопасности»), наиболее ярко проявившую себя в форме развития частных военных корпораций, вполне можно допустить появление в рассматриваемой нами сфере частных компаний, специализирующихся на проведении наступательных информационных операций как в психологической, так и технической областях («информационная война как услуга»).

Цифровая безопасность новой экономики

Тимур Аитов, подкомитет по платежным инструментам и информационной безопасности Торгово-промышленной палаты РФ: Цифровая экономика для многих - это маяк, ориентир, как повысить эффективность бизнеса. Задача перехода к цифре актуальна для всех отраслей - это магистральный путь развития страны. Вопрос национальной безопасности - это скорейший переход к цифровой экономике, на что обратил внимание и Президент России.

Однако немедленный переход к IT-системам, срочный перевод всех процессов в цифровые форматы может не дать ожидаемого эффекта. Более того, скоротечная привязка к цифровым процессам управления в определенной степени цементирует бизнес и осложняет внедрение последующих инноваций. На этот счет есть много примеров. Сначала нужно провести реинжиниринг бизнес-процессов, то есть фундаментальное переосмысление и радикальное перепроектирование бизнес-процессов для достижения максимального эффекта производственно-хозяйственной и финансово-экономической деятельности, оформленное соответствующими организационно-распорядительными и нормативными документами. Реинжиниринг использует специфические средства представления и обработки проблемной информации, понятные как менеджерам, так и разработчикам информационных систем. И только потом переходить к цифре.

Все новые технологии, как правило, содержат новые риски и угрозы, о которых разработчики даже не подозревают. К этому надо готовиться заранее, предвидеть, ничего страшного в этом нет. Например, разрабатывали системы бесконтактных мобильных платежей, сразу появился целый набор хищений, которые даже представить себе не могли, потом были введены мобильные BIN, ограничение суммы транзакции, которые в ходе промышленной эксплуатации ликвидировали эти угрозы. Как правильно защищать инновации? Конечно, можно защитить любой бизнес, любую инновацию. Просто, грубо говоря, замуровать в саркофаг, построить там 100-метровый забор. Очевидно, что такая защита нецелесообразна, она не адекватна самому защищаемому объекту. Безусловно, должен быть допустимый риск, суть которого в балансе интересов пользователей, их защищенности и удобстве сервиса. Например, некоторые банки стали вводить очень усиленную систему аутентификации - многофакторную, трехфакторную, и сразу клиенты стали уходить в другие банки, где взяли просто логин и пароль.

Кто должен определять необходимый уровень защиты новых технологий от угроз, которые лежат в основе цифровой экономики? Кто должен взять на себя ответственность, если произойдут какие-нибудь сбои? Пока однозначных ответов на эти вопросы нет. Если мы строим цифровую экономику и к ней еще прикладываем цифровую безопасность, то бизнес-подоплека всех мероприятий крайне важна.

Роль и значение проблем и вызовов информационной безопасности по мере развития цифровой экономики все время будет расти в любых сферах. Например, искусственный интеллект, он действительно помогает. Важная проблема внедрения искусственного интеллекта связана с распределением зон ответственности. В какой мере мы можем делегировать этим роботам принятие важнейших решений? И кто будет нести ответственность за принимаемые решения? Сейчас предлагается легко снять эти вопросы, если рядом с этой машиной посадить оператора, который просто будет смотреть, принимать решения и нести ответственность за эти решения. Кто разрешит самим системам отключать по сигналу участки энергопотребления? Они столкнутся с трудностями, потому что придется аккуратно отслеживать и правовые аспекты действий этих систем с искусственным интеллектом, подсчитывать возможные убытки от несанкционированных отключений. В этой части доверять полностью машинам мы не можем, а законодательной базы, кроме обычного кодекса, у нас пока нет.

По кибервойнам добавлю только один момент. Кто победит в кибервойне? Это вопрос качества разработки. Здесь многое будет зависеть не только от быстродействия машин, но и от самих разработчиков. Отечественные разработчики всегда выделялись. У нас много исторических решений, которые позволяли машинам меньшей мощности и производительности добиться нужного результата.

Когда надо заниматься цифровой безопасностью при переходе к цифровой экономике? Нужно раньше привлекать экспертов, закладывать более устойчивые проекты безопасности, решений, архитектуры, защищенные системы разработки. Ключевым процессом цифровой экономики по-прежнему остается человек, и его роль пока не снижается, а, может быть, даже растет. Имею в виду, что он не становится слабым звеном. Все больше атак идет, и этому надо уделять первостепенное внимание. Видимо, нужен отдельный закон о цифровой экономике, которого нет, и ждать его больше страна уже не может.

Сессия IV

Путь к цифровому суверенитету небольшого государства

Александр Курбацкий, Белорусский государственный университет: Какое образование должна получать современная молодежь? Формируется цифровой мир. Возможно, надо нацелиться на формирование элементов цифровой нации, условно говоря, чтобы молодежи выставить необходимые ориентиры будущего. Если правильно создать модель развития страны, она станет интересной и применимой для молодых государств. Есть шанс сформировать эффективное образование, соответствующее текущей цифровой трансформации общества. Цепочка логическая может быть следующей: положить в основу стремление к цифровому суверенитету и благодаря этому заняться цифровой трансформацией.

Государство и власть понимают, что на сегодняшний день в цифровом мире вырастают проблемы информационной безопасности, что подталкивает власть стремиться к информационному суверенитету. Это начинает обсуждаться на разных уровнях, будучи условием самосохранения. Идея цифрового суверенитета может стать хорошим стимулом перестройки самого образования. В определенном смысле можно считать, что мы по такому пути двигаемся. С одной стороны, у нас создан Парк высоких технологий. В 2001 году президент подписал указ о создании научно-технологической ассоциации «Инфопарк». Мы ее создали и начали развивать. В 2005 году был подписан декрет о создании Парка высоких технологий.

Фактически как специализированная экстерриториальная зона, она давала налоговые льготы для IT-компаний. Они работали в основном по аутсорсинговой схеме, то есть на заказах извне, а центр разработки - в Белоруссии. Это дало возможность прекратить массовый отток IT-шников из Белоруссии. Сегодня в Парке высоких технологий около 170 компаний, общее число программистов более 30 тысяч, тех, которые трудятся в Белоруссии. Данный парк работал по системе заказов извне, главным образом из США - примерно 80% заказов, остальное - Канада и Европа, очень немного из России и Юго-Восточной Азии.

У нас были центры разработки - прежде всего кодирование и тестирование. Образование начало подстраиваться под эту модель, и вузы стали готовить кодировщиков и тестировщиков. Но серьезное образование начало разрушаться. Очень быстро исчезла мотивация изучения сложных дисциплин математики. Для того чтобы попасть в Парк высоких технологий, достаточно знать любую технологическую платформу, по-простому - программирование.

Сейчас мы на новом этапе. В какой-то степени нам помогло то, что появилось много стартапов, много инициатив по созданию так называемых продуктовых моделей. Появилась мотивация изучать математику, потому что появился искусственный интеллект. Мы встали перед дилеммой, куда двигаться дальше, поэтому сейчас перестраиваем Парк высоких технологий. Недавно у президента мы обсуждали новый декрет по этому вопросу. Парк высоких технологий мы превращаем в экспериментальную площадку для многих инициатив.

К сожалению, наверху была иллюзия, что у нас в IT-образовании все хорошо. Только сейчас удалось убедить руководство страны в том, что у нас кризис в образовании, старая модель образования себя исчерпала, нужно строить новую модель цифровой трансформации. Президент дал добро. Я настаивал на том, чтобы нам дали экспериментальную площадку, и мы бы ушли под крышу Министерства образования для проведения динамичных экспериментов. Экспертиза со стороны государства в IT- и инфосферах очень низкая. Для того чтобы выстраивать цифровые границы, нужно глубоко понимать проблемы на нижнем уровне. К сожалению, мы не можем найти экспертов, которые это поймут, по крайней мере со стороны государства. Тогда о каком суверенитете можно говорить, если у нас скоро экспертиза будет вообще отсутствовать. Мы сейчас должны выстраивать более эффективное образование, а шанс такой у нас появляется - создать новые образовательные структуры.

А.Оганесян: Есть опасность, что молодежь настолько себя растворяет в информационной среде, настолько близко к ней стоит, что со стороны кажется, что она не справится с искусственным интеллектом, станет его приложением. Если молодые люди будут относиться к этой сфере, как к идолу, то они не смогут управлять данной технологией, наоборот, сами будут управляемы. Вот чего мы боимся. Базовое гуманитарное образование играет огромную роль. В конце концов, мы рискуем потерять это поколение, а молодежь уйдет просто в цифру и с ней не справится. Я бы обратил внимание на то, как защитить нашу молодежь от того, чтобы она не растворилась в таких технологиях. Она должна управлять ими, причем осознанно, с определенными нравственными критериями. Тогда и мы, старшее поколение, будем в безопасности, и дети будут в большей безопасности. Поэтому надо думать наперед, чтó молодежь даст будущим поколениям. За цифрой можно не увидеть ни человека, ни будущего. Надо думать, как менять образование, не забывая о воспитании.

А.Крутских: Меня очень насторожила формула: философия, математика, программирование. Все, казалось бы, здорово, кроме одного: нет еще одного слова - «политика». Сопровождая в поездке Патрушева в Бразилию, я обратил внимание на то, как элита страны четко понимает, что сейчас создается глобальная, новая гео-, киберполитика. Идет размежевание на новые союзы, отнюдь не НАТО, не Варшавский договор или структуры СНГ. В воздухе витает создание альтернативного интернета со всеми вытекающими потрясающими последствиями для мира. Это заботит США, всех их партнеров. Первый вопрос, который они нам задают: вы действительно в БРИКС обсуждаете эту тему? Наших западных партнеров волнует, готова ли БРИКС-структура родить альтернативную концепцию информационного использования мира, более скородействующую.

А вдруг родит? Следовательно, малые страны априори закладывают себе зависимость от тех, кто определит новые границы. Может быть, пора философски осознать только одно - с кем вы, белорусские «товарищи-писатели»? Кибербезопасность без решения системы выстраивания нового интернета невозможна. Управление интернетом должно быть интернациональным, что негативно воспринимают на Западе. А как он будет существовать без единых правил, без единого демократического центра? Каждая страна имеет право вето. Англосаксонские страны, прежде всего, категорически против обсуждения темы интернета, но это не остановишь. И в этих условиях малые страны должны четко для себя осознать, как бы не опоздать на новый поезд размежевания по электронным границам мира. Не надо создавать альтернативного интернета, если по нынешнему интернету можно договориться о его интернационализации при условии, что каждая страна сохраняет свой суверенитет и имеет определенное право вето. А если договориться нельзя, то побеждает кибербеспредел, кибертерроризм. Поэтому профессорам, студентам не про философию надо говорить, а про геополитику. Мы, в МГИМО, этим занимаемся, и студенты, причем из разных стран, нас понимают.

Т.Полякова, заведующая Сектором информационного права ИГП РАН, доктор юридических наук: Хотела бы присоединиться и сказать о праве. В ноябре я была на научном семинаре в Минске, где обсуждались вопросы формирования научно-технологического пространства Союзного государства. Есть определенные акты, соглашения, решения, эта проблема развивается. С одной стороны, есть разные подходы, но и у нас, и у белорусов есть стратегические документы по цифровой экономике, по развитию информационной безопасности. В рамках Союзного государства обсуждалась и тема научно-технологического развития. Точек соприкосновения с точки зрения образования у нас достаточно много. И они носят не только технический характер. Кто бы ни выступал сегодня, все говорят о суверенитете и принципах и т. д. Информационное пространство все равно потребует правового регулирования.

Развитие системы мер укрепления доверия в информационном пространстве на региональных площадках

Юлия Томилова, МИД России: В этом году произошли события, которые в значительной степени повлияли на процесс формирования глобальной системы международной информационной безопасности. Во-первых, Группе правительственных экспертов (ГПЭ) ООН по международной информационной безопасности не удалось принять итоговый доклад. О причинах этого и важности скорейшего принятия правил, норм, принципов ответственного поведения в информационном пространстве говорили многие выступающие. Наряду с временной, как мы надеемся, остановкой ооновского трека активизировалась деятельность в области разработки мер укрепления доверия. Прежде чем говорить о данных мерах, следует понять, чтó они из себя представляют и чем они отличаются от правил поведения. Меры доверия являются специализированным и исключительно техническим механизмом сотрудничества государств. Правила же поведения необходимы для установления политических рамок такого взаимодействия и обеспечения принципиальных мер доверия, выработанных в разных регионах.

На фоне возрастающей нестабильности и атмосферы недопонимания в информационном пространстве именно эти меры призваны сыграть существенную роль в развитии межгосударственного сотрудничества и уменьшении напряженности между странами. Основной их целью представляется полное исключение практики необоснованных обвинений в адрес отдельных государств во вредоносном использовании ИКТ, провокаций и нагнетания политической напряженности.

Впервые как международный правовой инструмент появилось соглашение между СССР и США «О мерах по уменьшению опасности возникновения ядерной войны» 1971 года. Однако обсуждение данной идеи, хотя и началось в двустороннем формате, постепенно было перенесено на международные площадки. Важную роль в этом процессе играет ООН. Один из разделов доклада ГПЭ ООН по МИБ, принятого в 2015 году, посвящен рекомендациям по укреплению мер доверия в обмене информацией. Среди них в качестве примера можно выделить следующее. Во-первых, это улучшение обмена информацией между государствами об инцидентах, связанных с безопасностью использования ИКТ. Во-вторых, это добровольный обмен мнениями и информацией о национальных стратегиях и политике в передовом опыте принятия решений соответствующих национальных организаций о мерах, направленных на развитие международного сотрудничества и совершенствование сотрудничества правоохранительных органов.

В докладе содержатся и другие меры, но все я перечислять не буду. Значительный прогресс в области разработки мер доверия по безопасности в сфере использования ИКТ был достигнут и на региональных площадках. Основным локомотивом здесь традиционно выступает ОБСЕ. В мае 2011 года на конференции ОБСЕ в Вене, касающейся всеобъемлющего подхода в кибербезопасности, обсуждались различные варианты решений проблем международной информационной безопасности. Одной из основных рекомендаций этой конференции стала идея фокусирования на начальном этапе деятельности этих организаций именно на разработке мер укрепления доверия в информационном пространстве с учетом большого опыта ОБСЕ в этой сфере.

В развитие этого в 2012 году была создана неформальная рабочая группа для укрепления мер доверия применительно к информационному пространству. Именно на этой площадке в 2012-2013 годах происходили разработка и согласование первоначального перечня мер укрепления доверия в рамках ОБСЕ с целью снижения рисков возникновения конфликтов в результате использования ИКТ.

В течение последующих трех лет на этой же площадке согласовывался список дополнительных мер доверия, который в конечном итоге был принят Постоянным советом ОБСЕ в 2016 году. В том же году оба списка - первоначальный и дополнительный - были объединены в один документ, который приняли министры иностранных дел ОБСЕ. Все меры, принятые ОБСЕ, преследуют одну глобальную цель - снизить риски возникновения конфликтов при использовании ИКТ. При этом все меры носят исключительно добровольный характер.

Как это ни парадоксально, но начиная с 2016 года эффективность ОБСЕ на этом направлении начала снижаться в силу следующих причин. Единственной площадкой ОБСЕ, которая уполномочена на обсуждение данных вопросов, является неформальная группа, которая не обладает достаточным политическим авторитетом. Сама организация работы данной группы оставляет желать лучшего. Она собирается на нерегулярной основе и функционирует без четкого регламента. Процедура не отводит достаточного времени на собственно переговорный процесс. Также реализация и обсуждение уже принятых мер доверия зачастую осуществляются по избирательному принципу, что девальвирует ценность всего пакета уже согласованных мер и достигнутых договоренностей. Понимая необходимость кардинального изменения сложившейся ситуации, в 2016 году на заседании министров иностранных дел ОБСЕ министр иностранных дел России Сергей Лавров предложил рассмотреть так называемый Мирный киберплан для ОБСЕ, реализация которого способствовала бы повышению эффективности деятельности ОБСЕ по обеспечению МИБ.

Он подразумевал четыре основных шага. Во-первых, это изучение вопроса о том, как укрепить значение ОБСЕ по урегулированию инцидентов при использовании ИКТ, в предотвращении и перерастании конфликтных ситуаций, вызванных ИКТ, в крупномасштабную конфронтацию. Во-вторых, это проведение под эгидой ООН и ОБСЕ международных крупных конференций по наиболее актуальным вопросам обеспечения МИБ. В-третьих, придание официального статуса в рамках ОБСЕ действующей неформальной профильной рабочей группе по выработке мер укрепления доверия. В-четвертых, проработка вопросов создания специализированного подразделения в Секретариате ОБСЕ по проблематике обеспечения МИБ.

Считаем, что реализация этих четырех пунктов способствовала бы эффективности работы ОБСЕ в направлении обеспечения МИБ и созданию в ОБСЕ более упорядоченной структуры для обсуждения проблематики обеспечения МИБ. Начало этого процесса может быть положено уже в 2018 году. Недавно завершившийся СМИД в Вене наглядно продемонстрировал, что наше видение и план Лаврова разделяют все страны - участницы ОБСЕ. Подтверждением этому стало принятие соответствующего решения в ходе заседания. Тем самым оно открывает возможности для всех участников ОБСЕ определить пути укрепления и оптимизации деятельности Организации в качестве практической платформы для сокращения рисков возникновения конфликтов в результате использования ИКТ. Одновременно мы убеж-дены, что ОБСЕ не должна пытаться подменять ООН. Ей необходимо продолжать действовать в рамках своей специализации. Мы категорически против того, чтобы ОБСЕ занималась политическим очко-втирательством путем наращивания мер доверия, принимая их только для формального пополнения списка. Для нас главное - добиться того, чтобы уже принятые меры начинали бы работать. Мы выступаем неукоснительно за принципы добровольности, суверенности и невмешательства при применении мер доверия.

Стоит затронуть еще одну региональную площадку, которая стремительно набирает свой политический вес в области мер доверия. Это, конечно, Региональный форум АСЕАН по безопасности. В 2012 году было принято заявление о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности, в котором содержится ряд мер для активизации регионального сотрудничества. В 2015 году на министерской встрече был утвержден Рабочий план по безопасности в сфере использования ИКТ, ставший важным шагом на пути к формированию общих ориентиров стран - участниц АРФ в области развития мирной и безопасной ИКТ-среды, а также предотвращению конфликтов в информационном пространстве.

Этот документ заложил основу для сотрудничества в данной области. Чтобы начать практическую работу в этом направлении, в 2017 году на министерской встрече стран - участниц АРФ был принят концептуальный документ по безопасности в ИКТ и созыву расширенного состава по укреплению мер доверия. В соответствии с этим документом экспертная группа стала основной площадкой для обсуждения проблематики мер доверия. Данный шаг способствовал созданию в АРФ прозрачного механизма ведения полномасштабных переговоров по проблематике МИБ в АТР. Ожидаем, что в дальнейшем у АРФ начнется активная работа по всем аспектам МИБ. В России не только готовы к запуску нового трека в АТР, но готовы принимать активное участие в этой работе. Несмотря на важность выработки региональных мер доверия, по-настоящему эффективная система безопасности возможна только на глобальном уровне. Поэтому необходимо разработать правила ответственного поведения государств в информационном пространстве.

Владимир Иванов, Институт Восток - Запад (США): В российско-американском сотрудничестве я наблюдаю следующее: мы продолжаем диалог, продолжаем встречаться. Однако внутриполитический конфликт в США препятствует тому, чтобы чиновники или люди, непосредственно принимающие политические решения, приходили на наши встречи. Нам, к сожалению, не удалось, несмотря на все наши усилия, привлечь к разговору представителей администрации Трампа. На всех последних встречах американскую делегацию возглавлял бывший руководитель Министерства внутренней безопасности США Майкл Чертофф. Это уникальный человек, который хорошо понимает проблемы и говорит на адекватном, культурном языке. Мы надеемся, что эта работа продолжится. Он старается избегать попадания в такую конфронтационную волну, которая сейчас доминирует в отношениях России и США.

И как мне кажется, хотя истерия в США в отношении России препятствует диалогу, в некоторой перспективе она может дать положительный эффект, потому что так или иначе американцы поняли свою уязвимость. До этого они охотно вмешивались в дела других стран с позиции силы - «мягкой силы», «цветными революциями» - и считали это нормой. Все другие страны должны были защищаться. Сейчас, несмотря на всю бездоказательность представленных материалов в рамках расследований российского вмешательства в американские выборы, американцы испугались, они почувствовали, что их система дает трещины.

Между нами существует разница языков и культур. Это объективное явление, и это надо понимать. Кроме того, у них другая юридическая система. Есть разное понимание, как должны выглядеть факты и протоколы предоставления доказательств, что та или иная страна действительно является источником угроз и вмешивается во внутриполитические процессы. Во время наших встреч мы договорились, что будем уточнять процедуры, конкретно смотреть, когда, например, Россия жалуется в органы юстиции США, из которых не приходит никакого ответа. В чем вопрос? Это политическое нежелание или, может быть, технические проблемы, которые препятствуют их ответу. То же самое и в нашей стране.

В ходе этого взаимодействия мы работаем с разными партнерами в России, в первую очередь с Институтом проблем информационной безопасности, РСМД, участвуем в российском форуме «Управление интернетом», принимаем участие в разных конференциях. Важно, что таким образом устанавливается международный контакт. Иногда случаются досадные эпизоды, возникают разногласия. В частности, мы выпустили совместно с РСМД промежуточный рабочий отчет, где представлены взгляды американских и российских экспертов, которые участвовали в дискуссиях на две темы: вопросы совместной борьбы с кибертерроризмом и выработки международных норм.

Затем в журнале «Международная жизнь» появилась статья А.Стрельцова и А.Смирнова на схожую тему «Российско-американское сотрудничество в области международной информационной безопасности: предложения по приоритетным направлениям» (2017, №11), где изложены отдельные позиции докладов американских и российских экспертов, которые были подвергнуты дружеской критике. Какие-то позиции, которые были изложены в наших материалах, не совсем правильно были поняты. Отчасти это может быть связано с переводом или расхождениями в понимании вопроса. Мы рады, что те взгляды, которые были опубликованы, получили отклик, потому что у нас есть возможность продолжить разговор, мы можем пояснить друг другу, в чем возникло недопонимание, и продолжить диалог дальше.

Кроме двустороннего формата работы на российско-американском направлении, мы участвуем в многосторонних форматах. О создании новой группы экспертов было официально объявлено на Мюнхенской конференции в 2017 году, она получила название «Глобальная комиссия по стабильности в киберпространстве». Мы считаем, что, несмотря на возможные недостатки, есть позитивные факты существования этой комиссии - в ее композиции. Она включает представителей всех стран БРИКС. В настоящее время идет формирование ее подгруппы, непосредственно обращенной к проблемам взаимодействия государств в международном киберпространстве. Мы приглашаем представителей государственных структур России к участию в работе этой группы.

Основным итогом работы на данный момент был сформулированный в Нью-Дели «на полях» конференции призыв к защите базовой инфраструктуры Интернета: неприкосновенность общественной базовой инфраструктуры Интернета. Государственные и негосударственные игроки не должны осуществлять или сознательно позволять деятельность, которая преднамеренным и существенным образом препятствует общедоступности и целостности общественной базовой инфраструктуры Интернета, нарушая таким образом стабильность киберпространства. В элементы общественной базовой инфраструктуры включают среди прочего систему доменных имен, сертификаты протоколов, обеспечивающих доверие, а также коммуникационные кабели.

Сессия V

Подходы к правовому регулированию киберпространства в период вооруженных конфликтов

Мария Гаврилова, Московская делегация Международного комитета Красного Креста: Почему Международный комитет Красного Креста в принципе интересуется этой проблематикой, почему вопросы регулирования киберпространства так важны для нашей организации? Международный комитет Красного Креста представляет собой независимую гуманитарную организацию. Одна из основных ее целей - защита граждан во время вооруженных конфликтов. Для нас в данном случае не имеет значения, при помощи каких методов ведутся эти вооруженные конфликты: будь то конвенциональное или какое-то кибероружие. Это не имеет значения и для гражданского населения, которое, к сожалению, терпит определенные лишения в силу вооруженного насилия. Не важно, от чего разрушен госпиталь: от прямого удара или он будет выведен из строя путем отключения электроснабжения.

Основная цель, которую мы преследуем, - это развитие международного права, в том числе в области регулирования киберпространства в целях защиты гражданского населения. Очень часто мы слышим упреки в адрес какой-то отрасли права, что она отстает от регулирования, практической деятельности, развития технологий. Международный комитет Красного Креста заинтересован в том, чтобы на таких площадках с привлечением не только юристов, но и специалистов обеспечить защиту гуманитарного права таким образом, чтобы оно не отставало от непосредственной практики.

Говоря об информационных войнах, о кибервойнах, мы прежде всего имеем в виду применение компьютеров и компьютерных систем в ходе действующих вооруженных конфликтов, когда они используются как методы ведения войны. Они могут использоваться для выведения из строя каких-то информационных систем безопасности, для того, чтобы вывести из строя какие-то промышленные предприятия, которые обеспечивают экономику государства. Говоря о применимости международного гуманитарного права в новых условиях, следует отметить, что оно создавалось в настолько широких формулировках, чтобы не зависеть в своем применении от дальнейшего развития технологий. То есть международное гуманитарное право регулирует применение средств войны, применение оружия вне зависимости от конкретного типа этого оружия. Это было подтверждено, в частности, и Международным судом ООН. К такому же выводу пришла и ГПЭ ООН, которая заявила о том, что международное право применяется к киберпространству. Международное гуманитарное право регулирует киберпространство в рамках вооруженных конфликтов, но все-таки возникают вопросы в отношении его применения.

Первое. Одно дело, когда кинетические атаки сопровождаются кибернетическими методами ведения войны. Другое дело, когда имеем дело только с кибератаками. Могут ли сами по себе кибератаки подчиняться международному гуманитарному праву, если при этом не наблюдается применение непосредственно физической силы? Второе - география атаки. Киберпространство позволяет проводить кибератаки, находясь на значительном удалении от непосредственного театра военных действий. Будет ли там также применяться международное гуманитарное право, а значит, в отношении лиц хакерской группы применимы те же методы войны, регулируемые международным гуманитарным правом? Может ли государство отвечать военной атакой в данном случае на действия этой хакерской группы?

Тогда позиция Международного комитета Красного Креста заключается в том, что, наверное, международное гуманитарное право не должно следовать «в чемодане» за любым участником вооруженного конфликта. Если кибератаки из какого-то конкретного государства сами по себе достигнут такой степени интенсивности, чтобы квалифицироваться как самостоятельный вооруженный конфликт, мы будем говорить о применении международного гуманитарного права. Если же мы будем говорить о единичных кибератаках, то, скорее всего, эти вопросы нужно будет регулировать в действующих национальных правовых системах без привлечения норм международного гуманитарного права.

Государство должно отличить гражданскую инфраструктуру от военной инфраструктуры, что достаточно сложно сделать в киберпространстве. Эта обязанность лежит не только на атакующем государстве, она лежит и в мирное время на государстве, которое должно защищать свое гражданское население. Но насколько это возможно в киберпространстве, когда используется одно и то же оборудование, одни и те же спутники? Эти вопросы до сих пор остаются открытыми, но Международный комитет Красного Креста подчеркивает необходимость их решения.

Также применение принципов международного гуманитарного права в киберпространстве связано с необходимостью учета пропорциональности при кибератаках. На государстве лежат определенные обязательства подсчета ущерба, который будет нанесен гражданскому населению, и оценки его с точки зрения военного преимущества, которое предполагает получить государство при кибератаке. Проблема в том, что в киберпространстве достаточно трудно подсчитать масштаб последствий для гражданского населения. Тем не менее масштабы последствий для гражданского населения могут быть фатальными.

Приведу один пример кибератаки в мирное время в США, когда хакерская группа произвела атаку на водоочистительные сооружения и поменяла химический состав реагентов, которые использовались для очистки воды. Благо, что сработала система контроля водоочистительного сооружения, которая обнаружила, что количество реагентов уменьшается непредсказуемым образом. Но если бы эта система не сработала, если бы это происходило в ходе вооруженного конфликта, то отсутствие чистой питьевой воды могло привести к не меньшим драматическим последствиям для гражданского населения, чем мы сейчас, например, наблюдаем в Йемене, в котором вспышка холеры уносит тысячи и тысячи жизней.

Следующий вопрос - о привлечении к ответственности в условиях фактической анонимности. Ответственность частных лиц или компаний чрезвычайно сложно определить в ходе киберконфликтов, когда воздействие осуществляется дистанционно и вовлекаются граждане разных государств. И помимо юридической ответственности государств, возникает вопрос статуса частных лиц, которые принимают участие в вооруженном конфликте.

Еще одной проблемой является определение объектов нападения, поскольку для международного гуманитарного права является критически важным отличие гражданских от военных объектов, так как гражданские объекты не являются законной целью нападения. Является ли информация объектом для нападения? Можно ли считать соцсети гражданским объектом, защищаемым международным гуманитарным правом? На все эти вопросы нет однозначного ответа.

С точки зрения Международного комитета Красного Креста ключевым вопросом является оценка последствий каждой конкретной атаки и каждого конкретного действия. Если кибератаки несут за собой не меньший ущерб для гражданского населения, чем сопутствующие им кинетические атаки, значит, они должны регулироваться международным гуманитарным правом.

О влиянии факторов ИКТ на стратегическую стабильность

Наталья Ромашкина, Центр международной безопасности ИМЭМО РАН: Проблема поиска путей нормализации двусторонних отношений России и США, а также стабилизации глобальной безопасности в целом вновь остро ставит вопрос обеспечения стратегической стабильности. При этом сегодня речь идет уже не только о военных возможностях государств, но и в информационной или киберсферах. Наибольшее беспокойство вызывает информационная безопасность систем командования и управления ядерным оружием (ЯО).

В процессе разработки критериев оценки уровня стратегической стабильности и основанных на этом конкретных планов по ее обеспечению целесообразно учитывать как общие для любого исторического периода характеристики, так и особенности современного этапа. Ускоренное развитие ИКТ в настоящее время является одной из таких исключительных особенностей.

И анализ доказывает, что все факторы, дестабилизирующие современную систему стратегической стабильности, связаны с развитием ИКТ. Так, современные конфликты во многом отличаются сегодня новыми методами шпионажа и другими разрушительными ИКТ-инструментами, направленными на критически важную государственную инфраструктуру (яркие примеры - вредоносные программы Stuxnet и Flame), на усовершенствованные технологии вмешательства во внутренние дела государства (например, «цветные революции», дестабилизация и т. д.). По оценкам экспертов, уже более 30 государств обладают так называемым наступательным кибероружием.

Поэтому соответствующие угрозы целесообразно выделять в качестве отдельного дестабилизирующего фактора. При этом другие угрозы в настоящий период усугубляются использованием ИКТ в деструктивных целях, милитаризацией мирных информационных технологий, а также легкостью, внезапностью и быстродействием как информационно-технологического, так и информационно-психологического оружия.

Значения терминов «информационная угроза», «угроза в сфере информационно-коммуникационных технологий (ИКТ)», «киберугроза» так же, как и понятие «стратегическая стабильность», по-разному определяются различными государствами и акторами, в течение нескольких десятилетий вызывают дискуссии. Так, в официальных российских документах отсутствует термин «кибер». Кроме того, РФ, КНР и другие страны ШОС, члены ОДКБ используют термин «информационный» в противоположность западному «кибер», вкладывая в значение этого термина не только информационно-технологические, но и информационно-психологические аспекты. Государства Запада во главе с США признают наличие информации за пределами киберпространства и используют оба термина в своих национальных документах, но на международном уровне ограничиваются «кибер» - глобальным пространством в рамках информационной сферы, охватывающим взаимосвязанные сети информационной технологической инфраструктуры и размещенные в них данные, в том числе Интернет, телекоммуникационные сети, компьютерные системы и встроенные процессоры и системы управления.

Пока не существует единого общепринятого определения понятий «информационная угроза» и «киберугроза», в результате чего исследования приводят к различным выводам и предлагают разные решения проблем, что ограничивает эффективность межгосударственного сотрудничества и усложняет продолжающиеся дебаты о минимизации этой угрозы и противодействии ей.

Определения этого термина находятся в достаточно широком диапазоне: от операций в компьютерных сетях (в том числе в Интернете), хищения и шпионажа, саботажа и разрушения до стратегических атак и электронного противоборства. При оценке уровня стратегической стабильности целесообразно использовать самое широкое понимание киберугрозы, затрагивающее в настоящее время все этапы процесса обеспечения безопасности.

Отмечу, что в настоящее время из-за все более широкого распространения ИКТ различия между информационными и киберугрозами во многом стираются, так как и психологическое воздействие сегодня максимально эффективно осуществляется с использованием Интернета. Кроме того, даже в том случае, когда объектом воздействия являются технические устройства, все большее значение приобретает производимый психологический эффект.

В связи с этим государствам - основным акторам обеспечения стратегической стабильности - целесообразно ускорить взаимодействие для достижения общего понимания терминологии, связанной с информационным или киберпространством, для выработки единой понятийной базы, которая необходима для достижения реальных результатов взаимодействия.

На сегодняшний день создан широкий спектр ИКТ-средств для применения в военной области. В частности, борьба с системами управления (Command and Control Warfare (C2W) - военная стратегия с применением информационной среды на поле боя для физического разрушения командной структуры противника; разведывательное противоборство (Intelligence-Based Warfare (IBW) - операции, которые проводятся с помощью автоматизированных систем, которые, в свою очередь, являются потенциальными объектами кибератак (выделяются «наступательные» и «оборонительные» киберразведывательные операции); электронное противоборство (Electronic Warfare) - военные действия, включающие использование электромагнитной и направленной энергии для контроля электромагнитного спектра или атаки противника, которые состоят из трех подразделений: электронная атака, электронная защита и поддержка (в русскоязычных источниках эквивалентом понятия «электронное противоборство» часто является «радиоэлектронная борьба» - РЭБ); военные средства, способствующие проведению информационных операций, в частности включают стратегические коммуникации, операции в киберпространстве и космосе, военные операции по поддержке информации, разведку, специальные технические процедуры, совместные операции электромагнитного спектра и т. д.

И наступательные, и оборонительные информационные операции проводятся в информационной среде, представленной физическими лицами, организациями и системами по сбору, обработке, распространению и другим действиям с информацией. Согласно документам США, информационная среда состоит из трех взаимосвязанных компонентов - физического, информационного и когнитивного. Физический компонент состоит из систем контроля и управления, задействованных в процессе принятия ключевых решений и поддержания инфраструктуры, что дает возможность оказывать влияние физическим лицам и организациям. Информационный компонент обеспечивает сбор, обработку, хранение, распространение и защиту информации. Когнитивный компонент действует на сознание тех, кто оперирует с информацией. Таким образом, все информационные угрозы в военной сфере носят как технологический, так и психологический характер. Это еще раз доказывает целесообразность использования самого широкого определения понятия «информационная киберугроза» и анализа всех его аспектов.

Все связанные с этими угрозами проблемы можно отнести к различным элементам военной организации и инфраструктуры. Но важнейшим, безусловно, является блок киберугроз в сфере ЯО. Сегодня существуют различные мнения в отношении вероятности и последствий вредоносного информационного воздействия на систему командования, управления и контроля над ЯО: от полного отрицания этой возможности до утверждений о резком увеличении такой вероятности на современном этапе.

Однако и в науке вообще и в военной стратегии в частности необходимо исходить из худших вариантов развития событий, из самых негативных прогнозов. Следовательно, эта проблема должна находиться в фокусе внимания ученых и практиков, в первую очередь из государств - обладателей ЯО. При этом необходимо реально оценивать те изменения, которые неизбежно влияют на функционирование систем, связанных с ЯО, понимая, что речь не идет о необходимости в корне менять основополагающие принципы управления. Киберугрозы обостряют, осложняют, углубляют, усиливают и видоизменяют те проблемы, которые всегда существовали в обеспечении безопасности системы ЯО.

Можно выделить несколько актуальных направлений деятельности, дающих оценку влияния ИКТ-средств на уровень стратегической стабильности.

Во-первых, рост вероятности выведения из строя или уничтожения ЯО посредством ИКТ уже сегодня оказывает влияние на будущее процессов ядерного разоружения и нераспространения. С одной стороны, рост таких новых возможностей может стать для государств - обладателей ЯО поводом для ускоренного сокращения таких вооружений. А с другой стороны, и это, к сожалению, более вероятно, может послужить серьезной причиной для масштабной модернизации ЯО, разработки более сложных и защищенных систем, что приведет к созданию предпосылок для качественной и/или количественной гонки ядерных вооружений, и как следствие - снижению уровня стратегической стабильности. Кроме того, вопросы информационной безопасности могут повлиять не только на будущее процессов ядерного разоружения и нераспространения (их развитие, масштабы и достижение глобальной цели полного ядерного разоружения, указанного в ДНЯО), но и на уже существующие режимы.

Второе направление деятельности ученых и военных целесообразно связывать с самой серьезной, хотя пока и маловероятной, угрозой - с возможностью несанкционированного запуска БР, а также влияния на принятие решения о применении ЯО. Эта проблема продиктована следующими возможностями: получение ложной информации от систем предупреждения о ракетном нападении (СПРН) о запуске БР с ЯО со стороны противника; внедрение в управление коммуникационными системами в командных пунктах ракетных войск стратегического назначения для создания ситуации несанкционированного пуска; непосредственное внедрение в электронные системы командования и контроля ЯО.

Ключевые области влияния кибератак на стабильность в кризисной ситуации:

1) во время хакерских нападений могут быть повреждены или разрушены каналы коммуникаций, созданы помехи в системе управления вооруженными, в том числе ядерными, силами, а также снижена уверенность военных, принимающих решения, в работоспособности и эффективности систем управления, командования и контроля (например, нападавшие могут использовать DDoS-атаки для нарушения систем коммуникации, управления и целеполагания);

2) ИКТ-нападения могут негативно повлиять на принятие решения об ответных действиях;

3) угроза выведения из строя военных систем под воздействием ИКТ-средств может сократить поиск альтернатив военным действиям и создать значительные проблемы для успешной передачи сигналов, таким образом сжимая «лестницу эскалации конфликтов», особенно на этапе между использованием обычных и ядерных вооружений;

4) ИКТ-нападения могут привести к некорректному восприятию намерений потенциального противника или к «обману» системы СПРН.

При этом важно отметить, что в развитых странах уже идет процесс перехода на цифровые технологии передачи информации в сфере управления и контроля над ядерными вооружениями. По данным Министерства обороны России, Ракетные войска стратегического назначения РФ полностью перейдут на цифровые технологии к 2020 году (пока в основном используются аналоговые системы).

Кроме того, эта проблема связана с возможностями использования «ложного флага» при кибервмешательстве третьими лицами, когда операции проводятся таким образом, чтобы создавалось впечатление, что они были выполнены другим актором.

Не исключена также вероятность восприятия каких-то действий в качестве начального этапа перехода к условиям гарантированного взаимного уничтожения. Все это повышает вероятность несанкционированного запуска БР, а следовательно, снижает уровень стратегической стабильности.

Третье направление деятельности целесообразно сосредоточить на анализе целей различных акторов вредоносного информационного воздействия, а именно государств, террористов и других преступников. Так, ИКТ-нападения государств друг на друга, вероятно, могут быть направлены на шпионаж, создание киберагентурных сетей, саботажа (намеренного повреждения или уничтожения) для выведения из строя системы командования и контроля над ЯО или элементов самого ЯО противника; создание неуверенности у лиц, принимающих решения, в том, что все системы будут работать эффективно. Главная цель при этом - привести противника к принятию выгодных для себя решений. Террористы же или другие третьи лица, вероятно, будут стремиться использовать ИКТ как средство для создания кризисной ситуации или даже стимулировать возможное использование ЯО.

Четвертое направление деятельности ученых и практиков логически вытекает из предыдущего: анализ целей различных акторов приводит к необходимости учета отличий между типами атак - так называемых «открывающих» доступ и «блокирующих» доступ к соответствующим системам. «Открывающие» доступ кибератаки могут быть направлены непосредственно на ЯО, чтобы спровоцировать его применение, в том числе путем «обмана» системы СПРН. Второй тип кибернападений - «блокирующие» доступ - может быть направлен на намеренное повреждение систем вооружений для нарушения их работы или вывод из строя (в том числе повреждения коммуникационных сетей и СПРН, которые не дадут возможности получить приказ о запуске ЯО, а также хищение совершенно секретной информации).

Еще одно важное направление связано с поиском ответа на вопрос: должно ли ядерное оружие играть какую-то роль в предотвращении информационных нападений на военные и другие критически важные объекты инфраструктуры государств? Пока этот вопрос является чисто теоретическим. Но с учетом глобального стратегического значения ЯО и ускоренного роста угроз в информационном пространстве необходимо отдавать себе отчет в том, что ядерная и информационная сферы, видимо, будут еще более взаимосвязаны в будущем и этот вопрос может встать более остро.

Отметим, что эти опасности возрастают с учетом Углубленной политики киберзащиты НАТО, одобренной в 2014 году, в рамках которой признается применимость к киберпространству статьи 5 Североатлантического договора. При этом утверждается, что «решение о том, когда кибернападение приводит к введению в действие статьи 5, будет приниматься Североатлантическим союзом в каждом отдельном случае». Однако из-за сложности атрибуции кибератаки под удар могут попасть непричастные к ней государства. Важно понимать при этом, что признание киберпространства сферой оперативной ответственности НАТО подразумевает формирование соответствующих командных структур, привлечение необходимых сил и средств.

В контексте всего вышесказанного хочу отметить, что в отношении стратегической стабильности исключительно ярко работает принцип «опасность в промедлении».

Поэтому во избежание негативного развития событий целесообразно:

1) включать вопросы обеспечения информационной кибербезопасности в обсуждения и переговоры по ядерным вооружениям и стратегической стабильности на двусторонней (РФ - США) и многосторонней основе с участием России;

2) разрабатывать конкретные меры по укреплению доверия (в частности, обмен данными об информационных угрозах, практическое межгосударственное сотрудничество и др.);

3) государствам - обладателям ЯО активизировать работу по более эффективной подготовке персонала и защите программно-аппаратных средств военной инфраструктуры от различных ИКТ-нападений;

4) активизировать научные исследования по разработке теоретических и методологических подходов к общепринятому понятию стратегической стабильности, совместных критериев оценки и практических методов обеспечения ее необходимого и достаточного уровня в изменившейся системе международных военно-политических отношений с учетом новых дестабилизирующих факторов, среди которых, несомненно, уже находятся угрозы информационной безопасности.

Все эти меры могут стать фундаментом для более широких двусторонних и/или многосторонних соглашений о контроле над вооружениями в так называемом информационно-ядерном пространстве в будущем.

А.Крутских: Наталья Петровна, я не очень понял, как может произойти несанкционированный запуск баллистической ракеты. Такого в природе быть не может. Все устроено так, что ни в Америке, ни в Северной Корее, ни в России несанкционированного запуска быть не может, потому что если бы такой запуск мог быть даже в теории, то нас бы давно не было. Когда Путин и Обама заключили три соглашения в Лозанне, даже мировая пресса мгновенно, без глубокого анализа охарактеризовала это событие как первое в мире человеческой цивилизации, которое предотвращает кибервойну. Потому что после нажатия кнопок наступит конец цивилизации. У политического руководства нашей страны есть решимость, что до Волги мы не отступим, и 1941 года не будет, и вторую щеку по-библейски мы не подставим. Стратегическая стабильность слагается из совершенно других факторов, она делается ежедневно, потому что человечество хочет выжить.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579569


Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579559 Василий Лихачев

Электоральный выбор России: международный ракурс

Василий Лихачев, Член Центральной избирательной комиссии РФ, Чрезвычайный и Полномочный Посол, доктор юридических наук, профессор

По официальной информации Организации Объединенных Наций, Мировая повестка 2018 года включает проведение более 80 национальных избирательных кампаний (выборов и референдумов). Для каждого без исключения государства подобное мероприятие носит суверенно реализующий характер, определяет прежде всего содержание и функции внутренних институтов власти. Одновременно оно затрагивает и сферу внешней субъектности страны, его международную политику. Поэтому совершенно закономерна рефлексия интернационального сообщества на происходящее в международной и внутренней электоральной среде. Примером такого концентрированного внимания, причем разноформатного (от системного до эпизодического), с коллизионными мотивами (от дружеского, партнерского до агрессивного, русофобского), стали выборы Президента Российской Федерации 18 марта 2018 года.

В процессе всей избирательной кампании, включая ее финальную стадию, международный фактор (в единстве всех его составляющих элементов - политических, юридических, географических, культурных и т. д.) не просто присутствовал в избирательных основах и технологиях России, а был в них эффективно интегрирован. Его позитивное обозначение способствовало, наряду с другими моментами (высокий организационный уровень выборов, создание условий для реализации активного и пассивного избирательного права, предусмотренного в Конституции РФ, современные технологические новеллы, интенсивное и точечное информирование и, конечно, адекватное законодательство), политической и функциональной легитимизации выборов, объявлению В.В.Путина избранным Президентом Российской Федерации. Наличие этого фактора оттенило (совершенно объективно) достижения страны на пути идентификации перед вызовами XXI века, развития как международно-авторитетной личности и, наконец, формирования современной электоральной дипломатии.

Международное измерение российских выборов состоит из нескольких сюжетов. Их знание необходимо в целях совершенствования национальной и международной практики избирательных процессов и действий, подготовки будущих федеральных выборов в Государственную Думу VIII созыва (2021 г.) и, естественно, разработки новых юридических инициатив, включая международно-правовой спектр. Первый сюжет касается нормативной базы президентских выборов 2018 года. Логично, что ее главные составляющие части - внутригосударственные акты. Среди них - Конституция Российской Федерации 1993 года, Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации (№67-ФЗ), Федеральный закон «О выборах Президента Российской Федерации» (№19-ФЗ).

Значение имеют и другие документы, например Постановление Центральной избирательной комиссии РФ (№120/996-7) от 28 декабря 2017 года «О рекомендациях по организации голосования на избирательных участках, образованных за пределами территории Российской Федерации, при проведении выборов Президента Российской Федерации». Наряду с ними в ходе состоявшейся кампании учитывались и применялись (в том числе как международно-правовые обязательства России) основные и общие принципы международного права и Устава ООН (суверенное равенство, уважение прав, присущих суверенитету; неприменение силы или угрозы силой; невмешательство во внутренние дела; уважение прав человека и основных свобод; равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой; сотрудничество; добросовестное выполнение международных обязательств и т. д.).

На такой подход, подчеркнем особо, организаторов выборов императивно нацеливали конкретные положения Конституции РФ. Так, соответственно п. 4 ст. 15, «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы». А в п. 1 ст. 17 зафиксировано: «В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией».

Российские выборы явили пример системного уважения таких источников международного правопорядка, как Всеобщая декларация прав человека 1948 года, пакты о правах человека, принятые ООН в 1966 году, Конвенция о защите прав человека и основных свобод Совета Европы 1950 года, Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 года, Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 года и др. Такой подход, помимо его прикладного значения в электоральном процессе, имел звучание и в ином смысле. Без всякого сомнения. Вытекая из Концепции внешней политики РФ 2016 года, он показал авторитетное восприятие страной современного международного права, необходимость его соблюдения и борьбы с распространением ныне в международных отношениях актов юридического нигилизма.

Политически и практически важным в ходе выборов Президента Российской Федерации следует считать и другой тренд, связанный с эффективным применением специализированного нормативного материала, электоральной ориентации, накопленных международным сообществом. Прежде всего речь идет об общепризнанных стандартах в области демократии и голосования на выборах и референдумах. В основе этой группы - принципы всеобщности, равенства, конкурентности, открытости, периодичности, общественного наблюдения, иные. Самый критический взгляд на процедуру и итоги мартовских выборов Президента России не может отрицать приверженность РФ международным электоральным императивам.

Достаточно провести мониторинг применения таких документов, как Конвенция о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах - участниках Содружества независимых государств 2002 года, Декларация о критериях свободных и справедливых выборов, принятая Советом Межпарламентского союза в 1994 году, Документ Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ 1990 года, Руководство по наблюдению за финансированием избирательных кампаний БДИПЧ ОБСЕ 2015 года, Декларация глобальных принципов непартийного наблюдения и мониторинга выборов общественными организациями и Кодекса поведения непартийных общественных наблюдателей за выборами, провозглашенными ООН в 2012 году, и иных источников, в частности разработок Венецианской комиссии Совета Европы. Результаты будут положительными. Подтверждение тому - итоговые заключения, которые сделали миссии наблюдателей на выборах из таких организаций, как Содружество независимых государств, ШОС, МПА СНГ, Союзное государство России и Белоруссии, Лиги арабских государств.

Так, в заявлении Миссии наблюдателей от Шанхайской организации сотрудничества сказано (среди основных выводов), что «выборы Президента Российской Федерации соответствовали требованиям избирательного законодательства Российской Федерации и принятым страной международным обязательствам». По мнению наблюдателей от Межпарламентской ассамблеи СНГ, состоявшиеся 18 марта 2018 года выборы Президента Российской Федерации были проведены в соответствии «с требованиями национального законодательства и международными избирательными стандартами». Еще один пример - заявление группы наблюдателей от Республики Абхазия. В нем делается принципиальный вывод: «Выборы Президента Российской Федерации полностью соответствовали общепризнанным мировым избирательным стандартам подготовки, проведения свободных и справедливых выборов, международным обязательствам Российской Федерации по обеспечению прав и свобод всех участников избирательного процесса, а также национальному законодательству».

Второй сюжет касается практики организации голосования на выборах Президента Российской Федерации за пределами территории России. Он является стабильно-традиционным и присутствует во всех прошлых федеральных кампаниях. В нынешней, 2018 года кампании, также связанной с выполнением Российским государством его обязательств по имплементации конституционных правоположений человека и гражданина (2-я глава), сложившаяся картина имеет свои краски и спецификации.

Начнем со статистики. По данным МИД РФ на 1 января 2018 года, на консульском учете в РЗУ (посольства и консульства) состояло 1 866 888 человек. Для ЦИК России эта цифра - главный ориентир при организации выборов за рубежом. Конечно, учитывались и другие информации. Так, по данным Ростуризма, 18 марта за границей могло быть 300-500 тыс. российских туристов. Более 20 тыс. человек - по линии Росатома. Город Байконур официально ориентировал численность в 14 575 человек. Исходя из этого Центризбирком по представлению МИД Российской Федерации создал в 145 иностранных государствах 401 избирательный участок. Наибольшее число было открыто в Абхазии (20), Белоруссии (13), Германии (15), Израиле (15), Казахстане (18), Молдавии (27), Южной Осетии (13), Франции (13).

В выборах Президента Российской Федерации за рубежом участвовало 474 616 человек, в голосовании - 474 366 человек. Это самые высокие уровни в истории президентских кампаний в современной России. Процент принявших участие в выборах-2018 - 25,42 (для сравнения: 2012 г. - 24,75; 2008 г. - 20,31; 2004 г. - 20,80). Значимость достигнутого определяется особой, сложной по многим векторам, геополитической линией, наличием сегодня в международных отношениях вызовов и угроз в адрес суверенной России, ее партнеров и союзников. Однако эта «критическая масса» вызвала одновременно дух патриотизма в «русском мире», появились дополнительные стимулы к позитивному поведению в формате участия в голосовании 18 марта 2018 года. И этот социально-политический и психологический дуализм, его формы выражения следует учитывать в дипломатической деятельности РФ как в двустороннем, так и многостороннем вариантах.

На этом фоне понятны и приоритеты в пользу В.В.Путина. За него отдали голоса 403 306 человек (85,02%). Впечатляют и результаты голосования в разрезе отдельных стран. Среди стран бывшего СССР: Молдавия - 95,48%, Таджикистан - 95,32%, Туркменистан - 94,83%, Киргизия - 92,78%, Узбекистан - 92,53%, Абхазия - 90,65%, Казахстан - 88,81%, Армения - 86,55%, Азербайджан - 82,53%, Южная Осетия - 82,79% и т. д.

Страны Евросоюза (за исключением Латвии, Литвы и Эстонии): Австрия - 62,82%, Бельгия - 72,51%, Болгария - 89,08%, Венгрия - 72,77%, Германия - 81,30%, Греция - 91,59%, Италия - 77,86%, Кипр - 76,83%, Словакия - 74,75%, Хорватия - 83,21%, Франция - 63,03% и т. д.

Интересны показатели в трех прибалтийских странах. Все они существенно выше выборов 4 марта 2012 года. Латвия - 94,44%, Литва - 85,50%, Эстония - 93,69%.

Лидерствующие позиции В.В.Путина подтверждены и в других регионах Земли. Перу - 87,07%, Куба - 83,28%, Парагвай - 83,72%, Уругвай - 82,22%, Бразилия - 70,65%, Пакистан - 90,17%, Индия - 70,42%, Афганистан - 87,00% и т. д.

Приведенные примеры коррелируют с результатами высокой явки в целом граждан России, оказавшихся в день выборов за рубежом. Их беспрецедентность очевидна. Приведем несколько примеров. Процент от численности избирателей, по данным МИД России на 1 января 2018 года, составил: Австрия - 58,54, Ангола - 59,66, Бангладеш - 434,23, Армения - 51,78, Афганистан - 83,68, Боливия - 88,53, Венесуэла - 83,13, Вьетнам - 170,68, Дания - 85,10, Индия - 166,98, Индонезия - 122,05, Иран - 100,45, Италия - 63,34, Кипр - 325,40, Китай - 55,02, Киргизия - 58,19, Латвия - 108,29, Люксембург - 110,28, Монголия - 68,32, Нидерланды - 82,44, Республика Корея - 265,83, Сербия - 76,62, Сирия - 87,57, Таиланд - 671,59, Турция - 131,94, Швейцария - 54,48 и др.

Эти цифры надо анализировать с разных позиций дипломатии, социологии, политологии, видеть в них разные подходы, в том числе и искренние позитивы ожидания от России как одного из мировых лидеров, в том числе в правозащитной сфере. Также принципиально следует отнестись и к другим фактам в процессе голосования. Например, ответить на вопрос по ситуации в Украине. Почему при цифре 74 459 человек консульского учета только 375 российских граждан приняли участие в выборах, что составило 0,5%? Это самый низкий показатель кампании 2018 года. Он - следствие многочисленных нарушений со стороны киевских институтов власти общепризнанных прав человека (граждан РФ, обладающих конституционной свободой), общих норм международного дипломатического и консульского права, наконец, основных принципов Устава ООН, членом которой Украина является. Антигуманное воспрепятствование нашим соотечественникам проголосовать 18 марта 2018 года в Киеве, Одессе, Харькове и Львове - акт злоупотребления властью, символ кризиса украинской государственности и правовой системы.

На этот факт обратили внимание структуры ООН, ОБСЕ, СНГ, ШОС и других международных организаций. О неправомерности такого поведения неоднократно говорили в ходе президентской кампании Центральная избирательная комиссия и МИД РФ, постпредства России при ОБСЕ, Евросоюзе и Совете Европы. Назрела необходимость в международно-правовом оформлении обязанности стран - членов ОБСЕ содействовать реализации избирательных прав и свобод физических лиц. Такая оферта вытекает из требований основных принципов современного международного права.

Критически следует оценить и полученные итоги в США, где было образовано четыре избирательных участка. При всей позитивности самого факта состоявшегося голосования, которое проходило в атмосфере русофобии, системных и не подкрепленных доказательствами обвинений РФ во вмешательстве во внутренние дела Соединенных Штатов, нелегитимных шагов Вашингтона в сфере санкций, незаконного изъятия российской собственности в Нью-Йорке, Сан-Франциско, сколачивания, другого слова не подберешь, вопреки Уставу ООН антироссийского концерта из союзников США по НАТО, Евросоюзу, из числа геополитических марионеток, типа Украины, Грузии и других стран, результаты могли быть иными. Тем более заметно падение процентного участия. Если в 2012 году он составлял 12,24, то в 2018 году - 8,03. Даже этот пример электорального свойства говорит в пользу требования реального восстановления и прагматичного развития российско-американских отношений. Сотрудничество в области электоральной дипломатии может и должно работать на миропорядок, на их двусторонний диалог.

Возвращаясь к тренду высокоактивного и ответственного голосования за рубежом, следует назвать еще ряд важных факторов и обстоятельств. Среди них - своевременные поправки в избирательное законодательство, которые, например, юридически оформили концепцию «мобильного избирателя», расширили компетенцию общественных палат в сфере наблюдения за голосованием. Много полезного дала практика современного правоприменения. Один только пример: основанное на законе проведение досрочного голосования всех избирателей (Австралия, Алжир, Египет, Иордания, Кувейт, Сирия и др.) или отдельных групп избирателей (Абхазия, Ангола, Аргентина, Болгария, Великобритания, США, Германия, Дания и др.). В целом оно охватило 97 стран и позволило реализовать досрочно (в силу разных причин) право голоса 53 482 российским гражданам.

Исключительно позитивную роль сыграла во всей кампании согласованная работа, взаимодействие Администрации Президента России, Центральной избирательной комиссии, МИД, Минобороны, Россотрудничества, МВД, Ростуризма, ФСБ, СВР, Генеральной прокуратуры, Верховного и Конституционного судов, Пограничной службы ФСБ России, других заинтересованных министерств и ведомств друг с другом. Этот опыт целесообразно обобщить на площадке Совета безопасности России, имея в виду задачу повышения эффективности властных институтов Российской Федерации.

Особо позитивный вклад в успешное проведение выборов - 2018 внесли организации и структуры российских соотечественников (ВКСРС, региональные (страновые) отделения), фонд «Русский мир», Всемирная ассоциация русской прессы и другие формирования.

Конструктивно выполнили свои задачи многие российские и иностранные СМИ. Вместе с ЦИК РФ, МИД РФ, другими официальными структурами они содействовали программам информирования электората о всех стадиях и деталях выборной кампании.

Но главную содержательную функцию, конечно, сыграли те, кто образует креативный массив электоральных акторов Российской Федерации. Не затрагивая тему их избирательной правосубъектности (она реальна и самодостаточна), хочется обратить внимание на исключительно обостренное отношение граждан в условиях зарубежья к исполнению своих конституционных прав и обязанностей. Возросшая политическая и правовая культура российских граждан была продемонстрирована глубоко и публично. Подтверждение тому - официальная переписка Центральной избирательной комиссии РФ с гражданами РФ, лицами, имеющими ее гражданство и желающими получить информацию о порядке и логистике голосования накануне и в день выборов в условиях заграницы.

Мы сохранили эту переписку, которая включает тысячи адресатов. Со временем надо сделать серьезный анализ этих документов, олицетворяющих признание электоратом РФ принципов демократии, законности, ответственности за свою страну. Во многих из них, об этом тоже надо сказать, содержатся интересные и перспективные предложения по совершенствованию российского законодательства. Одно из самых фиксируемых - внедрение интернет-голосования с учетом масштаба территории России, мобильности ее избирателей, сложностей логистики голосования за рубежом.

Третий сюжет, связанный с внешними факторами и трендами выборов Президента Российской Федерации, представлен практикой международного наблюдения. Этот институт в современных международных отношениях, в рамках межгосударственного сотрудничества играет, при соблюдении требований невмешательства во внутренние дела, уважения суверенитета страны пребывания, политической нейтральности, беспристрастности, иных положений, вытекающих из общепризнанных норм международного права, весьма позитивную роль. При отходе от этих критериев, как подсказывает электоральная история, негативные последствия - необъективность оценок, атмосфера неуважения и политическое разочарование - в конце концов неизбежны. Примером такой двусмысленности, противоречивости служат, к сожалению, отдельные аспекты наблюдения миссий БДИПЧ ОБСЕ в РФ, Азербайджане, Казахстане, других странах СНГ в процессе практически всех президентских и парламентских кампаний. Предвзятость к государствам к «востоку от Вены» уже нельзя скрывать.

Заметим, что много вопросов вызвал и предварительный отчет миссий БДИПЧ/ОБСЕ и Парламентской ассамблеи ОБСЕ по наблюдению за выборами Президента России 18 марта 2018 года. Он резко контрастирует по вектору объективности, непредвзятости, ясности анализа с соответствующими декларациями миссий СНГ, ШОС, групп национальных наблюдателей из многих других стран. Проблемы перестройки работы Варшавской структуры, формирование новой методологии мониторинга должны стать задачей высших органов ОБСЕ. Иначе кризис международного наблюдения в исполнении Бюро по демократическим институтам и правам человека будет принимать разрушительные последствия, отражаясь на европейской безопасности.

Сказанное оттеняется в целом высоким уровнем организации международного наблюдения в ходе выборов - 2018. Отметим, прежде всего, соблюдение Российской Федерацией в этой сфере своих международных обязательств. Ведущее положение - п. 8 Документа Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ 1990 года. Согласно ему, «государства-участники считают, что присутствие наблюдателей, как иностранных, так и национальных, может повысить авторитетность избирательного процесса для государств, в которых проводятся выборы. Поэтому они приглашают наблюдателей от любых других государств - участников СБСЕ и любых соответствующих частных учреждений и организаций, которые пожелают этого, наблюдать за ходом их национальных выборов в объеме, допускаемом законом».

Россия выполняет и другую позицию, изложенную в ст. 15 Конвенции о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах - участниках Содружества независимых государств 2002 года. В этом единственном на сегодня международно-правовом документе сказано: «Стороны подтверждают, что присутствие международных наблюдателей способствует открытости и гласности выборов, соблюдению международных обязательств государств. Они будут стремиться содействовать доступу международных наблюдателей к избирательным процессам, проводимым на более низком, чем общенациональный, уровне, вплоть до муниципального (местного) уровня».

Эффективный пример имплементации этих принципов и норм показали последние российские выборы. В соответствии с действующим законодательством и Постановлением Центральной избирательной комиссии Российской Федерации «О разъяснениях порядка деятельности иностранных (международных) наблюдателей при проведении выборов Президента Российской Федерации» от 9 января 2018 года приглашения могут быть направлены Президентом Российской Федерации, палатами Федерального Собрания, Правительством России, Центральной избирательной комиссией РФ после официального опубликования (публикации) решения о назначении выборов Президента Российской Федерации.

Заметим, что после 18 декабря 2017 года все компетентные структуры начали работу по организации международного наблюдения. Она продолжалась вплоть до дня голосования. Как проведенное смотрится в цифрах? Скажем сразу: итоги впечатляют. Не каждая современная электоральная кампания притягивает осознанное внимание такого числа различных государств и неправительственных организаций. О какой-либо пассивности мирового общественного мнения в отношении России, политических процессов и событий, происходящих в ней, говорить не приходится.

Итак, статистика. Общее число иностранных (международных) наблюдателей - 1513. Число стран, граждане которых вошли в корпус наблюдения, - 115. Это серьезное достижение, если сравнить его, например, с членами ООН (193 государства). Отсюда и авторитетность, и универсализм участия.

Географическая всеобщность налицо. Активным представительством отмечены такие страны, как Армения (46), Азербайджан (26), Белоруссия (93), Болгария (28), Великобритания (22), Германия (92), Дания (22), Казахстан (226), Киргизия (64), Польша (50), Сербия (27), США (56), Узбекистан (22), Франция (88), Чехия (26), Швеция (24). Не остались в стороне от работы в коллективных миссиях и проблемные для нас по многим международным аспектам страны, как Эстония (13), Литва (7), Латвия (11) и Украина (2). С этой точки зрения, остракизма, публичного игнорирования и тем более подрыва избирательной кампании в России не произошло. Хотя кое-кому на Западе такого поворота событий хотелось. А активный мониторинг - сигнал к здравомыслию в международных отношениях с участием России. Еще несколько интересных фактов. 14 международных организаций направили в РФ 977 наблюдателей. В том числе:

• БДИПЧ ОБСЕ - 481

• Парламентская ассамблея ОБСЕ - 117

• Исполком СНГ - 256

• Межпарламентская ассамблея СНГ - 40

• Шанхайская организация сотрудничества - 26

• Парламентское собрание Союза Беларуси и России - 26

• Парламентская ассамблея Организации Договора о коллективной безопасности - 9

• Парламентская ассамблея Черноморского экономического сотрудничества - 5

• Межпарламентская ассамблея православия - 2

• Всемирная ассоциация избирательных комиссий - 2

• Ассоциация организаторов выборов стран Европы - 2

• Арабская ассоциация избирательных органов - 4

• Организация американских государств - 2

• Лига арабских государств - 5

Нельзя не обратить внимание на число дипломатических работников иностранных посольств и представительств в Москве, аккредитованных ЦИК России в качестве иностранных наблюдателей - 104 из 51 страны (без учета дипломатов - краткосрочных наблюдателей в составе миссии БДИПЧ ОБСЕ).

Следует отметить многогранную работу в этом направлении Государственной Думы и Совета Федерации. По приглашению Федерального Собрания 232 человека получили статус международного наблюдателя или эксперта. Последняя группа, проявившая себя особо позитивно в единый день голосования 10 сентября 2017 года, требует внимания со стороны законодателя и юридической регламентации. Ее прикладной потенциал в избирательных процессах будет только возрастать.

Авторитетно проявила себя и сама Центральная избирательная комиссия РФ, которая направила 49 приглашений партнерским зарубежным органам и международным организациям об участии в наблюдении за выборами 18 марта 2018 года. В процедуре приняли участие многие авторитетные структуры из Белоруссии, Монголии, Боснии и Герцеговины, Доминиканской Республики, Боливии, Южной Осетии, Киргизии, Азербайджана, Абхазии, Камбоджи, Эквадора, Туркменистана, Филиппин, Таджикистана, Республики Корея, Парагвая, Мексики, Молдовы, Армении, Венгрии, Иордании, а также Ассоциация арабских избирательных органов, Ассоциация организаторов выборов стран Европы и другие институции. Полученный нами опыт становится серьезным вкладом в динамичное развитие электоральной дипломатии в мире.

Миссии наблюдения (долгосрочные и краткосрочные, по оценке потребностей, анализу) действовали в 53 российских регионах. По традиции концентрированное внимание было уделено Москве. В ней присутствовали, в частности, наблюдатели от ОБСЕ, СНГ, МПА СНГ, ШОС, Национального Собрания Армении, Сената Парламента Таджикистана, Сената Парламента Республики Казахстан, многих диппредставительств.

В Санкт-Петербурге наблюдение осуществляли миссионеры из ОБСЕ, МПА СНГ, ШОС, Национального Собрания Армении, иностранные дипломаты. Акценты были сделаны и на другие субъекты, например Республику Татарстан, Владимирскую, Тульскую, Ростовскую области и другие регионы. Все необходимые условия для участников миссий в регионах были созданы. Об этом говорится, например, в письме на имя председателя ЦИК РФ Э.Памфиловой председателя Государственной избирательной комиссии Польши В.Хермелиньского, полученном Посольством России в Польше 27 марта 2018 года.

В обращении нашего коллеги подчеркивается, что «во время нашего пребывания в Москве и подмосковном округе Истра мы посещали избирательные участки и имели возможность ознакомиться с ходом голосования избирателей, техническим оснащением помещений, в том числе электронной системой онлайн трансляции с избирательных участков - задачей, которая стоит перед нами в связи с новым польским избирательным законодательством. В ходе всех контактов и переговоров мы отметили исключительную доброжелательность, а также профессионализм людей, которые предоставляли нам информацию о принципах функционирования отдельных избирательных учреждений Российской Федерации».

Подобные письма приходят в адрес ЦИК РФ сегодня из разных стран Европы, Азии, Латинской Америки, арабского мира. Сотрудничество продолжается. Особо следует обратить внимание на ориентации международных наблюдателей и экспертов по избирательным технологиям на российские субъекты - Крым и Севастополь. Эта тенденция позитивная, и она расширяется. Несмотря даже на официальный отказ миссии БДИПЧ мониторить эту территорию. В завершившуюся кампанию в двух новых субъектах РФ работали 43 иностранных наблюдателя из 20 стран (в том числе из США, Франции, Швеции, Норвегии, Израиля).

Среди особенностей голосования за рубежом следует назвать достаточно заметный тренд подключения, более активного, чем раньше, разных групп наблюдателей (от кандидатов в президенты Российской Федерации, общественных палат, НПО). Так, в Казахстане, на избирательных участках в Караганде и Петропавловске, работали наблюдатели от П.Грудинина. Представители Г.Явлинского осуществляли мониторинг за голосованием в США (Вашингтон, Сан-Франциско и Сан-Хосе), Болгарии (София), Литве (Вильнюс). Наблюдатели от К.Собчак действовали в США (Вашингтон, Майями), Болгарии (София, Варна, Пловдив), Литве (Вильнюс). Не стояли в стороне и международные наблюдатели от международных организаций. Так, МПА СНГ направило четыре человека в Баку (Посольство РФ в Азербайджане), три человека - в Ереван (Посольство РФ в Армении), одного человека - в Минск (Посольство РФ в Беларуси), три человека - в Бишкек (Посольство РФ в Киргизии), четыре человека - в Кишинев (Посольство РФ в Молдавии).

Приведенный обзор международного наблюдения в ходе выборов Президента Российской Федерации 2018 года говорит о его демократичности, открытости, уважении российским государством общих и основных принципов международного права и общепризнанных избирательных стандартов. Накопленная практика значима не только для политико-правовых процессов внутри России, но и для внешней сферы, в международном пространстве. Эта практика закономерно может служить информационным источником для будущих электоральных кампаний в течение 2018 года. Среди них - промежуточные в Конгресс США, президентские в Бразилии, Азербайджане, Венесуэле, Камеруне, парламентские в Австрии, Швеции, Камбодже, Люксембурге и других странах.

Есть еще один позитивный аспект достижений России по итогам президентских выборов - 2018. Его суть - формирование потребности в разработке международно-правовых императивов международного наблюдения в национальных государствах. Массив политических регуляторов этой проблемы солиден (включая резолюции Генеральной Ассамблеи ООН). Нужен юридически обязательный инструмент в лице солидной платформы суверенных акторов (государства и межправительственные организации). Политические импульсы согласования воли государств на этом треке уже нельзя не замечать. Важнейший вклад в заявленную проблематику прагматично внесла и президентская кампания 18 марта 2018 года. Она в целом системно и аргументированно показала статус и потенциал Российской Федерации как международной личности, гаранта фундаментальных прав человека, гражданина и государства.

Вот почему Постановление Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 23 марта 2018 года (№152/1255-7) «О результатах выборов Президента Российской Федерации, назначенных на 18 марта 2018 года» носит внутрироссийский и международный характер.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579559 Василий Лихачев


Россия. Великобритания. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579558 Антон Уткин

«Дело Скрипалей»: международно-правовой аспект

Антон Уткин, Независимый эксперт по химическому оружию, кандидат химических наук

«Дело Скрипалей», безусловно, войдет в историю как яркий пример решения целого ряда проблем одного государства за счет использования покушения на жизнь гражданских людей в политических целях. Называется целый ряд вопросов, на решение которых был направлен политический запал Великобритании - отвлечение внимания от прекращения программы бесплатных обедов в школах для малоимущих семей, условий брекзита, торпедирования строительства «Северного потока - 2» и восстановления падающих рейтингов кабинета Терезы Мэй и т. д.

Однако с точки зрения вопросов химического оружия целью, скорее всего, являлась Сирия. На протяжении длительного времени усилия Запада взять под контроль события в этой стране наталкиваются на весьма успешную политику России в регионе. Одним из методов борьбы с режимом Ассада было обвинение его в применении одного из самых варварских видов оружия массового уничтожения - химического. В качестве инструмента был задействован Совместный механизм по рас-следованию фактов применения химического оружия в Сирии, созданный в соответствии с резолюцией Совета Безопасности 22351. Он имел мандат ООН определять виновных в применении химического оружия, мандат которого не имела Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО). В результате своей работы Совместный механизм рассмотрел шесть случаев применения химического оружия, ответственность за четыре из которых была возложена на Сирию, а за два - на «Исламское государство». Технический уровень отчетов, которые выпустил Совместный механизм, и обоснованность выводов были настолько низкими, в особенности там, где ответственность возлагалась на Сирию, что Россия вынуждена была наложить вето на предложения по продлению работы Совместного механизма.

При этом именно авторитет России, обоснованно не верящей в использование химического оружия руководством Сирии, не позволял западным государствам получить поддержку значительной части международного сообщества и применить к Сирии жесткие санкции. Россия никогда не занималась распространением химического оружия и не создавала арсеналы химического оружия для других стран.
У западных стран репутация в этом смысле очень плохая. Согласно отчету UNMOVIC, «более 200 иностранных поставщиков имели крупные контракты на поставку важнейших технологий, оборудования, предметов и материалов, которые непосредственно использовались Ираком в его программах создания химического оружия, биологического оружия и ракет»2. Большая часть этих поставщиков представляла западные страны. Более того, ведущие западные страны, включая США и Великобританию, следуя своим геополитическим интересам, не только активно поддерживали Ирак в войне против Ирана, но и напрямую помогали развивать мощности по созданию химического оружия3. Великобритания осуществляла масштабные поставки в Сирию прекурсоров для производства зарина4, того самого, который впоследствии был уничтожен благодаря усилиям России.

Многие страны знают и помнят тот факт, что Россия всегда была последовательна в вопросах распространения и использования химического оружия и потому прислушиваются к ее мнению, когда речь идет об обвинениях Запада в адрес Сирии в связи с применением химического оружия. Однако ситуация может принципиально поменяться, если обвинить саму Россию в том, что она использует химическое оружие для убийства гражданских лиц на территории Великобритании. Если бы эти обвинения были достаточно убедительными для других стран, то мог бы быть рассмотрен сценарий наказания Сирии через механизм Конвенции о запрещении химического оружия. Каким образом он работает?

Механизм соблюдения обязательств в рамках конвенции

Как известно, в соответствии со статьей VIII конвенции5, ОЗХО состоит из трех органов:

- Конференция государств-участников;

- Исполнительный совет;

- Технический секретариат.

Конференция государств-участников включает всех членов конвенции (более 190) и является ключевым органом Организации. Конференция осуществляет надзор за исполнением конвенции, оценивает ее соблюдение, утверждает процедурные правила и принимает все необходимые меры по обеспечению соблюдения конвенции. Конференция также контролирует деятельность других органов.

Исполнительный совет управляет текущей деятельностью Организации. Он состоит из 41 члена, которые избираются сроком на два года в соответствии со справедливым географическим распределением.

Технический секретариат помогает конференции и Исполнительному совету в выполнении ими своих функций, а также осуществляет проверки в соответствии с конвенцией и выполняет другие функции, порученные конференцией и советом. Технический секретариат состоит из генерального директора, выбираемого на четырехлетний срок, инспекторов, а также научного, технического и другого персонала. Секретариат получает декларации от государств-участников и осуществляет мониторинг объектов, которые могут относиться к производству химического оружия. Инспекторы осуществляют инспекции на местах, обеспечивая особую интрузивность конвенции6.

Если Технический секретариат в своей деятельности или государство-участник обнаруживает свидетельства несоблюдения конвенции, Исполнительный совет обращается к соответствующему члену конвенции с просьбой устранить проблему в соответствии со статьей XII конвенции7. Если проблема не устраняется в назначенный период, то Исполнительный совет проводит консультации с проблемным государством-участником. При отсутствии прогресса  конференция может ограничить или лишить государство-участника прав и привилегий, гарантируемых конвенцией, пока оно не подтвердит выполнение своих обязательств. Конвенция не определяет четко объем возможных санкций за нарушение конкретных обязательств. В то же время лишить государство его членства в Организации невозможно. Когда же действия государства-участника угрожают предмету и целям конвенции, конференция может рекомендовать принять коллективные меры в соответствии с международным правом. Это может включать экспортные ограничения химикатов, технического оборудования и технологий. В особых случаях конференция может довести проблему до сведения Генеральной Ассамблеи ООН и Совета Безопасности. Кстати, в особо серьезных случаях Исполнительный совет также обладает полномочиями доводить проблему до сведения ООН.

Таким образом, сценарий применения санкций через механизм конвенции предполагает, что соответствующие решения должны быть вынесены конференцией либо Исполнительным советом. Решения в обоих органах принимаются двумя третями голосов. Это означает, что для принятия решения против Сирии необходимы весьма убедительные факты. В принципе тот факт, что Совместный механизм определил Сирию виновной в четырех инцидентах с применением химического оружия, дает противникам Ассада существенное преимущество, позволяя заявлять, что ООН определила вину Сирийской армии. Однако позиция России, которая активно выявляет необоснованность таких обвинений, а также отказалась признавать легитимность Совместного механизма, наложив вето на решение о продлении его полномочий, существенно ослабляет возможности западных стран по использованию санкционного механизма конвенции.

Если же авторитет России будет подорван в связи с обвинениями уже в ее адрес, то это потенциально открывает дорогу западным странам для использования ОЗХО в политических целях. Если теоретически удастся проголосовать на сессии Исполнительного совета за решение, обвиняющее Сирию в нарушении конвенции, и довести этот вопрос до органов ООН для принятия соответствующих решений, то Россия может оказаться в сложном положении, поскольку накладывать вето придется не на проект резолюции, предложенный одним из членов Совета Безопасности, а на решение, поддержанное организацией, представляющей практически все государства мира. Репетицией такого сюжета может служить решение 83-й сессии Исполнительного совета от 11 ноября 2016 года, основанное на выводах Совместного механизма, обвиняющего Сирию в применении химического оружия8. Результатом этого решения было проведение дополнительных инспекций в Сирии.

Конечно, это далеко от приведенного выше сценария, однако показывает направление движения.

В то же время «дело Скрипалей» вряд ли приведет к серьезным последствиям в рамках ОЗХО, так как Организация носит выраженный технический характер по реализации режима запрещения химического оружия. Поэтому чисто политические демарши Лондона не находят отклика у членов Организации. Кроме отсутствия технической обоснованности обвинений Великобритании в адрес России, Лондон демонстративно нарушает международное законодательство, нарушая порядок разрешения спорных вопросов, прописанный в конвенции. Возможно, для британской политики важно не следовать этому порядку, чтобы никто не разобрался в обоснованности обвинений, однако это не остается незамеченным для большинства стран. Каким же образом должна была действовать Великобритания, если она искренне хотела разобраться в обстоятельствах «дела Скрипалей»?

Порядок взаимодействия государств при выяснении фактов в связи с предметом и целью конвенции

Порядок консультаций и сотрудничества государств - участников конвенции прописан в статье IX9. В соответствии с пунктом 2 этой статьи, «государства-участники всякий раз, когда это возможно, прежде всего предпринимают всяческие усилия к тому, чтобы выяснить и урегулировать путем обмена информацией и консультаций между собой любой вопрос, который может вызывать сомнение относительно соблюдения настоящей конвенции». Как видно из текста конвенции, у Великобритании не было выбора - осуществлять обмен информацией с Россией и проводить консультации или нет. В данном случае это императив. Великобритания обязана была это сделать, прежде чем делать политические заявления на площадке ОЗХО. Далее, «государство-участник, получающий от другого государства-участника просьбу о разъяснении… представляет запрашивающему государству-участнику как можно скорее, но, в любом случае, не позднее чем через десять дней после поступления просьбы, информацию, достаточную для ответа на высказанное сомнение или озабоченность». То есть после предоставления Лондоном информации России и просьбы разъяснить эту информацию у России должно было быть десять дней для того, чтобы проанализировать полученные данные и дать соответствующий ответ. Однако Великобритания дала России для ответа 24 часа, не предоставив никакой информации. Это является явным нарушением конвенции.

Кроме того, Великобритания могла обвинять Россию через средства массовой информации и по дипломатическим каналам, не прибегая к площадке ОЗХО, тем самым показывая, что не собирается обращаться к юридическим нормам конвенции. Однако посол Великобритании Питер Вилсон 13 марта 2018 года на 87-й сессии Исполнительного совета сделал соответствующее политическое заявление10. Этим шагом Лондон ввел данный вопрос под юрисдикцию конвенции, однако сделал все, чтобы нарушить требования конвенции по разрешению спорных вопросов между государствами-участниками.

Вместо следования порядку, прописанному конвенцией, Лондон пригласил представителей ОЗХО в страну для отбора проб. Приглашение было осуществлено в рамках технической поддержки, а не в качестве инспекции. Это означало, что представители ОЗХО не имели особых прав инспекторов, в связи с чем не могли отбирать все пробы, которые они сочли бы необходимым отобрать, и не могли проинтервьюировать всех вовлеченных в инцидент физических лиц. Известно, что Лондон отказал представителям ОЗХО в отборе некоторых проб, а также в беседах с некоторыми людьми. Данный факт свидетельствует о неискренности Великобритании в расследовании «дела Скрипалей».

Безусловно, ОЗХО не станет делать никаких заявлений о виновности или невиновности отдельных государств. В результате анализа отобранных проб будут получены данные о присутствии в этих пробах образцов конкретных химических соединений. Результаты анализа передадут Великобритании и - по соответствующему запросу - России.

Несмотря на отсутствие заключений о виновности какой-либо страны, Великобритания, скорее всего, будет использовать любые результаты ОЗХО в качестве подтверждения своей правоты.

Возникает справедливый вопрос: как в этой ситуации должна действовать Россия?

Что должна делать Россия

Если ответить на этот вопрос кратко, то Россия должна делать ровно то, чего не сделала Великобритания.

Во-первых, Россия должна предложить Великобритании провести консультации и обмен информацией по «делу Скрипалей». Формально Россия уже сделала это через российского представителя в ОЗХО Александра Шульгина, который в своем заявлении на 87-й сессии Исполнительного совета предложил британской стороне провести консультации на двусторонней основе и потребовал представить вещественные доказательства11

Поскольку в течение десяти дней после этого запроса от Великобритании не поступило удовлетворительного ответа, то Россия имеет право в соответствии с пунктом 3 статьи IX «просить Исполнительный совет оказать содействие в прояснении любой ситуации, которая может быть сочтена неясной или которая вызывает озабоченность относительно возможного несоблюдения настоящей конвенции другим государством-участником». Совет обязан предоставить всю информацию, которая имеет отношение к такой озабоченности. Список вопросов Российской стороны к Техсекретариату ОЗХО, опубликованный на сайте МИД России 1 апреля 2018 года, является той самой просьбой о разъяснении12.

Далее в соответствии с пунктом 4 той же статьи Россия имеет право просить Исполнительный совет получить у Великобритании разъяснение относительно «дела Скрипалей». В этом случае совет направляет соответствующий запрос Великобритании и она обязана представить разъяснения в течение десяти дней. Если Россия не будет удовлетворена ответом, то она может просить совет получить дополнительные разъяснения. В этом случае Исполнительный совет может создать группу экспертов для изучения ситуации, которая представит совету отчет о своих выводах. Если же и это не удовлетворит Россию, то она имеет право просить о созыве специальной сессии Исполнительного совета. На такой специальной сессии Исполнительный совет рассматривает этот вопрос и может рекомендовать любую меру, какую он считает целесообразной для урегулирования ситуации.

Кроме того, в соответствии с пунктом 5 статьи IX Россия также имеет право просить Исполнительный совет прояснить любую ситуацию, которая сочтена неясной или вызывает озабоченность. То есть Россия может просить о созыве внеочередной сессии Исполнительного совета независимо от последовательности выполнения запросов по пункту 4.

Затем в соответствии с пунктом 7 статьи IX, если сомнения или озабоченность России не будут рассеяны в течение 60 дней после представления Исполнительному совету запроса о разъяснении или если Россия сочтет, что ее сомнения заслуживают безотлагательного рассмотрения, то она может просить о созыве специальной сессии конференции в соответствии с пунктом 12 с) статьи VIII. На такой специальной сессии конференция рассматривает соответствующий вопрос и может рекомендовать любую меру, какую она считает целесообразной для урегулирования ситуации.

Во всех случаях России следует добиваться от Великобритании предоставления исчерпывающей информации о ходе расследования по «делу Скрипалей», а также информации, на основании которой Лондон принял решение о виновности России. Россия также может просить предоставить всю информацию о производстве веществ типа «Новичок» все страны, включая Великобританию. Необходимо так организовать работу «на полях» ОЗХО, чтобы каждое заседание Исполнительного совета завершалось требованием к Великобритании представить всю необходимую информацию так, чтобы Лондон оказался в положении защищающейся стороны.

Представляется также, что Россия может запросить у ОЗХО экспертное заключение о возможности определить страну или лабораторию, где было произведено отравляющее вещество, на основании результатов анализа проб из Великобритании. Это важно, поскольку в СМИ распространяются мифы о том, что такая возможность существует.

В любом случае, последовательные действия России в рамках международного законодательства, направленные на выявление и демонстрацию отсутствия каких-либо реальных доказательств вины России на всех уровнях Организации по запрещению химического оружия, могут оказаться весьма действенным инструментом при отстаивании своих интересов в «деле Скрипалей».

 1UN Press release // https://www.un.org/press/en/2015/sc12001.doc.htm

 2Резюме компендиума иракских программ, связанных с запрещенными вооружениями в химической, биологической и ракетных областях. S/2006/420. Июнь 2006. С. 35 // http://www.un.org/Depts/unmovic/new/documents/compendium_summary/s-2006-420-Russian.pdf

 3Phythian M. Arming Iraq: How the U.S. and Britain Secretly Built Saddam's War Machine // Northeastern University Press, 1997. С. 73-74.

 4Written statement to Parliament. Statement on the Historical Role of UK Companies in Supplying Deal Use Chemicals to Syria // The National Archives. July 9, 2014 // http://webarchive.nationalarchives.gov.uk/20160619015950/https://www.gov.uk/ government/speeches/statement-on-the-historical-role-of-uk-companies-in-supplying-dual-use-chemicals-to-syria

 5Конвенция о запрещении химического оружия, ст. VIII // https://www.opcw.org/ru/konvencija-o-khimicheskom-oruzhii/stati/statja-viii-organizacija/

 6Barry Kellman. The Advent of International Chemical Regulation: The Chemical Weapons Convention Implementation Act // Journal of Legislation. Vol. 25. Issue 2. Article 2. Р. 117-139.

 7Конвенция о запрещении химического оружия, ст. XII // https://www.opcw.org/ru/konvencija-o-khimicheskom-oruzhii/stati/statja-khii-mery-po-ispravleniju-polozhenija-i-obespecheniju-sobljudenija-vkljuchaja-sankcii/

 8Decision OPCW-United Nations Joint Investigative Mechanism reports on chemical weapons use in the Syrian Arab Republic. November 11, 2016 // https://www.opcw.org/fileadmin/OPCW/EC/83/en/ec83dec05_e_.pdf

 9Конвенция о запрещении химического оружия, ст. IX // https://www.opcw.org/ru/konvencija-o-khimicheskom-oruzhii/stati/statja-ikh-konsultacii-sotrudnichestvo-i-vyjasnenie-faktov/

10Statement by H.E. Ambassador Peter Wilson permanent representative of the United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland to the OPCW at the eighty-seventh session of the Executive Council. March 13, 2018 // https://www.opcw.org/fileadmin/OPCW/EC/87/en/ec87nat05_e_.pdf

11Statement by H.E. Ambassador A.V.Shulgin permanent representative of the Russian Federation to the OPCW at the eighty-seventh session of the Executive Council (on the chemical incident in Salisbury). March 13, 2018 // https://www.opcw.org/fileadmin/OPCW/EC/87/en/ec87nat09_e_.pdf

12Список вопросов Российской стороны к Техсекретариату ОЗХО по сфабрикованному Великобританией против России «делу Скрипалей». 1 апреля 2018 г. // http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/3150201

Россия. Великобритания. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579558 Антон Уткин


Израиль. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579554 Светлана Гасратян

Отношения Израиля и Туниса в контексте ближневосточного конфликта

Светлана Гасратян, Научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук

Формированию отношений между Тунисом и Израилем предшествовал долгий период истории развития и становления самого Туниса как самостоятельного государства.

Первые контакты между Израилем и Тунисом относятся к началу 1950-х годов, когда состоялась встреча представителей Туниса с делегацией Израиля и профсоюзными лидерами страны. В то время Тунис, стремясь обрести независимость, нуждался в поддержке Израиля. Президент Туниса Хабиб Бургиба, ставший после провозглашения независимости в 1956 году премьер-министром, а в 1957 году - президентом, занял по отношению к Израилю и региону в целом миролюбивую позицию. Еще в 1956 году состоялись встречи Х.Бургибы с Я.Цуром, послом Израиля во Франции, а затем и Цура - с министром финансов Туниса, который стремился добиться помощи Израиля в строительстве сельскохозяйственных поселений1.

Президент Бургиба проводил политику неприсоединения, подчеркивал при этом необходимость установления тесных отношений с Европой и Соединенными Штатами, он стал первым арабским лидером, который признал Израиль.

Позиция Туниса по вопросам ближневосточного урегулирования порой вызывала резкое неприятие в арабском мире. Тем не менее начиная с октябрьской арабо-израильской войны 1973 года понимание данной проблемы большинством членов Лиги арабских государств (ЛАГ) стало в основном совпадать со взглядом Туниса. Перевод из Египта в Тунис штаб-квартиры ЛАГ, а также обустройство здесь учреждений Организации освобождения Палестины в связи с эвакуацией последних в 1982 году из Бейрута явились важным свидетельством окрепшего авторитета Туниса.

Бургиба и его правительство стремились уменьшить напряженность на Ближнем Востоке, помочь добиться мира между Израилем и его соседями.

Однако вскоре лидер националистической партии «Новый Дустур» Х.Бургиба начал проводить широкую программу «тунисификации» и «арабизации» страны, приведшую к значительному снижению социального статуса и ухудшению экономического положения евреев2. Это побудило подавляющее большинство евреев покинуть Тунис: к середине 1960-х годов численность еврейского населения страны сократилась до 20 тыс. человек, а к началу 1970-х - до 8 тысяч; всего за 1948-1970 годы свыше 40 тыс. тунисских евреев репатриировались в Израиль, почти столько же эмигрировали во Францию, несколько сотен - в Канаду.

Если сравнивать отношения Израиля с Европой, то его отношения с Тунисом существенно отличаются. Не являясь стратегическим игроком на Ближнем Востоке, Тунис выработал сугубо дипломатический подход к решению израильско-палестинского конфликта. Он не поддерживал позиции Ливии и Алжира, которые позиционировали себя в качестве борцов за арабские интересы, осуждали Кэмп-Дэвидские соглашения и оказывали политическую и материальную поддержку палестинским вооруженным группам.

Декларация Х.Бургибы (апрель 1965 г.) по палестинской проблеме вызвала бурю протеста в арабском мире. Выступая в лагере беженцев вблизи Иерихона, который в то время находился под иорданским суверенитетом, «отец независимости» Туниса критиковал стратегию палестинцев и ряда арабских стран в их конфликте с сионистским движением. Он осудил подход арабского и палестинского руководства по палестинскому вопросу: «Что касается политики «все» или ничего», то это привело к печальной ситуации, с которой мы сталкиваемся по сегодняшний день». Он сослался на пример Туниса во время его борьбы за независимость, когда он согласился на автономию в качестве первого шага на пути к суверенитету, а «в Палестине, наоборот, арабы не приняли компромиссных решений»3.

После Шестидневной войны Бургиба обвинил левонационалистических лидеров Египта и Сирии в том, что они спровоцировали вооруженный конфликт, закончившийся поражением арабов, и подчеркнул, что мирное урегулирование на Ближнем Востоке может быть достигнуто только политическими средствами4. Они отказались от раздела Палестины (План раздела 1947 г.) и положений Белой книги. Бургиба считал необходимым признать резолюции ООН, прежде всего резолюцию 181 (ноябрь 1947 г.) Генеральной Ассамблеи, де-факто признать международную законность государственности в Палестине5.

Его позиция трезвого реализма в поддержку существования Израиля вызвала дипломатическую бурю в Тунисе и среди других членов Лиги арабских государств. Учитывая ситуацию, Израиль пытался использовать евреев диаспоры в Тунисе с целью развития израильско-тунисских связей. В середине 1960-х годов Голда Меир попросила посла Израиля в Вашингтоне поощрять американских евреев посещать Тунис «как знак доброй воли» по отношению к арабским государствам6. Позиция Туниса к израильско-палестинскому конфликту была обусловлена также наличием большой еврейской общины в стране.

После начала «Интифады аль-Акса» (2000 г.) в Тунисе неоднократно проходили бурные антиизраильские демонстрации, основными участниками которых были студенты. Исход евреев в другие страны продолжился. В середине 1990-х годов в Тунисе оставалось около 1600 евреев7. В конце 1990-х - начале 2000-х годов еврейское население Туниса продолжало сокращаться.

В 1980-х годах Тунис в связи с борьбой ООП за создание независимого Палестинского государства все более втягивался в арабо-израильский конфликт.

9 сентября 1993 года Израиль и ООП заключили соглашение о взаимном признании, а 13 сентября в Вашингтоне они подписали Декларацию о принципах организации палестинского самоуправления в секторе Газы и городе Иерихоне.

В 1996-1997 годах были осуществлены реальные действия по созданию палестинской администрации и так называемой Палестинской национальной автономии. Тунис утверждал, что играл важную роль в тайных переговорах между ООП и Израилем, которые привели к подписанию Декларации о принципах организации палестинского самоуправления в 1993 году8.

Вскоре израильская делегация посетила Тунис. Салах Масауи, генеральный директор Министерства иностранных дел Туниса, заявил, что он не видит никаких препятствий к установлению дипломатических отношений с Израилем. В 1993 году Йоси Бейлин, заместитель министра иностранных дел Израиля, посетил Тунис. Прямые телефонные связи установлены в июле 1993 года, а после того как отделения ООП в Тунисе были закрыты в июне 1994 года, первые израильские туристы прибыли в Тунис9.

Министр иностранных дел Туниса Хабиб бен Яхья и министр иностранных дел Израиля Эхуд Барак встретились в Барселоне в 1995 году с целью расширить официальные отношения между двумя странами10. Таким образом, после подписания в 1993 году Декларации принципов между правительством Израиля и ООП Израиль и Тунис предприняли шаги, позволявшие прийти к взаимному признанию.

В Тунисе контакты с Израилем были сосредоточены в основном на содействии развитию туризма и ослаблению визового режима. Израильские граждане, совершавшие паломничество к синагоге Эль-Гриба на полуострове Джерба, могли въехать на территорию Туниса с израильскими паспортами11.

Министры иностранных дел Израиля и Туниса официально одобрили план по созданию так называемых «групп интересов» при бельгийских посольствах в Тель-Авиве и Тунисе12. После разработки графика установления дипломатических отношений (график был разработан Израилем, Тунисом и США) было открыто представительство Израиля в Тунисе (апрель 1996 г.), и Тунис ответил взаимностью шесть недель спустя (май 1996 г.). Соглашение между Израилем и Тунисом продвинуло еще на один шаг мирный процесс. Израильтяне назвали установление дипломатических отношений с Тунисом важным прорывом и стремились сделать то же самое с Сирией.

Вторая интифада, начавшаяся в 2000 году, привела к осложнению отношений между Израилем и Тунисом. Президент Бен Али объявил, что он разорвет дипломатические отношения с Израилем из-за «насилия на контролируемых территориях». Израиль в ответ закрыл представительства в Тунисе. Несмотря на это, некоторые коммерческие отношения продолжали развиваться, как и контакты в других сферах.

В 2004 году в Нью-Йорке состоялась встреча министра иностранных дел Израиля С.Шалома с министрами иностранных дел Туниса и Омана, целью которой было восстановить диалог с «умеренными» арабскими государствами, «изменить отношения с Израилем и вложить в них новый смысл, который должен был иметь важные последствия в плане содействия миру». В частности, Шалом предложил создать совместную комиссию для обеих стран.

Министр иностранных дел Туниса Хабиб бен Яхья поднял также вопрос о судьбе председателя Палестинской автономии Я.Арафата. Шалом заявил, что в Палестинской автономии есть реформистские силы, но пока Арафат возглавляет ПА, они не смогут разговаривать с Израилем. «Таким образом, уход Арафата - в интересах всех».

Одним из наиболее важных и неожиданных событий, произошедших в арабском мире за последние годы, стал государственный переворот в Тунисе. 2010 год и начало 2011-го оказались для Туниса трагическими. Одной из важнейших причин данных событий стало недовольство исламистских партий, арабских националистов и крайне левых фракций нормализацией отношений с Израилем. Около 600 человек вышли на митинг в столице Туниса, угрожая снять лидеров, выступавших за нормализацию отношений с еврейским государством. «Смерть всем тунисцам, пытающимся нормализовать отношения с Израилем» - лозунг Ахмеда Кахлаоуи, который возглавлял комитет, противодействующий восстановлению дипломатических связей с Израилем. «Мы осуждаем их и опубликуем их имена», - сказал он, выступая перед толпой, размахивавшей антиизраильскими плакатами. 

В 2011 году в Тунисе состоялись первые после свержения авторитарного режима Президента Зин аль-Абидина Бен Али свободные выборы. Новый состав тунисского парламента, начавший свою работу 24 ноября 2011 года, принял весьма показательный новый закон, согласно которому Израиль терял все преференции в торгово-экономических отношениях с Тунисом и более того - против него вводились некоторые виды жестких санкций. В рассматриваемые годы в Тунисе усиливался антисемитизм.

Глобальные перемены на Ближнем Востоке могли существенно повлиять на судьбы народов. Израиль (по понятным причинам) не скрывал своих опасений в связи с усилением позиций исламистов в Египте, Сирии, Ливии и Тунисе. Во многих ближневосточных государствах проживали тысячи евреев, которым было небезразлично, кто придет к власти по завершении арабских революций.

Несмотря на усиление позиций радикального ислама, правительства Египта, Сирии, Туниса, Йемена не были заинтересованы в ущемлении прав евреев. Гораздо выгоднее было играть на антиизраильских настроениях: ведь именно Израиль, по замыслу политтехнологов, должен выступать в глазах мировой общественности как не-справедливая сила, попирающая права угнетенных палестинцев. Тем не менее в случае полномасштабной войны одной или нескольких арабских стран с Израилем последствия для малочисленных еврейских общин Ближнего Востока могли быть очень тяжелыми.

«Мы не допустим дискриминации евреев, нападений на этнической почве, религиозных притеснений. Тунисские евреи - часть нашего народа, разделяющие как обязанности, так и права. Те, кто на них нападает, бросает вызов всем жителям Туниса», - заявил президент. Несмотря на подобные заявления, еврейская община страны не могла ощущать себя в безопасности. Лидеры тунисских салафитов, влияние которых возрастало, призывали объявить евреям непримиримую войну.

Штаб по борьбе с террором опубликовал в 2012 году предупреждение, в котором настоятельно рекомендовал израильтянам воздержаться от поездок в Тунис. Из сообщения следовало, что существует крайне высокая возможность похищения израильтян в Тунисе или теракта, направленного против израильтян или евреев.

И все же следует обратить внимание на отсутствие каких-либо лозунгов против Израиля во время демонстраций в Тунисе и Египте. Президент Франции Саркози отметил отсутствие израильского вопроса в риторике демонстрантов.

23 октября 2011 года было избрано Национальное учредительное собрание, большинство его членов состояли в Исламской партии. Основная задача собрания заключалась в разработке и принятии новой Конституции. Проект Конституции Туниса, опубликованный весной 2012 года, был первым документом такого рода, подготовленным в стране «постарабской весны». Интересно, что в нем содержался палестинский вопрос.

Учредительное собрание выпустило новый проект 14 декабря 2012 года. Пункт о борьбе с Израилем в конечном итоге был исключен из окончательной редакции Конституции, принятой в январе 2014 года, но в преамбуле делалась конкретная ссылка на палестинский вопрос, подчеркивалось, что Тунисская Республика поддерживает «все освободительные движения, и прежде всего палестинское». Франко-тунисская журналистка С.Бессис отмечала прагматизм Бургибы, который говорил, что не нужно подписывать мирного договора с Израилем до создания палестинского государства, но следует отказаться от максималистского подхода, в то же время защищать важные экономические интересы, а именно туризм Туниса, что означало продолжать принимать израильских туристов.

Глава тунисского правительства Мехди Джомаа призвал чиновников не разворачивать чрезмерную полемику по поводу предстоящей в 2014 году нормализации отношений с Израилем, поскольку это должно было помочь росту туризма в стране, сделав его более доступным и для израильтян - выходцев из тунисской общины, и организовать ежегодные паломничества в синагогу Эль-Гриба на острове Джерба, куда приезжали многие евреи во время праздника Лаг ба-Омер. Джомаа добавил, что нет идеологических оснований считать проблемой древнюю еврейскую традицию паломничества: «Эта традиция нам известна, паломничество происходит в течение многих лет».

В то же время глава правящей партии Туниса Р.Рануши заявил 1 апреля 2014 года о том, что его страна не может нормализовать отношения с Израилем: «У тунисского народа есть проблема с сионизмом, а не с евреями». Он обвинил свергнутого Президента Бен Али в предательстве палестинцев и сотрудничестве с Израилем.

Главным пунктом повестки дня для Туниса остаются проблемы безопасности, связанные с ливийским кризисом и деятельностью ИГИЛ. Вставший на путь стабилизации Тунис пытается решать свои проблемы через активизацию военно-технического сотрудничества с США и развитие торгово-экономической кооперации с ЕС. Однако близость Туниса к США не мешает укреплению связей Туниса с Ираном в «борьбе против израильского режима». Так, Президент Туниса Беджи Каид Эс-Себси сказал, что Иран остается единственной надеждой для всех, кто хочет «сдерживать Израиль». Эс-Себси также сказал, что Исламская Республика должна играть ключевую роль в Ближневосточном регионе, несмотря на попытки «Израиля и его сторонников» изолировать ее. Он добавил, что Ирану, к счастью, удалось вернуться в политическую сферу региона, несмотря на противодействие сионистов.

Неизменной остается позиция Туниса по арабо-израильскому конфликту и в отношении Израиля. В ходе состоявшихся 14 марта 2016 года переговоров министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова с министром иностранных дел Тунисской Республики Х.Жинауи, прибывшим в Москву с рабочим визитом, был проведен обстоятельный обмен мнениями по региональным и международным вопросам. При обсуждении ситуации на Ближнем Востоке и в Северной Африке министры обратили особое внимание на активизацию деятельности в регионе ИГИЛ и аффилированных с ней экстремистских группировок. В данном контексте было принято совместное российско-тунисское заявление о противодействии международному терроризму.

С.В.Лавров и Х.Жинауи подтвердили приверженность Москвы и Туниса достижению всеобъемлющего, справедливого и прочного урегулирования палестино-израильского конфликта на общепризнанной международно-правовой основе. Россия и Тунис выступают за возобновление палестино-израильских переговоров и отмечают востребованность энергичных усилий ближневосточного «квартета» международных посредников, направленных на реализацию этих целей.

q

Тунис, пожалуй, единственная страна, в которой в результате «арабской весны» 2011 года в демократически избранном правительстве имело место сотрудничество между либералами и исламистами. Тунис - одна из немногих стран из Лиги арабских государств, которая не применяла бойкот против Израиля в отличие от большинства стран - членов ЛАГ. Если членство Туниса в Лиге арабских государств и отношения с Израилем и США являются противоречивыми и диктуются капризами международной политики, то солидарность тунисцев с палестинцами оставалась непоколебимой с 1948 года вплоть до подписания новой Конституции в 2014 году.

Тунис стал одной из первых стран, в которой вспыхнула «арабская весна». Именно там массовая мобилизация населения арабского государства привела к падению авторитарного лидера. С 2011 года произошли такие изменения, как появление политических партий, построение новых институтов и т. д. Но оставались проблемы, которые возникали на границе Туниса, связанные с гуманитарной ситуацией и безопасностью вследствие ливийской гражданской войны, военной интервенцией НАТО в Ливию и падением режима Каддафи.

Отношения Израиля с Тунисом, развивавшиеся довольно длительный период, имели всегда неоднозначный, сложный характер. Периодические сближения в силу различных обстоятельств нередко сменялись почти враждебностью. Причиной тому во многом и главным образом служил израильско-палестинский конфликт, быть в стороне от которого Тунис не мог. Исламские радикалы, проводившие антисемитскую политику в отношении еврейской общины в Тунисе, сыграли огромную негативную роль в политической жизни страны.

Что касается палестинского движения, то по отношению к нему Тунис демонстрировал чувство солидарности и поддержки. Но несмотря ни на что, страна продолжает развиваться по пути демократии.

Сегодня, когда мировое сообщество столкнулось с трагическими событиями на Ближнем Востоке, наиболее актуальными становятся такие проблемы, как радикальный экстремизм и терроризм. Израиль и Тунис стоят перед фактом необходимости борьбы против этого зла.

 1Israel and Tunisia relations // http://en.wikipedia.org/wili/Israel%E2%80%93Tunisia_relations

 2http://www.eleven.co.il/article/14178

 3Samuel Ghiles-Meilhac. The EU, Israel and the «Arab Spring» States. Tunisia’s relations with Israel in a comparative approach. The case of the debate on normalization during the Arab Awakening // http://berfj.revues.org/7352

 4http://www.eleven.co.il/article/14178

 5Samuel Ghiles-Meilhac. Op. cit.

 6Ibid.

 7http://www.eleven.co.il/article/14178

 8Israel and Tunisia relations...

 9Ibid.

10Ibid.

11Samuel Ghiles-Meilhac. Op. cit.

12Israel, Tunisia Agree to new Relationship, January 23, 1996 // http://articles.latimes.com/keyworld/israel-foreign-relations-tunisia

Израиль. Тунис > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579554 Светлана Гасратян


США > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579553 Роберт Енгибарян

Президенты США: личностное измерение

Роберт Енгибарян, Научный руководитель факультета управления и политики МГИМО МИД РФ, профессор, доктор юридических наук, заслуженный деятель науки России

Личность любого президента США в силу его огромных конституционных полномочий и занимаемого места в государственной структуре страны всегда считалась исключительно значимой, даже если в реальности он и не совсем соответствовал тем высоким морально-политическим критериям, которые ему предъявляли избиратели, тем более международная общественность. Президент США, он же и глава Федерального правительства, главнокомандующий армией и флотом США, - не только первое государственное лицо страны, но и представитель одной из двух ведущих политических партий, с огромными возможностями политического и морального воздействия на всю страну, да и на все мировое сообщество.

В течение его конституционных полномочий на посту президента США вся Америка и весь мир видят его по телевидению, читают и слышат о нем почти каждодневно. Он - своеобразный законодатель мужской официальной моды и человеческого поведения в обществе и семье, носитель добродетели и справедливости. Насколько это ему удается, это другой вопрос, но то, что мировое сообщество обсуждает его действия, слова и поведение, хочет быть похожим на него или, наоборот, критикует его и не соглашается с ним, это несомненный факт. С приближением даты очередных президентских выборов, и особенно в разгар президентской кампании, в США и во всем мире издается огромное количество научно-популярных и прочих публикаций, посвященных институту президента США, его удивительной стабильности, широкому и разнообразному объему компетенций, возможностям эффективно вести самую динамичную ветвь разделенных Конституцией США властей - исполнительную1

И действительно, прошло почти два с половиной века с момента образования ранее неизвестного мировой практике института выборного единоличного главы государства. И все это время высшая триада американской власти - Конгресс, Президент, Верховный суд - действовали согласованно и слаженно, балансируя и сдерживая друг друга. В мире бушевали войны и революции, крушились великие империи, появились новые государственные идеологии. Громко заявили о себе освободившиеся от колониальной зависимости государства. Остались на руинах в прошлом великие империи России, Австро-Венгрии, Великобритании и Османской Турции. Сменили во Франции друг друга пять республик. Радикально обновлялись мировые державы: Германия, Испания, Италия. Возродились столетиями дремавшие синская, исламская, индуистская, буддийская цивилизации.

Благодаря своему геополитическому положению, разумной и рациональной внешней политике все это время США оставались маяком спокойствия, стабильности и благополучия. Великая депрессия 1929-1933 годов радикально обновляла экономическую основу страны, но не затрагивала властные структуры, как и две мировые войны, непосредственным участником которых были и США.

Надо особо отметить и тот факт, что политическая система страны в сложные периоды своей истории сумела найти и выдвинуть на высокий пост президента страны соответствующие громадным историческим задачам персоны. В период Первой мировой войны это был демократ Томас Вудро Вильсон, в тяжелейшие годы Великой депрессии и Второй мировой войны - Франклин Делано Рузвельт, в сложные послевоенные годы США возглавлял Гарри Трумэн (1945-1953 гг.), в разгар холодной войны - Дуайт Эйзенхауэр, которого сменил Джон Кеннеди, сумевший вместе с импульсивным Никитой Хрущевым урегулировать Карибский кризис. К чести президентов США, в первую очередь Вудро Вильсона, Франклина Рузвельта, в двух мировых войнах США победили с минимальными потерями, но с максимальной для себя выгодой. Сражаясь от Гавайских островов до Японии по всему периметру огромного фронта, включая Африку, США во главе с Президентом Рузвельтом не только смогли победить, но и сумели сохранить свой генофонд - жизнь молодых американцев, потеряв всего 417 тыс. солдат и офицеров (население США тогда составляло 131 млн. человек).

В годы холодной войны США возглавляли блок западных держав в противостоянии с социалистическим лагерем. После фактической самоликвидации СССР США за небольшой исторический срок стали главным полюсом мировой политики, но удержать эту позицию долго не смогли.

Все это время президенты США несли на своих плечах огромную ношу исполнительной власти. Как эстафету, они передавали друг другу роль политического дирижера мировой политики. Неслучайно американский опыт организации высшей власти и государственного механизма во многом явился предметом подражания других государств, которые с учетом своих особенностей старались внедрить этот опыт у себя.

История США - это история не только самой страны, но и отдельно взятых президентов, многие из которых оставили глубокий след в мировой истории, как Джордж Вашингтон, Авраам Линкольн, Вудро Вильсон, Франклин Рузвельт и другие. Президенты США действовали в разные эпохи, при разных внутренних и внешнеполитических условиях, согласно тогда существовавшим политико-моральным правилам, и поэтому для оценки их деятельности этот фактор непременно следует учитывать. Все президенты США, независимо от партийной или конфессиональной принадлежности, национальных корней (многие из них как потомки выходцев из различных стран Европы), были протестантами, за исключением католика Джона Кеннеди, убежденными америкоцентристами, глубоко уверенными, что страна Америка особо любима Богом и именно ей судьбой предназначено быть мировым лидером. Все президенты США в своих речах и посланиях, порой высокопарных, пафосно-патриотических с немалой дозой либеральной демагогии, не забывали говорить об этом, а в своих реальных действиях руководствовались соображениями жесткого агрессивного прагматизма.

Конституция США 1787 года и особенно принятые через четыре года, в 1791 году, десять поправок к Конституции под названием «Билль о правах» внесли новую прогрессивную струю в организацию отношений власти и человека, имели колоссальное влияние на политико-правовое развитие мирового сообщества (тогда оно охватывало страны Западной Европы, Канаду с Австралией и Новой Зеландией). Провозгласив либеральную демократию главным ориентиром своей внутренней и внешней политики, США одновременно использовали любую возможность расшириться за счет своих соседей, а для прикрытия факта экспансии оформляли такой акт как обычную гражданско-правовую сделку, покупку по обоюдному согласию.

В 1803 году США предложили нуждавшемуся в деньгах Наполеону, намеревавшемуся строить флот и вторгнуться в Англию, продать принадлежащую Франции Луизиану. Президентом США в тот период был один из отцов-основателей Конституции США и Билля о правах, глубоко почитаемый в истории США Томас Джефферсон (1801-1809 гг.). Огромная территория площадью 2,1 млн. кв. км., почти в пять раз превосходящей сегодняшнюю Францию, была приобретена всего за 15 млн. долларов. Сегодня на этой территории разместились собственно штаты Луизиана, Миссури, Небраска, Айова, Арканзас, Северная и Южная Дакоты, Монтана, Вайоминг, Колорадо, Миннесота и Оклахома.

В 1819 году США при президентстве Джеймса Монро фактически вынудили раздираемую внутренними противоречиями Мексику «продать» за ничтожные 5,5 млн. долларов огромную, геополитически исключительно выгодно расположенную Флориду. Всего через несколько лет была оглашена доктрина Монро, которая предупреждала европейские державы, что «американский континент не может быть объектом колонизации».

Президент Джеймс Полк (1845-1849 гг.), использовав ничтожную причину, спор об аренде бухты Сан-Франциско для китобойной флотилии США, вступил в 1846 году в войну с Мексикой, и 1 млн. 300 тыс. кв. км богатейшей земли перешли в состав США. Сегодня там расположены штаты Калифорния, Техас, Нью-Мексико, Аризона. Федеральное правительство США не преминуло неприкрытый захват именовать «покупкой», выплатив за эту территорию всего 5,5 млн. долларов, а идеологически эта агрессия была перекрыта доктриной Монро, запрещающей другим странам вмешиваться во внутриамериканские конфликты.

В 1867 году при президентстве Эндрю Джонсоне (1865-1869 гг.) США выкупили у России за 7,2 млн. долларов богатейшую нефтью и ископаемыми Аляску.

Ни Джеймс Монро, ни Джеймс Полк или Эндрю Джонсон не были великими гуманистами или демократами. Но именно в период правления этих людей США приобрели почти добрую половину лучшей части своей территории, на основе которой они стали грандом мировой политики и экономики. Сегодня США стремятся из-за соображений ложной политкорректности реже упоминать фамилии этих президентов.

В истории США свое достойное место среди вышеупомянутых президентов занимает и вписавший новую страницу в отношениях США и социалистического лагеря республиканец Ричард Никсон. С его именем связана политика разрядки, установление дипломатических отношений с Китаем, окончание войны во Вьетнаме. Одновременно это единственный из 45 президентов США, который покинул свой пост раньше конституционного срока из-за «Уотергейтского» скандала.

С расширением границ либеральных ценностей, сильной активизацией и участием в политике разнородных национальных, конфессиональных, расовых, феминистических, гендерных и прочих организаций, с применением в президентской избирательной кампании голливудских шоу в стиле резких обличительных дискуссий между кандидатами в президенты престиж этого института начал неуклонно меркнуть в глазах избирателей. Востребованными фигурами становились только кандидаты, удовлетворяющие либерально-популистские запросы.

В этих условиях серьезные политические программы и умеренные политики, представляющие национально-традиционное белое большинство населения страны, с клеймом «расистов» и консерваторов быстро выпадали из президентского марафона. Побеждали динамичные, артистичные, ловко работающие с телевидением и прессой, сумевшие привлечь больше пожертвований в кассу избирательной кампании кандидаты в президенты, отвергающие традиционные и цивилизационные ценности. Здесь либералам, таким как Хиллари Клинтон, не было равных*. (*В 1996 г. Билл Клинтон, первый среди американских президентов, объявил, что пора отказаться от европейских традиционных ценностей и объявить США мультикультурной страной. Эта теза особо часто использовалась его женой Хиллари Клинтон, поэтому неслучайно, что большинство проголосовавших за нее были афроамериканцы, национальные меньшинства, вчерашние иммигранты, феминистки и члены ЛГБТ-сообщества. ) Новый тренд президентской кампании начал Билл Клинтон, продолжил сравнительно умеренный Джордж Буш-младший, за ним последовал превосходный шоумен, первый чернокожий Президент США Барак Обама.

Последнюю президентскую кампанию выиграл уже несистемный политик Дональд Трамп, правда к президентскому креслу он уже дошел со значительно подпорченной репутацией, не только благодаря «играющей» против него без правил Хиллари Клинтон, но и потому что предшествующая тройка президентов - Клинтон, Буш, Обама - нанесли серьезный удар по авторитету института президентства США. В этом «благородном деле» особенную «лепту» внес Билл Клинтон, любимец либералов всех мастей, позже изобличенный в прелюбодеянии в сакральном для американцев Овальном кабинете Белого дома. Весь мир, особенно подростково-женская аудитория, взволнованно следил за развитием этой «печальной» комедии-мелодрамы, где главную роль играл плачущий жалкий президент могучей страны. Ему не хватало мужества, как Ричарду Никсону, гордо и не дожидаясь унизительной процедуры импичмента, подать в отставку. Это был человек с размытыми понятиями мужской чести и достоинства.

Надо еще учитывать, что политика перестала быть занятием национальной элиты, со своими строгими поведенческими правилами. Чтобы отвлечь внимание американского общества от рассматриваемого в Сенате дела об объявлении импичмента, Клинтон инициировал бомбардировку Югославии и ее столицы Белграда, не представляющих для мирового сообщества и Европы никакой угрозы. Люди часто склонны в деяниях высокопоставленных политиков видеть некие высшие, неизвестные общественности государственные интересы. Но, как потом выясняется, причиной происходящего часто являются более чем прозаические личные эгоистические цели. Вряд ли Билл Клинтон и его окружение настолько переживали за микроскопический исламский анклав в Европе - Косово, что пошли на такое серьезное преступление, нарушающее базовые ценности международного права.

По каким критериям эти вполне ординарные, ничем не проявившие себя люди типа Клинтона, Обамы оказались в президентском кресле США и первыми политическими лицами мирового сообщества? Существует множество реальных доказательств их недальновидных, неблаговидных деяний, которые могли бы быть рассмотренными даже в Гаагском военном трибунале. Из этой тройки президентов сравнительно мало критики в адрес Барака Обамы по единственной причине, что, в отличие от Клинтона и Буша, он не белый. Таким «неоспоримым» преимуществом в Европе обладают мусульмане. Такой тренд благодаря лживой идеологии политкорректности, к сожалению, сегодня стал нормой, что именно люди не христианской цивилизации и не европеоидной расы остаются, как правило, вне критики и достойны всяческих преференций. Во всяком случае, в массовых голливудских фильмах добрый полицейский - всегда черный, судья, олицетворяющий справедливость, - чернокожая женщина, а злодеяния совершают жестокие белые христиане. Такие пассажи сперва вызывали легкое недоумение, потом люди привыкли и поверили. Эта «положительная дискриминация» постепенно подогрела новый антагонизм внутри американского общества и привела к краху мультикультурализма.

Если мы все привержены демократии, а значит, равны перед законом, так почему же есть более равные, такие как цветное население и мусульмане, со своими субсидиями, квотами, привилегиями, бесплатной медициной, с поблажками в области права, даже в случаях серьезного нарушения закона. Такое положение не только вносит дисгармонию в общественные отношения, но и может когда-нибудь возмутить белое большинство и побудить их выступить за свои права более радикально. Ведь такие настроения, безусловно, существуют и в США, и в Европе. Не об этом ли свидетельствуют последние выборы в США (Трампа поддержали всего 8% афроамериканцев), а в Германии впервые в ее новой истории в Бундестаг страны вошли представители правой партии - «Альтернатива для Германии». Та же картина во Франции, Голландии, Австрии и ряде других стран. «Гостеприимно» распахнувшие двери Европы Меркель, Олланд и другие не предполагали, какие проблемы они создают для своего населения, особенно для подрастающего поколения.

Не повторятся ли национально-расовые чистки, произошедшие в разное время в Европе, не только в фашистской Германии, но и в «благополучной» Франции во время Второй мировой войны, о чем они стыдливо молчат, или в странах Восточной Европы, в Прибалтике и Западной Украине. Кстати, по своей жестокости и массовости они мало чем уступили фашистам. Уверен, что со временем не только пока неизвестные широкой публике действия Б.Клинтона и Б.Обамы, но и другие преступления против человека и человечества станут достоянием мирового сообщества. И тогда мы будем свидетелями больших и нелицеприятных разоблачений. Общественное порицание и наказание виновных необходимо, чтобы предостеречь от вседозволенности и преступлений тех, кто на волне всеобщих выборов во всеобщей суматохе вдруг оказывается на высоких государственных должностях.

В контексте нашей темы следует хотя бы вкратце сказать, в каком состоянии оставил после себя страну либерал-демократ Б.Обама. Прежняя страна жесткой демократии и закона, исполнительной и судебной власти, со слаженным механизмом деятельности трех ветвей власти, страна консервативных семейных традиций и протестантской культуры деградировала до неузнаваемости. Причина: перешагнув океан, захлестнула Америку европейская либеральная волна, размывая вековые, традиционные устои семьи, образа жизни, религии, гендерных отношений, почитания власти, гордости за великую страну и свою цивилизацию.

Сегодня ее раздирает расовая нетерпимость, идеология политкорректности, жесткого враждебного отношения друг к другу национальных и конфессиональных меньшинств, агрессивный индивидуализм, отчужденность и враждебность различных социальных групп. В свое время широко использованная США и ее европейскими союзниками по НАТО против СССР и социалистического лагеря либеральная идеология, с гипертрофированной защитой прав любых диссидентов и меньшинств, сыграла тогда немалую роль в деградации и последующем сокрушении коммунистических режимов, сегодня уже со всей очевидностью разъедает базисные основы американского общества. Либеральные миграционные законы, давшие возможность миллионам людей незаконно оседать в США, криминализировали общество, тяжелейшим грузом легли на американского налогоплательщика и до предела обострили социальную, расовую и конфессиональную напряженность.

США за годы правления Б.Обамы превратились в центр идеологии не только либерализма, но и глобализма, что, по сути, - две стороны одной медали. За счет бюджета США покрывалась большая часть расходов международных организаций, НАТО, медийных структур типа CNN. Когда-то носитель прогрессивных идей - Демократическая партия США сегодня стала прибежищем всех людей, недовольных европейской протестантской культурой, ее якобы жесткой правовой системой и напряженным трудовым ритмом, благодаря которым и США, и другие страны этой культуры - Великобритания, Германия, Голландия, государства Скандинавии - стали лидерами мирового сообщества в научно-техническом развитии.

Традиционно за Демократическую партию голосует подавляющее большинство получающих государственные субсидии американцев, в основном цветное население, большинство женских и феминистических организаций, транснациональные международные экономические компании, как правило представляющие оффшорный спекулятивный бизнес. Неслучайно известный либерал-космополит, создатель международной организации «Открытое общество» Джордж Сорос, виновник многих «цветных революций», закончившихся кровавой войной в ряде стран, был главным спонсором Хиллари Клинтон, продвигающей именно демократическую либеральную линию и идеологию.

Главным оппонентом и объектом критики этих людей от Демократической партии является белый мужчина христианской цивилизации, традиционной сексуальной ориентации - военный или чиновник, предприниматель, технический специалист, труженик, фермер и т. д., составляющие основу среднего класса США, на плечах которых зиждется великая страна.

q

Итак, после избрания 45-го президента США - Дональда Трампа сложилась новая политическая ситуация, неизвестная ранее в истории этого государства. В первую очередь отметим противостояние представительной и исполнительной власти. Конгресс США, а более конкретно - Палата представителей, будучи избранной путем всеобщих прямых равных выборов, непосредственно отражает те общественные тенденции, которые сегодня существуют в этой стране. Давно обанкротившиеся идеи уравнять людей во всем сегодня очень популярны в Скандинавских странах, во Франции, в Бельгии, Дании, Германии и распространяются в США. Самый примитивный способ: отнять у успешных и созидательных и раздать малоимущим. Однако налоги невозможно поднимать бесконечно. Одновременно увеличивается число неработающих, в том числе так называемых людей свободных профессий, и они - главный электорат либералов - обеспечивают им политическую карьеру.

Для Меркель, Хиллари Клинтон и им подобных тревожная перспектива их стран не важна: важно быть избранными здесь и сейчас. США на субсидиях держит почти 45 млн. человек - по численности сопоставимо с населением Испании, Франции. А дальше что? Ведь эти люди не только привыкают к иждивенчеству, но и все громче и жестче требуют новых социальных благ. Решение столь острой, сложной проблемы каждое новое правительство или президент откладывают, а скорее, перекладывают на следующую власть.

Правительство США находит выход из создавшегося положения во внешней экспансии и эксплуатации народов менее развитых стран, в заключении больших союзов, торговых соглашений, консервирующих их передовое положение и отсталость других стран. Для обеспечения этого процесса взята на вооружение идеология глобализма. Во внутренней политике Конгресс, расширительно толкуя свои права, ограничивает и сужает поле деятельности исполнительной власти. Демократические конституции, к которым, безусловно, относится и Конституция США, такой разлад власти, разъединенной на три ветви, не предусмотрели. Надо учесть, что, в отличие от порядка, установленного конституциями других стран, Президент США не имеет права досрочно распустить законодательный орган. Сложилась уникальная в истории США ситуация: президентская власть не в состоянии выполнить свои конституционные функции в полном объеме. Они прописаны таким образом, что могут быть реализованы или в партнерстве с Конгрессом, или под его контролем, что, безусловно, разумно.

Однако сложившаяся ситуация ослабляет исполнительную власть и в целом государство. Дело доходит до того, что напрямую подчиненные президенту государственные секретари и министры не выполняют поручения президента без согласия Конгресса. Суды отменяют его акты об ужесточении иммиграционного режима, уравнении социальных расходов для всех социальных групп населения. Первые же призывы новоизбранного президента действовать согласованно Конгресс игнорировал. Тогда Трамп с помощью имеющих законодательную силу исполнительных указов начал действовать самостоятельно.

Следует отметить, что исполнительный указ в отличие от закона может быть отменен последующей администрацией. Поскольку Обама злоупотреблял этим своим правом (в среднем в год он издавал до 40 исполнительных указов), то и Трамп выбрал этот же путь и менее чем за год своего президентства издал более 50 исполнительных указов, больше чем кто-либо из его предшественников. Разлад президента и Конгресса США - очевидный факт, он ослабляет контроль высшей власти над страной и особенно над Вооруженными силами США, другими силовыми структурами, что не может не тревожить мировое сообщество. Такое нерегулируемое, турбулентное состояние американской исполнительной власти становится фактором политической нестабильности, имеющей глобальное измерение.

1См.: Yengibaryan R. The institution of Presidency in the USA // Journal of Constitutional History. Università di Macerata. 1 semestre 2017.

США > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579553 Роберт Енгибарян


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583346

По-византийски. Почему ответом Варфоломея по автокефалии довольны и в Киеве, и в Москве

Екатерина Щеткина, Деловая столица, Украина

Продолжение истории с «созданием» единой поместной церкви в Украине воспоследовало даже быстрее, чем думалось. Резолюция Синода — образчик изощренной греческой дипломатии. Если настоящий дипломат никогда не говорит «нет», а настоящая леди — «да», то церковная дипломатия хотя бы немного — леди.

Уже на прошедших выходных состоялось заседание Синода, на котором было рассмотрено обращение украинских властей к Вселенскому патриарху с просьбой о предоставлении украинской православной церкви автокефального статуса. Никаких намеков на существенный прорыв в документе, принятом Синодом, нет — ни программы действий, ни условий, ни сроков и намека на способы и механизмы. Но есть несколько обнадеживающих пассажей.

В общем, резолюция Синода — образчик изощренной греческой дипломатии. Если настоящий дипломат никогда не говорит "нет", а настоящая леди — "да", то церковная дипломатия хотя бы немного — леди. Зато эффект, произведенный этим документом в Украине, просто чудесный — все довольны. Или, о всяком случае, все так говорят.

Так говорит президент Порошенко — он уверен (по крайне мере, пытается уверить избирателя), что это решение " в нашу пользу", что "процесс пошел" и так далее. Даже само то, что не успел он обратиться к патриарху, а реакция — какая-никакая — в мгновение ока воспоследовала — это уже кое-что. Довольны в УПЦ КП — там уверены, что в документе совершенно не напрасно указана "особая забота" Вселенского патриарха об украинской церкви, а также то, что украинский вопрос — полностью в компетенции Константинопольской церкви-матери, да и прямо сказано — "будем решать". Довольны и в УПЦ МП — там уверены, что ключевая позиция Вселенского патриарха отражена в пассаже о "единстве вселенского православия" да еще в намерении решать украинский вопрос в тесном диалоге с сестринскими церквями. Кроме того, в документе есть ремарка "как и раньше". Не в первый раз, мол, вопрос поднимают — и снова на место кладут…

Доволен, надо думать, и Вселенский патриарх, который вот так просто — несколькими фразами — всех довел до полного удовлетворения и, возможно, его теперь какое-то время трогать не будут. Что именно имел в виду патриарх и Синод, какие пассажи для них ключевые и какие планы они имеют в реальности, нам неизвестно. Возможно, это еще до конца не известно и им самим — решение о том, в какую сторону повернуть, будут приниматься по ходу пьесы.

Тем не менее, та широта маневра, какую патриарх оставил для себя, некоторых "удовлетворенных" заставляет нервничать. УПЦ МП сопроводила свое "официальное удовлетворение" предупреждением: Вселенский патриарх должен помнить, что вопрос об автокефалии следует решать консенсусом, то есть с согласия всех поместных церквей. И предупредила, что вскоре могут начаться визиты делегаций Вселенского патриарха к руководителям других поместных церквей — так вот, чтобы все помнили, кто тут, в Украине, неканоничный, и не поддавались на провокации.

Можно не сомневаться, что консенсуса на сей счет не будет — хотя бы одна поместная церковь обязательно выскажется против, и мы с вами знаем, какая именно. Вселенский патриарх знает это не хуже нас с вами. Но консенсуса с Москвой у него нет и по другим — может, даже более важным для него — проектам. Которые он, тем не менее, как-то претворяет в жизнь. Консенсус — слишком очевидный способ связать Вселенского патриарха по рукам и ногам, чтобы он так легко его принял и смирился.

Визиты делегаций по православным городам и весям, скорее всего, будут. И если нам повезет, и намерения патриарха на сей раз серьезны, то на этих встречах вряд ли все будет упираться именно в вопрос "давать или не давать". Основной темой обсуждения должно стать — как именно это сделать. Так, чтобы не навредить еще больше — и Украине, и мировому православию.

До сих пор, казалось, ключевой позицией — и условием — Вселенского патриарха было единство. Сначала единство — потом автокефалия. Это снимало хотя бы одну проблему — какой именно из существующих церковных структур адресовать эту автокефалию. УПЦ МП, разумеется, не рассматривалась как кандидат — она находится в юрисдикции другого патриархата, да и не просила никогда ни о чем таком. Оставались УАПЦ и УПЦ КП, которым еще до того, как получить автокефалию, следовало предоставить канонический статус. Таким образом процедура вырисовывалась такая: объединение посильное (на неискушенный взгляд) двух непризнанных православных церквей, каноническое признание, автокефалия. Эта позиция была озвучена патриархом в 2001 году, но все сорвалось, потому что объединить "автокефалов" оказалось не так-то просто.

Это как будто снимало ответственность с Вселенского патриарха, но Украина продолжала бомбардировать Фанар своими просьбами. Дилемму патриарха можно понять — если давать автокефалию, то кому? Которой из двух церквей-претенденток? Принято считать, что "базой" для автокефалии должна стать УАЦП — как "менее конфликтная" (на самом деле, потому что одиозная фигура патриарха Филарета многих смущает). Но УАПЦ — особенно последнее время — очень малочисленна и не пользуется хоть сколько-нибудь серьезным весом в Украине. В то время как УПЦ КП весьма многочисленная, широко представлена во всех регионах и имеет во главе очень яркую фигуру патриарха Филарета — пускай он и одиозен. Какой же смысл связываться с аутсайдером, если есть такой видный претендент?

Смысл очевиден — с аутсайдером проще договориться. Попытки договориться напрямую с патриархом Филаретом не приводили ни к чему — патриарх твердо гнет свою линию, прекрасно зная, что имеет для этого возможности и ресурсы. За ним тысячи верных, государственный интерес, поддержка власти, обширная материальная база. Не говоря уже об авторитете создателя самостоятельной украинской церкви и бескомпромиссного борца с Москвой. Его позиция слишком хорошо известна — ни Москвы, ни Константинополя. Только полная и безоговорочная автокефалия.

Открытым остается вопрос, зачем тогда это нужно Вселенскому патриарху — ведь одни проблемы и ничего взамен. Но у Украины свои резоны — по канонам независимое государство имеет полное право при желании и политической воле иметь "свою" церковь. Все прочие обстоятельства — количество церквей, как признанных, так и непризнанных — частности. Тот факт, что независимое государство с превалирующим православием и одной из самых крупных по численности церквей не имеет автокефалии — прямое нарушение канонических принципов и свидетельство несостоятельности структур, которые действуют в мировом православии.

В общем, хотите узнать, как спасти репутацию мирового православия — спросите нас. Но наша сила — наша проблема. И то, что наши требования оправданы, и то, что мы едва ли не самая крупная по численности церковь (возможно, уступаем Румынской ПЦ) и даже то, что наш статус — лакмус для состояния мирового православия, все это вместе делает наше положение почти безнадежным.

Начать хоть с численности. Украинская церковь, буде она получит канонический статус, сразу получит слишком большой вес в межправославном диалоге — слишком много новых и довольно непредсказуемых игроков на очень старых подмостках. А учитывая нашу постсоветскую натуру, эти игроки могут оказаться весьма неизбирательны в методах и весьма ненадежны в союзах.

Продолжим законностью наших притязаний. Поскольку обеспечить законность в данном случае довольно сложно, игроки могут прийти к консенсусу в том смысле, что ничего менять не нужно. Проблема слишком велика. Поэтому подождем-посмотрим. Может, во благовремение Бог сам все управит…

Но ситуация может резко измениться, если украинский церковный вопрос станет ставкой в большой политической игре. Собственно, он давно является такой ставкой, но есть шанс, что ею воспользуется еще кто-то, кроме Москвы. Например, это мог бы быть изящный поворот со стороны президента Эрдогана. У которого трудно складываются отношения с кремлевским коллегой и в Сирии, и в Крыму. Путин отхватил Крым? Что ж, Эрдоган может вот таким неожиданным образом обрезать Кремлю последние ниточки контроля над Украиной. Вернее, не обрезать, а просто забрать в свои руки.

Подобные мысли могут возникнуть не только в Анкаре, но и — даже с большей вероятностью — в Вашингтоне. Если у кого-то действительно есть желание вывести Украину из орбиты России и расширить нейтральную территорию между Азией и Европой, то церковная автокефалия для Украины была бы необходимым шагом.

Но кто бы ни был заинтересован, кто бы ни подтолкнул процесс предоставления автокефалии, боюсь, патриарху Варфоломею придется отказаться от своего первоначального плана. "Сначала — единство" не будет. Будет "сначала — автокефалия". А потом все сами прибегут. Возможно. Начать хоть с УАПЦ, хоть с УПЦ КП, хоть сразу с "единого собора" двух церквей, который закроют снаружи, как конклав на выборах папы, и не выпустят из зала никого, пока они там не придут к единому мнению о личности патриарха, составе Синода и прочих жизненно важных проблемах. Пускай ругаются, кричат, да хоть дерутся — но выйдут оттуда только с готовыми решениями.

Следующая проблема — УПЦ МП. Которая вовсе не так насквозь пропитана Москвой, как кажется телезрителю, привыкшему к простым посылам вроде "московских попов" и "агентов в рясах". В УПЦ МП есть всякое и всякие — даже среди епископов, не говоря уже о священниках и прихожанах. Они не спешат переходить в УПЦ КП по разным причинам — кто-то искренне верит в безблагодатность раскольников, кто-то боится, что будет плохо принят, но большинство просто не видит в этом необходимости, потому что жизнь на приходе идет своим духовным чередом, а больше священнику ничего и не нужно. Зона комфорта очерчена четко, и выходить из нее особого смысла нет. Да и куда? В УПЦ КП? Что там есть такого, чего нет в УПЦ МП? И хорошего, и плохого? Да и русское православие имеет свой шарм — и духовный, и интеллектуальный. В точности как свой шарм имеет (и продолжает иметь) русская культура для многих постсоветских людей — какое кино снимали! а балет! а Лев Толстой! И ведь не отнимешь — и снимали, и балет, и Толстой, да не один, а целых три.

УПЦ МП чем-то напоминает СССР. В котором тоже было много разного — диссидентства, соглашательства, искреннего восхищения русской культурой, кухонного фрондерства, недоверия к условным "революционерам", страха перед переменами, опасений в отношении новых национальных элит и экономических потрясений. Но когда власть сама провозгласила независимость, да еще и на фоне путча ГКЧП, широкие массы немедленно подтянулись и поддержали на референдуме.

Похожая ситуация сейчас в церкви. До войны "разная" УПЦ МП могла, как в СССР, возделывать свой сад, не делая решительных шагов к переменам. Но ситуацию круто поменяла война. И если предложение церковной независимости обретет реальные очертания, если священники получат что-то более существенное и убедительное, чем победные реляции президента, от которых за версту разит выборами, или обтекаемые, без единой заусеницы формулировки греческого Синода, если это предложение будет четким и недвусмысленным — как в бюллетене референдума с сакраментальным "да/нет" в конце — тогда выбор многих и многих в УПЦ МП, и среди священников, и среди мирян, удивительным образом окажется в пользу независимости.

Впрочем, и последствия будут схожими. Объединенное украинское православие — продолжая аналогию с СССР — будет таким же постсоветским-эклектичным, как и общество в целом. Которое ходит на Майданы и продолжает восхищаться российскими фигуристами, читать толстоевского и тусить вконтактике (хоть бы и через VPN). Оказалось, что, проголосовав за независимость ради политического и экономического отделения от неугомонной Москвы, это все можно потащить за собой. Не то что "можно" — само выходит. От себя не убежишь — да и надо ли? И поэтому мне вот что интересно: на двадцать пятом году существования Украинской поместной автокефальной церкви (даже писать боюсь слово "единая") не будут ли вестись горячие дебаты о Бердяеве, скажем, или Флоренском, или даже о Сергии Радонежском — это "щупальца русского православия" или "всеправославное наследие"?

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583346


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter