Всего новостей: 2002554, выбрано 15709 за 0.067 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Турция. США. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 3 февраля 2017 > № 2060907

Единственный россиянин, который служит связующим звеном между Путиным, Эрдоганом и Трампом

Генри Мейер и Онар Энт | Bloomberg

"Российский ультранационалист, которого издание Breitbart News под началом Стива Бэннона (ныне главного стратега президента Трампа) прозвало "путинским Распутиным", неожиданно сделался внешнеполитическим "посредником" для Кремля", - утверждают журналисты Bloomberg Генри Мейер и Онур Ант.

После того, как Турция сбила российский бомбардировщик, философ Александр Дугин "воспользовался своими контактами в обеих странах, чтобы создать неофициальный канал переговоров, который помог Путину и Эрдогану прекратить ссору, которая становилась все более опасной", - пишут авторы, ссылаясь на свидетельство отставного турецкого генерала.

Сближение с Эрдоганом позволило Путину переиграть администрацию Обамы и переломить ситуацию на войне в Сирии. "В понимании Дугина, чьи взгляды на губительность либерализма цитируются Бэнноном и другими ультраправыми лидерами, это также на шаг приблизило Россию к осуществлению его мечты о демонтаже глобального порядка во главе с США, в том числе при попытке склонить Турцию к разрыву с НАТО и создать "русско-исламский пакт" с участием Ирана", - говорится в статье.

На вопрос, сыграл ли Дугин роль в разрядке напряженности с Турцией, пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков ответил: "Нет".

Между тем Сергей Марков, консультирующий сотрудников администрации Путина, говорит, что Дугин, хотя и не является официальным посланником, "похоже, дал туркам очень хорошие советы". "По словам Маркова, Дугин "сделал так, чтобы все остались довольны", организовав ноябрьский визит турецкой делегации с участием одного из родственников Эрдогана в Крым спустя несколько недель после встречи с премьером Бинали Йылдырымом в Анкаре", - говорится в статье.

Бывший директор военной разведки Турции Исмаил Хакки Пекин подтвердил роль Дугина. "Пекин и еще четыре члена Патриотической партии, в том числе другой отставной генерал и отставной адмирал, в декабре 2015 года прилетели в Москву и в течение 4 дней общались на встречах, организованных Дугиным, с действующими и отставными российскими официальными лицами", - говорится в статье.

"В интервью в Анкаре Пекин рассказал, что во время поездки Дугин привел турецкую делегацию в "секретную комнату" в "особом месте" для встречи со своим покровителем Константином Малофеевым - мультимиллионером, имеющим связи с РПЦ", - пишут авторы.

Издание замечает: телеканал "Царьград" Дугина и Малофеева - единственный из крупных каналов, показавший речь, произнесенную в Москве в 2016 году экс-советником Трампа Картером Пейджем.

Пекин сказал, что Дугин представил Малофеева как "правую руку" Путина, и турки узнали, что финансист действительно может "стучаться в дверь Путина". "Так поездка стала эффективной, - сказал Пекин. - Мы знали: то, что мы говорили, было передано напрямую Путину".

"Пекин сказал, что ему и его коллегам удалось убедить россиян, с которыми они беседовали (в том числе двух генералов в штатском), что ответственность за сбитый самолет несли некие неконтролируемые элементы в вооруженных силах", - говорится в статье. Пекин заявил, что это был "заговор" с участием последователей Фетхуллаха Гюлена и официальных лиц США и НАТО, которые хотели вбить клин между Россией и Турцией.

"В марте, когда трения между Путиным и Эрдоганом еще сохранялись, Дугин вылетел в Анкару с визитом для продолжения контактов. В частности, он разговаривал с родственниками Эрдогана и другими влиятельными фигурами", - говорится в статье. По словам Дугина, он сказал туркам: арест обвиняемого в убийстве одного из российских летчиков приблизил бы восстановление отношений. На следующий день, 30 марта, подозреваемый был взят под стражу.

"Они сказали, что проводят расследование и Эрдоган извинится", - говорит Дугин. Он передал информацию российским официальным лицам.

27 июня Эрдоган выразил сожаление в связи с инцидентом, что подготовило почву для восстановления отношений.

Но 15 июля, "как говорит Пекин, сбылось то, о чем раньше, в "секретной комнате" предупреждали Малофеев и Дугин: недовольные военные попытались устроить переворот", - пишет издание.

Авторы сообщают: "Малофеев отверг утверждение, что он правая рука Путина, назвав это "лестным преувеличением". Песков отрицал, что этот финансист сыграл роль в сближении с Турцией".

"Дугин, давно предрекающий крах "либеральной гегемонии Запада", сказал, что избрание Трампа стало переломным моментом, который сулит изменение хода мировой истории", - пишет издание.

Дугин также объявил, что антиамериканизм "закончился". "При Трампе Америка - не только не противник, но и потенциальный союзник", - заявил он.

Теперь Дугин фокусируется на Европе, где развивает связи с партиями, выступающими против истеблишмента.

У него есть новая мантра для Европы: "Осушите болото". По мнению издания, она "взята прямо из арсенала кампании Трампа".

Турция. США. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 3 февраля 2017 > № 2060907


Венгрия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 3 февраля 2017 > № 2060902

Путин прошествовал в Венгрию, пока Европа недоумевает по поводу Трампа

Рик Лайман | The New York Times

"Когда президент России Владимир Путин в последний раз нанес визит в Венгрию, премьер-министр Виктор Орбан находился в осаде из-за своего автократического стиля, а Россия была изолирована за захват Крыма, и обоих политиков называли ксенофобами за их жесткое отношение к иммиграции, - напоминает Рик Лайман в The New York Times. - Через два года, в этот четверг, когда Путин отправился в свой первый набег на Европу в эпоху Трампа, все было по-другому. Оба политика чувствуют себя оправданными. Идут разговоры об отмене экономических санкций, наложенных на Россию за захват украинской территории. Их бренд национализма переместился с периферии в центр. Прозвучала нота триумфа, даже бахвальства".

"Мы все ощущаем - это в воздухе, - что мир в процессе существенной перестройки, - сказал Орбан на пресс-конференции в четверг после встречи. - Думаю, это создаст благоприятные условия для более крепких российско-венгерских отношений".

"И все-таки под триумфом таится напряженность. По словам аналитиков, ожидается, что визит будет довольно скромным, в связи с неуверенностью, окружающей новую администрацию Трампа. Намерения президента Трампа остаются неясными, и перспективы крупной сделки между Вашингтоном и Кремлем очень сомнительны, - говорится в статье. - Между тем лидеры по всей Европе вынуждены снова рассчитывать наилучшие способы уравновесить давление с Востока и Запада. Нигде эта потребность не ощущается так остро, как в Центральной и Восточной Европе, издавна разрывающихся между Россией и Западом".

"В связи с этим европейские и мировые лидеры пристально наблюдают за этим визитом. Они ищут намеки на то, как агрессивно Путин и лидеры-популисты вроде Орбана будут использовать новый международный климат и заявленное Трампом желание наладить отношения с Москвой, - утверждает автор. - Андраш Рас, эксперт по России из Католического университета Петера Пазманя в Будапеште, прогнозирует, что перезагрузка отношений между США и Россией приведет к "краткому медовому месяцу, не больше, и его скоро затмят конфликтующие интересы".

"Что касается Венгрии, "с российской стороны нет доверия к Орбану", по словам Раса. Венгерского лидера воспринимают, главным образом, как удобный инструмент для ослабления единства Европейского союза, полагает эксперт", - передает Лайман.

"И это взаимно, по мнению Балажа Орбана, директора по исследованиям Szazadveg Foundation, аналитического центра, консультирующего партию "Фидес", - говорится в статье.

"Фидес" не ощущает "химии" с русскими. Они не считают русских друзьями Венгрии, безусловно", - сказал Балаж Орбан.

Венгрия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 3 февраля 2017 > № 2060902


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 3 февраля 2017 > № 2060888 Леонид Гозман

Леонид Гозман: «Границы свободы никогда толком не известны»

Редакция Forbes

Forbes Staff

Расшифровка встречи-диалога с президентом фонда «Перспектива» Леонидом Гозманом из цикла «Хроники пикирующей империи»: «Свобода, которую мы выбираем»

8 декабря в рамках цикла «Хроники пикирующей империи» Университета КГИ в Музее истории ГУЛАГа при информационной поддержке Forbes состоялся диалог Николая Сванидзе с Леонидом Гозманом, политиком, президентом фонда «Перспектива», членом Комитета гражданских инициатив.

СВАНИДЗЕ: Добрый вечер, дорогие друзья. Меня зовут Николай Сванидзе. Комитет гражданских инициатив совместно с Государственным музеем истории ГУЛАГа, при информационной поддержке Forbes, предлагает вам в очередной раз поучаствовать в проекте диалогов под общим названием «Хроники пикирующей империи». Цель этого проекта – приобщиться к нашей истории за последние 100 лет и понять примерно, осознанно, в какой именно точке исторического пространства мы сейчас с вами пребываем. И каковы, соответственно, могут быть наши с вами дальнейшие исторические и просто человеческие перспективы.

Посмотреть то, что происходило до сих пор, предыдущие диалоги и трансляцию нынешнего, этого сегодняшнего, можно на YouTube Университета КГИ.

Сегодня у нас в гостях общественный деятель, политик Леонид Яковлевич Гозман. Он же президент Фонда «Перспектива», и он еще член Комитета гражданских инициатив. Как-нибудь еще, есть еще какой-нибудь вариант представления?

ГОЗМАН: Просто хороший человек.

СВАНИДЗЕ: Просто хороший человек. Хотя не все придерживаются этого мнения, как мы знаем из недавней истории, о которой, я думаю, мы сегодня поговорим.

Леонид Яковлевич, прежде чем начать разговор, у меня есть информация из нелегальных источников, что вы хотите сначала остаться наедине с аудиторией и что-то ей продемонстрировать.

ГОЗМАН: В общем, можете остаться.

СВАНИДЗЕ: Хорошо, спасибо. Я тогда останусь, а вы демонстрируйте.

ГОЗМАН: Хорошо. Включите, пожалуйста, презентацию сюда. Господа, это вообще символично, что мы все это обсуждаем в музее ГУЛАГа, это вообще очень здорово, здесь танцуют. Я думаю, что мы поговорим немножко и о том, есть ли свобода в лагере, в чем она, в чем свобода в экстремальных обстоятельствах.

Чтобы не затягивать всякие вступления, смотрите, есть разные виды свободы. Прежде всего свобода от принуждения и ограничений, то есть когда тебя не заставляют что-то делать. Это свобода действий, когда тебе разрешают что-то делать, и наконец, это готовность и умение эту свободу реализовывать. Очевидно, что ни первая, ни вторая не являются абсолютными, нас принуждают, например, проходить контроль в аэропорту через эту штучку и показывать, открывать сумку и так далее. В общем, насколько я понимаю, во всем мире большинство людей как-то не считают это унижением, нарушением их гражданских прав и так далее – соглашаемся.

Свобода наших действий, она, разумеется, ограничивается последствиями наших действий, потому что я не имею права поджечь дом, просто потому что дом сгорит, и вместе с ним люди. То есть это какие-то нормальные вещи.

Разумеется, есть страны, и наша страна до недавнего времени была очень сильно такой, а сейчас немножко такая тоже все равно, где эти принуждения и ограничения действий превышают некий разумный естественный передел. Соответственно, вызывают у людей реакцию, они требуют свободы и так далее. Это политические свободы, это прежде всего политические и гражданские свободы, это вопрос политического устройства страны.

Но я сейчас не хотел об этом говорить, потому что это очевидные вещи. Да, должна быть свобода собраний, если ее нарушают, то это безобразие, 31-я статья, ля-ля-тополя, или 29-я, и так далее. Это все понятно. Я хотел поговорить о вещах менее очевидных – об умении эту свободу реализовывать. Потому что свобода – это не только то, что записано в Конституции. Это искусство, по-моему, не менее сложное, чем, допустим, искусство играть на скрипке. И понимаете, некоторые люди пользуются свободой, а некоторые нет.

Мне рассказывали, я сам не видел этого, к сожалению, что в Мюнхене, по-моему, в Музее гестапо есть бюллетень избирательный. Вскоре после прихода к власти фюрера проводился референдум об объединении поста президента и рейхсканцлера. Естественно, вы понимаете, какой был энтузиазм народа, в общем, нам это все знакомо. Так вот, на этом бюллетене написано: «Нет». Человек пришел на участок и сказал: «Нет». И это хранится в музее теперь. Это правильно, что это хранится в музее, это действительно поступок был. Этот человек пользовался этой свободой, а кто-то не пользуется свободой, а кто-то требует, чтобы свободы вообще было меньше.

Я когда-то при советской власти зарабатывал публичными лекциями, и помнится, в Прибалтике, как ни странно, там местное телевидение после окончания программ главных двух каналов, два уже тогда было, ночью показывало фильмы. И подходит ко мне какая-то тетенька и говорит: «Вот вы из Москвы, вы там скажите». Она почему-то считала, что каждый, кто приехал из Москвы, он непосредственно от Леонида Ильича Брежнева. «Вы там скажите, ну что же они по ночам показывают? Мы же не спим, а утром на работу».

Понимаете, она могла бы сказать так: «Что же они днем в нормальное время всякую муру крутят, а хорошие фильмы ночью?» Это нормально. А она говорит: «Не надо ночью вообще показывать», – потому что выбирать, смотреть или не смотреть, это для нее было крайне тяжело. И кто-то из экзистенциалистов (по-моему, Камю, я могу ошибаться, сказал), что человеку хорошо в тюрьме, из которой выпускают по воскресеньям. Давайте посмотрим, почему оно так получается.

Как готовят к свободе? Как готовят человека научиться этим пользоваться? Это, между прочим, не прямая подготовка, это не уроки Конституции или еще чего-нибудь – нет, это вещи, которые происходят незаметно для нас. Это, например, ощущение возможностей.

Я тут где-то видел опрос, как дети, 12-летние мальчики, по-моему, оценивают свои шансы стать президентом России и президентом США. То есть с одной стороны понятно, что эти шансы исчезающе малы, у каждого конкретного человека в большой стране – понятно. С другой стороны понятно, что шансы русского мальчика, в два раза больше, чем шансы американского мальчика. Потому что президент один, а у них народу в два раза больше в Америке, поэтому у нас как бы больше шансов. Так вот самооценка этой вероятности у американского мальчика на пару порядков выше, чем у русского мальчика. То есть он как бы считает, что он может.

Он, может быть, не может ничего, это не важно. Но если ты заранее знаешь, что ты не можешь – ты не будешь делать. Ты не подаешь документы на конкурс примы-балерины Большого театра не только потому, что не хочешь быть примой-балериной, а потому что я, например, точно знаю, что я этот конкурс не пройду. Если ты знаешь, что не получается, ты не будешь делать.

Индивидуализация. Я помню землетрясение в Спитаке, первый день, я туда тоже поехал добровольцем. Я думал, что я что-то умею как психолог, нас таких дураков набралось человек 15, мы там чего-то делали действительно, пытались делать – с ранеными работать, еще с кем-то. А какие-то ребята подсуетились и продали раза в три больше билетов, чем было в местных самолетах, потому что все рванули туда, естественно.

И вот там была при посадке просто драка между двумя группами каких-то альпинистов, спасателей, не знаю, кто они были, какие-то ребята с каким-то оборудованием. Они дрались за место, всерьез дрались, и друг другу объясняли: «Вы-то кто? Вы вообще козлы, вы никто и звать вас никак. Мы лучшие вообще, которые есть, мы были там, там», – перечисляются какие-то названия и так далее. Когда человек чувствует себя непохожим на других, тогда он действует. Но ведь это тоже все в школе, это же все в детском саду, это же школьная форма, это: «Не выпендривайся, не высовывайся, что хочешь быть самым умным?» – и так далее.

Потом, допустим, задачки. Ты какие задачи решаешь в школе? Дважды два – четыре, корова пишется через «о», если ты пишешь с мягким знаком, это не самовыражение, а твоя просто неграмотность. Но ведь если есть жесткие правила, то значит, мир одинаковый, значит, все, что в нем отличается от какой-то нормы – неправильно, его надо исправлять, с ним не надо дискутировать. Условием свободы на самом деле является понимание разнообразия мира – это очень важный фактор.

Но разнообразие мира, что значит разнообразие? Не то, что есть правильное и неправильное, нормальные и уроды, а есть – это правильно и это правильно. Как в том анекдоте про раввина: «И ты прав, и ты прав». И это же правда, каждый из них прав, и жена его права, которая говорит: «Какой же ты раввин?» Он говорит: «И ты права». Это правда.

Но школьные задачи, например, не только у нас, а во всем мире – это математика, это язык, это география. Волга впадает в Каспийское море, если ты говоришь, что оно впадает в Черное, то это не показатель твоих творческих успехов. А есть задачки, которые разнообразные? Да, конечно, рисование, например – я зайчика нарисовал, а ты арбуз. Кто из нас лучше нарисовал? А черт его знает, кто правильно нарисовал, неважно – и то, и то можно.

Но государство, оно сознательно или часто бессознательно, наше государство и наша школа, она подавляет это ощущение разнообразия. Например, было когда-то, вскоре после того, как я закончил университет, начальство озаботилось демографией, им кто-то сказал, что людей будет не хватать, и они озаботились рождаемостью. А им сказали, что дети родятся не в капусте, а как-то иначе, поэтому они стали заботиться о сексуальном просвещении. Был такой удивительный период в Советском Союзе, когда вдруг они позаботились о сексуальном просвещении.

А как? Значит, надо курс сделать в школе – сделали в школе курс. Его, естественно, не утвердили, он стал называться «этика и психология семейной жизни» – где имение, где наводнение. Потом его, естественно, правили разные товарищи, вы знаете, получилось все равно неплохо, что удивительно. Но товарищи написали вопросы на понимание, а вопросы на понимание были сказочные совершенно. Там был вопрос, сколько должен продолжаться половой акт, например. Сколько он должен продолжаться? Ребята, а вы не охренели?

ИЗ ЗАЛА: По Конституции?

ГОЗМАН: Понимаешь, думаю, что нет, тогда ссылались не на Конституцию, а на решения последнего пленума ЦК КПСС. Или, например, описывается какой-то семейный конфликт – какое правильное поведение в этом семейном конфликте. А потом помните, был такой момент, когда Бухарин уже не враг, еще не друг, непонятно кто – как экзамен по истории сдавать. Они закрыли выпускные экзамены по истории, а в вузы-то надо сдавать историю, если это исторические факультеты. Что делать?

Они опубликовали какую-то программу, и было разъяснение какого-то начальника из главного министерства по высшему образованию. Он говорит: «Вы не волнуйтесь, товарищи родители, мы детей спрашиваем – мы понимаем, что все очень сложно, мы детей будем спрашивать только про сами факты. А интерпретация фактов – это ребенок, абитуриент, сам должен решить все, и так далее. Мы приветствуем творчество, свободные оценки, все класс, просто классно. Но вообще ребенок, конечно, абитуриент, он же маленький еще, ему сложно, поэтому базой для оценки должен быть доклад генерального секретаря ЦК КПСС на пленуме каком-то о чем-то». То есть там, где есть разнообразие, его все равно стараются подавлять. Но это школа, это можно долго говорить, интересно.

А вот теперь смотрите: диктатор и свобода при диктатуре, это, в общем, ужасно интересная штука. Почему диктаторы так вообще разнообразные, не обязательно они какие-то кровавые сильно или еще какие-то, но они, в общем, в гробу видали законы, правила и так далее. Потому что они создают мир с нуля. Диктатор всегда приходит для борьбы с хаосом, это всегда так. И Гитлер пришел для борьбы с хаосом, и Пиночет пришел для борьбы с хаосом. Путин, не к ночи будет сказано, если диктатор, то ведь он тоже пришел для борьбы с хаосом на самом деле – лихие 90-е.

Так вот, диктатор приходит для борьбы с хаосом всегда и законов либо вообще нет, либо они не работают, не выполняются, и поэтому он свободен. Но для людей, живущих там, всегда непонятны границы – чего можно, а чего нельзя. Это же вообще никогда нельзя прописать подробно, не только в нашей Византии, но это вообще очень трудно прописывается. Уже можно или еще нет? ОБЩЕСТВО же все время меняется.

Посмотрите, как меняются стили одежды. Еще относительно недавно и у нас, и в Европе нельзя было мужчине в какой-то более-менее публичной ситуации быть без галстука, нельзя. Как это? Просто неловко, еще чего-то такое, а сейчас я на Николае Карловиче галстук вижу в первый раз за все наши годы знакомства, и то, потому что он был у президента сейчас. Но есть правило: к президенту нужен галстук, по-видимому. Это плавает.

И эти границы диктатор, конечно, охраняет, потому что он совершенно правильно боится, что все может поплыть, и люди перейдут и те границы, которые он не хочет, чтобы они переходили. Галстук, не галстук – ему вроде бы наплевать, ну какая разница для диктатуры, галстук или не галстук.

Какая разница для советской диктатуры была, какую музыку люди слушают, казалось бы? А вот нет, нельзя. Если ты сегодня будешь слушать ту музыку, которую ты хочешь, то что тебе завтра в голову придет? Это очень опасно, поэтому нет, ты слушай то, что тебе велено, тогда да, тогда будет все спокойно. То есть они обороняются на дальних подступах и, в общем, правильно делают в каком-то смысле. Но границы не ясны вообще никогда, и поэтому и мы, и они, условные наши оппоненты, они пробуют, и мы пробуем.

Два личных примера. Многие из вас видели этот скандал, эта выставка в Манеже, где написано было «Гитлер», «Гозман», «Геббельс» – класс. Я когда это увидел, мне позвонили, спросили, как я к этому отношусь, я не поверил, пошел проверять – действительно, нифига себе. Я написал не очень комплиментарное письмо господам Мединскому и Рогозину, как руководителям Российского военно-исторического общества, которое заканчивалось тем, что вообще-то говоря, таких, как они, в Нюрнберге повесили.

И это письмо я повесил в Интернете, на «Эхе», и там было какое-то дикое количество перепостов, 1300 перепостов – я такого вообще никогда не видел. У поп-звезд, может, такое бывает, а у нас, грешных, я такого не видал. На второй день они испугались, фамилию сняли и сказали, не Мединский, а какого-то они поставили Мягкова, который там научный руководитель, видите ли, этого общества. Он сказал, что они не хотели меня обидеть, по-видимому, они хотели меня похвалить, я не знаю, что они там думали себе.

Но главное, что я их ни о чем не просил, чего они испугались? Они испугались, конечно, не моего текста, они испугались этой общественной солидарности, возмущения общественного они испугались. То есть теперь товарищи Мединский и Рогозин знают: это можно, а это еще нельзя, но может быть, завтра уже будет можно.

СВАНИДЗЕ: Леонид Яковлевич, когда вы мне предоставите возможность задать вам вопросы, я вам скажу, чего они испугались.

ГОЗМАН: О’кей, годится. Но не меня, я думаю.

СВАНИДЗЕ: Не тебя.

ГОЗМАН: Не меня. А того, у кого ты сегодня был. Я понял, хорошо. У того, кого нельзя называть.

СВАНИДЗЕ: Это имя не произносится, но галстук надевается.

ГОЗМАН: Но галстук надевается. Того, к кому надо одевать галстук.

СВАНИДЗЕ: Да-да.

ГОЗМАН: Я предлагаю так его теперь называть. Смотрите, хорошо, допустим, они испугались не меня, они испугались того, к кому надо галстук одевать, но это неважно. Они проверили и поняли, что это нельзя. Это всегда так, всегда проверяют.

На первом Съезде народных депутатов СССР товарищ Лукьянов, который вел это заседание, вдруг предоставляет слово – 2250 депутатов, представляете, какая там драка был за трибуну? Вдруг предоставляет слово никому не известной бабе из никому не известного города Грозного – кто тогда знал город Грозный, – Сажи Умалатовой. Из красной сотни девушка, от коммунистов, то-се, ткачиха.

Выходит ткачиха Сажи Умалатова, большого ума женщина, и говорит, обращаясь к Михаилу Сергеевичу Горбачеву, сидящему тут же, говорит, что он вообще, Михаил Сергеевич, редиска, и она требует, чтобы он подал в отставку. И спускается с трибуны. Вы вообще можете представить, что такое генеральный секретарь ЦК КПСС? Бог – это вообще никто, бог отдыхает рядом с ним, это высшая власть. Сталин умер чуть больше 30 лет назад. За такие слова – это до седьмого колена.

А почему он ей дал слово? Чего ради вдруг Лукьянов дал слово этой никому не известной женщине? А знаете зачем? Я убежден, чтобы проверить, что с ней будет. Она до дома дойдет или под машину попадет? Или ее в Кащенко заберут прямо отсюда? Нет, ничего, не забрали, завтра пришла, на следующий день пришла. О, ребята – оказывается, можно. Тут-то они на него все и накинулись, вся свора. А сначала они подставили ее, то есть это была проверка. Мы с нашей стороны тоже это проверяем, мы тоже постоянно проверяем.

Я написал в феврале 2015-го письмо тому, к кому надо одевать галстук. Письмо я написал такое, к 99-й годовщине Февральской революции, очень вежливо (то есть 2016-го): «Ваше высокопревосходительство, уходите, не повторяйте судьбу Николая ІІ, у вас уже плюсы давно ушли, остались минусы».

СВАНИДЗЕ: Только что, Леонид Яковлевич, вы говорили, что Сажи Умалатова – не великого ума женщина.

ГОЗМАН: Так я вообще дурак, это известное дело. Но фактически ничего не случилось. А мне, кстати, говорили, я хотел опубликовать в одном уважаемом издании. Мне говорят: «Слушай, ты понимаешь, что дальше появляется?»

СВАНИДЗЕ: Хорошо, Сажи Умалатову подставил Лукьянов. Кто вам сказал, чтобы вы написали это?

ГОЗМАН: Коля, понимаешь, в чем дело, я же сказал, что я дурак, я сам это придумал.

СВАНИДЗЕ: Кто стоит за вами?

ГОЗМАН: Я сам это придумал – в том-то и дело. То есть мы проверяем границы, границы свободы никогда толком не известны. И когда говорят: «Это нельзя», – а может быть, это можно. Когда говорят: «Это можно», – а может быть, это нельзя. Это диалог такой определенный идет человека, или организации, или общества с государством – чего можно, а чего нельзя. Запреты всегда идут сверху вниз, всегда верхним можно то, чего нельзя нижним – это всегда так было. Александр Зиновьев до того, как с ним чего-то случилось, уехал, он писал, что главное преимущество социализма – это жить не по законам социализма, это главное, что мог социализм дать.

Но почему идут запреты сверху? И потому что плебс дико не образован, как им можно давать? А мы-то мудрые, мы используем на благо, а они будут разрушать. Интересная штука: гусар как легенда о свободе. В нашей такой культуре один из символов свободного человека – это гусарский офицер, так сложилось. А знаете почему? И это всех устраивало. Почему?

Гусарский офицер показывается, потом его аналоги в ХХ столетии, уже были разные символические фигуры. Гусарский офицер дерется на дуэли или просто так, пьет, ухаживает за женщинами, он никогда не стоит в строю. Он в строю не стоит, он не видит грудь четвертого справа, это не его. Его – это: ух, раззудись плечо. И это крайне выгодно диктатуре. Если диктатура смогла убедить людей в том, что свобода – это, тогда нужны жандармы, потому что этот парень из кабака выйдет и начнет пулять в мирных граждан только так.

Вы себе представьте мушкетеров короля без контроля, тех мушкетеров, которых вывел Дюма. Это же жуткие люди на самом деле, действительно жуткие люди – это полное хулиганье, убийцы, которому показалось, что ты на него не так посмотрел, он убил и тебя, и всех твоих друзей, стоящих рядом. Это же действительно безумие, поэтому нужны… Гусар – прекрасная такая картина, которая позволяет, обосновывает наличие жандармских корпусов.

СВАНИДЗЕ: Леонид Яковлевич, я вам даю еще пять минут на самовыражение.

ГОЗМАН: Всего? Дай 10.

СВАНИДЗЕ: А потом я вам буду вопросы задавать. Нет.

ГОЗМАН: Слушай, кошмар какой-то. Как это? У меня было еще столько идей. История прогресса – это освобождение от предопределенности. Свобода в истории, смотрите, это свобода от сословия. Раньше ты родился в семье графа – стало быть, ты граф. Сегодня сословие вообще ничего не значит в большинстве стран мира. Я знаю под Парижем одного человека, он маркиз, к нему так и обращаются: «Господин маркиз». Он на самом деле маркиз. Он бедный человек, у него лавка мелкая в этой деревне.

От физической силы. Сэмюэл Кольт уравнял всех, господь создал людей большими и маленькими, а он уровнял всех. Кольт – великий уравнитель. Место рождения. Я знаю профессора Гарвардской школы бизнеса, который родился в пакистанской деревне. Религия родителей, раса, половая принадлежность даже – это и феминизм, и даже уже смена пола, при вашем желании.

Но, я думаю, главная свобода – это выбор, это свобода или не свобода выбора себя. Смотрите, есть мы, как отдельные люди, есть гражданская нация, народ, есть много-много групп, к которым мы принадлежим, огромное количество групп. И эти группы в основном, они не имеют организованной формальной субъектности. Государство имеет. Президент имеет право говорить от имени народа, от имени страны, правда? Или парламент имеет право это делать.

Кто является выразителем моих прав и чего-нибудь, как русского еврея, например? Берл Лазар, что ли? Я ему такого не давал. Российский еврейский конгресс – я там вхожу в какой-то совет, ну и что? Я что, подчиняюсь их решениям, что ли? Я их, в общем, не всегда читаю, и так далее. Нет такого. И тогда возникает вот что: возникают разные люди, которые говорят, что они знают, каким надо быть.

Упоминавшийся, по-моему, мы с тобой только говорили, товарищ Проханов, с которым я сегодня был на «Поединке». Товарищ Проханов говорит, например: «Для русского человека государство важнее жизни». А ты что, всех русских опросил, что государство важнее жизни? Он говорит, что он знает, и стало быть, каждый для кого не так, он не русский, он неправильный русский.

Эти ребята, которые дома взрывают и прочее, они знают, кто идет путем Аллаха, а кто не идет путем Аллаха. Откуда они знают? А вот знают, и кто не идет путем Аллаха, того убивать можно. То есть на самом деле возникает диктатура, которая диктует тебе, которая требует от тебя быть таким. Это, кстати говоря, не только в таких крайних ситуациях.

Я первый раз был в Штатах много лет назад, выступаю в одной синагоге за огромные деньги – 100 долларов. Они меня спрашивают: «Вы в синагогу ходите?» Я говорю: «Нет». – «Вам не разрешают?» Я говорю: «Нет, просто я нерелигиозный человек». – «А вы иврит знаете?» Я говорю: «Нет». – «А вы шаббат соблюдаете?» Я говорю: «Нет». – «Так вы не еврей». Я говорю: «Ребята, я еврей». – «Нет, вы не еврей». Они знают, я еврей или нет.

На самом деле мне кажется, что принадлежность к группам – это наш свободный выбор. И наш свободный выбор – это то, как мы принадлежим к этой группе. Я еврей, потому что я чувствую себя евреем, и каким быть евреем, что значит быть евреем – это я решаю сам для себя. А вы каждый для себя все решаете для себя, что значит быть мужчиной, что значит быть женщиной, что значит быть русским, что значит быть татарином, христианином – неважно совершенно. Каждый решает это для себя – это и есть свобода.

И вот последняя свобода. Многие из нас, слава богу, не многие, но кто-то…

СВАНИДЗЕ: Одна минута, ваше время истекает, Леонид Яковлевич.

ГОЗМАН: Это вообще ужасно совершенно.

СВАНИДЗЕ: Ваше время истекает.

ГОЗМАН: Я расстроился и стал выключать. Кто-то из нас бывает в ситуации крайней несвободы. Виктор Франкл, выдающийся австрийский психотерапевт, психиатр, он сказал, что даже в тюрьме есть последняя свобода – свобода отношения к происходящему. Это то, что Мандельштам выразил: «Но начерчу то, что чертить волен».

Вы знаете, зачем диктаторам ложь постоянная? Потому что для реализации этой последней свободы ты должен знать правду. Ты должен знать: здесь эсэсовцы, а здесь их жертвы; ты должен знать: здесь НКВД, а здесь нет. Ты должен знать, что самолет над Синаем не упал, потому что у него хвост отвалился, компания со смешным названием «Когалымавиа», а что его взорвали террористы. Тогда ты сделаешь вывод для себя, это будет твое отношение.

Одно может быть отношение – бомбить всех, арабов всех уничтожить, все, что угодно может быть. Другое может быть – на кой дьявол мы туда залезли, давайте уходить. Это не предопределяется, но это твое отношение. А поскольку нам первые дни все, помните, говорили, что это не теракт, а кто говорит, что это теракт – тот враг народа, то нам не давали воспользоваться этой свободой. И это последнее – выбор будущего, в какой степени прошлое предопределяет настоящее. На уровне индивида – нет. На уровне гражданской нации – есть задача выйти из колеи. Он сейчас у меня будет отбирать микрофон, поэтому это я расскажу, постараюсь встроиться в его вопросы.

СВАНИДЗЕ: Нет, микрофон, наоборот, я не буду отбирать. Вы меня неправильно поняли, Леонид Яковлевич. Передо мной стоят совершенно другие задачи. Короля играет свита, как и королева. Я вас сейчас буду играть. Вы сейчас сами все говорите. «Ну мало ли что он говорит», – думают все. А когда я буду задавать вопросы, хотя, казалось бы…

ГОЗМАН: Кто я, а кто он? Да-да-да. Я понимаю.

СВАНИДЗЕ: Да, Леонид Яковлевич пришел от Проханова, я пришел от Путина.

ГОЗМАН: Кто главнее?

СВАНИДЗЕ: Кто кому должен задавать вопросы, между нами, девочками, говоря? Тем более, что эти либералы все время мухлюют.

ГОЗМАН: Проханов интереснее.

СВАНИДЗЕ: Спорно. О чем вообще Проханов с тобой говорил, если ты даже не ходишь в синагогу, я не знаю, чем ты интересен Проханову?

ГОЗМАН: А он мне предложил повеситься.

СВАНИДЗЕ: Вот, это я понимаю.

ГОЗМАН: Гуманизм русской литературы неисчерпаем. А моему одному секунданту он сказал, что он его сам убьет.

СВАНИДЗЕ: Нет, убить он уже не может, но пригрозить может.

ГОЗМАН: Нет, не может.

СВАНИДЗЕ: Вы, либералы, все время мухлюете.

ГОЗМАН: Это правда.

СВАНИДЗЕ: Потому что, скажем, гусары не стоят в строю в русском фольклоре, гусары – кавалеристы, в каком им строю стоять, какая грудь, лошадиная? Ради красного словца…

ГОЗМАН: Помнится, Лермонтов говорил: «Царь небесный, избавь меня от куртки тесной, как от огня, от маршировки меня избавь, в парадировки меня не ставь». Так что нет, там было где стоять.

СВАНИДЗЕ: Кстати, гусары… У нас анекдоты, которые помнит наше поколение про поручика Ржевского, я думаю, от «Гусарской баллады» пошли, я думаю.

ГОЗМАН: Поручик Ржевский – это герой, естественно, конечно.

СВАНИДЗЕ: Который был, кстати, гусарским как раз поручиком.

ГОЗМАН: Конечно, конечно. А у нас, в XX веке символом вот этой свободы был Высоцкий. Но не настоящий Высоцкий, а образ Высоцкого, который был создан.

СВАНИДЗЕ: Мифологизированный Высоцкий, который воевал, который сидел в тюрьме.

ГОЗМАН: Который водил машину, не умея водить машину, и так далее.

СВАНИДЗЕ: Да-да-да. Что касается еврейства, здесь я бы лично пополемизировал.

ГОЗМАН: Другой бы постеснялся.

СВАНИДЗЕ: Потому что в русской, в российской истории, скажем, как мы прекрасно знаем, евреев этнических не было, хотя было выражение, конечно – «Жид крещеный, что вор прощеный», но тем не менее, как известно, национальности не было, а было вероисповедание. Поэтому человек, который задавал тебе удивленные вопросы: «Как же так, Леонид Яковлевич, вы не ходите, не соблюдаете, какой же вы еврей?» – и не еврей. Потому что еврейство выжило в диаспоре на протяжении тысяч лет именно соблюдением всех религиозных правил.

ГОЗМАН: Совершенно правильно.

СВАНИДЗЕ: Именно своей религиозностью, а не кровью, которую никто не понимает и не знает. В этом плане этот человек был прав. И здесь дело не в свободе.

ГОЗМАН: Правильно, правильно. Поэтому Бен-Гурион дал привилегии ортодоксальным иудеям, он же дал привилегии, до сих пор все ругаются, говорят, что это единственная ошибка Бен-Гуриона.

СВАНИДЗЕ: Ругаются, но терпят.

ГОЗМАН: Ну а куда деваться?

СВАНИДЗЕ: Имеется в виду ситуация в Израиле.

ГОЗМАН: Да-да-да.

СВАНИДЗЕ: Есть целая прослойка людей, которые в общем, по нашим меркам, нифига не делают, у которых по 28 человек детей, которые ходят гоголем, и всех они раздражают.

ГОЗМАН: И не служат в армии, что самое важное.

СВАНИДЗЕ: И не служат в армии, но их… Все служат, там ведь и девушки служат в армии. И тем не менее их все терпят, потому что считается, что благодаря им фактически выжил этот народ.

ГОЗМАН: Коля, но здесь вот это на самом деле важный вопрос.

СВАНИДЗЕ: Это не случайно, потому что – что есть свобода?

ГОЗМАН: Конечно. Коля, вот я могу сказать свое мнение, что я прекрасно понимаю роль, вот если этот пример брать, роль иудаизма в выживании еврейского народа и поддержании традиций еврейских и так далее. Без этого, конечно, евреи бы не выжили. Но следует ли из того, что в течение 20 веков или 30 веков, сколько все это продолжается, это было важно – следует ли из этого, что мы должны придерживаться тех же правил по истечению этих трех тысячелетий?

СВАНИДЗЕ: Нет, разумеется. Но в чем здесь логика? Вот перед ними некий Леонид Гозман, который считает себя вроде бы, как он утверждает, евреем, ничего не соблюдает, хорошо.

ГОЗМАН: У него мания величия.

СВАНИДЗЕ: А завтра этот условный Гозман женится на русской, японской, американской, любой другой, французской, но не еврейской девушке, просто потому что он в нее влюбится, потому что ему плевать, какая она по национальности, как в принципе любому.

ГОЗМАН: Коля, это случилось 43 года назад.

СВАНИДЗЕ: И его дети уже не будут евреями, а внуки совсем не будут евреями. Значит Гозман для еврейского народа кто? Абсолютно потерян, отрезанный ломоть. Логика есть…

ГОЗМАН: Моя дочь, Коля, которая по Галахе, естественно, еврейкой не является, поскольку, кто не знает, еврейство передается по материнской линии, в 1990 году ей было 16 лет, она успела получить советский паспорт, где была графа «национальность», и записалась еврейкой. Она выбрала прекрасный путь: она в Израиле русская, в России она еврейка – это просто вот то, что надо, как Герасим и Муму. То есть она реализовала именно эту свободу, это ее свободный выбор, она записалась, она так хочет.

СВАНИДЗЕ: Но она при всем уважении могла бы записаться и австралийским аборигеном с тем же успехом.

ГОЗМАН: Нет, нет, нет. Потому что хочу тебе напомнить, что в нашей богоспасаемой стране национальность либо автоматически передавалась, либо ты мог выбирать, если у родителей разная национальность, одну из двух.

СВАНИДЗЕ: Это да, но мы говорим о правилах нашей богоспасаемой страны, или мы говорим о свободе внутренней?

ГОЗМАН: Если мы говорим о свободе, я считаю, что можно стать австралийским аборигеном. Конечно, можно.

СВАНИДЗЕ: Абсолютно, и мы таким образом – к чему я, мы на самом деле последние лет 48 на «ты», поэтому …

ГОЗМАН: Да, я не знаю, что ты выпендриваешься.

СВАНИДЗЕ: И мы таким образом приходим к теме, что такое свобода и в чем ее ценность. Потому что, поскольку ты сам затронул эту тему, там выживание еврейского народа – еврейского в данном случае, она может быть любая другая, в данном случае еврейская идентификация.

ГОЗМАН: Да.

СВАНИДЗЕ: Значит, евреи выжили в истории, что было нелегко, благодаря своей религиозной идентификации. Они пожертвовали свободой вероисповедания ради выживания.

ГОЗМАН: Да.

СВАНИДЗЕ: Ну и где здесь плюс, где здесь минус и чего больше? Значит, свобода – это не всегда абсолютная ценность, не так ли? Значит, сейчас твои оппоненты тебе говорят: «Что вы к нам пристали с вашей свободой? Что нам ее, на хлеб намазать, эту свободу? Вокруг враги, нам нужно развиваться, нам нужно обороняться. Свобода делает человека слабым! Организованная нация – она не может быть абсолютно свободной, потому что консолидированная нация соблюдает свои законы!» Ты привел пример, абсолютно справедливо – одежда, музыка, что слушать – в любой тоталитарной стране действительно за этим смотрят очень пристально. В армии за этим смотрят пристально?

ГОЗМАН: Конечно.

СВАНИДЗЕ: Конечно, первое, с чего начинают – это бреют наголо. Потому что все должны быть одинаковы, потому что не может один ходить с бородой, а другой с длинными волосами. Ну что это такое, это непорядок, это сохранение индивидуальности, а в армии не может быть индивидуальности, должна быть унификация, полная, в том числе внешняя, в том числе вкусовая. Вот сильная нация должна быть унифицирована, все должны быть как солдаты, похожие.

В этом есть смысл, с их точки зрения, в этом есть логика. Спарта выиграла в свое время у Афин в Пелопонесской войне, у значительно более продвинутого города-государства, экономически развитого, за счет своей унификации и военизированности, значит, в этом есть смысл. Как известно, тоталитарная страна всегда даст пару очков вперед не тоталитарной, свободной, в плане своей приспособленности к войне, заточенности на войну.

Кстати, у нас не тоталитарная страна, но авторитарная. Это то, кстати, что нам сейчас позволяет в значительной степени влиять на международную обстановку на уровне выше наших экономических возможностей. То есть мы влияем на международную обстановку, как страна, значительно более богатая, чем мы есть на самом деле, за счет чего – за счет нашей военной заточенности и определенной унификации внутренней.

ГОЗМАН: Значит, просто по этому вопросу. Ты историк, ты знаешь лучше, но я слышал и читал, что в 1938 году, если бы Чемберлен и Даладье вели бы себя иначе, то они Гитлера могли разгромить достаточно легко, их армии были значительно сильнее, чем армия нацистской Германии.

СВАНИДЗЕ: До поры, до времени – да.

ГОЗМАН: Правильно, правильно. Но почему этого не сделали? Не из симпатии к фюреру, а потому, что они подпали под эту же мифологию тоталитаризма, которую ты сейчас озвучивал, что в тоталитарной стране – и так далее. А это на самом деле не очевидно. И вполне авторитарная иракская армия разлетелась в дым еще в войне «Буря в пустыне», и потом тоже. Потом последствия были ужасные, но это неважно, сама армия оказалась крайне слабой на самом деле, ее разбили легче, чем американцы ожидали.

Американцы, кстати говоря, ждали, как мне говорил генерал один американский: «Мы ждали от иракцев значительно более жесткого сопротивления, мы понимали, что мы выиграем». Ну потому что понятно, несопоставима огневая мощь, но они не ждали, что те так вообще побегут, а те побежали на самом деле. Поэтому вообще это не очевидно. Все-таки возвращаясь к вот этим группам – свобода…

СВАНИДЗЕ: Ты уверен, что это имеет отношение к системе? Но немцы во время Второй мировой войны воевали великолепно, а итальянцы плохо, а системы у них были чуть схожие.

ГОЗМАН: Никогда нельзя поставить этот эксперимент, я не знаю на самом деле. Но все-таки возвращаясь к вот этому – группа, свободный выбор и так далее. Понимаешь, мне кажется, что разные свободы могут противоречить друг другу, действительно, это правда. Если я в XIX веке хочу быть евреем, то я не имею свободы вероисповедания. Понятно, если я начинаю пользоваться свободой вероисповедания, я теряю свою еврейскую идентичность, в XIX веке, в XVIII веке, и так далее. То есть эти свободы могут конкурировать между собой.

Но мне кажется, что евреи, особенно в ситуации, когда можно было менять веру и за это уходить от дискриминации, часть, по крайней мере, евреев свободно выбирали оставаться евреями. Им же говорили: «Креститесь, ребята, креститесь, и все будет хорошо».

СВАНИДЗЕ: Если мы здесь перейдем к российской истории, то, что сейчас говорится: ну что свобода? У нас никогда свободы на самом деле, по большому счету, не было, за исключением очень коротких отрезков истории. А при этом у нас эта история великая. Ну, она действительно великая. Она не всегда победоносная, как нам говорят, были и проигранные войны, но тем не менее история, конечно, великая, история славная, особенно культурная история. А свободы в общем практически не было. Ну и что нам теперь с этой свободой? Что вы нам говорите – у них свобода есть, у нас нет. У нас своя история, у нас своя идентичность.

Об этом говорили, здесь, в этой аудитории, и я говорил, при императоре Николае Павловиче говорили, что среди наших духовных скреп (это говорил Уваров, министр просвещения) у нас есть свои духовные скрепы, есть свои догматы. Как у каждой религии, у нашей политической теории есть свои догматы, один из них – крепостное право. Да, это наше.

Вот они отменили, они гниют теперь все на корню, у них там сплошные революции королей, королям головы отрубают, а у нас стабильность, у нас крепостное право. У нас такие замечательные, совершенно роскошные, райские отношения между барином и крестьянином, любят друг друга до смерти. Вот это наше, и почему мы должны чем-то жертвовать, что вы нам предлагаете свое? Замечательно. Зато мы победили Наполеона, а сейчас мы действительно выиграли Вторую мировую войну, сейчас чувствуем себя, встаем с колен. Довод какой? Дмитрий Анатольевич Медведев сказал: «Свобода лучше, чем несвобода», – и не так много народу ему аплодировало, кстати. А чем лучше-то?

ГОЗМАН: Как это: «Грузины лучше, чем армяне». – «Чем лучше?» – «Чем армяне».

СВАНИДЗЕ: Да, значит, считается, ты исходишь из того, что по определению, что это самоочевидный довод, а он не для всех самоочевиден.

ГОЗМАН: Я же не говорю, что он для всех самоочевиден, я в общем принадлежу этой религии, понимаешь, я принадлежу этой вере. Для меня свобода – это вещь: а) самоценная, б) самая важная вообще, и так далее. Вот я так хочу.

Я, знаешь, в свое время придумал, что такое политика. Знаешь, люди же говорят – это служение народу и так далее, и я подумал, что фигня это полная, какое служение, почему я должен кому-то служить? Я для себя сделал такое определение, что политика – это попытка сделать страну такой, какой лично ты хочешь ее видеть, лично ты, а все остальные – ты их должен убеждать, агитировать, если ты баллотируешься.

СВАНИДЗЕ: Представь себе, ведь известно, что в истории никогда восстание рабов не возглавлял раб. Раб не может сражаться за свободу, он видит ситуацию абсолютно черно-белой: либо он раб, либо он господин, а свобода – непонятное ему нечто, и в общем ненужное. Представь себе: перед тобой крепостной крестьянин, который жульничает, обманывает своего барина, барин его сечет на заднем дворе, у них свои совершенно патриархальные отношения.

ГОЗМАН: Любовь, в общем.

СВАНИДЗЕ: Любовь, патриархальные отношения. Как ты ему объяснишь, что такое свобода, чем она для него хороша? Вот ему дали свободу в 1861 году, и после этого убили царя-освободителя.

ГОЗМАН: Ну да.

СВАНИДЗЕ: Он недоволен был свободой, ему не нужна была свобода, Чехова почитать – все эти лакеи, после катастрофы, что им эта свобода? Они не знали, что с ней делать, и сейчас не знают, что с ней делать. Я знаю людей, которые мне говорили: «Зачем нам столько каналов телевидения, нам нужно, чтобы был один, и все бы объяснили, и все понятно, а так же голова, можно с ума сойти».

ГОЗМАН: Ну они к этому и идут, просто сейчас каналов много, но объясняют одно и то же, так что все в порядке в этом смысле.

СВАНИДЗЕ: И нравится, конечно.

ГОЗМАН: Конечно, нравится, как говорил Жванецкий, помнишь? Прочел одну газету – узнал, что пишут в остальных.

СВАНИДЗЕ: Да.

ГОЗМАН: Все хорошо. Слушай, я, честно говоря, не знаю, как этого крестьянина в чем-либо убедить.

СВАНИДЗЕ: Не знаешь? А чего же ты ходишь к Проханову? Вот обратите внимание, дорогие друзья, Леонид Яковлевич Гозман на самом деле человек уникальный (я же обещал играть королеву), потому что не случайно именно его фамилию написали в Манеже эти придурки, да? Его фамилию, не чью-нибудь, почему? Потому что он ходит, действительно, к Проханову… на «Поединок», к Владимиру Рудольфовичу Соловьеву – это еще не штука, один на один. Ну, там понятно, как голоса считаются и как сейчас звонят, это понятно, но все равно там хотя бы ему равное время предоставляется для оппонирования. А когда он ходит на «Воскресный вечер», где восемь человек, плюс аудитория и плюс ведущий, а он один – и он ходит.

Вот вопрос – а зачем ты ходишь-то? Зачем ты ходишь? Вот перед тобой смотрят телевизор, ты же ориентируешься не на тех, кто в зале сидит, ты бы туда не ходил, зачем они тебе нужны, значит, и не Соловьева тебе уговаривать, и не Проханова. Значит, ты ориентируешься на тех, кто смотрит телевизор, ты на зрительскую многомиллионную массу ориентируешься. Вот эта зрительская миллионная масса, по психологии мало чем, так сложилась наша история, отличается от того крепостного крестьянина, про которого я тебе только что говорил.

ГОЗМАН: Да, да.

СВАНИДЗЕ: Вот ты его должен убеждать, этого многомиллионного крепостного крестьянина, который сейчас на тебя смотрит.

ГОЗМАН: Давай я отвечу.

СВАНИДЗЕ: Ответь.

ГОЗМАН: Значит, смотри: в гробу я видал многомиллионную зрительскую массу.

СВАНИДЗЕ: А зачем ты тогда туда ходишь?

ГОЗМАН: Сейчас поясню. Я исхожу из того, что среди миллионной массы, сидящей перед телевизором, которые точно знают, что Крым наш, и так далее, есть некоторое количество людей – может, их пять человек, может, их 100 000 человек, может, их 2 миллиона, я не знаю, я их не мерил, посчитать невозможно – есть некоторое количество нормальных людей, людей одной со мной крови.

СВАНИДЗЕ: Так их тебе убеждать не надо.

ГОЗМАН: Нет, это не так. Подожди, я же не закончил. Значит, этим людям очень тяжело жить, потому что им говорят, что все уже в одном строю, а они остались одни, а им говорят (это Галич, по-моему, или Ким, не помню): «За то, что не жгут, как в Освенциме, ты еще им спасибо скажи». Ему, этому человеку говорят вот это, и он чувствует себя одиноким, у него опускаются руки, он понимает, что все проиграно, и жизнь прошла зря, и так далее. Он включает телевизор, он видит, извини за нескромность, меня, и я говорю…

СВАНИДЗЕ: Радостное зрелище – смотреть, как тебя там 15 человек пинают ногами.

ГОЗМАН: А хрен с ними, они пинают ногами, а сделать ничего не могут, я все равно говорю, что хочу.

СВАНИДЗЕ: У тебя очень мало для этого там возможностей.

ГОЗМАН: Ну ничего, я их использую зато. Смотри, значит, он слышит свои слова, понимаешь, вот он слышит, что Крым не наш, он слышит, что его достало вранье и эти жлобы на мотоциклах и без мотоциклов, и так далее. Он слышит эти слова, и ему от этого легче жить. Я тебе скажу, что нет дня, Коля, дня нет, чтобы ко мне не подошел кто-то на улице, просто на улице…

СВАНИДЗЕ: Не говори только, что он с тобой делает.

ГОЗМАН: Давай скажу. Он мне говорит спасибо, он мне пожимает руку и говорит спасибо. Я вообще уже, честно говоря, сейчас к этому привык, а когда-то это было для меня чем-то удивительным совершенно и очень лестным, то есть это и сейчас лестно. И за все это время…

Причем это разные люди, это может быть в метро, это может быть в бизнес-зале в «Шереметьево», это может быть где угодно. Недавно это было, я стою на тротуаре, возле мостовой, и останавливается такси рядом со мной. Я говорю: «Нет, спасибо, мне не надо». Он говорит: «Да нет, я просто вам хотел спасибо сказать», – это таксист говорит, понимаете? Понимаешь, им это для чего-то нужно.

А за все эти годы, что интересно – меня выпустили первый раз на экран осенью 2008 года, так случилось – за все эти годы не было ни одного случая негативного контакта, вообще ни одного. Чтобы кто-нибудь подошел, либо ударить попытался, либо хотя бы в рожу плюнул или сказал бы: «Что ты, сукин сын, тебя Родина, учила-лечила, а ты негодяй», – и так далее. Не было ни одного, вообще ни одного, понимаете? Поэтому, Коля, я в гробу видал, еще раз, многомиллионную массу, я не к ним обращаюсь. Я обращаюсь к людям одной с нами крови, которым очень тяжело на самом деле, очень хреново жить.

Кроме того, есть еще одна такая важная вещь. Среди этой многомиллионной массы есть люди, которые хоть как-то колеблются, которые то ли так, то ли не так. И когда они слышат разрушения общего хора, то – а черт его знает, что с ними потом произойдет, я не знаю. А вот которые совершенно убежденные, что все классно, пиндосы и так далее – ну конечно, я не ему говорю. Хоть бы их было бы 99%, какое мое дело? Я говорю своим. И ты, кстати говоря, тоже говорил своим, когда ты с этим орлом встречался в этой вашей передаче.

СВАНИДЗЕ: С Кургиняном.

ГОЗМАН: С Кургиняном, да. Проханов интеллектуал, с Прохановым разговаривать одно удовольствие. А вот Кургинян – это да. Когда ты встречался с Кургиняном, ты же тоже понимал.

СВАНИДЗЕ: Но там было не 12 человек против меня, и ведущего не было, который бы работал на одну сторону. Там тоже голоса начислялись соответствующим образом, но игра сама была на равных.

ГОЗМАН: Ну хорошо, я тоже так хочу, но сейчас такого формата нет. Ну нет такого формата. Поэтому, между прочим, когда меня вчера позвали на «Поединок», я тут же пошел. Потому что «Поединок» – лучше формат, чем любой другой.

СВАНИДЗЕ: Несомненно.

ГОЗМАН: Ну вот и все. Поэтому нет, и понимаешь, вот еще очень важная вещь. Ты говоришь, они говорят: «Мы выигрывали и без всякой свободы, и идите вы со своей свободой». Здесь есть два момента. Во-первых, все-таки мы выигрывали, в чем-то мы выигрывали за счет тирании и прочего, а в чем-то выигрывали за счет тех элементов свободы, которые появлялись.

Был такой экономист небезызвестный, Владимир Ильич Ульянов-Ленин, он сказал, что после реформ Александра II Россия стала развиваться поистине американскими темпами. И в общем-то многие связывают, я уж не знаю, каким он там был экономистом, но действительно многие связывают бурный достаточно рост в конце века и в начале XX века российской промышленности все-таки с этим отсроченным эффектом освобождения крестьян.

СВАНИДЗЕ: Ну разумеется.

ГОЗМАН: Хорошо, так вот смотри, получается…

СВАНИДЗЕ: И реформами последующими.

ГОЗМАН: Получается, смотри, что вот это тот успех нашей страны, этой, со всеми ее прелестями и особенностями, который был достигнут благодаря свободе, а не благодаря тирании. И теперь самое главное: да, у нас десять веков рабства, понятно, о’кей. Значит ли это, что мы дальше должны жить вот так? Это тот последний слайд, который я не успел рассказать. Я же психолог. Я когда-то, при советской власти еще, занимался психотерапией, у меня была даже частная практика своя, в общем, довольно неплохая. Ну неплохая как – она давала возможность зарабатывать. Психотерапевт я был курам на смех, это я сейчас понимаю, как и все мы тогда.

Но не в этом дело. Вообще чем занимается психотерапия на самом деле, в значительной степени? У меня был один клиент, который, уходя от меня, уже мы заканчивали, закончили сеансы, наши встречи, он уходит и говорит: «Вы знаете, Леонид Яковлевич, я вообще за вас беспокоюсь». Я говорю: «А что вас волнует?» – «А я что-то боюсь, КГБ вами как-то вообще займется». Я говорю: «Слушайте, но мы же с вами вообще о политике как-то здесь не говорили», – это чистая правда, мы о политике не говорили ничего. Он говорит: «Не в этом дело. Понимаете, все, что происходило здесь, в этой комнате, между нами – это против советской власти».

И он был абсолютно прав. Потому что задача психотерапии – помочь человеку освободиться от своего прошлого, которое над ним висит и заставляет его делать то, что он делает, и страдать от того, что он делает, и стать свободным. И сказать: «Ладно, да, в прошлом было так. А теперь будет иначе».

СВАНИДЗЕ: Это как раз я понимаю прекрасно. Я помню, скажем, как воспринимались в советское время многие хорошие кинофильмы, просто хорошие кинофильмы – они воспринимались как антисоветские.

ГОЗМАН: Конечно. Любой хороший фильм.

СВАНИДЗЕ: В них не было абсолютно ничего вообще, ничего. Я помню, как мы в школе учились еще, и мой приятель посмотрел первый фильм «Белорусский вокзал» (ну все, наверное, смотрели фильм «Белорусский вокзал») и сказал: «Слушай, какой антисоветский фильм».

ГОЗМАН: Абсолютно.

СВАНИДЗЕ: Чем он антисоветский?

ГОЗМАН: Причем что интересно, что Андрей Сергеевич Смирнов ненавидел советскую власть.

СВАНИДЗЕ: Да. Видимо, как-то, как талантливый человек, он это каким-то образом дал прочувствовать зрителю. Хотя фильм сугубо патриотический, он просто талантливый.

ГОЗМАН: Да, конечно.

СВАНИДЗЕ: То есть все талантливое…

ГОЗМАН: Дело не только в том, что талантливый.

СВАНИДЗЕ: Кто-то сказал, Леня, я не помню, из членов ЦК, еще в 60-е годы – не помню сейчас, не вспомню, неважно: «Каждая мысль в конечном счете имеет антисоветский характер».

ГОЗМАН: Какой умный человек, а? Это правда. Но в данном случае речь о другом. Речь о том, что в нашей индивидуальной жизни, притом что у нас очень много предопределено, и что действительно нам очень трудно освободиться от груза того, что за нами, есть возможность такого внутреннего освобождения и жизни другой. Вот психотерапия непосредственно этим занимается. Вообще большинство людей, кому удается, делают это без всякой психотерапии, разумеется.

Вот никто не доказал, что этого не может произойти в жизни гражданской нации. Понимаешь, нам говорят, это же обычная история, смотри, нам говорят: «Ребята, куда вы? Здесь это, это, это, длинный ряд всяких уродов у власти и так далее. Куда вы лезете?» Мне сказал один очень умный человек пару лет назад, не меньше, говорит: «Смотри, ну что ты лбом в стену бьешься? Мы же всегда проигрывали. Мы всегда проигрывали. Смотри, мы проиграли «Кондиции» Анны Иоанновны, проиграли. Казалось бы, попытка ограничить самодержавие – нихрена, она их изволила изодрать, Голицына в крепость, и так далее. И реформы Александра II мы тоже в конечном счете проиграли, пришел Александр III, потом Николай II и так далее. В общем, мы все проиграли. Мы постоянно проигрываем».

Я потом уже, на лестнице, естественно, придумал, и потом, правда, ему сказал: «Да, мы проигрывали. Но они никогда не выигрывали. Они никогда не выигрывали, мы всегда возвращались». И вот эта борьба, она идет в нашей стране она идет между теми, кто за свободу и теми, кто за тиранию.

И почему, кто сказал, что нация не может осознать и жить иначе? Ведь есть же примеры, слушай, есть примеры. Например, Япония. Как изменилась Япония со времени военного. Причем не только в экономическом плане.

СВАНИДЗЕ: Ты прекрасно знаешь, не хуже меня, что примеры Японии и Германии…

ГОЗМАН: Оккупационные войска.

СВАНИДЗЕ: Совершенно верно.

ГОЗМАН: Хорошо, оккупационные войска. Без оккупационных войск тяжелее, я понимаю. Но тем не менее, если мы разумные и ответственные люди, почему мы сами не можем сделать ту часть работы, которую делали, допустим, оккупационные войска в Германии?

СВАНИДЗЕ: Вот я не уверен, что у Японии и у Германии получилось бы. Это обратная сторона медали.

ГОЗМАН: О’кей.

СВАНИДЗЕ: Вот они проиграли войну, в результате они получили… Но они ведь, кстати, не относятся – я не знаю, как японцы, думаю, что тоже, а про немцев я точно знаю – ведь немцы не относятся ко Второй мировой войне как к проигранной Германией. Они не считают, что они проиграли. Они считают, что они освободились.

ГОЗМАН: Да, конечно, конечно. И поэтому 8 мая – День освобождения.

СВАНИДЗЕ: Совершенно верно. То есть они не считают это поражением себя, как народа и страны. Они считают это поражением режима, в конечном счете оккупационного, хотя он был немецким.

ГОЗМАН: Конечно, конечно. Хорошо, я тебе приведу менее экстремальный, и может быть, менее убедительный пример, но по крайней мере, без внешней оккупации. Есть ряд стран, которые потеряли империю и смогли жить иначе, в конечном счете, без сильной ностальгии – это Испания, это Португалия, это Австро-Венгрия и так далее. И вот они смогли из этого выйти. А как Испания, например, рассказываю.

СВАНИДЗЕ: В Испании был уникальный переход, конечно, от Франко к королю Хуану Карлосу.

ГОЗМАН: Хуану Карлосу.

СВАНИДЗЕ: Уникальный переход.

ГОЗМАН: Уникальный. Вот они смогли это сделать. Слушай, они смогли это сделать. Это сделали сами испанцы, без всякого внешнего владычества, внешней оккупации и так далее.

СВАНИДЗЕ: Ну, у нас тоже было нечто вроде этого. Перестройка, развал Советского Союза.

ГОЗМАН: Август 1991-го.

СВАНИДЗЕ: Да.

ГОЗМАН: Почему провалился путч? Сегодня мой друг Проханов рассказал какую-то совершенно конспирологическую историю, что путч на самом деле сам против себя устроил Горбачев, для того чтобы… А потом сам себя предал.

СВАНИДЗЕ: Они любят такие вещи: американцы сами по себе запустили ракеты, по Башням-близнецам.

ГОЗМАН: Да-да-да, конечно.

СВАНИДЗЕ: Горбачев сам против себя устроил путч.

ГОЗМАН: Да-да-да, разумеется. Но на самом деле я глубоко убежден, что путч не удался из-за Коли и из-за меня. И из-за кого-то еще из вас, здесь сидящих. Потому что когда вокруг Белого дома встало 100 тысяч человек, то взять Белый дом спецназу, или как он тогда назывался, было вообще раз плюнуть. Я помню эти баррикады, которые мы там построили, цирк, из картона вообще там часть баррикад была.

Но они не могли, совершенно было очевидно, что нельзя взять Белый дом, не убив некоторое количество людей. Они не хотели убивать людей. Причины могут быть разные, вовсе не обязательно гуманистические, но они не хотели убивать людей. Поэтому я знаю, что если бы нас там не было…

СВАНИДЗЕ: В чем сейчас, кстати, обвиняют путчистов – они, их сторонники, говорят, что они слабаки.

ГОЗМАН: Конечно, конечно.

СВАНИДЗЕ: Просто слабаки.

ГОЗМАН: «Мы этой ошибки не повторим, – говорят нам сегодня, – и даже не думайте». Так вот, если бы мы там не стояли, то конечно, они бы взяли Ельцина, шлепнули его, не знаю, прямо в коридоре, наверное, и так далее. И у нас была бы немножко другая история.

Я думаю, что выбор, этот выбор, который, мне кажется, есть у нас с тобой и у всех сидящих, быть русским или евреем, или кем угодно, быть таким или сяким, для самого себя решать, что значит быть русским, что значит быть христианином, и прочее.

У меня друзья приехали из Германии, верующие люди, ходят в церковь, соблюдают обряды христианские, все нормально. Вдруг выясняем, что у них два пацана, подростки, они некрещеные. Это как? А почему они некрещеные? «Ну ты знаешь, это такой важный акт, крещение, что мы не можем за них решать. Вот они вырастут, и примут решение сами». О! Мы говорим о том, что он некрещеный, не дай бог, с ним что случится – это все ерунда. Человек сам должен решать.

Так вот, я думаю, что не только человек может решать, но мне кажется, я не вижу оснований считать, что так не может случиться с народом, со страной. Я не думаю, что эта предопределенность так уж… То есть она, конечно, довлеет, но я не думаю, что мы не можем выйти из этой колеи. Мне кажется, что можем.

СВАНИДЗЕ: Как тебя после Проханова-то заколбасило.

ГОЗМАН: Ты знаешь, это у меня давно. Это только кажется, что это от Проханова, нет.

СВАНИДЗЕ: Дорогие друзья, я еще могу очень долго и с огромным удовольствием и интересом разговаривать с моим старым-старым товарищем и другом Леонидом Яковлевичем Гозманом, но я хочу предоставить вам эту возможность. Задавайте вопрос.

ИЗ ЗАЛА: Можно?

СВАНИДЗЕ: Да, пожалуйста.

ИЗ ЗАЛА: Я прошу прощения, я задержался, не все слышал.

СВАНИДЗЕ: Мы вас извиняем.

ИЗ ЗАЛА: Но мне показалось, что в вашем политическом споре отсутствует экономика.

СВАНИДЗЕ: Но Леонид Яковлевич не экономист, и я не экономист.

ИЗ ЗАЛА: Объясняю. Нет свободы самой по себе. Если у вас нет экономической свободы, то вы не можете быть свободным. Понимаете, то самый пресловутое или не пресловутое, то, о чем говорит политэкономия, то, о чем говорил Маркс – это существует. Существуют законы общественного развития. И согласно этим законам, хотим мы или не хотим, через какое-то время мы все равно будем жить так, как в Европе, политический строй наш будет такой, как в Европе, или какой-нибудь придурок нажмет кнопку, и мы вернемся в каменный век. Вот это мое личное мнение о будущем всего человечества.

И вот то, что мы видим сегодня в Европе – это не только свободы, общечеловеческие ценности и так далее, это еще экономические свободы. Когда мы говорим об освобождении крестьян в 1861 году, и когда крестьяне – где свобода, украли свободу! Землю надо было давать. Почему большевики смогли увести за собой безграмотных людей? Очень просто: «Мир народам, фабрики рабочим, земля крестьянам».

СВАНИДЗЕ: Но они обманули.

ИЗ ЗАЛА: Естественно! Мало того, что они обманули – они строй не изменили. Монархия, Сталин больше имел прав, чем Николай II.

СВАНИДЗЕ: В смысле больше власти?

ИЗ ЗАЛА: Да, в смысле власти, в смысле своих властных возможностей. Что произошло? Не поменялся феодальный строй. Отменили частную собственность на средства производства, то есть полный маразм.

СВАНИДЗЕ: Давайте дадим возможность Леониду Яковлевичу…

ИЗ ЗАЛА: Да, я прошу прощения.

ГОЗМАН: Честно говоря, не вижу предмета для спора. Я понял.

СВАНИДЗЕ: Нет, на самом деле ты не уходи здесь от ответа в такой вежливой форме, потому что тебе предлагают в значительной степени все-таки вариант экономического детерминизма. Согласен ты с ним?

ГОЗМАН: Нет, конечно. И понимаете, все же вместе развивается, все развивается вместе, и где там производительные силы, а где эти самые отношения, и что на что влияет – да все на все влияет. Все на все влияет, понимаете? Например, пожалуйста, посткоммунистические реформы, и не только в нашей стране, а во многих странах, они были, прежде всего, конечно, во главе угла была экономика – создание частной собственности, рынка, конкуренции и так далее.

Но вдохновлялись эти реформы именно идеями, а не чем-нибудь еще. Народ выходил у нас в конце 80-х на эти грандиозные митинги не за частную собственность и не за отмену на монополию внешней торговли, а за дух, за идею, за человеческое достоинство, и так далее. Поэтому все на все влияет, детерминизма нет и быть не может.

ИЗ ЗАЛА: Вы совершенно правы, все на все влияет. Но есть один момент, который, мне кажется, многие не заметили.

СВАНИДЗЕ: Если можно, только коротенько, чтобы дискуссию…

ИЗ ЗАЛА: Да. В 1987 году настал конец СССР. С законом о кооперативах и индивидуальной трудовой деятельности. И в 1991 году уже был вовсю капитализм, в 1988 году закончилась монополия государства на внешнеэкономическую деятельность. Вот это мы забываем.

СВАНИДЗЕ: Спасибо. Извините. Вы знаете, я вам тоже скажу, вы в принципе говорите правильные вещи, на мой взгляд, я с вами согласен. Но только исторический зазор между экономической необходимостью и политической и общественной реальностью может составлять века. Как мы видим в Африке, как мы видим в Латинской Америке. Вы ориентируетесь только на Европу, где это соответствие более железное, а в других частях света? Поэтому здесь можно, знаете, ждать долго.

ГОЗМАН: Я бы добавил, что Советский Союз был экономически неэффективен ровно в тот момент, когда его родили, когда его построили, он уже в этот момент был экономически неэффективен и экономически обречен. Но тем не менее он так почти 70 лет простоял, сделал, наверное, много хорошего, но еще больше плохого.

СВАНИДЗЕ: Не рухнули бы цены на нефть – мог еще простоять.

ГОЗМАН: Даже с рухнувшими ценами на нефть, между прочим, тоже можно было еще несколько лет держаться. Можно было держаться, ничего.

СВАНИДЗЕ: Здесь, конечно, есть зависимость, несомненно, вы правы. Но она не такая прямая, исторически, во всяком случае. Спасибо. Еще вопросы, пожалуйста.

ИЗ ЗАЛА: Что мы сегодня построили?

СВАНИДЗЕ: Если мы что-то построили. Что мы построили – капитализм? И какой это капитализм.

ГОЗМАН: Вы знаете, это, безусловно, капитализм, потому что в основе нашей экономики лежит все-таки частная собственность. Но это капитализм, то, что называют «crony capitalism», или капитализм для своих, и так далее. У нас 1% нашего населения контролирует 75% национального богатства.

СВАНИДЗЕ: На первом месте в мире.

ГОЗМАН: На первом месте в мире. Второе и третье место с 58% делят Таиланд и Индия. Соединенные Штаты на восьмом, по-моему, месте с 42%, ни одной европейской страны в десятке нет вообще. В Мексике – 30%. Это то, что мы построили.

СВАНИДЗЕ: То есть это индекс имущественного неравенства?

ГОЗМАН: Нет, индекс имущественного неравенства – это 10 к 10. Это 10 верхних, или индекс Джини, 10 верхних к 10 нижним.

СВАНИДЗЕ: Это не вариант индекса Джини, нет?

ГОЗМАН: Нет, это не вариант индекса Джини, это другое. 10 к 10, по индексу Джини у нас 89. То есть верхних 10% у нас контролируют 89% национального богатства. Соотношение 10 к 10 при Ельцине было ужасно – 13. В 2000-х стало 17, сколько сейчас – не знаю, но еще выросло. Но при этом это все равно капитализм, ну и что – в Африке тоже капитализм.

СВАНИДЗЕ: В Венесуэле капитализм.

ГОЗМАН: В Венесуэле капитализм, да, классный совершенно. Но там хорошо, там Уго Чавес в виде птицы является к президенту и дает ему указания, как ему управлять страной.

СВАНИДЗЕ: Но там сейчас замечательно, уже договорились о том, что они все-таки достроят завод по производству автоматов Калашникова. С учетом того, что у них нет туалетной бумаги, как они будут заменять автоматами Калашникова предметы первой необходимости? Но будут.

ГОЗМАН: Мне сегодня один из адъютантов – или секундантов – Александра Андреевича Проханова сказал замечательную вещь: что мы, либералы (лично я в том числе) разрушили военно-промышленный комплекс советский. Я никогда в себе таких сил не чувствовал. Представляете, военно-промышленный комплекс – и я? Я его разрушил, горжусь. Потому что мы противопоставляли пушки и масло. А на самом деле, если у тебя нет пушек, у тебя отберут твое масло, потому что масла на всех все равно не хватает. Поэтому нужны пушки, чтобы отбирать чужое масло, и не дать чужим отобрать свое.

СВАНИДЗЕ: Масло должно быть машинное, прежде всего.

ГОЗМАН: По-видимому, да. Причем идея, что можно сделать так, чтобы сливочного масла хватало на всех, если с умом руководить, и даже его девать будет некуда, как в большинстве стран и происходит – это как-то в голову моих оппонентов почему-то не приходит.

СВАНИДЗЕ: Прошу вас, вопрос.

ИЗ ЗАЛА: А как вырастить свободных людей, вырастить новое поколение, которое поймет, что такое свобода, будет ценить ее?

СВАНИДЗЕ: Вот это вопрос, с которым я к тебе приставал, между прочим.

ГОЗМАН: Серьезно?

СВАНИДЗЕ: Да, конечно.

ГОЗМАН: А я не заметил.

СВАНИДЗЕ: Да, на протяжении всего разговора. Ну вот как ты будешь? А ты говоришь: «А мне наплевать на эти миллионы, которые со мной не согласны». Вот как? Тебе задает вопрос человек, как вырастить.

ГОЗМАН: Я зато правду сказал. Я сказал правду – мне на них наплевать.

СВАНИДЗЕ: Если тебе наплевать, как ты будешь выращивать свободного человека? Скажи: «Мне наплевать».

ГОЗМАН: Ты знаешь, дело вот в чем. Я чувствовал некое освобождение после выборов в Государственную Думу – теперь все стало хорошо, политики больше нет, как публичной борьбы за власть, ее просто больше не существует. Никакие партии больше не нужны, выдвигаться никуда не надо. В гробу я видал выборы и мнение избирателей. Вот в гробу я видал мнение избирателей теперь. А раньше – нет, раньше приходилось об этом думать, но безуспешно.

Смотрите, мне кажется, что есть несколько вещей. Одна вещь – это просвещение. Ну например, надо опровергать тот миф, что успехи нашей страны связаны только исключительно с авторитаризмом, диктатурой, тиранией, безумием Ивана Грозного, Сталина и так далее. Вот это миф, это неправда, это просто неправда. И этот миф надо опровергать, должна быть другая история. Должна быть другая история в том смысле, что Московское царство и эта Орда в основе и так далее – что это единственный путь русского человека и России. Нет, была Новгородская республика, была Псковская республика, была Западная Русь. Вообще много чего было на самом деле. Вот эти мифологии надо опровергать, это номер раз.

Номер два – если бы у меня была власть, или если это касается собственных детей или частной школы и так далее, то я вам показывал слайд вначале про то, как такой совершенно не политический опыт готовит человека к свободе или к несвободе. Человека надо готовить к свободе. Школьная программа, программы детских садов, всего прочего должны быть ориентированы на то (если мы этого хотим, а я этого хочу, например), чтобы готовить детей, учить их, помочь им научиться – этому нельзя научить – использовать свободу.

СВАНИДЗЕ: Извини, я тебя перебью. Понимаешь, это замкнутый круг. Потому что ты говоришь – надо опровергать. Как ты будешь опровергать, когда у тебя нет средств массовой информации? Как ты будешь воспитывать детей, когда учебники пишешь не ты? В учебниках написано другое. Если в учебниках было бы написано то, что ты хочешь, уже никого, значит, не надо было бы воспитывать, уже все в порядке, уже все состоялось, наши в городе. Но наших в городе нет, учебники пишут другие люди, по телевизору выступают другие люди. В этих условиях как воспитывать свободного человека?

ГОЗМАН: Во-первых, у нас нет средств массовой информации, но мы еще от них отказываемся. Когда приличные люди мне говорят, что они брезгуют ходить к Соловьеву… А ты не брезгуй, это твой гражданский долг на самом деле. У тебя там будет 100 человек зрителей с другой стороны экрана, нормальных, которые тебя услышат – ради этих 100 и говори. Это вообще, между прочим, роль, и задача, и миссия русской интеллигенции всегда была, которой сегодняшняя наша интеллигенция пренебрегает, высокомерно относясь ко всем, кто с ними не согласен.

СВАНИДЗЕ: А тебе скажут, что ты изображаешь Васисуалия Лоханкина. Вот тебе русский интеллигент. Потому что ты идешь в студию, там да, ты замечательные вещи говоришь, ты не сдаешься, ты не прогибаешься. Но их 28 человек, тебя пинают, счет на табло, и в глазах всех людей, которые смотрят, ты абсолютный проигравший, ты абсолютный лузер. И они, конечно, пойдут за победителями, потому что за ними сила, власть, смех, которым они тебя обдают. Пусть это тупой смех, животный смех, пусть они чувствуют, может быть, даже (хотя далеко не все чувствуют), что правда на твоей стороне, но сила-то на их стороне. И ты идешь туда, чтобы им показать: сила не за тобой, сила за теми, кто там над тобой регочет.

ГОЗМАН: А вот те, кто ко мне подходят на улице – я им помогаю быть свободными. Им, этим людям. Я не могу помочь всем, у меня нет такой возможности. У меня нет возможности заменить школьные учебники, ты прав совершенно. Но у меня есть возможность, и, как ты знаешь, я ею пользовался. Есть один проект, в котором ты участвуешь, проект «Твоя история», когда дают возможность детям, и главное, учителям истории получать альтернативную информацию.

Если спрашивать, как это сделать здесь и сейчас, то это сделать нельзя. Нельзя добиться свободы здесь и сейчас, это очень долгий путь. Я не знаю, насколько – на десятилетия или на века, но это путь. И либо мы по нему идем, тогда есть шанс прийти, либо мы не идем и ждем неизвестно чего, марсиан, или не знаю чего. Ждать, пока вымрут – помнишь, были такие идеи замечательные, что вымрет это поколение, не будут голосовать за коммунистов. Нихрена, другие приходят. Система сама себя воспроизводит.

Есть еще одна очень важная вещь. Я думаю, что свободные люди, они часто в меньшинстве. Ну посмотрите, все-таки Brexit, Трамп и прочие радости показывают, что в общем, это и там проблема на самом деле, а не только у нас. Марин Ле Пен, наша боевая подруга. Это везде серьезная проблема. Но мне кажется, что реалистичная задача – не весь народ, а часть народа, если говорить о задаче как о миссии. Помочь стать свободными части народа. Эта часть может быть маленькой, но это неважно, это лучшая часть.

Толстого спрашивали: «Почему пишете о дворянах?» – «Потому что это класс, который я знаю и люблю». Класс, который я знаю и люблю – это русская интеллигенция. И да, действительно, они мне ближе, чем все остальные, и я хочу для них, им помочь.

СВАНИДЗЕ: Я бы задал вопрос о Brexit и Трампе, потому что они у меня тоже не вызывают симпатии – ни решение по Brexit, ни победа Трампа. Но к свободе это, на мой взгляд, не имеет отношения. Это другая плоскость совершенно, почему свобода?

ГОЗМАН: Имеет.

СВАНИДЗЕ: Это имеет отношение к популизму. А популизм – это тоже черта свободного общества, куда деваться.

ГОЗМАН: Ну, далеко уйдем. Есть понимание свое.

СВАНИДЗЕ: Еще вопросы.

ИЗ ЗАЛА: У меня вопрос. Я хотела бы вас покритиковать за нежелание доносить до широких масс, так скажем, свою просветительскую позицию. Этим в свое время прославились наши ребята-реформаторы в 90-х, когда так же рассчитывали на думающую прослойку таких же, как они, и не получили при этом совсем популярности, своими реформами. И до сих пор, если вспоминать покойного Егора Тимуровича Гайдара, он рассчитывал на свою интеллектуальную аудиторию.

С вашим интеллектом, с вашим хорошим, так скажем, мотивом доносить до широких масс – о’кей, не для широких в вашем понимании масс – вы должны, наоборот, просвещать массы. Вы должны, чтобы они тянулись к вашему уровню, но никак не работать на ту аудиторию, которая и так это все понимает.

Я хочу сказать просто про себя. Я очень свободолюбивый человек, но иногда моя критичность мне мешает. Очень часто, когда я проезжаю мимо Музея ГУЛАГа (я имею отношение к этому музею), таксистам говорю: «Ребята, вот Музей ГУЛАГа, будет время зайдите». И очень часто слышу в ответ: «Чего, ГУЛАГа? Это кто, Гулагян?» – то есть люди не знают.

Раньше меня трясло, я заводилась, начинала просто безапелляционно действовать. Сейчас, за последние полгода, я поняла, что если я не буду их просвещать, будет только хуже. И я вам желаю, чтобы вы осознали эту ответственность, какая на вас есть, и что вы можете как раз сделать лучше наше общество и свободнее, если вы найдете в себе силы работать на более широкую аудиторию. Спасибо.

СВАНИДЗЕ: Вот трудовые массы-то чего от тебя хотят.

ГОЗМАН: Да. Слушайте, а что еще я могу сделать? У меня сегодня мои глупости слушало, или вечером будет слушать, я не знаю сколько, какая аудитория у Соловьева, «Поединка».

СВАНИДЗЕ: Немало, наверное.

ГОЗМАН: Миллионов 20?

СВАНИДЗЕ: Я не знаю, не считал, но хорошая.

ГОЗМАН: Ну вот, я обращаюсь к широким народным массам. Кто услышит, я буду рад. А что я еще могу делать?

СВАНИДЗЕ: Щедрее, щедрее дари себя людям.

ГОЗМАН: Я понял, хорошо. И они к тебе потянутся.

СВАНИДЗЕ: Пожалуйста, вопрос.

ИЗ ЗАЛА: Скажите, пожалуйста, в начале нашей встречи вы сказали, что власть постоянно проверяет границы дозволенного. Ну, границы, наверное, обозначены – Конституцией, уголовным правом и так далее. Я как психолог знаю две категории людей, которые постоянно проверяют границы дозволенного: это маленькие дети и асоциальные личности. К кому относится наша власть? Может, это какая-то третья категория, которую я не знаю? Спасибо.

ГОЗМАН: Вы знаете, коллега, мне не кажется убедительной эта типология, которую вы привели. Просто она мне кажется неубедительной, честно говоря. Границы проверяют все, по-моему.

ИЗ ЗАЛА: Если можно. Леонид Яковлевич, в 1990 году вы перевели такую книгу Виктора Франкла «Человек в поисках смысла». Это было такое очень знаменательное событие для меня. Сегодня я только от девушки услышал такую категорию, как свобода и ответственность, вспомнил про ответственность. То есть у Франкла это свобода и ответственность, совесть.

ГОЗМАН: Он говорил, что на восточном побережье США стоит статуя Свободы, надо за западном поставить статую Ответственности.

ИЗ ЗАЛА: В том числе, да. Что не просто о свободе можно говорить, а об экзистенциальной свободе, которая всегда – чем выше свобода, тем больше ответственности. Спасибо вам за ваше выступление. Я понимаю, что, наверное, ваша свобода в выступлениях на телевидении связана с вами вашей ответственностью. Наверное, это какой-то экзистенциальный поворот, то есть вы считаете это своим долгом, мне кажется.

И еще я хотел, если в контексте, Ильдар Дадин, например – тоже свобода, ответственность. Вы здесь что можете сказать?

ГОЗМАН: Вы знаете, я не знаю Ильдара Дадина лично, хотя я на какой-то пикет выходил, еще что-то такое делал. Несколько раз по телевизору, и сегодня тоже, упоминал его, просто чтобы люди знали. Я его не знаю. Я понимаю, что это безобразие, и надо добиваться его освобождения. А что он за человек и зачем он это делал, я не знаю.

А в моем собственном телевизоре, я могу по секрету сказать, есть еще один, может быть, не очень достойный мотив: я получаю удовольствие, когда они бесятся и ничего сделать со мной не могут.

СВАНИДЗЕ: Леонид Яковлевич Гозман. Спасибо большое.

ГОЗМАН: Спасибо.

СВАНИДЗЕ: Дорогие друзья, мы с вами прощаемся до февраля месяца, по всей видимости. Если будет возможность встретиться в январе, мы вас оповестим. Но скорее всего, на данный момент до февраля. И, пользуясь случаем, поздравляю вас с наступающим. Удачи вам, счастья в следующем году!

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 3 февраля 2017 > № 2060888 Леонид Гозман


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 февраля 2017 > № 2060881

Первые жертвы Трампа

Питер Сингер (Peter Singer), Project Syndicate, США

Когда Дональд Трамп был избран президентом США, я не присоединился к тем, кто вышел на улицы в знак протеста. Я подумал, что надо уважать демократические процедуры, независимо от того, насколько шокирующими могут оказаться их последствия, и что надо подождать, пока администрация Трампа не даст нам какого-либо повода для протестов.

Долго ждать не пришлось. Спустя восемь дней после вступления Трампа в должность первые различимые жертвы его президентства оказались в новостях всех ведущих СМИ. Своим указом Трамп приостановил приём сирийских беженцев, а также временно запретил въезд новых беженцев (вне зависимости от того, откуда они) и иммиграцию в любом виде из Ирана, Ирака, Ливии, Сомали, Судана, Сирии и Йемена, тем самым, нанеся мгновенный вред всем тем людям, которые уже находились на пути в США. Ещё большему числу людей этот указ помешал выехать из США.

Оправдывая это решение, Трамп заявил, что «никогда не забудет уроки 11 сентября». Но как раз это он, похоже, и сделал. Захватившие самолёты террористы приехали из Египта, Ливана, Саудовской Аравии и ОАЭ. Всех этих стран новые правила не коснулись. Между тем, как показало исследование, проведённое Алексом Новрастехом, аналитиком по вопросам иммиграционной политики в либертарианском Институте Катона, в течение 40 лет, с 1975-го по 2015-й годы, ни один человек в США не стал жертвой терактов, совершённых иностранцами, приехавшими из какой-либо из семи стран, отмеченных Трампом в его указе.

Иранцы, многие из которых являются легальными резидентами в США, особенно возмущены. Трита Парси, президент Национального ирано-американского совета, отмечает, что в Исламском государстве (ИГИЛ) больше боевиков из Соединённых Штатов, чем из Ирана. И это неудивительно, если учесть, что ИГИЛ — это суннитская организация, которая считает шиитов, составляющих, как минимум, 90% населения Ирана, вероотступниками, которых можно безнаказанно убивать.

Запрет на иммиграцию из семи стран стал сюжетом драматических телерепортажей, потому что пострадавшие из-за него люди имеют возможность поговорить об этом со СМИ. Иная ситуация складывается с сокращением общего количества беженцев, которых страна готова принять в 2017 году, со 110 тысяч до 50 тысяч, и вообще с приостановкой всей программы переселения беженцев на четыре месяца. В условиях мирового кризиса беженцев президент Барак Обама доказывал, что США, действуя в духе слов Эммы Лазарус, начертанных на Статуе Свободы, должны выполнить свою часть работы в обеспечении «сгрудившихся масс, стремящихся дышать свободно», новым домом. Трамп отвернулся от этих принципов.

Его указ станет первой проверкой на способность американских судов ограничивать президентскую власть Трампа. Судьи временно заблокировали некоторые аспекты этого указа, например, люди, которые, согласно этому указу, были задержаны по прибытии в США, уже не могут быть депортированы. Однако пройдёт некоторое время, прежде чем суды решат все вопросы, возникшие из-за новых запретов.

Среди них выделяется вопрос о дискриминации на религиозной почве. Указ гласит, что после возобновления программы переселения беженцев госсекретарь должен будет «в той степени, в какой это разрешено законом», отдавать приоритет просьбам об убежище от представителей преследуемых религиозных меньшинств. Хотя в самом указе не упоминается какая-либо конкретная религия, Трамп заявил в телеинтервью, что хочет дать приоритет христианам. Поскольку конституция США запрещает правительству поддерживать какую-либо религию, ещё предстоит увидеть, выдержит ли этот пункт указа строгую юридическую проверку.

Не меньшую озабоченность вызывает и угроза свободе слова в пункте, устанавливающем, что США «не могут и не должны принимать тех, кто не поддерживает Конституцию». Рассказывая об этом указе, Трамп заявил: «Мы хотим принимать в нашу страну только тех, кто будет поддерживать нашу страну и кто глубоко любит наш народ».

Я сам являюсь обладателем грин-карты, то есть легальным, постоянным резидентом США без гражданства. Я писал о недостатках американской конституции. И как бы сильно я ни восхищался многими американцами, я бы не смог зайти так далеко, чтобы сказать, что «глубоко люблю» американский народ в целом. Означает ли это, что мне теперь будет запрещён въезд в США? Будет ли это соответствовать принципам свободы мысли?

По мнению Новрастеха, указ Трампа практически никак не поможет повысить безопасность США. Трамп неоднократно заявлял, что всегда будет ставить на первое место интересы американцев. Но будут ли ему бесконечно важнее американские интересы, чем интересы всех остальных? На фоне тех страданий, которые причинил его указ, возникает впечатление, что Трамп вполне может оказаться настолько неэтичным, или, что в данном случае то же самое, настолько безумным.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 февраля 2017 > № 2060881


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 февраля 2017 > № 2060880

Возможна ли «новая Ялта»? Слово — Европе

Вадим Штепа, Delfi.lt, Литва

Первый телефонный разговор между Владимиром Путиным и вступившим в должность президента США Дональдом Трампом, состоявшийся 28 января, не принес каких-то сенсаций, вроде немедленного снятия санкций с России.

Собеседники ограничились лишь договоренностью о поддержании регулярных контактов и продолжении сотрудничества в борьбе с международным терроризмом, в первую очередь, с «Исламским государством» (запрещенная в России организация — прим. ред.).

Тем не менее, политологи уже давно обращают внимание на странную симпатию, которую Трамп неизменно высказывает по отношению к Путину — как в период предвыборной кампании, так и уже в статусе избранного президента. Исторические аналоги вспомнить трудно — чтобы кандидат в американские президенты рассыпался в комплиментах какому-то зарубежному лидеру. Тем более, к такому, который ведет агрессивную внешнюю политику, ностальгирует по рухнувшему СССР — главному мировому сопернику США, и у которого в стране антиамериканская пропаганда фактически стала официальной.

Как сообщают СМИ, Трамп и Путин в ходе своего диалога, среди прочего, договорились о «координации» действий США и России в Сирии. 70-летнего Дональда Трампа иногда сопоставляют с другим республиканцем, Рональдом Рейганом, занявшим пост президента США в 69 лет и также выходцем из шоу-бизнеса. Однако невозможно представить, чтобы Рейган, одержав победу на выборах 1980 года, позвонил бы Брежневу и предложил ему «сотрудничество» по борьбе с повстанцами в Афганистане, в который СССР тогда ввел войска. Этот исторический контраст наглядно показывает, насколько глубоко отличаются эпохи.

Вместе с тем, нынешняя эпоха постмодерна характеризуется и обилием исторических «ремейков». Например, террористическое «Исламское государство» уже заняло в пропаганде роль «нового Гитлера», борьба с которым требует международной коалиции.

И в России уже появляются проекты организовать историческое повторение Ялтинских соглашений 1945 года, которые предопределили устройство послевоенного мира. Только если тогда встречались руководители СССР, США и Великобритании, то сегодня предлагается организовать встречу лидеров России, США и Китая. Причем провести ее в той же Ялте, что станет фактическим признанием аннексии Крыма. Об этом проекте в газете «Ведомости» написал российский философ Александр Рубцов. Пока еще такая встреча может выглядеть фантастической — но история любит преподносить сюрпризы.

Победа Трампа на президентских выборах в США в прошлом году тоже многим казалась невероятной, а всего 5 лет назад никто не ожидал, что Россия начнет войну против Украины. Нынешняя Россия пытается играть с США и Китаем «на равных», хотя это никак не соответствует ее реальному месту в мировой экономике. Если доля США в мировом ВВП составляет почти четверть (24,41%), Китая — 15,41%, то России — всего 1,77%. Тем не менее, главным основанием ее участия в предполагаемой коалиции считается наличие у России ядерного потенциала, по-прежнему второго в мире после США.

Когда влиятельность стран на мировой арене определяется не экономикой, а силовой мощью, это возвращает нас в эпоху ХХ века. И вновь ставит исторические вопросы — почему же падение мирового коммунизма и распад СССР так и не привели к новому мировому порядку без угрозы глобальных войн, о чем многие мечтали в начале 1990-х годов?

Кстати, можно вспомнить такой интересный факт — хотя США никогда де-юре не признавали включение стран Балтии в СССР, они после Ялтинских соглашений признали это де-факто. Даже в 1991 году, до августовского путча, тогдашний президент Джордж Буш-старший обращался к лидерам Украины с призывом «не выходить из СССР». Американцы тогда еще мыслили категориями «геополитических блоков», и их вполне устраивало, что все советское пространство контролирует «реформатор» Горбачев. А распада СССР они опасались как возможности хаоса на этом пространстве. Тем не менее, СССР все-таки распался, причем достаточно бескровно (если сравнивать, например, с Югославией).

Однако, глядя из сегодняшнего дня, можно отметить одно важное упущение той эпохи, которое повлекло за собой печальные последствия. Сразу после распада СССР не было созвано никакого международного форума (подобного, например, Хельсинкскому совещанию 1975 года), который бы зафиксировал эти геополитические изменения и определил бы новые демократические форматы отношений между постсоветскими странами и возникавшим тогда Европейским Союзом. Многие политические лидеры тогда просто решили, что свобода пришла сама собой и расслабились…

А в начале 2000-х годов мировые цены на нефть и газ резко пошли вверх, это небывало обогатило российскую экономику и привело к новому пробуждению имперских амбиций Кремля. Но Европа, как оказалось, была к этому совсем не готова! Приход к власти Трампа стал историческим ответом на иллюзию, будто глобальные либеральные ценности победили легко и навсегда, тогда как они нуждались в активном развитии и защите. Сегодня главным защитником этих ценностей выступает Евросоюз — и поэтому уже можно заметить, что именно Европа становится основной мишенью российской имперской пропаганды.

А с Америкой Трампа путинская Россия надеется договориться — потому что и Трампу, и Путину свойственно «блоковое» мышление. Диалог на основе ценностей они не воспринимают всерьез — потому что считают себя «прагматиками». Однако голый расчетливый «прагматизм» иногда может давать катастрофические сбои. Об этом знает и сам Трамп, бизнес которого неоднократно банкротился. Это понимает и Путин, которому Крым и восточные области Украины казались «легкой добычей», но привели к нарастающим международным санкциям против России.

Недавно Трамп подписал указ о выходе США из Транстихоокеанского партнерства, которое объединяло 12 демократических стран региона и в совокупности составляло 40% мировой экономики. Это объединение составляло весомую конкуренцию растущей экономической мощи Китая. Интересно, что Трамп часто допускает антикитайскую риторику, но фактически выход США из Транстихоокеанского партнерства, напротив, только усиливает роль Китая на Дальнем Востоке.

Такой же изоляционистский «прагматизм» Трамп демонстрирует и по отношению к традиционным для Запада трансатлантическим связям. Хотя ослабление этих связей автоматически приведет к ослаблению самих США, иными словами — к результатам, прямо противоположным его предвыборному лозунгу «Make America great again!»

«Новая Ялта» предусматривает, что все постсоветское пространство становится российской «зоной влияния». В обмен на совместную операцию на Ближнем Востоке Трамп готов закрыть глаза на неоимперские амбиции Путина по отношению к соседним странам. Вопрос состоит в том — скажет ли, наконец, свое весомое слово Европа? Согласятся ли свободные европейцы быть объектами очередного «раздела мира» между сверхдержавами?

Те, кто мечтает о «новой Ялте», явно недооценивают масштаба изменений, которые произошли в мире с начала 1990-х годов. Глобализацию нельзя недооценивать и она вполне может дать свой решительный гражданский ответ тем президентам, которые мечтают сесть в кресла «мировых вождей» прошлой эпохи. Когда-то падение Берлинской стены также было именно гражданской революцией, не планировавшейся политиками. И возможно, исполнятся пророческие строки Виктора Цоя, закончившего свой земной путь в Латвии: «И умрет Апрель, и родится вновь, и придет уже навсегда»…

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 февраля 2017 > № 2060880


США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 февраля 2017 > № 2060877

Трамп выбил Европу из седла

Европейские лидеры собираются в пятницу на Мальте, чтобы продемонстрировать единство по миграционному кризису, однако у них нет единства по тому, как вести себя с президентом США.

Сесиль Дюкуртье (Cécile Ducourtieux), Le Monde, Франция

Европейский Союз, по всей видимости, не готов к дипломатии «твитов» и бахвальства или повороту на 180 градусов, чтобы приспособиться к геополитической и торговой революции, к которой, с его слов, стремится Дональд Трамп.

До намеченного на 3 февраля саммита в Валетте лидеры ЕС не торопились воспользоваться первой встречей после инаугурации 45 президента США для безусловного осуждения принятых им решений и агрессивных заявлений.

Тем не менее, Европа может оказаться как никогда ослабленной и изолированной в результате резкого поворота в американской политике после ухода Барака Обамы.

Глава Европейского совета Дональд Туск в свою очередь направил руководству ЕС 31 января письмо под заглавием «Вместе мы устоим на ногах, по одиночке — рухнем». В нем он назвал заявления новой американской администрации «угрозой» для Евросоюза в той же мере, что Россию и «Исламское государство» (запрещенная в РФ террористическая организация — прим.ред.): «Перемены в Вашингтоне ставят ЕС в трудное положение с новой администрацией, которая, по всей видимости, хочет поставить под сомнение 70 лет внешней политики США». Трамп действительно назвал НАТО «устаревшей» и провозгласил развал ЕС.

Туск, бывший польский премьер, уделяет большое внимание российской угрозе и недавно побывал в турне по Прибалтике, которая тоже в ужасе при виде военных учений России на Украине и перспектив изоляции и ослабления Европы в случае сближения Вашингтона и Москвы.

До недавнего времени страны Центральной и Восточной Европы сомневались в необходимости движения в сторону европейской обороны — так были убеждены, что Вашингтон в любом случае останется их непоколебимым защитником. Поэтому произошедшее стало для них тяжелейшим ударом.

«Личные размышления»

Как бы то ни было, Туск стоит во главе организации, которая призвана объединить интересы 28 стран-членов, одна из которых, Великобритания, выходит из ЕС, и подтвердил «особые отношения» с США. «Письмо Дональда Туска — личные размышления, которые вносят вклад в дискуссию о будущем ЕС», — отметили в среду в его окружении.

Таким образом, на Мальте европейским лидерам нужно будет воздержаться от слишком резких заявлений во имя важнейших траснсатлантических связей, которые они стремятся сохранить вопреки выпадам против ЕС американского лидера, поддержавшего Брексит. В Брюсселе слова Миттерана «нужно подождать» актуальны, как никогда.

«Не может быть и речи о том, чтобы вступить в полемику, которая может обостриться. Пока что решения Вашингтона выглядят довольно невнятными. Рано или поздно Трампу придется вернуться к трансатлантическим связям», — считает дипломатический источник, отражая распространенное в Брюсселе мнение. В Еврокомиссии не хотят «подливать масла в огонь или участвовать в истерии», — полагает другой источник.

«Хотя Париж и Берлин выступают за жесткую линию, остальные не хотят вступать в полемику с Трампом из страха спровоцировать ответную реакцию с его стороны», — считает еще один дипломат. И разве возможно говорить в один голос, если некоторые, вроде венгерского премьер-министра Виктора Орбана, приветствуют его антииммиграционное постановление, которое осудили Ангела Меркель и Франсуа Олланд.

Саммит в Мальте может дать повод для утверждения европейских ценностей свободы и прав человека. Процесс должен прийти к завершению в Риме 25 марта, день 60-летия основополагающего европейского соглашения. Эта символическая встреча должна стать настоящим ответом Трампу и всем антиевропейским силам, которые подрывают ЕС изнутри.

Цель мальтийского саммита как раз-таки заключается (помимо обязательств по урегулированию миграционного кризиса в Центральном Средиземноморье) в том, чтобы подготовить будущую «римскую декларацию» на заре эры Трампа. Дипломаты уже несколько дней трудятся над рабочим документом, с которым удалось ознакомиться Le Monde.

Если верить ему, римская встреча должна подтвердить единство европейцев, их ценностей и коллективной мощи Евросоюза «с более согласованной внешней политикой и расширением инвестиций в оборону». Кроме того, в документе подчеркивается «социальная составляющая» ЕС с Европой, которая приносит пользу всем, а также с эффективной молодежной политикой.

Напряженность

Как бы то ни было, напряженность прослеживается уже сейчас. Франция напирает на продолжении интеграции еврозоны, а Германия предпочитает сосредоточиться на более консенсуальных для ЕС вопросах, таких как внутренняя безопасность и оборона.

Еврокомиссия хотела бы внести свой вклад, предлагая стратегию долгосрочных реформ. Другие же (прежде всего Париж и Берлин) предпочли бы обойтись без слишком амбициозных предложений, которые могут нарушить сформировавшееся сейчас хрупкое единство.

Обсуждение вопроса свободной торговли тоже будет непростым. Нужно ли вновь подчеркивать ее значение для ЕС, если общественное мнение во Франции, Бельгии, Германии и Австрии относится к ней, мягко говоря, без особого энтузиазма?

Еврокомиссия хотела бы ухватиться за возможности, которые открывает выход США из ряда соглашений, чтобы укрепить позиции Европы. В среду Брюссель и Мехико решили «нарастить темп переговоров» о двустороннем соглашении, которые стартовали в середине прошлого года.

Назначение посла США в ЕС может стать первой настоящей проверкой способности ЕС ответить Трампу. Тед Маллок (Ted Malloch), которого пророчат на эту должность, предрекал в интервью ВВС конец евро и сравнивал ЕС с Советским Союзом. Какой будет реакция Брюсселя, если его утвердят, и он будет дальше вести себя открыто враждебно? Хватит ли Евросоюзу смелости сразу же отвергнуть его кандидатуру?

США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 февраля 2017 > № 2060877


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 февраля 2017 > № 2060850

Россия — враг или союзник?

Каспер Стёвринг (Kasper Støvring), Berlingske, Дания

Вопрос о России занимает многих, но какой будет на него разумный и реалистичный ответ? Прежде чем предложить еще одну реалистичную оценку того, как мы должны вести себя с этим большим медведем, позвольте сначала разобраться с тем, что представляется очевидным.

Нет, Россия — не часть Запада; нет, Россия — не образец для Запада; нет, Россия не проповедует последовательную критику ислама; нет, Россия не несет миру либеральную демократию; да, Россия влияет на Запад, в том числе с помощью ложных новостей; да, исторически у России были имперские амбиции, и они могут появиться вновь; и да, Россия нарушила границы суверенного государства и должна быть за это осуждена.

Но! Это не мешает и не должно нам впредь мешать создавать в некоторых областях конструктивные союзы с Россией, чему-то учиться у нее и торговать с ней.

В первую очередь, следует помнить, что Россия не просто действует, Россия отвечает на действия Запада.

Что мешает рассудку и реализму? Им мешает морализм и идеализм. Мировая элита моралистична, но морализм — плохой помощник в вынесении справедливых оценок. Как я писал ранее: в общем и целом, морали уделяется слишком важное место во внешней политике, мораль переоценивают. Мораль — не лучшая шкала для вынесения оценки чьих-то действий. Лучше использовать разум, а не мораль. В моралистический век мораль хорошо выглядит, но морализм может и обманывать людей, он может просто говорить то, что люди хотят услышать. Дорога в ад вымощена благими намерениями.

Либеральные идеалисты ненавидят идею о геополитическом доминировании и сферах интересов, то есть старую добрую силовую политику и соперничество между национальными государствами. Но исторически именно это было прерогативой сверхдержав, например, США, если кто-то забыл. Совершенно естественно стремление доминировать и обезопасить свои соседние территории. Государства совершают не благие поступки, а те, которые обеспечат им выживание.

Теперь, когда избран Трамп, мы, вероятно, еще долгое время будем постоянно слышать голоса тех, кто шокирован произошедшим. Ведь мы до сих пор слышим все эти стоны, что лидером западного мира теперь должна стать Меркель, которая, между прочим, стояла во главе той самой политики, что дестабилизировала Европу и обеспечила ей террор, насилие и чрезвычайные положения (во Франции), а также очень высокую преступность. Мигранты совершили в Германии 142,5 тысяч преступлений лишь за первую половину 2016 года. Это на 40% выше, чем в тот же период в 2015 году, а за весь 2015 год рост этого показателя составил 80% по сравнению с предыдущим годом. Например, в Гамбурге мигранты ответственны за половину всех преступлений, совершенных в первой половине 2016.

Но звучат и голоса разума, например, Ньялль Фергюсон (Niall Ferguson) пишет о новом отношении мира к России, как и журналист Berlingske Анна Либак (Anna Libak) в своей отличной статье, опубликованной в рождественскую неделю. Но Дмитрий Тернин — этого эксперта по России я, конечно, ценю больше всех. Он издал новую книгу, которую я собираюсь прочесть как можно скорее, она называется «Should We Fear Russia», и ее упоминал Флемминг Росе (Flemming Rose) в газете Weekendavisen. А потом с ним не особенно убедительно спорил Самуэль Рахлин (Samuel Rachlin). В одном месте говорилось, помимо прочего, что крупные державы всегда пытаются повлиять друг на друга, что касается и России с США, причем последние были на этом поприще более эффективны. А вот в этом интервью Тренин утверждает следующее:

Страх перед Россией сильно преувеличен, например, весьма маловероятно, что Россия вторгнется в страну НАТО.

То, что Россия высмеивает Запад, а Запад демонизирует Россию (Путина) — опасно и может привести к эскалации ситуации до серьезного конфликта, подразумевающего использование атомного оружия.

Ввести бесполетную зону над Сирией — крайне опасная идея. Иными словами (не тренинскими): Клинтон представляет собой большую угрозу миру, чем Трамп.

Россия признает большую экономическую силу США, но никогда не допустит военного превосходства: суверенитет и безопасность значат все. Русские — уверенный в себе и гордый народ, над которым никогда не доминировала какая-то внешняя власть и который этого и впредь не допустит.

В заключение Тренин говорит, что главный враг России — сама Россия. Россия должна бояться не Запада, а собственных внутренних изъянов.

Тренин указывает на национальный и культурный характер русских, который тоже объясняет модели реакций, по которым действует Россия: «С точки зрения власти Россия не равна Америке. Тем не менее это неравенство в отношениях она принять не может. И поэтому ей приходится бить сильнее, чем подразумевает реальный вес, чтобы не вылететь с соревнований. К тому же по менталитету русские — напористый народ, не то что китайцы, например».

Перед тем, как я далее выдвину свое предложение о внешней политики по отношению к России, отталкиваясь от кризисов в Сирии и на Украине, давайте посмотрим, какие коррективы внес бы майор Ларс Х. Е. Йенсен (Lars H. E. Jensen) в доминирующие представления и преобладающие схемы либерального мышления в сфере международной политики. В статье в Politiken Йенсен пишет, что Запад (ЕС, НАТО) делает глупости и провоцирует реакцию России — государства, которое не так непредсказуемо, как принято считать:

«Действия России представляются агрессивными. Однако существуют два вида агрессии: наступательная и оборонительная. Слившиеся воедино ЕС и НАТО слепо использовали свои невоенные стратегические возможности, чтобы расширить собственную сферу интересов и пространство влияния. Поэтому слабая Россия не увидела другой возможности, кроме как пустить свою военную силу на защитную агрессию. Мы это называем „провокациями". Это сработало, ведь сейчас Россию принимают всерьез, хоть и на опасном фоне. Аннексия Крыма и украинский кризис могут тоже рассматриваться как оборонительная агрессия: последний шанс России помешать тотальному подавлению. Украина находится в сфере решающих стратегических интересов России, но не Запада, который, конечно, не намерен использовать военную силу на Украине».

Баланс сил и сдерживание крупных держав-конкурентов — вот цели реалистичной внешней политики. Та цель, за которую я позволю себе выступать и дальше, — это мирное сосуществование, основанное не на универсальной системе ценностей, то есть, по сути, попытках универсализировать свои собственные ценности, а только на общностях. Запад весьма заинтересован в сотрудничестве с теми странами, которые разделяют хотя бы часть его ценностей.

Целью должно стать создание союзов на основе реального диалога с этими странами. Да, представьте себе, договориться можно и с теми странами, которые не вполне разделяют наши ценности или делают это лишь в минимальной степени. Безусловно, можно вести диалог и с автократиями. Мир сохраняется лучше всего сдержанностью, посредническими усилиями и работой по поиску общего: что похожего у нас есть с представителями другой цивилизации.

Различные цивилизации по-разному строят иерархию ценностей. Основополагающим принципом должно быть осознание того, что западные ценности не универсальны; мы должны избегать гордыни, которая, как вы знаете, приводит к скорому падению, и вместо этого попытаться понять противников. Да, даже врагов. Демонизация к хорошему не приведет.

Россия, как известно, — загадка, окутанная тайной. Хотя ее трудно понять, она постоянно влечет к себе непреодолимым очарованием. Это как с картиной Уистлера «Ноктюрн в синем и золотом». Мы можем лишь догадываться, что на самом деле там вдалеке, где открывается подернутый дымкой, загадочный, таинственный и притягательный вид на город за мостом, такой неясный, но прекрасный.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 февраля 2017 > № 2060850


Иран. Йемен > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 3 февраля 2017 > № 2060352

Тегеран не поставляет оружие Йемену, сообщения об этом являются ложью, заявил в пятницу советник спикера парламента Ирана Хосейн Амир Абдоллахиян.

"Это просто вымыслы, которые появляются с самого начала войны в Йемене. (Например) Они объявляют об убийстве трех командиров из Корпуса стражей исламской революции в каком-то районе (Йемена). Но они не предъявляют никаких доказательств всему этому. Все это – недостоверные, безосновательные измышления", — заявил Абдоллахиян в интервью RT.

По его словам, в Тегеране не скрывают присутствие "военных советников для борьбы с ИГИЛ (запрещена в РФ) в Сирии и Ираке", которые были направлены туда "по официальной просьбе правительств Сирии и Ирака".

"Все это в рамках международного права. В Йемене у нас нет вооруженных сил, и мы не отправляли туда ни беспилотники, ни оружие. Но мы поддерживаем Йемен политически и считаем, что все йеменцы должны играть роль в будущем Йемена. Мы верим, что блокада Йемена должна закончиться. Мы заявляем, что саудовская агрессия против Йемена является стратегической ошибкой, которая нанесла Саудовской Аравии ущерб больше, чем какая-либо другая сторона", — сказал Абдоллахиян.

Иран. Йемен > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 3 февраля 2017 > № 2060352


Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 3 февраля 2017 > № 2060346

Тегеран имеет полное право работать над укреплением обороноспособности, это касается и проведения испытаний современных ракет, заявил в пятницу советник спикера парламента Ирана Хосейн Амир Абдоллахиян.

"Оборонная политика Исламской Республики Иран является внутренним делом страны. Учитывая сложности в сегодняшнем мире, мы тщательно работаем над повышением уровня нашей обороноспособности. Считаю, что проведение маневров или испытаний современных ракет в Иране – внутренне дело, имеющее целью укрепление оборонной структуры страны… Иран стремится укрепить свою оборонную структуру, чтобы противостоять врагам региона", — заявил Абдоллахиян в интервью RT.

Иран 29 января провел испытания баллистической ракеты средней дальности. Испытательный пуск был произведен в окрестностях города Семнан в 225 километрах от Тегерана. Ракета пролетела примерно 966 километров перед тем, как взорваться. Глава Минобороны Ирана Дехган назвал испытания успешными.

В ответ на действия Тегерана США в пятницу расширили санкционный список, включив в него 13 физических лиц, граждан Ирана, ОАЭ, КНР, Кувейта и Ливана. Также в списке 12 компаний, базирующихся в Иране, Ливане, КНР и ОАЭ. Санкции касаются иранской программы создания баллистических ракет и поддержки ливанской шиитской группировки "Хезболлах", которую Вашингтон считает террористической.

Иран > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 3 февраля 2017 > № 2060346


США. Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 февраля 2017 > № 2060338

Министр иностранных дел Франции Жан-Марк Эйро провел в пятницу телефонные переговоры с новым госсекретарем США Рексом Тиллерсоном, в ходе которых пригласил американского коллегу посетить Францию, говорится в коммюнике внешнеполитического ведомства.

"Министр иностранных дел Франции Жан-Марк Эйро сегодня провел телефонные переговоры с новым госсекретарем США Рексом Тиллерсоном", — написано в коммюнике.

Эйро "поздравил своего собеседника и выразил надежду на установление с ним доверительного и глубокого диалога по всему спектру вопросов взаимного интереса — по франко-американским отношениям, отношениям между ЕС и США и по региональным и глобальным вопросам, которые вызывают совместную озабоченность Франции и США".

"Министр иностранных дел (Франции) подчеркнул важность исторических связей (между Францией и США), которые воплотились в крайне важном сотрудничестве по вопросам безопасности, особенно по вопросам борьбы с терроризмом. Эйро и Тиллерсон подтвердили прочность франко-американского союза против этой угрозы и общее желание двух стран искоренить ее, в частности, в Ираке и Сирии, где две наши страны вместе противостоят варварству "Исламского государства", — отмечают во французском МИД.

В сообщении говорится, что "эти отношения являются фундаментальными для урегулирования региональных кризисов, в том числе — на Ближнем Востоке и Украине". Также Эйро подчеркнул важность трансатлантических связей.

"Жан-Марк Эйро пригласил своего американского коллегу поскорее нанести визит во Францию для того, чтобы продолжить обсуждение", — заявили французские дипломаты.

Тиллерсон был приведен к присяге в ночь на четверг вице-президентом США Майклом Пенсом. Официальная церемония состоялась в Белом доме в присутствии президента США Дональда Трампа.

Виктория Иванова.

США. Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 февраля 2017 > № 2060338


США. Германия. Австралия > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 3 февраля 2017 > № 2060111

Как и с кем рассорился Трамп

Орхан Саттаров

С момента вступления в должность президента Дональда Трампа мировые новости стали заметно интереснее. Американская внешняя и внутренняя политика все больше напоминает стенд-ап шоу, зрителями которого невольно стали миллиарды людей по всей планете. Делать далеко идущие выводы о последствиях резких действий нового хозяина Белого дома и его команды, наверное, еще рано. Однако уже сейчас можно констатировать, что первые две недели президентства Дональда Трампа однозначно не прибавили США друзей на мировой арене. Скорее, наоборот. Итак, вспомним, с какими странами и по каким причинам у американцев ухудшились отношения с момента прихода к власти Трампа.

Мексика. Одним из громких предвыборных обещаний Трампа было возвести стену длиной в тысячи километров вдоль границы с Мексикой, чтобы побороть нелегальную миграцию. Причем, так, чтобы за нее платили сами мексиканцы – до последнего цента. Замечания о том, что мигранты для перехода границы пользуются тоннелями, а число мексиканских нелегалов в США достигло десятилетнего минимума, не смогли поколебать решимость американского лидера.

Чего не отнимешь у президента Трампа, так это его неутомимого рвения претворить в жизнь собственные предвыборные обещания. Так что, и от своей позиции по строительству стены Трамп отступать не намерен. В результате его встреча с мексиканским президентом Энрике Ньето отменилась. Официально от нее отказался сам Ньето, но фактически инициатором срыва переговоров стал Дональд Трамп, заранее уведомивший посредством «Твиттер», что его мексиканскому коллеге нечего делать в Вашингтоне, если он не собирается платить за злосчастную стену. Уступать давлению американцев Мексика не желает. «Выбить деньги» из южных соседей должен предлагаемый Трампом ряд экономических мер вроде повышения импортных пошлин, что не может не восприниматься всерьез правительством Мексики. Ведь 84% мексиканского экспорта в прошедшем году пришлось на страны NAFTA – США (291 млрд. долларов) и Канаду (24,5 млрд. долларов). Собственно, и NAFTA – соглашение о свободной торговле в Северной Америке – американского лидера также не устраивает, и он уже заявил о необходимости его скорейшего изменения или замены новым соглашением. Также Трамп ревностно относится к политике мировых автомобильных концернов, расширяющих производственные мощности в более дешевой Мексике с целью последующего сбыта продукции в США. Он требует, чтобы заводы открывались в США и рабочие места доставались американским гражданам. Давление, которое президент оказывает в этой связи на автоконцерны, уже привело к сворачиванию планов Ford по строительству завода в Мексике. С такими же угрозами столкнулись BMW и Toyota. Потенциально подобная политика протекционизма может стоить мексиканцам тысячи рабочих мест, а американцам аукнуться в виде значительного подорожания продукции.

Германия. Канцлер Ангела Меркель провела 28 января телефонный разговор с Дональдом Трампом, в ходе которого последний подчеркнул фундаментальную важность НАТО в контексте расширения трансатлантических связей. После этого многие в ФРГ выдохнули с облегчением – это означает, что свой военный зонтик над Европой США сворачивать не собираются. И это, пожалуй, единственная хорошая новость для немцев. Глава национального торгового совета при президенте США Питер Наварро обвинил на днях Германию в получении несправедливых торговых преимуществ в отношениях с США и другими странами ЕС за счет «заниженного курса евро». Тем самым, Наварро поддержал политические силы в Европе, недовольные немецкой гегемонией. Многие наблюдатели также в контексте данного заявления советника американского президента опасаются начала валютных войн между Европой и США.

Если добавить к этому восторг Трампа по поводу выхода Великобритании из ЕС, то складывается впечатление, что американский президент рассматривает Евросоюз и, в частности, Германию, скорее, как конкурентов, а не союзников. Не последнюю роль в возникшей в германо-американских отношениях напряженности играют и различия в ценностных установках немецкого государства и Америки Трампа – в частности, в вопросе приема мигрантов. Трамп публично критиковал миграционную политику немецкого канцлера, а Меркель негативно отозвалась о введенном Трампом запрете на въезд в США гражданам из семи преимущественно мусульманских стран. Президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер еще в бытность министром иностранных дел страны назвал Трампа «проповедником ненависти», вероятно, тогда еще не всерьез не ожидая, что республиканский кандидат станет президентом мировой супердержавы. Итоги переговоров главы МИД ФРГ Зигмара Габриэля со своим американским коллегой Тиллерсоном покажут, в каком русле будут развиваться дальнейшие отношения между Германией и США.

Австралия. Эта страна-материк является одним из верных союзников США и участвовала во всех инициированных американцами военных операциях.

Тем, вероятно, обиднее было австралийскому премьеру Малькольму Тернбуллу выслушивать крик Трампа и получать отбой в ухо из-за того, что новый американский президента не захотел выполнять соглашение, заключенное его предшественником. Суть вопроса сводится к тому, что США должны принять 1250 беженцев из австралийских лагерей в Папуа-Новой Гвинее и Науру. Впрочем, спикер Белого Дома Шон Спайсер уже заявил, что «из уважения к Австралии» США, все же, выполнят договоренность. Дональд Трамп также объявил о намерении выйти из переговоров о транс-тихоокеанском соглашении, в котором должны были участвовать и австралийцы.

Иран. По иранскому вопросу позиция Дональда Трампа во многом совпадает с позицией Тель-Авива, который до сих пор не может простить экс-президенту Бараку Обаме заключенной с иранцами ядерной сделки. Новый глава Белого дома также придерживается мнения, что эта сделка была «ужасной». Какую именно политику в отношении Тегерана будет вести Трамп, сказать пока сложно, но она будет явно конфронтационной. Из сделанных до сих пор высказываний можно предположить, что он будет выступать за возвращение к режиму санкций, который, по его мнению, был вполне эффективен. Трамп полагает, что лишь сделка, заключенная с Ираном администрацией Обамы, спасла ИРИ от неминуемого коллапса, открыв исламской республике доступ к 150 млрд. долларов. Начал Трамп довольно лихо, одним росчерком пера лишив иранских граждан возможности посещать США. Учитывая то, что на открывающемся международным инвесторам иранском рынке активность проявляет в большей степени европейские и китайские предприятия (и те и другие – экономические противники США в понимании Трампа), можно предположить, что Вашингтон будет всячески добиваться изоляции Ирана. Недавний запуск иранцами баллистической ракеты дает новой американской администрации удобный для этого повод.

Ирак. Указ Дональда Трампа о запрете на въезд в США иракских граждан премьер-министр страны Хайдер Аль-Абади назвал «оскорбительным», однако, от введения ответных мер против США отказался. Что, в принципе, вполне очевидно.

Американским войскам, чтобы попасть в Ирак в 2003 году, виза не понадобилась. Сегодня же без помощи США в борьбе с «Исламским Государством» Багдаду никак не обойтись. Между тем, Трамп уже успел заявить, что Ирак все больше поглощается Ираном. С этим сложно поспорить, поскольку влияние шиитского Ирана на иракских приверженцев шиизма (60-65% населения) после падения власти Саддама Хусейна и фактической децентрализации страны существенно возросло. Эксперты из американской разведки опасаются, что указ Трампа, который на арабской улице интерпретируется как «антимусульманский», поспособствует еще большему подъему антиамериканских настроений и радикализации мусульманского населения в мире – и, в частности, в Ираке.

Пока не совсем ясно, какую позицию Дональд Трамп займет в вопросах Украины и Сирии, от которых будут во многом зависеть американо-российские отношения. Но рассчитывать на фундаментальную смену курса не следует. Посол США при ООН Никки Хейли, комментируя обострение ситуации на востоке Украины, обвинила Россию в «агрессивном поведении». Также и идея американского президента создать в Сирии зоны безопасности может не прийтись по вкусу Москве и уж точно не понравится Тегерану. Неизвестно также, какую позицию Трамп займет в курдском вопросе и по делу проживающего в США проповедника Фетуллаха Гюлена, которого Турция обвиняет в организации попытки военного переворота и июле прошлого года. Но ясно одно: ближайшие недели и месяцы, пока Трамп будет корректировать место США в международной политической системе координат, преподнесут миру еще немало сюрпризов.

США. Германия. Австралия > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 3 февраля 2017 > № 2060111


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 3 февраля 2017 > № 2060016

 ДЕЛАЕШЬ – ОТВЕЧАЙ, или повод собраться у костра

В этой статье я подниму тему, которой не касаются «акулы отечественного пера», да и политологи трогать её лишний раз особо не стремятся. Возможно, считают, что она угрожает общественной стабильности. Однако сама проблема от этого меньше не становится и способна в очередной раз «рвануть» не вовремя. Поэтому я - и в силу прежде всего моего происхождения - попытаюсь поработать, образно говоря, сапером на минном поле застарелых обид и недопонимания друг друга между моими соотечественниками...

Мария Аушева

На рубеже тысячелетий, когда я появилась на свет, моя мама закончила работу над документальным фильмом «Кавказский метроном». Кинокритики сошлись во мнении, что это был редкий пример «народного кино», однако нашему народу его показать никто из отечественных СМИ не отважился. Получая Гран-При одного из международных фестивалей, мама предположила, что главной угрозой нового века станут не столько новейшие виды вооружения, сколько запаянные в наши мозги стереотипы в отношении друг друга, когда в информационном плену окажутся целые народы и континенты, а через средства массовой информации нас будут неустанно опутывать колючей проволокой лжи и взаимного неприятия. Ещё не были входу термины «гибридная» или «информационная война». Однако её предчувствие на примере столкновения двух соседних народов в этом фильме не просто ощущалось- было показано, как это делается и почему удаётся.

В этой статье я подниму тему, которой не касаются «акулы отечественного пера», да и политологи трогать её лишний раз особо не стремятся. Возможно, считают, что она угрожает общественной стабильности. Однако сама проблема от этого меньше не становится, и способна в очередной раз «рвануть» не вовремя. Поэтому я - и в силу прежде всего моего происхождения - попытаюсь поработать, образно говоря, сапером на минном поле застарелых обид и недопонимания друг друга между моими соотечественниками.

В тот момент, когда судьба одной части моих предков решалась на фронтах Великой Отечественной - судьба другой ломалась в депортации. И вот сейчас, на наших глазах, тема той давней обиды и ответного отторжения рискует стать одним из детонаторов внутрироссийского развала. По этой причине, полагаю, нам всем срочно требуется очная ставка - разговор по совести, когда привычные гордость, а точнее, гордыня (что исключает любую возможность самокритики), вместе с многолетними предубеждениями, будут отправлены в длительную командировку. Потому что именно эти пороки, как мне кажется, и куют в наших головах кондовые стереотипы – главных наших врагов, мешающих нам жить, взаимодействуя.

Летом этого года некоторые российские СМИ кратко сообщили, что на Северном Кавказе местные политики решили разбередить трагическое прошлое: «Парламент Карачаево-Черкесии предложил ввести уголовное наказание за отрицание или одобрение сталинских депортаций. Соответствующий законопроект для экспертизы уже направлен в Верховный суд и правительство РФ, а затем поступит в Госдуму. В случае принятия документа нарушителям грозит лишение свободы до трех лет. В Госдуме готовы поддержать инициативу региональных коллег» (http://www.kommersant.ru/doc/3020220 - газета «Коммерсант»- запомним данный источник СМИ). То есть в настоящий момент законопроект тихо «бродит» по коридорам федеральной власти, «заглядывая» в профильные кабинеты.

Депутат КЧР Ахмат Эбзеев - один из главных инициаторов этого «акта исторической справедливости»- считает, что предлагаемый им законопроект в масштабах всей России оградит «незаконно репрессированных и их потомков от спекуляций по поводу преступления, которое было совершено Сталиным и его режимом». Одобрение, кстати, А. Эбзеев собирал с течение нескольких лет и получил его ото всех северокавказских республик, кроме Северной Осетии. В наших СМИ по этому поводу - почти тишина. Складывается впечатление, что в Госдуме и в Правительстве РФ разобраться с этой темой хотят по-тихому: либо замять, либо в очередной раз поставить народ перед каким-нибудь «фактом». Однако солидарность политических деятелей нашего Кавказа на «антисталинской» тематике, и конкретно в данный момент, на мой взгляд, мимо пристального народного внимания пройти не должна.

Сам собой напрашивается вопрос: а кем являются и что собой представляют нынешние судьи «сталинского режима»? Персонажами рязановской кинопоэзии «мы не пашем, не сеем, не строим - мы гордимся общественным строем»? Или имеются в биографии и «этапы большого пути»? Тридцатисемилетний парламентарий от «Единой России» А.Эбзеев в большую политику шагнул во времена правления в КЧР Бориса Эбзеева, став председателем комитета по национальной политике. На мой вопрос, отдавал ли он когда-нибудь армейский долг Родине - депутат Эбзеев честно ответил: не служил. В любезно предоставленной им «объективке» я также не обнаружила периодов персональной ответственности за крупное промышленное производство, т.е. за металл и за людей. Так можно ли быть уверенным в том, что Ахмат Аскербиевич в полной мере осознаёт масштаб возможных последствий его политической инициативы в стране, где бок о бок живут около 190 народов и народностей - с неодинаковым поведением в одних и тех же исторических обстоятельствах недалёкого прошлого?

На мой взгляд, как минимум, неэтично, сидя в мягких чиновничьих креслах, и с такой пока, извините, незрелой биографией, выдвигать политический ультиматум человеку, который взял на себя личную ответственность за одну шестую часть территории планеты и за выравнивание стартовых возможностей для всех народов СССР. Возможно, что впервые за школьные парты тогда сели и предки сегодняшнего карачаевского парламентария А.Эбзеева. Я не противник и не защитник Сталина. Такая личность в адвокатах не нуждается, равно как и в прокурорах. Имеем ли мы сегодня, существуя за счёт созданных именно тогда хозяйственных заделов, достаточно оснований, чтобы судить ту трагическую эпоху великого героизма и великих жертв?

Личный опыт проб, ошибок и потерь привёл Сталина к жизненной формуле: «Есть логика намерений и логика обстоятельств, и логика обстоятельств всегда сильнее». Я не собираюсь оправдывать количество невинных жертв среди депортированных народов, однако вправе поразмышлять над вопросом: а могло ли их быть меньше? Правда жизни военного времени не может анализироваться с позиции гуманизма, и в ней нет места презумпции невиновности. Жестокая логика в условиях военной агрессии выстраивает всех и вся под одну цель – не сдаться, а затем победить.

Мне неинтересен очередной публичный спор о количестве предателей и героев среди депортированных народов, ибо дискуссия на уровне цифр автоматически порождает оппонентов. Во-первых, потому, что до сих пор мы не знаем многих фактов того периода, поскольку многие архивы на обозрение народу до сих пор не представлены. Во-вторых, каждый из нас, полагаю, как и народ в целом, при встрече с нелицеприятными воспоминаниями, ищет способы самооправдания. Это явление вполне объяснимо, однако порой именно оно подталкивает целые народы на сделку с собственной совестью.

Я предлагаю иной ракурс для размышлений: обратимся к воспоминаниям конкретного исторического персонажа, назначенного германским командованием в 1942 г. организатором восстания против Советской власти на Кавказе. Осман Сайднуров (позже – Осман Губе) до революции служил в Дагестанском полку Кавказской туземной дивизии. В 1919-м присоединился к армии генерала Деникина. В 1921г., через Грузию и Трапезунд, эмигрировал в Стамбул. В 1938-м Губе поступил на службу в германский Абвер, как и многие царские офицеры. С началом войны нацисты пообещали Осману Губе должность начальника политической милиции Северного Кавказа.

Сразу оговорюсь: я не ставлю целью судить Османа Губе, а вместе с ним и многих других солдат и офицеров царской армии, допустивших для себя мысль, что для реванша над Советами все средства хороши. Однако: кем является солдат, присягнувший на верность Отечеству, а позже «переприсягнувший» иностранному государству, беспощадно истребляющему соотечественников? Во все времена это считалось изменой Родине, а все прочие версии - от лукавого. Вполне уместным здесь было бы вспомнить исторический факт иного для себя этического выбора. Сыновья Великой Княгини Ольги- племянники царя Николая 2-го - Тихон и Гурий Куликовские - категорически отказались служить в дивизии СС «Викинг», несмотря на настойчивые уговоры Константина Шальбурга - царского офицера и штурмбанфюрера СС. Ни сама Великая княгиня, ни её дети не осуждали Шальбурга за его выбор, но следовать за ним и воевать против СССР и своего народа не пожелали (ГАРФ. Ф. Р.−9479. Оп.1. Д.157. Л.78. ). Полковник Губе предложением нацистов не побрезговал.

Захваченный в плен сотрудниками НКВД, на допросах о своей кавказской миссии, он заявил: «Среди чеченцев и ингушей я без труда находил нужных людей, готовых предать, перейти на сторону немцев и служить им. Меня удивляло: чем недовольны эти люди? Чеченцы и ингуши при Советской власти жили зажиточно, в достатке, гораздо лучше, чем в дореволюционные времена, в чем я лично убедился после четырёх месяцев с лишним нахождения на территории Чечено-Ингушетии. Чеченцы и ингуши, повторяю, ни в чём не нуждаются, что бросалось в глаза мне, вспоминавшему тяжелые условия и постоянные лишения, в которых обреталась в Турции и Германии горская эмиграция. Я не находил иного объяснения, кроме того, что этими людьми, настроениями изменническими в отношении своей Родины, руководили шкурнические соображения, желание при немцах сохранить хотя бы остатки своего благополучия, оказать услугу, в возмещение которых оккупанты им оставили бы хоть часть имеющегося скота и продуктов, землю и жилища» (из протоколов Центрального архива ФСБ в кн.О.Смыслова «Проклятые легионы. Изменники Родины на службе Гитлера»,М.,2006).

Обратим внимание на выделенные обороты речи в его свидетельствах: «без труда…готовых предать». То есть фашистский вербовщик называл предателями тех, кто вступал в его ряды. Почему же предателями, а не «борцами за свободу» и «повстанцами», как могли бы окрестить их гитлеровцы? Возможно, и Губе было ясно, что не может считаться борцом за свободу тот, кто, не брезгуя в мирное время возможностями «ненавистного» режима, неожиданно бьет в спину, когда власть обоснованно рассчитывает на солидарную поддержку против внешнего агрессора. А вот архивное свидетельство Губе о легкости вербовки подтверждает тот факт, что среди высланных позже народов предателей оказалось больше, чем ожидали сами нацисты…

Очная ставка с такими воспоминаниями не ангажированных Сталиным очевидцев, говоря по совести, лишает морального права на ультимативные упрёки в адрес его режима. И на историческое возмездие из сегодняшнего времени - тоже. Что было, то было. Дезертирство с фронта и уход в горы, подальше от пунктов военной мобилизации. И покрывательство многочисленной роднёй, снабжавшей беглецов кровом, хлебом и информацией. То есть в самый рискованный момент отделение себя от бед других народов страны, где бесплатно учили и лечили, ударно выравнивая стартовые возможности. Даже в мирное время такая удобная жизненная позиция «не при делах» в нормальном сообществе не приветствуется. По законам же военного времени самоустранение становится изменой, саботажем и вредительством, с «расстрельными», к слову, статьями.

А вот если и дальше не упускать из рук нить совести, возникает ещё один вопрос: разве это не предательство своих же земляков, геройски сражавшихся на передовых? К великому сожалению, беспощадность логики военных обстоятельств несправедливо опалила и тех, кто не покинул поле битвы. И вот перед ними как-то особенно стыдно. Ведь большинству представителей депортированных народов было отказано в признании подвига при жизни. А если это все-таки происходило - герою меняли происхождение…

Легендарный чеченец - Хан-Паша Нурадилов многие годы во всех официальных документах и книгах числился дагестанцем. Ему было 20 лет, когда началась война. В 1942-м, под Сталинградом, тяжелораненый, он предпочел остаться в бою, а не оказаться в лазарете, и погиб, уничтожив за время войны более девятисот фашистов. Только вдумайтесь в эту цифру! Героем Советского Союза Нурадилов признан посмертно, в 1943-м, а вот родные корни вернулись чеченцу-акинцу лишь в середине 80-х.

А начинал воевать Хан-Паша под руководством еще одного героя-чеченца, командира полка Мовлида Висаитова, про которого нам тоже не рассказывают в школе. Хотя слава о нем гремела по всем фронтам. Писатель Михаил Шолохов даже подарил ему коня как лучшему кавалеристу Советской армии. Президент США Трумэн удостоил его высшего американского ордена «Легион чести» за блестяще проведенную операцию встречи войск союзников антигитлеровской коалиции на Эльбе. А вот на Родине, в СССР, М.Висаитова дважды пытались удостоить звания Героя Советского Союза, но при жизни заслуженную награду он так и не получил.

Есть у ингушей жизненное наблюдение: «Настоящий мужчина не станет женщиной, но настоящая женщина, случается, приравнивается к мужчине». И дезертирство ненастоящих мужчин выглядит особенно позорным на фоне женских подвигов. Асият Тутаева и Ляля Ужахова- внучки прославленных ингушских генералов царской армии- добровольно ушли на фронт в 41-м. Асият- автор 11 научных работ, без пяти минут доктор медицинских наук 1-го Ленинградского медицинского института, а Ляля успела окончить только первый курс театрального института. Обе они положили на алтарь общей Победы вековую мечту ингушских женщин- высшее образование, на тот момент его имели всего четыре ингушки. Ляля прошла войну сначала наводчицей, а затем и командиром орудия, принимала участие в битве под Москвой. На счету начальника эвакогоспиталя майора А. Тутаевой сотни спасенных жизней солдат и офицеров. В 44-м она и ее коллеги были схвачены украинскими оуновцами. После жестоких пыток Асият была повешена фашистами…

Я вспоминаю здесь лишь о некоторых героях - с вайнахскими фамилиями. А сколько их было в каждом из депортированных народов - не пожелавших отстраниться от общей боли?! Однако негероический выбор одной части народа прессовал безжалостным катком по опалённым судьбам его же лучших сынов и дочерей, так незаслуженно и так жестоко ответивших за чужое предательство. Чья же в том изначальная вина и кто несёт ответственность за то, что именно среди депортированных народов дезертиров и предателей оказалось больше, чем могла позволить жестокая логика военных обстоятельств? К сожалению, на этот вопрос ни люди, ни власть в свое время по совести друг другу ответить не захотели. А в результате жертвами массовой безответственности оказались будущие поколения северокавказских горцев: и пятидневной войны между осетинами и ингушами в 1992-м, и двух чеченских войн.

И вот к логике поведения власти в послевоенных обстоятельствах лично у меня, если уж идёт разговор по совести, имеются отдельные вопросы. Вдумайтесь: сначала в 1944-м целые народы сметают с исторической Родины в качестве коллективной расплаты за преступные - по законам военного времени - действия соплеменников. А потом те же самые, по сути, партийные руководители из сталинского окружения - Хрущев, к примеру- реабилитируют сосланных переселенцев в 1957-м, сняв обвинения «сталинского режима», чем дают повод вернувшимся на исконные земли народам ощутить себя невинными жертвами, затаить обиду за «историческую несправедливость» и передать её потомкам. Честного разговора, той самой необходимой всем очной ставки, тогда так и не произошло. Плюс ко всему, власть вернула людей на Родину, но не вернула им дома, в которых уже успел обжиться (с разрешения той же власти) другой народ, не пожелавший освободить чужое. Но верховные чиновники на долгие годы просто замяли эти темы, сделав вид, что ничего и не было. В результате, ни народы, ни власть не ответили себе на вопросы: почему это случилось и почему именно так…

Автор законопроекта Ахмат Эбзеев полагает, что «все конфликты возникают из-за незнания культуры друг друга»(. http://cherkesk.bezformata.ru/listnews/ahmat-ebzeev-vse-konflikti/4811682/ ). Позволю себе с этим согласиться лишь отчасти. На мой взгляд, корни проблемы уходят гораздо глубже народных песен или особенностей нынешних вероисповеданий, на уровень природного самоощущения каждого народа в этом мире, которое идет из глубины веков, из подсознания. Изображённое на флаге или гербе животное очень часто отражает модель поведения целого народа и его приоритеты. Это священный тотем, в повадках и характере которого народ «узнаёт» самого себя. К примеру, русский народ ассоциирует себя с медведем. Неслучайно «Единая Россия»» на партийном флаге изобразила именно это животное. Медведь – хозяин леса, животное прямолинейное, и по этой причине к заветной цели может ходить самым коротким путем - напролом, не особо замечая путающиеся под ногами «мелочи». По этой же причине, полагаю, такой «медведь» искренне не понимает и не приемлет удара в спину как способа выяснения отношений. Для него приемлемо открытое «выяснение позиций», а удар из-за угла вызывает инстинктивную ярость и желание уничтожить источник коварства под корень. Но медведь не понимает, что «лоб в лоб» выяснять с ним отношения не может тот, кто уступает ему по силе и у кого возможность для этого только одна - действовать окольными путями.

А вот на недавнем флаге дудаевской Ичкерии - волк. В русском фольклоре это либо приручённый верный спутник главного храбреца, либо дикое опасное животное, чаще коварное, чем положительное. Но: а что нам известно о реальной жизни волчьей стаи?

Недавно я была поражена, увидев, как волчья стая перемещается в пространстве: впереди идут самые слабые, задавая темп остальным. Далее - «спецназ» - несколько сильных волков. За ними волчицы и волчата (кстати, у каждого волка - одна волчица). Потом снова сильные волки из «службы безопасности», а замыкает вереницу сам вожак. То есть, стариков не бросают и держат в поле зрения, женщин и детей охраняют, и вожак отвечает за всё это семейство, а не только за собственную семью. Поэтому вся охраняемая волчья семья не может не быть неверна защитникам и вожаку. То есть для волка главное – стая.

Попробуйте посмотреть на историю столкновений России и кавказских народов с этой позиции. И тогда, возможно, вы обнаружите любопытные параллели. Например, генерал Ермолов и его окружение – просвещенные русские офицеры, придя на Кавказ, дошли до издания зверских приказов: сожжения целых аулов вместе со всеми жителями - от мала до велика. Боевые офицеры считали это справедливой расплатой за недопустимое, с их точки зрения, покрывательство нарушавших договоренности горцев. Которые, к слову сказать, пытались выжить и защитить свои семьи, находясь меж двух огней- с Востока и с Запада. Если рассматривать с этой же точки зрения и военные события Второй мировой, то заметна та же мотивация поступков: у одних – необходимость защиты единой Родины и жёсткое требование действовать сообща - вместе ж жили. А другими двигала всё та же цель самосохранения «стаи» любой ценой, то есть под любым начальством….

Следует напомнить, что законопроект поддержали почти все северокавказские парламентарии, кроме Северной Осетии. А это может означать, что вожаки стратегически значимых для всех нас российских регионов готовы вести соплеменников теми же избитыми тропами под факелом исторической обиды, а не честно сделанных выводов. То есть опять, вольно или невольно, закладывать мины, на которых снова рискуют подорваться очередные потомки. Кровавая получается для обеих сторон карусель, и заведомо проигрышный политический проект. Как же быть? Можно ли договориться между собой народам, которые по-разному смотрят на, казалось бы, одни и те же вещи? И что это должны быть за базовые договорные принципы? Одними межкультурнымии и межрелигиозными диалогами, на мой взгляд, эту ситуацию не преодолеть.

Здесь надо конкретно определяться, кто мы и как выглядит наша Родина: это весь «лес» или отдельная «норка»? Если ты гордый Орел - не питайся падалью, как стервятник. По халявным помойкам ползает тот, кто не способен летать, т.е. совершать красивые поступки. Если ты вольный Волк - не опускайся до уровня шакала и не жмись к проходимцам. Им нет до тебя дела только до тех пор, пока на Севере не будет ликвидирована гарантия и твоего свободного будущего. Уничтоженная англосаксами цивилизация американских индейцев должна быть твоим нашатырём на случай временного беспамятства.

А если ты Медведь - негоже шататься по лесу без цели, ломая все, что под руку подвернётся. Ты есть государствообразующий великорусский народ- гарант сохранения всех малых народов на единой территории, где «русский дух», и дОлжно пахнуть Русью, как завещал великий Пушкин. Чтобы вся мировая нечисть дохла на подступах. Ты в ответе за всех малых, потому что однажды ты приобщил их к твоей судьбе. Что должно быть ими оценено ответно: если пользуешься «лесными благами» наравне с остальными – веди себя по совести и не позорь предков, когда придут чужаки.

К чести - и прежде всего народов, опаленных трагедией массовых депортаций- среди них есть люди- путеводные звезды, которые способны показать вектор движения всем остальным. Ведь, как говорят мудрые ингуши, «один достойный поступок задает направление всему роду». В 1992 году в небе над Липецком случилась трагедия, жертвами которой могли стать сотни россиян: у военного самолета заглох двигатель. Ценой собственной жизни пилот отвел падающую машину подальше от населённых пунктов. Об этом подвиге, в основном, известно лишь в самом Липецке и в Ингушетии- на Родине Героя России, генерал-майора авиации Суламбека Осканова. О чем думал, принимая последнее в своей жизни командирское решение, ингуш, ещё новорожденным оказавшийся когда-то в депортации? Не могу знать, но это была не обида и не желание отомстить. Возможно, кодекс чести настоящего русского офицера или «Эздел»-ингушский «кодекс чести», дарованный предками..

У Мовлида Висаитова есть гениальная по простоте фраза: «В этом мире есть только две нации: порядочный человек и непорядочный». Полагаю, что в уникальных условиях, где на единой территории у каждого народа есть земля, вожаки, язык и традиции, у нас нет другого выхода, кроме взаимной порядочности в отношении друг друга.

А судить прошлое всегда легче, чем делать настоящее и создавать будущее. Особенно когда ты, в случае чего, персонально ненаказуем, с депутатской «неприкосновенностью» в кармане. Идея с запретом на оправдание «сталинских репрессий» впервые была озвучена историками на l международной научно-практической конференции, посвященной проблемам реабилитации репрессированных народов, которая прошла в Черкесске в 2013 году. То есть до этого времени будоражить международную общественность у анонимных источников идеи не возникало. Далее, как признаётся сам депутат КЧР А.Эбзеев, «идея мне понравилась, решил оформить это дело в инициативу, и мы с депутатом Р.Хабовым совместно внесли в Парламент этот проект». А приложение к проекту в виде расписки «Лично отвечаю за все последствия» не забыли присовокупить? Так, как отвечает архитектор моста, встающий под свое творение при запуске его в эксплуатацию? Или запустили бумеранг ненависти – а ловят пускай другие, и неважно, какой ценой?..

Любопытно, что информационное сопровождение данной инициативы с момента её появления-2013г.- по настоящий момент планомерно осуществляет газета «Коммерсант». Именно она неприлично «отметилась» в фильме «Кавказский метроном», как ударный инструмент в руках заказчиков по нагнетанию внутренней междоусобицы в нашей стране конца 90-х. Журналист именно этого издания, О.Кутасов, на всю страну оболгал честного человека- чеченца Ислама Баширова, слепил из него образ «врача-террориста» и «пособника Басаева». А затем признался, что клепает такие «опусы» каждый день и даже не подумал извиниться- ни перед невиновным человеком, ни перед его родственниками, чью судьбу резко изменила эта, придуманная кем-то, история. И вот теперь та же газета снова «информационно поддерживает» раздувание очередного раздора, а значит, и «жертвенного огня». Вспоминается реплика одной из героинь повести Б. Васильева с символичным названием «А завтра была война»: «Ты кто: идиотка, сплетница или предатель?»

«Я не думаю, что найдутся люди, отрицающие сталинские преступления»,- заявил глава комитета Госдумы по конституционному законодательству Павел Крашенинников. «Но если такие примеры есть, то я считаю возможным законодательно оформить наказание за это» (http://www.kommersant.ru/doc/3020220)

То есть «инициативу с мест» заинтересованные лица рангом «покруче» заранее ждали на входе и готовы «запустить в жизнь». Член фракции "Единая Россия" (экс-член СПС-Союза Правых Сил), Председатель парламентского комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству П.Крашенинников и не такие «камушки» швырял в народ. С подачи именно этого «локомотива» ювенальной юстиции в России ГосДума летом внесла поправки в законопроект 953369-6, согласно которым родитель, давший подзатыльник непослушному чаду, должен «загреметь» в тюрьму на два года. Вопрос: можно ли считать действия данного «нардепа» соответствующими интересам народа? Если нет, то случайно ли именно он предварительно уже одобрил «антисталинский» законопроект северокавказских инициаторов? И что сейчас в него негласно добавляется?

Мне кажется, или это двойные стандарты, товарищ Крашенинников, с точки зрения Конституции РФ, которую в том числе и Вы так активно продвигали «в массы» в начале 90-х, будучи членом ельцинской команды? Вам лучше других должна быть известна её ст.29 п.3 о невозможности принуждения к отказу от собственного мнения, тем более угрозой тюремного срока – или ваша Конституция Вам не указ? А я, к примеру, попаду в круг «подозреваемых» с моей статьей про ваши сомнительные инициативы?

Можно, конечно, предположить, что, в силу возраста, молодой парламентарий из КЧР А.Эбзеев недопонимает драматических последствий понравившейся ему «международной инициативы». Но вот 52-хлетний депутат Крашенинников, заседающий В ГосДуме с 1999 года, недооценивать этого не может. А дело, в перспективе, пахнет не только борьбой с инакомыслием в оценке нашего общего прошлого, но и в буквальном смысле - керосином. Ведь смута в умах неизбежно потянет за собой очередные людские раздоры.

«Критикуешь – предлагай, предлагаешь – делай, делаешь – отвечай!»- говорил Сталин. У его режима много, чего не было. В том числе и депутатской неприкосновенности. Зато «по лесу» все, кому не лень, со спичками и горючим не носились. А вот сегодня - дров наломают, костерок разведут и - вспоминай, как их звали. А костёр очередным пожаром может обернуться, который снова будем тушить все мы. Или наши дети. Лучше сейчас собраться у костра, чем позже-на пепелище. А там всем миром предупредить любителей экстрима: хотите швырнуть бумеранг в прошлое - сами его и ловите!

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 3 февраля 2017 > № 2060016


ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 3 февраля 2017 > № 2059487

Женщина саудовского происхождения, которая утверждала, что вышла замуж за американца после того, как тот перешел в ислам в 2008 году, проиграла в Дубае суд против семьи покойного, пытаясь признать себя законным наследником.

В своем иске, поданном в Дубайский шариатский суд, женщина выступила против четырех ответчиков — сестры, жена и двух дочерей умершего американца — с требованием исключить их из прав наследования недвижимости в Дубае, так как они не являются мусульманами.

В своем иске женщина пояснила, что мужчина обратился в ислам во время своего пребывания в Саудовской Аравии, после чего они поженились. Вскоре после его смерти его дочери забрали все документы, которые подтверждали факт о заключении брака.

Адвокат ответчиков подала встречный иск и попросила суд отклонить заявление истца.

“Покойный был христианином и умер таковым в своем доме в США из-за болезни. Мы просим суд отозвать документы, которые заявитель получил в Саудовской Аравии [...] Заявитель манипулировал истиной и искажал многие факты [...] она пытается произвести как можно больше фактов, чтобы создать какое-либо юридическое обоснование ее включения в качестве наследника. Она прекрасно понимает, что мои клиенты являются единственными наследниками умершего. Мои клиенты всячески отвергают утверждение женщины, согласно которому умерший перешел в ислам”, — заявил в суде адвокат.

В ходе судебного разбирательства истец привлек двух свидетелей. Один из них подтвердил, что американец обратился в ислам и женился на истце, но добавил, что ему неизвестна дата их вступления в брак, а также личность того, кто выдал их брачный контракт. Он сказал, что он никогда не видел такого договора. Он, однако, утверждал, что видел мужчину, выполняющего паломничество в Мекку. Кроме того, он не знал, была ли у американца другая жена или дети.

Второй свидетель заявил, что американец был женат на истце в течение почти шести лет, и что они вместе совершали паломничество в Мекку. Он утверждал, что присутствовал на церемонии бракосочетания в доме отца заявителя в Джидде, но его не было в момент принятия американцем ислама. Свидетель признался, что ему было известно о том, что покойный был женат и имел детей.

В более позднем слушании истец представил суду документы, которые, как она утверждала, были получены в Саудовской Аравии и подтверждают ее заявления. Именно их адвокат попросила отозвать как подделку. Суд отправил документы в другой суд, чтобы определить их достоверность. В лаборатории полиции Дубая не удалось установить, являются ли фотокопии подделанными. В официальном ответе саудовские власти подтвердили, что свидетельство о переходе в ислам было ложным, а брачный контракт неофициальным, так как документы не были зарегистрированы в соответствующем ведомстве.

В то же время семья из США предоставила суду копию своего иска против истца в саудовских судах с заявлением об аннулировании брака и свидетельства о переходе в ислам.

На основании всех аргументов и доказательств председательствующий судья отклонил иск гражданки Саудовской Аравии, так как у суда появились сомнения относительно того, что брак действительно был зарегистрирован — женщина получила брачный контракт более чем через год после смерти предполагаемого мужа. Решение подлежит обжалованию.

ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 3 февраля 2017 > № 2059487


США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 2 февраля 2017 > № 2069003

К Трампу подобрались справа

Как правый журналист стал диктовать миграционную политику Америки

Александр Атасунцев

28 января президент США Дональд Трамп провел перестановки в Совете национальной безопасности (СНБ) и включил в его состав своего советника и главного стратега Белого дома Стива Бэннона. Американские СМИ уже высказывают опасения — влияние и полномочия одного из самых противоречивых сотрудников новой администрации расширились настолько, что его называют вторым человеком в США после президента.

В соответствии с исполнительным указом Дональда Трампа, подписанным 28 января, Бэннон станет регулярным участником обсуждений вопросов национальной безопасности. Как пишет New York Times, это беспрецедентное решение — в предыдущих администрациях политический советник президента не становился регулярным участником совета. «Тот, кто сидит за столом Совета национальной безопасности, когда администрация рассматривает вопросы войны и мира, может повлиять на принятие решений», — пишет издание.

Более того, теперь директор национальной разведки и председатель Объединенного комитета начальников штабов будут присутствовать на заседаниях только тогда, когда будут подниматься темы, имеющие отношение к их непосредственным обязанностям. До Трампа директор разведки и высшее военное должностное лицо присутствовали на всех заседаниях СНБ. Этот пункт вызывает сейчас едва ли не большее недоумение.

«Могут ли проходить какие-либо обсуждения проблем национальной безопасности, на которых не потребуется представительство разведывательных и военных служб?» — задается вопросом NYT.

Впрочем, после публикации статьи пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер несколько раз опроверг выводы журналистов: список участников совета идентичен тому, что был принят в 2001 году. Что же до участия Бэннона, то Спайсер подчеркивает, что новая администрация лишь формализовала существовавшую практику: в заседаниях и раньше принимали участие советники президента, в частности старший советник Барака Обамы Дэвид Аксельрод и пресс-секретарь Белого дома с 2009 по 2011 год Роберт Гиббс. При этом Спайсер подчеркнул, что у Бэннона «есть солидный военный и геополитический опыт».

От сторонника Кеннеди до голоса альт-райта

Стив Бэннон родился в 1953 году. В 1976 году окончил Политехнический университет Вирджинии. После учебы служил офицером в ВМС США на Ближнем Востоке, но в 1983 году ушел из армии, разочаровавшись в решениях тогдашних властей. Позже он продолжил учебу, получил диплом специалиста по государственной безопасности в Джорджтаунском университете, а затем — степень магистра бизнеса в Гарвардском университете.

В интервью Bloomberg Бэннон рассказывал, что вырос в ирландской рабочей семье, которая традиционно поддерживала Демократическую партию и, в частности, идеалы президента Кеннеди. Однако, находясь в 1979 году на эсминце в Персидском заливе, он был разочарован действиями президента Картера в разрешении кризиса с американскими заложниками в Иране (тогда группа сторонников исламской революции захватила посольство США в Тегеране) и в значительной степени из-за этого оставил флотскую службу. Но и результаты республиканского президентства Джорджа Буша-младшего разочаровали его в не меньшей степени.

В 1980-х годах Бэннон работал инвестиционным банкиром, а в 1990-м основал собственную компанию Bannon&Co. В 1998 году он продал свой инвестиционный бизнес и стал продюсером, сценаристом и режиссером фильмов, продвигающих, как правило, консервативные идеалы.

Бэннон также стал соучредителем исследовательской некоммерческой организации «Институт подотчетности правительства» (Government Accountability Institute), которая получила известность благодаря публикации серии книг, обвиняющих представителей американского истеблишмента в незаконных и неэтичных поступках.

Особенно скандальной стала публикация «Наличные Клинтонов: Нерассказанная история о том, как и почему иностранные правительства и бизнесмены помогли обогащению Билла и Хиллари».

В 2007 году Бэннон стал сооснователем новостного портала Breitbart News. В 2012 году, после смерти Эндрю Брейтбарта, первого исполнительного директора ресурса, Бэннон занял его место. При нем Breitbart заслужил славу тенденциозного консервативного издания за неполиткорректные статьи, продвигающие антииммигрантские идеи и введение запрета на аборты. Сам Бэннон позиционировал Breitbart как «платформу для альтернативных правых». Чтобы понимать, в какой стилистике работала эта платформа, достаточно привести один пример.

В 2015 году на Breitbart News вышла статья, в которой Американскую федерацию планирования семьи, которая кроме прочего является одной из крупнейших организаций по оказанию услуг абортов, журналисты сравнили с узаконенным холокостом.

Еще до того, как Бэннон вошел в предвыборную команду Трампа, Breitbart News, который, как пишет NYT, собрал вокруг себя белых националистов и антиглобалистов, провозгласил эксцентричного миллиардера своим кандидатом.

Как-то в интервью американской журналистке Саре Познер Бэннон сказал: «Вовлечены ли расисты в движение альтернативных правых? Абсолютно. Привлекает ли философия альтернативных правых белых националистов? Возможно. Привлекает ли она антисемитов? Может быть. Правильно? Возможно, она даже привлекает гомофобов. Происходит это точно так же, как особенности прогрессивных левых и крайне левых находят отклик у определенных групп».

До лета 2016 года Бэннон практически не имел никакого отношения к политике. Тем сложнее сейчас оценить реальное влияние Бэннона в Белом доме. Однако есть ряд косвенных признаков, которые указывают на то, что советник президента форсировал последние указы Трампа — в первую очередь в области миграционной политики, одного из самых проблемных пунктов предвыборных обещаний Трампа.

Бэннон присоединился к кампании Трампа в августе 2016 года. Будущему президенту нужно было изменить предвыборную стратегию, в том числе в медиа: в конце лета прошлого года мало у кого оставались сомнения насчет победы Клинтон, вся прогрессивная американская пресса поддерживала демократического кандидата.

Breitbart объявил самую настоящую информационную войну, и с тех пор Бэннон нимало не смягчил свою позицию. В своем недавнем интервью, отвечая на очередную критику, он сказал: «СМИ должны быть огорчены и унижены, они должны заткнуться и слушать».

Считается, что вдохновителем обновленной правой риторики Трампа был именно Бэннон. Когда избранный президент предложил Бэннону работу в Белом доме старшим советником, бывший лидер ку-клукс-клана Дэвид Дюк назвал назначение «превосходным», что красноречиво свидетельствует о взглядах самого Бэннона.

26 января Трамп отдал приказ о начале строительства стены на границе с Мексикой, за которую, по словам президента, заплатят сами же мексиканцы. План, который во время предвыборной кампании выглядел популистским лозунгом и неосуществимой затеей, теперь становится реальностью. На следующий день, 27 января, Трамп подписал указ об ужесточении порядка въезда в США и приема беженцев — в первую очередь он коснулся граждан стран с преобладающим мусульманским населением. То есть спустя неделю после своей инаугурации Трамп уже выполнил почти все, что обещал во время предвыборной кампании в области миграционной политики и что было сформулировано при очевидной поддержке его ближайшего окружения.

Поэтому, а также потому, что Бэннон теперь имеет право голоса в СНБ, NYT считает его сейчас едва ли не вторым человеком в Белом доме. 30 января издание даже поставило под вопрос самостоятельность Трампа в принятии решений, опубликовав статью под заголовком «Президент Бэннон?».

США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 2 февраля 2017 > № 2069003


Иран. Франция > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 2 февраля 2017 > № 2063143

Товарооборот между Ираном и Францией вырос в три раза после отмены санкций

По словам иранского министра иностранных дел Мохаммада Джавада Зарифа, товарооборот между Ираном и Францией после реализации ядерной сделки, иначе известной как Совместный комплексный план действий, совершил тройной прыжок, сообщает Financial Tribune.

Выступая на бизнес-форуме, проходившем в Иранской палате торговли, промышленности, шахт и сельского хозяйства в Тегеране, Зариф сказал, что уровень двусторонней торговли за 11 месяцев 2016 года составил € 1,7 млрд. "Потенциал двух стран по вопросам экономического сотрудничества гораздо больше, чем имеется", - добавил он.

Министр иностранных дел Ирана добавил, что постсанкционный период открывает новые возможности для обеих стран, чтобы иметь эффективные экономические связи.

"В связи с политическими событиями в Соединенных Штатах и Европе, экономическое сотрудничество с другими странами сталкивается с многочисленными проблемами. Тем не менее, Исламская Республика Иран готова, чтобы стать надежным торговым партнером для европейских стран, в частности для Франции, на основе взаимных интересов", - подчеркнул он.

Зариф отметил важность партнерских отношений между частными секторами двух стран. "Сотрудничество с Францией приветствуется в различных секторах нефти и природного газа, нефтехимии, транспорта, горнодобывающей промышленности, науки и техники, воды и окружающей среды, поскольку эти сектора являются приоритетными задачами Ирана в Шестом пятилетнем плане развития (2016-2021)", - сказал Зариф.

Франция выдает 41 000 виз в год для граждан Ирана. Иран подписал массу сделок на сумму € 30 млрд. ($ 33 млрд.) во время посещения президентом страны Роухани Франции, согласно расчетам Bloomberg. Некоторые средства массовой информации, такие как британская газета The Independent озвучила общую сумму сделок в размере колоссальных 40 миллиардов евро.

Иран. Франция > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 2 февраля 2017 > № 2063143


США. Иран > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 февраля 2017 > № 2062828

Одним из предвыборных обещаний Дональда Трампа было то, что он «разорвет» сделку с Ираном, которая, как считают многие в Сенате США, дает «крупнейшему спонсору терроризма» путь к ядерному оружию. Однако есть более эффективная альтернатива, чем односторонний отказ от сделки, — позволить Тегерану провалить свои обязательства из-за жесточайшего контроля со стороны Вашингтона, пишет сенатор-республиканец от штата Аляска Дэн Салливан в статье для The Washington Post.

По его мнению, с момента заключения в 2015 году Совместного комплексного плана действий (СКПД) США, Китай, Франция, Россия, Великобритания и Германия по своим политическим и экономическим причинами закрывали глаза на нарушения исламской республикой по меньшей мере четырех ключевых положений сделки.

Во-первых, приложения 1, которым ограничивается запас тяжелой воды. По данным МАГАТЭ, по крайне мере дважды Иран сознательно превышал дозволенные лимиты её объема — в феврале и ноябре 2016 года. Тогда, вместо того чтобы привлечь Тегеран к ответственности, администрация Обамы приобрела незаконные материалы за $8,6 млн.

Во-вторых, приложение B резолюции Совбеза ООН 2231 — резолюции об имплементации СКПД и его юридической рамки. В её рамках Иран не может заниматься какой-либо «деятельностью, связанной со своими баллистическими ракетами», на протяжении восьми лет. Однако Тегеран провел пять пусков баллистических ракет с момента заключения соглашения.

В-третьих, приложение В также ограничивает свободу передвижения некоторых лиц. Так, ничего не было сделано, когда командующий спецподразделением «эль-Кудс» в составе КСИР Касем Сулеймани, находящийся в списке, посетил Россию для встречи с президентом страны Владимиром Путиным после подписания сделки. Более того, по меньшей мере в декабре Сулеймани посещал Алеппо.

Наконец, приложение В также устанавливает, что Совбез ООН должен одобрять сделки по продаже незапрещенного оружия. Однако имеется большое число сообщений, согласно которым Россия проводит переговоры о продаже Тегерану оружия на $10 млрд, в том числе танков, артиллерийских систем, самолетов и вертолетов. Иран за таким одобрением не обращался.

Ни один член «шестерки» ничего не сделал в свете этих нарушений. Так, Россия в них соучаствует, Китаю нужны газ и нефть исламской республики, ЕС стремится к деловым сделкам с ней, тогда как администрация Обамы не хотела бросать тень на свое крупное внешнеполитическое наследие.

Однако интерес Трампа состоит в том, чтобы защищать граждан США и союзников Белого дома на Ближнем Востоке, чего возможно добиться, только если заявить, что США будут придерживаться условий сделки, а также дадут четко понять, что эти условия уже систематически нарушались. Президент-республиканец может дать всем сторонам соглашения 60 дней для исправления ситуации. Если они не смогут это сделать, ему следует сделать следующий шаг — в соответствии с соглашением восстановить санкционный режим.

Бытует распространенное убеждение, подкрепленное администрацией Обамы, что только введение санкций всем «международным сообществом» будет эффективным против Ирана, однако это убеждение может оказаться неверным, и даже односторонние санкции США смогут оказать значительное дестабилизирующее влияние на экономику и руководство Ирана.

Автор подчеркивает, что во времена Джорджа Буша — младшего США смогли убедить своих союзников и деловые круги перестать вести дела с Тегераном из риска оказаться под вторичными санкциями. Администрации Буша и Обамы смогли принять санкции, направленные на государства и отдельные лица, которые вели дела с Центральным банком исламской республики. Вашингтону также удалось добиться ограничения доступа к финансовой системе США. Белый дом также убедил страны и компании выводить средства из нефтяного и газового сектора Ирана.

Многие из союзников США, указывает автор, согласились изолировать Иран экономически по большей части благодаря давлению со стороны Вашингтона.

Таким образом, заключает автор, даже действуя односторонне, США обладали рычагом для оказания давления на Иран и международное сообщество. США по-прежнему обладают влиянием на международную финансовую систему, и когда дело касается энергетики, это влияние возросло значительно. США в очередной раз стали мировой энергетической супердержавой. В таких условиях Вашингтон может поставить страны и компании перед выбором: инвестируйте в нефтяной и газовый секторы либо Ирана, либо США. Автор уверен, что большинство стран выберет США.

Благодаря сильному, принципиальному лидерству США за ними последуют другие страны. А если нет, администрация Трампа сможет сказать, что США придерживаются соглашения до запятой, тогда как другие члены «шестерки» посчитали нужным закрыть глаза на нарушения со стороны Ирана и отказаться от сделки.

Александр Белов

США. Иран > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 февраля 2017 > № 2062828


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 февраля 2017 > № 2062810

В завершающей статье, касающейся доклада Национального совета по разведке США «Глобальные тенденции: парадокс прогресса», мы будем говорить о том, какие аспекты внешней и внутренней политики нашей страны волнуют аналитиков НСР на перспективу от пяти до двадцати лет. Начнём мы, однако, с того, как авторы данного документа пытаются представить нам это будущее, имея в виду повлиять на него в том направлении, которое они считают выгодным для США.

Возможные варианты мирового развития: первый сценарий — изоляционизм

Ключевой вопрос, который волнует авторов доклада и, соответственно, его заказчиков, — изменение сущности власти в современном мире. В докладе происходящие в этой сфере перемены трактуются как объективный процесс, однако политический заказ в пользу обоснования продуктивности процесса глобализации во всех выкладках аналитиков НСР более чем очевиден.

Возьмём главную изюминку доклада — рассмотрение тенденций мирового развития посредством трёх разных сценариев: изоляционистского (этот сценарий называется «острова»), раздела мира на сферы влияния («орбиты») и варианта, предполагающего повышенную активность различного рода объединений, которые могут существовать как на субнациональном, так и на транснациональном уровнях («общины»).

Что же нам несёт выбор в пользу национальной замкнутости? А вот что: экономический рост отсутствует, традиционные модели процветания не работают, процесс глобализации стоит на месте, и, более того, в обществе нарастает его неприятие, правительства не справляются с задачей обеспечения безопасности, новые технологии ведут к сокращению рабочих мест, возрастёт политическая напряжённость. По этому сценарию, многие правительства (в том числе правительства США и стран ЕС) сосредоточатся на внутренних делах в ущерб международному сотрудничеству, перейдут к протекционистской политике. Неравенство, как и нестабильность в отдельных странах и мире в целом, усилится. Многие правительства сочтут за благо выйти из многосторонних торговых соглашений и сделают ставку на развитие двусторонней и региональной торговли. Цены на энергоносители пойдут вниз. Международное сотрудничество по вопросам глобального свойства сократится. Отношения США с союзниками, прежде всего в военной сфере, ослабнут. Возрастёт нестабильность в Африке, на Ближнем Востоке и в Южной Азии. Выживут только те правительства, которые смогут обеспечить серьёзные вложения в науку и инновации, а также целенаправленно займутся пестованием интеллекта и привлечением его из-за рубежа.

Мир делится на сферы влияния — чем это грозит

Ключевым элементом сценария «орбиты» является соперничество крупных держав в определении сфер своего влияния и их ставка на укрепление внутренней стабильности. Глобальное сотрудничество сходит на нет. Появляются новые подрывные технологии. Возрастает риск межгосударственных конфликтов. В силу внутренних политических противоречий и бюджетных ограничений США сокращают своё участие в мировых делах. Китай, Россия и Иран используют это для закрепления соседних стран на своих «орбитах». К середине 2020-х мир вновь оказывается поделённым на сферы влияния. Вероятно усиление трений между Китаем, с одной стороны, и Индией и Японией, с другой, а также между Россией и Китаем. Для достижения своих целей Китай, Иран и Россия активно используют методы экономического давления, различные подрывные технологии, активную пропаганду, а также непрямые военные действия. Суверенитет государств игнорируется, установка на мирное разрешение споров не работает. США решают, что не могут мириться с этим, и возвращаются на международную арену. Китай, Иран и Россия реагируют на это усилением военных приготовлений. Мир балансирует на грани крупного конфликта, но только применение ядерного оружия в Южной Азии заставляет США действовать радикально. Благодаря вмешательству Китая и США конфликт между Индией и Пакистаном в 2028 году удаётся погасить. США, Китай и Россия возвращаются к выработке мер доверия и заключению новых договорённостей в области ограничения вооружений. В России новый президент, пришедший на смену Владимиру Путину, начинает активно восстанавливать отношения с Европой. Благодаря восстановлению доверия становится возможным сотрудничество по другим проблемам безопасности (Северная Корея, Ближний Восток).

Понятно, что данный сценарий написан с целью показать серьёзные риски усиления геополитического соперничества, а также необходимость неизменной поддержки союзников. Авторы доклада этого и не скрывают. Другая его установка — продемонстрировать реальную вероятность риска неверной оценки ситуации, причиной которой может стать появление новых военных возможностей и подрывных компьютерных технологий. В то же время, считают аналитики НСР, доведение геополитической конфронтации до некоего «последнего звонка» способно дать мощный импульс возвращению противников на стезю взаимного учета интересов и сотрудничества в целях восстановления стабильности. К этой их посылке стоит, на мой взгляд, отнестись особенно внимательно.

Правительства не справляются — как быть в этом случае

Сценарий «Общественные объединения» исходит из предпосылки, что обилие и сложность проблем современного мира делают невозможным возложение ответственности за их решение только на национальные правительства. Более того, правительства большинства стран в одиночку в принципе не могут справиться со всеми ними. Тем более что, как отмечалось в других частях доклада, общей мировой тенденцией в ближайшее время будет падение доверия населения к национальным правительствам и более выраженное желание граждан работать на неправительственном уровне.

В данном сценарии не ставится под сомнение, что в сфере компетенции государства должны оставаться такие сферы, как внешняя политика, оборона и общенациональная безопасность. В то же время в области образования и научных исследований, здравоохранения, торговли, поддержания правопорядка на местах, в жилищной политике и социальной сфере, а также в решении экологических проблем становится целесообразным возложение ответственности за их решение или самостоятельная инициатива региональных и муниципальных властей, общественных и религиозных организаций, корпораций, отдельных граждан. Возрастает роль местных органов власти и общественных организаций в области информационного воздействия и распространения идей. Имеется в виду, что региональные и местные власти и общественные организации будут в своей деятельности активно опираться на международные связи, которые они будут развивать как в партнёрстве с центральными правительствами, так и напрямую.

Естественно, как подчёркивают аналитики НСР, процесс такого делегирования полномочий будет легче и эффективнее идти в «демократических» странах. По этому сценарию, нежелание центральных правительств в крупных странах провести такое распределение полномочий и ответственности может привести к усилению влияния криминальных структур, а также к развалу по этническим и религиозным границам. Конкретно в этой связи Россия не упоминается, но в другом месте доклада прописанный для неё сценарий предполагает рост числа протестов населения против коррупции и «власти олигархов» и выступлений с требованиями экономических и политических реформ.

Думаю, выводы для нашей страны из каждого из приведённых выше сценариев читатель легко сделает сам.

В чём причина нестабильности и как восстанавливать порядок

Стратегический взгляд неизменно требует ясности по вопросам основополагающего свойства. Авторы доклада обоснованно относят к этой категории определение причин мировой нестабильности. Россия и Китай, по их оценке, считают, что глобальный «беспорядок» является результатом «западного заговора» с целью навязать всей планете то, что Москва и Пекин считают своекорыстными американскими идеями и ценностями. Этот взгляд, естественно, отвергается и взамен его со ссылкой на мнение «правительств стран Запада» предлагается другой: нестабильность есть основополагающее, в принципе присущее миру явление, на которое, однако, в отрицательном смысле дополнительно подействовало окончание холодной войны, а сегодня действует неполноценность или как минимум незавершённость политического и экономического развития ряда стран. Вот этой «незавершённостью» — здесь вывод напрашивается сам собой — и надо заниматься. В том числе и в случае с Россией.

Но как этим «заниматься», если сами же аналитики НСР отмечают: проводимый в настоящее время руководством нашей страны курс пользуется прочной поддержкой как элит, так и широких слоёв населения, а либеральная политика остаётся для Москвы синонимом хаоса и морального упадка? Здесь обнадёживающего для них взгляда в будущее у американцев не получается.

Авторы доклада признают, что дополнительным фактором недоверия к глобальной либеральной политике стало одновременное расширение НАТО и Европейского союза. Оно сформировало у руководства России и её граждан разочарование в Западе, а также опасения по поводу его планов и послужило причиной той внешней политики, которую Россия проводит в последние годы.

Наши действия в Грузии, в отношении Украины и в Сирии, поддержка правых европейских партий, которых американцы называют популистскими, ставят перед американцами как минимум три вопроса.

Вопрос первый: какие из принципов мирового порядка XX века Россия готова будет поддерживать и в XXI веке? Мы уже касались этой темы в первой статье, отметив тогда, что рассуждения о некоем едином для всего XX века мировом порядке беспредметны: он был одним в начале века, другим в его середине, третьим — до 1990-х и стал совсем иным после того, как США взяли установку на силовое, противоречащее Уставу ООН навязывание другим странам своей политики

Вопрос второй: насколько далеко Россия готова пойти, продвигая так называемый «Русский мир», ставя во главу угла развитие русской цивилизации и отрицая западные либеральные ценности? Наш ответ на него прост: существование России в принципе возможно только с опорой на собственную культурно-историческую традицию; западные либеральные ценности ей не только противоположны, но враждебны.

Вопрос третий: предполагает ли защита Россией того, что она считает сферой своих интересов в Евразии, постановку ею под вопрос каких-то ещё политических границ на континенте? Здесь, на мой взгляд, ответ зависит от обстоятельств, связанных не столько с геополитическими задачами нашей страны, сколько с признанием или непризнанием и нами, и Западом такого основополагающего, зафиксированного в документах ООН права народов, как право на самоопределение. Просто признать его, однако, конечно же мало: надо ещё и найти такую его взаимосвязь с принципом уважения территориальной целостности государств, которая обеспечивала бы решение этих вопросов мирным, правовым путём. Речь идёт, как мы понимаем, об одном из ключевых вопросов предстоящей российско-американской повестки дня.

Россия как пугало для Запада — не надоело?

Но до конструктивной повестки дня ещё далеко, хотя в докладе и отмечается стремление Москвы добиться положительных изменений в американских подходах к отношениям с Россией. Во всяком случае, оценки, содержащиеся в докладе НСР США, её формированию не способствуют.

Россия, отмечается в документе, продолжит проводить агрессивную политику в Евразии, и это станет источником нестабильности. Москва будет пытаться создать на своих границах, в том числе в Арктике, буферные зоны, продолжит поддержку авторитарных режимов, будет настойчиво стремиться к расширению своего геополитического влияния. Её генеральной линией останется противостояние Западу и ослабление его влияния по всем направлениям, где это только возможно — от военно-политических вопросов до правил мировой торговли. Особую угрозу для Запада представит наращивание Россией киберопераций. Россия будет стремиться снизить технологическую зависимость от Запада и расширить свои возможности для выработки ассиметричных ответов на его действия.

Как предполагают американские аналитики, возможное в силу экономических ограничений снижение геополитического влияния России способно стать дополнительным фактором провоцирования внутренней нестабильности. Тем не менее, по их оценкам, оно вполне вероятно приведёт к усилению агрессивности во внешнеполитической линии Кремля. Предпринимаемые НАТО меры по сдерживанию России будут неизменно провоцировать ответные меры. Особенно болезненно Москва будет относиться к американскому присутствию вблизи своих границ.

Западные расчёты в отношении России на перспективу пяти и более лет строятся с учётом таких возможных факторов, как снижение цен на нефть, воздействие западных санкций, плохая демография, продолжение отъезда из страны наиболее образованной части населения, неспособность добиться должного развития сферы высоких технологий. Всё это в долгосрочной перспективе, по мнению американцев, способно помешать линии на восстановление статуса нашей страны как великой державы. Принципиальных экономических и политических реформ они не ожидают. По их оценке, даже в случае усиления экономических проблем поддержка населением политики президента Владимира Путина сохранится.

Одним словом, Россия как пугало, причём без особой надежды как-то её политику поменять. Нам такая бесперспективная позиция Запада давно надоела. Надеюсь, Дональду Трампу тоже.

Россия и пространство бывшего СССР

Особое место в американском анализе будущего нашей страны отводится её политике на пространстве бывшего СССР. Использовать это понятие, однако, американцы по понятным причинам не могут и прибегают в данном случае к эвфемизму «Евразия», хотя речь идёт только о её части, хотя и немалой. Аналитики НСР исходят из того, что влияние России в этом регионе сохранится. В его основе — предоставление рабочих мест мигрантам и их денежные переводы на родину, пропагандистское влияние, военные и культурные связи.

Долгосрочные перспективы такого влияния, однако, по оценкам НСР, будут во многом зависеть от того, какие формы примет дальнейшая политика Китая, его проникновение сначала в Среднеазиатский регион, а потом далее по пути его трансконтинентальных проектов. Пока это преимущественно экономическое проникновение, но в зависимости от развития внутренней ситуации в самом Китае Пекин может поставить перед собой также политические задачи, сделать акцент на вопросах обороны и безопасности. В свою очередь, Россия тоже будет делать акцент на развитие интеграции в политической сфере и сфере безопасности. Это грозит столкновением интересов.

Кроме того, американские аналитики предполагают, что на фоне продолжающегося сокращения численности населения на российском Дальнем Востоке Китай будет проявлять возрастающий интерес к этому региону, направляя туда под различными предлогами всё более многочисленные потоки своих граждан, и это станет дополнительным фактором, провоцирующим трения между Москвой и Пекином.

Примечательно, что проблема взаимоотношений России и Китая поставлена в этом месте доклада НСР на первое место и предшествует конфликту на Украине.

Разрешение этого конфликта, говорится в докладе, также будет иметь далеко идущие последствия для ситуации «в Евразии». Если Украина сохранит прозападную ориентацию, сможет ограничить системную коррупцию и провести реформы, обеспечивающие хотя бы минимальный экономический рост, она, полагают американские разведаналитики, способна будет стать важным примером альтернативного сегодняшней России пути развития. Если же российское вмешательство в Донбассе приведёт к экономическому и политическому обрушению современной Украины, такое развитие событий может привести к усилению авторитарных режимов в регионе и ослабит стремление тех государств, которые имеют такое намерение, пойти по западному пути развития.

Соответственно, как предполагают в НСР, Россия будет стремиться дестабилизировать любое украинское правительство, которое будет ставить задачу интеграции с Западом через НАТО и ЕС. С другой стороны, Россия будет продолжать использовать набор мер — от финансовой помощи дружественным правительствам, поддержки политических партий и кампании дезинформации вплоть до военного вмешательства — с целью поддержки антизападных сил в соседних с ней странах.

Под этим углом зрения особое значение, с точки зрения авторов доклада, имеет то, как пройдёт передача власти в Узбекистане и Казахстане. Драматических изменений в системе управления этими странами они не ожидают, однако идущие в их элитах процессы чреваты дестабилизацией и образованием вакуума власти, которым могут воспользоваться исламские экстремисты.

***

Вот те оценки внешней и отчасти внутренней политики нашей страны, которые мне показались наиболее значимыми в вышедшем в январе 2017-го докладе Национального совета по разведке США «Глобальные тенденции: парадокс прогресса». Во вступительном слове к докладу его председатель Грегори Тревертон подчеркнул, что данный документ не следует рассматривать в качестве отражения официальной политики США. Думаю, это так. Политика США при новом президенте меняется и будет меняться и далее. Тем не менее оценки аналитиков американского разведывательного сообщества — вещь весомая, и своё влияние на подходы американского истеблишмента к нашей стране они уже оказали и будут продолжать оказывать. Из этого и предлагаю исходить.

Михаил Демурин

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 февраля 2017 > № 2062810


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > stroi.mos.ru, 2 февраля 2017 > № 2060809

Собянин: в Москве завершена реставрация 33 храмов и монастырей

Реставрация православного Новоспасского мужского монастыря завершится в этом году, сообщил мэр Москвы Сергей Собянин.

Сегодня глава города и патриарх Московский и всея Руси Кирилл ознакомились с ходом ремонтно-реставрационных работ.

Как отметил Сергей Собянин, за последние шесть лет в Москве завершена реставрация 33 старейших храмов и монастырей. Еще по стольким же объектам ведутся активные работы.

«Это настоящее восстановление огромного исторического пласта не только российской столицы, но и всей России. Эту работу можно увидеть по тому, что происходит сегодня в Новоспасском монастыре», - подчеркнул мэр Москвы.

Сергей Собянин добавил, что основная часть реставрации монастыря завершится уже в этом году.

«Работы должны быть сделаны так, чтобы этот монастырь стоял на века и радовал верующих», - добавил мэр.

Масштабные восстановительные и реставрационные работы в Новоспасском монастыре, основанном в XIII веке, проводятся с 2012 года при поддержке столичных властей и ряда коммерческих фирм. В прошлом году была выполнена половина всех запланированных работ.

В этом году главным объектом реставрации станет монастырская колокольня 1759-1785 годов постройки. На ней планируется установить колокол весом 16,4 тонны.

Кроме того, проведены ремонтно-восстановительные работы в Никольской церкви при больничных палатах, церкви Знамения (1793-1795 гг.) и трапезной палате с церковью Покрова (1670-1678 гг.).

В 2015-16 годах отреставрированы стены и малая башня хозяйственного двора с укреплением фундамента и грунта, а также воссоздан разрушенный корпус Воскресной школы. На угловой башне «Юго-Западная» воссоздана утраченная кровля.

В Новоспасском монастыре в этот день также прошло богослужение в память о погибших в крушении самолета Ту-154 над Черным морем. Заупокойную литию в 40-й день трагедии отслужил патриарх Кирилл.

Крупнейшей строительной программой является «200 храмов», в рамках которой возводятся церкви в жилых районах города. С 2010 года завершено строительство 36 храмов: 27из них введено в эксплуатацию, девять готовятся к вводу.

Завершено строительство еще пяти храмов и 43 храма строятся.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > stroi.mos.ru, 2 февраля 2017 > № 2060809


США. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 февраля 2017 > № 2059920

ООН необходим почти миллиард долларов на проведение гуманитарных операций в Ираке в 2017 году, заявил специальный посланник генсека Организации по Ираку Ян Кубиш.

"Гуманитарные операции для оказания помощи 5,8 миллионам жителям Ирака обойдутся в 985 миллионов долларов", — сказал Кубиш на заседании Совета Безопасности ООН, отметив, что 331 миллион от этой суммы пойдет непосредственно на поддержку Мосула.

В прошлом году гуманитарные агентства ООН запросили 861 миллион долларов на проведение операций и 284 миллиона долларов на поддержку Мосула в связи с началом операции по освобождению города от боевиков "Исламского государства" (ИГ, запрещена в РФ).

"В 2016 году финансирование гуманитарных операций было одним из самых высоких в мире. Было собрано около 90% от плана гуманитарного реагирования и 97% от экстренного призыва для подготовки Мосула, открытого в июле 2016. Мы крайне опасаемся, что в нынешнем году такие средства не поступят ", — отметил спецпосланник ООН.

Он подчеркнул, что после освобождения Ирака от ИГ стране "понадобится непрерывная, существенная и регулярная поддержка со стороны международного сообщества, в том числе региональных партнеров".

Ольга Денисова.

США. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 февраля 2017 > № 2059920


Турция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 февраля 2017 > № 2059880

Протестанты Турции в 2016 году столкнулись с многочисленными угрозами и нападениями со стороны властей, СМИ и мусульман, говорится в докладе турецкой Ассоциации протестантских церквей, который приводит в четверг издание Christian Today.

Ряд священников, согласно документу, турецкие власти признали как "угрожающих национальной безопасности" и выдворили из страны. Также власти не пускали зарубежных протестантских деятелей. Подобные случаи участились после сорвавшейся попытки госпереворота в Турции в июле прошлого года.

Помимо этого в документе отмечаются случаи нападения на общины.Так, в феврале прошлого года неизвестные попытались проникнуть на территорию церкви в городе Самсун, сломав камеры наблюдения. В марте в Анкаре полиция усилила охрану всех протестантских церквей в связи с многочисленными угрозами теракта. Также в докладе отмечен инцидент в Чаннакале, где местному пастору угрожали по телефону.

В ночь на 16 июля 2016 года в Турции группа мятежников совершила попытку военного переворота. Основное противостояние развернулось в Анкаре и Стамбуле. Погибли более 240 турецких граждан, более 2 тысяч человек получили ранения, мятеж был подавлен.

Турция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 февраля 2017 > № 2059880


США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 февраля 2017 > № 2059876

Президент США Дональд Трамп пообещал сделать все возможное для защиты религиозных свобод в США.

"Я хочу заверить американский народ, что моя администрация сделает все возможное для защиты религиозных свобод в нашей стране", — сказал Трамп, выступая на традиционном Национальном молитвенном завтраке в Вашингтоне, в котором принимают участие представители различных конфессий, а также политики и бизнесмены.

Как отметил президент, "Америка должна быть толерантным обществом, в котором уважаются права всех верующих и где наши граждане могут чувствовать себя в безопасности".

В первые дни своего президентства Трамп подписал указ "О защите страны от въезда иностранных террористов", который запрещает въезд в США на 90 дней всем гражданам семи стран с преимущественно мусульманским населением (Ирана, Ирака, Йемена, Ливии, Сирии, Сомали и Судана), а также приостанавливает прием любых беженцев на 120 дней и запрещает на неопределенный срок прием беженцев из Сирии. Указ вызвал уличные протесты и юридические споры.

Дмитрий Злодорев.

США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 февраля 2017 > № 2059876


Турция. Германия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 февраля 2017 > № 2059871

Анкара хотела бы получать от Берлина большей поддержки в борьбе со сторонниками оппозиционного исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, заявил премьер-министр Турции Бинали Йылдырым на совместной пресс-конференции с канцлером Германии Ангелой Меркель.

"Нам нужна более значительная кооперация с Германией и поддержка от нее в борьбе с членами FETO (организации Гюлена)", — заявил Йылдырым.

Он признал, что турецкие правоохранительные органы могут совершать "непреднамеренные" ошибки в борьбе с FETO. Премьер Турции выразил канцлеру Германии благодарность за помощь с разведданными в борьбе с террористической группировкой "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ).

В ночь на 16 июля 2016 года в Турции группа мятежников совершила попытку военного переворота. Основное противостояние развернулось в Анкаре и Стамбуле. Погибли более 240 турецких граждан, более 2 тысяч человек получили ранения, мятеж был подавлен. Власти Турции обвинили Гюлена в организации попытке переворота и потребовали от США его экстрадиции. Сам Гюлен осудил мятеж и заявил о своей непричастности.

Турция. Германия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 февраля 2017 > № 2059871


Германия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 февраля 2017 > № 2059863

Депортация из Германии происходит по решению суда, в некоторых случаях она невозможна, заявила на пресс-конференции в Анкаре канцлер ФРГ Ангела Меркель, отвечая на вопрос журналиста о том, будут ли выданы турецкой стороне последователи оппозиционного исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, обвиняемого Турцией в организации попытки военного переворота.

"Борьба с терроризмом и другими правонарушениями – наша обязанность, как этого ожидает и турецкое правительство. Каждая страна делает это, мы в Германии делаем это тоже, но мы можем действовать только тогда, когда у нас есть соответствующие данные, и этим данным выносит оценку суд. У нас в Германии есть несколько решений судов, который делают невозможной депортацию при определенных условиях. Мы сегодня говорили об этом, наши министры юстиции продолжат эти переговоры", — сказала Меркель, отвечая на вопрос.

По словам Меркель, решение судов "является результатом независимой проверки, которые мы должны и будем уважать".

Ранее в МВД ФРГ подтвердили, что турецкая сторона направила в течение нескольких лет около шести тысяч запросов о выдаче граждан-сторонников Фетхуллаха Гюлена Германией. Эти запросы не было удовлетворены.

В ночь на 16 июля 2016 года в Турции группа мятежников совершила попытку военного переворота. Основное противостояние развернулось в Анкаре и Стамбуле. Погибли более 240 турецких граждан, более 2 тысяч человек получили ранения, мятеж был подавлен. Власти Турции обвинили Гюлена в организации попытке переворота и потребовали от США его экстрадиции. Сам Гюлен осудил мятеж и заявил о своей непричастности.

Ангелина Тимофеева.

Германия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 февраля 2017 > № 2059863


ОАЭ. США > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 2 февраля 2017 > № 2059491

Известный своими спорными комментариями генерал-лейтенант Дахи Халфан Тамим, заместитель главы полиции Дубая и общественной безопасности, высказался в поддержку решения президента Трампа относительно временного запрета на въезд в США граждан 7 стран с преобладающим мусульманским населением.

“Хвала президенту Трампу за его отважные решения [...] они могут быть решены только с помощью превентивных мер”, — написал он в твиттере 29 января.

Трамп выпустил распоряжение о запрете въезда туристов из Ирана, Ирака, Ливии, Сомали, Судана, Сирии и Йемена в течение по крайней мере 90 дней в пятницу, 27 января.

По мнению Тамима, граждане вышеназванных стран являются “отсталыми народами”, в которых Америка не нуждается.

Его комментарии отличаются от резкого осуждения данной инициативы со стороны некоторых мировых лидеров и Организации исламского сотрудничества.

В понедельник Ирак призвал США пересмотреть запрет на поездки своих граждан, а Иран запретил гражданам США, которые еще не получили визу, въезд в страну.

В прошлом году Тамим в твиттере предупреждал о столкновении цивилизаций в том случае, если Трамп победит на выборах в США.

ОАЭ. США > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 2 февраля 2017 > № 2059491


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 февраля 2017 > № 2059351

Франция еще не потеряна

Кристиан Вернике (Christian Wernicke), Sueddeutsche Zeitung, Германия

Тот, кто любит Францию, должен сейчас испытывать страх: станет ли гордая культурная нация, колыбель прав человека следующей страной, которая падет жертвой сладкого яда правопопулистских упрощенцев? Вчера Брексит и Трамп, а завтра Ле Пен? Триумф Национального фронта на президентских выборах представляется возможным.

Это было бы концом объединенной Европы. Каждый это знает, а один гость из Берлина высказал этот страх. Даже два раза, по-немецки и по-французски: «Сопротивляйтесь популистским призывам», — призвал на прошлой неделе в Париже молодых французов будущий президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier), «Résistez aux sirènes populistes!»

Франция еще не потеряна. Хотя Марин Ле Пен, видимо, и удастся попасть на дополнительные выборы как кандидату с большинством голосов. Но кто бы ни хотел стать следующим президентом Франции, он должен получить голоса почти 18 миллионов соотечественников. До сих пор команде Ле Пен никогда не удавалось собрать свыше 6,8 миллионов голосов.

Таким образом, мажоритарная избирательная система Пятой республики с ее двумя этапами выборов может еще раз остановить продвижение французской мадам Трамп. Как правые, так и левые демократы могли бы 7 мая собраться с силами, чтобы не допустить Ле Пен на пост президента. Миллионы французов — неохотно или же против своей воли — отдадут свои голоса занявшему второе место на первом этапе выборов. И без особых надежд отправятся домой.

Фийон показал себя человеком чести

Эти выборы не были бы настоящим вотумом доверия новому руководителю Франции или же ее старой, изношенной партийной системе. Новый монарх республики, избранный как «наименьшее зло», не обладал бы ни личной властью, ни политической поддержкой в народе, которые были бы необходимы для того, чтобы обновить нацию и укрепить Европу.

Еще в начале года все выглядело по-другому. Тут был Франсуа Фийон (François Fillon) как однозначный фаворит, который провозгласил прямо-таки радикальную программу: сократить 500 тысяч служащих, увеличить число рабочих часов в неделю, повысить пенсионный возраст. Католически-консервативный республиканец соответствовал постоянно возникающему в истории Франции стремлению получить спасителя — «Sauveur». Фийон (после добрых 30 лет пребывания в профессиональной политике) довольно дерзко бичевал «систему» в Париже. Бывший премьер-министр выступал как «кандидат от правды» и безупречный человек чести, который рекомендовал в качестве добродетелей прилежание, порядочность и неустанный труд.

Амон, Макрон — кто сможет остановить Ле Пен?

А теперь все это в прошлом! За несколько дней в глазах своих соотечественников Фийон опустился до уровня обыкновенного политика. То есть стал одним из таких власть имущих, которые рекомендуют народу уксус, в то время как сами пьют шампанское. Фийон не сделал ничего незаконного. Он (как и многие другие депутаты) устроил на работу в качестве парламентского ассистента свою жену и многие годы весьма щедро платил ей жалование.

Именно это самообслуживание подтверждает молву о том, что в политической среде все прогнило. Это та питательная почва, на которой и процветает Национальный фронт. (Тот факт, что Национальный фронт сам замешан в нескольких финансовых аферах, замалчивается.) Быть может, Фийон выйдет чистым из своей аферы. Но в будущем у него не станет морального права требовать от своих французов жестких реформ.

Кто же еще может остановить Марин Ле Трамп? Все еще правящие во Франции социалисты расстаются сейчас с реальной политикой. Их главный кандидат Бенуа Амон (Benoît Hamon), истинный левый по своим убеждениям, воодушевляет прежде всего молодых избирателей. Вот только его обещание гарантировать вскоре всем французам основной доход в 750 евро полностью погрязшая в долгах нация никогда не сможет осуществить. Амон напоминает французского Берни Сандерса (Bernie Sanders). В качестве постоянного оппозиционера кандидат от социалистов хотя и выглядит более симпатичным по сравнению со старым социалистом Жаном-Люком Меланшоном (Jean-Luc Mélenchon). Но оба борются за одни и те же голоса, взаимно ослабляют друг друга и уводят левых с пути.

Кому доверят французы этот мир, полный трампов и путиных?

Остается Эммануэль Макрон (Emmanuel Macron). Этот новичок в политике тоже считает себя «кандидатом против системы» и имеет тем самым в виду демократический лагерь от правых до левых. Макрон — из молодых миллионеров, окончивший кузницу кадров. Беспартийный аспирант завораживает и прямо околдовывает молодых и образованных избирателей, является в качестве французского европейца истинной альтернативой для Марин Ле Пен. Но остаются сомнения в том, доверят ли французы свою нацию 39-летнему новичку в мире, полном трампов, путиных и эрдоганов.

Нелегкое решение. Поддадутся ли французы популистским соблазнам? Или же они признают, что их система не производит больше идеальных кандидатов? От этого мучительного выбора страдает вся Европа.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 февраля 2017 > № 2059351


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 февраля 2017 > № 2059349

МИД возрождает польско-российскую группу по сложным вопросам

Павел Вроньский (Paweł Wroński), Gazeta Wyborcza, Польша

Польско-российская группа по сложным вопросам была создана в 2002 году, когда в Польшу с визитом приезжал Владимир Путин. Цель ее работы состояла в заполнении белых пятен в отношениях между двумя государствами, однако, в первые годы она практически бездействовала. В 2008 году Группу реактивировали, сопредседателями стали бывший глава польского МИД, многолетний директор Института исследования проблем мира Адам Ротфельд (Adam Daniel Rotfeld) и Анатолий Торкунов. При правительстве «Гражданской платформы» (PO) и Польской крестьянской партии (PSL) представители «Права и Справедливости» (PiS) требовали обнародовать, какими исследованиями занимается Группа. Она стремится, чтобы Россия не использовала определение «геноцид» в отношении катынского преступления, полагали политики этой партии. Обвинение оказалось несправедливым, однако, на порталах правого толка членов Группы назвали «друзьями Москвы», а некоторые публицисты требовали немедленно распустить ее, говоря, что эта организация действует разрушительно на польскую внешнею политику и историческое сознание поляков.

Сейчас правительство Беаты Шидло (Beata Szydło) решило возобновить работу Польско-российской группы. «МИД стремится реактивировать ее деятельность», — подтвердила Gazeta Wyborcza пресс-секретарь внешнеполитического ведомства Иоанна Вайда (Joanna Wajda). О том, что Россия тоже заинтересована в восстановлении сотрудничества какое-то время назад сообщил отставной дипломат Витольд Юраш (Witold Jurasz).

Год назад министр иностранных дел Витольд Ващиковский (Witold Waszczykowski) хотел создать «группу диалога», которая бы занялась культурным сотрудничеством с Россией. В роли ее руководителя он видел режиссера Кшиштофа Занусси (Krzysztof Zanussi). Тот принял предложение, но спустя несколько месяцев отказался.

Ротфельд: Диалог с Россией следует поддерживать

Сторонником воссоздания Группы по сложным вопросам выступает профессор Влодзимеж Марчиняк (Włodzimierz Marciniak), который был в прошлом ее членом, а сейчас стал послом Польши в Москве. Российская часть Группы до сих пор формально существует. Как сообщает наш МИД, «у нас нет сведений о том, что Россия сменила своего сопредседателя», то есть Торкунова. Предложение занять пост польского председателя группы получил профессор Мирослав Филипович (Mirosław Filipowicz) — историк из Люблина, специализирующийся на истории Восточно-Центральной Европы, и член Польско-российской комиссии Польской академии наук. Принять участие в работе пригласили также членов Группы, работавшей под руководством профессора Ротфельда.

Однако пока реактивация продвигается со скрипом. Не все приглашенные согласны сотрудничать с новым руководство МИД. Первую встречу планировалось провести на этой неделе, но она не состоялась. По неофициальной информации, некоторые приглашенные дипломаты и ученые крайне негативно восприняли решение министра Ващиковского, который исключил из Группы Катажину Пелчинскую-Наленч (Katarzyna Pełczyńska-Nałęcz) — бывшего посла в Москве, экс-заместителя главы МИД и сотрудницу варшавского Центра восточных исследований.

Получил ли предложение о сотрудничестве Адам Ротфельд? Профессор отвечает отрицательно. «Я ушел с поста сопредседателя, чтобы облегчить работу новому руководству МИД, — объясняет он Gazeta Wyborcza и добавляет, что, невзирая на современное состояние российско-польских отношений, он выступает сторонником возрождения Группы. — Насколько это возможно, следует поддерживать каналы коммуникации и пространство для диалога».

В прошлом Группа по сложным вопросам, в частности, подготовила совместный труд «Кризис 1939 года», описывающий польский и российский взгляд на Пакт Молотова — Риббентропа, а также работу «Белые пятна — черные пятна». Успехом Группы стало совместное осуждение катынского преступления.

В последний период своей работы члены Группы добивались обнародования документов, касающихся так называемой августовской облавы, то есть операции НКВД по ликвидации польского подполья в 1945 году. Благодаря усилиям Группы состоялась историческая встреча Патриарха Московского Кирилла с председателем Польской епископской конференции архиепископом Юзефом Михаликом (Józef Michalik).

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 февраля 2017 > № 2059349


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 2 февраля 2017 > № 2059340

Для Путина Германия представляет одну опасность — что он помрет от смеха

Автор книг о России рассказал, как в Германии любят Путина.

Владислав Кудрик, Апостроф, Украина

Немецкий журналист и публицист Борис Райтшустер, автор нескольких книг о России, около 16 лет прожил в Москве, но в 2011 году решил вернутся в Германию, объяснив свое решение негативными изменениями в российском обществе за время правления Владимира Путина. В интервью «Апострофу» журналист рассказывает о незрелом отношении немецкой элиты к России и ее президенту, сравнивая ФРГ с детским садом, о предстоящих выборах и о том, какой урок Украина могла бы перенять у Германии в вопросе воссоединения земель.

«Апостроф»: Президент Украины Петр Порошенко в конце января посетил Германию, где встретился с Ангелой Меркель. Как вы оцениваете важность этой встречи в условиях, когда отношения между ЕС и США ухудшаются, когда есть опасения по поводу украинско-американских отношений?

Борис Райтшустер: Я считаю, с одной стороны, это очень важно, потому что сейчас поддержка Европой Украины важнее, чем когда-либо. Когда в Америке такая ситуация. С другой стороны, я, увы, не очень оптимистичен в надеждах, что Германия может переломать ситуацию, не очень благоприятную для Украины.

— Как, по вашему мнению, в этих условиях будут складываться отношения между Брюсселем и Киевом? Ну, и между Берлином и Киевом.

— Я думаю, пока Ангела Меркель не будет бросать Украину, но ее возможности сейчас тоже очень ограничены, она сейчас ссылается на Минск, и мне это изначально не очень нравилось, потому что я считаю, что Минские соглашения — тупиковые. И если до избрания Трампа я бы сказал, что вот тут надо что-то изменить, то сейчас мне кажется, что ситуация уже настолько плохая для Украины, что если еще два месяца назад что-то казалось плохим для нее, то сейчас надо как бы радоваться, что хоть это есть.

— Если США, как грозился Трамп, выйдут из НАТО и сократят финансирование Альянса, то, скорей всего, дополнительная нагрузка и ответственность ляжет на ФРГ. Как Германия отреагирует на этот вызов?

— Я очень боюсь за Германию, она морально не готова к этому вызову. Немцы в международной политике ведут себя, как дети, как незрелые, которые полагаются на большого дядю, на папу, на Америку. А сейчас этот большой дядя говорит: «Я не хочу». И я думаю, что немецкая элита просто не поняла серьезность этого вызова. Они все говорят: «Ну, надо с Путиным договориться, все хотят мира». И Ангела Меркель, которая как раз все это хорошо понимает, тут достаточно одинока. Я думаю, немцы не подготовлены к этому. Тут такое ощущение, что находишься в зоопарке, когда им говорят, что снаружи есть волки, хищники, они отвечают: «Ну что вы, все же мирные, добрые». А охрана зоопарка объявила, что она уже не будет так охранять, как раньше. Поэтому ситуация гораздо серьезнее, чем кажется на первый взгляд, к сожалению.

— Вы упомянули, что Берлин проводит детскую политику. Как вы оцениваете пророссийские настроения внутри немецких элит? Насколько они все-таки распространены и популярны?

— Очень сильны. Среди социал-демократов очень сильны пророссийские настроения. Не у всех, но Шредер и его люди как бы сейчас задают тон. Новый министр иностранных дел — из шредеровского ганноверского кружка, новый президент Штайнмайер — из шредеровского кружка. Социал-демократы — очень пропутинские, партия «Левые» — это филиал Москвы, на мой взгляд. Крайне правые из партии AfD очень тесно сотрудничают с Путиным. ХСС (Христианско-социальный союз, — «Апостроф»), который в правительстве, очень сильно связан с Путиным. У христианских демократов (Христианско-демократический союз, партия Ангелы Меркель, — «Апостроф») — и у тех не все гомогенно, и у них есть сторонники России. И «зеленые» — тоже не гомогенны. Шредеризация немецких элит, немецких партий зашла очень далеко. И то же самое в СМИ. У Путина сильнейшие позиции. И это ужасающе. И большинство немцев это только начинают понимать.

— Можно ли сказать, что за последние годы российские позиции усилились в Германии?

— Очень усилились. С каждым годом на это идут огромные деньги, коррупция, подкармливание, такие меры, которых тут никто не понимает. Например, фирма Тимченко, связанная с Путиным, покупает нефтеперерабатывающий завод на родине премьер-министра Баварии, который заодно глава ХСС и в правящей коалиции (компания Gunvor, совладельцем которой является Геннадий Тимченко, купила НПЗ в немецком Ингольштадте, откуда родом премьер-министр Баварии, председатель ХСС Хорст Зеехофер, — «Апостроф»). Тут даже не понимают, что их коррумпируют. Но когда у меня на родине зависят сотни рабочих мест косвенно от Путина, я уже не буду ехать в Москву и бить кулаком об стол. Это очень хитро разработано. И наши, как лохи, ну, как дети, этого не понимают. Они — как Пеппи Длинныйчулок — «давайте все играть».

Я думаю, для Путина Германия представляет в первую очередь одну опасность — что он умрет со смеху, потому что это будто вегетарианцы встречаются с хищниками и вегетарианцы этого даже не видят. Без слез не взглянешь. Есть, конечно, умные, которые все понимают, но их все-таки относительно мало. Смотрите, сейчас в Берлине какое первое новой правящей коалиции из красных, коммунистов и зеленых: предлагают в публичных местах ввести туалеты — не мужские и женские, а нейтральные — для тех людей, у которых нет пола. Теракт был только что — и чем занимаются?! В этом, увы, сейчас вся Германия. Когда Путин там уже все купил, они тут будут обсуждать, как нейтральные туалеты сделать. Ну, как с таким настроением выдержать такое нападение, такие конфликты?

А украинцы через это все прошли, они все знают, они рассказывают, а на них смотрят большими глазами и не хотят верить. И еще хуже бывает: когда я был на международной конференции по безопасности, там какой-то «эксперт» рассказывает, что Украина — это вообще не государство, это не отдельная страна, что Путин все делал мирно в Крыму. Там присутствовал бедный ваш генконсул Вадим Костюк (генконсул Украины в Мюнхене, — «Апостроф»), я просто восхищаюсь, как он мог остаться более ли менее спокойным во время этого выступления, так он спрашивает этого «эксперта»: «Сколько раз вы вообще были на Украине?» Тот говорит: «Никогда». Ну, о чем вообще можно говорить? А люди — довольны, им же «эксперт» рассказал, что Путин все правильно делает. А то, что этот «эксперт» вообще не то, что языка не знает, а вообще там не был, их не сильно волнует.

Ощущение, что немцы живут в своем мире, «вытесняют» проблемы. Может, это травмирование войной так повлияло. Они не хотят на это смотреть, они нас не хотят слышать. Мы для них экстремисты, мы радикалы, мы утрируем, там на самом деле все не так плохо. А восхищены они теми людьми, которые тут пропагандируют Путина, пишут книги о том, какой Путин хороший. Эти книги очень успешны, это хотят все читать. И на это очень трудно смотреть. Это — как бы помягче выразится?— дегенерация, я бы все-таки сказал.

— Неужели такие книги действительно популярны?

— Да! Есть такая Габриэле Кроне-Шмальц, которая написала книгу «Понять Россию». Там, на мой взгляд, чистая путинская пропаганда. 100 тысяч экземпляров продала, она часто выступает на ток-шоу на телевидении, как и многие путинисты. Вы себе не представляете! Ощущения — как в каком-то кошмарном сне.

— И такие люди не считаются маргиналами даже среди образованных людей?

— Наоборот, это я считаюсь маргиналом.

— Даже среди образованных?

— Как раз среди образованных. Даже мой коллега, бывший глава Фонда Фридриха Наумана в Москве, большой специалист по России недавно об этом писал. Он говорит, что как раз среди образованных любовь к России и к Путину особо высока. Думаю, если вы выйдете на улицу, то там люди еще больше понимают в среднем. А у образованных другое понимание о Путине и Германии. Это очень-очень глубоко. Я думаю, совсем глубоко. Если бы вы меня три года назад спросили, прошла ли денацификация Германии (то есть переход от гитлеровской системы) успешно, то я бы сказал: безусловно. Сейчас я очень сильно в этом сомневаюсь. Если бы тут понимали, в чем суть гитлеровской системы, если они бы были денацифицированы, то не могла бы большая часть элиты с такой симпатией относиться к Путину. Потому что они бы понимали, что беззаконие у власти, что сворачивание демократических институтов, что захват земель со ссылкой на то, что они «пропитаны кровью их народа», — все это тревожные сигналы. Но вместо того, чтобы говорить: «Боже мой, это же похоже на то, что мы пережили», они говорят: «Вот, молодец, надо его понимать».

А вот Трамп — я его не люблю, я его очень сильно осуждаю — но Трамп не нападал на соседнюю страну, он не сбивал самолета. Но Трамп тут — как олицетворение зла, про него с утра до вечера говорят, какой он плохой. Допустим. Я не спорю. Тогда почему про Путина не пишут то же самое? Они говорят: «Ну, надо ж его понимать. Правда же посередине». Очень странно. В случае с Трампом этого не надо, а в случае с Путиным, когда тут уже все доказано, все очевидно, но тут «надо понимать».

— Как вы считаете, как изменится внешняя политика Германии после смены министра иностранных дел? Ведь и новый глава МИД Зигмар Габриэль, и его предшественник Франк-Вальтер Штайнмайер — социал-демократы и считаются пророссийскими.

— Я сейчас был как раз в Жешуве на украинско-европейском форуме. И со мной выступал Игорь Коротченко (российский журналист, — «Апостроф»). Я сидел и восхищался вашим Борисом Тарасюком (народный депутат, дипломат — прим. ред.), который тихо сидел, пока Коротченко говорил, что в Восточной Украине нет русских войск, что это гражданская война, что Путин делает все, чтобы сохранить единство ЕС. Я не выдержал, я его прервал и говорю: «Что вы тут сказки рассказываете?» В публике большой смех, большой гнев. А публика — это поляки, украинцы, восточная Европа или специалисты, они все понимают. А если бы этот Коротченко то же самое рассказывал бы в Германии, то очень многие бы поверили. Они бы сказали: «Одни врут, другие врут, правда где-то посредине».

Новый министр иностранных дел Германии не имеет никаких знаний во внешней политике, он был у Путина, попросил автограф у него. Штайнмайера, какой бы он представитель подлизывания ни был, за три года столько раз кидали, что хоть в глубине он что-то, может быть, понимает, что нельзя доверять каждому слову. А у Габриэля откуда это? Даже если он умный и так далее, но он теперь должен заново это все испытывать. На переправе коней не меняют. Единственное, что утешает, так это то, что министр иностранных дел в Германии при Ангеле Меркель, которая всю власть концентрирует у себя, имеет мало влияния, все решения принимаются в администрации канцлера, что в принципе я не считаю очень хорошим по идейным, демократическим причинам, но в данной ситуации, когда Министерство иностранных дел в такой беде, это фактически плюс.

— Есть ли у Меркель конкуренты на предстоящих выборах? Есть ли шансы у Мартина Шульца или Олафа Шольца побороться за кресло канцлера?

— Я думаю, что в нынешней ситуации нет реального шанса, но еще может многое измениться. Мы это видели в Америке. Мало ли какие еще методы будут применены. Поэтому я бы был сейчас очень осторожен и не спешил говорить, что канцлером точно будет Меркель. В любом случае, я думаю, это будет политическое землетрясение, которое в Германии уже продолжается один год в связи с тем, что крайне правые все сильнее и сильнее, что раньше было немыслимо. Того политического равновесия в Германии, с которым я вырос, которое мы считали таким уже законом природы, уже нет. Очень сильные были изменения. И если и дальше будет продолжаться в немецкой политике «вытеснение», когда отрицаются настоящие проблемы не только с Россией, но и с беженцами и прочим, то это политическое землетрясение будет сильней и сильней. Единственно, мне кажется, потихоньку немцы начинают больше сталкиваться с реальностью и такое впечатление, что уже больше готовы смотреть правде в глаза — и относительно Путина, и относительно внутренних проблем.

— На какой сценарий ставит Россия на этих выборах? Какая коалиция им выгодна?

— Очень хороший вопрос. Я этот вопрос всегда себе задаю. Своей политикой Кремль подкрепляет правых — AfD. Но чем сильнее правые, тем меньше вероятность, что может быть красно-красно-зеленая коалиция. А Кремль должен быть заинтересован именно в красно-красно-зеленой коалиции, это — социал-демократы (очень пропутинские), левые (филиал Москвы) и «зеленые», среди которых есть и противники Путина, не представляющие тем не менее опасности. С одной стороны, Кремль хочет такую коалицию, с другой стороны — политикой поддерживает правых. Я думаю, либо они делают ставку на какие-то совсем для нас сюрпризы, либо их цель — максимально навредить Меркель, чтобы она вышла из этих выборов максимально ослабленной. Даже если она сможет остаться канцлером за счет отсутствия альтернативы, но чтобы ситуация для нее была очень-очень сложной.

— Все-таки какие шансы у правых и у левых на этих выборах?

— Я думаю, правые будут очень сильны, у них по опросам 15%. Левые будут держаться примерно на том уровне, как и сейчас. Я считаю, что есть два ключевых момента, которые могут колоссально изменить эти выборы. И это прекрасно понимают в Кремле. Во-первых, если Турция откажется от договоренностей по беженцам. Как только границы будут открыты, как только хлынут сотни тысяч беженцев — это будет катастрофа для Меркель, она может внутри партии быть свергнута еще до выборов, если будет такое обострение ситуации. Путин это прекрасно знает. Путин в хороших отношениях с Эрдоганом, остальные выводы можете сами делать. Во-вторых, если еще будут громкие теракты с большим количеством жертв, которые будут совершены людьми, которых за последнее время пустили в Германию в результате политики Меркель открытых границ. Эти два факта могут означать конец ее политической карьеры. И умные люди в Кремле об этом знают.

Еще хочу добавить важную вещь для Украины. Сейчас Трамп — человек, который может очень хорошо поладить с Путиным. Меркель в Европе фактически самая большая оппозиция Путину, и для Украины она сейчас главная опора. А теперь представьте, что в Германии будет канцлер, который близок к Путину. Больше и говорить ни о чем не надо. Единственно, утешает, что у социал-демократов не стал кандидатом кто-то из круга Шредера, их кандидатом стал Мартин Шульц, человек, который, на мой взгляд, очень разумно относится к Путину. Это меня удивило. Но шредеровцы, наверное, поняли, что у них вообще совсем нет шансов. А Шульц очень популярен. И он нормально относится к Путину. Нормально в том плане, что он — не путинист. Другой вопрос, конечно, насколько он может определять политику.

— После фактически доказанного вмешательства России в выборы США чего ожидать от России в связи с выборами в Германии?

— В апреле у меня вышла новая книга «Скрытая война Путина». В Германии ее за исключением нескольких изданий игнорировали. На меня смотрели криво, мол: «Он сгущает краски, какое влияние Россия вообще на выборы имеет?» А теперь то, за что на меня криво смотрели, уже стало официальной позицией Меркель и правительства. Теперь они официально предупреждают, что есть влияние России, что они хотят влиять на выборы. Но многие СМИ не хотят еще этого видеть.

Я думаю, что это влияние будет очень сильным. Это чувствуется уже сейчас. Уже два года их пропагандисты тут выступают. Но в Германии это все отвергают, мол, это смешно: «Ну, какой бред! Когда плохая погода — Путин виноват». Они уже очень хитро работают, чтобы создавать эти дымовые занавески. Для меня решающий вопрос, насколько немцы поймут это и насколько они будут готовы. Я считаю, что это будет самая грязная предвыборная кампания, которую мы видели в Германии, что для немцев это будет большой шок. У меня очень тревожные ожидания, связанные с этой кампанией. Я думаю, мы там много неприятных сюрпризов увидим.

— Кроме пропаганды, какие методы может использовать Москва?

— Кибератаки, слив компромата, обработка СМИ, чтобы они писали так, как им хочется. Их лоббисты будут очень активны, их тут полно и в политике, и в прессе. Они везде будут ходить и дискредитировать своих противников. Посмотрите в интернете мою фамилию, там просто такая грязь выльется, что страшно даже смотреть. Все старые способы — тролли в интернете, письма в редакцию.

Путин, в принципе, тут ничего нового не придумал, это все делали и «Штази», и КГБ. Но Путин теперь еще прибегает к услугам западных пиар-агентств, таких как Ketchum и других, и тут есть сращивание страшных методов КГБ с хитрейшими американскими способами влиять на мышление. Эти две вещи срослись и получился франкенштейновский монстр. Если кэгэбэшная пропаганда была топорная и шитая белыми нитками, но абсолютно бессовестная и циничная, то теперь она осталась абсолютно бессовестная, но уже не белыми нитками, а очень хитро и очень разумно сделанная. И наш детский сад «Германия» не готов к этому.

— Есть ли информация о том, кого выходцы из России поддерживают на выборах в Германии?

— Там очень сложно, потому что нет надежных данных по статистике. Никто не знает точно, сколько их. Минимум 3 миллиона, а вместе с другими русскоязычными — 4 миллиона. И нет никаких соцопросов. Что точно можно сказать, так это то, что на многих действует российская пропаганда, они — уверенные путинисты, особенно те, которые плохо интегрированы, пользуются русскими СМИ и так далее. И, наоборот, есть большое число тех, кто очень хорошо интегрирован, демократы, которые не любят Путина, но они сейчас в обиде на то, что в немецких СМИ пишут, что русские немцы — пятая колонна Путина. Мы, мол, добросовестные граждане, демократы, за что нас так?

— Ведется ли контрпропагандистская работа в этом направлении? Есть ли какие-то русскоязычные ресурсы?

— Есть, но очень мало. И немцы уже долгое время не могут поставить это на ноги. Это очень грустная тема.

— В одной из своих книг вы писали, что в Германии проживает 200-300 подготовленных Россией на базе школ боевого искусства «Система» бойцов тайных подразделений. В какой ситуации Москва может приказать им действовать?

— Думаю, подобные бойцы существовали и при ГДР. Мы не знаем, как они будут использованы. Но зная Путина, зная, как он действует, зная, что было на Украине, в Крыму, и зная, что тут есть такие люди, можете догадываться сами. Но я думаю, все-таки Германию нельзя сравнивать с Украиной в том плане, что Россия не может себе тут так много позволить. Но с другой стороны, смотрите, в Дрездене есть PEGIDA (немецкое антиисламское политическое движение — прим. ред.). И один коллега уже раскопал взаимоотношения PEGIDA с этой «Системой», под прикрытием которой они работают. Дальше уже свободная фантазия.

— Но связи этих 200-300 людей не вызывают сомнений? Они действительно проходили подготовку в России, о чем свидетельствуют данные спецслужб. Правильно я понимаю?

— Да. У меня нет никаких данных, делали ли они уже что-то. Только косвенные. Например, когда были конфликты во Франции во время Евро, там тоже были люди, которые имели татуировки в виде летучих мышей. Летучие мыши — это татуировки этой «Системы». То есть косвенные намеки есть, но прямых доказательств, что они уже участвовали в таких провокациях, нет. Но факт, что эти 200-300 человек были в Москве и получили там спецподготовку.

Дальше факты: например, в Федеральной разведывательной службе двух из этих ребят уже арестовывали, они были сотрудниками, их туда внедрили. И когда их арестовывали, они сказали: «Мы требуем, чтобы с нами обращались, как с русскими офицерами». То есть были уже случаи внедрения. Более того, полиция в Берлине и Бранденбурге до недавних пор (а, может, и сейчас) пользовалась системой безопасности Касперского. Даже Бундестаг не может до сих пор наладить защиту. Мы достаточно беспомощно к этому подходим. И важно то, что сейчас наши органы больше заняты борьбой с исламским терроризмом, и поэтому у них очень мало ресурсов для русских. Было очень грустно и смешно, когда я писал про этих боевиков, коллеги обратились к нашим органам с вопросом, правда это или нет. Им ответили: «Мы не знаем, у нас нет ресурсов, чтобы этим заниматься».

— А почему Германия не наращивает эти ресурсы? Ведь средства есть, значит, нет желания. А если нет желания, то на каком уровне, на какой ветке власти?

— Я думаю, что это не целенаправленно. Просто за последние 20 лет немцы привыкли, что все мирно, все спокойно. И очень сильное было сокращение штатов в области безопасности. Сейчас такой результат. Это не связано с Россией в данном случае.

— Мы на Украине надеемся, что Донбасс и Крым со временем вернутся на Украину. Есть ли какие-то примеры или уроки, которые Украине может дать воссоединение Германии. Что из этого Украина может вынести?

— Да, были люди, которые советовали Украине брать пример с того, что делала Германия: юридически она никогда этого не признала, юридически всегда говорила, что это наша территория, но фактически это признавала и дальше занималась своей политикой. Я думаю, что это, наверно, единственный способ, потому что надо все-таки фактически это принимать, не делать вид, что это не так. Но юридически этого никогда не признавать и говорить, что «мы хотим воссоединения». Я думаю, этот немецкий опыт должен быть очень полезным для Украины.

Можно пойти еще дальше, но этого на Украине не захотят слушать. Мы же тогда много потеряли из наших восточных земель — Калининград и так далее. Так вот немцы просто признали, сказали: «Хорошо, мы это не можем изменить, все, давайте лучше займемся экономикой, интегрируем беженцев и закроем на это глаза». Но я не могу этого Украине советовать, потому что ситуация другая. Но, с другой стороны, посмотреть на этот опыт и думать, какие выводы делать, все-таки стоило бы.

Больше усилий нужно направить на то, чтобы интегрировать эти земли. Я думаю, самый решающий вопрос — почему ГДР хотела воссоединиться? Потому что мы стали экономически успешными, мы стали богато жить. Если вы победите этот олигархизм, эту коррупцию, если вы не наступите опять на эти грабли, если это богатство, которое есть на Украине, немножко справедливо распределите, то пенсии будут больше, у вас люди будут лучше жить. Люди из оккупированных территорий сами прибегут к вам, как это было с ГДР. Это лучший путь. Не тратьте все ресурсы на то, чтобы фиксироваться на Путине, улучшайте жизнь людям, боритесь с недостатками этой системы. И они сами прибегут, потому что они хотят богато, нормально жить.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 2 февраля 2017 > № 2059340


США. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 2 февраля 2017 > № 2059229

За что арабским шейхам нравится новый президент США

Дмитрий Фроловский

Forbes Contributor

Несмотря на ограничения на въезд в США для жителей семи мусульманских стран, взаимоотношения администрации Трампа с консервативными монархиями Персидского залива обещают быть лучше, чем при Обаме.

Изначально в странах Персидского залива поддерживали кандидатуру Хилари Клинтон. Согласно данным Арабского Центра политических исследований, 68% опрошенных в Саудовской Аравии предпочли бы видеть на посту президента именно её. Трамп же вызывал недоверие и осторожность, а его риторика олицетворяла непонимание тонкостей региона. Перепалка с принцем Аль-Валид ибн Талалом в твиттере вызвала неоднозначную реакцию среди родственных элит Залива в самом начале избирательной компании. Последующие громкие высказывания о пересмотре отношений с союзниками и введение запрета на въезд в США для всех мусульман только добавили масла в огонь.

Однако в первую же неделю после инаугурации Трамп продемонстрировал, что политика нового кабинета будет отличаться от популистских выпадов президентской гонки.

Новая администрация на намерена отказываться от поддержки традиционных союзников в регионе. Недавний телефонный разговор с королем Саудовской Аравии Салманом бин Абдул-Азиз аль-Саудом показал, что уровень координации действий будет только расти, и более того, заметно отличается от действий Обамы, который в своё время демонстративно не обсуждал соглашение по Ирану с Эр-Риядом.

Трамп чётко обозначил, что будет придерживаться более жёсткой линии по отношению к Ирану – ключевому оппоненту монархий Залива за лидерство в регионе. В самом начале президентства Трампа Исламская Республика оказалась в списке стран, гражданам которых запрещён въезд в США. Более того, Трамп неоднократно заявлял о намерениях Америки выйти из «соглашения шестерки» по иранской ядерной программе (в 2015 году, кроме США, его с Ираном подписали Франция, Великобритания, Германия, Китай и Россия). Новый президент США окрестил «провальным» документ, подписанный предшественником.

Несмотря на то, что новый президент не планирует поддерживать «умеренных джихадистов», это не означает, что он собирается отказываться от амбиций США. Недавние заявление о необходимости создания «безопасных зон» в Йемене и Сирии были единогласно одобрены всеми лидерами стран Залива от Дохи до Эр-Рияда и послужило серьёзным посылом о намерениях новой администрации.

Во многом Трамп является «диссидентом» по сравнению с предыдущими американскими лидерами, чей стиль наиболее приближен к Рейгану. Подобно ему, новый хозяин Белого дома планирует опираться на жёсткость и военную мощь во внешней политике, что скорее привлекает, чем отталкивает лидеров Залива, привыкших к суровым и переменчивым реалиям региона.

В настоящий момент американский военный контингент в регионе превышает 58 000 человек, и совсем недавно НАТО открыли новый центр в Кувейте. Америка при Трампе планирует не сокращать, а наоборот, увеличивать расходы на оборону, в связи с чем присутствие в регионе как минимум не должно сократиться. Это позитивный посыл для стран Залива, привыкших всецело полагаться на американскую армию.

Трамп также не намерен читать нотации о правах человека или повторять ошибки Буша пытаюсь продвигать демократию и де-факто воссоздавать болезненный образ «крестоносцев». Новый президент будет искать возможности консолидации усилий по выходу из нынешнего хаоса и для борьбы с радикальными исламистами по средствам большей кооперации со всеми вовлечёнными сторонами, включаю Россию.

В отличие от предыдущих лет, грядущее укрепление роли США в регионе не должно привести к конфликту интересов с Кремлем. Во многом, консервативная идеология Трампа и его кабинета, предрасполагает к сотрудничеству с Москвой по борьбе с ИГИЛ и радикальным Исламом. Исходя из этого, следует ожидает, что улучшения отношений со странами Залива, которые Россия достигла за последний год, должны сохраниться в ближайшей перспективе.

В целом же позиции администрации Трампа в регионе могут подорвать только две вещи: перенос посольства США в Израиле в Иерусалим и очередная полномасштабная интервенция. Однако, несмотря на громкие заявления, Трамп не говорит ни о переносе посольства, ни о вторжении куда-либо.

Помимо улучшений в области политики, для многих в Заливе также очевидны перспективы в сфере инвестиций и ведения бизнеса, что обусловлено, как внутренней экономической политикой в Америке, так и личным опытом Трампа и его команды. Известно, что Трамп сохраняет крупные активы и новые проекты в странах региона: от строительства гольф-клубов и вил совместно с Damac Properties Dubai. в ОАЭ до возведения отелей в Саудовской Аравии. Бывший генеральный управляющий Exxon Mobil и новый госсекретарь Рекс Тиллерсон также имеет значительный опыт ведения бизнеса и обширные связи с влиятельными семьями Залива. Таким образом, особенности нынешней администрации, должны добавить взаимопонимания и доверия бизнесу в США и странах Залива.

Недавний рекорд Dow Jones в 20 000 пунктов во многом стал возможен благодаря резким шагам Трампа. Крайне жесткая позиция по строительству трубопровода в Дакоте также отражает простой принцип нового президента: «business first». Это сильно отличает его от всех предыдущих президентов, начиная с Никсона.

Нет сомнений, что Трамп будет всеми силами пытаться достичь энергонезависимости США за счёт снятия запретов на производство нефти внутри страны и пожимания плодов сланцевой революции. Многие в Заливе предполагают, что «Трампономика» неизменно повлияет на увеличение темпов роста экономики США, с перспективой того, что Америка перестанет быть крупнейшим импортером на рынке нефти.

Потрясение от ухода крупнейшего потребителя энергоресурсов на рынке (примерно 10% мировой добычи), может вызвать дальнейшее снижение цен и усугубить проблемы с дефицитом бюджета в странах Залива. В то же время, это может ускорить темпы вложений суверенных фондов в американские активы в целях диверсификации накопленных ресурсов.

Согласно данным американского Sovereign Wealth Fund Institute (SWFI) общий объём всех суверенных фондов арабских монархий составляет около $3 триллионов, что соответствует 40% глобального объёма суверенного капитала. В связи с чем, вложения в США со стороны Арабских монархий могут только увеличиваться несмотря на то, что Америка уже является их крупнейшим реципиентом.

Что же касается России, то недавняя покупка акций «Роснефти» со стороны Qatar Investment Authority показывает, что даже консервативные фонды региона теперь рассматривают возможность вложения в нашу страну. Так, сделка QIA уже вызвала цепную реакцию — многие фонды Залива, начали более активно рассматривать возможность вложений в акции крупных энергетических компаний, таких, как, например «Газпром». Если ситуация радикально не поменяется, следует ожидать больше активностей тех же Катарцев и Саудовцев на российском рынке.

США. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 2 февраля 2017 > № 2059229


Азербайджан. Иран. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 2 февраля 2017 > № 2058874

Военное сотрудничество между Азербайджаном и Израилем

Гейдар Мирза и Орхан Саттаров

Отношения с Израилем всегда использовались официальным Баку, чтобы продемонстрировать свою уникальность среди других мусульманских наций, в том числе и тех, которые как и Азербайджан, являются светскими. Эти отношения, иногда называемые особыми отношениями или даже альянсом, в определенном смысле базируются на культурной основе. Десятки тысяч евреев проживают в Азербайджане с древних времен. Почти такое же количество граждан еврейско-азербайджанского происхождения проживают в Израиле.

Тем не менее именно холодный прагматизм и realpolitik сделали военный элемент этого партнерства таким значительным. За последнее десятилетие Израиль официально продал Баку широкий спектр оружия летального и нелетального действия - от стрелкового оружия, бронетехники, минометов до беспилотных летательных аппаратов различного рода, радаров и систем ПВО, а также ракетных артиллерийских систем. В определенной степени это сотрудничество также эволюционировало - некоторые системы вооружения, первоначально приобретенные Баку, в настоящее время производятся независимо в соответствии с лицензиями, выданными израильской военной промышленностью.

Но есть одно свойство прагматических отношений во внешней политике любого рода – это, собственно, их прагматизм. Другими словами, их перспективы тесно связаны с контекстом и затратами/выгодами принятия решений по альянсам и соглашениям. И в случае союза между Израилем и Азербайджаном именно этот прагматизм потенциально может подорвать отношения.

Нет никаких сомнений в том, что проблематика вокруг Ирана является краеугольным камнем взаимного сотрудничества Израиля и Азербайджана. Этот аспект достаточно хорошо освещен в работах Ариэля Коэна, Александра Муринсона, Галлия Линденштраусса, Бренды Шаффер и других экспертов. Одним словом, Иран - ”это сумма всех страхов" для Иерусалима, особенно с тех пор, как ядерные амбиции Тегерана были добавлены к антиизраильской риторике его лидеров; с другой стороны, отношения между Ираном и Азербайджаном всегда были полны, как минимум, взаимных подозрений.

Но последние годы были отмечены значительными положительными изменениями в азербайджано - иранских отношениях. Все началось с серии предварительных взаимных визитов "личных посланников”. Затем президент Алиев посетил Исламскую Республику в апреле 2014 года. В ходе этого визита Алиева сопровождали несколько азербайджанских министров, ряд других высокопоставленных чиновников и деловых людей. Он встретился с высокопоставленными иранскими чиновниками, в том числе с президентом Рухани и верховным лидером аятоллой Али Хаменеи. Несмотря на то, что подписанные двусторонние документы не имели высокой значимости, администрация Алиева была довольно позитивно и оптимистично настроена. И действительно, в ноябре 2014 года пришла очередь Тегерана - Рухани посетил Баку. Это был первый за четыре года официальный визит иранского лидера в Азербайджан. И атмосфера была очень теплой. Помимо встречи с президентом Алиевым, Рухани выступил с речью в парламенте Азербайджана. Был подписан ряд очередных двусторонних документов.

Апрель 2015 года был отмечен очередным визитом: на этот раз министр обороны Ирана, генерал Хоссейн Дехкан посетил Баку и провел встречи на высоком уровне, в том числе и с президентом Алиевым. Уникальность визита была отмечена в заявлениях - Дехкан выразил готовность Ирана начать военное сотрудничество с Баку, и подчеркнул, что Иран готов повысить уровень защиты и обеспечить необходимой военной техникой азербайджанскую армию. Главным результатом визита стало создание совместной комиссии по военному сотрудничеству между государствами.

Заявление иранского министра можно рассматривать как чистое намерение или знак доброй воли на тот момент. Но год спустя, 2-5 апреля 2016 года Вооруженные силы Азербайджана провели успешную трехдневную наступательную операцию в Нагорном Карабахе, восстановив контроль над 20 кв.км (в соответствии с заявлением армянской стороны - 8 кв.км) площади и взяв ряд стратегических высот и форпостов, находившихся под контролем армян с момента вступления в силу соглашения о прекращении огня 1994 года. Первоначально (сразу после окончания операции) отставной азербайджанский генерал и ветеран войны Яшар Айдемиров сообщил о том, что в ее контексте имело место военное сотрудничество между Баку и Ираном. Предположительно в виде продажи оружия, задействованного в ходе апрельских боев. Спустя несколько недель подтверждения пришли и с самого высокого уровня - президент Алиев сам упомянул Иран в качестве одного из реальных военных партнеров Азербайджана (на ряду с Россией, Турцией и Израилем), сотрудничество с которыми сыграло роль в апрельском успехе. Конечно, те, кто помнит враждебную риторику между Баку и Тегераном накануне конкурса ”Евровидение” в Азербайджане в мае 2012 года не могли ожидать ничего подобного менее чем через пять лет.

Наконец, неоднозначная роль, которую Баку играет в российско-иранском сотрудничестве по Сирии, и транзит российских военных на поля сирийских сражений через Каспийское море и Иран также имеют значение в этом вопросе. Как сообщается, по крайней мере, один или два раза российские самолеты пересекали воздушное пространство Азербайджана по пути в Сирию. Существует также неподтвержденная информация о том, что в начале октября 2015 года российские военные корабли запускали ракеты по целям в Сирии в азербайджанских водах южного сектора Каспийского моря. Пиком стала трехсторонняя встреча на высшем уровне между Владимиром Путиным, Рухани и Ильхамом Алиевым в Баку в августе 2016 года. Это событие было использовано официальным Баку для демонстрации региональной значимости и роли страны. На встрече обсуждались многие вопросы, представляющие взаимный интерес, в том числе в сфере транспорта и инфраструктурного сотрудничества вдоль оси ”Север - Юг” через территорию Азербайджана. Но, предположительно, были затронуты и другие вопросы.

Итак, что же происходит и какие последствия могут быть с точки зрения альянса Азербайджана с Израилем?

Есть ряд причин для изменения в отношениях между Азербайджаном и Ираном, и не одна из них не представляется удивительной, принимая во внимание то, что Южный Кавказ, хотя и имеющий свою собственную проблематику и динамику, является, с точки зрения Барри Бузана, всего лишь подсистемой более широкого геополитического пространства - постсоветского регионального комплекса безопасности. Комплексная безопасность определяется группой государств, чьи основные вопросы безопасности связаны друг с другом настолько тесно, что их системы безопасности не могут реально рассматриваться в отрыве друг от друга. Связи, которые создают единый комплекс безопасности, могут быть многих типов - географические, политические, стратегические, исторические, экономические или культурные. Государства за пределами комплекса могут играть в нем главную роль, хотя сам комплекс может и не быть в центре их проблем безопасности.

Азербайджан, будучи экономическим и военным лидером Южного Кавказа как подсистемы на постсоветском пространстве, всего лишь один из второстепенных действующих лиц, в то время как Россия и в меньшей степени Турция и Иран играют главную роль. С российско-грузинской войны 2008 года и до нынешней войны в Украине, с первых дней арабской весны в 2010 году и до нынешних боев под Мосулом произошло слишком много событий, имеющих слишком много последствий для региональной безопасности Южного Кавказа и повлиявших на решения Баку.

Суть проблемы заключается в том, что западное присутствие в регионе на данный момент ограничивается случайными комментариями по вопросам демократии и проблемам прав человека в Армении и Азербайджане, а также символическими военными учениями с Грузией раз в год. Азербайджан должен был реалистично и прагматично оценить гарантии безопасности на Южном Кавказе со стороны Запада. Принимая во внимание то, что на Западе гораздо больше озабочены войной в Сирии, террористической угрозой ИГИЛ и кризисной ситуацией с беженцами в Центральной и Западной Европе, эти оценки были не в пользу интеграции с НАТО и Европейским Союзом. Усиление влияния Москвы в постсоветском комплексе региональной безопасности, первоначально проявившееся во время российско-грузинской войны в августе 2008 года, стало еще более очевидным после начала войны в Восточной Украине. И Запад был не в состоянии поддержать территориальную целостность жертвы никакими разумными и эффективными средствами. С подобными угрозами Баку сталкивается в Нагорном Карабахе, являющимся международно признанной территорией Азербайджана, но после войны 1988 - 1994 находящимся под контролем Армении - члена ОДКБ под патронажем Москвы.

С другой стороны, арабская весна, гражданская война в Сирии, зарождение и быстрое развитие ИГИЛ - все эти факторы значительно усилили роль воинствующего суннитского фактора на Ближнем Востоке. Азербайджан является светским государством, но в то же время, это мусульманская страна, населенная преимущественно шиитами. Наряду с боевиками из других мусульманских и немусульманских странах несколько сотен азербайджанских бойцов воюют в ИГИЛ. Существует мнение среди ряда азербайджанских чиновников и аналитиков, что потенциальные риски распространения радикального суннитского ислама могут быть успешно снижены Баку только в рамках регионального сотрудничества в области безопасности, в первую очередь с Россией, которая имеет соответствующий опыт работы на Северном Кавказе, и Ираном, который является оплотом шиитов. Есть также некоторое количество сторонников политического ислама, вдохновленного шиитами в Азербайджане, и было бы наивно считать, что исламский фундаментализм на Южном Кавказе опасен только в связи с суннитами. Но в большинстве случаев они так или иначе связаны с Тегераном. И в случае, если у Баку будет надлежащий уровень отношений со своим южным соседом, есть надежда сдержать политическую деятельность иранских шиитов в Азербайджане.

Американо-иранское сближение в период президентства Барака Обамы также имеет важное значение. В течение многих лет Баку использовал напряженность в отношениях Ирана с Западом как значительный элемент своего собственного позиционирования в регионе. В виду быстрого улучшения отношений Ирана с США и ЕС, Баку ничего не оставалось, как пойти на опережение и в свою очередь тоже улучшить отношения с Тегераном.

И, наконец, Азербайджан - близкий военный союзник Турции. Текущий неестественный "медовый месяц" между Анкарой и Москвой имеет туманное будущее, но он все еще продолжается и будет продолжаться, по крайней мере, в ближайшей перспективе. Кроме того, существуют сильные синергетические связи между российскими и иранскими интересами в Сирии. Принимая во внимание тот факт, что Россия - актер номер один на Южном Кавказе, это создает такой уникальный ряд обстоятельств для региона в целом, и для Азербайджана в частности. Поэтому, по крайней мере, в краткосрочной и среднесрочной перспективе союз с этой огромной силой становится неизбежным для Баку. Таковы реалии местной географии. И в этих реалиях большие и сильные соседи иногда не спрашивают разрешения пересечь ваш двор.

Конечно, Израиль не совсем "Запад", не НАТО и не Европейский союз. Есть ряд вопросов, на Ближнем Востоке и Южном Кавказе, где их интересы сильно различаются. Но нынешние тенденции усиливают сближение и сотрудничество Азербайджана со своими непосредственными соседями - только это может свести к минимуму известные риски. Некоторые из этих соседей, по крайней мере, Иран, а также в значительной степени Турция, имеют свои собственные взгляды на перспективы военного и политического сотрудничества между Азербайджаном и Израилем. Несмотря на это, правительство Азербайджана пригласило премьер-министра Израиля Нетаньяху посетить страну в декабре 2016 года. Сотрудничество в оборонной сфере между двумя странами было одной из главных тем переговоров в Баку. Но речь идет не только о военной кооперации. Азербайджан рассматривает Израиль в качестве ключевого игрока, который может помочь стране установить прочные отношения с администрацией Дональда Трампа. Реакция Ирана на визит Нетаньяху в Азербайджан, как и ожидалось, была критичной. Тем не менее, не было озвучено никаких угроз по отношению к Азербайджану со стороны высших иранских военных офицеров, как это было накануне визита Шимона Переса в Баку в 2009 году. С тех пор условия безопасности в регионе изменились, и отношения между Баку и Тель-Авивом не рассматриваются более Ираном в контексте планирования израильских военных действий против ИРИ.

Военное сотрудничество Азербайджана с Израилем уже доказало свою эффективность. Во время успешного наступления Азербайджана в апреле этого года только четыре из восемнадцати разрушенных армянских танков и БМП были уничтожены огнем азербайджанской техники - все остальные были уничтожены азербайджанской пехотой, вооруженной израильскими противотанковыми ракетными комплексами SPIKE-LR.

Израильские дроны-камикадзе HAROP были не менее эффективными - впервые протестированные в реальном бою, они уничтожили семь армянских целей, в том числе командный пункт, самоходную артиллерийскую эскадру, взлетно-посадочную полосу на аэродроме, а также автобус с армянскими добровольцами, двигавшийся в сторону линии фронта. Таким образом, слишком рано ставить под сомнение перспективы нынешнего альянса между Азербайджаном и Израилем. Азербайджанская дипломатия традиционно искусна в балансировке и уравновешивании - тот факт, что Баку удается приобретать оружие и развивать военное сотрудничество с Россией, которая является союзником и гарантом безопасности Армении, а также с Турцией, Ираном, Израилем и Пакистаном, говорит сам за себя. Время покажет, сколько места осталось для маневрирования, учитывая прагматичный характер военного сотрудничества между Азербайджаном и Израилем.

Азербайджан. Иран. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 2 февраля 2017 > № 2058874


Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 2 февраля 2017 > № 2058850

Время для разделения наций стенами прошло?

Президент Ирана Хасан Рухани выразил недовольство решением Дональда Трампа запретить гражданам Ирана въезд в Соединенные Штаты. «Он новичок в политике. Он был в другом мире. Это совершенно новая среда для него, - сказал Рухани. - Много времени пройдет, прежде чем он узнает, что происходит в мире, и это будет многого стоить для США». Рухани также упомянул о стене на мексиканской границе, которую Трамп планирует возвести, чтобы предотвратить проникновение граждан этой страны в США, заявив, что «сегодня не время для разделения наций стенами».

Иранский лидер сделал свое заявление на церемонии, посвященной Национальному дню космической техники в Тегеране, которая транслировалась в прямом эфире на государственном телевидении. Он упомянул не только президента Трампа, заявив, что вся администрация поступила нечестно, позволив запрету вступить в силу: «Они забыли, что Берлинская стена рухнула много лет назад. Даже если и есть стены между нациями, они должны быть разрушены».

Президент Трамп объявил в пятницу, выступая в Пентагоне, что готовит новые строгие меры, которые по его словам, будут предотвращать внутренние теракты. В тот же день он подписал правительственное распоряжение, запрещающее гражданам семи мусульманских стран въезд в Соединенные Штаты. Ирак, Ливия, Сомали, Судан, Сирия и Йемен наряду с Ираном оказались в числе стран, граждане которых не будут допущены в США в течение 90 дней. Прием беженцев из этих семи стран в США был приостановлен на 120 дней.

На следующий день Иран сообщил Белому дому о принятии ответных меры по недопуску американских граждан. «Решение США ограничить поездки для мусульман в США является очевидным оскорблением исламского мира и, в частности, великой нации Ирана, - говорится в сообщении МИД ИРИ. - Несмотря на заявления о борьбе с терроризмом и поддержании безопасности американского народа, запрет будет записан в историю как большой подарок для экстремистов и их сторонников». Министерство сообщило, что страна примет «пропорциональные правовые, консульские и политические действия и... будет принимать ответные меры для того, чтобы гарантировать права своих граждан до момента снятия оскорбительных ограничений правительства Соединенных Штатов против иранских граждан».

В настоящее время более миллиона иранцев, проживающих в Соединенных Штатах в статусе граждан, в результате этого запрета не смогут поехать на свою родину.

Эксперты не исключают, что президент Трамп предпринимает недружественные шаги в отношении Ирана, желая пересмотреть ядерное соглашение, которое Тегеран подписал во время президентства Барака Обамы. Но Рухани не боится угроз Трампа, обещая, что соглашение будет оставаться в силе, так как сделка «на самом деле выгодна США, хотя Трамп не понимает этого».

Рухани указал на то, что Россия, Китай, Великобритания, Франция и Германия также были участниками сделки, добавив, что ни одна из этих стран не выразила заинтересованности в аннулировании соглашения или восстановлении санкций. «Не будет никаких пересмотров ядерной сделки, - сказал Рухани. - Сделка была заключена и одобрена в Совете Безопасности ООН».

Умеренный политик Рухани, который выступает за большую открытость в отношениях с Западом, изменил политический курс еще в 2013 году, когда он говорил с Обамой по телефону в течение 15 минут, что стало первой беседой между лидерами стран за 30 лет. Он будет участвовать в президентских выборах в мае, и говорит, что новая администрация в Вашингтоне не сможет повлиять на голосование.

Daily Mail

Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 2 февраля 2017 > № 2058850


Индия > Внешэкономсвязи, политика > indostan.ru, 1 февраля 2017 > № 2070094

Кто такие индийские неприкасаемые и можно ли их трогать?

Практически все народы мира проходили период жесткого разделения людей по профессиям - во всяком случае, те народы, которые доросли до земледелия. Всякие пастухи и охотники еще могли одной рукой пасти верблюдов, а другой резать глотки врагам, отнимая у них этих самых верблюдов без особого вреда для экономики. А вот с земледельцами все было очень сложно. Эти привязанные к конкретным кускам земли граждане нуждались в охране, а заодно и в развитой торговле.

Поэтому деление людей на крестьян, купцов, военных и жрецов-чиновников мы можем встретить где угодно - от Китая до инкского государства. Уж больно это естественная вещь на определенном этапе становления цивилизации. А тонкости взаимоотношений между всеми участниками сего действа записывали в священных книгах, потому что трудовых и гражданских кодексов тогда не было, а на Бога всегда можно свалить все, что угодно. Ибо сказано свыше: "Хам пшеницу сеет, Сим молитву деет, Яфет власть имеет, Господь всем владеет..." А недовольные могут убить себя об крокодила.

Но время идет, условия жизни меняются, а священные книги, как мы знаем, обновляться особо не торопятся. Отчего выходят всякие неприятности. Вот в Индии, согласно статистике, происходит до четырех тысяч мелких и крупных неприятностей еженедельно, а все из-за "Ману-смрити" - "Законов Ману".

Так говорил Ману

Индийцы полагают, что Ману - это первый человек, от которого мы все произошли. Когда-то давным-давно бог Вишну спас его от Потопа, уничтожившего все остальное человечество (жалкое, распутное и ни на что не годное, естественно), после чего Ману, обсохнув, уселся под баньяном и быстренько накидал правила, которыми отныне надлежало руководствоваться людям.

Индуисты верят, что это было 30 тысяч лет назад (историки же упрямо датируют законы Ману I-II веком до нашей эры и вообще утверждают, что этот сборник инструкций является компиляцией трудов разных авторов). Как и большинство других религиозных предписаний, законы Ману отличаются исключительной дотошностью и внимательностью к самым ничтожным деталям человеческой жизни - от пеленания младенцев до кулинарных рецептов. Но там содержатся и куда более основополагающие вещи. Именно согласно законам Ману все индийцы разделены на четыре сословия - варны.

Брахманы

Жрецы. Появились из уст Брахмы. Сегодня брахманы чаще всего работают чиновниками. Наиболее знаменитый брахман - Джавахарлал Неру.

Кшатрии

Воины, вышедшие из рук Брахмы. Пусть высшей кастой считаются брахманы, но раджи и магараджи обычно были из кшатриев. Будда Шакьямуни, например, кшатрий.

Вайшьи

Торговцы и земледельцы возникли из бедер Брахмы. Семейство Ганди - из вайшьев, и в свое время то, что оно породнилось с брахманами Неру, вызвало грандиозный скандал.

Шудры

Батраки, слуги, ремесленники - из стоп Брахмы. Есть высшие и низшие шудры, последние относятся к неприкасаемым. Митхун Чакраборти из "Танцора диско" - шудра.

А еще есть чандалы, которые жрут собак, но о них и упоминать-то неприлично, потому что это вообще как бы не люди. И зародились они сами по себе, из какой-то грязи. К слову, этих самых нелюдей в современной Индии около 20 процентов населения. Махатма Ганди, впервые начавший отстаивать их права, назвал их "хариджанами" - "божьими людьми". Но сами себя они предпочитают именовать "далитами" - "сломанными".

Низшие из низших

В конце XVIII века, во времена ост-индской кампании, волшебные богатства материальной и духовной культуры Индии вызывали у европейцев дрожь восторга. Сказочная страна оказалась кладезем романтики на любой вкус: тут тебе и храмовые проститутки-танцовщицы, и толпы самоубийц под колесами Джаггернаута, и принцы в тюрбанах с рубинами, и слоны в золоченых попонах, не говоря уже о высококлассном муслине по шесть шиллингов за ярд (миссис Аллен просто ушам своим не поверила, когда услышала про такую дешевизну). И вообще, у них такие интересные обычаи! Взять, например, этих бедненьких парий. С 1780 по 1850 год было написано больше ста романов, рассказов и поэм, в заглавии которых содержалось это странное слово (самой известной является, несомненно, поэма Гете "Песня парии").

Европейцам была совершенно непонятна идея того, что некоторые люди рождаются изначально пораженными в самых простых правах: праве на то, чтобы выпить воды из колодца, зайти в храм, заговорить с другими людьми на улице... Слово "пария" вошло в обиход и приобрело романтический флер, став, помимо всего прочего, обозначением личности непонятой и одинокой. В Индии же оно вызывало смущение и отвращение, ибо означало жуткую гадость - ребенка, рожденного от запретной любви представителей разных варн. Браки не только между представителями разных варн, но и разных каст до сих пор дело нечастое. (Единственным исключением были кшатрии, мужчинам которых позволялось брать себе жен из низших варн. Ну, для военных всегда приходится делать всякие исключения. Вон и вегетарианство, обязательное для большинства каст брахманов и вайшьев, кшатриям не предписано.)

Но европейцы тогда не совсем разобрались в вопросе, конечно. Парий в Индии было немного. А к пораженцам - неприкасаемым - относилось огромное число людей, хотя их родители вели вполне скромную сексуальную жизнь, не нарушая законов.

Сейчас мы ненадолго оставим человечество и поговорим о микробах.

Гигиена как нравственность

Благодаря своим климатическим и геополитическим особенностям Индия - это рай для самых меньших наших братьев.

Влажный и теплый климат, скученность проживания (в Индии плотность населения уже тысячи лет является одной из самых высоких в мире), вполне безмятежное отношение к вопросам гигиены - все условия налицо. Институты тропической медицины не успевают регистрировать все новые и новые чудеса, которыми нас радует эта колыбель микробиологии. Любого туриста еще в самолете начинают заваливать брошюрами о том, как надо шпарить фрукты кипятком, не класть в стаканы лед местного приготовления и ни в коем случае не есть ничего на улице (что, однако, не спасает от кишечных расстройств почти никого).

Британцы, завоевывая Индию, страдали от дизентерии и холеры куда больше, чем от сабель противника, и, завоевав очередное княжество, первым делом пытались обучить местное население мыть руки и лишь потом озабочивались фортификационным строительством. Хотя, между прочим, об опасности заразы индийцы были осведомлены еще тогда, когда предки британских вояк мазали себе лица синим жиром и ели друг друга. Комплексы медицинских знаний, которыми так любят хвастаться арабы, были созданы именно тут.

И даже в Китай медицинская наука шла именно от ариев, хирурги которых еще за тысячу лет до Рождества Христова умели делать прививки от оспы, проводить операции под наркозом и пресекать распространение инфекций бактерицидными веществами. И поэтому в Индии вполне осознанно разделили население на "чистых" и "нечистых". Представители чистых варн мылись как раз весьма усердно, соблюдали белизну одежд и, главное, не подпускали к себе на расстояние броска палки никого, кому по долгу службы полагалось возиться в грязи. До последнего времени считалось, что касты неприкасаемых имеют иной этнический состав, чем большинство обитателей Индии.

Еще и сейчас в учебниках пишут, что неприкасаемыми становились завоеванные ариями племена, ибо они обычно отличаются от господствующих жителей как внешним обликом, так и языком. Но если понять, что веками и тысячелетиями касты далитов живут обособленно, практически не контактируя ни с кем, кроме членов своей общины, и уж тем более не вступая в браки ни с кем, кроме членов своей же касты, то не стоит удивляться последним "открытиям" генетиков, утверждающих, что ничего особо чужеродного для индийцев в далитах нет. Разве что кроме частых наследственных заболеваний, вызванных многовековыми родственными браками.

К неприкасаемым относятся низшие шудры, а также касты, находящиеся вообще вне варн и традиционно являющиеся мусорщиками, ассенизаторами, кожевниками, живодерами, гончарами, рыбаками, бродячими актерами, проститутками, прачками, сапожниками, дорожными рабочими. То есть все те, кто соприкасается с одной из трех грязных вещей, указанных в законах Ману, - нечистотами, трупами и глиной - или ведет бродячую жизнь на улице.

Просто когда в твой дом заглядывает старьевщик и просит попить водички, а потом вся семья за неделю вымирает, ты очень быстро начинаешь верить в то, что богам не нравится, когда люди не соблюдают Ману-смрити.

Князи грязи

Когда британская журналистка индийского происхождения Рамита Наваи решила снять революционный фильм, раскрывающий миру страшную правду о жизни далитов, она выдержала многое. Мужественно смотрела на далитских подростков, жаривших и поедавших крыс. На маленьких детей, плескавшихся в сточной канаве и игравших частями дохлой собаки. На домохозяйку, вырезавшую из стухшей туши свиньи кусочки понаряднее. Но когда ухоженную журналистку взяли с собой на рабочую смену дамы из касты, традиционно вручную очищающей нужники, бедняжку стошнило прямо перед камерой.

"Почему эти люди живут так?!" -спросила у нас журналистка в последних секундах документального фильма "Далит значит сломленный". Да потому же, почему ребенок брахманов проводил утренние и вечерние часы в молитвах, а сына кшатрия в три года сажали на коня и учили махать саблей. Для далита умение жить в грязи - это его доблесть, его мастерство. Пусть древние индийцы ничего не знали про теорию "тренированного иммунитета", но они прекрасно знали, как это работает на практике. Когда ты кладешь своего новорожденного ребенка в корзинку с помоями, ты защищаешь его. Современные индийские сантехники, приводящие в ужас туристов своим нырянием в сточные воды, могли бы сделать свою работу менее тошнотворной. Но далиты знают: тот, кто боится грязи, умрет быстрее прочих. Многие далиты - не самые бедные люди в Индии, спрос на их труд есть всегда, и они вполне могли бы позволить себе не ходить в таких грязных одеждах и с ногтями цвета воронова крыла. Но заниматься их санитарным просвещением совершенно бесполезно. Потому что они прекрасно знают, что делают.

Чего нельзя далитам

Конституция Индии не признает ни варн, ни каст, и в этом она ушла далеко вперед от своего населения, 90 процентов которого куда больше чтят наставления Ману, чем благие пожелания господ Неру и Ганди. В четырех больших городах страны - Дели, Бомбее, Калькутте и Мадрасе - неприкасаемые чувствуют себя более-менее вольготно, но в городах поменьше и в сельской местности все обстоит так же, как и сотни лет назад. Им нельзя пользоваться общественными колодцами и колонками. Нельзя ходить по тротуарам, чтобы не соприкоснуться ненароком с представителями высшей касты, потому что тем придется очищаться после такого контакта в храме. (Впрочем, есть касты неприкасаемых, которым можно контактировать с высшими кастами "по делу", - например, парикмахеры.)

В некоторых районах городов и селах им вообще запрещено показываться. Под запретом для далитов и посещение храмов; лишь несколько раз в год им дозволено переступать порог святилищ, после чего храмы подвергают тщательному ритуальному очищению. Если далит хочет что-нибудь купить в магазине, он должен положить деньги у входа и с улицы крикнуть, что ему надо, - покупку вынесут и оставят на пороге. Далиту запрещено начинать разговор с представителем высшей касты, звонить ему по телефону. После того как в нескольких штатах Индии были приняты законы о штрафовании владельцев столовых за отказ кормить далитов, в большинстве мест общепита завели особые шкафы с посудой для них. Правда, если у столовой нет отдельной комнаты для далитов, обедать им приходится на улице (напомним, далитом является каждый пятый индиец - это не меньше 200 миллионов человек).

За нарушение этих законов далитов карают, порой очень жестко. Как уже писалось выше, в Индии еженедельно происходит примерно четыре тысячи инцидентов, связанных с насилием над далитами. Мадрасское общественное движение "Учимся правам человека" рапортует, что в стране каждый час убивают двух далитов, насилуют трех далитских женщин и сжигают два далитских дома. Это не считая всякой мелочи типа побоев и оскорблений действием.

В 2008 году в городе Матхура далитка с шестилетней дочерью решили пройтись по тротуару и столкнулись с прохожим, который в ярости схватил ребенка и кинул его в огонь, разведенный неподалеку дорожными рабочими. Девочка чудом выжила.

В 2005 году шестеро крестьян в деревне под Джайпуром забили палками до смерти подростка за разговор с девушкой из "чистой" касты.

Год назад закончилось судебное разбирательство по поводу строительства в одной южноиндийской деревне трехметровой стены, ограждающей поселение далитов от остальных домов. Протест вызвала не сама стена, а то, что поверху было заботливо протянуто ограждение под током. Решением суда ток отключили, стену оставили.

В июне 2008 года жених-далит, пожелавший устроить пышную свадьбу, собрался поехать за невестой, согласно местным обычаям, на лошади. Увы, садиться на лошадь далитам не положено, и местные граждане оповестили общину далитов, что если парень попробует воплотить свой план в жизнь, то и он, и его соседи умоются кровью. В результате всадника к невесте пришлось провожать полиции и "скорой помощи", в кортеже было задействовано более 400 машин сопровождения.

Те, кто хотят меняться

Соблазн оценивать человеческие проблемы как нечто простое и понятное всегда присутствует и у философов, и у политиков, и у писателей, и у журналистов.

В реальности все куда многослойнее: на каждое действие есть противодействие, а на каждое "а" найдется свое "б" с дубиной наперевес. Можно ли сказать, что далиты – самая несчастная и униженная часть индийского населения и что нужно делать все возможное, чтобы искоренить гнусность их положения? Можно. И многие умнейшие люди это делали, начиная с того же Махатмы Ганди и заканчивая, например, борцом за права неприкасаемых Бхимрао Рамджи Амбедкаром.

Амбедкар, выходец из касты неприкасаемых, в самом начале XX века стал одним из первых детей-далитов, получивших под давлением англичан право посещать школу. Правда, в классе он сидел за особой ширмой и воду для питья ему приходилось носить с собой, так как не только пить из школьной посуды, но и осквернять своими губами водопроводный кран в школьном туалете он права не имел (однако и в современной Индии с ее обязательным образованием те дети-далиты, которые не могут попасть в школу для своих каст, часто вынуждены таскать с собой бутылки с водой и сидеть за партами, отодвинутыми в особый угол). Амбедкар уехал в США, получил там высшее образование и вернулся "освобождать народ свой".

Единомышленников в предсоциалистической Индии у него нашлось достаточно, и сегодня права далитов законодательно защищены так надежно, что местами случаются перегибы. Например, определенный процент учеников-неприкасаемых должно принять каждое образовательное учреждение. Такие же квоты обязательны при распределении бюджетных рабочих мест в государственных учреждениях, администрации и даже в политических и властных структурах. А так как среди самих далитов идеи высшего образования и безмятежной чиновничьей жизни вовсе не так популярны, как могло бы показаться, то сплошь и рядом на вожделенную студенческую скамью садится тупоумный и ленивый двоечник, вытесняя более талантливых и усердных учеников из высших каст. Но и способный далит всю жизнь будет вынужден носить на себе ярлык "списочного ничтожества": ведь всем известно, что далитов берут учиться и работать просто за то, что они неприкасаемые.

О нищете далитов тоже говорить не совсем верно. Те из них, кто сохраняет связи со своей кастой и занимается ее профессией, имеют вполне гарантированный доход, который часто превышает средний доход их "чистых" соседей. А забастовки далитов могут мгновенно парализовать жизнь любого города, так как никто не может выполнять их важнейшую для общества работу. В Индии проще встретить голодающих брахманов или кшатриев, чем семейство далитов, которому по-настоящему нечего есть (справедливости ради отметим, что некоторые уважаемые далитами блюда брахман не поднесет ко рту, даже умирая от голода). Более того, в 1997-2002 годах президентом Индии был далит Кочерил Раман Нараянан.

И часть далитов вполне устраивает такое положение дел. Они живут в отдельных кварталах, молятся в своих домашних храмах, пользуются защитой общины и имеют дело исключительно с собратьями, безразлично относясь к остальным людям и ничуть не стремясь интегрироваться в общество. Их психология в чем-то близка психологии хиппи, и многие туристы отмечают странный контраст нищеты и убожества далитских кварталов с безмятежными улыбками на лицах их обитателей. А с чего им так уж горевать?

Индуистская традиция предполагает, что каждый человек оказывается на своем месте по заслугам прошлой жизни и достойное следование своей нынешней судьбе считается гарантией улучшений в грядущей жизни. Ты мусорщик? Будь идеальным мусорщиком - и возродиться тебе если не царем, то, может, редактором журнала. Проблемы начинаются, когда далит хочет перестать быть далитом, а желает жить как все: пользоваться общественным транспортом, носить нормальную одежду, ходить в кафе, кино и по магазинам... Закон-то ему это позволяет, но даже в больших городах с более-менее образованным населением неприкасаемый очень часто встречает если и не прямое насилие, то отвращение.

Даже будучи одетым не по обычаям своей касты, неприкасаемый часто внешне отличается от основного населения (привет многовековым внутрикастовым бракам). Да и скрывать свою касту от окружающих чревато неприятностями. Вдруг обман раскроется? Тогда это может привести к трагедии, если в числе знакомых далита найдутся ревнители кастовой чистоты.

Поэт-далит Нирав Пател писал о людях, которые вынуждены были пожимать ему руку, зная, что он неприкасаемый: "Я страдал в такие моменты не меньше их самих, потому что чувство отвращения и страстное желание его скрыть буквально током проходило от их ладони к моей. И, поверьте, я на самом деле сочувствовал им тогда".

Все такие разные и все такие неприкасаемые

Чандалы

Самые колоритные и самые далитские из далитов - это конечно, чандалы (а также касты бханги, чурха и другие) - мусорщики и ассенизаторы. Именно они посвятили свою жизнь борьбе с грязью и срастанию с ней. Если ты видишь ребенка, невинно плещущегося в луже у общественного туалета, женщину, с ног до головы измазанную рыбьими потрохами, или мужчину, с которого при ходьбе отваливаются куски чего-то черного, - перед тобой чандала. Даже касты нищих, которые переламывают своим детям спины и ослепляют их для больших профессиональных успехов, относятся к чандалам с пренебрежением.

Девадаси

Храмовые проститутки-танцовщицы получаются из девочек, которых родители из самых разных каст по каким-то причинам не желают воспитывать самостоятельно. Чаще всего, впрочем, девадаси по рождению принадлежат к чандалам.

Девушки живут при храмах, принимают участие в ритуальных танцах и отдаются особо религиозным прихожанам, причем деньги идут не самим девушкам, а жрецам. Неприкасаемость девадаси, как мы понимаем, никогда не была такой уж безусловной. Впрочем, секс с ними считался делом богоугодным, а вот поесть с девадаси из одной тарелки не согласился бы и самый влюбленный клиент. До последнего времени девадаси были вполне обычным явлением в Индии, но, когда за борьбу с ним взялась Индира Ганди, тысячелетние традиции дрогнули. Сегодня храмовая проституция вне закона, девадаси водятся лишь в самых глухих уголках южных штатов.

Хиджры

Каста евнухов, транссексуалов и гомосексуалистов существует в Индии испокон веков. Полный хиджра – это евнух с совершенно удаленными гениталиями. Но в касте встречаются и обычные гомосексуалисты. Обычно хиджры путешествуют семьями, во главе которых стоит "матушка". Все они одеты и накрашены как женщины. Занимаются хиджры проституцией, песнями и танцами, а также выполняют разного рода сакральные услуги. Например, их присутствие на свадьбе считается важным для тех новобрачных, которые хотят много детей. Но хиджры могут не только благословлять, но и проклинать, навлекая на свои жертвы бесплодие и импотенцию. Для этого им достаточно поднять подол, показать место, где ничего нет, и произнести несколько колдовских оскорблений.

Эмигранты кастовой системы

Надары - небольшая тамильская каста, традиционное занятие которой, самогоноварение, веками надежно держало их в числе неприкасаемых. Еще в конце XIX века надарам это надоело. Правдами и неправдами выклянчив кусок земли у британской администрации, надары занялись земледелием. На этих землях они возвели храм и школу, забросили свой пальмовый самогон, стали вегетарианцами и в качестве обязательных кастовых правил ввели ежедневные омовения утром и вечером, очень чистую накрахмаленную одежду, безупречные прически и маникюр. Кроме того, надары не поленились создать свой мини-эпос, повествующий о происхождении надаров от Маходара - одного из упоминаемых в "Рамаяне" военачальников при дворе Раваны. Сейчас надары считаются безусловно "чистой" кастой, внушающей почтение окружающим своей гордостью, религиозностью и благородным происхождением. Тем же, у кого нет в запасе лишней сотни лет, приходится пользоваться иными методами.

Одним из самых распространенных является переход из индуизма в другую религию - буддизм, ислам или христианство, которые не признают кастовых систем. Эти религиозные общины часто поддерживают таких беженцев, подыскивая им места работы и жительства и защищая от возможного насилия. Впрочем, индийским христианам и мусульманам, увы, идея каст тоже не слишком чужда. Местные обычаи нередко берут верх над религиозными предписаниями, и в мусульманском Раджастхане, например, нападений на бывших далитов происходит не меньше, чем в традиционно индуистских штатах.

А еще можно всеми правдами и неправдами убежать в Лондон или, скажем, в Лос-Анджелес и забыть свою родину как страшный сон. Что многие и делают. Некоторые почтенные брахманы и кшатрии именно по этой причине брезгуют ездить в западные страны, потому что там кишмя кишит неприкасаемыми, в то время как тупые европейцы даже не догадываются, среди какого ужаса они живут.

Индия > Внешэкономсвязи, политика > indostan.ru, 1 февраля 2017 > № 2070094


Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 1 февраля 2017 > № 2067750

Утопичность программы социалиста Бенуа Амона, неубедительность защиты правого кандидата на президентских выборах Франсуа Фийона в «Пенелопгейте», расследовании по делу о фиктивной работе его жены, — таковы главные темы последних выпусков французской прессы.

Вся кампания праймериз левых, победителем которых стал Бенуа Амон, была построена на идее об «историческом окончании труда». Именно она помогла противнику Манюэля Вальса — наперекор всем опросам и прогнозам — стать избранником левых, пишет Le Figaro. Издание отмечает, что предложение о «750 евро каждому гражданину» было представлено не как «конец понятия „работа“», а как ответ на автоматизацию, роботизацию и компьютеризацию, что логично привело к идее о сокращении рабочей недели до 32 часов. Обнародовано это предложение было как раз в то время, когда другие страны мира, наоборот, увеличивают рабочую неделю. Журналистов Le Figaro удивляет, что во Франции есть люди, которые через 20 лет после установления 35-часовой рабочей недели еще верят в то, что страна может выйти из экономического тупика, работая меньше. И как эти люди собираются жить? Газета считает, что жить они мечтают за счет более высокого налогообложения тех, кто еще готов трудиться.

В таком утопическом видении французского общества издание обвиняет в первую очередь экономистов, которые без конца повторяют миф о постиндустриальном обществе, главная трудящаяся масса в котором — «не постоянно, а временно работающие» люди. Эти экономисты не перестают объяснять, что компьютеризация и почти полная механизация экономики «упразднит половину рабочих мест». И без этих «гуру» понятно, что с внедрением новых технологий и автоматизацией экономики большое число профессий исчезнет. А началось это еще в период первой промышленной революции и продолжалось всегда — напоминает издание и подчеркивает, что именно поэтому в Париже больше нет фиакров, но зато появились 22 тысячи шоферов VTC, и эта цифра — по данным Boston Consulting Group — в течение пяти лет вырастет втрое, а то и вчетверо.

В качестве наиболее наглядного примера борьбы с безработицей издание приводит крупнейшую в мире интернет-компанию Amazon, несмотря на полную компьютеризацию, объявившую о создании в ближайшие 18 месяцев 100 тысяч рабочих мест. Обслуживать новые технологии кто-то же должен — напоминает правое издание и отмечает, что проблема во Франции, конечно же, — не уменьшение рабочих часов для того, чтобы освободить место для других. Издание видит проблему в том, что французы никак не могут понять, что только работа создает рабочие места. Результаты исследований в экономической области свидетельствуют о том, что миллион человек, работающих 40 часов в неделю, создает работу еще 100 тысячам. Le Figaro еще раз напоминает, что работа была и остается главным экономическим ресурсом.

***

Libération интересуется, как сможет выбраться из финансового скандала кандидат правых на президентских выборах Франсуа Фийон. До каких пор сможет он сопротивляться юстиции, фактически предъявляющей ему обвинение в растрате государственных денег. До каких пор будет он лгать? Неужели Фийон не видит, что общественное мнение не на его стороне, что он оказался прижатым к стене и что время работает против него. Газета возмущена заявлением Фийона, который перед миллионами телезрителей без «малейшего стеснения» заявил, что его двум детям-адвокатам была поручена «миссия». А ведь у издания Canard Еnchaîné совсем иные сведения. Дети Фийона не только не адвокаты, они вдобавок занимали посты ассистента парламентария, что позволило им заработать больше 80 тысяч евро. Но французов не так просто провести. Они поняли, что известный «чистотой риз» кандидат просто солгал. «И может ли после этого Фийон рассчитывать на поддержку однопартийцев?» — спрашивает левое издание, подчеркивая, что негодование по поводу лжи Фийона растет в лагерях сторонников Саркози и Жюппе. И еще один вопрос интересует левое издание: кем правые силы могут заменить кандидата Франсуа Фийона.

Le Croix объясняет, в чем юстиция обвиняет чету Фийон. Это, в первую очередь, растрата государственных денег и фиктивная работа Пенелопы Фийон как в Национальном собрании, так и в журнале Revue des deux mondes. В обоих этих местах Пенелопа получала немалые деньги. Франсуа Фийон отрицает фиктивность работы своей супруги.

«Жена правила тексты моих речей, представляла меня на различных манифестациях и в ассоциациях, принимала тех, кто хотел со мной встретиться», — цитирует правого политика католическое издание и отмечает, что сама Пенелопа всегда говорила, что она «никогда не принимала участия в политической жизни своего мужа». А британской The Telegraph она даже заявила, что намерена возобновить учебу, «чтобы вернуться к работе», подчеркивая, что дети знают ее только в «роли матери». Но если бы скандал касался только супруги Фийона.

Сатирический еженедельник Canard Еnchaîné раскрыл еще одно «дело семьи Фийон». Оказывается, 500 тысяч государственных денег в семейную казну принесла только Пенелопа, Франсуа Фийон «устроил» в качестве ассистентов двух своих детей и заплатил им из той же государственной казны 84 тысячи евро. Если верить первоисточнику (сатирическому еженедельнику), семейство Фийон в общей сложности заработало больше 800 тысяч евро — подчеркивает католическая La Croix.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 1 февраля 2017 > № 2067750


Ирландия > Внешэкономсвязи, политика > russianireland.com, 1 февраля 2017 > № 2065549

СВЯТАЯ БРИГИТА

1 февраля в Ирландии отмечают память святой Бригиты Ирландской.

Святая Бригита – не сугубо католическая или православная святая, она – святая единой неразделенной Церкви Христовой. В православной традиции ее называют преподобной Бригитой, игуменьей Киль­дар­ской, царевной Ирландской.

Эту святую почитают во многих странах мира – в Европе и в России. Храмы в ее честь есть в Италии, в Португалии, в Бельгии, в Англии, где целых 19 церквей, освященных в честь святой Бригиты, и, конечно же, в Ирландии.

Принято считать, что святая Бригита помогает всем. Она покровительница повитух и новорожденных, поэтов и ученых, моряков и путешественников, кузнецов и доярок.

Согласно преданию, Святой Патрик, самый почитаемый в Ирландии святой, питал к Бригите особенное благоволение и называл ее самой любимой своей ученицей.

Где и когда она родилась? Сведения на этот счет противоречивы. Одно из преданий гласит, что Бригита родилась 1 февраля в графстве Килдэр, где позднее основала самый знаменитый, смешанный (мужской и женский) монастырь Ирландии. По одним сведениям ее семья была знатной, по другим - она была дочерью рабыни. С именем этой святой связано немало ирландских преданий и легенд.

По одной из них, Бригитта была чрезвычайно щедрой с самого детства. Она отдавала людям все, что могла, даже то, что ей не принадлежало. Бригита не понимала, что есть «свое» и «чужое», и однажды подарила кому-то весь запас масла своей матери. Когда мать расстроилась, девочка горячо помолилась – и запасы ценного продукта были восстановлены. Девочка отдавала свою обувь - чтобы кто-то другой не бродил по острым камням, плащ – чтобы кого-то не терзал ветер…

Бригита выросла, и родители пожелали выдать дочку замуж. Однако девушка – одного за другим – отвергала всех женихов, не желая связывать себя узами супружества, и предпочла принести монашеский обет.

Согласно легенде, Бригита однажды обратилась к королю с просьбой о выделении земли под строительство монастыря. Определила и размер участка: "столько земли, сколько сумею накрыть своим плащом". Наивный король с радостью согласился на эту просьбу, не зная о способности Бригиты творить чудеса. А чудо свершилось - распахнутый плащ Святой накрыл огромный луг в графстве Килдэр, где вскоре и появился монастырь Святой Бригиты. Монашеская община, которую она основала, стала быстро расти благодаря славе святой настоятельницы. К щедрости и великодушию святой прибегало множество людей, от нищих прокаженных до выдающихся иерархов Церкви.

Бригита прославилась своими чудесами и своей добротой. Она раздавала еду бедным, исцеляла больных и никому не отказывала в помощи. Она помогала людям и жалела животных, к ней тянулись все, чувствуя, что рядом со святой они будут согреты любовью, обласканы и поняты. В руках Бригиты еда и питье для гостей практически не иссякало, всегда хватало на всех.

По преданию, святая однажды трудилась под проливным дождем и промокла до нитки. Вернувшись домой, она повесила свои одежды сушиться на солнечный луч, приняв его от усталости за ветку дерева. И одежды святой Бригиты повисли на луче, как будто он действительно был древесной ветвью.

Святая Бригита была похоронена в городе Даунпатрик рядом со святым Патриком. Ее почитание быстро распространилось сначала по Ирландии, а затем по всей западной церкви. Память святой Бригиты Ирландской в Католической Церкви отмечают 1 февраля, в Православной Церкви —23 января.

Как и святой Патрик, святая Бригита считается покровительницей Ирландии.

1 февраля

Считалось, что накануне 1 февраля святая Бригита путешествует по стране, благословляя людей и их жилища. Как символ того, что в этом доме ей рады и с нетерпением ждут ее посещения, у окна выкладывали пирог или хлеб с маслом. Рядом размещали несколько колосьев для ее любимой белой коровы. А в некоторых графствах специально к этому дню пекли хлеб в форме креста.

В этот день можно было повсюду увидеть развешанные полоски ткани или ленты (они назывались мантиями Бригиты). Это делалось для того, чтобы обеспечить здоровье всех членов семьи на весь следующий год. Считалось, что если святая коснется их, то они приобретут целебные свойства.

В праздник святой Бригиты были запрещены любые действия, связанные с вращением колеса. Например, в этот день нельзя кататься на велосипедах.

Рассказывают, что однажды святая Бригита посетила умирающего правителя-язычника и окрестила его крестом, сплетенным тут же из тростника. Отсюда пошел обычай в день святой Бригиты плести камышовые или тростниковые кресты для защиты дома в течение всего следующего года.

Две Бригиты

Сюжеты о святой перекликаются с одной стороны - с евангельским чудом с пятью хлебами и рыбами, а с другой стороны - со свойствами языческой богини плодородия Бригиты. Интересно, что 1 февраля у язычников был праздник богини Бригиты.

Это совпадение дало повод исследователям ирландского христианства обратиться к изучению связи двух Бригит. По мнению одного из исследователей, «Бригита является одной из ирландских святых, чья связь с языческим божеством несомненна. Определенные черты ее характера и деятельности основаны на мифе и ритуале, посвященном богине - возможно, богине, связанной с культом огня ... Можно добавить, что день ее поминовения, 1 февраля, приходится на Имболк, один из четырех больших языческих календарных праздников. Еще более убедителен тот факт, что Бригита - было имя ирландской, а в действительности, и пан-кельтской богини... Примечательно, что святая переняла некоторые атрибуты, приписывавшиеся богине».

Ирландия > Внешэкономсвязи, политика > russianireland.com, 1 февраля 2017 > № 2065549


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 1 февраля 2017 > № 2063160

Опубликованы новые данные по экспорту Ирана

В течение девяти месяцев текущего 1395 иранского года, в период с 20 марта по 21 декабря 2016 года, продукция сельского хозяйства составила 9,2 % от экспорта Ирана, согласно последним данным, опубликованным Организацией развития торговли Ирана, сообщает Iran Daily.

Экспорт сельскохозяйственной продукции Ирана принес $ 2,913 млрд., в течение указанного периода, что на 3 процента больше год назад. Иран экспортировал 3 435 млн. тонн сельскохозяйственной продукции, показывая рост на 29 %, по сравнению с тем же девяти месяцами в 2015 году.

Промышленные продукты составляли 33,8 % экспорта Ирана в стоимостном выражении за тот же промежуток времени. Промышленный экспорт Ирана составил $ 10,683 млрд. в течение этого периода, что на 5 процентов больше нежели в прошлом году. Иран экспортировал 24,17 млн. тонн промышленной продукции, что указывает на рост на 4 процента против показателя за аналогичные девять месяцев 2015 года.

Также в течение девяти месяцев, экспорт нефтехимической продукции из Ирана вырос на 1,3 % по стоимости до $ 9,743 млрд. Экспорт нефтехимии вырос на 28 % до 21,467 млн. тонн в указанный период, по сравнению с аналогичным временным промежутком в 2015 году.

Иран экспортировал 13,051 млн. тонн газового конденсата, на сумму $ 5,124 млрд. в течение этого периода, что указывает на рост на 97,5 % и 65 % с точки зрения веса и стоимости, соответственно. Общий объем ненефтяного экспорта Ирана (включая газовый конденсат) составил $ 31,593 млрд. в течение девяти месяцев, что указывает на увеличение на 9 процентов.

Исламская Республика также экспортировала изделия ручной работы и ковры ручной работы общей стоимостью $ 256 млн., показав рост на 12 процентов, а минеральных продуктов на сумму $ 972 млн., показав рост на 42 процента, в течение девяти месяцев. Минеральные продукты составили 2,9 % от общего объема экспорта Исламской Республики в стоимостном выражении в течение указанного периода.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 1 февраля 2017 > № 2063160


Азербайджан. Армения. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 февраля 2017 > № 2062896

Глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров выступил с сенсационным заявлением. По его словам, «Баку ведет переговоры по привлечению международных организаций к восстановлению освобожденных от армянской оккупации территорий. «Это не простой процесс, существует ряд моментов касающихся безопасности, техническая сторона вопроса и т.д., — подчеркнул министр. — Необходимо подготовить все предложения, обдумать в какой форме привлечь международные организации к этому процессу». При этом Мамедъяров определил базовую основу: «В резолюциях ООН нет просьб, в них содержится требование освободить оккупированные территории. Однако в то время, как резолюции ООН по другим конфликтам выполняются сразу же, этого не происходит в данном случае. Эти резолюции бессрочные. Мы ссылаемся на них». И добавил: «Я не сомневаюсь, мы по одному освободим все оккупированные районы».

Отметим, что тенденция выйти из переговорного формата Минской группы ОБСЕ по урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта отрабатывается азербайджанской дипломатией уже давно. 22 октября 2016 года после церемонии подписания документов с президентом Венесуэлы Николасом Мадуро президент Азербайджана Ильхам Алиев в своем выступлении для прессы назвал международные организации, через которые он намерен выйти на проблемы урегулирования конфликта: Организация исламского сотрудничества, Европейский парламент, Совет Европы, ОБСЕ, Движение неприсоединения. Но участие в работе этих организаций говорит только об уровне интеграции Азербайджана в мировое сообщество. Не более того. Правда, при этом по словам Алиева, имеют значение «как Генеральная Ассамблея, так и Совет Безопасности ООН», который «принял четыре резолюции», и которые «к сожалению, по сей день не выполняются». Но — вновь же по Алиеву — «есть высшая международная структура — Совет Безопасности ООН, выше этой структуры нет».

Действительно, Минская группа ОБСЕ работает на основе мандата СБ ООН и любые изменения в этом формате, как и в отношении ее правовых международных полномочий можно решать на уровне СБ ООН. В такой ситуации было бы логично, если бы Азербайджан обратился в СБ ООН для принятия новой резолюции по Карабаху, а не искал какие-то обходные маневры. Однако он не предпринимает таких шагов. Почему? Одна из причин состоит в следующем: в четырех резолюциях СБ ООН, к которым обращается Азербайджан, Армения упоминается как опосредованная сторона, способная повлиять на армянские силы в Карабахе. Да и сам президент Алиев, выступая на упомянутой церемонии с президентом Мадуро, использовал два понятия: армяно-азербайджанский конфликт и Нагорно-Карабахский конфликт. Поэтому, если пытаться выстроить в какую-либо логическую схему заявления официального Баку по подходам к урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта, то невольно напрашивается вывод: либо Баку окончательно запутался в ситуации и утерял перспективу в своих дальнейших действиях на карабахском направлении, либо осуществляет тактику отката назад.

Для ясности напомним, что 29 ноября 2007 года в качестве основы для переговоров были приняты известные Мадридские принципы. Они предполагали поэтапный вывод армянских вооруженных сил и демилитаризацию территорий, окружающих Нагорный Карабах, введение специального режима для Лачинского и Кельбаджарского районов, включая создание транспортного коридора между Нагорным Карабахом и Арменией. Кроме того, планировался референдум для окончательного определения статуса Нагорного Карабаха. Практическая реализация этих принципов предусматривала и введение миротворцев в зону конфликта. Анализ предложенных позиций уже тогда демонстрировал, что Мадридские принципы содержат в себе определенные противоречия, которые не могли не видеть в Баку. В первую очередь речь идет о ревизии принципа территориальной целостности Азербайджана. То есть Нагорный Карабах сдавали. В противном случае невозможно объяснить, почему Азербайджан на протяжении многих лет вел на этом направлении публичные переговоры.

Только потом он стал предпринимать попытки изменить ситуацию, когда во всех своих грехах начал обвинять сопредседателей Минской группы ОБСЕ (МГ ОБСЕ). Достаточно хотя бы вспомнить, как глава МИД Азербайджана Мамедъяров заявлял, что «не приемлет того, что все решения, принимаемые различными международными организациями по Нагорному Карабаху, должны согласовываться с посредниками», так как дело сопредседателей, мол, только в «обеспечении исполнения соответствующих резолюций СБ ООН по Карабаху». А как же иначе? Речь шла о резолюциях, принятых до подписания соглашения о прекращении огня с 12 мая 1994 года, которое было достигнуто, как пишет российский дипломат Владимир Казимиров, «при содействии России не столько по резолюциям СБ ООН, сколько на основе заявления Совета глав государств СНГ от 15 апреля 1994 года». Он специально подчеркивает, что «по настоянию Москвы это соглашение подписывалось не двумя, как ранее, а всеми тремя сторонами в конфликте (не только Баку и Степанакерт, но и Ереван)». При этом Казимиров уточняет, что ранние резолюции СБ ООН только «учитывали конкретные изменения обстановки в зоне карабахского конфликта», но не выполнялись сторонами тогда, да и сегодня, примером чему является апрельская (2016 год) война в Нагорном Карабахе. «В Баку утверждают, будто все резолюции требуют безоговорочного вывода, но это не так, только резолюция 853 от 29 июля, — пишет дипломат. — Как же исчезло затем слово «безоговорочный» из резолюций 874 и 884? Случайно? По забывчивости? А, может быть, вследствие регулярного невыполнения одной из сторон главного требования — о прекращении военных действий? Кто же мог рассчитывать на вывод сил без прекращения боев? А кто не хотел прекращать их? Не мог СБ ООН вознаграждать за невыполнение своих резолюций». Сегодня Баку убедил граждан республики в правомерности своих действий, но не смог убедить в этом мировое сообщество, имеющие, как выясняется, иное представление о природе Нагорно-Карабахского конфликта.

После апрельской войны, объявленной Баку «победой», при личном участии президента Азербайджана Алиева были приняты венские и санкт-петербургские соглашения, предусматривающие введение системы мониторинга на линии соприкосновения конфликтующих сторон и международных наблюдателей. То, что Алиев не поставил своей подписи под этими документами ровным счетом ничего не изменило. Он участвовал, а мог бы и не участвовать. Теперь Баку, декларируя принцип «по одному освобождать все оккупированные районы», фактически стремится в одностороннем порядке вывести конфликт из-под юрисдикции МГ ОБСЕ, что означает потенциальное превращение Азербайджана во «вторую Украину» со всеми вытекающими последствиями. Поэтому не исключено, что МГ ОБСЕ и мировое сообщество начнут склоняться к использованию в Карабахе опыта соглашений «Минск-2» для инициирования процесса разрешения Нагорно-Карабахского конфликта с учетом предложений США, России и Франции, членов Совета Безопасности ООН. Это также означает неминуемое подключение Степанакерта к переговорному процессу. Деваться просто некуда.

Зададимся и таким вопросом: «Кому сейчас наиболее остро необходимы переговоры по урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта-Баку или Еревану?». Баку, потому что Еревану на данном этапе важно сохранить статус-кво в регионе, поскольку происходящие изменения в региональной и в международной политической конъюнктуре укрепляют его позиции. В Баку, похоже, существовали иные расчеты и были другие надежды. Но его «большевистская» ставка на Турцию, США, Европу, как факторы внешней силы, способные хоть как-то нейтрализовать влияние России, провалена. И что же? Вместо того, чтобы провести ревизию своей внешней политики, Баку стал «ковыряться в интригах»: то в Евразийском экономическом союзе, подключая президента Белоруссии Александра Лукашенко, то в ОДКБ, где якобы помешал назначению в качестве руководителя представителя Армении», то разыгрывая «карту» российского блогера Александра Лапшина, которого Минск намерен выдать Азербайджану из-за «незаконного посещения Нагорного Карабаха». В этой связи уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова заявила, что «недопустимо выдавать Азербайджану с территории Союзного государства России и Белоруссии в Азербайджанскую Республику гражданина России». И не только это. Министр внутренних дел России Владимир Колокольцев провел беседу с чрезвычайным и полномочным послом Азербайджана в России Поладом Бюльбюль-оглы по проблемам миграции. Он напомнил, что «Азербайджан стабильно занимает 5−6 место по количеству лиц, въехавших на территорию России», и «необходимо расширить контакты по линии полицейских ведомств двух стран», так как «мигранты все чаще используются международным преступным сообществом для организации незаконной деятельности», и «данные процессы несут в себе серьезные риски и сопряжены с угрозами общественному порядку и национальной безопасности государств». Намек Баку более чем прозрачный, поскольку в России проживает немало и армян.

Недавно Москву с визитом посетил глава МИД Азербайджана Мамедъяров. В этой связи официальный представитель МИД РФ Мария Захарова сказала так, чтобы ничего не сказать. По ее словам, встреча Мамедъярова с российским коллегой Сергеем Лавровым «была конструктивной», на ней «обсуждались конкретные предложения и направления переговоров вокруг Нагорного Карабаха». Но при этом она уточнила, что «график новых встреч по карабахскому урегулированию пока не сформирован». Только после некоторой паузы Баку решил ответить. На совместном брифинге по итогам переговоров с министром иностранных дел Катара Шейхом Мухаммадом бин Абдуррахманом Аль-Тани Мамедъяров заявил, что «не может принять с оптимизмом итоги переговоров в Москве». По имеющимся у ИА REGNUM сведениям, Баку желал бы, чтобы Москва нашла возможности дезавуировать заявление Лаврова о том, что «Нагорно-Карабахский конфликт не является внутренним делом Азербайджана». Смоленская площадь отказалась, поскольку такое заявление Лаврова имеет принципиальный характер и прозвучало впервые за время существования этого конфликта. Далее по Мамедъярову, «Москва старается организовать встречу на уровне глав МИД Азербайджана, России и Армении, и Баку дал своё согласие на эту встречу». В то же время Мамедъяров сообщил, что «17−19 февраля в Мюнхене состоится Мюнхенская конференция по безопасности и в рамках этой конференции планируется встреча с сопредседателями Минской группы ОБСЕ».

Эту информацию подтвердил и глава МИД Армении Эдвард Налбандян, правда с некоторыми важными уточнениями: «Посредники предложили встречу с ними «на полях» Мюнхенской конференции по безопасности, а также предложили организовать встречу с главой МИД Азербайджана. Мы, конечно, никогда не отказываемся от подобных встреч. Но что касается встречи с азербайджанским министром, то ничего не могу сейчас сказать». И добавил: «Не уверен в том, как поведет себя Азербайджан. Мы договариваемся об одном, однако в последние минуты они прикидываются, что по каким-то причинам не могут, даже обвиняют армянскую сторону в отказе от встречи. После Гамбурга они и вовсе заявили, что встречи не было, хотя на ней присутствовали сопредседатели».Так вырисовываются два сценария: 1) предложение Москвы провести трехстороннюю встречу глав внешнеполитических ведомств России, Азербайджана и Армении; 2) возможная встреча глав внешнеполитических ведомств Азербайджана и Армении в Мюнхене по предложению Минской группы ОБСЕ.

Это — сплошной дипломатический сюрреализм. Любопытно, что известный американский геополитик Джордж Фридман считает, что «урегулирование Нагорно-Карабахского конфликта начнется с нормализацией отношений между Турцией и Арменией», но никак не с Азербайджаном, «внимание к которому будет меняться в зависимости от тех решений, которые еще не были достигнуты». Но каких решений ждут в Вашингтоне? Опять войну, как на Украине?

Станислав Тарасов

Азербайджан. Армения. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 февраля 2017 > № 2062896


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 февраля 2017 > № 2062781

Президенты США и России Дональд Трамп и Владимир Путин провели свои первые телефонные переговоры 29 января. В рамках диалога главы государств обменялись взглядами на будущий курс двусторонних отношений между Москвой и Вашингтоном. И несмотря на опасения, что новый президент США будет готов пойти на крупномасштабные односторонние уступки Кремлю, их разговор не привел ни к чему подобному, а сам Трамп указал, что его администрация будет тщательно пересматривать политику США в отношении России, пишет Николас К. Гвоздев в статье для The National Interest.

Автор отмечает, что на основе предоставленных администрацией президента России и Белым домом материалов можно сделать вывод, что Путин и Трамп провели откровенную, приятную беседу, в рамках которой не было достигнуто никаких обязывающих стороны соглашений. Целью разговора, по всей видимости, было установление предварительного фундамента, на котором обе стороны смогут развивать отношения. Такое начало тем не менее не означает, что далее Москву и США ждет простой путь.

Одной из наиболее полезных рамок для понимания процесса принятия решений во внешней политике является так называя концепция «двухуровневой игры», высказанная профессором Гарварда Робертом Патманом. Вкратце она заключается в том, что пока два лидера ведут переговоры друг с другом, им приходится вести торги и в рамках собственных политических систем, что означает, что свобода их маневра на международной арене может быть ограничена действиями внутриполитических сил. Какими бы «теплыми и дружественными» ни были отношения Путина и Трампа, от них будет мало пользы, если Трамп не сможет убедить тех, кто занимается национальной безопасностью США, что его подход сможет сработать или что Путин будет готов изменить внешнюю политику России, чтобы в большей степени соответствовать предпочтениям Белого дома.

За последние несколько недель, когда бы ни возникал разговор о возможном улучшении отношений между США и Россией, наблюдается постоянное бюрократическое противодействие новой команде в Белом доме, а в обеих политических партиях в Конгрессе наблюдается единство позиций в том, что Россия — угроза, а Путин — противник, которому нельзя доверять. Более того, крупные группы не заинтересованы в улучшении отношений. Так, до переговоров Кремля и Белого дома высокопоставленные лидеры Республиканской партии предостерегли президента принимать какие-либо шаги в сторону снятия или ослабления санкций США против России, что свидетельствует о том, что законодатели, возможно, работают на то, чтобы ограничить свободу Трампа в отношениях с Москвой.

Совсем никакого внимания тем не менее не получили возможные препятствия такому сближению со стороны российской политической системы. Сохраняется убежденность, что российская сторона отчаянно стремится к улучшению связей с Вашингтоном, тогда как у Владимира Путина есть неограниченная свобода действий в вопросах установления курса российской политики. Однако в стране существует более чем достаточно сил, которые могут не захотеть идти по пути Перезагрузки 2.0 и начать вставлять ей палки в колеса.

Одним из таких признаков автор считает заявление вице-спикера Госдумы России Петра Толстого по поводу акций против передачи Исаакиевского собора Русской православной церкви. Оно, указывает автор, является прямым намеком, что Великая Октябрьская революция была «еврейским заговором», направленным против этнических русских и их институтов.

В свою очередь, спикер Госдумы Вячеслав Володин попытался сгладить ущерб, нанесенный замечаниями Толстого, как в России, так и за границей, отметив, что вице-спикер имел в виду осужденных, а не представителей еврейской общины.

Заявления Толстого напрямую играют на руку потенциальному антисемитскому нарративу, который представляет опасность не только для межэтнического и межрелигиозного баланса в стране, но и угрожает потенциалу стратегического партнерства России и Израиля. Более того, они создают проблемы для любой администрации США, которая пытается улучшить связи с Россией.

Так, пока СМИ США сконцентрированы на политических шагах новой администрации и слова Толстого еще не получили нужного внимания. Однако тем представителям еврейской общины США, чьи предки прибыли из черты оседлости, о которой говорил Толстой, вероятно, уже о них известно. Они теперь могут оказаться более склонны встать на сторону тех, кто считает, что взаимодействие с Россией не стоит того.

Замечания Толстого являются предостережением, что российские политики располагают целым рядом инструментов для саботирования любых попыток добиться разрядки Трампа и Путина. Но есть и другие.

Так, хотя у Владимира Путина больше полномочий, чем у главнокомандующего США, в установлении внешней политики страны, в ней существуют сильные «векторы», которые могут сказаться на попытках добиться скорейшего изменения в отношениях. Администрация Трампа намекала, что заинтересована в улучшении отношений с Россией для перевеса Китая, а также изоляции Ирана.

Россия имела ряд острых моментов в истории отношений с Тегераном и Пекином, тогда как в российско-иранских и российско-китайских отношениях существует определенное недоверие. Однако против того, чтобы пожертвовать этими выгодными отношениями для достижения сомнительной доброй воли со стороны США, будут выступать влиятельные силы. Так, у ВПК и энергетики России значительные и жизненно важные интересы в этих странах. Их не перевесить отношениями с Вашингтоном. Более того, хотя санкции США и оказались проблематичными для России, страна научилась жить при них и необязательно готова пойти на крупные уступки в Сирии и на Украине для достижения смутных обещаний ослабления ограничений со стороны США.

В свою очередь, администрации Трампа будет сложнее продвигать изменения в отношениях, если она не сможет убедить большое число скептиков в правительстве США и внешнеполитическом сообществе, что взаимодействие с Москвой с большей вероятностью приведет к успехам в заявленных целям и интересам США, чем продолжение или даже эскалация конфронтации.

Хорошо, заключает автор, что первый официальный разговор между Путиным и Трампом прошел так успешно, однако довольно смутными кажутся перспективы любой значительной сделки в ближайшие месяцы, если с одной или обеих сторон не окажется готовности активно бороться против сил, сопротивляющихся сотрудничеству двух стран.

Александр Белов

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 февраля 2017 > № 2062781


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 1 февраля 2017 > № 2061665

На какие политические партии существует общественный запрос в Казахстане?

Автор: Сауле Исабаева

До сих пор создание партий в Казахстане считалось бессмысленной тратой времени и средств, так как существующая политическая система в принципе не предполагала реальной конкуренции. Однако после того, как президент анонсировал повышение роли парламента, актуальным становится вопрос появления в стенах мажилиса по-настоящему сильных партий, отвечающих современным запросам общества.

Если обобщить предыдущие комментарии наших экспертов по данной теме, то ожидания от идеологической направленности новых политических сил самые разные. Одни считают необходимым создание социально-ориентированной партии, которая ставила бы своими целями уменьшение пропасти между богатыми и бедными, обеспечение населения рабочими местами, доступность образовательных и медицинских

услуг и т.д. Другие надеются на появление партии консервативного толка, которая будет бороться за сохранение национальной идентичности, традиционных ценностей и противостоять вызовам глобализации. Третьи утверждают, что стране нужна реальная политическая сила, продвигающая в первую очередь идеи демократизации общественной жизни, обеспечения прав и свобод граждан. А некоторые говорят о востребованности «зеленых» и даже профсоюзных партий.

Кто ближе к истине? На партии какого толка сейчас есть наибольший общественный запрос в Казахстане? Или же в нашей стране существует запрос только на сильных лидеров?

Расул Жумалы, политолог:

«Именно казахскость способна стать консолидирующей силой»

– Думаю, в Казахстане должны быть разные партии, поскольку наше общество неоднородно, в нем присутствуют разные настроения, разные группы, разные интересы. Поэтому говорить о том, что одна или две партии смогут удовлетворить запросы всех граждан, было бы неправильно. Если же брать за ориентир наиболее популярные в нашем обществе идеи, то тогда, конечно, в первую очередь нужно создавать партии либерально-демократического и национал-патриотического толка.

К сожалению, так сложилось, что такие классические понятия, как либерализм, демократия, патриотизм, за последние 25 лет партийной (точнее, псевдопартийной) жизни у нас несколько девальвировались и даже атрофировались. Несмотря на то, что эти базовые ценности прописаны в различных законодательных документах, в реальности они не работают, уважения к ним со стороны общества, государства и власти мы не наблюдаем. Хотя именно в них сейчас мы нуждаемся больше всего.

Желание граждан свободно жить, контролировать деятельность государственных органов, иметь возможность открыто выражать свое мнение, в том числе через такие демократические институты, как справедливые выборы, независимые СМИ, суды, – достаточно сильное. Этот запрос растет из года в год, особенно на фоне социальных и экономических кризисов, обнищания и маргинализации людей, миграции за пределы Казахстана, роста протестных настроений и т.д. И удовлетворить этот запрос, на мой взгляд, возможно через реальные либерально-демократические партии, а не те формальные, которые мы имеем сегодня.

То же самое касается партий национал-патриотического направления. Запрос в обществе на них, конечно же, есть – достаточно посмотреть на социальные сети, СМИ, где высказываются очень серьезные разочарования (особенно представителями среднего и молодого поколений) по поводу постоянно звучащих громких лозунгов, которые при этом не наполнены реальным содержанием. Дело в том, что все это время мы формально относились к таким понятиям, как идеология, национализм, патриотизм. Не было серьезных попыток осмыслить Казахстан как государство на исконно казахской земле, которое должно объединить всех наших граждан, независимо от их этнической и религиозной принадлежности. Ведь именно казахскость способна стать консолидирующей силой, именно под ней нужно понимать любовь к своей стране, к казахскому языку, который все еще находится в тени русского. Причем не в том смысле, что это язык казахов, а в том, что это язык государства, культурный код и символ всей страны.

Но одно дело – запросы общества на партии подобного рода, и совершенно другое – то, насколько удастся претворить их в жизнь. Мне кажется, что нынешние политические элиты в принципе не заинтересованы, не готовы к этому. Тогда как само общество давно уже созрело, соответствующие настроения буквально витают в воздухе...

Проблема в том, что власти видят во всех либерально-демократических и национал-патриотичес­ких проектах угрозу своей устойчивости. Поэтому они всячески тормозят эти процессы, ограничивают их, бюрократизируют, давая понять, что не намерены менять правила игры и создавать условия для открытой политичес­кой дискуссии. А потому появление в ближайшей перспективе реальных политических партий, отвечающих запросам общества, маловероятно.

Мадина Нургалиева, руководитель представительства КИСИ в Алматы:

«Социальная база и ценности партий не всегда сопряжены с их названиями»

– Сложно дать однозначный ответ на ваш вопрос, поскольку он предполагает опору на какие-то данные, цифры, в то время как комплексных исследований, в том числе социологических, на эту тему нет. А зря! Думаю, что это было бы очень востребовано. Пока есть только отдельные, фрагментарные социологические зацепки и субъективные оценки.

Сегодня в обществе существует запрос на социальную справедливость, на равенство всех перед законом, на свободу слова и самовыражения, на сохранение традиций и т.д. Однако идеологические конструкты политичес­ких партий в Казахстане являются достаточно размытыми. Сложно даже понять, на что они делают основные акценты. Особенно это было заметно в период парламентских выборов, состоявшихся в 2016 году.

Но в целом мы пришли к следующим выводам. В программах политичес­ких партий, существующих сегодня в Казахстане, зафиксированы схожие цели, задачи и даже схемы, структура, риторика. Социальная база этих партий и декларируемые ими ценности не всегда сопряжены с их названиями. В конечном итоге это вызывает у электората затруднения при идентификации той или иной партии, ее идеологичес­кой направленности. Я останавливаюсь на этих моментах затем, чтобы показать, насколько общество дистанцировано от идеологической тематики в ее классическом понимании. Но при этом четко прослеживается рост гражданской активности и самосознания населения. Думаю, что конкретно сформулированные общественные запросы на идеологическую составляющую политических партий еще впереди.

Относительно запроса на сильных лидеров. Тут я, скорее, соглашусь с вами. В казахстанском обществе ориентация на конкретную персону выражена довольно ярко. Работают связки «партия – лидер», то есть «Нур Отан» – глава государства, или, например, «Ак жол» – Азат Перуашев.

В конце 2015 года ОФ «ЦСПИ «Стратегия» проводил опрос экспертов с целью мониторинга политического и электорального потенциала партий в преддверии парламентских выборов. Помнится, там звучали примерно такие мнения экспертов: «слышно только Азата Перуашева», «заметным оказалось назначение Аскара Мырзахметова заместителем председателя «Нур Отана»… Иными словами, практически любая партия сама по себе пока не является самодостаточной структурой. Ее позиционируют конкретные персоналии. Но при этом я бы добавила, что ярких, харизматичных, грамотных партийных функционеров, пользующихся популярностью и доверием среди населения, у нас не хватает.

Талгат Абдижаппаров, председатель наблюдательного совета ОО «Казпотребнадзор»:

«Задача консервативной партии – защита новой казахстанской идентичности»

– Мне представляется, что это могла бы быть партия консервативных ценностей. Ее можно создать в том числе через ребрендинг «Нур Отана» либо через активизацию партии «Бірлік». Но, на мой взгляд, в «Нур Отане» не совсем правильно понимают смысл политического консерватизма, так как зациклены на роли личности главы государства. На самом же деле партия поддержки президента - это в первую очередь партия поддержки ценностей, которые он заложил в основу государственности, партия базовых устоев нашего общества, партия «казахстанской мечты», наследия Лидера нации, если хотите. Для этого «Нур Отан» должен стать партией всех социальных групп и страт.

Необходимо отметить, что «консервативную нишу» обычно занимают партии правого спектра, защищающие идеалы свободного рынка и буржуазии. Но в казахстанских реалиях партии, выражающие интересы бизнеса (в частности, тот же «Ак жол»), не могут играть стабилизирующую роль, поскольку объективно работают на усиление социального расслоения.

Потребность в консервативной партии продиктована необходимостью эволюционных преобразований социума, без рывков и потрясений. Нужно понимать, что стабильность и суверенитет не достались стране просто так. В их основе лежит консервативная система ценностей. По сути, главной задачей консервативной партии должна стать защита новой казахстанской идентичности.

Важно подчеркнуть еще одно обстоятельство - общий рост популярности партий консервативного толка во всем мире. Данный процесс характеризуется как «консервативная революция» и предполагает восстановление утраченного статуса традиционных ценностей семьи, языка, культуры, понятия «социальной справедливости» и т.п.

Новая партия должна будет объединить целевую аудиторию – поколение 35-50-летних граждан, состоявшихся в профессиональном плане, придерживающихся консервативных ценностей и взглядов. Благодаря этому она сможет выполнить задачу стабилизации общественно-политических процессов, обеспечить баланс интересов различных социальных групп. В этих условиях партия социальной справедливости будет партией большинства.

В формирующейся партийной системе не останется места коммунистической партии – в силу потери привлекательности в молодежной среде. Как показывает опыт других стран, коммунистическая идеология приносится в жертву растущим националистическим настроениям.

Партии бизнеса сольются в одну структуру. К 2020-2025 годам появится возможность их трансформации в полноценные партии национальной буржуазии.

В обществе логично возникнет запрос на реанимацию или реновацию идей национал-буржуазной партии «Алаш». Появятся условия для формирования двухпартийной системы, в которой будут, с одной стороны, партия социальной справедливости, а с другой – партия национальной буржуазии (новый «Алаш»). При этом я не исключаю того, что новый «Алаш» постепенно станет перенимать исламские ценности – по примеру нынешней Турции. В такой двухпартийной системе консервативная партия будет играть роль «смягчающего» полюса, обеспечивая баланс между светскостью и религиозностью.

Если говорить в целом, опора на идеологические принципы формирования новых партий приведет к общей эволюции казахстанского партийного пространства. От партий лидерского типа (где первичны фигура и харизма лидера) общество перей­дет к профессиональным партиям. Что, в свою очередь, обеспечит общее повышение стабильности политической системы, формирование устойчивых каналов легитимного выражения политических интересов, не зависящих от личностных симпатий и антипатий.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 1 февраля 2017 > № 2061665


Россия. ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 1 февраля 2017 > № 2061609 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на министерской сессии Российско-Арабского Форума сотрудничества, Абу-Даби, 1 февраля 2017 года

Уважаемые коллеги,

Ваше превосходительство,

Друзья,

Прежде всего хочу от имени всей нашей делегации выразить искреннюю признательность ОАЭ, хозяину Министру иностранных дел ОАЭ А.Аль Нахайяну за гостеприимство и организацию нашей работы на очень высоком уровне.

Мы встречались год назад в Москве, где прошла прошлогодняя сессия Российско-Арабского Форума сотрудничества. Тогда мы приняли План действий по реализации принципов, целей и задач нашего совместного механизма на 2016-2018 гг. Отрадно, что большинство положений этого плана реализуются на практике и способствуют как сотрудничеству между Российской Федерацией и арабским миром, так и усилиям, которые прилагаются для урегулирования многих конфликтов, которые в этом регионе, к сожалению, возникли. Я имею в виду Сирию, Ливию, Йемен и Ирак. Период потрясений, через который проходит этот регион, является результатом порочной практики геополитической «инженерии», вмешательства во внутренние дела суверенных государств, смены неугодных режимов. Как результат мы видим беспрецедентный всплеск террористической угрозы. Ее подавление остается, по нашему убеждению, первостепенной задачей всех государств мира и, конечно, ООН.

Мы последовательно выступаем за повышение эффективности международного антитеррористического сотрудничества при центральной и координирующей роли ООН на основе международного права без двойных стандартов. Вы знаете, что, выступая полтора года назад на Генеральной Ассамблее ООН, Президент России В.В.Путин предложил сформировать широкий фронт борьбы с терроризмом, который объединил бы все государства. Осознание безальтернативности именно такого подхода, по-моему, укрепляется в международном сообществе. Мы считаем принципиально важным эффективно выполнять все контртеррористические резолюции Совета Безопасности ООН, обеспечивать четкую работу мониторинговых механизмов, которые создавались в соответствии с этими резолюциями. Мы призываем наших арабских друзей присоединиться к российской инициативе о том, чтобы на основании ст.41 Устава ООН ввести всеобъемлющее торгово-экономическое эмбарго в отношении всех территорий, остающихся под контролем т.н. «Исламского государства».

Одновременно важно продолжать добиваться уничтожения военного и экономического потенциала террористических организаций и, конечно, противодействовать финансированию терроризма.

Еще одна принципиально важная задача – это принятие более решительных мер в борьбе с распространением террористической идеологии, с радикализацией населения. Мы внесли в Совет Безопасности ООН проект резолюции по противодействию террористической экстремистской идеологии. Рассчитываем на координацию с нашими арабскими друзьями и в этом вопросе. Убеждены, что ключевыми союзниками всех государств в противодействии распространению террористической идеологии, в усилиях по предотвращению радикализации населения являются представители традиционных религиозных конфессий. Мы считаем работу по продвижению диалога цивилизаций очень важной с точки зрения глобальных усилий по защите традиционных ценностей, противодействию любых форм нетерпимости, дискриминации и навязывания превосходства.

С удовлетворением отмечаем активную деятельность созданной Россией и ЛАГ Группы стратегического видения «Россия – Исламский мир», которая вносит очень важный вклад в продвижение диалога цивилизаций.

Говоря о конкретных проблемах ближневосточного региона, нельзя не отметить необходимость вывести из глубокого тупика палестино-израильские переговоры. Мы убеждены, что решать проблемы палестинского народа, включая проблему Иерусалима, необходимо решать на основе резолюций Совета Безопасности и Генассамблеи ООН. Убеждены, что необходимо сделать все для начала прямого диалога между руководителями Палестины и Израиля. Как вы знаете, Президент России В.В.Путин предложил провести встречу Президента Палестины М.Аббаса и Премьер-министра Израиля Б.Нетаньяху в Москве для начала прямого разговора о том, как разблокировать мирный процесс. Это приглашение остается в силе. Мы признательны за то, что стороны в принципе его приняли.

Считаем также необходимым активизировать работу ближневосточного «квартета». Причем не первый год добиваемся того, чтобы он работал не изолировано, а в тесной координации с ЛАГ. Именно она инициировала Арабскую мирную инициативу, которая создает прочную почву для решения всех принципиальных вопросов урегулирования палестинской проблемы и арабо-израильского конфликта. Поэтому ЛАГ, мы убеждены, должна быть полноценно представлена во всех этих усилиях. Мы, как вы знаете, поддерживаем любые инициативы, которые позволяют продвигаться вперед. Приняли участие в т.н. «французской инициативе», в том числе в состоявшейся в прошлом месяце конференции в Париже. Но убеждены, что любые усилия необходимо нацеливать на достижение «добавленной стоимости». Диалог ради того, чтобы произнести давно известные истины, важен, конечно, но надо двигаться вперед. Одним из решающих условий прогресса мы видим восстановление палестинского единства. Мы не первый раз стараемся помочь нашим палестинским друзьям. Несколько лет назад мы проводили межпалестинскую встречу в Москве. Две недели назад в Москве состоялась очередная палестинская встреча высокого уровня с участием ключевых палестинских группировок, в том числе ФАТХ и ХАМАС, в ходе которой все участники выразили намерение продолжать двигаться по этому пути, создавать общие органы власти и готовить выборы.

По сирийскому урегулированию мы признательны за поддержку инициативы, которая привела к проведению Международной встречи по Сирии в Астане. Отмечаем тот факт, что на этой встрече впервые были представлены стороны, которые с оружием в руках противостоят друг другу на сирийской земле. Собрались эти стороны в момент, когда договорились о перемирии, которое в целом соблюдается. Они подтвердили в Астане приверженность перемирию. Россия, Турция и Иран создали координационный механизм, который уже отслеживает выполнение режима прекращения огня. Была сформирована позиция, в соответствии с которой все отряды вооруженной оппозиции приглашались присоединиться к прекращению огня и подключиться к политическим переговорам. Отрадно, что за несколько дней до встречи в Астане ряд формирований «Южного фронта» также присоединился к режиму прекращения боевых действия при поддержке наших друзей из Иордании.

Мы исходим из того, что никакие режимы прекращения боевых действий не касаются ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусры» (как бы она не называлась, она опять сменила название). Это было четко подтверждено участниками встречи в Астане. Знаю, что это и позиция Лиги арабских государств. Здесь мы выступаем единым фронтом.

Встреча в Астане создала дополнительную площадку, которая не подменяет женевский процесс. Мы по-прежнему считаем, что наши друзья в ООН должны поторопиться и перестать затягивать возобновление переговоров. Площадку в Астане мы сохраняем для контроля за выполнением договоренностей, которые были достигнуты на первой встрече с участием Правительства САР и отрядов вооруженной оппозиции.

Мы также призываем к скорейшему поиску политических решений между сторонами в йеменском конфликте. Приветствуем аналогичные подходы в отношении Ливии. В частности, мы с самого начала поддержали инициативу ОАЭ о проведении встречи ключевых персонажей ливийской ситуации, имею в виду главу Президентского совета Ливии Ф.Сарраджа, председателя Парламента Ливии А.Салеха и командующего Ливийской национальной армией Х.Хафтара.

Солидарны с иракским народом в его борьбе против ИГИЛ. Поддерживаем решительные действия руководства Ирака по восстановлению контроля над захваченными экстремистами территориями страны. Оказываем содействие в этой борьбе, поставляя Ираку российские вооружения и военную технику, укрепляем боеспособность иракских вооруженных сил. Считаем важным довести до конца операцию в Мосуле, но при этом, безусловно, необходимо обеспечивать меры по защите мирных граждан.

Призываем укреплять национальное согласие, всеохватный межиракский диалог. Выступаем за полное уважение суверенитета этой страны. Убеждены, что любое иностранное военное присутствие в Ираке должно опираться на согласие его официальных властей. Приветствуем наметившуюся нормализацию в турецко-иракских отношениях.

Поддерживаем курс суданского руководства на преодоление оста­ющихся нерешенными вопросов с Южным Суданом. Рассчитываем, что власти Южного Судана выполнят обещание выдворить со своей территории вооруженные группировки суданской оппозиции. С удовлетворением констатируем заметный про­гресс в деле нормализации обста­новки в Дарфуре.

Обеспокоены тем, что, несмотря на продвижение политических реформ в Сомали, ситуация в сфере безопасности там не улучшается. Пока не удается добиться решающего перелома в борьбе с радикальной группировкой «Аш-Шабаб». Считаем, что мировое сообщество должно продолжать содействовать повышению боеспособности сомалийской национальной армии и Миротворческой миссии Афросоюза в Сомали (АМИСОМ), которые несут основное бремя борьбы с «Аш-Шабаб».

Я остановился на некоторых аспектах ситуации в регионе. Хотел бы выразить наше удовлетворение тем, что по большинству вопросов в принципиальных делах наши позиции с ЛАГ близки или совпадают. Рассчитываю, что сегодняшняя дискуссия позволит более предметно посмотреть на возможности дальнейшего повышения эффективности наших общих усилий.

Еще раз большое спасибо за гостеприимство нашим хозяевам. Искренняя признательность всем тем, кто счел возможным приехать на эту важную встречу.

Россия. ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 1 февраля 2017 > № 2061609 Сергей Лавров


ОАЭ. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 1 февраля 2017 > № 2059498

Сегодня, 1 февраля, в Абу-Даби проходит пресс-конференция по итогам 4-й сессии форума российско-арабского сотрудничества.

Российскую делегацию возглавляет министр иностранных дел РФ Сергей Лавров.

Глава МИД России в ходе форума обсудил с представителями руководства ОАЭ вопросы координации действий на мировых рынках нефти в рамках стратегического диалога Россия – Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ); укрепления традиционно дружественных российско-эмиратских отношений; а также выступил с призывом к ООН ускорить проведение межсирийских переговоров в Женеве. Отдельной дискуссией стала тема совместной борьбы с террористическими группировками, в частности в иракском Мосуле, где, по мнению главы МИД РФ, важно довести до конца операцию против “Исламского государства”, но при этом и соблюсти права мирных граждан.

В ходе пресс-конференции много внимания уделялось сближению России и арабского мира. Так, Сергей Лавров отметил, что действующий санкционный режим не повлиял на отношения России с арабскими странами.

“Обсуждаем перспективы взаимовыгодной торговли, инвестиций в экономику друг друга, сотрудничества в совершенно разных областях. Это не имеет никакого отношения к тем санкциям, которые в односторонним порядке, нелегитимно были объявлены”, — сказал он.

Его Высочество шейх Абдалла бен Зайад аль-Нахайан, Министр иностранных дел и международного сотрудничества ОАЭ, отметил, что Эмираты ценят ту роль, которая Россия играет для всего арабского мира и, в частности роль Владимира Путина. Он добавил, что объем инвестиций ОАЭ в Россию за последние годы был увеличен вдвое, и еще остается огромный потенциал для взаимовыгодной деятельности. Сергей Лавров предложил открыть филиал Эрмитажа в Абу-Даби.

Также был поднят вопрос эффективности антитеррористической борьбы.

“Мы признательны нашим коллегам из арабских государств за поддержку инициативы президента Путина о формировании универсального антитеррористического фронта. Под этим углом зрения мы рассмотрели те задачи, которые стоят перед сторонами в регулировании ситуации в Сирии, Йемене, Ливии. Стабилизации ситуации в Ираке. Обсудили дела в Судане, Сомали и, конечно же, ситуацию в ближневосточном урегулировании. Мы поддерживаем усилия по всем этим направлениям, которые будут вести к политическому диалогу, национальному согласию и способствовать решению всех этих конфликтов с учетом интересов всех без исключения групп населения - этнических, конфессиональных, политических в каждой из упомянутых мной стран”, — заявил Сергей Лавров.

Коснулся разговор и сирийской встречи в Астане. Были высказаны пожелания скорейшего прекращения огня. Сергей Лавров отметил наличие международной группы поддержки Сирии, к которой теперь присоединилась договоренность Астаны. Однако он посетовал, что сирийское правительство, легитимный член Организации Объединенных Наций, не может участвовать в Лиге Арабских Государств, что не способствует общим усилиям.

Ряд вопросов касался администрации нового президента США Дональда Трампа и недавней инициативы по запрету на въезд граждан 7 стран с преобладающим мусульманским населением. Участники конференции с арабской стороны заявили, что с уважением относятся к решениям американской администрации и напомнили, что большая часть мусульманских стран все же не включена в число попавших под запрет, а те, что стали объектами санкций являются проблемными. Кроме того, данная мера носит временный характер.

Что касается дальнейшего развития российско-арабских отношений, Сергей Лавров заявил, что всегда можно ставить перед собой более амбициозные цели, но уже сейчас в их развитии проделан огромный путь.

“Я считаю, он весьма и весьма впечатляет. Напомню, что, помимо российско-арабского форума сотрудничества, существует еще министерский форум “Россия и Совет сотрудничества залива”, в рамках которого мы тоже наладили продуктивный диалог, обмениваемся оценками в тех или иных вопросах и сближаем позиции. По большинству вопросов мы видим одинаковые стратегические цели, по ряду направлению у нас есть тактические нюансы по поводу того, как к этим целям двигаться”, — сказал он.

Глава МИД добавил, что форум в Абу-Даби утвердился в качестве эффективного механизма наращивания многогранного взаимодействия между РФ и государствами Ближнего Востока, Северной Африки, а также другими арабскими странами. Он назвал эту площадку полезной для плодотворного диалога по самым животрепещущим проблемам региональной и международной повестки дня.

“Сегодня мы подтвердили полезность этого механизма”, — заключил он.

Как сообщает МИД РФ, в ходе своего визита в ОАЭ Сергей Лавров встречался с наследным принцем Абу-Даби, заместителем Верховного главнокомандующего вооруженными силами ОАЭ Мухаммедом аль-Нахайяном, советником по вопросам национальной безопасности Тахнуном аль-Нахайяном, заместителем премьер-министра ОАЭ Мансуром аль-Нахайяном и министром иностранных дел и международного сотрудничества ОАЭ, сопредседателем Межправительственной Российско-Эмиратской комиссии по торговому, экономическому и техническому сотрудничеству Абдаллой аль-Нахайяном.

ОАЭ. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 1 февраля 2017 > № 2059498


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 1 февраля 2017 > № 2058892

Сможет ли Вашингтон перезапустить отношения с Москвой?

«Когда я буду президентом, Россия будет гораздо больше уважать нас, чем сегодня, и наши страны, я полагаю, будут работать вместе над решением многих больших и угрожающих проблем всего мира!», - написал в своем Twitter аккаунте Дональд Трамп 7 января, за несколько недель до того, как он стал 45 президентом США.

На протяжении всей выборной кампании Трамп положительно отзывался о президенте России Владимире Путине за его манеру управления страной. Путин стал одним из первых лидеров, с кем он поговорил сразу после своей инаугурации. В телефонном разговоре 28 января лидеры обеих стран пообещали сотрудничать в сфере борьбы с терроризмом. Интересно, что намерение Дональда Трампа укрепить отношения с бывшим соперником в холодной войне пришлось на время, когда российско-американские отношения находятся на самом низком уровне со времен распада Советского Союза. Администрация Обамы ввела против России санкции за присоединение Крыма и так называемое предполагаемое вмешательство в выборы США. Американский истеблишмент постоянно обвиняет Москву во всевозможных бедах, начиная от «распространения нестабильности» в мире до убийства мирных жителей в Сирии. Поэтому взгляды Трампа абсолютно противоположны той политике, которую вели его предшественники. Так почему же он прежде всего обещает восстановить отношения?

Зачем нужен диалог?

Одно из объяснений, которое набрало большую популярность спустя недели после президентских выборов, - это то, что русские имеют некое влияние на нового президента США. По сообщениям американских СМИ, ЦРУ пришло к выводу, что Россия вмешалась в выборы в США, чтобы помочь Трампу выиграть. Согласно другому предположению, у России есть некая компрометирующая личная информация о Трампе, которая может быть использована для шантажа. Если даже не брать во внимание уровень правдоподобности таких предположений, сложно поверить, что президент самой могущественной страны в мире будет положительно настроен по отношению к иностранному правительству только потому, что оно украло информацию о его сопернике на выборах или шантажирует его какой-то секретной информацией.

Что же касается более логичного объяснения, необходимо забыть про все эти теории заговора и шантажа и посмотреть на более широкий идеологический и стратегический контекст. Заявления Трампа, касающиеся внешней политики, во время начала его предвыборной кампании можно разделить на три большие темы: идеологическое противостояние тому, что он называет «радикальный исламский терроризм», улучшение отношений с Россией и отпор Китаю. Все эти три темы взаимосвязаны.

Трамп никогда не избегал упоминания религиозной принадлежности его самого или его страны. Во время кампании он заявил, что будет бороться за то, чтобы объединить американцев «в один народ под одним Богом, отдающий честь одному флагу». По словам Стива Бэннона, главного стратега Трампа и одного из самых влиятельных людей в его администрации, иудейско-христианский Запад «ведет открытую войну против джихадистского исламского фашизма». Первые решения, принятые президентом Трампом, включая полный запрет на въезд людей из семи мусульманских стран, доказывают, что взгляды новой администрации на мир не сильно отличаются от взглядов господина Бэннона. С другой стороны, в России при президенте Путине прочные позиции снова заняла православная церковь, которая на протяжении десятилетий оттеснялась атеистическими коммунистами. Таким образом, когда Трамп пообещал перетянуть на свою сторону российское руководство в сфере борьбы против ИГИЛ, он имел в виду возможный идеологический союз между двумя христианскими странами в борьбе против общего врага. Если ему это удастся, Трамп может рассчитывать на успех и по третьему направлению – дать отпор Китаю.

Трамп полагает, что Россия больше не является принципиальным, глобальным соперником США. С его точки зрения, до этого уровня вот-вот дорастет Китай. Безусловно, Россия со своей бескрайней территорией и природными ресурсами, стратегически важным географическим положением и военной мощью остается ключевой геополитической державой. Но сейчас ее экономика слаба, лишь тень советской экономической силы. И хотя Россия по-прежнему имеет большое влияние на своих соседей, сомнительно, что она могла бы представлять долгосрочную стратегическую угрозу для США. С другой стороны, Китай – это ключевой экономический игрок, который имеет огромное влияние по всему миру. Но возможности Китая продемонстрировать свою силу ограничены из-за нестабильности его морских границ. Военные США массово присутствуют в регионе китайской сферы интересов. Но если Россия и Китай объединятся, что и происходило в последние годы, будь то торгово-экономические связи или объединение усилий по мировым конфликтам в ООН, то это может стать потенциальной угрозой для долгосрочных американских интересов. Трамп намерен использовать свой диалог с Россией для того, чтобы вбить клин между Москвой и Пекином.

Эту стратегию неоднократно использовали его предшественники на протяжении всей истории американской внешней политики. В 1970-х годах президент Ричард Никсон хотел использовать различия внутри коммунистического мира и перестроил американскую политику в сторону Китая. В недавнем прошлом президент Барак Обама использовал возможность на Украине для того, чтобы направить европейское общественное мнение против России и открыть объединенный фронт против Москвы. И хотя его санкционный режим особо не повредил российским краткосрочным интересам и возможностям, но он действительно вбил клин между Берлином и Москвой. До кризиса на Украине отношения между Германией и Россией развивались по восходящей, а Путин хотел превратить их в стратегический союз. Германо-российско-евразийский союз потенциально мог угрожать основам однополярного мира. И Трамп хочет сделать с китайско-российским партнерством точно то же, что Обама сделал с российско-германским.

Три препятствия

Но есть три главные проблемы: политическая, геополитическая и стратегическая. Во-первых, Обама создал достаточно препятствий для Трампа на пути к сотрудничеству с Россией. Трамп уже страдает от проблемы дефицита доверия, учитывая все эти слухи о связи его предвыборной кампании с Россией. Конечно, он мог бы снять санкции правительственными постановлениями, но это еще больше отдалит влиятельные русофобские круги в вашингтонском истеблишменте от его администрации.

Во-вторых, российская внешняя политика исторически продиктована ее глубокой незащищенностью. Протяженные границы с Европой и Кавказом не защищены физически и открыты для потенциальных агрессоров. НАТО продолжает расширяться в этих регионах, что объясняет вовлеченность России в конфликты в Грузии и на Украине. Трампу не удастся заключить с Москвой долгосрочную сделку, если он не защитит Россию от НАТО. А это означает, что Трампу или нужно отказаться от НАТО или безраздельно править им. Оба варианта будут иметь последствия со стороны Европы.

В-третьих, сегодняшняя Россия – это не Россия 2009 года, когда Обама стал президентом и пообещал «перезагрузку». Тогда Россия имела влияние только на своих соседей – Восточную Европу, Кавказ и Центральную Азию. Но сегодня Россия распространила свое влияние и на другие регионы. Она играет ведущую роль в Сирии, является надежным союзником Ирана (одной из стран, из которых Трамп запретил въезжать в США), а также выступает в качестве теневой силы в Афганистане, где американцы ведут войну, которую невозможно выиграть, вот уже 15 лет. Сегодня переговорные способности России гораздо выше. Это потребует больших компромиссов со стороны США, чтобы достичь потенциальной разрядки международной напряженности. И каким образом Трамп, который обещал ставить «Америку на первое место», сможет это провернуть? На сегодняшний день обе стороны могут присматриваться друг к другу, но идеологические намерения, как показывает история, не смогут победить геополитические реалии. Проблемы начнут возникать, как только стороны перейдут к делу.

The Hindu

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 1 февраля 2017 > № 2058892


Ватикан. США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 февраля 2017 > № 2058612

Заместитель государственного секретаря Святого Престола по общим делам, итальянский архиепископ Джованни Анджело Беччу выразил озабоченность в связи с указом президента США Дональда Трампа по мигрантам.

В пятницу американский лидер подписал указ "О защите страны от въезда иностранных террористов", который запрещает въезд в США на 90 дней всем гражданам семи стран (Ирана, Ирака, Йемена, Ливии, Сирии, Сомали и Судана), а также приостанавливает прием любых беженцев на 120 дней и запрещает на неопределенный срок прием беженцев из Сирии.

"Естественно, озабоченность существует. Мы являемся посланцами иной культуры — культуры открытости. Ведь папа Римский настаивает на возможности интеграции тех, кто приезжают к нам, кто приходят в наше общество и нашу культуру. Мы строим мосты, а не стены! Все христиане должны быть сильны в утверждении этого послания", — заявил куриальный прелат в среду в ходе торжественной церемонии открытия академического года в Католическом университете Рима.

Представитель Римской курии впервые высказался по поводу миграционного указа Трампа. В день инаугурации нового президента США папа Франциск пообещал молиться за то, чтобы Трамп в своей деятельности руководствовался "духовными и этическими ценностями, которые сформировали историю американского народа".

Сергей Старцев.

Ватикан. США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 февраля 2017 > № 2058612


Великобритания. США > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 1 февраля 2017 > № 2058449

Визит Дональда Трампа в Лондон: нежеланный гость или лучший друг?

Политики обеих крупнейших парламентских партий в Британии призвали премьер-министр Терезу Мэй отозвать приглашение президенту США Дональду Трампу поcетить Соединенное Королевство с официальным государственным визитом.

На Терезу Мэй обрушился шквал критики за то, что она во время своего визита в США не решилась заявить Трампу о недопустимости дискриминационных указов, вызвавших протесты в США.

Сторонники британского премьера говорят, что сейчас не время ссориться с Америкой, которая на фоне "брексита" становится еще более важным союзником Великобритании.

В понедельник Тереза Мэй заявила, что визит состоится и что отменять его никто не будет. Права ли Тереза Мэй, спешащая заручиться дружбой с президентом Трампом, несмотря на международный хор критики в его адрес?

Ведущий программы "Пятый этаж" Александр Баранов беседует с британским политологом Хелен Самуэли и профессором Лондонской школы экономики Дэвидом Вудраффом.

Александр Баранов: Такое впечатление, как будто в Британию едет не демократически избранный лидер страны Запада, ближайшего союзника Лондона, а едет Гитлер, Сталин или какой-нибудь Пол Пот. Насколько беспрецедентна эта ситуация с требованиями отменить государственный визит? Что-нибудь было подобное или нет в истории?

Хелен Самуэли: Такого большого скандала не было. В разные времена требовали отмены государственного визита, скажем, советских лидеров или китайских, но не так много людей. Поэтому это выглядит довольно удивительно: даже когда требовали отменить визиты советских лидеров, потому что советские войска вошли в Афганистан или что-то в этом роде, тем не менее, те визиты не отменяли, и так много людей этого не требовали. Сейчас вдруг набросились, как вы сказали, на лидера демократической страны - самой большой демократической страны - который был выбран абсолютно по всем правилам. Конечно, сейчас противоречивые дела идут с его высказываниями и указами.

А.Б.: Как вы себе объясняете такую достаточно мощную реакцию и в парламенте, и среди политиков, и вообще среди британцев?

Дэвид Вудрафф: Надо хорошо понимать, что несмотря, допустим, на решение о "брексите", Великобритания является очень космополитичной страной. Здесь очень много мигрантов, вообще Лондон, где я живу, - город мигрантов. Если говорить об Англии, 5% населения исповедуют ислам. Это значит, что, в принципе, идея о том, чтобы люди из-за географического происхождения или - с подоплекой - из-за их религии, - чтобы на этой почве людей не допустили в страну, - это просто противно большой части британского населения.

А.Б.: Вместе с тем, ведь нельзя тут, мне кажется, забывать про "брексит", потому что еще недавно Британия все-таки проголосовала за "брексит", и главной темой была именно миграция. Есть много политиков, которые хотят ограничить миграцию, примерно так же, как и Трамп, может быть. Есть общие точки соприкосновения, но тем не менее сейчас против Трампа выступают так мощно даже консерваторы, даже сторонники "брексита" выступают против Трампа. Почему?

Д.В.: Вы знаете, даже в этом споре вокруг "брексита" и вокруг иммиграции дело не шло о конкретных случаях. Да, там были сторонники "брексита", которые жаловались на иммигрантов из Восточной Европы, но в основном говорили про общее количество, про рынок труда.

Это был не случай с конкретными людьми, а в случае с указом Трампа это касается вполне конкретных людей. Допустим, бегун Фара, который завоевал кучу медалей для нашей страны на разных Олимпиадах, говорит, что не может сейчас ехать в Америку, потому что он родился в Сомали, хотя он вроде в США и живет, и тренируется, у него там семья. Люди видят на конкретных примерах, насколько это безжалостное и нелепое решение.

А.Б.: Да, многие говорят, что здесь - дискриминационное решение, но по поводу Фары — он же рыцарь Британской империи, между прочим, и, насколько я знаю, у него есть британское гражданство также. Вроде бы всех обладателей британских паспортов пускают по-прежнему. По крайней мере, точно никто не знает, что будет. Как я понял, вы, Дэвид, считаете, что это возмущение в парламенте — это не какая-то внутренняя политика, это искреннее возмущение указами Трампа, его дискриминационной политикой?

Д.В.: Я склонен связывать это возмущение именно с действиями Трампа.

А.Б.: Хелен, а как вы думаете: то, что мы слышали в парламенте, - это действительно искреннее возмущение или это какая-то политика хитрая, внутренняя?

Х.С.: Тут, по-моему, разные политические дела. Надо помнить: Лондон - очень космополитичный город, но большая часть Англии - нет.

Америка - страна эмигрантов, так что сказать, что Англия знает больше про мигрантов, чем Америка, - это не совсем так. Но тут разные вопросы.

Во-первых, Трамп лично очень непопулярен. Люди мало о нем знают, потому что, в конце концов, он и так меняется, и так меняется. Здесь его как-то не очень любят, и многое из этого растет. Опять же, вопрос в том, что речь идет не только о дискриминации, но о какой-то нелогичной дискриминации. Из некоторых мусульманских стран не пускают, из других - пускают. Если едет гражданин одновременно и какой-то мусульманской страны и Великобритании, то, если он едет из Великобритании, то его пустят, а если он едет из другой страны, то его не пустят. Но это же просто нелогично.

А.Б.: Генеральные прокуроры 16 американских штатов уже заявили, что это неконституционный указ.

Х.С.: Это неконституционно, непонятно, что делается, и поэтому начинают шуметь, очень легко шуметь из-за этого. Но в конце концов, по сравнению с тем, сколько людей живет в Великобритании, число шумящих не так и велико.

Тем не менее, довольно многим людям просто не нравится, что Трамп выиграл и стал президентом. В конце концов, эта большая женская демонстрация была до этих всех указов. Люди вышли - я видела, я была в центре Лондона - они не несли плакаты про женщин, они несли про Трампа, который нас не так касается.

Мы его не выбирали, американцы его выбрали - это их дело. Тем не менее, я уверена, что очень много связано именно с отношением лично к Трампу.

А.Б.: Дэвид, вы согласны с этим? Может быть, действительно британцев волнуют даже не столько конкретные указы Трампа, а сам факт того, что такой человек, как Дональд Трамп, может оказаться демократически выбранным президентом такой страны, как Соединенные Штаты? Сам факт этот так пугает, что теперь любой повод вызывает протесты против Трампа, его политики?

Д.В.: Я могу сказать так: если мы хотим определить причину вчерашних манифестаций в Лондоне, в других городах Британии, против указов Трампа или причины возмущения в парламенте, то давайте представим себе, что было бы, если бы не было этих указов?

Тогда эти возмущения, эти манифестации не состоялись бы вчера. Вы говорите, что "любой повод". Я думаю, что нельзя так четко отличать повод от характера человека. Им не нравится характер человека, и поэтому они ищут любой повод? Нет. Почему им не нравится характер этого человека? Потому что он создает именно подобные поводы для возмущения, потому что он ведет себя возмутительно.

А.Б.: Как вы считаете: правильно сделала Тереза Мэй, не сказав ничего резкого Дональду Трампу? Правильно она делает, что она так спешит заручиться поддержкой и дружбой американского президента на фоне общей международной критики в адрес его указов?

Д.В.: Это немножко зависит от того, с какой точки зрения судить об этом. Если судить об этом, допустим, с точки зрения ее политических целей, понятно, почему она старается это делать.

Сейчас, очень скоро состоится "брексит". Переговоры вокруг "брексита" будут происходить на основании, которое весьма невыгодно для Великобритании, поэтому нужны хорошие отношения с другими странами.

Понятно, почему она хочет заручиться сейчас его поддержкой, но проблема в том, что это настолько непредсказуемый - я даже скажу, буйный человек, что заручиться его поддержкой вообще не представляется возможным.

Она рассчитывает, что она может ему нравиться, делая такие поблажки, как организация государственного визита. На самом деле, уже завтра это может быть ему абсолютно не важно.

Я понимаю, почему она стремилась к этому, но она стремилась к невозможному: заручиться стабильной поддержкой у нестабильного человека.

А.Б.: С другой стороны, согласитесь, Тереза Мэй могла воспользоваться очень выгодной для себя ситуацией. Когда Трампа критикуют и Меркель, и Олланд, - кто его только не критикует, - Трамп может подумать, понять, что у него есть всего два человека, которые его любят. Его никто не любит, его любят только Тереза Мэй и еще, конечно, Путин, но мы его оставляем сегодня за скобками нашей беседы. Это, в общем-то, выгодная ситуация для Терезы Мэй, да?

Д.В.: Я говорю, я повторяю, что вы рассуждаете о том, каким образом судил бы об этой ситуации стабильный, далеко мыслящий человек, стоящий во главе Америки, будь у нас такая политика, которая не нравится большой части мира, но мы должны искать, с кем можно дружить, и крепко дружить с ними. И это выгодно Мэй. Но на самом деле вся эта аргументация, все эти доводы подразумевают некоторую разумность у политики Трампа - а этого и близко нет.

А.Б.: Хелен, как вы считаете: действительно Трамп такой непредсказуемый, что какую-то стратегию бессмысленно против него, - не против него, - а стратегию какой-то дружбы, стабильных отношений с ним выстраивать сейчас сложно?

Х.С.: Я его совершенно не знаю лично, но, по-моему, все, кто о нем высказываются, - очень мало из них, кто его лично знает. Но я подозреваю, что он не такой непредсказуемый, что у него есть какие-то планы.

Куда эти планы ведут, мы еще увидим. Очень может быть, что эти планы нам очень даже не понравятся. Нельзя сказать, что все будет обязательно хорошо и нечего даже беспокоиться, - конечно, такого нет.

С ним действительно, наверное, более трудно вести дела, чем со многими политиками, потому что он не политик. Самое интересное, - то, что сколько раз мы слышим от обыкновенных людей - от журналистов, от разных писателей: как было бы хорошо, если бы мы наконец отказались от профессиональных политиков, и у нас были бы просто…

А.Б.: Люди, которые говорят то, что думают, да?

Х.С.: Да. Но как только возникает человек, который не является профессиональным политиком и - насколько мы знаем, говорит то, что он думает, - все в абсолютном ужасе, потому что единственное, что они хотят, - это профессиональные политики, которые всегда говорят одно и то же и которые никуда особенно не выйдут.

Какие у Трампа общие планы? Все эти указы довольно нелепые, он уже от некоторых отказался, и ему придется, наверное, отказаться от других тоже и наконец перестать этим делом заниматься. Вообще, в принципе, вести правительство Соединенных Штатов президентскими указами - это нелегально, это против конституции.

А.Б.: Да, чрезвычайного положения в Соединенных Штатах нет.

Я почему-то вспомнил пресс-конференцию Бориса Джонсона с Керри, бывшим госсекретарем США.Когда они выступали перед журналистами и Джон Керри очень сильно хвалил Бориса Джонсона. Он его так сильно хвалил, что Джонсону стало неудобно и он все время говорил: "Ну, хватит, хватит, не надо уже, мне неудобно, что вы меня хвалите". Тогда Джон Керри к нему наклонился и говорит: "Это дипломатия, Борис". Я думаю, что Борис Джонсон урок извлек очень хороший из этого эпизода, потому что я вчера смотрел внимательно его ответы в парламенте, и он был очень дипломатичный, на самом деле.

Он не позволил себе никаких выпадов против Трампа, хотя и сказал, что он не согласен с его указами. Он все время повторял одну фразу, - что для того, чтобы влиять на Вашингтон, мы должны вовлекать Вашингтон в диалог и вместе с ними, как с нашими ближайшим друзьями, партнерами, обсуждать проблемы и так далее, поэтому этот визит нужен и так далее.

Конечно, фраза "влиять на Вашингтон" звучала немножко… у меня несколько скептическое вызвала ощущение. Дэвид, даже если не влиять на Вашингтон, на Трампа сейчас, то, по крайней мере, у Британии, у Лондона есть сейчас какие-то определенные планы, что-то самое важное, что мы должны получить от Вашингтона в ближайшее время. Какие это планы, чего хочет добиться Лондон от Вашингтона?

Д.В.: Если судить по публичным высказываниям Мэй, когда она была в Соединенных Штатах, то, видимо, вопрос именно в торговых отношениях. Думая о положении после выхода Великобритании из Евросоюза, - каким образом будет строиться торговля, отношения Соединенных Штатов и Великобритании.

А.Б.: Вам не кажется, что если посмотреть с другой стороны на всю эту историю, то не является ли вся эта история свидетельством того, в какой сложной и уязвимой, зависимой ситуации оказалась Великобритания после голосования по "брекситу"?

Потому что если раньше Лондон мог балансировать между Европой и Вашингтоном, то теперь понятно, что Лондон должен идти в кильватере Вашингтона, смириться с Трампом и так далее, - в общем, ситуация такая, очень зависимая. Дэвид, как вы считаете?

Д.В.: По всей видимости, это действительно так, но мы еще не знаем, чем закончатся переговоры вокруг "брексита", поэтому очень сложно пока судить об этом.

Х.С.: Во-первых, я должна сказать, что всем придется смириться с Трампом. Он - президент Соединенных Штатов. Меркель или Олланд, который вообще вылетает из правительства (в этом году он даже не идет на выборы), могут протестовать, сколько они хотят. Как мы говорим по-английски: "А что они будут делать? Что именно?"

В конце концов, как мы посмотрим на скандалы вокруг миграции в Германии и во Франции. Многим во Франции и в Германии кажется, что недавние ужасные террористические акты и другие криминальные дела происходят именно потому, что Меркель впустила многих мигрантов. Из-за этого не совсем ясно, как много людей в Германии будут на ее стороне.

В конце концов, мы знаем, что очень многие недовольны ее политикой, очень многие недовольны политикой Олланда. Олланд- вообще самый непопулярный политик, - уже не помню, с каких пор.

Так что тут надо посмотреть, что делается в Западной Европе, а также, где они критикуют Трампа и имеют полное право критиковать, хотя вмешиваться во внутренние дела - нет. Но надо сказать, что они не такие популярные, их политика не такая популярная. Я уверена, что, несмотря на возмущение в Великобритании, здесь есть очень много людей, которые считают, что Трамп прав.

А.Б.: Да, еще есть одна заинтересованная сторона во всей истории с визитом Трампа в Лондон, которая, как пишут британские газеты, недовольна возникшей ситуацией, - это Букингемский дворец. Некоторые газеты пишут, что Букингемский дворец высказывает в мягкой форме это недовольство, заявляя, что это не их инициатива, они вынуждены сейчас следовать решению правительства. Лорд Рикеттс, бывший глава администрации Форин-офиса, заявил, что это все в очень сложную ситуацию ставит королеву, что не нужно было этого делать.

Я хочу для наших слушателей объяснить, что дело ведь идет о государственном визите, - не об официальном визите, во время которого президент другой страны встречается с премьер-министром, обсуждаются конкретные политические вопросы и так далее, - но речь идет о государственном визите. Это самый такой престижный визит, который включает в себя посещение Букингемского дворца, торжественный обед и прочие-прочие всевозможные церемониальные вещи.

Лорд Рикеттс утверждает, что королеву поставили в очень неловкую ситуацию. Дэвид, вы согласны с этим или нет?

Д.В.: Я согласен с этим и я думаю, что очень хорошо, что вы объяснили, что такое именно государственный визит, потому что действительно это специальное празднование, встреча гостя. Было достаточно много случаев в британской истории, когда эти специальные празднования устраивались для достаточно сомнительных политиков.

В данном случае мы говорим о ситуации, когда королеве недавно исполнилось 90, когда она настолько популярна и ценна этой стране, даже среди людей, которые не являются сторонниками монархии, что заставлять ее оказывать все эти почести человеку, который на весь мир известен своим хамством и своими непристойными высказываниями, - это встало поперек горла очень многим.

Даже те газеты, которые обычно занимают "правую" позицию, мне кажется, что им тоже не нравится идея о том, что их священная королева будет с этим хамом беседовать.

Когда Горбачев был здесь, он был не с государственным визитом, а просто с официальным. Путин был здесь с государственным визитом, но советские лидеры здесь не были с государственным визитом, это можно было делать без государственного визита.

Я думаю, что Мэй пошла на это, потому что ей показалось, что Трампу все это очень понравится: что он покатается на карете, что будут солдаты и все такое. Это показывает еще и сложность ее ситуации. Она считает, что она работает с человеком, психология которого делает его падким на подобные вещи.

А.Б.: Хелен, вы видите проблему именно в этой стороне визита - встречи с королевой, посещении Букингемского дворца?

Х.С.: Королева встречала на государственном визите Чаушеску, она встречала китайских лидеров. Насколько я помню, Хрущев был с государственным визитом. Так что это не первый раз.

По сравнению с этими людьми Трамп не так уж... он, конечно, противный человек, по-моему, - это мое мнение, это не официальное мнение, конечно, - но, тем не менее, надо подумать, что королева уже к этому привыкла.

Действительно ли она против этого, мы, конечно, как всегда, не знаем, или это кто-то вокруг нее. А кто? Лорд Рикеттс точно знает, что королева думает?

А.Б.: Как я понимаю, Букингемский дворец хочет сейчас, особенно, - как справедливо Дэвид говорил, - когда королеве 90 лет, она традиционно была вне политики, она хочет сейчас поддерживать этот статус, быть над политикой. Конечно, все хотели бы видеть просто церемониальный визит - такой позитивный, демонстрацию дружбы и так далее.

Сейчас я боюсь, что начнутся демонстрации, митинги около Букингемского дворца и так далее...

Х.С.: Это уж как пить дать - демонстрации будут. Но дело в том, что если сейчас пойдут слухи, что королева сказала "не приглашайте", то она уже не будет вне политики - тогда она сама вступает в политику. Я просто не верю, что она это сделает.

Она всю жизнь этого не делала, и когда ей 90 лет, тем более этого не будет делать. В конце концов, эти государственные визиты тоже решаются правительством, она не решает.

Великобритания. США > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 1 февраля 2017 > № 2058449


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 февраля 2017 > № 2057912

Может ли Трамп перезагрузить отношения с Россией?

Стэнли Джони (Stanly Johny), The Hindu, Индия

«Когда я буду президентом, Россия станет уважать нас гораздо больше, чем сейчас, и обе страны, возможно, будут работать вместе, чтобы решить многие серьезные насущные вопросы и проблемы МИРА!» — написал Дональд Трамп в Twitter 7 января, за две недели до того, как он стал 45-м президентом Соединенных Штатов. В течение всей предвыборной кампании Трамп превозносил российского президента Владимира Путина за его лидерские качества. Путин был одним из первых мировых лидеров, с которыми он связался после вступления в должность. В телефонном разговоре 28 января оба лидера пообещали сотрудничать в борьбе с терроризмом.

Интересно, что Трамп предложил пересмотреть отношения с бывшим противником по холодной войне именно в то время, когда они находятся на самом низком уровне с момента развала Советского Союза. Администрация Обамы ввела санкции в отношении России за ее военное вторжение в Крым и предполагаемое вмешательство в американские выборы. Органы разведки США регулярно критиковали Москву по разным поводам: от «намеренной дестабилизации ситуации в мире» до убийства гражданских в Сирии. Поэтому риторика Трампа резко контрастирует с политикой, проводимой его предшественниками. Почему он в первую очередь пообещал перезагрузку?

Зачем налаживать связи?

Одно из объяснений, которое широко распространилось за недели, прошедшие после президентских выборов, это то, что у России есть какие-то рычаги давления на нового президента США. По сообщениям американских СМИ, Центральное разведывательное управление пришло к выводу, что Россия вмешалась в выборы США, чтобы помочь Трампу выиграть. Другое предположение состоит в том, что у России есть компрометирующая информация о Трампе, которую она могла бы использовать для шантажа.

Вне зависимости от достоверности этих заявлений трудно поверить в то, что президент самой могущественной в мире страны может быть лояльным по отношению к иностранному правительству только из-за того, что оно способствовало утечке информации о его сопернике, или что его могут шантажировать какой-то секретной информацией.

Чтобы найти логическое объяснение, нужно отложить в сторону все эти теории о лояльности и компромате и разобраться в более широком идеологическом и стратегическом контексте. Высказывания Трампа, связанные с внешней политикой, с самых первых дней могут быть разделены на три широкие темы: идеологическая оппозиция тому, что он называет «радикальным исламским терроризмом», улучшение отношений с Россией и противостояние Китаю. Все три темы как-то связаны.

Трамп никогда не стеснялся объявлять о собственной религиозной принадлежности и религии его страны. Во время избирательной кампании он сказал, что будет бороться за то, чтобы собрать американцев вместе как «единый народ под одним богом, приветствующий один американский флаг». Как это выразил Стив Бэннон (Steve Bannon), главный стратег г-на Трампа по вопросам стратегии и одна из могущественнейших фигур в администрации, иудейско-христианский Запад «находится в состоянии открытой войны против джихадистско-исламского фашизма». Первые же решения президента Трампа, включая полный запрет на въезд граждан семи стран, где преобладает мусульманство, показали, что мировоззрение всей администрации не так уж отличается от мировоззрения Бэннона. С другой стороны, в России Путина православная церковь, десятилетиями подавляемая безбожными коммунистами, уверенно взяла реванш. Так что когда Трамп обещает привлечь российское руководство к борьбе с Исламским государством (запрещенной в России террористической организацией — прим.ред.), он на самом деле думает о возможном идеологическом союзе между двумя преимущественно христианскими странами против общего врага. Делая это, Трамп, возможно, надеется продвинуться и в другом деле — подавлении Китая.

Трамп считает, что Россия больше не является принципиальным глобальным врагом США. В его представлении о мире на этот статус претендует Китай.

Если говорить точнее, Россия с ее огромной территорией, природными ресурсами и военной мощью остается ключевой геополитической силой. Но ее экономика по сути слаба, являясь лишь тенью советской экономической мощи. Хотя Россия сохраняет огромное влияние на своем «заднем дворе», сомнительно то, что она в одиночку может представлять длительную стратегическую угрозу США. С другой стороны, Китай — центр экономической власти с огромным влиянием по всему миру. Но у Китая ограниченные возможности развертывания военных сил, а берега все еще уязвимы.

США располагают мощным военным присутствием в сферах влияния Китая. Но если Россия и Китай сойдутся — что часто и случалось в последние годы, будь то торговля и экономические связи или сотрудничество в ООН по поводу глобальных конфликтов — это представит потенциальную угрозу долгосрочным интересам Америки. Трамп мог бы использовать свои реверансы России, чтобы вбить клин между Москвой и Пекином.

Эту стратегию уже несколько раз за историю внешней политики США применяли его предшественники. В 1970-х президент Ричард Никсон решил использовать различия в коммунистическом мире и капитально пересмотрел политику США в отношении Китая. В последние годы президент Барак Обама ухватился за возможность в виде Украины, чтобы настроить европейское общественное мнение против России и развернуть против Москвы общий фронт. Санкционный режим не подорвал российские сиюминутные интересы так, как это планировалось, зато вбил клин между Берлином и Москвой. До украинского кризиса российско-немецкие отношения были на подъеме, что Путин хотел превратить в стратегический альянс. Немецко-российский-евразийский альянс потенциально мог угрожать основам монополярного мира. Трамп мог бы сделать с российско-китайским партнерством то же самое, что Обама сделал с российско-немецким партнерством.

Три препятствия

Но есть три ключевые проблемы: политическая, геополитическая и стратегическая. Во-первых, Обама создал Трампу достаточно препятствий, мешающих иметь дело с Россией. Трамп уже страдает от недостатка доверия после всех этих обвинений в том, что его предвыборная кампания связана с Россией. Конечно, он мог бы правительственным распоряжением отменить санкции, но это еще больше оттолкнет русофобские элементы вашингтонского истеблишмента от его администрации.

Во-вторых, внешняя политика России исторически формировалась на фоне ее крайней незащищенности. Вдоль длинных границ со стороны Европы и Кавказа нет никаких физических преград для потенциальных нападений. НАТО продолжает расширяться в этих направлениях, что и объясняет проделки России в Грузии и на Украине. Трамп не сможет добиться устойчивого сотрудничества с Москвой, пока не успокоит русских насчет НАТО. Это значит, что Трамп должен либо отказаться от НАТО, либо ее сдерживать. И то, и другое будет иметь последствия для Европы.

В третьих, нынешняя Россия — это не Россия 2009 года, когда Обама стал президентом и пообещал «перезагрузку». Тогда Россия была в основном ограничена своим «задним двором» — Восточной Европой, Кавказом и Средней Азией. Но сейчас Россия уже распространила свое влияние на другие регионы. Это доминантный игрок в Сирии, сильный союзник Ирана (одной из мусульманских стран, в отношении граждан которых Трамп ввел запрет), и теневая сила в Афганистане, где США более 15 лет ведут войну, в которой невозможно победить. Переговорная сила Москвы сейчас гораздо выше. И это может потребовать от США более значительных компромиссов, чтобы достичь возможной разрядки. И как Трамп, обещавший ставить «Америку первой» — эвфемизм, означающий возвращение США потускневшей в последнее время славы — собирается это совмещать? Обе стороны сейчас, возможно, присматриваются, но идеологически обусловленные намерения, как показывает история, редко одерживают верх над геополитическими реалиями. Линии разлома проявятся сразу же, как дойдет до дела.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 февраля 2017 > № 2057912


Великобритания. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 февраля 2017 > № 2057890

Терезе Мэй предстоит определить свою позицию в отношении России

В эту новую эпоху реал-политики Британия должна с осторожностью относиться к тому, чтобы покорно следовать в фарватере меняющейся внешней политики Трампа.

Роджер Бойз (Roger Boyes), The Times, Великобритания

Одним из самых сложных прыжков в фигурном катании является тройной флип. Бориса Джонсона можно назвать мастером в этой области даже в тот момент, когда он не совершает такого рода трюки на тонком льду. Так, например, год назад в своей статье он с похвалой отзывался о попытках российского и сирийского правительства освободить древнюю Пальмиру и вырвать ее из рук бандитов (запрещенного в России — прим. ред.) «Исламского государства»: «Поддерживаю ли я режим Асада? Еще бы! Конечно, я поддерживаю». Через несколько месяцев он стал министром иностранных дел и стал говорить о том, что Башар аль-Асад должен уйти. Лидеры сирийской оппозиции приветствовали его прямоту. На прошлой неделе последовал еще один флип. И сегодня у него уже нет «определенного мнения» по поводу того, как и когда Асад должен начать паковать свои чемоданы. Никакой спешки.

Было бы неправильно приписывать это дилетантизму Бориса. Мы вступили в эпоху усиленной реал-политики. Ее невероятный мастер и распорядитель Дональд Трамп, руководствуясь советами Генри Киссинджера — именно этот человек с помощью бомбардировок смог посадить Северный Вьетнам за стол переговоров, — хочет изменить баланс мирового порядка, и при этом процветание Америки и ее безопасность поставлены во главу угла. Это означает переосмысление всего, в том числе вопроса о политическом выживании Асада и других злодеев. Это означает, что нужно поставить интересы выше политики, а торговлю выше прав человека.

Тот факт, что Тереза Мэй пробралась в начало выстроившейся перед Белым домом очереди, свидетельствует о том, что она понимает, как нужно будет теперь играть в эту новую игру. Президент Трамп передает Сирию в управление Владимиру Путину и Реджепу Тайипу Эрдогану, и делает он это так, что Путин смог использовать телефонный разговор с Белым домом, чтобы не оставить камня на камне от идеи президента относительно создания безопасного района. Кажется, что г-н Трамп оставляет Ливию России и Египту. При президенте Обаме с Саудовской Аравией принято было обращаться в грубой форме, а сегодня вновь звучат льстивые речи. При Обаме вмешательству Ирана в политику Ирака не был брошен вызов. А сегодня Иран является врагом № 1, и, отмечая свое повышение, он произвел в воскресенье испытание баллистической ракеты.

Британия прежде с подозрением относилась к реал-политике и рассматривала ее как оправдание беспощадного имперского германского экспансионизма. Г-н Трамп и особенно г-н Киссинджер рассматривают ее как руководящий принцип в искусстве управления государством. Отец-основатель реал-политики Людвиг Рохау, живший в XIX столетии, утверждал, что «закон сильного является определяющим фактором в политике» и что «наиболее эффективной формой управления является та, которая включает в себя наиболее мощные социальные силы внутри государства». Все это очень похоже на политику, зарождающуюся в недрах Башни Трампа в 2017 году, — речь идет об откровенной погоне за выгодой.

Сегодня, после Брексита, Британия присоединяется к Соединенным Штатам и начинает смотреть на мир через очки в роговой оправе Генри К.

Пойдет ли это нам на пользу — нам, с нашей подчиненной ролью? Визит г-жи Мэй в Турцию на обратном пути из Вашингтона, больше похожий на быстрый заезд на пит-стоп, был использован для подтверждения соглашения относительно истребителей, а также для того, чтобы сделать мягкое замечание по поводу прав человека, которое отнюдь не соответствует чрезвычайной по своим масштабам чистке, проводимой президентом Эрдоганом. Он этого почти не заметил: для него главная ценность визита г-жи Мэй состояла в том, что ее только что торжественно принимал у себя президент Трамп. Может ли это стать теперь нашей валютой? Не в этот раз, конечно же. Г-н Эрдоган был сильно раздосадован тем, что Соединенные Штаты запретили въезд в страну гражданам некоторых стран, где мусульмане составляют большинство населения; наша близость к Вашингтону, возможно, принесла больше вреда, чем пользы.

Таким образом, следует теперь провести регулировку всех аспектов британской внешней политики. Такие страны как Египет, на которые было принято смотреть косо из-за применяющихся там суровых мер, теперь реабилитированы. Г-н Трамп называет президента аль-Сиси «фантастическим парнем». Готовьтесь к более теплой британской политике в отношении Каира.

Однако серьезным испытанием будет вопрос о том, как следует выстраивать отношения с Владимиром Путиным. Г-н Трамп, судя по всему, исходит из того, что кремлевского правителя можно будет использовать, если выказать ему притворное уважение и смягчить ограничения в отношении западных кредитов. Если в ответ г-н Путин сравняет с землей штаб-квартиру «Исламского государства» в Ракке, то это, как считает г-н Трамп, будет хорошим доходом от сделанных инвестиций. Вместе с тем, Британия жизненно заинтересована в сохранении НАТО. А г-н Путин может подумать, что, сделав американского президента зависимым от российской огневой мощи, он сможет протестировать НАТО до точки разрыва; кибератаки на прибалтийские республики будет достаточно для того, чтобы обнаружились трещины.

Поскольку г-н Трамп не наказал Москву за хакерский взлом американских выборов, то какова вероятность того, что президент поддержит вооруженный ответ НАТО, если Россия использует кибероружие против Эстонии? Это основание для беспокойства. У меня плохое предчувствие, и мене кажется, что мы собираемся позволить Украине опуститься в преддверие ада. Ободренные безразличием Соединенных Штатов, российские ставленники активизируют военные действия на востоке Украины. Г-н Трамп полагает, что санкции не действуют, и поэтому ему ничего не стоит от них отказаться. На самом деле, санкции являются одним из немногих способов, находящихся в нашем распоряжении, для оказания давления на действия российского лидера.

Поэтому в отношении России мы должны занять определенную позицию. Возможно, г-жа Мэй сделала соответствующие намеки во время своей поездки в Америку, и в этом отношении у нее есть поддержка внутри республиканского истеблишмента. Оборотная сторона транзакционной дипломатии (transactional diplomacy) состоит не в том, что она исключает любые действия этического характера. Мы можем разубедить г-на Трампа и сделать так, чтобы он отказался от поддержки пыток, и при этом мы можем указать на неэффективность и получение искаженных разведывательных данных, а не читать ему проповедь. Мы можем критиковать пагубную иммиграционную политику, которая, похоже, приводит к разделению мусульман на хороших и плохих, и мы можем сказать, что это подорвет политику Соединенных Штатов на Ближнем Востоке. Проблема в том, что реал-политика не признает дружбы.

Вполне вероятно, что американский лидер был любезен с Терезой Мэй не по причине сентиментальных связей с Британией, а потому, что он хочет ободрить другие страны Евросоюза и сказать им, чтобы они чувствовали себя спокойно, если пойдут по пути Брексита. Будем надеяться, что существует реальное моральное различие между американским президентом, который очень хочет развалить Евросоюз, и российским президентом, стремящимся развалить НАТО. Пока в мире происходит перебалансировка, мы должны верить в лидерство Соединенных Штатов, но мы должны верить и в самих себя.

Великобритания. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 февраля 2017 > № 2057890


США. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 февраля 2017 > № 2057888

Трамп бросит Киев на произвол судьбы?

Меркель заверяет Порошенко в том, что Германия продолжит поддерживать Украину. Однако Киеву куда важнее поддержка нового американского правительства.

Клаудиа Вебер (Claudia Weber), SRF, Швейцария

SRF News: Во время визита украинского президента Петра Порошенко в Берлин канцлер Германии Ангела Меркель подтвердила свою прежнюю позицию касательно отношений Германии и Украины. Почему данное заявление так важно для Киева?

Кирилл Савин: До встречи в Берлине на Украине царила обстановка глубокой неуверенности, ожидания были скорее отрицательными. Высказывание Меркель хоть немного успокаивает общество, но даже в немецком правительстве находятся политики, которые хотят изменить существующий курс в отношении России: Так, новый министр иностранных дел Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel), а также его предшественник Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier), оба — представители партии СДПГ, неоднократно говорили о том, что могут представить себе прекращение действия санкций, введенных по причине вмешательства России в конфликт на Украине. Однако еще больше Киев боится того, что новоиспеченный американский президент Дональд Трамп направит политику США в отношении Украины в другое русло.

— Как на Украине реагируют на обсуждение возможной отмены введенных западными государствами санкций против России?

— Есть опасения по поводу того, что Трамп заключит с президентом России Владимиром Путиным «сделку» (англ. deal), расплачиваться за которую придется Украине. Украинцы уже давно чувствуют себя скорее игрушкой в руках больших начальников, чем действующим субъектом. Также существуют опасения насчет того, что возможные переговоры между Трампом и Путиным состоятся без участия Украины: в «большой сделке» относительно будущего Сирии и борьбы против «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.) Украина может превратиться в разменную монету. Тем не менее в Киеве с огромной надеждой внимали словам пресс-секретаря Трампа Шона Спайсера (Sean Spicer), говорившего о том, что вопрос о будущей позиции нового американского правительства остается нерешенным. Так что в ближайшее время антироссийские санкции остаются в силе.

«На Украине царит обстановка глубокой неуверенности»

— Украина получает военную помощь от США. Насколько она важна для страны?

— Хотя Америка и не поставляет на Украину наступательного вооружения, Киеву достаются различные оборонительные системы. Однако более значимую помощь оказывают американские военные, обучающие украинских солдат. Кроме того, Вашингтон оказывает Киеву финансовую поддержку. Если Трамп решится на сделку с Кремлем, все это прекратится, и Украиной как бы «пожертвуют».

«В сделке Путина и Трампа Украину могут как бы „принести в жертву"»

— Значит, поддержка Украины со стороны Германии и США рассыпается на глазах: нужно ли Киеву начать поиск новых союзников?

— В общем-то, скорее нужно, однако выбирать особенно не из кого. Ведь Украина придерживается выбранного внешнеполитического курса и прежде всего полагается на Евросоюз и Германию. В то же время существует угроза эскалации вооруженного конфликта в восточной Украине. Так, ходят слухи, что украинская армия готовится к масштабному нападению на сепаратистов, поддерживаемых Россией. В Украине на сегодняшний день царит обстановка глубокой неуверенности.

— То есть, несмотря на поддержку Германии и Ангелы Меркель, ситуация на Украине остается непредсказуемой?

— Чувство неуверенности нарастает прежде всего потому, что президент США Дональд Трамп может изменить свою позицию. Еще неясно, кто в его команде будет отвечать за Украину. Вице-президент США Джо Байден и заместитель госсекретаря США Виктория Нуланд покинули свои посты. Только когда станут известны имена тех, кто придет им на смену, прояснится и вопрос о том, какого политического курса в отношении Украины в перспективе будет придерживаться Трамп.

Кирилл Савин — украинский политолог.

США. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 февраля 2017 > № 2057888


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 февраля 2017 > № 2057887 Андраник Мигранян

Чего Россия ждет от администрации Трампа

Новый Венский конгресс может укрепить позиции руководства США, позволив ему разделить ответственность за мировой порядок

Андраник Мигранян (Andranik Migranyan), The National Interest, США

Если победа Трампа действительно является началом новой парадигмы во внутренней и, главным образом, внешней политике, а также началом перехода от глобализма к национализму, то нам стоит ожидать серьезных перемен во внешней политике США. Это может открыть новые возможности для налаживания российско-американских отношений.

А) Если Трамп действительно пересмотрит отношение США к НАТО, сочтя его пережитком холодной войны, а также к Европе в целом, это, возможно, позволит Москве и Вашингтону помешать странам Балтии и Польше впредь создавать трения, отравлять российско-американские отношения и втягивать США в конфликт с Москвой под ложным предлогом российской угрозы. В этом случае политики Вашингтона, вероятно, перестанут воспринимать Россию как врага, которого необходимо сдерживать посредством непрекращающегося укрепления НАТО и полной мобилизации американских и европейских сил.

Отношения между Вашингтоном и Москвой могут стать более прагматичными, то есть такими, какие Вашингтон поддерживает с государствами Евросоюза. Это повлечет за собой формирование преимущественно двусторонних отношений в противовес нынешним отношениям, которые являются многосторонними, основанными на существующих альянсах и носящими антироссийский характер благодаря усилиям отдельных европейских стран. В таких новых условиях Россия в случае необходимости сможет предоставить ряду восточноевропейских стран гарантии безопасности и сохранения территориальной целостности, если им недостаточно той защиты, на которую они могут рассчитывать в соответствии со Статьей 5 устава НАТО. Таким образом, Россия сможет ясно продемонстрировать, что она не является врагом Запада и не намеревается нападать на страны Балтии или Польшу, где сразу после начала украинского кризиса и возвращения Крыма России начались истеричные споры на эту тему. Для нормализации отношений Москвы и Вашингтона необходимо, чтобы США признали особое значение Украины для России.

Б) Россия не проводила экспансионистскую кампанию против Украины, хотя, с точки зрения Запада, это является неоспоримым фактом, который обусловил введение целой системы санкций против отдельных россиян и некоторых секторов российской экономики. В рамках новой парадигмы администрации Трампа придется отказаться от такой политики и со временем снять санкции, если она стремится к нормализации отношений с Россией. В этом случае внешнеполитической команде Трампа придется согласиться с тем, что экспансией на Украину занималась не Россия, а Запад, который поспособствовал государственному перевороту, в результате чего законно избранный президент Украины был вынужден покинуть страну. Россия просто отреагировала на действия Запада, который попытался превратить Украину в антироссийское государство внутри НАТО. Россия не могла этого допустить, поскольку Украина имеет экзистенциальное значение для России.

Москва вместе с администрацией Трампа вполне могут следовать следующей программе действий. Во-первых, нужно снять с повестки вопрос Крыма, признав его частью территории России. Во-вторых, Украина должна в своей конституции закрепить за собой статус нейтрального государства, а правительство в Киеве должно провести децентрализацию власти, в том числе выполнить условия Минского соглашения касательно статуса Донецкой и Луганской народных республик. Наконец, Москва и Вашингтон должны дать письменные гарантии территориальной целостности Украины и положить начало экономическому восстановлению этой страны. В то же время было бы крайне желательно, чтобы администрация Трампа каким-нибудь образом продемонстрировала, что США положат конец своей конфронтационной политике расширения НАТО путем принятия бывших советских республик в члены этого военного альянса. Эти шаги будут способствовать отмене американских и европейских санкций, которые были введены против России в связи с украинским кризисом.

Обычно сторонники расширения НАТО на восток и принятия в члены этой военной организации Украины, Грузии и других бывших советских республик ссылаются на то, что эти страны являются независимыми и суверенными и поэтому имеют право вступать в любые альянсы по своему усмотрению. Но наша общая история доказывает ошибочность этого аргумента. В 1962 году Куба имела полное право разместить советские ядерные ракеты на своей территории. Однако у администрации Кеннеди было иное мнение на этот счет, и ее совершенно не волновали права Кубы. США поставили мир на грань ядерной войны, чтобы заставить СССР убрать ракеты с Кубы. Этот пример показывает, что, хотя Украина имеет право вступить в НАТО, Россия, считающая этот альянс экзистенциальной угрозой своей безопасности, имеет право препятствовать этому.

В) Что касается ситуации в Сирии, Ираке и на Ближнем Востоке в целом, события могут развиваться следующим образом. Если в американской внешнеполитической парадигме произойдут реальные перемены, наши страны смогут отказаться от политики антагонизма, которая берет свое начало в эпохе холодной войны и сохраняется до сих пор и в рамках которой победа одного автоматически воспринимается как поражение другого. В этом случае США и Россия смогут отказаться от конкуренции и соперничества, которые обернулись катастрофой для Москвы, Вашингтона и всего региона, и начать налаживать отношения истинного и глубокого сотрудничества между армиями и разведками США и России в рамках общей борьбы с терроризмом. Учитывая укрепление отношений России с Ираном, Турцией, Ираком, Израилем и Египтом, можно сделать вывод, что США и Россия вместе с их партнерами и союзниками могли бы разделить сферы ответственности в борьбе против «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ — прим. ред.) и в стабилизации ситуации на Ближнем Востоке в целом.

Г) Улучшение отношений Москвы и Вашингтона может оказать существенное влияние на отношения США, России и Китая. Политика трех американских президентов — Клинтона, Буша и Обамы — подтолкнула Россию в объятья Китая, что долгое время тревожило многих американских экспертов. По мнению этих же самых экспертов, улучшение отношений между Россией и США при администрации Трампа окажет положительное влияние на отношения России с Западом в целом и существенно снизит зависимость России от Китая. В российско-китайских отношениях сохранится близость и доверие, однако в условиях улучшения отношений между Москвой и Вашингтоном они станут более сбалансированными. В результате у России появится больше возможностей для маневров в отношениях как с Вашингтоном, так и с Пекином.

Д) Такой новый подход вполне может принести немалую пользу всей системе международных отношений в еще одной сфере внешней политики. В настоящее время некоторые политики и аналитики в Европе считают, что США должны продолжить исполнять роль «мирового жандарма». По их мнению, в противном случае в международной системе возникнут беспорядок и хаос. Однако эта точка зрения не соответствует реалиям современного мира. Исполнять роль жандарма, который сдерживает одни страны, наказывает другие и награждает третьи, больше не является разумной политикой, даже для такого богатого государства, как США. Эта роль требует огромных затрат и почти ничего не дает взамен. Будучи бизнесменом, Трамп хорошо это понимает: в отличие от профессиональных политиков, он умеет считать деньги. Чтобы поддерживать мир и стабильность, нам нужно несколько «жандармов», которые не будут соперничать друг с другом, а будут сотрудничать, делить ответственность и, если хотите, управлять своими сферами влияния ради поддержания безопасности во всем мире. Венский конгресс, Ялтинская конференция и Потсдамская конференция доказывают, что мир вступает в длительные периоды стабильности и предсказуемости только тогда, когда несколько стран делят между собой сферы влияния и ответственности.

Е) Разумеется, президент Трамп столкнется с рядом препятствий в процессе реализации такой политики.

1) Собственные взгляды Трампа и взгляды его команды на новое место США в мире, а также их понимание места России в мире пока остаются неясными.

2) Некоторые республиканцы и демократы Конгресса могут выступить против такой политики. Сегодня в США неоконсерваторы и либеральные интервенционисты сформировали политический альянс, чтобы противостоять подобным сдвигам в политике США.

3) Такие перемены встретят сопротивление в определенных кругах в Западной Европе, а также в Польше и странах Балтии.

Наконец, сейчас довольно трудно сказать, как далеко готов зайти Трамп в переосмыслении политики США в соответствии с их новыми возможностями. Если он будет действовать твердо и последовательно, американский истеблишмент по большей части не станет его поддерживать, но американский народ, вероятнее всего, поддержит его. Это дает нам некоторую надежду на то, что Трамп сможет во многом реализовать свои взгляды на внешнюю и внутреннюю политику. Это будет означать фактическое завершение холодной войны с Россией и отказ от развязывания новых холодный войн с Китаем и другими развивающимися державами. Это также поможет закрепить лидерство Америки — не путем подавления, доминирования и наказания, а посредством сотрудничества с другими странами и распределения обязанностей между несколькими сильными «жандармами».

Андраник Мигранян — ведущий политический эксперт Центра общественных и политических программ Московского государственного университета и профессор Московского института международных отношений.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 февраля 2017 > № 2057887 Андраник Мигранян


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 1 февраля 2017 > № 2057847

Киссинджер возвращается ради "разрядки напряженности" с Кремлем

Паоло Мастролилли | La Stampa

Американский дипломат, бывший госсекретарь США Генри Киссинджер "в числе тех, кто помогает Дональду Трампу в качестве посредника в отношениях с Владимиром Путиным с целью наладить новый диалог с Кремлем, но в кругу самых приближенных сотрудников главы Белого Дома остается сильный скептицизм по поводу истинных намерений Москвы", пишет специальный корреспондент La Stampa в Нью-Йорке Паоло Мастролилли. Журналист ссылается на источники, "близкие к администрации президента США, которые работали в переходной команде Трампа и продолжают советовать правительству".

"Киссинджер, заслугой которого является налаживание связей с Китаем в период администрации Никсона, был бы счастлив войти в историю как человек, к тому же предотвративший новую холодную войну, - говорится в статье. - Бывшего госсекретаря США и нового президента связывает старая дружба". По словам корреспондента, идея Киссинджера состоит в следующем: "глава Белого дома признает российский суверенитет над Крымом в обмен на всеобъемлющее соглашение, способствующее глобальной стабильности". В таком случае "красная линия", не подлежащая нарушению со стороны Москвы, фиксируется на границах стран Балтии и Польши.

Кроме того, Россия и США могли бы работать вместе над тем, чтобы прекратить войну в Сирии на базе компромиссного разделения страны на сферы влияния и уничтожить "Исламское государство" (запрещено в РФ. - Прим. ред.). "Москва в Сирии, - пишет Мастролилли, - хочет сохранить свои морские базы (и, по некоторым сведениям, это получит), а также Асада, однако она, вероятно, готова пожертвовать диктатором ради более глобального соглашения". Что касается Ливии, "в обмен на совместную борьбу с террористами на юге страны может быть гарантирована роль Хафтару, которого поддерживает Россия (если ему не будет позволено двинуться на Триполи)", говорится в статье.

Госсекретарь Рекс Тиллерсон "считается близким к Киссинджеру человеком", отмечает автор статьи, "и он мог бы помочь в этом процессе", однако советник по национальной безопасности Майкл Флинн "все еще настроен скептически". Флинн не уверен, что Вашингтон сможет восстановить отношения с Москвой и отменить санкции, наложенные из-за Украины, но Трамп и Киссинджер хотят, по крайней мере, увидеть, какие карты на руках у Путина, пишет журналист.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 1 февраля 2017 > № 2057847


КНДР > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 1 февраля 2017 > № 2057723 Александр Проханов

 Письмо вождю

северокорейское общество является обществом будущего.

Александр Проханов

Дорогой товарищ Ким Чен Ын!

Дважды побывав в вашей замечательной стране, имея счастье лично встречаться с вашим дедом — вождём товарищем Ким Ир Сеном, я полюбил вашу страну и ваш народ. И тот духовный, интеллектуальный опыт, который я почерпнул, общаясь с людьми в Северной Корее, побудил меня выстроить мои представления в стройную, как мне кажется, систему, объясняющую мои глубинные симпатии к Корее. И быть может, некоторый опыт, почерпнутый мной из моих корейских странствий, пригодится для того, чтобы поделиться им с моими соотечественниками. Именно поэтому я обращаюсь к вам, товарищ Ким Чен Ын, с просьбой ознакомиться с этими суждениями, и возможно, вы соблаговолите откликнуться на них своим комментарием.

Враги Северной Кореи клевещут на вашу яркую неповторимую страну, льют скверны и хулы, говоря, что северокорейское общество — одно из самых отсталых и примитивных, и оно не может угнаться за стремительно развивающейся мировой цивилизацией. Эти утверждения — либо результат интеллектуального бессилия, либо злая пропаганда.

Северокорейское общество является обществом будущего. Вы и ваши соотечественники построили и продолжаете строить общество, модель которого неизбежно будет положена в основу будущего земного человечества, ибо планета наша находится в состоянии глубочайшего кризиса. Неудержимый рост населения, убывание природных ресурсов, несбалансированность регионов и континентов, царящая в недрах человечества несправедливость — всё это ведёт к хаосу, войнам, катастрофам, к истреблению природной среды, к нехватке продовольствия, к гигантским бунтам, революциям и, в конце концов, — к термоядерной катастрофе. И чтобы человечеству преодолеть этот хаос, это неравенство, оно должно быть организованным, сплочённым, его потребности должны быть разумно ограничены, должны соответствовать реальным земным ресурсам. Именно этим характеризуется Северная Корея и добивается при этом гармонического сосуществования человека и государства, государства и природы, природы и цивилизации. Поэтому модель северокорейской государственности драгоценна для сегодняшнего человечества. Это ДНК, которая будет положена в основу грядущего планетарного сообщества. Северные корейцы, создав вероучение чучхе, на его основе придумали и сконструировали необычайной силы и мощи социальный двигатель, по существу, запустили гигантский социальный реактор, способный вырабатывать бесконечные кванты энергии.

Смысл этого социального двигателя состоит в том, что каждый человек, каждый член сообщества рассматривается как потенциал неограниченных возможностей, неограниченных сил. Человеческие возможности и силы, согласно учению чучхе, имеют не только планетарный, но и космический характер. Эти дары, отпущенные человеку, человек не оставляет лишь себе, не присваивает. Он их направляет в центр сообщества. Этим центром является вождь. Вождь соединяет эти бесчисленные лучи, бесчисленные лазерные вспышки. Эти вспышки и лучи, усваиваясь вождём, накаляются, преобразуются, и в ответ вождь возвращает человеку, пославшему ему свой луч, энергию, в сто крат более сильную и мощную, чем та, которая была послана в центр. Недаром вождь корейцами именуется солнцем. Этим солнцем для корейского общества являются товарищ Ким Ир Сен, товарищ Ким Чен Ир и вы, товарищ Ким Чен Ын. Солнечная система, планетарная система положена в основу философии чучхе.

Изобретение этого социального двигателя имеет огромное значение для будущего человечества. Сегодня род людской тоскует, он утратил представление о смысле своего существования на земле. Ищет новое слово жизни. Пытается сформулировать универсальную идею, которая бы примирила континенты, расы, народы, вероисповедания. Каждая из гигантских культур и грандиозных вероучений предлагает своё слово жизни, свою модель. Ислам предлагает своё исламское слово, исламскую мечту. Православные христиане предлагают своё православное представление об универсуме, о рае земном. Католики предлагают своё. Евреи, основываясь на Ветхом Завете, предлагают своё интегральное, как им кажется, слово. Но все они — региональные, они не охватывают человечество в целом, все они несут на себе печать отдельно взятой цивилизации или религиозной культуры. А учение чучхе свободно от этого, оно является наднациональным, надрелигиозным, является тем интегралом, который был бы понятен и усвоен и православными, и католиками, и мусульманами, и евреями, и буддистами. Это удивительное учение, которое рано или поздно станет господствующим в общепланетарном, общечеловеческом контексте.

Северокорейская цивилизация благодаря своему внутреннему устройству добивается колоссальных успехов. Эта цивилизация выдерживает чудовищное давление современного мира. Другие страны, другие общества не выдержали бы давления таких гигантов, как Соединённые Штаты, как мировой капитализм. А северокорейское общество выдерживает это давление, является той колонной, на которую давит чудовищный свод современного мироустройства, и эта колонна не ломается, не падает. Обладая очень скромными природными ресурсами, северокорейское общество создаёт ракеты, ядерные реакторы, строит ядерные и термоядерное бомбы, создаёт потрясающие технологии современных вооружений. Технологии, научные знания, которые сегодня позволяют Северной Корее создавать ультрасовременное оружие и обеспечивать свою безопасность, эти технологии, конечно, в скором времени будут переадресованы в мирную жизнь и улучшат благосостояние северокорейского народа. И я не сомневаюсь, что в ближайшее время мы увидим северокорейских космонавтов, увидим построенную в Северной Корее орбитальную станцию, которая будет носить имя "Чучхе". И северокорейские космонавты, которые будут обитать на этой станции, понесут теорию чучхе в мироздание. Потому что великие провидцы, в том числе и русские космисты, говорили, что человек поистине всесилен. И человеческий разум действует не только в масштабе земли, не только в масштабе солнечной системы, но и в масштабе мироздания в целом. И эта способность человеческого разума воздействовать на мироздание будет направлена на спасение вселенной, на её оздоровление, на воскрешение погасших звёзд, на то, чтобы зажигались новые звёзды в тех участках вселенной, где торжествуют "чёрные дыры", где погибают галактики. Спасение вселенной — это задача человеческого разума, человеческого бытия. И учение чучхе, носящее земной, планетарный, а значит, и космический характер, будет тем инструментом, через который будущее планетарное и галактическое человечество выйдет на просторы звёздного мира.

Все эти мысли приходят мне постоянно и требуют у меня — писателя и мыслителя — своего выражения и своего собеседника. Поэтому я беру на себя смелость, дорогой товарищ Ким Чен Ын, направить вам мои суждения на ваш высокий суд в надежде услышать ваш отклик на мысли русского человека, стремящегося постичь это глубокое, дарованное всем людям Земли учение чучхе.

Ваш Александр Проханов

КНДР > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 1 февраля 2017 > № 2057723 Александр Проханов


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > stroi.mos.ru, 1 февраля 2017 > № 2056911

Храму Живоначальной Троицы вернут 50-метровую колокольню и белокаменные полы

Храм Живоначальной Троицы на северо-востоке столицы будет включен в программу строительства православных церквей в Москве, сообщил куратор программы, депутат Госдумы РФ Владимир Ресин.

Он отметил, что храм является историческим комплексом. Это бывший сиротский приют, построенный меценатами - братьями Бахрушиными.

Более полувека здание пребывало в плачевном состоянии. Купола, шатровая колокольня, «красное» крыльцо храма были утрачены. Однако сохранились фрагменты уникальной настенной росписи, в том числе лик Спаса Еммануила, предположительно работы известного художника В. Васнецова.

«Программа по строительству православных храмов в Москве включает в себя не только возведение новых церквей и соборов, но и работы по воссозданию утраченного историко-архитектурного наследия столицы», - пояснил В. Ресин.

По его словам, реставрация церкви Живоначальной Троицы ведется уже несколько лет, но средств не хватает.

«Горожане обратились с просьбой включить храм в программу, чтобы легче было вести работы благодаря их системной организации», - подчеркнул В. Ресин.

Он уточнил, что проектно-сметную документацию по храму разработают в ближайшие месяцы.

«В первую очередь средства будут направлены на воссоздание 50-метровой колокольни и полов внутри храма. По сохранившимся фрагментам видно, что были они белокаменными. Что касается росписи, то это задача на перспективу», - пояснил депутат.

В. Ресин добавил, что уже восстановлены шатры и купола храма, установлен четверик под главный купол, богато декорированный кокошниками.

Завершается строительство «красного» крыльца, стилизованного под XVII век, выполнена отделка помещений.

Напомним, программа строительства православных храмов развернута во всех административных округах столицы, кроме Центрального. Ее цель - обеспечить густонаселенные районы города церквями в шаговой доступности.

Программа реализуется на пожертвования граждан и организаций. Для сбора средств создан благотворительный Фонд поддержки строительства храмов города Москвы, сопредседателями которого являются мэр столицы Сергей Собянин и Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Программу курирует советник мэра, советник по строительству Патриарха Московского и всея Руси, депутат Госдумы Федерального Собрания РФ Владимир Ресин - он является председателем рабочей группы фонда.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > stroi.mos.ru, 1 февраля 2017 > № 2056911


США > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > gazeta.ru, 31 января 2017 > № 2070744

Трамп избавляется от предателей

Президент США уволил генпрокурора за критику его миграционного указа

Сайхан Цинцаев

Дональд Трамп уволил и.о. генпрокурора и министра юстиции Салли Йейтс, которая занимала этот пост во время президентства Барака Обамы. Причиной тому послужил ее отказ защищать в суде миграционный указ президента Трампа. Кроме того, она написала письмо сотрудникам ведомства с просьбой поддержать ее. Белый дом расценил такие действия как предательство.

Президент США Дональд Трамп отозвал полномочия и.о. генпрокурора и министра юстиции Салли Йейтс, которая была назначена на эту должность во время президентского срока Барака Обамы. Причиной стал нашумевший миграционный указ Трампа, которым он запрещает въезд в страну беженцам и гражданам семи стран, в основном с мусульманским населением. Исполняющая обязанности генерального прокурора Салли Йейтс снята с поста за то, что она призвала сотрудников ведомства не защищать в суде исполнительный указ об ограничениях въезда мигрантов в страну.

«И.о. генпрокурора Салли Йейтс предала министерство юстиции, отказавшись реализовывать законный указ, направленный на защиту граждан Соединенных Штатов», — говорится в заявлении Белого дома.

Позиция и.о. генпрокурора по вопросу нелегальной миграции соответствует взглядам бывшего президента США Барака Обамы, при котором она и была назначена на пост.

«Госпожа Йейтс — представитель администрации Обамы, которая занимала слабую позицию по вопросу о границах и очень слабую позицию по вопросу нелегальной иммиграции.

Пора серьезно подойти к защите нашей страны. Призыв к более жесткому отбору людей, приезжающих из семи опасных государств, — это не крайняя мера. Это разумно и необходимо для защиты нашей страны», — говорится в заявлении.

В письме сотрудникам, которое попало в распоряжение The New York Times, Йейтс пишет, что не уверена, что защита указа входит в ее обязанности, и сомневается в правомочности указа.

«Я отвечаю не только за то, чтобы позицию минюста можно было защитить юридически, но и за то, чтобы мы могли толковать законы наилучшим образом, изучив сначала все имеющиеся в распоряжении факты», — написала она.

В заключение Йейтс призвала не отстаивать позицию новой администрации в судебных разбирательствах, которые начнутся по искам, поданным в штатах Вашингтон, Вирджиния, Калифорния, Нью-Йорк и Массачусетс.

На днях президент США Дональд Трамп подписал указ «О защите страны от въезда иностранных террористов», который запрещает на неопределенный срок прием беженцев из Сирии.

На 90 дней был ограничен въезд в США граждан Ирака, Ирана, Йемена, Ливии, Сирии, Сомали и Судана.

Это решение Трампа спровоцировало волну негодования не только в Америке, но и других странах.

Основная претензия протестующих в том, что закрытие границ противоречит одной из основополагающих идей развития Америки — страны «плавильного котла», основанной мигрантами и окрепшей благодаря мигрантам. Одним из первых против действий Трампа выступил основатель социальной сети Facebook Марк Цукерберг.

Популярная певица Рианна, сама приехавшая в США из Барбадоса, назвала Трампа в своем твиттере «шовинистической свиньей».

Соперница президента по предвыборной гонке Хиллари Клинтон также высказалась критически в социальной сети.

Популярные интернет-сервисы вроде Airbnb и Uber выступили с инициативами, смягчающими ущерб от введенных регламентов. Google отозвала своих командированных сотрудников с двойным гражданством домой, чтобы провести дополнительные консультации.

Национальная баскетбольная ассоциация обратилась с запросом в Белый дом с просьбой уточнить, распространяются ли критерии на легионеров.

Организаторы вручения премии «Оскар» выразили сожаление, что один из номинантов — гражданин Ирана Асгар Фархади — не сможет принять участие в церемонии.

Политики не остались в стороне. Решение Трампа особенно пристрастно критиковало руководство Ирана — президент этой страны Хасан Роухани удивил нехарактерной для Исламской Республики глобалистской риторикой, напомнив о крушении Берлинской стены как об исторической неизбежности.

Официальный Тегеран обещал принять ответные меры, а также назвал указ «подарком для экстремистов». Парламент соседнего Ирака также призвал правительство страны отреагировать на действия Трампа.

Не остались в стороне и европейские политики. Канцлер Германии Ангела Меркель выразила убеждение, что «активная борьба с терроризмом, которая, безусловно, необходима, не является основанием для того, чтобы подозревать людей определенного происхождения или вероисповедания».

Ее коллега, глава правительства Великобритании Тереза Мэй, выразила «несогласие с таким подходом». Премьер-министр Канады Джастин Трюдо обратился ко всем, чьи интересы пострадали от новой миграционной политики США, что его страна всегда будет рада приветствовать тех, «кто спасается от преследований, террора и войны».

Но особенно показательными оказались протесты внутри страны. Прокуроры 16 штатов, включая такие крупные, как Пенсильвания, Калифорния и Нью-Йорк, подписали совместное заявление, в котором пообещали «принять меры, чтобы от хаотической ситуации пострадало как можно меньше людей».

Мэры ряда крупнейших городов, включая Нью-Йорк и Бостон, публично выступили против принятых федеральным центром мер.

В довершение ко всему активисты собрали импровизированные митинги в международных аэропортах страны в поддержку попавших под запрет на въезд мигрантов. Их поддержали знаменитости — в Сан-Франциско в акции участвовал сооснователь Google Сергей Брин, в Нью-Йорке протестовали супермодели Джиджи и Белла Хадид.

США > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > gazeta.ru, 31 января 2017 > № 2070744


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter