Всего новостей: 2099701, выбрано 18009 за 0.054 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 9 мая 2017 > № 2167503

Дефрагментация

Если в Астане о чем-то и договорятся,

Владимир ИВАНОВ

ВЧЕРА, на момент написания материала, еще не было ясно: вернулась ли делегация сирийских повстанцев на переговоры в Астане или нет. Однако, судя по тому, какая информация проскальзывала по поводу новой сделки региональных и супердержав по Сирии, речь в казахстанской столице идет о формах и механизмах размежевания этого ближневосточного государства на зоны. Судить об этом можно по итогам встречи российского и турецкого президентов в Сочи, где вопросы сирийского урегулирования обсуждали не формальные участники конфликта (Дамаск и повстанцы), как в Астане, а реальные силы, стоящие за ними, – Россия, Иран, Турция. Впрочем, если с повстанческими и асадовскими территориями все более или менее ясно, то ни в Астане, ни в Сочи не был разрешен потенциально самый острый вопрос сирийской повестки – курдско-турецкий. На сегодняшний день именно он угрожает ближневосточному региону даже в большей степени, чем ИГ. Более того, без его кардинального решения под вопросом оказывается и окончательное уничтожение «халифата» аль-Багдади.

Судя по итогам личных переговоров между Владимиром Путиным и Реджепом Тайипом Эрдоганом, Москва практически смирилась с тем, что провинция Идлиб и частично Алеппо остаются за повстанцами под «шефством» Турции (так же, как южные повстанческие районы будут курироваться иорданцами). Вопрос остальных повстанческих анклавов – в Хаме и восточной Гуте (пригороды Дамаска) также в целом не выглядит нерешаемым. «Один из спо-собов закрепления режима прекращения огня – это создание зон безопасности или зон деэскалации», – заявил российский лидер.

Турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу фактически подтвердил наличие принципиальных договоренностей по этим четырем зонам, над которыми не будет летать авиация России и режима. «Это одна из проблем, которые наши группы обсуждали в Астане, – оппозиция и правительство. Есть четыре документа, по трем из них мы пришли к консенсусу. Мы обсуждаем это в Астане сейчас, и я надеюсь, что мы найдем взаимопонимание по этому вопросу», - цитируют его слова российские медиа. Российский президент подтвердил, что готов отказаться от любых планов по вооруженному возвращению этих территорий под власть официального Дамаска, пообещав не применять там авиацию, без которой никакое военное усилие сирийской армии против повстанцев не может быть эффективным. «Что касается полетов авиации. Если это зона деэскалации, то авиация там тоже работать не будет. При условии, что из этих зон не будет наблюдаться никакой военной активности», - сказал Владимир Путин.

На этом фоне внутри повстанческих территорий, в частности в Восточной Гуте, вспыхнул конфликт между представленной в Астане Мухаммедом Аллушем «Джейш аль-Ислам» и альянсом «Хайат Тахрир аш-Шам», в который вошли боевики бывших «Джабхат ан-Нусры» и «Джабхат Фатх аш-Шам». Вопрос по третьей, наиболее многочисленной повстанческой группе – «Ахрар аш-Шам» - еще, по слухам, не решен. Если она готова признать договоренности в Астане, то она может быть вовлечена в военизированные структуры зон безопасности, говорят источники.

Как сообщает Би-Би-Си, зоны безопасности будут окружены контрольно-пропускными пунктами, которые будут контролироваться представителями повстанцев и правитель-ственных войск. В качестве наблюдателей там могут быть размещены и иностранные войска. При этом, если Москва делает вид, что создание зон безопасности – это пролог к реинтеграции страны, то реальность говорит о другом: между режимом и жителями суннитских районов слишком много крови, чтобы говорить о возможности сосуществования в рамках одного государства. Недавняя химическая атака в Хан-Шейхуне, за которую Дамаск «наказал» Вашингтон, разбомбив военную базу Шайрат, это только один эпизод в страшном противостоянии, залечить раны которого могут только годы и годы, да и то – без гарантий. Впрочем, данные территории уже давно и прочно закрепились за повстанцами и даже мак-симальное напряжение сил воюющих сторон не давало пока возможности сколько-нибудь серьезно «сдвинуть» линию фронта в этих районах. Другое дело – территории ИГ и курдов. Пока первые активно сокращаются, прирастают благодаря поддержке США и России именно вторые. Именно это совершенно неприемлемо для турецкого лидера – создание курдского государственного образования на сирийской территории силами, близкими с террористической организации Курдская рабочая партия (ПКК).

Военная операция турецкой армии «Щит Евфрата», освободившая от ИГ территории на севере провинции Алеппо, увенчалась лишь частичным успехом: не дав соединиться курдским территориям, Анкаре не удалось тем не менее взять под контроль крупнейший город в этой местности – Манбидж, оставшийся под контролем курдского ополчения. Перед готовыми атаковать курдов турецкими частями возникли заслоны из российской армии и военных США, что, хотя и приглушило огонь противостояния, самого вопроса о недопустимости для Турции возникновения тыловой базы ПКК на сирийской территории не сняло. За последние недели турецкие военные неоднократно проводили военные демонстрации и даже бомбардировки курдских сил, в результате чего те, в свою очередь, потребовали вмешательства США, поставив под вопрос возможность успешной операции против Ракки, официальной столицы ИГ.

В Астане не было представителей курдов, они отказывались приезжать в Казахстан. Называть таковыми американских дипломатов сложно, все же США выступает, как партнер, а не представитель их вооруженных группировок. Ни западные военные, ни дипломаты, ни представители ООН пока не прокомментировали даже вопрос о зонах безопасности.

Тем не менее при наличии соглашения на более высоком, чем астанинские делегации, уровне, мы можем предполагать, что в Астане может быть оглашено некое широкое соглашение, которое официально закрепит позиции двух (из четырех) сторон конфликта на западе страны. Вместе с тем самые острые вопросы этого конфликта пока не расписаны даже гипотетически. И если нашему МИДу есть чем в этом плане бравировать, так это статусом службы протокола, визирующей то, о чем договариваются совсем другие люди в другом месте. Ну что ж, кто-то же должен носить папки...

то только о разделе Сирии

Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 9 мая 2017 > № 2167503


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 9 мая 2017 > № 2167501

На страже с[o]ветской родины

Проект Концепции государственной политики в религиозной сфере – возврат к советской практике изоляции религии

«Религия есть опиум народа» – это изречение Маркса есть краеугольный камень всего миросозерцания марксизма в вопросе о религии. Все современные религии и церкви, все и всяческие религиозные организации марксизм рассматривает всегда как органы буржуазной реакции, служащие защите эксплуатации и одурманиванию рабочего класса».

Владимир Ленин

НА ЭТОЙ НЕДЕЛЕ министр по делам религий и гражданского общества Нурлан Ермекбаев, как сообщает пресс-служба его ведомства, презентовал в правительстве проект Концепции государственной политики в религиозной сфере на 2017-2020 гг. Как отмечает министерство, «в Концепции определены главные векторы политики государства в религиозной сфере, направленные на укрепление светских принципов государственного устройства и дальнейшего обеспечения стабильности в религиозной сфере». Все упомянутые в пресс-релизе участники обсуждения (один депутат и один председатель конгресса религиоведов), так же, как и неупомянутые, единогласно поддержали Концепцию. Видимо, скоро данный проект станет полноценным документом, который будет определять религиозную жизнь наших сограждан. Мы решили прочесть проект Концепции, чтобы понять, что же нас всех, вероятно, ждет. А ждет нас возврат к советскому прошлому, когда свобода вероисповедания утверждалась на бумаге, но к реальной жизни имела такое же отношение, как и официальная статистика или выполнение Госплана. Помните: они нам про насосы, а мы им – про колеса...

Актуальность данной тематики не вызывает вопросов: не зря на самом высоком уровне в Казахстане теперь обсуждается цвет и покрой одежды граждан - в свете того, что можно, а чего - в нашем светском демократическом обществе - нельзя. Как тут не вспомнить бессмертное: «И вот тут некоторые стали себе позволять нашивать накладные карманы и обуживать рукав - вот этого мы позволять не будем!». Как говорил тот же г-н Ермекбаев, решения по данным вопросам нам, видимо, стоит ожидать до конца года. Но для начала как основа для всей этой законо- и фасонотворческой активности, видимо, будет принята именно Концепция, на основе которой и будут рождаться новые акты.

Сам документ, доступный для скачивания на сайте ведомства, представляет собой весьма пространное чтиво на 31 страницу 15 шрифтом Times New Roman, состоящее из введения и трех разделов: «Анализ текущей ситуации, тенденции и видение развития государственной политики в религиозной сфере», «Основные принципы и общие подходы государственной политики в религиозной сфере» и «Перечень нормативных правовых актов, посредством которых предполагается реализация Концепции». Анализировать документ постранично мы не будем, ибо на самом деле в нем очень много воды и по-настоящему важных моментов всего несколько. Первый из них и есть самый основной, поэтому его желательно процитировать полностью:

«Интересы государственной политики в религиозной сфере заключаются в упрочении светских устоев государства, национально-культурных и исторических традиций народа, ограничении сферы влияния религий принципами морали и высокой этики».

Что такое «высокая этика», нам доподлинно неизвестно, во всяком случае, всеведающий Google выдает на это словосочетание кучу ссылок, где она упоминается, но точное – академическое – определение данного словосочетания он не видит. Впрочем, не суть. А суть – то, что современное государство желает оставить религию в области морали да этики (которые остаются глубоко личными, притом абстрактными, а не общественными вещами), ограничив ее там, чтобы ее «влияние» не распространялось далее – на другие области социальной жизни. Фактически провозглашенные принципы полностью соответствуют статье 52 Конституции СССР 1977 года:

«Гражданам СССР гарантируется свобода совести, то есть право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, отправлять религиозные культы или вести атеи-стическую пропаганду. Возбуждение вражды и ненависти в связи с религиозными верованиями запрещается. Церковь в СССР отделена от государства и школа – от церкви».

Вот, собственно говоря, и основа всего того, что мы видим в повседневной жизни. По нашей Конституции, у верующих есть права, например, по статье 14 (Никто не может подвергаться какой-либо дискриминации по мотивам происхождения, социального, должностного и имущественного положения, пола, расы, национальности, языка, отношения к религии, убеждений, места жительства или по любым иным обстоятельствам), но по факту дискриминация практикующих верующих производится открыто и на государственном уровне.

Стоит вспомнить хотя бы недавние высказывания министра обороны («Среди нас нет людей, которые ходят в мечеть или еще что-то делают»), да и само желание некоторых чиновников законодательно ограничивать покрой, фасон и цвет одежды ТОЛЬКО для определенных конфессий (те же христианские священники носят густые окладистые бороды и ходят – о боже! – в черных длинных одеяниях).

Как же можно срастить желание «регулировать нетрадиционных» с их конституционными правами? К сожалению, кроме того, что государство видит религию лишь в области абстрактного, иных объяснений мы в концепции не нашли. Нет, там конечно есть какие-то попытки объяснить подобные ограничения «национально-культурными традициями народа», но там же как минимум часть этих традиций точно так же отвергается, как «архаичные семейные ценности, противоречащие современному положению женщины в семье, ее социальной активности и занятости, гендерному равенству». Таких противоречий в концепции множество. Например, она, – с одной стороны - оперирует термином «официальное духовенство», «чуждые ценности», а также призывает государство «под-держивать гражданскую позицию духовенства по сохранению традиционных основ духовного развития казахстанского общества». А с другой – утверждает, что «ни одна религия не может быть признана государственной или обязательной, а государственная политика строится не на установках какого-либо вероучения» и что «Казахстан признает ценность и обеспечивает свободу совести каждого гражданина». Как же можно признавать свободу совести любого гражданина, если некоторые убеждения объявлены «чуждыми»?

Возвращаясь к Министерству обороны, мы видим вполне четкое определение из концепции: «Воинская повинность не требует отказа от религиозных убеждений». На практике же в том же ответе министра обороны, как и в других официальных заявлениях силовиков, прямо говорится, что в армию читающих намаз не принимают. То есть опять же реализован принцип не казахстанской Конституции, запрещающий дискриминацию, а светское, по сути своей советское отношение к религии, к адептам которой государство всегда относится с подозрением. Именно советское прошлое является тем фундаментом, который сегодня определяет отношение государственной власти к религии. Не традиции казахского народа «классического» исторического периода, многие из которых сегодня просто неприменимы (например, аменгерство, умыкание невест, родовое или сословное неравенство), а сложившееся в позднесоветское время мышление, когда бюрократизм уже значительно подточил западные веяния и потому («хорошие сапоги – надо брать!») мини-юбка – нормально, а головной платок – «у нас такого не было», хотя не было, как раз, мини-юбки.

Самое веселое в этом документе, это так называемые «Индикаторы Концепции», в соответ-ствии с которыми, к примеру, «уровень поддержки государственной политики в религиозной сфере населением страны в 2018 году составит 89%, в 2020 году – 91%», или «уровень роста поддержки населением светских принципов развития государства в 2018 году составит 61%, в 2020 году – 63%». У нас ежегодно чиновники весенний разлив рек или зимние холода предсказать не могут, а тут – такие точные цифры да еще в такой тонкой сфере. Впрочем, это ведь тоже очень по-советски – установить план, а потом насиловать статистику, чтобы его «выполнить». Проблема только в том, что религия, вера – это действительно настолько тонкая материя, которую невозможно и не нужно загонять в бюрократические тиски, что любая по-пытка к этому приведет лишь в обратному – негативному - результату. Нет, технически можно запретить, можно укоротить, можно побрить, можно заставить, можно даже пересажать по тюрьмам. Однако, в итоге все будет, как в старом советском анекдоте: «По-ложим, бороду я сбрею, но мысли куда девать?». И мысли эти - все больше невеселые...

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 9 мая 2017 > № 2167501


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 мая 2017 > № 2166814 Энн Эпплбаум

Трамп укрепляет позиции диктаторов

Энн Эплбаум (Anne Applebaum), The Washington Post, США

У всех американских президентов в новейшей истории были причины для того, чтобы встречаться с диктаторами. Франклин Рузвельт поделил Европу с Иосифом Сталиным на Ялтинской конференции. Ричард Никсон ездил в Пекин, чтобы встретиться с Мао. Рональд Рейган принимал в Белом доме президента Филиппин Фердинанда Маркоса (Ferdinand Marcos) и его супругу. Многие американские президенты встречались с принцами Саудовской Аравии либо в Вашингтоне, либо в Эр-Рияде.

Контакты неизбежны, как порой и сделки, которые часто позиционируются как досадные, но необходимые жертвы во имя всеобщего блага. В период холодной войны США часто поддерживали жестоких авторитарных лидеров в их борьбе против не менее жестоких коммунистических движений. Причины, по которым это делалось, лучше всего высказала Джин Киркпатрик (Jeane Kirkpatrick), заявившая, что авторитаризм изменить можно, а вот коммунизм — нет, потому что его тоталитарные устремления убивают коммерцию, религию, гражданское общество и многое другое.

Ее точка зрения оказалась ошибочной: спустя 70 лет коммунизм развалился, и в качестве политики он привел к печальным результатам (вспомните Вьетнам). Однако даже те встречи, которые сегодня кажутся наиболее постыдными, в то время были частью более широкой стратегии. Когда, к примеру, Рейган принимал у себя Фердинанда Маркоса в 1982 году, он старался говорить об истории американо-филиппинской дружбы, «основанной на общих истории и идеалах». Рейган также высоко оценил конституцию Филиппин, в которой нашли воплощение «независимость, свобода, демократия, справедливость и равенство».

Но если говорить о президенте Дональде Трампе с его частными и подчеркнуто положительными комментариями в адрес диктаторов, за ними не чувствуется никакого четкого плана. В его восхищении теми, кто пытает и убивает своих оппонентов, не содержится никаких исторических или этических нюансов, никаких отсылок к теоретическим идеалам. К примеру, можно сравнить высказывания Рейгана, сделанные в 1982 году, с заявлениями Трампа, которые он сделал несколько недель назад, когда принимал у себя в Вашингтоне жестокого диктатора Египта Абделя Фаттаха ас-Сиси (Abdel Fatah al-Sissi). «Я хочу, чтобы все знали, на случай если есть какие-либо сомнения: мы поддерживаем Сиси самым активным образом, — заявил Трамп. — Он проделал фантастическую работу в очень сложной ситуации».

Сиси арестовал десятки тысяч людей, многие из которых подверглись пыткам и оказались в тюрьме за совершение «преступления», заключавшегося в работе на независимые благотворительные организации и фонды.

Его жестокость является настолько вопиющей, что, как я слышала, его тюрьмы часто называют «фабриками по производству будущих исламистских фанатиков». Его война против его собственного народа усилит нестабильность в регионе. Тем не менее, риторика Трампа носила не только позитивный, но и личный характер. Трамп заявил, что президент Египта был «очень близок ко мне с нашей первой встречи».

Для Сиси эта встреча была крайне важной, поскольку она поспособствовала консолидации его власти в стране, оправданию его жестокости и укреплению его позиций. Трамп также позвонил президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану (Recep Tayyip Erdogan), чтобы поздравить того с победой (вероятно, не совсем честной) на референдуме, благодаря которому он получает диктаторские полномочия. Трамп также пригласил в Белый дом Родриго Дутерте (Rodrigo Duterte), президента Филиппин, который приказал полиции без суда и следствия расстрелять тысячи людей, подозреваемых в распространении наркотиков. Результат будет один. «Знаете, он пользуется большой популярностью на Филиппинах, — сказал Трамп. — У него очень высокий рейтинг одобрения на Филиппинах».

Ни за одной из этих щедрых похвал не стоит четкая стратегия. (В некоторых случаях подобная риторика может поспособствовать реализации деловых интересов президента. У Трампа есть инвестиции на Филиппинах и в Турции, приносящие ему доход, о котором никто ничего не знает. Дутерте уже назначил делового партнера Трампа в Маниле на пост специального посланника в США.) Более того, нет никаких оснований считать, что подобный курс имеет более глубокие дипломатические цели или является частью умной игры. Наоборот, очевидное восхищение, которое Трамп испытывает перед странными и жестокими лидерами, такими как Ким Чен Ын (Kim Jong Un) — его Трамп назвал «ловкачом», добавив, что он был бы «польщен» встречей с ним — вполне соответствует устоявшейся у него практике. В прошлом он сознательно работал с коррумпированными и нечистыми на руку деловыми партнерами — к примеру, он решил заключить партнерские отношения с союзниками Корпуса стражей Исламской революции Ирана при возведении роскошного и по непонятным причинам пустующего здания в Азербайджане. Сейчас он поступает точно так же.

Поскольку Трамп ежедневно делает огромное множество возмутительных заявлений, легко не заметить, насколько катастрофической будет текущая смена парадигмы и насколько серьезными будут последствия на местах. На протяжении 70 лет США помогали поддерживать мир благодаря системе альянсов, основанной на общей вере в демократию. В течение того же периода президенты США поддерживали эти альянсы как на словах, так и экономически и военным путем. И США получали выгоду от такой поддержки. Теперь, когда президент США больше не видит различий между диктаторами и демократами, можно ожидать, что первые усилят свои позиции и будут проводить более агрессивную политику. При этом демократические альянсы ослабнут, как и мир и процветание.

Стоит ожидать, что люди будут искать морального лидерства в других местах. Во время встречи с российским президентом Владимиром Путиным, состоявшейся на этой неделе, один западный лидер публично призвал его прекратить преследования на религиозной почве и пытки людей нетрадиционной сексуальной ориентации в российских тюрьмах. Именно такую риторику мы привыкли слышать от «лидера свободного мира». Но теперь мы будем слышать ее только от канцлера Германии Ангелы Меркель (Angela Merkel).

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 мая 2017 > № 2166814 Энн Эпплбаум


Таиланд > Внешэкономсвязи, политика > thailand-news.ru, 7 мая 2017 > № 2171181

Неделя Весак началась в Таиланде

10 мая буддизм отмечает один из трех великих праздников – Висакха Пуджу.

Конференция в честь Дня Весак, собравшая буддийских лидеров со всего мира, проходит сегодня в университете Маха Чулалонгкорн Раджавидайялайя в Аюттхайе.

Буддийское Собрание с идеей «Сознание: практика доброты и сострадания», открыл 20-й Верховный Патриарх Таиланда Сомдет Пхра Арайявонгсакхатайян (Амбхон Амбхаро).

Тема Вискаха Пуджи будет продолжена на международном форуме, который откроется в понедельник в Центре конференций ООН в Бангкоке.

День Весак является глобальным событием и официально признан Организацией Объединенных Наций.

Висакха Пуджа 2017 отмечается в полнолуние 10 мая. День Весак знаменует собой рождение, просветление и смерть Будды Гаутамы, основателя буддизма.

Таиланд > Внешэкономсвязи, политика > thailand-news.ru, 7 мая 2017 > № 2171181


США. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 7 мая 2017 > № 2167486

Отношение арабского мира к Трампу меняется

В преддверии визита президента в Саудовскую Аравию на смену критике приходят позитивные отклики

Ситуация, когда вступивший в должность президент США обещает новый старт в американо-арабских отношениях, возникает не впервые. Восемь лет назад Барак Обама выступил с речью «Новое начало» в Каире, в которой пообещал провести благотворную перезагрузку.

Произнеся эту речь, Обама выполнил предвыборное обещание – выступить с крупномасштабным обращением к мусульманам из столицы мусульманской страны в первые несколько недель пребывания в должности. Обама надеялся, что это ознаменует начало «нового пути вперед, основанного на взаимных интересах и взаимном уважении». Выступление американского президента породило надежды на новую эру в американо-арабских отношениях, но вскоре они сменились разочарованиями, когда арабский мир стал все сильнее осуждать реакцию администрации Обамы на конфликт в Сирии.

Отсутствие ощутимого прогресса в достижении мирного соглашения между израильтянами и палестинцами также привело к усилению неудовлетворенности. Соглашение по ядерной программе Ирана ознаменовало для арабских лидеров Персидского залива опасное для них изменение баланса сил в регионе, от которого проигрывали суннитские монархии и выигрывали их ярые противники – шиитские муллы в Тегеране.

Теперь Дональд Трамп, которого лишь несколько недель назад критиковали за попытки ограничить въезд в США жителей некоторых стран с преимущественно мусульманским населением, получает восторженные отклики многих, хотя и не всех, арабских СМИ и удостаивается похвалы многих лидеров региона. Первым поводом для этого стала ответная реакция Трампа за нарушение «красной линии» в вопросе о применении химического оружия президентом Сирии Башаром Асадом и резкая критика Ирана. Вторым –решение Трампа сделать первую остановку в первом зарубежном турне в качестве президента США в Саудовской Аравии – перед тем, как посетить Ватикан и Израиль.

Саудовские лидеры назвали запланированный визит Трампа «историческим». Они очень надеются, что будут действовать заодно с Трампом, когда речь зайдет о противостоянии Ирану и сдерживании иранского экспансионизма.

«Это четкий и мощный сигнал о том, что США не таят никакой неприязни к арабскому и мусульманскому миру», – заявил министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр после того, как стало известно о визите Трампа.

Ранее в этом году реакция арабского и мусульманского мира на предложение Трампа ограничить въезд в США была резко отрицательной. Организация исламского сотрудничества, в которую входят 57 государств, осудила запрет, предупредив, что он может воодушевить экстремистов.

Президент Арабо-американского института Джеймс Зогби в феврале опубликовал статью в издающейся в ОАЭ газете National, в которой предупредил: «Администрация допустит серьезную ошибку, если не увидит связи между тем, как она обращается с арабами и мусульманами, тем, как это обращение воспринимается, и своей способностью достигать более широкие политические цели на Ближнем Востоке».

Однако лидеры государств Персидского залива проявляли сдержанность в критике ограничений на въезд, когда возмущение общественности охватило регион. Правительство Саудовской Аравии выообще не выступало с официальными комментариями по поводу запрета.

И эта сдержанность, по всей вероятности, оправдала себя. Причем – не только визитом президента, но и вероятной многомиллиардной оружейной сделкой, которая может включать продажу многоцелевых боевых кораблей и которая была заблокирована администрацией Обамы из-за военной кампании Саудовской Аравии в Йемене.

Саудиты и другие лидеры арабских стран Персидского залива чувствуют опеределенное облегчение в том, что администрация Трампа, как представляется, столь же тверда, как и они, в намерении «подрезать крылья» Ирану. В марте заместитель наследного принца Саудовской Аравии назвал Трампа «настоящим другом мусульман», отвергнув заявления, что вызвавшие неоднозначную реакцию иммиграционные ограничения президента США были направлены против ислама.

США. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 7 мая 2017 > № 2167486


Финляндия > Внешэкономсвязи, политика > yle.fi, 6 мая 2017 > № 2170528

Общественность в последнее время активно обсуждает возможное строительство крупной мечети в Хельсинки, при этом один из главных задающихся вопросов состоит в том, зачем финским мусульманам нужна большая мечеть. По некоторым оценкам, мелькающим в различных средствах массовой информации, в Финляндии уже действует порядка 80 мечетей, из которых 30 расположены в столичном регионе. Yle представляет вашему вниманию пять фактов о мусульманских молельных домах в Финляндии.

1. В Финляндии существует лишь одна «настоящая» мечеть

Заявление о 80 мечетях в Финляндии вводит публику в заблуждение, если принять во внимание, что понятие «мечеть» означает богослужебное архитектурное сооружения с куполами и минаретами. Пока лишь одно сооружение соответствует этому определению – это мечеть финских татар в Ярвенпяя.

Обыватель не всегда сможет по внешнему виду отличить молельный дом финских мусульман. Мечеть шиитов в районе Меллунмяки в Хельсинки расположена в здании бывшего ресторана, мечеть района Итякескус находится в торговом центре Пухос. Во время крупных праздников столичные мусульмане собираются на спортивных аренах, так как ни одно молельное помещение не сможет вместить в себя тысячу человек.

2. Финансирование собирают в основном из карманов молящихся

Финансовое положение исламских сообществ отличается от лютеранских приходов тем, что последние существуют, в основном, за счет налоговых сборов.

Мусульманские организации не имеют права взимать налоги. Они существуют за счет членских сборов со своих прихожан. Все же большинство финских мусульман – это представители более бедного населения иммигрантского происхождения, которые не входят официально ни в одно исламское сообщество.

Часть молельных домов в Хельсинки построена за счет иностранных пожертвований. Именно поэтому камнем преткновения в строительстве крупной столичной мечети является финансирование и подозрения в адрес возможных иностранных инвесторов.

Кроме того, исламские сообщества, как и другие религиозные организации, получают дотации от государства. В 2016 году министерство образования и культуры выделило в общей сложности различных религиозным объединениям 532 000 евро, из которых мусульманские сообщества получили примерно 74 000 евро.

3. В мечетях редко проповедуют на финском языке

Первая в Хельсинки мечеть возникла в 1980-х годах, иммигранты остро нуждались в помещении для моления. Поэтому прихожане столичного молельного дома на Лённротинкату представляют собой очень разнообразное сообщество в этническом и языковом плане.

Позже представители различных этнических групп стали создавать свои молельные дома.

В молельных домах очень редко проповедуют на финском языке.

4. В финских мечетях проповедуют умеренный ислам

Финские мусульмане подчеркивают, что они выбрали для себя умеренный ислам и не являются последователями экстремизма.

Проект строительства мечети в Хельсинки вызывает сомнения в том, что иностранные инвесторы из Саудовской Аравии могут принести в страну консервативный ваххабизм. Однако исследователи считают это маловероятным. Даже если в Финляндии есть последователи исламского фундаментализма, это не означает, что они поддерживают экстремизм и терроризм во имя своей религии.

5. Размеры и практика молельных домов в Финляндии варьируются

В основном молельные дома финских мусульман маленькие – самые крупные могут вместить в себя несколько сотен молящихся, некоторые – лишь несколько десятков человек.

Женщины и мужчины молятся обычно отдельно. Во время пятничных молений мужчины находятся впереди, а женщины и дети позади них. В некоторых мечетях существуют отдельные помещения для мужчин и женщин, где-то помещений для женщин нет.

Все женщины, приходящие в молельные дома, должны покрывать голову платком. Это касается и гостей мечети.

Финляндия > Внешэкономсвязи, политика > yle.fi, 6 мая 2017 > № 2170528


Азербайджан. Турция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > aze.az, 6 мая 2017 > № 2166622

Daily Sabah: Азербайджан – жемчужина исламского мира

В издании Daily Sabah опубликована статья посла Азербайджана в Турции Фаика Багирова, в которой говорится о том, что являясь одним из важнейших центров исламской цивилизации, Азербайджан важный вклад в распространение исламской религии и формировании исламского возрождения.

Отмечается, что в нашей стране были созданы условия для укрепления и развития материального и нематериального культурного наследия исламской религии. В качестве примера приводятся джума мечеть в Шамахи, построенная в 743 году, и старые рукописи в музеях Азербайджана.

В советские времена азербайджанский народ сохранил свой язык, религию, культуру и другие ценности. Благодаря особой заботе и поддержке азербайджанского государства в последние годы были восстановлены ценные здания исламской культуры, мечети Бибихейбет, Тезепир, Эйдербей, Джума мечеть в Шамахы и реконструирован комплекс «Имамзаде» в городе Гянджа. В Баку был построен религиозный храм на Южном Кавказе – мечеть Гейдар.

Будучи членом Организации исламского сотрудничества (ОИК), Исламской организации по вопросам образования, науки и культуры (ИСЕСКО), других престижных организаций мусульманских стран, Азербайджан установил взаимовыгодные отношения со странами исламского мира и неоднократно выступал в качестве организатора важных глобальных культурных форумов.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев подписал документ об объявлении 2017 года “Годом исламской солидарности” в Азербайджане, пишет Багиров. Азербайджан является организатором IV Игр исламской солидарности.

Посол сообщает, что в 20 спортивных дисциплинах ожидается участие более 3000 спортсменов из 57 стран. Многие страны никогда ранее не участвовали в предыдущих играх исламской солидарности.

Посол приводит слова первого вице-президента Азербайджана и председателя Оргкомитета IV Игр исламской солидарности Мехрибан Алиевой, которая заявила, что интеграция всего исламского мира в Баку ради дружбы, братства, мира и сотрудничества «создаст атмосферу величия и в то же время будет способствовать сотрудничеству между мусульманскими странами».

Правительство Азербайджана поддерживает и пропагандирует исламские ценности и культуру, говорится в статье.

Посол также приводит информацию об оккупации азербайджанских территорий, отмечая, что 20 процентов международно-признанной территории Азербайджана оккупировано Арменией, более миллиона человек были вынуждены покинуть свои исторические земли и до сих не могут вернуться к родным очагам.

Азербайджан. Турция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > aze.az, 6 мая 2017 > № 2166622


Вьетнам. Лаос > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 мая 2017 > № 2165402

Насколько коммунизм во Вьетнаме и Лаосе все еще силен?

Марко Мартин (Marko Martin), Die Welt, Германия

В 1968 году это была западная мечта: пляж и булыжная мостовая. И чтобы потом проводить демонстрации в Париже, Франкфурте или Западном Берлине, хорошо учившиеся студенты привозили с собой большие плакаты с Лениным и Мао и скандировали хором: «Хо — Хо — Хошимин!»

А сегодня? Теперь в большом южновьетнамском порту Хошимине, известном также под своим старым названием Сайгон, модно одетые подростки со своими смартфонами стоят перед памятником этому белобородому коммунистическому национальному герою и делают селфи «я и дядюшка Хо» — именно в таком индивидуалистическом порядке. Фон фотографии из эстетических соображений включает здание ратуши, построенное в 1908 году французскими колонизаторами, сегодня это резиденция «народного комитета». На крыше красный флаг со звездой.

Но, несмотря на эту символику, несмотря на все эти памятники и красные флаги, возникает вопрос: насколько коммунизм все еще силен во Вьетнаме? И в соседней стране Лаосе, который с 1975 года официально называется «Народно-демократическая республика»?

Вьетнамом правит коммунистическая Партия единства

На первый взгляд в Сайгоне царит спокойствие, особенно в конце недели, когда мостовая бульвара Нгуен превращается в квартал развлечений и отдыха. Слева гитаристы (бренчат на гитаре не партийные песни, а скорее пытаются исполнить Simon&Garfunkel), справа фаланга передвижных уличных кухонь с ресторанами на заднем плане, предлагающими иностранным туристам и шикарным местным ночным гулякам нарождающегося среднего класса вьетнамскую кухню благородным и амбициозным образом, включая коктейли типа «Секс на пляже» или «Сингапурский слинг».

40-этажный Nobel отель «The Reverdie», новичок среди высотных зданий со стеклянными фасадами, выросших в Сайгоне за прошедшие годы с головокружительной быстротой, освещенный ночью в цветах французского флага голубом, белом и красном.

«Дядюшка Хо» и бывший Сайгон

Итак, на мостовых Сайгона царит добрая спокойная жизнь, которая, по-видимому, больше не имеет ничего общего с со старым коммунистическим учением коллективной аскетической жертвенности. А под ними? «Ты видишь камеры наблюдения на верхушках деревьев? Как только здесь на бульваре образуется какая-нибудь мини-демонстрация, из-под земли появляется спецназ полиции со своими дубинками, потому что под землей находится центр контроля, напичканный экранами».

Значит, под мостовой по-прежнему продолжаются репрессии? И действительно, экономически растущий, но все еще управляемый коммунистической Партией единства Вьетнам не случайно печально занимает верхние строчки списка тех стран, которые выносят драконовские приговоры блогерам, выкладывающим критические статьи в интернете.

В строго контролируемых государственных СМИ невозможно ничего узнать обо всем этом, но поразительно бесстрашны те студенты или молодые представители малого бизнеса, которые в клубах и барах типа «Republic» или «Apokalypse Now», беседуя с иностранным гостем на отличном английском, наливают ему квази-настоящее вино. «До тех пор, пока мы не сможем говорит открыто, — говорит один из них, — нас не оставят в покое. Даже среди университетских друзей нужно быть осторожным с политическими комментариями».

Пропаганда Дядюшки Хо рядом с Tim&Struppi в Сайгоне

Если бы не было известно о существовании репрессивного подполья, то о нем было бы невозможно что-либо узнать на по-западному элегантных улицах Сайгона. Так роскошная прогулочная улица развлечений, в 1975 году переименованная в Донг Хой («Улица Народного Восстания»), уже давно напоминает старую благородную Рю Катина (Rue Catinat) французских колониальных времен.

Старая опера, в свое время построенная по образцу парижского Théâtre du Châtelet, стоит в белоснежном сиянии, как и здание напротив со своим филиалом Dior-Gucci-Versace-Armani. Перед ней продавец газет, продающий все, что пожелает сердце западного читателя. Это не отцензурированная партийная пресса, например, «Viêt Nam News» на английском языке, а «Le Monde», «The Australian», «Wall Street Journal».

Во всяком случае, поразительно, как в маленьких павильонах рядом с импозантным зданием почты, построенном в 1891 году по проекту Густава Эйфеля, загораются картинки разного содержания. Это отретушированные в манере Энди Уорхола картины в рамах, показывающие Путина, Обаму, Че Гевару, Рианну, Майкла Джексона и северокорейского диктатора Кима.

Здесь можно найти яркие плакаты пропаганды Дядюшки Хо и темно-коричневые фотографии колониального времени. Есть магниты на холодильник с изображением Tim&Struppi, которые едут на рикше по улицам Сайгона. Официальное название города Хошимин с трудом можно найти в картине города, и если уж вы и нашли его, то лишь как красивое сокращение: HCM City.

Даже пожилые привычно вынимают свои смартфоны

Во Дворце воссоединения, бывшей резиденции южновьетнамского правительства, которая 30 апреля 1975 года была взята победоносными войсками коммунистического Севера, есть новая причина для удивления. Что за поразительное превращение!

Те иностранцы, которые лет десять назад осматривали это здание, построенное в шестидесятых годах в стиле тогдашнего модерна, могли здесь встретить удивленных местных жителей: военных и полицейских младших чинов, посещавших город, сгорбленных старых крестьянок и их мужей с угловатыми лицами, почтительно осматривавших буржуазную роскошь.

Сегодня же, напротив, даже пожилые совершенно привычно достают свои смартфоны, чтобы сфотографировать эту эстетику персидских ковров, хрустальных люстр и стеклянных столов бывшего прозападного владельца этого здания. В то время как молодые все как один на прекрасном английском дают свои комментарии так же, как их западные сверстники. Вот такое «ретро», этот музей-дворец!

В подвальном этаже с помещениями бункеров, где были установлены тогдашние средства связи и прослушивания, теперь слышен громкий смех. вызванный громоздкой формой техники эпохи динозавров. Интересно, знают ли эти молодые люди о существующем на бульваре подземном центре контроля коммунистов, находящихся у власти с 1975 года?

Жилища новых богатых с площадками для гольфа и бассейнами

Приезжающие во Вьетнам скоро узнают: есть вопросы, которые лучше не задавать. Это относится и к суете Старого города в Ханое, в который прибываешь после краткого перелета из Сайгона. Это относится и к помещению узкого магазинчика, владелец которого на зеленом дереве тротуара прикрепил рекламную табличку «Мы продаем старые пропагандистские плакаты и сим-карты».

Поддержка или подрывная деятельность? В пересчете 20 евро за один из плакатов, которые показывают Дядюшку Хо с бюстом Ленина или сбитыми американскими самолетами на заднем плане. Даже в поздней фазе существования ГДР, думает приехавший, такое было невозможно.

Уж не говоря о разнице в привлекательности между восточногерманскими городами 1989 года и современным Ханоем. Его яркие домики Старого города, высокие и узкие с многочисленными комнатушками и внутренними двориками, постоянно реставрируются. В столице, уже давно экономически (и совершенно не политически) вошедшей в рыночную экономику из социалистической серости, на периферии, между тем, существуют по американскому образцу даже «gated communities», закрытые жилые кварталы для новых богатых с площадками для гольфа и бассейнами.

Старый город выглядит еще более живым и привлекательным, находясь в окружении буддистского Литературного храма, конфуцианской академии 11 столетия, католического неоготического собора Святого Иосифа 1886 года и улиц, идущих вокруг городского озера Хоан-Кием с его знаменитым Храмовым островом.

Станет ли Ханой новым Бангкоком?

Здесь все еще существуют рикши, это традиционное транспортное средство пережило колониализм. Но его постепенно вытесняют. Уже примерно 20 лет оно уступает место успешным мопедам и маленьким автомобилями японского производства.

Но на узких улочках, названных по имени гильдий местных ремесленников, таких, как хлебопеки, кузнецы или горшечники, велосипедные рикши работают по-прежнему — на радость индивидуальным туристам, которые медленно проезжают под кронами деревьев мимо магазинчиков. Эти последние переполнены фруктами, кроссовками, материями и поделками ремесленников.

Коммунистическая экономика дефицита? Осечка. Вместо этого уличные закусочные рядом с бистро à la française, отели Boutique сразу возле дешевых гостиниц Traveller и недорогих туристических бюро для поездок по стране. Ханой, новый Бангкок, с удручающей проституцией и продажей наркотиков? Если бы этого никогда не было. Здесь модно после полуночной прогулки по барам пройтись по буквально сказочно освещенной набережной и совершенно бесцельно вступить в разговор с местным жителем.

Тот, кому повезет, даже узнает некую тайну, которая делает впечатления от Сайгона и Ханоя более приземленным: «Пока мы не говорим о политике, мы можем делать то, что у нас, вьетнамцев, всегда было в крови: учиться и заниматься предпринимательством. И использовать шанс, о котором наши родители и дедушки с бабушками не осмеливались даже думать».

И вот доказательство прямо в официальном музее Хошимина. Хоть этот бетонный блок со своей стерильной роскошью по-прежнему представляет некий сталинистский сюрреализм, но уже на выходе все выглядит совершенно иначе.

Там находчивый предприниматель переделал вырезанные из автопокрышек сандалии солдат вьетконга, сражавшихся в джунглях, в шикарный бренд: картонная записочка, снабженная красной звездой, прикреплена к ремешку сандалий всех размеров, вырезанных из автопокрышек, в пересчете стоит 15 евро. Приезжий в первый и последний раз видит здесь длинную очередь.

В Лаосе изменения происходят медленнее

Добрался ли этот победный поезд капиталистической торговли и до Лаоса? Не совсем. «Вьетнамцы быстрее нас», — можно услышать во Вьентьяне, столице соседней страны. «Теперь во Вьетнаме геи даже могут сочетаться браком…» А как здесь, в официально все еще «Народно-демократической республике», где в 1975 году после победы коммунистов тоже был опущен так называемый «бамбуковый занавес» и до сегодняшнего дня господствует однопартийный режим?

Об этом студенты предпочитают не говорить, даже здесь, за столиками в кустистом палисаднике бара «CCC-Bar»«, единственного бара геев во Вьентьяне. Но как свободно здесь народ приходит и уходит! Путешественники с рюкзаками проходят мимо. А за стойкой бара стоит владелец отеля, индус по происхождению, который вместе с женой, дочерью, кузиной и братом содержит одну из многих новых дешевых гостиниц среднего класса.

Волшебные моменты Меконга на каждом прогулочном участке реки

У того, кто как путешествующий прибывает во Вьентьян, быстро появляется такое чувство, будто он знает почти каждого жителя города с населением в 210 тысяч человек, включая немногочисленных туристов. Последние находятся здесь, прежде всего, чтобы осмотреть многочисленные сверкающие золотом красные храмы и Триумфальную арку с украшениями в азиатском стиле, или чтобы провести время в красивых новых ресторанах, построенных в колониальном французском стиле. Тихо, приветливо, спокойно, кажется, что и Меконг здесь течет более плавно.

Кассетный магнитофон и семена из ГДР

Вечером на набережной привычная человеческая суета и звонки мобильных телефонов, но днем здесь такое приятное спокойствие, что даже водитель моторикши не дает резкий гудок, а тихо подводит свое мини-транспотное средство, чтобы спросить, куда бы вы хотели поехать в пологом вытянувшемся городе. «В Национальный музей или в музей основателя государства?»

Удивление водителя подсказывает, что лаосцы не придают особого значения национальной помпе и пропаганде. Не то, чтобы последнего не было в том Национальном музее, здесь картины давно поблекших партийных грандов в рамках за пыльным стеклом, буквы, приклеенные на косо вырезанных полосках бумаги, по-французски рассказывающих о социалистическом будущем. Там уже давно мелькают зеленые геконы, а снаружи врывается дрожащий солнечный свет сквозь ветхие панельные двери. Что за зачарованное место!

И как добавление ко всему являющийся музеем частный дом Кайсоне Пхомвихане (Kaysone Phomvihane), умершего в 1992 году — «Отца лаосского коммунизма». Здесь тоже можно напрасно искать других посетителей, местных жителей или иностранцев, здесь тоже многочисленный персонал с большим дружелюбием показывает экспонаты домика, возведенного в стиле Баухаус: кассетный магнитофон из ГДР, 22 тома работ Ленина, документы кубинской компартии, кушетка и над ней портрет вьетнамского Дядюшки Хо, и еще крошечные измятые пакетики семян брюссельской капусты одного «государственного предприятия ГДР».

«Общество уже ушло гораздо дальше политики»

Итак, и здесь сюрреализм. Но когда я попросил приветливого д-ра Купера (Cooper, 70 лет), единственного частного книготорговца Вьентьяна, британского антрополога и писателя, сказать что-нибудь по поводу абсурдного интерьера жилища бывшего властителя, он только слегка улыбнулся.

Тихое волшебство — поездка по Меконгу

Он не комментирует — ни единым словом. Вместо этого он рассказывает о своей беременной лаосской жене, прохаживается в своем симпатичном «Book-Café» на параллельной улице за набережной Меконга и предлагает купить свой роман в пластиковой обертке «Наш человек в Лаосе», шуточный пересказ «Нашего человека в Гаване», бывшего бестселлера, написанного земляком д-ра Купера Грэмом Грином (Graham Greene). Но данный триллер избегает не то что критики, даже упоминания все еще правящего в Лаосе коммунизма.

Является ли приветливое тропическое спокойствие Вьентьяна таким же обманчивым, как и прогулка по сайгонскому бульвару, под мостовой которого размещается подразделение с дубинками? И да, и нет. Потому что, несмотря ни на что, остается тот факт, что не только вьетнамцы, но и лаосцы имеют теперь гораздо больше свободы, чем их предшественники. «Общество уже ушло гораздо дальше политики, — сказал один из студентов в баре „CCC-Bar, — это должны теперь понять наши там наверху».

Вьетнам. Лаос > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 мая 2017 > № 2165402


Япония. Китай. Казахстан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 мая 2017 > № 2165399

Дипломатия в Центральной Азии: построить основательные отношения с учетом России и Китая

Иомиури симбун, Япония

Центральная Азия занимает важное геополитическое положение между Россией и Китаем. Построение стратегических отношений со странами региона позитивно скажется и на дипломатии Японии в отношении России и Китая.

Министр иностранных дел Японии Фумио Кисида (Fumio Kishida) посетил Туркменистан, где прошла шестая встреча министров иностранных дел пяти стран Центральной Азии.

То, что в 25-годовщину установления дипломатических отношений с этими странами, которые обрели независимость после распада СССР, стороны приняли совместное заявление, провозгласив сотрудничество в различных сферах, представляет громадное значение.

В заявлении впервые говорится о северокорейской проблеме. Министры иностранных дел жестко раскритиковали ядерные испытания и запуски баллистических ракет: «Это представляет серьезную угрозу для мира и безопасности в регионе, а также во всем мире».

У пяти стран Центральной Азии, включая Казахстан, установлены дипломатические отношения с КНДР. Можно сказать, что единая жесткая позиция по КНДР является проявлением того, что отношения с Японией углубились.

Также важно расширить фундаментальное сотрудничество в сфере политики и экономики и добиться в этом направлении конкретных результатов.

В Казахстане много нефти и урана, в Туркменистане — природного газа и других ресурсов. Вместе с тем эти страны находятся в центре материка, там много крутых гор и пустынь. При развитии промышленности не обойтись без расширения логистической инфраструктуры и подготовки кадров.

Министр Кисида сообщил, что Япония выделит на постройку дорог, железнодорожных линий и аэропортов порядка 24 миллиардов йен. Также в ближайшие пять лет будут приняты специалисты по транспорту и логистике, правительственные чиновники и студенты в количестве около двух тысяч человек.

Укрепление взаимоотношений между Японией, у которой нет природных ресурсов, и странами Центральной Азии, которые стремятся к экономическому росту и уходу от энергетической зависимости, принесет дивиденды обеим сторонам.

Во всех пяти странах основной религией является ислам. Они соседствуют с Афганистаном, где базируется «Исламское государство» (запрещена в РФ — прим. ред.). Японии необходимо сотрудничать с международными организациями и приложить больше усилий к пограничному контролю и противодействию терроризму.

Исторически сложилось так, что Россия обладает сильным влиянием на Центральную Азию. В последние годы среднеазиатские страны стремительно наращивают товарооборот с Китаем.

Китай, Россия и страны Средней Азии, входящие в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), проводят совместные учения, укрепляя военный союз. Что касается экономики, то Россия предложила идею Евразийского экономического союза, а Китай — «одного пояса, одного пути». Между РФ и КНР обостряется конкуренция.

При этом Москва и Пекин противятся свободному и демократическому мировому порядку, который провозгласил Запад и Япония. Важно не допустить чрезмерный уклон Средней Азии в сторону России и Китая. В этом состоит общая задача Японии, США и Европы.

В Центральной Азии также обеспокоены ростом зависимости КНР от РФ. Япония должна правильно воспринять эти опасения. Ей необходимо сотрудничать с США и Европой и способствовать открытому и стабильному развитию Центральной Азии.

Япония. Китай. Казахстан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 мая 2017 > № 2165399


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 мая 2017 > № 2165397

Выступит ли Трамп против возобновившихся религиозных репрессий в России?

Элизабет Кларк (Elizabeth Clark), National Review, США

Российский Верховный Суд признал религиозную организацию «Свидетели Иеговы» незаконной, в результате чего 170 тысяч человек становятся узниками совести.

20 апреля Верховный Суд Российской Федерации запретил пацифистскую религиозную организацию «Свидетели Иеговы», признав ее «экстремистской». Более 170 тысяч свидетелей Иеговы в России больше не смогут собираться вместе, не опасаясь тюремного заключения, и все имущество этой религиозной организации будет конфисковано. Россия фактически признала незаконной целую религию. Президент Трамп должен поставить вопрос об этом запрете на обсуждение с Путиным и предпринять в отношении запрета другие дипломатические шаги.

Это событие стало кульминацией за те несколько лет, которые отличались невысоким уровнем репрессий со стороны властей с использованием финансовых проверок, подбрасывания улик, срыва богослужений и уголовного преследования местных организаций. Запрет этой религиозной деноминации по всей стране воскрешает в памяти масштабы преследований по религиозным мотивам в сталинские времена, когда Свидетелей Иеговы и представителей других религиозных организаций массово сажали в вагоны для перевозки скота и высылали в Сибирь.

Данный запрет основан на законе 2002 года, который допускает расширительное толкование и под видом «экстремизма» запрещает то, что в других странах считается классической свободой слова — пропаганду «исключительности, превосходства или неполноценности» граждан по признаку их отношения к религии. В 2015 году Комитет ООН по правам человека подверг критике эту формулировку, назвав ее «расплывчатой и пространной», и отметил, что «данный закон все чаще используется для ограничения свободы самовыражения, включая политическое инакомыслие и свободу вероисповедания».

Закон об экстремизме, разработанный после событий 11 сентября в ответ на нападения верующих на государство с применением насилия, «прошел полный цикл» и изменился диаметрально противоположным образом — теперь он позволяет государству нападать на религиозную группу, не совершающую никаких ненасильственных действий.

Как мы дошли до этого? За годы правления Владимира Путина религиозная дискриминация и преследование усиливаются. Он бесцеремонно использует религию в угоду своей политике национализма еще с 2000 года, когда его правительство приняло политический документ о национальной безопасности, в котором есть глава о «безопасности в сфере духовной жизни». Там есть слова, предупреждающие о том, что представители «иностранных сектантских общин, такие как „Свидетели Иеговы",… используя религиозное прикрытие,… формируют разветвленные управляемые структуры, с помощью которых собирают социально-политическую, экономическую, военную и другую информацию о происходящем в России, ведут идеологическую обработку граждан и разжигают сепаратистские настроения».

Такого рода паранойя и дискриминация по религиозному признаку коснулась (хотя и в меньшей степени) и представителей других религиозных меньшинств, «не являющихся традиционно русскими» — баптистов, лютеран, адвентистов седьмого дня, мормонов и пятидесятников, а также православных «раскольников». Попали в их число и некоторые мусульманские группы, в том числе последователи покойного турецкого исламского богослова Саида Нурси (Said Nursi).

Россия даже затеяла крупный международный скандал с Индией в 2012 году, когда суд выяснял, следует ли запретить книгу «Бхагавад-Гита как она есть» (The Bhagavad-Gita As It Is), священный текст, почитаемый представителями Международной организации «Сознание Кришны», как экстремистскую. Правда, после того, как этот закон стали применять в отношении Библии и цитат из Корана, российские власти незамедлительно приняли поправку, запрещающую признавать экстремистскими священные писания «традиционных» российских религий — православия, ислама, иудаизма и буддизма.

«Свидетели Иеговы» в значительно большей степени, чем любые другие религиозные меньшинства, были под прицелом российских спецслужб даже в советские времена. Во время Второй мировой войны количество Свидетелей Иеговы в Советском Союзе составляло менее двух тысяч, но стремительный рост их числа после войны вызвал в КГБ паранойю — спецслужбу беспокоили влияние и распространение этой организации. В 2000 году вышла книга Кристофера Эндрю (Christopher Andrew) и Василия Митрохина «Щит и меч: Архив Митрохина и тайная история КГБ» (The Sword and the Shield, 2000) — захватывающий рассказ о том, как тайный диссидент, работавший в архиве КГБ, на протяжении 12 лет делал выписки из ценнейших секретных документов и тайно выносил их из здания архива. Авторы книги отмечают, что «одержимость руководства КГБ иеговистами была, пожалуй, самым ярким примером отсутствия у них чувства меры в отношении самых незначительных проявлений инакомыслия».

То же самое происходит и сегодня. Однако Вашингтон бездействует. Прошло уже две недели, но единственной реакцией стала «крайняя обеспокоенность», которую выразил исполняющий обязанности пресс-секретаря госдепартамента в своем электронном письме американскому информационному онлайн-изданию U.S. News & World Report. Сравните это с реакцией независимой Комиссии США по международной свободе вероисповедания, которая резко осудила этот запрет, назвав его «политизированными нападками на религиозную группу», или с реакцией Ангелы Меркель (Angela Merkel), которая прямо сказала об этом Путину. Не желая лично высказываться о самом яростном на постсоветском этапе религиозном преследовании, президент Трамп и вице-президент Пенс дают пищу для подозрений об их связях с Россией и вызывают разочарование у тех, кто ценит свободу религии и слова. Трамп может продемонстрировать, что он ничем не обязан России — для этого надо лишь оказать ради «Свидетелей Иеговы» то же давление, которое он использовал, чтобы добиться освобождения работника гуманитарного фонда Айю Хиджази (Aya Hijazi).

Запрет ставит под угрозу «свободу личности в Российской Федерации в целом», говорится в совместном заявлении специальных докладчиков ООН по вопросам свободы самовыражения, свободы собраний и свободы вероисповедания. То, что Россия «использует законодательство о противодействии экстремизму с тем, чтобы ограничить свободу мнений,… в отношении того, что разрешено государством,… знаменует мрачное будущее для всей религиозной свободы в России». Введя этот запрет, сказал в своем заключительном заявлении адвокат «Свидетелей Иеговы», «страна успешно приобретает 170 тысяч узников совести».

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 мая 2017 > № 2165397


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 мая 2017 > № 2165392

Дебаты Макрона и Ле Пен

Atlantico, Франция

За четыре дня до второго тура президентских выборов два финалиста сошлись на теледебатах в эфире TF1 и France 2

06.05.201772431

20:50. Прибытие кандидатов в студию

Марин Ле Пен прибыла в студию первой, за ней последовал Эммануэль Макрон.

20:59. Олланд заявил о «необычных» дебатах, в которых сошлись «две концепции Франции, Европы и мира»

Общаясь с прессой во время поездки в Париже, Франсуа Олланд заявил о «необычном» характере вечерних дебатов. «Это очень необычные дебаты, потому что в них впервые сходятся кандидат от всей республики и кандидат от ультраправых», — отметил глава государства. Действующий президент не стал давать «советов» своему бывшему министру Эммануэлю Макрону и заявил, что хочет, чтобы дебаты «показали, что на них сталкиваются не просто две личности или два проекта, а две концепции Франции, Европы и мира».

21:10. Марин Ле Пен: «Я — кандидат народа»

Первой слово взяла кандидат от Национального фронта. «У французов будет совершенно четкий выбор: господин Макрон — кандидат дикой глобализации, войны всех против всех, направляемой господином Олландом, который совершенно явно стоит у руля». «Я же — кандидат народа, кандидат, который защищает французов», — добавила она.

21:17. Эммануэль Макрон: «Я несу французский дух завоевания»

«Вы продемонстрировали, что у вас нет духа проницательности, — ответил ей кандидат от „Вперед!". — Спасибо за эту демонстрацию». «Вы несете в себе дух поражения. Глобализация — это слишком сложно, нужно закрыть границы. Как будто это решит проблемы. Я же несу французский дух завоевания».

21:24. Кандидаты спорят о продаже SFR

Макрон: «Вы занимаетесь инсинуациями. Французы и Франция заслуживают правды».

Ле Пен: «Они, безусловно, заслуживают правды».

Макрон: «Я не был министром, когда продали SFR».

Ле Пен: «Что, простите? Вы не были министром? Вы были министром с полной свободой действия по этим вопросам. Монтебур был против продажи SFR Драи, и в тот же день, как Монтебура сменили, вы сразу же подписали решение о продаже».

Макрон: «SFR была собственностью частной компании Vivendi, а в нашем государстве с уважением относятся к частной собственности. Не говорите глупостей. Пока что от вас были слышны только они. Мне кое-что известно об этих вопросах. Вы говорите не об этой теме, а об Alstom и General Electrics. А это уже совершенно другой вопрос. Я не был министром, а Монтебур боролся против продажи. Мы могли бы подробнее рассмотреть эти вопросы, но вы тут долго не продержитесь».

21:32. Ле Пен обвиняет Макрона в реализации трудовой реформы

«Вы пытаетесь заставить всех забыть, что вы были частью правительства, которое провело трудовую реформу эль-Хомри: она расшатала рынок труда и еще больше усилила безработицу после того, как вы ушли, — заявила кандидат от Нацфронта. — Вижу, что вы вновь сбрасываете с себя эту ответственность. Мы уже видели, что могут дать меры, которые вы предлагаете. Я же говорю, что нужно отойти от всего этого и проводить политику защиты занятости и развития среднего и малого бизнеса. Именно она создает рабочие места в стране».

«Вы не отвечаете на вопросы, а лишь говорите о прошлом и других: французы понимают, что вам нечего предложить, — возразил бывший министр. — Прекрасно. Я отвечаю. Средний и малый бизнес стремится к большей заметности, и в отличие от крупных компаний, которым приходится иметь дело со сложной структурой, он хочет большей приспособляемости к экономическим условиям. У строительного предприятия с двумя сотрудниками совершенно другие цели по сравнению со стартапом из интернет-индустрии».

21:41. «Я не был министром бюджета и премьером»

Кандидат от «Вперед!» заявил, что стремится к «экономии для снижения налогов для предприятий и семей». Для такого сокращения он предложил снизить затраты на 60 миллиардов. В частности он вернулся к инициативе по 80% уменьшению жилищного налога. «Если экономический рост окажется выше предполагаемого — максимальная отметка в моем бюджете составляет 1,8% — это будет направлено на снижение подоходного налога, то есть снижения нагрузки на семьи», — подчеркнул он. Марин Ле Пен в очередной раз заявила о его «ответственности» за то, какие высокие налоги приходится сейчас платить людям. «Я не был министром бюджета и премьером», — возразил Макрон.

21:52. Ле Пен: «Я — кандидат покупательной способности, вы — кандидат способности купить»

Дочь Жана-Мари Ле Пена подчеркивала значимость покупательной способности. Он составила список налоговых и экономических предложений для подъема экономики Франции. «У меня есть меры, чтобы вернуть деньги французам: 10% снижение первых трех уровней подоходного налога, снятие налогообложения со сверхурочных, 5% снижение тарифов на газ и электричество, которые были неоднократно повышены, и увеличение небольших пенсий».

«Я — кандидат покупательной способности, вы — кандидат способности купить, потому что в вашем обществе продается и покупается все, в том числе люди. Вы рассматриваете человеческие отношения лишь через призму того, что это может вам принести. Я придерживаюсь совершенно других взглядов».

22:06. Социальное обеспечение

«Я хочу спасти систему соцобеспечения», — подчеркнула Марин Ле Пен, отметив в первую очередь необходимость борьбы с кризисом в медицине. Кандидат от «Вперед!» впервые в этих дебатах отметил, что поддерживает «часть рекомендаций» соперницы. «Но, что касается медикаментов, у меня плохая новость: 80% из них производятся за границей, — добавил он. — Однако Марин Ле Пен хочет обложить налогами импорт, что сделает лекарства дороже. В жизни так не работает. Я говорю это, чтобы показать непоследовательность того, что вы предлагаете французам».

22:16. Ле Пен обвиняет соперника в «потворстве исламскому фундаментализму», Макрон отвечает, что для него «приоритет — безопасность»

Вопросы безопасности и терроризма были подняты обоими кандидатами. «Безопасность и терроризм — важнейшие темы, который полностью отсутствуют в проекте Макрона, — подчеркнула Ле Пен. — Оставить на территории страны 11 000 человек, у которых есть связи с фундаментализмом, настоящий позор». Затем она обрушилась на бывшего министра из-за его предполагаемых связей с Союзом исламских организаций Франции: «У вас нет проекта, но есть потворство исламскому фундаментализму, и вы не замечаете, куда они вас ведут. Мы видели это на примере Сау. Вас шантажировали: либо вы оставите его, либо СИОФ призовет голосовать против вас. Вы предпочли сохранить поддержку, а не осудить его проступки».

«Безопасность — это приоритет, мой приоритет на ближайшие годы, — возразил Эммануэль Макрон. — Отправлять все потенциально опасных людей за решетку или выдворять их из страны бессмысленно, это скажет вам любой профессионал из разведки. Я за хирургические меры, а не общие, как у госпожи Ле Пен, которые бы помешали полиции работать. С ноября 2015 года мы восстановили пограничный контроль, Шенген позволяет это сделать. В результате нам удалось проверить 70 тысяч человек. Ваши предложения, как всегда, — одно шарлатанство».

22:29. Макрон: «Джихадисты мечтают, чтобы Марин Ле Пен пришла к власти»

«Джихадисты мечтают, чтобы Марин Ле Пен пришла к власти во Франции, потому что они стремятся к радикализации и гражданской войне, которую вы несете нашей стране, — перешел в наступление кандидат от „Вперед!". — Они готовят нам ловушку гражданской войны, оскорбляя Францию и поднимая смуту в нашей стране. Я ни за что этого не допущу». «Я никогда никого не оскорбляла по причине его происхождения и религии, господин Макрон, но вы крутите старую пластинку: вы молоды снаружи, но стары внутри», — возразила Ле Пен.

22:35. Макрон: «ни покаяния, ни отрицания» колонизации

В дебатах был затронут болезненный вопрос колонизации. «Не ощущаете ли вы какую-то ответственность, когда едете в Алжир и говорите, что Франция совершила преступления против человечности?— спросила Ле Пен. — И когда часть молодежи говорит, что ответит на это преступление?» «Всем нам сейчас приходится расплачиваться, причем очень дорого, за все эти мелкие попустительства и уступки радикальному исламу», — добавила она.

«Ни покаяния, ни отрицания», — ответил Макрон. — Во время войны в Алжире были трагедии, которые коснулись наших сограждан, харки, вернувшихся на родину людей. Я же хочу перевернуть страницу, а не зацикливаться на войне историй. У меня нет ни покаяния, ни отрицания«.

22:51. Острые споры о Европейском Союзе

Еще одним значимым камнем преткновения для двух кандидатов стала Европа. По словам Марин Ле Пен, ЕС должен «уступить место альянсу суверенных наций»: «Народы сохранят свободу самостоятельно принимать решения, контролировать границы и валюту. Это крайне важно для защиты от нечестной конкуренции, социального и валютного демпинга». Она напомнила, что ее соперник выступает за соглашения о свободной торговле вроде CETA и TAFTA.

Эммануэль Макрон в свою очередь раскритиковал позиции кандидата от Национального фронта по евро: «Крупное предприятие не может одновременно расплачиваться в евро и выдавать зарплату сотрудником во франках. Это не пойми что, госпожа Ле Пен. То, что вы устроили на выходных с господином Дюпон-Эньяном, многое говорит о ваших вредоносных взглядах».

23:07. Макрон: «Моя семья прошла через войну, и я против национализма, который вы предлагаете»

Марин Ле Пен раскритиковала Эммануэля Макрона по Германии, заявив, что тот служит канцлеру. «Вы ездили за благословением к Ангеле Меркель. Вы даже сказали: „Я буду не против нее, а вместе с ней". В любом случае, с воскресенья во главе Франции будет женщина: или я или Ангела Меркель».

Макрон ответил ей, упомянув национализм: «Моя семья прошла через войну, и я против национализма, который вы предлагаете. Вы можете смеяться, но мне не смешно. Ваш проект — это протекционизм и изоляционизм, война с другими, как это было у нас на протяжение веков». «Вы неправильно рассматриваете историю, — возразила Марин Ле Пен. — Видимо история Франции интересует вас не больше, чем ее культура и искусство». «Мы по-разному смотрим на нее, а вы предлагаете выход из истории», — сказал лидер «Вперед!».

«Мы имеем дело с дисбалансом в отношениях Германии и Франции, — подчеркнула кандидат от Национального фронта. — Отношения должны быть уравновешенными, мы не должны подчиняться требованиям Германии. Война началась из-за подчинения, которое вы сейчас воспроизводите. Вы добиваетесь экономического подчинения Германии, что очень серьезно. Речь идет о нашем суверенитете и независимости, защите интересов французов».

23:13. Ле Пен: «Мир ждет Францию, но ей нужно вернуть независимость»

На вопрос о будущих отношениях с Россией, США и остальным миром Эммануэль Макрон ответил, что будет следовать курсом «Де Голля и Миттерана». «Я стремлюсь к Франции, которая умеет строить мир, — подчеркнул он. — Моим приоритетом станет борьба с исламским терроризмом, и я предложу Дональду Трампу продолжить борьбу. Это наши партнеры, мы нуждаемся в них. Мы были в одном лагере. Я предложу Трампу продолжить работу по климату: его гражданское общество придерживается иной точки зрения, чем он сам, и он поймет, что это в его интересах».

Марин Ле Пен же считает, что «Франция вернет себе уважение, если вновь станет Францией с независимым голосом. Мир ждет Францию. Но она должна вернуть независимость. Так неоднократно поступал генерал де Голль».

23:28. Макрон: «Мать всех битв — начальная школа»

Для Эммануэля Макрона образование — «первая стройка в восстановлении страны». «Мать всех битв — начальная школа, — считает он. — Далее необходимо приложить усилия для профориентации. Сегодня у молодежи из небогатых семей есть диплом, но она не знает, куда податься. В этом суть предложенной мной реформы университетов. Последний момент — это развитие производственного обучения. Многие молодые специалисты не могут добиться успеха с одними лишь теоретическими знаниями. Производственное обучение необходимо, и его правила следует упростить».

«Школа была разрушена социалистами, — отметила Марин Ле Пен. — Там прекратили преподавать французский, ввели изучение языков стран происхождения, отказались от грамматики и повтора года ради экономии, подорвали авторитет учителя. Нужно вернуться к дисциплине в школе».

23:26. Ле Пен: «Франция, которую вы защищаете, это не Франция, а рыночная площадь»

Кандидатам позволили выбрать тему на свое усмотрение. Эммануэль Макрон решил поговорить об инвалидах. «Я хочу повысить пособия инвалидам более чем на 100 евро в месяц», — сказал он, отметив стремление к тому, чтобы в стране «больше не было лишенных возможностей людей». Он предлагает создать «посты и структуры, чтобы детям не приходилось ездить за границу», а также оказывать содействие инвалидам на предприятиях.

Марин Ле Пен в свою очередь решила поговорить об «общей философии»: «Франция, которую вы защищаете, это не Франция. Это рыночная площадь. Это война всех против всех. Эта картина полностью противоречит моей. Я верю в солидарность. Я верю, что Франция — это нация, у которой есть культура и народ. С надеждой. Франция была ввергнута в хаос вашими политическими друзьями, теми, кто поддерживают вас в этой кампании. Пора сделать выбор Франции».

23:44. Заключительное слово кандидатов

В заключение Марин Ле Пен заявила, что любит Францию такой, какая она есть, «с ее культурой, наследием, границами и народом, который заслуживает лучшего обращения».

«Вы называете себя кандидатом открытости, но на самом деле — кандидат закрытости, закрытия заводов, детских садов, больниц… Единственное, что вы не хотите закрыть, это границы», — сказала она.

Эммануэль Макрон же заявил, что отвергает «дух ненависти»: «Я против тех, кто пользуется неудачами и эксплуатирует гнев. Франция, моя страна, переживает глубокий кризис. Он связан с проводившейся последние 20 лет политикой, которая в свою очередь связана с неспособностью добиться единства. Я против духа поражения и ненависти, который несет Нацфронт. Я за дух завоевания. Мы всегда были страной щедрости, а не обскурантизма».

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 мая 2017 > № 2165392


Сирия. Россия. СКФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 мая 2017 > № 2165391

Россия помилует «возвращенцев» из ИГИЛ?

Al-Watan Saudi Arabia, Саудовская Аравия

По данным ряда российских ресурсов, у антитеррористических органов есть список, в котором содержатся имена 15 тысяч мусульман из России, подозреваемых в связях с джихадистскими группировками. Данные граждане находятся под непрерывным контролем и подлежат периодическим допросам.

Оценки фактического числа мусульман в Российской Федерации разнятся. По статистическим данным Духовного управления мусульман европейской части России число приверженцев ислама в стране в настоящее время достигает 20 миллионов человек. В то время как по данным опроса, проведенного «Левада-Центром» в 2013 году, мусульмане составляют 7% всего населения России. Однако последние неофициальные статистические данные подтверждают, что число мусульман в России достигло 28 миллионов человек, что составляет 14% от общей численности населения и делает Россию крупнейшей мусульманской страной в Европе, за исключением Турции, а Москву городом с самым большим количеством мусульман в Европе после Стамбула. Число мусульман в Москве составляет около двух миллионов, и для них есть только четыре мечети.

Возможно, основной причиной неприязни и недоверия, которые русские до сих пор испытывают по отношению к мусульманам является долгая история конфликтов в прошлом между мусульманами и православными за влияние в евразийском регионе. Это объясняет периодические преследования мусульман в советскую эпоху, которые видели и образование Туркестанской автономии в 1918 году и республики Ичкерия(Чечня) в 1996 году.

На фоне быстро растущего влияния политического ислама и джихадистских движений на Ближнем Востоке, в Африке и Азии, Кремль понял, что возникновение, формирование и рост исламских движений в республиках Российской Федерации представляет собой серьезную угрозу безопасности. И первым предвестником этой опасности стал рост сепаратистских тенденций в некоторых российских регионах.

По данным ряда российских ресурсов, у антитеррористических органов есть список, в котором содержатся имена 15 тысяч мусульман из России, подозреваемых в связях с джихадистскими группировками. Данные граждане находятся под непрерывным контролем и подлежат периодическим допросам.

Согласно данным российской прокуратуры, из 650 дел о подозреваемых в терроризме для 150 был вынесен обвинительный приговор. Для них была установлена мера пресечения в виде лишения свободы по обвинению в принадлежности к террористической группе в соответствии с законом от 2013 года об уголовной ответственности всех тех, кто принадлежит к иностранной вооруженной группе и представляет угрозу для национальной безопасности России.

По оценкам российских экспертов Алексея Малашенко из Центра Карнеги и Романа Силантьева из Министерства юстиции РФ, в России сейчас существуют тысячи салафитских групп, и «ислам проник во все регионы России, в том числе в Сибирь и на Дальний Восток». Ученые полагают, что число салафитов среди русских составляет более 700 тысяч человек. Несмотря на то, что большинство из них не являются боевиками, количество «симпатизирующих» ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.) радикалов в России оценивается от 200 тысяч до 500 тысяч.

После заявления пресс-секретаря ИГИЛ Абу Мухаммада Кадри в июне 2015 года о создании нового вилаята под названием «вилаят Кавказ» ряд исламских движений в Дагестане, Ингушетии, Чечне, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкессии присягнули ИГИЛ и ее лидеру Абу Бакру аль-Багдади. Образовался феномен «кавказцев-джихадистов», которые распространились по Сирии и разделились в соответствии со своими взглядами на три направления. Первые объединились под эгидой организации «Исламское государство». Вторые создали группировки, поддерживающие «Джебхат ан-Нусра» — отделение Аль-Каиды в Леванте. Третьи присягнули на верность независимому от всех «Имарату Кавказ».

По разным оценкам в рядах ИГИЛ состоит от пяти до семи тысяч русскоговорящих джихадистов, что делает русский вторым языком после арабского по распространенности среди членов организации. На службе у ИГИЛ находится примерно 2400 действующих русских боевиков.

Газета «Ведомости» опубликовала заявление Генерального секретаря Совета Безопасности Российской Федерации Николая Патрушева на заседании Национального антитеррористического комитета, что «на конец 2014 года Россию покинули около 2900 человек, чтобы участвовать в боях на Ближнем Востоке». Министр иностранных дел Сергей Лавров в свою очередь в заявлении «ИТАР-ТАСС» сообщил, что «их число может достигать пяти тысяч боевиков ». Наконец, согласно отчету центра The Soufan Group, «число боевиков из бывших советских республик в ИГИЛ к 2015 году достигало 4700 человек, 2400 из которых были выходцами с российского Северного Кавказа».

Агентство Reuters опубликовало репортаж на данную тему под названием «Как Россия позволила экстремистам переехать в Сирию, чтобы сражаться в рядах ИГИЛ». Однако российская сторона отрицает свое участие в программе, целью которой было помочь русским исламистам покинуть страну в любое время. В ответ на эти обвинения со стороны Запада, Россия возложила на западные страны ответственность за просачивание террористов в Сирию и Ирак. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что «российские власти не сотрудничают или не имеют никаких дел с террористами», а также напомнил, что в заявлении МИД РФ говорится о том, что «ликвидация террористов происходит внутри российской территории». В то же время муфтий Чеченской республики Салах Межиев сказал, что те, кто вернутся в Чечню, раскаявшись в своем присоединения к ИГИЛ или к террористическим группировкам в Сирии, будут иметь возможность помилования и смогут вести нормальную жизнь.

Сирия. Россия. СКФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 мая 2017 > № 2165391


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > svoboda.org, 5 мая 2017 > № 2167995

“Путин в юбке делу не поможет”

Ярослав Шимов

"Он сказал, что у меня маленькие руки. Ну, посмотрите на эти руки – разве они маленькие? Он намекнул, что это значит, что у меня еще что-то может быть маленьким. Поверьте, тут у меня никаких проблем нет".

Этот ответ Дональда Трампа сенатору Марко Рубио, одному из его тогдашних соперников на праймериз Республиканской партии, в прошлом году повеселил всю Америку. Но не все смеялись – некоторые расстроились. А после победы Трампа на президентских выборах расстроились еще больше, посчитав – с учетом нашумевших высказываний Трампа о женщинах, – что это означает торжество неприкрытого сексизма и сильный удар по таким либеральным ценностям, как равноправие полов и отсутствие дискриминации по признакам гендера и сексуальной ориентации. Действительно, на стороне нынешнего президента США выступало немало консерваторов, полагавших, как автор этого твита, бывший конгрессмен Джо Уолш, что в гендерных вопросах чем проще, тем лучше:

“Если вы хотите жить в стране с 63 различными гендерами, голосуйте за Хиллари. Если вы хотите жить в стране, где мужчины – это мужчины, а женщины – это женщины, голосуйте за Трампа”.

В действительности гонений на почве гендера и сексуальной ориентации при президенте Трампе в США не наблюдается. Куда более печальные новости приходят совсем из других краев – например, из Чечни, где преследованиям и пыткам подверглись геи. Но гендерный облик мировой политики в последние годы на самом деле сильно изменился. На подъеме – консервативные лидеры, не только проповедующие традиционную семейную мораль (что не мешает им, к примеру, разводиться), но и нарочито демонстрирующие свою маскулинность. Очевидно, она должна ассоциироваться с силой и уверенностью в себе и вызывать почтение, поклонение и любовь граждан. У многих получается, если судить, например, по политическим успехам президента Турции Реджепа Эрдогана, недавно одержавшего победу на важном референдуме.

Однако законодателем нынешней моды на мачизм является все же Владимир Путин, считает американский антрополог, специалист по гендерным проблемам и положению женщин в посткоммунистических странах, профессор Боудин-колледжа Кристен Годси.

– Пару лет назад, как все хорошо помнят, Владимир Путин ездил на коне с обнаженным торсом, летал со стерхами, находил на дне морском древние амфоры, ездил с байкерами – словом, всячески демонстрировал свою мужественность и хорошую физическую форму. Тогда это выглядело странновато, но казалось причудами стареющего властителя – ну, бывает. Однако в последние годы нарочитый мачизм, демонстрация брутальной маскулинности стали мировым трендом. Этому, конечно, очень способствовала победа Дональда Трампа на выборах президента США. Но не Трампом единым – в том же духе выступают Реджеп Эрдоган в Турции и Родриго Дутерте на Филиппинах, Виктор Орбан в Венгрии и Бойко Борисов в Болгарии… По-вашему, откуда эта мода на "суровых, но справедливых мужиков", в чем причины?

– Я думаю, главная причина – последствия глобальной экономической рецессии, начавшейся в 2008 году. Но началось все намного раньше. Еще в 1999 году американская журналистка Сьюзан Фалуди написала интересную книгу "Застывшие: предательство американского мужчины". В ней она подробно описывает, какое влияние сокращение рабочих мест и рационализация рынка труда, перевод производств в страны с более дешевой рабочей силой оказали на миллионы мужчин. Они почувствовали, что не могут выполнять ту роль добытчиков, глав семейств, к которой привыкли. Эти люди стали пленниками глобальных экономических сил, действия которых они сами не понимали. Мужчины начали терять смысл своего существования, они почувствовали, что лишены уважения в обществе, поскольку потеряли работу и не в состоянии обеспечить семью.

В Восточной Европе и бывшем СССР дела обстояли еще хуже. В 2009 году Дэвид Страклер с группой коллег опубликовали исследование о том, как экономический кризис после падения коммунистических режимов в восточноевропейских странах отразился на здоровье населения. По их подсчетам, там за период с 1989 по 2002 годы число так называемых избыточных смертей (excess deaths – случаи смерти, превышающие средний для данного общества долговременный уровень смертности и вызванные чрезвычайными обстоятельствами – войнами, катастрофами, кризисами. – РС) в этом регионе превысило 1 миллион. Причины – резкое падение жизненного уровня, рост преступности и болезней в годы "шоковой терапии". Так вот, значительное большинство этих умерших – мужчины среднего возраста, которые погибли насильственной смертью, спились или совершили самоубийства.

Иными словами, в мире возникло нечто, что можно назвать кризисом мужчин, кризисом маскулинности. И вот этот страх, недовольство, злобу большого количества мужчин очень умно используют в своих целях Владимир Путин и подобные ему политики. Они сулят надежду – на восстановление утраченного доверия к самим себе, на уважение, на силу. Это отличная политическая стратегия, она приносит много голосов, она апеллирует к широким слоям общества. Просто Путин оказался одним из первых, кто это почувствовал, и, исходя из этого, начал очень ловко выстраивать свой имидж "отца нации" и альфа-самца. Другие лидеры взяли на вооружение путинскую стратегию, потому что она очень эффективна.

– То есть вы, видимо, согласны с историком Тимоти Снайдером, который недавно написал о "хрупкой маскулинности", на которую опираются сегодняшние лидеры-мачо. Означает ли это, что из "отцов нации" непременно получатся диктаторы? Может быть, это скорее политическое шоу – или все-таки нечто более серьезное?

– Мне кажется, это не только шоу. Но тут более сложная ситуация. Дело в том, что феминизм и права женщин оказались включены современным капитализмом в его арсенал борьбы за глобальное господство – против остатков патриархального общества, к чертам которого относится доминирование мужчин. Недаром одним из самых ярких критиков глобализации является Папа Римский, а ведь это в каком-то смысле одна из главных патриархальных фигур на планете. В результате нынешние лидеры-мачо, критикуя глобализацию и неолиберальный капитализм, выбирают авторитарные идеи, потому что демократия ассоциируется как раз с капитализмом и крушением патриархального мира. Главная их идея: для того, чтобы вернуть утраченное благополучие и национальную гордость, нужно демонтировать демократию. Именно этим успешно занимается последние пару лет, например, турецкий президент Эрдоган, не говоря уже о Путине. Ведь мачо должен самоутверждаться – в данном случае за счет того, что раздавит любое сопротивление своей политике. И да, это не шоу, это очень опасно.

– С другой стороны, а какая демократия возможна в обществе, где все ощущают себя угнетаемым меньшинством? Вы говорите, что жертвы глобализации, в основном белые мужчины, отцы семейств, чувствуют себя униженными и находящимися в опасности. Но точно такие же ощущения, по другим причинам, у многих женщин, у представителей расовых, сексуальных меньшинств и так далее. Такое общество неизбежно будет расколото.

– Да, это как раз проблема, с которой мы столкнулись в Соединенных Штатах. При этом, кстати, если говорить о "сердитых белых мужчинах", то раздражены и недовольны не только они, но и их жены – за Трампа голосовало немало женщин. У определенной, и немалой, части общества есть тоска по традиционной семье – точнее, по ее идеализированному образу. Я антрополог, мое дело – разговаривать с людьми, чтобы понять, как они смотрят на мир. И мне кажется, что мы, те, кто заинтересован в сохранении плюралистического общества, в том числе журналисты и интеллектуалы, должны научиться слушать, понимать, на что и почему люди жалуются. А не списывать их со счетов как "убогих". (Соответствующее выражение – basket of deplorables – употребила по отношению к избирателям Дональда Трампа в ходе предвыборной кампании 2016 года Хиллари Клинтон. – РС). Я уверена, что даже многие из тех, кому совсем не нравятся авторитарные и патриархальные идеи и представления, согласятся с тем, что возмущенные и обиженные часто имеют право на возмущение и обиду. Сейчас задача, по крайней мере у нас в Америке, – направить это недовольство в конструктивное русло в рамках демократии.

– Пока слушать друг друга, мне кажется, не очень получается. Недавно были сообщения о том, как студенты университета в Беркли устроили беспорядки перед выступлениями там правых публицистов Майло Яннопулоса и Энн Коултер. В Европе мы видим острую конфронтацию между сторонниками Евросоюза и националистами, ее апогей – нынешние выборы президента Франции. В России общественный диалог вообще вести почти невозможно, потому что его свобода жестко ограничивается властями. Тупик?

– Я для начала скажу о Беркли – я когда-то там училась и хорошо знакома с ситуацией. Совершенно однозначно: абсолютное большинство студентов, протестовавших там, вели себя мирно. Но к ним присоединилась небольшая радикальная группа, которая и спровоцировала беспорядки. В результате СМИ изобразили всех протестующих как хулиганов. Это типично для всей проблемы, о которой мы говорим: нужно видеть нюансы и различать оттенки – по обе стороны баррикады. Поменьше эмоций и при этом побольше открытости. Я согласна, это очень непросто в нынешнем политическом климате – но не думаю, что невозможно. Понятно, что белые расисты вряд ли сядут за один стол с активистами радикальных организаций афроамериканцев. Но те, кто находятся более или менее посередине, а таких всегда больше, – почему нет? С одной стороны, есть те же студенты из Беркли (я имею в виду их мирное большинство), которым не нравится язык ненависти (hate speech) правых публицистов. С другой – множество людей, которых раздражает либеральная политкорректность, которые видят угрозу для себя в расширении влияния различных меньшинств, но тем не менее сохраняют достаточно здравого смысла, чтобы вести диалог. Однако общая тенденция, не только в Америке, но и в Европе – вымывание, исчезновение центра, постепенное смещение большинства к политическим полюсам. Это большая опасность.

– Если вернуться к теме мачистской политики, с которой мы начали, то нельзя не обратить внимание на то, что вместе с "отцами наций" на мировой сцене хватает и политиков-женщин: Ангела Меркель, Тереза Мэй, Марин Ле Пен… Можно считать их альтернативой "хрупкой маскулинности"?

– Нет, не думаю. Конечно, надежда умирает последней, но все-таки это факт: женщины могут поддерживать патриархальные устои и ценности в не меньшей мере, чем мужчины. Марин Ле Пен однозначно проповедует возврат к идеалам патриархальной, националистической Франции. Тут совершенно не важно, что она женщина. Ангела Меркель – более сложный случай. Но, как бы то ни было, мы не можем автоматически считать каждую женщину-политика противницей или альтернативой мачизму. Более того, есть политики-мужчины с куда более сбалансированным поведением, не нуждающиеся в какой-либо мачистской браваде – тут можно вспомнить Барака Обаму. Как раз объективный, дипломатичный, рациональный подход – возможно, именно то, что сейчас нужно. Конечно, здорово, что женщины в политике есть, и хорошо бы, чтобы их было больше. Но сейчас дело в том, что нужно бросить вызов вот этому путинскому мифу, будто только "настоящий мужик", авторитарный лидер с набором мачистских качеств, способен решать серьезные проблемы.

– В посткоммунистических странах доминирование политиков-мужчин остается однозначным. А если какая-то женщина в этой сфере и появляется, то она играет по "мужским" правилам и ведет себя соответственно – в качестве примера, мне кажется, здесь годится Юлия Тимошенко. В чем тут дело? Это наследие социализма, который на последнем этапе был властью мрачных стариков?

– Я бы сказала, что почти наоборот. С точки зрения идей женской эмансипации как раз период посткоммунизма, как ни странно, – это во многом возвращение к патриархальности, к представлениям о том, что место женщины – прежде всего дома, на кухне. В Восточной Европе это оказалось связано с подъемом национализма и представлениями о "правильном" устройстве национального государства, в число которых входит и семейный традиционализм. В этом смысле произошло отторжение наследия социалистических времен, когда, объективно рассуждая, для прав женщин было сделано много: возможность получить образование, работать, реализовывать себя, хотя присутствие женщин в политике и тогда было небольшим. Это совсем не означает, что я не замечаю или оправдываю негативные и отвратительные стороны коммунистических режимов. Но если говорить именно о правах и социальной защите женщин, то в этой области после 1989–91 годов многое было потеряно. При этом западное феминистское движение как раз тогда начало активно интересоваться посткоммунистическим миром – это и финансирование Евросоюзом соответствующих проектов, и поддержка американскими феминистками "родственных" НКО в странах Восточной Европы, и поездки в этот регион – с общими впечатлениями, сводимыми к фразе "О Боже, да здесь ужасная ситуация!". При этом о предшествующей ситуации они обычно ничего не знали.

И получилось так, что в сознании восточноевропейцев феминизм и борьба за права женщин стали ассоциироваться с западным влиянием, с какой-то привнесенной извне модой. В итоге эти страны вначале отказались от той части социальных завоеваний, которыми женщины пользовались при прежнем режиме, а потом отвергли и западный феминизм как нечто чуждое. Это очень заметно, например, в Польше, Венгрии, России и большинстве бывших республик СССР. Такая ситуация законсервировала патриархальный дух тамошней политики, в которой женщинам не пробиться наверх, если они сами не олигархи с маскулинными замашками. Изменить это будет очень трудно.

– То есть даже если случится чудо и, к примеру, преемницей Владимира Путина на посту президента России станет женщина, это не изменит ситуацию? Политика в посткоммунистическом мире останется по преимуществу мужским делом и соревнованием альфа-самцов?

– Посмотрите на Великобританию времен Маргарет Тэтчер. Никто не сделал для разрушения системы социальной защиты британских женщин больше, чем Маргарет Тэтчер. Ну, или вообразите себе президентство Сары Пэйлин в США, а ведь она выдвигалась в вице-президенты. То, что главой государства или правительства является женщина, само по себе еще ничего не значит. Напротив, мужчина у власти, способный без предубеждений смотреть на ситуацию и симпатизирующий идее равноправия женщин, может быть куда полезнее. Важна сама суть политики. То, что мы видим сейчас, эта выставляемая напоказ маскулинность, – это попытка смешать гендерную идентичность и политическую позицию. Причем это не всегда срабатывает, поскольку та же Марин Ле Пен выступает в роли, ассоциирующейся в массовом сознании скорее с мужчинами: она олицетворяет жесткий консервативно-националистический курс. Так что я не думаю, что появление “Путина в юбке” как-то улучшило бы положение женщин в России. Само по себе это делу не поможет. Все сложнее, и мы убедились в этом в Соединенных Штатах, где множество женщин голосовали за Трампа – против Хиллари.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > svoboda.org, 5 мая 2017 > № 2167995


Иран. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 5 мая 2017 > № 2166935

КСИР Ирана является наиболее мощным определяющим фактором на Ближнем Востоке

Спикер иранского парламента (меджлиса) Али Лариджани заявил, что Корпус стражей Исламской революции (КСИР) является наиболее мощным определяющим фактором на Ближнем Востоке, и ключом для устрашения врагов страны, сообщает Mehr News.

"Те группы, которые предприняли определенные шаги против Ирана в прошлом, должны знать, что они не скрыты от глаз. Мы знаем, с какими странами они находятся в контакте и где они получают деньги", - сказал Али Лариджани в четверг.

Он также отметил, что КСИР имеет хорошую разведывательную структуру, добавив, что "сегодня КСИР имеет хороший уровень бдительности. Другим странам следует отметить, что Иран не обратил свой взгляд на них, и не стремится к конфронтации, но если они примут любые враждебные меры против нас, тогда они столкнутся с мощным противником".

Иран. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 5 мая 2017 > № 2166935


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 5 мая 2017 > № 2166896

Кандидат в президенты Ирана Эбрахим Раиси получил поддержку мощных политических структур

Две мощные консервативные структуры из лагеря "принципалистов" выступили в поддержку основного претендента действующего президента Хасана Роухани, смотрителя священной гробницы имама Резы в Мешхеде Эбрахима Раиси на предстоящих президентских выборах, сообщает ISNA.

Общество учителей семинарии Кума, ассоциация, основанная в 1961 году, объявила в своем заявлении, что его высший совет решил после продолжительных дискуссий и консультаций видных клириков поддержать Раиси, как "сильнейшего кандидата".

Оно призвало избирателей способствовать продвижению социальной справедливости и борьбы с бедностью, коррупцией и дискриминацией, заполняя избирательные бюллетени, сообщает ISNA.

Исламский революционный фронт сопротивления, ответвление Объединенного фронта принципалистов, сформированный в 2012 году, издал отдельное заявление о поддержке Эбрахима Раиси.

Он заявил, что Раиси, после обретения многолетнего опыта работы в судебной системе Ирана и служения людям в качестве хранителя святыни имама Резы [мир ему] в "революционной" манере, сможет выполнить "невыполненные обещания" нынешней администрации, "урегулировать экономические проблемы и создать новые рабочие места для молодежи".

Раиси сосредоточил свою кампанию на экономике, пообещав поддержать отечественных производителей, создать миллионы рабочих мест для безработных и проявить заботу о нуждающихся.

Он, наряду с другим выдвиженцем принципалистов - мэром Тегерана Мохаммадом Бакером Калибафом, раскритиковал Роухани за неспособность решить экономические проблемы Ирана.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 5 мая 2017 > № 2166896


Афганистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 5 мая 2017 > № 2166601

Россия надеется на конструктивный вклад Гульбеддина Хекматьяра в стабилизацию ситуации в Афганистане, заявила на недавнем брифинге пресс-секретарь МИД РФ Мария Захарова.

Напомним, что в начале этой недели глава Исламской партии Афганистана («Хизб-и-Ислами») вернулся в страну впервые после подписания соглашения о примирении с правительством республики. В Кабуле лидера ИПА встретили первые лица Афганистана, в том числе президент Мохаммад Ашраф Гани и глава исполнительной власти Абдулла Абдулла.

За первую неделю пребывания на родине Гульбеддин Хекматьяр успел сделать ряд политических заявлений, в одном из которых призвал Гани и Абдуллу уладить имеющиеся между ними разногласия. В случае неудачи в деле разрешения спорных вопросов между первыми лицами лидер «Хизб-и-Ислами» предложил одному из высокопоставленных государственных деятелей уйти в отставку.

Предложения, озвученные Хекматьяром, успели привлечь внимание российского внешнеполитического ведомства, пресс-секретарь которого признала наличие у Хекматьяра значительных политических амбиций.

«Надеемся, что Г. Хекматьяр сможет оказать стабилизирующее воздействие на развитие внутриполитической ситуации в Афганистане, а также стимулировать продвижение процесса национального примирения в этой стране», – заключила в своём выступлении Мария Захарова.

Афганистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 5 мая 2017 > № 2166601


Дания. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 мая 2017 > № 2165383

Датский эксперт: русские полощут нам мозги

Кристиан Нобель (Christian Nobel)? Politiken, Дания

«Раньше мы воспринимали войну как нечто линейное, которое, например, начинается в 1939 и заканчивается в 1945 году. Такого больше нет. В России сегодня говорят: „Россия находится в состоянии войны с Западом. Мы не знаем, когда война началась, но мы можем с уверенностью сказать, что она никогда не кончится"».

Это говорит старший научный сотрудник Датского института международных исследований Флемминг Сплидсбуэль Хансен (Flemming Splidsboel Hansen) в связи с хакерскими атаками на датскую оборону, за которыми, по мнению министра обороны Клауса Йорта Фредриксена (Claus Hjort Frederiksen), стоит Россия.

Министр обороны заявил недавно в интервью с Berlingske, что двойная угроза со стороны России в форме хакерской атаки и распространения ложных новостей является б?льшей угрозой для Дании, чем традиционные военные действия.

И Флемминг Сплидсбуэль Хансен согласен с этим. Он объясняет, как будущая война с Россией является войной, где почти не раздаются выстрелы, и где удары наносятся в средствах массовой информации и за компьютерами, а не на фронте.

«Россия считает, что находится в непрерывной войне с Западом, но это то, что мы называем некинетической войной. В России больше не считают кинетику, то есть военные действия, главным элементом войны. Другими словами, мы достигли такого состояния, когда у нас может идти война, в которой вообще не будет сделано ни одного выстрела».

Невоенное ведение боевых действий означает хакерские атаки, распространение дезинформации и пропаганду. Хакерские атаки могут произвести разрушительные действия: например, когда иранская атомная программа была отброшена на один год назад в результате хакерской атаки, или когда проводятся хакерские атаки с целью получить компрометирующие сведения, как мы это видели во время американской избирательной кампании, когда было совершено хакерское нападение на Демократическую партию.

Целенаправленная дезинформация и распространение ложных новостей не является новым элементом войны, новое здесь заключается в том, что информация эффективно и быстро может распространяться в традиционных СМИ и социальных сетях. Флемминг Сплидсбуэль Хансен объясняет: «Социальные сети — это то, что мы называем усилителем, то есть свою пропаганду или дезинформацию можно распространять быстро, массово и, как мы предполагаем, эффективно».

Например, волонтерская организация «Белые каски» в Сирии описывается в российских СМИ как связанная с Аль-Каидой (организация запрещена в России). И когда такая информация распространяется мгновенно в традиционных СМИ и в социальных сетях, она может повлиять на то, как люди воспринимают участие Запада в Сирии. Если возможно оказать воздействие на людей на Западе, чтобы у них появилась такая точка зрения, и сказать: «Смотрите, нас обманывают, фактически это русские выполняют всю работу, это они борются с Исламским государством (организация запрещена в России), а мы сражаемся лишь за американские нефтяные компании», то это хорошо для русских интересов в Сирии.

В НАТО опасаются русского пропагандистского аппарата и потенциальных хакерских атак, потому что это эффективный военный инструмент, который может быть превращен в результат — в форме политического влияния и власти.

Например, Россия в перспективе может повлиять на единство народа в Литве и Латвии, распространяя информацию о коррумпированных политиках. Или с помощью хакерских атак получая информацию о политических противниках, чтобы опередить их во время переговоров.

И это одна из причин, почему Россия в настоящий момент наращивает свои усилия в этой области.

«Идея заключается в том, что если все сделать правильно и думать с прицелом на будущее, думать тщательно и умно, то можно достичь своей цели, не прибегая к военным средствам. Но в войне мы увидим соединение и того и другого, кинетики и военных действий».

Угроза Дании

Если верить Клаусу Йорту Фредриксену (Claus Hjort Frederiksen), то невоенная часть войны в будущем будет расширяться, что подтверждает русский министр обороны Сергей Шойгу, которые ранее признал, что в России есть так называемые «информационные части». Поэтому армия должна точно определить, как она будет вооружаться в будущем. Флемминг Сплидсбуэль Хансен говорит: «Мы сталкиваемся с необходимостью модернизировать громадный ящик инструментов, и нам нужно подумать, что же у нас должно там быть. Речь идет о том, чтобы иметь противоракетную оборону, танки, новые боевые самолеты, а также всю электронную часть, где мы тоже должны вооружаться. Нам нужно много, очень много, а у нас нет средств на все».

И когда речь заходит о некинетической войне, то есть об электронной области, дезинформации и ложных новостях, то Дания может здесь слишком мало, считает он.

«Если ты сидишь в России и думаешь: «Что же происходит там, в партии „Альтернатива?", то тебе нужно только нажать на кнопку и послать e-mail, а там, в „Альтернативе", есть кто-то, кто открывает это письмо, чтобы увидеть веселый мем, и вот уже ты можешь получить там информацию».

Поэтому существует необходимость в электронной области быть более внимательным, чем раньше. По словам Сплидсбуэля, в армии уже занимаются электронным вооружением. Однако гораздо труднее защищаться от дезинформации, потому что в современном медийном мире слухи и новости распространяются быстрее, чем лихорадка в высшей школе.

«В армии и центральной администрации вынуждены иметь некую кнопку, на которую можно нажать, чтобы в экстремальной ситуации быстро связаться со СМИ и сказать: „Можете вы сейчас остановиться? Дайте нам два часа". Конечно, нажимать на такую кнопку нужно очень и очень редко. Но могут сложиться ситуации, способные вызвать опасения возникновения беспорядков».

Пример того, как это работает на практике, мы видели, когда распространялась история о том, что немецкие солдаты изнасиловали женщину. Власти обратились к ведущим СМИ с просьбой остановиться и уладили вопрос с этой историей. Она, вероятно, была запущена Россией, чтобы дискредитировать солдат НАТО в этой районе.

Один за всех и все за одного

В 2015 году в ЕС создали группу East StratCom Task Force, задача которой заключалась именно в том, чтобы бороться с дезинформацией и пропагандой России.

Но хотя война будущего в большой степени будет проходить в нашем мозгу и компьютерах, сотрудничество в НАТО имеет по-прежнему больше значение, Флемминг Сплидсбуэль Хансен говорит: «НАТО решает в настоящее время трудный вопрос о том, нужно ли дать новое определение тому, что такое война, является ли хакерская атака военным действием, и когда мы можем ответить на нее. Например, в 2007 году на Эстонию была совершена хакерская атака, когда эстонцы попытались привлечь НАТО к участию в конфликте. Было много рассуждений на эту тему. Русским может придти в голову подойти к границе статьи 5, чтобы посмотреть, где находится болевая граница НАТО».

Статья 5 является той частью устава НАТО, которая обязывает страны НАТО рассматривать нападение на одну из стран альянса как нападение на все страны НАТО. Это называют клятвой мушкетеров. И если НАТО решит в экстремальной ситуации, что войну можно вести без применения оружия, то хакерская атака может рассматриваться как военное действие.

Сплидсбуэль: Я вижу некое движение и размышления в США и России в направлении того, что кинетика уходит полностью, и что война будет проходить в когнитивной и электронной области.

Politiken: Но когда русские нападают на нас с ложными новостями, это ведь лучше, чем нападение с порохом и пулями?

— Согласен. Но в то же время это неприятно, потому что это происходит в когнитивной области. Борьба происходит в области восприятия действительности. В этом нет ничего нового. Но сегодня это происходит другим и более изощренным способом, который трудно идентифицировать. Это немного напоминает программу «Полощу тебе мозги» (Fuckr med dn hjrne). Некто пытается полоскать нам мозги, Думаю, что многим это кажется очень неприятным.

— Вас это беспокоит?

— Я обычно говорю, что я не особенно обеспокоен, но теперь я изменил свое мнение. Когда кто-то встает и говорит что-то, и известно, что это что-то неправильно, то мне становится не по себе. В последние годы все это стало хуже, и не только из-за России. Это вошло и в мейнстрим западной политики и западных СМИ.

Дания. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 мая 2017 > № 2165383


Финляндия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 мая 2017 > № 2165377

Марш российской государственной машины?

Марш секурократии в столице Финляндии

Арто Луукканен (Arto Luukkanen), Uusi Suomi, Финляндия

9 мая в Хельсинки собираются провести акцию «Бессмертный полк». В последние годы эта акция у восточного соседа стала очень популярным способом вспоминать жертвы Второй мировой войны и победу над фашистской Германией. Речь идет об охватившей народ традиции праздновать прошлое своей страны. За участие в этом мероприятии участникам не требуется платить деньги. Люди всех возрастов с искренним энтузиазмом выходят на улицы на продолжительное время.

Этот марш собираются привезти в Финляндию и организовать его в Хельсинки. Организатором выступает «новая русскоязычная организация RUFI». Похоже, акция приобретает большие масштабы и становится международной. Эти марши собираются проводить и уже проводят в Латвии, Норвегии и вплоть до самой Африки.

В сообщении RUFI говорится, что эта абсолютно новая организация хочет на встрече, предназначенной для местного русскоязычного населения, привлечь людей «на полчаса для важного дела». По-видимому, участникам марша будут раздавать георгиевские ленточки.

Вероятно, этот марш предназначен для того, чтобы сделать искусственное дыхание вышеупомянутой организации, поскольку ее место еще не очень понятно финским русским.

В Фейсбуке она позиционирует себя следующим образом: объединение «предназначено как для финнов, так и для проживающих в Финляндии русских, основателями организации являются представители обеих национальностей. Целью организации является наведение мостов между Финляндией и Россией, а не подстрекательство к агрессии или создание провокации, как предполагают некоторые комментаторы».

С какой стати?

То, что хорошо в России, не очень умно делать за границей.

Организация RUFI — очень маленькая и находится в самом начале своего пути. Совсем другое дело, если на место проведения акции привезут российские СМИ, пропагандистов и ораторов, чтобы объявить о «притеснении соотечественников».

Многие финские русские не без основания спрашивают: почему этот марш организуется в стране, против которой воевал Советский Союз, но у которой сейчас хорошие отношения с Россией? Зачем хотят нарушить мирные отношения?

Возможно, речь идет о так называемом местном порыве и отчаянной попытке активистов. Может быть, они хотят направить активность местных русских в политическое русло? Сама организация выглядит неубедительно: за ней стоят абсолютно разные силы, спонсоры и помощники: организации Mosaiikki oy и RAY oy, а также город Ювяскюля. Что касается финансирования, то можно сказать, что организация находится в стесненных условиях. Например, до настоящего момента RUFI получала помощь от Министерства образования и культуры.

Незначительная поддержка финских русских и большая поддержка России

Организаторы марша не получили безоговорочной поддержки у русского населения в Финляндии.

По мнению многих, финнам не нравится это мероприятие, и, возможно, было бы лучше, например, собрать деньги на мероприятие, подходящее обеим сторонам, а не провоцировать финнов.

Некоторым преданным сторонникам мероприятия наплевать на эти мнения, они только делают упор на то, что в Финляндии существует свобода собраний, и поэтому подобное мирное шествие запрещать нельзя. Однако похоже, что проект не очень продвигается. Большая часть русского населения нашей страны не очень воодушевилась этой идеей; как сказал один из комментаторов в социальных сетях: «эта страна дала мне так много».

В Финляндии существует свобода собраний. Подобную демонстрацию можно организовать в том случае, если власти ее не запрещают. Остается только догадываться, захочет ли местное русское население вмешиваться в авантюру, которая попахивает российской гибридной операцией.

Откуда растут ноги

За всем этим, очевидно, стоят силы намного авторитетнее и весомее RUFI: головная организация культурных центров «Россотрудничество» поддерживает и организует такие марши по всему миру. Мероприятие связано также с организацией соотечественников ОСОРС и «спасением» русского военного кладбища в Хельсинки.

Организацию всего мероприятия можно проследить вплоть до правительства России.

Именно поэтому задача крошечной организации RUFI очень сложна: нелегко действовать по указанию сверху.

А ведь есть еще здравый смысл и рассудок: каждый живший в России русский получил прививку от пропаганды. Проживающие в Финляндии русские — очень мудрые и много повидавшие люди: каждый из них понимает, откуда растут ноги.

Может быть, получится так, что по улицам Хельсинки 9 мая пройдут с георгиевской ленточкой только несколько действительно преданных России людей. С другой стороны, они хотят, чтобы о них напечатали в газетах — это сейчас необходимо Москве. И они это получат.

К чему такие помпезные марши?

Со стороны кажется, что в Финляндии зачем-то хотят создать своего рода финского Бронзового солдата. Аргументация всего мероприятия кажется надуманной. Этой стране не подходит бравада, ее расценивают здесь более серьезно, чем, возможно, хотелось бы. Самый главный вопрос: зачем разжигать такую конфронтацию? Или речь идет о ссоре ради ссоры?

Сторонний наблюдатель задумается и о том, что детали этого мероприятия, вероятно, не рассматривали те, кто действительно знает Финляндию. В курсе ли российский МИД об этом авантюризме и духовной партизанщине? Каким образом марш нескольких отчаянных людей улучшит отношения между нашими странами? Финляндия — действительно хороший сосед, но Москва больше «не верит слезам»? Или внешняя политика России делается не только в МИДе?

Если этот марш запланирован таким же торжественным, как, например, марш протестантов в Северной Ирландии в годовщину битвы на реке Бойн, то это означает политическую авантюру, к участию в которой хотят привлечь как можно больше массовки. Это образцовый пример помпезного марша и глупого противостояния. Протестанты ежегодно проходят маршем, потому что король-протестант Вильгельм III Оранский разбил войска монарха-католика Якова II в 1690 году. По мнению католических жителей республики, проведение этого марша — насмешка. Худшее заключается в том, что марш проходит через католический район Белфаста Ардойн. Для протестантов, в свою очередь, это способ «вспомнить павших».

Почему я не понимаю этой бравады?

Представьте себе, если бы я прошел по улицам Выборга с маршем против преступлений Зимней войны? Мой марш продлился бы не больше минуты. И в нем не было бы никакого смысла. Стереотипы и события прошлого легко разжечь, но их трудно погасить.

После таких маршей мне будет трудней рассказывать своим ученикам о важности русского языка, культуры и истории. Отношение изменится. Оно повлияет и на стереотипы финнов. Будет легче верить, что Россия — агрессивное империалистическое государство, которое только и хочет компенсировать свои внутренние трудности за счет внешних беспорядков.

А что, если во время марша будет применена сила или возникнут беспорядки? О чем будут кричать российские СМИ, прибывшие на место событий? Тогда станет ясно, что речь идет о какой-то темной провокации, так называемой провокации под чужим флагом.

К счастью, русское меньшинство в Финляндии представляют разумные люди.

Они хотят жить в этом обществе по его законам, обычаям и привычкам. Как и мы, финны.

PS: Стоит обратить внимание, что в Белоруссии использование так называемой георгиевской ленточки запрещено всем, кроме пенсионеров. В маршах используется белорусская символика.

Доцент Арто Луукканен (Arto Luukkanen) — специалист по России и Восточной Европе в Ренвалл-Институте при Хельсинкском университете, сторонник партии «Истинные финны» (Perussuomalaiset).

Финляндия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 мая 2017 > № 2165377


Сирия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 мая 2017 > № 2165360

Сирийский оппозиционный деятель: от международного сообщества требуется еще большая поддержка и переговоры

Эрина Такахаси (Erina Takahashi), «Нихон кэйдзай», Япония

Даже после американского ракетного удара в Сирии, который был нанесен 6 апреля, перспективы завершения гражданской войны отсутствуют. Обостряется конфронтация между США и Россией, которая поддерживает администрацию Асада. О гражданской войне в Сирии и российско-американских отношениях мы поговорили с представителем вашингтонского Института изучения Ближнего Востока и оппозиционером, выступающим против администрации Асада, Ибрагимом аль-Ассилом.

Эрина Такахаси: США и так далее настаивают, что 4 апреля администрация Асада применила на северо-западе Сирии химическое оружие.

Ибрагим Аль-Ассил: 100% это сделала именно администрация Асада. Дело в том, что истребители и вертолеты есть только у властей. В этот раз были сброшены бомбы с отравляющими веществами. Власть применяет химическое оружие с 2013 года. Тем не менее проблема не только в химическом оружии. С 2011 года, когда началась гражданская война, погибло более 500 тысяч человек. Большая часть из них была убита не химическим оружием.

— Россия покрывает администрацию Асада.

— Россия находится на стороне врагов и преступников. Россия знает все об администрации Асада. Они знают, какое есть оружие и какие они наносят удары. Их заявлениями о том, что они ничего не знают, можно только удивляться. России следует играть конструктивную роль и принимать меры, чтобы прекратить варварские действия.

— Как вы относитесь к американским ракетным ударам в Сирии?

— Я за. Администрация Асада уже шесть лет убивает собственный народ при помощи различных вооружений. Первостепенная задача — это защита собственных граждан. Необходимо оказывать военное давление на администрацию Асада, чтобы прийти к переговорам по политическому решению. Нужно подготовить обстановку, которая откроет путь к переговорам. Я считаю, США нанесли точные удары по базам ВВС, чтобы не было жертв среди гражданских.

— Каким гонениям администрация Асада подвергала народ?

— В 2002 году был арестован и подвергся пыткам мой друг, который занимался спокойной деятельностью в небольшом городе под Дамаском: он проводил кампанию за запрет курения. Власть запрещает даже такое умеренное движение. В 2011 году мы поднялись, потребовав перемен. Тем не менее мы столкнулись с насилием властей. Меня арестовали в ноябре в Дамаске. Сразу же после того, как я принял участие в спокойной антиправительственной демонстрации. Меня избили прямо на улице и увезли в тюрьму. Там меня пытали и допрашивали четыре дня. После этого я ни разу не возвращался в Дамаск.

— Что происходит в регионах, которые находятся под контролем оппозиции?

— На севере, который контролируют ополченцы, я был несколько раз в 2013 и 2014 году. Ситуация там далека от идеала. Там находились различные вооруженные формирования. Тем не менее там лучше, чем в регионах, которые находятся под контролем Асада. Правительство пугает людей: «хаос или власть». С 2011 года многих активистов арестовали, пытали и казнили. Пытка пугает больше всего, это хуже смерти. Людей, которые хотят мира, преследует как власть, так и «Исламское государство» (запрещена в РФ — прим. ред.). Ситуация ухудшилась из-за того, что власти и российские войска наносили авиаудары по больницам и складам для оказания помощи. Общественные организации делают многое в условиях ограниченной помощи: поддерживают больницы и школы, собирают информацию о насилии. От мирового сообщества требуется еще больше помощи и переговорных усилий для того, чтобы остановить бомбардировки и массовые убийства.

— В каком положении находятся граждане?

— За шесть лет гражданской войны многие семьи меняли свои дома несколько раз. Дети не могут ходить в школу. Общественные организации пытаются проводить занятия, однако это крайне сложно из-за постоянной бомбежки. Большая часть сирийцев не поддерживает администрацию Асада. Власти пользуются поддержкой России и Ирана, применяя военную силу. Жертв уже больше 500 тысяч, но люди не будут подчиняться администрации Асада. Любое правительство будет лучше Асада. Нам нужны перемены, чтобы Сирия стала лучше.

Сирия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 мая 2017 > № 2165360


США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 мая 2017 > № 2165087

Washington Post: Приход Трампа стал подарком для «диктаторов» во всем мире

Теперь они слышат от «лидера свободного мира» лишь похвалы

Своим положительным отношением к диктаторам президент США Дональд Трамп лишь укрепляет их позиции, в отличие от своих предшественников, которые общались с ними, хотя бы стремясь к высшему благу, пишет Энн Эплбаум в статье для The Washington Post.

Так, отмечает автор, каждый президент США в недавней истории по тем или иным причинам встречался с «диктаторами». Франклин Рузвельт поделил Европу с Иосифом Сталиным на Ялтинской конференции. Ричард Никсон ездил в Пекин, где встречался с Мао Цзэдуном, тогда как его соратник по Республиканской партии Рональд Рейган принимал в Белом доме президента Филиппин Фердинанда Маркоса с его супругой. При этом большинство глав Белого дома встречалось с принцами Саудовской Аравии либо в Вашингтоне, либо в Эр-Рияде.

Контакты неизбежны, как иногда и сделки, которые часто оправдываются тем, что они являются унизительными жертвами во имя большего блага. В ходе холодной войны США часто поддерживали вопиющих авторитарных лидеров против столь же вопиющих, по мнению автора, коммунистических движений. Причины, по которым это делалось, лучше всего высказала Джин Киркпатрик, бывший постпред США при ООН, заявившая, что авторитаризм изменить можно, а вот коммунизм — нет, ибо его «тоталитарные стремления убивают коммерцию, религию, гражданское общество и многое другое».

Такое убеждение оказалось ошибочным — после 70 лет коммунизм развалился, тогда как проводимая США политика часто приводила к негативным последствиям, например, во Вьетнаме. Однако даже наиболее постыдные теперь встречи по меньшей мере были частью более широкой стратегии. Когда Рейган принял у себя Фердинанда Маркоса в 1982 году, он старался говорить об истории американо-филиппинской дружбы, «основанной на общих истории и идеалах». Рейган также высоко оценил конституцию островного государства, в которой воплощены «независимость, свобода, демократия, справедливость и равенство».

Когда же дело касается президента Трампа с его частными и очевидно положительными заявлениями в адрес «диктаторов», тех же ожиданий нет. В его восхищение теми, кто, как считает автор, занимается пытками и убийствами своих оппонентов, не содержится никаких исторических или этнических нюансов, никаких отсылок к умопостигаемым идеалам. Для примера можно сравнить высказывания Рейгана, сделанные в 1982 году, с замечаниями Трампа по случаю визита в Вашингтон «жестокого диктатора» Египта Абдул-Фаттаха Халила ас-Сиси.

«Я хочу, чтобы все знали, если есть какие-либо сомнения, мы поддерживаем Сиси самым активным образом, — заявил Трамп.— Он сделал фантастическую работу в очень сложной ситуации».

Несмотря на аресты тысяч человек и пытки, как отмечает автор, и заключение за «ведение независимых благотворительных учреждений или организаций», риторика Трампа носила не только позитивный, но и личный характер. Президент Египта, заявил Трамп, был «очень близок ко мне с первого раза, как я его встретил».

Для Сиси эта встреча была крайне важна, поскольку она поспособствовала консолидации его власти в стране и оправданию его жестокости. Звонок с поздравлением Трампа президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану после его победы на референдуме, а также приглашение главы Филиппин Родриго Дутерте будут иметь такой же эффект.

«Знаете, он очень популярен на Филиппинах, — отметил Трамп. — У него очень высокий уровень поддержки на Филиппинах».

Ни за одним из этих словесных превознесений не стоит четкой стратегии. В некоторых случаях подобная риторика может поспособствовать интересам президента. У Трампа инвестиции на Филиппинах и в Турции, с которых он получает, считает автор, неразглашаемый доход. Более того, Дутерте уже направил делового партнера Трампа на пост специального посланника Манилы в США. Нет также оснований считать, что подобный курс имеет более глубокие дипломатические цели или является частью умной игры.

Напротив, Трамп испытывает очевидное восхищение перед странными и жестокими лидерами, такими как Ким Чен Ын, которого президент-республиканец назвал «хитрюгой», заявив, что был бы польщен встречей с ним. Все это соответствует устоявшейся у него практике. Он сознательно работал с коррумпированными или иным образом нечистыми на руку деловыми партнерами прежде — например, он посчитал допустимым войти в партнерские отношения с союзниками Корпуса стражей исламской революции Ирана при возведении роскошного объекта недвижимости в Азербайджане.

Из-за того что Трамп делает столь большое число вопиющих высказываний каждый день, легко не заметить, насколько значительна смена парадигмы и какими реально будут последствия на местах. Так, на протяжении 70 лет, подчеркивает автор, США способствовали поддержанию мира благодаря системе альянсов, основанных на общей вере в демократию.

В течение того же периода президенты США поддерживали эти альянсы как риторически, так и экономически и военным путем. И США получали выгоду от такой поддержки. Теперь же, когда президент США не проводит различий между диктатором и демократом, можно ожидать, что первые усилят свои позиции и будут проводить более агрессивную политику. При этом демократические альянсы ослабнут, как и мир и процветание.

Таким образом, заключает автор, стоит ожидать, что люди будут искать морального лидерства в других местах. Такие качества, как считает автор, и показала канцлер ФРГ Ангела Меркель, когда она призвала президента России Владимира Путина прекратить репрессии мужчин нетрадиционной ориентации. Именно такую риторику привыкли слышать от «лидера свободного мира», теперь же её можно ожидать только от Меркель.

Александр Белов

США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 мая 2017 > № 2165087


Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 мая 2017 > № 2165064

Рейтинг влияния глав субъектов Российской Федерации в апреле 2017 г

АПЭК

Трендом месяца становится укрепление позиций исполняющих обязанности глав регионов, которые готовятся к собственным выборам в сентябре 2017 года. В то же время теряют позиции губернаторы, в регионах которых наблюдается рост внутриэлитного противостояния и протестной активности.

В Крыму найден пароход с награбленными гитлеровцами сокровищами

Захарова о деятельности США: у нас есть сенсационная информация

Вот и вся любовь - на Украине нашелся еще один ″город сепаратистов″

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

В апреле в отставку были досрочно отправлены главы республик Удмуртия и Марий Эл. При этом бывшего главу Удмуртии Александра Соловьева, который руководил регионом с 2014 года, арестовали по обвинению в получении взятки в особо крупном размере. Чуть позднее, уже после сложения полномочий, по подозрению в коррупционных преступлениях был арестован и экс-глава Марий Эл Леонид Маркелов, возглавлявший регион 16 лет.

В результате новых отставок в рейтинге появляются сразу два фигуранта — и.о. главы Удмуртской республики Александр Бречалов (42-е место) и и.о. главы Республики Марий Эл Александр Евстифеев (43-е место). Губернаторские выборы в этих регионах должны состояться в сентябре 2017 года. Стартовые позиции новых региональных руководителей в рейтинге выглядят высокими, и это обусловлено их статусом и опытом. Назначение Бречалова показывает относительную значимость его фигуры — после ухода из Общественной палаты он мог остаться и невостребованным. Евстифеев — выходец из команды Сергея Кириенко. Когда в мае 2000 года Кириенко был назначен полпредом в Приволжском федеральном округе, Евстифеев вошел в его первую команду, заняв должность заместителя полпреда и курируя работу судов и органов юстиции.

2

Александр Евстифеев

Александр Евстифеев

Первая пятерка рейтинга не претерпевает изменений. Возглавляет рейтинг по-прежнему мэр Москвы Сергей Собянин. Дальнейшая динамика позиций мэра Москвы в рейтинге будет зависеть прежде всего от того, удастся ли городской власти стабилизировать ситуацию с общественным мнением накануне муниципальных выборов на фоне заметного недовольства программой сноса пятиэтажек.

Вторая строка рейтинговой таблицы остается за главой Чеченской Республики Рамзаном Кадыровым, третья — за главой Татарстана Рустамом Миннихановым, четвертая — у губернатора Тюменской области Владимира Якушева. Пятую строчку рейтинга, как и месяцем ранее, занимает теперь глава Краснодарского края Вениамин Кондратьев.

Губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко (7-е место, плюс 3 пункта) после продолжительного падения в рейтинге, несмотря на сохраняющееся напряжение в городе, начинает восстанавливать утраченные позиции. Глава Крыма Сергей Аксенов после снижения в предыдущем месяце, обусловленного не вполне адекватной публичной активностью, прибавляет 6 пунктов, занимая 12-е место.

Губернатор Воронежской области Алексей Гордеев (15-е место) закрепляется в группе «Очень сильное влияние». В ходе отчета перед областной думой он выступил с критикой федерального правительства. Продолжает занимать высокие позиции в рейтинге губернатор Красноярского края Виктор Толоконский (17). В апреле в его регионе состоялся Красноярский экономический форум, который был посвящен обсуждению стратегических направлений развития России, а также внедрению современных управленческих технологий.

3

Виктор Толоконский

Виктор Толоконский

После взлета в мартовском рейтинге губернатор Белгородской области Евгений Савченко (18-е место, минус 5 пунктов) возвращается на свои привычные высокие позиции. При этом в апреле глава региона в ходе личной встречи с президентом получил одобрение в своем намерении переизбираться на новый срок в сентябре 2017 года.

В группу «Очень сильное влияние», занимая 20-е место и прибавляя сразу 14 пунктов, впервые входит глава Свердловской области Евгений Куйвашев. Президент принял его отставку и назначил временно исполняющим обязанности главы региона до выборов губернатора, которые должны пройти в сентябре; завершение периода неопределенности с кандидатом от власти на пост свердловского губернатора — главная причина укрепления позиций Куйвашева. Теперь динамика его влияния будет зависеть от развертывания избирательной кампании. Положительную динамику демонстрирует и также назначенный на пост врио глава Республики Мордовия Владимир Волков (27-е место, плюс 1 пункт).

В апреле президент посетил Новгородскую и Ярославскую области, оказав очевидную имиджевую поддержку исполняющим обязанности глав этих регионов. И.о. губернатора Новгородской области Андрей Никитин быстро установил контроль над управлением регионом и пока не сталкивается с активными действиями оппозиционных кандидатов; он прибавляет 10 пунктов и занимает 39-е место в рейтинге. И.о. губернатора Ярославской области Дмитрий Миронов (41-е место, минус 5 пунктов) испытывает проблемы, вызванные борьбой элит, и возвращается на позиции в рейтинге (довольно высокие, заметим), которые были у него до роста в марте 2017 года.

И.о. губернатора Пермского края Максим Решетников поднимается в рейтинге сразу на 9 пунктов, занимая 35-е место, усиливает свое политическое влияние и и.о. губернатора Калининградской области Антон Алиханов (46-е место, плюс 8 пунктов).

США не сдают Украину. Они просто ее кидают

До Болгарии дошло, что она наделала, похоронив «Южный поток»

Школьники потребовали от Навального по 10 тысяч долларов

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

В целом относительно стабильны: не испытывают резкого спада или улучшаются — позиции остальных исполняющих обязанности глав регионов, которым предстоят выборы в сентябре. И. о губернатора Рязанской области Николай Любимов и и.о. главы Республики Бурятия Алексей Цыденов поднимаются в рейтинге на одну позицию, занимая 55-е и 64-е место соответственно. Напротив, и.о. главы республики Карелия Артур Парфенчиков (47-е место, минус 2 пункта) и и.о. губернатора Кировской области Игорь Василиев (25-е место, минус 3 пункта) после значительного роста в марте ситуативно немного теряют позиции в апрельском рейтинге; то же самое отличает и.о. губернатора Томской области Сергея Жвачкина (37-е место, минус 2 пункта). И.о. губернатора Севастополя Дмитрий Овсянников на фоне конфликтов в городе теряет 2 пункта, занимая 49-е место.

Председатель правительства Республики Хакасия Виктор Зимин восстанавливает политическое влияние, прибавив сразу 20 пунктов, и занимает 63-е место. После встречи с президентом глава Хакасии отправил правительство региона в отставку. Кроме того, ему удалось добиться выделения дополнительных средств из федерального бюджета на сумму свыше 11 млрд. рублей. Стабилизируется ситуация и вокруг губернатора Самарской области Николая Меркушкина (75-е место, плюс 5 пунктов); распространенные ожидания досрочного сложения им полномочий пока определенно не подтвердились.

Продолжает падение в рейтинге губернатор Новосибирской области Владимир Городецкий (70-е место, минус 6 пунктов). Начиная с декабря Новосибирск пережил серию митингов, связанных с высокой стоимостью жилищно-коммунальных услуг. Однако лишь сейчас глава региона отреагировал на протесты, отменив решение повысить тарифы ЖКХ на 15%, которое вызвало острую реакцию жителей. Вместо этого плата вырастет на рекомендованные федеральным правительством 4%. Не справляется с ростом социальной напряженности глава Дагестана Рамазан Абдулатипов (76-е место, минус 13 пунктов): в регионе продолжаются резонансные выступления дальнобойщиков.

На фоне политического кризиса вокруг несостоявшихся выборов мэра Омска резко теряет позиции в рейтинге губернатор Омской области Виктор Назаров (59-е место, минус 16 пунктов). В Омске депутаты городского совета не смогли избрать нового мэра в связи с отказом от борьбы всех заявленных кандидатов — в том числе вице-губернатора, человека из команды Назарова Станислава Гребенщикова, который стал фигурантом уголовного дела.

4

Виктор Назаров

Виктор Назаров

Сохраняются проблемы в отношениях с региональным центром и у губернатора Приморского края Владимира Миклушевского (83-е место, минус 4 пункта), который опускается в конец рейтинговой таблицы. Ему не удалось провести на пост главы Владивостока своего представителя Андрея Брика. В результате и.о. главы города Владивостока был назначен вице-мэр Константин Межонов, близкий к временно отстраненному на период следствия градоначальнику Игорю Пушкареву, который находится в конфронтации с губернатором.

Теряет влияние и губернатор Иркутской области Сергей Левченко (74-е место, минус 8 пунктов). Главе региона не удается добиться проведения референдума по прямым выборам мэра Иркутска; идея не получает поддержки ни в Центре, ни среди региональной элиты.

Глава субъекта Российской Федерации

Место в рейтинге

Место в рейтинге в марте

Средний балл

Очень сильное влияние

Собянин Сергей Семёнович

Мэр города Москва

1

1

7,24

Кадыров Рамзан Ахматович

Глава Чеченской Республики

2

2

7,13

Минниханов Рустам Нургалиевич

Президент Республики Татарстан

3

3

7,00

Якушев Владимир Владимирович

Губернатор Тюменской области

4

4

6,57

Кондратьев Вениамин Иванович

Глава администрации (губернатор) Краснодарского края

5

5

6,42

Воробьев Андрей Юрьевич

Губернатор Московской области

6

6

6,38

Полтавченко Георгий Сергеевич

Губернатор города Санкт-Петербург

7

10

6,29

Кобылкин Дмитрий Николаевич

Губернатор Ямало-Ненецкого АО

8

8

6,21

Хамитов Рустэм Закиевич

Глава Республики Башкортостан

9

7

6,07

Дюмин Алексей Геннадьевич

Губернатор Тульской области

10

14

5,90

Комарова Наталья Владимировна

Губернатор Ханты-Мансийского АО — Югра

11

12

5,85

Аксёнов Сергей Валерьевич

Глава Республики Крым

12

18

5,81

Борисов Егор Афанасьевич

Глава Республики Саха (Якутия)

13

9

5,76

Руденя Игорь Михайлович

Губернатор Тверской области

14

11

5,74

Гордеев Алексей Васильевич

Губернатор Воронежской области

15

15

5,70

Дрозденко Александр Юрьевич

Губернатор Ленинградской области

16

17

5,68

Толоконский Виктор Александрович

Губернатор Красноярского края

17

16

5,63

Савченко Евгений Степанович

Губернатор Белгородской области

18

13

5,58

Шанцев Валерий ПавлиновичГубернатор Нижегородской области

19

19

5,55

Куйвашев Евгений Владимирович

И.о. губернатора Свердловской области

20

34

5,52

Сильное влияние

Владимиров Владимир Владимирович

Губернатор Ставропольского края

21

21

5,50

Радаев Валерий Васильевич

И.о. губернатора Саратовской области

22

20

5,47

Кожемяко Олег Николаевич

Губернатор Сахалинской области

23

24

5,44

Гапликов Сергей Анатольевич

Глава Республики Коми

24

23

5,40

Васильев Игорь Владимирович

И.о. губернатора Кировской области

25

22

5,38

Евкуров Юнус-Бек Баматгиреевич

Глава Республики Ингушетия

26

25

5,35

Волков Владимир Дмитриевич

И.о. главы Республики Мордовия

27

28

5,33

Илюхин Владимир Иванович

Губернатор Камчатского края

28

27

5,30

Дубровский Борис Александрович

Губернатор Челябинской области

29

26

5,26

Тулеев Аман Гумирович

Губернатор Кемеровской области

30

30

5,22

Игнатьев Михаил Васильевич

Глава Чувашской Республики

31

40

5,20

Шпорт Вячеслав Иванович

Губернатор Хабаровского края

32

29

5,18

Орлова Светлана Юрьевна

Губернатор Владимирской области

33

31

5,15

Артамонов Анатолий ДмитриевичГубернатор Калужской области

34

33

5,11

Решетников Максим Геннадьевич

И.о. губернатора Пермского края

35

44

5,07

Потомский Вадим Владимирович

Губернатор Орловской области

36

37

5,03

Жвачкин Сергей Анатольевич

И.о. губернатора Томской области

37

35

5,00

Голубев Василий Юрьевич

Губернатор Ростовской области

38

32

4,95

Никитин Андрей СергеевичИ.о. губернатора Новгородской области

39

49

4,92

Богомаз Александр Васильевич

Губернатор Брянской области

40

42

4,89

Миронов Дмитрий Юрьевич

И.о. губернатора Ярославской области

41

36

4,84

Бречалов Александр Владимирович

И.о. главы Удмуртской республики

42

-

4,80

Евстифеев Александр Александрович

И. о. главы Республики Марий Эл

43

-

4,77

Жилкин Александр Александрович

Губернатор Астраханской области

44

50

4,73

Белозерцев Иван Александрович

Губернатор Пензенской области

45

46

4,70

Алиханов Антон Андреевич

И.о. губернатора Калининградской области

46

54

4,65

Парфенчиков Артур Олегович

И.о. главы Республики Карелия

47

45

4,62

Королёв Олег Петрович

Глава администрации Липецкой области

48

38

4,58

Овсянников Дмитрий

Владимирович

И.о. губернатора города Севастополя

49

47

4,55

Кошин Игорь Викторович

Глава администрации Ненецкого АО

50

39

4,51

Среднее влияние

Островский Алексей Владимирович

Губернатор Смоленской области

51

48

4,46

Орлов Игорь Анатольевич

Губернатор Архангельской области

52

41

4,43

Кумпилов Мурат Каральбиевич

И.о. главы Республики Адыгея

53

55

4,40

Турчак Андрей Анатольевич

Губернатор Псковской области

54

53

4,37

Любимов Николай Викторович

И.о губернатора Рязанской области

55

56

4,32

Печеный Владимир Петрович

Губернатор Магаданской области

56

59

4,30

Битаров Вячеслав Зелимханович

Глава Республики Северная Осетия-Алания

57

60

4,25

Темрезов Рашид Бориспиевич

Глава Карачаево-Черкесской Республики

58

51

4,20

Назаров Виктор Иванович

Губернатор Омской области

59

43

4,13

Морозов Сергей Иванович

Губернатор Ульяновской области

60

52

4,00

Бочаров Андрей Иванович

Губернатор Волгоградской области

61

61

3,88

Берг Юрий Александрович

Губернатор Оренбургской области

62

69

3,80

Зимин Виктор Михайлович

Председатель Правительства Республики Хакасия

63

83

3,74

Цыденов Алексей Самбуевич

И.о. главы Республики Бурятия

64

65

3,71

Михайлов Александр Николаевич

Губернатор Курской области

65

71

3,65

Ситников Сергей Константинович

Губернатор Костромской области

66

62

3,62

Ковтун Марина Васильевна

Губернатор Мурманской области

67

67

3,57

Кувшинников Олег Александрович

Губернатор Вологодской области

68

58

3,50

Копин Роман Валентинович

Губернатор Чукотского АО

69

73

3,45

Городецкий Владимир Филиппович

Губернатор Новосибирской области

70

64

3,43

Жданова Наталья Николаевна

Губернатор Забайкальского края

71

71

3,35

Кокорин Алексей Геннадьевич

Губернатор Курганской области

72

72

3,33

Никитин Александр Валерьевич

Глава администрации Тамбовской области

73

70

3,29

Левченко Сергей Георгиевич

Губернатор Иркутской области

74

66

3,25

Меркушкин Николай Иванович

Губернатор Самарской области

75

80

3,17

Абдулатипов Рамазан Гаджимурадович

Глава Республики Дагестан

76

63

3,15

Коньков Павел Алексеевич

Губернатор Ивановской области

77

78

3,10

Карлин Александр Богданович

Губернатор Алтайского края

78

76

3,04

Козлов Александр Александрович

Губернатор Амурской области

79

84

3,00

Бердников Александр Васильевич

Глава Республики Алтай

80

77

2,85

Левинталь Александр Борисович

Губернатор Еврейской автономной области

81

82

2,76

Коков Юрий Александрович

Глава Кабардино-Балкарской Республики

82

68

2,70

Миклушевский Владимир Владимирович

Губернатор Приморского края

83

79

2,65

Кара-оол Шолбан Валерьевич

Председатель Правительства Республики Тыва

84

81

2,61

Орлов Алексей Маратович

Глава Республики Калмыкия

85

85

2,50

Методика исследования АПЭК

Экспертный опрос, на результатах которого основан рейтинг наиболее влиятельных губернаторов в России, проводится методом закрытого анкетирования. В апреле 2017 года в нем приняло участие 26 экспертов: политологи, политтехнологи, медиаэксперты, журналисты.

Как бы Вы оценили по шкале от 1 до 10 влияние на федеральном уровне (в Администрации президента РФ, Правительстве РФ, Федеральном собрании РФ, партийной и бизнес-элите) следующих глав регионов?

Сначала каждый из экспертов оценивает влияние каждого из кандидатов, представленных в анкете, а затем определяются средние арифметические значения экспертных оценок (средние баллы).

Итоговый рейтинг представляет собой консолидированную оценку влияния всех глав регионов России лидерами российского экспертного сообщества. Персоналии, вошедшие в рейтинг по результатам опроса, распределяются по разделам «очень сильное влияние» (1−20), «сильное влияние» (21−50), «среднее влияние» (51−85).

Список экспертов

Абрамов Владимир (Балтийский федеральный университет им. И. Канта), Арьков Виталий (Агентство политических и экономических коммуникаций, Волгоградская область), Будуев Николай (Агентство политических и экономических коммуникаций, Республика Бурятия), Гавычева Александра (портал «Региональные комментарии»), Гереев Руслан (Центр исламских исследований СКФО), Жарихин Владимир (Институт стран СНГ), Журавлев Дмитрий (Институт региональных проблем), Зуев Сергей (Агентство политических и экономических коммуникаций, Псковская область), Иванов Виталий (Фонд развития гражданского общества), Коваленко Артём (журнал «Эксперт-Урал»), Калачев Константин (Политическая экспертная группа), Колеров Модест (ИА REGNUM), Лавров Андрей (Агентство политических и экономических коммуникаций, Челябинская область), Львов Степан (ВЦИОМ), Матвейчев Олег (Высшая школа экономики), Минчева Мария (консалтинговое агентство «Город»), Михайличенко Дмитрий (Агентство политических и экономических коммуникаций, Республика Башкортостан), Михеев Сергей (политолог), Мухаметов Руслан (Агентство политических и экономических коммуникаций, Свердловская область), Нейжмаков Михаил (Агентство политических и экономических коммуникаций), Орлов Дмитрий (Агентство политических и экономических коммуникаций), Туровский Ростислав (Центр политических технологий), Ханас Петр (Дальневосточный консалтинговый центр), Фидря Ефим (Агентство политических и экономических коммуникаций, Калининградская область), Цыганов Анатолий (Агентство политических и экономических коммуникаций, Республика Карелия), Шешукова Галина (Агентство политических и экономических коммуникаций, Оренбургская область).

Дмитрий Орлов — генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций, кандидат исторических наук

Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 мая 2017 > № 2165064


Польша. Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 мая 2017 > № 2165027

Вслед за Эрдоганом: президент Польши тоже хочет референдума по Конституции

Анджей Дуда удивил даже своих однопартийцев

Президент Польши Анджей Дуда призвал поляков задуматься о конституционной реформе. Об этом он заявил во время выступления по случаю национального праздника Третьего Мая, установленного в честь принятия 3 мая 1791 года первой польской Конституции. Дуда напомнил, что сейчас поляки живут по Основному закону, одобренному в 1997 году. «На мой взгляд, как президента, мои сограждане имеют право выразить свое мнение: хорошо ли работает Конституция Польши в течение этих 20 лет, удовлетворены ли поляки моделью государственного устройства или же требуются перемены, заслуживают ли поляки и Польша новой Конституции. — подчеркнул Дуда. — В следующем 2018 году, это год 100-летия восстановления независимости Республики Польша, народ должен сказать, каким он видит президента страны, какой роль Сената и Сейма, какие права граждан и свободы должны быть усилены».

Ровно год назад запуск полномасштабной государственной реформы уже анонсировал президент правящей партии «Право и Справедливость» (PiS) Ярослав Качиньский. «В следующем году исполняется 20 лет со дня принятия Конституции, я думаю, что это хорошее время для начала работы над новой Конституцией», — заявил Качиньский во время выступления в Сейме на партийном собрании по случаю Дня государственного флага и пояснил, что рассматривает вариант проведения референдума по вопросу принятия Основного закона. Однако сейчас для политиков «Права и Справедливости» инициатива их однопартийца, президента Польши, оказалась сюрпризом. Руководитель аппарата премьер-министра Эльжбета Витек поспешила сказать, что идея проведения референдума является детищем PiS. Однако вице-премьер Ярослав Говин заявил, что все это — личная инициатива президента. «Насколько я знаю, с кем-либо из правительственных и властных кругов консультаций не велось», — добавил Говин. Дистанцировалась от Дуды и пресс-секретарь «Права и Справедливости» Беата Мазурек, отметившая, что при всем уважении к «инициативе президента» она «требует осмысления и выяснения, о каких изменениях идет речь».

Это хорошее замечание, поскольку президент Польши не расшифровал, чего же именно он хочет. Однако, на наш взгляд, за него это сделал вице-спикер Сейма Станислав Тышка, представляющий молодую политическую силу, движение Kukiz'15. По словам Тышки, судя по всему, все дело в конфликте между Дудой и министром обороны Польши Антонием Мачеревичем, который в последнее время вышел на поверхность. Публичный скандал вызвало обнародование того факта, что министр обороны ни во что не ставит президента, отказываясь даже реагировать на письма Дуды. Хотя статья 134 Конституции гласит, что «президент Республики является верховным главнокомандующим Вооруженными силами Польской Республики. В мирное время президент Республики осуществляет верховенство над Вооруженными силами через министра национальной обороны».

Вопрос в том, что лежит в основе сложившегося положения — конфликт на личностном уровне или институциональные огрехи польского Основного закона. На сегодня в Польше сложилась уникальная ситуация, государством правит человек, который не является ни премьер-министром, ни президентом страны. Ярослав Качиньский — формально рядовой депутат Сейма. Но как глава правящей партии именно он определяет, каким будет персональный состав правительства и других структур, и решает, каким курсом во внутренней и внешней политике должна следовать страна. Это привело к тому, что в Польше появилось два центра власти. Один в лице законных институтов, работающих в правовом поле, насколько возможно открытых для общественности и средств массовой информации, ограниченный в своих полномочиях правовыми актами.

Другой находится на варшавской улице Новогродзкой, дом 84/86, где размещена штаб-квартира «Права и Справедливости». Сюда стремятся попасть министры и депутаты, чтобы встретиться с Качиньским. И тот, кто последним успевает достучаться до «уха президента», имеет все шансы протолкнуть свой вариант решения той или иной проблемы, причем без какой-либо лишней огласки, дискуссий и назойливого внимания средств массовой информации. Наличие «альтернативного» центра власти дезорганизует работу кабинета министров, поскольку у недовольного министра всегда есть шанс добиться отмены уже согласованного и одобренного правительством решения. И, конечно, все это мало радует президента Польши, который и без того ограничен Конституцией в своих правах.

Публичное заявление о необходимости проведения референдума по Основному закону, которому должно предшествовать широкое общественное обсуждение, позволяет Дуде напомнить о себе. Что в этой ситуации будет делать Качиньский? Глава партии, конечно, может снять остроту проблемы, дав команду отправить министра обороны в отставку, тем более что он сам его недавно вслух критиковал. Мачеревич имеет самый большой среди польских политиков антирейтинг, он вызывает антипатию у премьер-министра Беаты Шидло. Однако за министром обороны стоит элитная группа поддержки, один из ее членов — владелец влиятельной медиа-группы, католический священник отец Тадеуш Рыдзик.

Он оказывал и оказывает медийную поддержку PiS, но вряд ли будет рад потерять такого серьезного союзника как министр обороны, а партия не может отказаться от услуг отца Тадеуша, так как до сих пор работает в агрессивной информационной среде. Вместе с тем, «Право и Справедливость» не готова позволить себе неконтролируемую кампанию по подготовке к конституционному референдуму. Ведь она способна трансформироваться в обсуждение вопроса доверия правящей партии. PiS не уверена, что его выиграет.

Скорее всего, в итоге Качиньский и Дуда придут к некоему компромиссу. Дело в условиях. Как сообщалось на официальном сайте президента Польши, в понедельник, 24 апреля по инициативе турецкой стороны состоялся телефонный разговор между президентом Турции Реджепом Эрдоганом и Анджеем Дудой. И далее: «Эрдоган рассказал президенту Дуде о ходе и результатах конституционного референдума в Турции и последующих шагах, связанных с реформой государства. Президент Польши стал одним из немногих мировых лидеров, с которым президент Эрдоган контактировал по этому вопросу в последнее время. Политики обсудили вопрос о международной реакции на референдум. Президент Дуда подчеркнул в этом контексте важность восстановления доверия и диалога между европейскими странами с тем, чтобы обеспечить взаимное уважение и безопасность».

Турецкий президент, выиграв свой референдум незначительным большинством, смог расширить собственные полномочия. Кто знает, не консультировался ли с ним польский президент перед тем, как призвал провести референдум по Конституции в Польше? Посмотрим.

Станислав Стремидловский

Польша. Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 мая 2017 > № 2165027


Германия. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 5 мая 2017 > № 2164446

Без платка, но с результатами

Канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel) посетила Саудовскую Аравию, где договорилась с королём Салманом ибн Абдул-Азизом Аль Саудом (Salman ibn Abd al-Aziz Al Saud) о посредничестве в решении йеменской проблемы.

Германия пообещала Саудовской Аравии посредничать в решении йеменской проблемы, обучать саудовских военных и помогать в развитии экономики – таковы итоги встречи канцлера Германии Ангелы Меркель с королём. Впрочем, без ложки дёгтя не обошлось.

Меркель, посетившая королевство, сообщила, что по итогам переговоров Саудовская Аравия согласилась с предложением Германии поддержать политическое урегулирование конфликта собственными дипломатическими усилиями. Теперь вопрос будет вынесен на обсуждение с генеральным секретарём ООН Антониу Гутеррешем (Antonio Manuel de Oliveira Guterres).

«Я не думаю, что эту проблему можно решить военным путём. Поэтому мы – как, к счастью, и Саудовская Аравия – выступаем за процесс политического урегулирования, который будет проходить под эгидой ООН», – сказала канцлер ФРГ.

Она также указала на хорошие перспективы для экономического сотрудничества обеих стран. По её словам, в связи с массивной реорганизацией экономики в Саудовской Аравии немецкая промышленность видит большие возможности для инвестиций.

Касаясь вопроса военного сотрудничества, Меркель сообщила, что Германия намерена оказывать помощь в обучении саудовских военных, учитывая особую роль Саудовской Аравии в борьбе против террористической организации «Исламский халифат».

Говоря с королём о проблемах, Меркель затронула также такие вопросы, как смертная казнь в стране и права женщин.

Британское издание Independent отметило, что в ходе визита Меркель отказалась покрывать голову платком, положенным по дресс-коду. В Саудовской Аравии это заметили, но отнеслись с пониманием и привычно – ранее без платка сюда уже приезжали премьер Великобритании Тереза Мэй, а также бывшая госсекретарь США Хиллари Клинтон и министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен.

Кирилл Балберов

Германия. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 5 мая 2017 > № 2164446


Казахстан. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 5 мая 2017 > № 2164094

Казахстан – Узбекистан: что важнее – экономика или политика?

Автор: Мирас Нурмуханбетов

На минувших выходных узбекский президент Шавкат Мирзиеев совершил рабочий визит в Казахстан, встретившись в ЮКО с Нурсултаном Назарбаевым. Это была уже вторая встреча лидеров двух стран за 40 дней, и данный факт наводит на мысль о том, что взаимоотношения между Астаной и Ташкентом вышли на новый, невиданный прежде уровень.

Познавая в сравнении

Историю взаимоотношений наших стран можно интерпретировать по-разному. Были и периоды противостояния, и времена «дружбы и добрососедства», и годы, когда мы были единым целым, а возникавшие разногласия и конфликты ограничивались мелкими междо­усобицами. Такая же ситуация складывалась и в условиях «братства народов» при СССР, когда негласная конкуренция за лидерство в регионе и за близость к Кремлю становилась темой анекдотов и баек даже в самом ЦК КПСС.

На «народном» уровне практически ничего не менялось на протяжении столетий и сводилось к взаимным унизительным прозвищам – «хитрый сарт» и «ленивый казах» с различными вариациями. Правда, в определенных обстоятельствах братская кровь и единые корни брали верх. Ну а для многих жителей стран ближнего и дальнего зарубежья разница между Казахстаном и Узбекистаном такая же, как для нашего обывателя – между Литвой и Латвией.

После распада СССР, сопровождавшегося «парадом суверенитетов», наступил новый этап сотрудничества и конкуренции между Казахстаном и Узбекистаном. Большую роль в этом играли и личные взаимоотношения лидеров двух стран. И если наш президент обычно вел себя дипломатично, то его узбекский коллега, бывало, допускал публичную критику в адрес «братского народа» и его елбасы. А сами мы занимались тем, что сравнивали, как «у нас» и «как там». Это касалось всего – от зарплат и цен на шашлык до степени свободы СМИ и количества заключенных в тюрьмах.

Сегодня мы не станем заниматься сравнениями – нас больше волнуют последние тенденции, связанные с взаимоотношениями между двумя странами. Тем более что после смерти первого президента Узбекистана Ислама Каримова ситуация стала резко меняться.

Курс на сближение

Первые признаки потепления отношений, которые до того были достаточно прохладными, появились осенью прошлого года, когда Нурсултан Назарбаев поехал в Узбекистан, чтобы побывать на могиле Ислама Каримова. Тогда будущий президент Шавкат Мирзиеев не только поблагодарил гостя за моральную поддержку, но и назвал Казахстан «надежным и искренним другом». А еще многие обратили внимание на риторику нового узбекского лидера: он несколько раз заявлял, что главным приоритетом во внешней политике страны является укрепление связей с соседями по Центральной Азии.

В 20-х числах марта с.г. Шавкат Мирзиеев приехал в Астану, где провел переговоры с Нурсултаном Назарбаевым. И вот теперь они снова встретились, причем опять на нашей территории. На сей раз это был так называемый рабочий визит с подведением некоторых итогов и посещением винокуренного предприятия. Официальные релизы пресс-служб обоих президентов выдали достаточно подробную информацию, но не содержали ответа на главный вопрос: с чем связана такая активизация двусторонних контактов на высшем уровне?

Существуют три основные версии – политическая, экономическая и, так сказать, стратегическая. Они могут в разной мере сочетаться, но преобладание той или иной и задает тон всей картине происходящего.

На поверхности, конечно, экономическая составляющая. Мартовские договоренности между РК и РУ были беспрецедентными: «за раз» было подписано различных договоров на общую сумму 840 миллионов долларов, что при ежегодном обороте, даже в лучшие времена не превышавшем полутора миллиарда долларов, выглядит очень впечатляюще.

Экономика Узбекистана переживает сейчас не лучшие времена, и ей необходим выход на внешние рынки. Казахстан в этом плане является практически идеальным вариантом – он может увеличить потребление сельскохозяйственной продукции соседней страны, особенно если упростить ее прохождение через границу. Интересно, что если Россия в рамках ЕАЭС не слишком заинтересована в таком партнерстве, то Китай положительно оценил экономическую интеграцию РК с РУ – это сочетается с развитием «Экономического пояса Великого шелкового пути». И все же чисто экономические интересы не заставят глав государств пересекаться так часто.

Внеплановая встреча

С большой долей вероятности можно предположить, что нынешняя встреча была спонтанной, насколько это возможно на высшем уровне. Во всяком случае, договоренность о ней была достигнута лишь за день-два до самого события, хотя, возможно, некие планы строились еще во время первой встречи. Отметим, что о рабочей поездке нашего президента на юг Казахстана стало известно еще за неделю, а вот о его переговорах с узбекским коллегой тогда не упоминалось. Скорее всего, приезд Мирзиеева удачно вписали в рабочий график Назарбаева, чему, похоже, узбекский президент был только рад. Другими словами, эта встреча, видимо, была инициирована Шавкатом Миромоновичем, а Нурсултан Абишевич был не против.

Таким образом, при всей важности экономической составляющей на первый план выходит политическая версия неожиданной встречи в верхах. Но какие вопросы решили обсудить два президента?

В первую очередь, речь могла идти о новых угрозах, исходящих с юга, в частности из Афганистана. В этом плане действительно нужны согласованные действия, ведь данные угрозы касаются всех республик ЦА. Нужно иметь в виду, что в наши страны могут вернуться боевики из Сирии и того же Афганистана, которые готовы не только убивать, но и привлекать в свои ряды новых адептов.

Другое направление – это так называемый тюркский мир. Именно чрезмерные амбиции бывшего президента РУ эксперты называли главным тормозом, мешавшим консолидации. В то же время стоит напомнить, что когда летом прошлого года Назарбаев стал посредником в налаживании отношений между лидерами Турции и России, достичь цели удалось за кулисами ташкентского саммита. Как отмечают наблюдатели, в последние месяцы жизни Каримов стал пересматривать свою позицию в данном вопросе, и это, судя по всему, могло быть одним из пунктов его политического завещания.

Стратегический интерес?

И, наконец, последняя версия. Еще в начале 1990-х появилась идея создания некоего альянса бывших среднеазиатских республик. Однако из-за соперничества между Каримовым и Назарбаевым, которые оспаривали роль регионального лидера, она была похоронена. Наш президент тогда переключился на «евразийство», а узбекский лидер «замкнулся в себе».

Теперь, когда Нурсултан Назарбаев стал «главным аксакалом» в ЦА, лидеры других стран региона, согласно восточным представлениям, должны будут подстраиваться под него. Возможно, в том числе и в связи с этим Ак-Ордой была инициирована новая доктрина «Модернизация общественного сознания», в которой одному полюсу (русский мир) как бы противопоставляется другой (тюркский мир).

Даже с учетом того, что после ухода Каримова отношения между Узбекистаном и РФ стали налаживаться, надо понимать: генеральная линия Ташкента будет неизменной – наши соседи останутся приверженцами независимости от Евразийского союза и от российского влияния на регион. В этом плане политическое сближение Казахстана и Узбекистана выглядит вполне логичным – к пресловутой многовекторности Астаны сейчас добавляется южное направление, которое может быть обосновано и историческими корнями, и экономическими причинами.

Таким образом, здесь прослеживается интерес не только Узбекистана, но и Казахстана. Ведь в случае возникновения серьезных разногласий с северным соседом нам нужно будет искать союзника на юге. Так было, кстати, и в XIX веке, когда казахские борцы за независимость, в частности Кенесары Касымов, базировались именно в Ташкенте. Но при этом нужно помнить, что старший брат Кенесары и его отец были предательски убиты именно там.

Казахстан. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 5 мая 2017 > № 2164094


Сирия. Иран. Турция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 5 мая 2017 > № 2163594

Тут пока не стреляем: в Сирии объявлено частичное перемирие

Россия, Иран и Турция сделали еще один шаг вперед в сторону мирного завершения сирийской гражданской войны. И вопрос теперь в том, не откатятся ли они на два шага назад? Рассуждает доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ Геворг Мирзаян для Sputnik Казахстан

Геворг Мирзаян

На переговорах в Астане удалось добиться долгожданного прогресса. Внешние (Россия, Иран, Турция, США) и внутренние (правительство Асада и вменяемая часть вооруженной оппозиции) участники достигли компромиссного решения о создании в Сирии четырех так называемых зон безопасности: на юге страны, в Восточной Гуте, к северу от города Хомс, а также в провинции Идлиб. Их границы будут определены до конца мая. Согласно подписанному меморандуму, в этих зонах не будут идти боевые действия, что будет гарантировано внешними акторами.

В середине июля в Астане пройдет очередная встреча высокого уровня, а за две недели до этого в Анкаре эксперты доработают отдельные моменты меморандума, например, определят, кто и как будет гарантировать режим прекращения огня.

При этом официальные лица не позиционируют зоны безопасности, как некие протогосударства, и начало раздела Сирии, скорее, способ ускорить политический процесс.

"Отсутствие кровопролития — главнейшее условие для начала диалога между конфликтующими сторонами, и в конечном итоге этот политический процесс должен привести к восстановлению территориальной целостности страны и к единому руководству страной", — заявил, в частности, Владимир Путин.

Эксперты же не настолько оптимистичны. По словам старшего преподавателя Высшей школы экономики Леонида Исаева, это именно шаг в сторону раздела Сирии на сферы влияния. Зоны безопасности позволят прекратить боевые столкновения, что является необходимым шагом для сложения оружия и закрепления статус-кво.

Согласны, но…

Насколько выгодно участникам сирийской войны это соглашение? Компромисс хорош тем, что практически для всех ответственных игроков он скорее выгоден, чем нет.

Прежде всего, конечно, для сирийских властей. Очевидно, что даже несмотря на обученные российскими инструкторами подкрепления иранских, ливанских и иракских добровольцев, у Дамаска попросту не хватает сил для борьбы на всех фронтах, как против оппозиции, так и против запрещенной в России и еще ряде стран группировки "Исламское государство".

Именно поэтому был заключен режим перемирия с протурецкими группировками под гарантии Анкары, и именно поэтому, когда эти гарантии были нарушены (Эрдоган решил показать всем свою важность), армии срочно пришлось останавливать наступление на ИГ и перебрасывать ударные группировки под Хаму. Если же нынешний режим перемирия будет более устойчив, сирийская армия сможет спокойно наступать в направление Дейр-эз-Зора, расширяя свою зону контроля (а значит и усиливая позиции перед переговорами о будущем устройстве страны) за счет территорий ИГ.

Однако, с другой стороны, готов ли Асад договариваться с теми, кто уже несколько лет воюет против него? Вероятно, с Асадом-то проблем не будет − сирийский президент является либералом (насколько это возможно в сирийских условиях) и прагматиком. Но готово ли его окружение из числа силовиков? Из Дамаска не раз шли сигналы о том, что не очень готово, причем настолько "не очень", что генералы и спецслужбы были готовы прямо саботировать мирный процесс.

Возможно, эти силы найдут понимание и у определенных лиц в Тегеране. Да, на сегодняшний день Иран очень заинтересован в скорейшем разрешении сирийской гражданской войны при условии сохранения власти Асада. Слишком много дипломатических, финансовых и военных усилий Тегеран тратит на этот конфликт, слишком много в Сирии рисков, которые могут перевести эту ситуацию в прямое американо-иранское военное столкновение. Не говоря уже о том, что Иран заинтересован в ликвидации ИГ.

Однако некоторые силы в Тегеране хотят: а) вернуть Сирию под тотальный собственный контроль и б) использовать ее как плацдарм для дальнейшего давления на Израиль. Мирные же переговоры с вовлечением многих внешних участников лишают иранцев такой возможности.

Ирану придется конкурировать в Сирии с другими силами, в том числе и с теми, кто будет финансировать восстановление страны. Впрочем, с большой долей вероятности умеренные силы в Иране смогут обуздать радикалов (расклад сил во многом покажут итоги президентских выборов в стране).

Доволен может быть, на первый взгляд, и Эрдоган. По его же собственным словам, создание зон безопасности "на 50% решит сирийскую проблему". То есть очень поспособствует избавлению Турции от таких проблем, как вольное плавание сирийских курдов, беженцы, финансовая и логистическая поддержка сирийских боевиков. При этом Турцию (по сути, страну, потерпевшую поражение в сирийской гражданской войне) милостиво приняли в ряды победителей, позволив сохранить рычаги влияния на Сирию через интеграцию подконтрольных Анкаре боевиков в дамасские коридоры власти.

Однако проблема в том, что турецкий президент ожидал гораздо большего — он хотел ликвидации любого рода автономии сирийских курдов и полного контроля над правительством в Дамаске. Сейчас же очевидно, что ничего этого не будет — компромисс с оппозицией означает федерализацию Сирии, а значит и долю автономии для курдов.

В перспективе в этой федеральной Сирии Турция будет играть в лучшем случае третью роль (после Ирана и России). Эрдогана-премьера и даже Эрдогана-президента такой вариант бы, возможно, устроил, но подойдет ли он для Эрдогана-султана? Готов ли он будет выполнять свои условия сделки или же захочет большего?

Дипломатия по Талейрану

Что же касается Москвы, то компромисс нужен и ей. И дело даже не в том, что российские самолеты сэкономят авиабомбы, которыми можно было угостить "умеренных отрезателей голов" из Идлиба, а в том, что Кремль стал на шаг ближе к выходу из сирийской гражданской войны. Большинство задач, ради решения которых Владимир Путин отдавал приказ о начале операции, были выполнены. Из серьезных осталось лишь несколько, и среди них: а) попытка за счет сирийской диспозиции заключить большую сделку с США, б) ликвидировать ИГ и в) достойно уйти из Сирии, желательно по итогам заключенного мирного соглашения между вменяемыми политическими силами.

Первая цель пока труднодостижима — Дональду Фредовичу сейчас только сделки с Владимиром Владимировичем не хватает для полного счастья и поддержки американского конгресса.

Вторая цель реализуется, и, судя по тому, что "халифатчики" настроили против себя все силы региона, освобождение от них земель Сирии и Ирака лишь вопрос времени.

А вот для достойного ухода нужны очень серьезные политические усилия, нужен компромисс, и не только между ключевыми внешними акторами, но и между внутренними.

Владимир Путин заявил, что именно от непосредственных участников конфликта, собравшихся в Астане, зависит судьба страны. И это заявление можно трактовать не только как "сядьте и договаривайтесь", но и как "договариваться будут только те, кто приехал в столицу Казахстана". По всей видимости, Москва, Тегеран и Анкара (а также, возможно, опосредованно Трамп) очень рассчитывают именно на Астанинский формат, где оппозицию представляют не находящиеся на содержании у противника мирных переговоров — Саудовской Аравии — политэмигранты, а подконтрольные участвующей в мирном процессе Анкаре полевые командиры. Которым есть, что терять.

"Если оппозиция срывает соглашение, то у них остаются лишь две опции. Либо при помощи Москвы интегрироваться в правящие структуры, либо быть уничтоженными", — считает Леонид Исаев.

Главный же риск Москвы в том, что мирное соглашение очень шатко, и для его сохранения Кремлю требуется проводить поистине талейрановскую дипломатию. То есть удерживать Эрдогана от очередных капризов, направлять броуновское движение под названием "американская дипломатия" в нужное русло, обуздывать сирийские власти, бороться с подозрительностью иранцев, давать по рукам Катару и Саудовской Аравии, стремящимся сорвать сделку — и все это одновременно. В ином случае соглашение о перемирии (от которого, между прочим, будет зависеть и российская репутация в регионе) долго не проживет.

А вот кто оказался в полном и безусловном выигрыше, так это хозяин встречи — Нурсултан Назарбаев. Астана на пару дней превратилась в один из центров мировой политики, и, судя по всему, превратится еще не раз. Место-то намоленное, и, возможно, в Астану будут приезжать и для решения других конфликтов с участием Востока и Запада.

Сирия. Иран. Турция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 5 мая 2017 > № 2163594


Иран. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 4 мая 2017 > № 2166911

Саудовская Аравия отвергает нормализацию отношений с Ираном

Заместитель наследного принца и министр обороны Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман отверг возможность нормализации отношений с Ираном, после того, как Тегеран объявил о возможности деэскалации напряженности, если Эр-Рияд остановит бомбардировки в Йемене, сообщает Financial Tribune.

Он подчеркнул, что переговоры с Ираном были невозможны, так как цель Тегерана заключается в "контроле мусульманского мира".

Во вторник министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф заявил, что Исламская Республика готова к нормализации отношений с Эр-Риядом, если королевство прекратит бомбардировку Йемена и перестанет поддерживать экстремистские группы.

Бин Салман заявил, что Эр-Рияд мог бы подавить движение хуситов в Йемене путем сухопутного наступления. Однако такой шаг, по его мнению, мог бы привести к большому количеству жертв среди саудовских войск и гражданских лиц.

"Время на нашей стороне. Терпение на нашей стороне", - добавил саудовский чиновник.

Саудовская Аравия непрерывно осуществляет бомбардировки Йемена с марта 2015 года, пытаясь вернуть к власти беглого президента Абд-Раббу Мансура Хади, который является верным союзником Эр-Рияда, и подорвать движение хуситов. Эр-Рияду, однако, не удалось достичь своих целей, несмотря на большие расходы.

Военная агрессия уже унесла жизни более 12 000 человек, большинство из которых гражданские лица.

Иран. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 4 мая 2017 > № 2166911


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 4 мая 2017 > № 2166910

Профицит ненефтяной внешней торговли Ирана составил $ 375 млн. за последний месяц

В течение первого месяца текущего иранского года (начался 21 марта 2017) оборот ненефтяной внешней торговли Ирана составил $ 5,07 млрд.

Согласно последнему докладу Таможенного управления Исламской Республики Иран, страна экспортировала 8,06 млн. тонн ненефтяных товаров на сумму $ 2,72 млрд., а импортировала 2,09 млн. тонн на сумму $ 2,34 млрд. в течение периода.

Экспорт, в основном, включал газовый конденсат ($ 493 млн.), метанол ($ 132 млн.), сжиженный пропан ($ 103 млн.), полиэтилен ($ 98 миллионов), нелегированное железо и сталь ($ 97 млн.), углеводородные газы и сжиженные углеводороды ($ 96 млн.), легкую нефть и ее производные за исключением бензина ($ 91 млн.), сжиженный бутан ($ 63 млн.) и др.

Импорт включал кукурузу ($ 144 млн.), рис ($ 74 млн.), моторные транспортные средства ($ 64 млн.) и соевый шрот ($ 57 млн). Промежуточные товары составили 67,14 % от общего объема импорта. Потребительские товары и капитальные товары, составили 17,46 % и 15,4% импорта, соответственно.

Китай был основным заказчиком иранской продукции с $ 615 млн. импорта. Другими основными направлениями экспорта были ОАЭ ($ 497 млн.), Ирак ($ 388 млн.), Индия ($ 248 млн.), Южная Корея ($ 153 млн.). Основными экспортерами в Иран стали Китай ($ 485 млн.), ОАЭ ($ 402 млн.), Турция ($ 180 млн.), Южная Корея ($ 143 млн.) и Индия ($ 131 млн.).

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 4 мая 2017 > № 2166910


Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > aze.az, 4 мая 2017 > № 2166623

News Blaze: В ДНК азербайджанцев лежит ген гармоничного сосуществования

«Когда вы приезжаете в Азербайджан, вы быстро убеждаетесь, что гармония и единство между людьми не невозможны. В глубине ДНК азербайджанской нации лежит ген «гармоничного сосуществования», которым гордится каждый азербайджанец».

Как передает AZE.az, об этом пишет публицист Нурит Гринджер в статье Azerbaijan And Me. A Week Travel Log in Azerbaijan, опубликованной изданием News Blaze

Автор пишет: «Это урок, который повторяли мне члены трех монотеистических религий, составляющих ткань азербайджанского общества, 95% которого составляют мусульмане, а остальные – евреи и христиане. Почему это возможно в Азербайджане, а не где-либо еще? Я попытаюсь объяснить, хотя это сложно, потому что состав человеческой души необъясним».

Автор статьи рассказывает о своем посещении Азербайджана и встрече с представителем МИД АР, пресс-секретарем Министерства иностранных дел Хикметом Гаджиевым.

«Наша внешняя политика многовекторна», – сказал Гаджиев, начав с того, что заставляет каждого азербайджанца гордиться гармоничным обществом, в котором все существуют, вне зависимости от религии или убеждений.

«Мы находим взаимовыгодное партнерство для всех; Израиль, Иран, Россия и т. д. Наша внешняя политика – это наша внутренняя политика. Создать эффективное сотрудничество и принести процветание всем людям. Наше видение и цель – стать центральным звеном, коридором, соединяющим Восток и Запад. Строится евразийская железная дорога, которая соединит Китай с Баку, Ираном, Грузией, Беларусью и Турцией в Европу », – продолжает Гаджиев.

«На протяжении всей истории Азербайджан был полем битвы между державами. Это была самая высокая цена, которую заплатили люди. Мы хотим говорить с банками, а не с танками. Наша стратегия – диверсификация экономики. Мы экспортируем продукты сельского хозяйства в Россию; в прошлом году мы наслаждались посещением 2,5 миллионов туристов, мы готовимся к постоянному увеличению числа посетителей. Наша страна богата черным золотом, ископаемым топливом. Мы хотим взять это нефтяное золото и превратить его в человеческое золото, используя доход для инвестиций в нашу систему образования. А раньше мы посылали лучших представителей молодежи учиться за границу, но не более того».

«Из здания Министерства иностранных дел мы отправились посетить единственную католическую церковь в Азербайджане, которая обслуживает 300 местных прихожан и 600 иностранцев. Внушительное здание было построено за счет государственных средств с художественными мотивами местных художников и пожертвованиями даже от мусульман», – отвечает автор стать.

«Гордость Церкви – это свобода практиковать и молиться на русском и английском языках в мусульманской стране, а церковь официально признана государством и принимает участие во всех правительственных форумах».

Автор также рассказывает о встрече с представителем УМК, главой администрации Управления мусульман Кавказа Хасановым Симраном Сейфаддином оглу и приводит его слова: «Гармония всех религий – это хребет культуры нашего общества, он основан на вежливости истинного ислама, а не автократии».

Говоря о посещении синагоги в Азербайджане, автор статьи отмечает, что четырнадцать лет назад, при большом участии Президента Азербайджана Ильхама Алиева было построено историческое здание. «Азербайджанские евреи счастливы и живут в безопасности. В Азербайджане проживает около 25 000 евреев. С первым нефтяным бумом в стране в конце 1800-х годов евреи прибыли в страну из России, Украины, Беларуси и Польши», – напоминает автор.

«Если вы опасаетесь посетить мусульманскую страну, прислушайтесь к моим советам и моему примеру и поезжайте в Азербайджан. Все ваши предвзятые понятия исчезнут в обществе заботливых и вежливых людей», – подытоживает Нурит Гринджер.

Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > aze.az, 4 мая 2017 > № 2166623


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 мая 2017 > № 2165248

Эрдоган у Путина: вместе, но врозь

Михаэль Мартенс (Michael Martens), Frankfurter Allgemeine Zeitung, Германия

В Сочи Путин и Эрдоган встретились в поисках выхода из конфликта в Сирии — а также из торговой войны между их странами. Увенчаются ли эти поиски успехом, вызывает, однако, сомнения.

Как бы то ни было, туристы вновь могут проводить отпуск в Турции. За день до отлета Реждепа Тайипа Эрдогана в Сочи на встречу с российским коллегой Владимиром Путиным городские власти Анталии опубликовали данные о том, что в апреле количество российских туристов, посетивших этот курорт, выросло в сравнении с аналогичным периодом прошлого года на 40%.

А в апреле прошлого года действовали санкции, введенные Москвой против Анкары после того, как турецкие ВВС в ноябре 2015 года сбили российский военный самолет, который в ходе операции на севере Сирии на несколько секунд нарушил воздушное пространство Турции. Однако в конце прошлого года Путин распорядился отменить эти санкции в туристической сфере. Теперь между Россией и Турцией вновь есть чартерные рейсы. В этой связи падение доходов турецкого туристического сектора, хотя и не прекратилось, но замедлилось.

Впрочем, в сельскохозяйственной отрасли между Москвой и Анкарой продолжается торговая война, обошедшаяся производителям обеих стран в сотни миллионов долларов. Россия в качестве реакции на сбитый самолет ввела санкции против двух десятков видов турецкой сельскохозяйственной продукции, из которых лишь некоторые уже выведены из-под санкций. Так, российские покупатели вновь могут найти в магазинах капусту, брокколи, лук или гвоздики из Турции; однако запрет на ввоз помидоров, огурцов, яблок и других овощей и фруктов до сих пор не снят, несмотря на многочисленные просьбы турецкой стороны.

Лишь частично были сняты также ограничения на деятельность работающих в России турецких компаний, в первую очередь, в строительном секторе. Делегация, собранная уже после референдума о конституционной реформе в Турции 16 апреля, съездила в Россию, но вернулась ни с чем: ни вице-премьеру Мехмету Шимшеку (Mehmet Simsek), ни министру экономики Нихату Зейбекчи (Nihar Zeybekci) не удалось добиться приемлемого для Анкары результата.

Возможные совместные операции против Ракки

Москва требует, чтобы Турция сначала отменила свои штрафные импортные пошлины против российских продуктов, введенные в середине марта в качестве реакции на российские санкции. Так, пошлины на российские пшеницу, кукурузу и подсолнечное масло достигают сейчас 130%, что, по сути, равнозначно запрету на их импорт. Зейбекчи открыто признал, что речь идет о мерах по поддержке отечественного сельского хозяйства, пострадавшего от российских санкций. Впрочем, Турция не может обойтись без импорта пшеницы и по этой причине, в частности, начала соответствующие переговоры с Украиной, чтобы, по мере необходимости, возместить недостаток российских поставок.

Усиление турецко-украинских торговых отношений, в свою очередь, невыгодно Москве. Кремль и без того косо поглядывает на турецко-украинское сотрудничество в военно-промышленной области. Так, Киев и Анкара согласовали ряд совместных проектов, либо ведут соответствующие переговоры. В частности, речь идет о развитии спутниковых технологий, навигационных систем и двигателей. Москве это не нравится, тем более что переговоры о поставках систем ПВО С-400 в Турцию, о которых в последнее время стало известно, еще не закончены.

И над всеми этими вопросами нависает туча главных разногласий — по поводу ситуации в Сирии. Россия поддерживает президента Башара Асада, а Турция настаивает на его свержении. Москва поддерживает курдское ополчение на севере Турции, а Анкара борется с ними. На севере Сирии, в Африне, располагаются российские части и военные наблюдатели, и перед ними стоит задача отговорить Анкару от дальнейших нападок на эту территорию, где курды составляют значительную часть населения.

Перед отъездом Эрдогана в Россию СМИ цитировали, что он, в частности, собирался обсудить с Путиным возможные совместные операции в окрестностях Ракки, где находится главный штаб так называемого Исламского государства (запрещенная в России организация — прим. ред.).

Однако турецкому президенту, главной целью которого является «выключить из игры» курдов не только в рамках операции в Ракке, но и в рамках послевоенного урегулирования в Сирии, и ранее не удавалось уговорить на это российскую сторону. Пресловутая «нормализация» двусторонних отношений, в которой некоторые наблюдатели в прошлом году видели даже потенциал для серьезно антизападного союза, во многих аспектах наткнулась на непреодолимые разногласия в рамках экономической и политической игры с нулевой суммой.

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 мая 2017 > № 2165248


США. Афганистан > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 мая 2017 > № 2165088

Американский Афганистан forever

Американцам оказалось проще сменить президента, чем афганскую политику США

В начале этой недели специальный генеральный инспектор США по реконструкции Афганистана (есть в администрации Белого дома такая должность) Джон Сопко внес в конгресс США очередной ежеквартальный отчет о ситуации в этой стране.

Сказать, что этот отчет был неожиданностью, нельзя. И тем не менее сухие цифры и факты, изложенные в отчете Джона Сопко, вызвали на Капитолийском холме шок.

То, что вся афганская политика США, в центре которой была ставка на создание дееспособной национальной администрации и армии, провалилась — как, собственно говоря, провалились ее сестры-близнецы, политики создания дееспособной иракской государственности и дееспособной сирийской оппозиции — не секрет давно.

Но мера афганского провала впечатлила даже уже привыкших ко всему конгрессменов и сенаторов.

Со скрупулёзностью бухгалтера морга генеральный инспектор США Джон Сопко детально доложил представительной власти США о том, что через почти 16 лет после того, как при поддержке США произошло формальное свержение режима талибов, Афганистан остается в тисках войны с «шокирующе высокими показателями потерь среди сил безопасности и рекордным за все годы числом жертв среди гражданского населения», — прямая цитаты из доклада.

Более того, ситуация резко ухудшилась всего за десять дней, прошедшие с момента завершения работы над докладом.

Доклад не включает в себя данные пятичасового (!) теракта на военной базе «Шахин» афганской национальной армии в Мазари-Шарифе — административном центре провинции Балх 21 апреля. Тогда погибли более 140 афганских военнослужащих и еще 150 были ранены. После этого беспрецедентного теракта министр обороны Афганистана и начальник штаба армии подали в отставку, которая, скорее, напоминала бегство от ответственности, чем признание вины за безобразное состояние всей силовой машины Афганистана, финансируемой и оснащаемой США по более высоким нормативам, чем собственные вооруженные силы Америки.

Есть текущие потери и среди американцев — но их убивают не талибы, а безграмотность и некомпетентность афганской «армии». Среди самых недавних случаев — 27 апреля двое спецназовцев США были убиты, а один ранен в результате так называемого дружественного огня, а проще говоря — головотяпства афганских военных, как был вынужден официально признать Пентагон.

Формально афганские военные несут ответственность за обеспечение безопасности по всей разрушенной войной стране с 2014 года. Силам НАТО придана консультативная и учебная роль. США впервые участвуют в конфликте внутри страны в конце 2001 года, когда руководство талибов в то время отказалось выдать лидера Аль-Каиды Усамы бен Ладена после терактов 11 сентября.

И вот, после шестнадцати лет военной операции, только по официальным, далеко не полным данным, более чем 670 000 человек в Афганистане покинули свои дома в 2016 году.

Это «абсолютный рекорд за все годы войны и 40-процентное увеличение по сравнению с предыдущим годом», говорится в докладе генинспектора США.

13 апреля ВВС США сбросили на какой-то неназванный объект в провинции Нангархар супербомбу Ordnance Air Blast — по прозвищу «мать всех бомб» — крупнейший штатный неядерный заряд в мировой истории.

Судя по тому, что ни Пентагон, ни талибы, ни Кабул, ни халифат, ни НАТО никак не прокомментировали цель и результат применения супербомбы — остается довериться американским военным экспертам, которые сочли это просто дежурным испытанием складского хозяйства американских военных, сочетающимся с пропагандистской кампанией внутри США, рассчитанной на уж самого неграмотного обывателя.

«На фоне роста влияния и организованности талибов и продолжающихся боевых действий со стороны исламского государства, положение дел в области безопасности в Афганистане находится в тупиковой ситуации», — так доклад цитирует оценку генерала Джона Николсона, командующего войсками США и НАТО в Афганистане. Особенно тяжелая ситуация сложилась в ключевых областях страны — Гильменд, Нангархар, Кандагар, Кунар и Газни.

Потеря Кабула и формальной (с точки зрения так называемого мирового сообщества) верховной власти в стране вовсе не беспокоит талибов, отмечается в докладе.

Ведь в Кабуле не растет опиумный мак.

Наркоторговля в сторону Запада, полностью соответствующая идеологии талибов (своим наркоманам они просто рубят головы), не просто выступает оружием в войне с неверными, но и обеспечивает Талибану оружие, финансирование и материальную поддержку, отмечается в докладе.

Вся экономика Талибана — а это не только война, но и социальная сфера, и образование, и медицина на подконтрольных территориях — на 60 процентов обязана в своей доходной части незаконному обороту наркотиков.

Афганистан остается крупнейшим в мире производителем, фактически — монополистом, производя около 80 процентов героина в мире. Колумбийские и мексиканские наркокартели на этом фоне — просто красочная картонная декорация для фильмов Голливуда про бравых полицейских.

И потому дальше в тексте — самое главное: «Для оказания консультативной поддержки афганских сил необходимы … дополнительные войска и расширение прямого управления», говорится в докладе Джона Сопко, что полностью поддерживает генерал Николсон.

Президенту США Дональду Трампу вскоре придется решать, что делать в Афганистане. После нескольких недель довольно жестких дискуссий внутри его кабинета национальной безопасности, которые были столь остры, что даже выплеснулись в американский экспертный пул, высокопоставленные чиновники Белого дома в пятницу неофициально сообщили в общих чертах о новой стратегии, касающейся того, как дальше вести самую длинную войну в Америке.

И хотя сам Трамп в ходе предвыборной кампании призывал «вернуться в Америку и заняться ее проблемами», афганский героин — это американская проблема. Поэтому победила позиция интервенционистов.

По словам представителей администрации, предлагаемая стратегия в Афганистане будет связывать цели США с успехом амбициозного плана президента Ашрафа Гани, предполагающего построить инклюзивное правительство и вернуть себе территорию, контролируемую талибами. При этом стратегия предполагает в конечном счете выковать мирное соглашение с талибами, но с позиции силы и военного давления, чтобы побудить талибов к переговорам.

Новая стратегия, по мнению людей Трампа, — это недешево.

В ней зафиксирован базовый уровень расходной части, по крайней мере, в $23 млрд в год — для поддержки различных инициатив в Афганистане, причем не только содержания (в высказываниях сотрудников Белого дома говорится довольно откровенно — «содержания») афганской полиции и вооруженных сил, но финансирования полиции и специальных сил по борьбе с коррупцией.

Хотя количество американских военнослужащих не было объявлено, чиновники сказали мне, что они предполагают увеличение контингента НАТО, а, поскольку вряд ли удастся кого-то уговорить из европейцев серьезно увеличить контингент — то это автоматически означает увеличение доли войск США в афганском проекте.

Самое важное, — что новая стратегия будет полностью отстранена от подхода бывшего президента США Барака Обамы по установлению каких-либо сроков для вывода американских войск. Вместо этого планируется прямое участие американских войск внутри страны «непосредственно на поле боя».

Судя по всему, самая длинная военная кампания в истории США только начинается, ведь героин стоит дорого.

А отсутствие героина на американских улицах — несравненно дороже.

Александр Шпунт

США. Афганистан > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 мая 2017 > № 2165088


Украина > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 мая 2017 > № 2165052

Миссия ООН на Украине осудила необъективность следствия по делу 2 мая

Обзор украинской региональной прессы

Третья годовщина одесской трагедии, когда 2 мая 2014 года садисты и нелюди жгли людей в Доме профсоюзов в Одессе. Но выводы и заключения сделали немногие одесские издания на неделе с 27 апреля по 3 мая.

В 2017 году общая политика по допуску на Куликово поле, где проходили траурные мероприятия, существенно отличалась от того, что мы видели и в 2015 и 2016 годах, пишет «Таймер» (Одесса). «Куликовцам» предоставили лишь малую часть площади (что-то около четверти): вся остальная территория была перегорожена, туда никого не пускали. Более того, вход не был вполне свободным: время от времени правоохранители без каких-либо объяснений прекращали пускать туда людей. Не обошлось и без традиционных сообщений о минировании Куликова поля, по официальным данным, за день таких было шесть. Провокации. В этом году они имели системный характер. Организованные группы представителей «евромайдановских» и праворадикальных организаций были рассредоточены по окрестностям, провоцируя участников акций агрессивными и оскорбительными для памяти погибших речевками и т. п. «Майдановцы» так увлеклись провоцированием своих оппонентов, что в массе своей опоздали на собственное мероприятие — панихиду по погибшим 2 мая «евромайдановцам» на Греческой площади, которая в итоге вышла, мягко говоря, немноголюдной. Наиболее скандальным аспектом проведения мероприятий в этом году в Одессе стало то, что замминистра МВД на вечернем брифинге назвал «профилактической работой». В реальности же эта работа заключалась в том, что с раннего утра 2 мая целый ряд активистов Куликова поля, а также одесских политиков, включая, к примеру, депутатов облсовета от «Оппозиционного блока» Саутенкова и Баранского, получили вызовы на допрос в правоохранительные органы. К другим правоохранительные органы пришли сами — с обысками, а уже после них доставили на допросы. При этом правоохранители весьма фривольно отнеслись к ограничениям, которые накладывает на подобные следственные действия законодательство. Итак, вот уже третий год киевские власти и их местные представители усиленно пытаются найти золотую середину между двумя неприемлемыми для них крайностями: полной свободой собраний 2 мая (что приводит к совершенно нежелательному медийному эффекту) и полным запретом таких собраний (что неизбежно вызовет осуждение со стороны международного сообщества и еще больше обозлит «куликовцев»). Очередную попытку скрестить бульдога с носорогом мы и наблюдали 2 мая 2017 года. Пытаясь усидеть на двух стульях, киевский режим оказался в итоге на полу. Эта ситуация для него вообще характерна. И далеко не только в тех вопросах, которые касаются трагедии 2 мая.

Портал «Думская» (Одесса) задал вопрос руководителю мониторинговой миссии ООН по правам человека на Украине Фионе Фрейзер о том, как она оценивает расследование трагедии 2 мая 2014 года. Ранее представители ООН неоднократно критиковали Украину, указывали на избирательность официального подхода к участникам массовых беспорядков, на многочисленные нарушения, которыми сопровождался и сопровождается судебный процесс над «пророссийскими» фигурантами. «Наши сотрудники присутствуют на каждом судебном заседании по этому делу, — заявила Фиона Фрейзер. — Кроме того, каждое воскресение они мониторят собрания на Куликовом поле, наблюдая, могут ли все граждане реализовать свое право на свободу собраний. По нашему мнению, украинские правоохранительные органы достаточно компетентны, чтобы провести успешное расследование. В то же время мы видим, что общество не доверяет как институту следствия в целом, так и расследованию событий 2 мая в частности… Наша миссия сейчас оказывает содействие в привлечении международных судебно-медицинских экспертов. Мы всегда пишем о событиях 2 мая 2014 года в Одессе в наших публичных докладах. Мы отмечаем непропорциональность и избирательный подход к разным эпизодам этой трагедии в ходе расследования и судебных разбирательств. В то время как пятеро из 20 обвиняемых в массовых беспорядках в центре города находятся под стражей уже почти три года, уголовное дело о насилии в Доме профсоюзов все еще на стадии расследования. В то же время единственный обвиняемый в совершении убийства во время событий 2 мая 2014 года не содержится под стражей. Он является членом групп так называемых активистов — сторонников единства Украины. Как мы писали в нашем последнем докладе, около 30−40 его товарищей, тоже активистов этих групп, посещают все заседания суда по его делу, оказывая давление на суд и представителя потерпевших. Кроме того, одно из наших наиболее серьезных замечаний — вмешательство в независимую деятельность судей со стороны определенных групп, которые мы называем «сторонники единства». Присутствуя на судебных заседаниях, наши сотрудники зафиксировали ряд случаев, когда такие группы оказывали открытое давление на судей, угрожали им. При этом от правоохранителей, которые также там находились, никакой реакции не последовало… Мы призываем Национальную полицию и Национальную гвардию обеспечить защиту залов заседаний судов, в том числе судей, адвокатов, обвиняемых, пострадавших и свидетелей, посредством достаточного и эффективного присутствия во время слушаний. Для этой цели правительству необходимо предоставить необходимую поддержку и выделить ресурсы. Это критично, так как неоднократное вмешательство в независимость судебной власти в делах, связанных с насилием 2 мая в Одессе, усугубило односторонний характер расследования и привело к неоправданным задержкам».

В Днепропетровске пресекли «провокацию сепаратистов», рапортует «Днепр Вечерний» (Днепропетровск). Приведем это сообщение: «В ночь на 2 мая в Днепре на Соборной площади рядом с Музеем «АТО» группа неизвестных (представившихся гражданами Украины) попыталась совершить провокацию: выложить из свечей надпись «Днепр скорбит вместе с Одессой» в поддержку участников сепаратистского мятежа в Одессе 2 мая 2014 года. Непонятная активность более 30 человек спортивного телосложения в парке посреди ночи вызвала интерес у неравнодушных граждан, которые попытались выяснить цель и законность ночного перфоманса и вызвали на место происшествия патрульную полицию. Кто дал разрешение на такую акцию, ее инициаторы не смогли пояснить. Патриоты разогнали инициаторов этой акции. Ведется следствие».

Тем временем на Западной Украине вспоминали операцию «Висла» — акцию польских властей по выселению непольского населения (украинцы, лемки и другие) из юго-восточных регионов Польши. «Это был геноцид украинцев, знаю не из книг, а из истории своей семьи, — заявил изданию «НОВА Тернопільська газета» (Тернополь) депутат Тернопольского городского совета, «свободовец» Владимир Стаюра. — Трем поколениям нашей семьи пришлось в 1947 году пережить все ужасы принудительной депортации: коммунистические режимы Польши и СССР лишили их дома и права жить на родной земле. Семья жила недалеко от Перемышля, дедушка Андрей был высокообразованным человеком, более того, возглавлял отделение общество «Просвіта» и участвовал в националистических движениях. И хотя, несмотря на то, какие ужасы творили польские карательные отряды с теми, кого подозревали в связях с УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ), нашей семье, еще можно сказать, «повезло» — все остались живы-здоровы. Прошло много времени, прежде чем я выяснил правду об операции «Висла» и наткнулся на архивные материалы. Это было самое страшное, что можно себе представить: ты жил, работал, а потом тебя оттуда просто вывезли в товарняке, потому что ты украинец! Уже позже я узнал, что, живя в Польше, дедушка был довольно небедным человеком: у него был дом на 240 «квадратов», а еще 5 гектаров земли. Дедушка говорил, как было бы хорошо, если бы удалось наш семейный дом вернуть в нашу собственность. Я надеюсь, что теперь это будет возможным и постараюсь выполнить завещание деда».

1 мая в Ивано-Франковске почтили память жертв операции «Висла», сообщает «Галичина» (Ивано-Франковск). Поминальные богослужения прошли в храме святых Кирилла и Мефодия, который еще называют «лемковской церковью». Возглавил общую молитву греко-католический митрополит Ивано-Франковский Владимир Мудрый. Он вспомнил те страшные дни, когда тысячи украинцев были выселены из родных домов, многие из них были замучены и убиты в концлагерях. Митрополит сообщил, что во всех храмах Ивано-Франковской архиепархии сегодня молятся за жертв операции «Висла». После литургии во дворе храма была отслужена панихида. Кроме неравнодушных горожан, участие в ней приняли потомки украинцев, которых 70 лет назад коммунистический режим принудительно выселил из родных земель.

В Перемышле польские украинцы отметили 70-летие операции «Висла», передает «Zaxid.net» (Львов). Над Сяном собрались люди, которые вынуждены были покинуть родные дома. Они принесли вещи, которые брали с собой во время депортации. Надежда Гнап-Сцибивовк — ребенок «Вислы», она ведь родилась в поезде именно во время депортации. Принесла столярные инструменты своего деда. Именно это ремесло изменило мнение о нем соседей-поляков, которые встретили украинцев враждебно. «Мы с мамой остались в Ольштыне в больнице, а дедушка с бабушкой поехали в деревню на Мазурах, а там озера. Поляки встали на берегу и начали кричать, что «бандеровцев» нужно сразу в озеро. А через несколько лет тот, который больше всего кричал, когда получил проблемы с милицией, то прятался у деда в подвале», — рассказала Надежда. В целом памятные мероприятия прошли без инцидентов. Польские власти преград не создавали, но и не слишком поддерживали акцию. Издание приводит также рассказ львовского художника Владимира Рыботицкого о том, как выселяли украинцев. Людям обещали, что везут на Украину. «Товарняк остановился и все вышли на улицу, — вспоминает Владимир. — Все хозяева собрались и говорят: «Как? Нас не туда везут… Нас в другую сторону везут!». Никто ничего сделать не мог. Нас доставили на место, а потом оказалось, что это немецкие земли, Ольштын, «земля обетованная». Поляки объясняли депортации борьбой с Украинской повстанческой армией (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Но в действительности историки называют это умышленным ополячиванием украинцев. Кто сопротивлялся депортации — а таких 4 тысячи — попали в концлагерь в Явожно. 655 человек были убиты. В этом году отмечается 70-я годовщина принудительного выселения украинцев из этнических земель, однако мир до сих пор не осудил этого преступления.

Попробуем дать квалификацию событиям 1947 на Закерзонье, исходя не из эмоций и политической конъюнктуры, а из норм международного права, пишет на страницах портала «Збруч» (Галичина) юрист Института национальной памяти Украины, представитель Украины в проекте International justice for Communist crimes Европейской платформы памяти и совести Сергей Рябенко. Так вот, операция «Висла» не была геноцидом. Однако она была преступлением против человечности, военным преступлением и этнической чисткой. Руководство Польши ставило целью «окончательное решение украинской проблемы». Однако в пропаганде и даже некоторых официальных документах польская коммунистическая власть основной целью проведения акции определяла необходимость очистки юго-восточных приграничных территорий от структур УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а принудительное выселение украинцев подавалось как второстепенная цель и обосновывалось необходимостью защиты населения от подразделений УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Однако документов, подтверждающих необходимость принудительного перемещения украинцев для их безопасности, нет. Учитывая свертывание зимой и весной 1947 года активных действий украинских националистов, перемещение не могло быть вызвано насущной необходимостью военного характера. Поэтому решение о перемещении украинцев в рамках операции «Висла» было связано с конфликтом между польским правительством и структурами украинского подполья и именно с целью решения «национальных» противоречий и образования моноэтнического польского государства. Вместо депортированных украинцев на эту территорию было переселено около 14 000 поляков, что фактически превратило ее в этнически однородную.

На Буковине разгорелся спор между депутатами Черновицкого городского совета из-за решения об установке Креста Пиеты на Центральной площади, информирует «BukNews» (Черновцы). Депутат от фракции «Народный контроль» Ярослав Петришин раскритиковал митрополита Даниила из непризнанной Украинской православной церкви Киевского патриархата. «Я обращаюсь к очень важной и влиятельной персоне — митрополиту Черновицкому и Буковинскому УПЦ КП Даниилу, — заявил депутат. — Отче, вы несете добро и Слово Божие сотням тысяч украинцев. Греко-католики — это люди, на которых православные всегда могут положиться, с которыми ваши прихожане стояли бок о бок на Майдане и стоят на востоке в зоне «АТО». Не нужно искать конфликтов с греко-католической общиной. Вы, пан Даниил, оперируете статистикой, будто на Буковине 2% греко-католиков и 86% православных. Объясните мне, почему во всех греко-католических церквях ведется духовная поддержка независимости Украины, а в некоторых православных прихожанам рассказывают о «русском мире»? Почему во всех греко-католических храмах призвали поддерживать Майдан, в некоторых православных призвали, а в некоторых наоборот поддерживали Януковича? Поясните, почему в некоторых православных храмах, если скажу, что я греко-католик, то не могу заказать молитву за себя и за семью? А в некоторых религиозных святынях мне вообще скажут, что греко-католик — это чуть ли не еретик. Почему в некоторых православных храмах общение и богослужение на русском языке?». На выступление Петришина эмоционально отреагировал руководитель фракции «Блок Петра Порошенко «Солидарность» Василий Максимюк: «Какое вы имеете право обливать грязью достопочтенного Даниила, который разговаривает на украинском языке, который ни одного действия не сделал в сторону агрессора?» После пикировки мэр Черновцов Алексей Каспрук призвал не выяснять в сессионном зале отношений, связанных с религией. Однако через несколько дней последовало официальное заявление Черновицкой епархии УПЦ КП с вопросом, зачем в украинской державе хотят поставить символ Австрийской империи. «Дорогие избиратели, мы провалились в такую же яму, только с другой стороны, — говорится в заявлении. — Убегали от Москвы, а рухнули в яму из Рима. В московскую яму втянули нас политики промосковские, а теперь тянут политики из Рима. Украинский народ и сам «пан Даниил» надеялся на политиков самодостаточных, украинских, которые будут строить Украину украинскую, а не римскую или московскую… Что до городского совета, депутатов которого поссорил митрополит Даниил, то Черновицкий горсовет по сей день лишь то и делает, что ссорится. А кто доселе заставлял депутатов ссориться между собой, что общественность Черновцов размышляла, не пригласить ли психиатра для них или священника, чтобы изгнал нечистых духов, которых они приютили у себя?»

Резонансное продолжение получил скандал с поставкой в дислоцированную под Херсоном 11-ю бригаду армейской авиации старых вертолетов под видом «модернизированных», рассказывает «Новий день» (Херсон). В комплекте снаряжения для десантно-транспортного вертолета военная прокуратура Херсонского гарнизона обнаружила 6 парашютов, в паспортах которых значилось, что они изготовлены в 2011—2012 годах. Однако правоохранителей насторожило, что запорожская компания-поставщик парашютов не изготавливала, а данных о производителях не было. При обследовании эксперты с удивлением обнаружили: ткань изделий и специальные замки на них образца еще 70−80-х годов прошлого, а никак не начала века нынешнего. Проще говоря, на парашютах, как и прежде на вертолетах, примитивно заменили «шильдики», выгадав на такой махинации почти четверть миллиона гривен. «Во время прыжков использование парашютов с истекшим сроком эксплуатации могло привести к тому, что их ткань порвалась бы под напором ветра, или могло не сработать вытяжное кольцо. А десантники, пользовавшиеся такими изделиями, неминуемо погибли бы, разбившись при падении, — заявил военный прокурор Херсонского гарнизона Юрий Гром. — Поэтому после завершения экспертизы должностным лицам фирмы-поставщика парашютов будет предъявлено обвинение в злоупотреблении служебным положением». Сейчас всполошившиеся поставщики предлагают вертолетчикам заменить злосчастные парашюты на действительно новые. Однако, даже если это произойдет, то замена не станет оправданием для махинаторов, поставивших под угрозу жизни украинских бойцов. А лишь смягчающим обстоятельством при вынесении обвинительного судебного приговора.

Ну, а губернатор Херсонской области Андрей Гордеев пригласил журналистов посмотреть дамбу, которая возводится в Каланчакском районе. «Плотина служит надежной гарантией того, что «оккупированный» Крым воды с материковой части не получит, — сообщает портал «Херсонцы» (Херсон). — «Самое главное — мы выполняем геополитическую миссию, не пуская воду на «оккупированную» территорию. По всем международным правилам страна, которая «оккупировала» территорию другой страны, несет полную ответственность за ту территорию, которую она «оккупировала», — рассказал губернатор. На новую дамбу из государственного бюджета было выделено 35 миллионов гривен. «Можете убедиться, как держат затворы. Никакой протечки нет, вода поднимается», — говорит главный инженер Северо-Крымского канала Владимир Оберемок. На сегодня построена первая очередь объекта, и дело осталось за малым, обустройством инфраструктуры дамбы — охранных пунктов и других технических сооружений. Работы могут быть окончены за три месяца, если государство выделит около 13 миллионов гривен, недостающих для введения дамбы в эксплуатацию. Кстати, объект незаменим в первую очередь для Херсонщины. Дело в том, что когда Крыму перекрыли воду, «в прогаре» остались как минимум 10 фермерских хозяйств в Чаплынском и Каланчакском районах Херсонщины. Осебенно больно ситуация ударила по рисоводам — без воды белый злак выращивать невозможно. Пытаясь хоть как-то продержаться на плаву, аграрии за собственные средства «смостырили» резервную дамбу, но та, как говорится, на ладан дышит. Фермеры ждут, когда же заработает новая плотина. Введение дамбы в эксплуатацию обеспечит полив как минимум 7 тысяч гектаров земель».

На Закарпатье аисты не дают провести декоммунизацию, передают «Новини Закарпаття» (Ужгород). В селе Великая Копаня Виноградовского района семья аистов с десяток лет как облюбовала себе стелу, посвященную победе Советского Союза во Второй мировой войне. Местные жители утверждают, что птицы препятствуют декоммунизации, так как никто не посмеет снести памятник, где живут аисты.

Станислав Стремидловский

Украина > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 мая 2017 > № 2165052


Евросоюз. Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 мая 2017 > № 2164984

«Опасный шаг назад»: Эрдоган отказывается от демократии и евроинтеграции

Почему ПАСЕ атакует Анкару?

Парламентская ассамблея Совета Европы, членом которой является Турция, провела важное для Анкары голосование. Большинство участников ПАСЕ решило возобновить «процедуру мониторинга» в Турции. Основанием для этого стало невыполнение Анкарой обязательств в рамках её членства в ассамблее. Данным решением Турция опустилась на более низкий уровень в ПАСЕ с момента вступления в организацию в 1949 году.

Речь идёт о возобновлении мониторинга в политической и правовой сферах из-за того, что в стране с 2004 года не могут функционировать демократические институты, отвечающие европейским стандартам. В решении под названием «Функционирование демократических институтов в Турции» были выявлены «очень серьезные» нарушения в функционировании демократических структур в связи с принятым после попытки переворота 15 июля 2016 года чрезвычайным положением.

В решении ПАСЕ говорится о принятии «непропорциональных» мер турецким правительством под предлогом чрезвычайного положения, нарушении турецкой Конституции и норм международного права. В качестве примера были приведены факты увольнений десятков тысяч государственных служащих и аресты десятков тысяч людей на основании Законодательного декрета. В решении, где особо подчеркивается состояние свобод самовыражения и свободы СМИ, а также независимость судопроизводства в Турции, аресты журналистов и преследования оппозиционных журналистов расцениваются как «невозможные в демократическом обществе меры».

Более того, после снятия неприкосновенности с 154 парламентариев функционирование турецкого Меджлиса было подорвано. Поэтому Демократическая партия народов (ДПН), многие депутаты которой были арестованы, не смогла провести свою кампанию в преддверии референдума 16 апреля, что было расценено как «ограничение демократических дискуссий».

От Анкары требуется незамедлительно снять чрезвычайное положение в стране, прекратить издание законодательных декретов, остановить массовые увольнения с работы, освободить задержанных парламентариев и журналистов, вина которых не доказана, обеспечить работу комиссии по расследованию чрезвычайного положения, обеспечить справедливое судопроизводство, а также принять меры в части свободы СМИ и свободы самовыражения. Отмечается, что в 2018 году будет организована тщательная проверка выполнения этих требований.

В рамках мониторинга оценивается степень соответствия демократии, прав человека и верховенства права европейским стандартам. Напомним, что в 1996 году Турция была включена в созданный в начале 1990-х годов на базе ПАСЕ мониторинговый процесс после выполнения требований в части внедрения реформ, в 2004 году она условно была выведена из процедуры мониторинга и включена в «постмониторинговый» процесс.

Выход Турции из списка «рецидивных демократий» Совета Европы сыграл важную роль для начала переговоров по вступлению Турции в ЕС. После повторного включения Анкары в мониторинговый процесс Турция стала первой европейской страной, выведенной из мониторинга и снова в него включенной.

Данное решение ПАСЕ также потенциально может послужить предметом новых дискуссий внутри ЕС по вопросу степени соблюдения Турцией Копенгагенских политических критериев. Брюссель намекал о своем намерении пересмотреть отношения с Анкарой после референдума. В частности, комиссар по расширению ЕС Йоханнес Хан призывал: «Необходимо пересмотреть взаимоотношения с Турцией. Текущая ситуация неприемлема».

Обращая внимание на изменения политической системы, которым будет подвержена Турция после референдума об изменении Конституции 16 апреля, Хан заявил о необходимости разработки нового формата сотрудничества Турции с ЕС. Отмечая невозможность продолжения существующей ситуации в отношениях, Хан сообщил: «Текущая ситуация не может быть продолжена ни для Турции, ни для нас». По его словам, в случае выполнения всех критериев Турцией Брюссель готов к обсуждению всех опций, в том числе и продолжить переговоры о членстве. Хан говорил о возможности расширения Таможенного союза, включая «новый формат сотрудничества».

Отметив, что лично он предпочитает не закрывать дверь для Турции в части членства в ЕС, Хан сообщил: верховенство права продолжит играть важную роль во всех сферах взаимоотношений с Турцией, в том числе в части экономики ЕС. Между тем чиновник объясняет обеспокоенность Совета Европы относительно «опасного шага назад» для демократии предстоящими конституционными изменениями в Турции.

Дипломатическая напряженность с Нидерландами и Германией, возникшая накануне референдума, а также высказывания президента Эрдогана о возвращении смертной казни, стали причинами напряженности в отношениях с ЕС.

ПАСЕ представляет собой одну из самых важных организаций как для Эрдогана, так и для турецкого правительства, поскольку они пытались подкупить генерального секретаря и парламентариев в целях вынесения решения в их пользу. Наряду с этим они также изо всех сил пытались взывать к ней о принятии решения против оппозиции, и особенно против движения «Хизмет». Это решение повергло их в шок. Процесс вступления в ЕС, а также решение о возобновлении проверок может пролить свет на происходящее в Турции. Кроме того, отдельным предупреждением для Эрдогана послужил отказ в требовании сторонника правящей Партии справедливости и развития (ПСР) признать движение «Хизмет» террористической организацией. Поскольку такие международные организации, как ООН, Исламская Конференция, НАТО, а также «Доклад ЕС по Турции — 2016» и спецслужбы влиятельных стран заявили о том, что движение «Хизмет» не может быть террористической организацией.

Ариф Асалыоглу

Евросоюз. Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 мая 2017 > № 2164984


Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 4 мая 2017 > № 2164433

По данным опроса центра Elabe, 63% французских телезрителей сочли более убедительным в теледебатах центриста Эмманюэля Макрона, чем его соперницу крайне правую Марин Ле Пен. 64% французов нашли, что проект Макрона лучше, чем то, что предлагает Ле Пен.

Среди сторонников крайне левых, голосовавших в первом туре за Жан-Люка Меланшона, 66% также назвали Эмманюэля Макрона более убедительным в дебатах. Одной из целей Макрона в этих дебатах было «перетянуть» на свою сторону эту часть электората.

Макрону удалось убедить и 58% голосовавших за правого Франсуа Фийона.

«Стратегия Марин Ле Пен состояла в том, чтобы пытаться подставить Макрона. Ей этого не удалось», — отметил в интервью Reuters заместитель директора центра изучения общественного мнения Ifop Фредерик Даби.

«Марин Ле Пен говорила очень расплывчато и демонстрировала агрессивность. Она постоянно повторяла, что Макрон — наследник системы, хотя не это сейчас интересует французов, потому что президентские выборы „ставят счетчик на ноль“», — отметил в свою очередь глава консалтинговой компании Conseil Cap Стефан Розе.

Представитель правых «Республиканцев» Ален Жюппе выразил сожаление, что дебаты «не были на уровне вызовов», которые стоят перед страной. «Но виновата Марин Ле Пен, которая постоянно пыталась снизить уровень своими нападками, часто переходящими на личность, своими многочисленными ошибками и ложью», — сказал политик.

В свою очередь представитель крайне левого Жан-Люка Меланшона Алексис Корбьер назвал «смехотворным» тот факт, что Ле Пен обвинила Макрона в потворстве Союзу исламских организаций Франции (UOIF).

Бывший премьер-министр Манюэль Вальс сказал, что его экс-министр экономики был более «точным и компетентным», а его соперница «показала свое истинное лицо».

Эмманюэль Макрон в эфире France Inter сказал, что перед дебатами вспоминал Жака Ширака, который в 2002 году отказался от дебатов с прошедшим во второй тур Жан-Мари Ле Пеном. По словам Макрона, необходимо «вступать в бой» с «Нацфронтом», даже если это и «грязная работа».

«Весь вечер вас оскорбляют. А слова имеют силу. Ведь многие люди смотрят телевизор и не проверяют потом, что им рассказали. А вас оскорбляют, называя агентом Союза исламских организаций, Берлина, финансов. Под конец остается некий отпечаток. Я не думаю, что был источником агрессии, каждый раз я пытался вернуть дебаты в смысловое русло. Но иногда я просто должен был отвечать на оскорбления. Иначе можно было бы сказать, что я был высокомерным и отказался от спора», — прокомментировал кандидат-центрист.

Даже основатель «Нацфронта» и отец Марин Ле Пен Жан-Марин Ле Пен отметил, что его дочь не была на достаточно высоком уровне. Сама Ле Пен, комментируя дебаты, сказала, что они были так не похожи на предыдущие, потому что еще никогда во второй тур выборов не выходили политики с настолько противоположными взглядами.

Второй тур президентских выборов состоится во Франции в воскресенье, 7 мая. По данным последних опросов общественного мнения, центрист Эмманюэль Макрон может одержать в нем победу с результатом в 61% голосов.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 4 мая 2017 > № 2164433


Сирия. Иран. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 4 мая 2017 > № 2164119

Турция, Иран и Россия договорились о создании зон безопасности в Сирии

Соглашение не содержит деталей о том, как будет обеспечиваться мир в этих зонах

Представители Турции, Ирана и России в четверг договорились о создании четырех зон безопасности в Сирии.

Когда в ходе встречи в Астане главы делегаций стран-союзников сирийского режима подписали соглашение о создании зон безопасности, некоторые представители сирийской оппозиции с возмущенными возгласами вышли из помещения в знак протеста, недовольные участием Ирана в переговорах. В течение второго дня переговоров глава делегации оппозиции Мохаммед Аллуш участия в них не принимал.

В соответствии с соглашением будут созданы четыре зоны безопасности в южной, центральной и северной частях Сирии. Однако никаких подробностей о том, как именно планируется обеспечивать мир в этих зонах, не уточняется.

Как сообщает корреспондент «Голоса Америки» Дэниел Шерф, речь идет о четырех районах, значительную часть территории которых контролируют повстанцы, не связанные с «Исламским государством».

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров назвал зоны безопасности «важным шагом на пути укрепления РПБД» (режима прекращения боевых действий).

Выступая после переговоров с финским коллегой Тимо Сойни, Лавров также выразил надежду, что обсуждение зон безопасности продолжится в ходе переговоров в Женеве «уже в этом месяце».

Как отмечает Дэниел Шерф, несмотря на кажущийся прогресс по итогам четвертого раунда переговоров в Астане, сохраняются сомнения в том, что подобное соглашение удастся выполнить. Хотя сирийское правительство высказалось в поддержку соглашения, ни Дамаск, ни повстанцы никаких соглашений не подписывали.

Повстанческая делегация приостановила участие в переговорах в среду из-за продолжающихся авиаударов, однако некоторые ее члены в последний день вернулись за стол переговоров.

Если Россия и Иран поддерживают правительство Асада, то Турция выступает на стороне повстанцев. Однако в среду, выступая вместе с российским президентом Владимиром Путиным перед журналистами в Сочи, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сделал упор на борьбе с террористами, а не с силами Асада.

«Мы никогда не проводили различия между террористическими организациями, будь то курдские Отряды народной самообороны, ИГИЛ или "Аль-Кайда". Для нас все это одно и то же, – сказал Эрдоган. – Они все питаются кровью, хаосом и слезами. Наша общая ответственность – искоренить эти террористические организации».

И хотя Эрдоган осудил недавнюю химическую атаку на мирных жителей города Хан-Шейхун, добавив, что Путин также отметил необходимость наказать виновных, он не возложил ответственность за эту атаку на Дамаск.

Несмотря на возникшие ранее разногласия из-за Сирии, Путин заявил, что Россия возвращается к нормальному режиму сотрудничества с Турцией, и выразил уверенность, что им удастся создать зоны «деэскалации».

«Мы как гаранты прекращения огня – Турция, Иран, Россия – сделаем все, чтобы эти механизмы совершенствовались и были действенными», – сказал он, пообещав поддержать предложение.

Однако аналитики полагают, что в ситуации с Сирией еще многое предстоит согласовать, а между Турцией и Россией по-прежнему сохраняются разногласия.

«Российская концепция отличается и от турецкой, и от американской, – отмечает директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады РАН Александр Шумилин. – То, что предлагает Россия, нацелено на сокращение уровня напряженности за счет сохранения контроля над некоторыми территориями в руках таких основных международных игроков, как Россия, Иран и Турция. Турция же хочет создать бесполетные зоны и территории для сбора беженцев. Их могут контролировать только международные организации».

Сирийские повстанцы заявляют, что не допустят присутствия российских и иранских наблюдателей, и выражают сомнения в том, что сирийское правительство и Россия прекратят их бомбить. Дамаск отверг предыдущие предложения о создании бесполетных зон в Сирии. Путин в среду заявил, что это может быть сделано при соблюдении определенных условий: «Что касается полетов авиации. Если это зона деэскалации, то авиация там тоже работать не будет. При условии, что из этих зон не будет наблюдаться никакой военной активности».

США и некоторые арабские государства также поддерживают сирийских повстанцев. США делегировали на переговоры в Астане и.о. помощника госсекретаря Стюарта Джонса, который стал самым высокопоставленным представителем страны, присутствовавшим в качестве наблюдателя на переговорах в этом формате.

План Кремля созвучен призывам президента США Дональда Трампа к созданию зон безопасности в Сирии. По словам Путина, после состоявшегося в понедельник телефонного разговора с Трампом у него сложилось впечатление, что американская сторона поддерживает эту идею. Как ожидается, в ближайшие недели последуют дальнейшие уточнения, сомнения и возражения.

Как заявляют в МИД Казахстана, следующий раунд расширенных переговоров по Сирии в Женеве намечен на конец мая, тогда как очередные переговоры в Астане с участием России, Турции и Ирана состоятся в середине июля.

Сирия. Иран. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 4 мая 2017 > № 2164119


Киргизия. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 4 мая 2017 > № 2163931

Уроженец Киргизии Таалатбек Масадыков с 2002 по 2014 год был политическим директором Специальной политической миссии ООН в Афганистане. Он считается одним из наиболее информированных экспертов по Афганистану и Пакистану. Но, возможно, его будущим полем деятельности станет киргизская политика. В интервью DW он рассказал о ситуации в Киргизии и о растущем беспокойстве стран Центральной Азии из-за террористической угрозы, исходящей со стороны афгано-пакистанского региона.

DW: Есть ли, по вашему мнению, надежда на скорое национальное примирение в Афганистане?

Таалатбек Масадыков: Надежда умирает последней. Я участвовал в мирном процессе с самого начала и считаю, что еще есть возможность для примирения. Среди талибов есть различные группировки, но в целом это та часть афганского общества, которая не может быть просто отделена от остальных и не может все время находиться в других странах.

Далее, руководство так называемых "традиционных талибов" не раз выражало готовность сесть за стол переговоров. Единственное условие, которое они всегда ставили, - это прекращения присутствия иностранных войск в Афганистане. А все остальные вопросы они готовы обсуждать, включая конституцию.

Избежать переговоров можно, если одна из сторон конфликта потерпела полное поражение. Увы, когда говоришь с представителями афганской власти, они дают понять, что на самом верху в Кабуле не склонны к открытым переговорам по мирному урегулированию. Хотя в официальной риторике власти Афганистана говорят, что к этому готовы.

- В ООН слышно мнение республик Центральной Азии по этому вопросу?

- Думаю, нет. Сейчас Казахстан является временным членом Совета Безопасности (СБ), и стране нужно четко ставить вопрос об угрозах и говорить об имеющихся тревожных фактах. Представители Афганистана и Пакистана там рассказывают, как много усилий они прилагают к тому, чтобы бороться с терроризмом. А представители НАТО говорят, что у них все находится под контролем.

В действительности ситуация противоположная. Там хаос, силовые структуры не контролируют ситуацию. Провинцию за провинцией захватывают либо талибы, либо "Исламское государство", либо еще кто-то. Как это понимать? Когда я был в рядах ООН, то многократно участвовал в заседаниях СБ ООН по Афганистану. Но ни разу не слышал со стороны наших представителей четкого обозначения географии и характера проблем, с тем, чтобы сильные мира сего это обсудили и на это отреагировали.

- Нужен ли Киргизии для обеспечения безопасности "зонтик" сильной страны, будь то Россия, США, Китай?

- Российский "зонтик" и страны ОДКБ в тесном взаимодействии со странами ШОС, где самая большая страна Китай, - это приоритет номер один. Я надеюсь, что если этот приоритет удастся сохранить, то РФ и КНР совместными усилиями не дадут ходу дестабилизации у нас в стране. Хотя пока проблем много. Но, глядя на Афганистан, не думаю, что Центральную Азию может спасти американский "зонтик". Я последние тринадцать лет находился в Афганистане и в Пакистане. Я непосредственно общался с представителями НАТО и западных дипслужб, я знаю, как это на деле происходит. Повторюсь, ситуация там все хуже и хуже. Причем, если раньше она была хуже на юге, то теперь - на севере.

Что касается наших собственных возможностей, то я разговаривал с офицерами, которых готовят наш киргизский спецназ. Они считают, что подразделения не готовы отражать террористические атаки. Оружие старое, вертолетов практически нет, керосина для них нет, нет достаточной тренировочной базы, подниматься в горы, бегать мало кто может, даже для учебных стрельб недостаточно патронов. Думаю, что ни одна из стран Центральной Азии в одиночку не может защититься от угроз, исходящих со стороны афгано-пакистанского региона. Даже Узбекистан.

- В киргизских СМИ прошла информация, что вы намерены выставить свою кандидатуру на предстоящие в ноябре этого года президентские выборы. Это так?

- Я киргизским журналистам говорил, что не хочу пока это комментировать. У нас есть команда людей, участники которой приехали из-за рубежа, поработав там в различных структурах, и теперь мы хотим что-то сделать дома. Вопрос, объединяться ли и предпринимать ли определенные шаги в политике, действительно стоит. Но решение еще не принято.

- Как вы охарактеризуете ситуацию в республике?

- Внутриполитическая ситуация в Киргизии очень турбулентная. Мы видим серьезное противостояние между оппозиционными силами и теми, кто сегодня представляет власть. Хотя за прошедшие 26 лет они не раз менялись местами. Так что можно сказать, что сегодня и оппозиция, и власть одинаково причастны к плачевной ситуации. Экономического роста нет. Да, цифры, представляемые властью, говорят, что есть движение вперед, но статистика - вещь лукавая, и ее надо сверять с реальностью.

Совсем недавно я на машине проехал по всей стране, по всем семи областям, за исключением всего пяти районов. Дороги в ужасном состоянии, рабочих мест нет, цена сельхозпродукции очень низкая, поэтому легче покупать ГМО из Китая и продавать на базаре. Разговаривая с людьми на местах, я нигде не услышал, что люди стали жить лучше. Даже в Нарынской области, ведущей в плане животноводства. Неплохо живут представители власти, крупные деятели оппозиции, и аффилированные с ними люди. Деньги берутся в основном через коррупционные схемы. А в городах большинство людей практически потеряли интерес к политике. Многие думают, что ситуация неисправима. И в этой ситуации, по моему наблюдению, начали расти силы религиозного характера.

- Что вы имеете в виду?

- Если раньше в Киргизии мусульмане были ханафитского толка (последователи одной из четырех религиозно-правовых школ суннитского ислама - Ред.), то сейчас есть религиозное движение "Таблиги Джамаат" (запрещено во всех республиках Центральной Азии, кроме Киргизии - Ред.), чьи миссионеры ходят по городам и селам, стучатся в двери и просто призывают идти в соседние мечети молиться. Появились салафиты. Для Центральной Азии это не характерно, а в Киргизии вообще их никогда не было. Причем они не только на юге, но и на севере.

В больших деревнях есть несколько мечетей. В одну ходят представители "Таблиги Джамаат", в другую - салафиты, в третью - традиционные мусульмане. И в некоторых селах уже наблюдаются столкновения между сторонниками тех и других. Вакуум, образовавшийся в результате нерешенных социальных вопросов, заполняется таким образом. Молодежь без работы, и тут появляется кто-то, кто ее организует, ставит ребром вопрос о справедливости, отсутствующей сегодня.

И, судя по тому, какие лозунги выдвигаются в мечетях, они представляют радикальные слои. А сколько радикальных ячеек, находящихся в спящем положении и на юге, и на севере! И среди гастарбайтеров есть категория работающих нелегально, потому что работодателям часто удобнее так использовать их, чтобы уходить от налогов. Вот в этой среде появляется хорошая возможность для работы радикальных религиозных структур. Люди поставлены в очень жесткие условия, у них есть жажда справедливости, и они ее начинают искать в этой стороне.

- Как вы считаете, какую роль для Киргизии сыграло вступление в ЕАЭС?

- Киргизия вошла в ЕАЭС в 2015 году. Пока я вижу, что за эти полтора года плюсов для населения все же больше, чем минусов. По крайней мере, гастарбайтерам в РФ и в Казахстане стало немножко легче устраиваться на работу. Но в России и в Казахстане масса своих нерешенных вопросов, а уж для трудовых мигрантов там еще многое предстоит сделать. С другой стороны, я слышал точку зрения, что киргизам лучше работать в арабских странах, чем в России или в Казахстане. Но я очень долго жил на Ближнем и Среднем Востоке. Там жизнь для подавляющего большинства наших граждан тоже сложна.

- Среди наблюдателей, занимающихся евразийским проектом, сейчас обсуждается вопрос о том, будет ли ЕАЭС принимать в свои ряды Таджикистан. Как вы считаете, это уже решенный вопрос?

- Тут нет однозначности. Ситуация в Таджикистане сложная. Туда идут большие инвестиции из Китая, больше, чем в другие республики. Но если посмотреть на число таджикских гастарбайтеров в РФ, то можно предположить, что естественным образом путь Таджикистана тоже лежит в ЕАЭС.

Киргизия. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 4 мая 2017 > № 2163931


Германия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dw.de, 4 мая 2017 > № 2163926

В Германии вновь увеличилось количество исламистов, представляющих собой угрозу общественной безопасности. В настоящее время в соответствующей базе данных фигурируют имена 657 человек, которые, по мнению спецслужб, способны совершить теракт, сообщает в четверг, 4 мая, газета Neue Osnabrücker Zeitung со ссылкой на Федеральное ведомство по уголовным делам (BKA).

Только в конце января таких лиц было 570. В середине марта глава BKA Хольгер Мюнх (Holger Münch) сообщил, что в Германии зарегистрированы 602 потенциальных террориста. С начала конфликта в Сирии число таких лиц увеличилось в четыре раза. Примерно половина из них находится на территории ФРГ, а около 100 - под стражей. Многие находятся под надзором полиции. Властям также известны имена 388 так называемых "релевантных лиц", то есть возможных пособников террористов.

Спецслужбы объясняют рост числа потенциальных террористов тем, что со времени теракта на рождественском базаре в Берлине в декабре прошлого года власти внимательнее отслеживают исламистов и оценивают угрозу по новой системе. Кроме того, поскольку джихадистская группировка "Исламское государство" (ИГ) все чаще терпит поражение, все меньше исламистов с германскими паспортами готовы ехать в Сирию и Ирак, чтобы воевать на ее стороне.

Особую опасность для Германии представляют исламисты, вернувшиеся в ФРГ с боевым опытом.Сейчас спецслужбам известны имена более чем 920 людей, выезжавших из ФРГ, чтобы воевать на стороне ИГ. Более 70 из них активно участвовали в боевых действиях или прошли подготовку в тренировочных лагерях. Примерно 145 из них погибли в Сирии и Ираке.

Германия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dw.de, 4 мая 2017 > № 2163926


США. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 мая 2017 > № 2163916

Президент США Дональд Трамп в ходе первого визита за рубеж обсудит "противостояние Ирану и ИГ*", заявил журналистам высокопоставленный представитель Белого дома.

Первой страной, которую посетит Трамп в качестве президента, станет Саудовская Аравия. Как подчеркнули в Белом доме, целью визита будет объединить страны региона в борьбе с терроризмом.

"Это хорошее место, с которого можно начать", — добавил представитель Белого дома.

США считают Иран страной, поддерживающей терроризм, Тегеран это отрицает. Иран, в свою очередь, соперничает за влияние в регионе с Саудовской Аравией.

Трамп также планирует обсудить борьбу с финансированием терроризма и террористических организаций.

"Это действительно историческая встреча в Саудовской Аравии с лидерами со всего мусульманского мира. Саудовская Аравия — хранитель двух самых святых мест ислама, и именно там мы начнем с нашими союзниками-мусульманами создавать новый фундамент сотрудничества и поддержки для борьбы с экстремизмом, терроризмом и насилием", — заявил Трамп, выступая в Розовом саду Белого дома.

По его словам, Соединенные Штаты не намерены диктовать свою волю другим странам, а вместо этого собираются выстраивать "коалицию друзей и партнеров".

В мае Трамп посетит Саудовскую Аравию, Израиль и Ватикан, а затем отправится на саммит НАТО в Брюсселе и встречу "Большой семерки" на Сицилии.

*Террористическая организация, запрещенная в России.

Алексей Богдановский.

США. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 мая 2017 > № 2163916


США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 мая 2017 > № 2163911

Президент США Дональд Трамп в четверг подписал исполнительный указ о религиозных свободах.

Документ, в частности, предусматривает разрешение религиозным организациям поддерживать политических кандидатов и заниматься иными видами деятельности, так или иначе связанными с политикой. Его противники в данной связи называют документ "противоречивым".

Между тем, Трамп, выступая на церемонии в Белом доме, подчеркнул, что "данный указ защитит свободу религии и слова в США". По его словам, "он не позволит налоговому ведомству преследовать религиозные организации за политические выступления".

"При моей администрации свобода слова больше не будет останавливаться на ступенях соборов, синагог и других религиозных зданий. Правительство больше никогда не будет преследовать религиозные структуры за выражение их взглядов", — сказал Трамп.

Он также подчеркнул, что "США никогда не будут заниматься религиозной дискриминацией". "Мы никогда не позволим, чтобы верующие подвергались насилию или преследованиям", — сказал президент.

При этом Трамп подчеркнул, что "мы защищаем религиозную свободу для всех".

Подписанный Трампом указ отменяет действие так называемой "поправки Джонсона". Она была внесена в 1954 году сенатором Линдоном Джонсоном, который позднее стал президентом США. В ней говорится, что церкви и другие религиозные структуры будут лишены налоговых льгот в случае выступления за или против тех или иных политиков.

Дмитрий Злодорев.

США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 мая 2017 > № 2163911


Казахстан. Малайзия > Внешэкономсвязи, политика > kt.kz, 4 мая 2017 > № 2163631

4 мая 2017 года в городе Куала-Лумпур (Малайзия) состоялось 3-е заседание Совместного казахстанско-малазийского торгово-экономического Комитета, сообщили в МНЭ РК.

По итогам 2016 года товарооборот между странами составил $82,9 млн. Общий объем прямых иностранных инвестиций, привлеченных из Малайзии в РК за 11 лет (с 2005 по 2016 годы) составил $28,2 млн. Казахстанские инвестиции в Малайзию за аналогичный период составили $3 млн, передает Kazakhstan Today.

В ходе мероприятия были обсуждены вопросы в сфере торговли, транспорта, туризма, информационно-коммуникационных технологий и инноваций, инвестиции, развития малого и среднего бизнеса, сельского хозяйства, исламского финансирования и другие.

Вице-министр национальной экономики Руслан Даленов, выступая на 3-м заседании Комитета отметил, что для Казахстана наибольший интерес представляет малайзийский опыт в развитии малого и среднего предпринимательства, торговли, туризма.

Также Р. Даленов рассказал о перспективах присоединения Казахстана к глобальной цепочке "халал-производителей", отметив огромный опыт Малайзии, как одного из крупнейших хабов халал-индустрии в мире.

В Казахстане внедрены наиболее эффективные меры государственной поддержки туристской деятельности, который определен в Казахстане в качестве одной из приоритетных отраслей.

Kроме того, созданы рабочие группы по сотрудничеству в следующих направлениях: халал-индустрия; исламское финансирование; туризм; возобновляемая энергия; нефть и газ; инвестиционное сотрудничество.

В рамках 3-го заседания 3 мая текущего года состоялся бизнес-форум "New Business Opportunities in Kazakhstan", а также проведены ряд встреч с представителями крупного бизнеса Малайзии.

По итогам 3-го заседания подписан Протокол.

Казахстан. Малайзия > Внешэкономсвязи, политика > kt.kz, 4 мая 2017 > № 2163631


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > stroi.mos.ru, 4 мая 2017 > № 2162669

Патриарх Кирилл освятит новый храмовый комплекс в Чертаново

Церемонию освящения сданного в эксплуатацию храма в честь Державной иконы Божией Матери проведетПатриарх Московский и всея Руси Кирилл, сообщил куратор программы строительства православных храмов в столице, депутат Госдумы РФ Владимир Ресин.

Церковь возведена по адресу: ул. Чертановская, вл. 2, корп. 2 (ЮАО).

По словам В. Ресина, сегодня здесь проводятся регулярные богослужения. Параллельно идет монтаж многоярусного иконостаса из керамики, украшенной позолотой.

«Наша основная задача – завершить строительство дома причта, где разместятся воскресная школа для детей и взрослых, большой актовый зал для общественных мероприятий, административные помещения. Здание в целом построено, проложены основные коммуникации, осталась внутренняя отделка помещений», - рассказал В. Ресин.

Он отметил, что строительство храма началось по инициативе местной общины еще до принятия программы, а позже он вошел в перечень программных объектов.

«Этот храм, полностью построенный на деньги прихожан, наглядно демонстрирует, что при наличии доброй воли и хорошей организации можно добиться многого», - подчеркнул куратор программы.

Всего в ЮАО для выполнения программы строительства православных храмов подобран 31 участок. Введено в эксплуатацию 5 храмов, готовится к сдаче еще один. В активной стадии строительства семь объектов, готовятся к началу работ две площадки, идет проектирование по четырем адресам.

Напомним, программа строительства православных храмов развернута во всех округах столицы, кроме Центрального. Ее цель – обеспечить жителей города храмами недалеко от дома.

Программа реализуется полностью на пожертвования. Для сбора средств создан благотворительный Фонд поддержки строительства храмов города Москвы, сопредседателями которого являются мэр Москвы Сергей Собянин и Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Программу курирует советник мэра, советник по строительству Патриарха Московского и всея Руси, депутат Госдумы Федерального Собрания РФ Владимир Ресин – он является председателем рабочей группы фонда.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > stroi.mos.ru, 4 мая 2017 > № 2162669


Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 4 мая 2017 > № 2162268 Константин Казенин

Черкесский сон. Как Адыгея стала передаваться по наследству

Константин Казенин

Расположенный на границе Адыгеи Краснодар вытягивает значительную часть молодежи из республики. Это снимает не только проблему экстремизма, но и вообще любую активность в этом кавказском регионе. Возможно, поэтому даже прецедентная передача власти в Адыгее от родственника к родственнику мало кого заинтересовала

Хотя в последние месяцы российское общество уделяет все больше внимания кадровой политике Кремля в регионах, судьбе губернаторов-отставников и кандидатурам их сменщиков, один удивительный прецедент в этой области остался почти полностью незамеченным. В этом году впервые в истории постсоветской России власть в одном из регионов напрямую перешла от одного близкого родственника к другому.

Это произошло в Адыгее – республике, которая в последние годы не привлекала особого внимания даже экспертов-регионалистов, не говоря уже о федеральных СМИ. Хотя всего десять лет назад бурные события в этом регионе предвещали что угодно, но только не погружение в настолько глубокий сон, что даже передача первого поста по наследству мало кого разбудила. Каким образом такой политический сон приходит в российские регионы? Постсоветский опыт Адыгеи дает свой ответ на этот вопрос.

Мозаика Закубанья

Адыгея единственный на сегодня субъект Российской Федерации, полностью окруженный территорией другого ее субъекта. Такая матрешечная структура в советские времена допускалась, если внутри большого региона находилась входящая в него автономная область. Адыгея и была автономной областью в составе Краснодарского края до того, как в 1991 году официально вышла из него.

Территория республики находится на левом берегу Кубани, восточной своей частью примыкает к Краснодару и значительно удалена от Черноморского побережья и Большого Сочи. В 1930-е годы, когда автономную область только создали, большинство населения в ней составляли черкесы (адыги). В основном они были переселены сюда, на равнину, из предгорий в XIX веке, в конце Кавказской войны. Некоторым пришлось переселяться дважды: около двадцати адыгских аулов было затоплено в 1960-е годы созданным тогда Краснодарским водохранилищем. При въезде в аулы, расположенные теперь на его берегу, стоят памятные знаки с двумя датами переселений.

Как известно, административно-территориальное деление в советскую эпоху в основном следовало ленинскому тезису, что «вопрос границ – вопрос десятый». Когда в 1962 году к Адыгейской автономной области были присоединены два района с преимущественно русским населением – Майкопский и Гиагинский, авторы этого решения вряд ли подозревали, сколь громко будет звучать его политическое эхо в 1990–2000-е. Два присоединенных района вместе с региональным центром – городом Майкопом – обеспечили в Адыгее численное преимущество русского населения (по переписи 2010 года оно составляет 66%, а адыги – 25%). Экономическая логика того решения была вполне прозрачна: нужно было поднимать сельское хозяйство автономной области, прибавив к ней дополнительно два агропромышленных района.

Кроме сельского хозяйства (условия для которого весьма хороши и в некоторых из тех районов, где живут в основном адыги), природа позволяет Адыгее быть туристическим центром. Малонаселенный юг региона, знаменитое плато Лагонаки считается перспективным для создания горнолыжного курорта, но реальность эти перспективы пока так и не обрели. Промышленность в республике сосредоточена в основном в скромном 150-тысячном Майкопе, где численно преобладают русские, и на западе региона, у границ Краснодара, в районах, населенных почти исключительно адыгами.

Коммунизм и «кошхаблизм»

Происходившее в Адыгее в первые постсоветские годы было типично для национальных регионов, в которых не было острого внутреннего конфликта. Суть событий, плохо скрываемых за меняющейся политической риторикой, была предельно проста: бюрократическая команда, правившая регионом в последние годы СССР, пыталась сохранить свое положение, легитимизировавшись вместо партийной идеологии идеологией этнической.

Эта идеология в 1990-е вводилась в регионе осторожно, без размаха, наблюдавшегося тогда, например, в Татарстане. Глава республики Аслан Джаримов, получивший власть в регионе еще до распада СССР, в 1990-е исправно встречался с лидерами международных черкесских организаций, содействовал абхазам – близкородственному адыгам народу – в войне с Грузией в 1992–1993 годах, но в своих заявлениях по национальному вопросу ограничивался в основном тезисом о «паритете» между основными народами республики.

Впрочем, этого паритета ему хватило для защиты собственных политических позиций. Норма республиканского закона, требовавшая от кандидатов на пост президента республики знания русского и адыгейского языка, отсекла от борьбы за власть общественников, ратовавших за воссоединение с Краснодарским краем. А учрежденный в республике двухпалатный парламент, в котором верхняя палата включала по два представителя каждого города и района независимо от численности их населения, не позволяла сторонникам объединения с краем рассчитывать на большинство (районов, где численно преобладают адыги, в республике больше).

Национальное возрождение в Адыгее девяностых носило очень выборочный характер. И дело даже не в том, что Джаримов активно привечал тогдашнего губернатора Краснодарского края Николая Кондратенко, популярного среди русских националистов. Едва ли не важнее было то, что в республику в те времена фактически не допустили влиятельных представителей зарубежной адыгской диаспоры.

Как известно, после Кавказской войны Северный Кавказ покинуло до трех четвертей черкесского населения. Мощные диаспоры имеются до сих пор в Турции и ряде арабских стран. Многие бизнесмены из диаспор в первые годы после распада СССР активно искали пути сотрудничества со своей исторической родиной, были готовы инвестировать туда средства. В самой Адыгее ряд общественников доказывали необходимость открыть для них ворота.

Но их усилия оказались в целом тщетны. Дальше пары кафе в Майкопе, открытых ближневосточными адыгами и выделявшихся после открытия хорошим уровнем сервиса и полным отсутствием алкоголя, дело не пошло. Местная партийно-советская элита не хотела видеть у себя дома потенциальных конкурентов, особенно с учетом того, что они явно были лучше подготовлены к ведению современного бизнеса. Символические акты вроде переселения в Адыгею нескольких сотен семей черкесов из объятого войной Косова в 1999 году никак не нарушали общей картины (да и это переселение на месте столкнулось со многими проблемами, так что половина косовцев покинула регион менее чем через десять лет после широко разрекламированной репатриации).

Устойчивость власти регионального босса до начала 2000-х подтверждалась кадровым составом местного чиновничества. В республике в ту пору была популярна поговорка «Раньше мы строили коммунизм – теперь кошхаблизм» (Джаримов выходец из Кошхабльского района Адыгеи). Перемены, начавшиеся в стране после отставки Бориса Ельцина, поначалу не сильно задели этот местный строй. Правда, в рамках кампании по приведению регионального законодательства в соответствие с федеральным были отменены наиболее конфликтные нормы местных законов, типа двухпалатного парламента и требования для кандидатов на пост главы региона знать оба официальных языка.

В целом позиции республиканской верхушки не пошатнулись. Федеральный центр, занятый тогда войной в Чечне, не был заинтересован в каких-либо потрясениях в тыловых северокавказских регионах.

Шапсугский самородок

Перемены пришли в Адыгею без активного участия Кремля и, скорее всего, вовсе не по его воле: в ту пору контроль центра за выборами в регионах был вовсе не тотальным. На выборах президента Адыгеи 2002 года свою кандидатуру неожиданно выставил Хазрет Совмен, сибирский золотопромышленник адыгского происхождения.

Для чиновников, правивших тогда республикой, Совмен был чужаком сразу по нескольким причинам. Во-первых, из-за своей нестандартной биографии: карьеру он делал не в Краснодарском и Адыгейском обкомах, а на приисках Магадана и Сибири, где прошел путь от водителя до начальника артели, а затем и собственника крупнейшей золотодобывающей компании. Во-вторых, Совмен был чужаком для основных на тот момент чиновничьих кланов в силу своей родословной: он шапсуг, представитель одного из черкесских субэтносов, в Адыгее составляющего очень небольшую долю населения (в основном шапсуги проживают в окрестностях Сочи). То, как легко Совмен обошел всех своих соперников, включая Джаримова, в первом туре выборов в январе 2002 года, показывает, какова была степень усталости населения от руководства, доставшегося в наследство от советской власти.

В бедной, исправно голосовавшей в 1990-е годы за КПРФ республике от Совмена ждали в первую очередь денег. Затем – грамотных управленцев, состоявшихся в бизнесе и не рассматривающих должность как способ поправить свое материальное положение. С первым все получалось хорошо, по крайней мере в первые пару лет у власти, со вторым дело обстояло значительно сложнее.

Совмен привез в республику нескольких коллег из Сибири, ввел в правительство ряд адыгских предпринимателей, не ладивших с прежней властью, однако быстро столкнулся с конфликтами внутри собственной команды, которые преследовали его до самой отставки в 2006 году. Этими внутренними конфликтами, впрочем, дело не ограничилось. Совмен быстро поссорился с тогдашним губернатором Краснодарского края Александром Ткачевым и полпредом в Южном федеральном округе Дмитрием Козаком, ссоры эти не раз приобретали публичный характер.

Однако куда большей проблемой в последние годы пребывания у власти Совмена стал небывалый для республики всплеск активности этнических активистов. Происходил он тогда, когда в большинстве других регионов Северного Кавказа общественники, выступающие с национальных позиций, давно ушли в тень.

Почему в Адыгее черкесские общественники вышли на авансцену именно в 2004–2005 годах, вполне понятно. Тогда то ли как свидетельство реальных намерений Кремля, то ли как ничего не значащая словесная угроза в пререканиях Совмена с его противниками стала звучать идея объединения Адыгеи с Краснодарским краем. Как только эта идея – без ссылок на ее реального автора, без прямых доказательств того, что кто-то наверху ее реально рассматривает, – появилась в публичном пространстве, мгновенным ответом стали протесты адыгских общественных организаций.

Под протестным флагом объединились как старые, системные адыгские общественники, которые еще в 1990-е занимали в республике респектабельное положение, так и абсолютные новички местной политики – группа журналистов и людей искусства, ставших лидерами протеста. Закономерной была ответная активизация общественных организаций русской направленности, сильных прежде всего поддержкой со стороны бюджетников и пенсионеров Майкопа, с которыми эти общественные активисты планомерно работали еще с 1990-х. Они неоднократно требовали отставки Совмена и поддерживали идею объединения с Краснодарским краем. В целом у «русских» общественников, объединенных в Союз славян Адыгеи, неизменными оставались программа-максимум и программа-минимум: первая – воссоединение с краем, вторая – изменение этнических пропорций во власти с учетом соотношения численности разных народов республики.

Череда митингов, национальных конгрессов и других событий, создававших впечатление острого общественного противостояния, стала сходить на нет к 2006 году. К тому времени федеральные чиновники не раз официально заявляли, что не рассматривают идею объединения республики с краем. Совмен от этой протестной волны, с одной стороны, выиграл, поскольку в наиболее критические моменты его отношений с федеральными чиновниками или местными парламентариями адыгские активисты неизменно его поддерживали, призывая сплотиться вокруг лидера «в момент, когда само существование республики под угрозой». С другой стороны, сам факт этнического брожения в регионе шел Совмену в минус в той системе оценки региональных лидеров, которая тогда как раз формировалась в Кремле.

Насколько серьезной, а не раздутой узкой группой общественников была протестная волна, вызванная идеей объединения регионов, и ответная волна сторонников объединения с краем? Надежных социологических замеров, позволяющих судить об этом, к сожалению, нет. Известно лишь, что сопоставимых всплесков общественной активности, не инсценированных властью, за всю постсоветскую историю Адыгеи не было. Этнические вопросы – а именно такие вопросы затрагивала идея объединения регионов – оказались самым сильным мобилизующим фактором.

Тихий ислам

Почему Адыгея, в отличие от своих кавказских соседей, почти не сталкивалась с какими-либо серьезными осложнениями и вообще с общественным оживлением на религиозной почве? В республике не только удалось избежать формирования террористического подполья. Там не было и крупных внутриисламских конфликтов, с 1990-х годов сотрясавших Кавказ от Дагестана до Карачаево-Черкесии и не изжитых там до сих пор. Разногласия и борьба между разными адыгейскими имамами, появление проповедников, учившихся за рубежом (в Адыгее они были в основном из числа косовских адыгов), выдвинутые против них обвинения в экстремизме, конфликты на этой почве между частью верующих и силовиками – все это было, но в таких аптекарских дозах, что на общей ситуации в регионе отражалось мало.

Вряд ли тут дело в том, что в Адыгее относительно бедная исламская традиция, а ислам исторически занимает скромное место в социальной самоорганизации адыгов. Например, Кабардино-Балкария – республика, где адыги составляют большинство, различные обострения на религиозной почве в постсоветское время узнала по полной. Так что более правдоподобными представляются другие объяснения.

Одна из возможных причин – демографическая. При всех различиях внутриисламских конфликтов в разных республиках Северного Кавказа их завязка везде была однотипной: конфликты начинались с того, что часть верующей молодежи противопоставляла себя исламским деятелям старшего поколения, утверждая, что те искажают исламское вероучение. На всех последующих этапах таких конфликтов в них продолжали играть первостепенную роль именно молодежные исламские сообщества. Но для того, чтобы они возникли и проявили себя, необходимо как минимум достаточное количество общественно активной молодежи, стремящейся влиять на происходящее в своем регионе. А вот этого в Адыгее наблюдался определенный дефицит.

В этой республике, как и в других регионах Северо-Западного Кавказа (Карачаево-Черкесии и уже упоминавшейся Кабардино-Балкарии), но в отличие от Кавказа Северо-Восточного (Дагестана, Чечни, Ингушетии), на момент распада СССР и позднее не наблюдалось избыточной доли молодежи в составе населения – так называемого молодежного нароста. При этом в Адыгее численность фактически присутствующей молодежи убывала быстрее, чем в других республиках Северо-Западного Кавказа, – молодежь уезжала учиться и работать в расположенный неподалеку Краснодар в гораздо большем количестве, чем это отражала местная статистика.

Для заметного молодежного движения любого толка в Адыгее просто не было достаточной кадровой базы. Кстати, в Краснодаре и его окрестностях молодежная исламская активность имела и имеет место, в том числе и в мечети, находящейся на территории Адыгеи, – в расположенном поблизости от Краснодара городе Адыгейске. Похоже, что там как раз и находят себе место разные формы молодежного ислама. Заметную долю прихожан этой мечети с ее открытия составляли уроженцы Краснодара или молодые люди, перебравшиеся туда из Адыгеи. В 2000-е годы мэр того самого Адыгейска – города, во всех отношениях связанного с Краснодаром, утверждал, что «молодые мусульмане» пытались оказать влияние на местные выборы. Верно это или нет, но представить подобное на выборах республиканского уровня в Адыгее достаточно сложно (хотя в других республиках Северо-Западного Кавказа прецеденты были).

Как бы то ни было, Адыгея единственный регион Северного Кавказа, где практически не было молодежного исламского движения, противопоставляющего себя официальным мусульманским структурам и претендующего на роль заметной общественной силы в масштабах своего региона. А если учесть, что и адепты экстремистских течений ищут сторонников в первую очередь среди религиозной молодежи протестного толка, то неудивительно, что и они не проявляли значительного интереса к региону (хотя в последние годы появлялись тревожные сообщения, что отдельные выходцы из республики вступали в ряды террористических организаций Ближнего Востока).

Республика расходящихся льдин

Быть может, именно потому, что идея объединения Адыгеи с Краснодарским краем вызвала не наблюдавшееся ранее в регионе брожение, Кремль в середине 2000-х годов защищать эту идею в конце концов не стал (даже если предположить, что перед этим она действительно всерьез рассматривалась). На место Совмена главой региона федеральный центр назначил Аслана Тхакушинова – многолетнего ректора одного из майкопских вузов и лидера одной из групп местной элиты, не ладившей с прежним региональным руководством.

Оппоненты нового главы постепенно покинули свои должности. Вернулись многие джаримовские кадры, в том числе успевшие поработать еще на партийных должностях. От той внутриэлитной демократии, которая стихийно сформировалась при Совмене, не осталось и следа. Ряд предпринимателей совменовских времен при Тхакушинове тоже ушли из республики (сохранив свой основной бизнес в Краснодаре). Зато в Адыгею пришли крупные бизнесмены других республик Северного Кавказа. Этот процесс явно контролировался республиканскими властями. Достаточно сказать, что сын одного из таких бизнесменов стал на время руководителем представительства Адыгеи при правительстве РФ.

Тхакушинов явно стремился избегать активизации общественных движений этнического толка, не давать для нее поводов. При нем власти отказались праздновать юбилей основания Майкопа в качестве российского военного поселения (против такого юбилея выступали адыгские общественники). Но и сам по себе национальный фактор в местной политике неуклонно ослабевал. Когда в 2016 году приближалась отставка Тхакушинова, в республике говорили о попытках его оппонентов задействовать некоторые местные адыгские организации, чтобы выступить против назначения и.о. главы региона Мурата Кумпилова, который занимал до этого посты премьера и председателя регионального парламента и которого СМИ называют родственником Тхакушинова. Однако то ли возможности этих организаций оказались слишком малы, то ли их использование в политических целях было сочтено по нынешним временам небезопасным, Кумпилов в январе был назначен.

Несмотря на все политические изменения, продолжился объективный процесс фрагментации региона. В социально-экономическом отношении регион включает в себя два мало похожих друг на друга и мало соприкасающихся друг с другом мира, можно сказать, две льдины: это сельскохозяйственные районы и пригороды Краснодара. В Майкопе население убывает уже более десяти лет подряд, а в пригородах южного мегаполиса, находящихся в границах Адыгеи, оно, напротив, растет. Столица республики не притягивает внутрирегиональную миграцию, становясь тихим городом чиновников и бюджетников.

Еще лет пятнадцать назад все путешествующие по Северному Кавказу отмечали, что городская цивилизация там нарастает с востока на запад: Майкоп, сохранивший элементы советского благообразия, выглядел тогда гораздо презентабельнее, чем, например, захлебывавшаяся от наплыва сельских мигрантов Махачкала. Теперь ситуация изменилась: городская среда той же Махачкалы, с ее кофейнями и открытыми лекториями, демонстрирует сложные болезни роста, а вот в Майкопе какой-либо рост обнаружить очень трудно.

В этих условиях власть остается в основном распорядителем скромных бюджетных средств, а значительная часть региона – причем как раз та, где растет население, – развивается по независимой от его руководства траектории. Может быть, поэтому прецедентная передача власти в Адыгее от родственника к родственнику мало кого заинтересовала: слишком мал, по российским масштабам, реальный ресурс власти в этой республике. Другой вопрос – может ли эта власть в условиях продолжающейся провинциализации сохранить способность к решению значимых политических проблем. А они на Кавказе, как показывает опыт той же Адыгеи, имеют тенденцию возникать, в том числе и как реакция на неосторожные идеи, затрагивающие межэтническую сферу.

Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 4 мая 2017 > № 2162268 Константин Казенин


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 3 мая 2017 > № 2166893

Иран отвергает обвинения в создании "шиитского полумесяца"

Спикер парламента Ирана Али Лариджани решительно отверг обвинение, выдвинутое некоторыми региональными чиновниками, утверждавшими, что Тегеран стремится создать шиитский полумесяц в регионе, сообщает Fars News.

"Уровень достоинства Исламской Республики Иран слишком высок", чтобы заниматься этим, сказал Лариджани, выступая на церемонии в Тегеране во вторник.

Он выразил сожаление по поводу того, что некоторые арабские правители и короли повторяют подобные обвинения против Ирана, и подчеркнул, что его страна не имеет сектантских целей. "Мы уважаем всех мусульман", - отметил он.

Лариджани подчеркнул, что Иран, привержен идеям мирного сосуществования и гуманизма.

Его замечания появились после того, как король Иордании Абдалла II и король Саудовской Аравии Салман в различных случаях утверждали, что Иран стремится создать шиитский полумесяц после установления контроля над Багдадом.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 3 мая 2017 > № 2166893


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 мая 2017 > № 2165031

Новая Турция: кто примет константинопольского патриарха?

Христианству Ближнего Востока скучать не дают

Западная католическая пресса продолжает обсуждать будущее Турции после проведенного в апреле этого года референдума, на котором со скромным преимуществом были одобрены поправки в Конституцию страны. Аналитики делают акцент на наделение нынешнего турецкого президента Реджепа Эрдогана гораздо большими полномочиями, чем ранее. Ставятся вопросы: а что это будет значить для христианского меньшинства в Турции на фоне проведения в последние годы Эрдоганом неоосманистской и неоисламистской политики? Ведь раньше хотя бы существовали противовесы в лице турок, придерживающихся европейской ориентации, более секулярных и светских…

Еще один нюанс связан с рядом предыдущих заявлений турецкого президента, в которых он ставил под сомнение Лозаннский мирный договор 1923 года, что оформил новые границы страны и юридически зафиксировал распад Османской империи. Среди прочего договор — пусть не напрямую, косвенно — определял статус Константинопольского патриархата и патриархов. Напомним, что на момент окончания Первой мировой войны он был довольно влиятельным в православном мире. В его состав входили 40 расположенных на территории Османской империи епархий с общим числом верующих более 2 млн человек, в том числе 30 епархий в Малой Азии. Однако в 1918—1923 годах епископы допустили немало серьезных политических ошибок, которые больно ударили по Фанару. Одной из проблем стал раскол в их среде, часть владык ориентировалась на греческий национальный центр, например, патриарх Герман V, другие отстаивали вселенский статус патриархата. В 1918 году Герман V был вынужден даже подать в отставку под давлением паствы из-за его «чрезмерно компромиссной политики по отношению к турецким властям». Следующего патриарха избрали только в 1921 году, им стал бывший глава Элладской православной церкви архиепископ Мелетий IV Метаксакис, активный сторонник антитурецкого политического курса.

В итоге, замечает российский историк Михаил Шкаровский, после поражении Греции турки поставили вопрос об удалении Мелетия из страны. В октябре 1922 года патриарх в интервью итальянской газете Oriente Moderno допустил, что если патриархат не сможет свободно функционировать в Турции, его придется перевести на Афон. В том же месяце епископы дважды обсуждали возможность самоудаления за пределы Турции. 4 января 1923 года турецкая делегация официально потребовала от членов Лозаннской международной конференции перевести Константинопольской патриархат на Афон, ввиду ее враждебного отношения к турецкому правительству. Итальянцы были склонны согласиться, против выступили представители Великобритании, Франции и США, усмотрев в этом предложении влияние Святого престола. Компромиссное решение выдвинул Париж — оставить патриархию в Стамбуле, но лишить ее политической власти, которую она ранее имела. Предложение было принято, что, впрочем, не помешало Анкаре изгнать выбранного в декабре 1924 года патриарха Константина VI, который хоть и был турецким гражданином, но не проживал в Стамбуле, что по Лозаннскому договору требовалось от претендента на престол. После переговоров между турецким и греческим правительствами было достигнуто соглашение, и Константин VI сам известил Афины о своем отказе от патриаршества.

Проблема была в столкновении всей прежней истории бывшей Османской империи и модернистскими устремлениями основателей молодой Турецкой Республики, взявших курс на построение современного светского государства. Каким в таком случае оказывался титул патриарха — константинопольским или вселенским? Во время Лозаннской конференции это не уточнялось, однако турецкие переговорщики воспринимали Константинопольский патриархат в категориях халифата. А тогда было бы странным сохранить за православными статус не только духовного центра, но и религиозно-политического, лишив того же мусульман. Оттого вся последующая политика Анкары была направлена на подавление «экуменического» влияния Фанара и сведения его к роли Церкви оставшегося греческого меньшинства. Однако это не всегда устраивало новых союзников Турецкой Республики.

После Второй мировой войны в турецкую религиозную политику начинают активно вмешиваться американцы. В 1949 году под их давлением константинопольским патриархом избирают Афинагора, архиепископа Американского, который не являлся турецким гражданином. В дело вмешалась политика. Напомним, что в 1943 году церковный вопрос в своих интересах начинает разыгрывать Сталин. Во время встречи в Кремле с епископами Русской православной церкви он дает согласие на избрание патриарха, в последующие годы снова открываются храмы, а главным внешнеполитическим событием становится проведение в Москве в 1948 году Совещания глав и представителей Православных церквей, которое должно было решить вопрос повышения статуса РПЦ, но против чего выступил Фанар и ряд других патриархатов. Этот фактор создал проблемы для Анкары, которая после резкого ухудшения в середине 1950-х годов отношений с Грецией снова обрушилась на Константинопольский патриархат.

В середине и конце 1960-х годов турецкое правительство пригрозило выдворить патриарха Афинагора из страны. Против выступил Вашингтон. Как указывал турецкий писатель Тозун Бачели, «были опасения, что если патриархат, как центр православного христианства, будет удален из Стамбула, то Советский Союз мог бы выдвинуть Русскую православную церковь на роль лидера православного мира». Доводы американцев Анкара была вынуждена принять, но с ними не смирилась. «Правительство Турции наложило вето на кандидатуру архиепископа Северной и Южной Америки Иакова (Кукузиса) в качестве возможного преемника патриарха Афинагора. Пресс-секретарь МИД заявил, что архиепископ неприемлем из-за его американского гражданства», — сообщала 9 июля 1972 года The New York Times. Годом ранее власти закрыли богословскую школу на острове Халки, в нерабочем статусе она пребывает до сих пор. Анкара не хотела повышения влиятельности Фанара, поскольку в этом случае для нее возникал риск появления «независимой духовной власти», имеющей право на международное представительство, своего рода «религиозное государство» внутри Турецкого государства.

Сложившийся статус-кво просуществовал долго. Но сегодня он подвергается ревизии, причем с разных сторон. Так, в 2013 году в ходе второй Международной конференции по свободе вероисповедания в Берлине представители американского ордена Святого Андрея — архонтов Константинопольского патриархата обвинили Анкару в нарушении собственной Конституции и Лозаннского договора, выдвинув претензии во вмешательстве в выборы патриарха, непризнании его «вселенского» статуса, отказе в регистрации патриархии как юридического лица, закрытии богословской школы на острове Халки и конфискациях церковного имущества. Раньше, когда Турция выступала в качестве верного союзника США и стремилась к членству в Евросоюзе, эти возражения имели смысл. Однако сегодня курс, который прокладывает Эрдоган, направлен в иную сторону. Турецкий президент все чаще и чаще в своих публичных заявлениях апеллирует к «священной войне», необходимости сражаться с «европейскими крестоносцами». Складывается впечатление, что его вдохновляет образ султана Саладина, который отразил наступление крестоносцев Запада на Ближний Восток. И с Вашингтоном у Эрдогана начались серьезные проблемы.

Все это заставляет вспомнить 1919 год, когда Мустафа Кемаль, как замечает Спиридон Сфетас, исследователь Университета Аристотеля из Салоник, отражая нападение Антанты на Анатолию, «вел войну за независимость не во имя турецкой нации, а под лозунгами спасения халифата от неверных, и, независимо от того, какие реформы предвидел Ататюрк в будущем, только ислам мог мобилизовать народные массы против крестоносцев». А значит, нельзя исключать того, что в перспективе религиозный фактор снова заставит Анкару задуматься о том, что ей делать с константинопольскими патриархами. Вряд ли турецкие власти решатся на изгнание ныне правящего главы Константинопольского патриарха Варфоломея. Но владыка далеко не молод. Где и как пройдет избрание его преемника, будет ли это квартал Фанар в Стамбуле или иное место, уже за пределами Турции? Загадки, загадки…

Станислав Стремидловский

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 мая 2017 > № 2165031


США. Иран. Саудовская Аравия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 3 мая 2017 > № 2165029

Война России и США на Ближнем Востоке: сценарий из недалекого будущего. IV

Генеральное сражение и развязка кризиса

План совместного российско-иранского наступления был разработан заранее, но он должен был быть приведен в действие чуть позже, когда американская авиация в противоборстве с российской ПВО потеряет значительную часть своих самолетов. Тогда можно было бы ввести в бой и истребительную, и даже бомбардировочную авиацию России и Ирана, которая поддерживала бы наземное наступление. Но ситуация изменилась, наступать надо было без промедления. И поскольку план был уже готов, его и решили использовать, добавив лишь незначительные изменения.

Согласно плану, основной удар должны были наносить иранские танковые части по позициям саудовских войск. Хотя саудовцы обладали существенно большей ударной мощью по сравнению с американо-британской группировкой, их войска рассматривались как менее устойчивые в бою. Расчет делался на то, что не выдержав мощного удара, саудовцы достаточно быстро начнут отступать, а это позволит обогнуть американо-британскую группировку с фланга, выйти ей в тыл и окружить, а после этого добить ее совместными действиями российских и иранских войск с двух направлений. При этом вероятность того, что саудовцы перегруппируют свои силы и нанесут контрудар для деблокирования своих союзников рассматривалась как нулевая.

Для осуществления главного удара была создана группировка в составе 200 Т-72, 200 «Сафир-74», 400 БМП и БТР, 60 САУ «Гвоздика» и 50 САУ М-109, а также 50 РСЗО разных калибров иранского производства. Для усиления огневой поддержки ударной группы российское командование выделило 200 САУ «Нона-С». От воздушных ударов группу прикрывали 4 комплекса Бук-М3 и 10 установок Тор-М2. Надо отметить, что незадолго до начала сражения иранские Сафиры получили в состав своего боекомплекта по пять ракетных снарядов «Аркан», способных пробивать броню Абрамсов на расстоянии 6 км, не говоря уже об M60A3.

Саудовские войска были расположены в три эшелона. Первый эшелон готовился к наступлению, и поэтому имел в своем составе в основном мобильную бронетехнику: 100 танков Абрамс, 235 танков M60A3, 400 БМП, 50 САУ M-109, 10 РСЗОASTROS и 5 комплексов ПВО «Кроталь». Второй эшелон, расположенный в 20 км от передовой, включал позиции полевой артиллерии, минометов, и противотанковых средств, а также 300 БМП и 5 комплексов ПВО «Кроталь». В резерве саудовцы имели 100 танков Абрамс, 100 БМП, 10 РСЗО ASTROSII и много легкой пехоты на автомобилях с ПТУР и ПЗРК.

На следующий день лишь только забрезжил рассвет системы РСЗО «Смерч» нанесли ракетные удары по второму эшелону саудовских войск. Удар произвел шоковое впечатление на противника. Готовившиеся к наступлению саудовцы толком не оборудовали свои позиции в инженерном отношении и поплатились за это. Удар «Смерчей» нанес заметный урон легкой бронетехнике, автомобилям «Хаммер», уничтожил две установки «Кроталь», и вывел из строя 200 человек личного состава. В рядах саудовцев стала нарастать паника. Правда, она еще не передалась в первый эшелон саудовских войск укомплектованных танками и самоходными артиллерийскими установками, которые были менее уязвимы для ударов артиллерии.

Здесь надо отметить, что перед началом сражения саудовцы передали на усиление американо-британских войск 50 САУ M-109, 20 РСЗО ASTROSII и 10 передвижных комплексов ПВО малой дальности «Кроталь». Правда, от саудовских танкистов американцы благоразумно отказались, и как показали дальнейшие события, правильно сделали. Тем не менее мобильная огневая мощь саудовских войск существенно ослабла. Теперь они располагали только 60 САУ M-109 и 20 РСЗОASTROS. Правда, у них было еще около 100 полевых 155-мм гаубиц M-114 и M-198, но они были расположены во втором эшелоне. И как показали первые минуты боя, без защищенных огневых позиций полевые гаубицы весьма уязвимы для артиллерийского огня противника. Стационарные позиции артиллерии были хорошо видны самолетам ДРЛО обеих сторон. Их расстрел «Смерчами» происходил, как в тире. Сложнее было с мобильной артиллерией, которая постоянно маневрировала и была защищена от осколков снарядов собственной броней.

В ответ на огонь «Смерчей», американцы применили системы залпового огня ХИМАРС и сразу же поразили одну российскую установку. В ответ «Смерчи» перенесли удары с саудовских позиций на комплексы ХИМАРС. Завязалась скоротечная артиллерийская дуэль. Поскольку американские РСЗО в этот раз использовали обычные ракеты дальностью 90 км, они оказались в сфере досягаемости российских установок. Обмен ударами привел к потере 3 Смерчей и двух оставшихся установок ХИМАРС.

Тем временем иранские танковые колонны преодолев 30 км пути, вышли на дистанцию выстрела своих САУ М-109 и открыли огонь по первому эшелону саудовских войск. К ним присоединились иранские РСЗО, сопровождавшие ударную группу. Саудовцы открыли ответный огонь из своих САУ М-109 и РСЗО ASTROS. Возникали своеобразные артиллерийские дуэли, которые однако не вели к каким-либо заметным результатам. Точность попадания на ходу существенно снижалась, а попасть по движущимся объектам было почти невозможно. Тем не менее разрывы снарядов наносили повреждения легко бронированной технике и автомобилям с установленными на них противотанковыми системами.

Когда же ударная группа приблизилась к передовым порядкам саудовцев на 12 км, ситуация резко изменилась. 190 оставшихся на ходу гаубиц «Нона-С» открыли по позициям противника ураганный огонь. Висевшие в небе беспилотники передавали координаты целей российским экипажам в реальном режиме времени. Это позволяло поражать даже маневрирующее объекты. В течении 20 минут удалось выбить половину саудовских САУ, уничтожить более 100 БМП и все РСЗО. Саудовцы еще надеялись на свои танки, но быстро поняли, что просчитались. Иранские танки начали расстреливать их с дальности 3 км ракетными снарядами. В первые десять минут танкового боя было уничтожено около 50 саудовских танков. Увидев, как горят машины их товарищей, саудовские танкисты стали отступать, даже не пытаясь войти в ближний бой.

Надо сказать, что в течение этого периода боя американцы всячески пытались применить авиацию для бомбежки наступающих иранских танков. Но поскольку сражение происходило в зоне действия системы ПВО С-300В4 и сопровождающих танковую колонну Буков и Торов, то действия американских летчиков были не очень успешны. Подбив менее 10 иранских танков, они потеряли 10 самолетов. Попытка организовать атаку на мобильные комплексы ПВО при помощи 10-ти беспилотников также провалились. В порядках наступающих войск действовало несколько машин РЭБ «Инфауна» российских воздушно-десантных войск. Они препятствовали эффективному управлению беспилотниками и наведению ракет. Небольшое количество выпущенных ракет «Хэллфайер» было перехвачено Торами. Все 10 беспилотников были сбиты зенитными ракетами.

Между тем отступление саудовской бронетехники продолжалось с нарастающей быстротой. Замешкавшиеся танки и БМП сразу же уничтожались огнем иранцев. Поэтому саудовцы спешили как можно быстрее выйти из зоны поражения иранских танков и попасть под защиту второго эшелона своей обороны, напичканной противотанковыми средствами. Но эти ожидания оказались тщетными. Второй эшелон саудовской обороны в течение всего боя обрабатывался ракетными и артиллерийскими ударами. Сначала это были Смерчи, затем иранские РСЗО, потом иранские САУ М-109, а уже на рубеже 12 км подключились российские САУ «Нона-С». В итоге вся полевая артиллерия и большинство тяжелых минометов саудовцев были уничтожены, также как и значительная часть противотанковых систем, смонтированных на БМП, БТР и автомобилях. А те из личного состава, кто выжил, уже оставили позиции. Поэтому саудовские танки, просто перескочив через позиции второй линии обороны, продолжали откатываться в сторону Хафр-эль-Батина.

В сражении наступил кризис. Американское командование поняло, что если не принять срочных мер по стабилизации фронта, то поражение будет неминуемо. Классическим маневром в этой ситуации был фланговый удар перпендикулярно вектору движения иранской танковой армады. Это было первое решение, которое приняла американская сторона. Для контрудара была выделена группа в составе всех 100 танков Абрамс, 50 САУ М-109, 10 РСЗОASTROS, 5 комплексов ПВО Кроталь и 150 БМП «Брэдли», многие из которых имели навесные пусковые установки для ПТУР и ПЗРК. Группу сопровождал усиленный полк (около 3 тыс. человек) британской легкой пехоты на бронированных внедорожниках, также оснащенных ПТУР и ПЗРК.

Но главную ставку американцы делали на атаку боевых вертолетов, которые должны были быстро приблизиться к иранской танковой армаде и нанести свой фатальный удар. На решение этой задачи были брошены все 170 ударных вертолетов Апач, имеющихся у американо-британской коалиции. Расстояние в 120 км они преодолели примерно за 25 минут. Летя низко над землей, Апачи долго были невидимы для радаров российской системы ПВО. Торы обнаружили их только на расстоянии 7 км, но это была уже дистанция выстрела противотанковых ракет «Хэлфайер». Открыв шквальный огонь Апачи сразу же поразили 30 иранских танков, 20 БМП и 10 САУ «Нона-С». Ударившие в ответ Торы, сбили 30 вертолетов.

Буки в этот момент вступили в борьбу с 50 американскими самолетами, действия которых стали более эффективными, поскольку бой переместился на 70 км к югу, то есть на самую границу дальности системы ПВО С-300В4. В этом районе американские самолеты, могли уклоняться от ракет этого комплекса. А передвижение С-300В4 вперед в момент боя понизило бы их боевую эффективность. Тем более еще не было ясности с американской РСЗО ХИМАРС, которая могла ударить по С-300В4 в любой момент. Четырем Букам-М3 было тяжело противостоять 50 американским истребителям, даже при ограниченной поддержке С-300В4. Поэтому каждый из Буков должен был прикрывать хотя бы один Тор. Огневых возможностей остальных уже не хватало, чтобы на равных бороться с таким количеством вертолетов противника.

В сражении наступил решающий момент. В этих условиях российское командование приняло решение бросить в бой все ударные вертолеты. 120 винтокрылых машин устремились вперед. Еще в самом начале наступления они были подтянуты на передовые позиции. Вертолетам потребовалось 15 минут, чтобы преодолеть расстояние до места главного боя. К этому моменту американцы подбили еще 40 единиц бронетехники, но потеряли еще 10 вертолетов. Всего у противника оставалось 130 вертолетов против 120 российских.

То, что потом последовало, можно назвать первым крупным вертолетным сражением в мировой истории. Боевые машины на полном ходу обменялись встречными залпами противовоздушных ракет. И тут гораздо лучше проявили себя маневренные «Аллигаторы», они выписывали невообразимые пируэты и уклонялись от ракет противника. Российским вертолетам помогали и системы РЭБ «Рычаг-АВ», которые сбивали американские ракеты с курса. Американцы тоже ставили помехи, но эффективность их комплексов радиоэлектронной борьбы оказалась намного ниже российской.

В итоге обмен первыми ударами привел к уничтожению 35 российских вертолетов и 50 Апачей. Последним было уже не до иранских танков. Но главное должно было решиться в ближнем бою. Разделяющее их расстояние, вертолеты преодолели меньше, чем за две минуты. В ход пошло пушечное вооружение. Все теперь решали такие качества, как маневренность и бронезащита боевых машин, их огневая мощь и мастерство пилотов. И если предположить, что по последнему критерию между сторонами был паритет, то во всех других российские вертолеты, особенно «Аллигатор», явно выигрывали. Практически все Апачи были уничтожены. 10 последних, увидев, что проиграли ретировались с места сражения.

У русских оставалось еще 40 вертолетов. Они получили приказ срочно повернуть на север, чтобы оказать огневую поддержку российской ударной группе, направленной на перехват американской танковой колонны, которая выдвигалась для нанесения флангового удара по иранским танкам. Ударная группа, включала 60 самоходных противотанковых пушек «Спрут-СД» (по существу всех, имеющихся в дивизиях ВДВ) и 300 БМД-2, имевшими на вооружении противотанковые комплексы «Конкурс», а также 16 установок залпового огня «Град».

Сражение между русскими войсками и американцами, первое такого рода в истории, произошло недалеко от небольшого саудовского поселка километрах в 35 южнее городка Раудат Хаббас на шоссе Рафх — Хафр-эль-Батин. На расстоянии примерно 30 км от американской ударной группы «Грады» дали первый залп реактивными снарядами 9М218 с кассетной головной частью с кумулятивно-осколочными боевыми элементами. Снаряд был предназначен для поражения легкобронированной техники — БМП, БТР, САУ и живой силы противника. Эффект был потрясающий. В первом залпе было поражено 10 САУ, 20 БМП и множество бронированных джипов британцев, а также одна установка «Кроталь». В ответ САУ и РСЗО американцев нанесли ответный удар схожими боеприпасами. Он был не менее эффективен. Было подбито 10 Спрутов и столько же БМД.

Пока РСЗО перезаряжались к месту боя прибыли российские вертолеты. Чтобы избежать поражения ракетами «Стингер», которыми была до зубов оснащена американская и британская легкая пехота, они зависли в воздухе на дальности 8 км от американской бронеколонны. С этой дистанции они могли поражать танки Абрамс при помощи ракет 9М120М комплекса Атака-В. В первом залпе они уничтожили 20 танков. Однако не все пошло так, как задумывалось. Пилоты вертолетов не ожидали, что американцев прикрывает система ПВО малой дальности «Кроталь». Прозрение наступило только тогда, когда они увидели 32 зенитные ракеты, несущиеся навстречу вертолетам. Виртуозное маневрирование и использование комплекса РЭБ «Рычаг-АВ» спасло не всех, 15 вертолетов были сбиты. Остальные прижались к земле, чтобы уйти за радиогоризонт РЛС «Кроталь». Перезарядка ракет комплекса «Кроталь» занимала меньше минуты и командир вертолетной группы это хорошо знал.

Но русским вертолетчикам повезло. У них в группе оказалось два вертолета, оснащенных перспективным противотанковым комплексом «Гермес», предназначенным для морской авиации и имеющим рабочую дальность пуска более 20 км. Эти вертолеты на низкой высоте удалились от американской колонны на 18 км, где «Кротали» их достать уже не могли, и нанесли удар по этим системам ПВО. «Гермесы» сработали на отлично. Все четыре пусковые установки были уничтожены. После этого оставшиеся вертолеты вновь поднялись в воздух и стали наносить удары по американским танкам. За несколько минут боя было уничтожено еще 30 танков.

Американцы попытались поразить вертолеты огнем РСЗО ASTROS, которые использовали снаряды с электронными взрывателями. Эти снаряды взрывались в воздухе, не долетая до земли и разлетающаяся в разные стороны шрапнель теоретически могла повредить вертолеты противника. И действительно, один вертолет получил удар шрапнели в двигатель, задымился и быстро пошел вниз. Но в целом эффективность такого огня была низкой. Тем более что снова ударили русские «Грады», которые уничтожили два РСЗО ASTROS.

К этому моменту американское командование уже осознало, что продвижение бронеколонны для удара во фланг иранских войск потеряла смысл. Ударная группа утратила большую часть своей огневой мощи. В строю оставались лишь 50 Абрамсов и 70 БМП «Брэдли», САУ перестали существовать, также как и комплексы ПВО «Кроталь», легкая пехота с ПТУР и ПЗРК потеряла 50% личного состава, оставшиеся РСЗОASTROS расстреляли большую часть своего боезапаса. Между тем русская тактическая ударная группа продолжала идти вперед, а передовые части иранцев остановились и стали подтягивать резервы из глубины обороны. Саудовские войска откатились почти до Хафр-эль-Батина. Сражение было проиграно. Оставался один вариант — отход. В этих условиях американское командование дало приказ на отступление в направлении поселка Линаха и далее на город Трубах. В этих районах российская ПВО уже не действовала и можно было рассчитывать на поддержку своей авиации.

Как только стало очевидно, что американцы начали отступать, российские воздушно-десантные части, занимавшие оборону южнее Эс-Сальмана, получили приказ выдвигаться в направлении городов Рафха и Раудат Хаббас. За десантниками двинулись российские комплексы ПВО С-300В4 и ракетные установки Искандер. Солнце уже клонилось к закату, когда отряд разведки Псковской дивизии ВДВ вышел на окраину Рафха. Американцев там уже не было. Город жил своей обычной жизнью, как будто находился в параллельной реальности, никак не связанной с циклопической битвой мировых держав.

Развязка кризиса

На следующий день рано поутру посол Саудовской Аравии в Москве запросился на встречу с министром иностранных дел России. Как это ни странно, но все участники военных действий еще не разорвали друг с другом дипломатические отношения и не отзывали послов из столиц своих военных противников. Сюрреализм происходящего не мог не бросаться в глаза. Но все улыбались друг другу, называли «партнерами» и делали вид, что так и надо. Мир все больше вползал в эру виртуальной политики и дипломатии: если о событии не сообщать или хотя бы не повторять о нем каждый день с утра до вечера в СМИ, то вроде его и нет.

Посла принял заместитель министра иностранных дел по вопросам Ближнего Востока. Он не спешил брать быка за рога. Саудовец тоже делал вид, что никуда не торопится. Они выпили чайку, обменялись несколькими, ни о чем не говорящими пассажами и постепенно перешли к главной теме визита. По-существу, посол запросил перемирия и интересовался, на каких условиях Москва была бы готова прекратить военные действия. Он также заявил, что его визит никак не согласован с США или Великобританией и он представляет только позицию своей страны. В МИД РФ предполагали, что этот разговор когда-то состоится, но не ждали, что это наступит так быстро.

Понятно, что заключать перемирие без всяких условий было бы глупо, но вот списка этих условий для передачи саудовской стороне, хотя бы в устной форме, никто не составил. За последние 30 лет, начиная с горбачевской перестройки, в МИД была потеряна школа выдвижения условий и составления ультиматумов. Над дипломатами как дамоклов меч висел тезис о том, что Россия «никому ничего не навязывает» и «каждый народ вправе определять свою судьбу». Как лозунг это, конечно, было правильно. Но этот лозунг так долго и упорно произносился на всех политических уровнях, что в него поверили даже сами говорящие и начали руководствоваться этим далеким от практической жизни принципом в реальной политике. Вот и на этот раз никому не пришло в голову заранее составить список условий. А их на самом деле можно было выставить совсем немало.

Когда заместитель министра сообщил послу, что для ответа российской стороне потребуется какое то время, посол стал заметно нервничать. Видимо, он заподозрил худшее, что Россия специально тянет время, чтобы дойти до Эр-Рияда и навязать его стране безоговорочную капитуляцию. При этом саудовцы не столько боялись России, сколько мести Ирана, который, как они считали, наверняка захочет поквитаться за притеснения шиитов в Саудовской Аравии и за развязанную в Йемене войну против хуситов. Между тем положение в Саудовской Аравии было хуже некуда. Армия фактически распалась. Отдельные элитные части, которые еще сохраняли верность трону, представляли из себя лишь условную боевую единицу. На их разгром хватило бы и одной дивизии ВДВ. Йеменские хуситы на юге страны перешли в открытое наступление. Поддерживаемые иранскими силами специальных операций, они занимали один город за другим, где местное шиитское большинство сразу же устанавливало свою власть и заявляло о независимости от саудовского короля. Оттягивание перемирия в этих условиях означало бы, что дни Саудовской Аравии как единого государства уже сочтены.

Расчеты на американскую помощь, как показали последние события, оказались эфемерными. Было очевидно, что американская группировка разгромлена и единственное, что она может сделать, так это отступать к Красному морю, где затем эвакуируется на морские суда. Перебросить какие то крупные силы в регион США в ближайшее время не смогут. Для проведения операции такого масштаба потребуются месяцы, а их у Эр-Рияда не было. Конечно, можно предположить, что американцы попробуют организовать войну против России на европейском театре. Но даже там быстрой победы они не добьются. Такая война может длиться несколько лет. Возможно, даже, что Запад в этой войне победит. Но только Саудовской Аравии к тому моменту уже не будет. И какое тогда, спрашивается дело, королевскому дому Саудов до исхода этой войны в Европе?

Посол неправильно понял намерения российской стороны. Последнее, чего хотела Москва, это наступления вглубь Саудовской Аравии и оккупации Эр-Рияда. Российское руководство не имело даже фантазий на эту тему, не говоря уже о реальных планах. Скорейшее прекращение боевых действий полностью отвечало интересам Москвы. К этому моменту все уже забыли, что война стала следствием американского удара по российским войскам, а вовсе не желанием Москвы переформатировать Ближний Восток на новый лад. Однако, коли уж судьба так распорядилась, что наши войска стояли на территории Саудовской Аравии, то было просто глупо отказываться от тех выгод, которые можно было выжать из сложившейся ситуации. Более того, это было бы не просто глупо, а даже преступно по отношению к тем российским солдатам и офицерам, которые отдали свои жизни, сражаясь в этой войне.

Чтобы не расстраивать саудовского посла, заместитель министра сообщил ему, что задержка с ответом вызвана необходимостью проконсультироваться с Ираном, который внес не меньший вклад в разгром американской коалиции. И это было абсолютной правдой. Примерно через час президент России связался с президентом Ирана и обсудил с ним условия капитуляции Саудовской Аравии. Причем по большинству пунктов стороны сразу же пришли к согласию. Эти пункты включали:

— выход Саудовской Аравии из войны и прекращение военных действий российско-иранской коалиции против саудовских войск;

— Эр-Рияд должен потребовать немедленного вывода американских и британских войск с территории Саудовской Аравии. В случае несогласия Вашингтона это сделать, Эр-Рияд должен объявить американо-британские войска оккупационными;

— со своей стороны, Россия и Иран не будут чинить препятствий выводу американских войск и не будут вести против них боевых действий, если эти войска будут выводится быстрыми темпами («Пусть также быстро уходят, как пришли», — пошутил президент России);

— Саудовская Аравия немедленно разрывает все военные соглашения с США и Великобританией;

— Российско-иранские войска могут свободно передвигаться по территории Саудовской Аравии для отражения нападения со стороны третьих стран. Если таких нападений не будет, то они останутся на прежних позициях и будут выведены с территории Саудовской Аравии через три месяца после официального согласия США признать перемирие;

— в период пребывания российско-иранских войск на территории Саудовской Аравии их снабжение продовольствием и топливом будет осуществлять саудовская сторона за свой счет;

— Эр-Рияд выплатит компенсацию в 10 млрд долларов за материальный и физический ущерб, понесенный Россией и Ираном в ходе военных действий. Эту сумму две страны договорились поделить пополам. (Из российской доли президент России намеревался направить большую часть семьям погибших военнослужащих — по 500 тыс. долларов за каждого убитого и по 200 тыс. тем, кто получил увечья);

— Эр-Рияд также примет финансовое участие в восстановлении сирийской экономики на сумму 20 млрд. долларов, частично на коммерческой основе;

— Эр-Рияд прекращает поддержку всех исламских радикальных группировок по всему миру. Для наблюдения за соблюдением этих условий будет создана совместная трехсторонняя комиссия в составе представителей России, Ирана и Саудовской Аравии. Они будут иметь право проводить инспекции на территории Саудовской Аравии любых организаций и лиц, подозреваемых в такой деятельности. В качестве гарантии выполнения этих соглашений Саудовская Аравия переведет в ведущие российские госбанки залог на сумму 100 млрд долларов. Деньги будут размещены на коммерческих условиях, то есть с получением процентов. Однако Эр-Рияд сможет забрать залог только после того, как совместная комиссия официально объявит, что Саудовская Аравия выполнила обязательства по противодействию терроризму.

Но один вопрос все-таки вызвал разногласия между Москвой и Тегераном. Он касался положения шиитов в Саудовской Аравии. Иранцы настаивали на немедленной автономии шиитских провинций. В Москве, в принципе, поддерживали полное соблюдение прав шиитских общин, включая даже их автономию. Однако считали нецелесообразным включать этот вопрос в такой форме в текст условий перемирия. Но для иранцев это был принципиальный вопрос, пожалуй, главный из-за чего они вступили в войну. Поэтому стороны долго не могли прийти к согласию.

Время шло, но результата все не было. Президенты взяли паузу. В переговоры вступили опытные дипломаты, досконально знающие специфику Ближневосточного региона. Через некоторое время привлекли ученых-исламоведов и даже видных представителей мусульманского духовенства России. В конце концов, иранцев удалось убедить, что слово «автономия» из текста надо убрать, а сосредоточиться на соблюдении прав шиитских общин, «формы и стандарты обеспечения которых будут уточнены позднее в ходе дальнейших переговоров между иранской и саудовской сторонами». Окончательно, переломило настроение иранцев заявление одного старого дипломата-ираниста, который сказал на фарси: «Ну, зачем сейчас ломать копья? Вы же там присутствуете в военном отношении, и будете присутствовать дальше. А тот, на чьей стороне сила, и определит потом те самые формы и стандарты. Захотите автономию — будет автономия».

В тот же день после полудня посол Саудовской Аравии был вызван в МИД России, где ему были переданы условия заключения перемирия. Бегло просмотрев все пункты и задав несколько уточняющих вопросов, посол явно повеселел. Для него главным было подтверждение территориальной целостности Королевства. В Эр-Рияде были уверены, что иранцы вообще затребуют отделения шиитских провинций. Поэтому Король Салман разрешил соглашаться на все, что угодно, кроме расчленения страны. А тут такие обтекаемые формулировки! Это было просто идеально. В заключении беседы, посол дал понять, что он лично рассматривает данные условия как приемлемые, но естественно, должен получить согласие из столицы. После этого он поспешил откланяться, чтобы побыстрее довести важную информацию до правительства страны.

В тот день на фронте установилось некоторое затишье. Американцы не знали, что им предпринять. Саудовская армия с очевидностью развалилась и принимать дальнейшего участия в боевых действиях явно не желала. Военное командование в Эр-Рияде совсем не владело обстановкой. В этих условиях российско-иранские войска получали над американо-британской группировкой такой перевес, что им не составило бы труда быстро ее добить. Но русские в наступление не шли. А атаковать самим было равносильно самоубийству.

Не шел на контакт и официальный Эр-Рияд. Все ключевые фигуры в госаппарате, вдруг, куда то исчезли. Послы США и Великобритании не могли ни до кого дозвониться. На их звонки отвечали какие то секретари и помощники, которые вежливым, вымуштрованным голосом, на хорошем английском отвечали, что они обязательно передадут просьбу о «Вашем телефонном звонке» своему начальнику, и он обязательно «Вам перезвонит». Но никто естественно, не перезванивал.

Наконец, ближе к вечеру последовало заявление Короля Саудовской Аравии Салмана, где он дал краткий обзор военной и политической обстановки, заявил, что его страна была втянута в войну помимо своей воли, что продолжение войны не отвечает интересам народа Королевства, и поэтому он только что подписал перемирие с Россией и Ираном. В заявлении также содержалось требование к американо-британским войскам немедленно покинуть территорию Саудовской Аравии. Через некоторое время последовали соответствующие заявления от лидеров России и Ирана.

Вашингтон и Лондон были в шоке. Такой подставы от своего давнего союзника там не ожидали. К тому же, на следующий день выяснилось, что за несколько часов, предшествовавших заявлению Короля Салмана, саудовцы перевели большую часть своих активов из Нью-Йорка и Лондона в банки Швейцарии, Франции, Германии, Гонконга и Сингапура. Президент Трамп был в ярости. Он уже называл Саудовскую Аравию большей угрозой, чем Иран, и собирался бомбить не Тегеран, а Эр-Рияд. Зато в Европе, Японии и Юго-Восточной Азии наступило ликование. На международных биржах нефть спикировала с 200 долларов за баррель к 120. Намечавшийся экономический коллапс откладывался на неопределенный срок.

В этих условиях американцы обнаружили, что они загнаны в очень узкий коридор возможностей. Продолжать войну на территории Саудовской Аравии было уже невозможно ни физически, ни политически. Сидеть на своих позициях и не уходить, это уже означало быть оккупантами на чужой земле. Если бы США контролировали столицу, то можно было бы организовать госпереворот, поставить во главе государства своего человека, который разорвал бы перемирие с русскими и вернулся бы к союзу с США. Но в данном случае такой возможности не было. Да, и российско-иранские войска долго ждать не будут. Через пару дней они перейдут в наступление и завершат разгром американо-британской группировки.

Конечно оставался вариант применения тактического ядерного оружия. Но удар ТЯО по российским войскам означал бы ответный удар русских по американо-британским войскам. То есть от этих войск ничего не осталось бы. Зато Иран мог бы быстро перебросить в Саудовскую Аравию новые резервы и разместить их в городах. Что тогда бомбить саудовские города? Нет, применение тактического ядерного оружия ничего принципиально не изменило бы.

Правда, был еще вариант большой войны в Европе. На начальном этапе конфликта сами американцы и англичане не хотели такую войну затевать, хотя Польша и Прибалтика, вроде бы, были готовы предоставить плацдарм для развертывания американских и британских войск. Но сейчас, после того, как по европейцам ударили высокие цены на нефть, да и американская армия показала, что она далеко не всесильна, кто решится поддержать перенос боевых действий на европейский театр? Сообщения из дипломатических представительств в Европе свидетельствовали о том, что таких желающих нет.

Ну, а вести войну на европейском ТВД, не имея плацдарма на земле, выглядело как фантастика. Конечно, можно было продолжать бесконечные обмены ракетными ударами, но это не заставило бы Москву капитулировать. Русские показали, что им есть, чем ответить. И было далеко неясно, кому такая война нанесла бы больший вред. В конце концов, российские подлодки и самолеты могли бы начать наносить удары не только по американским и британским городам, но и по торговым судам двух стран. А США и Великобритания зависели от морской торговли гораздо больше, чем Россия. К тому же, такая война вызывала бы растущее раздражение других государств мира, в том числе союзников США. И это, в конце концов, был путь ведущий в международную изоляцию.

Первыми тупиковость ситуации осознали прагматичные англичане, поднаторевшие за свою долгую историю в различных политических кульбитах. На следующий день после заявления саудовского короля премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, отвечая на вопрос в парламенте по поводу войны на Ближнем Востоке, неожиданно объявила о выводе британского контингента из Саудовской Аравии. По ее словом, дальнейшее пребывание британских военнослужащих в регионе в нынешней ситуации лишено всякого смысла и она намерена распорядиться об его эвакуации в тот же день.

Заявление британского премьера звучало таким образом, как будто оно было согласовано с Вашингтоном. Но это было совсем не так. В Госдепартаменте узнали о нем из сообщения новостей. Это было еще одним шоком для администрации президента Трампа. «Младшие» союзники просто поставили их перед свершившимся фактом. И в общем-то правильно сделали. Попробуй они начать предварительные консультации с Вашингтоном, это могло бы затянуться надолго и довести до полного разгрома союзных войск в Саудовской Аравии. А тут русские предложили более-менее почетный выход из положения, даже без формальной капитуляции. Грех было этим не воспользоваться.

Заявление Лондона поставило администрацию США в безвыходное положение. Продолжать войну в полном одиночестве было бы абсолютно проигрышным решением. Такого не было даже во время войны во Вьетнаме. Поэтому президенту Трампу не оставалось ничего другого, как сделать вид, что решение о выводе войск — это совместное решение Вашингтона и Лондона.

Война на Ближнем Востоке подошла к концу. Вместе с ней уходил в прошлое и старый мировой порядок. Однополярный мир рухнул в одночасье на наших глазах. Но сделал он это не сам по себе. Дорогу в преисподнюю ему проложили русские солдаты и офицеры противовоздушной обороны, десантники, летчики и моряки, а также иранские танкисты. В который раз они доказали людям простую истину о том, что справедливого мира можно добиться только силой.

США. Иран. Саудовская Аравия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 3 мая 2017 > № 2165029


Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2163674

Амир-Абдоллахиян: российско-иранское сотрудничество выгодно всему региону

Donya-e Eqtesad, Турция

Хоссейн Амир-Абдоллахиян, особый советник спикера меджлиса (парламента) Ирана по международным делам, заявил: «Политические переговоры — единственный путь для урегулирования региональных кризисов, на что должны непременно обратить внимание и к чему должны прилагать самые значительные усилия все стороны, которые желают установления мира и стабильности». Эту тему Амир-Абдоллахиян поднял, встречаясь в Тегеране с послом Российской Федерации в ИРИ Левоном Джагаряном. Он также добавил: «Однозначно общая позиция двух стран, обусловленная необходимостью борьбы с терроризмом, стала весомым вкладом в дело мира и стабильности во всем мире».

Особый советник спикера меджлиса, указав на позитивную динамику двусторонних отношений обеих стран, продолжил: «Сотрудничество Ирана и России в сферах политической, экономической и межпарламентской, несомненно, идет на пользу всем странам региона». Амир-Абдоллахиян, отметив особое значение сотрудничества двух государств по разрешению региональных и международных проблем и необходимость его укрепления в рамках международных организаций и структур межпарламентского сотрудничества, сказал: «Укрепление межпарламентских связей двух государств, особенно на уровне специально сформированных парламентами двух стран комиссий — очень эффективное средство для придания двусторонним отношениям дружественного добрососедского характера».

Укрепление межпарламентского взаимодействия Тегерана и Москвы

Согласно сообщению информагентства Khane-ye Millet («Хане-йе миллет»), посол России в Иране Левон Джагарян, также в ходе данной беседы, указав на общность позиций и подходов двух стран, сосредоточенных вокруг политического урегулирования и жесткой, непримиримой борьбы с терроризмом, заявил: «Позитивные отношения двух государств на самых разных уровнях, дали в результате согласованные общие шаги, направленные на установление мира и стабильности на Ближнем Востоке».

Он также добавил, что его страна всегда будет приветствовать укрепление связей с Исламской Республикой Иран по всем без исключения направлениям. Джагарян со своей стороны отметил важность и значение межпарламентского сотрудничества и добавил: «Межпарламентское взаимодействие имеет особое значение в определении сфер сотрудничества, способствует укреплению взаимодействия по различным региональным и международным проблемам».

Москва ожидала от Дональда Трампа иного

С другой стороны, посол России в Иране, в интервью информагентству Tasnim, напоминая о последних агрессивных действиях США в отношении Сирии, заявил, что Москва приняла решение содействовать Сирии в укреплении ее систем ПВО. Джагарян, говоря о российско-американских отношениях после прихода в Белый Дом администрации Трампа, подчеркнул: «К сожалению, действительность несколько отлична от того, чего мы ранее ожидали. 20 января Трамп публично говорил о том, что у предыдущей администрации Барака Обамы были ошибки, которые он, в свою очередь, намеревается исправить. И мы ожидали, что корректировки в политике действительно последуют, и те сложности, которые искусственно создал Обама, будут им (Трампом — прим. перев.) устранены. И мы до сих пор пребываем в ожидании, ибо пока никаких серьезных изменений здесь не последовало». Он также отметил, что намерен выразить признательность иранской стороне за все предпринятые шаги, в особенности те, что были сделаны МИДом этой страны по согласованию и «сведению к единому знаменателю» позиций двух стран по проблеме (сирийского урегулирования — прим. перев.). Посол России в Иране в данной связи заметил по поводу перспектив очередного раунда переговоров в Астане следующие: «Все усилия, предпринятые российской и иранской стороной, оказались весьма уместными и своевременными и создали соответствующие условия для продолжения процесса политического урегулирования. И мы сейчас ожидаем следующего раунда переговоров в Астане, который должен пройти 3-4 мая. А 2 мая мы проведем дополнительные консультации на полях этих переговоров. Результаты астанинских переговоров должны принести большую пользу предстоящим женевским встречам под патронажем ООН».

Иран. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2163674


США. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 мая 2017 > № 2163234

Президент США Дональд Трамп и глава Палестинской национальной администрации Махмуд Аббас на переговорах в Вашингтоне обсудили укрепление сотрудничества по борьбе с терроризмом и группировкой "Исламское государство"*, заявил на брифинге официальный представитель Белого дома Шон Спайсер.

Он отметил, что лидеры обсудили "укрепление усилий по борьбе с терроризмом, включая победу над ИГ*", а также меры по укреплению палестинской экономики.

Спайсер сообщил, что Трамп "выразил обеспокоенность" в связи с выплатами палестинскими властями пособий семьям террористов и "подчеркнул необходимость разрешить этот вопрос".

*Террористическая организация, запрещенная в России

США. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 мая 2017 > № 2163234


Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 мая 2017 > № 2163225

Российские представители в комиссии по перемирию в Сирии зафиксировали за сутки девять нарушений режима прекращения огня, турецкие — 10, Россия их не подтверждает, сообщил в среду российский Центр по примирению враждующих сторон в Сирии.

"Российской частью представительства совместной российско-турецкой комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с нарушениями единого соглашения, за сутки зафиксировано девять нарушений в провинциях Латакия (четыре), Хама (четыре) и Деръа (одно)", — говорится в бюллетене, опубликованном на сайте Минобороны РФ.

Турецкая часть представительства зафиксировала 10 нарушений единого соглашения в провинциях Алеппо (четыре), Деръа (два), Дамаск (одно), Хама (одно), Идлиб (одно) и Латакия (одно). При этом в ходе разбирательства по данным фактам российской стороной нарушения не подтверждаются.

Количество вооруженных формирований сирийской оппозиции, присоединившихся к режиму прекращения боевых действий, не изменилось — 65. Количество вооруженных формирований, заявивших о своей приверженности принятию и выполнению условий прекращения боевых действий, не изменилось — 143.

По данным Минобороны России, количество населенных пунктов в Сирии, присоединившихся к процессу примирения, со вторника не изменилось — 1477.

Кроме того, продолжены переговоры о присоединении к режиму прекращения боевых действий с отрядами вооруженной оппозиции в провинциях Алеппо, Дамаск, Хама, Хомс и Эль-Кунейтра.

"Количество населенных пунктов, освобожденных с 1 января 2017 года сирийскими правительственными войсками от вооруженных формирований международной террористической организации "Исламское государство" (запрещена в РФ), не изменилось — 236. Общий размер территорий, перешедших под контроль правительственных войск, не изменился — 4629 квадратных километров", — добавили в МО РФ.

Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 мая 2017 > № 2163225


Белоруссия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 3 мая 2017 > № 2163128

В Палате представителей (нижняя палата парламента - Ред.) Беларуси в среду, 3 мая состоялась встреча депутатов с исполнительным директором организации "Проект по вопросам смертной казни", членом экспертной группы по данному вопросу в МИД Великобритании Парвезом Джаббаром и генеральным секретарем международной неправительственной организации "Международная комиссия против смертной казни" Асунтой Виво Кавальер. Инициатором встречи выступил глава комиссии по правам человека Палаты представителей Андрей Наумович, который в марте по приглашению МИД Великобритании был на конференции по отмене смертной казни в Лондоне.

Напомним, Беларусь является последней страной в Европе, где применяется смертная казнь. Белорусские власти возобновили с Советом Европы диалог о возвращении стране статуса специального приглашенного. Главное препятствие к этому на сегодня - то, что в Беларуси практикуют убийство заключенных. Призывы к официальному Минску прекратить применение смертной казни звучат со стороны ЕС, ОБСЕ, их поддерживают иерархи православной и католической церквей.

"Ошибки правосудия неизбежны"

Генсек НПО Международная комиссия против смертной казни Асунта Виво Кавальер и член экспертной группы по вопросам смертной казни в МИД Великобритании Парвез Джаббар

Асунта Виво Кавальер и Парвез Джаббар

Британский гость сразу расставил точки над "i", объяснив, что его цель - не навязывать Беларуси решение и не читать лекции, а поделиться опытом, через который прошли 140 стран, отменивших смертную казнь. По словам Джаббара, вопрос о применении смертной казни очень часто воспринимается как политический и излишне увязывается с общественным мнением.

В прошлом году исполнилось 50 лет, как Великобритания отменила смертную казнь, в то же время порядка 80 процентов британцев и сейчас выступают за возвращение такого наказания, отметил Парвез Джаббар. Однако в этом вопросе он считает первичной политическую волю правительства и парламентариев, сознательный цивилизационный выбор, а также понимание неизбежности судебных ошибок. "Ошибки правосудия неизбежны, потому что любая система, созданная человеком, может ошибаться", - подчеркнул он.

После выступления Джаббара завязалась дискуссия. Депутат Николай Улахович (лидер движения "Белорусское казачество" и председатель Белорусской патриотической партии) сказал, что Беларусь потеряла каждого четвертого человека во время войны, "исходя из этого, мы очень трепетно относимся к каждой жизни", но "сегодня у нас достаточно других задач кроме смертной казни".

Нужна ли готовность общества?

Зампредседателя комиссии по международным делам Дмитрий Шевцов со ссылкой на общение с избирателями отметил, что "у нас население абсолютно не готово обсуждать вопрос об отмене смертной казни или введение на нее моратория". Депутат не озвучил собственной позиции, но подчеркнул, что необходимо проведение большой работы, чтобы можно было начинать общественную дискуссию.

В свою очередь Асунта Кавальер обратила внимание на то, что ни в одной стране мира не проходят демонстрации за возвращение смертной казни. "В каждой стране решение об отмене смертной казни происходило постепенно, через диалог, первым этапом которого было введение моратория", - подчеркнула она.

Депутаты-адвокаты: пришло время для моратория

Глава комиссии по правам человека Палаты представителей Андрей Наумович, который председательствовал на встрече, заявил, что сам лично является сторонником моратория, но не уверен, что такую позицию разделяет большинство депутатов.

Однако тут слово взяла председатель комиссии по законодательству Палаты представителей Наталья Гуйвик, которая указала на конституционную норму, согласно которой смертная казнь в Беларуси применяется временно, до ее отмены. Гуйвик, в прошлом судья, отметила, что среди юристов есть понимание необходимости двигаться в этом направлении: "Об отмене смертной казни говорить рано, но о моратории - время пришло".

Ее поддержал зампредседателя комиссии по законодательству Совета Республики (верхней палаты парламента - Ред.), глава Республиканской коллегии адвокатов Виктор Чайчиц. По его словам, если сейчас провести референдум, то большинство белорусов выскажутся против отмены смертной казни, но при этом есть случаи, когда потерпевшие на судах выступают против смертного приговора осужденному. "На сегодняшний день адвокаты понимают, что этот вопрос нужно обсуждать, и введение моратория будет поддержано населением", - сказал Чайчиц.

Мораторий и опасения консерваторов

Представитель "Товарищества белорусского языка" депутат Алена Анисим высказались за введение моратория. Член Объединенной гражданской партии депутат Анна Канопацкая предложила, чтобы Палата представителей выступила инициатором отмены смертной казни. Глава комиссии по правам человека Андрей Наумович предостерег от поспешных шагов, предположив, что большинство депутатов проголосует против такой инициативы.

Из зала также прозвучало предостережение "реформаторскому крылу", что, мол, после введения моратория обратного пути не будет, а также что после запрета смертной казни Европа якобы будет требовать легализации гей-браков.

Парламентские слушания об отмене смертной казни

"Сейчас поторопимся - и придется снова отодвигать этот вопрос на 4 года, до избрания нового созыва Палаты представителей, создания новой рабочей группы", - сказал в интервью DW Андрей Наумович. Он осторожно высказался о наличии разных позиций в депутатском корпусе.

На 2018 год запланированы парламентские слушания об отмене смертной казни в Беларуси, но Наумович лишь подтвердил наличие плана, оговорившись, что "надо держать руку на пульсе": "Если рабочая группа, общаясь с депутатами, будет видеть, что депутаты сегодня не склонны к принятию какого-то положительного решения, то надо еще продолжить работу, чтобы выйти на положительный результат. Торопиться не надо".

Диалог – первый шаг к отмене смертной казни

Белорусские правозащитники считают, что с момента обретения Беларусью независимости в 1991 году в стране было вынесено более 300 смертных приговоров и более 400 человек - расстреляны. В 2016 году в Беларуси были исполнены четыре смертных приговора. 17 марта 2017 года в Беларуси вынесли последний смертный приговор, он пока не приведен в исполнение. Совет Европы, Евросоюз, ОБСЕ, белорусские и международные правозащитные организации неоднократно призывали Минск ввести мораторий на смертную казнь с последующей ее отменой.

В 1996 году за сохранение этого вида наказания на референдуме проголосовали порядка 80 процентов участников плебисцита. В 2004 году Конституционный суд принял заключение о возможности введения моратория на смертную казнь и отметил, что "Превентивная роль смертной казни, взаимозависимость ее применения и уровня совершаемых убийств фактически не прослеживаются".

Комментируя по просьбе DW итог общения в Палате представителей, Парвез Джаббар приветствовал то, что была озвучена разница во мнениях: "Это свидетельствует о том, что идет нормальный процесс". Его коллега Асунта Кавальер сделала акцент на том, что для принятия решения нужно провести диалог, который будет включать все мнения.

Парвез Джаббар продолжил: "Мне кажется, самым лучшим подходом в любом случае будет ввести мораторий, потому что всегда существуют судебные ошибки, всегда есть люди, которые обвинены неправильно и которые впоследствии страдают. Мы сталкиваемся с такой статистикой в разных странах мира, и, мне кажется, для того, чтобы соблюсти правосудие, для того, чтобы соблюсти справедливость - нужно двигаться в этом направлении".

Белоруссия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 3 мая 2017 > № 2163128


Сирия. Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 мая 2017 > № 2163040

Иран намеревается увеличить свое военное присутствие в Сирийской Арабской Республике (САР). Об этом в среду сообщил командующий сухопутными силами Корпуса стражей исламской революции (КСИР) бригадный генерал Мохаммад Пакпур. Он подчеркнул, что военные советники Ирана поддержат сирийское правительство в борьбе с терроризмом и окажут ему любую необходимую помощь.

"Мы направим в Сирию советников по всем аспектам, чтобы фронт сопротивления не был нарушен, и мы предложим любую возможную поддержку, — пояснил бригадный генерал. — Иран будет направлять в САР еще большее число военных советников до тех пор, пока существует необходимость в консультативной помощи".

Заявление об отправке дополнительного контингента КСИР прозвучало спустя несколько дней после вывода части российской авиационной группировки из Сирии. Напомним: в конце апреля начальник Главного оперативного управления Генштаба Вооруженных сил России генерал-полковник Сергей Рудской сообщил, что ее численность сокращена почти вполовину, так как количество террористических группировок в стране существенно уменьшилось.

Ряд военных экспертов полагает, что иранские советники приняли у России эстафету и теперь займутся восстановлением боеспособности сирийской армии. Однако у Исламской республики могут быть и другие цели.

Возродить армию

В среду в Астане стартовал четвертый раунд переговоров по урегулированию ситуации в Сирии, в рамках которого Россия, Турция и Иран планируют подписать соглашение о создании в САР четырех так называемых зон снижения напряженности — в провинции Идлиб, к северу от города Хомс, в Восточной Гуте и на юге страны. Этот документ подразумевает полное прекращение боевых действий в этих регионах.

Соблюдение договора сторонами, противостоящими сирийскому правительству, должны гарантировать прибывшие в Астану представители вооруженной оппозиции. Если переговоры увенчаются успехом, то Дамаск получит передышку и сможет с помощью иранских военных советников частично восстановить боеготовность своих войск, серьезно потрепанных за шесть лет войны.

"Не секрет, что Иран представлен в Сирии не только военными советниками, — рассказал РИА Новости начальник отдела исследований ближневосточных конфликтов Института инновационного развития Антон Мардасов. — Там работают и авианаводчики, и армейские спецподразделения, и спецназ КСИР — знаменитый отряд "Аль-Кудс". Они помогали и помогают сирийским военным непосредственно на поле боя, но Иран всегда отрицал их участие в войне. Тот факт, что руководство Корпуса открыто заявляет об отправке военных советников в САР, говорит о том, что и задачи они будут выполнять открытые. Сирийской армии нужны серьезные реформы, ее нужно восстанавливать, вооружать, готовить новые кадры. И налаживать ее взаимодействие с другими вооруженными формированиями, воюющими против террористов".

Антон Мардасов напомнил, что с ИГ* сражаются, например, ополченцы NDF — Сил национальной обороны, организованных по образцу иранского "Басидж", различные подразделения "шиитского интернационала", в частности ливанская и иракская "Хезболла", а также другие военизированные формирования, так или иначе поддерживаемые Ираном. Их интеграция в единый кулак с сирийской армией — задача сложная, но офицеры-шииты КСИР способны справиться с ней, как никто другой.

Собственная безопасность

Схожей точки зрения придерживается и генеральный директор Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров. По его словам, КСИР спешно укрепляет военную оборону своего сирийского союзника, пока Россия держит оборону политическую.

"Россия по отношению к сирийской проблеме сейчас ведет себя очень осторожно, не совершает никаких резких движений и сконцентрировалась на политическом урегулировании и переговорах, — рассказал РИА Новости Раджаб Сафаров. — Вывод части наших войск — лишнее тому подтверждение. Мы, по сути, взяли тайм-аут, чтобы перегруппироваться и прийти к какому-то новому решению. Отчасти это произошло из-за прихода на политический олимп Дональда Трампа. Америка при нем взялась полностью пересмотреть свою позицию по Сирии и Ближнему Востоку в целом и нивелировать достижения России и Ирана в сирийском урегулировании. Афера с химическим оружием и демонстративный удар по аэродрому Шайрат — часть новой стратегии США. Наращиванием военного присутствия в Сирии Иран пытается сохранить те результаты, которых нашим странам удалось достигнуть за последние годы, пока Россия на международной арене ищет новые возможности для мирного решения".

Сафаров подчеркнул, что передышкой, которой, возможно, удастся добиться на переговорах в Астане, воспользуется не только Дамаск, но и другие силы, не заинтересованные в урегулировании ситуации в Сирии по сценарию Ирана и России. По мнению эксперта, страны Запада и монархии Персидского залива увеличат поставки вооружений силам оппозиции, не желающим соблюдать перемирие. США и их союзники своей целью по-прежнему видят свержение Башара Асада и продолжат работать в этом направлении, несмотря ни на что.

"Естественно, Ирану не нужен хаос в соседнем государстве, — считает Раджаб Сафаров. — Распад страны, который, скорее всего, произойдет после свержения Асада, не только приведет к усилению международного терроризма, но и отрежет Иран от дружественных ему государств. Это худший вариант, который окажет влияние на палестинский вопрос, на ситуацию в Ливане, на другие страны арабского мира, где есть интересы Исламской республики. Наращиванием своего военного присутствия в Сирии Иран стремится обезопасить как себя, так и интересы России в регионе".

Борьба за голоса

Существует мнение, что заявления иранских генералов о наращивании военного присутствия в Сирии — риторика, адресованная в первую очередь населению собственной страны. Напомним, что 19 мая в Исламской республике пройдут президентские выборы. Основными соперниками действующего президента Хасана Роухани, принадлежащего к лагерю реформистов, выступающих за сближение с Западом, станут консерваторы Эбрахим Раиси и Мохаммад Багер Галибаф — сторонники более жесткой линии поведения на международной арене. Высказывания высших офицеров Корпуса стражей исламской революции, традиционно поддерживающего "ястребов", могут быть направлены на ту часть населения, которая выступает за более активное вмешательство Ирана в сирийский конфликт.

"Есть и еще один фактор — религиозный, — отмечает Антон Мардасов. — На всех международных переговорах по Сирии всегда подчеркивается, что для достижения мира в САР необходимо так или иначе разобраться со всеми экстремистскими исламскими группировками в стране — как суннитскими, так и шиитскими. Очень важный момент — какую тактику в этом противостоянии выберет Иран и военные советники КСИР. Если они начнут тайно или явно поддерживать своих более радикальных единоверцев в борьбе против суннитов, это точно не пойдет на пользу общему делу сирийского урегулирования".

*Террористическая организация, запрещенная в России.

Андрей Коц.

Сирия. Иран > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 мая 2017 > № 2163040


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2162603 Константин Эггерт

После Путина понадобится свобода слова для монархистов и леваков, ЛГБТ и гомофобов

Константин Эггерт, Deutsche Welle, Германия

Пару лет назад я был участником конференции, посвященной Всемирному дню свободы печати, которую ЮНЕСКО организовала в Риге. Глава этой организации, выпускница МГИМО болгарка Ирина Бокова, тогда надеялась занять должность генерального секретаря ООН. В этом ее поддерживал Кремль. Поэтому на конференции тема свободы слова в странах постсоветского пространства, особенно в России, была, мягко говоря, не центральной.

Кто лучше — Путин или Рахмон?

С одной стороны, госпожа Бокова была по-своему права: стоило поговорить с коллегами, например из Таджикистана Эмомали Рахмона, чтобы понять — в России дела совсем не так плохи, как могли бы быть. С другой — достаточно было включить телевизор в гостиничном номере где-нибудь в дальнем зарубежье, чтобы понять — настоящая свобода слова при Путине остается недостижимой мечтой.

Этот вроде бы праздничный день 3 мая, Всемирный день свободы печати, мы, российские журналисты, должны встречать без особой радости. Все опросы общественного мнения в России показывают: свобода слова для россиян большой ценности не представляет. Вместе с выборами она стоит у них на одном из последних по важности мест. Также нашим согражданам близка идея цензуры. Ее поддерживает более половины респондентов.

Впрочем, выскажу догадку: под цензурой русские люди, скорее всего, понимают не политические ограничения, а сокращение показа насилия на ТВ, прежде всего в прайм-тайм. Но в целом российская публика в большинстве своем совершенно не видит связи между тем, что ей важно в жизни, и свободной журналистикой. Наша работа нужна и важна очень маленькому меньшинству.

Защитники Ельцина и наследие «лихих девяностых»

Так было не всегда. В девяностые годы журналистика России была намного более свободной, несмотря на олигархические медиавойны. Мало кто помнит сегодня, что на государственном телеканале РТР (ныне «Россия 1») во время первой чеченской войны критики политики Бориса Ельцина появлялись не менее, если не более часто, чем адвокаты Кремля. Я вообще отказываюсь посыпать голову пеплом по поводу ангажированности большинства журналистов во время противостояния президента и парламента в октябре 1993 года или президентских выборов 1996 года.

Никогда не забуду коммунистические пикеты весной 1996 у здания «Известий» на Пушкинской площади, где я тогда работал. Их участники выстраивались перед главным входом с плакатами типа «Ж..ды из „Известий"! Скоро погоним вас поганой метлой!» Поддерживать в этих обстоятельствах абстрактную идею объективности и беспристрастности казалось нам самоубийственным. Своего (нашего) выбора тогда я не отрицаю и не стесняюсь его.

Разумеется, никто тогда не мог себе представить, что случится в России спустя всего несколько лет. Однако я не думаю, что семнадцать лет подавлений свободы слова при Путине — это только результат потери ориентиров журналистами девяностых. Кремль дал россиянам то, что они хотели услышать, — и в этом главная проблема страны сегодня. Впрочем, ни одно общество не живет в состоянии гипноза вечно.

Цензуру Кремля сменит цензура «либералов»?

Однако есть еще одна, потенциально более важная проблема. Значительная часть оппозиционной интеллигенции, для которой пока и существует независимая журналистика, часто готова ограничивать оппонентов — националистов, сталинистов, монархистов и просто психов. Социальные сети полнятся ссылками на европейский опыт запрета «языка ненависти» каждый раз, когда какие-нибудь «казаки» устраивают очередной пикет у картинной галереи, выставляющей «актуальное искусство».

А ведь свобода слова, с моей точки зрения, неотделима от свободы собраний, художественных акций, националистических и марксистских высказываний, маршей за права ЛГБТ и шествий против них, порнографии и фундаменталистского православия. Всего того, что гарантирует первая поправка к Конституции Соединенных Штатов, хоть при Обаме, хоть при Трампе, и намного меньше — законодательство стран ЕС.

К сожалению, не все, но многие из тех, кто рано или поздно будет непременно определять политику в новой России после Путина, похоже, готовы будут вновь запретить «неправильные мнения» сразу после прихода к власти.

День свободы печати круглый год

Стоит начать в компании образованных и толерантных людей дискуссию о пресловутой 282-й «антиэкстремистской» статье Уголовного кодекса — и вы немедленно обнаружите, что у многих найдется разной длины список оппонентов, ради которых эту статью нужно модифицировать, дополнить, сократить, но очень редко — отменить вовсе. Меня особенно потрясает, когда я встречаю готовность цензурировать «неправильные» мнения у студентов, с которыми я часто встречаюсь в разных российских городах.

Между тем в насквозь индивидуалистической, любящей деньги и масштаб, политически некорректной и одновременно сентиментальной России только абсолютная свобода самовыражения по американскому образцу способна постепенно воспитать в гражданах ответственность за их слова, а значит, рано или поздно, — за их жизнь.

Для общества почти повальной безответственности только настоящая конкуренция в экономике, политике и интеллектуальной сфере, только полная открытость шокирующим, «неправильным» мнениям и действиям может стать эффективным лекарством. Сторонники российского варианта первой поправки должны уже сегодня объединиться и начать агитировать в пользу ее разработки и внесения в обновленную российскую конституцию, которую неизбежно придется принимать.

День свободы печати, свободы слова, свободы шока, а иногда и — о, ужас! — оскорбления, должен стать нашим самым главным праздником. Не только 3 мая, но и все остальные 364 дня в году.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2162603 Константин Эггерт


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter