Всего новостей: 2101634, выбрано 18032 за 0.053 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Китай. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 24 апреля 2017 > № 2161772

Министр иностранных дел КНР Ван И в понедельник встретился с главой МИД Ирака Ибрагимом Джаафари на полях проходящей в Афинах первой министерской конференции "Форума древних цивилизаций".

Ван И заявил, что Ирак находится на передовой борьбы с терроризмом и внес важный вклад в нее. По словам министра, Китай продолжит поддерживать усилия Ирака по борьбе против терроризма и защите независимости, суверенитета и территориальной целостности, готов и дальше участвовать в восстановлении иракской экономики и предоставить этой стране посильную поддержку.

Глава китайской дипломатии заявил, что Пекин и Багдад установили отношения стратегического партнерства и доверяют друг другу. КНР благодарна Ираку за поддержку китайской инициативы "Пояс и путь" /"Экономический пояс Шелкового пути" и "Морской Шелковый путь 21-го века"/, добавил Ван И.

И. Джаафари поблагодарил Китай за поддержку в борьбе с терроризмом, заявив, что операция правительственных войск Ирака по освобождению города Мосул вступила в заключительную фазу и скоро завершится победой.

По его словам, Ирак рассчитывает на более мощную поддержку со стороны международного сообщества, в том числе Китая, в борьбе с экстремистской группировкой "Исламское государство" /ИГ/, а также на активное участие КНР в послевоенном восстановлении Ирака. --

Китай. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 24 апреля 2017 > № 2161772


США. Россия. Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 апреля 2017 > № 2152453

Трамп и Путин продвигают фашистский «национализм»

С самого начала своей предвыборной кампании Трамп вместе со своими соратниками продвигал фашистские идеи

Джо Коунасон (Joe Conason), AlterNet, США

Не спешите радоваться предполагаемому смягчению позиций Дональда Трампа и очевидному понижению его официального советника Стива Бэннона (Steve Bannon). Учитывая то, что Трамп фактически открыто поддерживает Марин Ле Пен (Marine Le Pen), неофашистского кандидата на президентских выборах во Франции, становится ясно, что он продолжает с симпатией относиться к фашистам, которые в последнее время предпочитают называть себя «нацистами».

Спустя несколько часов после теракта в Париже на этой неделе — очевидно, это дело рук «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ, — прим. ред.) — и теперь напуганные избиратели с гораздо большим энтузиазмом поддержат Ле Пен, а Трамп выступил с серией посланий, которые непосредственным образом будут этому способствовать. Он написал на своей странице в Твиттере: «Еще один теракт в Париже. Народ Франции больше этого не потерпит. Это окажет большое влияние на президентские выборы!»

Спустя еще несколько часов американский президент, который не должен открыто поддерживать кандидатов на выборах в иностранном государстве, заявил в интервью Associated Press, что, по его мнению, теракт ИГИЛ повысит шансы Ле Пен, поскольку она «занимает самую жесткую позицию в вопросе границ и в том, что происходит во Франции».

Выступив с таким заявлением, в котором он фактически открыто поддержал французскую неофашистскую партию, Трамп вернулся к своей роли политической «заслонной лошади» Владимира Путина. Приняв Ле Пен в Москве, где она критиковала санкции и рассыпалась мелким бисером перед Путиным, авторитарный президент России мобилизовал всю свою пропагандистскую машину, чтобы поддержать ее. Три года назад ее партия получила кредит в размере 10 миллионов долларов от одного московского банка. А теперь в поддержку Ле Пен выступил и Трамп.

Та поддержка, которую Кремль оказывает ультраправым во Франции, является лишь частью гораздо более масштабной кампании России по налаживанию тесных связей с фашистскими элементами по всей Европе — от неонацистской партии «Золотой восход» в Греции и «Северной лиги» в Италии до антисемитской националистической партии «Йоббик» в Венгрии и неонацистских движений в Норвегии. Эти порой открытые, а порой секретные провокации, возможно, и не отражают собственной идеологии Путина. Но их цель очевидна: они призваны нарушить привычный уклад жизни и дезорганизовать демократический Запад, который до сих пор смеет критиковать нарушения прав человека в России и ее имперские амбиции.

Поэтому Марин Ле Пен, как и все остальные неофашистские политики, которым Кремль оказывает помощь, выступает против западного альянса во всех его формах. Она готова вывести Францию из Евросоюза и НАТО — в этом и заключается истинный замысел Путина.

Любая нормальная администрация США сочла бы попытки Путина поддержать неофашистов в Европе угрозой для интересов национальной безопасности США. Однако администрации Трампа далеко до нормальности, потому что она регулярно выражает поддержку тем элементам, которые подрывают основы наших традиционных альянсов в угоду нашим традиционным противникам. В последнее время Трамп на словах поддерживал НАТО — очевидно, под давлением своего министра обороны Джеймса Мэттиса(James Mattis) и советника по вопросам национальной безопасности Г.Р. Макмастера (H.R. McMaster). Однако его открытая поддержка Ле Пен доказывает, что перемены в его отношении к НАТО — это всего лишь пустые слова.

С самого начала своей предвыборной кампании Трамп вместе со своими соратниками продвигал фашистские идеи. Его главный стратег, Стив Бэннон, по всей видимости, разделяет взгляды фашистских идеологов, таких как покойный Юлиус Эвола (Julius Evola) и «философ» Путина Александр Дугин, который способствовал укреплению связей России с «Золотым восходом» и заявил, что «американский либерализм (то есть демократию) необходимо уничтожить». Кроме того, среди советников Трампа по вопросам национальной безопасности есть бывший член партии «Йоббик» Себастьян Горка (Sebastian Gorka), который носил отличительные знаки венгерских нацистских отрядов.

Коротко говоря, у сторонников Трампа есть веские причины испытывать симпатию к Кремлю, чьи политические аналитические центры, разведывательные агентства и машина пропаганды сделали все возможное, чтобы помочь Трампу одержать победу на президентских выборах. Ставки в расследовании незаконного вмешательства России в президентские выборы 2016 года продолжают расти, чему также способствуют выборы во Франции. Нам не стоит питать иллюзий относительно того, кем являются Трамп и его приспешники, чьим интересам они служат, и какого рода угрозу они представляют для будущего демократического мира.

США. Россия. Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 апреля 2017 > № 2152453


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 24 апреля 2017 > № 2152437

Поединок Макрона и Ле Пен во втором туре станет поединком двух Франций

Ришар Верли | Le Temps

Исторический характер французских президентских выборов подтвердился, пишет журналист швейцарской газеты Le Temps Ришар Верли.

"Если не произойдет чего-то сверхнеожиданного, то Эммануэль Макрон станет следующим президентом Французской Республики. Одержав победу в первом туре выборов в воскресенье вечером, кандидат от движения "Веред!" выиграл свое невероятное пари. "Через две недели я намерен вас собрать и стать вашим президентом. Силой этого собрания будет определено, как управлять, руководить и как порвать с системой, вот уже более тридцати лет неспособной разрешить проблемы нашей страны ", - провозгласил он в своей речи, произнесенной в парижском Parc des Expositions в воскресенье в 22:30", - говорится в статье.

"Марин Ле Пен, противостоящая ему во втором туре, набрала на миллион голосов больше, чем в 2012 году. Ей удалось повторить достижение своего отца, который бросил вызов Жаку Шираку в финале президентских выборов в 2002 году. Однако запас голосов крайне правых во Франции сегодня намного менее значителен. Все опросы общественного мнения, проведенные с начала президентской кампании, показывают, что в объявленном поединке бывший министр экономики имеет явное преимущество", - отмечает журналист.

"Итак, 7 мая две Франции окажутся перед избирательными урнами. Франция Эммануэля Макрона, бывшего советника Франсуа Олланда (2012-2014), затем министра экономики (2014-2016) - открытая глобализации, присоединенная к Евросоюзу и решившая сдержать свои обязательства, относящиеся к общему рынку, в тандеме с Германией", - утверждает Верли.

"Другая Франция - это Франция Марин Ле Пен. Ее программа известна: протекционизм, государственный централизм, восстановление границ, ожесточенная борьба против эмиграции и взятие под сомнение евроинтеграции и еврозоны. Никогда еще уровень поддержки этой разгневанной Франции не был столь высок и столь сильно не подпитывался террористической угрозой, массовой безработицей, неустойчивостью и постепенно развивающимся страхом перед исламом, - комментирует автор. - Но реальность цифр неоспорима: "Национальный фронт" не имеет запаса голосов. Явка на этих президентских выборах, в сравнении с выборами 2012 года, повысилась. "Национальный фронт" вчера вечером, возможно, стал серьезной оппозиционной партией на будущее пятилетие. Тут еще многое будет зависеть от результата ближайших парламентских выборов".

"В этом противостоянии двух Франций скрыта еще одна революция: битва людей и государственного аппарата. Что касается госаппарата, было доказано, что крупные правительственные партии больше не дают адекватных ответов на вопросы, вызывающие обеспокоенность избирателей, - считает Верли. - Социалистическая партия Франсуа Миттерана, Лионеля Жоспена и Франсуа Олланда уже утратила инициативу в переустройстве французских левых сил. Теперь эта инициатива принадлежит Жан-Люку Меланшону, чья избирательная кампания от имени "Непокорившейся Франции" завершилась с огромным успехом".

"Раскола Социалистической партии между сторонниками Меланшона и Макрона будет очень трудно избежать", - полагает Верли.

"Что касается отдельных личностей, прежде всего, стоит упомянуть Франсуа Фийона. Бывший премьер-министр является главным проигравшим на этих выборах. Он не воспользовался так называемым "скрытым голосованием". Он не воспользовался своим статусом и регалиями, как и терактом на Елисейским Полях. Он вовлек правых в катастрофу и к тому же взял на себя всю ответственность за поражение, - пишет автор статьи. - Консервативная, деревенская, патриархальная и католическая Франция, хранившая ему верность, признала свое неотвратимое поражение".

"Эммануэль Макрон выбрал для своей программной книги название "Революция". Глядя на вчерашние результаты, можно сказать, что его дерзкий заголовок оказался оправданным", - подытоживает Верли.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 24 апреля 2017 > № 2152437


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 апреля 2017 > № 2152416

«Ни с чем из того, что сделало появление Ле Пен возможным, не борются»

Венсан Тремоле (Vincent Tremolet), Le Figaro, Франция

Le Figaro: В 2002 году, когда Жан-Мари Ле Пен прошел во второй тур президентских выборов, вы основали Народный университет. 15 лет спустя во втором туре оказалась Марин Ле Пен. Вы удивлены?

Мишель Онфре (Michel Onfray): Вовсе нет. За четверть века этой саги никто даже не пытался бороться с тем, что сделало возможным подъем семьи Ле Пен. Более того, все, что способствовало ее успеху, только усилилось. Бороться с ним можно не демонизацией, а лишь осушением болота, которое питает их амбиции. В частности, речь идет о направленной на помощь простым людям политике.

Что же объясняет это извращенное стремление кормить чудовище, чтобы потом сделать вид, что ведешь с ним борьбу? Одна простая причина: те, кто кричат об угрозе, но не борются с ее источниками, сами же делают ее возможной.

Объясню: когда Миттерана избрали в 1981 году, за Нацфронт было менее 1%. Сегодня Марин Ле Пен занимает второе место в первом туре с 20%, и все, как правые, так и левые, объединяются против нее, чтобы ее не избрали.

Марин Ле Пен может поблагодарить множество людей, которые с давних пор делают возможным ее подъем. Начать стоит с Франсуа Миттерана, который порвал с левыми идеями и двинулся в сторону либерализма в 1983 году, а затем отказался от суверенитета и независимой политики с Маастрихтским договором 1992 года. Тем самым он лишил левых сути и отдал всю власть на откуп рынкам. Спасибо всем тем социалистам, которые поддержали поворот направо и проголосовали за Маастрихтский договор (к их числу относится и некий Жан-Люк Меланшон). Спасибо Компартии, которая по финансовым соображениям (ей нужно было платить сотрудникам) довольствовалась лишь словесным неприятием, и в тайне содействовала критикуемой открыто политике.

Еще раз спасибо Миттерану за то, что тот сформировал новый образец левого бизнесмена в лице хорошо известного правоохранительным органам Бернара Тапи (Bernard Tapie) с простым и понятным посланием: деньги — бог и пророк современной эпохи, а левые служат им.

Спасибо Сержу Жюли (Serge July) и Лорану Жоффрену (Laurent Joffrin), которые в 1984 году продвинули в Libération памятную маркетинговую и политическую операцию под названием «Да здравствует кризис!». В ней перешедший в гламурные левые бывший коммунист Ив Монтан (Yves Montand) порицал безработных за то, что они не создают собственные предприятия, и вменял им в вину тот факт, что им помогают.

Спасибо право-левой экспертной группе Terra Nova, которая в 2012 году выпустила доклад о том, что рабочих, пролетариат и оказавшихся в неустойчивом положении людей нужно оставить Национальному фронту, потому что они и так по поддерживают его (А кто в этом виноват? Конечно же, сами эти люди).

Сосредоточиться предлагалось на другой целевой группе, своеобразном заместителе народа со структурированным мышлением: гомосексуалисты, ЛГБТ, иммигранты, богемная буржуазия… Спасибо левым, верным солдатам стремящегося к дешевой рабочей силе капитализма, которые представили иммиграцию как «удачу для Франции».

Все это спровоцировало сильнейшую пролетаризацию среды, авангард которой увидел спасение в политическом исламе, враге свободы, равенства, братства, светского государства и феминизма. Спасибо гламурным левым и правым времен Олланда, Ширака и Саркози, которые выразили презрение к народу, когда он в 2005 году ответил «нет» на предложение либерального варианта Европы. В 2008 году они все же пропихнули эту Европу, задействовав избранных представителей народа против него самого, что было воспринято сторонниками «нет» как государственный переворот, отрицание демократии.

Спасибо всем воякам вроде Леви, Кушнера, Берже и Вальса (все они, кстати, поддерживают Макрона), которые оправдывали и поддерживали разрушившие светские мусульманские государства войны, например, в Ираке и Ливии. Эти войны породили анархию, которая стоит у истоков идущих в Европу миграционных потоков, а также несут ответственность за тысячи смертей в Средиземном море и 4 миллиона погибших мусульман по всему миру. Спасибо Пьеру Берже (Pierre Bergé), который открыто завил, что бедным женщинам нужно лишь сдать свою матку в аренду богатым, желающим купить ребенка, и назвал это прогрессом…

Понятно, что никому из тех, кто сделал возможным Марин Ле Пен, не остается ничего кроме как превратить ее в дьявола при том, что они сами сознательно четверть века кормили этого демона. Сейчас они делают вид, что ненавидят его, хотя он очень полезен им, чтобы президентом Республики всегда был кто-то из них, друг капитала…

Лично я за последние 25 лет не поддерживал ничего, что бы сделало это возможным…

— В 2002 году вы отказались участвовать в шествии против Марин Ле Пен вместе с «бизнесом и епископами». Вы считаете демонстрации и республиканский фронт неэффективными?

— Этому мирку нравится пугаться и запугивать других, но лично я боюсь только того, что этого заслуживает. Кандидату, который попадает во второй тур против Ле Пен, победа обеспечена. То есть, у выборов фактически один тур. Вот почему эта клика так нуждается в Ле Пен и делает все, чтобы она прошла во второй тур.

Что касается «республиканского фронта», это понятие вызывает вопросы: чему такому «республиканскому» могут научить нас те, кто перечеркнули результаты референдума, потому что они их не устроили? Мне не кажется, что у них имеются хоть какие-то основания давать уроки «республиканства» в рамках этого фронта…

— Вы составили записки о кампании «Двор чудес», которые должны выйти в мае. Как бы вы охарактеризовали нынешнюю кампанию?

— Она жалкая, прискорбная, ничтожная… На ней не поднимались настоящие вопросы. Разве кто-то говорил о национальной идентичности? О будущем нашей цивилизации? О геостратегических предложениях по возвращению Франции подобающего места в мире? О масштабных проектах для нашей страны на ближайшую четверть века? Никто…

Я мало чем рисковал, когда предрекал, что эти выборы поставят у власти другого человека, но так и не изменят политику, которая остается более-менее одной и той же с 1983 года. Именно поэтому, кстати, я и не пошел на выборы: нет смысла голосовать, если результат известен заранее. К сожалению, я не ошибся…

— Вы считаете, что эмоции и возмущение взяли верх над рассудком и политическим искусством?

— Я считаю, что эти выборы — прекрасный инструмент продажи газет и накручивания аудитории в СМИ для рекламы. Для выполнения этой задачи их нужно структурировать подобно реалити-шоу или религиозным догмам: весть (представление кандидатур), рождение (начало опросов), явление (в том числе, в виде голограммы), пророчества (программы), проповеди (цифры программ), предсказания (рай на земле в случае избрания), назидания, литургии, процессы (прибыльные должности, нецелевые платы парламентским атташе, служебные машины после ухода с должности, протекция детям, дырявые декларации имущества), суды (в СМИ), осуждения (передовицы газет), распятие (на ТВ), плевки (забрасывание мукой и яйцами), страсти (в день голосования), воскрешение (избрание)… Все это — до появления нового пророка, который захочет стать визирем вместо визиря…

Как бы то ни было, это все сказочки. Суть — в другом. Капитал устраивает представление, которое позволяет ему оставаться в тени и спокойно вести дела. В понедельник все начинается снова. И ничего не меняется.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 апреля 2017 > № 2152416


Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 24 апреля 2017 > № 2152241

Количество населенных пунктов, присоединившихся к процессу перемирия в Сирии, увеличилось до 1470, сообщает российский Центр по примирению враждующих сторон в САР.

"В течение суток подписано два соглашения о присоединении к режиму прекращения боевых действий населенных пунктов Схелие и Дели провинции Деръа. Количество населенных пунктов, присоединившихся к процессу примирения, увеличилось до 1470", — говорится в бюллетене, опубликованном на сайте Минобороны РФ.

Отмечается также, что продолжаются переговоры о присоединении к режиму прекращения боевых действий с отрядами вооруженной оппозиции в провинциях Алеппо, Дамаск, Хама, Хомс и Эль-Кунейтра.

По данным российского военного ведомства, количество вооруженных формирований, заявивших о своей приверженности принятию и выполнению условий прекращения боевых действий в соответствии с соглашением о перемирии от 27 февраля 2016 года, не изменилось – 143.

"Количество населенных пунктов, освобожденных с 1 января 2017 года сирийскими правительственными войсками от вооруженных формирований международной террористической организации "Исламское государство" (запрещена в РФ — ред.), увеличилось до 231. За сутки под контроль правительственных войск перешло 38,5 квадратных километров территории. В общей сложности освобождено 4 013,5 квадратных километров", — уточняет Центр по примирению.

Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 24 апреля 2017 > № 2152241


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 24 апреля 2017 > № 2152032 Владислав Иноземцев

За новым поворотом. О трудностях выстраивания эффективного сотрудничества с Китаем

Владислав Иноземцев

Директор «Центра исследований постиндустриального общества»

Почему рост амбиций Китая может оказаться для отечественного политического класса столь же неожиданным, как и «предательство Трампа», и что нужно, чтобы Китай рассматривал Россию как равноправного партнёра

В последние годы российская внешняя политика представляла собой политику ожиданий. Когда ЕС и США ввели против нас санкции за аннексию Крыма и поддержку сепаратистов на Донбассе, мы стали надеяться, что Запад вот-вот одумается, спасовав перед ответными ограничительными мерами России. Когда резко пошла на снижение цена на нефть, мы стали успокаивать себя, убеждая, что это ненадолго, так как при нефти ниже $80/бар, как говорил В. Путин в конце 2014 года, «мировая экономика просто рухнет». Когда отношения с атлантическим миром накалились до предела, Россия отправила свой контингент в Сирию, надеясь на создание «единого фронта борьбы с терроризмом» по образцу 2001-го, но и его тоже не случилось. Потом были надежды на Д. Трампа, М. ле Пен и на перемены в Европе. И, думаю, отечественная элита построит еще много воздушных зáмков, пока не научится смотреть на мир более реалистично.

Однако на фоне всех разочарований последнего времени стоит выделить одно, которое, похоже, еще не осмыслено надлежащим образом. Речь об изменении политических ориентиров и повышении амбиций Китая, которое может оказаться для отечественного политического класса столь же неожиданным, как и «предательство» «нашего Трампа».

На протяжении уже долгого времени официальные политологи захлебываются от восторга, строча почти под копирку тексты под названием «К Великому океану» (cегодня вышло уже четыре эпизода этого увлекательного сериала) и рисуя величественные перспективы «поворота на Восток», но привычно забывают географию, которая указывает, что Поднебесная лежит не на восток (в отличие, замечу, от США и Канады), а строго на юг от России (вероятно, переименовать свои легенды в «Последний бросок на Юг» они пока не решаются). Стратеги из СВОПа и «Валдайского клуба» убеждают соотечественников в том, что Пекин счастлив быть стратегическим союзником Москвы и наша «связка» может стать центром оппозиции либеральной глобализации и американскому империализму (последний раз мы слышали об этом из уст российских политологов при задумчивом молчании китайских совсем недавно).

Я бы не советовал обманываться подобными надеждами — причем по нескольким причинам, которые можно разделить на два блока.

Первый обусловлен новыми трендами во взаимодействии Китая и мира

Во-первых, за последние годы китайская экономика существенно изменилась. Дешевая рабочая сила, которой славилась страна, перестала быть дешевой: средняя зарплата выросла с 2007 по 2016 год в 2,5 раза, с 2,08 до 5,17 тыс. юаней в месяц, что составляет по текущему курсу более $750 в месяц. Резко (более чем в 3 раза) взлетели цены на недвижимость в крупных городах, достигнув в Пекине в среднем $10,2 тыс./кв. м (см.: Zheng Yiran and Wu Yiyao. ‘Housing outside capital steals show’ in: China Daily USA, 2017, April 19, p. 15). Для поддержания экономического роста власти стимулируют промышленность через банковскую систему, но сумма выданных кредитов частному сектору уже превысила 150% ВВП, и дальнейшее строительство этой «пирамиды» рискованно. В таких условиях Китай, на время обратившийся к стимулированию внутреннего спроса, видимо, снова попытается начать поиск выгодных зарубежных рынков, а Россия тут выглядит отстающей: импорт китайских товаров к нам, который вырос с 2004 по 2014 год в 5,6 раза, снизился в 2014-2016 годах на 25,2%, и данный тренд не вызывает у китайцев восторга.

Во-вторых, если раньше Китай часто подчеркивал выгоды своей модели государственного капитализма и довольно умело применявшихся протекционистских мер, то в последнее время его акценты стали меняться под влиянием опасений усиления протекционистских тенденций в других экономиках. Не так давно российские и китайские руководители были близки в своей риторике критики свободного рынка, но выступление Си Цзиньпиня в этом году в Давосе, где он заявил о том, что «любая попытка ограничить перетоки капитала, технологий, товаров и людей между [отдельными] экономиками противоречит исторической тенденции», добавив, что «упование на протекционизм похоже на попытку закрыться [от мира] в тёмной комнате» задает совершенно иной тренд. Как, замечу, и его поездка в Мар-о-Лаго на переговоры с Д. Трампом, прошедшие, судя по всему, очень успешно для Пекина. В новых условиях, движимый экономическими интересами, Китай будет с большей вероятностью ориентироваться на Вашингтон, а не на Москву.

В-третьих, в Пекине понимают, что для обретения расположения Америки нужно быть чем-то полезными Белому дому. И это также будет уводить Китай в сторону от России. Уже продемонстрировано снижение уровня китайской поддержки северокорейского режима (чего стоит одна отправка обратно судов с углем); можно, я думаю, ожидать бóльшей координированности шагов КНР и США в ООН и других международных организациях; не исключал бы я и их сотрудничества в антитеррористических операциях. Oбмен экономических уступок со стороны Вашингтона на политические со стороны Пекина может ускорить формирование той Chimerica, о которой пишут уже давно (сам термин был введен Н.Фергюсоном в 2008 году см.: Ferguson, Niall. The Ascent of Money: A Financial History of the World, London: Penguin, 2008), и перечеркнуть надежды России на серьезное возвращение в мировую политику, окончательно отодвинув ее в тот «второй мир», к которому ее относят уже не первый год (см.: Khanna, Parag. The Second World: Empires and Influence in the New Global World, London: Allen Lane, 2008).

Второй блок связан со спецификой российско-китайских отношений

Во-первых, темпы развития Китая и состояние его экономики давно уже не предполагают тех «равноправных» отношений между Пекином и Москвой, в существовании которых пока еще убеждены в Кремле. О том, что «у Китая и России не будет никаких проблем, если Россия смирится с ролью младшего партнёра», я слышу на встречах с китайскими товарищами начиная с 2010-2011 годов. Сегодня ВВП России менее чем на 10% превышает показатель китайской Гуандун; КНР строит столько жилья, сколько Россия за год, за неделю; столько офисов, сколько за десять лет возведено в Москва-Сити, за пять дней; а дорогу от Москвы до Петербурга, которую мы не можем осилить с 1990-х годов — за восемь. Все морские порты России за год переваливают меньше грузов, чем порт Шанхая, а нефти России в прошлом году впервые экспортировала на меньшую сумму ($119,6 млрд), чем Китай — мобильных телефонов ($138,8 млрд). И этот разрыв будет лишь расти, а прежние позиции Москвы на этом фоне будут становиться все более неадекватными.

Во-вторых, Китай давно завершил переход на новый технологический базис, который позволяет ему практически не интересоваться Россией в ином ключе, кроме как в качестве поставщика сырья. Доля готовых промышленных изделий в экспорте России в Китай упала с 19,2% в 2000 году до менее чем 2% начиная с 2012-го (см.: Kuznеtsova, Ekaterina and Inozemtsev, Vladislav. «Russia’s Pacific Destiny» in: The American Interest, 2013, Holidays (November — December), Vol. IX, No. 2, pp. 67–73), а доля сырья превысила таковую в российском экспорте в ЕС. За эти годы положительное торговое сальдо в $4,3 млрд в российско-китайской торговле сменилось отрицательным в $20,05 млрд. При этом Китай не только вынудил Россию начать строить «безальтернативный» газопровод «Сила Сибири», поступающий по которому газ будет продаваться только ему, но и выбирает сегодня почти половину нефти, доставляемой в порт Козьмино, считавшийся альтернативным каналом поставки «черного золота» в другие страны АТР. Стоит также заметить, что Китай давно уже превратился в мирового лидера по введению мощностей возобновляемой (прежде всего солнечной) энергетики (в 2016 году монтаж новых солнечных батарей в стране шел с темпом три площади футбольного поля в... час), что даст КНР значительные дополнительные возможности для ценового «прессинга» российских энергетических компаний в ближайшем будущем.

В-третьих, Россия уверенно проигрывает Китаю «евразийскую» программу развития. Сегодня китайские инвестиции в Казахстан превышают российские капиталовложения в экономику нашего «стратегического союзника» в Центральной Азии более чем в 11 раз; про Киргизию и Узбекистан я не говорю. В Евразийском банке инфраструктурных инвестиций Китай контролирует cегодня 32,4% капитала, тогда как Россия внесла всего 7,1% (по данным сайта Asian Infrastructure Investment Bank). Многочисленные разговоры о том, что Пекин хочет проложить через России и в партнёрстве с нами новый «Шёлковый путь» — не более чем иллюзия; основные транспортные пути строятся от перехода Достык в Казахстане к порту Актау и далее в Азербайджан и Турцию; более того, на продвинутой стадии проработки находится пост через Каспий между Туркменией и Азербайджаном, соединяющий в себе автомобильный и железнодорожный переход с уложенными в его основание нефтяной и газовой трубами пятиметрового диаметра (проект разработан известной итальянской инжиниринговой компанией Toto Costruzioni Spa и оценивается в $20 млрд.). Так что вероятнее всего, что путь Китая на запад будет пролегать не через Россию (про то, что основную роль продолжат играть морские перевозки через Суэц, я и не говорю).

Особенности экономического взаимодействия с Китаем

Иначе говоря, сегодня — в отличие, например, от начала 2000-х годов, когда определённые шансы на это были — ничто не указывает на то, что Китай рассматривает Россию как равноправного перспективного партнера и что Москве следует рассчитывать на глобальное союзничество с Пекином. Между тем, у Китая сохраняется заинтересованность в развитии хозяйственной экспансии на российском направлении, и последняя может стать даже более заметной по мере того, как Китай продолжит сближаться с США и ощущать дополнительную уверенность, что расширение его зоны влияния не встретит возражений на Западе. Вопрос сегодня заключается прежде всего в том, каким образом Россия могла бы вовлечь Китай в более активное экономическое взаимодействие, которое не выглядело бы таким односторонним и примитивным, как раньше.

На протяжении последних пятнадцати лет Китай стремился получать от России сырье и поставлять свою промышленную продукцию. Классическим образцом такого «сотрудничества» было Соглашение 2009 года, в соответствии с которым китайцы могли строить вдоль границы с российской стороны ресурсодобывающие предприятия, а со своей стороны — перерабатывающие. То же самое происходит сейчас и на рынке леса: китайцы скупают 64% всей поставляемой Россией на экспорт необработанной древесины, тогда как переработанная продукция — ДВП и картон — уходят в основном в Центральную Азию, европейские страны и даже в... США. Китайские предприниматели открыто попирают российские интересы и даже законы во многих сферах — например, в организации въездного туризма, где только китайские компании не нанимают российских гидов, создают чёрный рынок билетов и валюты, а также формируют чисто «национальные» кластеры в сфере и гостиничного бизнеса, и общественного питания. Однако всё это происходило и происходит в рамках относительно традиционной парадигмы: китайские компании извлекают прибыль из китайского производства (как в случае с сырьём) или получают доходы от обслуживания китайских потребителей (как в случае с туристами). Если Россия хочет добиться чего-то большего, нужны серьезные, но тщательно продуманные меры, позволяющие избежать двух крайностей.

Методам ведения бизнеса с Китаем можно учиться у Китая

С одной стороны, при взаимодействии с китайскими предпринимателями было бы правильно использовать те методы, которые прекрасно зарекомендовали себя в самом Китае. Как известно, в ходе реформ правительство не приватизировало крупные предприятия (некоторые из которых до сих пор находятся в государственной собственности), но зато всемерно стимулировало появление новых компаний и ввод в действие построенных с нуля производств. Китай поставил на предпринимательскую инициативу — и выиграл. Россия, напротив, в 1990-е годы ориентировалась на то, чтобы передать крупные производственные объединения частникам — и предсказуемо проиграла, так как обретение огромной собственности, часть из которой предполагала монопольные позиции на рынке, «расслабило» бизнес и позволило, по сути, не пускать на рынок конкурентов (появись у кого-нибудь желание построить новое предприятие с нуля, собственники аналогичных производств могут легко выдавить новичка с рынка ценовой конкуренцией — cм.: Inozemtsev, Vladislav. «Vernarrt in die Vergangenheit: Die Wurzeln des Putinismus reichen bis in die neunziger Jahre zurück» in: Internationale Politik, 2017, № 1 (Januar-Februar), SS. 74–83). Поэтому если Россия хочет получить пользу от китайских инвестиций, их следует привлекать в новые проекты, а не пытаться продать партнерам уже существующие активы — тем более и самим китайцам такой подход окажется понятнее.

Китайцы, как известно, не приняли участия в приватизации «Роснефти» и с большим скепсисом относятся к вхождению в капитал российских энергетических компаний (их участие ограничивается 20% завода Ямал-СПГ и 10% «Вангкорнефти»). Это происходит потому, что китайцы привыкли к относительно самостоятельной работе за рубежом и к полному контролю над своими вложениями. Примером может стать компания PetroChina — по состоянию на конец 2016 года 6-я по объему добычи нефти (4,1 млн бар. в сутки) компания в мире. В отличие от той же «Роснефти» компания демонстрировала органический рост, а не стремилась к слияниям: открыла четыре месторождения нефти в Китае и построила 11 нефтеперабатывающих заводов, вошла в 30 проектов по нефтедобыче от Канады до Индонезии, от Перу до Судана, от Омана до Туркмении. Всего 15% прироста её добычи пришлось на покупки уже действовавших месторождений (у «Роснефти», напротив, «органический» рост обеспечил 9,5% прироста добычи за 2000-2016 годы), остальное было разведано и запущено силами компании. По итогам 2015 года выручка компании составила $251 млрд (у «Роснефти» — 5,15 трлн рублей, или $84,5 млрд), а чистая прибыль — почти $6,2 млрд (все данные — из годовых отчётов компаний). На мой взгляд, России нужно привлекать именно таких партнёров и ориентировать их на разработку новых месторождений, в том числе отменив ограничения, позволяющие только госкомпаниям работать на крупных месторождениях и шельфе.

Другим примером является приход на российский рынок крупнейшего в мире интернет-ретейлера, китайской Alibaba. Компания пока оперирует из Китая и поставляет товары напрямую через систему AliExpress — для которой Россия является третьим по размеру зарубежным рынком и в которой, по мнению китайцев, до 10% розничной торговли скоро уйдёт в онлайн. В такой ситуации, казалось бы, следовало стимулировать Alibaba развивать в России собственную инфраструктуру — но не тут-то было. Похоже, что российские банкиры стремятся к обратному: воспользовавшись корпоративным конфликтом, сбыть внешним инвесторам уже готовое — в данном случае крупного и единственно успешного отечественного онлайн-ритейлера «Юлмарт» с продажами более $1,2 млрд в год, развитой инфраструктурой, включающей склады в 20 и центры обработки заказов в пяти городах, а также с самыми широкими возможностями доставки большинства товаров в города с населением от 200 тыс. человек. Сегодня, на фоне рутинного конфликта между акционерами, российские банки (и первый среди них наше «банковское всё», Сбербанк) потребовали досрочного возврата кредитов и приготовились к банкротству компании, намереваясь предложить её активы китайским инвесторам. Верящий в партнёрство с Китаем и умиляющийся успехам Джека Ма Герман Греф вполне может выгодно продать Alibaba активы «Юлмарта» — но что это принесёт России, кроме как предсказуемую остановку в строительстве новых складов и засилья китайских товаров (сегодня доля российской продукции в поставках через AliExpress составляет всего 5%)?

Опасности «размена» экономики на политику

С другой стороны, не следует в отношениях с китайцами путать экономику и политику. В Китае заметно перепроизводство в целом ряде отраслей, и оно может в ближайшие годы стать ещё более очевидным. Классическим примером является строительство. Сегодня Китай — безусловно самая крупная стройплощадка на планете (на неё приходится более половины мирового объёма жилищного и инфраструктурного строительства). В России рынок намного более узкий, но существует как проблема высоких издержек, так и сложных технических решений (первые практически «включены в стоимость» нашей бюрократической системы, вторые встают на повестку дня из-за непростых отношений с Турцией). В такой ситуации нет ничего более естественного, чем максимальное привлечение китайских инвестиций в отдельные проекты, каждый из которых (даже скоростная железная дорога Москва — Казань) при этом не делает партнёров заложниками друг друга. То же самое можно сказать, например, также о банках и финансовых компаниях. Страна, которая в 2016 году, уверенно обогнав зону евро, стала крупнейшей по объёму активов финансовой системой в мире, не имеет практически никакого финансового бизнеса в России — и с учётом того, насколько слабой является наша банковская индустрия, эта ситуация выглядит аномальной. Сейчас китайские банки редко выдают российским компаниям кредиты (накопленные ссуды не превышают, согласно статистике Банка России, $1,8 млрд), но выход непосредственно на российский рынок снял бы для них многие проблемы и серьёзно подтолкнул развитие российской экономики. Напрашивается участие китайских компаний в развитии мобильной связи и интернет-сетей, локализации производства в России оргтехники и компьютеров, и т. д. — причем все эти проекты должны быть максимально «деполитизированы» и все решения по ним должны приниматься в рабочем порядке, как это и происходит тогда, когда китайские инвесторы действуют в Европе или Соединенных Штатов.

Однако в Москве постоянно стремятся к противоположному. Контракты с КНР (типа знаменитой «сделки века» по газу, по итогам заключения которой сейчас строится газопровод «Сила Сибири»), заключаются в присутствии лидеров государств и считаются доказательством «нерушимого сотрудничества». Но что в этом хорошего, если в итоге, как мы уже отмечали, появляется труба, рассчитанная на единственного потребителя и, соответственно, дающая ему монопольные права? Я вовсе не уверен, что хозяйственное сотрудничество с КНР, не всегда выгодное для российской стороны, следует продолжать и наращивать в значительной мере по политическим причинам, тем самым укрепляя «стратегическое взаимодействие» между Москвой и Пекином. На мой взгляд, это крайне опасный тренд, особенно если он проявляется в отношениях с таким мощным союзником, как Китай. «Размен» экономики на политику нам удаётся плохо: за двадцать лет отечественные власти списали более чем $150 млрд бывшего советского долга — зачастую таким платежеспособным странам, как Ливия, Монголия, Ангола и Вьетнам, будучи убеждены в том, что такой «жест доброй воли» откроет российским компаниям возможности для бизнеса в соответствующих странах. Надежды, однако, не оправдались нигде.

То же самое касается попытки «приручить» соседей, которые оказались в сложном экономическом положении: кредиты Украине не обеспечили её лояльности; многочисленные финансовые вливания в Центральную Азию не предотвратили её дрейф в сторону того же Китая; про более чем $100 млрд, за долгие годы потраченные на субсидии и трансферты Белоруссии, я и не говорю — они породили нахлебника, который сейчас получил над Кремлём огромную власть. Поэтому как не стоит продавать Китаю уже существующие активы, так не надо и политизировать взаимодействие с ним, стремясь к каждодневным хозяйственным выгодам, а не к абстрактному «партнерству».

В поисках взаимовыгодного партнерства

До последнего времени тактика китайского бизнеса в России сводилась к тому, чтобы получать от нас сырье на максимально выгодных условиях и на собственной территории производить из него товары с высокой добавленной стоимостью, в том числе и для поставки в Россию. Порой для их сбыта создавалась более или менее развитая торговая инфраструктура. Китайцы активно развивали туристскую отрасль в России — но опять-таки ориентируясь на собственных граждан. Иначе говоря, для Китая российский рынок оставался малоосвоенным — в отличие от рынка многих азиатских и даже европейских стран. Суммарные оценки китайских инвестиций в российскую экономику колебались в последнее время в диапазоне от мизерных (и не вполне реалистичных) $1,7 млрд до не менее нереальных $33 млрд, но даже если взять усреднённую цифру, они составили не более 1,4% от накопленных прямых китайских инвестиций за границей, что поставило бы Россию на 11-е место в списке наиболее важных направлений для китайских инвестиций за рубеж. Для самого крупного соседа и, если судить по словам лидеров наших стран, стратегического союзника, это недопустимо мало. Поэтому я уверен, что китайские инвестиции нужно привлекать в страну, а китайским компаниям — оказывать всяческое благоприятствование, но только до тех пор, пока взаимодействие остаётся взаимовыгодным.

Сотрудничество России и Китая в последние годы выглядит крайне идеологизированным и напоминает мне один хорошо известный сюжет из далёкого отечественного прошлого. В XIII веке, когда монголы захватили и разорили большинство русских городов, волна их нашествия не достигла Новгорода. Местный князь Александр в ту пору был занят отражением другого нашествия — крестового похода, предпринятого немецкими рыцарями для того, чтобы понести католичество дальше на Восток и обратить русских в свою веру. Молодой князь дважды нанёс врагам поражения — после чего отправился в Сарай, а затем и Каракорум, где объявил себя вассалом монгольского хана и выразил готовность платить дань Орде. Так как монголы были одним из самых религиозно толерантных завоевателей, этот шаг позволил новгородцам сохранить себя в лоне православия, хотя и заплатить за это высокую экономическую цену. Сегодня Россия, похоже, идёт на политический союз с Китаем из сходных соображений: в отличие от Запада, который сделал доктрину демократии и прав человека своей «гражданской религией», которую он пытается распространить по миру, Китай остаётся совершенно лояльным к любым политическим режимам, из сотрудничества с которыми он способен извлечь материальную выгоду. Отвернувшись от Европы и Соединённых Штатов, Россия стремится найти в Китае сильного союзника, партнёрство с которым не требует неприемлемых для наших властей политических изменений (подробнее см: Inozemtsev, Vladislav. «Russia Pivoted East Centuries Ago» in: Moscow Times, 2014, May 28, p. 8). Такое сотрудничество может казаться очень привлекательным с точки зрения целей сохранения российской «индентичности», однако его экономическая цена может быть неприемлемо высокой. Мне не кажется, что сегодня, в относительно деидеологизированную эпоху, такую цену стоит платить.

Если Россия хочет выстроить в наступающие десятилетия конструктивное экономическое взаимодействие с КНР, нам нужно не столько стремиться придать ему элемент «исключительности», а напротив, поместить нашего партнера в самую что ни на есть конкурентную среду. В последнее время, как известно, быстрым темпом идет улучшение отношений России с Японией; С.Абэ, прибывающий в Москву с очередным официальным визитом на следующей неделе, привезет, судя по всему, с десятками инвестиционных предложений. Китаю нужно дать понять, что политика России на восточном и южном направлениях была и будет «многовекторной» — что Пекин должен соревноваться с Сеулом и Токио за наиболее интересные инвестиционные возможности в России, а не диктовать свои условия, даже если китайские руководители и считают Москву младшим партнером. Только при таких условиях Россия и Китай смогут оставить позади один период своего сотрудничества и открыть новый, более перспективный. Только в случае если в нашем партнерстве экономический и политический «треки» останутся разделены, а не окажутся смешаны, за новым поворотом нас будет ждать красивая и прямая, а не разбитая и извилистая дорога.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 24 апреля 2017 > № 2152032 Владислав Иноземцев


Франция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 24 апреля 2017 > № 2151509 Игорь Бунин

Французские выборы: причины побед и поражений

Игорь Бунин

Прежняя политическая система Франции фактически разрушена – социалисты должны думать о политическом выживании, в Республиканской партии начался хаос, впервые ее кандидат не прошел во второй тур. В этих условиях французская элита консолидировалась вокруг Макрона – представителя элиты, который смог победить, позиционируя себя как сторонника обновления и активно используя антисистемную риторику

23 апреля во Франции прошел первый тур президентских выборов. Первое место занял Эммануэль Макрон – за него проголосовали примерно 24% избирателей. Марин Ле Пен осталась на втором месте, получив около 21,5% голосов. Социологи прогнозируют, что во втором туре побеждает Макрон – поддержать его уже призвали лидеры правоцентристов (в том числе занявший третье место Франсуа Фийон) и социалистов.

Накануне первого тура социологические опросы показывали устойчивое лидерство двух фаворитов – Макрона и Ле Пен, чей рейтинг в течение апреля упал более чем на два пункта и равнялся 22,1%. Макрон представлял созданное им движение «В путь!», которое позиционировало себя «и левым, и правым». Марин Ле Пен – радикальный Национальный фронт, который хотя и стал за последние два года более респектабельным, но всегда воспринимался как политическая сила, не имеющая шансов на реальную власть.

Не имея в биографии ни одной выборной должности, проработав всего два года министром, лишь год назад возглавив политическое движение, которое он сам создал, Макрон добился грандиозного успеха. Интуитивно осознав кризис политической системы, он решился на авантюру, начав играть на антисистемном поле. «Эта система прогнила до мозга костей!» – заявил он. Его первая презентация была довольно скромной, а книга «Революция!», которую он издал, «школярской».

Но потом Макрон нашел деньги: примерно 9,5 млн евро различных пожертвований, сумма, рекордная для Франции. Он сумел мобилизовать более двухсот тысяч человек, которые присоединились к его движению; создал комитеты по всей Франции, выпустил и раздал 45 млн листовок. Еще до своего выдвижения Макрон собирал своих сторонников в самых разных социально-политических средах: среди них были и «герой 68-го года» Даниэль Кон-Бендит, и бывший министр в правительстве Ширака Рено Дютрей, и даже бывший премьер-министр Доминик де Вильпен.

После первых успехов в ряды сторонников Макрона потянулся поток нотаблей как от Соцпартии, так и от правых. Его поддержали тяжеловесы Социалистической партии – бывший мэр Парижа Бертран Деланоэ, министр экологии и кандидат от Соцпартии на президентских выборах Сеголен Руаяль, бывшая гражданская жена Олланда, бывший премьер Мануэль Вальс, министр обороны и президент регионального совета Жан-Ив Ле Дриан. В пользу Макрона снял свою кандидатуру центрист Франсуа Байру, что окончательно переломило ситуацию.

Что касается Марин Ле Пен, выход во второй тур стал для нее успехом, хотя у нее и нет шансов избраться президентом. Политика «дедемонизации» Национального фронта, которую она проводила, принесла ей определенные дивиденды. Она получила больше, чем ее отец в 2002 году (17%), превзошла свой результат 2012 года (18%) и получила дополнительно один миллион голосов. Она продолжила мутацию Национального фронта, постепенно отказываясь от значительной части прежней идеологии, доставшейся ей от отца.

Значительно смягчена линия на выход из зоны евро, отныне обусловленный переговорами с европейскими партнерами и референдумом. Пункт о восстановлении смертной казни исчез из программы. Хотя антииммигрантская и антиисламская линия сохранилась, в конце избирательной кампании Марин Ле Пен даже признала совместимость ислама и Французской Республики. Под влиянием Флориана Филиппо Национальный фронт сделал ставку на дирижизм, протекционизм, защиту мелкой торговли и социальную модель «государства-патрона». Но социология показывает, что разрыв с либеральными принципами в экономике противоречит системе ценностей большинства активистов Национального фронта, что предопределяет будущий кризис партии.

Традиционные силы – «Республиканцы» и Соцпартия – оказались в кризисе. В обеих партиях на праймериз победили фактически аутсайдеры (Франсуа Фийон и Бенуа Амон), перед первым туром праймериз занимавшие лишь третьи места и выдвинувшие более радикальные программы, чем их конкуренты. Кроме того, из-за обвинений в использовании коррупционных схем («Пенелопа-гейт») и других мелких «делишек» Фийон потерял 5–7 процентных пунктов и на протяжении января – апреля держался на третьем месте в рейтингах на уровне 17–19%. Его популярность немного выросла в последние дни перед голосованием за счет публичной (и, как говорят наблюдатели, запоздалой) поддержки Николя Саркози и Алена Жюппе. Хотя их поддержка выглядела не слишком убедительной и сопровождалась критикой отдельных положений программы Фийона. В результате он получил около 20% голосов. Фийон пытался выстоять под градом обвинений в коррупции, но сумел сохранить только свой ядерный электорат.

В последние две недели конкуренцию Фийону составил неожиданно быстро поднявшийся (сразу на 8 пунктов за четыре недели) и получивший в итоге 19,5% голосов троцкист и бывший левый социалист («гошист», как говорят во Франции) Жан-Люк Меланшон, создавший новое движение «Непокорная Франция». Блестящий оратор, Меланшон, действовавший фактически без поддержки партийной машины и умело проводивший свою избирательную кампанию, добился небывало высокого для радикальных левых результата. После президентских выборов 1981 года, когда Компартия потеряла четверть своих избирателей, радикальные левые никогда не получали больше 14%. Видимо, для Меланшона открывается возможность реализовать его мечту – создать французский эквивалент испанской партии Podemos.

Успех Меланшона фактически обрушил кампанию кандидата Соцпартии Амона, который набрал лишь 6,3% голосов. Единственным утешением для Соцпартии остается то, что ее кандидат преодолел барьер 5% и получит возмещение в виде 12 млн евро от государства.

Избирательная кампания проходила на фоне серьезного кризиса доверия как к традиционным элитам, так и к демократическим институтам – двум ключевым политическим партиям, представляющим правые и левые силы. Осевой темой кампании стал кризис политической системы. Ресентимент и гнев стали важными элементами мотивации французских избирателей. Прежняя политическая система фактически разрушена – социалисты должны думать о политическом выживании, в Республиканской партии начался хаос, впервые ее кандидат не представлен во втором туре президентских выборов. В этих условиях французская элита консолидировалась вокруг Макрона – представителя элиты, который смог создать новое политическое движение и позиционировать себя как сторонника обновления, активно и успешно используя антисистемную риторику.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 24 апреля 2017 > № 2151509 Игорь Бунин


Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 23 апреля 2017 > № 2166114

Предвыборный Иран: «Враг готовит удар по исламскому строю»

Обзор основных событий внутренней политики ИРИ

Президентская предвыборная гонка в Иране началась. ‌Совет стражей конституции из 1636 кандидатов допустил на выборы шесть человек. Во избежание беспорядков в ночь с 20 на 21 апреля после объявления решения Совета возле дома экс-президента Махмуда Ахмадинежада дежурили подразделения Сил охраны правопорядка ИРИ.

На пост президента будут претендовать: президент Ирана Хасан Рухани, первый вице-президент Эсхак Джахангири, экс-министр промышленности ИРИ Мостафа Хашеми-Таба, мэр Тегерана Мохаммад Багер-Галибаф, экс-генпрокурор ИРИ Эбрахим Раиси и экс-министр культуры Ирана Мостафа Мирсалим. Из шести кандидатов, отобранным Советом стражей, к реформаторам относят — Рухани, Джахангири и Хашеми-Таба, а к консерваторам — Багер-Галибафа, Раиси и Мирсалима.

Нет протесту!

Страх перед повторением массовых демонстраций, организованных оппозицией в 2009 году, используется иранской элитой для формирования образа внутреннего врага и пресечения любой протестной активности. «События 2009 года не повторятся. Генпрокуратура и другие органы, обеспечивающие правопорядок, этого не допустят. После объявления решения Совета стражей конституции не должно быть никаких незаконных массовых мероприятий, все попытки дестабилизировать ситуацию в столице будут пресекаться», — приводит слова генерального прокурора Тегерана Аббас Джафари Дулат-Абади генпрокурора агентство Mizan Online.

Выступая перед командованием армии по случаю дня образования Вооруженных сил Ирана, верховный лидер Али Хаменеи назвал «высокую явку избирателей главным ответом врагам Ирана». «Выборы должны пройти в здоровой политической атмосфере, безопасности, с массовым участием и энтузиазмом», — отметил рахбар. По мнению Хаменеи, вражеские средства массовой информации пытаются повлиять на исход выборов в Иране и сформировать упаднические настроения в иранском обществе.

Начальник Сил обеспечения правопорядка (NAJA) ИРИ Хоссейн Аштари в интервью агентству Mehr News пояснил первоочередные задачи ведомства на предстоящих выборах. «NAJA готова обеспечить безопасность на выборах и для этого у нас имеется 300 тыс. сотрудников. Все массовые мероприятия должны проходить в рамках закона. Силы правопорядка будут пресекать любые несанкционированные митинги», — заявил Аштари.

В день объявления списка кандидатов Советом стражей глава судебной системы Ирана Садег Лариджани предостерег общество о манипуляциях через СМИ. «Враги хотят нанести удар по исламского строю. Все мы должны быть на стороже. Главная мишень — разобщение истеблишмента. Не оставить ни единого шанса шайтанам для этого!», — приводит слова главы судебной сласти агентство Tasnim News. Спокойное и беспротестное голосование сейчас занимают мысли иранской элиты.

Кандидаты-реформаторы укрепляют ряды

В системе иранской власти президент — второе по значимости должностное лицо. Он является гарантом конституции и главой исполнительной власти. Все решения по ключевым вопросам президент согласовывает с духовным лидером. В Иране нет должности премьер-министра, поэтому президент формирует и координирует работу правительства.

Кандидатуры на министерские кресла и вице-президенты утверждает парламент. Особое место занимают министры разведки и обороны, назначение которых также требует одобрения со стороны рахбара. Президента избирают прямым всенародным голосованием на четыре года. Он не может занимать должность более двух сроков подряд. Кандидатов в президенты проверяет Совет стражей конституции. После чего формируется итоговый список участников президентских выборов.

Главным фаворитом считается действующий президент Хасан Рухани. Ему 68 лет. У него большой опыт работы на различных позициях в высших органах власти. Рухани избирался депутатом в пять созывов Меджлиса с 1980 по 2000 гг. За это время он был заместителем спикера, дважды возглавлял комиссию по безопасности и внешней политике.

С 1989 по 2005 год Рухани занимал должность секретаря Высшего совета национальной безопасности. Этот орган оказывает сильное влияние на формирование и принятие политических решений, его руководитель назначается рахбаром.

1989 год — сложный в истории исламской республики. Это год смерти лидера революции имама Рухоллы Хомейни, окончания ирано-иракской войны. Ставка нового рахбара Али Хаменеи на Рухани говорит о доверии. Нынешний глава правительства ИРИ также он входит в элитарный Совет экспертов.

В 2013 году победа Рухани на выборах стала возможной благодаря поддержке ныне покойного аятоллы Али Акбара Хашеми Рафсанджани. Успех был связан с усталостью иранского общества от политики Махмуда Ахмадинежада и с запросом на перемены.

Именно реформы и изменения во внутренней и внешней политике стали главными принципами предвыборной кампании Рухани в 2013 году. После объявления результатов выборов на улицы крупных иранских городов вышли десятки тысяч сторонников Рухани. «Да здравствует Реформа! Да здравствует Рухани!» и «Ахмади, до свидания!».

К основным итогам первого президентского срока относят подписание Совместного всеобъемлющего плана действий, привлечение в Иран иностранных инвестиций, повышение уровня добычи нефти и газа. Во внутренних делах остаются проблемы — это инфляция и безработица. Сосредоточение на внутриполитической повестке может стать для Рухани основной задачей в случае переизбрания.

На его сторону перешел брат Али Акбара Хашеми Расфанджани, экс-руководитель Гостелерадио ИРИ Мохаммад Хашеми Рафсанджани. Ещё накануне выборов Рухани публично поддержал лидер реформисткой фракции «Список Надежды» Мохаммад Реза Ареф. Предвыборный штаб возглавил Мохаммад Шариатмадари, служивший министром торговли при президенте Хатами.

Несмотря на смерть в начале 2017 года неформального лидера реформаторов Расфанджани, Рухани удалось сохранить свои позиции. Более того, 19 апреля депутат-консерватор иранского парламента от Тегерана Бехруз Немати подтвердил информацию о формировании негласного политического союза президента со спикером парламента Али Лариджани. Немати, входящий в окружение главы Междлиса, заявил о создании в Тегеране «Штаба консервативных сил» в поддержку Хасана Рухани.

По словам депутата, движение «Народный фронт сил исламской революции» не выражает позицию всех его представителей консервативного лагеря. «Коалиция Рухани-Лариджани связана с тесной работой законодательной и исполнительной сласти на протяжении 4 лет. Естественно, этот политический союз не оформлен на бумаге, но коалиция между правительством и Али Лариджани существует», — подчеркнул парламентарий в беседе с реформистским новостным порталом Aftab News.

Место политического тяжеловеса и одного из основателей исламской республики Али Акбара Рафсанджани, который умер в начале 2017 года, может занять союз Рухани, Лариджани и внука лидера исламской революции Хасан Хомейни.

Стратегия Рухани основана на защите успехов правительства за четырехлетний срок. В отстаивании этой позиции ему поможет Эсхак Джахангири. Иранские СМИ назвали его «скрытым кандидатом» и не исключают, что первый вице-президент может снять свою кандидатуру в пользу Рухани.

Аутсайдером президентской гонки среди всех её участников считают Мостафу Хашеми-Таба. В правительстве он занимал должность министра промышленности, после возглавлял Национальный олимпийский комитет Ирана. Это станет его второй попыткой побороться за президентское кресло. Первый раз он принял участие в выборах в 2001 г., на которых занял десятое место.

Консерваторы ставят на Раиси

Представителям консервативного лагеря пока не удалось выдвинуть единого кандидата. Провалилась идея объединиться перед выборами в «Народный фронт сил исламской революции». В итоге мы получили три претендента на пост президента.

Экс-генеральный прокурор Эбрагим Раиси станет главным конкурентом Рухани. 56-летний кандидат, как и Али Хаменеи, родился в Мешхеде — административном центре провинции Хорасан-Резави, расположенной на северо-востоке Ирана. Его зять — представитель духовного лидера в провинции Хорасан-Резави аятолла Ахмада Аламолходы.

Во-первых, Раиси служил в Специальном суде для духовенства, который рассматривает дела мусульманских духовных лиц и выносит по ним приговоры. На протяжении десяти лет (2004−2014 гг.) он занимал должность заместителя Главы судебной системы. В 2014 году стал Генеральным прокурором ИРИ.

Во-вторых, в марте 2016 года верховный лидер Али Хаменеи назначил Раиси директором крупного исламского фонда «Астан Кудс Разави» и хранителем Мавзолея имама Резы. Руководство фондом повышает его религиозный авторитет и экономические возможности. Фонд не подотчетен правительству.

Только земли на балансе организации числится на сумму в $20 млрд. Кроме того, ежегодно в Мешхед приезжают около 25 млн паломников. Вся прибыль идет в фонд, который владеет акциями в различных компаниях от недвижимости до IT-технологий, реализует проекты в Азербайджане, Сирии, Афганистане, Индии. 23 апреля с.г. с главой фонда в Мешхеде встретился президент Татарстана Рустам Минниханов.

После утверждения кандидатуры Раиси BBC, AFP и другие западные СМИ заговорили о нем, как о главном преемнике рахбара.

В-третьих, Эбрагим Раиси входит в состав Совета экспертов. Согласно иранской конституции, этот орган контролирует работу верховного лидера, уполномочен снимать его с должности и выбирать нового рахбара. Последние 11 лет Раиси состоит в комиссии, которая отвечает за проверку потенциальных кандидатов на пост духовного лидера.

Предвыборный штаб Раиси возглавил экс-министр дорог и городского строительства Али Никзад. Он входил в ближайшее окружение Ахмадинежада. Поддержали экс-генпрокурора Масуд Зарибафан и Али-Реза Закани. Махмуд Ахмадинежад и его протеже Хамид Багаи, не прошедшие фильтр, никого из кандидатов не поддержали.

Поддержку высказал и Саид Джалили, который на выборах 2013 года занял третье место, набрав 4 млн голосов. Он опубликовал в своем Telegram-канале фотографию с Раиси. Джалили занимал должность секретаря Высшего совета национальной безопасности в период президентства Ахмадинежада с 2007 по 2013 гг. Его относят к группе иранских неоконсерваторов. Покровителем Джалили считают сына рахбара Сейеда Моджтабу Хаменеи.

Участие в президентских выборах для Раиси — вызов. Если он реально претендует на место рахбара, то поражение пошатнет его позиции среди населения.

В третий раз в президентской кампании участвует 55-летний мэр Тегерана Мохаммад Багер-Галибаф. В годы ирано-иракской войны он служил в спецподразделении КСИР, а после — в Военно-воздушных силах КСИР. С 1999 по 2005 год возглавлял полицию Ирана.

После поражения Ахмадинежаду на выборах в 2005 году Галибафа избрали мэром иранской столицы. На выборах 2013 года его считали безоговорочным фаворитом до тех пор, пока Рафсанджани не поддержал кандидатуру Рухани. В итоге мэр занял второе место, набрав 16,5% (6 млн) голосов против 50,8% (18,6 млн) у Рухани.

Последние две недели Галибаф усиленно критикует экономический курс правительства. На предстоящих выборах он вряд ли сможет составить реальную конкуренцию Рухани и Раиси. После катастрофы с торговым центром Plasco, когда в январе 2017 года в результате пожара погибло 30 человек и более 70 получили ранения, на Галибафа посыпались обвинения в коррупции, некомпетентности и звучали призывы к отставке.

Раиси и Галибаф пока не создали коалицию и занимаются критикой правительства Рухани. Само ядерное соглашение они не подвергают сомнению, хотя используют провал его реализации.

Последний кандидат — экс-министр культуры Мостафа Мир-Салим известен жестким цензурированием СМИ и закрытием ряда реформистских изданий. По мнению аналитика Al-Monitor Рухоллы Фагхихи, Мир-Салим может сыграть на стороне Рухани, как это сделал Али Акбар Велаяти на выборах 2013 года.

Дебаты-live?

Противники Рухани обвиняют государственные каналы в агитации в пользу правительства и его лидера. Раиси даже написал письмо президенту и главе Гостелерадио с претензией по работе СМИ.

После объявления списка кандидатов комиссия по предвыборной агитации при МВД приняла решение о трансляции дебатов кандидатов в записи. Это вызвало волну недовольства не только среди самих участников выборов, но и в иранской блогосфере и СМИ.

Критики обвиняли президента Рухани в боязни выступить в прямом эфире против своих оппонентов. Однако спустя сутки, 22 апреля, комиссия пересмотрела своё решение. Дебаты покажут на государственном телевидении в прямом эфире. Один из оппозиционных блогеров написал в Twitter, что после «четырех лет выступлений Рухани предстоит дать ответ!».

США и Израиль против Рухани

Последнюю неделю американские политики и их союзники на Ближнем Востоке запустили новую антииранскую информационную войну. Президент США Дональд Трамп, госсекретарь Рекс Тиллерсон, министр обороны Джеймс Мэттис обвиняют исламскую республику в несоблюдении условий ядерной сделки и называют главным виновником хаоса в регионе.

Удар по СВПД — атака на Хасана Рухани. Именно с этим соглашением связан успех первого срока и любые нападки дают его соперникам набрать себе очки. Как известно, внешняя политика служит основой для выборной кампании в исламской республике, поскольку Иран остаётся ключевым игроком в конфликтах в Сирии, Ливане, Йемене и оказывает влияние на ситуацию в регионе Персидского залива.

В день празднования образования КСИР начальник Генерального штаба ВС ИРИ Мохаммад Багери отметил, что «КСИР, поддерживая исламское сопротивление в Сирии и Ираке, служит «щитом безопасности» для иранского народа и стабильности в исламском мире».

Мрачные поствыборные перспективы рисует британская Financial Times. В статье, посвященной иранским выборам, предлагается два сценария. «Люди должны выбрать экономические реформы и продолжение курса Рухани или регресс, популизм и превращение в Венесуэлу», — говорится в статье.

Внешнее давление будет усиливаться. Не исключены провокации в курдских провинциях и Белуджистане. Возможно, активизация работы подполья в этих районах была одной из тем встречи главы Пентагона с министром обороны Саудовской Аравии. Поэтому исламской республике предстоят непростые выборы.

Несмотря на нападки международных игроков, положение Рухани отличается стабильностью. Он уверенно идёт ко второму сроку. Тем более что противостояние кандидатов проходит в мирном русле. Реальный шанс на победу у консерваторов появится только в том случае, если они договорятся и выступят единым фронтом.

Кирилл Джавлах

Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 23 апреля 2017 > № 2166114


Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 23 апреля 2017 > № 2166112

Пасха – переход к новому измерению

О беспрецедентной инициативе Творца

Светлая седмица подходит к своему завершению. Пасха 2017 года объединила собой весь христианский мир — Запад и Восток встретили Праздник из Праздников и Торжество из Торжеств в один календарный день.

В нашем народе особое отношение и любовь к праздникам. Пасха ассоциируется в сознании людей, в первую очередь, с весной во всей палитре её перемен. На бытовом уровне оно, как правило, нашло своё выражение не только в народных гуляниях с сожжением чучела, но и в многоразличных премудростях пасхальной гастрономии. И среди них можно выделить несколько блюд, названия которых ассоциируются чуть ли не как главный содержательный символ праздника.

Речь идет о творожной «пасхе». В чине освящения пасхальной трапезы это блюдо упоминается с предельно простой характеристикой: «млеко огустевшее». Оно имеет форму усеченной пирамиды как символ гроба Господня, где случилось величайшее чудо Воскресения. Что касается кулича, то основная версия гласит, что в отсутствии Христа апостолы во время трапезы рядом с местом, где сидел их Божественный Учитель оставляли хлеб в знак Его невидимого присутствия. Со временем появилась традиция оставлять хлеб (по гречески он называется «артос») в храме после празднования Пасхи. Это цилиндрический хлеб оставляется на специальном столике и в течении всей пасхальной недели обносится вокруг храма на всех крестных ходах, а в субботу разрезается и раздается всем верующим.

Однако на этом эволюция не остановилась. Людям захотелось иметь в своей малой церкви — семье — свой артос, как видимый знак присутствия Христа. Так появился кулич. С греческого он буквально значит «круглый». Что касается крашеных яиц, то и здесь есть своя символика. Согласно житиям святителя Дмитрия Ростовского, Мария Магдалина, посетив императора Тиверия, принесла ему в дар яйцо и проповедовала ему о воскресении Христа. Тиверий ответил, что это так же невозможно, как если это яйцо из белого станет красным. И по преданию произошло чудо, яйцо окрасилось в красный цвет.

Данные подробности в малой степени могут заинтересовать тех, кто в большинстве своём заглядывают в храм пару раз в году. К примеру, динамика посещения пасхального богослужения в московском регионе варьируется от 700 до 800 тыс. человек: 400−500 тыс. в пределах города и 200−300 тыс. по области. Аналогичная ситуация имеет место и в регионах. Получается, что подавляющее большинство наших граждан, так или иначе соотносящих себя с Православием, в богослужении не участвуют. Те же, кому удается выбраться на службу, чисто психологически (так уж человек устроен) органично вливаются в массовый поток крестного хода, где много эмоций и мало возможностей для осмысления. Ведь если, к примеру, Рождество по самому факту произошедшего события кажется естественным и понятным — все мы рождаемся, то разобраться со смыслом Пасхи сложнее. Так как речь идёт о событии «неестественного» характера, о чем-то выходящим за пределы устоявшейся логики жизни.

Христианская пасха неразрывно связана с пасхой ветхозаветной. В древнееврейском тексте слово «Песах» (пасха) означает «переход». Израильский народ под предводительством Моисея покидает Египет после более чем 400 лет рабства. И перед тем как отправиться в путь к новой жизни Бог повелевает каждому семейству взять однолетнего ягненка, заколоть и приготовить его на огне и съесть с горькими травами. Кровью ягненка нужно помазать косяки дверей, так как «Я пройду посреди Египта и умрет всякий первенец в земле Египетской, от первенца фараона, который сидит на престоле своем, до первенца рабыни, которая при жерновах, и все первородное из скота» (Исх. 11:4−5). Кровь таким образом служила знаком избранности: «И увижу кровь и пройду мимо вас и не будет между вами язвы губительной, когда буду поражать землю Египетскую» (Исх. 12:13).

Дальнейшие события Библия описывает красочно и захватывающе. Ученые до сих пор не пришли к единому мнению насчет исторической достоверности описываемых событий. Особенно ожесточенная дискуссия разворачивается вокруг описываемого чуда перехода через Красное море и божественного способа навигации посредством облачно-огненного столпа. Так же крайне интересно реальное количество людей, вышедших с Моисеем. Согласно Библии количество людей было от 600 тыс. человек. Однако какие бы споры не поднимались о сопутствующих деталях, смысловым и значимым центром являются два момента: 1) Пасха — как переход от рабства к свободе, которую хочет даровать Бог своему народу. Невероятная перспектива новой жизни. 2) Но этот переход заплачен кровью.

Во всех этих событиях христианство видит прообразы Новой Пасхи. Обряд жертвоприношения в Ветхом Завете осмыслялся в первую очередь не как некое задабривание и манипуляция, а напоминал человеку о его оторванности от Бога грехом. Грех воспринимался не только как дурной поступок, или совокупность таких поступков и даже не просто как порочный образ жизни, а как глубинное наследственное расстройство всей человеческой природы, при котором, искренно желая быть с Богом в Его святости, правде, любви, свободе и красоте, человек не может реализовать эти качества в полноте. Он наталкивается на мощную противоборствующую силу (Рим. 7:9−25). И все его попытки жить по совести и правде Божьей превращаются в более или менее удачное латание дыр в старом костюме. И для того, чтобы остановить эту инерцию греха и смерти должна пролиться кровь, «ибо без пролития крови не бывает прощения грехов» (Евр. 9:22).

Логика здесь проста: грех, помимо самого совершающего его человека, бьет рикошетом по тому, кто не повинен. И видимым выражением этого жуткого механизма служил обряд жертвоприношения. Однолетний ягненок, как выражение невинности и чистоты, являлся для людей того времени наглядным пособием того, насколько ужасен грех. Пастух берет самого любимого ягненка и своими руками приносит его в жертву, как уплату за свои грехи. Однако было бы неверно считать, будто люди думали, что этим откупились от Бога. В народе Божьем было трезвое и четкое понимание того, что эти жертвы — лишь преддверие грядущей великой жертвы, которая освободит человека от власти зла, греха и смерти. И в книге Царств эта мысль выражена словами предостережения первосвященника Илия своим нечестивым сыновьям: «Если человек согрешит против человека, то помолятся о нем Богу; если же человек согрешит против Господа, то кто будет ходатаем о нем?» (1.Царств. 2:25).

Попросту говоря, если человек оскорбит царя, то кто спасет его от царского гнева? Выше царя никого нет. Это сможет сделать либо сам царь, либо тот, кто равночестен царю и имеет самое сильное доверие и близость к нему. В глобальном смысле это должен быть кто-то, кто сам безгрешен и свят, кто имеет реальное бессмертие и власть ходатайства в масштабах всего творения. В XVI веке иезуитский миссионер Маттео Риччи был озабочен тем, как объяснить китайцам, у которых богатая мифология воплощений божественных императоров, суть евангельского благовестия?.. И вот однажды во время очередного занятия с принцем, которого он обучал игре на клавесине и другим наукам, он заметил, как будущий наследник престола в момент перерыва играл с драгоценными вазами и разбивал их. В ужасе он спросил мальчика, что он делает?! Разве не боится он, что отец накажет его? На что принц с детской простотой ответствовал: «Нет, не боюсь. Накажут не меня, а слугу». И тут миссионера осенило. На следующий день он во время богослужения произнес проповедь, в которой провел нестандартную аналогию. Он предложил своей новообразованной пастве представить, что вазы роняет и разбивает слуга, а наказание берет на себя принц, или же сам царь, потому что любит слугу.

В контексте вышесказанного Пасха Нового Завета — это переход и обнуление всех долгов перед Богом. Это стало возможным только благодаря беспрецедентной инициативе самого Творца: «ибо не знавшего грех он сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в нем сделались праведными перед Богом» (2. Кор. 5:21). Бог в христианстве вошел в ту область, куда человек мог входить только в статусе проигравшего. Христос вошел в саму смерть и ад, и фактом Своего присутствия (крайне неожиданном для всех сил зла) лишил их власти, «властно подверг их позору, восторжествовав над ними собою» (Кол. 2:15). Теперь для каждого человека открыта возможность этого великого переход от власти страха, смерти, внутреннего рабства эгоизму и отчуждения к новой жизни: «кто во Христе, тот новая тварь, древнее прошло, теперь всё новое» (2. Кор. 5:17). Но для того чтобы спасение получить и встать на путь деятельной его реализации, нужно покинуть свой личный Египет и совершить верой этот переход.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 23 апреля 2017 > № 2166112


Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 23 апреля 2017 > № 2166048

«Через 3-5 лет в Киргизии инакомыслящим не будет места»

Эксперт об особенностях политической кухни, возможных кандидатах и стратегии Бишкека на грядущий выборный сезон

«В новом обществе, которое складывается в Киргизии, инакомыслящим не будет места», — киргизский политолог на условиях анонимности рассказал ИА REGNUM про тенденции в политической жизни страны.

ИА REGNUM: Чем осенние выборы главы государства будут отличаться от предыдущих?

Непредсказуемостью. Это, пожалуй, единственное меткое слово, которым можно охарактеризовать процесс предвыборной подготовки и возможные итоги выборов.

Сейчас невозможно просчитать, кого поддержит действующий президент Киргизии Алмазбек Атамбаев, кто станет победителем, а кто вообще не заинтересован в победе. Самое интересное, что в ситуации серьезных «чисток» политиков на уровне среднего и высшего звена, поддержка президента может помочь «преемнику», а может и навредить.

Прежние выборы были более спланированными и, в целом, результат с небольшими отклонениями можно было просчитать. А сейчас с каждым днем количество возможных сценариев развития событий увеличивается.

ИА REGNUM: Какие самые вероятные?

Первый — «чертик из табакерки». Лучшим аргументом для этой теории являются происходящие события. Почти на всех названных кандидатов сейчас публикуется компромат. Чем реальнее шансы на победу, тем больше нелицеприятных фактов биографии придают огласке.

Возможно, что после «зачистки» серьезных фигур на политическом поле Киргизии появится новое лицо. Человек, не запятнавший себя участием в многочисленных скандалах и не демонстрирующий принадлежность к традиционному родоплеменному обществу.

Второй — «новый старый президент». Не исключен и вариант рокировки, как это произошло в России. Тогда президент и премьер-министр поменялись местами, потому что «Первый» не имел права баллотироваться в президенты на дополнительный срок.

Есть еще пара вариантов, над которыми работают технологи и которые я не буду озвучивать.

ИА REGNUM: В СМИ появлялось сообщение о том, что бывший муфтий Киргизии может стать кандидатом в президенты страны. Позже он опроверг эту информацию. Увидим ли мы на этих выборах кандидата из религиозной сферы?

На этих выборах едва ли. Сейчас, когда президент выступает в защиту «светскости» Киргизии, демонстрировать свою приверженность к мусульманству невыгодно.

Однако гораздо показательнее процессы, которые происходят незаметно для обывателя. Например, за последнее время значительно увеличилось количество чиновников, придерживающихся исламских норм в повседневной жизни.

Я не знаю, является ли это следствием личной позиции, либо проявлением своеобразной «моды». Как аналитик я вижу тенденцию в целом, и она меня пугает.

ИА REGNUM: Почему?

Происходит массовая исламизация Киргизии. Теперь это уже не малообразованные люди, которые не верят светской власти и ищут «справедливости» в исламе. Это бизнесмены, чиновники, политики и прочие представители среднего и высшего класса.

Тенденция ухода в религию коснулась части «политической верхушки» страны. Религия — это очень мощный фактор. Он может объединить общество и стать выше родоплеменных связей, на которых строилось киргизское общество.

Объединение — это хорошо. Но существует одна серьезная проблема. В новом обществе инакомыслящим не будет места. То есть такие, как вы или я, вынуждены будут принять новые правила или уехать.

ИА REGNUM: Через сколько лет может наступить этот «час икс»?

От трех до пяти. Может быть быстрее. Все будет зависеть от экономической ситуации.

ИА REGNUM: Если ситуация действительно такова, то как ближайшие партнеры Киргизии воспринимают происходящее?

Если вы говорите о Москве, то, вероятно, ситуация вызывает беспокойство в Кремле. Но вопрос в том, что они могут противопоставить исламизации.

Проект ЕАЭС оказался не таким успешным, как планировался. А работа Посольства России в Киргизии до сих пор вызывает вопросы. Вокруг деятельности диппредставительства множатся скандалы, а оно в ответ молчит.

Например, до сих пор не ясно, оказана ли помощь погибшему киргизстанцу, в автомобиль которого въехала машина посольства России. Также нет официального ответа на случай с россиянином, который якобы удерживался в трудовом рабстве в Киргизии.

ИА REGNUM: Считаете ли вы, что Москва утрачивает свои позиции в Киргизии?

Скорее так: Москва сохраняет влияние на официальный Бишкек. Не даром приезд президента России Владимира Путина расценили как «смотрины» кандидатов на пост главы государства. (Глава РФ посетил Бишкек с официальным визитом в конце февраля 2017 года — прим. ИА REGNUM ) По моим личным наблюдениям, ни один из представленных вариантов ему не понравился.

Россия утрачивает поддержку среди населения Киргизии. Это значит, что со временем внешнеполитический курс Бишкека может претерпеть некоторые изменения. Не кардинальные, такие как, например, выход из ЕАЭС, а скорее внешние — например, провозглашение «возвращения к тюркским корням».

ИА REGNUM: Будет ли изменение курса связано с личными предпочтениями или симпатиями нового президента?

Минимально.

ИА REGNUM: Каковы шансы на победу у нынешних кандидатов от оппозиции?

Сложно судить. Как я говорил, нынешние выборы будут непредсказуемыми. Но я не представляю, чтобы новым главой государства стал человек, который открыто выступает против действующей власти.

Сейчас оппозиция, вернее ее остатки, борются за выживание, а не за президентское кресло. «Лояльным» кандидатам дали понять, чтобы они вели себя тихо, иначе их тоже «запишут в оппозицию».

ИА REGNUM: Насколько будет важна предвыборная программа кандидатов?

Чем больше в уравнении неизвестных, тем большее значение приобретают незначительные факторы. Одними из них будут предвыборные программы.

Не буду вдаваться в подробности, обозначу лишь общие направления.

Во-первых, по-прежнему будет организована игра в «патриотизм». Разумеется, ни один кандидат не позволит себе открытые националистические лозунги, но использовать подобные настроения в обществе не побрезгует.

В этой схеме показательной будет ситуация вокруг золотого рудника «Кумтор». Она будет использована для поднятия «патриотического духа», т. е. в ближайшее время нас ожидают очередные митинги против иностранцев, «присвоивших национальное достояние страны».

Это недальновидно и глупо, так как неизбежно отразится на бюджете и имидже страны. Но в пылу политической борьбы это вряд ли кого-то озаботит.

Во-вторых, будет проходить показательная борьба с коррупцией и прочими проблемами, которые мешают развитию страны. Разумеется, под этим предлогом будет проводится расправа с оппонентами.

Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 23 апреля 2017 > № 2166048


Финляндия > Внешэкономсвязи, политика > yle.fi, 23 апреля 2017 > № 2160997

Председатель парламентской комиссии по международным делам Матти Ванханен (ЦФ) не разделяет мнения бывшего президента республики Тарьи Халонен в вопросе принудительной депортации беженцев, обратившихся в другую веру.

Халонен, в частности, считает, что бывших мусульман, которые в Финляндии приняли христианство, нельзя депортировать. Президент считает, что отказ от ислама может вызвать угрозу для жизни этих людей на их родине.

В телепрограмме Ykkösaamu первого канала Yle Ванханен сказал, что новых критериев для предоставления убежища вводить не стоит.

- Я очень осторожен в вопросе изменения действующих правил. Не стоит создавать новых привлекательных факторов. Я против того, чтобы устанавливать новые критерии, - подчеркнул Ванханен.

Финляндия > Внешэкономсвязи, политика > yle.fi, 23 апреля 2017 > № 2160997


Казахстан. Катар > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 23 апреля 2017 > № 2151589

Министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов посетил с визитом Катар, передает МИА «DKNews» со ссылкой на Kazpravda.kz.

Абдрахманов в ходе беседы с эмиром Катара шейхом Тамим бен Хамад Аль-Тани передал личное приглашение Президента Нурсултана Назарбаева принять участие в первом Саммите Организации исламского сотрудничества (ОИС) по науке и технологиям, который пройдет в столице Казахстана 10-11 сентября 2017 года.

На встрече также затронули подготовку катарской стороны к участию в Международной специализированной выставке "ЭКСПО-2017" в Астане, с учетом положительного опыта, накопленного Катаром в области развития "зеленых технологий".

Стороны обсудили состояние и перспективы двусторонних отношений, отметив, что на всех направлениях казахстанско-катарского сотрудничества наблюдается положительная динамика, актуальные темы международной повестки дня, в том числе ситуацию в Сирии, ход Астанинского процесса и возможность расширения состава его участников путем привлечения к нему стран арабского мира, в том числе Катара. Министр проинформировал Эмира об основных приоритетах членства Казахстана в СБ ООН.

Напомним, расширение состава участников сирийских переговоров является инициативой казахстанской стороны, которую на днях поддержал президент Сирии Башар Асад. Наша страна предлагает включить в состав Катар и Саудовскую Аравию.

На переговорах со своим катарским коллегой Мухаммедом бен Абдрахманом Аль-Тани глава внешнеполитического ведомства Казахстана отметили реализацию большинства двусторонних договоренностей.

Собеседники обсудили координацию международных усилий в борьбе с терроризмом и противодействию распространению экстремистских идеологий, отметив в этой связи значение конструктивного межцивилизационного диалога. Абдрахманов поблагодарил катарскую сторону за активную поддержку проведения Съезда лидеров мировых и традиционных религий в Астане.

Стороны выразили обоюдное намерение к дальнейшему наращиванию взаимодействия по всем направлениям, в том числе торговому и транспортно-логистическому. На треке экономической дипломатии внешнеполитические ведомства двух стран успешно продвигают сотрудничество в финансовой и инвестиционной области, ведется подготовка 5-го заседания казахстанско-катарской комиссии высокого уровня и 1-го казахстанско-катарского бизнес-форума в Астане. Динамично развивается сотрудничество между Центральным банком Катара и Международным финансовым центром в Астане, в том числе по внедрению в Казахстане инструментов исламского финансирования. Катарская сторона проявляет интерес программе приватизации государственных активов в экономике Казахстана.

Стоит отметить, что Государство Катар оказало значительную поддержку Казахстану в период строительства Астаны, профинансировав, в частности, возведение Исламского культурного центра "Нур Астана". В настоящее время на средства катарской стороны строится средняя школа в столице, ведется подготовка к реализации еще нескольких проектов в социальной сфере.

Кроме того, Катар одним из первых среди арабских государств вступил в Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии и Исламскую организацию продовольственной безопасности.

24-25 апреля этого года рабочая поездка Абдрахманова по странам региона будет продолжена визитами в Саудовскую Аравию и Кувейт.

Казахстан. Катар > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 23 апреля 2017 > № 2151589


Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 23 апреля 2017 > № 2151011

Британская Партия независимости требует ввести запрет на паранджу

На предстоящих досрочных всеобщих выборах в Великобритании "Партия независимости" UKIP планирует сделать центральным пунктом своей предвыборной программы требование запрета мусульманкам полностью закрывать лицо в публичных местах.

Речь идет о традиционной исламской одежде и головных уборах - никабе, парандже, чадре.

Как ожидается, в понедельник лидер UKIP Пол Наттол обнародует новую предвыборную программу партии, в которой также будет содержаться предложение запретить на территории Великобритании законы шариата.

Кроме этого, партия предлагает принять закон, который бы обязывал граждан незамедлительно сообщать в полицию о случаях женского обрезания, если им станет об этом известно.

Прежний лидер UKIP Найджел Фарадж в 2010 году уже предлагал запретить паранджу, но не был поддержан партией, которая не включила это требование и в свою предвыборную программу на выборах 2015 года.

Досрочные всеобщие выборы в парламент Великобритании состоятся 8 июня.

Ношение мусульманских головных уборов, полностью закрывающих лицо женщины, запрещено в некоторых странах Европы, включая Францию, Бельгию и Болгарию. В ряде стран действуют частичные ограничения на ношение такого вида одежды.

Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 23 апреля 2017 > № 2151011


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 апреля 2017 > № 2150551

Франция перед первым туром: чьей победы ждать

Игорь Бунин, Carnegie Moscow Center, Россия

В годы Пятой республики правоцентристы и левоцентристы доминировали во французской политике, набирая на президентских выборах от 44% до 76% голосов. Но два неудачных президентства — Николя Саркози (2007-2012) и Франсуа Олланда (2012-2017) — разрушили эту биполярную систему. Исследования показывают, что негативное отношение французов к Саркози в конце концов перешло в отвращение. Что касается Олланда, то он быстро превратился в предмет насмешек и явного презрения. Это привело к настоящему кризису французской демократии. По данным CEVIPOF, 89% французов думают, что «политические деятели практически не задумываются о проблемах простых людей».

По опросу, проведенному в декабре 2016 года институтом общественного мнения IPSOS для газеты Le Monde, 57% французов считали, что демократия во Франции работает плохо, а 32% даже предполагали, что есть другие политические системы, которые функционируют не хуже, чем демократия. По другому опросу этого института, 9% французов говорят, что политика им «безразлична», 20% — что они испытывают к ней «отвращение». Также выяснилось, что 27% опрошенных «в прошлом интересовались политикой, но сейчас с этим покончено, и отныне она их не интересует».

На предыдущих выборах всегда возникала центральная тема, которая доминировала в кампании. В 1995 году это была проблема «социального разрыва», которая позволила Шираку опередить премьер-министра Балладюра. В 2002 году преобладала тематика безопасности; в 2007-м — проблема труда («Больше работать и больше зарабатывать», — призывал Саркози); в 2012 году — кризиса и ответственности финансистов. На сей раз в кампании нет преобладающей темы. Хотя во Франции до сих пор не отменено чрезвычайное положение, но борьба с терроризмом не попала в центр дебатов. Проблема идентичности, которую пыталась навязать Марин Ле Пен, тоже не стала главной в дискуссиях кандидатов. «Пустота кампании породила растерянность французов», — пишет французский социолог Оливье Рей. По данным СЕVIPOF, 73% опрошенных говорили, что предвыборные дебаты проходят примитивно.

В результате сегодня сами избиратели фактически диктуют кандидатам осевую тему избирательной кампании — кризис политического представительства. Cоциолог Брюс Теэнтюрье пишет: «Никто из кандидатов не сумел навязать своей темы, но избиратели навязали им свою — разблокировать политическую систему». Ресентимент и гнев стали важными элементами мотивации французских избирателей. Известный французский политолог Ролан Кейроль даже издал книгу с символическим названием «Причины гнева». Французские социологи говорят о возможности такого иррационального феномена, как dégagisme, то есть протест ради протеста, без ясно выраженного стремления завоевать власть. Это понятие впервые появилось во время народного движения в Тунисе в 2011 году, когда демонстранты выдвинули лозунг «Dégage» («Уходи») по отношению к президенту бен Али.

В 2010 году Меланшон издал книгу «Qu'ils s'en aillent tous!» («Пусть они все убираются!»), которая стала бестселлером. И действительно, во время избирательной кампании за шесть месяцев французы вышвырнули за борт двух президентов Франции, одного из них действующего, и трех премьер-министров, один из которых только что руководил правительством. Одновременно они взорвали две партии, которые правили страной в течение 50 лет. Сейчас кандидаты этих партий вместе не набирают и 30% голосов, тогда как в 2012 году Саркози и Олланд имели вдвоем 56%. Французский политолог Брюно Котре пишет, что эти выборы напоминают «триллер, герои которого устраняются один за другим».

Бермудский квадрат выборов

За пять дней до первого тура рейтинги четырех ведущих кандидатов сблизились настолько, что любые прогнозы становятся неправдоподобными, особенно с учетом высокого уровня абсентеизма, новых политических водоразделов (прежде всего отношения к глобализму и европейскому строительству, терроризму и иммиграции) и ослабления классического конфликта между левыми и правыми. Так что реальные шансы выйти во второй тур есть у всех четверых: французские социологи думают, что на этих выборах порог для выхода во второй тур снизится до 22%, а такой результат вполне достижим для четырех кандидатов.

По опросам одиннадцати институтов общественного мнения, сведенным еженедельником Le Point, на 18 апреля лидером был Макрон, бывший министр экономики правительства Олланда и президент центристского движения «В путь!», с 22,8% голосов, потерявший, правда за две недели, с 3 апреля, почти три пункта (25,5%). Второй была Марин Ле Пен, президент крайне правого Национального фронта, с 22,2%, также потерявшая за эти две недели три процентных пункта (25,2%).

Их быстро нагоняет Франсуа Фийон, кандидат правой Республиканской партии, ослабленный обвинениями в коррупции («Пенелопа-гейт»). У него на 18 апреля 20,2%, и он выиграл за две недели три процентных пункта (17,2%).

Но самого большого успеха добился Меланшон, лидер радикально левого движения «Непокоренная Франция!». По сводному рейтингу одиннадцати общенациональных агентств, результаты Меланшона и кандидата Соцпартии Амона в середине марта сравнялись (на 17 марта по 12,4%), в конце марта Меланшон опередил своего конкурента в полтора раза (15% и 10%). В апреле растаскивание электората Амона продолжилось: на 18 апреля его рейтинг снизился до 7,9%, а Меланшон вошел в большую четверку, набрав 18,8%. Меланшон опережает более чем на 10 пунктов Амона и почти догоняет Фийона.

Значительная часть французов затрудняется со своим политическим выбором, просто не понимая, как им следует поступить. Многие до последнего откладывают решение. Только две трети французов заявили, что собираются голосовать, тогда как даже в 2002 году, когда был установлен рекорд абсентеизма на президентских выборах, доля воздержавшихся составила 28,4%. Институт общественного мнения BVA подсчитал, что за три недели до выборов 38% французов не готовы идти на выборы или могут изменить свою позицию, тогда как в 2012 году их доля за тот же период до выборов составляла 32%. А среди французов, уже принявших решение голосовать, необыкновенно велика доля лиц, неуверенных в своем политическом выборе. По данным ODOXA, 42% тех, кто собирается голосовать за Меланшона, сказали, что могут изменить свою позицию; 39% думают поддержать Амона, и 31% тех, кто выбрал Макрона.

Говоря о неопределившихся избирателях, французские социологи выделяют два типа. Первый — «избиратели-стратеги», которые стремятся рационально рассчитать голосование за «своего» кандидата, взвешивая все плюсы и минусы. Им в наибольшей степени свойствен принцип «полезного голосования»: например, за кого голосовать, чтобы не допустить победы Национального фронта. Вторые — это избиратели, растерявшиеся в новых условиях, сбитые с пути традиционного политического поведения. Например, правый избиратель из-за «Пенелопа-гейта» думает, что лучше: воздержаться, проголосовать за Макрона или даже за Марин Ле Пен. Вместе с тем по зрелом размышлении он может поддержать и бывшего премьер-министра Фийона. Когда им предлагают сделать «второй выбор» в случае отсутствия Фийона, только 6% готовы голосовать за мадам Ле Пен, а 58% выбирают Макрона как либерала и европеиста.

Однако электорат Макрона делает противоположный выбор, и 30% его избирателей в качестве второго кандидата выбирают Меланшона, которого идеологически отделяет от президента движения «В путь!» огромная дистанция. Электорат Меланшона отвечает взаимностью: 40% его избирателей в качестве второго кандидата предпочитают Макрона. Речь идет прежде всего об антисистемности избирателей обоих кандидатов: и тем и другим хотелось бы наказать кандидатов истеблишмента. В то же время либеральная альтернатива Фийона соблазняет лишь 12% электората Макрона.

Еще более парадоксальный выбор делают избиратели Национального фронта: их больше всего привлекает Макрон (33%) и Меланшон (26%), несмотря на то что этатистская и националистическая программа Марин Ле Пен прямо противоположна глобалистским и либеральным тезисам Макрона или левацким идеям Меланшона. Опять этих избирателей объединяет дегажизм, отвращение к системным политикам. Дегажизм может принять разные облики: гнева и требования независимости Франции от Брюсселя с Марин Ле Пен, социального протеста с Жан-Люком Меланшоном и даже молодости и оптимизма с Эммануэлем Макроном.

Исследование CEVIPOF, проведенное в начале апреля, показывает соотношение между ядерным электоратом и колеблющейся периферией. В тот момент 43% опрошенных еще не приняли решение, за кого им голосовать, и одновременно 80% интересовались президентскими выборами. 56% выбрали своего кандидата, а 44% собирались голосовать как бы вынужденно, «не имея лучшего предложения» (par défaut). Можно сказать, что первые сделали идеологический выбор, а вторые — конъюнктурный. Идеологический выбор сделало большинство избирателей Фийона (68%), а конъюнктурный — большинство избирателей Макрона (57%). У мадам Ле Пен соотношение в пользу идеологического выбора: 57% на 43%. Сделавшие конъюнктурный выбор (чаще всего по принципу полезного голосования) менее уверены в своем выборе, и 61% из них могут изменить свой выбор (среди тех, кто сделал идеологический выбор, таких только 24%).

Получается, что 17% избирателей находятся во фрустрированном состоянии, ибо их решение носит вынужденный характер и они в нем сомневаются. Наиболее идеологический и окончательный выбор делают избиратели Фийона и Национального фронта (соответственно 56% и 51%). В электорате Макрона преобладают колеблющиеся избиратели (только треть приняла идеологическое и окончательное решение). И колеблющихся избирателей Макрона раздирают противоречивые чувства: 20% подумывают, не проголосовать ли им за Амона; 20% — за Меланшона; 19% — за Фийона, и, наконец, 24% — просто воздержатся. Таким образом, электорат Макрона остается самым хрупким.

Шансы Меланшона на второй тур

Подъем лидера движения «Непокоренная Франция!» начался после первых телевизионных дебатов 20 марта, на которых он проявил себя как блестящий политический дуэлянт, и после большого митинга 18 марта в Париже, на который, по словам организаторов, пришло около 130 тысяч человек. На телевизионных дебатах зрители восприняли Меланшона как реального политика со своей программой и как «честного человека», по оценке французского социолога Бруно Жанбара.

Важным элементом его образа, по данным фокус-групп, проведенных социологами института общественного мнения ВVА, стало ощущение его близости к народу, столь важное в период острого кризиса доверия к политической элите. «Он доступнее, чем другие кандидаты. Ощущается его желание быть ближе к народу», — говорила служащая 48 лет с севера Франции. «Это интеллигентный мужчина, образованный, с чувством эмпатии по отношению к другим людям, особенно к находящимся в неблагоприятном положении», — отмечал предприниматель 54 лет. 19% его избирателей заявили, что именно его личность, а не его программа побудила их поддержать Меланшона.

Кроме того, Меланшон, несмотря на то что он в политике более двадцати лет, воспринимается как новый кандидат — его программа предусматривает реформу институтов Пятой республики, в том числе расширение политических прав граждан. «Я думаю, что только программа «Непокоренной Франции!» может вернуть французам право на выражение своего мнения, которое должно существовать в демократическом режиме», — подчеркивала служащая 32 лет, левая по своим убеждениям.

В результате кандидат социалистов Амон стал терять доверие своих избирателей, которые начали переходить на сторону харизматичного Меланшона. Руководство Соцпартии все чаще стало задавать себе вопрос, «сумеет ли Амон набрать 5% голосов, чтобы получить право на возмещение избирательных расходов». Кроме того, низкий результат на президентских выборах ударит по партии на парламентских. Соцпартия становится все более хрупкой организацией, которая может развалиться в любой момент.

Левый или, точнее, левацкий избиратель нашел своего кандидата, который может выйти во второй тур, и в соответствии с принципом «полезного голосования» проявляет все большую готовность поддержать его. Левые избиратели все чаще говорят, что Амон должен снять свою кандидатуру в пользу Меланшона.

Таким образом, кандидат «Непокоренной Франции!» воспользовался «воспроизводством медийного воодушевления»: чем больше о нем говорили как о кандидате, который поднимается, тем выше он поднимался; чем выше он поднимался, тем больше о нем говорили, и так далее. По данным IFOP, 44% французов утверждают, что «лучше всего выражает левые ценности» Меланшон, 31% — Амон, и 21% — Макрон.

Фокус-группы показывают, что кандидатура Меланшона восстанавливает конфликт между левыми и правыми. Левый электорат до сих пор окончательно не определился в своем политическом выборе. За кого проголосовать, чтобы не допустить второй тур между Ле Пен и Фийоном? У кого больше шансов пройти во второй тур? За кого голосовать, не отказываясь от своей самости? Более половины избирателей Амона могут изменить свой выбор; значительная часть электората Макрона не приняла окончательного решения. Да и в самом электорате Меланшона примерно треть не определилась полностью. «Сложность выбора между разумом и сердцем доводит левых до мигрени», их раздирают противоречия, они ощущают себя «потерянными» и «загнанными в угол».

С точки зрения Жанбара, предел наступит в тот момент, когда к Меланшону перестанут относиться как к «пиаровскому пузырю» и начнут серьезно анализировать его идеи. Его программные предложения по ЕС, международным отношениям или даже в социально-экономической сфере расходятся с предпочтениями большинства французов, которые хотели бы меньше налогов, меньше государства, больше гибкости и свобод для предприятий. Да и стоимость его проектов превышает любые разумные пределы и оценивается в 270 млрд евро.

Да и вряд ли французов вдохновят образы Фиделя Кастро и Уго Чавеса, любимых героев Меланшона, или судьба современной Венесуэлы с ее галопирующей инфляцией. Вот что говорит служащий 70 лет о программе Меланшона: «Кто может поверить, что он будет хорошим президентом? Его программа вызывает смех, ибо ее нельзя реализовать». Пенсионер 68 лет считает его программу «полным бредом». Макрон и Фийон практически в одинаковых тонах критикуют проект Меланшона, называя его «абсолютно иррациональным» и «достойным французской Компартии 1960 года».

С 1981 года радикальные левые во Франции не получали больше 14% голосов, и преодолеть порог 20% для них достаточно сложно. Даже проникнуть в «народные слои» Меланшону не очень просто, так как его мягкая позиция по иммиграции отпугивает тех рабочих и служащих, которых уже соблазнил Национальный фронт. Специалисты ВVА пишут, что на основе левых ценностей Меланшон обеспечил себе достаточно широкую социальную базу, но остается проблема ее расширения. Левые расколоты, и конкуренция Макрона и Амона, скорее всего, не даст ему выйти во второй тур.

C другой стороны, спринт Меланшона ударил по позициям Макрона, которого французы и большинство комментаторов рассматривали как победителя первого тура и, следовательно, как будущего президента Франции. К нему потекли избиратели, разочарованные в своих традиционных кандидатах: в Фийоне из-за «Пенелопа-гейта» или в Амоне из-за его падающего рейтинга и левацких высказываний. Из-за роста рейтинга Меланшона между ним и Макроном возникла конкуренция за левых избирателей: голосование за кого из них предпочтительнее, чтобы остановить Национальный фронт? И в этом смысле Меланшон высветил слабость центризма Макрона. Бруно Жанбар подчеркивает: «Жан-Люк Меланшон выявил вялость и волатильность электората Макрона. Для тех, кто голосует за левых, Эммануэль Макрон остается чересчур мягким выбором, который можно сделать только из-за отсутствия других вариантов. И это логично, ибо он кандидат центра, электорат которого всегда самый хрупкий».

При этом ситуация Макрона намного лучше, чем у остальных кандидатов. По данным OpinionWay для Les Echos на 18 апреля, Макрон не только опережает Марин Ле Пен на один пункт (23% и 22%), но и легко выигрывает у нее во втором туре с результатом 64% на 36%. Кроме того, 47% опрошенных уверены, что он будущий победитель президентских выборов (остальных троих называют 12-16%). Его победы желают 25%, успеха остальным только 16-17%.

Переломит ли Фийон «Пенелопа-гейт»

Несмотря на постоянные разоблачительные вбросы, рейтинг Фийона не падал ниже 18-19%. Это ядерный электорат «правой Франции, которая будет голосовать за консервативного кандидата, несмотря на ветер, дождь или снег, с бельевой прищепкой на носу».

По словам еженедельника L'Express, Фийон «показал такое умение сопротивляться, которое никто из правых политиков в нем не подозревал». Он сумел подавить все попытки выдвинуть другого кандидата от Республиканской партии, сохранил партийное единство и даже в какой-то мере получил поддержку своих главных конкурентов — Жюппе и Саркози. Правда, по данным газеты Le Parisien, бывший президент Франции оказывает Фийону лишь формальную поддержку, одновременно отказываясь участвовать в совместных мероприятиях. Газета приводит его слова: «Однако как его раздуло. Именно он нас втащил в это дерьмо, и вот тебе. Выстрелил в висок и вместе с тем требует от нас ответственности. Какая наглость!»

Тем не менее, Фийону пришлось столкнуться с рядом практически неразрешимых проблем. Во-первых, деградация имиджа, в основе которого было честное и безупречное политическое поведение. Сейчас в рейтинге «честных политиков» он занимает лишь шестое место, фактически последнее. Лишь 23% французов, по последнему опросу ELABE, относятся к нему позитивно, а 49% — «очень негативно». Социолог Ив-Мари Кан подчеркивает: «Его образ на длительное время подорван прошлыми делишками. Он сохранил свой ядерный электорат, но его расширение идет очень плохо».

Падение рейтинга Фийона вызвано прежде всего разочарованием центристских избирателей, которые ориентированы на моральный подход в политике и больше трети которых сразу же перестали ставить ему положительные оценки, тогда как электорат «Республиканцев» оказался более устойчивым.

Другой серьезной проблемой стал католический электорат, который в значительной степени и принес ему победу на праймериз. До «Пенелопа-гейта» Фийон получал до трети голосов католиков и почти половину голосов практикующих католиков. Фийон практически не потерял поддержку своих неверующих избирателей (с января по февраль их доля сократилась с 12% до 10,5%), ощутимой оказались потери среди католиков, не посещающих мессу (с 27% до 21%), но среди практикующих положение стало катастрофическим: Фийон потерял в их среде 12 пунктов (с 49% до 37%). Если для большинства французов характерен весьма циничный подход: «все не без греха», «все воруют», то глубоко верующим прихожанам свойствен моральный подход, и им сложнее простить небольшие грешки Фийона.

Для бывшего премьер-министра этот электорат особенно важен: он старше и чаще голосует, чем в среднем французские избиратели. И он продолжает посылать им сигналы: обещает переписать закон Тобира, чтобы закрыть возможность полного усыновления для гомосексуальных пар, запретить медицинское зачатие для лесбийских пар, установить униформу в средней школе и поощрять развитие частных школ. По вопросу абортов он занимает двойственную позицию: заявил, что с учетом «своей личной веры» он «не одобряет аборты», но не собирается их запрещать и менять законодательство в этой сфере. Более того, Фийон не исключает возможности назначения на министерский пост представителя ассоциации Sens commun, выразителя политических интересов интегральных католиков, тесно связанной с Республиканской партией и постоянно поддерживающей бывшего премьер-министра во время избирательной кампании.

В последние недели кампании Фийон стал занимать более правые позиции в соответствии с классическим принципом: «В первом туре надо собрать свой электорат, во втором — бороться за его расширение». Он напоминает, что введет жесткие квоты для иммигрантов, обещает защитить французских женщин от радикального ислама. «Республиканцы» объявили Макрона «рупором коммунитаризма, который стал врагом Франции».

У Фийона еще есть резервы: примерно 20% избирателей Саркози 2012 года, по опросам, пока не сделали свой выбор, а кандидат «суверенных правых» Николя Дюпон-Эньян набирает около 4% голосов. По оценкам социологов, Фийону легче отщипнуть у него голоса, чем отвоевать их у Макрона или Ле Пен.

Не исключено, что католики или республиканцы, отошедшие от Фийона после «Пенелопа-гейта», вернутся к нему, соблазненные его экономической программой, его подходом к общественным проблемам, его политическим опытом, способностью Республиканской партии сформировать парламентское большинство и, главное, невозможностью найти ему альтернативу. Но этот процесс идет весьма мучительно. Многие проголосуют за него, «зажав нос» или даже не осмеливаясь в этом признаться. Франсуа-Ксавье Мотт, 27 лет, парижанин, консультант по проблемам управления, в январе отрекся от Фийона и даже подумывал проголосовать за честного Меланшона, но после рациональных размышлений понял, что бросит бюллетень за бывшего премьер-министра, «сгорая от стыда» и «с болью в сердце». Сильвен Лемэр, тридцатилетний житель Лилля, после января пересмотрел все варианты: порвать бюллетень с фамилией Фийон, выбрать Ле Пен или Макрона, но в конце концов признается: «Я думаю, что все же проголосую за него». Табэ, директор по продажам, сначала послушал выступления Макрона и пришел к выводу, что бывший министр «умеет говорить, ничего не сказав», и поэтому все же вернулся к Фийону, забыв о всех «делишках».

Вновь Фийон верит, что в последние две недели, как и на праймериз, он переломит тенденцию. Речь идет не только о том, что лидеры гонки потеряли пару пунктов рейтинга, а Фийон сумел отгрызть один или полтора процента. Во-первых, на него вылилось столько грязи, что вряд ли новые разоблачения что-то изменят. И хотя его имидж не может радикально улучшиться, наступает естественная усталость от потока диффамации. Как говорит французский политолог Люк Рубэн, «способность личности противостоять критике и разоблачениям создает авторитет политику». «Я закалился в этих испытаниях», — заявил Фийон на последнем митинге.

Во-вторых, сам Фийон перешел в контратаку, обвинив Олланда в создании «черного кабинета», перехватывающего все информационные потоки и передающего в медиа и в прокуратуру компромат на своих конкурентов. Вместо образа мелкого корpупционера появляется иная картинка — жертвы непопулярной власти.

В-третьих, моральный фактор имеет для избирателей намного меньшее значение, чем политический авторитет Фийона, его компетентность, профессиональные навыки. Французы не проявляют особого уважения к политикам: Фийона считают «честным» лишь 8% опрошенных; Марин Ле Пен — 12%; Эммануэля Макрона — 16% (правда, левые кандидаты пользуются немного большим уважением: Меланшона называют «честным» 21%; Амона — 23%). Зато Фийон опережает всех по своей способности управлять государством: 27% готовы признать за ним способность осуществлять президентские функции; 22% — за Макроном; 20% — за Марин Ле Пен, и лишь по 13% — за Амоном или Меланшоном. По данным опроса Ipsos для Le Monde и CEVIPOF, проведенного в начале апреля, для 70% правых избирателей компетенция политика важнее, чем его «честность» (для 17% — наоборот).

Значимость компетентности и политического авторитета возрастает и в связи с обострением международной ситуации после удара США по Сирии, «с возникновением черных облаков войны», как сказал бывший премьер-министр. По словам Фийона, «мир стал намного более опасным и нестабильным, чем десять лет назад».

Пиаровские службы Фийона бьют по самым слабым точкам главного конкурента. Макрона называют дублером Олланда или «Эммануэлем Олландом», особенно после присоединения к кандидату движения «В путь!» бывшего премьер-министра Мануэля Вальса, которое республиканцы рассматривают как «поцелуй смерти». Фийон старается продвигать не столько себя, сколько партию, опираясь на все ее фракции и кланы. На митинге 9 апреля на Порт-де-Версаль собрались все лидеры Республиканской партии. Макрон выдвинул первые 14 кандидатов в депутаты на парламентских выборах, опубликовав список, состоящий из малоизвестных гражданских активистов, а Фийон предложил Франции 250 нотаблей, укорененных в своих округах.

Все комментаторы согласны с тем, что рейтинг Фийона не очень высок для правого кандидата, но с учетом необычного характера этих выборов, «атипичной кампании», можно ожидать любых сюрпризов. Однако специалисты по политической социологии не верят в существование «скрытого голосования» и предполагают, что среди колеблющихся избирателей Фийон может заработать максимум 2,5 пункта, что недостаточно для выхода во второй тур.

Сохранит ли Марин Ле Пен лидерство

Безусловно, мадам Ле Пен пока сохраняет свои лидирующие позиции: при практически равных с Макроном рейтингах ее электорат более устойчив. Однако есть признаки, что ее кампания начинает выдыхаться. Разоблачения коррупционных схем, связанных с оплатой ее охранника и других лиц за фиктивную работу на посту помощников евродепутатов, конечно, не привели к такому эффекту, как «Пенелопа-гейт», но все равно срабатывают как «медленно действующий яд».

Ле Пен перестала быть единственным антисистемным политиком: резко поднялся Меланшон, да и Макрон использует антиистеблишментскую риторику. По исследованию IFOP, 29% избирателей заявили, что они поддерживают Национальный фронт, прежде всего чтобы выразить свое недовольство другими политическими партиями. Теперь у них появилась возможность перейти к Меланшону, и, как мы видели, они не исключают голосование за Макрона.

Углубляются противоречия между двумя линиями Национального фронта: между республиканцами-националистами, возглавляемыми Флорианом Филиппо, нынешним альтер-эго Марин Ле Пен, и национальными католиками во главе с племянницей Марион Марешаль Ле Пен. Филиппо взял на вооружение ряд идей Шарля де Голля и даже возложил цветы на могилу генерала, что не может не раздражать многих сторонников Национального фронта: вишистов, выходцев из французского Алжира, участников антиголлистского сопротивления, то есть всех, для кого идолом остается Жан-Мари Ле Пен.

Из голлистского арсенала были почерпнуты идеи народного референдума, примат народа над промежуточными институтами и политическими партиями, защита проекта «Европы отечеств», расширенной от Атлантики до Урала, экономический дирижизм и принцип светского государства. Кроме того, Национальный фронт, можно сказать, монополизировал идеологию «государства всеобщего благоденствия», «государства-патрона», от которой постепенно отказываются социалисты. Напротив, ремесленники, мелкие предприниматели, менеджеры частного сектора недовольны этатизмом Национального фронта, католики — ставкой на светскую Францию. Для течения Марешаль Ле Пен религия является главным ферментом французской и европейской идеологии. Для нее столкновение между исламом и христианской цивилизацией есть главный конфликт современности. В этом ее главное отличие от ее тети и деда, которые в общем равнодушны к религии.

На теледебатах Ле Пен атаковали по многим позициям: затронуты ее «честность», взгляды в социальной сфере, проблема европейского строительства, ее отношение к светскому государству. Можно сказать, что она скорее проиграла эти дебаты. Но главным условием ее успехов был высокий уровень абсентеизма. При повышении явки снижается и результат Национального фронта. Пока невозможно определить долю воздержавшихся в первом туре. Если она будет такой же высокой, как в 2002 году, или даже выше, то Ле Пен гарантирован выход во второй тур. Если явка опустится только до уровня 2007 года, то у мадам Ле Пен могут возникнуть проблемы. По данным CEVIPOF на начало апреля, интерес к президентским выборам очень высок: ими интересуются 79% опрошенных, готовность голосовать была невелика, но постепенно возрастает и достигает уже сопоставимых с прежними выборами уровней.

Интересна и проблема второго тура. Общая оценка французских социологов: «Победа Ле Пен невероятна, но ее нельзя полностью исключить». Однако Серж Галам, математик и сотрудник Центра политических исследований Сьенс По, предсказавший победу Трампа, несмотря на все опросы, которые предполагают легкую победу Макрона над Ле Пен (с результатом 63% на 37%) и относительно уверенный успех Фийона (56% на 44%), говорит, что в последнее время он стал думать, что ее победа вполне вероятна, несмотря на существование «стеклянного потолка». С его точки зрения, провозглашенное намерение в политическом поведении не всегда соответствует реальному голосованию. 56% опрошенных заявляют, что они проголосуют против Марин Ле Пен. Однако часть из них (около трети) может воздержаться из-за крайне негативного отношения к ее сопернику: левые — к правому Фийону, правые — к центристу Макрону и тем более к леваку Меланшону (правда, к Макрону это относится в наименьшей степени). В результате дифференцированного абсентеизма мадам Ле Пен может на бровях выиграть выборы.

К парламентским выборам

В условиях бифуркации политической системы Франции и высочайшей волатильности избирательного поведения любые политологические рассуждения о вероятных финалистах следует тщательно выверять. Все опросы, например, показывают, что Макрон выходит во второй тур, но исследование пяти студентов-математиков из парижской школы Телеком, основанное на больших данных, опросах, политической географии, анализе социальных сетей, прогнозирует, что после 23 апреля образуется иной дуэт: мадам Ле Пен с 24,13% и Фийон с 21,77%. По их мнению, Макрон будет третьим (20,32%), а Меланшон — четвертым (18,66%). Конечно, точность этих выводов поражает и даже немного настораживает.

Еще сложнее говорить о парламентских выборах. Одно лишь понятно: абсентеизм во Франции резко возрастет и ударит больше всего по проигравшим политическим силам. Партия победителя обычно получает дополнительные 5-7% голосов, и это дает возможность воссоздать вертикаль власти.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 апреля 2017 > № 2150551


Ватикан. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 23 апреля 2017 > № 2150420

Папа римский Франциск в весьма резкой форме раскритиковал условия содержания беженцев в лагерях отдельных европейских стран. Некоторые из этих лагерей переполнены настолько, что по "числу людей, находящихся внутри", их можно сравнить с концлагерями, заявил понтифик в воскресенье, 23 апреля, во время богослужения в Риме. При этом он отдельно упомянул центр приема нелегальных мигрантов на греческом острове Лесбос, который папа римский посетил в апреле 2016 года.

Одновременно глава Римско-католической церкви подвергнул критике политику ЕС в отношении беженцев. Пытаясь решить проблемы, связанные с наплывом беженцев в Европе, Брюссель в первую очередь руководствуется международными соглашениями, а не правами человека, указал Франциск.

При этом он положительно отозвался о южноевропейских странах, в частности Греции и Италии, которые принимают нелегалов. Великодушием этих стран должны "заразиться" и страны Северной Европы, призвал папа римский. "Это правда, что мы бездетная цивилизациея, но мы закрываем двери и перед мигрантами. Это называется самоубийством", - подчеркнул понтифик.

Ватикан. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 23 апреля 2017 > № 2150420


Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 23 апреля 2017 > № 2149116

Европа: астенический синдром

Конструкторы ЕС поставили телегу впереди лошади, создав общее экономическое пространство и не сформировав единую идентичность.

Пророчества и прозрение

Гибель Европе предрекали множество раз. Самым известным пророчеством стала книга Освальда Шпенглера, опубликованная в 1918 году и возвестившая это уже своим броским названием — «Закат Европы». Шпенглер полагал, что Европа гибнет, потому что она утратила трансценденцию (душу): творческая культура ее превратилась в механическую цивилизацию, которая в принципе не способна к развитию. Главным же признаком европейской агонии Шпенглер считал Первую мировую войну — бессмысленную многолетнюю бойню, унесшую жизни десятков миллионов людей.

Труд Шпенглера стал бестселлером и породил бесчисленное количество подражаний. Тем более что пессимизм немецкого философа, казалось, оправдывается: всего через двадцать лет после первой мировой гекатомбы разразилась вторая: война 1939—1945 годов, а короткий интервал между ними был заполнен множеством региональных конфликтов.

Однако вопреки всем прогнозам Европа не только не умерла, но, как будто очистясь в этих катаклизмах от зла, начала грандиозный проект по построению нового мира. Предполагалось, что будет создана совершенно иная Европа — без внутренних политических и торговых границ, столетиями разделявших нации, Европа с единой экономикой, с единым правовым пространством, Европа, где не будет более войн между народами и где каждый европеец, в какой бы стране он ни жил, будет чувствовать себя свободным и защищенным.

Несколько десятилетий, с момента возникновения в 1951 году «Европейского объединения угля и стали», Европа упорно, преодолевая все трудности, двигалась к намеченной цели, и в начале XXI века уже можно было сказать, что эти усилия увенчались успехом: было и в самом деле достигнуто «согласие в многообразии» (эти слова — официальный девиз Европейского Союза), возник и утвердился в глобальном пейзаже Европейский Союз, единый цивилизационный дом для всех европейцев. ЕС сразу же выдвинулся на авансцену мировой политики и экономики: 28 стран, 500 млн населения, первое место в мире по ВВП, согласованное мнение по многим международным проблемам. В пространстве геополитики, помимо Соединенных Штатов, появилась еще одна сверхдержава, причем, в отличие от США, вовсе не стремящаяся к мировому господству.

На какое-то время Европа стала примером для всего человечества. Выяснилось, что европейские ценности, такие как верховенство закона, уважение достоинства, прав и свобод человека, гуманизм, толерантность, солидарность и мультикультурализм не являются абстракцией кабинетных философов. Они могут быть реализованы в государственной практике. Европейская «Конвенция о защите прав человека и основных свобод», вступившая в силу еще в 1953 году, выразила эти принципы на юридическом языке, и постепенно они стали поддерживаться и охраняться всей европейской судебной системой.

Многим тогда казалось, что наконец найдена форма гражданского и государственного бытия, способная создать гармоничное, свободное и толерантное общество. Общество, избавленное от насилия, общество взаимной доброжелательности, общество, где защита прав каждого является гарантией прав всех.

Тем более неожиданным стало последующее прозрение, когда с середины 2000-х годов Европа, в основном представленная ЕС, погрузилась в череду острых кризисов, следовавших буквально один за другим. Сначала это был кризис мигрантских предместий, вызвавший настоящие бунты во многих внешне благополучных странах, затем финансовый кризис 2008 года, из которого Европа по-настоящему не выкарабкалась до сих пор, далее жестокий кризис отношений с Россией и наконец — кризис беженцев, внезапно хлынувших через границы Евросоюза.

Ошибки большого пути

Ответ, на наш взгляд, лежит на поверхности. Следуя — в принципе — абсолютно верным путем, Европа, тем не менее, допустила ряд серьезных ошибок. И главный промах ее, как нам кажется, заключается в том, что не было сформировано национальности «европеец». Конструкторы Объединенной Европы поставили телегу впереди лошади: создав единое экономическое пространство — единую валюту, единый рынок, единые тарифы на все — они не создали единой общеевропейской идентичности. Им, видимо, это в голову не пришло. Или, возможно, они полагали, что подобная идентичность на основе экономического единства возникнет сама собой.

В итоге результаты оказались плачевными. Социологические опросы («Евробарометр»), регулярно проводимые в странах ЕС, показывают, что национальная идентичность в Европе пока еще явственно доминирует над идентичностью европейской. Как пишет один из исследователей: «Чувство принадлежности к собственной стране преобладает над чувством принадлежности к ЕС. Национальная идентичность жителей ЕС, транслируемая национальными средствами массовой информации, рассматривается … как препятствие для создания общей европейской идентичности». А другой исследователь привносит сюда интересный факт: европейцами в значительно большей степени считают себя албанцы, румыны, литовцы (а также, добавим, участники Евромайдана на Украине), нежели традиционные европейские нации — англичане, немцы, французы.

Это самым непосредственным образом сказывается и на экономике, особенно если она находится в кризисной ситуации. Зачем европейцы должны помогать европейцам, понятно: «мы — единый народ». А вот зачем немцы должны помогать грекам, которые просто «проели» бюджет страны, — это, конечно, тяжелый вопрос. Вообще, единственными «настоящими европейцами» являются сейчас брюссельские бюрократы, получившие наибольшую выгоду от этого объединения. И в определенном смысле нынешняя Европа воспроизводит состояние Австро-Венгерской империи конца XIX столетия, где при всем внешнем державном блеске не существовало национальности «австриец». Никто даже не пытался ее сформировать. Упор также делался на конфедерацию наций. И потому при первом же серьезном кризисе, вызванным мировой войной, величественная империя легко, «как глиняный горшок», развалилась на части.

Другую ошибку Европы, как нам представляется, породил не до конца изжитый ею «имперский синдром». Не следует забывать, что основные европейские страны еще сравнительно недавно (в историческом смысле, конечно) являлись обширными колониальными империями — Британской, Французской, Голландской, Бельгийской и т. д. Подобные вещи надолго запечатлеваются подсознанием. И потому как только распался СССР, Европейский Союз поспешно, не думая о последствиях, «заглотил» более десятка бывших социалистических республик, осуществив тем самым рискованное «имперское расширение». При этом ЕС не только перегрузил себя их слабыми экономиками, согласовать которые с европейским экономическим механизмом было достаточно тяжело (заметим, что по-настоящему этого не удалось до сих пор), но и разбавил мировоззренческую палитру Европы раздражающими кислотными красками — провинциальным национализмом стран Прибалтики (Латвии, Эстонии и Литвы) и опять-таки не изжитым еще до конца «имперским синдромом» Польши.

И, наконец, колоссальной ошибкой Европы, на наш взгляд, является механизм консенсуса, путем которого в ЕС принимаются все ответственные решения. Согласовывать по любому вопросу мнения 28 государств — это, надо сказать, труд, достойный Сизифа. Тем более что в критических ситуациях механизм консенсуса не работает — он слишком медлителен, бюрократичен и выдает решения с громадным трудом. Это наглядно продемонстрировал финансовый кризис 2008 года: вместо быстрых и жестких мер, которых требовала ситуация, в Европейском Союзе начались долгие и муторные дебаты, длившиеся месяцами. В конце концов решения, разумеется, принимались, но, во-первых, паллиативные: свою лепту в них старался внести каждый из 28 членов ЕС, а во-вторых, утверждались эти решения лишь тогда, когда существенного влияния на ход кризиса они уже оказать не могли.

При взгляде со стороны (из России) ситуация выглядела абсурдной: жильцы дома, где внезапно вспыхнул огонь, вместо того чтобы вызвать пожарных и начать тушить, собираются на совещание и, следуя всем демократическим процедурам, обсуждают, что следует предпринять: может быть, залить пламя из чайника, или, может быть, изолировать горящий этаж, или, быть может, не делать вообще ничего: оно как-нибудь погаснет само?

Кстати, история уже знает подобный пример. Это парламент Польского королевства XVIII столетия. Достаточно было любому шляхтичу крикнуть на заседании «nie pozwalam!» (не дозволяю!), и решение, пусть самое нужное, оказывалось заблокированным. Результат: к концу XVIII века Польша как государство перестала существовать.

Похоже, что к аналогичному результату движется и нынешняя Европа. Брекзит — намечающийся выход Англии из ЕС — лишь первый звонок.

Наиболее ярко свидетельствует об этом кризис с беженцами. Заметим в скобках, что возник он вовсе не по вине России, как утверждают западные средства массовой информации. Россия начала военную операцию против самозваного «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ) 30 сентября 2015 года, а численность беженцев, устремившихся в Европейский Союз, стала существенно возрастать еще с началом «арабской весны». Сам термин появился в апреле 2015 года после серии трагедий в Средиземном море, когда затонули подряд пять лодок, где находилось более 1200 мигрантов из африканских стран. Причем пик собственно сирийских беженцев пришелся как раз на сентябрь — 165 тыс. чел. Далее он начал спадать. А рост миграционного потока, наблюдавшийся в октябре, был обусловлен уже афганскими беженцами, что не имело никакого отношения к российской военной операции в Сирии. Скорее уж ответственность за данный гуманитарный кризис следует возложить на Соединенные Штаты, своими непродуманными действиями в Афганистане, Ираке, Ливии и той же Сирии обрушившими Большой Средний Восток.

В любом случае, наплыв беженцев расколол ЕС. Немецкая Die Welt по этому поводу написала: «Миграционный кризис в Европе наглядно продемонстрировал то, что становилось ясно с момента расширения ЕС в 2007 году: Евросоюз все больше превращается в клуб эгоистов. <…> ФРГ и ещё три европейских государства принимают к себе почти всех мигрантов в Европе, в то время как остальные страны, в особенности — в Восточной Европе, отказывают беженцам в защите». Выяснилось, что настоящего единства в Европе нет и многие страны, конечно, готовы пользоваться преференциями, которые предоставляет им Европейский Союз, но категорически не хотят нести издержки общего европейского существования.

Европа попала здесь в западню собственной умозрительной толерантности. Ведь, несмотря на все высокие принципы, которые провозглашал Европейский Союз, европейцы все-таки относились к беженцам как к бродячим животным: бедную кошку выбросили на улицу, она промокла, голодная, надо ее обсушить, накормить. Ну и притащили к себе домой. А то, что кошка будет потом драть обои, царапать мебель, орать сумасшедшим голосом и, извините, гадить по всем углам, им как-то в голову не пришло.

Или, если придерживаться рамок политкорректности, европейцы относились к беженцам с таким же романтическим умилением, как российские интеллигенты XIX века к крестьянам: бедные, замученные «пейзане», их надо учить, их надо просвещать, цивилизовать… И опять же в голову никому не пришло, что крестьяне вовсе не желают цивилизоваться — они хотят оставаться крестьянами, правда — жить при этом как баре. Что они и продемонстрировали в 1917 году, когда начали жечь и грабить поместья.

Европейская наивность — это, как говорят в Одессе, «что-то особенного». На одной из пресс-конференций в «Росбалте», посвященной проблеме мигрантов, я лично слышал, как представители Чехии и Германии очень убедительно объясняли, что ничего страшного в наплыве беженцев нет: мы их умоем, оденем, устроим на работу, они станут полноправными гражданами Европы. И все это — на голубом глазу. Любопытно, что когда я рассказал об этом профессору из Ливана, кстати прекрасно знающему русский язык, тот ответил: «Ага! Щщщас!..» — и характерно покрутил пальцами у виска.

Это его «щщщас!..» оправдалось практически сразу. Колоссальным потрясением для всей Европы явились события в Кельне, случившиеся через три месяца, в новогоднюю ночь. По сообщениям прессы, группы беженцев, молодых мужчин, окружали вышедших на праздник немецких женщин, а затем насиловали и грабили их. При этом полиция данных инцидентов как бы не замечала. Позже выяснилось, что аналогичные бесчинства произошли в двенадцати федеральных землях Германии. Жертвами были «почти исключительно женщины, а нападавшими — молодые мужчины в возрасте от 17 до 30 лет». Впоследствии «в одном только Кельне было подано 1170 заявлений о нападениях, в 492 из них содержались свидетельства о сексуальных домогательствах и изнасилованиях». Причем, когда прошел первый суд над подозреваемыми в нападениях, — ими оказались два брата-алжирца, 23 и 26 лет, — то пострадавшие женщины почему-то не смогли их опознать, хотя до этого уверенно указывали на обоих. Итог суда: алжирцы были признаны виновными исключительно в краже сотового телефона и получили условный срок — шесть месяцев тюремного заключения.

Идея СССР интересна не всем

Бессилие полиции и правовой системы Германии повергло немцев в подлинный шок. Бурное возмущение в социальных сетях также вызвали рекомендации, данные мэром Кельна Генриеттой Рекер. Она посоветовала немецким женщинам ходить «группами, не разделяться, даже в праздничном настроении» и вообще держаться с незнакомцами «на расстоянии вытянутой руки». Очень своеобразный совет, особенно если учесть, что сексуальные домогательства мигрантов к женщинам, например в плавательных бассейнах, стали в Германии уже обычным явлением.

Дело тут было, конечно, не только в спонтанных всплесках тестостерона. В западных странах возник совершенно новый феномен, получивший именование «секс-джихад» — феномен, уже имеющий собственное идеологическое обоснование. Призывы к насилию стали регулярно вывешиваться на популярных исламских сайтах. «Любая европейская женщина — добыча, ниспосланная Аллахом, которую может получить правоверный мусульманин, — возвещает один из них. — Аллах даровал нам эту благодать и будет большим грехом не воспользоваться ею. Призываю вас, братья по всей Европе, идите и возьмите то, что принадлежит вам по праву, данным Аллахом, возьмите женщин неверных».

Немецкие правоохранительные органы уже согласились, что угроза эта вполне реальна. И вместе с тем они также были вынуждены признать, что у полиции Германии не хватает ни сил, ни средств для того, чтобы предотвратить ее. Что, впрочем, понятно. Полиция Европы ориентирована исключительно на европейцев — на тех, кто с детства приучен знать и уважать закон. Запрещено — значит, запрещено. Но она абсолютно не способна справиться с теми, для кого законы европейского бытия — пустой и раздражающий звук.

По дороге в Еврабию

Вот случай, рассказанный мне знакомой, которая часто бывает в Германии. У нее, в свою очередь, есть там приятель, русский, который живет и работает в этой стране уже много лет. Как-то он увидел на улице, что двое мигрантов пристают к женщине. Ну, наш приятель, человек здоровый, дал одному хулигану в лоб, другому в лоб — оба сбежали. Однако самое интересное произошло потом. Немцы, наблюдавшие эту сцену, набросились на него с упреками. Оказывается (по их словам) — это своеволие, самосуд. Он ни в коем случае не должен был так поступать. А он должен был вызвать полицию, дождаться ее приезда и дать соответствующие показания. О чем тут еще говорить?

Разве что о такой очевидной вещи, что «европейские ценности» должны защищать не только полиция и закон. Их должны защищать и сами нынешние европейцы, и не в декларациях, которые уже всем надоели, а в том конкретном и повседневном, что составляет их обычную жизнь.

Но как раз этого европейцы не могут и не хотят. Выступать против угрозы вымышленной, абстрактной, против русских, которые якобы на них вот-вот нападут, — это пожалуйста. А противостоять угрозе реальной, грозовой туче, которая затягивает горизонт, — тут их нет.

Между тем туча становится все черней. Неуклонно и неотвратимо в Европе утверждается радикальный ислам. Он уже внятно обозначил свои цели и свою базисную стратегию. Например, шейх Юсуф аль-Кардави, возглавляющий Европейский совет по фетвам, открыто сказал, что по мере роста численности мусульман в Европе будет происходить «постепенное окружение островками ислама немусульманского населения». Причем у него нет сомнений, что «ислам вернется в Европу как завоеватель и победитель, после того как был изгнан отсюда дважды».

Есть и более откровенные высказывания. Еще в октябре 1999 года на Ватиканском соборе, который был посвящен обсуждению взаимоотношений между христианами и мусульманами, известный исламский ученый, обращаясь к ошеломленной публике, заявил: «Используя вашу демократию, мы захватим вас, используя нашу религию, мы будем господствовать над вами». Или вот что — тоже открыто — провозгласил имам мечети военной академии имени короля Фахда в столице Саудовской Аравии, шейх Мухаммед ибн-Абдель-Рахман аль-Арифи: «Мы будем контролировать Ватикан, мы будем контролировать Рим и распространим там ислам». При этом он добавил, что христианам будет представлен только один выбор — принять ислам или платить джизью (налог, которым облагаются немусульмане за право на физическое существование в исламской стране).

На практике же это выглядит так. По всей Европе образуются плотные мусульманские поселения — изоляты, анклавы, куда административным властям, а часто и местной полиции, доступа нет. Это как бы микроскопические «халифаты», где властвует шариат.

Причем лишь местным, «оборонительным суверенитетом» тут дело не ограничивается. Зачастую радикальная исламская молодежь силовыми методами расширяет число районов, закрытых для официальных властей. Уже появилась в Европе особая «шариатская полиция», даже вне анклавов следящая за соблюдением законов Пророка. С наступлением сумерек группы крепких мусульманских парней патрулируют улицы городов и останавливают для чтения нотаций тех, кто был застигнут за употреблением алкоголя. И хорошо, если ограничиваются нотациями.

Ни от кого исламские «дружинники» не скрываются — напротив, носят яркие оранжевые накидки, как полицейские, с надписью «Shariah Police». Более того, как сообщает газета «The Telegraph», в ряде магазинов Европы продавцы-мусульмане отказываются пробивать на кассе покупателям свинину и алкоголь: шариатом запрещено. Исследователи также указывают, что в европейских школах, которые посещают дети мусульман, «невозможно преподавать эволюционную биологию, историю Холокоста и другие „противоречащие Корану“ предметы». Там же явочным порядком вводится гендерная сегрегация: мальчики садятся строго в одной части класса, девочки — в другой… Всего лет десять назад платки-хиджабы носили только пожилые мусульманские женщины. Сейчас их носит половина женского мусульманского населения Франции, а в некоторых муниципальных образованиях эта цифра достигает 80%.

Ислам постепенно заполоняет Европу. То скрытно, то демонстративно он утверждает в ней свои правила социального и культурного бытия. Появился даже знаковый термин «Еврабия». Еще бы! Ведь до Второй мировой войны в Германии было всего десять мечетей, сейчас их более двух тысяч. Лондон не без оснований называют уже «Бейрутом на Темзе». И дело здесь не в численном соотношении европейцев и мусульман. История убедительно показывает, что на крутых изломах развития победу одерживает отнюдь не пассивное большинство, но — пассионарное меньшинство. А пассионарность мусульман, пришедших в Европу, значительно выше, чем у коренных европейцев.

Единственное, что Европа сумела противопоставить этому натиску, — такой же радикальный национализм, идеология которого, пожалуй, отчетливее всего выражена в книге Тило Сарацина «Германия. Самоликвидация». В ней Сарацин предупреждает об опасности увеличения мусульманского населения ФРГ, поскольку это приведет к превращению немцев Германии в этническое меньшинство, к их материальной и умственной деградации и, в конечном счете, к вырождению нации и исчезновению традиционной европейской культуры.

В своих воззрениях Тило Сарацин не одинок. Стремительно меняется сейчас весь электоральный пейзаж Европы. На выборах в Европарламент 2014 года ощутимого успеха добились именно правые националистические организации. В Австрии на выборах президента чуть было не победил представитель «Австрийской партии свободы». В ФРГ усиливает свои позиции «Альтернатива для Германии» — она проводит одно протестное мероприятие за другим. А во Франции реальные шансы стать президентом страны имеет Марин Ле Пен, возглавляющая «Национальный фронт».

Все эти партии декларируют этнический национализм, требуют ограничить миграцию, ввести для нее жесткие нормы, восстановить или даже закрыть для мигрантов границы своих государств. Марин Ле Пен, в частности, заявила: «европейские народы ощущают сегодня, что ЕС не выполнил своих обещаний. Сегодня жизнь в Европе превратилась в настоящий кошмар. … Европейские народы не могут ощущать себя в безопасности, пока не действуют национальные границы». Более того, она обвинила Брюссель, столицу Евросоюза, в предательстве и пообещала, что «когда-нибудь центральные власти ЕС падут».

Эти партии выражают отчетливые настроения избирателей, но заметим, что если их программы действительно будут осуществлены, то они похоронят Европейский Союз — вернут его в прежнее полуфеодальное состояние, снова превратят его в набор государств, ожесточенно отстаивающих не европейские, а свои собственные национальные интересы.

Революция бюрократов

Складывается ощущение, что нынешний системный кризис Европе не преодолеть. С каждым годом подлинные европейские идеалы становятся все более иллюзорными.

Два фактора отягощают нынешнюю ситуацию. Во-первых, это «рефлективный ступор», незамечание очевидного, и связан он с тем, что никакая власть — ни авторитарная, ни демократическая — никогда не работает на опережение. Любая власть осуществляет свою деятельность в режиме «вызов — ответ», то есть в виде простой реакции на те или иные события. А потому начальная фаза кризиса властью, как правило, игнорируется, она воспринимается как набор частных эксцессов, которые можно погасить обычными средствами. Политики начинают осознавать неизбежность кардинальных реформ лишь в тот момент, когда кризис обретает острую форму. Или, говоря проще — когда уже поздно, когда трескается фундамент, колеблется почва и все вокруг начинает неудержимо обваливаться.

Именно в таком состоянии пребывает сейчас Европа. Она фатально опаздывает с необходимыми преобразованиями. Начинать их надо было значительно раньше, еще до того, как в 2005 году вспыхнули яростные «восстания предместий» во Франции. Еще до того, как в августе 2011 года прокатился по Англии, по Лондону в частности, колоссальный погром. И в том, и в другом случае бунтовала мигрантская молодежь. Вот когда надо было браться за ум.

Однако после распада СССР Европа почила на лаврах: ведь она вместе с Соединенными Штатами победила в «холодной войне», и никто из европейских политиков даже не попытался задуматься, что несет с собой новый век.

С этим связан второй отягощающий фактор, который можно определить как «когнитивный разрыв». Он порожден ускорением исторического процесса. Раньше изменения накапливались медленно: человек рождался, взрослел и умирал в одной и той же социальной эпохе. Жизненный опыт, который он обретал, был актуален в течение всего этого исторического интервала. Сейчас ситуация принципиально иная. Будущий политик рождается в одной эпохе и тогда же — в юности — в него закладываются параметры основных мировоззренческих идеологем, однако пока он, пройдя долгий карьерный путь, поднимается до реальных властных высот, до того статуса, где определяются стратегические действия государства, эпоха ощутимо меняется и уже не соответствует его устойчивым представлениям.

В результате и образуется когнитивный разрыв: большинство политиков пытается разрешить новые проблемы старыми методами. А они в данной реальности уже не работают. Причем это относится не только к Европе, но также — к России, Китаю и США. Это вообще главная трудность современного мира: нет новых политиков, способных к мировоззренческой революции, нет нового политического поколения, стремящегося преобразовать нынешний кризисно-застойный ландшафт. Лидеры европейских националистических партий, авторитет которых сейчас растет, обращены вовсе не к будущему, а к прошлому: их идеи этнической изоляции погружают Европу даже уже не в ХХ, а прямо в XIX век.

В общем, приходится констатировать, что европейский проект себя исчерпал. Обладая всеми качествами универсальности, более того, предложив — по крайней мере, в теории — привлекательную картину мироустройства, он не сформировал механизма, способного эти цели реализовать. Мы говорили об ошибках, допущенных, на наш взгляд, Европой. А теперь, суммируя их, попытаемся сфокусировать суть. Главным источником этих ошибок, вероятно, является специфика революции, которая преображала Европу последние двадцать лет. В том же, что это была именно революция, сомнений, кажется, нет. Ведь революция — это не обязательно войны и потрясения. Революция — это когда претерпевает метаморфоз весь социальный строй.

Как раз это в Европе и произошло: из конгломерата разрозненных, конфликтующих между собой государств было создано единое надгосударственное образование — не империя, что уже было в истории, а именно — равноправный союз. Возник принципиально новый социальный пейзаж: прошлое было отринуто, наступило будущее.

И все было бы превосходно, если бы не один момент. Это была — кабинетная, чисто бюрократическая революция. Она была совершена управленческими элитами и в пользу этих элит. Европейские нации в данном процессе представляли собой не субъект, а объект, не активных участников преобразования, а его пассивный строительный материал.

То есть будущее не стало национальной идеей Европы, а потому не была включена колоссальная энергетика, необходимая для подлинных мировоззренческих трансформаций. Сознание европейских народов осталось этническим (национальным), и не обеспечило соответствующий пассионарный прорыв. Бюрократия вообще не способна к пассионарности. Ее идеал — стабильность: непрерывное воспроизведение самое себя.

В результате получилось нечто вроде комфортабельного дома для престарелых: красивое здание, ухоженные дорожки вокруг, новейшие медицинские технологии, вышколенный персонал. Прекрасные условия для того, чтобы умирать, но абсолютно не подходящие для того, чтобы жить. А когда обслуживающий персонал в этом доме неожиданно взбунтовался, когда он потребовал — и немедленно! — тех же благ для себя, то «пациенты» не нашли ничего лучшего, как шаг за шагом ему уступать и лишь робкими голосами просить, чтобы захватчики не слишком их обижали.

Ничего другого и ожидать было нельзя. Бюрократия не в состоянии отражать реальные угрозы. Она способна лишь отгородиться от них бумажной стеной документооборота. Что, собственно, и происходит сейчас в Европе.

Астенический синдром

Конечно, это метафора. Но — метафора, отражающая состояние современной европейской цивилизации. Европа поражена астенией. Она испытывает онтологическое бессилие, которое философы, соблюдая политкорректность, называют «кризисом европейских ценностей».

Европейский проект находится в стадии деградации. Как нам представляется, у Европы просто не хватит сил довести его до конца. Шпенглер все-таки оказался прав.

Социальный комфорт, который провозгласил своей целью Европейский Союз, убил в европейцах то, что сделало Европу великой цивилизацией. Он убил в них вкус к будущему. Убил готовность к непрерывному обновлению, готовность пересечь горизонт, готовность отдать все, что есть, ради того, чего еще нет. Обрек их на медленное угасание.

Сможет ли Европа вновь стать собой? Сумеет ли она вырваться из астенической атмосферы застоя? Обретет ли она новые силы, чтобы опять двинуться к будущему? Или превратится в музей, где посетители равнодушно взирают на странные экспонаты прошлого? На этот вопросы не сможет ответить никто, кроме нее самой.

Андрей Столяров

Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 23 апреля 2017 > № 2149116


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 22 апреля 2017 > № 2167333

Для США врагом номер один становится Иран

Почему Вашингтон пытается дискредитировать президента Рухани

США выступили с немотивированными выпадами в адрес Ирана. В первые дни своего президентства Дональд Трамп обрушился с резкой критикой в адрес Тегерана, заявив, что считает венские соглашения 2015 года по иранской ядерной программе «самой худшей из когда-либо заключенных сделок». Затем он распорядился провести межведомственную проверку, чтобы установить, отвечает ли снятие санкций интересам национальной безопасности США. На эту работу американская администрация отвела 90 дней. Срок не истек, комиссия работает, результатов пока нет, но критика не прекращается.

«Стратегическое терпение в отношении Ирана является неудачным подходом, — заявил госсекретарь США Рекс Тиллерсон. — Всесторонняя политика в отношении Тегерана требует решения всех исходящих от него угроз. Иран является ведущим государством-спонсором терроризма в мире, подрывая интересы США в таких странах, как Сирия, Йемен, Ирак и Ливан, продолжает поддерживать атаки против Израиля», а в дальнейшем «несдерживаемый Иран может пойти по тому же пути, что и КНДР». Те же тезисы озвучивал и министр обороны США Джеймс Мэттис во время своего недавнего ближневосточного турне. Что за всем этим стоит? Пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер сообщил, что в настоящее время Вашингтон ведет «проработку различных вариантов решения проблемы, которые может иметь это действие, независимо от экономических, политических или военных мер».

Между тем, американские сенаторы, отклонившие законопроект, предусматривающий новые санкции, объяснили свой шаг тем, что на предстоящих в мае президентских выборах в Иране так называемые консерваторы будут использовать американские «аргументы» в качестве давления на иранского президента Хасана Рухани, который пытается переизбраться во второй раз. При этом председатель комитета Сената по международным делам Боб Коркер уточнил, что лидеры Европейского союза, апеллирующие к американским сенаторам, также указали на то, что «документ о применении санкций может повлиять на приближающиеся выборы в Иране».

Нынешняя ситуация в Тегеране имеет ряд отличительных особенностей, которые если и просматривались раньше, то не столь отчетливо. Духовный лидер, рахбар, аятолла Али Хаменеи некогда проводил курс на консолидацию элементов политической системы страны. Сейчас он, выступая с открытой критикой экономической политики Рухани, вывел на сцену представителей различных политических сил. В списке кандидатов на пост президента, опубликованном Избирательной комиссией, значатся следующие лица: Рухани, первый вице-президент Ирана Эсхак Джахангири, мэр Тегерана Мохаммад Бакером Калибаф, а также хранитель Мавзолея Имама Резы Эбрахим Раиси. Кроме того, в выборах примут участие два бывших министра: ранее возглавлявшие министерство культуры Мостафа Мирсалим и министерство промышленности Мостафа Хашеми Таба.

Считается, что наиболее серьезную конкуренцию Рухани может составить только Раиси, кандидатуру которого раскручивают в Иране консервативные силы. Но его успех или неуспех во многом будет зависеть от того, какая проблематика — внутренняя или внешняя — окажется доминирующей в ходе избирательной компании. Учитывая, что США стали наносить информационно-политические удары по действующему президенту, складывается ощущение, что они подыгрывают Раиси, который призывает поддерживать Хезболлу, говорит о построении глобальной исламской цивилизации на основе утверждения шахидизма и шиитских основ. И его ставка может сыграть, если иметь в виду нарастающие многочисленные кризисные явления на Ближнем Востоке, в том числе связанные с суннито-шиитским противостоянием и ростом терроризма. Правда, есть эксперты, которые считают, что сегодня в Иране разыгрывается технология выборов 2013 года, когда вторым кандидатом от реформаторов был Реза Ареф, который за пять дней до выборов снял свою кандидатуру в пользу Рухани.

Но бросается в глаза и то, что США в качестве врага номер один в регионе обозначают не ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а Иран. Чтобы придать создаваемому «образу» объемную характеристику, им необходимо отсечь возможности Рухани и его команды выстраивать отношения с Западом, а также создать определенные проблемы в его взаимоотношениях с Россией. Но главное в том, что в Белом доме назвали Иран вслед за Сирией «несостоявшимся государством», что обозначает желание создать такие внутренние и внешние условия, найти такие рычаги, которые, как отмечает американское издание EurasiaNet, вводили бы Тегеран в зону «геополитического эксперимента». Кстати, недавно в британской прессе были опубликованы сообщения, в которых говорится, что Вашингтон не видит иного пути урегулирования и ливийского кризиса, кроме как путем деления государства на три региона: Киренаику, Триполи и Феццан. Стал озвучиваться также сценарий по разделу Египта на части: коптское государства на юге, исламское государство на севере, по примеру того, как это было в Судане.

В этой связи многие западные да и российские эксперты согласны с тем, что такой ход событий может напрямую затронуть и Закавказье, в особенности Азербайджан. В свое время об этом предупреждал председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль, указывая на проблему иранских азербайджанцев и возможную нестабильность в курдских районах Ирана. Вот почему создаваемая США напряженность вокруг Тегерана должна вызывать повышенное внимание не только в Европе и в России, но и в Закавказье.

В целом все последние события, произошедшие и происходящие в ближневосточном регионе, демонстрируют нам, что здесь в настоящий момент происходит формирование новых противостоящих друг другу полюсов, на одном из которых находятся Иран, Россия, а также правительства Ирака и Сирии, а на другом — западные страны и арабские государства-страны Персидского залива, в которых доминирующей силой являются США. Ко второму блоку примыкает и Турция. А после турецкого референдума по поправкам в Конституцию уже президентские выборы в Иране, точнее, их результаты, становятся важнейшими факторами, которые могут определять дальнейший ход событий в чрезвычайно нестабильном ближневосточном регионе.

Администрация Трампа запускает в направлении Ирана пробные шары и ждет итогов президентских выборов в этой стране, чтобы определиться со своими дальнейшими видением ситуации и действиями. Как утверждают канадские социологи, пока что более 40% респондентов, опрошенных в Иране, отметили, что нынешний президент страны Рухани «с некоторой долей вероятности» выиграет выборы 19 мая. 14% сказали, что он «скорее всего» их проиграет. Посмотрим, что будет дальше.

Станислав Тарасов

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 22 апреля 2017 > № 2167333


Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 22 апреля 2017 > № 2164625

Французский лидер, избранный на волне обещания перемен и снижения безработицы, завершает свой мандат с крайне низким рейтингом одобрения. 70% французов считают, что Франсуа Олланд был плохим президентом. Анна Строганова подвела итоги правления второго в истории Франции президента-социалиста.

6 мая 2012 года на площади Бастилии в Париже многотысячная толпа праздновала победу Франсуа Олланда. В воздух летели файеры, бутылки с шампанским передавали по кругу, люди с красными розами в руках обнимались и плакали от счастья. Второй раз в истории французской V Республики президентские выборы выиграл социалист. Первым в 1981 году стал Франсуа Миттеран.

Пять лет назад Франсуа Олланд пришел к власти с лозунгом «Le changement c’est maintenant» («Перемены — сейчас»). Произошедшие в стране перемены французам не понравились. В 2017 году Олланд заканчивает свой президентский срок самым непопулярным президентом в истории V Республики.

В декабре 2016 года 62-летний Франсуа Олланд отказался баллотироваться на второй срок. В истории V Республики такое случилось впервые — все предшественники президента-социалиста всегда выдвигали свои кандидатуры по истечении первого мандата.

Безработица. Одним из главных предвыборных обещания Франсуа Олланда было снижение уровня безработицы. Но экономического чуда не произошло. В мае 2012 года во Франции насчитывалось 2,92 миллиона безработных. В конце февраля 2017 года — 3,46 млн.

В то же время только в 2016 году в стране были созданы 190 тысяч новых рабочих мест (по данным Insee). Еще 100 тысяч должны появиться в первом полугодии 2017 года. Это заслуга Франсуа Олланда, отмечает Francetvinfo: в начале 2016 года он ввел премии для средних и малых предприятий (до 250 сотрудников) при приеме на работу новых сотрудников.

Терроризм. Как напоминает Francetvinfo, борьба с терроризмом не была приоритетной в предвыборной программе Олланда. В 2012 году никто и представить себе не мог, что Франции придется жить под постоянной террористической угрозой. Поворотной точкой в жизни страны стал теракт в редакции сатирической газеты «Шарли Эбдо»: 7 января 2015 года двое вооруженных людей в масках ворвались в редакцию и в упор расстреляли собравшихся на летучку журналистов. Погибли 12 человек, в том числе двое сотрудников полиции. Теракт поверг всю страну в шок. «Франция должна оставаться сильной перед лицом терроризма», — говорил Франсуа Олланд, обращаясь к нации после теракта. Французский лидер в срочном порядке принял закон о расширении полномочий спецслужб, который резко критиковали правозащитники. Однако новые теракты предотвратить не удалось. 13 ноября 2015 года в результате серии терактов в Париже погибли 130 человек. Более 350 пострадали. Это был крупнейший теракт в истории Франции. В стране был введен режим чрезвычайного положения, действующий до сих пор. Однако все эти чрезвычайные меры не помогли предотвратить других трагедий. Уже в условиях чрезвычайного положения Францию сотрясли теракт в Ницце 14 июля, в день главного национального праздника (унес жизни 86 человек), нападение на церковь в Нормандии (трое погибших), и самая последняя атака на Елисейских полях в Париже всего за несколько дней до выборов (погиб полицейский).

Однополые браки. Свой пятилетний мандат Франсуа Олланд начал с символической меры, узаконив во Франции однополые браки. Принятие законопроекта сопровождалось миллионными митингами защитников традиционных семейных ценностей. Несмотря на протесты, закон был принят, и Франция стала двенадцатой европейской страной, разрешившей однополые браки.

Военная операция в Мали. Всего через несколько месяцев после прихода к власти Франсуа Олланд начал военную операцию на севере Мали против «Аль-Каиды в исламском Магрибе». Операция под названием Serval длилась с января 2013 по июль 2014 года и получила одобрение как союзников Франции по НАТО, так и африканских государств, а также временно, но существенно улучшила рейтинги президента-социалиста.

Сирия. Действия Франсуа Олланда в Сирии французские СМИ называют «дипломатическим провалом». В августе 2013 года после химической атаки в сирийской Гуте, в одном из пригородов Дамаска, французский лидер был готов вместе США нанести удары по Сирии. Однако Барак Обама в последний момент отказался от военного вмешательства, хотя, как отмечает Le Monde, «французские «Рафали» уже были готовы к взлету», и Франция последовала за решением США. Сам Олланд признает, что ситуация в Сирии могла бы сложиться иначе, если бы Франция в 2013 году ударила по режиму Асада в одностороннем порядке.

«Мистрали». В сентябре 2015 года французский парламент подтвердил окончательное расторжение договора о поставке России двух вертолетоносцев типа «Мистраль». Контракт на продажу «Мистралей» на сумму 1,2 миллиарда евро, заключенный еще в эпоху президентства Николя Саркози, был отменен Парижем в связи с украинским кризисом. Разрыв сделки существенно ухудшил и без того прохладные франко-российские отношения.

В коротком интервью региональному изданию La Dépêche за три дня до первого тура выборов Франсуа Олланд отчаянно защищает итоги своего президентства. «В течение пяти лет — а это был чрезвычайно сложный период, с кризисом, с испытаниями, о которых все мы помним, так как все мы пострадали от терактов, — нам удалось превзойти самих себя, объединиться, и даже если у нас были разные точки зрения, я делал все необходимое для того, чтобы страна сохраняла свое единство», — заявил французский лидер.

«Тому, кто займет мое место, страна достанется в лучшем состоянии, чем пять лет назад. У нас больше рабочих мест, безработица падает, инвестиций стало больше, появился экономический рост — это плод нашей общей работы, а не только правительства или президента», — утверждает Олланд.

Официально Олланд не поддерживает ни кандидата от Соцпартии Бенуа Амона, ни независимого кандидата Эмманюэля Макрона. Французские аналитики ждут, что он поддержит кандидатуру своего бывшего протеже, 39-летнего Макрона, если тот выйдет во второй тур. А пока французский лидер отделывается общими словами. «Я хочу, чтобы мой преемник не разрушил того, чтобы было достигнуто всеобщими усилиями, — говорит Франсуа Олланд. — Единственное, о чем я попрошу его, это не портить того, что мы уже построили».

Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 22 апреля 2017 > № 2164625


Китай. Казахстан. Азия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 22 апреля 2017 > № 2162926

Министр иностранных дел КНР Ван И в пятницу в Астане присутствовал на заседании глав МИД ШОС.

Выступая на нем, Ван И отметил, что в этом году исполняется 15-я годовщина подписания Хартии ШОС, а также 10-я годовщина подписания Договора о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве и 5-я годовщина его вступления в силу. Хартия и договор отражают "шанхайский дух", характеризующийся равенством, взаимовыгодным сотрудничеством, открытостью и толерантностью, а также открывают новую модель международных отношений. С момента своего создания ШОС всегда поддерживает тенденцию бурного развития, обеспечивает безопасность и интересы развития своих членов и имеет уникальную стратегическую ценность. После принятия в свой состав Индии и Пакистана ШОС станет региональной международной организацией с самой обширной территорией, самой большой численностью населения и самым большим потенциалом.

Ван И заявил, что, находясь в новой исходной точке, ШОС сталкивается с новыми возможностями и новыми вызовами. Все страны-члены должны придерживаться "шанхайского духа" и всеобъемлюще содействовать сотрудничеству в политической, экономической, гуманитарной областях и сфере безопасности, чтобы ШОС всегда оставалась надежной гарантией и опорой для совместного обеспечения стабильности и стремления к общему развитию.

Ван И выдвинул следующие предложения, касающиеся приоритетных направлений развития сотрудничества внутри ШОС:

Во-первых, страны ШОС должны сплотиться и решительно поддерживать друг друга. Взаимодоверие служит политической основой здорового развития организации и источником силы для противодействия угрозам и вызовам.

Во-вторых, странам ШОС следует противодействовать рискам и вызовам и поддерживать долгосрочную стабильность. В настоящее время "три силы зла" /терроризм, сепаратизм и экстремизм/ в регионе, в том числе "Исламское движение Восточного Туркестана", и группировка "Исламское государство" и другие международные террористические силы вступают в сговор друг с другом. В связи с этим надо форсировать создание региональных антитеррористических органов, усилить обмен информацией и киберуправление, активизировать совместную правоохранительную деятельность и укрепить потенциал стран-членов ШОС.

В-третьих, надо содействовать деловому сотрудничеству и осуществлять интегрированное развитие. Ван И предложил непрерывно упрощать процедуры и повышать уровень либерализации региональной торговли и инвестиций, а также своевременно начать изучать осуществимость зоны свободной торговли ШОС.

В-четвертых, следует содействовать контактам и обмену опытом, укреплять общественную основу.

В-пятых, старые и новые члены организации должны органично интегрироваться, обеспечить открытость, толерантность и развитие. Китайская сторона поддерживает членство Индии и Пакистана в ШОС, решение о котором будет принято на предстоящем саммите в Астане. Это придаст положительный импульс развитию двусторонних отношений стран-членов ШОС и организации в целом, станет значимым событием в истории развития ШОС.

Ван И отметил, что после саммита в Астане Китай будет председательствовать в ШОС, что является огромной ответственностью. Он выразил надежду на то, что заинтересованные стороны выдвинут ценные предложения. Китай намерен тесно взаимодействовать с ними, совместно претворять в жизнь договоренности, достигнутые руководителями стран-членов организации, и прилагать усилия для содействия стабильному развитию ШОС на благо народов региона.

Главы МИД государств-членов ШОС в своих выступлениях положительно оценили важную роль организации в обеспечении регионального мира, стабильности и содействии развитию, а также достигнутый значительный прогресс и изложили свои позиции по дальнейшей активизации сотрудничества в новой обстановке. Кроме того, министры иностранных дел стран-членов ШОС подписали документ о сотрудничестве для подготовки к саммиту в Астане.

Китай. Казахстан. Азия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 22 апреля 2017 > № 2162926


США. Сирия. Ирак. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 22 апреля 2017 > № 2149118

В связи с ростом военной активности США, в частности, на Ближнем Востоке, про американские войска в Сирии и Ираке все чаще говорят, что они «оккупанты». Однако ситуация в регионе и его история настолько сложны, что не стоит представлять дело так, будто семья Асадов или Саддам Хусейн всегда воспринимались всем населением Сирии и Ирака как законные легитимные правители, а американцы — только как захватчики, отмечает эксперт по Ближнему Востоку Михаил Магид.

— Сейчас вновь заговорили об американской оккупации, американском вмешательстве в Ирак и Сирию. Согласны ли вы с такими формулировками?

— Когда говорят подобным образом, то забывают, что это если и правда, то только наполовину. Например, в Ираке диктатор Саддам Хуссейн правил, опираясь на суннитский тикритский клан, на выходцев со своей малой родины. Верхушка режима состояла преимущественно из них — из суннитов-арабов. Из них (преимущественно) была создана и Республиканская гвардия, элитные части, которые стояли за спиной остальной армии и расстреливали дезертиров. Из суннитов-арабов в треугольнике Тикрит-Рамади-Фалуджа (иногда «суннитским треугольником» также называют район Рамади-Багдад-Тикрит) — укомплектовывались бюрократия, спецслужбы, военная верхушка.

В то же время, основную массу довоенного населения Ирака составляли угнетенные этно-конфессиональные общности — шииты (60% населения) и курды (20% населения). Саддам массово убивал шиитов и курдов, сопротивлявшихся ему. Чего стоит только применение Саддамом химического орудия в Халабдже против курдов! Газовая атака в этом городе 16—17 марта 1988 года унесла до пяти тысяч жизней.

В 1991 году Саддам подавил массовые восстания угнетенного большинства — шиитов Басры, а также курдов и арабов Севера, где против него восстали города Киркук, Сулемания и Эрбиль. Кстати, участники этого восстания не были националистами или сепаратистами. Они требовали рабочего самоуправления на фабриках, местной автономии, равных прав для всех национальностей (изучение в школах курдского языка, наряду с арабским), равенства женщин в правах. Квалифицированные рабочие и специалисты, фермеры и ремесленники, арабы и курды, шииты и сунниты, христиане и атеисты приняли участие в этом гигантском народном движении. В ответ тысячи людей были убиты Саддамом или брошены в тюрьмы, многие стали беженцами.

Восстание в Иракском Курдистане в 1991 году было социально-революционным движением, основанным на принципах прямого действия и рабочего самоуправления на производстве. И оно было раздавлено Саддамом, залито кровью.

После всего случившегося, многие в Ираке восприняли американскую армию вторжения как освободителей. Шииты встречали американских солдат, сбрасывая статуи Саддама, курды поставили памятник Джорджу Бушу, и он стоит до сих пор, потому что для многих курдов Ирака диктатор Саддам — обычный фашист, травивший их газом, и оккупант, а американцы, плохи они или хороши, — освободители.

— На это часто возражают, что, дескать, хоть Саддам и был жесток, но он противостоял исламистам…

— Это неверно. Запрещенное в России и многих других странах «Исламское государство» было создано и пользовалось некоторым (вряд ли большим) доверием среди меньшинства, арабов-суннитов в их «треугольнике». ИГ стало плодом союза членов контрразведки и военной верхушки Саддама и джихадистов. Около половина руководства ИГ — бывшие офицеры Саддама. Поэтому неверно говорить, что бывший иракский диктатор их сдерживал. Как раз наоборот — ИГ, точнее его верхушка, состоит в значительной степени из саддамовских чиновников и офицеров.

При этом стоит отметить, что для многих иракцев тикритский клан Саддама — это оккупанты, равно как для сирийцев оккупанты — алавитский клан Асада. Ведь Башар Асад, президент Сирии, принадлежит к религиозной секте алавитов, члены которой занимали большинство позиций в руководстве армии и службы безопасности его страны. Алавитов лишь около 10% населения Сирии (причем большинство — это очень бедные люди, которые не извлекали выгод из того, что их единоверцы составили верхушку режима). В Сирии фактически была установлена абсолютная монархия, власть передавалась от отца к сыну — диктатор Хафез Асад передал власть своему сыну Башару. По данным экспертов Financial Times, семья Асада контролировала до половины сирийского бюджета.

При этом Асад угнетал курдов (около 10% населения Сирии), которые были лишены школ и образования на родном языке, туркоманов, а так же арабов-суннитов (уже хотя бы потому, что они были лишены возможности выбирать собственных руководителей и целиком зависели от правящего алавитского клана).

— То есть можно сказать, что для многих сирийцев оккупационным является как раз правительство Асада?

— Да, для большинства народов Сирии, для курдов, арабов-суннитов, туркоманов, Асад и его сторонники, религиозные фундаменталисты-радикалы из шиитской ветви ислама (иранские подразделения Корпуса Стражей исламской революции (КСИР), ливанская «Хизбалла», ополчение иракских шиитов и афганских шиитов-хазарейцев) — это как раз и есть обычные оккупанты. Те же курды Сирии получают массивную военную помощь от Соединенных Штатов, которые являются в данный момент их важнейшим военным союзником.

Сказанное не означает, что американцы — белые и пушистые. Например, в Ираке армия США причинила большой ущерб мирному населению в ходе боевых действий и подавления суннитских и шиитских партизан, а американская тюрьма «Абу-Грейб» прославилась пытками над заключенными.

Однако реальная ситуация в регионе весьма сложна, поэтому не стоит представлять дело так, будто Асад или Саддам воспринимались населением как законные легитимные правители, а американцы — как оккупанты. Люди в этих странах, в зависимости от своего происхождения, воспринимают тех и других совсем по-разному.

Беседовал Александр Желенин

США. Сирия. Ирак. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 22 апреля 2017 > № 2149118


Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 апреля 2017 > № 2149102

Президент России Владимир Путин в телеграмме, адресованной участникам и гостям съезда народов Татарстана, отметил, что государство придает приоритетное значение сохранению идентичности и самобытности каждого народа и укреплению межнационального и межрелигиозного согласия в стране, сообщается на сайте Кремля.

В Казани в субботу стартует съезд представителей народов, проживающих на территории Татарстана.

"Подчеркну, государство придаёт приоритетное значение вопросам сохранения идентичности и самобытности каждого народа, укреплению мира, межнационального и межрелигиозного согласия в стране. И потому обязательно получат дальнейшее развитие программы по поддержке национальных языков, школ, культурных и образовательных центров, будут воплощаться в жизнь просветительские, межрегиональные, международные проекты", — говорится в приветствии президента участникам форума.

Президент добавил, что для данной работы необходимы совместные усилия власти, гражданского общества, научных и экспертных кругов. Глава государства назвал открывшийся в Татарстане съезд знаковым событием для республики и России в целом. Путин отметил, что Татарстан "по праву славится и дорожит своей древней историей, культурой и обычаями проживающих здесь народов, а главное – уникальными традициями доверия, взаимопонимания и гостеприимства, на которых издревле строятся отношения между людьми".

Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 апреля 2017 > № 2149102


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > news.tj, 21 апреля 2017 > № 2167567

Человек в зеленом: О том, кто в России защищает обвиняемых в терроризме

В последнее время каждый год в России заводится больше уголовных дел по статьям, связанным с терроризмом и экстремизмом, чем раньше. Часто их фигурантами становятся мусульмане, которых обвиняют в причастности к террористическим организациям и распространении экстремистских идей. Адвокатов, специализирующихся на таких делах, не так много; один из них — живущий в Москве Дагир Хасавов, который также иногда выступает посредником при решении вопросов в шариатских судах. Спецкор «Медузы» Даниил Туровский провел рядом с Хасавовым несколько дней и узнал, как уроженец чеченского села, который сплавлялся на плоту по северным рекам вместе с зэками и десять лет работал в Туркмении при режиме Туркменбаши, превратился в одного из главных судебных защитников мусульман.

11 апреля 2017 года адвокат Дагир Хасавов встал около пяти утра: накануне заседания суда надо было перечитать материалы уголовного дела против московского имама Махмуда Велитова, которого обвинили в публичном оправдании терроризма. К тому же Хасавов забыл адвокатское удостоверение в офисе — пришлось садиться в машину и ехать за ним с утра пораньше. Судебные заседания у адвоката в расписании почти каждый день — и иногда по дороге в суд он для вдохновения включает чеченца Тимура Муцураева, некоторые песни которого в России признавали экстремистскими за призывы к джихаду.

Накануне суда Хасавов уже предупреждал своего клиента, что говорить про шариат на первом заседании не стоит («Не будем вначале использовать исламские термины, иншаллах», — сказал он клиенту), но за полчаса до заседания на всякий случай еще раз встретился с Велитовым в кафе напротив здания Московского военного окружного суда.

— Что с руками? — спросил Велитов, указав на неестественно красные руки юриста.

— Всегда краснеют, когда нервничаю, — ответил Хасавов. — Нам нужно подумать, кого из исламских экспертов мы можем позвать. Надо задать тон процессу, доказать, что не любое высказывание мусульманина можно считать терроризмом. Кого можем позвать?

— Есть араб, который знает много хадисов.

— У него есть высшее духовное образование? Нельзя просто араба пригласить.

— Я узнаю, — пообещал Велитов.

Когда Хасавов и его подзащитный заходили в здание суда, один из родственников Велитова, пришедший на заседание, одобрительно указал на галстук адвоката: он был зеленого цвета — то есть, как принято считать, цвета ислама (такого же цвета — стены в рабочем кабинете адвоката). В зале мужчины заняли первые две лавочки, женщины сели в третьем ряду. Поджидая судью, Хасавов проинструктировал собравшихся: «Всегда узнавайте, у кого покупаете чебурек. Вдруг повар — из какой-нибудь партии запрещенной? Вас обвинят».

У людей, пришедших на заседание по делу имама Велитова, были все основания прислушаться к словам Хасавова. «Дагир — мусульманин, он сможет понять дело», — сказал «Медузе» один из прихожан имама. Адвокат не первый год специализируется на делах против мусульман. Он защищал выходцев с Северного Кавказа, которых обвиняли в участии в незаконных вооруженных формированиях; вел дело проектировщика соборной мечети в Москве (тот обвинял муфтият в том, что его отстранили от строительства, а саму мечеть построили из некачественных материалов); занимался делом мусульманских банкиров, осужденных на 11 месяцев заключения за незаконное обналичивание семи миллиардов рублей. Процесс Велитова — одно из самых больших его дел: Велитову, одному из самых влиятельных московских имамов, грозит до пяти лет тюрьмы; в России никогда не судили исламского религиозного деятеля, занимающего настолько высокий пост.

Работая по делу Велитова, Хасавов одновременно защищал имама Мухаммада Наби Сильдинского из Хасавюрта, которого тоже обвинили в публичном оправдании терроризма («Медуза» подробнорассказывала о нем и том, как в Дагестане преследуют салафитов; в октябре 2016 года его осудили на 5 лет заключения). В феврале 2017 года адвокат занимался апелляцией Варвары Карауловой — московской студентки, получившей четыре с половиной года тюрьмы за попытку уехать в «Исламское государство» (через месяц девушка отказалась от его услуг). «Варя в своем последнем слове очень правильно и мудро сказала о том, что нельзя проводить параллель между терроризмом и исламом, — объяснил „Медузе“ Павел Караулов. — После приговора я погрузился в тему ислама и так нашел Дагира, который оказался на вершине этой практики, занимался делами имамов, обвиняемых в терроризме».

Большинство дел Хасавова и правда связаны с попытками доказать, что ислам не связан с терроризмом напрямую. Сам адвокат — религиозный человек: он соблюдает пятиразовый намаз и каждую пятницу ездит на молитву — иногда в мечеть; чаще в один из молельных залов, где его не узнают и не будут отвлекать вопросами. «Я мусульманин, — говорит Хасавов. — Я должен защищать права мусульман».

Молодой коммунист

Впервые тем, как светские законы пересекаются с религиозными, Хасавов заинтересовался, когда в начале 1980-х учился в школе милиции во Львове. В местной библиотеке он нашел книгу «Мусульманское право» — и вскоре присвоил ее себе, заплатив в качестве штрафа за «потерю» тома его тройную стоимость.

Впрочем, перед тем, как заняться всамделишной юридической практикой, Хасавову предстояло еще много приключений. У адвоката всегда наготове десятки историй о своей жизни — он любит рассказывать о себе и хранит в кабинете стопку рекламных журналов со своим портретом на обложке.

Хасавов родился и провел все детство в чеченском селе Брагуны в тридцати километрах от Грозного, куда его родители вернулись после того, как их с односельчанами во время Второй мировой войны депортировали в Среднюю Азию. Деревенская жизнь текла спокойно: Дагир ходил ловить рыбу то на Терек, то на Сунжу; пас скот, помогал выращивать виноград, который потом продавали на базаре.

Семья Хасавова была религиозной: как рассказывает адвокат, его матери, учившейся в медресе, принадлежал один из двух Коранов на все Брагуны, и своих детей она воспитывала в исламе. Впрочем, ни мать, ни отец (он работал объездчиком — на лошади охранял с оружием совхозные поля) не возражали против того, чтобы Дагир — их младший сын — получил светское образование и впоследствии вступил в КПСС.

В школе Хасавов увлекался историей, которую преподавал его дядя (за невыученные уроки он легко мог дать племяннику подзатыльник), однако свои карьерные перспективы с наукой не связывал, рассудив, что работать, как и другим мужчинам из Брагунов, ему придется либо в железнодорожном депо в Гудермесе, либо на заводе медицинских инструментов. Перед уходом в армию семья отправила Дагира на работу в близлежащий совхоз — в первый же день Хасавов, получив в распоряжение гусеничный трактор, поехал на нем не в поле, а домой, изрядно удивив родственников.

Служил Хасавов в Красноярске — в частности, его взвод охранял один из местных заводов, который Леонид Брежнев посетил в рамках своейпоездки по Транссибу. После армии Дагир вернулся домой — но работы там не было, зато часто случались драки, и старшие братья решили отправить младшего, у которого часто «играла кровь», куда-нибудь подальше от села. Престижнее всего было устроиться милиционером (человека в фуражке в Брагунах уважали) — и Хасавов поехал в МВД в Грозном. Там юноше сказали, что вакансий нет, — но в том же кабинете оказался человек из Сыктывкара, у которого вакансии были. Он предложил Хасавову поехать учиться в школу милиции во Львове — с обязательством потом три года отработать в Коми.

Так Хасавов и оказался во Львове, где открыл для себя исламское право и обнаружил, что его учебное заведение специализировалось на подготовке сотрудников для тюрем. Получив красный диплом, будущий адвокат решил выполнить данное обещание — и вместе с приятелем, заехав по дороге в Москву и побывав на могиле Высоцкого, отправился на север. На второй день за окном началась тайга, но в ней все время были видны поселки и дома, в которых горели окна. Вскоре оказалось, что это были тюрьмы.

«Ты молодой коммунист, надо ехать работать в глушь», — сказал Хасавову в Ухте местный начальник исправительных учреждений — и отправил его в отдаленную колонию, где молодого человека назначили ответственным по политическо-воспитательной работе. Непьющему и некурящему Хасавову было не очень комфортно со своими подопечными — заключенные не раз говорили ему, что он «не на свой вагон сел»; не помог и справочник по тюремным татуировкам, который по его просьбе нарисовал обнаружившийся в колонии художник. Через год Хасавов хотел перевестись в Высшую школу МВД — но вместо этого начальство приказало ему сопровождать семерых зэков на участок для заготовки леса: четыре километра по лесу, на берегу реки построить плот, дальше — 12 километров по воде, а там ориентироваться на огни костров.

По дороге плот начал тонуть — и Хасавов с зэками выбрались на берег. «Подумал — рядом убийцы, насильники, — вспоминает адвокат. — Они были, кажется, удивлены моим отчаянием». У кого-то из заключенных остались сухие спички — они развели костер, сделали чифирь и следующим утром построили новый плот, чтобы добраться до места.

После этого Хасавов все же уехал в Высшую школу МВД в Киев — там же он встретил жену, у них родилась дочь. По словам адвоката, после взрыва на Чернобыльской АЭС в апреле 1986 года его с другими студентами отправили в Припять, где они участвовали в ликвидации последствий аварии. На следующий год, перед выпускным, Хасавову предложили работу в отделе по борьбе с коррупцией в Туркменской ССР — и он согласился, потому что в Азии тепло и много полезного чернобыльцам гранатового сока. После того как Туркмения получила независимость, мужчина отказался присягать на верность Демократической партии, пришедшей на смену местной КПСС, ушел из правоохранительных структур и начал работать юристом; в основном — помогал инвесторам из Турции и Саудовской Аравии открывать в Туркмении бизнесы.

Из-за работы с турецкими инвесторами ему в начале 2000-х пришлось переехать в Москву, чтобы «оказывать юридическое сопровождение бизнеса» — помогать открывать новое казино на улице Правды недалеко от «Белорусской». Через некоторое время он занялся частной адвокатской практикой. По его словам, ему предлагали «различные посты в государственных органах», но он отказался. Поначалу он думал, что его главной специализацией станет арбитраж, — однако обнаружил в России сильную исламофобию. За консультациями к нему стали обращаться мусульмане — ни в начале 2000-х, ни сейчас больше идти им было особенно некуда: адвокатов-мусульман, как и правозащитников, специализирующихся на подобных делах, в Москве единицы.

Образ адвоката, специализирующегося на исламе, окончательно закрепился за Хасавовым в апреле 2012 года. «Мы [мусульмане] будем устанавливать те правила, которые нас устраивают, хотите вы этого или нет, любые попытки изменить это обойдутся кровью. Тут будет второе мертвое море, мы зальем город кровью, — заявил он тогда в сюжете „Рен-ТВ“ о шариатских судах. — Мусульмане не хотят ввязываться в судебную систему. Если называть вещи своими именами, это общество им немного чуждо». Лидер «Яблока» Сергей Митрохин потребовал возбудить против адвоката уголовное дело по 282-й статье УК; Генпрокуратура усмотрела в его словах признаки экстремизма; Минюст предложил лишить статуса; Рамзан Кадыров и муфтият выступили с осуждением — но самого Хасавова в Москве в тот момент уже не было: он улетел в Стамбул и вернулся только через полгода, когда уголовное дело закрыли за отсутствием состава преступления. Канал НТВ в репортаже о прилете Хасавова в Россию назвал его «кровожадным адвокатом».

«Весь этот шум привел меня к мысли о том, что мусульманам нужен голос, которого у них нет, — объясняет Хасавов. — Поэтому я решил акцентировать внимание на делах, связанных с исламом».

За годы жизни в Москве адвокат обзавелся множеством связей. Он рассказывает, что, когда несколько лет назад у него на Кутузовском проспекте украли только что купленный за 120 тысяч долларов автомобиль, он «свистнул землякам», которые «всех подняли, всех „воров в законе“». «Приезжали дагестанцы, аварцы, грузины, армяне, Саша Ташкентский, ингушей подняли. Все клялись Аллахом, говорили — головы пооткручивают, если найдут, — вспоминает Хасавов. — Около полугода пешком ходил, потом я дело против одного турецкого банка выиграл — и мне подарили большую Infinity».

Суд без судьи

Не у всех дел, которые ведет Хасавов, есть материалы и приговоры — в мусульманском праве существует своя, неформальная система решения вопросов, не предполагающая вмешательства государственных органов.

Иногда к адвокату обращаются, чтобы он использовал свои связи в диаспоре. В начале 2012 года семья из подмосковного Раменского рассказала Хасавову, что их семнадцатилетняя дочь пропала; предположительно — была похищена одним из знакомых с Кавказа для женитьбы: «Парень навязывал себя, не позволял себе лишнего, но решил украсть». Хасавов нашел старшего в роду похитителей, обратился к местному имаму — и девушку вернули в семью. «Потом, правда, в Подмосковье воровали девочек и не возвращали», — продолжает адвокат; по его словам, в полицию по таким случаям мусульмане обычно не обращаются: в первую очередь чтобы избежать публичности и не связываться с полицией.

Хасавов уверен: шариатские суды, параллельные общегражданским и выносящие решения на основе предписаний Корана, давно существуют в Москве и других крупных российских городах. Как и жизнь многих мусульман (например, миллионов мигрантов из Средней Азии), эти суды тщательно скрыты от посторонних глаз.

«Мусульманину писать заявление в органы западло, — объясняет Хасавов. — Он этого никогда не сделает. Ты сразу попадешь в унизительное положение, тем более если тот, кого ты обвиняешь, — твой брат по вере. Потому что вера говорит: „Все мусульмане — братья“. Прощать его не надо, но надо для решения использовать источники — адаты, традиции».

По словам адвоката, в Москве постоянно проходят «ходячие» шариатские суды. В них обращаются те, кто не доверяет светским судам. Заседания обычно проводят в кафе — например, в гостинице «Украина» или в уже снесенном ресторане «Сим-Сим» у «Баррикадной», где было много закрытых от посторонних глаз кабинок. Приглашают туда обычно по телефону — обвиняемому звонит земляк и предлагает встретиться; уже на месте он обнаруживает, что попал на шариатский суд и должен ответить, как относится к обвинению. После этого назначается новая встреча, на которую приглашают свидетелей, а также религиозных деятелей, чтобы они рассудили спорящих. В Москве, по словам Хасавова, так чаще всего решают вопросы, связанные с деньгами.

Несколько московских мусульман, посещающих мечеть на Большой Татарской улице, сказали «Медузе», что ни они, ни их знакомые никогда не обращались в шариатские суды. «Решаем вопросы между собой без каких-либо судов, не уверен, что в Москве они работают», — сообщил Анзор, приехавший на заработки из Узбекистана. Его слова почти повторил прихожанин мечети Рустам. «Такие мероприятия чаще всего проходят без судьи, люди сами разбираются между собой по Корану», — сказал он.

В 2010 году в Санкт-Петербурге руководитель организации «Аль-Фатх» Джамалиддин Махмутов пытался организовать постоянный шариатский суд в молельном зале недалеко от Сенной площади. Как и Хасавов, Махмутов предполагал, что такой суд сможет помочь мусульманам в бытовых и финансовых вопросах, — однако, получив предупреждение Генпрокуратуры о том, что судебная власть в России осуществляется государством, закрыл проект.

В большинстве сел Ингушетии действуют примирительные комиссии по кровной мести, куда входят имамы и религиозные старейшины. В 2016 году начальник ингушского управления по делам религии Али Котиков говорил, что им удалось примирить шесть семей, враждовавших много лет, и сорок семей, объявивших кровную месть из-за ДТП. В Чечне с 2010 года кровной местью занимается комиссия по национальному примирению.

«Самая большая угроза человеку, который не выполняет обязательства, сказать: „Я обращусь в шариатский суд“, — говорит Хасавов. — Это некий фактор кровной мести, сдерживающий от лишних движений». По его словам, помимо суда, есть и другие способы повлиять, например, на возвращение долга. «Можно долг передать в Грозный и Гудермес, оттуда человеку поступает звонок, его просят приехать дать объяснение. Человек, конечно, не поедет. С этого дня у него спокойная жизнь закончится. И не надо никаких коллекторов».

Суд против халифата

Радиф Шамсутдинов из Челябинска решил обратиться к Хасавову, узнав, что тот работает «по делам мусульман». «Мне братья из другого региона посоветовали, [потому что] мне нужно понять, как подавать апелляцию, как общаться, — рассказывает Шамсутдинов. — Пока он меня консультирует». Адвокат называет это дело «историей трех братьев»: братья Радифа, Раис и Ринат Шамсутдиновы, находятся в заключении из-за подозрений в причастности к партии «Хизб ут-Тахрир» (признана в России террористической еще в 2003 году). В октябре 2016 года братьевзанесли в список террористов и экстремистов Федеральной службы по финансовому мониторингу (такие списки составляются для блокировки счетов террористов и их сообщников). ФСБ подозревает их в том, что они вербовали людей, распространяли запрещенную литературу и рассказывали о построении исламского халифата на территории России.

Доктрина «Хизб ут-Тахрира», которая была основана еще в 1950-х, основывается на тех же идеях, что взяли за основу воюющие в Сирии «Исламское государство» и «Фронт ан-Нусра». Главная из них — построение на всей территории планеты халифата, государства, живущего по законам шариата под управлением халифа. При этом, в отличие от «ИГ», «Хизб ут-Тахрир», хоть и соглашаясь с тем, что мир делится на мусульман и неверных, не проповедует насильственные меры борьбы за свои цели и не призывает к джихаду. Впрочем, организацияне исключает применение силы против стран-агрессоров против «земель ислама».

После того как Россия начала военную кампанию в Сирии, российские спецслужбы не раз отчитывались о рейдах и задержаниях членов «Хизб ут-Тахрира» на территории страны — их обвиняли в сборе средств для «ИГ» и пропаганде терроризма. До этого массовые рейды против «Хизб ут-Тахрира» проходили после теракта в Беслане (в 2005 году осудили 46 человек) и после покушения на муфтия Татарстана Илдуса Файзова в Казани 2012 году.

По словам Хасавова, к нему в последнее время постоянно обращаются за помощью родственники мусульман, которых подозревают в участии в «Хизб ут-Тахрире». По данным информационно-аналитического центра «Сова», в 2016 году возбудили вдвое больше подобных дел, чем за год до этого; центр указывает, что по таким делам часто дают большие сроки за распространение и изучение литературы. Прихожане московских мечетей подтвердили «Медузе», что мусульмане сейчас много говорят о делах против людей, у которых нашли религиозную литературу.

Например, 6 декабря 2016 года в Москве задержали и обвинили в причастности к движению двенадцать человек — одного из них как раз защищает Хасавов. Его клиент, который с момента своего задержания не встречался со следователем, рассказал адвокату, что в Москве работал курьером и снимал однокомнатную квартиру. Раз в неделю он вместе с другими задержанными, молодыми трудовыми мигрантами из Средней Азии, собирались, чтобы обменяться новостями, поесть плов и помолиться; вместе они читали и книги — в том числе и изданные или написанные при участии «Хизб ут-Тахрира». «Разве можно запретить изучать ислам по различным источникам? Они ничего не взрывали, ничего не собирались делать, — возмущается Хасавов. — Это террористы, которые никаких терактов не проводят».

Знамя шахида

Пасмурным снежным днем в октябре 2012 года имам Махмуд Велитов, невысокий мужчина в черной тюбетейке и с аккуратной бородой, остановился недалеко от мечети Ярдям — кирпичного здания в московском районе Отрадное, окруженного многоэтажками и супермаркетами. К нему подошел мужчина с камерой и микрофоном, чтобы взять интервью для своего ютьюб-канала.

«Уважаемый шейх, сегодня вокруг уммы много сложных вопросов. Что вы скажете вообще о Сирии? Что мусульмане должны делать?» — спросил интервьюер. «Я очень переживаю за наших братьев в Сирии. Это все кровавый режим Башара сделал, пусть Аллах накажет его и его приспешников. Дай Аллах, чтобы там скорее возродилось исламское государство», — ответил имам. В тот момент Сирия уже была охвачена гражданской войной — против правительства выступили и либерально настроенная оппозиция, и исламистские группировки; «Исламское государство» и «Фронт ан-Нусра» набирали сторонников.

«Истинное слово — лучший джихад», — сказал Велитову мужчина с микрофоном. «А чего мне бояться? — ответил имам. — Все имамы и муфтии смотрят, что скажет Кремль. А что говорит Пророк? Сунну[нужно] считать превыше всех ценностей земных».

Учившийся в том же бухарском медресе, что Ахмат Кадыров и председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин, Махмуд Велитов — известный московский имам. Его брат Абдулкадыр в конце 1970-х накануне Олимпиады отстоял от сноса под стадион соборную мечеть, а в 1980-м — был убит (преступников так и не нашли). Мечеть в Отрадном Велитов возглавил в 1999 году — через два года после того, как ее построили на деньги благотворительного фонда из Татарстана; каждую пятницу на намаз туда собираются несколько тысяч человек; после проповеди и молитвы у здания разворачивается рынок, где из картонных коробок продают лепешки и халяльную колбасу. Одним из прихожан мечети, как сообщала «Комсомольская правда», был Дмитрий Соколов, муж смертницы Наиды Асияловой, подорвавшейся в волгоградском автобусе в октябре 2013 года.

За месяц до взрыва, в сентябре, один из прихожан рассказал Велитову о том, что в Кизляре неизвестные расстреляли мусульманина Абдуллу Гаппаева, — и попросил «прочитать молитву по нашему брату». Имам согласился; по его словам, Гаппаева он не знал и видео с его похорон не видел.

В Кизляре Гаппаев был известен как очень верующий человек, который нередко организовывал мусульманские мероприятия и выступал как свидетель защиты на суде по делу своего друга, члена «Хизб ут-Тахрира»; знакомые описывали его как «терпимого и мягкого человека, у которого не было врагов, также он являлся членом партии „Хизб ут-Тахрир“». После смерти Гаппаева на российском сайте «Хизб ут-Тахрира» (заблокирован в России) появилась новость: «Российские власти решили физически устранять членов „Хизб ут-Тахрира“». Один из мусульманских активистов считает, что Гаппаева убили из-за того, что у него были материалы о «беспределе силовиков».

В пятницу, 27 сентября 2013 года, Велитов взял стопку листков бумаги, включил микрофон и сел за небольшой столик. Перед ним на коленях сидели около двух тысяч прихожан. После небольшой речи о том, что такое халифат, Велитов сообщил, что верующим стоит ориентироваться на «моджахедов» и «шахидов». «Трусливыми преступниками расстрелян активный член уммы Пророка Гаппаев Абдулла. Покойный шахид был одним из активнейших носителей знамени призыва», — добавил имам и поднял перед собой руки ладонями вверх; прихожане повторили за ним этот жест. После этого Велитов объявил пятничную молитву.

Через три года после этого, в июле 2016 года (за это время в Сирии действительно появилось «ИГ»), Велитов возвращался на автомобиле с дачи. В районе Дмитровского шоссе его остановили для проверки документов — но вместо сотрудников дорожной полиции к имаму подошли следователи. Один из них сообщил Велитову, что ему угрожает опасность: его преследует банда скинхедов. Под этим предлогом имама пересадили в автомобиль сотрудников Следственного комитета — и повезли в Бутырский отдел СК в Москве. Там на него надели наручники, допросили — и обвинили в публичном оправдании терроризма и поддержке «Хизб ут-Тахрира» на основании видеозаписи его речи про Гаппаева. На следующий день суд отправил Велитова под домашний арест на полтора месяца; вскоре после этого на его компьютере, изъятом при обыске, нашли в постоянных закладках браузера сайт «Хизб ут-Тахрир», а в истории — сайты с материалами о запрещенной организации.

Адвокатом имама вскоре стал Дагир Хасавов. Его стратегия защиты строится на том, что Велитов не мог знать, кто такой Гаппаев, и прочитал молитву, потому что это было его обязанностью как имама — да и вообще: государству не должно быть дела до того, что происходит внутри мечетей.

На заседании 11 апреля Велитов, присаживаясь за стол, положил перед собой Коран. Хасавов, слушая первый допрос своего подзащитного, который, как и рекомендовал ему адвокат, не признал своей вины, теребил зеленые запонки на рубашке.

Прокурор Екатерина Розанова (в 2014 году она выиграла конкурс «Лучший государственный обвинитель со стажем свыше 5 лет») зачитала обвинение и лингвистическую экспертизу, проведенную Московским исследовательским центром при департаменте региональной безопасности (есть в распоряжении «Медузы»). По заключению экспертизы, имам Велитов во время своей речи «использовал вербальные и невербальные действия на формирование позитивного образа экстремистской организации». Прокурор заявила, что Велитов знал про «Хизб ут-Тахрир» и про причастность к партии Гаппаева, который состоял на учете в дагестанском Центре по борьбе с экстремизмом («Медуза» подробно рассказывала о профилактическом учете в Дагестане — на него ставят большинство мужчин, посещающих мечети). По версии обвинения, имея преступный умысел, имам во время проповеди «выразил положительное отношение к личности убитого» и «убеждал слушателей в необходимости построения халифата».

Хасавов заявил, что собирается позвать в свидетели нескольких религиозных деятелей, которых докажут, что дуа (молитва) умершему — работа имама.

«Мой подзащитный подсчитал, что в деле 133 раза упоминается „Хизб ут-Тахрир“, — сказал адвокат. — При этом сам он никогда не говорил об этой партии». Сам Велитов пояснил, что, когда говорил про халифат, «имел в виду земли Сирии и Палестины». «А как же Ирак?» — спросил судья. «Это обсуждается», — ответил имам.

Третий день суда над имамом выпал на пятничный намаз. Велитов, его родственники и Хасавов провели молитву прямо в зале суда. На следующем заседании Хасавов во время допроса свидетелей несколько раз ссылался на Коран. Судья улыбался, прокурор, отвечая адвокату, путалась в терминах, называя «джума-намаз» «джуна-намаз» (Джуна — известный российский астролог).

Когда прокурор спросила одного из свидетелей — еще одного имама мечети Ярдям — о том, ходили ли в мечеть члены «Хизб ут-Тахрира», Хасавов вскочил с места и почти прокричал: «Уважаемый суд, мечеть посещают не члены партий, а мусульмане! Давайте корректнее». В разговоре со следующим свидетелем Хасавов попросил его, как знающего Коран, рассказать, разрешает ли он читать дуа преступнику. «Нельзя разделять души человеческие, перед [Аллахом] мы все равны», — ответил свидетель.

Судья пообещал вынести приговор имаму уже 27 апреля. Велитову грозит до пяти лет тюрьмы. Хасавов уверен, что его оправдают. «Как иначе тогда действует 28-я статья Конституции о свободе вероисповедания? — возмущается Хасавов. — Если государство вмешивается во внутренние дела мечети, то давайте тогда в Кремле утверждать, какие молитвы нам читать. Мусульманам придется политизироваться. Все аппараты насилия государства нами уже занимаются, поэтому нужно менять законодательство. Настало время создавать в России исламскую партию».

Автор: Медуза

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > news.tj, 21 апреля 2017 > № 2167567


Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 21 апреля 2017 > № 2167321

Перерождение капитализма: чудовищный космос, угрожающий уничтожением мира

21 апреля 1864 года родился Макс Вебер – немецкий социолог, экономист и философ, изучавший зарождение капитализма и тенденции его изменения

В последнее время к традиционным причитаниям на тему «загнивания Запада» стали примешиваться новые обертоны, выражающие некую оторопь и удивление: капиталистические страны, всегда игравшие на поле «свободы», «прогресса», гуманистических ценностей и человеческих свобод, все больше и больше то ли куда-то «поворачивают», то ли заходят в своих действиях слишком далеко.

Нарушаются принципы, казалось бы, ключевые для западной цивилизации. Исчезает пиетет перед законом, как международным, так и внутренним (оказывается, что «коррупция» процветает не только в России), разрушаются традиционные основы западного общества, вроде семьи и полноценной частной собственности (люди живут в кредит, владельцы предприятий так запрятаны в хитросплетениях акций и долей, что их не отыскать). Интересы и границы национальных государств нарушаются по праву сильного, появляются транснациональные структуры, не связывающие себя проблемами каких-то конкретных народов, стран, культур, «Родин» и прочего.

Демократия сводится к власти даже не двух партий, а двух родов — и попытка разорвать «порочный круг» ограничивается остающейся у власти, вне зависимости от выборов, экономической, спецслужбистской и политической элитой. В принципе, даже массовые протесты не игнорируются только в случае, когда за ними стоят «элитарии» с могущественной машиной СМИ.

На повестке дня стоит мировая война, для которой политикам уже даже не нужна видимость объективных оснований, права меньшинств (и далеко не только ЛГБТ), поддержка Западом бандеровцев и террористов (с которыми, вроде как, нужно бороться), политическая травля в спорте и искусстве…

Однако даже если отвязать (следуя призыву некоторых либералов) капиталистическую систему от «политической конъюнктуры» и «вкусовщины» (все меняется, а новизна всегда воспринимается враждебно), мы столкнемся с еще более фундаментальными проблемами — связанными не с неким недавним «поворотом», а с логикой развития капитализма как такового. Вернее сказать: с проблематичностью наличия этого самого развития.

Если на рынке выживает не новаторский и сложнейший шедевр гения, а «конвейерный» продукт, копирующий предшественника и потакающий простым массовым вкусам. Если под разговоры о «правах человека» судьбу его определяет узкая когорта элит, создающая системы тотальной слежки, контроля, подавления. И это — наряду с все возрастающей ролью в формировании человека СМИ, контроль над которыми также сосредоточен в небольшом уже «пуле» международных концернов. Если реальное производство подчиняется виртуальным ценным бумагам, а они — силе авианосцев той или иной страны…

Мы не можем не задаться вопросом: если капитализм — как и всякий преходящий общественный уклад — это инструмент, то в чьих руках он находится? И каким целям служит? О чем думали люди прошедших столетий, когда поддерживали создание именно этой политической и экономической системы — и был ли вообще у них выбор?

Может ли так оказаться, что первое (и определяющее) «превращение» капитализм пережил уже давно, чуть ли не в начале своего существования — и все разнообразие проблем, встающих перед нами, являются на деле неизбежными этапами этого большого «нового» пути? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратиться даже не к именитым критикам капиталистической системы — а к ее родоначальникам, основным теоретикам, желавшим капитализму всяческих благ — и потому всматривающимся в тенденции его развития.

Одним из таких авторитетов является Макс Вебер — социолог, экономист и философ, воплотивший в себе все положительные черты сторонника капитализма: рационализм, научность, уважение к личности, внимание к регулированию рыночной системы за счет правильного выстраивания общественных и правовых институтов. Он особенно ценен тем, что стоял не у самых истоков — и мог на фактическом материале проследить, куда двигается капиталистическая система в реальности. Его описание реальных основ и «духа» капитализма — вот что особенно интересует нас сейчас.

Цели и задачи

Эрих Фромм, как и значительная часть западной интеллигенции ХХ века, удивлялся парадоксальности капитализма: будучи призванным разрушить порабощенность человека традиционным обществом, дать ему свободу выбора и предпринимательства, он, на деле, вызвал у него желание «бегства от свободы». Люди не стали хозяевами своих судеб, а попали в рабство к системе, к беспощадной рыночной Машине — обеспечивающей не общее благоденствие человечества, а собственный рост. В ответ, кто-то выбрал судьбу «конформиста» — человека, пытающегося приспособиться к мнению «большинства» и найти в нем относительную защиту, или видимость этой защиты. Кто-то — рванулся еще дальше назад, в новый традиционализм, под власть диктатора-царя и его фашистской партии в том или ином обличье, лишь бы не иметь дело с обезличенным рыночным Механизмом.

Вебер находит тот же парадокс в самом моменте зарождения капиталистической системы. Он пишет, что первоначальной целью капитализма было отнюдь не потребление и благоденствие. Напротив, эти ценности характерны, скорее, для традиционного общества: аристократы проиграли конкуренцию буржуазии, поскольку пускали деньги не «в рост», а на развлечения и повышение уровня жизни — еду, интерьер усадьбы, всяческую роскошь. Также и крестьянин работал не для того, чтобы больше заработать — а чтобы прокормить себя и семью. Когда пища оказывалась обеспечена — работа заканчивалась и начинался досуг.

Капиталисты же были одержимы идеей накопления — бесконечного увеличения капитала как самоцели, не предполагающей никаких следующих за этим действий. Не было никакого предела, после которого можно было бы «расслабиться», — и использовать добытое богатство как инструмент для достижения истинной цели. Это было бы сумасшествием, или очень плохим расчетом, если бы не одно обстоятельство.

Вебер отмечает, что развитием капитализма в этом, характерном именно для Запада, смысле занимались вполне конкретные группы людей. В общем, их можно назвать «протестантами», но социолог уточняет: создателями капиталистической системы — и по «духу», и по факту, — были кальвинисты и близкие им протестантские секты. Сейчас модно говорить, что одной из капиталистических ценностей является «свобода» — личности, предпринимательства. Однако протестантизм как основа капитализма был связан с жестким религиозным регламентированием жизни, пришедшим на смену уже незримому, мало ощутимому, почти формальному господству католической церкви. То есть с сознательной несвободой. И в сектах, где эта преданность высшей цели была самой высокой и аскетичной — у квакеров или меннонитов — развитие капиталистического элемента шло особенно сильно.

Более того, зачастую оно входило в противоречие с самим «прогрессом» (еще одной «классической» ценностью западного общества): лютеранство, как и протестантские секты, были враждебны многим сторонам и достижениям современной им жизни. Однако именно они положили начало идее, что безграничное умножение капитала — и есть высшая ценность, если не самоцель.

Идея Мартина Лютера была проста: наличная жизнь — хоть крестьянина, хоть ремесленника, хоть помещика — является таковой по воле Бога. Поэтому нужно не отказываться от нее, уходя в аскетизм — а максимально реализовывать свое «профессиональное призвание». Если башмачник будет делать башмаки, а танцор — танцевать, то это будет большим следованием провидению, чем если те же башмачник и танцор бросят данное им Творцом дело и уйдут в монастырь. С течением времени это отождествление принятия своего профессионального и социального положения с повиновением божественной воле у Лютера только росло. У протестантских мистиков — предтеч сект — оно соединялось с требованием соблюдения аскетизма без отказа от жизни «в миру».

Однако логическое завершение эта концепция получила у Жана Кальвина и в примыкающих к нему сектантских течениях — пиетизме, методизме, анабаптистском сектантстве. Общей для них была вера в то, что «грехопадение лишило человека способности направлять свою волю на какие-либо духовные блага или на что-либо, ведущее к блаженству», то есть, что человечество не способно сознательно стремиться к добру и улучшаться, «восходить». Только Бог, своим решением и усилием, может вывести человека из греха. «Для проявления своего величия», он изначально выбрал часть людей, которых предопределил к спасению, к вечной жизни в раю. Другим же Бог присудил вечную смерть, адские муки за их неискупленные грехи.

Помимо очевидной идеи «избранности», зависящей не от действий человека в этом мире, а решенной еще до его рождения, — в этой системе есть еще один важнейший момент:

«Не Бог существует для людей, а люди для Бога; все деяния человека (для Кальвина также является непреложной истиной, что для вечного блаженства предназначены лишь немногие) имеют смысл только как средство самоутверждения божественного величия. Прилагать масштабы земной «справедливости» к суверенным решениям Всевышнего бессмысленно, и к тому же оскорбляет Его величие. Ибо Он, и только Он один, свободен, то есть неподвластен закону, и решения Его лишь постольку могут быть поняты и даже просто известны нам, поскольку Он сочтет за благо сообщить их нам. Нам даны лишь эти фрагменты вечной истины, все остальное, и в частности смысл нашей индивидуальной судьбы, покрыто таинственным мраком, проникнуть в который нам не дозволено. Если бы отвергнутые Богом стали жаловаться на незаслуженную ими кару, они уподобились бы животным, недовольным тем, что они не родились людьми».

Иначе говоря, расхожее обвинение капитализма в том, что в нем основной целью является не развитие человека, а беспредельный рост самой экономической системы — корнями уходит в это положение кальвинизма. Никто и не думает о свободе и благе людей: они являются лишь инструментом в руках прославления Бога. Ради своего развития, Система будет порабощать человека, ограничивать его, ставить в жесткие рамки, регламентировать — не потому, что это надо для развития личности или общества, а потому, что из человечества нужно выжать максимум усилий, предел эффективности, во благо Машины (или Бога).

Но почему же протестант, в условиях, когда его действия никак не влияют на решение Бога о спасении, будет вообще работать, следовать провидению — а не займется кутежом и попыткой сорвать больше радостей земной жизни? Дело в том, что ситуация, когда душу нельзя спасти с помощью церкви и таинств, да и вообще каких-либо действий — раскрывает между человечеством и Богом непреодолимую пропасть. Люди не могут «достучаться» до Творца, он их не слышит — и верующий индивид внутренне погружается в непереносимое одиночество. Оно лишь усиливается учением о принципиальной оторванности Бога от нашего мира (его абсолютной «трансцендентности») и ничтожности Творения. Низкая оценка реального мира обеспечивает презрение к нему (то есть аскетизм), невозможность соединиться с Творцом — пессимистичный индивидуализм и беззащитность перед смертью, свойственные западной культуре. Обычным для этого протестантизма является наставление не полагаться на помощь людей, дружбу — естественно, что и речи не могло быть о важной для остального христианства исповеди.

Всё это — индивидуализм, одиночество, страх смерти, презрение к реальному миру и его радостям, непредсказуемость спасения — создает в душе человека сильное напряжение. Единственным, что могло хоть как-то, хоть косвенно установить связь человека с Богом — это иступленное занятие предначертанной ему провидением деятельностью. Устойчивость веры, экономический и иной успех на профессиональном поприще — были признаками, по которым люди могли судить о своей «избранности» или, наоборот, обреченности на вечные муки.

Порою протестантами прямо заявлялось: недостаточная уверенность в своем спасении — есть свидетельство неизбранности. Поэтому каждый должен жить так, будто он выбран Богом для искупления греха и благоденствия: исполняя его волю, славя его работой, видя в успешном ее продвижении знак, что все идет в правильном направлении. На труд «во славу Господа» протестанты возлагали и реализацию «любви к ближнему»: служить и помогать незначительной твари (конкретному человеку) — глупо. А вот прославление Творца непрерывной работой — лучшее, что может сделать верующий на благо всего рода человеческого.

Короче говоря, все это накопление, умножение капитала, развитие капиталистической системы — было для протестантов не самоцелью, а единственным инструментом служения Богу и налаживания некоего подобия контакта с ним, преодоления мучительного одиночества и неопределенности посмертной судьбы.

Превращение

Итак, мы видим, что Машина капитализма выстраивалась не для развития человека, а для максимально эффективного принесения его усилий и труда в жертву специфически понимаемому, оторванному от мира Богу. Отсюда — феномен «отчуждения», важный для Маркса и ХХ века: человек работает не на собственное благо, а на благо оторванной и даже противостоящей ему, «жиреющей» за его счет Системы.

Здесь же — и странный западный «рационализм», который постоянно подчеркивает Вебер. Капитализм связан с наукой, строгим расчетом, эффективностью — но не с точки зрения человека и его интересов, а с позиции того, как можно выжать из человека максимум результата. Это коммунисты говорят о «разумности» — им необходимо подчинить Систему потребностям развития человека, которые не сводятся к цифрам, а включают творчество, культуру, чувства. Протестанту же достаточно именно сухого, математического, «рационального» расчета роста капитала.

Рядом — характерный для Запада диктат закона, общественных институтов: как протестантизм склонен подчинять жизнь индивида формальным правилам, так это делает и право. Западное общество не рассчитывает на сознательность людей, их понимание «целесообразности» – и предпочитает формализованные системы, с минимумом свободы для интерпретаций. Оно загоняет греховных, неспособных стремиться к добру людей в жесткие формы, не оставляющие им никакого выбора. Так котел создают не из расчета на «сознательность» и добрые намерения пара, а из необходимости использовать его неотменяемые (в случае человека — злые) свойства во благо.

В принципе, Вебер приходит к выводу, что протестантизмом была создана жуткая капиталистическая машина, которая просто по инерции перемалывает все новые и новые поколения людей (и здесь, как у Джека Лондона в «Железной пяте», нет различия между рабочими и капиталистами) — не важно, понимают ли они ее изначальное назначение, или нет:

«Еще менее мы склонны, конечно, утверждать, что субъективное усвоение этих этических положений отдельными носителями капиталистического хозяйства, будь то предприниматель или рабочий современного предприятия, является сегодня необходимым условием дальнейшего существования капитализма. Современный капиталистический хозяйственный строй — это чудовищный космос, в который каждый отдельный человек ввергнут с момента своего рождения и границы которого остаются, во всяком случае для него как отдельного индивида, раз навсегда данными и неизменными. Индивид в той мере, в какой он входит в сложное переплетение рыночных отношений, вынужден подчиняться нормам капиталистического хозяйственного поведения: фабрикант, в течение долгого времени нарушающий эти нормы, экономически устраняется столь же неизбежно, как и рабочий, которого просто выбрасывают на улицу, если он не сумел или не захотел приспособиться к ним».

Однако в том, понимает человек значение своей деятельности или нет, есть существенная разница. Протестантизм не только придавал накоплению капитала конкретный смысл, но и удерживал общество в этических рамках: трудиться надо было добросовестно, жить аскетично, производство — развивать, а прибегать к нечестным методам конкурентной борьбы, прямому вредительству — запрещалось. Это позволяло направлять бесчеловечную капиталистическую систему в сторону хоть какого-то общественного блага, реализовывать через нее пресловутую «любовь к ближнему». Так же и все нерелигиозные классики капитализма свои экономические теории дополняли этическим учением. Поэтому Адам Смит перед «исследованием о природе и причинах богатства народов» писал «теорию нравственных чувств». Он осознавал, что инструмент капитализма может быть повернут во зло, если у людей будут сняты все моральные ограничения.

Однако первоначальный религиозный запал естественным образом остывал и в западном обществе в целом, и в протестантских сектах. Вместе с ним, отпадала и высшая цель (Бог), и система этических ограничений. Человечество оставалось один на один с формой, лишенной содержания. Накопление богатств, служившее инструментом для связи с Господом, становилось самоцелью. В психологии это называется «сдвиг мотива на цель»: человек сначала пьет, чтобы свободнее общаться с друзьями, а затем пьет, чтобы пить — и становится алкоголиком. И алкоголизм убивает и друзей, и семью, и работу — в общем, ломает всю жизнь.

Вебер цитирует Бенджамина Франклина, сохраняющего какое-то представление о религиозных целях капитализма, но уже допускающего замену истинных добродетелей (честности, скромности, аскетизма) на их видимость, достигающую в обществе тех же целей. Пройдет время, и эти ограничения отбросят, как помеху на пути обогащения: окажется, что уничтожать конкурента — легче, чем развиваться самому; что воровать — эффективнее, чем производить. Что деньги лучше делать на войнах, чем на мире. Отсюда и берется известная формула английского публициста Томаса Даннинга, повторенная Марксом:

«Обеспечьте 10% [прибыли], и капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживлённым, при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы. Если шум и брань приносят прибыль, капитал станет способствовать тому и другому. Доказательство: контрабанда и торговля рабами».

Стоит ли удивляться, что в современном мире экономические и властные интересы уже настолько оторваны от всяких норм, этики, гуманизма, целей развития человечества? Если, чтобы удержать власть (и прибыль), капиталисту нужно объявить войну прогрессу — то он создаст фашистскую партию и станет ратовать за «новое средневековье», разделение человечества и сокращение населения. Буквально это происходило с конца XIX века (то есть уже во время Вебера) и весь ХХ век, оно же продолжается и сейчас.

Вебер утверждает, что капиталистическая система с самого начала не была направлена на развитие человека, свободы, личности. Не предполагалось даже, что ее функционирование будет подконтрольно человечеству (как неподконтролен ему Бог). Вскоре в ней не осталось даже религиозного стержня — элемента, который и так не особенно соотносил ее с нуждами человека. Этике в ней теперь вообще не на что опираться — что мы и имеем счастье наблюдать.

Остается вопрос: что с этим делать? Понятно, что все увещевания и призывы к «патриотизму» и «человеколюбию» — не выдержат столкновения с требованиями реальных интересов капиталиста. Практика ХХ века показала, что Запад думал о «государстве благосостояния» только потому, что ему нужно было как-то считаться с существованием СССР — при всех своих объективных минусах и недостатках, системы, дававшей простому человеку гораздо больше, чем капитализм. В локальном масштабе та же история разыгрывалась со всеми социальными достижениями человечества: восьмичасовой рабочий день, вменяемый уровень зарплат, социальные блага — все это было добыто долгой борьбой пролетариата и вообще «низов» капиталистического общества, а не «эволюционным» (сейчас любят этот термин противопоставлять революции) развитием западной системы. И никто не может гарантировать, что капитализм не будет постепенно отвоевывать эти «блага» назад — по крайней мере, фашизм был явной попыткой сделать именно это.

Необходимо понять, что является целью экономической и политической системы — развитие человека или что-то другое? Ответив на этот вопрос, нужно установить, в чьих руках система должна находиться — всего народа или какой-то обособленной, элитарной группы, защищающей свои узкие интересы (есть же концепция развития не всех, а «избранных»)? Уже во времена Вебера многие философы и экономисты предупреждали, что капиталистическая система выйдет из-под контроля и будет становиться все более разрушительной. Похоже, мы являемся «счастливыми» свидетелями (и участниками) этого сбывающегося прогноза. Однако прогресс не стоит на месте — почему, с современными возможностями вычислительной техники, образования, производства, человечество не может взять отбившуюся от рук Систему под свой разумный контроль? Если сделать это возможно — то, значит, и нужно. Потому что перед лицом новых войн и попадающих в руки элиты технологий воздействия на общество это становится вопросом уже не просто передела власти и интересов бизнеса, а выживания самого человечества.

Дмитрий Буянов

Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 21 апреля 2017 > № 2167321


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 21 апреля 2017 > № 2167254

Политика колебаний. От уступок к беззаконию: Польша — 1863

Начало мятежа

Надежды Великого Князя Константина Николаевича и маркиза Велёпольского на то, что политика уступок и заигрывания с польским дворянством даст желанные для них результаты, завели русские власти в Царстве Польском в тупик. От плохого они перешли к худшему — изъятию ненадежного элемента путем призыва в армию с явным нарушением действующих норм. Худшее, чем может быть слабое правительство, — это стать нарушителем закона, исходящего от него самого.

Обстановка в Царстве накалялась с каждым днем. Бургомистры, уездные начальники, войты гмин стали получать письма от революционного подполья с призывами не оказывать поддержки набору. Наместник распорядился игнорировать их. Войска были разведены на зимние квартиры — примерно по 8−10 солдат на деревню, при ротных дворах оставалось небольшое количество нижних чинов. В основном это были мастеровые. 4(16) декабря оно было временно снято по всей территории Царства. Это было удивительное легкомыслие. В войсках ожидали волнений во время набора. В какой-то степени это решение объяснялось влиянием Велёпольского, который убеждал не обижать поляков недоверием. Великий Князь пытался демонстрировать спокойствие и уверенность. 1(13) января он собрал пышный новогодний прием в королевском дворце — присутствовало духовенство всех конфессий, сенаторы, члены Государственного совета, представители городов и уездов.

2(15) января в Варшаве началась «бранка» — так там называли набор. Выглядело это следующим образом: заранее были составлены списки и адреса конскриптов, набор проводила полиция при участии армии. Город был разделен на участки, и, поскольку комендантский час начинался в 23.00, набор проводили приблизительно в полночь. Полицейские вместе с солдатами входили в квартиры, будили конскриптов и вели их в полицейские участки, а оттуда партиями по 60−100 чел. под конвоем воинской команды во главе с офицером — в цитадель. Сопротивления не было, только толпы родственников сопровождали конвоируемых до эспланады цитадели, далее следовать не разрешалось. В крепости набранных вновь разбивали на партии, для отправки по железной дороге в Петербург. Город был тихи безмолвен. Густой туман скрывал дома и улицы, иногда было слышно, как идут солдаты. В Королевском замке у Велёпольского собрался штаб гарнизона и округа. Все следили за ходом «бранки». Казалось, все было спокойно, однако к вечеру всем стало ясно — набор сорван. Власти при отчете явно пытались выдать желаемое за действительное. Несмотря на очевидное сопротивление «партии беспорядка», они заявили о том, что 3(15) января рекрутский набор был удачно проведен в Варшаве.

По данным Наместника, представленным императору, первые сутки набора дали около 1800 конскриптов, к концу января их было собрано более 2400. Разумеется, не все представленные кандидаты годились для службы в армии. Опубликованные официальные данные дали не столь радужную картину. К концу января рекрутскому присутствию было представлено только 1657 чел., из которых принято в рекруты всего 559 и оставлено в резерве 149 чел. Впрочем, в любом случае набор был сорван. С октября 1862 г. был замечен резкий рост польской революционной пропаганды. По линии железной дороги она стала проникать в Белосток и Гродно. В начале 1863 года наступило затишье. Не было ни выступлений, ни беспорядков. В это же время, совершенно не скрываясь, масса польской молодежи начала покидать города, уходя в лес. Подготовка к выступлению велась столь активно, что ее невозможно было не заметить. Местная полиция, состоявшая из поляков, не обращала на это внимания. Вскоре появились слухи о скором выступлении поляков — русские власти получали информацию от местных евреев, но не обращали на нее должного внимания. Русское чиновничество и военные уже привыкли к постоянным проявлениям недовольства и не ждали чего-то особенного. Уже 5(17) января произошли первые стычки с войсками — отряды повстанцев нападали на небольшие конвои с целью освобождения рекрутов. Это вызвало в окружении Наместника и Велёпольского явное уныние — они поняли, что поторопились отчитаться об успехах.

В полночь с 10(22) на 11(23) января 1863 г. на русские гарнизоны в Царстве Польском были совершены одновременные нападения. 12(24) января Константин Николаевич доложил о случившемся императору первые данные о потерях — 30 убитых и в примерно 3 раза более раненых: «Сделал распоряжение об общем сосредоточении войск. Все Царство объявил на военном положении.» Правильнее было бы назвать этот акт восстановлением военного положения в русской Польше. В тот же день был получен ответ Александра II: «Надеюсь на самые энергические меры с твоей стороны и на немедленное наказание виновных. Объявление всего Царства на военном положении одобряю.»

Официальное сообщение гласило: «Революционная партия решилась произвести варфоломеевскую резню в ночь с 10(22) на 11(23) января. В полночь, одновременно, были произведены во всех губерниях нападения на разные города и военные отряды, расположенные в деревнях и местечках. Нападая врасплох на спящих солдат, бунтовщики резали их в постели. В деревне, около Седлеца, где солдаты мужественно защищались в занимаемом ими доме, мятежники произвели в доме пожар и сожгли живыми храбрых защитников. Эти свирепства были повсюду тотчас же подавлены войсками, которые нанесли весьма значительный урон бунтовщикам, отраженным на всех пунктах. Во всем царстве объявлено военное положение.»

13(25) января император выступил в Михайловском Манеже в Петербурге перед л.-гв. Измайловским полком, сообщив его офицерам и солдатам о случившемся. Александр II особо отметил: «Но и после сих новых злодейств, я не хочу обвинять в том весь народ польский, но вижу во всех этих грустных событиях работу революционной партии, стремящейся повсюду к ниспровержению законного порядка. Мне известно, что партия эта рассчитывает и на изменников в рядах наших; но они не поколеблят веру мою в преданность своему долгу верной и славной моей армии.» «При нападении мятежнических шаек, в ночь с 10 на 11 число сего месяца, — гласил приказ Наместника №17 от 17(29) января 1863 г. — в разных пунктах Царства Польского на квартиры отдельно расположенных небольших частей, все воинские чины командуемых мною войск, при отражении сего нападения, в темную ночь, исполняли свои обязанности с мужеством, самоотверженностью и непоколебимою стойкостью.»

Стоявшие на квартирах, рассредоточенные части действительно должны были стать легкой мишенью для вооружённых толп. Однако они оказали серьезное сопротивление. На окраине Плоцка в казарме находилось 12 казаков, половина из которых — больные. Фактически это был госпиталь. Толпа из приблизительно 300 мятежников попыталась сжечь его, на наткнулась на меткие выстрелы. Казаки отбивались, пока на помощь не подоспела пехота. Командир 21-го пехотного Муромского полка пытался утихомирить толпу, желая избежать жертв среди населения. Поначалу его речь имела успех, но когда он подошел к толпе, его ударили топором по голове. Реакция солдат была жесткой. В местечке Юзефов Люблинской губернии 15 казаков 10-го Донского полка в течение 3 часов отбивались от нападения толпы в 500 чел, потеряв при этом 3 человек убитыми и 3 — ранеными. Особенно тяжело пришлось пленным — над ними зверски издевались и убивали. Барабанщику 6-го пехотного Либавского полка нанесли перед смертью 18 ран, отрезали нос, язык и детородный член. Покалечены были и два других солдата этого полка, попавших в руки мятежников. Мятежники нападали и на православные монастыри, подвергая их грабежу, а насельников — издевательствам.

Всего было 25−26 нападений на войска. Большого успеха повстанцы не имели нигде. В результате атак был убит 1 полковник и 28 солдат, тяжело ранены 1 генерал, 1 подполковник, 1 младший офицер и 6 солдат, легкие ранения получили 4 младших офицера и 50 солдат. 92 солдата пропали без вести, мятежники захватили 67 ружей и 2 ранца, оставив в руках солдат 12 убитых, 14 раненых и 242 пленных. Всего же в Варшавском и Виленском Военном округах за январь 1863 г. было убито 54, за февраль — 19 русских солдат и офицеров, умерло от болезней и ран 145 и 136 чел., бежало — 28 и 24 чел. Общие потери вместе с пропавшими за это время составили 406 чел., а вместе с без вести пропавшими или попавшими в плен (23 чел. за январь) — 429 чел. Соотношение убитых к строевым равнялось 1 на 1.885 чел., умерших — 2,05 на 1 тыс.(за тот же период 1862 г. — 2,13 на 1 тыс. чел.). Абсолютное число заболевших при этом выросло — 4.532 чел. за январь-февраль 1863 г. против 1.879 чел. за тот же период 1862 г. Подобный рост легко объясняется увеличением состава округа и активными действиями зимой.

Призыв императора не обвинять польский народ был услышан русской прессой. Впрочем, она и без того была шокирована произошедшим и поначалу только удивлялась произошедшему, непонятно зачем убеждая своих читателей в том, что никогда не выступала против поляков. «Проверяя наши народные чувства, — отмечали «Отечественные записки», — мы можем смело сказать, что в душе великорусса нет ненависти к полякам.» Впрочем, это отнюдь не означало готовности к всепрощению и беззубости. Назревала перемена настроений общества. В первой статье о мятеже М.Н. Катков пророчески предупреждал: «Итак кровь опять льется в семейном споре двух братских племен, соединенных под одним скипетром. Наши войска, отдельно расположенные, были повсюду в Царстве атакованы. Их пытались сперва совратить с пути долга, побудить к нарушению присяги; но эти попытки не удались, не смотря на уверение наших заграничных патриотов, и теперь русских солдат убивают в домах, по одиночке. Это безумие объясняется лишь совершенным неведением относительно расположения умов в России. Если бы польские демагоги знали чувствования русского народа, они не дерзнули бы умерщвлять наших солдат, исполнявших свой долг; они не навлекли бы на свою страну неизбежных последствий злодейского пролития братской крови. Польская агитация была в России причиной многих несчастий; она может и у нас считать свои жертвы. Всюду старалась она сеять бессмысленное и бесцельное раздражение и искажать народное чувство. Теперешний взрыв будет иметь для нас последствия грозы, очищающей атмосферу».

Агитация среди русских войск в Польше действительно велась весьма активно. Распространялись самые разные обращения: в октябре 1861 г. — «Прокламация к солдатам», в которой утверждалось: «А чего хочет поляк? Воли! А чего хочет мужик? Воли. Стало они хотят одного и то же — воли. И за что их бить? Неужто нам помнить, что 250 лет тому назад поляки ходили на Россию и чрез 250 лет всё им мстить? Да такого глупого человека, который бы в самом деле хотел мстить за то, что было 250 лет назад, у нас в народе и не сыщешь». Таких людей действительно не было. Очевидно, поэтому солдат уговаривали не соблюдать присягу и не слушать офицеров. В мае 1862 г. появилась прокламация «Русским войскам в Польше»: «Братья! Время восстания Польши приближается; вас сегодня хотят сделать палачами поляков. Но не будьте ими: если вы и победите поляков, ваши победы покроют вас позором, вам придется краснеть вашей храбрости.»

В июне 1862 г. появилось воззвание «Русские офицеры солдатам русских войск в Польше». На этот раз солдат призывали не выполнять присягу уже от лица офицеров, и, после восстания поляков, составить «вольные дружины» и поспешить «в Россию на помощь нашим…» В сентябре того же года анонимные «русские офицеры» обратились к Наместнику через «Колокол». Адрес содержал знакомые утверждения о том, что войска не хотят быть палачами, что обязательно скажется в случае восстания. «Оно не только не остановит поляков, но пристанет к ним, и может быть, никакая сила не удержит его. Офицеры удержать его не в силах и не захотят.» Единственным спасением было дать Польше «свободно учредиться по понятиям и желаниям польского народа», «иначе грозит беда неминуемая». Очевидно, авторы этих агиток в какой-то момент сами поверили в правдивость собственных призывов.

На самом деле это была ложь. Солдаты были чрезвычайно сильно утомлены как издевательствами со стороны поляков, так и приказами проявлять терпение. Они рвались в бой. Демагогия «Колокола» хорошо действовала на повстанцев. Там находились люди, искренно верившие в то, что стоит перебить офицеров — и все пойдет на лад. Пропаганда Герцена была сразу же подвергнута критике Катковым уже в январе 1863 г. Его противник утверждал: «…борьба наша с Польшей не есть борьба за политические начала, это борьба двух народностей, и уступить польскому патриотизму в его притязаниях значит подписать смертный приговор русскому народу». Русские войска чувствовали это противостояние, и, вопреки заверениям «Колокола», не стыдились своей храбрости.

Они проявили ее не только в неудавшуюся полякам «Варфоломеевскую ночь», участия в которой, кстати, повстанцы не стеснялись. 14(26) августа 1863 г. разъезд из 25 линейцев и 12 донцов под командой войскового старшины и 4 гусарских офицеров в течение 3 часов отбивалась от отряда из 1000 конных и 400 косинеров (значительная часть пехоты мятежников была вооружена косами, которые были насажены на манер пик. На длинных древках это оружие было весьма сложным в использовании, и в неопытных руках часто удар наносился плашмя, и оставлял не раны, а синяки). Бой 1 против 40 закончился, когда в строю осталось только 7 человек. 15 тяжело – и 4 легкораненых через три дня были освобождены своими.

Поначалу руководство в повстанческих отрядах захватили выпускники школы в Кунео или люди без военного опыта или люди без военного опыта — ксендзы, семинаристы, помещики и т.п. Все они становились «офицерами», сотрудниками штабов, адъютантами. На отряд в 300−350 человек таковых иногда насчитывалось до 50. Не имея в абсолютном большинстве ни боевого, ни вообще какого-либо военного опыта, такие командиры заменяли его шаблонными действиями и обращением к морали подчиненных. Они пытались организовать свои действия по образцу регулярной армии — сочетая огонь и удар линии пехоты. Не имея ни должного количества оружия и подготовленных кадров, ни времени для обучения своих отрядов и их спайки, мятежники терпели поражение за поражением. Первые же столкновения показали эту закономерность.

Один из корреспондентов «Русского инвалида» писал: «Вот как обыкновенно происходит дело: отряд войска встречает инсургентов, положим, от 300 до 500 человек, как это по большей части случалось; численность войск гораздо меньше; отряд обыкновенно состоит из одной или двух рот пехоты и 15−20 казаков. Разумеется, здесь не говорится о тех, впрочем, весьма редких, случаях, когда посылались и более значительные отряды против многочисленных шаек инсургентов. У инсургентов едва 1/10 часть вооружена ружьями, и то охотничьими, которые несут не далее 200 шагов; эта часть выстраивается впереди, сзади их стоят вооруженные косами, а за ними — просто палками и дубинами. Вооруженные огнестрельным оружием начинают перестрелку, но выстрелы цепи, вооруженной штуцерами и открывающей огонь на 600 и 800 шагов, перебьют всех, не допустив их и на расстояние даже 600 шагов; следовательно, первая линия инсургентов будет уничтожена прежде, чем огонь ее может причинить какой-либо вред войску.»

В случае, если по повстанцам действовала артиллерия, все заканчивалось гораздо быстрее. Из такой ситуации могла выйти только хорошо обученная регулярная армия, но не добровольцы. Призывы не мстить братьям после победы над ними ложились на добрую почву. Русские войска поначалу так и действовали. В характерной для себя манере они нашли в себе силы увидеть грань между правым и виноватым. Это сказалось и на отношении к пленным — задержанных крестьян, силой уведенных в отряды повстанцев, отпускали домой.

Но миролюбие и мягкость скоро ушли в прошлое. Им не было место в жестоком противостоянии, навязанном мятежниками. Восстание быстро превращалось в войну поляков с не-поляками за пределами Царства Польского и в войну с дворянским элементом внутри этих пределов.

Олег Айрапетов

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 21 апреля 2017 > № 2167254


Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 21 апреля 2017 > № 2164605

За два дня до первого тура президентских выборов во Франции три кандидата на пост главы государства приостановили свою предвыборную кампанию после теракта 20 апреля на Елисейских полях. Эммануэль Макрон, Франсуа Фийон и Марин Ле Пен отменили все сегодняшние встречи с избирателями. Глава правительства Бернар Казнев заявил, что ничто не должно помешать выборам состояться. Власти сообщили об усилении мер безопасности.

Теракт на Елисейских полях произошел в то время, когда все 11 кандидатов в президенты в прямом эфире выступали на одном из главных телеканалов France 2 в программе «Убедить за 15 минут». В 21:00 вооруженный террорист совершил нападение на Елисейских полях, убив одного полицейского и ранив двух других. Ранение получила еще одна туристка. Несколько часов спустя после теракта ответственность за него взяла на себя радикальная группировка «Исламское государство».

Франсуа Фийон и Марин Ле Пен еще вчера вечером сообщили об отмене своих встреч с избирателями. Позже ночью о приостановке своей кампании заявил Эмманюэль Макрон. И только Жан-Люк Меланшон, четвертый по уровню популярности кандидат, отказался отменять свои встречи, запланированные в последний день предвыборной кампании. «Последнее слово за республиканцами, а не преступниками», — заявил кандидат от крайне левых.

Необходимо «перестать быть наивными» и усилить меры безопасности, — заявила Марин Ле Пен в эфире RFI. Она не считает, что террористы преследовали цель повлиять на президентские выборы. Кандидат от крайне правых в последние дни кампании еще больше ужесточила свою риторику, выступая против мигрантов и за усиление мер безопасности, обвиняя власти в принятии неэффективных мер по борьбе с терроризмом.

В свою очередь центрист Эмманюэль Макрон призвал не поддаваться панике. По его словам, именно этого добиваются террористы — вселить страх в граждан, нарушить демократический процесс выборов. «Мы еще долго будем жить под угрозой терроризма», — заявил Эмманюэль Макрон.

Правый кандидат Франсуа Фийон в эфире France 2 назвал нецелесообразным продолжение кампании. «Мы должны в первую очередь выразить солидарность с полицейскими, которые стали жертвами, со всеми теми, кто рискует своей жизнью, чтобы обеспечить нашу безопасность», — заявил Франсуа Фийон.

В пятницу утром состоялось заседание Совета по обороне с участием Франсуа Олланда и Бернара Казнева. Глава правительства заявил, что ничто не должно помешать выборам состояться, назвав их основополагающим событием демократии. Сегодня ночью завершается предвыборная кампания. После этого запрещается публиковать данные соцопросов.

Во Франции до сих пор действует режим чрезвычайного положения, введенный после парижских терактов 13 ноября 2015 года, жертвами которых стали 130 человек. Всего за последние два года в результате террористических нападений погибли 238 человек.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 21 апреля 2017 > № 2164605


Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150598

Террористы пытаются воспользоваться выборами

Венсан Тремоле (Vincent Tremolet), Le Figaro, Франция

Адвокат и эксперт по терроризму Тибо де Монбриаль (Thibault de Montbrial) комментирует прошедшую в четверг вечером перестрелку на Елисейских полях, в результате которой погиб полицейский.

Le Figaro: Всего за несколько дней до первого тура был предотвращен теракт, однако тема терроризма практически не поднималась на дебатах. Угроза позади?

Тибо де Монбриаль: Террористическая угроза не спадает вот уже два года: в начале 2017 года было предотвращено целых семь терактов. Причем сейчас все подходит к пику. Практически нет сомнений, что террористы попытаются воспользоваться избирательным периодом (президентские и парламентские выборы), поскольку такой теракт не просто получил бы мировую огласку, но и предоставил бы уникальную возможность повлиять на французскую политическую жизнь через воздействие на проведение выборов.

— Основные кандидаты придерживаются одной позиции по этому вопросу?

— Хотя все они включили вопрос терроризма в свои программы, не все правильно оценили его масштабы, потому что нам угрожают не столько иностранные организации, сколько французские граждане, как мусульмане по рождению, так и обращенные. Они ненавидят нас и могут устроить теракт даже без прямого заказа из-за границы. Число людей, которые потенциально могут совершить теракт на нашей территории, растет по экспоненте. Это подтверждает, что исламский терроризм — проблема будущего, а не прошлого. Другими словами, все еще только начинается, и вялость некоторых кандидатов по поводу предполагаемых решений говорит, что еще не все в полной мере понимают ситуацию.

— Слабые сигналы (нападения на полицейских в штатском и пожарных, дикие демонстрации) указывают на отделение части населения. Угроза под контролем или же есть причины для беспокойства?

— Увеличение числа таких происшествий является явным признаком распада нашего национального единства. Во многих кварталах к силам правопорядка относятся не как к представителям власти, а как к членам враждебной банды. Удручает еще и тот факт, что такой же ярлык навесили на экстренные службы.

Помимо самого существования этих актов агрессии следует отметить их градус насилия. Сегодня в ход идут средства, которые свидетельствуют о явном стремлении убить полицейских, что, кстати, получает открытое выражение в социальных сетях. В октябре 2016 года в Грини наряд полиции сожгли заживо, причем в одну из полицейских еще бросали камнями, пока она горела. Сравнимые по своей дикости вещи происходили и во время демонстраций ультралевых весной и осенью, однако, каким-то чудом, там обошлось без особых последствий. Кстати говоря, разведка всерьез обеспокоена масштабами потенциальной агрессии, к которой призывают лидеры различных леворадикальных групп с воскресного вечера.

— С чем связано отсутствие обсуждения вопросов безопасности в ходе кампании?

— Это загадка. За последние месяцы интервью кандидатов были посвящены практически исключительно экономическим и социальным вопросам.

Вопросы безопасности и терроризма являются вторым (если не первым) по значимости источником беспокойства французов. На фоне того, как насилие (со стороны исламистов, ультралевых или правых) сейчас открыто разъедает наше общество, подобное оглушительное молчание может объясняться идеологической или даже бессознательной надеждой на то, что если не говорить об этом, оно исчезнет само собой. Мне кажется, что французская элита в ступоре при виде потери контроля и масштабов социальной и коммунитаристской напряженности, которая расшатывает нашу страну и может привести ее неизвестно куда, в том числе уже в ближайшем будущем.

— Восстановление государственного авторитета в «кварталах» станет одной из главных задач будущего президента?

— Разумеется, это очень важный вопрос. Существуют десятки кварталов, в которых государственной власти практически нет, и где ее представители не могут перемещаться свободно и без мер безопасности. По статистике, ежедневная агрессия в отношении сил правопорядка неизбежно приведет к трагедии в ближайшие месяцы и годы. Никто не может предугадать, в каком направлении начнут развиваться события, но если в результате «инцидента» будут погибшие с каждой стороны, это практически неизбежно породит спираль насилия.

Именно поэтому будущему правительству будет нужно «разминировать» эти территории, однако нужно понимать, что каждодневная напряженность так сильна, что уже сам этот процесс может спровоцировать столкновения. В любом случае, чем больше мы ждем, тем более серьезными будут последствия.

— Из опроса IFOP следует, что 51% жандармов готовы голосовать за Марин Ле Пен. С чем это связано?

— Силам правопорядка приходится непосредственно контактировать с угрозой. Расхождение между их каждодневными реалиями и поведением остального общества (относительное молчание СМИ, слабая реакция судов и т.д.) неизбежно толкает их на сторону кандидата, который наиболее активно поднимает эти вопросы в в своей предвыборной кампании.

Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150598


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150594

Основные моменты последней программы с участием 11 кандидатов

Кандидаты в президенты выступили в четверг вечером в программе на канале France 2, которая была прервана сообщением о теракте в Париже

Le Monde, Франция

Последняя телевизионная встреча кандидатов на канале France 2 несла на себе отпечаток перестрелки на Елисейских полях, в ходе которой погиб один полицейский.

Кандидаты реагируют на происшествие на Елисейских полях

Все кандидаты отреагировали на перестрелку, сообщение о которой было озвучено в разгар программы. «Главная задача президента — защищать». Лидер движения «Вперед!» Эммануэль Макрон высказался первым из всех кандидатов, около 22:15. «Эта неуловимая угроза будет частью нашей жизни в ближайшие годы. Я хочу выразить безусловную солидарность с нашей полицией», — подчеркнул он.

«Нация солидарна с полицейскими. (…) Борьба с терроризмом должна быть абсолютным приоритетом нового президента Республики», — отметил в свою очередь Франсуа Фийон, который отменил запланированную на пятницу поездку в Шамони (Верхняя Савойя). Чуть позже кандидат от Республиканцев к всеобщему удивлению потребовал приостановить кампанию (официально она завершается в полночь в пятницу), чтобы «продемонстрировать солидарность с полицейскими (…) и французским народом, который испытывает все большее беспокойство при виде терактов».

В заключении Жан-Люк Меланшон заявил, что мысленно находится с «семьей погибшего полицейского и семьями раненых». «Преступники не останутся безнаказанными, а об их пособниках не забудут», — подчеркнул кандидат «Непокорной Франции», призвав всех не поддаваться панике и «оставаться едиными».

Лидер Национального фронта Марин Ле Пен отметила «вновь начинающийся кошмар» и подчеркнула, что ей жаль «наши силы правопорядка, которым приходится платить высокую цену». «Меня охватывает тихая ярость. Были приняты не все меры, чтобы защитить наших сограждан», — заявила она.

В целом, все кандидаты в завершение своего выступления почтили память убитого полицейского.

Амон критикует Макрона, Меланшона и Фийона

Кандидатов попросили принести на программу предмет, который они хотели бы взять с собой в Елисейский дворец. Социалист Бенуа Амон принес целых два, словно ему нужны удвоенные усилия, чтобы наверстать отставание в опросах. Первым стала карта соцобеспечения, которому угрожают «те, кто хотят уменьшить компенсации» и провести пенсионную реформу. Вторым — свидетельство избирателя, чтобы показать французам, что в своем выборе им нужно отталкиваться от «сути», а не от «маркетинговой риторики, которая адаптируется к аудитории».

Далее Амон (он занимает пятую строчку в опросах) пошел в наступление на Франсуа Фийона, Эммануэля Макрона и Жана-Люка Меланшона.

В завершении Амон выразил сожаление о том, что в ходе кампании шла череда «монологов». «У нас могли бы быть демократические дебаты. Мы живем во времена, когда шоу стоит настолько выше демократии, что некоторые кандидаты хотят выбирать журналистов и вопросы, отступать от демократического обсуждения», — его намек касается Фийона, который отменил интервью с Le Monde, поскольку отказался отвечать на вопросы о ведущемся против него следствии.

Николя Дюпон-Эньян против «цензуры СМИ»

Кандидат от партии «Вставай, Франция» Николя Дюпон-Эньян в свою очередь подчеркнул, что один «высокий руководитель французской прессы», сторонник Франсуа Фийона, предложил ему отказаться от участия в гонке в обмен на снятие «цензуры» в его СМИ.

«Я говорил о невыносимом давлении с целью заставить меня снять кандидатуру, я должен был отказаться от моих убеждений», — отметил он. «Могу я зачитать вам то, что отправил мне высокий руководитель французской прессы, стоящий на службе одного из кандидатов?» — заявил он, продемонстрировав переписку с этим человеком. «Мне надоела эта опереточная демократия!»

В прошлом он уже выступал с критикой СМИ, подконтрольных олигархам, неравенства относительно выделенного на выступление времени. В марте он ушел из эфира TF1 в знак протеста против того, что его не пригласили на дебаты, в которых участвовали всего пять кандидатов. «Вы думаете, Макрон появился бы на стольких обложках журналов за последние месяцы, если бы не служил чьим-то интересам? Все французы поняли, что есть кандидат-любимчик!»

Макрон жалеет, что «задел людей по Алжиру»

Бывший банкир, который лидирует по опросам за три дня до первого тура, попытался внести уточнение по нескольким пунктам своей программы. Он отметил, что еще раз оценит ситуацию с квартплатами перед тем, как принимать окончательное решение, и что налог на состояние будет привязан к недвижимости.

В завершении выступления Макрон назвал себя «воином, бойцом». «Мне не свойственно зацикливаться на сожалениях, — ответил он на вопрос, были ли они у него во время кампании. — Я намерен сражаться до самой последней секунды, чтобы до последней секунды пытаться убедить неопределившихся.

На вопрос об «ошибках» за последние месяцы Макрон признал, что «задел людей, в частности по поводу войны в Алжире». Во время поездки в страну он назвал колонизацию «преступлением против человечности». «Несправедливые слова достойны сожаления», — признал он в четверг вечером.

Меланшон: «Я против хаоса»

Кандидат «Непокорной Франции» отстаивал свою идею о проведении референдума по отзыву депутатов, заверив, что это не повлечет за собой нестабильность, потому что французы не любят «переворачивать все вверх дном». Французы хотят «стабильности институтов, и я с этим согласен, я против хаоса».

Что касается учредительного собрания по разработке конституции VI Республики, Меланшон отметил, что оно будет частично состоять из депутатов, а частично — из выбранных путем жеребьевки людей. «Люди не безумцы и не глупцы», — сказал он, признав, что изначально может понадобиться предложение президента или правительства.

Ле Пен: «Безопасность и терроризм не обсуждались в кампании»

Как и в последние дни кампании, Марин Ле Пен сделала упор на безопасности и иммиграции. «Безопасность и терроризм не обсуждались во время кампании», — заявила она, отметив несколько позиций своей программы.

«Нужно взять под контроль национальные границы, создать 15 тысяч дополнительных мест в жандармерии и полиции, расширить штат таможенников. Необходимо бороться с коммунитаризмом, выдворить представляющих потенциальную угрозу людей. Сейчас их насчитывается порядка 17 тысяч, 10 тысяч из которых связаны с исламским фундаментализмом».

Кандидат от Нацфронта повторила предложения, вызвавшие полемику на этой неделе, и заверила, что если бы у власти была она, можно было избежать терактов 2015 и 2016 годов. «Все иностранцы, осужденные за преступления той или иной тяжести, должны вернуться к себе на родину, — подчеркнула она. — Я требую отмены jus soli. Французское гражданство можно получить лишь по наследству или благодаря заслугам».

Франсуа Фийон представляет антитеррористический арсенал

Во время своего выступления Франсуа Фийон попытался представить себя защитником, который убережет Францию от джихадистской угрозы, и долго расписывал свой план борьбы с «исламским терроризмом».

На международном уровне кандидат «Республиканцев» подтвердил дипломатическую линию сближения с Москвой. Он вновь заявил о необходимости сформировать «международную коалицию для ликвидации» джихадистских групп, в том числе с Россией и Ираном.

Во внутреннем плане бывший премьер представил свой антитеррористический арсенал: помимо лишения французского гражданства тех, кто отправился на джихад, он отметил свое стремление «запретить движения, которые относятся к салафизму и «Братьям-мусульманам» (организация запрещена в РФ — прим.ред.).

Кроме того, он настоял на превентивном задержании части тех, кто был отмечен как источник потенциальной угрозы: «Нужно, чтобы все, кто представляют явную опасность, были задержаны, чтобы было проведено следствие и чтобы их судили за сговор с врагом, если будут доказаны их связи с «Исламским государством» (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.). Еще одним приоритетом он назвал борьбу с подъемом фундаментализма, который набирает обороты в мусульманском сообществе Франции.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150594


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150569

Чеченский лидер опровергает сообщения о зачистках среди геев

Рамзан Кадыров отвергает все обвинения, несмотря на растущее количество доказательств того, что гомосексуалисты в Чечне подвергаются преследованию и, по крайней мере, трое из них были убиты.

Шон Уокер (Shaun Walker), The Guardian, Великобритания

Лидер Чечни Рамзан Кадыров использовал встречу с Владимиром Путиным для того, чтобы опровергнуть сообщения о чистках среди гомосексуалистов в этой управляемой им южной российской республике.

По сообщению «Новой газеты», более 100 чеченских мужчин, которых подозревают в гомосексуализме, подвергаются преследованию, а трое из них были убиты. Несмотря на отрицание Кадырова, увеличивается количество свидетельств относительно проводимой масштабной кампании против геев.

Во время встречи в Кремле вечером в среду, репортаж о которой был показан по телевидению, Кадыров затронул вопрос о «провокационных статьях про Чеченскую Республику, про те события, которые… якобы происходят, задержания». Путин не попросил его объяснить сделанные им комментарии, не задал дополнительных вопросов, и в результате эта встреча в большей степени выглядела как публичная поддержка на фоне международной критики.

Корреспонденты газеты Guardian побеседовали с четырьмя людьми, в разной степени ставшими жертвами кампании по преследованию геев, включая одного человека, который рассказал о том, как его больше недели пытали с помощью электрошокера. Кроме того, он сообщил о том, что с ним в тюремной камере находились еще 12 предполагаемых гомосексуалистов.

На этой неделе корреспонденты газеты Guardian побеседовали с двумя людьми, которые подвергались преследованию за то, что являются геями. Оба они в настоящее время не находятся в Чечне — они вынуждены были покинуть эту республику. Они не хотели, чтобы были названы их имена, возраст и другие идентифицирующие сведения, ссылаясь на страх перед чеченскими властями и на опасения по поводу реакции со стороны своих собственных семей.

Исмаил (это не настоящее его имя) сказал, что чеченские власти в октябре устроили для него подставу. Он обменивался фотографиями с одним мужчиной в социальных сетях, а затем этот человек согласился на встречу. Но когда они встретились, он не пригласил Исмаила в свой загородный дом, как обещал, а отвез в район вырубки леса. Там три человека в военной форме раздели его догола и избили, а еще один человек снимал происходящее на видео.

«Они меня оскорбляли, они сломали мне челюсть и оставили меня окровавленным в лесу, — сказал он. — Они потребовали, чтобы я выплатил им огромную взятку, а в противном случае они опубликуют сделанное видео в интернете, а также сообщат моей семье, что я гей».

По словам Исмаила, он заплатил им взятку, но когда в Чечне стали распространяться слухи о преследовании геев, он решил бежать. Сотрудники полиции уже были у него дома и требовали сообщить, где он находится. Они рассказали его матери о том, что он гей, и это вызвало большой семейный скандал. Теперь Исмаил опасается того, что его собственные родственники его разыскивают и хотят его убить.

Второй мужчина в конце марта был остановлен на полицейском блок-посту на окраине Грозного, столицы Чечни. После проверки документов выяснилось, что он фигурирует в каком-то списке, и тогда его затолкнули в автомобиль. Он слышал, как арестовавшие его люди сообщили, что они «нашли одного из тех, которых ставят задом».

В полицейском отделении его обыскали, и один из полицейских обнаружил у него в сумке медицинское свидетельство того, что он является ВИЧ-инфицированным. «Они пожалели меня и сказали, чтобы я скрылся, уехал из Чечни и никогда туда больше не возвращался», — сказал он. После этого он бежал и теперь живет за пределами Чечни. Члены его семьи думают, что он уехал для того, чтобы найти работу.

Многие чеченские геи, вынужденные покинуть Чечню и живущие сегодня в России, говорят о том, что они опасаются репрессий. Некоторые европейские страны согласились выдать визы небольшому количеству таких людей.

Российская «Новая газета», впервые рассказавшая о чеченских геях, стала получать угрозы со стороны чеченских исламских и гражданских лидеров. Редакция этой газеты получила два подозрительных пакета с белым порошком. На собрании, которое проходило в главной мечети Грозного и в котором приняли участие 15 тысяч человек, была принята резолюция. В ней, в частности, было сказано: «Ввиду того, что нанесено оскорбление вековым устоям чеченского общества и достоинству чеченских мужчин, а также нашей вере, мы обещаем, что возмездие настигнет истинных подстрекателей, где бы и кем бы они ни были, без срока давности».

Во время своей встречи с Путиным Кадыров сказал о том, что угрозы в адрес журналистов в Чечне являются «безосновательными». Однако, с учетом истории нападений на критиков чеченского лидера, «Новая газета» серьезно относится к прозвучавшим угрозам. Журналист Елена Милашина, опубликовавшая эту статью, сказала, что она намерена на некоторое время покинуть Россию.

По словам российских властей, будет проведено расследование всех обвинений, если жертвы об этом расскажут, однако те люди, которые беседовали с журналистами газеты Guardian, сказали, что они слишком напуганы для того, чтобы публично об этом заявить без гарантий безопасности.

Ранее официальный представитель Кадырова Альви Каримов опроверг сообщения о чистках. По его словам, никаких геев в Чечне нет. «Если бы в Чечне были такие люди, у правоохранительных органов не было бы никаких забот с ними, поскольку сами родственники направили бы их по адресу, откуда не возвращаются», — сказал он.

Кадыров сказал Путину, что ему «даже говорить об этом неудобно», намекая, очевидно, на наличие в Чечне геев, однако чеченский лидер утверждал, что все сообщения об этом являются ложью. По словам Дмитрия Пескова, официального представителя Путина, Кадыров заверил российского президента в том, что эти сообщения являются «клеветой».

Однако газета Guardian считает, что некоторые люди в Кремле встревожены этими сообщениями и пытаются проверить их состоятельность — независимо от официального расследования.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150569


Иран. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 21 апреля 2017 > № 2150555

Президент Татарстана находится с визитом в Иране

Первый вице-президент Ирана Эсхак Джахангири встретился в среду с президентом Татарстана Рустамом Миннихановым, который находится с визитом в Иране, сообщает Mehr News.

"Иран и Россия могут воспользоваться возможностями, предоставленными западными санкциями против двух стран, чтобы осуществлять большие шаги по расширению и углублению межпарламентских отношений", - сказал Джахангири во время встречи с президентом Татарстана, который прибыл в Тегеран в среду.

"Иран готов развивать отношения с Москвой в различных областях, и недавний визит президента Роухани в Москву способствовал заключению хороших соглашений между двумя странами", - сказал иранский чиновник, перед тем выразить надежду на то, что визит Рустама Минниханова также окажется полезным для обеих стран.

Джахангири описал развитие сотрудничества с российской Республикой Татарстан в качестве важной цели для Исламской Республики Иран, и отметил, что Татарстан является важной республикой России.

Сотрудничество в области нефти, исследований, науки и туризма были перечислены иранским первым вице-президентом в качестве главных направлений двусторонних отношений. Он призвал к расширению сотрудничества в области новых технологий.

Минниханов, в свою очередь, рассказал, что Татарстан активно работает в сферах промышленности, сельского хозяйства, нефтяной и нефтехимической промышленности и высоко оценил возможности Татарстана в автомобильной промышленности, судостроении и изготовлении самолетов. Он отметил, что Татарстан стремится развивать отношения с Ираном во всех областях, особенно в сфере новых источников энергии и современных технологий.

Иран. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 21 апреля 2017 > № 2150555


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150522

Либералы должны избегать деструктивного синдрома Трампа

Фарид Закария (Fareed Zakaria), The Washington Post, США

Я действительно не верил, что существует такая вещь, как деструктивный синдром Трампа — невероятно сильная ненависть к президенту Трампу, подрывающая способность к здравым рассуждениям. Дело не в том, что я не замечал критики в его адрес (я сам не раз высказывался довольно резко), но на протяжении всей кампании Трамп делал то, что оправдывало эту критику. А после победы на выборах, вместо того чтобы успокоиться и начать вести себя так, как подобает президенту, он продолжил поток мелких выходок, преувеличений и лжи. Его администрация казалась олицетворением хаоса и некомпетентности.

Затем пришел черед авиаудара по Сирии. По данному вопросу Трамп, похоже, внимательно выслушал высокопоставленных специалистов в области национальной безопасности, отказался от прежних взглядов, выбрал откалиброванный ответ и действовал быстро. Я поддержал ракетный удар и указал — в печати и в эфире — что Трамп наконец стал президентом, потому что происходящее «похоже, отражает запоздалое признание Трампа в том, что он не может просто поставить США на первое место, президент Соединенных Штатов должен действовать, учитывая более широкий круг интересов». В целом же, я критиковал политику Трампа в Сирии, назвав ее «бессвязной».

Однако реакция на мои слова была такой, будто я предложил сделать Трампа Папой римским. Обозреватели посчитали мое мнение «глупым», усматривая в этой ситуации признаки прогиба СМИ перед Трампом. Бывшие спичрайтеры Обамы даже назвали мои комментарии «самыми недалекими» из всего прозвучавшего по этой теме.

Именно спичрайтеры Белого дома, вероятно, написали слова, произнесенные Бараком Обамой 27 сентября 2013 года, когда он объявил о сделке, по условиям которой сирийский режим согласился отказаться от своих запасов химического оружия. «Эта резолюция гарантирует, что режим Асада должен выполнить свои обязательства. Мы остаемся бдительными и продолжим следить за выполнением условий». Другими словами, администрация Трампа наблюдала за нарушением сделки Обамы 2013 года и действовала именно так, как подразумевал Обама. Вот почему практически все основные должностные лица внешней политики Обамы — Хиллари Клинтон, Томас Донилон, Леон Панетта, Дэвид Петреус — поддержали действия администрации Трампа, как и союзники США в регионе и за его пределами.

Удары были осторожными, взвешенными и служили в первую очередь определенным сигналом. Другими словами, это было очень похоже на Обаму. Два высокопоставленных чиновника Обамы, сказали мне, что если бы Обама оставался президентом, он приказал бы нанести удар, возможно, даже идентичный по масштабам. Эти бывшие спичрайтеры Обамы, вероятно, использовали бы другие формулировки для описания тех же авиаударов.

Консерваторы, похоже, лучше либералов понимают решения Трампа. Многие из самых сильных сторонников Трампа — Энн Коултер, Майкл Сэвидж, Лаура Ингрэм — расстроены использованием Трампом политики Обамы. Эндрю МакКарти написал в National Review: «Когда речь шла о внешней политике, я переживал, что выборы 2016 года принесут нам Клинтон, олицетворяющую третий срок Обамы. Вместо этого у нас есть Трамп, олицетворяющий пока третий срок Клинтона».

Либералы должны избегать деструктивного синдрома Трампа. Лично я был довольно жестким с ним. Критиковал почти все идеи, предложенные им в ходе кампании. Прямо перед выборами я назвал его «раком американской демократии» и призвал избирателей не голосовать за него. Но они поступили иначе. Теперь он — президент. Я считаю, что моя работа заключается в том, чтобы беспристрастно оценивать его политику и объяснять, почему, на мой взгляд, его действия правильны или нет.

Многие предвыборные обещания Трампа — идиотские и неосуществимые. Можно было предположить, что он откажется от них, что и происходит в последнее время сразу на нескольких фронтах.

Те из нас, кто выступал против него, сталкиваются теперь с серьезной проблемой. Мы должны спросить себя, что мы предпочли бы увидеть: Трампа, изменившего собственные взгляды, или Трампа, принимающего политические решения на основе предвыборной кампании? Первый вариант может принести много пользы стране и миру в целом, хотя и спасти Трампа от унизительного поражения. Второй обернется катастрофой для всех. Возникает сложнейший вопрос: мы хотим лучшего для США или худшего для Дональда Трампа?

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150522


Сирия. Йемен. Ливия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150514

Новый «Сайкс-Пико» маячит на горизонте: грядет раздел арабского мира

Джейн Исхак (Jane Iskhak), Ad-Diyar, Ливан

Всем известно о секретном соглашении между представителями Франции и Британии, Франсуа Жорж-Пико и Марком Сайксом (так называемое Соглашение Сайкса-Пико было подписано 16 мая 1916 года — прим. ред.), согласно которому между этими сторонами произошел раздел территории Плодородного полумесяца (условное название региона на Ближнем Востоке и Северной Африке, где зимой наблюдается повышенное количество осадков; включает в себя территории в бассейне рек Тигра, Ефрата и Нила — прим. ред.). В основе соглашения лежали интересы каждой из стран и ситуация контроля над портами.

Сегодняшняя ситуация близка к тому, чтобы пойти по тому же самому сценарию. Раздел государств, раздираемых внутренними конфликтами, таких как Сирия, Йемен и Ливия, идет между двумя крупнейшими державами мира — Россией и Соединенными Штатами. Каждая из сторон стремится прибрать к рукам природные ресурсы, и, конечно, не будем забывать о восстановлении региона, в частности Сирии. Иностранные компании будут выкачивать отсюда миллиардные прибыли — так же, как и из работы сирийских и ливийских портов в Средиземном море и в йеменском проливе Баб-эль-Мандеб.

Опустим обсуждение причин конфликтов на Ближнем Востоке, тех, кто стоит за этими конфликтами, межрелигиозную рознь, тех, кто действительно поддерживает «Исламское государство» (запрещено в РФ — прим. ред.), и тех, кто поддерживает конфликтующие стороны в Йемене или Ливии. В первую очередь следует пролить свет на запасы этих стран и их источники дохода, которые стремятся присвоить себе крупные страны.

На протяжении всей истории, и сегодняшний день — не исключение, одна из главных причин, стоявших за началом войны, заключалась в том, какими ресурсами обладала завоеванная страна или покоренные племена. Для прошлого были актуальны сначала продовольственные ресурсы, затем товары производства, в которые стали вкладываться деньги и золото. Прибыль увеличивалась пропорционально силе и власти, и верхи оттачивали свою гегемонию. Военная, информационная, культурная или иная власть всегда основывалась на мощности экономики и количестве финансовых ресурсов.

Некоторые могут подумать, что в приоритете у зарубежных стран находится Сирия, однако на самом деле, с экономической точки зрения все вышеупомянутые арабские страны представляют определенный интерес.

Йемен

Почему именно Йемен? Зачем Соединенные Штаты вложили в эту войну миллионы? Ответ займет многие часы для объяснения всех причин и того, какими ресурсами обладает Йемен, не говоря уже о его стратегическом местоположении. Йемен представляет собой южные ворота Красного моря, эта страна контролирует морской коридор Баб-эль-Мандеб, ведущий в Индийский океан, где идет морское судоходство от Средиземного моря до Азии. Через него ежедневно проходит 3,4 миллиона баррелей нефти, то есть миллионы долларов. В день через него свободно может проходить более 57 судов, что заставляет крупные страны укреплять свои позиции в непосредственной близости и строить военные базы.

Влияние ситуации в Йемене сказывается на политике и безопасности стран Залива. Любое напряжение, касающееся безопасности или стабильности в Йемене обязательно влияет на безопасность и стабильность стран Персидского залива.

В 2008 году на сайте Wikileaks была опубликована секретная переписка бывшего посла США в Йемене Стивена Сеша, в которой говорилось, что в провинциях Шабва, Мариб и Аль-Джауфе имеются большие запасы газа. Что касается нефти, то, согласно подробной геологической разведке компании USGS, в Йемене имеются огромные морские нефтяные пласты. Данные запасы не разработаны, и это крупнейшее среди месторождений, которыми обладают богатейшие страны Персидского залива.

Этой переписки вполне достаточно, чтобы прояснить основную причину бомбардировок Йемена Америкой под лозунгами помощи его народу. Америка с самого начала осознавала значение Йемена и запасы его природных ресурсов.

Сирия

Экономический аналитик Мазен Иршид объясняет важность Сирии для России в первую очередь ее геополитическим положением и его важностью для российской экономики. Он подчеркивает большую роль порта Тартус, через который в будущем будет проходить снабжение газом трех континентов — Африки, Азии и Европы. Как известно, на восточном побережье Средиземного моря были открыты богатые газовые месторождения, которыми в настоящее время пользуются Ливан, наш сионистский враг и в меньшей степени Сектор Газа и Сирия. Идет освоение сотен миллиардов кубометров природного газа. Россия специально старается не упустить Сирию и жизненно важный порт Тартус, через который пойдет транспортировка газа на три континента, после того как в Сирию придут российские газовые гиганты, имеющие огромный опыт в этой сфере.

Иршид добавляет, что в настоящее время Россия является крупнейшим производителем нефти и газа в мире, однако ее географическое положение не позволяет с легкостью осуществлять экспорт своей продукции в Азию, Восточную Европу и Турцию. Контроль над газовыми месторождениями в Сирии будет иметь положительный эффект для российской экономики в долгосрочной перспективе, это укрепит российский газовый сектор, когда на нетрадиционные рынки начнет поставляться газ по более низкой цене.

Иршид уверен, что Россия не готова упустить Сирию, как это произошло с Ираком. Сейчас большинство разведывательных нефтяных компаний в Ираке американские и европейские, поэтому Россия будет стараться изо всех сил, чтобы оставить Сирию полностью под своим контролем, также как Ирак оказался под контролем западных и американских компаний. Невозможно игнорировать важность Сирии для России в качестве объекта для инвестиций в возобновляемые источники энергии, продукты питания, финансовый сектор и другие отрасли. Здесь же нужно отметить важность геополитического положения Сирии, окруженной американскими военными базами, расположенными по всему Ближнему Востоку.

В этой связи Иршид говорит о том, что Россия станет работать над возрождением своей истощенной экономики за счет восстановления Сирии. Особенно это касается сфер добычи природных ресурсов, железного и цементного строительства. Это те области, которые существенно пострадали в свете введения Западом жестких экономических санкций в результате российской позиции по Украине и аннексии Крыма. Восстановление Сирии потребует огромного потока инвестиций, который хлынет из частного сектора. Но последний, в свою очередь, должен сохранить свои деньги и после завершения этого восстановительного периода.

Говоря о США, Иршид отметил, что западная сторона не сможет поколебать российскую позицию в отношении Сирии. Они, несомненно, очень хорошо понимают, что Сирия значит для России и знают, в чем секрет того, что Россия столь упорно продолжает придерживаться этой позиции, даже через шесть лет после начала гражданской войны в Сирии.

Ливия

Ситуация в Ливии отличается от ситуации в Сирии и Йемене. Здесь имеет место политический, но больше военный кризис, где захватить власть стремятся четыре конкурирующих организации. Но никто из нас не забывал, что сказала Клинтон, когда умер Каддафи: «Мы пришли, мы увидели, он умер». Это предложение раскрыло план США в Ливии, целью которого было убить Каддафи и свергнуть режим, устроив хаос, а отзывчивые американские военные должны были прийти для защиты угнетенных людей. Но сегодня после недавних событий на Ближнем Востоке, снижения интереса США в Ливии и выхода Британии из Европейского Союза встает самый большой вопрос: является ли Ливия тем тузом, которым Америка побила Великобританию? Нуждается ли последняя в том, чтобы через нее проходил коридор в Африку в целях укрепления своей же экономики, экспорта собственных ресурсов и товаров в африканские страны, особенно когда перед ней захлопнутся двери в Европе? Тот факт, что Соединенные Штаты взяли под свой контроль Баб-эль-Мандеб, будет ли он способствовать прохождению британских товаров в Азию и Китай по более низкой цене?

Безусловно, мы не должны забывать и о ливийских запасах нефти и газа.

В войнах прошлого, особенно в Первой и Второй мировых войнах, крупные державы уничтожали друг друга, и даже не смотря на победы, теряли огромные деньги, человеческие ресурсы и военную технику. Именно поэтому после окончания холодной войны возникла концепция стратегических войн. Крупные державы избегают прямой войны, погружая страны третьего мира во внутренние конфликты и желая им управлять. По соглашениям Сайкса-Пико Франция и Великобритания были союзниками, деля добычу. Но Россия и Америка сегодня, по-видимому, враги, сражающиеся за контроль и мировую гегемонию. Однако, почему не могут существовать общие интересы, которые бы примирили «врагов»?

Сирия. Йемен. Ливия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150514


Грузия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 21 апреля 2017 > № 2149209

В Грузии в очередной раз меняют Конституцию — по «сексуальной» и политической части. Первая, судя по степени возбужденности дебатируемых, перехлестывает вторую. Оно и понятно: до политики ли, когда местные геи, лесбиянки и другие представители «неправильной любви» — в общем, ЛГБТшники — желают заключать законные браки и иметь «полноценную» семью. А тут вот в меняющейся Конституции им полностью перекрывают кислород и, фактически, ставят вне закона: скорее всего, поправки четко определят, что брак является исключительно союзом мужчины и женщины с целью создания семьи.

В противном случае в стране многовекового православия (с 30-х годов IV века) повторятся погромы ЛГБТшников, которые, строго говоря, своими шествиями и агитками сами на них и нарываются, дабы привлечь к себе дополнительное внимание и колеблющийся «сексуальный контингент». И, что особенно неприятно, яростнее всех на носителей нетрадиционной любви нападают низшие церковные чины — колотят их огромными крестами, табуретками и всем, что попадется под руку.

Тут, как в плохой пьесе, вступает хор, состоящий из 12 неправительственных организаций — преимущественно со стажем и влиянием — которым, по большому счету, плевать на права геев, лесбиянок и иже с ними: они попросту отрабатывают деньги, которые им платят зарубежные спонсоры «за пошуметь».

И они шумят. На днях вышеуказанная группа распространила заявление, в котором, в частности, раскритикована инициатива пополнения Конституции положением, в соответствии с которым брак является союзом между мужчиной и женщиной. «Эта формулировка, — утверждают НПОшники, — носит гомофобический характер и будет способствовать усилению негативного отношения к ЛГБТ-лицам». Кроме того, внесение такой поправки в Конституцию дурно отразится на ситуации с правами человека в Грузии.

Ну, а в случае принятия поправки, сказано в заявлении, следует «начать параллельный процесс законодательных изменений с тем, чтобы узаконить гражданское партнерство как форму правового признания однополых пар». В общем, не мытьем, так катаньем.

Возникает вопрос: почему в Грузии столь остро стоит проблема легализации однополых браков; неужели страна настолько перенаселена гомосексуалистами и лесбиянками, что другого пути, как брачеваться, уже не осталось? Ведь грузинские мужчины в массовом сознании воспринимались как люди мужественные и сексуально активные в отношении женщин, а не представителей своего же пола. Переродились?

Вряд ли. Хотя отрицать, что за последние два десятилетия, когда «нам широко открылся Запад», и когда «мы твердо решили интегрироваться в Европу и следовать ее ценностям», геев, лесбиянок и прочих последователей «другой любви» стало гораздо больше. Но нетрадиционные сексуальные отношения тотального характера в стране не носят, и навязывать их опасно: это может плохо кончиться.

В целом же в Грузии к приверженцам «другой любви» относятся терпимо, однако до тех пор, пока они открыто не навязывают ее обществу и не устраивают из нее фетиш. Ну, а если это правило грубо нарушается, тогда — держись: особо ретивые церковники и «целомудренная паства» способны устроить такое побоище, что мало не покажется.

ЛГБТшники, разумеется, демонстрируют свое презрение к «ханжам», искусственно обостряют сексуальный вопрос и простирают руки к Западу — к тем странам, где разрешены однополые браки. Особенно им любы США, где однополые браки признаны в 37 штатах. В ходе одной из воскресных служб самая почитаемая в стране личность — Католикос-Патриарх Всея Грузии Илия Второй — назвал «большой ошибкой» решение властей американских штатов легализовать однополые браки. А тем, кто вопит, что запрет однополых браков «отдаляет нас от Европы», глава грузинской православной церкви ответствовал, что ни в одном официальном документе Евросоюз не требовал от властей Грузии поощрения однополых браков.

Наверно, так оно и есть. Но существуют еще и неофициальный уровень, лоббистские группы, которые стремятся «причесать под одну гребенку» всех и везде, а в данном конкретном случае сломать традиционные православный и кавказский менталитет и превратить Грузию в оплот однополой любви. Но если в этом деле переусердствовать, то Грузия, в итоге, действительно может стать оплотом — гомофобии.

Во всей этой истории с узакониванием и не узакониваем однополых браков прослеживается одна очень неприятная тенденция — попытка очернить почитаемую в Грузии православную церковь и Католикоса Илию Второго: по принципу «разделяй и властвуй». Видимо, Европу раздражает, что патриарх для грузин — высший авторитет; что грузины в большинстве своем — нация верующая.

В частности, после одного из скандалов с ЛГБТшниками (отдельные представители духовенства вели себя неподобающим образом), в докладе Европейской комиссии по борьбе с расизмом и нетерпимостью Илию Второго обвинили в том, что он говорит на «языке ненависти» в отношении представителей ЛГБТ. Имея в виду высокую толерантность, образованность и интеллигентность Святейшего, это выглядело откровенным поклепом. Между тем патриарх всего лишь процитировал Священное Писание, в котором гомосексуализм признан грехом.

Словом, вероятно, однополые браки узаконены в Грузии все же не будут — хотя бы из тех соображений, чтобы по пастве (а это огромная часть населения Грузии), а также по Церкви не прошлась антиевропейская волна, которая ранее уже накатывала. Люди говорили: «Нам не нужная такая Европа, которая навязывает нам свои похоти»; «Нам ненавистна такая Европа, где оскорбляют Господа нашего Иисуса Христа»; «Пусть европейцы живут по своим законам и выдают своих мальчиков замуж», и т. д.

В общем, «конституционного» Содома и Гоморры в Грузии не будет — во всяком случае, по части полового вопроса. Но по пунктам, касающимся политических вопросов в Основном законе, законодатели разгуляются вовсю.

Впрочем, это уже тема другого «греха и разврата».

Андрей Николаев

Грузия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 21 апреля 2017 > № 2149209


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > stroi.mos.ru, 21 апреля 2017 > № 2148465

Новый храм в честь Новомучеников и Исповедников Российских на северо-западе столицы введут к лету, сообщил депутат Госдумы РФ, куратор программы по возведению православных церквей в Москве Владимир Ресин.

Строительство ведется на ул. Салтыковская, вл. 38. К середине мая завершатся работы по внутренней отделке стен храма.

«В Москве появилась еще одна жемчужина храмового зодчества XXI века. Здание необычно по своей архитектуре - в столице таких церквей пока больше нет», - сказал В. Ресин.

Уникальное каменно-кружевное здание высотой более 48 метров - пример легкости и изящества. Устремленный ввысь шатер декорирован четырьмя ярусами кокошников.

Как отметил В. Ресин, в Северо-Западном округе введен один храм, еще шесть возводятся.

Напомним, программа строительства православных храмов («Программа-200») развернута во всех административных округах столицы, кроме Центрального. Ее цель - обеспечить густонаселенные районы города церквями в шаговой доступности.

Программа реализуется на пожертвования граждан и организаций. Для сбора средств создан благотворительный Фонд поддержки строительства храмов города Москвы, сопредседателями которого являются мэр столицы Сергей Собянин и Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Программу курирует советник мэра, советник по строительству Патриарха Московского и всея Руси, депутат Госдумы Федерального Собрания РФ Владимир Ресин - он является председателем рабочей группы фонда.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > stroi.mos.ru, 21 апреля 2017 > № 2148465


Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 21 апреля 2017 > № 2148401

Теракт в Париже способствует усилению позиции главы партии "Национальный фронт", кандидата в президенты Франции Марин Ле Пен, заявил американский лидер Дональд Трамп.

"У нее самая сильная позиция касательно границ и касательно того, что произошло во Франции", — отметил он в интервью агентству Associated Press. Трамп также добавил, что тот, кто занимает самую жесткую позицию относительно исламского терроризма и национальных границ, "хорошо выступит на выборах".

При этом президент США отметил, что не знает, кто победит на выборах во Франции. "Все предсказывают, кто победит. Я ничем не отличаюсь от вас", — сказал Трамп, подчеркнув, что для него "очень важна" сильная Европа.

В центре Парижа в четверг вечером произошла перестрелка, в результате которой погиб один полицейский, еще двое получили ранения. Один из нападавших был ликвидирован ответным огнем, по данным местных СМИ, это был 39-летний Карим Шерфи (Karim Cheurfi). Второй, вероятно, скрылся.

Президент Франции Франсуа Олланд назвал случившееся терактом. Ответственность за нападение взяла на себя террористическая группировка "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ).

Выборы президента Франции пройдут в два тура — 23 апреля и 7 мая.

Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 21 апреля 2017 > № 2148401


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2017 > № 2148326

Председатель Духовного управления мусульман РФ и Совета муфтиев России муфтий Равиль Гайнутдин от имени отечественных мусульман направил президенту Турции Тайипу Эрдогану поздравления с результатами конституционного референдума.

"Молитвенно желаем вам успехов на многосложном пути и выражаем уверенность, что, являясь мусульманским правителем и лидером, сегодня вы продемонстрируете миру тот истинный образец принципов человеколюбия и гуманности, предписанных нашей благословенной религией ислам, а проводимая вами мудрая и дальновидная политика будет продолжать вносить достойный вклад в проводимые преобразования в Турции и в укрепление евразийского единства, освященного вековыми традициями", — приводятся на сайте СМР слова Гайнутдина.

Муфтий отметил, что Турция и РФ исторически являются партнерами, причем их отношения строятся "на принципах взаимного уважения и доверия", "активизируются и укрепляются" с течением времени.

Конституционный референдум в Турции о переходе с парламентской системы правления на президентскую закончился победой сторонников Эрдогана с незначительным перевесом. По предварительным результатам, они набрали 51,4% голосов. Оппозиция потребовала отмены итогов референдума, в частности, сославшись на незаконность решения избиркома считать действительными бюллетени и конверты без печатей, однако ВИС отклонил эту апелляцию. После этого оппозиция заявила, что может обратиться в конституционный суд и в Европейский суд по правам человека.

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2017 > № 2148326


Евросоюз. Турция. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2017 > № 2148320

Европарламент на мини-сессии 26 апреля в Брюсселе проведет дебаты по отношениям Евросоюза с Турцией и внутриполитической ситуации в Венгрии, сообщили в пятницу РИА Новости в пресс-службе ассамблеи.

"Состоятся дебаты по отношениям с Турцией и ситуации в Венгрии", — сказал собеседник агентства.

В ночь на 16 июля в Турции группа мятежников совершила попытку военного переворота. Погибли более 240 турецких граждан, более 2 тысяч человек получили ранения, мятеж был подавлен. По обвинению в связях с организацией оппозиционного исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, которого власти обвинили в причастности к подготовке мятежа, в Турции после мятежа были арестованы около 32 тысяч человек, уволены или отстранены от работы около 100 тысяч госслужащих. ЕС осудил репрессивные меры турецких властей, фактически приостановив переговоры о присоединении Турции к ЕС.

В отношении Венгрии Еврокомиссия ранее провела дискуссию о внутренней политике венгерских властей, в том числе о законе о высшем образовании, позволяющем закрыть принадлежащий фонду американского миллиардера Джорджа Сороса Центрально-Европейский университет (CEU), а также о возможном законодательстве о финансировании НПО и обсуждении мер по противостоянию Брюсселю.

По итогам совещания первый вице-председатель ЕК Франц Тиммерманс заявил, что коллегия еврокомиссаров не наблюдает угрозу принципу верховенства права в Венгрии, но намерена обсудить с премьером Орбаном и его кабинетом министров, "каким им видится направление развития их страны, какой они видят Европу".

Первого апреля венгерские власти разослали гражданам опросник, чтобы узнать их мнение о методах противостояния политике Евросоюза. По словам Тиммерманса, при том, что Орбан совместно с остальными лидерами стран-членов ЕС подписал 25 марта Римскую декларацию, в которой намечены перспективы развития ЕС, разосланный венгерскими властями опросник "Остановите Брюссель" ставит вопрос о их видении демократических ценностей.

Александр Шишло.

Евросоюз. Турция. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2017 > № 2148320


Украина. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2017 > № 2148312

Министр иностранных дел Украины Павел Климкин посетит Грузию в пятницу с двухдневным официальным визитом, сообщает грузинский МИД.

Украинский министр должен был посетить Грузию еще в середине марта, однако его визит был отменен из-за состояния здоровья.

Климкин и его грузинский коллега Михаил Джанелидзе обсудят вопросы, связанные с организацией визитов президента Украины Петра Порошенко и премьер-министра Владимира Гройсмана в Грузию. После встречи глав МИД двух стран в Тбилиси состоится церемония подписания совместной декларации сотрудничества.

"В рамках визита глава МИД Украины проведет встречи с президентом, премьер-министром, спикером парламента, главой МИД Грузии и госминистром по вопросам европейской и евроатлантической интеграции. Также запланирована встреча министра с католикос-патриархом всея Грузии Илией Вторым", — сообщает грузинский МИД.

По данным ведомства, Климкин также посетит села у границы с Цхинвальским регионом и возложит цветы к мемориалу погибших в войне героев.

Мэги Кикалейшвили.

Украина. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2017 > № 2148312


Италия. Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2017 > № 2148282

Президент Италии Серджо Маттарелла после ЧП со стрельбой в Париже подчеркнул необходимость решительной защиты демократии и свободы.

По словам главы итальянского государства, речь идет об "атаке против демократии, свободы и человеческой жизни".

"То, что произошло вчера в Париже, вновь показывает нам опасность терроризма и необходимость твердой, решительной и ответственной защиты, которая должна неизменно гарантировать ценности демократии и свободы", — заявил Маттарелла в ходе публичной церемонии в Квиринальском дворце в Риме.

На Елисейских полях в четверг вечером произошла перестрелка, в результате которой погиб, по уточненным данным, один полицейский, еще двое получили ранения. Один из нападавших был ликвидирован ответным огнем, второй, возможно, скрылся.

Полиция заявляла, что не исключает на данном этапе никакие версии произошедшего, расследованием занимается антитеррористический отдел парижской прокуратуры. Террористическая группировка "Исламское государство"* взяла на себя ответственность за стрельбу.

Сергей Старцев.

Италия. Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2017 > № 2148282


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 21 апреля 2017 > № 2148038

Подавляющее большинство молодых людей в Казахстане считают себя верующими людьми, следует из сообщения пресс-службы Акорды по итогам республиканской конференции "Роль женских организаций в профилактике религиозного экстремизма среди молодежи".

"На сегодняшний день в Казахстане 4 млн молодежи. По данным Министерства по делам религий и гражданского общества, сегодня 79,6% молодежи придерживаются религиозных взглядов, причем среди них доля активно исповедующих религию – 9,9%", — отмечается в сообщении.

В конференции участвовала государственный секретарь Гульшара Абдыкаликова. Она напомнила, что глава государства в Послании народу "Третья модернизация Казахстана: глобальная конкурентоспособность" поставил задачу о необходимости проведения работы по предупреждению пропаганды религиозного экстремизма и призвал активно подключиться к этой деятельности неправительственный сектор и религиозные объединения.

Отмечается, что основным источником радикализации верующих является Интернет. Так, в первом квартале текущего года в казахстанском сегменте Интернета обнаружено и нейтрализовано более 100 тысяч фактов распространения идей терроризма и экстремизма. Благодаря слаженной работе правоохранительных органов только за шесть месяцев прошедшего года зарегистрировано 315 случаев преступлений, содержащих признаки экстремизма и терроризма. Предотвращено 12 экстремистских актов. Государством на системной основе ведется целенаправленная профилактическая работа среди разных слоев населения. Адресной профилактикой охвачены около 32% последователей нетрадиционных религиозных направлений.

"Благодаря реализации действующей Государственной программы по противодействию религиозному экстремизму и терроризму в Республике Казахстан на 2013-2017 годы профилактикой охвачено примерно 90% населения страны. Удалось вернуть лояльное отношение к ценностям казахстанского общества 70 лидерам и активистам салафитских общин. 91 казахстанцу помешали выехать за рубеж для участия в боевых действиях вместе с террористами. За террористические и религиозно-экстремистские преступления осуждены порядка 123 человек", — проинформировала Абдыкаликова.

Госсекретарь подчеркнула, что актуальной задачей на текущий день является необходимость привития стойкого иммунитета у молодежи и женщин к воздействию пропаганды религиозных экстремистских организаций.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на встрече с представителями Духовного управления мусульман Казахстана 19 апреля 2017 года высказался о возможности законодательного запрета некоторых видов одежды, традиционной в определенных течениях ислама. Президент упомянул бороды, черные закрытые одеяния женщин и короткие мужские брюки, предложив законодательно запретить их. Данное предложение вызвало дискуссии в обществе.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 21 апреля 2017 > № 2148038


Иран. Сирия. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 21 апреля 2017 > № 2146523

Министерство иностранных дел Ирана выражает надежду, что Астанинский процесс и другие международные усилия в скорейшем времени положат конец конфликту в Сирии, заявило внешнеполитическое ведомство Ирана в пресс-коммюнике, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

Пресс-коммюнике распространено по итогам экспертной встречи и заседания Совместной группы трех государств-гарантов, которая прошла 18-19 апреля в Тегеране в рамках Международной встречи по Сирии (Астанинского процесса).

В ходе заседаний в Тегеране делегации Исламской Республики Иран, Российской Федерации и Турецкой Республики обсудили проект документов, предложенных трем сторонам, включая документы относительно режима прекращения огня (объявленного 30 декабря 2016 г. в Сирии) и его реализации, обмена задержанными и пленными. Делегация экспертов из Организации Объединенных Наций присоединилась к трехсторонним заседаниям в качестве наблюдателей, привнеся неоценимый экспертный опыт и техническое содействие.

«Вновь подтверждая необходимость регулирования всех аспектов кризиса в Сирии, одновременно военного аспекта и борьбы с терроризмом, поиска политического решения посредством внутрисирийских договоренностей и гуманитарного аспекта, Министерство иностранных дел Ирана выражает надежду, что Астанинский процесс и другие международные усилия в скорейшем времени положат конец конфликту в Сирии и проложат путь эффективной и всеобъемлющей борьбе против терроризма, чего требует международное сообщество», - говорится в пресс-коммюнике.

Заседание в Тегеране прошло в рамках подготовки к IV Международной встрече по Сирии, запланированной на 3-4 мая в Астане. Все делегации договорились провести следующее заседание экспертов до встречи высокого уровня 2 мая.

Иран. Сирия. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 21 апреля 2017 > № 2146523


Казахстан. Иран. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 21 апреля 2017 > № 2146451

Казахстан положительно относится к вопросу о полноправном членстве Ирана в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), сообщил министр иностранных дел РК Кайрат Абдрахманов.

Глава ведомства отметил, что вопрос расширения ШОС на данном этапе является одним из самых актуальных.

"Мы вновь выражаем свою готовность положительно рассмотреть вопрос о полноправном членстве Ирана в ШОС. Надеемся, что в ближайшем будущем государства-члены также в положительном ключе рассмотрят заявки Ирана и других наших партнеров ШОС на получение полноправного членства, а также статуса страны-наблюдателя", — сказал Абдрахманов на заседании Совета министров иностранных дел государств-членов (СМИД) ШОС.

Он напомнил, что ранее, на заседании Совета глав государств-членов ШОС в 2005 году, Индия и Пакистан получили статус государств-наблюдателей.

"В ходе предстоящего саммита ШОС мы впервые станем свидетелями завершения процесса расширения нашей организации на данном этапе", — добавил он.

Министр выразил уверенность в том, что подписание решения о завершении процедур приема Индии и Пакистана в полноправные члены откроет совершенно новый этап развития и многопрофильного сотрудничества, положит начало определению новых горизонтов всестороннего взаимодействия на пространстве ШОС, укрепит международное влияние и авторитет организации.

По словам Абдрахманова, в вопросе взаимодействия ШОС с другими организациями и структурами Казахстан выступает за налаживание тесного взаимодействия между ШОС, ЕАЭС, Международным комитетом Красного креста, Организацией исламского сотрудничества.

Очередное заседание СМИД ШОС началось в Астане во вторник. Главы делегаций обсудят завершение процесса присоединения Индии и Пакистана к ШОС в качестве государств-членов.

ШОС — международная организация, основанная в 2001 году лидерами Казахстана, Китая, России, Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана. Странами-наблюдателями в ШОС на данный момент являются Афганистан, Беларусь, Иран и Монголия, странами-партнерами — Азербайджан, Армения, Камбоджа, Непал, Турция и Шри-Ланка.

Казахстан. Иран. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 21 апреля 2017 > № 2146451


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 апреля 2017 > № 2167271

Круглый стол: Что хочет Россия? Что нужно США? – The National Interest

Видные эксперты по России считают, что сближение с Россией по-прежнему возможно, хотя оно и будет сопряжено с рядом трудностей

«Что хочет Россия? Что нужно США?» так был озаглавлен круглый стол, прошедший 17 апреля в Центре национальных интересов. Выдержка этого обсуждения, которое модерировал директор центра и главный редактор его издания The National Interest, опубликована в электронной версии журнала.

Так, четыре видных эксперта по России согласились, что сближение с Россией по-прежнему, возможно, хотя его достижение будет сопряжено с рядом трудностей.

В частности бывший сотрудник национальной разведки и член команды политического планирования Государственного департамента США Анджела Стент заявила, что если бы ей необходимо было выразить то, что хочет Россия, кратко, то она бы сказала, что желание России заключается в том, чтобы США относились к ней как к Советскому Союзу. Иными словами, Москва стремится к тому, чтобы в ней видели великую державу, обладающую глобальным влиянием и правом сидеть за столом переговоров по всем важным решениям, а также ядерную сверхдержаву, государство, которое боится и уважает остальной мир, а США считают равным себе. Таковой была тема отношений двух стран на протяжении последних 25 лет, подчеркивает Стент. В Кремле на протяжении долгого времени считали, что США не относятся к российским интересам как легитимным.

Объясняя цели России и то, чего Москва ожидает от США в отношении своих интересов, Стент подчеркнула, что Россия определяет свой периметр безопасности не границами Российской Федерации, а пределами бывшего советского пространства. Отвечая на вопрос о том, почему Россия «вмешалась» в дела на Украине, а не сфокусировалась на улучшении качества жизни в России, эксперт напомнила об исторической уязвимости по её западной границе, что влияет на приоритетность задач Москвы. В этом контексте Москва рассматривала решение Украины пойти на сближение с Западом в качестве угрозы центральной части России.

В отношении того, сможет ли Россия выполнить поставленные задачи и достичь нужного ей признания при администрации Трампа, Стент обратила внимание на то, что Трамп в своей инаугурационной речи не стал затрагивать тему продвижения демократии, что, по её словам, могло успокоить озабоченность России относительно заинтересованности в смене «режима» в Москве. Тем не менее не так ясно, будет ли администрация Трампа в большей степени готова принять российские интересы на постсоветском пространстве. И если учесть сказанное президентом США за последние две недели после химической атаки в Сирии, а также публично заявленные позиции его команды, это маловероятно.

В том же, что касается целей США в связи с Россией, Стент подчеркнула, что администрация Трампа хотела бы добиться содержательного взаимодействия в области борьбы с террористической группировкой «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а также окончания гражданской войны в Сирии. Вашингтон также хотел бы добиться эффективного соглашения по Украине и получить поддержку России в конфронтации с Северной Кореей. В более общем смысле, США хотели бы получить в лице России конструктивного игрока, нежели помеху. Однако на это можно только надеяться, учитывая разницу мировоззрений Вашингтона и Москвы. Вашингтон должен быть крайне реалистичен в отношении ограниченности совместных интересов с Россией, прилагая все усилия для работы с Москвой по этим конкретным направлениям.

Со своей стороны, дипломат, бывший посол США на Украине, а также в прошлом специальный помощник президента США по вопросам России, Украины и Евразии при Совете национальной безопасности Стивен Пайфер затронул цели России в Европе. Он дал определение позиции России, которая носит более активный и воинственный характер по сравнению с её поведением четыре или пять лет назад, что стало очевидно после вмешательства на Украине. Пайфер также сослался на активизацию провокационного поведения ВВС России, что привело к повышению числа воздушных сближений с летательными аппаратами стран Запада. Все это происходит на фоне военной модернизации России и «разнузданной» риторики в Кремле относительно ядерного оружия. Он также заметил, что Москва, увидев, в каком направлении развивается структура безопасности после холодной войны, и решив, что страна оказывается в значительно невыгодном положении для российских интересов, теперь активно бросает вызов этой структуре.

Пайфер определил три цели России в Европе: обеспечение сферы влияния в постсоветском пространстве, ослабление влияния НАТО и Европейского союза, а также получение места за столом переговоров при определении того, как будет выглядеть новая структура европейской безопасности.

По словам Пайфера, Россия не хочет восстановления Советского Союза, стремясь к тому, чтобы её соседи уважали интересы Москвы и были открыты для российского бизнеса, не только потому, что это идет на пользу российской экономике, но и ввиду того, что эти бизнес-интересы являются инструментами для усиления рычага воздействия на российской периферии. Россия стремится избежать событий, подобных так называемым цветным революциям на Украине, в Грузии и Кыргызстане. США известно, по словам Пайфера, что хочет Россия, однако Москве не сопутствовал тот успех, на который она надеялась.

Политика США в отношении России заключается в том, чтобы сглаживать противоречия. Пайфер согласился с подходом главы американской дипломатии Рекса Тиллерсона, совершившего недавно визит в Москву. Тот выступал за открытие линий связи и совершение малых шагов для достижения прогресса в сторону более активного сотрудничества с Москвой, хотя для нормализации этих отношений и потребуется значительное время. Несмотря на свой пессимизм относительно скорого улучшения отношений, Пайфер указал, что он в меньшей степени обеспокоен возможностью эскалации и в большей степени — военными просчетами.

Несколько иной позиции придерживается бывший старший советник Государственного департамента США при Джордже Буше — младшем, автор большого числа работ по внешней политике России и российско-американским отношениям Пол Дж. Сондерс, недавно посетивший Россию и взявший интервью у главы МИД РФ Сергея Лаврова. По словам Сондерса, Россия стремится к такой международной системе, в рамках которой страна сможет сконцентрироваться на внутренних вызовах и проблемах. Кремль стремится к основанной на правилах международной системе, однако с другими правилами — особенно такими, которые ограничивают применение силы США. Сондерс также заявил, что Россия заинтересована в сильных национальных правительствах, способных контролировать собственную территорию, благодаря чему будет предотвращено распространение терроризма и нестабильности. Если бы перед ним стояла задача выразить кратко цель Москвы, то он бы охарактеризовал цель Москвы как создание системы сильных государств, при которой «что происходит в Сирии, остаётся в Сирии», или где бы то ни было, где начинается нестабильность.

В отношении же ЕС Сондерс указал, что нет ничего необычного в том, что Россия предпочитает работать на двусторонней основе с отдельными странами — членами ЕС, нежели с институтами в целом — и это стремление, скорее всего, разделяет большинство других стран. Он подчеркнул, что к тому же самому стремятся и США. Поддерживая Стент, Сондерс заметил, что Россия также желает играть свою роль в международной системе, которая бы удовлетворяла её представлению о себе как о сверхдержаве, а также быть голосом при принятии решений относительно коллективной безопасности на международном уровне. Чего Россия не хочет, так это вмешательства внешних игроков в свою политическую и экономическую систему.

США тем временем стремятся к стабильной международной системе, в которой бы по-прежнему отражались ее ценности и интересы, замечает Сондерс. Вашингтон должен спросить себя, является ли Россия сама по себе крупнейшей угрозой для международной системы. Сам эксперт так не считает, поскольку такая угроза, по его мнению, исходит от Китая. Самая большая опасность, подчеркивает он, заключается в возможности сотрудничества между Россией и Китаем, в рамках чего подрывается система как таковая. И США в своей политике должны избегать этого.

В свою очередь, Майкл Кофман — сотрудник аналитического центра Center for Naval Analyses и эксперт по вооруженным силам России — уделил свое мнение тому, как Москва использует свою армию для достижения собственных целей, и что это означает для политики США. Кофман подчеркнул, что российские Вооруженные силы являются критически важным инструментом национальной силы Москвы, с помощью которого Кремль часто компенсирует неспособность достигать своих целей ввиду собственной экономической слабости.

После распада Советского Союза ядерное оружие стало гарантом суверенитета России и принципиальным инструментом сдерживания США, ключевым компонентом представления России о себе как глобальной державе. Россия в слишком значительной степени зависела от своего ядерного потенциала в ходе начального периода после холодной войны, поскольку тогда вооруженные силы страны не действовали и не были предсказуемым инструментом национальной мощи. Между 2008 и 2011 годами Россия тем не менее начала проведение значительных военных реформ и программы модернизации, благодаря чему она вновь смогла стать первой военной силой на постсоветском пространстве, став тем, кто «задает повестку дня» в регионе. Россия также сократила технологический отрыв от США в своем применении обычных видов вооружения.

Таким образом, указал Кофман, Россия может использовать вооруженные силы в качестве инструмента для того, чтобы навязывать свою волю своим соседям, с большой долей вероятности одерживать верх в любом локальном конфликте и эффективно использовать их в качестве инструмента давления. Основной ролью вооруженных сил, по его словам, является дипломатическое принуждение. Россия стремится сконцентрироваться на ограниченном по времени, непрямом применении силы, желая сохранить основную часть военной силы для целей наступательного сдерживания.

Он отметил, что российским вооруженным силам по-прежнему недостает потенциала удержания значительных территорий из-за относительно небольшой численности войск и нехватки резервов. Вместо этого Россия сфокусирована на том, чтобы занимать самый малый участок, необходимый для достижения оказания влияния на стратегические решения противной стороны. Вооруженные силы не преследуют цели максимальных территориальных приобретений, тогда как Москва, по всей видимости, не вкладывается в оружейные системы, которые могут поспособствовать данному типу стратегии. Позиционирование России по-прежнему в большой мере сфокусировано на непредвиденных обстоятельствах в ближнем зарубежье. И, несмотря на операцию в Сирии, российские вооруженные силы по-прежнему находятся в «ужасной форме» в том, что касается потенциала проецирования своей мощи. Тем не менее, заключил он, Москве удалось изгнать прежнюю убежденность в том, что Россия — страна в упадке, которую западные государства могут с безопасностью для себя игнорировать.

Максим Исаев

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 апреля 2017 > № 2167271


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 апреля 2017 > № 2167251

Для чего в Казахстане будут бороться с бородами и короткими штанами

О коренных отличиях национал-популистов от салафитов

В Казахстане будут бороться с бородами и короткими штанами — такую сенсацию выдали казахстанские и российские СМИ накануне. Причиной такого ажиотажа стала выдернутая из контекста цитата из выступления Нурсултана Назарбаева и желание привлечь как можно больше читателей. На самом деле речь шла о гораздо более важных вещах, которые возможно скажутся на жизни всей страны.

Напомним, 19 апреля президент Казахстана Нурсултан Назарбаев провел встречу с представителями Духовного управления мусульман Казахстана, где присутствовали также первый заместитель руководителя Администрации президента Марат Тажин и министр по делам религий и гражданского общества Нурлан Ермекбаев, заявив буквально следующее:

«Одним из способов повлиять на нас извне является внедрение чуждых для нашего народа религиозных учений. В последнее время наблюдается такая тенденция. Мы должны бороться с проявлениями, представляющими опасность для нашей государственности. В результате непросвещенности наши молодые люди отпускают бороду и подрезают себе брюки. Увеличивается количество казахстанских девушек, которые полностью покрывают себя черными одеяниями. Это не соответствует ни нашим традициям, ни нашему народу. Необходимо проработать вопрос запрета этого на законодательном уровне. Казахи одевают черную одежду в траурное время. Если молодежь будет следовать наставлениям, чуждым нашему народу, то, что будет с государством? Мы не допустим этого. Независимый Казахстан должен иметь светлое будущее, нация должна быть едина, страна должна быть светской и развиваться дальше. Мы не потерпим тех, кто выступает против нашей цели. Это интересы не только государственного аппарата, это интересы всего народа Казахстана, его будущего».

Большинство СМИ, конечно, оценили цитату, упустив, что на самом деле затронутая проблема гораздо глубже. Пользуясь терминологией Томаса Гоббса, государство в Казахстане — это огромный и страшный Левиафан, как говорится в Библии «Сердце его твёрдо, как камень, и жёстко, как нижний жернов. Когда он поднимается, силачи в страхе, совсем теряются от ужаса». И, разумеется, он не терпит соперников в водоеме, в котором обитает.

В принципе, за последние годы только две силы бросали вызов нашему Левиафану — это национал-популисты и отдельные группы салафитов. Национал-популисты эксплуатировали вопрос языка, культуры, земельный вопрос, китаефобию. Как показал 2016 год, под последними двумя лозунгами «Защитим родную землю» и «Не дадим землю китайцам!» они вполне могут вывести население на улицы. Однако, национал-популисты не очень опасны для власти по следующим причинам:

У них нет организационной структуры, так как каждый из них мнит себя лидером и борется с другими за право возглавить движение.

У них нет программы, которая позволила бы найти союзников и предложить план действий. Поэтому весь их вывод людей на площадь сводится к формуле «постояли, поговорили, разошлись».

Большинство их лидеров много раз попадали в различные очень неприятные для их репутации ситуации, поэтому против них очень легко вести контрпропаганду — достаточно просто рассказать их биографию и историю взаимоотношений друг с другом.

Ядро национал-популистов принадлежит к творческой интеллигенции, а значит, в любой момент государство может просто прекратить финансирование, и у них не останется денег, потому что на обычном рынке они не смогут выжить.

С салафитами все гораздо сложнее. На самом деле в Казахстане далеко не так много мусульман, как считает общественность. Реальное количество верующих мусульман, соблюдающих пять столпов ислама — 3−4% от населения, т. е. от 550 до 700 тысяч человек. Остальные, считающиеся мусульманами — это люди, которые думают, что они мусульмане в силу стереотипов о связи этнического происхождения и вероисповедания. Но из этих 550−700 тысяч человек около 25−30 тысяч человек являются салафитами, т. е. сторонниками так называемого «чистого ислама» времен первых мусульман. Часть из них как раз и отличается демонстративными признаками вроде пакистанской одежды с длинной рубашкой и короткими штанами и бородами без усов.

Далеко не все салафиты являются радикальными и борются с государством. Как правило, это часть одной из групп, так называемых такфиристов. МВД и КНБ в год арестовывают из них примерно около 50−100 человек. Это и есть та доля радикалов, которая опасна для государства. Почему же именно их считают большой угрозой?

Дело в том, что тренд на исламизацию имеет бурную динамику. Такими темпами через 5−10 лет количество истинных мусульман может достигнуть 10−15% от населения страны, что приведет к непредсказуемым политическим последствиям.

Основная проблема в том, что те же салафиты в отличие от национал-популистов умеют выстраивать параллельное общество. Они живут общинами, имеют свой бизнес, оказывают друг другу помощь, разбираются со своими проблемами сами, не вмешивая сюда государство. То есть, фактически, они выращивают собственного Левиафана, который может в дальнейшем бросить вызов Левиафану государства.

Пока, конечно, влияние салафитов распространяется на несколько районов Атырауской области, Актюбинской области, несколько городов Центрального Казахстана, отдельные микрорайоны в Алма-Ате и Астане. Но в будущем неизвестно, как будет развиваться ситуация. Ухудшение социально-экономических условий и люмпенизация населения предоставят салафитам многочисленных новых сторонников, что может доставить проблемы для всех.

Надо отметить, что эти люди активно пытаются навязать остальным свои правила поведения и свои законы, а если они этого не делают сейчас, значит, их в настоящее время просто мало, и они не могут говорить с позиции силы. В этих условиях, конечно, если Казахстан хочет сохранить светский характер своей государственности, ему придется давить эту угрозу еще в зародыше. Пример Ирака или Сирии, где салафитскому Левиафану дали вырасти, оказывает отрезвляющее воздействие.

Как показывает опыт Узбекистана, со всем этим вполне можно справиться. Главное — взяться вовремя, жестко и бескомпромиссно. Президент уже высказал свое политическое видение. То есть лучше сейчас дать открытый бой, пойти на лобовое столкновение, чем ждать, когда салафиты инфильтрируются в государственные аппараты и силовые органы, что сделает борьбу с ними еще более непредсказуемой.

Пока же, как аппарат насилия, государство в Казахстане не имеет соперников, а значит гарантированно победит: «Меч, коснувшийся его, не устоит, ни копьё, ни дротик, ни латы. Железо он считает за солому, медь — за гнилое дерево. Дождь лука не обратит его в бегство; пращные камни обращаются для него в плеву. Булава считается у него за соломину; свисту дротика он смеётся. Под ним острые камни, и он на острых камнях лежит в грязи. Он кипятит пучину, как котёл, и море претворяет в кипящую мазь; оставляет за собою светящуюся стезю; бездна кажется сединою. Нет на земле подобного ему; он сотворён бесстрашным; на всё высокое смотрит смело; он царь над всеми сынами гордости».

Марат Шибутов

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 апреля 2017 > № 2167251


Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 20 апреля 2017 > № 2164590

В Париже начался суд над двадцатью подозреваемыми в причастности к джихадистской ячейке, члены которой совершили теракт в кошерном магазине в 2012 году и планировали новые нападения. Об этом 20 апреля сообщает AFP.

Обвиняемые в возрасте от 23 до 33 лет предстали перед специальным судом присяжных, который рассматривает дела о терроризме и состоит исключительно из профессиональных судей. Десять обвиняемых находятся в предварительном заключении, семеро — на свободе под судебным надзором, еще двое предположительно находятся в Сирии и один — в бегах. Процесс над ними может продлиться до июля.

Эту джихадистскую ячейку спецслужбы называли самой опасной во Франции со времен терактов «Вооруженный исламской группы» (GIA) 1995 года.

Многие из ее членов были знакомы с детства. Часть обвиняемых родом из города Торси под Парижем, остальные — из Канн на юге страны. Через несколько месяцев после терактов, совершенных Мухаммедом Мера в Тулузе и Монтобане в марте 2012 года, члены этой ячейки совершили нападение на кошерный магазин в городе Сарсель в департаменте недалеко от Парижа. Двое мужчин бросили в этот магазин гранату. Ранения получил один покупатель.

В октябре 2012 года полиция задержала около двадцати человек по подозрению в членстве в этой группировке. Ее лидер Жереми Луи-Синдне при задержании оказал сопротивление полиции и был убит.

Остальных подозреваемые в причастности к группировке задержали в июне 2013-го, когда они планировали нападение на военную казарму. Еще несколько человек задержали после из возвращения из Сирии в 2014-м. Их подозревают в подготовке нападения на Лазурном берегу.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 20 апреля 2017 > № 2164590


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150617 Франсуа Фийон

Фийон: «Как по борьбе с исламизмом, так и всему остальному, Макрон не говорит ничего конкретного»

Жюдит Вентроб (Judith Waintraub), Le Figaro, Франция

В эксклюзивном интервью за три дня до первого тура бывший премьер критикует программу лидера «Вперед!» и предупреждает избирателей правых: «Если они проголосуют за Ле Пен, то получат Макрона!»

Le Figaro: Планировавшийся теракт, о котором сообщили во вторник, был направлен конкретно против вас?

Франсуа Фийон: Министр внутренних дел Матиас Фекль (Matthias Fekl) предупредил меня в прошлый четверг, рассказав о перехвате сообщения, в котором меня называли целью. Спецслужбы приняли меры безопасности, но мы никак не изменили программу нашей кампании.

— Почему целью могли выбрать именно вас, а не Марин Ле Пен, например?

— Нет ничего странного, что под прицелом мог оказаться кандидат с наиболее жестким проектом борьбы против исламского тоталитаризма. Террористы выбирают цель в зависимости от шумихи, которую, как они надеются, спровоцируют их действия. На самом же деле под прицелом оказалось все французское общество.

— Эти невиданные во время президентской кампании угрозы подталкивают вас к расширению запланированных мер?

— Я отстаиваю единственно возможную и эффективную стратегию борьбы с этой угрозой, то есть глобальную стратегию, как за пределами, так и внутри наших границ. В частности, нужно принимать более жесткие меры против тех, кто могут стать террористами на территории нашей страны, лишить гражданства тех, кто отправились воевать в Сирию и Ирак, даже если они — французы. Законы есть, так давайте же их применять! Можно оставаться правовым государством, не развязывая при этом руки тем, кто могут представлять угрозу.

— Стоит ли сообщать мэрам о таких людях, которые проживают в их муниципалитетах?

— Этого требует Валери Пекресс (Valérie Pécresse), и я с этим согласен. Если насчет человека существуют сомнения, нужно уведомить об этом местные власти и компетентные органы, особенно в уязвимых отраслях, вроде транспорта.

— Эммануэль Макрон тоже предлагает «мощные меры против терроризма». В чем их отличие ваших?

— Как по борьбе с исламизмом, так и всему остальному, Эммануэль Макрон не говорит ничего конкретного. У него не ощущается ни малейшего желания вести эффективную борьбу с этой угрозой, которую он даже не определил как таковую. Для Макрона исламизм — не тоталитарная опасность для мира во всем мире. Он придерживается классической антитеррористической риторики, чтобы ублажить, как он считает, мусульманский электорат. В отличие от меня он не говорит о существовании фундаменталистского движения в мусульманской вере, с которым необходимо сражаться. Он также не настаивает на выдворении тех, кто выступают с антиреспубликанскими заявлениями, и роспуске салафитских или близких к «Братьям-мусульманам» движений, которые явно относятся к джихадистскому течению.

— Относите ли вы Союз исламских организаций Франции к числу движений, которые необходимо распустить?

— Это решит суд по итогам следствия.

— Эммануэль Макрон назвал заявления по терактам одного из своих референтов Мохамеда Сау «слегка радикальными», но не стал отказываться от его услуг. Что вы думаете о его позиции?

— Он даже не сразу принял решение о его временном отстранении! Это многое говорит о его неоднозначной позиции по всем этим вопросам. Из выступлений Эммануэля Макрона складывается впечатление, что он не защищает национальную идентичность, историю, культурные корни… Словно все это вышло из моды. Словно все мы живем в обществе, где значение имеет лишь индивид, причем индивид, у которого нет ни истории, ни идентичности.

— Какой будет философия вашей политики за пределами наших границ?

— Нашу стратегию равнения на США и Европу сложно назвать хорошей. Ликвидировать исламский тоталитаризм не получится силами одного лишь Запада. Было ошибкой отказываться от коалиции, которую я вот уже четыре года предлагаю сформировать с Россией, Ираном и всеми участвующими в этой борьбе странами. Позиция Германии по этому вопросу начала меняться по одной простой причине: теперь страна под угрозой.

— Можно ли еще рассматривать будущее с Башаром Асадом после химической атаки в Сирии?

— Бороться с исламским тоталитаризмом в Сирии невозможно без режима и его сил. Утверждать, что присутствие Башара Асада не дает нам работать с Россией и Ираном для ликвидации исламского тоталитаризма — тупиковая позиция. Им нужен договор, который бы защитил их интересы в регионе. Для России Сирия — один из символов восстановлении ее силы.

— Дональд Трамп был прав, когда распорядился нанести удар?

— Его поведение непредсказуемо. Он неожиданно меняет мнение, а его стратегия опасна. Как бы то ни было, Барак Обама тоже не проявил особой силы и дальновидности во внешней политике. С Дональдом Трампом беспокойство сейчас вызывает в первую очередь эмоциональная сторона его метаний. Нужно успокоиться. Вспомнить, что именно из-за таких наслоений событий начинаются войны. Стоит задуматься, что случится в день прямой конфронтации России и Америки. Россия нестабильна, и с ней нужно обращаться с осторожностью.

— Можно ли снять санкции с России без подвижек по Крыму?

— Нужно соблюдать два основополагающих, пусть и противоречивых принципа: соблюдение границ и международного права и право народов на самоопределение. Никто не может отрицать, что Крым — российская территория в историческом, культурном и лингвистическом плане. Упорствовать и утверждать, что Россия должна уйти из Крыма, бессмысленно. Этого никогда не случится.

Единственный вариант выхода из кризиса — это проведение конференции о будущем Крыма под эгидой ООН. Она позволит найти решение.

— Какими могут быть последствия турецкого референдума?

— Он может ускорить движение Реджепа Тайипа Эрдогана в сторону режима империалистического типа.

— Вы могли бы предложить европейским партнерам раз и навсегда остановить процесс вступления Турции в ЕС, сказать, что ей там не место?

— Я против вступления Турции в Европейский Союз. Нужно предложить туркам обсудить расширение партнерства в экономике и безопасности. Мне кажется, что вступление Турции в ЕС представляет собой очень опасную бомбу замедленного действия. Рано или поздно наступит момент, когда всем станет ясно, что вступление невозможно, в частности из-за противодействия ряда стран, в том числе Франции. Чем больше мы ждем, тем более острой будет конфронтация с Турцией. Нельзя идти на риск такого конфликта из-за одного лишь точечного соглашения по беженцам.

— Какие отношения вам бы хотелось установить с Ангелой Меркель?

— В ближайшие дни после инаугурации я предложу Ангеле Меркель встретиться в Страсбурге, чтобы обсудить будущее Европы. Я предложу ей предпринять общие усилия для экономического и финансового подъема. Приоритетная цель — в том, чтобы организовать еврозону с экономическим правительством, генеральным секретариатом и планом по гармонизации налоговых систем. Нужно стремиться к суверенитету. Для нас это лучшая защита от гегемонии доллара и китайской валюты.

— Нужно ли Министерство финансов еврозоны?

— Самое важное в том, чтобы главы государств и правительств собирались раз в три месяца для управления еврозоной, у которой должен быть независимый от Европейской комиссии генеральный секретариат.

— Нужно ли стремиться к более широкой военной интеграции?

— Параллельно с Североатлантическим альянсом нужен европейский оборонный альянс, в котором каждая страна полностью бы сохраняла свою автономию и независимость. Кроме того, нам необходимо постепенно сформировать настоящую европейскую оборонную промышленность и создать фонд для обеспечения финансирования внешних операций. Принимать решения об этом не должны ни Еврокомиссия, ни Евросоюз. Это попросту не будет работать. Достаточно договора стремящихся к тому европейских государств. Немцы сейчас проявляют к этому куда больше открытости, чем несколько месяцев назад. Они увидели, что американская защита не столь прочна, как и казалось, и что им грозит новая угроза, исламский тоталитаризм, хотя они считали себя в безопасности.

— Вы говорили, что у вас есть доказательства вмешательства властей в расследование по вашему делу. Почему вы их не раскрыли?

— Следствием должны заниматься правоохранительные органы.

— Что вы можете сказать правым избирателям, у которых может возникнуть желание проголосовать за Марин Ле Пен?

— Если они проголосуют за Ле Пен, то получат Макрона! Каждый голос республиканских правых, который уходит в копилку Нацфронта или Николя Дюпон-Эньяна, увеличивает риск избрания Макрона.

— Судя по всему, вы не привлекаете на свою сторону молодых избирателей. Как вы это объясните?

— Вы опять отталкиваетесь от опросов! Я постоянно слышу классические комментарии СМИ: «На митингах мало молодежи». Честно говоря, в этом всегда была сложность для классических партий, как левых, так и правых. Молодежи свойственна тяга к радикальным и революционным решениям. Не скажу, что это относилось и ко мне в их возрасте, но все же… Я — единственный из кандидатов, кто предлагает молодежи будущее, работу, свободу и независимость. Только я предлагаю снять с их плеч бремя накопленных предыдущими поколениями долгов. Только я предлагаю им кардинальную реформу образовательной системы и борьбу с недопустимым неравенством в школе, по которому Франция обошла все остальные крупные европейские страны.

— Что вы думаете насчет полемики среди «Республиканцев» по поводу «Здравого смысла»?

— Мне жаль видеть подобные проявления нетерпимости. Речь идет об именно той политкорректности, с которой я веду борьбу. Мне вспоминается правительство, которое мы сформировали с Николя Саркози. Там, был не только Ален Жюппе (Alain Juppé), но и Кристин Бутен (Christine Boutin) и Бернар Кушнер (Bernard Kouchner). Не помню, чтобы это кого-то поразило. Я поддерживаю не все позиции «Здравого смысла», но они знают это, и поддерживают меня, потому что считают, что у меня лучший проект. Это подтверждает, что они — не фанатики. У них есть место в большинстве, и они проявили огромную устойчивость в этой кампании. Чего не сказать об остальных. Чтобы строить, нужно объединять. Исключая некоторых людей под тем предлогом, что они не идут в «русле истории», мы лишь способствуем напряженности, конфликтам и коммунитаризму.

— Вы говорили о намерении отменить закон, предусматривающий наказание за препятствование аборту. Намереваетесь ли вы ограничить доступность абортов?

— Не нужно приписывать мне подобных намерений. Я ни за что не ограничу доступность абортов. И людям из «Здравого смысла» прекрасно об этом известно.

— Достаточно ли большинства в 51% для радикальных перемен, о которых вы говорили?

— Вопрос в том, чтобы получить существенное большинство в парламенте, которого, как мне кажется, из всех кандидатов могу добиться только я. Это не перечеркивает необходимость в открытости и внимании к разнообразию мнений. Именно поэтому я предлагаю открыть правительство для внешних по отношению к нашей системе людей: мы будем искать таланты и отличные точки зрения.

— Вы не запустите стратегию открытости, как в 2007 году?

— Нет, потому что это была предвзятая открытость, а она не работает. Это не наши институты и не наша культура. Это стало бы прекрасным подарком для Национального фронта. Именно поэтому проект Эммануэля Макрона нереалистичен. Он опирается на не раз проскальзывавшую в истории Франции привлекательную идею о том, что больше нет ни левых, ни правых. И что можно свободно плавать между теми и другими. На самом деле все это ведет к подъему экстремизма.

— Нужно ли, чтобы Николя Саркози вновь заявил о своей поддержке?

— Николя Саркози безоговорочно поддерживает меня. Он говорил об этом несколько раз, в том числе во вторник. За что я очень ему благодарен.

— Каков ваш прогноз на воскресенье?

— Я пройду во второй тур.

— И с кем там встретитесь?

— Не имею понятия.

— У вас есть какие-то предпочтения?

— Нет, предпочтений нет. Решаю не я, а французы.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150617 Франсуа Фийон


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150604

Что пообещал Путин россиянам?

Рейтинг президента РФ достиг рекордных отметок, несмотря на то, что в 2016 году покупательная способность населения снизилась так, как не снижалась с 1990-х годов

La Vanguardia, Испания

Последние два года российская экономика находилась в тяжелом кризисе, в результате которого благосостояние граждан было сильно подорвано. Согласно данным российского Института социальных прогнозов, в 2016 году произошло крупнейшее снижение покупательной способности населения после лихих 90-х, когда Россия преодолевала последствия распада СССР.

Причины очевидны. С одной стороны, Россия зависит от экспорта нефти, природного газа и сырья. За последнее десятилетие почти 70% экспорта и более 50% бюджетных поступлений страны обеспечивались за счет нефтегазовой отрасли. Летом 2014 года цены на нефть стали снижаться, что отразилось на российской экономике.

С другой стороны, международные санкции, введенные в связи с оккупацией Крыма, снизили приток иностранных инвестиций и еще более отдалили Россию от международных рынков.

Несмотря на тяжелые последствия, с которыми столкнулось российское общество, рейтинг Владимира Путина не только не снизился, но и достиг к настоящему времени рекордных отметок.

Действительно, российскому президенту пришлось почти полностью изменить свою политическую повестку дня с целью адаптации к новым реалиям, с которым придется столкнуться этой старой державе. На этом новом этапе вопросы внешней политики неожиданно приобрели первоочередную важность, причем не только в том, что касается Украины и Сирии.

КОММЕНТАРИИ ЧИТАТЕЛЕЙ:

MindlessOne

Давайте совершим небольшой экскурс в прошлое. 1996 год, Барселона. Я вижу идущего по улице россиянина. С кем он у меня ассоциируется? С бандитом. В этом же году я вижу прогуливающуюся по улице россиянку. За кого я ее принимаю. За проститутку. Если через десять лет я встречу россиян, то приму их за обеспеченных туристов.

Следует понимать, что за последние годы российский народ пережил немало лишений, связанных с распадом СССР в 1990-х и последовавшей за ним эпохой дикого капитализма. Путин стал первым человеком, которому действительно удалось добиться стабильности за последние 30 лет. Значительная часть населения не забыло пережитое, нехватку товаров и продуктов питания, продуктовые карточки, шоковую терапию, во время которой в одночасье сгорели все сбережения людей.

Путин стал политиком, сумевшим воспользоваться обстоятельствами, в которых оказалась страна? Хорошо, если бы могли сказать то же самое о своих руководителях. Достаточно упомянуть, что из этого тяжелейшего кризиса он вышел с весьма низкими показателями безработицы, хотя и произошло снижение покупательной способности. А какой кризис этого не вызывает. Если сравнивать, то Испания выходит из кризиса с большим трудом, в пять раз медленнее, чем Россия, со снижением покупательной способности населения и постоянной безработицей в 20% (особенно ужасной для молодежи).

Если говорить о внешней политике, то западная пресса имеет обыкновение забывать ключевой момент, сопровождавший распад СССР. В соглашениях о роспуске организации Варшавского договора было указано, что НАТО не будет принимать в свои ряды страны бывшего советского блока. Это положение систематически нарушается вот уже 26 лет. А прибалтийские республики даже стали членами НАТО. Подобное невыполнение международных договоров всегда рассматривалось западными державами как способ унизить побежденного врага, припомнить ему то, что он имел дерзновение играть роль противовеса в мире, а также его неспособность воспрепятствовать расширению НАТО, несмотря на действующие договора. Год за годом НАТО, существование которого после распада СССР не было оправдано даже теоретически, укреплялось как инструмент, которому необходима Россия в качестве врага Запада. И в конце концов альянс этого добился, вернувшись в исходную точку, в которой Россия выступает в качестве врага Запада. По крайней мере, в глазах общественности.

Вы только посмотрите на количество новостей, которые посвящает России наша пресса, попутно упоминая более сильные в экономическом отношении страны, такие как Китай, Индия, страны арабского мира. Россия — удобный враг: ее атомный потенциал таков, что никто и никогда не решится с ней воевать, а ее неустойчивая экономика означает, что Москва тоже не пойдет на войну со всеми. Возможно, этого нельзя сказать применительно к другим странам с неудобными руководителями, поэтому внимание СМИ сосредоточено на других вопросах.

Лично меня очень удручает информационная шумиха вокруг России. Я прогуливался по Тверской на следующий день после того, как задержали 200 человек, в том числе и «лидера оппозиции». И вот я задаю себе вопрос, а можно ли теперь и Рамона Эспадалера (Ramon Espadaler) считать лидером оппозиции. Как и задержанный в Москве, он является лидером партии, не представленной в парламенте, хотя у меня большие сомнения, что в Испании его кто-то назовет «лидером оппозиции». Я все это наблюдал собственными глазами. А теперь представьте себе, что на одной из центральных улиц Мадрида Гран Виа на перекрестке собрались 200 человек и мешают проходу людей. Все это происходит в выходной день, когда люди выходят прогуляться, рядом с входом в метро, а на перекрестке нет светофоров. На митинг вышло самое большее 200 человек, но они создали такую пробку, что затруднили движение пешеходов на длительное время. Чтобы преодолеть расстояние, на которое обычно уходит 3-4 минуты, нам понадобилось 25 минут.

Этих людей задержали, и, хотя некоторые выражали им поддержку, огромное большинство просто проходило мимо. Кстати, главный оппозиционер из кожи лез вон, чтобы его задержали. Месяц назад я был на Красной Пресне, находящейся неподалеку, и видел демонстрацию, в которой участвовали две тысячи человек. Это была санкционированная властями акция, движение транспорта по улице, где она проходила, перекрыла полиция. Никого не задерживали. И, разумеется, иностранные СМИ ни словом о ней не упомянули. Интересно, обошлась бы несанкционированная властями демонстрация в Барселоне или Мадриде без задержаний?

Дело в том, что в России легко фабриковать скандальные новости. Помню, как несколько лет назад фотомоделям предложили сняться с обнаженной грудью перед православным собором, якобы в защиту каких-то прав. И нужны-то всего несколько девушек и кинооператор. Подошел к собору, снял и быстро ушел. И вот уже вся международная пресса тиражирует эту новость. Что и говорить, высокопрофессиональная журналистика! Почему La Vanguardia не опубликовала сообщение агентства EFE о помощи жертвам теракта в Санкт-Петербурге несколько дней тому назад? Все дело в том, что EFE сама взяла эту новость из Google. Только латиноамериканская пресса рассказала о помощи пострадавшим в результате теракта. Я не видел ни одного серьезного испанского издания, которое осветило бы эту тему. А то не дай Бог, люди проникнутся сочувствием к бедным россиянам, ставшим жертвами исламского терроризма, и проснется в них сострадание, которое подобные статьи всячески стараются уничтожить.

Я не отрицаю многие приводимые факты, но выступаю против тенденциозности и отсутствия объективности ради «свободы». А теперь давайте поупражняемся в тенденциозной журналистике: возьмите местную газету, пользующуюся определенной репутацией среди читателей. Заключите с ней договор о том, что будете готовить для нее международные новости, используя те источники, которые вам укажут. Постепенно, наряду с местными правдивыми новостями, которые легко поддаются проверке, вы постепенно подмешиваете информацию из тенденциозных международных источников, создавая таким образом видимость правдоподобия, причем хорошо продуманного. Результат не заставит себя долго ждать: читатели будут безоговорочно верить международным новостям, поскольку местные-то ведь не вызывают сомнений, а все новости публикуются в одной и той же газете. Вот так создаются представления и тезисы мирового масштаба: Трамп — это исчадие ада, а русские — злодеи. И еще можно много чего другого нагородить. Я вот уже долгие годы с большой настороженностью отношусь к новостям на международные темы, публикуемым в La Vanguardia, поскольку имел возможность наблюдать описываемые события на месте. Конечно, бывают случаи и похуже: достаточно упомянуть группу Prisa, выступающую в качестве испанского пропагандистского крыла Демократической партии.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150604


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150589

Прогнозы Полиции безопасности — без оптимизма

Спецслужбы России попытаются повлиять на выборы в самоуправления Латвии и испортить мероприятия в честь 100-летия Латвийского государства.

Гиртс Звирбулис (Ģirts Zvirbulis), Latvijas Avize, Латвия

С начала агрессии России на Украине геополитическая ситуация в регионе сложная, не улучшилась она и в прошлом году. Как раз наоборот — продолжает усиливаться деятельность спецслужб России против стран-членов НАТО и Европейского Союза, в том числе и Латвии, говорится в отчете Полиции безопасности (ПБ) за предыдущий год. Во вступительной части документа начальник ПБ Нормундс Межвиетс подчеркивает, что для возглавляемой им службы прошлый рабочий год был напряженным. Против каких угроз боролась ПБ?

Спецслужбы России

Большая часть документа посвящена исходящим от России угрозам. Как и прежде, в прошлом году в Латвии серьезные вызовы в сфере контрразведки создавали спецслужбы России — Федеральная служба безопасности (ФСБ), Служба внешней разведки (СВР) и Главное управление Генерального штаба Вооруженных сил (ГУ). Эти спецслужбы для получения секретной информации пытаются использовать жителей Латвии, которые регулярно ездят в Россию, занимаются там предпринимательской деятельностью или живут в приграничье. ПБ предупреждает, что нарушения со стороны жителей Латвии в России (даже ошибки во въездных документах) могут быть использованы для оказания давления с целью добиться сотрудничества со спецслужбами. Риску вербовки подвержены также молодые люди, которым предлагается участие в разного рода лагерях или получение образования в России.

Прогноз ПБ: реализуемая спецслужбами России деятельность и в этом году продолжит создавать риски для национальной безопасности Латвии. Усиление активности ожидается в связи с выборами в самоуправления в 2017 году и организацией мероприятий, посвященных 100-летию Латвийского государства.

Организации «соотечественников»

Спецслужбы России всерьез принялись за влияние на общественное мнение в соседних странах. ПБ обращает внимание на согласованность действий российских «соотечественников» с внешнеполитической риторикой России — выступление против членства Латвии в сообществе евроатлантических государств, очернение НАТО, попытки укрепить позиции русского языка, дискредитация Латвийского государства на международном уровне, попытки изменить институт гражданства, а также легитимизация агрессивной внешней политики России. Деятельность живущих в Латвии российских «соотечественников» обеспечивается главным образом благодаря финансовой, организаторской и координационной поддержке российских институтов. Правда, ПБ заметила, что в последние несколько лет поток финансирования из России для организаций «соотечественников» уменьшился. В этой связи, кроме торжеств по случаю 9 Мая с шествием «Бессмертный полк» и небольших протестов против мероприятий в память о легионерах 16 марта, другие значительные мероприятия или проекты не реализуются.

Прогноз ПБ: действия, реализуемые под прикрытием политики по российским «соотечественникам», продолжат создавать серьезные риски для обеспечения защиты конституционного строя Латвии. В дальнейшем акцент в политике по российским «соотечественникам» все больше будет делаться на так называемом вопросе их законных прав и интересов и на мероприятиях по закреплению в коллективной исторической памяти официальной российской трактовки истории с выделением для этого значительных средств.

Рупоры Кремля

Будучи неспособными собрать массы или привлечь молодежь к уличным акциям, пророссийские активисты переориентировались на оклеветание Латвии и распространение прославляющей внешнюю политику России информации в СМИ и Интернете. Владимир Линдерман и Евгений Осипов за вознаграждение готовят публикации для пропагандистских СМИ Кремля, а другие «соотечественники» регулярно появляются в них в статусе «экспертов», к примеру, жалуясь на «возрождение фашизма» или «угнетение русских» в Латвии.

ПБ в своем отчете указывает, что в Латвии продолжал работать ряд информационных ресурсов, деятельность которых финансируется и координируется из России. Дополнительный вызов национальной безопасности могут создавать также так называемые «порталы кликов», которые пытаются привлечь аудиторию недостоверным, нацеленным на манипулирование и низкокачественным содержанием.

Прогноз ПБ: и впредь информационное пространство Латвии будет подвергаться давлению пропагандистских кампаний России, задача которых повлиять как на общественное мнение и на процесс принятия решений в Латвии, так и на создание мнимого оправдания агрессивной внешней политики России.

Политические и религиозные радикалы

Риск со стороны крайне правых или левых экстремистов в Латвии традиционно сохраняется на низком уровне, потому что эти организации малочисленны, им недостает финансирования и серьезных лидеров. Обеспокоенность жителей в связи с вопросом приема беженцев в прошлом году утихла, и в этой связи исчез интерес к радикальным организациям.

Уровень угрозы терроризма в Латвии также остается низким, но риск может создавать присоединение отдельных персон к воюющим в Ираке и Сирии террористическим группировкам. Имеющаяся в распоряжении ПБ информация свидетельствует, что в настоящее время на контролируемых террористической организацией «Исламское государство» территориях находятся несколько представителей мусульманской общины Латвии, которые, возможно, прошли там обучение в тренировочных лагерях террористов, участвовали в боевых действиях, а также осуществляли другую деятельность, к примеру, распространение пропаганды. На упомянутые территории из Латвии отправились как мужчины, так и женщины, взяв с собой малолетних детей.

Прогноз ПБ: в Латвии не прогнозируется активизация деятельности террористических организаций, и вероятность осуществления терактов низка. Вместе с этим прогнозируется, что и в следующем отчетном периоде уровень угрозы терроризма в Латвии сохранится низким. В то же время в мусульманской общине Латвии по-прежнему существуют риски радикализации.

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150589


США. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150558

Союз России и Ирана против Трампа

Vaghaye Daily, Иран

Ракетные удары США по военно-воздушной базе Шайрат в сирийской провинции Хомс и произошедшие практические одновременно террористические акты в Египте, России и Швеции направили все внимание и аналитиков и официальных лиц разных стран региона Ближнего Востока на самих себя.

Эти события произошли также на фоне нападения с использованием химоружия в сирийском населенном пункте Хан-Шейхун, инициаторы которого не установлены до сих пор. Сразу же возникла ожесточенная полемика между государствами-игроками, вовлеченными в сирийский кризис, и сформировался новый «уровень напряженности» в тех процессах, которые происходят в регионе.

Этот новый виток кризиса яснее подчеркнул, кто из вовлеченных в сирийский кризис готов далее поддерживать законное правительство Башара Асада, а кто выступает против него. Официальные лица Ирана и России прореагировали на произошедшее как сторонники центрального сирийского правительства и права исключительно сирийского народа решить свою дальнейшую судьбу; при этом официальные лица и политики ряда западных стран отреагировали таким образом, что запустили в действие новые аспекты сирийского кризиса, под аккомпанемент новых атак террористов-смертников. Сирийский кризис с этими его новыми измерениями, может, таким образом, инициировать такие политические процессы на Ближнем Востоке, которые примут уже надрегиональный характер, в связи с чем особого внимания заслуживает мнение по данному поводу официальных лиц и политического руководства Исламской Республики Иран.

Трагедия Хан-Шейхуна как отправная точка для нового витка противостояния вокруг Сирии

Несомненно, трагический инцидент с применением химоружия в окрестностях Хан-Шейхуна, провинции Идлиб на северо-западе Сирии, привел к несколько иной расстановке основных сил, вовлеченных в сирийский кризис. С одной стороны это страны Запада во главе с США, сразу же признавшие виновниками инцидента центральное сирийское правительство. С другой стороны — Россия и Иран, которые считают исполнителями химатаки вооруженные террористические группировки. В самом деле, после удара американских ракет по сирийской авиабазе Шайрат, сирийской провинции Хомс, первыми официальными лицами, резко отреагировавшими и осудившими атаку, стали официальные лица Ирана и России.

В этой связи глава МИД Ирана признал необходимым и срочным проведение независимого расследования обстоятельств трагического инцидента, произошедшего на территории Сирии 4 апреля. Мухаммед Джавад Зариф написал следующее на своей страничке в Twitter: «Мир все еще расплачивается за односторонние действия и претензии неких сил вершить самосуд. Трагические события 4 апреля требуют строго независимого расследования».

Кроме того, Мухаммад Джавад Зариф, глава МИД Исламской Республики Иран, продолжая консультации и переговоры с высокопоставленными официальными лицами и дипломатами зарубежных стран, провел отдельные телефонные беседы, посвященные проблемам региона и последним событиям в Сирии, с генсеком ООН, главами МИД Италии, Кувейта, Турции. В ходе этих контактов глава МИД указал на необходимость формирования независимой экспертной комиссии с целью изучения всех обстоятельств химатаки в Хан-Шейхуне.

А глава департамента стран Европы и Америки МИД ИРИ, Меджид Тахтраванджи заявил следующее: «Действия США по атаке против Сирии являются не только грубым нарушением норм международного права. Мы полагаем, что это данное действие является актом поддержки терроризма». Тахтраванджи, присутствуя на заседании комиссии по нацбезопасности и внешней политике Меджлиса ИРИ, в продолжение темы заявил: «В службе наших коллег, из Комиссии по нацбезопасности и внешней политике Совета, мы обсудили и проанализировали последние события в регионе в связи с агрессивными действиями США в отношении Сирии, а также то, что необходимо сделать в данный момент. На заседании было отмечено, что шаги, предпринятые США, являются грубым актом нарушения норм международного права, а также то, что односторонние действия США не поддерживаются большинством стран мира». Отметив, что, по убеждению иранской стороны, этот поступок США служит только на руку террористам, которые первыми же приветствовали его, он также сказал: «На упомянутом заседании, данный инцидент был обсужден с разных сторон, и наши коллеги поделились своими наблюдениями и мнениями».

Помимо Зарифа и Тахтраванджи Амир Абдоллахиян, специальный помощник председателя Меджлиса (парламента ИРИ — прим. перев.) по международным делам, беседуя с послом Швейцарии и контактным лицом, представляющим интересы США в Иране (ИРИ не имеет прямых дипотношений с США в настоящее время — прим. перев.), сказал: «Атака США на Сирию — это грубое нарушение норм международного права, по сути, игнорирование всех признанных международных механизмов, а также, грубое попрание правил и норм, установленных ООН». Решительно осудив удар США по Сирии, он охарактеризовал произошедшее следующим образом: «Нападение на Сирию, помимо того, что послужило обострению нестабильности в регионе, явилось также действием, послужившим подъему боевого духа ИГ (запрещена в России — прим. ред.) и прочих террористических элементов, и, кроме того, оно противоречит всем предвыборным установкам Дональда Трампа».

Амир Абдоллахиян, отметив также отсутствие в настоящий момент химоружия у вооруженных сил Сирии и превосходство в оперативном и политическом отношении сирийской армии, достигнутое на последнем этапе боевых действий, подчеркнул: «Принимая во внимание все эти обстоятельства, мы не можем допустить, что в применении химического оружия виновны правительственные силы, подконтрольные Башару Асаду. Однако им продолжают пользоваться террористы, которых до сих пор никто не разоружал».

Трамп предлагает санкции против Ирана и России «из-за Сирии»

Все эти заявления были сделаны официальными лицами Ирана в тот момент, когда новая американская администрация Дональда Трампа, похоже, приступает к подготовке нового пакета санкций против Ирана и России. В этой связи официальные представитель США при ООН уже говорила, что президент США в настоящий момент изучает возможности усиления санкционной политики в отношении Ирана и России — на это раз в связи с Сирией. Посол США при ООН Никки Хейли, в беседе с CNN, указав на поддержку, оказанную Ираном и Россией сирийскому правительству в его борьбе против терроризма, подчеркнула, что президент США Дональд Трамп и его команда сейчас обсуждают вероятность введения против Ирана и России санкционных мер в связи с их деятельностью «на сирийском направлении».

Хейли заявила следующее: «По поводу введения новых санкций и ужесточения прежних, в отношении Ирана и России, ничего исключать нельзя, и до тех пор пока Башар Асад находится у власти в Сирии, решение сирийской проблеме найти будет невозможно, потому его отстранение — это приоритетная задача».

Эти категоричные заявления Никки Хейли прозвучали в тот момент, когда нарастают явные противоречия между позицией Вашингтона и европейских стран, в том числе относительно того, как следует вести себя с Ираном и Россией. В частности, в ходе саммита Большой Семерки Зигмар Габриэль подчеркнул, что и Иран и Россия не должны быть исключены из процесса мирного урегулирования в Сирии. По сообщению информагентства Associated Press, глава МИД ФРГ, в частности, сказал: «Ситуация в Сирии намного сложнее, чем можно было бы предполагать, и мы ожидаем, что Россия, США, Саудовская Аравия и Иран приложат усилия для нормализации текущего положения дел».

Террористические атаки в Египте подверглись осуждению

В числе других событий, которые, наряду с сирийской проблемой, также привлекли внимание официальных лиц Ирана — это два организованных террористами взрыва в двух египетских церквях, в результате которых погибли свыше 50 человек и было ранено около ста. В данной связи, глава МИД Ирана оставил на своей страничке в Twitter сообщение на арабском языке, в котором эти два нападения террористов нашли категорическое осуждение.

Вслед за главой МИД, официальный представитель МИД также подчеркнул: «Нападение на культовые места и религиозные центры, когда гибнут ни в чем неповинные люди, — это поступок, граничащий с варварством, и заслуживает порицания и презрения». Бахрам Касэми выразил категорическое осуждение действиям террористов, в результате которых погибли и были ранены десятки людей, совершавших в тот момент молитвы и религиозные обряды, а также высказал слова поддержки и соболезнования народу Египта, правительству страны, пострадавшим в результате этого постыдного, совершенного подлым образом преступления.

Он отметил: «Однозначно любое нападение на культовые и религиозные учреждения, жертвами которого становятся простые беззащитные граждане, с какими бы мотивами и под какими предлогами оно бы ни совершалось, мы решительно осуждаем и хотим также подчеркнуть, что подобные преступления планируются и совершаются с целью посеять семена страха и вражды между последователями всех священных религий. Такие коварные преступления не могут быть предотвращены и остановлены, иначе, чем проявлением единодушия народов региона, а также здравомыслием, принятием всех разумных мер со стороны правительств». Али Лариджани, спикер Меджлиса (парламента — прим. перев.) также, в обращении к коллегам-депутатам парламента Арабской Республики Египет, выразив соболезнование всему египетскому народу, семьям пострадавших в результате террористических актов в этой стране, и также решительно осудил произошедшее. И он назвал терроризм угрозой последователям всех без исключения священных религий, отметив при этом: «Цель подобных террористических действий — это разжигание ненависти и вражды на религиозной почве».

В целом все последние события, произошедшие в ближневосточном регионе, демонстрируют нам, что здесь в настоящий момент происходит формирование новых противостоящих друг другу полюсов, на одном из которых находятся Иран, Россия, а также правительства Ирака и Сирии, а на другом — западные страны и арабские государства-страны Персидского Залива, в которых доминирующей силой являются те же США. События сейчас развиваются таким образом, что мы можем и далее предполагать дальнейшее нарастание напряженности и дестабилизации в и так неспокойном и нестабильном ближневосточном регионе. Кроме того, факты уже показывают, что вопреки прежним громким заявлениям Трампа о большей его озабоченности внутриамериканскими проблемами, нежели проблемами внешней политики, на самом деле новый американский президент готов затеять в ближневосточном регионе новую авантюру, в центре которой будет сирийский кризис. В среднесрочной перспективе эти тенденции могут вновь привести к эскалации общего кризиса международных отношений. Но есть здесь и другая важная особенность — вопреки этим тенденциям союз между Тегераном и Москвой обретает новые формы, и именно он может сыграть определяющую роль в будущей расстановке сил на ближневосточной авансцене.

США. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150558


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 20 апреля 2017 > № 2150545

Иранская провинция Тегеран планирует привлечь $ 2 млрд. иностранных инвестиций

Иранская провинция Тегеран ставит перед собой цели привлечь $ 2 млрд. иностранных инвестиций в течение текущего 1396 иранского календарного года, в период до 21 марта 2018 года, заявил губернатор провинции.

Выступая на встрече в Тегеране, Хоссейн Хашими отметил, что цели будут разделены на долгосрочные, среднесрочные и краткосрочные, сообщает IRNA.

Хашеми рассказал, что руководителям органов исполнительной власти было поручено принять меры по привлечению иностранных инвестиций. Инвестиционные планы разрабатываются в соответствии с планами материализации целей "Экономики сопротивления".

Лидер Исламской революции аятолла Сейед Али Хаменеи изложил политику "Экономики сопротивления" для укрепления национальной экономики и снижения ее уязвимости. Он призвал к снижению зависимости экономики Ирана от иностранных товаров, к проведению политики поддержки производственного сектора.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 20 апреля 2017 > № 2150545


Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 20 апреля 2017 > № 2150488

Госсекретарь США обрушился с обвинениями на Иран

Как передает CNN, администрация президента Дональда Трампа усилила воинственную риторику в отношении Ирана в среду, заявив, что международная сделка, призванная сдержать развитие ядерной иранской программы не удалась, и что Иран продолжает оставаться "ведущим мировым спонсором терроризма".

Ядерная сделка, выкованная администрацией и союзниками Обамы, "полностью игнорирует все другие серьезные угрозы, которые позиционирует Иран", - заявил госсекретарь США Рекс Тиллерсон.

Как отмечает информационный ресурс, буквально за день до этого, Тиллерсон подтвердил, что Иран соблюдает соглашение по обузданию своей ядерной программы. Однако в среду, он уже заявил, что Исламская Республика экспортирует террор и насилие, дестабилизирующие обстановку в регионе и в мире, и тем самым угрожает безопасности США. Он отметил, что если Иран не сдерживать, он "имеет потенциал, чтобы пойти по тому же пути, что и Северная Корея".

Его заявление было последним в барабанном бое предупреждений администрации Трампа, отмечает CNN, которое было обозначено, чтобы расправиться с Ираном, и, возможно, пересмотреть ядерную сделку, достигнутую между США, ЕС, Россией и Китаем.

Но, несмотря на риторику, дипломаты и аналитики считают, что администрация США, не выйдет из сделки, направленной на предотвращение получения ядерного оружия Ираном.

Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 20 апреля 2017 > № 2150488


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter