Всего новостей: 2098697, выбрано 17997 за 0.053 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 апреля 2017 > № 2144359 Марин Ле Пен

Марин Ле Пен: «Главный вопрос этих выборов — цивилизационный»

Эммануэль Гальеро (Emmanuel Galiero), Le Figaro, Франция

Le Figaro: Вы предлагаете выход из еврозоны. Большинство французов против этого, в том числе и пенсионеры, готовые поддержать НФ, которые тем не менее опасаются удара по их сбережениям. Что вы им скажете?

Марин Ле Пен: Прежде всего, я скажу, что я — единственная из кандидатов, кто предложит им высказать свое мнение о Европейском Союзе на референдуме. После избрания я сразу же начну переговоры и потребую собрания глав государств без европейских инстанций. Многие европейские страны, на юге и на востоке, ждут, чтобы большая и сильная Франция взяла на себя лидерство и заставила ЕС сесть за стол переговоров. Кроме того, я скажу французам, что выход из еврозоны никак не отразится на их сбережениях. Все как раз наоборот. Наибольшую угрозу для них представляет нынешняя ситуация с привязанным к евро банковским союзом, который обязывает изымать сбережения населения в случае финансового кризиса. Большинство французов убеждены, что евро — обуза. Возврат к адаптированной к реалиям национальной валюте создаст миллионы рабочих мест и вернет нам свободу.

— Если вас изберут, процентные ставки пойдут вверх уже с 8 мая…

— Нет! Никакой паники не будет. Сейчас мы видим по процентным ставкам минимальное движение, которое к тому же было искусственно организовано для воздействия на выборы.

— Тем не менее рынки могут посчитать, что риск для Франции существеннее…

— Можно всегда придумать тысячи гипотез. Только большинство из них — ложные. Мы уже видели это с Брекситом: призванные запугать избирателей апокалиптические прогнозы были опровергнуты фактами.

— У французов не возникнет соблазна разместить деньги за границей, как в 1981 году?

— Я в это не верю ни на мгновение. Французы знают, что я спрошу их мнения. Сегодня будет рентабельнее инвестировать во Францию.

— В случае неудачи на референдуме вы уйдете?

— Я не считаю политику родео, в котором нужно любой ценой удержаться в седле.

— Вы предлагаете пенсию в 60 лет при 40 годах отчислений. Речь идет о крайне дорогостоящей мере с учетом изменений в демографии.

— Я не согласна с тем, чтобы от французов при любых обстоятельствах требовали жертв, не сократив предварительно вредоносные расходы государства: чистые убытки в виде перечислений ЕС, уклонение от уплаты налогов и социальных отчислений, бред с децентрализацией, траты в связи с легальной и нелегальной миграцией. Моей проект предполагает создание за три года 1,7 миллиона рабочих мест, которые дадут 25 миллиардов евро дополнительных поступлений для системы соцобеспечения. Пенсия в 60 лет будет стоить 17 миллиардов евро.

— В чем ваша экономическая программа отличается от программы Жана-Люка Меланшона?

— Меланшон хочет ввести дополнительные налоги на 100 миллиардов! Он выступает за массовую иммиграцию, которая ведет к снижению зарплат. Возьмем директиву об откреплении трудящихся. В результате от 300 до 500 тысяч человек приехали по финансовым соображениям. Все это является своеобразной внутренней делокализацией. Отмечу, что его несогласие с этой директивой возникло совсем недавно… Он всегда был ярым сторонником иммиграции.

— У Франсуа Фийона имеется жесткая программа по безопасности и иммиграции. В чем ее отличие от вашей?

— Во всем. Лично я уже видела Фийона у власти. Я не сужу его по обещаниям: он уже сделал их десять лет назад. Я сужу его по поступкам: сокращение штата на 54 тысяч военных и 12 тысяч 500 полицейских, дезорганизация разведки, нежелание вернуться к национальным границам, открытие самой большой мечети в Европе, влияние Союза исламских организаций Франции, поддержка войны в Ливии… Почему Фийон изменил мнение насчет СИОФ? Я всегда придерживалась одной позиции. Исламистский фундаментализм расползся по всему нашему обществу при потворстве и предательстве политических властей, как на национальном, так и на местном уровне.

— Как бороться с этим фундаментализмом?

— Есть меры, которые необходимо принять незамедлительно. Это выдворение иностранцев, представляющих угрозу для безопасности страны, отмена решения Вальса о регистрации нелегалов, мораторий на выдачу определенных документов, заморозка кредитов и государственной медицинской помощи подавшим прошение об убежище мигрантам….После сентября я хочу провести референдум о пересмотре конституции, чтобы восстановить верховенство нового закона над прошлыми европейскими соглашениями. Нужно вернуть рычаги в свои руки.

— Не боитесь ли вы спровоцировать враждебность со стороны французских мусульман?

— Вовсе нет. Французские мусульмане ждут лишь одного: освобождения от каждодневного давления со стороны исламистских фундаменталистов.

— Идеи Нацфронта получают все более широкую поддержку, однако враждебное отношение к нему тоже сохраняется, в частности в высших государственных кругах. Кроме того, недавно у вашей штаб-квартиры чуть не произошел пожар.

— Часть недемократически настроенных ультралевых агрессивно выражают несогласие подчиниться воле народа. И если один-два дипломата не хотят дальше работать, скатертью дорога.

— Государство Израиль не относится к ультралевым, однако резко осудило ваши заявления по поводу налета на Зимний велодром…

— Государство Израиль было введено в заблуждение так называемыми представительными ассоциациями, которые, как мне кажется, сделали гнусные и необоснованные заявления. Я придерживалась по этому вопросу голлистской позиции.

— Вы считаете, что раньше во Франции было лучше?

— Во Франции станет лучше в будущем, если меня изберут. Нынешние президентские выборы представляют собой почти что референдум за или против дикой глобализации. Наши ценности, обычаи, нравы и образ жизни разваливаются. Если страна теряет идентичность и представление о том, что она собой представляет, какой путь проделала и что является ее настоящим богатством, то она разваливается. Я хочу прописать в конституции защиту и продвижение исторического и культурного наследия Франции, вернуть нашей стране статус политической державы. Это пусковая площадка нашего нового завоевания мира! Потому что лично я хочу отправиться на завоевание мира. Я хочу возобновить отношения с Африкой, отстаивать франкофонию.

— То есть, у вас глобализованное представление Франции.

— Вы ошибаетесь. Глобализм — это ликвидация ограничений во всех областях. Это упразднение границ, исчезновение корней… Я же — кандидат границ и буду президентом границ. Нам нужно вернуться к ним, чтобы защитить французский народ. Они нужны в школе, чтобы восстановить авторитет, в правосудии, против дикой глобализации, против недобросовестной международной конкуренции, против злоупотреблений, уклонений от уплаты налогов. Свободы не бывает без границ.

— Для проведения предложенных вами реформ необходимо большинство. Как его получить?

— Французы — последовательные и логичные люди. Когда они избирают кого-то главой государства, то дают ему рычаги управления. Я не вижу чего-то, что могло бы пойти против этого правила.

— Одни составляющие вашей программы уходят далеко влево, а другие — далеко вправо. Как «стабилизировать» это большинство?

— Я не верю в раздел на правых и левых. Он искусственно поддерживается теми, кто хотят удержаться у власти. Настоящий раскол проходит между патриотами и глобалистами. На моей стороне, стороне французской нации, есть политики, которых мне бы очень хотелось увидеть в наших рядах, до выборов, в перерыве между двумя турами или же после них. Я протягиваю руку всем, кто привержен суверенитету и идентичности нашего народа. Я говорю им: «Приходите, участвуйте, формируйте президентское большинство!» Нация — это любовь. Вместе мы восстановим народ, который любит себя.

— Если вы придете к власти, не подорвут ли вашу легитимность разбирательства?

— Эти разбирательства, как вы говорите, никак не затрагивают мою порядочность и являются насквозь искусственными. Кроме того, существует президентский иммунитет, институты V Республики. Главная цель — стабильность.

— С каким кандидатом вы бы предпочли встретиться во втором туре?

— Макрон — раскованный глобалист, а Фийон — стыдливый глобалист. Я бы предпочла побороться с раскованным глобалистом. По крайней мере, в таком случае все будет ясно. По опросам, мои результаты выше, чем у Фийона против Макрона. Поэтому поддержать меня — более полезное решение, чем голосовать за Фийона.

— Республиканский фронт все же может помешать вашей победе.

— Если мы увидим коалицию «Республиканцев» и Соцпартии во втором туре, в результате появится одна большая глобалистская партия. Главный вопрос этих выборов — цивилизационный. Французы ощущают это. И если Фийон призовет голосовать за Макрона, не уверена, что большинство его избирателей согласятся с этим.

— Что вы думаете о сокращении разрывов в опросах?

— Сокращение разрывов — классическое явление, когда появляются так называемые «малые кандидаты».

— Четыре фаворита идут практически «ноздря в ноздрю»…

— В 2012 году Меланшону сулили 17%, а мне — 13%. В итоге он получил — 11%, а я — 18%.

— Каково ваше настроение перед первым туром?

— Я спокойна и уверена. Я уверена в моей команде и французах. Они позволят мне все реализовать. Я обойду всех в первом туре. Я в этом убеждена.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 апреля 2017 > № 2144359 Марин Ле Пен


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 апреля 2017 > № 2144343 Алексей Навальный

«Кремль блокирует любую альтернативу Путину»

Корреспондент Spiegel беседовал с оппозиционером Алексеем Навальным о его аресте и протестах против правительства.

Кристиан Эш (Christian Esch), Кристиан Неф (Christian Neef), Der Spiegel, Германия

Российский лидер оппозиционеров Алексей Навальный рассказал об антикоррупционных протестах, политизации нового поколения и внешней политике Путина.

В конце марта самый известный оппозиционер Алексей Навальный призывал выйти на антикоррупционные протесты по всей стране. На улицу вышли десятки тысяч человек. Затем его задержали на 15 суток, для него это было не первое задержание. С понедельника он снова на свободе, день спустя в офисе своего Фонда борьбы с коррупцией, расположенного в московском бизнес-центре, он принимает корреспондента Spiegel. Навальный в хорошем настроении, настрой боевой. Вскоре он снова отправится по регионам, чтобы заручиться поддержкой своей кандидатуры на президентских выборах 2018 года. 12 июня снова должны пройти митинги по всей стране.

Spiegel: Г-н Навальный, Вас только что освободили после ареста. Как Вы там проводили время?

Алексей Навальный: Нужно представлять тюрьму как грязное общежитие, где заняться нечем, кроме как спать и читать. Мы были вчетвером в камере. Остальные были обычные люди — один подрался со своим соседом, другой оскорбил полицейского. Не политические заключенные, как я, их специально разделяют друг от друга, даже в местах для прогулок.

— И все-таки вы разговаривали с другими заключенными о политике?

— Целыми днями. Все слушали, как я говорю, все хотели сами говорить. Даже полицейские, с которыми я сидел после задержания в автобусе, видели мой фильм о премьере Дмитрии Медведеве. Они спросили, что спрашивают всегда и все: Почему меня еще не убили, и почему я не сижу за решеткой.

— Очень много молодых людей приняли участие в митингах в конце марта, к которым вы призывали. Многих это удивило, это поколение считали аполитичным.

— Меня это абсолютно не удивило! Во-первых, я заранее видел это ВКонтакте…

— …Это вроде российского Facebook…

— … насколько молоды те, кто собирается идти на митинги. Во-вторых, мне было понятно, что политическое давление на учеников и студентов вызывает обратную реакцию. В Брянске школьников отговаривали от участия в демонстрациях, была дискуссия с директором школы. В России с 90-х годов не было студенческого движения, как в Восточной и Западной Европе. У нас такое движение в последний раз было еще в царские времена.

— По какой причине эти молодые люди вышли на улицы?

— Бедность! Это важный фактор. В последние пять лет снижается уровень жизни.

— В Москве это незаметно.

— В Томске я спросил молодых людей, кто из них зарабатывает меньше 20 тысяч рублей. Все мы, ответили они. И это в университетском городе, который раньше жил благодаря нефти. Часто говорят, что я представляю более обеспеченные слои населения. Конечно, кто хорошо образован и обеспечен, поддерживает скорее меня, чем Владимира Путина. Но это не означает автоматически, что остальные против меня.

— Что отличает сегодняшних демонстрантов от тех, кто в 2011 году вышел на митинги против фальсификации результатов парламентских выборов?

— Основное отличие — география. Сейчас демонстрации проходят там, где их раньше никогда не было — Дагестан, Татарстан и Башкирия. В остальном различий немного. У социальных СМИ — и это единственное, что у нас осталось, чтобы коммуницировать друг с другом и выражать нашу критику, — более молодая аудитория, вот и все.

— Ваш фильм о предполагаемых богатствах Медведева на YouTube собрал 18 миллионов просмотров. Медведев назвал фильм «чушью» и сравнил с «компотом», составленным из разных обвинений.

— Какое жалкое выступление. Он ждал месяц, и все, что ему пришло в голову, это «компот»!

— Приведут ли обвинения в адрес Медведева к последствиям?

— Его политические перспективы теперь ограничены. Вероятно, он сначала пил целую неделю, так он и выглядел.

— Медведев не выдвигал против Вас обвинения. Но зато сейчас это хочет сделать миллиардер Алишер Усманов, которого вы обвиняете в том, что он подарил Дмитрию Медведеву резиденцию стоимостью пять миллиардов рублей.

— Он точно не делает это по своей инициативе. Вероятно, кто-то попросил его, обвинить меня.

— Официально Кремль ведет себя так, будто борется с коррупцией. Недавно арестовали пятого по счету губернатора.

— Губернаторов арестовывают, чтобы что-то противопоставить мне. Кроме того, Путин терроризирует собственную элиту. Он боится собственного окружения больше, чем каких-то протестов. Есть люди, который как минимум так же критически настроены, как и я, потому что они видят с близкого расстояния, что система не работает. Он хочет, чтобы они замолчали.

— Путин вновь станет кандидатом на выборах 2018 года?

— Конечно! Путин хочет быть царем новой российской империи, которую он вновь создает. Я считаю, что он действительно озабочен этой идеей.

— Вас допустят к выборам?

— Мы хотим принудить их к тому, чтобы меня зарегистрировали, как это было в 2013 году на выборах на пост мэра Москвы. Тогда мне грозили бойкотом. А потом Кремль посчитал, что лучше допустить Навального, ведь он получит максимум 8-9%.

— Вместо этого Вы получили 27 процентов, дело почти дошло до второго тура.

— Насколько я знаю, поэтому в Кремле сейчас лидируют те, кто против моей кандидатуры. Они говорят: черт знает, каковы будут итоги выборов, мы уже один раз заблуждались. Кроме того, они боятся всего того, что я могу сказать, если меня подпустить. На протяжении 17 лет выборы в России проходят по одному образцу — никто не критикует Путина, никто не ведет настоящую предвыборную кампанию, все проходит тихо на протяжении всех двух месяцев. Кремль блокирует любую альтернативу Путину. Он не хочет кандидата, который ездит по стране и говорит о проблемах.

— Почему оппозиция так долго участвовала в этой игре?

— Вы были в новом Ельцинском центре в Екатеринбурге? Там на выставке висит бюллетень с президентских выборов 1996 года — и там те же самые имена, что и сегодня. Лидер КПРФ — Зюганов, либерал Явлинский, правый популист Жириновский. Только Бориса Ельцина сменил Путин. Ни один оппозиционер никогда не брал на себя ответственность за поражения на выборах.

— В своей предвыборной кампании Вы требуете введения специальных сборов для олигархов, удвоения расходов на здравоохранение, минимальную заработную плату в размере 25 тысяч рублей. Звучит так, будто Вы отошли в левую сторону.

— Скажем так, звучит не так, как мы привыкли слышать от наших либеральных оппозиционеров. Ожидаешь увидеть маниакального сторонника либертарианства, который считает крутыми олигархов, не интересуется проблемами пенсионеров и полагает, что невидимая рука рынка все решит.

— Программу нельзя назвать очень конкретной. Как Вы хотите все это финансировать?

— В России — гигантские, бессмысленные расходы на армию и полицию. Мы занимаем одно их первых мест в мире по расходам на полицейских — но по числу убийств мы также на одном из первых мест. Кроме того, почти 30% бюджета засекречено! Никто не знает, что происходит с этими деньгами. На госконтрактах ежегодно воруют 1500 миллиардов рублей. Борьба с коррупцией освободила бы огромные суммы.

— Еще шесть лет назад Вы были активны в националистических кругах. Многие ваши сторонники даже не поддерживали тех, с кем вы тогда были союзниками. Это была тактика или убеждение?

— В период с 2005 по 2011 годы я многое сделал, чтобы сблизить либеральное и националистическое крыло протестного движения. Это так. И да, я по-прежнему против безвизового въезда в Россию из стран Центральной Азии.

— Почему протесты 2011-2012 годов провалились? Что оппозиция тогда сделала не так?

— Не существует рецепта того, как можно свергнуть режим за пару месяцев. Это исторический процесс, которым мы не можем управлять. Мой самый лучший митинг был в 2010 году, на нем собралось 1500 человек. Сегодня митинг с участием менее 30 тысяч считается провалом. Несмотря на все поражения, что-то удалось развить. Но основная причина поражения — насильственное подавление протестов. Если сравнить режим 2012 года с 2017 годом, тогда возникает впечатление, что речь идет о двух разных странах. Мы сейчас живем в стране с тысячей политических заключенных. В стране, в которой каждую неделю идут новые процессы, в которой людей арестовывают, потому что они лайкнули что-то в интернете.

— Некоторые люди, с которыми Вы вместе в мае 2012 года принимали участие в митинге на Болотной площади, все еще находятся в лагерях. Несмотря на это, Вы в марте призывали к несанкционированной демонстрации. Вы можете за это отвечать?

— Я осознаю, что я несу ответственность — за моего брата, который находится в тюрьме, за арестованных в мае 2012 года. Это неприятная мысль. Но о моем брате все же писали газеты на первых полосах. Если сегодня задержат какого-нибудь блогера в провинции, к нему не будут приезжать журналисты, адвокаты или правозащитники, потому что сейчас очень много таких случаев. Если мы хотим что-то предотвратить, мы должны продолжать бороться за политические изменения.

— Многие задают вопрос, почему Вы сами в такой репрессивной системе все еще находитесь на свободе и можете даже проводить дорогостоящие избирательные кампании. Кто Вас финансирует?

— У нас все открыто. Мой Фонд борьбы с коррупцией по российским мерками хорошо обеспечен, порядка 750 тысяч евро в год. Но единичные взносы составляют в среднем только 11,50 евро.

— Лично Вы хорошо зарабатываете, как можно увидеть по вашей декларации о доходах. Российский бюджет должен был выплатить Вам в 2016 году около 50 тысяч евро компенсации по решению Европейского суда по правам человека. Откуда остальные 90 тысяч евро?

— Это доходы от моей юридической практики. Меня лишили двух адвокатских допусков, но пара мандатов у меня осталась.

— Кто же прибегает к услугам известного врага Кремля?

— Как юрист я своим подзащитным приношу скорее убытки. Но те, кто меня приглашает, делают это в том числе потому, что поддерживают меня.

— Вы не боитесь, что Вас могут использовать?

— Меня никто не использует. Но конечно, пользуются тем, что я делаю. Если я атакую Игоря Сечина…

— главу государственного нефтяного концерна Роснефть и противника Медведева…

— … то это поможет кому-то другому. А если атакую Медведева, появится куча людей, которые посчитают это классным. Хотя я, к сожалению, не знаю, ослаблю я его или укреплю. Возможно, Путин месяц назад хотел уволить Медведева, но как он сможет это сделать после моего фильма? В непрозрачной системе все можно быть использовано. Этого я изменить не могу.

— Пока Вы находились в тюрьме, Россия и США пошли на конфронтацию из-за Сирии. Как Вы оцениваете сирийскую политику Путина?

— Россия должна присоединиться к международной коалиции против «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.). Абсурдно, что в войне между суннитами и шиитами мы вмешиваемся на стороне шиитов, хотя почти все российские мусульмане — сунниты. Чтобы помочь Башару Асаду, Путин создает для нас большие проблемы.

— При этом поначалу выглядело так, что Путин нашел в Дональде Трампе поддержку в сирийской политике.

— После победы Трампа я объяснил в видеоролике, почему с Трампом не будет дружбы. Противоречия между системами слишком велики. И Путину нужен враг. Он хочет быть лидером антиамериканского, антиевропейского мира. Поэтому он не может быть друзьями с главами этих государств, вместо этого он должен создавать скандалы и сопротивление.

— В лице Ангелы Меркель у него остается, по крайней мере, один противник. Без нее не было бы антироссийских санкций ЕС. Как России нужно к этому относиться?

— Нам нужно выполнять Минские соглашения. Основная причина санкций заключается в том, что Россия нарушила запрет — развязала войну в Европе. Крым представляет собой проблему, но самая болезненная часть санкций связана с войной в Донбассе. Как только Россия предпримет реальные шаги, чтобы там перестали стрелять, эта часть санкций будет снята.

— В ходе своих выступлений Вы говорите: моя внешняя политика состоит в том, чтобы, наконец-то, дороги были лучше, а зарплаты выше. Звучит так, будто вы отклоняетесь от темы.

— Я не отклоняюсь. Но я считаю, и в этом я отличаюсь от Путина, что Россия не должна изолировать себя. Все, что происходит в нашей стране, обосновывается Сирией или Украиной. Но если собственные жители зарабатывают только 300 долларов, это превращается в ничто вместе с внешнеполитической мощью. Начните колонизировать собственную страну. Когда я навещаю своего брата в тюрьме, то проезжаю через самую густонаселенную часть европейской России — и на протяжении километров не вижу ни единого человека. Это была бы отличная возможность задействовать силы.

— Вы являетесь самым известным представителем оппозиции, ваши более молодые соратники смотрят на Вас. Вас порой пьянит эта роль?

— Я побуждаю всех моих сотрудников самим выдвигать кандидатуру. Но в этой системе стало чрезвычайно сложно стать известным оппозиционным политиком. У меня совсем больше нет соперников, с которым я бы мог вести дебаты. При этом мне нужна конкуренция. И людям вскоре я надоем. Они скажут: Навальный, Навальный, всегда только Навальный, мы хотим увидеть кого-то нового.

— Г-н Навальный, спасибо за интервью.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 апреля 2017 > № 2144343 Алексей Навальный


США. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 18 апреля 2017 > № 2144110

Глава Пентагона начинает турне по Ближнему Востоку и Африке

За визитом следят лидеры региона, которые хотят составить представление о подходе администрации Трампа к Ирану

ВАШИНГТОН – Министр обороны США Джим Мэттис начинает турне по Ближнему Востоку и Африканскому Рогу в период, когда США пересматривают свою роль в поддержании безопасности в регионе.

Среди стран, которые он посетит, – Саудовская Аравия, Египет, Израиль, Катар и Джибути.

На Ближнем Востоке региональные лидеры хотят составить мнение о новом подходе американской администрации к их сопернику – Ирану.

«Когда в феврале я был в Саудовской Аравии, их руководство заявляло, что они вздохнули с облегчением после ухода администрации Барака Обамы, в частности потому, что они считали, что президент Обама занимал слишком мягкую позицию в отношении Ирана», заявил Брайан Катулис, эксперт Центра за Американский Прогресс.

Администрация Дональда Трампа может принять более активное участие в урегулировании кризиса в Йемене, который часто рассматривается как война, которую чужими руками ведут Иран и Саудовская Аравия.

Американские официальные лица дали понять, что президент хочет укреплять стратегические отношения с Саудовской Аравией, которая поддерживает борьбу с повстанцами хути, на стороне которых находится Иран.

Мэттис также хочет обсудить, как региональные союзники могут помочь стабилизации обстановки в охваченных войной Ираке и Сирии, где местные силы, поддерживаемые коалицией во главе с США, сражаются с боевиками «Исламского государства».

Министр также побывает в Джибути, где находится единственная военная база США в Африке. Но американцы больше не являются здесь единственными иностранными военными.

Всего лишь в нескольких километрах от американских войск конкурент США, Китай, строит первую зарубежную военную базу в попытке усилить влияние Китая в районе Африканского Рога.

«Присутствие Китая значительно, – отметил Руди Делеон, бывший заместитель министра обороны США. – Это не традиционная западная «мягкая сила», когда речь идет о гуманитарной миссии, потому что Китай проявляет явный интерес к имеющимся там ресурсам».

Несмотря на то, что земли и прибрежные акватории Африки богаты нефтью, золотом и природным газом, в регионе много бедных.

Эксперты утверждают, что Китай проявляет интерес к развитию некоторых из беднейших территорий в этом регионе, где местные жители борются с разрушительной засухой.

США. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 18 апреля 2017 > № 2144110


Турция. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 18 апреля 2017 > № 2144092

Турция после референдума: куда Эрдоган поведет страну?

Эксперты отмечают неоднозначность итогов плебисцита

МОСКВА – Турецкая оппозиция в лице Республиканской народной партии (РНП) потребовала отменить результаты воскресного референдума о конституционных изменениях в стране из-за нарушений в ходе голосования и направила по этому поводу официальный запрос в Высший избирательный совет Турции, сообщает во вторник, 18 апреля, агентство Associated Press.

Кроме того, один из руководителей РНП Бюлент Тезджан заявил, что партия использует все предусмотренные законом способы, чтобы оспорить итоги референдума. Ранее эта ведущая светская оппозиционная сила в Турции не исключала своего обращения в Европейский суд по правам человека.

Напомним, сторонников президента Эрдогана, проголосовавших за расширение его полномочий, по официальным данным набралось немногим более 51 % (примерно 25 млн человек), в то время как против изменений конституции высказались 48,59 % (около 23 млн.777 тыс.) при явке 86%. При этом оппозиция утверждает, что во время референдума вопреки устоявшейся практике было использовано около 2,5 млн бюллетеней без официальных штампов. Также ясно, утверждают оппоненты президента, что жители крупнейших городов Турции – Анкары, Измира и Стамбула – голосовали против поправок.

Накануне президент США Дональд Трамп поздравил президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана с победой на референдуме и в телефонном разговоре пообещал тесное сотрудничество с Анкарой по Сирии, Ираку и в борьбе с курдскими боевиками.

В заявлении Белого дома также отмечается, что лидеры двух стран обсудили ситуацию в Сирии – как борьбу с «Исламским государством», так и привлечение к ответственности президента Сирии Башара Асада за химическую атаку, осуществленную ранее в этом месяце.

Ранее (до разговора Трампа с Эрдоганом) в Москве также поддержали турецкого лидера, правда, на уровне пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова, который призвал «с уважением относиться к волеизъявлению народа Турции на референдуме».

Согласно отчету ОБСЕ, референдум прошел в условиях неравных возможностей, предоставленных сторонникам и противникам поправок. Эрдоган категорически отверг критику.

В Евросоюзе заявили, что «приняли к сведению» итоги референдума и акцентировали внимание на небольшом итоговом разрыве и возможных нарушениях.

Руководитель научных исследований международного Института «Диалог цивилизаций», профессор Алексей Малашенко считает, что, несмотря ни на что, особых перемен в отношениях Евросоюза и Турции не произойдет.

«Потому что в ЕС Эрдогана никогда особенно не любили, а Эрдоган в свою очередь, платил взаимностью, – пояснил он в интервью «Голосу Америки». – Да, в ЕС признали, что на референдуме были нарушения. Но я думаю, что потихоньку все сойдет на нет, если Эрдоган не переусердствует с введением смертной казни в стране или не случится еще чего-нибудь выходящего из ряда вон».

Что касается отношений между Анкарой и Москвой, то профессор полагает, что и здесь также принципиально ничего не изменится.

«Сейчас создается ощущение, что временное сближение сторон, приведшее к переговорам (по Сирии) в Астане – это не самое главное, и что, видимо, будет сделана переоценка позиций, – добавил он. – Тем не менее, вряд ли Эрдоган будет ломать отношения с Москвой, если, конечно, в Кремле не будут его на это провоцировать».

По мнению Алексея Малашенко, Эрдогану необходимо сотрудничество с Россией.

«Ему нужны покой и стабильность в стране, что невозможно без развития экономики, в том числе без туристических денег, – констатировал он. – Тем более, Эрдоган сейчас будет чувствовать себя чуть увереннее. Все-таки как-никак он референдум выиграл».

Как передает во вторник РБК со ссылкой на агентство Anadolu, в Москву вылетела делегация правительства Турции, возглавляемая вице-премьером Мехметом Шимшеком.

Позже на сайте правительства РФ появилось сообщение о том, что стороны обсудили перспективы снятия взаимных санкций и намерены в ближайшие время провести серию консультаций и выработать график дальнейших действия.

В свою очередь, как отметил эксперт по евразийской политике аналитического центра «Международная организация стратегических исследований» (Анкара) Керим Хас (Kerim Has), несмотря на то, что фактически власть в стране не изменится, а внешнеполитический курс не претерпит кардинальных изменений в краткосрочной перспективе, все же можно ожидать более активных действий руководства Турции на нескольких направлениях.

«Во-первых, Анкара ожидает улучшения турецко-американских отношений в целом и взаимодействия с Вашингтоном по урегулированию сирийской проблемы, – добавил он в комментарии «Голосу Америки». – Поддержка властями Турции недавних авиаударов США в Сирии свидетельствует, что Анкара посылает позитивный сигнал Белому дому. В то же время для Турции есть ряд принципиальных моментов, в которых видение двух государств расходятся».

В основном «разночтения» касаются поддерживаемых Вашингтоном боевых ответвлений «Рабочей партии Курдистана» в Сирии, то есть – партии «Демократический союз» и ее военного крыла, которая в Турции считается террористической организацией, уточнил аналитик. Также он не исключил вероятность закулисных переговоров между Москвой и Вашингтоном по Сирии весьма велика, что, по его словам, может повлечь за собой «вытеснение» Турции из зоны ее стратегических интересов.

«Во-вторых, европейский вопрос до сих пор остается для Турции открытым, – продолжил Керим Хас. – Несмотря на ряд существенных разногласий с некоторыми европейскими государствами, ЕС остается весомым торговым и финансовым партнером Анкары. Более того, можно предположить, что власти Турции могут в ближайшем будущем усилить свое давление на ЕС, имея в руках очевидный козырь – соглашение по мигрантам».

Кроме того, эксперт допустил, что отношения с Москвой также могут претерпеть изменения.

«Анкара пока выбрала выжидательную позицию на внешнеполитическом пространстве и определяет, с кем ей сегодня приемлемо идти вместе в Сирии – с Москвой или Вашингтоном? – считает он. – Безусловно, Кремль, принимая во внимание, что Анкара – значимый игрок на ближневосточной карте, не может не понимать причины такого поведения. Это, в свою очередь, вполне возможно повлечет увеличение сроков снятия санкций, наложенных Москвой после сбитого турецкими ВВС (российского) самолета и более активное сближение (РФ) с прокурдскими боевыми формированиями в Сирии, что не отвечает интересам Анкары».

Все противоречивые тенденции скорее всего будут нарастать, считает Керим Хас. Что касается итогов референдума, то, как ему представляется, их можно рассматривать под разными углами.

«Основной вопрос заключается в том, каким образом результаты волеизъявления будут интерпретированы властями страны и какие выводы за этим последуют», – заключил эксперт.

Турция. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 18 апреля 2017 > № 2144092


США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 апреля 2017 > № 2168540

Что пошло не так в доме Трампов?

Эволюция внешней политики США

«Каждые лет 20 или около того (закономерность, с которой это происходит, немного пугает) американцы начинают вести серьезные дебаты о своем месте в мире. Что, спрашивают они, происходит не так? И как это можно исправить? Более того, дискуссия почти всегда начинается одинаково. В очередной раз завершив, иногда даже с некоторым успехом, какую-нибудь дорогостоящую войну, Соединенные Штаты затем «сворачивают» свою внешнюю политику, чтобы избежать непосильных обязательств. Но когда возникают неожиданные проблемы, люди начинают спрашивать: достаточно ли ее — этой новой, более ограниченной стратегии? Политики и политологи, ученые и аналитики, журналисты и эксперты, общественность в целом, даже представители других правительств (как дружественных, так и не очень) тоже считают своим долгом принять участие в этой дискуссии. Они хотят выяснить, должна ли Америка, несмотря на свое решение самоустраниться, снова сделать больше — и может ли она», — пишет Стивен Сестанович на страницах издания The Atlantic.

«Причины сомнений также удивительно схожи и перетекают из одного периода обсуждения к другому. Кто-то утверждает, что экономика США уже не та — недостаточно сильная для поддержания глобальной роли старого типа, или что внутренние проблемы должны быть в приоритете. Другие спрашивают, готова ли общественность к новым усилиям. Внешнеполитический истеблишмент опять чересчур раздробленный — слишком трудно добиться жизнеспособного консенсуса. Многие настаивают на том, что крупные международные проблемы (в первую очередь военные) более не поддаются решениям из Вашингтона. Начинаются разговоры о том, что американское «руководство» не работает больше в нашем дивном новом мире…

С незначительными вариациями это те же внешнеполитические дебаты, которые страна проводила в 1950-х, 1970-х и 1990-х годах. И это то же самое, что мы переживали в течение последних нескольких лет. Возникновение «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), гражданская война в Сирии, события на Украине и китайская игра мышцами в Восточной Азии лишь вернули дискуссию к жизни. В ходе президентских дебатов в 2015 и 2016 годах были добавлены новые вопросы (от ядерного соглашения с Ираном Барака Обамы до азиатского торгового пакта ТРР) — это обострило спор…

В течение десятилетий эти дебаты, как правило, приводили к консенсусу в пользу возобновления международной активности. Но каждый сценарий разворачивался по-своему. Глобальные потрясения 2016 года означали, что никто не может быть полностью уверен в том, чем все обернется на этот раз.

Мы пока еще не знаем, придало ли появление Дональда Трампа нашему регулярному переосмыслению себя дополнительного драматизма и значимости. Одни комментаторы утверждают, что Трамп хочет переустановить установившийся после холодной мировой войны порядок. По мнению других, он отвергает все, чего Америка пыталась добиться с 1945 года. Третьи говорят, что он представляет собой разрыв со всем тем, за что мы выступаем с 1776 года (или, может быть, даже с 1630 года, когда Джон Уинтроп назвал Колонию Массачусетского залива «градом на холме»).

То, что мы так говорим, — лишь один из шоковых симптомов после победы Трампа. Новый президент ставит вопросы о внешней политике Соединенных Штатов — о ее внешних целях, о внутреннем единстве и шансах на успех, на которые (детально) можно было не отвечать в течение многих лет. Чтобы понять это досконально, нам нужно разобраться с тем, что произошло. Америка провела два раунда дебатов о своей глобальной роли. Первый был вызван кампанией 2016 года, и Трамп ее выиграл. Второй раунд пошел по-другому: что-то пошло не так. С момента вступления в должность новый президент делал один неверный шаг за другим. Хотя еще рано говорить, что он проиграл этот раунд, он, конечно, теряет контроль над тем, что происходит. В любом случае нам следует понимать динамику происходящего лучше, чем мы понимаем на данный момент.

Как это уже бывало, дебаты в 2016 году начались с негативной предпосылки: Америка не занимала достаточно «хорошее» место в мире. В 50-е годы, а также в 70-е годы, опасения заключались в том, что Соединенные Штаты уступили стратегическую инициативу Советскому Союзу. К середине 90-х годов его уже не было, но американцы почувствовали, что им нужен лучший способ, чтобы справляться с конфликтами в мире после холодной войны. Существующая политика не казалась достаточно хорошей.

Прошлый год ничем не отличался. Из двадцати с лишним республиканских и демократических кандидатов в президенты ни одна из сторон не поддержала версию сокращения международной активности администрации Обамы. Как всегда, критика менялась. Одни призывали ускориться; другие замедлиться. Среди республиканцев спектр от «большего к меньшему» начинался от Марко Рубио и кончался Рэндом Полом (плюс более дюжины соперников). Среди демократов — от Хиллари Клинтон к Берни Сандерсу (и другими, о которых теперь никто даже не помнит). Кандидаты с обеих сторон старались казаться более открытыми, чем они были до этого годами, выдвигая идеи, как переосмыслить то, что теперь означает Америка сегодня, и что ей нужно делать. Трамп доминировал, предлагая более форсированную внешнеполитическую стратегию — отмежевание в более полном виде.

Стремясь, как это всегда происходит в предвыборные годы, формировать взгляды своих кандидатов, ученые, эксперты и бывшие чиновники извергали потоки книг и статей. Лейтмотив был один: растущие препятствия, с которыми Америка столкнулась за границей. В Ираке, Афганистане и других военных кампаниях после 11 сентября показали себя издержки и риски — следствие чрезмерной зависимости от силы как инструмента внешней политики. Напористость конкурентов, таких как Россия и Китай, замедление глобальной экономики, кажущаяся неразрешимость таких проблем, как терроризм, киберпреступность и изменение климата, — эти реалии еще более усложнили достижение целей США.

Но универсальность диагноза вряд ли означала универсальность рецептов. Эксперты группировались по более-менее схожим направлениям, как и кандидаты. Среди аналитиков-академиков фракция «невмешательства» была, как всегда, более сильной. Ветераны прежних республиканских администраций подчеркивали, что их философия «большего вмешательства» не означает необходимость размещения большего военного контингента. В течение восьми лет Барака Обамы у Демократической партии открылись внешнеполитические «болезни» в виде разногласий по поводу торговли, применения силы и прав человека. Некоторые из тех, кто работал на Обаму, утверждали, что его стратегия сокращения вмешательства имела в большинстве своем благоприятные последствия. Другие утверждали, что он позволил уменьшить влияние США; они говорят, что настало время «беспорядочного порядка» — больше, чем когда-либо.

А что говорит общественность? Опросы предполагали, что она открыта для новых предложений, но не уверена, что выбрать среди них. В мае 2016 года Исследовательский центр Pew сообщил, что 70% избирателей хотели, чтобы следующий президент больше сосредоточился на внутренних делах, а не на внешней политике. В том же опросе Pew обнаружил, что большинство как демократов, так и республиканцев и независимых, предпочитают политику, которая будет поддерживать Соединенные Штаты в статусе «единственной военной сверхдержавы». Уже не в первый раз оказалось, что американцы хотели «всего и сейчас».

Как же кандидату Дональду Трамп удалось вписаться — и даже задать тон внешнеполитических дебатов? Его антииммигрантские разговоры, гневный отказ от соглашений о свободной торговле и призыв к лозунгу времен Второй мировой войны «Америка прежде всего» заставили многих относиться к нему как к изгою кампании — с некоторым пренебрежением, как к старому изоляционисту. Но это было неправильно. Многим не удалось осознать привлекательность новых лозунгов Трампа, также сильно недооценили его способность доминировать в дебатах.

Трамп шел к победе как кандидат, который обещал сделать одновременно и больше, и меньше, чем Обама. Он решительно призывал избирателей как к оружию, так и к освобождению от бремени глобального руководства. По его мнению, проблема с внешней политикой США была не просто в принятии на себя непосильных обязательств. По его словам, это было результатом чего-то более зловещего: злого промысла друзей и врагов и нравственной ответственности наших собственных лидеров. Зловещие силы угрожали нашей безопасности… Интеллектуальная неразбериха — или «политкорректность»… — трудно точно назвать нашего врага. Союзники и торговые партнеры обманывали нас на каждом шагу. Волны иностранцев забирали нашу работу. Бесполезные войны сделали военных «истощенными» — так говорил Трамп во время дебатов. В ослабленном состоянии Соединенные Штаты больше не вызывали уважения.

Трудно представить себе политическую фигуру, которая когда-либо предлагала «купить» такой мрачный взгляд на мир — или такую отчаянную картину политического паралича. Чтобы решить эти проблемы, Трамп не предлагал обычную программу изоляционизма «Come Home, America». Вместо этого он обещал ожесточенное противостояние. — Мы слишком долго «проигрывали». Правильный ответ заключался не в том, чтобы выйти из игры, а в том, чтобы играть в нее лучше — умнее, сложнее, жестче. Трамп был кандидатом, который, заявлял, что знает больше об ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), чем генералы, и «выбьет [из него] все дерьмо». Сообщают, что он спрашивал у экспертов-консультантов: «А что неправильного в применении ядерного оружия против террористов?»

Трамп почувствовал, что публика хочет освободиться от бремени глобального лидерства, не теряя острых ощущений от национального самоутверждения. Трамп доминировал в дебатах, предлагая более продвинутую версию внешней политики, чем обычные сторонники «активности», и одновременно более полный вид разрыва с миром, чем те, кто хотел бы свернуть с дороги. Такой «комбинационный радикализм» с обоих концов спектра, казалось, и есть суть его воззвания. Несомненно, другие кандидаты желали бы увеличить расходы на оборону, но они маскировали свое послание обязательствами помогать другим — друзьям, союзникам и тем, кто «разделяет наши ценности». Они хотели выйти и из торговых соглашений, но не из-за сокращения помощи другим странам.

Согласно Трампу, американская политика должна была служить только американским интересам. Трамп бил без промаха: весь его подход должен был стать еще и бесплатным. Известная похвальба о том, что Мексика заплатит за предложенную Трампом пограничную стену, вторила многим другим его высказываниям. Захват иракской нефти в течение его срока — поможет победить терроризм… А союзники в конечном счете будут вынуждены «платить по своим счетам». Бюджет Пентагона увеличится, а «кража американских рабочих мест приостановится». Да, мы могли бы быть «снова великими» — и по дешевке.

Такая смесь «большего и меньшего» могла показаться непоследовательной или даже сумасшедшей. Но две половины формулы Трампа работали вместе лучше, чем считали критики. Америка может сократить свое участие в определении мирового порядка без какой-либо сдачи своих позиций. Она все равно будет боссом и будет сгибать волю несогласных. Трамп использовал экономику Берни Сандерса без геополитики Джорджа Макговерна. 70% консервативных республиканцев сказали опросникам и Pew в прошлом году, что они хотят, чтобы США сохранили свое глобальное военное превосходство. «Сделай Америку снова Великой» — лозунг, придуманный для них.

Более трезвая стратегия Трампа также имела успех у тех, кто хотел видеть образ «мускулистой Америки», но не хотел бесконечных войн. Отказ от стратегии «формирования государственности» за рубежом и призыв сосредоточиться на внутреннем фронте был способом Трампа убедить избирателей, что он знает, как избежать имперского перенапряжения. Он предложил своим сторонникам сияющий опыт Рональда Рейгана — без промахов Джорджа У. Буша.

Был, правда, еще один кандидат в 2016 году, который также попытался добиться успехов в обоих направлениях — больше активности и сокращения одновременно. Это была, как ни странно, Хиллари Клинтон. Она предложила свою версию внешней политики в стиле «добавить по вкусу». Чтобы нейтрализовать вызов Сандерса слева, Клинтон отошла от апологетики торгового соглашения между Востоком и Западом администрации Обамы — Транстихоокеанского партнерства (ТТР). Чтобы привлечь республиканцев и независимых, которые чувствовали, что Обама слишком пассивен на международной арене, она пообещала «безопасные зоны» в Сирии, которые защитят гражданское население и противников режима Башара Асада.

Однако эта гибридная внешнеполитическая платформа Клинтон рядом с Трампом смотрелась довольно бледно. Несмотря на то, что она спорила о ТРР (немногие считали, что она действительно против), ее оппонент жестоко осудил все торговые соглашения — ТРР и такие, как НАФТА и членство Китая в ВТО. «Все это катастрофа», — сказал он. Тем, кто был искренне сердит на глобализацию, было трудно принять аргументы Клинтон, а не Трампа. Аналогичные неудобства она испытала, пытаясь конкурировать с ним в прочности. Его антитеррористическая политика — изгнание мусульман из страны, бомбежки — возвращение к каменному веку, это было дико и едва представлялось возможным даже в воображении. Но для любого, кто действительно хотел навредить врагам Америки, это стало большей причиной доверять Трампу, чем все туманные, путаные разговоры Клинтон о «безопасных зонах».

В борьбе за избирателей, которым осточертел статус-кво, у нее было мало шансов против Трампа. Хоть у нее и была более продуманная, взвешенная политика, и Трамп почти наверняка не имел реального понимания того, как будет выглядеть его собственная международная стратегия. Тем не менее он «убрал» конкурентов.

Трамп открыто восхищался Путиным, и это окончательно сделало его кандидатом, который не соглашался с Обамой ни в чем… Именно к Бараку Обаме он всегда относился как к своему истинному противнику. По таким вопросам, как иммиграция, торговля, обязательства по альянсу, ядерное оружие, Китай, Сирия, Иран, Иран, Израиль, Трамп высказывался с большей последовательностью, чем любой другой республиканский кандидат, и был идеальным анти-Обамой. Он не соглашался с каждым элементом внешней политики президента.

Эта модель может даже намекнуть на объяснение странной позиции Трампа в отношении России. К 2016 году отношения Обамы с Владимиром Путиным уже давно были ясны. Санкции, введенные в отношении России из-за Украины, развертывание войск США в Восточной Европе, противодействие вмешательству России в дела Сирии — все это было проблемой для большинства республиканцев. Могут ли они действительно доказать, что были бы более жесткими по отношению к Путину, чем Обама? У Трампа было свое, остроумное решение загадки. Его странное восхищение Путиным — утверждение о том, что они оба «очень хорошо ладят», — подтвердило «чистоту» Трампа, который не соглашался с Бараком Обамой ни в чем.

Если бы Дональд Трамп баллотировался на пост президента в 2012 году, все, что он говорил в отношении безысходного положения Америки в мире, вероятно, не имело бы никакого успеха. В этой кампании внешняя политика считалась одной из сильных сторон Обамы, и он переизбрался — так же, как Дуайт Эйзенхауэр и Ричард Никсон — два предыдущих президента, которых призвали для чистки авгиевых конюшен после неудачных войн.

Тем не менее по мере того, как наступил второй срок Обамы, глобальный ландшафт изменился. Ряд новых проблем заставил его политику выглядеть скорее пресмыкающейся, нежели повелевающей. Отношение американцев к президенту улучшилось, но они почувствовали, что его международная репутация подпорчена. (В 2012 году 55% респондентов сообщили Gallup, что считают, что Обаму уважают за рубежом, но к 2015 году это число составляло всего 37%.) В этой новой обстановке Трамп смог преподнести свою критику более убедительно, чем кто-либо другой. Хотя его взгляды и способ их представления были для многих шокирующими, в этом был и какой-то блеск.

Выборы часто уравновешивают внешнеполитические дебаты. Но на данный момент обсуждение перешло уже в добавочное время, и Трамп показывает себя гораздо хуже, чем во время кампании. Его грубые и противоречивые идеи оказалось довольно трудно реализовать; их труднее «продать» народу — более скептически настроенному, чем его фанаты. Его оппоненты обладают теперь и риторическим преимуществом и, похоже, лишь временно его сдерживают.

Проблемы Трампа выходят далеко за рамки привычной идеи о том, что политические деятели ведут кампанию в стихах, но вынуждены править при помощи прозы. Ему пришлось столкнуться с огромными трудностями при внедрении в жизнь платформы, которая одновременно обещала сделать и больше, и меньше. Ричард Никсон, который сам попытался применить подобную стратегию, вспоминал взгляд Черчилля на подобные вещи: «Можно проводить смелую политику или придерживаться политики осторожности, но это катастрофа — пытаться одновременно следовать и политике наглости, и осторожности. Должно быть либо одно, либо другое».

Многие аналитики с трудом верили, что Трамп будет придерживаться своих (явно фриковых) политических идей и импульсов, когда вступит в должность. Надежда на то, что Трамп «уступит разуму», обрела еще большую силу благодаря тому, что он выбрал трезвомыслящих секретарей кабинета министров: генерала Джеймса Маттиса для ведения Пентагона и Рекса Тиллерсона на пост государственного секретаря, и выпустил генерала Макмастера на замену Майклу Флинну — советником по национальной безопасности. Поскольку представители администрации отступили от заявлений Трампа по многим вопросам — Китаю, НАТО, массовым депортациям, ядерной сделке с Ираном, формуле для израильско-палестинского мирного урегулирования и другим, многим показалось, что голос здравомыслия начал задавать повестку дня.

Трамп не первый президент, который собрал разобщенную команду советников или столкнулся со сплоченной оппозицией старших сотрудников кабинета. (Линдон Джонсон много бы поведал коллеге в этом смысле.) Положение новой администрации осложняет очевидное обязательство проводить более активную внешнюю политику, одновременно сокращая расходы и риски от глобальной руководящей роли. И наконец-то начать «выигрывать».

Несоответствие между двумя половинами политики Трампа не просто логическое, оно институциональное. Активизация политики обязательно вовлекает в себя многое: работников — она зависит от ресурсов; технических знаний; скоординированной работы — поддержки бюрократии и служб национальной безопасности. В отличие от этого, сокращение повсеместного присутствия требует центрального контроля над политикой (следить, чтобы меньше рук находилось на румпеле), тщательного управления, спокойной дипломатии и дисциплины.

На старте действия администрации Трампа и его советников возымели обратный эффект. Первоначальная версия «мусульманского запрета» была именно тем видом «активных мер», которые требовали приложения рук нескольких агентств. Вместо этого «запрет» был произведён на свет несколькими совершенно новыми помощниками из Белого дома. Что касается «сближения с Россией» — есть оно на самом деле или нет — идея требует конфиденциальных переговоров по обычным каналам, благодаря которым обычно изучают гибкость и заинтересованность каждой из сторон. Несмотря на озвученную в прошлом личную заинтересованность Трампа в работе с Путиным, он уже потерял шанс на инициативу. Он позволил столь многим своим чиновникам критиковать себя в этом смысле — и позволил нарастить оппозицию со стороны Конгресса — что его варианты резко сузились.Трамп своими руками отсек путь для маневра.

Ни один президент, имеющий хоть какое-то представление о том, как работает правительство, не стал бы решать эти проблемы так, как Трамп. Даже неопытные президенты более умело приспосабливались к исполнению обязанностей. Невыполнение администрацией Обамы предвыборного обещания — решение об увеличении контингента в Афганистане в 2009 году — это практически пример из учебника по хорошему поведению по сравнению с выходками Трампа.

Президент, пытающийся изменить политику, также может навредить себе, если неправильно понимает силовую позицию Америки — и вводит всех в заблуждение собственной риторикой. Когда советское вторжение в Афганистан в 1979 году вынудило Джимми Картера ужесточить свою стратегию в отношении Москвы, его администрация быстро выдвинула целый ряд дополнительных мер: новую «доктрину» по обеспечению безопасности в Персидском заливе, установление контактов с Китаем, приостановку наращивания стратегических вооружений и многое другое… Советники призвали президента признать, что они сильно недооценили баланс сил и не могли точно знать, как Советы отреагируют на их демонстрацию силы. Было крайне важно не делать неправильных шагов. «Ничего не может быть хуже, чем затеять новый бой и проиграть его», — говорили они.

Президент Трамп, вероятно, должен усвоить противоположный урок: не выбирать драки, которые США и так уже выиграли. Трамп нарисовал картину американской слабости, достаточно убедительную, чтобы привести его в Белый дом. Но он будет продолжать ошибаться, если будет носиться с собственной значимостью… Трамп имеет право решать, какие проблемы он больше всего хочет решить — на то он и президент. Но его действия должны быть в целом согласованы с «месседжем», благодаря которому он им стал. Он ничего не выиграет от «безотлагательных мер по устранению уязвимых мест», которых на самом деле не существует. Такие шаги не остановят упадок, которого так боится Трамп, а лишь ускорят его.

Рональд Рейган, как напоминал сам Трамп, победил Картера, указав на угрозу военного прогресса СССР. Однако, уже будучи на посту президента, Рейган старался использовать недостатки коммунистической системы в своих целях. Он хотел большего наращивания военного потенциала, а вовсе не войны. Советники, которые этого не понимали, оказались не в своей тарелке. Госсекретарь Александр Хейг в самом начале говорил Рейгану, что теперь можно было бы легко превратить Кубу в «гребаную автостоянку». Президент проигнорировал его.

В послевыборном раунде дебатов по вопросам внешней политики Трамп оказался в еще большей изоляции; его ругают за подрыв того, что они считают высшим внешнеполитическим достижением Америки, но часто называют по-разному: «открытым», «либеральным» и «основанным на правилах» миропорядке. Каковы бы ни были ценности этих ярлыков, критики правы в том, что после Второй мировой войны США отказались от торговой политики «разори соседа» и «каждый-сам-за-себя» в безопасности. Они также правы в том, что Трамп, как ни странно, привлекает именно такие подходы. Несмотря на колоссальные результаты американской стратегии [вмешательства] с 1945 года: победу в холодной войне, распространение глобального процветания, эру устойчивого, хоть порой и нелегкого, мира [для европейских стран], президент явно убежден, что Соединенные Штаты заплатили сполна и почти ничего не получили взамен. Чтобы перевести затраты и результаты в пользу своей страны, он, похоже, решил бросить вызов политике, которая укрепляла мощь, силу и влияние Америки в XX и XXI веках.

При этом Трамп объединяет людей, которые расходятся во мнениях по многим элементам внешней политики США и признают многочисленные недостатки так называемого либерального международного порядка. У экспертов, ученых и бывших политиков нет единой точки зрения на институты, воплощающие этот порядок. НАТО пользуется сильной поддержкой в большинстве кругов; Европейский союз — значительно меньшей; Организации Объединенных Наций — гораздо меньшей; и даже сторонники этих организаций не согласны между собой в том, как Соединенные Штаты должны использовать эти форумы в будущем. Независимо от того, склоняются ли они к демократам или республиканцам или отвергают обе стороны, лучшие эксперты и аналитики считают само собой разумеющимся необходимость переосмыслить и сделать их лучше. И это хорошо, что они не согласны с тем, какие первоочередные планы стоят перед Америкой: глобализация, терроризм, военные расходы, иностранная помощь, продвижение демократии, нераспространение ядерного оружия, кибербезопасность, изменение климата, рост Китая, будущее Ирана… и многое другое. У Трампа, к сожалению, мало именно тех людей, которые могли бы вести дебаты о месте США и отложить свои разногласия.

Единство имеет свою цену. Дискуссия раз в двадцать лет — это возможность измерить американскую политику — приложить ее ко всем изменениям, происходящим в мире, и с помощью этого ответить на вопрос: так что же именно пошло не так?.. Делать это — означает думать и об узких практических вопросах и о широких концептуальных. Могут ли американские лидеры лучше управлять, объяснять и защищать этот порядок в следующем десятилетии, чем это было в прошлом?

В то время, когда мощь США, по крайней мере, в некотором выражении, постепенно уменьшается, будут ли старые правила продолжать иметь значение? Американцы никогда не любили применять эти правила к себе. Что произойдет, когда другие почувствуют себя достаточно сильными, чтобы тоже уклоняться от них?

Вот это именно те вопросы, которые кандидаты, эксперты и избиратели должны были поднять в прошлогодней кампании. Из-за Трампа — и необходимости дать ему отпор — серьезное обсуждение роли Америки в мире было практически приостановлено, и никто не может сказать, когда и как оно снова начнется. Одно можно сказать наверняка. Мы не можем ждать еще 20 лет, чтобы возобновить дискуссию», — делает вывод Стивен Сестанович.

Александр Белов

США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 апреля 2017 > № 2168540


Эстония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 апреля 2017 > № 2168466

«Бронзовая ночь»: молодежь не забудет этой подлости

Интервью издателя официальной газеты Эстонской православной церкви Московского патриархата Владимира Илляшевича ИА REGNUM

25−27 апреля исполняется 10 лет событиям «бронзовых ночей» — массовых акций протеста русской общины Эстонии против силового переноса братского захоронения красноармейцев и памятника Воину-Освободителю «Бронзовый солдат» из центра Таллина на Военное кладбище. Государство применило силу при разгоне недовольных этим решением и использовало репрессии вместо поиска устраивающего все стороны конфликта решения. «Бронзовые ночи» стали главной причиной сохраняющегося до сих пор напряжения в отношениях двух крупнейших общин страны.

ИА REGNUM предлагает серию интервью с непосредственными участниками и свидетелями тех событий, чтобы не только вспомнить происходящее, но дать им оценку спустя десятилетие. Сегодня — слово писателю и публицисту Эстонии, исследователю истории Русской Прибалтики и православия в Прибалтике, учредителю и издателю газеты «Мир Православия» (официального органа Эстонской православной церкви Московского патриархата) Владимиру Илляшевичу.

ИА REGNUM: Какой была официальная позиция Эстонской православной церкви Московского патриархата (ЭПЦ МП) по решению правительства о вскрытии братской могилы красноармейцев на Тынисмяги (что и послужило толчком к событиям «бронзовых ночей»)?

Прежде всего, следует оговорить одну очень принципиальную позицию — Православная Церковь, как и все традиционные конфессии, категорически не приемлет насилия. Потому, по определению, она не могла поддержать снос и насильственное перемещение памятника Освободителям Таллина вместе с захоронениями (13 могил). К тому же, если это делается в нарушение международных норм (например, Женевская конвенция от 12 августа 1949 года), согласно которым захоронения подобного рода осуществляются только с согласия родственников, а в части воинских захоронений времен Второй мировой войны власти были обязаны по нормам, принятым также в ЮНЕСКО и ООН, согласовать это с правительством России.

До переноса памятника власти Эстонии провели неофициальный зондаж возможной реакции разных групп населения и авторитетных общественных организаций на эту затею. Предстоятель Эстонской православной церкви Московского патриархата (ЭПЦ МП) — митрополит Таллинский и всея Эстонии Корнилий (Якобс) предупреждал власти о непредсказуемых последствиях перезахоронения останков советских воинов — освободителей Таллина от фашистских захватчиков. Он, в частности, заявлял, что «хотя с православной точки зрения перезахоронение останков умерших не возбраняется, в настоящее время такая акция несвоевременна, поскольку вызывает накал страстей, озлобления и вражды и может привести к непредсказуемым последствиям». Памятник Освободителям Таллина на таллинской Антониевой горке (Тынисмяги) был долгие годы священным для всех, кто чтил память воинов, пожертвовавших жизнью ради свободы Эстонии и всего мира от нацистской оккупации.

«Именно ради нашей с вами свободной жизни жертвовали собой воины, а не ради того, чтобы Эстонию и другие освобожденные страны захватила коммунистическая диктатура, как это пытаются представить некоторые деятели. Такого единства не было. В составе советской армии воевали люди разных национальностей, вероисповеданий и убеждений. Одни воины были пропитаны коммунистической идеологией, другие нет. Многие пострадали от советской власти и никаких теплых чувств к ней не питали. Памятник поставлен тем разным по национальности и убеждениям людям, которые самоотверженно воевали, будучи проникнуты единым стремлением: освободить от нацизма как свои, так и другие народы», — так публично выразил общее мнение митрополит Таллинский и всея Эстонии Корнилий, представляя православную общественность Эстонии, а это — свыше 200 тысяч человек, то есть каждый седьмой житель республики, считая младенцев.

ИА REGNUM: Были ли власти в курсе позиции ЭПЦ МП о вскрытии братского захоронения и учли ли в своих приготовлениях? Слышали ли власти обращения Церкви в тот апрель 2007 года?

Правительство председателя праволиберальной Реформистской партии Андруса Ансипа пыталось косвенно заручиться поддержкой ЭПЦ МП и поэтому, естественно, интересовалось мнением патриархата, православной общественности республики, кстати, равной по численности лютеранской общине.

Однако правительство Эстонии не было заинтересовано в публичном, официальном обсуждении вопроса. Потому что он неизбежно получил бы международное звучание, но ни международное общественное мнение, ни, главное, международные правовые нормы не были бы на его стороне. По словам митрополита Корнилия, правительство просто проигнорировало мнение, как и позицию городских властей Таллина, выработанную участниками круглого стола по проблеме «Бронзового солдата», оно пренебрегло высказываниями многих других местных и зарубежных политических и общественных деятелей и организаций.

Муниципальная власть в столице Эстонии, как известно, находилась в руках крупнейшей оппозиционной Центристской партии. К сожалению, с конца 2006 года Управа Таллина, как и сама Центристская партия, просто самоустранилась от разрешения ситуации, так сказать, «умыла руки», с учётом накалившихся страстей, а впереди были парламентские выборы марта 2007 года. Эти выборы были одним из главных мотивов правящих партий радикал-либерального толка, весьма подло использующих в своих неблаговидных целях патриотические чувства эстонцев и нагнетающих националистические настроения именно в русофобском русле.

ИА REGNUM: Верно ли, что к ЭПЦ МП обратились за помощью сестры Сысоевы — дочери захороненного на Тынисмяги капитана Красной армии Ивана Сысоева — после того, как правительство Эстонии заявило, что не нашло его останков на Тынисмяги? Другие родственники захороненных воинов? Если да, то какой была реакция церкви?

Проблемой обнаружения и идентификации праха капитана Сысоева в России занималась целая делегация Госдумы. Естественно, она получила полную моральную и духовную поддержку со стороны ЭПЦ МП. К сожалению, прах не был обнаружен, что, по выражению российского юриста Михала Йоффе, занимавшегося этим делом, является головотяпством, воспринимаемым как провокация.

ИА REGNUM: Верно ли, что ЭПЦ МП отказалась проводить литургию на месте вскрытия братской могилы и это от имени православия сделали священники другой православной церкви — Константинопольского прихода ЭПЦ КП? Почему отказались?

Ну, какая «литургия» может быть в столь оскорбительных условиях, которые создали правительство Эстонии и исполнители этой акции? По моим сведениям, власти пригласили туда служить панихиду военного капеллана в звании капитана «Кайтселийта» («Союз обороны» — военизированная организация наподобие Национальной гвардии в США) — православного священника «Эстонской апостольской православной церкви» (структура Константинопольского патриархата) Александра (Айвара) Сарапика, бывшего диакона нашей Церкви, в своё время ушедшего в раскол и принятого «константинопольцами» в свою структуру, кстати, в нарушение общецерковных канонов, согласно которым священнослужитель может быть принят в иные структуры лишь с отпускной грамотой (разрешения) своего правящего архиерея.

ИА REGNUM: Были ли православные среди протестующих на Тынисмяги в апрельские ночи, по вашим данным? Молились ли они в церквях и соборах в эти дни и о чем были их молитвы? Пострадал ли кто из них от действий правоохранителей по итогам «бронзовых ночей»? Оказывала ли церковь целевую помощь пострадавшим?

Конечно, возможности подвергающейся гонениям более 20 лет ЭПЦ МП в Эстонии весьма ограничены. Стоит напомнить, что, будучи исторической (!) в Эстонии, Церковь до сих пор лишена всего своего имущества по решению правительства. Естественно, роль Церкви — молитвы, панихиды, доброе слово пастыря в утешение униженным и оскорблённым, чтобы они не заражались грехом уныния. Многие молодые люди Эстонии воспитаны в православных традициях и/или вышли из православных семей. В те дни они искали справедливости и правды. Учётом же «участия» и пострадавших Церковь, естественно, не занималась. «Целевой помощью» же ищущим излечения душевных ран, врачеванием Церковь занимается всё время, в этом Её миссия.

ИА REGNUM: Верно ли, что были священники ЭПЦ МП, которые приветствовали «изгнание красных бесов» из центра Таллина на кладбище?

Такого случая наша Церковь, определённо, не знает. Полагаю, что это — недобросовестные слухи, так как священники обязаны воздерживаться от участия в публичной мирской политике. И не было ни одного примера отклонения от этого правила.

ИА REGNUM: Были ли представители ЭПЦ МП на церемонии открытия «Бронзового солдата» на новом месте — Военном кладбище? Или пришли позже?

Нет, не были. Власти пытались состроить красивое лицо при столь отвратительных обстоятельствах сноса памятника с прежнего места. Присутствие на подобном балаганном «открытии» памятника на Военном кладбище вместе с тогдашним премьер-министром Ансипом, у которого, кстати, из-под плаща так красноречиво… топорщился бронежилет, было просто неуместно. Панихида была осуществлена главой ЭПЦ МП отдельно, позднее, три часа спустя.

ИА REGNUM: Изменилась ли сегодня официальная позиция ЭПЦ МП по отношению к событиям апреля 2007 года и их первопричине — вскрытию братского захоронения?

Нет, позиция ЭПЦ МП не изменилась. Вплоть до 2007 года священники нашей Церкви, а точнее — протоиерей Леонтий Морозкин, всегда служили у памятника Освободителям Таллина панихиду по убиенным в день поминовения жертв войны 9 мая. Все последующие годы — уже у часовни на таллинском Военном кладбище, в этот день служил и служит лично митрополит Корнилий с клириками Церкви. Пользуясь случаем, напомню также о том, что не забыт также невинно убиенный русский студент Дмитрий Ганин (единственный человек, погибший в ходе уличных беспорядков «бронзовых ночей» — прим. ИА REGNUM ), и пусть не надеются на беспамятство те, кто это преступление совершил, и те, кто фактически лишил первой помощи жертву и покрыл преступников…

ИА REGNUM: Как вы сами сейчас оцениваете происходившее на Тынисмяги? Что это было?

Это была крупная провокация русофобски настроенных либерал-радикальных политических сил Эстонии, находившихся у власти. Причём с ведома американских «кураторов». Обращаю внимание на то, что незадолго до 26−27 апреля 2007 года свой пост посла США в Эстонии и, соответственно, Эстонию покинула Альдона Вош, уроженка польской Варшавы и член совета Мемориала Холокоста в Соединённых Штатах. Её отец был еврейским узником концлагеря Флоссенбург. Говорю об этом потому, что здесь присутствует элемент цинизма с учётом того, что в числе 13 захороненных на Тынисмяги советских воинов была и советская медсестра — еврейка Ленина Варшавская, прах которой тихо вывезли из Эстонии и перезахоронили в Израиле… Следующий же посол США приехал в Таллин лишь месяц спустя после этих печальных апрельских событий. Любопытно, не правда ли?

Целей было несколько у инициаторов вскрытия братской могилы и силового разгона протестующих. Главная — демонстративное унижение, оскорбление русского населения как потенциального ресурса возможного социального сопротивления в стране, погром русского общественного движения. А также практическое закрепление созданного режима антирусского апартеида с началом осуществления плана ликвидации русского основного образования, т. е. русских школ как таковых, создание условий для невозможности налаживания добрососедских отношений с Россией в среднесрочных перспективах, то есть на ближайшие 15−20 лет.

Именно этот срок необходим для постепенного осуществления плана тихой оккупации Эстонии военными структурами НАТО и США. С точки зрения здравого смысла эти структуры здесь необходимы, конечно, не для защиты Эстонии и её народа, а для сохранения власти в руках местной правящей корпоративной верхушки, которая стремится сделать всё, чтобы иметь личный доступ к благам и никогда не ответить за свои дела, столь противоречащие исконным национальным интересам народа Эстонии. В действительности цена вопроса личного благополучия верхушки — экзистенциальная для всего эстонского народа, которому может грозить, в этих условиях и в конечном итоге, вымирание, исчезновение.

ИА REGNUM: Что думаете о сегодняшнем месторасположении «Бронзового солдата»?

Что бы ни случалось, но всегда появляются и положительные моменты даже в самых трудных ситуациях. Теперь на 9 мая приходят десятки тысяч людей. Памятник буквально завален горой цветов, среди которых всегда есть и мой букетик красных гвоздик, цветы лежат на всех могилах советских воинов, вне зависимости от национальности, на Военном кладбище.

Властям же теперь чрезвычайно сложно чинить препятствия. Это будет всегда связано с проигрышным для них результатом. Молодёжь приняла уже эстафету памяти и никогда не забудет совершённую подлость, варварство. По иронии судьбы, награждённые за избиение русской молодёжи сотрудники силовых структур Эстонии, во время расправы трусливо снявшие с комбинезонов наклейки со своими фамилиями, упросили начальство не предавать гласности списки награждённых. «Герои», что тут скажешь…

Лев Евгеньев

Эстония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 апреля 2017 > № 2168466


Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 апреля 2017 > № 2168461

Свой среди чужих

Стратегический имиджевый резерв Владимира Путина в президентской кампании — 2018

12 апреля депутаты Госдумы в первом чтении приняли законопроект, предусматривающий проведение президентских выборов 18 марта 2018 года.

Стартовым сигналом к началу президентской избирательной кампании эту новость можно считать только формально. Старт гонки уже состоялся. По стороннему сигналу. И это событие скорее — ответная реакция российской власти на деятельность тех сил, которые достаточно успешно перехватили инициативу и, соответственно, возможность навязать свою повестку в предстоящей большой игре.

Американская бомбардировка сирийской авиабазы и антикоррупционный марш Алексея Навального в контексте предстоящих президентских выборов создают для Владимира Путина систему молота и наковальни. Навязанное соревнование — с оппозицией в антикоррупционной борьбе и с администрацией Трампа — в военном противостоянии — в режиме рефлексии чревато серьёзными последствиями. И не только потому, что, по определению, это игра по навязанным чужим правилам с известным результатом. Базовое упражнение по системе Станиславского «я в предлагаемых обстоятельствах» в реальной политике неприменимо: тут в предлагаемых извне обстоятельствах «я» быть не может. Субъект влияния неизбежно превращается в его объект.

Политический стиль российского лидера — не поддаваться на шантаж и грубое давление и в последний момент неожиданно для всех перехватить инициативу — в избирательном марафоне потребует надёжных политических и экономических внутренних опор. Ключевое слово — надёжных. Нынешняя президентская кампания начинается в крайне невыгодных для действующей власти условиях, когда обществу, которое с этого момента снова стало «электоратом», всё более очевидно, что у правящей элиты на новые вызовы эффективного симметричного ответа нет.

Недавние действия администрации Трампа предсказуемо спровоцируют мобилизационную повестку избирательной кампании. Исторический же опыт свидетельствует: государственная политическая риторика в период угрозы войны, революции, экономического коллапса и прочих масштабных бед должна быть позитивной. Негативная повестка «чтобы не было», в этот период не работает. Это эффективно, только когда катастрофа уже позади, в варианте «чтобы никогда больше». В обстановке катастрофических предчувствий алармизм нужен не медийно-риторический, а экономический, чтобы иметь право на идеологический позитив: «Мы готовы к неизбежному». И отнюдь не на уровне невнятного декларативного импортозамещения (европейских подсанкционных товаров массового потребления на азиатские), а в конкретике реорганизации базовых отраслей. Понятно, что на это нет ни времени, ни чёткого целеполагания, ни работающего, компетентного и лояльного механизма исполнительной власти.

Антикоррупционные мероприятия Навального в массовом восприятии сводят к нулю антироссийский санкционный фактор как главное оправдание экономических проблем. И без всяких социологических замеров становится понятно, что в формате «антикоррупционной революции» сверху реальные аресты среди высшего чиновничества — это лишь тактическая победа Путина, которая не имеет стратегической перспективы без изменения всей государственной модели. К тому же эта борьба в нынешнем формате неизбежно упрется в некую красную черту, переход которой превратит вскормленный эпохой реформ класс административно-экономической элиты из опоры «режима» в оппозицию. Среднему избирателю на фоне реального оконтуривания глобальных и внутренних угроз, по сути, становится безразлично, виной ли тому некомпетентность, злонамеренность или вороватость действующей исполнительной вертикали. Вопрос её контроля сверху становится проблемой доверия верховной власти снизу. А это — в свою очередь — ключевым фактором победы в борьбе за высший пост государства. Или как минимум её процентной убедительности.

Очевидно, что в ландшафте назревших противоречий у Владимира Путина остается все меньше пространства для имиджевого маневра в борьбе за обретающую все более четкие контуры «ядерную» целевую группу — консервативное патриотическое большинство. После ряда очевидных имиджевых провалов, от многомиллиардного «Ельцин-центра» в Екатеринбурге до мемориальной доски Маннергейму в Северной столице, под угрозой главный стимул поддержки Путина — иррациональные симпатии консервативного большинства на уровне веры. Десакрализация образа руководителя государства — это более чем серьезно. Сто лет назад, в феврале 1917-го, катастрофическое падение популярности Николая Второго стало ключевым фактором обрушения вековой государственной конструкции с известными последствиями масштаба глобальной катастрофы.

В условиях фактически стартовавшей президентской кампании у Владимира Путина остается, пожалуй, единственный эффектный и эффективный сценарий — «свой среди чужих». Народу придется предложить ремейк вековечной саги про доброго царя и злую дворню — «жалует царь — не жалует псарь». Это позволило бы откреститься от всех «безобразий», творимых нерадивыми, корыстными и злокозненными боярами, чтобы опереться на традиционный мотив «голосования сердцем» и восстановить сакральную веру в «никого кроме». Но эта стратегия обладает одним существенным недостатком: заявленная от первого лица, она чревата имиджевыми издержками, способными превысить искомый позитивный эффект.

Тут потребуется голос со стороны, рупор, отвечающий редкому сочетанию качеств — лояльность главному персонажу, широкая известность и то, чего нет в исполнителях роли такого глашатая в предыдущих президентских кампаниях — умения нащупать нерв пресловутого «национального кода». Что немаловажно — это способность умело и эффективно на этот нерв давить. В нынешних «предлагаемых обстоятельствах» такая задача не по силам не только мотоциклисту Залдостанову. В новой повестке даже такие бывшие доверенные лица Путина и признанные мэтры, как Константин Райкин, Геннадий Хазанов или Станислав Говорухин, — слабые козыри. Будущие оппоненты главного персонажа в предвыборной риторике легко их отыграют. Райкину неизбежно припомнят его попытку прикрыть провал репертуарного сезона государственного «Сатирикона» ярким шантажом «сталинской цензурой» и «недофинансированием», а затем — удовлетворенное молчание после очередной подачки Минкульта. Хазанову — его просьбу к главному кандидату о «шпаргалке с текстом» обращения к избирателям. А Говорухину — фактический провал в роли руководителя Общероссийского народного фронта.

Чтобы привлечь к «правильному» голосованию ядерный электорат, главному персонажу будущей президентской баталии потребуется фигура дальнобойного калибра, способного накрывать стратегические цели. И, похоже, такую фигуру он нашел.

Многое в этом контексте указывает на оскароносного всероссийского «бесогона» Никиту Михалкова. В отличие от других профессиональных лицедеев в роли носителя «национальной идеи», Михалков, очевидно, перерос своего отца как обладатель тонкого чутья на политическую конъюнктуру. Он предпринял — и далеко небезуспешно — самостоятельную попытку сформулировать стратегическую национальную повестку. И предстоящие выборы неизбежно заставят смахнуть пыль с его «Манифеста просвещенного консерватизма», который позволит поднять градус стратегического целеполагания на высоту, недостижимую для большинства возможных оппонентов, застрявших на уровне парламентской и площадной риторики в стиле «так жить нельзя»:

«Современный общественный строй, представляющий собой гремучую смесь из догоняющей Запад либеральной модернизации, произвола «местных начальников», всепроникающей коррупции, не устраивает большинство россиян. За «парадом» экономических реформ и «фасадом» либеральных институтов по-прежнему скрываются традиционные, архаичные общественные отношения. Люди устали выслушивать декларации о политической независимости, внимать призывам к индивидуальной свободе и верить сказкам о чудесах рыночной экономики. Эйфория либеральной демократии закончилась! Пришла пора делать дело!»

Не исключено, что именно под такую повестку Путин и Михалков уже договорились о взаимодействии. По опыту участия в дискуссионных программах знаю, что для придания диалогу завлекающей зрителя интриги с принципиальными единомышленниками приходится заранее договариваться: «О чём будем спорить?» И в этой связи стоит внимательнее отнестись к идеологическому разногласию обоих в вопросе «Ельцин-центра». Возможно, именно в эпизоде скандала Михалкова и Наины Ельциной вокруг Екатеринбургского мемориала первому президенту РФ произошла отработка темы, которую, в силу ряда политических условностей, не может озвучить Путин, но беспроблемно распаковывает Михалков. При этом Михалков Путина беспрекословно поддерживает и, по его собственному признанию, исправно голосует за него с 2000 года. Если так, то дело пахнет не банальной политической конъюнктурой уровня Райкина. Еще в феврале 2016 года Никита Михалков заявил в интервью «Интерфаксу»:

«Я уверен, что ничего невозможно построить, не расчистив площадку. А расчистить площадку — это на государственном уровне признать преступления Горбачева и Ельцина. Они совершили реальное преступление».

Недаром изощренный в политических интригах Михаил Горбачев, отвечая обидчику в эфире РСН, усмотрел в его заявлении политические амбиции:

«У него всегда претензия такая: на царя выйти. Пусть занимается своим делом», — заявил Горбачев и посоветовал Михалкову «не влезать в политику».

Обращает на себя внимание еще один скандальный эпизод — с запретом эфира на основном федеральном информационном канале «Россия-24» выпуска михалковского видеоблога «Бесогон ТВ», посвященного русофобским высказываниям известных журналистов. В результате запрета только в интернете программа рекордно срезонировала — набрала свыше трех миллионов просмотров и разошлась бесчисленными цитатами в СМИ. В таких случаях политтехнологи говорят: «Если это было не запланировано, то такое стоило бы придумать». Примечательно, что в авторском предисловии к интернет-версии запрещенного выпуска Никита Михалков снова тонко сыграл на нерве «национального кода», представив свою авторскую позицию как «попытку защитить тех, кого оскорбили».

С таких ресурсных и имиджевых позиций знаменитый режиссер одной фразой может разрубить, пожалуй, самый главный гордиев узел предвыборной проблематики, связывающий президента персональной ответственностью за все происходящее — пресловутый тандем. Легко представить, как Михалков рубит сплеча «народную правду» о «плохом премьере и его либеральном правительстве», которые саботировали майские указы президента и «довели экономику до краха, а народ до нищеты». При этом позволив Путину формально остаться над схваткой с «заклятыми друзьями».

Вероятность, что целевой электорат не только поверит, но и поучаствует в такой новой версии сценария «Свой среди чужих, чужой среди своих», очень высока. Ведь, беспроигрышно апеллируя к социальной справедливости, Никита Сергеевич все больше напоминает российский гимн. Музыка старая, слова новые. Но многие ли помнят наизусть текст отредактированной версии его знаменитого отца? Написано: «Россия — священная наша держава», в уме — «Союз нерушимый республик свободных». Так и у Михалкова — говорит «православие» — народ слышит «коммунизм». Такая вот иррациональность: слова — от разума, музыка — от души.

Роман Газенко

Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 апреля 2017 > № 2168461


США. Сирия. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 17 апреля 2017 > № 2168460

Конгресс поможет Трампу надавить на Сирию, Россию и Иран – Washington Post

Если администрация Трампа настроена серьезно относительно того, чтобы не повторять ошибки Барака Обамы в Сирии, она возьмёт на вооружение тот рычаг давления, который предлагает Конгресс

Администрация Трампа, после того как по Сирии был нанесен ракетный удар, прилагает все усилия к тому, чтобы разработать всестороннюю стратегию по отношению к стране. В этом ей могут помочь лидеры Конгресса, которые готовятся в очередной раз протолкнуть на стол главы Белого дома свои прежние предложения о том, как оказать давление на президента Сирии, Россию и Иран, пишет Джош Роджин в статье The Washington Post.

Ведущийся администрацией пересмотр курса по уничтожению террористической группировки «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) так и не привел к консенсусу о том, что делать в рамках более широкого сирийского кризиса. Никто не ожидал, что Трамп, который избирался на обещаниях не вмешиваться в Сирию, пойдет на ракетный удар в свои первые 100 дней в Белом доме. Президент-республиканец передумал после того как президент Сирии Башар Асад, как считает автор, совершил химическую атаку. И теперь правительство США в большей степени привержено играть более активную роль в решении сирийского конфликта.

И для принуждения Асада и его партнеров к началу реальных переговоров по дальнейшему разрешению конфликта администрации Трампа нужны инструменты. Просто потребовать от Москвы отказаться от поддержки Асада без какого-либо рычага давления, значит пойти по тому же пути, которым безуспешно следовала администрация Обамы на протяжении многих лет. И здесь на помощь придет Конгресс.

Когда законодатели вернутся к своим обязанностям, они начнут продвигать ряд законопроектов, направленных на введение различных санкций против Асада, правительств Ирана и России. Некоторые из них составлены таким образом, чтобы остановить «бесчеловечные акты» Асада, в том числе с помощью законопроекта, направленного на сокращение поддержки программы баллистических ракет Ирана. Его продвигают лидеры Комитет палаты представителей по иностранным делам республиканец Эдвард Р. Ройс и демократ Элиот Л. Энгел.

«Данный законопроект предоставит администрации столь нужные дипломатические и финансовые рычаги для предотвращения убийства невинных сирийцев Асадом», — заявил Ройс.

«Он способствует реальным переговорам благодаря тому, что воздействие оказывается на сторонников Асада — Путина и аятоллу», — добавил он, имея в виду президента России и верховного лидера Ирана Али Хаменеи.

Конгресс и Сенат, возглавляемые республиканцами Питером Дж. Роскамом и Марко Рубио, также подготовили законопроект, в рамках которого запретительные меры вводятся в отношении трех авиалиний исламской республики, каждая из которых, как отмечает автор, подозревается в поставках оружия и бойцов Асаду.

«Будучи основным благодетелем Башара Асада — чей режим в очередной раз применил химическое оружие для убийства десятков мужчин, женщин и детей, — Иран постоянно использовал коммерческие авиалайнеры для транспортировки оружия и войск, которые подогревают конфликт в Сирии, унесший жизни почти 500 тыс. человек», — написали Рубио и Роскам.

В рамках данного законопроекта авиакомпании, которые продолжат заниматься незаконной деятельностью от имени «террористических группировок» или преступных режимов, будут возвращены в санкционный список, откуда их убрала администрация Барака Обамы после подписания ядерной сделки с Ираном.

Законодатели-республиканцы также стремятся к тому, чтобы администрация Трампа аннулировала лицензии, благодаря которым американские компании, такие как Boeing, могут вести дела с иранскими авиакомпаниями. Так, глава иранской авиалинии Iran Aseman Air Хосейн Алаэи является видным и давним членом Корпуса стражей исламской революции.

В свою очередь, лидеры сенатской комиссии по иностранным отношениям также внесли на рассмотрение законопроект, с помощью которого можно вводить санкции против всего Корпуса стражей. Прежде этот законопроект был направлен на то, чтобы дать администрации Трампа дополнительные инструменты давления на Иран, однако сейчас он играет новую роль.

После нанесения Трампом удара по Сирии Конгрессу стало проще вводить санкции, которые на протяжении долгого времени оспаривала администрация Барака Обамы.

«С учетом того, что Сирия носит первостепенное значение сейчас, а также принимая во внимание значительное вмешательство Ирана в Сирии, у Конгресса появляется прекрасный повод ввести новые законы, а для администрации — надавить на Иран за его провокации», — отметил директор аналитического центра Foundation for Defense of Democracies Марк Дубовиц.

Наиболее значимым законопроектом является «Закон о защите гражданских лиц Цезаря» (Caesar Syria Civilian Protection Act) — законопроект, вводящий санкции против Асада, России и Ирана за «военные преступления и преступления против человечности». Законопроект назван в честь сирийского военного фотографа, дезертировавшего с более чем 55 тыс. фотографий, на которых показаны пытки и убийства более чем 11 тыс. мирных жителей. Палата представителей приняла законопроект единогласно тогда, готова она сделать это и сейчас.

Однако есть и препятствия к продвижению такой стратегии Конгрессом. Некоторые члены Демократической партии озабочены тем, что введение санкций против Ирана может поставить под угрозу сделку с Ираном, поэтому между палатой представителей и Сенатом нет на данный момент единомыслия по дальнейшим шагам. У администрации Трампа также нет ни сотрудников, ни инструментов инкорпорирования шагов Конгресса в свою более широкую дипломатическую деятельность.

Санкции, заключает автор, являются лишь частью реальной сирийской стратегии, однако если администрация Трампа настроена серьезно относительно того, чтобы не повторять ошибки Барака Обамы в Сирии, она возьмёт на вооружение тот рычаг давления, которые предлагает Конгресс, и использует его для принуждения Сирии и её партнеров к серьезным шагам по прекращению кровопролития.

Максим Исаев

США. Сирия. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 17 апреля 2017 > № 2168460


Украина. Ватикан. США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 апреля 2017 > № 2168459

Украинские церкви возмущены продавливанием интересов ЛГБТ-сообщества

Обзор католической прессы

Темами публикаций СМИ Ватикана, католических епархий и организаций на неделе 10—16 апреля стали: папа Франциск посвятил пасхальную речь Воскресшему Пастырю; в действие может быть приведен проект раскола Сирии по образцу Ирака; египетские копты не нуждаются в «защите» из-за рубежа; иранские консерваторы атакуют президента Рухани из-за провалов в экономике; Польская церковь продвигает инициативу для восточно-европейских католиков и другое.

Христиане всего мира празднуют Пасху — Воскресение Господа нашего.

Утром 16 апреля папа Римский Франциск возглавил торжественную пасхальную мессу на ватиканской площади Святого Петра в присутствии тысяч паломников, передает Radio Vaticana (Ватикан). После богослужения епископ Рима обратился с традиционным пасхальным посланием Urbi et Orbi — «Граду и миру» и преподал свое апостольское благословение. Святейший отец сказал: «Дорогие братья и сестры, поздравляю вас с праздником Пасхи!.. Воскресением Своим Иисус Христос освободил нас от рабства греха и смерти, открыв нам путь к вечной жизни. Все мы, когда позволяем себе отдаться во власть греха, сбиваемся с верного пути и начинаем блуждать, как потерянные овцы. Но Бог, наш Пастырь, пришел искать нас, и ради нашего спасения смирился вплоть до унижения на Кресте. Сегодня мы можем возвестить: «Воскрес Пастырь Добрый, Который душу Свою положил за овец Своих и за стадо Свое соблаговолил умереть. Аллилуйя!» На протяжении веков Воскресший Пастырь не устает искать нас, Своих братьев, потерянных в пустынях мира. Знаками Страстей — ранами Своей милосердной любви — Он привлекает нас на путь жизни. И в наши дни Он берет на плечи многих наших братьев и сестер, угнетаемых злом в его различных формах. Воскресший Пастырь отправляется на поиски тех, кто потерялся в лабиринтах одиночества и отверженности; Он выходит им навстречу через братьев и сестер, которые умеют приближаться с уважением и нежностью, которые помогают услышать этим людям Его незабываемый голос, призывающий к дружбе с Богом».

Заместитель государственного секретаря Ватикана монсеньор Анджело Беччу выразил обеспокоенность Святого престола развитием событий в Сирии после химической атаки против беззащитного населения и ответных ударов. Халдейский епископ Алеппо Антуан Аудо, президент сирийского отделения благотворительной католической организации Caritas, пояснил в интервью радиостанции, что произошедшее было неожиданностью для всех. В Сирии задаются вопросом, не была ли химическая атака своего рода подготовкой общественного мнения к последующему вмешательству. Сторонники вооруженных группировок «рады наблюдать разрушение Сирийского государства», сказал епископ Аудо. Другие считают, что в действие будет приведен проект раскола Сирии по образцу Ирака. «Мы не думали, что иракский сценарий возможен для Сирии, но теперь видим именно его», — говорит епископ Алеппо. Он считает, что Сирия стала предметом интересов на международном уровне: прежде всего речь идет об экономических интересах, связанных с газом и нефтью. Кроме того, борьбу между шиитами и суннитами удобно поддерживать для выгодной торговли оружием. Как же отреагировала христианская община на последние события? Монсеньор рассказал, что, несмотря на бомбардировки и на атмосферу всеобщего страха, храмы полны, верующие продолжают приходить на богослужения, а на Крестном пути в пятницу народу было больше, чем обычно. Он отметил, что вера — это «единственное, что у нас остается, у нас нет ни политических, ни экономических средств. Мы делаем все возможное, чтобы обеспечить присутствие христиан. Мы, епископы, священники, все христиане, делаем все, чтобы остаться здесь и свидетельствовать нашу веру. Мы не преследуем никаких интересов. В то время как все имеют свои интересы в Сирии — на международном, региональном, местном уровне — мы, христиане Сирии, были первыми, кто потерял все».

Иордания усиливает военное присутствие на границе с Сирией и Ираком, сообщает AsiaNews (Рим, Италия). Военно-транспортный американский корабль Liberty Passion прибыл в иорданский порт Акаба с грузом. Liberty Passion входит в состав Шестого флота и выполняет исключительно очень специфические задачи. Пентагон не стал расшифровывать его миссию, однако в кругах сирийской оппозиции говорят, что корабль привез 250 единиц военной техники для «Свободной сирийской армии», и еще ходят слухи о предстоящем открытии фронта на юге Сирии на границе с Иорданией под наблюдением американских специалистов — наподобие того, что наблюдалось в северной Сирии в ходе операции «Щит Евфрата», проведенной Турцией. Ближневосточные военные аналитики утверждают, что военное вмешательство США в Сирию будет возможно при возникновении прямой или косвенной угрозы Иордании. Очевидцы говорят об укреплении военного присутствия иорданских сил в треугольнике Иордания — Сирия — Ирак. Амман наконец уволил начальника Управления общей разведки Иордании Фейсала аль-Шубаки, это случилось спустя несколько часов после окончания саммита Лиги арабских государств и встречи с королем Саудовской Аравии. Эксперты видят за этим изменение курса и готовность иорданских властей играть более активную роль в сирийском конфликте. Ранее сближение Иордании с Россией позволило поддерживать на границе относительный мир, но теперь есть основания думать, что примирение Аммана и Эр-Рияда может кое-что изменить как в российско-иорданских отношениях, так и в целом в сирийском вопросе.

Пока страны G7 стараются изолировать президента Сирии Башара Асада и, возможно, подготовить почву для военных действий против него, сестра-салезианка Кэролин Фахан Фахак, провинциальная настоятельница общины в Дамаске, плывет против течения, пишет Crux (Денвер, США). 29 марта 2017 года в Государственном департаменте США первая леди страны Меланья Трамп и заместитель госсекретаря Томас Шеннон вручили ей ежегодную международную премию «Women of Courage» («Мужественная Женщина»), предназначенную для отважных женщин, которые выполняют свою миссию в опасных и сложных обстоятельствах. На сегодня это единственная монахиня, получившая такую награду. Сестра Кэролин открыто выражает свои симпатии Асаду, говоря, что он защищает сирийских христиан. Она говорит, что в отчетах о том, будто бы президент травил зарином мирное население, нет правды. Отвечая на вопрос американских журналистов, кто такой Асад — «монстр» или просто диктатор, монахиня отмечает: «Мне нравится наш президент. Он очень близок к нам, как и первая леди. Они очень близки к Церкви». Сестра Кэролин с трудом представляет себе, как G7 сможет достичь мира в Сирии, если решит сделать ставку на отстранение главы сирийского государства.

Генеральный капитул ордена братьев меньших (францисканцев) отец Майкл Перри посетил в апреле Сирию и Ливан, после чего был принят папой Франциском, рассказывает Terrasanta.net (Милан, Италия). Во время аудиенции среди прочих тем обсуждалась предстоящая поездка понтифика в Египет, запланированная на 28−29 апреля. «Папа больше, чем когда-либо, убежден в том, что в Египет ему ехать нужно, — говорит отец Майкл. — Он хочет быть ближе к христианам в это время, хочет показать солидарность Католической церкви со всем египетским обществом, затронутом насилием. Франциск попросил францисканцев молиться не только о его поездке, но и об удовлетворении нужд христиан и египетского народа». В этом году будет также отмечаться 800-летие присутствия ордена братьев меньших на Святой земле. Осенью генеральный капитул вместе с викарием Святой земли примет участие в симпозиуме, посвященном этому событию, и в самом празднике. Еще одним аспектом станет воспоминание о паломничестве в 1219—1220 годах святого Франциска в Египет в Дамиетту.

«Египетские копты не нуждаются в «защите» из-за рубежа», — заявил в интервью Agenzia Fides (Ватикан) Антоний Азиз Мина, епископ-эмерит Гизский. Он осудил «манипуляции», предпринятые после нападения на коптские церкви в Вербное воскресенье и направленные на разжигание розни между христианами и мусульманами, заявив: «Наша страна едина». По словам монсеньора, многие мусульмане горевали, как и христиане, было видно, что их соболезнования не являлись формальностью. Епископ выразил благодарность за решение папы Франциска не отменять свой визит в Египет. Вместе с тем он осудил заявления, звучащие с Запада, о необходимости «защищать» египетских христиан. «Защищать» от чего? — спрашивает Антоний Мина. — Такого рода замечания имели бы смысл в случае угнетения христиан со стороны государства или правительства. Но сейчас ясно, что террористы предприняли свои атаки для того, чтобы дестабилизировать обстановку в стране, сломать христианско-мусульманскую гармонию Египта. У нас нет необходимости во внешней защите. Все, что нам нужно, чтобы нас не отделяли от наших мусульманских братьев. Они являются теми, кто может защитить нас, мы должны помочь им и полиции, которая борется с экстремистами, сеющими смерть, прикрываясь псевдорелигиозными идеологиями».

Ситуацию в Египте прокомментировал для L'Osservatore Romano (Ватикан) старейший священник-иезуит отец Анри Булад. Большинство египетских христиан являются православными, коптский православный патриарх Тавадрос II очень открыт, но встречает страшное сопротивление внутри своей Церкви, как это происходит и у нас, отметил отец Анри, «однако я думаю, что молодые люди хотят единую Церковь, которая не означает унификацию, но разность». Он говорит, что «устал от теологических споров, которые не имеют никакого смысла в повседневной жизни и никого не интересуют». Молодежь является надеждой Церкви и мира, но Церковь и многие священники часто далеки от молодых. Возможно, проблема ислама сможет подтолкнуть Церковь объединиться, чтобы стать другой — заниматься благотворительностью и не придавать столь большого значения исключительно своим догмам. Папа Франциск услышал этот запрос молодежи и говорит на другом языке. Мы должны помнить, что Церковь для мира, а не мир для Церкви, добавляет отец Анри, «но я имею в виду Церковь как мистическое тело Христово, а не как институт». Мы нуждаемся в святых и пророках изменений. Мир находится в фазе больших перемен, которые затронут социум, семью, религию, политику. Избыток традиции без подлинного духовного видения может убить религию, но ее же может убить и тотальное отвержение традиции. Европа выбросила свои традиции, что привело к катастрофе: дерево без корней неустойчиво. И трагедией Европы и Запада в целом является то, что они хотят заново изобрести человека и семью, отвергая все законы.

AsiaNews анализирует ход президентской кампании в Иране. Консервативная фракция расколота, отмечает издание. Она ищет единого кандидата, который мог бы победить умеренного президента Хасана Рухани, баллотирующегося на второй срок, но выставляет сразу несколько претендентов, которые конкурируют друг с другом. В ходе апрельских праймериз консерваторы вроде бы определили, что от них пойдет лояльный рахбару Али Хаменеи председатель старейшего благотворительного фонда «Астан Кудс Разави», бывший генеральный прокурор Ирана Эбрахим Раиси, который придерживается линии «жесткого курса» и выступает против президента Рухани. В недавнем прошлом Раиси даже называли возможным сменщиком рахбара. Кандидатура экс-прокурора приемлема для консерваторов, ее одобряют религиозные избиратели, однако неизвестно, сможет ли он завоевать большинство голосов. Двумя другими претендентами от консерваторов можно считать бывшего вице-президента Хамида Багаи и бывшего президента Махмуда Ахмадинеджада. Ранее аятолла Хаменеи не рекомендовал Ахмадинеджаду выдвигать свою кандидатуру. Но за бывшим президентом стоят радикалы, которые хотят видеть в иранском руководстве «сильного мужчину» в противовес Дональду Трампу. Теперь Совет стражей конституции (иранский аналог конституционного суда) должен будет до 27 апреля определить, чьи фамилии будут внесены в избирательные бюллетени. При этом Раиси, Багаи и Ахмадинежад отказались от эксплуатации в ходе кампании религиозной тематики и сосредоточились на экономике. Они хотят победить действующего президента, критикуя его за неудачи в борьбе с бедностью и коррупцией, а также в ухудшении экономического положения в стране. В частности, Рухани ставят в вину, что «ядерная сделка» не привела к желанному оживлению экономики, хотя Иран и пошел на «уступки» международному сообществу. В свою очередь президент провел пресс-конференцию, где говорил об ощутимых улучшениях в сельском хозяйстве, здравоохранении, энергетике и доступе к интернету. Вместе с тем Рухани осудил США за введение санкций против Ирана и за ракетную атаку на сирийскую авиабазу. При этом он протянул руку старому региональному сопернику, Саудовской Аравии, подчеркнув, что Тегеран «готов к улучшению отношений» с Эр-Риядом, если в Йемене будут остановлены «нападения».

Польская церковь продвигает инициативу для восточно-европейских католиков, вплоть до Сибири, сообщает L'Agenzia Servizio Informazione Religiosa (Рим, Италия). Польские католики по причинам исторического, географического и национального характера очень живо интересуются своими восточными братьями. Более тысяч поляков сегодня служат и работают на бывших территориях Советского Союза, в том числе священнослужителями. «Привлечение молодых людей наряду с поддержкой христианских служб в этих регионах Группа польского епископата по оказанию помощи Восточно-Европейским церквям считает делом первостепенной важности», — говорит глава Группы, епископ-эмерит Антоний Дидыч. По его словам, польские католики сегодня напрямую могут общаться с местными епископами. Так, накануне и во время проведения в Кракове в 2016 году Всемирных дней молодежи возглавляемая монсеньором Группа помогла организовать паломнические поездки для молодых восточноевропейских католиков и сопровождала их на месте. Такие инициативы требуют финансовых ресурсов. «Каждый год на второе воскресенье Адвента в польских храмах проводится специальный сбор средств, — рассказал Дидыч. — В 2015 году Польская церковь собрала для своей сестры с Востока примерно полтора миллиона евро». Участвуют в работе в Группе около 250 священников, 450 служителей, 400 монахинь и 20 мирян.

На комитет Верховной рады Украины по вопросам социальной политики и труда оказывают сильное давление, чтобы он пересмотрел свое решение об исключении понятий «сексуальная ориентация» и «гендерная идентичность» из проекта Трудового кодекса, утверждает Католицький Оглядач (Львов, Украина). На расширенном заседании комитета первый вице-спикер парламента Ирина Геращенко, которая не является его членом, лоббировала интересы ЛГБТ-сообщества, угрожая потерей Украиной безвизового режима с Евросоюзом. Противникам и другим сторонникам гендерной идеологии не предоставили возможности выступить. Сразу после речи Геращенко глава комитета Людмила Денисова поставила вопрос на голосование в нарушение регламента. Присутствующие выразили возмущение тем, что депутаты без надлежащего общественного обсуждения поддержали новую формулировку, которая противоречит ранее принятой редакции. Напомним, 15 марта комитет одобрил запрет любой дискриминации в трудовых отношениях. Сейчас же дальнейшее заседание комитета было сорвано из-за возмущения общественности. Окончательное решение должна принять Верховная рада во время рассмотрения проекта Трудового кодекса, но пока неизвестно, когда этот вопрос будет вынесен на голосование.

В обзоре использованы материалы — официальных СМИ Ватикана Radio Vaticana и L'Osservatore Romano; миссионерского информационного агентства Ватикана, подразделения Конгрегации евангелизации народов Agenzia Fides; информационного агентства Папского института заграничных миссий AsiaNews; издания Федерации итальянских католических еженедельников L'Agenzia Servizio Informazione Religiosa; портала итальянского издательского дома «Стражи Святой земли» Terrasanta.net; ватиканской редакции итальянской газеты La Stampa Vatican insider; североамериканской католической газеты National Catholic Reporter; североамериканского католического информационного агентства Catholic News Agency; североамериканской католической газеты National Catholic Register; североамериканского католического портала Crux; портала католической газеты Англии и Уэльса Catholic Herald; австрийского католического информационного агентства Kath.net; австрийского информационного католического агентства KATHPRESS; французской католической газеты La Croix; польского католического информационного агентства Katolicka Agencja Informacyjna; польской ежедневной католической газеты Nasz dziennik; журнала польской Ассоциации христианской культуры Polonia Christiana; информационного сайта портала Milites Christi Imperatoris Католицький Оглядач.

Станислав Стремидловский

Украина. Ватикан. США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 апреля 2017 > № 2168459


Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 апреля 2017 > № 2168437

Сталин и бесы

Нам нужны не поучения в гражданской злобе, а уроки культуры православия

В Страстную пятницу пришедший из школы крестник, ученик четвёртого класса, сказал, что после состоявшегося в тот день урока православной культуры у него есть ко мне несколько вопросов. Я с удовольствием откликнулся.

— Правда ли, — спросил он, — что Ленин вместе с коммунистами свергли царя, а потом его убили?

— Это правда наполовину, — ответил я. — Императора Николая II свергли российские капиталисты и политики либеральной прозападной направленности. Их поддержали главные генералы, предавшие тем самым и своего царя, и своего главнокомандующего. Временное правительство, которое выражало интересы всей этой публики, арестовало бывшего императора и его семью и позже отправило их в ссылку в Сибирь. Во многом именно это и стало причиной произошедшей потом трагедии расстрела.

— А Церковь что же не вступилась за царя? — удивился крестник.

— Мне трудно сказать, — продолжил я. — Может быть, потому что в Российской церкви к тому времени накопилось недовольство так называемой синодальной системой, введённой Романовыми. Может быть, были другие причины… Факт однако остаётся фактом: Российская православная церковь за императора — помазанника Божьего — не вступилась. Церковное руководство не только не выступило против отречения Николая II от престола, но и фактически поддержало этот акт, не предприняло даже малейшей попытки вызволить императора и семью или хотя бы одну семью из-под ареста. А вам что, про отношение Церкви к отречению и аресту царской семьи ничего не рассказали?

— Нет, не рассказали. Но ведь это коммунисты убили царя?

— Вернее было бы сказать, большевики. Да, такое решение было принято ими, но произошло это позже, уже в обстановке Гражданской войны, когда, в отличие от лета 1917 года, действовала совершенно другая политическая логика, логика борьбы за власть не на жизнь, а на смерть. Наших царей, однако, убивали и сами наши цари, причём в обычное, мирное время, но тоже руководствуясь соображениями борьбы за власть. Они делали это не сами, а руками своих приближённых, но что это меняет? Были, правда, и случаи просто трусости, когда сын, император Александр I, зная о предстоящем убийстве отца, императора Павла I, испугался англичан, организовавших при помощи своих агентов в высшем сословии Российской империи антипавловский заговор, и это преступление не остановил. Александр I потом всю жизнь англичан опасался.

— А деньги на революцию и убийство царя Ленину немцы дали, так ведь? — продолжил крестник.

— Коммунисты получали деньги на свою деятельность из разных источников, в том числе и из Германии. Во всяком случае, германское правительство помогло Ленину вернуться в Петроград в апреле 1917 года. Но с иностранцами сотрудничали и представители российской имперской элиты. Скажем, князь Юсупов и известный политик Пуришкевич при организации убийства российского подданного Григория Распутина, человека, близкого к царской семье. Деньги и другую помощь от немцев в ходе Гражданской войны получали и казачий атаман Краснов, и белый генерал Юденич. Деникин получал деньги от англичан и французов, Колчак — от американцев и японцев. Кстати, и сам Николай Второй в 1905 году получал деньги от Франции — фактически для борьбы с революцией. А ведь это были деньги на то, чтобы вести братоубийственную войну со своим народом. Так что одни получали деньги на революцию, а другие, причём в гораздо больших размерах и с гораздо более серьёзными политическими условиями, — на контрреволюцию.

— А правда, что Сталина перед смертью мучили бесы, что они прямо кружились над ним, когда он умирал?

— А это у тебя откуда?

— Тоже учительница по православной культуре рассказала.

— Ты знаешь, у Сталина была такая охрана, что она бы к нему даже бесов не подпустила, — сначала отшутился я, но потом продолжил серьёзно, — а вообще, за каждую человеческую душу постоянно идёт борьба. И дьявол всегда рядом. Если бы это было не так, то у нас в Церкви не считалось бы необходимым каждый день, и не один раз, просить Бога избавить нас от лукавого. Ну, а если над нами он всё время «кружится», то что говорить о правителях, с которыми дело в этом плане обстоит гораздо более сурово? Уж это-то на уроках православной культуры вам должны были говорить?

Крестник ответил, что знает про присутствие лукавого от бабушки, но к истории со Сталиным просто даже и не подумал это знание приложить. Потом мы перешли на более подобающие Страстной пятнице темы: об Ионе в брюхе кита, об Иове, о других предвестиях Благой вести в Ветхом завете (нам предстояло идти в храм на Погребение плащаницы). Поговорили и о собственно Евангельской истории, о последних днях земной жизни Христа. По дороге домой из храма крестник вновь показал некоторое знание того, что и надо было бы в первую очередь закладывать в отроческие головы на уроках православной культуры, бодро перечислил десять заповедей, но честно признался, что заповеди блаженства «пока наизусть не выучил». На этом мы с ним в этот день и расстались.

Я совершенно не собираюсь утверждать, что такие беседы с учениками на уроках православной культуры, о которых рассказал мне крестник, — это правило. С этой конкретной школой родители крестника будут разбираться. Но я не о конкретной школе, а об антикоммунистических умонастроениях, распространённых в значительной части клира и православного народа, которые хорошо известны. Эти условные последователи белой идеи не просто не любят советскую власть, но всячески стараются её лишний раз осудить, пнуть, полить грязью. Как будто не знают Евангельского поучения, что бревно-то надо видеть, прежде, в своём глазу.

В этой связи уместно также вспомнить историю с нечестивым царём Манассией. Это был царь, запомнившийся и многими личными грехами, и особо жестокими гонениями на церковь. Положительных достижений его правление, в отличие от Советской власти, не имело. И тем не менее в родословии Иисуса Христа (Мф.1:1−17) он упомянут наравне с другими Его земными предками. Упомянут без осуждения, без перемалывания того, какой он был плохой.

Вот так бы и с Советской властью надо было бы поступить осуждающим её православным, как с Манассией: упомяните её в родословии нашей страны и поставьте точку.

Мне скажут, что Манассия перед смертью осудил своё прежнее отношение к Церкви, покаялся. Так ведь и Советская власть на своём излёте и даже ранее осудила в своём прошлом то, что имело смысл осудить. Как, впрочем, и то, что смысла осуждать не имело. Она кардинально изменила своё отношение к Церкви. Покаялись ли отдельные вожди? Это уже вопрос между ними и Богом, как и всякий вопрос покаяния.

Но это я всё говорю преимущественно о взрослых. А уж детские головы политическим злобствованием тем более не надо было бы набивать! Не это им нужно, а уроки истинной культуры Православия.

Михаил Демурин

Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 апреля 2017 > № 2168437


Турция > Внешэкономсвязи, политика > fondsk.ru, 17 апреля 2017 > № 2144783

Турция: успех Эрдогана, расколовший общество

Андрей АРЕШЕВ

16 апреля в Турции состоялся общенациональный референдум по вопросу одобрения 18 поправок в Конституции страны, направленных на усиление президентской власти, включая право формирования президентом Кабинета министров (при упразднении должности премьера и введении должностей назначаемых вице-президентов) и инициирования референдумов.

Глава государства получает право быть членом партии и даже возглавлять её. Он будет также объявлять чрезвычайное положение и назначать высших чиновников, в значительной степени контролировать Высший совет судей и прокуроров. Президентский срок – 5 лет, становиться главой государства можно будет два раза подряд. Количество депутатов Великого национального собрания увеличивается, а возрастной ценз для избрания депутатом снижается до 18 лет, что усиливает позиции сторонников президента.

Новая редакция Основного закона закрепляет унитарный характер государства, исключая переход к каким-либо формам федерализма, заверил Эрдоган на митинге 14 апреля в центральной провинции Конья. Изменения должны вступить в силу в ноябре 2019 года, что теоретически позволяет действующему президенту править ещё 10 лет – до 2029 года, имея фактически неограниченные полномочия.

Согласно результатам обработки 100 % бюллетеней, сторонники реформ набрали 51,2 % голосов избирателей, в то время как противники – 48,8 %. То есть Эрдоган победил – пусть с минимальным перевесом и ценой значительного напряжения сил.

Агитационная кампания проходила в условиях чрезвычайного положения и информационного преобладания сторонников президента. Были мобилизованы все органы государственной власти, продлён мораторий на повышение цен на электроэнергию; некоторые категории предпринимателей получили налоговые льготы, местным чиновникам выплатили премии; подкупили даже бабушек, присматривающих за внуками. Сам Эрдоган, премьер-министр Бинали Йылдырым и их сторонники буквально не сходили с экранов телевизоров. Правящую Партию справедливости и развития (ПСР) поддержала верхушка Партии националистического действия во главе с Девлетом Бахчели.

В период, предшествующий референдуму, вся политика Эрдогана была ориентирована на патриотическую консолидацию общества с целью получения максимального количества голосов. Ракетный удар США по сирийской авиабазе Шайрат позволил Анкаре сделать ещё более радикальной антиасадовскую риторику и возобновить «сердечное согласие» с Вашингтоном [1]. После завершения операции «Щит Евфрата» стало известно о планах нового турецкого военного предприятия (на этот раз – «Меч Евфрата», с заходом на территорию не только Сирии, но и иракского Синджара). Эти планы сочетаются с демонстрацией уважения и любви к «героическому турецкому воину», что особенно важно после волны чисток в армейской среде – как до неудавшейся попытки военного переворота в июле 2016 года, так и после неё. В то же время в рамках конституционной реформы военные лишаются права занимать какие-либо политические посты.

В последнее время в некоторых СМИ начали появляться любопытные подробности, указывающие на связи определённых турецких властных кругов с радикальными вооруженными формированиями на Ближнем Востоке и на Балканах. Многолетнее участие Турции в сирийской гражданской войне, ставшее квинтэссенцией «неоосманского» внешнеполитического курса, дестабилизирует страну, подрывая её способность противостоять социальной поляризации, отмечает The Atlantic. Однако экономические проблемы умело списываются на счёт происков «внешних сил», среди которых на первом месте – сторонники проживающего в США проповедника, лидера организации «Хизмет» Фетхуллы Гюлена. В числе других «вышедших на первый план предательских организаций» Эрдоган называет запрещённую в России террористическую группировку «Исламское государство» (ИГ), Рабочую партию Курдистана и курдские Отряды народной самообороны в Сирии.

Проблемы Турции в отношениях с Европой также широко использовались в качестве инструмента консолидации общества вокруг сильного лидера. В то же время, несмотря на некоторый рост напряжённости в российско-турецких отношениях, откровенных выпадов в адрес Москвы Эрдоган избегал.

Пропаганде идеи укрепления президентской власти послужила и накрывшая страну в 2015-2016 годах волна террористических актов. Яркие и красиво упакованные лозунги подавались таким образом, что оппоненты укрепления власти президента из Народно-республиканской партии («кемалисты») не могли им ничего противопоставить. Вперемежку с религиозной риторикой сторонники конституционных реформ использовали и имя Ататюрка, хотя одно с другим плохо вяжется. Что же касается ещё одной оппозиционной силы – «прокурдской» Партии демократии народов, то её активисты и лидеры кидались за решётку без особых сантиментов. Конечно, работа ПСР среди курдов репрессиями не исчерпывается, но юго-восточные районы страны остаются ареной вооружённого противоборства армии и отрядов Рабочей партии Курдистана; общее количество беженцев оттуда достигло около полумиллиона, что заведомо исключало в этих районах нормальное голосование.

Так или иначе, противники усиления единовластия президента составляют около половины избирателей. В начале марта две ведущие турецкие социологические службы обнародовали на этот счёт прямо противоположные результаты. Согласно данным службы AKAM, 42,4% были намерены поддержать конституционную реформу, в то время как 57,6% – отвергнуть. Служба ORC нарисовала обратную картину: 57,2% – «за» инициативу Эрдогана и 42,8% «против». Непосредственно перед голосованием минимальный перевес был у тех, кто был склонен сказать «да» (51,5 %), что практически совпало с окончательными результатами, подтвердив поляризацию в обществе.

На опасную тенденцию обратил внимание заместитель главы НРП Эрдал Аксюнгер: «Люди разделились, везде, во всех коллективах, во всех сферах идут яростные споры. Общество напряжено и разобщено, есть два непримиримых лагеря – сторонников и противников президентской системы. В обоих лагерях есть люди, которые готовы выйти на улицу в случае поражения, поэтому любой исход несет потенциальную угрозу беспорядков…» А один из членов правящей партии сказал о том, что, если сторонники изменений в конституции не получат 50 процентов голосов, это грозит гражданской войной.

Поэтому для Эрдогана и его команды было критически важно завоевать максимально возможное количество голосов. Отсюда напористая тактика сторонников реформы, яростная борьба за каждого избирателя, включая экзальтированные апелляции к религиозным символам, призывы не допустить «нового Сайкс-Пико», «нового Севра» [2], поиски тени «Лоуренса Аравийского» и т.п. Как видим, сработало это лишь частично.

Предварительные итоги референдума дали сторонникам президента почувствовать себя триумфаторами. Не дожидаясь объявления окончательных результатов голосования, Р. Эрдоган поздравил лидеров поддержавших его политических партий. Итоги референдума, по его мнению, послужат во благо народа и государства Турции. «Голосование 16 апреля открыло новую страницу истории демократической Турции. Итоги референдума будут использованы во имя стабильности и благосостояния жителей страны», - заявил премьер-министр Б. Йылдырым.

Тем не менее заместитель председателя Народно-республиканской партии Эрдал Аксюнгер уже обвинил власти в манипуляциях при подсчёте голосов и призвал защитить выбор противников реформы. Эрдоган действует как человек, уверенный в своих силах, но в случае ухудшения социально-экономического положения, что коснётся, прежде всего, жителей деревень и небольших городов внутренней Анатолии, составляющих ядро сторонников президента, ситуация может измениться не в его пользу.

Успех харизматичного и опытного турецкого лидера – веха на пути к установлению сильной президентской власти, но полученный 16 апреля ответ «evet» («да») в условиях поляризации общественных сил делает появление проблем в будущем практически неизбежным.

И для Москвы османский «дервиш», постоянно поворачивающийся рзными своими сторонами, более удобным партнёром не станет. Скорее, наоборот.

Примечания

[1] Здесь Эрдогана может ждать разочарование, так как Дональд Трамп делает противоречивые заявления насчёт Башара Асада и не собирается отказываться от поддержки сирийских курдов.

[2] Так и не вступившие в силу договора столетней давности, предполагавшие раздел территории современной Турецкой Республики.

Турция > Внешэкономсвязи, политика > fondsk.ru, 17 апреля 2017 > № 2144783


Турция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 апреля 2017 > № 2143505

Жители турецкой столицы сохраняют спокойствие после прошедшего накануне конституционного референдума, в центре Анкары нет никакой активности ни сторонников, ни противников президента Турции Тайипа Эрдогана, передает корреспондент РИА Новости.

Прошедший в воскресенье конституционный референдум в Турции о переходе на президентскую форму правления с парламентской закончился победой его сторонников с незначительным перевесом. По предварительным результатам, они набрали 51,4% голосов. Окончательные итоги будут подведены через 11-12 дней после рассмотрения апелляций. Оппозиция заявила о нарушениях при проведении референдума, в частности раскритиковав решение избиркома считать действительными бюллетени и конверты без печатей.

Центр Анкары не перекрыт, но патрулируется усиленными нарядами полиции, на некоторых оживленных перекрестках видны водометы. Сняты висевшие почти два месяца на улицах агитационные билборды и плакаты к референдуму, и уже почти ничего не напоминает о важнейшем событии в жизни страны, которое произошло накануне. Разве что изредка по улице проезжают машины сторонников Эрдогана, откуда звучат победные марши времен Османской империи. Но нет даже намека на какие-либо массовые акции, город живет обычной жизнью.

Конечно, тема референдума является сейчас самой обсуждаемой в Турции, но поскольку Анкара по итогам голосования оказалась разделенной почти поровну на противников и сторонников президентской системы (иными словами, противников и сторонников Эрдогана) с небольшим перевесом в пользу первых, то от горожан можно услышать прямо противоположные мнения по поводу вчерашнего события.

Так, автомеханик, который голосовал за конституционную реформу, доволен результатами референдума. "Я один из немногих, кто прочитал весь пакет поправок в конституцию, и они мне пришлись по душе. Крепкая власть и сильный лидер, который вызывает уважение, — это как раз то, в чем нуждается Турция. Критики просто не читали то, что выносилось на референдум, они выступают против только потому, что не любят Эрдогана. Но ведь дело не в нем, после него придут другие лидеры, а Турция останется", — сказал собеседник.

Совсем другое мнение высказал владелец небольшого магазина в столичном районе Чанкая. "Вам, россиянам, повезло, у вас умный лидер. А кто возглавляет нашу страну? Его несет из стороны в сторону, то в ЕС, то из него, то он дружит с Россией, то враждует. Нам навязывают ислам арабского толка, который чужд нашей стране, а создателя Турецкой Республики Ататюрка понемногу задвигают в сторону. Это референдум – очередной удар по его наследию и шаг к единоличной власти. Мне страшно за будущее, было бы куда – я бы уехал из страны", — сказал он.

В понедельник в Анкару из Стамбула вернулся Эрдоган, которого в аэропорту встретила большая группа сторонников. Выступая перед ними, турецкий лидер поздравил всех с победой на референдуме, в очередной раз обвинив Запад в том, что он борется с "сильной Турцией", и назвав своих недругов в западных странах "крестоносцами".

Перед въездом в президентский дворец Эрдогана ждала другая группа поддержки, перед которой он также выступил, вновь пообещав вернуть смертную казнь для сторонников оппозиционного исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, которых Анкара обвиняет в попытке переворота 15-16 июля прошлого года. "Если парламент примет закон о возращении смертной казни, я его тут же подпишу", — пообещал Эрдоган под восторженные крики сторонников.

Досталось от турецкого лидера и наблюдателям от ОБСЕ, которые признали референдум не соответствующим международным стандартам. "Пусть они знают свое место! Турция их не видит, не слышит и не признает. Для меня важно мнение моего народа, а не их", — заявил Эрдоган.

После этого президент проследовал в свою резиденцию, где под его председательством прошло заседание Совета национальной безопасности, который рекомендовал продлить еще на три месяца режим ЧП, введенный после попытки переворота. Позднее правительство Турции продлило на три месяца режим ЧП, запрос на утверждение этого решения направлен в парламент, заявил вице-премьер Турции Нуман Куртулмуш.

Турецкие СМИ не сообщают ни о каких массовых акциях в других регионах страны. Смирились ли противники Эрдогана с поражением на референдуме, будет ли оппозиция отстаивать свои права в судах или призовет выйти на улицы? Ответы на эти вопросы станут известны в ближайшие дни. Но пока в Турции все спокойно.

Федор Смирнов.

Турция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 апреля 2017 > № 2143505


Турция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 апреля 2017 > № 2143499

Совет национальной безопасности (СНБ) Турции рекомендовал кабинету министров продлить режим чрезвычайного положения (ЧП) в стране еще на три месяца, передает агентство Рейтер со ссылкой на заявление СНБ.

Кабинет министров позднее объявит о своем решении, передает агентство.

Турция объявила о введении режима чрезвычайного положения после попытки переворота в июле прошлого года.

В ночь на 16 июля в Турции группа мятежников совершила попытку военного переворота. Основное противостояние развернулось в Анкаре и Стамбуле. Погибли более 240 турецких граждан, более 2 тысяч человек получили ранения, мятеж был подавлен.

Власти Турции обвинили оппозиционного исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена в причастности к попытке переворота и потребовали от США его экстрадиции. Сам Гюлен осудил мятеж и заявил о своей непричастности. По обвинению в связях с организацией Гюлена в Турции после мятежа были арестованы около 32 тысяч человек, уволены или отстранены от работы около 100 тысяч госслужащих.

Турция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 апреля 2017 > № 2143499


Пакистан. США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 апреля 2017 > № 2143474

Премьер-министр Пакистана Наваз Шарифа в понедельник провел переговоры с советником президента США по нацбезопасности Гербертом Макмастером и заверил его в готовности Исламабада к сотрудничеству с Вашингтоном ради мира и безопасности в регионе, сообщает офис пакистанского премьера.

Эта встреча стала первой двусторонней встречей властей Пакистана и США после прихода к власти в Вашингтоне администрации Дональда Трампа. Как отмечается в сообщении канцелярии премьера, в ходе переговоров он проинформировал Макмастера об инициативах своего правительства, "которые привели к заметному улучшению общей ситуации в сфере безопасности, также проложив путь повороту в экономическом развитии страны". Шариф заверил представителя американской администрации, что правительство Пакистана достигло общего консенсуса в вопросе борьбы с терроризмом и экстремизмом.

"И структурные реформы в экономике заложили основание для умеренной, прогрессивной и демократической Исламской Республики, которая готова к совместной работе с США и миром в целом. Он (Шариф – ред.) заявил, что как давний друг и партнер Пакистан готов налаживать прочное и взаимовыгодное партнерство с США и работать с новой администрацией США, чтобы способствовать миру и безопасности в регионе и за его пределами", — говорится в сообщении.

Шариф также заявил, что Пакистан привержен мирным отношениям с соседними странами – Афганистаном и Индией. Так, он отметил, что Исламабад готов работать с международным сообществом над урегулированием афганского кризиса, а также поддерживать "устойчивый и предметный диалог" с Индией. Кроме того, в заявлении говорится, что Шариф "приветствовал желание президента Трампа помочь Индии и Пакистану урегулировать их расхождения, особенно по Кашмиру".

В свою очередь, Макмастер также заверил Шарифа, что новая администрация США привержена цели укреплять двусторонние отношения и сотрудничать с Пакистаном ради мира и стабильности в Афганистане и в Южной Азии, говорится в заявлении канцелярии Шарифа.

При этом в ходе визита в Афганистан, где Макмастер был накануне, он высказывал достаточно резкую критику в отношении Исламабада в интервью местному телеканалу Tolo News, говоря, что руководство Пакистана должно понять, что "в их интересах преследовать террористические и экстремистские группировки менее избирательно, чем они делали это в прошлом", и "лучшим способом реализовывать свои интересы в Афганистане является дипломатия, а не использование марионеток, прибегающих к насилию".

Пакистан. США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 апреля 2017 > № 2143474


Франция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 апреля 2017 > № 2143442

Во Франции накануне выборов завершилось "Ежегодное собрание мусульман" — крупнейший исламский форум Западной Европы. В 2012 году именно мобилизация мусульман принесла победу кандидату от социалистов Франсуа Олланду. Хозяин форума, глава "Объединения исламских организаций Франции" (UOIF) Амар Ласфар призвал повысить явку и "спасти республику от крайне правой опасности". Со своей стороны националисты обещают в случае своей победы "всерьез" взяться за ислам.

В соответствии с законом 1978 года Франция запрещает этническую и конфессиональную статистику, включая официальные данные об общем числе приверженцев ислама. Строгое ограничение распространяется даже на уголовную хронику. Мусульманский фактор становится terra incognita — исследование этой темы затруднено.

Опубликованные в 2016 году данные социологической службы IFOP свидетельствуют о четырех миллионах мусульман в стране. Однако еще в 1996 году министр внутренних дел Франции Шарль Паскуа оценивал численность приверженцев ислама в пять миллионов. Появление новых данных привело к жарким спорам. Многие накануне выборов решили, что IFOP, занижая число мусульман, пробует "выпустить пар" протестного националистического голосования.

Притом что число мусульман во Франции едва ли могло снизиться, остается неясным, насколько оно возросло. Официально в страну каждый год въезжает 200 тысяч легальных мигрантов и неопределенное число нелегалов. До данных IFOP число мусульман во Франции оценивалось в шесть миллионов, но в действительности оно может быть и выше.

"Создать исламское общество во Франции"

Облик мусульманского избирателя во Франции определяется не только его многочисленностью (ислам — вторая религия в стране), но и воздействием исламистской пропаганды, ключевую роль в которой играют "Братья мусульмане". До недавнего времени в стране проповедовал имам Хани Рамадан, внук основателя этого движения Хасана Аль-Банны. Проповедник, обосновавшийся в Швейцарии, привлек к себе внимание антисемитскими заявлениями и в конце концов лишился визы. Однако связи с "Братьями мусульманами" не были прерваны. Базой движения во Франции является UOIF, а та контролирует свыше ста мечетей на всей территории страны.

Директор ассоциации Амар Ласфар определил ее цели так: "В исламе отсутствует понятие гражданства. Вместо него речь ведется об общинах. Мы работаем над тем, чтобы понятие общины было юридически признано республикой. Тогда мы сможем образовать нашу исламскую общину и вслед за тем применять свои собственные законы к нашему сообществу".

Де-факто Ласфар выступает за создание "исламских зон" во Франции, где вместо общереспубликанских законов применялись бы религиозные. С точки зрения исламской традиции подобный подход подкрепляется опытом Арабского халифата, в котором христиане пользовались юридической автономией. Мусульмане просят у Европейского союза "ответной вежливости", которая, однако, с точки зрения современных правовых норм, выглядит неприемлемой.

"Национальный фронт" Марин Ле Пен и близкая к нему организация "Национальная идентичность" (Les identitaires) требует роcпуска UOIF и запрета проводимых ею "Ежегодных форумов мусульман". Однако практика государственного управления (включая премьерство Франсуа Фийона в 2007-2012 годах) показывает, что власти Пятой республики стремятся не обострять отношения с умеренными исламистами.

Вероятность неожиданного мусульманского голосования за кандидатов, не работавших с этой целевой аудиторией, сегодня оценивается низко. "Исламское сообщество традиционно поддерживает левых", — указывает Фатима Хемилла, докторант политологии в университете Экса, считающая, что речь идет о глубокой связи. Действительно, в Сен-Дени, городе, который считается одним из самых исламских во Франции, мэром являет представитель компартии. Другие исламские анклавы выбирают социалистов.

Однако в 2013 году, когда во Франции проходили митинги против признания гей-браков и легализации гомоусыновления, мусульмане выступили против левых. Сложившийся (и вскоре распавшийся) блок традиционных религий за отмену сексуальных реформ даже сегодня не забыт полностью. На волне консервативных манифестаций казалось, что часть мусульман может переориентироваться на правые партии. Произошедшие после теракты не позволили реализовать эту возможность.

Сегодня последействие событий 2013 года скорее отрицательное: мусульмане не испытывают никакого воодушевления ни в отношении правых, ни социалистов и могут не дойти до избирательных участков. В этой перспективе и стоит рассматривать усилия организаторов "Ежегодного исламского форума", сосредоточивших свои усилия не на антинационалистической пропаганде (в ней нет особенной надобности), а на попытках просто мобилизовать исламскую умму. Убедить мусульман, как и в 2012 году, снова решить судьбу Франции.

Игорь Гашков.

Франция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 апреля 2017 > № 2143442


Турция > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 17 апреля 2017 > № 2143175

Это катастрофа для Запада: Эрдоган присоединился к Путину в качестве еще одного авторитарного лидера на восточной границе Европы

Оуэн Мэттьюз | Daily Mail

"Решение турецких избирателей наделить беспрецедентными новыми полномочиями авторитарного президента Реджепа Тайипа Эрдогана и превратить страну в выборную диктатуру - это катастрофа для Запада", - пишет известный английский журналист Оуэн Мэттьюз в британском издании The Daily Mail. По словам автора, Эрдоган "фактически присоединился к российскому лидеру Владимиру Путину в качестве нового авторитарного лидера на восточной границе Европы".

"Это ознаменовало эпохальный провал ЕС, который годами принимал участие в переговорах, направленных на то, чтобы подтолкнуть Турцию к вступлению в Евросоюз, - а в результате наблюдает, как страна вновь скатывается в пучину репрессий и авторитарности", - считает журналист.

"Это также является катастрофой для глобальной стабильности, - продолжает автор. - Если и Турции не удается стать функционирующей демократией, то на что тогда можно надеяться в остальном регионе? Так же, как Владимир Путин в России, Эрдоган воспользовался национальной безопасностью в качестве оправдания жестких мер не только против террористов, но и против свободы слова и политических оппонентов", - говорится в статье.

Президент Турции, по мнению Мэттьюза, "поддерживает свою популярность благодаря жесткому контролю СМИ. И хотя он не полностью перекрыл кислород радиостанциям и телевидению, в отличие от своего российского друга и союзника, турецкие суды с успехом прикрыли множество оппозиционных газет и телеканалов".

"Предупреждения о хаосе и обещания вернуть национальное величие - это общие темы Эрдогана и Путина", - говорится в статье. Однако, пишет автор, "в то время как имперское видение Эрдогана нашло положительный отклик у его внутренней аудитории, его агрессивность сделала неизбежной его столкновение с Европой". Хотя Турция все еще является официальным кандидатом на вступление в Европейский союз, "Эрдоган достиг большей политической популярности, ссорясь с Брюсселем, а не стремясь к тому, чтобы протолкнуть реформы, необходимые для членства" в ЕС.

"Эрдоган может регулировать поток мигрантов по своему капризу - поэтому он припер Европу к стенке, и вот почему ЕС предложил туркам возможность безвизового въезда в Европу в обмен на то, что Турция заблокирует попытки мигрантов переплыть через Эгейское море", - объясняет Мэттьюз.

"Европейские лидеры - даже обыкновенно прямолинейная Меркель, которая не колебалась перед экономическим ущербом Германии из-за ввода радикальных экономических санкций против Путина после аннексии Крыма в 2014 году, - хранили позорное молчание насчет нарушений прав человека при Эрдогане", - пишет автор. По его мнению, "просто-напросто угроза нового притока мигрантов слишком токсична для них в политическом плане, равно как и риск спровоцировать новую волну антиевропейских настроений на континенте - от Франции до Венгрии, - способную потопить и весь ЕС".

"На одном из своих последних митингов Эрдоган сказал, что внушительное голосование "за" будет "уроком Западу", - пишет Мэттьюз в заключение. - Это и в самом деле очень позорный урок того, как Запад коллективно не смог предотвратить возвращение самой процветающей, демократичной и плюралистичной страны исламского мира к деспотизму".

Турция > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 17 апреля 2017 > № 2143175


США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 апреля 2017 > № 2143165

Частная разведка США: что ждет мир в ближайшие три месяца

Аналитики спрогнозировали развитие ситуации в мире

Ярослава Кривцун, Апостроф, Украина

На первом месте для многих лидеров в следующем квартале будет вопрос торговли. Пока президент США Дональд Трамп еще осваивается в Белом доме и погряз в распрях с Конгрессом из-за подозрений в связях с Россией, его команда попытается привлечь внимание общественности к своей торговой повестке дня. С этой целью, отмечают Stratfor, Вашингтон будет работать над разъяснением своей стратегии по борьбе с манипуляциями с валютой за рубежом, по ужесточению контроля за действующим торговым законодательством и по подготовке к пересмотру Североамериканского соглашения о свободной торговле NAFTA. По прогнозам экспертов, неопределенность намерений Белого дома побудит крупнейших торговых партнеров Соединенных Штатов искать новые экономические отношения в других местах.

В то же время некоторые из них будут использовать сотрудничество в области безопасности и обещания инвестиций, чтобы заручиться позитивной позицией Вашингтона — или, по крайней мере, попытаться отбиться от карательных торговых мер. Китай будет одним из них, считают аналитики, поскольку в напряженных торговых переговорах с Соединенными Штатами он использует свой экономический подъем и растущее чувство неотложности вокруг ядерной программы Северной Кореи.

В свою очередь, Белый дом сделает все возможное, чтобы протолкнуть вторичные санкции против неподатливого соседа Китая, возможно, даже пойдет на усиление военной помощи Тайваню, чтобы заставить Пекин ввязаться в войну. Но если у Вашингтона и есть свой план, отмечают в Stratfor, то даже более строгий режим санкций не поможет замедлить ход ядерной программы Пхеньяна. Тогда у Соединенных Штатов не будет выбора, кроме как создать надежный военный сдерживающий фактор против Северной Кореи — шаг, который только усугубит разрыв между Вашингтоном и Пекином, добавляют аналитики.

Атака авиабазы Сирии США в значительной степени была организована для того, чтобы показать Пекину и Пхеньяну, что Белый дом может вынуждено пойти на военные шаги. Нападение стало сильным сигналом противникам США, но создало осложнения Вашингтону на сирийском поле боя с Россией. Эксперты уверены, что Москва постарается использовать повышенный риск столкновений в Сирии и борьбу с «Исламским государством», чтобы усадить Трампа за стол переговоров. Но сам Кремль будет все менее склонен доверять Западу и все больше погружаться в проблемы внутри страны.

Что касается Турции, то она будет уделять больше внимания Северному Ираку, где разражается конфликт между арабскими и курдскими силами. Высоко оцененный, богатый нефтью район Киркука остается ключевым моментом в конкурентной борьбе за влияние между Турцией с Ираном. По прогнозам аналитиков, Вашингтон, стремясь к балансу с шиитским Ираном, окажет поддержку суннитским государствам, возглавляемым Саудовской Аравией. Но ядерная сделка США с Тегераном не изменится.

Тем временем Саудовская Аравия и ее союзники в Персидском заливе возьмут на себя бремя по поддержанию сокращения добычи нефти в ОПЕК еще на шесть месяцев, говорится в отчете Stratfor. Устойчивые цены на нефть «купят» правительство Венесуэлы, которое будет испытывать нехватку средств, для того, чтобы привести свои финансы в порядок. Но даже это Каракасу, по прогнозам экспертов, не поможет: риск дефолта будет расти во второй половине года, а правящей партии придется заняться консолидацией власти в рамках подготовки к той суматохе, которая еще впереди.

Венесуэла — не единственное государство, стремящееся к однопартийному правлению. С другой стороны земного шара индийская политика «качнулась вправо». Эту тенденцию премьер-министр Нарендра Моди и его правоцентристская партия Бхаратия Джаната могут использовать в своих интересах. В этом квартале они будут сосредоточены на масштабной перестройке налоговой политики, которая ранее помогла очистить парламент. Их планы выглядят еще более реалистичными из-за усиления власти индуистских националистов страны, что дает правящей партии политический капитал и возможность проталкивать столь необходимые структурные реформы.

У Нигерии будет куда меньше возможностей для необходимых реформ, поскольку усиливающаяся борьба за власть в Абудже приводит к ситуации, когда правительство почти бездействует. Состояние здоровья президента Мухаммаду Бухари вызывает вопросы о том, кто будет его преемником. Лидер переходной Южной Африки Джейкоб Зума быстро укрепляет власть, готовясь к возможному дальнейшему развитию событий, пишет Stratfor.

Лидеры стран Европы также сталкиваются с растущей угрозой для их власти, отмечают эксперты, хотя и совсем иного рода. Франция готовится к выборам, которые поставят традиционную политическую элиту страны против растущего евроскептицизма, и Италия, пожалуй, не сильно отстает в этой тенденции. Результат французских выборов может поставить еврозону на колени и вызвать потрясения через глобальные рынки, резюмируют аналитики.

США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 апреля 2017 > № 2143165


Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 апреля 2017 > № 2143161 Мишель Эльчанинофф

Почему кандидаты в президенты так увлечены Путиным

Большинство кандидатов в президенты отличаются пророссийскими взглядами. Объяснения эксперта по России Мишеля Эльчанинофф.

Катрин Гуэзе (Catherine Gouëset), L'Express, Франция

Семь кандидатов из одиннадцати увлечены Владимиром Путиным. Небывалое дело для французской кампании. L'Express обратился за комментариями к философу Мишелю Эльчанинофф (Michel Eltchaninoff), который в 2015 году рассказал о консерватизме российского лидера в книге «В голове Владимира Путина», а недавно выпустил «В голове Марин Ле Пен».

L'Express: С чем связано наблюдаемая у большинства кандидатов в президенты Франции увлеченность российским лидером?

Мишель Эльчанинофф: Его позиции перекликаются с вопросами и тревогами французов. Прежде всего это касается его нравственного консерватизма. Призыв Путина к возвращению к христианским корням Европы в 2013 году не остался незамеченным движением против однополых браков в 2012-2013 годах, а идея путинизма о нравственном упадке Запада поднималась Эриком Земмуром (Eric Zemmour) во «Французском самоубийстве».

Часть французского общества стремится к авторитету, который Путин воплощает почти карикатурным образом со своим имиджем сильного лидера, уверенного в себе руководителя. При Олланде все это только усилилось при сравнении его постоянных колебаний с путинской решительностью.

Еще одним мотивом является антиамериканизм, которого придерживается часть французского общества в силу антиимпериализма среди левых и наследия голлизма у правых и центристов.

Наконец, эта притягательная сила связана с глубинным страхом французского общества, его неприятием стандартизации мира в эпоху интернета и культурного доминирования США. По мнению многих, «российский путь» Путина становится символом противодействия такой гомогенизации…

— Эти перемены связаны с подъемом популизма по всей Европе…

— Именно так. Владимир Путин приветствовал «подъем масс» против элиты в западных странах. По его словам, европейскому руководству следовало бы перенять его модель: вертикаль власти, государственная идеология, авторитет. Поэтому его поддержка популистских и антиевропейских движений вполне логична. Популисты играют ему на руку тем, что вносят вклад в развал Европейского Союза. Теплый прием Марин Ле Пен в Москве в конце марта стал тому подтверждением.

— Почему российская мягкая сила так эффективна?

— Потому что она опирается на слабости и страхи противника. Российская информационная стратегия прекрасно вписывается в тенденцию потери доверия к традиционным СМИ.

Не стоит забывать, что политика влияния и дезинформационные технологии были разработаны еще при СССР: движения против империализма и за мир направлялись компартиями по всему миру против США, хотя сам Советский Союз понемногу воевал повсюду. Сегодня власти было достаточно модернизировать разработанные в 1950-1960-х годах инструменты.

Предложенные в российском информационном наступлении простые решения могут показаться привлекательными, хотя и не отвечают дипломатическим нормам: никакого разделения властей, нарушения на выборах, массовая пропаганда в СМИ, культура личности, отсутствие прав у оппозиции и уважения к свободам меньшинств.

— Что выдумаете насчет отношений Франсуа Фийона и Владимира Путина?

— Их близость в нравственном консерватизме очевидна. Кстати говоря, Франсуа Фийон присутствовал на заседании Валдайского клуба в 2013 году, когда Путин произнес речь о традиционных ценностях: авторитет власти, патриотизм, неприятие однополых браков. Оставивший к тому моменту кресло премьера Фийон критиковал Францию за ее бессилие в Сирии.

Честно говоря, мне не по душе использование фигуры де Голля для объяснения его близости к Путину. Часто звучат утверждения, в том числе у некоторых других кандидатов, о необходимости альянса с Путиным и Асадом против «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.) по аналогии с союзом Запада со Сталиным против Гитлера. Мне же кажется проблематичным тесное сотрудничество с недемократическими режимами: первый пронизан коррупцией, а второй убивает собственный народ.

Кроме того, альянс со Сталиным привел к захвату Центральной и Восточной Европы Москвой и полувековой холодной войне. Наконец, де Голль участвовал в строительстве Европы, а Путин стремится разрушить ее.

— А что насчет Жана-Люка Меланшона?

— Его источником поддержки Путина становится антиамериканизм. Для него тот является символом харизматичного лидера, который выступает против либерального и капиталистического порядка. Но путинская Россия ни в коем случае не противостоит капитализму. Ее притягательность в том, что она представляет собой «гадкого утенка» глобализации.

Черно-белое восприятие мира Меланшоном напоминает старую идеологию Компартии, что удивительно, так как он в ней не состоял. Его непонимание стремления маленьких стран Восточной Европы (Белоруссия, Украина, Прибалтика) к независимости напоминает советский менталитет: право голоса есть только у грандов.

Заявления Меланшона, не признающие всех сложностей реального положения дел, прекрасно сочетаются с путинской пропагандой. Его реакция на убийство Бориса Немцова, «политического хулигана», в 2015 году была просто поразительной: «Первая политическая жертва этого убийства — Путин».

Недавно он спутал Немцова с Навальным и назвал его антисемитом. Навальный, конечно, может не нравиться. Одно время он заигрывал с национализмом, но это не делает его антисемитом. Меланшон не утруждает себя деталями. Как бы то ни было, обвинения в восхищении Путиным несколько смутили его, и он попытался ответить на них критикой репрессий против гомосексуалистов в Чечне.

Что касается Эммануэля Макрона, у него нет симпатии к путинскому режиму и идеологии. В то же время его формулировки настолько туманны, что вероятное направление его политики до сих пор не ясно. «Нужно переосмыслить отношения с Россией». «В ближайшее время крымский вопрос не решить». Все это может означать намерение поразмыслить перед тем, как действовать или готовность принять свершившийся факт. Тут необходимы прояснения.

Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 апреля 2017 > № 2143161 Мишель Эльчанинофф


Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 16 апреля 2017 > № 2142362

В Ницце эвакуировали церковь во время пасхальной службы

В центре Ниццы католическую церковь эвакуировали после того, как неизвестный ворвался в нее во время пасхальной службы и начал угрожать собравшимся. Об этом в воскресенье, 16 апреля, сообщают газета Nice-Matin и радиостанция France Bleu.

Мужчина был задержан. Зону вокруг церкви оцепила полиция.

Источник AFP в суде сообщает, что мужчина, ворвавшийся в церковь, вел себя подозрительно, надел перчатки, угрожал присутствовавшим, а также «размахивал предметом, похожим на колбасу».

Тот же источник рассказал, что задержанный был уже известен властям. В прошлом году он угрожал людям на пляже. По словам источника агентства, вероятно, он не совсем здоров психически.

Глава совета департамента Эрик Сиотти в своем твиттере призвал не поддаваться беспокойству из-за слухов и отметил «идеальную» работу сотрудников правопорядка.

Первый заместитель мэра Ниццы Кристиан Эстрози в свою очередь отметил быстрые и эффективные действия полиции.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 16 апреля 2017 > № 2142362


Франция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > rfi.fr, 16 апреля 2017 > № 2142361

Если бы французы выбирали президента в Фейсбуке

Во Франции насчитывается 30 миллионов пользователей социальной сети Facebook, некоторые из которых активно, а другие – не очень – реагируют в своих постах и «лайках» на политическую жизнь страны. Поэтому агентство Reputation Squad решило подсчитать популярность каждого из кандидатов в этой соцсети.

Подсчет проводился с августа 2016 по март 2017 года. За это время французы успели «лайкнуть» более 9 миллионов раз публикации кандидатов в президенты. При этом глава крайне правого «Национального фронта» Марин Ле Пен набрала наибольшее число «лайков» – 485 тысяч. На втором месте – кандидат крайне левого движения «Непокорная Франция» Жан-Люк Меленшон, 431 тысяча «лайков». Далеко позади остальные кандидаты в президенты: от партии «Республиканцы» Франсуа Фийон (227 тысяч), движения «Вперед» Эмманюэль Макрон (180 тысяч), и всего лишь 116 тысяч у кандидата от правящей партии социалистов Бенуа Амона.

Как отмечают социологи, поклонники Марин Ле Пен и Жан-Люка Меленшона не только самые активные, но еще и самые преданные: они практически никогда не «лайкают» посты других кандидатов. В отличие от поклонников кандидата-социалиста Амона и левоцентриста Макрона, каждый шестой из которых хотя бы один раз отметил свое одобрение постов крайне левого кандидата Меленшона. Электорат последнего позволяет себе одобрить только высказывания Марин Ле Пен, да и то, в 50 раз меньше, чем электорат других кандидатов.

Итак, в терминах «преданности», французских пользователей соцсетей можно охарактеризовать следующим образом: те, кто «лайкает» Марин Ле Пен, преданы ей на 91%, Жан-Люка Меленшона – на 81%, Фийона – на 79%, Макрона – на 71% и Амона – на 58%.

Кроме предпочтений французских пользователей соцсети, социологам удалось определить их любимые источники информации. Они проанализировали около 2,2 миллионов ссылок в Facebook статей о кандидатах, опубликованных во французских медиа.

И получили, что поклонники Эмманюэля Макрона чаще всего читают экономическую прессу (Les Echos и La Tribune) и самую популярную ежедневную газету Le Monde. Сторонники же Франсуа Фийона предпочитают газету с правым уклоном Le Figaro и католический вестник La Croix. Для поклонников левых кандидатов Меленшона и Амона самыми популярными СМИ являются, естественно, левые издания Libération, Médiapart, журнал L’Obs и коммунистическая L’Humanité. Самыми нетрадиционными читателями оказались поклонники Марин Ле Пен, которые предпочитают «альтернативные» источники информации: ультраправые сайты с расистскими наклонностями Fdesouche и Boulevard Voltaire и … органы российской пропаганды Sputnik News и Russia Today.

Публикуя результаты своего исследования, агентство Reputation Squad напоминает, что статусы в Facebook открытие и всеми данными можно свободно пользоваться.

Франция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > rfi.fr, 16 апреля 2017 > № 2142361


Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 16 апреля 2017 > № 2142289 Дэвид Леш

«Асад уедет, только если у него не будет иного выбора»

Знакомый Асада рассказал о секрете его политического долголетия

Александр Братерский

Беглый сирийский генерал Захер ас-Сакат заявил, что президент Сирии Башар Асад смог спрятать часть запасов химического оружия. Хорошо знавший сирийского лидера профессор Университета Тринити в Техасе Дэвид Леш предполагает, что Асад действительно мог санкционировать удар в условиях «асимметричной войны». О том, каким был сирийский лидер в начале своего правления и какой Леш видит ситуацию в Сирии, профессор рассказал «Газете.Ru».

— Вы хорошо знали Асада. Он не похож на типичных диктаторов Ближнего Востока. Что помогло ему удержаться у власти столь долгое время?

— Башар аль-Асад гораздо больше похож на своего отца Хафеза Асада, чем его старший брат, который был назначен преемником отца до своей смерти в автокатастрофе в 1994 году. Последний был гораздо более харизматичным и ярким военным человеком. Башар, как и его отец, более спокойный и интеллигентный. Правда, в первые несколько лет своего правления он пытался продемонстрировать себя более общительным и более доступным, чем его отец.

Мои самые лучшие воспоминания об Асаде связаны как раз с ранним периодом нашего знакомства, когда я нашел его непритязательным, скромным и даже склонным к самоуничижению, что было совершенно не похоже на типичный карикатурный образ ближневосточного диктатора.

— Что способствовало его политическому выживанию?

— Он смог удержаться у власти столь долго потому, что спустя некоторое время после начала своего президентства он окружил себя лоялистами — как в партии «БААС», так и в военном аппарате.

Даже несмотря на все проблемы и неприятности гражданской войны, его окружение придерживается принципа «плывем или утонем вместе».

В то же время режим показал свою устойчивость к переворотам и оказался гораздо более долговечным, чем ожидалось, когда началось восстание. Наконец, Башар продолжал развивать и улучшать отношения с Ираном и Россией в течение своего первого десятилетия, что оказалось полезным, когда ему понадобилась их помощь в нынешней войне.

— Насколько правдоподобными могут быть утверждения о том, что Асад действительно использовал химическое оружие?

— Конечно, на первый взгляд трудно представить, что Асад отдает такой приказ. Однако, с его точки зрения, провинция Идлиб подвергается бомбардировкам как российских, так и американских самолетов, там активно действует «Аль-Каида», которую преследуют США. Так что если он действительно и отдавал приказ на этот счет, он думал, что сможет выйти сухим из воды. Уже более шести лет происходит демонизация обеих стороны конфликта. Когда кровопролитие происходит с обеих сторон, пойти на такой шаг гораздо легче, появляется рациональный подход в духе формулы «цель оправдывает средства». К тому же сирийские власти не располагают достаточными силами или ресурсной базой, чтобы брать город за городом, поэтому асимметричная война становится для них более практичной.

Хочу добавить, что в Сирии происходят две войны: первая — с пулями и бомбами, вторая — информационная. На этой второй войне фактической информации так мало, что мы никогда не сможем понять, что именно произошло в Хан-Шейхуне.

— Насколько Асад контролирует ситуацию в Сирии?

— Асад, безусловно, все еще владеет ситуацией, но ни он, ни сирийское правительство уже не имеют того контроля, который был до войны и в ее первые несколько лет. Произошла определенная фрагментация власти между сирийским правительством и проправительственными силами, чтобы решать многочисленные вызовы войны. Связи, которые сирийское правительство скрупулезно создавало до войны, были разрушены в результате конфликта.

Если Асад надеется остаться у власти в долгосрочной перспективе, ему придется перестроить свою управляющую сеть таким образом, чтобы признать изменившиеся обстоятельства Сирии из-за войны и тот факт, что власть перешла от центра к периферии. Асад должен в конце концов предпринять серьезные политические реформы, если он все еще лелеет надежду на восстановление страны.

— Каким вы видите будущее Сирии? Есть ли опасность распада страны?

— Я думаю, что страна останется единой как географическая единица, но она будет децентрализованной. В какой степени, сейчас предсказать невозможно. Но должна произойти передача власти от центрального правительства провинциям и муниципалитетам, как это будет предусмотрено любым потенциальным политическим урегулированием.

Почти все сирийцы по-прежнему хотят, чтобы Сирия продолжала оставаться географически в тех же границах, как это было до войны.

Но одновременно сирийцы хотят и политических реформ, которые формально отражали бы существующее в связи с войной действительное самоуправление — по существу, большинство населения несколько лет жило без государства. Выходит, что Сирия не может выжить как государство, в котором доминирует алавиты. Система должна стать более инклюзивной, потому что никто не хочет повторения Ирака.

— Существует ли возможность переворота в политической системе Сирии?

— Я не думаю, что может произойти какой-то переворот. Режим скорректировал тот политический класс, на который теперь опирается, что отразило процесс фрагментации Сирии в целом. Восстание может наступить, только если режим попытается восстановить ту же самую систему правил, которая существовала до начала восстания. И такой переворот могут осуществить не только оппозиционные элементы, но и представители нынешних проправительственных сил, которые остались верными режиму и захотят получить справедливую награду после войны.

— Какой вы видите политику президента США Дональда Трампа в Сирии и будет ли она успешной?

— Несмотря на удар американских крылатых ракет, я не думаю, что политика при администрации Трампа коренным образом изменилась. Я считаю, что он по-прежнему будет ориентироваться на исламские государства и не предпримет никаких действий, которые могли бы подорвать режим Асада в краткосрочной перспективе — если только не будет нового удара с применением химического оружия.

Трамп обозначил четкую красную линию по этому вопросу.

Если это так, как я предполагаю, и «игиловцы» (члены ИГ, запрещенной в России организации. — «Газета.Ru») потерпят поражение как территориальное образование, то в конечном итоге США захотят работать с Россией и региональными заинтересованными державами с целью скорее добиться устойчивого политического урегулирования.

— Большими возможностями в Сирии обладает Иран. Нет ли у вас ощущения, что Иран, опасаясь США, может оставить Сирию?

— Из-за действий США Иран не откажется от Сирии, потому что Тегеран знает, что США вообще не заинтересованы во втягивании в военные действия, кроме как в форме ограниченного, целенаправленного удара, такого как на прошлой неделе. Иран в некотором роде уже достиг своих целей — как и Россия, потому что отношение к Асаду изменилось. Даже несмотря на предполагаемую химатаку. Он теперь рассматривается Западом как наименьшее из зол. Его падение приведет к большей нестабильности и хаосу.

— Способен ли Асад пойти на компромисс и покинуть страну?

— Я думаю, что Асад уедет, чтобы укрыться в другой стране, только если у него не будет иного выбора. Если он поймет, что он и его семья находятся в серьезной опасности, то он, скорее всего, согласится покинуть страну. Особенно если он получит гарантии, защищающие его от судебного преследования в Международном уголовном суде.

Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 16 апреля 2017 > № 2142289 Дэвид Леш


США. Афганистан. Пакистан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 16 апреля 2017 > № 2142282

Генерал Макмастер призвал Россию и Пакистан отказаться от поддержки Талибана в Афганистане

Советник президента США по национальной безопасности провел переговоры с афганским руководством

США призывают страны региона, включая Россию и Пакистан, не поддерживать Талибан, пытающийся «превратить очень долгую войну (в Афганистане) в войну бесконечную».

С этим заявлением выступил советник президента США по национальной безопасности Герберт Макмастер после переговоров с афганскими лидерами в Кабуле.

Представители Афганистана сообщили, что дискуссии в основном касались двусторонних вопросов безопасности, борьбы с терроризмом и укрепления Афганских национальных сил обороны и безопасности.

Макмастер заявил афганскому телеканалу TOLOnews, что боевикам Талибана, которые не примут участия в процесс примирения, возглавляемом правительством, будет нанесено поражение на поле боя. Он подчеркнул приверженность США делу укреплению афганских вооруженных сил – с тем, чтобы последние могли достичь этой цели.

При этом он не уточнил, отправит ли президент Трамп в Афганистан дополнительный военный контингент, как только его администрация завершит анализ политики по отношению к Афганистану.

Визиту Макмастера предшествовали призывы американских военачальников направить в Афганистан несколько тысяч военнослужащих дополнительно, укрепив нынешний контингент из примерно 8400 американских солдат в этой стране, с тем, чтобы выйти из «тупика» в борьбе с Талибаном.

«Никто не должен поддерживать Талибан. Никто не должен поддерживать вооруженное сопротивление афганскому правительству и афганскому народу», – заявил советник, отвечая на вопрос об открытых контактах России с Талибаном.

«Нам хотелось бы, чтобы все страны региона играли продуктивную, позитивную роль и помогали афганскому народу, а не пытались превратить этот очень длительный конфликт в нескончаемый», – сказал Макмастер.

Не вдаваясь в детали, он заявил, что такие страны, способствующие продолжению насилия в Афганистане, «должны разоблачаться и привлекаться к ответственности».

На прошлой неделе Россия провела очередной раунд многосторонних переговоров по перспективам установления мира и безопасности в Афганистане. В них приняли участие представители Пакистана, Китая, Ирана, Индии и Афганистана, а также пять государств Центральной Азии – бывших советских республик. В заключение дискуссии Москва предложила организовать мирные переговоры правительства Афганистана и Талибана, хотя эта группировка уже осудила конференцию, как мероприятие, в основе которого лежала политическая повестка организаторов.

В понедельник Макмастер отправится в соседний Пакистан, который обвиняется в укрытии бойцов Талибана на своей территории и скрытой поддержке боевиков. Он подчеркнул, что Исламабад должен проводить свои интересы в Афганистане с помощью дипломатии, а не насилия.

Визит Макмастера состоялся через несколько дней после удара американских военных по оплоту «Исламского государства» в провинции Нангархар на востоке страны. Представители США заявили, что удар был нанесен самой мощной неядерной бомбой, когда-либо применявшейся в боевых действиях.

Заместитель главы генерального штаба вооруженных сил Афганистана генерал Мурад Али Мурад вновь выступил в защиту массивного удара, заявив, что бомба уничтожила 95 боевиков и разрушила «стратегическое укрытие «Даиш» («Исламского государства») в Афганистане.

Комментируя бомбовый удар, Макмастер заявил, что террористическая группировка угрожает всем цивилизованным людям, и ей должно быть нанесено поражение.

«Дело не только в бомбе, но и в том, чем наши солдаты занимаются каждый день вместе с мужественными афганскими солдатами. Они сражаются с «Даиш» – людьми, которые превращают женщин в жертв, которые стреляют в людей на больничных койках. Мы не можем мириться с существованием такой организации», – сказал он.

После удара в четверг афганские и американские войска проводят в этом районе операцию по оценке результатов.

«После завершения оценки, количество потерь «Даиш» будет больше 95», – предположил Мурад, отметив, что сообщений о жертвах среди мирных жителей не было.

Кроме того, представители министерства здравоохранения Афганистана сообщили журналистам, что они развернули мобильные медицинские группы, но не получили каких-либо сообщений о жертвах среди мирного населения или проблем со здоровьем, возникших у жителей этого района после атаки.

Ранее президент Афганистана Ашраф Гани приветствовал Макмастера в Кабуле и поблагодарил его за неизменную поддержку Афганистана Соединенными Штатами.

Гани и Макмастер обсудили «двусторонние связи, проблемы безопасности, борьбу с терроризмом, реформы и развитие», отмечается в кратком сообщении из резиденции афганского президента, распространенном после встречи.

Генерал Мурад подтвердил журналистам, что Макмастер также встретился со своим коллегой Мохаммадом Ханифом Атмаром вскоре после приземления в Кабуле. Мурад сообщил, что визит Макмастера демонстрирует решительную поддержку союзников Афганистана в борьбе с «общим врагом» – терроризмом.

Генерал Мурад добавил, что у Макмастера также запланированы переговоры с представителями министерства обороны. Он заявил, что США увеличат численность войск для содействия афганским операциям по укреплению безопасности.

США. Афганистан. Пакистан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 16 апреля 2017 > № 2142282


Израиль. Украина > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 16 апреля 2017 > № 2141964

В Израиле скончался 64-летний раввин движения "Хабад" Менахем Мендель Дейч, который в октябре 2016 года был жестоко избит на вокзале Житомира. Об этом стало известно 15 апреля, а в воскресенье, 16 апреля, должны состояться его похороны в Иерусалиме, сообщает агентство dpa.

Мендель Дейч долгое время был дипломатическим представителем движения "Хабад" во Франции. Помимо израильского, у него было также французское гражданство.

Нападение на раввина произошло в ночь на 7 октября 2016 года - спустя два дня после его приезда на Украину. Он был избит и ограблен недалеко от житомирского вокзала. Пострадавшего доставили в местную больницу с черепно-мозговой травмой и ушибами головного мозга, а затем после операции отправили на лечение в Израиль. Там его состояние ухудшилось, и он впал в кому.

Разбойное нападение

На Украине по этому факту было возбуждено уголовное дело по статье "Разбой". Власти 16 октября задержали четырех человек: двух мужчин 21 и 40 лет, а также двух девушек в возрасте 13 и 16 лет. Мужчинам было сразу предъявлено обвинение в разбое. По предварительной версии, подозреваемые случайно встретили раввина и после непродолжительного разговора между ними завязалась ссора, результатом которой и стало разбойное нападение. Преступники украли у раввина мобильный телефон и большую сумму денег. О дальнейшем ходе расследования не сообщалось.

Сайт движения "Хабад" в сообщении о смерти раввина перепечатал статью израильского издания Arutz Sheva, в которой говорится об антисемитском характере нападения. Однако, родственник Менделя Дейча заявил агентству dpa, что речь идет об обычном разбое. Кроме того, еще в октябре прошлого года, сразу после нападения, главный раввин Житомира и Западной Украины Шломо Вильгельм обнародовал официальное заявление, в котором подчеркнул отсутствие антисемитских признаков этой атаки.

Израиль. Украина > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 16 апреля 2017 > № 2141964


Россия. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 16 апреля 2017 > № 2141938

Обращение Афганистана после испытания США в этой стране сверхмощной бомбы за помощью к России можно назвать символичным. Об этом заявил первый замглавы оборонного комитета Совета Федерации Франц Клинцевич, возглавляющий Российский союз ветеранов Афганистана.

США в четверг впервые применили в бою сверхмощную неядерную бомбу GBU-43 в Афганистане против боевиков "Исламского государства" (террористическая группировка, запрещена в России). Целью стали системы тоннелей, которую боевики использовали для перемещений.

"Столь серьезные испытания вооружения иностранного государства не могут не беспокоить Кабул", — подчеркнул Клинцевич.

По словам сенатора, обращение Афганистана говорит о том, что у России есть чему поучиться.

Клинцевич считает, что Москва пойдет навстречу Кабулу, поскольку страны имеют давние дружественные связи. При этом в Афганистане знают, что оказание помощи со стороны России не будет сопровождаться навязыванием каких-либо политических условий, сказал сенатор.

Вице-спикер Совета Федерации Ильяс Умаханов также заявил РИА Новости, что Россия может ответить согласием на просьбу и помочь Афганистану.

В воскресенье в МИД Афганистана сообщили, что Кабул попросил Москву о помощи в подготовке кадров для афганской армии и полиции.

Россия. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 16 апреля 2017 > № 2141938


Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 16 апреля 2017 > № 2141915

Количество населенных пунктов в Сирии, присоединившихся к процессу примирения, за сутки увеличилось до 1463, сообщает российский Центр по примирению враждующих сторон в Сирии.

"В течение суток подписано одно соглашение о присоединении к режиму прекращения боевых действий населенного пункта Хербет-Аль-Шаян провинции Дамаск. Количество населенных пунктов, присоединившихся к процессу примирения, увеличилось до 1463", — говорится в бюллетене, опубликованном на сайте Минобороны РФ.

Отмечается, что идут переговоры о присоединении к режиму прекращения боевых действий с отрядами вооруженной оппозиции в провинциях Алеппо, Дамаск, Хама, Хомс и Эль-Кунейтра. Число вооруженных формирований, заявивших о прекращении боев в соответствии с соглашением о перемирии, не изменилось – 140.

По данным Центра по примирению, за сутки под контроль правительственных войск перешло 24 квадратных километра территории. В общей сложности освобождено 3947 квадратных километров.

Число населенных пунктов, освобожденных с января сирийскими правительственными войсками от международной террористической организации "Исламское государство" (запрещена в РФ), не изменилось – 226.

Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 16 апреля 2017 > № 2141915


США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 апреля 2017 > № 2141907

Президент США Дональд Трамп поздравил христиан с Пасхой и посетил с семьей праздничную службу в храме во Флориде, где находится на пасхальных каникулах.

Утром Трамп поздравил всех христиан с Пасхой в Twitter. "Счастливой Пасхи!" — написал он коротко в своем микроблоге, что для него несвойственно, а после, судя по сообщениям журналистского президентского пула, отправился на праздничную службу.

Вместе с президентом США в храме на праздничной мессе присутствовали его дети — дочь Тиффани, сын Бэррон, а также первая леди — Мелания и ее родители.

Как сообщают журналисты, после воскресной службы Трамп с семьей вернется в резиденцию, где, согласно традиции, с детьми займется "охотой за пасхальными яйцами". А после состоится праздничный поздний завтрак с семьей.

В нынешнем году 16 апреля Воскресение Христово празднуют и католики, и лютеране, и англикане, и различные протестантские общины — все, кто исповедует Христа.

Стоит отметить, что это совпадение, чаще православная Пасха празднуется позднее, чем в западном варианте христианства.

Начало XXI века оказалось щедрым на совпадения дат Пасхи — так было уже шесть раз: в 2001, 2004, 2007, 2010, 2011 и 2014 годах. Папа Римский Франциск неоднократно подтверждал готовность Католической церкви обсуждать возможность перехода на единую с православными пасхалию.

США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 апреля 2017 > № 2141907


США. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 16 апреля 2017 > № 2141906

Сирийский МИД направил два письма в ООН — генсеку и председателю Совбеза ООН — в связи с недавним терактом под Алеппо, унесшим жизни более 70 человек, передает государственное сирийское агентство SANA.

В субботу заминированная машина со смертником за рулем взорвалась рядом с автобусами, перевозившими в Алеппо эвакуированных жителей шиитских поселений Фуа и Кефрая под Идлибом. Эвакуация проводилась по договоренности Дамаска с осаждавшими поселения боевиками.

Сирийский МИД заявил в письмах, что теракт стал реакцией террористов на успехи армии САР в борьбе с "Исламским государством" (ИГ) и "Джебхат ан-Нусрой" (обе группировки запрещены в РФ) и показал несостоятельность боевиков на фоне успеха программы местных перемирий, позволившей провести эвакуацию из Фуа и Кефрая.

"Правительство САР в очередной раз подчеркивает необходимость объединить усилия международного сообщества по борьбе с терроризмом при координации и полном сотрудничестве с сирийским правительством", — цитирует агентство текст писем.

США. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 16 апреля 2017 > № 2141906


Россия. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 апреля 2017 > № 2141904

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, которая в ходе визита в Саудовскую Аравию покрыла голову платком, назвала это дипломатической культурой и уважением к традициям другого государства.

"Есть, во-первых, дипломатическая культура. Если приезжаешь в другую страну, ты должен уважительно относиться к культуре, к традициям, религиозным особенностям. И это непременные условия дипломатического этикета. Но это еще и такая внутренняя культура, потому что если ты как-то с пренебрежением относишься, то никакого доверительного диалога уважительного не получится", — ответила Матвиенко журналистам на вопрос о демонстрации уважительного отношения к традициям страны.

В ходе визита в Саудовскую Аравию Матвиенко провела ряд деловых встреч с королем и другими представителями руководства страны. Следуя местным традициям, она покрыла голову платком и надела платье особенно почитаемого в исламских странах зеленого цвета, чем вызвала восхищение и одобрение принимающей стороны.

"Я сама была дважды послом, я понимаю, насколько чувствительно к этому относятся. Пусть это внешняя форма, но это сразу вызывает уважение. Вот сегодня ко мне подошло очень много женщин-депутатов Консультативного совета, и они особо все подходили и особо все это подчеркивали: вот спасибо вам за то, что вы уважительно так отнеслись к нашим традициям", — рассказала спикер верхней палаты российского парламента.

Матвиенко подчеркнула, что из таких мелочей "вышиваются дипломатические узоры" и они способствуют высокой степени доверия во время контактов.

Россия. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 апреля 2017 > № 2141904


Великобритания. Россия. Сирия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 апреля 2017 > № 2141897

Глава МИД Британии утратил связь с реальностью, призывая РФ присоединиться "к борьбе" с террористической группировкой "Исламское государство"*, учитывая, что Россия единственная или одна из немногих действительно борется с терроризмом в Сирии, заявил РИА Новости в воскресенье глава международного комитета Совфеда Константин Косачев.

Министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон предложил России выбрать "правильную сторону в споре" и присоединиться к коалиции западных стран для борьбы с ИГ*. Об этом британский министр написал в статье для The Telegraph.

"Видимо, британскому министру не докладывают сводки из Сирии. Иначе он бы знал, что Россия единственная или одна из очень немногих стран мира, которые реально помогают этой стране справиться с террористической бедой", — сказал Косачев.

Либо докладывают, но он их игнорирует, полагает сенатор. "Ведь так приятно находиться в иллюзии, что твоя страна в "правильной" коалиции и что именно от нее зависят судьбы мира", — добавил политик.

"Так или иначе, воззвание повисает в воздухе и остается на совести самого министра, утратившего, судя по всему, связь с реальностью — во всяком случае, на Ближнем Востоке", — заключил Косачев.

* Террористическая группировка ИГ ("Исламское государство") запрещена в России.

Великобритания. Россия. Сирия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 апреля 2017 > № 2141897


Россия. СКФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 апреля 2017 > № 2141828

Мир осуждает преследования гомосексуалистов, но Путин защищает президента-диктатора

В Чечне пытают гомосексуалистов, и там совершенно безразличны к тому, что думает об этом остальной мир

Трульс Карлсков (Troels Karlskov), DR2, Дания

Когда Дания и другие государства осуждают пытки, которым гомосексуалисты подвергаются в Чечне, это не имеет никакого эффекта.

Такова оценка Хелен Краг (Helen Krag), которая, будучи исследователем проблем меньшинств и работает в Университете Копенгагена, много лет занимается изучением российских автономных республик на Кавказе.

«Если политическое руководство Чечни не хочет, чтобы там не было гомосексуалистов, значит, так и будет, независимо от того, что думают другие», — говорит она.

«Чечня — это очень грустная проблема»

В начале апреля Чечня открыла настоящую охоту на гомосексуалистов, утверждается, что за последние две недели примерно 100 чеченцев были арестованы и подвергнуты издевательствам, по меньшей мере трое были убиты, по сообщениям международных СМИ и организаций ЛГБТ.

Это вызвало осуждение со стороны политических лидеров из Канады, Великобритании и ЕС, в частности, а здесь, в Дании, LGBT Danmark направила сегодня письмо Андерсу Самуэльсену, в котором организация призвала министра иностранных дел присоединиться к ее протесту и дополнить свой tweet о положении в Чечне официальным осуждением от имени датского государства.

«Необходимо, чтобы правительства всего мира более решительно осудили происходящее и приняли меры».

«Это станет средством давления на местные власти, и местные активисты узнают, что мы их поддерживаем», — заявил Мартин Иверсен Кристенсен (Martin Iversen Christensen), спикер LGBT Danmark по внешнеполитическим вопросам.

Таким образом, LGBT Danmark присоединяется к хору организаций и активистов правозащитного движения, которые хотят, чтобы международное сообщество вмешалось и положило конец преследованиям гомосексуалистов в Чечне.

Тоталитарная диктатура

Несмотря на прекрасные намерения, официальное осуждение со стороны политических лидеров и внимание международных СМИ, ни Чечня, ни Россия, вероятнее всего, свой курс не изменят, считает Хелен Краг.

Она объясняет, что Чечня может рассматриваться как тоталитарная диктатура, поддерживаемая Россией, и поэтому эксцентричному лидеру автономной республики Рамзану Кадырову абсолютно все равно, как к нему относится остальной мир.

«Можно сказать Путину, что «нам это не нравится», но не думаю, что это поможет. Гомосексуалистам и в России живется несладко, и Путин принял ситуацию в Чечне».

«Оказать давление на Чечню нет абсолютно никакой возможности», — подчеркивает Хелен Краг.

Дмитрий Песков, пресс-секретарь российского президента Владимира Путина, поведал сегодня информационному агентству AP, что «Россия не располагает достоверной информацией о проблемах в районе Чечни», а ранее на этой неделе пресс-секретарь чеченского лидера Рамзана Кадырова заявил, что «нельзя удерживать и преследовать в судебном порядке людей, которых в республике просто нет».

Пресс-секретарь чеченского руководства сообщил также вчера по государственному телевидению, что существуют планы «ответить на вымыслы» журналистов независимой российской «Новой газеты», когда «Новая» стала первым СМИ, написавшим о преследованиях гомосексуалистов в Чечне. Отсюда история впоследствии распространилась по всему миру.

Стабильность в обмен на свободу править

Объяснение тому, почему Россия закрывает глаза на диктаторский режим Кадырова в Чечне, можно найти, немного углубившись в историю, рассказывает Хелене Краг.

После распада СССР Чечня стала ареной ожесточенных боев как в 1990-е, так и в 2000-е годы. Чеченским активистам почти удалось отделиться от России и объявить республику независимым государством.

Российское руководство положило конец этому плану с помощью жестокой военной операции, а потом правительство в Кремле назначило Рамзана Кадырова политическим лидером Чечни.

Хелен Краг замечает, что для россиян Рамзан Кадыров — гарант стабильности в Чечне и того, что жители республики не станут осуществлять теракты в России.

В качестве «платы» за стабильность Рамзан Кадыров получил свободу действий в республике, возможность править так, как хочет, к тому же Москва поддерживает Чечню экономически. После того, как Рамзан Кадыров вступил в должность, он ввел исламское правление, которое, в частности, выразилось в официальном требовании того, чтобы женщины ходили с покрытой головой.

Об условиях, в которых живут в Чечне люди, Хелене Краг, в частности, узнала несколько лет тому назад, когда познакомилась с несколькими чеченцами на конференции в Грузии.

«Они рассказали мне, что на самом деле не должны со мной разговаривать, потому что если сделают это, это повлияет на карьеру их детей. Делая это, они рисковали жизнью», — говорит она.

В свете истории и отношений с Россией, по мнению исследователя проблем меньшинств, поэтому крайне маловероятно, что Путин пример меры против преследования гомосексуалистов в Чечне, несмотря на все давление со стороны международного сообщества.

«Кадыров очень молод, умирать пока не собирается. Так что править он будет еще долго», — говорит Хелен Краг.

Россия. СКФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 апреля 2017 > № 2141828


Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 апреля 2017 > № 2141826

Турецкий референдум: что поставлено на карту

Если турки скажут «да», президент укрепит свои полномочия и ослабит институты власти.

The Economist, Великобритания

В воскресенье 16 апреля турки пойдут на участки для голосования, чтобы сделать выбор между парламентской системой, при которой они жили почти столетие, и новой конституцией, которая сконцентрирует всю исполнительную власть в руках президента. Если Турция скажет «да», произойдет капитальная перестройка государства, будет упразднена должность премьер-министра, парламент окажется на вторых ролях, и официально появится система, при которой президент не будет подотчетен никому, кроме избирателей. А если страна скажет «нет», это будет серьезная, хотя далеко не фатальная неудача для турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Но от исхода референдума зависит гораздо больше, чем политическая судьба одного человека. Что же поставлено на карту?

Больше всего пострадает турецкая судебная система. В 2000-е годы правительство Эрдогана позволило скрытному исламскому движению Гюлена укомплектовать систему юстиции своими сторонниками. Но когда два союзника поссорились, началось настоящее светопреставление. В 2013 году близкие к гюленистам прокуроры и полицейские начальники втянули Эрдогана и его союзников в громкий коррупционный скандал. В отчет он начал чистки, и многие сторонники Гюлена лишились своих постов. Когда близких к этому движению армейских офицеров летом 2016 года обвинили в организации насильственного переворота, чистки усилились. За последние девять месяцев правительство уволило четверть всех судей и прокуроров по подозрению в связях с Гюленом. Более 2 500 из них в настоящее время находятся за решеткой. В результате органы юстиции ослаблены и напуганы, опасаясь перечить Эрдогану. Если будет принята новая конституция, система юстиции попадет в еще большее подчинение к Эрдогану и его партии. В данный момент президент назначает четыре из 22 членов самого влиятельного юридического органа страны, каким является Высший совет судей и прокуроров. Остальных избирают их коллеги. По новой конституции количество членов совета будет уменьшено, а назначать их всех будет Эрдоган и его союзники в парламенте. Никаких слушаний по этим назначениям не будет.

В случае утверждения новой конституции законодательная ветвь власти окажется в распоряжении исполнительной. Такая ключевая перемена позволит президенту сохранить связь со своей Партией справедливости и развития, и Эрдоган сможет ее жестко контролировать, отбирая кандидатов в парламент. Контрольные полномочия парламента также подвергнутся изменениям. По действующим правилам, депутаты парламента могут задавать устные вопросы премьер-министру и членам кабинета. Предлагаемая поправка разрешает только письменные вопросы, и только министрам и вице-президентам, но не самому президенту. Президент получит право издавать указы по тем вопросам, по которым парламент не принял никаких законов. Новое положение даст парламенту больше возможностей для вынесения импичмента Эрдогану, но отстранить его от власти будет чрезвычайно трудно. Чтобы предложить провести расследование, потребуется простое большинство, но чтобы реально начать его, понадобится согласие 60 процентов депутатов. Окончательное решение будет принимать конституционный суд, состоящий почти целиком из президентских назначенцев. Парламентские и президентские выборы будут проводиться одновременно каждые пять лет. Теоретически каждый институт власти может контролировать любой другой институт, держа палец на кнопке выброса: президент и парламент будут в состоянии прекратить полномочия друг друга, а также свои собственные, созвав досрочные выборы.

Эрдоган находится у власти 14 лет, дольше любого другого турецкого лидера после основателя республики Кемаля Ататюрка. Конституция позволит ему находиться у власти максимум два срока по пять лет, начиная с 2019 года, когда состоятся президентские выборы. Но здесь есть загвоздка. Если в его второй срок парламент созовет досрочные выборы, Эрдоган получит право баллотироваться в третий раз. Теоретически это позволит ему остаться у власти до 2034 года. Воскресный референдум будет иметь большое значение для его будущего, но еще важнее он станет для будущего Турции.

Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 апреля 2017 > № 2141826


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 апреля 2017 > № 2141816

«Только Ле Пен сделает Францию сильной»

В 2012 году он занимался избирательной кампанией социалистов. Сейчас он считает, что только Марин Ле Пен может гарантировать, что Франция станет сильной

Алф Аск (Alf Ole Ask), Aftenposten, Норвегия

ПАРИЖ — Лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен делает большую ставку на предместья больших французских городов. Ее важнейшее оружие — бывший социалист с африканскими корнями.

«У меня пока еще нет права голоса, но я поддерживаю вас», — говорит Асад из Алжира и берет у Ги Дебаля (Guy Deballe) листовку. Бывший социалист широко улыбается. В 2015 года он распрощался с многолетней карьерой члена социалистической партии, в которой он даже находился и на выборных должностях.

— Почему Вы сменили партию?

— Я считаю, что Франция должна быть независимым государством. Единственной формой суверенитета, обсуждавшейся в Социалистической партии, была та, которая имеет место в рамках ЕС. Все прочее было запрещено, — объясняет он.

В понедельник предвыборной кампании во Франции был дан официальный старт. Разрешили вывешивать предвыборные плакаты. 23 апреля состоится первый тур выборов. Фальстарт был у всех партий.

Самый густонаселенный городской район в Европе

В 11-м аррондисмане Парижа, когда-то бывшего центром французской революции, позиции социалистов сильны. И Дебаль решил, что с этим надо что-то делать. Он — кандидат в национальное собрание. Именно в этом районе города террористы нанесли удар в ноябре 2015 года. Более густонаселенного района города нет больше ни в каком европейском мегаполисе.

Дебаль родился во Франции, но его семья родом из Центральноафриканской республики, бывшей французской колонией вплоть до 1960 года. Он является стратегическим советником в телекоммуникационном гиганте SFR.

Когда Дебаль оставил Социалистическую партию и перешел к Марин Ле Пен, сделать это тихо не получилось. Она приветствовала его с распростертыми объятиями и определила участвовать в радиодебатах с бывшими соратниками по партии.

На переднем плане — «Национальный фронт» на окраинах

А еще он возглавляет Collectif Banlieues Patriotes («Объединенных патриотов пригородов»). Это ответвление «Национального фронта», которое должно привлечь на свою сторону избирателей проблемных городских районов. Марин Ле Пен сделала ставку на красочное сообщество молодых и цветных, чтобы укрепить позиции партии в предместьях. И в качестве того, кто возглавит эту работу, она выбрала черного мужчину, проживающего в том районе Парижа, который очень похож на Грюнерлёкку (Grünerløkka — район Осло, — прим. ред.).

ФАКТЫ: ПРИГОРОДЫ

Так во Франции именуют находящиеся недалеко от больших французских городов предместья. Они поделены на различные муниципальные образования и частью самого города не являются.

Примерно 80% населения Парижа проживают за пределами центра города. Пригороды нередко связывают с волнениями, социальными проблемами и бедностью. Но пригороды бывают богатые и бедные, точно так же, как в городах есть богатые и бедные центральные районы. С 1970 годов пригороды стали все более активно заселяться иммигрантами, число которых в стране неуклонно растет.

Отсутствие интеграции и растущая степень геттофикации привела к возникновению больших социальных проблем.

Повсюду одни и те же проблемы

«Я возглавляю «Патриотов пригородов», потому что меня волнует вопрос о развитии городов. Проблемы, существующие вокруг Парижа, есть и во многих других городах Франции. Кварталы, перемещаться по которым небезопасно. Социальная система, которая не работает. Мало возможностей получить образование. Иммиграция и отчуждение, все это — проблемы, которые есть не только в предместьях, — говорит он и добавляет, — Для "Национального фронта" важно установить контакт с людьми, которые могут предложить варианты решений, а нам важно, чтобы то, что мы хотим сказать, было услышано. Традиционные СМИ выставляют нас в карикатурном свете».

Дебаль не скрывает, что для «Национального фронта» важно делать ставку на пригороды и работать над решением этих городских проблем. Таким образом расширяется партийная база.

Самое важное — безопасность

Бывший социалист считает, что больше всего большинство людей волнует безопасность — в широком понимании. Безопасная городская среда, уверенность в том, что у тебя будет работа, а также то, чтобы можно было снова почувствовать французское.

— Мы видим, какой отпечаток на многие городские районы наложил ислам, люди не чувствуют себя дома, — говорит он, проскальзывая подъезд, из которого кто-то как раз выходит. Вместе со своей маленькой группой он раскладывает листовки по почтовым ящикам. Они ходят группой, так наиболее безопасно.

— А вы сталкивались с проявлениями расизма?

— Вы имеете в виду, в «Национальном фронте»?

— Например.

— Никогда. В других партиях расизма больше. Там всех заботит вопрос о том, чтобы были представлены разные группы, а в «Национальном фронте» ты получаешь какой-то пост исходя из того, кто ты есть. Но ясное дело, какой-то расизм есть везде. «Левые» превратили расизм в вопрос политики. А он не имеет отношения к политике, это социальный вопрос, — энергично заявляет он.

То, что забыто

«Национальный фронт» и сам не скрывает, что сделал большую ставку на пригороды. Но нельзя сказать, что это нравится всем жителям предместий. За неделю до пасхи телеканал BFMTV показал репортажи о том, что именно проблемы пригородов в этой предвыборной кампании оказались забыты.

В 2007 году пригороды занимали важное место в предвыборной борьбе. В связи с беспорядками в 2005 году тогдашний министр внутренних дел Николя Саркози сделал их главной темой, когда победил на президентских выборах.

В этом году для предвыборной кампании характерны скандалы вокруг личностей кандидатов. И проблемы пригородов отошли на второй план. Главной сенсацией предвыборной кампании стал скандал, связанный со злоупотреблением государственными средствами бывшим премьером Франсуа Фийоном. Его подозревают в том, что он обеспечил жену и двоих из своих детей фиктивными должностями политических помощников.

Мы их не интересуем

На огромной пятничной ярмарке в Сен-Дени о политике не прочь поговорить многие, но большинство не хотят, чтобы их фотографировали, и чтобы называли их имена.

На ярмарке оживленно. Тут можно купить все: от леденцов (килограммами) до одежды и овощей. В воздухе пахнет весной.

Почти каких-то два года тому назад кварталы вокруг были оцеплены, и улицы, столь оживленные сейчас, были в окружении до зубов вооруженных полицейских. Именно здесь прятались некоторые террористы, осуществившие террористические атаки в Париже в ноябре 2015 года. Террористы и их пособники были убиты в перестрелке с полицией.

Голосовать она не хочет

— Я никогда не буду голосовать за тех, кто сейчас выдвинул свои кандидатуры, — говорит Лоранс Демэй (Laurence Demay) и закуривает сигарету. Мы отловили ее во время короткого перекура, сейчас покупателями, которые хотят примерить одежду, занимается ее дочь. Она унаследовала магазин после матери, занимается им 10 лет.

В 2012 году она голосовала за Саркози, кандидата консерваторов. Но в этом году она останется дома, за Фийона голосовать не собирается.

«Я никогда, никогда не буду голосовать», — повторяет она между затяжками, и в облаке выдыхаемого дыма добавляет, что нынешние политики совершенно не интересуются тем, что происходит в пригородах.

«Ну, может, во время предвыборной кампании политики сюда и заглядывают, но вообще мы их не видим», — рассказывает Омар Идриас (Omar Idrias) Вместе с шурином Мухаммадом Саидом (Muhammed Said) он продает шторы на пятничной ярмарке в Сен-Дени. Они занимаются этим уже 18 лет.

Вообще-то они из Алжира. Он пока не знает, за кого будет голосовать, но говорит, что на выборы, скорее всего, пойдет.

Работа для молодежи

— Я всегда голосовал за буржуазные партии, но сейчас не знаю. Вполне возможно, что определюсь только на избирательном участке, — объясняет он.

— А что для вас самое главное?

— Обеспечить молодежь работой, чтобы они могли обзавестись собственным жильем, — говорит отец двоих детей.

При президенте Франсуа Олланде безработица во Франции возросла, особенно уязвимая группа — молодежь.

Два брата — Базиль (Basile)(25лет) и Блан Сезар (Blain Cesaire) (22 года) на президентских выборах будут голосовать впервые. Они из университета в Сен-Дени, филиала Сорбонны.

— Экология, — отвечают они почти хором на вопрос о том, что их волнует больше всего, но и они не вполне уверены в том, за кого будут голосовать. Старший из братьев собирается стать театральным режиссером, а младших изучает вопросы администрирования в сфере культуры.

Они колеблются между кандидатом социалистов Бенуа Амоном и кандидатом левых социалистов Жаном-Люком Меланшоном. В случае второго тура выборов могут проголосовать за кандидата центристов Эммануэля Макрона.

— А если во втором туре придется выбирать между Марин Ле Пен и Франсуа Фийоном, тогда что?

— Черт, ну, тогда почти полная безнадега будет. Но я все равно буду голосовать против Марин Ле Пен, — подумав, отвечает 22-летний брат.

— Тогда просто и не знаю, что делать. Может, дома останусь, может, на выборы пойду — если погода будет хорошая, — ухмыляется Базиль.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 апреля 2017 > № 2141816


Иран > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 16 апреля 2017 > № 2141226

Регистрация кандидатов на предстоящих 19 мая президентских выборах в Иране завершилась. Согласно обнародованным МВД ИРИ данным, по итогам продолжавшейся пять дней регистрационной кампании удостоверения кандидатов получили 1636 человек - 1499 мужчин и 137 женщин, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

Одними из последних зарегистрировались мэр Тегерана Мохаммад Багер Галибаф и первый вице-президент ИРИ Эсхак Джахангири. В пятницу в предвыборную гонку вступили два ее бесспорных фаворита - действующий президент Хасан Роухани и кандидат от альянса консервативных партий "Народный фронт революционных сил Ирана" Эбрахим Раиси. Как ожидается, основная борьба развернется между ними.

В ближайшие дни Наблюдательный совет (НБ) Ирана, в состав которого входят представители высшего шиитского духовенства и исламские юристы, рассмотрит все кандидатуры на предмет их компетенции и способности возглавить исполнительную власть. Как показывает практика прошлых президентских кампаний, подавляющее большинство кандидатур будет отклонено. К участию в избирательной кампании будут допущены лишь наиболее достойные политики.

Для победы на выборах необходимо набрать 50% плюс один голос. Если никто из утвержденных НБ претендентов не перешагнет этот рубеж, то пройдет второй тур. В нем будут соперничать только два претендента - лидеры по итогам первого тура.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 16 апреля 2017 > № 2141226


Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > kurier.lt, 15 апреля 2017 > № 2178321

ОТЕЦ ФЕРИЗ

Впервые мы увидели этого совершенно уникального человека на Пасху. Венгрия была страной новой для нас, в основном - католической. От друзей мы узнали, что на православную Пасху здесь принято собираться возле Храма на набережной Дуная. Любопытно. В 90-е годы на нашей родине только-только народ стал безбоязненно ходить в церковь, не рискуя потерять комсомольский билет, а то и вообще быть выброшенным из университета. А в зарубежье, оказывается, была традиция и никто ничего не боялся. Вот и пошли мы к полуночи на дунайскую набережную. Огромная, нарядная и какая-то очень симпатичная, веселая толпа на улице. В храм вообще было трудно пробиться. Говорили на венгерском, русском, сербском и греческом. Все очень доброжелательны, со свечками, с разноцветными шариками раскрашенных яиц. Начался крестный ход. Тоже без лишней помпы. Это был искренний праздник близких по духу людей. Возглавлял сказочное шествие человек с удивительным лицом. Когда мы встречаем подобные лица (а бывает это, увы, крайне редко), то как-то с первого взгляда понимаем, что в нем действительно, как в зеркале, отражается душа. Причем душа предельно честная, не обремененная излишней и часто надуманной показной праведностью. Этому человеку ты можешь доверить самое сокровенное. И он тебя не предаст, не продаст, а возможно, найдет необходимый совет лично для тебя. Или просто пожалеет. Бывают такие лица. Одно на миллион...

«Отец Фериз, отец Фериз, - зашептали наши друзья, - совершенно замечательный священник. И редкая умница».

В Храм на набережной тогда ходила большая часть православной общины города, не делясь по языковому принципу. Ходили, конечно же, в первую очередь молиться. Но еще и встретиться, поделиться друг с другом. Часто получить помощь, подсказку в сложной ситуации. Такое вот было дружеское общение, настоящая диаспора. И объединял нас всех - счастливых и не очень, состоятельных и не знающих как оплатить следующий счет за электричество - отец Фериз Берки. Он служил в этом храме десятки лет. Крестил, отпевал, венчал. Кто-то после службы бросал деньги в незаметный маленький ящик с надписью «На храм». Кто-то его просто не замечал.

Вдруг вокруг тихой обители началась война. Точнее, борьба - кому должен принадлежать храм - Константинопольскому патриархату (одному из 5 греческих) или по-прежнему Московскому, к которому он относился с 1945 года (до этого принадлежал Сербскому). Борьба за храм привлекла к себе внимание СМИ. Брали интервью у будущего патриарха Кирилла, у настоятеля церкви отца Фериза. Очень хотелось кроме церковной точки зрения на проблему узнать как можно больше о замечательном священнике. Говорили в городе, что по национальности он был не то серб, не то цыган, не то венгр. Отец Фериз свободно говорил на 6 языках и был не только священником в главном православном храме, но и блестящим журналистом. К сожалению, все мои попытки узнать что-нибудь личное о нем, кроме истории храма, закончились провалом. Впрочем... Интервью проходило нескучно. Масса занимательных историй, даже тонких анекдотов. Да и час общения с подобной личностью приносит некий заряд жизнелюбия, света, мягкого духовного очищения. Я узнала, что родился он 31 декабря 1917 г. в городе Котор, в королевстве Далмация, в Австро-Венгрии, в православной семье: отец был венгерским офицером, мать - сербка. По окончании гимназии поступил на богословский факультет Афинского университета, который окончил в 1940 году. В феврале 1941-го был зачислен в штат Министерства просвещения и культов Венгрии на должность референта по вопросам православия. Одновременно состоял ординарным профессором по кафедре греческого языка, патрологии и канонического права, а позднее - директором Православного («Греко-восточного») богословского института в Будапеште с апреля 1942-го по июнь 1944-го. С 1942 года начал публиковать статьи на богословские и церковно-исторические темы в светской и церковной печати. В декабре 1944 г. был арестован и заключен в тюрьму города Шопрон. При наступлении советской армии был депортирован в Германию и интернирован. После капитуляции фашистской Германии был освобожден и в конце мая 1945 г. вернулся в Будапешт. После войны вошел в каноническое ведение Московского Патриархата. В течение 2 лет изучал классическую филологию в Будапештском университете, с 1951 года преподавал там греческий язык. В 1952 г. Феризу было поручено издание новоучрежденного журнала Венгерского благочиния «Egyházi Krónika» («Церковная летопись»). 12 июля 1954 г. в Преображенском храме Москвы был рукоположен в сан диакона митрополитом Крутицким и Коломенским Николаем (Ярушевичем). 18 июля того же года в Троицком соборе Троице-Сергиевой Лавры Патриархом Московским и всея Руси Алексием I был рукоположен в пресвитера к Будапештскому Никольскому храму. 20 июля того же года был возведен в сан протоиерея.

30 июля того же года был назначен настоятелем Будапештского Успенского кафедрального собора и благочинным-администратором православных приходов в Венгрии. Так гласит сухая справка...

В нашем разговоре я неожиданно получила ответы на очень важные для себя вопросы, которые я отцу Феризу и не задавала... Происходило это совершенно незаметно. Но ведь все божественное и чудесное не бросается в глаза, а тихо, исподволь входит в нашу жизнь.

Церковь отстояли. Греческая составляющая храм покинула. Но по-прежнему во время службы встречались, общались, быстро соглашались со строгой матушкой Маро, когда она делала замечания: «Лена, Маша, Надя! Что случилось? Почему так плохо выглядишь? Когда ты последний раз была в парикмахерской?»

Матушка Маро всегда выглядела, как элегантная аристократическая дама. В одной и той же норковой накидке она представляла некий эталон Женщины. И это при всем нам известной, в общем-то, бедности семьи священника. Лена, Маша, Надя поднимали подбородок вверх, вспоминая, что уныние - тяжкий грех. А настоящая женщина не имеет права быть неухоженной.

Мой муж не был крещен. В детстве родители боялись, а когда вырос, относился к вопросам религии скептически и даже написал трактат «Вопросы несведущего к Библии». Не сложилось. В Храм на набережной он пришел, когда наши друзья крестили детей. И впервые увидел отца Фериза. «Если я когда-нибудь крещусь, то только у этого священника. Ему я верю!»

Подруга подвела к нам отца Фериза. Креститься? Да. Только сейчас! На этот раз у отца Фериза лицо было строгое, грустное и знающее что-то очень важное. Мужа крестили. За два месяца до его смерти...

Давно ушли из этого мира и отец Фериз, и матушка Маро. Изменилась публика в Храме. Но когда мы с друзьями приходим на Пасху в Храм на набережной, то каждый раз вспоминаем замечательного человека - священника отца Фериза.

Светлая память.

Екатерина ВЕРЕШ

Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > kurier.lt, 15 апреля 2017 > № 2178321


Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 апреля 2017 > № 2169215

Анкара и «её» курды: почему премьер Турции грозит своей отставкой?

Анкара воспринимает перспективу федерализации как «страшную угрозу» в контексте «распада Османской империи»

Глава правительства Турции Бинали Йылдырым, выступая на митинге в Анкаре, заявил, что он уйдет в отставку, если изменения в Конституции, вынесенные на референдум 16 апреля, спровоцируют переход государства на федеративную систему. «Те, кто уже ничего другого придумать не может, говорят теперь, что Турция в результате референдума откажется от унитарной системы, — уточнил Йылдырым. — То есть, будет центральное правительство и множество маленьких правительств: вот главное правительство, а рядом с ним правительство Коньи. Как такое может быть?». Кроме того, сказал премьер, федеративная система является крайне чувствительной для Турции на фоне проблем с сепаратистами в юго-восточных регионах, населенных курдами.

Но уже давно витает в турецких кабинетах мысль о преобразовании устройства страны. Недавно экс-глава МИД Турции Яшар Якыш рассказывал, что в свое время в турецком парламенте рассматривался законопроект, направленный на децентрализацию власти в Турции и передачу части полномочий на местный уровень. Но (на тот момент — президент Турции) Ахмет Сезер наложил вето, посчитав, что этот закон может привести к федерализации страны. Потом, насколько нам известно, Европейский союз, рассматривая проблемы интеграции Турции, предполагал в перспективе сценарий федерализации страны, активно поддерживая мирный диалог Анкары с «ее» курдами, полагая, что в будущем они получат автономию. И тогда курдское политическое движение расцвело и окрепло, оно в три раза увеличило число своих сторонников на парламентских выборах. Успех сопутствовал ему и на муниципальных выборах в 2014 году, по результатам которых правящая в Турции партия потерпела поражение в большинстве городов и провинциях турецкого Курдистана. Эрдоган, заигрывая со «своими» курдами и отходя от старой политики тюркизации курдов, стал проводить политику исламизации, тем самым отодвигая курдов от националистических и, в особенности, левых сил. То есть, проводил внутренние тактические маневры.

Но процесс этот был сорван правящей партией «Справедливость и развитие» (ПСР). Сегодня трудно предполагать, как бы могли развиваться события в случае, если бы ПСР чуть ранее стала бы осуществлять проект федерализации страны. По мнению некоторых турецких экспертов, в определенных политических кругах Анкары полагали, что фактический отказ на первом этапе правления «Справедливости и развития» от кемалистской идеологии тюркизма (главный принцип ее — «счастлив только тот, кто является турком») рано или поздно приведет не только к осознанию того, что Турция является многонациональным и многоконфессиональное государство, но и поставит проблему федерализации страны. Тем более что США в соседнем Ираке уже провели федерализацию, и Анкара рассчитывала, что Диарбакыр (негласная столица Турецкого Курдистана) и Эрбиль (столица Иракского Курдистана) окажутся под ее протекторатом. Этим фактором и объясняют сложившиеся особые отношения между Анкарой и Эрбилем. С таким проектом соглашались турецкие курды, которые активно поддерживали на всех выборах партию нынешнего президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Не случайно также в свое время президент Франции Николя Саркози выступал с идеей интегрировать с ЕС только «часть Турции», считая остальную буферной подконтрольной зоной.

Но Анкара не рискнула, зато сломя голову окунулась в сирийский кризис, где все равно столкнулась с курдским вопросом. И сейчас очевидно, что, судя по всему, будущее самой Сирии в федерализации, что, кстати, является частью женевских переговоров и предусматривает проект Конституции этой страны. Некоторые, правда, полагают, что таким образом президент Сирии Башар Асад по тактическим соображениям подвешивает Эрдогана еще на один «курдский крючок». Возможно, но тенденция очевидна, если иметь в виду и активную поддержку сирийских курдов со стороны США, хотя они пока не ставят под сомнение «единство и территориальную целостность Сирии». Как и турецкие курды, которые на уровне представителей своих партий, требуя автономии, также придерживаются этого же принципа в отношении Турции. Известна и позиция России: «Внутреннее устройство сирийского государства — это дело сирийцев и это тема, которая должна регулироваться на основе инклюзивного процесса, в котором участвуют все конфессиональные и этнические группы, проживающие на территории Сирии: курды или сунниты, алавиты, друзы и так далее». Так что размышления главы турецкого правительства Йылдырыма не на пустом месте появились.

Пока же Эрдоган опасается появление после Ирака и в Сирии курдской автономии, полагая, что «автономией» могут заразиться, если уже не заразились турецкие курды. Для справки. Как считает сопредседатель российской Федеральной национально-культурной автономии (ФНКА) курдов Фархат Патиев, под турецким Курдистаном подразумевают 25 провинций, расположенных на востоке и юго-востоке страны. Их население составляет более 16 млн человек, преимущественно курдской национальности. В Сирии проживает около 3,5 млн курдов, что составляет примерно 18% от общего числа населения страны. Что касается Ирака, то здесь живут около 6,5 млн курдов, тоже 18% населения страны. Большинство курдов исповедуют ислам суннитского и шиитского толка, есть приверженцы алавизма, христианства и иудаизма. Поэтому Эрдоган и его правительство также опасаются того, что в случае федерализации Турции и пропорционального распределения полномочий страна на треть может оказаться в руках курдов. Президент Турции потому и пытается через референдум, как заявил глава комиссии по конституционному законодательству турецкого парламента Мустафа Шентоп, «ввести унитарную президентскую систему, исключающую федерализм».

Альтернативу Большому Курдистану в этой ситуации могло бы составить «добровольное» превращение Турции в федеративное государство с выделением в качестве одного из его субъектов бывших территорий автохтонного проживания курдов в Восточной Турции. Вот что пишет в этой связи известное испанское издание Publico.es: «За исключением курдов и белуджей, остальные этнолингвистические группы Ближнего Востока обрели собственную государственность. Курды никогда не были столь сильны, как сейчас, и любой опрометчивый шаг может свести к нулю все их достижения. Возможно, наилучшим решением является федерализация». Но, как считает экс-глава МИД Турции Якыш, «в Турции перспектива федерализации воспринимается как страшная угроза», так как «распад Османской империи в свое время начался именно с предоставления большей самостоятельности отдаленным провинциям, после чего те сначала стали автономиями, а потом объявили о независимости». Неужели в Турции, как и на всем Ближнем Востоке, история вновь повторятся?

Станислав Тарасов

Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 апреля 2017 > № 2169215


Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 15 апреля 2017 > № 2142363

Молодые католики в Камбре на севере Франции встретят пасхальную ночь необычным способом. После праздничной мессы в «Пещерном дворце» (Palais des Grottes) города устроят «христотеку» — дискотеку с христианской музыкой, которую будет ставить священник Робер Врона (Robert Wrona), известный как «DJ Padre».

«Христотека» пройдет с 23.00 до 3 часов утра в концертном зале «Пещерный дворец», вмещающем до 3000 человек.

Как рассказал агентству AFP один из организаторов Себастьен Девот (Sébastien Devotte), на «христотеку» уже записались около 600 человек. «Вход свободный, мы открыты для всех, верующих и неверующих», — уточнил Девот. Напитки на вечеринке будет безалкогольными.

Отец Робер Врона — 41-летний священник родом из Польши и бывший диджей. Он уже устраивал такую «христотеку» в 2013 году. DJ Padre выступает в сутане, увлекается современной христианской музыкой и служит в городе Фрежюс на юге Франции.

Священника так же можно услышать на волнах французской католической радиостанции RCF, где он ведет еженедельную програму под названием «Миксы от кюре» (Le mix du curé).

Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 15 апреля 2017 > № 2142363


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 15 апреля 2017 > № 2141566

Чеченский министр Джамбулат Умаров обратился с открытым письмом к главреду "Новой газеты" Дмитрию Муратову. Вразмещенном в субботу, 15 апреля, в социальной сети Instagram тексте министр по национальной политике, внешним связям, печати и информации назвал условия, при выполнении которых "опасная перепалка" между газетой и чеченскими властями будет прекращена.

"Новая газета" должна извиниться перед чеченским народом, ее сотрудники должны ознакомиться с "ментальной спецификой региона" и прекратить "истерию по поводу несуществующих угроз" гомосексуалам. В противном случае, чеченские власти опасаются, что "ситуацией воспользуются те, кому ваша газета надоела больше, чем нам".

Реакция воинственных горцев

Умаров обвинил в эскалации конфликта, в том числе и в угрозах, которые поступали журналистам "Новой газеты", саму редакцию. "Какой реакции вы ждали от воинственных мужчин-горцев, для которых, даже вскользь, упоминание в их присутствии о смертном грехе Содома уже есть оскорбление слуха?!" - написал он. "Не волнуйтесь, чеченцы не трогают безоружных людей, даже если это негодяи", - добавил он.

"Новая газета" 1 апреля опубликовала расследование, в котором сообщается о массовых преследованиях гомосексуалов в Чечне. По данным газеты, как минимум, три человека были убиты, а задержанные в подозрениях в гомосексуальной связи, держат в тайной тюрьме.

13 апреля издание опубликовало заявление об открытых угрозах в адрес журналистов после появления статьи. По данным газеты, на экстренном собрании в центральной мечети Грозного, на котором присутствовало 15 тысяч человек, была принята резолюция, один из пунктов которой говорил о "неминуемом возмездии" людям, оскорбившим "вековые устои чеченского общества".

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 15 апреля 2017 > № 2141566


Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 апреля 2017 > № 2141543

Папа Римский Франциск вечером в Страстную пятницу возглавил традиционную церемонию Крестного пути (Via Crucis) у древних стен Колизея в Риме накануне главного христианского праздника — Пасхи.

Крестный ход, посвященный воспоминанию о смерти Иисуса Христа, уже 40 лет ежегодно проводится в пятницу Страстной недели у античного цирка, где принимали мученическую смерть первые христиане.

Участники шествия вокруг древнеримского амфитеатра сделали 14 остановок — ровно столько же, сколько сделал Иисус, поднимаясь на Голгофу к месту своего распятия.

В этом году Крестный ход проводится под знаком повышенных мер безопасности. Станция метро "Колизей" и движение транспорта по близлежащим улицам закрыты с 13.00 пятницы. Вокруг амфитеатра Флавиев установлены две концентрические зоны безопасности с металлодетекторами, на месте работали кинологи и саперы. По данным телеканала TG24, на дежурство вышли порядка 3 тысяч агентов служб безопасности.

Как и его предшественник на Апостольском престоле Бенедикт XVI, Франциск не принимал непосредственного участия в несении креста, а лишь молился и наблюдал за церемонией с Палатинского холма. Cам крестный ход в присутствии десятков тысяч верующих совершили папский викарий Рима кардинал Агостино Валлини, инвалид-колясочник, два францисканских монаха, миряне из Египта, Колумбии, Китая, Франции и других стран.

Нынешние религиозные размышления, которые по традиции зачитываются во время шествия вокруг Колизея, написала французский богослов Анн-Мари Пеллетье, в центре этих размышлений — роль женщины в обществе, драма войн и вынужденной миграции и жизнь как противоядие от "банальности зла".

"Мы обращаемся к тебе, Христос, наш единственный Спаситель, с сердцем, наполненным надеждой, и глазами, опущенным от стыда. Стыда за все разрушения, катастрофы и опустошения, которые стали привычной частью наших жизней. Стыда за ежедневно проливаемую невинную кровь женщин, детей, иммигрантов и людей, которых преследуют за цвет их кожи, их социальную или этническую принадлежность или их веру в Тебя", — провозгласил по окончании крестного хода Франциск.

"Мы просим Тебя помнить о наших братьях, надломленных насилием, безразличием и войной. Мы просим Тебя разбить цепи, которые держат нас в плену эгоизма, добровольной слепоты и тщетности наших мирских расчетов", — сказал понтифик в своей молитве.

Александр Логунов.

Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 апреля 2017 > № 2141543


Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 апреля 2017 > № 2141526

Десятки тысяч христиан со всего мира собрались на улицах Старого Иерусалима в ожидании Благодатного огня, который ежегодно загорается накануне православной Пасхи в Кувуклии — часовне над Гробом Господним в иерусалимском храме Воскресения Христова (Гроба Господня).

Паломники приходят в Старый город с самого раннего утра. Основная часть верующих проходит через Яффские ворота. Российская делегация Фонда Андрея Первозванного (ФАП), которая доставит огонь в Россию, прошла в город через Сионские ворота.

Полиция и военные дежурят по периметру стен Старого Иерусалима, возле каждых ворот в город установлено несколько рядов кордонов. Члены делегаций проходят по специальным именным пропускам, их дизайн ежегодно меняется, дабы избежать подделок. Одними из первых в город пропускают телевизионные группы и фотографов.

Верующие стекаются к храму Гроба Господня с лампадами и "пасхалами" — пучками из 33 свеч, по числу лет жизни Иисуса Христа. По всему Старому городу пучки свечей продают проживающие здесь арабы.

В этом году Пасху в один день отмечают христиане всех конфессий. Большинство паломников прибыло в святой для них город накануне в пятницу. Верующие собираются группами по 100-200 человек.

Паломники из России

Российские паломники вместе с тысячами других православных и католиков (которые также чтят святой огонь), преодолев нелегкий путь в храм Гроба Господня и многочасовое ожидание, получат святой огонь от патриарха Иерусалимского Феофила, который войдет в Кувуклию, чтобы помолиться о получении огня.

Существует поверье: если огонь не сойдет, это станет знаком, что приближается время прихода антихриста и конца света, а люди, находящиеся в храме Гроба Господня, погибнут.

У каждой официальной делегации есть свое место в храме Гроба Господня. Так, небольшая часть российской делегации будет находиться возле Кувуклии, а остальная в Кафоликоне — в греческой части, напротив часовни. Дело в том, что главный храм христиан поделен между несколькими конфессиями, поэтому все стараются занять место в соответствии с этим порядком. Первыми в храм обычно заходят греки и копты.

Особый момент церемонии — вход в храм православных арабов. Они идут по храму с барабанами и громкими возгласами, славящими Христа. Это достаточно непривычное поведение в храме, но считается, что без них Благодатный огонь не сойдет.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл с благодатным огнем, доставленным из Иерусалима в Москву, перед началом пасхального богослужения в храме Христа Спасителя

Благодатный огонь в России

Российская делегация доставит огонь в особых лампадах, наподобие "олимпийских", в Тель-Авив. Оттуда она отправится спецрейсом в Москву, в аэропорт Внуково-1. Прибытие состоится предположительно в 22.00.

Во Внуково все желающие смогут получить частицу Благодатного огня. Кроме того, огонь будут раздавать в течение всей последующей недели (Светлой седмицы) в здании ФАП по адресу: ул. Покровка, д. 42, стр. 5 (с 9.00 до 18.00). Желающим необходимо иметь свои лампады.

Антон Скрипунов.

Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 апреля 2017 > № 2141526


СНГ. Афганистан. Сирия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 15 апреля 2017 > № 2141287

Встречи в Бишкеке и Москве: Россия пытается сохранить влияние в Азии

Эксперты говорят, что в Афганистане и Сирии Россия сталкивается с активизацией США

МОСКВА — Российские официальные лица в пятницу провели целый ряд международных встреч, участниками которых были представители стран Центральной Азии и Ближнего Востока. Некоторые из этих встреч были запланированы заранее, другие были созваны в спешном порядке.

В частности, неформальная встреча лидеров стран-участниц Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), прошедшая в Бишкеке с участием президентов Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, России и Таджикистана, планировалась до последних действий США в Сирии и Афганистане, но темы Афганистана и Сирии, по словам некоторых участников встречи, там затрагивались.

В частности, Владимир Путин, по словам его пресс-секретаря Дмитрия Пескова, проинформировал своих коллег по ОДКБ о разговоре с госсекретарем США Рексом Тиллерсоном, который во многом шел именно о Сирии.

Бомбардировку базы ИГИЛ в Афганистане на неформальном саммите ОДКБ, по словам Пескова, не обсуждали, но афганской ситуации в целом было уделено много времени – об этом журналистам сообщил исполнявший еще в начале встречи обязанности генсека ОДКБ Валерий Семериков (позже генсеком ОДКБ на постоянной основе был утвержден представитель Армении Юрий Хачатуров). Как сказал Семериков, «про Афганистан очень много обсуждалось», как обсуждались и «многие вопросы, связанные с теми вызовами и угрозами, которые исходят и существуют в Центрально-Азиатском регионе, которые исходят с территории Афганистана».

Представители Кремля отдельно сообщили о том, что президент России встретился «на полях» саммита со своими коллегами из Кыргызстана и Таджикистана – Алмазбеком Атамбаевым и Эмомали Рахмоном.

В это же время в Москве прошла встреча министров иностранных дел России, Ирана и Сирии, организованная буквально в течение этой недели, а также широкое совещание по ситуации в Афганистане с участием 11 стран, на котором председательствовал спецпредставитель президента России по Афганистану Замир Кабулов.

На встрече Сергея Лаврова с Джавадом Зарифом и Валидом Муаллемом была, по словам российского министра, подтверждена единая позиция трех стран, «что речь идет об акте агрессии, грубом нарушении принципов международного права и устава ООН». «Мы настаиваем, чтобы США и их союзники уважали суверенитет Сирии и не допускали каких-либо действий, наподобие акции 7 апреля, которые чреваты самыми серьезными последствиями не только для региональной, но и для глобальной безопасности», – добавил Лавров.

На совещании по Афганистану, на которое в Москве собрались представители 11 стран (Афганистан, Индия, Иран, Казахстан, Кыргызстан, Китай, Пакистан, Россия, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан), участники обратились к движению «Талибан» с призывом «отказаться от линии на силовое решение внутриафганского конфликта в пользу налаживания прямого диалога с правительством Исламской республики Афганистан по вопросу национального примирения» (такой итог обсуждения представлен в официальном сообщении МИД РФ).

В то же время, замминистра иностранных дел России Сергей Рябков не стал как-либо осуждать бомбардировку авиацией США базы ИГИЛ в Афганистане: по его словам, Москва всегда заявляла, что «борьба с ИГИЛ – наша общая задача и наша общая цель».

Очевидно, что Россия серьезно усилила свою активность в Центральной Азии и на Ближнем Востоке, и встречи 14 апреля являются своего рода кульминацией этой активности. Но эксперты, опрошенные корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» в Москве, говорят, что союзники России в регионе все больше расходятся с Москвой в первоочередных интересах, а афганское руководство совсем не против того, чтобы США вплотную занялись ситуацией в этой стране.

Александр Шумилин: интересы Москвы, Тегерана и Багдада все более расходятся

Директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады Александр Шумилин уверен, что с какого-то момента интересы Москвы, Тегерана и Дамаска начали расходиться: «Новая ситуация возникла не после американского удара по Сирии, а намного раньше, после захвата Алеппо. Россия, желая сократить масштаб своего присутствия в Сирии, чтобы предотвратить превращение Сирии для себя во второй Афганистан, начинает делать ставку на переговорный процесс, на Женеву и поиск вариантов политического регулирования. А Иран и Асад заинтересованы совсем в другом – в сохранении военных завоеваний и оформлении их с тем, чтобы не поступиться этими завоеваниями».

По мнению эксперта, Иран и Асад хотят «имитировать свое участие в политическом процессе, но реально в нем не быть задействованными, чтобы не идти на компромиссы, ибо переговоры – это компромиссы, а они к компромиссам не готовы, ни к территориальным (уступки территорий), ни к политическим (изменение характера власти в стране)».

Шумилин говорит, что Рекс Тиллерсон, встречаясь с Путиным, доставил в Кремль довольно жесткое требование США и их союзников в отношении Башара Асада: «Американский удар еще сильнее изменил ситуацию. Та повестка, которая продиктована “Большой семеркой” (России предлагают выбрать – она с Асадом или с мировым сообществом) меняет обстановку, ибо быть с Асадом в этой ситуации становится самоубийственным во всех смыслах. Очередная провокация со стороны Асада и Ирана с тем, чтобы предотвратить сближение России с США, или России с мировым сообществом, может привести к военному столкновению».

Александр Шумилин считает, что «России придется балансировать между коалицией, Трампом как ее лидером в вопросе воздействия на Сирию, и своими связями с Асадом и Ираном, и как будет этот баланс происходить, никто определенно не знает»: «Москве предстоит маневрировать, эта политика будет двухуровневой: реальные контакты и действия будут происходить на негласном уровне, а на публике будут делаться сдержанные и не имеющие принципиального значения заявления».

Аркадий Дубнов: конференция в Москве по Афганистану имела символический смысл

Эксперт по странам Центральной Азии и постсоветскому пространству Аркадий Дубнов называет московскую встречу по Афганистану во многом символической: «От консультаций по Афганистану, состоявшихся в Москве, трудно было ожидать практического результата: слишком разношерстная компания собралась здесь. В условиях отказа США от участия в этой конференции, ее проведение приобрело некий символический смысл: это собрание можно условно квалифицировать как собрание сил, призывающих к мирному решению афганского урегулирования, в то время как США, также условно, ратуют за силовой вариант».

Политолог считает любопытным то, что власти Афганистана одобрили применение США сверхмощной бомбы против ИГИЛ: «Кабул, с одной стороны, участвует в конференции в Москве, а с другой стороны – приветствует удар сверхмощной американской бомбы. Американцы действительно продемонстрировали, что они не уступают никому свое право быть главным распорядителем дальнейшего афганского урегулирования и не собираются быть одним из участников этого хора держав, которым пытается дирижировать Москва».

Однако, как полагает Дубнов, попытка США, сбросив мощную бомбу, взять на себя принятие решений в запутанном афганском клубке пока выглядит самонадеянной: «Этот удар – бессмысленный по своему эффекту, он может привести к еще большему взрыву антизападных, антиамериканских настроений. И экстремистам различного свойства, в первую очередь, исламского экстрима, предоставляются очень весомые аргументы, что, боюсь, увеличит географию и глубину террористической активности во всех странах».

Аркадий Дубнов не видит ничего странного в том, что Россия нейтрально отреагировала на использование США в Афганистане особо мощного оружия: «Рябкова заботит антураж, который будет окружать любые подобные действия российской военной машины – будь то Сирия, будь то другие места, ведь заговорили о возможности участия России и в ливийском урегулировании военными средствами. Поэтому, если Россия не предъявляет претензий Америке, то она ожидает, что и Америка не станет предъявлять претензии России, если та решит такого же рода эффектными ударами проводить свою политику».

Эксперт напомнил, что Россия уже проводила ракетные обстрелы территории Сирии с военных самолетов над Средиземным морем и с кораблей из акватории Каспийского моря, «эффективность которых, в общем, тоже не вполне доказана».

СНГ. Афганистан. Сирия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 15 апреля 2017 > № 2141287


Турция > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 15 апреля 2017 > № 2141252

Решающий голос Эрдогана

Как конституционный референдум в Турции изменит Эрдогана и его власть

Юрий Мавашев

16 апреля в Турции пройдет референдум о конституционной реформе. Если большинство турок проголосуют «за», страна получит новую государственную форму правления, а президент Реджеп Тайип Эрдоган расширит и без того немалые полномочия. В преддверии референдума власти пустили в ход все средства, включая черный пиар против внешних и внутренних критиков. «Газета.Ru» разбиралась, каких именно административных возможностей не хватает Эрдогану сегодня.

Трудно переоценить значение предстоящего референдума как для сторонников, так и для противников президентской формы правления в Турции, — пока еще парламентской республики. Положительный для Эрдогана результат плебисцита законодательно утвердит его временно расширенные президентские полномочия, введенные после путча 15 июля 2016 года одновременно с режимом чрезвычайного положения.

Партия имени Эрдогана

По проекту новой конституции президент республики получит в свои руки всю исполнительную власть, не ограниченную ни одним государственным институтом. Для этого в новой Турции устранят должность премьера. Назначать и увольнять членов кабинета министров сможет только глава государства лично. Парламент в этой системе, соответственно, не сможет требовать от министров отчета — те будут отвечать исключительно перед Эрдоганом.

Если референдум пройдет успешно, президент будет устанавливать свои законы через указы, которые будут принимать, при необходимости, в обход правительства и парламента.

Великое национальное собрание Турции (так официально называется парламент страны), в свою очередь, в любой момент решением президента можно будет распустить.

Срок полномочий депутатов увеличивают с четырех до пяти лет, а возрастной ценз для депутатов снижают с 25 до 18 лет. Однако это дает больше возможностей провластным партиям. Пропрезидентская Партия справедливости и развития (ПСР) и ее пока неформальный лидер Эрдоган намерены таким образом ввести в состав парламента свои молодежные подразделения. Молодая поросль должна войти в расширенный (реформа введет 600 мест вместо нынешних 550) и обновленный состав парламента.

Судебной ветви власти президент Эрдоган уделил особое внимание. Министерству юстиции (а значит, снова президенту) будет также подчиняться ранее независимый высший совет судей и прокуроров, который на протяжении многих лет был главным препятствием для любых попыток править безраздельно. Назначения в конституционном суде также будут находиться под контролем президента.

Важнейшим нововведением для Турции станет возможность для президента теперь официально возглавить Партию справедливости и развития, любовь к которой, по признанию самого Эрдогана, «не покидала его никогда».

Это конституционное изменение завершит сращивание партийного и государственного аппарата Турции, одновременно закрепив власть президента и правящего умеренно консервативного исламистского истеблишмента из ПСР. В этих условиях возможность для легальных действий — и тем более для продвижения во власть — турецкой оппозиции любого толка будут весьма ограничены.

В условиях сращения партийного и государственного аппаратов, лояльного «молодежного» парламента и подконтрольной судебной системы президент Турции может гораздо меньше беспокоиться за свою личную безопасность. По крайней мере, именно на это особенно акцентируют внимание политические оппоненты Эрдогана.

В прошлом году независимые от власти СМИ Турции активно писали о коррупции в высших эшелонах власти, нити которой ведут к членам семьи президента. Однако после попытки путча Эрдоган под предлогом чрезвычайного положения провел масштабные чистки как в государственных структурах, так и в СМИ, и поток обвинений в его адрес существенно сократился, если не иссяк полностью.

Конституционные поправки в случае их одобрения на референдуме также предусматривают окончательное отстранение военных даже от теоретической возможности влиять на политический процесс в стране.

Теперь верховным главнокомандующим становится Эрдоган, а государственные посты для людей в погонах будут недоступны.

Раньше военные со времен образования Турецкой Республики в 1923 году рассматривались как единственные хранители светских ценностей, завещанных первым президентом Мустафой Кемалем Ататюрком. Нынешнему главе государства недостаточно, что после первой его реформы конституции в 2010 году военные потеряли легальные способы вмешательства в политику.

Во время путча 15 июля 2016 года, организация которого до сих пор вызывает целый ряд вопросов, большинство военных не выступило против Эрдогана, и переворот провалился. Тем не менее президент провел самую масштабную кадровую чистку за всю историю существования ВС Турции во всех подразделениях, вне зависимости от того, проявили ли они лояльность во время путча или нет.

Кругом крестоносцы

Агитируя за внесение этих поправок в конституцию, президент Эрдоган не единожды подчеркивал, что мир кишит подлецами и «предателями», которые, «замышляя заговоры лично против него», тем самым «покушаются и на государственные устои». В списке таких недоброжелателей Турции оказались сторонники богослова Фетхуллаха Гюлена (по мнению Эрдогана, он и его «тайная сеть» гюленистов были режиссерами попытки июльского военного переворота), курды, террористы «Исламского государства» (ИГ, организация запрещена в России), оппозиционная пресса, ООН, Запад и даже папа Римский.

Франциск I не понравился президенту Эрдогану за то, что 24 марта тот поздравил в Риме руководителей государств ЕС с 60-летием заключения Римских договоров. «Союз крестоносцев наконец проявился. С каких это пор папа входит в Евросоюз?» — возмущался лидер Турции.

Сразу после этого Эрдоган вернулся к своей привычной критике в адрес европейских стран, которая стала основой его риторики после путча. Эрдоган говорил о том, что ЕС «поддерживают терроризм, поставляя врагам Анкары оружие».

В преддверии референдума власти Турции провели широкую агитационную кампанию, обвинив в пособничестве терроризму своих политических оппонентов как за границей, так и внутри страны. Недавно сторонники Эрдогана и его расширенных полномочий распространили в сети скандальный плакат, на котором оппозиционные лидеры и противники конституционных поправок были изображены вместе с главарем ИГ Абу Бакром аль-Багдади.

«По логике этого плаката, не только лидер системной оппозиции Кемаль Кылычдароглу, но и главарь джихадистов аль-Багдади сильно расстроится, если президент Эрдоган получит расширение своих полномочий, — считает политолог Калифорнийского политехнического университета Пынар Тремблай. — Удивляться подобным подходам в отношении оппозиционеров не приходится, изначально сам президент придумал логическую связь «оппозиция — это террористы».

Подобная линия поведения руководства страны объясняется неуверенностью реформаторов. Исход референдума далеко не предрешен. По данным последнего опроса общественного мнения Gezici Research, 51% респондентов высказались бы на референдуме против предлагаемых поправок.

Террористы наступают

Есть, вероятно, и другая причина «злоупотребления терроризмом», к которой вынужденно прибегают в турецких политических играх в рамках подготовки к референдуму. В последнее время в мировых СМИ стали всплывать любопытные подробности, указывающие на связи некоторых политических кругов Турции с радикальными вооруженными формированиями.

Недавно глава отделения Турецкого агентства по сотрудничеству и координации (TİKA) в секторе Газа Мухаммед Муртека (сам палестинец по происхождению) был арестован израильскими спецслужбами по обвинению в пособничестве террористам местной радикальной группировки ХАМАС.

Об этом заявил представитель МИД Израиля Эммануэль Нашон. По его словам, TİKA занимается снабжением боевиков ХАМАС. Содействие TİKA , по информации Израиля, оказывала также другая турецкая организация «Фонд защиты прав и свобод человека и гуманитарной помощи», или İHH.

Кстати, именно İHH была организатором скандально известной акции «Флотилия свободы», когда несколько кораблей с политическими активистами отчалили от турецких берегов, пытаясь прорвать блокаду сектора Газа. Израильский спецназ провел операцию на борту корабля Mavi Marmara, столкнувшись с агрессивным сопротивлением со стороны активистов. Конфликт завершился ранениями с обеих сторон, девять пассажиров «Флотилии свободы» погибли. Израиль назвал это провокацией. Турция — преступлением израильской военщины.

Если об İHH можно говорить как о неправительственной организации, то о TİKA подобного не скажешь. Это агентство считается автономной организацией, подотчетной МИД Турции и находящейся в подчинении у турецкого премьера Бинали Йылдырыма.

Как только стало известно об аресте Муртека, TİKA распространило информацию, в которой уточнялось, что руководство агентства предприняло попытку получить разъяснения от израильских властей на этот счет. Причем один из представителей высшего состава TİKA на условиях анонимности заявил турецким СМИ:

«Мы не поддерживаем никаких насильственных действий, от кого бы они ни исходили. Если Муртека был совращен террористическими группами, превысив при этом служебные полномочия, то претензии стоит адресовать не к TİKA и не к Турции. Это его личное преступление».

Еще один террористический скандал произошел в Албании в январе. Одна школьная преподавательница там была арестована за то, что распространяла пропаганду ИГ (запрещенная в России организация) среди своих учеников. Тогда же выяснилось, что школа, проработавшая чуть более полугода, имеет связь с турецким правительством, продвигающим умеренную, но исламистскую идеологию.

Общественный деятель Ситки Озджан из Zaman Amerika поделился в твиттере: «Школа, в которой проходит открытая пропаганда ИГ, была построена турецким правительством. Более того, президент Эрдоган участвовал в церемонии открытия через режим видеоконференции». Озджан также поделился информацией, распространенной TİKA, которое с гордостью объявляло о церемонии открытия школы 7 июня 2016 года.

Таким образом, активно обвиняя внутренних конкурентов в пособничестве терроризму накануне референдума, президент Эрдоган и его партия пытаются и заручиться поддержкой патриотического электората, и дать отпор обвинениям, звучащим на эту тему из-за рубежа.

Не сдерживать желаний

Концентрация всей полноты власти в руках одного человека сделает внешнеполитические решения Анкары менее предсказуемыми.

С высокой долей вероятности риторика Анкары в отношениях с Западом при любых итогах референдума будет конфликтной, а столкновения с представителями многочисленной турецкой общины в странах ЕС продолжатся.

При этом европейский истеблишмент будет выражать обеспокоенность лишь номинально. На фоне миграционного кризиса в Европе у Эрдогана достаточно козырей в руках. Турция является одним из главных «фильтров» на маршруте следования беженцев из Сирии, на турецкой территории размещены более 3 млн сирийских мигрантов.

Эрдоган и его союзники неоднократно давали понять, что в Европу могут хлынуть новые волны сирийских мигрантов. Особенно если Брюссель не установит для турецких граждан обещанный безвизовый режим и не выполнит щедрые финансовые обязательства.

На текущей неделе министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил: «После 16 апреля мы направим наши последние предложения в ЕС по вопросу нормализации наших отношений. Мы желаем решить проблему с безвизовым режимом для турок. Это неотъемлемая часть соглашения по беженцам».

Для России президент Эрдоган, по-видимому, останется сложным и труднопредсказуемым соседом. Несмотря на сотрудничество в Сирии и договоренности по «Турецкому потоку», Эрдоган уже продемонстрировал готовность менять свою позицию в одночасье. После американского удара по Сирии Анкара возобновила критику в адрес российского союзника, сирийского президента Башара Асада, и вновь предложила введение в Сирии бесполетной зоны, что резко увеличивает шансы на военные инциденты между военными США и России в воздухе.

Турция > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 15 апреля 2017 > № 2141252


Сирия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 апреля 2017 > № 2141135

Проглотит ли Путин еще одно оскорбление Асада?

An Nahar, Ливан

Российская сторона не ответила американские ракеты типа «Томагавк», которые были выпущены по авиабазе «Шайрат» в ответ на химическую атаку в Хан Шейхун, хотя была в состоянии это сделать. Была создана новая слабенькая легенда об ответственности оппозиции за нападение, однако настаивать на ней Россия не стала. Когда Вашингтон пригрозил новыми ракетными ударами по режиму Асада, председатель Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров сообщил, что российские вооруженные силы в Сирии не будут пытаться перехватывать какие-либо американские ракеты. Озеров аргументировал это тем, что данные силы находятся в Сирии для того, чтобы бороться с терроризмом, а не противостоять внешним угрозам, дословно: «Такого мандата у нас нет, и перехватывать мы ничего не будем».

Первая реакция Москвы на химическую атаку в Хан Шейхуне была активной, но все же жалкой попыткой защитить Асада. Ответ на атаки ракет «Томагавк» — не более чем слова об эскалации, не несущие никакого результата. Осуждение российской стороной этих атак не уменьшит важность американского сообщения, а приостановка действия российско-американского военного соглашения не изменит ситуацию на местах.

Когда эксперты по российской политике утверждали, что Путин недоволен поведением Асада, никаких явных подтверждений этому не было. Однако в свете усилий Запада по формированию единого фронта для поддержки решения свергнуть Асада, Путин может столкнуться с трудностью большей, чем просто его защита, как произошло в этот раз. Международное сообщество, единогласно осудившее бойню в Хан Шейхун, приперло Москву к стене. Сама атака для Путина является личным оскорблением. Глава Кремля, договорившийся с Асадом в 2013 году и показавший себя в качестве миротворца, убедил американцев пойти на сделку, демонтировать арсенал химического оружия Асада и уничтожить его. Теперь в глазах всего мира Путин теперь предстает или жертвой хитрости сирийского президента, или же его соучастником в мошенническом соглашении по сохранению части этого оружия.

Это уже не первый случай, когда Асад ставит президента России в неловкое положение. Но в этот раз Асад выставил его слабым, а слабость не самая любимая характеристика для таких людей, как Путин.

Конечно, для Путина будет нелегко отказаться от Асада. Поддерживать его стоило российскому президенту многих ресурсов. Однако защита Асада будет стоить ему гораздо больше, и на этот раз вслед за ней придут серьезные последствия, если военное руководство США решит расширить свои задачи в Сирии, начиная от уничтожения «Исламского государства» (запрещено в РФ — прим. ред.) и заканчивая завершением войны в Сирии и осуществлением давления с целью политического урегулирования. Возможен вариант изоляции России, но последние сообщения из Вашингтона и имеющееся противоречие в позициях должностных лиц администрации США не означают, что окончательное решение принято.

Сирия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 апреля 2017 > № 2141135


Киргизия. Молдавия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kyrtag.kg, 14 апреля 2017 > № 2154581

Лидеры стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС) по итогам саммита в Бишкеке подписали 10 документов.

Так, были подписаны следующие документы: О преставлении Молдове статуса государства-наблюдателя при Евразийском экономическом союзе; О предоставлении статуса государства-наблюдателя при Евразийском экономическом союзе государствам-участникам СНГ; О временно соглашении, ведущим к образованию зоны свободной торговли, между ЕАЭС и его государствами-членами, с одной стороны, и Исламской Республикой Иран с другой стороны; О результатах осуществления внешнего аудита в органах ЕАЭС в 2016 году; Об основных ориентирах макроэкономической политики государств-членов ЕАЭС на 2017-2018 годы; О досрочном прекращении полномочий члена Коллегии государств-членов ЕЭК (2 решения); О назначении члена Коллегии ЕЭК (2 решения); О внесении изменения в Регламент работы ЕЭК (2 решения); О признании утратившим силу решения межгоссовета Евразийского экономического сообщества; О времени и месте проведения очередного заседания ВЕЭС.

В частности, было принято решение по обращению Молдовы о предоставлении ей статуса страны-наблюдателя в ЕАЭС. Также были утверждены основные ориентиры макроэкономической политики государств-членов союза на 2017-2018 годы. Кроме того, лидеры одобрили ротацию двух членов коллегии Евразийской экономической комиссии и внесли ряд изменений в регламент ее работы.

Также главы стран ЕАЭС утвердили результаты внешнего аудита в органах союза в 2016 году и приняли распоряжение о времени и месте проведения очередного заседания Высшего Евразийского экономического совета - 11 октября 2017 года в Москве.

Как уточняется, окончательное решение о предоставлении Молдове статуса государства-наблюдателя при союзе будет принято после выработки соответствующей процедуры.

В свою очередь президент Молдавии Игорь Додон выразил уверенность, что соответствующее решение будет оформлено в ближайшее время.

Напомним, в Бишкеке состоялось заседание Высшего Евразийского экономического совета, где приняли участие президенты Армении, Белоруссии, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы и России.

Киргизия. Молдавия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kyrtag.kg, 14 апреля 2017 > № 2154581


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 14 апреля 2017 > № 2149050

В России очень любят на всех уровнях рассуждать, что «Мы с белорусами — братья», «Белорусы — самый близкий нам народ», «Мы всегда жили в одном государстве» и так далее. Сами белорусы обычно с этим не спорят — в любой подобной беседе белорус будет согласно кивать головой. Молчать и кивать. Просто столетия многочисленных войн и восстаний, прокатывавшихся по белорусской земле и многократно уничтоживших национальную элиту, сформировали у белорусов особый характер — «себе на уме».

Точно так же, как русскому, белорус будет кивать и поляку, рассуждающему о родстве двух народов (белорусский язык даже ближе к польскому), и попутчику украинцу, ругающему «москалей». Но никогда не скажет, что думает на самом деле. Себе на уме.

Исторический багаж

Неразберихи в белорусско-российские отношения вносит и совершенно разное толкование исторических событий. И с обеих сторон здесь существует великое множество исторических мифов. Так, в России принято считать, что до третьего раздела Речи Посполитой (1795 год) православные белорусы последовательно угнетались сперва литовцами, потом поляками. Родился этот миф из того, что с середины XIII века белорусские земли входили в состав Великого княжества литовского, которое с 1385 года находилось в личной унии с Королевством Польским, а с 1569 года в составе федеративной Речи Посполитой.

Путаница возникла из-за того, что сами белорусы в то время именовали себя «литвинами» (не «литовцами»), а самоназвание «белорусы» возникло значительно позже. В этот период более 70% этнических белорусов были католиками, униатами, а значительная часть дворянства — протестантами. Массовый переход белорусов в православие начался после 1795 года, то есть уже в составе Российской империи. Но и сегодня в Белоруссии, по разным оценкам, от 15 до 20% населения — католики. А в Минске католических костелов лишь немногим меньше, чем православных церквей. Католические религиозные праздники являются такими же государственными, как и православные.

Еще одна во многом мифологизированная страница — многочисленные войны между белорусами (в составе Речи Посполитой) и русскими. Действительно, особенно с XIV по XVII век таких столкновений было очень много — белорусы были, например, в составе войск Речи Посполитой во время войны и Великой смуты 1609—1618 годов. Да и позднее — например, в армии Наполеона было очень много солдат и офицеров (дворян) из белорусских земель — им Бонапарт пообещал восстановление Речи Посполитой.

При этом в белорусской историографии существует такое понятие, как «Кровавый Потоп» — война Великого княжества Литовского с Московией в 1654—1667 годах. Согласно переписям, потери населения составили от 30 до 70% по разным воеводствам. Наибольшие потери понесло население восточных православных земель. Одной из причин «Кровавого Потопа» было религиозное многообразие заселенных белорусами территорий. Наказ московского царя Алексея стрелецкому войску, отправляемому в белорусские земли, гласил: «Унии не быть, латинству не быть, жидам не быть» и был равносилен объявлению геноцида — под данные категории попадало более 80% населения. В России сегодня об этой странице истории стараются не вспоминать, а вот белорусы о ней помнят очень хорошо.

Военные опасения

Александр Лукашенко и во время своих визитов в Россию, и в ходе публичных выступлений на родине, всегда много говорит о братстве с Россией, о том, что Белоруссия — это западный форпост России, о великом советском наследии и прочем. И его российские слушатели думают, что это мнение всех белорусов. Однако при этом в самой республике происходят процессы и события, которые могут повергнуть в шок искренне верящих в русско-белорусскую дружбу россиян.

Пока белорусский президент на публику рассуждает об укреплении совместной военной группировки, в самой Беларуси — пока больше в рамках экспертного и жуналистского сообщества — всерьез обсуждается перспектива… российского вторжения и войны с Россией.

Вряд ли 2 апреля 1997 года, когда подписывался договор о Союзном государстве, Александр Лукашенко и Борис Ельцин могли представить, что два десятка лет спустя в Минске и Москве эксперты будут всерьез обсуждать перспективу войны между двумя странами или даже саму возможность российского вторжения в Белоруссию. Однако сейчас такое обсуждение идет — и уже далеко не первый месяц. Одним из поводов для него стала публикация Белорусским центром стратегических и внешнеполитических исследований докладов «Беларусь в контексте противостояния Россия — НАТО» (в 2016-м) и «Односторонние действия Российской Федерации в отношении Республики Беларусь в 2017 году».

Их авторы, Юрий Царик и Арсений Сивицкий, заявили: «Российская сторона предпринимает беспрецедентные меры по наращиванию военного присутствия на западном и юго-западном направлениях для противостояния с НАТО, которые в том числе генерируют риски для суверенитета, независимости и национальной безопасности Республики Беларусь. Кремль намерен использовать территорию Беларуси для создания конвенциональных и гибридных угроз для западных стран и Украины».

Позднее те же эксперты, как и ряд других, заговорили о том, что «гибридные» действия Москвы в отношении Белоруссии практически неизбежны. Вопрос только в конкретном сценарии.

1 марта этого года в самом центре Минска («Верхнем Городе»), в престижном зале прошла представительная конференция «Беларусь и регион», участники которой как раз и обсуждали угрозы Белоруссии со стороны России. Официальные власти никак в ней не участвовали, но и проведению не препятствовали. Хотя обычно попытки оппозиции провести подобные мероприятия блокируются наглухо.

Идея СССР интересна не всем

Дело в том, что в сентябре нынешнего года на территории Белоруссии пройдут очередные совместные учения «Запад-2017», превышающие по своему масштабу все предыдущие маневры этой «серии». То есть в страну вполне легально прибудет большое количество отборных российских войск. Независимые эксперты и представители оппозиции опасаются, что руководство РФ в этой ситуации попытается сменить власть в Белоруссии силовым путем — через прямое вторжение, когда введенные на время учений войска по их окончании просто не уйдут домой.

Эксперты обращают внимание на то, что российские СМИ активно педалируют тему о том, что Белоруссия может пойти путем Украины, что в Минске может случиться свой Майдан и так далее. Многие опасаются, что среди заготовленных в Кремле планов вполне может присутствовать и план по «спасению братьев-белорусов от гражданской войны», причем независимо от их собственного желания.

Опасения, что Белоруссия может стать следующим полем «гибридной войны» или объектом прямой российской аннексии, в белорусском обществе появились в 2014 году, с присоединением Крыма и началом конфликта на Востоке Украины. Причем испугалось, прежде всего, высшее руководство страны — и отреагировало, в частности, изменив в 2016 году военную доктрину Белоруссии. Всего в нее было внесено не менее 1200 «новшеств» — в частности, в нее включили понятие «гибридная война».

Однако практически сразу после начала украинского конфликта, еще до изменения Военной доктрины, был подписан новый План обороны РБ. В отличие от военной доктрины это полностью секретный документ, в нем содержится исчерпывающий список военных угроз и план реагирования на них. Военные угрозы учитываются абсолютно любые.

В последнем квартале 2016 года обсуждение «гибридной» угрозы в белорусском обществе достигло апогея. Эту волну спровоцировала информация о том, что в 2017 году Министерство обороны России планирует отправить в Белоруссию 4162 вагона с войсками и военными грузами. Данную цифру белорусские журналисты нашли в документации конкурсных торгов по воинским международным грузовым перевозкам в ж/д сообщении для нужд Минобороны РФ. Новость шокировала белорусскую общественность, так как в 2015 и 2016 годах на такого рода перевозки потребовалось всего 125 и 50 вагонов соответственно.

Подсчеты экспертов Центра стратегических и внешнеполитических исследований показали: размер контингента, который может быть перевезен согласно транспортным планам Минобороны РФ, составляет 50% от размера Вооруженных сил Республики Беларусь. Если добавить к этому части и подразделения, которые могут быть переброшены авиацией (например, 76-я десантно-штурмовая дивизия), то российская группировка выглядит еще более устрашающей.

В независимых СМИ и соцсетях, на разных форумах и круглых столах развернулась активная полемика по вопросу: реализует ли Россия в отношении Белоруссии силовой сценарий, если Минск продолжит заигрывать с Западом? Заголовки белорусских изданий говорят сами за себя: «Есть ли у Москвы силовой сценарий для Беларуси?», «Привязка Минска к Москве становится все более опасной», «Почему к учениям все не сводится», «Без конфликтов с Россией не обойдемся» и им подобные.

«Россия хочет получить военно-политический контроль над Беларусью не „любой ценой“, а только на „легитимной“ основе. Это может быть согласие белорусского руководства на такой контроль или же сценарий легитимного ввода российских войск, — пишут Арсений Сивицкий и Юрий Царик. — Последний может быть связан с тем, что белорусское руководство станет жертвой попыток насильственного свержения конституционного строя со стороны „прозападной“, „националистической“, „русофобской“ оппозиции, которая на самом деле будет находиться под контролем РФ и ее союзников внутри Беларуси».

По мнению экспертов, такое выступление может быть подавлено действующей властью при «поддержке» России или же привести к свержению этой власти с последующим вводом российских войск в рамках «выполнения союзнического долга». В любом случае, подобный сценарий предполагает свержение действующего главы государства и установление политического контроля над Белоруссией раньше, чем военного, или одновременно с ним.

«В рамках этого, наиболее реалистичного из пессимистичных сценариев, ввод российских войск для „восстановления конституционного порядка“ будет предполагать не ведение полномасштабной войны, а установление контроля над территорией Беларуси при предполагаемом параличе системы управления военной организацией государства», — резюмируют эксперты.

Можно, конечно, считать, что разговоры о российском вторжении в Белоруссию — не более чем миф и даже глупость. Но сам факт того, что такая перспектива всерьез обсуждается в белорусском обществе, говорит о как минимум очень настороженном отношении белорусов к своему восточному союзнику.

Социология независимости

«В Белоруссии уже выросло и обзавелось собственными детьми поколение людей, которые никогда не жили при СССР — но всю свою сознательную жизнь прожили при Лукашенко. И регулярно слышали от него — как и от прочих государственных пропагандистов — взаимоисключающие тезисы: „С русскими мы братья, мы должны всегда быть вместе“ и „Белорусская независимость — это величайшая ценность“, — поясняет для „Росбалта“ настроения белорусского общества эксперт гражданской кампании „Наш Дом“ Андрей Аксёнов. — Однако это люди, которые выросли в независимой стране, у них по определению нет ностальгии по Союзу. Старшее поколение уходит, да и его представители в большинстве своем уже полностью отождествляют себя с независимой страной. То есть никто не отказывается от союзнических отношений с Россией, но мало кто хочет оказаться с русскими в одном государстве».

Это подтверждается и социологическими исследованиями. Независимые соцслужбы в Белоруссии запрещены, но в стране все равно работают исследовательские центры, зарегистрированные в Вильнюсе и Варшаве. Проводимые ими опросы показывают, что симпатии белорусов разделены между Европой и Россией, с относительным, но не принципиальным перевесом в пользу последней.

При этом молодое и образованное население больших городов однозначно отдает предпочтение Европе, а за союз с Россией ратуют по большей части люди в возрасте, с низким уровнем образования и доходов, живущие в провинции. Данные Независимого института социально -экономических и политических исследований (НИСЭПИ), зарегистрированного в Вильнюсе, например, говорят о том, как менялись взгляды белорусов на союз с Россией за 12 лет — с 2002 по 2014 годы.

В 2002-м 52% опрошенных выступали за Союз независимых государств, связанных тесными политическими и экономическими отношениями. Через 12 лет таких было 44%.

Мнения, что отношения между странами должны быть такими же, как и с другими странами СНГ, придерживались 20 и 43% респондентов соответственно.

Ну, а идея о едином государстве стала вдвое менее популярной. Если в 2002 году 21% опрошенных выступали за «общих» президента, правительство, валюту, то к 2014-му таких осталось всего 10%.

Другой опрос, проведенный в 2003-м и 2016-м годах был более «жестким». Он предусматривал всего два варианта: объединение с РФ или вступление в Евросоюз. «За» Россию высказались 48 и 42% соответственно — то есть падение относительное незначительное, зато доля желающих стать «европейцами» уменьшилась с 36 до 24%.

Тут, правда, нужно учитывать «фактор Украины», говорят специалисты: после того, как в 2014 году там пролилась кровь под эгидой спора вокруг европейского выбора, белорусы испугались — и популярность евроинтеграции в стране начала падать.

Ну и, наконец, последний опрос, как нельзя лучше иллюстрирующий раздвоенность белорусского общественного мнения. А вопрос был сформулирован так: Если бы Россия или страны НАТО вооруженным путем попытались присоединить к себе территорию Беларуси или ее часть, как бы вы действовали?

19% респондентов с оружием в руках сопротивлялись бы «российской агрессии», а натовской даже 23%. Приветствовали бы «вторжение» 15 и 10% соответственно. Ну, а почти половина опрошенных — 47% в случае с РФ и 45% в варианте с НАТО — честно ответили, что «стремились бы приспособиться к новой ситуации».

Как видим, ни в малейшей степени нельзя говорить о том, что белорусское общество имеет некую единую позицию по отношению к России или Западу. Скорее, наоборот.

«С моей точки зрения, главная характеристика белорусского общества — это раскол. Причем раскол по личностным ресурсам. Разница в оценках одних и тех же событий между пожилыми и молодыми людьми в Беларуси может достигать десяти раз! — говорит белорусский социолог, эксперт НИСЭПИ Сергей Николюк. — Люди молодые и проживающие в больших городах — выступают против авторитарной власти, за союз с Европой и против России. Однако парадокс: по сравнению с 1994 годом структура электората не меняется. Хотя, казалось бы, пожилые люди должны уходить. Но с годами вчерашние молодые люди теряют личностные ресурсы и оказываются в ситуации, когда не могут выжить без помощи со стороны государства. И они меняют свои взгляды».

Вместо резюме

«Отношение к России, как к политическому субъекту, в белорусском обществе противоречивое и оно ухудшается. Это связано в первую очередь с участием Кремля в военных действиях в Украине и Сирии. Белорусы хотят видеть свою страну независимой и мирной, а Россия своими действиями показывает, что она беспокойный и агрессивный сосед, — говорит в комментарии для „Росбалта“ лидер „Христианско-демократического движения“, юрист Ольга Кавалькова. — Немаловажным фактором в формировании мнения белорусов о России также служат действия Путина по подавлению мирных протестов. Когда люди видят разгоны демонстраций в России, это воспринимается как отсутствие мира и единства в обществе, и многие белорусы смотрят на Россию как на авторитарное государство».

Обращает она внимание и на «неправильную», по ее мнению, позицию православной церкви в Белоруссии. «К сожалению, новый митрополит Павел не способствует хорошему отношению к России, потому что постоянно демонстративно заявляет о своей прокремлевской позиции. И это на фоне того, что католический костел делает заявления, направленные на белорусскую аудиторию. Я вижу, что православная церковь, к сожалению, снова теряет своих прихожан», — отмечает эксперт.

Также, по ее словам, многим белорусам не нравится многолетняя поддержка Кремлем белорусского руководства, которое вместо реформ растранжиривает российскую помощь «на силовиков, дворцы и неэффективную экономику».

Но при этом Ольга Кавалькова констатирует, что «белорусы в большинстве своем дружественно относятся к гражданам России, понимая, что не всегда политика власти отражает мнение людей». Так значит все же — «друзья и братья»?

Денис Лавникевич, Минск

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 14 апреля 2017 > № 2149050


Германия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 14 апреля 2017 > № 2143401

Кто сказал Эрдогану «Hayir»?

На главной площади Висбадена звучит аргентинское танго, а активисты кричат: «Скажите Эрдогану „Нет!“ (Hayir)» – так турецкая диаспора агитирует соотечественников голосовать против превращения Турции в президентскую республику. «РГ/РБ» разобралась, что думают проживающие в Германии турки о референдуме и почему противникам поправок к Конституции приходится нелегко.

В странах ЕС проживает значительная турецкая диаспора – по разным оценкам, 4−5 миллионов человек. Только на территории Германии проживает около трёх миллионов турок, половина из которых имеют право голоса на предстоящем референдуме. Поэтому, когда день судьбоносного референдума подходил всё ближе (в Европе турки голосовали досрочно – с 27 марта по 9 апреля), а результаты предварительных опросов рисовали весьма неоднозначную картину, турецкие власти задумались: а где ещё можно было бы получить недостающие голоса. Ответ не пришлось искать долго – конечно, в Европе. Так, власти Турции стали часто наведываться к многочисленной турецкой диаспоре – в том числе и в Германии.

Однако Германия практически сразу дала понять, что эрдогановская агитация на немецкой территории не пройдёт. 2 марта власти немецкого города Гаггенау в федеральной земле Баден-Вюртемберг отменили выступление главы Минюста Турции Бекира Боздага (Bekir Bozdağ). Боздаг в ответ отказался от встречи со своим немецким коллегой и покинул Германию. Эрдоган поддержал его решение, сказав, что Германия и близко не подошла к демократии, а её действия ничем не отличаются от действий нацистов в прошлом. После Гаггенау, Кёльн и Фрехен также отказали турецкому министру экономики Нихату Зейбекчи (Nihat Zeybekçi) в проведении агитации за президентскую республику Эрдогана среди живущих в ФРГ турок.

«Мы выбираем

новую страну»

Чем не нравится демократичным немецким политикам агитация властей Турции за принятие поправок к конституции? Дело в том, что на референдуме гражданам Турции предлагается превратить страну в президентскую республику. Президент станет верховным главнокомандующим. Он будет наделён правом назначать военных на ответственные посты в армии. Пост премьер-министра будет упразднён, а право формировать правительство перейдёт к президенту. Президент сможет также распускать парламент в любой момент. Эрдоган обещает, что новая президентская Турция пересмотрит свои внешнеполитические приоритеты, и, учитывая нарастающие антизападные настроения в стране и всё больший уклон в сторону консервативных мусульманских ценностей, если такой референдум будет проведён, дороги Турции и ЕС скорее всего окончательно разойдутся.

Так что сегодня турецкая община расколота пополам: одни немецкие турки поддерживают расширение полномочий Эрдогана, другие – резко против. «Те, кто поддерживают политику Эрдогана и консервативную Партию справедливости и развития (ПСР), чувствуют себя дискриминированными и в какой-то мере жертвами ситуации», – объясняет Мюрвет Озтюрк (Mürvet Öztürk), депутат регионального парламента земли Гессен от партии «Зелёные» и основательница оппозиционного движения Hayir. Последователи движения не критикуют саму идею изменения конституции, всё-таки сейчас в Турции действует документ, принятый в 1982 году после военного переворота 1980 года. По мнению многих турок, среди которых есть далеко не только сторонники Эрдогана, она устарела и нуждается в поправках. Но депутат Озтюрк и её сторонники считают, что сама идея превращения Турции из парламентской республики в президентскую усугубит и так непростую ситуацию с правами человека в Турции. «Это же ненормально, что стольких журналистов, политиков и просто критиков режима арестовывают и лишают работы, а значит, и куска хлеба. Новая Конституция окончательно развяжет руки Эрдогану, позволив ему завершить проект „Новая Турция“». Мюрвет Озтюрк пытается с помощью своего движения Hayir достучаться до тех людей, которые ещё не определились или, возможно, и вовсе не хотят принимать участие в выборах: «Мы выбираем не просто президента, мы выбираем новую страну – с одной стороны, она будет более сильной, великодержавной и с масштабными амбициями, а с другой – более авторитарной, антидемократической и, возможно, вовсе не светской».

«Нечестная игра»

Гессенский депутат, по её словам, против запрета предвыборных митингов, которые устраивают члены партии ПСР в Европе. «Я скептично отношусь вообще ко всем к запретам, так как знаю, что запреты вызывают обратную реакцию. Запреты на информационную кампанию партии агитируют людей сильнее, чем сама деятельность партии, так как они привлекают людей, которым удобно находиться в роли жертвы». Но есть и другой важный пункт: в соответствии с турецким законодательством любая предвыборная агитация за пределами страны (даже на территории дипломатических миссий) запрещена. Однако эту норму накануне референдума Анкара решила не замечать.

«Это нечестная игра, когда все члены правительства Турции агитируют к одной определённой позиции, и это позиция – „да“. Для проведения кампаний оппозиционеров ни в Турции, ни в Германии почему-то не нашли ни цента, – поддерживает движение Hayir Гёкай Зофуоглу (Gökay Sofuoğlu), председатель Турецкой общины Германии. – На референдуме есть либо „да“, либо „нет“, нет ни серого, ни пёстрого, как во время депутатской предвыборной гонки. Тогда почему те, кто говорит „да“ – демократы и патриоты, а тех, кто критикует поправки, называют террористами?» (Противников референдума, а это движение «Хизмет», которое возглавляет живущий в Калифорнии исламский философ Фетхуллах Гюлен, и «Рабочая партия Курдистана» (РПК) признают в Турции террористами или обвиняют в попытке государственного переворота в июле прошлого года. – Ред.). Гёкай Зофуоглу уверен: движение Hayir не указывает людям, что надо проголосовать против изменений в конституцию, а всего лишь объясняет, что такая функция тоже есть. «Мы не хотим, чтобы людей запугивали и чтобы они сидели дома. Поэтому мы с ними разговариваем. Ведь это последняя возможность не допустить в Турции диктатуру».

Сама Мюрвет Озтюрк находится под прицелом турецких СМИ: по её словам, каждый вечер, когда она приходит домой и включает компьютер, она натыкается на очередную порцию оскорблений. Как региональный политик она привыкла к разного рода нападкам, но то, что турецкая газета Sabah назвала её предательницей Турции, она воспринимает всерьёз и, как и многие политики турецкого происхождения, опасается за свою безопасность. «Я бы хотела, однако, обойтись без охраны полиции. Я не хочу за тысячи километров от Турции бояться высказываться и беспрепятственно передвигаться. Я же в Германии, а в этой стране есть свобода выбора».

Вероника Прохорова

Германия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 14 апреля 2017 > № 2143401


Египет > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 14 апреля 2017 > № 2143314

Исламисты взорвали христиан

Вновь, как и несколько месяцев назад, в Египте осуществлены жестокие нападения на христианские церкви. Ответственность за взрывы с десятками жертв взял на себя «Исламский халифат».

Ранним утром Вербного воскресенья – одного из главных христианских праздников – в церкви египетского города Танта прогремел взрыв. Около 14 часов ещё одна бомба взорвалась во втором по величине городе страны Александрии. Погибли более 40 человек, свыше 70 пострадали. Ответственность за взрывы взял на себя «Исламский халифат».

В Танте бомба взорвалась в коптской христианской церкви Мар-Гиргис (Святого Георгия): террористы оставили сумку с взрывчаткой под церковной скамьёй. В Александрии взрыв на входе в коптскую церковь Святого Марка произвёл смертник. Одна из жертв этого теракта – полицейский, который заметил террориста и безуспешно пытался его остановить. В соборе Святого Марка во время взрыва находился Патриарх Коптский Тавадрос II (Pope Tawadros II): глава местной христианской церкви не пострадал. Вербное воскресенье – один из двенадцати наиболее значительных христианских праздников, отмечаемый в шестое воскресенье Великого поста, предшествующее Пасхе. Он посвящён торжественному въезду в Иерусалим Иисуса Христа, описанному во всех четырёх Евангелиях.

11 декабря прошлого года в египетской столице Каире произошёл самый кровавый теракт в отношении христиан в этой стране за последние четверть века. Тогда взрыв прогремел сразу после начала утренней воскресной службы в христианской церкви «Аль-Бутросия» на территории коптского соборного комплекса в центре города. Число погибших в результате декабрьского теракта в Каире достигло 28, ранения получили около 70 человек. Террористы оставили сумку, в которой находилось около 12 килограммов взрывчатки, в части церкви, предназначенной для женщин и детей – они составили большинство погибших. Большего числа жертв удалось избежать из-за того, что часть храма была закрыта для прихожан в связи с ремонтными работами.

Египетские копты представляют самую значительную христианскую общину Ближнего Востока. По различным данным, они составляют от шести до десяти процентов 92-миллионного населения Египта – в основном мусульманского, по соседству с которым копты то мирно уживаются, то терпят притеснения. Только в Каире насчитывается 163 коптские церкви. Взрыв, прогремевший в декабре, считался самым серьёзным по числу жертв ударом по египетской коптской общине за последние 25 лет. Два удара в Вербное воскресенье превосходят его по количеству погибших.

В качестве реакции на события в Танте и Александрии президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси (Abdel Fattah al-Sisi) объявил в стране режим чрезвычайного положения сроком на три месяца. Такой режим, наделяющий неограниченными полномочиями силовые структуры, действовал в Египте на постоянной основе с 1981 года и был отменён только в январе 2012 года: его отмена стала одним из главных требований протестующих в дни антиправительственных протестов 2011 года.

Исламские экстремисты считают коптов одной из главных опор египетского военного руководства, которое пришло к власти в результате переворота в 2013 году, когда генерал ас-Сиси сместил президента Мурси (Mohammed Mursi). Первый демократически избранный глава государства в истории Египта был свергнут и отстранён от власти. Вскоре в отношении «Братьев-мусульман» – международной панисламистской организации, которую представлял Мурси, – в стране была проведена жёсткая репрессивная кампания, по итогам которой «Братья-мусульмане» были объявлены террористической организацией.

Совет Безопасности ООН назвал террористические атаки на христианские храмы в Египте «чудовищными и подлыми» и призвал все страны активно сотрудничать с египетскими властями для привлечения ответственных за эти нападения к правосудию. Среди выразивших соболезнования в связи с терактами в Египте – Папа Римский Франциск (Franziskus), который планирует посетить Египет в конце апреля.

Максим Смирнов

Египет > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 14 апреля 2017 > № 2143314


Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 апреля 2017 > № 2141815

Почему Россия поддерживает Асада

С этим регионом у русских связаны их жизненно важные интересы. Апелляция к высоким моральным ценностям не изменит их позицию.

Дэниел Дэвис (Daniel L. Davis), The American Conservative, США

На прошлой неделе советник по национальной безопасности Герберт Макмастер (H.R. McMaster) подверг Россию резкой критике за то, что она «спонсирует» «кровавый режим» Башара Асада, который, по его словам, на днях отдал приказ о нанесении удара с использованием химического оружия в Сирии. «Это хорошая возможность для российского руководства для того, чтобы провести переоценку своих действий», — подчеркнул Макмастер. Если Соединенные Штаты намерены воздействовать на Россию с таким расчетом, чтобы она проводила более дружественную по отношению к Вашингтону политику, то тогда наши влиятельные политики должны понять и признать основополагающие интересы Москвы — так, как видят их русские. А если читать нотации России так же, как родитель поучает непослушного ребенка, то, скорее всего, такой вариант не принесет желаемого результата.

Россия оказывает значительную военную поддержку сирийскому режиму не потому, что ей нравится Асад или его отвратительная политика. Цель русских состоит в том, чтобы усилить свое влияние в этом регионе, стабилизировать территории вблизи своих собственных границ, где проживает большое количество мусульманского населения, а также обеспечить доступ к своему средиземноморскому порту в Тартусе.

Апелляция к высоким моральным ценностям не имеет никаких шансов повлиять на Путина.

Что касается администрации президента Трампа, то приоритетом среди американских целей в области безопасности на Ближнем Востоке является нанесение поражения Исламскому государству (запрещенная в России организация), которое еще сохраняет довольно сильные позиции в таких иракских и сирийских городах как Мосул и Ракка. Вашингтон ничего не может для себя добиться за счет насмешек и глумления над второй в мире военной державой, уступающей только Америке. Но если установить с Москвой надлежащие отношения, то она может оказать помощь в достижении основной цели в области безопасности.

Что касается ответа Соединенных Штатов на варварское нападение с применением химического оружия, то он свидетельствует об ошибках в оценке, а также об отсутствии опыта действий на международной арене. Не прошло и 24 часов после нанесенного удара, а президент Трамп уже заявлял о том, что сирийский режим несет прямую ответственность за химическую атаку, а затем начал подготовку своего ответа. На чрезвычайном заседании Совета Безопасности ООН постоянный представитель США Никки Хейли (Nikki Haley) обрушилась с критикой на своих коллег. Если эта всемирная организация не имеет возможности предпринять соответствующие действия, заявила она, то «существуют времена в жизни государств, когда мы вынуждены предпринимать наши собственные действия».

Тем временем заместитель постоянного представителя России при ООН Петр Ильичев призвал всех проявить терпение и предложил отложить все разговоры об операции возмездия до того момента, пока в результате расследования не будет установлена виновная сторона. По данным телеканала Al Jazeera, проект резолюции ООН призвал «Сирию предоставить следователям ООН полетные листы, записи в бортовых журналах, имена всех командиров вертолетных эскадрилий, другую информацию по поводу своих военных операций в день проведения химической атаки, а также разрешить им встретиться с генералами и другими высокопоставленными официальными лицами».

Однако администрация Трампа отказалась ждать достаточно долго для того, чтобы у ООН была возможность вмешаться в этот вопрос, и, кроме того, президент не стал просить одобрения у Конгресса. Спустя 48 часов после химической атаки американские военные корабли нанесли удар с использованием крылатых ракет по сирийскому аэродрому. Тем самым Соединенные Штаты, по сути, поставили русских в более выгодное положение.

Сразу после американской атаки российский президент Владимир Путин обвинил Соединенные Штаты в «нарушении международного права под надуманным предлогом». Во вторник Путин сказал, что он по-прежнему поддерживает проведение под эгидой ООН расследования в связи с обвинением режима Асада в проведении химической атаки. И заместитель российского представителя в ООН, и российский президент заработали очки в области работы с общественностью с помощью своих заявлений, которые оказались разумными и уместными. Они не защищали Асада и не отрицали того, что он мог отдать приказ о проведении химической атаки, однако они призвали Соединенные Штаты не действовать поспешно и поддержали проведение полного расследования для определения виновных.

В среду в Москве госсекретарь Рекс Тиллерсон встретился непосредственно с Путиным и, как сообщают, сказал российскому президенту, что ему следует еще раз посчитать стоимость продолжения союзнических отношений с Сирией. Официальный представитель российского Министерства иностранных дел Мария Захарова не восприняла серьезно подобный совет. «Мне кажется, все уже давно поняли, что к нам с ультиматумами ездить бесполезно, это просто контрпродуктивно», — сказала она.

И госсекретарь, и советник по национальной безопасности не замечают одного важного обстоятельства — русские действует в соответствии с тем, как они видят свои интересы в области безопасности в этом регионе. Пока высокопоставленные лидеры Соединенных Штатов не признают этого факта и не изменят соответствующим образом наше поведение, мы можем рассчитывать на продолжение ухудшения отношений с Россией, а также с другими соперничающими державами.

В 1971 году СССР подписал договор с тогдашним диктатором Хафезом Асадом об использовании сирийской военно-морской базы в Тартусе, и этот договор до сих пор действует. Это единственная военно-морская база России в Средиземном море, и русские не собираются от нее отказываться. Нет никаких рациональных обоснований, которые позволяли бы рассчитывать на то, что Россия откажется поддерживать Сирию.

Это не означает, что Асад не должен нести ответственность, но если Соединенные Штаты хотят сдерживать поведение Асада и убедить Россию оказать в этом помощь, то тогда Вашингтон должен прекратить неправильно понимать и игнорировать те мотивы, которые стоят за российской политикой в Сирии.

Россия заинтересована в окончании гражданской войны в той же мере, как и мы. Кремль очень хотел бы, чтобы этот конфликт был разрешен, и тогда его дорогостоящая военная помощь могла бы быть значительно сокращена или остановлена. В случае прекращения гражданской войны уменьшится и угроза для русских со стороны исламского терроризма. Однако можно предположить, что Путин не будет поддерживать любой вариант, при реализации которого сирийское правительство не будет дружественным по отношению к Москве. Главный вывод состоит в том, что Соединенные Штаты должны выйти из бизнеса по смене режимов — такого рода действия никогда хорошо не кончаются — и вместо этого сфокусировать внимание на политике, у которой есть реальный шанс обеспечить достижение стратегических целей Соединенных Штатов.

Дэниел Дэвис является старшим научным сотрудником фонда Defense Priorities; в прошлом он был подполковником сухопутных войск США; в 2015 году после 21 года службы и участия в четырех военных операциях он ушел в отставку.

Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 апреля 2017 > № 2141815


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 апреля 2017 > № 2141801

Сверхдержавы США и Россия должны создать отношения сотрудничества

Редакционная, Асахи симбун, Япония

Первый межправительственный диалог между администрацией Трампа и Путина проиллюстрировал, что перспективы двухсторонних отношений крайне туманны. Россию посетил госсекретарь США Рекс Тиллерсон, которого считали пророссийским политиком. В центре внимания находилось то, смогут ли стороны улучшить отношения, которые при администрации Обамы достигли наихудшего состояния за весь период после окончания холодной войны, однако в конечном итоге стала заметна лишь глубина противоречий между странами.

Прямая причина заключается в противостоянии вокруг ситуации в Сирии.

США нанесли ракетный удар в Сирии, постановив, что администрация Асада применила химическое оружие. Россия раскритиковала США, назвав эти действия незаконными. В свою очередь Вашингтон оказывает давление на Россию с тем, чтобы она пересмотрела свою политику, состоящую в поддержке администрации Асада.

Одно время президент Трамп провозгласил укрепление отношений с Россией. Именно поэтому у России должно было возникнуть недоверие в связи с такими изменениями в его поведении.

Более того, в ходе саммита министров иностранных дел G7, прошедшего на этой неделе, стороны выразили понимание в связи с американскими ударами в САР. В результате Россия была вынуждена вновь осознать, что она находится в конфронтации с Западом.

Действительно, до сих пор неизвестны виновники использования химического оружия. Военные действия США в самый разгар попыток Совета Безопасности ООН найти пути решения этой проблемы вызывают вопросы с точки зрения международного права.

Тем не менее сама Россия воспользовалась правом вето, когда Совбез ООН представил проект резолюции, в которой потребовал, чтобы администрация Асада оказала содействие в проведении расследования. Тем самым проявилась пассивная позиция Кремля в отношении выяснения фактов. Москва не только покрывает администрацию Асада, но и закрывает глаза на военные преступления.

Даже если не брать в расчет нынешнюю проблему химического оружия, факт в том, что армия Асада неоднократно наносила авиаудары, в том числе и по мирным жителям. Россия молчаливо одобряла эти действия и препятствовала деятельности ООН.

В настоящее время Россия и США должны отдать максимальный приоритет не войне обвинений. Они должны сотрудничать, чтобы дать международному сообществу возможность остановить кровопролитие по всей Сирии и привести мирные переговоры к успеху, что будет способствовать завершению гражданской войны.

Где бы ни разразился конфликт, химическое оружие применяться не должно. Следует поспешить с расследованием этого инцидента на базе ООН также и с тем, чтобы химическое оружие не попадало в руки террористов.

Для того, чтобы ликвидировать «Исламское государство» (запрещено в РФ — прим. ред.), Россия и США не должны оказывать содействие администрации Асада и оппозиционерам. Им следует приложить усилия к тому, чтобы усадить стороны за стол переговоров.

В ходе встречи министров иностранных дел России и США стороны пришли к соглашению о необходимости улучшения отношений между двумя странами. Также они договорились создать соответствующую рабочую группу.

При решении различных вопросов, включая проблему КНДР и ядерное разоружение, не обойтись без участия России и США, а также их сотрудничества. Хотелось бы, чтобы эти страны осознали всю тяжесть своей ответственности за стабилизацию многогранного мира и продолжали диалог.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 апреля 2017 > № 2141801


Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 апреля 2017 > № 2141800 Папа Франциск

Папа Франциск газете Repubblica: «Остановите милитаристов, их насилие разрушает мир»

Паоло Родари (Paolo Rodari), La Repubblica, Италия

13 апреля понтифик намерен посетить тюрьму Палиано в провинции Фрозиноне, где накануне Пасхи он омоет ноги арестантам. Эта церемония больше любой другой воплощает смысл его понтификата на фоне растущего напряжения в международных отношениях

«На мой взгляд, сегодня грех со всей своей разрушительной силой проявляется в войнах, в разных формах насилия и жестокости, в отказе от самых слабых. Мир должен остановить милитаристов. Ведь за их действия платят всегда последние и безоружные». Папа Франциск приезжает 13 апреля в тюрьму Палиано (Фрозиноне), чтобы совершить мессу воспоминания о Тайной вечере с ритуалом омовения ног некоторым заключенным. Посещение заключенных — повод для более глобальных размышлений, которыми Франциск соглашается поделиться с газетой Repubblica, о миссии, без которой церковь не может существовать: «Идти навстречу последним, отверженным, выброшенным за пределы нашего общества». Папа Бергольо говорит: «Пусть тот, кто без греха, первым бросит в меня камень. Давайте посмотрим внутрь себя и попытаемся увидеть наши грехи. Тогда наше сердце станет более человечным».

Repubblica: Как Вы переживаете этот канун Пасхи, когда в мире так накалилась обстановка?

Папа Франциск: Мне остается лишь еще усерднее молиться за этот мир, попавший в руки торговцев оружием, зарабатывающих на крови мужчин и женщин.

— Святой отец, в четверг Вам предстоит поездка в тюрьму. Зачем?

— В одном отрывке в Евангелии говорится о Страшном суде: «Я был в темнице, и вы пришли ко мне». Заповедь Иисуса относится к каждому из нас, но главным образом к епископу и главе церкви.

— Вы не раз говорили, что чувствуете себя грешником, как заключенные. Что Вы имели в виду?

— Некоторые говорят: они виновны. А я отвечаю словами Христа: пусть тот, кто без греха, первым бросит в меня камень. Давайте взглянем внутрь самих себя, попытаемся увидеть свои грехи. Тогда наше сердце станет более человечным.

— Именно в этом состоит задача священников — помогать всем?

— Как священники и епископы мы всегда должны оказывать людям помощь. Как я говорил во время визита в одну тюрьму в Чистый четверг после моего избрания: это долг, который я исполняю от всего сердца.

— Кто научил Вас делать то, что уже превратилось в традицию?

— Большим уроком для меня послужил пример Агостино Казароли (Agostino Casaroli), почившего в 1998 году, кардинала, занимавшего пост государственного секретаря Ватикана. Будучи священником, он годами читал проповеди в тюрьме для несовершеннолетних в Казаль дель Мармо. Каждую субботу вечером он исчезал: «Отдыхает», — говорили все. А он садился в автобус, взяв свою рабочую сумку, и отправлялся исповедовать детей, играть с ними. Его называли дон Агостино, и никто толком не знал, кто он такой. Когда Иоанн XXIII принял его после своего первого визита в страны Восточной Европы, где он находился с дипломатической миссией в разгар холодной войны, в конце встречи он спросил его: «Скажите, Вы до сих пор посещаете этих ребят?» «Да, Ваше святейшество». «Я прошу Вас об одном одолжении: не бросайте их». Это было послание «Доброго папы» в Казароли, оставив его, он через несколько месяцев умер.

— Одним словом, Вы считаете, что церковь прежде всего должна идти навстречу людям, выброшенным из жизни. Именно это основная Ваша миссия?

— На мой взгляд, да. Идти навстречу последним, отверженным нашим обществом, выброшенным за его рамки. Когда я стою, например, перед заключенным, я спрашиваю себя: почему он, а не я? Разве я заслуживаю больше него, который находится там, внутри? Почему он — падший, а не я? Это тайна, которая приближает меня к нему.

— В своем интервью журналу La Civiltà Cattolica на вопрос, кто такой Хорхе Марио Бергольо (Jorge Mario Bergoglio), Вы ответили: «Грешник». Вы действительно так считаете?

— Разумеется, я ощущаю себя таковым. Девиз на моем гербе — фраза из проповеди Святого Беды Достопочтенного по случаю праздника святого Матфея: «Господь обратил свой взор». Miserando atque eligendo. «Он посмотрел на него с любовью и избрал». Это не просто девиз. Это моя путеводная звезда. В нем кроется тайна Бога, готового взять на себя все зло мира, только чтобы проявить свою любовь к человеку.

— В Евангелии есть множество эпизодов, где Иисус сближается с теми, кого отвергло общество.

— «Если я смогу коснуться его одежды, я исцелюсь», — с великой верой говорит кровоточивая (женщина, 12 лет страдавшая кровотечениями), она внутренне чувствует, что Иисус может ее спасти. Как гласит Евангелие, эта женщина была изгнана из общества, Иисус дарует ей здоровье и свободу от общественной и религиозной дискриминации. Этот случай наталкивает на размышления о том, что сердце Иисуса всегда с теми, кто изгнан, как, между прочим, и воспринимались и были представлены тогда женщины.

— Отчасти подобная дискриминация продолжается и теперь.

— Мы все, даже в христианских сообществах, настороженно относимся к видению женской природы, пронизанному предрассудками и подозрениями, оскорбительными для ее неприкосновенного достоинства. В этом смысле именно Евангелие воскрешает истину и подводит нас к точке зрения, свободной от предрассудков. Иисус восхитился верой этой женщины, которую все избегали, и превратил ее надежду в исцеление.

— Та женщина чувствовала свою исключенность также из-за своего греха.

— Мы все грешники, но Иисус прощает нас, потому что он милосерден. Кровоточивая боялась, она не хотела, чтобы ее видели, но Иисус, встретившись с ней взглядом, не упрекает ее, он принимает ее с милосердием и нежностью, ищет личной встречи с ней, воскрешает ее достоинство. То же самое происходит и со всеми нами, когда мы чувствуем себя отверженными за наши грехи: сегодня Господь говорит нам: «Смелее, иди сюда! Ты более не отвержен и не отвержена, я прощаю и принимаю тебя». Таково милосердие Господа. Мы должны иметь мужество и идти к нему, просить прощения за наши грехи и идти вперед. Мужественно, как это сделала та женщина.

— Часто тот, кто чувствует свою отверженность, испытывает стыд.

— Люди, чувствующие себя отверженными, например, прокаженные или бездомные, стыдятся, и, как кровоточивая женщина, действуют тайком. Иисус же поднимает нас на ноги, придает нам достоинство. Он дарует полное спасение, обращающее жизнь этой женщины в сферу божественной любви, и в то же время воскрешает и ее достоинство. Иисус указывает таким образом путь, который должна пройти церковь в разговоре с каждым человеком, потому что каждый может обрести исцеление в теле и в духе и воскресить в себе достоинство божьего чада.

— В эти самые дни люди погибают от оружия. Что Вы об этом думаете?

— Я думаю, что сегодня грех со всей своей разрушительной силой проявляется в войнах, в различных формах насилия и жестокости, в отказе от самых слабых. Ведь за эти действия страдают всегда последние и безоружные. Мне остается лишь еще усерднее молиться за этот мир, попавший в руки торговцев оружием, зарабатывающих на крови мужчин и женщин. Как я уже говорил в послании в Международный день мира, прошлый век истощили две убийственные мировые войны, он пережил угрозу ядерной войны, великое множество других конфликтов, а сегодня мы, к сожалению, сражаемся с ужасной мировой войной по частям. Нелегко понять, более или менее жестоким стал мир сегодня по сравнению с вчерашним днем и не делают ли нас современные средства коммуникации и мобильность, характерная для нашей эпохи, более терпимыми и привычными к насилию.

— Какова, на Ваш взгляд, цель этих постоянных войн?

— Я и сам всегда задаюсь этим вопросом. С какой целью? Разве насилие позволяет достигать целей на длительный срок? Все, что в результате получается, не является ли карательными мерами и спиралью смертельных конфликтов, приносящих выгоду лишь нескольким «милитаристам»? Я уже не раз говорил это и повторю снова: насилием не исцелить наш расколотый вдребезги мир. Если насилием отвечать на насилие, то в лучшем случае это приведет к вынужденной миграции и ужасному страданию, потому что огромные количества ресурсов используются в военных целях, а молодежь, неимущие семьи, пожилые люди, больные, огромное большинство жителей мира оказываются лишены их. В худшем случае, оно приведет к физической и духовной гибели многих, а быть может, и всех людей.

— Но, несмотря ни на что, Вы несете послание мира и надежды в тюрьму?

— Порой из-за некоторого лицемерия мы видим в заключенных лишь тех людей, которые ошиблись, чей единственный путь — это пребывание в тюрьме. Но, повторюсь еще раз, мы все можем ошибиться. Все так или иначе ошибались. Из-за лицемерия мы не видим возможности изменить жизнь: мы не верим в реабилитацию, в возвращение человека в общество. Но так мы забываем, что все мы грешники, и зачастую даже заключенные, сами того не зная. Когда человек остается заперт в собственных предрассудках или является рабом идолов ложного благополучия, когда он существует в рамках идеологических схем, доводит до абсолюта рыночные законы, сталкивающие людей друг с другом, в действительности он оказывается взаперти в тесных стенах камеры индивидуализма и самодостаточности, он лишен правды, которую генерирует свобода. Тогда нет никакого оправдания для того, кто тычет пальцем в того, кто ошибся, для сокрытия собственных противоречий.

Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 апреля 2017 > № 2141800 Папа Франциск


Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 апреля 2017 > № 2141795

Французская кампания заблудилась в России

Жиль Андреани (Gilles Andréani), Telos-eu, Франция

«Я хочу быть президентом, выступающим за мир, и провести конференцию по безопасности от Атлантики до Урала. Необходимо вновь обсудить все оставшиеся от Советского Союза границы. Лучше говорить, а не бряцать оружием в сторону России», — заявил Жан-Люк Меланшон на дебатах трех основных кандидатов 20 марта.

Франсуа Фийон одобрил это и добавил: «Мы сами меняли границы. [«Но не силой!» — перебил его журналист]. Вовсе нет, взять хотя бы Косово. Раз мы — Запад, то считаем себя вправе делать все, что угодно, вторгаться в Ирак, устанавливать свой порядок в целом регионе, потому что мы — борцы за свободу. Существует один основополагающий принцип — право народов на самоопределение. Существуют границы, которые были прочерчены совершенно неприемлемым для народов образом. И мы не можем противиться обсуждению этих вопросов».

После заявления Бенуа Амона о том, что «вопрос границ — самый чувствительный из всех», Меланшон подчеркнул в стремлении уточнить свое предложение о конференции: «Нужно заново обсудить все границы. Границы между Россией и Украиной — после Крыма или до него? Лично я не знаю. Это нужно обсудить».

Марин Ле Пен не брала слово на этом этапе дебатов, однако ее позиции по данным вопросам и так прекрасно известны. 3 января она заявила BFM: «Я не считаю, что там была нелегальная аннексия. Прошел референдум, и жители Крыма выразили желание присоединиться к России». Эти слова (она повторила в интервью «Известиям» 17 января) стали продолжением традиционного положительного отношения лидера Национального фронта к России. Так, например, в пресс-релизе партии от 17 июля 2014 года после падения рейса Malaysia Airlines на востоке Украины, звучит призыв воздержаться от поспешных выводов, «обвиняя сепаратистов и даже Россию и полностью снимая ответственность с украинской армии».

На встрече с Владимиром Путиным в Москве 24 марта она сделала такое заявление: «Мы не верим в дипломатию угроз, санкций и шантажа, которую Европейский Союз, к сожалению, все активнее проводит в отношении Российской Федерации и своих собственных членов». Кроме того, она повторила свою «точку зрения об Украине, которая совпадает с мнением России».

Подведем итоги. Три из пяти основных кандидатов в президенты Франции считают, что у поведения России на международной арене и напряженности вокруг нее есть два объяснения. Первое — это двойные стандарты Запада по отношению к ней. Второе — проблема границ между Россией и соседями, которые следовало бы пересмотреть по окончанию холодной войны: Запад не стал этого делать, хотя не отказал себе в этом, когда ему это было выгодно, «например» в Косове, как отметил Фийон. Кроме того, когда один из кандидатов предлагает конференцию от Атлантики до Урала, то есть без американцев, лишь один из них (Бенуа Амон) оспаривает идею в ходе дебатов при том, что ее одобряет даже кандидат от умеренных правых.

Предложение Жана-Люка Меланшона вряд ли даст что-то на практике: идея конференции по пересмотру границ несерьезна, поскольку все государства, в ущерб которым это может пройти, откажутся участвовать в ней. Это потенциально касается всех соседей России и в первую очередь Украины, Молдавии, Прибалтики, Грузии и Азербайджана. Если, конечно, мы не поставим под сомнение ряд приобретений Сталина во время и после Второй мировой и не позволим Румынии затребовать себе Северную Буковину, Финляндии — Карелию, а Германии — Калининград (не думаю, что Меланшон имел это в виду). Кроме того, известные своим серьезным подходом к дипломатии россияне сами никогда бы не приняли такое предложение, которое выставило бы их нарушителями европейского спокойствия, разозлило соседей и объединило их против Москвы.

Эта экстравагантная идея заслуживает упоминания лишь с учетом того, на что она проливает свет: «провинциализацию» дебатов по внешней политике во Франции и особенность нашей страны, которая выделяется в Европе избыточной, плохо информированной и сбившейся с пути русофилией.

Что касается первого момента, даже те, кто, как и автор этих строк, считают, что Запад наделал ошибок в отношении России после холодной войны и что расширение НАТО было опасным, особенно на фоне безответственного намека Украине и Грузии на перспективы вступления, знают, что эти просчеты (по счастью, они были исправлены после 2008 года) уравновешиваются другими фактами: сдержанное поведение Запада на фоне распада СССР (он предпочел, чтобы тот остался единым), благосклонное отношение к России как к преемнице Союза, поддержка Бориса Ельцина, в частности в войне в Чечне, в отношениях с Украиной и во время кризиса 1997 года.

Стремление Запада унизить и развалить Россию после 1991 года — миф. Что касается границ, стоит напомнить, что Россия не сделала их для себя приоритетным вопросом и добровольно подтвердила их в последовавшие за окончанием холодной войны годы (главной задачей для нее было подтверждение территориального статус-кво и в частности отношений с Германией). Границы были спящим вопросом, который всплыл на поверхность лишь потому, что отвечал националистическим планам Владимира Путина. Если мы хотим улучшить отношения с Россией, перед нами встает множество вопросов, однако границы, наверное, последний из них, и подняли его только во Франции на дебатах 20 марта.

По факту, (именно в этом заключается второй момент) между Францией и Россией существует давняя и особая близость, которую усиливают личные качества некоторых кандидатов. Во Франции имеется двойственная русофильская позиция, как со стороны голлистов, так и коммунистов, наследниками которых сегодня можно представить Франсуа Фийона и Жана-Люка Меланшона.

В то же время каждый привносит в нее что-то свое. Фийон разыгрывает верность Филиппу Сегену (Philippe Séguin), который крепко держался за франко-российский альянс, даже в ходе самых своих неоднозначных выступлений, как в декабре 1994 года, и опыт сотрудничества с Владимиром Путиным в бытность их обоих премьерами (их общение явно приносило Фийону удовлетворение, особенно по контрасту с той малозначительной ролью, которую оставил ему Николя Саркози).

У Жана-Люка Меланшона русофилия обогащается восхищением цивилизаторским империализмом: он прославляет то, что гранды (понятное дело, за исключением США) приносят подчиняемым малым народам, как, например, Китай, который он прославляет за принесенное в Тибет просвещение и всеобщие ценности.

Кроме того, на ум приходит его высказывание о Литве в контексте референдума по европейской конституции в 2005 году. Ему тогда напомнили, что Европа приняла литовцев. «Да пусть они катятся куда подальше! Литовцы? Ты вот много знаешь о литовцах? Лично я не видел ни одного!» Впоследствии он привел неточные данные о том, что литовские власти отказали в гражданстве 400 000 представителей русскоязычного меньшинства и начали выплачивать пенсии ветеранам СС (все жители независимой Литвы получили гражданство, причем в стране не существовало отрядов СС, в отличие от Латвии).

Наконец, у Марин Ле Пен русофилия упирается на идеологические корни, которые уходят не в коммунизм или голлизм, а культ лидера и сильного режима (она связывает и то и другое с Владимиром Путиным). В геополитическом плане Марин Ле Пен выступает за выход из НАТО, как и Жан-Люк Меланшон, а также стремится к стратегическому альянсу с Россией и «панъевропейскому союзу суверенных государств с участием Швейцарии и России», который должен заменить ЕС.

Таким образом, благосклонное отношение трех кандидатов к России имеет разные корни, однако все они считают, что Запад плохо обращался с Москвой, и хотят сближения Парижа с ней, в частности по сирийскому вопросу. Как заявил Франсуа Фийон 20 марта, «французская политика против «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.) обернулась провалом. Мы оставили России и Ирану свободу действий, хотя должны были бы вести эту борьбу вместе с ними».

Бенуа Амон и Эммануэль Макрон придерживаются иного мнения. Первый — единственный из всех, кто поддерживает вызывавший ухудшение отношений с Россией дипломатический курс нынешнего президента. Второй тоже критически отзывается о равнении на позиции России. «В отличие от вас, я не стремлюсь к пактам с Владимиром Путиным», — сказал он Ле Пен 20 марта. В интервью Libération 24 марта он занял еще более четкую линию: «В этом одно из моих главных разногласий с Ле Пен, Фийоном и Меланшоном: их восхищение Россией под руководством Путина губительно. С Москвой, безусловно, нужно вести диалог, чтобы обеспечить стабильность на Ближнем Востоке. Тем не менее не следует забывать, что она собой представляет, и чем занимается, природу ее режима».

Как бы то ни было, Макрон отмечает больше нюансов в предложениях о политике в адрес России по сравнению с Франсуа Олландом: «Я не согласен с некоторыми по интервенционизму. Независимость в Европе нужна для того, чтобы не слиться с остальными, укрепить партнеров. Я за политику доверия и ответственности, потому что наша история — вековая история. Мы вместе строили мир во всем мире с помощью экономических альянсов, иногда и Россией».

На сайте «Вперед!» мы видим поддержку диалога с Россией и постепенного снятия санкций на определенных условиях. Наконец, по Сирии Макрон считает ошибкой ставить уход Башара Асада предварительным условием и подчеркивает необходимость сотрудничества с Россией для урегулирования кризиса.

Позиции кандидатов по России были относительно стабильными и, честно говоря, не слишком заметными до американских ударов по сирийской базе в ответ на химическую атаку с применением зарина 6 апреля. От наиболее благосклонно настроенных к Москве кандидатов мы услышали осуждение (Меланшон), удивление (Ле Пен) и скептицизм («понятно, но опасно», Фийон) по поводу американской инициативы.

Жан-Люк Меланшон переделал франко-немецкий пресс-релиз с поддержкой американских ударов («Башар Асад несет всю ответственность за эти события. Его нескончаемое применение химического оружия и массовые преступления не могут остаться безнаказанными») в «твит»: «Олланд и Меркель несут всю ответственность за то, что дали Трампу единоличное право наносить удары по кому угодно и когда угодно» (как будто они действительно могли предоставить президенту США какое-то право в сфере применения силы!).

У Марин Ле Пен, чья близость к Путину и Башару Асаду, поддержка Трампа и враждебность к НАТО до того момента подкреплялись стремлением к сотрудничеству Путина и Трампа и изоляционизмом последнего, явно просматривалось замешательство. Американские удары, предупреждение в адрес Путина, реакция на преступление Асада, признак активности Трампа во внешней политике — все это стало ударом по ее расчетам.

Положение Франсуа Фийона проще, потому что в отличие от Марин Ле Пен он не защищал Дональда Трампа. В любом случае, он дистанцировался от американской операции, возможно, в стремлении избежать «равнения на США», которое кажется ему главным грехом внешней политики Франсуа Олланда. Он опасается, что американские удары могут помешать формированию единого фронта с Россией, к которому он призывает в сирийском вопросе, и привести к российско-американской конфронтации.

Ален Жюппе (Alain Juppé, «Сторонники реальной политики все еще будут утверждать нам, что режим Башара Асада — нормальный партнер?», — заявил он после химической атаки) поддержал американскую операцию, как и большинство республиканцев. Франсуа Фийон отверг очевидный вывод о том, что карт-бланш Асаду на действия в Сирии вряд ли подтолкнет Россию к сотрудничеству, и выделился своим мнением на фоне собственного лагеря и европейских партнеров Франции, что указывает на прочность его убеждений относительно России.

Бенуа Амон выразил безусловную поддержку американской операции и предложил «всем, кто оправдывают Путина, пересмотреть свои взгляды». Эммануэль Макрон довольствовался тем, что «отметил для себя» американскую операцию. В эфире France 2 (сразу же после химической атаки) он высказался за международные действия против Асада под эгидой ООН с участием Франции (при этом он не объяснил, как можно убедить в ее необходимости Россию, которая не разделяет «наши ценности и наши предпочтения»). В отличие от Франсуа Фийона и Бенуа Амона он явно не горит желанием как-то подставляться в этом вопросе.

В целом, самая дальновидная позиция по России принадлежит Бенуа Амону, самому маленькому из «больших кандидатов», которого сейчас бросает собственный электорат. Здесь он решил разорвать пакт о ненападении с Жаном-Люком Меланшоном, однако тут встает вопрос о целесообразности такого шага, потому что жесткость по отношению к России едва ли намного популярнее у избирателей.

Как бы то ни было, его слова нельзя не одобрить: «Когда беседуешь с Путиным, лучше прийти с аргументами». Иначе говоря, нам нужно пытаться наладить отношения с Россией, однако происходить это должно не только на основании доброй воли или признания настоящих или выдуманных ошибок прошлого, но и с опорой на силу, которая заставит Россию принять во внимание нашу точку зрения.

Возможно, удары Трампа в Сирии поспособствуют этому. И, кто знает, быть может, заявляющие о своем реализме кандидаты заплатят политическую цену за то, что во имя стремления к сотрудничеству с Россией демонстрировали одну лишь открытость и воздержались от проявлений жесткости, без которых у Владимира Путина не будет ни малейших причин сотрудничать с нами.

Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 апреля 2017 > № 2141795


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter