Всего новостей: 2187805, выбрано 18344 за 0.057 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
США. Польша > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 7 июля 2017 > № 2235283 Максим Саморуков

Я привезу вам новый мир: что изменил визит Трампа в Польшу

Максим Саморуков

В ходе визита Трампа в Варшаву возникло новое, пока еще легкое, но уже заметное ощущение, что это не Америка встречается с Польшей, а какая-то часть Америки братается с какой-то частью Польши, но другие части в обеих странах это братание не очень одобряют. Либеральные поляки начинают считать либеральных американцев более своими, чем своих собственных консервативных соотечественников

Еще во время избирательной кампании перед президентскими выборами в США можно было заметить, что вопреки стереотипам гипотетической победе Трампа обрадуются не только в России. Саудовские принцы, израильские правые, иранские консерваторы – и без Кремля в мире набиралось немало сил, кому президент Трамп казался гораздо более удобным вариантом, чем Хиллари Клинтон. Не последними среди них были национал-популисты Восточной Европы, которые надеялись, что республиканский президент поможет им ослабить давление либеральных Берлина и Брюсселя.

После победы Трампа многие восточноевропейские лидеры не скрывали своей радости, с упоением рассуждая, что уже в ближайшее время они постараются встретиться со своим новым вашингтонским единомышленником. Тогда эти разговоры выглядели наивной бравадой, ведь при Обаме казалось, что Восточная Европа безвозвратно ушла из списка приоритетов внешней политики США. Но Трамп любит опровергать то, что всем кажется. Сначала он одним из первых принял в Белом доме президента Румынии, а потом начал свое второе международное турне с Польши.

Вроде бы все уже перестали чему-либо удивляться после того, как Саудовская Аравия стала первой страной, которую посетил новый президент США. Но Трамп не подвел и на этот раз: то, что разругавшуюся с ЕС Польшу поставили впереди всех остальных европейских стран и даже саммита G20, было не менее неожиданным.

На той стороне истории

Последние пару лет, после прихода к власти партии «Право и справедливость» Ярослава Качиньского, внешняя политика Варшавы выглядела очень печально. Если соседней Венгрии еще удавалось как-то уравновесить конфликт с ЕС развитием связей на Востоке, то Польша оказалась в полной изоляции. Последним внешнеполитическим триумфом Варшавы были выборы президента Евросовета, когда 27 из 28 стран ЕС проголосовали за то, чтобы продлить полномочия поляка Дональда Туска, и только один голос был против – самой Польши.

Проигрыш 27 к 1 ощутимо понизил рейтинги правящей партии, но вдруг на нее свалился такой невиданный в польской истории триумф: новый президент США выбирает Польшу первой страной для визита в Европу.

Зная качество сегодняшней внешней политики Варшавы, выбор Трампа никак нельзя объяснить успехами польского МИДа. Скорее тут постаралась польская диаспора в США, немало сделавшая для победы республиканцев на последних выборах. Но главную роль явно сыграли личные представления Трампа о прекрасном. Польша лучше всех в Европе вписалась и в основные лозунги его предвыборной программы, и в требования текущего политического момента.

Приехав в Варшаву, Трамп поддержал страну, которая исправно тратит на оборону положенные в НАТО 2% ВВП; перед встречей с Путиным доказал свою готовность дать отпор России; продемонстрировал Берлину и Парижу, что у него есть союзники в Европе; обработал поляков на тему покупки американского оружия и сжиженного газа. То есть выполнил все положенные пункты, причем без малейшего риска столкнуться с какой-то критикой или недовольством – только гарантированное купание во всеобщей любви, восхищении и благодарности. Доза чистого позитива перед неприятными разговорами на саммите G20.

Поляки со своей стороны не подвели, свезли тысячи людей автобусами со всей Польши – слушать в Варшаве выступление американского президента. Речь Трампа была составлена идеально. Она в полной мере учитывала то, что польская аудитория очень невысоко ставит всякие вопросы экономики, потенциальные выгоды от сотрудничества, планы на будущее. Для поляков гораздо важнее, чтобы иностранный лидер показал правильное отношение к ключевым моментам польской истории.

В свое время никакая скидка на газ или планы совместных проектов на миллиарды долларов не смогли бы улучшить репутацию Путина в Польше сильнее, чем довольно сдержанное осуждение пакта Молотова – Риббентропа и расстрелов в Катыни. Также и Трамп сейчас завоевал массовую польскую любовь не разговорами про LNG или верность пятой статье НАТО, а тем, что в одной речи упомянул и тысячелетнюю польскую историю, и вечную любовь поляков к свободе, и чудо на Висле в 1920-м, и подлость пакта Молотова – Риббентропа, и героизм Варшавского восстания, и Иоанна Павла II, и польскую набожность, и даже Шопена с Коперником. Там были все главные элементы польского исторического нарратива, причем в правильном, националистическом толковании. Разве можно сравнить эту сказку с Бараком Обамой, который по невнимательности умудрился назвать нацистские концлагеря «польскими».

Помимо правильного описания польской истории, в выступлении Трампа были и более адресные моменты – для нынешнего польского и европейского руководства. Наперекор брюссельской критике он поддержал Варшаву в ее нежелании принимать беженцев из исламских стран, в защите семейных ценностей, в отстаивании национальных традиций и в «борьбе с бюрократией». Последнее явно означало, что польское национальное руководство должно и дальше смело отстаивать свои позиции в конфликте с наднациональными структурами Евросоюза. Прямого упоминания ЕС вообще не удостоился.

Наконец, самое приятное для нынешних польских лидеров – Трамп не сделал ни малейшего намека на то, что в Польше сейчас проблемы с демократией, со свободой СМИ, с разделением властей. Эти проблемы стали, по сути, единственной темой в разговорах Варшавы с лидерами Западной Европы, а тут президент США выступает прямо перед зданием Верховного суда и ни слова не говорит о ползучем подчинении судов исполнительной власти, которое идет в Польше последние полтора года.

Трамп привез в Польшу полный переворот картины мира. Больше нет никакой изоляции, маргинальности и тем более путинизма. Теперь США вместе с Польшей защищают западную цивилизацию от исламских радикалов и зловредных козней России. Польша не изгой, а «сердце» и «душа» Европы, хранительница истинных западных ценностей. И уж, конечно, в Польше нет никаких проблем с демократией, а есть только правильное понимание свобод и традиций, о чем совершенно забыли в увлекшейся либерализмом Западной Европе.

Одним визитом Трамп разрешил главный психологический конфликт не только Польши, но и всей Восточной Европы последних лет. Он объяснил, что можно любить путинские методы и не любить Путина одновременно. Разговоры Брюсселя о путинизации Восточной Европы – это чушь. На самом деле идет трампизация Восточной Европы. Это Западная Европа сбилась с пути, а США и Восточная Европа на правильной стороне истории, они по-прежнему придерживаются истинных западно-американских ценностей.

Газ и оружие

После того как Трамп подарил Польше и Восточной Европе такую замечательную новую картину мира, говорить о практической стороне визита было бы как-то мелко. Единственным относительно практическим документом, подписанным в ходе переговоров, стало соглашение о покупке Польшей американских противоракетных комплексов «Пэтриот». Общая сумма контракта внушительная – около $8 млрд. Но переговоры об этой покупке начались еще в 2015 году между предыдущими президентами: Коморовским и Обамой. И нынешний документ не добавляет ничего принципиально нового, это по-прежнему декларация о намерениях, которая ни к чему не обязывает США.

Саммит Троеморья, в котором принял участие Трамп, – совсем туманная инициатива. Это всего лишь второй такой саммит в истории, причем на прошлый, в 2016 году, не сочли нужным приехать даже многие восточноевропейские лидеры, а тут вдруг целый президент США. Сами поляки не ожидали настолько высоких гостей, и им пришлось срочно переносить мероприятие из Вроцлава в столицу.

По всей видимости, Трамп осчастливил своим присутствием именно Троеморье потому, что инициаторами этого формата, который должен стимулировать сотрудничество двенадцати государств Центральной и Восточной Европы, выступили Польша и Хорватия. То есть две страны, которые активно продвигают идею импорта сжиженного газа в Восточную Европу. Польша в прошлом году уже запустила терминал LNG в Свиноустье, а Хорватия планирует построить свой в ближайшие годы на острове Крк.

Тема импорта сжиженного газа из США позволила Трампу одновременно поддержать американского производителя и в очередной раз опровергнуть свои связи с Россией – мол, он, наоборот, спасает Европу от российской газовой зависимости и «Северного потока – 2».

Эпизодические поставки американского сжиженного газа в Восточную Европу вполне возможны – они уже были в июне этого года в Польшу. Но вот перспективы массового импорта пока выглядят очень отдаленными. Двенадцать государств Троеморья (почти все сильно зависят от импорта из России) потребляют в год около 40 млрд кубометров газа. Запущенный в прошлом году польский терминал может принимать 5 млрд кубометров в год. Возможно, к 2020 году этот показатель увеличится до 7,5 млрд кубометров, но строительство новых терминалов пока не планируется – этот строили больше десяти лет.

В Хорватии проект LNG терминала на острове Крк обсуждают с 1990-х годов. С 2008 года обсуждают предметно, уже с конкретными инвесторами. Но пока даже строительство не начато – окончательное решение должно быть принято только в начале 2018 года, причем в прошлом сроки уже не раз переносились. Вместе с переносами уменьшалась и мощность терминала. Поначалу говорили о 10 и даже 15 млрд кубометров в год. Потом о шести, потом о трех, сейчас речь идет о 2,6 млн кубометров.

Это не говоря уже о том, что полякам не удалось добиться от Катара, где они закупают сжиженный газ, цен более низких, чем у «Газпрома». Мало того, долгосрочное соглашение с Катаром на поставку 1,4 млрд кубометров в год было заключено на условиях take-or-pay, и в тот период, на который терминал отстал от запланированного срока открытия, Польше приходилось выплачивать катарцам разницу между ценой в контракте и ценой, по которой Катар смог продать этот газ на рынке, хотя никаких реальных поставок в строящийся терминал в это время еще не было.

В принципе США пока и не нужен большой рынок – у них открыт всего один терминал, откуда за прошлый год экспортировали 4,4 млрд кубометров. А польская сторона явно готова переплачивать в обмен на красочные рассказы Трампа о ходе Варшавского восстания.

Поверх границ

В итоге поездка Трампа в Польшу оказалась исключительно приятной для обеих сторон, но все-таки там был один изъян, который мешал происходящему превратиться в полную идиллию. Визит получился очень партийным.

Когда стало известно, что Трамп поедет в Варшаву до саммита G20, все сразу вспомнили, как в 2003 году Германия и Франция отказались поддержать американскую интервенцию в Ирак. Тогда Вашингтон объявил, что есть Новая Европа во главе с Польшей, которые настоящие американские союзники, а есть Старая – сомнительной лояльности. Вот и сейчас Трамп, как когда-то Буш, хочет сыграть на внутриевропейских противоречиях, перетянуть на свою сторону более проамериканскую Восточную Европу, чтобы вместе противостоять Западной, с которой у него не ладятся отношения.

Ситуация действительно во многом похожа, но Польша сильно изменилась с 2003 года. Тогда в стране был надпартийный консенсус: конечно, надо держаться США, потому что Германия и Франция в любой момент нас предадут ради сговора с Россией. Американский президент считался безусловным авторитетом, а его визиты в Польшу – всеобщей радостью.

Другое дело 2017 год. Далеко не все поляки оказались рады приезду Трампа. Невиданное дело – в Варшаве несколько сотен человек вышли протестовать против визита американского президента, причем под типичными западными лозунгами: против сексизма, расизма, за экологию.

В крупнейших СМИ и среди оппозиции зазвучали скептические голоса, что союз с Вашингтоном – это, конечно, хорошо, но для нас важнее Брюссель и Берлин. Что Трамп – политик сомнительных достоинств. Что больше всего его приезду радуются мракобесные маргиналы, которых к тому же свезли на автобусах, как при советской власти.

В ходе визита Трампа в Варшаву возникло новое, пока еще совсем легкое, но уже заметное ощущение, что это не Америка встречается с Польшей, а какая-то часть Америки братается с какой-то частью Польши, но другие части в обеих странах это братание не очень одобряют. Конечно, национальная идентификация по-прежнему остается базовой на международном уровне, но постепенно теряет свою монополию. Либеральные поляки начинают считать либеральных немцев или либеральных американцев более своими, чем своих собственных консервативных соотечественников. Ярый националист Трамп разрушает психологические национальные границы гораздо успешнее, чем самые фанатичные космополиты.

США. Польша > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 7 июля 2017 > № 2235283 Максим Саморуков


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 7 июля 2017 > № 2235282 Александр Баунов

Сидячий саммит. Что дала встреча Трампа и Путина

Александр Баунов

Случившийся апгрейд роли России до уровня глобального противника работает не только против, но и в пользу договоренностей с ней. Если Россия так сильна и опасна, как ее изображают в последние месяцы, никакого конкретного размена и не нужно. Успехом будет уже снятие напряженности в отношениях со страшным противником, способным разрушительно действовать одновременно в мире и в самой Америке

Пережившую потерю масштаба Россию справедливо обвиняют в тяге к исторической реконструкции. Построим у себя Рейхстаг и возьмем, организуем новый карибский кризис, еще раз освободим народы от колониального гнета: чтобы стать великими, как раньше, все можем повторить.

Но и в Америке наблюдаем что-то похожее. Объявим Россию империей зла, заменим поправку Джексона – Вэника на другие санкции, разоблачим антиамериканскую деятельность русских агентов, выйдем из Договора о средних и малых ракетах, разместим еще раз «першинги» в Европе, повторим 1982 год, и нежданно воскресший противник рассыплется, сгинет, как тогда. Так выглядит позиция сторонников жесткой линии по отношению к России в американском Конгрессе и СМИ; почти так звучала речь Трампа в Варшаве – не Трамп, а Рейган.

Выход из регламента

Неизбежная встреча Трампа с Путиным превращалась в отложенную пытку, назойливый сюжет, который тяготил обоих, и, кажется, все были бы рады, чтобы неизбежное мучительное будущее наконец наступило и осталось позади, пусть даже из этого ничего не выйдет, кроме подозрений и насмешек. Однако же что-то вышло, и видеться дальше теперь будет проще. Встреча, о которой в начале года говорили как, возможно, о первой во внешнеполитической карьере Трампа-президента (пошел даже ложный слух о столице нового мышления Рейкьявике), потом – как о двусторонних переговорах в мае после саммита НАТО в одной из европейских стран (как когда-то между Путиным и Бушем в Словении), долго откладывалась и была, наконец, перенесена в то время и место, где у любого из участников есть максимальное алиби: ничего личного, только «двадцатка».

В интересах Путина такая встреча, которая не объявлена слишком заранее, но при этом длится как можно дольше. Заранее анонсированные переговоры без впечатляющего результата вызвали бы разочарование на старте отношений. Зато спонтанное, почти импровизированное свидание, в самом факте которого еще недавно сомневались, а оно при этом продлилось дольше заявленного, для России дипломатическая удача. Сошлись и обнаружили так много общих важных тем, что долго не хотели расстаться. Это подтверждало бы умение Путина завоевывать, заглядывая в глаза, даже самых настороженных собеседников, которое на Западе приписывают навыкам разведчика и которое в действительности является комбинацией личного обаяния и ореола правителя большой страны.

Но какая встреча в интересах Трампа? Каждые лишние четверть часа, проведенные с Путиным за закрытыми дверями, усугубляют обвинения в сговоре, измене или – в лучшем случае – неспособности противостоять врагу. Для Трампа пробыть с Путиным слишком долго – значит проявить слабость перед Россией. Но и провести с ним слишком мало времени – это уступить своим противникам из сенаторов, чиновников и прессы.

В результате обе стороны подтвердили встречу за три дня до нее, во вторник, 4 июля, и успокоили: хоть и назначенная в последний момент, она «планируется как полноценная "сидячая" встреча» (Песков). Переносить саммит на ногах вредно для здоровья. Стоячий разговор в кулуарах был бы хуже никакого: он напомнил бы всем «двадцатку» в Брисбене осенью 2014 года, когда Путин находился в максимальной изоляции.

Расхождения коснулись даже объявленной продолжительности свидания: Песков анонсировал длительность в один час, пресс-служба Трампа – полчаса. Президенты предсказуемо вышли за эти рамки: два часа 16 минут. Стремление команды Трампа защититься от критики, назвав минимально приличную длительность встречи, обернулось тем, что все обсуждают, как она затянулась. Однако Трамп был к этому готов и поставил разговор с Путиным последним перед отлетом из Гамбурга, чтобы, в случае чего, никто из зарубежных лидеров не ждал, а летчик подождет. Перед нами тот самый случай, когда внешней конспиративной суровостью пренебрегли ради реальной возможности выстроить собственные отношения без оглядки на чужие ожидания.

Он вам не Хиллари

Трампу не так уж и нужна личная дружба с Путиным, ему нужно показать себя более результативным, чем Обама и Хиллари. Прежняя администрация вместе с негодными экспертами испортила отношения с Россией, а он – поправит. Из противника сделает, где нужно, союзником, а где не нужно – нейтрализует помехи. Но ведь добиться этого можно как подружившись с Путиным, так и победив его. Главное для Трампа – показать результат.

Практически любая договоренность с Путиным заранее рассматривается критиками Трампа как уступка, которую нужно разоблачить, а ее исполнение саботировать. Еще лучше воспользоваться такой договоренностью, чтобы ослабить Трампа очередным доказательством его то ли измены, то ли преступной беспечности.

Однако, если выбрать курс на победу над Путиным, политика Трампа на российском направлении будет мало отличаться от той, которую вела бы Хиллари Клинтон. К этому его подталкивают многие профессиональные управленцы из deep state – хранители политической преемственности из глубоких слоев государственного аппарата. Ведь во многих отношениях революционер Трамп уже оказался традиционным, даже архаичным политиком: не только Сирия и Северная Корея, но и Куба с Ираном при нем вернулись в первые строчки списка врагов Америки, с которыми надо сражаться, а не разговаривать. Почему бы в тот же ряд не вернуть Россию? На митинге в Варшаве Трамп и так упомянул их вместе.

Раз нельзя договориться с Россией добром, Трамп демонстрирует попытки унять ее силой. Точно перед первой поездкой Тиллерсона в Москву разбомбил сирийскую военную базу: первый случай за все шесть лет тамошней войны, когда армия США нанесла удар по сирийской армии, официальному союзнику России; Обама на такое не решался. Жесткий вариант сделки – следуйте за нами на наших условиях, или будет хуже, который Тиллерсон уже пытался привезти в Москву весной, – Трамп повторил перед самым приездом в Гамбург: «Мы призываем Россию прекратить свои дестабилизирующие действия на Украине и по всему миру и присоединиться к сообществу ответственных наций».

Внутри такого подхода есть явное противоречие. Чем суше и ультимативней Трамп в отношениях с Россией, тем он, выходит, слабее у себя дома – уступает давлению прессы, бюрократов и сенаторов. Зачем тогда Путину выполнять ультиматумы уступчивого президента, которого журналисты и сенаторы одолели у себя дома. Раз смогли они, сможет и Путин, тем более что считает себя гораздо серьезнее, опытнее и дальновиднее нового американского президента.

Трамп, вероятно, чувствует, что выглядел бы жалким, если бы критики полностью загнали его в политику его бывшей соперницы и не дали сделать в отношении России ни одного собственного шага. Чем суровее он будет грозить Путину, тем больше будет выглядеть невольным преемником чужого курса в глазах тех, кто ожидал от него собственного.

Трампа не может не злить, что раз за разом загадочным образом заранее становятся известны его планы на российском направлении: вот он хочет задаром вернуть русским дипломатические дачи, согласен на то, чтобы Асад оставался у власти и на российскую военную полицию в Сирии, поручил приготовить перечень уступок перед саммитом G-20.

Результат встречи оказался смесью из этой показной ультимативной суровости и внутренней готовности к маневрам и прокладыванию собственного курса. Не обещали встретиться, но свиделись, разошлись без слов, но перед этим пожали друг другу руки и достигли, по словам Лаврова, четырех договоренностей.

Одобрили введение режима прекращения огня на юго-западе Сирии, который «будет обеспечиваться силами и средствами российской военной полиции в координации с американцами и Иорданией». То есть, по сути, одобрили ограниченную российскую наземную операцию в Сирии, которая, разумеется, будет проводиться в интересах не только населения этих зон, но и правительства в Дамаске, а «координация» звучит очень близко к желаемому в Москве сдержанному, без эмоций союзничеству.

Новый спецпредставитель США по Украине с особым каналом связи с российским спецпредставителем выглядит посильнее, чем просто возрождение линии между Сурковым и Нуланд.

Создание группы по кибербезопасности – и вовсе открытие целого направления переговоров: раньше сокращали ядерное оружие, теперь кибернетическое. Для критиков Трампа и России это может выглядеть как ценное признание со стороны обоих, что вмешательство в американские выборы все-таки было. «Трамп начал с того, что поднял вопрос об озабоченности американцев российским вмешательством на выборах 2016 года, и неоднократно и настойчиво возвращался к этому», – сообщил Тиллерсон на своей пресс-конференции. Это действительно смотрится как признание сторонами вредоносной активности или по крайней мере возможностей России на этом направлении, но переводит разговор из модуса «руки прочь от клавиатуры» в «давайте договоримся о правилах».

Посольские дачи не вернули, но ускорят назначение новых послов, а уж они пусть договариваются. Это все, конечно, не большая сделка, которую ждали после победы Трампа, но и не просто знакомство без обязательств, о котором говорили накануне саммита.

Часть за целое

Проблема большой сделки Трампа с Путиным в том, что у них на первый взгляд нет равновеликих предметов для обмена. России хотелось бы от Соединенных Штатов многого. Снятия санкций, неофициального признания Крыма российским и спокойного отношения к работе там международного бизнеса, разрешения украинского конфликта с пониманием Минских соглашений как федерализации Украины, признания статуса равновеликого союзника (а не потенциального члена западной коалиции), который самостоятельно ведет свою войну против исламского терроризма на Ближнем Востоке, и она считается полезной частью общей войны. А в далекой перспективе – отказ от вмешательства в дела и планы российских властей внутри собственной страны и в окрестностях и признания за ней полновесной международной субъектности – того самого суверенитета, о котором любят говорить в Москве.

Но что может Россия дать взамен? Пока не видно, какие конкретные цели для США принципиально недостижимы без сотрудничества с Россией, разве что разрешение кризисов, созданных с ее участием, а тут можно попытаться не договариваться, а надавить. Однако же в мире не так много стран, с которым можно «пройтись по всему кругу вопросов» – от Северной Кореи до Латинской Америки. Из тех 26 лидеров, с которыми Трамп встречался раньше, чем с Путиным, таких раз-два и обчелся.

Трамп оказался в классической ловушке американского прагматика. Добиться от России желаемого лучше получается, снизив на нее давление, но само снижение давления трактуется как то, что Россия добилась желаемого для себя. В том числе и в самой России, руководство которой может воспринимать это как одобрение своих действий по отношению к соседям.

Из этой ловушки есть простой выход: перестать считать любое пожелание России разрушительным и не действовать по принципу «выслушай русских и всегда сделай наоборот». Это требует некоторой личной смелости, как все, на что нет спроса ни у американского истеблишмента, ни у избирателей.

Однако парадоксальным образом нынешняя ситуация почти холодной войны может такой спрос создать. На уровне бартерного обмена – око за око, зуб за зуб – у России не такое уж разнообразное предложение. Но случившийся апгрейд роли России до уровня глобального противника работает не только против, но и в пользу договоренностей с ней.

Если Россия так сильна и опасна, как ее изображают в последние месяцы, никакого конкретного размена и не нужно. Успехом будет уже снятие напряженности в отношениях со страшным противником, способным разрушительно действовать одновременно в мире и в самой Америке. Жить во вражде с таким недругом не хочется никому – ни бизнесу, ни простому избирателю, перед которым отчитываются политики. Устранение угрозы без конкретного размена по пунктам в таком случае уже подарок собственной стране и человечеству – тот самый желанный для Трампа результат.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 7 июля 2017 > № 2235282 Александр Баунов


Узбекистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 7 июля 2017 > № 2235242

Власти Узбекистана при президенте Шавкате Мирзиёеве продолжают удивлять наблюдателей новшествами и стимулируют обсуждение вопроса, не идет ли речь о подготовке перемен, задуманных по лекалам раннего горбачевского периода в СССР?

Прямой диалог Абдулазиза Камилова

5 июля глава МИД Узбекистана Абдулазиз Камилов отвечает на вопросы граждан в прямом эфире местного ТВ. Среди вопросов есть табуизированные, например, о политзаключенных. Высокопоставленный чиновник из числа "каримовской гвардии" объявляет о том, что в страну может вернуться правозащитная организация Human Rights Watch, что возобновляет работу бюро BBC! А неделей раньше президент страны призвал журналистов смелее освещать проблемы, мешающие развитию страны, в том числе бюрократизм и коррупцию.

По мнению координатора объединенной евразийской экспертной сети Jeen Натальи Харитоновой, есть признаки, говорящие в пользу того, что Шавкат Мирзиёев столкнулся с тем же, с чем тридцатью годами раньше столкнулся Михаил Горбачев - система государственного управления зашла в тупик.

"Она экономически неэффективна и не обеспечивает новому президенту того личного полного контроля над страной, над региональными руководителями, каким обладал Ислам Каримов. И он на ощупь старается оживить эту систему, отчасти чуть ослабляя контроль над гражданским обществом, отчасти за счет кадровых перемен", - уточняет эксперт.

Экспериментальный замминистра образования

"В начале июля президент Узбекистана назначил заместителем министра народного образования 22-летнего Алишера Садуллаева - молодой человек удачно выступил за несколько дней до этого на съезде молодежи, понравился Шавкату Мирзиёеву, и тот его назначил в экспериментальном порядке. А месяц назад президент вроде бы заявил, что для чиновников времена меняются, что теперь они будут работать круглые сутки, что старым кадрам осталось еще два года, а там подрастет новое поколение управленцев", - рассказала DW Наталья Харитонова.

Что касается гласности, то, по ее мнению, говорить об этом рано. "На деле для журналиста "новой узбекской волны" это выглядит так: на уровне района критиковать чиновника уже можно, но сперва лучше выяснить, чей он родственник и кто за ним стоит. Уровень выше районного пока для критики недоступен, не говоря уже о "людях в погонах". Что касается выбора тем для критики, то если до издания доходит информация, что президент на заседании кабинета министров отругал того или иного отраслевика, то журналисты могут решиться осторожно затронуть проблему этой отрасли", - поясняет собеседница DW.

По ее информации, важным участником всех процессов управления остается СНБ, руководство которой не в восторге от многочисленных начинаний администрации президента. И журналисты, как и общественники, опасаются этого грозного карательного органа.

Спецдокладчик ООН по Узбекистану

Президент Ассоциации "Права человека в Центральной Азии" (AHRCA) Надежда Атаева считает, что заявление Шавката Мирзиёева о критической журналистике в основном носит декоративный характер, и вызвано обстоятельствами, которые основной массе населения пока не вполне понятны.

"В середине июля узбекская делегация встречается с представителями ЕС в рамках диалога по правам человека. А до конца года правозащитные организации передают свои доклады в рамках ООНовской процедуры Универсального периодического обзора (УПО) о выполнении Узбекистаном обязательств в этой сфере. Видимо, границы гласности приоткрываются перед этим обсуждением", - предполагает Атаева. Ведь правозащитники настаивают на том, чтобы Совет ООН по правам человека поднял вопрос о назначении спецдокладчика по Узбекистану.

"Это серьезная санкция в отношении страны, мы даже после смерти Каримова выступаем за нее потому, что основные участники гражданского общества как тогда, так и сейчас, находятся под тотальным контролем. Да, за последние полгода мы наблюдаем меньше арестов активистов гражданского общества, но условий для его развития все еще очень мало", - поясняет правозащитница из Франции.

Дело Жасурбека Ибрагимова

При этом она соглашается с тем, что нынешняя власть формирует новую для страны форму общения с населением. "Госучреждения открыли свои виртуальные приемные, свои сайты, и размещают на них пресс-релизы. Это положительный момент для журналистов. Власть допускает ростки общественных дискуссий. Например, история трагической гибели студента Жасурбека Ибрагимова, которая высветила целый ряд проблем учебных и медицинских учреждений, получила не только огласку, но и освещение в прессе", - говорит Атаева.

Но, продолжает она, как только эта тема была подхвачена зарубежными СМИ, СНБ стала рекомендовать родственникам и участникам акции не контактировать с журналистами, те перестали отвечать на звонки журналистов, комментарии в соцсетях стали очень сдержанными, и люди, в отличие от первых дней обсуждения, выходят в сеть анонимно.

Дело Гульнары Каримовой и гласность

"В СНБ считают, что все неподконтрольное, как, например, зарубежные СМИ, лучше вообще приглушить. При этом СНБ до сих пор имеет огромное влияние, вплоть до назначений на руководящие должности в различных сферах. Тем не менее, в сознании государственных чиновников в ходе истории вокруг убийства Жасурбека Ибрагимова возникло понимание того, что если общество нечто волнует, то на это надо реагировать. Поэтому дело взял под свой контроль генпрокурор", - полагает собеседница DW.

Возможно, власть пытается переключить население на темы социального характера, не связанные с проблемами самой власти, рассуждает Атаева, ссылаясь на то, что, например, такая тема, как уголовное дело, по которому проходит Гульнара Исламовна Каримова, однозначно заслуживает и общественной дискуссии, и журналистского внимания, для местных журналистов остается табу.

"Известно, что она под домашним арестом, что ее посещал представитель прокуратуры Швейцарии, и речь идет о серьезных претензиях к ней, связанных с коррупцией. Но информация о приезде прокурора достигла Узбекистана из-за рубежа. А ведь из национального бюджета, вероятно, выведены сотни миллионов долларов, и даже самый разбалованный родственник президента вряд ли мог это сделать без участия высокопоставленных чиновников, которые еще во власти?", - задает вопрос Атаева.

Парламент Узбекистана вне дискуссий

Табу, по ее информации, остается такая острая социальная тема, как "хлопковое рабство" и высокая смертность при сборе хлопка. "Обращает на себя внимание то, что парламент Узбекистана пока полностью в стороне от перестройки отношений власти и общества. Там нет дискуссий, где бы дали слово хоть одному правозащитнику или активисту", - отмечает президент AHRCA.

А Наталья Харитонова высказывает предположение, что заявлением о критической журналистике президент создает предпосылки для перестройки не страны, а власти, чтобы получить в лице прессы информационный канал и возможность "давить" на местных руководителей, минуя СНБ.

При этом власть продолжает превозносить заслуги Ислама Каримова, но постоянно говорит о "новом времени", о новом подходе", тем самым отстраняясь от ответственности за то тяжелое состояние экономики и общества, в котором находится страна, подчеркивает координатор Jeen.

Узбекистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 7 июля 2017 > № 2235242


Великобритания. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 6 июля 2017 > № 2244403

«За радикализацией ислама в Великобритании стоит Саудовская Аравия»

The Guardian: Мэй не решается опубликовать доклад об исламских экстремистах, подготовленный еще полгода назад

Британское независимое исследовательское общественное объединение «Общество Генри Джексона» подготовило доклад, который может испортить отношения Лондона и Эр-Рияда.

К такому выводу приходит редактор отдела дипломатии британской The Guardian Патрик Уинтур (Patrick Wintour), отмечающий, что «отчет о результатах исследования, посвященного вопросам внешнего финансирования терроризма в Соединенном Королевстве, был подготовлен еще шесть месяцев назад. Однако привел чиновников Министерства внутренних дел в состояние такого ужаса, что они стали оказывать давление на премьер-министра, стараясь не допустить огласки документа».

«А вся проблема в том, — утверждает автор, — что спонсором номер один исламского экстремизма является Саудовская Аравия, стратегический партнер США на Ближнем Востоке. Обнародование данных может нарушить существующее положение в районе Персидского залива, именно поэтому и МИД тоже настроен «замолчать» доклад».

В работе специалистов «Общества Генри Джексона» открывается неприятная для политических деятелей Туманного Альбиона истина: «Саудовская Аравия спонсирует экспорт ваххабитского ислама в страны Запада с 60-х годов ХХ века, создавая, развивая и подпитывая мусульманские общины в Европе. В Великобритании это финансирование в основном принимало форму пожертвований мечетям и исламским образовательным учреждениям (медресе), в которые, в свою очередь, направлялись самые ярые пропагандисты экстремизма, проповедовавшие нормы салафизма и распространявшие литературу исламизма крайнего толка».

Эр-Рияд работал и «в обратную сторону», приглашая наиболее набожных и способных убеждать своими речами окружающих британских мусульман на курсы обучения и повышения квалификации на Аравийский полуостров, где их накачивали догмами «до полного отрешения от окружающего мира и комплексного ухода в мир, где правит Аллах». Так называемые независимые исламские школы в Великобритании на деле независимы только от одной стороны — англосаксонской, а вот с саудитами у них совсем другие отношения, в свете которых «британских независимых мусульман» правильнее было бы называть «проповедниками исламских идей в саудовской версии».

В докладе прямым текстом сообщается, что «Британия — одно из европейских государств, где проводники идеологии салафитов-ваххабитов наиболее одиозны, не стремятся особенно маскировать свою ненависть по отношению к «неверным». Эти деятели честно отрабатывают свои деньги, присылаемые им из Саудовской Аравии, но, похоже, что они настолько углубились в свою веру, что готовы воевать с любой идеологией бесплатно и беспрерывно».

«Безусловно, многие страны, раскинувшиеся вокруг Персидского залива — главным образом суннитские, но и шиитский Иран в том числе, — виновны в продвижении экстремизма. Но на вершине списка благодаря агрессивной политике распространения радикального ислама, вне всякого сомнения, следует разместить Саудовскую Аравию», — убежден Том Уилсон (Tom Wilson), сотрудник «Центра реагирования на радикализацию и проявления терроризма в обществе» (Centre for the Response to Radicalisation and Terrorism at the society) и руководитель команды, работавшей над составлением доклада. — В свете этого не может не вызывать как минимум ироничную улыбку заявление Эр-Рияда о том, что главным и единственным спонсором и проводником экстремизма и терроризма в регионе является Катар. Такие заявления не воспринимаются иначе как демонстрация обнаруженной в чужом глазу соринки, не обращая при этом внимания на бревно, торчащее в своем. Да, лидеры Саудовской Аравии вроде бы признали необходимость урезать финансирование экстремизма (происходящего, разумеется, без ведома и не по вине правящих кругов страны), но вместо этого размер материальной помощи ваххабитам чудесным образом увеличился».

По данным докладчиков, в 2007 году Саудовская Аравия потратила не менее 2 миллиардов долларов на пропаганду салафизма во всем мире. В 2015 году эта цифра удвоилась.

Применительно к Соединенному Королевству точную цифру финансовой поддержки из неопубликованного доклада Патрику Уинтуру извлечь не удалось. Однако он добыл другие характеристики, позволяющие судить о том, что забота саудитов о житье-бытье салафизма на территории Альбиона ширится и множится: в 2007 году в Англии, Уэльсе, Шотландии и Северной Ирландии функционировало 68 мечетей именно ваххабитской направленности. Семь лет спустя их было зафиксировано уже 110. А число тех, кто постоянно посещал эти храмы, составляло в 2014 году 44 994 человека. В докладе говорится, что наиболее известные проповедники ислама в Великобритании, такие как Абу Катада, Абу Хамза, Абдулла аль-Фейсал и Шейх Омар Бакри, принадлежат к экстремистской ветви ислама.

Составители доклада, отмечает The Guardian, ни в коем случае не хотят свести все к тому, что исламский экстремизм в Великобритании финансируется исключительно Саудовской Аравией. Указывают авторы и на то, что несколько радикализировавшихся мечетей спонсировались фондом Al-Muntada Trust, находящимся на полном содержании Катара. В частности, группа молодых валлийцев из Кардиффа, отправившаяся в Сирию воевать на стороне «Исламского государства» (организация, запрещенная в Российской Федерации — прим. ИА REGNUM ), была идеологически обработана в мечети Al-Manar, патронируемой названным выше фондом.

«Попытки нескольких (арабских) государств влиять на мусульманские общины в европейских странах, в частности, на группы лиц, исповедующих ислам в Великобритании, носят системный антизападный характер, направленный на формирование пренебрежительного отношения к либеральным ценностям», — заключают авторы доклада, которому, выдвигает предположение корреспондент The Guardian, похоже, так и не удастся увидеть свет.

Общество Генри Джексона (Henry Jackson Society) — независимое британское общественное объединение, основанное при Кембриджском университете в 2005 году. Названо в честь американского сенатора-демократа Генри Джексона. Цель — исследования различных аспектов международной политики Великобритании. Сегодня чаще его называют модным термином think tank, мозговой или аналитический центр.

Владимир Добрынин

Великобритания. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 6 июля 2017 > № 2244403


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 июля 2017 > № 2244397

Польша: Конец восстания против России

Итоги

К концу 1863 г. обстановка в Царстве Польском и Западном крае стабилизировалась, сокращалось количество столкновений с мятежниками, что позволило осенью приступить к выводу гвардии. 2 ноября 1-я гвардейская пехотная дивизия и л.-гв. Драгунский полк покинули Виленское генерал-губернаторство. Их провожало письмо Муравьева, свидетельствовавшее о заслугах этих частей. К началу 1864 г. все было кончено. В феврале была разбита последняя более или менее крупная банда, ее руководитель повешен на дымящейся балке здания, которое он сам приказал поджечь. Еще ранее в Вильно был разоблачен, арестован и вскоре после этого повешен Калиновский, а остатки подполья — разгромлены. Местное дворянство — застрельщики мятежа — уже не чуралось русских офицеров и чиновников и при каждом удобном случае заявляло о своей полной лояльности и о том, что «мятеж затеяли портные и сапожники». 29 февраля 1864 года австрийские власти объявили в Галиции осадное положение. Всякая помощь повстанцам, включая косвенную, разбиралась в военном суде. Все оружие и боеприпасы подлежали немедленной сдаче, все иностранцы в течение 48 часов должны были явиться в полицию для последующей высылки за границы австрийской империи. Не явившиеся в случае поимки подлежали выдаче русским властям. Революционеры потеряли единственную территорию, которую они могли использовать в качестве базы.

Впрочем, и это самое главное, к этому времени они давно потеряли базу в Царстве Польском. Русские официальные сообщения гласили: «Мятеж, успевший распространиться в Царстве Польском, почти совершенно подавлен. Значительнейшие шайки уничтожены, мелкие партии истреблены или преследуются. Многие из главных предводителей мятежа, принимавших непосредственное участие в волнении, захвачены. Масса населения, избавленного от страшного террора, свободно вздохнула. Сельское население формирует сельские караулы. Народ посылает депутации с заявлением правительству своей преданности и с уверениями, что он ничего общего не имел с революционной партией». С 1(13) января по 1(13) декабря 1863 г. войска Варшавского Военного округа потеряли заболевшими 49 761(умерло 2010), боевые потери составили 3 200 чел., включая сюда раненых 2 338 чел.(из них умерли 309). Потери мятежников оценивались приблизительно в 22 тыс. чел., в плен было взято 6 925 чел., в русские госпитали поступили 697 раненых поляков (из них умерли 51). За то же время мятежники повесили 918 чел.

В немалой степени прочному замирению способствовала проведенная в Царстве Польском реформа. В ноябре 1863 г. Николаем Милютиным был подготовлен и представлен императору ее проект. 13(25) февраля 1864 г. он был обсужден в Зимнем Дворце на заседании Особого комитета под председательством Александра II, а 19 февраля (2 марта) того же года им были подписаны указы об устройстве крестьян, сельских гмин и т. п., ставших основанием этой реформы. Крестьяне в Царстве Польском становились собственниками земли, бывшей у них в пользовании, фактически без выкупа помещикам. При вырубке лесов у дорог весь лес безвозмездно поступал на нужды деревенских общин. Кроме того, крестьяне с 3(15) апреля того же года были освобождены от всех без исключения повинностей, вместо которых вводился особый поземельный налог. Минимальный надел — 6 моргов — получила и часть безземельных крестьян батраков, число которых доходило до 1,3 млн. чел.

Милютин смотрел на все это, как на начало работ по исправлению «ненормального положения края», что в перспективе сократит власть немногих. Эти начинания будут удачны, считал он, если «…явится на сцену новый, неведомый в польской истории деятель — народ». Милютин имел для этих слов все основания — Царство Польское было страной преимущественно мелкого землевладения. Поместья свыше 3 тыс. моргов (т. е. 1,5 тыс. десятин) составляли не было 1/20 общего количества земельных владений. Изменения последовали и в отношении католических монастырей в Царстве Польском. До начала восстания только мужских монастырей здесь насчитывалось 155 (для сравнения — в католической Баварии таковых имелось 47), из них 71 имели менее полагавшегося минимума монахов (8 чел.). В 1863—1864 гг. 39 монастырей были уличены в оказании активной помощи мятежникам и закрыты. 92 монастыря было закрыто по малому числу насельников. В результате проведенных преобразований из 17 монашеских орденов было оставлено 10, осталось 45 мужских (25 штатных и 20 заштатных) и 17 женских (10 штатных и 7 заштатных) монастырей.

Весной 1864 г., вслед за успокоением, в Петербурге вновь подняли голову сторонники «диалога» с польским дворянством, как лучшего способа закрепления за Россией Северо-Западного края. Положение Муравьева резко ухудшилось, «мавр сделал свое дело». Оппозиция ему гнездилась в самых верхах Империи. Прежде всего это был Великий Князь Константин, который открыто враждовал с Муравьевым, особенно после того, как генерал отказался лично встретить его при проезде из Варшавы в Петербург. Тот был вне себя от ярости, и даже сообщил о случившемся августейшему брату. Очень быстро менявший позицию Валуев 19 сентября (1 октября) в письме к Каткову отметил: «Вы воздаете должное ген. Муравьеву и правы. Он сделал свое дело, но это дело первый, а не окончательный подвиг». Постоянно колебавшийся А.М. Горчаков еще в сентябре 1863 г. убеждал генерала: «Рядом с вопросом о достоинстве, от которого Его Императорское Величество не отступится, мы в наших ответах имели главным образом в виду области, вам доверенные». После того, как мятеж был подавлен, министр иностранных дел снова перешел в лагерь противников жесткой политики «рядом с вопросом о достоинстве». Вместе с Долгоруким и Валуевым на этой стезе отметился и ген.-ад. А.А. Суворов.

Внук прославленного полководца считал, что сила монархии кроется в её способности к примирению, и странным образом был противником насилия. Муравьева он ненавидел и никогда не упускал возможности продемонстрировать это. В бытность свою генерал-губернатором в Остзейском крае Суворов сумел найти общий язык с местным дворянством, всячески потакая всему немецкому в крае. Петербургский генерал-губернатор, по словам Тютчева, был «несомненно добрый, но нелепый человек». Генерал заявил, что прекращает общение с теми, кто подписал приветственный адрес Муравьеву. В ноябре 1863 г. поэт написал стихи, посвященные князю Италийскому по случаю адреса, направленного в Вильно (тот заявил, что его дед никогда бы не подписал такой адрес):

«Гуманный внук воинственного деда,

Простите нам, наш симпатичный князь,

Что русского честим мы людоеда,

Мы, русские, Европы не спросясь…

Как извинить пред Вами эту смелость?

Как оправдать сочувствие к тому,

Кто отстоял и спас России целость,

Всем жертвуя народу своему.

Кто всю ответственность, весь труд и бремя

Взял на себя в отчаянной борьбе —

И бедное, замученное племя,

Воздвигнув к жизни, вынес на себе.

Кто избранный для всех крамол мишенью,

Стал и стоит, спокоен, невредим,

На зло врагам, их лжи и озлобленью.

На зло, увы! и пошлостям родным.

Так будь и нам позорною уликой

Письмо к нему от нас, его друзей!

Но нам сдается, князь, Ваш дед великой

Его скрепил бы подписью своей!»

Муравьев был абсолютно безразличен к критике, которой все больше и больше подвергала его либеральная пресса. По его словам, этими действиями она улучшала его аппетит. Тютчев был прав, когда откликнулся на смерть генерала следующими словами:

«На гробовой его покров

Мы, вместо всех венков, кладем слова простые:

Немного было у него врагов,

Из тех — кто не враги России».

Не действовала на генерала и лесть. Великий Н.А. Некрасов написал в честь генерала стихи, которые прочел во время чествования Муравьева в апреле 1865 г. в Английском клубе Петербурга:

«Бокал заздравный поднимая,

Еще раз выпить нам пора

Здоровье миротворца края…

Так много ж лет ему… Ура!

Пускай клеймят тебя позором

Надменный Запад и враги;

Ты мощен Руси приговором,

Ее ты славу береги…»

Поэт не сумел добиться своего. Лесть была слишком очевидна. Реакция на стихи была вежливой, но весьма холодной. На вопрос, не рекомендует ли граф напечатать эти стихи, Муравьев ответил отрицательно. Дело в том, что таким путем поэт надеялся найти поддержку своего журнала «Современник» — их появление на страницах издания могло защитить его от угрозы закрытия. Но генерал не сочувствовал ни политическим взглядам Некрасова, ни позиции его журнала, в котором весьма заметную роль играли Н.А. Добролюбов и Н.Г.Чернышевский.

Самую активную и надежную поддержку в правительстве Муравьеву оказали Д.А. Милютин и А.А. Зеленой, в прессе — М.Н. Катков. 7(19) июля издатель писал генералу: «Вы не можете сомневаться в моей живейшей готовности оказать всякую по моим силам услугу делу, которому я служу до упада сил». Не будет преувеличением утверждение, что двух этих людей объединяли не только общие идеи, но и общие враги. «Известно, — писал Муравьев, — что большая часть русской аристократии, воспитанная в идеях европейских, без чувства уважения к своей религии и своему отечеству, всегда действовала без убеждений, согласно господствующему направлению на Западе. Для них России и православной религии нет, они космополиты, бесцветные и бесчувственные для пользы государства, и первое место у них занимают их собственные выгоды и своя личность. Вот та среда главных правительственных лиц, с которою мне предстояло бороться, чтоб провести свою систему в крае».

Олег Айрапетов

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 июля 2017 > № 2244397


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 июля 2017 > № 2244390

Foreign Policy: Путин легко «обманет» Трампа

Трампу нужны стратегия и посыл

Глава Белого дома Дональд Трамп и президент России Владимир Путин проведут свою первую встречу на саммите «Большой двадцатки», который состоится в Гамбурге 7 и 8 июля. Хотя немногие выступают против встречи двух лидеров лицом к лицу, сама она сопряжена с определенными рисками, особенно потому, что, как заявил 6 июля советник Трампа по национальной безопасности Герберт Макмастер, у администрации нет «четкой повестки дня» встречи, а вот у Путина она есть, пишет Джули Смит в статье для The Foreign Policy.

По данным источников в разведывательных службах ЕС, Владимир Путин считает, что он может добиться уступок по вопросу санкций в обмен на обещания сотрудничества по Сирии. Трамп же, который выражал восхищение стилем правления Путина, а также отказывался его критиковать, очевидным образом стремится показать, что он способен сделать что-то, что его предшественники не смогли: укрепить и стабилизировать российско-американские отношения и не быть «обведенным вокруг пальца». Проблема состоит только в том, подчеркивает автор, что США водили за нос на протяжении нескольких месяцев.

«Вмешавшись» в выборы в США осенью прошлого года и получив лишь риторически «по рукам», глава Кремля сделал простой вывод: агрессивные действия России, такие как кампании дезинформации, травля флота и авиации США, применение энергетического давления и хакерские атаки, не будут иметь никаких последствий. И если Трамп и его команда не придумают план быстро, США в очередной раз повесят лапшу на уши на встрече двух лидеров. Трампу нужны стратегия и посыл.

Первым сигналом, который Трамп должен послать Путину, должно стать подтверждение трансатлантической решимости, и сделать это он может в ходе своего визита в Польшу, после которого он проведет встречу с главой Кремля в Гамбурге. В Варшаве Трамп может успокоить пугливых союзников и продемонстрировать трансатлантическое единство, подтвердив свою приверженность трансатлантическим ценностям, пятой статье устава НАТО и усилениям по сдерживанию.

В своей речи там Трамп должен подчеркнуть, что хотя между США и их союзниками иногда бывают разногласия по вопросам, таким как объемы затрат на оборону, Вашингтон не потерпит попыток России подорвать демократическую систему США и отделить Европу от США. Путин, без сомнения, с радостью смотрел, как трансатлантические партнеры США на протяжении нескольких месяцев заламывали руки по поводу будущего отношений с Белым домом на фоне того, как взгляды Трампа на ЕС и Россию оставались довольно размытыми. Путину нужно увидеть и услышать от Трампа лично, что связи, связывающие две стороны Атлантики, крепче чем когда-либо.

После визита в Польшу, когда Трамп наконец сядет с Путиным за стол переговоров в Гамбурге, он должен начать с неоднозначного заявления о том, что хотя США ценят взаимодействие с Россией, Вашингтон не готов идти на компромиссы, особенно через головы союзников и партнеров США. Иными словами, США не будут обменивать сотрудничество в Сирии на снятие санкций, особенно после того, как Россия угрожала сбивать все, что находится «к западу от Евфрата», в том числе самолеты США. Трамп должен напомнить Путину, что российско-американское взаимодействие в Сирии в интересах обеих сторон, в том числе Москвы, и одного этого должно быть достаточно для снижения напряженности между двумя странами и начала выработки долгосрочного решения в Сирии.

Путин использует встречу для демонстрации всех замечательных вещей, которые Москва может сделать, чтобы поспособствовать достижению Трампом его цели уничтожения террористической группировки «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Трамп не должен ему верить, поскольку, как показывает опыт, Путин часто обещал свои коллегам «луну с неба» и постоянно не держал слова, отмечает автор. Стоит вспомнить его обещание пойти на сотрудничество в Сирии, которое он дал на встрече с президентом Бараком Обамой в ООН осенью 2015 года, через несколько дней начав наносить удары в Сирии.

С таким же скептицизмом Трамп должен рассматривать обещания Путина об оказании поддержки, поскольку неясно, что Россия может дать США в плане борьбы с боевиками. Кремль может предложить еще больше авиамощи, однако не это нужно Вашингтону. Что хуже, из-за партнеров России в Сирии — официального Дамаска и Ирана — и их правил вступления в бой — точнее, считает автор, их отсутствия — Москва и Вашингтон оказываются по разные стороны тактически и геостратегически. Это не означает, что Трамп и Путин должны избегать касаться темы Сирии, это лишь означает, что Трамп должен быть крайне осторожен. Он не должен идти ни на какой размен — особенно возвращать дипломатическую недвижимость — в обмен на необоснованные обещания поддержки.

Помимо Сирии, двум лидерам необходимо обсудить все более агрессивное применение Россией асимметричной тактики, вроде хакерских взломов и кампаний дезинформации. Трамп мог бы последовать примеру президента Франции Эммануэля Макрона и высказать Путину критику за попытки подорвать демократические институты США. Трамп должен дать понять, что США, по мнению автора, известно, что эти атаки исходили напрямую от правительства России, и что Белый дом не будет это терпеть. За неделю до встречи лидеров двух стран команда Трампа должна составить список конкретных действий, которые предпримут США в случае продолжения подобных действий. С учетом серьезности угрозы, просто призвать прекратить их недостаточно.

Много и других тем, которые могли бы затронуть Трамп и Путин, в свете этого удивительно, что Макмастер заявил, что у команды Трампа нет четкой повестки дня. Два лидера должны поднять вопрос расширения договора по СНВ-III, нестабильности на Балканах, договора о РСМД, а также пути сокращения рисков. Ряд экспертов также призвал Трампа создать совместно с Москвой Группу ВС по кризисному урегулированию между Россией и НАТО. Тем не менее что бы Трамп ни обсуждал с Путиным, важно, чтобы глава Белого дома обращался за советами к своим наиболее близким европейским союзникам, многих из которых он встретит до Путина.

Эта первая встреча Трампа и президента России Владимира Путина будет иметь значительные последствия для будущего российско-американских отношений, а также для всего трансатлантического сообщества. Она также продемонстрирует, в какой степени администрация США готова иметь дела с «авторитарными лидерами» в будущем. Поэтому важно, чтобы все было сделано правильно. Трампу нужно прийти на эту встречу подготовленным, проинформированным и вооруженным идеями и контрмерами. Если он проигнорирует советы своих советников по России и решит положиться на свою «светлую голову», результат будет катастрофичен. Путин придет на встречу, имея за плечами десятилетия опыта, а также план. Собственный план нужен и США.

Максим Исаев

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 июля 2017 > № 2244390


США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 июля 2017 > № 2244386

Независимость США: в защиту рабства?

Декларация или революция?

Либеральные и консервативные издания делали это по-разному. И со стороны это выглядело весьма любопытно. Такая разная интерпретация одних и тех же событий… Для некоторых чернокожих это день скорби, для белых — повод гордиться свой страной.

Американцы, действительно, могут гордиться своими предками. То, что они совершили, было если не величайшим из достижений XVIII века, то грандиозным и однозначно уникальным прорывом в истории.

Издание Salon пишет, что «если Америке и суждено реализовать свой исторический потенциал в XXI веке, то для этого каждый гражданин должен будет осознать, что дух Декларации независимости — часть его реальной жизни, а также его детей и внуков». Учитывая бесконечный поток мигрантов, американцам все труднее будет его сохранить, а при нынешней администрацией эта цель кажется вообще недостижимой.

Когда-то лидеры-колонисты были убеждены в истинности народного суверенитета, люди доверяли делегатам, и делегаты обязаны были соблюдать народные указания. Но все смешалось в Белом доме, особенно в доме Трампов. Сегодня США явно не хватает взаимного доверия между общественностью и избранными лидерами. Но хватит о грустном, у американцев был праздник, а издание Townhall по этому поводу насчитало пять отличительных черт американской революции:

1. В ходе американской революции лидеры-колонисты подчинились воле граждан, а не наоборот

Ученые (те, кто не ненавидит Америку) ссылаются на Декларацию независимости как на «Великую Декларацию». Мы же утверждаем, что пришло время сменить название на «Великую революцию», поскольку она, в отличие от любой другой, изменила историю навсегда. Американская революция была первой в истории, утверждающей, что простые люди могут говорить своим лидерам, что делать, а не наоборот.

2. Результатом американской революции стала стабильная республика

Наша революция сразу стала образцом для многих других, начиная с французской. Но Америка закрепила свое положение, а Франция — нет. Американская революция привела к созданию стабильной и процветающей республики. В других странах за революциями следовало множество других революций, переворотов и войн. Единственная серьезная проблема, которую американская оставила неразрешенной, — применение принципа «все люди созданы равными»: рабство в Америке было разрешено вплоть до окончания Гражданской войны. Правительство США функционировало всегда, и Конституция США тоже не прекращала своего действия. Конечным результатом этой Гражданской войны было применение прав, гарантированных Конституцией, и смелое заявление о том, что «все люди созданы равными».

3. В отличие от русской, французской или английской революций, война за независимость никогда не сопровождалась чрезвычайно жестокой фазой в виде репрессий, с казнями и пытками.

В книге «Анатомия революции» Крейн Бринтон пытался найти общую черту американской, французской, английской и российской революций, но он должен был признать, что американская революция была иной: она никогда не проходила по-настоящему жестокой стадии, как те, которыми были заражены все остальные, что привело его к выводу, что американская революция не была революцией! Фактически она ею была, но резко отличается от всех других революций, потому что Америка резко отличается от всех других народов.

4. «Американская исключительность» как источник революции

Соединенные Штаты уникальны. Многие сегодня кривятся от фразы «Американская исключительность», находят ее безумной, но это правда (уверяет Townhall). Американская исключительность опирается на четыре столпа, которые вы нигде больше не найдете — по крайней мере, это не перекликается с историей какой-либо другой страны: 1) протестантская культурная основа (??? — ИА REGNUM ); 2) англосаксонское (общее) право (??? — ИА REGNUM ); 3) частная собственность с письменными ордерами и документами (??? — ИА REGNUM ); 4) свободная рыночная экономика (??? — ИА REGNUM ). У Англии были последние три, но не было истинного протестантизма. Англия изначально была католической, и даже когда Англиканская церковь откололась от Рима, она все еще была копией католической церкви с четкой вертикалью управления. У Германии было общее право над германскими землями, но после того, как Наполеон завоевал Европу и установил гражданское право [Кодекс Наполеона] (??? — ИА REGNUM ). У многих азиатских «тигров» есть более или менее свободные рынки и право частной собственности (??? — ИА REGNUM ), но у них никогда не было общего права (??? — ИА REGNUM ) или христианской религии. И так далее. Только у Америки с самого рождения все это было.

5. В отличие от других революций, американским колониям действительно угрожали

С самого начала у американского народа была и религиозная, и политическая, и философская задача — правление снизу. Это объясняет, почему британские попытки регулировать торговлю и вводить новые налоги и законы, которые даже потенциально могли угрожать увеличением контроля над американскими колониями, были восприняты с ужасом и немедленно консолидировали колонистов.

Американская революция была поистине исключительной по сравнению с другими революциями в то время. Ценности и целостность движения колонистов отличались от других революционеров. Их свобода подвергалась угрозе со стороны метрополии, и они были полны решимости это преодолеть. События той войны и ее результаты говорят о стремлении к правосудию и чести; в этом стремлении колонисты вынуждены были взять оружие и направить его против своих врагов, — завершает на патриотической ноте издание Townhall.

Это правильные слова правильного американского историка с традиционной позицией. Но у либеральных деятелей другое мнение. Он прямо пишут, что лучше бы Декларации независимости и вовсе не было, и Америка оставалась под властью Англии. Вот, например, выдержки из статьи Дилана Метьюза в либеральном журнале The Vox.

«Американская независимость в 1776 году была фундаментальной ошибкой. Мы должны оплакивать тот факт, что покинули Соединенное Королевство, а не праздновать его. Конечно, оценка мудрости или глупости американской революции означает борьбу с контрафактами. Это — вам скажет любой историк — неблагодарное дело. Мы не можем быть полностью уверены в том, куда бы Америка пошла дальше, если бы она оставалась в Британской империи. Возможно, обрела бы независимость через столетие — или позже, вместе с Канадой.

Но я уверен, что мир, в котором революция не произошла, был бы лучше, чем тот, в которой мы живем сейчас, по трем основным причинам: рабство было бы отменено раньше, американские индейцы не столкнулись бы с преследованием, и у Америки была бы парламентская система правления, которая бы упростила управление и уменьшила бы риск краха демократии.

Основная причина, по которой революция была ошибкой, заключается в том, что Британская империя, по всей вероятности, отменила бы рабство раньше, чем США, и с меньшим кровопролитием. Отмена в самой Британской империи произошла в 1834 году. За исключением Индии, но в 1843 году рабство там тоже было запрещено. В самой Англии рабство было незаконным с 1772 года. На десятилетия раньше, чем в Соединенных Штатах. Этого достаточно, чтобы быть против революции. На десятилетия меньше рабства…

Главным преимуществом революции для колонистов было то, что она давала большую политическую власть белому мужскому меньшинству Америки. Для подавляющего большинства страны (ее женщин, рабов, американских индейцев) разница между лишением прав в независимой Америке и лишением прав в колониальной Америке, контролируемой британцами, была незначительной. Во всяком случае, последнее было бы предпочтительнее, поскольку, по крайней мере, женщин и меньшинства не лишили бы гражданских прав.

Британский историк Саймон Шама пишет, что «война [за независимость] была в первую очередь революцией для защиты рабства». Кончено, если бы Америка осталась в составе Британии, ей было бы гораздо выгоднее продолжать практиковать рабство. Она контролировала ряд колоний с рабовладельческими экономиками — особенно Ямайку и другие острова Вест-Индии — но не было ничего и близко похожего на масштабы американского Юга. В этом случае полная отмена стала бы намного более дорогостоящей.

Но политическое влияние Юга в Британской империи было значительно меньше его влияния в американской республике первой поры. Во-первых, Юг, как и все другие британские колонии, не имел представительства в [британском] парламенте. Южные штаты были колониями, и их интересы, соответственно, представлялись британским правительством… Но Британская корона в итоге гораздо меньше проиграла от отмены рабства, чем белые элиты в независимой Америке.

Революционеры это поняли. Действительно, желание сохранить рабство помогло привлечь Юг к войне. В 1775 году, после того как война началась в Массачусетсе, граф Данмор, тогдашний губернатор Вирджинии, предложил рабам свободу, если они будут сражаться «за британское дело». Гнев против Данмора был настолько велик, что Томас Джефферсон даже включил это в проект Декларации независимости. В Декларации могло быть написано «воровство наших рабов» в качестве причины борьбы за независимость. В конце войны тысячи чернокожих, помогавших англичанам, были эвакуированы на свободу в Новую Шотландию, Ямайку и Англию.

Американские рабы выбрали сторону в этой революции — сторону короны. Они не были дураками. Они знали, что независимость означает еще большую эксплуатацию для их рабовладельцев и что победа Британии дает гораздо большие перспективы для обретения свободы. Независимость также, как известно, не принесла ничего хорошего и для коренных американцев, — пишет издание Vox.

Елена Ханенкова

США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 июля 2017 > № 2244386


Армения. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 июля 2017 > № 2244360

Армения путём Израиля или поперёк?

Часть первая. Армяно-еврейская встреча

Армяно-еврейский симбиоз в позднем СССР был осязаем повсеместно. Ярким примером тому может служить любимый многими писатель Довлатов, славно умевший дать ход своему национальному притяжению как к евреям, так и к армянам. Что вывело его в классики современности как русского писателя…

На днях вопросами израильско-армянского взаимодействия озадачился самый популярный телеведущий и публицист в Ереване Арам Абраамян. Он провёл давеча беседы с двумя израильтянами, одним из которых был я сам. Вот какими наблюдениями просит поделиться в связи с этим Абраамян:

«1.Они считают оскорбительным, когда некоторые из наших соотечественников утверждают, что Геноцид армян организовали евреи;

2. Они считают несправедливым упрек по поводу продажи оружия Азербайджану, напомнив, что-то же самое и в больших масштабах делает наш «союзник» Россия;

3.Они считают нормальным то, что у нас тесные и дружеские отношения с их врагом — Ираном, и не считают, что это для армяно-израильских отношений непреодолимое препятствие;

4.Они считают наибольшим достижением Израиля то, что это государство смогло организовать репатриацию евреев и создать механизмы национального единения».

Пожалуй, Абраамян коснулся безупречно точно всех точек болезненного зуда в армяно-еврейском соприкосновении в наши дни. Можно искать корень особого взаимного пристрастия в глубине веков, читая Мовсеса Хоренского и других летописцев.

В близкие нам времена особо знаменательна деятельность на территории оккупированной тогда турками Земли Израиля подпольной сионистской группы НИЛИ (аббревиатура библейских вещих слов «Предвечный Израиля не обманет»). Эти люди вступили в сговор с англичанами для исторжения оттоманских властителей. Важным побудительным мотивом в их действиях было массовое убийство армян в Турции в 1915 и чувство солидарности с армянским народом. Участь повстанцев была горькой: их арестовали в октябре 1917 года. Легендарная «пассионария» сионистского движения Хана Аронсон подверглась чудовищным пыткам и надругательствам и покончила с собой. Двое её соратников, Йосеф Лишанский и Накман Белкинд, были казнены после семи кругов ада в турецких застенках.

Можно сказать с уверенностью, что преступления против армянского населения в Турции в 1915 году известны миру благодаря сотруднику посольства России в Турции Андрею Мандельштаму, его американскому коллеге, тогдашнему послу Генри Моргентау, а также писателю Францу Верфелю и юристу Рафаэлю Лемкину. Таким образом, прорыв в мировом общественном мнении, затруднявшемся верить обрывочным рассказам групп армянских беженцев, был осуществлён четырьмя евреями. Сами армяне начали действовать активно на международной арене с целью признания массового истребления их собратьев только в шестидесятых.

Многие публицисты приписывают Гитлеру слова «а кто сейчас помнит геноцид армян» при обсуждении истребления евреев. Израильский историк проармянской направленности Том Сегев исследовал подробно высказывания Гитлера и пришёл к выводу, что фюрер не говорил никогда такого. Однако некоторые его соратники таки приводили пример истребления армян как образец безнаказанности.

Проявления солидарности с армянской трагедией с еврейской стороны не отменяют того факта, что внутри самой Оттоманской империи отношения с армянской общиной были неоднозначными. Добрососедская практика в человеческих отношениях присутствовала, но конкуренция в торговле и ремесленничестве доходила порой до обоюдной неприязни.

Возможно, в этом кроется отгадка тайны, откуда появился миф о том, что геноцид армян был устроен то ли евреями, то ли сионистами, то ли евреями вместе с принявшими ислам потомками евреев из Салоник, которых в Оттоманской империи именовали «денме». Так или иначе, вышел некий вариант «протоколов сионских мудрецов», но на уровне народного предания и без текстовой базы. Все это довольно странно, ибо немногие евреи в правительстве младотурок были известны сочувствием к армянам, а среди зачинщиков побоища не было вовсе евреев или «криптоевреев».

Миф об участии сионистов в преступлениях против армян был уделом маргинальных групп. Так мы слышим от одного из подпольных лидеров армянского движения в СССР Степана Затикяна в ходе последнего слова в суде, что «жидо-российская империя» не имеет права судить его. Он был расстрелян вместе с двумя сообщниками за серию терактов в Москве 8 января 1977 года.

Похожие идеологические мотивы мы обнаруживаем у прославленного армянского воина, погибшего в ходе войны с Азербайджаном, Монте Мелконяна. Свои боевые навыки он обрёл в начале восьмидесятых в Ливане, где активно сотрудничал с палестинскими террористами Ясира Арафата. Он даже принял участие на стороне мусульман и палестинцев в стычках как с христианами-маронитами, так и израильтянами в 1982 году. Мы могли бы встретиться с ним в Ливане, когда я служил там солдатом израильской армии.

Наряду с активным сотрудничеством армянских радикалов с боевиками, нацеленными на уничтожение Израиля, мы можем свидетельствовать об особо теплом отношении к государству Израиль со стороны таких ведущих деятелей армянского мира как Шарль Азнавур. Для многих армян Израиль стал примером национального возрождения и возвращения народа на свои исторические земли.

Покамест Армения потеряла почти половину населения за последние тридцать лет. В противоположность Израилю, увеличившему еврейскую «налюдненность» на собственной территории в двенадцать раз за семьдесят лет. Отсюда и двойственное чувство, включающее одновременно солидарность и досаду. Как мы знаем, на Кавказе чувства первичны по отношению к рассудочному анализу и реальным фактам. Потому и выходит такая цветастая палитра, требующая более продолжительного рассмотрения.

Авигдор Эскин

Армения. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 июля 2017 > № 2244360


Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июля 2017 > № 2235908

Катар — «жертва» арабской ревности

Армен Петросян, Panorama.am, Армения

Третьего июля Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет при посредничестве Кувейта продлили на 48 часа срок ультиматума, состоящего из 13 пунктов, выдвинутого властям Катара, десятидневный срок которого закончился второго июля, а ранее, первого июля, МИД Катара заявил, что выдвинутые условия невыполнимы, поскольку угрожают суверенитету страны. А пятого июля представители вышеупомянутых арабских стран встретятся в Каире, чтобы «решить судьбу Катара».

Ключевые пункты ультиматума, выдвинутого для урегулирования, продолжающегося уже почти месяц, кризиса в Персидском заливе и прекращение политики изоляции Катара — это снижение уровня дипломатических отношений с Ираном, прекращение финансирования средств массовой информации Al Jazeera, Arabi2 и Middle East Eye, прекращение деятельности турецкой военной базы в Катаре и вывод турецких военнослужащих, прекращение отношений с террористическими организациями, в том числе с «Исламским государством» (запрещенная в России организация — прим. ред.), «Братьями мусульманами», ХАМАС, прекращение финансовой поддержки всем организациям, включенным в террористический список США, а также экстрадиция ряда граждан вышеупомянутых стран, имеющих отношение к террористическим организациям, оплата некоторых штрафов и компенсаций и так долее. При этом, было подчеркнуто также, что арабские страны не намерены прибегать к силовым методам, если Доха откажется выполнять выдвинутые требования. Кроме этого, была предпринята попытка втянуть в это США и ЕС, как сторон, осуществляющих контроль над процессом.

Помимо властей Катара, с разными заявлениями о невыполнимости ультиматума и необходимости урегулировать проблемы политическим путем, выступили Вашингтон, Берлин, Брюссель, Москва, против изоляции Катара выступили некоторые международные организации, а Анкара и Тегеран отреагировали более жестко, называя проводимую по отношению Катара политику «неприемлемой».

В общей сложности, нацеленные против Катара действия начались сразу после первого иностранного визита президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию. В рамках этого визита со стороны новой администрации США была подчеркнута приоритетная роль королевства Саудовской Аравии среди арабских, мусульманских стран: именно Эль-Риаду была предоставлена «честь» быть одним из важнейших союзников США в различных региональных процессах, а ныне и в самом приоритетном процессе — в антитеррористической борьбе.

Воодушевившись доверенной им новой ролью, саудовские власти сразу приступили к делу, преследуя цель обуздать важнейшего конкурента — Катара, который находиться с королевством в одной команде и претендует на ее роль. «Карликовое государство с большими амбициями» не раз претендовало на конкуренцию с Саудовской Аравией начиная с Туниса, Ливии и Египта, до Палестины и Сирии, при этом достигая серьезнейших успехов. Особенно в рамках начавшейся в 2010-2011годах процессах «арабской весны» спонсируемые Катаром разные ответвления фундаментальной исламистской организации «Братья мусульмане» не раз оказывались на передовой военной и политической борьбы с действующими администрациями в вышеупомянутых государствах и ряде других арабских странах, а в Катаре действующий под опекой правящей семьи телеканал Al Jazeera превратился не только в пропагандистскую машину, разжигающую метаморфозы, происходящие в арабских странах, но и в рупор подопечных сил Катара.

Это и есть причина того, что 5 июня Саудовская Аравия с некоторыми региональными союзниками, в частности с ОАЭ, Египтом, Бахрейном, основываясь на приписываемом эмиру Катара спорном заявлении, обвинили Доху и заявили о политике дипломатической, экономической и дорожной изоляции, закрывая единственную сухопутную границу Катара с Саудовской Аравией и создавая препятствия коммуникации по воздушным и морским путям. Инициатива Эль-Риада получила поддержку, в общей сложности, со стороны одного десятка стран, в том числе не арабских, каждая из которых имела свои интересы, «более или менее» связанные со сведением счетов с эмиратом.

Между тем, однако, расчеты саудовских властей и их партнеров не оправдались — «молниеносной капитуляции не произошло», Катар не сложил оружие, а последовавшие в процессе развития событий обещают прямые серьезные последствия также для противников Дохи.

Конечно, на этой площадке конкуренции возможности маневрирования Катара крайне ограничены, однако власти эмирата, «не растерявшись», мобилизовали весь имеющийся арсенал, при этом как внутри страны, так и за ее пределами, для предотвращения возможных угроз своей власти. Именно такими мощностями Катар отличается от многочисленных арабских стран, его предыдущий и нынешний эмиры поставили в основу политического развития страны инфраструктурные и административные трансформации, по возможности балансируя уровень зависимости от разных внутренних и внешних факторов.

Обобщая рамки ответных шагов Катара можно представить их по следующим основным направлениям:

1. Формирование антикризисного штаба внутри страны, целью которого является оценка, как собственных возможностей, так и возможностей противника, координация ответных действий, как за пределами страны, в плане корректировки позиций внешних игроков, так в самом Катаре с целью предотвращения недовольств эмиром и возможных попыток переворота. Кстати, руководит данным штабом отец нынешнего эмира Тамим бин Хамад аль Тании — главный автор «Катарского чуда» Хамад бин Халифа аль Тани.

2. Углубление различных отношений — политических, экономических, военных с конкурентами Саудовской Аравии, как в регионе, так и за ее пределами.

Данное направление, в свою очередь, может иметь несколько составляющих:

А) Турция: Анкара выразила Катару свою полную поддержку, оказывая, как дипломатическую и продовольственную поддержку, так и согласившись укрепить созданную еще на основе соглашения 2015 года между двумя странами военную базу, где ныне служат, по разным оценкам, 100-300 турецких военных. На основе уже обновленного соглашения между сторонами прямо под носом у Саудовской Аравии будет действовать 3-5 тысячный контингент одного из ключевых конкурентов Эль-Риада в регионе и «суннитском мире» — Турции. Кроме этого, Турция стала главным поставщиком товаров первой необходимости, дефицит которых был вызван блокадой, в результате этого экспорт турецких товаров в Катар за последний месяц вырос почти в три раза. А тот факт, что Анкара продолжит деятельную поддержку властям Катара, никаких сомнений не вызывает.

Дружба Раджипа Таипа Эрдогана и эмира Катара Тамим бин Хамада имеет также довольно тесные личные основы, согласно разным разведывательным данным, по просьбе президента Турции именно элитные силы спецназначения Катара осуществляли охрану Эрдогана в процессе неудачной попытки переворота в Турции.

Б) Россия: в этом направлении действия находятся еще на уровне маневров. Власти Катара поддерживают активные дипломатические контакты с Москвой, как на уровне министров иностранных дел, так и регулярными телефонными разговорами на уровне руководителей двух стран.

В) Иран: действия в этом направлении в запасном арсенала Катара и будут более серьезно применены в случае варианта обострения напряжения. Несмотря на то, что со стороны Ирана есть готовность оказать более широкомасштабную помощь, тем не менее, официальная Доха пока ограничивается направлением дипломатической поддержки и поставками продовольствий, опасаясь вероятности еще большего разжигания «суннитского лагеря».

3. Активная дипломатическая деятельность. Министр иностранных дел Катара шейх Мухаммад бин Абд аль Рахим бин Ясим аль Тани за прошедший месяц посетил важные региональные и геополитические центры, проведя встречи также с руководящими кругами разных международных организаций, достигнув как минимум нейтральной позиции в связи со сложившимся кризисом, а в некоторых случаях — даже открытой поддержки.

4. Вмешательство во внутренние дела стран-противников через спонсируемые группировки — это направление тоже включено в запасной арсенал.

5. Ответные действия на пропагандистском поле. Несмотря на то обстоятельство, что большинство стран, присоединившихся к процессу изоляции Катара уже заблокировали деятельность ключевого инструмента катарской пропаганды, телеканала Al jazeera, тем не менее, это СМИ продолжает активно обращаться к развитиям в арабских странах, а его публикации часто цитируются множеством международных СМИ.

Таким образом, в течение продолжающегося около месяца кризиса власти Катара по вышеуказанным направлениям уже сделали разные шаги, существенно затрудняя возможности маневров противоположной стороны — от неудавшихся попыток внутреннего переворота до возможности прямого военного вторжения.

Между тем очевиден еще один факт — перспективы политического урегулирования проблемы только арабскими усилиями крайне туманны, так что, вмешательство вне-региональных игроков, кажется, не имеет альтернатив. Особенно после назначенной пятого июля встречи в Каире, во время которой, по всей вероятности, будет уточнена дальнейшая тактика четырех стран против Катара (очень вероятно, что возможные действия будут планироваться в направлении еще большего сжатия круга политической и экономической блокады Дохи), до определенного уровня будут также прочерчены дальнейшие новые платформы урегулирования проблемы, о которых определенные договоренности могут быть достигнуты также 7-8 июля в Гамбурге, в ходе проводимого там саммита G20.

P. S. Одной из важнейших особенностей этого кризиса в Персидском заливе является то, что между некоторыми представителями королевских династий или политических администраций участвующих в конфликте основных стран есть личная конкуренция и даже вражда, что предает дальнейшему развитию событий атмосферу дополнительной непредсказуемости. Ключевыми игроками кризиса являются такие амбициозные и непредсказуемые лидеры, как эмир Катара, президент Турции, король Бахрейна, президент Египта, наследственные принцы ОАЭ и Саудовской Аравии. Кстати, последний — Мухаммад бин Салман, для устранения препятствий на пути еще большего укрепления своих позиций внутри саудовского королевства и осуществления своей амбициозной политики всего несколько дней назад осуществил «дворцовую революцию», лишив Мухаммада бин Найифа ряда должностей и звания наследственного принца и заняв его место.

Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июля 2017 > № 2235908


Катар. Саудовская Аравия. ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 6 июля 2017 > № 2235286 Дмитрий Фроловский

Чем закончится блокада Катара

Дмитрий Фроловский

После начала блокады Катара Эр-Рияд неожиданно выяснил, что Дохе есть что сказать в ответ, и с этими аргументами придется считаться. Теперь перед Саудовской Аравией стоит непростой вопрос, как лучше договориться с Катаром, чтобы не показать слабость. Саудовская позиция наверняка будет смягчаться, а Доха в ответ придет на помощь «старшему брату», выполняя наименее радикальные требования

Конфликт небольшого эмирата Катар и группы государств во главе с Саудовской Аравией вышел на новый этап. Катарцы отказались выполнять требования предъявленного им ультиматума, а значит, противостояние теперь затянется на несколько месяцев, а возможно, и лет. Отношения между союзниками США на Ближнем Востоке никогда не были идеальными, но нынешний кризис не имеет аналогов в истории. И даже если дальше он будет развиваться по самому консервативному и спокойному сценарию, то все равно необратимо изменит правила, по которым строится международная политика в регионе.

Катарское упорство

Продолжающаяся уже несколько недель блокада Катара − это результат коллективных действий целой группы стран во главе с Саудовской Аравией: Бахрейна, ОАЭ, Египта, Йемена и Ливии. Они разорвали с эмиратом дипломатические отношения, закрыли сухопутную границу, прервали морское и авиасообщение. Неформальным сигналом к началу блокады стал недавний визит президента США Дональда Трампа в Эр-Рияд. В конце мая глава Белого дома на полях антитеррористического саммита провел встречи с представителями более пятидесяти государств исламского мира. Поездка должна была вернуть надежду на объединение суннитских стран для коллективной борьбы с экстремизмом, а возможно, и дать импульс к созданию местной версии НАТО.

Однако пока вместо единства возникают только новые конфликты. В ходе визита Эр-Рияд заключил рекордные по суммам военные контракты с США и воспринял это как карт-бланш для жесткого внешнеполитического курса. Уверовавшие в собственные силы саудиты с особым рвением принялись укреплять свои позиции в регионе. Соседний Катар пришелся как нельзя кстати для демонстрации амбиций и мощи Эр-Рияда. Небольшой, но богатый эмират хоть и входит в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) и воюет бок о бок со странами саудовской коалиции в Йемене, умудрялся сохранять собственный внешнеполитический курс.

На протяжении многих лет Катар активно поддерживал исламистские группировки по всему региону (например, движение «Братья-мусульмане»), многие из которых раздражали и Эр-Рияд, и Тель-Авив. Доха стала одним из центров поддержки «арабской весны», из студий «Аль-Джазиры» открыто звучала критика внутренней и внешней политики Саудовской Аравии, ее союзников, а также Израиля. По слухам, фотография с сайта телеканала, на которой изображен саудовский король Салман, сидящий рядом с женщиной с непокрытой головой из команды Трампа, вызвала особый гнев саудовского правителя.

Эр-Рияд давно планировал приструнить Доху, но все время оглядывался на Вашингтон. Саудовские и израильские лоббисты много лет уговаривали Белый дом решить катарский вопрос, но Обама стоял до последнего. Зато визит Трампа на фоне его обещаний бороться с терроризмом развязал саудитам руки. Администрации Трампа нужна была показательная жертва, чтобы продемонстрировать серьезность своих антитеррористических намерений, и под давлением Израиля и Саудовской Аравии выбор пал на Катар.

Решающую роль саудовского и израильского давления подтверждает то, что ни по тесноте связей с Ираном, ни по масштабам поддержки экстремистских группировок Катар не сильно выделяется на фоне других монархий Персидского залива. Широко известно, что семьи и фонды из Саудовской Аравии оказывают даже более масштабную поддержку различным радикальным группировкам, а ОАЭ за последние годы выстроили прочные бизнес-отношения с иранской элитой. Но подогретый усилиями лоббистов Вашингтон проигнорировал факты и дал саудитам добро на усмирение Дохи.

В первые дни новость о блокаде вызвала в Катаре состояние близкое к панике. Почти половина продуктов питания импортируется из Саудовской Аравии по наземной границе, а другая часть через морские порты, среди которых Джебель-Али в ОАЭ. Закрытие этих каналов снабжения могло обернуться массовым голодом. Кроме того, блокада страны, владеющей крупнейшим флотом по перевозке сжиженного газа, не сулила ничего хорошего и в энергетической сфере.

Однако Катар оказался готов к сопротивлению, застав врасплох многих в саудовском руководстве. Худшие опасения не подтвердились: эмират быстро нашел альтернативные каналы поставки продовольствия, а Иран предоставил морской и воздушный коридор.

Ожидаемый отказ выполнять 13 пунктов ультиматума, поддержка со стороны Анкары и Тегерана, а также решение увеличить добычу и поставки СПГ на 30% к 2024 году (до 100 млн тонн в год) – все это однозначно указывает на то, что Доха не намерена сдаваться.

Интервенция или переворот

Катарское упорство поставило Саудовскую Аравию в неловкое положение, и теперь уже Эр-Рияду надо искать способ выйти из сложившейся ситуации, сохранив лицо.

Наименее вероятный вариант – это военная интервенция. Всего несколько лет назад, в 2011 году, Саудовская Аравия при поддержке Катара и других монархий Залива уже вводила войска для подавления шиитских демонстраций в Бахрейне. Применение саудитами военной силы против одной из стран-союзниц по ССАГПЗ до сих пор свежо в памяти у многих в регионе.

После Бахрейна ввод саудовских войск в Йемен в 2015 году уже не вызвал такого шока, но добавил Эр-Рияду опыта военных интервенций в соседних государствах.

На фоне низких цен на нефть, бюджетного дефицита и высокой безработицы у саудовского руководства есть все основания и дальше придерживаться жесткого внешнеполитического курса для консолидации общества внутри страны. Еще органичнее такой курс будет смотреться, если проводить его будет новый, молодой и активный король Мухаммед бин Салман. Тридцатиоднолетний наследник явно скоро сменит на престоле своего отца, восьмидесятиоднолетнего короля Салмана ибн Абдул-Азиз Аль Сауда.

Однако провести военную кампанию в Катаре, где расположены американская и турецкая военные базы, невозможно без согласования с США. А Вашингтон, несмотря на активную работу лоббистов, хорошо осознает важность Дохи как посредника при общении с исламскими радикалами всех мастей и вообще как важного союзника США на Ближнем Востоке.

К примеру, в мае 2014 года Катар убедил талибов освободить американского солдата Боуи Бергдала, а пару месяцев спустя поспособствовал освобождению журналиста Питера Тео Кертиса из сирийского плена «Фронта ан-Нусра». Несмотря на общение с радикалами, катарская разведка плотно сотрудничает с американскими коллегами, и в этом вопросе Доха полностью лояльна Вашингтону. Поэтому Белый дом вряд ли одобрит военное вмешательство, а нынешняя показательная порка Катара – это максимум, на что готова команда Трампа.

Руководство США уже смягчает свою позицию по катарскому кризису: на смену фактическому одобрению блокады Трампом в твиттере пришел призыв госсекретаря Тиллерсона к переговорам и компромиссу.

Военное вмешательство хоть и принесет Эр-Рияду дивиденды в краткосрочной перспективе, но в долгосрочной поставит под удар привычный формат взаимодействия в регионе. Другие монархии Залива начнут искать возможность обезопасить себя от потенциального вторжения, налаживая связи с Ираном или Турцией.

Другой вариант саудовской реакции – это подготовка в Катаре государственного переворота. Эр-Рияд давно мечтает сместить нынешнюю правящую династию Аль Тани, поскольку воспринимает их как выскочек и угрозу для целостности саудовского блока.

Род Аль Тани перебрался в Катар из Неджда, центрального региона Саудовской Аравии, и правит эмиратом с самого обретения независимости в 1971 году. Катарская династия принадлежит к племени бану Тамим, представители которого известны в Саудовской Аравии как члены влиятельного консервативного духовенства. Получается, что род, который в Саудовской Аравии является просто влиятельным, в Катаре руководит целой страной и даже осмеливается противоречить саудовским королям.

Поэтому в Эр-Рияде были бы рады поставить во главе эмирата кого-нибудь из представителей конкурирующих внутри королевской семьи кланов или даже катарской армии. По слухам, спецслужбы Саудовской Аравии работают над реализацией подобного плана на протяжении многих лет, и именно страх государственного переворота стал одной из основных причин неожиданной передачи власти от эмира Хамада бен Халифы Аль Тани его сыну Тамиму бин Хамаду Аль Тани.

Но даже если эти обвинения против Эр-Рияда верны, нынешний кризис, наоборот, укрепил позиции катарской династии. Катарцы сейчас испытывают чувства, знакомые россиянам по событиям в Крыму 2014 года. На крупнейшем базаре Катара в Сук-Вакифе массово продаются футболки с патриотическими надписями поддержки шейха Тамима. В соцсетях проводятся крупномасштабные кампании солидарности. Свою поддержку правительству выражают не только граждане эмирата, но и иностранные рабочие, которых в десять раз больше. Сложно представить себе успешный переворот в такой атмосфере всеобщего единения. Блокада сплотила даже конкурирующие кланы внутри королевского рода.

Примирение с осадком

Несмотря на активные разговоры о возможной интервенции или перевороте, по всей видимости, катарский кризис и дальше будет развиваться относительно мирно. Специфика арабской дипломатической культуры и разветвленные родственные связи со временем неизбежно смягчат позиции сторон. Всем известно, что у арабов принято торговаться, а торг всегда следует начинать с завышенных позиций, постепенно снижая требования и приходя к общему знаменателю.

Ультиматум, выдвинутый Катару, был заведомо обречен на провал. В Эр-Рияде понимали, что Доха откажется выполнять все 13 пунктов, и заранее планировали, что делать дальше. Однако саудиты не ожидали, что Катар способен так быстро заручиться поддержкой Турции и Ирана.

Анкара ждет от союза с Дохой помощи в реализации собственных региональных амбиций, а также вполне осязаемой финансовой благодарности катарцев за поддержку в трудную минуту. Тегеран поддерживает Доху из желания ослабить суннитскую коалицию в рамках большого регионального противостояния с Эр-Риядом.

Обе страны не только активно вступились за Доху и поставляют в Катар продовольствие, но также заявили о возможной военной помощи. Сообщения о присутствии в эмирате Стражей исламской революции остаются неподтвержденными, но вот совместные катаро-турецкие военные учения на базе Тарик-бин-Зияд вполне реальны и уже вызвали широкий резонанс в саудовском блоке. Общая численность армии Катара не превышает 17 тысяч человек, большую часть составляют наемники из других арабских стран, а также Индии и Пакистана, поэтому эмирату жизненно необходима военная поддержка внешних союзников.

После начала блокады Эр-Рияд неожиданно выяснил, что Дохе есть что сказать в ответ, и с этими аргументами придется считаться. Теперь перед Саудовской Аравией стоит непростой вопрос, как лучше договориться с Катаром, чтобы не показать собственную слабость. Поэтому саудовская позиция по отношению к Катару наверняка будет смягчаться в самое ближайшее время, а сама Доха в ответ придет на помощь «старшему брату» и согласится на новые условия.

Скорее всего, в перспективе из ультиматума исчезнут самые жесткие требования – например, закрытие «Аль-Джазиры» и турецкой базы или выплата репараций. Останутся более туманные – например, отказ от спонсирования терроризма. В ответ на такое требование Катар может прекратить поддержку ХАМАС и финансирование проектов в Палестине, чем заодно спасет себя от многих нападок израильского лобби в Вашингтоне. За последний год Доха и так существенно сократила вложения в палестинские проекты, предчувствуя, что рано или поздно ей придется это сделать.

Несмотря на сотрудничество с Ираном в разработке нефтегазового месторождения «Южный Парс», вероятность создания полноценного альянса Дохи и Тегерана остается крайне низкой. Масштабы взаимодействия двух стран вряд ли уйдут далеко от нынешнего состояния. Иран и Катар до сих пор не восстановили полноценные дипотношения после казни шиитского шейха Нимр ан-Нимра в Саудовской Аравии и последующего погрома саудовского посольства в Тегеране. Кроме того, в катарском обществе сохраняется крайне негативное отношение к Ирану и четкая позиция, что их страна должна выступать на стороне суннитов.

Многочисленные родственные связи, общая этническая и конфессиональная принадлежность делают примирение практически неизбежным исходом катарского кризиса. Тем не менее даже если полное примирение в конце концов будет достигнуто, этот конфликт все равно необратимо изменит формат взаимодействия в регионе и существенно понизит уровень доверия между странами Залива.

Катару и другим монархиям Залива придется принять новые правила игры, демонстрировать лояльность Саудовской Аравии и не отклоняться от общего курса суннитской коалиции. Но при этом они начнут держать в уме план «Б» на случай ослабления саудитов, а ослабление это неизбежно из-за стремительно растущих внутренних проблем Эр-Рияда.

Катар. Саудовская Аравия. ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 6 июля 2017 > № 2235286 Дмитрий Фроловский


США. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 июля 2017 > № 2234373

США намерены выделить Ираку 150 миллионов долларов по линии Программы развития ООН, сообщила официальный представитель госдепартамента Хизер Науэрт.

По ее словам, средства пойдут на поддержку "усилий правительства Ирака по стабилизации в районах, освобожденных от ИГ* (группировка "Исламское государство"*, запрещена в РФ – ред.)".

"Средства пойдут на основные меры безопасности, восстановление необходимых услуг (населению), восстановление местной экономики, стабилизацию (положения) общин. Они позволят иракцам вернуться домой", — заявила Науэрт на брифинге.

Представитель ведомства сообщила, что таким образом общий объем средств США на стабилизацию в Ираке составит 265 миллионов долларов за последние два года.

* Террористическая группировка, запрещенная в России.

США. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 июля 2017 > № 2234373


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июля 2017 > № 2234279

Что советники Путина говорят ему о Трампе (гипотеза)

Майкл Морелл (Michael J. Morell), Саманта Виноград (Samantha Vinograd), The Washington Post, США

Это гипотетическое содержание служебной записки, которую советники российского президента Владимира Путина по вопросам национальной безопасности теоретически могли бы ему направить, пока он готовится к своей первой встрече с президентом Трампом на этой неделе. Это не рассуждения о том, как видим ситуацию мы — это размышление о том, какого мнения, на наш взгляд, придерживаются ближайшие помощники Путина.

Господин президент, когда на этой неделе вы встретитесь с президентом Трампом на саммите «Большой двадцатки» в Гамбурге, это произойдет в момент, имеющий важное историческое значение. Россия занимает самые прочные позиции за весь период со времени окончания холодной войны. А Соединенные Штаты Америки, наш важный противник, сегодня слабы как никогда. Мы находимся на пути к достижению наших основных целей национальной безопасности, заключающихся в том, чтобы Россия вернула себе статус великой державы и имела сферу влияния в странах, расположенных у нас на периферии.

Это произошло не случайно, а благодаря тому, что мы действовали, принимали меры. Мы провели самую успешную после Второй мировой войны секретную политическую кампанию по оказанию влияния. Мы не пустили в Белый дом нашего заклятого врага — Хиллари Клинтон. И назначили президента, который усиливает существующие у него в стране разногласия и в то же время создает новые разногласия — как у себя в стране, так и за рубежом. Впервые в истории Соединенные Штаты атаковала другая страна, и они не объединились как нация. Наоборот, наши действия вызвали в этой стране раскол. Для нас это большая победа.

Соединенные Штаты, поглощенные своей провальной внешней политикой, не обращают внимания на наши действия во всем мире — и уж тем более не оказывают никакого сопротивления. Мы добились значительных успехов. В нашем ближнем зарубежье — на Украине, в Грузии и в Белоруссии — мы предприняли шаги, которые дают ясно понять, что наши соседи должны считаться с нашими интересами. В Сирии и на Ближнем Востоке мы показываем, что мы являемся ключевым игроком и в то же время ослабляем Соединенные Штаты. А поддерживая противников США в таких странах, как Ливия и Афганистан, мы обеспечиваем провал американской политики в этих странах. Справедливости ради следует отметить, что наши успехи в отношении Соединенных Штатов начались не с избрания Трампа, но при нем мы добиваемся успехов быстрее.

Цель, которую мы должны достичь во время этой встречи, проста: не сбавлять оборотов и действовать в том же духе в своих интересах. Что касается стиля, вам нужно, чтобы американские журналисты снимали вас двоих как близких друзей, улыбающихся и смеющихся, что подольет масла в огонь и еще больше раскрутит скандал по поводу возможного сговора членов избирательного штаба Трампа с нами (вся правда об этом вам известна). Эта проблема ослабляет Америку, и мы хотим, чтобы она была для них главной. Чтобы добиться необходимого освещения в СМИ, необходимо потешить безмерное самолюбие Трампа, что вы так успешно делали во время президентской кампании в США.

По существу, ваша цель будет состоять в том, чтобы внушить Трампу мысль, что Россия может быть партнером в решении мировых проблем — если США возьмут на вооружение более позитивный подход к нам. У нас есть друзья в Белом доме, и вы можете в беседе с ним воспользоваться их точкой зрения. Говорить, что нет лучшего союзника, чем Россия, в борьбе с двумя главными угрозами — исламским терроризмом и китайским экспансионизмом. Мы должны помочь Трампу, чтобы он оказал противодействие тем в Вашингтоне, кто намерен нас сдерживать — в том числе его специалистам по национальной безопасности.

Трамп любит заключать сделки, и вам надо создать впечатление, что вы готовы к заключению сделок, что позволило бы ему надеяться, говорить об успехе. Возможно, нам следует начать где-нибудь на заднем дворе США. Белый дом сейчас сосредоточился на кризисе в Венесуэле. Вы могли бы сказать, что мы можем помочь в этом, используя наше влияние на правительство президента Николаса Мадуро. За это Вашингтон должен будет признать, что Евразия является нашей сферой влияния. В этом случае цель такая же — просто «заронить» идею, внушить мысль.

Конечно же, наша главная цель состоит в том, чтобы заставить Трампа отменить санкции, введенные после нашей победы в Крыму. Это произойдет нескоро — причиной тому являются обвинения в том, что помощники Трампа были с нами в сговоре. Но мы сможем, по крайней мере, избежать дополнительных санкций, в том числе тех, которые предложил ввести Сенат США. Вы можете сказать Трампу, что новые санкции положат конец всем надеждам на сотрудничество наших стран.

Есть один вопрос, по которому вы должны занять жесткую и прямолинейную позицию: Сирия. США начинают действовать там все более агрессивно. Авиаудар, нанесенный Соединенными Штатами по сирийской военной базе, и уничтожение ими сирийского самолета были действиями контрпродуктивными и опасными. Вы должны еще раз сказать Трампу, что будете считать дальнейшие подобные шаги прямыми актами агрессии против России. Американцы не хотят конфликта с вами — если они не отвечают жесткими дипломатическими мерами на наши действия по подрыву их демократии, то они не будут рисковать и не отважатся воевать с нами в Сирии. Вы можете нейтрализовать это жесткое предупреждение, обнадежив Трампа насчет совместных действий в борьбе с экстремизмом в Сирии.

Господин президент, мы желаем вам благополучной и продуктивной поездки в Гамбург. Наша политика действует. Только не надо останавливаться.

Майкл Морелл с 2010 по 2013 годы был заместителем директора ЦРУ и дважды исполнял обязанности директора.

Саманта Виноград с 2009 по 2013 годы была штатным сотрудником Совета национальной безопасности, в том числе — старшим советником советника по вопросам национальной безопасности.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июля 2017 > № 2234279


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июля 2017 > № 2234276

Заготовка для диалога

Перед встречей Трампа и Путина в Гамбурге в кулуарах чувствуются неопределенные ожидания.

Улдис Шмитс (Uldis Šmits), Latvijas Avize, Латвия

При рассмотрении темы «Диалог с Россией» и при подборе соответствующих цитат из речей должностных лиц такие фразы, как две приведенные ниже, встречаются в неограниченном количестве. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг: «НАТО не ищет конфронтации и не хочет новой холодной войны». Президент Латвии Раймондс Вейонис: «НАТО необходимо искать диалог с Россией, потому что никто не хочет возврата к холодной войне». Но разве нынешняя ситуация гибридной войны лучше?

Перед каждой встречей руководителей сверхдержав в разных форматах или в кулуарах различных форумов чувствуются неопределенные ожидания нормализации отношений. Сейчас многие связывают надежды со встречей Дональда Трампа и Владимира Путина в Гамбурге во время саммита G20, для которого принимающая страна выбрала девиз: «Формирование взаимосвязанного мира». В действительности такой мир уже сформировался. Единственно остается вопрос о взаимосвязях: должны они проявляться как свободный выбор или как навязанные нациям и гражданам оковы? Ответ зависит от мировосприятия, которое у Запада и у прославляющей Сталина России (см. результаты опроса Центра Левады) отличается. И при нынешней системе власти Кремля вряд ли сблизится.

Правда, Запад и Москва по-прежнему считаются партнерами, хотя и применяют санкции друг против друга. К примеру, существует широко распространенное и поддерживаемое, в том числе Кремлем, мнение, что необходимо сотрудничать в борьбе с терроризмом, в урегулировании сирийского «конфликта» (на самом деле подверженной различным манипуляциям бойни), в ликвидации «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.). Однако возникают определенные сомнения по поводу подлинных целей и заинтересованности Кремля. Европу и Россию связывают отношения продавца и покупателя газа, но они не были бы так важны, если бы крупные энергетические компании Запада активнее обращались к альтернативным источникам и технологиям. Пока предпочтение отдается старым связям и уговорам политиков «старой» Европы. Это окупается. Когда Сенат США разработал законопроект о санкциях, которые могут затронуть энтузиастов «Северного потока-2», канцлер поддерживающей строительство нового газопровода Германии выступила с нервозным заявлением.

Ангела Меркель, как известно, может быть и очень принципиальной, и очень наивной. Она сумела оценить особенности реализуемой хозяином Кремля политики, но, похоже, рассматривает это как преходящее явление. Мол, когда-нибудь в среднесрочной перспективе «взаимосвязанный мир» вернет согласие, чтобы спокойно обратиться к привычному бизнесу и уменьшению эмиссии способствующих парниковому эффекту газов. Дай Бог… Европейские руководители еще в начале эры Путина утверждали, что Запад и Москву объединяют общие ценности. Если подходить цинично, то это частично было и по-прежнему остается правдой, достаточно вспомнить вывозимый из России на Запад капитал и отмываемые там деньги. Некоторые аналитики называют это экспортом коррупции. Во всяком случае, деньги делают свое дело и приносят также политические проценты. Служат главным залогом партнерства.

Естественно, на Запад попадает также честно заработанное гражданами России. Зачастую вместе с самими гражданами, в их числе многие творческие и оппозиционные Кремлю личности, которые хотят сохранить свободу самовыражения. Если смотреть на будущее более-менее оптимистично, то термины партнерство и диалог, прежде всего, нужно относить к поредевшим кругам русских демократов, которые заслуживают, по меньшей мере, моральной поддержки. Литва это поняла, и поэтому принимает в Вильнюсе организуемый Гарри Каспаровым Форум свободной России.

Диалог с официальной Москвой, безусловно, нужен. К примеру, в рамках Совета НАТО и России он даже очень актуален. Но мнимые диалоги, такие как, переговоры по Донбассу в так называемом Нормандском формате, ничего не дали для решения конкретных проблем. Причина тупика: несовместимость далекоидущих политических целей сторон даже тогда, когда обсуждаются технические или юридические детали. Попытки навязать нечто подобное «ялтинскому порядку» несовместимы с требованием соблюдать нормы международного права и уважать сделанный государствами Восточной Европы выбор. А это должно быть главным условием диалога.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июля 2017 > № 2234276


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июля 2017 > № 2234245

Является ли Александр Вулин истинным лицом Александра Вучича, и какое европейское будущее нам предвещает недавний доклад премьера Аны Брнабич, сделанный на праздник Видовдан?

Никола Врзич (Никола Врзић), Печат, Сербия

В эту среду Ана Брнабич, которая уже станет премьер-министром Сербии, когда этот номер «Печати» поступит в продажу, планировала в начале своего доклада перед Скупщиной Сербии обратиться к патриарху Сербскому Иринею. «Дамы и господа, уважаемые депутаты, Ваше святейшество, Ваше превосходительство, дорогие друзья, гости, уважаемые граждане и гражданки Сербии…» — таким должно было быть начало. Остальное уже изложено на сайте Скупщины Сербии в обширном документе (104 страницы) под названием «Программа Правительства Республики Сербии кандидата на пост премьер-министра Аны Брнабич». Однако в итоге Брнабич все-таки пришлось отказаться от обращения к Его святейшеству, потому что в среду на Видовдан патриарх Сербский был в Грачанице и на Газиместане, а не в Скупщине Сербии…

Несмотря на обоснованное отсутствие патриарха «сегодня в великий сербский праздник Видовдан», как сказала Ана Брнабич, в своей программе она отметила развитие отношений со всеми «традиционными церквями и религиозными объединениями» и добавила то, чего, вероятно, никто от первого сербского гей-премьера не ожидал. Тем не менее, ее замечание стоит отметить, пусть даже оно лишь призвано удовлетворить скептически настроенную часть сербской общественности. «И все же позвольте мне особо отметить Сербскую Православную церковь, которая внесла неизмеримый вклад в создание и сохранение нашего государства и культуры в прошлом», — сказала Брнабич.

Косово и Метохия

В соответствии с духом времени, в котором мы живем, доклад Аны Брнабич на Видовдан больше касался будущего (модернизации и дигитализации), чем исторического прошлого. Премьер не разочаровала всех тех, кто предполагал, что, представляя планы своего (и нашего) будущего правительства, Брнабич не скажет ничего, чего не говорил бы ее предшественник. Новый сербский премьер презентовала себя (ничего другого и не ожидалось) как лояльная наследница кресла, которое оставил после себя в здании под номером 11 на Неманиной улице новый президент Сербии Александр Вучич. Однако это не означает, что нам не стоит проанализировать заявления, сделанные в ходе доклада Брнабич, а также буквально вопиющие послания, которые заключены в самом составе ее кабинета.

Первая часть ее программы посвящена «налаживанию связей Сербии с Европой и остальным миром». Особо, и это настораживает, выделен пункт «Косово и Метохия», но еще больше беспокоит то, что ему отведено последнее место, в отличие от «продолжения пути к Европейскому Союзу». Этот пункт стоит на первом месте.

Что касается Косово и Метохии, Ана Брнабич неопределенно заявила о «достижении исторического компромисса и примирении сербского и албанского народов», назвав это своей основной целью. Резолюцию 1244 Совета безопасности Организации Объединенных Наций она вообще не вспомнила, как и нашу бескомпромиссную позицию в вопросе признания независимости самопровозглашенного Косово и в борьбе против его принятия в ООН. Брнабич сказала, что мы будем настаивать на повторном решении «всех спорных вопросов в рамках (брюссельского) диалога». Однако премьер не уточнила, что это за вопросы. По ее словам, мы будем «особенно настаивать на том, чтобы как можно скорее были предприняты шаги для создания Объединения сербских общин таким образом, который предусмотрен Первым соглашением и Общими принципами от 2015 года».

Однако за этими словами последовала ключевая фраза, которая подтверждает: в целом не так важно, что по этому вопросу говорит сама Ана Брнабич. «Учитывая участие президента Вучича в достижении этих договоренностей, а также его большой опыт в международных делах и те конституционные полномочия, которыми он наделен как президент Республики, я вместе со всем правительством буду в максимальной степени опираться в этом вопросе на него».

Европейская пропаганда

Но обратимся теперь к тому, что Брнабич сказала о Европейском Союзе, который, кстати, поставила на первое место в списке своих приоритетов. «Главная стратегическая цель Сербии — вступить в Европейский Союз», — таким было первое предложение в программе ее правительства, которая в этой части больше похожа на агитационный листок, чем на серьезный анализ той ситуации, в которой сегодня находится Сербия.

Повторяются фразы, которые были придуманы еще до того, как ЕС начал распадаться. Прежде они, вероятно, звучали убедительно. «Процесс вступления в ЕС — не самоцель, а лучшая из возможностей для всеобъемлющих реформ, модернизации и развития Сербии… Важно, чтобы мы все понимали, что мы стремимся к членству в ЕС ради нашего общего будущего, ради будущих поколений — чтобы сделать общество лучше, равноправнее, богаче, чтобы использовать лучшие европейские модели и идеи на этом пути…» — сказала премьер.

Однако она проигнорировала реальные факты, сказав, например, что «сегодня Европейский Союз (…) является образцом демократии». А ведь мы все еще помним, как недавно была нарушена демократическая воля греков в вопросе жесткой экономии, а прежде — французов и голландцев, которые на референдуме проголосовали против конституции Европейского Союза. Однако впоследствии она была принята под другим названием без всяких референдумов.

Не стоит даже напоминать о том, что говорят и сами руководители ЕС. Например, председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер («Демократического выбора, противоречащего европейским нормам, быть не может») и немецкий министр финансов Вольфганг Шойбле («Выборы ничего не меняют. Существуют правила») откровенно признали, что демократия в Европейском Союзе только мешает.

А что, если нас так никогда и не примут в Европейский Союз (и это наиболее вероятный вариант будущего)? Пропагандист ЕС во главе сербского правительства говорит: «Чтобы заручиться стабильной поддержкой для европейской интеграции, мы как правительство будем открыто и прозрачно общаться с гражданами, поскольку обязаны разъяснить им, что означает наш общий путь к ЕС, чего им стоит ожидать, и что они могут сделать, чтобы ускорить прохождение этого пути». То есть решений на случай не-вступления в ЕС нет.

Более того, новый сербский премьер, ослепленный Европейским Союзом — как будто мы по-прежнему живем во времена той прославленной ручки Божидара Джелича — и погруженный в прошлое, а не в будущее, заявила о дальнейшем расширении той роли, которую самовольно взяли на себя неправительственные организации.

Никто никогда не голосовал за них, но зато их щедро финансируют Джордж Сорос и аналогичные ему благотворители, и, вероятно, на этом НПО основывают свою легитимность. «Опорой в этом диалоге (о вступлении Сербии в ЕС) является Национальный конвент по Европейскому Союзу — платформа, которая объединяет более 700 организаций гражданского общества в рабочие группы, посредством которых неправительственный сектор следит за переговорами Сербии с ЕС и участвует в них… В предстоящий период мы начнем еще более интенсивный и еще более содержательный диалог по этому вопросу».

Кстати сказать, учитывая вышеизложенное, нас несколько удивляет определенное недовольство, которое заметно в неправительственных кругах, в связи с формированием Министерства по европейской интеграции. Оно возьмет под свое крыло те органы, которые занимаются текущей интеграцией. Если мы все правильно поняли, то некоторые боятся, что подобное решение поможет политикам взять верх над технократами, которые прежде координировали сербскую интеграцию с ЕС. Однако есть надежда, что их недовольство вызвано не столько страхом утратить свои позиции, сколько страхом, что политики могут нарушить бесперебойный ход этой интеграции…

Чтобы завершить анализ заявлений премьера, которые тревожат и заставляют возразить прежде, чем станет слишком поздно, отметим такие слова: «Я хочу напомнить, что подходят к концу приготовления к вступлению во Всемирную торговую организацию (ВТО), а это одно из условий для вступления в Европейский Союз». Почему это заявление вызывает опасения? Потому что ключевым условием для вступления в ВТО является открытие нашего рынка для ГМО-продуктов. Еще больше беспокоит то, что Ана Брнабич забыла упомянуть эту незначительную деталь, рассуждая как настоящий иностранный пропагандист, а не как представитель правительства, который должен защищать интересы граждан своей страны.

Пересмотр закона

И все же — не будем кривить душой — не все так плохо. Правда, мы не имеем в виду оптимистичные экономические прогнозы и планы, которые заняли большую часть программы будущего правительства Сербии. Этот оптимизм и эти прожекты мы сможем оценить, не анализируя написанное в программе, а заглянув в собственные кошельки, изрядно потрепанные в переходные годы и пострадавшие от обязательных мер экономии. Несомненно, они спасли нас от банкротства, но иного утешения, кроме того, что мы избежали худшего, у нас нет.

К конкретным позитивным заявлениям, которые мы отметили, относятся слова о том, что иностранцам не позволят приобретать сельхоз-угодья в Сербии, на что в свое время Джелич, не задумываясь (или намеренно?), согласился, когда подписывал Соглашение о стабилизации и ассоциации с ЕС. Совершенно непостижимо, как это решение до сих пор еще не было принято: «В первые 100 дней правительства мы изменим Закон о сельскохозяйственных угодьях и тем самым сделаем невозможной полную либерализацию продажи сельскохозяйственных земель иностранцам. Мы введем продолжительные сроки, обязательные и для физических лиц (иностранцев), и для иностранных юридических лиц и поставим условие в виде продолжительного пребывания в Сербии или в Регистре предпринимателей. Тем самым мы предотвратим вступление в силу неправильных решений, закрепленных в Соглашении о стабилизации и ассоциации с ЕС. Все эти изменения будут соответствовать тем решениям, которые приняты в странах, вступивших в ЕС за последние 20 лет».

Укрепление связей с Россией

Позитивным кажется и заявление о том, что мы продолжим «работать над развитием сотрудничества с Российской Федерацией, с народом которой нас связывают исторические крепкие связи, а также с Китайской Народной Республикой. Мы будем поддерживать дружественные отношения с Объединенными Арабскими Эмиратами, начнем сотрудничество с Индией и будем всячески укреплять наши связи с Соединенными Штатами и другими народами и государствами по всему миру».

Напомним, что в таком порядке (ЕС, Россия, потом Китай и все остальные, включая США) были перечислены наши внешнеполитические приоритеты и в речи, которую произнес новый президент Вучич, когда приносил присягу. Поэтому не удивительно, что в своей программе Ана Брнабич заявила, как и в случае Косово и Метохии, что последнее слово во внешней политике останется за Александром Вучичем. «Здесь я жду большой поддержки от президента Республики и подразумеваю его полномочия, но, прежде всего, его большой государственный опыт, а также то уважение и авторитет, которыми он пользуется в мире».

Так мы подошли к ключевому политическому посланию, которое транслирует новое правительство Сербии. Это послание, как мы уже сказали, заключается не в том, что сказала Ана Брнабич, а в самом составе ее кабинета. Так, в него вошел Ненад Попович, а министром обороны стал Александр Вулин. Если выбор Аны Брнабич в качестве премьера (из-за ее многолетней работы в Агентстве США по международному развитию) вызывает беспокойство, то решение назначить Поповича и Вулина вселяет надежды. И совсем не удивляет заявление американского агентства Associated press о том, что, сделав такой выбор, Ана Брнабич «разрушила надежды Запада на охлаждение отношений с Москвой».

Почему? Это очевидно. Еще в 2008 году в депешах американских дипломатов о Ненаде Поповиче отзывались как о «главном связующем звене между партией ДСС и Москвой». В депеше 08BELGRADE913 описывается, как Попович отверг американское предложение участвовать в свержении Воислава Коштуницы с места главы Демократической партии Сербии (ДСС). В Вашингтоне это решение Поповича оценили отнюдь не позитивно. Что касается Вулина, то лучше всего его характеризует недовольство Елены Милич, которая в свое время была одной из самых ярых поборниц НАТО. Из передачи «Свободной Европы» («Вулин как провокация против Запада»): «Мы продолжаем провоцировать Запад… Это большая ошибка в военной и внешней политике, которая ставит под угрозу политику нейтралитета… Александр Вулин на посту министра обороны — откровенное послание Александра Вучича западному международному сообществу: „Вы помогли мне закрепить мою автократическую власть, а я затуманил вам взгляд Аной Брнабич. Теперь я показываю вам свое истинное лицо"».

И Александр Вучич, и американский посол в Белграде Кайл Скот, и заместитель пресс-секретаря НАТО Пьер Казалет позаботились о том, чтобы объяснить: никто на Западе и в НАТО не против назначения Вулина. Тем не менее, нет сомнений в том, что этот выбор не приветствовался. И все потому, что Вулин как-то заявил: «Сербия, ее народ и ее политика не были виноваты и не провоцировали НАТО на агрессию, поэтому через 18 лет мы можем сказать, что тогда мы тоже были на правильной стороне мира». Более того, Вулин сказал: «Однажды, когда вас, молодежь, спросят, будем ли мы частью НАТО, будем ли мы делать с другими то, что сделали с нами, не объясняйте ничего, не пишите книги, не снимайте фильмы, а просто назовите имя Бояна Тошовича (шестимесячного младенца, которого был убит осколком натовской бомбы на руках у отца) и скажите: „Его убило НАТО, и НАТО это зло"».

По крайней мере, назначение Вулина и Поповича должно гарантировать, что сербское сотрудничество с НАТО не будет углубляться, и что, напротив, будет делаться все для укрепления наших отношений с Россией. В действительности именно они все больше отражают степень нашей независимости. В этом и заключается значение условного русского крыла проевропейского правительства Сербии. И укрепление этого крыла особенно важно в свете продолжающегося американского наступления на Балканах, нацеленного на ограничение якобы вредного российского присутствия. (Для американцев любое российское присутствие вредно уже потому, что оно вообще существует.)

Если наши отношения с Россией отражают нашу самостоятельность, то насколько мы самостоятельны? Это мы сможем понять довольно скоро, потому что новому правительству Сербии, если верить первому зампреду Ивице Дачичу, предстоит принять решение, будет ли оно действовать согласно закону, принятому Скупщиной Сербии 24 декабря 2012 года. Речь о ратификации Соглашения между Правительством Республики Сербии и Правительством Российской Федерации о создании сербско-российского гуманитарного центра. В 20 пункте этого соглашения ясно говорится: «Стороны предоставляют Центру льготы, привилегии и иммунитеты, необходимые для обеспечения деятельности Центра». Но, возможно, новое правительство будет действовать сообразно желаниям США и ЕС и откажется предоставить россиянам, работающим в центре в Нише, обещанный дипломатический статус.

Выбор такой: соблюсти собственный закон или его нарушить. Когда решение будет, наконец, принято, станет ясно, что значит это российское рыло в проевропейском правительстве. Появилось ли оно только для украшения, или оно способно унести нас дальше — на свободу…

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июля 2017 > № 2234245


Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июля 2017 > № 2234244

Катарские дворцовые интриги в центре кризиса в Персидском заливе

Аравийцы не верят, что Катаром на самом деле правит его молодой эмир, и хотят смены режима.

Саймон Хендерсон (Simon Henderson), Slate.fr, Франция

Кто на самом деле стоит во главе Катара? Официально страной руководит 37-летний эмир Тамим бин Хамад Аль Тани, который пришел к власти после отречения его отца Хамада бин Халифы Аль Тани в 2013 году. Только вот руководство Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов, которые сегодня развязали нешуточный дипломатический конфликт с Катаром, убеждены, что «шейх-отец» Хамад до сих пор дергает за ниточки. Истина может предопределить исход кризиса в Персидском заливе, в котором США пытаются сыграть роль посредника под злорадными взглядами Ирана.

Насчет того, кто настоящий хозяин в Дохе, существует множество мнений, и ни одно из них не назвать лестным для династии Аль Тани, бывшего кочевого клана в тысячу человек, который сегодня владеет третьими по значимости запасами природного газа.

«Хамад, конечно, не любит Эмираты и Бахрейн, но Саудовскую Аравию он просто ненавидит», — говорит не первый год работающий в Дохе дипломат. По его словам, отец — подлинный глава катарской дипломатии. Судя по всему, 65-летний Хамад придерживается «исторической» и «глубоко личной перспективы». Он как-то провел пять дней вместе с британским министром обороны в увешанной старинными картами комнате, указывая ему на связи Аль Тани с различными регионами Персидского залива, которые сейчас по большей части находятся в Саудовской Аравии. Некогда вхожий во дворец источник называет Хамада «решительным» и «опасным» человеком.

«Аль-Джазира» в авангарде

Чем дальше мы отходим от правящей семьи, тем мягче суждения. «У Тамима светлая голова, а отец направляет его», — считает европейский член Организационного комитета Чемпионата мира по футболу 2022 года. Мероприятие уже потребовало миллиардных вложений в инфраструктуру, не говоря уже о предполагаемых взятках чиновникам ФИФА, которые могли составить порядка 160 миллионов евро, как считают в одной европейской разведслужбе.

Для Дохи такая сумма — чуть ли не карманные деньги. Благодаря газу Катар может похвастаться самым высоким в мире показателем ВВП на жителя в пересчете на покупательную способность. Еще когда находился у власти Хамад запустил руку в эти богатства, чтобы создать «Аль-Джазиру», первый спутниковый телеканал в регионе. «Аль-Джазира» существенно расширила влияние Катара, вызвав при этом недовольство соседей: канал предоставляет слово оппозиционерам и опальным проповедникам вроде исламистского теолога Юсуфа Аль-Кардави. Хамад же неизменно игнорировал провоцируемое его каналом дипломатическое возмущение. В качестве единственного (и весьма лицемерного) оправдания он отмечал независимость «Аль-Джазиры» и ее свободу слова.

Таким образом, Хамад определенно не упускает ни единой возможности позлить соседей, пусть это и расшатывает основы Совета сотрудничества Персидского залива, который во многом помог консервативным арабским монархиям и эмиратам устоять в водовороте, охватившем регион после Ирано-иракской войны 1980 года.

Соперничество на протяжение более 20 лет

Примеров того, как Хамад играл на нервах соседей, существует огромное множество. Так, в начале гражданской войны в Сирии Катар поссорился с Саудовской Аравией из-за права финансировать самых опасных джихадистов. Доха оказала поддержку «Братьям-мусульманам» (запрещенная в России организация — прим. ред.), которых считала будущим исламского мира. Нужно сказать, позиция довольно странная, поскольку организация выступает против наследных режимов, к числу которых относится и сам Катар.

Соперничество Хамада с соседями началось с первых дней его правления. После смещения его отца в 1995 году ему пришлось справляться с контрпереворотом, который устроили Саудовская Аравия и ОАЭ при поддержке Бахрейна. Были наняты сотни бедуинов, а в пустыне обнаружили как минимум один тайник с оружием. План провалился из-за доноса солдата-мятежника. Только вот к большому неудовольствию Хамада осуждение со стороны США прозвучало весьма сдержанно. Американцы не горели желанием идти против аравийцев, своих главных союзников в регионе.

Однако Рияд не проявил благодарности. В 2003 году аравийцы лишили американцев разрешения на использование авиабазы «Принц-Султан». В результате авиация США перебралась на огромную базу «Аль-Удейд», которую Катар построил как раз для такого случая. Именно оттуда поднимались в воздух американские самолеты для участия в операциях в Афганистане и Ираке, а также против «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация — прим. ред.).

Неприятие требований

Сегодня Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн пытаются при помощи Египта изолировать Катар: они приостановили рейсы авиакомпаний, ограничили снабжение и перекрыли наземный путь в Саудовскую Аравию. Затем они составили список из 13 требований и дали Катару срок до 2 июля, чтобы их принять.

Доха отвергла все. Требования варьируются от совершенно нелепых, вроде выдворения иранских «стражей революции» (есть ли в Катаре хоть один из них?), до очевидных, вроде высылки на родину аравийских, эмиратских, бахрейнских и египетских оппозиционеров. Есть среди них и одно совершенно невозможное: закрытие «Аль-Джазиры», международного бренда, который вещает по всему миру и обладает оборотом в несколько миллиардов евро.

Доха явно не собирается играть по продиктованным ей правилам: Рияд и Абу-Даби были отнюдь не рады оглашению ультиматума, который должен был оставаться конфиденциальным. Как бы то ни было, сегодня встает следующий вопрос: что делать дальше?

Спорный наследник

В относительно долгосрочной перспективе реакция Хамада и Тамима зависит от давления на них со стороны клана Аль Тани. Лидерство Хамада и тем более Тамима принимается не всеми. Приход к власти отца был не лучшим образом воспринят кланом в 1995 году, и это мнение живо по сей день. Кровные узы имеют огромное значение для Аль Тани, и тот факт, что мать Хамада родом из племени Аль Аттийя, играет не в его пользу. Таким образом, многие считают Хамада полукровкой, «кукушонком в гнезде», как отметил один опытный наблюдатель.

Две из трех супруг Хамада родом из клана Аль Тани, однако его любимая Моза (мать Тамима) — из племени аль-Мисснед. В результате положение Хамима в семье еще более неустойчивое, чем у отца. Эр-Рияд и Абу-Даби, без сомнения, стремятся заменить его более легитимным и дисциплинированным наследником. В целом, катарское общество, наверное, не хочет быть в ссоре с Саудовской Аравией и зависеть от Ирана, который теперь берет на себя поставку продовольствия (раз оно больше не может идти через аравийскую территорию).

Карта в рукаве?

Нет гарантии, что внутреннего давления будет достаточно, чтобы заставить Хамада изменить позицию, по крайней мере, сейчас. Однако состояние его здоровья может стать решающим фактором. Некогда толстый Хамад сильно потерял в весе, но не выглядит при этом здоровым. У него проблемы с почками, и, по словам дипломатов, он уже перенес по меньшей мере одну операцию.

В современной дипломатии имидж Хамада и Тамима оставляет желать лучшего. Только вот в конечном итоге Хамад все же может извлечь для себя выгоду из кризиса в Персидском заливе. Еще несколько лет назад молодому Хамаду бин Али из клана Аль Тани был поручен проект обеспечения продовольственной безопасности Катара. Тогда дипломаты посчитали это ответом на риск закрытия Ормузского пролива. Сегодня же в стратегическом таланте «шейха-отца» не остается сомнений. Какие еще карты он припрятал в рукаве?

Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июля 2017 > № 2234244


Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 июля 2017 > № 2234032

"Свободный мир поддерживает Катар!"

Фредерик Коллер | Le Temps

Посол Катара в Швейцарии Мубарак аль-Хаджри объясняет, как соседи заставляют его страну расплачиваться за то, что она поддержала "арабскую весну". Эксклюзивное интервью для швейцарской Le Temps взял журналист Фредерик Коллер.

"Каков ответ Катара на ультиматум со стороны его соседей?"

"Суверенитет нашей страны - это красная линия, это не может стать предметом обсуждения. В остальном мы открыты для дискуссий. Но когда предъявляются обвинения, необходимы доказательства", - ответил посол.

"Катар никогда не поддерживал ни "Аль-Каиду"*, ни организацию "Исламское государство"*, ни какую-либо другую террористическую группировку. На деле все наоборот: мы являемся членами международной коалиции по борьбе с терроризмом. У нас размещается главная американская военная база, откуда совершаются антитеррористические рейды в Сирии, Ираке, Афганистане и Йемене. Мы единственное государство региона, имеющее в составе МИДа подразделение по координации борьбы с терроризмом, и оно обменивается сведениями с союзниками. Те, кто обвиняют Катар в терроризме, сами считаются источником терроризма: среди устроивших теракт 11 сентября 2001 года, оказалось 15 саудитов и два человека - из Эмиратов. На сегодняшний день ни один гражданин Катара не участвовал в терактах", - сказал аль-Хаджри.

"Вы расплачиваетесь за вашу поддержку восстаний "арабской весны?" - спросил журналист.

"Это очевидно. Но мы не жалеем о том, что встали на праведную сторону Истории. Катар был вместе с народами, которые боролись за свободу и достоинство. Быть может, результат этих восстаний оказался печальным, однако это не умаляет благородства наших намерений. Нам не в чем раскаиваться. Катар не был подстрекателем этих волнений. Страны, которые сегодня издают указ о блокаде против нас, сделали все для их дискредитации, так как видели в них угрозу для своего режима", - ответил посол Катара.

"Почему вы поддерживаете "Братьев-мусульман?"

"Мы поддержали это движение, когда оно было у власти в Египте, как и остальной мир, мы не являлись исключением. Они были избраны демократическим путем. Когда они оказались отстранены от власти военной силой, мы прекратили с ними разговаривать. Но мы осуждаем метод, которым был остановлен демократический процесс. Стричь всех "Братьев-мусульман" под одну гребенку несправедливо. Там есть несколько ответвлений, многие не отличаются жестокостью, готовы к диалогу и участию в политическом процессе", - уверен собеседник издания.

"Визит Дональда Трампа в Эр-Рияд явился стимулом для этого "объявления войны" против Дохи?" - спросил интервьюер.

"Поразительно, что кризис разразился сразу после отъезда Трампа из региона, в конце американо-мусульманского саммита в Эр-Рияде. Обстоятельства и выбор времени этого кризиса наводят на мысль о том, что страны, издавшие указ о блокаде, воспользовались тем, что американский президент намерен установить новый порядок в регионе, не принимая в расчет его чрезвычайно непростой реальности", - ответил аль-Хаджри.

"У нас сейчас прекрасные отношения с Вашингтоном! - уверен посол Катара. - Недавно мы подписали договор о покупке 72 истребителей F-15. Если бы мы были террористами, зачем бы США продавали нам это вооружение?"

"Кто вас поддерживает в вашем противостоянии с соседями?" - спросил журналист.

"Весь свободный мир. У нас есть поддержка со стороны европейцев, в частности Германии, но также Франции и Великобритании. С нами большинство арабских государств. Стоит еще добавить, что большинство населения стран, объявивших нам блокаду, испытывает симпатию к Катару", - сказал собеседник издания

"Почему ваши соседи хотят закрыть телеканал "Аль-Джазира?"- поинтересовался интервьюер.

"Потому что это средство массовой информации раскрывает сущность их правительств перед всем арабским миром. "Аль-Джазира" - это голос народа. О закрытии не может быть и речи", - заявил аль-Хаджри.

*"Исламское государство" (ИГИЛ), "Аль-Каида" - террористические организации, запрещенные в РФ.

Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 июля 2017 > № 2234032


США. Россия. Сирия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 6 июля 2017 > № 2234022

Тиллерсон о встрече Путина и Трампа: «Россия должна помешать ИГ восстать из пепла»

Редакция Forbes

Первая личная встреча президентов России и США состоится 7 июля в Гамбурге. Кроме сирийского вопроса Путин намерен поднять и вопрос об урегулировании конфликта на Украине

Ситуация в Сирии станет ключевой темой на переговорах между Дональдом Трампом и Владимиром Путиным, сообщил журналистам госсекретарь США Рекс Тиллерсон. Он подчеркнул, что от сотрудничества Москвы и Вашингтона зависит прогресс в борьбе с «Исламским государством» (запрещенной террористической группировкой — прим. Forbes).

Первая личная встреча Путина и Трампа состоится 7 июля на саммита G20 в немецком Гамбурге. До этого общение лидеров двух стран ограничивалось лишь телефонными разговорами.

По словам Тиллерсона, все участники конфликта в Сирии, должны «обеспечить стабильность на месте». «Если мы не достигнем стабильности в Сирии, прогресс в уничтожении «Исламского государства» может быть загублен». Во-вторых, стороны должны работать в рамках политического процесса по достижению соглашения, которое определяет путь вперед для сирийского народа. Наконец, на России лежит особая ответственность в поддержке этих усилий», — заявил госсекретарь США (цитата по РИА Новости).

Он отметил, что у США и России есть потенциал для координации в Сирии. «Безусловно, у США и России есть неустраненные противоречия по ряду вопросов, но у нас имеется потенциал по координации в Сирии в целях обеспечения стабильности и осуществления взаимных интересов в сфере безопасности», — сказал глава американской дипломатии.

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон также призвал искать возможности для продолжения борьбы с террористическими группировками. «Поскольку сейчас происходит освобождение Ракки, ИГ нанесен большой ущерб, и ИГ могла быть на пороге полного поражения в Сирии, если все стороны сфокусируются на этой цели», — сказал дипломат.

«Чтобы завершить эту миссию, международное сообщество, а особенно Россия, должны устранить препятствия для нанесения поражения ИГ, и помочь обеспечить стабильность, которая помешает ИГ восстать из пепла их неудачного и мошеннического халифата», — добавил Тиллерсон.

При этом он отметил, что все стороны сирийского конфликта должны помнить об общей цели — борьбе с терроризмом. «США и наши партнеры из коалиции по борьбе с террористической группировкой «Исламское государство« нацелены на обеспечение того, чтобы мирные жители из недавно освобожденных районов могли начать возвращаться домой и восстанавливать свою жизнь», — подчеркнул Тиллерсон.

Отношения двух стран

Рекс Тиллерсон также заявил о том, что во время встречи в Гамбурге Трамп и Путин обсудят двусторонние отношения между Москвой и Вашингтоном.«Я думаю, очень важным аспектом является восстановление доверия между нами и Россией на уровне военных, а также на дипломатическом уровне», — заявил госсекретарь, говоря о сотрудничестве двух стран по Сирии.

Американский дипломат добавил, что это отвечает интересам как самих стран, так и всего международного сообщества. Говоря о текущем состоянии отношений между Москвой и Вашингтоном, Тиллерсон заявил, что страны находятся «в самом начале пути». «Пока трудно сказать, каковы намерения России в отношениях с США… Я думаю, это самое главное на предстоящей встрече — провести хороший обмен взглядами между президентами Трампом и Путиным о том, как они оба видят природу отношений между нашими странами», — сказал он журналистам.

Прогресс есть

Глава госдепа отметил, что Россия и США способны договариваться. В качестве примера он привел договоренность о создании деконфликтных зон в Сирии. «США и Россия уже достигли прогресса по созданию деконфликтных зон в Сирии, которые смогли предотвратить взаимное нанесение ущерба. Наши военные лидеры сотрудничали друг с другом, чтобы обеспечить отсутствие инцидентов между нашими странами на сирийском поле действий», — заявил Тиллерсон. «Там, где были небольшие инциденты, они их разрешали быстро и мирно», — добавил он.

Ожидания Кремля

Накануне в Кремле также заявили, что одной из главных тем переговоров между Путиным и Трампом станет ситуация в Сирии. При этом пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков отметил, что Владимир Путин намерен поднять и вопрос об урегулировании конфликта на Украине.

Песков рассказал, что встреча лидеров будет полноформатной, однако ограниченной по времени. «Поэтому вряд ли представится возможность полностью изложить понимание президента Путина, которое он, кстати, неоднократно озвучивал, — предтеч и причин той ситуации и той гражданской войны, которая возникла на Украине», — добавил пресс-секретарь.

По его словам, в Кремле ожидают, что встреча пройдет в рабочем ключе.«Первая встреча, первое знакомство двух президентов — вот, наверное, главное в этой встрече», — заявил Песков, отвечая на вопрос о приоритетах переговоров между Путиным и Трампом.

США. Россия. Сирия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 6 июля 2017 > № 2234022


Евросоюз. Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 июля 2017 > № 2244382

Общее право России с однополым ЕС. Вы хотите этого до сих пор?

Об однополых браках в ЕС и «ветхозаветном ливне» в России

В Германии легализованы однополые браки. Российские политики и СМИ с удовольствием «потоптались» на этой теме. Между тем ещё совсем недавно в качестве одной из стратегических целей сотрудничества России с Европейским союзом декларировалось создание общего правового пространства. Хороша была бы сегодня Россия — страна, заявляющая о своей сильной православной и мусульманской традиции, — с таким «общим пространством» с содомитами, если бы лет пять-семь тому назад на так называемом «еэсовском треке» нашей внешней политики дела пошли бы лучше, чем это случилось в действительности!

Президент Путин неоднократно высказывался на тему о свободе содомского греха в современной России: мол, люди нетрадиционной сексуальной ориентации представлены у нас и в государственных структурах, и в общественно значимых сферах деятельности, их ценят как полезных граждан, для них нет никаких ограничений, кроме тех, которые устанавливает закон о запрете пропаганды гомосексуализма среди малолетних. С точки зрения современного либерала-западника, президент светского государства и не может высказываться иначе.

С другой стороны, для истинного приверженца одной из авраамических религий — христианства, ислама или иудаизма, — которые знают, как построил свои отношения с царём Содома Авраам, и помнят, какая участь ждала содомитов, когда они попытались шире навязать и утвердить свои «права», такая толерантность воспринимается как оскорбление основ веры. Это уж точно гораздо более серьёзный вопрос, чем фривольности в кинематографическом образе последнего царя из династии Романовых, которые сегодня столь сильно будоражат часть православной общественности.

Мы, однако, сейчас говорим не о том, следовало или не следовало Владимиру Путину высказываться о своём отношении к лицам нетрадиционной сексуальной ориентации именно так, ибо противоречие между верой и реальной жизнью в принципе неустранимо: вера и, соответственно, религия существуют преимущественно в вечности, а реальная жизнь и, соответственно, политика — преимущественно в современности или истории. Позиция в таких вопросах — всегда личный выбор, свидетельствующий не о полном отсутствии или присутствии того или иного понимания, а лишь о приоритетах. Цель моего краткого комментария заключается в призыве задуматься над пределами пренебрежительного отношения к святым понятиям и символам и их «утилизации» в конъюнктурных целях.

Мои размышления на эту тему подстегнуло недавнее употребление в СМИ в связи с обрушившейся на нас непогодой словосочетания «Ветхозаветный ливень». Услышал его, и сердце, честно говоря, ёкнуло. Подумалось: неужели до людей начинает доходить, что реально с нами происходит? Но нет, почти сразу стало ясно, что автор (авторы) этого эпитета имеют в виду только количество воды, которое будет вылито нам на головы. Другими словами, идут по проторенной дорожке современной жизни: главное внимание — внешней стороне дела, форме, а суть явления — на последнем месте.

В Ветхом Завете, конечно, обилие воды, ниспосланной Богом на землю, имело значение, и немалое, но главным смысловым посылом были всё же не сами обстоятельства Потопа, а та причина, по которой Бог его устроил. Эта причина, как мы помним, заключалась в следующем: к моменту Потопа человечество глубоко увязло в грехах, грехи эти были предельно мерзкими, и терпеть это непотребство далее Бог не посчитал нужным. И проблема, конечно, была не в том, что поведение подавляющего большинства человечества было неприятно Творцу, а в том, что такое состояние людей стало бесперспективным с точки зрения Его замысла о мире. Далее последовали собственно ливни и наводнение, истребление каинской плоти и история спасения праведника Ноя и «всякой твари по паре».

Каинский дух, однако, Потоп пережил. Человечество продолжило бросать вызов Богу и «по мелочам», и по-крупному — в Вавилоне, в Содоме, в Иерусалиме, на Голгофе…

Скорость, с которой каинские дела возобновились сразу по завершении Потопа (вспомним историю с сыном Ноя Хамом), может вызывать удивление лишь у людей малосведущих. Ничего странного в этом нет, ибо и в самом праведнике Ное, и в его родственниках сохранилось первородное повреждение (термин святого Василия Великого), произошедшее в наших прародителях Адаме и Еве в момент их грехопадения.

Так и живём мы все с этим повреждением, в наиболее обобщённой форме выражающимся в нашей подверженности страстям, тлению и смерти. В ком-то оно, однако, проявляется больше, а в ком-то — меньше. Причина в духовной наследственности — том уже не первородном, а родовом повреждении, которым каждого человека награждают его собственные предки, его семья. Исправить родовое повреждение можно, но это долгий и нелёгкий труд не одного поколения.

Всё сказанное выше — азы православного вероучения. Проблема, однако, заключается в том, что знание и даже понимание основ своей веры нередко так и остаётся «чистым» знанием, мало спрягаясь с непосредственным восприятием окружающей действительности и, главное, с личной жизнью конкретного человека или народа в ней.

Вспоминается кадр из фильма о Колчаке. Адмирал стоит на плацу перед рядами одетых в шинели бородатых русских мужиков и восклицает: «Да поможет нам Бог!» Если бы такое происходило в жизни, то большинство этих мужиков, уверен, плюнуло бы с досады: человеку, бросившему венчанную жену и открыто живущему с женой невенчанной, Бог помогать вряд ли будет, а уж публично призывать Его помощь, не урегулировав такой вопрос, — только Его гнев на себя и соратников навлекать. Это православный русский человек хорошо понимал тогда и сейчас понимает.

Но поступаем мы, повторю, далеко не всегда на основе этого понимания.

Запад нас по всем азимутам атакует, а мы в ущерб своей вере, своей культуре, своему, наконец, достоинству всё пытаемся реверансы в его адрес сделать, показать свою «похожесть» на него, свою заинтересованность в «сотрудничестве и добрососедстве». В чём смысл показательных объятий с Ватиканом в связи с доставкой в Москву мощей Николая Чудотворца в условиях, когда римо-католики уже сделали, делают и ещё наделают нам немало враждебного и на Украине, и в Белоруссии, и в Польше, и не только там? Разве мало в русских церквях частиц мощей святителя Николая? Разве сила помощи, получаемой от святых мощей, зависит от их количества, а не от качества твоей веры?

И ведь эти игры с Западом — только одно из проявлений нашего современного окаянства, за которое настоящий Ветхозаветный ливень становится тем самым средством, что, как говорится, «доктор прописал». А продолжающиеся игры с собственной историей, с национальным самосознанием, с великой русской культурой — за это кто и когда ответит?

Сколько можно пытаться нарисовать разрушительные для Церкви в России XVIII и XIX века как её «золотое время»? Закрывать глаза на безразличие Русской церкви к судьбе Николая II и его семьи в тот момент, когда она именно и решалась? На неканоничность создания РПЦЗ? Обходить молчанием сотрудничество многих «зарубежников» с гитлеровцами?

Сколько можно навязывать нам Бориса Ельцина как спасителя России, а Иосифа Виссарионовича Сталина как её разрушителя? Владимира Ильича Ленина как недалёкого агента иностранного влияния, а Егора Гайдара как мудрого русского патриота? Оранжистскую постановку августа 1991 года как народное восстание, а Великую Октябрьскую социалистическую революцию 1917 года как верхушечный переворот? Сколько можно выдавать бесцельно прожитые страной после 1991 годы за осуществление исторического шанса, а 70 лет существования Советской России — за историческую девиацию? Сокращение реальных жизненных возможностей миллионов и миллионов граждан России — за рост их благосостояния?

Думаешь обо всём этом, и на ум приходят слова: «Господи, когда всё это кончится?» Тут же, правда, мурашки пробегают по спине: а ну как Он действительно решит всё это прекратить? Может ведь и опять Потопом это сделать, поскольку радугу — знак Его завета с нами на тот счёт, что не будет Он больше наводить потоп на землю, мы сами отдаём на поругание злейшим противникам Божьего замысла о человеке. А может — и огнём, по Апокалипсису. Множащиеся год от года лесные пожары — наглядное на этот счёт напоминание.

Но в ближайшие дни этого, скорее всего, не произойдёт. И погода, скорее всего, улучшится. И пожары в большей своей части будут потушены… А вот когда и каким образом прекратит своё существование наш мир, зависит от того, как мы воспримем наблюдаемые нами явления. Если как досадные природные катаклизмы, то скоро и жестоко. Если как серьёзные предупреждения (будь то Бога, Природы, Всемирного разума или просто здравого смысла — как кому будет угодно), да ещё и выводы сделаем, то много позже. А может быть, в категориях человеческого восприятия, и вообще никогда.

P.S. Кстати говоря, те политики и чиновники, кто мечтали о нашем чуть ли не объединении с ЕС, прекрасно себя чувствуют на прежних или даже более высоких постах и сегодня, когда кризис в отношениях с Европой, вызванный их неверными оценками перспектив и самой пользы от такого сближения с содомом, набирает обороты.

Михаил Демурин

Евросоюз. Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 июля 2017 > № 2244382


Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 июля 2017 > № 2244372

Рейтинг влияния глав субъектов Российской Федерации в июне 2017 г

Агентство политических и экономических коммуникаций

Обсуждение актуальных проблем регионов на «прямой линии» президента и поэтапная подготовка к сентябрьским выборам составили группу ключевых событий в информационном поле июня, определив конфигурацию региональной политической элиты в рейтинге.

Первая пятерка рейтинга не претерпевает изменений. Лидером остается мэр Москвы Сергей Собянин. Государственная дума после многочисленных корректировок приняла важнейший для города закон о реновации жилищного фонда, реализация которого становится теперь основным проектом столичных властей. Вторую строку рейтинговой таблицы, как и месяцем ранее, занимает глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров. На третьей позиции закрепляется губернатор Тюменской области Владимир Якушев. Четвертая строка — за губернатором Санкт-Петербурга Георгием Полтавченко, который в июне провел ряд кадровых перестановок в Смольном. На пятой строке рейтинга — глава Татарстана Рустам Минниханов: его позиции остаются значимыми, но пока неясна судьба истекающего в июле договора о разграничении полномочий с Центром, и это создает значительную неопределенность в будущем.

Губернатор Московской области Андрей Воробьев демонстрирует негативную динамику — 9-е место и минус 2 позиции, что можно связать с критикой ситуации в регионе во время «прямой линии» президента. Резонансная история со свалкой в Балашихе и последующее требование президента немедленно закрыть ее не могли не повлиять на позиции Воробьева. Глава Краснодарского края Вениамин Кондратьев также продолжает ослабевать (12-я позиция, ранее 9-я).

В группу «Очень сильное влияние» входят сразу два руководителя регионов: врио губернатора Саратовской области Валерий Радаев (19-е место, плюс 5 пунктов) и губернатор Сахалинской области Олег Кожемяко (20-е место, плюс 1 пункт). В обоих регионах идет относительно успешная подготовка к выборам: в Саратовской области избираются губернатор и областная дума, на Сахалине — только региональный парламент.

Во время «прямой линии» звучали претензии в отношении сразу нескольких глав регионов. Самый резкий спад в рейтинге демонстрирует губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров (38-е место, минус 18 пунктов), который выбывает из топ-20 нашего рейтинга. В ходе «прямой линии» жительница Ставропольского края пожаловалась российскому президенту на то, что с нее требуют деньги за восстановительные работы после наводнения, после чего в СМИ даже появились предположения об отставке В. Владимирова.

Серьезно ослабли позиции в рейтинге и у главы Самарской области Николая Меркушкина (75-е место, минус 9 пунктов): в ходе «прямой линии» с президентом была упомянута тема льготников в возглавляемом им регионе. Еще одним «отличившимся» регионом в ходе «прямой линии» стала Иркутская область, упомянутая в контексте низких зарплат учителей и в связи с проблемами социально-экономического характера, что также подрывает позиции главы региона Сергея Левченко, который перемещается в конец рейтинговой таблицы (80-е место, минус 5 пунктов). Помимо социально-экономических проблем Левченко традиционно испытывает трудности с улаживанием внутриполитических конфликтов, возникших на территории. В частности, у главы региона имеются проблемы с выстраиванием отношений с заксобранием региона — в результате он потерпел поражение в продвижении референдума по прямым выборам мэра Иркутска.

Снижает политическое влияние, в связи с распространением информации о возможной отставке, глава Кемеровской области Аман Тулеев (39-е место, минус 8 пунктов). Поводом для предположений послужила болезнь руководителя региона и затянувшийся в связи с этим отпуск.

Резкий спад в рейтинге демонстрирует губернатор Брянской области Александр Богомаз. Это происходит на фоне широкого общественного резонанса из-за смерти 11 младенцев и приостановки работы перинатального центра, который был открыт с участием президента совсем недавно, в марте 2017 года. Богомаз теряет сразу 18 позиций в рейтинге и опускается на 73-е место.

Коррупционные скандалы, которые периодически случаются в региональных администрациях, становятся важным индикатором, влияющим на снижение позиций главы региона. Не стала исключением и ситуация с вице-губернатором Владимирской области Еленой Мазанько, которая была арестована по подозрению во взятках. Это отрицательно влияет на позиции главы Владимирской области Светланы Орловой (43-е место, минус 11 пунктов).

Продолжают подготовку к выборам исполняющие обязанности глав регионов, занимая, как правило, высокие места в нашем рейтинге. Сразу несколько врио демонстрируют значительный рост, усиливая политическое влияние. В основном это главы, у которых на выборах в сентябре ожидается умеренный уровень конкуренции при доминировании основного кандидата. Врио губернатора Пермского края Максим Решетников, не имея сильных соперников на предстоящих выборах, укрепляет позиции в нашей рейтинговой таблице — плюс 10 пунктов и 24-е место. Демонстрирует рост и врио губернатора Калининградской области Антон Алиханов (34-е место, плюс 13 пунктов). Врио главы Новгородской области Андрей Никитин, прибавляя 5 пунктов, поднимается на 35-е место. Аналогичная ситуация у врио главы Республики Марий Эл Александра Евстифеева (51-е место, плюс 5 пунктов), врио главы Республики Мордовия Владимира Волкова, который, прибавляя 2 пункта, занимает 27-е место, врио руководителя Томской области Сергея Жвачкина (30 место, плюс 5 пунктов) и врио главы Удмуртской республики Александра Бречалова (28-е место, плюс 8 пунктов).

В июне президент провел встречи с Бречаловым и врио главы Севастополя Дмитрием Овсянниковым (59). Встреча с Овсянниковым прошла при участии главы Крыма С. Аксенова (15-е место), что было воспринято региональными элитами как позитивный сигнал, свидетельствующий об относительной прочности позиций этих руководителей, несмотря на политические и элитные проблемы в Севастополе.

Некоторые руководители регионов, в которых ожидается существенный уровень конкуренции на предстоящих выборах, также демонстрируют положительную динамику в рейтинге. В частности, врио губернатора Свердловской области Евгений Куйвашев закрепляется в топ-20 рейтинга, занимая 16-е место (плюс 3 пункта) — выдвижение Евгения Ройзмана от партии «Яблоко» повысило уровень конкуренции в регионе, но при этом региональные власти достаточно адекватно реагируют на этот вызов. Несмотря на существенный уровень конкуренции, несколько спокойнее ситуация у врио губернатора Рязанской области Николая Любимова (46-е место, плюс 6 пунктов) — в этом регионе КПРФ отказалась от скандального решения выставить на выборах однофамильца и сына экс-губернатора В. Любимова. Стабильно сильные позиции у врио губернатора Ярославской области Дмитрия Миронова (37-е место, плюс 8 пунктов). Также улучшают свои результаты готовящиеся к выборам врио главы Республики Карелия Артур Парфенчиков (47-е место, плюс 2 пункта) и врио главы Республики Бурятия Алексей Цыденов (62-е место, плюс 5 пунктов).

Глава субъекта Российской Федерации

Место в рейтинге

Место в рейтинге в мае

Средний балл

Очень сильное влияние
Собянин Сергей Семёнович Мэр города Москва

1

1

7,20

Кадыров Рамзан Ахматович Глава Чеченской Республики

2

2

7,12

Якушев Владимир Владимирович Губернатор Тюменской области

3

3

6,82

Полтавченко Георгий Сергеевич Губернатор города Санкт-Петербург

4

4

6,76

Минниханов Рустам Нургалиевич Президент Республики Татарстан

5

5

6,55

Хамитов Рустэм Закиевич Глава Республики Башкортостан

6

11

6,46

Дюмин Алексей Геннадьевич Губернатор Тульской области

7

8

6,32

Кобылкин Дмитрий Николаевич Губернатор Ямало-Ненецкого АО

8

6

6,25

Воробьев Андрей Юрьевич Губернатор Московской области

9

7

6,17

Гордеев Алексей Васильевич Губернатор Воронежской области

10

13

6,15

Комарова Наталья Владимировна Губернатор Ханты-Мансийского АО — Югра

11

10

6,08

Кондратьев Вениамин Иванович Глава администрации (губернатор) Краснодарского края

12

9

6,00

Дрозденко Александр Юрьевич Губернатор Ленинградской области

13

17

5,90

Борисов Егор Афанасьевич Глава Республики Саха (Якутия)

14

12

5,86

Аксёнов Сергей Валерьевич Глава Республики Крым

15

15

5,76

Куйвашев Евгений Владимирович И.о. губернатора Свердловской области

16

19

5,73

Толоконский Виктор Александрович Губернатор Красноярского края

17

14

5,66

Савченко Евгений Степанович Губернатор Белгородской области

18

16

5,61

Радаев Валерий Васильевич И.о. губернатора Саратовской области

19

24

5,57

Кожемяко Олег Николаевич Губернатор Сахалинской области

20

21

5,55

Сильное влияние

Артамонов Анатолий Дмитриевич Губернатор Калужской области

21

30

5,50

Гапликов Сергей Анатольевич Глава Республики Коми

22

25

5,48

Дубровский Борис Александрович Губернатор Челябинской области

23

23

5,45

Решетников Максим Геннадьевич И.о. губернатора Пермского края

24

34

5,40

Илюхин Владимир Иванович Губернатор Камчатского края

25

28

5,38

Евкуров Юнус-Бек Баматгиреевич Глава Республики Ингушетия

26

27

5,34

Волков Владимир Дмитриевич И.о. главы Республики Мордовия

27

29

5,29

Бречалов Александр Владимирович И.о. главы Удмуртской республики

28

36

5,25

Васильев Игорь Владимирович И.о. губернатора Кировской области

29

26

5,22

Жвачкин Сергей Анатольевич И.о. губернатора Томской области

30

35

5,19

Руденя Игорь Михайлович Губернатор Тверской области

31

18

5,15

Голубев Василий Юрьевич Губернатор Ростовской области

32

41

5,11

Шанцев Валерий Павлинович Губернатор Нижегородской области

33

23

5,07

Алиханов Антон Андреевич И.о. губернатора Калининградской области

34

47

5,05

Никитин Андрей Сергеевич И.о. губернатора Новгородской области

35

40

5,00

Шпорт Вячеслав Иванович Губернатор Хабаровского края

36

33

4,97

Миронов Дмитрий Юрьевич И.о. губернатора Ярославской области

37

45

4,92

Владимиров Владимир Владимирович Губернатор Ставропольского края

38

20

4,88

Тулеев Аман Гумирович Губернатор Кемеровской области

39

31

4,86

Игнатьев Михаил Васильевич Глава Чувашской Республики

40

39

4,83

Потомский Вадим Владимирович Губернатор Орловской области

41

38

4,80

Белозерцев Иван Александрович Губернатор Пензенской области

42

43

4,75

Орлова Светлана Юрьевна Губернатор Владимирской области

43

32

4,71

Кумпилов Мурат Каральбиевич И.о. главы Республики Адыгея

44

44

4,68

Орлов Игорь Анатольевич Губернатор Архангельской области

45

52

4,65

Любимов Николай Викторович И.о. губернатора Рязанской области

46

52

4,61

Парфенчиков Артур Олегович И.о. главы Республики Карелия

47

49

4,59

Жилкин Александр Александрович Губернатор Астраханской области

48

46

4,54

Королёв Олег Петрович Глава администрации Липецкой области

49

48

4,50

Кошин Игорь Викторович Глава администрации Ненецкого АО

50

54

4,48

Среднее влияние

Евстифеев Александр Александрович И. о. главы Республики Марий Эл

51

56

4,45

Бочаров Андрей Иванович Губернатор Волгоградской области

52

55

4,42

Островский Алексей Владимирович Губернатор Смоленской области

53

59

4,40

Назаров Виктор Иванович Губернатор Омской области

54

50

4,37

Михайлов Александр Николаевич Губернатор Курской области

55

62

4,33

Морозов Сергей Иванович Губернатор Ульяновской области

56

63

4,30

Печеный Владимир Петрович Губернатор Магаданской области

57

57

4,25

Абдулатипов Рамазан Гаджимурадович Глава Республики Дагестан

58

68

4,20

Овсянников Дмитрий Владимирович И.о. губернатора города Севастополя

59

53

4,16

Турчак Андрей Анатольевич Губернатор Псковской области

60

51

4,13

Берг Юрий Александрович Губернатор Оренбургской области

61

61

4,10

Цыденов Алексей Самбуевич И.о. главы Республики Бурятия

62

67

4,07

Ковтун Марина Васильевна Губернатор Мурманской области

63

65

4,02

Кувшинников Олег Александрович Губернатор Вологодской области

64

60

4,00

Миклушевский Владимир Владимирович Губернатор Приморского края

65

73

3,95

Копин Роман Валентинович Губернатор Чукотского АО

66

72

3,90

Ситников Сергей Константинович Губернатор Костромской области

67

69

3,88

Темрезов Рашид Бориспиевич Глава Карачаево-Черкесской Республики

68

58

3,80

Кокорин Алексей Геннадьевич Губернатор Курганской области

69

77

3,76

Битаров Вячеслав Зелимханович Глава Республики Северная Осетия-Алания

70

70

3,69

Зимин Виктор Михайлович Председатель Правительства Республики Хакасия

71

64

3,65

Городецкий Владимир Филиппович Губернатор Новосибирской области

72

78

3,63

Богомаз Александр Васильевич Губернатор Брянской области

73

55

3,60

Карлин Александр Богданович Губернатор Алтайского края

74

71

3,57

Меркушкин Николай Иванович Губернатор Самарской области

75

66

3,52

Жданова Наталья Николаевна Губернатор Забайкальского края

76

74

3,45

Бердников Александр Васильевич Глава Республики Алтай

77

82

3,41

Коньков Павел Алексеевич Губернатор Ивановской области

78

83

3,38

Кара-оол Шолбан Валерьевич Председатель Правительства Республики Тыва

79

85

3,33

Левченко Сергей Георгиевич Губернатор Иркутской области

80

75

3,30

Никитин Александр Валерьевич Глава администрации Тамбовской области

81

76

3,25

Коков Юрий Александрович Глава Кабардино-Балкарской Республики

82

79

3,20

Козлов Александр Александрович Губернатор Амурской области

83

80

3,17

Левинталь Александр Борисович Губернатор Еврейской автономной области

84

84

3,00

Орлов Алексей Маратович Глава Республики Калмыкия

85

81

2,80

Методика исследования АПЭК

Экспертный опрос, на результатах которого основан рейтинг наиболее влиятельных губернаторов в России, проводится методом закрытого анкетирования. В июне 2017 года в нем приняли участие 26 экспертов: политологи, политтехнологи, медиаэксперты, журналисты.

Как бы Вы оценили по шкале от 1 до 10 влияние на федеральном уровне (в Администрации президента РФ, Правительстве РФ, Федеральном собрании РФ, партийной и бизнес-элите) следующих глав регионов?

Сначала каждый из экспертов оценивает влияние каждого из кандидатов, представленных в анкете, а затем определяются средние арифметические значения экспертных оценок (средние баллы).

Итоговый рейтинг представляет собой консолидированную оценку влияния всех глав регионов России лидерами российского экспертного сообщества. Персоналии, вошедшие в рейтинг по результатам опроса, распределяются по разделам «очень сильное влияние» (1−20), «сильное влияние» (21−50), «среднее влияние» (51−85).

Список экспертов

Абрамов Владимир (Балтийский федеральный университет им. И. Канта), Арьков Виталий (Агентство политических и экономических коммуникаций, Волгоградская область), Будуев Николай (Агентство политических и экономических коммуникаций, Республика Бурятия), Гавычева Александра (портал «Региональные комментарии»), Гереев Руслан (Центр исламских исследований СКФО), Жарихин Владимир (Институт стран СНГ), Журавлев Дмитрий (Институт региональных проблем), Зуев Сергей (Агентство политических и экономических коммуникаций, Псковская область), Иванов Виталий (Фонд развития гражданского общества), Коваленко Артём (журнал «Эксперт-Урал»), Калачев Константин (Политическая экспертная группа), Колеров Модест (ИА REGNUM), Лавров Андрей (Агентство политических и экономических коммуникаций, Челябинская область), Львов Степан (ВЦИОМ), Матвейчев Олег (Высшая школа экономики), Минчева Мария (консалтинговое агентство «Город»), Михайличенко Дмитрий (Агентство политических и экономических коммуникаций, Республика Башкортостан), Михеев Сергей (политолог), Мухаметов Руслан (Агентство политических и экономических коммуникаций, Свердловская область), Нейжмаков Михаил (Агентство политических и экономических коммуникаций), Орлов Дмитрий (Агентство политических и экономических коммуникаций), Туровский Ростислав (Центр политических технологий), Ханас Петр (Дальневосточный консалтинговый центр), Фидря Ефим (Агентство политических и экономических коммуникаций, Калининградская область), Цыганов Анатолий (Агентство политических и экономических коммуникаций, Республика Карелия), Шешукова Галина (Агентство политических и экономических коммуникаций, Оренбургская область).

Дмитрий Орлов — генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций, кандидат исторических наук

Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 июля 2017 > № 2244372


Таджикистан. Иран. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 июля 2017 > № 2244370

Тот девушку и танцует: саудиты отбивают Таджикистан у Ирана

Персы вынуждены сдавать позиции

Посольство Ирана в Таджикистане закрыло торговое и культурное представительства в административном центре Согдийской области на севере страны в городе Ходженте. По некоторым данным, сделано это было по требованию принимающей стороны. О возможном их закрытии разговоры шли уже около полугода. Наблюдатели оценивают закрытие как признак отдаления двух персоязычных стран.

Явное охлаждение произошло в конце декабря 2015 года. Таджикские власти были очень возмущены тем, что выступавший организатором международной конференции «Исламское единство» Иран пригласил на нее лидера запрещенной на родине и признанной террористической Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) Мухиддина Кабири. И не просто пригласил — с врагом Эмомали Рахмона в Тегеране обращались как с политиком высокого уровня — обвиненный в организации попытки госпереворота и объявленный в международный розыск по линии Интерпола Кабири встретился с Верховным руководителем Ирана аятоллой Али Хаменеи.

Поведение Ирана в Душанбе вызвало серьезную обеспокоенность. Таджикские власти восприняли случившееся как реальную угрозу режиму и начали предпринимать шаги по снижению влияния Ирана в стране. Публично случившееся назвали «недружественным шагом и неуважением».

«Всегда настораживает, когда чувствуются со стороны кого-то вражеские, целенаправленные действия», — заявил по этому поводу директор Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана Худойберды Холикназар.

Таджикистан ответил. В 2016 году у иранских экспортеров возникли сложности с ввозом товаров в Таджикистан из-за «отсутствия на товарах маркировки на таджикском языке (кириллице)». Как результат, товарооборот двух стран за три года упал почти в три раза — с $292 млн до $114 млн.

В конце 2016 года «из-за несоблюдения законов Таджикистана» был закрыт иранский Комитет помощи «Имдод» Имама Хомейни.

Кроме того, по данным источников в российской делегации, на заседании Совета министров иностранных дел государств — членов Шанхайской организации сотрудничества в апреле 2017-го Таджикистан единственный не поддержал присоединение Ирана к ШОС.

Политобозреватель из Таджикистана Негматулло Мирсаидов, комментируя ситуацию ИА REGNUM, назвал несколько причин резкого охлаждения двух стран. Он отметил, что нуждающийся в инвестициях Таджикистан за многолетнюю дружбу не получил от Ирана существенных вложений, если не считать строительство тоннеля «Истиклол» и ГЭС Сангтуда-2. Более того, тоннель был построен настолько неудачно, что длительное время автомобильное движение по трассе Душанбе — Ходжент то закрывалось, то открывалось в результате отсутствия необходимых водоотводов, просадки грунта, некачественного бетонного покрытия дорожного полотна. Стране пришлось потратить немалые средства для ликвидации недочетов и реконструкции объекта.

«Таджикистан — одна из стран, которая ведет жесткую политику в отношении экстремистов и радикальных элементов. Не исключаю, что к Ирану у спецслужб есть претензии в этом плане. Спецслужбы могли вполне предположить, что любая образовательная программа (обучение фарси, изучение поэтического наследия, традиций и обычаев шиитского мазхаба) может отрицательно повлиять на настроение молодежи в будущем.

Как известно, большая часть населения Таджикистана, исповедующего ислам суннитского толка, придерживается учения ханифитского мазхаба. С этой точки зрения считается, что те народы, которые придерживаются этого учения, — ближе. Однако, когда руководство заявляет о чуждой культуре, часто критикуется именно тот стиль ношения исламской одежды, который принят в большинстве арабских стран, в Иране также. Тем не менее это вопреки существованию фундамендалистских режимов в Саудовской Аравии, Иордании, Катаре не мешает стране поддерживать хорошие отношения с шейхами. Может, причина в возможных инвестициях», — полагает Мирсаидов.

Деградацию отношений Душанбе и Тегерана и в самом деле сложно не связать с укрепляющимся сотрудничеством и усиливающимся влиянием в Таджикистане Саудовской Аравии, которая даже готова вести диалог по инвестированию в строительство многострадальной Рогунской ГЭС.

«Примечательно, что само посольство Ирана скоро снесут — на его месте вырастет парламентско-правительственный комплекс, на возведение которого Таджикистан получит 200 миллионов долларов от Саудовской Аравии», — подчеркивают СМИ.

Но тут вдруг произошел неожиданный поворот: саудиты сами стали открещиваться от анонсированной ими некоторой «помощи» таджикским партнерам. Сначала сайт Alarabyia опубликовал сообщение посла Саудовской Аравии в Таджикистане Абдулазиза ибн Мухаммад ал-Бади о том, что «по предварительной договоренности, достигнутой председателем Палаты представителей Верховного Совета Республики Таджикистан Шукурджоном Зухуровым с королем Салманом в январе, филиал Мединского исламского университета вместимостью 2600 студентов начнет свою работу в городе Душанбе, целью будет обучение и воспитание студентов и священнослужителей», а также «в Горно-Бадахшанской автономной области создается исламский центр вместимостью 2000 человек, и он будет направлен на распространение истинного ислама в этой области и соседних областях».

Однако уже на следующий день сотрудники посольства заявили, что информация — «явная ложь», а сайт Alarabyia не имеет никакого отношения к TV Al Arabiya. Позже Мухаммад ал-Бади в интервью радио «Озоди» заявил, что о возведении парламентского комплекса в Душанбе на арабские деньги он сам узнал из СМИ: «Сообщение об этом не соответствует действительности. Никакого решения о выделении средств на строительство этого объекта в Таджикистане правительством Саудовской Аравией не принято».

От школ же, на строительство и оборудование которых Саудовский фонд развития выделил кредит в $35 млн, они не отказались. Пока. Надо заметить, что та же тема с роскошным подарком в виде строительства парламентского и правительственного комплекса в центре Душанбе, ради которого снесли половину исторического центра столицы (что само по себе тоже весьма примечательно), ходила около полутора лет. Однако опровергать эту информацию стали только сейчас.

«Саудовский фонд развития начиная с 2003 года реализует некоторые проекты в сферах дорожного строительства, образования и медицины в Таджикистане. На эти цели выделено более $148 млн (для Таджикистана это значительная сума — $158 млн в 2016 году Таджикистан направил на обслуживание внешнего долга). Благотворительный центр короля Салмана ибн Абдулазиза недавно выделил $6,3 млн на берегоукрепительные работы в Хатлонской области. Ожидается, что скоро сюда прибудет большая группа инвесторов из Саудовской Аравии для изучения рынка в Таджикистане», — рассказал о сотрудничестве сам дипломат.

По мнению Негматулло Мирсаидова, выпады Таджикистана в адрес Ирана могут быть обусловлены ожиданием денежных вливаний Саудовской Аравии в таджикскую экономику и надеждой на поддержку проектов:

«Но и здесь есть опасность: вряд ли шейхи что-то просто подарят. Поэтому склонен думать, что у них тоже есть далеко идущие планы. И они не менее опасны в плане импорта своей идеологии и ценностей.

Разумеется, они заинтересованы в том, чтобы весь исламский мир был под их влиянием. И с распадом СССР они получили возможность реализовать свои планы в постсоветском пространстве. Нельзя исключить и того, что при возможности хотели бы распространения идей Халифата на территории Центральной Азии. Для них нет разницы, произойдет это в результате внутреннего конфликта или воздействия извне. Открыто ни одна страна не будет продвигать или навязывать свои ценности», — заключил таджикский эксперт.

Таджикистан, устраняя на своей территории влияние Ирана в угоду Саудовской Аравии, надеется на крупные финансовые вливания со стороны саудитов и невмешательство во внутренние дела. Подобная политика понятна, но довольно рискованна.

Впору подумать и просчитать, где можно оказаться, заполучив долгожданную морковку, которую на всем пути так заманчиво несли перед носом.

Маргарита Князева

Таджикистан. Иран. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 июля 2017 > № 2244370


Украина > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 июля 2017 > № 2244364

«Зиговать и креститься»: сердечное согласие раскольников и нацистов

О сотрудничестве боевиков-радикалов и раскольников из Киевского патриархата

Между т.н. Киевским патриархатом (раскольничья церковь, официально не признаваемая никем в мире, кроме властей Украины) и радикальной националистической организацией «Правый сектор» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) подписан своего рода «Антант Кордиаль» — соглашение о сотрудничестве и взаимодействии.

«Стратегическими направлениями сотрудничества является создание Украинского Самостоятельного Соборного Государства и Единой Поместной Церкви в ней [первое — традиционная формула националистов, второе может быть истолковано как «православная церковь без москалей», т. е. попытка добиться внутреннего, а главное внешнего признания т.н. Киевского патриархата в качестве единственной православной церкви на Украине — Ред.]. Также распространение христианских истин веры и сохранения православной обрядности в обществе, общее противопоставление губительным материалистическим и либеральным влияниям, поддержка здорового образа жизни украинской молодежи и детей, влияние на создание достойной образовательной системы в Украине, противодействие ЛГБТ и защиту традиционных семейных ценностей», — говорится в соглашении, текст которого стал доступен СМИ сравнительно недавно. Также стороны собираются охранять историческое и культурное наследие, в том числе объекты материальной культуры, что в отношении «Правого сектора» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) звучит примерно так, как если бы «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) вдруг выступил в защиту святынь религиозных общин, которые (святыни) перед этим уничтожили. Также отдельным пунктом прописано, что «священники» т.н. Киевского патриархата обеспечат «пастырскую опеку» боевикам «Правого сектора» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), принимающим участие в боевых действиях на территории Донбасса. Причём это будет отдельная капелланская служба, и её не следует путать с существующей в рамках ВСУ и Нацгвардии.

За всеми этими обтекаемыми и благостными целями угадывается более прозаичный смысл соглашения: «Правый сектор» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), теперь уже официально, становится боевым крылом т.н. Киевского патриархата, своего рода монашеским боевым орденом. Если применить для оценки этого союза формулу Аль-Капоне («…добрым словом и пистолетом»), то радикалы в ней будут символизировать как раз пистолет.

Одной рукой зиговать, другой — креститься

Со стороны т.н. Киевского патриархата соглашение было подписано «Синодальным управлением войскового духовенства». Уже после подписания соглашения эта организация издала внутреннее распоряжение, в котором, помимо прочего, указывалось, что «…в своей деятельности капелланы, которые будут назначены в «Правый сектор» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), будут руководствоваться положением про отдел Капелланской службы «Правого сектора» (организация, деятельность которой запрещена в РФ)». Т. е. в определённом смысле временно меняют свою подчинённость и вынуждены исполнять несколько непривычные для священников требования (в строгом смысле слова они ими и не являются, и всё же). Так, в указанном положении говорится, что капеллан «Правого сектора» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в своей деятельности «руководствуется не только христианскими ценностями, но и основами идеологии украинского национализма».

«Было бы упущением не обратить внимание этого священного собрания на трудности, встречающиеся при всесторонней подготовке к созыву Святого и Великого Собора. Наиболее серьезная из этих проблем проистекает из того факта, что многие из поместных Православных Церквей, к сожалению, проникнуты духом национализма, а порой даже самой настоящей ересью, осужденной как этнофилетизм, которая превращает Церковь в служанку политических амбиций государства», — такую оценку Вселенского патриарха Варфоломея, высказанную им во время собрания епископов в 2015 году, вполне можно было бы применить как к самим «капелланам», так и к их новым «духовным чадам». Парадоксально, но именно расположения и поддержки Варфоломея упорно ищет украинская власть и сам т.н. Киевский патриархат.

Одним из ключевых заданий Капелланской службы «Правого сектора» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) (продолжает наставлять положение) является создание поместной церкви — т. е. углубление церковного раскола на Украине и гражданского конфликта на его основе. Также настоятельно советуется проповедовать боевикам нехитрую «истину»: любовь к Богу — это любовь к «своей нации». В этом месте даже теряешься, что вспомнить раньше: то ли евангельское «…нет ни эллина и иудея», то ли то обстоятельство, что формула «любить Бога через любовь к нации» совсем не нова. В 30−40-е годы прошлого века руководство нацистской Германии склоняло немецкие церкви к похожему истолкованию христианских истин.

Картина та же, вид сбоку

На самом деле речь о формализации статуса, который ПС (организация, деятельность которой запрещена в РФ) имеет де-факто уже около двух лет. Уже с 2015 года, когда в канонической УПЦ стали фиксировать резкую активизацию конфликтов с общинами т.н. Киевского патриархата по поводу храмов (позднее они переросли в попытки захватов и захваты), многие такие акции проводились при силовой поддержке местных ячеек радикальной организации.

За примерами далеко ходить не надо. При участии боевиков ПС (организация, деятельность которой запрещена в РФ) были захвачены храмы в сёлах Кинахивцы, Екатериновка, Колосов, Котюжины, Куты (Тернопольская обл.), в Коломые (Ивано-Франковская обл.), пытались захватить храм в Белгород-Днестровском (Одесская обл). Всякий раз это происходило с применением силы, особенно резонансным стал захват храма в Екатериновке, во время которого 2 десятка прихожан УПЦ получили травмы: боевики попросту избивали семинаристов и прихожанок.

Такая высокая концентрация захватов именно в Тернопольской области имеет свои причины. Во-первых, нынешний руководитель Центрального штаба ПС (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Василий Лабайчук, как раз и подписавший соглашение с раскольниками, родом из Тернопольской области и ранее возглавлял областную ячейку этой организации. Во-вторых, в Тернопольской области расположена одна из лавр УПЦ — Почаевская, а сама область — оплот православия на Западе Украины, так уж сложилось исторически. Соответственно, тут много общин УПЦ, владеющих храмами. А значит, и есть что захватывать.

Дата подписания соглашения также совсем не случайна. Напомним, 18 мая 2017 года в Верховной раде должно было состояться голосование за законопроекты, легализирующие церковное рейдерство. Т. е. голосование ещё даже не состоялось, а у т.н. Киевского патриархата и ПС (организация, деятельность которой запрещена в РФ) уже было заключено соглашение о взаимовыручке по реализации этого закона. Голосование в итоге провалилось, видимо, поэтому меморандум долгое время не предавали огласке.

Готова даже апология. В обзорах церковной жизни Украины ИА REGNUM часто приводит примеры межконфессионального противостояния, массовых отборов храмов у общин УПЦ: согласно статистике отдела по связям с общественностью, с 2014 года церковь лишилась уже более 40 храмов. Тем более интересно узнать, что в изложении писателя Василия Шкляра (известен как автор ксенофобского романа «Чёрный ворон») ситуация выглядит совсем не так, как кажется прихожанам захваченных храмов.

«Большинство хочет Украинскую Церковь «киевского патриархата», а меньшинство, там каких-то 5%, может, 10%, хотят Московский. И эта московская сила, вата, они намного агрессивнее, чем украинцы. Украинцы такие смиренные, «правда победит, та оно как-то будет, еще подождем», а те не ждут — пришли, забрали ключи, «церковь наша», и все. Из-за этого как-то надо, чтобы община брала все в свои руки и не ждала никаких указаний. Пошли, обратились в полицию или райсовет. Не послушали их — делайте сами, есть у вас полное право действовать на свое усмотрение, если власть вас не слушает», — заявил он в эфире радио «Голос свободы».

Наконец, нужно напомнить, что в обострении противостояния на Украине между УПЦ, раскольниками и принимающими сторону последних украинским националистами, в сущности, нет ничего нового. Это лишь повторение событий 1993 года, когда предпринимались попытки захвата Киево-Печерской лавры (частично удачные, ряда помещений лавра лишилась). А также столкновений во время похорон предшественника Филарета — «патриарха» Владимира. Разница лишь в том, что в те годы ПС (организация, деятельность которой запрещена в РФ) ещё не существовало и вместо него ударной силой выступала другая организация украинских националистов — УНА-УНСО (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Рука руку моет

Важно также, что поддержка будет обоюдной. Т.н. Киевский патриархат для ПС (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — надёжное прикрытие от возможных недопониманий с властями. И этим, кстати, ПС (организация, деятельность которой запрещена в РФ) теперь выгодно отличается от того же «батальона «Азов» и созданной на его основе партии «Национальный корпус»: и «батальон», и партия предпочитают духовно окормляться у язычников. А они, в свою очередь, для пользы и спасения нацистов из «Азова» от гипотетических преследований смогут разве что козла на капище зарезать — никакого властного ресурса у них (пока) не имеется.

Совсем иное дело т.н. Киевский патриархат. За четверть века раскола он прочно сросся с политическим классом Украины и сам в какой-то мере является политической партией. А также имеет деньги, чтобы нанимать боевиков. Т.н. Киевский патриархат для ПС (организация, деятельность которой запрещена в РФ), конечно же, идейно близкая организация. Однако не секрет, что ПС (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — прежде всего удачный бизнес-проект. Боевиков можно нанять, можно купить франшизу (т.е. получить право использовать бренд в своём городе или районе за регулярное фиксированное вознаграждение), можно оплачивать «крышу». И если бы один из упомянутых законопроектов был принят, сотрудничество двух радикальных организаций выглядело бы следующим образом. Боевики катаются по Украине по указке раскольников. Захватывают выбранные руководством т.н. Киевского патриархата храмы путём перерегистрации церковных общин на липовых собраниях и получают от раскольников вознаграждение. Сегодня это происходит так же, однако приходится клеветой либо угрозами переманивать на свою сторону местных жителей. После принятия закона в качестве членов общины смогут выступать сами гастролирующие боевики и процесс значительно упростится.

К тому же это позволяет раскольникам занимать позицию «я не я, корова не моя»: «Киевский патриархат не захватывает храмы. Мы принимаем в свою юрисдикцию те общины Московского патриархата, которые свободно, подавляющим большинством голосов своих прихожан на основании закона принимают решение присоединиться к нам. Не могут прихожане захватить свой собственный храм. Если возникает конфликт, то это конфликт не между патриархатами, а внутри общины Московского патриархата, когда меньшинство, желающее остаться в нем, препятствует большинству, желающему выйти, пользоваться приходским храмом», — комментирует обвинения глава информационного управления Киевской патриархии архиепископ Евстратий для Русской службы BBC.

И формально это действительно так. Всю грязную работу за них выполняют боевики, священникам-раскольникам остаётся только прийти и начать «службу» в уже отобранном помещении.

Любопытно, что раскольники и их сторонники сами плохо понимают глубину бездны, в которую загоняют себя развязанным террором.

«Теоретически УПЦ можно лишить её названия и отобрать у нее много приходов. Но настоящих верующих это не отпугнет. Они останутся верными чадами Церкви, продолжая молиться в любых приспособленных для этого помещениях. Ведь на самом деле важны не стены, а люди. И Церковь их сохранит.

Важно и то, что Вселенское Православие не признает Киевский патриархат даже в том случае, если под его эгиду насильно переведут тысячи храмов и «назовут» его «Украинской православной церковью». Соответствующие сигналы от Поместных Церквей поступают постоянно», — говорит в интервью «АиФ-Украина» митрополит Запорожский и Мелитопольский Лука.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 июля 2017 > № 2244364


Саудовская Аравия. Катар. США. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 5 июля 2017 > № 2243900

«Саудиты заигрались с угрозами»

После истечения срока ультиматума Катару войны ждать не стоит, а вот единство в регионе будет серьезно подорвано, полагают эксперты.

Силовой вариант решения кризиса может привести к расколу арабского мира.

Президент США Дональд Трамп на этой неделе провел телефонный разговор с лидерами Саудовской Аравии, ОАЭ и Катара. Как сообщает пресс-служба Белого дома, американский лидер выразил обеспокоенность сложившейся ситуацией вокруг Катара. «Президент отметил, что единство в регионе жизненно важно для достижения поставленных в ходе саммитов в Эр-Рияде задач по победе над терроризмом и установлению стабильности в регионе», — говорится в сообщении.

Ранее коалиция арабских государств во главе с Саудовской Аравией, в которую также входят Египет, Бахрейн и ОАЭ, согласились продлить свой ультиматум Катару еще на 48 часов. Требования ультиматума, в частности, предусматривают разрыв Дохой дипломатических отношений с Тегераном, вывод турецкой военной базы и прекращение работы катарского телеканала «Аль-Джазира».

Глава МИД Катара Мухаммад бен Абдуррахман Аль Тани заявил, что эти требования будут отклонены. После истечения 48 часов, в среду, 5 июля, главы МИД Саудовской Аравии, Египта, Бахрейна и ОАЭ соберутся в Каире, чтобы обсудить свои дальнейшие действия в отношении Катара.

Между тем и Москва, и Вашингтон уже призвали всех участников конфликта к сдержанности и проведению переговоров. Эксперты, которых обозреватель «Росбалта» попросил спрогнозировать развитие ситуации, сходятся на том, что, несмотря на остроту кризиса, он вряд ли перейдет в «горячую» фазу, поскольку это не выгодно всем сторонам.

Силовой вариант разрешения катарского кризиса пока маловероятен, так как не выгоден ни одной из сторон, однако ситуация с вынесением и продлением ультиматума Катару со стороны Саудовской Аравии и ее союзников может привести к расколу арабского мира. Такое мнение высказал «Росбалту» старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН РФ Владимир Сажин.

С момента вынесения ультиматума Катару со стороны Саудовской Аравии и ее союзников можно говорить о том, что «на Ближнем Востоке появился еще один конфликт», — считает эксперт. По его словам, этот конфликт можно охарактеризовать как «семейный», поскольку Катар является членом Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ).

Причиной конфронтации, по мнению специалиста, стал ряд факторов. В частности то, что «примерно с 2013 года Катар проводит более-менее независимую от ССАГПЗ политику, как в отношении Сирии, так и в отношении Ирана, выступающего противником и Саудовской Аравии, и США». Кроме того Сажин отмечает, что «Саудовская Аравия всегда считала себя центром суннитского ислама и главной страной в ССАГПЗ. В то же время Катар почти сразу с начала сирийского конфликта поддерживал не те антиасадовские группировки, которые поддерживали саудиты».

Эксперт также отметил, что Египет также активно поддерживает СА, так как режим «братьев мусульман», свергнутый нынешним президентом этой страны генералом Ас-Сиси, поддерживался и финансировался Катаром. Кроме того, напоминает Сажин, Катар в определенных моментах солидаризируется с Ираном и это тоже раздражает Саудовскую Аравию.

Востоковед отмечает также, что в этом конфликте Саудовской Аравии с Катаром имеются и персональные противоречия. «Король СА — Салман ибн Абдул-Азиз ибн Абдуррахман Аль Сауд — пожилой 81-летний человек, в то время как эмир Катара — 37-летний Тамим бин Хамад бин Халифа Аль Тани — относительно молод, а на Востоке младший традиционно должен подчиняться старшему».

Конфликт между Саудовской Аравией и Катаром начался еще в 2012 году, но импульс его нынешнему обострению был дан недавним визитом президента США Дональда Трампа в СА, говорит Сажин. Специалист напоминает, что Катар — крупнейший производитель сжиженного газа в мире, а США сегодня также активно экспортируют свой сжиженный газ.

Все в этом конфликте сильно переплелось и «очень трудно представить, как будет распутан этот клубок разных национальных интересов, сил, настроений и взглядов, сконцентрированных сейчас на Ближнем Востоке», — отмечает эксперт. В то же время, продолжает он, открытый конфликт здесь сегодня не выгоден никому — ни Саудовской Аравии, ни США, ни России.

По мнению Сажина, «то, что оппоненты Катара продлили ультиматум, говорит о том, что они надеются на какие-то компромиссы». Он выразил сомнение в реализации силового варианта решения кризиса со стороны СА: «Вопрос присоединения Катара к СА — гипотетический. В том числе, и потому, что Турция, имеющая самую большую армию в НАТО после Соединенных Штатов, однозначно заявила о своей поддержке Дохи».

Сажин считает, что одним из возможных результатов нынешнего кризиса вокруг Катара может стать раскол Совета сотрудничества арабских государств и дальнейшее сближение с Ираном не только Катара, но и Кувейта, и Омана.

Нынешнее продолжение нажима на Катар со стороны Саудовской Аравии и ее союзников — ожидаемая тенденция, вытекающая из предыдущих шагов этих стран, предъявивших ультиматум Дохе. Такое мнение «Росбалту» высказал член научного совета московского Центра Карнеги Алексей Малашенко.

Отложенное еще на 48 часов выполнение ультиматума, предъявленного Катару, Малашенко называет «нажимом» на Доху и считает его «совершенно нормальным» в рамках проводимой Саудовской Аравией и ее союзниками политики.

«Другое дело, не очень понятно, чего они хотят от Катара. Формально все ясно, но там масса разных нюансов. У меня ощущение, что эти государства немного заигрались. Если сейчас коалиция во главе с Саудовской Аравией и Египтом в чем-то уступит Катару, то они потеряют лицо», — говорит эксперт.

В связи с этим Малашенко не исключает, что коалиция арабских государств «может прибегнуть к посредничеству для свертывания этого конфликта, и в результате принятого решения каждая из сторон представит его, как свою победу».

Эксперт согласен с тем мнением, что выполнение предъявленных Катару требований невозможно, поскольку нарушает его суверенитет. «Доха наверняка не пойдет на выполнение этих условий и в итоге окажется победителем», — прогнозирует он. Это мнение Малашенко подкрепляет еще и тем, что «грубое решение этого конфликта невозможно, поскольку нынешний официальный наследник королевского престола Саудовской Аравии принц Мухаммед бен Сальман при всей его энергичности человек очень взвешенный».

Александр Желенин

Саудовская Аравия. Катар. США. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 5 июля 2017 > № 2243900


Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > mchs.gov.ru, 5 июля 2017 > № 2235463

Сегодня Министр Владимир Пучков и Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл подписали Соглашение о сотрудничестве между МЧС России и Русской Православной Церковью. Мероприятие состоялось в Патриаршей и Синодальной резиденции в Даниловом монастыре в Москве.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл выразил благодарность за подписание документа, свидетельствующего о готовности МЧС России и Русской Православной Церкви к тесному сотрудничеству.

«Этот документ составлен не на пустом месте – уже в течение ряда лет существует тесное взаимодействие МЧС России с Русской Православной Церковью, - подчеркнул Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. – Это взаимодействие проявляется в разных обстоятельствах, в том числе связанных с преодолением сложных ситуаций, вызванных стихийными бедствиями, чрезвычайными ситуациями и другими событиями, которые наносят ущерб жизни и здоровью граждан».

По словам Святейшего Патриарха взаимодействие также важно и по линии противопожарной безопасности. «Все русские средневековые города, а также большинство храмов были деревянными, поэтому огонь нанес огромный ущерб нашему историческому наследию. И все то, что дошло до нас на сегодняшний день, должно бережно охраняться», - сказал Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Глава МЧС России Владимир Пучков отметил важность выстраивания тесных контактов чрезвычайного ведомства с Русской Православной Церковью и готовностью оказывать любое содействие, учитывая ее особую значимость для всего российского общества.

«Сегодня в МЧС России светлый и радостный день – подписано соглашение, которое открывает новые горизонты дальнейшего взаимодействия. Этим документом предусматривается участие Русской Православной Церкви в реализации комплекса задач по профилактике и предупреждению чрезвычайных ситуаций, в вопросах оказания фактической гуманитарной деятельности по поддержке пострадавших в зонах ЧС и от других бедствий, - сказал после подписания соглашения Владимир Пучков. - Еще одно направление взаимодействия – оказание духовной поддержки сотрудникам МЧС России и членам их семей, кадетам, курсантам, слушателям и студентам ведомственных образовательных учреждений».

Особое внимание будет уделяться развитию духовности и традиционных нравственных ценностей, чувства патриотизма и гордости за историю нашей страны, а также воспитание культуры межнационального общения, основанной на веротерпимости.

Соглашение предполагает, что религиозные организации Русской Православной Церкви будут участвовать в оказании помощи населению, пострадавшему в результате чрезвычайных ситуаций. Для этого спасательное ведомство обучит священников, сестер милосердия и добровольцев действиям по оказанию помощи людям, попавшим в экстремальную ситуацию. Кроме того, МЧС России сможет задействовать обученных волонтеров для работы в зонах ЧС в соответствии с действующим законодательством.

Священнослужители готовы оказывать духовную помощь и поддержку пострадавшим и членам их семей, в том числе на дому, в стационарных учреждениях, в пунктах временного размещения и в «полевых» условиях. Для этого в зонах ЧС возможна организация работы пунктов оказания помощи сестрами милосердия и добровольцами, походных храмов.

Также планируется, что епархии будут получать от МЧС России информацию о происходящих чрезвычайных ситуациях, что позволит им оперативно принимать решения о необходимости выезда волонтеров.

Представители Русской Православной Церкви станут участниками учений, семинаров, конференций по вопросам подготовки и реагирования на чрезвычайные ситуации.

МЧС России планирует содействовать епархиям в создании и развитии подразделений добровольной пожарной охраны на территории религиозных объектов. В настоящее время добровольные пожарные дружины или команды из числа священнослужителей уже стоят на защите монастырей и храмов, а также привлекаются для тушения пожаров в отдаленных населенных пунктах.

В рамках Соглашения также подписан Протокол о намерениях, который предполагает, что священнослужители на местах будут участвовать в осуществлении надзорно-профилактической деятельности в отношении объектов религиозного назначения. Протокол предполагает согласование сроков и времени проведения подобных проверок. Представители церкви теперь войдут в состав территориальных комиссий, созданных при управлениях надзорной деятельности и профилактической работы Главных управлений МЧС России по субъектам РФ, для рассмотрения вопросов соблюдения требований пожарной безопасности на объектах религиозного назначения.

Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > mchs.gov.ru, 5 июля 2017 > № 2235463


Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 5 июля 2017 > № 2234902

Проблема экстремизма в Британии: как научить ваххабитов петь "Битлз"?

Как следует из доклада британского аналитического центра Общество Генри Джексона, главным иностранным спонсором и покровителем исламского экстремизма в Великобритании является Саудовская Аравия.

Разумеется, официальный Эр-Рияд с этим категорически не согласен. Саудовские власти не без оснований указывают на то, что их государство тоже страдает от исламистского экстремизма.

Кстати, претензии в спонсировании радикальных группировок сейчас предъявляют и Катару, причем не Общество Генри Джексона, а его арабские соседи - в первую очередь, сама Саудовская Аравия.

Бороться с распространением экстремистской идеологии, безусловно, необходимо, и британское правительство, отказавшись комментировать доклад, обещало приложить к тому все силы. Но просто перекрыть британским мечетям доступ к саудовским деньгам будет недостаточно, считает живущий в Великобритании арабист Андрей Остальский. С ним беседовал обозреватель Би-би-си Михаил Смотряев.

Андрей Остальский: Общество пытается разобраться с корнями экстремистской идеологии и, главное, экстремисткой практики, с терроризмом, потому что стало понятно, что одними полицейскими методами с этой проблемой не справиться. Беда в том, что определить этот корень крайне сложно.

Авторы доклада Общества Генри Джексона (англ.) сосредоточились на саудовской разновидности салафитского ислама - ваххабизме, и объявляют его корнем всех бед. Конечно, ваххабизм - крайне аскетичная, сухая, средневековая разновидность ислама, крайне нетерпимая к либеральным устоям западного общества. Понятно, что люди, воспитанные в русле ваххабизма, немедленно оказываются в состоянии конфликта с тем обществом, в котором они живут. Таких, по оценкам докладчиков, около 50 тысяч человек.

Но проблема гораздо глубже, шире и страшнее. Ваххабиты - это 6-8% британских мусульман. А 45% британских мусульман, самая большая община, принадлежат к направлению деобанди, а оно по своим богословским установкам, по своему отношению к либерализму очень близко подходит к ваххабизму и салафизму. Разницу заметить нелегко: там тоже есть радикальное отрицание ценностей того общества, которое окружает молодых мусульман. И уже известны случаи, когда радикальные исламисты выходили именно из этой среды. Но насколько реально запретить деобанди, или даже ваххабизм с его 50 тысячами приверженцев?

Реальное предложение Общества Генри Джексона, с которым я готов согласиться - это последовать примеру некоторых стран, например, Австрии, Франции, и запретить иностранное финансирование мечетей. Да, мечети будут скромнее, но можно будет продолжать свою деятельность, не изменяя сути. Непонятно, откуда докладчики взяли эти цифры, однако, по их сведениям, саудовские благотворительные организации и фонды вложили в развитие ваххабизма в Британии около 4 млрд фунтов.

Так или иначе, это, конечно, явление ненормальное и вряд ли способствующее стабильности и хорошим отношениям между мусульманской общиной и британским обществом. Положить этому конец было бы неплохо, и я не совсем понимаю, почему этого не происходит

Однако, объявляя ислам не религией, а идеологией, Общество Генри Джексона передергивает. Это популярный прием - дескать, мы не должны проявлять терпимость к чужим религиозным взглядам, поскольку это не религия, а враждебная западному обществу подрывная идеология. Во всяком случае, таковой назван ваххабизм. Вряд ли это верный подход.

Би-би-си: Понятно, что появившиеся во множестве подобные исследования в немалой степени спровоцированы событиями в Великобритании в последние несколько месяцев. Но тут интересен и выбор врага, так сказать. То, что саудиты активно распространяют ислам по планете, мы знаем давно. Но не они одни этим занимаются - нынешние претензии к Катару похожего характера. Почему выбрали именно Саудовскую Аравию?

А.О.: Саудовскую Аравию выделяют правильно, потому что масштабы совсем другие. В Катаре, например, тоже есть фонд "Аль-Мункада", сугубо частный, но имеющий, по слухам, могущественных покровителей в политических кругах, который тоже финансировал несколько мечетей, в том числе одну в Великобритании, где тоже отмечены случаи радикализации, когда молодые люди, слушавшие там проповеди, в итоге отправились в Сирию и присоединились к "Исламскому государству".

Но по сравнению с тем, что делает Саудовская Аравия, это капля в море. Я хочу подчеркнуть, что сегодня у нас нет оснований напрямую обвинять саудовское государство в том, что оно занимается спонсированием ваххабизма, этим занимаются частные фонды.

Ключевой вопрос в том, религия это или идеология. Идеология - это все-таки приложение к религии. Если считать ваххабизм или, тем более, ислам идеологией, то тогда его сторонники не заслуживают никакого уважения с точки зрения принципов религиозной терпимости. Но такой подход, наверно, неверен, потому что очень важно понимать: да, практически каждый джихадист, террорист, совершивший эти ужасные преступления принадлежит к салафитскому направлению суннитского ислама. Но это не значит, что каждый из этих 50 тысяч салафитов в Великобритании - террорист, хотя бы потенциальный.

Огульно объявить ваххабитов источником угрозы и указать на ваххабизм как на корень проблемы - это крайнее упрощение. Доля истины в этом есть: конечно, джихадисты ссылаются на салафитскую интерпретацию ислама как на основу своей идеологии. Вот тут надо четко разделять религию и идеологию.

Би-би-си: В правых кругах Великобритании, к которым, по-моему, относится и Общество Генри Джексона, распространена точка зрения, что общество неверно реагирует на происходящее. Как писал недавно один из колумнистов Daily Mail, "нас взрывают, а мы в ответ поем песни Джона Леннона о всеобщем мире". С одной стороны, нынешние методы борьбы с религиозно мотивированным экстремизмом, очевидно, не работают. С другой, как мы знаем из истории, загнать всех "неправильных" граждан в концлагеря - тоже не выход.

А.О.: Разумеется. Я категорически не согласен с этим колумнистом. Разумеется, надо и песни петь, и это работает, очень многие мусульмане любят "Битлз". Для них это источник вдохновения, отношения к жизни, а это часто вступает в конфликт с их религиозными убеждениями, но этот конфликт не обязательно должен разрешаться через отторжение и насилие.

Культурное воздействие британского общества на этих людей надо не ослаблять, а наоборот, усиливать. Другое дело, что самого по себе этого недостаточно.

Надо вложить значительные средства и призвать серьезных специалистов для усиления программы Prevent. По своему замыслу это очень хорошая штука, которая должна препятствовать радикализации мусульманской молодежи в Великобритании. Но работает она плохо: с одной стороны, недостаточно сил и серьезных программ, а с другой - ее позволили шельмовать. Уже состоявшиеся джихадисты, враги западного образа жизни распространяют про Prevent злонамеренные слухи, потом эти слухи попадают в мусульманский мейнстрим, и там повторяются, не разбирая, где правда, а где клевета, а потом и в левую прессу.

Если общество хочет себя защитить, нужно проявить солидарность, не сводить политические счеты левых против правых, а делать то, что британцы когда-то умели: нащупывать консенсус.

Би-би-си: Но как можно говорить о консенсусе, если одна часть общества руководствуется понятиями толерантности, терпимости, политической корректности, плюрализма, свободы слова, в общем, тем, что на Западе называется гражданскими свободами, а другая - меньшая, но гораздо более проактивная, - руководствуется словом Божьим, записанным в середине VII века нашей эры. Возможности для диалога в этом случае мне представляются ограниченными.

А.О.: На самом деле они есть. Сейчас такой крайне тяжелый период, который британское общество, конечно, переживет - просто надо пережить его с наименьшими потерями. Недавно я читал в британской прессе потрясающие репортажи практически из "Исламского государства", из среды джихадистов, туда уехавших. Они тоскуют по музыке, по тем же "Битлз", по футболу, потому что они были страстными болельщиками, по британской еде, по британскому умению цивилизованно стоять в очереди - это все извлекается из соцсетей джихадистов.

То есть это абсолютно раздвоенные люди, попавшие в такую шизофреническую ситуацию, где они и британцы, и не британцы. Но они более британцы, чем отдают себе в этом отчет, и более британцы, чем их считают в том же "Исламском государстве". Правда, это совершенно перечеркивается тем обстоятельством, что, погоревав об отсутствии футбола и еды, эти люди могут обвязаться взрывчаткой и пойти взорвать себя и других во имя этой невероятной абстракции, в которую они поверили, в том числе и после посещения мечети.

Поэтому государству придется контролировать и имамов, не допускать их "импорта". Кстати, именно из мечетей деобанди, из Пакистана, одно время приезжало множество абсолютно безграмотных, не имеющих представления о современном мире имамов, и начинали проповедовать свою абсолютно средневековую, ненавистническую то ли религию, то ли идеологию.

Би-би-си: Ну, в районах компактного проживания мусульман и сегодня не редкость встретить людей с плакатами "Ислам будет править миром". Но зачем приезжать жить по нормам шариата в страну, которая совершенно очевидно по этим нормам не живет?

А.О.: Те, кто приезжает, в подавляющем большинстве случаев как раз приезжают с самыми добрыми намерениями и готовы жить по тем правилам, которые им предлагает британское общество. Но очень часто их дети, второе поколение вдруг совершенно меняется: матери ходили с непокрытыми волосами, дочери вдруг начинают натягивать никаб, закрывающий не только волосы, но и лицо.

Это странное явление происходит на этом стыке, в этом конфликте, когда это новое поколение не может себя определить, оно потеряло свою идентификацию. Поэтому я и говорю, что этому поколению надо это перерасти, переболеть, надо помочь ему это сделать, чтобы оно не натворило больших бед.

Би-би-си: Но сейчас, кажется, не самое подходящее время, потому что западная цивилизация, в рамках которой они существуют, переживает кризис по всем направлениям. И в этом смысле принадлежность к умме сейчас выгодно отличается от принадлежности к какой-то нации. Ну, а дальше уже во многом все зависит от того, насколько у вас образованный, или наоборот, радикальный имам в ближайшей мечети.

А.О.: Конечно, роль имамов колоссальна, и государство имеет право запретить имамам распространять идеологию ненависти, правда, ее нужно четко отделять от богословских прений.

Би-би-си: А кто будет определять, где граница?

А.О.: Для этого нужно сотрудничество с самими богословами, с их здоровой частью - она есть. Большинство имамов, родившихся и выросших в Британии, готовы сотрудничать, хотя им и приходится оглядываться на мнение прихожан, чтобы не выглядеть стукачами и предателями.

Контакты эти есть, надо бросить на них все силы. С одной стороны, показывать уважение - и в этом смысле доклад Общества Генри Джексона вреден, нельзя говорить о том, что надо выкорчевать ваххабизм, потому что тогда вы не оставляете его приверженцам другого выхода, кроме как записываться в "Исламское государство".

Способы работы есть. Я еще раз напоминаю про программу Prevent, от нее ни в коем случае нельзя отказываться из-за того, что ее не сумели поначалу правильно развернуть. Ее надо поддержать, если мы хотим без особых потерь пережить эти 20-30 лет, пока это поколение в конце концов не повзрослеет.

Тут же большую роль играет и гормональный фактор. Это в основном юноши, не имеющие возможности жить половой жизнью, либидо сильное, а оно заперто. И тут возникает мечта о попадании в рай, где мучеников за веру якобы ожидают 72 девственницы - что, конечно, чушь, ничего подобного Коран не обещает. Часто эта фрустрация находит вот такой выход.

Поэтому просто надо пережить трансформацию этого поколения. Они же в глубине души не верят в эту умму, это придуманная вещь. Все исследования показывают, что это некая психологическая иллюзия, что, не находя себе места в этом обществе, не будучи способными себя четко идентифицировать, люди идут за этим мифом. И за этот миф совершаются чудовищные преступления.

Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 5 июля 2017 > № 2234902


Великобритания. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 5 июля 2017 > № 2234899

Доклад: Саудовская Аравия финансирует экстремистов в Британии

Саудовская Аравия - главный иностранный покровитель исламского экстремизма в Британии, говорится в докладе британского аналитического центра Общество Генри Джексона.

Авторы доклада предупреждают о значительном влиянии, которое оказывает финансирование из-за рубежа на распространение исламского экстремизма - в том числе на деятельность радикальных проповедников и джихадистских группировок - в Британии.

Аналитический центр, специализирующийся на международной политике, уже призвал провести публичное расследование предполагаемой связи Саудовской Аравии и других стран Персидского залива с экстремистами, находящимися в Британии.

Посольство Саудовской Аравии в Лондоне назвало утверждения британских исследователей "абсолютно лживыми".

Министерство внутренних дел Британии начало готовить собственный отчет о деятельности и влиянии джихадистских организаций еще в 2015 году, когда премьер-министром был Дэвид Кэмерон, однако доклад так и не был опубликован.

Критики полагают, что этот документ может доставить неудобства британскому правительству, которое давно имеет близкие дипломатические связи в сфере экономики и безопасности со странами Персидского залива, в особенности с Саудовской Аравией.

"Фанатичная идеология"

В докладе Общества Генри Джексона говорится, что суннитские страны Персидского залива и Иран оказывают финансовую поддержку мечетям и исламским образовательным учреждениям, которые принимали экстремистских проповедников и были связаны с распространением экстремистских материалов.

В верхней части этого списка, по мнению авторов, находится Саудовская Аравия - один из ближайших союзников Британии на Ближнем Востоке и крупнейший торговый партнер.

В докладе с примерами демонстрируется, как частные лица и организации участвуют в продвижении "нелиберальной, фанатичной идеологии ваххабизма".

При этом, как отмечается в докладе, лишь немногие исламские организации Британии, которые получают саудовское финансирование, управляются непосредственно из Саудовской Аравии. В большинстве случаев финансовые средства из Саудовской Аравии идут на приобретение в Британии агентов влияния, утверждают авторы.

"Вооруженный экстремизм"

Согласно заявлению посольства Саудовской Аравии в Лондоне, любые обвинения в том, что королевство повлияло на радикализацию "небольшого количества людей, являются необоснованными и не имеют достоверных доказательств".

Также в заявлении сказано, что их страна сама подвергается многочисленным нападениям со стороны "Аль-Каиды" и экстремистской группировки "Исламское государство", запрещенных в России и других странах.

"Мы не будем мириться с действиями или идеологией вооруженного экстремизма, и мы не успокоимся, пока эти ненормальные люди и их организации не будут уничтожены", - говорится в комментарии дипмиссии.

Министерство внутренних дел Британии заявило, что намерено пресечь финансирование экстремизма, однако отказалось комментировать доклад.

Корреспондент Би-би-си Фрэнк Гарднер отмечает, что выпуск доклада пришелся на сложный период отношений с Саудовской Аравией, ОАЭ, Бахрейном и Египтом, которые подозревают Катар в поддержке экстремизма. Это обвинение, по словам авторов доклада, является лицемерным.

В среду в Каире собираются министры иностранных дел арабских стран, чтобы обсудить возможные дальнейшие санкции в отношении Катара. В то же самое время министр иностранных дел Катара дает пресс-конференцию в Лондоне.

Тревожные связи

Депутат от лейбористов Дэн Джарвис похвалил доклад, заявив, что он проливает свет на "очень тревожные" связи между Саудовской Аравией и финансированием экстремизма.

"После ужасных и трагических террористических атак, которые мы видели в этом году, жизненно важно, чтобы мы использовали все имеющиеся в нашем распоряжении средства для защиты нашего общества", - сказал он.

Премьер-министр Тереза Мэй, посетившая Саудовскую Аравию в апреле, настаивала на том, что исторически сложившиеся отношения Британии с королевством важны для британской безопасности и торговли.

Ранее лидер лейбористов Джереми Корбин призвал к немедленному прекращению экспорта британского оружия в Саудовскую Аравию из-за многочисленных нарушений прав человека и участия в военном конфликте в Йемене.

Великобритания. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 5 июля 2017 > № 2234899


Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 5 июля 2017 > № 2234897

Молодые мусульмане в Британии - агрессоры или жертвы?

Ольга Ившина

Русская служба Би-би-си

После недавних терактов в Лондоне и Манчестере в британских СМИ и соцсетях с новой силой заговорили о радикализации молодых мусульман. Данные опросов подтверждают эти опасения. С другой стороны, сами мусульмане в Британии сетуют на участившиеся оскорбления и нападки, с которыми они сталкиваются в повседневной жизни.

"В целом я чувствую, что Британия становится все более враждебной к мусульманам. Мне постоянно что-то приписывают. А сейчас исламофобия стала еще более явной. И я все чаще спрашиваю себя, могу ли я называть Британию своим домом? Я родилась и выросла здесь. И все же мне приходится задавать этот вопрос", - говорит Шамайа Афзал из Брадфорда, города на севере Англии с большой долей выходцев из Пакистана.

В конце июня на севере Лондона фургон врезался в толпу прихожан местной мечети, возвращавшихся с вечерней молитвы.

Тогда многие говорили, что это нападение было неизбежным.

"Мы ожидали подобного, поскольку наблюдаем подъем исламофобии. Речь идет не только о мелких инцидентах, тут все: от устных оскорблений до нападений на людей и мечети. В каком-то смысле, наверное, это ответ на другие нападения - в Манчестере и Лондоне", - сказал Би-би-си основатель движения "Британская мусульманская молодежь" Мухбин Хуссейн.

В конце июня число преступлений в отношении мусульман на почве религиозной ненависти выросло в пять раз и достигло 139 случаев в неделю, сообщили в мониторинговой организации Tell Mama.

Тревожные данные соцопросов

Сейчас в Британии живет около 3 миллионов человек, исповедующих ислам.

Исследования социологов показывают, что немусульманская часть британского общества довольно мало знает о мусульманах Соединенного Королевства, и наоборот.

Двадцать один процент мусульман в Британии за последний год ни разу не были в домах людей, не исповедующих ислам. Это данные опроса, проведенного в конце 2015 года по заказу телеканала Channel 4.

В отличие от многих других опросов, этот базировался на личных интервью с сотнями мусульман. Считается, что такой метод может дать более точно понимание картины, чем заочное анкетирование.

Цифры шокировали многих: 23% опрошенных мусульман выступили за введение шариата в Британии; 4% выразили сочувствие смертниками, устраивающим взрывы. Такой же процент сочувствует людям, использующим теракты как форму политического протеста.

Если данные опросов верны, то действия террористов-смертников поддерживают около 100 тысяч британских мусульман. И только один из трех опрошенных (34%) готов сообщить в полицию, если узнает, что кто-то из знакомых поддерживает терроризм в Сирии.

При этом наиболее активными и политически ангажированными оказываются молодые мусульмане. Они же наиболее подвержены радикализации.


Британские джихадисты, погибшие в Сирии и Ираке (по возрастным группам)

Не менее 900 молодых британцев отправились в Сирию и Ирак воевать в рядах экстремистской группировки "Исламское государство".

Модные джихадисты

Интересно, что аккаунты молодых радикалов в соцсетях зачастую ничем не отличаются от страничек их сверстников. Фотографии из ночных клубов и баров, интерес к дорогим машинам, модным брендам и популярным музыкальным группам.

Уехавшая воевать за ИГ британка Салли Джонс играла в рок-группе. Один из самых известных британских джихадистов - Джунаид Хусейн (его называли главой "киберхалифата ИГ") - был подающим надежды рэпером, а еще увлекался программированием и хакерством.

Еще один центр притяжения - спортклубы. Для ребят в неблагополучных районах они гораздо важнее мечетей.

"В мечети скучно, и обстановка больно серьезная. К тому же там много желающих поучать тебя. Постоянно что-то говорят. То не так, это не так. А спортзал - это наш мир!", - говорит мне Ахмед, живущий на востоке Лондона.

Один из таких спортзалов - клуб "Умма" в районе Баркли. Здесь часто бывал 27-летний Хурам Шазад Батт - один из исполнителей теракта на Лондонском мосту.

"Полная сегрегация", - гласит табличка на входе в зал. Тренировки для женщин проходят с 9 до 13 часов, для мужчин - с 18 до 22 часов.

Тренер спортзала помнит Батта: "Хурам был обычным парнем. Приходил в спортзал, разминался. Болтал со всеми. Веселый. Любил шутить".

Ночью 3 июля Хурам Батт и еще двое молодых людей сели в машину, наехали в пешеходов на Лондонском мосту, а затем стали резать прохожих ножами.

История Хурама не уникальна. В прошлом году целая группа ребят, проводивших много времени в клубе тай-бокса, уехала воевать за ИГ в Сирию.


Осужденные в Британии за преступления, связанные с Сирией и Ираком (по возрастным группам)

Истории молодых джихадистов часто похожи.

Они выросли в Британии в семьях мигрантов. Жили не богато, но и не бедствовали.

Их родители исповедовали умеренный ислам, но не смогли уберечь детей от радикализации.

Кривая мести

Большинство британских мусульман осуждает действия экстремистов. Но именно этому большинству приходится сталкиваться с последствиями нападений, организованных исламистами-радикалами.

Националистически настроенные британцы все чаще нападают на тех, кто открыто исповедует ислам.


Число преступлений в отношении мусульман на почве религиозной нетерпимости

С осени 2015 года - после нападения на театр "Батаклан" в Париже - число преступлений на почве нетерпимости в отношении мусульман в Британии выросло на 60%.

Чаще всего от этого страдают молодые мусульманки.

Шамайа Афзал говорит, что ее не раз оскорбляли на улицах из-за ее религии. Однажды мужчина даже угрожал зарезать ее. По словам Шамайи, ему не понравилась, что девушка в платке ходит по улице близ его дома.

Похожую историю рассказывает и Марьям Эль Мофти из города Сент-Олбанс к северу от Лондона. Она ехала на машине с сыном, когда ее подрезал неизвестный мужчина. Он выкрикивал оскорбления в адрес Марьям и ее религии.

"Я тогда очень испугалась за себя и за сына. Каждый день, как только я выходила из дома, я переставала чувствовать себя в безопасности. Это был один сплошной стресс", - рассказывает Марьям.

В конце концов она решила больше не носить на голове платок - хиджаб, - чтобы не привлекать лишнего внимания на улицах.

"Мне очень тяжело далось это решение. Но оно верное. Я сделала это ради детей. Если бы я продолжила носить хиджаб, мне каждый день пришлось бы иметь дело с последствиями для меня и детей", - говорит Марьям и с трудом сдерживает слезы.

"Бывают дни, когда я до сих пор сомневаюсь в верности этого решения. Я носила платок 16 лет! Это часть меня!" - добавляет она.

Сила идеологов ИГ в том, что они играют на слабостях и страхах людей. Один из таких страхов (и не только в Британии) - страх перед исламом.

Нападения последователей ИГ не наносят ощутимого ущерба военной инфраструктуре или экономике западных стран. Но главный эффект от таких нападений - психологический.

Что делать?

Внятного ответа на этот вопрос сейчас не может дать, кажется, никто.

В Британии уже много лет работает программа Prevent ("Предотвращение").

С одной стороны, эта программа нацелена на просветительскую работу в среде подростков. С другой - поощряет граждан сообщать о людях, которые склонны к радикализму.

Эта система часто подвергается критике. Ряд экспертов считает, что она дает властям оправдание для беспричинной слежки за гражданами.

Власти говорят, что эта программа помогла предотвратить не одно нападение. Но координаторам Prevent явно не удалось взять под контроль рост радикализма в британском обществе.

Решить проблему отчуждения мусульманских общин в Британии пытались и пытаются целый ряд НКО. Некоторые из них действуют на государственные гранты, другие опираются только на общественные пожертвования.

Волонтеры делают многое. Но беда в том, что в мероприятия НКО обычно вовлекаются умеренные, а не радикально настроенные мусульмане.

Ни один из радикалов, совершивших в этом году нападения в Британии, не был постоянным прихожанином какой-то одной мечети. Они либо появлялись там эпизодически, либо и вовсе были изгнаны за недостойное поведение и споры с имамами.

Никто из предполагаемых участников терактов не участвовал в благотворительных проектах исламских НКО.

Судя по данным соцопросов и полицейским сводкам, непонимание мусульман со стороны остальных британцев, а следовательно, и страх перед исламом в Британии нарастает. И это уже провоцирует новые конфликты, от которых чаще всего страдают именно молодые мусульмане

Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 5 июля 2017 > № 2234897


Саудовская Аравия. ОАЭ. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 5 июля 2017 > № 2233159

Четыре арабских государства, объявивших бойкот Катару, подтвердили свои требования к стране, но не стали ужесточать санкции против Дохи, отложив это до следующих консультаций.

Совещание глав МИД Египта, Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейна по кризису вокруг Катара прошло в среду в Каире. "Позиция четырех государств основывается на необходимости соблюдения международных договоренностей, конвенций и резолюций, принципов, закрепленных в уставах ООН, Организации исламского сотрудничества, Лиги арабских государств, соглашений о борьбе с международным терроризмом", — говорится в итоговом заявлении.

Арабская четверка призвала Катар бороться с терроризмом во всех его проявлениях, пресекать финансирование террористов и предоставление им убежища. Кроме того, от Дохи требуют "прекратить подстрекательство к насилию", воздержаться от вмешательства во внутренние дела и поддержки незаконных формирований.

Глава Саудовского МИД Адиль аль-Джубейр заявил, что квартет продолжит политический и экономический бойкот Катара, но любые дополнительные меры в отношении Дохи будут предприняты только после новых консультаций.

"Этот бойкот продолжится, пока Катар не исправит свою политику. Что касается следующих мер, то консультации продолжаются, у нас есть суверенное право для того, чтобы предпринять любые меры, которые соответствуют международному праву, мы рассмотрим эти действия, проконсультируемся, и предпримем меры в подходящее время", — сказал аль-Джубейр.

Примечательно, что, вопреки ожиданиям ряда СМИ, не было объявлено о намерении приостановить членство Катара в Совете сотрудничества арабских государств Персидского залива или в Лиге арабских государств.

Во время заседания арабских министров поступила информация о телефонных переговорах президентов Египта и США Абдель Фаттаха ас-Сиси и Дональда Трампа, в ходе которых обсуждался кризис вокруг Катара. В Белом доме по итогам разговора сообщили, что американский лидер призвал все стороны к конструктивному диалогу по решению конфликта.

Следующий раунд переговоров по этому вопросу пройдет в столице Бахрейна Манаме, дата пока не определена.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела.

Позже арабские страны предъявили ультиматум Катару, призвав его в 10-дневный срок согласиться на выполнение требований соседей. Ультиматум содержит 13 требований, среди которых понижение уровня дипломатических и военных отношений с Ираном, закрытие турецкой военной базы, прекращение финансирования террористических организаций, отказ от вмешательства во внутренние дела арабских стран, поддержки оппозиционных деятелей, а также закрытие всей спутниковой телевизионной сети "Аль-Джазира".

Катар отвергает обвинения арабских соседей и заявляет, что выдвинутые требования нереалистичны и не могут быть выполнены.

Надим Зуауи.

Саудовская Аравия. ОАЭ. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 5 июля 2017 > № 2233159


США. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 июля 2017 > № 2232926

Все опоры международной системы теряют устойчивость

Как считает эксперт по международным отношениям Брюно Тертре, идеология исламского государства и национализма уходит корнями в ностальгию по прошлому величию. Все это вновь разделят мир на два блока с прежними лидерами: США Трампа, с одной стороны и Россией Путина, с другой.

Александра Шварцброд (Alexandra Schwartzbrod), Liberation, Франция

В эпоху возвращения на первый план нации и мирового джихада прошлое все еще живо повсюду со всеми его страстями, пишет Брюно Тертре (Bruno Tertrais) в своей последней книге «Реванш истории» (La Revanche de l'histoire). Эксперт по геополитике и замдиректора Фонда стратегических исследований считает, что всем сейчас как никогда нужен «разумный взгляд в прошлое».

Libération: Изоляция Катара, перемены в руководстве Саудовской Аравии, возвращение Ирана, раздел Сирии… Ближний Восток дрожит до самого своего основания. История в очередной раз напоминает о себе?

Брюно Тертре: Эти события движутся в направлении прояснения игры. Под давлением Дональда Трампа Америка вернулась к традиционной позиции в Персидском заливе с 1970-х годов: поддержка Саудовской Аравии, противодействие Ирану. Все это подталкивает к формированию двух блоков. С одной стороны, альянс Сирия — Хезболла — Иран при активной поддержке России (Москва в большей степени стремится обставить Запад и защитить свои интересы, чем вести борьбу с «Исламским государством»). С другой стороны, мы видим лагерь монархий Персидского залива, которому помогают США с союзниками, в первую очередь Египтом.

Маленький Катар в данном случае стал неприятным для соседей исключением: он прославился благодаря новаторскому в эпоху его создания телеканалу «Аль-Джазира», поддерживает исламистское движение «Братья-мусульмане» (запрещенная в России организация —прим. ред.) и выступает за нормальные отношения с Ираном. Опирающиеся на американскую поддержку аравийцы хотят приструнить Доху с помощью блокады, и той придется выбрать лагерь. Что касается Сирии, она раскалывается на две части: западную под сирийско-иранским контролем при поддержке России и восточную, где с ИГ (запрещенная в России организация — прим. ред.) эффективно борются курды и Запад (они скоро возьмут Мосул и Ракку, два главных оплота движения). Провозглашенный в 2014 году «халифат» сжимается, как шагреневая кожа…

Больше всего от этих событий теряют демократы и либералы, которых практически никто не поддерживает. В такой сложной обстановке история часто упоминается как метафора или объяснение. Метафорой обычно служит «Тридцатилетняя война». Это многое говорит о продолжительности, болезненности и значимости происходящего. Однако у аналогии есть свои пределы. На Ближнем Востоке друг с другом соседствуют множество идеологий: государственный ваххабизм, политический исламизм «Братьев-мусульман», радикальный джихадистский салафизм, революционный шиизм, светский авторитаризм, либеральная демократия… Не стоит ждать «Вестфальского мира», масштабного политического решения. Следует отметить и то, что сказал по этому поводу монстр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier): «Вестфальский мир показал нам, что нельзя одновременно добиться полной правды, ясности и справедливости».

— Почему вы говорите о «реванше» истории, в частности на Ближнем Востоке?

— На Ближнем Востоке это проявляется ярче всего. Переход политического соперничества в религиозную сферу придает легитимность суннитским и шиитским боевикам в Сирии. Обе противостоящие стороны в Персидском заливе переиграли битву при Кербеле. ИГ утвердило «халифат» и приступило к «культурной чистке» подконтрольного ему пространства. Такое возвращение религии, которая бросает вызов прогрессивной идеологии, является конечной фазой стартовавшего в конце 1970-х годов процесса. Другим значимым символом ИГ становится «ликвидация линии Сайкса-Пико». На самом деле «разрушитель границ» Абу Бакр аль-Багдади довольствовался тем, что снес несколько столбов на сирийско-иракской границе… Как бы то ни было, этот шаг обладал огромным символическим значением.

Совокупность множества факторов возвращает прошлое наций на первый план международных событий. Неудача социализма и критика либерализма, головокружительный прогресс и глобализация — все это стало залогом успеха популизма и национализма. Оба они опираются скорее на «светлое прошлое», чем «светлое будущее». Причем, в разных местах это влечет за собой разные последствия. На Западе прослеживается тенденция к самоизоляции, тогда как в России, Турции и Китае существует стремление к расширению границ, что становится проявлением неоимпериализма. Кроме того, мы повсюду видим ностальгию по прошлому величию. Все больше ширится риторика о «конце либерального порядка». Мы уже слышали нечто подобное в 2002-2003 годах при Буше-младшем…

— Как можно охарактеризовать нынешние глобальные перемены?

— Мы живем в «век распада», поскольку все наши ориентиры (в геополитике, экономике, культуре, технологиях…) находятся в движении. Как бы то ни было, нам все еще свойственно переоценивать предсказуемость старого порядка. Я называю это «ретроспективной иллюзией стабильности». В любом случае, сейчас пошатнулись все опоры международной системы: многосторонний подход 1945 года и западные альянсы 1950-х годов, принципы нерушимости границ и неприсоединения территории силой, закрепленные в праве и на практике в середине 1970-х годов, либерализация международной торговли и глобализация 1990-х годов, либеральный интервенционном в поддержку международного права 2000-х годов.

— Каковы точки стабильности посреди этого хаоса?

— На ногах стоят все крупные институты: ООН, МВФ, Всемирный банк, ОБСЕ, НАТО, ЕС. То же самое касается и всех основных международных соглашений: ни один действующий торговый договор не был разорван, сохранились инструменты контроля над самым опасным оружием, в том числе ядерным. Как мне кажется, правильнее было бы говорить о «паузе» в развитии и расширении многосторонней системы и глобализации. С точки зрения соревнования держав, США все еще остаются на самом верху. Ни у одной другой страны нет таких средств проецирования военной мощи, такой сети постоянных баз и стольких союзников.

Россия и Китай не стоят на месте, однако радиус их действий все еще ограничен их непосредственным окружением. Ни одна другая страна не обладает одновременно такими природными ресурсами, способностью к инновациям и умением внедрять их в производство. Никто не может похвастаться и такой же культурной и миграционной притягательностью. Не стоит забывать и об удобном географическом расположении.

Все это, конечно, не отменяет огромной экономической революции, в результате которой в Китай была переведена немалая часть производства потребительских товаров, усиления Индии и подъема части Африки. Как бы то ни было, геополитику не стоит рассматривать в качестве антагонистической игры: те, кто появляются, вовсе не обязательно вытесняют тех, кто уже там. Мир — не доска для го или шахмат. Разумеется, Америка на какой-то период замкнулась в себе и выглядит менее привлекательной. Тем не менее нельзя сказать, что она ударилась в «изоляционизм». Сейчас она устраивает военные вмешательства активнее, чем при Обаме…

— Не переоценивают ли силы России?

— Россия — потемкинская деревня. У нее имеются два козыря: статус постоянного члена Совбеза ООН и ядерное оружие (первый по величине в мире арсенал). Тем не менее ее военная мощь — лишь тень той, которой обладал СССР. Кроме того, за 15 с лишним лет Владимира Путина у власти она не смогла или не захотела исправить два своих главных пробела: экономическую зависимость от экспорта углеводородов и демографический спад.

— После греческого кризиса и Брексита возникло ощущение, что Европа стоит на коленях. Может ли она исправить положение?

— Проблема отношения Европы к истории проявилась за последние годы с двух сторон. Сначала она хотела стать авангардом «пост-истории», однако на собственном горьком опыте убедилась, что та еще не окончилась. Затем у нее возник страх «выпадения из истории» после того, как ее пошатнули кризис евро, наплыв мигрантов и терроризм. Тем не менее ее реакция произвела впечатление. Мы недооцениваем стойкость этого проекта и его политическую силу. В разгар греческого кризиса я выиграл немало споров с британскими и американскими друзьями, которые думали, что евро не устоять…

Как всегда, кризисы продвигают Европу вперед. Сегодня перед ней встает новая проблема, которую создают Брексит и Трамп. Мне кажется, она создаст возможность для прогресса. Если, конечно, у нас не повторят прошлых ошибок, которые заключались в формировании прекрасных проектов без доведения их до логического конца: евро без сближения экономических программ, шенгенская зона без должного контроля на внешних границах…

— Было много разговоров о возвращении холодной войны. Это на самом деле так?

— Долгое время я был против употребления этой метафоры, но теперь она кажется мне чуть более обоснованной. Путинская Россия запустила реваншистский проект восстановления былой славы в ущерб Западу. Она стремится утвердить влияние в Европе и разделить ее любыми средствами. Предлагает она и свою идеологию: смесь политического авторитаризма и социального регресса, которая якобы опирается на «традиционные ценности» Европы. То есть, для Москвы речь идет о «тотальном» конфликте, пусть даже с ней можно точечно вести сотрудничество против общих угроз. Некоторым образом, путинская Россия даже опаснее СССР, который придерживался статус-кво, поскольку защищал свои «достижения» и воздерживался от серьезных провокаций. Если же взглянуть на то, как ведут себя российские войска у границ Европы, возникают опасения насчет серьезного инцидента…

Лучше понять настоящее нам может помочь и другая историческая отсылка: «возвращение к норме». Мир возвращается к тому, чем был до 1945 года, то есть к классическому геополитическому соревнованию. Это означало бы, что период 1945-1990 был всего лишь исторической аномалией. Такого мнения придерживаются некоторые представители американского руководства.

— Раз история без конца повторяется, можно ли предсказать облик мира через 20 лет?

— Мне сложно представить себе перестроения в лагерях держав. У России и Китая не будет альянса за пределами тактического сотрудничества: слишком много противопоставляет их или создает причины для недоверия. Измениться этот расклад мог бы только в результате серьезного конфликта или крупных политических потрясений в Москве или Пекине.

Как отмечается в аналитическом докладе Национального разведывательного совета США (я написал предисловие к его французской версии), в перспективе можно рассматривать три «метасценария». Первый — это «мир архипелагов», то есть, как я его называю, «мир Трампа», уход в себя. Второй — «мир сфер влияния» или «мир Путина», подразумевающий описанное выше геополитическое соперничество. Третий и самый оригинальный — «мир сообществ», в котором государства уступают место городам, предприятиям… «Мир Билла Гейтса». Мне кажется, мир 2030 года будет представлять собой смесь всех этих трех вариантов.

США. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 июля 2017 > № 2232926


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 5 июля 2017 > № 2232826

Встреча Трампа с Путиным - самый большой повод для беспокойства помощников американского президента в европейском турне

Джули Хиршфелд Дэвис и Гленн Траш | The New York Times

"Для президента Трампа проведен не один брифинг. Советники предостерегли его о целой сети потенциальных рисков, сложных вопросов и загвоздок дипломатического характера", - пишет The New York Times. "Но даже его старшие помощники не знают в точности, что решит сказать или сделать Трамп, когда на этой неделе встретится лицом к лицу с российским президентом Путиным на полях саммита G20 в Гамбурге. И именно это больше всего тревожит его советников и сотрудников его администрации", - утверждают журналисты Джули Хиршфелд Дэвис и Гленн Траш.

По мнению издания, беседа Трампа с Путиным "во многих отношениях необходима, если учесть ключевые разногласия, разделяющие США и Россию. Но это также дипломатический и политический риск для Трампа, столкнувшегося с целой сетью расследований в отношении возможных связей его избирательного штаба с Россией, а также с вопросом, насколько он готов призвать Москву к ответу за ее проступки военного характера и вмешательство в выборы в его интересах. Ореол неопределенности вокруг встречи усугубляется склонностью президента делать непредсказуемые заявления и производить нежелательное впечатление".

"В Белом доме и Госдепартаменте царит довольно сильная нервозность в связи с этой встречей и тем, как ее провести: люди видят массу потенциальных рисков, - говорит Стивен Пайфер, экс-посол США на Украине. - Над президентом нависла серая туча расследований по вопросу о сговоре, так что любую сделку будут рассматривать под микроскопом, по принципу: "Не отдаем ли мы это русским задаром?"

Издание утверждает: "Самого Трампа эта встреча не тревожит. Он говорил помощникам, что его больше раздражает перспектива выслушивать выговоры от канцлера Меркель и других лидеров за выход из Парижского соглашения по климату и за его жесткий курс в отношении иммиграции".

"Команда Трампа утверждает, что он, возможно, поднимет вопрос о задокументированном вмешательстве России в выборы 2016 года, но он вряд ли остановится на нем подробно: иначе он подчеркнет сомнения в законности своего избрания. Помощники ожидают, что он сфокусируется на Сирии, в том числе на создании безопасных зон, борьбе с "Исламским государством"* и сопротивлении нежеланию Путина удержать правительство Асада от применения химического оружия против гражданского населения", - говорится в статье.

"Помощники Трампа стремятся к структурированности и предсказуемости. Они надеются, что официальная встреча в присутствии помощников и с повесткой дня оставит меньше простора для импровизации и оттеснит вопрос о российском вмешательстве в избирательную кампанию на второй план, а упор будет сделан на более животрепещущие политические вопросы, которыми президент жаждет заняться", - сообщает издание.

Белый дом спланировал маршрут Трампа так, чтобы опровергнуть версию о его чрезмерной дружественности в отношении Москвы, говорится в статье. В четверг в Варшаве Трамп произнесет речь и встретится с союзниками США, дабы продемонстрировать свою верность НАТО.

Советники говорят, что Трамп жаждет встречи с польским президентом Анджеем Дудой и видит шанс на заключение прибыльных сделок в топливно-энергетической сфере с правительством Дуды - возможно, в ущерб России.

"Но наиболее пристальное внимание привлекут содержание, а также мимика и жесты при его встрече с Путиным", - считает издание.

"Самое большое опасение, по словам тех, кто недавно беседовал с людьми из команды Трампа, вызывает то, что Трамп, пытаясь наладить взаимопонимание, создаст впечатление невольного перехода на сторону Путина", - говорится в статье. "Два человека, близких к Трампу, ожидают, что он и Путин поладят на почве своего презрения к "фейковым новостям", - пишет издание.

*"Исламское государство" (ИГИЛ) - террористическая группировка, запрещенная в РФ.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 5 июля 2017 > № 2232826


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 июля 2017 > № 2232823

США пора осовременить свои подходы к России

Джеймс Дурсо (James Durso), The Hill, США

Холодную войну никто не выигрывал и не проигрывал; она просто закончилась в один прекрасный день. Кто вообще помнит, где он был 3 декабря 1989 года?

Когда закончилась холодная война, США отказались от требования о безоговорочной капитуляции, вознесли хвалу Богу за такое избавление и задумались о том, как потратить дивиденды от мира. Русские из всего этого сделали вывод, что они не проиграли.

Прошли хаотичные годы ельцинского правления, закончился период «шоковой терапии», и президентом России стал Владимир Путин. При поддержке высоких нефтяных цен и группы лояльных силовиков он возобновил ту работу, которой занимались все российские правители со времен Петра Первого, занявшись обеспечением безопасности российской периферии.

Обеспечение безопасности периферии вовсе не означает физическую оккупацию соседних государств. Россия может достичь своих целей методами политических диверсий и информационной войны, используя их в качестве инструментов для разжигания неурегулированных конфликтов. Если говорить о том, что именно хотят обезопасить русские, то это не секрет — достаточно взглянуть на карту.

На Восточно-Европейской равнине расположены прибалтийские страны, Белоруссия, Украина, Молдавия, Румыния и европейская часть России. Это традиционный маршрут вторжения в Россию, которым пользовалась Золотая Орда, Шведская империя, армия Наполеона и Третий рейх. Россия — это практически сухопутная страна, не имеющая готового выхода к океану, а ее главные населенные центры, сельскохозяйственные районы, транспортная система и промышленность сосредоточены к западу от Урала — на Восточно-Европейской равнине.

Наверное, страх России перед вторжением с запада берет свое начало в 1200-х годах, и он нашел свое отражение в Новгородских летописях: «За грехи наши пришли неизвестные племена» (монголы). Россия будет расширять свои границы, но использование инструментов политической войны означает, что на нее не может распространяться действие статьи 5 устава НАТО. А когда ее обвиняют в хакерских атаках, в краже электронной почты и в прочих прегрешениях, она всегда может привлечь внимание суда к Улике № 1: Эдвард Сноуден.

Чем бы ни руководствовался Путин — патриотизмом, паранойей, чувством незащищенности или необходимостью сохранить все те деньги, которые у него якобы имеются — его призыв защитить христианство и уникальную российскую культуру от обезличенной релятивистской Европы находит отклик у гораздо большего числа европейцев, чем коммунизм. Российским замыслам помогает и содействует бездумная политика Германии, которая приняла у себя более миллиона иммигрантов с Ближнего Востока, большая часть которых никогда не будет участвовать в экономической жизни и производстве, и вряд ли ассимилируется.

Так что, да, Россия бросает вызов США; но громкие заявления сенатора Джона Маккейна о том, что она представляет большую угрозу, чем «Исламское государство» (запрещенная в России организация — прим. пер.), «не приносят пользы», как говорят в Вашингтоне. Но это умный рекламный ход, направленный на то, чтобы подготовить налогоплательщиков к холодной войне 2.0.

Значительная часть американских политиков и представителей общественного мнения не хочет признавать, что с окончанием холодной войны, которое стало поистине эпохальным событием, на континенте не закончилась силовая политика. Россия непредсказуема? Нет, а вот ее тактику предугадать невозможно, что показали события на Украине и в Сирии. Если заглянуть в анналы истории государственного управления, вряд ли это можно назвать жульничеством. Хуже того, по мнению некоторых людей в Вашингтоне, Путин на самом деле верит в то, что говорит.

Так что же нам делать?

Во-первых, выстроить приоритеты. Шарль де Голль спрашивал: готовы ли мы променять Нью-Йорк на Париж? Вряд ли мы были готовы к этому тогда, и уж точно не готовы теперь, если только не будет ядерного нападения, когда придется отвечать. Если Россия сосредоточилась на проведении информационных операций и нетрадиционной войны, то мы должны помогать восточноевропейским странам, которые уже обладают определенным опытом противодействия российским кибероперациям. Военные маневры с союзниками всегда полезны, однако политическая война переходит в иную сферу, где главное оружие — это социальные сети. Информационные операции создают дополнительный уровень, который должны пройти государства, прежде чем предпринять реальные военные действия. А если они будут сочетаться с методами нетрадиционной войны вместо применения находящихся в боевой готовности обычных вооруженных сил, то в случае эскалации счет потерь будет намного меньше.

Во-вторых, нам надо отказаться от идеи «смены режимов». Политика смены режимов — это отличный способ сплотить войска. К сожалению, она сплачивает войска оппозиции. Помните: первое правило политики смены режимов состоит в том, что говорить о смене режимов нельзя.

Несомненно, часть высокопоставленных российских руководителей и бизнесменов недовольна Путиным, но не настолько, чтобы начать сотрудничество с США, ЕС или НАТО в целях его ниспровержения, особенно с учетом нашей хронической неспособности хранить тайну. Несмотря на всю эту болтовню о «мафиозном государстве», российское руководство в случае необходимости сплотит свои ряды и наведет порядок, чтобы защитить себя и Россию. Я уверен, мы просто прекрасно поладим с президентом Сергеем Шойгу.

И наконец, нашим лидерам пора заткнуться. Называть Россию «региональной державой», как это делал президент Обама, или говорить, что Путин может стать нашим «лучшим другом», как в свое время выразился президент Трамп, — это контпродуктивно. Мы добьемся больших результатов в отношениях с Россией, если будем поступать твердо, уважительно и недвусмысленно.

Джеймс Дурсо — управляющий директор консалтинговой фирмы Corsair LLC. Он 20 лет прослужил в ВМС США, занимаясь материально-техническим обеспечением и обеспечением безопасности. Дурсо служил в Кувейте, Саудовской Аравии, работал гражданским советником по транспорту во временной администрации коалиции в Ираке.

Изложенные в статье взгляды принадлежат автору и могут не отражать точку зрения редакции The Hill.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 июля 2017 > № 2232823


Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 июля 2017 > № 2232804

Запад боится требования занять позицию по отношению к катарскому кризису

Андерс Ериков (Anders Jerichow), Politiken, Дания

Запад вынужден стать на чью-либо сторону в разгорающемся конфликте между Саудовской Аравией, Бахрейном и Объединенными арабскими эмиратами с одной стороны и Катаром с другой.

В настоящий момент многие арабские правительства поддерживают Саудовскую Аравию, в то время как лишь немногие встали на сторону Катара, которого обвиняют в поддержке террористам, помощи Ирану и финансировании мятежного телеканала Al-Jazeera.

В этой ситуации руководители правительств США, Франции, Великобритании и Германии призвали к диалогу, компромиссу и дипломатическим решениям. Другими словами, ушли от необходимости занять чью-либо сторону.

Но Запад может быть поставлен перед необходимостью выбора. Или, что еще хуже, необходимостью действия.

Это может быть совершенно невозможно для западных правительств, которые годами делали мощный упор на дружбу и торговлю как с Катаром, так и с Саудовской Аравией. И охотно привлекали в промышленность и развитие Запада инвестиции из Катара, Саудовской Аравии, Эмиратов и Бахрейна.

Саудовский альянс уже прекратил воздушное и морское сообщение с Катаром и закрыл сухопутную границу между Саудовской Аравией и полуостровом, который является эмиратом Катаром.

13 требований Катару

Сегодня саудовский альянс хочет получить от Катара ответ на 13 саудовских требований, включая закрытие Al-Jazeera, запрет Братьев-мусульман (организация запрещена в России), сворачивание связей с Ираном, закрытие турецкой базы в Катаре, выдача оппозиционеров из других арабских стран и прекращение поддержки террористам.

И что делать Западу, если саудовский альянс потребует от него политической поддержки?

И что делать Западу, если саудовский альянс прямо потребует от Запада действий в форме разрыва отношений с Катаром?

Самым неприятным может быть, если Саудовская Аравия, Эмираты и Бахрейн начнут военные действия против Катара. Это означало бы, что лучшее западное оружие будет воевать с лучшим западным оружием. США и Западная Европа снабдили оружием все арабские страны Персидского залива.

Кроме того, западные правительства имеют базы как в Катаре, так и в Эмиратах и Бахрейне, то есть в обеих сторонах этого конфликта.

Война также создаст хаос на мировом нефтяном рынке.

Самой большой неприятностью может стать военно-политический переворот, который может быть совершен саудовским альянсом в Катаре. Он должен быть выполнен эффективно, почти элегантно — чтобы не началась борьба за власть, способная привести к тому, что в события вмешаются и другие страны, возможно также Иран. И что же делать Западу?

Опасения за денежные потоки

Что касается борьбы с ИГИЛ (движение запрещено в России), то официально западные великие державы высоко ценят сотрудничество и с Катаром, и с его арабскими соперниками. Сотрудничество координируется из главного американского регионального штаба CentCom в Катаре, расположенного около самой большой на Ближнем Востоке американской военно-воздушной базы с 10 тысячами американских военнослужащих.

В то же время западные правительства усердно пытаются заставить арабские правительства остановить денежные потоки исламистскому ополчению в Сирии и Ираке как из Катара, так и из стран — его противников. Согласно данным BBC, в рядах ИГИЛ находятся 4 тысячи жителей Саудовской Аравии.

Неофициально западные правительства опасаются, что из Катара, а также Эмиратов и Саудовской Аравии постоянно идут деньги и, может быть, даже оружие неконтролируемому ополчению в Сирии и Ираке, имеющему склонность к террору. Именно сейчас британское правительство, согласно The Times, подвергается критике за то, что не дает хода дипломатически чувствительному докладу, в котором, в частности, говорится о саудовском финансировании исламского экстремизма в Великобритании.

«Финансирование Саудовской Аравией мечетей, школ и учебников во всем мире по-прежнему вызывает обвинения в поддержке экстремизма», — пишет BBC.

Позиция или действие?

Если Саудовская Аравия, Эмираты и Бахрейн потребуют от Запада политической солидарности против Катара, то США, Великобритания, Франция и Германия могут поддержать призыв к борьбе с террористами. Они могут также поддержать призывы к тому, чтобы средства массовой информации не злоупотребляли материалами, разжигающими ненависть, или рекомендациями прибегать к насильственным действиям.

Но западные правительства не могут призывать к закрытию самого популярного на Ближнем Востоке телевизионного канала Al-Jazeera или к цензуре свободных СМИ.

Если Саудовская Аравия, Эмираты и Бахрейн потребуют от Запада действий в форме отказа от сотрудничества с Катаром, это будет еще хуже.

Согласно BBC, инвестиции Катара в мире, в первую очередь на Западе, составляют 335 миллиардов долларов. Если Катар начнет продавать свои западные ценные бумаги, это будет кошмаром для Запада.

Но Саудовская Аравия, Эмираты и Бахрейн тоже имеют на Западе большие инвестиции — в финансовые институты, строительство, промышленность, туризм и футбольные клубы. Здесь можно также упомянуть и национальный центр здравоохранения Serum Instituttet в Копенгагене.

В США Трамп дает понять, что он знает, что поставлено на кон. В воскресенье американский президент по телефону провел беседы с руководителями Катара, Саудовской Аравии и Эмиратов. В сообщении Белого дома говорится, что Трамп в этой беседе сообщил своим конфликтующим союзникам Персидского залива, что «единство в регионе является решающим для того, чтобы победить терроризм и поддерживать региональную стабильность».

Но может ли альянс против Катара, руководимый Саудовской Аравией, решиться потребовать от западного мира сделать выбор: вести торговлю либо с Катаром, либо с другими странами?

Возможности Катара

Катар — это одно из самых богатых обществ мира, как и Эмираты.

Но хотя эмир Катара решил нести дополнительные расходы, связанные с тем, что воздушное и морское сообщение должно преодолевать запрет Саудовской Аравии и Эмиратов, есть, тем не менее, границы того, сколь долго Катар может нести эти кризисные затраты. Запрет, введенный против Катара, действует уже месяц.

Однако и Катар не лишен возможности оказывать давление. Эмират может принять предложения Турции и Ирана. Последний может быть воспринят саудовским альянсом и западными правительствами как провокация.

В понедельник министры иностранных дел Саудовской Аравии, Эмиратов, Бахрейна и Египта проводят встречу, чтобы заслушать ответ, который Катар передал кувейтскому посреднику.

В повестку дня могут также быть включены вопросы о том, какие шаги саудовская коалиция ожидает от западного мира. В форме позиции или действия.

Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 июля 2017 > № 2232804


Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 июля 2017 > № 2232801

В Ватикане как на пороховой бочке: противодействие Франциску растет

Вальс кардиналов продолжается дальше, что с каждым днем усиливает напряженность. Папа же оказывается в результате во все больше одиночестве.

Atlantico, Франция

Atlantico: Папе Франциску приходится иметь дело с сильнейшими волнениями среди кардиналов: замена кардинала Мюллера иезуитом, скандал вокруг обвинений в педофилии в адрес австралийского кардинала Джорджа Пелла (George Pell), заявление кардинала Тарксона о необходимости борьбы с миграцией для защиты Африки… В Ватикане сегодня возник серьезный кризис руководства?

Жан-Батист Ноэ: Власть понтифика переживает сложный момент. Сформировавшаяся в первые годы поддержка Папы сейчас ослабевает. Неоднозначное содержание послания Amoris laetitia, которое может интерпретироваться разными способами, оставшиеся без ответов вопросы, авторитарный подход Папы к руководству — все это ведет к напряженности.

Кардинал Мюллер выступает против доступа к причастию разведенных, которые затем вновь вступили в брак, тогда как Папа, судя по всему, выступает за, хотя и не говорил об этом открыто.

Такое противостояние не может продолжаться долго. Уходят ключевые деятели церкви, и Папа остается во все большем одиночестве или в окружении людей, которые боятся выразить свое мнение из страха наказания.

Кардинал Тарксон — префект Дикастерии по содействию целостному человеческому развитию, которая была сформирована Папой 1 января из ряда других дикастерий. Его позиция связана с четко определенной проблемой. Италию захлестнул поток мигрантов.

По миграционному вопросу в Ватикане — настоящая какофония. Папа всегда выступал за щедрость в приеме мигрантов, а коммуна Сант-Эджидио организует гуманитарные коридоры для движения мигрантов в Европу. Только сегодня эти люди не бегут от войны, а прибывают по экономическим соображениям.

Просматривается своеобразный раскол между севером и югом. Европейские епископы в целом благосклонно относятся к мигрантам и требуют от европейцев принять их. Африканские и ближневосточные епископы придерживаются намного более сдержанной позиции. В Сирии и Ираке они просили верующих остаться, чтобы сохранить христианское присутствие в этих странах. Уйти — значит признать победу «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация — прим. ред.).

Африканские кардиналы Тарксон и Сара рекомендовали Европе закрыть миграционный кран. Они предупреждают европейцев насчет угрозы утраты культуры и трудностей с интеграцией этих людей. Ближневосточные священники очень удивлены позицией европейцев, поскольку, по их мнению, вместе с мигрантами они приносят на континент исламский конфликт.

Что касается кардинала Пелла, он — очень значимая и уважаемая фигура, человек, которому сам Папа поручил реформу финансов Святого престола. Ему вменяют в вину события, которые якобы произошли полвека назад. В данном случае на первом месте должна стоять презумпция невиновности. Во Франции похожие обвинения выдвигались против епископа Дакса, но суд признал его невиновным. В любом случае, возбуждение дела всегда вызывает куда большую шумиху, чем его итог. И почему обвинения выдвинули именно сейчас?

Его временно сняли с должности, чтобы он мог защитить свое имя в Австралии. Тем не менее с учетом его возраста (75 лет) и медлительности судебной процедуры, маловероятно, что он вернется в Рим.

Начатая Папой реформа курии вызвала большие надежды, но пока сделано очень немного. Результатами в данном вопросе понтифик похвастаться не может.

— Заявление лидера иезуитов о том, что природа дьявола — «изобретенный человеком символизм», пришлось не по душе многим христианам. Можно ли говорить о своеобразном иезуитском «путче» в Ватикане с назначением кардинала-иезуита Ладарии префектом Конгрегации доктрины веры?

— Некоторые иезуиты издавна не в ладах с основами христианской догмы. Эти заявления напрямую противоречат словам Папы, который после назначения открыто говорил о существовании дьявола. Кстати говоря, это произвело впечатление на обозревателей. Поэтому заявление лидера иезуитов — его личное мнение. Они никак не связаны с назначением Ладарии префектом Конгрегации доктрины веры. Он занимал пост ее секретаря и был назначен еще Бенедиктом XVI. Раз предыдущий префект не остался в должности, она совершенно естественным образом перешла к секретарю.

— Подтверждается ли сегодня образ авторитарного Папы, который контрастирует с тщательно сформированным имиджем в СМИ?

— Папе всегда нравилось действовать в одиночку, причем иногда даже несколько резким образом. Сегодня эта черта его характера чуть больше всплывает на поверхность. До настоящего времени СМИ были благодушно настроены к нему, однако это меняется. В Италии начинает звучать критика. В Аргентине газеты и население выражают недоумение. Папа заявил о поездке в Чили в январе 2018 года, но не собирается ехать в Аргентину, хотя та расположена по соседству. Учитывая соперничество в отношениях Чили и Аргентины, такой шаг был очень плохо воспринят аргентинцами, которые считают, что Папа их предал. Понтифику нужно второе дыхание, если он хочет сохранить прежнюю положительную динамику.

Жан-Батист Ноэ (Jean-Baptiste Noé) — историк, специалист по истории христианства.

Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 июля 2017 > № 2232801


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 июля 2017 > № 2232798

«Революционная» Россия и современное государство

Мухаммед Ареф (Muhammed Aref), Al Ittihad, Объединенные Арабские Эмираты

Полвека разделяет современную Россию и Россию, в которой я учился. Ещё полвека отделяют последнюю от России времён «Октябрьской революции». Как видно, я жил в середине одного из самых важных веков в истории России и мира. В прошлую пятницу, будучи в Лондоне, я наблюдал за ходом ежегодной пресс-конференции президента Путина, которая продолжалась в течение четырёх часов. На экране можно было увидеть цифры и информацию относительно регионов и граждан, на вопросы которых президент отвечал напрямую. Свои вопросы главе государства задавали граждане со всех концов России, самой большой страны в мире. Во время ежегодной пресс-конференции Путин не выступает с речью и не делает никаких заявлений, он всего лишь высказывает своё личное мнение, даже если это касается таких «опасных» вопросов, как проблема выхода Вашингтона из ядерного соглашения, а также кризис вокруг Украины. Что касается Украины, которая является для России братским государством с момента образования Киевской Руси в 862 году, президент Путин едва сдерживался от упрёка в адрес ее руководства.

Пресс-конференция Путина получила название «прямой линии». Подготовка к ней проходила в течение 13 дней. В это время со всей России поступали сообщения и телефонные звонки, число которых превысило два миллиона, при этом, многие из них имели характер жалоб, в основном касательно загрязнения окружающей среды и отсутствия жилья.

Хорошими новостями стали сообщения о достижении Россией первого места в мировом рейтинге по производству зерновых, резком увеличении продолжительности жизни россиян до 72 лет, строительстве крупнейшего в мире ледокола для освоения пространств Арктики, которая считается новым центром глобальной конкуренции за природные ресурсы. Во время прямой трансляции Путин пообещал в режиме «онлайн» некоторым гражданам, имевшим жалобы, что посетит их. Эмоциональный характер имела та часть пресс-конференции, во время которой президент говорил с мужчиной, чья жена только что родила. Вопрос рождаемости очень важен для России, которая сталкивается с рядом демографических проблем. Конференция завершилась тем, что Путин впервые признал, что стал дедушкой, и извинился за то, что не хочет говорить о своих внуках, дочерях и их матери, поскольку желает, чтобы они жили, как обычные граждане, вдали от всеобщего внимания.

Я считал, что православие стало доктриной российского государства, однако отвечая на вопрос, будет ли Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге возвращен церкви или останется музеем, президент Путин подтвердил, что собор является памятником архитектуры и входит в список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, а Россия является светским государством. Можно подвести итог, что Россия стремится избежать празднования столетней годовщины самой крупной революции в истории государства, часто звучали такие слова как «безопасность» и «стабильность». Это объясняет использование Путиным и российскими чиновниками такого выражения как «наши партнеры», даже когда речь идет о враждебных России правительствах. Во время революций люди просят стабильности — именно это упускают из виду те, кто подстрекает народ на революцию в России. То же было во время революции против коммунистического режима в прошлом столетии. Россия в настоящее время переживает самый большой переворот в своей истории, она потеряла большую часть территории советской империи и отказалась от идеологии коммунизма, за которой следовали миллионы. История России не что иное, как череда революций и контрреволюций, одни из которых более серьезные, чем другие, но распад Советского Союза превзошел их все.

Если взять одну из самых важных книг о революции в истории России и мира — «Государство и революция», которую Ленин опубликовал в год Октябрьской революции, то есть в 1917 году, можно обнаружить, что ничто в ней, ни язык, ни содержание, к нам не апеллирует. Постулаты о буржуазии и оппортунистических партиях сегодня не вызывают у нас никаких эмоций. Единственное, что всколыхнуло мою память, так это строки, которые я прочел около полувека назад: «Мы не "мечтаем" о том, как бы сразу обойтись без всякого управления, без всякого подчинения; эти анархистские мечты, основанные на непонимании задач диктатуры пролетариата, в корне чужды марксизму и на деле служат лишь оттягиванию социалистической революции до тех пор, пока люди будут иными. Нет, мы хотим социалистической революции с такими людьми, как теперь, которые без подчинения, без контроля, без "надсмотрщиков и бухгалтеров" не обойдутся».

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 июля 2017 > № 2232798


Сирия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 июля 2017 > № 2232788

Асад и знакомство с «провальным государством»

Ияд Аль-Джаафари (Iyad Al-Jafari), Al Modon, Ливан

Недавние шаги президента Сирии Башара Асада продемонстрировали его отношения с местными отрядами милиции, восходящие в большинстве своем к его религиозной принадлежности. Остается открытым вопрос, значит ли это, что он повторит путь своего предшественника — отца? Или сирийский лидер пойдет по другому пути в виду новых факторов, определяющих внутреннюю ситуацию в Сирии?

В последние недели Башар Асад ведет кампанию против хаоса, причиной которого стали действия отрядов ополченцев, тех, к чей помощи он призвал с самого начала революционного движения в 2011 году. Этот его шаг имеет различные объяснения.

Некоторые считают, что то, что происходит сегодня, связано с событиями между концом 80-х и началом 90-х годов, когда покойный брат Башара Асада Басиль проводил облаву против местных ополченцев, членов так называемой «Шабихи», проправительственной военизированной группировки, которая включала родственников его отца и матери. Мнения относительно итогов той кампании разнятся.

Некоторые считают, что она выдвинула вперед молодое поколение и отодвинула в сторону старших. Другие полагают, что Басиль заключил соглашение с высокопоставленными главами семей «Шабихи» и их отрядами в обмен на вхождение последних в деловые круги и элиту «государства Асада». Независимо от того, какое объяснение является более точным, кампания Басиля Асада против «Шабихи» положила конец противостоянию с самым главным противником правящей семьи, и здесь мы имеем в виду «Братьев-мусульман».

Противостояние с последними объясняет использование боевиков, в первую очередь, «оборонительных бригад» во главе с Рифаатом Асадом, которых финансировал лично Хафез Асад, до того как между ними началась борьба за власть. Таким образом, кампания Басиля Асада свидетельствует о стабильности правления клана Асада, и необходимости контроля над вооруженными формированиями, чтобы восстановить образ «государства». Возможность регулировать ситуацию в стране и отсутствие проявлений независимости является залогом сохранения государства, иными словами, это необходимые требования для обеспечения выживания любого ближневосточного режима.

Судя по всему, в последнее время Башар Асад упорно пытается вести борьбу по примеру своего отца и брата, чтобы искоренить любые проявления неподчинения сирийскому режиму и уменьшить признаки «провала» сирийского государства. Все это станет первым шагом на пути к восстановлению государства, которое создала Франция, самый серьезный противник режима на Западе. Режиму Асада нет законной альтернативы в Сирии.

Предыдущий вывод подводит нас к двум вопросам. Означает ли это, что сегодня Башар Асад чувствует себя в безопасности, поскольку ничто не представляет серьезной угрозы его власти. Или же это означает, что Асад способен положить конец хаосу в своей стране, как это сделали его отец и брат в прошлом, и в каких условиях ему придется действовать?

Ответ на первый вопрос, можно увидеть в деятельности Башара Асада, которая достигла своего пика в праздник Ид аль-Фитр, когда он прибыл в Хаму и посетил близлежащие деревни. В этот день западные средства массовой информации, в первую очередь Reuters, сообщили, что Асад впервые с 2011 года развернул деятельность за пределами столицы — Дамаска.

Что касается второго вопроса, то он остается открытым, поскольку условия, в которых приходится действовать Асаду намного сложнее, чем они были в период правления его отца. Помимо отрядов милиции, в которые входят его родственники, есть вооруженные отряды, лидеры которых не имеют никакого отношения к семье Асада, но тем не менее пользуются популярностью и влиянием среди большого числа сирийцев. Среди них можно выделить отряд «Тигр», лидером которого является Сухейль аль-Хасан. Не стоит забывать и об иностранных силах, иранских и российских, которые имеют решающее слово в судьбе режима Асада.

Если мы вспомним прошлый опыт, то увидим, что чтобы восстановить контроль над отрядами милиции, отцу Асада потребовалось больше десяти лет, вплоть до 1998 года, когда силы режима напали на отряд Рифаата Асада в порту Латакии.

Это означает, что сын Асада идет по рискованному пути, и для успеха ему может потребоваться десять лет, чтобы окончательно восстановить свою власть в государстве. Возможно, он примет на вооружение новую стратегию, и бизнес станет альтернативой «Шабихе». Что касается иностранных ополченцев, то, вероятно, они получат собственные зоны влияния. Таким образом, мы можем ожидать в будущем, что центр сирийской столицы будет полностью в руках министерства внутренних дел, как это было до начала событий 2011 года. Однако если мы продвинемся немного от центра столицы, то даже, например, мечеть Сейиды Зейнаб будет под контролем иранцев. Таким образом, в лучшем случае Башар Асад не будет способен повторить путь своего отца в укреплении внутреннего суверенитета. Самое большее, что может быть им достигнуто, так это большие участки территории, которые останутся вне сферы его влияния. В этих районах ситуацию будут контролировать иранские и российские силы. Они станут оплотом их вооруженных отрядов, для контроля над которыми будет создано специальное управление.

Таким образом, нет оснований полагать, что Асад сможет предотвратить разрушение сирийского государства, установив свой контроль над всей его территорией. Напротив, большая часть этой территории будет зависеть от внешнего контроля. Тем не менее мы должны признать, что он является сыном Хафеза Асада. Этого достаточно, чтобы установить контроль над столицей и крупными городами и остановить беззаконие. Даже этот скромный вызов потребует от Асада принятия длительных и рискованных мер.

Сирия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 июля 2017 > № 2232788


Германия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 5 июля 2017 > № 2232769

Германия: опасность нарастает из-за исламистов и прочих радикалов

Корреспондент | Der Spiegel

В Германии становится все больше радикальных салафитов, а также "рейхсбюргеров" (националистическое движение. - Прим. ред.), приверженцев право- и левоэкстремистских группировок. Об этом, как сообщает немецкий журнал Der Spiegel, говорится в докладе Федерального ведомства по защите Конституции Германии (BfV) за 2016 год, который был представлен главой МВД Германии Томасом де Мезьером и президентом BfV Хансом-Георгом Маасеном.

Так, по данным BfV, в ФРГ продолжает расти количество исламистов: с 8,35 тыс. в 2015 году до 10,1 тыс. человек в 2016-м. "Решающее значение тут имеют продолжающаяся и все более жестокая война в Сирии и Ираке, а также ужесточение террора "Исламского государства"*", - говорится в докладе. На этом фоне спецслужбы не исключают новых исламистских терактов в ФРГ. В настоящее время в стране находится максимальное за всю историю число потенциальных террористов - 680 человек.

Также контрразведка впервые в своем отчете указывает на возрастающую опасность со стороны так называемых "рейхсбюргеров", говорится в статье. В настоящее время их насчитывается 12,8 тыс. человек, и 800 из них придерживаются открытых правоэкстремистских взглядов. "Рейхсбюргеры", поясняет корреспондент, не признают нынешнюю ФРГ - они полагают, что германский рейх до сих пор существует в границах 1937 года. Поскольку "сторонники этого движения, как правило, понимают безвыходность своей ситуации, они в большей степени начинают испытывать ненависть к представителям государства, которых винят в собственных трудностях", говорится в докладе. К примеру, в октябре прошлого года сторонник "рейхсбюргеров" застрелил немецкого полицейского.

Также в Германии на 300 человек возросло и число склонных к насилию правоэкстремистов - теперь их насчитывает 12,1 тыс., говорится в докладе.

*"Исламское государство" (ИГИЛ) - террористическая организация, запрещенная в РФ.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 5 июля 2017 > № 2232769


Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 5 июля 2017 > № 2232572

В Казахстане проходит очередной раунд переговоров в рамках Астанинского процесса по сирийскому урегулированию.

Двусторонние встречи между делегациями во вторник проходили в закрытом режиме. В среду планируется проведение общего пленарного заседания с участием всех сторон переговорного процесса, включая сирийскую оппозицию.

Уже сейчас можно подвести промежуточные итоги. В ходе первого дня правительство Сирии обсудило механизм работы зон безопасности. Контроль сирийских зон деэскалации со стороны стран-гарантов может быть введен на три месяца с возможностью продления. Контроль за зонами будет распределен следующим образом: на севере — Турция и Россия, в центре — Иран и Россия, на юге — Россия.

Астана стала площадкой для переговоров уже в пятый раз. Встречу пытались сорвать – ранее в СМИ появилась информация о подготовке боевиками провокации в Сирии.

Сообщалось, что террористы из группировки "Джебхат ан-Нусра" планируют атаку с применением химоружия в городах Хан-Шейхун и Кефрайя. Запланированные обсуждения в итоге состоялись, однако не все участники переговорного процесса смогли прибыть в столицу Казахстана.

Без оптического прицела

Напряженная обстановка в Сирии не помешала участникам сесть за стол переговоров. Помимо основных пунктов повестки, планируются двусторонние встречи со всеми сторонами конфликта.

К режиму перемирия присоединились около 65 вооруженных оппозиционных групп, а на переговоры в Астану, помимо делегаций стран-гарантов и рабочей группы правительства Сирийской Арабской Республики, прибыли девять представителей вооруженной сирийской оппозиции.

В очередной раз Астанинская площадка стала местом для прямого диалога официального Дамаска и оппозиции. Как и ранее, участники переговоров рассматривают такую встречу, как очередной реальный шаг к установлению мира в регионе.

Так, за столом переговоров с делегатами от правительства Сирии станут не внешнеполитические оппоненты и организации, а представители тех, кто с оружием противостоит режиму официальных властей САР. Следовательно, возрастают шансы на достижение конкретных результатов и сближение позиций тех, кто привык смотреть друг на друга через оптический прицел.

Ожидалось, что сирийскую оппозицию возглавит лидер движения "Джейш аль-Ислам" Мохаммед Аллуш, однако в Астану он не прибыл. Ранее члены "Южного фронта" также отказались от участия в переговорах, ссылаясь на сложную ситуацию в зонах соприкосновения, но они все-таки вошли в состав группы приехавших в Астану оппозиционеров.

На сирийских переговорах также будут присутствовать наблюдатели от стран-участниц Астанинского процесса. Кроме того, среди участников отмечена делегация из Иордании и рабочая группа ООН во главе со специальным представителем по Сирии Стаффаном де Мистура, который уже успел заявить о конструктивном характере начавшегося переговорного процесса.

Событие освещают десятки иностранных журналистов. Как ожидается, второй день переговоров станет более открытым для представителей СМИ – участники выйдут к представителям прессы и дадут подробные комментарии.

Что стоит на повестке переговоров

Главным вопросом в рамках Астаны-5 станет снижение напряженности в Сирии, а также реализация меморандума о создании четырех зон деэскалации. Стороны рассмотрят установление вдоль границ зон безопасности контрольно-пропускных и наблюдательных пунктов.

Ключевое значение имеют и такие вопросы, как определение и согласование границ и карт таких зон, документов, регламентирующих деятельность сил контроля мирного урегулирования.

Кроме того, в центре обсуждений окажутся вопросы разминирования культурных объектов в Сирии, которые находятся под защитой ЮНЕСКО и входят в список всемирного наследия этой международной организации.

Ожидается, что дополнительно будут проработаны положения о координационном центре, на который возлагается мониторинг общей ситуации в зоне напряженности и согласование совместных действий сторон, вовлеченных в процесс урегулирования конфликта.

В рамках Астаны-5, кроме прочего, предполагается обсудить создание Сирийского комитета национального примирения. Результатом пятой встречи в рамках межсирийских переговоров в Астане может стать и договоренность об освобождении заключенных, которую страны-гаранты не успели заключить в ходе майского раунда переговоров.

В текущем году участники переговорного процесса уже встречались в Астане четыре раза: в январе, феврале, марте и мае. Основным результатом стало согласование положения о совместной оперативной группе по мониторингу режима прекращения боевых действий в Сирии и подписание Россией, Турцией и Ираном меморандума о создании зон деэскалации в Сирии. Согласно документу, любые боевые действия в зонах деэскалации на территории Сирии прекращены с 6 мая.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 5 июля 2017 > № 2232572


Катар. Эфиопия. Судан. Африка > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 июля 2017 > № 2244366

Катарский кризис перекинулся в Африку

Раскол среди стран Залива обостряет их давние скрытые противоречия на Африканском Роге

В столице Эфиопии, Аддис-Абебе, открылся 29-й саммит Африканского союза. Такие саммиты проходят один раз в два года, и потому их повестка тщательно выверяется и известна до деталей за много месяцев до даты торжественного открытия.

В этот раз буквально за месяц до начала работы плавный ход подготовки саммита был сломан включением в повестку — как официальных дискуссий, так, что отметили аналитики, специализирующиеся в области африканской политики, и двусторонних встреч, и дискуссий «на полях» саммита — темы ситуации на Африканском Роге.

Совсем недавно регион рассматривался аналитиками как редкий пример того, что многолетние кровавые конфликты могут, при осторожной и выверенной работе, быть если не ликвидированы, то хотя бы заморожены до «некровавого» уровня.

Действительно, сводки мировых новостей уже почти не говорят о военных действиях в Йемене — хотя еще совсем недавно эта страна рассматривалась как главная площадка военных столкновений шиитов и сунннитов, благоразумно вынесенная за пределы национальных территорий Ирана и монархий Залива.

Лидеры Сомали и Сомалиленда лучезарно улыбаются друг другу и энергично пожимают руки в надежде на снятие санкций, с одной стороны, и поток гуманитарных инвестиций, с другой.

Так же ведут себя и руководители Судана и Южного Судана.

Им примером служат элиты Эфиопии и Эритреи — грамотно вычислившие уже почти два десятилетия назад, что лавры руководителей, принесших своим народам мир после кровавого конфликта, весьма хорошо оплачиваются международными вливаниями. И тот факт, что заметная часть этих вливаний присваивается коррумпированными элитами, меркнет перед фактом — «всеобъемлющее урегулирование достигнуто, мир крепок!».

И вот тема Африканского Рога врывается в поле активного обсуждения — формально без какого-то обострения ситуации хотя бы на одном из многочисленных фронтов, разрезающих регион.

Что же происходит?

Африканский Рог уже давно стал ареной первостепенной активности мусульманских стран Большого Ближнего Востока — прежде всего, ваххабитских монархий Залива, Ирана и Турции.

Катарский кризис не просто обнажил новую линию раскола — он отключил механизмы смягчения противоречий, всегда существовавших между странами Залива в регионе Африканского Рога.

Повышение уровней взаимодействия и формализация связей в области безопасности, управления, торговли и развития, особенно заметные в последние два года после начала войны в Йемене, означают, что чем дольше будет продолжаться конфликт в Заливе, тем более заметны будут последствия для стран Африканского Рога.

Так, например, Саудовская Аравия и ОАЭ давно сформировали устойчивый союз по вопросам, имеющим обоюдное значение. В то время как главная проблема Эр-Рияда заключается в противодействии влиянию Ирана как государства в регионе, наиболее заметному в результате действий коалиции Саудовской Аравии в Йемене, Абу-Даби работал над противодействием политическому шиитскому исламу, который, по его мнению, угрожает безопасности в Персидском заливе и его ближневосточных союзников. Оба приоритета реализуются через манифестирование борьбы с терроризмом.

Но в регионе Африканского Рога никакого единства между двумя монархиями нет.

Абу-Даби против опоры на местных «Братьев-мусльман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) из партии «Ислах» и требует отстранить от власти креатуру Эр-Рияда — президента А. М. Хади, которого подозревают в контактах с ислаховцами. Дошло до стимулирования ОАЭ варианта «обособления Южного Йемена» и угроз сворачивания военного участия в аравийской коалиции, которая в таком случае перестает существовать. В регионе, намереваясь открыть военные базы в Уганде и Сомали, действует также ось Катар — Турция, конкурирующая и с саудитами, и с ОАЭ. Доха и Анкара стимулируют партизанскую войну на Синае и терроризм в египетских городах, одновременно противостоя Египту и Эмиратам в Ливии.

И все это происходит на безопасном удалении от национальных территорий мусульманских стран Большого Ближнего Востока, что не дает включиться обычным сдерживающим механизмам. Немудрено, что Африканский союз, на землях которого разгорается эта арабско-персо-тюркская междоусобица, вынужден принимать ее во внимание.

Лидеры стран Африканского Рога, между тем, увлеченно включились в эту новую для них игру, рассчитывая на катарском кризисе хорошо погреть руки, предлагая противоборствующим сторонам свою политическую поддержку.

Правительства Сомали и Судана, будучи членами Лиги арабских государств и Организации исламского сотрудничества (ОИК), предложили свои посреднические усилия для разрешения конфликта между странами Персидского залива, — разумеется, не рассчитывая, что их посредничество действительно заинтересует политических тяжеловесов региона, но надеясь тем самым сохранить отношения со всеми сторонами.

Неожиданно к ним присоединилась Эфиопия, которая ни исламской, ни арабской страной не является, — просто чтобы не дать Судану и Сомали усилить свои позиции.

Джибути и самопровозглашенная Республика Сомалиленд сделали ставку на поддержку позиции Саудовской Аравии, понизив отношения с Катаром на основе стратегических и экономических расчетов вокруг инвестиций в порты и военные базы.

Заявления правительства Эритреи остаются очень осторожными, хотя страна позволяет Объединенным Арабским Эмиратам получать доступ к своей базе в Ассабе для своих военных операций в Йемене.

Эритрея имеет сложные интересы в разворачивающемся противостоянии. ОАЭ и Саудовская Аравия используют порт Ассаб в качестве базы для своих операций в Йемене, модернизируют из своих средств аэродром и расширяют морской порт для размещения своих самолетов, кораблей и войск. Но с собой же они это не заберут — вся инфраструктура после окончания йеменского конфликта останется …

Сотрудничество в коалиции также укрепило эритрейское правительство в его более широком международном признании.

Однако нынешний кризис в Персидском заливе уже оказал непосредственное влияние на пограничный конфликт между Джибути и Эритреей.

Присутствие с 2010 года миротворческих войск Катара на границе было успешным инструментом сокращения напряженности, но 14 июня Катар отозвал свои войска…

Не менее сложная ситуация складывается вокруг Сомали.

В стране растет конкуренция между мусульманскими странами за политическое влияние. С 2011 года Турция является одним из самых активных спонсоров Могадишо в сфере дипломатии, программ развития, торговли и безопасности в стране, открывая свое крупнейшее заморское посольство и военную базу в Могадишо.

С другой стороны, сопоставимую бюджетную поддержку федеральному правительству Сомали с 2012 года предоставляет Катар, продолжение которой он недавно подтвердил.

Одновременно ОАЭ также активизировали свою деятельность в Сомали, чтобы защитить свои геостратегические интересы, включая безопасность в Аденском заливе. В апреле ОАЭ пообещали 130 млн долларов гуманитарной помощи Сомали для борьбы с засухой. В 2015 году эмираты создали военный учебный центр для сомалийских коммандос и оказали поддержку региональным силам, способствуя созданию потенциала Национальной армии Сомали для борьбы с повстанческой группой «Аль-Шабааб».

Это противостояние уже распространялось на выборы в Сомали в этом году, когда ОАЭ с одной стороны, Катар и Турция с другой поддерживали соперничающих кандидатов в президенты.

ОАЭ стояли за спиной сразу нескольких кандидатов, считающихся светскими, включая бывшего премьер-министра Омара Абдирашида Шармарка. Турция поддерживала бывшего президента страны Хамана Шейха Мохамуда, лидера движения «Дамул Джадид», ответвления отделения «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Новый президент Сомали Мохамед Абдуллахи Мохамед «Фармаахо», как сообщается, получал финансовую поддержку от Катара во время выборов.

Пример Сомали и Эритреи показывает, что Африканский Рог активно втягивается в политические интриги Большого Ближнего Востока — настолько активно, что политические процессы в регионе уже невозможно рассматривать вне ближневосточного контекста.

Александр Шпунт

Катар. Эфиопия. Судан. Африка > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 июля 2017 > № 2244366


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 июля 2017 > № 2244353

Мелкие акции протеста в Казахстане: пока идет ЭКСПО, никого не тронут

Казахстанская оппозиция пользуется подходящим моментом и открыто озвучивает свои требования

Основные события в Казахстане на этой неделе события вновь так или иначе связаны с выставкой ЭКСПО, проходящей в Астане. На неделе была оглашена новая цифра по бюджету международной специализированной выставки: речь идет о сумме в 2,1 млрд долларов США, без учета спонсорских взносов. По спонсорским взносам пока ситуация неоднозначная, так как если в сентябре 2016 года председатель правления АО «НК «Астана ЭКСПО-2017» Ахметжан Есимов озвучил сумму в 125 млн евро, что составляет по курсу на тот период 47,43 млрд тенге (9,03 млрд рублей), то в апреле 2017 года сумма, по его же данным, составляет 38,5 млрд тенге (6,95 млрд рублей), из которых 22,8 млрд тенге (4,12 млрд рублей) — поступления денежных средств, 15,7 млрд (2,83 млрд рублей) — товарами, услугами и работами.

Одно из интересных, но вполне ожидаемых последствий ЭКСПО — повышение протестной активности. У казахстанской оппозиции наконец появился шанс быть услышанными мировым сообществом и под прикрытием ЭКСПО избежать жесткого давления властей. Этим шансом воспользовались, существенно активизировав свою деятельность.

В стране происходит определенная трансформация. В связи с проводимой государством политикой по запрету тех или иных акций протеста, негативно настроенных по отношению к действиям властей граждан стало гораздо больше. Недавно выстроенная система, которая предоставляет возможность решения ряда конфликтных вопросов через официальные площадки, пока еще не всем известна. Кроме того в стране нет площадки, способной повлиять на ряд судебных решений, которые и вызывают самые активные протесты.

Наиболее объективно оценил ситуацию политолог Султанбек Султангалиев:

«Несмотря на некоторые подвижки в этом направлении, необходимо дальнейшее углубление взаимосвязей между государственными структурами и обществом. Или, как сейчас модно выражаться, необходима модернизация, в первую очередь, бюрократического сознания, которое сегодня стремится максимально оградить себя от общественных настроений и контактов с народом. Положительную роль здесь могли бы сыграть общественные советы всех уровней — от профильных при министерствах и ведомствах до городских и районных. Однако очевидное несовершенство Закона «Об общественных советах» является сегодня серьезнейшим препятствием для осуществления главной функции ОС — налаживания дополнительного и непосредственного канала коммуникации между государством и гражданами», — полагает он.

Оживленную дискуссию спровоцировали и некоторые действия представителей госорганов. В частности, повод для размышлений дали бывший и действующий председатели Национального банка, вступившие в полемику через СМИ относительно причин и виновных в проблемах, возникших у казахстанского Единого накопительного пенсионного фонда.

Также казахстанцев удивили оперативные комментарии депутата нижней палаты парламента Маулена Ашимбаева и главы МИД Кайрата Абдрахманова, которые практически в унисон опровергли переговоры по отправке войск в Сирию.

Политическую тусовку удивил и министр здравоохранения Елжан Биртанов, который в рамках дискуссии по обязательному медицинскому страхованию (ОСМС) вызвал на дебаты директора Центра прикладных исследований «Талап» Рахима Ошакбаева. Последний проанализировал ряд пунктов ОСМС и представил свои выводы на страницах Forbes.kz.

«Несмотря на начало отчислений взносов уже 1 июля 2017, подзаконная нормативная база до настоящего времени не принята. Не разработаны информационная система и электронный паспорт здоровья. Отсутствует понимание того, каким образом деньги будут следовать за пациентом при лечении в поликлиниках и частных клиниках, в разных регионах. Остается непонятным, как будут администрироваться взносы от самозанятых и компаний в процессе реабилитации/банкротства. Не решен вопрос развития добровольного медицинского страхования, поскольку его участники не будут освобождены от взносов в ФСМС. Отмечается слабая разъяснительная работа среди населения», — отметил Рахим Ошакбаев.

Желание министра выйти на открытый диалог, а также действия государственных каналов, которые начали бороться за возможность показать эту дискуссию, очень удивили казахстанцев.

«Говорить о том, что казахстанская политика меняет формат с кулуарного на публичный режим, было бы опрометчиво. Но сами прецеденты обращают на себя внимание своей нестандартностью (на фоне долгого принуждения к самоцензуре, особенно в политической среде). Прежде всего потому, что управленческая элита начала хоть и скромно, но все же апеллировать к общественному мнению. С другой стороны, обнадеживает, что государство не бьет по языкам и не пресекает вольности. Возможно, таким образом, будут развеяны многие фобии власти. По крайней мере, в это хочется верить», — оценил ситуацию в целом портал Sayasat.org.

Недовольство ряда представителей СМИ вызвал проект закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам информации и коммуникаций», представленный на неделе в Мажилисе (нижняя палата) парламента министром информации и коммуникаций Дауреном Абаевым.

«Министерство предлагает обязать СМИ самим доказывать достоверность опровергаемой информации. Иными словами, обвиненные газетой, инет-порталом или телеканалом коррупционеры, педофилы и прочие «редиски» теперь смогут нагло ухмыляться в суде: ничего я вам про себя не скажу! Докажите, что виноват!» — эмоционально комментирует изменения журналист Сергей Туник.

«Вот несколько лет назад был скандал: одна газета опубликовала фото двухэтажного особняка следователя в чине капитана полиции. И задалась вопросом: откуда у 34-летнего офицера такие деньги? А в суде выяснилось, что дом построен на деньги престарелых родителей. Откуда у стариков нашлось почти 500 тысяч долларов на такие хоромы — судья не стал заморачиваться этим ребусом», — приводит пример Туник.

Негативную реакцию вызвала норма законопроекта, которая предлагает обязывать журналистов проверять достоверность распространяемой информации путем направления запросов, а также получать согласие от упоминаемых в публикациях лиц на распространение в СМИ личной, семейной, банковской и другой тайны.

«Мы все прекрасно понимаем, вы говорите: «Передавайте в правоохранительные органы». Вот был скандал с офшорными счетами казахстанцев, какой госорган инициировал проверку, было расследование по этому делу? Не было, что тогда с этим делать? Вы нас ограничиваете, ограничиваете в расследовании жизненно важных для страны вещей, вы нам ограничиваете [право] публиковать какие-то антикоррупционные материалы», — отреагировал на этот пункт корреспондент сайта Ratel. kz Болат Абилкасимов, напомнив о данных из «Панамских архивов» — об офшорных счетах политиков по всему миру, которые приводили к скандалу и громким отставкам.

Напомним, один из материалов серии «панамских документов» оказался посвящен внуку президента Казахстана Нурсултана НазарбаеваНурали Алиеву, где говорится:

«Документы, полученные OCCRP, указывают, что Нурали Алиев, внук президента и сын Дариги Назарбаевой (которая на тот момент занимала пост вице-премьера, а сегодня является председателем Комитета по международным делам, обороне и безопасности Сената — верхней палаты парламента Казахстана — ИА REGNUM ), не сомневался ни секунды, принимая решение о том, где держать свои деньги и зарегистрировать свое богатство: Алиев был владельцем двух компаний, зарегистрированных на Британских Виргинских Островах (БВО) — одном из наименее прозрачных офшоров — и использовал их для банковских операций и яхты люкс-класса».

Авторы публикации отметили, что OCCRP и ICIJ направили Алиеву совместную просьбу прокомментировать полученные данные на предмет их правдивости, но ответа не получили.

Протестные настроения

В протестном поле на этой неделе особую актуальность приобрела тема защиты прав Макса Бокаева, Талгата Аяна и Жанболата Мамая.

Напомним, активисты Макс Бокаев и Талгат Аян были осуждены на пять лет лишения свободы за организацию 24 апреля 2016 года земельного митинга, а главный редактор газеты «Саяси калам: Трибуна» («Политическое перо: Трибуна») Жанболат Мамай был задержан 10 февраля 2017 года за пособничество беглому олигарху, оппозиционеру Мухтару Аблязову.

29 июня активная группа поддержки из восьми человек устроила акцию возле генерального консульства США в городе Алма-Ата: надев футболки с изображением вышеупомянутых лиц, они пытались получить аудиенцию посла США в Казахстане, который постоянно находится в Астане.

«Госдепартамент США и Европарламент просили пересмотреть судебные решения в отношении Макса Бокаева и Талгата Аяна, поскольку они не соответствуют международным нормам. Нас интересует, как можно официально получить эти заявления. Кроме того, мы хотим встретиться с самим послом по этим вопросам — по оценке тех действий власти, которые нарушают конституционные права граждан Казахстана», — рассказал о целях акции член президиума партии ОСДП Серикбай Алибаев.

Вышедший к собравшимся сотрудник посольства предложил в письменном виде изложить все вопросы и пообещал предоставить на них ответы в течение месяца. После этого протестующие объявили, что присоединяются к голодовке, объявленной Максом Бокаевым. (Сам Макс Бокаев прервал голодовку чуть ранее — ИА REGNUM ). Голодовки в знак солидарности проходят в оригинальном формате — однодневные акции, передаваемые по эстафете друг другу.

Сторонники Макса Бокаева на этой неделе распространили информацию о его тяжёлом состоянии.

«Как голодовка, так и длительное нахождение в колонии Северно-Казахстанской области, чревато необратимыми последствиями для здоровья Макса Бокаева, так как он болен тяжелой формой гепатита С, которая относится к категории смертельных заболеваний и при неблагоприятных условиях содержания, смены климата и даже стрессов, к каковым относится и голодовка, может привести к летальному исходу. Изоляцией Макса Бокаева в Северном Казахстане власти преследовали цель полностью оградить его от общения со своими родными, от получения необходимых медикаментов, от контактов с гражданскими и социальными активистами Атырау, где существует высокий уровень протестных и оппозиционных настроений», — говорится в обращении членов политсовета Социалистического движения Казахстана к депутатам Европарламента, ОБСЕ, международным правозащитным организациям, посольствам и консульствам в Казахстане.

Комментарий по состоянию здоровья Бокаева дал начальник медицинской службы ДУИС по Северо-Казахстанской области Кирилл Помазанов:

«Осужденный Бокаев с 10 по 24 июня отказывался от приема пищи. Находился под наблюдением медицинских работников. В настоящий момент состояние осужденного удовлетворительное. Каких-либо данных за ухудшение его здоровья нет», — сказал он.

Еще один заключенный, в поддержку которого выступила общественность на этой неделе — экс-руководитель «Казатомпрома» Мухтар Джакишев, осужденный на 14 лет.

Отмечается, что Казахстан до сих пор не отреагировал на решение Комитета ООН по правам человека, вынесенное им по жалобе Джакишева. Поднимается и вопрос по состоянию его здоровья:

«Родные Мухтара Джакишева и правозащитники проявляют озабоченность состоянием здоровья заключенного из-за его хронически высокого кровяного давления. Они настаивают, чтобы он отбывал наказание в тюрьме близ Алма-Аты, поближе к семье. К тому же климат в Алма-Атинском регионе более мягкий по сравнению с Карагандинской областью, не говоря уже о режиме содержания, поскольку в тюрьмах Карагандинской области, как утверждают правозащитники, до сих пор существуют традиции Карлага», — пишет Радио Азаттык.

На акцию протеста в Актобе (Актюбинск) с требованием экологических выплат вышли десятки работников-вахтовиков месторождения Жанажол компании «СНПС-Актобемунайгаз». Все они утверждали, что относятся к категории граждан, пострадавших вследствие экологической катастрофы в Приаралье и требовали производить оплату труда с применением коэффициента 1,5 за проживание в экологически неблагополучной зоне. Стоит отметить, что на данный момент АО «СНПС-Актобемунайгаз» производит оплату по коэффициенту 1,2.

Ситуацию постарался прояснить руководитель управления инспекции труда Актюбинской области Мирболат Раимкулов:

«Четыре района Актюбинской области относятся к зоне экологического бедствия Приаралья. Шалкарский район — один из районов, пострадавших вследствие экологического бедствия. Темирский, Байганинский и Мугалжарский районы относятся к зоне экологического предкризисного состояния. Однако коэффициент 1,5 шалкарцам платили бы в том случае, если бы они не только там проживали, но и работали. Между тем они работают на месторождении Жанажол в Мугалжарском районе, который относится к зоне экологического предкризисного состояния. У двух районов разные статусы. Таким образом, им, как и другим работникам в Жанажоле, выплаты положено производить с коэффициентом 1,2», — рассказал он.

Две небольших вспышки недовольства произошли в Алма-Ате.

Жители одного из микрорайонов вступили в конфликт с местными властями, выступая против инициативы акимата (администрации города) по сносу автостоянки, принадлежащей им ранее на правах аренды.

Второй конфликт алма-атинцев с администрацией города связан с вопросом проведения дорожных работ и сноса чугунных ограждений на территории парка имени 28 гвардейцев-панфиловцев. В Алма-Ате идет работа по обустройству пешеходных зон, а также запущена программа «Город без заборов». И именно работы на территории парка вызывали наибольший общественный резонанс.

На неделе также протестную активность проявили жители села Бактыбай, которые, взявшись за руки, встали на дороге перед спецтехникой, не дав подрядным организациям начать строительство участка трассы Алма-Ата-Усть-Каменогорск, проходящего через их поселок. Протестующие записали видеообращение к президенту, в правительство, а также к генеральному прокурору, где требуют, чтобы власти исполнили постановление от 2013 года об изъятии у них участков с домами, расположенными вдоль трассы для государственных нужд, и выплатили им равноценные компенсации.

Активизировался и «Народный фронт борьбы с коррупцией!», который направил заявление правительству Казахстана с рядом требований, в числе которых увеличение пенсий, проведение качественных социальных реформ, снижение процентной ставки по кредитам, списание кредита гражданам, которые находятся в бедственном положении, а также отмена переноса китайских заводов.

Также в спектре внимания протестного поля оказались вопросы, связанные с деятельностью профсоюзов, трудовым законодательством Казахстана и положением работников в целом, земельный спор, связанный с выделения пастбищ в селе Жайсан Аксенгирского сельского округа Джамбульского района Алма-Атинской области, а также вопрос о переселении 11 семей из села Достык на линии границы с Узбекистаном, территориально относящегося к Ушкынскому сельскому округу Сары-Агачского района Южно-Казахстанской области.

Празднование казахстанцами Дня работника связи и информации стало поводом для обсуждения состояния свободы слова в стране. В этой связи общественный комитет по защите находящегося в заключении исполняющего обязанности главного редактора оппозиционной газеты «Саяси калам. Трибуна» Жанболата Мамая (о нем мы уже писали выше) провел круглый стол на тему «Гонения на свободу слова в Казахстане». Отмечается, что участники круглого стола заявили, что в стране оказывается давление на независимые издания и независимых журналистов.

Основные события

Одним из основных событий недели стало утверждение президентом Казахстана Концепции государственной политики в религиозной сфере на 2017 — 2020 годы. Анализ документа представлен в рамках материала ИА REGNUM «Планы Казахстана в сфере религии: обзор Концепции государственной политики».

Сама попытка госрегулирования религиозной сферы встречает неоднозначную реакцию, и с некоторыми позициями можно ознакомиться по ссылке.

Только на этой неделе казахстанской общественности сообщили, что почти полмесяца назад вынесен приговор экс-заместителю руководителя Администрации президента Баглану Майлыбаеву и проходящего с ним по делу о незаконном сборе, распространении и разглашении государственных секретов экс-сотруднику АП Николаю Галихину.

30 июня Есильский районный суд №2 города Астаны разместил информацию по ранее рассмотренному делу. Сообщается, что уголовное дело в отношении Майлыбаева Баглана Асаубаевича и Галихина Николая Николаевича, «поступившее с процессуальным соглашением о признании вины в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст.361, ч.3 ст. 185 УК РК» было рассмотрено 13 июня 2017 года.

«Приговором суда Майлыбаев признан виновным по вышеуказанным статьям и ему назначено пять лет лишения свободы, с конфискацией имущества, с пожизненным лишением права занимать должности в государственных органах. Галихин признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.185 УК РК, и ему назначено наказание в виде четырех лет лишения свободы условно с лишением права занимать должности в государственных органах сроком на три года», — сообщил Есильский районный суд №2 города Астаны.

Оценку данному делу публично дал только ресурс «Радио Азаттык», который провел небольшой экскурс в прошлое:

«Были попытки со стороны некоторых связать дело Баглана Майлыбаева с делами двух громких арестантов: бывшего министра национальной экономики Куандыка Бишимбаева и бывшего председателя КНБ Нартая Дутбаева. Против подобных попыток выступил адвокат Жомарт Сарманов. Однако версии о политической подоплеке «дела Майлыбаева» продолжили множиться… Некоторые местные СМИ ищут «российский след» в деле Майлыбаева. Еще одной версией крушения Баглана Майлыбаева является предположение наблюдателей о том, что он стал жертвой внутриэлитных разборок», — написал портал «Радио Азаттык».

Напомним, указанная статья 361 УК Казахстана имеет следующую формулировку: «Злоупотребление должностными полномочиями», четвертая часть данной статьи гласит: «Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, повлекшие тяжкие последствия либо совершенные: 1) в интересах преступной группы; 2) при выполнении служебных обязанностей, которые установлены Законом Республики Казахстан «Об амнистии граждан Республики Казахстан, оралманов и лиц, имеющих вид на жительство в Республике Казахстан, в связи с легализацией ими имущества», с использованием информации, полученной в процессе проведения легализации имущества, — наказываются лишением свободы на срок от четырех до восьми лет с конфискацией имущества, с пожизненным лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью».

А формулировка статьи 185 звучит следующим образом: «Незаконное собирание, распространение, разглашение государственных секретов», а указанная часть — «Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они повлекли причинение крупного ущерба или наступление иных тяжких последствий, — наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет».

Напомним также, что бывший заместитель Администрации президента Казахстана Баглан Майлыбаев и сотрудник Администрации президента Казахстана Николай Галихин были арестованы 12 января 2017 года.

Сообщение об их аресте появилось не сразу. Первые слухи начали просачиваться на следующий день, и только 16 января Комитет национальной безопасности Казахстана (аналог ФСБ) распространил официальную информацию. Ситуация в целом была воспринята политической тусовкой Казахстана как очередной этап «схватки бульдогов под ковром». Большие вопросы вызывала статья обвинения, которая звучала как «шпионаж». Не уменьшало загадочности и то, что все детали дела были засекречены, и суд проходил в закрытом режиме.

Известный казахстанский политолог и главный редактор биографической энциклопедии «Кто есть кто» Данияр Ашимбаев в интервью ИА REGNUM дал происходившему свою оценку:

«Речь идет о неких политических ошибках, которые могли иметь далеко идущие последствия, но вместе с тем, они произошли при принятии решений, направленных на какие-то более прикладные вещи, чем подрыв устоев государственности. А на изменника родины он не похож».

Президент

Нурсултан Назарбаев на неделе обсудил вопросы развития водных ресурсов и обеспечения питьевой водой жителей сельской местности с председателем Комитета по водным ресурсам министерства сельского хозяйства Исламом Абишевым. Также был рассмотрен вопрос защиты от паводков и подтоплений. В этой связи президент поручил создать небольшие водохранилища в каждой местности. Он также поручил развить туристический потенциал водохранилища Кенбидайык, которое находится недалеко от Астаны.

Еще один важный вопрос обсуждался на встрече с вице-министром сельского хозяйства Ерланом Нысанбаевым: меры по озеленению страны и развитие лесопосадки в рамках «зеленого пояса Астаны». Здесь хотелось бы отметить, что акцент на развитие лесополос в регионах, где паводки вызываются таянием снежного покрова на полях, мог бы гораздо более эффективно снизить паводковую угрозу, чем строительство водохранилищ.

Напомним, многорядные посадки в рамках лесополос обеспечивают задержку снежного покрова на полях, за счет чего не только увеличивается увлажненность этих полей, но и значительно снижается паводковый фактор. Помимо этого, они создают новые ареалы для животных и птиц, а также условия для роста грибов и ягод. Это способствует и развитию внутреннего туризма: жители близлежащих населенных пунктов могли бы пополнять запасы зимних заготовок и охотиться. Более того, с учетом того, что в Казахстане большая территория находится в зоне пустынь и полупустынь, планомерное расширение зеленых насаждений могло бы существенно поменять климат степных и полупустынных регионов, превратив их в лесостепи. А это означает не только более комфортные условия для проживания, но и увеличение площади используемых земель.

Правительство

На этой неделе первой темой заседания правительства стала туристическая отрасль Казахстана. С докладами выступили министр культуры и спорта Арыстанбек Мухамедиулы, генеральный секретарь Всемирной туристской организации Талеб Рифаи, а также акимы (глава администрации) ряда регионов. По итогам рассмотрения вопроса была принята Концепция развития туристской отрасли до 2023 года. Кроме этого премьер-министр Казахстана поручил министерству культуры и спорта Республики Казахстан разработать эффективную модель маркетинга отечественных турпродуктов, в том числе путем создания собственного бренда и продвижения туристического потенциала страны на международной арене.

Второй темой на заседании правительства стал вопрос транзита, логистики и придорожного сервиса. Министр по инвестициям и развитию Женис Касымбек доложил о проделанной работе по развитию инфраструктуры в рамках развития транзитного потенциала Казахстана. Он отметил, что в дальнейшем основное направление развития автомобильной, железнодорожной и авиа инфраструктуры будет производиться исходя из ключевого ориентира — привлечения транзитных потоков из Китая в Европу.

«В соответствии с достигнутыми договоренностями в рамках ШОС будут открыты до 2020 года четыре транзитных автодорожных коридора — два в направлении Китай-Россия и два в направлении Китай-страны Центральной Азии. Это позволит дополнительно привлечь объемы грузов с территории КНР», — рассказал Женис Касымбек о планах на ближайшую перспективу.

Премьер-министр Бакытжан Сагинтаев провел на неделе рабочую поездку в Кзыл-Ординскую область, где посетил ряд объектов и провел встречи с активом области, представителями регионального бизнес-сообщества и интеллигенции. В рамках поездки Бакытжан Сагинтаев также принял участие в церемонии подписания соглашения о финансировании строительства горно-обогатительного комбината (ГОК): председатель правления АО «Тау-Кен Самрук» Мажит Турмаганбетов и директор ЕБРР в Казахстане Агрис Прейманис подписали соглашение о финансировании строительства ГОК месторождения Шалкия.

Напомним, синдицированный кредит в размере 350 млн долларов США предоставляется ЕБРР добывающей компании АО «ШалкияЦинк ЛТД» с целью расширения горнорудного производства на существующем свинцово-цинковом руднике «Шалкия». Кредитная документация о финансировании данного проекта была подписана две недели назад, в Астане, в первые дни Экспо-2017.

Парламент

На неделе завершились выборы в верхнюю палату парламента (Сенат). Со списком выбранных от каждого региона и городов Алма-Ата и Астана, а также с анализом результатов этих выборов можно ознакомиться в материале ИА REGNUM.

По прошедшей законотворческой работе: Сенат ратифицировал на неделе ряд казахстанско-киргизстанских документов. В частности, это соглашение о применении порядка регулирования доступа к услугам железнодорожного транспорта, включая основы тарифной политики, межправительственный протокол о порядке предоставления помощи и контроля за ее использованием, межправительственный протокол о внесении изменений и дополнения в протокол между правительствами Казахстана и Киргизии о порядке предоставления помощи и контроля за ее использованием от 26 декабря 2016 года, протокол о техническом содействии, а также протокол о внесении изменений в протокол между правительствами Казахстана и Киргизии о техническом содействии от 26 декабря 2016 года. Кроме этого, сенаторами были рассмотрены в двух чтениях и приняты поправки в законодательство по вопросам электроэнергетики.

Депутаты Мажилиса (нижней палаты) парламента одобрили ратификационный законопроект «Соглашение о перемещении служебного и гражданского оружия между государствами-членами ЕАЭС», приняли редакцию межпалатной Согласительной комиссии по поправкам относительно вопросов местного самоуправления, а также рассмотрели поправки Сената касательно внесения изменений и дополнений в некоторые казахстанские законодательные акты по вопросам их приведения в соответствие с нормами Конституции Республики Казахстан.

В обозреваемом периоде от сенаторов был направлен один депутатский запрос: сенатор Сарсенбай Енсегенов обратился к премьер-министру Республики Казахстан Бахытжану Сагинтаеву с вопросом об оказании содействия в решении вопросов АО «Уральскагрореммаш» и о необходимости расширения производства специализированной автотехники в машиностроительной отрасли.

Мажилисмены направили в правительство четыре депутатских запроса, из которых наиболее актуальным является запрос «О регистрации химической продукции».

«Не являясь производителем-первоисточником продукта, у наших предпринимателей имеются затруднения в регистрации химической продукции», — отметили Народные коммунисты и обратились к министру по инвестициям и развитию Женису Касымбеку с просьбой помочь в решении этого вопроса.

Из мероприятий можно выделить прошедшее 1 июля в городе Атырау десятое заседание Комиссии по сотрудничеству между Сенатом парламента Казахстана и Советом Федерации России. Были обсуждены вопросы развития трансграничных регионов (на примере Атырауской области Республики Казахстан и Астраханской области Российской Федерации) в рамках Единого экономического пространства. Также обсуждалось сотрудничество по сохранению экосистемы бассейна трансграничной реки Урал, сотрудничество в области образования между Республикой Казахстан и Российской Федерацией. Кроме того, парламентарии рассмотрели ход выполнения решений девятого заседания Комиссии, состоявшегося 25 ноября 2016 года в Санкт-Петербурге, а также вопросы подготовки одиннадцатого заседания Комиссии по сотрудничеству между Сенатом парламента Республики Казахстан и Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.

Напомним, Комиссия действует на основе Соглашения о сотрудничестве между верхними палатами высших законодательных органов двух стран.

Сенат (верхняя палата) и Мажилис (нижняя палата) завершили неделю закрытием сессии, и в этой связи председатели обеих палат озвучили итоги работы прошедших сессий.

«Ряд президентских полномочий передан другим ветвям власти, парламент получил ряд новых полномочий по контролю за исполнительной властью. Усилена ответственность правительства перед парламентом», — сказал спикер Сената Касым-Жомарт Токаев, подводя итоги работы верхней палаты.

Он также отметил, что основным направлением в повестке дня парламента стало законодательное обеспечение положений послания главы государства «Третья модернизация Казахстана: глобальная конкурентоспособность», и подчеркнул, что эта работа будет продолжена в новой сессии.

Что касается количественных показателей, то, по данным спикера Сената, в ходе этой сессии палаты были обсуждены и приняты 84 закона, в 10 законов внесены поправки, в адрес правительства и исполнительных органов разных уровней направлено более 70 депутатских запросов.

Спикер нижней палаты Нурлан Нигматулин отметил, что укреплению законодательных основ безопасности страны способствовало принятие депутатами законов по вопросам противодействия экстремизму и терроризму, контрразведывательной деятельности, дактилоскопической и геномной регистрации, пробации. В числе законов, направленных на повышение благополучия населения, законодательные поправки по вопросам электроэнергетики, а также по вопросам развития местного самоуправления.

Он также рассказал, что всего в течение сессии проведено шесть совместных заседаний палат, 38 пленарных заседаний Мажилиса, на которых рассмотрено 226 вопросов, и 25 пленарных заседаний Сената с рассмотрением 137 вопросов. Разработано 15 инициативных законопроектов, 10 из них уже приняты, 5 находятся в работе. Состоялось 17 правительственных часов, 7 парламентских слушаний, 33 круглых стола, 27 выездных заседаний комитетов и 5 международных научно-практических конференций. Кроме того, депутаты парламента работали в рамках 12-ти международных парламентских организаций, приняли участие в более чем 250-ти международных мероприятиях и планомерно развивают сотрудничество с парламентами более 80 зарубежных стран.

«В настоящее время в «портфеле» парламента находятся 27 законопроектов. Среди них проекты законов по вопросам налогообложения, страховой деятельности, жилищных отношений, социального обеспечения, а также регулирования агропромышленного комплекса. Большое значение имеет новая редакция Закона «О валютном регулировании и валютном контроле». Кроме того, до конца текущего года планируется рассмотреть Кодекс «О налогах и других обязательных платежах в бюджет и таможенном регулировании» и Кодекс «О недрах и недропользовании», — отмечается в итоговом материале Мажилиса.

В работе депутатов Мажилиса VI созыва казахстанский политолог Марат Шибутов выделил следующие тренды:

«Сократилось количество принятых законопроектов — к пятому созыву были нарекания, что за объемом законодательной работы они потеряли качество, увеличилось количество депутатских запросов, увеличилось число пленарных заседаний и правительственных часов, существенно больше стало выездных заседаний, когда комитет Мажилиса проводил свое заседание в регионах, а также выросло число инициативных законопроектов. Таким образом, можно сказать, что Мажилис активизировался, стал более активно отстаивать интересы избирателей», — резюмирует он.

Свою оценку работы депутатов парламента дали и СМИ, отметив все значимые события и курьезы прошедшей сессии.

Силовики

Конфликт начальника местной полиции Чимкента Данияра Мейрхана с местной прокуратурой благополучно разрешился.

«Обсудить отставку самого популярного чимкентского полицейского планировали в среду на заседании депутаты городского Маслихата (местный представительный орган — ИА REGNUM ). Однако вопрос был снят с повестки, так как рассмотрение этого вопроса отозвано акиматом (администрацией — ИА REGNUM ) Южно-Казахстанской области», — сообщил ресурс Tengrinews.kz. И этот факт зачислен в копилку побед блогеров и общественных активистов.

В обозреваемом периоде Счетный комитет представил итоги государственного аудита реализации планов развития, а также обоснованности планирования, реализуемости и эффективности осуществления закупок товаров, работ и услуг АО «ФНБ «Самрук-Қазына» и его дочерних и зависимых организаций за 2014−2016 годы.

Отмечается, что выявлены нарушения бюджетного и иного законодательства на сумму 11,72 млрд тенге (2,16 млрд рублей), неэффективно использованные бюджетные средства (активы) — на 4,52 млрд тенге (832,98 млн рублей), неэффективное планирование бюджетных средств — на 20,4 млн тенге (3,76 млн рублей), 16 системных недостатков, 57 процедурных нарушений — на 28,81 млн тенге (5,31 млрд рублей). Сумма нарушений внутренних правовых актов Фонда и группы составила 24,44 млрд тенге (4,5 млрд рублей), из них в ходе аудита устранены нарушения на сумму 18,41 млрд тенге (3,39 млрд рублей). В ходе аудита обеспечено представление налоговых деклараций и возмещено в бюджет 2,7 млрд тенге (497,26 млн рублей), восстановлено по учету 5,29 млрд тенге (973,35 млн рублей). Счетный комитет также проинформировал, что к административной ответственности привлечены два юридических лица.

Агентство Республики Казахстан по делам государственной службы и противодействию коррупции совместно с Советом по защите прав предпринимателей и противодействию коррупции Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» подвели итоги анализа коррупционных рисков в сфере транспортного контроля.

Заместитель председателя агентства Алик Шпекбаев отметил, что число коррупционных преступлений в сфере транспортного контроля растет, основной причиной вынужденной дачи взяток является ущерб от простоя транспорта, осуществляющего доставку скоропортящихся грузов. Он также озвучил ряд цифр: если в 2016 году по фактам коррупции возбуждено 25 уголовных дел, с начала 2017 года — 16. Также при оказании государственных услуг выявлено 1 111 нарушений, из которых 76% приходится на истребование непредусмотренных документов.

«Анализ выявил следующие системные коррупционные риски: отсутствие нормативного регулирования поведения сотрудников транспортной инспекции при контактах с водителями, простаивание Специальной автоматизированной измерительной системы, широкие дискреционные полномочия инспекторов», — отмечается в сообщении по данному поводу.

По коррупционной тематике на этой неделе можно также ознакомиться с развернутым интервью заместителя председателя Агентства Республики Казахстан по делам государственной службы и противодействию коррупции Алика Шпекбаева. Он рассказал ресурсу Sputnik Казахстан о новых мерах по борьбе с коррупцией, «островках» в стране, где ее нет вообще.

Гражданское общество

В минувший период ОФ «Транспаренси Казахстан» провел анализ шести государств, схожих с Казахстаном по социально-экономическим показателям: Казахстан, Белоруссия, Азербайджан, Болгария, Грузия, Россия и Румыния. В своих выводах фонд пишет, что согласно прогнозам, темпы экономического роста в регионе Европы и Центральной Азии (ЕЦА) в 2017 году несколько ускорятся, и в этой связи дает ряд рекомендаций упомянутым странам:

«Во-первых, нужно продолжить переход от использования ресурсов для производства товаров, не вовлечённых во внешнеторговый оборот, к производству таких товаров, которые конкурируют на международных рынках. Во-вторых, требуется осуществить переориентацию на рынки Азии. В настоящее время страны региона ЕЦА в основном торгуют между собой, а потенциал азиатских рынков не используется в полной мере. Для обеспечения устойчивого экономического роста в перспективе необходимо провести перебалансировку торговых связей. В-третьих, необходимо осуществить переход от производства товаров к производству услуг, — в сектор, с которым связаны основные перспективы роста в будущем», — заключает ОФ «Транспаренси Казахстан».

Подробнее с документом можно ознакомиться по ссылке.

На неделе Центр геополитических исследований «Берлек-Единство» (г. Уфа, Россия), Центр аналитических исследований «Евразийский мониторинг» (г. Астана, Казахстан), а также Центр международных и общественно-политических исследований «Каспий-Евразия» (г. Астрахань, Россия) организовали круглый стол «Евразийский взгляд на события вековой давности: страницы общей истории октября 1917», на котором обсуждались такие вопросы: каковы причины и последствия Октябрьской революции 1917 года, как воспринимается событие, случившееся век назад, современниками, и как сделать более доступными для понимания роль и значение минувших событий для молодёжи, какие уроки можно извлечь для обеспечения мира и согласия на постсоветском пространстве спустя 100 лет с октября 1917 года. С результатами данного обсуждения можно ознакомиться по ссылке.

Интересную оценку получил один из наиболее активных общественных советов — ОС города Алма-Аты. В частности, мэр города Бауыржан Байбек, выступая в ходе VI Инновационного форума, сказал следующее:

«Начальники управлений жалуются мне, что их по 5 часов держат на общественном совете. Мы говорим — пусть хоть 10 часов. Если чиновник подготовленным людям в общественном совете не смог объяснить, что хочешь сделать, как он объяснит это остальным? Совет неудобен нашим органам управления, он выполняет работу. Я считаю, что общественный совет функцию выполняет хорошо. Да, кто-то выходил из его состава, потому что это неоплачиваемая работа, и люди не успевают совмещать общественный совет и основную работу», — отметил он.

Нормативно-правовые акты

Президент Казахстана подписал на неделе закон Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам здравоохранения», направленный на совершенствование законодательства по вопросам обязательного социального медицинского страхования. Кроме этого, Нурсултаном Назарбаевым был подписан закон Республики Казахстан «О прокуратуре», направленный на определение статуса, компетенции и порядка деятельности органов прокуратуры.

Тренды

Ухудшение экономической ситуации в целом в стране постепенно приводит к увеличению вовлеченности граждан в политику.

Одновременно государственные органы стараются соответствовать изменившейся ситуации, но из-за инерции не все уровни управления к этому готовы. Менять больше готов верхний эшелон, а не средний.

Трансформация протестных настроений на сегодняшний день такова, что прямая поддержка политики чиновников, даже при очевидной ее актуальности, стала считаться моветоном среди политически и медийно активной части населения. Это происходит из-за того, что пока не найдена коммуникационная модель власти и общества в изменившихся условиях.

Хотя некоторые из экспертов выражали сомнения в эффективности конституционной реформы, но она медленно, но верно меняет политическую культуру страны — это можно видеть на примере активности Мажилиса парламента.

Лязат Шибутова

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 июля 2017 > № 2244353


США. Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 июля 2017 > № 2244351

Foreign Policy: Тиллерсон готов позволить России решать судьбу Асада

Приоритетной для США вновь становится задача уничтожения ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)

Глава Госдепартамента США Рекс Тиллерсон заявил на встрече с генеральным секретарем ООН Антониу Гутеррешем, что судьба президента Сирии Башара Асада сейчас находится в руках России и что приоритетной для администрации Трампа является ликвидация террористической группировки «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Такая информация поступила от трех источников, знакомых с содержанием частной беседы между главой американской дипломатии и генсеком ООН, пишут Колум Линч и Робби Грамер в статье для The Foreign Policy.

Такое заявление стало очередной кочкой, на которую наткнулась политика США в отношении Сирии, тем самым вызвав недоумение у международных наблюдателей, пытающихся понять, будет ли Трамп добиваться отставки Асада. Почти три месяца назад Тиллерсон настаивал на том, что Асаду придется покинуть свой пост из-за того, что он якобы применил химическое оружие в городе Хан-Шейхун провинции Идлиб.

Нынешнее же заверение Тиллерсона Гутеррешу стало сигналом о все большей готовности администрации Трампа позволить России встать у руля процесса в Сирии. Теперь, отбросив вопросы геополитики в сторону, Вашингтон намерен сосредоточиться на уничтожении ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), считают авторы.

Глава американской дипломатии также отметил, что военные действия США против сил Асада в последние месяцы были направлены на достижение лишь ограниченных тактических целей — сдерживания будущего применения химического оружия и защиты поддерживаемых США сил, сражающихся с боевиками в Сирии, — а не ослабления правительства Асада или усиления рычага давления оппозиции перед переговорным процессом.

Позиция Тиллерсона отражает признание того, что правительство Сирии, поддерживаемое Россией и Ираном, становится возможным политическим победителем в шестилетней гражданской войне в стране. Подобным шагом США еще больше отходят от Женевского коммюнике 2012 года, подписанного США, Россией и другими ключевыми державами. В нем содержится призыв к созданию переходного правительства с членами режима и оппозиции. Женевский пакт, по словам администрации Обамы и других западных союзников, должен был привести к отставке Асада (хотя в последний год нахождения у власти администрации Обамы эта позиция была смягчена).

Представитель Госдепартамента отказался комментировать частную дискуссию Тиллерсона с Гутеррешем, но настаивал на том, что США остаются «приверженными женевскому процессу» и поддерживают «истинный политический процесс, который может решить вопрос о будущем Сирии».

«В конечном счете этот процесс, на наш взгляд, приведет к разрешению вопроса о статусе Асада», — отметил он. «Сирийский народ должен определить политическое будущее своей страны посредством политического процесса».

Решение уступить место России в вопросе о будущем Асада совпало с первой встречей главы Белого дома Дональда Трампа с президентом России Владимиром Путиным в кулуарах саммита «Большой двадцатки», который пройдет в Гамбурге (Германия). Оно также принимается тогда, когда администрация Трампа пытается восстановить отношения с Кремлем, несмотря на ряд скандалов, преследовавших Белый дом после выборов Трампа.

Тиллерсон заявил недавно, что Трамп поручил ему восстановить нарушенные отношения США и России. Государственный секретарь также предупредил Конгресс о том, что новые санкции против России за ее предполагаемое вмешательство в выборы в США могут подорвать усилия по сотрудничеству с Москвой в Сирии.

«Президент попросил меня начать процесс взаимодействия с Россией, чтобы проверить, можем ли мы вначале стабилизировать эти отношения, чтобы они не ухудшались», — заявил Тиллерсон во время визита в Новую Зеландию в начале июня. С этого, по его словам, он «начнет восстанавливать некоторый уровень доверия» с Москвой.

Менее чем через два месяца после того, как он был приведен к присяге, Тиллерсон дал понять, что он мало заинтересован в применении мощи США для того, чтобы заставить лидера Сирии покинуть свой пост. Будущее Асада, сказал он в конце марта, «будет решаться сирийским народом». Его замечания были подкреплены словами посла США в ООН Никки Хейли, которая подчеркнула, что приоритетом США не является больше добиваться отставки Асада.

Но затем, в апреле, Тиллерсон кардинально изменил риторику, заявив, что «предпринимаются шаги» в рамках международных усилий по отстранению Асада от власти после того, как его «режим» якобы совершил химическую атаку. Несколько дней спустя, на саммите «Большой семерки», прошедшем в Италии, Тиллерсон повторил предупреждение о том, что время правления Асада «подходит к концу». Он добавил, что условием для отставки Асада станет уничтожение ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а также стабилизация сирийского государства во избежание дальнейшей гражданской войны. Но Тиллерсон дал понять Гутеррешу, что США снова меняют курс.

«То, что происходит с Асадом, — это проблема России, а не правительства США», — заявил он, по словам одного из источников, на встрече с генсеком ООН, подчеркивая, что приоритетом для США является устранение угрозы терроризма.

Отказ Тиллерсона от прежних позиций предполагает, что Госдепартамент готов закрыть глаза на этические аспекты «режима» Асада на фоне большого числа сил, сражающихся в Сирии.

«Причина, по которой США вмешались в процесс в Сирии, — это уничтожение ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)», — заявил журналистам Хизер Науэрт, пресс-секретарь Госдепартамента.

В свою очередь, Фред Хоф, бывший советник Государственного департамента по вопросам передачи власти в Сирии, назвал позицию администрации Трампа в отношении России в Сирии «запутанной», причина чего кроется в отсутствии у Трампа согласованной, всеобъемлющей стратегии национальной безопасности. Он подчеркивает, что одно дело — уйти от проблемы и сказать, «пусть русские позаботятся об этом», тогда как совсем другое — предположить, что можно добиться определенных результатов, если положиться на Россию.

Хоф не единственный, кто не доволен позицией администрации Трампа. В частности, по словам бывшего заместителя помощника министра обороны США по делам России Эвелин Фаркас, в заявлениях администрации больше намеков на то, что США могут предложить России, а не наоборот.

В таких условиях Москва выиграет от большого числа противоречивых сигналов по Сирии, исходящих из Вашингтона. Без четкой повестки дня для встречи между Трампом и Путиным, которая состоится в рамках «Большой двадцатки», «существует опасность, что президента [США] перехитрят».

Максим Исаев

США. Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 июля 2017 > № 2244351


США. Китай. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 июля 2017 > № 2244346

США отступают: Китай и Евросоюз сближаются через Иран

Вашингтон не возражает против усиления позиций Total и CNPC на «Южном Парсе»

С 7 по 8 июля с.г. в Гамбурге пройдёт саммит «Большой двадцатки». Речь идёт о самом знаковом событии в глобальной экономике, к которому национальные лидеры готовятся с помощью серии межправительственных консультаций, где пытаются согласовать позиции. Не случайно 21 июня в Вашингтоне прошла высокая американо-китайская встреча в области дипломатии и безопасности, которая совпала с внутриполитическими изменениями в Саудовской Аравии — 21 июня король Салман ибн Абдельазиз назначил своего сына Мохаммеда крон-принцем, отобрав титул у 57-летнего племянника Мохаммеда бин Найефа. А 29 июня в Брюсселе собрались главы оборонных ведомств стран НАТО, чтобы обсудить миссию альянса в Афганистане, ситуацию на Украине и предстоящие военные расходы. События ускоряются. 2 июля в Стамбуле проходит встреча министра обороны России Сергея Шойгу и президента Турции Реджепа Эрдогана, где обсуждалась ситуация на севере Сирии и создание так называемых зон деэскалации, деятельность которых стороны планируют легализовать в ходе двухдневного саммита в Астане (4 и 5 июля). Азия вновь заявляет о себе — 3 июля председатель КНР Си Цзиньпин прибыл в Москву на переговоры с президентом России Владимиром Путиным. Такова плотная хроника подготовительных встреч, которая накладывается на крупные международные сделки.

3 июля с.г., пока Си спускался в Москве с трапа самолета, генеральный директор Total Патрик Пуяннэ, министр нефти ИРИ Бижан Зангане и президент China National Petroleum Corporation (CNPC) Лу Гонгхун подписывали в Тегеране 20-летнее соглашение по освоению 11 блока морского газового месторождения «Южный Парс», куда французы обязались инвестировать на первых порах $1 млрд, имея в своём распоряжении контрольный пакет (51%) в консорциуме, куда вошли китайская CNPC (с 30%) и иранская Petropars (с 19,9%). Суммарные инвестиции на разработку проекта составят $4,8 млрд. Справедливости ради напомним, что Total присматривалась к 11 блоку ещё с 2009 года, но проявляла осторожность из-за американских санкций, которые обрушились на исламскую республику в 2012 году. После ядерной сделки 2015 года на горизонте замаячила надежда, которую в Париже боялись спугнуть, поскольку понимали, что в январе 2017 года в Вашингтоне сменится администрация. Поэтому в феврале с. г. глава Total Пуяннэ заявил, что компания будет ожидать решения президента США Дональда Трампа по новым антииранским санкциям. И здесь нет ничего предосудительного. Ведь в противном случае французам пришлось бы выплачивать миллиардные штрафы американской казне, как это имело место с Deutsche Bank. Париж ждал до последнего и всё-таки получил визу Вашингтона на инвестиции в ИРИ, которая (по всей видимости) поступила по итогам июньских американо-китайских консультаций.

Усиление позиций европейского капитала в Иране — ожидаемый процесс, который происходит на фоне увеличения иранского не нефтяного экспорта в страны Европейского союза. Как уточняет англоязычный телеканал Press TV, с января по апрель 2017 года данный показатель составил €3,4 млрд, хотя годом ранее речь шла всего о €0,7 млрд. Что касается совокупного объема торговли между Тегераном и Брюсселем, то он вырос на 127%, добравшись до отметки €6,5 млрд. Рост экспорта из ЕС в ИРИ также оказался внушительным — 44% или €3,1 млрд (годом ранее было €3,1). Основные импортеры иранских товаров — Испания, Франция, Германия, Греция и Италия. Старый Свет поставляет в ИРИ продукцию машиностроения, фармацевтические препараты, медицинское и транспортное оборудование, пластмассу и другие товары. Немцы берут инициативу в свои руки: 2 июля с. г. исполнительный директор Германской ассоциации станкостроителей (German Machine Tool Builders' Association, VDW) Вильфред Шафер заявил на пресс-конференции в Тегеране, что региональные банки ФРГ в сотрудничестве с Europäisch-Iranische Handelsbank AG будут поддерживать экспорт в ИРИ.

Примечательно, что рост товарооборота между Ираном и Евросоюзом совпадет с аналогичным трендом в китайско-европейских отношениях. Цифры говорят сами за себя. По данным Европейской комиссии, с 2013 по 2016 гг. импорт Евросоюза из КНР вырос с €280,150 млрд до €344,468 млрд, из которых €337,641 млрд пришлось на промышленную продукцию, €5,080 млрд — на сельское хозяйство и только €1,747 млрд — на поставки рыбной продукции. Экспорт из ЕС в Поднебесную значительно уступает импорту — с 2013 по 2016 гг. данный показатель увеличился с €148,115 млрд до €170,083 млрд, из которых €158,252 приходится на промышленную продукцию. Для сравнения: импорт из США в ЕС по итогам 2016 года составил €247,826 млрд, что вызывает значительную тревогу Вашингтона. Самолюбие американцев тешит только зависимость Старого Света от внутреннего рынка США: экспорт ЕС в Соединённые Штаты равняется €362,153, что в два с лишним раза превышает объём поставок европейских товаров в Поднебесную.

Иран уверенно шагает в Европу, что в долгосрочном плане устраивает Китай, поскольку рост экономической взаимозависимости между Тегераном и Брюсселем де факто подкрепляет планы Пекина по развитию морского и сухопутного «Шелкового пути». Конкуренция возрастает. Причем не только на суше, но и на море. Не случайно после американо-китайских консультаций в Вашингтоне международные СМИ облетели сообщения о том, что парламент Египта ратифицировал передачу Саудовской Аравии двух островов в Красном море — Тиран и Санафер, контроль над которыми позволит Эр-Рияду влиять на судоходство в заливе Акаба, сужая Израилю (порт Эйлат) и Иордании пространство для политического манёвра. Интересный поворот событий, не так ли?

Саркис Цатурян

США. Китай. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 июля 2017 > № 2244346


США. Польша > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 июля 2017 > № 2244345

На выступление Трампа в Варшаву сгоняют как при коммунистах на 1 мая

Обзор польской региональной прессы. 27 июня – 3 июля 2017 года

6 июля в Варшаве перед поляками выступит президент США Дональд Трамп, рассказывают Nowości (Торунь). Районные отделения правящей партии «Право и Справедливость» (PiS) готовятся к этому событию, им предписано организовать выезд групп в столицу. Желающие нашлись, из Торуни в Варшаву отправятся три автобуса. «Встреча с президентом Соединенных Штатов является уникальным событием, в котором много поляков хотят принять участие, — говорит Михил Якубачек, член окружного правления PiS в Торуни. — Ведь Трамп и президент Польши Анджей Дуда появятся вместе». Что касается оппозиции, то ее мнения по поводу этого организованного отъезда в столицу расходятся. «Как депутат, я часто организую посещения Сейма, и всегда желающих оказывается больше, чем мест. Поэтому, думаю, и сейчас стремящихся послушать выступление американского президента будет много», — отмечает депутат «Гражданской платформы» (PO) Томаш Ленц. Сомнения испытывает депутат РО Антоний Менжыдло. Он замечает: «В чествовании Трампа, как я слышал, должны участвовать варшавяне. Я не знал, что жители Торуни тоже. Понимаю, что вся Польша должна притвориться варшавянами. Наверное, это было условие организации визита, а местные политики выполняют задачи партийного руководства. Я помню с давних времен, как на 1 мая тоже надо было «спонтанно» идти на манифестацию». Издание подчеркивает, что министерство национальной обороны готовит пикник для людей, которые отделения PiS привезут на встречу с президентом США. Похоже, что правящая партия планирует завезти как можно больше людей. Речь идет о пропагандистском успехе: Трамп должен почувствовать себя в Польше, как у себя дома. Каждый парламентарий может пригласить на выступление американского лидера 50 человек. «Право и Справедливость» имеет более 300 депутатов и сенаторов, что дает в сумме 15 тысяч приглашенных.

Белосток вместе с другими городами будет препятствовать отчуждению мигрантов, передает Gazeta Współczesna (Белосток). Во время конференции «Города интеграции. Интеграция равно безопасность» в Гданьске двенадцати президентов, члены Союза польских метрополий (UMP) подписали декларацию о сотрудничестве в области миграции, внутренней и внешней, а также противодействии отчужденности иностранцев. Это затрагивает Белосток, Быдгощ, Гданьск, Катовице, Краков, Люблин, Лодзь, Познань, Жешув, Щецин, Варшаву и Вроцлав. Объявлено также о создании рабочей группы по вопросам миграции и интеграции, которая будет кооперироваться с Международной организацией по миграции и Управлением Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев. «Принятая декларация подтверждает волю к расширению нашего сотрудничества, обмену опытом и хорошей практикой в области миграции и интеграции. Благодаря ей на местном уровне можно будет последовательно и ответственно работать на интеграцию и противодействие отчуждению иностранцев», — сказал вице-президент Белостока Збигнев Никиторович. С критикой UMP выступил белостокский советник Дариуш Василевский. Он отметил, что президент Трусколаский, подписав декларацию о принятии беженцев, поставил под угрозу безопасность жителей Белостока и «вписался в самоубийственный, безумный поток разрушителей Европы», выступил в духе «крайне безответственной политики мультикультурализма», официально поддерживая прием мигрантов. Подписание декларации прокомментировал также депутат от Kukiz'15 Адам Андрушкевич: «Несколько президентов польских городов (в том числе и президент Белостока) заявили, что хотят принимать в наших городах исламских иммигрантов. При всем моем уважении, панове, но пригласить к себе вы можете максимум соседа на чай. Вы не имеете никаких прав, чтобы принимать исламских иммигрантов, такие полномочия мог бы предоставить вам только Сейм Польши. А я как депутат, избранный и поддержанный тысячами поляков, заявляю публично — таких полномочий вам не предоставляли. Города и горожане не являются вашей собственностью. Вы не имеете права действовать таким образом, о каждой такой попытке следует сообщать правоохранительным органам. Я не советую вам даже пытаться приглашать исламских иммигрантов в Польшу без согласия поляков. А такого согласия вы не получите!»

Президент Щецина Петр Кшыстек призвал не «политизировать» тему беженцев, а подписанную членами Союза польских метрополий декларацию воспринимать в контексте диалога о «хороших практиках», которые местное самоуправление может реализовывать в отношении таких людей, передает Radio Szczecin (Щецин). Кшыстек заявил, что готов сотрудничать с правительством. Он напомнил, что недавно по просьбе властей Щецин принял две семьи, эвакуированные с Донбасса. «На мой взгляд, вот это проблема, которая на сегодня является актуальной», — сказал президент. Он не считает, что вопрос беженцев носит «политический характер», хотя декларацию подписал в присутствии президентов, которые говорили о готовности принимать иммигрантов с Ближнего Востока, например, Павла Адамовича из Гданьска. По мнению Кшыстека, жители Щецина, являются «открытыми и готовыми помогать», а спор о мигрантах в свою пользу затевают политические партии.

Неприятный инцидент произошел в Кракове на открытии выставки фотографа Омара Маркеса «Изображения невидимых», отмечает Dziennik Polski (Краков). Активисты националистической организации «Всепольская молодежь» (MW), трое мужчин и одна женщина, проникли в выставочный зал и на работы с беженцами наклеили фотографии с изображением террористических атак. По их словам, это было сделано в знак протеста против «однобокости выставки» и «слащавых попыток манипуляций в духе миграционной политики Евросоюза». Хотя активисты MW и пытались представить свою акцию как «хепенинг», полиция начала проверку. По словам представителя малопольской полиции Дариуша Лаха, националисты повредили одну фотографию и попортили штукатурку на стене. Виновные будут отвечать за порчу имущества.

Депутат Сейма Польши от PiS Бартоломей Ставярский выступил резко против решения Юлиана Крушиньского, мэра Намыслува, пригласить в город семью сирийских беженцев, информирует Nowa Trybuna Opolska (Ополе). Крушиньский отметил, что если бы каждая польская гмина приняла по одной семье мигрантов с Ближнего Востока, это не вызвало бы проблем. «Не думал, что доживу до того момента, когда мэр Намыслува захочет принимать в моей гмине исламских беженцев, — отреагировал Ставярский. — Заявляю жителям Намыслува, что буду выступать против этой инициативы и сделаю все возможное, чтобы предотвратить мошенничество с исламскими иммигрантами в нашей гмине». Депутат также призвал мэра не смешивать «учение Церкви» и «вопросы безопасности граждан Польши». Он напомнил Крушиньскому, что понятие ordo caritatis в учении Католической церкви означает, что «сначала нужно полюбить свою семью и свою страну, а только потом позаботиться о других общинах». Ставярский задается вопросом: «Неужели в нашей гмине нет нуждающихся семей?»

«У нас еще есть шанс показать себя христианами», — пишет на страницах Dziennik Zachodni (Катовицы и Верхняя Силезия) один из старейших польских епископов Тадеуш Перонек. Никогда не думал, говорит епископ, что после немецкой оккупации, 44 лет коммунистического правления, борьбы за демократическое правовое государство, в котором все граждане смогут строить повседневную жизнь в атмосфере взаимной доброжелательности, теперь вместе с миллионами поляков «я окажусь в ситуации тотального уничтожения того, чего удалось создать в течение нескольких лет по достижении Польшей свободы и независимости». Монсеньор напомнил историю вступления Польши в ЕС. Полякам тогда, среди прочего говорили, что Евросоюз является формой «нового порабощения», что «мы можем потерять свою национальную и религиозную идентичность». Это были мнения, не лишенные основания, так как конструкция Европейского союза вызывала законные опасения, которые касались, прежде всего, идеологического диктата, замены христианских принципов предложением свободы без ответственности. Несомненно, серьезная проблема, с которой Европа не смогла справиться до сегодняшнего дня. Нынешнее польское правительство декларирует поддержку христианства. Но какая это поддержка: реальная или тактическая? Если речь о защите христианских ценностей, такую политику стоит поддержать. Но если христианство является инструментом политическим ради завоевания большей популярности, не стоит оно того, чтобы поддерживать такую политику. Поляки стоят сегодня перед важным экзаменом. Любовь к Богу и ближнему является важнейшей заповедью. «Давайте поможем беженцам, насколько мы способны, сделаем это сердечно, а не по расчету, — заключает епископ Перонек. — Еще есть время, чтобы сделать усилие, которое подтвердит, что мы является христианами».

Местные власти должны до конца августа решить вопросы с переименованием улиц в рамках закона о деккомунизации, напоминает Kurier Lubelski (Люблин). Историки ответственного за идеологическую чистоту Института национальной памяти (IPN) провели в здании администрации Люблинского воеводства встречу с представителями муниципалитетов. Последним напомнили, что перед утверждением нового названия улиц вместо прежнего «крамольного» лучше было бы проконсультироваться с сотрудниками IPN. Времени осталось мало. Историки Института попросили муниципалов не откладывать все на последний момент, поскольку июль и август, подчеркнул и.о. директора люблинского филиала IPN Марчин Кшиштофик — это время отпусков. При этом сотрудники Института хотели бы получить от местного самоуправления список всех улиц, а не только тех, которые предлагаются к переименованию. Есть и недовольные. Доктор Марчин Сава привел пример с памятником в гмине Закшувек, где стоит памятник милиционерам, которые погибли в борьбе с представителями антикоммунистического подполья. И теперь о нем спорят практически на каждой сессии совета гмины. Несмотря на то, что с монумента убрали памятную таблицу, к нему ставят зажженные свечи. Войт Закшувека предложил, чтобы памятник оставили в покое. Но, по словам Савы, IPN должен установить факты и выяснить, кто именно погиб и от чьей руки.

А вот в Быдгощи декоммунизацию серьезно не воспринимают, констатирует Gazeta Pomorska (Быдгощ). Институт национальной памяти требует до 2 сентября переименовать несколько улиц — имени Теодора Дураша, Йозефа Повалиша, Болеслава Руминьского, а также Армии Людовой и Шестилетнего плана. Советы районов решили поинтересоваться у жителей, какие названия можно выбрать взамен. Даже создали специальный сайт в интернете, хотя и заранее предупредили, что голосование на нем не будет носить обязывающий характер для властей. В опросе приняло участие 1832 человека. 765 из них предложили прославить японскую мангу «Жемчуг дракона», рассказывающую о мальчике с обезьяньим хвостом Сон Гоку. На втором месте — «Лондонская улица», за нее отдали 634 голоса. А третье место заняла идея создать в Быдгощи парк Оби-Вана Кеноби, одного из героев «Звездных Войн» (629 голосов).

В книжных магазинах Люблина невозможно купить скандальную книгу Томаша Понтка «Мачеревич и его тайны», жалуется Dziennik Wschodni (Люблин). Расследование повествует о деятельности видного политика «Права и Справедливости», ныне — министра национальной обороны Антония Мачеревича. Автор книги заявляет о «связях» министра с российскими спецслужбами и Кремлем. В свою очередь, заместитель главы Минобороны Михал Дворчик сообщил, что «расследование» состоит исключительно из «лжи и клеветы». Одновременно он отметил, что его босс подал заявление в прокуратуру о «возможном совершении преступления». Тем временем в Люблине скандальную книжку купить невозможно, ее нет. «Обошел почти все книжные магазины в городе и ничего, — волнуется читатель, связавшийся с порталом. — Не знаю, может, книготорговцы боятся заказывать ее или какое-то давление идет, чтобы не пускать ее в продажу. Но ведь это очень важная книга, каждый из нас должен иметь возможность ознакомиться с ней». Проверяем. Действительно, расследования в магазинах нет. Почему так? В одной из крупных сетей говорят, что никакой политики, просто новых изданий сейчас не заказывали. В другой лавке заверяют об «огромном интересе» и говорят, что как только можно будет заказать издание, так и сделают. Несколько экземпляров появились в книжном магазине в центре Люблина и тут же разошлись как горячие пирожки. «Издатель, вероятно, не предвидел столь огромный интерес к книге и издал маленьким тиражом, — предполагает продавец. — Переиздание, безусловно, будет. Пойдет лучше, чем шел «Гарри Поттер».

В подкарпатском Красичине снова отменили украинский фольклорный праздник «Ночь на Ивана Купалу», пишут Nowiny (Жешув). В 2016 году после беспорядков во время греко-католической процессии перемышльское отделение Союза украинцев в Польше (ZUwP) отказалось от организации на реке Сан «Ночи на Ивана Купала». В этом году фестиваль планировали провести 2 июля на территории Замка в Красичине. Этого не случилось. Как говорят в отделении ZUwP, «неожиданно для нас в понедельник, 23 июня, председатель фонда управления Замком в Красичине предупредил, что отзывает разрешение о проведении мероприятия по причине «необходимости обеспечения адекватной физической защиты». Украинцы считают, что решение управления не выдерживает критики — ведь фестиваль должны были проводить на закрытой территории, где охрану относительно легко обеспечить. Но тем не менее можно сделать и вывод, что безопасность мероприятий, которые организует украинское меньшинство, в самом деле находится под угрозой.

Станислав Стремидловский

США. Польша > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 июля 2017 > № 2244345


Таджикистан. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 4 июля 2017 > № 2243901

Таджикистану дали лишь 20 лет мира?

Только что отметившей юбилей завершения гражданского противостояния среднеазиатской республике угрожают «дембеля» из Сирии.

На стороне запрещенного в РФ ИГ воюют несколько тысяч боевиков из стран Центральной Азии.

Сегодня мир в Таджикистане (впрочем, как и во всей Средней Азии) под угрозой. Если предположить, что разгром террористов в Сирии близок, то воюющие там среднеазиатские «добровольцы» (а их более пяти тысяч) могут вернуться на родину. Уже сейчас на афганский берег пограничной с Таджикистаном реки Пяндж прибыло несколько сот боевиков. Таджикские пограничники уверены: моджахеды готовятся к прорыву.

Не исключают наступления боевиков и в Кремле. «Первая угроза — это, конечно, угроза терроризма, она со стороны Афганистана, это очень, очень серьезно», — прокомментировал в апреле этого года ситуацию Владимир Путин.

Вскоре после этого российские военные базы в Таджикистане получили новое вооружение. По словам министра обороны РФ Сергея Шойгу, «с целью недопущения переноса террористической активности из Афганистана оказывается и помощь вооруженным силам Киргизии и Таджикистана».

В общем, сегодня, когда вероятность войны в регионе есть, для принятия правильных решений стоит, наверное, не только анализировать текущую обстановку, но и вспомнить о трагических событиях 90-х годов прошлого века в Таджикистане, которые завершились 27 июня 1997 года, когда в Москве было подписано соглашение об окончании военных действий. Эта дата считается днем окончания гражданской войны в республике — одного из самых кровопролитных конфликтов на постсоветском пространстве.

«Медведь умер, но медвежата живы!»

В гражданской войне в Таджикистане участвовали две противоборствующие стороны: «прокоммунистический» «Народный фронт» и «Объединенная таджикская оппозиция», костяк которой составляли исламисты, слегка разбавленные «демократами».

«Советский Союз — это был могучий медведь. Сегодня он умер. Но медвежата живы! Мы еще поборемся!» — на хорошем, почти литературном русском языке раскрыл мне свое видение происходящего в республике лидер «Народного Фронта» Сангак Сафаров.

Этот пожилой, крепкий мужчина со шкиперской бородкой, напоминавший постаревшего Абдуллу из кинофильма «Белое солнце пустыни», с первых же минут беседы производил впечатление хотя и не слишком образованного, но явно необычного человека. Буфетчик по профессии Сангак Сафаров был известным в республике уголовным авторитетом, проведшим в общей сложности за решеткой 23 года. Интересно, что этот матерый уголовник оставался «глубоко советским человеком», искренне переживал по поводу распада СССР и просто не мыслил будущее Таджикистана без России.

Кардинально другое восприятие мира оказалось у лидеров оппозиции. «Таджикский мусульман хочет жить по вере, но наши кафиры и Россия против. Война от этого», — говорил мне на ужасном русском заросший бородой председатель «Объединенной таджикской оппозиции» и лидер Партии исламского возрождения Саид Абдуло Нури.

Кстати, и он сам, и его окружение произвели на меня достаточно диковинное впечатление. Одетые в национальную одежду и очень плохо говорящие по-русски (редкость для таджиков в СССР!), активисты партии умудрились сохранить образ жизни, который вели их предки до российской «колонизации». Беседуя со мной, они все время подчеркивали, что таджикские мусульмане не хотят жить «по русским правилам», когда женщины сидят рядом с мужчинами в автобусе, в магазинах продается спиртное, а по телевизору показывают фривольные сцены.

«Поймите, мы, таджики, совсем другие, чем русские. Вот как-то брать у меня интервью пришла американская журналистка, одетая в шорты. Я искренне хотел ей помочь, но ее наряд настолько смущал меня, что разговор не получился», — откровенничал со мной заместитель председателя партии Мухамадшариф Химатзода.

Справедливости ради стоит ответить, что среди членов оппозиции попадалось немало образованных и вполне светских людей. Причем не только среди «демократов» и националистов — люди достаточно широких взглядов встречались и среди исламистов.

В качестве примера можно назвать заместителя председателя «Объединенной оппозиции», бывшего казикалона (глава мусульман) Акбара Тураджонзода. Пожалуй, более всего в этом человеке поражали два качества: удивительная гибкость, умение настроиться «на волну» собеседника, и почти детское любопытство. Как-то во время межтаджикских переговоров в Исламабаде я брал у него интервью в его номере, и вдруг на улице заиграла громкая музыка. Полноватый священнослужитель проворно вскочил на кровать и стал выглядывать в окно. Поняв, что это пакистанцы играют свадьбу, лидер оппозиции вернулся в кресло и как ни в чем не бывало продолжил беседу.

Этот прекрасно говорящий по-русски, живой и обаятельный человек очень любил общаться с иностранными журналистами. Главной его задачей было убедить «этих скептиков», что оппозиция «это не средневековые малограмотные фанатики», а образованные и терпимые к чужому мнению люди. В то же время и бывший казикалон, и его единомышленники не пытались скрывать, что хотят дистанцироваться от России, а родственный по культуре Иран им гораздо ближе, чем бывшая метрополия.

«Хотя сейчас Таджикистан формально и независим от России, но на деле он по-прежнему ваша колония. Наши же противники — это те, кто мечтает о возрождении СССР, это те таджики, кто забыл о своих корнях и готов смириться с русской ассимиляцией. Только после нашей победы таджики станут свободными!» — убеждал меня Акбар Тураджонзода.

«Рука Кремля?»

В разговорах со мной лидеры оппозиции часто говорили мне о «руке Кремля», о том, что в реальности они воюют не с «Народном фронтом», а с Россией. Как признался один из активистов Партии исламского возрождения, нападение на российскую 12-ю погранзаставу из Афганистана было подготовлено оппозицией, чтобы заставить Кремль прекратить оказывать помощь Фронту.

Однако в реальности по-настоящему убедительных и неопровержимых доказательств помощи Москвы «красным» не было. Да, в сентябре 1992 года во время наступления исламской оппозиции офицер расположенной в Таджикистане 201-й российской дивизии Махмуд Худойбердыев вывел российские танки и направил их на помощь Сангаку Сафарову. Этот эпизод, по мнению многих, переломил ситуацию в гражданской войне, и именно с него началось наступление антиисламистов. Однако, по версии Москвы, Худобейрдыев действовал по собственной инициативе.

Весьма интересны и признания скандально известного экс-полковника ГРУ Владимира Квачкова, который утверждает, что руководство России, Узбекистана и Казахстана поручило ему организовать антиисламистское движение в Таджикистане. Как утверждает Квачков, для этой цели не удалось подобрать другого лидера, кроме как «чисто советского человека», уголовника с 23-летнем стажем Сангака Сафарова. Но опять же — нет твердой уверенности в том, что полковник не преувеличивает своей «роли в истории».

Но вне зависимости от того, помогал или нет Кремль «Народному фронту», его победа была выгодна России, и бывший активный «фронтовик», а ныне таджикский президент Эмомали Рахмон более удобный для нашей страны вариант, чем кто-то из лидеров оппозиции.

Коварная считалочка

Однако «восток — дело тонкое», и в гражданской войне в Таджикистане значение имела не только идеология. Дело в том, что таджики так и не сформировались в единую нацию: каждый регион имеет свой диалект и свои особые обычаи. Во время войны выходцы из Худжанда и Куляба воевали за «красных», а гармцы и памирцы за «исламо-демократов». При этом этническими чистками не гнушались обе противоборствующие стороны. Очень популярной тогда была проверка с помощью детской считалочки, выявлявшей диалект того или иного региона. Если «экзаменуемый» произносил считалочку «неправильно», то его тут же убивали.

Непосредственным свидетелем этому я, слава богу, не был, но то, как вели себя боевики во враждебных им регионах, наблюдал. А вели они себя здесь, как откровенные оккупанты. Так, при мне «кулябцы» избили торговца прикладом автомата только за то, что у того не было нужной марки сигарет. Я видел, как боевик «Народного фронта», угрожая автоматом, заставил водителя автобуса ехать по очень опасной дороге в гору, совершенно не заботясь о том, что спуститься обратно (вниз ехать гораздо труднее) для него будет чрезвычайно рискованно. О таких «мелочах», как мародерство и грабежи я даже не упоминаю.

Не отличалась мягкостью и оппозиция. Когда в 1996 году исламистам удалось выбить из Гарма правительственные войска, они установили здесь режим «средневековья». Даже сам внешний вид спустившихся с гор партизан вызывал у их односельчан ужас: все они носили длинные до груди бороды и спускающиеся ниже плеч волосы. Под угрозой наказания моджахеды заставляли всех местных жителей ходить на пятничную молитву в мечеть. Женщины были обязаны появляться в общественных местах в платках, закрывающих шею и волосы. Категорически была запрещена продажа спиртных напитков и сигарет. Провинившихся били в мечетях, причем почему-то не палкой, как полагается по шариату, а снарядом от ручного гранатомета. За курение полагалось двадцать ударов, за употребление алкоголя — сорок, за прелюбодеяние — сто. Другим распространенным наказанием было посадить человека в закрытую цистерну, а потом бросить в нее камни. Как правило, у несчастного лопались барабанные перепонки.

Реванш?

Справедливости ради стоит отметить, что жизнь по законам шариата продолжалась недолго, да и к тому же осуществлялась лишь на незначительной части Таджикистана — в отдаленном малонаселенном горном регионе. Сегодня же, в случае прорыва боевиков из Афганистана, все может быть значительно серьезней.

Около двух лет назад заместитель министра обороны Таджикистана и бывший полевой командир оппозиции Абдухалим Нарзода поднял вооруженный мятеж в республике, который, по мнению властей, финансировала и подготовила Партия исламского возрождения. Правительственным войскам удалось справиться с повстанцами, и сразу после этого начались аресты активистов партии, а сама она было объявлена в республике вне закона. Неудивительно, что в случае вторжения боевиков из Афганистана, оппозиция их встретит с радостью.

Перейти границу тоже не проблема. Еще во время таджикской гражданской войны в Афганистане располагались военные лагеря оппозиции, и еще с тех времен боевики прекрасно знают все тайные тропы. Задача упрощается еще и тем, что цитадель таджикских исламистов — горный регион Гарм-Калайхумба — непосредственно прилегает к границе. Здесь и после подписания мирного соглашения периодически вспыхивают кровавые стычки между боевиками и правительственными войсками, так что не приходится сомневаться, что моджахедов здесь ждут с нетерпением. Гарм соединен с другими районами Таджикистана лишь одной дорогой, перерезав которую, моджахеды могут вначале спокойно укрепиться в этом регионе, а уж потом продолжить наступление на другие районы страны.

«Над нашей родиною дым?»

Наивно надеяться, что война, если она начнется, локализуется лишь в Таджикистане. Среди воюющих в Сирии и Афганистане боевиков преобладают узбеки и таджики, но есть и казахи, и киргизы. Готовность же местных жителей жить по законам шариата гораздо выше, чем в мусульманских районах России. Дело в том, что в отличии от нашей страны, где через какое-то время после распада СССР лучше стали жить довольно многие, в Средней Азии, за исключением узкой прослойки удельных князьков, от крушения единого государства проиграли все. Нищета, чудовищная коррупция, расцвет проституции — именно таким оказался капитализм «среднеазиатского разлива».

«Сегодня проститутка в Ферганской долине стоит всего несколько долларов, приблизительно столько же, сколько килограмм мяса. Для нас — это страшный позор, а вот иностранцам, похоже, нравится. Так, сотрудники международной организации „Врачи без границ“ проводят кофе-брейки среди местных жриц любви, обучая их пользоваться презервативами. Нет, нам, мусульманам, такая демократия не нужна!» — пытались убедить меня в преимуществах халифата симпатичные молодые узбеки, с которыми я познакомился в одной из чайхан-кафе киргизского города Ош. Было это семь лет тому назад, но вряд ли сегодня настроения там сильно поменялись.

В южной Киргизии на исламистов «работает» и резня между местными узбеками и киргизами, произошедшая несколько лет назад. Если в этот регион войдут боевики, среди которых, кстати, преобладают узбеки, то их соплеменники могут примкнуть к моджахедам просто для того, чтобы отомстить своим недавним обидчикам.

Если же заполыхает Средняя Азия, то «дым» от пожара дойдет и до России. Во-первых, в нашу страну устремятся миллионы беженцев — а нам вряд ли это нужно. Во-вторых, делить исламистов на «наших» и «среднеазиатских» попросту неправильно. И так сегодня на нашей планете действует вполне сплоченный «интернационал» исламских радикалов, намеренный «освобождать мусульман» во всех точках мира. И глупо надеется, что начав войну в Средней Азии, сторонники создания халифата остановятся у российских рубежей.

Игорь Ротарь

Таджикистан. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > rosbalt.ru, 4 июля 2017 > № 2243901


Ирак. Сирия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 4 июля 2017 > № 2232556 Марианна Беленькая

Что означает референдум о независимости Иракского Курдистана

Марианна Беленькая

Формально идея референдума воспринята отрицательно, но крест на независимости Иракского Курдистана никто не ставит. Из-за войны с ИГИЛ и экономических интересов внешние силы не могут однозначно выбрать между Багдадом и Эрбилем. А значит, референдум – это только начало долгого торга о статусе Иракского Курдистана

Чем ближе становится победа над ИГИЛ (запрещено в РФ), тем острее встает вопрос, как будут строиться отношения потом между победителями. Первые заявки уже звучат: иракские курды объявили, что 25 сентября проведут референдум о независимости этого региона от Ирака. Речь идет не только о территории, которая официально находится под юрисдикцией Эрбиля, но и о выходящих за ее пределы «спорных районах» вокруг Киркука, Мосула и Синджара. Курды уже взяли их под свой контроль, воюя против ИГИЛ в рядах антитеррористической коалиции.

Спор о будущих границах в этой части Ирака – это в первую очередь спор о судьбе одного из самых богатых нефтью районов страны. Запасы нефти на обозначенных курдами территориях оцениваются примерно в 45 млрд баррелей. Это примерно треть всех нефтяных богатств Ирака. Кроме того, регион имеет и стратегическое значение, связывая Ирак, Турцию, Сирию и Иран.

Решение иракских курдов уже вызвало негативную реакцию в регионе, особенно среди ближайших соседей – Турции, Ирана и Сирии, которые опасаются, что курдские меньшинства в их странах последует примеру собратьев в Ираке. Багдад предсказуемо выступил против любых односторонних действий Эрбиля. В неловкой ситуации оказались и западные союзники курдов, прежде всего США, а также Россия.

При этом большинство из упомянутых государств приложили немало сил для того, чтобы помочь Иракскому Курдистану стать политически и экономически самостоятельным. И всех внешних игроков вполне устраивала ситуация, которая складывалась вокруг иракских курдов в последние 14 лет, после того как в Багдаде пал режим Саддама Хусейна. Всех, но не самих курдов. И теперь они вынуждают международное сообщество сделать выбор.

Противоречия, годами существовавшие между Багдадом и Эрбилем, в очередной раз обострились еще в 2013–2014 годах. Тогда курды обвиняли центральное правительство Ирака в том, что получают меньше доходов от нефти, чем им положено по договору. А Багдад считал, что курды чересчур самостоятельны, в том числе в сотрудничестве с иностранными компаниями, которым они предлагают более выгодные условия работы, чем в других нефтеносных провинциях Ирака. Особенно болезненным шагом стало заключение Иракским Курдистаном соглашения с Турцией об экспорте нефти без санкции иракского правительства.

Неизвестно, чем бы закончилось противостояние, если бы летом 2014 года террористическая группировка «Исламское государство Ирака и Леванта» не заняла территории вокруг Мосула и не приблизилась к Киркуку. Под контроль террористов попали и нефтяные месторождения, и военные базы.

В борьбе с ИГИЛ курдские отряды были более боеспособны, чем иракская армия. Против ИГИЛ воевали и продолжают воевать иракские, сирийские и пришедшие им на помощь турецкие курды. В результате на их стороне впервые за долгое время оказались симпатии мирового сообщества. Самое время, чтобы отстаивать свои интересы. Сейчас ситуация уже не такая шаткая, ИГИЛ терпит поражение по всем фронтам. Курды не хотят ждать, когда их помощь перестанет быть нужной и им укажут на дверь, как это уже не раз бывало в прошлом.

Обманутые надежды

Севрский договор, подписанный в 1920 году по итогам Первой мировой войны странами Антанты и их союзниками с Османской империей, предполагал создание независимого курдского государства. Но уже в Лозаннском договоре 1923 года эта территория была поделена между Турцией, Ираком и Сирией (две последние страны были под протекторатом Великобритании и Франции). Курды боролись с турками за независимость с конца XIX века, но в итоге остались ни с чем.

Затем десятилетиями мировые и региональные державы использовали курдский фактор в своих интересах, обещая курдам если не независимость, то широкую автономию. Но обещания оставались пустыми. Война для курдов никогда не заканчивалась.

Курдский автономный район в Ираке был создан в 1970 году на территории трех иракских провинций: Дахук, Эрбиль и Сулеймания. Это была примерно половина исторических территорий Иракского Курдистана. В автономию не вошел Киркук. Это, а также ограничение прав курдов послужило причиной для начала одного из самых массовых курдских восстаний. В итоге с 1975 и до конца 1980-х годов в Ираке по приказу Саддама Хусейна проводилась политика арабизации курдских районов. Против курдов применяли химическое оружие, сотни тысяч были казнены, многие курдские города и деревни сровняли с землей. На помощь им никто не пришел, пока это не стало выгодно.

Ситуация резко изменилась в апреле 1991 года, когда после очередного потерпевшего крах курдского восстания СБ ООН объявил территорию Ирака к северу от 36-й параллели зоной безопасности. Это произошло спустя несколько месяцев после операции «Буря в пустыне», в ходе которой международная коалиция во главе с США впервые выступила против Багдада. Наказав режим Хусейна за попытку аннексировать Кувейт, Вашингтон решил не останавливаться, и к октябрю 1991 года международная коалиция во главе с США и курдские военизированные формирования пешмерга заставили иракские войска покинуть Дахук, Эрбиль и Сулейманию.

На 12 лет Иракский Курдистан был полностью оторван от Ирака и жил своей жизнью – политической и экономической. Выросло целое поколение, которое не знало арабского и ничем не было связано с Багдадом, разве что контрабандной торговлей. Представить воссоединение было практически невозможно. Но после свержения Саддама Хусейна курдам не дали отделиться от Ирака. Международное сообщество не могло допустить раскола страны, да и курды претендовали на гораздо большую территорию, чем та, что находилась под их контролем до 2003 года.

Речь шла о традиционных курдских землях, прежде всего нефтеносном районе Киркука, который еще в 1992 году курдский парламент объявил своей столицей, хотя город и находился под юрисдикцией Багдада.

После долгих споров и попыток учесть все интересы в 2005 году была одобрена Конституция Ирака, закрепившая за Иракским Курдистаном право самостоятельно распоряжаться нефтяными доходами и иметь собственное вооруженное ополчение – пешмерга. При этом статья 140 Конституции признавала наличие спорных территорий и предписывала провести референдум по их самоопределению не позднее 31 декабря 2007 года.

Но этого не случилось. Поэтому в 2009 году Национальная ассамблея Иракского Курдистана в одностороннем порядке утвердила проект новой Конституции автономии, где включила Киркук в состав Курдистана. Это стало своеобразной декларацией о намерениях. Оставалось только ждать, когда курды попробуют эти намерения реализовать.

Война с ИГИЛ только укрепила позиции курдов. Еще в марте над Киркуком по инициативе губернатора провинции Наджм ад-Дина Карима был поднят курдский флаг. Примерно тогда же в Эрбиле объявили, что референдум о независимости пройдет до конца года.

Спорных территорий больше нет

Премьер-министр Иракского Курдистана Нечирван Барзани уже выразил надежду, что термин «спорные территории» исчезнет из политического словаря Эрбиля и Багдада. «У нас больше нет спорных территорий… Впрочем, эти районы никогда и не были спорными. Они часть курдского региона и были освобождены благодаря крови, пролитой мучениками и пешмерга. Все разговоры на эту тему не должны больше походить на те, что велись несколько лет назад», – заявил он.

Его дядя, президент Иракского Курдистана (официально – глава регионального правительства Курдистана) Масуд Барзани утверждает, что референдум о независимости предотвратит новое кровопролитие в Ираке. Во многом он прав. В сложившейся ситуации важно договориться с иракскими властями и раз и навсегда разграничить территорию. Иначе столкновения неизбежны. Но уступит ли так легко Багдад – большой вопрос. Очевидно, что потребуются длительные переговоры, в которые будут вовлечены и региональные, и мировые державы, в том числе США и Россия.

Впрочем, проведение референдума еще не означает, что сразу после него курды в одностороннем порядке объявят независимость. Они всего лишь рассчитывают получить юридическое обоснование для переговоров (а на самом деле торга) с Багдадом.

Барзани уже пообещал, что сохранит контакты с иракским правительством во всем, что касается борьбы с терроризмом, а курдские пешмерга будут сотрудничать с иракской армией. «Мы хотим решить вопрос путем диалога», – сказал он в интервью Foreign Policy, добавив, что премьер-министр Ирака Хейдар аль-Абади в разговоре с ним был настроен позитивно.

Такая оценка расходится с официальной реакцией Багдада, но, с другой стороны, премьер аль-Абади вполне мог быть доволен обещанием Барзани не делать резких шагов в одностороннем порядке.

В Эрбиле не все спокойно

Есть и еще один потенциальный источник рисков. Барзани сейчас может обещать что угодно, но нет гарантий, что он останется у власти после 6 декабря, когда в Иракском Курдистане должны пройти парламентские и президентские выборы. Семидесятилетний Масуд Барзани, чей срок полномочий истек еще в 2015 году, заявил, что не будет выставлять свою кандидатуру на пост президента. Сдержит ли он слово? А если да, то кто его заменит? Не вспыхнет ли очередной внутрикурдский конфликт? Опыт гражданской войны у иракских курдов уже был.

Даже решение провести референдум о независимости поддержали хоть и большинство, но не все политические силы Иракского Курдистана. Против выступили две партии: Движение за перемены («Горран») и Исламская группа Курдистана. Они считают, что подобное решение может принять только парламент, работа которого приостановлена с октября 2015 года из-за разногласий между «Горраном» и Демократической партией Курдистана (ДПК), возглавляемой Барзани.

Противники референдума опасаются, что он принесет дополнительные очки клану Барзани на предстоящих в декабре президентских и парламентских выборах.

Следует также учитывать, что на «спорных территориях» находятся курдские вооруженные формирования, неподконтрольные Эрбилю. Например, отряды турецкой Курдской рабочей партии – давнего врага и Анкары, и Барзани. С ними вопрос о референдуме Эрбиль не согласовывал.

Поэтому возникает еще один вопрос: кто же будет контролировать территорию, которую Барзани хочет официально включить в Иракский Курдистан? Особенно с учетом того, что у всех курдских сил разные зарубежные покровители. Так, Демократическая партия Курдистана Барзани всегда тяготела к Анкаре. А вот ее основному конкуренту в Иракском Курдистане – Патриотическому союзу Курдистана (ПСК), базирующемуся в Сулеймании, всегда благоволил Тегеран. Так же как и партии «Горран». Тегеран поддерживал контакты и с турецкой Рабочей партией Курдистана (РПК). Даже в самый разгар войны с ИГИЛ случались столкновения между отрядами Барзани и силами турецкой РПК.

Запутанные интересы

Соседи курдов были готовы смотреть на многосторонние контакты Эрбиля сквозь пальцы. Но референдум о независимости пошатнет статус-кво и может привести к переделу зон влияния, и не только в Иракском Курдистане.

В Тегеране и в Москве опасаются, что раскол Ирака станет прецедентом, который потом отразится на Сирии. Ситуация в других странах с курдскими меньшинствами – Турции и Иране – все-таки относительно стабильна, а вот тема раздела Сирии постоянно возникает в политической повестке дня. Кроме того, иранские власти связаны с Багдадом тесными союзническими отношениями и поэтому не могут открыто поддержать Барзани.

Анкару беспокоит активная деятельность на территории Ирака и Сирии отрядов турецкой Рабочей партии Курдистана. Заботит ее и потенциальный центробежный эффект. Но при этом и Иран, и Турция очень активны в экономике Иракского Курдистана, в том числе в нефтяных проектах, поэтому в конфликте с Эрбилем не заинтересованы.

Открыто дать согласие на раздел Ирака не сможет и Вашингтон. Свергув Саддама Хусейна, США взяли на себя ответственность за реконструкцию Ирака и обязались сохранить его территориальную целостность. Но в то же время для Вашингтона важны военные контакты с иракскими курдами. Ведь противостояние с ИГИЛ все еще продолжается, да и в дальнейшем неясно, каким будет расклад сил в регионе. Работают в Иракском Курдистане и западные нефтяные компании.

Москва нуждается в поддержке курдов в Сирии. Что касается Иракского Курдистана, то здесь она наращивает в первую очередь экономическое сотрудничество. В феврале «Роснефть» подписала с Эрбилем контракт о покупке нефти на период с 2017 по 2019 год. А в июне в ходе визита в Россию Нечирвана Барзани была достигнута договоренность о монетизации проекта по эксплуатации экспортного нефтепровода на территории Иракского Курдистана. «Роснефть» получила доступ к управлению крупной региональной транспортной системой, мощностью 700 тысяч баррелей в сутки с планируемым расширением до 1 млн баррелей до конца 2017 года. Есть и другие проекты в сфере энергетики. Все они ориентированы на длительное сотрудничество и требуют стабильности.

В итоге однозначно выбрать Багдад или Эрбиль внешние силы не могут. Неслучайно так похоже расплывчаты официальные заявления Госдепа США и МИД РФ.

«Мы поддерживаем единый, стабильный и федеративный Ирак. Мы ценим и понимаем законные чаяния народа Иракского Курдистана, – заявили в Госдепартаменте. – Мы будем поощрять региональные власти к взаимодействию с правительством Ирака по целому ряду важных вопросов, среди которых будущее отношений между Эрбилем и Багдадом».

«Исходим из того, что все известные проблемы в отношениях между курдскими властями и федеральным центром в Багдаде, в том числе по вопросу формата их сосуществования, должны решаться путем конструктивных переговоров и с непременным учетом общих приоритетных задач, прежде всего борьбы с международным терроризмом», – назвала российскую позицию Мария Захарова.

То есть формально идея референдума воспринята отрицательно, но крест на независимости Иракского Курдистана никто не ставит. При этом официальной реакции глав США и РФ пока нет. По словам Барзани, американский президент Дональд Трамп просил его перенести референдум, но получил отказ. Президент России Владимир Путин пообещал выстраивать свою позицию по курдскому вопросу в рамках международного права.

Эрбиль, конечно, заинтересован в международной поддержке – несмотря на браваду, курдские политики не хотят остаться в изоляции. Поэтому референдум – это только начало торга о статусе Иракского Курдистана. И исходы тут возможны самые разные. В конце концов, Палестина получила статус государства – наблюдателя в ООН, но по-прежнему зависима от Израиля, а статус многих территорий давно висит в воздухе. Переговоры можно вести годами, если бы не нефть и не постоянная угроза со стороны террористов в регионе.

Ирак. Сирия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 4 июля 2017 > № 2232556 Марианна Беленькая


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 4 июля 2017 > № 2231562 Максим Артемьев

Новое поколение управленцев. Победят ли мальчики-мажоры наследие чекистов?

Максим Артемьев

Историк, журналист

Дети Сталина, Хрущева, Брежнева не могли и думать о каком-то серьезном участии в управлении. Сегодня же присутствие родственника или иного близкого человека в руководстве является гарантией стабильности

То, что в России политический режим достаточно устойчив и в обозримой перспективе ему ничто и никто не угрожает, давно стало общим местом в прогнозах аналитиков. Однако сама по себе «власть» не представляет чего-то неизменного и статичного, так как постоянно обновляется, как бы ни пыталась замедлить этот процесс. Те, кто пришел к руководству в 1999-2000 годах, сейчас естественным образом от власти отходят.

Путинское поколение «детей победителей»

Знаковым в этом смысле можно считать переход Сергея Иванова в советники («спецпредставитель по экологии») и выдвижение на пост главы президентской администрации Антона Вайно, которому в 1999-м было всего двадцать семь лет. Среди губернаторского корпуса немало людей около сорока лет и даже моложе - вспомним назначения этого года в Перми — Максим Решетников (тридцать семь), Новгороде — Андрей Никитин (тридцать семь). А губернаторы Амурской и Калининградской областей Александр Козлов и Антон Алиханов вообще родились в 1980-х годах и, собственно, кроме Путина и не могут представить кого-то в Кремле. Министру экономики Максиму Орешкину и министру связи и коммуникаций Николаю Никифорову – по тридцать пять.

В течение ближайших пяти-десяти лет власть окончательно перейдет в руки второго путинского поколения, «детей победителей», благо сыновья тех же Иванова, Фрадкова, Патрушева активно расставляются на ключевые посты в управлении бизнесом и государственным аппаратом. И вопрос не в механической замене одной генерации другой. Как показывает история XX века, качественные характеристики управляющей элиты — важнейший фактор в успехе или неудаче государств, особенно в вопросах модернизации.

Достижения реформаторов в Сингапуре при Ли Куан Ю, в Южной Корее при Пак Чжон Хи, на Тайване при Чан Кайши стали возможными благодаря сознательному выдвижению на руководящие посты людей, соответствующих определенным представлениям о должном, которые и обеспечили успех преобразований, цивилизационный рывок. Это же можно сказать про многие другие страны. И наоборот, катастрофа Африки после 1960 года — года обретения большинством тамошних территорий независимости, стала следствием того, что к власти пришли безответственные руководители: либо махровые коррупционеры, либо фанатики, а в лучшем случае — ограниченные автократы без ясных целей и твердой морали.

В коммунистических странах смена поколений означала угасание террора, уменьшение репрессивности режимов, общую либерализацию. Заряд фанатизма ощутимо ослабевал — явление, свойственное любому авторитарному порядку. Даже Северная Корея при внуке Ким Ир Сена представляет собой совсем иное государство, чем при деде. Как не устает подчеркивать наш ведущий кореевед Андрей Ланьков, КНДР сегодня — вполне рыночная страна, пусть и с очень специфическими правилами, и на словах сохраняющее верность былым заветам.

«Дети» и «молодые карьеристы»

Что же означает это для России? Посмотрим внимательнее, кто идет на смену союзу чекистов и олигархов?

Новое поколение управленцев можно разделить в первом приближении на два основных потока — «дети» и «молодые карьеристы». К первым относятся наследники ныне правящих представителей элиты; ко вторым — те, кто не родился с серебряной ложкой во рту. «Детям» власть и богатство принадлежат по праву наследования, «молодые карьеристы» добиваются их собственными усилиями, благо возможности для этого имеются, несмотря на привычное сетование о закупорке пресловутых социальных лифтов, последние двадцать пять лет ознаменовались фантастически быстрыми карьерами. Разумеется, двери открывались не везде и не для всех, тем не менее контраст с привычными советскими представлениями впечатляющ.

Этому взлету способствовал слом традиционного прохождения по лестнице государственной службы. Общества, находящиеся в переходном состоянии, не дорожат опытными кадрами. В них важнее иметь иные навыки. С одной стороны, это упрощает решение некоторых проблем, с другой — отсутствие опытности и системности приводит к непродуманности и поспешности.

И у «детей», и у «молодых карьеристов» есть схожие качества. Это, как правило, хорошее знание английского языка, непосредственный опыт жизни на Западе (по крайней мере регулярное его посещение), у многих — западное образование. Они не представляют иной экономики, кроме рыночной, скептически относятся к левым и социалистическим идеям. Все — ярко выраженные прагматики без каких-либо политических предпочтений. Их объединяет «патриотизм» самого размытого толка. В сознании могут причудливо перемешиваться апелляция к советским ценностям, дореволюционному наследию, любовь к новейшей рок-музыке и публичное исполнение религиозных обрядов.

Все они также чужды публичной политике. Разумеется, есть среди них те, кто попал в исполнительную власть через депутатство (притом что конкурентных выборов нет), или через руководство общественными организациями, но они, во-первых, представляют собой меньшинство, а во-вторых, ввиду особенностей политического процесса в России фактически ничем не отличаются от классических бюрократов. Конечно, грань между «мажорами» и тем, кто добивается всего своим горбом, весьма условна. Тот же Антон Алиханов проходит по обеим категориям сразу.

Региональные трамплины

«Детей» целенаправленно посылают на различные должности во власти и в бизнесе для обкатки и получения необходимого опыта, стремительно проводя по лестнице должностей. Для этого хорошо подходят региональные администрации. Назначение нового губернатора часто означает, что он приводит с собой юную поросль из Москвы — как «мажоров», т.е. сыновей и дочерей влиятельных людей, которым нужна соответствующая строка в биографии, так и молодых карьеристов, которые получают шанс показать себя и получить пост, которого в ином случае в столице добиться было бы затруднительно.

Скажем, приход губернатора Груздева в Тульскую область имел своим следствием назначение ряда молодых выдвиженцев. Так, 28-летний Андрей Спиридонов был назначен министром инвестиций, а теперь, обкатавшись в регионе, стал заместителем директора департамента правительства РФ. Евгении Шохиной, дочери экс-вице-премьера, даже выезжать в регион не потребовалось, она была заместителем руководителя представительства администрации области в Москве. Этот же процесс продолжился при новом губернаторе А. Дюмине. Его заместителем стал В. Федорищев (1989 года рождения), который за пять лет прошел путь от выпускника вуза до директора департамента в Минэкономики. В случае если в 2018 году Дюмин вернется в Москву на важный пост в команде Путина, Федорищева может ожидать высокое назначение в федеральных органах власти.

«Непотизм» или форма дополнительного контроля

Отличительной особенностью постсоветской конструкции является не просто тесная спайка бизнеса и власти, но и их наследование. Дети Сталина, Хрущева, Брежнева, Андропова, Черненко не могли и думать о каком-то серьезном участии в управлении. Стабильность обеспечивалась иными методами. Сегодня же, в отсутствие работающих институтов, присутствие родственника или иного близкого человека в руководстве является гарантией, что ту или иную госкомпанию, бизнес-холдинг и т.д. не «разворуют» (с точки зрения нынешнего квазисобственника) или что активы не перейдут по управление других кланов (говоря по-иному).

Поэтому столь возмущавшая в свое время «семейная» приватизация нефтяных и химических активов в Татарстане и Башкортостане (соответственно, группами Шаймиева и Рахимова), назначение родственников губернаторов в менеджмент ключевых компаний соответствующих субъектов РФ, с их точки зрения — не коррупция, а форма дополнительного контроля («сын у отца не украдет, а интересы отца равны интересам региона в целом»).

В нормальном, устоявшемся обществе преемственность среди элит — естественное явление. Считается, что если ребенок растет в семье крупного политика, бизнесмена, то он с детства проникается соответствующим этосом, наследует навыки управления, которые дополняются и оттачиваются в лучших учебных заведениях, а материальная обеспеченность позволяет будущему лидеру сосредоточиваться на служении обществу, а не на личном обогащении. Даже в такой меритократической стране, как США, самым демократическим путем во власть избираются несколько поколений семьи Бушей — именно по вышеуказанным основаниям. И Хиллари Клинтон не беспокоила избирателей как кандидат — ее дополнительный опыт «первой леди», наоборот, шел ей в плюс.

В России же еще нет устоявшейся системы ценностей среди элит. Регулярные скандалы с детьми-мажорами, показательно тратящими родительские денежки самым возмутительным образом, ярко это показывают. Важнейшее качество успешной элиты — это социальная ответственность, а также самоограничение в потреблении. Это касается как западной модели успешных стран, так и восточных. Они базировались либо на протестантских постулатах, как в Англии и США (теперь – на политкорректности), либо на конфуцианских, как в Азии.

В РФ же нет той идеологической базы, которая бы обеспечила ответственное поведение элит. Они ясно сознают свое неустойчивое положение, отсутствие гарантий сохранения собственности и власти, потому многим свойственна психология временщиков. Особенно это касается «молодых карьеристов». Если дети вышеотмеченных путинских соратников могут не опасаться за свое будущее, то у последних возможности открываются только «здесь и сейчас». В этом смысле выдвижение в топ-менеджеры именно представителей самых близких к Кремлю семей создает меньше коррупционных рисков. Они рассматривают передаваемые им в пользование авуары как «свои», и, соответственно, действуют на долгосрочную перспективу.

Радикальная смена элит или косметические изменения?

В целом поколение новых управленцев можно охарактеризовать как умеренно прагматичное и лишенное идеализма (в современном, западном понимании слова). Оно нацелено на сохранение нынешнего порядка вещей, не верит в возможность быстрых позитивных перемен. События «арабской весны» и Евромайдана его в этом убеждают. Поэтому недопущение любого рода волнений, подмораживание политической и общественной активности для него остается такой же актуальной задачей, как и для поколения «отцов».

За время, прошедшее с 1991 года, ощутимо изменилась бытовая культура россиян — они стали вежливее, предупредительнее. И в этом смысле поколение, берущее власть, и воспитанное уже в 1990-е и последующие годы, будет отличаться по крайней мере большей сдержанностью. Но внешний лоск и безупречный английский не должны вводить в заблуждение, что к soft-power новые управленцы будет прибегать чаще, чем к грубой силе. Все избирательные кампании последнего времени, которыми де-факто руководили политтехнологи младшего поколения, работа с общественностью местных органов власти, также сосредоточенная в его руках, свидетельствует о том, что никто не желает рисковать и допускать хотя бы толику самостоятельности. Это легко объяснимо — данная генерация сформировалась уже после перестройки и девяностых, и не представляет себе конкурентной политики, и не верит в нее. Последовательное наступление на интернет — во многом его инициатива.

Поэтому в обозримой перспективе Россию ожидают лишь косметические изменения — приход «непоротого» (неголодавшего и т. п.) поколения не несет с собой значимых перемен. Приглашение же из-за рубежа «чикагских мальчиков» по чилийскому образцу невозможно в силу множества обстоятельств, начиная от рисков в сфере безопасности.

Думается, это не самый худший сценарий. Радикальная смена элит в конкретных российских условиях означала бы в лучшем случае очередной передел собственности. Но более вероятным был полураспад страны, взрыв ситуации на Северном Кавказе, попытка сдачи Крыма. Оптимистический сценарий может быть связан только с поколением внуков, тех, кого сегодня отправляют учиться в престижные европейские интернаты. В России надо жить долго.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 4 июля 2017 > № 2231562 Максим Артемьев


Афганистан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 4 июля 2017 > № 2231492

Афганские талибы заявляют о своей готовности управлять страной

Жак Фоллору | Le Monde

Движение "Талибан"* приступило к политике умиротворения в отношении международного сообщества, пишет специальный корреспондент Le Monde в Кабуле Жак Фоллору.

Афганская армия в середине июня очистила от организации "Исламское государство"* пещеры Тора-Бора при помощи талибов? По сведениям Le Monde, афганское правительство опровергло эту информацию, однако она продолжает давать пищу для обсуждений в западных государственных канцеляриях в Кабуле. И афганские, и международные неправительственные организации, представленные в регионе, подтверждают ее на условиях анонимности. "Существуют точечные тактические альянсы в зонах дислокации ИГИЛ*, например, на северо-востоке, где правительственные силы даже предоставили талибам боеприпасы для борьбы против общего врага", - поясняет Ахмед Рашид, признанный эксперт по движению "Талибан"*.

Альянс между талибами и афганским правительством, который может выглядеть противоречивым, вписывается в сложный местный контекст. Главное вооруженное афганское движение, судя по всему, под прикрытием всем известных военных действий ведет иную битву, куда более амбициозную: за то, чтобы считаться надежным и ответственным собеседником, способным снова управлять страной, считает журналист.

На местах "талибы контролируют 40% территории и 35% населения, и их фактическое господство постоянно усиливается", по данным ООН в Кабуле.

Теперь талибы хотят показать, что они управляют целыми кусками территории, как настоящим государством и что они уже не те, какими были в 2001 и даже в 2014 году, говорится в статье.

Новая талибская стратегия также выражается в заявлениях о добрых намерениях в отношении международного сообщества. Официальный представитель Афганистана заявил BBC: "Мы желаем наладить дружеские отношения с международным сообществом и не хотим, чтобы Афганистан послужил причиной проблем для соседних стран или всего мира". Такое утверждение усиливается публичным выражением мнения России и Ирана, которые полагают, что талибов следует расценивать как союзников для борьбы против "Исламского государства"* и что они являются полноценными собеседниками в регионе, передает Фоллору.

"Сегодня эти страны ведут двойную игру, - отмечает один западный представитель военной власти в Кабуле. - Иран разговаривает с талибами в Шинданде, Фарахе, на востоке от Гильменда, русские на севере не только с ними разговаривают, но еще поставляют оборудование и финансирование пуштунам и дают деньги парламентариям в Кабуле за то, чтобы они ослабляли позиции НАТО и США. Пусть они поостерегутся, это опасная игра".

*"Исламское государство" (ИГИЛ), "Талибан" - запрещенные в РФ организации.

Афганистан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 4 июля 2017 > № 2231492


Ливия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 июля 2017 > № 2231487

ЕС делает ставку на нового Каддафи?

Новый спецпредставитель ООН по Ливии Гассан Саламе (Ghasan Salame), шестой за последние шесть лет, сталкивается с растущим влиянием мятежного маршала Халифы Хафтара (Jalifa Hafter)

Феликс Флорес (Félix Flores), La Vanguardia, Испания

Ливанский политик и ученый Гассан Саламе только что назначен спецпредставителем ООН по Ливии. Голосование по его кандидатуре, состоявшееся 20 июня в Совете Безопасности, было нелегким. Полномочия его предшественника, немецкого дипломата Мартина Коблера (Martin Kobler), были продлены, пока рассматривались кандидатуры на эту чрезвычайно ответственную и рискованную должность.

За шесть лет в Ливии сменилось полдюжины спецпредставителей ООН. Предпоследним был Бернардино Леон (Bernardino León), чья деятельность вызвала неоднозначную оценку, поскольку еще до завершения своих полномочий он вступил в переговоры с ОАЭ (заинтересованная сторона конфликта) о своем будущем трудоустройстве.

Момент сейчас сложный. Переговоры между правительством в Триполи и параллельным парламентом и правительством в Тобруке пробуксовывают. Парламент и правительство в Тобруке опираются на маршала Халифу Хафтара, честолюбивого полевого командира, превратившегося в защитника интересов Египта, ОАЭ и — с каждым разом все в большей степени — Запада.

Евросоюз пытается заключить договор с неустойчивым правительством в Триполи, чтобы остановить поток мигрантов с ливийских берегов, но при этом его вполне устраивает, что с территории, контролируемой маршалом Хафтаром, не отчалило ни одной шлюпки с мигрантами. Зато на западном побережье, где вовсю идет торговля мигрантами, 28 июня какая-то вооруженная группировка обстреляла и в течение нескольких часов удерживала конвой ООН.

Кандидатура Гассана Саламе была одобрена различными ливийскими силами, но пока неясно, как умело он сможет маневрировать в этой ситуации. Халифа Хафтар заметно укрепил свои позиции, установив контроль над нефтедобычей, а также благодаря поддержке Египта, который наносит по его врагам воздушные удары, и блокаде, установленной Саудовской Аравией и ОАЭ в отношении Катара, поддерживающего исламских радикалов, которые противостоят Хафтару на западе страны. Маршал и его сподвижники в свою очередь обвиняют исламских радикалов в терроризме.

Саламе был министром культуры в Ливане, советником ООН в Ираке, помощником Кофи Аннана и Пан Ги Муна. Был директором по исследовательской работе в Национальном центре научных исследований (CNRS), возглавлял Институт политических исследований при Парижском университете, является членов Высокого совета франкофонии.

Его дочь Леа Саламе (Lea Salame) — известная французская телеведущая. Как пишет еженедельник Jeune Afrique, Эммануэль Макрон и три его советника были учениками Саламе. Сначала генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш (António Guterres) хотел назначить спецпредставителем по Ливии Салама Файада (Salam Fayad), бывшего премьера Палестинской национальной автономии, чью кандидатуру заблокировали США. Не припишут ли сейчас Саламе слишком тесные связи с Францией?

Макрон признал, что военная интервенция в Ливии, за которую так ратовал Николя Саркози, была ошибкой, и теперь эта страна является одним из приоритетов для Франции. Противники Хафтера считают, что Париж сделал ставку на маршала, особенно после того, как он расширил соглашения о безопасности с Египтом. Министр иностранных дел Жан-Ив Ле Дриан (Jean-Yves Le Drian) сказал, что «миграционный поток из центрального Средиземноморья вновь стал преобладающим, и в ливийском государстве у нас нет партнеров».

По его мнению, Хафтар является «частью решения» проблемы. То же самое говорят в Италии. Став первой западной страной, заново открывшей свое посольство в Триполи, Италия будет выдавать визы ливийцам, проживающим на территории, контролируемой Хафтаром. Соответствующее заявление было приурочено к взятию войсками маршала последнего участка Бенгази, который продолжал оказывать им сопротивление.

Но готов ли Хафтар к мирным переговорам со слабым — но признанным тем не менее мировым сообществом — правительством Фаиза Сараджа (Fayez el Sarraj) и ополченцами Мисраты, осуществляющими фактическую власть в Триполи? «Я в этом сомневаюсь, поскольку он пользуется неограниченной поддержкой Египта и ОАЭ и стремится к тому, чтобы стать новым Каддафи», — считает Мустафа эль-Сагезли (Mustafa el Sagezli), командир ополченцев во время революции 2011 года и заместитель министра внутренних дел в первом переходном правительстве Махмуда Джабриля (Mahmud Yibril).

Бывший сторонник Каддафи, мятежник, поддерживающий связи с ЦРУ, а теперь и с Москвой, Хафтар блокирует осуществление договоренности о правительстве национального единства, подготовленной при активном участии Мартина Коблера в декабре 2015 года. Маттиа Тоальдо (Mattia Toaldo), аналитик Европейского совета по внешней политике, поясняет, что «Хафтару не нужен министр обороны, который стоял бы выше него, он не хочет гражданских лиц. Он по-прежнему будет утверждать, что без него договориться невозможно, и тогда нам придется ждать 10 или 20 лет, пока он не умрет. Или у нас будет мирный договор, который не будет распространяться на большое количество людей на западе Ливии. Нужен нам договор, которые не будет охватывать 60% населения?»

Ни Тоальдо, ни Эль-Сагезли не считают, что Хафтар в состоянии победить в гражданской войне, которая длится с 2014 года, когда Хафтар начал операцию «Достоинство» против исламских ополченцев. Как явствует из последнего подробного доклада ООН, это была грязная война во многих отношениях. В ней принимало периодическое участие ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России — прим. ред.), которое в итоге было разгромлено в Сурте, причем не войсками под командованием Хафтара. Россия также не верит в военный успех маршала, несмотря на торжественный прием, который был ему оказан на борту авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов», зашедшего в порт Тобрук по пути из Сирии в январе нынешнего года. Тоальдо считает, что намерения Москвы сводятся лишь к сохранению нефтяных контрактов, которые она заключила при Каддафи.

Что касается США, то Дональд Трамп так и не назначил спецпредставителя по Ливии (на эту должность рассматривались три бизнесмена). «Хафтару он дал понять следующее: если хочешь быть с нами в дружеских отношениях, делай то, что говорят Египет и ОАЭ, — объясняет Тоальдо. — А они, понимая, что военного решения нет, выступают за дипломатическое», а это уже дело Саламе.

Мустафа эль-Сагезли опасается, что все пойдет так, как решит Хафтар. Эль-Сагезли руководил программой роспуска революционного ополчения, которая в итоге была сорвана, и тысячи вооруженных людей и их хозяев ввергли страну в пучину насилия, контрабанды и торговли людьми. «Запад восклицает: Ой, мы совершили ошибку! Нет, вы поддержали ливийский народ и не должны сожалеть об этом. Если вам и стоит о чем-то сожалеть, так это о том, что вы не помогли восстановить нашу страну. Помочь Ливии выйти из этой запутанной ситуации, не приводя к власти нового Каддафи. Он мог бы просуществовать в течение короткого периода, но ливийцы вновь бы его свергли, а мы стали бы воспринимать западные страны как врагов за то, что они привели его к власти».

Остается настоящий Каддафи — сын, Сейф Аль-Ислам, по всей видимости, освобожденный ополченцами, которые его удерживали (или защищали) и находятся где-то в стране. «Хафтар его не поддержит, поскольку оба хотят управлять Ливией, и это еще больше запутает положение», — говорит Эль-Сагезли. Как сообщают адвокаты Сейфа Аль-Ислама, он собирался обратиться с посланием к народу по окончании Рамадана. Пока что ничего не сказал.

Ливия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 июля 2017 > № 2231487


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 4 июля 2017 > № 2231485 Майкл Макфол

Справка, которую следует прочесть Трампу перед встречей с Путиным

Майкл Макфол | The Washington Post

Бывший специальный помощник президента Обамы, экс-посол США в Москве Майкл Макфол опубликовал в The Washington Post статью, которую сам называет "памятной запиской специально для президента Трампа" накануне его встречи с президентом Путиным.

"Путин - очень опытный собеседник и беседу ведет эффективно. На эту встречу он приедет подготовленный, прежде всего попытается убедить вас, что вы вдвоем можете работать сообща, действуя против таких общих противников, как "глубокое государство" и "американские фейковые новости". Путин хочет, чтобы эта встреча наталкивала на вывод: "наша встреча весьма удалась". У вас иная цель. Ваша задача - не дружеская беседа (дипломатия - не конкурс на самого популярного человека), а четкое изложение целей США в сферах национальной безопасности и экономики и выяснение того, какие вопросы США и Россия могли бы решать вместе. Не ждите от этой первой встречи никаких прорывов. Ваше дело - продемонстрировать Путину, что вы жесткий переговорщик, твердо стремящийся к отстаиванию американских интересов и не готовый предлагать уступки только для того, чтобы заслужить похвалу Путина", - говорится в статье.

Макфол перечисляет несколько вопросов, которые Трампу следует затронуть на переговорах с Путиным.

1. "Российское вмешательство в наши президентские выборы 2016 года: вы должны подать российскому президенту четкий сигнал, что вы точно знаете, что именно он сделал", - пишет Макфол. Он советует Трампу намекнуть, что в случае новой атаки США предпримут ответные меры, и поклясться не вмешиваться в выборы в России.

2. "Украина: вам следует подтвердить, что вы хотите отменить санкции, но только после того, как Россия прекратит поддержку сепаратистов и осуществит на практике подписанную, но не выполненную мирную договоренность, либо некое новое и усовершенствованное соглашение", - продолжает дипломат.

3. "Торговля и инвестиции": по мнению Макфола, Трамп должен дать понять, что хочет углубить экономические связи. "Но вы не можете продвигать эту экономическую программу, пока мы не договоримся по вопросу Украины", - считает эксперт.

4. "Сирия: вы можете вновь выразить желание сотрудничать с Россией ради разгрома "Исламского государства"*, но затем попросите Путина, чтобы он поручил своему министру обороны взаимодействовать напрямую с министром обороны Мэттисом в плане разработки всеобъемлющей стратегии сотрудничества", - пишет Макфол.

5. "Северная Корея: вы должны предостеречь Путина, что не потерпите размещения МБР с ядерными боеголовками (даже если это неправда), и потому вам сейчас нужна его помощь ради замораживания ядерной и ракетной программ Северной Кореи", - говорится в статье.

6. "Запрет усыновлений: объясните Путину, что отмена запрета на усыновления российских сирот американцами стала бы самым отважным знаком того, что он серьезно намерен заново сотрудничать с США", - отмечает автор.

7. Ближний Восток. Автор считает, что Трамп должен поделиться с Путиным "своей тревогой из-за дестабилизирующих действий Ирана на Ближнем Востоке".

По мнению Макфола, Трампу не следует затрагивать темы НАТО, сфер влияния, обвинений во вмешательстве Америки в российские выборы и прав человека.

*"Исламское государство" (ИГИЛ) - террористическая организация, запрещенная в РФ.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 4 июля 2017 > № 2231485 Майкл Макфол


Украина. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 июля 2017 > № 2231479

Уезжайте из Украины

Тенгиз Аблотия, Обозреватель, Украина

В последнее время экс-президент Грузии, находящийся в Украине и перешедший в оппозицию ко всему, что движется, снова привлек к себе внимание общественности несколькими громкими заявлениями. Произошло это после некоторого медийного затишья вокруг его персоны, хотя вполне вероятно, что в Киеве он по-прежнему гиперактивен, но в Тбилиси о нем в последнее время практически ничего не слышно.

По правде говоря, по Саакашвили можно писать хрестоматию о том, что происходит с политиками, которые потеряли чутье и задержались на авансцене дольше, чем это было нужно. Миша все более явно перебирается в маргинальную нишу: то, что три года назад работало, сегодня уже вызывает у украинцев легкую усмешку.

Политика — она близка по своей психологии к криминалу. И там и там большое значение имеет принцип «Не можешь — не доставай, достал — бей». Понятие «тысяча и одно предупреждение» — оно для неудачников, серьезные политики предупреждают всего пару раз, а потом делают.

Прекрасно помню, с каким энтузиазмом встречали в украинских социальных сетях полные обличительного пафоса речи Саакашвили года два-три назад. Он был гвоздем программы, его смелые выступления вдохновляли и неуклонно увеличивали его рейтинг. Но все на свете имеет начало и имеет конец…

Невозможно три года выступать с обвинениями, обличениями, метать громы и молнии в духе «тигру в клетке не дают мяса, спасайте хищника» и при этом оставаться на плаву. Все когда-то заканчивается. В первые месяцы риторика правдоруба воодушевляет, через полгода она всего лишь обнадеживает, а через три года — вызывает ироничную усмешку.

Могу сказать от себя лично: я к политику Михаилу Саакашвили отношусь вполне прилично. Прекрасно понимая все темные стороны периода его правления, никогда не буду отрицать, что ему удалось сдвинуть с места глухой грузинский камень, который стоял без движения столетия, — с его пропахшими нафталином традициями, дедушками-бабушками, великой историей и православием.

Однако все это было в прошлом, и сегодняшний Михаил Саакашвили — уже совсем не тот, что в 2004. Говорил не раз и не два и не поленюсь повторить многократно: любые реформы, в том числе самые удачные, — это штучный товар. Это ни в коем случае не конвейер, и перенести опыт одной страны на почву другой — проблематично.

Можете перетащить в Украину всех авторов грузинской административной реформы, но это не будет значить ничего. Вполне возможно, что заимствование будет успешным, но не исключено, что инициаторы реформ в одной стране превратятся в клоунов в другой.

Еще год, даже полтора года назад было ясно: Миша уже не тот. Он все так же энергичен, и с виду вроде бы все по-прежнему, но в Украине он уже стоит на грани того, чтобы стать смешным, — а это самое худшее, что может произойти с политиком. Уж лучше пусть ненавидят, чем смеются.

Еще год и даже два назад говорил то же, что говорю сейчас: он должен уйти из украинской политики. Все аргументы типа «он — эффективный реформатор», «он может спасти Украину» звучат исключительно несерьезно. Во-первых, он был эффективным реформатором, но сегодня совершенно не похож на самого себя, во-вторых, совершенно очевидно, что в Украине его к власти не подпустят. Его не хочет видеть политическая и бизнес-элита, и у него нет широкой народной поддержки по причине разочарования в лагере сторонников реформ.

Даже самые правильные речи имеют свойство надоедать, если ими злоупотреблять: видеть, где проходит эта тонкая, незримая грань — это и отличает политика от слесаря, а вовсе не уровень образования.

Точно так же считаю, что должны вернуться в Грузию и другие члены команды Саакашвили, которые оказались за бортом украинской власти. Не надо им там бегать по городам и селам с обличительными текстами. Надо наконец всем понять: Украина — это очень дружественная, всеми нами очень уважаемая, но все-таки чужая страна.

Иностранец, который качает права в чужой стране, всегда выглядит не слишком привлекательно. Пока украинцы верили в то, что грузинские реформаторы сумеют сотворить чудо, пока они были обласканы и официозом, и общественным мнением, — это еще ладно, куда ни шло.

Но если на них уже не рассчитывают, в них уже разочаровались — все, бери шинель, пошли домой. К сожалению, это же касается и наших военных, которым украинская власть тонко намекает, что незваный гость хуже татарина и пора бы им честь знать.

Каждый грузинский военный, который стоял на линии фронта рядом с украинцами, — это предмет нашей гордости. Это только такая непонятная, мутная и исключительно неблагодарная страна, как Грузия, может не знать своих героев поименно. Но и тут, как в случае с Саакашвили, все когда-то заканчивается.

Спасибо большое всем, всех любим, всех уважаем, все свободны…

Могу представить себе обвинения в свой адрес со стороны фан-клуба Саакашвили, и это — одна из проблем. Всякий, кто хоть раз читал мой блог, знает, что я — не очень большой поклонник Грузии и грузинского менталитета, но скажу честно: даже мне будет неприятно, если завтра гипотетические украинцы начнут массово писать в социальных сетях: «да вы кто такие, грузины, вы же совки, избрали себе бандита Иванишвили, у вас нет другого выхода, вы должны позвать к себе наших бизнесменов и инженеров, чтобы наладить экономику. Сами вы ничего не умеете».

Фанаты Саакашвили пытаются быть украинцами больше самих украинцев и позволяют себе, в общем, довольно-таки хамские заявления типа «Саакашвили — единственный, кто может спасти Украину, а так, без него, они ничего не смогут, потому что совки»…

Простите, пожалуйста, а ничего, что вы говорите о стране, у которой высококвалифицированных инженеров больше, чем у вас всего населения? Ничего, что вы обвиняете в недееспособности страну, которая выпускает ракетные двигатели и атомные реакторы?

Вы тут у нас от чьего имени говорите — Германии с Англией или Грузии, которой во многих отношениях до Украины еще расти и расти? Не от имени ли той Грузии, которая, даже будучи реформированной, все равно живет в целом беднее, чем нереформированная и коррумпированная Украина?

Пора наконец всем моим соотечественникам и тут и там понять: мы еще не доросли до той степени развития, когда можем с гордой осанкой учить всех подряд жизни, и успешная административная реформа — еще недостаточная причина для того, чтобы включать менторский тон в адрес кого бы то ни было.

Возвращайтесь домой. Вы там уже никому не нужны. Оставьте Украину украинцам.

Украина. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 июля 2017 > № 2231479


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 июля 2017 > № 2231457

Опаснее, чем Путин

Павел Когоут (Pavel Kohout), Neviditelny pes, Чехия

Давно ведутся пламенные и бесконечные споры, что нам угрожает больше: фундаменталисты или Путин. Однако настоящие враги нашей цивилизации — намного коварнее.

Приведу в пример детское автокресло. Невинная и полезная вещь. Как она может угрожать западной цивилизации? Очень просто. В обычный автомобиль войдет максимум два автокресла. Таким образом, «наверху» ограничивают количество детей в средней западной городской семье. Большее количество детей требует либо более дорогого автомобиля, либо принципиальных изменений в образе жизни. И то, и другое для большинства семей практически неприемлемо.

Экономист Стивен Левитт отмечает, исходя из статистики, что детские автокресла совершенно не нужны детям старше шести лет. Что касается детей младшего возраста, то можно предположить: ежегодно в США автокресла спасают жизнь нескольким сотням из них. Замечательно? Но, к сожалению, никто никогда не подсчитывал, сколько детей просто не родилось из-за автокресел, сколько родителей сказали себе: «Ведь трое детей не влезут в наш автомобиль». Обязательное использование автокресел приводило и приводит к таким большим потерям в человеческих жизнях, с которыми не сравнятся ни все террористы, ни Путин, ни они вместе взятые.

Законодательный смог

Необдуманные решения бюрократов, пусть даже желавших сделать как лучше, могут иметь далеко идущие последствия. Из-за спасения нескольких сотен жизней под угрозой оказались жизни миллионов. Наши жизни ограничиваются все растущим числом норм, которые зачастую оказывают решающее воздействие на нашу семейную жизнь, бизнес, здоровье. Запад сам себя постепенно душит законодательным смогом.

Тысячи страниц законов разрушают экономику. Но на помощь приходят центральные банки. Эта помощь принимает форму экспансивной денежно-кредитной политики. Если оценить объем денег в чешской экономике, то мы с удивлением узнаем, что с апреля 2002 года по апрель 2017 год объем ликвидных средств увеличился в пять раз. Всего за 12 месяцев (с апреля 2016 по апрель 2017 года) объем денег увеличился на 14,5%.

Откуда такая спешка? Представители Чешского национального банка будут вам говорить о сплошных плюсах и социальных гарантиях, о регулировании экономического цикла и прочем. Все это прозвучит, как цитата из учебников, и, пожалуй, вы даже во все это поверите. Ведь банкиры центральных банков все-таки эксперты, которым виднее, не так ли? Экспансивная монетарная политика проводится почти по всему миру, и разве все центральные банки могут ошибаться?

Но потом вам попадется статистика роста цен на жилье в Праге. По данным Чешского статистического комитета, за последние пять лет цены выросли на 46%. Эксперт нашел бы взаимосвязь между ростом цен на недвижимость и ростом экономики. Однако любой 20-летний или 30-летний холостяк знает, что денег на жилье у него просто не будет. Нет жилья, нет и семьи. А если нет семьи, то на демографии народа можно поставить крест, как и на его национальной экономике.

В глобальных масштабах существует весьма очевидная связь между рождаемостью и доступностью жилья. Причина понятна: ответственная молодая пара хорошенько подумает, заводить ли ребенка (или несколько!) в однокомнатной квартире, а тем более арендованной. Слабым утешением является то, что это не только западная проблема. Средний житель Шанхая зарабатывает на 25% больше среднего пражанина (да, по зарплатам мы уже отстали от Шанхая), но цены на квартиры в Шанхае в 2,5-3,4 раза выше в пересчете на квадратный метр. Почему? Потому что китайский Центральный банк стимулирует экономику намного активнее, чем Чешский национальный банк.

Шанхай относится к городам с самой низкой рождаемостью на планете. Кстати, такая же ситуация с другими китайскими городами. Китайский Центробанк проводит крайне экспансивную денежно-кредитную политику, поэтому цены на жилье невообразимо взлетели. Многие сейчас восхищаются Китаем из-за его стремительного экономического роста и мнимой устойчивости к рецессиям. Однако денежные вливания — это медленно действующий яд. Пройдет немного времени, и у Китая появятся более серьезные проблемы со стареющим населением, чем сегодня у Японии и Германии.

Мотивация к бездетности

Третьей силой, разрушающей Запад, является нынешняя пенсионная система. Это самое рискованное в нравственном отношении предприятие всех времен. Система мотивирует к бездетности, ведь в старости о вас позаботится государство. Везде, где эта система появилась, резко снизилась рождаемость. Что примечательно, этот эффект отмечается и на Западе, и в бывших социалистических странах. Но прежде всего это бич Германии и Японии.

В 50-е годы немцы провели реформу, создав систему выплат, которая действует и в Чехии. Побочным действием этой, казалось бы, замечательной и безопасной системы является снижение значимости собственных потомков. Зачем заводить детей, если пенсию за вас заплатят чужие дети? Что будет с Германией в ближайшие 20-30 лет? Что будет со всей Европой?

Цивилизация, у которой нет детей, не имеет будущего. Западную цивилизацию разрушат не исламские фундаменталисты и не Россия. Запад сам себя разрушит своим бюрократизмом, бессмысленной монетарной политикой и рискованными играми с нравственностью (речь о пенсионной системе, не поддающейся реформам).

И через много веков люди будут удивляться, почему разрушилась развитая в культурном и техническом отношении цивилизация, которая когда-то существовала в Европе, и у представителей которой была светлая кожа, а их волосы и глаза были разных цветов.

Автор — экономист, соавтор программы партии «Реалисты»

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 июля 2017 > № 2231457


Ливия. Катар > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 июля 2017 > № 2231451

Шокирующие подробности заговора Катара против Ливии

Халед Акаша (Haled A'kasha), Dostor.org, Египет

Бывший представитель Ливии в ООН во время революции в феврале 2011 года, занимающий пост министра иностранных дел с 2000 до 2009 года, в своей книге, выпущенной под названием «Конец Каддафи» рассказывает о важнейшей роли Катара, которую он начал играть во время событий и конфликтов, направленных на свержение режима Муаммара Кадафи. Именно благодаря Катару «исламисты» получили возможность контролировать и держать в своих руках происходящее на территории страны. Ливия же столкнулась с ужасающей внутренней борьбой со всех сторон и областей, а также готовилась к последствиям до начала операции «Достоинство», инициированной Ливийской национальной армией во главе с фельдмаршалом Халифом Хафтаром в 2014 году.

Ливийский политик Абдель Рахман Шалгам (министр иностранных дел Ливии с 2000 по 2009 год, затем был представителем Ливии при Совбезе ООН, а потом постоянным представителем Ливии при ООН — прим. ред.) в своей книге написал, что то, что он узнал в 2012 году стало лишь «каплей в море», а именно, что эмир Катара был готов отдать все богатства страны для того, чтобы свергнуть режим Каддафи. Шалгам задавал вопрос: почему? Ему ответили, что у эмира Катара есть долгосрочный стратегический план, осуществить который будет возможно только при условии установления «исламского правительства» в Ливии. Победа исламистов в Тунисе и Египте лишь поспособствует распространению их влияния в этой стране, которая станет связующим звеном между ними. Таким образом, у Катара появится возможность сформировать Исламский союз в Северной Африке, возглавлять который будет «повелитель правоверных» шейх Хамад бин Халифа Аль Тани.

Когда существовало много арабских и международных коалиций, ливийский политик узнал, что эмир Катара Хамад бин Халифа Аль Тани и его сын Тамим хотят увеличить добычу ливийской нефти на пять миллионов баррелей в сутки, а доходы распределить между Египтом, Тунисом и Ливией. Так можно будет достичь экономического процветания, а «повелитель правоверных» впоследствии сможет заявить о том, что Исламский союз способен конкурировать и соперничать с «азиатскими тиграми». Именно это является планом и проектом Катара, который он хочет осуществить в Северной Африке. Президент Международного союза мусульманских ученых Юсуф аль-Кардави 21 октября 2011 года, на следующий день после смерти полковника Муаммара Каддафи, в своей речи подтвердил создание так называемой «демократической исламской республики». Он прямо выступал за достижение своеобразного единства между тремя странами, описывая поддерживающих его людей, как «верных революционеров» Ливии, Туниса и Египта.

Возвращаясь к книге Шалгама, мы обнаруживаем, что он раскрывает еще одну более раннюю попытку Катара установить контроль над будущем Ливии. Он упоминает, что, занимающий в то время пост премьер-министра страны шейх Хамад бен Джасим связался с ним после выступления Шалгама в ООН в феврале 2011 года, и сообщил об одобрении и высокой оценке его слов эмиром Катара Хамадой бин Халифом на трибуне ООН. После этого случая контакты между ними стали постоянными и обязательными, как например завтрак по утрам, а Доха превратилась в любимое место лидеров Ливии. Позднее Катар сыграл политически важную роль, когда убеждал НАТО вмешаться в дела Ливии. Он отметил, что помощь, оказываемая катарским режимом повстанцам в Ливии, составляет три миллиарда долларов. Спустя некоторое время Катар от имени вдохновителя этой операции Хамада бен Джасима, подтвердил, что такая большая финансовая поддержка дает право стране вмешиваться в ливийский вопрос.

Шалгам также добавил, что Махмуд Джибриль (премьер-министр Переходного национального Совета с марта по октябрь 2011 года — прим. ред.) рассказал ему тогда, что эмир Катара пригласил его посетить Доху, чтобы обсудить ситуацию в Ливии после освобождения, а также призвать его сыграть роль посредника между различными ливийскими партиями и группами. Тогда он встретился с в то время принцем шейхом Тамимом бин Хамадом бин Халифом Аль Тани, который был в сопровождении Мухаммада Шамама. Тамим рассказал о катарской поддержке мятежников в Ливии, а также сообщил, что Катар готов продолжать оказывать финансовую помощь стране, не вмешиваясь в ее дела. Шалгам ответил ему на это, что ливийский народ не отрицает поддержку Катара, однако не готов допустить вмешательства в свои дела.

В своей книге Шалгам также пишет, что наследный принц Тамим бин Хамада рассказал ему, что один из лидеров «Братьев-Мусульман» Али Аль-Салиби «находится недалеко от нас, и мы хотим, чтобы вы поговорили вместе для того, чтобы прийти к консенсусу». В конце встречи он также сказал: «Я надеюсь, что ты согласен поговорить с лидером "Исламской боевой группы" Абдель Хакимом Белхаджем, вот его номер телефона». После этого Шалгам улетел в США для встречи с эмиром Хамадой бин Халифом в Нью-Йорке. Он, также как и Махмуд Джибриль, понял, что эмир Катара говорит о Ливии, как о «части своего дома». Во время встречи он навязывал конкретных людей, называя их имена, которые должны занимать посты в руководстве страны. Он также настаивал на немедленном назначении на определенные должности кандидатур, выдвинутых Катаром, делая акцент на постах министров внутренних и иностранных дел.

Когда Шалгам и Махмуд Джибриль покинули эмира, они были полностью поглощены своими мыслями, ведь было очевидно, что он говорит о Ливии, как о государстве, являющимся его частным домом. Шалгам тогда удивился высокомерию и гордости с которой разговаривает шейх Хамад бин Халиф Аль Тани, а также его наглости и уверенности в осуществлении плана и согласии других международных субъектов на проведение такой политики Катаром. Тогда же произошел инцидент, который подтвердил катарское влияние и ситуацию в Ливии. На этот раз о нем рассказал американский бизнесмен, работающий в нефтяной сфере, а Абдель Рахман Шалгам был частью этой истории. Этот американский бизнесмен управлял огромными предприятиями в нефтяном секторе в крупнейших странах-производителях этого ресурса, кроме того он также работал в администрации тогдашнего президента США Джорджа Буша-младшего. Именно тогда он познакомился с Шалгамом, занимающим в то время пост министра иностранных дел. Его страна решила начать «инвестировать» в прежние отношения. Во время их встречи бизнесмен сказал ему, что нефтяная компания готова инвестировать в Ливию, однако Катар является препятствием на их пути, с которым нужно договориться для ведения дальнейших успешных дел.

Доха заявила, что в Ливии невозможно проводить какую-либо деятельность без ее участия, поскольку именно она контролирует четыре важнейших ливийских составляющих: нефть, безопасность, деньги и армия. В то время Шалгам уже начал покидать политическую сферу, поэтому он не смог ничего предложить и предоставить американского бизнесмену. Когда он попытался узнать имена катарцев, рассказавших ему об этом, он отказался предоставить какую-либо информацию и извинился перед своим ливийским дипломатическим другом за то, что не смог их раскрыть. Американский бизнесмен владеет крупной сетью нефтяных компаний в Персидском заливе и опасается, что если Доха узнает о его действиях в Ливии, то создаст огромную проблему, а также станет препятствовать его деятельности.

Ливия. Катар > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 июля 2017 > № 2231451


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter