Всего новостей: 2003396, выбрано 15717 за 0.047 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Ватикан. США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 января 2017 > № 2046413

Папа Римский Франциск считает, что не стоит спешить с выводами о том, какой будет политика нового президента США Дональда Трампа.

Торжественная церемония инаугурации нового президента США Дональда Трампа прошла в Вашингтоне в пятницу.

"Мне не хотелось бы предвосхищать события. Посмотрим, что он будет делать, мы не можем быть пророками несчастий или благ", — заявил понтифик в интервью испанской газете El País.

"Посмотрим, что произойдет. Пугаться или радоваться — так мы можем оказаться крайне неосмотрительны", — сказал Франциск. "Посмотрим, что он сделает, и дадим оценки… Конкретные вещи. И, исходя из конкретики, будем делать выводы. Мы потеряли чувство конкретики", — полагает папа Римский.

По словам главы католической церкви, "в моменты кризиса здравые суждения не работают", а люди ищут "спасителей", которые вернут им идентичность путем возведения "стен и проволоки". "Опасность во времена кризиса заключается в поиске спасителя, который нам вернет идентичность и защитит нас при помощи стен", — заявил понтифик.

"Поэтому я всегда говорю: ведите диалог между собой… Границы надо контролировать? Да, каждая страна имеет право контролировать свои границы, кто приезжает, кто уезжает. Страны, которые находятся в опасности – терроризм или подобные вещи – имеют право контролировать в большей степени, но ни одна страна не имеет права лишить своих граждан диалога с соседями", — сказал понтифик.

Ватикан. США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 января 2017 > № 2046413


Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 января 2017 > № 2046401

Кандидат в президенты Франции, экс-премьер страны Франсуа Фийон считает, что европейский оборонный альянс необходим. Об этом политик заявил в интервью газете Monde, опубликованном в воскресенье.

"Существование трансатлантического оборонного альянса не устарело, напротив, необходимо. Но это не в коей мере не является защитой от исламского тоталитаризма, который норовит дестабилизировать огромное пространство от Пакистана до Нигерии", — сказал Фийон.

Он добавил, что "в большинстве случаев политика США, которые управляют НАТО, не является решением против исламского тоталитаризма, напротив, она является проблемой".

"США допустили ошибки на Ближнем Востоке. Они частично несут ответственность за ситуацию там. Трамп или не Трамп, а Европа должна строить собственную оборону", — считает политик.

Он отметил, что хотел бы, чтоб Германия, "которая и так уже сделала значительное усилие, увеличив оборонный бюджет, присоединилась" ко Франции.

"Я не предлагаю создание единой европейской оборонной системы, но создание европейского оборонного альянса. Мы должны совместно использовать ресурсы, построить европейскую промышленность и создать фонд, который будет страховать и финансировать расходы на внешние вмешательства", — подчеркнул Фийон.

Виктория Иванова.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 января 2017 > № 2046401


Казахстан. Сирия. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 22 января 2017 > № 2046335

На 23 января намечены международные переговоры по урегулированию сирийского конфликта. Сведения о них поступают самые противоречивые. Например, российские СМИ со ссылкой на МИД РФ утверждают, что Москва пригласила США для участия в них, турецкая сторона соглашается с этим, но отмечает, что это приглашение поступило от Анкары. А иранские СМИ опровергают участие США из-за нежелания Тегерана видеть американцев в числе переговорщиков.

Постоянно меняется информация о составе сирийских участников как от оппозиции, так и от официального Дамаска. Обозревателям твердо известно одно: инициаторами переговоров выступают Иран, Россия и Турция, и пройдут они в Астане. При этом бросается в глаза, что в самом Казахстане это событие обсуждают мало. Значит ли это, что Астане отведена лишь скромная роль переговорной площадки для иностранных дипломатов?

Собственных интересов нет?

Российский военный аналитик Лев Корольков утверждает, что в Сирии у Казахстана зримых интересов нет. "Ему не нужны углеводороды, не нужны территории, и Казахстан как "условно мусульманская страна" не продвигает какие-либо групповые религиозные интересы", - говорит он. Но у Казахстана есть серьезный опосредованный интерес.

"Республику связывают глубокие партнерские отношения с Турцией, и отношения Турции и России как врагов могут оказать как на экономику Казахстана, так и на ряд культурно-социальных программ очень серьезное негативное влияние. Поэтому центральный интерес Астаны в Сирии - это не дать углубиться конфликту между Москвой и Анкарой, а, при возможности, как можно ближе свести их позиции", - продолжает Лев Корольков.

"Тем более, что президент Нурсултан Назарбаев мыслит себя тем деятелем, который в 2016 году помирил президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана с президентом России Владимиром Путиным. Кроме того, роль посредника дает возможность позже заявлять, что благодаря Казахстану в сирийском урегулировании в целом был достигнут серьезный компромисс", - говорит эксперт в беседе DW.

Немецкий эксперт по Центральной Азии Михаэль Лаубш (Michael Laubsch), сославшись на свои источники информации в МИДе Казахстана, подтвердил DW, что правительство предложило Астану в качестве места для переговоров и готово организовать логистику, но не будет принимать в них активного участия.

Однако, продолжает немецкий политолог, это не означает, что Казахстан не имеет собственных интересов и в мероприятии 23 января, и в Сирии. "Во-первых, сам факт того, что переговоры по столь острой проблеме пройдут в Астане и при посредничестве Казахстана, повышает вес страны в международной политике. Тем более, Казахстан сейчас является непостоянным членом Совбеза ООН и имеет успешный опыт переговоров по иранской ядерной программе в Астане", - говорит Михаэль Лаубш.

Нефтяная игла не должна сломаться

Кроме того, Казахстан, сидящий на "нефтяной игле", заинтересован в максимальной стабильности углеводородных рынков и, соответственно, в "безопасности имеющихся и планируемых трубопроводов как в Сирии, так и в Турции". "Более того, Казахстану в Сирии в энергетическом секторе нужна не только стабильность, но и баланс между влиянием России, Турции и западного блока, чтобы проводить свою многовекторную политику в сфере энергетики. При этом Астане не желательна утрата союзницей Россией ее доли влияния в Сирии", - продолжает немецкий эксперт.

Наконец, Михаэль Лаубш указывает на то, что Казахстан в Сирии имеет конкретные задачи в сфере безопасности. "Исламское государство" (ИГ), "Фронт ан-Нусра" и другие исламистские террористические организации, воюющие в Сирии, имеют в своих рядах боевиков из Казахстана и соседних стран. Каждый из этих боевиков представляет опасность для республики.

Тем более, что ИГ не только заявляет о намерении включить в халифат Центральную Азию, но уже интенсивно укрепляет позиции в Афганистане, а также действует в Казахстане и в соседних с ним странах. Поэтому Астана хотела бы не только скорейшего мирного урегулирования в Сирии, но такого урегулирования, которое выбило бы там почву из-под ног джихадистских террористических организаций, имеющих связи и цели в Центральной Азии, считает собеседник DW.

Собственные контакты с оппозицией

Источник DW из числа информированных казахстанских военных на условиях анонимности подтвердил, что силовые структуры республики ищут любые возможности для получения достоверной информации из Сирии о казахстанцах, воюющих или воевавших там в составе террористических группировок.

Для этого используются связи и в Сирии, и с представителями зарубежной сирийской оппозиции. А переговоры в Астане, на которые должны приехать многие полевые командиры из Сирии, дают спецслужбам и дипломатам дополнительные возможности для расширения контактов по этой линии.

Кроме того, источник напомнил, что казахстанские элиты имеют достаточно разнообразные связи с влиятельными кругами на Ближнем Востоке, а Астана не является новичком в сирийском урегулировании - в 2015 году там прошли два раунда переговоров по этому вопросу с участием сирийской оппозиции.

Но, по данным российского специалиста по безопасности Льва Королькова, те группы сирийской оппозиции, с которыми Астана имеет собственные контакты - это не очень значительные объединения, которые "на земле" играют определенную роль в военных действиях, но не могут оказать значительного влияния на ход политического процесса. "Поэтому самостоятельной роли Астана в переговорах играть не может. Пригласить ту или иную группу оппозиции Сирии - это в компетенции Астаны, но в общем раскладе сил эти приглашения большой роли сыграть не смогут, даже если таковые и поступят", - говорит он.

На тачанке в Астану не приезжать…

"В Астану приглашают не оппозиционеров, живущих где-то в зарубежье, а полевых командиров из Сирии. И им поставлен ценз по числу бойцов и техники, имеющейся в распоряжении. Если ты полевой командир, которому по силам разве что приехать на тачанке и обстрелять полицейский пост - оставайся дома. А если у тебя такой-то и такой-то мобилизационный ресурс - то ты пригоден для переговоров и можешь себе выторговать такие-то условия. И приглашают их Россия, Турция и Иран", - пояснил российский аналитик. Михаэль Лаубш к этому добавил, что по его информации, официальная Астана на нынешние переговоры какие либо "свои" группы оппозиции не приглашает.

Казахстан. Сирия. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 22 января 2017 > № 2046335


Казахстан. Иран. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 22 января 2017 > № 2046334

Две аккредитации пришлось получить от властей Казахстана, еще одну, возможно, попросит российская сторона - дорога в Астану даже для репортеров не была простой, не говоря уже о тех, кому поручено вести сирийские мирные переговоры. Это - мелкая деталь, но иллюстрирует сложность и неопределенность встречи еще до того, как сами переговоры начались.

Встреча в Астане 23 января пройдет под патронажем России, Ирана и Турции - трех держав с различными интересами. Россия и Иран давно сотрудничают в Сирии, будучи союзниками президента Башара Асада. Но только сближение между Москвой и Анкарой сделало переговоры в Казахстане возможными.

Инцидент со сбитым больше года назад российским военным самолетом забыт. В декабре 2016 года российские вооруженные силы совместно с турецкими участвовали в эвакуации гражданского населения из Алеппо, а к концу года способствовали заключению соглашения о частичном перемирии в Сирии, которое, несмотря на нарушения, сохраняется до сих пор. Если кто-то еще сомневался в серьезности намерений обеих сторон, то его должно было убедить недавнее заявление российского Минобороны о том, что российские и турецкие самолеты провели совместные удары по позициям террористов из "Исламского государства" (ИГ) в провинции Алеппо.

Но без Казахстана примирение не было бы столь стремительным, отметил российский политолог-международник Федор Лукьянов. "Нурсултан Назарбаев сыграл важную роль в том, чтобы способствовать налаживанию отношений между Россией и Турцией", - сказал Лукьянов в интервью DW.

Вопрос на миллион тенге: кого позвали на встречу?

Долгое время было легче сказать, кто на переговоры в Астану не приедет. Исключены из круга приглашенных представители боевиков из ИГ и связанных с "Аль-Каидой" боевиков из "Джебхат Фатх аль-Шам" (ранее известны как "Ан-Нусра"). С этим решением были согласны все, а вот отказ приглашать представителей курдских вооруженных отрядов, которые контролируют значительную часть севера Сирии, был спорным. На этом настояла Турция, которая отказывается признавать контроль курдов над зонами, непосредственно примыкающими к турецкой границе и к курдским поселениям, но расположенным уже на турецкой территории.

Раздробленную суннитскую оппозицию представит "военная делегация", которая будет говорить от имени группировок, непосредственно контролирующих территории в Сирии. В ходе внутрисирийского политического диалога в Женеве под эгидой ООН эту роль брал на себя так называемый Высший комитет по переговорам сирийской оппозиции - группа, которая представляла как чисто политические, так и вооруженные силы сирийцев, и поддерживалась странами Персидского залива. Комитет заявил, что отдаст полномочия военной делегации, чтобы укрепить перемирие и проложить дорогу к новым переговорам в Женеве.

В ООН подтвердили, что спецпредставитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура приедет в Астану. Правительства России, Турции и Ирана собираются отправить официальных представителей оборонных и внешнеполитических ведомств. Министров на встрече, посвященной, как считается, техническим вопросам, не ожидается.

Участие США приведет переговоры "на грань срыва"

Долгое время оставалось загадкой - будет ли участвовать в будущих переговорах кто-то из новой администрации США. Ведь одной из целей организации встречи, с точки зрения Кремля, было показать, что Москва способна добиваться результатов, в то время как предложенные Западом форматы переговоров провалились.

Но надежды на улучшение отношений с США меняют все: Россия пригласила администрацию Дональда Трампа присоединиться к переговорам. Это привело их "на грань срыва" еще до начала, заметил DW российский эксперт Алексей Малашенко. Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф заявил, что не видит в Астане места для американской делегации. Буквально за два дня до начала переговоров стало известно, что Вашингтон делегировал туда в качестве наблюдателя своего посла в Казахстане.

Дамаск "готов обсуждать все"

Еще более непонятной, чем список гостей, кажется повестка дня переговоров. Президент Башар Асад заявил, что его правительство "готово обсуждать все". Это неудивительно, если учесть, что после взятия Алеппо он говорит с позиции силы. Дамаск заявил о необходимости вести дальнейшие переговоры о "примирении на местах". Имеются в виду переговоры о сдаче территорий повстанцами правительственным войскам. Условием для них могут быть или уход в зоны, которые контролируются оппозицией, или амнистия. Представители оппозиции настаивают на том, что в Астане нужно обсуждать только меры по укреплению перемирия и предоставления гуманитарной помощи.

Казахстан. Иран. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 22 января 2017 > № 2046334


Ватикан. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 22 января 2017 > № 2046328

Папа римский Франциск видит параллели между нынешним укреплением позиций популистских движений в Европе и историческими событиями в Веймарской республике в начале 30-х годов прошлого века, где на фоне экономического кризиса и высокой безработицы резко усилились позиции ультраправых партий. Об этом глава Римско-католической церкви заявил в интервью испанской газете El Pais, которое она разместила в воскресенье, 22 января, на своем сайте.

"Гитлер не захватывал власть, он был избран народом и нанес своему народу огромный ущерб. Во времена кризиса нам отказывает способность трезво мыслить", - предупредил Франциск. 1933 год в Германии был "типичным", считает папа римский. Страна находилась в состоянии кризиса и искала свою идентичность. "И тогда пришел этот харизматический лидер и пообещал дать им (немцам - Ред.) идентичность. Но он дал им искаженную идентичность, и мы знаем, что случилось потом", - сказал глава Римско-католической церкви.

По его словам, люди "с помощью стен и колючей проволоки пытаются защититься" от тех, кто, как им кажется, угрожает "отобрать их идентичность". Это не означает, что национальные границы не надо контролировать, оговорился папа римский. Страны, которым угрожает терроризм, имеют основания даже для более строгого контроля, отметил он, добавив, что "ни одна страна не уполномочена отбирать у своих граждан право на диалог с соседями".

В то же время глава Римско-католической церкви призвал Европу больше делать для интеграции беженцев. В противном случае европейскому сообществу может грозить формирование новых гетто, подобных коммуне Моленбек в Брюсселе, населенной преимущественно выходцами из африканских стран, подчеркнул он.

Ватикан. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 22 января 2017 > № 2046328


Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 января 2017 > № 2046312

Папа Римский Франциск считает, что европейские страны обязаны заниматься интеграцией мигрантов, а не создавать гетто.

"Очевидно, что Средиземное море превратилось в кладбище. Это должно заставить нас задуматься", — сказал понтифик в интервью испанской газете El País.

По его словам, корень проблемы в тех странах, откуда бегут люди, где "их используют и порабощают". "Каждый иммигрант — это серьезная проблема. Они бегут из своих стран. Из-за голода или войны. Поэтому решение надо искать там. Я думаю об Африке. Африка – это символ эксплуатации…. Их всегда используют и порабощают", — заявил понтифик.

По его словам, политика приема мигрантов и беженцев "имеет несколько этапов". "Есть прием в срочном порядке: вы должны принять, потому что если нет, то он утонет. Италия и Греция стали примером, большим примером. Италия даже сейчас, с проблемами, которые у нее есть из-за землетрясений, их принимает. Конечно, они прибывают в Италию, поскольку это ближе всего. В Испании они прибывают в Сеуту. Однако большинство не хочет оставаться в Испании, большинство хотят ехать на север, поскольку ищут больше возможностей", — сказал глава Римско-католической церкви.

"Итак, проблема: принимать их примерно на пару месяцев, давать им жилье. Но надо начинать процесс интеграции. Принимать и интегрировать", — сказал папа Франциск. В качестве примера для всех он привел Швецию, где из девяти миллионов жителей 890 тысяч – это мигранты с шведским гражданством или дети мигрантов.

"Когда не происходит интеграции, возникают гетто. В этом никто не виноват, но фактически есть гетто. Но люди, которые устроили катастрофу в (аэропорту) Завентем были бельгийцами, родились в Бельгии. Но они жили в закрытом районе мигрантов", — напомнил понтифик.

Он также добавил, что одной из главных проблем общества стало экономическое неравенство.

"Меня волнует экономическое неравенство – то, что в руках небольшой части общества 80% богатств, это означает, что… в экономической системе деньги становятся богом, а не мужчина или женщина, человек. Так рождается эта катастрофическая культура", — сказал глава католической церкви.

Ватикан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 января 2017 > № 2046312


Франция > Медицина. Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 22 января 2017 > № 2044991

Несколько тысяч человек провели в Париже марш против абортов, сообщает в воскресенье, 22 января, AFP. Накануне во французской столице прошла демонстрация за права женщин, в том числе за право на искусственное прерывание беременности.

Участники так называемого «марша за жизнь» направились с площади Данфер-Рошро к площади Вобан. У них в руках были разноцветные воздушные шары и плакаты с надписями «Сохранить ребенка — это настоящая свобода», «Защищать слабого — это сила» и т. д.

Акция прошла по инициативе различных католических и пролайф-движений. Глава одной из ассоциаций-организаторов марша Жан-Мари Ле Мене заявил, что в этом году эта акция носит политический характер. Он потребовал о кандидатов в президенты поддержать борьбу против абортов и политику «поддержки беременных женщин».

Перед началом марша организаторы заявили о 50 тысячах его участниках, среди которых — политик-националист Филипп де Вилье (летом 2014 года де Вилье подписал контракт с российским миллиардером Константином Малофеевым на строительство парков аттракционов в Крыму и в Москве) и лидер французской Христианско-демократической партии Кристин Бутен.

Филипп де Вилье, не называя имени кандидата в президенты от правых Франсуа Фийона, раскритиковал «некоторых политиков», которые делают противоречивые заявления по вопросу абортов и занимают «лицемерную» позицию.

Движение Sens commun в составе французской партии «Республиканцев» поддержало акцию против абортов.

Активисты протестуют против «банализации» абортов и законопроекта, предусматривающего наказание для сайтов за дезинформацию об искусственном прерывании беременности. Законопроект уже был одобрен Сенатом. На этой неделе его вынесут на голосование в Национальном собрании. Противники абортов считают, что эта мера является нарушением свободы слова.

Накануне в Париже около семи тысяч человек, по данным полиции, вышли на «женский марш» против Дональда Трампа и за права женщин.

Франция > Медицина. Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 22 января 2017 > № 2044991


США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 21 января 2017 > № 2049248

Трамп закрывает Америку

Что означает инаугурационная речь Дональда Трампа

Игорь Крючков (Вашингтон)

20 января 45-й президент США Дональд Трамп официально заступил на свою должность. Речь, которую он произнес на инаугурации, была одновременно примирительной и наступательной. Основная мысль: с Трампом в США началась новая эпоха, когда не Вашингтон правит страной, а страна — Вашингтоном. Судя по реакции конгрессменов и общественности, в американском руководстве назревает болезненный передел сфер влияния.

«Я, Дональд Трамп, торжественно клянусь, что буду добросовестно выполнять обязанности президента Соединенных Штатов и в полную меру моих сил буду поддерживать, охранять и защищать Конституцию Соединенных Штатов. И да поможет мне Бог», — повторил Трамп за председателем Верховного суда США Джоном Робертсом. Теперь, с 20 января, миллиардер-республиканец является 45-м президентом Соединенных Штатов Америки.

Его инаугурационная речь длилась около 15 минут и подвела итог многочисленных противоречивых заявлений, которые Трамп делал на протяжении предвыборной кампании 2016 года.

Он начал ее с обещания восстановить Америку и отдал дань уважения уходящему президенту США демократу Бараку Обаме и его жене Мишель за то, что они сделали процесс передачи власти от одной команды к другой легкой и безболезненной. «Они были просто потрясающие!» — с напором подчеркнул Трамп.

Впрочем, сразу после этого Трамп резко сменил тон и обрушился с потоком критики на высшее руководство страны (которое, очевидно, возглавлял тот же Обама). По его словам, Вашингтон превратился в закрытую структуру для обогащения узкого круга лиц, пока народ страдал от экономических кризисов.

«Их победы не были вашими победами, их триумфы не были вашими триумфами, — продолжал Трамп. — Это закончится здесь и сейчас. Это ваш день. И эти Соединенные Штаты Америки — ваша страна. 20 января 2017 года станет днем, когда американский народ вновь станет во главе своей страны!»

Трамп говорил о необходимости сплотиться всем американцам, вернуть себе рабочие места, благосостояние и самоуважение. «Когда США едины — они непобедимы», — гремел новый президент. Сотни тысяч людей, пришедшие посмотреть на инаугурацию, отзывались аплодисментами и одобрительными выкриками.

Трамп обещал положить конец криминалу и наркотрафику. «Эта американская мясорубка закончится здесь и сейчас», — говорил он.

«Мы защищали чужие границы, забывая о своих», — сказал президент США, перейдя на темы внешней политики. Трамп подчеркнул: необходимо прекратить тратить миллиарды долларов на войны за границей и объединить усилия «цивилизованного мира» вокруг борьбы с исламским терроризмом.

Президент говорит

«Это была хорошая речь. Те, кто ждал от Трампа очередных «огненных заявлений», над которыми можно посмеяться, были, вероятно, разочарованы, — рассказал «Газете.Ru» Дэвид Азеррад, эксперт консервативного центра Heritage Foundation, близкого к Республиканской партии и уже сотрудничающего с командой нового президента. — Он поблагодарил Обаму, выступил с примирительным посланием к согражданам. Иными словами, повел себя по-президентски».

Впрочем, речь Трампа была популистской, и это обращение к массам и определение вашингтонских элит как общего врага — очевидный вызов для нынешней политической системы США, добавил собеседник «Газеты.Ru».

«Здесь кроется и опасность. Если Трамп будет действовать в соответствии со своими обещаниями, то он будет сталкиваться с усиливающимся противодействием вашингтонской политической элиты». По мнению Азеррада, пока Трамп выглядит как политик, нацеленный на результат и готовый к этой внутренней борьбе.

Борис Титов, уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей, который был в США на инаугурации Дональда Трампа, впрочем, считает, что не вся элита настроена против нового президента. «Большая часть финансовой элиты поддерживает его, — рассказал он в интервью «Газете.Ru». — Сложности есть именно с политическими элитами».

Бизнес-омбудсмен также подчеркнул, что его визит в США на инаугурацию не является официальным. «Здесь я не представляю Российскую Федерацию», — рассказал Борис Титов.

Тем не менее в рамках американского визита Титов встречается с представителями бизнес-сообщества и Республиканской партии США, чтобы скорректировать прошлые подходы и выработать новые в соответствии с изменившейся тональностью в российско-американских отношениях, сообщил он.

«Речь была яркая и даже с некоторым театральным флером. Трамп все-таки очень хороший оратор. Но кроме внешних эффектов у речи было и глубокое внутреннее содержание, — заявил Титов. — Главная идея: США ограничивают активность на внешнеполитическом направлении и сосредотачиваются на своих внутренних проблемах. Много говорилось о восстановлении инфарструктуры и увеличении рабочих мест».

По мнению российского бизнес-омбудсмена, экономические идеи, высказанные Трампом, говорят об определенном шаге назад. «Однако США эти меры необходимы для консолидации тылов, чтобы обеспечить качественное и эффективное развитие экономики страны», — считает собеседник «Газеты.Ru».

Во внешней политике новый президент США также расставил четкие приоритеты, добавил собеседник «Газеты.Ru». «Это прежде всего борьба с исламским экстремизмом, — рассказал Титов. — В российско-американских отношениях, в свою очередь, подарков ждать не нужно. Они будут строиться на прагматизме».

По мнению Ольги Оликер, старшего советника Центра стратегических и международных исследований (CSIS), даже при общем желании Дональда Трампа и Владимира Путина улучшить отношения между двумя странами твердой основы для этого нет.

«В любом случае, чтобы можно было говорить о возможности прорыва в отношениях, России нужно что-то предложить США, — рассуждает собеседница «Газеты.Ru». — Но что это может быть, сейчас сказать сложно».

По ее мнению, интересы России и США в Сирии слишком различаются. Более того, заявленная обеими сторонами цель — уничтожение терроризма — не является определяющей ни для Москвы, ни для Вашингтона.

«С моей точки зрения, сфера, где будет легче всего найти новые точки соприкосновения, — это контроль над вооружениями в Европе, — считает Оликер. — Этот процесс в более широком смысле связан с договором СНВ-III, который истекает в 2021 году и дает возможности для новых инициатив».

Москва ждет сигнала

Россия должна показать новому главе американского Белого дома не только сильное политическое лидерство, но и решимость развивать экономику, считает Титов. «Чтобы выстраивать прагматичное сотрудничество, должен быть взаимный интерес. Сегодня у меня складывается впечатление, что Россия не очень интересна Америке как деловой партнер», — добавил он.

Чтобы убедить администрацию Трампа в серьезности своих намерений, России нужно продемонстрировать инвестиционный потенциал, четкую программу развития экономики и крепкую команду управленцев в этой сфере, считает Титов.

По мнению бизнес-омбудсмена, в США сегодня обсуждаются идеи, которые могут если не снять проблему антироссийского санкционного режима, то по меньшей мере сделать ее менее острой.

«Здесь есть две стороны. Есть санкции, которые прописаны в законах. И есть санкции, которые в головах, — рассуждает Титов. — Второй вариант является главным сдерживающим фактором». По словам собеседника «Газеты.Ru», многие американские предприниматели знают, где кончаются границы санкционного режима, но не хотят брать на себя политические риски и взаимодействовать с Россией даже там, где это не запрещено.

«Трампу может быть сложно снять санкционный режим быстрыми темпами и в одночасье. Но он может дать сигнал американскому бизнесу. Мол, санкции санкциями, но развивать деловые связи нужно. Такой сигнал мог бы очень помочь», — объяснил Титов.

Протесты против прически

До начала церемонии на улицах американской столицы напряжение между сторонниками и противниками Трампа ощущалось, но стороны демонстративно не замечали друг друга. Около десятка человек в плащах из советских флагов и с ушанками на головах маршировали с транспарантами про «российский компромат на Трампа» в паре кварталов от Капитолия.

Мимо проходили люди, обвешанные символикой с новым президентом США. Ближе к станции метро Judicial Square прогуливался человек в плаще, строгом костюме, с сигарой и большим плакатом «Трамп — фашист». Рядом один студент в маске Владимира Путина вел на цепи другого студента — в маске того же Трампа.

Масштабные протесты начались позже, когда Трамп уже принес присягу. Сотни человек, выступающих против ксенофобских заявлений президента США, начали столкновения с полицией. Стражи правопорядка пустили против них слезоточивый газ. В ходе столкновений, по последним данным, было арестовано более 100 человек.

Пока Трамп ехал по улицам Вашингтона в кортеже, улыбался и махал, с противоположной стороны от ограждений доносились не только крики поддержки, но и язвительные усмешки.

Немало людей из тех, кто пришел посмотреть на Трампа, держали в руках транспаранты, обвиняющие президента в расизме, связях с российскими спецсужбами или просто высмеивающие его рыжую прическу.

«Сегодня в США было три вида протестов. Первый — политический: около 60 конгрессменов бойкотировали инаугурационную речь Трампа. Это, с моей точки зрения, просто неприемлемо и посылает контрпродуктивный сигнал, — считает Дэвид Азеррад из Heritage Foundation. — Второй вид протеста — гражданский и мирный, который защищен конституцией страны и является неотъемлемым правом наших граждан. Третий — протесты с применением насилия, которые должны подавляться».

Администрация нового президента пока никак не прокомментировала беспорядки.

США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 21 января 2017 > № 2049248


Турция > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 21 января 2017 > № 2049246

Эрдогана не остановили наручники

Турецкий парламент одобрил переход страны на президентскую модель

Валентин Логинов, Дарья Зорилэ

Депутаты турецкого парламента поддержали проект конституционной реформы, которая предполагает переход на президентскую модель правления. Теперь слово за народом. Референдум по этому вопросу может состояться уже весной. Эксперты полагают, что после принятия соответствующих изменений Эрдоган начнет закручивать гайки, а сама Турция станет дрейфовать в сторону авторитарного режима.

Турецкие парламентарии одобрили пакет поправок к конституции, согласно которому Турция переходит на президентскую форму правления. За соответствующие изменения в основном законе страны проголосовали 339 депутатов при 330 необходимых.

Проект конституционной реформы был внесен правящей Партией справедливости и развития (ПСР), лидером которой является действующий президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

«Благодарю депутатов за проделанную работу, теперь слово за народом», — заявил премьер-министр Турции Бинали Йылдырым в обращении к парламентариям.

После подписания проекта реформ и его публикации в официальной прессе вопрос об изменении конституции будет вынесен на референдум, который, предположительно, состоится через 60 дней после того, как Эрдоган поставит свою подпись под документом.

Обсуждение с потасовками

Сам Эрдоган рассчитывал на большее количество голосов турецких депутатов. Как ожидалось, за поправки должны были проголосовать депутаты ПСР и дружественной Партии национального движения (ПНД), которые в общей сложности занимают 355 мест в парламенте. То есть не все представители этих политических объединений поддержали реформирование конституции страны.

Кроме того, категорически против данных поправок выступали Народно-республиканская партия и прокурдская Партия демократии народов, которые придерживались традиционного взгляда на политический процесс в Турции.

В настоящее время в стране действует политическая модель, установившаяся в 1923 году при Кемале Ататюрке и предполагающая большее разделение полномочий различных ветвей власти.

Теперь же оппозиционные политики Турции опасаются, что вся власть в результате будет сосредоточена в руках Эрдогана.

Да и само обсуждение конституционной реформы проходило отнюдь не гладко. За день до принятия поправок, 20 января, между депутатами различных политических сил в турецком парламенте завязалась потасовка, в ходе которой два депутата получили серьезные травмы. Стартом парламентских разборок послужило то, что независимый депутат Айлин Назлыяка приковала себя наручниками к трибуне, протестуя против принятия соответствующих изменений. Депутаты от ПСР пытались оттащить ее от трибуны, а на ее защиту встали оппозиционные депутаты.

Вся власть — Эрдогану

Кроме того, из 21 поправки, которые предлагались Партией справедливости и развития, в финальный проект вошли только 18, однако эти пункты существенно изменят политическую систему Турецкой Республики.

Во-первых, в стране будет упразднен пост премьер-министра, что сосредоточит всю полноту исполнительной власти в руках президента, который будет избираться сроком на пять лет.

Если поправки будут утверждены, то Эрдоган сможет избраться президентом в 2019 году и оставаться у власти до 2029 года.

Во-вторых, президент получает полномочия назначать и освобождать от должностей вице-президентов, ключевых министров и других высокопоставленных чиновников. Кроме того, в руках главы государства сосредоточатся функции составления и представления бюджета в парламент страны. То есть именно президент фактически будет контролировать основные статьи расхода бюджетных средств. Другие законодательные функции сохранятся за парламентариями.

Вместе с тем депутаты получат определенные рычаги контроля над президентом. Так, парламент получит возможность созывать специальные комиссии для расследования противоправных действий президента и даже инициировать процедуру импичмента. Однако для совершения подобных действий устанавливается достаточно сложная процедура: простое большинство голосов для создания комиссии и 2/3 голосов — для инициирования отставки президента.

С другой стороны, президенту предоставляется возможность не прерывать свое членство в партии на период исполнения президентских полномочий.

Оппоненты реформы утверждают, что если Эрдоган в 2019 году станет президентом, а ПСР сохранит большинство в парламенте, то оппозиция не сможет полноправно осуществлять функции контроля над деятельностью главы государства.

«Турция будет только отставать в демократическом развитии»

Эксперты склонны считать, что за изменениями, которые предлагает проект реформы, стоит нечто большее, чем простое желание Эрдогана консолидировать всю полноту исполнительной власти в своих руках.

«Главное в этом процессе — даже не президентская республика как таковая, а желание Эрдогана создать исламскую республику.

Сам по себе этот факт приведет к большим сдвигам в вопросе, кто будет в авангарде исламского мира — Турция, Иран или Саудовская Аравия», — рассказал «Газете.Ru» ведущий эксперт Gulf State Analytics в Вашингтоне Теодор Карасик.

При этом кемалистам вряд ли удастся собрать какие-нибудь значительные акции протеста, поскольку в Турции сегодня сложились такие условия, которые не дают возможности для сопротивления, утверждает эксперт.

Эта реформа приведет к существенным изменениям в конституции Турции, а сама республика превратится даже не в президентскую, а в суперпрезидентскую, считает доцент кафедры европейского права МГИМО Николай Топорнин. «Такой термин в юридической практике используют в основном для стран Латинской Америки, где полномочия президента преобладают над полномочиями парламента и любых других органов власти», — пояснил он.

Вместе с тем поправки, скорее всего, найдут поддержку у большинства населения Турции, после чего страна «начнет дрейфовать к авторитарному режиму», уверен эксперт. По словам собеседника «Газеты.Ru», такие изменения идут вразрез с принципами светского государства, которые были заложены Кемалем Ататюрком.

«Безусловно, с принятием этой реформы начнется закручивание гаек: будут упрощаться демократические порядки, начнется давление на оппозицию — у нее станет меньше возможностей проводить свою политику, будут закрыты некоторые СМИ, которые хоть как-то поддерживали оппозицию», — полагает Николай Топорнин.

Столь жесткий вариант реформирования политической системы в стране эксперт объясняет провалившейся попыткой государственного переворота летом 2016 года. Эти события оказали существенное влияние на Эрдогана и будут иметь последствия во всех существенных решениях, которые будет принимать турецкий лидер в будущем.

Кроме того, продолжает эксперт, осложняет положение Эрдогана и то обстоятельство, что он фактически оказался без союзников: он одинаково критикует и США, и Россию, и Иран.

При этом его действия достаточно сложно спрогнозировать, поскольку он преследует одну цель — продвижение турецких интересов на Ближнем Востоке.

Также эта реформа может осложнить отношения Турции и Евросоюза, поскольку вряд ли Брюссель пойдет на сближение с Анкарой в случае установления авторитарного режима в стране. «Уже не будет речи о вступлении Турции в Европейский союз, а также о безвизовом режиме», — добавил Топорнин.

Кроме того, не стоит ожидать и существенных изменений в отношениях Турции с Россией, так как Москва выстраивает систему отношений как некое «локальное сотрудничество, поскольку стратегическое партнерство с Анкарой часто оказывается очень шатким».

«Турция только больше будет отставать от демократического развития. Конечно, в мусульманской стране, в принципе, смешно говорить о демократии. В таких странах скорее можно говорить о теократическом укладе, например, как в Саудовской Аравии или Иране. У них свой путь развития. И сейчас у Турции есть выбор: идти по пути развития светского государства, принципы которого были заложена Ататюрком, или же идти по мусульманскому пути. И на данный момент заветы Ататюрка укладывают в сейф», — комментирует эксперт.

Турция > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 21 января 2017 > № 2049246


США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 января 2017 > № 2044347 Александр Баунов

Трамп в контексте. Почему выигрывают новые правые

Александр Баунов, Carnegie Moscow Center, Россия

После того как общепринятой версией стало, что Трамп родился то ли, наподобие Афины, непосредственно из головы Путина-Зевса, то ли, вроде Афродиты, из пены фальшивых новостей, начали забываться его настоящее происхождение и его настоящий контекст. Больше того, новейшая интерпретация событий меняет понимание того, что уже произошло, хотя прошлое, как закон, не должно бы иметь обратной силы.

Трамп необычен для Америки, но перенесите его в Европу, и он будет смотреться одним из представителей уже длинного ряда новых правых. В последние 15 и особенно 10 лет, когда Трампа не было и в проекте, мы наблюдали в Европе успехи политических сил, которые немногим ранее, во второй половине XX века, считались бы крайними, маргинальными, и их предшественники действительно жались по краям, прятались в дальние углы политического пространства. Главный мотив их успеха — такой же, как у Трампа, — возвращение лучших времен, восстановление местной идентичности, которая подорвана растворением национального политического, культурного и экономического суверенитета в общемировом. Забрали слишком много: верните.

В Северной, Западной и Восточной Европе это именно новые правые. В Южной, средиземноморской Европе — новые левые: греческая «Сириза», испанские Podemos, в Португалии соревнуются левый и еще левее. Видимо, новые времена унаследовали от старой Европы политическую изотерму, которая совпадает с климатической: в кризисные времена на севере Европы начинают подниматься правые, националистические силы, на юге — левые, интернационалистские. Возможно, это связано с тем, что юг сохранил самоощущение стран отъезда, а север ассоциирует себя со странами приезда и донорами.

От малого и смешного

Почему победы бывших маргиналов одна за другой пошли именно сейчас? Отчасти это реакция на экономический кризис 2008 года: до этого обещали, что в новые глобальные времена экономика будет только расти, а она вдруг упала, и веры ей больше нет. Падение совпало с открытием рынка труда в западноевропейских странах для приезжих из Восточной Европы, новых стран — членов ЕС. Именно в последние годы западные европейцы обнаружили, что польские или венгерские работники не просто приезжают к ним на заработки, но пользуются такими же, как они, правами, довольствуясь меньшими зарплатами. «Арабская весна» добавила к ним африканцев и жителей глубин Азии, которые вступили с африканцами в соревнование за захват наперегонки оставшегося в Европе места: одни пошли, потому что война и революция, другие просто за ними.

А если отступить на несколько шагов назад, к этому времени Европа — с некоторой положенной для больших перемен задержкой — адаптировалась к концу холодной войны. Политические силы, которые считались бы во время холодной войны саморазрушительными для Запада, стали восприниматься избирателем более расслабленно: нет того противника, который воспользуется разрушением существующих политических систем. Одна из причин, по которой Россию пытаются вернуть на роль нового общего врага, — попытка восстановить те психологические механизмы, которые удерживали западного избирателя от вольностей и капризов во второй половине ХХ века, но перестали удерживать в начале нынешнего.

С начала двухтысячных мы наблюдаем непрерывную серию побед новых правых в Голландии, Дании, Фландрии, Швеции, Норвегии и Финляндии, в Восточной Европе, за которыми следуют уже более известные — из-за размера стран — их успехи в Великобритании, Франции и США. Во всех этих странах новые правые прошли примерно одинаковый путь: сначала при всеобщем удивлении и негодовании завоевывали муниципалитеты, потом попадали в парламент, потом становились третьими и даже вторыми по размеру фракциями и, наконец, участниками, а кое-где основами правящих коалиций. Истинные финны дают идеальные цифры для соответствующей кривой роста популярности. На выборах 1999 года у них был 1%; в 2003-м — 1,6%; в 2007-м — 4,1%; в 2011 году — 19,1%; в 2015-м — 17,6%. На последних выборах они вошли в правительство, их глава Мимо Сойни — министр иностранных дел. Примерно такой же путь проделали Шведские демократы — от 1,4% в 2000 году до 13% в 2014-м: 47 депутатов, вторая по размеру фракция в Риксдаге.

Первым победителем тут, вероятно, был основатель одной из первых в Европе новых правых партий голландец Пим Фортёйн, убитый во время избирательной кампании радикальным экологом, но за то, что Пим нападал в ходе кампании на слабых членов общества — мигрантов-мусульман. Это было первое политическое убийство в Нидерландах с XVII века, партия Фортёйна посмертно набрала 17% и вошла в правительство; в 2004 году на таком же, как у нас, телеконкурсе, голландцы выбрали Фортёйна «именем Нидерландов».

Реакция на первые успехи новых правых была похожа на то, что происходит сейчас в США: удивление и паника традиционных партий, журналистов и интеллигенции — «фашисты идут». Газеты Швеции объявили коллективный бойкот Шведским демократам: не печатали их рекламу и не освещали деятельность. В 2006 году две из трех крупнейших газет запрет отменили, но таблоид Expressen придерживается его до сих пор.

Поначалу новых правых пытались обходить при создании коалиций, выстраивая самые причудливые кружевные конфигурации из традиционных партий, но они получались хрупкими. Норвежская Партия прогресса на выборах 2005 года стала второй, но осталась в оппозиции («нельзя сотрудничать с фашистами»).

Потом их стали включать в парламентское большинство без портфелей. Есть такой формат сотрудничества: в обмен на голоса фракции в парламенте включить в свою программу часть чужих требований и дать несколько второстепенных постов, вроде заместителей глав парламентских комитетов. Именно таким образом в правящую коалицию с 2001 по 2009 год входила Датская народная партия.

После устроенных Брейвиком терактов многим казалось, что норвежские ультраправые надолго потеряют симпатии избирателей. Но на первых же после терактов выборах 2013 года Партия прогресса стала третьей и вошла в правительство: лидер получившей второе место на выборах консерватор Эрна Сульберг пошла на союз с занявшей третье место Партией прогресса и обошла занявших первое место лейбористов. С тех пор во главе Норвегии две белокурые бестии, блондинки: Эрна Сульберг, премьер, и Сив Йенсен, ультраправый министр финансов. Новым правым принадлежит и профильное в вопросах миграции Министерство юстиции, и еще пять министерских постов. Сотрудничать теперь стало можно.

Новые свои и чужие

Новых правых отличает от старых много чего. Например, у них, как правило, нет старой внутриевропейской вражды. Французские националисты не говорят, что немцы плохи; немецкие — что плохи англичане; для англичан испанцы не враги. Наоборот, пробуждая националистические чувства, они хвалят давних соседей по старой Европе, ведь у них с ними общий враг: мигранты и безродная бюрократия в Брюсселе.

Все они не жалуют даже своих еврокомиссаров, выходцев из собственных стран. Польша обвиняет Дональда Туска, первого поляка на посту главы Европейского совета, в антипольской деятельности. Впрочем, восточноевропейские правые, хотя и разделяют с западными единомышленниками антимигрантское и антибрюссельское негодование, все-таки задержались в прошлом. Они больше похожи на старых, классических правых тем, что не жалеют и соседей: словаки и румыны — венгров, поляки — немцев и литовцев, и так далее.

У новых правых нет антисемитизма, у старых правых, даже послевоенных, он был. Жан-Мари Ле Пен страдал им в традиционной, наследственной форме; Марин Лепен исключила родного отца из основанной им партии за антисемитские высказывания. Она, правда, не стопроцентный союзник Израиля (величие Франции требует особых отношений с арабами), зато другие новые правые видят в нем положительный пример обращения с инокультурными, в частности с арабами и мусульманами, на своей территории и позитивной дискриминации своих в ущерб чужим, и плевать, что напишут в газетах. Шведские демократы начинали как классические белые супрематисты, с факельными шествиями, викингами на эмблемах, «викинг-роком» в качестве партийной музыки и бывшими нацистами в руководстве. Но с каждым полученным процентом избавлялись от самых стыдных черт. Сейчас они одна из самых произраильских партий в Европе и выступили против признания Палестинского государства социал-демократическим правительством Швеции в 2014 году.

Программы ручной сборки

Главная черта новых правых — мозаичность программ, отказ от стройной традиционной правой идеологии второй половины ХХ века. У старых по одному пункту программы можно восстановить следующий, а по нему следующий. Если пожилой консервативный джентльмен сказал «А», ты уж непременно знаешь, каким будет «Бэ» и «Цэ»; если воскликнет «Гром победы, раздавайся», уже заранее знаем, кто веселится.

У старых правых, во всяком случае, послевоенных, националистические элементы были связаны с консервативными социальными и либеральными рыночными. Святыни частной собственности, своего дела, семьи, религии и национальной гордости были обязательными частями любого показательного выступления. Программа, в которой меньше государства, налогов и социальной нагрузки на собственника, традиционные ценности в виде классической семьи, школы, культуры и церкви, ориентация на США во внешней политике и настороженное (враждебное) отношение к СССР (России) были стандартным правым предложением. Это была партия буржуа и самозанятого рабочего класса. Сочетание социализма, революционных методов и национализма из первой половины XX века после Второй мировой войны считалось слишком опасным.

Сейчас все эти элементы и, главное, связь между ними пересмотрены. Новые ультраправые бывают за женскую эмансипацию, за современное искусство, за права ЛГБТ, за социализм: он возможен, если это социализм не для всех, а для своих. Главы французских и норвежских ультраправых — женщины; основатель одной их первых в Европе новых ультраправых партий Пим Фортёйн — националист, открытый гей, практикующий католик, взявший заместителем по партии гражданина Нидерландов африканского происхождения. Борец против зеленых налогов на экономику и за право вести бизнес, связанный с убийством симпатичных зверушек: хотите держать меховую ферму или фабрику — пожалуйста, на то он и экономический либерализм.

Новые правые отличаются повышенной гибкостью в конструировании предложения. Они могут менять многие пункты программы на их полную противоположность. Фортёйна убил радикальный зоозащитник, а его политический наследник Герт Вилдерс сам эколог. В его программе — запрет исламских и кошерных боен: животные страдают от ножа, только электричество.

Конвергенция систем

Повестки и идеологические наборы новых правых гораздо более разнообразны, произвольны и менее прогнозируемы. Зная один пункт, невозможно наверняка назвать другой. Любой элемент традиционного консервативного национализма может быть изъят, расшатан и даже заменен на свою противоположность.

С точки зрения классических партийных доктрин программы европейских новых правых полны таких же неожиданностей, как кампания Дональда Трампа. Голландская Партия свободы Вилдерса за то, чтобы ужесточить наказание за насилие в отношении евреев и ЛГБТ, за то, чтобы убрать кофешопы на километр от школ, но за отмену запрета на курение в барах, за защиту животных и за то, чтобы построить больше АЭС, угольных станций и не зависеть от импорта нефти, вернуться к гульдену, закрыть мусульманские школы, ввести налог на хиджаб, объявлять национальность преступников, поддержать буров в Южной Африке, остаться в НАТО, но убрать оттуда Турцию. Против прав национальных и чужих религиозных меньшинств, но за права сексуальных, в том числе на брак, права женщин, в том числе на аборт, и за любые формы современной культуры. Отечественные геи нам роднее и ближе понаехавших носителей традиционных ценностей. Современное искусство прекрасно, ведь оно отличает нас от мусульманского Востока, где такого нет.

Норвежская Партия прогресса создавалась как либертарианская — против борьбы с отупляющим воздействием нефтяных крон и государства всеобщего благоденствия. Но поскольку выгодоприобретателями благоденствия быстро оказались приезжие, к пунктам о снижении налогов, приватизации отраслей, увеличению конкуренции добавилось требование ограничить миграцию.

Истинные финны — прекрасный пример совмещения социализма в экономике и традиционных правых ценностей в обществе. «Финны» за то, чтобы поднять пенсии и стипендии, за прогрессивную налоговую шкалу с большим шагом по мере роста доходов, за повышенный налог на капитал, восстановление налогов на роскошь и на богатство, государственные инвестиции в промышленность и инфраструктуру, за субсидирование сельхозрегионов (спасти финского крестьянина от конкуренции). Левую экономическую программу они сочетают с консервативными социальными ценностями, изоляционизмом, национализмом и протекционизмом в международных отношениях, где предлагается быть против ЕС, НАТО и глобализации. В школах надо прививать людям здоровую национальную гордость и пропагандировать классическую семью. Зато отменить обязательный шведский (в Финляндии это второй госязык), освободить место для английского, немецкого, французского и русского в восточной части страны. Программа получается такая: своим социализм, остальным закон.

Соседние Шведские демократы завоевали популярность на пересечении двух идей: помощи пожилым людям и борьбы с иммиграцией. Социализм, практически коммунизм для стариков и никаких трат на молодых чужаков. Убедительное сочетание для стареющей страны.

Друзья Путина

Программа новых правых может включать скептическое отношение к единой Европе и США и положительное к России и Путину, а может и не включать. Шведские демократы поссорились между собой по украинскому вопросу. Более старые придерживаются классических правых взглядов об опасности России, более молодые проявили больше понимания к действиям Путина на Украине.

Вилдерс и союзники организовали референдум по украинскому вопросу, а граждане их поддержали не потому, что как-то особенно не любят Украину, а Россию любят больше ее, а потому, что Россия не идет в Европу, не напирает, не настаивает на своих европейских перспективах. Он же основал сайт, куда голландцы могут жаловаться на поведение восточных европейцев или если какой румын или поляк отнял у них работу.

Новые правые кажутся союзниками России просто потому, что без строгой догматики и стройной идеологии им проще признавать чужую политическую субъектность, ведь в их случае речь не идет о распространении единственно верной и единообразно понимаемой системы взглядов на глобус. Их международная позиция скорее оборонительная, чем наступательная: нужно защитить страну, Европу, Запад от чужих, а у себя чужие пусть делают, что хотят, если это не угрожает нам.

Новые правые менее щепетильны в вопросах международной репутации. Они сами были предметом осуждения традиционных политиков, журналистов, интеллектуалов, слыли фашистами и популистами, поэтому меньше прислушиваются к тому, что говорят и пишут о других, будь то Путин, Асад или тот же Трамп.

Новые правые пользуются старым языком. Диктатуру политкорректности они считают стеной, которую интеллигенция и левые искусственно возвели вокруг мигрантов, чтобы получать их голоса, а местных лишить права критиковать их за эту сделку. Это не всегда значит, что новые правые — принципиальные расисты, сексисты и гомофобы, чуждые всяких представлений о терпимости. И здесь они умудряются совмещать то, что их предшественникам казалось несовместимым.

Ксенофобия ради толерантности

Благодаря гибкости и мозаичности программ новые правые — удобные партнеры и союзники по парламентскому большинству. Среди прочего за это их начали ценить и приглашать в коалиции: они могут блокироваться с консерваторами и либералами и со старыми правыми и левыми.

Единственный пункт программы новых правых, который они не готовы обменять или убрать, — это борьба с мигрантами, особенно из мусульманских стран. За 14 лет до того, как Путин придумал Трампа, Фортёйн предложил закрыть границы Голландии, а лучше всей Европы для мигрантов-мусульман. Почему? Потому что, как он уверял, эти люди не хотят интегрироваться. Не хотят интегрироваться они по той причине, что исламский мир сейчас является более убежденным носителем традиционных ценностей, чем самые консервативные европейцы.

В условиях массового приезда еще больших, чем они сами, традиционалистов у европейских правых был неприятный выбор: быть схожими с ними по идеологии и отличаться только внешностью, по сомнительной формуле «мечеть плохая, церковь хорошая; у них много детей — плохо, у нас — хорошо», то есть сохранить классический расовый и этнический национализм. Или, наоборот, оттолкнуться от их традиционности и строить своеобразный вариант ценностного национализма. Новые правые стараются идти по второму пути, потому что таким образом им удается совместить свою программу с тем, чему долгие годы учили послевоенные поколения европейцев — с неприятием нацизма и ксенофобии.

Во время теледебатов с мусульманским клириком Фортёйн дразнил его своей нетрадиционной личной жизнью, а когда тот не выдержал и наговорил гадостей, обернулся и произнес в камеру: вот он, троянский конь ксенофобии, который маскируется лозунгами мультикультурализма.

Новые правые парадоксальным образом совмещают ксенофобию и толерантность. Вернее, их программу можно описать как «ксенофобия во имя толерантности». Логика тут такая. Европа, Запад — это территория свободы личности, поэтому все, что эту свободу утверждает вопреки Востоку, все это может быть частью европейского и, шире, западного культурного национализма. Аргумент новых правых звучит примерно так: мы лучше, потому что мы свободнее и терпимее, и не хотим чужих, потому что это они ксенофобы, вот нам и приходится защищаться. В ход идут примеры действий и проповеди приезжих против приютившего их Запада, которых немало, хотя их простые и менее замысловатые сторонники то и дело заваливаются в классическую колею расового и национального превосходства. Простых членов новых правых регулярно ловят на расистских, сексистских и гомофобных словах и действиях.

Трамп в собственном соку

Но ведь и Трамп знаменит ровно этим: он не классический республиканец, у республиканской партии на уме одно, а у него на языке другое; у тех стройный ряд от субботы до четверга, у него каждый божий день пятница. Если мы посмотрим на программу Трампа — она растет совсем не оттуда, откуда традиционный республиканский консерватизм. В избирательной кампании Трампа очень мало Библии, церкви, бога, семейных ценностей, сдерживания России и невмешательства государства в экономику. У него-то как раз государство еще как вмешивается, чтобы обложить налогами тех, кто выводит производство в Китай или Мексику, а китайские товары пошлиной, с Россией можно договориться, а вот с исламистами — нельзя.

Его назначение людей с противоположными — в том числе его собственным — взглядами смущает самых проницательных толкователей будущего. Дональда Трампа, как и все европейские партии новых правых, отличает повышенная гибкость и отсутствие картины мира, где из одного привычно следует другое.

Он тоже готов вести переговоры и совершать размены по самым разным вопросам, сдвигаться вправо или влево, оставлять или переписывать пункты программы, кроме, пожалуй, одного — как и у его европейских единомышленников — антимигрантского.

К числу этих едномышленников и предшественников, кроме уже упомянутых, можно добавить развивающих свой успех фламандских националистов в Бельгии; Норберта Хофера из австрийской Партии свободы, который чуть не стал президентом; восточноевропейских лидеров, которые теперь могут гордиться тем, что раньше Трампа угадали мировой тренд — были теми флюгерами, что вызвали ветер; Марин Ле Пен с классической мозаичной программой новых правых, отправляющуюся бороться за пост французского президента, и, разумеется, коллективную партию брекзита в единоверной Англии.

Быстрое восхождение новых правых состоялось в старых демократиях с давними либеральными традициями — там, где Россия не обладает авторитетом и влиянием, потому что кажется варварской отсталой страной для представителей всех политических сил. Ровно как в Америке, где никому, в том числе в окружении Трампа, не приходит в голову видеть в России образец. Это и есть истинный контекст прихода Трампа к власти. И он же — настоящий контекст будущих французских и немецких выборов, внутри, а не поверх которого существует Россия. Она, будучи одной из восточноевропейских стран, всего лишь осуществила свой, с местными особенностями, правый поворот чуть раньше США и больших западноевропейских стран, но чуть позже или вместе со странами Северной Европы.

США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 января 2017 > № 2044347 Александр Баунов


США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 января 2017 > № 2061650 Александр Баунов

Трамп в контексте. Почему выигрывают новые правые

Александр Баунов

Трамп необычен для Америки, но перенесите его в Европу, и он будет смотреться одним из представителей уже длинного ряда новых правых, которые в последние 15 лет прошли путь от негодования и бойкота до участия во власти. От старых правых их отличает мозаичность программ, которые нетрадиционным образом соединяет консервативные и прогрессивные элементы

После того как общепринятой версией стало, что Трамп родился то ли, наподобие Афины, непосредственно из головы Путина-Зевса, то ли, вроде Афродиты, из пены фальшивых новостей, начали забываться его настоящее происхождение и его настоящий контекст. Больше того, новейшая интерпретация событий меняет понимание того, что уже произошло, хотя прошлое, как закон, не должно бы иметь обратной силы.

Трамп необычен для Америки, но перенесите его в Европу, и он будет смотреться одним из представителей уже длинного ряда новых правых. В последние 15 и особенно 10 лет, когда Трампа не было и в проекте, мы наблюдали в Европе успехи политических сил, которые немногим ранее, во второй половине XX века, считались бы крайними, маргинальными, и их предшественники действительно жались по краям, прятались в дальние углы политического пространства. Главный мотив их успеха – такой же, как у Трампа, – возвращение лучших времен, восстановление местной идентичности, которая подорвана растворением национального политического, культурного и экономического суверенитета в общемировом. Забрали слишком много: верните.

В Северной, Западной и Восточной Европе это именно новые правые. В Южной, средиземноморской Европе – новые левые: греческая «Сириза», испанские Podemos, в Португалии соревнуются левый и еще левее. Видимо, новые времена унаследовали от старой Европы политическую изотерму, которая совпадает с климатической: в кризисные времена на севере Европы начинают подниматься правые, националистические силы, на юге – левые, интернационалистские. Возможно, это связано с тем, что юг сохранил самоощущение стран отъезда, а север ассоциирует себя со странами приезда и донорами.

От малого и смешного

Почему победы бывших маргиналов одна за другой пошли именно сейчас? Отчасти это реакция на экономический кризис 2008 года: до этого обещали, что в новые глобальные времена экономика будет только расти, а она вдруг упала, и веры ей больше нет. Падение совпало с открытием рынка труда в западноевропейских странах для приезжих из Восточной Европы, новых стран – членов ЕС. Именно в последние годы западные европейцы обнаружили, что польские или венгерские работники не просто приезжают к ним на заработки, но пользуются такими же, как они, правами, довольствуясь меньшими зарплатами. «Арабская весна» добавила к ним африканцев и жителей глубин Азии, которые вступили с африканцами в соревнование за захват наперегонки оставшегося в Европе места: одни пошли, потому что война и революция, другие просто за ними.

А если отступить на несколько шагов назад, к этому времени Европа – с некоторой положенной для больших перемен задержкой – адаптировалась к концу холодной войны. Политические силы, которые считались бы во время холодной войны саморазрушительными для Запада, стали восприниматься избирателем более расслабленно: нет того противника, который воспользуется разрушением существующих политических систем. Одна из причин, по которой Россию пытаются вернуть на роль нового общего врага, – попытка восстановить те психологические механизмы, которые удерживали западного избирателя от вольностей и капризов во второй половине ХХ века, но перестали удерживать в начале нынешнего.

С начала двухтысячных мы наблюдаем непрерывную серию побед новых правых в Голландии, Дании, Фландрии, Швеции, Норвегии и Финляндии, в Восточной Европе, за которыми следуют уже более известные – из-за размера стран – их успехи в Великобритании, Франции и США. Во всех этих странах новые правые прошли примерно одинаковый путь: сначала при всеобщем удивлении и негодовании завоевывали муниципалитеты, потом попадали в парламент, потом становились третьими и даже вторыми по размеру фракциями и, наконец, участниками, а кое-где основами правящих коалиций. Истинные финны дают идеальные цифры для соответствующей кривой роста популярности. На выборах 1999 года у них был 1%; в 2003-м – 1,6%; в 2007-м – 4,1%; в 2011 году – 19,1%; в 2015-м – 17,6%. На последних выборах они вошли в правительство, их глава Тимо Сойни – министр иностранных дел. Примерно такой же путь проделали Шведские демократы – от 1,4% в 2000 году до 13% в 2014-м: 49 депутатов, третья по размеру фракция в Риксдаге.

Первым победителем тут, вероятно, был основатель одной из первых в Европе новых правых партий голландец Пим Фортёйн, убитый во время избирательной кампании радикальным экологом, но за то, что Пим нападал в ходе кампании на слабых членов общества – мигрантов-мусульман. Это было первое политическое убийство в Нидерландах с XVII века, партия Фортёйна посмертно набрала 17% и вошла в правительство; в 2004 году на таком же, как у нас, телеконкурсе, голландцы выбрали Фортёйна «именем Нидерландов».

Реакция на первые успехи новых правых была похожа на то, что происходит сейчас в США: удивление и паника традиционных партий, журналистов и интеллигенции – «фашисты идут». Газеты Швеции объявили коллективный бойкот Шведским демократам: не печатали их рекламу и не освещали деятельность. В 2006 году две из трех крупнейших газет запрет отменили, но таблоид Expressen придерживается его до сих пор.

Поначалу новых правых пытались обходить при создании коалиций, выстраивая самые причудливые кружевные конфигурации из традиционных партий, но они получались хрупкими. Норвежская Партия прогресса на выборах 2005 года стала второй, но осталась в оппозиции («нельзя сотрудничать с фашистами»).

Потом их стали включать в парламентское большинство без портфелей. Есть такой формат сотрудничества: в обмен на голоса фракции в парламенте включить в свою программу часть чужих требований и дать несколько второстепенных постов, вроде заместителей глав парламентских комитетов. Именно таким образом в правящую коалицию с 2001 по 2009 год входила Датская народная партия.

После устроенных Брейвиком терактов многим казалось, что норвежские ультраправые надолго потеряют симпатии избирателей. Но на первых же после терактов выборах 2013 года Партия прогресса стала третьей и вошла в правительство: лидер получившей второе место на выборах консерватор Эрна Сульберг пошла на союз с занявшей третье место Партией прогресса и обошла занявших первое место лейбористов. С тех пор во главе Норвегии две белокурые бестии, блондинки: Эрна Сульберг, премьер, и Сив Йенсен, ультраправый министр финансов. Новым правым принадлежит и профильное в вопросах миграции Министерство юстиции, и еще пять министерских постов. Сотрудничать теперь стало можно.

Новые свои и чужие

Новых правых отличает от старых много чего. Например, у них, как правило, нет старой внутриевропейской вражды. Французские националисты не говорят, что немцы плохи; немецкие – что плохи англичане; для англичан испанцы не враги. Наоборот, пробуждая националистические чувства, они хвалят давних соседей по старой Европе, ведь у них с ними общий враг: мигранты и безродная бюрократия в Брюсселе.

Все они не жалуют даже своих еврокомиссаров, выходцев из собственных стран. Польша обвиняет Дональда Туска, первого поляка на посту главы Европейского совета, в антипольской деятельности. Впрочем, восточноевропейские правые, хотя и разделяют с западными единомышленниками антимигрантское и антибрюссельское негодование, все-таки задержались в прошлом. Они больше похожи на старых, классических правых тем, что не жалеют и соседей: словаки и румыны – венгров, поляки – немцев и литовцев, и так далее.

У новых правых нет антисемитизма, у старых правых, даже послевоенных, он был. Жан-Мари Ле Пен страдал им в традиционной, наследственной форме; Марин Лепен исключила родного отца из основанной им партии за антисемитские высказывания. Она, правда, не стопроцентный союзник Израиля (величие Франции требует особых отношений с арабами), зато другие новые правые видят в нем положительный пример обращения с инокультурными, в частности с арабами и мусульманами, на своей территории и позитивной дискриминации своих в ущерб чужим, и плевать, что напишут в газетах. Шведские демократы начинали как классические белые супрематисты, с факельными шествиями, викингами на эмблемах, «викинг-роком» в качестве партийной музыки и бывшими нацистами в руководстве. Но с каждым полученным процентом избавлялись от самых стыдных черт. Сейчас они одна из самых произраильских партий в Европе и выступили против признания Палестинского государства социал-демократическим правительством Швеции в 2014 году.

Программы ручной сборки

Главная черта новых правых – мозаичность программ, отказ от стройной традиционной правой идеологии второй половины ХХ века. У старых по одному пункту программы можно восстановить следующий, а по нему следующий. Если пожилой консервативный джентльмен сказал «А», ты уж непременно знаешь, каким будет «Бэ» и «Цэ»; если воскликнет «Гром победы, раздавайся», уже заранее знаем, кто веселится.

У старых правых, во всяком случае послевоенных, националистические элементы были связаны с консервативными социальными и либеральными рыночными. Святыни частной собственности, своего дела, семьи, религии и национальной гордости были обязательными частями любого показательного выступления. Программа, в которой меньше государства, налогов и социальной нагрузки на собственника, традиционные ценности в виде классической семьи, школы, культуры и церкви, ориентация на США во внешней политике и настороженное (враждебное) отношение к СССР (России) были стандартным правым предложением. Это была партия буржуа и самозанятого рабочего класса. Сочетание социализма, революционных методов и национализма из первой половины XX века после Второй мировой войны считалось слишком опасным.

Сейчас все эти элементы и, главное, связь между ними пересмотрены. Новые ультраправые бывают за женскую эмансипацию, за современное искусство, за права ЛГБТ, за социализм: он возможен, если это социализм не для всех, а для своих. Главы французских и норвежских ультраправых – женщины; основатель одной их первых в Европе новых ультраправых партий Пим Фортёйн – националист, открытый гей, практикующий католик, взявший заместителем по партии гражданина Нидерландов африканского происхождения. Борец против зеленых налогов на экономику и за право вести бизнес, связанный с убийством симпатичных зверушек: хотите держать меховую ферму или фабрику – пожалуйста, на то он и экономический либерализм.

Новые правые отличаются повышенной гибкостью в конструировании предложения. Они могут менять многие пункты программы на их полную противоположность. Фортёйна убил радикальный зоозащитник, а его политический наследник Герт Вилдерс сам эколог. В его программе – запрет исламских и кошерных боен: животные страдают от ножа, только электричество.

Конвергенция систем

Повестки и идеологические наборы новых правых гораздо более разнообразны, произвольны и менее прогнозируемы. Зная один пункт, невозможно наверняка назвать другой. Любой элемент традиционного консервативного национализма может быть изъят, расшатан и даже заменен на свою противоположность.

С точки зрения классических партийных доктрин программы европейских новых правых полны таких же неожиданностей, как кампания Дональда Трампа. Голландская Партия свободы Вилдерса за то, чтобы ужесточить наказание за насилие в отношении евреев и ЛГБТ, за то, чтобы убрать кофешопы на километр от школ, но за отмену запрета на курение в барах, за защиту животных и за то, чтобы построить больше АЭС, угольных станций и не зависеть от импорта нефти, вернуться к гульдену, закрыть мусульманские школы, ввести налог на хиджаб, объявлять национальность преступников, поддержать буров в Южной Африке, остаться в НАТО, но убрать оттуда Турцию. Против прав национальных и чужих религиозных меньшинств, но за права сексуальных, в том числе на брак, права женщин, в том числе на аборт, и за любые формы современной культуры. Отечественные геи нам роднее и ближе понаехавших носителей традиционных ценностей. Современное искусство прекрасно, ведь оно отличает нас от мусульманского Востока, где такого нет.

Норвежская Партия прогресса создавалась как либертарианская – против борьбы с отупляющим воздействием нефтяных крон и государства всеобщего благоденствия. Но поскольку выгодоприобретателями благоденствия быстро оказались приезжие, к пунктам о снижении налогов, приватизации отраслей, увеличению конкуренции добавилось требование ограничить миграцию.

Истинные финны – прекрасный пример совмещения социализма в экономике и традиционных правых ценностей в обществе. «Финны» за то, чтобы поднять пенсии и стипендии, за прогрессивную налоговую шкалу с большим шагом по мере роста доходов, за повышенный налог на капитал, восстановление налогов на роскошь и на богатство, государственные инвестиции в промышленность и инфраструктуру, за субсидирование сельхозрегионов (спасти финского крестьянина от конкуренции). Левую экономическую программу они сочетают с консервативными социальными ценностями, изоляционизмом, национализмом и протекционизмом в международных отношениях, где предлагается быть против ЕС, НАТО и глобализации. В школах надо прививать людям здоровую национальную гордость и пропагандировать классическую семью. Зато отменить обязательный шведский (в Финляндии это второй госязык), освободить место для английского, немецкого, французского и русского в восточной части страны. Программа получается такая: своим социализм, остальным закон.

Соседние Шведские демократы завоевали популярность на пересечении двух идей: помощи пожилым людям и борьбы с иммиграцией. Социализм, практически коммунизм для стариков и никаких трат на молодых чужаков. Убедительное сочетание для стареющей страны.

Друзья Путина

Программа новых правых может включать скептическое отношение к единой Европе и США и положительное к России и Путину, а может и не включать. Шведские демократы поссорились между собой по украинскому вопросу. Более старые придерживаются классических правых взглядов об опасности России, более молодые проявили больше понимания к действиям Путина на Украине.

Вилдерс и союзники организовали референдум по украинскому вопросу, а граждане их поддержали не потому, что как-то особенно не любят Украину, а Россию любят больше ее, а потому, что Россия не идет в Европу, не напирает, не настаивает на своих европейских перспективах. Он же основал сайт, куда голландцы могут жаловаться на поведение восточных европейцев или если какой румын или поляк отнял у них работу.

Новые правые кажутся союзниками России просто потому, что без строгой догматики и стройной идеологии им проще признавать чужую политическую субъектность, ведь в их случае речь не идет о распространении единственно верной и единообразно понимаемой системы взглядов на глобус. Их международная позиция скорее оборонительная, чем наступательная: нужно защитить страну, Европу, Запад от чужих, а у себя чужие пусть делают, что хотят, если это не угрожает нам.

Новые правые менее щепетильны в вопросах международной репутации. Они сами были предметом осуждения традиционных политиков, журналистов, интеллектуалов, слыли фашистами и популистами, поэтому меньше прислушиваются к тому, что говорят и пишут о других, будь то Путин, Асад или тот же Трамп.

Новые правые пользуются старым языком. Диктатуру политкорректности они считают стеной, которую интеллигенция и левые искусственно возвели вокруг мигрантов, чтобы получать их голоса, а местных лишить права критиковать их за эту сделку. Это не всегда значит, что новые правые – принципиальные расисты, сексисты и гомофобы, чуждые всяких представлений о терпимости. И здесь они умудряются совмещать то, что их предшественникам казалось несовместимым.

Ксенофобия ради толерантности

Благодаря гибкости и мозаичности программ новые правые – удобные партнеры и союзники по парламентскому большинству. Среди прочего за это их начали ценить и приглашать в коалиции: они могут блокироваться с консерваторами и либералами и со старыми правыми и левыми.

Единственный пункт программы новых правых, который они не готовы обменять или убрать, – это борьба с мигрантами, особенно из мусульманских стран. За 14 лет до того, как Путин придумал Трампа, Фортёйн предложил закрыть границы Голландии, а лучше всей Европы для мигрантов-мусульман. Почему? Потому что, как он уверял, эти люди не хотят интегрироваться. Не хотят интегрироваться они по той причине, что исламский мир сейчас является более убежденным носителем традиционных ценностей, чем самые консервативные европейцы.

В условиях массового приезда еще больших, чем они сами, традиционалистов у европейских правых был неприятный выбор: быть схожими с ними по идеологии и отличаться только внешностью, по сомнительной формуле «мечеть плохая, церковь хорошая; у них много детей – плохо, у нас – хорошо», то есть сохранить классический расовый и этнический национализм. Или, наоборот, оттолкнуться от их традиционности и строить своеобразный вариант ценностного национализма. Новые правые стараются идти по второму пути, потому что таким образом им удается совместить свою программу с тем, чему долгие годы учили послевоенные поколения европейцев – с неприятием нацизма и ксенофобии.

Во время теледебатов с мусульманским клириком Фортёйн дразнил его своей нетрадиционной личной жизнью, а когда тот не выдержал и наговорил гадостей, обернулся и произнес в камеру: вот он, троянский конь ксенофобии, который маскируется лозунгами мультикультурализма.

Новые правые парадоксальным образом совмещают ксенофобию и толерантность. Вернее, их программу можно описать как «ксенофобия во имя толерантности». Логика тут такая. Европа, Запад – это территория свободы личности, поэтому все, что эту свободу утверждает вопреки Востоку, все это может быть частью европейского и, шире, западного культурного национализма. Аргумент новых правых звучит примерно так: мы лучше, потому что мы свободнее и терпимее, и не хотим чужих, потому что это они ксенофобы, вот нам и приходится защищаться. В ход идут примеры действий и проповеди приезжих против приютившего их Запада, которых немало, хотя их простые и менее замысловатые сторонники то и дело заваливаются в классическую колею расового и национального превосходства. Простых членов новых правых регулярно ловят на расистских, сексистских и гомофобных словах и действиях.

Трамп в собственном соку

Но ведь и Трамп знаменит ровно этим: он не классический республиканец, у республиканской партии на уме одно, а у него на языке другое; у тех стройный ряд от субботы до четверга, у него каждый божий день пятница. Если мы посмотрим на программу Трампа – она растет совсем не оттуда, откуда традиционный республиканский консерватизм. В избирательной кампании Трампа очень мало Библии, церкви, бога, семейных ценностей, сдерживания России и невмешательства государства в экономику. У него-то как раз государство еще как вмешивается, чтобы обложить налогами тех, кто выводит производство в Китай или Мексику, а китайские товары пошлиной, с Россией можно договориться, а вот с исламистами – нельзя.

Его назначение людей с противоположными – в том числе его собственным – взглядами смущает самых проницательных толкователей будущего. Дональда Трампа, как и все европейские партии новых правых, отличает повышенная гибкость и отсутствие картины мира, где из одного привычно следует другое.

Он тоже готов вести переговоры и совершать размены по самым разным вопросам, сдвигаться вправо или влево, оставлять или переписывать пункты программы, кроме, пожалуй, одного – как и у его европейских единомышленников – антимигрантского.

К числу этих едномышленников и предшественников, кроме уже упомянутых, можно добавить развивающих свой успех фламандских националистов в Бельгии; Норберта Хофера из австрийской Партии свободы, который чуть не стал президентом; восточноевропейских лидеров, которые теперь могут гордиться тем, что раньше Трампа угадали мировой тренд – были теми флюгерами, что вызвали ветер; Марин Ле Пен с классической мозаичной программой новых правых, отправляющуюся бороться за пост французского президента, и, разумеется, коллективную партию брекзита в единоверной Англии.

Быстрое восхождение новых правых состоялось в старых демократиях с давними либеральными традициями – там, где Россия не обладает авторитетом и влиянием, потому что кажется варварской отсталой страной для представителей всех политических сил. Ровно как в Америке, где никому, в том числе в окружении Трампа, не приходит в голову видеть в России образец. Это и есть истинный контекст прихода Трампа к власти. И он же – настоящий контекст будущих французских и немецких выборов, внутри, а не поверх которого существует Россия. Она, будучи одной из восточноевропейских стран, всего лишь осуществила свой, с местными особенностями, правый поворот чуть раньше США и больших западноевропейских стран, но чуть позже или вместе со странами Северной Европы.

США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 января 2017 > № 2061650 Александр Баунов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 20 января 2017 > № 2054439

«Перелицовка» неизбежна

Сергей Фролов, редактор отдела политики

Говорят, Зюганову ищут замену. А как насчет идей?

Мировая экономика в очередной раз на распутье. Либералы, столько лет вещавшие о «всесильной руке рынка» и о глобализме как лучшем лекарстве от кризисов, уткнулись в стену, примолкли, приуныли. А что же их яростные оппоненты, социалисты-коммунисты всех мастей? По-хорошему, они должны, довольно потирая руки (предупреждали ведь, что ваш капитализм — тупик), выходить на первый план. Тем более в год 100-летия Великой Октябрьской социалистической революции.

Про весь мир не скажу, но в России повеяло кумачом. По некоторым просочившимся данным, на следующих президентских выборах КПРФ готовится выставить новое лицо вместо до невозможности знакомого и родного Геннадия Зюганова. Очередной вброс? Ведь сколько уж раз возникали эти слухи, а Геннадий Андреевич и сегодня живее всех живых. Но, с другой стороны, встает в полный рост даже не политическая, а биологическая проблема. Образ этого патриарха российской политики с каждым выборным циклом привлекает все меньше сторонников, а КПРФ все сложнее добиваться приличного процента не только на президентских, но и на думских выборах.

И это при том, что более молодые и энергичные коммунисты потихоньку занимают позиции в местных заксобраниях, администрациях городов и даже областей. Знатоки закулисья вглядываются в скамейку запасных, гадают, кто именно из свежих и успешных мог бы заменить на политическом поле Зюганова. Собственно, таких фигур сегодня три: губернатор Иркутской области Сергей Левченко, мэр Новосибирска Анатолий Локоть и депутат Госдумы Юрий Афонин. Говорить о предпочтениях пока рано. Только в мае КПРФ собирается провести съезд, на котором, даже по намекам самого Зюганова, будут сделаны некие кадровые предложения. Тем не менее, зреет ощущение, что мы на пороге смены вех и поколений в российском политбомонде. Слишком уж долго, даже по историческим меркам, бронзовеют лица, которые примелькались еще с начала 90-х.

Если проанализировать нынешнюю социально-экономическую ситуацию, то более удачного времени для пробуждения от спячки коммунистов трудно найти. Правительство, словно по сговору с КПРФ, делает все, чтобы огорчить народ до крайности, расширить протестную базу. Оставим в покое лукавые цифры, характеризующие «наметившийся рост российской экономики». Люди едят не цифры, а продукты, цены на которые все лезут и лезут вверх. Как и на коммуналку, энергоносители, транспорт, лекарства. А расширение количества налогов, сборов и поборов, введение платных дорог и парковок, драконовские законы, эпидемия всевозможных запретов...

Кто бы там чего ни наговаривал на германский генштаб и на пломбированные вагоны, но «проклятый царизм» пал ровно 100 лет назад в первую очередь именно по причине ухудшения жизни простого человека и нарастающей социальной несправедливости. Даже социологи, которых в подстрекательстве точно не обвинишь, дают негативные данные о росте недовольства в нашем обществе. Последние исследования фонда «Общественное мнение» (ФОМ) показали, что количество недовольных тем, что происходит в стране, выросло до 45%. А это уже не шутки.

Все эти процессы не могут не отразиться на самочувствии общества, которое — и это видно невооруженным глазом — начало активно «краснеть». Да-да, не «леветь», как пытаются представить процесс некоторые оптимисты, а именно «краснеть». Примечательно, что и в общественном сознании усилилась ностальгия по советским временам. По поводу и без нам напоминают о тех временах, когда страна с невероятной скоростью строила промышленные гиганты и новые города, покоряла космос и совершала дерзкие прорывы в науке. На фоне сегодняшнего дня эти свершения выглядят особенно впечатляющими. Да и насчет социальной и прочей справедливости (опять же в сравнении!) день сегодняшний проигрывает вчерашнему.

Причем не в глазах ветеранов, а среди молодежи, родившейся после 1991-го. За последнюю пятилетку резко возросло количество форумов и групп в соцсетях, где молодые люди всматриваются в опыт СССР и постоянно сравнивают, сравнивают, сравнивают... И никакой телевизор им не может помешать — молодежь не смотрит телевизор, как бы себя ни обманывали «властители душ».

Есть все признаки того, что в обществе созрел серьезный запрос на социальную справедливость, которую не может обеспечить коррупционно-олигархическая система. И вот на таком благоприятном для развития «красных» идей фоне КПРФ демонстрирует отрыв от реальности и стагнацию в своей идеологии. Она давно превратилась в политико-коммерческий проект, где руководство изображает из себя «системную оппозицию», а по сути является теми самыми оппортунистами, которых без устали клеймил Ленин. К тому же образ постаревшего, погрузневшего и погрустневшего сановника, какой сегодня демонстрирует лидер КПРФ, слишком далек от «комиссара в пыльном шлеме». Парадокс: низы и верхи в брожении, а официальные носители социалистических идей не вызывают никакого желания «задрав штаны» бежать голосовать за них. Думаю, это прекрасно понимают многие и в самой КПРФ.

Впрочем, и в противоположном лагере сегодня наблюдаются разброд, шатание и отсутствие ярких идей. Особенно это заметно после поражения на американских выборах той партии, которая была «умом, честью и совестью» для российских либералов-западников. В стране идеологический кризис: партия власти не может предложить ничего такого, под чем бы подписался народ, либералы дискредитированы и деморализованы, а те, кто больше всех ратует за интересы народных масс, завязли в болоте.

P.S. Природа не терпит пустоты, как и политика. Если эту ситуацию действительно чувствуют в КПРФ, то слухи о предстоящей «перелицовке» партии вполне могут иметь основу. А там, глядишь, и политическая жизнь в стране оживится.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 20 января 2017 > № 2054439


США > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 20 января 2017 > № 2053250

Речь президента США Дональда Трампа на церемонии инаугурации

Новый президент страны выступил с первой речью после принятия присяги на Капитолийском холме

Глава Верховного суда Робертс, президент Картер, президент Клинтон, президент Буш, президент Обама, граждане Америки и все люди мира: спасибо вам!

Мы, граждане Америки, сейчас объединились в едином общенациональном усилии восстановления нашей страны и возвращения надежды для всех наших сограждан.

Вместе мы определим, каким курсом будет двигаться Америка и весь мир в следующие годы.

Нас ждут испытания. Мы должны будем преодолеть трудности. Но мы сделаем это.

Каждые четыре года мы собираемся на этих ступенях для того, чтобы совершить мирную и организованную передачу власти, и мы благодарны президенту Обаме и первой леди Мишель Обама за их великодушную помощь во время этого процесса. Они были великолепны.

Сегодняшняя церемония, однако, имеет особое значение. Сегодня мы не только передаем власть от одной администрации другой или от одной партии другой, но мы отбираем власть у Вашингтона и передаем ее обратно тебе – Народ Америки.

Слишком долго маленькая группа людей в столице нашего государства пользовалась плодами работы власти, в то время как остальные платили за это.

Вашингтон процветал, но ничего из этого богатства не доставалось людям.

Политики обогащались, но рабочие места покидали страну, а фабрики закрывались.

Элита была озабочена своей защитой, а не защитой граждан нашей страны.

Их победы не были вашими победами. Их триумфы не были вашими триумфами. И пока они праздновали в нашей столице, у семей, испытывающих трудности по всей стране, не было особого повода для радости.

Перемены начинаются прямо здесь и прямо сейчас, потому что вы создали этот момент, и он принадлежит вам.

Он принадлежит каждому, кто пришел сюда, и каждому, кто смотрит на нас сейчас по всей Америке.

Это ваш день. Это ваш праздник.

И эта страна, Соединенные Штаты Америк, – ваша страна.

По-настоящему важно, не какая партия находится во власти, а контролируют ли власть наши граждане.

20 января 2017 года будут помнить как день, когда народ вернул себе власть в стране.

Забытые мужчины и женщины в этой стране более не будут забыты.

Сейчас каждый прислушивается к вам.

Десятки миллионов вас пришли сюда для того, чтобы стать частью исторического движения, которого мир прежде не видел.

Главной идеей этого движения должна стать важнейшая мысль: государство существует для того, чтобы служить своим гражданам.

Американцы хотят, чтобы их дети учились в великолепных школах, семьи жили в безопасных районах, и хотят, чтобы у них была хорошая работа.

Это справедливые и обоснованные требования людей, которые имеют на это право.

Но слишком многие из наших граждан живут в другой реальности: матери и дети погрязли в бедности в наших трущобах; проржавевшие фабрики, как надгробия, разбросаны по просторам страны; система образования, переполненная деньгами, выпускает в жизнь наших молодых и прекрасных учащихся без всяких знаний; преступность, банды и наркотики забрали слишком много жизней и лишили нашу страну огромного нереализованного потенциала.

Это американское безумие будет прекращено прямо здесь и прямо сейчас.

Мы единая нация, и их боль – это наша боль. Их мечты – это наши мечты, и их успех – это наш успех. У нас одно сердце, один дом и одна великая судьба.

Присяга, которую я приношу сегодня, это клятва верности всем американцам.

В течение многих десятилетий мы обогащали иностранную промышленность за счет американской.

Субсидировали иностранные армии, позволяя слабеть нашим вооруженным силам.

Мы защищали границы чужих государств, оставляя беззащитными свои собственные.

Тратили триллионы долларов за рубежом в то время, когда американская инфраструктура ветшает и разваливается.

Мы сделали другие страны богатыми в то время, когда богатство, мощь и уверенность в себе нашей собственной страны постепенно исчезали за горизонтом.

Один за другим заводы закрывались и покидали нашу территорию, даже не думая о судьбах миллионов и миллионов американцев, оставшихся без работы.

Благосостояние нашего среднего класса было отобрано у него и распределено по всему миру.

Но это осталось в прошлом. И теперь мы смотрим только в будущее. Мы собрались здесь сегодня для того, чтобы сделать заявление, которое услышат в каждом городе, в каждой зарубежной столице и во всех коридорах власти.

С сегодняшнего дня нашей страной будет править новая идея. С сегодняшнего дня Америка будет стоять на первом месте. Америка – на первом месте!

Каждое решение в области торговли, налогов, иммиграции и внешней политики будет приниматься ради пользы американских рабочих и американских семей. Мы должны защитить свои границы от разрушительного влияния других стран, которые производят наши товары, крадут наши компании и уничтожают наши рабочие места. Эта защита приведет к процветанию и мощи.

Я буду бороться за вас каждую секунду, и я никогда – никогда – не подведу вас. Америка снова начнет выигрывать – так, как никогда раньше.

Мы вернем вам рабочие места. Мы вернем наши границы. Мы вернем наше богатство. Мы вернем наши мечты.

Мы построим новые дороги и шоссе, новые мосты и аэропорты, новые туннели и вокзалы на территории всей нашей замечательной страны. Нашему народу больше не придется получать социальные пособия: люди снова смогут работать и сумеют возродить нашу страну собственными силами – американскими руками и американским трудом.

Мы будем следовать двум простым правилам: покупать американское и давать работу американцам.

Мы будем искать дружбы и сотрудничества с другими народами, но мы будем делать это с пониманием того, что право каждой страны – ставить собственные интересы на первое место.

Мы никому не собираемся навязывать наш образ жизни – вместо этого он будет служить примером для других. Мы укрепим наши старые союзы и создадим новые, мы объединим цивилизованный мир против радикального исламского терроризма, который мы полностью сотрем с лица Земли.

Краеугольным камнем нашего политического курса будет верность Соединенным Штатам Америки, и, благодаря верности нашей стране, мы вновь откроем в себе верность друг другу. Когда ваше сердце открыто патриотизму, в нем не остается места для предубеждений. Библия учит нас: «как прекрасно и приятно, когда народ живет в единстве, которое заповедует Бог».

Мы должны откровенно высказывать свое мнение, честно обсуждать наши противоречия, но никогда не забывать о солидарности. Когда Америка едина, ее невозможно остановить. Не должно быть страха, мы защищены – и мы всегда будем защищены. Нас защитят великие мужчины и женщины в наших вооруженных силах и правоохранительных органах, а самое главное – нас защитит Господь.

И наконец, мы должны мыслить широко – а мечтать еще более масштабно. В Америке мы понимаем, что страна жива до тех пор, пока ее народ борется.

Мы больше не допустим в правительстве политиков, которые только болтают, но ничего не делают – лишь бесконечно жалуются. Время пустых разговоров прошло. Теперь настает время действий.

Не позволяйте никому говорить вам, что такого не может быть. Перед мужеством, решительностью и духом Америки не устоит ни одна трудность. Мы не сдадимся. Наша страна вновь будет процветать и здравствовать.

Мы находимся в начале нового тысячелетия – мы готовы раскрыть тайны космоса, освободить Землю от болезней, готовы в полную силу использовать энергии, индустрии и технологии будущего. Новая национальная гордость вдохновит нас и заставит забыть о разногласиях.

Пришла пора вспомнить о мудрости, которая всегда живет в сердцах наших солдат – неважно, черные мы, коричневые или белые: в наших венах течет одинаково красная кровь настоящих патриотов. Мы пользуемся одинаковыми великими свободами, мы одинаково отдаем честь великому Американскому Флагу.

И неважно, где рожден ребенок – в городском центре Детройта или на продуваемой ветрами равнине Небраски, – они увидят одно и то же звездное небо над головой. В их сердцах будут жить одинаковые мечты и они будут радоваться жизни, подаренной им одним и тем же всемогущим Создателем.

Я обращаюсь ко всем американцам, в каждом городе – ближнем и дальнем, большом и малом, от гор до гор, от океана до океана – услышьте эти слова.

Более никто не будет вами пренебрегать. Ваш голос, ваши надежды и ваши мечты будут определять судьбу Америки. А ваша смелость, великодушие и любовь всегда будут вести нас.

Вместе мы вновь сделаем Америку сильной! Мы вновь сделаем Америку богатой! Мы вновь заставим Америку гордиться собой! Мы вновь сделаем Америку безопасной. И – да! – вместе мы снова сделаем Америку великой!

Спасибо. Благослови вас Бог и благослови Бог Америку! Спасибо. Господи благослови Америку!

США > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 20 января 2017 > № 2053250


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 20 января 2017 > № 2046661

«Трамп будет торговаться»

При новом президенте в дискуссии между Россией и США может оказаться немало острых углов, считает профессор факультета международных отношений СПбГУ Константин Худолей.

— Дональд Трамп 20 января официально вступает в должность президента Соединенных Штатов Америки. Станут ли годы его президентства временем больших перемен, или же просто «много пара уйдет в свисток»?

— В том, что перемены будут, сомнений нет. Но они могут оказаться не такими глобальными, как об этом сейчас многие говорят.

Прежде всего, я с большой долей уверенности могу сказать, что не стоит, например, ждать импичмента. Ряд американских газет уже сейчас пишут о такой возможности, и в США в целом против Трампа ведется достаточно сильная кампания. Но говорить об импичменте президента, который еще даже не вступил в должность, как минимум странно. К тому же импичмент — это слишком большой шок даже для такой стойкой политической системы, как США. Да и у республиканцев есть большинство в Конгрессе, так что эту процедуру будет весьма непросто провести. Не стоит также забывать, что импичмент — это не вотум недоверия. Для этого надо совершить некое четкое и грубое нарушение закона. Поэтому если Трамп не сделает какого-то невероятного и непредсказуемого хода, такое развитие событий практически исключено.

Надо также обратить внимание на то, что в правительстве Трампа очень много представителей крупного бизнеса — пожалуй, самое большое количество за последние десятилетия. А это тоже определенный показатель. Поддержка со стороны крупного бизнеса создает для Трампа определенную опору. Этот аспект я ни в коем случае не стал бы недооценивать.

Во внутренней политике линия Трампа более определенная. Обама еще не покинул Белый дом, а законопроект об отмене его важнейшей реформы — здравоохранения — уже внесен. И, скорее всего, он будет принят республиканским большинством в Конгрессе. Конечно, согласование всех процедур потребует времени, но очевидно, что поезд в этом направлении уже двинулся.

Более сложной представляется ситуация в области внешней политики. Трамп не знаком лично с большинством лидеров современного мира. У него нет опыта участия в каких-либо крупных международных политических форумах. Кроме того, представления Трампа о мире, судя по его высказываниям за последние два года, менялись, притом неоднократно.

— Насколько Трампу будет мешать отсутствие политического опыта?

— С одной стороны, это обстоятельство может быть для него плюсом, так как позволит искать неожиданные решения. Он не связан какими-либо предшествующими обязательствами. Но все-таки такой опыт для президента США нужен. Соединенные Штаты — это огромный корабль, который меняет свой курс очень медленно, его сложно развернуть. Механизм принятия решений по вопросам внешней политики тоже сложный. Президент обладает большими полномочиями. Но, тем не менее, он не может единолично развернуть внешнюю политику. Огромную роль тут играют и другие институты — в первую очередь Конгресс и СМИ, а также неправительственные организации, которые в США пользуются очень большим влиянием, и многие другие.

— Насколько сильно противодействие со стороны общества, СМИ, демократов и части республиканцев будет создавать проблемы для Трампа во время его президентства?

— Оно, безусловно, будет мешать. Особенно в вопросах, связанных с Россией. У нашей страны, к сожалению, очень мало каналов реального взаимодействия с американским истеблишментом. А его отношение к нам в целом негативное.

По остальным моментам такого сильного противодействия не будет. Тут есть критика отдельных аспектов. Но возможностей у Трампа будет много.

— На каких принципах будет строиться политика сорок пятого президента США?

— Во-первых, Трамп вряд ли захочет продолжать Транстихоокеанское партнерство. Переговоры о Трансатлантическом партнерстве точно будут отложены. По крайней мере, при его президентстве.

При этом он четко заявляет о желании создать особые экономические отношения с Великобританией, если она полностью выйдет из ЕС.

Но его главная идея — вернуть в Штаты производство, в первую очередь промышленное. То есть снова сделать США мастерской мира и таким образом повысить зарплаты и жизненный уровень американцев.

— Есть вообще какие-то шансы, что ему это удастся?

— Это вопрос очень сложный. Во всяком случае, я думаю, что определенные шаги в этом направлении он сделает. И, скорее всего, какие-то сдвиги будут.

— Хотя до конца непонятно, как будут складываться отношения США с большинством стран, какие-то прогнозы наверняка можно сделать уже сейчас. Что, в первую очередь, стоит ждать от отношений США с их основным партнером на мировой арене — Евросоюзом?

— Пока Трамп довольно критически высказался о Европейском союзе. И даже заявил, что еще какая-то страна вслед за Великобританией может покинуть ЕС. Думаю, главным союзником США и в Европе, и за ее пределами по-прежнему будет Лондон. Тут изменений не предвидится.

— А как будут складываться отношения с континентальной Европой?

— Тут многое зависит от того, как пройдут выборы во Франции и в Германии. Во Франции президент точно будет новый. В Германии результаты предсказывать пока никто не берется. С некоторой консервативной частью Европы — а Трамп представитель именно консервативного круга — он сможет найти общий язык.

— Очевидно, внимание всего мира будет приковано и к американо-китайским отношениям при Дональде Трампе…

— Думаю, что здесь проблемы будут самые большие. Безусловно, Трамп не станет жестко придерживаться политики «одно государство — две системы». Своим телефонным разговором с руководителем Тайваня он дал понять, что в этом вопросе политика может измениться. Вряд ли, конечно, Трамп пойдет на официальное установление дипломатических отношений с Тайбэем. Это был бы слишком провокационный ход в отношении Пекина. Но как способ нажима на КНР вопрос Тайваня будет использоваться.

Однко главными для Трампа в отношениях с Китаем будут вопросы экономики. На повестку вынесется курс юаня и доллара, так как Трамп считает, что он несправедлив. Большое внимание будет приковано к переносу производства из Китая в США.

Я хочу отметить, что Трамп в принципе будет в большей степени заниматься не геополитикой, а геоэкономикой. Эта тенденция присутствует у всех президентов США XXI века, но у Трампа она будет наиболее ярко выражена.

Поэтому когда речь пойдет об отношениях и с Китаем, и с Россией, то он будет торговаться не по каким-то регионам, а по проблемам. И то, что Трамп связал вопрос санкций и сокращения ядерных вооружений, — это отражение такого подхода. Возможно, он потом передумает и внесет какие-то другие предложения.

— Можно ли предположить, как будут развиваться американо-российские отношения?

— То, что избрание Трампа столь положительно воспринято в нашей стране, является проявлением надежды на улучшение отношений. У меня нет сомнений, что некоторое улучшение действительно произойдет. Но насколько оно будет глубоким — вопрос открытый. Кардинального сдвига в ближайшие несколько лет я не вижу. Слишком много проблем, которые разъединяют обе страны, и не так просто их преодолеть.

Тем не менее, думаю, пропагандистские кампании пойдут на спад. Будут восстановлены личные контакты на высшем уровне. А этот момент тоже важен. Наконец, начнется дискуссия по ряду проблем, хотя тут острых углов может оказаться немало.

— Каких, например?

— Трамп категорически против сделки с Ираном. А Россия, как и ЕС, — один из гарантов этого соглашения. Это первая проблема, которая, несомненно, возникнет.

Неясно, как будут решаться вопросы, связанные с борьбой с «Исламским государством» (запрещенная в России и ряде других стран террористическая организация — ред.). Пока непонятно, что США готовы сделать сами и что они хотят от России.

Еще один сюжет — какую позицию займет Россия в противостоянии США и Китая. Трамп в этом плане явно рассчитывает на некоторые симпатии Москвы.

Наконец, на повестке окажется сокращение ядерных вооружений. После Договора 2010 года Россия и США больше не ведут переговоров о сокращении ядерных вооружений. Если взять период после Карибского кризиса 1962 года, то столь длительных перерывов никогда еще не было. С моей точки зрения, к этому сюжету надо возвращаться, хотя тут есть проблемы с обеих сторон. Среди российских приоритетов внешней политики сокращение ядерных вооружений не фигурирует.

— Какова будет ближневосточная политика США в ближайшие четыре года?

— Про Иран и «Исламское государство» я уже упоминал. Могу добавить, что основным союзником США в этом регионе останется Израиль.

— На ваш взгляд, какого сценария США будут придерживаться в Сирии?

— Думаю, что сирийский вопрос будет рассматриваться в первую очередь под углом зрения борьбы с терроризмом. Я бы вообще подчеркнул, что если Трамп, как он обещал во время предвыборной кампании, снимет ограничения на добычу нефти и газа собственно в США, то ближневосточная нефть не будет иметь для США такого значения, как сейчас.

— Скорее всего, после инаугурации накал страстей вокруг Трампа несколько спадет. Сможет ли он за эти четыре года стать президентом если не для всех американцев, то хотя бы для большей части? Или американское общество так и останется расколотым пополам?

— Я думаю, что этот водораздел несколько уменьшится, но не исчезнет. Возьмите хотя бы реформу здравоохранения, которую он отменяет. Ведь во времена Обамы страховки впервые получили около 20 миллионов человек. Это очень большое количество людей, которые явно будут недовольны таким шагом.

— То есть через четыре года нам, скорее всего, снова стоит ждать очень интересных президентских выборов в США. Трампу явно будет сложно удержаться на своем посту еще на один срок…

— Я в этом не сомневаюсь. Думаю, что за эти четыре года и в целом мире, и в сфере международных отношений произойдут очень важные изменения.

Беседовала Татьяна Хрулева

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 20 января 2017 > № 2046661


Иран. Дания > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 20 января 2017 > № 2045573

Иран выразил протест Дании по поводу нападения на иранское посольство в Копенгагене

МИД Ирана вызвал посла Дании в Тегеране Дэнни Аннана, чтобы озвучить решительный протест Исламской Республики на недееспособность Дании обеспечить безопасность иранского посольства и его сотрудников в этой стране, сообщает информагентство Mehr News.

"После нападения четырех контрреволюционных элементов на посольство Ирана в Копенгагене в четверг, глава управления по делам Европы Министерства иностранных дел вызвал посла Дании в Тегеране Дэнни Аннана, и во время высказывания решительного протест Ирана против нападения, подчеркнул, что инцидент возник вопреки принятым международным принципам и из-за плохой работы в обеспечении мира и безопасности посольства и его сотрудников", - заявил официальный представитель МИД Ирана Бахрам Касеми.

Он призвал датское правительство принять ответственные и серьезные меры по борьбе с противниками Исламской республики в их стране и сообщить Ирану о принятых мерах. Он также отметил, что посол Дании выразил сожаление в связи с нападением на посольство Исламской Республики Иран и заявил, что инцидент является неприемлемым.

По словам иранского чиновника, Аннан пообещал сообщить о протесте Ирана своему правительству, которое обязательно примет меры в отношении нарушителей порядка и уведомит иранскую сторону о результатах, как можно скорее.

В декабре 2012 года преступная группа в составе 50 человек уже врывалась на территорию посольства Ирана в Дании и, разбив окна в здании диппредставительства, сделала на его стенах оскорбительные надписи против Исламской Республики. В апреле 2016 года 4 представителя оппозиционных сил также совершили нападение на посольство Ирана в Копенгагене.

Иран. Дания > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 20 января 2017 > № 2045573


Россия. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 20 января 2017 > № 2044434 Аркадий Дубнов

Как казахская внешнеполитическая программа скажется на отношениях с Россией

Аркадий Дубнов

Forbes Contributor

Почему «арабское» миротворчество Нурсултана Назарбаева может оказаться удачнее, чем «славянское»

Казахстан нынче на слуху. Новости, поступающие оттуда, не устают поражать актуальностью, как в сфере внутренней, таки внешней политики. Страна уже в который раз обнаружила себя в транзитном режиме смены власти. Неожиданная смерть в начале сентября прошлого года одного из патриархов центральноазиатской политики, президента Узбекистана Ислама Каримова, заставила его многолетнего партнера и конкурента, президента Казахстана Нурсултана Назарбаева действовать решительно: нельзя было допустить, что в форс-мажорной ситуации утраты дееспособности власть оказалась бы в руках людей с сомнительной репутацией либо тех, кто поставит под сомнения достижения страны в эпоху Назарбаева.

Уже через несколько дней после траурных новостей из Ташкента, казахстанский елбасы(национальный лидер по-казахски) пересаживает премьер- министра Карима Масимова в кресло председателя комитета национальной безопасности. Понадобилось совсем немного времени, чтобы понять, — у нового шефа КНБ чрезвычайные полномочия по чистке властного аппарата на самом высоком уровне. В декабре арестован министр экономики Куандык Бишимбаев по обвинению в коррупции. И это при том, что молодой министр пользовался особым покровительством самого президента, двигавшем его по ступеням служебной карьеры. Арестован также экс-глава КНБ Нартай Дутбаев. На пенсию с должности посла Казахстана в Хорватии отправлен бывший глава президентской администрации, попавший в опалу влиятельный покровитель западно-казахстанских элит Аслан Мусин.

После Нового года чекисты берут под арест первого замруководителя президентской администрации Баглана Майлыбаева, подозревая его в разглашении государственных секретов. Он тоже входил в число доверенных людей Назарбаева, ранее был его пресс-секретарем, а затем курировал внутреннюю политику. В медиа-среде Казахстана появились версии, что высокопоставленный чиновник действовал в интересах неких российских персон. Впрочем, власти в Астане никак не отреагировали на эти слухи. На место Майлыбаева президент ставит своего испытанного соратника Марата Тажина, имеющего репутацию многоопытного технократа и доверенного идеолога, возвращая его в страну из Москвы, где он последние годы возглавлял дипмиссию Казахстана.

Еще больший ажиотаж в накаленную атмосферу, взвинченную громкими арестами и отставками, внесло фейсбучное вмешательство младшего внука президента, сына его дочери Дариги и скандально известного покойного зятя президента Рахата Алиева, 24-летнего Айсултана Назарбаева. В словообильном посте, заговорив о «врагах народа», дискредитирующих его царственного деда, он назвал по именам нескольких действующих весьма значимых политиков из близкого окружения президента. И тут же, пропев не кажущиеся искренними дифирамбы главе КНБ Кариму Масимову, пожелал ему успехов в трудах по искоренению вражеской фронды вокруг Нурсултана Назарбаева.

Зная реалии, характеризующие нынешние нравы на казахстанском властном олимпе, нетрудно разглядеть очевидное: демонстрируемый президентским отпрыском всплеск аллилуйного восхищения шефом нацбезопасности выдает стремление «спалить» Масимова, подставив его под удар всех прочих казахстанских кланов, которые должны заподозрить» его в самых высоких политических амбициях.

Гораздо выигрышнее выглядят внешнеполитическое позиционирование Казахстана и его лидера. С 1 января 2017 года страна, первая в Центральной Азии, на ближайшие два года заняла место непостоянного члена Совета безопасности ООН. А перед самым Новым годом Нурсултан Назарбаев назначает и нового министра иностранных дел, им становится постпред Казахстана в ООН Кайрат Абдрахманов. В странах, союзных с Россией, внешняя политика — дело исключительно президентское. Казахстан не просто здесь не исключение, а более того, яркое подтверждение этого обстоятельства. Бывший учитель истории, 52-летний Абдрахманов уже в середине 1990-х становится кадровым дипломатом, полностью сформировавшимся в постсоветские годы, другими словами, при Назарбаеве и благодаря ему.

Именно своего елбасы, как демиурга всей казахстанской политики, в первую очередь, — внешней, будет представлять в мире новый глава МИД. Кайрату Абдрахманову предписано быть «голосом» Назарбаева. Этим голосом уже озвучено было на днях в ООН «Концептуальное видение Казахстана упрочения глобального партнерства для построения безопасного, справедливого и процветающего мира». Чтобы яснее представить себе глобальный замах Астаны, отмечу первый из семи изложенных концептуальных приоритетов. «В идеале, Казахстан призывает все государства-члены ООН, особенно постоянных членов Совета Безопасности, избавить мир от ядерного оружия к 100-летию ООН в 2045 году».

Не станем здесь обсуждать степень иллюзорности столь грандиозного замысла, достаточно будет вспомнить полемику последних дней между Москвой и Вашингтоном. В ответ на утверждения Барака Обамы, будто Россия не желает сокращать ядерное оружие, пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков заявил, что процесс сокращения ядерных арсеналов не должен вести к нарушению «ядерного паритета», который критически важен для обеспечения «глобальной стабильности и безопасности».

Кроме того, Казахстану доверено в рамках Совбеза кураторство борьбы с терроризмом, он будет председательствовать в Комитете Совета Безопасности по ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России) и Аль-Каиде. Астана намерена предложить, ни много ни мало, разработку Астанинского Кодекса поведения при проведении международных антитеррористических операций. Казахстанская дипломатия возглавит в Совбезе и еще один важный комитет, — по Афганистану/Талибану.

Не мудрено, что ответственность стать мотором казахстанской внешней политики в 2017-2018 годах возложена на искушенного в ооновских интригах дипломата. За Абдрахмановым опыт постпреда Казахстана не только в ООН, но и в ОБСЕ в 2008-2011 годах, именно тогда Астана путем титанических усилий сумела добиться поста не только Председательства в ОБСЕ в 2010 году, но и права провести в Астане саммит Организации в Астане, остающийся пока единственным в 21 веке(предыдущий состоялся в Стамбуле в 1999 году).

Сегодня, 20 января, Кайрат Абдрахманов прибыл с первым зарубежным визитом на посту министра иностранных дел в Москву. По сложившейся традиции первый визит — всегда свидетельство внешнеполитического приоритета. Ясно, что Россия — важнейший партнер Казахстана, и это остается неколебимой константой, во всяком случае, пока у власти остается Нурсултан Назарбаев. И в интересах Москвы удерживать это статус-кво, каким бы неожиданными, а часто — глупыми эскападами с обеих сторон (чаще — с российской) оно не испытывалось бы на прочность.

Только за последние пару недель Сергей Лавров общался дважды по телефону с коллегой Абдрахмановым. Тема очевидна, — предстоящиий 23 января в Астане первый раунд межсирийских переговоров, гарантами которых являются Россия и Иран со стороны официального Дамаска, и Турция — со стороны сирийской оппозиции. Какими бы не оказались итоги этого раунда, один их бенефициар уже известен — Казахстан.

«Сирийское» миротворчество Астаны было подготовлено, в частности, усилиями казахстанской дипломатии по примирению между российским и турецким президентами, выведшими Москву и Астану из клинча, вызванного воткнутыми турками «ножа в спину» России, как назвал Путин расстрел российского Су-24 турецким истребителем 24 ноября 2015 года.

Судя по всему, противостоящие друг другу сирийцы вряд ли окажутся пока готовы на нечто большее, чем на договоренность по военным вопросам, призванную закрепить хрупкое перемирие между ними, достигнутое в конце декабря. И роль Казахстана будет даже не посредническая, а доброжелательно гостеприимная, — страна, где живут, в основном, мусульмане (пусть даже они чаще называют себя тенгрианцами, поклонниками «обожествленного Неба») накрывает мирный стол для других мусульман, это обеспечит Астане задел для обретения имиджа едва ли не глобального миротворца.

То, что не удалось Назарбаеву почти три года назад, когда он готов был предложить себя в качестве доверительного медиатора между Москвой и Киевом, но «великороссы» отвергли эти инициативы, удается сейчас, когда примирения ищут за пределами славянского мира — в Сирии. Неслучайным поэтому кажется отсутствие конкретного упоминания кризиса вокруг Украины в перечислении конфликтов, решению которых готов способствовать Казахстан на посту непостоянного члена Совбеза ООН, -палестино-израильского, афганского, на Корейском полуострове, в Африке и Азии...

Помнится, когда в 2010 году Астана возглавила на один год ОБСЕ, бывший тогда главой казахстанского МИД Канат Саудабаев чуть ли не пообещал разрешить Нагорно-Карабахский конфликт за время своего председательства. Но, однажды оказавшись в зоне конфликта, он больше не вспоминал о своих грезах. Нынешний министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов выглядит гораздо более профессиональным дипломатом...

Возможно, он окажется более эффективным, чем его предшественники, в попытке решить застарелые проблемы в российско-казахстанских отношениях, в частности, транспортные. В повестке дня сегодняшних переговоров в Москве — трудности казахстанских авиакомпаний, которые не могут свободно летать в недалекую Монголию над российской территорией, а грузовые суда Казахстана вынуждены месяцами ждать разрешения на проход по водным артериям России.

Так что, Сирия — Сирией, а денежки врозь.

Россия. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 20 января 2017 > № 2044434 Аркадий Дубнов


США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 января 2017 > № 2044424

Что мы сделали правильно

Джон Керри | The New York Times

"Некоторые видят кошмары, куда ни посмотрят, и уверяют, что вся глобальная система разваливается, а положение Америки как мирового лидера стремительно ослабевает", - пишет в статье, опубликованной в The New York Times, действующий госсекретарь США Джон Керри.

Он возражает: "Большинство глобальных тенденций по-прежнему нам благоприятствует, а лидерство Америки и ее взаимодействие с другими странами сейчас все так же существенны и эффективны, как когда-либо". На взгляд Керри, это произошло благодаря тому, что Барак Обама возродил и применил активную дипломатию как первостепенный инструмент внешней политики США.

По словам Керри, прежде всего об этом свидетельствует кампания США против "Исламского государства" (запрещено в РФ. - Прим. ред.). "Вместо тогочтобы поспешно начать одностороннюю войну, мы потихоньку помогли Ираку сформировать новое, более инклюзивное правительство, а затем создали коалицию 68 стран в поддержку возрожденных вооруженных сил Ирака, курдских "пешмерга" и других местных партнеров, дабы освободить территорию, когда-то оккупированную ИГИЛ", - говорится в статье.

"Когда Обама вступил в должность президента, ядерная программа Ирана стремительно продвигалась, и от нашей страны все энергичнее требовали принять военные меры", - продолжает автор. Но в итоге США и их партнеры, не сделав ни одного выстрела, заключили ядерное соглашение с Тегераном.

"Когда в 2014 году Россия вторглась на Украину, США могли бы среагировать, как шесть лет назад, когда российское вмешательство в Грузии встретило по большей части чисто словесное противодействие. Но администрация Обамы, восстановившая дипломатические связи, по которым сильно ударила война в Ираке, смогла, в пику скептикам, наладить сотрудничество с нашими партнерами из ЕС, чтобы ввести санкции, которые изолировали Россию и нанесли большой ущерб ее экономике. Мы также укрепили НАТО, значительно увеличив нашу помощь в сфере безопасности союзникам в странах Балтии и Центральной Европе", - пишет Керри.

"Все это время мы продолжали сотрудничать с Россией, когда это отвечало нашим интересам. Но, поскольку мы держались твердо, Россия теперь, вопреки хвастовству ее лидеров, страдает от истощения финансовых резервов, ослабления рубля до исторического минимума и испорченных международных отношений", - говорится в статье.

По словам автора, "Обама четко объяснил союзникам и потенциальным противникам США в Азии, что США останутся одной из главных опор стабильности и процветания региона".

Керри также упоминает о прорывах в борьбе с изменением климата, о нормализации отношений с Кубой и содействии США прекращению гражданской войны в Колумбии. "В Африке мы приобрели друзей, обучая молодых лидеров, а также возглавили успешные глобальные усилия по сдерживанию лихорадки Эбола", - говорится в статье.

Администрация Трампа придет к власти, обладая колоссальными преимуществами для решения проблем. "Экономика и вооруженные силы Америки - сильнейшие в мире, а дипломатия помогла нам снова поймать попутный ветер, внушить нашим противникам, что мы настроены решительно, и сплотить наших друзей вокруг нас", - заключает Керри.

США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 января 2017 > № 2044424


Австрия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 января 2017 > № 2044420

Министр иностранных дел Австрии: "Мир на нашем континенте возможен только при участии России"

Кристиан Ультш | Die Presse

Глава австрийского внешнеполитического ведомства Себастиан Курц в интервью Die Presse призывает спокойно относиться к началу эры Дональда Трампа. По его словам, разрядка напряженности между США и Россией может оказать позитивный эффект и на всю Европу.

"Каждый президент США расставляет собственные акценты. Сама по себе смена хозяина Белого дома с демократа на республиканца принесет перемены - не говоря уж о том, что этот республиканец - Дональд Трамп. И тем не менее, нет смысла бесконечно ломать голову над каждой его предвыборной сентенцией. О президенте Трампе надо будет судить по его действиям", - уверен Курц.

Министр исходит из того, что "в вопросах внутренней и внешней политики Трамп сделает ставку на более интенсивную борьбу с терроризмом. Кроме того, я вижу повод надеяться, что разрядка напряженности между Москвой и Вашингтоном может оказать позитивное влияние на Европу".

"Мир на нашем континенте, - подчеркивает глава внешнеполитического ведомства Австрии, - возможен только при участии России, он недостижим в борьбе с ней. Я считаю необходимым, чтобы ЕС независимо от Вашингтона шел навстречу России".

По поводу формирования единой европейской армии Себастиан Курц выразил сомнение, "возможно ли создание общеевропейской армии под единым командованием". "Решение относительно отправки военных в Европе принимают политики каждого отдельно взятого государства, - сказал он. - При этом, безусловно, мы должны усилить военное сотрудничество".

Комментируя геополитические последствия российской интервенции в Сирии, Курц указал, что "Россия увеличила свой вес благодаря военной операции в Сирии, став более серьезным игроком на мировой политической арене. Но все это стоило огромных затрат и ухудшения ее собственной экономической ситуации".

Министр подчеркнул, что "Австрия, председательствующая в настоящее время в ОБСЕ, планирует сделать акцент на такой теме, как радикализация (приверженцев ислама. - Прим. ред.), и здесь США и Россия могут работать бок о бок. Кроме того, Россия и Запад совместно с другими игроками в регионе, сев за стол переговоров, могут способствовать решению сирийского конфликта. Военное решение, в реализации которого частично участвует и Россия, ведет к еще большим страданиям и потерям среди мирных жителей".

Австрия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 января 2017 > № 2044420


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044373

Инаугурационная речь Дональда Трампа

Аарон Блэйк (Aaron Blake), The Washington Post, США

Президентом Соединенных Штатов Америки теперь является Дональд Трамп, который только что принял присягу и вскоре после этого выступил со своей инаугурационной речью.

Предлагаем стенограмму его выступления.

ТРАМП: Председатель Верховного суда Робертс, президент Картер, президент Клинтон, президент Буш, президент Обама, сограждане и народы мира, спасибо!

(Аплодисменты)

Мы, граждане Америки, теперь объединились в едином национальном порыве, чтобы возродить нашу страну и восстановить ее потенциал для всех наших людей.

(Аплодисменты)

Вместе мы будем определять курс Америки и мира на долгие-долгие годы. Нас ждут серьезные проблемы, мы столкнемся с трудностями, но мы выполним свою задачу.

Каждые четыре года мы собираемся на ступеньках этого здания, чтобы надлежащим образом осуществить мирную передачу власти, и мы благодарны президенту Обаме и первой леди Мишель Обама за их любезную помощь в этот переходный период. Они были великолепны. Спасибо.

(Аплодисменты)

Однако сегодняшняя церемония имеет совершенно особое значение, потому что сегодня мы не просто передаем власть от одной администрации к другой или от одной партии к другой. Мы передаем власть от Вашингтона и возвращаем ее вам, людям.

(Аплодисменты)

Слишком долго небольшая группа людей в столице нашей страны пожинала плоды правления, государственной власти, а расходы ложились на плечи людей. Вашингтон процветал, но люди от его благ и богатств ничего не получали. Политики процветали, но рабочие места исчезали, и заводы закрывались. Истеблишмент защищал себя, а не граждан нашей страны. Их победы не были вашими победами. Их триумфы не были вашими триумфами. И пока они праздновали в столице нашей страны, семьям, находящимся в бедственном положении по всей нашей стране, праздновать было практически нечего.

(Аплодисменты)

Все это изменится, и перемены начинаются прямо здесь и прямо сейчас, потому что этот момент — ваш, он принадлежит вам.

(Аплодисменты)

ТРАМП: Он принадлежит всем, кто собрался сегодня здесь, и всем, кто на нас смотрит по всей Америке. Это ваш день. Это ваш праздник. И Соединенные Штаты Америки — это ваша страна.

(Аплодисменты)

По-настоящему важно не то, какая партия управляет нашим правительством, а то, будет ли народ управлять нашим правительством.

(Аплодисменты)

20 января 2017 года запомнится как день, когда народ вновь стал правителем этой страны.

(Аплодисменты)

Забытые мужчины и женщины нашей страны больше не будут забыты.

(Аплодисменты)

Все сейчас слушают вас. Вы, десятки миллионов, пришли сюда, чтобы стать частью исторического движения, подобных которому мир никогда прежде не видел.

(Аплодисменты)

В центре этого движения — крайне важная убежденность в том, что государство существует для того, чтобы служить своим гражданам. Американцы хотят, чтобы у их детей были прекрасные школы, чтобы их семьи жили в безопасных районах, и чтобы у них самих была хорошая работа. Это справедливые и разумные требования праведных людей и праведного общества.

Но у слишком многих наших граждан существует другая реальность — это матери и дети, оказавшиеся в нищете в бедных кварталах наших городов; это пришедшие в запустение заводы, разбросанные, подобно надгробиям, на просторах нашей страны; это система образования, которая утопает в деньгах, но не дает нашим молодым и красивым учащимся никаких знаний; и преступность, и криминальные группировки, и наркотики, которые отняли слишком много жизней и лишили нашу страну огромного нереализованного потенциала. Эту американскую бойню надо прекратить здесь и сейчас.

(Аплодисменты)

Мы единая нация, и их боль — это наша боль. Их мечты это наши мечты. А их успех это наш успех. У нас одно сердце, один дом, и одна славная судьба. Та присяга, которую я сегодня принимаю, это клятва верности всем американцам.

(Аплодисменты)

На протяжении десятилетий мы обогащали иностранную промышленность в ущерб американской, субсидировали армии других стран, допуская прискорбное ослабление наших собственных вооруженных сил. Мы защищали границы других стран, и при этом отказывались защищать собственные границы.

(Аплодисменты)

Мы тратили триллионы долларов за рубежом, в то время как американская инфраструктура ветшала и приходила в негодность. Мы обогатили другие страны, в то время как богатство, сила и уверенность нашей собственной страны исчезали за горизонтом.

Один за другим закрывались и покидали нашу страну заводы и фабрики, и никто даже не думал о том, что миллионы и миллионы американских рабочих остаются без работы. Богатство нашего среднего класса утекало из его домов, а потом перераспределялось по всему миру.

Но все это в прошлом. А мы теперь будем смотреть только в будущее.

(аплодисменты)

Мы собрались здесь сегодня, чтобы отдать новое распоряжение, которое должны услышать в каждом городе, в каждой зарубежной столице, в каждом кабинете власти. С сегодняшнего дня наша страна будет руководствоваться новой концепцией. С сегодняшнего дня она будет звучать только так: Америка прежде всего.

(Аплодисменты)

Каждое решение по торговле, по налогам, по иммиграции, по иностранным делам будет приниматься в интересах американских рабочих и американских семей. Мы должны защитить наши границы от разрушительного воздействия других стран, которые производят нашу продукцию, крадут наши компании и уничтожают наши рабочие места.

(Аплодисменты)

Америка снова начнет побеждать, побеждать как никогда прежде.

(Аплодисменты)

Мы вернем наши рабочие места. Мы вернем наши границы. Мы вернем наше богатство. И мы вернем наши мечты.

(Аплодисменты)

Мы будем строить новые дороги, шоссе, мосты, тоннели, аэропорты, железные дороги по всей нашей прекрасной стране. Мы освободим наших людей от социальных пособий и вернем им работу. Мы восстановим нашу страну руками и усилиями американцев.

(Аплодисменты)

Мы будем следовать двум простым правилам: покупать американское и давать работу американцам.

(Аплодисменты)

Мы будем стремиться к дружбе и добрым отношениям со странами мира, но мы будем при этом исходить из того, что все страны имеют право ставить собственные интересы превыше всего. Мы не стремимся навязывать свой образ жизни никому, но мы хотим, чтобы он служил всем примером. Мы будем подавать яркий пример всем, чтобы они ему следовали.

(Аплодисменты)

Мы укрепим старые альянсы и сформируем новые; мы сплотим цивилизованный мир против радикального исламского терроризма, и мы сотрем терроризм с лица Земли.

(Аплодисменты)

В основе нашей политики будет лежать абсолютная преданность Соединенным Штатам Америки, и проявляя верность своей стране, мы восстановим верность друг другу. Когда наши сердца открыты патриотизму, в них нет места предрассудкам.

(Аплодисменты)

Библия рассказывает нам, насколько это хорошо и приятно, когда люди божии живут вместе в единстве. Мы должны открыто выражать свои мысли, честно обсуждать наши разногласия, но при этом всегда проявлять солидарность. Когда Америка едина, она непобедима.

(Аплодисменты)

Не должно быть страха. Мы защищены, и мы всегда будем защищены. Нас будут защищать великие мужчины и женщины из наших вооруженных сил и правоохранительных органов. И что самое важное, нас будет защищать Бог.

(Аплодисменты)

И наконец, мы должны масштабно мыслить и еще масштабнее мечтать. Мы в Америке понимаем, что нация жива, пока она к чему-то стремится. Мы больше не будем признавать политиков, которые только говорят, но ничего не делают, постоянно жалуются, но ничего с этим не делают.

(Аплодисменты)

Время пустых разговоров прошло. Наступает время действий.

(Аплодисменты)

Не позволяйте никому говорить вам, что сделать это невозможно. Сердце, боевой дух и духовное начало Америки преодолеют любые вызовы. Мы не проиграем. Наша страна будет снова процветать и преуспевать.

Мы присутствуем при рождении нового тысячелетия, мы готовы раскрывать тайны космоса, освобождать землю от страданий и болезней, осваивать новую энергию, отрасли и технологии завтрашнего дня. Нас будет вдохновлять новая национальная гордость, она будет воодушевлять нас и устранять наши разногласия.

Пора вспомнить старую мудрость, которую никогда не забывают наши солдаты: какими бы мы ни были, черными, смуглыми или белыми, у нас у всех красная кровь патриотов.

(Аплодисменты)

Мы все будем пользоваться нашими славными свободами, и будем салютовать нашему великому американскому флагу.

(Аплодисменты)

Где бы ни родился ребенок, в городских кварталах Детройта или на обдуваемых всеми ветрами равнинах Небраски, он смотрит в одно и то же ночное небо, его сердце наполняют одни и те же мечты, и один наш всемогущий создатель дает ему дыхание жизни.

(Аплодисменты)

Все американцы, во всех городах, малых и больших, от моря до моря, в горах и на равнинах слышат эти слова. Вас никто больше не будет игнорировать.

(Аплодисменты)

Ваш голос, ваши надежды, ваши мечты будут определять нашу американскую судьбу. Ваше мужество, доброта и любовь будут вечно направлять нас на этом пути. Вместе мы снова сделаем Америку сильной. Мы снова сделаем Америку богатой. Мы снова сделаем Америку гордой. Мы снова сделаем Америку безопасной. И да, вместе мы снова сделаем Америку великой.

(Аплодисменты)

Спасибо. Благослови вас Бог. И благослови Бог Америку.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044373


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044357

Чем Обама обязан Путину, и почему ответственность свалили на Трампа

Ли Смит (Lee Smith), Tablet Magazine, США

Является ли Дональд Трамп российским агентом? Платил ли он проституткам из ФСБ, чтобы они мочились в постель, где спал Обама, в номере отеля «Ритц» напротив Кремля? Сейчас мертвый сезон, так что любой пьянчуга, получающий щедрое вознаграждение за поиск компромата, может написать любую идиотскую глупость, и Buzzfeed оставит вам решать, правда это или нет. Потому что, как торжественно заявил главный редактор Buzzfeed Бен Смит (Ben Smith) в беседе с The New York Times, таково сейчас состояние американской журналистики. Принято к сведению, Buzzfeed. Наслаждайтесь золотыми дождями.

Этот гротеск скрыл истоки и текущее состояние американской внешней политики по отношению к России, которая, в свою очередь, оказывает влияния на жизнь миллионов людей в Сирии, Ираке, Украине и других странах. Сформулируем иначе: будет ли Дональд Трамп продолжать политику своего предшественника, которая подожгла Ближний Восток и унесла жизни 500 тысяч сирийцев и позволила Путину откусывать большие куски от суверенного государства Украина? Или он сменит курс политики? Но может ли он сделать это, даже если захочет?

Упертость, с которой администрация Барака Обамы и остатки избирательной кампании Хиллари Клинтон продвигают идею о том, что Дональд Трамп — марионетка Путина, основана не на идиотских историях о мочившихся проститутках или секретных компьютерных серверах, позволяющих организации Трампа поддерживать прямую связь с Кремлем. Вместо этого здесь — попытка напустить как можно больше дыму и скрыть тот факт, что администрация Обамы охотно сотрудничала с враждебным российским лидером в Сирии и других местах.

Да, конечно, Обама приказал 35-ти российским дипломатам паковать чемоданы и закрыл два дипломатических учреждения в Мэриленде и Нью-Йорке. Но это произошло только через семь лет после того, как администрация смотрела в другую сторону, пока Россия отбирала Крым, а затем и Донбасс, совершала хакерские атаки против прибалтийских республик, предоставляла убежище Эдварду Сноудену, сбивала пассажирский самолет над Украиной и бомбила школы и больницы в Сирии. Однако Обама напыжился только после того, как были совершены хакерские атаки против серверов Демократической национальной конвенции и электронной почты Джона Подесты, руководителя избирательной кампании Клинтон — задолго после того, как это приобрело значение, и практически в тот момент, когда грузчики начали выносить его вещи из Белого дома.

Причина, по которой ведущие журналисты в сфере национальной безопасности, высшие государственные чиновники и большинство вашингтонского истеблишмента не могут вникнуть в суть отношений Обамы с Путиным только частично объясняется партийной принадлежностью. Причина, по которой так трудно оценить, как много места Обама дал Путину за минувшие семь лет, заключается в том, что стремление ввести в заблуждение было главным принципом Обамы все это время.

Президент старался сделать вид, что конфликтует с Путиным на протяжении большей части своих двух сроков. Например, он высмеивал российскую военную интервенцию в Сирии, предупреждая о кошмарах в стиле Вьетнама, и отмахивался от России, называя ее слабой страной, он отправил ЛГБТ-делегацию на Олимпиаду в Сочи, чтобы подчеркнуть несогласие с тем, как в России относятся к ЛГБТ-общине. Все это помогало скрыть тот факт, что, когда речь шла о чем-то по-настоящему серьезном, Обама стремился сигнализировать российскому лидеру, что их интересы совпадают. Причина была не в том, что его сильно влекло к Путину, а в том, что у Обамы была высшая цель — добиться заключения сделки с Ираном.

Дело не в том, что Обама соврал. Да, он врал. Все политики врут без устали, правые и левые, республиканцы и демократы. Все правительства врут, особенно, возможно, либерально-демократические, не имеющие такой же возможности делать все, что хочется, не теряя уровня поддержки, какая есть у авторитарных режимов. Либеральные демократы особенно врут, когда разрабатывают политику, от которой их электорат будет тошнить.

На протяжении двух сроков Обамы Белый дом устраивал внешнеполитическое кукольное представление, тогда как настоящая драма разворачивалась вдали от вспышек фотокамер — этакая мутация двухканальной дипломатии. Политику часто осуществляют по двум каналам, например, по военному и дипломатическому, или жесткой силы и мягкой силы, в частности, путем оказания помощи в развитии или осуществления культурного обмена. Дипломатия практически всегда осуществляется по двум каналам. Дипломатия второго канала — это специальный термин, означающий неофициальные встречи, устраиваемые частными лицами или организациями, что позволяет неофициальным представителям официальных партий отрицать причастность к ним, если и когда факт встреч раскрывается. Мирный процесс Осло начался, как дипломатия второго канала, как и многие другие крупные дипломатические инициативы. Дело в том, что, говорим мы о внешней помощи или о политическом давлении, военной силе или взывании к морали, но оба канала двухканальной дипломатии всегда направлены в одну сторону и ставят своей целью привести к одинаковому результату.

Двухканальная дипломатия администрации Обамы была иной, потому что открытая часть призвана было скрыть реальное шоу, ставившееся за кулисами. Например, если казалось, что Обама враждует с Путиным из-за российской разрушительной эскалации в Сирии и ее роли в разгроме повстанцев и убийствах мирных жителей, то ничего не было дальше от правды. Обама нуждался в Путине, чтобы спасти Иран и обеспечить его региональную позицию. Так что пока Обама публично осуждал Путина, его порученцы встречались с порученцами Путина частным образом, чтобы помочь русским добиться того, что администрация и особенно Госдепартамент бурно осуждали. В самые тяжелые времена казалось, будто есть два американских правительства, и они проводят диаметрально противоположную политику. Но на самом деле правительство было одно — администрация Обамы, и его политика была совершенно последовательной, хотя и не обязательно мудрой.

Потому что Обама думал в первую очередь не о Сирии и даже не об Общем всеобъемлющем плане действий (JCPOA), который принято считать главным символом внешней политики Обамы. Но и этот договор был фиговым листком, призванным прикрыть большую стратегию по переустройству ближневосточных интересов и созданию новой формы внешнеполитического «реализма», позволившего бы вывести американские войска с Ближнего Востока и поместить США на одну сторону с Ираном и его союзниками, включая Владимира Путина.

Да, Обама верил, что американцам надоели проблемы и психозы Ближнего Востока, и они были злы, что Джордж Буш не смог победить в двух своих войнах на Ближнем Востоке. Но ни Конгресс, ни внешнеполитический истеблишмент США не хотели видеть, как демонтируются региональные структуры, строившиеся 70 лет. А Обама считал, что эти структуры принесут в будущем дополнительные трения и потребуют нового военного вмешательства. Эти структуры нужно было разбить молотом.

Так что Белый дом Обамы приступил к сочинительству. Никто не хотел видеть, как США сближаются с Ираном в ущерб традиционным союзникам, например, Израилю, и администрация Обамы заявила, что этого не происходит. А для сокрытия этого был разыгран специальный спектакль с хорошо известными именами в Вашингтоне, и это позволило погрузить детишек Buzzfeed в размышление о сложности американской политики, пока взрослые дяди занимались своим смертельно серьезным делом. То, что выглядело, будто Обама извлекает кролика из шляпы, на самом деле представляло собой распиливание женщины по полам и кровопускание.

Действительно ли это происходило? Некоторые бывшие представители администрации Обамы, например, некогда главный представитель по Сирии Фредерик Хоф (Frederic Hof), говорили, что внешняя политика администрации была настолько запутанной вследствие отсутствия опыта работы с федеральной бюрократией у президента и его людей в Белом доме. С этой точки зрения, команда Обамы и конкретно советник по национальной безопасности Сьюзан Райс не понимали так называемый «межведомственный процесс», то есть то, как разные структуры, в том числе Совет по национальной безопасности, Госдепартамент, Пентагон и спецслужбы формируют политику.

Но на самом деле Обама и его близкое окружение презирали институты вашингтонских бюрократов, которых заместитель Обамы Бен Родс пренебрежительно назвал «пузырем». Как объясняли сам Обама и Родс, достойные презрения посредственности включали членов кабинета Обамы. Причина назначения таких фигур, как Леон Панетта, Роберт Гейтс, Дэвид Петреус, Джон Керри, Хиллари Клинтон и Саманта Пауэрс заключалась в стремлении использовать истеблишмент, как прикрытие, пока настоящие игроки, вроде Обамы и Родса, а также Роба Мэлли и еще нескольких избранных маневрировали в тенях и плели легенды для прикрытия. В 2012 году, как написали в мемуарах Панетта и Гейтс, Мудрецы поняли, что стали марионетками в большой игре президента, и уволились, пока не началось настоящее кровопролитие.

Хиллари Клинтон, держа в уме предстоящую президентскую кампанию, не собиралась публично идти наперекор Обаме, как сделали Панетта, Гейтс, Чак Хейгел и другие. Но она знала, что тоже служит занавеской. Ее Госдепартамент был удивлен, когда Джон Керри, занимавший на тот момент пост главы комитета Сената по внешним делам, получил задание открыть канал связи с Ираном через Оман. Уступки, предложенные Керри Ирану, особенно право обогащать уран, разъярили команду Клинтон. Они дали утечку в надежную прессу и сообщили, что Керри «облажался по-крупному, и они бы так не напортачили».

Действительно ли команда Клинтон была поражена и взбешена? Разумеется, нет. Они просто раскочегаривали свою собственную дымовую машину, чтобы никто не понял: Белый дом сделал с ними самую страшную вещь, которую можно сделать в Вашингтоне, а именно, вывел из игры. Работа Хиллари Клинтон заключалась не в осуществлении политики. От нее требовалось зарабатывать полетные мили и не путаться под ногами, пока Белый дом занимается по-настоящему серьезными вопросами, в том числе, Ираном, Израилем и Китаем, а также прочими темами крупного значения. Клинтон также не хотела принимать на себя ответственность за решения, против которых выступала она и ее ближний круг, и которые наверняка возмутили бы многих из ее ведущих традиционных либеральных сторонников. Как сказал мне один сотрудник вашингтонской произраильской организации, «президент обскакал Госдепартамент».

Джон Керри, преемник Клинтон, был либо менее амбициозным, либо более самонадеянным, чем она, а, возможно, и то, и другое. Он изображал из себя заводного кролика, пока настоящую работу по мироустройству выполняли гораздо более молодые люди, представлявшие волю президента США. Все, что Керри делал публично, все эти марафоны переговорных раундов, все эти пустые речи, было интермедией. Его бесконечная суета убедила его самого в том, что это настоящее дело, но этот факт всего лишь добавил убедительности его представлению. Так проще создавать шумиху для 27-летних репортеров Buzzfeed и их скороспелых экспертов по внешней политике в свежеиспеченных вашингтонских «аналитических центрах» под руководством демократических политических активистов вроде Ниры Танден (Neera Tanden), чей реальный опыт в любом регионе и в любой области человеческой деятельности — войне, дипломатии, ядерной инженерии, да в чем угодно — равнялся нулю.

Так что пока Buzzfeed и New Yorker писали статьи о том, как Джон Керри смело ведет переговоры по перемирию в Сирии со своим российским коллегой Сергеем Лавровым, реальную политику президента осуществлял представитель Обамы по Ближнему Востоку Роберт Мэлли. Почти сразу же после того, как в августе 2011 года Обама призвал Асада уйти в отставку, администрация раскаялась в этой показухе и пошла на попятный. Как сказал мне Тони Бэдрэн (Tony Badran), сотрудник Фонда защиты демократий, «Администрация прошла от „передачи власти от Асада" к „снижению напряженности" и прекращению кровопролития. Белый дом использовал ширму в виде гуманитарной озабоченности, чтобы скрыть тот факт, что смещение Асада больше не является частью уравнения. Теперь целью стало прекращение войны против Асада».

Сотрудники внешнеполитического ведомства довольно быстро сообразили, что Обама проводит два противоположных курса. Вопрос был в том, какой из двух — настоящий. Источник, близкий к турецкому правительству, сказал мне, что бывший премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу понял, что Обама использует Клинтон в качестве куклы. Любые ее обещания по Сирии ничего не стоят. Они также часто вводили в заблуждение, так как не соответствовали реальным действиям американцев. Белый дом заставлял своего главного дипломата лгать, не проинформировав ее, что она лжет.

Никто не видел большего мошенничества со стороны администрации, чем Израиль. Белый дом обещал Иерусалиму, что не собирается заключать сделку с Ираном, ведь Израиль был их союзником, а Иран — врагом. Как сказал мне бывший высокопоставленный американский чиновник, «Администрация Буша и Израиль разработали механизм давления на Иран, в основном, через спецслужбы. Этот механизм выпустил вирус „Стакснет". Но Обама выключил механизм давления, открыв канал переговоров через Оман, так как считал, что нельзя одновременно давить и действовать дипломатическим путем. Но Белый дом Обамы не мог сказать израильтянам, что выключил механизм давления. И он начал морочить им голову, рассказывая о планировании и обещая, например, „Стакснет-2". Так что эмиссары ездили туда и сюда, планируя, планируя, планируя, хотя на самом деле это был застой».

Более того, как сказал бывший чиновник, израильтяне знали, что Обама врет про канал через Оман. По его словам, глава делегации на переговорах с Ираном Уэнди Шерман «открыто встречалась с иранцами в рамках переговоров в формате „пять плюс один", а затем летела в Иерусалим и говорила, что США поддерживают Израиль. Но израильтяне знали, что американцы встречаются с иранцами, так как отследили номера самолетов, летавших в Оман. Они обратились к советнику Обамы по национальной безопасности Томасу Донилону и сказали, что им все известно».

На самом деле израильтяне не поняли. Они, как и другие критики сделки с Ираном, считали, что администрация неумело ведет переговоры и нуждается в помощи. Но Белый дом не интересовался подробностями соглашения, потому что JCPOA служил лишь средством для обеспечения крупной, даже исторической стратегии — Обама хотел вывести США с Ближнего Востока, и восстановление отношений с Ираном должно было позволить США уйти.

Так как Обама считал, что главная проблема с регионом заключалась в вашингтонском «сборнике сценариев», системы правил, которые обычно указывали на применение силы. Эти правила передавали друг другу поколения больших политиков, вроде тех, кого Обама использовал в качестве клоунов. Вопрос был в следующем: как Обама прикроет отступление США и обеспечит сохранение стабильности на Ближнем Востоке? Израиль был слишком мал для роли регионального полицейского, к тому же, его отношения с палестинцами шли к нестабильности. Суннитские арабские страны были раздроблены и не имели способности сотрудничать, а их внутренние проблемы привели к росту экстремизма. Оставался только Иран.

Очевидно, что многие из чиновников администрации Обамы были влюблены в Исламскую республику, будь то из их преклонения перед старинной патиной «движения Третьего мира» или из восхищения классической персидской культурой. Самому Обаме больше всего нравилось, как он сказал на встрече с лидерами арабских стран Персидского залива в 2015 году, что иранцы могли делать дела. Это выражение он использовал в контексте восхищения экспедиционными силами Корпуса стражей исламской революции под командованием Касема Сулеймани. Но он также понимал, что эти взгляды и порожденная ими политика вызовут отторжение у многих, точнее, большинства американцев и их избранных представителей. Поэтому он лгал, запутывал, вводил в заблуждение и говорил, что JCPOA должен лишить Иран ядерного оружия.

Все крупные внешнеполитические вопросы президентства Обамы (развал двусторонних отношений с Израилем, вывод войск из Ирака, Россия и так далее) были частью его политики по переустройству, включая отношение администрации к крупнейшей стратегической, политической и гуманитарной катастрофе XXI века — сирийскому конфликту. Кабинет Обамы придерживался общепринятого мнения, которое разделяли Панетта, Клинтон, Керри, Петреус и Пауэр — вооружить повстанцев, чтобы разгромить Асада или как минимум вынудить его вести переговоры в менее выгодных условиях. Но Обама поступал с точностью до наоборот.

Более ястребиную позицию озвучивал генерал Джеймс Маттис, тогда занимавший пост начальника Центрального командования, а ныне ставший кандидатом на пост министра обороны в администрации Трампа. Он считал, что разгром Асада станет сильнейшим стратегическим ударом по Ирану. Но именно этого боялся Обама, и иранцам было необязательно говорить ему, что переустройство рухнет, если США ударят по Асаду. Переустройство требовало использования сильного Ирана и и способного действовать подразделения «Эль-Кудс» в качестве нового регионального полицейского. Ослабленный Иран с усилившейся внутренней оппозицией не подойдет для целей американской администрации, желавшей отдать другому ключи от Ближнего Востока и уйти. Обаме был нужен большой Иран, «успешная региональная держава», как он сказал.

Победа сирийской оппозиции, которую Белый дом презирал, хотя президент и его помощники чтили память жертв бесчинств Асада, стала бы катастрофой для администрации Обамы. Она не только бы развеяла надежды Обамы на гегемонию Ирана, способного вести американские интересы в регионе, но также потребовала бы от Вашингтона приводить в порядок нередко противоречивые интересы его многочисленных региональных союзников — Израиля, Иордании, Саудовской Аравии, Турции и так далее. Другими словами, победа оппозиции потребовала бы большего вмешательства США в дела региона — больше внимания, времени, денег, энергии и, возможно, крови.

Структурная проблема великого плана Обамы по переустройству заключается в том, что Иран не вынесет этот груз. Обама должен был сообразить это в тот момент, когда ему пришлось вмешиваться ради помощи Ирану. Когда администрация Обамы устроила утечку информации о том, что Израиль уничтожил груз иранского оружия для «Хезболлы», Обама должен был понять, что он подыгрывает Ирану, но этого не достаточно. Касем Сулеймани оказался не таким уж успешным, и его подразделение «Эль-Кудс» не смогло разбить ИГИЛ в Тикрите (запрещенная в РФ террористическая организация) без воздушной поддержки США. Столь шумно рекламировавшаяся операция с целью освобождения Мосула до истечения срока полномочий Обамы обернулась таким провалом, что Белый дом о ней предпочитает не говорить.

Когда в сентябре 2015 года Россия вмешалась в сирийскую войну, Обама должен был сообразить, что это ясное доказательство ошибочности его расчета. Корпус стражей Исламской революции оказался не в состоянии разгромить презираемых Обамой крестьян и плотников. Иранцам понадобилась, чтобы русские сделали это для них.

Белый дом утверждал, что действия Путина застали его врасплох, но это вряд ли так. Русские несколько месяцев перевозили людей и оборудование через Босфор, пролив под контролем состоящей в НАТО Турции. Переброска началась как минимум с июльского посещения Москвы Касемом Сулеймани, который просил о российской интервенции.

В реальности оказалось, что российская кампания в Сирии служит интересам Обамы. Нет смысла восстанавливать отношения с Тегераном, если Иран прекратит быть региональной державой. Путин спас не только Асада, но и политику Обамы по переустройству. Причем российский президент сделал это во второй раз. Впервые он спас политику Обамы, когда предложил сделку по химическому оружию Асада и позволил главнокомандующему уйти обратно за «красную линию».

Обама многим обязан Путину, поэтому он позволял, чтобы русским сходило с рук все, что они делали на протяжении последних семи лет, включая атаки на американские политические организации. Трампу остается либо продолжать политику в отношении России, унаследованную от Обамы, либо перевернуть стол.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044357


Палестина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044340

Движение в ближневосточном конфликте?

Ульрих Шмид (Ulrich Schmid), Neue Zuercher Zeitung, Швейцария

Палестинцы хотят договориться и организовать выборы — снова. Ключевые палестинские движения объявили в Москве об образовании правительства национального единства. Представители ФАТХ, ХАМАС, Исламского Джихада и других движений заявили, что они под эгидой Организации освобождения Палестины как можно скорее планируют сформировать новый Национальный совет, который затем должен избрать новый исполком Организации освобождения Палестины, когда его глава Аббас в сентябре прошлого года ушел в отставку.

Выборы? Не для Аббаса

Правильно ли мы услышали? Палестинцы объявляют об образовании правительств единства с регулярными интервалами, в последний раз это было сделано в апреле прошлого года. Почему опять правительство — что-то не получилось с последним? Нет, не получилось. Хотя как в секторе Газа, так и в Рамалле постоянно заверяют в том, что единство необходимо, осязаемо и неотвратимо. В действительности, непосредственно после клятв начинается ругань и даже стрельба. Аббас не доверяет популярной ХАМАС и поэтому последовательно отвергает любые выборы. Прошлой осенью местные выборы были перенесены на неопределенное время.

И вот теперь сместились важные параметры. Дональд Трамп станет президентом, Израиль и США, кажется, больше сблизятся — хорошие основания для Аббаса повернуться в сторону Москвы. Президент Путин, окрыленный своим успехом в Сирии, кажется, берет на себя новую дипломатическую роль. Самое позднее, после заявления будущего посла США Фридмана о том, что он хочет работать в Иерусалиме, вечной столице Израиля, Америка больше не считается для палестинцев честным посредником. В середине января палестинцы при поддержке российского министра иностранных дел Сергея Лаврова, встретились в Москве, непосредственно после того как в Париже состоялась встреча политиков из 70 стран на ближневосточной конференции.

Насмешка над квартетом

Русским доверили кое-что. В Москве палестинцы просили Лаврова попытаться сделать все, чтобы уговорить Трампа не переносить посольства в Иерусалим. Плохо палестинцы отозвались о ближневосточном квартете, который состоит из США, России, ЕС и ООН. Квартет полностью провалился. Необходимо найти новый механизм для решения конфликта. Россия — только Россия, то есть без партнеров квартета — может сыграть здесь важную роль.

В Израиле правые националисты радовались победе Трампа. В Палестине могут на это пока что ответить только новыми заверениями в единстве. Член ФАТХа сформулировал это следующим образом: «Созрели условия для нового правительства единства, как на внутренней арене, так и на международной». Хорошо звучит, вот только почему Путину должно больше повезти в стараниях по примирению палестинцев?

Чтобы сблизить ФАТХ и Хамас, нужно устранить причины их разногласий. Они находятся в области конфликта вокруг поведения с Израилем. В то время как ФАТХ подписал соглашения в Осло и выразил готовность сотрудничать с Иерусалимом, ХАМАС до сегодняшнего дня не готова признать право Израиля на существование. Посмотрим, удастся ли палестинцам эта новая попытка единения. Никто не удивится, если она провалится. В неблагодарной роли безуспешного посредника тогда внезапно окажется Россия.

Палестина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 января 2017 > № 2044340


Россия. Иран > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 20 января 2017 > № 2044036

Александр Цыбульский: Потенциал межрегионального сотрудничества России и Ирана огромен

19 февраля 2017 года в г. Москве заместитель Министра экономического развития РФ Александр Цыбульский провел рабочую встречу с Чрезвычайным и Полномочным Послом Исламской Республики Иран в России господином Мехди Санаи.

Стороны обсудили вопросы двустороннего российско-иранского сотрудничества и межрегионального взаимодействия.

Александр Цыбульский отметил, что по итогам января – ноября 2016 г. товарооборот увеличился по сравнению с аналогичным периодом 2015 г. на 41% и составил 1,93 млрд. долл. «При этом объем экспорта увеличился на 46% (с 925 млн. долл. в 2015 г. до 1,69 млрд. долл. в 2016 г.), а объем импорта на 6,5% и составил 237,37 млн. долл.»,- добавил замминистра экономического развития.

На мероприятии речь также шла и о проведении заседания рабочей группы по межрегиональному сотрудничеству в г. Сари провинции Мазандаран в феврале 2017 года, и Форума межрегионального сотрудничества, запланированного к проведению на территории Российской Федерации.

Замглавы Минэкономразвития напомнил, что в 2016 году состоялось 5 взаимных визитов делегаций во главе руководителей субъектов Российской Федерации и провинций Ирана: Челябинской области в г. Тегеран, г. Зенджан в марте 2016 г., Свердловской области в провинцию Хамадан в апреле 2016 г, Астраханской области в провинцию Мазандаран, г.Тегеран в июле 2016 г, Провинции Гилян в Астраханскую область в августа 2016 г., Омской области в провинцию Кохгилуйе и Бойерахмед в октябре 2016 г.

«Потенциал межрегионального сотрудничества России и Ирана огромен, и способствует расширению и укреплению двусторонних связей»,- подвел итог встречи Александр Цыбульский.

Россия. Иран > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 20 января 2017 > № 2044036


Россия. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 20 января 2017 > № 2044015

 БЕШБАРМАК по-нашему

(еще раз об объединении наций)

Валерий Скрипко

Публицист Манолис Чехкиев недавно писал на сайте «Завтра»:

Государство - образующий этнос должен создать привлекательную модель общественного устройства на настоящее и привлекательный вектор развития на будущее. ….С моей точки зрения, государство- образующий этнос всем всё должен.

Может ли русский народ сегодня стать таким этносом? Еще года два назад я был уверен, что нет. Мне казалось, что он надорвался, выполняя свою мессианскую роль. Сейчас начинаю немножко менять свое мнение. Поворот к Православию, то есть к вере, с одной стороны может исправить катастрофическую демографию, с другой - сблизит мусульманские народы с православными. Между двумя этими конфессиями гораздо больше общего, чем различий.

«Всё всем должен»- это верно! Но для того, чтобы нести ответственность за всё, русскому народу должно быть что-то и дано. «Привлекательную модель» можно создавать, если у «создателя» есть авторитет в многонациональной среде. Авторитет же может создать только безусловная поддержка его инициатив ,его статуса органами власти всех уровней, поддержка диаспор, СМИ и религиозных организаций. Тут много могут сделать верующие православные и мусульмане. Эта наша главная надежда! Истинные верующие не состязаются в корысти и гордыне!

Это атеистов – трудно собрать в какую-то федерацию. У каждого – свои выгоды и свои кормушки. Наш «рачительный хозяин»- атеист, который появился вначале 90-х – оказался вовсе « не рачительным». Он действовал с точностью до наоборот. В деле укрепления федерации с рыночной экономикой - на него совсем нельзя было положиться.

И с годами, наш «хозяин» лучше не становится. СМИ каждую неделю сообщает об очередном аресте очередного взяточника или мошенника. Во всех национальных государственных образованиях известно: кто и как забирает себе лучшие подряды и выгодные контракты. Представители власти и предприниматели - при каждом удобном случае, рвут друг у друга добычу - лучшие «куски общественного пирога», совсем не заботясь о своём авторитете перед электоратом!

На какую «дружбу» с другими народами РФ надеялись и надеются российские политики при таком наплевательском отношении к идеологической основе объединения? Просто удивительно!

Все помнят первые неудачные попытки включить отдельные национальные образования в состав краев и областей РФ. Как ополчились национальные элиты! Были задействованы даже зарубежные диаспоры этих меньшинств. Элиты не хотят отдавать свои «вотчины». Да и от присоединения к какой-то соседней области не видят особых перспектив, зная о не редких «распилах бюджета» у соседей. Вот, если в регионах наберут силу авторитетные общественные организации, прообразом которых является общероссийский народный фронт и если эти фронты объединяться, тогда и о российской нации можно будет поговорить!

Очень важную мысль высказал один из авторов сборника «Народы перед зеркалом» С. Куттыкадам о том, что в СССР «многочисленные народы, вместо глубокого взаимного изучения - в первую очередь посредством культур - обменивались выспренними комплементами и дежурными заверениями в вечной дружбе» (стр.91)

Понять другой народ можно, и подружиться можно, если у вас интерес к нему всерьёз, от сердца. И лучше всего понять - через искусство, через изучение эпоса, поэзии, народных традиций. Самыми яркими достижениями любой культуры - нельзя не восхищаться. Надо только «погрузиться» душою в мир того народа, который живёт рядом с тобою. Нужны частые встречи, выставки и поездки. Но не начальства, а тех, кто создает духовные и материальные ценности! Кто является рядовым тружеником в любой сфере производства. Сошлюсь на пример из собственной биографии.

Я родился и вырос в Казахстане. За девятнадцать лет жизни там, мне не удалось ни разу побывать в казахском степном ауле, провести несколько дней в юрте, попить кумыс и попробовать бешбармак.

Почему-то не запомнился казахский театр. Не было специальных экскурсий в областные города – в театры и филармонии, где бы исполнялись национальные произведения. Мы, из разряда простых советских трудящихся, жили и вместе, и в то же время автономно друг от друга, изучая свой язык, сказки и легенды. Только советские котлеты без мяса во всех столовых и буфетах были у нас одинаковы для всех трудящихся и школьников. Шедевры национальной кухни пробовали исключительно представители партийной и управленческой «элиты» в ресторанах Средней Азии. Потом местные «баи» поддержали развал СССР. Произошло расслоение на бедное большинство и кучку богатых. И опять бешбармак – достался новым «баям».

Так, до сих пор мы - не сели за праздничный стол и не отведали это мусульманское блюдо, общее для всех кочевых народов на территории бывшего СССР . Бешбармак –переводится с казахского, как пять пальцев. Опять элиты бывшего СССР сделали нам из этих пальцев – фигу!

Были времена, когда бешбармак ели в праздники даже простые неграмотные кочевники самых глухих степных районов. Надо было так обнаглеть финансовым спекулянтам, ворам и расхитителям всего мира, чтобы нас лишить простых земных радостей! Они одурели от дутых богатств.

Ну, когда то- мы психанём и возмутимся, наконец! А?

Россия. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 20 января 2017 > № 2044015


США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 января 2017 > № 2043833

Инаугурация президента США Дональда Трампа была очень эмоциональной и запоминающейся, как и речь новоиспечённого лидера, где он обозначил важные приоритеты политики США, рассказал РИА Новости бизнес-омбудсмен Борис Титов по итогам инаугурации.

"Инаугурация была очень эмоциональная, очень запоминающаяся. Собственно в речи Трампа главное, что (помимо того, что это была яркая эмоциональная речь), Америка не должна навязывать своё мнение. Каждый должен жить, как он считает нужным", — сообщил Титов сразу после того, как Трамп закончил свою речь.

Согласно речи Трампа, США стремится быть примером. "Лучшим примером для всего мира. Это очень, конечно, важное внешнеполитическое заявление", — отметил Титов.

Он так же подчеркнул, что Трамп в своей речи назвал одного врага — это исламский радикализм. "Это очень показательно", — считает он.

На вопрос, какая цель визита омбудсмена в США и видит ли он перспективы работы с новой администрацией, он ответил, что "цель визита — чисто деловая: наладить контакты с американскими бизнес-кругами, найти точки соприкосновения и общие интересы".

Ранее стало известно, что бизнес-омбудсмен Борис Титов будет присутствовать на инаугурации 45-го президента США Дональда Трампа, которая состоялась 20 января в Вашингтоне.

США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 января 2017 > № 2043833


США. Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 20 января 2017 > № 2043742

Если Москва и Вашингтон возобновят диалог, это вовсе не означает переоценку или укрепление международных позиций РФ, полагает уполномоченный правительства ФРГ по сотрудничеству с Россией Гернот Эрлер (Gernot Erler). "Диалог с РФ ведет и Евросоюз. Например, в Совете НАТО - Россия. Так что если Дональд Трамп и Владимир Путин в ближайшее время договорятся о переговорах, в этом не будет ничего особенного", - сказал он в интервью газете Neue Osnabrücker Zeitung, опубликованном в пятницу, 20 января, в день инаугурации 45-го президента США Дональда Трампа.

Россия обиделась на Обаму

В Москве делают ставку на то, что Трамп улучшит российско-американские отношения, констатировал немецкий политик. "Нельзя не отметить, что в период президентства Обамы они были исключительно тяжелыми. Российская сторона воспринимала это как нежелание Обамы признавать Россию равноправным партнером", - считает Эрлер. Он напомнил, что, выступая в Гааге в марте 2014 года, 44-й президент США назвал РФ "региональной державой", которая ведет политику, исходя из собственной слабости. По мнению уполномоченного, эта фраза глубоко засела в политическом сознании россиян. "Поскольку при Обаме россияне и американцы так и не вышли из этого тупика в отношениях, то сейчас у них появится такая возможность", - сказал Эрлер.

По его словам, объединяющей темой могла бы стать совместная борьба с терроризмом, на что делает ставку и Дональд Трамп. Будущий президент США полагает, что Вашингтон и Москва могли бы сотрудничать в Сирии в деле борьбы с террористической группировкой "Исламское государство".

Россия ставит под вопрос мирный порядок в Европе

В то же время, отмечает Эрлер, внушает опасения доклад спецслужб США о вмешательстве российских хакеров в ход выборов американского президента. "В Германии такой сценарий тоже нельзя исключить, поэтому Берлин усиливает меры для предотвращения хакерских атак, - пояснил он. - Поскольку на сто процентов их предотвратить невозможно, то приходится использовать политические контакты, чтобы объяснить россиянам, какими последствиями могут быть чреваты кибератаки". В США такой мерой стала высылка российских дипломатов, указал немецкий политик.

Кроме того, Эрлер вновь подчеркнул, что своей политикой Россия ставит под вопрос мирный порядок в Европе, основывающийся на документах Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, известного как Хельсинкская декларация, подписанная в 1975 году, а также Парижской хартии для новой Европы, принятой в 1990 году. "Оба этих документа Россия признала, в том числе - принципы неприкосновенности границ, неприменения силы и суверенитета государств. Аннексией Крыма и поддержкой пророссийских сепаратистов на Украине Россия явно нарушила эти декларации", - резюмировал уполномоченный правительства ФРГ по сотрудничеству с Россией.

США. Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 20 января 2017 > № 2043742


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 19 января 2017 > № 2061713

Женщины «мутят» всерьез: феминизм по-казахски

Автор: Сауле Исабаева

Отношение казахстанцев к феминизму можно охарактеризовать одним словом: равнодушие. А что может быть хуже в борьбе женщин за свои права? Это, пожалуй, одна из главных причин того, почему феминистские идеи в нашем обществе долгое время не приживались. И только с активным развитием соцсетей это движение начало потихоньку поднимать голову. В частности, за последние пару лет благодаря тому же «Фейсбуку» удалось обратить внимание широкой общественности на целый ряд женских трагедий и, возможно, даже предотвратить другие.

Но одно дело – виртуальная деятельность, а другое – реальная жизнь. И хотя соцсети по праву считаются рупором общественного мнения и одновременно мощным инструментом воздействия на него (а нередко и на решения власти), созданию действительно серьезного и влиятельного движения они способны помочь разве что косвенно. А если учесть, что в Казахстане все более доминирующим становится ислам, который не приемлет подобных идей (кстати, последние вступают в противоречие и со многими чисто национальными традициями), то будущее казахского феминизма по-прежнему видится очень туманным…

Хотя, с другой стороны, капля камень точит, и не исключено, что когда-нибудь отечественный феминизм станет той силой, которая будет влиять на решения политиков. Впрочем, сами представительницы этого движения за журавлями в небе не гонятся и надеются хотя бы на то, что женщины перестанут молчать о насилии, а мужчины начнут их уважать.

Как отмечает блогер Алия Кадырова, несмотря на то, что феминистские организации существуют в Казахстане с начала 1990-х, то есть с момента обретения независимости, эта тема стала активно подниматься, в том числе в средствах массовой информации, только в последнее время. Спусковым крючком послужила серия громких инфоповодов, связанных с насилием против женщин, в том числе история Баян Есентаевой и деятельность организации «Немолчи.kz».

– То, что дискурс о феминизме теперь находит отражение в популярных СМИ, конечно, не может не радовать. Но перед казахстанскими феминистками, на мой взгляд, по-прежнему стоит очень тяжелая задача. Нужно адаптировать феминистские идеи, которые сейчас рождаются главным образом на Западе, под казахстанскую реальность, осмыслить сексистские убеждения, которые сидят глубоко в нашей культуре, – говорит Алия Кадырова.

И все же она не сомневается в том, что в нашей стране феминизм будет только развиваться. Тем более что такова общемировая тенденция. Другой вопрос, в каком формате будет существовать это движение… «Предположим, я не вижу Казахстане феминистской политичес­кой партии. Скорее, идея о равноправии мужчин и женщин станет для политиков и населения в целом чем-то очевидным и обыденным», – считает блогер.

Феминистское движение в Казахстане в последнее время приобретает все более «свежее» лицо. Например, недавно созданная группа «Казфем» состоит преимущественно из молодых женщин. По словам одной из ее активисток Вероники Фоновой, это некоммерческая инициативная феминистская группа с горизонтальной организацией. Иначе говоря, конкретного руководителя, принимающего решения, нет. Количество участниц варьируется от 15 до 20, рабочая группа чуть меньше.

«Казфем» старается охватить такие актуальные для нашего региона проблемы, как кража невест, бытовое насилие, изнасилования, институт келiн, гендерный дисбаланс в рабочей сфере. Группа занимаемся сбором и размещением материалов, касающихся прав женщин, проводит встречи, лекции, другие мероприятия и даже выпускает свой журнал «Юдоль». Чтобы выразить свою гражданскую позицию, феминистки нередко выходят на улицы. Так, в прошлом году они провели акции и пикеты в поддержку заключенной Натальи Слекишиной, подвергшейся насилию со стороны сотрудников колонии, а также в пользу отмены такой нормы как примирение сторон в делах об изнасилованиях (поводом стала история Дины Тансари).

– Вероника, с какими препятствиями в своей деятельности вам приходится сталкиваться?

– В силу сложившихся условий нам приходится сталкиваться с критикой, которая зачастую подкрепляется ссылками на традиционные ценности. Вроде того, что неудобно говорить об этом, «ұят болады», и что, предавая гласности факты домашних побоев, мы, мол, посягаем на институт семьи. Но на самом деле ситуация с правами и безопасностью женщин тяжелая.

Например, в Алматы нет такого места, куда могли бы быть направлены сотни женщин, подвергающиеся насилию в стенах своих домов. Им не оказывается психологическая, юридическая помощь. А дела о побоях чаще всего не доходят до суда. То же самое с изнасилованиями. Как часто мы слышим, что преступника, насильника нашли, осудили, дали реальный срок? Крайне редко. Это объясняется двумя факторами.

Первый – давление со стороны общества. Если даже тему сексуального воспитания у нас поднимают лишь немногие, что говорить об изнасиловании? Чаще всего стыдят саму женщину, критикуют ее поведение, длину юбки, осуждают за то, что она решила выйти из дома в позднее время.

Второй фактор – правоохранительные органы. Подавляющее большинство в них составляют мужчины. И вот ситуация: приходит женщина к следователю, а он заставляет ее пересказывать во всех подробностях детали дела, оказывает давление, высказывает личное предположение о том, что, возможно, она сама хотела этого. И дело не идет в суд. Пример – недавно пострадавшая от насилия в такси Аида Айсарова. Ее дело не передавалось в суд несколько месяцев, максимум, что сделали следственные органы, – завели дело о краже, так как, помимо насилия, было совершено ограбление тем же таксистом. Только сильный адвокат, месяцы хождений по судам и общественный резонанс помогли все-таки осудить насильника по статье.

Мы выступаем также против легализации проституции. Считаем, что действительно работающей мерой станет создание таких условий, когда будет оказываться экономическая и психологическая поддержка вовлеченным женщинам, а клиент будет привлекаться к ответственности. По сути, это шведская модель, которая более десяти лет работает в скандинавских странах и даже за такой относительно небольшой период времени дала положительные результаты.

– Почему вы встали на путь феминизма?

– Все это кажется чужими проблемами до тех пор, пока не коснется лично. Но если говорить о себе, то каждый такой случай нарушения человеческих прав и свобод влияет непосредственно и на меня саму. Почему мне должно быть страшно идти по улице вечером? Почему правоохранительные органы не вызывают у меня доверия, а после дела Натальи так и вовсе внушают страх? Почему я не вижу женщин на руководящих должностях? Почему в учебниках по истории все политики и воины – мужчины? Почему я постоянно слышу шутки, часто небезобидные, о женщинах за рулем, хотя статистика ДТП с пострадавшими говорит об обратном? Почему мои подруги сначала в университетах слышат, что их удел – кухня, а потом на работе продвигаются начальством в разы медленнее и неохотнее, чем коллеги-мужчины? Все эти вопросы в той или иной форме задает себе каждая участница нашей группы, и это та причина, которая привела нас к тому, чем мы сейчас занимаемся.

– Каким лично вы видите будущее феминизма в Казахстане?

– Я прекрасно понимаю, что до обеспечения элементарного гендерного баланса и гарантий человеческих прав (на свободу, самовыражение, безопасность) нам как обществу, как стране еще далеко. Но все же думаю, что будущее у движения есть и что оно с каждым годом будет шириться, поскольку женщины перестают молчать о насилии и несправедливости, и хотят перемен.

КОММЕНТАРИЙ В ТЕМУ

Мурат Телибеков,

руководитель Союза мусульман Казахстана:

– Думаю, что проблема феминизма в Казахстане во многом надуманная. С таким же успехом можно рассуждать о нашествии инопланетян или киборгов. Нет в стране феминисткого движения и не предвидится в будущем. Почему? Потому что нет в этом необходимости. У нас отсутствуют дискриминация и притеснение женщин. Казахское общество издревле не практиковало подобных отношений. Не было гаремов, женщин не убивали, не продавали в рабство. Да, была семейная иерархия, во главе которой стоял мужчина, хозяин очага… Впрочем, это тема отдельного разговора.

Сейчас хочу сказать о другом. Меня глубоко оскорбляют сцены, когда отдельные общественные деятели вдруг начинают требовать квоты в парламенте или маслихате для женщин, инвалидов, национальных, сексуальных и прочих меньшинств. Это говорит о том, что человек не способен добиться успеха с помощью интеллекта, трудолюбия, профессио­нализма, образования, порядочности… Его единственным достоинством и аргументом является цвет кожи, половая принадлежность, инвалидность или сексуальная ориентация.

К сожалению, подобные настроения все еще распространены в нашем обществе. Довольно часто можно наблюдать неприглядные картины, когда люди сотрясают воздух костылями, размахивают юбкой, демонстрируют свои физические изъяны. Они считают, что этого вполне достаточно для того, чтобы проникнуть во власть и получить для себя особые привилегии. Как вы думаете, премьер-министр Великобритании Тереза Мэй заняла этот пост в силу своего интеллекта или потому, что носит юбку? Или возьмите немецкого канцлера Ангелу Меркель... Неужели наши казахстанские женщины гораздо глупее и поднимают проблему феминизма оттого, что изначально причисляют себя к людям второго сорта?

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 19 января 2017 > № 2061713


США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 19 января 2017 > № 2061646 Максим Саморуков

Почему Восточная Европа тоже рада победе Трампа

Максим Саморуков

Победа Трампа изменила самоощущение многих лидеров Восточной Европы. Кем они были раньше? Так, маргиналы. Неудачники, которые безнадежно отстали от передовой части человечества на пути в светлое леволиберальное будущее. А кто они теперь? Теперь они основатели тенденций, которые потом покорили Запад. Они все делали правильно, и сейчас на Западе осознают, как они в Восточной Европе были правы

Восточную Европу поспешили записать в регионы, которые больше всего пострадают от грядущего президентства Дональда Трампа. В этом ряду Мексику ждет стена и вывод производств, Китай – торговые войны, а Восточная Европа будет брошена на растерзание России, потому что Трамп готов договориться за ее счет с Путиным и вообще не хочет тратить лишние деньги на НАТО. По этой логике восточноевропейские лидеры должны были изо всех сил болеть за Хиллари Клинтон как продолжательницу курса Обамы, ведь он, наоборот, укреплял НАТО и не жалел денег на то, чтобы защищать западные ценности даже в таких отдаленных уголках, как Восточная Европа.

Однако на деле найти восточноевропейских лидеров, которые реально поддерживали бы во время кампании Хиллари Клинтон, не так уж и просто – такие были разве что в Албании или в Прибалтике, хотя и эти осторожничали. Зато сторонники Трампа еще до выборов заявляли о себе вполне открыто, причем они возглавляют гораздо более крупные и влиятельные страны региона.

Дело в том, что, с точки зрения большинства восточных европейцев, Трамп их бросить никак не может, потому что американцы их уже и так во многом бросили – еще при Обаме. При Буше-младшем Восточная Европа дружила с Вашингтоном напрямую через голову Брюсселя и вместе готовилась воевать в Ираке, строить ПРО и расширять НАТО на Восток. Но с приходом Обамы эти особые отношения закончились: США пересмотрели концепцию ПРО в Польше и Чехии, забыли про расширение НАТО, понизили уровень визитов до вице-президента Байдена и вообще передоверили европейские дела Брюсселю.

Большую часть своего правления, до самого украинского кризиса администрация Обамы почти не обращала внимания на Восточную Европу. И за эти годы многие в регионе успели научиться жить сами. Они стали выстраивать собственную политику и по отношению к Москве, и особенно по отношению к Брюсселю, не рассчитывая на поддержку Вашингтона.

Их внешнеполитические интересы сейчас намного сложнее, чем просто получить защиту от России. И президент Трамп, будь он хоть трижды пророссийским, для многих стран Восточной Европы может быть гораздо удобнее, чем антироссийская Хиллари Клинтон. Потому что по другим, не менее важным, чем Россия, вопросам (скажем, миграции или глобального потепления) позиция Трампа гораздо ближе Восточной Европе. Даже в чисто психологическом плане для лидеров типа Качиньского, Орбана, Фицо, Вучича президент Трамп намного понятнее, чем Обама или Хиллари. Не говоря уже о том, что благодаря Трампу в Белом доме теперь будет жить славянка из Восточной Европы.

Путь к польскому сердцу

Взять, например, крупнейшую страну региона – Польшу. Варшава была главным сторонником укрепления восточного фланга НАТО и теперь должна больше других беспокоиться из-за скептических высказываний Трампа о защите европейских союзников и его вроде как прокремлевских симпатий. Но польское руководство такого беспокойства не проявляет – наоборот, оно выглядит очень даже протрамповским.

Качиньский надеется, что Трамп будет разговаривать с Кремлем «с позиции силы» – читай «а не беззубо бубнить о ценностях, как Обама». А премьер Шыдло вообще записала Трампа в достойные продолжатели ее собственного дела. По ее словам, в Польше партия «Право и справедливость» еще год назад совершила антиэлитарную и антилиберальную революцию за интересы простого народа. Теперь вот подошла очередь и Америки. Дальше Германия и Франция.

Можно сказать, что Трамп им так полюбился уже после победы, но на самом деле взаимопонимание между ним и консервативными поляками установилось задолго до выборов. Во время кампании Трамп в отличие от Хиллари активно делил белых избирателей по этническому происхождению. И поляки, которых в США около десяти миллионов, были одной из главных целей его агитации. Он встречался с польскими землячествами, и эти его выступления, специально заточенные под польскую аудиторию, были и в самой Польше не менее известны, чем его общие высказывания для всех на дебатах.

Трамп очень точно говорил именно то, что хотели услышать консервативные американские поляки. Он не просто пообещал отменить для польских граждан визы (важный и очень болезненный вопрос для диаспоры), но и заявил, что Польша – это как раз тот редкий союзник США, который выкладывается по полной, но Вашингтон недооценивает поляков, уделяя гораздо больше внимания разным халявщикам. В сочетании с другими лозунгами Трампа такая позиция понравилась небогатому и белому польскому избирателю куда больше, чем Хиллари Клинтон, чей муж заявил, что США подарили полякам демократию, а они теперь от нее отказываются, поддерживая Качиньского и «Право и справедливость».

Ведь кто осенью прошлого года активнее всего голосовал за Качиньского и его партию? Консервативные американские поляки. В США Качиньский набрал почти 75%, в два раза больше, чем в самой Польше. А теперь им сообщают, что они неблагодарные разрушители демократии. Естественно, большинство американских поляков проголосовали за Трампа. Висконсин, Мичиган, Пенсильвания несколько десятилетий подряд голосовали за демократов, а на этот раз там победил Трамп. И все это штаты с большой долей этнических поляков в населении.

Руководство Польши тоже не могло не испытывать к Трампу определенной симпатии, ведь его гнобили за то же и те же самые либеральные СМИ, которые уже год гнобят их самих. Поляки в принципе не привыкли к тому, чтобы американская пресса их ругала, и очень переживают по этому поводу. А тут еще появились статьи, что в случае победы Трампа в США будет как в Польше. Естественно, в Польше эти тексты читали куда внимательнее, чем в Штатах, и вывод сделали один: а что, у нас разве какой-то ужас? Значит, и Трамп хороший.

Наконец, главное достоинство Трампа для Варшавы состоит в том, что он явно не собирается лезть к ним с нравоучениями про демократию. Отношения с Россией – это для Польши проблема привычная, и на текущую жизнь она не особо влияет. А вот отношения с Брюсселем – совсем другое дело. Весь прошедший год Вашингтон и Брюссель дружно давили на Польшу по вопросам разделения властей и прочих свобод. И эта проблема для польского правительства намного реальнее, чем гипотетические русские танки, наступающие из Калининградской области.

При Трампе это давление Вашингтона на Варшаву должно исчезнуть, а то и вообще превратиться в поддержку – например, по вопросам миграционной политики. А что касается НАТО, то Польша в отличие от многих исправно выделяет на оборону положенные 2% ВВП, так что бояться ей нечего. Наоборот, только ждать перемен к лучшему.

Радость неплательщиков

Еще больше оснований любить Трампа у венгерского правительства. Российской угрозы в Венгрии боятся намного меньше, чем в Польше, на этом направлении у венгров все благополучно. Зато западной критики за проблемы с демократией они получают еще больше, чем поляки. Поэтому неудивительно, что премьер Орбан стал первым европейским лидером, который еще за полгода до выборов прямо и публично поддержал кандидатуру Трампа.

У Орбана были отвратительные отношения с администрацией Обамы. За шесть с лишним лет параллельного пребывания у власти два лидера так ни разу и не встретились. Вашингтон и лично Хиллари Клинтон на посту госсекретаря постоянно критиковали венгерское правительство за ограничение свобод. США даже объявили нескольких венгерских чиновников невъездными, обвинив их в коррупции. В ответ Будапешт обвинял американцев во вмешательстве во внутренние дела.

Венгрия в отличие от Польши относится как раз к тем странам, которые хронически не выполняют свои финансовые обязательства перед НАТО, но Орбана это не особо волнует – у него свои способы договариваться с Москвой. А вот то, что победа Трампа неизбежно ослабит западное давление на Венгрию, – это для него очень важно. В первом, поздравительном разговоре по телефону два лидера уже пожаловались друг другу, как ужасны эти либеральные СМИ.

Успех Трампа дал новый импульс и международным амбициям Орбана. Оказывается, он не только прав по вопросу миграции, но и в целом был первопроходцем, еще в 2010 году поставил свою страну на тот путь, правильность которого ведущие державы мира осознают только сейчас. Венгерский премьер уже много лет пророчит конец эры «либеральной недемократии» – и вот вам пожалуйста, подтверждение ярче некуда.

Орбан был первым европейским лидером, открыто поддержавшим кандидатуру Трампа еще до выборов. Но не единственным. В сентябре то же самое сделал президент Чехии Милош Земан. Тоже заявил, что, будь он американцем, голосовал бы за Трампа.

Мотивация у него примерно такая же: правильная позиция по миграции, по борьбе с исламским терроризмом, меньше вмешательства в дела других стран. А победа Трампа, по мнению Земана, – это победа настоящей демократии вопреки сговору элит и крупнейших СМИ.

Земан не скрывает, за что он обиделся на администрацию Обамы. За то, что назначенный Обамой посол в Чехии Шапиро раскритиковал Земана, когда тот в мае 2015 года поехал в Москву на парад в честь 70-летия Победы. Чешский президент тогда очень разозлился от таких непрошеных поучений и с тех пор не принимает американского посла. Теперь Земан надеется, что Шапиро отзовут и вообще станут поменьше учить его жизни, так что можно будет нормально сотрудничать.

Чешское правительство имеет во внешней политике куда больше полномочий, чем президент, и там были не рады такой прямоте Земана, особенно до выборов. Премьер Соботка уклончиво говорил, что скорее поддержал бы Хиллари. Но у Соботки до конца полномочий осталось всего несколько месяцев и шансов переизбраться почти нет. Во главе чешского правительства его почти наверняка сменит нынешний вице-премьер и лидер самой популярной сейчас партии ANO Андрей Бабиш.

А вот Бабиш еще до американских выборов говорил, что его идеальным кандидатом был бы Блумберг, но по многим позициям он совпадает и с Трампом. Например, все по той же миграции и пренебрежению к политкорректности. И по биографии два политика тоже очень близки. Бабиш – бизнесмен, один из самых богатых людей Чехии, который пришел в политику всего несколько лет назад и на первых же выборах вывел свою партию на второе место, получив пост вице-премьера и министра финансов. А вскоре может стать и премьером, его партия с большим отрывом лидирует в опросах.

У руководства Словакии энтузиазма по поводу Трампа еще больше, чем у чехов. Словацкий премьер Фицо тоже еще до выборов заявлял, что голосовал бы за Трампа. Потому что Словакия, крупнейший транзитер российского газа в Европу, особенно заинтересована в снижении напряженности в отношениях России и Запада и в отмене санкций.

Словакия, Чехия, Венгрия – все это одни из самых закоренелых неплательщиков НАТО. Многие годы их расходы на оборону были ниже не только положенных в НАТО 2% ВВП, а даже 1%. Но их лидеры не особенно переживают из-за гипотетической потери американских гарантий безопасности. Их гораздо больше интересует возможная поддержка Трампа в миграционной политике, ослабление западного давления по внутренним вопросам и нормализация отношений с Россией.

Футболки и памятники

На Балканах за время кампании успел возникнуть настоящий культ Трампа. Древняя запись из 1990-х годов, где Трамп слегка критикует Клинтона за бомбежки Югославии в 1999 году, была раздута до фейковой новости о том, что Трамп извинился перед сербами за американские бомбардировки. Фальшивку потом разоблачили, но все равно как ярый противник семьи Клинтон Трамп стал абсолютным фаворитом в Сербии и у многочисленных сербских общин в Боснии и Черногории.

У некоторых сербских политиков, типа Шешеля, который ходил в футболке с Трампом, ожидания раздулись до того, что Трамп после победы отзовет американское признание Косова. Но это у маргиналов, а руководство Сербии, Болгарии, Македонии, боснийской Республики Сербской более реалистично надеется на то, победа Трампа снизит напряжение в отношениях с Россией и им больше не надо будет делать такой жесткий и однозначный выбор между двумя сторонами.

Правда, столь бурная поддержка сербов обернулась для Трампа не менее активной неприязнью со стороны Косова, Албании, боснийских мусульман. Тут дело не только в антиисламских высказываниях Трампа, но и в той роли, которую в балканском кризисе сыграл Билл Клинтон в 1990-е. В Приштине ему установили прижизненный памятник – само собой, албанцы и в Косове, и в самой Албании изо всех сил болели за Хиллари.

Поддерживали Клинтон и в Прибалтике, где российская угроза традиционно затмевает все остальные вопросы внешней политики. Малейший намек на возможность потерять американские гарантии безопасности заставляет прибалтийских руководителей очень сильно нервничать, хотя к ним у Трампа не должно быть претензий. Все три государства всегда исправно выделяют на оборону не менее 2% ВВП, с запасом выполняя нормативы НАТО.

Обогнать Запад

Если вычесть Румынию, где собственная парламентская кампания была слишком бурной, чтобы обсуждать еще и американскую, то получается, что столь ужаснувшая Восточную Европу победа Трампа на самом деле ужаснула лишь несколько небольших государств на периферии региона – Прибалтику, Албанию, Косово. А основная масса восточноевропейских стран, от Польши до Сербии, оказалась очень даже довольна таким исходом. Потому что российская угроза для большинства лидеров Восточной Европы штука привычная и слишком теоретическая. Они, конечно, все равно опасаются русских танков, но не готовы поверить, что НАТО вдруг возьмут и распустят. Зато конфликты с Брюсселем – это для них ежедневная и неприятная реальность.

Страны Восточной Европы сильно устали от своей роли вечно догоняющих учеников старых держав Запада. Устали от того, что имеют очень мало влияния на принятие общеевропейских решений, что их постоянно поучают в вопросах внутренней политики, что при выработке политики ЕС учитывает интересы прежде всего своей старой части, а не очень специфичной новой, что в любом конфликте Вашингтон при Обаме всегда занимал сторону Брюсселя, присоединяясь к давлению на страны Восточной Европы.

Победа Трампа дает им надежду изменить этот расклад сил. Смягчить внешнее давление и получить поддержку по некоторым очень важным для них вопросам. Восточная Европа почти единогласно выступает против нынешней миграционной политики ЕС, но в Брюсселе позицию такого количества государства практически не учитывают. Может, теперь с помощью Трампа восточноевропейским лидерам удастся донести до руководства Евросоюза свои претензии по этому вопросу. Как, впрочем, и по многим другим, типа отказа от угольной энергетики или экономического сотрудничества с Россией – оба для Восточной Европы гораздо болезненнее, чем для Западной.

Хотя неменьшую роль тут играет и то, как победа Трампа изменила самоощущение многих лидеров Восточной Европы. Кем они были до президента Трампа? Так, маргиналы. Неудачники, которые безнадежно отстали от передовой части человечества на пути в светлое леволиберальное будущее. А кто они теперь? Теперь они основатели тенденций, которые потом покорили Запад. На них зря клеветали, они все делали правильно, и сейчас на Западе осознают, как они в Восточной Европе были правы. Присоединяются к ним. А если еще немного осмелеть, то можно поверить, что это они своими успехами на национал-консервативном направлении продемонстрировали Западу, что их восточноевропейский путь – правильный.

Заветная, многовековая мечта Восточной Европы – обогнать Запад. Благодаря Трампу она сбылась. Естественно, они ему рады.

США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 19 января 2017 > № 2061646 Максим Саморуков


Азербайджан. Турция > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 19 января 2017 > № 2060065

Дипотношениям Азербайджана и Турции четверть века

Посол Азербайджана в Анкаре Фаиг Багиров, Daily Sabah

Прошло 25 лет с момента подписания Соглашения об установлении дипломатических отношений между Азербайджаном и Турцией 14 января 1992 года. На протяжении четверти века особое внимание уделялось обеспечению региональной безопасности и установлению социально-экономических, научных и культурных связей. Более 200 соглашений были подписаны между двумя странами для укрепления правовой базы, которая обеспечила непрерывное развитие двусторонних связей, отражающееся в растущем число официальных визитов на высоком уровне. Реализация проектов трубопровода «Баку-Тбилиси-Джейхан» стала важной вехой в развитии отношений между Азербайджаном и Турцией до уровня стратегического партнерства.

Проект XXI века «Южный газовый коридор» стоимостью $45 млрд был начат, благодаря усилиям Азербайджана и Турции. Реализация флагманов этого проекта «Транс-Анатолийского газопровода» (TANAP) и Трансадриатического газопровода (TAP) идет полным ходом. В основе этих проектов лежит сильная воля, продемонстрированная президентами двух братских стран, а также значительные возможности и желание Турции стать центральной страной для транспортировки энергоресурсов.

Проект железной дороги «Баку-Тбилиси-Карс», который соединит Турцию и Азербайджан, наряду с железнодорожным сообщением под Мраморным морем, возродит легендарный Шелковый путь. Этот проект позволит не только увеличить объем грузов, перевозимых между Турцией и Азербайджаном, но и будет гарантировать создание транспортной сети, которая соединит цивилизации.

Инвестиции Турции в Азербайджан в первые годы после независимости имели особое значение. В ближайшие годы, ожидается, что объем инвестиций Азербайджана посредством Государственной нефтегазовой корпорации Азербайджана в Турцию достигнет $20 млрд в год. Это будет самый высокий уровень зарубежных инвестиций Азербайджана, в результате чего страна войдет в число крупнейших иностранных инвесторов в Турции.

Отношения между Азербайджаном и Турцией, которые были сформированы на основе взаимного доверия и солидарности, таким же образом развиваются и на международных площадках. Оба государства продолжают успешное сотрудничество для защиты своих национальных интересов в ООН, ОБСЕ, Совете Европы, Организации Черноморского экономического сотрудничества, Совете сотрудничества тюркоязычных государств и Организации исламского сотрудничества.

Твердая позиция Турецкой Республики в отношении урегулирования армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта на международной арене и ее политика поддержки по отношению к восстановлению территориальной целостности Азербайджана являются главными примерами солидарности. В связи с этим военное сотрудничество между братскими странами привело к тому, что ВС Азербайджана стали мощной силой.

Все это указывает на то, что сейчас золотой век в азербайджано-турецких отношениях. Совет стратегического сотрудничества высокого уровня Азербайджан-Турция был создан совместным руководством президентов двух стран в 2010 году и его регулярные встречи приносят взаимные выгоды для обеих сторон. В ходе этих встреч нормативно-правовая база приобрела комплексный характер, необходимый для дальнейшего развития отношений.

Особое внимание должно быть уделено оценке отношений между Азербайджаном и Турцией. Для лидеров двух стран стало традицией проводить свои первые официальные визиты после выборов. Пятое заседание Совета стратегического партнерства на высоком уровне 15 марта 2016 года стало особенно важной датой в истории 25-летних отношений между Турцией и Азербайджаном и примером солидарности. Напомним, что встреча должна была состояться в Азербайджане, но по предложению президента Ильхама Алиева, она была проведена в Турции из-за чудовищных терактов, которые произошли в Анкаре всего за несколько дней до встречи. Когда президенты обняли друг друга в конце пресс-конференции, что выходит за рамки правил протокола, это стало значимым показателем солидарности, проявленным в трудные времена. Мы уверены, что успех, достигнутый в короткий 25-летний период, может быть охарактеризован как железная цепь неразрывной связи между нашими странами.

Азербайджан. Турция > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 19 января 2017 > № 2060065


Сирия. США. Турция. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 19 января 2017 > № 2058913 Вячеслав Матузов

Вячеслав Матузов: «В Астану не придут те, кто делает ставку на военное решение сирийского конфликта»

23 января в Астане пройдет международная встреча по сирийскому урегулированию. О ситуации на Ближнем Востоке и вокруг него «Вестник Кавказа» побеседовал с арабистом, ветераном российской дипломатии Вячеславом Матузовым.

- Как вы оцениваете позицию России в отношении сирийского кризиса?

- Это, безусловно, главный элемент, который позволил сирийскому народу выйти из состояния гражданской войны. Именно участие военное России позволило изменить общую картину, когда сирийское правительство было уже практически на грани провала. Направив в Сирию ВКС, а затем установив там дополнительные зенитно-ракетные комплексы С-400 и С-300, Россия видела опасность не только развития внутрисирийского конфликта, но и военного вмешательства США.

Ведь полтора года назад стоял вопрос о прямом американском вмешательстве в дела в Сирии и обеспечении на территории всей северной Сирии, включая Алеппо, так называемой бесполетной зоны путем введения туда американских ВС. Угроза американского военного вмешательства подвигла наше руководство к тому, чтобы помочь сирийскому правительству не только в борьбе с оппозицией, в борьбе с террористическими группировками, но и воспрепятствовать американскому вторжению. Если бы американское вторжение состоялось, то Дамаске сегодня бы руководили ИГИЛ. Из его последних выступлений госсекретаря Джона Керри становится ясным, что американцы по существу поощряли ИГИЛ. Джон Керри говорит: «Мы не боролись, мы им позволяли бороться с сирийским режимом».

ИГИЛ и Нусра были выведены за скобки решением СБ ООН. Это не значит, что США их терпели бы вечно. Американцы бы их разбили на втором этапе. Но на первом этапе главной их задачей была выбросить Россию из этого региона и свергнуть режим. Свержение режима повлекло бы за собой изменение общей ситуации и в Ираке, и в Египте, и в Ливии.

Администрация Обамы ставила задачу дестабилизировать весь регион и активизировать его деятельность против России, разрушить арабские страны, исламский мир. Сейчас, я надеюсь, сотрудничество Москвы и Вашингтона начнется не только по Сирии, но и по Ливии мы найдем с Дональдом Трампом общий язык. Последние переговоры с ливийским руководством говорят о том, что мы на Ближний Восток приходим уже твердо. Главная задача - не допустить дестабилизации. Россия в данном случае сыграла позитивную роль для исламского мира, для арабского мира. Это хорошо понимают и арабы, и мировое сообщество. Я думаю, что Трамп будет исходить именно из этой концепции.

- Какие задачи может решить межсирийская встреча в Астане?

- В Астане одна задача - добиться стабильного прекращения огня. Продолжают войну те, которые имеют политические разногласия, но их можно решать политическими методами. Вооруженные отряды, которые представляют политическую оппозицию и не согласны с курсом властей, это одна категория. Но есть и другая категория, которая упорно отказывается от перемирия, от прекращения огня. «Джабхат ан-Нусра», «Ахрар аш-Шам» не будут присутствовать в Астане. Это организации, которые делают ставку на военные решения. Это выбор их. А для тех, кто принял политику прекращения огня, политический процесс будет продолжаться и достаточно успешно.

- Как, на ваш взгляд будут развиваться отношения Москвы и Вашингтона по вопросу Сирии при новой американской администрации?

- Сложный вопрос. Надеюсь, что мы найдем общий язык. Человек такого уровня как Дональд Трамп, который достиг больших высот в бизнесе путем работы собственного ума и создал сам себя, должен понимать, где лежат национальные интересы Америки.

Несмотря на наличие всех известных расхождений, компромисс с Трампом ним легче найти, чем с Хиллари Клинтон. Когда говорят, что Хиллари Клинтон более предсказуема, я не согласен с этим. Предсказуем тот, кто понимает собственные интересы. На мой взгляд, Дональд Трамп их понимает. Его предвыборные заявления говорят о его готовности к координации, к сотрудничеству с Россией.

-Как вы видите отношения США и Ирана?

- Думаю, Трамп отойдет от своей задекларированной позиции противодействия ядерному соглашению с Ираном. Занявшись ближневосточной политикой, Трамп увидит реальную роль Ирана в этом регионе, и будет руководствоваться тем же, чем и Россия. Мы ведь не разделяем шиитские и суннитские течения, для нас дороги отношения и с Саудовской Аравией, и с Эмиратами, и с Ливией, и с Египтом, и с Сирией, и с Турцией. На мой взгляд, сейчас опасность для исламского арабского мира состоит именно в расколе. Мы выступаем за консолидацию. Мы за то, чтобы арабский мир жил в мире. Раскол, дестабилизация на наших южных границах - это прямая угроза национальной безопасности России. В выстраивании российско-американских контактов отношения по Ближнему Востоку будут играть ключевую роль. Думаю, что Трамп в каких-то моментах согласится с нашей концепцией. У нас нет враждебного настроя к США, нет желания выдавить откуда-то американцев. Есть желание выйти с ними сотрудничество.

- Каковы перспективы развития российско-турецких отношений?

- Я сторонник той точки зрения, что спасения [президента Турции Реджепа Тайипа] Эрдогана от неудавшегося вооруженного переворота - дело рук России. Заговор был серьезный, руководителем заговора был командующий ВВС Турции, а его штаб-квартира была на авиационной базе «Инджирлик», где находится американское командование. Попытка переворота в Турции серьезно отрезвила президента Эрдогана. Перетряска, которую он произвел и в ВС, и в политических кругах у себя в стране, - показатель того, что Турция перестанет, даже будучи членом НАТО, быть американской марионеткой, обретя политическую самостоятельность. С точки же зрения экономических связей, для Турции отношения с Россией имеют ключевое значение. Мы соседи, мы связаны многими проектами. Думаю, что все-таки здравый смысл возьмет свое.

У Турции остается свой взгляд на сирийское правительство, на Башара Асада. Но у нас есть общая платформа – оставить принятие решения за сирийским народом. Пусть судьбу Сирии решит ее народ, а не Джон Маккейн, ни Владимир Путин, ни Дональд Трамп. Думаю, что эта точка зрения устроит и турецкое руководство, на этой почве может быть найдено решение.

Сирия. США. Турция. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 19 января 2017 > № 2058913 Вячеслав Матузов


Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > portal-kultura.ru, 19 января 2017 > № 2056430 Яков Кедми

Яков Кедми: «У Москвы и Тель-Авива много общих задач»

Глеб ИВАНОВ

Когда-то он работал на заводе бетонщиком-арматурщиком и заочно учился в МИИТ. Спустя полвека Яков Кедми более известен соотечественникам как бывший шеф израильской спецслужбы «Натив» и приглашенный эксперт — частый гость российских политических ток-шоу.

В 1967 году, будучи 20-летним рабочим пареньком, он начал свой поединок с властями, добиваясь репатриации. Получив отлуп, Яша Казаков не смирился и написал заявление об отказе от гражданства СССР. Чиновники долго не знали, что делать с активным юношей, и после двухгодичной волокиты все-таки отпустили. В Израиле наш герой поменял фамилию и сделал головокружительную карьеру в секретных ведомствах.

культура: Без малого 50 лет назад Вы пришли в израильское посольство в Москве, где заявили, что хотите репатриироваться. Позднее Вы еще несколько раз буквально прорывались в израильское, а затем и в американское представительство с тем же требованием. С Вами беседовали офицеры КГБ, намекали, что отправят в дурдом. Понимали, что могли в итоге оказаться за решеткой?

Кедми: Все шло к тому, что меня посадят, а шансов на положительный ответ почти не имелось. Но я пытался максимально раскачать свои отношения с властями — рассчитывал, что создам такие условия, при которых им будет невыгодно устраивать показательный процесс, и меня выпроводят за границу.

В советской бюрократической системе решения принимались медленно. Она зачастую опаздывала: если мои инициативы были более быстрыми и заставали чиновников врасплох, у меня оставалось время для подготовки к их ответному ходу. Помнится, однажды я вышел из посольства, и меня не задержали. Тогда подумалось: возможно, советская власть намного слабее, чем представляется, и большую часть ограничений мы на себя накладываем из-за собственных страхов.

культура: В «Википедии» читаем: из-за легкости, с какой Вы добились отъезда, Вас потом в Израиле окружал шлейф подозрений в связях с КГБ...

Кедми: Не знаю, что написано в «Википедии», не читал. Но я приехал в 69-м, а в 71-м, то есть на второй год после окончания офицерского училища, уже поступил в школу военной разведки. Такая быстрота необычна для Израиля. Если были бы какие-то подозрения, меня не приняли бы в такую школу. С 78-го я работал в «Нативе», где наивысшая степень секретности в стране. Проверки предстояли долгие, упорные, но все подозрения существовали не на профессиональном, а на обывательском уровне.

культура: В книге «Безнадежные войны» Вы подробно, шаг за шагом описываете свой первый бой: недалеко от Суэцкого канала во время войны Судного дня 1973 года. Вы сражались в танковых войсках, в одном экипаже с будущим премьером Эхудом Бараком. Вас было трое. Когда пулеметчик погиб, Вы встали за пулемет, высунувшись из башни. Вы, как я помню, отдаете дань уважения за героизм и солдатам противника, египтянам, которых в тот момент уничтожали...

Кедми: Конечно. Они нас убивали, мы — их.

культура: Но Ваши батальные сцены скупы на чувства. Насколько Вы в тот момент нервничали?

Кедми: Это было первое сражение, но не единственное. Потом они шли сплошной чередой. Вообще в бою ощущений нет, ты работаешь, как автомат, как машина. Делаешь то, чему учили. Целишься, ведешь огонь и все фиксируешь. Переключение происходит утром перед битвой, когда звучит команда «Запустить двигатели!» и слышишь, как затарахтел мотор танка. Тут же — полное переключение. Или уже после, когда все закончено: приехали в место расположения батальона, и все разошлись. Тогда появляется несколько минут отдыха. Начинаешь вспоминать, что было. И рождаются чувства.

культура: А сложно было переключиться в иной режим, когда перешли из бронетанковых войск в спецслужбу?

Кедми: Нет. Из армии я уходил офицером военной разведки, поэтому работа оказалась чем-то похожей. Кое-какие навыки, которые получил на передовой, пригодились. Другие — нет.

На новом месте гораздо более важным оказался человеческий фактор. Прежде я не занимался агентурой и вербовкой — тем, что у вас в ведении ГРУ. В армии мои функции ограничивались полем боя, расположением частей противника.

Всех военных тестируют на наличие природных данных быть офицером. Точность, собранность, внимательность, дисциплинированность, умение организовать людей, сохранять в любой обстановке самообладание, холодный расчет. Все это — качества, необходимые командиру.

А какие нужны для службы во внешней разведке? Способность оценивать, систематизировать и анализировать информацию, дар по-особому использовать людей, например, уметь работать среди населения, при этом получая сведения без элементов вербовки. Разумеется, и доскональное знание собственных сотрудников.

культура: Что в «Нативе» доставляло Вам особое удовольствие?

Кедми: Когда планируешь ту или иную операцию и она в итоге удается, то чем меньше было изначально шансов, тем ценнее победа. Адреналин всегда повышен. Особенно, когда ты сам на месте событий, как на борцовском ковре. Это давало чувство внутренней мощи и легкости. Никогда не было страха или ощущения опасности, но предельная собранность перед поединком, охотничий азарт.

культура: В декабре 1988 года Вы оказались в эпицентре истории, связанной с угоном самолета из СССР. Тогда банда Якшиянца захватила на Северном Кавказе автобус с детьми и учительницей, потребовала два миллиона долларов и воздушный коридор в Израиль. Власти выполнили эти условия, однако террористы не учли, что международная обстановка изменилась и отношения наших стран потеплели. В итоге Израиль сразу вернул и самолет, и заложников, и выкуп, и бандитов в наручниках. Но тот злополучный рейс в аэропорту Бен-Гурион Вы встречали лично...

Кедми: Именно я был первым, кого увидел Якшиянц, спустившись с трапа. Я заговорил по-русски, он явно обрадовался. Когда я увидел его подельников, мне стало ясно, что прямого физического риска нет. Обычные бандиты. Единственное, что меня немного напрягало, — Якшиянц был подкуренный и пьяный. Когда такой человек стоит с автоматом перед тобой, не совсем приятно. Неприятно, подчеркну, но не страшно. Я вел переговоры. Сразу сказал: «Ну, положи автомат!» Он положил, и то же самое сделали его ребята, которые вышли из самолета с обрезами. Не было большой напряженности, мне быстро удалось их успокоить и перевести разговор на практические вопросы.

культура: Вы как-то упоминали, что хорошо знаете президента России, даже познакомили его в 1998 году с Ариэлем Шароном. Позднее Вы и Владимир Путин несколько раз подробно беседовали о целях и интересах двух стран на Ближнем Востоке. Как Вам кажется, с тех пор таковые не подверглись корректировке?

Кедми: С первой же беседы стало ясно, что у нас очень много общих задач. И по большому счету ничего нового на сегодня не добавилось. Да, усилился элемент террора. Тогда экстремисты активно орудовали в самой России, на Северном Кавказе, но уже была очевидна связь между ними и исламским террором на Ближнем Востоке.

Мы говорили и о проблемах минувшего, как экономических, так и политических, геополитических. Потом у нас был еще ряд встреч.

Ясно, что не все цели у нас совпадают: у каждого государства они разные, тут не может быть полной идентичности. У России свои отношения с третьими странами, но не помню, чтобы в разговорах выявились какие-то противоречия в оценке Соединенных Штатов. Тут было полное взаимное понимание.

культура: Тогда же Вы конфликтовали с людьми, которые входили в руководство Израиля, а теперь, после многолетнего перерыва, снова у власти, — это господа Биньямин Нетаньяху и Авигдор Либерман. В чем суть Вашего спора? Что-то личное или разница в ценностях?

Кедми: Вероятно, это свойство моего характера. Когда я только приехал, то тоже выступал против политики израильского правительства. Потом мою правоту признали: политика была изменена. Я говорю сейчас о временах Голды Меир. И со службой, которую я затем возглавлял, поначалу имелись стычки.

С Нетаньяху у меня принципиальные споры. Его подход к работе, отношение к евреям СССР и постсоветского пространства, к России, к палестинцам — по всем этим пунктам у нас были разногласия. Сегодня он круто изменил курс относительно Москвы — это больше походит на то, чего я добивался в свое время. Но другие расхождения остаются.

Сам порядок принятия решений Нетаньяху непрофессиональный, и он их очень быстро меняет. Непоследователен, легко поддается любому давлению как в семье, так и извне. Ставит во главу угла личные политические интересы, а не общегосударственные. Не умеет делать выводы, хотя человек интеллигентный. Не так работает с поступающей информацией, как я привык при предыдущих премьерах. Я же, находясь на госслужбе с 70-х, хорошо изучил методы Ицхака Шамира, Ицхака Рабина, Шимона Переса. У каждого были свои плюсы и минусы. Но то, как принимал порой решения Нетаньяху, — это, на мой взгляд, полная катастрофа!

С Либерманом я сталкивался меньше, потому что мы работали параллельно. Сейчас на посту министра обороны он действует гораздо более разумно. Наши разногласия никуда не делись, но я открыто говорю, когда мне нравятся какие-то его шаги.

культура: Когда-то Вы превратились из танкиста в «шпиона», а теперь из «шпиона» — в политолога. Руководили спецслужбой, были закрытым человеком, хранителем секретов, а ныне каждый день выступаете в прессе, на ТВ-шоу. Вам не кажется, что Вы стали более легкомысленным?

Кедми: Нет. Будучи на службе, научился четко формулировать и аргументировать свои мысли. Что я и делаю. На закрытом форуме или перед журналистами — не играет роли. В любой аудитории могу себя контролировать: сказать то, что хочу донести, и не говорить того, что не имею права раскрывать.

Много раз в разведке мне приходилось обосновывать, докладывать, делать выводы по огромному количеству информации по разным тематикам, излагать ее и письменно, и устно. Натренировался вдоволь. Так что когда выступаю, совершаю почти то же самое, только в других условиях.

культура: Перейдем к злободневным вопросам. В ноябре анонимный источник в израильском генштабе предупреждал журналистов, что столкновение с Россией на Ближнем Востоке якобы неизбежно. Вызвано это было тем, что Москва разместила в Сирии С-400 и прочие современнейшие вооружения, после чего Тель-Авив потерял превосходство в воздушном пространстве, которое привык контролировать. И вот буквально несколько дней назад Израиль вновь нанес удар по сирийской территории, по военному аэропорту Дамаска. Риски действительно велики?

Кедми: Допускаю, на уровне дискуссии разведывательное управление Израиля обсудило вопрос о том, что пребывание С-400 в Сирии увеличивает опасность конфликта наших ВВС с российскими военными комплексами, что надо принимать меры, дабы свести вероятность столкновения к минимуму. Никто не отрицает, что все возможно при неаккуратной работе с той или другой стороны.

Думаю, не все в Израиле довольны, что прежней свободы действий в сирийском небе у нас больше нет. Но это реальность, с которой приходится считаться. Надо искать иные способы. Например, мы сейчас нашли возможность поражать объекты «Хезболлы», не залетая в воздушное пространство Сирии. Последние обстрелы проводились ракетами «земля — земля» и «воздух — земля», пущенными с нашей территории или из нашего же неба. Радиус их действия вполне достаточен.

культура: Какими видятся Вам отношения Израиля и США во время правления Дональда Трампа? 45-й американский президент не скрывает симпатий к еврейскому государству.

Кедми: Проблемы, бывшие результатом, во-первых, мировоззрения Обамы, а во-вторых, его напряженных контактов с Нетаньяху, уйдут. Хотя общие причины разногласий останутся. Впрочем, уже хорошо, что их не будут усугублять личные недоразумения между политиками.

культура: Что предпримет Вашингтон на персидском направлении? Придется ли, к примеру, Москве выбирать между Трампом и Тегераном?..

Кедми: Не думаю, что перед Кремлем встанет подобный выбор, это же касается и отношений с Трампом и Пекином. Считаю, Россия сумеет сохранить баланс. Может, и не так, как при Обаме, но Иран с американцами найдут тот или иной способ взаимного существования.

культура: В каком направлении в целом развивается израильское общество? Почему и правящие круги, и значительная часть населения воспринимают любую критику в адрес страны как проявление антисемитизма?

Кедми: Политики часто предпочитают не обсуждать проблему, а переходить на личность того, кто предъявляет им какие-то претензии. Однако это обычная ситуация во многих государствах. В целом общество у нас достаточно терпимое, толерантное, здоровое. Хотя повышение внутри него доли религиозной и националистической составляющей может представлять угрозу демократии. Растет коррупция. Но, надеюсь, мы в состоянии со всем этим справиться.

Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > portal-kultura.ru, 19 января 2017 > № 2056430 Яков Кедми


Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta-pravda.ru, 19 января 2017 > № 2051247

Последнее напутствие вице-президента США

Автор: В.М.Т.

Для большинства граждан Украины великой загадкой осталось, зачем за три дня до окончательного прекращения своих полномочий в Киев пожаловал уходящий вице-президент Соединённых Штатов?

ПРИ ЭТОМ барина Байдена сопровождал такой мощный кортеж всевозможных авто самого устрашающего вида, что, казалось, он привёз с собой ЦРУ и Пентагон в полном составе. Трудно понять, зачем ему понадобилось столь солидное прикрытие. Неужели страх перед своими же не вполне разумными холопами?

Накануне своего посещения Украины 16 января Байден стал первым вице-президентом, награждённым президентской медалью Свободы с отличием. То есть высшей степенью этой американской награды. Таких почестей в нынешнем столетии удостоился только папа римский Иоанн Павел II в 2004 году. Во время церемонии награждения Барак Обама назвал дядюшку Джо лучшим вице-президентом в истории великой державы. Но каким бы лучшим Байден ни оказался, никакого могущества ему не хватило бы, чтобы за несколько часов пребывания в Киеве стать реаниматором оказавшейся в глубокой коме украинской государственности. Да и на смену ему идут вовсе не его сторонники, а представители иной партии, другой администрации, которые неоднократно декларировали, что намерены во многом отказаться от курса своих предшественников.

Видимо, от большого избытка чувств к Украине на брифинге с президентом Украины Петром Порошенко Джо Байден пылко продекларировал: «Для меня было большой привилегией поддерживать украинцев на протяжении последних 25 лет… Вы давали мне силу, ваша смелость, жизнеспособность, храбрые украинцы, никогда не оставляли меня без надежды на лучшее будущее. Вы — народ, который каждый день поднимается и работает на благо демократической объединённой Украины».

Какой силой наградил украинский народ Джо Байдена — это ещё большой вопрос, который прояснится в ближайшем будущем. А пока ясно, что столь неравноценная дружба с высокопоставленным американцем стоила народу Украины потери последних штанов.

В лучших лакейских традициях рассыпаясь в благодарностях перед вице-президентом США, Порошенко прямо соловьём заливался: «Без реформаторских процессов, запущенных с лёгкой руки Джо Байдена, каждый день меняется лицо нашего государства. Без них невозможно вообразить себе новую Украину. Мы работаем как единая команда: президент, парламент, правительство и наши стратегические партнёры в США, Европейском союзе, по всему миру в рамках мощной проукраинской коалиции». Здесь даже нечего комментировать, что ни слово, то ложь.

КАК-ТО министр экономического развития Степан Кубив назвал разговор с Байденом искренним, а «утро, которое начинается со встречи с настоящим другом Украины — вице-президентом США Джозефом Байденом», — незабываемым.

В самом деле, трудно забыть некоторые детали взаимоотношений. Бывший депутат Верховной Рады Александр Онищенко, ныне предпочитающий держаться подальше и от Байдена, и от Порошенко в Лондоне, до сих пор вспоминает: «Главный вопрос, который мне задавали представители минюста США, — это отношения Байдена и некоторых соратников президента Порошенко. Таких как Злочевский или Кононенко».

Именно экс-министр Николай Злочевский и советник Порошенко Игорь Кононенко создали компанию для добычи на Украине сланцевого газа. Семья Байдена, по данным Онищенко, к этому тоже причастна. То есть это тот аспект визита, который остался за кадром, но наверняка являлся главным, — бизнес-интересы Байдена на Украине.

Для украинской общественности это тоже не является коммерческой тайной с того момента, как американская пресса написала, что сын Байдена Хантер Байден работает в украинской нефтегазовой компании «Бурисма» с апреля 2014 года.

Младший Байден, ставший профессиональным лоббистом, прибыл в Киев вместе со своим отцом. Хантер — один из соучредителей и управляющих партнёров американской инвестиционно-консультационной компании Rosemont Seneca Partners.

Речь идёт о проектах по добыче сланцевого газа, которыми раньше планировали заниматься американские компании Exxon Mobil, Shell и Chevron. «Сейчас эти компании ушли, но на их место теперь придут Кононенко со Злочевским с компанией Yuzgaz B. V. на правах совместной деятельности, чтобы сэкономить на налогах. Со Злочевским уже давно работает сын Байдена, и его семья к этой сделке тоже причастна», — заявлял Онищенко.

Недавно Злочевский встречался с Кононенко в Вене для обсуждения проектов по добыче сланцевого газа. «Обсуждали партнёрство. Все госконтракты на бурение и на гидроразрывы (метод добычи сланцевого газа. — Ред.) будут отдавать компаниям Злочевского—Байдена.

Упомянутая компания Yuzgaz B.V. летом минувшего года была объявлена победителем конкурса на разработку крупнейшего на Украине Юзовского месторождения сланцевого газа.

Ещё одна немаловажная деталь. Методы ведения бизнеса компании «Бурисма» оказались столь агрессивными, что она умудрилась войти в противоречие даже с украинским правосудием, которое обычно легко закрывает глаза на вольности самых отпетых преступников.

Но буквально на днях представители группы «Бурисма» официально объявили о том, что на Украине закрыты все дела против Николая Злочевского и всех компаний, входящих в состав этой группы. А депутат от блока Порошенко в Верховной Раде Сергей Лещенко заявил, что Генпрокуратура Украины сознательно вывела экс-министра из-под удара, направив в лондонский суд письмо о невиновности Злочевского.

Так что, можно сказать, в визите Байденов на Украину ничего личного — «только бизнес».

ОДИН из украинских политологов, директор Института политического анализа и международных исследований Сергей Толстов сделал неутешительный прогноз для Украины по итогам визита вице-президента США Джо Байдена: «Его можно назвать протокольным и прощальным. Главный месседж: если вы хотите жить в нормальной стране, то должны вести себя как нормальные люди и требовать от власти выполнения своих обязанностей. Отдельно было сказано о том, что только народ может заставить власть отказаться от вредных привычек. Очень напоминает последний тезис Билла Клинтона, когда он посоветовал: «Боритесь — поборете». Кроме надежды, у Украины сейчас нет ничего».

В свою очередь перед отбытием в США вице-президент дал весьма двусмысленную характеристику местной демократии. «Джон Кеннеди когда-то сказал о полёте на Луну: «Мы не можем это откладывать». Я считаю, что украинцы не могут и не хотят откладывать создание нового демократического государства», — провёл параллели Байден.

В переводе с дипломатического на обычный язык это фактически означает: путь ваш, друзья украинцы, до демократии — как до Луны.

Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta-pravda.ru, 19 января 2017 > № 2051247


Китай. Иран. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 января 2017 > № 2042700

Множество стран, в том числе Россия, Китай и Иран, окажут финансовую помощь в реконструкции Сирии после разрушительных действий боевиков террористической группировки "Исламское государство" (ИГ, запрещена в РФ), заявил сирийский президент Башар Асад в интервью японскому телеканалу TBS.

"Многие страны начали обсуждение реконструкции Сирии, и они намерены помочь нам своими финансовыми ресурсами", — приводит слова Асада сирийское агентство САНА.

По словам Асада, сирийцы, вынужденно покинувшие свою родину из-за вооруженного конфликта, хотят вернуться, чтобы восстановить дома при помощи своих средств, а также "при поддержке наших друзей России, Китая и Ирана".

Китай. Иран. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 января 2017 > № 2042700


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 января 2017 > № 2042641

Какие бы громкие заявления в отношении России ни делал избранный президент США Дональд Трамп, судить о будущем отношений Вашингтона и Москвы можно будет только по его поступкам, а также по результатам возможной встречи лидеров двух стран, — такого мнения придерживаются эксперты, опрошенные РИА Новости.

В разное время Трамп высказывал самые разные точки зрения в отношении РФ, часто — диаметрально противоположные. Так, телеканал CNN опубликовал подборку его резких высказываний, сделанных еще до президентской гонки, — там, в частности, Трамп называл Россию "геополитическим врагом США номер один".

За время предвыборной кампании он то обещал признать Крым частью России, снять санкции и восстановить отношения с РФ, то критиковал участие Москвы в урегулировании сирийского конфликта и поддерживал решение действующего президента США Барака Обамы ввести санкции против России за якобы имевшие место хакерские атаки.

Вскоре после выборов, 14 ноября, между Трампом и президентом России Владимиром Путиным состоялся телефонный разговор. Как сообщила пресс-служба Кремля, политики сошлись в оценке состояния отношений двух стран, назвав его неудовлетворительным, и высказались в пользу активной работы по их нормализации. Трамп заявил, что надеется на крепкие долговременные двусторонние отношения.

Позже, 23 декабря, Трамп сообщил, что получил письмо от российского президента. "Очень приятное письмо от Владимира Путина; его идеи так верны. Я надеюсь, что обе стороны будут способны придерживаться этих идей, и нам не придется идти альтернативным путем", — говорится в тексте неофициального перевода письма, предоставленном штабом Трампа.

Доверять или нет

В своем первом интервью после избрания Трамп сказал, что приоритетами во внешней политике станут борьба с "Исламским государством" (ИГ, запрещенная в РФ террористическая организация) и переговоры с Россией по разоружению. Новый американский лидер заявил также, что намерен доверять Путину, "но это может не продлиться долго".

Касаясь вопроса ослабления санкций против РФ, Трамп сказал, что это может быть сопряжено с заключением двустороннего договора о сокращении ядерного вооружения. "Есть санкции против России — давайте посмотрим, не получится ли у нас заключить с Россией хорошие сделки. Например, я думаю, ядерного оружия должно быть намного меньше, нужно очень существенно его сократить. Это одна часть. А тут эти санкции, и Россия сейчас от них тяжело страдает. И я думаю, здесь может кое-что выйти, от чего многие выиграют", — сказал Трамп.

При этом он отрицательно оценил решение России принять участие в урегулировании конфликта в Сирии. А на своей первой пресс-конференции после избрания Трамп заявил о необходимости бороться с ИГ совместно с Москвой.

Трамп не исключил причастность РФ, как и других стран, к хакерским атакам и заявил, что не считает, что Обама зашел "слишком далеко", введя санкции против РФ в связи с обвинениями в этом.

Говоря о будущем отношений двух стран он подчеркнул, что считает неуместным слово "перезагрузка". "Нет никакой кнопки перезагрузки. Мы либо поладим, либо нет", — сказал Трамп.

Встреча покажет

Вице-президент ПИР Центра Евгений Бужинский полагает, что несовпадения в словах Трампа до и после избрания – это естественное явление. "Одно дело, когда ты баллотируешься и выступаешь с предвыборными заявлениями, а другое – когда тебя избрали", — сказал он РИА Новости.

Не удивился эксперт и разнице в высказываниях нынешних и тех, на которые обратил внимание CNN. "Три года назад он высказывался как частное лицо, он же никогда не был политиком. Сейчас он высказывался как практический глава государства", — сказал Бужинский.

"Гарантий того, что он будет придерживаться (своих) заявлений, никто дать не может", — отметил эксперт.

По его мнению, делать прогнозы о будущем российско-американских отношений можно будет только после встречи двух президентов. "Они должны повстречаться с Путиным, попытаться найти общую точку зрения на ключевые проблемы. Если для Трампа приоритетом будет борьба с терроризмом, "Исламским государством", урегулирование в Сирии – это хорошо. Если он будет ориентироваться на республиканское большинство в конгрессе, на "ястребов", конечно, ничего хорошего для нас не будет", — сказал эксперт.

Бужинский критически оценил увязку Трампом проблемы санкций и ядерного разоружения.

"Безопасность на санкции не разменивают. Тем более, для меня совершенно непонятно, что он имеет в виду под "сокращением ядерного оружия". Одностороннее сокращение? Они отменяют санкции, а мы сокращаем свой ядерный потенциал? Это невозможно ни при каких условиях. Если он говорит о взаимном сокращении, то у нас есть совершенно четкая позиция, что все это завязано на стратегическую стабильность: ПРО, космос, стратегическое оружие в неядерном оснащении. Эти компоненты должны рассматриваться, а не санкции", — сказал он.

Впрочем, договориться по вопросу ПРО не удастся и с Трампом, считает Бужинский. "Как они говорят, это двупартийный консенсус, почти религия. Тут они должны сами для себя решить, что для них важнее. Если для них важнее ПРО, то ни о каких сокращениях речи быть не может", — сказал он.

По мнению эксперта, сейчас особую важность приобретают двусторонние контакты, в частности, многое прояснила бы встреча главы МИД РФ Сергея Лаврова с предложенным на пост госсекретаря США Рексом Тиллерсоном, если его утвердят в должности. Эксперт возлагает большие надежды на приезд Тиллерсона, или кого-то другого из новой администрации в Астану на межсирийские переговоры, однако наиболее существенной, по его словам, была бы встреча двух президентов.

"Путин и Трамп должны встретиться, найти общие подходы к наиболее насущным проблемам. До этого можно только фантазировать", — сказал Бужинский.

Впрочем, как сообщил ранее пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, встреча Путина и Трампа пока не готовится.

До лета

Руководитель Центра военно-политических исследований Института США и Канады РАН Владимир Батюк полагает, что нужно обращать внимание не на расхождения в словах Трампа, а на его будущие действия.

"Я не считаю, что имеет смысл обращать внимание на какие-то заявления новоизбранного президента, которые он делал раньше, которые делает теперь, будет делать в последствии. Гораздо важнее не слова, а дела — и в американской политике, и в политике вообще", — сказал он.

По его словам, многое будет зависеть от команды нового президента США. "О политике новой администрации в отношении России можно будет судить после того, как эта администрация окончательно сформируется. Это не только назначения на ключевые посты каких-то фигур, но и их заместителей помощников — людей, которые в сущности и будут определять детали внешнеполитического курса", — отметил Батюк.

Как считает эксперт, "сформулирована американская политика в отношении России будет где-то ближе к лету этого года". Он также обратил внимание на обещание Трампа исходить в первую очередь из национальных интересов Америки, а "не каких-то идеологических конструкций вроде распространения демократии или смены режимов".

"Это дает определенный шанс на поиск взаимовыгодных договоренностей и компромиссов. Но как этот шанс будет использован, сейчас сказать очень сложно", — сказал эксперт.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 января 2017 > № 2042641


Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 января 2017 > № 2042394

Взгляд Guardian на пропутинскую Европу: новые попутчики

The Guardian, Великобритания

Учитывая огромное количество мнений и споров, окружающих тему влияния России на европейскую политику, сейчас довольно трудно внести ясность и найти баланс. Утверждения о том, что режим г-на Путина организовал подъем популистских сил в Европе — это преувеличение или, возможно, даже ошибка. Французская ультраправая партия «Национальный фронт» была создана в 1972 году, то есть задолго до того, как Путин пришел к власти в России. Австрийская националистская Партия Свободы добилась своих первых успехов на выборах в 2000 году, когда внешняя политика России все еще была направлена на поиски способов мирного сосуществования с Евросоюзом, а не на его подрыв. Более того, далеко не все европейские популисты придерживаются пропутинских позиций: к примеру, польская правящая националистская партия «Право и справедливость» является решительным критиком российского президента. Но это вовсе не значит, что режим г-на Путина не пытался наладить отношения с некоторыми радикальными группировками в Европе, и что они не поддерживали его в ответ. Взаимоотношения России с Европой довольно трудно анализировать, не принимая во внимание то огромное количество политических связей, которые Кремль сумел наладить с множеством представителей Евросоюза, а также то идеологическое влияние, которое он оказывает на выборы в Европе. Учитывая то, что в 2017 году в ряде европейских стран пройдут крайне важные выборы, влияние России на Европу необходимо тщательно изучить — не теряя при этом спокойствия и рассудительности.

Опасность может заключаться в том, чтобы полностью отрицать либо чрезмерно преувеличивать влияние Москвы в Европе. Речь не идет о том, что сегодня Кремль управляет сетью «товарищеских» партий в Европе, как он делал в период холодной войны. Сегодня в планы Москвы не входит коммунистическая революция, и ее рычаги влияния изменились. Если отдельные представители политического ландшафта Европы и испытывают некоторую симпатию по отношению к России г-на Путина, то в основе этого лежат гораздо более сложные факторы, и все это происходит в сильно изменившемся глобальном окружении. В последние несколько лет его поворот к радикальному национализму и ультраконсервативные слоганы сблизили г-на Путина с ультраправыми политическими группами Европы, которые придерживаются схожих взглядов. Очевидно также и то, что у него есть единомышленники среди представителей европейского ультралевого крыла — по причинам, которые никак не связаны с культурной близостью, но которые указывают на рост антизападных настроений.

Временами тактический оппортунизм смешивается с неуклюжим идеологическим сходством. Москва, несомненно, извлекла выгоду из роста европейских движений, которые восхищаются сильным лидером, считающим ислам и иммиграцию угрозами, отвергающим культурную либерализацию и приравнивающим экономическую интеграцию к утрате национального суверенитета. От Марин Ле Пен (Marine Le Pen) до лидера венгерской партии «Йоббик», большинство ультраправых популистов Европы так или иначе поддерживают взгляды г-на Путина. Это было хорошо видно после начала российского вторжения на Украину в 2014 году. Однако по самым разным причинам сторонников г-на Путина можно найти и в рядах ультралевых политических групп, как нам наглядно продемонстрировал пример коалиции Алексиса Ципраса (Alexis Tsipras), которая в прошлом году раскритиковала санкции против России. В этой области критики глобального капитализма находят точки соприкосновения с олигархической структурой власти в России.

Найти конкретные точки соприкосновения между Москвой и европейскими популистами — это непростая задача. Многие подозревают наличие неких финансовых связей, но в них редко признаются и их почти невозможно доказать. Считается, что Россия оказывает свою поддержку главным образом посредством пропаганды. Один значимый эпизод произошел в 2014 году, когда несколько европейских радикальных партий отправили своих «наблюдателей» на организованный в Крыму «референдум». Недавно австрийская Партия свободы подписала «соглашение о сотрудничестве» с правящей партией «Единая Россия». Есть также некоторые свидетельства того, что итальянское «Движение пяти звезд» тоже готовится к ним присоединиться. Кремль выигрывает во многих смыслах. Европейские популисты как левого, так и правого толка, как правило, преуменьшают значение дестабилизирующих действий г-на Путина на Украине и в Сирии, потому что они сосредоточены в первую очередь на критике в адрес США. Разделяя враждебное отношение Москвы к Евросоюзу — и ее стремление добиться снятия санкций — они объясняют начало украинского кризиса недопустимыми действиями Запада. Тем не менее, фактические союзники г-на Путина в Европе представляют собой довольно разношерстную группу: ультралевые критики НАТО и глобализации оказались в одном ряду с ксенофобами и поклонниками авторитаризма. Таким образом, в Европе сложилась картина, на которой противоположности сошлись на пользу Москве.

Сейчас необходимо помочь избирателям разобраться в этой путанице. Если пролить свет на эти несоответствия, это поможет обнаружить, что именно лежит под поверхностью. Возможно, г-н Путин получает удовольствие от роли разрушителя либеральной демократии и хотел бы добиться распада Евросоюза, однако это не способно скрыть те противоречия, которые в настоящий момент существуют между пророссийскими политическими группами в Европе, изображающими его защитником национального своеобразия, борцом с истеблишментом или лидером, бросающим вызов глобальному порядку во главе с США. Теперь, когда на пост президента США был избран Дональд Трамп, крайне важной задачей становится обнаружение пропутинской популистской сети в Европе, а также ее противоречий и непрозрачности.

Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 января 2017 > № 2042394


Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 января 2017 > № 2042389

Без Америки Великобритания должна возглавить противостояние новой имперской России царя Путина

Люк Коффи (Luke Coffey), The Telegraph UK, Великобритания

В ходе предвыборной кампании избранный президент Дональд Трамп поставил под сомнение святую святых трансатлантической безопасности — принцип, согласно которому нападение на одного является нападением на всех. Как это воплотится в реальной политике во время его президентства, покажет время, но многие члены НАТО в Восточной Европе обеспокоены — с полным на то основанием.

В этот период неопределенности в трансатлантических отношениях Великобритании ничего не остается, кроме как занять лидирующую позицию, если этого не сделают США. Для этого потребуется переосмыслить военную стратегию Великобритании, ее военные расходы и ее роль в обеспечении безопасности в регионе.

Наблюдая за действиями России на Украине, в Грузии, в Сирии или за ее милитаризацией Арктики, комментаторы часто говорят нам, что мы имеем дело с «советской Россией», или что то, что мы видим в действиях Москвы, является поведением «холодной войны». Это полное непонимание той угрозы, которую представляет собой Россия для Запада.

Сегодня мы имеем дело с имперской Россией, а не с новой версией Советского Союза. Президент России Владимир Путин ведет себя не как советский премьер, а скорее, как царь. Он в значительной степени является лидером имперского типа. Благодаря своей конституционной эквилибристике он с 1999 года был либо президентом, либо премьер-министром России и может оставаться на одном из этих постов до конца своей жизни.

Так что Запад имеет перед собой Россию XXI века с амбициями XIX века. Сегодня Москва не преследует цели распространения идеологии «пролетарии всех стран соединяйтесь», как это было во времена холодной войны. Ее цель состоит в том, чтобы использовать все инструменты российской власти — военные, экономические, энергетические, дипломатические и пропагандистские — для усиления влияния России и отстаивания своих интересов. Мишенью зачастую являются наши основные ценности — верховенство права, равноправие, доступность правосудия, право на доступ к информации, свобода СМИ, прозрачные выборы и добросовестное государственное управление. На Украине это осуществляется с помощью военной силы. В Центральной Азии для этого используются экономические методы. А в США это было сделано путем вмешательства в президентские выборы.

При беглом сравнении нынешних действий России с ее имперским прошлым можно провести много параллелей. Например, Путин тратит миллиарды долларов (деньги, которые можно было бы эффективнее использовать на другие цели) на создание новых баз и милитаризацию Арктики. В 1724 году Петр Великий потратил шестую часть российских государственных средств на научную экспедицию по изучению российской Арктики.

Или же посмотрите на действия России в Сирии. Сегодняшний случай уже не первый, когда российские войска воюют в Леванте. В 1772 году русские войска под предводительством Екатерины Великой атаковали различные сирийские города в прибрежных районах Леванта и даже на полгода оккупировали Бейрут.

Из всех российских царей у Путина больше всего общего с Николаем I, правившим Россией с 1825 по 1855 годы. Царствование Николая I ознаменовалось подавлением политического инакомыслия, руководством загнивающей экономикой, борьбой с исламскими фундаменталистами на Северном Кавказе, территориальной экспансией на Южном Кавказе и войной в Крыму.

Не правда ли, это кое-что напоминает?

В Европе нет ни одной страны, так хорошо знающей, как справиться с имперской Россией, как Соединенное Королевство. Великобритания обладает буквально многовековым опытом общения с имперской Россией. Пожалуй, именно Лорд Пальмерстон (Lord Palmerston), государственный деятель викторианской эпохи и экс-премьер-министр, лучше всех охарактеризовал в 1850-х годах поведение России:

«Политика и практика российского правительства всегда сводились к посягательствам настолько значительным и далеко идущим, насколько это позволяли апатия и отсутствие твердости у других правительств; но оно всегда останавливалось и отступало, когда встречало решительный отпор, а затем выжидало следующую удобную возможность».

Есть вещи, которые никогда не меняются. Россия, которую в те времена описал Палмерстон, точно такая же, как та Россия, которую мы видим сегодня.

Руководящая роль Британии сегодня необходима больше, чем когда-либо в новейшей истории Европы. До тех пор, пока (или если) новая администрация Трампа не возьмет на себя определенные и окончательные обязательства перед трансатлантическим сообществом, вакуум безопасности в Европе придется заполнить Британии.

Как это бывало со многими автократиями, существовавшими в истории, сегодня в проигрыше именно народ России. Демократические свободы сдают позиции, процветает коррупция, а будущее для большинства россиян бесперспективно. Те же недостатки и ошибки, которые были характерны для Советского Союза четверть века назад, начали появляться сегодня и в путинской России.

Падение цен на нефть и экономические санкции из-за Украины только усугубили серьезные социальные проблемы России. Население страны не растет, широко распространены алкоголизм, наркомания, ВИЧ-инфекция и самоубийства.

Получают все более широкое распространение проявления ультранационализма, что укрепляет стремление Кремля к расширению сферы влияния. Вдобавок к этому проводится политика так называемой поддержки соотечественников, в результате чего Москва превратилась в самоназначенного защитника этнических русских — в какой бы части мира они ни жили.

Будь то над оккупированным Крымом или на дне Северного Ледовитого океана — Путин знает, как размахивать флагом. В национальной славе средний россиянин видит замену всеобщему благополучию — по крайней мере, сейчас. Но сколько еще народ будет терпеть эти невзгоды и неустроенность, можно только догадываться. И как только терпению внутри страны придет конец, будьте уверены, Путин обратит свой взор за границу в поисках новых авантюр в качестве отвлекающего маневра.

Сам по себе факт появления нового президента США не означает, что история, география и геополитика в Европе изменились. Трамп в конечном итоге поймет (как поняли два его предшественника), что Россия при Путине не может быть партнером Запада. Вопрос лишь в том, какой ценой для трансатлантической безопасности будет усвоен этот урок.

А пока Великобритании надо будет держать оборону и, по сути, играть в европейской безопасности ту же роль, которую во время холодной войны играли США. Великобритания сможет противостоять имперской России. Она уже делала это раньше и сможет делать это опять — при наличии политической воли.

Великобритания не может и не должна уклоняться от этой обязанности. Не исключено, что судьба и стабильность Европы, в конечном счете, зависят от нее.

Люк Коффи — директор Центра внешней политики фонда Heritage Foundation и бывший специальный советник Министерства обороны.

Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 января 2017 > № 2042389


Сирия. Иран. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 19 января 2017 > № 2041293

Делегация Исламской Республики Иран во главе с Хоссейном Джабери Ансари, заместителем министра иностранных дел, примет участие на переговорах по Сирии 23 января в Астане. Об этом сообщает пресс-служба внешнеполитического ведомства Ирана, передает МИА «Казинформ».

«Иран как один из инициаторов проведения переговоров в Астане считает, что это возможность установления диалога между правительством Сирии и оппозицией для достижения политического урегулирования, чтобы положить конец войне и гуманитарному кризису в этой стране и оказать содействие установлению стабильности и мира в регионе», — отмечается в сообщении.

«Переговоры в Астане будут проведены согласно достигнутым согласованиям между президентами Казахстана, России, Ирана и Турции. Подготовка к переговорам также обсуждалась на трехсторонних переговорах министров иностранных дел Ирана, России и Турции 20 декабря в Москве и на встрече вице-министров иностранных дел трех стран в Москве 14 января», — уточняет МИД Ирана.

Иран в течение последних дней провел консультации с различными сторонами конфликта, чтобы создать почву для уменьшения разногласий и достижения согласия. Заместитель министра иностранных дел Ирана Джабери Ансари в последние дни обменялся мнением по поводу последних преобразований с заместителем спецпосланника ООН по Сирии Рамзи Эзельдином Рамзи, заместителем министра иностранных дел РФ Михаилом Богдановым и заместителем министра иностранных дел Сирии Фейсалом Микдадом.

Сирия. Иран. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 19 января 2017 > № 2041293


США. Сирия. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 19 января 2017 > № 2041279

Решение об участии США в переговорах по Сирии в Астане пока не принято, но есть решимость участвовать в урегулировании ситуации, заявил пресс-секретарь избранного президента Дональда Трампа Шон Спайсер, передает МИА «Казинформ».

«У меня нет новой информации по этому вопросу», — сказал Спайсер на ежедневном брифинге. Он сообщил, что приглашение к участию сирийских переговорах было получено советником Трампа по национальной безопасности генералом Майклом Флинном 29 декабря.

«Я не знаю, будем ли участвовать в конференции (в Астане), но очевидно, хотим работать с другими странами (по этому вопросу)», — сказал представитель избранного президента.

«Если мы сможем найти точки соприкосновения, которые будут способствовать обеспечению национальной безопасности, мы будем работать с ними», — сказал пресс-секретарь Трампа, подчеркнув, что это касается как России, так и любых других стран.

«Очевидно, то, что там происходит, вызывает серьезное беспокойство», — сказал Спайсер, отметив, что это касается и группировки «Исламское государство», и гуманитарной ситуации, и «страданий народа».

Ранее президент России Владимир Путин заявил, что договорился с турецким лидером Тайипом Эрдоганом о предложении конфликтующим сторонам в Сирии продолжить процесс мирных переговоров на новой площадке в Астане. По его словам, новая площадка может дополнять женевские переговоры. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в ходе телефонных переговоров с Путиным и Эрдоганом поддержал данную инициативу и заявил о готовности предоставить площадку для таких переговоров в казахстанской столице.

Ожидается, что переговоры в Астане пройдут 23 января.

США. Сирия. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 19 января 2017 > № 2041279


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 января 2017 > № 2061991 Алексей Навальный

Алексей Навальный: Все, что у меня есть, это поддержка народа

«Я разочарован словами Дональда Трампа о том, что мы должны доверять Путину», — сказал один из лидеров российской оппозиции Алексей Навальный в интервью программе BBC HARDtalk.

Русская служба BBC, Великобритания

В интервью, записанном в Москве, ведущий Стивен Сакур и Алексей Навальный, председатель Центрального Совета Партии прогресса, обсудили санкции, введенные против России, шансы Навального на победу на президентских выборах 2018 года, угрозы, с которыми сталкиваются лидеры российской оппозиции, и другие вопросы.

Предлагаем вашему вниманию отрывки из интервью Алексея Навального программе BBC HARDtalk, которое он дал на английском языке.

Cтивен Сакур: Что вы испытываете, когда Дональд Трамп говорит «… мы должны быть готовы оказать доверие Владимиру Путину»?

Алексей Навальный: У меня это вызывает разочарование, и, вы знаете, чувство беспокойства, потому что я понятия не имею, почему господин Трамп так добр к господину Путину, ведь их взгляды на политику, особенно по конкретным вопросам, они — стопроцентно разные.

На все — от миграции до экономики — они смотрят с противоположных точек зрения, но они нравятся друг другу, и это странно. Ну что ж, могу только сказать, что международные отношения Кремля и зарубежных стран не были горячей темой в самой России. Так что кто-то хорош для Путина, кто-то плох, меня это не волнует.

— Но вам не кажется, что избранный президент США вас в каком-то смысле предал, говоря, что тесное сотрудничество с Путиным будет большим преимуществом, ведь в некотором смысле это идет вразрез со всем, чего вы пытаетесь достигнуть. Вы пытаетесь донести до россиян, что пока Путин остается у власти, санкции против России будут сохраняться, ей будет грозить изоляция, у нее не будет перспектив на международной арене, и тем не менее то, что говорит Трамп, противоречит вашим утверждениям.

— Мне это не нравится, и могу честно сказать, что меня это раздражает. Но я не чувствую себя обманутым. Я могу вам рассказать, когда именно я чувствую себя обманутым: когда путинские олигархи лидируют в списке самых богатых людей Британии, когда представители парламента России покупают квартиры стоимостью 11 миллионов фунтов стерлингов в Лондоне, когда они свободно путешествуют по всей Европе и по всему миру. И это несмотря на то, что у вас есть много специальных нормативно-правовых актов. Вы знаете, у вас в Британии есть так называемый «акт о взяточничестве», и вы можете без каких-либо проблем привлечь их к суду на основе своих собственных законов по борьбе с отмыванием денег, со взяточничеством, но они чувствуют себя совершенно свободно. Я чувствую себя в чем-то обманутым, но пока это не имеет ничего общего с Дональдом Трампом.

— Дональд Трамп дал понять, что в будущем санкции США против России могут быть смягчены, либо отменены полностью, если Путин будет сотрудничать по вопросам, которые, по мнению Трампа, являются главными приоритетами, то есть, борьба с джихадистским террором, против так называемого Исламского государства (запрещенная в России организация — прим. ред.). Как вы воспримете такой шаг США, как смягчение санкций против России?

— Я не могу поддерживать ту часть санкций, которая касается российской экономики в целом, все-таки я — гражданин России. Но я буду весьма и весьма расстроен, если господин Трамп смягчит и отменит ту часть санкций, которая касается определенных личностей, таких, как друзья Владимира Путина или путинские олигархи, или коррумпированные официальные лица в его ближайшем окружении. Потому что на самом деле эта часть санкций работает во благо российского народа, и россияне их поддерживают.

— Но если говорить без обиняков, думаете ли вы, что Дональду Трампу есть дело до таких внутренних проблем России, как права человека, свобода, демократия?

— Что дела нет, это точно. Я бы даже сказал, что и предыдущей администрации и той, что была до администрации Обамы, им тоже было все равно на самом деле. Да, некоторые из них что-то говорили, но в целом им все равно, и у меня нет никаких иллюзий по этому поводу.

— Вы уже абсолютно точно решились… бросить вызов Владимиру Путину на выборах, которые, как мы предполагаем, пройдут в 2018 году. Вы собираетесь в них участвовать, не так ли?

— Я собираюсь выставить свою кандидатуру… Что ж, я не наивный человек, я понимаю, что Кремль очень недоволен этим, и я понимаю, что они будут делать все, чтобы помешать мне участвовать в выборах.

Недавно несколько представителей Кремля высказались в том духе, что «он не имеет права участвовать», но все-таки я собираюсь обратиться к народу и попросить их о поддержке.

— В этом офисе, где мы с вами беседуем, у вас уже заготовлены логотипы «Навальный 2018», но я вам скажу вот что: если вы проиграете суд в Кирове, где вас обвиняют в растрате и мошенничестве, вам запретят участвовать в выборах, независимо от того, что вы говорите мне о своей решимости…

— На самом деле это ни о чем не говорит. Они посадили меня на пять лет, а на следующий день выпустили. Что это за законы…? То же самое можно сказать о моем участии в выборах на пост мэра, которое казалось почти невозможным, однако когда люди вышли на улицы и сказали, что они не признают эти выборы без моего участия, они…

— То есть вы думаете, что вы можете использовать власть народа против Путина?

— Фактически, это мое единственное оружие, это все, что у меня есть… — поддержка народа.

— Но, господин Навальный, меня так и подмывает сказать вам: спуститесь с небес на землю, вы знаете, что случилось с Ходорковским, вы знаете, что случилось с Каспаровым, который сейчас живет в изгнании, вы знаете, что случилось с Борисом Немцовым…

— Вы это мне говорите — спуститься на землю? Я не витаю в облаках, могу вас в этом заверить. Мой брат сидит в тюрьме, его оторвали от семьи и, как вы уже упомянули, он содержится в камере-одиночке, и каждый раз, когда я публикую результаты очередного расследования, они его по-настоящему пытают. Так что я нахожусь в гуще самой что ни на есть реальной жизни в России, и я понимаю все, и я верю, что народная поддержка может одолеть эту стратегию, ту стратегию, которую Путин использует против меня.

— Борис Немцов, которого вы прекрасно знали, был убит, когда он шел по улице всего лишь в двухстах метрах от Кремля. Это сегодняшняя московская реальность. И у вас нет иммунитета от всего этого.

— В этой самой комнате мы встречались с ним и с добровольцами. Мы готовились к большой демонстрации и после этой встречи с волонтерами мы вышли на улицы. Меня арестовали на 15 суток, а его убили неделю спустя. Так что я понимаю, что происходит в России, я знаю о рисках, я представляю все опасности. Но это моя страна, и я собираюсь бороться за мою страну, и я знаю, что правда — за мной. Я знаю, что развивать мою страну — это гораздо лучше, чем захватывать новые территории. Я уверен, что объясню россиянам, что альтернатива в моем лице гораздо лучше, чем Владимир Путин.

— В какой момент вы можете решить, что игра не стоит свеч, что вам уже надоело?

— Я очень надеюсь, что до этого никогда не дойдет, что мне не придется принимать такое решение, потому что тогда все, что я делал раньше, окажется бесполезным. Все жертвы со стороны моей семьи, моего брата, со стороны Бориса Немцова, который был убит, которому выстрелили в спину возле Кремля, со стороны многих других людей — у нас есть политические узники, их сотни по всей России — и если я остановлюсь, значит, все эти жертвы были впустую.

Но это не так, я верю в то, что я делаю, и я верю, что предлагаемая мной альтернатива будет лучше для России. Я абсолютно уверен в том, что мы добьемся успеха, и я верю в победу. Да, сейчас тяжелые времена, и это имперское заблуждение, но политические тренды меняются, люди беднеют, люди задают вопросы, и у меня есть поддержка моей семьи и народа, я не собираюсь их подводить.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 января 2017 > № 2061991 Алексей Навальный


Япония. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 января 2017 > № 2061960

Ректор Университета Такусёку Сатоси Моримото: Необходима оборонная мощь, которая будет соответствовать изменениям в политике США

Сатоси Моримото (Satoshi Morimoto), Санкэй симбун, Япония

Закончилась холодная война, исчезла угроза для западного союза, и он лишился цели. Тем не менее западные страны оказывали содействие США в том, что касается принятия мер в отношении региональных конфликтов, которые разразились после холодной войны. Дело в том, что западные страны считали, что есть общие ценности для поддержания союза.

Несмотря на это, в США многие считают войну в Афганистане ошибкой, не говоря уже об иракской войне. Взамен многочисленных солдат, потерянных на Ближнем Востоке, США получили антиамериканские настроения, финансовый кризис и усталость от войн.

«Появление Трампа: понимание и смятение»

После Второй мировой войны мир и процветание должны были держаться за счет идей и лидерства США.

Тем не менее начали сильнее проявляться негативные стороны глобализации (терроризм, беженцы, мигранты, преступность, экология и так далее). Мир стал богаче, но несмотря на это, богатством наслаждалась лишь малая часть населения. В конце концов расслоение становилось все более ощутимым; проблемы только усугублялись.

Единственное, что получила часть демократических стран в ответ на борьбу за стабильность и мир во всем мире — это жертвы. Неужели это важнее государственных интересов и уровня жизни собственного народа?… Это и есть общее настроение западного сообщества. К его появлению привела победа команды Трампа. С этой точки зрения, восхождение Трампа — историческая неизбежность.

В этом году подобная тенденция хорошо проявится в ходе выборов в Европе. Возможно, это начало исторических перемен, при которых люди отрицают демократический интернационализм, союзнические отношения и экономическое сотрудничество, являвшиеся главными принципами международного сообщества после Второй мировой войны.

Мы не осознаем, что был брошен вызов тезисам, к которым мы относились, как к чему-то само собой разумеющемуся. Это смятение стало причиной того, что победа Трампа беспокоит нас.

С этой точки зрения, в определенной степени можно понять характер Трампа. Его администрация не является классическим примером республиканцев. У нее есть общие черты с администрациями Рейгана и Никсона, однако у Трампа нет четких идей и стратегии.

Обычно за проработку стратегии власти отвечал помощник президента по вопросам государственной безопасности, однако Майкл Флинн (Michael Flynn) является специалистом в области разведки. Он исходит из интересов союза, но стратегом его не назовешь.

Миграционные меры, инфраструктурные инвестиции, снижение налогов для юридических лиц, отмена Obamacare и выход из Транстихоокеанского партнерства (ТТП) — все эти шаги, на которые пойдет Трамп, не являются стратегией государства. Это — всего лишь симптоматическая терапия.

«Девиз „Америка прежде всего" отдает приоритет государственным интересам»

Тем не менее есть несколько заявлений Трампа, сделанных в ходе предвыборной кампании, на которые стоит обратить внимание. Во-первых, принцип «Америка прежде всего». Он означает, что США будут отдавать приоритет государственным интересам, а не общим ценностям (свобода, демократия и права человека), поэтому союзнические страны должны разделить ответственность, которая лежала на плечах США.

В этом случает союзники должны требовать от Вашингтона, чтобы он четко определил, какие он преследует общие интересы и в чем для него заключается суть союза.

Во-вторых, Трамп хочет модернизировать и повысить военную мощь, однако отказывается быть мировым полицейским. Но если Вашингтон усмотрит свои интересы, он, скорее всего, пойдет на военное вторжение с применением ударных сил. Эта политика будет называться «мир за счет силы».

Что касается Ближнего Востока, то Трамп доверит борьбу с «Исламским государством» (запрещенная в России организация — прим. пер.) России, закрыв глаза на украинскую и крымскую проблемы. В Сирии он признает администрацию Башара Асада, отказавшись от поддержки оппозиционных сил. С Ираном разорвет соглашение о ядерных разработках. Подобная симптоматическая терапия приведет к расколу в западном лагере, конфронтации между Ираном и Саудовской Аравией, а также ближневосточной экспансии России.

При этом США не зависят от Ближнего Востока с точки зрения нефтяных поставок. До тех пор, пока Путин стремится к тому, чтобы стать диктатором в России, Трамп сможет вести с ним переговоры и идти на компромисс. Я думаю, президент Трамп будет уделять особое внимание взаимоотношениям с крупными державами.

«Необходимо выработать общую стратегию в отношении Китая»

Вместе с тем, если подходить к Азии аналогичным образом, это приведет к ошибке. Китай стремится к гегемонии в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

США считают, что смогут сотрудничать и с КНР, однако Япония должна предупредить об этой ошибке администрацию Трампа, у которой мало специалистов по Азии.

В-третьих, Трамп будет проводить политику протекционизма в экономической сфере, однако в конечном итоге это приведет к еще большему расслоению и разочарует его электорат. Нужно перераспределять доходы и уходить от дефицита бюджета. После окончания холодной войны международное сообщество развивалось на фоне экономического сотрудничества. Япония обязана указать на проблемы протекционизма.

Также Токио необходимо укреплять обороноспособность и одновременно качественно улучшать сотрудничество в союзе с Западом.

Существуют различные риски; необходимы меры в отношении незаконной деятельности в киберпространстве, космосе и технологической сфере. Кроме того, необходимо активизировать совместное использование японо-американских военных баз и учреждений, а также повысить возможности тылового обеспечения и операционной поддержки в прилегающих регионах.

Важнее всего выработка общей стратегии в отношении Китая. В этой области нет четкой политики, поэтому крайне важно договориться о создании специальной комиссии для обсуждения проблемы на высшем уровне, тем более что Трамп — человек, который стремится к тому, чтобы изучить все детали.

Япония. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 января 2017 > № 2061960


США > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 18 января 2017 > № 2057672

Георгий Бовт: Богатая и «белая». Какой будет администрация Трампа

Как хирурги-миллиардеры, «ястребы» и ставленники «мировой закулисы» собираются вернуть Америке былое величие

Администрация Дональда Трампа установила один рекорд еще до начала работы. Она станет самой богатой в истории страны. Совокупное состояние членов кабинета, включая ряд заместителей, превышает 14 млрд долларов. Это в 50 раз больше, чем «стоил» кабинет Буша-младшего. Причем эти люди, как правило, не имеют, как и сам Трамп, опыта государственной службы. Чего ждать от этой команды Соединенным Штатам, на чью долю приходится чуть менее пятой части мирового ВВП, и всему остальному миру? Смогут ли люди, сделавшие «великими» себя, «вернуть величие Америке»?

14 миллиардов — это рекорд с учетом только уже объявленных назначений. А заполнены далеко не все вакансии. Сам Трамп — еще не самый богатый в этой компании. Хотя он и хвастался 10-миллиардным состоянием, на самом деле он «стоит» чуть менее 4 млрд. Самый богатый пока Тодд Рикеттс (5,3 млрд), сколотивший богатство на биржевых спекуляциях. Теперь поработает скромным замминистра торговли. Начальником у него будет Уилбур Росс (2,5 млрд), глава инвестиционной компании. На втором месте по богатству в кабинете Трампа — Бэтси ДеВос (5,1 млрд), будущий министр образования. Она происходит из консервативной семьи миллиардеров, основавшей компанию «Amway». А теперь обеспокоилась упадком школьного образования, прежде всего в государственных школах. Лина МакМэхон (1,5 млрд) возглавит Администрацию по малому бизнесу. Кому как не такому человеку курировать сокращение налогов на малый бизнес. Деньги она сделала в компании World Wrestling Entertainment, занимающейся проведением мероприятий профессионального рестлинга и выпускающей сопутствующую продукцию.

На этом фоне будущий министр финансов Стив Мнучин, с его 40-миллионным «кошельком» — почти «нищий». Зато интересен тем, что финансировал съемки фильмов «Безумный Макс: дорога ярости» и «Американский снайпер». Но больше, конечно, своей прежней работой на монстра мировых финансов Goldman Sachs Group (Мнучин станет уже третьим представителем этой группы на посту министра финансов за последние 25 лет). Именно этим «Саксом» у нас пугают обывателей на политических телевизионных ток-шоу как символом «мировой закулисы». На других постах в администрации будут еще три, как минимум, выходца из Goldman Sachs, включая советника по экономике и советника по стратегическим вопросам.

Наверное, стоит выделить одного из немногих представителей афроамериканцев в администрации Трампа — Бена Карсона. Свои «скромные» 26 миллионов он сделал в основном как детский нейрохирург, один из лучших в стране, затем решил заняться писательским делом и политикой. Хотя он был яростным критиком медицинской реформы Обамы как «проявления социализма», в кабинете Трампа он займется жилищным строительством и городским развитием. А вот демонтажем «Obamacare» (республиканское большинство отменит реформу одним из первых своих законов) на посту министра здравоохранения и людских ресурсов займется Том Прайс, заработавший 13,6 млн долларов, трудясь хирургом-ортопедом. Кстати, бюджет американского федерального «Минздрава» — примерно 1 триллион долларов, он курирует две важнейшие программы медицинского страхования Medicare (для пожилых) и Medicaid (для бедных), которые, в свою очередь, намного больше бюджета Пентагона.

Кстати, будущий шеф Пентагона тоже по-своему примечателен. Это боевой генерал Джеймс Мэттис. Он прервет долгую традицию, когда эту должность занимали гражданские лица или отставники (требуется 7-летний перерыв после ухода с активной службы, по Мэттису Конгресс принимал специальное разрешение).

Администрация Трампа будет самой «белой» после рейгановской (зато администрацию Обамы некоторые осмелились упрекать в недостаточном представительстве белых мужчин), в ней пока нет ни одного назначенца от «латинос». По образовательному уровню она сильно уступает командам Клинтона и Обамы. Тут нет «умников», большинство — люди конкретного большого бизнеса.

Вопреки тому, что говорят про будущую политику Трампа за пределами США, уделяя внимание прежде всего вопросам обороны и внешней политики, основной акцент в «возвращении величия Америки» будет сделан на экономике. И пока ожидания таковы, что у США есть шанс стать драйвером экономического оживления во всем мире.

Мировые рынки встретили победу Трампа продолжительным «ралли». Основными его бенефициарами стали банкиры: 63 крупнейшие финансовые группы увеличили с ноября капитализацию на почти 460 млрд долларов.

Перспективы экономического развития Америки пока видятся с оптимизмом. МВФ повысил прогноз по темпам роста США на 2017-18 годы (2,2% и 2,1%, соответственно, при среднемировом росте в 3,4% и 3, 6%), поставив его в зависимость от того, как сработает «финансовое стимулирование», обещанное Трампом.

Традиционно для республиканцев «стимулирование» — это сокращение налогов и увеличение целевых ассигнований. Например, на развитие и модернизацию инфраструктуры США новый президент обещает потратить до 1 трлн долларов (167 млрд прямых частных инвестиций, остальное — в основном налоговые льготы). Обещана масштабная налоговая реформа. Трамп предлагает сократить налог на доходы корпораций с 35% до 15%. Хотя в Конгрессе со столь резким сокращением пока не согласны (предлагают верхнюю планку в 25%). Налоги также сократятся для многих представителей среднего класса. Однако могут увеличиться для одиноких родителей по причине отмены ряда налоговых льгот. «А не надо разводиться», — словно говорят обывателям правые консерваторы-республиканцы, приверженцы традиционных семейных ценностей.

Так, для родителя-одиночки с годовым доходом от 75 тысяч и двумя детьми-школьниками налоги вырастут примерно на 2,2 тысячи долларов. Родитель-одиночка с доходом 50 тысяч заплатит на 1,1 тысячу больше. Но в целом число налоговых льгот для семей с детьми увеличится. Например, полная семья с двумя детьми с доходом около 50 тысяч будет платить налогов до 35% меньше (из налогооблагаемой базы вычтут расходы на детей, оцениваемые в размере 7-8 тысяч в год). Впрочем, у налоговой реформы есть обратная сторона. И она темная: по некоторым расчетам, эти послабления увеличат государственный долг США (сейчас около 19 триллионов долларов) еще на 6-7 триллионов.

Тут надежда — на репатриацию капиталов. Уже обещаны льготы корпорациям, которые вернут производство в Америку из стран с дешевой рабочей силой и офшоров. Америке предстоит своя «деофшоризация». Тем, кто будет упорствовать, не грозят, конечно, «вызвать доктора», но им будет непросто. Одно резкое заявление президента США — и минус миллионы капитализации компании. Так, угроза обложить 35-процентным пошлинами немецких автопроизводителей, если те будут ввозить в Америку машины, собираемые в Мексике, уже привело к падению котировок таких гигантов, как BMW. А угроза Трампа жестче контролировать ценообразование в сфере фармацевтики ударило по котировкам «большой фармы», которая при Обаме купалась в сверхдоходах.

Кстати, последнее — часть альтернативного «Obamacare» плана медицинского страхования республиканцев. Трамп обещает «медицинскую страховку для всех». Но вместо зарегулированного и монополизированного на уровне отдельных штатов рынка, что уже привело к росту бюрократизма, удорожанию медуслуг и увеличению медицинских страховых взносов для среднего класса, предлагается дерегулирование, демонополизация и свободная конкуренция.

Дерегулирование — вообще существенная часть будущей экономической политики. За время правления Обамы федеральное правительство издало 641 важных регулирующих актов (а еще была куча второстепенных), что оценивается Конгрессом в дополнительное бремя для экономики в 813 млрд долларов. Для сравнения: администрация Буша издала в полтора раза меньше бюрократических «эдиктов». Большинство этих новаций будут теперь отменены. Причем сразу чуть ли не пачками.

Во внутренней политике новая администрация обещает быть предельно консервативной. Прежде всего, «тяжелые времена» ожидают нелегальных иммигрантов, которых будущий генпрокурор Джефф Сейшнс обещает депортировать десятками тысяч. В то же время именно в политической части, включая внешнюю политику, остается слишком много неясного. Главным образом, потому, что номинанты на соответствующие должности сильно «расходятся в показаниях» как с самим Дональдом Трампом, так и друг с другом. Это касается как строительства стены на границе с Мексикой, так и политики в отношении России, Китая или Ирана.

По российскому вопросу разногласия велики настолько, что одни члены команды видят в Москве партнера (как, например, кандидат в госсекретари Рекс Тиллерсон), а другие, вроде главы Пентагона, — врага. Джеймс Мэттис конкретно назвал Россию «главной угрозой для Америки». Что, в свою очередь, почти диаметрально противоположно тому, что говорит по этому вопросу отставной генерал Майкл Флинн, кандидат в советники по национальной безопасности. При этом тот же Тиллерсон открыто противоречит Трампу, поддерживая Тихоокеанское партнерство с азиатскими экономиками. Он же высказался за соблюдение Парижского договора по борьбе с глобальным потеплением, тогда как Трамп против. Не меньше разногласий между членами будущей администрации наблюдается по таким ключевым вопросам внешней политики, как отношение к НАТО, политике в Афганистане и отношений с исламским миром. Даже уже одобренная «ядерная сделка» с Ираном имеет диаметрально противоположные трактовки.

Так что если в экономике будущая администрация выглядит более-менее сплоченной правоконсервативной командой, то в вопросах политических, прежде всего внешнеполитических, она, с самого начала напоминая известное трио рака, лебедя и щуки, заставляет пока воздержаться от конкретных прогнозов. Кроме одного: скучно с этими парнями не будет. Главное, чтобы не стало горячо.

США > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 18 января 2017 > № 2057672


Израиль. Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > portal-kultura.ru, 18 января 2017 > № 2056429 Юрий Коваленко

Исход по-французски

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

За последнее десятилетие около 40 000 евреев покинули Францию, переселившись в Израиль, Соединенные Штаты, Канаду, Австралию и Великобританию.

Главной причиной такого исхода является рост антисемитских настроений и серия террористических атак. «Во Франции евреев убивают только за то, что они ими являются», — подчеркивается в исследовании Службы защиты еврейского сообщества.

Так, в 2006 году Юсуф Фофана, родители которого прибыли из Кот-д’Ивуара, вместе с подручными три недели пытал, а потом убил 23-летнего Илама Халими. Спустя шесть лет Мохаммед Мера, имеющий французское и алжирское гражданства, напал на еврейскую школу в Тулузе, застрелил учителя и троих детей. В 2015-м Амеди Кулибали расстрелял четырех человек в парижском магазине кошерных продуктов. Все эти расправы дали мощный импульс возвращению евреев на историческую родину. Тем более, что антисемитские акции случаются все чаще. В 2015 году жертвами подобных выступлений стали более 800 человек — в десять раз больше, чем в 1999-м. «Антисемитизм достиг беспрецедентного масштаба. К примеру, в канун Нового года вандалы разрисовали антисемитскими лозунгами типа «Евреям вход воспрещен» стены школы имени Анны Франк в парижском пригороде Монтрей. Еврейская диаспора напугана», — констатируют эксперты Жером Фурке и Сильвен Мантернак в новой книге «В будущем году в Иерусалиме?».

Власти делают все, чтобы положить конец расистским выходкам, берут под усиленную охрану синагоги и школы. «Франция без евреев — это не Франция», — заявил Манюэль Вальс, один из кандидатов от Соцпартии на предстоящих президентских выборах. Со своей стороны, глава государства Франсуа Олланд объявил борьбу с расизмом и антисемитизмом общенациональной задачей, но, по своему обыкновению, особых успехов и на этом поприще не добился...

Социологи отмечают, что эпицентрами антисемитизма являются столичные пригороды, а также некоторые южные районы, где обосновались выходцы из арабских и африканских стран. Во время манифестаций они выступают с лозунгами: «Аллах акбар», «Смерть евреям», «Евреи, проваливайте. Франция не для вас!»

«Все знают, но никто не осмеливается сказать, что в арабских семьях во Франции антисемитизм впитывают с молоком матери», — утверждает известный историк Жорж Бенсуссан. Его слова спровоцировали большой скандал в политкорректных кругах. Ученого обвинили в разжигании ненависти в отношении мусульман, и в конце января он должен предстать перед судом.

«Евреи оказались одной из главных мишеней джихадистов, бьет тревогу глава Представительного совета еврейских организаций Франции Роже Кюкерман. — Практически все акты насилия против них совершаются молодыми мусульманами». Однако антисемитизмом заражены не только они. Эксперты указывают на рост подобных настроений среди католиков, леворадикальных и ультраправых кругов. «Обыкновенный расизм» никуда не исчез.

«Можно ли во Франции оставаться евреем, не рискуя быть убитым?» — задаются вопросом представители еврейской общины. Для многих семей единственный способ защитить себя состоит в том, чтобы спрятаться, призналась на днях на страницах журнала «Экспресс» одна из читательниц, Эмили Тон: «Еще лучше, если нам удается скрыть свою фамилию. Но я больше так жить не могу и хочу положить конец молчанию».

Тем временем израильские лидеры все чаще призывают французских евреев перебираться на Землю обетованную. «Если хотите оставаться евреями, если хотите, чтобы ваши дети и внуки также были евреями, перебирайтесь в Израиль», — заявил в конце года министр обороны Авигдор Либерман. Раньше с тем же призывом обратился премьер Биньямин Нетаньяху, пообещав встретить единоверцев с распростертыми объятиями.

Израиль. Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > portal-kultura.ru, 18 января 2017 > № 2056429 Юрий Коваленко


Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > lgz.ru, 18 января 2017 > № 2054321

Возвращение Исаакия

Щипков Александр

Лишь при прочной связи духовного и мирского, веры и культуры можно успешно двигаться вперёд

Известие о возвращении Церкви петербургского Исаакиевского собора вызвало необычайный резонанс. Новость активно обсуждается. И это значит, что вопрос переходит на более высокий уровень – не городского, а федерального значения.

Что касается истории вопроса, здесь всё более или менее ясно. Санкт-Петербургская епархия в 2015 году обратилась к правительству города с просьбой передать ей Исаакиевский собор. Наконец было принято решение на уровне правительства. Существовал ли разброс мнений? Да, конечно. Людям неверующим, особенно чиновникам, порой нелегко преодолеть инерцию исторических стереотипов. С одной стороны, они готовы признать дискриминацию верующих пережитком прошлого. С другой – не всегда готовы осознать, что восстановление справедливости в отношении Церкви означает и признание её как действующего социального субъекта. И тогда уже нужно говорить об историческом праве. Ошибки прошлого невозможно исправлять наполовину.

Рискну предположить, что дело не только в шаблонах чиновничьего мышления, но и в отношении к культуре, которое у нас пока ещё несколько фрагментарно. Это следствие многократных разрывов традиции, которые мы, русские, переживали и за последний век. Сегодня мы эти разрывы преодолеваем, нащупываем общие сакральные точки. И очень важная роль в решении задачи принадлежит Церкви. Ведь она, как известно, – единственный общественный институт, устоявший на протяжении трёх эпох, переживший и дореволюционную, и советскую Россию.

Почему к возвращению Исаакия приковано общественное внимание? Собор – важная точка нашей российской сакральной географии. В любом городе существует сакральный центр. И, между прочим, это далеко не всегда самое большое и красивое здание или сооружение. Основной критерий другой: суть в народном признании этого места. Исаакий, вне сомнения, признан петербуржцами в этом качестве – именно здесь его подлинное величие, а не в ошеломляющих, действительно ошеломляющих архитектурных решениях. Область духа выражается и в культурных формах, с этим не поспоришь, но сама по себе она намного выше. Именно поэтому разговоры о том, сколько, например, стоят реставрация и поддержание Исаакия в требуемом состоянии – в данный момент совершенно неуместны. Они ведут в тупик и заслоняют главную проблему – возвращение к естественному состоянию национальной традиции. Это то необходимое условие, без которого невозможно дальнейшее культурное строительство.

Наиболее крупные и известные храмы охотно посещают туристы. Их, как правило, интересует всё сразу: и особенности службы, и архитектурные решения, внешняя и внутренняя отделка. Главный плюс, что гости из разных стран узнают много нового о красоте православия и русской культуры, которые нераздельны. Но при посещении храма туристы, как правило, чувствуют, что это в первую очередь религиозный объект, и они здесь гости. И лишь в связи с этим храм ещё и объект культурно-исто­рический. Наиболее образованные из них прекрасно понимают, что при этом их интерес удовлетворяется в большей степени, чем если бы объект был просто «залакирован» в качестве городского экспоната. Умного, вдумчивого человека интересует аутентичный срез культуры, то есть живая жизнь, в том числе жизнь религиозная. А это возможно лишь тогда, когда храм находится «у себя дома», то есть принадлежит Церкви.

Совсем иная ситуация возникает, когда исторический статус-кво не восстановлен. Как правило, в этих случаях мы наблюдаем сознательную десакрализацию культурных локусов, непосредственно связанных с русским православием. Так, например, сегодня обстоит дело с Соловецким архипелагом, возвращение которого в исконное состояние искусно заматывается представителями модерна уже несколько лет. Такая участь могла ждать и Исаакий, где любители перформансов, чтобы обозначить необходимый им, хотя и мнимый разрыв между наукой и православной культурой, повесили маятник Фуко. Это был только первый шаг к переписыванию под себя культурного текста Исаакия. Теперь такой опасности нет. Церковь, насколько это возможно, спасает свои храмы. Сегодня это, слава Богу, проще, чем в советское время. И хотя попытки секулярной модернизации религиозного пространства и православной традиции постоянно предпринимаются (в литературе, кинематографе, музейном деле и т. д,), мы уже выработали к ним иммунитет.

Поэтому некорректна и даже кощунственна постановка вопроса, которая противопоставляет интересы туристов и прихожан и объясняет это проблемами финансирования. Вопрос о возвращении храмов и о том, как расширить их возможности по привлечению туристов, как выстроить бюджет – это два разных вопроса. Решать необходимо и тот и другой. Но что точно невозможно, так это решить один вопрос за счёт другого.

С 1991 года в России идёт возвращение Церкви уцелевших храмов. В первое время процесс продвигался с огромными трудностями: нам, православной общественности, приходилось преодолевать инерцию бюрократического аппарата. Потом «в верхах» пришло осознание важности происходящего. Возвращение старых храмов, строительство новых – всё это происходило в рамках исторической сатисфакции, было восстановлением справедливости. Но сегодня мы подошли к завершению данного периода нашей жизни. Исаакий служит своеобразной вехой.

Что происходит, какая такая смена времён? Это очень важная тема.

25 лет, четверть века, мы решали вопросы своего прошлого. Это был ретроспективный взгляд на самих себя, со своими плюсами и минусами. Теперь мы на переломе – прожили эту эпоху и переступаем невидимую границу. Возвращение Исаакиевского собора, как и недавняя установка в Москве памятника князю Владимиру – символы перехода в будущее. Эти события крепко связаны, их перекличка играет огромную роль и в историческом диалоге двух столиц. Немного позднее это двойное событие будет по-настоящему осознано русским народом.

Князь Владимир не только крупнейший в истории Руси-России религиозный подвижник, но и государственный деятель, открыватель великой византийской культуры. У него тройная миссия, хотя какая из трёх сторон главная, вполне очевидно. Такая же зависимость просматривается и в истории Исаакиевского собора. Это объект религиозный, но также культурный и исторический: недаром расположен рядом с Синодом и Сенатом. Это символично, это часть российской государственности и русской традиции.

Вот эта неразрывная связь духовного и мирского, веры и культуры есть то, что мы теперь осознаём и без чего не можем успешно двигаться вперёд.

Ещё недавно мы решали проблемы нашего прошлого, а теперь мы решаем проблемы строительства общего национального будущего. И возвращение Исаакия задаёт ту веху, с которой мы начинаем христианизацию социокультурного ландшафта.

Кто-то из историков сказал: «Храм – это Библия в камне». Очень верно. Ансамбль религиозных смыслов скрывается за ансамблем архитектурным. Культурные связи между одним и другим позволяют воспринимать храм и как образ всей национальной традиции. Почему?

Потому что только в общем культурном пространстве возможно исполнение евангельских заповедей. Где нет «ближнего», не может быть и любви к нему, а без любви вера мертва. Но чтобы любить ближнего, надо понимать его – его боль, надежды, ожидания. И уровень такого понимания есть важнейший коммуникативный слой культуры, он отражён в её символах, среди которых символы религиозные играют важнейшую роль. За этим слоем идёт другой, на котором уже наблюдается культурное и идейное много­образие.

В богословской традиции этот принцип единства, континуальности имеет собственное отражение. Его имеют в виду, когда говорят о «литургичности» всей жизни христианина, а не только его участия в храмовой литургии и причащении Святых Даров. Вот почему граница между секулярным и религиозным в культуре в действительности очень условна. И вот почему любое культурное строительство невозможно без возвращения религии и Церкви на их историческое место. Вопрос о судьбе храмов здесь, конечно, первостепенен.

Церковь – единственный институт, переживший все катаклизмы и революции, но удержавшийся на плаву во время исторического шторма. Она – посредник между эпохами. И сего­дня Церковь вновь обретает свои социальные функции, восстанавливает распавшуюся связь времён, соединяет края разрывов и разломов, которых так много.

Именно этим вызвано упорное противодействие Церкви со стороны воинствующих модернистов, призывающих её раствориться в стихии теснящих друг друга секулярных трендов.

Но, несмотря ни на что, Церковь социализируется, не желая существовать в гетто, границы которого были очерчены для неё советским и постсоветским модерном.

Это очень важный по­ворот.

Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > lgz.ru, 18 января 2017 > № 2054321


Россия. Австрия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 18 января 2017 > № 2053544 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Федеральным министром европейских, интеграционных и иностранных дел Австрии С.Курцем, Москва, 18 января 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Переговоры с моим австрийским коллегой Федеральным министром европейских, интеграционных и иностранных дел Австрийской Республики С.Курцем прошли в конструктивном ключе. Мы обсудили широкий спектр вопросов.

Отметили, что, несмотря на непростую ситуацию на европейском континенте, российско-австрийский диалог продвигается поступательно. Это происходит на основе принципов взаимного уважения и взаимной выгоды. Мы рассмотрели состояние двусторонних связей, в том числе с учетом итогов встречи Президента Российской Федерации В.В.Путина с Федеральным президентом Х.Фишером в Москве в апреле прошлого года.

Подтвердили нацеленность на преемственность в наших отношениях и обоюдную заинтересованность в их развитии по всем направлениям, в частности, поддержали задачу восстановить положительную динамику товарооборота. Особую роль в этих условиях мы отводим Межправительственной комиссии по торговле и экономическому сотрудничеству и Российско-Австрийскому деловому совету, деятельность которых активно продолжалась в прошлом году. Рассчитываем, что так будет и в наступившем году.

В этом году был дан старт «перекрестному» Году туризма в России и в Австрии. Мы уверены, что это будет способствовать не только упрочению дружбы и взаимопонимания между нашими гражданами, но и наращиванию туристических обменов. Тем более, что реализация данного проекта опирается на успешный опыт «перекрестных» cезонов культуры России и Австрии, которые прошли в 2013-2015 гг.

Мы высоко оцениваем межведомственные, межпарламентские, межрегиональные связи, контакты по линии гражданских обществ. Будем продолжать эту работу, в том числе между министерствами иностранных дел России и Австрийской Республики.

Австрия сейчас является Действующим председателем ОБСЕ. Особое внимание мы уделили подробному обсуждению нашего взаимодействия в данной Организации. Россия и Австрия убеждены, что ОБСЕ должна оставаться важнейшей площадкой для обсуждения подходов ко всем ключевым вопросам общеевропейской повестки дня. Мы, как и Австрия выступаем за максимально полное задействование потенциала ОБСЕ в интересах содействия урегулированию кризиса на Украине.

Подчеркнули безальтернативность реализации Минских договоренностей во всей их совокупности и последовательности, что предполагает предоставление Донбассу особого статуса, закрепление его в конституции, проведение в регионе выборов, осуществление амнистии. Конечно, все эти вопросы должны решаться через прямой диалог Киева с Донецком и Луганском при помощи ОБСЕ и «нормандской четверки».

Обменялись оценками состояния отношений между Россией и Евросоюзом. Мы знаем, что сегодня во многих странах ЕС, включая Австрию, растет осознание необходимости восстановления полноформатного диалога на основе прагматизма и национальных интересов каждой страны.

У нас с Австрией налажен диалог и по другим вопросам международной политики, включая положение дел на Ближнем Востоке и Севере Африки, а также задачи борьбы с угрозами терроризма и экстремизма. Рассчитываем, что этот диалог помогает нам и австрийцам лучше понимать позиции друг друга.

Вопрос: Последнее время в западном информационном пространстве набрали невиданные обороты истории с компроматами, утечками, шпиономаниями, вбросами. Россия упоминается и обвиняется не только в хакерских атаках, а практически во всем. Как бы Вы могли это прокомментировать?

С.В.Лавров: Честно говоря, мы уже начали уставать от обсуждения темы российского вмешательства во внутренние дела США, в частности, в связи с избирательной кампанией, которая там завершилась избранием президента Д.Трампа. Поскольку эти голословные, бездоказательные, клеветнические обвинения продолжают всплывать, хочу сказать, что цинизм ситуации состоит в том, что в этом нас обвиняют те, кто активнейшим образом сам вмешивался в эту избирательную кампанию. Россия неоднократно устами Президента, других наших представителей заявляла, что мы готовы работать с любым президентом, за которого проголосует американский народ в соответствии с законами США. С любым президентом, кто бы ни победил. Но в отличие от нас целый ряд лидеров стран-союзников США открыто агитировал за Х.Клинтон. В этом активно отметилась Канцлер Германии А.Меркель, Президент Франции Ф.Олланд, Премьер-министр Великобритании Т.Мэй и другие руководители европейских государств. Более того, помимо прямой агитации за Х.Клинтон, официальные представители европейских стран не стеснялись демонизировать Д.Трампа. Например, мой немецкий коллега Ф.-В.Штайнмайер назвал его, если я правильно помню, «проповедником ненависти». Министр иностранных дел Великобритании Б.Джонсон вообще сказал, что Д.Трамп неадекватен, а бывший в ту пору премьер-министр Франции М.Вальс заявил, что республиканского кандидата отвергает весь мир. Все это не шепотом в узком кругу, а громко и на всю планету.

Наверное, пора признать факты, что не Россия, а американские союзники грубо вмешивались во внутренние дела США, в избирательную кампанию. Многие из них, кстати, и сейчас не могут справиться со своими чувствами и успокоиться. Мы не вмешиваемся в эти разборки, принципиально стоим в стороне от того, что сейчас происходит внутри США между уходящей администрацией и командой Д.Трампа. Но выпады представителей команды Б.Обамы против избранного президента смотрятся порой просто лицемерно. Буквально пару дней назад, 15 января, когда Д.Трамп в интервью «Таймс» и «Бильд» высказал свое мнение о миграционной политике Германии, мой коллега Дж.Керри заявил, что это не этично и является вмешательством во внутренние дела ФРГ. И это говорят люди, которые не только на словах пытались поучать другие страны, включая Европу (например, Б.Обама лично агитировал против «Брекзита»), но которые вмешиваются в чужие дела далеко небезобидным способом с применением военной силы с целью смены режимов. Поэтому здесь, наверное, не двойные, а уже тройные стандарты. Мы считаем, что те, кто выдвигает такие обвинения в наш адрес, пытаясь свалить «с больной головы на здоровую», хотя бы должны покраснеть.

Вопрос (адресован С.В.Лаврову): Министр иностранных дел С.Курц заявил, что он поддерживает вариант, при котором постепенно будут смягчаться санкции в отношении России, если она сделает соответствующие шаги по Минским соглашениям или в украинском конфликте. В чем именно Россия может идти на компромисс? Может ли, например, допустить вооруженную миссию ОБСЕ или передать контроль над украинской границей?

С.В.Лавров: Работая над выполнением Минских договоренностей, побуждая всех, кто подписал Минские договоренности, честно пройти свою часть пути, мы не думаем о том, как долго продлятся санкции и не стремимся к тому, чтобы ублажить кого-то и добиться решения об их отмене. Санкции вводили не мы, не нам их снимать.

При всем уважении к моему другу и коллеге С.Курцу, то, что в Евросоюзе нашли очень удобную, но лукавую форму – санкции снимем, когда Россия выполнит Минские договоренности, не делает чести Евросоюзу. За эту формулу спрятались те, кто понимает бессмысленность обвинения России в том, что происходит на Украине, кто прекрасно видит всю игру киевских властей, которые не желают и не могут выполнить Минские договоренности, те, кто гарантировал Минские договоренности, но по сугубо геополитическим и идеологическим причинам не хотят заставить киевские власти выполнить их обязательства. Это очень большая геополитическая игра. Она связана, в том числе, и с попытками поставить наших соседей перед ложным выбором: выбирайте либо вы с Европой, либо вы с Россией, дружить и с нами, и с Россией у вас не получится. Грубо, но примерно то, что мы наблюдаем, и наблюдаем давно.

Этим, кстати сказать, грешит и продолжение политики Восточного партнерства. Несмотря на все заявления, это партнерство используется Евросоюзом для того, чтобы перетягивать на свою сторону фокусные государства. То есть это опять не дружить с кем-то, а дружить с кем-то против кого-то. В данном случае против России.

Санкции мы оставляем в стороне. Мы заинтересованы в выполнении Минских договоренностей полностью, в той последовательности, которая в них прописана, и делаем это исключительно потому, что украинский народ нам совсем не чужой, это братский нам народ. Мы хотим, чтобы на Украине наступил мир, чтобы украинцы перестали воевать друг с другом, чтобы правительство перестало объявлять террористами и сепаратистами своих граждан. Причем сепаратистами объявляют тех, кто подписал Минские договоренности, предполагающие сохранение суверенитета и территориальной целостности Украины. Это какой-то абсурд.

Продолжать т.н. «антитеррористическую операцию» тоже уже неприлично, хотя мы знаем об информации, которая поступает из разных источников (сегодня мы с нашими австрийскими коллегами ею поделились), что вооруженные силы Украины на линии соприкосновения не контролируют разные добровольческие отряды, включая «Правый сектор», который, как и другие т.н. «добровольцы» гораздо лучше оснащены, гораздо дисциплинированнее и предпринимают действия независимо от того, какие команды поступают от вооруженных сил Украины. Есть информация и о том, что «Правый сектор» перебрасывает значительную часть вооружений в западные части Украины и там их складирует.

Мы сегодня обратили внимание наших австрийских коллег как председателей ОБСЕ на то, что миссия ОБСЕ на Украине призвана заниматься положением дел на всей территории страны, в том числе и в регионах, о которых я говорю. Она должна отслеживать не только, как обстоят дела на линии соприкосновения в Донбассе, но и положение национальных меньшинств, дискриминацию русскоязычных СМИ и многое другое. Надеюсь, что доклады Миссии будут в полной мере соответствовать мандатам, которые записаны в решении о ее создании.

Насчет готовности России к компромиссам. На компромиссы все пошли в Минске 12 февраля 2015 г. Минские договоренности – это пакет, который не мог быть поддержан без компромиссов украинским правительством, Донецком, Луганском, Россией, Германией и Францией. Это компромисс и его нужно выполнять. Сейчас мы наблюдаем попытку размыть его и действовать по принципу что мое, то мое, а что твое, давай поделим или обсудим. Мы знаем эти манеры. Они наблюдаются в переговорных тактиках целого ряда западных коллег. Украинцы, видимо, хорошие ученики.

Насчет конкретных вещей упомянутых Вами, в частности, относительно вооруженной миссии ОБСЕ. Если говорить о том, что необходимо усилить и сделать круглосуточным контроль на линии соприкосновения и в местах складирования тяжелых вооружений, куда они должны быть отведены в соответствии с Минскими договоренностями, то мы готовы к тому, чтобы увеличить количество наблюдателей на линии соприкосновения и на складах, сделать их присутствие круглосуточным, дать им возможность носить личное стрелковое оружие. Думаю, что это будет полезным и может способствовать успокоению ситуации на линии соприкосновения, помочь прекратить регулярный вывод тяжелых вооружений со складов в нарушение обязательств по Минским договоренностям. Такими нарушениями грешат, прежде всего, вооруженные силы Украины. С начала января более шестисот единиц вооружений, которые должны быть на складах украинских сил, там не обнаружены, в то время как аналогичная цифра для ополченцев составила шесть-семь единиц. Шестьсот и шесть - такое примерно соотношение.

Если под вооруженной миссией ОБСЕ Вы имели в виду идею, которую стали вбрасывать из Киева, о том, что вооруженную полицейскую миссию, которая обеспечивала бы правопорядок, нужно развернуть в Донбассе, то она абсолютно противоречит Минским соглашениям, предусматривающим обязательство Украины признать законодательно и закрепить в конституции особый статус Донбасса, включая его право иметь силы правопорядка. Поэтому никаких вооруженных иностранных миссий для поддержания порядка в Донбассе в этих условиях не требуется. Когда сейчас обсуждают вопросы обеспечения безопасности в ходе выборов, мы готовы, конечно, к тому, чтобы местные силы правопорядка сопровождались бы невооруженными наблюдателями ОБСЕ, чтобы они убеждались в том, что безопасность в ходе выборов обеспечивается.

Что касается контроля над границами, вынужден опять адресовать Вас к Минским соглашениям. Постоянно звучащая из Киева риторика о том, что только после того, как Киев восстановит полный контроль над границей с Россией, можно будет говорить обо всем остальном, наверное, и у журналистов оставила впечатление, что это то, о чем договорились. Договорились ровно об обратном: сначала нужно провести амнистию, принять закон об особом статусе, закрепить его на постоянной основе в конституции Украины, провести местные выборы. Причем все эти вещи должны быть сделаны в форме, которая будет согласована с Донбассом. Самым последним шагом выполнения Минских договоренностей является восстановление контроля Украины над всей границей с Россией.

Поэтому еще раз подчеркну, что Минские договоренности – это пакет, это баланс интересов, это компромисс. Не надо, наверное, поощрять тех, кто пытается переиграть то, о чем договорились, не желая выполнять свои обязательства.

Вопрос: Вчера на пресс-конференции Вы заявили, что считаете правильным пригласить представителей новой администрации США на переговоры по Сирии в Астане. Ранее в этом же ключе высказывался и Ваш турецкий коллега. Однако вчера Министр иностранных дел Ирана М.Дж.Зариф заявил, что иранская сторона не приглашала американцев и «против их присутствия». Как Вы можете это прокомментировать?

С.В.Лавров: Я Вам скажу откровенно. Форма, в которой направляются приглашения, позволяет обеспечить участие всех, кто упоминался в публичных высказываниях, включая и представителей администрации США. Окончательно о том, какой состав участников соберется в Астане, будет объявлено, как только эти приглашения будут получены (сейчас они уже направляются) и когда поступит официальная реакция.

Вопрос: Как Москва смотрит на то, что по сообщениям разных источников М.Аллюш. скорее всего, возглавит оппозиционную сирийскую делегацию на переговорах в Астане при том, что он является одним из лидеров «Джейш аль-Ислам» — группировки, которую Москва предлагала включить в международный список террористических организаций?

С.В.Лавров: Еще раз подчеркну, в Астану приглашаются представители Правительства САР и представители вооруженных оппозиционных группировок, которые подписали договоренности от 29 декабря. Их список имеется, из него оппозиционеры уже, как я понимаю, формируют свою делегацию. Необязательно, что все участвующие группы будут представлены конкретным человеком, но делегация будет представлять всех, кто подписал договоренности от 29 декабря.

«Джейш аль-Ислам» участвует в договоренностях от 29 декабря. Как бы многие страны к ней ни относились, она, тем не менее, не является фигурантом списка террористических организаций, утвержденных Советом Безопасности ООН. С учетом того, что наряду с другими вооруженными отрядами оппозиции «Джейш аль-Ислам» выразила готовность подписать договоренности о прекращении огня и о вступлении в переговоры с Правительством САР, конечно, мы поддерживаем такой подход. Все, кто не связан с ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусрой», вполне могут (и мы призываем их к этому) присоединиться к соглашению от 29 декабря.

Вопрос: Существует надежда, что после инаугурации нового президента США отношения с Россией станут лучше. Каковы Ваши ожидания на этот счет в связи с дружественными высказываниями Д.Трампа в адрес России и нелестными высказываниями в Конгрессе со стороны уходящего Госсекретаря США? Что можно сделать в ближайшее время для ускорения этого процесса улучшения?

С.В.Лавров: Из-за перевода я не понял насчет высказываний уходящего Госсекретаря.

Вопрос: Я сказал, что будущий Госсекретарь США Р.Тиллерсон, выступая в Конгрессе, представлял Россию как угрозу, в отличие от Д.Трампа, который давал положительные оценки в последнее время.

С.В.Лавров: Во-первых, Вы сказали, что есть надежда на то, что отношения между Россией и США улучшатся. Если Вы питаете такую надежду, я это приветствую. Думаю, что многие надеются на нормальные отношения, как и подобает отношениям между любыми двумя государствами, что никто не будет вмешиваться во внутренние дела друг друга, как это наблюдалось в последнее время со стороны администрации США. Мы не видели ни одного доказательства обвинений в наш адрес, о чем я уже говорил.

Мы следим за происходящим в США, за тем, как администрация Д.Трампа обозначает свои приоритеты, направления своей деятельности. В высказываниях избранного президента я увидел, прежде всего, стремление нацелить работу всей своей команды на более эффективное обеспечение национальных интересов США. Это его отправной пункт. В этом мы абсолютно совпадаем, поскольку это и главная задача российской внешней политики. Д.Трамп также говорит о том, что если для продвижения национальных интересов США появится возможность сотрудничать с Россией, то будет глупо этого не делать. Наш подход совершенно такой же – там, где интересы совпадают, а таких сфер немало, мы должны и будем сотрудничать с США, ЕС, НАТО, с любой страной.

Что касается высказываний Р.Тиллерсона, то вчера в ходе пресс-конференции я имел возможность ответить на этот вопрос. Вы привели усеченную цитату его высказывания. Он сказал, что Россия в известной степени является угрозой, но ее интересы нельзя назвать непредсказуемыми. Я предложил бы оценивать подход кандидата на пост Госсекретаря в комплексе. Опять же, он упирает на то, что, делая упор на собственные интересы США, новая администрация будет готова в полной мере стараться понять интересы своих партнеров, в том числе России. Думаю, что это является главным из сказанного на слушаниях по утверждению кандидатуры Р.Тиллерсона.

Россия. Австрия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 18 января 2017 > № 2053544 Сергей Лавров


Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика > gazeta-pravda.ru, 18 января 2017 > № 2051266

Хвалебными одами процветания не добиться

Автор: Сергей КОЖЕМЯКИН. (Соб. корр. «Правды»). г. Бишкек.

В Таджикистане продолжают укреплять культ президента, доводя его до абсурда. Новые законы фактически превращают Эмомали Рахмона в пожизненного монарха. Кроме того, в стране уже раздаются призывы выдвинуть президента на соискание Нобелевской премии мира.

ПРОСЛАВЛЕНИЕ главы республики превратилось в Таджикистане в некое соревнование. Различные государственные органы и отдельные граждане пытаются обогнать друг друга в масштабности инициатив, призванных подчеркнуть величие Эмомали Рахмона. Сам президент благосклонно принимает такие «подношения», ставя свою подпись под законопроектами.

Первые признаки зарождающегося культа личности стали появляться ещё в прошлом десятилетии. Но особенно бурные восхваления и юридически закреплённые сверхпривилегии последовали за разгромом оппозиции в лице Партии исламского возрождения Таджикистана. Зачистка политического поля сопровождалась усилением личной власти Рахмона.

В начале ноября депутаты верхней палаты парламента единогласно одобрили поправки в Уголовный кодекс, предусматривающие ответственность за публичные оскорбления и клевету в адрес президента. Человек, обвинённый в этом преступлении, может быть приговорён к пяти годам заключения. Не вызывает сомнений, что новые нормы будут трактоваться максимально широко и использоваться для пресечения какой бы то ни было критики официальной власти.

Не менее громким стало другое решение депутатов. Парламентарии расширили содержание закона «Об Основателе мира и национального единства — Лидере нации», принятого меньше года назад. Напомним, что данным документом за Рахмоном закрепляются названные титулы, а также многочисленные пожизненные привилегии. В частности, даже в случае ухода с поста президенту гарантируется неприкосновенность. Причём не только личности, но и имущества — как самого Рахмона, так и членов его семьи. И это не говоря о служебном транспорте, охране и пенсии в размере 80 процентов от президентского оклада… Кроме того, Лидер нации имеет право до конца жизни выступать с обращениями к народу, участвовать в важнейших государственных мероприятиях, а все внутри- и внешнеполитические решения должны согласовываться с экс-президентом.

Но даже этого Эмомали Рахмону и его окружению показалось мало. Теперь закону придан конституционный статус, а президенту присвоен новый титул вдобавок к уже существующим — Основатель независимого Таджикистана. Также парламент одобрил ещё ряд поправок. На всех торжественных и праздничных мероприятиях государственного уровня, а также на заседаниях правительства и парламента для главы республики будет сооружаться специальное место, оснащённое современными средствами связи и техники. Помимо этого, предусмотрено создание специального фонда президента, учреждение премии и ордена Лидера нации.

Таковы официально утверждённые инициативы. Ряд других ещё ждут своего часа. Вот, к примеру, предложение директора одного из предприятий Шарифа Каримова, опубликованное в местной газете. Верноподданный гражданин посоветовал Национальному банку Таджикистана выпустить банкноту достоинством 1000 сомони (что эквивалентно 8 тысячам рублей) с портретом президента. «Это было бы хорошим делом, поскольку справедливый и умный глава является подарком аллаха для нации», — пояснил Каримов.

Ещё дальше пошёл экс-министр мелиорации и водного хозяйства Хикматулло Насриддинов. По его словам, строящейся в республике Рогунской ГЭС необходимо присвоить имя Эмомали Рахмона. Также бывший чиновник считает президента достойным Нобелевской премии мира. Как заявил Насриддинов, Рахмон возглавил страну в тяжелейшее время гражданской войны и сумел сохранить таджикскую государственность.

Подобные идеи можно было бы считать лишь звонким сотрясением воздуха с целью привлечь к своей персоне доброжелательное внимание власть имущих, если бы они не воплощались в жизнь. Тот же Хикматулло Насриддинов неоднократно призывал объявить Рахмона пожизненным президентом Таджикистана, и его пожелание фактически исполнено. По результатам прошедшего в мае этого года референдума президенту дана возможность баллотироваться сколь угодно раз.

Так что ставить точку в прогрессирующем культе главы государства рано. Будучи неспособным укреплять свою легитимность с помощью социально-экономических достижений, руководство Таджикистана пошло по скользкому пути усиления единоличной власти.

Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика > gazeta-pravda.ru, 18 января 2017 > № 2051266


США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 18 января 2017 > № 2049237

Президент завышенных ожиданий

«Газета.Ru» подводит итоги президентства Барака Обамы

Дарья Зорилэ, Александр Братерский

20 января Барак Обама покинет свой пост и передаст полномочия Дональду Трампу. Белый дом первый в истории США президент-афроамериканец покидает с достаточно высоким рейтингом одобрения — в 58%, для сравнения — его предшественник Джордж Буш, которого считают худшим президентом в истории США, покинул свой пост с рейтингом в 40% . Анализируя победы и провалы президентства Обамы, эксперты называют его президентом «завышенных ожиданий».

В Белый дом Барак Обама пришел с желанием наладить отношения с Россией, которые под конец правления его предшественника Джорджа Буша-младшего скатились на рекордно низкий уровень. Советник Обамы, будущий посол США в России Майкл Макфол, для улучшения отношений разработал идею «перезагрузки», которая должна была помочь избавиться от багажа прошлого.

Новым отношениям способствовало и то, что должность президента в России занял Дмитрий Медведев, риторика которого в первые годы правления была весьма дружелюбной по отношению к США.

Оба лидера быстро нашли общий язык, однако, несмотря на определенные улучшения, «перезагрузка» быстро превратилась в «перегрузку», как было ошибочно написано на знаменитой кнопке, подаренной госсекретарем Хиллари Клинтон своему коллеге Сергею Лаврову.

Заместитель директора Центра европейских и международных исследований ВШЭ Дмитрий Суслов считает, что такие перемены в отношениях двух стран связаны с изначально невыполнимой задачей, которую ставил перед собой Обама, ведь он планировал не только закончить ненужную войну Буша в Ираке, но и укрепить мировое лидерство США в условиях многополярности, что сделать объективно невозможно.

«Обама думал, что, возможно, Америке нужно лишь изменить стилистику поведения, и это поможет ему укрепить влияние на мировой арене. Однако все его дальнейшие шаги были связаны с невыполнимыми задачами, и именно поэтому он постоянно корректировал свой курс, так как другие страны отрицали и не принимали единоличного лидерства, и ни Россия, ни Китай с таким бы не согласились», — комментирует эксперт.

Собеседник «Газеты.Ru» утверждает, что именно с этими провалами и связаны циклы российско-американских отношений. Так, в 2010 году был пик отношений между двумя странами с 1990-х годов.

Но при Обаме был и сильнейший упадок взаимоотношений. Эксперт считает этот дипломатический кризис более глубоким, чем в 1999 и 2008 годах. И связано это с глубоким разочарованием администрации Обамы в действиях России.

Резкое ухудшение было связано с событиями на Украине, в которые вмешались как Москва, так и Вашингтон. Несмотря на то что сами США практически отторгли Косово у Сербии, они не могли смириться с действиями России в Крыму.

Президент Института стратегических оценок Александр Коновалов считает, что подобная ситуация вполне естественна и американскую политику можно назвать реактивной. «США были не согласны с аннексией Крыма и войной на востоке Украины, которая, как считается, была развязана не без нашего участия. Никто не ожидал таких быстрых действий от России. Именно это и привело к санкциям, что показывает самый низкий уровень взаимоотношений двух стран», — комментирует эксперт.

Конфликты на Ближнем Востоке

Говоря о внешней политике, самым главным ее моментом можно назвать стремление Обамы прекратить иракскую войну. Когда Обама впервые баллотировался в президенты США в 2008 году, он называл войну в Ираке «ошибкой администрации Буша» и обещал вынести постановление о ее прекращении, как только заступит на пост. Однако в дальнейшем процесс затянулся, и войска из Ирака были выведены лишь через 18 месяцев.

Александр Коновалов считает, что именно это предвыборное обещание Обаме удалось выполнить. «Безусловно, в Ираке до сих пор остаются американские войска, но их уже намного меньше, большая часть выведена, да и та часть, что до сих пор находится в Ираке, не задействована ни в каких крупных операциях», — пояснил он в беседе с «Газетой.Ru».

По словам Дмитрия Суслова, Барак Обама всегда критиковал администрацию Буша за войну в Ираке и считал, что насильное установление демократического режима в Ираке и Афганистане будет невозможно. Однако «арабская весна» сыграла против политической линии Обамы, дезориентировав его.

«Именно она послужила тому, что администрация Обамы, так же как и администрация Буша, начала вести идеологизированную внешнюю политику, однако если политика Буша была ответственная, то есть после свержения диктаторского режима задачей Буша было создание нового государства, то политика Обамы не была таковой: он просто свергал прежний режим, и все.

И ИГ (организация «Исламское государство», запрещена в России), пользуясь этим, занимала эти территории. И этот фактор в политике Обамы, безусловно, можно назвать негативным, так как он провоцировал хаос после смены политического режима, и с такой проблемой сейчас сталкиваются и Ливия, и Сирия, и Ирак», — комментирует эксперт.

Сам Обама уже на закате своего президентства назовет Ливию «тяжелой ошибкой». В 2011 году, ведомый своими европейскими союзниками, президент США начал военную интервенцию в Ливию. Свержение одиозного диктатора Муаммара Каддафи, никак не угрожавшего США, привело к хаосу и практически распаду этой страны. По иронии судьбы Обама уже был лауреатом Нобелевской премии мира, которую он получил «авансом» на заре своего президентства.

Как отмечает ведущий эксперт Gulf State Analytics Теодор Карасик, политика Обамы на Ближнем Востоке нанесла определенный урон своим союзникам среди стран Персидского залива и, в частности, Саудовской Аравии: «Страны Залива видят, что Иран еще больше усилился и сейчас активно давит на Саудовскую Аравию, поддерживая хуситов в конфликте в Йемене». Кроме того, эксперт отметил, что конгресс США принял законодательный акт, который позволяет гражданам США подавать в суд на правительство Саудовской Аравии за участие ее граждан в событиях 11 сентября 2001 года.

В Египте администрация Обамы также отказалась от поддержки своего союзника Хосни Мубарака и поставила на радикальную организацию «Братья-мусульмане». По мнению Карасика, Обама видел в ней «альтернативную форму власти, способную изменить Ближний Восток», но результатом стал хаос.

Единственным позитивным моментом ближневосточной политики Обамы можно считать успешное подписание ядерного соглашения с Ираном. Однако кроме США в нем участвовали Россия, Германия, Франция, Великобритания и Китай.

Как отмечает Дмитрий Суслов, несмотря на то, что этот момент является положительным в отношениях двух стран, администрация Трампа может дать обратный ход этому соглашению. Известно, что избранный президент США неоднократно выражал недовольство этим документом.

Восстановление отношений с Кубой

Восстановление дипломатических отношений с Кубой можно назвать главным положительным внешнеполитическим итогом президентства Обамы. Александр Коновалов из Института стратегических оценок называет этот момент историческим.

Правда, несмотря на то, что обе стороны вновь спустя несколько десятков лет открыли посольства, а Обама совершил свой исторический визит на остров, торговое эмбарго США еще не снято. Для этого нужно получить согласие конгресса, что будет сложно.

И хотя действия администрации Обамы привели к значительному улучшению отношений, это привело к поляризации между демократами и республиканцами внутри США, что является сильным минусом, считает американист Суслов.

Социальная политика

Главным достижением во внутренней политике Обамы можно назвать его реформу здравоохранения — Obamacare. Она стала своего рода вехой в развитии американского общества.

Впервые в США страховка и медицинская помощь стали доступны всем гражданам. Более 20 млн американцев получили полисы обязательного медицинского страхования.

Реформа, которую противники Обамы из числа правых республиканцев называли «социалистической», действительно помогла многим жителям страны, которые не имеют значительных средств.

Трамп выступает против этой реформы и грозился заменить ее новой «страховкой для всех». По словам Александра Коновалова, эта реформа вызвала сильный резонанс в сенате, так как республиканцы считают ее слишком дорогой. «Скорее всего, новый президент будет перестраивать ее, но отменить ее полностью будет уже невозможно», — рассказал эксперт «Газете.Ru».

Суслов, в свою очередь, также считает, что Obamacare привела к большей поляризации между республиканцами и демократами, а также между людьми с консервативными и прогрессивными взглядами.

«Реформа, безусловно, заложила бомбу к дальнейшим действиям Обамы.

Республиканцы стали торпедировать дальнейшие движения Обамы. Это был очень важный шаг и очень необходимый американскому обществу, но он привел к негативным последствиям», — поясняет Суслов.

Еще одним важным аспектом во внутренней политике, который претерпел сильные изменения во время президентства Обамы, стали его действия в отношении расовой и половой дискриминации. Так, например, администрацией Обамы было принято решение об отмене закона времен Клинтона «Не говори — не спрашивай», согласно которому люди с нетрадиционной ориентацией не могли служить в вооруженных силах США, если не скрывали своей ориентации, а также запрещал командованию и сослуживцам спрашивать о ней.

Однако, отмечает Дмитрий Суслов, такой прогресс обернулся усилением консервативных идей, а в некоторой степени даже расистских настроений.

Сам факт того, что к власти в США впервые пришел чернокожий президент, стал историческим, так как до этого долгое время афроамериканцы даже не могли ездить в общественном транспорте вместе с белым населением Америки.

Восстановление после кризиса

Главным успехом внутренней политики можно считать преодоление администрацией Обамы экономического кризиса, считает Дмитрий Суслов: «Он пришел в 2009 году на апогее финансового кризиса, и в очень короткие сроки ему удалось уменьшить безработицу и сократить дефицит государственного бюджета».

За время президентства Обамы в США было создано 14 млн рабочих мест, а уровень безработицы снизился.

Именно по этой причине, считает эксперт Российского совета по международным делам Максим Сучков, Обама уходит с государственной службы со столь высоким рейтингом. «В целом из 12 президентов, правивших Америкой после Второй мировой войны, Обама на восьмом месте по показателю экономического влияния Америки», — комментирует эксперт.

В сухом остатке

Подводя итоги президентства Обамы, Суслов отмечает, что его правление было очень противоречивым. «Главная проблема — это завышенные ожидания.

В 2008 году все пребывали в эйфории во время предвыборной кампании и по итогам выборов. Однако, как оказалось в дальнейшем, обещания Обамы фундаментально изменить внутриполитическую, экономическую и внешнюю политику объективно реализовать почти невозможно.

Безусловно, Обама совершил важные шаги, но увеличил раскол американской политической системы. И усилил сопротивление со стороны консерваторов и в некоторой степени расистские настроения, что и явилось одним из факторов победы Трампа», — комментирует эксперт.

Такое мнение разделяет и эксперт РСМД Максим Сучков: «Избрание Трампа является наиболее ярким свидетельством разочарований рядовых американцев инициативами Обамы и тем, какой психологический эффект они оказывали на восприятие гражданами «своей Америки», которую, как им кажется, они утрачивают. Во внешней же политике просчеты администрации еще долго будут сотрясать международные отношения: «арабская весна», крушение государственности в Ливии и Сирии; усиление ИГ; Украина и кризис в отношениях с Россией; расстройство связей с традиционными союзниками США, такими как Израиль и Турция».

США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 18 января 2017 > № 2049237


Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 18 января 2017 > № 2046745

У петербургских депутатов наконец-то нашелся стоящий повод для выяснения отношений. Передача Исаакиевского собора в ведение РПЦ довела парламентариев до потасовки прямо во время пленарного заседания.

Ситуация с Исаакиевским собором будоражит Петербург не первый день. Либералы возмущены, провластные деятели картинно ликуют. Но во всей этой сутолоке мнений городской парламент не играет абсолютно никакой роли. Собор принадлежит городу, и по закону распоряжается им городская администрация, то есть губернатор. Депутаты, по сути, могут лишь пассивно наблюдать за происходящим, не имея возможности повлиять на процесс.

Однако такая роль народных избранников не устроила. Оппозиционеры в лице Бориса Вишневского, Алексея Ковалева и Максима Резника принялись поднимать протест. Митинги, возмущенные комментарии, угроза судами. Депутаты снова вспоминают об истории с «Охта-центром», когда власти под напором общественности отступились от задуманного. Но о ней же они вспоминали и перед тем, как мост в Петербурге назвали в честь Ахмата Кадырова. И перед тем, как Смольный в очередной раз увеличил смету «Зенит-Арены». Давно уже была та история, и времена сейчас другие.

В «Единой России» тоже не захотели оставаться в стороне. Сначала пресс-служба партии завалила СМИ ворохом релизов, повествующих о том, как депутаты рьяно поддерживают передачу Исаакия церкви. Под напором подобострастия высказались даже те, кто ни разу еще не проронил ни слова с трибуны. Однако этой горячей и единодушной поддержки оказалось мало. К первому в новом году заседанию парламента единороссы и представители ЛДПР подготовили обращение к министру культуры Владимиру Мединскому с просьбой «оказать содействие в скорейшем завершении процесса передачи Исаакиевского собора в безвозмездное пользование РПЦ». Похоже, в желании прогнуться провластные парламентарии решили идти до победного конца.

По иронии судьбы, прямо перед рассмотрением обращения к Мединскому парламентское большинство отклонило запрос к губернатору от оппозиционеров. Те хотели спросить, почему еще в 2015 году Смольный был против передачи Исаакия в ведение церкви, ссылаясь на успешную работу собора в статусе музея, а теперь точка зрения диаметрально поменялась. Понятно, что запрос был чисто имиджевым, ведь решения такого уровня на самом деле принимает даже не губернатор. Это вопрос из сферы взаимоотношений патриарха и президента, а петербургские чиновники (даже уровня главы города) выступают послушными пешками в игре. Сказали, что нужно поменять позицию, он и поменял.

Узнав об обращении к Мединскому, оппозиционеры, в свою очередь, выступили с гневными речами. Один за одним приводя доводы против передачи собора. Но и единороссы не стали молчать — упомянули сомнительные финансовые отчеты, слишком большую зарплату директора музея «Исаакиевский собор» Николая Бурова и якобы огромные очереди в кассы вкупе с завышенными ценами на билеты.

При этом в обращении к Мединскому передачу памятника архитектуры церкви назвали «знаменательным событием, которое поддержали миллионы россиян». Также там отмечалось, что «ежегодно тысячи прихожан участвуют в божественных литургиях в Исаакиевском соборе». Сотрудники музея подобную статистику опровергают, но ссылок на конкретные источники своей информации депутаты не делали.

Заключительное слово взял спикер ЗакСа Вячеслав Макаров. Больше всего его возмутило, что оппозиционеры пригрозили властям эскалацией конфликта. «Здесь, как в деревенских драках, не мы первые начали провоцировать и призывать», — нашел оправдание для своей резкой реакции Макаров. Спикер заявил, что в Исаакии после передачи в ведение церкви «все будет бесплатным» для всех. И после пассажа о том, что церковь объединила Россию, а вопрос передачи собора имеет символическое значение, объявил голосование по вопросу.

В первом чтении за проект обращения к министру проголосовали 42 из 50 депутатов. После спикер сразу предложил принять документ в целом. Времени на положенные регламентом поправки (в таких случаях берутся формальные пять секунд) выделено не было. Эта ситуация возмутила «яблочника» Михаила Амосова.

«Поправки, Вячеслав Серафимович! Это безобразие! Почему вы не дали времени? Нарушают права депутатов!» — начал без перерыва выкрикивать оппозиционер.

Известный своей военной выучкой спикер почему-то предпочел игнорировать коллегу и не пресек конфликт на корню. Заседание продолжилось, но Амосов все еще возмущался. Он встал с кресла, вышел на середину зала и попытался обратиться к коллегам, перекрикивая микрофон. Первым с просьбой «успокоиться» к оппозиционеру подошел единоросс Андрей Анохин. Через минуту «яблочник» оказался в кольце идеологических врагов. Его окружили единороссы Анатолий Дроздов, Денис Четырбок, Александр Тетердинко, Юрий Бочков, Сергей Купченко и Константин Чебыкин.

Внезапно на радикальный шаг решился Бочков. Он схватил Амосова за руку и потянул к выходу из зала. Оппозиционер вырвался. Тут терпение спикера наконец-то лопнуло, и он начал кричать в микрофон: «Все присели! Присели все!»

Депутаты понуро разошлись по местам. А журналисты начали строчить новости про «стычку», «потасовку» и даже «драку» парламентариев.

Между тем последнее подобие драки в парламенте Петербурга произошло еще в 2006 году. Тогда в ЗакС удалось проникнуть кучке нацболов, одного из которых тогда депутат Вадим Лопатников, по сведениям СМИ, «уложил лицом в пол». Еще раньше, в 1999 году, повздорили Сергей Никешин и Анатолий Кривенченко. В борьбе за штепсель, отключающий систему голосования, Никешин не только оттолкнул своего коллегу, но и ударил того между ног. В этот же раз до руко- и ного-прикладства не дошло. После заседания Амосов и Макаров мирно смеялись.

Спикер заявил, что самолично «взял на поправки пять секунд» (возможно, в уме). Более того, в его понимании случившееся было «конструктивной дискуссией». «Главное — чтобы не переходили на личности. Это нормальная рабочая ситуация. Но в связи с тем, что градус напряжения зашкаливал, было несколько громче, чем всегда», — пояснил Макаров.

Амосов тоже предпочел дистанцироваться от ситуации. «Была попытка ограничить дискуссию, и это удалось. Но жаловаться я никуда не буду. Мы поговорили с Макаровым, и я объяснил ему, что он не прав», — отметил «яблочник». При этом Амосов особо указал на то, что лично не поднял руку ни на кого из оппонентов. Иначе бы тем не поздоровилось. С грустью вспомнилось время, когда в ЗакСе заседал Григорий Явлинский, в юношеские времена бывший чемпионом по боксу. Он бы тоже мог дать единороссам достойный отпор.

Но письмо Мединскому, как и последующий конфликт, в итоге оказались бессмысленными. В Минкульте поспешили сообщить, что никак не влияют на процесс и сроки передачи Исаакия РПЦ, поскольку собор входит в состав музея, а последний является учреждением культуры Петербурга. «Решение вопроса о возможности и условиях передачи РПЦ указанных памятников архитектуры находится в ведении органов власти города», — отметили в министерстве.

Софья Мохова

Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 18 января 2017 > № 2046745


Ливия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > fondsk.ru, 18 января 2017 > № 2045711

Ливийский маршал на борту авианосца «Адмирал Кузнецов»

Александр КУЗНЕЦОВ

Как сообщал департамент информации Минобороны России, 12 января командующий Ливийской национальной армией маршал Халифа Белкасим Хафтар посетил российский авианосец «Адмирал Кузнецов», проходивший около берегов Киренаики (восточной Ливии). Хафтара приветствовали старший в походе вице-адмирал Виктор Соколов, командование и экипаж корабля, после чего состоялась видеоконференция ливийского военачальника с министром обороны Сергеем Шойгу, «в ходе которой были обсуждены актуальные вопросы борьбы с международными террористическими группировками на Ближнем Востоке». В завершение Хафтару была передана «партия медицинских препаратов первой необходимости для ливийских военнослужащих и мирного населения».

Информация о посещении 74-летним ливийским маршалом российского авианосца не осталась незамеченной на Западе. Так, министр иностранных дел Мальты Джордж Велла заявил, что поддержка Москвой Хафтара может быть «разрушительной» - спровоцировать гражданскую войну и поток беженцев в сторону Европы. Комментируя подобные заявления, необходимо подчеркнуть, что гражданская война в Ливии идёт шестой год. Всё, что можно там было разрушить, Запад, инспирировавший свержение Муаммара Каддафи, уже разрушил. Жертвами ливийской войны стали более 50 тысяч человек. Хаос и анархия в стране спровоцировали исход многих ливийцев. В одном Тунисе сейчас проживает более миллиона беженцев из Ливии. Ливийцы вообще очень патриотичные люди. В бедуинских традициях любить свой дом, поэтому появление большого количества эмигрантов из Ливии – показатель крайнего неблагополучия в стране. Те, кто могли и хотели покинуть Ливию, уже сделали это. Объединение же страны под властью сильного лидера привело бы не к дальнейшему исходу населения, а к возвращению тех, кто бежал от разбоя вооружённых группировок.

В 1981-1987 годах полковник Халифа Хафтар, получивший военное образование в СССР, командовал ливийским военным контингентом в Чаде. В 1987 году сдался в плен чадским и французским военным. Позднее попросил политического убежища в США. Так что для Запада этот человек не является неизвестным. В войне с правительством Каддафи в 2011 году участия не принимал и вернулся в Ливию после ее окончания.

Впервые имя Хафтара громко прозвучало в ливийской политике в апреле 2014 года. Это совпало с фактическим расколом страны. В Киренаике в это время утвердился новый законно избранный ливийский парламент – Палата представителей, заседающая в Тобруке. В то же время исламисты, захватившие контроль над страной после свержения Каддафи, отказались признавать результаты выборов и создали в Триполи при поддержке Катара альтернативный парламент и правительство – Всеобщий народный конгресс (ВНК). Затем при посредничестве ООН в апреле 2016 года в Триполи было сформировано Правительство национального единства (ПНЕ) во главе с бизнесменом Фаезом Сараджем, но оно никого не контролирует и не в силах справиться с террором джихадистских группировок в Триполитании (западной Ливии).

Халифа Хафтар, получивший в тобрукском правительстве пост министра обороны, создал Ливийскую национальную армию (ЛНА) и приступил к собиранию ливийских территорий. В 2015 году он успешно выбил радикальных исламистов из второго по величине города страны Бенгази, а в 2016 году продолжил победоносный марш на запад. 16 сентября прошлого года его войска освободили порты и терминалы «нефтяного полумесяца»: Рас Лануф, Сидру, Зуэйтину и Брегу. Эти порты долгое время находились под контролем «нефтяной гвардии» Ибрагима Джадрана, а доходы от нефти получало не ливийское государство, а племенные ополчения. 16 декабря 2016 года маршал заявил о том, что его войска обязаны занять Триполи для того, чтобы прекратить «издевательства над ливийцами и покушения на их жизнь и достоинство». Заявление было сделано после того, как была обнародована видеозапись изнасилования ливийской женщины боевиками-джихадистами в Триполи. В комментарии указывалось, что подобные бесчинства стали в ливийской столице массовым явлением.

В 2016 году маршал Хафтар дважды побывал в Москве; в июне он встречался с секретарем Совета безопасности РФ Николаем Патрушевым и министром обороны Сергеем Шойгу, в ноябре - с Шойгу и министром иностранных дел Сергеем Лавровым. По сообщениям СМИ, в Москве Хафтар вёл переговоры о поставках вооружений правительству в Тобруке. Российская сторона пока не дала окончательного ответа, учитывая, в частности, что спецпредставитель ООН по ливийскому урегулированию М.Коблер крайне негативно реагирует на любые попытки признания правительства Халифы Хафтара и Акиллы Салеха (председателя парламента в Тобруке). М.Коблер делает ставку исключительно на ПНЕ Ф.Сараджа. Последнее, правда, неспособно навести порядок даже в столице. Об этом свидетельствуют как криминогенная обстановка в Триполи, так и волна боёв, прокатившихся в городе в первую половину декабря. В вооружённых стычках участвовали сторонники ПНЕ, боевики лидера ливийских «Братьев-мусульман» Халифы Гвейли и отряды бывшего лидера местной «Аль-Каиды» Абдельхакима Бельхаджа (Бельхадж - один из богатейших бизнесменов Ливии, прикарманивший крупнейший аэропорт и не собирающийся с ним расставаться).

Посещение маршалом Хафтаром российского авианосца стало для правительства в Тобруке важным положительным сигналом. Халифа Хафтар продемонстрировал своим противникам - исламистам из Всеобщего национального конгресса (ВНК) в Триполи и представителям могущественного клана Мисураты уровень своей международной поддержки. Москва же обозначила своё влияние на ситуацию в Ливии и свои приоритеты. Ни одна из стран НАТО, действующих в Ливии, таким влиянием не располагает. Французские и итальянские корабли, которые находятся у берегов Ливии, участвуя в операции по противодействию незаконной миграции, в ливийские территориальные воды входить не рискуют.

Объединительные усилия Х.Хафтара в Ливии поддерживает не только Россия. Серьёзную помощь маршалу оказывает соседний Египет, заинтересованный в обеспечении безопасности своих западных рубежей. Известно, например, что до недавнего времени самолёты ВВС Хафтара пилотировались египетскими лётчиками. Финансируют египетскую военную помощь правительству в Тобруке Объединенные Арабские Эмираты. Положительно к усилиям Халифы Хафтара относится в последнее время и Франция, обеспокоенная проникновением ливийских террористов и оружия из разграбленных арсеналов Каддафи в бывшие французские колонии в Западной Африке.

Гражданская война в Ливии обескровила эту в прошлом богатую страну. Ливийцы, когда-то гордившиеся своим патриотизмом и домоседством, стали народом диаспоры. Крайне негативно сказался ливийский конфликт и на соседних африканских странах. Достаточно вспомнить события 2012 года в Мали, связанные с мятежом туарегов, чем тотчас же воспользовались местные исламисты. Поэтому усилия по объединению страны можно только приветствовать, но одному, даже сильному лидеру, выполнить эту задачу не под силу, учитывая племенной характер ливийского общества. Для оздоровления обстановки в Ливии необходимо согласие основных племён и кланов, примирение бывших сторонников Каддафи и их противников. Некоторую надежду внушает освобождение в июле прошлого года из ливийской тюрьмы Сейф аль-Ислама Каддафи, рассматриваемое некоторыми знатоками ливийской жизни как возможность прорыва в межплеменном примирении.

Ливия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > fondsk.ru, 18 января 2017 > № 2045711


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 18 января 2017 > № 2045600

Президент Ирана выступил на своей 9-ой пресс-конференции в Тегеране

Президент Ирана, на своей 9-ой пресс-конференции в Тегеране, начал свое выступление с поминовения аятоллы Хашеми Рафсанджани, умершего недавно. Он призвал, чтобы страна использовала его наследие в политической и общественной жизни, сообщает информагентство Mehr News.

Роухани предложил, что народ, в целом, должен предпочитать умеренность и рациональный путь для решения насущных проблем страны. Он поблагодарил народ за доверие правительству, благодаря чему удалось добиться успехов во многих областях. Роухани отметил, что стране "предстоит пройти долгий путь", чтобы добиться еще больших достижений.

Президент Ирана отметил, что экономический рост на 6,4 % был почти беспрецедентным на Ближнем Востоке и в мире, когда многие страны пострадали от экономического спада. Он также посчитал большим организационным успехом, создание более 700 000 рабочих мест в последние годы. Тем не менее, безработица по-прежнему является большой проблемой, признал Роухани.

Президент Ирана отметил важность заключения соглашения по ядерной программе Ирана с мировыми державами, которое привело к отмене санкций и принесло явную пользу для укрепления экономики страны и увеличения авторитета государства в мире. Он отметил, что благодаря отмене санкций "нефть и газ, транспорт и страхование больше не страдают от санкций. При этом он не оставил без внимания то, что в банковской сфере, страна по-прежнему сталкивается с ограничениями. Это в первую очередь, связано с враждебной деятельностью США, которые саботируют достигнутые соглашения.

Роухани заявил, что Иран будет приветствовать позитивную работу с Саудовской Аравией, чтобы добиться большей стабильности на Ближнем Востоке, и что Иран не собирается менять режим в этой стране.

Он вновь подчеркнул, что Иран является приверженцем мирного урегулирования сирийского вопроса, и заверил, что Исламская Республика не оставит в беде сирийский народ.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 18 января 2017 > № 2045600


Иран. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 18 января 2017 > № 2045599

Саудовская Аравия провозгласила свою ближайшую доктрину в отношениях с Ираном

Министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель Аль-Джубейр заявил в понедельник, что отношения королевства с Ираном являются "напряженными" на данный момент, но при этом отметил, что "было бы замечательно, чтобы жить в мире и согласии с Ираном", сообщает Tehran Times.

Отношения между Ираном и Саудовской Аравии приобрели наибольшую напряженность после того, как тысячи людей, многие из которых оказались иранцами, погибли в давке в 2015 году во время ритуалов хаджа, когда две большие массы паломников собрались на перекрестке во время символической церемонии забрасывания камнями столбов Джамарат, символизирующих сатану (шайтана).

После этого инцидента власти Ирана обвинили Саудовскую Аравию в некомпетентности в управлении ритуалами хаджа, и обратились к мусульманскому миру, привлечь Эр-Рияд к ответственности за трагедию.

Связи между двумя странами также ухудшились, после того как Саудовская Аравия казнила шиитского священнослужителя год назад. Казнь настолько разозлила некоторых иранских граждан, что они взяли штурмом посольство Саудовской Аравии в Тегеране. Таким образом, иранские паломники не участвовали в последних ритуалах хаджа, когда Саудовская Аравия отказалась гарантировать их безопасность.

Аль-Джубейр выразил оптимизм по поводу позиции будущей американской администрации в отношении Ирана, заявив, что Эр-Рияд и Вашингтон считают, что влияние Ирана в регионе должно "сдерживаться". Он обвинил Иран в дестабилизации региона и описал региональную политику Исламской Республики, как "агрессивную" и "враждебную".

После осуществления ядерной сделки, которая привела к отмене санкций против Ирана в обмен на некоторые ограничения по ядерной программе страны, Саудовская Аравия, как говорят некоторые аналитики, выразила опасения, что она может потерять одного из своих ближайших западных союзников – США.

В течение срока правления Обамы, Вашингтон был нацелен на достижение ядерной сделки с Ираном, а также на ограничение роли США на Ближнем Востоке, что подвергалось критике со стороны Саудовской Аравии.

Аль-Джубейр подчеркнул, что Саудовская Аравия несомненно и абсолютно будет поддерживать мнение администрации Трампа, когда оно сформируется, в частности, будет поддерживать восстановление роли Америки в мире, победу над ИГИЛ, и будет способствовать сдерживанию роли Ирана в регионе. Он также призвал нового президента США Дональда Трампа играть более активную роль в регионе и занимать более агрессивную позицию в отношении Ирана.

Иран. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 18 января 2017 > № 2045599


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 января 2017 > № 2042137

Кандидат на должность постоянного представителя США при ООН Никки Хейли считает, что американскую политику в отношении России нужно выстраивать с осторожностью.

"Россия играет мускулами – это то, что она делает. И, полагаю, мы должны быть осторожны. Не думаю, что мы можем им доверять", — заявила Хейли на слушаниях в сенате, где обсуждается ее кандидатура на должность постпреда.

По ее словам, США должны посмотреть, что могут получить от России, прежде чем что-то ей дать.

Отвечая на вопросы сенаторов, она заявила, что считает "аннексию Крыма Россией" нарушением международных норм, а также согласилась с мнением, что Москва совершает преступления, подвергая "беспорядочным бомбардировкам мирное население Алеппо".

Вместе с тем она признала, что что Вашингтон и Москва находятся на одной стороне в борьбе с террористической группировкой "Исламское государство" (запрещена в России).

Также кандидат в поспреды рассказала, что администрация избранного президента Дональда Трампа намерена составить план политики в отношении России и пообещала давать ответы на "попытки вмешательства в выборы" со стороны других стран.

Хейли может сменить на посту постпреда США при ООН Саманту Пауэр, которая известна жесткой антироссийской позицией. Ранее Хейли занимала пост губернатора штата Южная Каролина.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 января 2017 > № 2042137


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter