Всего новостей: 1965057, выбрано 22753 за 0.075 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Великобритания > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > bbc.com, 19 января 2017 > № 2041741

Блог Яны Литвиновой. Мама с ребенком против инвалида-колясочника: кто кого?

Яна Литвинова

Русская служба Би-би-си

Для того чтобы вы поняли суть проблемы, попробую объяснить, как устроены лондонские автобусы. Это исключительно на тот случай, если вы в Британии не бывали и нашим общественным транспортом не пользовались.

Автобусы у нас бывают нескольких типов: двухэтажные, о которых знают все, одноэтажные с двумя дверями, одноэтажные с одной дверью и совсем небольшие, вроде чуть увеличенных маршруток.

Во всех, кроме последних, на первом (иногда единственном) этаже, в самой середине, напротив второй двери (если она есть) выделено место, куда можно запихнуть две небольших детских коляски, или одну большую детскую коляску, или одно инвалидное кресло.

И, как вы понимаете, если свято место оказывается занятым, то другим коляскам, хоть детским, хоть инвалидным, места уже не будет

Все началось в 2012 году, когда инвалид-колясочник по имени Даг Пулли захотел въехать в автобус. Беда в том, что место уже было занято мамой с коляской, которая отказалась его освободить.

Дело в том, что в коляске спал младенец, и мама на призыв водителя возразила, что деваться ей некуда, потому как коляска у нее не складывается.

Обиженный Даг решил, что водитель должен был настоять на том, чтобы женщина подвинулась, поскольку на автобусах этой конкретной компании висит призыв: "Уступите место инвалидам-колясочникам".

Классическая ситуация, как в басне Крылова про кота и повара: "Чтоб там речей не тратить по-пустому, где нужно власть употребить".

Вердикт суров, но он вердикт

Даг подал в суд.

И вот, спустя пять лет, суд постановил, что водителям автобусов надо делать больше для того, чтобы другие пассажиры, будь они хоть мамами с маленькими детьми, уступали место инвалидам.

Хотя до того, чтобы юридически гарантированно отдать предпочтение коляскам с инвалидами против колясок с детьми, суд все-таки не дошел. Теперь водителям предписывается посильнее "давить" на тех, кто занимает место колясочников. Во-первых, к ним можно обращаться суровее, и не в форме просьбы, а в форме приказа. Во-вторых, водитель может отказаться трогаться с места несколько минут до тех пор, пока нужное место не освободится. Короче, убеждать и стыдить.

Но если при этом мама с младенцем окажется особенно толстокожей, то ничего не выйдет: по закону водитель все равно обязан трогаться с места и не имеет права вызвать полицию или, боже сохрани, применить к упрямой гражданке физическое воздействие.

Святое материнство

Не подумайте, пожалуйста, что я имею что-то против матерей с колясками. Сама я в этот период общественным транспортом не пользовалась вообще, потому что коляску с ДВУМЯ детьми впихнуть в автобус не представляется возможным. Говорят, что кому-то это удавалось, но я не такая упертая.

Но, и да простят меня разумные матери, есть и такие, которые воспринимают свою успешно выполненную репродуктивную функцию как гарантию уступок и послаблений со стороны общества.

Число раз, когда коляски с мирно спящими или, наоборот, орущими младенцами проезжали у меня по ногам, не поддается счету. При этом в большинстве случаев на меня еще и порыкивали, что я, мол, стою так, что порядочным людям с колясками не проехать.

Вопящие крошки вызывают у меня (каюсь) чувство глубокого раздражения, и я каждый раз мысленно советую мамочке либо достать своего отпрыска из коляски, либо снять с него второй комбинезон, потому что в транспорте и так жарко, либо сделать все что угодно, чтобы выключить эту аудио-атаку. Вслух я это, правда, не произношу: во-первых, потому что труслива, а во-вторых, потому что, если мамаша такая, то мне ее за одну поездку все равно не исправить.

Кто кого

Я абсолютно и совершенно гарантирую, что если такой маме, которая успешно преодолела узкий проход в автобусе и многочисленные ноги и бока других пассажиров, чтобы впихнуть коляску на вожделенное место, сказать, что она это место должна освободить, - мало не покажется никому.

Я прямо-таки вижу эту картину: инвалид-колясочник хочет въехать в автобус. Шофер видит, что на нужном месте уже обосновалась мама с коляской. Сначала он ее просит, вежливо, сложить коляску, взять младенца на руки и место освободить.

Мама упрямо трясет головой и говорит, что коляска не складывается, она уже оплатила свой проезд и, мол, никуда не денется.

Водитель подпускает в голос суровости и грозно требует, чтобы место все равно освободилось, потому что у колясочников приоритет.

Мама упрямо отворачивается к окну, делая вид, что ее это все не касается.

Бедный инвалид продолжает ждать у открытой двери, а водитель отказывается трогаться с места.

Все остальные пассажиры в автобусе, как правило, тоже хотят куда-то ехать. Причем ехать поскорее. Скандал вокруг колясок им довольно быстро надоедает. Половина автобуса сидит со скорбными лицами и вздыхает, уткнувшись в телефоны. Половина от оставшейся половины начинает подбадривать водителя, оставшаяся четверть делится еще примерно пополам. То есть одна восьмая стыдит мамашу, а вторая восьмая пытается уговорить инвалида подождать следующего автобуса.

Политкорректность, будь она неладна

И тут, как вы понимаете, мы вступаем в область, которая на нелитературном языке называется "полный пердимонокль".

Мы тут приучены относиться ко всем с уважением и без предубеждений, и это, конечно, хорошо и правильно, я не спорю. Но вот, допустим, что упрямая мамаша у нас принадлежит к национальному меньшинству, а человек на коляске - весь в татуировках и вообще скинхед.

И попробуйте в этом случае сделать правильный выбор. Потому что и у мамаши, и у скинхеда есть мощный аргумент в пользу своей важности. Мамаша может сказать, что это - расовая дискриминация, а скинхед - что его обижают по политическим соображениям. Мало того что он на коляске, так и в автобус не пускают.

На месте водителя автобуса я бы в этой ситуации плюнула бы и немедленно пошла подавать заявление об уходе. Благо, общественного транспорта в стране много, и если одна компания вас уволит, то другая непременно возьмет.

Решение суда, конечно, историческое, только вот легче ездить в общественном транспорте от этого не будет.

Яна Литвинова - ведущая видеоновостей Би-би-си.

Великобритания > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > bbc.com, 19 января 2017 > № 2041741


Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 19 января 2017 > № 2041729

Нам не дано предугадать, как "брексит" в жизни отзовется

Яна Литвинова

Ну, свершилось, господа! Теперь мы наконец-то знаем, что уходить из Европы будем по максимально прямому, но одновременно и максимально крутому пути.

Забудьте про "Умный в гору не пойдет": никакого объезда по серпантину - наоборот, самое что ни на есть конкретное скалолазание.

С одной стороны - все понятно, с другой - каждый человек воспринял одно и то же выступление (речь премьер-министра Терезы Мэй) с совершенно разных позиций. То есть у всей британской нации и у половины Европы возник классический когнитивный диссонанс.

Би-би-си старалась, как могла, чтобы не отступить от главного редакционного принципа - беспристрастности. Какие страсти у нас тут кипят в кулуарах, это никого не касается. В конце концов, все мы люди и имеем полное право на собственную точку зрения, но в эфире или, например, на сайте - ни-ни!.. "Реакция на речь Терезы Мэй о "брексите"", - гласил нейтральный заголовок на сайте Британской вещательной корпорации.

При внимательном изучении реакции на речь Мэй становится совершенно ясно, что на каждое заявление премьера существует, как минимум, две совершенно противоположных реакции со стороны "брекситеров" и "еврофилов". Итак, начнем по порядку:

1. Определенность

"Еврофилы": Нам стало несколько понятнее, чего хочет Мэй, но это пока что ее пожелания, с которыми должны согласиться оставшиеся 27 стран-членов ЕС. То есть мы теперь знаем, чего в "брексите" не будет, но по-прежнему крайне слабо понимаем то, что же в нем будет.

"Брекситеры": Тереза Мэй решительно стряхнула с себя прозвище "Тереза - может быть" (по-английски это звучит очень похоже на ее фамилию - Тереза "Мэй-би"). Теперь мы знаем, каким она видит будущее Соединенного Королевства за пределами ЕС.

А где истина? Как всегда - посередине. Да, мы теперь знаем, в каком направлении будут вестись переговоры с Брюсселем. Но вот подробностей у нас нет. Давайте по-честному: никто ведь не садится играть в покер или преферанс с открытыми картами, почему же в переговорах должно быть по-другому?

2. Британия вернет себе контроль над тем, какое законодательство будет действовать в стране

"Еврофилы": "Брексит" приведет к юридическому хаосу. Торговля и иностранные инвестиции окажутся под ударом. После выхода из ЕС нам придется полагаться исключительно на наше собственное законодательство, а оно за годы членства в Евросоюзе серьезно отстало.

"Брекситеры": Ничего принципиального в день выхода Британии из ЕС не изменится. Законы ЕС останутся в силе, и парламент будет их менять по мере необходимости и только после тщательного обсуждения.

А на самом деле? Вообще-то европейские законодатели без дела не сидели, приняв за время членства Британии в ЕС более 18 тыс. всяческих законов. Больше всего, почти 3 тыс., принято в области сельского хозяйства. Перво-наперво британским законодателям надо отменить закон от 1972 года о вступлении в ЕС, а уже дальше разбираться по обстоятельствам. Работа, конечно, большая, но и Рим не в один день строился.

3. Выход из ЕС будет означать, что нам надо еще больше крепить единство между четырьмя частями Соединенного Королевства: Англией, Шотландией, Уэльсом и Северной Ирландией

"Еврофилы"(особенно шотландские): Мы проголосовали за то, чтобы остаться, план Мэй приведет к катастрофе, давайте проведем еще один референдум о независимости.

"Брекситеры": Все правильно. По мере возвращения властных полномочий из Брюсселя обратно в Лондон какие-то из них будут переходить Вестминстеру (общему парламенту страны), а какие-то передаваться местным органам самоуправления. Самое главное, чтобы внутри страны не возникло никаких новых барьеров для свободной торговли и бизнеса.

Останется ли Соединенное Королевство Соединенным? Тереза Мэй пообещала учитывать точку зрения властных структур всех составляющих Соединенного Королевства, однако предупредила, что внешняя политика всегда была и останется прерогативой Вестминстера. Поэтому разговоров будет много, а вот приведут ли они к каким-то референдумам - большой вопрос.

4. Граница между Северной Ирландией и Республикой Ирландия должна оставаться открытой

"Еврофилы": Ничего не получится. Для того чтобы заключить с Республикой Ирландия особое соглашение, понадобится согласие всех остальных 26 стран ЕС, а они его не дадут.

"Брекситеры": Зона свободного передвижения между двумя Ирландиями существовала и до ЕС, будет существовать и после.

И как же жить дальше? Для нормального существования Северной Ирландии требуется свободная зона перемещения между ней и Республикой Ирландия. В конце концов, обе находятся на одном, сравнительно небольшом острове. Вот это и будет основным камнем преткновения.

5. Контроль над иммиграцией

Мы по-прежнему будем привлекать нужные нам таланты, но процесс будет идти по нашим собственным правилам и на пользу исключительно нашим интересам.

"Еврофилы": Стыд и позор! Основное число мигрантов в Британию приезжает вовсе не из стран ЕС, а из стран третьего мира. Закрыв границы с ЕС, вы поставите под угрозу будущее многих молодых людей, которые будут лишены возможности жить и работать в Европе. В эпоху, когда мир стремится к объединению, вы пытаетесь отгородиться границами и контролем.

"Брекситеры": Наконец-то! Мы не отворачиваемся от Европы, мы по-прежнему будем рады туристам и талантливым людям из стран ЕС. Но мы и только мы будем решать, кто нам нужен.

Разумная предосторожность или закукливание? Справедливости ради следует отметить, что невозможно контролировать иммиграцию в целом, если вы не способны контролировать все ее источники. Свободное передвижение людей в зоне общего рынка - главное условие ЕС и главный камень преткновения для половины британского общества. Проблема, однако, в том, что за пределами Британии стали появляться "юридические" компании, которые за соответствующую мзду готовы предоставить клиенту пачку фальшивых документов, которые позволят им проникнуть в Британию. А с этим как бороться?

6. Да, из ЕС мы уйдем, но права трудящихся от этого нисколько не пострадают

"Еврофилы": Многие права, которых трудящиеся добились долгими годами борьбы, больше не будут охраняться европейскими законами и теоретически их можно будет отменить в любой момент.

"Брекситеры": Тереза Мэй и раньше заявляла, что для нее права трудящихся очень важны, поэтому единственное, что надо будет сделать, - это принять те же самые законы, которые были приняты в Брюсселе, британским парламентом, и все будет хорошо.

А хорошо ли будет? Да, Тереза Мэй - как ее неоднократно называли, самый неконсервативный консерватор, и она еще в свою бытность министром внутренних дел неоднократно заявляла о необходимости сохранить права рабочих. Проблема не в том, что она сама попробует их отменить, а в том, что после выхода из ЕС такие вещи, как право на оплачиваемый отпуск или уход за ребенком, можно будет отменить одним единственным голосованием парламента и никакой Европейский суд никому уже не поможет.

Солдат в британской форме шагает с обрыва

7. Торговля с Европой

Мэй высказалась совершенно однозначно: "брексит" и общий рынок несовместимы. Остальные страны ЕС уже высказались, что это возможно только в том случае, если будет соблюдаться основное правило: свободное передвижение товаров, услуг, капитала и ЛЮДЕЙ. Британия на людей никак не согласна. Значит, уходим, плотно прикрыв за собой дверь. Но заключим соглашение с ЕС, чтобы можно было торговать и не заморачиваться слишком большой бюрократией.

"Еврофилы": Вместо того чтобы как-то смягчить падение, Мэй сделала все возможное, чтобы нам было только хуже. Европа не согласится на сепаратное соглашение и будет совершенно права. Наш фунт упадет еще ниже, наше Сити потеряет статус финансовой столицы Европы, и уровень иностранных инвестиций в нашу экономику сойдет практически на нет. Без членства в европейском рынке нам не выжить.

"Брекситеры": Мир не ограничивается Евросоюзом. В конце концов, ЕС экспортирует гораздо больше нам, нежели получает от нас обратно. Хотят ввести тарифы? Да пусть вводят, первыми голос поднимут французские производители сыров и винограда и немецкие производители автомобилей. Свет клином на Европе не сошелся, и мы вас предупреждаем, что лучше мы останемся совсем без соглашения, чем подпишем соглашение себе в убыток.

Так сошелся клин на ЕС или нет? А вот как хотите, так и считайте: дело в том, что до Британии никто ничего подобного не предпринимал. Поэтому с равной долей вероятности возможны оба варианта. Вполне возможно, что Европа уступит давлению своих производителей и не станет делать пакости. Также возможно, что из нас сделают негативный пример - вот, мол, посмотрите, что получается, когда один идет против 27. Во что хотите, в то и верьте.

8. Продолжение сотрудничества в борьбе с преступностью и международным терроризмом

Нам всем хорошо известна опасность, которая исходит из враждебной политики иностранных государств и преступности в Европе. У нас общие ценности и общие интересы, которые мы бы хотели распространить и на остальной мир.

"Еврофилы": Даже в ЕС обмен информацией между службами безопасности разных стран был затруднен, вы представляете, что начнется, если и когда мы из Евросоюза выйдем?

"Брекситеры": Даже в ЕС обмен информацией между службами безопасности разных стран был затруднен. Так что хуже не будет, наоборот - свободные от общеевропейских оков разведагентства будут общаться больше и плодотворнее.

А будут ли? Да кто их, разведчиков, знает, но, скорее всего, будут. Слишком велика и реальна угроза, и слишком высока цена, которую придется заплатить за беспечность.

Дух Маргарет Тэтчер

В свое время Маргарет Тэтчер вошла в историю знаменитой фразой: "Леди не даст собой вертеть" ("Lady is not for turning"). Тереза Мэй явно пошла по следам своей предшественницы, показав широкой публике, что когда она сказала, что "брексит значит брексит", она имела в виду полный и окончательный развод с ЕС, а не половинчатые меры.

С одной стороны, она несколько раз сделала реверанс в сторону Евросоюза, заявив, что переговоры о выходе должны проходить без враждебности, что "мы хотим оставаться лучшими друзьями и соседями с нашими европейскими партнерами".

Более того, премьер несколько раз повторила, что развал ЕС совершенно не входит в британские планы и что и для страны, и для мира в целом было бы лучше, если бы ЕС сохранил свое единство и продолжил процветать.

Однако за улыбками и комплиментами скрывалась и скрытая угроза, так сказать кинжал, аккуратно припрятанный в кружевной корсаж: "В Европе раздаются голоса, которые призывают наказать Британию. Это будет самонанесенное увечье, которое ни к чему хорошему европейские страны не приведет и уж, безусловно, не будет действием друга".

А поэтому чем подписывать соглашение, ущемляющее британские интересы, лучше не подписывать вообще ничего, ну а если вам этого мало, мы можем подумать и о том, чтобы поменять свою экономическую модель и стать чем-то вроде "налоговой гавани", заявила госпожа премьер-министр.

Поле битвы размечено, флажки расставлены, ждем главных участников предстоящих сражений. К сожалению, сама Британия остается такой же разделенной, как и до референдума. И речь Терезы Мэй это не изменила.

Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 19 января 2017 > № 2041729


Тайвань > Внешэкономсвязи, политика > russian.rti.org.tw, 19 января 2017 > № 2041582

Вице-президент КР Чэнь Цзянь-жэнь провел 19 января пресс-конференцию, на которой изложил главные направления проводимой правительством реформы пенсионной системы. Как отметил вице-президент, правительство намерено предпринять шаги для обеспечения большей справедливости в национальной пенсионной системе, а также продления финансовой устойчивости пенсионных фондов. Согласно информации вице-президента, более 600 000 государственных служащих и преподавателей и более 10 миллионов наемных работников будут затронуты новой политикой в этой сфере.

Напомним, что на 22 января намечено проведение в Президентском дворце в Тайбэе Общенациональной конференции по реформе пенсионной системы. Правительством было заранее принято решение о том, что вопросы, касающиеся пенсионного обеспечения военнослужащих, будут рассматриваться отдельно с учетом специфики их профессии.

Среди главных направлений реформы пенсионной системы, на которые вице-президент КР указал на пресс-конференции 19 января, – прекращение либо сокращение таких давно узаконенных для некоторых категорий вышедших на пенсию госслужащих и преподавателей льгот, как доходящие до 90-98% коэффициенты замещения пенсией жалованья и годовые дивиденды со специальных банковских накоплений в размере 18%. Кроме того, правительство намерено поднять возрастную планку начала пенсионных выплат, а также повысить ставки взносов для пополнения пенсионного фонда.

В целях повышения финансовой устойчивости пенсионных фондов правительством будут предприняты шаги, направленные на более эффективное управление соответствующими финансовыми средствами.

Как отметил вице-президент, реформа будет проводиться поэтапно и с соблюдением принципа отсутствия у нововведений обратной силы. Кроме того, грядущая реформа не коснется пенсионеров, которые получают в качестве пенсии менее 25 000 либо 32 160 НТД (около 1 000 долл. США) в месяц.

25 000 либо 32 160 НТД – это сумма, определяемая правительством как минимальмая для обеспечения финансовой безопасности пожилых граждан различных категорий.

Вице-президент КР сказал: «Главное – это то, что правительство будет нести ответственность перед гражданами страны, выступая высшим гарантом их благополучия».

Юнна Чэнь

Тайвань > Внешэкономсвязи, политика > russian.rti.org.tw, 19 января 2017 > № 2041582


Китай > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 19 января 2017 > № 2041557

Пресс-канцелярия Госсовета КНР 12 сентября 2016 года опубликовала новую белую книгу, в которой освещается прогресс, достигнутый Китаем в области защиты прав человека в сфере правосудия по мере укрепления в стране верховенства закона.

В книге, озаглавленной "Новый прогресс в судебной защите прав человека в Китае", отмечается, что система правосудия -- это последняя линия защиты, призванная обеспечивать справедливость и беспристрастность по отношению ко всем членам общества, поэтому судебная защита является важной составляющей прогресса в защите прав человека в стране.

В последние годы, особенно после проведения 18-го съезда КПК, был достигнут прогресс в модернизации системы и усилении потенциала государственного управления. Страна обеспечивает эффективную защиту прав и свобод граждан во многих областях на основании закона, отмечается в белой книге. После 18-го съезда КПК было улучшено распределение судебных полномочий и ответственности, в стране гарантирована независимость и беспристрастность судебной и прокурорской власти.

С 2014 года в Китае реализуются пилотные программы с целью улучшения показателей деятельности в таких сферах, как судебная ответственность и подотчетность, надлежащее управление работниками судебной системы, унифицированное управление персоналом, финансами и имуществом народных судов и прокуратур на уровнях ниже провинциального.

По мере улучшения системы судебной ответственности и подотчетности был достигнут прогресс в обеспечении прозрачности судебной системы, что гарантирует населению право знать и право надзирать за работой системы правосудия.

Также был достигнут прогресс в гарантии прав адвокатов на осуществление их профессиональной деятельности, что позволило им играть еще большую роль в защите законных прав и интересов граждан.

В Правилах защиты прав адвокатов на ведение профессиональной деятельности на основании законов, опубликованных в 2015 году, обозначены различные меры для обеспечения этих прав, что позволило улучшить условия ведения адвокатской деятельности.

Усиление судебной защиты прав человека продолжит оставаться одной из главных задач в сфере обеспечения верховенства закона. Китай будет исходить из своих собственных реалий, заимствовать успешный опыт других стран в этой сфере, усиливать судебную защиту прав человека, обеспечивать справедливость в обществе и всестороннее верховенство закона. Особое значение это имеет в области борьбы против коррупции.

В 2015 году органы прокуратуры всех уровней начали расследование в отношении 54249 человек по 40834 делам. С 2012 по 2015 годы народные суды всех инстанций вынесли решения по 94,9 тыс. дел о коррупции, вынесли приговор 100,2 тыс. человек.

Ключевым пунктом является судебное преследование насилия и терроризма, грубой силы, криминалитета, преступлений с применением огнестрельного оружия и взрывчатки, преступления в сфере безопасности продуктов и лекарственных средств, продажи наркотиков и другие.

После того, как в 2011 году в 8-й поправке к Уголовному кодексу было отменено применение смертной казни в качестве наказания за 13 типов экономических преступлений, в 2015 году была принята 9-я поправка к Уголовному кодексу, которая вновь сократила применение смертной казни, а также в дальнейшем повысив порог применения высшей меры для приговоренных к смертной казни с отсрочкой исполнения.

В делах, предполагающих назначение смертной казни полностью соблюдается право обвиняемого на защиту и другие законные права и интересы, дела второй инстанции, по которым возможно применение высшей меры наказания рассматриваются в открытом порядке. Верховный народный суд проверяет дела со смертным приговором, особенно обращая внимание на законность ведения допроса обвиняемого, заслушивает замечания адвоката.

В 2012 году был исправлен уголовно-процессуальный кодекс, и в нем было четко определено уважение и гарантирование прав человека и внедрено посредством усовершенствования доказательной системы, мер пресечения, системы защиты, мер предварительного следствия, судопроизводства, исполнительного производства, а также усиление регламентирования особых процедур. Уголовно-процессуальный кодекс четко определил, что органы, расследующие дело, после осуществления задержания и ареста сразу же должны доставить задержанного в следственный изолятор, а также произвести допрос при ведении постоянной аудио- и видеозаписи.

Уголовно-процессуальный кодекс четко определил рамки незаконных доказательств, а также конкретную процедуру их исключения. Судебные органы, обнаружившие незаконные доказательства на стадии расследования, заведения дела и судебного процесса, должны их исключить. В 2015 году органы прокуратуры всех уровней призвали органы следствия отозвать 10384 дела, которые не должны были быть заведены; были проверены и исправлены 31874 случая злоупотребления мерами принуждения, незаконного получения доказательств и других неправомерных действий в ходе расследования. --0

Китай > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 19 января 2017 > № 2041557


Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 января 2017 > № 2042077

Юридическая компания Debenture Trust Corporation PLC, представляющая интересы России в Высоком суде Лондона, изложила позицию РФ в первый день судебного заседания во вторник, передает корреспондент РИА Новости.

Высокий суд Лондона во вторник начал рассмотрение дела по иску Российской Федерации к Украине по задолженности по выпуску еврооблигаций на 3 миллиарда долларов. РФ в феврале 2016 года подала иск о взыскании с Украины 3 миллиардов долларов задолженности и невыплаченных процентов на 75 миллионов долларов.

В своих возражениях против исковых требований РФ Украина заявила, что договор об указанном займе "является недействительным и не подлежит принудительному исполнению" по ряду причин. В том числе Киев указал на якобы имевшее место принуждение, которое осуществлялось со стороны России на Украину в течение всего 2013 года с целью не допустить заключения Украиной соглашения об ассоциации с ЕС.

Аргументы позиции РФ в суде представлял юрист Debenture Trust Corporation, королевский адвокат Майк Ховард, судьей по процессу назначен Уильям Блэр.

Истец, изложивший данные по делу, обратился к суду определить законность отказа ответчика от своих обязательств и определить справедливость обвинений по отношению к РФ. Ховард также выразил сомнение в правомерности ряда доводов Украины по указанному делу. Адвокат попросил внести ясность по аргументу Киева, что согласно внутреннему законодательству, нынешнее правительство не несет обязательств по долгу, полученному при правительстве Виктора Януковича. Этот аргумент вступает в противоречие с английским правом, в соответствии с которым идет судебное разбирательство, отметил Ховард.

Ожидается, что адвокаты, представляющие РФ, в среду утром продолжат свое выступление, после чего к ответам и изложению своей позиции приступит юридическая компания Quinn Emanuel, представляющая интересы Украины. По предварительной информации, судебное заседание может завершиться 19 января.

Суверенные евроблигации Украины на 3 миллиарда долларов были размещены на нерыночных условиях (со ставкой купона 5% годовых) в конце 2013 года. До конца 2015 года Киев исправно обслуживал долг, однако затем допустил дефолт по этим облигациям. Позже украинская сторона предложила РФ реструктурировать долг на общих с коммерческими кредиторами условиях, однако Россия настаивала на суверенном характере долга и предлагала досудебное решение вопроса. Встречного предложения от Украины не последовало, поэтому исход дела должен определить суд.

Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 января 2017 > № 2042077


Норвегия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 января 2017 > № 2042003

Власти Норвегии постарались сделать все, чтобы компенсировать террористу Андерсу Брейвику, отбывающему тюремный срок, возникший у него дефицит общения. Об этом сообщил в среду адвокат правительства Фредрик Сейерстед, выступая в суде в норвежской тюрьме Шиен.

"Служба по надзору за исправительными учреждениями не должна искать частных лиц, которые хотели бы посещать Брейвика. Ее задача - принять меры по компенсации (недостатка общения), она это сделала", - указал Сейерстед. По его словам, благодаря действиям властей у преступника появился посещающий его приятель (ему, однако, выплачивали за это зарплату).

"Брейвик также получил предложение о том, чтобы к нему приходил человек из Красного Креста. Но он отверг это по идеологическим причинам", - добавил представитель обвинения.

Слушания по апелляции Министерства юстиции Норвегии и самого террориста на решение Окружного суда Осло начались на минувшей неделе и завершились в среду. В прошлом году суд признал, что права Брейвика в тюрьме нарушаются, однако обе стороны были разочарованы вердиктом. Новый приговор объявят во второй половине февраля.

По словам Сейерстеда, добровольно навестить террориста изъявили желание всего три человека, все они были ультраправыми и поэтому не получили разрешения на визит. Встретиться с преступником хотели и многие журналисты, но он выставлял для этого так много встречных условий, что представители СМИ отказывались от своих намерений.

Ранее сторона защиты заявила, что Брейвик может доверять только своему адвокату и священнику, у него нет возможности выстроить человеческие контакты, поскольку все детали его общения с сотрудниками тюрьмы документируются. По мнению защиты, эта изоляция стала причиной сильных психологических проблем. Адвокат террориста Ойстен Стуррвик сообщил также, что может обратиться в Европейский суд по правам человека, если ему не удастся выиграть процесс против норвежских властей.

Смягчить условия содержания

Защитник требует от суда смягчить условия содержания клиента в тюрьме с учетом того, что ему предстоит провести за решеткой всю жизнь. В частности, защита просит разрешить преступнику общаться с другими заключенными, поскольку сейчас он находится практически в полной изоляции. Сторона обвинения ранее заявила, что жесткий контроль за общением Брейвика с другими людьми нужен для того, чтобы тот не смог создать сеть контактов, которая помогала бы распространять его экстремистские взгляды.

Обвинение уверяет, что никаких признаков пагубности изоляции для террориста не замечено. Отмечается, что ему предоставлено достаточно возможностей, чтобы не чувствовать себя одиноким. В частности, преступник может смотреть новости, читать газеты, играть в игры на компьютере, заниматься спортом, учиться.

Прежнее решение суда

В апреле суд частично удовлетворил иск террориста против норвежского государства, признав, что в отношении него нарушается статья 3 Европейской конвенции прав человека и основных свобод о запрете пыток и унижающего достоинство обращения. Судья постановила, что нарушением статьи являются продолжительное содержание в одиночной камере, чрезмерное применение к преступнику таких мер, как сковывание наручниками, а также досмотр с раздеванием.

Это решение может стать основанием для пересмотра условий содержания убийцы, однако этого пока сделано не было. В прокуратуре считают, что террорист по-прежнему крайне опасен для общества, и, несмотря на его примерное поведение, не должен получить права на общение с другими заключенными.

Стуррвик отмечает, что со времени решения суда положительные перемены в жизни его подзащитного произошли, но их недостаточно. По его мнению, тотальный контроль корреспонденции террориста является нарушением прав человека. Как полагает Стуррвик, Брейвику могли бы разрешить общаться с другими заключенными, которые были бы специально для этого отобраны, а не только со служащими тюрьмы.

"Он до сих пор в значительной степени изолирован. Мы считаем, что это можно смягчить в части контроля за письмами и посещениями", - отметил адвокат.

История терактов

22 июля 2011 года Брейвик привел в действие мощное взрывное устройство, заложенное у одного из правительственных зданий в центре Осло, в результате чего погибли восемь человек и несколько сотен получили ранения. В тот же день он устроил бойню на острове Утёйа, убив 69 и ранив 66 человек. В основном это были подростки - участники ежегодного слета молодежного крыла Рабочей партии, в политике которой Брейвик видел причину многих проблем Норвегии, включая засилье мигрантов.

В настоящий момент террорист отбывает 21-летний тюремный срок (на момент совершения терактов максимальный из предусмотренных норвежским законодательством - прим. ТАСС), который может продлеваться неограниченное число раз, если заключенный, по мнению властей, продолжает представлять опасность для общества.

Норвегия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 января 2017 > № 2042003


Турция > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 18 января 2017 > № 2041366

Секретный документ ЕС: Гюлен не был лично замешан в попытке госпереворота в Турции

Михаэль Лачински | Die Presse

В распоряжении Die Presse оказался сверхсекретный документ Разведывательного и ситуационного центра Евросоюза (EUINTCEN), содержание которого противоречит официальной версии Анкары: по мнению европейских экспертов, "в высшей степени маловероятно", что живущий в американской ссылке проповедник Фетхулах Гюлен "играл роль в попытке государственного переворота" в Турции.

"По официальной версии Анкары, - пишет корреспондент Михаэль Лачински, - после того как сторонники исламистского проповедника Гюлена в рядах вооруженных сил Турции 15 июля 2016 года совершили неудачную попытку свержения законной власти в стране, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган был вынужден действовать и инициировал волну зачисток в государственных ведомствах. Продолжающаяся уже не первый месяц "охота на ведьм" - не что иное, как реакция на остающуюся все еще актуальной угрозу насильственного свержения власти в стране, гласит официальная версия".

Эксперты EUINTCEN, опираясь на данные спецслужб, через несколько месяцев после попытки переворота пришли к выводу, что путч был подготовлен не только соратниками "гюленистов", но и представителями таких групп, как "кемалисты", и при посредничестве других противников правящей Партии справедливости и развития (AKP), говорится в статье.

Более того, "по оценкам европейских экспертов, причиной путча стало не столько стремление к переменам, сколько страх перед тюрьмой. По некоторым данным, Национальная разведывательная организация Турции (MIT) планировала проведение крупномасштабных зачисток в августе 2016 года, первые задержания должны были пройти в июле. Если выводы аналитиков верны, то путч стал панической реакцией представителей офицерского состава, которые хотели предотвратить собственный арест", - говорится в статье.

"Ни для кого не секрет, что движение вокруг проповедника Гюлена стало подходящим козлом отпущения для президента Эрдогана, - продолжает Лачински. - EUINTCEN уже в конце прошлого лета предупреждал, что попытка госпереворота в Турции может стать отличным предлогом для консолидации и расширения президентом своих полномочий".

По мнению аналитиков, "попытка переворота стала спусковым механизмом для начала волны зачисток, которая планировалась заранее". Доказательством становится тот факт, что в списках разыскиваемых лиц, подготовленных MIT, значились не только "гюленисты", но представители гражданского общества, критикующие правящую партию.

"Прикрываясь зачистками, президент Эрдоган намерен добиться изменений в конституции и превратить Турцию в президентскую республику с расширенными полномочиями для главы государства. Это и право назначать большинство судей Конституционного суда, назначать и снимать с должности членов правительства, и право передавать законопроекты на переработку в парламент и подписывать декреты, вплоть до совмещения полномочий президента и премьер-министра", - пишет в заключение автор.

Турция > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 18 января 2017 > № 2041366


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 18 января 2017 > № 2041149

 Последний кабак у заставы

Россия и США избавляются от «либералов»

Михаил Делягин

"Гайдар" почти не виден

Очередной Гайдаровский форум — ежегодный сбор "либерального клана" на ритуальные камлания и демонстрацию самим себе своего неколебимого могущества — был, по признанию многих участников, удивительно скучным и предсказуемым. На этот раз даже ряд ярких и откровенно скандальных заявлений членов правительства Медведева не скрыл очевидную интеллектуальную импотенцию государственных деятелей, лениво пережёвывающих пропагандистскую жвачку 90-х годов и не способных обогатить её ничем новым, соответствующим сегодняшним реалиям.

Однако минувшее сборище оказалось небывало представительным — до такой степени, что некоторые наблюдатели, одобрив его завершение именно 13 числа, в пятницу и полнолуние, с интересом ожидали, не начнёт ли кто из его участников к концу мероприятия подвывать и обрастать шёрсткой.

Как обычно, пропагандирующие полное изгнание государства из экономики (чтобы оно, защищая своих граждан, не мешало глобальным спекулянтам грабить их) либералы, на деле, насколько можно понять, финансируют свою по сути антигосударственную деятельность за счёт налогоплательщиков: Гайдаровский форум, как и в прошлые годы, проводила государственная Российская академия народного хозяйства и государственной службы — по всей видимости, за счёт бюджета. Поэтому можно предположить, что "пир во время чумы" огромного количества дорогостоящих иностранных либералов всех мастей оплачивали, как обычно, российские налогоплательщики — о наиболее эффективном разрушении жизни которых эти либералы, насколько можно судить по сообщениям СМИ, и совещались.

Колоссальное представительство не случайно: помимо окончательного выигрыша конкуренции за неформальный статус главного либерального мероприятия года у Высшей школы экономики (также ежегодно бесплодную, но значительно менее пафосную "апрельскую конференцию" которой перестали уже даже замечать), Гайдаровский форум 2017 года был призван самим фактом своего проведения решить главный вопрос — о выживании "либерального клана" в новых условиях.

Подъём патриотических движений в странах Запада, увенчавшийся победой Трампа, свидетельствует об уходе неолиберализма (как идеологии и политики подчинения национальных интересов интересам глобальных спекулянтов) с мировой политической арены.

Разумеется, это не устраивает самих неолибералов — и в США они готовятся свергнуть Трампа в ходе "цветной революции", а в России предпринимают усилия для своего сохранения у власти вопреки неумолимому ходу истории.

Пока они вполне успешны, но прекрасно ощущают (а кое-кто из них даже сознаёт) зыбкость своего положения. Их выдающимся успехом, насколько можно судить, стало выхолащивание программы академика С.Ю.Глазьева в концепции Столыпинского клуба, которая от идеологии фронтального развития (на основе ограничения финансовых спекуляций, создающего равные условия для всех) свелась к отдельным точечным проектам, заведомо не способным изменить макроэкономическую ситуацию в целом и не представляющим угрозы для финансовых спекулянтов.

Однако перспектива взаимодействия Путина и Трампа неминуемо создаст проблему выработки общего языка, так как окружение 45-го президента США не только не горит желанием общаться с российскими неолибералами (как лакеями враждебного им клана глобальных спекулянтов), но и просто не имеет такой возможности в силу полного несовпадения мировоззрений и отсутствия из-за этого каких бы то ни было общих позиций, на основе которых можно начинать или, тем более, вести адекватный диалог.

Поэтому в настоящее время главной задачей либерального клана является связывание президенту Путину рук путём разработки для него такой предвыборной социально-экономической программы, которая в силу своей привычной бредовости и неадекватности не даст президенту РФ договориться с Трампом по базовым экономическим вопросам.

По мысли российских либералов, это не только сохранит их у власти, но и сделает невозможными прочные российско-американские отношения, поскольку при различии подходов к ключевому вопросу будущего: мир для глобальных спекулянтов (из чего исходят либералы) или глобальные спекулянты для мира (так считает Трамп как представитель новой эпохи), — любые политические договорённости между Россией и США неизбежно будут оставаться хрупкими и ситуативными.

Гайдаровский форум, собравший все силы неолибералов, был призван продемонстрировать их концептуальное единство, доминирование в официальном экспертном и информационном пространстве, закрепив у руководства страны иллюзии безальтернативности, безопасности и эффективности данной "матрицы". Эта задача "зомбирования руководства", насколько можно судить, была более-менее решена — но только эта, и только более-менее.

Вероятно, для решения описанной выше задачи Гайдаровский форум в этом году рекламировался официальными СМИ особенно интенсивно — и потому был впервые замечен многими гражданами России. И, соответственно, вызвал у многих нескрываемое бешенство.

На Гайдаровском форуме, помимо навязчивой демонстрации своей интеллектуальной импотенции, неолибералы последовательно, демонстративно и с нескрываемым удовольствием разрушали все надежды, ещё существующие в обществе относительно возможности нормализации социально-экономической политики, — и общество, надо отдать ему должное, начало это осознавать.

Возможно, делалось это сознательно, чтобы, раскачав лодку и разозлив население страны, затем, после выборов 2018 года, его было легче натравить на российскую государственность, обеспечив срыв страны в новую Смуту и, через "цветную революцию", — возвращение в благословенные для неолибералов (и потому проклятые для всех остальных) 90-е годы, под сень внешнего управления со стороны глобальных спекулянтов.

Медведев торжественно обещал, что правительство, несмотря на усилия вице-премьера Голодец (похоже, и вправду пришедшей в ужас от скорости и масштабов обнищания россиян), не будет даже обсуждать возможность приведения налогообложения доходов россиян в соответствие мировым нормам. Как правило, во всём мире (кроме офшоров) человек отдаёт государству тем большую часть своих доходов, чем больше он зарабатывает, — и лишь Россия является единственной крупной экономикой-исключением из правила, где принята "плоская" шкала подоходного налога. А с учётом регрессивной шкалы обязательных социальных взносов и возможности миллионеров маскироваться под индивидуальных предпринимателей в нашей стране человек отдаёт государству тем больше, чем меньше он получает. Результат — массовое бегство граждан в теневую сферу (где работает до 30 млн. чел.) и безвыходный кризис Пенсионного фонда, вызванный отказом масс налогоплательщиков от уплаты абсурдно завышенных (ради создания райских условий для миллиардеров) обязательных платежей. Налоговая нагрузка для большинства россиян, включая получающих зарплату ниже прожиточного минимума, превышает 39%, — а зарегистрировавшийся как индивидуальный предприниматель миллионер может платить чуть больше 6%.

Неолибералы из правительства и "Единой России" превратили страну в налоговый рай для миллиардеров и налоговый ад для всех остальных — и Медведев торжественно декларировал их категорический отказ даже от размышлений о возможности нормализации положения.

Но его затмил глава Минфина Силуанов, собравшийся выплачивать пенсии в зависимости от нуждаемости. Действительно, пожилые миллионеры могут обойтись без жалких пенсий, — но в логике Минфина, стремящегося к сокращению расходов любой ценой, невыплачиваемые богатым пенсии в принципе не могут пойти на повышение пенсий бедным, а сам "порог богатства" может оказаться издевательски низким.

При этом Силуанов фактически поставил пенсионеров перед выбором между получением пенсий и медицинской помощи, по сути, создав угрозу нового витка людоедской монетизации льгот 2005 года, — но уже на гораздо более низком уровне.

Главный экономист "либерального клана" Кудрин, как обычно, провозгласил неизбежность увеличения пенсионного возраста — на сей раз якобы для компенсации "демографической ямы", созданной либеральными реформами 90-х годов. На фоне его же заявлений о необходимости повышения производительности труда (по идее, устраняющей дефицит даже квалифицированной рабочей силы) это выглядело как стремление вернуться к вожделенному для либералов состоянию, когда большинство мужчин просто не доживало до пенсии.

И, наконец, первый вице-премьер Шувалов (собачки которого, как сообщалось, летают бизнес-классом, потому что находиться в одном салоне с обычными людьми им "некомфортно") торжественно провозгласил, что в случае "потепления" отношений с Западом российские контрсанкции будут отменены с конца 2017 года.

Принципиально важно, что он поставил отмену российских санкций в зависимость не от полной отмены вызвавших их санкций Запада (хотя и помянул их для порядка), а лишь от неопределённого "потепления" отношений, которое может быть выражено и просто в добрых словах Трампа, или Фийона, или преемника Меркель, или просто какого-нибудь высокопоставленного недоразумения. Горбачёву, по воспоминаниям, "продавшему ГДР по цене бутерброда", остаётся бессильно завидовать: его преемники готовятся продать целые отрасли экономики (как минимум, молочную и сырную промышленность, свиноводство, тепличные хозяйства и заложенные в последние годы сады) просто за звуковую волну.

При этом "гайдаровцы", разумеется, и не заикнулись об угрозе обсуждаемого сейчас в США нового пакета санкций: запрет на вложения в российские ценные бумаги вызовет мгновенный уход спекулятивных капиталов (за 2016 год из-за укрепления рубля их приток составил 330 млрд.руб.), что при продолжающемся отказе Банка России от исполнения своих обязанностей по стабилизации валютного рынка приведёт к резкому и болезненному ослаблению рубля.

Официально главной задачей либералов остаётся снижение инфляции любой ценой. Они даже не скрывают, что её уменьшения намерены добиться за счёт погружения в безысходную бедность, а то и нищету всё новых и новых миллионов граждан России, — и вполне довольны этой тенденцией.

На очевидные логические нестыковки даже в их собственной картине мира (например, на двукратное превышение ставкой Банка России официальной инфляции или на заявление Кудрина о том, что поддержка промышленности потребует усиления налогового давления на неё) либералы, как обычно, просто не обращают внимания.

Бесконечные и бесплодные гадания о будущем экономическом росте в стиле пресловутого "водолаза" Улюкаева не содержат даже намёков на то, за счёт чего именно этого роста предполагается достигать. Мол, бизнес и обычные граждане как-то приспособятся к создаваемым либералами нечеловеческим условиям существования, — и это приспособление будет безграничным и обеспечит низкий (до 4%) рост инфляции, которым либералы смогут хвастаться и который обеспечит их сохранение у власти навсегда.

Бессодержательные камлания о необходимости "структурных реформ" (которые, по признанию Медведева, бесплодно длятся уже полтора десятка лет) вызывают недоумённые вопросы даже у ко всему привыкших официальных журналистов. Понятно, что неолибералы понимают под такими "реформами" прежде всего приватизацию и максимальное упрощение всех видов спекуляций, включая "простое" жульничество, — однако поскольку обосновать связь этих мер с экономическим ростом невозможно, они используют не вызывающий негативных реакций термин-иносказание, даже не собираясь вкладывать в него какое-то реальное содержание.

Медведев особо оговорил невозможность обеспечить экономический рост при помощи мер только бюджетной и денежной политики, — вероятно, искренне полагая (как и другие либералы), что кидает тем самым камень в огород С.Ю.Глазьева. Тем самым премьер-министр показал, что даже не интересовался его программой: в противном случае он бы знал, что основу этой программы составляют как раз структурные меры, через ограничение финансовых спекуляций создающие возможность существенного смягчения кредитно-денежной политики. Но нео­либералы, служа глобальным спекуляциям, сознательно освобождают себя от каких бы то ни было содержательных знаний, заменяя их слухами и городскими легендами, и вполне обоснованно рассматривают это как своё главное конкурентное преимущество: ведь знай они хоть что-то хоть о чём-либо, вряд ли им оказалась бы под силу бестрепетная конвертация этих знаний в разрушение нашей страны.

В целом неолибералы ещё раз показали: они ничего не забыли, они ничему не научились и будут продолжать эффективно сталкивать Россию в пропасть новой Смуты. Если их не остановить, если не очистить российское государство от исчадий "либерального ада" 90-х — они вновь погрузят в этот ад, чудовищно усугубив его, всю нашу страну. И тогда мы позавидуем нацистскому террору на Украине: он окажется более гуманным.

Америка? Давай, до свидания!

Законопроект "О защите нашей демократии", включающий пакет "всеобъемлющих" антироссийских санкций, был подготовлен и внесён на рассмотрение Конгресса США группой из десяти сенаторов, в которую вошли республиканцы Джон Маккейн (от штата Аризона), Линдси Грэм (Южная Каролина), Марко Рубио (Флорида), Роб Портман (Огайо), Бен Сасс (Невада), а также демократы Бен Кардин (Мэриленд), Роберт Менендес (Нью-Джерси), Джин Шахин (Нью-Гемпшир) Эми Клобучар (Мэн) и Дик Дурбин (Иллинойс). "Сбитого лётчика" Маккейна (1936 г.р.) особо представлять не надо, Марко Рубио (1971) тоже недавно был на слуху как один из главных соперников Трампа в "партии слона" на первом этапе президентской гонки. А вот остальные из "десяти друзей Оушена", то есть Барака Обамы, не настолько известны российскому читателю. Хотя таких "друзей" лучше знать в лицо. Так сказать, на будущее.

Вышедший в отставку полковником U.S. Air Force (сейчас уже — бригадный генерал) Линдси Грэм (1955) — не только коллега, но и личный друг "каперанга" морской авиации США Джона Маккейна. Детей не имеет, никогда не был женат. Почему-то негласно считается одним из самых влиятельных членов "голубой мафии" на Капитолийском холме, хотя "каминг-аута" не совершал и выступает против госфинансирования абортов.

Роб Портман (1955) — младший сенатор от штата, губернатором которого является Джон Кейсик, один из соперников Дональда Трампа на республиканских "праймериз".

Бен Сасс (1972), выпускник Гарварда (с учёбой в Оксфорде) и Йеля, "восходящая звезда" Республиканской партии.

Бен Кардин (1943), автор антироссийского "списка Магнитского" (он же — "список Кардина", известен тесными связями с основателем Hermitage Capital Management Уильямом Браудером.

Роберт Менендес (1955), выходец из семьи кубинских эмигрантов, председатель сенатского комитета по международным отношениям, входит в список граждан США, которым запрещён въезд на территорию Российской Федерации.

Джин Шахин (1947), экс-губернатор штата Нью-Гемпшир, руководительница президентской кампании Джона Керри в 2004 году.

Эми Клобучар (1960), выпускница Йеля, бывшая советница вице-президента Уолтера Мондейла (1977-1981).

Дик Дурбин (1944), второе лицо Демократической партии в конгрессе США (организатор партийной фракции в сенате), считается "дядькой-наставником" Барака Обамы в американской "большой политике".

Как можно видеть, компания "сенаторов-санкционеров" собралась весьма представительная: и по географии, и по авторитету. Судя по всему, именно они должны стать ядром "двухпартийной оппозиции" Дональду Трампу, ограничивая "свободу рук" 45-го президента США на уровне высшего законодательного органа. И данный законопроект — их первая "проба сил", которая вряд ли завершится успехом, но способна инициировать очень мощную и длительную дискуссию в американских "верхах", а также сложный политический процесс, который мы видели во многих американских фильмах.

Даже если инаугурации Трампа 20 января ничто не помешает, достаточно мощная антитрамповская группировка в Конгрессе и в Сенате, объединяющая и республиканцев, и демократов, будет реальностью и, по сути дела, будет вести против нового "хозяина Белого дома" открытую войну.

Да, Трамп по своему умению работать, как говорят продавцы, "с возражениями" напоминает молодого Жириновского и нынешнюю Ксению Собчак (притом что я плохо отношусь к этим персонажам). Но что касается навыков в дискуссиях, они в нашей политике — своего рода образцы. И Трамп тоже исключительно хорош. И совсем не факт, что антитрамповская группировка в Конгрессе и в Сенате сможет сделать что-либо вообще. Скорее всего, её просто начнут методично уничтожать всеми способами, которые применяются в американском бизнесе, а они достаточно разнообразные и, думаю, превышают всё, что эти зажравшиеся клоуны могут себе вообразить.

Если же рассматривать собственно предложенный американскими сенаторами пакет санкций, то он, можно сказать, пугающе масштабен, но не очень страшен. Наши потери от западных санкций в 2014-2016 гг. на 90% связаны с неадекватностью российского государства и нежеланием наших властных неолибералов что бы то ни было делать для развития страны. В своё время Иран выдержал значительно более тяжёлые санкции без потерь для экономики, и у нас, как там, можно было обеспечить ежегодный экономический рост на уровне минимум 4% ВВП, а то и выше — ведь Иран вовсе не является образцом эффективности государственного управления и эффективности социально-экономического развития. Для нас кредитно-инвестиционная блокада российской экономики, несмотря на отдельные её прорывы, продолжается уже три года. И всё, что могут американцы ещё ужесточить в этой сфере, — уже несущественно. Достаточно болезненным будет разве что запрет на технологии бурения скважин в сложных условиях (пока там санкции не носят сплошной характер). Но мы и так сокращаем добычу нефти в соответствии с принятыми на себя обязательствами, и это будет очень скверно не для отрасли в целом, а для отдельных проектов. Скажем, для бурения на мелком шельфе, там, где совсем небольшие глубины (сейчас такой проект реализуется "Роснефтью" в Охотском море). Но я полагаю, что новый госсекретарь США и многие другие уважаемые представители американского энергетического бизнеса не дадут прервать сотрудничество в этом вопросе, потому что оно исключительно выгодно и для американцев тоже.

Реальный ущерб нам может быть нанесён в фармацевтической сфере, потому что здесь мы очень сильно зависим от импорта лекарств и прекурсоров. Здесь Запад действительно может устроить в России полноценную гуманитарную катастрофу. Но Россия не является Ираком или Ираном. Россия для сегодняшних фармацевтических компаний — настолько выгодный и настолько важный рынок, что если кто-нибудь заикнётся о санкциях в этой сфере, то в условиях нынешней западной демократии такой неадекватный политик просто исчезнет, и никто не вспомнит даже о том, что он когда-то был. Если Трамп вдруг подпишет закон о санкциях, которые запрещают фармацевтическим компаниям Запада наживаться на России, на следующий день мы проснёмся и обнаружим, что президентом США является Хиллари Клинтон, и, согласно сообщениям западных агентств, так было всегда. То есть реальность будет переписана мгновенно, Оруэлл и Хаксли в этом отношении просто отдыхают, поскольку с тех пор информационные технологии шагнули далеко вперёд, и об этом не стоит забывать.

Другое дело, что если у нас неолибералы по-прежнему будут задавать тон в правительстве и в Банке России, то эти новые американские санкции могут стать весьма болезненными, потому что их "эффективности" будут помогать и словом, и делом. Достаточно вспомнить историю с медведевскими контрсанкциями, которые заключались в том, чтобы ударить себя молотком по пальцу побольнее — так, чтобы дискредитировать саму идею.

Показательно то, как отреагировал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков на известие о законопроекте Маккейна, где перечислен глобальный пакет антироссийских санкций: "Санкции чрезвычайно негативно сказываются на отношениях РФ и США, но Москва готова к диалогу и приветствует диалог даже в таких условиях". Не значит ли эта фраза Пескова, что российская власть, дурно понимая христианское положение о подставлении другой щеки, вообще никак не намерена отвечать, не собирается сбросить оковы западной идейной и экономической кабалы?

В России критически–значимое влияние имеет так называемая "офшорная аристократия" — это те же самые либералы, которые представлены не только в социально-экономическом блоке, а значительно шире. И они принципиально не хотят ссориться с Западом. Мысль о том, что иногда нужно поссориться для того, чтобы прийти к взаимопониманию — эта мысль глубоко им чужда по тем или иным настроениям. У меня ощущение, что в данном случае имеет место, может быть, вынужденная реакция Пескова на политическое давление со стороны этого обширного-офшорного клана. Но, тем не менее, это следствие нерешённости главного вопроса в России: нерешённости вопроса о власти. Власть служит народу или власть служит американским хозяевам? Власть уже поняла, что служить американским хозяевам невозможно, потому что тогда представителей этой власти съедят. Но никаких системных выводов из этого она пока не сделала, и процесс самоочищения, к сожалению, пока не пошёл.

Евангелие все читали, я надеюсь, но всё же напомню, что там сказано: если тебя ударят по одной щеке — подставь другую. А что будет происходить после того, как дурак воспользуется другой щекой — там же не описано. Может быть, так: потом уже растопчи дурака ногами, если он не понимает иначе? Но у нас уже подставили не только две щеки, у нас уже как бы и филейную часть подставили, и переднюю часть и всё что угодно. К сожалению, значительная часть российской бюрократии представляет интересы США, а не РФ. По крайней мере, ведёт себя так, как будто представляет интересы не России, а США. Песков к ней, безусловно, не относится — я неплохо в своё время за ним наблюдал и его изучал, — но он вынужден реагировать на соответствующее политическое давление. Мы не является сторонниками веры в Путина великого, всемогущего, ужасного. Мы не являемся сторонниками этого культа, который охватил Европу и США. Мы понимаем, что политическая система, которая есть в России, к одному человеку не сводится, и существует большое количество разных сил. Президент решает далеко не все вопросы. Наша политическая система пока, к сожалению, в зависимости от США, она не освободилась. Похоже на то, когда собака, которую вы ведёте на поводке, на вас же лает. И вот российская "офшорная аристократия" напоминает такую собаку, которую американцы ведут на поводке. Она сорваться с поводка не хочет, потому что все её критически значимые активы на Западе, но она понимает, что ведут её на бойню, поэтому лает. Это противоречивая ситуация, но главное, чтобы она за собой не затянула всю Россию в историческую могилу.

Россия может помочь себе и может помочь Трампу, показав, что в случае враждебных действий в отношении себя она будет отвечать. А у нас есть чем ответить в плане контрсанкций: это касается и атомной энергетики, и космической отрасли, и авиастроения, и много чего ещё, включая запрет на импорт алкогольных напитков и табачных изделий, автомобилей, продажу нефти не за доллары ФРС и так далее, вплоть до "асимметричных" мер.

Ещё один вектор контрсанкций — приостановление действия соглашений ВТО. Введение "коллективным Западом" антиросийских санкций грубейшим образом нарушает эти соглашения. Соответственно, почему мы должны выполнять их в одностороннем порядке? Мы должны начать процедуру выхода из ВТО в соответствии с международным правом. Надо понимать, что просто так выйти из ВТО нельзя, это коммерческие соглашения без срока давности. То есть, если мы в одностороннем порядке прекратим их выполнять "просто так", то попадём под санкции не просто большие, а стремящиеся к бесконечности. Но вполне можно использовать лазейки в международном праве. Которое предусматривает, например, что любое соглашение, заключённое на основе коррупционных мотиваций хотя бы с одной стороны, является ничтожным априори. Зная наших неолибералов и наблюдая за реализацией подписанных ими соглашений о вступлении России в ВТО — соглашений, которые носят абсолютно кабальный, колониальный для нашей страны характер, — трудно сомневаться в том, что здесь обошлось без коррупционных мотиваций. Наши неолибералы не являются ни душевнобольными, ни сумасшедшими. А значит, нужно просто найти, предъявить эти мотивации и прекратить невыгодные для России отношения в рамках ВТО.

Если наша власть как-то переформатируется, начнёт реально отвечать на негативные действия в адрес нашей страны, если у нас нормализуется государственная политика, то мы вполне сможем сказать уважаемым американским сенаторам: "Давайте, до свидания!"

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 18 января 2017 > № 2041149 Михаил Делягин


Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 января 2017 > № 2040656

17 января о своем возвращении в политику заявил удаленный два года назад лично президентом Сержем Саргсяном из армянской политики основатель и лидер партии «Процветающая Армения» Гагик Царукян. В своем телеобращении, которое стало новостью номер один в Армении, Гагик Царукян заявил, что открывает «закрытую страницу политической деятельности и, сформировав широкий блок, примет участие в парламентских выборах 2017 года». А принял он такое решение, потому, что «перед страной стоят серьезные внутренние и внешние угрозы». Самым интересным в заявлении Царукяна было очередное оправдание своего ухода из политики в феврале 2015 года под прессингом президента Саргсяна. Мол, не вывел он десятки тысяч своих сторонников на улицы Еревана на «борьбу со злом, которым для страны является Серж Саргсян» (из заявления Царукяна в феврале 2015 года), потому, что понимал, что это приведет к кровопролитию.

По логике правоохранительные органы должны заинтересоваться этим заявлением. О чем он говорит, и не в первый раз? Кто должен был «пролить кровь», его сторонники или власть? Может, у человека есть конкретные данные. Но это по логике. А мы говорим об армянской политике. Несмотря на свой, мягко выражаясь, образ «смешного клоуноподобного доброго богача», у Царукяна есть серьезная поддержка в армянском обществе, которая прямо пропорциональна проценту бедного нестоличного населения Армении. То есть как минимум процентов 20−30 при честных выборах у Царукяна есть. Конечно, такая поддержка вызывает серьезные нервные тики не только у оппозиции, но и у действующей власти. В Армении сложилась традиция, когда любой деятель, почти любой, о своих политических планах в первую очередь рассказывает президенту. Получает своего рода «добро». И многочисленные публикации о «договоренности» Сержа Саргсяна с Царукяном, конечно же, не лишены смысла. Но, одно дело, когда ты президент или кандидат в президенты, то есть однозначный лидер, другое дело, когда ты глава правящей партии. Президентские выборы в Армении всегда были важнее, чем парламентские. И тот факт, что в декабре 2015 года власти Армении провели конституционные реформы не до конца, искоренил этот стереотип ни в умах народа, ни в умах «политической элиты». К тому же «рейтинговое голосование», которое открыло непочатое поле для внутрисистемной борьбы, может обернуться серьезной головной болью для Сержа Саргсяна.

Натравленные друг на друга однопартийцы и «союзники по умолчанию» Саргсяна в борьбе друг с другом могут забыть о главной цели, о победе самого Саргсяна. Слишком заумную мозаику придумал действующий президент. В армянской политике, таким образом, появились как минимум три серьезных игрока: оказавшийся у «разбитого корыта» из-за невозможности возглавить предвыборный список Республиканской партии по причине отсутствия «справки» о постоянном проживании в Армении последние четыре года премьер-министр Армении Карен Карапетян, бывший министр обороны Сейран Оганян и непредсказуемый из-за глубоко запрятанной обиды Гагик Царукян. При таком раскладе безоблачная победа Саргсяна и его партии кажется уже не такой однозначно предсказуемой.

Впрочем, и победа вновь образованной оппозиции в лице бывших министров обороны и иностранных дел Оганяна и Осканяна тоже пока кажется маловероятной. Маловероятной, если учесть, что все другие партии и блоки свои большие и маленькие голоса на выборах принесут в корзину Республиканской партии, чтобы их лидер Серж Саргсян справедливо распределил места в будущем парламенте страны, такой сценарий, по всей вероятности, начертил для себя Саргсян. Но вопрос: принесут ли? И получит ли правящая партия столько процентов, чтобы стать лидером с существенным отрывом, который позволит собрать вокруг себя коалицию. При отрицательном рейтинге, даже используя весь административный ресурс, больше 20−30 процентов трудно «нарисовать». Ведь власти взяли на себя серьезные обязательства перед международными организациями по проведению прозрачных и справедливых выборов. Эти выборы хотя бы визуально должны выглядеть справедливыми.

Помимо этого, некоторые аналитики в Армении считают, что наличие двух серьезных «оппозиционных» лидеров, таких как Царукян и Оганян, может дать старт процессу «бегства крыс» с тонущего корабля, которым может стать Республиканская партия. Вероятно также, что Оганян и Царукян могут объединиться против Республиканской партии. Пресса, конечно же, напишет, что по договоренности с Саргсяном. Только вот Саргсян через полтора года перестанет быть президентом. А такая вот договоренность не очень вписывается в парламентскую картину армянской власти.

Для полноты картины в армянской политической мозаике накануне апрельских парламентских выборов не хватает только двух деталей — заявления о том, с кем и в каком формате идет на выборы бывший министр обороны Сейран Оганян, и интервью бывшего президента Армении Роберта Кочаряна, которое анонсировал глава его офиса Виктор Согомонян. По старой армянской традиции за всеми политическими лидерами, с кем не смог договориться Серж Саргсян, армянская пресса видит тень второго президента страны Роберта Кочаряна.

Анна Осипова

Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 января 2017 > № 2040656


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 января 2017 > № 2040649

Мэрия Москвы при Сергее Собянине показала, что может вполне эффективно управлять электоральными процессами в столице. Однако смена стратегических приоритетов развития города (в том числе особое внимание к инфраструктурным проектам) создает для городских властей дополнительные риски накануне избирательных кампаний 2017−2018 годов. При этом уязвимые места в работе мэрии с точками социального недовольства могут быть использованы против команды Сергея Собянина и вне связи с предвыборными кампаниями.

1. Иерархическая система Юрия Лужкова

Состав правительства Москвы практически не менялся весь период правления предыдущего мэра столицы Юрия Лужкова. Это было связано с желанием мэра и его окружения сохранить механизм управления городом и, несомненно, жестко очерченные почти за два десятилетия сферы влияния. Круг чиновников и бизнесменов, имевших доступ к московскому мэру, был узок и замкнут, а их возрастной состав позволял говорить о геронтократии. В докладе АПЭК «Смена власти в Москве: факторы и сценарии» (2010), в котором была предсказана отставка Лужкова (она состоялась спустя пять месяцев после его публикации), авторы сравнили структуру управления городом с «многослойной матрешкой».

Московское правительство было представлено в докладе как пятиуровневая иерархическая система: на первом уровне находился сам градоначальник; на втором — его заместители, руководившие комплексами городского хозяйства, градостроительной политики и строительства, экономической политики и развития, социальной сферы и аппарата мэра и правительства. Именно от их действий напрямую зависела судьба столицы и распределение ее ресурсов. На третьем уровне чиновники занимались вопросами межрегионального сотрудничества, спорта и туризма, инвестициями и контрактами, имущественно-земельными отношениями; на этом уровне — и полномочный представитель мэра в Московской городской думе, фактической задачей которого был контроль за деятельностью столичного заксобрания и ее согласование с интересами городского правительства. Ниже — главы департаментов поддержки и развития малого предпринимательства, науки и промышленной политики, продовольственных ресурсов, природопользования и охраны окружающей среды, земельных ресурсов, финансов и потребительского рынка и услуг. Наконец, последний уровень занимали префекты десяти административных округов, которые имели министерский статус.

Москва характеризовалась в нулевые стабильно высокими протестными настроениями. Для их сдерживания Лужков проводил социально-патерналистскую политику. Это сильно влияло на формирование городского парламента. Так, на выборах 2005 г. мэр, пользуясь своей популярностью среди москвичей, которая была получена благодаря смягчению последствий монетизации льгот за счет «столичных» выплат бюджетникам, стал «паровозом» списка «Единой России». Успех правящей партии в Москве во многом зависел от мэра, который, хотя и входил в ее руководство, старался дистанцироваться от нее на публике и выступать в качестве самостоятельного игрока, что было выгодно и партии, и ему самому. Списки кандидатов от «Единой России» составлялись под контролем мэрии, и заведомо нелояльные кандидаты не могли пройти электоральный барьер — гордума была полностью лояльной правительству города и почти не имела проводников воли федеральной власти.

В нулевые годы в Москве была сформирована сложная и сильно централизованная система, которая не предполагала не только альтернативных, но и сколько-нибудь значимых центров влияния, отличных от мэрии. Сложился и центр влияния на Лужкова, в который входили его старые соратники, прежде всего В. Ресин. Владимир Ресин был своеобразным арбитром самой прибыльной тогда в столице строительной отрасли. Именно от его решений зависело получение крупных подрядов вроде строительства делового центра «Москва-сити» или застройки района Куркино. Представители бизнеса прямо влияли на политику мэрии. Речь идет прежде всего о жене Юрия Лужкова Е. Батуриной: компания «Интеко» неоднократно выигрывала тендеры на постройку огромных площадей жилья, а также на возведение университетского городка МГУ и многих других важных проектов. АФК «Система» В. Евтушенкова интересна не только своими колоссальными активами (9 млрд долл. еще в 2007 г.), но и владением большей частью акций телекоммуникационных компаний Москвы, что позволяло мэрии частично контролировать СМИ.

На момент отставки Лужкова (28 сентября 2010) в Москве действовали несколько групп влияния, образовавшихся на основе уже существовавших в середине нулевых: В. Ресина — О. Дерипаски («стройкомплекс»), А. Рябинина, контролировавшего инвестиции в строительной отрасли, Е. Батуриной, которая на тот момент занималась не только строительством, но и гостиничным бизнесом, В. Силкина, управлявшего имущественно-земельными отношениями Москвы. Немаловажным фактором было стремление финансовых структур, близких к старому и непримиримому оппоненту Лужкова Р. Абрамовичу, ослабить влияние «старомосковской» элиты на московских рынках.

Отставка Юрия Лужкова в связи с утратой доверия и назначение на пост мэра Сергея Собянина стали следствием публичного конфликта мэра с президентом Дмитрием Медведевым. Однако переход власти в столице был продуман и подготовлен заранее, о чем свидетельствовало предварительное укрепление московского силового блока (Следственный комитет) и назначение на пост начальника ГУВД Москвы В. Колокольцева — человека, никак не связанного со «старой» московской элитой.

2. Когалым и «тюменские» кадры

Еще самом начале 1990-х, будучи мэром города Когалым, С. Собянин проявил себя как человек системы, умеющий быть исполнительным и преданным своему начальнику (на тот момент главе ХМАО А. Филиппенко). Эти качества обеспечили ему стабильный карьерный рост. В отличие от многих других российских политиков, Собянин ставит долгосрочные интересы, связанные с карьерным продвижением и расширением сферы влияния, выше конъюнктурных выгод. Безусловно, он является стратегом, а не тактиком.

Возглавляя «столицу» ЛУКОЙЛа Когалым, а затем проработав в Ханты-Мансийске куратором экономических и имущественных вопросов в команде Филиппенко, Собянин установил связи с «нефтяными генералами» С. Вайнштоком, А. Богдановым и В. Алекперовым, которые сохранялись в течение длительного времени и использовались в его интересах. В этот же период началось его сотрудничество с Г. Тимченко. Влиятельная бизнес-группа с криминальными корнями пыталась получить контроль над нефтеперерабатывающим заводом в Киришах; чтобы отстоять завод по просьбе Богданова, Собянин обратился за помощью к будущему президенту В. Путину, при содействии которого ему удалось решить эту проблему. Позднее, в 2000-м, Собянин активно поддерживал Путина в борьбе за президентское кресло, хотя до этого был соучредителем ориентированного на Лужкова и Примакова блока «Вся Россия».

Важным этапом в становлении Собянина стало его избрание в 2001 г. на пост губернатора Тюменской области при поддержке прежнего губернатора Филиппенко, который надеялся продвинуть на этот высокий пост своего человека, способного расширить финансовые полномочия ХМАО. Однако Собянин не оправдал ожиданий своего экс-патрона: он поддержал курс на централизацию, следование которому открывало куда более широкие возможности для дальнейшего продвижения. Что касается его партнеров по нефтяной отрасли, то один из них, А. Богданов, стал его доверенным лицом наряду с главой «Сургутгазпрома» Ю. Важениным и будущим президентом «Газпромнефти» А. Рязановым. Фандрайзинг на предвыборную кампанию Собянина проводил функционер «ЛУКОЙЛа» В. Лонцов. Став губернатором, он не забыл еще одного старого партнера и поддержал слияние Тюменской Нефтедобывающей Компании (ТНК) и British Petroleum, а в дальнейшем обеспечил ТНК-BP налоговые льготы, пользуясь особым статусом Тюменской области.

На новом посту Собянин продемонстрировал важное для адекватного современного чиновника умение — проводить непопулярные структурные и социальные реформы максимально незаметно для населения. Именно так ему удалось провести «оптимизацию» образования и здравоохранения, которая предполагала сокращение учителей и врачей в муниципальных учреждениях и за счет них увеличение зарплаты оставшимся. Эти меры проводились еще до принятия федерального закона, в тестовом режиме.

Собянину удалось централизовать власть в регионе, до этого весьма раздробленную в силу его «матрешечного» характера, тем самым прекратив давнее противоборство между элитами «Севера» (ХМАО и ЯНАО) и «Юга» (Тюмени), окончательно приведя к власти выходцев из ХМАО.

Один из них, В. Якушев, был главным соратником Собянина и его заместителем на губернаторском посту. Он занимался сферой, которая везде является одной из наиболее важных и денежных, — сферой строительства. После того как Собянин стал руководителем Администрации президента, Якушев был избран новым губернатором, но при этом продолжил с ним взаимодействовать и соблюдать в регионе его интересы.

В. Назаров — еще один из членов тюменской команды, управляющий делами администрации Тюменской области и начальник его избирательного штаба. Его судьба продемонстрировала нетерпимость Собянина к открытому воровству среди своих ближайших подчиненных. В 2009 г. Назаров, лоббировавший интересы ЗАО «Сантехпласт» и сильно завышавший реальный объем работ, получил 7 лет колонии строгого режима. Работая главой Администрации президента, Собянин имел возможность спасти бывшего подчиненного, но не стал этого делать: его стиль политического поведения определенно предполагает избегание контакта с грубыми проявлениями коррупции и самими уличенными коррупционерами ради сохранения собственной репутации.

А. Ракова является наиболее важной фигурой из всей «тюменской команды» в контексте данного анализа. Она работает с Собяниным с 1998 г., была сотрудницей аппарата думы ХМАО, председателем которой был Собянин, затем — помощницей и руководителем аппарата губернатора. В 2005 г. Собянин добился ее назначения в Администрацию президента, ответственным секретарем-заместителем министра регионального развития РФ, а затем и в московскую мэрию. В феврале 2009 года Ракова была включена в первую сотню кадрового резерва под номером 24. Сегодня Ракова — единственный представитель «тюменской команды», занимающий крупный пост в исполнительной власти Москвы.

Во время пребывания Собянина на посту главы Администрации президента в Москву из Тюмени перебралась создававшаяся при его участии фирма «Аэродромстрой» во главе С. Солодовниковым. Фирма и сегодня занимается дорожным строительством, а тогда она работала уже в нескольких регионах России и постепенно проникала на рынки столицы. Тем не менее осторожность нынешнего мэра Москвы в отношениях с бизнес-структурами позволила ему избежать прямых обвинений в лоббировании чьих-либо интересов.

3. Формирование и эволюция команды Собянина

Переместившись в кресло мэра Москвы, Собянин, очевидно, осознавал, что система управления городом, выстроенная Лужковым, достаточно прочна, и ее реформа требует времени и будет проходить в несколько этапов. Задача нового мэра была двуединой: обрушить старые коррупционные связи и при этом сохранить налаженную ранее чисто техническую структуру, что исключало всякую спешку.

Первые кадровые перестановки имели одну цель — отстранить деятелей, которые были напрямую связаны с Е. Батуриной и «Интеко». Одним из первых уволили А. Рябинина, а на его место был назначен бывший телохранитель Ю. Лужкова В. Шукшин, который испытывал к Батуриной глубокую личную неприязнь.

При этом первоначально ключевые фигуры команды Лужкова продолжали занимать свои посты. В. Ресин сохранял свой статус около года. Сыграла свою роль и его поддержка Собянина в момент выдвижения на пост мэра столицы. Однако, понимая нестабильность своего положения на фоне кадровых изменений, в октябре 2010 г., практически сразу после назначения нового мэра, он вступил в «Единую Россию» и был избран в Государственную думу.

Л. Швецова, давняя сотрудница бывшего мэра, продолжила возглавлять комплекс социальной сферы. Она была одним из четырех кандидатов на пост градоначальника, выдвинутых «Единой Россией». Продержалась она столько же, сколько и Ресин.

Еще один представитель прежней элиты, оставшийся при власти и затем даже укрепивший свое влияние, — П. Бирюков. В период правления Лужкова он был супрефектом района «Выхино», префектом САО и ЮАО, а затем стал руководителем комплекса городского хозяйства Москвы. С ним было связано несколько громких коррупционных скандалов, один из них — чрезмерно дорогая реконструкция резиденции царя Алексея Михайловича, а ныне музея-заповедника «Царицыно».

В это время на нижних уровнях московской власти вовсю шла тасовка кадров: был уволен префект САО и креатура Батуриной О. Митволь; вместе с ним и некоторые другие префекты либо потеряли свои места, либо были перемещены в другие округа. Свой пост сохранил лишь «префект-долгожитель» ЮВАО В. Зотов, назначенный еще Г. Поповым. К тому же главы префектур стали получать меньшую, чем при Лужкове, зарплату и были лишены министерского статуса, хотя за ними было оставлено право на участие в заседаниях правительства. Относительная умеренность кадровых решений Собянина, судя по всему, была связана с нехваткой управленческих кадров.

Главным московским «федералом» стал сам Собянин, что дает ему большие преимущества в отстаивании московских интересов на федеральном уровне. Анастасия Ракова, работавшая заместителем руководителя аппарата правительства РФ, была сразу же назначена руководителем аппарата мэра. Н. Лямов занял ранее не существовавшую должность заместителя мэра Москвы по вопросам развития транспорта и дорожного строительства и приступил к борьбе с незаконными такси и решению иных транспортных проблем, накопившихся при Лужкове; они сильно портили имидж московского правительства. Н. Сергунина, работавшая в Министерстве имущества РФ, стала руководить московским Департаментом имущества.

Главным представителем выходцев из регионов, попавших в московскую мэрию, является М. Хуснуллин. За короткий период ему удалось серьезно нарастить свое влияние не только в Москве, но и в федеральном масштабе. Он возглавлял Министерство строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Татарстана, а затем был назначен руководителем Департамента городского строительства города Москвы.

В декабре 2010 г. О. Голодец была назначена заместителем мэра по вопросам образования и здравоохранения. До своего повышения она работала в компании М. Прохорова «Норникель», который и пролоббировал ее назначение на эту должность. Вторым «рекрутом» из деловой среды стал А. Шаронов. Он входил в состав советов директоров компаний-гигантов «РЖД», «ЕЭС России», «Связьинвест», «Аэрофлот», и в декабре 2010 г. занял пост заместителя мэра по вопросам экономической политики.

Выборы в Государственную думу 2011 года были одним из важнейших событий в циркуляции московских элит. Столичный список «Единой России» возглавил Собянин; следующую за ним позицию заняла Швецова. Это были неспокойные выборы, сопровождавшиеся массовыми протестами москвичей. По результатам выборов Швецова и Ресин стали депутатами Государственной думы, из-за чего прекратили свою работу в столичной мэрии. Команда Собянина серьезно укрепила позиции в Москве.

После перехода Ресина в Государственную думу оставшаяся часть его полномочий перешла М. Хуснуллину, вместе с приходом которого в московском стройкомплексе на месте «Интеко» появились новые корпорации.

Прежде всего это был «казанский десант» из республиканских структур Татарстана: министерства строительства, транспорта и дорожного хозяйства, а также ЖКХ. Комитет города Москвы по обеспечению реализации инвестиционных проектов в строительстве и контролю в области долевого строительства (Москомстройинвест) тоже возглавляют выходцы из Казани, но из бизнес-среды. Первоначально это были главы банка «АК Барс», позднее к ним начали присоединяться представители других татарстанских фирм. Заместителем руководителя Департамента финансов стала Е. Зяббарова, до этого работавшая заместителем главы Минфина Татарстана. С. Левкин возглавил Департамент градостроительной политики. Он был гендиректором одной из крупных строительных фирм Татарстана. Другие посты занимают выходцы из республиканских министерств.

Таким образом, Хуснуллину удалось получить полный контроль над стратегической отраслью московской экономики, стройкомплексом.

Другим важным назначением стало назначение М. Ликсутова. В 2011 г. уровень пробок в Москве был неприемлемым, и это стало постоянным поводом для критики столичных властей. Заместитель мэра по вопросам транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры Н. Лямов стал слабым звеном в команде Собянина и требовал замены. Его отставка в сентябре 2012 г. была не слишком почетной: он стал председателем совета директоров аэропорта «Внуково».

Ликсутов должен был решить назревшую проблему пробок, тем самым доказав свою эффективность на новом месте. Новый вице-мэр сдержал формальное обещание прекратить предпринимательскую деятельность, передав «Аэроэкспресс» и иные фирмы своей бывшей супруге. Однако с его назначением в МКЖД, совместном предприятии правительства Москвы и РЖД, стали появляться топ-менеджеры «Транмашхолдинга»; интересы Ликсутова в «Трансмашхолдинге» со временем стали все более очевидными. Именно эта компания выиграла тендер и выполняла строительство МКЖД.

30 сентября 2011 г. С. Капков стал новым руководителем Департамента культуры. На его плечи была возложена не менее важная миссия: улучшение внешнего имиджа Москвы и досуга ее жителей. Карьерный рост Капкова связан с его политтехнологической деятельностью в 1990-х — начале 2000-х гг. Тогда он познакомился с сыном Р. Абрамовича Аркадием, а затем и с самим предпринимателем, избирательные кампании которого на Чукотке он организовывал. С 2003 по 2011 год он был депутатом Государственной думы от «Единой России», затем — директором парка им. Горького, где проявил себя как эффективный управляющий и благоустроитель. Инвестором реконструкции парка стал Абрамович, что свидетельствует о сохранении между ними прочных связей.

Так в правительстве Москвы появились новые относительно самостоятельные игроки, создавшие основу собственной команды Собянина, которые имели собственные интересы, но реализовывали и волю иных акторов. Хуснуллин, Ликсутов и Капков хотя и были могущественны, но не были равны Собянину и тем более не стали альтернативными центрами консолидации элит. В свою очередь, мэр стал верховным судьей, цель которого — примирение внутриэлитных конфликтов.

Успех на мэрских выборах Собянина (2013) означал и относительный успех «московской» вертикали власти. Чтобы избежать возможных попыток реванша со стороны отстраненной «команды Лужкова», мэр вполне адекватно пошел с ней на компромисс, поставив Швецову во главе избирательного штаба, а свою давнюю соратницу Ракову определив организатором кампании.

В ходе выборов в Мосгордуму (2014) определились четыре центра, которые оказывали непосредственное влияние на выборы: Кремль, «Единая Россия», команда вице-мэра А. Раковой и неконсолидированные представители «старых» элит — П. Бирюков, вице-спикер Госдумы Л. Швецова, спикер Мосгордумы В. Платонов. Кремль тестировал эффективность новой системы выборов на Москве и был заинтересован в росте самостоятельности «Единой России». Команда Раковой выступала за сокращение влияния правящей партии власти на кампанию путем отбора относительно дистанцированных от нее и лояльных мэрии кандидатов. «Единая Россия» была представлена лидером столичного отделения Н. Гончаром, который боролся с мэрией за больший партийно-федеральный контроль над депутатами, хотя сам и не участвовал в выборах.

Все эти группы скреплял между собой Собянин, который, в свою очередь, был заинтересован в максимальном обновлении городского парламента, а следовательно, в его большей контролируемости. Мэр обеспечил законность и конкурентность выборов и даже небольшие преференции системным оппозиционным партиям.

По итогам победила «Единая Россия», получив 28 «партийных» кресел и 10 кресел самовыдвиженцев, поддержанных партией. В гордуме стало меньше профессиональных политиков. В рядах депутатов появились выразители интересов братьев Ротенбергов, Г. Тимченко и Сбербанка, потеснив старых лоббистов. С начала работы новой думы периодически формировались и ситуативные лоббистские коалиции, например, «алкогольная» и «антиалкогольная» во время обсуждения в 2015 г. закона о запрете спиртного в продуктовых магазинах Москвы.

Постепенное обновление команды Сергея Собянина не прекращается и сегодня. Важной кадровой перестановкой с 2013 года стала отставка Капкова. Ее причинами стали амбиции данного чиновника и накопившееся взаимное недопонимание с Собяниным.

В то же время усиливают свое влияние чиновники и политические администраторы (часто весьма молодые), начинавшие работу еще в эпоху Юрия Лужкова, но серьезный карьерный рывок сделавшие именно при Собянине. Например, важной фигурой в системе политического администрирования столицы является В. Шуленин. В 2000-е годы он работал в Мосгоризбиркоме, в 2010 году был избран депутатом Мособлдумы, но вскоре вернулся в столичные структуры власти. 20 апреля 2011 года он был назначен первым заместителем руководителя департамента территориальных органов исполнительной власти города Москвы, в 2012 году — возглавил этот департамент.

Назначенные в апреле 2015 года новые префекты ЮВАО и СЗАО А. Цыбин и А. Пашков имели уже серьезный опыт работы в столичных структурах власти. Первый еще в эпоху Лужкова возглавлял городской Департамент ЖКХ и благоустройства, второй — уже в тот период работал на руководящих должностях в префектурах ЦАО и ЮВАО.

Одним из самых ярких примеров преемственности является А. Шапошников, в 2014 году возглавивший Мосгордуму. Еще в 2005 году он стал членом президиума Московского городского регионального политсовета «Единой России». Его отец В. Шапошников в тот же период и позже был депутатом столичного парламента. Однако именно при Собянине, в 2012 году, Шапошников стал главой МО Ростокино и председателем Ассоциации «Совет муниципальных образований города Москвы».

Возможно, в дальнейшем влияние чиновников и функционеров, основные этапы карьеры которых были связаны со столицей, в структурах московской власти еще вырастет. В то же время интересы многих корпораций и аппаратных групп связаны с Москвой (они касаются недвижимости, застройки и земельных отношений), что все равно будет работать на заметное присутствие в мэрии выходцев из федеральных структур.

4. Действия властей как катализатор протеста

При Сергее Собянине изменились стратегические причины для неполитических акций протеста москвичей.

При Юрии Лужкове одним из ключевых поводов для протеста становилась точечная застройка. Каждый всплеск протеста по подобным поводам охватывал, как правило, лишь несколько соседних дворов. Акции протеста против угроз историческим зданиям могли иметь большой резонанс, но чаще были не самыми массовыми.

При Собянине власти сделали серьезную ставку на инфраструктурное строительство (транспортные развязки, расширение ряда улиц). Однако проекты в этой сфере, становясь поводом для локальных кампаний протеста, могут раздражать уже жителей целого района, а то и нескольких соседних. При этом отказ решать транспортную проблему в столице вел бы к постепенному нарастанию недовольства горожан и только подпитывал бы протестное голосование. Кроме того, столичные чиновники на местах нередко не успевают устранить или хотя бы «сбить» всплески протеста по подобным поводам.

В последние годы появлялись темы для протестов, явно перерастающие местный уровень. К ним относится прежде всего расширение зоны платной парковки. Именно по этой причине первый заместитель главы конституционного комитета Госдумы В. Лысаков еще в конце 2015 г. в письме к Собянину поставил вопрос об увольнении Ликсутова. В ноябре — декабре 2015 г. в Москве было проведено 13 митингов, самый крупным из которых прошел 15 декабря на Пушкинской площади. Он был инициирован депутатом от КПРФ В. Рашкиным, и на него пришло несколько сотен человек, которые частично перекрыли Тверскую улицу. В 2016 году масштаб движения против платной парковки несколько снизился. Акция, вновь организованная 15 декабря 2016 года на Пушкинской площади по тому же вопросу, не имела такого резонанса, как прошлогодняя. Но эта тема наверняка будет подниматься и в 2017 году.

В принципе на общегородской уровень может выйти и проблема гаражно-строительных кооперативов. Снос каждого подобного объекта в отдельности — проблема локальная. Но число подобных инцидентов растет и может происходить одновременно в разных точках столицы.

При этом в столице сокращается число свободного пространства для застройки. Строительные компании и структуры, заинтересованные в возведении новых объектов для собственных нужд, чаще претендуют на земли, занятые зелеными насаждениями. Такие планы тоже могут вызвать недовольство у жителей района и привлечь внимание федеральных СМИ.

Недовольными москвичами и представителями оппозиции высказывались претензии к работе ГБУ «Жилищник». В частности, уборкой московских улиц, по данным газеты «Известия», в 2015 г. были недовольны 58% экономически активных москвичей. В ноябре — декабре 2016 г. уборка исторического центра Москвы вновь ухудшилась, что также отмечается населением.

Одним из громких локальных конфликтов является противоборство между московским правительством и жителями Тимирязевского района, которые в достаточно жесткой форме протестовали против возведения на территории парка «Дубки» многоэтажного жилого комплекса, осуществляемого ООО «Жилой комплекс «На Ивановской'». Конфликт вылился в потасовки с участием нанятых ЧОП и сотрудников полиции, с одной стороны, с другой — противников вырубки.

Чаще всего протестные активисты высказывали претензии к М. Ликсутову, М. Хуснуллину, Л. Печатникову, реже — к П. Бирюкову. Наиболее стабильное положение в мэрии занимает А. Ракова, которая пока не создавала Собянину системных публичных проблем. В 2014 г. под ее руководством была запущена система электронных референдумов «Активный гражданин», целью которой является налаживание коммуникации между правительством Москвы и горожанами и мониторинг общественного мнения по общегородским, отраслевым и районным проблемам. Участие в опросах стимулируется баллами, которые затем можно потратить на оплату мелких услуг, или бесплатным посещением музеев.

«Активный гражданин» привлек внимание значительной части лояльно настроенных к власти москвичей. Работа с этой категорией жителей тоже очень важна — ведь даже просто апатия лояльных избирателей может создавать для региональных властей серьезные проблемы. Однако у протестной среды отношение к этому проекту критическое. В частности, оппозиция обвиняла московские власти в существенных корректировках итогов голосований на портале. Однако главная проблема этого и других коммуникационных проектов мэрии — одноканальность: мэрия либо формирует собственный запрос к гражданам, который нужно протестировать, причем делает это с очевидной целью получить позитивную оценку собственных инициатив (как на портале «Активный гражданин»), либо принимает жалобы отдельных москвичей и реагирует на них (как на портале gorod.mos.ru). Реальный диалог с горожанами, о необходимости которого президент заявил в послании Федеральному собранию, имеет весьма ограниченный характер. Интересы и требования «проблемных» групп (прежде всего недовольных реформами образования, здравоохранения, транспортной политикой) оказываются неучтенными, что искажает реальную картину общественных настроений.

Двойственными оказались оценки парламентских выборов 2016 года в столице. С одной стороны, они были отмечены низкой явкой (35,18%) и менее благоприятным, чем по стране в целом, результатом «Единой России» (около 38%). С другой — подобные показатели были характерны для многих других крупных городов. Однако в столице по сравнению с 2011 годом снизилась и поддержка парламентской оппозиции. Во всех округах, где баллотировались кандидаты от «Единой России», они добились победы (включая такой сложный, как Тушинский №206, где победу одержал имевший изначально слабые стартовые позиции кандидат от «Единой России» Г. Онищенко, среди противников которого оказались проводивший масштабную кампанию Д. Гудков и опытный политик С. Бабурин). Однако на результат «Единой России» в Москве позитивно повлияли фактор Путина и инертная федеральная кампания оппозиции. На выборах муниципальных депутатов (2017) и мэра города (2018) эти «федеральные» факторы будут оказывать значительно меньшее влияние, а позиция «проблемных» групп и протестного электората станет значительно более заметной.

5. Муниципальные выборы: конфигурация и риски

Муниципальные выборы, которые состоятся в сентябре 2017 года в столице, пройдут в иных условиях, чем аналогичные кампании в марте 2012 или сентябре 2016 года (в Щукино).

18 сентября 2016 года прошли также выборы Совета депутатов МО Щукино, срок полномочий которого, в отличие от других районов, составляет четыре года, а не пять лет. Оппозиция выдвинула своих кандидатов от «Яблока» и КПРФ: либералу М. Кацу и коммунисту А. Гребеннику удалось договориться и составить общий список. В результате «Единая Россия» потерпела относительное поражение, получив вместо ожидаемого большинства семь из пятнадцати мест. «Яблоко» получило три мандата, КПРФ — пять. Им удалось достичь такого успеха не только благодаря договороспособности, но и активной коммуникации с избирателями, в том числе в виртуальном пространстве. Оппозиция использовала современные технологии: интерактивное общение с избирателями и «геймификацию» предвыборной кампании.

На выборах муниципальных депутатов в марте 2012 г. оппозиционеры получили около четверти мандатов. В целом ряде муниципальных образований столицы оппозиция добилась неплохих успехов. Так, в Совете МО Пресненский оппозиционерам досталось 11 мест из 15 (5 представителей КПРФ, 3 — от «Справедливой России», 1 — от «Яблока» и 2 самовыдвиженца, настроенных оппозиционно). Хорошие позиции оппоненты «Единой России» тогда получили в Советах депутатов МО Тропарево-Никулино, Таганский, Головинский.

Однако столичные муниципальные выборы и в 2012, и в 2016 году были совмещены с федеральными — президентскими и парламентскими соответственно. Это подразумевало заметно более высокую явку избирателей. Есть пример и выборов в столице в условиях, более близких к тем, которые ожидаются в сентябре 2017 года. В сентябре 2015 года проходили довыборы по отдельным округам муниципальных депутатов в 6 районах столицы (Косино-Ухтомский, Можайский, Западное Дегунино, Северное Медведково, Митино, Обручевский), и они не были совмещены с федеральными или региональными избирательными кампаниями. Явка избирателей тогда составила от 7,44% (Западное Дегунино) до 13,65% (Митино). Во всех случаях с большим отрывом победили кандидаты от «Единой России».

На муниципальных выборах-2017 оппонентам власти будет сложнее мобилизовать своего избирателя. Однако там, где оппозиционные партии смогут опереться на протестные группы, у власти могут возникнуть проблемы. Кроме того, в преддверии выборов мэра слабые результаты «Единой России» даже в отдельных районах могут быть интерпретированы как крупный провал команды Собянина.

6. На пути к выборам мэра: угрозы для власти

Сергей Собянин показал себя как амбициозный и осторожный политик, цель которого — постоянное продвижение на государственной службе. Он вполне в состоянии продолжать карьерный рост, особенно с учетом поддержки президента. Весьма вероятно, что в 2018 г. он выдвинет свою кандидатуру на пост мэра на новый срок. Сам Собянин сдержанно дал понять прессе, что имеет такие намерения.

Прямых угроз со стороны групп влияния внутри московских властей для Собянина пока не наблюдется: группы влияния, представленные в правительстве Москвы, постоянно ведут между собой борьбу (особенно Хуснуллин и Бирюков) и поэтому не имеют ни возможности, ни воли для объединения ради саботажа или открытого противостояния мэру.

Однако в 2017—2018 годах мэрия столкнется с рядом реальных угроз.

1. Медийные кампании, организованные федеральными игроками, которым может быть выгодно ослабление позиций Собянина. Поводом для них не обязательно станут проблемы, затрагивающие весь город, или общегородские протестные акции — достаточно нескольких точек напряженности, которые могут стать поводом для критики столичных властей. Обратим внимание, что призыв Владимира Путина «не прятаться в служебных кабинетах, не бояться диалога с людьми» прозвучал в 2016 году, когда крупных общегородских протестных кампаний в Москве не было, зато заявили о себе сразу несколько «тематических» протестных групп на местах (например, серьезно активизировавшиеся конфликты вокруг парков «Торфянка», «Кусково», «Дубки», Парка Дружбы).

2. Формирование групп социального протеста (главным образом связанного с проблемами застройки). Отсутствие диалога между жителями, затронутыми такими конфликтами, и городскими чиновниками может стать значимой проблемой. Вполне ожидаемо сотрудничество инициативных групп с оппозицией, а также их работа по организации общегородских протестных кампаний (как в случае с платными парковками и КПРФ).

3. Непосредственная активность оппозиционных партий. Для столичных отделений оппозиционных партий 2016 год был сложным. В ходе парламентских выборов результат большинства из них по Москве ухудшился. «Яблоко» по итогам думской кампании потеряло право выдвижения кандидатов на выборах всех уровней без сбора подписей, что делает эту организацию менее привлекательной для беспартийных кандидатов, желающих принять участие в муниципальных выборах. Сотрудничество между оппозиционными партиями на данных выборах тоже под вопросом. Скорее они будут настроены ослабить соперников в борьбе за протестный электорат. Однако если руководство этих партий посчитает, что поддержка мэра со стороны федерального центра ослабевает, они могут начать формулировать дополнительные условия городским властям.

7. Вызовы 2017−2018: возможный ответ Собянина

Прежде всего определенно необходима реальная коррекция проводимого столичными властями курса: и в сфере благоустройства, и в сфере регулирования парковочного пространства и в целом транспортной политики, и в сфере здравоохранения, и в сфере образования. Конкретные контуры этой коррекции еще предстоит определить. Однако совершенно очевидно, что действовать в логике «окна Овертона» (например, для расширения зоны платных парковок уже несколько раз применялся стереотипный набор объяснений: 1) ничего не планируется; 2) активные москвичи и муниципальные депутаты требуют расширения зоны платных парковок, а специалисты считают его необходимым; 3) департамент транспорта изучает проблему; 4) зона платной парковки будет расширена) больше нельзя: это подрывает доверие москвичей к столичным властям.

Вряд ли мобилизации столичных избирателей вокруг властей будут прямо способствовать отставки чиновников, фамилии которых чаще всего называют на протестных митингах (М. Ликсутова, М. Хуснуллина или Л. Печатникова). Горожане в массе своей все равно их идентифицируют слабо (пожалуй, за исключением М. Ликсутова). Однако обновление московского чиновничества необходимо: во-первых, на него есть прямой общественный запрос, во-вторых — С. Собянин в 2010—2011 гг. проводил достаточно жесткую кадровую политику, и она находила одобрение москвичей. Формат обновления элит в Москве еще предстоит определить, однако очевидно, что ощущение «кадрового застоя» необходимо преодолеть. Тем более что новая легислатура для любого крупного политика (а выдвижение С. Собянина на второй срок можно считать вполне вероятным) — это всегда «перезагрузка» его окружения и ориентированных на него элит в целом.

Эффективный путь реагирования на угрозы для мэрии — не создавать поводы для общегородских кампаний протеста, не допускать консолидации локальных протестных групп и их сближения с политической оппозицией, не допускать длительных союзов между представителями оппозиционных партий или чрезмерного доминирования некоторых из них.

Мэрия должна создавать механизмы быстрого реагирования на появление точек протестной активности и социальной напряженности, не полагаясь целиком на Общественную палату Москвы, сотрудников префектур и управ. Для этого система коммуникации власти с горожанами должна быть изменена. Изменения должны привести к созданию системы диалога с «проблемными» группами.

Эффект может дать активизация работы Общественной палаты Москвы и общественных советов при столичных органах власти, в том числе расширение их состава за счет привлечения независимых экспертов, а также настроенных на конструктивный диалог общественных активистов. Важен оперативный мониторинг социального самочувствия москвичей и отслеживание появления новых протестных точек — силами не только чиновников мэрии, но и независимых специалистов.

Российскую региональную власть зачастую подводит не столько голосование ее жестких противников, сколько апатия вполне лояльных избирателей. Понятно, что повестка социальной политики сегодня формируется преимущественно на федеральном уровне. Однако политические настроения в столице имеют далеко не только региональное значение. Ю. Лужков воспринимался многими москвичами как гарант сохраненных в годы его работы социальных льгот. Возможно, в 2017—2018 годах команда нынешнего мэра будет делать ставку не на реализацию собственной повестки, а на те достижения С. Собянина, которые очевидны для лояльного властям большинства населения Москвы.

Дмитрий Орлов, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК),

Михаил Нейжмаков, ведущий аналитик АПЭК,

Артемий Степанов, аналитик АПЭК

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 января 2017 > № 2040649


Евросоюз. Украина > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 января 2017 > № 2040637

17 января президент Украины Петр Порошенко заявил, что страна категорически не намерена отказываться от курса на евроинтеграцию.

«Европейский проект имеет гораздо больший запас прочности, чем это представляют себе в Кремле… Европейские ценности и институциональные возможности ЕС намного превышают те фобии, которыми кое-кто пытается запугать европейцев», — отметил Порошенко. «На Украине в Европейский проект и ценности верят иногда больше, чем даже в самой объединенной Европе. И как бы этого кому-то не хотелось, мы ни при каких условиях не намерены отказываться от евроинтеграционного курса», — заверил он.

По мнению главы украинского государства, именно 2017 должен стать годом ответов на системные вызовы. «Мы все несем ответственность за то, каким будет мир, Европа и наше будущее… Теперь, как никогда ранее, следует помнить, что именно приверженность общим ценностям стала основой успеха европейского проекта. Как и то, что мы, украинцы, никогда не отречемся от своей земли и не будем торговать своей свободой», — сказал Порошенко.

Ассоциация Украины и ЕС

Тут следует вернуться на год назад. По состоянию на начало 2016 года соглашение об ассоциации Украины с ЕС было одобрено всеми странами Европы. Даже Нидерландами — король и две палаты парламента проголосовали «за» с апреля по июнь 2015 года. Оставался лишь консультативный референдум, назначенный на апрель 2016 года, который многие, в том числе и на Украине, считали простой формальностью.

Однако социологические опросы, проведённые перед референдумом, выявили, что количество противников ассоциации Украины с ЕС угрожающе велико. Количество сторонников проекта ни разу не подымалось выше 40%. К тому же, исследования показали, что противники более активно настроены и с большей вероятностью придут на участки. «Украина стала заложником референдума в Нидерландах. С одной стороны, референдум — это проявление демократии, с другой, на мой взгляд, он имеет отрицательный знак», — охарактеризовала проблему заместитель министра иностранных дел Украины Елена Зеркаль в интервью информагентству «Укринформ» и вряд ли даже поняла, что именно она сказала. А сказала она дословно то, что референдумы бывают хорошие и плохие. И конкретно этот — плохой.

Следует отметить, что Нидерланды — пока что единственная страна в ЕС, где у граждан догадались спросить, как они относятся к перспективе заключения подобного соглашения с Украиной. В остальных входящих в ЕС странах процедура ратификации соглашения обычно проходила одобрение парламента (парламентов) и главы государства. Однако если бы такие референдумы проводились ещё где-то, то возможно препятствием стали бы не только Нидерланды.

Также опросы выявили следующие причины негативного отношения по поводу соглашения с Украиной:

— тотальная коррумпированность украинской власти;

— опасение, что соглашение станет первым шагом на пути к членству Украины в ЕС. Тут Украине следует винить евробюрократов, этот тезис часто звучал в конце 2000-х, когда Украина присоединилась в программе «Восточное партнёрство»;

— ассоциация Украины невыгодна экономике Нидерландов. Особенно часто этот аргумент вспоминали сельхозпроизводители. Тут же звучали и голоса тех, кто опасался за свои бизнес-отношения с РФ;

— в Нидерландах с опаской смотрят на Украину как на источник трудовой миграции;

— ну, и конечно же, не забыты две негативные истории, связанные с Украиной: MH17 и 24 картины, украденные в начале 2000-х годов из нидерландского музея. В конце 2015 года они каким-то образом очутились у одного из воюющих в Донбассе «добровольческих батальонов», руководство которого потребовало от музейщиков выкуп в размере 50 млн долларов за их возврат.

В итоге «нет» сказали 61% участников голосования, чем поставили своё правительство в очень неудобную позицию. С одной стороны, референдум консультативный. С другой, это всё же референдум и дикие взгляды замглавы МИД Украины в Европе разделяют разве что маргиналы. К тому же оппозиция взяла вопрос на контроль: весной 2017 года в стране выборы и решение наперекор воле народа наверняка отразится на их результатах. С третьей стороны, на правительство Нидерландов давила вся мощь евробюрократии. Премьер страны Марк Рютте в результате вынужден был пообещать, что правительство определится с решением к 7 ноября. Обещание сдержать не удалось — лишь к 15 декабря был разработан (и принят остальными членами ЕС) текст документа с дополнительными требованиями Нидерландов к СА с Украиной. Таким образом, в Нидерландах пытаются принять компромиссное решение: не выбиться из европейской повестки и учесть все опасения противников соглашения. Общий смысл поправок таков. Столь желаемое Киевом соглашение не предоставляет Украине статуса кандидата на вступление в ЕС (ни сейчас, ни в будущем); не даёт Украине гарантий общеевропейской безопасности; не предполагает выделения финансовой помощи за счёт общеевропейских фондов; не даёт украинским гастарбайтерам права на работу в странах ЕС. Всё это, конечно, может быть предоставлено, но лишь отдельными странами Европы — если вдруг им так хочется.

Срок ратификации СА с дополнительными условиями пока не назначен, но по словам Рютте, вряд ли стоит ожидать его раньше марта следующего года. Причём если парламент не успеет, то решать этот вопрос придётся уже с новым депутатским составом. В свою очередь, в украинском МИД ожидают этого уже в январе.

Однако в деле уже появились новые препятствия. Так, 13 января один из инициаторов референдума по ратификации соглашения об ассоциации Украина-ЕС в Нидерландах — глава платформы «Форум за демократию» Тьерри Боде — подал иск в суд относительно действий правительства Нидерландов в этой ситуации. Истец аргументировал это тем, что правительство не должно допускать неопределенности относительно своей позиции: принимать или отвергать результаты референдума. Предполагается, что суд в Гааге должен вынести решение по иску 12 апреля, а до тех пор ожидать каких-либо движений в этом направлении не приходится.

Безвизовый режим

С предоставлением безвизового статуса произошла похожая история. С одной стороны Украина к нему всё ближе и ближе (если под приближением понимать выполнение требований Европы). Кроме того, Киеву за 2016 год удалось продвинуться по общей процедуре, собрав одобрение Еврокомиссии, профильного комитета Европарламента Совета Европы, самого Европарламента. С другой стороны, безвиз уже реально получает Грузия и ряд островных государств Тихого океана, но не Украина.

Украине же полагается механизм приостановления безвизового статуса — специальная процедура, с помощью которой страны ЕС смогут точечно лишать права на въезд в страны Шенгенского соглашения граждан Украины, которые будут либо не соответствовать требованиям, либо наберут предельный уровень нарушений европейского миграционного законодательства. Это пока в теории, никто не может сказать, как это будет работать на практике — тут необходима специальная компьютерная система и интеграция баз данных всех государств Шенгенской зоны. Только после этого Украина сможет рассчитывать на безвиз (хотя одно всё же не предполагает другого). Как видим, все это перекликается с дополнительным протоколом к СА, подписанному по настоянию Нидерландов.

Есть ещё одно небольшое «но». Кроме благодушной позиции еврочиновников, есть ещё и индивидуальные позиции стран ЕС. С мнением Нидерландов мы знакомы, однако не они всё же являются лидерами этого объединения. Лидерами являются Франция и Германия, и вот как раз они также принадлежат к числу стран, сомневающихся в необходимости безвиза для Украины. Информация, разумеется, не официальная, но из дипломатических кругов.

Украинские политики и СМИ, помимо обещаний безвиза, «вот прямо на днях» весь год кормили украинцев заместительными поводами, объясняющими, почему же очередной прогноз не сбылся. Среди виноватых был Brexit, е-декларации, Турция (турки тоже требуют безвиз), «Украинская правда» (издание в августе разместило материал-призыв не давать Украине безвиз и финансовую помощь), мораторий на экспорт леса, Россия.

Хотя было бы несправедливо не отметить некоторые успехи «евроинтеграции» Украины. Так, кроме упомянутого общего продвижения выполнения требований ЕС, Украина в конце года получила безвизовый статус с Албанией. Не говоря уж о том, что Польша делает всё, чтобы украинцы не чувствовали никакого дискомфорта. Только за 2016 год поляки выдали украинцам несколько сот тысяч разрешений на работу (сегодня около миллиона украинцев официально работают в Польше). Упрощённую процедуру трудоустройства собираются продлить ещё на год, а в будущем обещают 3−4 летние разрешения на работу и содействие в уравнивании зарплаты до среднепольского уровня.

Когда же Украине ждать безвизовый статус и ждать ли вообще? Президент Порошенко уже заявил, что в этом году соглашение об ассоциации и «безвиз» совершенно точно должны быть введены (впрочем, такие заявления он делает с момента вступления в должность).

«В 2017 соглашение об ассоциации и безвизовый режим должны стать юридически свершившимся фактом — важный элемент мирного возвращения Донбасса и Крыма», — сказал он. «Дальше откладывать — вопиюще несправедливо, потому, что украинцы заплатили высокую цену. И опасно, так как дальнейшие ничем не аргументированные промедления подрывают веру украинцев в Европу, чего, собственно, и добивается Россия», — подчеркивает Порошенко.

О том, что затягивание Евросоюзом предоставления Украине безвизового режима привело к тому, что ЕС начал терять доверие украинского общества, заявила и первый заместитель спикера Верховной рады Ирина Геращенко. «Мы все сделали в этом вопросе. Но, к сожалению, мы столкнулись с позицией, когда европейская сторона ведет себя не совсем умно, безосновательно привязывая безвизовый режим к так называемому «специальному механизму», откладывая введение безвизового режима для нас», — сказала Геращенко.

А политолог Василий Стоякин в комментарии ИА REGNUM советует обратить внимание на неформальные требования ЕС, под которые подходит в частности отмена Киевом моратория на экспорт украинского леса: «Отсутствие нормального пограничного контроля на Востоке и коррупция — конечно, основания для отказа в безвизе, но достаточно посмотреть на миграционную политику Германии и Франции, чтобы понять — дело не в этом. ЕС хочет реальных экономических уступок, в первую очередь — уничтожения национального крупного бизнеса».

Между тем, половина украинцев считают не важным введение безвизового режима Украины с ЕС. Об этом говорится в результатах социологического исследования Фонда Демократические инициативы имени Илька Кучерива, проведенного совместно с социологической службой Центра Разумкова, которые были обнародованы в последние дни 2016 года. Согласно данным социологов, введение безвизового режима является важным для 44% украинцев.

В представительстве ЕС на Украине надеются, что безвизовый режим для украинцев согласуют в «ближайшие несколько месяцев». Как сказал глава представительства Хью Мингарелли в интервью «Радио Свобода»: «Я не могу назвать вам точную дату, но надеюсь, что на протяжении следующих нескольких месяцев будет формальное решение, которое позволит украинцам краткосрочное пребывание в Евросоюзе без виз. Украинский народ этого заслуживает, ведь Украина выполнила все обязательства, все условия, которые выдвинул ЕС».

Евросоюз. Украина > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 января 2017 > № 2040637


США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 января 2017 > № 2040636

Одним из самых важных вопросов во внешней политике избранного президента США Дональда Трампа, полную картину которой еще предстоит составить, является то, какой курс президент-республиканец выберет по отношению к Израилю. При этом самыми существенными из противоречий, возникших между США и Израилем в ходе президентства Барака Обамы, являются сделка с Ираном и расширение израильских поселений на Западном берегу реки Иордан, пишет Келли Бокар Влахос в статье для The American Conservative.

Хотя Трамп и начал свою предвыборную кампанию с заявлений о том, что его позиция по палестино-изральскому конфликту будет носить «нейтральный» характер, за последние несколько недель она значительно сдвинулась «в сторону настойчивого сионизма». Так, избранный президент США выдвинул на пост посла США в Тель-Авиве человека, придерживающегося более правых взглядов, чем премьер-министр страны Биньямин Нетаньяху, взял в свою команду еще одного сторонника израильских поселений, а также назначил своего зятя Джареда Кушнера, который, по некоторым данным, и стоял за привлечением этих лиц, на пост высокопоставленного советника.

Эксперты отмечают, что в новой команде наблюдается такое единство позиций против решения палестино-изральского конфликта двумя странами, за расширение поселений на спорных территориях и перенос посольства США из Тель-Авива в Иерусалим, какого давно не было в политике Вашингтона. Если этим силам удастся поступить согласно своим планам, и без того хрупкий Ближний Восток может встать на путь новой региональной напряженности, тогда как на десятилетиях процесса мирного урегулирования будет поставлен крест.

«Мы обеспокоены, потому что новая администрация, кажется, отказывается от давнего межпартийного консенсуса в поддержку двухгосударственного решения палестино-израильского конфликта и давней межпартийной внешней политики США против шагов, которые могут нанести вред двухгосударственному решению, в том числе против расширения поселений», — заявил Дилан Уильямс из лоббистской организации J Street, которая занимается поддержкой Израиля и решением конфликта между Израилем и Палестиной, а также поддерживает ядерное соглашение с Ираном.

Вопрос поселений стал центральным в декабре, когда США воздержались при голосовании в Совете Безопасности по резолюции против еврейских поселений на Западном берегу реки Иордан. Тогда Трамп в гневе выступил с рядом сообщений в Twitter против администрации Обамы за сделку с Тегераном и отказ от вето в ООН, после чего республиканец призвал израильский народ «держаться», пообещав, что «после 20 января все будет лучше». Инцидент произошел менее чем через месяц, после того как помощница Трампа Келлиан Конуэй настояла на необходимости переноса посольства США. По её словам, это «большой приоритет» для Трампа.

«Без сомнения, это вызывает опасения», — считает Уильямс. «Как и в случае с большинством его замечаний и политических мер, предстоит еще посмотреть, сколько в них риторики, а какие из них он планирует воплотить в жизнь». Однако отказ от двухгосударственного решения и перенос посольства, добавил он, «будет связан с большими рисками».

И процесс уже пошел. Так, в первый день заседания Конгресса ряд республиканцев внес на рассмотрение законопроект о том, чтобы объявить Иерусалим столицей Израиля, а также перенести туда посольство США из Тель-Авива.

С другой стороны, президент Палестины Махмуд Аббас обратился к Трампу с письмом, в котором он предостерег от подобного шага, подчеркнув, что эти действия будут иметь «катастрофические последствия» для мирного процесса. «Катастрофическими» последствия подобного шага называли и в Иордании, для которой перенос посольства станет «красной чертой».

При этом Дэвид Фридман, которого Трамп выдвинул на пост посла США, лишь ускорит ход событий по этой траектории. Фридман — ортодоксальный иудей — был сопредседателем Рекомендательного комитета по вопросам Израиля в предвыборном штабе Трампа. Вместе с ним комитетом руководил юрист Джейсон Гринблатт, занимающий на сегодняшний день пост специального представителя по международным отношениям. И Фридман, и Гринблатт поддерживают близкие связи с мужем дочери Трампа Иванки Джаредом Кушнером, который, по некоторым данным, и «помог» при составлении обращения Трампа к Американо-Израильскому комитету по общественным связям (АИКАС)

Фридман не только заявил, что поселения на спорных территориях законны, но и назвал двухгосударственное решение «иллюзией», а также пообещал тем, кто поддерживал Трампа на выборах, что новый президент США не будет делать ничего, чтобы принудить Израиль к переговорам. Он сторонник и спонсор консервативного еврейского поселения Бейт-Эль на Западном берегу реки Иордан. Он также назвал организацию J Street теми, кто «хуже, чем капос» — нацистских сообщников из числа евреев, тогда как, по его словам, Антидиффамационная лига делает «кретинские» заявления.

Читайте также: «Хуже, чем капо!» — посол Трампа в Израиле считает Обаму антисемитом

В свою очередь, посол Израиля в США Рон Дермер, который встречал холодное отношение со стороны администрации Обамы, был тепло принят новым руководством. Он обвинил команду Обамы в сговоре с ООН по антиизраильской резолюции и выступил в защиту Стива Бэннона и издания Breitbart News, которых обвинили в антисемитизме. Он также выступает за перенос посольства, считая выдвижение Фридмана «прекрасным выбором».

Для ультраконсервативных произраильских групп в Вашингтоне такое развитие событий крайне желательно. Тем не менее, несмотря на уверенность одних экспертов в поддержке со стороны Трампа еврейских поселений и переноса посольства, некоторые неоконсерваторы с подозрением относятся к позициям Трампа в вопросе Израиля. Однако, как отмечает профессор международных отношений Гарвардского университета Стивен Уолт, выступивший соавтором книги «Израильское лобби и внешняя политика США», холодная реакция республиканцев на шаги Трампа в сторону Израиля связана с их неприятием самого Трампа.

Тем не менее они по меньшей мере понимают, что он занимает более произральские позиции. Так, бывший заместитель государственного секретаря США в администрации Рональда Рейгана Эллиот Абрамс выразил свое удовлетворение выдвижением Фридмана, а также отметил, что «кажется вероятным, что при администрации Трампа США вернутся к прежним практикам и будут стоять на защите Израиля».

Даже, возможно, самый ярый критик Трампа Уильям Кристол нашел что сказать хорошего о Трампе за прошедшие дни, прежде всего из-за того, что Кристол считает подход Обамы к Израилю достойным самого яростного порицания. Так, после голосования в ООН Кристол заявил, что Трамп «перенастроит американо-израильские отношения», потому что он занимает более «дружескую, чем администрация Обамы, позицию» к Тель-Авиву.

Тем временем профессор истории России в Университете Центрального Коннектикута и регулярный автор статей правого издания Jerusalem Post Джей Бергманн обвиняет американо-израильские лоббистские группы вроде АИКАС в том, что они слишком привыкли к статус-кво и доступу к вашингтонскому истеблишменту, чтобы одобрять радикальные шаги, за которые выступают Трамп и его приближенные. Он считает, что для лоббистов близкие связи с Белым домом и Конгрессом оказались важнее, чем выполнение возложенных на них обязанностей по усилению безопасности Израиля посредством увеличения его поддержки в США.

Бергманн также не считает, что перенос посольства и даже отказ США от двухгосударственного решения обязательно приведет к региональному конфликту. По его словам, соседние арабские страны в большей степени озабочены ядерной программой Ирана, поэтому они будут в большей степени поддерживать шаги Трампа по подрыву соглашения, достигнутого с администрацией Обамы.

«Соглашение с Ираном, без сомнения, является худшим, что Обама сделал за последние восемь лет», — подчеркивает Бергманн. «Арабы-сунниты не дураки, они понимают, что Тегеран представляет куда большую угрозу для них, чем сохранение Израиля, даже если они не могут заявить об этом во всеуслышание».

Однако, заключает автор, ни придерживающийся правых взглядов Бергманн, ни левоцентристская организация J Street, ни Уолт, стоящий на реалистических позициях, не знают, какие шаги будет реально делать Трамп, сколько в его словах пустой риторики, а также будет ли он преследовать интересы Израиля или же попросту откажется от активного процесса мирных переговоров и даст двум сторонам разбираться самостоятельно. Каждый вариант будет связан с рисками для безопасности США, а взаимные уступки станут причиной дебатов уже в первые дни работы новой администрации.

Максим Исаев

США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 января 2017 > № 2040636


США. Ирак. Кувейт. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 17 января 2017 > № 2040670

17 января 1991 года вооруженные силы США и стран Международной коалиции ООН начали военную операцию «Буря в пустыне» (Operation Desert Storm), направленную на уничтожение иракских войск, занявших соседний Кувейт. В отличие от большинства других военных интервенций США, на этот раз всё было сделано согласно международному законодательству — решение было принято Советом безопасности ООН, с согласия уже распадающегося на тот момент СССР.

Реакция людей

Решение, ставшее смертным приговором для Ирака

Сама операция «Буря в пустыне» стала частью Войны в Персидском заливе 1990−1991-х годов. Началась она с вторжения Ирака в Кувейт 2 августа 1990 года. Перед тем как это произошло, президент Ирака Саддам Хуссейн обвинил правительство Кувейта в воровстве иракской нефти (якобы использовались технологии бурения наклонных скважин) и взамен требовал списать немалые долги (более $14 млрд, в сумме страна была должна $60 млрд разным кредиторам), которые образовались у Багдада за годы (1980−1988) Ирано-Иракской войны, заплатить компенсацию размером $2,5 млрд и передать как минимум в аренду, стратегически важные острова Варба и Бубиян. Ко всему прочему, Кувейт не придерживался квот ОПЕК по добыче нефти, что не способствовало так необходимому обнищавшему после войны Ираку подъёму цен на нефть. В купе с тем, что в Ираке были популярны идеи (не без оснований) о том, что исторически территория Кувейта относится к Ираку, Саддам Хуссейн принял роковое для себя и для Ирака решение начать вторжение в соседнее государство. Некоторые источники приводят текст телефонного разговора, якобы состоявшегося между Саддамом Хусейном и эмиром Кувейта шейхом Джабером 1 августа, за день до иракского вторжения. Хусейн спросил: «Как поживаешь, о шейх Джабер?» «Слава Аллаху, чувствую себя хорошо, уже отобедал», — последовал ответ. «Клянусь Аллахом, — сказал Саддам, — завтракать в Кувейте ты уже не будешь!»

Военное вторжение прошло «как по маслу», уже к 4 августа Кувейт был полностью под контролем иракских войск, в десятки раз превосходящих по численности противника. Однако попытка захватить шейха Джабера провалилась — он успел улететь в соседнюю Саудовскую Аравию. С самого начала иракской интервенции Совбез ООН начал принимать резолюции, призывающие вывести оккупационные войска. Были введены экономические санкции и эмбарго на поставки вооружения Ираку (в том числе СССР и Китаем). Уже 8 августа марионеточное правительство, установленное в Кувейте, и руководство Ирака объявили о слиянии двух государств. В тот же день на территорию Саудовской Аравии начали прибывать первые американские военные (82-я воздушно-десантная дивизия).

«Щит пустыни», или как за полгода перебросить армию на «край света»

С 7−8 августа 1990 года началась операция по развертыванию крупной войсковой группировки США и Международной коалиции ООН (34 страны, в том числе Сирия и Египет) в Саудовской Аравии, Оманском и Персидском заливах. За это время были переброшены несколько американских (73% численного состава сил коалиции), британских и французских дивизий, а также 6 авианосных ударных групп. В общей сложности были развернуты войска, численностью 956 тысяч человек, более 3300 танков, 3600 единиц артиллерии, 4000 бронемашин. Численность авиационной группировки превысила 2600 самолётов и 1950 вертолётов. Помимо самой переброски, в Саудовской Аравии постоянно проводились учения прибывающих войск, тем более что необходимо было наладить взаимодействие войск разных стран. 29 ноября 1990 года Совбез ООН принял резолюцию № 678, фактически являвшуюся ультиматумом Ираку. Она давала Ираку месяц на вывод войск из Кувейта, в ином случае коалиция получала право применить военную силу.

17 января 1991 года началась операция по освобождению Кувейта, получившая название «Буря в пустыне». Первая фаза операции была исключительно воздушной и продлилась до 24 февраля 1991 года. Только за первые два дня были выполнены около 4700 боевых вылетов, результатом которых было уверенное завоевание господства в воздухе и подавление основных элементов противовоздушной обороны Ирака. После этого интенсивность полетов несколько снизилась, упор был сделан на уничтожение войск противника, складов боеприпасов, пусковых установок оперативно-тактических ракет Р-17 (Scud), объектов государственного и военного управления.

Всего в течение операции было выполнено более 100 тысяч боевых вылетов, при этом потери, понесенные коалицией, оказались очень малы — всего 75 единиц авиации (далеко не все были сбиты противником). Некоторые источники говорят о том, что разведка США смогла заразить вирусом компьютеры иракских военных, что привело к сильной дезорганизации работы системы ПВО. Есть свидетельства и о большом количестве предательств и подкупов иракского офицерского состава, впрочем, это не умаляет заслуг американцев и их союзников, так как это также важнейшие элементы любой войны.

Сухопутная фаза операции началась 24 февраля и продлилась всего 4 дня. Иракские войска были буквально сметены. Силы коалиции начали наступление сразу с нескольких сторон, планируя создать внешний и внутренний фронт окружения. Важным фактором при окружении Иракских войск, располагающихся в Кувейте, стало уничтожение всех мостов через Евфрат (это сделала авиация). После этого отступить на северный берег Евфрата и уйти вглубь Ирака было уже невозможно. Еще до начала наземной операции, Иракская армия уже имела потери не менее 30 тысяч человек. Уже к середине 25 февраля Эль-Кувейт (столица Кувейта) была окружена, после чего обороняющиеся стали массово сдаваться в плен, 26 февраля иракские военные оставили столицу. Наступление шло по всем направлениям, в том числе и собственно на территорию Ирака. 27 февраля уже активно шло наступление на крупный иракский портовый город Басра. В результате разгрома основных сил Ирака, 28 февраля Саддам Хусейн был вынужден прекратить боевые действия и принять все требования ООН. После этого, 3 марта, Норман Шварцкопф (командующий силами коалиции, четырехзвездочный генерал ВС США) и Халед бин Султан (фельдмаршал армии Саудовской Аравии) на захваченной иракской авиабазе Сафван подписали с представителями иракской стороны соглашение о прекращении огня.

В результате «Бури в пустыне» были уничтожены или лишены боеспособности 42 дивизии армии Ирака (всего их было 44), число жертв, предположительно, составило около 100 тысяч человек. Большая часть военной техники, количество которой было не меньше (кроме авиации), чем у коалиции, была уничтожена или захвачена. Более 71 тысячи иракских военных сдались в плен. При этом войска коалиции потеряли всего 292 человека (причем заметная часть из них стала жертвой «дружественного огня»), 31 танк, 32 бронированные боевые машины и т.п. Таким образом, на уничтожение одной иракской дивизии (в среднем 8−10 тысяч человек), Международная коалиция теряла всего 7 человек.

Главным итогом и выводом «Бури в пустыне» стало внедрение высокотехнологической войны. Массированное применение высокоточных авиационных средств, систем радиоэлектронной борьбы, повсеместное использование спутниковой навигации GPS, средств для ночного ведения боя (тепловизионных и ночных прицелов) и других высоких технологий сделало огромную по численности иракскую армию (650 тысяч человек) беспомощной. К примеру, те же иракские танки Т-55 и Т-72 первых модификаций, не оснащенные тепловизионными прицелами, становились легкими жертвами для американских танков M1 Abrams, действовавшим ночью. Да и уровень подготовки, тактика и разведывательные возможности американских войск на голову превосходили иракские возможности. Кроме того, «Буря в пустыне» создала предпосылки для Иракской войны 2003 года, итогом которой стала полная оккупация Ирака войсками США и НАТО и казнь Саддама Хуссейна. Этот шаг стал причиной фактического распада Ирака на три части после вывода американских войск в 2011 году. Теперь Ирак де-факто представлен, собственно, официальным Ираком, во главе с проамериканским шиитским правительством, Иракским Курдистаном и ИГИЛ («Исламское государство» — террористическая организация, запрещенная в РФ). Перспективы воссоединения этих частей в единое государство очень туманны и маловероятны.

Леонид Нерсисян

США. Ирак. Кувейт. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 17 января 2017 > № 2040670


Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 17 января 2017 > № 2039917

Правительство Великобритании вынесет согласованный с Брюсселем окончательный план выхода Соединенного Королевства из состава ЕС (Brexit) на голосование в обеих палатах британского парламента. Об этом заявила премьер-министр страны Тереза Мэй в речи на тему Brexit во вторник, 17 января. Между тем она не уточнила, что произойдет, если парламент проголосует против "развода Лондона с Брюсселем".

Согласно плану Мэй, после выхода из ЕС Великобритания не сможет оставаться членом единого торгового пространства Европейского Союза, но будет стремиться заключить такое соглашение, которое позволило бы ей наиболее свободную торговлю со странами Евросоюза в новых условиях.

По словам премьера, она поддерживает постепенный переход к новой иммиграционной, таможенной и финансовой системе, чтобы избежать возможных угроз стабильности британского бизнеса. Британские власти намерены контролировать иммиграционные потоки из Евросоюза, но обещают гарантировать права граждан ЕС, живущих в Соединенном Королевстве, а также британцев, живущих на территории Евросоюза. Детали нового миграционного законодательства еще не проработаны, сообщила Тереза Мэй.

Великобритания не собирается быть "половинчатой" участницей ЕС и бесконечно пребывать в переходном статусе, подчеркнула Мэй, назвав это состояние "вечным политическим чистилищем". Глава британского правительства стремится заключить новое партнерское соглашение с Евросоюзом к концу двухгодичного периода переговоров с Брюсселем о Brexit. Формально переговорный процесс планируется запустить в марте.

Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 17 января 2017 > № 2039917


Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 17 января 2017 > № 2039911

Федеральный конституционный суд во вторник, 17 января, отклонил иск о запрете праворадикальной Национал-демократической партии Германии (НДПГ). Хотя идеология партии противоречит ценностям конституции ФРГ, у НДПГ нет потенциала для устранения демократии в Германии, заявил председатель КС Андреас Фоскуле (Andreas Voßkuhle), оглашая постановление суда. По его словам, "нет убедительных доказательств того, что деятельность партии может привести ее к успеху".

Ходатайство о запрете правоэкстремистской партии было подано бундесратом (представительство немецких федеральных земель) при поддержке бундестага в 2013 году. Бундесрат впервые предлагал запретить НДПГ еще в 2003 году, однако Федеральный конституционный суд отклонил иск после того, как стало известно, что руководящие позиции в партии занимали тайные сотрудники или осведомители Федерального ведомства по охране конституции.

Намерение добиться запрета НДПГ подвергалось в Германии критике с разных сторон, поскольку законодательство ставит очень высокие препятствия для этого. Кроме того, критики указывают, что популярность правых радикалов значительно снизилась в последние годы. Так, на региональных выборах в 2016 году они лишились мандатов в последнем земельном парламенте - в Мекленбурге-Передней Померании.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 17 января 2017 > № 2039911


Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 17 января 2017 > № 2039910

Решение Федерального конституционного суда не запрещать праворадикальную Национал-демократическую партию Германии (НДПГ), вынесенное 17 января, вызвало противоречивые реакции в стране. Зампредседателя фракции СДПГ в бундестаге Ева Хёгль (Eva Högl) назвала вердикт суда "крайне разочаровывающим", поскольку запрет стал бы серьезным ударом по организационной структуре правых радикалов и прекратил бы их финансирование из средств налогоплательщиков.

С другой стороны, по ее словам, запрет не изменил бы правоэкстремистских убеждений членов и сторонников этой партии, поэтому необходимо и дальше заниматься образованием и просвещением населения, а также оказывать поддержку тем, кто решил покинуть ряды правых экстремистов, считает Хёгль.

Резкой критике вердикт КС Германии подверг Международный комитет Освенцима. По мнению его вице-председателя Кристофа Хойбнера (Christoph Heubner), 17 января - "трагический день для демократии, способной защищаться". Вердикт суда посылает "фатальный сигнал в Европу, где правые экстремисты и популисты сотрудничают и постоянно пытаются страхи и неуверенность людей превращать в ненависть и агрессию", считает Хойбнер.

"Зеленые": Оправданное решение

В свою очередь, немецкие "зеленые" считают решение конституционного суда "оправданным". По словам депутата бундестага от партии "зеленых" Фолькера Бека (Volker Beck), хотя НДПГ и старается изо всех сил, реальной угрозы правовому государству и демократии в Германии она не представляет. И такой вывод суда является "большим позором" для этой "мелкой антиконституционной партии", считает политик. При этом он призвал продолжить решительную борьбы с праворадикальными убеждениями.

Немецкие либералы в лице зампредседателя СвДП Вольфганга Кубики (Wolfgang Kubicki) аттестовали сторонникам запрета НДПГ "дилетантизм высшей категории".

Глава фракции Левой партии в бундестаге Дитмар Барч (Dietmar Bartsch) в связи с решением КС призвал проводить ответственную политику на федеральном, земельном и местном уровнях, чтобы снизить популярность правых популистов из "Альтернативы для Германии", которых политик назвал "облегченным вариантом НДПГ".

Профсоюз полицейских: Не делать ложных выводов

Профсоюз немецкой полиции (GdP) предостерегает от неправильных выводов в связи с вердиктом суда. По мнению главы профсоюза Оливера Мальхова (Oliver Malchow), судьи лишь подтвердили, что по конституции запретить политическую партию в Германии очень сложно. Однако в GdP считают ложным представление о том, что НДПГ не играет никакой роли в политической жизни страны. По словам Мальхова, представители этой партии имеют 338 мандатов в местных органах власти, в основном на востоке страны.

Сами правые радикалы считают решение КС Германии своей победой и пообещали, как говорится в сообщении партии в Facebook, и "дальше работать для народа и отчества".

Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 17 января 2017 > № 2039910


Вьетнам. Япония > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 17 января 2017 > № 2039672

По приглашению премьер-министра СРВ Нгуен Суан Фука 16-17 января во Вьетнаме с официальным визитом находится его японский коллега Синдзо Абэ. После торжественной церемонии встречи японского премьера в Ханое состоялись переговоры между ним и главой вьетнамского правительства. Выступая на пресс-конференции по итогам встречи, Нгуен Суан Фук подчеркнул, что Япония лидирует по объёму средств, выделяемых Вьетнаму по линии Официальной помощи развитию (ОПР). Эта страна также является 2-м крупнейшим инвестором во Вьетнаме, занимает 3-е место по количеству туристов и 4-е место по объёму товарооборота. Стороны обсудили меры по развитию экономик обеих стран и наметили конкретные направления сотрудничества на предстоящее время. Вьетнамский премьер выразил благодарность Синдзо Абэ за взятое на него обязательство предоставить нашей стране 123 миллиарда йен в 2016 финансовом году, то есть примерно 1 миллиард 50 миллионов долларов США для реализации проектов, касающихся вопросов безопасности судоходства, противодействия изменению климата и очистки сточных вод. Руководители двух стран договорились расширить сотрудничество в областях торговли, инвестиций, сельского хозяйства, высоких технологий, подготовки высококвалифицированных кадров и др. Нгуен Суан Фук сообщил, что японский премьер заявил о выдаче лицензий на импорт вьетнамской питайи с красной мякотью, в то время как Вьетнам открыл свой рынок японским грушам.

Стороны также договорились активизировать взаимодействие на международных форумах и тесно координировать действия для успешного проведения саммита АТЭС во Вьетнаме в 2017 году. Главы двух правительств единодушно подтвердили важность обеспечения мира, безопасности и свободы судоходства и авиации в Восточном море, решения споров мирным путём на основе международного права, особенно, Конвенции ООН по морскому праву 1982 года и Декларации о правилах поведения сторон в Восточном море. Они также подчеркнули необходимость скорейшего подписания Кодекса о правилах поведения сторон в Восточном море.

В свою очередь, Синдзо Абэ заявил, что Япония ценит отношения с Вьетнамом. Напомним, что он уже в 3-й раз находится в нашей стране в качестве японского премьера. По его словам, стороны договорились расширить сотрудничество и укрепить стратегическое партнёрство.

После переговоров Нгуен Суан Фук и Синдзо Абэ присутствовали на церемонии подписания документов о сотрудничестве между некоторыми министерствами, отраслевыми ведомствами и предприятиями двух стран.

Вьетнам. Япония > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 17 января 2017 > № 2039672


Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 17 января 2017 > № 2039361

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй выступила в Лондоне с программной речью, посвященной плану правительства страны по поводу предстоящего выходы Британии из состава ЕС.

По сути дела это выступление представляет собой тезисное изложение позиции британского правительства по "брекситу".

В ходе своего выступления в министерстве иностранных дел Тереза Мэй подчеркнула, что будет добиваться сохранения наилучших отношений с европейскими партнерами, но при этом она хочет, чтобы страна стала более активным членом глобального экономического сообщества.

По ее словам, в предстоящих переговорах с Евросоюзом у Лондона несколько основных приоритетов.

1. Мэй исключила возможность дальнейшего пребывания Британии в рамках единого европейского рынка после выхода из ЕС - по примеру Швейцарии или Норвегии. По ее словам, это означало бы согласиться с европейскими правилами, одновременно отказавшись от возможности контроля над ними.

2. То же относится к выходу Британии из европейского таможенного союза, так как сохранение членства в нем препятствовало бы заключению новых торговых соглашений между Великобританией и другими странами.

3. Однако Мэй подчеркнула, что правительство выступает за сохранение беспошлинной торговли с ЕС - либо в рамках нового таможенного соглашения, либо в рамках ограниченного членства в существующем таможенном союзе.

4. Политика правительства, которая будет представлена парламенту, будет отличаться ясностью и прозрачностью, пообещала премьер.

5. Выход из ЕС будет означать, что законы и правила, по которым живет страна, будут приниматься не в Брюсселе, а в Лондоне, Кардиффе, Эдинбурге и Белфасте, заверила Мэй. Это означает, что укрепление связей между составляющими частями Соединенного Королевства становится важнейшим фактором в определении будущего Великобритании.

6. Мэй обещала включить в будущее соглашение о выходе из ЕС положение, которое обеспечит сохранение особых отношений между Британией и Ирландией - в частности, в том, что касается торговли и свободы передвижения.

7. План предусматривает также введение мер контроля иммиграции из стран ЕС. При этом Мэй заверила, что права европейских граждан, живущих в Британии, и права британцев, живущих в Европе, будут сохранены.

8. Правительство намерено не только сохранить права работников, зафиксированные в европейском законодательстве, но и расширить их. Это касается трудового законодательства и мер социальной защиты.

9. Важное место в выступлении Терезы Мэй заняли вопросы торговли между Британией и ЕС в будущем. Торговля, по ее словам, должна основываться на отдельном соглашении, которое будет заключено с Брюсселем.

10. При этом Мэй подчеркнула, что Британии пора выйти на глобальную арену в качестве независимой страны и торгового партнера.

11. Британский премьер-министр считает, что будущее соглашение с ЕС должно содержать и обязательства Британии по продолжению сотрудничества с европейскими странами в области науки, образования и здравоохранения.

12. Особое значение, по словам Терезы Мэй, будет иметь продолжение сотрудничества со странами ЕС в области обороны, безопасности, особенно в борьбе с терроризмом и международной преступностью.

Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 17 января 2017 > № 2039361


Сирия. США. Турция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 17 января 2017 > № 2039019

Считаем правильным пригласить на межсирийские переговоры в Астане представителей ООН и новой администрации США. Рассчитываем, что новая американская администрация сможет принять это приглашение и будет представлена своими экспертами на любом уровне. Таким мнением в ходе пресс-конференции, посвященной итогам деятельности российской дипломатии в 2016 году, поделился министр иностранных дел России С.Лавров, передает МИА «Казинформ».

«Россия, Турция и Иран выступают гарантами договоренностей сохранения режима «прекращения огня» в Сирии. Мы готовим встречу в Астане. Считаем правильным пригласить на эту встречу представителей ООН и новой администрации США. Рассчитываем, что новая американская администрация сможет принять это приглашение и будет представлена своими экспертами на любом уровне, который посчитает возможным. Это будет первый контакт, уже официальный, в ходе которого можно будет начать обсуждать повышение эффективности борьбы с терроризмом в Сирии», — сказал С.Лавров.

Министр напомнил, что Россия и США создали и возглавили кольцо председателей международной группы поддержки в Сирии, его никто не распускал. Вполне реально вдохнуть новую жизнь в деятельность этих механизмов.

Сирия. США. Турция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 17 января 2017 > № 2039019


Молдавия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 января 2017 > № 2038840

Совместная пресс-конференция с Президентом Молдовы Игорем Додоном.

По итогам российско-молдавских переговоров Владимир Путин и Игорь Додон дали совместную пресс-конференцию.

В.Путин: Уважаемый Игорь Николаевич! Уважаемые коллеги! Дамы и господа!

Переговоры с Президентом Молдавии прошли в очень конструктивной, я бы сказал, дружественной атмосфере, носили предметный и заинтересованный характер.

Мы подробно – сначала в узком составе, а затем и с участием руководителей российских министерств и ведомств – обсудили весь комплекс двусторонних отношений. Наметили ориентиры и задачи для дальнейшего развития российско-молдавского сотрудничества.

Пристальное внимание уделили и региональной проблематике. Я приветствую, безусловно, настрой на выстраивание российско-молдавских отношений, продемонстрированный нашими молдавскими партнёрами. Отмечу, что Молдавия – важный партнёр России на постсоветском пространстве. Мы последовательно выступаем за суверенитет и территориальную целостность республики, сохранение её внеблокового и нейтрального статуса.

В наступившем году Россия и Молдавия отмечают 25-летие со дня установления дипломатических отношений. Договорились с господином Президентом, что обратим внимание на это событие.

Особое внимание в ходе переговоров уделили перспективам развития взаимной торговли. К сожалению, за последние годы двусторонний товарооборот сократился более чем в два раза. Во многом это обусловлено и объективными факторами, в частности колебаниями цен на сырьё. Но нужно признать и то, что взаимовыгодные связи с Россией сворачивались на фоне попыток форсировать сближение с Евросоюзом.

В результате молдавские товары практически потеряли свои традиционные российские рынки, а на новых ничего так и не приобрели. Наоборот, насколько я знаю из статистики, товарооборот со странами ЕС у Молдовы упал.

Работой по выправлению сложившейся ситуации сейчас занялась двусторонняя межправкомиссия. В ходе её недавнего заседания принят план совместных действий на 2016–2017 годы, предусматривающий конкретные шаги по развитию взаимных инвестиций и торговле, в том числе в области промышленности, высоких технологий, сельского хозяйства.

Кстати говоря, мы обсуждали с Президентом Молдавии, мы совсем не против того, чтобы наши партнёры, в том числе и Молдавия, развивала естественно свои отношения с партнёрами где бы то ни было, в том числе в Европе. Просто нам хотелось бы, чтобы эта совместная работа шла в согласованном режиме, с тем чтобы ничего не разрушать, что мы имеем, а только двигаться вперёд, улучшая состояние наших экономик, социального сектора и повышая уровень жизни наших граждан.

Ключевым направлением российско-молдавского экономического сотрудничества является энергетика. Россия обеспечивает Молдавию стабильными поставками нефти и газа. 100 процентов потребности Молдавии в природном газе обеспечиваются Россией. По итогам переговоров поручили экспертам подготовить предложения по урегулированию имеющихся здесь проблем.

Россия и Молдавия имеют большой опыт в межрегиональном сотрудничестве. 67 регионов Российской Федерации поддерживают контакты со своими молдавскими партнёрами. В лидерах здесь Москва, Петербург, с нашей стороны, Белгородская, Брянская области. Активно развиваются связи российских регионов и с Гагаузией.

Условились предпринимать шаги по развитию взаимодействия между нашими странами и в гуманитарных областях.

Разумеется, мы обстоятельно обсуждали и вопрос приднестровского урегулирования. Наметившиеся в 2016 году некоторые позитивные подвижки в переговорном процессе будут, безусловно, способствовать повышению доверия между сторонами конфликта. Необходимо стремиться к поиску взаимоприемлемой государственно-правовой модели урегулирования на основе общепризнанных норм международного права. Россия готова по-прежнему выступать посредником и гарантом соблюдения договорённостей, которые могут быть достигнуты между сторонами.

Мы уделили внимание на переговорах и интеграционным процессам на евразийском пространстве. Россия как действующий председатель СНГ приветствует настрой Президента Молдовы на активизацию молдавского участия в деятельности структур Содружества.

Знаю, что сегодня господин Президент встречался и с председателем Коллегии Евразийской экономической комиссии господином [Тиграном] Саркисяном. Очень рассчитываю на то, что мы сможем достичь и здесь, по этому направлению определённых договорённостей, с тем чтобы снять все возможные озабоченности в экономической сфере и расширить базу сотрудничества.

И в завершение хочу поблагодарить Президента Республики Молдова господина Додона, всех наших молдавских коллег за содержательный и плодотворный обмен мнениями. Уверен, состоявшиеся переговоры будут способствовать развитию равноправного российско-молдавского взаимодействия.

Благодарю вас за внимание.

Молдавия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 января 2017 > № 2038840 Владимир Путин, Игорь Додон


США. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 января 2017 > № 2042217

Не прошло и полумесяца с тех пор, как украинцы дружно поднимали новогодние бокалы. И многие — с мыслью: «Слава Богу, он прошел, этот чертов високосный 2016-й!». Меньше всего хотелось бы сейчас портить постновогоднее настроение, но жизнь стучится своим костлявым пальцем даже в рождественские окна.

И в 2017 году нам придется расхлебывать то огромное количество ошибок, которое киевская власть допустила в году ушедшем. И в первую очередь — те, которые уверенно подводят к международной политической изоляции Украины. Это неимоверно, но страна, которая еще два года назад ходила в любимчиках Европы и всего «цивилизованного Запада» смогла в течение года вызвать недовольство практически всех — от МВФ (что равно деньгам) до Израиля (что тоже равно деньгам) с Польшей и США посредине. В Киеве слишком долго были уверены, что его дипломаты (это Дещица с Климкиным-то!) смогли загнать в изоляционный капкан своего текущего врага — Россию. И что тот геополитический товар, который они продуцируют «много и с упоением» — русофобия, — никогда не потеряет своего рынка.

Но «сталося не те, що малося»

Три сенсации прошлого года: Брекзит, Трамп-президент и итальянский референдум, показали что у «цивилизованного Запада» огромное количество своих проблем, а США вообще уже называют «недогосударством» (America: the failed state). И делает это «не аби хто», это название статьи Френсиса Фукуямы, на днях опубликованной в Prospect Magazine. Того самого Фукуямы, который в 1992 году (в книге «Конец истории и последний человек») заявил об окончательной, планетарной победе либеральной демократии западного образца. Что и принесло ему славу ведущего западного философа и, считай, пророка. «Пророк» оказался, как бы выразится помягче, «так себе».

И теперь, спустя четверть века, если послушать Дональда Трампа, ему придется все начинать сначала — возвращать промышленность в США, создавать новые рабочие места, повышать боеспособность армии и даже, как это непривычно не звучит для нашего восточнославянского уха, строить дороги.

Да-да, именно дороги. 22 ноября прошлого года, на встрече с журналистами издания The New York Times, Трамп рассказал о разговоре с владельцем компании грузовых автомобилей, «одной из крупнейших»: «Два месяца назад он позвонил мне и сказал, что будет покупать только самые дешевые грузовики. Я спросил его, почему. Он ответил — повторяю, у него крупнейшая компания — его грузовики едут из Нью-Йорка в Калифорнию и приезжают совершенно разбитые. Дороги в таком ужасном состоянии, полно выбоин и ухабов. Он сказал, что больше не будет покупать (дорогие) машины, а только самые дешевые грузовики с самыми прочными покрышками. Так и сказал — самые дешевые грузовики с самыми прочными покрышками».

И если Трамп собирается выполнить хотя бы часть своих предвыборных обещаний, известных как «Шесть мер по борьбе с коррупцией», «Семь мер по защите американских работников» и «Пять мер по восстановлению безопасности», то США неизбежно сократят свою внешнеполитическую активность, причем вплоть до сомнений в целесообразности ООН и НАТО. О чем, собственно, Трамп не раз упоминал в своих спичах как до выборов, так и после оных.

В российской экономике состояние дел не лучше (то есть намного хуже), но у Владимира Путина, как авторитарного лидера, мобилизационный ресурс куда выше, чем у любого из «демократического мира» (включая республиканца Трампа).

Пример? Пожалуйста…

Американцам приходится изрядно поднапрячься, чтобы после Варшавского саммита НАТО (июль 2016 года) переместить войска из военной базы Форт Карсон (штат Колорадо) в Германию. Около трех с половиной тысяч бойцов 3-й бронетанковой бригадной боевой группы 4-й пехотной дивизии армии США (87 танков «Абрамс», 400 Хамвеев, 144 БМП «Бредли» и 18 самоходных гаубиц «Паладин»), которые потом будут дислоцированы в Литве, Латвии, Эстонии, а также Болгарии и Венгрии. Усилило ли это восточный фронт НАТО? Конечно…

Но русские в течение этого года сформировали на западном направлении ТРИ ДИВИЗИИ (3-я, 144-я и 150-я мотострелковые) — не менее двадцати пять тысяч бойцов на линии Ельня — Воронеж — Новочеркасск. Кстати, 150-я будет первой, которая оседлает если еще не легендарные, то уже скандальные Т-15 «Армата». То есть за прошлый год в военном отношении Россия укрепилась гораздо более качественно, чем западные «партнеры» Украины.

Да и вообще, у этих западных партнеров проблем сейчас столько, что Трамп может считать себя «отдыхающим на курорте». В 2017 году в Европе пройдет серия выборов, от которых зависит не то, что отношение к Украине, но и существование Евросоюза как государственного образования имперского типа. В первую очередь это выборы во Франции, Германии и в «черном ангеле Украины» — Нидерландах.

В Голландии националист, евроскептик и совсем не «друг Украины» Герт Вилдерс и его «Партия Свободы» имеют вполне реальные шансы. Во всяком случае замечено, что имя Герта чаще запрашивается в Google, чем нынешнего премьер-министра Марка Рютте.

Во Франции праймериз социалистов еще не прошли, но плачевные итоги правления Франсуа Олланда оставляют им мало шансов. Поэтому во втором туре президентских выборов (7 мая) «просматриваются» два участника: республиканец Франсуа Фийон и Марин Ле Пен из «Национального Фронта». То есть мсье консерватор, евроскептик и сторонник восстановления отношений с Россией против мадам-националиста, евроскептика и практически русофила.

В Германии Меркель несколько подправила свой рейтинг после жестких заявлений в отношении мигрантов, но время работает против неё. Потому что еще пара-тройка эпизодов изнасилований или въездов в толпу на грузовике (чем сейчас развлекаются мигранты) — то может случиться такое, что в сентябре этого года фрау Ангеле доведется дышать в спину другим фрау, типа Кати Киппинг из «Левых» или даже Фауке Петри из «Альтернативы для Германии».

А в целом сейчас погода на элекционных полях такова, что, по мнению английской TheTimes, «единственным гарантированным победителем» на европейских выборах 2017 года станет Владимир Путин.

Русских не стали любить больше,

… но русофобская лодка явно «наткнулась на быт». Штатам, по выражению Трампа «нужно заняться своей жизнью», а Евросоюзу совсем не до жиру — быть бы живу после 2017 года. Причем настолько «не до жиру», что европейские «лица, принимающие решения, и публичные фигуры со всей Европы» («decision-makers and public figures from across Europe», как сами себя они скромно назвали) уже написали Трампу письмо, которое я, как историк, иначе чем «челобитная» (ой, не бросай нас, Батюшка), назвать не могу: «Путину не нужна сильная Америка. Как ваши союзники, мы обращаемся ко всем американцам, новой администрации США и Конгрессу от лица первых лиц ряда стран Центральной и Восточной Европы с призывом твердо стоять на защите наших общих целей и интересов: мира, Атлантических сил и свободы».

Правда, значение этих decision-makers and public figures вызывает определенные сомнения: экс-президенты, экс-министры да профессура из стран бывшего Варшавского блока (за исключением шведского экс-министра иностранных дел Бильдта). Действующий, из числа «подписантов», только президент Болгарии Росен Плевнелиев. Да и тот до 19 января, когда он уступит кресло евроскептику Румену Радеву.

Такой отчаянный призыв таких важных персон для Трампа это, конечно, весомый аргумент, но Путин может предложить гораздо больше. Например, нейтралитет в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где США накануне конфликта с Китаем, а их еще недавно верный союзник Филиппины то обзывает президента США (правда не Дональда, а Барака) «сыном шлюхи» и попеременно бросается в объятия то Китаю то Японии, то России. В общем — с кем угодно, только не с янки.

Или доброжелательный раздел сфер влияния в Арктике (раздел шельфа). А это сегодня одно из самых перспективных экономических направлений: Трамп — бизнесмен, этот язык он понимает блестяще. Или совместная поддержка Израиля в его противостоянии против «арабского моря». Это сейчас более чем актуально, поскольку прощальный удар Обамы по евреям вызывает не только трепет, но и ощущение еще одной военной ошибки на Ближнем Востоке. А Россия является наиболее сильным участником сирийского конфликта.

Вариантов много, но итогов может быть только два: либо Трамп откажется от своей предвыборной программы, и тогда наиболее реалистичным станет прогноз американского профессора Стивена Коэна: «Если США будут продолжать оказывать поддержку Киеву в таком формате, то мы очень скоро увидим начало войны с Россией». Либо Штаты будут добиваться паузы и получат ее. А Россия получит время для решения своих проблем. И в первую очередь — на Украине.

Возьму на себя смелость предположить

Во втором случае времени у Путина будет очень немного, поскольку США «не сердятся, они сосредотачиваются». А когда сосредоточатся — там уж не забалуешь. Штаты станут страной шестого технологического уклада (робототехника, генная инженерия, нанотехнологии, искусственный интеллект), в то время как подавляющее большинство планеты будет топтаться в пятом (микроэлектроника, информатика, биотехнологии, новые виды энергии и материалов, спутниковая связь) и ниже. Так что русские попытаются все сделать быстро.

А это означает, что вялые мантры о соблюдении Минских Соглашений уйдут в прошлое. Потому что абсолютно противоположные подходы к содержанию и, главное — порядку исполнения Соглашения, делают это исполнение невозможным: Украина никогда не согласится на выборы без контроля над украино-российской границей, а русские никогда не согласятся потерять такой односторонний контроль. Но что может прийти на смену?

Давным-давно, задолго до Минска, 17 апреля 2014 года, четыре стороны (Украина, ЕС, США и Россия) заключили Женевское соглашение. Это была одна из первых попыток урегулирования украинского кризиса, попытка неудачная и поэтому почти забытая. Но отнюдь не потерявшая своих качеств международного политико-правового акта. И возьму на себя смелость предположить, что Россия попытается его использовать.

В соглашении есть страшный для Украины пункт: «Все незаконные вооруженные группы должны быть разоружены». А тогда это рассматривалось (во всяком случае — Россией) как требование разоружения всех парамилитарных образований, вызванных к жизни Майданом: и националистов Запада и Центра страны, и инсургентов Востока. Конечно, следует возразить, что большая часть националистических образований влилась в войска или Национальную Гвардию Украины, причем не скопом, а путем заключения индивидуальных контрактов. Но…

27 декабря 2016 года Дорогомиловский суд Москвы вынес постановление, согласно которому события Евромайдана 2014 года в Киеве являются государственным переворотом. А это означает, что все юридические действия, осуществленные после февраля 2014 года, становятся юридически никчемными. Во всяком случае — с точки зрения Дорогомиловского суда.

На Украине политэксперты, со свойственным им апломбом и полузнанием, подняли вердикт на смех, сравнив его с не менее анекдотичным решением Печерского суда в Киеве (от 22 декабря) о проведении обыска и изъятии документов по адресу: Российская Федерация, город Москва, улица Ильинка, дом 23 (Администрация Президента РФ).

На первый взгляд — правильно, но по сути дорогомиловский вердикт дает основание РФ, как субъекту международных отношений, предъявить это решение «миру» (например, Венецианской комиссии) с требованием его признания и признания фактов, установленных судом. И если «мир» признает эти факты, то правовые основы для существования нынешней украинской власти исчезнут. И тогда на повестку дня встанут референдум и внутренние выборы под кураторством всех внутренних и внешних сил.

До избрания Трампа такой сценарий был иллюзией и малонаучной фантастикой, потому что в понимании «Женевской Декларации» Россией (министр Лавров) разоружение и освобождение заложников распространялось на ВСЕХ на Украине, а для США (госсекретарь Керри) — только на пророссийских активистов. Но сейчас госсекретарем станет, скорее всего, Рекс Тиллерсон. Член команды Трампа, отнюдь не питающего нежности к Киеву. Особенно после украинской публикации компромата на Пола Манафорта во время избирательной гонки. Такое не прощается (или прощается «за очень большие деньги»).

11 января Тиллерсон заявил, что если бы «мы были у власти, когда Россия аннексировала Крым, то реакция США была бы решительнее». Однако Тиллерсон — бизнесмен, и он знает, что такое «упущенная выгода», и что гоняться за ней не стоит, это слишком дорого. Гораздо эффективнее добиваться компенсации. Например — Прибалтики и Польши, куда сейчас активно и бесстрашно вводятся американские войска. Бригада против трех новообразованных российских дивизий. А это позволяет предположить одно — Москва не возражает: «Ну, захватили басурмане Польшу, впервой ее захватывают, что ли!?»

А это значит, что после 20 января откроется окно новых возможностей в разрешении противостояния США и России «на украинском поле», в том числе и путем смены «минского» (= нормандского) формата на «женевский». Будут ли они использованы — покажет время. Но то, что попытка будет — не сомневаюсь. В Москве уже происходит некоторое «шевеление»: 9 января украинский экс-премьер Николай Азаров заявил о возможности создания в России украинского «правительства в изгнании».

Звучит, конечно, смешно (тем более, что это уже вторая попытка Николая Яновича), но не следует преждевременно скалиться в ухмылке. Потому что такого рода заявления делают только по согласованию с властью «принимающей стороны».

Андрей Ганжа

США. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 января 2017 > № 2042217


Азербайджан. Армения. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 января 2017 > № 2042208

С формальной правовой точки зрения эти отношения фактически отсутствуют, поскольку оба соседних государства пребывают в состоянии ни мира, ни войны, между ними нет дипломатических и торгово-экономических отношений. Вместе с тем эти отношения носят конфронтационный характер и сохраняются в повестке международного урегулирования карабахского вопроса в рамках Минской группы ОБСЕ.

Начиная с 20 февраля 1988 г., то есть со дня легализации карабахского национального движения, когда в Степанакерте и Ереване начались многотысячные митинги по вопросу изменения статуса Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) и передачи ее из состава Азербайджанской ССР в Армянскую ССР, армяно-азербайджанские отношения приняли напряженный характер. После же антиармянских погромов в Сумгаите с 26 по 28 февраля 1988 г. эти отношения перешли в разряд конфронтации, а затем трансформировались в межэтнический конфликт.

Карабахский вопрос из исторической территориальной и политико-правовой проблемы перешел в предмет межэтнического антагонизма и конфликта, стал одним из крестов, на котором был распят Советский Союз, дискредитировавшим миролюбивую и интернациональную политику государства.

Можно ли было политически урегулировать карабахский вопрос в самом начале его легализации в условиях политики перестройки? Конечно, история сослагательно не пишется. Тем не менее, если бы власти Азербайджана, Армении и СССР в том же феврале 1988 г. не допустили бы резни и погромов и предложили Степанакерту тот же статус автономной республики (о чем сейчас говорит азербайджанский президент Ильхам Алиев), то, быть может, удалось бы снять межэтническое напряжение, лишить радикальные силы социальной опоры и политической перспективы, мерами экономической активности в сочетании с акцентом на национальные проблемы армянского населения Нагорного Карабаха стабилизировать ситуацию, сохранить данную проблему в правовом поле. Но власти в Баку допустили непоправимые ошибки, в Ереване тот же Карен Серопович Демирчян лишился поддержки масс, а союзный центр повел себя как субъект, лишенный объективного представления о масштабах угрозы.

В советское время еще сохранялись возможности волевого и справедливого (включая компромисс) урегулирования карабахской проблемы. Например, установление федерального управления над областью, как это имело место в форме Комитета особого управления (КОУ) НКАО во главе с представителем центральных органов власти — ЦК КПСС, Верховного Совета и Совета министров СССР, либо же переподчинение Нагорного Карабаха РСФСР. Союзный институт КОУ во главе с Аркадием Ивановичем Вольским был создан в декабре 1988 г., что совпало по времени со страшным Спитакским землетрясением в Армении, который упразднил областные органы партийной и исполнительной власти (то есть обком и облисполком). Данный орган просуществовал фактически год и был упразднен центром в конце 1989 г. — начале 1990 г., что было вновь проявлением слабости политики М. С. Горбачева под давлением азербайджанской радикальной оппозиции в лице Народного фронта Азербайджана (НФА) и многочисленных просьб слабого лидера Азербайджанской ССР Абдурахмана Везирова.

Время упразднения КОУ практически совпало с началом очередного всплеска массовых антиармянских погромов в январе 1990 г. в г. Баку. НФА тогда стал требовать не только Карабах, но и независимости — выхода Азербайджана из состава СССР. В те кошмарные для Азербайджана январские дни на площади Азадлыг Народный фронт выставил виселицы для публичной казни того же Абдурахмана Везирова и его партийной команды. Сам Везиров вынужден был бежать в Москву. Это был первый внутриполитический кризис власти в Азербайджане из-за Нагорного Карабаха. В Баку тогда в спешном порядке был командирован представитель центра — председатель Совета Союза Верховного Совета СССР Е. М. Примаков, который должен был усмирить ситуацию для сохранения советской власти в Азербайджане, но не решать карабахский вопрос.

Тогда союзный центр, оценивая возмущения азербайджанской политической общественности и идя на поводу радикальных сил, придумал институт спецпредставителя по НКАО в лице 2-го секретаря ЦК КП Азербайджана Виктора Поляничко, который не имел фактической власти в Карабахе, проявил себя как безответственный политический деятель и верный слуга азербайджанского руководства, но это не помогло успокоить и решить карабахский вопрос. Виктор Поляничко только в спецсопровождении внутренних войск и спецназа заезжал на короткое время в Степанакерт, отличался диктаторскими замашками, спутав Карабах с Афганистаном. На него и коменданта Степанакерта генерала внутренних войск Сафонова было организовано несколько покушений. В конечном итоге, к сожалению, Поляничко и Сафонов были убиты вне пределов Карабаха в начале 1990-х гг. Террор не метод решения политических вопросов, но он, увы, сохраняется в политической практике противостояния, когда стороны не находят иных аргументов.

В 1990 г. в Карабахе установилось двоевластие: армяне, как и в 1918 г., воссоздали представительный орган в лице Национального Совета, который возглавил депутат Верховного Совета СССР Вачаган Григорян (бывший 1-й секретарь Аскеранского и Мартунинского райкомов компартии НКАО). Баку и Москва не признали данный орган, но и не могли установить собственное управление над Карабахом через того же В. Поляничко. Уже тогда в воздухе над Карабахом сгущались тучи военного конфликта. Распад же СССР, ставший стремительным процессом после провала ГКЧП в августе 1991 г., привел к ситуации, когда 30 августа того же года Азербайджан провозгласил Декларацию о независимости, а 8 октября Верховный Совет Азербайджанской ССР принял Конституционный акт об образовании Азербайджанской Республики как правопреемницы Азербайджанской Демократической Республики (АДР) 1918−1920 гг. Однако Баку, принимая Декларацию о независимости и провозглашая правопреемственность от Первой Республики, не учел, что Нагорный Карабах де-юре и де-факто не входил в состав АДР.

В ответ на данные решения Баку Степанакерт, опираясь на закон СССР о порядке выхода из состава Советского Союза от 3 апреля 1990 г. и международный принцип самоопределения народов, 2 сентября 1991 г. на совместной сессии Нагорно-Карабахского областного и Шаумяновского районного Советов народных депутатов Азербайджанской ССР провозгласил образование Нагорно-Карабахской Республики (НКР) в границах бывшей НКАО и армянонаселенного Шаумяновского района Азербайджанской ССР.

Данное решение карабахцев вызвало не просто протест Азербайджана, а привело к тому, что Баку упразднил статус НКАО и принял решение об установлении центрального республиканского управления, разделив область на соответствующие районы с изменением их названий с армянских на азербайджанские. Более того, создав Министерство обороны в ноябре 1991 г., Азербайджан фактически начал неприкрытую агрессию против Нагорного Карабаха с целью восстановления своей власти на территории НКАО и Шаумяновского района.

Для придания решению об образовании НКР международно-правовой легитимности на основе принципа самоопределения народов 10 декабря 1991 г. в НКР состоялся референдум, где более 90% населения сделали свой выбор в пользу независимости от Азербайджана. Такова предыстория начала карабахского военного конфликта, который унес жизни более 5 тыс. армян и почти 30 тыс. азербайджанцев, привел к значительным материальным разрушениям в Карабахе, масштабной армяно-азербайджанской конфронтации, сотням тысяч беженцев, росту межэтнической вражды и ненависти. Азербайджан, начав войну и рассчитывая на скорый успех с учетом анклавного состояния бывшей НКАО, в результате потерпел поражение.

В итоге между Арменией и Нагорным Карабахом, с одной стороны, и Азербайджаном — с другой сложилась ситуация ни мира, ни войны. Если же быть более объективным, то между двумя соседями сохраняется состояние войны при кардинальном расхождении подходов к политическому решению карабахского вопроса.

К чему такая ситуация? Будет ли подобная действительность способствовать развитию двух народов и укреплению мира в регионе? Ответ, на мой взгляд, очевиден — агрессивная политика не принесет счастья ни армянам, ни азербайджанцам.

К сожалению, власти Азербайджана ведут особо активную и неприкрытую антиармянскую враждебную пропаганду, поощряют ненависть и воспитывают новое поколение своего народа в духе неприязни к армянам и всему армянскому. Деятельность примитивной азербайджанской пропаганды и гуманитарной науки нацелена на искажение действительности и объективности.

Так, азербайджанская историография до сих пор не разобралась с собственной историей. Судите сами, если они считают себя наследниками исторической Кавказской Албании (Алуанка, Агванка, Аррана) и ее народа, то как объяснить тот факт, что нынешние закавказские тюрки называют свое государство не «Албанией», а «Азербайджаном» (переписав наименование северо-западных провинций Древней Персии), самоназвание же народа не «албанцы», а «азербайджанцы»? Азербайджанские историки так и не объяснили, как могло случиться, что по факту принятия сталинской Конституции в декабре 1936 г. (соответственно и Конституций союзных республик) кавказские татары (российская традиция названия предков современных азербайджанцев) в одночасье стали именовать себя «азербайджанцами».

Да чего тут удивляться, скажет просвещенный читатель, коль нынешний мэр города Баку Гаджибала Абуталыбов, как отмечают сами азербайджанские источники, в честь увековечивания памяти общенационального лидера современного Азербайджана и вовсе предложил ни много ни мало переименовать название республики в «Гейдаристан», а самих азербайджанцев соответственно в «гейдаристанцев».

Скажете, Абуталыбов проявил незаурядную лесть по отношению к нынешнему президенту Ильхаму Алиеву или подтвердил верность Гейдару Алиевичу Алиеву, с чьим благорасположением и связана карьера мэра? А разве это не привычно для местной ментальности? Вдобавок к этому Абуталыбов хоть прав в одном, что в ХХ в. жил и творил человек по имени Гейдар Алиев, который, несомненно, внес исторический вклад в развитие советского Азербайджана, а затем в становление и процветание независимого Азербайджана. Но только какое отношение современный Азербайджан имел к исторической личности ахеменидского наместника северо-западных провинций Персии по имени Атропат в IV в. до н.э. — никто, включая и самих азербайджанцев, понятия не имеет.

Азербайджанские историки называют армянские хачкары «хачдашами» и причисляют эти уникальные памятники армянской духовной (христианской) культуры раннего и позднего Средневековья к албанцам. Но как объяснить армянские надписи на них, если не было албанской письменности?

Баку занимается приписыванием чужой (армянской) истории себе и причисляет практически всю территорию современной Армении к историческому Азербайджану. Столицу нынешней Армении — г. Ереван бакинские историки считают азербайджанским, поскольку в период правления Сефевидской династии в Персии там с 1747 г. было установлено мусульманское ханское правление тюркского племени саадлу (в том числе хан по имени Реван). Отсюда, мол, и название «Ереван», по мнению азербайджанских горе-ученых. Но как быть с тем фактом, что Ереван старше самого Рима на 29 лет (753 г. до н.э. — дата основания Рима) и начинает свое летоисчисление аж с 782 г. до н.э., когда царь Урарту Аргишти I основал здесь город-крепость Эребуни (о чем сохранилась наскальная надпись на каменной плите на холме Арин-Берд)? Следов же предков современных азербайджанских тюрок в Закавказье в то время не было.

С подобной легкостью фальсификаций азербайджанские эксперты и Московский Кремль связали с Азербайджаном: оказывается, Кремль построил предок современных азербайджанцев по имени Керим, отсюда и название «Керимли» — «Кремль». Простая арифметика по-азербайджански: Реван — Ереван, Керим — Кремль.

Что тут Ереван, азербайджанские историки считают весь Карабах и всю современную Армению территорией нынешнего и исторического Азербайджана. Только сами азербайджанцы (например, тот же Зардушт Ализаде или ныне покойный Вафа Гулузаде) признают, что до 1918 г. в истории не существовал независимый Азербайджан в пределах Восточного Закавказья как государство, что территория современной Азербайджанской Республики находилась в составе Персии на правах ханских административных единиц, а затем Российской империи в форме губерний и уездов. Отсюда, кстати, и распространение шиизма среди закавказских тюрок, тогда как большая часть тюркского мира исповедует ислам суннитского толка. Если же всемирная история до 27−28 мая 1918 г. не знает о существовании в Закавказье государства под названием Азербайджан, то откуда у данного государства ранее были границы?

Вызывающий уважение своим кинематографическим творчеством мэтр азербайджанской культуры и искусства Рустам Ибрагимбеков, как-то, касаясь темы высокого градуса антиармянской риторики, мотивировал это тем, что, видите ли, армянам легче говорить, поскольку они контролируют Карабах и еще 7 районов Азербайджана, Баку же их потерял, отсюда и злоба.

Уважаемому Рустаму Ибрагимбекову следует отметить, что армяне на рубеже ХIХ-ХХ вв. стали в братской для азербайджанцев Османской империи жертвами первого чудовищного геноцида, потеряли более 1,5 млн человек и большую часть территорий исторической Армении (часть Восточной Армении, всю Западную и Южную Армению). Не могу сказать, что на национально-политическом и историческом уровне отношение современных армян и Армении к туркам и Турции хорошее. Но нельзя отрицать и того факта, что те же армяне и Армения не рассматривают турецкий народ как ненавистный элемент, не считают современных турок и Турцию виновными в преступлениях прошлых столетий. Они осуждают политику оттоманских правителей и современных властей Турции за данное преступление и отказ от его признания. Мы с благодарностью отмечаем тех турок и тех азербайджанцев, кто ценой собственной жизни спасал армян в условиях резни. Мы сохранили историческую память, но не злобу ко всему турецкому и азербайджанскому.

Понятно, что война не делает чести ни азербайджанцам, ни армянам. Я не знаю войн, которые своим фактом повышают степень доверия и взаимного уважения между конфликтующими сторонами. Пролилось много крови, раны еще не зажили, но они вряд ли зарубцуются и в перспективе, если власти перманентно будут нагнетать атмосферу непримиримости и вражды. Доверие и дружба, терпимость и добрососедство — эти понятия с неба не падают в сознание масс, они достигаются через продолжительную и упорную работу, ответственность за результаты которой несут политика и власть.

Мне понятна подобная позиция мэтра азербайджанского кино Р. Ибрагимбекова, который некогда вроде и претендовал на власть в Азербайджане. Да и как он один может пойти против сложившейся антиармянской истерии собственного общества? Вот бывший член Союза писателей Азербайджана, мудрый азербайджанский писатель Акрам Айлисли написал в 2007 г. и издал в 2012 г. свой роман «Каменные сны» о событиях армянской резни в январе 1990 г. в Баку и в 1919 г. в селе Айлис (арм. Агулис) в Нахичевани. Своим романом автор дал объективную оценку названным событиям и воспринял их как горе для двух соседних народов, призвав их к восстановлению добрых отношений. Муаллим Айлисли не писал о «шестом этаже пятиэтажного дома». Он показал неприкрытую правду. А что из этого получилось? Трагический финал его героев стал не менее печальным для самого автора, литература с публикацией романа ушла в тень и началась политика, сплошное очернительство и угрозы в адрес писателя. Айлисли стал изгоем в собственной стране, в родной Нахичевани. Ни власти, ни общество не прислушались к его мыслям, а стали осуждать и преследовать.

Вот и получается — зачем же интеллигенту Р. Ибрагимбекову повторять и так известный путь? Да что тут Ибрагимбеков. Возьмем известного в России, да и во всем мире тележурналиста и уважаемого публициста Михаила Соломоновича Гусмана, который, как и его родной старший брат Юлий Гусман, гордится своими бакинскими корнями.

Справедливости ради надо отметить, что братья Гусманы, будучи и в Москве, делали и делают немало положительного для развития имиджа Баку и Азербайджана в целом. Они в том же карабахском вопросе разделяют позицию азербайджанской стороны и считают карабахское освободительное движение обычным сепаратизмом, часто напоминают о времени интернационализма в Баку. И это их право, с ними можно соглашаться и спорить, но их нельзя не уважать за открытую позицию, я уже не говорю о личном вкладе в развитие культуры и журналистики. Однако как только Михаил Гусман, будучи заместителем гендиректора российского ТАСС и автором известной телепрограммы «Формула власти», организовал в 2008 г. соответствующую передачу с Сержем Саргсяном (в то время кандидатом на должность президента Армении), так в Баку на проазербайджанского Гусмана посыпалась необъективная критика (мол, продался армянам, русским и т.д.).

После перечисления ряда неудачных примеров азербайджанской пропаганды может сложиться мнение, что автор умышленно принижает одних и выгораживает других, то есть армян. Однако я не могу приписать тем же армянам то, чего нет. Вместе с тем нельзя сказать, что в той же Армении и Карабахе к азербайджанцам проявляется большое доверие и уважение. В Армении нередко можно услышать азербайджанскую речь тех же граждан Ирана; в Армении и Карабахе не раз фиксировались случаи приезда азербайджанцев для посещения мест своего рождения и проживания; в Армении неизвестны случаи, когда на спортсменов азербайджанской национальности болельщики устраивали коллективное давление и оскорбляли их; в армянских СМИ нет озлобленности к азербайджанскому народу. Но в Армении и Карабахе сохраняется настороженность и недоверие к Азербайджану и его обществу, здесь также прогрессирует агрессивный национализм.

Политолог Зардушт Ализаде считает, что бывший президент Армении Роберт Кочарян после известного преступления Рамиля Сафарова по факту жестокого убийства Гургена Маргаряна в Будапеште был не прав, когда отметил, что данное преступление свидетельствует о патологической несовместимости армян и азербайджанцев. К сожалению, подобные жестокие и безумные преступления с использованием топора в качестве орудия убийства бывают и по другим случаям, не связанным с межнациональными отношениями (скажем, на бытовой основе, убийство любовника в состоянии аффекта и т.д.). Да к тому же глава государства, лидер нации при всех сложных и эмоционально-драматических ситуациях обязан сохранять хладнокровие. Хотя понятно и другое, что президент такой же человек, с присущими ему эмоциями. Роберт Кочарян не мог найти адекватное объяснение случившемуся, ибо это за гранью восприятия психики нормального человека независимо от его статуса.

Однако г-н Зардушт Ализаде, который привержен социал-демократическим ценностям и идеям, должен понимать и другое, что подобное гнусное преступление, сознательно совершенное представителем вооруженных сил Азербайджана и получившее массовую общественную, а затем и государственно-политическую поддержку со стороны властей республики (включая самого президента Ильхама Алиева по факту помилования и последующей реабилитации Сафарова с присвоением внеочередного воинского звания «майор», предоставлением квартиры и денежной компенсации), говорит о том, что таким действием Азербайджан не приближает, а отдаляет время урегулирования карабахского вопроса, сеет недоверие между народами.

Между тем в период моей работы с материалами архива обкома КП НКАО в 1988 г. я наткнулся на закрытые материалы, связанные с трагическим и зверским преступлением 1967 г. в селе Куропаткино Мартунинского района Нагорного Карабаха в отношении 8-летнего армянского мальчика Нельсона Мовсесяна, совершенным организованной группой во главе с директором средней школы Аршадом Мамедовым на национальной почве. Обстоятельства данного преступления были связаны с очередным этапом карабахского движения в 1960-х гг., когда карабахцы собрали 40 тыс. подписей с требованием передачи области в состав Армении. К тому же весь Карабах знал о причинах и драматических последствиях данного уголовного дела, а в обкоме дело продолжало оставаться в статусе секретного. Я не хочу бередить раны, но, к сожалению, в похоронах Аршада Мамедова, которого толпа линчевала из-за «мягкого» приговора выездного заседания Верховного суда Азербайджанской ССР, принял участие лично председатель Совмина Азербайджана. Где грань цинизма? Увы, из истории уроки не извлекаются, и прошлое стреляет в будущее.

На мой взгляд, разрешение карабахской проблемы должно стать делом самих армян и азербайджанцев, поскольку оба народа продолжат оставаться географическими соседями. В этой связи лидерам Армении и Азербайджана следует встречаться не столько в Москве, Париже, Вене и Вашингтоне, сколько в Баку, Ереване и Степанакерте. Можно, конечно, развивать безудержную гонку вооружений, ежегодно тратить миллиарды долларов на приобретение смертоносного оружия, укреплять собственную военную промышленность, воспитывать молодые поколения в духе ненависти и вражды. Но возможности экономики не беспредельны, данная динамика будет и впредь тяжело сказываться на социальном благополучии двух народов и государств.

Хоть лидер Азербайджана Ильхам Алиев уверенно заявляет о несокрушимости своей армии и новых успешных военных операциях по фрагменту 4-дневных апрельских боев с возвращением высоты Лала-Тепе, однако не стоит азербайджанскому обществу увлекаться речами и словесными расчетами на окончательную военную победу. Новая война, если она и состоится, не принесет ожидаемых результатов ни властям, ни народу Азербайджана. Одни встретят смерть на подступах к Карабаху, другие получат кризис и политическую опалу, государство же может оказаться на грани развала и фрагментирования. Выбор за азербайджанцами, поскольку армянская сторона пока что заявляет об оборонительной стратегии.

Речь президента Сержа Саргсяна на XVI съезде правящей Республиканской партии Армении прямо говорит об этом — Ереван не собирается нападать на Азербайджан и захватывать Баку, но Ереван уверен в своих силах и знает, какой ущерб может нанести противнику в случае возобновления боевых действий в Нагорном Карабахе.

Если Азербайджан заявляет о своей готовности предоставить Карабаху самую широкую автономию с зоной свободной экономической торговли и туризма, то чего не согласиться и на политическую независимость Арцаха. Ведь таким образом Азербайджан и его стратегический союзник Турция не понесут никаких геополитических издержек. Давний спор между турками и армянами (русскими) о необходимости получения Турцией территориального коридора для связи с Азербайджаном и остальным тюркским миром, о котором прямо говорил генерал Вехиб-паша армянскому министру иностранных дел Александру Хатисяну в ходе переговоров и подписания Батумского мира 4 июня 1918 г., уже решен Анкарой и Баку через грузинский транзит в силу геополитической слабости России — стратегического партнера Армении и Азербайджана. Армения с Карабахом вряд ли станут препятствием на пути тюркских государств и, наоборот, могут превратиться в региональных партнеров. Образование же второго армянского государства вполне допустимо, как и образование шести тюркских государств, почти десятка славянских государств, двух корейских государств, двух немецких государств в годы холодной войны.

Если же данный вариант не устраивает Баку и власти Азербайджана рассчитывают на весь Карабах при сохранении сложившегося отношения к армянам, то этот путь неминуемо приведет к очередной войне либо вхождению в регион третьих могущественных сил с собственным сценарием решения карабахской проблемы в свою пользу, но не в интересах конфликтующих сторон.

На мой взгляд, независимая Нагорно-Карабахская Республика с устойчивым территориальным коридором с Арменией и коммуникационной связью с Азербайджаном стала бы оптимальным и цивилизованным решением данной многолетней проблемы. НКР развивала бы свободные экономические и культурные связи с двумя соседями, в республике получили бы возможность мирного сосуществования и армянский, и азербайджанский народы. Но для того, чтобы прийти к такому или иному (правда, не знаю, какому) взаимоприемлемому варианту, нужно уже сегодня властям и общественности двух стран начать процесс реализации главного принципа карабахского урегулирования — укрепление мира и доверия между соседями через восстановление транспортных коммуникаций, развитие выгодных торгово-экономических отношений и культурных связей. И это реально в условиях глобализирующего мира.

Давайте начнем решать сначала те вопросы, по которым есть взаимное понимание и согласие, то есть мирный вариант. Как говорили древние, festina lente, то есть спешить нужно медленно. К миру нужно идти мирным, а не военным путем. Этот путь очевидно длинный и медленный, но наиболее оптимальный и взаимовыгодный, сохраняющий жизни людей и способствующий укреплению доверия между ними.

Газета «Ноев Ковчег» — ИА REGNUM

Александр Сваранц

Азербайджан. Армения. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 января 2017 > № 2042208


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 января 2017 > № 2042200

Бывший заместитель руководителя Администрации президента Казахстана Баглан Майлыбаев, арестованный, по данным казахстанских СМИ, в конце прошлой недели за хищение 1,3 млрд тенге (более 232 млн рублей) из средств республиканского бюджета, действительно арестован.

Комитет национальной безопасности (аналог ФСБ) Казахстана распространил сегодня, 16 января, официальное сообщение о том, что задержание Баглана Майлыбаева и другого, теперь уже бывшего сотрудника Администрации президента Николая Галихина, произошло 12 января.

«Комитетом национальной безопасности Республики Казахстан по подозрению в незаконном собирании, распространении, разглашении государственных секретов задержаны бывшие работники Администрации президента Майлыбаев и Галихин. 14 января Есильским районным судом города Астана выдана санкция на арест сроком на 2 месяца. Арестованные водворены в следственный изолятор КНБ. По местам жительства подозреваемых проведены обыски, изъяты вещественные доказательства. Расследование продолжается, о его ходе и результатах будет сообщено дополнительно», — говорится в сообщении.

Отметим, что слухи об аресте Майлыбаева появились утром 13 января. Компетентные органы не подтверждали, но и не опровергали данную информацию. Позднее портал «ЦентрАзия» опубликовал сообщение об аресте сотрудников Администрации президента со ссылкой на неназванный источник. В материале говорилось также о том, что задержанные сотрудники АП могут оказаться причастными к уголовным делам, возбужденным в отношении бывшего главы министерства национальной экономики Куандыка Бишимбаева и госхолдинга «Байтерек». Напомним, Куандыка Бишимбаева обвиняют в том, что он, в бытность председателем правления Национального холдинга «Байтерек», систематически получал взятки в крупных размерах.

Отметим, что в пресс-релизе КНБ о связи Майлыбаева и Галихина с делом Бишимбаева не говорится ни слова. Между тем, согласно Уголовному кодексу Казахстана, статья 185, которую вменяют бывшим работникам АП, относится к преступлениям против основ Конституционного строя и безопасности государства. По этой статье предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от пяти до восьми лет с запретом занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет при отсутствии признаков государственной измены или шпионажа. Однако, если такие признаки будут обнаружены, то срок наказания возрастет до 15 лет.

Напомним, Баглан Майлыбаев занимал позицию замглавы Администрации президента до 12 января — в этот день он был освобожден от должности указом главы государства. В этот же день президент назначил посла Казахстана в России Марата Тажина первым заместителем руководителя Администрации президента. Тажин стал, по сути, новым куратором внутренней политики в республике.

41-летний Баглан Майлыбаев в 1996 году получил диплом журналиста в Казахском национальном университете имени Аль-Фараби, затем в 1998 году окончил аспирантуру кафедры политологии и политического управления Российской Академии государственной службы при президенте Российской Федерации. Имеет звание доктора юридических наук, кандидата политических наук.

По завершению учебы до 2002 года работал старшим научным сотрудником института государства и права национальной академии наук Казахстана и по совместительству был преподавателем Казахского государственного университета международных отношений и мировых языков (КазУМОиМЯ) имени Абылай хана. С февраля по май 2002 года занимал должность директора Департамента СМИ министерства культуры, информации и общественного согласия. В мае 2002 года был назначен председателем открытого акционерного общества «Республиканская газета «Казахстанская правда». В сентябре 2003 года возглавил акционерное общество «Зан». В декабря 2004 года стал руководителем пресс-службы президента Казахстана. Через четыре года получил пост вице-министра культуры и информации. В июне 2009 года распоряжением Нурсултана Назарбаева назначен пресс-секретарем президента Казахстана. В октябре 2011 года, по указу главы государства, стал заместителем руководителя Администрации президента республики и проработал на этой должности до 12 января 2017 года.

Между тем, известный казахстанский политолог, главный редактор биографической энциклопедии «Кто есть кто» Данияр Ашимбаев считает, что Майлыбаев не похож на государственного изменника или шпиона.

ИА REGNUM: Данияр, 12 января была информация, что Майлыбаева задержали по коррупционной статье, теперь вот ему вменяют сбор и распространение государственных секретов. Что происходит?

Информация достаточно скудная. Раз речь идет о госсекретах, то и сам уголовный процесс, скорее всего, будет проходить в закрытом режиме, как бы ни было нам интересно, что там происходит. Я думаю, сейчас уже можно говорить о том, что политическая борьба в стране, скажем так, перешла определенную черту. Мы видим, что в последнее время происходит массовый слив компромата, участились аресты и громкие уголовные дела. И можно говорить о том, что те персоны, которые контролируют, хотя бы частично, ситуацию в информационной и внутриполитической сферах, начали выходить за определенные рамки. При этом их деятельность вступает в прямое противоречие с государственной и национальной безопасностью страны. В условиях борьбы за власть многие пытаются заручиться поддержкой разных группировок, в том числе и за пределами Казахстана, а также пытаются заручиться поддержкой сверхдержав в обмен на будущее взаимодействие при смене руководства страны, если таковое когда-нибудь произойдет. Если в деле экс-главы КНБ Нартая Дутбаева (если верить кулуарным сплетням) речь идет о том, что он предоставил Мухтару Аблязову (беглый казахстанский олигарх — ИА REGNUM ) компромат на неких высокопоставленных должностных лиц, которые могли бы себя позиционировать в качестве потенциальных преемников, а этот компромат, в случае его обнародования, лишает их этих перспектив, то по делу Майлыбаева, конечно, остается много вопросов. Информация об его аресте несколько дней активно обсуждалась в кулуарах. Сегодня его арест был официально подтвержден. Поскольку подтверждение было сделано от лица КНБ, а не Национального бюро по противодействию коррупции или Генеральной прокуратуры, можно сделать вывод, что речь идет все-таки о политическом основании для ареста.

ИА REGNUM: Но что все-таки могло стать причиной его ареста?

Майлыбаев руководил внутренней политикой последние 5,5 лет. Понятно, что это не тот пост, где можно обзавестись большим количеством друзей, поскольку на любое решение всегда найдется масса обиженных и недовольных. Тем более на эту должность есть немало желающих. За время работы на посту замруководителя АП Майлыбаев смог отбить две или три атаки, направленные на него с целью захвата этой должности. Кроме того, он всегда старался не подпускать к сфере внутренней политики некоторых других высокопоставленных чиновников, которые хотели бы командовать ситуацией в большем объеме. В этой связи, логично предположить, что он использовал имеющуюся у него информацию для борьбы со своими противниками. И, возможно, он использовал эту информацию не только во внутриполитических, но и во внешнеполитических играх. К примеру, сбрасывая какие-либо информационные материалы в некие зарубежные структуры, которые могли бы при правильной подаче разыграть комбинацию, используя компромат против его противников, но в своих интересах. Мы можем только предполагать, поскольку, повторюсь, информация крайне скудная. Однако в стране ходит уже немало слухов о причинах ареста. В результате чего мы сталкиваемся с избытком гипотез, которые никак не связаны с реальностью. Скорее всего, вот это обострение внутренних информационных войн могло подвигнуть некие политические фигуры на слив имеющейся у них информации для решения личных проблем. Понятно, что Майлыбаева можно хвалить, можно ругать, он все-таки работал 5,5 лет, и у него точно имелась определенная информация, которая представляла интерес как для его союзников, так и для его противников, а также для внешних игроков, которые бы хотели усилить свое взаимодействие с Казахстаном. В кулуарах на выходных мелькали даже слова «шпионаж» и «измена родине», но, я думаю, Майлыбаев на заговорщика не похож. Речь идет о неких политических ошибках, которые могли иметь далеко идущие последствия, но вместе с тем, они произошли при принятии решений, направленных на какие-то более прикладные вещи, чем подрыв устоев государственности. А на изменника родины он не похож.

ИА REGNUM: А чем известен Николай Галихин, кроме того, что получил в прошлом году накануне Дня Независимости государственную награду — орден «Курмет» (выдается за образцовую службу в государственных органах и активную общественную деятельность — ИА REGNUM )?

Николай Галихин в свое время, если мне не изменяет память, работал советником посла в посольстве в России, затем работал в пресс-службе президента Казахстана, а в последнее время исполнял обязанности заместителя заведующего Отделом внутренней политики Администрации президента и был человеком из команды Майлыбаева. Поскольку я с ним лично не знаком, мне сложно дать ему характеристику. Но возможно, в этой схеме он мог быть тем исполнителем, через которого Майлыбаев решал какие-то вопросы.

ИА REGNUM: С учетом того, что Майлыбаев окончил аспирантуру в Российской Академии государственной службы при президенте Российской Федерации, а Галихин, по вашим словам, был советником в посольстве в России, насколько обоснованны слухи, что госсекреты Казахстана сливались именно в Россию?

Есть Россия как государство, а есть Россия как информационный рынок. Не исключено, что задержанные пользовались услугами российских СМИ в обмен на какие-то решения своих проблем. Но я не думаю, что Москва могла рассматривать Майлыбаева как проводника своей линии в Казахстане. Конечно, под его крылом проходила определенная работа по политической поддержке Евразийской интеграции, поскольку есть даже компания ТОО «Институт Евразийской интеграции», которая работала по проектам Майлыбаева, в том числе и межгосударственным. Но речь может идти об информационном или экспертном сотрудничестве, поскольку Майлыбаева можно считать пророссийским чиновником так же, как можно считать пророссийским заговорщиком того же чимкентского бизнесмена Тохтара Тулешева. И это при всем при том, что внешне Тулешев больше похож на заговорщика, чем Майлыбаев. К тому же, стоит признать, вряд ли Российская Федерация сделала бы серьезную ставку на президента Чимкентского пивзавода или на замруководителя Администрации президента. Тем более что в стране есть более значимые фигуры, а Майлыбаев никогда не претендовал на роль наследника Назарбаева. И если у него и были какие-то дела с российским структурами, то в этом не следует искать какие-то элементы российского заговора по влиянию на казахстанское политическое поле.

Следует напомнить, что чимкентский бизнесмен Тохтар Тулешев был задержан 30 января 2016 года. Спустя полгода Комитет Национальной безопасности Казахстана сообщил, что Тулешев, имея ряд сообщников из числа силовиков, готовил государственный переворот и планировал прийти к власти с помощью транснациональной ОПГ «Братский круг». Отметим также, что поскольку Тулешев являлся членом Союза журналистов России, экспертом Комитета по экономической политике и предпринимательству Государственной думы Российской Федерации, председателем думского Экспертного совета по экономическому сотрудничеству России, Казахстана и Белоруссии, председателем Экспертного совета по вопросам религии и общественных организаций СНГ при Государственной думе, был награжден знаком Ордена тамплиеров, как представитель российского дворянства, являлся руководителем казахстанского филиала российской некоммерческой организации «Центр анализа террористических угроз и конфликтов малой интенсивности» (ЦАТУ), и т. д., в стране поползли слухи, что переворот готовился не без участия Кремля. 7 ноября 2016 года Тохтар Тулешов был приговорен к 21 году лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строго режима.

Напомним также, что Нартай Дутбаев, о котором упомянул в своем комментарии Данияр Ашимбаев, был задержан 26 декабря 2016 года по подозрению в разглашении государственных секретов и превышении власти. Несмотря на то, что дело экс-главы КНБ проходит под грифом секретно, буквально через пару дней появилась информация, что Дутбаева арестовали не только и не столько за разглашение гостайн, сколько за покровительство Мухтару Аблязову, являющемуся одним из главных врагов режима Нурсултана Назарбаева.

«После того, как Аблязов вышел из французской тюрьмы, Нартай Нуртаевич решил предложить ему свои услуги в качестве посредника для улаживания конфликта между опальным банкиром и властью, — сообщил казахстанской газете «Караван» информированный источник. — Это и насторожило чекистов. Более того, внимание спецслужб привлекли публикации в подконтрольных Аблязову интернет-изданиях, где проходила информация из разряда госсекретов».

Григорий Гаранин

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 16 января 2017 > № 2042200


Тайвань > Внешэкономсвязи, политика > russian.rti.org.tw, 16 января 2017 > № 2040853

Вице-президент Чэнь Цзянь-жэнь заявил о намерении правительства продолжить реализацию положений международных конвенций о защите прав человека на Тайване.

Он сделал это заявление, выступая 16 января на открывшейся в Тайбэе Международной конференции по ситуации с правами человека. Речь на ней пойдёт о проверке Второго национального доклада об исполнении положений Международного пакта о гражданских и политических правах, а также Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах. Эти 2 пакта были ратифицированы на Тайване в 2009 году.

Несмотря на то, что Тайвань не является членом ООН, он взял на себя обязательства в рамках 6 конвенций ООН по правам человека, начиная с ратификации Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, и принятия соответствующего закона в 1971 году.

Вице-президент отметил, что правительство будет работать над приведением местного законодательства в соответствие с ещё тремя конвенциями ООН: «В настоящее время наши законы не соответствуют Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания, Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей, а также Международной конвенции о защите всех лиц от насильственных исчезновений. Мы всячески будем стараться довести эту работу до конца».

На открытии конференции также выступил министр юстиции Цю Тай-сань. Он отметил, что для проверки процесса принятия нового законодательства на Тайвань были приглашены международные эксперты, представители общественных организаций, а также члены комитетов по правам человека других стран и послы иностранных государств.

Второй национальный доклад о положении дел в сфере прав человека на Тайване был опубликован в 2016 году, и нынешнее мероприятие проводится с целью проверки этого доклада. Как ожидается, после 3 дней работы, 20 января участники конференции выступят с итоговой оценкой и предложениями.

Виталий Самойлов

Тайвань > Внешэкономсвязи, политика > russian.rti.org.tw, 16 января 2017 > № 2040853


Украина. США. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 16 января 2017 > № 2039777

 Порошенко восстанавливает «драконовские законы» Януковича в полном объёме

Но Майдана не будет

Дмитрий Скворцов

На Украине возрождают нормативные акты аналогичные так называемым «законам 16 января», которые привели к столкновениям на Майдане в 2014 г. В Раде зарегистрированы или рассматриваются законопроекты об упрощенной процедуре привлечения депутатов к уголовной ответственности, норме в УК о клевете, блокировании доступа к сайтам, ограничении на проведение митингов.

«Законы 16 января» («Законы о диктатуре») — неофициальное наименование, которое дали представителями тогдашней оппозиции пакету законов, принятых Верховной Радой 16 января 2014 г. и подписанных президентом Януковичем на следующий день. Они упрощали уголовное преследование депутатов, регламентировали проведение митингов, вводили еще ряд ограничений. Всего было принято 11 законов и одно постановление.

Принятие этих законов явилось поводом к обострению силового противостояния путчистов и правоохранителей. В ходе столкновений были ранены сотни людей, появились первые жертвы. В итоге, в том же месяце украинские парламент отменил эти нормативные акты.

Информации об указанных законопроектах доверять можно хотя бы потому, что почти все «драконовские законы», отменённые ещё при Януковиче, нынешняя «истинно народная» власть тихой сапой вернула ещё к 2015 году. Потому что уже в 2015 году почувствовала себя в опасности. Обезопасить себя от народного гнева — и есть цель воскрешения этих законов.

Но будут ли «столкновения» и в этот раз? Мелкие – не исключено. Каковыми они и были на протяжении последних двух лет. Но на Евромайдане было не «столкновение», а массовые убийства правоохранителей и «сакральных жертв» из числа «мирных протестующих». Такое возможно только при условии гарантии безнаказанности убийц и тех, кто их содержал. В 2014 г. такие гарантии давало т.н. «мировое сообщество» в лице Вашингтона и Брюсселя. Сегодня Западу Майдан не нужен. Следовательно, его и не будет.

Более того, украинская «свидомая» общественность и не догадывается, что во многих странах Запада (тех самых, что критиковали Януковича за «попытку ввести диктатуру»), давным-давно действуют подобные нормы. Именно потому теперь «за бугром» к «драконовским законам» отнесутся, как к вполне цивилизованным.

Разумеется, реальная оппозиция в лице Тимошенко и «Свобода» используют это для обвинений Порошенко в возрождении политики Януковича (и тоже будут во многом правы). Ляшко, «Народный фронт», «Оппоблок», «Самопомощь» также постараются заработать на критике «Блока Порошенко» максимальное количество электоральных баллов, но, в конце концов, проголосуют за оставшиеся законы в «существенно доработанном виде».

В январе 2014-го, как мы помним, и Ляшко, и «Самопомощь» и тогда ещё Тимошенковские Яценюки с Аваковыми называли эти законы нелегитимными. Но если сегодня принятие новых «диктаторских» законов они сочтут законным, то где же тогда вообще искать границы легитимности на Украине?

Искать надо логику. Но в данном случае это неблагодарное дело. На Украине всегда было легитимно то, что признанно таковым Западом. Именно поэтому — в условиях вероятной утраты Вашингтоном и другими столицами интереса к Украине в 2017 году, хаос здесь возможен уже в наступившем году. И тогда никакие «драконовские законы» не помогут. Потому что закона не будет вообще.

Украина. США. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 16 января 2017 > № 2039777


Украина. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 января 2017 > № 2039136

«Игры великих»: как Украине не заиграться в игру, которая не состоится?

Александр Сушко, Александр Сушко

«Иметь хорошие отношения с Россией — это хорошо, а не плохо» — говорит избранный президент США Дональд Трамп. «Быть субъектом международных отношений — это лучше, чем объектом» — говорят украинские эксперты и политики. «Быть здоровым и богатым — лучше, чем бедным и больным» — констатирует народная мудрость. «Чтобы продать что-то ненужное, надо сначала купить что-то ненужное, а у нас денег нет» — откликается классика недавних времен.

С легкой руки отставных американских стратегов и украинских постолигархических филантропов по Украине идет интеллектуальная волна — как бы нам продать что-то такое, что «сильные мира сего» захотели бы у нас купить и взамен гарантировали нам мир?

Мыслевирус «большой игры» захватил экспертов, журналистов и общественных деятелей: одни выступают с амбициозными прожектами новой «Ялты», другие клеймят первых позором и изменой, третьи хихикают в кустах и наслаждаются вербальными поединками, где сжигаются идеи, прогнозы и репутации «конкурентов». Все больше принимается на веру внушаемая мысль, что если не через несколько недель, то уже точно через несколько месяцев Трамп и Путин торжественно подпишут (возможно, и в Ялте, ибо традиция обязывает) всеобъемлющий пакт, который преподнесет Украину на тарелочке Путину (а Сирию или Иран, или даже обоих — Трампу).

Можно ожидать, что соглашение, разумеется, будет заключено «за счет Украины и без Украины». Апокалипсические предположения раздуваются не только всеядными соцсетями, но и вполне уважаемыми изданиями, например The Times, что придает образу заговора совершенства и непреодолимости.

Возникает естественный вопрос: «Как спасаться?». И Украина ожидаемо делится преимущественно на два лагеря: тех, кто предлагает «продать» суверенитет и собственный исторический выбор в обмен на территориальную целостность и восстановление законных границ (концепция «Запад нас не ждет»), и тех, кто выступает за «продажу» территорий в обмен на суверенитет и реальную независимость (концепция «отрезанного куска»). Оба лагеря приводят серьезные аргументы и оперируют убедительными эмоциями. Аргументированный спор на тему жизненных вопросов — всегда хорошо.

Но не преждевременно ли открыты торги? Действительно ли покупатели уже выстроились и ждут предложений? Действительно ли выстроившиеся являются добросовестными покупателями? Есть ли у продавца товар, который он предлагает на продажу? И не лукавит ли он слишком нехитро перед опытными купцами, которые понимают больше, чем кажется продавцу?

Для понимания ситуации следует привести аналогии из прошлого. А прошлое свидетельствует, что все значительные по своему масштабу соглашения достигаются «сильными мира сего» только на определенных исторических траекториях, где взаимное доверие и совпадающие интересы достигают уровня, где возможен big deal (большое соглашение).

Так произошло во время Второй мировой войны, когда в результате общего антигитлеровского опыта и признания роли СССР в победе над Гитлером «великие» договорились в Ялте и Потсдаме на беду более слабым. Тогда «на тарелочке» Сталину преподнесли всю Центральную Европу, где СССР на 40 лет установил свои порядки, лишив десяток наций Европы суверенитета. Это сформировало один из элементов тоталитарного травматического опыта, который заставляет нас перепуганно «просыпаться ночью»: не летят ли самолеты снова на Ялту?

Во второй раз так произошло в Хельсинки в 1975-м — вследствие многолетней политики «разрядки», когда градус противостояния «двух систем» существенно снизился и был заключен основополагающий Хельсинский акт, который был компромиссом, для многих мучительным, зато, наконец, помог разрушить тоталитаризм.

В третий раз «великое соглашение» неформально заключили Рейган и Буш-старший с Михаилом Горбачевым: это была справедливая «антиялта», когда СССР мирно обязался не препятствовать суверенному выбору вчерашних «социалистических» стран Европы, если они решат стать частью «коллективного Запада». В последнем случае «потепление» было особенно бурным и породило на Западе продолжительную эйфорию от «ветра перемен», подувшего тогда из Москвы. Но это, по нашему ощущению совершенно справедливое, «великое соглашение» породило травматический синдром поражения уже на другом фланге геополитических качелей — в России. И последствия его мы постигли только недавно, когда «брат» внезапно пришел в гости.

Напоминает ли нынешняя ситуация в мире хоть отдаленно один из описанных примеров момента, когда «великое соглашение» становилось возможным? Доверие? Вознаграждение за участие в общей миссии? Расчеты на надежность партнера? Совпадение коренных интересов? Искренняя симпатия?

Сегодня серьезных предпосылок ожидать очередного «великого соглашения» нет. Уровень доверия между Кремлем и условным «коллективным Западом» — на нуле. Прошлый год, принимая во внимание действия Путина в Сирии, только добавил проблем. При таких условиях стороны могут вступать в переговоры, проверять друг друга, тестировать возможности, решать некоторые локальные дела — но до «великого соглашения» не дойдет. Может возникнуть вопрос: а надо ли Украине становиться «толкателем» процесса? Там, где нет доверия, — попытаться восстановить? Там, где не хватает общей повестки дня, — попытаться предложить? Там, где царит стратегическая растерянность и неопределенность, — предложить четкий порядок действий? Ответ может показаться парадоксальным: нет, не надо.

Украина не располагает ресурсом смодерировать ломку нынешней исторической траектории мира в лучшую сторону, а любые «выгодные предложения» будут казаться таковыми только сторонам, которые не заинтересованы в сильной, успешной Украине, осознающей свои цели и последовательно пытающейся двигаться к ним. Любые предложения «конструктивной повестки дня» по сути лишь будут размывать контуры еще слабого, но все же заметного позвоночника той Новой Украины, которая только начала заявлять о себе после Революции достоинства.

Даже если предположить очень малореалистичное, но теоретически возможное «великое соглашение» «сильных мира сего» в нынешних исторических условиях, то оно может состояться только на условиях России, которая считает, что ухватила Бога за бороду, а не на условиях Запада, который находится в стратегической фрустрации, и тем более не на условиях Украины. Следовательно, наша задача — не дать такому соглашению состояться (благо, для этого есть достаточно предпосылок) и тем паче не быть в числе его акционеров. Иначе неизбежно проиграем.

Сейчас не время для выгодных Украине соглашений, поэтому конструктивная стратегия заключается в отсрочке любых попыток навязать нам игру в «великое соглашение» ценой, как пишут, «мучительных компромиссов», которых никто не оценит. Выдвижение условной инициативы «всеобъемлющего урегулирования» может разрушить Украину как изнутри, так и извне.

Изнутри — потому что не будет воспринята активной частью общества, нерв которого сейчас весьма чувствителен, чтобы играть с ним в «измену» без риска большого взрыва. Извне — потому что разрушит хоть и не столь многочисленный, как хотелось бы, но заметный и влиятельный круг системных и ситуативных союзников в противостоянии с путинской Россией.

Прежде всего будут демотивированы и деморализованы те партнеры, которые вопреки всем трудностям продолжают видеть Украину неотъемлемой частью европейского и евроатлантического пространства и поддерживают ее в институтах ЕС и НАТО. Если Киев откажется от своих дальновидных целей, эти партнеры махнут на нас рукой и как-то проживут. Но наивно считать, что, потеряв этих союзников, мы взамен получим других — тех, кто сейчас не видит на Украине особой стратегической ценности.

Они не будут видеть ее и в дальнейшем, как бы мы ни старались адаптироваться к их ожиданиям. Бесхребетная Украина, торгующая стратегическим вектором своего движения, — это не тот товар, на который найдется покупатель в нынешнем прагматическом мире. Разве что пойдет «тушками» в известном направлении. Эти аргументы можно было бы считать риторическими лозунгами, если бы мы не имели в совсем недавней истории примеров, свидетельствующих о несвоевременности и нереалистичности ожиданий на согласие и урегулирование в ответ на выдвижение даже «самых конструктивных инициатив».

Напомним не очень известный даже в экспертных кругах опыт согласованной инициативы Украины и Европейского Союза относительно ответа на «обеспокоенность России» по поводу заключенного Соглашения об ассоциации Украина-ЕС. Это случилось в 2015-м, когда кое-кому казалось, что достаточно сформулировать пакет рациональных ответов на публично артикулируемую Россией «обеспокоенность» — и конфликт будет улажен. Консультации продолжались почти полтора года, под аккомпанемент войны. Украина и ЕС предложили пошаговый ответ на каждую из заявленных Россией «озабоченностей» — с опорой на текст конкретных статей Соглашения и соответствующих толкований.

В результате в ноябре 2015-го российская делегация во главе с тогдашним министром экономического развития Улюкаевым отвергла пакет как полностью неприемлемый. Контрпредложение российской стороны предусматривало фактический демонтаж Соглашения об ассоциации в целом — т.е. отказ Украины от адаптации европейских технических регламентов и стандартов во всех значимых сферах регулирования. Иллюзии рассеялись. Все остались на исходных позициях. Опыт тех переговоров должны изучить все, кто предлагает или будет предлагать в будущем хорошую модель «конструктивных договоренностей» в деталях там, где нет согласия договариваться в принципе.

Так, сегодня предлагается снова попробовать продать России «нейтралитет» или «внеблоковость», отказ от намерения войти в НАТО или заключить любое обязующее политико-безопасное соглашение (а нейтралитет означает отказ от важной части суверенитета — права самостоятельно определять союзников в сфере безопасности и обороны). Непонятно, почему такое предложение должно быть интересно Москве. Весь предыдущий опыт показывает, что — не интересно.

Вот только два исторических факта.

Первый. По состоянию на март-апрель 2014 г. на Украине был законодательно закреплен «внеблоковый» статус, и официально вычеркнуто из всех документов намерение стать в будущем членом НАТО. И чем это помогло Украине? Сдержало ли РФ от аннексии Крыма и начала гибридной войны в Донбассе?

Второй. Молдова в 1994 г. конституционно закрепила свой нейтралитет именно в надежде урегулировать Приднестровский конфликт, сняв опасение Москвы относительно дрейфа Молдовы к НАТО. Вот уже прошло 22 года: никакого существенного прогресса в политической части урегулирования. При том, что почти четверть столетия на Днестре не стреляют, что линию размежевания легко пересекают люди и автомобили, что даже пророссийского президента в Кишиневе избрали — и не впервые. Но — никаких сдвигов, и, думаю, надеяться, что удастся сдвинуть с мертвой точки, не приходится.

Так почему же мы должны считать, что в украинском случае будет иначе, если напряжение, уровень антагонизма конфликта, количество жертв и ставки в игре несравненно выше, а уровень доверия между условными «гарантами» намного ниже? Не лучше ли будет вооружиться другой, более реалистической версией политического реализма и признать, что конфликт с РФ носит фундаментальный характер, который обусловлен глубоким непринятием со стороны РФ факта независимости Украины (по крайней мере в ее законных границах), а потому не будет полностью решен на протяжении обозримого будущего (вероятно, нескольких десятилетий)? Конкретные проявления этого конфликта, такие как аннексия Крыма и де-факто оккупация части Донбасса, являются лишь проявлениями и не могут быть надежно урегулированы отдельно от своей фундаментальной основы. Чего реально можно достичь при надлежащих усилиях в короткой перспективе?

Попытаемся спрогнозировать на примере Донбасса как одного из «полей» конфликта. Худший вариант: относительно устойчивое прекращение огня, ограниченное разведение вооруженных сил без восстановления полноценных социально-экономических коммуникаций через линию размежевания, фактическая изоляция оккупированной зоны (смягченная версия карабахского сценария).

Лучший вариант: устойчивое прекращение огня, решение гуманитарных проблем (полный обмен пленными и заложниками), разведение вооружений и частичная демилитаризация, восстановление свободного, но контролируемого движения людей, транспорта и товаров через линию размежевания, определенные шаги по восстановлению доверия, легализация экономических и социальных связей без полномасштабного политического урегулирования (приднестровский сценарий). Оба условных сценария очерчивают, по нашему мнению, имеющийся коридор возможностей, существующий при действующем раскладе сил — как между Украиной и Россией, так и в мире в целом. Любой выход за границы этого коридора возможен только при изменении нынешнего силового/политического баланса.

Поддержание баланса требует соответствующих ресурсов и усилий — хотя бы симметричных усилиям противоположной стороны. Размышлять при этом о формулах полного урегулирования конфликта не помешает, и вовсе не надо клеймить позором такие попытки, однако практическая результативность этих усилий вряд ли выйдет за пределы результативности российского «плана Козака» для Молдовы и Приднестровья 2003 г., который провалился, имея несравненно лучшие предпосылки для внедрения, чем любой из предложенных сегодня или завтра планов урегулирования всеобъемлющего конфликта между Украиной и РФ. Ответственный выход для украинской власти и общества — готовиться к затяжной игре, которая будет длиться десятилетия. Ключевым сюжетом ближайшего горизонта истории будет конкуренция ценностей, моделей правления, экономики, форматов идентичности.

В своем конфликте нынешние Украина и Россия пройдут решающий тест на жизнеспособность — как государства и как общества. А окончательные контуры будущих реалий, которые обусловят решение фундаментального конфликта между Украиной и РФ, едва ли принадлежат к сфере компетенции нынешнего поколения.

Украина. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 января 2017 > № 2039136


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 января 2017 > № 2039103

Отношения РФ–США: как мы до этого дошли?

Курт Уэлдон (Curt Weldon), The National Interest, США

Рональд Рейган был для меня образцом для подражания и источником вдохновения, когда я последние два года его президентского срока с гордостью работал в американском Конгрессе. Я серьезно воспринимал слова Рейгана и его предостережения. По моему мнению, Рональд Рейган набрал наибольший вес и авторитет, действуя в условиях распада Советского Союза. Рейган вдохновил меня стать автором моего первого законопроекта в американском Конгрессе, который был принят единогласно в качестве поправки к Закону о национальной обороне. В нем подтверждалось, что СССР нарушает Договор об ограничении систем противоракетной обороны, ставший священным Граалем левых либералов. В основу Договора о ПРО легла теория взаимно гарантированного уничтожения, которой мы следовали на протяжении 30-ти лет. Я помню, как группа в составе трех членов палаты представителей посетила РЛС под Красноярском, которая была построена в нарушение Договора о ПРО. Конгрессмены по своей наивности назвали данное нарушение мелким недосмотром, хотя советский генерал Николай Огарков позднее публично признал, что приказ о строительстве радиолокационной станции отдало Политбюро, напрямую нарушившее положения Договора о ПРО. Если бы мы придерживались продиктованного здравым смыслом подхода Рейгана к России, мир сегодня был бы совсем иным. В отношениях с Россией требовалась такая же политика и дипломатия, как и в отношениях с Китаем, Ираном и любой другой проблемой международного масштаба — и строить ее надо было на принципах силы, последовательности и откровенности.Но мы по какой-то причине этого не сделали. Поэтому сегодня, когда к власти пришла новая администрация во главе с политическими преемниками Рейгана, нам было бы нелишне оглянуться назад и посмотреть на 30 лет утраченных возможностей. В конце 1980-х и в 1990-х годах конгресс активно пытался подавать сильные, последовательные и откровенные сигналы распадавшемуся советскому государству и формировавшейся гордой российской нации. Мы поддерживали политику сдерживания на основе мощных вооруженных сил; мы последовательно разоблачали советские/российские действия и откровенно признавали те трудности, которые мешали нашим странам наладить долгосрочное мирное сотрудничество.На мой взгляд, последующие администрации (как республиканские, так и демократические) просто не поняли этого. Когда распался Советский Союз, мы увидели новые возможности для налаживания стратегического сотрудничества. Однако Белый дом и Кремль так и не смогли отказаться от старого мировоззрения, произнося правильные слова, но не подтверждая их правильными решениями и действиями. Все мы были несказанно рады, когда к власти пришел Борис Ельцин как избранный лидер свободной России. Я хорошо помню его историческую речь в палате представителей. Но в своем поспешном стремлении поддержать Ельцина мы упустили из виду призывы Рейгана о последовательности и откровенности.В конгрессе проходили слушания на тему российских нарушений соглашений о контроле вооружений; слушания о том, как Советы размещали военную технику и вооружения в стратегически важных местах в США и Европе, на что указывали доктор Кристофер Эндрюс (Christopher Andrews), руководитель архива КГБ, а также бывшие оперативные сотрудники этой организации Олег Гордиевский и Станислав Лунев; слушания о продолжающихся нарушениях прав человека, что подтверждали российские руководители Галина Старовойтова, Лев Рохлин и Александр Лебедь. Но в 1990-х годах администрация снова и снова отрицала действительность, показывая народу России, что мы не следуем призывам Рейгана к последовательности и откровенности. Когда в своем собственном доме в Санкт-Петербурге была убита Старовойтова, наш Госдепартамент не произнес ни слова.Когда в своей московской квартире был застрелен мой друг генерал Лев Рохлин, наша администрация спокойно согласилась с нелепой историей ельцинского Кремля о том, что его застрелила помешавшаяся жена. И это несмотря на то, что десятки тысяч простых россиян вышли на демонстрации протеста, не побоявшись откровенно и открыто указать на известный факт: председателя думского комитета по делам ветеранов Рохлина убили в собственном доме, так как он осмелился поставить в неловкое положение лидера своей партии и президента Бориса Ельцина, потребовав справедливых льгот для ветеранов.

Когда генерал Лебедь, неоднократно посещавший США, рассказал в моем подкомитете о «неучтенных ядерных боеприпасах», а прославленный российский академик Алексей Яблоков поведал о том же самом на слушаниях, конгресс взял это себе на заметку и выразил негодование. А Белый дом попытался внести изменения в эту историю. Лебедь погиб при загадочном крушении вертолета — и произошло это как раз в тот момент, когда он уверенно шел к победе в борьбе за пост президента России.Белый дом в основном игнорировал внутренние финансовые скандалы, происходившие в Москве при Ельцине, не желая ставить его в неловкое положение, хотя Государственная Дума была близка к тому, чтобы объявить ему импичмент. Средства массовой информации разных стран мира кричали о том, что американские и европейские банки занимаются нецелевым расходованием денежных средств, выделяемых на новые инфраструктурные проекты по всей России, из-за чего в США и за рубежом были начаты расследования.Когда конгресс попытался расследовать эти обвинения, представители американского посольства в Москве солгали делегации конгресса в попытке сорвать ее встречу с российским генеральным прокурором Юрием Скуратовым. Он все-таки встретился с членами делегации, когда контакт был установлен напрямую через руководство российской Думы. В конечном итоге наше Министерство юстиции предъявило обвинения американским банковским руководителям в масштабном нецелевом расходовании российских финансовых средств.Как и предлагал Рейган, конгресс провел серьезные и откровенные дискуссии со своими партнерами из Думы по Договору о ПРО и по самой системе противоракетной обороны. За несколько дней до проведения пленарного голосования по моему законопроекту, который предусматривал создание противоракетной обороны для Америки, я с коллегами из обеих партий отправился в Москву (гостями в составе нашей делегации были Рамсфелд, Вулси и Шнайдер), чтобы откровенно объяснить российским властям, что ПРО необходима для защиты наших граждан — точно так же, как созданное Советами несколькими годами ранее кольцо противоракетной обороны вокруг Москвы предназначалось для защиты советских граждан.

Наши полномочия в вопросах национальной ПРО предусматривали двустороннее сотрудничество с русскими, однако Белый дом попытался отменить финансирование единственной программы взаимодействия по противоракетной обороне под названием «Рамос». Председатель Госдумы Владимир Лукин (так в тексте, — прим. перев.) умолял меня возобновить финансирование этой программы, и при неизменной поддержке моего сенатского коллеги Карла Левина (Carl Levin) мы добились успеха в этом вопросе.

Члены конгресса резко критиковали Россию за ее глупые, а порой и опасные действия; однако в то же время мы активно продвигали двусторонние программы сотрудничества для укрепления дружбы между российским и американским народом, а также для создания организационных основ стабильности в России. Представляя Соединенные Штаты на дискуссиях законодательных органов двух стран по вопросам окружающей среды, энергии и океанов, я старался убедить нового спикера палаты представителей Ньюта Гингрича (Newt Gingrich) и нового спикера Госдумы Ивана Рыбкина придать официальные полномочия двусторонним отношениям между Думой и конгрессом. В тот самый день, когда Рыбкин был приведен к присяге в новой должности, группа членов палаты представителей, куда входил я и в качестве сопредседателя мой хороший друг Стини Хойер (Steny Hoyer), постаралась укрепить эти двусторонние отношения. Десятки депутатов Государственной Думы регулярно посещали Соединенные Штаты (Грэм Аллисон (Graham Allison) и Высшая школа государственного управления им. Кеннеди при Гарвардском университете проводили ежегодный семинар для новых думских депутатов). Многочисленные члены палаты представителей и сената ездили в Москву, по всей России и постсоветскому пространству. Мы считали, что если российские семьи получат возможность покупать дома, это будет способствовать формированию среднего класса и укреплению долгосрочной стабильности. К сожалению, в России отсутствовала система ипотеки, так как коммунизм запрещал частную собственность на жилье. Банкир и конгрессмен Чарльз Тейлор (Charles Taylor) вместе с филадельфийским юристом Джоном Галлахером (John Gallagher) и одним из лидеров Думы Валентином Цоем разработали смелую систему ипотечного кредитования по западному образцу «Наш дом Россия». Этот план публично поддержал спикер Думы коммунист Геннадий Селезнев, а подписи в его поддержку поставили лидеры всех российских регионов. Чарльз организовал одноразовое выделение средств для запуска этой программы, однако Белый дом перенаправил деньги на другие цели. Возмущенный такими действиями Белого дома, Чарльз самостоятельно профинансировал новую программу в Бревардском колледже по обучению молодых россиян ипотечному кредитованию и банковскому делу. При этом после процесса обучения все обучаемые должны были вернуться на работу в Россию. В 1990-е годы мы снова и снова подавали неоднозначные сигналы, отказываясь признавать реальность и делая вид, что ситуация не такая, какой она была на самом деле. Я хорошо помню доклад ЦРУ, в котором описывалась незаконная деятельность Виктора Черномырдина, создавшего вместе с Гором Комиссию Гора-Черномырдина. Прочитав в докладе о своем коллеге и партнере, Гор, как сообщают СМИ, написал на обложке: «Дерьмо».

Поражает и другое. Когда Ельцин в 1996 году баллотировался на второй срок, а опросы общественного мнения показывали, что рейтинги у него катастрофически низки, и он наверняка проиграет, американские политтехнологи с прочными связями в высшем политическом руководстве США поселились в московском «Президент-Отеле», чтобы оттуда направлять Ельцина к победе.

Российский народ неглуп. Его беспокоили неуравновешенность Ельцина и его проблемы с алкоголем. Но одновременно россияне понимали: Америка хочет, чтобы Россией управлял «ее» человек. Так и получилось.Отрицание реальности администрацией в 1990-е годы носило беспрецедентный характер. Менеджер ядерной программы по России Джей Стюарт (Jay Stewart) был уволен за то, что рассказал правду о наращивании ядерного потенциала России. Офицер военно-морской разведки Джек Дейли (Jack Daly) разрушил свою карьеру, когда потребовал, чтобы ему предоставили медицинское лечение после того, как его ослепило лазерным лучом с российского траулера в порту Сиэтла. Серьезно больного профессора Пенсильванского университета Эда Поупа (Ed Pope) незаконно задержали в Москве и посадили в тюрьму, а наше посольство, боясь скомпрометировать ельцинскую администрацию, почти ничего не сделало для его освобождения. А еще своих должностей лишились высокопоставленные аналитики из разведки Фред Флейц (Fred Fleitz) и Гордон Элерс (Gordon Oehlers), которые просто рассказали правду конгрессу о попытках администрации исказить и опровергнуть реальность в угоду политической стратегии ельцинских сторонников.А знаменитый документ национальной разведки по изменениям политической ситуации NIE 95-19 (на тему новых ракетных угроз американской безопасности) был представлен конгрессу в таком политизированном виде, что директор ЦРУ Джон Дейч (John Deutch) был вынужден приносить свои извинения, а доклад пришлось переделывать (редчайший случай в американской истории), потому что конгресс создал двухпартийную комиссию Рамсфелда в целях независимой оценки новых угроз территории Соединенных Штатов. Делая все возможное для того, чтобы сохранить Ельцина у власти, Клинтон/Блэр в конце 90-х начали бомбардировки Югославии с целью отстранения от власти Милошевича. Европа взорвалась из-за жалкого отсутствия успехов и из-за высокомерного отношения к России, которую лишили всякой роли в этих усилиях. Когда Ельцина в Москве подвергали импичменту, 11 членов конгресса собрались вместе с группой российских депутатов в Вене, намереваясь сделать то, чего не могли сделать ни американский, ни российский Белый дом — создать формулу двустороннего подхода к урегулированию балканской войны с участием России и к отстранению Милошевича от власти. В то время как Белый дом целых 10 лет не желал видеть реальность, все отрицал и проводил политику умиротворения, конгресс стойко следовал рейгановским принципам в российско-американских отношениях, демонстрируя силу, последовательность и откровенность.Приближалось новое десятилетие, и с появлением нового руководителя в лице Владимира Путина появились и новые надежды. Конгресс деятельно принялся за работу, особенно когда увидел, как Путин пытается наладить контакты с Бушем — еще до того, как Республиканская партия выдвинула его кандидатом в президенты.В июле 2000 года мне позвонил спикер Государственной Думы и российский председатель инициативы «Дума-Конгресс» Борис Грызлов (он также возглавлял предвыборный штаб Путина). Он спросил, не могу ли я организовать приглашение путинской делегации на национальный съезд Республиканской партии. Путин хотел продемонстрировать свое стремление и высший приоритет: коренным образом изменить в лучшую сторону отношения между Россией и США.

Президент США Барак Обама и президент РФ Владимир Путин на саммите АТЭС

Но Национальный комитет Республиканской партии остался глух к просьбам предоставить официальные полномочия представителю нового российского президента. Вместо этого он сам отобрал российских представителей, которые не обладали политическим весом и даже не находились у власти. В 2000 году съезд проходил в Филадельфии (мой родной город), и мы создали специальную деревню для делегатов в непосредственной близости от места его проведения. Там во время работы съезда должны были проживать 100 членов конгресса вместе с семьями. Я пригласил Грызлова и еще шестерых человек из его окружения присоединиться к нам на целую неделю. Грызлов, лидер Совета Федерации Миша Маргелов и группа телевизионщиков с российского Первого канала целую неделю жили рядом с членами конгресса и их семьями — вместе питались, вместе отдыхали и ежедневно сообщали российскому народу о том, что Путин хочет наладить новые российско-американские отношения.Путин шел на риск, и я уверен, что сторонники жесткой линии в Москве предупреждали его, насколько глупо и наивно думать, будто Америка и Буш хотят нового и позитивного двустороннего сотрудничества. Мы же в конгрессе радовались, видя, как появляется новая возможность и новая надежда на двустороннее сотрудничество с Россией на основе рейгановской доктрины силы, последовательности и откровенности.Необходимо помнить, что в тот момент Путин был новичком в политике, но обладал прочно укоренившимися чертами сотрудника КГБ. Ему очень нужны были политические наставления и партнерство с человеком и партией, которые, по его мнению, должны были прийти к власти в 2001 году. Возможности здесь были колоссальные, потому что в российской экономике наблюдался застой, и она сталкивалась с многочисленными трудностями.Мы в конгрессе были в приподнятом настроении и хотели поддержать двух новых руководителей, которые могли по-настоящему «изменить мир». Будучи республиканцем, я активно агитировал за Буша и испытывал глубокое волнение от того, что в российско-американских отношениях и в мировой стабильности может наступить новая эпоха.Путин подключился немедленно — и вскоре за ним последовал Буш. Произошло это на саммитах, которые прошли в Америке и России. Путин сделал немыслимое: он стал первым мировым лидером, позвонившим Бушу после терактов 11 сентября. Его предложение лишило воинов холодной войны дара речи. Этот бывший офицер КГБ выразил нам безоговорочную поддержку и предложил помощь — в предоставлении разведывательной информации, российских объектов и бывших советских военных баз, чтобы нам было легче вести борьбу с организаторами террористических нападений 11 сентября. Меня это поразило особенно, потому что я побывал на передовых базах наших войск в Узбекистане и на старой советской военной базе в Грузии. Помню, как я обратился в Госдепартамент с просьбой предоставить список всех двусторонних программ между США и Россией за последние 30 лет, в том числе, в советское время. К моему огорчению и удивлению, у Госдепартамента не оказалось такого списка. Поэтому мы в конгрессе делали то же самое, что и в предыдущие 13 лет. Мы сформировали группу в составе самых авторитетных американских и российских экспертов, и поставили ей задачу провести инвентаризацию российско-американских инициатив в 11 ключевых областях, включая сельское хозяйство, энергетику, охрану окружающей среды, здравоохранение, образование, природные ресурсы и т.д. Среди этих экспертов были такие люди как Сэм Нанн (Sam Nunn), Дик Лугар (Dick Lugar), Грэм Аллисон, Брюс Уэйнрод (Bruce Weinrod), Свен Крамер (Sven Kramer), Леон Арон (Leon Aron), Ариэль Коэн (Ariel Cohen). К работе были привлечены и некоторые организации, в том числе, Фонд Карнеги, Совет по международным отношениям, Джеймстаунский фонд, Аспенский институт, Институт Евразии, Международный институт сотрудничества Восток-Запад и Центр Вудро Вильсона.

За два месяца мы составили всеобъемлющий список на восьми страницах, куда вошли более 100 неправительственных и прочих организаций, занимающихся сотрудничеством между США и России в одной и более из этих 11 ключевых областей. На основе данного списка наша рабочая группа подготовила 48-страничный документ, включив в него 100 с лишним рекомендаций по реализации новых и расширению старых программ, сближающих народы США и России. На их осуществление не нужны были крупные государственные ассигнования, а нужна была лишь активная поддержка со стороны Белого дома. Этот документ, озаглавленный «Новое время — новое начало», был разработан и издан на частные деньги. Ни цента государственных средств на него не ушло. В то же время, наши российские коллеги проанализировали ситуацию и создали свой собственный документ на русском языке.

За неделю до первой встречи Буша и Путина в Техасе я выступил в сенате с призывом поддержать наш документ. Сенат в то время контролировали демократы, и в первый день я получил лишь три подписи в поддержку — от председателя Джо Байдена, высокопоставленного республиканца Дика Лугара и председателя Карла Левина. В палате представителей меня поддержало подавляющее большинство от обеих партий. Всего за два дня свои подписи в поддержку поставила почти треть состава палаты, в том числе, Дик Арми (Dick Armey), Генри Хайд (Henry Hyde), Джек Мерта (Jack Murtha), Эллен Таушер (Ellen Tauscher), Крис Кокс (Chris Cox), Деннис Кусинич (Dennis Kucinich), Джон Спрэтт (John Spratt), а также нынешние члены палаты представителей и сената, такие как Берни Сандерс, Майк Пенс (Mike Pence), Мак Торнберри (Mac Thornberry), Роджер Уикер (Roger Wicker), Джон Тьюн (John Thune), Фред Аптон (Fred Upton), Эд Ройс (Ed Royce), Шелли Мур Кэпито (Shelley Moore Capito), Боб Гудлатт (Bob Goodlatte), Марси Каптур (Marcy Kaptur), Олси Хастинг (Alcie Hastings), Эд Марки (Ed Markey), Сэм Фарр (Sam Farr), Сьюзан Дэвис (Susan Davis), Джон Ларсон (John Larson), Дэнни Дэвис (Danny Davis), Фрэнк Пэллоун (Frank Pallone) и прочие.В Москве в поддержку документа выступило подавляющее большинство российского руководства. Со своими резолюциями выступила Государственная Дума, Совет Федерации, а Российская академия общественных наук поддержала его единогласно. Я хорошо запомнил это голосование, прошедшее после многочисленных вопросов, которые задавали мне бывший советский министр иностранных дел Александр Бессмертных и многолетний лидер коммунистической партии Геннадий Зюганов.Мы выступили с сильным заявлением о том, что законодательные органы и лидеры обеих стран готовы к содержательным переменам. Но для таких перемен требовалась решительная и существенная поддержка со стороны Белого дома и администрации. Путина и Россию настолько увлекла возможность нового сотрудничества между двумя странами, что представитель президента в Государственной Думе и Совете Федерации Александр Котенков предложил двустороннюю инициативу второго уровня для реализации общего стратегического плана. Мы связались с Котенковым, чтобы создать новую платформу. Я свел его с прокурором округа Колумбия Чарльзом Питерсоном (Charles Peterson), и мы вместе принялись за разработку приемлемой рабочей модели.Чтобы проверить искренность намерений и обоснованность инициативы Путина-Котенкова, а также возможность достижения желаемого результата, я поставил перед группой Котенкова три вопроса. Наша первая просьба заключалась в том, чтобы организовать встречу на Лубянке в кабинете грозного первого директора КГБ Феликса Дзержинского. Когда нас уведомили, что такая встреча на Лубянке может быть организована, чиновники из Госдепартамента посмеялись над моими сотрудниками. Во время очередного визита нашей делегации в Москву ко мне в гостиницу приехал наш посол и спросил, сможет ли он принять участие во встрече на Лубянке, о которой его проинформировали. На следующий день он заехал за мной, и наша делегация отправилась на Лубянку в кабинет директора ФСБ. Состоявшаяся там встреча была весьма содержательной. Нам было сказано, что если мы будем следовать предложенному Котенковым процессу, на который дал согласие прокурор Питерсон, США получат ответы на все вопросы безопасности. Первое испытание группа Котенкова прошла.Наша вторая просьба состояла в том, чтобы посетить совершенно секретный российский объект (по нашему выбору), занимающийся химическим, биологическим или ядерным оружием и технологиями его производства. Наша делегация получила разрешение на посещение десятков российских химических и биологических объектов. Но посовещавшись с руководством американской разведки, мы попросили разрешения побывать на самом засекреченном подземном ядерном объекте в закрытом городе Железногорске на реке Енисей, где в советские времена было создано три крупных реактора по производству плутония, а также крупное хранилище для оружейного плутония. В соответствии с заявкой, наша делегация в составе пяти членов конгресса и двух его сотрудников (один из управления военно-морских исследований) вылетела из Москвы в Железногорск, где встретилась с городским руководством. Нас провели по подземному объекту внутри горы и подробно проинформировали о реакторах (два из них были остановлены по условиям соглашения с США). Нам также показали огромное подземное хранилище оружейного плутония. Российские хозяева умоляли США помочь в обеспечении безопасности комплекса хранения. Вторая просьба тоже была исполнена.

Военные учения НАТО Spring storm в Эстонии

Третья просьба стала результатом моего разговора с начальником Управления противоракетной обороны генералом Роном Кадишем (Ron Kadish). Генерал Кадиш рассказал мне, что он намерен положить конец российско-американскому сотрудничеству в вопросах ПРО — отчасти из-за того, что не может добиться встречи со своим российским коллегой. Я предложил Кадишу направить представителя из его ведомства в Москву вместе с делегацией конгресса, чтобы там организовать его встречу с Котенковым — что он и сделал. В кабинете Котенкова в российском Белом доме начальник Генерального штаба Балуевский пообещал всяческое содействие в налаживании сотрудничества с нашим Управлением противоракетной обороны, а потом подписал с этим ведомством совместный документ — который американская сторона в итоге отвергла. Я сохранил копию этого документа.Троекратно убедившись в серьезности российских намерений, я обратился к двум надежным представителям американского руководства, которые могли обеспечить двухпартийное руководство этой новой инициативой, основанной на нашем документе «Новое время — новое начало». Будучи основателем и председателем Национального кокуса пожарных, охватывающего один миллион человек из служб экстренного реагирования, я был знаком и работал с директорами Федерального агентства по чрезвычайным ситуациям США Джо Албо (Joe Albaugh) (администрация Буша) и Джеймсом Ли Виттом (James Lee Witt) (администрация Клинтон). В ходе бесед со мной оба проявили интерес к тому, чтобы совместно возглавить новую двустороннюю инициативу.Многие люди, в том числе, и я, стали свидетелями всех этих действий и усилий, а также имеют на руках дополнительную подтверждающую документацию. По неизвестным мне причинам наши усилия были проигнорированы, а все возможности утрачены.Путин взял на себя роль лидера и сделал то, чего от него мало кто ожидал. К сожалению, американская администрация не сделала ничего. Будучи новичком в политике, бросившим вызов сторонникам жесткой линии, Путин нуждался в каких-то «победах», каких-то свидетельствах успеха в создании новых российско-американских отношений. Но он этого не получил.Я хорошо помню разговор с Джорджем Бушем на борту президентского самолета. Вызвав меня к себе в кабинет, президент начал задавать мне вопросы о российско-американских отношениях. Я откровенно рассказал ему, что на мой взгляд, мы теряем Путина и Россию как нашего партнера. Президент попросил меня говорить конкретнее и привести пример. Я сразу напомнил ему о поправке Джексона-Вэника, представлявшей собой серию торговых ограничений, введенных конгрессом в поддержку советских евреев в СССР. Будучи активным сторонником Национальной конференции советского еврейства, я рассказал президенту, что еврейские организации округа Колумбия поддержали идею отмены таких ограничений для России (и для Украины). На то время это был чисто символический жест, однако для России он имел большое значение. Президент перебил меня и высказался за отмену поправки Джексона-Вэника, напомнив, что для этого требуется законодательная инициатива конгресса. Президент пришел в замешательство, когда я объяснил, что председатель бюджетного комитета Билл Томас (Bill Thomas) не стал предпринимать никаких шагов в этом направлении, потому что президентский аппарат в устной форме высказался против таких мер. Томас признал это на заседании комитета палаты представителей (членом которого я являлся) по отбору председателей комитетов для нашей республиканской конференции.История (и мои архивы) показывают, что Путин в 2000-е годы предпринимал беспрецедентные попытки по завязыванию дружественных отношений с администрацией США — однако все они были отвергнуты. Когда глава «Рособоронэкспорта» Сергей Чемезов приехал в Вашингтон и предложил новую двустороннюю российско-американскую инициативу, предусматривающую проведение консультаций всякий раз, когда кто-то из наших врагов попытается закупать оружие в России, мы отвернулись прочь. Я присутствовал на встречах с Чемезовым в Госдепартаменте и Пентагоне. Когда я покидал конгресс, один эксперт по России из Совета национальной безопасности, которому в последний момент было отказано во встрече с Чемезовым, высказал мнение о том, что такое нежелание идти навстречу было ошибкой.Когда хорошо известного академика и руководителя Курчатовского института Евгения Велихова направили в Вашингтон с предложением создать новую российско-американскую комиссию по надзору за всем предназначенным для Ирана ядерным топливом, мы снова ответили отказом. Велихов знал, что меня возмутило российское решение создать АЭС в Бушере, и свое предложение о создании комиссии по надзору он отстаивал лично перед Путиным. Прошлым летом он подтвердил это в интервью.Как и при администрации Клинтона, когда нам что-то было нужно, ситуация быстро менялась. Когда главу «Рособоронэкспорта» впервые внесли в черный список на вполне законных основаниях, возник один любопытный момент. Его имя убрали из этого списка, когда американской авиастроительной компании понадобился российский титан (Чемезов ведал его поставками). Компания взяла к себе на работу бывшего сотрудника Госдепартамента, черный список подправили, и она приобрела необходимый ей титан. Русские в очередной раз убедились в двуличии американской политики и процесса принятия решений.

В наших основательных требованиях о соблюдении прав человека были аналогичные противоречия. 20-летний российский студент Александр Кашин получил паралич четырех конечностей, когда в бок его машины врезался автомобиль сотрудника американского посольства Дугласа Кента (Douglas Kent). Поскольку у Кашина были родственники в Филадельфии, местный прокурор Джон Галлахер (John Gallagher) взялся вести это дело на безвозмездной основе. Но он потребовал лишь средства на лечение и реабилитацию Кашина — и ни цента за боль и страдания! Белый дом снял с себя всякую ответственность, проигнорировав основополагающее право Кашина на жизнь.

Когда Путин осознал, что тех новых двусторонних отношений, которые он хотел выстроить с США, не получится, он разработал стратегию по возрождению российской мощи. Но на сей раз первый этап предусматривал не военные средства, а обеспечение энергетического господства. Мы в конгрессе предупреждали Белый дом о происходящем в 2003, 2004 и 2005 годах, однако наши лидеры закрыли на это глаза, и такое энергетическое господство Россией было достигнуто. Бывшие советские республики и страны ЕС одна за другой начинали все больше зависеть от российских энергоресурсов. Так сформировалось и укрепилось сегодняшнее энергетическое господство Путина и России. Поймите меня правильно: я поддерживаю далеко не все решения, принятые Путиным во многих областях. Я точно так же не поддерживал некомпетентные и опасные решения российских руководителей в 1990-е и 2000-е годы. Я на всем протяжении своей карьеры в государственных органах власти поддерживал Украину, и меня оскорбили и возмутили российские действия против Киева и народа этой страны. Но я четко помню, как Белый дом отказался от активной поддержки лидера оранжевой революции Виктора Ющенко, когда он вместе с Юлией Тимошенко начал на Украине новую эпоху. Многие конгрессмены, выступавшие за укрепление связей между Радой и конгрессом, были опечалены снижением народной поддержки Ющенко на Украине. После распада Советского Союза в отношении этой страны не сразу отменили действие поправки Джексона-Вэника, в отличие от 13 остальных бывших советских республик. Украина и ее лидеры были настолько обескуражены отсутствием нашей поддержки и нашим бездействием, что президент Петр Порошенко назвал «ошибкой» решение Киева от 1994 года отказаться от ядерного оружия, заявив, что это подает негативный сигнал странам всего мира.Насколько же это досадно, когда лидер одного из наших верных союзников, оказавшегося в сложном положении, почувствовал необходимость публично выразить сожаление по поводу отказа от ядерного оружия по просьбе США! Я 20 лет проработал в конгрессе, и конечно, я могу быть необъективен и пристрастен в оценках этого института власти. Я лично видел, как работают обе партии в конгрессе, призывая СССР и Россию к ответу за их глупость и нарушения условий наших взаимоотношений и своих международных обязательств. Я неоднократно становился свидетелем того, как палата представителей и сенат претворяют в жизнь рейгановскую доктрину силы, последовательности и откровенности в отношениях с СССР и Россией. Не могу сказать, что американские администрации за последние 30 лет поступали так же.Но я вечный оптимист. Я приветствую новое руководство в лице избранного президента Дональда Трампа и госсекретаря Рекса Тиллерсона. Не нужно быть семи пядей во лбу, дабы понять, что добыча и распределение энергоресурсов оказывают и будут оказывать огромное воздействие на международную безопасность. Иран, Сирия, Китай, Северная Корея, Ливия и все прочие горячие точки находятся под влиянием энергетических проблем. Я абсолютно убежден, что мы наконец добьемся той цели, которой 17 лет назад пытался достичь Путин (и американский конгресс), и наладим рабочие отношения и сотрудничество с Россией. Это будет нелегко, потому что Россия сегодня другая, Путин изменился, а мир стал намного сложнее и опаснее. Но построить такие новые отношения все равно можно. Рейгановские слова — сила, последовательность, откровенность — как никогда уместны в отношениях с Москвой, Пекином, Тегераном и Пхеньяном. И конгресс должен снова сыграть ведущую роль в поддержке этой новой повестки, а также нашего нового президента. Мы знаем, как дошли до сегодняшнего состояния, и пора нам всем вместе — демократам и республиканцам, членам палаты представителей и сенаторам, а также простым гражданам — объединить усилия для создания новых отношений. На это рассчитывает наш народ, наши дети и наш мир, считая, что это может сделать наш новый президент.

Курт Уэлдон 20 лет проработал в палате представителей США и ушел в отставку в должности заместителя председателя комитета по делам вооруженных сил и внутренней безопасности. Он был инициатором, разрабатывал и возглавлял совместную инициативу «Дума-Конгресс», а также посещал Россию и другие страны во главе десятков делегаций конгресса.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 января 2017 > № 2039103


Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 16 января 2017 > № 2039024

Турция сделала еще один шаг на пути перехода от парламентской к президентской форме правления. Парламент страны принял в первом чтении соответствующий законопроект, передает МИА «Казинформ».

Ранее пакет поправок в Конституцию на рассмотрение в парламент внесла правящая Партия справедливости и развития (ПСР).

Поправки передают главе государства Реджепу Тайипу Эрдогану личный контроль над генштабом Вооружённых сил Турции и разведкой. На сегодняшний день они подчиняются премьер-министру. Кроме того, в случае окончательного принятия поправок, президент страны получает право издавать указы, назначать министров и выносить на референдум вопрос о конституционных изменениях.

Парламентская форма правления действует с момента образования Турецкой Республики в 1923 году.

Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 16 января 2017 > № 2039024


Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 января 2017 > № 2038758

Тремя ключевыми, по мнению наблюдателей, претендентами на пост председателя Европарламента (ЕП), который будет избран секретным голосованием 17 января на пленарной сессии ассамблеи в Страсбурге, являются "народник" Антонио Таяни, социалист Джанни Пителла и либерал Ги Верхофстадт.

Мартин Шульц объявил в ноябре об уходе с поста главы ЕП и решении возглавить избирательный список Социал-демократической партии Германии в Северной Рейн-Вестфалии на выборах 2017 года.

Тройка тяжеловесов

63-летний итальянец Антонио Таяни, в прошлом еврокомиссар по промышленности и предпринимательству, бывший также доверенным лицом экс-премьера Италии Сильвио Берлускони, представляет парламентскую фракцию ведущей в Евросоюзе политической силы – правоцентристской Европейской народной партии. Она имеет наибольшее число депутатских мандатов в Европарламенте — 216 из 751.

Соотечественник Таяни 58-летний Джанни Пителла является выдвиженцем Партии европейских социалистов, второй по влиянию в Европе. Пителла возглавляет ее парламентскую фракцию, располагающую голосами 189 своих членов.

Экс-премьер Бельгии Ги Верхофстадт возглавляет парламентскую группу европейских либеральных демократов. В ее рядах 69 депутатов.

В отличие от Таяни и Пителлы, 63-летний Верхофстадт занимает жесткую антироссийскую позицию, постоянно держа под прицелом критики политику руководства РФ.

Черт в деталях

Реально противостоять Таяни, которому наблюдатели прочат кресло главы ЕП, может только Пителла.

Авторитет Верхофстадта, которого члены ассамблеи ранее выдвинули своим представителем на переговоров по выходу Великобритании из ЕС, резко упал после предпринятой им неудавшейся попытки объединиться с депутатами от крупнейшей оппозиционной силы Италии "Движения 5 звезд", которая вместе с евроскептиками британской Партии независимости (UKIP) формирует в ЕП фракцию "Альянс за прямую демократию в Европе". Соратники Верхофстадта по группе не поддержали его готовность отступить от идеалов демократии ради избрания главой Европарламента.

Большинство депутатов сегодня убеждены в том, что председатель ассамблеи, как руководитель института ЕС, должен быть твердым защитником европейских ценностей и непримиримым борцом с политиками из числа популистов, националистов и "еврофобов". Во имя этого "народники" пять лет назад негласно договорились с социалистами, что их представители в случае избрания будут находиться у руля Европарламента попеременно, по 2,5 года.

Тем не менее, по взаимному согласию сторон, социалист Мартин Шульц занимал главный пост ЕП не полсрока, а все пять лет. После его отставки мандат должен был перейти к одному из членов фракции Европейской народной партии.

Однако внезапная отставка Шульца, который был гарантом незыблемости договоренности, спутала карты и побудила Пителлу объявить ее больше недействующей. Данное решение лидер фракции "народников" Манфред Вебер назвал предательством коалиции, которая противостояла росту влияния евроскептиков в ассамблее.

Пителла заявил, что его группа больше не приемлет монополию во власти со стороны ЕНП, представителями которой также являются главы Еврокомиссии и Евросовета Жан-Клод Юнкер и Дональд Туск. При этом Пителла заявил об оппозиции социалистов к политике "народников", ввергнувшей ЕС в тиски жесткой экономии, недовольство которой все более активно проявляют рядовые европейцы.

Результатом раскола так называемой "большой коалиции" в ЕП стало то, что теперь избрание его главы зависит от голосов членов малых парламентских фракций, объединяющих популистов и евроскептиков.

Другие претенденты на кресло председателя ассамблеи, не имеющих реальных шансов занять его, выдвинуты фракциями консерваторов — фламандская националистка Хельга Стевенс, радикальных левых — итальянка Элеонора Форенца, "зелеными" — британец Жан Ламберт, радикальными правыми — румынка Лаурентиу Ребега.

Алгоритм выборов

Выборы главы ЕП начнутся с 9 часов утра. Согласно ожиданиям, они не будут простыми и могут затянуться до вечера.

Новый председатель ассамблеи должен получить абсолютное большинство избирательных бюллетеней — 50% плюс один голос.

Процедурой предусмотрены три раунда голосования. Если победитель не будет определен после третьего тура, двое претендентов, набравших наибольшее количество голосов, встретятся в четвертом туре. В этом случае для победы требуется набрать простое большинство голосов. В случае ничейного результата председателем ЕП будет объявлен старший по возрасту кандидат.

На кресло главы ассамблеи может претендовать член ассамблеи, поддерживаемый одной из фракций или располагающий голосами как минимум 5% депутатов – не менее 38.

Александр Шишло.

Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 января 2017 > № 2038758


Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 января 2017 > № 2038748

С официального сайта украинского правительства удалили заявление министра социальной политики Андрея Ревы о будущей пенсионной реформе, сообщает "Украинская правда".

В беседе с представителем МВФ Жеромом Ваше Рева пообещал к марту представить законопроект, который позволит устранить дефицит пенсионного фонда. Вместе с тем, по его словам, нововведения могут вызвать у украинцев шок.

"Мы осознаем, что с принятием этого закона шок у наших сограждан может быть таким, как и после повышенных тарифов. Но это вынужденный и необходимый шаг, чтобы сбалансировать пенсионный фонд", – цитирует издание министра.

Закон предполагает, в частности, прекращение выплат работающим пенсионерам ("либо пенсия, либо работа"), отмену надбавок и пересмотр пенсий по инвалидности.

Рева полагает, что реформа "побудит украинцев отказаться от ошибочной привычки думать, что государство за них должно все решить".

Ранее МВФ потребовал от Украины провести в 2017 году пенсионную и земельную реформы. Принятие новых законов является одним из условий, на которых фонд готов предоставлять стране дальнейшую финансовую помощь.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 января 2017 > № 2038748


Польша > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 января 2017 > № 2038747

В Польше нет проблемы с Конституционным судом (КС), заявил глава МИД страны Витольд Ващиковский, комментируя критическую оценку конституционной ситуации в стране со стороны главы Венецианской комиссии.

Глава Венецианской комиссии Джанни Букиккио в понедельник выразил обеспокоенность в связи с ситуацией с Конституционным судом Польши, заявив, что КС пытаются подчинить воле политического большинства в стране.

"Я не слышал, чтобы была какая-то проблема с Конституционным судом… Дело закрыто. Может быть, глава Венецианской комиссии читал старые газеты, имел старую информацию, не знал о том, как изменились дела в позитивном направлении", — заявил Ващиковский в Брюсселе, передает агентство PAP.

Министр также сообщил, что в феврале Варшава направит Еврокомиссии ответ на рекомендации в связи с конституционным кризисом в стране, которые были выданы в декабре 2016 года. По словам Ващиковского, вероятность применения к Польше санкций из-за невыполнения этих рекомендаций никто не рассматривает.

Польша переживает конституционный кризис в связи с ситуацией вокруг КС страны. Анджей Дуда 28 декабря 2015 года утвердил поправки к закону о КС, которые вызвали споры в стране и критику со стороны оппозиции. Еврокомиссия 13 января 2016 года приняла решение о начале диалога с Варшавой, чтобы избежать нарушения Польшей европейских норм.

Если диалог не принесет результатов, может быть запущена процедура, которая предполагает констатацию Евросоюзом "существования явной угрозы серьезного нарушения" или, в крайнем случае, "существования серьезного и устойчивого нарушения" страной ценностей ЕС. Тогда Польша может лишиться права голоса в Совете министров ЕС.

С 22 декабря суд работает в новом составе.

Польша > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 января 2017 > № 2038747


Украина. Евросоюз. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > ria.ru, 16 января 2017 > № 2038731

Президент Украины Петр Порошенко, канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Франсуа Олланд в ходе телефонного разговора выразили уверенность в завершении в ближайшее время процесса ратификации соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС и введении безвизового режима для граждан Украины.

"Петр Порошенко, Ангела Меркель и Франсуа Олланд выразили уверенность в завершении в ближайшее время процесса ратификации соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС и введении безвизового режима для граждан Украины", — говорится в сообщении пресс-службы Порошенко.

Европарламент 15 декабря одобрил механизм приостановки безвизового режима для третьих стран на случай неконтролируемого притока с их территории мигрантов и беженцев в одно или несколько государств-членов Евросоюза, что Совет ЕС выставил в качестве предварительного условия для отмены виз гражданам Украины и Грузии. Украинские власти рассчитывали на получение Киевом безвизового режима до конца этого года, однако дата рассмотрения этого вопроса до сих пор не назначена.

Диалог между ЕС и Украиной о либерализации визового режима был запущен в 2008 году, а в ноябре 2010 года ЕС предложил Украине план действий для получения безвизового режима. Парламент Украины принял все законопроекты, требуемые ЕС для либерализации визового режима. Еврокомиссия в декабре 2015 года подтвердила выполнение Киевом всех условий. Соглашение об ассоциации Украины с ЕС ратифицировали парламенты всех стран-членов Евросоюза, кроме Нидерландов. Договор действует на предварительной основе, окончательно документ вступит в силу после его ратификации всеми 28 странами ЕС.

Украина. Евросоюз. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > ria.ru, 16 января 2017 > № 2038731


Турция > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 16 января 2017 > № 2038627

Турецкий парламент одобрил в воскресенье, 15 января, в первом чтении последние две из 18 поправок в конституцию страны, предложенных правящей Партией справедливости и развития (ПСиР). Остальные поправки также были ранее одобрены в первом чтении. В случае принятия конституционной реформы президентские полномочия будут значительно расширены.

Все 18 поправок должны пройти второе чтение в парламенте, эта процедура начнется со среды, 18 января. Для одобрения изменений необходимо не менее 330 голосов депутатов. ПСиР обладает 316 мандатами, ее инициативу поддерживает часть парламентариев из фракции правой Партии националистического движения, насчитывающей 40 депутатов.

Расширение президентских полномочий

Предложенные поправки в основной закон предоставляют президенту и вице-президенту исполнительные полномочия. Глава государства становится главнокомандующим и получает право делать назначения на важные армейские посты. Одновременно должен быть упразднен пост премьер-министра, возрастной ценз для депутатов парламента снижается с 25 до 18 лет, а число депутатов в связи с ростом населения страны увеличивается с 550 до 600. Президент получит полномочия править с помощью указов и сможет в любой момент распустить парламент. Кроме того, он будет наделен правом контролировать судебную систему, в частности конституционный суд.

Дебаты вокруг конституционной реформы продлятся несколько недель. Против нее резко выступают крупнейшая оппозиционная Народно-республиканская партия и прокурдская Партия демократии народов. Критики законопроекта опасаются установления в стране диктатуры.

Турция > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 16 января 2017 > № 2038627


Китай. Вьетнам > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 16 января 2017 > № 2037820

По случаю официального визита генерального секретаря ЦК КПВ Нгуен Фу Чонга в Китай, который состоялся с 12 по 15 января по приглашению генерального секретаря ЦК КПК, председателя КНР Си Цзиньпина, обеими сторонами было сделано совместное коммюнике. В данном документе подчеркивается, что Вьетнам и Китай продолжат придерживаться девиза «Добрососедство, всестороннее сотрудничество, долговременная стабильность и ориентация на будущее» и духа «Хорошие соседи, хорошие друзья, хорошие товарищи и хорошие партнеры». Обе стороны выступают за развитие двусторонних отношений на основе стратегического и долговременного видения, глубоко проникнуясь крупными направлнеиями дружбы между Вьетнамом и Китаем. Стороны стремятся последовательно уважать друг друга, активизировать обмен стратегическими мнениями, укреплять политическое доверие, урегулировать надлежащим образом разногласия, углублять взаимовыгодное сотрудничество, активизировать развитие отношений всеобъемлющего стратегического партнерства и сотрудничества в интересах народов двух стран и во имя мира, стабильности и процветания в регионе и мире.

Стороны договорились продолжать обмен визитами, сохранять горячие линии и проводить контакты и встречи в куллуарах многосторонних форумов, своевременно обменяться мнениями по важным вопросам отношений между двумя партиями и двумя странами, а также по региональным и международным вопросам, определять стратегические направления и принять решения по непрерывному развитию двусторонних связей в новый период.

Стороны отметили, что Вьетнам и Китай находятся на важной стадии социально-экономического развития. Развитие одной страны предоставляет важные возможности для другой. Стороны также отметили необходимость успешного развития координационной функции механизмов сотрудничества между двумя партиями, двумя странами, дальнейшего углубления взаимодействия в сферах дипломатии, обороны, безопасности, исполнения законов, усиления экономического сотрудничества, развития народной дипломатии, развития роли Смешанной комиссии по вопросам наземной границы между Вьетнамом и Китаем и комитета по сотрудничеству в управлении КПП на наземной границе между Вьетнамом и Китаем.

Стороны обменялись откровенными мнениями по вопросам в море, подчеркнули необходимость соблюдения общего понимания, достигнутого между руководителями двух партий и двух стран, и «Договоренность о главных руководящих приниципах решения вопросов в море между Вьетнамом и Китаем»; эффективного использования переговорного механизма на правительственном уровне по границе между Вьетнамом и Китаем; проявления приверженности к проведению переговоров и дружественных консультаций для поиска основного, долговременного и приемлемого обеим сторонам способа урегулирования; активного изучения переходных мер, которые не окажут негативного влияния на позицию и установки каждой из сторон.

Стороны сошлись во мнении о необходимости продолжения всестороннего и эффективного выполнения «Декларации о правилах поведения сторон в Восточном море» и скорейшей разработки на основе консультаций «Кодекса о правилах поведения сторон в Восточном море», успешного контроля над разногласиями в море, отказа от действий, осложняющих или расширяющих споры, сохранения мира и стабильности в Восточном море.

Стороны договорились продолжать координировать действия в рамках многосторонних форумов, таких как ООН, АТЭС, АСЕАН – Китай, вместе сохранять мир, стабильность и процветание в регионе и во всем мире.

Китай. Вьетнам > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 16 января 2017 > № 2037820


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 января 2017 > № 2039102

«Украинцы живут в резервации»

112.ua, Украина

Итоги года обсуждаем сегодня с третьим президентом Украины Виктором Ющенко.

Добрый вечер. Как вы считаете, почему мы не смогли хотя бы начать строить то, что обещали людям на Майдане?

Ющенко:

Майдан, как явление, это знаменательное событие не только моей нации. Этим удивляется мир, этим удивляется Европа. Это такое многоголосие нации, которое всегда будет очень высоко цениться. Для меня это пример того, что социально мы стали более ответственны, мы понимаем больше, что мы хотим. Хотя значительная часть политической проблемы, которая стоит перед моей нацией, она заключается как раз не в лидерах страны, а в видении самой нации. Мы еще слабо структурированные идеологически. Мы еще ищем, какой путь будущий. Одни говорят — националистический, вторые — европейский, третьи — российский, четвертые — советский и т. д. Мы еще в поисках. Мы еще весьма различны. У нас нет такого, как у поляков, где две трети устойчиво смотрят на европейскую, безопасную доктрину. Они пришли уже к какому-то общественному балансу — отмели радикальность левую, правую. Для этого они выбирают власть, которая примерно удовлетворяет этот спектр интересов. У нас пока этого нет. Но, с другой стороны, Майдан говорит, что мы способны брать ответственность на себя и время от времени показывать, куда мы идем. Майдан удался для тех, кто были на трибуне, и не удался в значительной части для тех, кто стояли на площади. Если анализировать политическую часть, то поколение, которое хотело перемен, сформировало Майдан, было отлучено, собственно, от власти. Ему не дали сотворить политическую силу — эта политическая сила получила преграды, по которым она не смогла выйти на политическое поле: это барьер в 5% и возраст партии 12 месяцев. Это был удар как раз против тех детей, студентов, которые стояли на Майдане. Им сказали: «Или идите к бывалым политическим силам, где вас демонтируют, где ваши лица, вашу репутацию, ваш авторитет, ваши добродетели используют для реализации, как правило, профильных партийных тем». Сегодня у нас ощущение деградации практически по всему спектру. Когда разочарования колоссальные, недоверие всех ко всем. На самом деле это плохое состояние общества, но, возможно, у Господа Бога и есть промыслы в этом, потому что это надо стационарно пройти. С этой стороны моя нация умнее. Я говорю политическая нация, со всеми аспектами, которые она представляет.

— Не пора ли нам поменять пластинку о бесконечном разговоре о безвизе на конкретную дорожную карту украинских национальных интересов — просто навести в доме порядок.

— Это очень правильное замечание. Мы уже говорили на тему войны: к сожалению, мы не имеем плана ответа, как добиться победы, а через победу прийти к миру. У нас очень много гибридов работает. Мы не можем это назвать войной, хотя Совет Безопасности ООН называет это агрессией, а раз так, мы не можем избавиться от дипломатических отношений, мы не можем избавиться безвизового режима «Украина-Россия». Мы погружаемся в такой сюрреализм — два с половиной года назад у нас была даже свободная экономическая зона в Крыму, вместе с Россией. Это абсурд: мы неадекватны к процессам, которые с нами происходят. Не формулируя правильные дефиниции, мы не формулируем правильное меню, как бороться с этими вызовами. Поэтому часто мы играем суррогаты. Например, минский процесс, который я не понимаю. Очевидно, что каждая попытка урегулировать конфликт в своем значении есть неплохая. Но когда мы понимаем, что переговорный формат, который отличается от формата конфликта, никуда нас не приведет, что Захарченко и Плотницкий, ну, конечно, не являются источником войны, конечно, не источник агрессии от них идет — они инструменты. Мы долго определяемся: мы бьем по мешку соломы или по ослу? Где у нас оглобля, где у нас конь? Мы не идем причинным анализом. Поэтому мы приходим к мнению, когда, например, Европа заставила нас посмотреть на этот конфликт и на серию конфликтов на востоке Европы, как на конфликты или региональные, или локальные. А на самом деле, если мы говорим о безопасности в Европе, сегодня в Европе семь конфликтов. Шесть из них на востоке Европы. Восточная Европа — это пояс нестабильности. Это конфликты геополитического измерения. Поэтому они нуждаются в геополитическом инструментарии.

— Минские договоренности — это невозможность провести конституционные реформы. Что с этим делать?

— Давайте почитаем нашу политическую Библию — Конституцию. Она написана на приоритетные вызовы, которые в разное время могут стоять перед нацией. Конституция говорит, что если идет война, не трогайте Конституцию. Мы не имеем права трогать Конституцию сейчас, по определению. Если война — забудьте о выборах. Так говорит Конституция. А если мы уже четвертые выборы готовим, то мы привносим такой беспорядок в политическую осознание приоритетов, дорожной карты, которой должно идти общество. Мы девальвируем друг друга через внутренний конфликт, политический, который перед каждыми выборами вызревает. А, наоборот, политическая миссия сейчас заключается в том, как консолидировать 45 млн человек. И поэтому война — приоритет номер один. То, что случилось с экономикой, которую мы проиграли, когда 13-17% падения валового продукта — мы проиграли второй фронт. Экономика — это мышцы войны. Когда мы говорим о минском процессе, он нас подводит к тому, чтобы мы признали особый статус отдельной своей территории, а значит, мы пришли к моменту признания федерального устройства страны. Особый статус говорит о том, что одна территория имеет права или полномочия иные, чем все остальные территории. Мы в порядок политического дня поставили вопрос, что мы разные, что мы не унитарные, что мы можем по политическому строю страны быть или федеральными, или исповедовать модель, противоположную унитарности. А это тот конек, на котором мы стоим все 20 столетие. Когда крымское руководство приняло решение о вхождении в УРН, Ленин принял решение о предоставлении Крыму, который был окружен со всех сторон Украиной, автономии. Таким образом зародили в цельном политическом теле особый статус территории, который был непонятен десятки лет. В чем эта автономия заключается? Культурная, национальная? Нет. Там украинцев было больше, чем других категорий народов. Я убежден, что если мы открываем эту бутылку, и оттуда выходит версия, что мы можем быть территориями со специальным статусом, то мы можем задавать себе вопрос: какие могут появиться политические версии по развитию политического строя в Украине. Это очень опасная тема и очень опасно, что мы положили на стол вопросы для обсуждения. Этот формат все, что он мог дать за два года, он дал. А сколько пунктов из десяти пунктов минского формата сегодня выполнено? Ни одного! Это не работает. Мы говорим о том, что мы страна парламентского строя — парламент, как институт, дает ответ, как он видит решение ключевого вопроса для Украины: войны и мира. Так вот, в парламенте не принято ни одного документа, который бы говорил, как правящая элита, или большинство, видят политическое решение этого конфликта. Ведь это вопрос не только к России, это вопрос к самим нам. И когда сегодня на оккупированном Донбассе 52% не рассматривают российскую сторону, как участника войны, то это вопрос к нам.

— Когда правящая элита не имеет плана войны и мира и не знает, что делать дальше, она что должна делать?

— Я думаю, что это первый сигнал к самоорганизации общества. Если мы понимаем, что мы ответственны за все, в том числе и за то, кого мы выбираем, мы начинаем формировать ответ на то, как в этой сложной ситуации, когда власть или элита не предлагает этого ответа, самоорганизовываться, как формировать этот ответ. Поэтому порождаются различные инициативы. В прошлом месяце три украинских президента: Л. Кравчук, Л. Кучма и я с группой восточноевропейских президентов инициировали создание Балто-Черноморской платформы — из политиков, президентов, руководителей парламентов. Возможно несколько премьеров туда присоединятся.

— Наши политики вмешивались в процесс выборов в США, неизвестно, приняли правильное или неправильное решение в отношении Израиля. Готова ли Украина к современным вызовам в международной части, есть ли у нас нормально работающий МИД?

— Нам следует вернуться к субъектности, когда мы говорим о задачах, которые мы ставим во внешней политике. Мы должны руководствоваться национальными интересами. Я убежден, что то, что случилось в отношениях с Израилем, то, конечно, надо было ставить на весы национальные интересы. Я не понимаю, что мы выиграли, с точки зрения международной консолидации, международной поддержки, в частности, поддержки американцев, которые все время или блокировали такое голосование, или голосовали против. На этот раз они воздержались, но это их объяснения, почему они так поступают. Нам следует исходить из своего интереса. Если мы в нужный момент Израилю не подали руку, я думаю, нам потребуется несколько лет, чтобы вернуться к статусу-кво в наших отношениях. Что мы выиграли, какой актив у нас новый появился? Отношения с США? Не думаю. Потому что еще много нужно сделать, чтобы эта логика была убедительна и в пользу двусторонних украино-американских интересов.

— Хочу поговорить об экономике. Что означает для страны падения «ПриватБанка»? Кроме того, упало еще 90 банков, среди которых и системообразующие.

— Успешно работающая банковская система — это добрая половина гарантий эффективно работающей экономики. Есть один способ собрать с одной стороны рынка ресурсы и передать в другую часть рынка, кто может эти ресурсы приумножить — это банковская система. У нас за годы независимости была создана одна из надежных и интересных банковских систем. Когда российская банковская система пережила три банковских кризиса, мы обошли все эти кризисы из-за того, что приняли концепт международного стандарта учета, международных стандартов надзора. Мы приняли 5-7 серий капитализации банковской системы. Это деликатное явление, которое все время было на пульсе. Я не скажу, что оно было безоткатное в своей стабильности, но мы никогда не приходили к глобальному кризису, который бы обваливал валовой продукт страны, который бы делал крах, в широком смысле этого слова. Вот сейчас мы переживаем это все. Закрытие 84 банков — это трагедия для экономики, и когда я слышу аргумент, что у нас очень много банков, 160 с лишним, то в Польше только кооперативных банков 500. Другими словами, здесь не количеством измеряется. Когда мы говорим о качестве, нельзя всех накачивать к первой категории. Нужно, чтобы были банки и 2-3 категории. Есть банки, которые не стремятся захватить сектор, а хотят обслуживать очень небольшую региональную или секторальную часть рынка. И это их плюс — они хотят оставаться такими, как они есть. Мы пережили форс-мажор, когда мы потеряли территориальную целостность, — на территории оккупированного Донбасса, Крыма сотни филиалов со своими активами и пассивами.

— Когда говорят, что в «Привате» была дыра в 140 млрд, то как можно было довести до этого? Почему никто не ответил за это?

— Оптимизация в банковской системе там, где она нужна, конечно, должна происходить. За предыдущий год с рынка, с финансового сектора, вышло 7 млрд долл. вкладов населения. Перед этим — 8 млрд. За два года финансовый рынок банковской системы, как депозитария, покинуло 15 млрд долл. физических вкладов людей. Это примерно та сумма, которую мы просим у МВФ. Причина — недоверие. Банкинг всегда начинается со слова «кредо» — доверяю. Человек — первый инвестор банковской системы. Если человек уходит из банка, то убегают все: международные, внутренние инвесторы. Когда вклады населения из всех банков убегают и мы не видим в этом форс-мажорную позицию, и не включаем механизм помощи, поддержки этих банков, мы приходим к тому, что воспринимаем банкротство банковской системы, вроде, как нормальное явление. А это ненормально. Банковская система не должна банкротить. Мы слишком дорого платим за неурегулированные политические и экономические процессы. Что касается «Привата», то есть несколько хрестоматийных моментов. Если банк системный, его опасно банкротить. Три года назад правительство Испании выкупило три банка для того, чтобы их поддержать на плаву, потом перепродать и пустить снова в частный сектор. Как случилось, что самый системный банк попадает в финансовый разрыв, который в худшем варианте может оцениваться в 160 млрд? Это четвертая часть национального бюджета — бюджета воюющей страны. У Центрального банка по отношению к любому банка существуют десятки рычагов: не нравится, например, как ты работаешь на наличном рынке — забираешь или сужаешь лицензию на наличном рынке. Не нравится, как ты ведешь себя на валютном рынке — отменяешь валютную лицензию. Не нравится, что ты такой дряхлый — добавляешь нормативы: меняешь ликвидность, нормирование. Конечно, идеального банка никогда не достигнешь, но стремиться, чтобы он был в форме — это миссия Центрального банка, и своевременно подтягивать и выравнивать те дефекты, которые возникают.

— НБУ сегодня говорит, что «Приват» выводил деньги связанным лицам (давали деньги своим компаниям). Может быть такое, что НБУ был одним из этих связанных лиц, или лица, которые имеют отношение к НБУ? Или, как говорят на улице, что «они были в доле»?

— С этики я буду говорить о НБУ, как о святой корове. Мы не говорим о персоне, мы говорим об институте, который должен вызывать фанатичное доверие. Если этого нет, то забудем о независимой, свободной экономически стране. Я со свечой не стоял и мне трудно говорить об этих процессах, хотя на фоне того, что происходит, всякое может быть. Состоялась национализация «ПриватБанка». Финальная часть сделана правильно и просто альтернатив других нет. Меня беспокоит, что если мы не найдем общественное понимание этого процесса, власть, особенно банковская власть, не подкрепит это ростом или широким доверием. Спасение «ПриватБанка» — это то, что банкротит стабильность гривны и провоцирует инфляцию. Сегодняшняя система регулирования ликвидности говорит о том, что стратегические активы и пассивы банка связаны. Проблемой может стать то, что когда люди разочаровываются в деятельности и те текущие операционные средства, которые они ежедневно приносили в этот банк, они перестают приносить. В банке возникает платежный дефицит, банку предоставляется эмиссионная помощь, и, в конце концов, мы приходим к разрушению финансовой стабильности в виде стабильной гривны и стабильных цен. Должен быть диалог национального банка к обществу, мы должны доверять этому правительственному проекту, что мы должны стать на сторону действий Центробанка по национализации и не допустить витка кризиса.

— Кабмин планирует дать заводу «Ленинская кузница» право на экспорт и импорт товаров военного назначения. Когда ты президент и все знают, какой бизнес к тебе афеллирован, правильно ли на нем замыкать все государственные заказы?

— Это плохой вопрос и у меня нет большого удовольствия отвечать на него. Наибольшим нашим горем, когда мы говорим на тему коррупции, является тема политической коррупции. Она формирует заказанного прокурора, заказанный суд, заказанные экономические связи и т. д. Политическая коррупция формирует власть, центральную и региональную, местную. Если она допускается, она делает метастазы на любой вопрос, который мы будем поднимать. Таким образом коррупция не есть причина — она всегда является следствием.

— Должны ли мы возвращать ядерное оружие?

— Мне симпатичны постановки вопроса, касающиеся ядерного оружия. Здесь надо только расписать солистов: парламент — одну инициативу, правительство — вторую, президент — третью.

— Считаете ли вы единомышленниками ребят из Радикальной партии?

— В принципе, да.

— Чем вы чаще всего занимаетесь в выходные дни?

— Я строю дом Т.Г. Шевченко.

— Самый дорогой подарок в вашей жизни?

— Меня легко удивить. Если моя жена или дети дарят мне ложечку для меда, то я уже их расцеловываю.

— Верите ли вы в компетентность правительства Гройсмана?

— Мне многое в нем нравится.

— Любимый алкоголь?

— Компот.

— Какие ошибки вы допустили во время своего президентства?

— Принципиальных не было.

— Кто из украинских политиков кажется вам наиболее перспективным?

— Я скажу, кто мне симпатичен. Из круга тех людей, которых я хорошо знаю, мне нравится, как себя ведет, и профессионально и политически, Пинзеник. Я считаю, что этот человек недооценен, не понят. Со своей команды мне нравился Ехануров — аполитичный, когда нужно, человек, который хорошо делает свое дело.

— Когда вы встречались с Порошенко, с вас снимали часы?

— Я не ношу часы.

— Сможем ли мы закрыть границу в 2017 году?

— Нет.

— Кто покрывает коррупцию в высших эшелонах власти?

— Я думаю, что политическая власть.

— Три основные угрозы Украине в 2017-м?

— Область безопасности. Не имея нового формата переговоров, не принимая в союзники США и других, мы будем иметь эту угрозу. Второй блок — экономический. Я бы очень хотел, чтобы у правительства Гройсмана появился план для страны, который позволяет, начиная от 4-5%, двигаться и давать оптимизм. И третье — мне больно от того, что в нашей жизни все меньше и меньше украинского. Украинцы живут в резервации, где нам квотируют украинскую песню, сейчас будут квотировать украинский язык, квотировать украинский воздух. Мне это не нравится.

— Три причины сохранять оптимизм в 2017 году?

— Мы — уникальны. Мы — уникальны. Мы — уникальны.

— Спасибо, Виктор Андреевич.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 января 2017 > № 2039102


США. Греция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 15 января 2017 > № 2037431

Министр иностранных дел Греции Никос Котзиас назвал "голосом турецких хозяев" европейское издание газеты Politico, возложившей на него вину за срыв международных переговоров по кипрскому урегулированию в Женеве. Министр обвинил газету в искажении фактов.

Politico написала в воскресенье в статье под заголовком "Греческий министр обвиняется в срыве переговоров по Кипру", что на очередном раунде переговоров по воссоединению острова Грецию будет представлять премьер Алексис Ципрас, поскольку Котзиаса якобы отстранят от участия в конференции за "неожиданное" требование вывести турецкие оккупационные войска с Кипра. Судя по статья, газета не знает, что Греция постоянно требует отмены системы гарантий для Кипра, содержащихся в договоре 1960 года, и вывода турецких войск. "Несмотря на недели челночной дипломатии между ООН, двумя кипрскими лидерами и тремя страна-гарантами, чтобы заложить основу для мирного соглашения по Кипра на переговорах в Женеве на прошлой неделе, Котзиас появился на конференции с неожиданными для Турции и турок-киприотов требованиями, в том числе полном и быстром выводе турецких сил, и повторил их на импровизированной пресс-конференции во время перерыва в переговорах", — говорится в статье. При этом Politico утверждает, что об отстранении министра от дальнейших переговоров "из-за жалоб ООН и других на поведение Котзиаса" ей сообщили "два чиновника". По мнению газеты, представители правительства Греции уже попытались "смягчить" позицию Афин.

"Для тех, кто является голосом своего хозяина, то есть турок, разумно считать, что успех в Женеве будет успехом, если мы сдадимся туркам, узаконим их права вмешательства, а также возможность и способность оккупировать часть Кипра. У нас другая концепция: мы должны выполнять европейское и международное право, должен быть возвращен Кипру суверенитет, должен быть максимум прав у турок-киприотов, а также максимальное чувство безопасности у греков-киприотов", — сказал Котзиас в интервью Афинскому агентству новостей, комментируя публикацию в Politico.

По словам министра, газета исказила целый ряд фактов.

"Например, что мы якобы были прерваны переговоры. Это не правда. Как генсек ООН, так и президент (Кипра) Анастасиадис, также как и я, предложили продолжить в пятницу Женевскую конференцию на политическом уровне. Как и было запланировано", — сказал глава МИД Греции.

Он отметил, что переговоры сорвали турки.

"Турки, которые отказались от переговоров, встали и ушли очень рано в пятницу, сказали, что у них нет времени для политических консультаций и пусть технические команды встречаются. Без политических директив не могут, однако, технические команды встречаться. Мы запланировали политические консультации и продолжение конференции на политическом уровне в четверг и пятницу, а они отменили их", — заявил глава МИД Греции.

По его словам, удивительно, что есть европейские, греческие и другие средства массовой информации, которые приветствуют тех, кто срывает согласованный процесс в Женеве.

Ранее европейская версия издания Politico написала, что Россия пытается подорвать процесс объединения острова, и этим "обеспокоены на Кипре".

Постпред РФ при ЕС Владимир Чижов, который занимается кипрской проблемой более 40 лет, назвал нелепыми и несправедливыми попытки обвинить Россию в подрыве переговоров. "Это очевидно, что антироссийская истерия становится заразной", — заявил Чижов.

Геннадий Мельник.

США. Греция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 15 января 2017 > № 2037431


США. Греция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 15 января 2017 > № 2037423

Правительство Греции опровергло публикацию европейской версии издания Politico о том, что министр иностранных дел Греции Никос Котзиас будет отстранен от дальнейших переговоров по кипрскому урегулированию за "неожиданное" требование вывести турецкие оккупационные войска с Кипра.

"В который уже раз сообщения, которые говорят о предполагаемых разногласиях между Афинами и Никосией или интерпретируют как негибкую позицию греческой стороны, лишены серьезности и надежности", — говорится в поступившем в РИА Новости комментарии пресс-службы премьер-министра Алексиса Ципраса.

"Премьер-министр Греции находится в тесном контакте и поддерживает усилия президента Кипра по справедливому и жизнеспособному решению кипрской проблемы на основе резолюций ООН, без системы гарантий и без оккупационных войск, на благо всего народа Кипра", — заявила пресс-служба.

В комментарии также отмечается, что "министр иностранных дел успешно реализует в рамках переговоров стратегию, которая была принята правительством Греции".

Издание Politico написало в воскресенье в статье под заголовком "Греческий министр обвиняется в срыве переговоров по Кипру", что на очередном раунде переговоров по воссоединению острова Грецию будет представлять премьер Алексис Ципрас, поскольку Котзиаса якобы отстранят от участия в конференции за "неожиданное" требование вывести турецкие оккупационные войска с Кипра.

Судя по статье, газета не знает, что Греция постоянно требует отмены системы гарантий для Кипра, содержащихся в договоре 1960 года, и вывода турецких войск. "Несмотря на недели челночной дипломатии между ООН, двумя кипрскими лидерами и тремя страна-гарантами, чтобы заложить основу для мирного соглашения по Кипру на переговорах в Женеве на прошлой неделе, Котзиас появился на конференции с неожиданными для Турции и турок-киприотов требованиями, в том числе о полном и быстром выводе турецких сил, и повторил их на импровизированной пресс-конференции во время перерыва в переговорах", — говорится в статье.

При этом Politico утверждает, что об отстранении министра от дальнейших переговоров "из-за жалоб ООН и других на поведение Котзиаса" ей сообщили "два чиновника". По мнению газеты, представители правительства Греции уже попытались "смягчить" позицию Афин.

Сам Котзиас назвал издание "голосом турецких хозяев" и обвинил в целом ряде искажения фактов. По его словам, удивительно, что есть СМИ, которые приветствуют тех, кто срывает согласованный процесс в Женеве.

До этого издание Politico написало, что Россия пытается подорвать процесс объединения острова, и этим "обеспокоены на Кипре". Постпред РФ при ЕС Владимир Чижов, который занимается кипрской проблемой более 40 лет, назвал нелепыми и несправедливыми попытки обвинить Россию в подрыве переговоров. По его словам, "очевидно, что антироссийская истерия становится заразной.

Геннадий Мельник.

США. Греция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 15 января 2017 > № 2037423


Киргизия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 15 января 2017 > № 2037413

15 января в Киргизии вступят в силу поправки в конституцию. Напомним, что 11 декабря 2016 года изменения Основного закона жители страны утвердили большинством голосов на референдуме. Он положил конец ожесточенным политическим баталиям, связанным с конституцией, из-за которых распалась правящая коалиция.

Это была странная история, считает немецкий эксперт по Центральной Азии Беате Эшмент (Beate Eschment): много острых политических конфликтов из-за, по ее выражению, в общем-то не очень кардинальных изменений. И вот уже в Киргизии снова все достаточно тихо, удивленно констатирует Эшмент. И, более того, предсказывает, что страна встретит новую конституцию совершенно буднично: "Я не ожидаю никаких событий в связи с ее вступлением в силу".

Оппозиция признала свое поражение, поясняет Андреа Шмиц (Andrea Schmitz), региональный директор фонда имени Фридриха Эберта (Friedrich-Ebert-Stiftung, FES) по Киргизии и Таджикистану: "Волей-неволей, я бы сказала". Наблюдая за ситуацией в Бишкеке, Шмиц пришла к выводу, что "основной массе населения безразличен был исход референдума, большинство не понимало, о чем он на самом деле".

Много поправок, но конфликт - не из-за них

Между тем изменения Основного закона нельзя назвать совсем уж незначительными: они внесены в 24 главы конституции - в общей сложности 36 различных поправок. Это и новые правила выхода политических партий из правящей коалиции, и уточненный регламент работы судей, и реформа органов прокуратуры. Однако сотрясавшие республику в минувшем году споры шли в основном не из-за отдельных деталей.

Некоторых возмущало то обстоятельство, что предыдущая редакция конституции, принятая на референдуме в июне 2010 года после свержения президента Курманбека Бакиева, просуществовала всего 6 лет, отмечает Эшмент, которая редактирует бюллетень Zentralasienanalysen, посвященный странам Центральной Азии.

Но основной причиной протеста явилось то, каким образом действующий президент Алмазбек Атамбаев хотел внести поправки в конституцию. "Сопротивление возникло не на пустом месте. То, что возмутило оппозицию и вызвало волну критики в отношении референдума, касалось прежде всего того, что президент протащил этот законопроект в спешном порядке, - отмечает Андреа Шмиц. – Должны были состояться как минимум три чтения в парламенте, между ними должно было пройти не меньше двух месяцев. Ничего этого не было соблюдено".

У Атамбаева был план. Но какой?

Самые важные изменения в конституции с политической точки зрения - усиление роли премьер-министра. Связанные с этим поправки в Основной закон вступят в силу не сейчас, а только к концу года - с 1 декабря, уже после президентских выборов, которые назначены на октябрь.

Как их критики, так и независимые комментаторы до сих пор недоумевают, для чего эти поправки потребовались президенту. Единственным рациональным объяснением, полагает Эшмент, может быть то, что у президента Атамбаева есть намерение занять пост премьера, потому что новая конституция усиливает его полномочия. Но это только предположения, предупреждает немецкий эксперт.

"Критики высказывали версию, что Атамбаев постарается вернуться к власти в роли премьер-министра и поэтому наделяет главу правительства дополнительными функциями", - согласна Шмиц. Ведь принимать участие в предстоящих президентских выборах действующий глава государства не имеет права.

"Но против этого сценария свидетельствует тот факт, что исход выборов в Киргизии не предсказуем. В отличие, например, от России в 2008 и 2012 годах, где состоялась рокировка Путина и Медведева, ситуация в Киргизии все-таки несколько иная. Предсказать исход выборов не может и сам президент, к тому же он заявил, что никаких планов по возвращению в политику у него нет. Поверим ему на слово", - говорит Шмиц. Представитель FES предлагает вспомнить, что сам Атамбаев объяснял необходимость изменений конституции желанием укрепить парламентаризм в стране.

Исход выборов таит в себе сюрприз

Новую редакцию конституции страна встречает и с новым правительством - не то 28-м, не то 29-м за годы независимости, замечает Эшмент. Коалиционное правительство должно обеспечить мирные и демократичные выборы президента в стране, уже пережившей два насильственных отстранения президентов от власти.

"Я ожидаю бурную предвыборную гонку. Многие вопросы еще открыты: кто будет выдвигаться, какие появятся альянсы. Но народных волнений я не жду", - прогнозирует Андреа Шмиц. И добавляет, что последние крупные беспорядки возникли на фоне протеста против концентрации власти в руках Бакиева. В этом свете интересно, как следующий после Атамбаева президент справится с соблазнами авторитарного правления, заключила Шмиц.

Киргизия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 15 января 2017 > № 2037413


Кипр. Греция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 января 2017 > № 2041994

Международная конференция по Кипру в Женеве завершилась без каких-либо конкретных результатов. Даже несмотря на то, что впервые за 43 года переговоры проходили в классическом формате: президент Кипра Никос Анастасиадис, лидер непризнанной Турецкой республики Северного Кипра Мустафа Акинчи, министры иностранных дел держав-гарантов — Великобритании, Греции и Турции.

Напомним, что Кипр был разделен в 1974 года после вооруженного вторжения Турции. Оккупированными оказались 37 процентов территории острова, на которой в 1983 году была провозглашена Турецкая республика Северного Кипра, признанная только Анкарой. В 2004 году в Евросоюз вступила Республика Кипр, населенная греками-киприотами, то есть в составе ЕС оказалось два разных, но все же греческих государства. Этим самым была завершена время от времени возникавшая дискуссия об эносисе — присоединении Кипра к Греции. Если бы такое произошло, то Турция объявила Северный Кипр своей территорией. Но события развивались в направлении воссоединения разделенных частей острова через налаживание межобщинного диалога, хотя с 2005 года власти Кипра блокируют переговоры между ЕС и Анкарой о вступлении Турции в Евросоюз, что создает в переговорном процессе еще один уровень, который напрямую связан с перспективами интеграции Турции в ЕС.

В феврале 2014 года появился проект заявления, в котором говорилось о поэтапном строительстве двухзонной двухобщинной политически равноправной федерации с единой международной правосубъектностью Кипра как члена ЕС и суверенитетом, как у всех стран-членов ООН. Определенные силы в Анкаре держали в уме тогда возможность разыгрывать кипрскую «карту» с Брюсселем с расчетом получить не только зеленый свет для вступления в ЕС, но и предопределить дальнейший процесс демократизации в Турции. Потом ставка была сделана на то, пишет австрийская газета Die Presse, что «появившийся на кипрской сцене дуэт единомышленников — президента Северного Кипра Акынджи и президента Кипра Анастасиадиса — сыграет роль «космополитов», чтобы окончательно избавиться от старого бремени». Между этими двумя лидерами были установлены и существуют хорошие личные контакты, их связывают и общие экономические интересы, особенно если иметь в виду обнаруженные несколько лет назад у побережья Кипра газовые месторождения. Проблема была в том, насколько Акынджи был самостоятелен предпринять политический маневр, отдалившись от Анкары.

К моменту начала работы в Женеве международной конференции по Кипру Брюссель дал понять, что переговоры с Турцией о ее вступлении в Евросоюз если не прекращены, то откладываются на долгий период, а самого президента Реджепа Тайипа Эрдогана перевели из разряда прогрессивного реформатора в стан авторитарных лидеров. Поэтому Анкара утеряла мотивацию действовать на кипрском направлении. К тому же греки-киприоты настаивают на выполнении двух условий: а) Великобритания, Греция и Турция отказываются от роли стран-гарантов безопасности Кипра; б) Анкара отзывает своих солдат (сегодня в северной части острова находится, по некоторым данным, около 35 тысяч турецких военных). Если говорить о предполагаемом политическом устройстве Кипра, то греки-киприоты готовы пойти на создание ротационной системы, когда пост президента по очереди будут занимать киприоты турецкого и греческого происхождения. Это первично, вторично — решение проблем собственности, финансовой компенсации, а также возможности вернуться в родные места беженцам и т.д.

В итоге Турция, уступая ЕС, не получает ничего взамен, кроме, возможно, некоторого улучшения своего международного имиджа. Но главное в том, что Анкара считает Северный Кипр «своей территорией», и перевод ее под юрисдикцию ЕС рассматривает как первый элемент в операции по развалу государства. Не случайно глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу, выступая по итогам международной конференции в Женеве, посвященной кипрскому урегулированию, заявил, что прежде всего необходимо зафиксировать «все возможные варианты событий, даже самые негативные», имея в виду ситуацию, которая складывается сейчас в Восточном Средиземноморье и на Ближнем Востоке. В этой связи Анкара выступает за то, чтобы Турция сохранила за собой статус страны-гаранта, как и размещение на острове турецких войск, тем самым поставив под сомнение переход «объединенного Кипра» под юрисдикцию ЕС. «Структура, которая не может найти путей решения имеющихся проблем и придерживается политики двойных стандартов по многим вопросам, — отметил Чавушоглу, — не сможет обеспечить безопасность на острове. Это предположение из разряда фантастики».

18 января должны встретиться эксперты, которым поручено подготовить доклад о вооружении и численности войск, дислоцированных на Кипре. 23 января — еще одна встреча в прежнем женевском формате. Но вновь загвоздка. Греческая сторона считает анахронизмом систему держав-гарантов и предлагает вместо нее договор о дружбе и сотрудничестве между Кипром, Грецией и Турцией. В свою очередь Эрдоган заявил, что план экс-генсека ООН Кофи Аннана по объединению острова «уже не действителен», в настоящее время «открыта новая страница переговорного процесса». Иначе говоря, приостановка переговоров о вступлении Турции в ЕС развязала руки Анкаре, которая перешла в политическое наступление. А это ставит под сомнение перспективы краткосрочного и даже среднесрочного разрешения кипрской проблемы.

Станислав Тарасов

Кипр. Греция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 января 2017 > № 2041994


Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 января 2017 > № 2041993

… Это было особенно заметно на фоне предшествующих лет, которые стали временем классического застоя. Как и бывает в застойные времена, постепенно, но неуклонно падали экономические показатели, все ниже становился уровень жизни людей, ухудшалось ее качество, росла эмиграция. И конечно же все это происходило на фоне бравурных заверений, что надо еще немного потерпеть — и жизнь станет лучше, жизнь станет веселее… И вдруг произошло то, что философы называют «качественным скачком».

Впрочем, не приходится утверждать, что произошло это совершенно неожиданно. Еще в конце 2015-го в стране прошел референдум, по результатам которого Армения должна трансформироваться в парламентскую республику. Уже поэтому можно было предугадать, что какие-то изменения неизбежны. Однако вряд ли кто мог предположить, что события станут развиваться настолько быстро и, в определенной мере, даже не всегда предсказуемо. Сонное течение жизни основной массы граждан, озабоченных добыванием хлеба насущного и уже поэтому не демонстрирующих никакого интереса к однообразным, словно написанным под копирку бормотаниям политиков и проправительственных телеведущих, было буквально взорвано в начале апреля, когда в Нагорном Карабахе вспыхнуло очередное масштабное противостояние на армяно-азербайджанской линии соприкосновения. Эти кровопролитные бои, сразу же получившие название «четырехдневной войны», стали катализатором всех последующих событий. Дело в том, что большие проблемы в экономической и социальной сферах были очевидны и раньше, но вот армия, которую народ любит и доверяет, находилась в статусе «жены Цезаря», которая по определению выше всяких подозрений. «Да, — говорили люди, — не все у нас ладно, а зачастую — и вовсе плохо, но вот зато есть армия-победительница!..». И гордость за армию во многом нивелировала существующее недовольство.

Однако неоднозначные итоги скоротечной апрельской кампании очень зримо подтвердили старую истину, согласно которой армия — это зеркало общества, его слепок, и все болезни и недостатки социума полностью свойственны этому государственному институту. Да, начав «четырехдневную войну», азербайджанская сторона не добилась стратегического успеха, да и тактические достижения, при ближайшем рассмотрении, оказались более чем скромными. Но при этом стало ясно: фронт устоял отнюдь не благодаря крепкому и надежному тылу, высокому профессиональному уровню высшего офицерства. Это произошло только и исключительно за счет солдатского героизма, самоотверженности и мужества молодых бойцов.

Общество было потрясено, переживало шок, и это еще слишком слабо сказано. Люди открыто говорили: «наши дети» своими жизнями прикрыли все прегрешения «начальства» — коррупцию, воровство, шапкозакидательство, непрофессионализм. Такие настроения день ото дня распространялись все шире. Преодоление шока требовало шоковой терапии. А поскольку сложившееся положение вещей было совершенно нетерпимо в особенности для тех, кто в начале 90-х прошел через горнило первой карабахской войны, 17 июля радикальная группировка «Сасна Црер» («Неистовые из Сасуна»), основу которой составляют великовозрастные ветераны, осуществила попытку вооруженного мятежа, захватив в Ереване полк патрульно-постовой службы со всем его богатым арсеналом. Перипетии этой трагической истории достаточно известны. Поэтому останавливаться на них подробно не станем. Отметим лишь, что значительная часть общества поддержала мятежников, что крайне удивило многих сторонних наблюдателей, особенно в России, которые поначалу поспешили назвать восставших «террористами», ни минуты не задумавшись хотя бы над тем, что боевики-ветераны вступили в противостояние с большой полицейской частью, а не с мирными жителями. Зато в Армении это понимали очень хорошо — как и то, что заведомо обреченный эксцесс стал проявлением господствующих в обществе настроений. Противостояние продолжалось две недели, после чего боевики сдались, попытавшись при этом обговорить для себя статус «военнопленных».

В политической повестке страны тем самым была установлена новая планка, после чего события стали ускоряться, поскольку власть поняла, что следующая волна народного недовольства может ее смести. Выступивший через некоторое время с обращением к нации президент Серж Саргсян заявил, что «во внутренней общественной и политической жизни Армении необходимо ускорить процесс коренных преобразований» (хотя недопустима даже мысль, что это может делаться силой оружия). Глава государства пообещал начать модернизацию с помощью «формирования власти национального согласия, при которой реализация решений будет находиться в пределах ответственности поля широкого консенсуса. Конституционные реформы были направлены именно на это, они закладывали основу формирования именно такой власти». «Речь идет о как можно более широком распределении и разделении политической ответственности, вся институциональная основа которой нами уже обеспечена. Заверяю, что спустя буквально месяцы у нас будет именно такое правительство, именно такая власть», — сказал Серж Саргсян.

Перемены начались с перетасовки высших армейских кадров, апофеозом чего стали увольнения генералов, руководивших военной разведкой и материально-техническим снабжением, а также отставка министра обороны Сейрана Оганяна. На его место был назначен опытный аппаратчик, пять лет возглавлявший администрацию президента, Виген Саркисян. К середине сентября состоялась и отставка всего кабмина. Премьер-министром стал бывший мэр Еревана Карен Карапетян, последние годы работавший в Москве зампредом «Газпромбанка». Симпатичный и улыбчивый, он разительно отличался от своего предшественника — Овика Абрамяна, с именем которого молва связывала коррупцию и иные беззакония. Значительная часть общественности приняла нового премьера восторженно. Скорее всего из-за явственного контраста с премьером прежним. Появились надежды, что Карапетяну дадут «карт-бланш» и он сумеет переломить ситуацию, создать условия для экономического роста.

Наконец, в начале декабря состоялся очередной съезд правящей Республиканской партии Армении, переизбравший Сержа Саргсяна на посту председателя этой ведущей политической силы. Основные тезисы обширного выступления Сержа Саргсяна на съезде сводятся к тому, что партия должна заботиться о безопасности страны, направлять усилия на утверждение законности, справедливости и гражданских свобод, не пытаться искать «внутренних врагов», способствовать реализации творческого потенциала народа, обеспечивать свободу предпринимательской активности, крепить связи с диаспорой…

И вновь в выступлениях всех ораторов звучали утверждения, что предстоящие два года станут исключительно важным периодом в новой истории страны, перемены будут «переломными» и т.п.

Между тем становится очевидным, что охватившая было общество эйфория постепенно начинает сходить на нет. Люди действительно ждали и ждут перемен, однако пока что их ожидания не реализуются. Премьер-министр, якобы получивший «карт-бланш» на решительные действия, довольно неожиданно стал членом РПА. И сейчас многие задаются риторическим вопросом: насколько может быть свободен в своих действиях, идеях партийный глава правительства? Ранее, кстати, никакого стремления вступить в правящую партию за Кареном Карапетяном не замечалось. Некоторые местные аналитики предположили, что на этот шаг премьера вынудили, дабы он своим авторитетом поспособствовал улучшению сильно подержанного имиджа правящей партии, тем более что до очередных парламентских выборов остается четыре месяца. Однако кажется, пока что стал повышаться не рейтинг РПА, а напротив — падает рейтинг «нового партийного локомотива». Очень неоднозначно восприняла общественность и инициативу нового министра обороны, который предложил создать фонд для поддержки армии и ее ветеранов, куда каждый работающий гражданин должен отчислять 1 тысячу драмов (чуть более 100 рублей). И дело не в том, что людям, которые свою армию по-прежнему любят и высоко ценят, жалко этой тысячи, хотя в нынешних условиях для многих и это — деньги. Граждане спрашивают, куда пошли выделяемые на оборону средства, когда будут поименно названы те, кто эти средства долгие годы присваивал, лишая солдата всего самого необходимого и грея руки на важных инженерных работах на линии фронта. И только тогда, когда государство выполнит свой долг и призовет виновных к ответу, а деньги будут возвращены в бюджет, оно получит моральное право обращаться к обществу за помощью. Впрочем, парламент, невзирая на общественное недовольство, уже принял в первом чтении соответствующий законопроект. Кстати, достаточно легко прошел в Национальном собрании и проект бюджета будущего года, вызвавший довольно жесткую критику ряда экономистов, утверждающих, что этот документ никак нельзя считать «бюджетом развития».

В целом создается ощущение, что негативный общественный настрой стал, увы, восстанавливаться. Наблюдатели вновь заговорили о вероятности «имитации реформ» вместо реального реформирования, в котором так нуждается страна. Более того, одна из местных газет даже написала, что сам президент Серж Саргсян «в узком кругу» выразил определенное недовольство работой нового премьера, поскольку «ничего пока не меняется, а время идет». Возможно, данная информация и не соответствует действительности, но факт в том, что, начиная готовиться к предстоящим парламентским выборам, власть делает довольно неожиданные шаги. В первую очередь речь идет о возвращении в политику опального олигарха, экс-председателя партии «Процветающая Армения» Гагика Царукяна. Напомним, этот деятель пытался составить конкуренцию Сержу Саргсяну на предыдущих выборах главы государства, причем позиционировал себя в качестве крутого оппозиционера, хотя ранее никакой оппозиционностью не отличался. Однако власть очень легко показала, какие последствия могут ожидать «владельца заводов, газет, пароходов» в случае столь «неправильного поведения». В результате Царукян оставил свою партию и, более того, заявил об уходе из политики.

И вот произошла сенсация местного масштаба: олигарх прощен и «по просьбе трудящихся», как иронизируют местные наблюдатели, возвращается для участия в парламентских выборах. Более того, одна из газет утверждает, что недавно между Царукяном и президентом состоялась встреча тет-а-тет, «во время которой собеседники обсудили все возможные сценарии развития событий в предвыборный и поствыборный период». Мало того, по сведениям издания, «Серж Саргсян сам предложил Гагику Царукяну принять? участие в предстоящих выборах», причем составить блок с РПА, как это уже было несколько лет назад. Впрочем, олигарх пока ответа не дал, возможно, он считает более выгодным вновь занять нишу умеренной оппозиции. Отметим, что наличие карманной оппозиции в парламенте было бы выгодно и властям, тем более что повторить свои радикальные «подвиги» олигарх уже вряд ли решится. А что касается всех иных оппозиционных партий, то само их прохождение в парламент вызывает большие сомнения. И без возвращения в активную политику «Процветающей Армении» с ее спонсором будущее Национальное собрание может стать практически однопартийным. Разумеется, такой расклад способен очень сильно подмочить имидж республики как демократического государства. Царукян в качестве магнита для протестного электората нужен власти еще и потому, что в республике вновь начинает активизироваться массовое общественное движение, связанное, как утверждают его активисты, с планами правительства начать эксплуатацию Амулсарского золоторудного месторождения и — по слухам — приступить к поискам сланцевой нефти. Это, как говорят экологи, способно оказать самое негативное влияние на среду обитания народа. Может получиться так, что протесты приобретут широкий размах именно весной, в преддверии выборов. А ведь все хорошо помнят, что и карабахская эпопея, приведшая к крушению советской власти в республике, началась с протестных демонстраций, участники которых выступали с лозунгами в защиту экологии…

Как известно, самым старинным китайским проклятием является пожелание недругу жить в эпоху перемен. Граждане Армении в своем подавляющем большинстве готовы и даже желают пройти через еще один (какой уже за последние четверть века?) этап перемен, надеясь, что, в отличие от всех предыдущих, это наконец будут перемены к лучшему. Но вот имитации реформ они явно не приемлют. А поскольку совсем не факт, что обещания власти станут реализовываться на практике, да еще реализовываться быстро, в общественно-политической жизни страны по-прежнему возможны сюрпризы.

Армен Ханбабян

Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 января 2017 > № 2041993


Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 января 2017 > № 2039088

Украина платит за попытки помешать Трампу

Кеннет П. Вогел (Kenneth P. Vogel), Дэвид Стерн (David Stern), Politico, США

Дональд Трамп был не единственным кандидатом в президенты, чья избирательная кампания получала поддержку от чиновников из страны, принадлежавшей к бывшему советскому блоку.

Чиновники украинского правительства пытались помочь Хиллари Клинтон и помешать Трампу, публично ставя под сомнение его пригодность к этой должности. Они также распространяли документы, указывающие на причастность близкого советника Трампа к коррупции, и говорили о расследовании этого дела, свернув удочки после выборов. Они помогали сторонникам Клинтон искать компрометирующую информацию на Трампа и его советников, как показало расследование Politico.

Украинско-американский чиновник, работавший консультантом в Национальном демократическом комитете, встретился с высокопоставленными официальными лицами в посольстве Украины в Вашингтоне, чтобы разоблачить связи между Трампом, руководителем его предвыборной кампании Полом Манафортом (Paul Manafort) и Россией, согласно свидетельству людей, непосредственно знакомых с ситуацией.

Действия Украины повлияли на предвыборную гонку, спровоцировав отставку Манафорта и усилив риторику о том, что кампания Трампа была тесно связана с восточным врагом Украины, Россией. Однако они были гораздо менее централизованы или организованы, чем предполагаемые хакерские взломы почты демократов и их распространение похищенных данных.

Действиями России руководил лично президент Владимир Путин, в них участвовали службы военной и внешней разведки, как заявляют представители американских спецслужб. Как сообщается, они доложили на прошлой неделе Трампу о вероятности наличия у российских спецслужб компрометирующей информации на него. На посвященном хакерской атаке заседании Сената на прошлой неделе директор национальной разведки Джеймс Клэппер (James Clapper) сказал: «На мой взгляд, мы никогда еще не имели дела со столь агрессивной и непосредственной кампанией вмешательства в ход наших выборов, как мы наблюдаем в этом случае».

Доказательств о подобных действиях по указанию сверху на Украине мало. Опытные наблюдатели полагают, что повсеместная коррупция, фракционная борьба и экономические проблемы (не говоря уже о непрекращающейся вражде с Россией) не позволили бы Украине осуществить амбициозную скрытую кампанию по вмешательству в выборы в другой стране. При этом администрация президента Петра Порошенко настаивает на том, что Украина сохраняла нейтралитет во время предвыборной гонки.

Однако расследование Politico нашло доказательства вмешательства украинского правительства в предвыборную гонку, которое нарушает дипломатический протокол, предписывающий правительствам воздерживаться от вмешательства в выборы других странах.

Вмешательство России вызвало гнев в правительственных кругах Америки. Американская разведка предприняла редкий шаг, опубликовав свои изыскания на этот счет, а президент Барак Обама сделал несколько шагов, чтобы официально отомстить, в то время как члены Конгресса продолжают настаивать на дальнейших расследованиях хакерских атак и ведении более жесткой линии в отношениях с Россией, которая и без того считалась Вашингтоном главным иностранным соперником.

Украина, с другой стороны, традиционно могла похвастаться тесными отношениями с администрацией американских президентов. Ее чиновники обеспокоены, что эта ситуация может измениться при Трампе, чья команда в частном порядке выражала неоднозначное отношение — от сомнений до глубокого скептицизма — к режиму Порошенко, давая при этом необычайно дружественные оценки путинскому режиму.

Порошенко изо всех сил старается изменить эту динамику, подписав недавно контракт на 50 тысяч долларов в месяц с вашингтонской лоббистской компанией, имеющей хорошие связи с республиканцами, чтобы организовать встречи с официальными лицами американского правительства с целью «укрепить отношения между Украиной и США».

Раскрытие данных относительно действий, которые были направлены против Трампа, могут усложнить в дальнейшем эти попытки.

«Для Украины обстановка становится все сложнее и сложнее», — говорит Дэвид А. Меркель (David A. Merkel), старший научный сотрудник Атлантического совета, помогавший пересмотреть отношения Америки с Россией и Украиной, работая в Госдепартаменте Джорджа Буша-младшего и Совете национальной безопасности.

Меркель, выступавший в роли наблюдателя на президентских выборах на Украине в 1993 году, отметил, что есть своего рода ирония в противостоящих позициях Украины и России в президентской гонке 2016 года, учитывая, что прошедшие выборы на Украине в американском внешнеполитическом сообществе рассматривались как опосредованная война между США и Россией.

«Теперь создается впечатление, что выборы в Америке можно рассматривать как суррогатную битву между Киевом и Москвой», — говорит Меркель.

* * *

Неприязнь Украины к команде Трампа (и согласие с командой Клинтон) восходит к концу 2014 года. Именно тогда президент страны Виктор Янукович, советником которого был Манафорт, резко отказался от связанного с антикоррупционными реформами соглашения с Европейским союзом. Вместо этого Янукович заключил соглашение на несколько миллиардов долларов с Россией, спровоцировав протесты по всей Украине, вынудившие президента бежать из нее в Россию под прикрытием Путина.

Далее ситуация обострилась, когда российские войска вошли на территорию принадлежавшего Украине Крыма, и Манафорт исчез с радаров.

Работа Манафорта на Януковича привлекла внимание опытного сотрудника демократов Александры Халупы (Alexandra Chalupa), работавшей при администрации Клинтона в Службе Белого дома по связям с общественностью. Далее она стала штатным сотрудником, затем консультантом Национального демократического комитета. НДК заплатил ей 412 тысяч долларов с 2004 года по июнь 2016 года, как указано в архиве Федеральной выборной комиссии, хотя она получала деньги и от других клиентов в этот период, включая кампании демократов и подразделение НДК, отвечающее за привлечение придерживающихся демократических взглядов экспатов по всему миру.

Халупа, дочь украинских иммигрантов, сохраняющая тесные связи с украино-американской диаспорой и американским посольством на Украине, юрист по образованию, в 2014 году на безвозмездной основе выполняла работу для другого клиента, заинтересованного в украинском кризисе, и начала расследовать роль Манафорта в росте влияния Януковича, а также его связи с пророссийскими олигархами, финансировавшими политическую партию Януковича.

В своем январском интервью Халупа рассказала Politico, что она создала сеть источников в Киеве и Вашингтоне, включавшую занимающихся расследованиями журналистов, правительственных чиновников и сотрудников частной разведки. Если в своей работе в должности консультанта в НДК в последнем предвыборном цикле она сосредоточилась на мобилизации этнических сообществ (включая украинско-американское), то, по ее словам, когда в конце 2015 года кампания Трампа стала набирать обороты, Халупа сфокусировалась на исследованиях и расширила их в том числе до связей Трампа с Россией.

По словам Халупы, она периодически делилась своими находками с чиновниками из НДК и кампании Клинтон. В январе 2016 года (за несколько месяцев до начала какого-либо участия Манафорта в этих выборах), — Халупа заявила высокопоставленному представителю кампании Трампа о том, что, «по ее ощущениям, там была связь с Россией». «И что если она на самом деле существует, стоит ожидать участия Пола Манафорта в этих выборах», — рассказала Халупа, которая в то время также предупреждала лидеров украинско-американского сообщества, что Манафорт является «политическим мозгом Путина, необходимым для манипуляции американской внешней политикой и выборами».

По ее словам, она поделилась своим беспокойством с послом Украины в США Валерием Чалым и одним из его ближайших советников Оксаной Шуляр во время встречи в марте 2016 в посольстве Украины. По словам источника, оповещенного об этой встрече, Чалый сказал, что он пристально следит за Манафортом, но его не слишком беспокоят его связи с Трампом, потому что он считал победу кандидатуры Трампа в Республиканской партии маловероятной, не говоря уже о его победе на президентских выборах. Такая точка зрения была довольно распространенной в то время и, вероятно, поэтому связи Трампа с Россией — как и связи Манафорта — не привлекали особого внимания.

Ситуация начала меняться всего четыре дня спустя после встречи Халупы в посольстве, когда сообщили, что Трамп действительно нанял Манафорта, а значит, Халупа имела ценную информацию. Она быстро оказалась крайне востребованной. На следующий день после объявления о приеме на работу Манафорта, по словам знакомого с ситуацией сотрудника, она дала штабу НДК сведения о нем, Трампе и их связях с Россией.

Бывший сотрудник штаба НДК охарактеризовал этот обмен информацией как «неформальную беседу», отметив, что «"брифинг" звучит слишком формально» и добавив: «Мы не направляли ее работу и не руководили ее действиями». Однако бывший член штаба НДК и знакомый с ситуацией чиновник согласились, что при поддержке НДК Халупа попросила сотрудников посольства попытаться организовать интервью, в котором Порошенко мог бы рассказать о связях Манафорта с Януковичем.

Если посольство ей отказало, то чиновники «пошли на встречу» Халупе, по ее собственным словам, так как она обменялась с ними информацией и наводками. «Если я задавала вопрос, они давали мне руководство или наводку на нужного мне человека». Однако она подчеркнула: «Никакими документами мы не обменивались».

Халупа сказала, что посольство также напрямую сотрудничало с журналистами, писавшими расследования о Трампе, Манафорте и России, направляя их в правильную сторону. Однако она добавила: «Они вели себя очень покровительственно и не разговаривали с прессой, как это обычно происходит. По-моему, они осторожничали, так как находились в ситуации, в которой им нужно было быть крайне осмотрительными, чтобы не занять чью-либо сторону. Это политический вопрос, и они не хотели вовлекаться в него политически, потому что не могли».

Шуляр гневно отрицала сотрудничество как с журналистами, так и с Халупой по каким-либо вопросам, связанным с Трампом или Манафортом, объясняя, что их «одолели журналисты с просьбой дать комментарий на этой тему, но наша четкая и незыблемая позиция состояла в том, чтобы никак не комментировать [и] не вмешиваться в вопросы предвыборной кампании».

Как Шуляр, так и Халупа сказали, что целью их первой встречи была организация посольского приема в июне для продвижения Украины. Как говорилось на сайте посольства, мероприятие было посвящено украинским женщинам-политикам, в его рамках должны были прозвучать речи украинского парламентария Ханны Хопко, говорившей на тему «Борьбы Украины против агрессии России на Донбассе», и давней наперсницы Хиллари Клинтон Меланны Вервеер (Melanne Verveer), работавшей на Клинтон в Госдепартаменте и выступавшей ее доверенным лицом во время президентской кампании.

Шуляр сказала, что ее работа с Халупой «не была связана с кампанией», и особенно подчеркнула, что «Мы никогда не пытались найти и распространить компрометирующую информацию о Дональде Трампе и Поле Манафорте».

Однако Андрей Телиженко, работавший под руководством Шуляр сотрудник посольства по политическим вопросам, сказал, что она дала ему инструкции, чтобы он помог Халупе найти связи между Трампом, Манафортом и Россией.

«Оксана сказала, что если у меня есть какая-либо информация, или я знаю других людей, у которых она имеется, то я должен связаться с Халупой», — вспоминает Телиженко, работающий сейчас политическим консультантом в Киеве. «Они с Александрой Халупой координировали расследование с командой Хиллари по Полу Манафорту», — рассказал он и добавил: «Оксана держала это в тайне», но «посольство очень тесно сотрудничало» с Халупой.

В самом деле, источники, знакомые с этим делом, говорят, что Шуляр пригласила Телиженко на встречу с Халупой как раз для того, чтобы предоставить последние сведения о расследовании в отношении Манафорта американским СМИ.

Телиженко вспомнил, что Халупа сказала ему и Шуляр: « Если мы сможем раздобыть достаточно информации по Полу [Манафорту] или связям Трампа с Россией, то к сентябрю она сможет организовать слушания в Конгрессе».

Халупа подтвердила, что спустя неделю после объявлении о приеме Манафорта на работу она обсуждала возможность проведения расследования в Конгрессе с помощником по правовым вопросам в офисе члена палаты представителей, демократа из штата Огайо Марси Каптур (Marcy Kaptur), которая является сопредседателем группы Конгресса по поддержке Украины.

Однако, по словам Халупы, «Из этого ничего не получилось».

На вопрос о попытке дискредитации помощник Каптур по правовым вопросам назвал это «деликатной темой» во внутреннем письме коллегам, которое по ошибке попало в редакцию Politico.

Офис Каптур позже отправил официальное заявление, объясняя, что юрист поддерживает законопроект по созданию независимой комиссии по расследованию «возможного стороннего вмешательства в наши выборы». В офисе добавили: «На данный момент связанные с этим делом улики указывают на Россию, но конгрессмен Каптур обеспокоена любыми доказательствами вмешательства иностранных организаций в наши выборы».

* * *

Почти столь же быстро, как действия Халупы привлекли внимание посольства Украины и демократов, она оказалась в центре нежелательного внимания из-за рубежа.

В пределах нескольких недель со времени ее первой встречи в посольстве с Шуляр и Чалым 20 апреля Халупа получила первое из, как показало время, серии сообщений от администраторов ее личного почтового аккаунта в Yahoo, предупреждавших ее, что ее почту пытались взломать«правительственные хакеры».

Она продолжила свою кампанию, участвуя неделю спустя после первого сообщения о хакерской атаке в обсуждении своего расследования в отношении Манафорта с группой украинских журналистов, занимающихся расследованиями, собравшихся в Библиотеке Конгресса в рамках программы, спонсором которой является орган Конгресса под названием Центр лидерства «Открытый мир».

Пресс-секретарь Центра Мора Шелден (Maura Shelden) подчеркнула, что ее группа не принадлежит ни к какой партии и гарантирует, что «наши делегации услышат мнения как демократов, так и республиканцев, получив информацию от обеих партий». Она сказала, что в последующие дни украинские журналисты встретились с официальными представителями республиканцев в Северной Каролине и не только. Она также сказала, что перед мероприятием в Библиотеке Конгресса «руководитель программы "Открытого мира" по Украине действительно контактировал с Халупой, чтобы уведомить ее, что "Открытый мир" — это внепартийный орган Конгресса».

Халупа, однако, указала в электронном письме, которое было впоследствии похищено хакерами и опубликовано WikiLeaks, что Центр лидерства «Открытый мир» «включил меня в программу для того, чтобы я рассказала именно о Поле Манафорте».

В этом электронном письме, отправленном в начале мая Луису Миранде (Luis Miranda), занимавшему тогда пост директора по связям с общественностью НДК, Халупа отметила, что она пригласила на встречу в Библиотеке Конгресса опытного вашингтонского журналиста, занимающегося расследованиями Майкла Айзикоффа (Michael Isikoff). За два дня до мероприятия он опубликовал в Yahoo News сюжет, где говорилось о сделке на 26 миллионов долларов между Манафортом и российским олигархом, связанным с телекоммуникационным предприятием на Украине. Халупа также писала в электронном письме, что она «работала в последние несколько недель» с Айзикоффым и на мероприятии «познакомила его с украинцами».

Айзикофф, сопровождавший Халупу на прием в посольстве Украины сразу после мероприятия в Библиотеке Конгресса, отказался как-либо это комментировать.

Халупа далее отмечала в похищенном хакерами электронном письме НДК, что у нее была еще деликатная информация о Манафорте, которой она была намерена поделиться «оффлайн» с Мирандой и директором по научно-исследовательской работе НДК Лорен Диллон (Lauren Dillon), в том числе «важные подробности о Трампе, о которых вы с Лорен должны знать и которые будут в центре внимания в следующие несколько недель, и еще кое-что, над чем я работаю, и что вы должны знать». Объясняя, что ей неудобно делиться данными по электронной почте, Халупа прикладывает к письму скриншот предупреждения от администраторов Yahoo о «правительственных» попытках хакерских взломов ее аккаунта, она сообщает: «С тех пор как я занялась подробным расследованием в отношении Манафорта, эти сообщения стали приходить на мой аккаунт в Yahoo каждый день, несмотря на то, что я часто меняю пароль».

Диллон и Миранда отказались давать какие-либо комментарии. Чиновник НДК подчеркнул, что Халупа работала не исследователем, а консультантом, чья задача состояла в связях с политическим отделом партии. Она начала расследования в отношении Трампа, Манафорта и России по собственной инициативе, и партия не включила ее изыскания в свои досье на эти темы, сообщает чиновник, подчеркивая, что НДК собирал огромные тома расследований в отношении Трампа и его связей с Россией задолго до того, как

Халупа стала подавать сигнал тревоги.

Несмотря на это, взломанная электронная почта Халупы, как сообщается, вызвала беспокойство среди ключевых официальных лиц партии, укрепив их в заключении, что Россия, скорее всего, стояла за кибервмешательствами, с которыми партия только начинала на тот момент бороться.

Халупа покинула НДК после Съезда демократической партии в конце июля, посвятив все свое время расследованию в отношении Манафорта, Трампа и России. Она сказала, что обеспечила «неофициальную» информацию и сориентировала «многих журналистов», работающих над материалами, связанными с Манафортом и связями Трампа с Россией, несмотря на то, что она охарактеризовала как «усиливающуюся травлю».

Около полутора месяцев после того, как Халупа начала получать предупреждения о хакерских взломах, кто-то взломал ее машину у дома на северо-западе Вашингтона, где она живет с мужем и тремя дочерьми, рассказала она. Они «перевернули в ней все, но не взяли ничего ценного, оставили деньги, солнечные очки, клюшки для гольфа стоимостью 1200 долларов», — поделилась она, объясняя, что она не подала заявления в полицию после этого инцидента, потому что не связала его со своим расследованием и хакерством.

Однако к тому времени, когда точно так же были взломаны две машины их семьи, она была убеждена, что это связанная с Россией кампания по запугиванию. В отчете полиции по последнему взлому отмечалось, что «оба транспортных средства были вскрыты неизвестным, ее салон был перевернут вверх дном, бумаги и пульты от гаража были разбросаны в машинах. Из транспортных средств ничего украдено не было».

Далее, как рассказывает Халупа, на следующий день среди ночи в 1:30 в дом их семьи пыталась ворваться женщина «с белыми цветами в прическе». По словам Халупы, Шуляр сказала ей, что этот загадочный инцидент имел некоторые черты кампаний по запугиванию иностранцев в России.

«Они проделывают это с американскими дипломатами, с украинцами. Это их стиль работы. Они вламываются в дома людей. Притесняют их. Устраивают целые представления», — говорит Халупа. «Должно быть, они видели мою переписку с штабом НДК, где я писала о том, кто такой Манафорт, собирала статьи, подчеркивала, почему это важно, обрисовывала общую картину».

В сюжете Yahoo News Айзикофф называет Халупу одной из 16 «обычных людей», которые «определили выборы 2016 года», он пишет, что после того, как Халупа покинула НДК, занимающиеся расследованием хакерских атак агенты ФБР допросили ее и изучили содержимое ее ноутбука и смартфона.

Халупа рассказала Politico в январе, что когда о ее расследовании и роли в выборах стало широко известно, ей стали угрожать убийством, кроме того, она продолжила получать предупреждения о хакерских атаках. Но она отмечает: «Меня это не пугало».

В то время как сторонние агенты часто выступают в роли посредников между правительствами и журналистами, одна из наиболее компрометирующих кампанию Трампа (и разумеется, Манафорта) историй, связанная с Россией, ведет непосредственно к украинскому правительству.

В документах, выпущенных независимым украинским правительственным органом (и представленным общественности одним парламентарием), были зафиксированы выплаты наличными на сумму 12,7 миллиона долларов, выделенные для Манафорта от пророссийской партии свергнутого бывшего президента Украины Януковича.

Газета The New York Times в августовском номере в сюжете, раскрывающем подробности появления бухгалтерских книг, сообщала, что выделенные для Манафорта выплаты были «центром» расследования украинских чиновников, занимающихся борьбой с коррупцией, при этом несколько дней спустя канал CNN сообщал, что параллельное расследование ведет ФБР.

Кампания Клинтон ухватилась за сюжет, развивая аргумент демократов, что кампания Трампа тесно связана с Россией. В бухгалтерской книге было представлено «еще большее количество вызывающих беспокойство связей между командой Дональда Трампа и прокремлевскими фигурами на Украине», — сказал в своем заявлении Робби Мук (Robby Mook), руководитель предвыборной кампании Клинтон. Он потребовал, чтобы Трамп «обнародовал информацию о связях Пола Манафорта и других участников предвыборной кампании и советников с российскими или кремлевскими организациями, в том числе о тех, которые любые сотрудники или советники Трампа в данный момент представляют или от которых они получают деньги.

Бывший украинский журналист, занимавшийся расследованиями, Сергей Лещенко, избранный в 2014 году по списку партии Порошенко, провел пресс-конференцию, чтобы рассказать о бухгалтерских книгах и призвать украинские и американские правоохранительные органы провести строгое расследование в отношении Манафорта.

«По моим оценкам, эти выплаты совершенно противозаконны, и доказательством этому служат эти книги», — сказал Лещенко во время пресс-конференции, освещавшейся международными СМИ. «Если г-н Манафорт будет отрицать любые обвинения, его необходимо допросить по этому делу, и ему придется представить доказательства, что он не участвовал ни в каких противозаконных действиях на территории Украины», — добавил Лещенко.

Манафорт отрицал получение каких-либо неофициальных наличных средств от Партии регионов Януковича и сказал, что в связи с бухгалтерскими книгами с ним не связывались ни украинские, ни американские следователи. В дальнейшем он рассказал Politico, что «Попал под перекрестный огонь».

Как указано в серии записок, собранных, по некоторым данным, для оппонентов Трампа бывшим агентом британской разведки, Янукович в ходе тайной встречи с Путиным на следующий день после публикации в The Times признал, что дал разрешение на «значительные благодарственные выплаты Манафорту». Однако, как сказано в публикации, появившейся 11 января на BuzzFeed, Янукович убедил Путина, «что не было никаких документов, которые могли бы четко доказать это». Данное утверждение может поставить под сомнение подлинность бухгалтерских книг.

Тщательное расследование этих книг (наряду с прочими рассказами о его работе на Украине) представляло слишком много доказательств, и он покинул кампанию Трампа спустя меньше чем неделю после публикации материала в The Times.

В то время Лещенко предположил, что он действовал отчасти из желания навредить Трампу «На мой взгляд, важно было показать не только коррупционный аспект, но и то, что он — пророссийский кандидат, способный нарушить геополитическое равновесие в мире», — заявил Лещенко газете The Financial Times около двух недель спустя после своей пресс-конференции. В газете отмечалось, что выдвижение кандидатуры Трампа подстегнуло «политическое сообщество Киева сделать нечто, что они никогда прежде не пытались: вмешаться, пусть и косвенно, в американские выборы». Далее в сюжете приводилась цитата Лещенко, утверждавшего, что большинство украинских политиков «болеют за Хиллари Клинтон».

К январю, однако, Лещенко пытался отредактировать свою мотивацию, рассказав Politico: «Мне было все равно, кто победит на американских выборах. Это решение должны были принимать американские избиратели». Он объяснил, что его целью при представлении бухгалтерских книг было «поднять эти проблемы на политический уровень и подчеркнуть важность расследования».

В серии ответов, предоставленных Politico, пресс-секретарь Порошенко сказал, что действия Лещенко и органа, придавшего бухгалтерские книги огласке, Национального антикоррупционного бюро Украины, не были связаны с администрацией президента. Агентство было создано в 2014 году как условие для получения Украиной помощи от США и ЕС, оно подписало соглашение об обмене следственными материалами с ФБР в конце июня, то есть меньше чем за полтора месяца до обнародования бухгалтерских книг.

Бюро «совершенно независимо», заявил пресс-секретарь Порошенко, добавляя, что администрация президента не вела «никаких подрывных действий против Манафорта». Он также сказал: «Что касается Сергея Лещенко, то он позиционирует себя как представителя внутренней оппозиции в Блоке Петра Порошенко, несмотря на то, что принадлежит к этой фракции», и отметил, что «он сам лично настаивал на [том, чтобы бюро по борьбе с коррупцией] продолжило расследование в отношении Манафорта».

Однако проводивший обширную работу на Украине чиновник, в том числе, занимавший должность советника Порошенко, сказал, что в высшей степени маловероятно, что Лещенко или само антикоррупционное бюро занималось этим делом, не получив, как минимум, негласного одобрения со стороны Порошенко и его ближайших союзников.

«Это было что-то, о чем Порошенко, вероятно, знал и что он мог при желании остановить», — сказал чиновник.

Почти сразу же после неожиданной победы Трампа над Клинтон стали подниматься вопросы о расследовании бухгалтерских книг, и о самих книгах.

Чиновник из антикоррупционного бюро рассказал украинской газете: «Г-н Манафорт не играет в этом деле никакой роли».

В конце прошлого месяца антикоррупционное бюро сообщило Politico, что общее расследование по делу о бухгалтерских книгах все еще продолжается, но Манафорт не является его целью. «Поскольку он не является гражданином Украины, [антикорупционное бюро] не может вести расследование против него лично», — гласит в заявлении антикоррупционного органа.

Некоторые критики Порошенко зашли еще дальше, полагая, что бюро отказывается от расследования, потому что бухгалтерские книги были сфальсифицированы или даже сфабрикованы.

Валентин Наливайченко, бывший украинский дипломат, занимавший при Порошенко пост главы по безопасности, а теперь связанный с главным оппонентом президента, сказал, что на подозрения наталкивает то, что «всплыла только одна часть "черной" бухгалтерской книги». Он спрашивает: «Где почерковедческая экспертиза?», а также говорит, что «было безумием» объявлять о расследовании на основе бухгалтерских книг. В декабре Наливайченко встречался в Вашингтоне с союзниками Трампа и сказал: «Разумеется, они считают, что наше [антикоррупционное бюро] вмешалось в предвыборную кампанию».

В интервью на этой неделе Манафорт, снова появившийся в роли неформального советника Трампа после ыборов, предположил, что бухгалтерские книги были поддельными и назвал их публикацию «политически мотивированной сфабрикованной атакой на меня. Я публично занимал должность консультанта. Ничего неофициально не оплачивалось, однако все было представлено так, как будто в этом было что-то подозрительное».

Он добавил, что особенно безосновательными ему показались попытки заклеймить его работу на Украине как имеющую пророссийскую направленность, утверждая, что «все мои усилия были сосредоточены на том, чтобы помочь Украине войти в Европу и приблизиться к Западу». Он упомянул свою работу по денуклеаризации страны, по торговле с Европейским союзом и политическое соглашение, которым Янукович пренебрег перед тем, как бежать в Россию». «Я ни разу не участвовал в делах, которые бы противоречили интересам США», — сказал Манафорт.

И все же Россия выступила в поддержку Манафорта и Трампа в декабре, когда пресс-секретарь российского Министерства иностранных дел обвинила украинское правительство в использовании бухгалтерских книг как политического оружия.

«Украина серьезно усложнила работу предвыборного штаба Трампа, распространив информацию о том, что руководитель кампании Трампа Пол Манафорт якобы получал деньги от украинских олигархов», — сказала Мария Захарова на брифинге с журналистами, как следует из опубликованной на сайте министерства расшифровки ее высказываний. «Вы все слышали эту замечательную историю», — рассказала она собравшимся журналистам.

* * *

Если оставить за скобками попытки помешать Трампу, украинские чиновники не пытались никак наладить отношения с кандидатом от республиканцев во время предвыборной кампании.

Посол Чалый написал статью для The Hill, в которой отчитывал Трампа за серию путаных заявлений, в которых кандидат Республиканской партии в какой-то момент выразил готовность рассмотреть вопрос о признании аннексии Крыма Россией. Источники сообщили, что статья поставила посольство в неловкое положение.

«Это было совсем на грани, даже для них», — говорит Халупа. «Это было уже предельно рискованно».

Бывший украинский премьер-министр Арсений Яценюк предупредил на Facebook, что Трамп «ставит под сомнение ценности свободного мира».

Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков в Twitter в июле назвал Трампа «клоуном» и утверждал, что Трамп представляет «еще большую опасность для США, чем терроризм». Аваков в посте в Facebook набросился на Трампа за его комментарии по Крыму, назвав его высказывание «диагнозом опасного маргинала», как следует из скриншота, появившегося в репортаже СМИ. Позже Аваков удалил этот пост. Он назвал Трампа «опасным для Украины и США», и отметил, что Манафорт работал с Януковичем, который «бежал в Россию через Крым. Куда Манафорт приведет Трампа?»

Отношения между Трампом и Украиной стали еще более напряженными в сентябре, когда стало известно, что кандидат от Республиканской партии пренебрег Порошенко на полях Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке, где украинский президент пытался поговорить с обоими кандидатами, но добился только встречи с Клинтон.

Телиженко, бывший сотрудник посольства, сказал, что во время праймериз Чалый, посол Украины в Вашингтоне, фактически поручил посольству не контактировать со штабом Трампа, поддерживая при этом отношения с его соперником, республиканцем Тедом Крузом.

«У нас было указание не общаться с командой Трампа, потому что он был негативно настроен по отношению к Украине и ее правительству и высказывал критическую позицию по Крыму и конфликту на Донбассе», — сказал Телиженко. «На меня наорали, когда я предложил поговорить с Трампом», сказал он, добавив, что «посол сказал не вмешиваться, потому что Хиллари все равно победит».

Этот рассказ подтверждает Наливайченко, бывший дипломат и руководитель Службы безопасности, а ныне противник Порошенко. «Украинские власти закрыли все двери и окна — со стороны Украины», — сказал он. Он также назвал такую стратегию «плохой и недальновидной».

Андрей Артеменко, украинский парламентарий от консервативной оппозиционной партии, встречался с командой Трампа во время кампании и сказал, что лично предлагал Чалому организовать подобные встречи, но его предложение было отвергнуто.

«Было ясно, что они поддерживали кандидатуру Хиллари Клинтон», — сказал Артеменко. «Они сделали все для организации встреч с командой Клинтон, публично поддерживая ее, критикуя Трампа…. Я думаю, что они не хотели встречаться с ним, потому что были уверены, что Хиллари победит».

Шуляр отвергает данные, что посольство получило запрет на взаимодействие с Трампом. Она говорит, что «разным дипломатам было поручено работать с различными командами, определять содержание встреч и обмен сообщениями.

Так что не было речи о том, чтобы воздерживаться от контакта, скорее это было внутреннее распоряжение для дипломатов не вмешиваться в то поле деятельности, которым занимается другой сотрудник посольства».

Она подчеркнула, что Чалый был на съезде Республиканской партии в Кливленде в конце июля и встречался с членами внешнеполитической команды Трампа, «чтобы подчеркнуть важность Украины и ее поддержки со стороны США».

Несмотря на попытки сближения, команда Трампа в Кливленде исключила из поправки к программе Республиканской партии призыв к обеспечению Украины «летальным оборонительным оружием» со стороны США, чтобы она могла защищать себя от российского вторжения, сторонники этой меры потерпели неудачу.

Пропаганда активизировалась лишь после победы Трампа. Шуляр отметила, что Порошенко был одним из первых иностранных лидеров, кто позвонил, чтобы поздравить Трампа. По ее словам, после дня выборов Чалый встретился с ближайшими союзниками Трампа, в том числе с сенатором Джеффом Сешнсом (Jeff Sessions), кандидатом Трампа на пост генерального прокурора, и Бобом Коркером (Bob Corker), председателем Комитета по иностранным делам Сената. Посол в сопровождении Иванны Климпуш-Цинцадзе, вице-премьера Украины по вопросам европейской и евроатлантической интеграции, провел также раунд встреч в Вашингтоне с членом палаты представителей республиканцем от штата Пенсильвания Томом Марино (Tom Marino), давним покровителем Трампа, и Джимом Деминтом (Jim DeMint), президентом фонда Heritage, который играл видную роль во временной администрации Трампа.

* * *

Многие украинские чиновники и их американские союзники рассматривают инаугурацию Трампа в этом месяце как экзистенциальную угрозу для страны. Они признают, что ситуацию усугубило распространение данных о тайной бухгалтерской книге, негативные сообщения в социальных сетях и понимание того, что посольство действовало против Трампа, или, по крайней мере, отказывалось вступать с ним контакт.

«Это очень плохо. Администрация Порошенко прямо сейчас пытается снова наладить контакты», — сказал Телиженко, добавив, что «команда Трампа вообще не хочет говорить с нашей администрацией».

Во время поездки Наливайченко в Вашингтон в прошлом месяце он столкнулся с недоброжелательностью по отношению к Украине со стороны одних политиков и с отсутствием интереса со стороны других, вспоминает он. «Украина не является первоочередной или даже второстепенной задачей новой администрации», — сказал он.

Союзники Порошенко из кожи вон лезут, чтобы понять, как строить отношения с Трампом, который известен способностью долго хранить обиду.

Делегация украинских парламентариев из команды Порошенко в прошлом месяце отправилась в Вашингтон, отчасти чтобы попытаться поговорить с временной командой Трампа, но они не смогли организовать встречу, как указывает знакомый с деталями поездки чиновник, занимающийся внешней политикой. Источники в Вашингтоне и Киеве говорят, что после выборов Порошенко встретился в Киеве с руководителями вашингтонской лоббистской фирмы BGR — в том числе Эдом Роджерсом (Ed Rogers) и Лестером Мансоном (Lester Munson) — чтобы выяснить, как действовать при режиме Трампа.

Несколько недель спустя компания BGR сообщила Департаменту юстиции США о том, что правительство Украины будет платить фирме 50 тысяч долларов в месяц, чтобы «обеспечить стратегические отношения с общественностью и государственными служащими», в том числе в обязанности компании войдет «налаживание связей с правительственными должностными лицами, неправительственными организациями, сотрудниками средств массовой информации и другими лицами».

Пресс-секретарь компании Джеффри Бирнбаум (Jeffrey Birnbaum) предположил, что «пропутинские олигархи» уже пытаются посеять сомнения относительно сотрудничества BGR и Порошенко. Несмотря на то, что у компании действительно есть тесные связи с лидерами Республиканской партии в Конгрессе, некоторые люди из ее руководства пренебрежительно или весьма критически высказывались о Трампе во время праймериз партии, что может ограничить эффективность лоббирования новой администрации.

Отношения между режимом Порошенко и Трампом настолько напряжены, что некоторые соратники украинского президента после выборов в США «протянули руку» Полу Манафорту и даже попросили у него о помощи, говорят источники, знакомые с попытками Украины наладить отношения с Трампом.

Тем временем, соперники Порошенко пытаются получить выгоду от его напряженных отношений с командой Трампа. Некоторые из них оказывают давление, требуя уволить посла Валерия Чалого, которого обвиняют в поддержке и даже организации кампании против Трампа, как говорят украинские и американские политики и чиновники, опрошенные в нашем сюжете. Источники также сообщают, что несколько потенциальных оппонентов Порошенко были в Вашингтоне после выборов и добивались встречи с соратниками Трампа, однако их попытки не увенчались успехом.

«Никто из украинцев не имеет доступа к Трампу, все они отчаянно пытаются получить его и готовы платить за это большие деньги», — сказал изданию американский политический консультант, чья компания недавно проводила в Вашингтоне встречу с Юрием Бойко, бывшим вице-премьер-министром при Януковиче. Бойко, который, как и Янукович, занимает пророссийскую позицию, сам рассчитывает побороться за кресло президента Украины, и его представители предлагали «огромную кучу денег», чтобы получить доступ к Трампу и попасть на его инаугурацию, рассказывает консультант.

Он отклонил это предложение, объясняя, что «оно казалось сомнительным, а мы не хотим заниматься такого рода делами».

Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 января 2017 > № 2039088


Казахстан. Афганистан. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 14 января 2017 > № 2038997

О том, какие задачи стоят перед Казахстаном в Совете Безопасности ООН, пояснили отечественные политологи, передает МИА «Казинформ».

«Как было сказано в политическом обращении Президента на дебатах в Совбезе ООН — наши приоритетные цели в рамках этой работы следующие: приближение мира без ядерного оружия, предотвращение угрозы глобальной войны, содействие миру в Афганистане и формирование региональной зоны мира в Центральной Азии, разработка Астанинского кодекса поведения при антитеррористических операциях в рамках усилий по созданию Глобальной антитеррористической коалиции (сети) под эгидой ООН, содействие мирному и стабильному развитию Африки, продвижение Целей устойчивого развития ООН и неразрывности связи между миром, безопасностью и развитием, адаптация ООН к требованиям XXI века и согласование механизма регулярных встреч государств-членов СБ на уровне глав государств и правительств с целью укрепления коллективной политической воли для решения глобальных проблем», — перечислил задачи Марат Шибутов.

Отметил эксперт правовые и прикладные аспекты. «На мой взгляд, мы можем представить и может даже внедрить свои наработки по кодексу при антитеррористических операциях, внести свой взгляд в видение будущего ООН до конца года. По прикладным задачам — там слишком большая махина, чтобы за год что-то сделать заметное, но мы постараемся. Думаю, мы нарастим тут свой политический потенциал, а потом это поможет нам усилить и экономический потенциал — влияние дает деньги. Такая деятельность, пусть не сразу, но приносит плоды для простого населения страны и плоды положительные», — резюмировал политолог.

Казахстан. Афганистан. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 14 января 2017 > № 2038997


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 14 января 2017 > № 2036367

Избранный президент США Дональд Трамп не исключает возможность отмены введенных в декабре администрацией Барака Обамы санкций против РФ за попытки вмешаться в президентские выборы, если Москва будет помогать Вашингтону в противостоянии террористам и достижении других важных для страны целей. Об этом он заявил в интервью американской газете The Wall Street Journal, отрывки из которого были опубликованы в пятницу, 13 января.

"Если вы ладите, и Россия действительно помогает нам, зачем нужны санкции, если кто-то совершает действительно великие дела", - отметил Трамп.

Санкции останутся "на некоторое время"

При этом избранный президент подчеркнул, что "по крайней мере на некоторое время" оставит санкции против России в силе. Он также отметил, что готов встретиться с российским президентом Владимиром Путиным после своей инаугурации.

13 января Барак Обама распорядился продлить санкции, введенные против России в марте 2014 года из-за политики Кремля по отношению к Украине. 29 декабря министерство финансов США объявило о введении новых санкций против РФ в связи с предполагаемыми российскими хакерскими атаками в ходе выборов американского президента.

Новые санкции Вашингтона введены против сотрудников спецслужб ФСБ и ГРУ, трех российских фирм, осуществлявших финансовую поддержку российских кибератак, и двух хакеров. 10 января конгресс США внес законопроект о новых антироссийских санкциях в связи с кибератаками, в которых Вашингтон обвиняет Москву. Документ предлагает значительно ограничить инвестиции в российскую нефтегазовую отрасль.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 14 января 2017 > № 2036367


Германия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 14 января 2017 > № 2036347

Вице-канцлер, министр экономики ФРГ Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) считает, что в борьбе с исламистским терроризмом упор надо делать на меры превентивного характера и контрпропаганду. Для этих целей можно было бы создать организацию "Network Free Europe", которая вела бы в соцсетях информационную работу по противодействию вербовке сторонников "Исламского государства". По значимости ее роль была бы сопоставима с той, которую "Радио "Свободная Европа"/Радио "Свобода" играла в годы холодной войны, убежден политик.

Зигмар Габриэль заявил в интервью Deutschlandfunk, что подобные шаги должны служить дополнением к ужесточению законодательства, поскольку лишь законотворческих мер явно недостаточно для успешного противостояния джихадистам.

По словам вице-канцлера, ошибочно считать, что экстремисты скрываются в рядах беженцев. Террористы, совершившие в 2016 году атаки в Германии, Франции и Бельгии, радикализировались уже на территории этих стран, зачастую в ходе общения в социальных сетях, пояснил он. Также властям следует активизировать работу с мечетями, которые должны содействовать государству в борьбе с исламистами, уверен политик.

Германия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 14 января 2017 > № 2036347


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 13 января 2017 > № 2038388

Почему у нас продолжают принимать законы, раздражающие народ?

Автор: Сауле Исабаева

Недолго казахстанцы радовались разрек­ламированной минувшей осенью «прозрачности» и «открытости» парламента, его «готовности» к диалогу с широкими массами. Новогодний сюрприз в виде новых законодательных норм, касающихся регистрации граждан, показал, что в общественном мнении госорганы по-прежнему не нуждаются. Во всяком случае, такой вывод напрашивается после жалоб экспертов и правозащитников на то, что при принятии данного закона их рекомендации были проигнорированы.

Почему же получается так, что, несмотря на привлечение к обсуждению законопроектов большого количества экспертов, представителей НПО, гражданских активистов и общественных деятелей, в стране продолжают принимать законы, вызывающие серьезное народное недовольство? Не тех привлекают или привлекают лишь для галочки? А может, проблема в чем-то другом?

Следует заметить, что к работе над изменениями и дополнениями, вносимыми в антитеррористическое законодательство (одной из норм которого, собственно, и является обязательная регистрация казахстанцев по месту временного пребывания), действительно было привлечено большое количество экспертов. Законопроект даже отдавали на экспертизу аналитикам ОБСЕ. Оно и понятно: в парламенте прекрасно понимали резонансный характер этих поправок и не хотели повторения печального опыта, который имел место в случае с Земельным Кодексом. Но не вышло…

Как отмечают эксперты, участвовавшие в обсуждении, большинство их замечаний и предложений, а также рекомендаций ОБСЕ не было принято во внимание, а если авторы законопроекта и парламентарии и шли на определенные уступки, то лишь в виде незначительного смягчения тех норм, которые подверглись наиболее резкой критике. В этой связи возникает резонный вопрос: к чему был весь этот «дискуссионный спектакль», если депутаты все равно продавили тот вариант закона, который изначально предложили уполномоченные органы, в первую очередь МВД? Мы уже не говорим об очередном провале информационно-разъяснительной работы, которая по традиции началась лишь после того, как пожар разгорелся, хотя риск общественного негодования в данном случае был более чем очевиден.

Упреки сыплются и на самих общественников, которые, мол, несерьезно отнеслись к этой работе, ограничившись формальным присутствием на первых этапах обсуждения и пустив основной процесс на самотек… Думаем, здесь уместно провести параллель с деятельностью земельной комиссии, созданной после апрельских митингов из числа независимых экспертов, чиновников и депутатов. Парадокс в том, что изначально ее критиковали за громоздкость, разношерстность и ангажированность, а впоследствии за то, что она изрядно поредела, сникла и стала бесполезной.

Выходит, что проблема заключается вовсе не в количестве и качестве работы экспертов, а в том, что за долгие годы в Казахстане так и не научились выстраивать диалог между властью и обществом. А это может означать лишь одно: сколько бы чиновники и депутаты ни демонстрировали обществу свою «открытость», сколько бы дискуссионных площадок ни создавалось, эффективный диалог в принципе невозможен, пока действуют старые механизмы коммуникации, в том числе на законодательном уровне.

Марат Шибутов,

политолог:

«Нельзя представителям исполнительной власти так давить на парламент»

– Марат, как вы считаете, почему и в этот раз диалога между обществом и властью не получилось?

– Тут на самом деле хромают сразу несколько направлений: экспертиза законопроектов, механизм их общественного обсуждения, да и в целом система подготовки законов.

Согласно нашему законодательству, во-первых, у общественности нет возможности направлять законопроекты на доработку, во-вторых, разработчики законов не обязаны прислушиваться к общественному мнению. Получается, что у граждан есть только два пути влия­ния: через общественные советы ведомств и через обсуждение на портале «Открытые нормативно-правовые акты».

Приведу отрывок из закона «Об общественных советах»: 1. В целях вовлечения некоммерческих организаций, граждан в процесс разработки проектов нормативных правовых актов, касающихся прав, свобод и обязанностей граждан, образуются общественные советы в порядке, установленном Законом РК «Об общественных советах». 2. Центральные государственные органы, местные представительные и исполнительные органы направляют проект нормативного правового акта, касающегося прав, свобод и обязанностей граждан, в общественные советы, образуемые в порядке, установленном Законом РК «Об общественных советах». Срок, устанавливаемый для представления рекомендаций по проекту нормативного правового акта, затрагивающего права и свободы граждан, не может быть менее десяти рабочих дней с момента его поступления в Общественный совет. В случае непредставления Общественным советом рекомендаций в установленный государственным органом срок проект нормативного правового акта считается согласованным без замечаний. Рекомендации являются обязательным приложением к проекту нормативного правового акта до его принятия, в том числе при каждом последующем согласовании данного проекта с заинтересованными государственными органами. 3. Центральный государственный орган, местный представительный или местный исполнительный орган при согласии с рекомендациями Общественного совета вносят в проект нормативного правового акта соответствующие изменения и (или) дополнения. В случае несогласия с рекомендациями центральный государственный орган, местный представительный или местный исполнительный орган направляют в соответствующий Общественный совет в течение десяти рабочих дней ответ с обоснованием причин несогласия. Такие ответы с обоснованием являются обязательным приложением к проекту нормативного правового акта до его принятия.

То есть ответственным за экспертизу законопроекта «о противодействии терроризму и экстремизму» был только общественный совет МВД, так как у других его разработчиков (КНБ и Генпрокуратуры) таких советов нет, соответственно, привлекать общественность к обсуждению они не могут. А в работе на портале «Открытые нормативно-правовые акты» граждане, в принципе, никак не участвуют – там не то что нет обсуждения, даже просмотров набирается не больше ста. Ну не хочет население этим заниматься. Вот и получается, что народ и власть не слышат друг друга. Прибавьте к этому очень слабую научную экспертизу законопроектов (антикоррупционной экспертизы вообще нет).

– Быть может, к обсуждению законопроекта привлекли недостаточное количество экспертов или они были не того уровня?

– На самом деле приглашали тех, кого надо. Всего в обсуждении скандального закона приняли участие более двадцати экспертов: Юлия Денисенко, Аскар Каймаков, Данияр Ашимбаев, Енлик Нургалиева, Кайрат Мамбетбаев, Ержан Маямеров, Аскар Сабдин, Аманжол Оразбаев, Ильдар Катенов, Сергей Катнов, Ерлан Карин, Каирбек Сулейменов, Нуржан Альтаев, Берик Абдыгалиев, Айдос Сарым, Расул Жумалы, Евгений Жовтис, Досым Сатпаев, Жармахан Туякбай, Толымбек Габдиль­ашимов, Толеген Куанышев, Женис Турмагамбетова, Зауреш Баталова, ну и я.

То есть, как вы видите, собрали всех: представителей оппозиционных партий, НПО, политологов, правозащитников, религиозных деятелей и так далее. Не знаю точно, сколько человек действительно принимало активное участие в обсуждении, потому как больше половины названных экспертов живет в Алматы и не может каждую неделю летать в Астану за свой счет. Лично я был на одном заседании рабочей группы и написал заключение.

Кто еще письменно направлял свои замечания в рабочую группу – тоже сказать не могу. Но знаю одно: мое мнение в данном законе учтено не было. Правда, мне сообщили, что его разослали в уполномоченные органы. Однако, если честно, я не увидел особых концептуальных изменений по сравнению с первоначальным вариантом законопроекта – лишь косметические правки, плюс ужесточение по срокам.

Тут надо еще понимать особенности работы нашей политической системы. За привлечение представителей общественности в качестве экспертов выступает Нурлан Нигматулин, то есть именно он продвигает в мажилис новые стандарты, и поэтому нижняя палата была такой активной во время этой сессии. Но ведь эксперты взаимодействуют не лично с ним, а с рабочей группой депутатов, где настроения несколько иные – там гораздо больше внимания обращают на мнение уполномоченных органов, чем на рекомендации экспертов.

В общем, надо, чтобы духом демократизации, выраженным в Плане нации, прониклись не только руководители, но и остальной состав парламента.

– Как сделать так, чтобы общественное мнение максимально учитывалось при принятии подобного рода законов, которые касаются всех казахстанцев?

– Надо менять сам закон «О правовых актах», а точнее статьи 18,19, 20, вписав в них нормы о повышении степени участия представителей общественности, в том числе уже на стадии разработки концепции законопроекта. Они должны иметь возможность снять законопроект с обсуждения или отправить его на доработку, если посчитают нужным. А то у нас власть ведет себя как крокодил: назад идти не может, только вперед, чего бы это ни стоило. Да и вообще, необходимо организовывать экспертизу и обсуждение плана законопроектных работ, чтобы уже на ранней стадии отсекать такие социально опасные законопроекты.

– А что говорит зарубежный опыт?

– В этом плане существует самый разный опыт. Но в любом случае парламенты во многих зарубежных странах обладают большей свободой. К примеру, посмотрите на итоги деятельности мажилиса за вторую сессию: из внесенных 39 законопроектов лишь два разработаны самими депутатами, отклонено – 0, отозвано инициаторами из мажилиса – 0. Нельзя представителям исполнительной власти так давить на парламент – сами же потом будут отправлены в отставку за «косяки».

Бекнур Кисиков,

председатель комиссии по ЖКХ и предпринимательству Общественного совета города Алматы:

«Необходимо организовать диалоговые площадки в разных областях»

– Согласен, мажилис здорово продвинулся в плане открытости, особенно если сравнить с предыдущими созывами. Теперь законопроекты обсуждаются с участием активистов НПО, общественных деятелей еще на стадии разработки, чего раньше я не помню (хотя, признаться, не следил пристально за работой мажилиса). И это замечательно.

Другое дело, что, как мне показалось, в обсуждении законов участвует какой-то узкий круг экспертов. Как правило, привлекаются одни и те же люди. Они могут одновременно работать сразу по нескольким законопроектам. Разумеется, это очень тяжело не только физически, но и морально. Боюсь, что эти эксперты (несмотря на то, что многие из них являются серьезными профессионалами) могут элементарно не успевать за всем, путаться, упускать важные детали.

Иначе говоря, нужно более продуманно подходить к самому отбору экспертов. По идее, это должен быть максимально широкий круг специалистов, причем из разных сфер и регионов. Тогда и не будет претензий вроде сегодняшних: почему нас не позвали, почему не спросили, не послушали, проигнорировали… В противном случае какой вообще смысл в экспертном обсуждении законопроектов?! К примеру, я даже не знал, что в парламенте обсуждается закон, касающийся регистрации граждан...

Понятно, что возить всех экспертов в Астану нереально. Очень затратно и неудобно. Проблему эту можно решить просто: необходимо организовать диалоговые площадки в разных областях, проводить селекторные совещания, обсуждения в электронном формате и т.д. Тем более что современные технологии вполне позволяют делать это без труда. Просто нужно выработать четкий механизм деятельности.

Вообще, я считаю, что экспертное обсуждение законопроектов неплохо было бы проводить на базе общественных советов, созданных в регионах. К примеру, в нашем Алматинском ОС. Как известно, именно в южной столице находится большинство общественных активистов. Можно здесь все обсудить, а потом направить готовые предложения в парламент. Мы уже сейчас стараемся приглашать на наши заседания как можно больше специалистов, передаем свои рекомендации и в акимат, и в мажилис.

У нас бывает, честно вам скажу, очень жарко, порой мы даже выходим за рамки этикета… Но зато в этих дебатах рождается много рациональных идей. Да и вообще зачем нужен Общественный совет, если он не выражает общественное мнение и не помогает ему быть услышанным на самом верху?!

Вторая проблема связана с разъяснительной работой. Общественность не проинформировали заблаговременно о новых правилах, касающихся временной регистрации граждан. Люди так и не поняли их суть. Логика нововведений тоже не до конца понятна. Ведь необходимо объяснять народу, для чего это делается, кому и зачем это нужно.

Понятно, что новые правила – достаточно непопулярная мера, которая не может не вызывать нареканий. Но если разобраться, то на фоне растущих террористических угроз какая-то форма регистрации нам все-таки нужна. Я сам занимаюсь вопросами КСК и вижу, что сегодня не ведется абсолютно никакого учета. Неизвестно, кто сдает квартиры, кто в них живет, – полный бардак. Необходимо навести здесь порядок, но при этом ни в коем случае нельзя стеснять добропорядочных граждан. Нужно все сделать грамотно и доступно, разработать возможности для электронной регистрации. И, естественно, без хорошего экспертного мнения тут не обойтись. В рамках ОС мы сегодня готовим свои предложения. Создана рабочая группа. Сейчас главное – понять и еще раз обсудить спорные моменты.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 13 января 2017 > № 2038388


Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 13 января 2017 > № 2038338

Гибрид или диктатура. Что определяет устойчивость российского режима

Константин Гаазе

Как показал пример Малайзии и Индонезии, устойчивость авторитарного режима непосредственно связана со способностью удовлетворять интересы общественных групп, его поддерживающих, даже если их интересы вступают в противоречия друг с другом. Малайзийский режим выстоял, потому что противоречий между теми, кому нужно было помогать, оказалось меньше

Отвлеченный на первый взгляд спор о характеристиках российского политического режима имеет, особенно в предвыборный год, прикладное значение. Речь идет не только о теории и терминологии, хотя они и сами по себе важны и интересны. Говоря предметно, Екатерина Шульман и Григорий Голосов поспорили на каникулах о тех свойствах этого режима, которые задают коридор возможностей движения в будущее. Как поведет себя окружение президента, элита, региональные боссы, когда президент Путин потеряет власть? Кто (или что) сможет удержать федерацию? Чем все закончится для самого президента и его друзей? Об этом, собственно, и шла речь.

Оба спорщика использовали язык сравнительной политологии: одной из самых солидных и востребованных субдисциплин политической теории в ее неолиберальном изводе. Сравнительная политология находится на перекрестке между несколькими магистральными направлениями социальных наук, пересекаясь с экономической теорией, институциональной экономикой, исторической социологией и историей. Ее популярность объясняется, с одной стороны, скрупулезными статистическими подсчетами сценариев развития «плохих» режимов, с другой – возможностью обращаться к политическому «сейчас» и делать прогнозы (и модели) для конкретных стран на основании таких подсчетов и выявленных закономерностей.

С точки зрения актуального словаря сравнительной политологии разница между «гибридами» (так Россию характеризует Шульман) и «персональными диктатурами» (версия Голосова) весьма значительна. Статистически она проявляет себя так. Вероятность волнений и бунтов во время транзита для персональной диктатуры выше, чем для гибрида. Следовательно, для лидеров персональных диктатур вероятность в результате потери власти отправиться в изгнание или тюрьму также выше, чем для лидеров режима любого другого типа.

Если кодировать Россию как персональную диктатуру, а речь идет именно о кодировании, то есть о том, какой статистический паттерн более применим к нашему отечеству, то выйдет, что шансы на разрушительную революцию велики. Если же кодировать Россию как гибрид, то шансов, что все обойдется, больше.

Чтобы понять, чем является Россия, увиденная в такой оптике, нужно понять, чем «гибрид» отличается от «персональной диктатуры». Барбара Геддес, чьими стараниями термин «гибрид» вошел в академический оборот, предлагает следующие коды для плохих режимов: военная диктатура, однопартийная диктатура, персональная диктатура. И «гибрид», то есть коктейль из всех перечисленных чистых типов плохих режимов. Разницу, по Геддес, следует определять эмпирически, из доступного опыта. Ключевым является ответ на вопрос, в чьих руках находится контроль за текущей государственной политикой, спецслужбами и руководящими кадрами.

В России, говоря языком сравнительной политологии, никаких существенных признаков «гибридности» режима нет. Кадры, в том числе конституционно, находятся почти исключительно в руках президента: его указами назначаются все силовики, все судьи, все федеральные министры, все главы госкорпораций. Спецслужбы также подчинены напрямую главе государства. Текущая государственная политика определяется им же: закон о стратегическом планировании, принятый в 2014 году, называет ежегодное послание президента ключевым документом стратегического планирования.

Партии и военные институты не имеют ключей для решения этих вопросов и не оказывают на их решение почти никакого влияния. Гибридизация режима скорее выглядит как один из возможных вариантов развития событий: если церковь, Госдума, регионы, военно-промышленное лобби, Центральный банк, Счетная палата будут усиливаться как самостоятельные политические игроки, то, возможно, к 2024 году Россия и превратится в гибрид. Но пока она представляет собой эмпирически чистейший образец персональной диктатуры.

OK / Natural Death

Проблема с этим выводом заключается в том, что о самом важном – о пределах устойчивости режима – нам по-прежнему ничего не известно. Когда все закончится революцией, мы скажем, что вероятность революции всегда была выше, чем вероятность мирного транзита власти. Но как, почему и при каких обстоятельствах все может закончиться, мы не знаем.

Какие режимы вообще более устойчивы к потрясениям: гибриды или чистые типы диктатур? Если последние, то какой именно тип самый устойчивый? К каким именно потрясениям устойчивы те или иные режимы? Методы, используемые в количественных исследованиях, не вполне пригодны для поисков ответа на эти вопросы.

Статистика в данном случае говорит нам не об уникальных ошибках диктаторов, черных полковников или императоров Африки, а об устойчивых закономерностях в сценариях краха их режимов. Плюс статистика ничего не знает про человеческие качества. Если черные полковники много пили и курили, а потом устроили мирный транзит власти, сохраняя контроль над армией, то их шансы дожить до суда не очень велики: они умрут быстрее (от цирроза печени или рака легких), чем утратят последний рычаг контроля, и их режимы попадут в ту категорию, которую Геддес лаконично кодирует в своей статье как «OK / Natural Death».

Разумеется, здесь все дело в методе. Цифры плохо показывают человеческие свойства, исторические превратности и то, что в социологии называется «харизма», то есть особые лидерские качества вождя, обеспечивающие особый тип политического согласия относительно свойств его правления.

Можно показать, как исторически развивались разные типы режимов: сколько в определенный момент времени на земле было персональных диктатур, а сколько однопартийных. Такие данные кое-что скажут нам о смене эпох, о трендах в мировой диктаторской моде. А можно вывести статистическую зависимость длительности правления диктатора или партии от типа режима. Но это будет плохой показатель, к которому будет слишком много всего примешано: и география, и ресурсы, и уровень развития страны в момент перехода к диктатуре, и опыт диктатора.

Как только нас перестают интересовать количественные показатели, мы меняем позицию: из внешних наблюдателей, видящих в диктатурах особым образом рассортированные «черные ящики», превращаемся в обитателей этих самых «черных ящиков». Теперь нас интересует, как они устроены изнутри, как они работают и как и почему ломаются.

Здесь длинные ряды данных (в сравнительной политологии они называются Large-N methods) бесполезны, нам нужны короткие ряды данных (Small-N methods), то есть не сто режимов, а десять или даже два, но изученные уже не количественно, а качественно, изнутри. Требования к обоснованию выборки кратно возрастают. Сто режимов за сто лет уравнивают в правах диктатуру Бокасса, который дарил бриллианты Генри Киссинджеру и Жискар д’Эстену, диктатуру советского Политбюро и диктатуру Пиночета. Сама оптика внешнего наблюдения «правильного» мира, изучающего «неправильный» в целом, лишала эти режимы своеобразия и уникальности. Чем больше N на панели, тем проще объяснить, что у них есть общего. Чем меньше, тем сложнее: нужно сначала исчерпывающе обосновать сходства, чтобы затем изучать различия.

Лабораторный случай

В 2009 году американский ученый Томас Пепински опубликовал книгу «Экономические кризисы и крушение авторитарных режимов», в которой попытался ответить на принципиальный для понимания природы таких режимов вопрос. Почему одни более устойчивы к внешним шокам, чем другие? В качестве объекта для изучения Пепински выбрал две страны, ставшие жертвами финансового кризиса 1997–1998 годов: Малайзию и Индонезию. Пепински был знаком с их жизнью не понаслышке: в Йельском университете вместе со степенью по международным отношениям он получил степень по лингвистике со специализацией в малайском языке, потом несколько лет работал в Джакарте и Куала-Лумпуре.

Случай, выбранный Пепински для анализа, можно с точки зрения сходств назвать лабораторным. В 1997 году на Азию обрушилось разрушительное финансовое цунами (Россия стала его жертвой годом позже), страны региона столкнулись с бегством капитала, девальвацией национальных валют, резким падением уровня жизни, ростом цен, безработицей и политической нестабильностью.

Малайзия и Индонезия, похожие друг на друга как близнецы, отозвались на этот кризис совершенно по-разному. Авторитарный режим индонезийца Сухарто после года борьбы пал под ударами акций протеста. Авторитарный режим малайца Мохамада Махатхира устоял, хоть и понес некоторые потери. Сухарто ушел в отставку в мае 1998 года, а Махатхир успешно пережил острую фазу кризиса и даже выиграл выборы в парламент страны в 1999 году, хотя его партия, Объединенная малайская национальная организация, потеряла около 15% мандатов.

Обе страны в 1997 году были сырьевыми экономиками с невысоким уровнем жизни, примерно одинаковыми темпами роста ВВП до кризиса. Степень неравенства в Малайзии была значительно выше, чем в Индонезии (значение коэффициента Джини в 1996 году – 49 и 30 соответственно). И Махатхир, и Сухарто были опытными диктаторами; Сухарто правил в Индонезии с 1967 года, Махатхир в Малайзии – с 1981-го. Оба проводили относительно либеральную экономическую политику, которая и обеспечила их странам бурный рост в начале 90-х годов прошлого века. Оба были так или иначе вовлечены в коррупционные сделки.

Барри Вейн, бывший шеф азиатского бюро The Wall Street Journal, в своей книге написал, что Махатхир нанес ущерб экономике Малайзии в размере $40 млрд и использовал секретные фонды своей партии, чтобы скупать компании и участки земли для себя и своего окружения. Сухарто ему ни в чем не уступал, скорее превосходил: состояние его семьи в 1999 году журнал Time Asia оценил в $25 млрд. Оба закрывали газеты и давили на СМИ в своих странах, оба репрессировали своих политических противников, оба содержали собственную тайную полицию. Почему один режим рухнул, а другой устоял?

Пепински объясняет этот парадокс так: интересы коалиции разных общественных групп, поддерживавших Сухарто, противоречили друг другу. Когда грянул кризис, Сухарто не хватило денег, ума и терпения, чтобы все их удовлетворить. Сухарто в 1997 году разрывался между старой буржуазией, по преимуществу состоящей из этнических китайцев и имевшей разнообразные деловые интересы во всех странах Юго-Восточной Азии, и новой буржуазией – местной по происхождению, тесно связанной только с экономикой Индонезии. Одни (старая буржуазия) хотели, чтобы Сухарто не мешал им выводить деньги из страны, другие (новая буржуазия) были уверены, что нужно закрыть границы, заморозить счета и защитить страну от колебаний курса валюты.

Пометавшись из крайности в крайность, Сухарто поставил на китайцев, сохранил свободу передвижения капитала (этого же от него требовал Международный валютный фонд), но спровоцировал таким образом погромы в китайских кварталах, антикитайские демонстрации и, как результат, захват здания парламента протестующими и бегство капитала и китайцев в Сингапур, Гонконг, Тайвань и собственно Китай. В результате Сухарто лишился власти.

Интересы коалиции, поддерживавшей Махатхира, были более однородны, поэтому Махатхиру было легче удовлетворить их, справиться с кризисом и выстоять. Малайская буржуазия была монолитна, зависела преимущественно от национальной экономики, нефти и госзаказа и не имела обширных деловых интересов за пределами страны. Денежное предложение в стране контролировал Махатхир и его партия, банки – тоже они; буржуазия же, по сути, представляла собой класс управляющих, которых Махатхир и его соратники наняли для развития экономики.

Махатхиру не пришлось уговаривать буржуазию потерпеть, она понимала, что если диктатор потеряет власть, то его класс в одночасье лишится всего, чем владеет. Махатхир защитил национальную валюту, запретил вывоз капитала, увеличил социальные выплаты и сделал вид, что поделился властью с оппозицией. И выжил.

Как показал Пепински, устойчивость авторитарного режима непосредственно связана со способностью удовлетворять интересы общественных групп, его поддерживающих, даже если их интересы вступают в противоречия друг с другом. Различие между Индонезией и Малайзией заключалось в том, что один диктатор построил себе элиту с нуля, а другой инкорпорировался в уже существующий правящий класс. В кризис выстоял тот режим, чья элита была менее зависима от внешнего мира и менее самостоятельна. Противоречий между теми, кому нужно было помогать, в Малайзии оказалось меньше.

Путин как читатель Барбары Геддес

После резкого разворота в российской внешней и внутренней политике, который принято отсчитывать от событий в Киеве, прошло почти три года. На Западе, говоря о том, что случилось в России, все чаще сегодня поминают эффект колеи, пресловутый path dependence. Вся история страны, таким образом, становится объяснением ее настоящего: что еще можно хотеть от страны с таким прошлым?

Кроме некоторого эстетического несовершенства, этот аргумент спорен еще и с точки зрения самого термина path dependence. В исторической социологии к нему прибегают, когда хотят объяснить какие-либо долгие зависимости или представить долгие (300–400 лет) объяснения. Формальные критерии нахождения колеи размыты. И последовательность сцепленных событий, и сама эта сцепленность – вещи труднодоказуемые, особенно в контексте такой богатой истории, как история России.

Объяснительная модель Пепински позволяет предложить другой, более достоверный ответ на вопрос, что случилось в 2013–2014 годах в России. Отправной точкой такого исследования становится простая идея. Коалиции поддержки могут быть произвольно перестроены диктатором в зависимости от обстоятельств. Часть групп может быть выведена из комфортной зоны, другие группы могут, наоборот, в нее попасть. Все зависит от обстоятельств, наличия ресурсов, оценки рисков и так далее.

Группы поддержки в такой оптике больше похожи на активы, имеющие определенные свойства. Задача диктатора в кризисной ситуации заключается не только в том, чтобы понять, сколько стоит содержать тех или иных союзников. Но и в том, чтобы правильно оценить цену (риски) избавления от них. Если кризис удается преодолеть, значит, оценка была верной и коалиция прошла испытание на прочность, пусть и немного изменившись по дороге.

Такое коалиционное строительство – рискованное предприятие. Группы сторонников, оцененные как неликвидные, могут взбунтоваться и создать диктатору множество проблем. Группы, сохранившие или умножившие поддержку со стороны диктатора, могут оказаться бесполезны и в критический момент его предать. Всегда сохраняется опасность блокирования сторонников друг с другом, когда вместо мозаики «ста цветов», идеально пригодной для политики в стиле «разделяй и властвуй», диктатор может получить единый фронт, сковывающий его инициативу.

Опасно давать обещания, строя коалиции: рано или поздно по этим векселям придется платить, и не факт, что такая возможность будет. Коалиция поддержки, выстроенная президентом Путиным за первые восемь лет правления, оказалась достаточно крепкой, чтобы пережить первый экономический кризис. Помощь, полученная ее участниками от правительства, которое возглавлял в кризис премьер Путин, снизила их зависимость от внешней среды. Ставшие неликвидом бывшие союзники, отправленные в 2009 году за борт, доставили в 2011 году определенные хлопоты, но все обошлось.

Когда Владимир Путин вернулся в Кремль в 2012 году, пайщики его новой коалиции пришли туда, чтобы им заплатили по векселям. Затем самые сильные из них стали блокироваться друг с другом. Затем они стали определять политический вектор страны. Поскольку эта коалиция была намного более однородна, чем та, которая существовала до кризиса 2008 года, все закончилось событиями марта 2014 года. Разумеется, эти события были случайны в том смысле, что никто не знал наверняка, что все произойдет именно так. Но в то же время они в том или ином виде уже были запрограммированы тем вектором, который задала для России созданная в 2008 году под антикризисные нужны коалиция поддержки национального лидера.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 13 января 2017 > № 2038338 Константин Гаазе


Россия > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 13 января 2017 > № 2036940

Настоящих буйных много

Ксения Крушинская, Сергей Фролов, редактор отдела политики

Новая Госдума начала с декриминализации побоев в отношении родственников. Насколько этот законопроект важен для чахнущей отечественной экономики?..

Итак, 11 января после тяжелых и продолжительных каникул к работе приступили российские законодатели — в Госдуме началась весенняя сессия. Уже вторая для обновленной Думы, с которой граждане во время избирательной кампании волей-неволей связывали серьезные надежды. А что делать? В экономике и социальной сфере проблемы набухают. Жизнь требует решительных действий, в том числе и законодательных. А предыдущий депутатский корпус, прямо скажем, демонстрировал такую йоговскую отрешенность от реалий, в которых существует народ, что в пору было хором подпеть Виктору Цою: «Перемен! Мы ждем перемен...»

Судя по энергичному вступлению спикера Госдумы Вячеслава Володина, наш парламент настроен по-боевому: в рамках этой сессии ему предстоит провести 40 пленарных заседаний и рассмотреть более 2,3 тысячи законопроектов. Причем, сделать это тщательней обычного, без былой депутатской «скороговорки», когда законы принимались сразу в трех чтениях.

Председатель Госдумы обрисовал основные направления работы Госдумы: планируется завершить формирование правовой базы деятельности НКО, будет рассмотрен законопроект об уголовной ответственности за кибератаки на информационные системы госорганов, депутаты планируют отрегулировать жилищный кодекс на тему капремонта, а также разобраться с наказанием за опасное вождение. Не сказать, чтобы именно эти законы ждет экономика и бизнес, ну да ладно, депутатам виднее...

И вот сессия началась, и что же стало главным предметом ее внимания? А вот что: в первый же день работы депутаты Госдумы одобрили в первом чтении поправки в законодательство, переводящие побои в отношении родственников в разряд административных правонарушений. То есть, в переводе на русский, домашние зуботычины, которые порой щедро раздаются в семьях налево и направо, теперь перестают быть уголовно наказуемым деянием. Ну, типа, бьет — значит любит. И вообще, «жена да убоится мужа своего...». Интересный поворот в осмыслении такого явления, как домашнее насилие. И опять же, своим путем идем, товарищи. Во всем мире с ним борются все жестче, а мы смягчаем.

Насколько этот законопроект важен для чахнущей отечественной экономики, сказать не могу. Знаю только, что декриминализация домашнего насилия почему-то особенно порадовала сенатора Елену Мизулину и депутата Ольгу Баталину. Надо заметить, что сенатор в последние годы превратилась в своеобразный генератор законодательных инициатив, которые, как сегодня принято писать, «взрывают мозг» и парализуют социальные сети. Ее предложения находятся порой на такой грани фола, что интернет-публика перестала удивляться. К примеру, когда на финише 2016-го появилась новость, будто Мизулина предлагает наказание мужчинам за отказ от исполнения супружеского долга, никто этому особо не удивился. В откровенный фейк поверили безоговорочно, знаю кипучую натуру Елены Мизулиной...

Примерно таким же бурным потенциалом обладает еще один любимец интернета депутат Виталий Милонов, который ночей не спит, а все думает о России и о том, какой бы еще законодательной инициативой удивить сограждан. В ноябре, помнится, он подготовил законопроект о запрете смены пола без медицинских рекомендаций. За смену пола «по желанию человека с нетрадиционными и аморальными ценностями» Милонов предлагал штрафовать врачей на 150 тысяч рублей. Такой вот страшно актуальный закон...

А на днях стало известно, что Милонов готовит законопроект о защите национальной гордости России. Документ предполагает административную ответственность за публичное оскорбление чувств национальной гордости и событий, к которым в России относятся с особым почтением. Остается только позавидовать широте депутатской души: от смены пола до защиты национальной гордости!

Все это могло бы вызвать добрые, понимающие улыбки избирателей. Если бы речь не шла о государевых людях, получающих огромную зарплату и массу льгот и по своему статусу обязанных болеть за реальные проблемы страны, которых у нее — вагон и маленькая тележка. Понятно, корпеть над первоочередной важности законами, требующими знаний, опыта и много еще чего, скучно. Да и кто тебя запомнит? А тут выдаешь время от времени веселенький «креатив», над которым будут ржать в интернете, — и репортеры обрывают телефон автора «прикольной» инициативы с просьбой прокомментировать ее или, на худой конец, справляются о здоровье.

А что еще человеку с мандатом требуется в этой жизни?

Россия > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 13 января 2017 > № 2036940


Германия > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 13 января 2017 > № 2036754

Президент, торопившийся в новый век

Германия потеряла своего седьмого федерального президента Романа Херцога (Roman Herzog), увековечившего память о Холокосте и призвавшего страну смотреть в будущее.

На 83-м году жизни в тюрингской Йене скончался Роман Херцог – седьмой президент Федеративной Республики Германии. Родившийся в нижнебаварском Ландсхуте в консервативной протестантской семье, Роман Херцог окончил гимназию с идеальными оценками и получил хорошее образование на юридическом факультете Мюнхенского университета Людвига Максимилиана (Ludwig-Maximilians-Universität München), там же защитил диссертацию и впоследствии преподавал, а параллельно делал партийную карьеру в рядах Христианско-демократического союза. В середине 1970-х годов будущий федеральный канцлер Гельмут Коль (Helmut Kohl), в то время возглавлявший земельное правительство Рейнланд-Пфальца, предложил Херцогу пост госсекретаря и уполномоченного по делам земли в Бонне. С 1978 по 1980 годы юрист и политик возглавлял министерство образования Баден-Вюртемберга, с 1980 по 1983-й – министерство внутренних дел этой федеральной земли. Впоследствии Херцог стал судьёй, а вскоре – и председателем Федерального Конституционного суда в Карлсруэ. 1 июля 1994 года Роман Херцог с третьей попытки был избран на пост федерального президента, который занимал один срок – до 1999 года. Три этапа выборов понадобились из-за сопротивления Свободной демократической партии – либералы, имевшие в тот период значительный политический вес, настаивали на собственном кандидате. Выбор Херцога оказался сюрпризом – глава Конституционного суда был неожиданной кандидатурой «второго сорта»: его политический наставник Коль предпочитал другого кандидата, который, как выяснилось, придерживался ультраконсервативных правых взглядов, не подходящих для высшего государственного поста преодолевшей нацизм и недавнее объединение Германии. Впрочем, впоследствии о том, что выбор пал на Романа Херцога, не пришлось сожалеть ни его соратникам по партии, ни всей стране: седьмой федеральный президент вошёл в её историю как основоположник новых политических традиций, определяющих лицо современной Федеративной Республики.

По инициативе Романа Херцога с 1996 года в Германии отмечается День памяти жертв Холокоста – 27 января, годовщина освобождения Красной армией концентрационного лагеря Освенцим. Президент Херцог положил начало новой для Федеративной Республики традиции – ежегодному обращению федерального президента к гражданам страны, получившему название «берлинской речи». Первая, прозвучавшая в 1997 году, вошла в историю страны, будучи озаглавленной «Прорыв в XXI век»: в ней Роман Херцог призывал Германию не концентрироваться на прошлом, не оставаться в настоящем, а устремиться в будущее. Программная речь просвещённого, умеренного консерватора прозвучала в нужное время – тогда, когда Германии были остро необходимы реформы.

В 1994 году Роман Херцог сменил на посту федерального президента Рихарда фон Вайцзеккера (Richard von Weizsäcker), продолжив избранную предшественником линию главы государства, активно участвующего в политической жизни страны. Роман Херцог, нередко высказывавшийся на основные темы актуальной общественной дискуссии, был «человеком прямых фраз», вспоминает коллегу действующий президент Германии Йоахим Гаук (Joachim Gauck), с глубокой печалью встретивший известие о кончине президента в отставке. «Он был яркой личностью с характером, требующим постоянного движения вперёд. Такой характер помогал формировать и определять немецкое самосознание», – указал Гаук в письме с соболезнованиями, адресованном вдове Романа Херцога Александре фрайфрау фон Берлихинген (Alexandra Freifrau von Berlichingen).

Пётр Левский

Германия > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 13 января 2017 > № 2036754


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter