Всего новостей: 2002241, выбрано 23415 за 0.079 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 8 февраля 2017 > № 2065930

МНЕНИЕ: Что может потопить дружбу Путина и Трампа

Джош Коэн, Reuters, Великобритания

Reuters — Дональд Трамп продолжает защищать Владимира Путина. По традиции президентов США, он дал телеинтервью перед собирающим многомиллионную аудиторию финалом первенства по американскому футболу. Собеседником на консервативном телеканале Fox выступил ведущий Билл О?Рейли. Его характеристику в адрес российского президента — «убийца» — Трамп отверг.

«У нас есть много убийц. Вы думаете, наша страна — такая невинная?» — парировал президент США.

Улучшение отношений Москвы и Вашингтона, без сомнения, было бы в интересах национальной безопасности США, главным образом благодаря уменьшению риска атомной войны и ядерного терроризма. Однако, несмотря на оптимистические сигналы из лагерей Путина и Трампа, их отношения могут испортиться очень быстро — и, возможно, опуститься на еще более низкий уровень.

Среди глобальных проблем, чреватых противостоянием США и России, — Иран. Трамп посылает противоречивые сигналы относительно ядерной сделки с Тегераном. В предвыборную пору он периодически грозил разорвать соглашение, но в качестве президента, возможно, хочет даже закрепить его.

Путина первый вариант не устраивает. Россия сыграла ключевую роль в том, чтобы переговоры с Ираном принесли плоды, в частности, предложив устраивающие его и Запад решения в сфере обогащения урана для внутренних нужд и ограничений его оружейного потенциала.

Москва продолжает играть важную роль в воплощении ядерной сделки. В конце 2015-го Россия приняла 25.000 фунтов иранского обогащенного урана, а позже — с благословения администрации Барака Обамы — поставила Тегерану 116 метрических тонн уранового сырья в обмен на 44 тонны отработанного реакторного теплоносителя.

Путин вполне может воспринять отказ Трампа соблюдать сделку как провокацию и предвестие американского удара по ядерным объектам в Иране. Путин может даже избрать ответом разрешение на поставку Тегерану продвинутого российского вооружения для отпора американской угрозе, что раскрутит спираль кризиса в отношениях Москвы и Вашингтона.

Трамп и Путин также могут схлестнуться в новой гонке вооружений. Памятен фурор, который произвели твит Трампа — «США должны резко усилить и расширить свой ядерный потенциал» и его ремарка на телеканале MSNBC — «пусть будет гонка вооружений», вслед за заявлением Путина о том, что России нужно увеличить потенциал в области стратегических ядерных сил.

Нетрудно предвидеть, как именно могла бы разворачиваться новая гонка вооружений Москвы и Вашингтона. США разворачивают противоракетный щит в Европе, который к 2018 охватит весь континент, и объясняют это необходимостью защиты от Ирана. Но Россия уверена, что целью является ее собственный ядерный арсенал. В ответ Путин может счесть оправданным расширение российских наступательных ракетных сил, если решит, что это нужно для сохранения баланса ядерного сдерживания. В свою очередь, это может отозваться новым витком усиления ядерного арсенала Америки.

Российская политика в Афганистане тоже может столкнуть Путина и Трампа. Хотя Россия и опасается исламского экстремизма, одновременно она делится разведывательной информацией с боевиками «Талибана» — теми самыми джихадистами, с которыми американские солдаты воюют уже 15 лет. Хотя Москва настаивает, что обмен ограничен сферой совместной борьбы с «Исламским государством» (запрещенная в России организация — прим. ред.), американские военачальники прямо говорят, что Москва легитимизирует режим талибов ради подрыва НАТО. Сохраняющиеся связи «Талибана» с «Аль-Каидой» (запрещенная в России организация — прим. ред.), вкупе с провозглашенным Трампом стремлением сфокусироваться на борьбе с исламским экстремизмом, могут заставить Вашингтон потребовать от Москвы изменить свою политику в Афганистане. Неизвестно, согласится ли на это Путин.

Есть, конечно, и другие области, в которых оба лидера могут искать точки соприкосновения. Это Украина и Сирия. Если отношения Путина и Трампа останутся теплыми, американский президент может рассмотреть сокращение помощи повстанческому движению в Сирии и сообща с Россией и сирийским президентом Башаром Асадом сконцентрироваться на подавлении «Исламского государства».

Хотя это, вне сомнений, порадовало бы Москву, вопрос заключается в том, что Путин предложил бы Трампу в обмен? Россия вошла в Сирию под предлогом борьбы с ИГИЛ, но на деле метила преимущественно в сирийскую вооруженную оппозицию Асада. Путин мог бы пообещать присоединиться к США в борьбе с «Исламским государством», но как бы отреагировал Трамп, если бы Путин проигнорировал свое обязательство?

Более того, заключив союз с Россией и Асадом в Сирии, Трамп фактически вступил бы в альянс и с Ираном — той самой страной, на которую он ополчился.

Похожие опасения возникают и в случае с Украиной. Москва была бы рада, если бы Вашингтон положил конец санкциям и признал российскую аннексию Крыма. Но опять, что Путин предложил бы взамен? Теоретически, Москва могла бы пообещать остановить свою «гибридную войну» на востоке Украины. Однако Путин не выказывает ни малейшего желания согласиться с прозападным курсом Киева, так что мог бы, весьма вероятно, пересмотреть и такую сделку.

Более того, Москва не только хочет отмены американских санкций, но и требует, чтобы Вашингтон выплатил компенсацию за урон, нанесенный этой мерой.

Как сложатся персональные отношения Трампа с Путиным, еще предстоит увидеть. Американский президент сказал, что уважает российского как сильного лидера, но сказал телеведущему О?Рейли, что «это не означает, что мы с ним поладим». Вне зависимости от того, как сложатся контакты президентов, существуют внутренние политические ограничения, способные поставить крест на усилиях Трампа нормализовать отношения с Россией. Лидер меньшинства в сенате Чарльз Шумер, например, планирует внести подготовленный совместно демократами и республиканцами законопроект, обязывающий президента заручиться одобрением Конгресса, прежде чем отменять санкции в отношении России.

Кроме того, в поступившем в Конгресс законопроекте о разведывательных данных есть пункт, предусматривающий создание новой организации для противодействия политическому вмешательству со стороны России, и это тоже может спровоцировать ее на действия в отместку.

Даже аннулирование принятого в 2012 году «акта Магнитского», наказавшего ряд россиян за нарушения прав человека, невозможно без согласия конгрессменов, на которое в нынешних условиях рассчитывать трудно.

Кроме того, Трамп может столкнуться с противодействием его политике в отношении России как внутри администрации, так и на уровне более широких кругов, имеющих отношение к национальной безопасности. В своем первом выступлении на Совбезе ООН новый посол США Никки Хейли осудила «агрессивные действия» России на Украине и заявила, что санкции за аннексию Крыма останутся в силе.

На слушаниях в Конгрессе предложенный Трампом на пост главы внешнеполитического ведомства Рекс Тиллерсон назвал Москву «опасностью», а кандидат на пост директора ЦРУ Майк Помпео раскритиковал Россию за «угрозы в адрес Европы» и «ничегонеделание» в подавлении ИГИЛ. В свою очередь, кандидат в руководители Пентагона Джеймс Мэттис сказал рассматривавшим его кандидатуру конгрессменам, что видит Россию первой в списке «главных угроз». Хотя Трамп теоретически может обойти несогласных, просто приказав военным сотрудничать с Россией в Сирии, у американского Минобороны уже есть опыт обструкции подобных распоряжений, как это было с похожими усилиями главы Госдепартамента Джона Керри.

Трамп способен преуспеть в корректировке курса американо-российских отношений. Однако изменение формы политики необязательно будет означать смену ее содержания.

Джош Коэн — экс-сотрудник Агентства США по международному развитию (USAID), курировавший экономические реформы в бывшем СССР.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 8 февраля 2017 > № 2065930


США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 8 февраля 2017 > № 2065929

Новая американская оппозиция

Левые возрождаются, о чем свидетельствуют их движения от Occupy Wall Street до Black Lives Matter. Найдут ли они способ, чтобы обуздать популистское восстание, приведшее к власти Трампа?

Джедедая Перди (Jedediah Purdy), The New Republic, США

В конце октября 2011 года я работал волонтером движения Occupy Wall Street в нижнем Манхэттене. В приютившейся на углу парка Зукотти библиотеке работали в основном анархисты, но какой-то очень спокойной и благонравной разновидности. Если бы общество внезапно освободилось от таких институтов принуждения, как библиотеки, эти люди по утрам с радостью сортировали бы книги по десятичной системе Дьюи — точно так же, как они делали это той погожей осенью. Я проработал там всего несколько дней, но хорошо запомнил один разговор с человеком, пришедшим за книгами. Он не мог понять, почему его так тянет в лагерь активистов. Ему было интересно, случалось ли такое прежде. Есть ли книги, могущие подсказать ему, кто этим занимался и по какой причине? Я почувствовал, что встретил жертву политического кораблекрушения. На мой взгляд, он был олицетворением левых, которые настолько оторвались от своего общего прошлого, что их озадачивало собственное существование.

Сейчас, когда в Белый дом пришел Дональд Трамп, легко может возникнуть чувство, что все мы — отщепенцы, живущие в историческое время. Кое-кто заговорил об отъезде из страны, о превращении «синих» штатов и городов в убежища для людей без документов и для разочарованных либералов. Такая реакция равносильна отказу от справедливой и всеобъемлющей демократии в этой расколотой стране. Однако за таким чувством отчаяния скрывается более глубокая и наверное более длительная политическая трансформация, происходящая последние пять лет.

Надо сказать, что нашествие радикалов, вознамерившихся захватить Уолл-Стрит, оказалось пророческим. Впервые за многие десятилетия левые вновь сосредоточились и стали укореняться. «Борцы за 15 долларов» (кампания за повышение минимальной зарплаты, которую возглавили работники предприятий быстрого питания) добились успехов в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Сиэтле и Сан-Франциско. Участники учрежденной в 2012 году кампании Rolling Jubilee выкупили и аннулировали медицинские и студенческие долги на общую сумму почти 32 миллиона долларов. Движение Black Lives Matter вынудило Америку задуматься о насилии полиции над чернокожими и продемонстрировало, в какой мощной экономической изоляции находятся многие общины афроамериканцев. В прошлом году Берни Сандерс получил более 13 миллионов голосов. А опросы общественного мнения показывают, что большинство американцев моложе 30 лет предпочитают социализм капитализму. Правда, не совсем понятно, что они под этим подразумевают, однако возросший интерес молодежи к радикальным идеям бесспорен. Массовые протесты последних недель против политики Трампа на женских маршах и в аэропортах по всей стране демонстрируют актуальность борьбы за правовое равенство, всеобщее объединение и готовность вести такую борьбу. В тот самый момент, когда политика истэблишмента серьезно подорвана (Республиканскую партию взял под свой контроль Трамп, а демократы сбиты с толку поражением Хиллари Клинтон), левые силы в Америке возрождаются.

Почти на всем протяжении избирательного цикла в 2016 году левым открыто говорили и намекали, что хотя они милые и восхитительные, им следует оставить реальную политику взрослым людям из Национального комитета Демократической партии и либералам из экспертного сообщества и СМИ. Нас уверяли: есть один кандидат и целая сеть из институтов и экспертов, которые знают, как надо делать дела. Это люди закаленные в боях, готовые побеждать, а потом руководить страной. У остальных возникли приятные чувства: как сладко думать о том, что слово «демократия» означает нечто большее по уровню амбиций и масштабам воображения, чем Демократическая партия в ее сегодняшней версии. Но в политике ребячеству не место.

Когда в ноябре победу одержал Трамп, нынешнее руководство Демократической партии не сумело сделать выводы из собственного поражения. «Не думаю, что людям нужен новый курс», — настаивала Нэнси Пелоси (Nancy Pelosi) в передаче Meet the Press сразу после выборов. НКДП в начале января пошел ва-банк и объявил о создании антитрамповского оперативного центра, который будет укомплектован агентами Клинтон и поведет наступление против Трампа, сосредоточившись на его нравственности, характере и предположительных связях с Россией. Но это та самая стратегия, которая не смогла обеспечить победу на президентских выборах в борьбе с явно дискредитированным и в высшей степени слабым кандидатом, над которым можно было одержать верх.

Это зарождающееся левое движение раздроблено и находится на ранней стадии формирования. Но оно сегодня в наилучшем положении, чтобы составить убедительную оппозицию Трампу и наладить взаимодействие с силами, приведшими его к власти. Сосредоточившись на экономическом неравенстве и коллективных действиях, левые знают то, что не хотят признавать либералы, и о чем они в любом случае не хотят говорить. Но это знание необходимо для того, чтобы воспользоваться моментом популизма, отторгнуть его реакционные наклонности и раскрыть его прогрессивный потенциал. Левые в состоянии диагностировать перебои в работе нашей демократии, так как в отличие от демократического истэблишмента они исходят из того, что американская демократия в ее нынешнем виде совершенно непригодна.

Штаб Сандерса начал говорить о политике и экономике по-новому. Левые, оказывая сопротивление Трампу, способны помочь разобраться в нашем коллективном опыте, рассказать, как жизнь стала такой, какая она есть, и почему она может быть другой. Конечно, все это не гарантирует политический успех. Но это значит, что левым пора отказаться от своей мечтательной лирики и твердо занять свое место в самом центре предстоящей борьбы.

В своей основе новый популизм — это возрождение тех тем, которые, по мнению благонамеренных либералов, были выкорчеваны уже давно, по крайней мере, в богатых, идущих в авангарде культуры странах. Это национализм, борьба в сфере международной торговли, отношения между демократией и капитализмом. Либеральная элита времен Клинтон-Обамы полагала, что история сама по себе закончилась, и что она отвечает за надзор над наступившим вечным настоящим. Читали ли они «Конец истории и последнего человека» Фрэнсиса Фукуямы, или просто впитали в себя некую версию его идей через либеральные мозговые тресты и статьи Томаса Фридмана, разницы никакой нет. Они утверждают, что демократический капитализм плюс защита прав человека это единственная оставшаяся в теории концептуальная схема, позволяющая разобраться в человеческой жизни.

Из-за такой благостной уверенности либералы в США и Европе оказались абсолютно не подготовлены к сегодняшней волне популистских восстаний с участием миллионов людей, которые вне зависимости от их недовольств и претензий не ощущают, что в экономической жизни они защищены и наделены чувством собственного достоинства. Внутри страны популизм в настоящее время охватывает левофланговую версию идей Берни Сандерса с призывами к всеобщему здравоохранению и нормативным репрессиям против Уолл-Стрита, а также трамповский сплав мистической и красивой антиэлитарности и главным образом правой экономической повестки. За рубежом же Марин Ле Пен усиливает этно-националистический популизм во Франции, а Индию захлестнул индусский национализм Нарендры Моди. История не закончилась, она возвращается, и мы сегодня переживаем этот этап.

За последний год появилось два конкурирующих между собой объяснения этой волны популизма. С одной стороны, журналисты вроде Джона Джудиса (John B. Judis) и Нейта Кона (Nate Cohn) объясняют политическое недовольство экономическим неравенством и чувством незащищенности. В своей книге The Populist Explosion (Популистский взрыв) Джудис утверждает, что демократы в США и европейские социал-демократические партии лишились традиционных голосов рабочего класса, когда поддержали свободную торговлю, отказались признавать классовые конфликты и вышли из давних альянсов с профсоюзами. В отличие от него, Та-Нехиси Коутс (Ta-Nehisi Coates) на страницах The Atlantic пишет о том, что республиканцы победили, заручившись голосами избирателей, отвергших чернокожего президента. А Дилан Мэтьюс (Dylan Matthews) на сайте Vox проанализировал данные опросов общественного мнения и сделал вывод, что сторонники Трампа очень сильно обеспокоены «расовым вопросом».

Совершенно ясно, что экономическое неравенство и расизм усилили поддержку Трампа. Только левые, глядя на ощущения от жизни при капитализме, в состоянии объяснить, как связаны два этих фактора. В нашей экономике большинство людей лишено важных форм безопасности и возможности распоряжаться собственной жизнью. Они подчиняются начальству, которое подчиняется инвесторам, а инвесторы подчинены глобальным потокам товаров и капитала. Как давным-давно указывал Маркс, система распределяет роли, а люди их играют. Инвестор — это необязательно алчный человек, а начальник — это необязательно любитель командовать. Но если они не станут бороться за максимальную прибыль в условиях конкуренции, их быстро заменят другими людьми, которые будут больше стараться, будут готовы к тому, чтобы вести себя алчно и начальственно, а рядовые рабочие будут прилежнее и покорнее трудиться.

Когда никто не говорит о том, как сама система порождает экономическую незащищенность и утрату контроля, козлами отпущения становятся все, кто попадется под руку. Прежде всего это иммигранты, потому что они готовы работать за низкую зарплату, и у них нет официальных разрешений на работу. Когда никто из политиков не говорит о жестокой экономической действительности, в том числе, о безжалостном рынке труда, где нет профсоюзов, о беспрепятственном движении капитала и об обязанности перед инвесторами выжимать все соки «эффективности» из людей, тогда ваш конкурент по зарплате на стройплощадке становится единственным экономическим соперником, которого вы видите. Расизм и ксенофобия — это не просто симптомы экономической тревоги, и их не следует оправдывать в нравственном и политическом плане трудными временами. Но они будут усиливаться, а их политическая эффективность будет возрастать, когда у людей возникнет впечатление, что нет никакого другого пути для устранения страшного чувства беспомощности.

Либералы обычно игнорируют эти аналитические выводы и называют расизм с ксенофобией проявлением безнравственности, так как на их взгляд, все необходимые условия для благопристойного космополитизма уже сложились: есть рынки, есть мультикультурализм. Консерваторы от Эдмунда Берка (Edmund Burke) до Росса Даузета (Ross Douthat) отстаивают почти прямо противоположную точку зрения. Они утверждают, что люди в своей основе — существа племенные, а поэтому все формы космополитизма, начиная с либерального человеколюбия и кончая социалистической солидарностью, суть утопические фантазии, которые обязательно развалятся, столкнувшись с грубой человеческой натурой.

Левые предлагают иную точку зрения. Мы просто не знаем, какую солидарность будут проявлять люди, если они почувствуют, что их жизнь надежно защищена, и они могут ею управлять. Исторически ксенофобия и расизм неотделимы от порабощения, империализма, экономического господства и конкуренции, а также от страха перед потерей своего места. В то же время, люди демонстрируют колоссальную гибкость и стойкость перед лицом трудностей, когда они сталкиваются с меняющимися представлениями о национальном самосознании (эта концепция вряд ли существовала в своей нынешней форме несколько столетий тому назад), о религии (свидетельство тому — усиливающаяся секуляризация общества и рост синкретизма) и о гендерной принадлежности (когда оказывается, что наши представления о «человеческой природе» полны новых выражений). Вопреки выводам консерваторов, нет оснований полагать, что мы знаем все о пределах человеческого поведения и потенциала.

Но внутри страны левые не всегда ясно и четко выражают эти идеи. В штабе у Сандерса не было политического лексикона, позволявшего говорить о сложных реалиях капитализма. Например, говоря о торговле, Сандерс решительно критиковал либеральные соглашения типа НАФТА за то, что они опустошают американскую промышленность. Но зачастую он не мог подкрепить это более глубокой экономической логикой. Ограничение импорта само по себе не в состоянии вернуть идиллию 20-го века, когда рабочие совместно пользовались плодами устойчивого экономического роста. Да, американские отрасли промышленности могли бы получать более значительную долю общемировых расходов. Но это привело бы просто к увеличению прибылей наверху — пока инвесторы типа Митта Ромни и начальники вроде Дональда Трампа могут вводить автоматизацию и массово увольнять людей, действуя через головы непокорных рабочих.

Чтобы понять, как меняется американская экономика, надо знать не только торговое, но и имущественное право, не дающее рабочим претендовать на богатство, которое они создают. Надо знать трудовое законодательство, позволяющее с легкостью увольнять людей, но затрудняющее организационную деятельность профсоюзов. Надо также иметь представление о корпоративном праве, которое помогло Дональду Трампу обогатиться, оставив после себя задолжавшие муниципальные образования и инвесторов. Если эти особенности рынка превратить в политические вопросы, то в экономической жизни можно будет увидеть не борьбу за выживание, которая кажется естественной, а искусственно и на законной основе организованную конкуренцию, которая столь же деспотична, как и правила «Голодных игр».

Левые должны научиться говорить о том, как экономика влияет на представления рабочих о себе и о своих политических вариантах действий — на их ощущение того, чего они заслуживают, и что возможно. Rolling Jubilee поднимает эти вопросы, говоря о том, что долг это отнюдь не всегда моральное обязательство, и что в его ликвидации есть некая справедливость. Требования ввести гарантированный базовый доход указывают на то, что люди заслужили некую долю мировых благ, некую элементарную безопасность — и что не все нужно зарабатывать на рынке или получать в наследство от родителей. Точно так же, в требованиях Сандерса считать социальные услуги правом граждан, а не позорным клеймом иждивенчества, присутствует более старая социал-демократическая идея о том, что экономика должна обеспечивать не просто какую-то абстрактную производительность, но также безопасность и достойный труд.

Сегодняшнее усиление популизма связано с кризисом функционирования демократии. Трамп одержал победу на выборах, так как с презрением отзывался о политической системе и разрушал ее нормы. Но он не создавал условия для своей хаотичной кампании; он просто воспользовался ими. В широко обсуждаемой в последнее время работе политологи Яша Мунк (Yascha Mounk) и Роберто Стефан Фоа (Roberto Stefan Foa) пишут о том, что европейская и американская молодежь с возрастающим скепсисом относится к демократии и начинает симпатизировать жесткому единоличному правлению и даже военной диктатуре. Когда люди говорят, что им наплевать на демократию, они могут не понимать, что отвергают. Но их безразличие и враждебность весьма сильны.

После выборов многие люди силятся понять, почему избиратели поступили именно таким образом, а не иначе. Некоторые комментаторы с центристскими взглядами выражают опасения по поводу самой демократии, заявляя, что она станет эгоистичной, потворствующей своим прихотям и деструктивной, если ответственная элита не выступит вперед и не начнет направлять политические страсти. Эмигрировавший из Австрии экономист Йозеф Шумпетер (Joseph Schumpeter) изобрел запоминающийся лозунг для этих тревог и беспокойств, когда написал в 1942 году: «Типичный гражданин опускается на более низкий уровень умственных способностей, как только попадает в сферу политики…. Он снова становится примитивным». В демократических странах, продолжил Шумпетер, политические суждения отличаются «невежеством и безответственностью» и могут «оказаться роковыми» для тех стран, в которых они господствуют. С ним как будто согласился Эндрю Салливан (Andrew Sullivan), написавший после выборов в журнале New York, что оказанная Трампу поддержка была «абсолютной и тотальной… Такую поддержку демонстрируют не демократическому, а культовому лидеру, но такому, который составляет единый сплав с идеей нации».

В этих аргументах есть определенная доля истины. Из повседневной жизни нам известно, что не все принимаемые решения рациональны. Однако Трамп сыграл на мощном чувстве нереальности политического процесса. Его кандидатура стала отражением весьма непривычной идеи о том, что кто-то «сильный и умный» может единолично управлять нашим сложным миром, распутать политические узлы на Ближнем Востоке и в Южно-Китайское море, изменить условия торговых соглашений и увидеть правду в умышленном запутывании проблем, которым занимаются спецслужбы. Это странная точка зрения на то, что в политике означает действие. В ней сочетается гносеологический дилетантизм любителя конспирологических теорий и виртуальное самоутверждение игры-стрелялки от первого лица. Это такой подход к политике, который специально заточен под людей, считающих политику сферой фантазий.

Как можно рассчитывать на то, что здравые политические суждения возникнут в мире, где у многих людей нет возможности участвовать в реальном самоуправлении? Правильные политические суждения, как и любые другие навыки, отрабатываются на практике. Из-за упадка профсоюзов у рабочих осталось меньше возможностей голосовать, участвовать в дебатах и даже бастовать по вопросам, которые затрагивают их напрямую. В то же время, консолидация компаний, превращающихся в крупные интегрированные корпорации, означает, что теперь основная масса людей просто получает приказы сверху и не видит, как устроена эта далекая от них иерархия. Упадок добровольных общественных и политических организаций еще больше сокращает возможности для демократического участия. Да, у людей есть возможности для громкого самовыражения в онлайне, на концертах, на спортивных мероприятиях и на митингах Трампа, но у них очень мало шансов принимать коллективные решения с конкретными последствиями. Реальная связь между общественным мнением и последствиями в повседневной жизни очень слаба.

© AP Photo, Mark Lennihan

Бездомный на одной из улиц в Нью-Йорке

Такое ослабленное ощущение сопричастности к демократии возникает в момент кризиса коллективной истины. Стремительные успехи Америки когда-то подтверждали представления о том, что богатая страна со «свободным рынком идей» способна более или менее автоматически поддерживать более или менее хорошую демократию. Однако сегодня становится ясно, что рынок идей работает точно так же, как и рынок легких наркотиков: люди потребляют то, что освобождает их от повседневных невзгод и несчастий, и дает им ощущение личной особенности и неповторимости. Благодаря широкому распространению идеологических средств массовой информации у граждан сегодня такой же широкий выбор фактов, как и идей.

Либералы и те, кто еще левее их, резко различаются по своей реакции на эти угрозы демократии. Профессионалы из Демократической партии, работавшие в штабе Клинтон и связанных с ним институтах, обычно признавали пессимизм Шумпетера по поводу иррациональности демократии. Вместо того, чтобы взывать к разуму избирателей, этот штаб делил их на маркетинговые категории. А потом выступал с целенаправленными и эмоциональными призывами к ним (Трамп плохой, держитесь Хиллари). Он использовал агитационные технологии, чтобы подталкивать не определившихся избирателей, которые, как на то указывали их модели данных, должны были поддерживать демократа. Агитаторы Клинтон в Мичигане, где она проиграла, получили инструкции не заниматься «убеждением», а просто лишний раз позвонить или бросить в ящик листовку тем людям, которые фигурировали в партийных списках как потенциальные демократы. Клинтон сделала ставку на политическую рациональность только элитного класса технократов, полагая, что он приведет ее к победе.

Но слева от демократического истэблишмента расположилась армия активистов, которые сделали своей целью содействие самоуправлению. Организаторы из профсоюзов пытаются укрепить полномочия трудящихся на их рабочих местах от предприятий быстрого питания и до университетов, которые используют труд низкооплачиваемых и перерабатывающих преподавателей. В таких местах как Дарем, Северная Каролина, активисты движения Black Lives Matter перешли от уличных протестов к составлению альтернативных городских бюджетов, в которых дополнительные ассигнования на полицию перенаправляются на более продуктивные формы общественного инвестирования. Коалиция организаций из состава Black Lives Matter требует, чтобы комиссии общественного надзора контролировали полицейские управления.

Эти активисты отвергают идею о том, что текущий политический кризис будет разрешен исключительно за счет технократических мер и стратегий голосования. За последние полвека слабо информированная и пассивная демократия пережила период, когда элитные институты удерживали свои разногласия в определенных рамках. Однако сегодня технологии и рынки будут порождать все более эгоистичные и нигилистические формы политики, если мы в ответ ограничимся попытками восстановить хорошо знакомый консенсус, и не станем углублять формы демократической власти.

Штаб Сандерса продемонстрировал возможность соединить такое строительство демократии на местах с требованиями о более масштабном ее обновлении. Штаб Сандерса в ходе кампании требовал отменить решение Верховного суда по Citizens United, которое дает корпорациям право жертвовать политическим кандидатам и партиям неограниченные суммы финансовых средств, и перейти к системе государственного финансирования выборов, чтобы полностью ликвидировать ненадлежащее влияние частного капитала. Он выступал за упрощение доступа к голосованию и за то, чтобы сделать день выборов национальным праздником. По сути дела, это была попытка сорвать усилия республиканцев лишить права голоса меньшинства и прочих избирателей с демократическими наклонностями.

Невозможно говорить о том, что американские левые вот-вот одержат какую-то великую победу. Они по-прежнему очень далеки от большинства конкретных форм политической власти. Но их интеллектуальная ясность помогает направлять и координировать работу активистов на местах, дает новые альтернативы избирателям и поднимает планку дебатов в обществе. Пять лет тому назад, когда в парке Зукотти обосновалось движение Occupy, к разговорам об экономическом неравенстве относились весьма пренебрежительно, как к «классовой войне». Сегодня ни один серьезный спор об американской политике не обходится без разговоров об основополагающих экономических реалиях. Ученым типа Дэвида Брукса (David Brooks) по-прежнему могут сойти с рук полные сожаления заявления о том, что «глобализм» страдает только от «бездуховности». Но в предстоящие годы вряд ли будет возможно говорить о глобализме, избегая таких тем как капитализм и демократия.

Здесь исключительно важны две оговорки. Во-первых, все это будет непросто, в значительной мере из-за того, что истэблишмент Демократической партии верит в правоту и адекватность своих идей, и твердо намерен отстаивать свою власть. Демократы господствующего направления, начиная со своего национального комитета и кончая поддерживающими Клинтон комментаторами типа Пола Кругмана (Paul Krugman), высмеивали и всячески умаляли Сандерса и его сторонников. Многие будут и дальше осуждать всех, кто левее их, считая их в лучшем случае наивными, а в худшем опасными. Левые в ответ должны представлять амбициозные, но веские аргументы. Нам нужно бросить вызов истэблишменту, чтобы побороть угрозу усиливающегося национализма и кризисы неравенства и демократии. В то же время, мы должны наращивать силы, чтобы мейнстрим уже не мог нас игнорировать.

Во-вторых, вся эта критика в адрес либералов не означает отказ от либеральной преданности личным свободам, особенно свободе слова. Смысл критики, обращенной левыми в адрес либералов, состоит в том, что всех этих прав недостаточно для обеспечения достойной жизни, серьезного самоуправления при капитализме, ликвидации унаследованного расового неравенства и постоянно усиливающейся слежки со стороны государства. Либеральных ценностей недостаточно, но они жизненно важны. Расширенная программа левых сил будет способствовать укреплению свободы, равенства и демократии, то есть, всех тех ценностей, которым преданы как либералы, так и левые.

Пока левым надо следовать примеру Берни Сандерса и многих других активистов, которые занимаются политикой на местах и на уровне штатов, выставляя кандидатов на выборные должности. В двухпартийной системе американских выборов Демократическая партия это естественная движущая сила различных кампаний типа тех, что вела активистка и борец с коррупцией Зефир Тичаут (Zephyr Teachout), баллотировавшаяся в конгресс в штате Нью-Йорк, или ветеран движения Occupy Джулиан Джонсон (Jillian Johnson), получивший место в городском совете Дарема, штат Северная Каролина. Эта партия существует для укрепления политической власти и для поддержки целой сети консультантов, аналитиков, дружественных журналистов и соискателей протекции. Левые тратят свою энергию впустую, когда возмущаются тем, что Демократическая партия во всех этих отношениях является обычной партией, как и все остальные. Но левые ничего ей не должны и не обязаны проявлять повседневную партийную ангажированность. Как показал Трамп и движение чаепития, за политическую партию стоит побороться; но кроме этого, в ней нет ничего такого, что заслуживает лояльности и почтения.

Но левые не должны слепо следовать примеру кампании Сандерса, какой бы выдающейся она ни была. В октябре 2011 года казалось, что самозваный демократический социалист никак не может стать самым популярным политиком в стране. Но Сандерс стал им в октябре 2016 года. В парке Зукотти казалась утопической сама мысль о том, что перекрывшие Уолл-Стрит молодые активисты возродят многолетнюю борьбу за экономическую справедливость и демократию. Но теперь их взгляды и усилия, подвергавшиеся когда-то насмешкам как безнадежно непригодные, стали для нас пусть слабой и ненадежной, но все-таки отправной точкой в этот странный, переполненный шовинизмом политический момент. Кто может сказать, какие утопии появятся на горизонте в будущем?

США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 8 февраля 2017 > № 2065929


Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 8 февраля 2017 > № 2065858

Приговор Алексею Навальному, который Ленинский суд в Кирове вынес по делу "Кировлеса", эффективно исключает оппозиционера из политического процесса в России, заявили во внешнеполитической службе ЕС (EEAS).

Это судебное решение "ограничивает политический плюрализм и вызывает серьезные вопросы о справедливости демократических процессов в России",- говорится в сообщении внешнеполитической службы Евросоюза, опубликованном в среду, 8 февраля. Приговор в нем назван попыткой "заглушить еще один независимый политический голос в Российской Федерации".

Ленинский районный суд Кирова 8 февраля приговорил Навального к пяти годам лишения свободы условно в рамках повторного рассмотрения дела "Кировлеса". Второму подсудимому, предпринимателю Петру Офицерову, дали четыре года условно. Также они оба обязаны выплатить по 500 тысяч рублей штрафа. Обвинительный вердикт лишает Навального возможности участвовать в президентских выборах, сообщила его адвокат Ольга Михайлова. Сам Навальный планирует продолжать избирательную кампанию.

Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 8 февраля 2017 > № 2065858


Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 8 февраля 2017 > № 2065857

Палата общин в среду, 8 февраля, одобрила в третьем чтении закон о выходе Великобритании из состава ЕС. За документ проголосовали 494 депутата, против - 122 парламентария. Законопроект передан в Палату лордов - верхнюю палату британского парламента, которая вскоре приступит к его обсуждению.

Правящая консервативная партия премьер-министра Терезы Мэй надеется, что закон о выходе Великобритании из ЕС будет утвержден парламентом до 7 марта с тем, чтобы глава правительства могла до конца марта подать в Брюсселе заявку о выходе страны из Евросоюза. Только после этого могут начаться официальные переговоры о Brexit.

Ранее, 24 января, Верховный суд Великобритании постановил, что королевство не может запустить процедуру выхода из Евросоюза без одобрения парламента. Согласно решению суда, правительства Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии лишены права блокировать этот процесс. На следующий день после этого Тереза Мэй неожиданно согласилась представить парламенту правительственный программу выхода страны из ЕС, хотя до этого отказывалась обнародовать план по запуску Brexit.

Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 8 февраля 2017 > № 2065857


Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2065819

Председатель ПАРНАС Михаил Касьянов сообщил РИА Новости, что партия начала консультации по единому кандидату в президенты, не исключив выдвижения своей кандидатуры.

На декабрьском съезде ПАРНАС сформулировал позицию относительно выборов президента РФ 2018 года: партия может участвовать в кампании как выдвинув своего кандидата, так и поддержав стороннего, который согласен с необходимостью конституционной реформы и сокращения президентских полномочий.

"Мы будем поддерживать того кандидата, который примет наши условия. Но если что-то будет складываться не так, на всякий случай мои соратники по партии от меня требуют, и такая позиция была сформулирована, что я не исключаю (своего участия – ред.)", — сказал Касьянов.

"Мне поручили консультации на эту тему вести, я уже, так сказать, кое с кем говорю на эту тему. Сейчас мы работаем с потенциальными кандидатами по поводу принятия нашей позиции, а именно переходный период, переходный президент, который проводит конституционную реформу в первые два года, и после этого — новые выборы парламента и затем президентские. Это наша конструкция, и кто это будет поддерживать, того мы и будем поддерживать", — добавил Касьянов.

На выборах в Госдуму в 2016 году ПАРНАС получил чуть более 384 тысяч голосов россиян, что составило 0,73%.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2065819


США. Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2065816

США не намерены отменять антироссийские санкции по Крыму, заявил журналистам пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер.

"В отношении санкций мы имеем дело с двумя пакетами. Один имеет отношение к Крыму. Думаю, что постпред (США при ООН Никки) Хейли очень четко высказалась об этом в ООН, что пока Россия не покинет Крым, об этих санкциях речь не идет", — сказал Спайсер.

Он также отказался комментировать внесенный в конгресс законопроект, который требует отменять любые санкции только с одобрения конгресса.

Ранее группа американских сенаторов представила законопроект, дающий конгрессу право вето при принятии администрацией президента США Дональда Трампа решения о снятии антироссийских санкций.

Согласно документу, Белый дом должен разъяснить причины снятия санкции с России. После этого в силу вступит 120-дневный период, в течение которого конгресс может проголосовать против этих мер.

Инициаторами законопроекта стали сенаторы Линдси Грэм и Бен Кардин, он также получил поддержку Джона Маккейна, Марко Рубио и других сенаторов.

По словам главы международного комитета Совфеда Константина Косачева, эти сенаторы следуют своим корыстным политическим интересам и не принимают в расчет положительного эффекта от нормализации отношений Москвы и Вашингтона.

США. Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2065816


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2065807

Группа американских сенаторов представила законопроект, дающий конгрессу право вето при принятии администрацией президента США Дональда Трампа решения о снятии антироссийских санкций.

Согласно законопроекту Russia Review Act, Белый дом должен предоставлять отчет, разъясняющий причины снятия санкции с России. После этого в силу вступит 120-дневный период, в течение которого конгресс может проголосовать против этих мер.

Инициаторами законопроекта стали сенаторы Линдси Грэм и Бен Кардин, он также получил поддержку Джона Маккейна, Марко Рубио и других сенаторов.

Как ранее заявил РИА Новости глава международного комитета Совфеда Константин Косачев, принятие законопроекта затруднит нормализацию отношений двух стран, на которую рассчитывает Москва.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2065807


Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2065803

Палата общин британского парламента в среду, 8 февраля, приняла законопроект о введении в действие процедуры выхода Великобритании из Европейского союза. За проголосовали 494 парламентария, против — 122.

Документ был утвержден без принятия предлагаемых проевропейски настроенными парламентариями поправок.

Изначально законопроект занимал всего полстраницы текста и содержал два пункта, согласно которым премьер-министр Тереза Мэй наделяется правом "уведомить в соответствии со статьей 50 (пункт 2) Договора о ЕС о намерении Соединенного Королевства выйти из Евросоюза".

Сначала его изучали комитеты, затем прошло обсуждение законопроекта в трех чтениях всем составом палаты. В ходе дебатов было рассмотрено свыше трех сотен поправок общим объемом более 150 страниц.

Особые условия

К самому вопросу о продолжении существования в составе Евросоюза Великобританию подтолкнул рост евроскептических настроений, ясно обозначившийся с начала 2000-х. Об этом свидетельствует, в частности, увеличение популярности "Партии независимости Соединенного Королевства" (UKIP), требующей выхода страны из Евросоюза. На выходе из ЕС стали настаивать не только представители UKIP, которую многие в стране считают популистской, но и политики, представляющие правящую Консервативную партию.

Ситуацию подогревали события, происходившие в самом Европейском союзе. Особенно сильную неприязнь у британцев вызвала миграционная политика ЕС, введение квот по приему беженцев, которым национальные правительства обязаны выплачивать пособия.

На парламентских выборах 2015 года премьер-министр и лидер Консервативной партии Дэвид Кэмерон, представляющий либеральное крыло своей партии и не принадлежащий к евроскептикам, учел нарастающие в обществе настроения и во многом построил свою избирательную кампанию на обещании провести общенациональный референдум о выходе страны из ЕС. В итоге консерваторам удалось добиться абсолютного большинства в парламенте, что позволило им сформировать однопартийное правительство.

Чтобы сохранить Британию в Евросоюзе, правительство Кэмерона добилось для страны особых условий членства в ЕС. Соответствующее соглашение было заключено на саммите Евросоюза в феврале 2016 года. "Особый статус" предусматривал изменения положения Соединенного Королевства в ЕС в четырех сферах: конкуренция, суверенитет, социальная политика и экономическое управление. В частности, в документе было зафиксировано, что Великобритания не будет входить в еврозону и не должна "участвовать в операциях по спасению евро", как выразился Кэмерон.

Главным же достижением Дэвид Кэмерон считал пункт соглашения, освобождающий Великобританию от обязанности платить социальные пособия трудовым мигрантам из Европы.

Просчет Кэмерона

Соглашение об особом статусе для Великобритании было принято на саммите ЕС единогласно, однако носило условный характер: документ должен был вступить в силу только после того, как Соединенное Королевство по итогам общенационального референдума решит сохранить свое членство в ЕС. И Кэмерон, и другие европейские политики не скрывали, что цель принятия "особых условий" — конкретная помощь британскому премьеру в том, чтобы убедить подданных Ее Величества проголосовать за сохранение страны в составе Европейского союза.

Аналитики утверждали, что на самом деле Кэмерон вел двойную игру: он не только пытался убедить британский электорат в необходимости проголосовать за сохранение страны в ЕС, но и выторговывал у Брюсселя наиболее выгодные для Лондона условия, шантажируя его предстоящим референдумом.

Но блеф не удался. В июне 2016-го 51,89% избирателей проголосовали за выход страны из Европейского союза. Их не устроило то, что, за исключением положения о пособиях для беженцев, "особый статус" носил в основном декларативный характер: он никак не устранял тех причин, по которым британцы стремились расстаться с Европейским союзом.

Кэмерон и его команда не учли, что евроскептические настроения в британском обществе носят вполне реальный и уже доминирующий характер. Не учли и то, что голосование получилось, по сути, протестным — британцы высказывались и против политики Брюсселя, и против политики собственного правительства, неспособного, по их мнению, отстоять их интересы.

Вскоре после обнародования итогов плебисцита Дэвид Кэмерон подал в отставку, и консерваторы сформировали новое правительство, которое возглавила новый лидер партии Тереза Мэй. Главой Форин-офиса стал эпатажный евроскептик Борис Джонсон.

"Белая книга" Терезы Мэй

Европейская комиссия, обеспокоенная тем, что эскалация политического скандала, вызванного результатами референдума, может подстегнуть центробежные тенденции во всем Евросоюзе, потребовала от Лондона "не затягивать" с процедурой выхода из ЕС. Семь месяцев спустя, в середине января, премьер-министр Тереза Мэй представила свой план на предстоящие переговоры с Евросоюзом по осуществлению Brexit.

Основные положения плана из 12 пунктов свидетельствуют о том, что правительство выбрало путь максимально "жесткого" выхода из ЕС. Согласно ему, Великобритания выходит не только из Евросоюза, но и из общего европейского рынка, Таможенного союза и из-под юрисдикции Европейского суда. При этом страна рассчитывает сохранить единое миграционное пространство с Ирландией, а также добиться гарантий прав как британцев, живущих и работающих в ЕС, так и европейцев, живущих и работающих в Соединенном Королевстве.

Неделю спустя Верховный суд Великобритании постановил, что правительство не может задействовать 50-ю статью Лиссабонского договора по выходу страны из ЕС до одобрения соответствующего законопроекта национальным парламентом.

Два дня спустя, 26 января, правительство внесло занимающий полстраницы законопроект в парламент.

Прежде чем начать его обсуждение, депутаты пожелали ознакомиться с более детальным планом действий кабинета по осуществлению Brexit, и в начале февраля правительство представило парламентариям такой план, получивший название "Белая книга". Он основан на 12 пунктах, ранее озвученных премьер-министром.

Шотландцы стояли насмерть

При обсуждении своего плана в нижней палате британского парламента правительству пришлось сосредоточиться, главным образом, на борьбе против внесения тех поправок, которые могли бы затянуть и затруднить его реализацию.

К примеру, удалось забаллотировать поправку, внесенную Лейбористской партией, согласно которой кабинет министров должен был минимум раз в два месяца отчитываться перед депутатами о ходе переговоров. Не прошла и поправка, обязывающая премьера в ходе переговоров консультироваться с региональными парламентами Шотландии, Северной Ирландии, Уэльса. Учитывая, что в Шотландии и Северной Ирландии большинство граждан проголосовало за сохранение членства страны в ЕС, это могло очень серьезно осложнить работу по осуществлению Brexit.

Накануне третьего чтения шотландский парламент проголосовал против запуска процедуры выхода Великобритании из ЕС, подтвердив таким образом, что Шотландия остается проевропейским регионом. Голосование это было чисто демонстративным и не могло иметь никаких последствий: согласно постановлению Верховного суда, для задействования 50-й статьи Лиссабонского договора правительству нужно лишь одобрение соответствующего законопроекта национальным парламентом, а согласия региональных парламентов не требуется.

Лейбористы внезапно сменили тактику. Их лидер Джереми Корбин призвал своих однопартийцев "уважать выбор британцев" и не блокировать план правительства по выходу из ЕС. Он даже воспользовался таким своим правом, как рассылка депутатам так называемого "уведомления с тремя подчеркиваниями" (three-line whip), обязывающего парламентариев явиться на заседание и проголосовать в соответствии с "линией партии"

Призыв Корбина сыграл свою роль, и итоги голосования были предопределены.

Будет ли "пинг-понг"?

План Терезы Мэй предусматривает, что переговоры с Евросоюзом начнутся не позднее 31 марта. Однако к этому моменту проект закона, разрешающего правительству приступить к ним, должен пройти утверждение в Палате лордов.

Процедура рассмотрения законопроекта в верхней палате такая же, как и в нижней: сначала в комитетах, затем три чтения всем составом палаты. В том случае, если лорды изменят в документе хотя бы одну букву, вся процедура начнется сначала — с Палаты общин. И такой "пинг-понг", как называют его в Великобритании, может быть практически бесконечным.

Если же утверждение произойдет быстро, и переговоры с Брюсселем начнутся в срок, то они, как предполагает глава правительства, продлятся от полутора до двух лет.

Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2065803


Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2065798

Вице-спикер украинского парламента Оксана Сыроид презентовала проект "Закона о временно оккупированной территории", в котором Россия определена как оккупант, сообщила в среду пресс-служба кабмина Украины.

"Заместитель председателя Верховной рады Украины Оксана Сыроид представила в среду… проект закона о временно оккупированной территории Украины. По словам Сироид, проектом закона определено, что Россия является оккупантом, прописано, что является оккупированными территориями", — говорится в сообщении.

Указывается, что в законопроекте выписаны даты начала оккупации, внедрена система ограничений относительно перемещения товаров и людей в связи с оккупацией, комплексно урегулирован порядок работы органов местного самоуправления, установлены особенности правового режима военного положения на освобожденной от временно оккупированной территории и определен комплекс первоочередных задач военных администраций по обеспечению жизнедеятельности этой территории.

Согласно сообщению, проект закона содержит положения, призванные гарантировать восстановление правопорядка, в том числе, на подконтрольной Киеву территории Донбасса.

Киев ранее неоднократно обвинял Москву во вмешательстве в дела Украины. Россия это отрицает и называет подобные обвинения неприемлемыми. Москва не раз заявляла, что не является стороной внутриукраинского конфликта и непричастна к событиям на юго-востоке, заинтересована в том, чтобы Украина преодолела политический и экономический кризис.

Минобороны РФ не раз сообщало, что не поставляет ополченцам военной техники, боеприпасов и другой помощи. Заявления по этому поводу в оборонном ведомстве назвали "абсолютной чушью", которая "не поддается никакой критике". А глава МИД РФ Сергей Лавров отметил, что заявления о присутствии военных РФ в Донбассе бездоказательны — никто до сих пор не может предъявить конкретных фактов, несмотря на неоднократные обвинения.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2065798


Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 7 февраля 2017 > № 2080372

Эксперт: Украина, не жди деньги МВФ

Нацбанк Украины признал, что уже не ожидает получения $1 млрд от размещения еврооблигаций под госгарантии США. Размер кредита МВФ также уменьшится. Экономист Борис Шмелев в эфире радио Sputnik отметил, что в Киеве очень ждали обещанных денег.

Национальный банк Украины уже не ожидает получения 1 млрд долларов от размещения еврооблигаций под государственные гарантии США в 2017 году. Об этом говорится в обнародованном ежеквартальном инфляционном отчете Нацбанка за январь, пишут украинские СМИ.

Кроме того, очередной транш от Международного валютного фонда (МВФ) если и поступит, то не скоро и не в полном объеме. Согласно отчету Нацбанка Украины, кредит составит 4,6 млрд долларов (ранее ожидалось 5,4 млрд долларов четырьмя траншами).

При этом срок погашения первых еврооблигаций, размещенных в мае 2014 года, наступает в конце апреля 2019 года.

Руководитель Центра внешней политики России Института экономики РАН Борис Шмелев в эфире радио Sputnik отметил, что на Украине очень рассчитывают на очередной транш МВФ.

"Украина крайне нуждается в деньгах для того, чтобы решать свои экономические, социальные проблемы. Ситуация в этом плане на Украине очень сложная, устойчивых перспектив пока не просматривается, и поэтому там очень надеялись на эти деньги. Но дело в том, что и в МВФ, и в администрации США, как раньше, так и сейчас, очень сомневаются, что деньги расходуются эффективно. По их мнению, они фактически растаскиваются по различным банкам, принадлежащим олигархам. Не случайно в администрации (президента США Дональда) Трампа было заявлено, что в Киев прибудет специальная делегация США, которая займется расследованием использования кредитов, которые ранее были предоставлены Украине со стороны США. Видимо, только после того, как будет вынесен вердикт, можно будет рассчитывать на получение новых траншей", – сказал Борис Шмелев в эфире радио Sputnik.

При этом госдолг Украины продолжает расти, и, как считает экономист, выбраться из этого порочного круга Украине будет непросто.

"Украина попала в такую воронку, из которой ей крайне сложно вырваться. Дело в том, что вырваться можно только с помощью дальнейшего урезания жизненного уровня населения – сокращения пенсий, пособий, социальных выплат. Но куда еще урезать? Украинские граждане и так получают все по минимуму, нищета страшная. Но Киев будет делать то, что делал и раньше – проводить политику реструктуризации: будет добиваться того, чтобы часть долга была прощена, затем будет получать новые кредиты, чтобы ими закрыть обязательства по выплате задолженности. И это будет продолжаться, по-видимому, бесконечно долго. Выйти из этого порочного круга Украине будет крайне сложно", – считает Борис Шмелев.

Анатолий Тарасов

Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 7 февраля 2017 > № 2080372


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minprom.ua, 7 февраля 2017 > № 2076566

Антикризисный план Вилкула поддержали 200 тыс. украинцев

Народный депутат Украины Александр Вилкул во время выступления в Верховной Раде отметил, что за внесенный в парламент пакет законопроектов, объединенных в Антикризисный план, свои подписи уже поставили около 200 тыс. украинцев.

Ключевые требования и цели Антикризисного плана: восстановление мира, снижение коммунальных тарифов и цен, обеспечение роста зарплат и пенсий за счет возрождения экономики, а не инфляции и печатного станка.

А.Вилкул сказал: "Я выступаю с этой трибуны после того, как за последнюю неделю был в Авдеевке, и не один раз, встречался, в том числе в других областях Украины, с коллективами крупных промышленных предприятий. Я прошу сейчас внимательно послушать то, что говорят люди, и то, что люди требуют от власти. Сейчас вся страна объединилась для помощи этому мирному городу, вся страна объединилась вокруг войны. И парламент должен сказать свое веское слово и наконец отойти от пустой говорильни, а начать что-то сделать".

Нардеп подчеркнул, что на промышленных предприятиях люди обеспокоены судьбами своих семе, своего предприятия и своей страны: "В государстве, основой которого долгие годы является тяжелая индустрия, даже нет министерства промышленности. Наша промышленность сегодня содержит огромную армию чиновников, платит завышенные тарифы за газ, воду, ж/д перевозки и за многое другое, а ее на самом деле сегодня просто давят налогами, давят поборами и ничего не предлагают взамен".

Он отметил, что для поддержки украинской промышленности необходимо возвращаться на традиционные рынки, необходимо восстанавливать внутренний рынок, а также вести переговоры с Евросоюзом о пересмотре квот. "В прошлом году квоты по ключевым товарам были выбраны фактически за два месяца, в этом году это будет быстрее", – сказал А.Вилкул.

В заключении он обратился к провластной коалиции: "Мы просим, мы требуем, и народ Украины требует: давайте отходить от простой риторики, от простых лозунгов, которые часто звучат с трибуны ради одного – ради того, чтобы повысить сиюминутные рейтинги. Украинский парламент должен начать работать на Украину".

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minprom.ua, 7 февраля 2017 > № 2076566


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > gazeta-pravda.ru, 7 февраля 2017 > № 2071934

Система власти остаётся нетронутой

Автор: Сергей КОЖЕМЯКИН. (Соб. корр. «Правды»). г. Бишкек.

В Казахстане объявлено о начале конституционной реформы. Выступив с обращением к народу, президент заявил, что её цель — перераспределение полномочий между ветвями власти и усиление роли правительства и парламента. Обнародованный проект, однако, не содержит радикальных изменений, сохраняя всю полноту власти в руках главы государства и его окружения.

ПОДГОТОВКА к реформе Основного Закона была окружена ореолом таинственности. Скупые официальные сообщения, не раскрывающие подробностей, но содержащие намёки на судьбоносность грядущих изменений, рождали всевозможные слухи — вплоть до вероятного перехода республики к президентско-парламентской форме правления по примеру Киргизии и Армении. Впервые о необходимости внесения поправок заявил сам Нурсултан Назарбаев. Выступая в декабре прошлого года на торжественном собрании, посвящённом 25-летию независимости Казахстана, президент отметил, что новый этап развития государства «объективно ставит вопрос об усилении ответственности парламента, правительства за социальные дела в стране». Для подготовки реформы была создана специальная рабочая группа, которую возглавил руководитель президентской администрации Адильбек Джаксыбеков.

О своей работе комиссия отчиталась 24 января. Как сообщил Джаксыбеков, всего было рассмотрено около 40 предложений, поступивших от депутатов парламента и представителей научно-экспертного сообщества. «Выработаны и вносятся на ваше рассмотрение подходы по возможному изменению норм Конституции, направленные прежде всего на расширение полномочий парламента, а также на усиление самостоятельности и ответственности правительства», — заявил он, обращаясь к Назарбаеву.

А на следующий день уже сам президент выступил с обращением, которое в вечернем эфире транслировали все государственные телеканалы. По словам Нурсултана Назарбаева, сильная президентская вертикаль была нужна Казахстану в ходе преодоления огромных трудностей становления государства. «Она себя в то время оправдала. Все наши достижения были реализованы именно при этой системе», — заявил президент. Вместе с тем, подчеркнул он, нарастание скорости и сложности общественных процессов, а также стоящие перед страной глобальные и региональные вызовы ставят задачу серьёзного перераспределения властных полномочий и демократизации политической системы.

Впрочем, конкретики в выступлении Назарбаева было немного. По его словам, президент, по новым правилам, будет исполнять роль верховного арбитра в отношениях между ветвями власти, а также сохранит контроль над такими сферами, как внешняя политика, национальная безопасность и обороноспособность. Полномочия по регулированию социально-экономических процессов перейдут к правительству, ответственность которого перед депутатским корпусом повысится. Проект конституционных реформ, как добавил Назарбаев, будет вынесен на «всенародное обсуждение».

Дальнейшее развитие событий показало ошибочность завышенных ожиданий. Некоторые СМИ, основываясь на словах о «всенародном обсуждении», поспешили сообщить о грядущем референдуме. Как выяснилось, мнение всего народа никто спрашивать не собирается. Член рабочей группы Сергей Громов уточнил, что изменения не затрагивают государственных устоев, а потому обсуждение сведётся к сбору пожеланий и замечаний от желающих. На эту процедуру отводится месяц. Референдум проводиться не будет, окончательное решение примет парламент.

Далёким от обещанной «серьёзной реформы» оказался и проект поправок, опубликованный на другой день после обращения Назарбаева. Раздел, посвящённый полномочиям президента, остался практически нетронутым. Так, глава государства по-прежнему вносит на рассмотрение парламента кандидатуру премьер-министра и самостоятельно освобождает его от должности. Единственное изменение — консультации с депутатами по поводу структуры правительства. Кабмину передаётся право утверждения системы оплаты работников бюджетной сферы и частично (при согласовании с президентом) государственных программ. Кроме того, правительство получает возможность реорганизовывать исполнительные органы, не входящие в его состав (Агентство по инвестициям, Национальная комиссия по ценным бумагам и т.д.).

Увеличение роли парламента заключается в том, что отчитываться о своей работе министры будут не только перед президентом, но и перед депутатами. Также парламентарии смогут обратиться к президенту для освобождения того или иного члена правительства. Правда, при условии если инициативу поддержат две трети депутатского корпуса. Наконец, правительство должно будет слагать полномочия при формировании нового состава парламента.

Положения, касающиеся местных органов власти, также не претерпели в проекте существенных изменений. Как и раньше, президент сможет назначать и увольнять руководителей областей, городов республиканского значения и столицы. Небольшая поправка внесена в порядок досрочного прекращения полномочий маслихатов — местных представительных органов. По действующей норме президент вправе распускать их, в новой же редакции глава государства может сделать это только после консультаций с премьер-министром и председателями палат парламента.

Прочие изменения носят ещё более формальный и косметический характер. Словом, существующая политическая система сохраняется в прежнем виде, а пресловутая демократизация — не более чем фигура речи. Целью этих шагов является имитация реформы, а не истинное движение в сторону большей открытости власти.

Некоторые местные аналитики, однако, допускают иную подоплёку инициативы — начало скрытой кампании по перераспределению сфер влияния. Отставка с должности премьера Карима Масимова, которого называли наиболее вероятным преемником Назарбаева, а также назначение спикером нижней палаты парламента Нурлана Нигматулина — ещё одного негласного претендента на высший пост — свидетельствуют о серьёзных перестановках на властном олимпе Казахстана.

Простым же гражданам от реформы, как говорится, не будет ни тепло ни холодно. Несмотря на обилие слов о народе, его интересы учитываются в последнюю очередь.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > gazeta-pravda.ru, 7 февраля 2017 > № 2071934


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > akm.ru, 7 февраля 2017 > № 2070140

Президент РФ Владимир Путин подписал федеральный закон "О внесении изменения в статью 116 Уголовного кодекса Российской Федерации". Соответствующий документ размещён на официальном портале правовой информации.

Законом предлагается отнести побои в отношении членов семьи, других близких лиц к административным правонарушениям.

Так, статья 116 Уголовного кодекса излагается в новой редакции, согласно которой уголовно наказуемыми признаются побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлёкшие последствий, указанных в статье 115 УК РФ, совершённые из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Побои в отношении близких лиц, совершённые впервые, переводятся в разряд административных правонарушений. Ответственность за указанные деяния, совершённые лицом повторно, будет наступать в соответствии со статьёй 116 (1) УК РФ.

Правовой акт внесён членами СФ Галиной Кареловой, Зинаидой Драгункиной, Людмилой Боковой, Еленой Мизулиной, Ольгой Ковитиди, Еленой Поповой и группой депутатов Госдумы.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > akm.ru, 7 февраля 2017 > № 2070140


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > akm.ru, 7 февраля 2017 > № 2070137

Председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев подписал распоряжение о внесении в Госдуму законопроекта об усилении административной ответственности за непредоставление преимущества в движении пешеходам. Об этом говорится в сообщении пресс-службы кабинета министров.

Законопроект предлагает в Кодексе об административных правонарушениях установить за невыполнение требования Правил дорожного движения уступить дорогу пешеходам, велосипедистам или другим участникам дорожного движения (за исключением водителей транспортных средств), пользующимся преимуществом в движении, административный штраф в размере от 1.5 тыс. руб. до 2.5 тыс. руб. (в действующей редакции КоАП установлен штраф в 1.5 тыс. руб.)

По данным МВД, за 2015 год на пешеходных переходах произошло 19.779 тыс. дорожно-транспортных происшествий, в результате которых погибло 1.233 тыс. и ранено 19.576 тыс. человек, в то время как за аналогичный период 2014 года произошло 19.392 тыс. происшествий, в результате которых погибло 1.236 тыс. и ранено 19.194 тыс. человека).

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > akm.ru, 7 февраля 2017 > № 2070137


Румыния > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 7 февраля 2017 > № 2068309

Румынию раскололи взятки

Конституционный суд Румынии проверит законность декриминализации коррупции

Александр Братерский

Конституционный суд Румынии 7 февраля должен начать рассмотрение вопроса, являются ли конституционными действия правительства, которое внесло поправки в уголовный кодекс, позволяющие осужденным за коррупцию выйти на свободу. Данное решение правящей Социал-демократической партии уже вызвало массовые протесты в стране и может привести к досрочной отставке правительства.

Конституционный суд Румынии должен вынести решение, соответствуют ли конституции внесенные правительством поправки в уголовный кодекс, касающиеся амнистии за коррупционные преступления. Суд попросил все ветви власти представить свои точки зрения по этому вопросу для вынесения судебного решения.

Правительственное постановление о внесении поправок в уголовный кодекс страны должно было декриминализовать ряд коррупционных преступлений, которые караются тюремным сроком. Согласно предложенным мерам, злоупотребление служебным положением будет грозить тюремным сроком лишь в том случае, если сумма ущерба будет составлять более €44 тыс.

Руководство правящей Социал-демократической партии заявляло, что декриминализация связана с желанием уменьшить число заключенных в переполненных тюрьмах.

Однако, по мнению протестующих, данные меры принимаются правительством для того, чтобы защитить от уголовного преследования коррупционеров, в том числе лидера социал-демократов Ливиу Драгня. В 2015 году политик получил условный срок за получение взятки в размере €24 тыс.

Решение руководства страны вызвало возмущение тысяч граждан, по мнению которых правительственные меры могли бы освободить из тюрем сотни коррупционеров. И это привело к массовым демонстрациям в Бухаресте и других городах.

«Верю румынам больше, чем правительству»

В митингах принимают участие около 500 тыс. человек. Это самые массовые демонстрации с 1989 года, после свержения диктатора Николае Чаушеску.

«Здесь нет какого-то лидера, есть разные разрозненные группы, которые пришли сюда по разным причинам. Сюда пришли даже мои родители, которые не приходили на такие протесты с начала 1990-х», — рассказывает «Газете.Ru» румынский журналист Стефан Кандя.

«Протестующие — это молодежь, которая ассоциирует себя с 1989 годом, это люди, для которых больше привлекателен лагерь национал-либералов, чем социал-демократов», — комментирует ситуацию ведущий эксперт Центра стратегических разработок Андрей Девятков.

Главное требование протестующих — отставка премьер-министра. В то же время премьер Румынии Сорин Гриндяну, руководящий страной с начала января 2017 года, уже заявил, что не покинет пост. Однако на определенные уступки протестующим власти все же пошли — скандальное постановление было отменено.

«Я не хочу раскалывать Румынию. В настоящее время Румыния как будто расколота на две части, и это последнее, чего я хочу», — заявил премьер.

От внесения поправок в УК как таковых правительство отказываться не собирается, и Гриндяну поручил минюсту подготовить законопроект, который бы содержал аналогичные предложения для одобрения парламентом.

Правда, в самом министерстве информацию о том, что такая работа ведется, опровергли.

Протестующие заявляют, что их не удовлетворят полумеры, тем более что они чувствуют серьезную поддержу со стороны президента страны Клауса Йоханниса, который принадлежит к Национал-либеральной партии. Выступая в пятницу на саммите ЕС в Мальте, президент заявил, что верит румынам, собравшимся на площадях, «больше, чем правительству».

При этом, выступая перед депутатами, Йоханнис заявил, что Румыния оказалась в состоянии полномасштабного политического кризиса. «Румынии нужно правительство, которое управляется прозрачными и предсказуемыми методами при свете дня, а не втихую ночью», — заявил румынский президент, добавив, что тем не менее досрочных выборов в стране не будет.

Правительство ожидает, что «само рассосется»

Однако несмотря на многотысячные толпы на площадях и поддержку протестующих со стороны президента, правительство вряд ли ожидают досрочные выборы, считает эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер. Он напоминает, что на очередных декабрьских выборах большинство голосов получили социал-демократы и, значит, «воля избирателя известна».

Брутер определяет основную часть митингующих как избирателей либеральных партий, которые ищут повода «поплясать на гробу у левых».

При этом правящие социал-демократы довольно слабы по части «встраивания в систему» и не пользуются доверием у европейского истеблишмента. «Они достаточно национальные и слишком левые, чем раздражают многих в Европе», — говорит эксперт.

В ЕС не скрывают своего негативного отношения к действиям румынских властей. Ранее с заявлениями на этот счет выступили представители Европейской комиссии, по мнению которых этот шаг наносит удар по борьбе с коррупцией. В таком же ключе высказался официальный представитель Госдепартамента Марк Тонер, который заявил, что США «серьезно озабочены» указом правительства, который «подрывает верховенство закона».

Как отмечает Андрей Девятков из Центра стратегических разработок, румынское правительство «утратило легитимность в глазах своих международных партнеров».

В условиях всеобщего недовольства, по мнению Владимира Брутера, у социал-демократов сегодня есть две возможности: сформировать альтернативное правительство, в которое войдут представители той же Социал-демократической партии, однако не связанные с нынешним законопроектом, либо техническое правительство с участием представителей Социал-демократической и других партий.

По мнению Девяткова, уход нынешнего премьера и создание нового правительства на основе союза социал-демократов и либералов — «это та малая кровь, на которую могут согласиться» сегодняшние власти. Тем не менее правительство будет до последнего ждать, что протесты «рассосутся сами собой».

«Если нынешний премьер уйдет, это усилит Национал-либеральную партию и связанного с ней президента Йоханнеса», — рассказал «Газете.Ru» Девятков.

В 2015 году Бухарест также сотрясали многочисленные митинги, вызванные возмущением непрофессиональными действиями городских властей. Демонстрации в конечном итоге переросли в требование отставки правительства, акции тогда также возглавляли социал-демократы.

Во время тех событий под давлением митингующих ушел в отставку премьер Виктор Понта. Однако в 2015 году у протестов был другой масштаб, а «сегодня речь идет о сотнях тысяч» вышедших на улицу людей, говорит Девятков.

Нынешние протесты породили новую реакцию властей — она стала более жесткой, а лидер румынских социал-демократов Ливиу Драгня заявляет, что за протестами стоят внешние силы.

Антикоррупционные лозунги протестующих при этом остались прежними — такими же, как и два года назад. Корреспонденту «Газеты.Ru», наблюдавшему за протестами 2015 года на главной площади Бухареста, один из участников демонстрации говорил: «Мы вышли на улицу не для того, чтобы сменить власть, а для того, чтобы сменить систему».

Румыния > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 7 февраля 2017 > № 2068309


Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 7 февраля 2017 > № 2067693

СМИ: Пенелопа Фийон получила 45 тысяч евро выходного пособия

Сатирическое издание Le Canard enchaîné сообщило, что супруга кандидата в президенты Франции от правых «Республиканцев» Пенелопа Фийон получила 45 тысяч евро в качестве выходного пособия после увольнения с поста парламентского ассистента в Национальном собрании. Выпуск газеты с новыми разоблачениями выйдет в среду, 8 февраля. Сам Фийон назвал эти новые разоблачения ложью.

Издание пишет, что в августе 2002 года Пенелопа Фийон получила 16 тысяч евро компенсации (сумма, равная пяти месячным зарплатам) после прекращения пятилетнего контракта, заключенного с собственным мужем. Хотя еще месяц назад Пенелопу Фийон на работу в парламент нанял «сменщик» Франсуа Фийона Марк Жуло.

Le Canard enchaîné подчеркивает, что законодательством не предусмотрен такой размер отступных для парламентского ассистента.

В ноябре 2013 года Пенелопа Фиойн получила еще 29 тысяч евро в качестве премий после того, как проработала полтора года на своего мужа, снова ставшего депутатом.

Новые разоблачения относительно отступных его супруге Фийон назвал ложью и сказал, что журналисты допустили «явные ошибки» при анализе информации о доходах Пенелопы Фийон.

Глава бюро Национального собрания по административным и финансовым вопросам Мари-Франсуаза Клерго уточнила, что Пенелопа Фийон действительно получила 16 и 29 тысяч евро, о которых говорят журналисты, и что «это вписывается в стандартную процедуру».

Прокуратура начала предварительное расследование по делу о работе Пенелопы Фийон в качестве парламентского ассистента. У следствия имеются подозрения, что многолетняя высокооплачиваемая работа госпожи Фийон была фиктивной. Le Canard enchaîné пишет, что следователи «не обнаружили ни единого материального доказательства» работы Пенелопы Фийон парламентским ассистентом в течение 15 лет.

Накануне Франсу Фийон, который считался фаворитом президентской гонки, но стал аутсайдером, признал ошибкой найм на работу в парламент своих жены и детей. Однако он заявил, что в его действиях не было ничего противозаконного, и что он намерен продолжить бороться за президентское кресло.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 7 февраля 2017 > № 2067693


Азербайджан. Белоруссия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 7 февраля 2017 > № 2065357

Гражданин РФ, Украины и Израиля, блогер Александр Лапшин вечером во вторник, 7 февраля, доставлен в Баку рейсом из Минска, сообщила пресс-служба генпрокуратуры Азербайджана. Несколькими часами ранее Верховный суд Беларуси отклонил жалобу Лапшина на решение Минского горсуда, признавшего законным постановление Генпрокуратуры об экстрадиции Лапшина в Азербайджан для уголовного преследования. Как сообщила адвокат блогера Наталья Шекина, жена Лапшина Екатерина от его имени обратилась в отдел гражданства и миграции ГУВД Мингорисполкома за предоставлением ее мужу дополнительной защиты (процедура, подобная предоставлению убежища). Лапшина в интервью DW подтвердила данный факт, но отказалась сообщить подробности.

По запросу Интерпола

В беседе с журналистами после оглашения решения Верховного суда Екатерина Лапшина сказала, что еще есть некая возможность что-то изменить: "Когда у нас закончится белорусский этап, то начнется этап борьбы в Азербайджане. Будем продолжать бороться".

Напомним, что Александр Лапшин является гражданином Израиля, России и Украины. В своем блоге он описал посещение им Нагорного Карабаха, за что Уголовный кодекс Азербайджана предусматривает наказание до 5 лет лишения свободы. Затем, пользуясь украинским паспортом с отличной от российского транслитерацией имени (Александр - Олександр), Лапшин посетил Азербайджан и рассказал об этом в блоге.

15 декабря белорусские власти задержали Лапшина по запросу Интерпола. Через месяц Генпрокуратура постановила выдать его Азербайджану, 26 января Минский горсуд признал данное постановление законным. Теперь это решение поддержал Верховный суд. Власти в Баку, обвиняют Лапшина в нарушении статей 281.2 (призывы, направленные против государства) и 318.2 (незаконное пересечение госграницы) Уголовного кодекса Азербайджана.

Отсрочить выдачу едва ли удастся

Защита блогера надеялась отсрочить процедуру его экстрадиции. Такое мнение в интервью DW высказал Андрей Елисеев, аналитик варшавского исследовательского центра Eurasian States in Transition (EAST). По белорусским законам дополнительная защита предоставляется иностранному гражданину, находящемуся на территории Беларуси, если у него нет оснований для предоставления статуса беженца, но имеются обоснованные опасения столкнуться после экстрадиции с угрозой смертной казни, пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

"В данном случае речь идет о выдаче иностранному государству, которое Беларусь не считает по умолчанию серьезно нарушающим права человека. Потому, вероятно, такое прошение даже не будет принято к рассмотрению", - полагает Елисеев.

Стоит отметить, что 3 февраля президент Беларуси Александр Лукашенко так прокомментировал дело Лапшина: "Его задержали согласно решению Интерпола. И согласно всем законам и порядку мы должны передать его Азербайджану. Конечно, мы можем его вообще выпустить, но это будет неправильно". Глава государства подчеркнул, что "нет оснований его (Лапшина. - Ред.) не передавать".

Лукашенко повлиял на решение Верховного суда?

Жена блогера Екатерина 7 февраля заявила журналистам, что эти слова президента повлияли на решение Верховного суда. С ней согласен юрист Белорусской ассоциации журналистов Олег Агеев. В интервью DW он отметил, что озвученная президентом позиция "значительно сузила возможности Верховного суда по рассмотрению жалобы". По словам Агеева, высказывание главы государства "до принятия Верховным судом какого-либо решения по жалобе - конечно же, своего рода давление на суд".

Аналогичной точки зрения придерживается и юрист Павел Сапелко из незарегистрированного правозащитного центра "Весна". Вместе с тем в интервью DW Сапелко обратил внимание на другой аспект - не понятны основания для экстрадиции блогера, если речь идет о посещении им Нагорного Карабаха.

"Я не могу понять, почему это решение было принято. Я пытаюсь вспомнить какой-то похожий состав преступления в Беларуси, который соответствовал бы такого рода преступлению, и у меня с этим большие затруднения. А ведь это обязательное условие, чтобы это преступление являлось таковым на территории Беларуси", - указал Павел Сапелко.

Последовательная позиция Минска

Действительно, Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) Беларуси предусматривает, что основанием для экстрадиции может быть обвинение иностранца в совершении преступления, за которое законодательством Беларуси и запрашивающего государства предусмотрено наказание в виде лишения свободы.

Напомним, что процесс по делу Лапшина проходил в закрытом режиме, публика допускалась только на оглашение резолютивной части решения, поэтому настоящая аргументация сторон не известна.

Что касается политического аспекта, то в интервью DW председатель движения "За свободу" Юрий Губаревич констатировал, что в данном случае нужно признать последовательную позицию белорусских властей, которые не признает новый статус спорных территорий. "Это происходит в отношении Южной Осетии, Абхазии, Крыма, Приднестровья, восточных областей Украины, какие попали под оккупацию. Возможно, Александр Лукашенко чувствует тут определенную угрозу и в отношении Беларуси. Естественно, он в данной ситуации надеется на международное законодательство и поддержку", - заключил Губаревич.

Азербайджан. Белоруссия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 7 февраля 2017 > № 2065357


Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 7 февраля 2017 > № 2065343

Президент РФ Владимир Путин во вторник, 7 февраля, подписал закон о декриминализации побоев в семье. Федеральный закон "О внесении изменения в статью 116 Уголовного кодекса РФ" исключает уголовную ответственность за "нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших причинение вреда здоровью, в отношении близких лиц", сказано на сайте администрации президента РФ.

Побои близких людей (к ним относятся супруги, родители, дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки, а также усыновители, опекуны и приемные дети) станут административным правонарушением, которое наказывается штрафом на сумму от 5 до 30 тысяч рублей, арестом от 5 до 15 суток или исправительными работами. Но если обидчик уже привлекался за побои к административной ответственности, он может быть обвинен в уголовном преступлении.

Закон был принят Госдумой 27 января 2017 года и одобрен Советом Федерации 1 февраля 2017 года.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 7 февраля 2017 > № 2065343


Белоруссия. Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 7 февраля 2017 > № 2065311

Верховный суд Беларуси признал законной экстрадицию в Азербайджан гражданина РФ и Израиля, блогера Александра Лапшина, обвиняемого Баку в незаконном посещении Нагорного Карабаха. Об этом во вторник, 7 февраля, сообщило агентство "Белта".

"Жалобу Александра Лапшина, его защитника и адвоката на постановление судьи Минского городского суда от 26 января <…> оставить без удовлетворения. Постановление является окончательным, обжалованию и опротестованию не подлежит", - цитирует агентство вердикт суда.

Гражданин России и Израиля Александр Лапшин был задержан в Минске 14 декабря 2016 года по запросу Азербайджана, объявившего блогера в международный розыск по обвинению в незаконном посещении Нагорного Карабаха. Баку запрещает лицам, побывавшим в Карабахе, находиться на азербайджанской территории. Тем не менее в июне 2015 года блогер побывал в Азербайджане по украинскому паспорту (у Лапшина есть также гражданство Украины), напоминает "Интерфакс".

МИД Израиля обращался к властям Беларуси с просьбой не экстрадировать Лапшина в Азербайджан. С аналогичной запрос Минску направлял также МИД России.

Белоруссия. Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 7 февраля 2017 > № 2065311


Молдавия. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 февраля 2017 > № 2065190

НАТО уважает конституционный нейтралитет Молдавии, заявила во вторник заместитель генсека альянса Роуз Геттемюллер на совместной пресс-конференции с президентом республики Игорем Додоном.

"НАТО полностью поддерживает суверенность всех стран, и они вправе решать, вступать им в какие-то альянсы или не вступать. НАТО полностью уважает конституционный нейтралитет Молдавии", — сказала она.

Как сообщил Додон, находящийся с официальным визитом в Брюсселе, в ходе встречи с замгенсека НАТО стороны обсудили его инициативу о подписании между Молдавией и альянсом документа, который касается признания нейтралитета республики.

"Заместитель генерального секретаря сообщила, что некоторые положения по этому поводу уже есть в индивидуальном плане (партнерства – ред.), который был подписан ранее", — сообщил Додон.

По его словам, была достигнута договоренность, что "в ближайшее время по этому вопросу состоятся консультации на уровне экспертов администрации президента и офиса НАТО, насколько на данном этапе достаточно положений подписанного ранее договора".

Согласно конституции, Молдавия обладает нейтральным статусом, однако с 1994 года сотрудничает с НАТО в рамках индивидуального плана партнерства. В республике уже действует информационный центр альянса. По данным социологических опросов, большинство граждан Молдавии выступают против вступления страны в НАТО.

Молдавия. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 февраля 2017 > № 2065190


Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 февраля 2017 > № 2065189

Национальная финансовая прокуратура Франции опровергает слова экс-премьера страны, кандидата в президенты Франсуа Фийона о том, что ведомство не имело полномочий для расследования дела о трудоустройстве его жены.

Ранее сообщалось, что адвокат Фийона заявил, что прокуратура не имела необходимых полномочий для ведения такого расследования в отношении экс-премьера.

"Следственные действия, порученные 25 января антикоррупционному управлению финансовой прокуратуры, … осуществлялись в рамках критериев компетенции, определенных статьей 705 уголовно-процессуального кодекса… Следствие ведется в полном соответствии с 11 статьей УПК, с достаточной скоростью и беспристрастностью", — приводит телеканал мнение представителей прокуратуры.

Скандал вокруг супруги экс-премьера Пенелопы Фийон разразился после публикации в сатирическом издании Canard Enchaine, в которой утверждалось, что она восемь лет получала зарплату как помощник парламентария Франсуа Фийона. Газета ссылается на платежные бланки, согласно которым Пенелопа получала деньги в период с 1998 по 2002 год из фондов, предназначенных для оплаты службы парламентариев. При этом газета делала оговорку, что наем членов семьи на различные должности в парламенте не противоречит закону только в том случае, когда это трудоустройство не фиктивно.

Расследование в отношении супруги Фийона было инициировано 25 января. Сам Фийон опроверг сообщения СМИ, указав, что его жена работала с ним всегда — с первых выборов в 1981 году. Политик квалифицировал происходящее как масштабную операцию по устранению его кандидатуры с выборов, назвав утверждения в СМИ клеветой.

В минувший понедельник Фийон принес извинения французам за то, что "ошибся", взяв на работу свою супругу.

Выборы президента Франции пройдут в два тура 23 апреля и 7 мая.

Виктория Иванова.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 февраля 2017 > № 2065189


Евросоюз. Израиль. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 февраля 2017 > № 2065150

Евросоюз осуждает принятие Израилем закона о легализации поселений на палестинских территориях, говорится в заявлении главы дипломатии ЕС Федерики Могерини.

Ранее сообщалось, что 60 из 120 депутатов израильского парламента проголосовали за принятие закона, который позволит легализовать тысячи домов, самовольно возведенных еврейскими поселенцами на частных палестинских землях оккупированного Западного берега реки Иордан. Инициатива, поддержанная правым правительством Биньямина Нетаньяху, предлагает заменить практикуемый ныне снос поселенческого самостроя передачей его в долгосрочную аренду ("до определения политического статуса региона") нынешним пользователям с выплатой компенсации палестинским собственникам земельных наделов.

"Евросоюз осуждает недавнее принятие закона (о легализации поселений — ред.) израильским Кнессетом 6 февраля", — говорится в тексте заявления, опубликованном на сайте Европейской службы внешнеполитической деятельности (ЕСВД). Там также отмечается, что "ЕС в соответствии с недавно принятой Советом Безопасности ООН резолюцией 2334, считает израильские поселения на оккупированной палестинской территории незаконными с точки зрения международного права и осуждает недавние объявления о (строительстве — ред.) поселений".

"ЕС призывает руководство Израиля воздержаться от применения закона и избежать мер, которые дополнительно усиливают напряженность и ставят под угрозу перспективы мирного решения конфликта", — отмечается в заявлении Могерини. Она также призывает Израиль подтвердить свою приверженность решению ближневосточного конфликта на основе создания двух государств.

Поселенческую деятельность на оккупированном Западном берегу и в аннексированном Восточном Иерусалиме, где уже живут почти 600 тысяч израильтян, принято считать главным раздражителем в отношениях Израиля с международным сообществом и одним из основных препятствий в поисках мира с палестинцами. Те воспринимают строительство жилья как политику закрепления еврейского государства на завоеванных территориях.

С точки зрения международного сообщества, незаконна вся поселенческая деятельность. Израильское законодательство различает легальные поселения и незаконные постройки, в том числе в виде обособленных поселенческих форпостов. Власти их периодически сносят, действуя, как правило, не в инициативном порядке, а после получения судебного предписания.

Евросоюз. Израиль. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 февраля 2017 > № 2065150


Украина. Германия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 февраля 2017 > № 2065148

Представители МИД Украины во время встречи с послом Германии Эрнстом Райхелем заявили о недопустимости проведения выборов на неподконтрольных Киеву территориях Донбасса, сообщила во вторник пресс-служба МИД Украины.

Ранее украинские СМИ сообщали о том, что в МИД Украины ждут от посла Германии в Киеве Эрнста Райхеля прояснения его заявления по урегулированию конфликта в Донбассе.

"Посол ФРГ на Украине Эрнст Райхель был приглашен в МИД Украины. Во время встречи немецкому дипломату было заявлено о недопустимость проведения выборов на оккупированных территориях Донбасса", — говорится в сообщении.

Указывается, что также было подтверждено позицию Украины, что такие выборы должны проходить только после урегулирования конфликта в Донбассе, а также создание безопасности предпосылок, которые бы позволили провести свободные и демократические выборы с соблюдением стандартов ОБСЕ и украинского законодательства.

Ранее во вторник Райхель в интервью украинским СМИ заявил, что выборы в неподконтрольной Киеву части Донбасса должны состояться на тех условиях, которые будут "соответствовать европейским стандартам", но не обязательно, что выборы могут пройти только тогда, когда "там не будет российских войск или на каждой городской администрации будет вывешен украинский флаг". Это заявление вызвало возмущение у депутатов украинского парламента, они обнародовали соответствующее заявление, согласно которому такая позиция посла не соответствует минским соглашениям. Депутаты также заявили о намерении бойкотировать прием, который проводит во вторник посольство Германии на Украине в связи с 25-летием открытия посольства в стране.

Киев ранее неоднократно обвинял Москву во вмешательстве в дела Украины. Россия это отрицает и называет подобные обвинения неприемлемыми. Москва не раз заявляла, что не является стороной внутриукраинского конфликта и непричастна к событиям на юго-востоке, заинтересована в том, чтобы Украина преодолела политический и экономический кризис.

Минобороны РФ не раз сообщало, что не поставляет ополченцам военной техники, боеприпасов и другой помощи. Заявления по этому поводу в оборонном ведомстве назвали "абсолютной чушью", которая "не поддается никакой критике". А глава МИД РФ Сергей Лавров отметил, что заявления о присутствии военных РФ в Донбассе бездоказательны — никто до сих пор не может предъявить конкретных фактов, несмотря на неоднократные обвинения.

Украина. Германия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 7 февраля 2017 > № 2065148


Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 февраля 2017 > № 2064524

Китай, экономическое развитие и международная безопасность: заполнение пробелов

Мэтт Ферчен (Matt Ferchen), Carnegie Moscow Center, Россия

Увеличение геополитического значения Китая и его роли в мировой экономике разделило наблюдателей на два лагеря: в первом считают, что возвышение этой страны способствует общему процветанию и миру, во втором — что Китай является агрессивной державой, исповедующей экономический меркантилизм. И та, и другая точки зрения опираются на чрезмерно упрощенное представление о политической экономии международных отношений Китая. Это является следствием отсутствия новых междисциплинарных подходов как в исследованиях, так и в практической политике — всего того, что могло бы помочь объяснить, как связаны между собой экономический и геополитический аспекты подъема Китая. Анализ ошибок обеих позиций — первый шаг к лучшему пониманию того, что происходит в Китае, и конструктивному сотрудничеству с этой страной.

Конкурирующие точки зрения

Согласно парадигме мирного развития Китая, движение по пути экономического роста будет способствовать процветанию, безопасности и стабильности как региона, так и мира в целом.

Геоэкономическая парадигма представляет Китай меркантилистской державой, которая за счет роста контролируемой государством экономики и самоуверенных внешнеэкономических инициатив стремится увеличить свое влияние в регионе и во всем мире.

Оба подхода предлагают чрезмерно упрощенный взгляд на сложную систему международных отношений Китая, объединяющую экономические и геополитические аспекты.

Возникновение и существование обеих парадигм связаны с тем, что многие политики и ученые опираются только на собственные узкие специализации и ограничивают свои интересы либо сугубо экономическими темами, либо проблемами геополитики и безопасности. Признание ошибочности этих подходов и поиск новых, плодотворных решений — необходимое условие построения более конструктивных отношений с Китаем.

Понимание принципов политической экономии международных отношений Китая

Сейчас самое подходящее время для анализа и работы с несовершенными парадигмами и их следствиями. Представив ряд масштабных внешнеэкономических инициатив и институтов, председатель КНР Си Цзиньпин дал понять, что запущенный Китаем процесс экономического развития нацелен на достижение процветания и безопасности как в регионе, так и в мире в целом.

Чтобы скорректировать свои точки зрения, ученые, политики и прочие специалисты-практики должны признать, что им необходимо выйти из жестких рамок своих специализаций — экономики, геополитики или сферы безопасности. Нужно искать новые пути к пониманию растущего международного влияния Китая и налаживанию взаимодействия между экономикой и политикой в целом и экономическим развитием и безопасностью в частности.

Некоторые ученые, политики и организации уже приступили к исследованиям связей между экономикой и политикой, а также взаимного влияния экономического развития и изменений в сфере безопасности. Но многое еще может и должно быть сделано. Хорошо, если подобные исследования станут регулярными, а участие политиков и фондов — постоянным.

Введение

Приведет ли рост китайской экономики и ее взаимозависимости с экономиками других стран к усилению геополитического влияния Китая — один из важнейших вопросов XXI века. Ответ на него жизненно необходим политикам, ученым, бизнесменам и многим другим как в самом Китае, так и за его пределами.

Долговременные последствия усиления общемировой роли Китая оцениваются очень по-разному. Китайское руководство подчеркивает приверженность официально объявленному курсу мирного развития, в то время как во многих странах все большее распространение получает точка зрения, согласно которой Китай — экспансионистская держава, которая стремится за счет объемов своей экономики и ее успехов расширить свое геополитическое влияние. Взгляды на то, как следует воспринимать поведение Китая и как на него реагировать, расходятся все сильнее. Они, по сути, отражают два различных и по-своему несовершенных представления о том, как успехи китайской экономики внутри страны и за ее пределами сказываются — или могут сказаться — на могуществе и влиянии Китая в мире.

Нагляднее всего различие этих подходов, а также вероятность обострения нарастающей напряженности могут быть показаны на примере недавнего продвижения Китаем инициатив и организаций, формально призванных содействовать экономическому развитию как соседних, так и более отдаленных регионов. Масштабные проекты по финансированию и строительству завязанной на Китае инфраструктуры наземного и морского транспорта, энергетики и телекоммуникаций — такие как инициатива «Один пояс — один путь» и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций — породили множество домыслов и сомнений. Отчасти потому, что пока непонятно, как в рамках своей национальной стратегии Китай может использовать новые и уже существующие связи с соседними странами и с другими регионами от Африки до Европы для увеличения своего геополитического влияния. Официальный Китай подчеркивает: участие в новых инициативах выгодно всем странам, оппоненты же утверждают, что эти инициативы дадут Китаю дополнительное средство достижения геополитических целей. Что особенно важно для соседних стран, многие из которых всерьез обеспокоены экспансией Китая в Южно-Китайском море. Однако расхождения в интерпретации недавних китайских инициатив — это только верхушка айсберга. Они отражают гораздо более глубокие противоречия в оценках и представлениях о том, как международная экономико-политическая роль Китая соотносится с расширением его геополитического влияния.

Китайское руководство постоянно подчеркивает, что его приоритет — экономическое развитие, и традиционно стремится убедить соседей, Соединенные Штаты и собственное население в том, что внешнеполитические задачи, которые ставит перед собой Китай, служат в первую очередь интересам развития национальной экономики. Масштабные инициативы, которые с 2013 года выдвигает председатель КНР Си Цзиньпин, преподносятся как естественное продолжение внешней политики, направленной на достижение таких выгодных всем результатов, как мир и процветание в регионе и во всем мире. Китайской парадигме мирного развития резко противопоставлена геоэкономическая парадигма: ее многочисленные сторонники за пределами Китая представляют эту страну меркантилистской державой, в которой сильная, дальновидная, авторитарная система манипулирует экономикой в целом и отдельными экономическими институтами с целью укрепления своего могущества в Китае и в мире.

Но ни та, ни другая парадигма в полной мере не отражают изменение роли Китая в мире. Несмотря на увеличение веса национальной экономики и ее взаимозависимости с экономиками других стран, Китай едва ли сможет расширить свое внешнеполитическое и геостратегическое влияние, как полагают сторонники геоэкономического подхода. Также пока нет достаточных оснований для утверждений, что экономические роль и связи Китая явно и последовательно — в соответствии с парадигмой мирного развития — способствуют укреплению мира и стабильности.

Каждая из описанных систем представлений отражает и формирует не только определенный образ мысли, но и особое политическое поведение. Существование этих парадигм во многом обусловлено доминированием бюрократического и академического подходов, отделяющих экономику от политики и вопросы развития от вопросов безопасности. Узкие аналитические рамки и институциональный подход породили поверхностное, а местами и целиком неверное понимание того, насколько и как связаны объем китайской экономики, ее рост и интернационализация с общим геополитическим влиянием Китая и его воздействием на систему международной безопасности.

Необходимо признать несовершенство и ограниченность этих парадигм и подходов и задуматься о разработке комплексного метода, который позволил бы напрямую сконцентрироваться на том, что политолог Роберт Гилпин назвал «динамическим взаимодействием… между стремлением к богатству и стремлением к власти», определяющим суть эволюции роли Китая на международной арене. Ключевой составляющей метода должен стать принцип рассмотрения вопросов экономического развития в тесной связи с проблемами безопасности. Сейчас для этого самый подходящий момент — Китай находится на перепутье. В стране происходят фундаментальные изменения: она переходит на новую модель экономического развития, то есть отношения Китая с мировой экономикой — и в целом с остальными государствами — будут уже другими. Кроме того, председатель КНР Си Цзиньпин стремится показать, что экономический рост страны и безопасность и стабильность в регионе и во всем мире связаны напрямую. Это идеальный момент, чтобы попытаться разобраться, что означает выход политической экономики Китая на глобальный уровень. Именно это понимание должно лечь в основу дальнейших действий. Чтобы преодолеть барьеры, установленные устаревшими системами представлений, потребуется инновационный способ мышления, а пройти этот путь помогут аналитические традиции и институциональные практики политических и академических кругов, а также гражданского общества.

Разные взгляды на взаимодействие китайской экономики и геополитики

Модель развития китайской экономики и роль Китая в мире сильно изменились за последние десятилетия. С конца 1970-х, когда начались реформы и была провозглашена политика открытости, и до самого недавнего времени экономика страны росла в среднем на 10% в год. После вступления Китая в начале 2000-х во Всемирную торговую организацию его роль в мировой экономике становилась все более значительной и заметной, и в итоге он превратился в крупнейшего участника международной торговли. Последние десять с небольшим лет растет доля Китая в глобальных потоках прямых иностранных инвестиций и международном финансировании, главным образом за счет займов и финансовой помощи развивающимся странам.

При этом вопрос, как стремление к богатству соотносится у Китая со стремлением к могуществу на международной арене, вызывает все больше разногласий и споров. До сих пор не вполне понятно, сказалось или нет расширение и укрепление международных экономических связей Китая на его могуществе и влиянии в мире, а если сказалось, то как: усилило его позиции или привело к появлению новых уязвимых мест и взаимозависимостей. Два самых известных американских академических специалиста по Китаю назвали его один «хрупкой державой», а другой — «державой лишь отчасти»[3], а англичанин Мартин Джейкс предсказывает, что Китай будет «править миром»[4]. Ни одно из подобных крайне общих определений не проясняет вопроса. В условиях запуска таких масштабных проектов, как «Один пояс — один путь» и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, не говоря уже об общей активизации китайской экономической дипломатии, все более актуальным становится определение взаимосвязи между экономическим и политическим аспектами внешней политики Китая, в частности между вопросами развития и безопасности.

Геоэкономика

Некоторые специалисты американских и европейских аналитических центров и эксперты-геополитики пользуются термином «геоэкономика» для описания якобы давно существующей предрасположенности Китая к использованию подходов реализма и меркантилизма при выстраивании отношений между государством и экономикой, а также при выстраивании внешнеэкономической политики[5]. Трудно выбрать из множества определений этого термина наиболее общепринятое и точное, так что приведем лишь определение, которое дали два бывших высокопоставленных сотрудника Государственного департамента США в своей недавно вышедшей книге «Использование экономических рычагов для продвижения и защиты национальных интересов и для достижения геополитических целей[6].

Те, кто придерживается геоэкономического взгляда на внешнюю политику Китая, обычно делают основной акцент на применении китайскими властями инструментов экономической политики для достижения более общих внешнеполитических или геостратегических целей[7]. Такой подход наглядно демонстрируют работы индийского специалиста по международным отношениям Брахмы Челлани. По его словам, «стремление Китая насадить в Азии свои порядки ни для кого не секрет. Все крупные проекты, от инициативы "Один пояс — один путь" до учреждения в Пекине Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, медленно, но верно приближают Китай к его стратегической цели — построению китаецентричной Азии»[8]. В словах Челлани отчетливо звучит свойственная геоэкономическому подходу озабоченность тем, что Пекин использует инициативы для усиления своих политических и геостратегических позиций.

По мнению некоторых аналитиков, разделяющих принципы геоэкономической парадигмы, если стратегия Китая не будет уравновешена адекватными мерами, он упрочит свою доминирующую позицию в регионе и в значительной части третьего мира[9]. В конечном счете логика геоэкономического подхода подводит к выводу о близящемся конце экономического, политического и стратегического влияния Соединенных Штатов и их европейских союзников с последующим крахом либерального миропорядка.

Однако если приглядеться к некоторым доводам сторонников геоэкономического подхода, обнаружатся противоречащие ему и просто неожиданные последствия углубления взаимозависимости китайской и глобальной экономик. На ряд таких противоречий указывают ежегодные доклады, которые с недавних пор выпускает Всемирный экономический форум от имени своего Совета по глобальной повестке в области геоэкономики. Название последнего доклада, «Геоэкономика с китайскими особенностями: как экономическая мощь Китая трансформирует мировую политику», предполагает, что китайская экономическая «мощь», что бы под этим словом ни понималось, конвертируется в международное политическое влияние. В докладе уделено, разумеется, значительное место инициативе «Один пояс — один путь», наряду со ставкой на государственные предприятия, одна из целей которой — обеспечить гарантированный доступ к рынку энергетических и прочих ресурсов.

Но в докладе говорится также и о том, что результатом появления прочной региональной и глобальной экономической взаимозависимости становится не только «серьезный подрывной потенциал» Китая, но и его зависимость от мирового рынка, геополитических перемен и кризисов. Так, например, мировой финансовый кризис 2007-2009 годов обнажил зависимость Китая от спроса на его продукцию в США и Европе, а войны и нестабильность на пространстве от Ливии до Ирака показали, как непросто дается борьба за энергетическую безопасность Китаю, который все больше рассчитывает на ближневосточные и африканские поставки нефти и газа.

Увеличение внимания к геоэкономике Китая со стороны преимущественно американских и европейских исследователей и институтов отражает и растущую в других частях света заинтересованность и порой озабоченность тем, что экономическая взаимозависимость с Китаем вызывает к жизни новые модели экономического и политического влияния. Так, например, вскоре после вступления в 2011 году в должность президента Бразилии Дилма Русеф заявила о намерении «преодолеть взаимодополняемость экономик», которая определяет характер торговых связей между Бразилией и Китаем, основанных на сырьевом экспорте; тем самым она косвенным образом поставила под вопрос взаимовыгодность и жизнеспособность бразильско-китайских экономических отношений. В непосредственной близости от Китая, в Мьянме, в том же 2011 году правительство остановило крупный китайский проект строительства плотины — этот шаг был, судя по всему, вызван тем, что Мьянма опасалась оказаться в чрезмерной экономической и политической зависимости от громадного соседа. Экономические отношения Китая с другими крупными странами — экспортерами сырья, такими как Россия и Австралия, также сопровождаются причитаниями по поводу роста политического и геостратегического влияния Китая. Независимо от того, отдают ли наблюдатели себе отчет в том, что пользуются в своих рассуждениях понятиями геоэкономики, все чаще звучат опасения, что благодаря расширению международной торговли, инвестиций и финансовых связей Китай может получить новые рычаги геополитического и стратегического влияния.

Мирное развитие

Официальная реакция Китая на обеспокоенность других стран основывается на логике выигрышной для всех парадигмы мирного развития. В официальной дипломатии и внешнеполитической риторике парадигма мирного развития описывает и легитимизирует приверженность Китая модели общемирового экономического развития, способствующего укреплению мира и стабильности на Земле. По сути, она представляет собой концептуальную модель, которая демонстрирует четкое понимание того, как экономическое развитие помогает мирно решать вопросы международной политики и безопасности, а также внутренней стабильности. В отличие от геоэкономики, концепция мирного развития исключает вероятность того, что Китай попытается за счет международной политики и внешнеполитических связей нарастить свое могущество или геостратегическое влияние. Кроме того, важное значение в парадигме мирного развития отводится представлению о Китае как о развивающейся стране, перед которой стоят те же вызовы, что и перед другими развивающимися странами.

Стратегия мирного развития была опубликована в 2011 году, но этому предшествовали почти двадцать лет размышлений о том, как лучше подать возвышение Китая, чтобы успокоить тех, у кого оно вызывает тревогу. Некоторым доктрина мирного развития кажется новым вариантом аксиомы Дэн Сяопина, согласно которой Китаю во внешней политике следует выжидать и скрывать свои возможности, и потому воспринимается прежде всего как обоснование пассивности.

Такой взгляд не учитывает принципиальной идеи доктрины, словно бы позаимствованной из классики экономического либерализма: развитие китайской экономики зависит от мира и стабильности в регионе и в других частях света, но в то же время активное участие Китая в международной торговле, инвестициях и финансах помогает поддержанию стабильности и мира, поскольку способствует глобальному экономическому развитию. На очень похожей логике основано управление политикой и экономикой внутри Китая: экономическое развитие необходимо для поддержания социальной стабильности, которая, в свою очередь, создает условия для развития экономики. В том, что касается внешних отношений, доктрина мирного развития полна заявлений о взаимовыгодном экономическом и политическом сотрудничестве с самыми разными странами. Это отражает глубоко укорененную в Китае марксистскую традицию, которая постулирует наличие связи между экономикой и политикой — как внутри страны, так и на международном уровне. При этом марксистская критика глобального капитализма, по сути, оказывается вывернутой наизнанку: вслед за марксизмом доктрина мирного развития признает, что политические результаты определяются экономическими, материальными факторами, однако в ее рамках экономические факторы приносят положительные политические результаты в виде укрепления международных мира и безопасности.

Си Цзиньпин не только не отказался от основных политико-экономических принципов парадигмы мирного развития, но и постоянно подчеркивает ее центральную роль. Продвижение новых внешнеэкономических инициатив соответствует логике парадигмы и распространяет ее на новые направления. Китай преподносит «Один пояс — один путь» и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций в первую очередь как инициативы экономического развития, призванные связать его с ближними и дальними странами через финансирование и строительство транспортной инфраструктуры и других проектов, способствующих укреплению международных связей. Поэтому, пропагандируя эти инициативы, китайские власти, ученые и аналитики стараются делать акцент на роли Китая как движущей силы экономического развития в регионе и во всем мире.

Инфраструктурные инициативы могут выполнять и еще одну роль — аргумента в спорах и волнениях, вызванных напряжением вокруг сухопутных и морских границ, а также нестабильностью и вооруженными конфликтами в расположенных поблизости от Китая странах и регионах. Очевидно, Пекин в рамках своей внешней политики пытается с помощью этих инициатив выстроить взаимовыгодную политико-экономическую логику мирного развития и одновременно расширить область ее применения — он утверждает, что выдвинутые им инициативы поспособствуют экономическому развитию собственных китайских бедных западных территорий и многих других стран и что их развитие, в свою очередь, внесет вклад в укрепление стабильности и, главное, безопасности. Китайские лидеры всеми силами подчеркивают, что их страна, в отличие от Америки и европейских держав, никогда не будет претендовать на господствующее положение в мире — и именно политико-экономическая логика взаимной выгоды и недавние инициативы Китая являются лучшим подтверждением этих слов.

Парадигма мирного развития занимает центральное место в официальной внешнеполитической риторике Китая, но параллельно в стране разворачивается ряд важных дискуссий о проблемах и возможностях, которые уже возникают или возникнут в будущем в связи с расширением глобальных экономических связей. Так, китайские ученые, политические аналитики и представители власти активно обсуждают, как растущая взаимозависимость Китая и мировой экономики создает новые проблемы, связанные с защитой интересов страны и ее граждан за рубежом. Не менее оживленные дебаты вызывает вопрос, сказывается ли — а если сказывается, то каким образом — рост богатства и экономического потенциала Китая на его региональном, международном, дипломатическом, военном и общем стратегическом влиянии.

Невзирая на дискуссии и дебаты о проблемах, возникающих по мере увеличения богатства Китая и его взаимозависимости с мировой экономикой, руководители Китая продолжают выступать с масштабными инициативами по развитию экономики. Наряду с разрекламированными и широко обсуждаемыми «Один пояс — один путь» или Азиатский банк инфраструктурных инвестиций можно назвать, например, обещание внести 1 млрд долларов в учрежденный под эгидой ООН Фонд мира и развития. Некоторые китайские аналитики даже предполагают, что у масштабных китайских проектов, в первую очередь миротворческих миссий в Африке, существует концептуальная основа — полноценная теория мирного развития. После резонансных заявлений Си Цзиньпина о региональном и международном развитии как залоге безопасности во всем мире количество сторонников этой точки зрения, без сомнения, увеличится.

Неоднозначный характер влияния Китая на международное развитие и безопасность

В целом парадигма мирного развития и геоэкономическая парадигма описывают два прямо противоположных представления о глобальной роли Китая, причем ни та ни другая не предлагают цельной картины «динамического взаимодействия» экономической и политической составляющих его международного влияния. Неполноценность обеих парадигм становится очевидной после обзора отношений Китая с разными странами и регионами, которые описываются сложными, часто противоречащими друг другу моделями экономических, политических и геостратегических связей. Различия между моделями лишний раз подчеркивают, что посылки, лежащие в основе обеих парадигм, и вытекающие из них ожидания чрезмерно упрощены и односторонни. Соответственно, для лучшего понимания вопроса необходим новый взгляд, способный преодолеть понятийную и бюрократичную зашоренность.

Китай и его соседи

Пример Юго-Восточной Азии лучше всего показывает, что прочные торговые, инвестиционные и финансовые связи Китая не гарантируют роста его политического влияния и не исключают увеличения геополитической и военной напряженности. Экономическая взаимозависимость не обеспечивает Китаю дружественных, комфортных отношений ни с одним из соседей, за исключением, может быть, Камбоджи. Еще до того, как Китай выступил с инициативой «Один пояс — один путь» и учредил Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, он продвигал идеалистическое видение Азии как «сообщества общей судьбы», основанного в значительной степени на экономической взаимозависимости стран региона. Притом что укрепление этой взаимозависимости сопровождалось углублением противоречий в сфере безопасности, а также обвинениями в экспансии в Южно-Китайском море, которые выдвигали против Китая Филиппины и Вьетнам.

Даже страны вроде Мьянмы, которые стоят в стороне от конфликта вокруг морской акватории, а еще несколько лет назад находились в сфере китайского экономического — а значит, и стратегического — притяжения, теперь стремятся выйти из него, дабы избавиться от крепнущего ощущения экономической и политической зависимости. Кроме того, увеличив свою роль в качестве регионального валютно-финансового центра, Китай так, по всей видимости, и не получил достаточных структурных полномочий, чтобы задавать тон в финансовых отношениях с соседними странами и с остальным миром. Если вкратце, то парадигма мирного развития чересчур оптимистически оценивает возможности экономических связей нейтрализовать проблемы безопасности, такие как противоречия по Южно-Китайскому морю; тогда как геоэкономическая парадигма ведет к завышенной оценке способности Китая оказывать политическое влияние на страны Юго-Восточной Азии.

В Центральной и Южной Азии, связи с государствами которых у Китая традиционно слабее, китайские инфраструктурные инициативы привлекают повышенное внимание из-за своих возможных геостратегических последствий. Порой звучит мнение (безосновательное с точки зрения Китая), что инициатива «Один пояс — один путь» может стать современным аналогом плана Маршалла, а реализация в ее рамках грандиозных инфраструктурных проектов вместе с попутной активизацией торговли и инвестиций дадут основание для укрепления лидерства и влияния Китая. Пекин делает основной акцент на предполагаемое положительное воздействие этой инициативы на международное и внутреннее экономическое развитие, но при этом и китайские руководители, и представители академических кругов подчеркивают, что у благоприятных перемен в экономике может быть дополнительный эффект — возможность частично или полностью разрешить давние проблемы с безопасностью в таких местах, как Афганистан. Пока, впрочем, не вполне ясно, как будут связаны между собой «Один пояс — один путь» и возглавляемые Китаем организации в сфере безопасности, такие, например, как Шанхайская организация сотрудничества.

Значительную роль в отношениях Китая с некоторыми из соседних стран, в частности с Россией, играют энергетические ресурсы. Именно растущим поставкам нефти и газа отводится центральное место в обсуждении нового стратегического партнерства Китая и России, но при этом существующие разногласия по вопросам ценообразования и финансирования проектов указывают на более глубокие проблемы исторического и географического характера, которые мешают созданию нового китайско-российского политического блока.

Публично приветствуя перспективы развития торговли и инвестиций, такие региональные державы, как Россия и Индия, опасаются, что инициатива «Один пояс — один путь», а также другие инструменты расширения китайского влияния в Южной и Центральной Азии заденут их собственные интересы и сферы влияния. Так, многие в России и странах Центральной Азии обеспокоены тем, что, выдвигая грандиозные инициативы экономического развития в регионе, Китай пренебрегает созданием инфраструктуры безопасности. Индия опасается, что благодаря строительству и развитию в Южной Азии портов потенциально двойного назначения, в частности порта Гвадар в Пакистане, Китаю будет проще нарастить свое военно-морское присутствие в Индийском океане и Бенгальском заливе[26]. Кроме того, очевидно, что инфраструктурные проекты Китая — как новые, так и уже реализующиеся, связанные со строительством мостов, плотин, железных дорог и портов, — могут вызвать негативную реакцию на местах. Вполне возможно, что эти инфраструктурные проекты будут восприниматься как выгодные только Китаю, но не выгодные стране или местным общинам. Это хорошо видно на примере попыток Китая реконструировать и расширить порт Коломбо на Шри-Ланке. Кроме того, очевидно, что китайские односторонние и многосторонние проекты развития почти наверняка повлекут за собой целый ряд последствий в сфере экономики, политики и безопасности.

До сих пор суммарное экономическое и геополитическое влияние новых китайских инициатив на положение в Южной и Центральной Азии чаще становилось предметом спекуляций, чем вдумчивого исследования и анализа. Сложившиеся связи Китая в области торговли, инвестиций и финансов демонстрируют взаимозависимость, способную как отталкивать, так и привлекать его партнеров. Для описания этих сложных тенденций и выбора правильной реакции на них необходимы новые аналитический инструментарий и методология.

Неопределенность ситуации отражают и отношения Китая с северо-восточными соседями. Ни Южная Корея, ни Япония не превратились в политический или геостратегический сателлит Китая, несмотря на глубокую экономическую взаимозависимость, на торговые и инвестиционные связи. При этом не исключено, что если бы таких связей не было, японо-китайские отношения ухудшились бы еще сильнее или так бы и не смогли стабилизироваться. В то же время существует пример Северной Кореи — ее экономическая зависимость от Китая не обеспечивает послушания теряющему терпение союзнику и, как показывают проведенные Пхеньяном в сентябре 2016 года ядерные испытания, не способствует укреплению безопасности в регионе. Официальная логика мирного развития, очевидно, не сработала в ситуации северокорейской автаркии, а экономические связи не гарантировали Китаю, что он сможет влиять на союзника. Даже при таком беглом взгляде на отношения Китая с его северо-восточными соседями становится понятно, что ни парадигма мирного развития, ни геоэкономическая парадигма не объясняют природу китайского влияния, региональных противоречий и угроз безопасности.

Китай, Соединенные Штаты и Европа

Несмотря на географическую отдаленность, многие наблюдатели в Соединенных Штатах и Европе проявляют интерес не только к недавним экономическим инициативам Китая, но и, шире, к вопросу о том, как соотносятся между собой его международные экономические связи и геополитические притязания. Наиболее воинственно настроенные представители американских политических, экспертных и академических кругов критикуют традиционную приверженность США мирному деловому сотрудничеству с Китаем, они утверждают, что такое сотрудничество способствует превращению Китая в стратегического соперника Соединенных Штатов. Те, кто всерьез озабочен китайской экспансией в Южно-Китайском море и связанной с ней военной напряженностью между США и Китаем в этом регионе, не верят в искренность китайских заверений о мирном развитии.

Если рассматривать отношения Китая, США и в меньшей степени Европейского союза (ЕС) в более широком смысле, становится очевидным, что прочные взаимозависимые торговые и инвестиционные связи не исключают эпизодов геополитического соперничества и политической напряженности в Азии и за ее пределами. Так, недавно, с замедлением темпов роста китайской экономики и началом изменения модели ее развития, у Китая возникли торговые трения одновременно с ЕС и Соединенными Штатами из-за перепроизводства стали. Подобные конфликты укрепляют позиции тех, кто выступает против признания странами — членами ВТО рыночного статуса китайской экономики. Кроме того, в ЕС и США возникают вопросы, связанные с международными экономическими организациями: не стремится ли Китай путем создания Азиатского банка инфраструктурных инвестиций и осуществления других инициатив регионального развития подорвать такие существующие институты, как, например, Всемирный банк и Азиатский банк развития. Многие страны ЕС присоединились к Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций, США этого делать не стали и призвали союзников следовать своему примеру. И все же вопрос о том, кто устанавливает правила управления мировой экономикой, по-прежнему исключительно важен для государственных лидеров по обе стороны Атлантики. Таким образом, вопреки китайской риторике мирного развития, взаимозависимость экономик как минимум не смогла гарантировать Китаю гладкого и беспроблемного развития отношений ни с Соединенными Штатами, ни с ЕС.

Однако и меркантилистская геоэкономическая парадигма, которая пользуется известной популярностью в США и Европе, подкреплена на удивление малым числом примеров прямой или хотя бы косвенной зависимости геополитического влияния Китая от его международных экономических связей. Во всяком случае, дискуссия о валютной политике Китая или его авуарах в долларах и долгосрочных казначейских облигациях США показывает, что его меркантилистская по сути политика не соответствует представлениям о глубокой торговой и финансовой взаимозависимости Китая и США. Китай использует вопрос допуска на свой рынок в качестве рычага при переговорах с Соединенными Штатами и ЕС, но и западные чиновники и компании тоже активно пытаются с помощью законов, стандартов и торговых соглашений регулировать правила игры, так что Китаю и китайским компаниям приходится им следовать. Наконец, в отсутствие прочных экономических связей и взаимозависимости между Китаем с одной стороны и Соединенными Штатами и Европой с другой стратегическая напряженность могла бы быть острее, чем сейчас, а пространство для переговоров — уже.

Китай и развивающиеся страны

СМИ в основном уделяют внимание непростым отношениям Китая с соседями или с великими державами вроде Соединенных Штатов, а между тем динамика китайских международных экономических и политических отношений меняется — все более важную роль во внешней политике Китая играют связи с развивающимися странами Африки и Латинской Америки. Эти отношения расширяются с начала 2000-х годов по мере того, как в Китае растет спрос на минеральные, энергетические и сельскохозяйственные ресурсы, а представители китайских бизнес-кругов пытаются использовать экономические возможности развивающихся рынков. Одновременно расширение торговых, финансовых и инвестиционных связей с обоими регионами стимулирует интерес к дипломатии по линии «Юг-юг», а также к новым многосторонним форумам, таким как, например, БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка).

Как минимум пока шел сырьевой бум (примерно с 2003 по 2013 год), центральное место в китайских отношениях с развивающимися странами отводилось логике и потенциалу парадигмы мирного развития. В китайских «белых книгах» неоднократно подчеркивалось, что крепнущие экономические связи с Африкой и Латинской Америкой воплощают взаимовыгодные отношения, основанные не только на экономическом, но и дипломатическом и политическом сотрудничестве, кардинально отличающиеся от отношений зависимости и неравноправия, которые исторически ассоциируются с Европой и США.

При этом с позиций геоэкономики основанные на поставках сырья отношения Китая с южноамериканскими и африканскими стратегическими партнерами прекрасно иллюстрируют меркантилистское стремление Китая обеспечить себя природными ресурсами и расширить свое геополитическое влияние. Кроме того, споры вызывают и китайские программы помощи африканским странам — многие из них не отвечают установленным Организацией экономического сотрудничества и развития стандартам в области финансовой отчетности и управления, а также масштабные проекты межгосударственного кредитования на цели развития — они отодвигают на задний план программы Всемирного банка и региональных банков. У других наблюдателей беспокойство вызывает не столько расширение экономических и дипломатических связей Китая, сколько вероятность того, что Китай успешно экспортирует в страны Африки и Латинской Америки нелиберальную модель политического и экономического развития, уже прозванную «пекинским консенсусом».

Более детальное рассмотрение экономических отношений Китая с Африкой и Латинской Америкой ставит под вопрос оба описанных подхода. Статистика, иллюстрирующая быстрое наращивание Китаем коммерческих связей с африканскими и южноамериканскими странами, зачастую весьма впечатляюща, но при этом политические и, шире, геостратегические последствия не столь очевидны. Китай и многие его новоприобретенные торговые и инвестиционные партнеры из числа развивающихся стран обычно приветствуют китайскую экономическую экспансию. Однако сами по себе Африка и Латинская Америка очень неоднородны — экономические связи с Китаем сулят странам этих регионов очень разные перспективы и проблемы. Это относится даже к тем государствам, которые в начале 2000-х годов резко нарастили экспорт сырья в Китай, таким как Ангола с Замбией и Аргентина с Чили. Представителей власти и бизнеса в этих странах, а также международные организации вроде Экономической комиссии ООН по странам Латинской Америки и Карибского бассейна беспокоит углубление или возобновление их зависимости от сырьевого экспорта. У стран, которые, как, например, Мексика, не имеют возможности экспортировать сырье, в торговле с Китаем сложился внушительный дисбаланс. Потоки китайской помощи, кредитов и прямых иностранных инвестиций, сопровождавшие торговый бум, вызвали в развивающихся странах смешанное ощущение энтузиазма и тревоги.

В сферах безопасности и геополитики складывается не менее сложная картина. В Африке военное присутствие и влияние Китая до сих пор было более заметным, чем в Латинской Америке: он принимал участие в миротворческих миссиях ООН, в 2011 году эвакуировал десятки тысяч своих граждан из Ливии, а недавно заявил о планах строительства в Джибути первой зарубежной военной базы. И хотя стремительное расширение связей Китая с Латинской Америкой в значительной степени было обусловлено сырьевым бумом, оно попало в поле зрения спецслужб США и американских специалистов в области безопасности. Помимо подобных случаев, непосредственно связанных с вопросами безопасности, есть и другие ситуации: например, все больше осложняющиеся отношения Китая с Венесуэлой демонстрируют, что связи, формально основанные на коммерческих интересах, с одной стороны, влияют на местную популистскую политику, а с другой — испытывают на себе ее воздействие.

Вопреки риторике мирного развития, Китай, по всей видимости, не сумел ни обеспечить соблюдения экономических интересов и интересов безопасности африканских и южноамериканских стран, ни способствовать их стабильному процветанию. Более того, конец сырьевого бума, сопровождающийся снижением китайского спроса на сырьевые товары и падением цен на них (что стало тяжелым ударом для многих партнеров Китая в Африке и Латинской Америке), ставит под вопрос способность Китая сохранить на прежнем уровне свое экономическое и дипломатическое присутствие в этих регионах. Теперь и в ближайшие годы, когда сырьевой бум закончился и, соответственно, замедлились темпы роста китайской экономики, одна из самых важных и сложных проблем, которые встают перед Китаем и международным сообществом, — урегулирование отношений с развивающимися странами Африки, Латинской Америки и других регионов в вопросах экономики, политики и безопасности.

Энергетические связи с Ближним Востоком

Ближний Восток также переживает бурный рост сырьевых связей с Китаем, для которого он стал главным поставщиком нефти. Последние 20 лет зависимость Китая от импорта углеводородов настолько выросла, что вызывает внутри страны дискуссии об энергетической безопасности, главным образом обсуждаются вопросы диверсификации источников поставок и надежность транспортировок. Отношения Китая и Ближнего Востока в области энергетики дают представление о том, насколько разнообразны и отчасти противоречивы сложные взаимосвязи между глобальными рынками и геополитикой.

Растущая зависимость Китая от поставок ближневосточных нефти и газа ставит вопрос, намерен ли Китай активизировать свою роль в политическом урегулировании и обеспечении безопасности в этом сложном и все более нестабильном регионе. Обсуждается главным образом, почему Китай не хочет или не может, во всяком случае пока, приложить больше усилий к поискам ответов на серьезные вызовы безопасности, которых становится все больше. Как без обиняков выразился один из ближневосточных политических аналитиков, «в целом у Китая не было возможности развивать стратегические отношения ни с одной из стран Ближнего Востока. Он придерживался политики выжидания, невмешательства, бездействия и отстранения от ближневосточных конфликтов, полностью сосредоточившись на импорте энергоносителей и ограниченной торговле».

Основанные на поставках сырья экономические связи со странами Ближнего Востока не переросли ни в плодотворные стратегические отношения, ни в явное и стабильное усиление позиций Китая в регионе. Даже тесные торговые и инвестиционные отношения с Ираном в то время, когда тот находился под санкциями, не гарантируют Пекину какого-то особого коммерческого или политического влияния на Тегеран. При этом зависимость Китая от импорта ископаемого топлива почти наверняка продолжит расти, вместе с ней еще большую остроту приобретут вопросы обеспечения безопасности источников и путей поставок, а также вовлеченности Китая в сложные хронические проблемы безопасности в регионе. Все это лишь подтверждает, что китайско-ближневосточные связи будут по-прежнему чрезвычайно важны для понимания экономического и геополитического аспектов увеличения глобальной роли Китая.

Недостатки существующих парадигм

Из приведенных кратких характеристик отношений Китая с соседями, с признанными державами вроде Соединенных Штатов, с развивающимися странами и торговыми партнерами, располагающими большими сырьевыми запасами, складывается представление о сложной политико-экономической системе китайских международных отношений. Очевидно, что две существующие парадигмы — геоэкономическая и мирного развития — не способны охватить все экономические и политические интересы, а также вопросы безопасности, в результате взаимодействия которых возникают международные инициативы и связи Китая, якобы преследующие сугубо экономические цели. Кроме того, эти парадигмы не объясняют, как значимые изменения в экономике (вроде окончания сырьевого бума) и политике (такие, как закат левого популизма в Латинской Америке) могут повлиять на существующие модели китайских международных отношений.

Обе парадигмы плохи. Парадигма мирного развития в лучшем случае грешит чрезмерными оптимизмом и экономическим детерминизмом, а в худшем — подрывает репутацию Китая как пропагандистское прикрытие геополитических устремлений, продиктованных соображениями реальной политики. Что касается геоэкономической парадигмы, то она переоценивает способность Китая ставить перед собой геостратегические цели и добиваться их, умело воздействуя на внутренний и международный рынки и на субъектов внутренней и внешней политики. Неожиданным образом эти парадигмы роднит склонность без особых на то оснований приписывать китайской внешней политике дополнительные качества — доброжелательность (в случае парадигмы мирного развития) либо стратегическую прозорливость (в случае геоэкономической парадигмы). Таким образом, обе господствующие теории политэкономии международных отношений Китая являются ограниченными, косными и оторванными от действительности.

На пути к пониманию политической экономии международных отношений Китая

Что же делать, если плохи господствующие теории? Первым делом надо признать их недостатки. Сделать это не так просто, поскольку обе парадигмы политизированы и служат интересам определенных групп. Парадигма мирного развития отражает официальную политику Коммунистической партии Китая и играет первостепенную роль в государственной пропаганде и дипломатии. Поэтому она пользуется сильной поддержкой в академических и внешнеполитических кругах, даже притом что не все их представители ее полностью разделяют. Тем временем геоэкономической парадигмы придерживаются преимущественно политические оппоненты Китая, встревоженные его экспансией и ростом влияния в мире. Настолько прочно укоренившиеся и политизированные концепции непросто сбросить со счетов. Но признать их недостатки чрезвычайно важно, поскольку ошибочные политэкономические подходы могут вызвать рост напряженности по мере того, как глобальная роль Китая будет увеличиваться.

На более общем уровне эти парадигмы отражают давнишнее разделение между экономическим и геополитическим подходами к теории и практике международных отношений. Они — результат традиционного и излишне упрощенного понимания того, как соотносятся между собой богатство и бедность (в случае с геоэкономической парадигмой) и развитие и безопасность (в случае с парадигмой мирного развития).

Такие недостатки отражают «эффект силосной башни» — так журналист и социолог Джиллиан Тетт назвала идейную обособленность в пределах отдельных групп во властных, академических и деловых кругах, чреватую «зашоренностью и уходом от действительности», которые могут, в свою очередь, приводить к принятию неверных решений и нежелательным политическим последствиям. Недостатки геоэкономической парадигмы и парадигмы мирного развития как раз и связаны с узостью мышления и закрытостью описанных групп, с тем, что они варятся в собственном соку. Однако «эффект силосной башни» распространяется не только на представления о международной политэкономии Китая — его проявления можно увидеть в работе разнообразных институций и в самой стране, и в остальном мире.

Часто этот эффект отражается в организационной структуре. Например, в дипломатической службе США такие группы исторически носят название конусов — сотрудники распределяются по ним в соответствии со своей специализацией: политической, экономической или какой-то еще. На факультетах политических наук американских университетов международными отношениями обычно занимаются специалисты по международной безопасности и по международной политической экономии, причем поощряется узкая специализация. По словам директора одного из самых уважаемых в Европе центров по исследованию международно-политических проблем, в западной китаистике «в общем и целом существует четкое разделение сфер экономики, политики и безопасности».

Так же они разделены и в китайских академических учреждениях и политических институциях. В Китае связь между экономикой и политикой не только не рассматривают отдельно — ее считают либо само собой разумеющейся, либо принадлежащей официальной марксистской идеологии и риторике, — но и в целом придают изучению международной политической экономии второстепенное значение по сравнению с теорией международных отношений и вопросами безопасности. На научных конференциях и политических саммитах с участием представителей Китая и других стран, посвященных китайской внешней политике, можно заметить, что эксперты и организации распадаются на два лагеря — одни занимаются вопросами экономики и бизнеса, другие специализируются на геополитике и безопасности. Такое разделение по принципу приверженности определенной организации или традиции — академической либо бюрократической — особенно бросается в глаза на многочисленных мероприятиях, посвященных инициативе «Один пояс — один путь», изначально имеющей двойную, экономическую и геополитическую, направленность.

Чтобы лучше понимать процессы, связанные с усилением роли Китая в мире, и адекватно реагировать на них, необходимо признать эффект искусственности разделения политики и экономики и нейтрализовать его. Необходимо разрушить барьеры, которые в политических и научных кругах разделяют экономический, политический и геостратегический подходы.

Между богатством и могуществом, развитием и безопасностью не существует безусловной зависимости, и нет простых законов, которые помогли бы разобраться в сложном переплетении экономических и политических факторов, формирующих отношения Китая с остальным миром. В первые десятилетия XX века экономика Соединенных Штатов была, бесспорно, крупнейшей в мире, но до конца Второй мировой войны у США не было желания или возможности влиять на международную политику сообразно статусу своей экономики. Так что мысль об отсутствии прямой зависимости между богатством страны и ее международным могуществом не должна вызывать удивления.

Преодолеть эффект разобщенности в анализе будет непросто, но сейчас для этого самое подходящее время. Китай находится на перепутье — и во внутренней, и в международной политике, это дает возможность снять существующие барьеры. Внутри страны Китай проходит крайне трудную, но необходимую трансформацию модели экономического развития, чтобы избежать так называемой ловушки среднего дохода. При этом встают серьезнейшие экономические, социальные и политические вызовы, и в поиске ответов на них Китай обращается за советом и сотрудничеством к кому только может. В международной сфере Си Цзиньпин активизирует внешнеэкономическую дипломатию, выдвигает все новые инициативы и создает новые институты, что чревато как высокими рисками, так и значительными выигрышами. Наконец, нащупав связь между внутренними и внешними вызовами и инициативами, можно будет ответить на вопрос, как стремление Китая к богатству и могуществу, в рамках которого он пытается, в частности, объединить вопросы развития и безопасности, скажется на самой этой стране и на мире в целом.

В продолжение темы благоприятного момента и открывшихся возможностей необходимо сказать, что сам Си Цзиньпин связал официальный внешнеполитический подход и политику Китая с признанием взаимозависимости между экономическим развитием с одной стороны и стабильностью и безопасностью с другой. В марте 2014 года он заявил на конференции по безопасности в Азии, что «развитие — это основа безопасности, а безопасность — необходимая предпосылка развития». Однако напомним, что, как показал наш анализ, невозможно описать происходящее, опираясь только на модель мирного развития.

Утверждение Си Цзиньпина предлагает — а по сути, констатирует необходимость — тщательно обдумать: что такое экономическое развитие и каким оно должно быть; что понимается под безопасностью и стабильностью; как они связаны сейчас и как должны быть связаны в дальнейшем. Долгие годы в китайском руководстве считали, что развитие национальной экономики и социальная стабильность нераздельно связаны между собой — теперь это представление распространяется и на внешнюю политику Китая. При этом мало кто в Китае и в мире анализировал логическую посылку, в которой развитие приравнивается к стабильности и безопасности, и то, насколько эта посылка реализуема, особенно за пределами Китая. Найти способ осмыслять подобные вопросы и претворять теоретические посылы в жизнь — важнейшая отправная точка в формировании нового подхода.

Все это должно подтолкнуть представителей правительственных и неправительственных организаций к анализу ключевых аспектов темы развития и безопасности и к обсуждению их с представителями власти, учеными и гражданами Китая. В Соединенных Штатах благодаря академическим, неправительственным, государственным и коммерческим организациям уже давно сформировался междисциплинарный интеллектуальный и политический экспертный потенциал, позволяющий находить общий язык с остальным миром. Перед Китаем тоже встает необходимость накопления человеческих и организационных ресурсов, которые бы позволили ему лучше понимать мир по ту сторону границ и увереннее прокладывать себе в нем путь. Сочетание опыта, который есть у Запада, и насущной необходимости у Китая открывает благоприятные перспективы для сотрудничества и формирования нового способа мышления.

Начаться сотрудничество может с усиления междисциплинарной составляющей в изучении роли, которую играет Китай в современном мире. Научные аналитические центры и академические исследовательские организации могут активизировать и расширить работу, которая уже идет в области политической экономии в целом и международной политической экономии в частности. Далее необходимо следить за тем, чтобы каналы связи не обрывались, чтобы результаты исследований в разных областях — политической экономии, международной безопасности и регионоведения — взаимно дополняли и обогащали друг друга. Кроме того, политикам и аналитикам очень бы пригодилось полноценное научное исследование сложных взаимозависимых аспектов увеличения роли Китая в международной экономике и политике. Китаю, как и любой другой стране, было бы полезно расширить качественные исследования в сфере международной политической экономии и связанных с ней вопросов безопасности, объединив их с уже действующими программами изучения международных отношений. Отправным пунктом или начальной задачей для китайских и западных специалистов по международной политической экономии может стать анализ следующей ситуации: как в связи с окончанием всемирного сырьевого бума и сменой модели экономического развития Китая изменятся его отношения с богатыми природными ресурсами развивающимися странами и какова будет в этих странах динамика корреляции между развитием и безопасностью.

Такого рода исследования в области международной политической экономии в свое время уже принесли положительные результаты. Как область научного знания международная политическая экономия возникла в 1970-е годы на волне стремительных перемен на международных энергетических рынках и растущих тревог (а также надежд) в связи с ослаблением американского господства в мире. Отчасти ее появление было реакцией на непродуктивность и косность узкоспециального подхода в науке и политике, в соответствии с которым так называемая высокая политика, занимавшаяся такими темами, как международные альянсы и ядерная безопасность, была отделена от так называемой низкой политики, ведавшей торговлей, финансами и прочей внешнеэкономической рутиной. Появившись, международная политическая экономия не осталась запертой в университетских стенах: в 1970-е годы лучшие американские специалисты в этой сфере занялись важными практическими вопросами международной экономики и политики, такими, например, как внешнеполитические аспекты регулирования деятельности транснациональных корпораций. Некоторые из этих специалистов, в частности Джозеф Най и Стивен Краснер, впоследствии работали в правительстве. Международное положение, в котором находились Соединенные Штаты в 1970-е годы, чем-то напоминает современную китайскую ситуацию — китайские компании стремятся на зарубежные рынки, рынок энергоресурсов нестабилен, а тема относительного ослабления США по-прежнему актуальна. При этом выработанные в 1970-е подходы и научный инструментарий к китайской ситуации практически не применяются; необходимо это изменить.

Что касается научных аналитических центров и подобных им организаций, то некоторые из них уже начали исследования и запустили программы, которые могут быть в дальнейшем расширены. Из тех, кто в сотрудничестве с Китаем уже приступил к важному детализированному исследованию проблем развития и безопасности как взаимосвязанных аспектов роста китайского влияния в мире, можно назвать Стокгольмский институт исследования проблем мира и Американский комитет Друзей на службе обществу. Кроме того, многие китайские университеты и все больше аналитических центров, не говоря уже о представителях бизнеса и власти, заявляют о готовности сотрудничать и принять помощь в формировании подхода к пониманию внешнего мира и взаимодействию с ним. Западные академические учреждения и неправительственные организации с опытом исследований в области регионоведения и международного развития должны искать новые формы партнерства с Китаем для совместного изучения связей между развитием и безопасностью — с тем, чтобы уделить основное внимание странам и регионам, где есть серьезные проблемы с тем и другим. Таким, например, как Камбоджа с Лаосом и Мьянмой в Юго-Восточной Азии и Афганистан с Пакистаном в Центральной.

Международным организациям также отведена роль. У таких институтов, как Всемирный банк и его региональные аналоги вроде Азиатского банка развития, есть большой, заработанный тяжелым трудом опыт финансирования и администрирования природоохранных и социальных составляющих крупных инфраструктурных проектов. Этот опыт может оказаться полезным для плодотворного сотрудничества с Китаем, который осуществляет подобные проекты по всему миру. Более того, начало такому сотрудничеству положено: Всемирный банк и Азиатский банк развития уже договорились о совместном с Азиатским банком инфраструктурных инвестиций финансировании ряда проектов. Китай также заявил о своей заинтересованности во взаимодействии с ООН при посредничестве недавно учрежденного под эгидой этой организации Фонда мира и развития. Это открывает дополнительные возможности для сотрудничества с Китаем в исследовании взаимосвязей между развитием и безопасностью.

Задействованы должны быть также и прямые межгосударственные отношения США и Китая. Существующий формат ежегодных встреч в рамках Стратегического и экономического диалога между Китаем и США может превратиться в ключевую площадку для обсуждения пресечений экономических вопросов с одной стороны и вопросов безопасности и политики с другой. Но пока даже в рамках стратегического и экономического диалога экономические департаменты стараются дистанцироваться от тех, кто специализируется на проблемах безопасности.

Необходимо найти способы заниматься напрямую точками, в которых эти направления пересекаются с областью компетенции той или иной институции. Можно, например, попытаться применить недавний успешный опыт американо-китайского сотрудничества в сфере энергетики и изменения климата к более широкому спектру проблем и использовать его для углубления сотрудничества. Полезно также было бы поделиться опытом регулирования деятельности транснациональных корпораций, в том числе в вопросах охраны окружающей среды, соблюдения трудового законодательства и противодействия коррупции — эти темы актуальны для Китая прежде всего в связи ростом международных инвестиций китайского бизнеса. Все больше представителей китайских властей и бизнеса считают, что в такого рода вопросах следует разбираться, причем руководствуются эти люди разными соображениями — принципами социальной ответственности бизнеса или оценкой политических рисков. Опираясь на свой богатый опыт, США и многие европейские страны могли бы поделиться с Китаем навыками вложения и управления внешними прямыми иностранными инвестициями, убедить китайских партнеров в том, что поведение транснациональных корпораций — дело национальной важности, заслуживающее самого пристального внимания со стороны государства и общества. Перечисленные шаги могут послужить отправной точкой для выработки более полного и детального понимания природы роста международного влияния Китая, особенно в том, что касается динамического взаимодействия между могуществом и богатством в целом и экономическим развитием и безопасностью в частности.

Заключение

Скорее всего, экономическое развитие и в дальнейшем будет занимать почетное место в экономической и внешней политике Китая, но не стоит забывать, что оно всегда влечет за собой социальные и политические перемены и вызовы. В условиях, когда модель развития и политика Китая меняются, когда они находятся под влиянием других стран, международных институтов и событий, на которые они в свою очередь тоже воздействуют, особенно важно найти способы понимания этих процессов. Узким, зашоренным взглядом нельзя охватить сложную реальность. Не поняв, что происходит, невозможно адекватно отреагировать. Но благодаря новому подходу, не признающему преград, могут открыться самые неожиданные возможности. Необходим настоящий прорыв, чтобы осмыслить растущую роль Китая и понять, что перспективы мира и процветания не тают, а напротив, становятся все более реальными. Убедить в этом всех будет непросто, но, объединившись, силы, заинтересованные в изменении международной роли Китая, смогут справиться с этой задачей.

Мэтт Ферчен — приглашенный исследователь в Центре мировой политики Карнеги-Цинхуа, где он руководит программой «Китай и развивающиеся страны». Основные темы его исследований — управление городской теневой экономикой в Китае, дебаты о «китайской модели» развития, а также экономические и политические отношения Китая и стран Латинской Америки. Ферчен также преподает на факультете международных отношений Университета Цинхуа, где ведет курсы по международной и китайской политической экономии и китайско-латиноамериканским отношениям для студентов и выпускников.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 февраля 2017 > № 2064524


США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 7 февраля 2017 > № 2064520

Face the Nation: расшифровка интервью с Пенсом и Кристи

Джон Дикерсон (John Dickerson), CBS, США

Джон Дикерсон (John Dickerson), ведущий программы Face the Nation на канале CBS: Смотрите сегодня в Face the Nation: президент Трамп оказался в тупике, поскольку федеральный судья приостановил действие запрета на въезд в США для граждан определенных стран. Борьба в суде накаляется.

Вашингтон пережил еще одну чрезвычайно бурную неделю, в ходе которой президент Трамп выдвинул своего кандидата в Верховный суд США, предпринял шаги для отмены ограничений на доступ к кредитным ресурсам Уолл-Стрит и ввел новые санкции против Ирана. Можно ли сказать, что новая администрация слишком торопит события? Скоро к нам присоединится вице-президент Пенс, который расскажет нам о первых двух неделях работы администрации и о том, как она планирует бороться с решением судьи.

Губернатор Нью-Джерси Крис Кристи (Chris Christie) даст свою оценку начала работы администрации.

Во второй половине программы группа политических обозревателей прокомментирует важнейшие события этой недели и поделится своими прогнозами на следующую неделю.

Обо всем этом мы поговорим в программе Face the Nation.

Доброе утро и добро пожаловать на Face the Nation. Я Джон Дикерсон. Сегодня у нас достаточно много тем для обсуждения, и мы начнем с вице-президента Майка Пенса (Mike Pence).

Дикерсон: Господин Пенс — господин вице-президент — я благодарю вас за то, что вы пришли к нам в студию.

Майк Пенс, вице президент США: Доброе утро, Джон.

(Смеются)

Дикерсон: К этому надо привыкнуть.

Пенс: Доброе утро, Джон.

Дикерсон: Давайте начнем с исполнительного указа об иммиграции. Федеральный судья приостановил его действие. Критика этого указа звучала даже со стороны республиканцев, которые в целом поддерживают такую политику, — им просто не понравилось, как все происходит. Пришло время начать все с нуля?

Пенс: Время начинать все с нуля еще не пришло.

В период своей предвыборной кампании и с самого начала работы нынешней администрации президент Трамп ясно говорил о том, что, вступив в должность президента США, он намеревается использовать свою власть, чтобы поставить во главу угла безопасность и защиту американского народа, особенно когда речь заходит о защите страны от той угрозы, которую радикальные исламистские террористы представляют для наших семей и общества.

В основе этого исполнительного указа лежат конституция США и наши законы. Суд в Бостоне подтвердил это. Другой суд в Вашингтоне пришел к иному выводу. Однако мы твердо уверены, что, хотя нам и придется пройти через множество апелляций, в конечном итоге суд подтвердит полномочия президента в этой области, и президент сможет и дальше принимать меры, необходимые для обеспечения безопасности и защиты американского народа.

Дикерсон: Позвольте мне задать вопрос об этом судье — федеральном судье в Вашингтоне. Президент назвал его — цитата — «так называемым судьей». Президент имеет право критиковать любого, кого захочет. Критика — это одно. В данном случае — и это крайне важно — президент ставит под сомнение легитимность судьи и его право выносить подобные решения. Допустимо ли для президента ставить под сомнение легитимность самого судьи — подчеркну, не его решение, не его мнение, не политику, а именно его легитимность?

Пенс: Любой президент имеет право критиковать другие ветви федерального правительства.

Как вы сказали, очевидный факт заключается в том, что, как я полагаю, американскому народу нравится прямота нового президента. Наш президент и вся наша администрация откровенно расстроены, потому что — и законы в данном вопросе однозначны, Джон, — не только его конституционные полномочия проводить внешнюю политику его страны, но и та власть, которую предоставляет ему федеральное законодательство, дают президенту право определять, кого можно пускать в страну, а кого — нет.

В данном случае президент воспользовался списком, который был составлен администрацией Обамы и Конгрессом, — списком стран, считающихся рассадниками терроризма. Президент имеет полное право так поступать. Поэтому крайне неприятно наблюдать за тем, как федеральный судья в Вашингтоне пытается руководить внешней политикой США и принимать решения, касающиеся нашей национальной безопасности.

Дикерсон: Но я бы все-таки хотел вернуться к слову «легитимность», потому что в данном случае речь идет не только о расхождении во мнениях. И причина, по которой я так настойчиво поднимаю этот вопрос, заключается в том, что президент крайне болезненно относится к любой критике, ставящей под сомнение легитимность его власти. В последний раз, когда вы приходили к нам в студию, мы с вами говорили о конгрессмене Джоне Льюисе (John Lewis), который усомнился в легитимности президента. Тогда вы сказали, что Джон Льюис и любой другой в его положении не имеют права ставить под сомнение легитимность президента.

Так почему президент считает себя вправе ставить под сомнение легитимность судьи, и что делает судья?

Пенс: Джон, я не думаю, что президент подвергал сомнению легитимность судьи.

Дикерсон: Но когда он называет его «так называемым судьей», как иначе можно это интерпретировать?

Пенс: Как только вышло это постановление суда, Министерство внутренней безопасности приступило к его выполнению.

Мы отправились в суд, чтобы добиться приостановки действия этого постановления. Мы собираемся обратиться в Апелляционный суд — и не только для того, чтобы приостановить процесс, но и чтобы вернуть все на свои места. И мы уверены, что нам удастся выиграть и решить этот вопрос в интересах безопасности американского народа.

Дикерсон: Слова президента…

(Неразборчиво)

Пенс: В данном случае речь скорее идет… речь идет о том, что президент просто выразил свое недовольство поведением судьи, который…

Дикерсон: Я понимаю.

Пенс: Который пытается приписать себе исключительные права президента США.

Дикерсон: Но не стоит забывать, что когда президент говорит, его формулировки имеют значение. Полагаю, что причина еще и в том, что, когда я беседовал с президентом — тогда, в январе 2016 года, он был еще кандидатом — он говорил об исполнительном указе президента Барака Обамы об иммиграции. Он сказал мне следующее (цитата): «Суды предприняли меры и совершили нечто весьма удивительное, и они поступили правильно». То есть суд вмешался и блокировал указ президента Обамы об иммиграции.

Итак, если это было правильно в случае с указом президента Обамы, почему же сейчас их вмешательство нелегитимно?

Пенс: Думаю, это отличное сравнение, Джон. И очень справедливое с вашей стороны, как, впрочем, и всегда. В случае с указом Обамы президент принимал меры, которые однозначно находились в компетенции законодательной ветви. Тогда Конгресс не предпринимал никаких действий, поэтому президент попытался использовать свои полномочия, чтобы провести в жизнь законы, которые Конгресс не принял.

Исполнительный указ президента Трампа, который судья из Вашингтона блокировал, полностью соответствует статутному праву, которое было принято Конгрессом США.

Дикерсон: Позвольте мне задать вам вопрос о Конгрессе.

Пенс: Поэтому в данном случае сравнение здесь, с моей точки зрения, весьма натянуто. Указ Трампа вписывается в рамки закона. Поэтому мы совершенно уверены, что в интересах национальной безопасности и защиты американских граждан мы одержим победу в суде.

Дикерсон: Позвольте мне задать вам вопрос о Конгрессе. На этой неделе я беседовал с множеством республиканцев, которые поддерживают вашу политическую линию, однако многие из них, как и многие представители администрации, с которыми я разговаривал, как и представители союзников США, открыто критиковали этот исполнительный указ и то, как он приводится в жизнь. Как вы считаете, эта критика обоснована?

Пенс: В самом начале работы администрации, которая активно стремится выполнить все обещания, данные американскому народу, зачастую — и нам стоит это признать — некоторые тонкости информирования членов Конгресса не соблюдаются с той щепетильностью, с которой они соблюдались в прошлом.

Но я должен сказать вам, что американские граждане, я полагаю, очень благодарны за то, что со дня своей инаугурации президент Трамп ежедневно предпринимает шаги по укреплению экономики США, старается в первую очередь обеспечить безопасность и защиту американского народа, отменить законы и указы, которые тормозят экономический рост.

Что касается этого иммиграционного указа, президент был решительно настроен, сотрудничая с Министерством юстиции и с Министерством внутренней безопасности, предпринять меры, которые позволили бы приостановить поток иммигрантов из стран, являющихся рассадниками терроризма.

Это правильный шаг. Американский народ с радостью встретил его. И я искренне верю, что в ближайшее время наши суды подтвердят правомочность такого шага.

Дикерсон: Интересно, конгрессмен Майк Пенс тоже счел бы все это незначительными тонкостями?

(Смеются)

Дикерсон: Позвольте мне перейти к теме России. Я хотел бы показать вам видеозапись интервью, которое президент дал ведущему канала Fox Биллу О'Райли (Bill O'Reilly). Мне хотелось бы, чтобы вы прокомментировали его.

(Начало видеозаписи)

Билл О'Райли (Bill O'Reilly), ведущий программы The O'Reilly Factor: Вы уважаете Путина?

Дональд Трамп, президент США: Я уважаю его.

— Почему?

— Я уважаю многих людей, но это вовсе не значит, что я сумею с ними поладить. Он является лидером своей страны. Я имею в виду, что с Россией лучше ладить, чем не ладить. А если Россия поможет нам в борьбе против ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ, — прим. ред.), в довольно сложной борьбе, и против исламистского терроризма по всему миру, это будет очень хорошо.

— Верно.

— Смогу ли я с ним поладить? Я не знаю. Вполне возможно, что нет.

— Но он убийца. Путин — убийца.

— Убийц много. У нас тоже много убийц. Неужели вы думаете, что наша страна такая невинная?

(Конец видеоклипа)

Дикерсон: «Наша страна такая невинная». Вы согласны с этим?

Пенс: Наступило чрезвычайно важное время для нашей страны на мировой арене, потому что у нас появился президент, стремящийся восстановить отношения с миром, от которого Америка отдалялась на протяжении последних восьми лет.

И я беседовал с моими коллегами из других стран. Через пару недель я поеду в Мюнхен на совещание по вопросам безопасности. От моих коллег со всего мира я регулярно слышу, что они очень рады тому, что президент Трамп пытается вновь наладить связи с миром во имя американских интересов.

В этом высказывании Трампа необходимо сделать акцент на его готовности искать способ заново начать отношения и найти общий язык с Россией и президентом Путиным. Вы также услышали в этом высказывании определенную долю скептицизма. Президент сказал, что будет лучше, если мы наладим отношения с Россией. Но, возможно, нам не удастся это сделать.

(Неразборчиво)

Пенс: Но он полон решимости — и он говорил об этом американскому народу в ходе предвыборной кампании — он полон решимости найти способ начать сотрудничество с Россией, и особенно это касается борьбы с ИГИЛ. Именно таким был смысл этих его комментариев.

(Неразборчиво)

Дикерсон: Когда восстанавливаешь отношения с миром, необходимо делать это с учетом нравственной стороны вопроса. А он как-то сказал… я процитирую Брета Стивенса (Bret Stephens), обозревателя Wall Street Journal, который написал на своей страничке в Twitter: «В нравственном отношении президент Трамп ставит США на один уровень с путинской Россией. Ни один президент в нашей истории еще не оскорблял свою страну так, как это сделал он».

Президент, который пытается восстановить отношения с миром, выступает в том числе с нравственных позиций. А Трамп высказал мысль, что Америка ничем не отличается от страны, которой управляет убийца.

Пенс: Я не согласен с тем, что президент имел в виду некую нравственную равнозначность. Послушайте, на протяжении всей своей жизни, предвыборной кампании и работы администрации президент Трамп никогда не стеснялся критиковать политику прошлых правительств США. Но ни о какой нравственной равнозначности здесь речь не идет. В данном случае он имел в виду, что готов попытаться наладить отношения с миром в том виде, в каком он существует в данный момент. Давайте начнем все сначала с Россией и с Путиным. Мы сталкиваемся с чрезвычайно серьезными опасностями в мире.

Дикерсон: Именно поэтому…

(неразборчиво)

Пенс: И во многих отношениях США создали вакуум в мире, потому что мы ушли с мировой арены. Американский народ видит, что президент Трамп готов наладить отношения, что он относится ко всему со здоровым скептицизмом, особенно когда речь заходит о России, но при этом говорит, что если у нас есть шанс наладить отношения с Россией и Путиным, то нам стоит искренне попытаться реализовать интересы Америки в вопросе поддержания мира и безопасности на планете.

Дикерсон: Но, господин вице-президент, это уже новый спор, а не старый. Никто не сравнивал США с убийцей в лице Владимира Путина. И это уже не первый раз, когда президент делает такое. Когда он еще был кандидатом, репортер MSNBC спросил его, правильно ли то, что в России убивают журналистов. И он ответил: «Наша страна тоже много кого убивает».

Когда должность президента США занимал Барак Обама, консерваторы часто критиковали его за то, что он не превозносил американскую исключительность. Но он никогда не позволял себе подобных высказываний, не так ли?

Пенс: Я могу сказать, что ни о какой нравственной равнозначности речь не шла. Он просто признал тот факт, что на протяжении всей своей жизни он был готов критически относиться к политике и действиям правительства в США. Однако мы признаем невероятное превосходство идеалов американского народа и того, как эти идеалы воплощаются в жизнь. Но…

(Неразборчиво)

Дикерсон: Считаете ли вы, что в нравственном отношении Америка превосходит Россию?

Пенс: Сейчас мы получили в президенты человека, который готов и уже действительно начал сближение с миром, в том числе с Россией. Он пытается найти общие интересы с другими странами, чтобы обеспечить безопасность американского народа, а также мир и процветание на планете. И он решительно настроен подойти к этому вопросу по-новому.

Дикерсон: Но Америка все же превосходит Россию в нравственном отношении, да или нет?

Пенс: Я считаю, что те идеалы, которые Америка защищала на протяжении всей своей истории, представляют собой высочайшие идеалы человечества.

(Неразборчиво)

Пенс: Вчера я был в Индепенденс-холле. Стоял в той самой комнате, где создавалась конституция США, в том самом здании, где создавалась Декларация независимости. Любой американец, в том числе наш президент, является подтверждением нашей приверженности высочайшим идеалам человечества.

(Неразборчиво)

Дикерсон: Разве в этом случае мы не можем просто ответить на этот вопрос «да»?

Пенс: Полагаю, это вне обсуждения, Джон.

Дикерсон: Что Америка в нравственном отношении превосходит Россию?

Пенс: Что американские идеалы превосходят идеалы стран по всему миру. Но я повторюсь, президент как человек, который на протяжении всей своей жизни занимался заключением сделок, хочет найти способы сформировать новые отношения с Россией и другими странами, такие отношения, которые помогут реализации в первую очередь интересов Америки и послужат сохранению мира и безопасности на планете.

Дикерсон: Я уже задержал вас дольше, чем было допустимо, господин вице-президент. Большое спасибо за то, что вы к нам пришли.

Пенс: Благодарю вас, Джон.

Дикерсон: А сейчас мы выслушаем мнение губернатора Нью-Джерси Криса Кристи (Chris Christie), который согласился побеседовать с нами из своего дома в Мендхэме.

Здравствуйте, губернатор! Я хотел бы начать с темы России.

Крис Кристи (Chris Christie), губернатор Нью-Джерси: Хорошо.

Дикерсон: В ходе предвыборной кампании вы сказали: «Америка — это мощнейшая нравственная сила, отстаивающая добро и справедливость в мире». Учитывая то, что сказал Трамп о…

Кристи: Да, я это говорил.

Дикерсон: …Владимире Путине, соответствует ли это вашему взгляду на нравственную роль Америки в мире?

Кристи: Послушайте, с моей точки зрения, Америка однозначно является нравственным лидером мира. Америка должна задавать тон. И мы будем делать это посредством политики нашей администрации и нашего подхода. Поэтому у меня нет никаких сомнений в том, что Америка в нравственном отношении превосходит Россию. Я говорил это, когда баллотировался в президенты. И я снова это говорю здесь, в Нью-Джерси. Говорю это вам.

Дикерсон: Что вы можете сказать о комментариях президента, который не только начал сравнивать ситуации с убийствами, но и заявил, что уважает Владимира Путина — человека, который аннексировал украинские территории, вмешался в президентские выборы в США, который фактически разрушил демократию в России? Какой сигнал отправляет президент своими комментариями, учитывая ваше высказывание о нравственном лидерстве Америки в мире?

Кристи: Джон, я знаком с президентом уже 15 лет, и я точно знаю, что он хотел сказать своими вчерашними комментариями. Он уважает Владимира Путина, потому что, с его точки зрения, лидеры стран заслуживают того, чтобы к ним относились с уважением. Он хочет, чтобы к нему во всем мире относились с уважением, поэтому он считает, что Путина следует уважать. Но это вовсе не значит, что он во всем согласен с Путиным. Это не значит, что он не станет против него выступать, что он не будет бороться с ним в случае необходимости.

Что касается его разговора с Биллом О'Райли, позвольте отметить, что я сотни раз беседовал с президентом за эти годы. Президент любит вступать в полемику с людьми. И когда ему бросают вызов, он охотно наносит ответный удар.

Однако суть в том, что, как мне известно, президент Трамп действительно считает, что Америка превосходит Россию в нравственном отношении. Я знаю, что при необходимости он выступит против Владимира Путина и будет вести себя жестко. Но я также знаю, что он уверен в том, что мир, в котором люди разговаривают друг с другом, ведут диалог, сотрудничают, является более безопасным, чем тот, в котором постоянно конфликтуют.

Дикерсон: Позвольте мне перейти к вопросу об иммиграционном указе президента. Считаете ли вы, что судья излишне остро отреагировал на этот указ?

Кристи: Я считаю, что в данном случае судья ошибся. Но, по-моему, тот факт, что федеральный судья Массачусетса выразил свое несогласие, свидетельствует о силе и жизнеспособности нашей конституции.

В конечном итоге все будут решать суды. Я хотел бы это подчеркнуть: я думаю, что президент заслуживает уважения за то, что приступил к выполнению своих предвыборных обещаний, а именно ввел запрет на въезд в страну для мусульман, с которым, как я тогда говорил, я не согласен.

Президент долгое время консультировался с экспертами и советниками, обсуждая содержание этого исполнительного указа, направленного на то, чтобы ограничить въезд в США граждан семи государств, которые в настоящее время не могут эффективно контролировать перемещения своих граждан и управлять своим населением.

Я бы сделал этот указ еще более строгим, если бы мне дали возможность повлиять на процесс его составления. Однако президент очень далеко отошел от своих первоначальных заявлений о полном запрете для мусульман, переместившись на те позиции, которые он занимает сейчас. И суть в том, что причина, по которой его оппоненты сейчас имеют возможность его критиковать — я считаю, совершенно несправедливо — за содержание указа, заключается в том, что он был приведен в исполнение слишком бессистемно.

Таким образом, президент заслуживает большего уважения. Такая политика намного превосходит то, что он обещал сделать в период своей предвыборной кампании. Я считаю, что это характеризует его как президента, который готов прислушаться к экспертам, прислушаться к советникам и внести коррективы к свои первоначальные позиции, чтобы сделать Америку более безопасной и наладить отношения с другими странами.

Дикерсон: Губернатор, я хотел бы, чтобы вы рассказали нам подробнее о том, что вы называете «бессистемностью» приведения этого указа в действие. Будучи федеральным прокурором и позже губернатором, вы работали с американскими мусульманами. Я помню, как вы говорили, что хорошие отношения с мусульманским сообществом помогают поддерживать порядок, помогают органам охраны правопорядка выполнять их работу. Считаете ли вы, что то, как этот указ был преподнесен, как его начали выполнять и как никто не захотел ничего толком объяснить, каким-то образом нанесло ущерб отношению сообщества американских мусульман к властям?

Кристи: Послушайте, мне кажется, вы уже поднимали этот вопрос в беседе с вице-президентом, стоит ли начинать все сначала? Не думаю, что стоит повторяться. Однако я все же считаю, что администрации необходимо очень четко объяснить свою позицию в этом вопросе. Я знаю, что по этому поводу думает президент. Президент не питает абсолютно никакой ненависти по отношению к американским мусульманам, скорее наоборот. Наш президент питает огромное уважение ко всем американцам, которые усердно работают, обеспечивают свои семьи и вносят свой вклад в благосостояние общества, в том числе к американским мусульманам.

© AP Photo, Mel Evans

Губернатор Нью-Джерси Крис Кристи выступает в Нью-Джерси

Но именно так и бывает, когда с самого начала ничего толком не объясняется и когда указы исполняются без должной осторожности и без уважения к процессу. Вот почему ранее на этой неделе я сказал, что президенту это не пошло на пользу.

Теперь ему необходимо — как и администрации — выйти и четко объяснить свою точку зрения. Но я могу заверить американский народ…

Дикерсон: Как вы думаете, кто в этом виноват?

Кристи: Сложно сказать. Послушайте, я не знаю, что творится в Белом доме. И здесь речь не идет о необходимости возложить вину на кого-либо. Речь идет о том, что необходимо все сделать правильно. Поэтому я считаю, что в конечном счете президент заслуживает лучшего отношения, потому что я знаю его точку зрения. И я знаю, чего президент хочет больше всего на свете. Он хочет, чтобы американцы были в безопасности, он хочет их защитить. И это касается всех американцев, будь то христиане, иудеи, мусульмане или представители любой другой религии.

Послушайте, Джон, я занимаю пост губернатора самого разнообразного в этническом смысле штата в Америке. И я понимаю, что у всех есть свои заботы и тревоги, и они касаются не только этнической принадлежности, собратьев по религии, они касаются всех граждан США. Именно это президент и пытается сделать. По-моему, он хочет именно этого.

Дикерсон: Но позвольте мне спросить вас еще раз. Вы говорите об устремлениях и желаниях президента, но ваше высказывание о «бессистемности» свидетельствует о том, что возникли некоторые нежелательные последствия. Вам известно, как президент работает и как работают окружающие его люди.

Кристи: Да.

Дикерсон: Чья это вина, и почему так произошло? Вы же знаете ответ на этот вопрос. Расскажите нам.

(Смеются)

Кристи: Джон, у меня нет ответа на этот вопрос, потому что меня там не было. Я не знаю, кого президент сделал ответственным за это. Внутри Белого дома есть определенная структура, в рамках которой основную ответственность за его работу несут три человека: господин Бэннон, господин Кушнер и господин Прибус. Я не могу сказать, кто именно отвечает за все. Но это не имеет значения. Не стоит тратить время на поиски виноватых.

Я думаю, что все, кто наблюдает сейчас за происходящим, знают, что все можно и нужно было сделать лучше. Мы видим, как людям с грин-картами отказывают во въезде…

Дикерсон: Хорошо…

Кристи: И что все пошло не так. Поэтому, если вы знаете имя виновного и если вы умеете читать чужие мысли, назовите его.

Дикерсон: Я не знаю его, однако пришло время рекламы. Губернатор, благодарю вас за то, что вы согласились побеседовать с нами.

Кристи: Я был рад помочь.

Дикерсон: Давайте вернемся к политике. Рут Маркус (Ruth Marcus) — автор колонки и помощник редактора редакционной полосы The Washington Post. Рамеш Поннуру (Ramesh Ponnuru) — старший редактор The National Review и автор колонки в Bloomberg View. К нам также присоединились Эми Уолтер (Amy Walter), редактор The Cook Political Report, и заместитель редактора журнала Time Майкл Даффи (Michael Duffy).

Майкл, я хотел бы начать с вас. Что мы узнали о президенте Трампе и его манере управлять страной за эту неделю, в течение которой разворачивалась эта сага с иммиграционным указом?

Майкл Даффи, журнал Time: Думаю, мы уже можем сделать пару выводов, Джон. Во-первых, мы получили Белый дом, который с самого начала стремится создать впечатление действия, возможно, даже разрыва шаблонов и, несомненно, национализма, независимо от того, какие последствия это может иметь для нашей репутации или для судьбы наших альянсов. Мы получили Белый дом, в котором огромное множество людей имеют неограниченный доступ к президенту, то есть теперь некоторые решения принимаются быстро, иногда в атмосфере секретности и, возможно, без учета мнения других советников, к которым стоит прислушиваться, чтобы добиться успеха.

Это Белый дом, где постоянно ведутся поиски виноватых и присваиваются чужие заслуги — как со стороны советников Белого дома, так и со стороны семьи президента, членов его семьи, а это указывает на то, что между ними мало согласия. Кроме того, спустя две недели правления они так и не сумели наладить процесс принятия решений, который устраивал бы президента, публикующего свои комментарии в Twitter в любое время суток.

Я хотел бы добавить еще вот что. Правительство США представляет собой крупнейшее в мире предприятие. Оно владеет миллиардами долларов, и множество стран, множество жизней испытывают на себе его влияние. Зона его влияния огромна. Оно не может держаться на импровизации. Эта система нуждается… это предприятие нуждается в такой системе принятия решений, которая будет прозрачной и понятной как минимум для тех, кто должен управлять политикой страны. А в идеале она должна быть прозрачной для всех, кто испытывает на себе действие этой политики. На этой неделе мы узнаем, действительно ли те изменения, которые они внесли на прошлой неделе, могут на что-то повлиять.

Дикерсон: Нам придется долго разбираться в этом. Рут, как вы считаете, на каком этапе мы находимся сейчас в правовом отношении?

Рут Маркус, The Washington Post: В правовом отношении мы находимся там, где и должны быть, то есть на этапе судов, в том числе апелляционного суда. И мы собираемся предпринять то, что нам в Америке необходимо предпринять, то есть проверить законность происходящего и сделать необходимые выводы. Но к какому бы выводу не пришли суды, я уверена, что администрация Трампа, закончив публиковать сообщения в Twitter, все же подчинится букве закона. Я считаю, что негативные последствия оказались существенными.

Майк уже отметил, что работа правительства не должна строиться на импровизации. А вице-президент Пенс говорил о вашингтонских тонкостях. Но эти тонкости и щепетильность необходимы не только Вашингтону. В них заключается ответ на вопрос, сможете ли вы руководить этим правительством, ведь был нанесен серьезный ущерб отношениям Трампа с Конгрессом, его отношениям со страной, которая наблюдала эти жуткие истории о людях, нуждающихся в медицинской помощи, в которой им отказывали, его отношения с судами и его отношения с миром.

Если говорить в более широком смысле, то для меня главным уроком этой недели стало то, что мы получили президента, который попросту не понимает роль судов в нашей системе. Мы не можем просто проигнорировать его твит о «так называемых судьях». Кроме того, он не понимает роль Америки в мире, Америки, которая долгое время была маяком надежды и гостеприимным прибежищем для многих людей.

Дикерсон: Рамеш, вице-президент Майк Пенс сказал, что он не считает, будто Трамп поставил под сомнение легитимность федерального судьи, назвав его «так называемым судьей». Может быть, мы излишне преувеличиваем слова президента по этому поводу?

Рамеш Поннуру, издание National Peview: Думаю, что президент Трамп поставил своего вице-президента в довольно затруднительное положение. Вероятнее всего, вице-президенту стоит приготовиться к тому, что такое будет часто повторяться в будущем. Разумеется, Трамп поставил под сомнение легитимность судьи. И я думаю, что из этого эпизода мы можем сделать еще один вывод, который не должен никого удивлять. Он заключается в том, что эта администрация проявляет раздражительность и агрессивность, когда сталкивается с оппозицией, когда сталкивается с критикой, не сумев достаточно четко объяснить свои позиции.

Кроме того, по-моему, что администрация крайне озабочена тем, чтобы выполнить все свои обещания. Что касается исполнительного указа, то самым интересным здесь мне кажется тот факт, что он представляет собой не столько попытку защитить страну, сколько своеобразный способ выполнить предвыборное обещание президента Трампа таким образом, чтобы это несколько больше соответствовало букве закона по сравнению с его первоначальной идеей запретить въезд всем мусульманам. Если бы нужно было сформулировать политику с учетом рациональной оценки ситуации с национальной безопасностью и без учета прежней риторики Трампа, не думаю, что мы оказались бы там, где оказались.

Дикерсон: Верно. Эксперты Института Катона проанализировали данные о терактах, совершенных беженцами, и пришли к выводу, что вероятность того, что беженец совершит теракт, равна примерно одному к трем с лишним миллиардам. Таким образом, это решение проблемы, которой попросту не существует, по мнению некоторых экспертов.

Эми, республиканцы Конгресса, с которыми мне довелось побеседовать, считают такую политику Трампа нормальной, но речь идет не только о соблюдении мелких процедур. Один республиканец сказал мне, что если бы он сделал несколько звонков, то можно было бы избежать множества проблем.

Эми Уолтер, Cook Political Report: Я думаю, что отношения между Дональдом Трампом и республиканцами будут очень захватывающими. Мы знали это с самого начала кампании. Мы наблюдали противостояние между консерваторами и Трампом, республиканцами и Трампом, и теперь это противостояние продолжится в Конгрессе.

Но стоит отметить, что, несмотря на тот факт, что Трамп пришел к власти с самым низким рейтингом одобрения среди избирателей за всю историю, он пользуется почти единодушной поддержкой республиканцев. Его рейтинг среди республиканцев составляет 90%. Большинство из этих республиканцев Конгресса представляют округи, где победу одержал Трамп. Только 23 республиканца представляют округи, где Трамп проиграл. И только один сенатор представляет штат, где Трамп проиграл. В политическом смысле они обеспокоены тем, что для переизбрания на новый срок им надо сделать так, чтобы те люди, чья поддержка им необходима, то есть избиратели этих округов, и дальше поддерживали их на праймериз, где им могут бросить вызов, обвинив в недостаточной поддержке Дональда Трампа. Поэтому дальше мы будет внимательно следить, начнутся ли ссоры между президентом и его партией. Довольно трудно представить себе какие-либо споры, если рейтинг одобрения президента достигает 90%.

Маркус: Но, Эми, мы уже стали свидетелями подобных столкновений. Двое сенаторов-республиканцев заявили на этой неделе, что они не поддержат кандидата Трампа на должность министра образования. Мы слышали немало критики со стороны таких политиков, как сенатор Роб Портман, по поводу реализации иммиграционного указа. Поэтому я думаю, что мы, возможно…

Уолтер: Верно, но…

Маркус: Но вы правы, говоря о всех тех трениях, и о том, что в первую очередь движет конгрессменами, поддерживающими Трампа. Но…

Дикерсон: Рамеш…

Маркус: Будет большой бардак.

Дикерсон: Давайте остановимся здесь. Рамеш, президент Трамп говорил, что он придет в Вашингтон и разрушит все шаблоны…

Поннуру: Верно.

Дикерсон: Перевернет все. Если я обращаю некоторое внимание, но при этом не слежу пристально, если я обращаю внимание на то, что происходит в Вашингтоне и при этом являюсь сторонником Дональда Трампа…

Поннуру: Да.

Дикерсон: Разве я не будут радоваться тому…

Поннуру: Да.

Дикерсон: Тому, что многие здесь несчастны, что многие нервничают и испытывают страх? Разве не к этому все сводится?

Поннуру: Знаете, многие говорят о том, что на данном этапе этот президент пользуется меньшей популярностью, чем многие президенты до него, поскольку на начальном этапе работы администрации у президентов, как правило, случается медовый месяц в отношениях с общественностью. Однако суть в том, что Трамп пользуется поддержкой своей ключевой базы. Ничто из того, что он делает, не прибавит ему популярности, однако ничто из того, что он делает, и не угрожает его рейтингу среди тех избирателей, которые составляют основу его поддержки.

Даффи: На самом деле…

Дикерсон: Майк.

Даффи: Я собирался сказать, что, с их точки зрения, весь этот дискомфорт к лучшему. Не забывайте…

Уолтер: Верно.

Даффи: Это такая администрация, которая верит не только в разрыв шаблонов, но и, возможно, в цикличное уничтожение нашего политического процесса…

Дикерсон: Позвольте мне продолжить вашу мысль, Майкл. Вы упомянули об импровизации. Стив Бэннон (Steve Bannon), главный советник президента, на этой неделе попал на обложку Time. Возникает ощущение — или поправьте меня, если я ошибаюсь, — что существуют реальные факты, которые… когда члены администрации начинают опасаться нападок. Вы говорили об утечках, когда люди подвергаются нападкам в СМИ, публикующим цитаты без указания авторов. Расскажите немного о том, к чему это может привести в смысле эффективной реализации планов администрации.

Даффи: Ранее я уже пытался сказать, что обязательно должна присутствовать определенная внутренняя прозрачность, чтобы все понимали, что именно происходит. Чиновники кабинета были застигнуты врасплох, и они сразу же задумались над тем, сколько еще раз такое может произойти, прежде чем им придется покинуть свои должности. Именно это сейчас обсуждается на самом высоком уровне, потому что они боятся, что дальше может быть только хуже.

Поэтому даже тогда, когда политика, которую они проводят в жизнь в соответствии с предвыборной риторикой, что, с моей точки зрения, замечательно, реализуется таким образом… иммиграционный указ президента получил поддержку 45% общественности. Но вот простой вопрос: можно ли сделать так, чтобы администрация двигалась вперед и работала над более масштабными проблемами, если вы не в состоянии сплотить всех с самого начала. Им придется это сделать. Они скоро столкнутся с разногласиями на самом высоком уровне, и им придется решать эту проблему.

И, Рут, некоторые из тех людей — Майкл упоминал генерала Мэттиса, генерала Келли, госсекретаря Тиллерсона, хотя, полагаю, мне уже стоит перестать называть их генералами, поскольку теперь они министры, очень влиятельные люди, которые заслужили свою репутацию и на которых администрация полагается именно благодаря их репутации. Некоторые из них могут быть не согласны.

Маркус: Да, действительно. И я думаю, что мы скоро увидим, до какой степени они готовы терпеть подобные импровизации, которые ставят их в крайне сложное положение в дальнейшем. Я думаю, мы скоро увидим… на этой неделе мы уже стали свидетелями разговоров в Белом доме о том, что некоторым из них, возможно, придется заняться восстановлением прежних процессов.

Между прочим, Дональд Трамп инициировал все это, поставив Стива Бэннона и Райнса Прибуса, главного стратега Белого дома и главу администрации президента, на один уровень. Все президенты такое проходили, и все они убедились, что такая схема не работает. Необходимо выстроить вертикаль подчинения.

Уолтер: Но если…

Даффи: (говорит неразборчиво)

Уолтер: Если кто-то следил за ходом предвыборной кампании, эта кампания именно так и строилась. Там всегда присутствовало ощущение хаоса. Всегда были сомнения в том, кто…

Поннуру: Как и в его карьере в бизнесе.

Уолтер: Правильно, именно так. Если мы что-то и узнали в 2016 и в начале 2017 года, так это то, что Дональд Трамп — это Дональд Трамп. И с этим ничего не поделаешь.

Даффи: Но он, но его… я хочу сказать, одно из его резервных предвыборных обещаний гласило, что он будет управлять правительством, как бизнес-проектом. И он выдвинул на ключевые посты в правительстве генералов и бывших руководителей компаний, которые верят в эффективность вертикали подчинения, которые построили на ней свои карьеры, поднялись по этой лестнице подчинения. Поэтому ему придется сформировать ту или иную вертикаль подчинения, если он хочет удержать этих людей.

Дикерсон: Людей, которые, как надеялись многие, помогут ему управлять его импульсами. Эми, я хотел бы обратиться к вам. Мы поговорили о некоторых шероховатостях президентства Трампа, однако в одном он достаточно неплохо преуспел. Речь идет о выборе кандидата на пост судьи Верховного суда. Этот его выбор понравился многим консерваторам. Вы тоже так считаете?

Уолтер: Да, и на телевидении этот выбор получил положительный отклик. Это помогло повысить рейтинг. Президент любит высокие рейтинги.

Я уже говорила о предстоящих противостояниях и маневрах, и это еще один пример. Некоторые члены Конгресса обязательно будут жаловаться на неразбериху с реализацией планов или на некоторые шаги президента, с которыми они будут не согласны. Однако далее, спустя всего несколько минут, он внезапно предложит им что-то, что они страстно хотят получить, — реформу регулирующей базы или консервативного судью в Верховный суд. Их постоянно будут подвергать проверке. Мы собираемся ждать наш законопроект по налоговой реформе, хотя мы должны проявить твердость во многих других вопросах, и, возможно, мы с этим не согласны, возможно, это вызывает больше разногласий, чем нам хотелось бы. Но за это мы получим нечто такое, о чем мы всегда мечтали. Поэтому на этих людей будет оказываться постоянное перекрестное давление.

Дикерсон: Рамеш, я хотел бы спросить вас, узнать ваше мнение, но позвольте мне сначала кое-что добавить. Разве выбор судьи не является кульминацией очень ловкого и умного шага, совершенного Митчем Макконнеллом (Mitch McConnell) еще давно, когда у президента Обамы был шанс кого-то выдвинуть, а Дональд Трамп — тогда он был кандидатом Трампом — во время дебатов он сказал, что послание Митчу Макконнеллу звучало так: «Отсрочка, отсрочка и еще раз отсрочка». Это значило, что кто бы ни стал кандидатом от Республиканской партии, этот человек — и все голосующие за него знали это — должен был быстро назначить судью Верховного суда и помешать либералам снова туда попасть. Поэтому, если оглянуться назад, это был довольно умный ход со стороны лидера республиканского большинства в Сенате.

Поннуру: Несомненно. И в тот момент этот шаг вызвал множество сомнений. Особенно когда Клинтон по результатам опросов сильно опережала Трампа, и многие республиканцы говорили, что, возможно, им следовало принять кандидатуру Меррика Гарланда (Merrick Garland), выдвинутую Обамой, потому что позже Клинтон сможет назначить более либерально настроенного судью. Однако этого не произошло. Кроме того, пост судьи Верховного суда, вероятно, стал тем вопросом, который помог Трампу приблизиться к победе. Результаты экзит-поллов показали, что для избирателей Трампа вопрос о том, кто займет место судьи Верховного суда, оказался более сильным мотивирующим фактором, чем для избирателей Клинтон.

Дикерсон: Рут, будет ли Верховный суд… Давайте ради этого вопроса предположим, что судья Горсач станет судьей Верховного суда. Станет ли этот суд более консервативным по сравнению с тем периодом, когда там был Скалиа? Или ничего не изменится? Каково ваше мнение?

Маркус: Я думаю, что все же произойдут некоторые перемены, которые коснутся скорее степени уважения по отношению к административным агентствам. Но если говорить о степени его консервативности, то ответ на этот вопрос зависит от того, чей административный порядок вы берете за основу при рассмотрении этой темы — Обамы или Трампа.

Я думаю, что значимость выдвижения Горсача — мы же знаем, чем все это закончится, как вы уже говорили, — заключается в том, что именно будет происходить в определенных кругах перед тем, как его кандидатуру утвердят. Очень важно, согласится ли судья Кеннеди уйти в отставку, что ему, возможно, захочется сделать, уйдет ли еще один либеральный судья, который на самом деле мог бы повлиять на баланс сил в суде в гораздо большей степени, чем судья Горсач. Здесь пока много недостающих фрагментов. Есть еще и ядерный вариант…

Дикерсон: Майкл, давайте поговорим о ядерном варианте. Лидер республиканского большинства в Сенате фактически прекратил филибастер демократов, если таковой имел место. Что вы об этом думаете?

Даффи: Да, наверное. Я думаю, что Рут отчасти ответила на вопрос: в конечном итоге Горсач станет судьей. Ядерный вариант очень опасен — и главным образом для самих демократов. Он ставит их в крайне сложное положение. Им не хватит сил. Им бы хотелось…

Дикерсон: Устроить филибастер.

Даффи: Сделать в отношении Горсача то же самое, что Макконнелл устроил Меррику Гарланду. Им бы хотелось, чтобы эта группа демократических лидеров не особенно левых взглядов затеяла драку. А тут еще и уличные протесты и довольно организованные акции левых, начавшиеся после избрания Трампа. Поэтому, с их точки зрения, борьба против Горсача — это своего рода базовая проверка на вшивость. И она представляет собой большую проблему не только для Нэнси Пелоси (Nancy Pelosi) в Палате представителей, но и для Чака Шумера (Chuck Schumer) в Сенате, потому что им еще предстоит столкнуться с подобным, когда они будут работать над налогами, над расходами, над торговлей. Им придется постоянно решать, стоит ли вступать в борьбу, даже если они не смогут победить.

Маркус: И это не — простите, что перебиваю вас — для них это не вопрос…

Дикерсон: Верно.

Маркус: Потому что их база будет требовать этой борьбы. Но я думаю, что вопрос ядерного варианта не просто сложный для демократов. Вероятно, не в их интересах…

Даффи: (неразборчиво)

Маркус: Не в их интересах прибегать к нему, но это может оказаться неизбежным. Это проблема для республиканцев, потому что судья Кеннеди — все взоры на судью Кеннеди — спровоцирует мощный пожар, если покинет свой пост. Хочет ли он видеть кандидата, который получит всего 51 голос для того, чтобы стать его преемником?

Поннуру: Стоит добавить, что существуют серьезные разногласия в вопросе о том, нужно ли менять правила. И я не думаю, что сейчас большинство сенаторов поддерживают изменение правил. Вот одна из причин, почему Макконнелл не поддерживает это.

Дикерсон: Чтобы, в сущности, прекратить филибастер…

Поннуру: Верно. Совершенно верно.

Дикерсон: И применить ядерный вариант.

Поннуру: Теперь, по мере развертывания этого процесса, все может измениться.

Дикерсон: Верно.

Поннуру: Может случиться так, что сенаторы-республиканцы и избиратели Республиканской партии придут в ярость из-за помех, из-за филибастера демократов, и голоса материализуются. Я думаю, что Макконнелл очень пристально за этим следит вдобавок к своим собственным опасениям касательно изменений правил.

Дикерсон: Эми, как вы считаете, может ли Чак Шумер что-то получить, используя все это в качестве козыря в рукаве, зная, что, в сущности, он не сможет блокировать эту кандидатуру или ее утверждение, но при этом надеясь попутно что-то получить?

Уолтер: Да, вы правы, несомненно, приятно получать медаль за хорошее поведение, а потом еще и Макконнелл что-нибудь скажет, это замечательно. Именно поэтому очень интересно — мне очень интересно — слышать, как некоторые говорят, что демократам не стоит вмешиваться в данном случае. Пусть голосование состоится. Ведь по сути вы заменяете одного консерватора другим. Поберегите силы для следующей крупной схватки. Как будто Митч Макконнелл не воспользуется ядерным вариантом в следующий раз.

Даффи: Да.

Дикерсон: Верно.

Уолтер: У него есть возможность сделать это в два счета.

Дикерсон: Рамеш, давайте перейдем к России. Что вы думаете о словах Трампа в беседе с Биллом О'Райли?

Поннуру: Вице-президент Пенс сказал, что Трамп не имел в виду, что США и Россия в нравственном отношении равнозначны. Но мне показалось, что именно об этом Трамп и говорил. Более того, Трамп говорил об этом и раньше. И это довольно странный комментарий для президента США.

Если вспомнить, как консерваторы жаловались на президента Обаму за то, что он якобы извинялся за свою страну, то комментарии Трампа намного, намного хуже.

Дикерсон: Давайте…

Даффи: И все это происходит на фоне эскалации конфликта с участием российских или украинских сепаратистов — в зависимости от того, кем вы их считаете — на востоке Украины, в конфликте, который почти никак себя не проявлял около двух лет. В связи с этим исходящие от Белого дома сигналы касательно наших отношений с Россией чрезвычайно важны, потому что это сигналы, которые сообщают Москве, как она может вести себя на постсоветском пространстве.

Дикерсон: Рут, на этой неделе постпред США в ООН заявила, что «крайне тяжелая ситуация на востоке Украины требует четкого и решительного осуждения действий России». Таково нравственное послание, исходящее от одной части правительства. Но на чьи слова вы бы обратили больше внимания, на слова посла США в ООН или на слова президента, если бы вы были…

Маркус: В первую очередь я обращаю внимание на слова президента, потому что он является главой правительства. Я во всем согласна с Рамешем: просто невероятно, что президент США позволяет себе подобные комментарии. Я бы также хотела обратить внимание на то, как освещался разговор Трампа с президентом Украины, когда они якобы обсуждали пограничные конфликты. Но в данном случае речь идет не о пограничном конфликте. Это гораздо более масштабный конфликт между…

Дикерсон: Между ними вообще больше нет границы.

Маркус: Да.

Дикерсон: Хорошо.

Уолтер: Но это…

Дикерсон: Давайте только коротко.

Уолтер: Прошу прощения. Но мы говорим о президенте, который регулярно открыто заявлял о том, что не поддерживал войну в Ираке. Думаю, мы тратим слишком много времени… Поскольку он готов критиковать любые аспекты внешней политики Америки, мы не должны удивляться тому, что он продолжает ее критиковать.

Дикерсон: Верно. Я хотел бы поблагодарить вас, за то, что пришли к нам в студию. Это все на сегодня.

Смотрите нас на следующей неделе. Мы попробуем узнать, что о работе новой администрации думают те, кто голосовал за Дональда Трампа.

США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 7 февраля 2017 > № 2064520


Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 февраля 2017 > № 2064514

Алло, Белый дом: Как оценивать телефонный разговор Порошенко с Трампом

Вадим Колодийчук, 112.ua, Украина

Президенты Петр Порошенко и Дональд Трамп все-таки поговорили. Уже во второй раз — отмечают политики из лагеря украинского гаранта с легким, но весьма ощутимым тоном «победы». Ну, сам факт этого телефонного разговора, который, кстати, состоялся в не очень удобное для президента Украины время, ведь в Киеве была почти полночь субботы, когда Трамп позвонил в АП, таки действительно можно считать победой, если оценивать ту ситуацию, в которую попала администрация украинского лидера.

В отечественной политике много вещей происходит под покровом ночи. Разговор с Трампом — не исключение. Да, конечно, Петру Порошенко, а соответственно и его команде не привыкать работать до первых петухов, но ясности в украино-американских отношениях пока что мало. Об этом телефонном разговоре пресс-службы рассказали лишь общие и дипломатические вещи — стороны обеспокоены ситуацией на Донбассе и выступают за дальнейшее сотрудничество. Конечно, со временем может быть больше деталей, но при условии, что такое разглашение будет кому-то выгодно, или там действительно есть о чем рассказывать.

Провластные комментаторы дали четко понять — на Банковой хотят, чтобы разговор воспринимали так, будто в администрации президента нашли путь для налаживания контакта с Белым домом. Но есть подозрение, что эта беседа произошла благодаря друзьям в Вашингтоне и европейским политикам — Ангеле Меркель и Терезе Мэй, к которым, похоже, американский лидер хорошо относится. А они, в свою очередь, сохраняют приверженность Украине.

Но пока это похоже на соседские отношения одной улицы (скажем, Европейской), на которой появился новый квартирант. В (Белый) дом заехал хозяин, который сразу решил знакомиться с влиятельными хозяйками-соседками. А рядом есть еще один сосед. Компанейский, сам состоятельный, а вот во дворе куча проблем, да еще и спор за земельный участок с другим (большим и северным) соседом. Последний очень бы хотел познакомиться с новым влиятельным «жителем», но пока его в гости не зовут. Хотя тот часто стучит в белые двери. Это к художественной аналогии.

Но с точки зрения международной политики, то пока связь не такая стабильная и постоянная, как с администрацией Обамы. Однако в данном случае Банковая пытается выстраивать прямую дипломатическую линию между президентами, без посредничества вице-президента Майкла Пенса, как это было с Байденом. Поэтому здесь команде президента можно поставить твердую четверку. Пятерка была бы, если бы президенты поговорили в один день с Путиным или во время наибольшего обострения в Авдеевке, а не на выходных, когда ситуация несколько стабилизировалась. Да и Пенса не следует сбрасывать со счетов. Есть мнения, что его окружение заменит Байдена и Нуланд при новой власти. Хотя, может это и к лучшему, республиканские консерваторы привержены Украине.

Следующий этап для команды на Банковой (и возможность получить отличную оценку от шефа) — подготовить и провести встречу президентов Дональда Трампа и Петра Порошенко. Для этого уже привлекли министра иностранных дел Павла Климкина. Поэтому самостоятельно посол Украины в США Валерий Чалый этим вопросом заниматься не будет.

И пока эта встреча не состоялась, трудно говорить о крупных международных достижениях украинской дипломатии. С одной стороны, телефонный разговор ни к чему не обязывает и является простым рабочим моментом. Это как просто поздороваться на улице с соседом, с которым вы постоянно общаетесь и не вспомните даже имена его детей (Юлия Тимошенко сможет подтвердить). А с другой — у Трампа еще определяются со своей стратегией действий по украинскому вопросу, то есть, формируют свое впечатление относительно соседей. Поэтому и происходят такие звонки на выходных. А параллельно и на основе этих разговоров в Вашингтоне разрабатывают несколько вариантов плана, по которому действовать в Украине и Европе. При таких обстоятельствах у украинских дипломатов важнейшая задача — чтобы американские коллеги не забывали про российскую агрессию и понимали, почему они должны помогать нам. Обострение ситуации в Авдеевке в данном случае — важный повод в очередной раз это подчеркнуть, «стуча в двери» Белого дома.

Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 февраля 2017 > № 2064514


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 7 февраля 2017 > № 2064504

Нурсултан Назарбаев провел встречу с генеральным прокурором РК

В ходе встречи Жакипа Асанова с главой государства генеральный прокурор доложил об итогах деятельности правоохранительных органов за 2016 год и планах работы на предстоящий период.

Президент Казахстана отметил важность проводимых реформ, направленных на улучшение состояния общественной безопасности в стране.

"На протяжении всех этих лет мы проводим реформы во всех сферах. По итогам 25-летия независимости страны мы отмечаем положительный экономический рост и улучшение благосостояния народа. Однако вопросы деятельности правоохранительной системы всегда сохраняют свою актуальность. Нами принимаются соответствующие меры, вносятся поправки в законодательство", - сказал Нурсултан Назарбаев.

Глава государства подчеркнул, что в прошлом правоохранительные органы наказывались, если количество зарегистрированных преступлений превышало показатели предыдущего года.

"Данные скрывали, корректировали во избежание наказания. Сейчас же все факты должны регистрироваться в обязательном порядке", - отметил президент.

Глава государства был проинформирован о предпринимаемых мерах по сокращению количества проверок бизнес-сообщества в рамках исполнения поручений, данных на расширенном заседании Правительства. Кроме того, генеральный прокурор отметил проводимые мероприятия по укреплению межгосударственных отношений в правоохранительной сфере, подготовке кадров в сфере борьбы с экономическими правонарушениями.

По информации Асанова в рамках реализации Пяти институциональных реформ и Послания Президента Казахстана «Третья модернизация: глобальная конкурентоспособность» в настоящее время принимаются все необходимые меры в решении задач, поставленных перед органами прокуратуры, в том числе по переходу административных и уголовных процессов на электронно-цифровой формат, а также по реализации отдельных проектов.

"Еще один индикатор улучшения общественной безопасности – это количество заключенных в местах лишения свободы. В начале 90-х годов в Казахстане было около 100 тысяч заключенных, на сегодняшний день в местах лишения свободы находятся в три раза меньше, около 36 тысяч человек", - сказал генеральный прокурор.

В завершение президент Казахстана подчеркнул особую роль прокуратуры как надзорного органа страны за соблюдением норм законодательства, отметив необходимость в более тщательном контроле за ходом реализации Пяти институциональных реформ и Послания народу Казахстана.

По итогам встречи главой государства были даны конкретные поручения.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 7 февраля 2017 > № 2064504


Монголия > Внешэкономсвязи, политика > montsame.gov.mn, 7 февраля 2017 > № 2064502

Посткомитет ВГХ одобрил рассмотрение законопроекта в окончательном чтении

На заседании во вторник постоянный комитет ВГХ по вопросам бюджета рассмотрел проект закона о внесении дополнений, изменений в закон “О специальном фонде Правительства” в окончательном чтении.

Закон “О специальном фонде Правительства” регулирует деятельность по предоставлению льготных кредитов на развитие малых и средних предприятий. Однако в законе упущено отражение вопросов о критериях предоставления кредита, документов, составляемых заемщиком, и порядке конкурсного отбора проектов. Поэтому в законопроекте о внесении дополнений, изменений в закон “О специальном фонде Правительства” отражено положение о предоставлении члену правительства, отвечающему за вопросы, связанные с малыми и средними предприятиями, права на утверждение порядка выдачи льготных кредитов из Фонда развития малых и средних предпиятий.

Большинством голосов членов постоянного комитета законопроект был одобрен и решено представить его на пленарное заседание сессии ВГХ.

Монголия > Внешэкономсвязи, политика > montsame.gov.mn, 7 февраля 2017 > № 2064502


Германия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 февраля 2017 > № 2064470

Европа без Меркель?

Инвесторы размышляют над новым сюрпризом.

Марк Джоунз, Пол Кэррел, Хольгер Хансен, Эдвард Тейлор, Джон Гедди, Reuters, Великобритания

Лондон/Берлин — Наличие серьезного конкурента у канцлера Германии Ангелы Меркель на предстоящих выборах заставляет глобальных инвесторов рассматривать возможность неожиданного исхода голосования, чреватого исчезновением одной из главных политических констант, сохранявшейся в годы турбулентности в еврозоне, но также сулящего конец режиму жесткой экономии в Европе.

Выдвижение Мартина Шульца Социал-демократической партией Германии (СДПГ) кандидатом на сентябрьских выборах усилило накал борьбы, а однопартийцы левоцентриста лелеют надежды на смещение действующего канцлера.

Шульц пока отстает от Меркель, но опросы указывают, что преимущество канцлера с каждым днем сокращается. Одно из исследований, обнародованное в четверг, указало на разрыв лишь в шесть процентных пунктов между Христианско-демократическим союзом Германии (ХДС) Меркель и СДПГ, при этом в очной борьбе Шульц уверенно лидирует.

Это тревожная перспектива для некоторых инвесторов, которые привыкли к Меркель, твердой рукой управляющейся с сотрясающими Европу кризисами, в результате чего активы, начиная немецкими акциями и заканчивая госбондами Португалии, продемонстрировали трехзначный рост.

Всего несколько недель назад Ларри Финк, глава крупнейшей в мире инвесткомпании BlackRock, похвалил «канцлера Меркель и Германию, которые взяли на себя моральное лидерство в условиях роста разногласий в мире», и выразил надежду на сохранение нынешнего положения дел.

Однако Шульц, бывший глава Европарламента, намерен встряхнуть ситуацию.

Шульц, ставший свидетелем ослабления своей партии в роли младшего партнера так называемой большой коалиции с консервативным союзом Меркель, обещает бороться за более справедливое налоговое законодательство, повышение зарплат, улучшение образования и преодоление «глубоких противоречий», которые привели к росту популизма.

Финансовые рынки воспримут это как намек на ослабление бюджетных ограничений. Это не проблема для крупной экономики с высоким профицитом, что, вероятно, благоприятно скажется на европейских акциях, но будет менее позитивным для госбондов, если подстегнет инфляцию.

Одним из уроков, которые инвесторы вынесли из 2016 года, стало то, что политические потрясения после победы Дональда Трампа на президентских выборах в США и решения Британии покинуть Евросоюз не привели к краху рынков. Отчасти это связано с выходом на первый план стимулирующей рост бюджетной политики и отходом от чрезмерной зависимости от монетарной политики, достигшей предела своих возможностей.

Перемены в Германии могут также смягчить международное недовольство, связанное с бюджетом и профицитом торгового баланса страны, которое на прошлой неделе вновь оказалось в центре внимания после того, как торговый советник Трампа сказал, что евро является «скрытой немецкой маркой», низкая стоимость которой дает Берлину преимущество по отношению к США и партнерам по ЕС.

Еще один вопрос для мировых инвесторов — что станет с твердой позицией Вольфганга Шойбле в отношении финансовой помощи Греции в случае отставки многолетнего главы министерства финансов Германии.

Инвесторы захотят знать, может ли Шульц положить конец режиму жесткой экономии в Европе и выступить против программы количественного смягчения Европейского центробанка и отрицательных процентных ставок, которые ухудшают положение немецких вкладчиков.

«Если читать между строк, администрация Меркель оказывала серьезную поддержку действиям ЕЦБ», — сказал Тим Баркер из Old Mutual Global Investors.

«Сохранится ли эта поддержка, если ее не будет у власти? Мы не знаем ответа».

«Европейская ДНК»

Шульц, что неудивительно, сторонник единой Европы.

Греческие, итальянские, испанские и португальские госбонды в этом году показывают динамику хуже рынка на фоне тревог вокруг политики ЕЦБ и усиления недовольства единой валютой в ряде стран, включая Францию. Однако Тильманн Галлер из JP Morgan сказал, что, учитывая «европейскую ДНК политической карьеры» Шульца, он может стать противоядием от подобных настроений.

В случае увеличения Германией расходов также возможны колебания евро. Власти страны многие годы находятся под международным давлением, в том числе со стороны МВФ и Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), призывающих к усилению спроса внутри страны для того, чтобы сбалансировать экспорт. В прошлом году профицит торгового баланса Германии достиг рекордного уровня почти в четверть триллиона евро ($264,10 миллиарда).

Однако несмотря на оптимизм СДПГ, шансы Шульца на победу над Меркель все равно считаются невысокими.

Хотя опросы указывают на равную борьбу или даже преимущество Шульца, они не имеют большого веса, поскольку в Германии не президентская форма правления.

Более значимый показатель — популярность партий — указывает на лидерство консерваторов Меркель, которые набирают 34 процента голосов, свидетельствуют опросы, в то время как СДПГ Шульца — 28 процентов.

Это значит, что Шульцу понадобится объединиться с двумя менее крупными игроками — партиями зеленых и левых.

Перспектива левого альянса, хоть и далекая, уже тревожит некоторых консерваторов.

«Это поставит под угрозу все, чего мы добились», — сказал Михаэль Фризер, депутат от Христианско-социального союза, консервативных соратников Меркель в Баварии.

Для участников рынка поводом для осторожности является любая неизвестность.

Аналитики UBS прогнозируют евро на уровне $1,20 через 12 месяцев, когда страсти улягутся, хотя в случае победы Шульца возможны колебания.

«Это будет огромным потрясением для рынков и политического устройства еврозоны», — сказал Сассан Гамарани, глава базирующейся в США SGH Macro Advisors, консультанта по международной торговле.

Германия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 февраля 2017 > № 2064470


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 февраля 2017 > № 2064469

Лукашенко сохранил страну. Сохранит ли стратегию?

Россия не имеет привлекательной модели будущего, соответственно - ее последние сателлиты боятся принимать решения в пользу Кремля.

Иван Капсамун, Валентин Торба, Мыкола Сирук, День, Украина

Недавний «Большой разговор с президентом», имеется в виду пресс-конференция главы белорусского государства Александра Лукашенко, актуализировал пакет вопросов. Во-первых, о чем свидетельствует резкая критика президента Белоруссии в адрес России и вообще в чем заключается особенность внешней политики этой страны? Во-вторых, в контексте украинско-белорусских отношений открытым остается вопрос отсутствия украинского посла в Белоруссии, как и в ряде других ключевых для Украины странах.

Многовекторность по-белорусски

Общение белорусского президента с журналистами длилось около семи часов. В этом плане Лукашенко явно может посоревноваться со своим коллегой из России — Владимиром Путиным, который также любит многочасовые разговоры с прессой. За это время глава Белоруссии коснулся многих вопросов как внутреннего, так и внешнего характера. Особенно остановился Лукашенко на белорусско-российских отношениях, которые он прокомментировал особо эмоционально.

«Свобода, независимость — это очень рентабельно, и это нельзя оценить никакими деньгами, — заявил белорусский президент. — Нельзя сопоставить на одной чаше нашу независимость, а на другой — российскую, азербайджанскую, американскую или другую нефть. Мы найдем выход из любой ситуации, а в России этого не понимают — мол, мы никуда не денемся. Тема очень острая. Боюсь сказать лишнее, с одной стороны. А с другой — ситуация уже дошла до того, что я мало что имею право скрывать».

«Белорусско-российские конфликты не являются новостью. Они существуют постоянно, — комментирует «Дню» политолог из Минска Валерий Карбалевич. — Этот конфликт заложен в самой природе белорусско-российских отношений, которые не основаны на внятных экономических и юридически закрепленных документах. Напротив, они основываются на личных договоренностях между двумя президентами. И главным поводом для этих конфликтов стал объем финансовой помощи России для Белоруссии. Поскольку Россия больше не может удовлетворить все потребности Белоруссии, то и возник очередной конфликт. Сейчас, когда упали мировые цены на нефть и, соответственно, энергетический грант, который Белоруссия получала от России, уменьшился. Во-вторых, в самой Белоруссии кризис, потому эта помощь нужна во все больших объемах. А в России у самой экономический кризис, потому она не хочет оказывать помощь в больших объемах».

«Лукашенко в этих конфликтах очень часто использует метод скандала, — продолжает эксперт. — Он выносит какие-то кулуарные споры в публичное пространство и пытается апеллировать к российскому общественному мнению. Он, образно говоря, стучит кулаком по столу. Раньше эта тактика работала, поскольку Лукашенко был достаточно популярным в российском массовом сознании. Россияне говорили: нам бы такого бацька, у которого нет олигархов и сохранилось что-то от советской системы. Но сейчас, когда Россия, как они считают, «встает с коленей», когда там национальный подъем и рейтинг Путина достигает 84%, такая апелляция к российскому общественному мнению работает плохо… Для Лукашенко важно, чтобы были меньшими цены на газ и объемы поставки нефти в Белоруссию были большими, и чтобы кредиты Россия регулярно выделяла, поскольку без российских кредитов белорусская экономика просто не в состоянии сегодня выжить».

Лукашенко также заявил, что не считает целесообразным создание российской авиабазы в Бобруйске. «Зачем с военной точки зрения эта база? Не нужна она здесь. Эта база и самолеты, которые они (Россия. — Ред.) хотят здесь посадить, — это демонстрация. Вы нам дайте 20 самолетов — мы же единая группировка… Белоруссия готова принять совместные военные учения с Россией «Запад-2017»… Российские войска, которые будут введены в Белоруссию, точно так же отсюда и уйдут. Россия никогда не оккупирует Белоруссию».

«После аннексии Крыма Россией Лукашенко пытается маневрировать и нормализовать отношения с Западом, — говорит Валерий Карбалевич. — Но говорить, что Белоруссия отошла от России в сторону Европы, преждевременно. Отношения с Западом были настолько плохими, что теперь делаются самые простые шаги относительно нормализации отношений. И Лукашенко хорошо знает «красную» линию, которую нельзя переходить в отношениях с Россией. Поскольку может быть такой ответ, который Россия продемонстрировала в отношении к Украине. Эта «красная» линия состоит в следующем: не выходить из тех интеграционных объединений, которые созданы на постсоветском пространстве. Это — СНГ, Союзное Государство Белоруссии и России, ОДКБ, Евразийское экономическое содружество. Лукашенко может критиковать эти структуры, не посещать саммит ОДКБ и отказывается подписать Таможенный кодекс. Но он это делает для того, чтобы выбить очередную субсидию и поддержку».

«Следует отметить, что заявления Лукашенко о единстве белорусского и российского народа часто противоречивы, — подчеркивает белорусский политолог. — Все зависит от того, с кем он беседует и что хочет сказать. Каждая часть аудитории слышит то, что хочет услышать. В одном и том же выступлении Лукашенко выражает абсолютно противоположные взгляды. С одной стороны, он говорит, что мы братья, мы один народ, что белорусы такие близкие — только со знаком качества. Из другой — он говорит, что мы не «русский мир», у нас своя история, мы другие, поэтому не хотим быть вместе с Россией в ее войне со всем миром. Белорусское общество сегодня сильно разделено и расколото. Есть сторонники Лукашенко, и есть его противники. Есть сторонники интеграции в Европу, и есть сторонники продолжения интеграции с Россией. Соотношение приблизительно 50 на 50».

Не обошел Лукашенко во время пресс-конференции и Украину. «Если мы привезли украинское молоко и отправили в переработку, а вы запрещаете (Россия. — Ред.), — вы кого наказываете? Вы несчастного украинского крестьянина наказываете! Вы почему у себя в России не давите украинских олигархов с их предприятиями? А почему не давят? Потому что делятся! А притесняют бедных белорусских и украинских крестьян!» — заявил Лукашенко. Вспомнил также белорусский президент и то, что в течение двух лет его страна приняла 170 тыс. беженцев из Украины.

«С одной стороны, Белоруссия заинтересована в хороших отношениях с Украиной, — комментирует Валерий Карбалевич. — Но прежде всего из экономических соображений. Украина — хороший рынок сбыта белорусских нефтепродуктов. Это очень выгодно, и Белоруссия пользуется этой ситуацией максимально. С другой стороны, Лукашенко использует ситуацию в Украине для игры со своей аудиторией — белорусским населением. Суть этой игры заключается в следующем. Вы не довольны низкими зарплатами, пенсиями и тем, что у нас цены растут, — это неважно. Важно, чтобы был порядок. Если вы не понимаете, о чем я говорю, — посмотрите на Украину. Благодарите, что у нас мир, а не война, как в Украине, и будьте довольны этим».

Действительно, белорусский президент — фигура противоречивая. По существу, таких — «последних из могикан» — на постсоветском пространстве осталось двое — это Лукашенко и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Конечно, Лукашенко есть за что критиковать, но отдадим ему должное, что, маневрируя в течение многих лет своего правления — он, хоть и с привкусом Советского Союза, сохранил территориальную целостность Белоруссии. Таким образом, конфликт с Россией постоянно откладывался. «У нас не все вышло с этой многовекторностью. Вы это знаете, не хочу повторяться, — заявил во время пресс-конференции Лукашенко. — Летели на одном крыле. Куда прилетели — тоже знаете. Поэтому, находясь сегодня в эпицентре этого Евразийского континента, у нас нет другого выхода, кроме как развивать многовекторность». Удастся ли Лукашенко сохранить эту стратегию? Учитывая нарастающую агрессивную политику Кремля, а также существенные изменения в США и Евросоюзе, вопрос остается открытым. Суть в том, что Россия не имеет позитивного образа будущего. Соответственно, ее последние сателлиты, как Белоруссия, боятся принимать решения в интересах Кремля.

Украинский контекст

«Сейчас мы наблюдаем, что Александр Лукашенко пытается повысить свой статус на международной арене, — дает комментарий «Дню» вице-президент НАН Украины, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины Сергей Пирожков. — Хотя там причины больше экономические, чем политические. Скорее, его недавние заявления являются точечными и эмоциональными. Мы должны быть готовыми к любому развитию событий. Но я бы хотел обратить внимание на то, что факт отсутствия посла в Белоруссии тормозит много моментов наших отношений с соседним государством».

Отсутствие посла в Белоруссии — отдельный серьезный вопрос. Это очень важное направление для Украины, так как в Минске уже третий год длится заседание Трехсторонней контактной группы по урегулированию ситуации на Донбассе. Кроме того, что это наш сосед и важный партнер во многих смыслах: историческом, географическом, экономическом, политическом.

«Мы очень слабо работаем в поле украинско-белорусских отношений, — отмечает представитель Украины в рабочей группе по вопросам безопасности Трехсторонней контактной группы Евгений Марчук в интервью liga.net. — Это наш сосед, и при правильной политике мог бы сыграть огромную позитивную роль в украинско-российском конфликте. Это потенциальный ресурс, который мы пока абсолютно не используем, — посол Украины в Белоруссии не назначается полтора года. Я могу продолжать: мы «теряем» Польшу, практически не работаем с Турцией, наблюдая за сближением Анкары с Кремлем. Болгария, Венгрия, Молдова — мы там проигрываем России тактически».

Хроническое неназначение или назначение с большим опозданием послов Украины в ряде стран стало одним из признаков украинской внешней политики постмайданной власти. Не говоря уже о комплектации и финансировании посольств — еще большая проблема. В сущности это провал на дипломатическом фронте, потому что отсутствие послов касается, в частности, и ключевых стран, что не может не отражаться на отношениях с нашими стратегическими партнерами.

«То, что во многих странах нет украинских послов, безусловно, ограничивает наши дипломатические возможности в плане оперативности и уровня решения вопросов, — комментирует «Дню» вице-президент НАН Украины, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины Сергей Пирожков. — Уровень посла — это соответствующие возможности. И, конечно, это вопрос к Президенту и к тем должностным лицам, которые выполняют функцию согласования назначений».

Ранее дипломаты уже обращали внимание на эту проблему. Можно напомнить о негативных примерах, когда долгое время не назначались послы, в частности в Великобритании, Австралии, Венгрии, Молдове… Продолжается эта негативная практика и сегодня. Например, затягивается сейчас назначение послов в такие важные для Украины страны, как Румыния и Казахстан. Вопиющий факт — отсутствие уже более года нашего постоянного представителя в НАТО. И это при том, что власть постоянно подчеркивает евроатлантический курс страны.

«Еще в начале 2000-х годов Украина признала, что ее конечной целью является вступление в НАТО, — продолжает Сергей Пирожков. — Поэтом в результате разных политических процессов Украина начала менять свой внешнеполитический курс. Теперь мы опять вроде бы избрали тот же путь, правда, учитывая войну на Донбассе и аннексию Крыма, существуют уже более безотлагательные вопросы, которые нужно решать срочно. К сожалению, Украина не всегда выполняет обещания, которые сама на себя берет. И отсутствие посла в НАТО — это негативный показатель».

Когда идет речь о возвращении нынешней властью евроатлантического курса, то важно обратить внимание на существенную разницу. В Законе «Об основах национальной безопасности Украины», который был принят в 2003 году, была записана формула: «Украина осуществляет активную международную политику с целью обретения членства в Европейском Союзе и Организации Североатлантического договора». Как известно, во времена президентства Виктора Януковича эта формула была отменена и Украина получила внеблоковый статус. А потом, при президентстве Петра Порошенко формулу возобновили. Но не в полном объеме. В Законе «О принципах внутренней и внешней политики» (2014 г.) указано: «Углубление сотрудничества с Организацией Североатлантического договора с целью достижения критериев, необходимых для приобретения членства в этой организации». Следовательно, достижение критериев — это хорошо, но в законе не прописана конечная цель — именно вступление в НАТО.

Вернемся к послам. «Знаете, у меня недавно было напоминание в «Фейсбуке» о заседании комитета год назад, — говорит председатель комитета Верховной Рады по иностранным делам Анна Гопко в интервью censor.net.ua. — И одним из пунктов там было: заслушать доклад заместителя председателя Администрации Президента Елисеева относительно назначения послов. Это уже после того, как мы поняли, что МИД ни на что не влияет. С одной стороны, это говорит об определено безответственном отношении со стороны Администрации Президента. А с другой — когда я слышу примеры того, как из МИД не были направлены Президенту кандидатуры на наших послов в Румынии или Казахстане, возникает вопрос: чем занят министр?.. Конечно, эта ситуация вызывает у меня обеспокоенность. Комитет за этих 2 года уже несколько писем отправил — и на МИД, и лично главе Администрации, и лично Президенту. В этих письмах мы выражали нашу обеспокоенность и такими медленным назначением руководителей зарубежных дипломатических представительств, и неудовлетворительной их ротацией».

В чем проблема? Мы позвонили по телефону пану Елисееву, но с этим вопросом он порекомендовал обратиться к своей пресс-службе. В министерстве же иностранных дел нам заявили, что свою часть работы они выполняют.

«Могу сказать, что Верховная Рада в этом плане меня радует, ведь депутаты постоянно за этим вопросом следят и предпринимают адекватные шаги, — комментирует «Дню» народный депутат от «БПП» Оксана Юринец. — И должен сказать, что процесс назначения послов уже сдвинулся с места, хотя, безусловно, пока этого не достаточно. Украинцы в странах, где отсутствуют послы, нам также постоянно говорят об этой проблеме. Сейчас идет поиск кандидатов, которые бы не были ангажированы предыдущей властью. Недавно был назначен государственный секретарь МИД пан Заяц, и имею надежду, что вопрос реформирования государственной службы, МИД и назначения послов будет решаться быстрее. Насколько мне известно, к кадровым вещам отношения не будет иметь даже сам министр. К сожалению, война также является тормозящим фактором».

Как решить проблему? «Рецептов много, но для начала необходимо пересмотреть структуру и стратегию дипломатического фронта, — комментирует представитель Украины в рабочей группе по вопросам безопасности Трехсторонней контактной группы Евгений Марчук в интервью liga.net. — Петр Алексеевич берет на себя много функций главы МИД. Он делает это эффективно, но это часто расхолаживает министерство иностранных дел. В сегодняшней ситуации Украине нужна в прямом смысле слова мощная дипломатическая машина, а ее, к сожалению, нет. Необходимо закрыть все вакансии послов во многих странах — кадрового голода у нас ведь нет. Стимулировать интенсивность диалогов и активизировать сотрудничество со всеми соседними странами во всех направлениях. Сегодня все наши посольства должны стать нашим дипломатическим фронтом…»

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 февраля 2017 > № 2064469


Венгрия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 7 февраля 2017 > № 2064380

 Будапештский прорыв

Венгрия — пожалуй, самое "традиционное" из стран ЕС, где "общечеловеческие ценности" не признаны доминантой

Александр Маслов

2 февраля состоялся визит президента России Владимира Путина в Венгрию.

В Евросоюзе и на Западе в целом Венгрия сегодня имеет репутацию "пророссийской" страны. Это тем более удивительно, что исторических предпосылок для такой характеристики не так-то и много. Вернее, их почти нет. В 1848 году венгерская национальная революция, потрясшая основы империи Габсбургов, была подавлена при помощи Николая I, после чего Россия получила ярлык "жандарма Европы". Венгрия была противником России и в Первой, и во Второй мировой войнах. В отличие от других союзников Третьего рейха, венгры не стали перебегать в другой лагерь, а сражались против Красной Армии упорно и до самого конца. Трансильвания тому ли была причиной, или же какие-то иные соображения, но салашистский переворот, направленный против Миклоша Хорти, который попытался выйти из войны, в целом был поддержан венгерским обществом. В 1956 году те же правонационалистические силы Венгрии попытались выйти из-под советского влияния, результатом восстания стал своего рода компромисс "гуляшного социализма", олицетворением которого стал "почти не венгр" Янош Кадар.

Но всё это значит, что венграм как народу, как человеческой общности нельзя отказать в определённой последовательности и верности своим убеждениям — достаточно редкое качество в современной толерантной, политкорректной и полисексуальной Европе. Точно так же, как Будапешт вчера мог говорить "нет" СССР, сегодня он говорит "нет" Евросоюзу, если считает это нужным и важным для себя. Венгрия — пожалуй, самое "традиционное" из государств ЕС, где "общечеловеческие ценности" не признаны доминантой, а в конституции 2012 года записано не только то, что признаётся "роль христианства в сохранении нации" и даётся обещание "сохранить интеллектуальное и духовное единство нашей нации, разорванной на части бурями прошлого века", но и то, что "Венгрия защищает институт брака как добровольно установленные супружеские отношения между мужчиной и женщиной,.. семью как основу сохранения нации", а также, что "каждый имеет право на жизнь и человеческое достоинство, жизнь зародыша защищается с момента зачатия".

Скорее всего, именно эта верность национальным традициям и предопределяет сегодня особые отношения между Москвой и Будапештом, между президентом РФ Владимиром Путиным и премьер-министром Венгрии Миклошем Орбаном, которые вызывают всё более ощутимое недовольство в столицах "старой Европы", прежде всего — в Брюсселе и Берлине.

Конечно, путинский визит на берега Дуная — ещё одно свидетельство того, что политика антироссийских санкций полностью провалилась, а те государственные лидеры, которые настаивают на её продолжении и усилении, просто не адекватны современным реалиям.

В ходе переговоров, как отмечалось на совместной пресс-конференции Путина и Орбана, было достигнуто соглашение о поставках российского газа в Венгрию до 2021 года, с учётом "неуверенных моментов", связанных с украинским транзитом и "Северным потоком-2", а также о начале строительства "Росатомом" двух новых энергоблоков на АЭС "Пакш" стоимостью 12 млрд. евро (Путин добавил, что Россия готова — при соблюдении определённых условий — финансировать данный проект полностью, а не на 80%, как планировалось ранее). Будут разворачиваться совместные проекты в сферах фармакологии, пищевой промышленности, сельского хозяйства, нефтедобычи, образования, культуры и искусства. Специально подчёркивалось: взаимовыгодное экономическое сотрудничество не отменяет того факта, что "Россия и Венгрия движутся в разных измерениях военных и внешнеполитических вопросов", но "внеэкономические вопросы нельзя решать экономическими методами". МиклошОрбан также отметил, что нынешние международные изменения "создают более благоприятные условия для европейско-российского, и в том числе венгерско-российского сотрудничества, будет лучше, чем было раньше".

Отдельной темой пресс-конференции стало обсуждение ситуации на Украине и статуса венгерского меньшинства в Закарпатье — особенно в связи с законопроектом, фактически запрещающим на территории "незалежной" использование других — включая и венгерский — языков, кроме "государственного" украинского.

Путин в Будапеште при поддержке и согласии Орбана провозгласил, по сути, новую концепцию взаимоотношений России с Европой: их деполитизацию. В нынешних условиях нарастающего ресурсодефицита и дефицита энергопотоков это означает, что Москва объявляет о формировании "с чистого листа" собственной "зоны влияния", к которой могут присоединиться все желающие европейские страны. Насколько плодотворной и эффективной будет эта модель — пока неясно, но то, что попытки "коллективного Запада" любой ценой (включая неонацистский "евромайдан" и режим санкций) установить контроль за российскими недрами провалились, — можно сказать, уже медицинский факт.

С Россией сегодня надо не конфликтовать, а договариваться. И в Венгрии поняли это первыми.

Венгрия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 7 февраля 2017 > № 2064380


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > minjust.ru, 6 февраля 2017 > № 2078298

Минюстом России разрабатывается проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений (в части определения порядка наложения и снятия взысканий на лиц, заключенных под стражу)».

Разработка законопроекта имеет целью реализацию положений Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года о совершенствовании системы и порядка применения дисциплинарного воздействия на лиц, содержащихся под стражей, с учетом соразмерности взыскания дисциплинарному проступку и соблюдения необходимого перерыва содержания в условиях одиночной изоляции.

В целях назначения наказания подозреваемому или обвиняемому, соразмерного проступку, законопроектом предлагается установить исчерпывающий перечень правонарушений, за совершение которых лицо, заключенное под стражу, водворяется в карцер. Во всех остальных случаях к подозреваемому или обвиняемому может быть применено взыскание в виде выговора.

Учитывая особенности содержания лиц, заключенных под стражу, в следственных изоляторах, длительность нахождения в них подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, в законопроекте предлагается определить особенный порядок привлечения к дисциплинарной ответственности. Также будут установлены основания снятия и погашения взыскания, право начальника места содержания под стражей сократить срок содержания подозреваемого или обвиняемого в карцере.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > minjust.ru, 6 февраля 2017 > № 2078298


Россия > Внешэкономсвязи, политика > minjust.ru, 6 февраля 2017 > № 2078297

Минюстом России разрабатывается проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации».

Законопроект разрабатывается в целях реализации положений Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года.

Законопроектом предлагается расширить перечень мер поощрения, применяемых к осужденным к лишению свободы (включить в него предоставление длительных свиданий с близкими родственными, разрешение посещать культурно-зрелищные мероприятия и др.).

В нем также будут определены условия для прекращения статуса злостного нарушителя, конкретизированы основания для перевода осужденных для дальнейшего отбывания наказания в исправительные учреждения с более льготными условиями содержания, для их передвижения без конвоя или сопровождения за пределами исправительного учреждения, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Кроме того, законопроектом будут уточнены полномочия должностных лиц исправительных учреждений при применении мер поощрений и взысканий.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > minjust.ru, 6 февраля 2017 > № 2078297


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > minjust.ru, 6 февраля 2017 > № 2078296

Минюстом России разработан проект приказа «Об утверждении Порядка обеспечения осужденных, освобождаемых от принудительных работ, бесплатным проездом к месту жительства, продуктами питания или деньгами на время проезда».

Проект приказа подготовлен в соответствии со статьей 181 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации.

Согласно проекту администрация исправительного центра обеспечивает осужденных, освобождаемых от принудительных работ, продуктами питания, исходя из времени, необходимого для проезда к месту жительства, исчисляемого в сутках. Оплата проезда осужденных осуществляется путем приобретения проездных документов. При невозможности их приобретения или обеспечения питанием осужденный обеспечивается деньгами.

Кроме того, проектом приказа предусмотрено положение, регулирующее обеспечение осужденных – иностранных граждан и лиц без гражданства, постоянно проживавших за пределами территории Российской Федерации, проездными документами до железнодорожной станции на территории Российской Федерации, ближайшей к государственной границе Российской Федерации с государствами, гражданами которых они являются (где постоянно проживали), либо, по их желанию, – до железнодорожной станции, ближайшей к аэропорту, имеющему прямое воздушное сообщение с государством их гражданства или постоянного проживания.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > minjust.ru, 6 февраля 2017 > № 2078296


Россия. Венесуэла > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 6 февраля 2017 > № 2078094

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Венесуэлы Д.Родригес, Москва, 6 февраля 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели переговоры с венесуэльской коллегой Министром иностранных дел Венесуэлы Д.Родригес, которые прошли в присущей нашим отношениям атмосфере доверительности, откровенности и были весьма полезными.

Венесуэла – наш давний и надежный партнер. Нас объединяют чувства дружбы и взаимной симпатии наших народов, высокая степень доверия и готовность плодотворно взаимодействовать по самому широкому спектру вопросов.

Основное внимание мы уделили ключевым аспектам двусторонних отношений, прежде всего с учетом итогов переговоров Президента Российской Федерации В.В.Путина и Президента Венесуэлы Н.Мадуро в Стамбуле в октябре прошлого года.

Констатировали эффективность работы Межправительственной российско-венесуэльской комиссии высокого уровня, которая провела свое двенадцатое заседание под председательством заместителя Председателя Правительства Российской Федерации Д.О.Рогозина и Министра иностранных дел Венесуэлы Д.Родригес в декабре прошлого года в Каракасе. На заседании были выработаны конкретные меры по обращению вспять тенденции, которая наблюдается по сокращению товарооборота в свете неблагоприятной внешнеэкономической конъюнктуры. Деловые круги обеих стран продемонстрировали интерес к сотрудничеству не только в сырьевом и энергетическом секторах, но и в сфере фармацевтики, газопромышленного комплекса, в области мирного использования ядерной энергии и космоса.

Мы также отметили, что у нас расширяются контакты в сфере образования. В дополнение к тем стипендиям, которые ранее выделялись венесуэльским гражданам для обучения в российских ВУЗах, с этого года выделяются дополнительно 30 стипендий по линии ПАО «НК «Роснефть» для подготовки специалистов в Российском государственном университете нефти и газа им. И.М.Губкина.

Мы высоко оценили отдачу от усилий, которые Россия и Венесуэла совместно предприняли с рядом других государств, в целях стабилизации мирового рынка нефти. Москва и Каракас внесли весомый вклад в достижение в декабре прошлого года в Вене соответствующего решения членов ОПЕК и других крупных нефтедобывающих стран. У нас общее мнение, что в долгосрочной перспективе соглашение, достигнутое в Вене, поможет сбалансировать спрос и предложение, поддержать инвестиционную привлекательность нефтяной отрасли. Россия, как и Венесуэла, вошла в состав Мониторингового комитета по контролю за выполнением странами ОПЕК и не входящими в ОПЕК государствами своих обязательств по сокращению нефтедобычи. Мы уже приступили к поэтапному снижению объемов производства. Подтвердили заинтересованность в продолжении сотрудничества на этом направлении со всеми странами-участницами соглашения, возможно, и с какими-то дополнительными участниками этой договоренности. Сегодня Министр иностранных дел Венесуэлы Д.Родригес будет встречаться с Министром энергетики Российской Федерации А.В.Новаком. Это тема будет рассмотрена более предметно.

Министр иностранных дел Венесуэлы Д.Родригес проинформировала о развитии внутриполитической ситуации в Венесуэле. Со своей стороны мы подтвердили солидарность с дружественным народом этой страны, твердую поддержку курсу правительства Н.Мадуро, направленному на недопущение дестабилизации обстановки, проведение общенационального диалога строго в рамках конституции и законов Венесуэлы в интересах преодоления имеющихся в обществе разногласий.

Очевидно, что шаги по выправлению ситуации должны предприниматься венесуэльскими политическими силами самостоятельно, без давления извне. При этом крайне важно избежать искусственного нагнетания напряженности, раскручивания «протестной спирали» в нарушение законов Венесуэлы, что чревато непредсказуемыми и опасными последствиями как для самой страны, так и соседних с ней государств. Мы знаем как такого рода попытки «раскачать» ситуацию внутри той или страны оборачиваются очень печальными результатами.

При рассмотрении ключевых международных проблем отметили близость наших подходов по большинству из них. Мы едины в необходимости выстраивания межгосударственного общения на основе принципов многосторонности, уважения международного права и самобытности народов. Мы противники вмешательства во внутренние дела суверенных государств, в том числе через организацию извне государственных переворотов, а также путем экстерриториального применения национального законодательства. Неприятие такого рода подходов закреплено в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «О содействии установлению демократического и справедливого международного порядка», которая была принята в декабре 2015 г. при активной поддержке Российской Федерации и Венесуэлы.

Мы рассмотрели итоги нашего взаимодействия в Совете Безопасности ООН, где Венесуэла работала в качестве непостоянного члена в 2015 и 2016 гг. Обсудили наше сотрудничество в Совете ООН по правам человека, в других структурах ООН и иных международных форумах, где мы плотно координируем наши подходы. Признательны партнерам за неизменную поддержку российских инициатив, в том числе по таким важнейшим вопросам, как противодействие героизации нацизма, укрепление международной информационной безопасности, согласование мер транспарентности и укрепления доверия в космосе.

Серьезное внимание уделили региональной проблематике. Нам импонирует уверенный рост авторитета и влияния Латинской Америки и Карибского бассейна в мировой политике и экономике, что способствует формированию более устойчивой полицентричной системы мироустройства. Приветствуем активную и инициативную роль Венесуэлы в продвижении интеграционных процессов в регионе. Обсудили перспективы укрепления нашего сотрудничества в формате таких влиятельных объединений, как Сообщество латиноамериканских и карибских государств (CEЛAK), Союз южноамериканских государств (УНАСУР), Боливарианский альянс для народов Америки (АЛБА), МЕРКОСУР.

В целом я считаю, что переговоры были очень насыщенными. Мы рассмотрели все вопросы, которые на данном этапе являются актуальными в наших двухсторонних отношениях и в повестке дня международного сообщества.

Еще раз выражаю признательность моей коллеге Министру иностранных дел Венесуэлы Д.Родригес.

Вопрос (адресован Д.Родригес): Какова позиция Правительства Венесуэлы в отношении неоднократных попыток оппозиции, парламентского большинства отстранить от должности Президента Н.Мадуро, а также по поводу внешнего давления, которое оказывается на страну?

С.В.Лавров (добавляет после Д.Родригес): Сначала хотел бы сказать два слова по поводу того, о чем сейчас упомянула г-жа Д.Родригес. Мы последовательно выступаем за то, чтобы в любой стране любые внутренние кризисы решались в конституционном поле на основе соответствующего законодательства через диалог всех политических сил. Мы подтвердили соответствующие позиции в нескольких заявлениях МИД России, в том числе дважды в январе с.г. Мы подчеркивали, что при этом международное сообщество не должно вмешиваться в эти процессы, а должно наоборот оказывать поддержку в налаживании такого диалога в конституционном русле. В отношении Венесуэлы в 2016 г. такую поддержку, как вы знаете, оказывали посредники из УНАСУР и Святого Престола. Мы активно выражали солидарность с такого рода усилиями. Это все, что мы заявляли. На этом фоне нам показалось несколько странным, что оппозиционный Президенту Н.Мадуро Парламент не только отказался от этого диалога, заявив, что призывает всех к гражданскому неповиновению, взяв курс на нагнетание конфронтации с потенциально очень серьезными последствиями, но при этом обвинил Россию во вмешательстве во внутренние дела Венесуэлы. Считаю, что это достаточно показательная позиция. Оппозиционеры в Парламенте никогда не комментировали заявления, которые в антиправительственном, антипрезидентском духе делал целый ряд государств как за пределами региона, так и в регионе. Почему-то решили прокомментировать только выступление России с призывом соблюдать законы и конституцию страны.

Если уж говорить про вмешательства во внутренние дела, то не грех было бы вспомнить то, что сказал бывший вице-президент США в мае прошлого года, когда он прямым текстом заявил, что до конца 2016 г. должен состояться референдум по отзыву полномочий Президента Венесуэлы Н.Мадуро. Никто даже не подал голос.

Нам хорошо известны как двойные стандарты, так и их последствия. Те, кто организует «цветные революции» нисколько не заботятся о народах соответствующей страны, но думают только о своих геополитических устремлениях.

Вопрос: Каковы перспективы сотрудничества в 2017 г. между Россией и СЕЛАК, в частности, Венесуэлой? Что Вы думаете по поводу попытки блокировать Председательство Венесуэлы в МЕРКОСУР?

С.В.Лавров: С самого начала формирования СЕЛАК, этого универсального латиноамериканского механизма, мы поддерживали его деятельность. Мы видим в этом проявление тенденции к формированию полицентричного, более устойчивого и демократического мироустройства. Мы установили контакт с нашими коллегами из СЕЛАК. Они к нам приезжали не один раз. Последняя встреча была в Сочи в ноябре прошлого года, где мы вместе с министрами, представляющими расширенный «квартет» СЕЛАК, одобрили «дорожную карту» развития нашего взаимодействия в рамках механизма партнерства и сотрудничества. «Дорожная карта» достаточно всеохватывающая и обеспечивает устойчивый и поступательный характер нашего диалога, который, я убежден, приведет не только к обмену мнениями, но и к учету позиций друг друга и координации наших шагов на международной арене.

При этом мы, конечно, развиваем наше сотрудничество и с другими интеграционными структурами, включая МЕРКОСУР, АЛБА, КАРИКОМ, Андское сообщество. Мы готовы и к контактам с УНАСУР.

Вопрос: Что Вы думаете по поводу попытки блокировать председательство Венесуэлы в МЕРКОСУР?

С.В.Лавров: Я не хочу вникать в детали, потому что Россия не входит в МЕРКОСУР. Я исхожу из принципа, заключающегося в том, что в любой организации существуют процедуры, и их нужно уважать, не привнося в них какой бы то ни было политизации.

Вопрос: Сегодня в Астане проходят переговоры стран-гарантов сирийского перемирия. Какие результаты Вы ожидаете? Можно ли подтвердить информацию, что Иордания присоединилась к процессу?

С.В.Лавров: Проходящая сегодня встреча в Астане развивает первый контакт, который состоялся 23-24 января в столице Казахстана при участии стран-гарантов – России, Турции и Ирана. Это был прямой контакт между делегациями Правительства и вооруженной оппозиции, которые подписали соглашение о прекращении огня 29 декабря 2016 г. Перед самой встречей в Астане, которая открылась 23 января, наши иорданские коллеги договорились с несколькими отрядами из т.н. «Южного фронта», на который иорданцы имеют влияние, о том, что они тоже присоединяются к договоренности о прекращении огня. Поэтому мы будем приветствовать расширение круга вооруженных группировок, которые сделают то же самое, равно как и более тесное взаимодействие с иорданскими коллегами, тем более учитывая, что пару дет назад в Аммане был создан российско-иорданский Информационный центр специально для согласования шагов по содействию урегулированию сирийского кризиса.

Сегодняшняя встреча в Астане посвящена, прежде всего, той части достигнутых ранее договоренностей, в которых идет речь о функционировании совместной оперативной группы стран-гарантов, которая призвана контролировать соблюдение всеми сторонами режима прекращения огня. Прежде всего военные, но с участием дипломатов обсудят, как лучше наладить четкую работу такого механизма. Также имеется в виду поговорить о подготовке к следующему шагу – к участию Правительства и отрядов вооруженной оппозиции в формировании делегаций для политических переговоров, в том числе по подготовке конституции для последующего обсуждения всеми политическими силами, для стимулирования межсирийского инклюзивного процесса, результатом которого должна стать договоренность, выработанная самими сирийцами.

Когда мы вносили проект этой конституции, четко заявили, что это никакое не навязывание, а попытка стимулировать диалог, который, к сожалению, оставаясь под эгидой исключительно женевского процесса, никуда не двигался, да и, собственно говоря, не созывался. Мы видим, что наша инициативная позиция уже стимулировала мыслительный процесс и в Правительстве, и в оппозиционных кругах, в том числе и по конституционной реформе. Надеемся, что следующий шаг после того, как сегодня в Астане будет согласован механизм работы этой специальной оперативной группы по контролю за прекращением огня, последует и в политической сфере.

Вопрос: Из Вашингтона звучат обвинения в адрес Ирана, что он спонсирует терроризм в регионе. Как это может повлиять на сирийский процесс, на российско-американские и российско-иранские отношения?

С.В.Лавров: Относительно Ирана. Вы знаете, я оставляю на совести аналитиков различных СМИ интерпретацию того, что можно услышать от новой Администрации США, чего можно ожидать. Мы слышали, конечно же, критические высказывания в адрес Ирана, но я слышу главное и всегда пытаюсь ориентироваться на главное. Президент США Д.Трамп, неоднократно, в период избирательной кампании, после выборов и после вступления в должность президента говорил, что главная внешнеполитическая проблема – это угроза международного терроризма в лице, прежде всего, т.н. Исламского государства. Если это так, а эту цель мы разделяем, как и подавляющее большинство государств мира, то мы должны принять во внимание, что Иран никогда не был замечен в каких-либо связях ни с ИГИЛ, ни с «Джабхат ан-Нусрой», ни с любой другой структурой, которая аффилирована с этими террористическими организациями и включена в соответствующий список СБ ООН. Более того, Иран через вооруженные отряды, которые он поддерживает на сирийской территории в ответ на просьбу законного сирийского правительства, вносит свой вклад в борьбу с ИГИЛ. Мы давно выступаем за то (об этом Президент России В.В.Путин говорил еще на сессии Генассамблеи ООН в 2015 г.), чтобы сформировать подлинно универсальный фронт борьбы с терроризмом. Под одним «зонтиком», скоординированно должны действовать все те, кто видит в ИГИЛ экзистенциальную угрозу многим странам. Я убежден, что если мы будем объективно подходить к потенциальным участникам такой коалиции, Иран, конечно же, должен быть частью наших общих усилий. Я думаю, что в любом случае мы должны начать разговор на эту тему, налаживать диалог, знакомиться с оценками, подходами друг друга, фактами. Среди фактов, кстати, упомяну и такой. Есть такая международная Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ), в которую входят Россия, США, Иран и многие другие государства, в рамках которой периодически проходит обзор деятельности стран, которые в нее входят. Буквально на днях состоялся такой обзор в отношении того, как Иран выполняет взятые на себя обязательства. Я ознакомился с этим обзором. Каких-либо серьезных претензий к Ирану высказано не было. Более того, по мнению этой обзорной процедуры, было признано, что Иран делает все в том направлении, в котором следует двигаться. Поэтому мне кажется, лучше нам концентрироваться на фактической стороне дела. Безусловно, порой возникают какие-то подозрения, которые необходимо прояснять (мы только за это) с тем, чтобы основываться на главной задаче. Главная задача для всех нас, у меня в этом нет никаких сомнений – это борьба с ИГИЛ и прочими террористами, внесенными в списки СБ ООН.

Россия. Венесуэла > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 6 февраля 2017 > № 2078094


США. Иран. Ирак > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 6 февраля 2017 > № 2072663

97 компаний, 2 штата и 2 экс-госсекретаря против иммиграционного указа

По мнению президента Трампа, судья Ротбарт открывает страну потенциальным террористам

Около ста компаний, два штата и два бывших госсекретаря опротестовали в апелляционном суде девятого округа Сан-Франциско указ президента Трампа о временном запрете на иммиграцию в США из семи стран с мусульманским большинством.

В понедельник несколько влиятельных представителей Демократической партии, в том числе бывшие госсекретари Джон Керри и Мадлен Олбрайт, призвали суд продлить приостановку действия указа, который, по их словам, «недостаточно проработан, плохо внедрен, и не обоснован».

К инициативе присоединились 97 компаний, включая гигантов Силиконовой долины Apple, Facebook, Google, Microsoft и Twitter, подав в суд девятого округа юридическое обоснование в поддержку приостановки действия указа.

В конце прошлом недели окружной судья Джеймс Робарт из штата Вашингтон временно заблокировал президентский указ Трампа, временно запрещающий впускать в страну жителей семи стран: Ирака, Ирана, Ливии, Сирии, Сомали, Судана и Йемена. А в воскресенье апелляционный суд девятого округа в Сан-Франциско отклонил запрос администрации о восстановлении запрета.

Апелляционный суд дал правительству и тем, кто оспаривает запрет, время до понедельника, чтобы представить дополнительные аргументы. Таким образом, любая из заинтересованных сторон может подать юридическое обоснование по данному делу в апелляционный суд, юрисдикция которого распространяется на западные штаты США, до вечера понедельника.

Ожидается, что коллегия из трех судей окружного суда вынесет решение вскоре после истечения срока подачи дополнительных документов в качестве юридического обоснования (напомним, что истекает он в понедельник вечером), после чего дело будет направлено на рассмотрение Верховного суда.

Трамп возлагает ответственность на судью

В воскресенье президент США Дональд Трамп заявил, что в случае, если «что-нибудь случится», виноватым следует считать судью, который заблокировал его указ о запрете на въезд в страну для граждан семи преимущественно мусульманских стран.

В одном из твитов в воскресенье президент написал: «Просто не могу поверить, что судья подвергнет нашу страну такому риску».

«К чему идет наша страна, если судья может отменить запрет на въезд, введенный Министерством внутренней безопасности, и кто угодно, в том числе люди с плохими намерениями, может въехать в США», – написал Трамп в «Твиттере».

В своих воскресных твитах Трамп рассказал, что поручил Министерству внутренней безопасности «очень тщательно» проверять всех, кто въезжает в США, добавив, что суды «очень осложнили» эту работу. Он также в очередной раз высказал критику напрямую в адрес Робарта: «Судья открывает нашу страну для потенциальных террористов и людей, которые не желают нам лучшего. Плохие люди очень довольны!»

В апелляции Минюста говорится, что решение судьи «пересматривает суждение президента в вопросе национальной безопасности» и вредит обществу, блокируя исполнение президентского указа.

Вице-президент США Майк Пенс поддержал критические замечания президента Дональда Трампа в адрес федерального судьи Робарта, заявив, что что Трамп выразил свое мнение в «уникальной» манере, и что американцы считают это оригинальным и понимают точку зрения президента.

«Постановление судьи по этому делу, которое касается американской внешней политики и национальной безопасности, очень расстроило президента», – добавил он.

Однако лидер сенатского большинства Митч Макконнелл в интервью CNN рекомендовал не адресовать критику конкретному судье. Он добавил: «Мы все хотим предотвратить проникновение террористов на территорию США, но мы не можем перекрывать въезд в страну. Мы, разумеется, не хотим, чтобы наши союзники-мусульмане, сражавшиеся вместе с нами в других странах, лишились возможности приезжать в США. Необходимо проявлять осторожность в этом вопросе».

В воскресенье лидер демократического меньшинства в Палате представителей Нэнси Пелоси заявила в интервью NBC, что готова начать работу над законопроектом о временной приостановке «при условии, что мы действуем в соответствии с Конституцией».

«Мы должны всегда следить за тем, как работают наши процедуры проверки, но это не значит, что мы должны вводить неконституционный и аморальный запрет на въезд в страну для мусульман», – сказала она.

Служба таможенного и пограничного контроля США приняла меры после решения судьи и стала пускать в страну обладателей действительных виз.

В субботу утром ряд крупных авиакомпаний, в том числе Air France, British Airways и Emirates начали допускать пассажиров из семи стран, упомянутых в президентском указе, на самолеты, вылетающие в США.

Однако, по словам беженца из Сомали, около 140 беженцев, расселению которых в США помешал указ Трампа, были отправлены обратно в лагерь беженцев. Когда они смогут его покинуть, неясно.

Ожидалось, что группу примут в США на этой неделе, однако в субботу беженцев выслали из центра Международной организации по миграции в Найроби обратно в лагерь беженцев Дадааб на востоке Кении.

США. Иран. Ирак > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 6 февраля 2017 > № 2072663


Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta-pravda.ru, 6 февраля 2017 > № 2071286

Переговоры без мира

Автор: Сергей КОЖЕМЯКИН.

Конференция по Сирии, от которой многие ожидали прорыва в мирном урегулировании, фактически завершилась ничем. Диалог свёлся к взаимным обвинениям, согласия нет даже среди так называемых гарантов перемирия. Но другой исход был и невозможен: слишком разные цели преследуют участники конфликта, а с интересами сирийского народа они совпадают далеко не всегда.

Разноголосый диалог

Больше месяца тема будущей встречи в Астане не покидала первые страницы ведущих изданий, эфир новостных и аналитических передач. О том, что в сирийском конфликте будет достигнут важный перелом, говорили как о свершившемся факте. И не только записные мастера пропаганды, научившиеся буквально нюхом улавливать едва заметные изменения внешнеполитического курса, но и чиновники высшего звена. Выступая 17 января на пресс-конференции, посвящённой итогам деятельности МИД, его глава Сергей Лавров признался в больших ожиданиях от встречи. По его словам, задачей переговоров является укрепление режима перемирия и достижение договорённостей об участии лидеров вооружённой оппозиции в политическом урегулировании кризиса. Лишь непосредственно перед мирным форумом, когда фантастичность завышенных ожиданий стала очевидной, дипломаты дали задний ход. С этим связан и невысокий статус руководителей делегаций.

Хвастаться действительно нечем. 23—24 января в казахстанской столице собралась лишь часть сторон, вовлечённых в конфликт. За рамками переговоров остались не только одиозные группировки вроде «Исламского государства» или «Джебхат ан-Нусры». Своих представителей не прислали и многие отряды так называемой умеренной оппозиции, в том числе такие крупные, как «Ахрар аш-Шам». Не было в Астане и курдов. Тем самым было удовлетворено требование Турции, сразу заявившей, что не сядет за один стол с «террористами». В свою очередь, сами власти курдской автономии накануне встречи распространили коммюнике, в котором назвали необходимым условием успешных переговоров консультации со всеми национальностями и конфессиями Сирии. Что же касается стран-гарантов (России, Турции и Ирана), то они пока не сделали шагов, «нужных сирийскому народу». «Мы не будем придерживаться каких-либо решений, которые будут результатом конференции в Астане», — подытожил документ.

Но, как оказалось, и этот, крайне урезанный, состав участников не способен прийти даже к частичному консенсусу. Оппозиция сразу обвинила правительство Сирии в нарушении перемирия. Так полевые командиры охарактеризовали действия армии по освобождению долины Вади-Барада, откуда снабжается питьевой водой Дамаск. Боевики перекрыли её, поставив столицу на грань катастрофы. Кроме того, оппозиция на все лады повторяла излюбленную мантру об уходе Башара Асада.

Правительственная делегация тоже не спешила идти на уступки. Её глава — постпред Сирии при ООН Башар Джаафари — заявил, что «умеренная оппозиция» тесно связана с экстремистами из «Джебхат ан-Нусры» и, таким образом, защищает террористов. Неудивительно, что прямых переговоров так и не получилось. Лишь на открытии конференции делегаты находились в одном зале, не обменявшись, впрочем, ни словом. Позже гостей и вовсе развели по разным помещениям. Пытаясь «сделать хорошую мину», руководитель российской делегации, спецпредставитель президента по Сирии Александр Лаврентьев заявил: «Несмотря на то, что нам не удалось обеспечить непосредственно прямых переговоров между двумя сирийскими делегациями… примечательно, что они были на открытии, смотрели друг другу в глаза». Достижение, надо сказать, весьма сомнительное!

Состав государств-гарантов тоже вызвал разногласия. Представители Дамаска обвинили Турцию (кстати, вполне обоснованно!) в поддержке террористических группировок. Ярким подтверждением этого стала позиция Анкары по итоговому заявлению. Выражая мнение оппозиции, Турция настояла на исключении из него определения Сирии как гражданского и светского государства.

Для полевых командиров «красной тряпкой» стал Иран. Боевики обвиняют Тегеран в прямой военной помощи Асаду. В этом они опираются на Анкару, которая требует вывода из Сирии всех шиитских формирований, включая «Хезболлу».

Закономерным итогом разногласий стало то, что «совместное заявление» по результатам переговоров не оказалось действительно совместным. Ни оппозиция, ни делегация Дамаска свои подписи под документом не поставили. Более того, представители боевиков не исключили возобновления полномасштабных военных действий.

Сам же итоговый документ практически слово в слово повторяет текст заявления, принятого 20 декабря в Москве, где встречались министры иностранных дел России, Ирана и Турции. В нём подтверждается приверженность трёх стран суверенитету и территориальной целостности Сирии, а также говорится о создании механизма «для мониторинга полного соблюдения режима перемирия и предотвращения провокаций». Но конкретное содержание этого механизма так и не раскрыто. Все вопросы, включая проблему разграничения «умеренной оппозиции» и экстремистов, отсрочены до следующего раунда переговоров. Он должен пройти 8 февраля в Женеве, но формат встречи и состав участников до сих пор не ясен.

Карт-бланш для Анкары

Причину неудачи астанинской конференции следует искать в предшествовавших событиях. Состоявшееся летом прошлого года примирение российского и турецкого руководства отразилось на сирийском конфликте. Фактическим участником гражданской войны Анкара была с самого её начала. Турция обучала боевиков, снабжала их оружием и деньгами, предоставляла базы для развёртывания. Именно через турецко-сирийскую границу экстремистские группировки получали пополнение.

Но этого Анкаре было мало. Турция требовала создания в Сирии «бесполётных зон» — плацдармов для оппозиции, где последняя была бы в безопасности от ударов правительственных сил. Наконец, турецкие власти неоднократно грозились ввести в соседнюю страну собственные войска. Причин здесь несколько. Во-первых, Анкару беспокоит возможность создания курдского государства. Ещё на заре конфликта сирийские курды объявили о создании собственной автономии. В результате успешных боевых действий против «Исламского государства» их влияние распространилось почти на весь север страны. При этом, в отличие от Иракского Курдистана, где власть принадлежит лояльному Анкаре клану Барзани, ведущей силой сирийской автономии является Партия демократического союза, близкая к Рабочей партии Курдистана. РПК же, как известно, объявлена в Турции главной угрозой национальной безопасности.

Второй причиной являются неоосманистские притязания Анкары. В Турции открыто заявляют, что сирийский Алеппо и иракский Мосул — это «исконные турецкие территории». «Нас загнали на территорию площадью 720 тысяч квадратных километров, тогда как мы владели 20 миллионами. Нас заставили сторожить границы этого малого куска земли. Но это уже не пройдёт. Мы выйдем за границы нынешней территории, кто бы что ни говорил», — заявил Реджеп Тайип Эрдоган на заседании Совета национальной безопасности в октябре прошлого года. Но достигнуть этой цели можно только путём расчленения Сирии и Ирака. Чем, собственно, Анкара и занимается, поддерживая сирийскую оппозицию и подталкивая Иракский Курдистан к отделению от Багдада.

Новое сближение с Москвой развязало Турции руки. Анкара приостановила поддержку отрядов боевиков в восточном Алеппо, в то время как Россия дала ей карт-бланш на действия в районе Джераблуса. В конце августа прошлого года началась операция «Щит Евфрата». Турецкие вооружённые силы совместно с подконтрольными боевиками из «Сирийской свободной армии» вторглись на территорию Сирии. Формальным поводом была объявлена борьба с «Исламским государством». В действительности первая цель Турции — это недопущение объединения курдских кантонов. Вторая — свержение правительства Асада.

В российских СМИ часто можно встретить утверждение, что Турция отказалась от требования смены власти в Дамаске. Это не совсем так. Эрдоган и его окружение привычно лавируют, делая противоположные заявления. Перед встречей в Астане турецкий вице-премьер Мехмет Шимшек заявил, что «вина за сирийскую трагедию полностью лежит на Асаде», но Анкара не настаивает на немедленном уходе президента. Однако уже 26 января пресс-секретарь МИД Турции Хюсейн Мюфтюоглу подчеркнул: Асаду не должно быть места в будущей политической системе Сирии.

Реальностью стали и совместные операции военно-воздушных сил России и Турции. Во второй половине января самолёты обеих стран нанесли серию ударов по позициям «Исламского государства» у города Эль-Баб, где завязла в боях турецкая армия. Мало того, курды обвиняют ВКС РФ в том, что они поддерживают авиацию Турции в ударах по их позициям в кантоне Африн.

Опасный сговор

Фактически перед нами классический раздел сфер влияния, на который решила пойти Москва. Турции при этом даётся контроль над провинцией Идлиб и районом Джераблуса, а Россия закрепляется на западе Сирии, получая базы в Латакии и Тартусе. Начавшиеся «мирные переговоры» должны были этот сговор закрепить. Помешало несогласие с этим Ирана и самого Дамаска.

Но, может, действия России оправданны? Принято говорить, что политика есть искусство возможного, однако данные шаги российской дипломатии представляются серьёзной ошибкой. Заключив союз с Турцией, Россия потакает её экспансионистским притязаниям. Нельзя забывать, что Анкара является союзником Саудовской Аравии и Катара. С Эр-Риядом у неё заключено соглашение о стратегическом сотрудничестве, затрагивающее и военную сферу. В Сирии это выражается в совместной поддержке экстремистских группировок.

Казалось бы, одно это должно было заставить задуматься кремлёвских стратегов. На деле мы видим, что Москва не только сближается с Турцией, но и допускает к «урегулированию» сирийского кризиса Саудовскую Аравию. Только под давлением Ирана Россия отказалась от приглашения в Астану делегации из Эр-Рияда.

Кстати, твёрдая позиция Тегерана привела и к тому, что на конференции не было представителей США, за исключением американского посла в Казахстане. В Иране считают, что действия Вашингтона никак не сказываются на борьбе с терроризмом и что его цель — исключительно закрепление военного присутствия в регионе. Данная точка зрения близка к истине: 26 января Дональд Трамп заявил о создании в Сирии неких «зон безопасности» «для беженцев». А поскольку этих «беженцев» (хотя речь с куда большей вероятностью идёт о боевиках) нужно будет охранять, военнослужащих США в стране может стать на порядок больше. Россия между тем не только настаивала на присутствии в Астане американской делегации, но и приступила к совместным с авиацией НАТО ударам в Сирии.

Наконец, нельзя забывать о том, что официальная Москва закрывает глаза на акты агрессии со стороны Израиля. Эта страна наносит по Сирии регулярные воздушные удары. Например, 13 января израильские ВВС разбомбили авиабазу Аль-Мезе — стратегический объект, используемый сирийской республиканской гвардией и расположенный в пяти километрах от президентского дворца в Дамаске.

Это маневрирование ставит вопрос об истинных задачах присутствия России в Сирии. Объявленная «война с терроризмом» — цель благородная, но побочная. После ухудшения отношений с Западом российскому руководству нужен был предмет торга, и Сирия идеально подошла на эту роль. Меняя конфигурации, Кремль добивается нужных для себя результатов. В этом ярко проявляется буржуазная суть политического курса современной России, в основу которого положены не национальные интересы, а выгода для влиятельных бизнес-групп.

Рано или поздно эта политика плохо кончится. Настоящие друзья от России отвернутся, а сиюминутные — нанесут удар в спину, как случалось не раз. Издержки курса уже видны на примере отношений с Ираном. Тегеран, который все эти годы являлся самым последовательным союзником Дамаска, с большим недовольством наблюдает за метаниями российской дипломатии. В отличие от Москвы, в Иране не допускают отстранения от власти Башара Асада, называя его законно избранным президентом, а также занимают жёсткую линию по отношению к вооружённым группировкам. Только категоричная позиция иранского руководства не позволила исключить Исламскую Республику из переговоров по Сирии, заменив их российско-турецким сговором.

Но вместо сближения с Тегераном Кремль выбрал другой путь. В официальных СМИ всё чаще проскальзывают обвинения Ирана в «затягивании войны в Сирии». В таких условиях будущее начатых в Астане переговоров выглядит более чем туманно. Сторон, не на словах, а на деле заинтересованных в мире, в этом конфликте слишком мало…

Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta-pravda.ru, 6 февраля 2017 > № 2071286


Уругвай. Россия > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > fsvps.ru, 6 февраля 2017 > № 2069868

О встрече сопредседателей Межправительственной Российско-Уругвайской смешанной комиссии содействия развитию торгово-экономических связей Сергея Данкверта и Хосе Канселы.

6 февраля 2017 года в Москве состоялась встреча сопредседателей Межправительственной Российско-Уругвайской смешанной комиссии содействия развитию торгово-экономических связей Руководителя Россельхознадзора Сергея Данкверта и Заместителя Министра иностранных дел Восточной Республики Уругвай Хосе Канселы.

С российской стороны в переговорах приняли участие представители Министерства экономического развития, Министерства иностранных дел, Министерства промышленности и торговли, Министерства сельского хозяйства, Федеральной таможенной службы, Национального Комитета содействия экономическому сотрудничеству со странами Латинской Америки, фонда «Роскогресс» и Россельхознадзора. С уругвайской стороны на встрече присутствовали представители Министерства иностранных дел и Посольства Восточной Республики Уругвай в Российской Федерации.

Встреча прошла в преддверии значимого для российско-уругвайских отношений предстоящего в феврале 2017 года официального визита в Россию Президента Уругвая Табаре Васкеса.

Стороны обсудили широкий круг вопросов, подробно проанализировали состояние и перспективы двустороннего взаимодействия и ход реализации договоренностей, достигнутых на 1-ом заседании Российской-Уругвайской смешанной комиссии в ноябре 2015 года в Монтевидео.

Сергей Данкверт подчеркнул, что Уругвай традиционно является важным и надежным партнёром России в латиноамериканском регионе. В основе российско-уругвайского диалога лежит близость позиций двух стран по ряду ключевых вопросов. В частности, Уругваем не была поддержана санкционная политика ряда стран – являющихся прежде крупнейшими экспортерами продукции в Россию, и это решение открыло перед уругвайским бизнесом возможность насыщения российского конкурентного рынка широким спектром продовольственных товаров. В настоящее время по многим позициям, таким как мясная и молочная продукция, имеются хорошие перспективы для увеличения уругвайских поставок в Россию. Определённые возможности открываются перед Уругваем в связи с решением Россельхознадзора возобновлять экспорт в Россию с предприятий, не поставлявших продукцию более 18-36 месяцев, только по результатам их инспектирования.

Оценивая текущие тенденции торгово-экономических отношений России и Уругвая, отмечено, что показатели торгового оборота 2016 года не отражают в полной мере имеющийся потенциал сотрудничества двух стран, а напротив являются отправной точкой для его развития. По итогам января-ноября прошлого года товарооборот составил 125,2 млн. долл. США. При этом российский экспорт увеличился на 39,2% за счет поставок смешанных и калийных удобрений. Импорт из Уругвая сократился практически на 10% в связи со снижением закупок мяса КРС. По мнению российской стороны, это может быть связано с существующей тенденцией переориентации отечественных потребителей на более доступное мясо птицы и свинину. Однако Уругвай по-прежнему занимает прочные позиции на российском рынке по таким товарным позициям, как конина, мясные субпродукты и сливочное масло, также растут объемы поставок молока, сливок и цитрусовых.

Вместе с тем, отмечено, что российско-уругвайская торговля носит несбалансированный и недостаточно диверсифицированный характер. Увеличению объемов торговли, расширению номенклатуры взаимных поставок и развитию инвестиционного сотрудничества может способствовать реализация ряда крупных совместных проектов, список которых значительно расширился, благодаря работе Российско-Уругвайской смешанной комиссии. В частности, хорошие перспективы для углубления двусторонних отношений лежат в сферах энергетики, промышленности, фармацевтике, информационных технологиях, кибербезопасности и сельского хозяйства.

В продолжение темы Сергей Данкверт подчеркнул, что в Уругвае существуют технологии выращивания, хранения и отгрузки соевых бобов, позволяющие не смешивая отправлять в Россию только те товарные партии, которые отвечают требованиям безопасности в части ГМ-продукции. Возможности сепарирования соевой продукции открывают перед уругвайскими импортерами конкурентный российский рынок. При условии соблюдения требований российского законодательства и при учете заинтересованности деловых кругов обеих стран, существуют все предпосылки для организации поставок соевого шрота в Россию объемом до 500 тыс. тонн в год.

Сергей Данкверт также отметил, что, исходя из анализа информации, полученной из электронных систем Россельхознадзора, в январе 2017 года наблюдается позитивная тенденция к увеличению объемов экспорта из Уругвая в Россию таких товарных позиций, как молоко, рыба и морепродукты, мясные субпродукты и говяжий жир.

Хосе Кансела подчеркнул, что Россию и Уругвай объединяют давние исторические связи. В декабре 2017 года российско-уругвайским дипломатическим отношениям исполняется 160 лет. На протяжении этого времени произошла эволюция сотрудничества двух стран, приведшая к установлению дружественных, доверительных и взаимовыгодных отношений.

Хосе Кансела сообщил, что Уругвай заинтересован в поставках в Россию широкого спектра продовольственных товаров, в частности молока, молочной продукции и твердых сыров, и особо отметил налаженную систему прослеживаемости производства и транспортировки соевых бобов и продукции их переработки, которая может способствовать их экспорту на российский рынок.

Хосе Кансела отметил, что в Уругвае ведется активная работа над запуском крупных совместных с Россией проектов в разных сферах экономики. Укреплению инвестиционного, торгового и социального взаимодействия стран способствует работа над формированием нормативно-правовой базы двустороннего сотрудничества. В частности, в 2016 году подписан Меморандум о взаимопонимании по линии министерств сельского хозяйства, подготовлен к подписанию Меморандум об обмене статистическими данными о взаимной торговле между таможенными службами стран. Ведется работа над соглашениями в области образования, банковского надзора, СМИ и защиты интеллектуальной собственности.

Хосе Кансела также подчеркнул, что новую динамику отношениям может придать создание Предпринимательского совета и активное продолжение взаимных визитов официальных делегаций двух стран для участия в ряде форумов и выставок, проходящих на территории России и Уругвая. В этом контексте, Сергей Данкверт пригласил уругвайскую делегацию принять участие в Петербургском международном экономическом форуме ( 1-3 июня 2017 года, Санкт-Петербург) и в Восточном экономическом форуме (6-7 сентября 2017 года, Владивосток).

В заключение стороны отметили, что Российско-Уругвайская смешанная комиссия содействия развитию торгово-экономических связей имеет ключевое значение в процессе уравновешивания торгового баланса стран. Следующее заседание Комиссии состоится в Москве в октябре 2017 года.

Уругвай. Россия > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > fsvps.ru, 6 февраля 2017 > № 2069868


США. Россия. Весь мир > Таможня. Внешэкономсвязи, политика > customs.ru, 6 февраля 2017 > № 2068638

Эксперты Всемирного банка посетили ФТС России.

Заместитель руководителя ФТС России Руслан Давыдов 1 февраля 2017 года провел встречу с экспертами Всемирного банка в рамках их визита в Россию в целях оценки реформ, проводимых ФТС России в области совершенствования таможенного администрирования, для подготовки рейтинга Doing Business 2017 по направлению «Международная торговля».

Состоялся откровенный разговор по вопросам совершенствования таможенного администрирования. Были обсуждены показатели деятельности таможенных органов и представлена информация из баз данных ФТС России, объективно отражающая сроки совершения таможенных операций.

Проведенные таможенной службой мероприятия в части совершенствования таможенного администрирования позволили сократить сроки прохождения таможенных операций при импорте и экспорте товаров. На примере Балтийской таможни указанные сроки в отношении безрисковых поставок сократились при импорте с двух часов в начале 2016 года до 1 часа 18 минут в конце года, а для экспорта – с 35 до 29 минут. Сроки выпуска по конкретным декларациям были подтверждены представителям Всемирного банка в режиме он-лайн с использованием информационных систем.

На примере реальных деклараций, поданных на таможенные посты Балтийской таможни, продемонстрировано применение технологий автоматической регистрации деклараций и автоматического выпуска товаров, позволяющих сократить до нескольких минут время проверки деклараций и полностью исключающих влияние «человеческого фактора». За 2016 год в автоматическом режиме зарегистрировано более полумиллиона деклараций.

Большое внимание было уделено вопросам категорирования участников ВЭД и отмечено, что для участников ВЭД с низким уровнем риска нарушения таможенного законодательства, на долю которых при ввозе приходится 44% декларационного массива, существенно сокращено количество досмотров (не более 1,5% от числа поданных деклараций) и применение других форм таможенного контроля.

Представителями ФТС России были продемонстрированы разработки в области информационных технологий, внедренные в 2016 году в практику работы таможенных органов и участников ВЭД, в частности, - 7 новых сервисов Личного кабинета, представляющего собой рабочее место участника ВЭД, которое обеспечивает электронное взаимодействие с таможенными органами на основе web-технологий. На текущий момент в Личном кабинете имеется 27 сервисов, а число его пользователей за последние полгода увеличилось практически в 2 раза и составляет более 90 тысяч. Сервисы Личного кабинета позволяют участникам ВЭД сэкономить время, отказаться от посреднических услуг и минимизировать свои затраты на совершение таможенных операций.

Наиболее востребованным является сервис Единого архива электронных документов декларанта, позволяющего однократно разместить электронные документы и многократно их использовать при совершении таможенных операций в любом таможенном органе Российской Федерации. За 2016 год участниками ВЭД с использованием данного сервиса размещено порядка 40 млн. электронных документов.

Заинтересованность представителей Всемирного банка вызвала работа системы межведомственного электронного взаимодействия, позволяющей в течение считанных минут в полностью автоматическом режиме получать разрешительные документы в любом из 32 федеральных органов, их выдавших, и исключить случаи запроса этих документов у декларанта. Ежедневно с использованием системы таможенными органами формируется около 30 тыс. запросов.

Эксперты Всемирного банка высказали признательность за представленную информацию по обсуждаемым вопросам.

США. Россия. Весь мир > Таможня. Внешэкономсвязи, политика > customs.ru, 6 февраля 2017 > № 2068638


Украина. США. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > fondsk.ru, 6 февраля 2017 > № 2067104

Как Украина аннексировала Крым. Честный разговор с Никки Хейли

Арина ЦУКАНОВА

Выступление нового постоянного представителя США в Совете Безопасности ООН Никки Хейли на заседании СБ 3 февраля подтвердило тезис о преемственности внешней политики двух американских администраций – предыдущей и нынешней: Хейли сказала то же самое, что до неё говорила Саманта Пауэр. «Введённые нами санкции в связи с Крымом останутся в силе, пока Россия не вернёт контроль над полуостровом Украине» – так прозвучало её заявление по Крыму.

…В Белом доме поддержали заявление постпреда США при ООН Никки Хейли о необходимости вернуть Крым Украине. Об этом в ходе брифинга заявил пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер: «Что касается санкций, я думаю, посол Хейли очень ясно выразила наше мнение. Она говорила очень убедительно и ясно по этому вопросу».

Примечательно, что госпожа Хейли говорила о территории, но не о народе Крыма. Интересно, как эта милая американка представляет себе «возвращение» полуострова Украине – вместе с людьми или без них? Жаль, что вопрос остаётся не выясненным.

Так считает ли себя украинским народ Крыма? Знает ли Никки Хейли ответ на этот – самый главный – вопрос? Не станем же мы подозревать посла США в ООН в желании вывезти людей из Крыма для того, чтобы отдать Украине полуостров. Тем более что придётся вывозить не только живых, но и умерших, поскольку «украинская» история Крыма очень коротка, без малого четверть века. Удивительно, что гражданка государства, конституция которого начинается со слов «Мы, народ Соединённых Штатов…», старательно не желает вести разговор в плоскости «Мы, народ Крыма…». А ведь с этой позиции всё видится иначе.

С точки зрения народа, населяющего Крымский полуостров, Украина аннексировала Крым в 1991 году, грубо нарушив нормы международного права. В составе независимой Украины Крым оказался незаконно, а неоднократные попытки народа восстановить справедливость у себя дома натыкались на противодействие официального Киева.

Госпоже Хейли достаточно ознакомиться с некоторым количеством фактов, чтобы это увидеть.

1990 год. Парламент Украинской ССР принял Декларацию о государственном суверенитете, прикрываясь словами «Выражая волю народа Украины…» и говоря о том, что новое государство учреждается в существующих границах Украинской Советской Социалистической Республики на основе права украинской нации на самоопределение. Только имела ли право украинская нация самоопределяться в Крыму, если количество украинцев на полуострове составляло 25,8 %?

Ответ очевиден – нет, не имела. Это был первый этап аннексии Крыма украинским государством, на тот момент – отделившейся от Союза Украинской ССР.

20 января 1991 года состоялся первый крымский референдум по вопросу о воссоздании Крымской Автономной Советской Социалистической Республики как субъекта СССР и участника Союзного договора (Крымская АССР существовала в 1921-1945 гг. в составе РСФСР). При явке 81,37% за воссоздание автономии проголосовали 93,26% жителей Крыма. 12 февраля 1991 года воссоздание Крымской АССР было подтверждено в законодательном порядке: Верховный Совет УССР утвердил итоги плебисцита. Народ Крыма ясно самоопределился, и это самоопределение решительным образом отличалось от самоопределения украинской нации.

Что же делает дальше украинское государство? 24 августа 1991 года Верховный Совет УССР, снова упирая на самоопределение, провозглашает независимость Украины, самовольно определяя Крымскую АССР территорией новоиспечённого государства. При этом учредители Украины игнорируют закон, требующий проведения отдельного референдума в Крыму по вопросу принадлежности Крымской АССР к Украине. Делается это намеренно, поскольку в Киеве хорошо знают, что народ Крыма никогда не проголосует за вхождение в состав Украины. Одновременно готовится крупная историческая махинация: незаконное проведение в Крымской АССР референдума 1 декабря 1991 года, который не включает вопрос о статусе Крыма, но задним числом подтверждает в автономии Акт о провозглашении независимости Украины. При этом в Крыму разрешалось голосовать всякому, чья нога ступила на полуостров. Дабы создать видимость поддержки украинской независимости народом Крыма, который на самом деле в большинстве этот референдум бойкотировал. Таким шулерским способом Украина сделала второй шаг на пути аннексии Крыма.

Однако Крымская АССР с украинскими шулерами не согласилась. С начала 1992 года стали множиться протесты – люди были возмущены надувательством и требовали выхода из состава Украины. Под давлением народа Верховный Совет Крыма 5 мая 1992 года принял Акт о провозглашении государственной самостоятельности Республики Крым, утвердил собственную конституцию и принял постановление о проведении референдума 2 августа 1992 года. Это был ещё один этап самоопределения, на нём совершенно правомерно и законно настаивали крымчане, которым чужд выбор украинской нации. Конституция Крыма начиналась словами: «Мы, свободные и равные в своих правах и достоинстве граждане, составляющие многонациональный народ Крыма, соединенные многовековыми узами общей исторической судьбы…»

Однако к этому времени Киев уже вошёл во вкус. Аннексированный Украиной Крым никто не собирался отпускать. Референдум был перенесён на более поздний срок (он состоялся в 1994-м в виде опроса общественного мнения), а Конституция Крыма под давлением Киева переписывалась десятки раз с тем, чтобы окончательно привязать полуостров к Украине. В 1994 году состоялись первые выборы президента Крыма, а уже в 1995-м и президентская должность, и Конституция Крыма были отменены. В конце 1998 года законодательство автономии украинские власти полностью соотнесли с законодательством Украины. Это был предпоследний этап аннексии, в финале же предполагалось лишить Крым статуса автономии, учредив Крымскую область в составе Украины.

В течение следующего десятилетия Киев на это не решился, поскольку любые попытки заговорить об отмене автономии Крыма приводили к массовым протестам с требованиями восстановить Конституцию 1992 года и государственность Республики Крым. Ползучая украинизация тоже не приносила результатов – вылепить украинскую нацию в Крыму не выходило даже с учётом переписи населения 2001 года, по результатам которой русское население полуострова уменьшилось на 512,1 тысячи. Исчезновение русских крымчан не объяснялось ни естественной убылью населения, ни миграционными процессами, ни сменой идентификации. Цифры говорили о другом: Украина просто стёрла на аннексированной территории полмиллиона русских с целью дальнейшего строительства «украинского Крыма». В 2012 г. партия «Свобода», собравшая под свои флаги радикальных украинских националистов, своей программной задачей поставила упразднение крымской автономии.

Февральский (2014) государственный переворот в Киеве не был поддержан Крымом, но попытки крымчан ему воспрепятствовать привели к трагедии: в ночь с 20 на 21 февраля автобусы, увозившие протестовавших жителей Крыма домой из охваченной безумием украинской столицы, были остановлены под городком Корсунь-Шевченковский вооружёнными националистами. Людей били, издевались над ними, заставляли петь украинский гимн под угрозой убийства, собирать голыми руками разбитые палками стёкла.

На референдуме 16 марта 2014 года народ Крыма ещё раз подтвердил свой исторический выбор. Точно так же, как это сделали некогда Соединённые Штаты, порвавшие с Британской короной. В Декларации о независимости США сказано, что Творец наделил людей неотъемлемыми правами на жизнь, свободу и стремление к счастью. Крымчане, как и американцы, тоже хотели жить, быть свободными и счастливыми. Именно поэтому они стремились порвать с украинским тризубом на протяжении десятилетий и в 2014 году добились своего – вернулись в Россию.

Возможно, Никки Хейли не знает истории борьбы народа Крыма против незаконной аннексии Украиной, которая началась в 1990-м и завершилась в 2014-м. Однако если постоянный представитель США в Совете Безопасности ООН подвергает сомнению выбор крымского народа в 2014 году, то почему она молчит об украинской аннексии Крыма в 90-х – ведь результаты крымского референдума 20 января 1991 года никто в мире под сомнение не ставит?

Только невежественный или недобросовестный человек может отрицать тот факт, что никакого «самоопределения украинской нации» в Крыму не было и быть не могло - в силу абсолютного меньшинства проживающих на территории полуострова украинцев!

Если встать на сторону народа, история воссоединения Крыма с Россией становится простой и понятной. Достаточно знать, что для каждой территории, будь то США или Крым, главными являются одни и те же слова: «Мы, народ…» Ведь не думаем же мы, что, произнося слово «Крым», Никки Хейли говорит только о территории, без народа?

Украина. США. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > fondsk.ru, 6 февраля 2017 > № 2067104


Люксембург > Внешэкономсвязи, политика > offshore.su, 6 февраля 2017 > № 2064602

Пьер Граменья, глава Министерства Финансов Герцогства, официально объявил о том, что в ближайшее время следует ожидать исход ТНК из страны в ответ на планируемое в государстве ужесточение налогового законодательства.

Инициативой таких изменений послужило решение G20, направленное на ограничение практики снижения налоговых баз и вывода объектов из-под налогообложения. В итоге образуются своего рода оффшоры, за счет низкого уровня налогов в одних странах по сравнению с другими. Ряд компаний пользуется этим, проводя свои прибыли и доходы через такие государства, при этом, практически не осуществляя реальных операций в этих странах.

Бизнесу предоставлены альтернативы: уйти с финансового рынка Люксембурга, где в хозяйственном плане они присутствуют лишь номинально, либо – нарастить присутствие в экономике страны, увеличить долю и размер реальных операций. При этом в Минфине Люксембурга просчитали все риски и готовы к любым решениям. Например, McDonald’s уже решил покинуть рынки государства и перевести налоговую базу, размещаемую вне Соединенных Штатов в Великобританию. Это решение было принято и объявлено компанией еще в декабре 2016, как только в Люксембурге была начата борьба с уклонением от налогов.

Каждый значимый случай тщательно анализируется и разбирается Еврокомиссией, изучаются договоренности крупных компаний (Amazon, Engie, Fiat и других).

Люксембург > Внешэкономсвязи, политика > offshore.su, 6 февраля 2017 > № 2064602


Тайвань. Китай > Внешэкономсвязи, политика > russian.rti.org.tw, 6 февраля 2017 > № 2064223

Президент Цай Ин-вэнь пообщалась с тайваньскими предпринимателями, работающими в материковом Китае.

5 февраля президент приняла участие в дружеской встрече с предпринимателями, которую организовал тайбэйский Фонд по обменам через Тайваньский пролив, по случаю наступления Нового года по лунному календарю.

Как рассказал председатель Национальной торгово-промышленной ассоциации Китайской Республики (CNAIC) Линь Бо-фэн, в ходе общения с предпринимателями Цай Ин-вэнь поинтересовалась ситуацией с развитием их деятельности в материковом Китае, а также узнала, как тайваньские бизнесмены конкурируют с американскими и китайскими компаниями.

По его словам, президент с вниманием отнеслась к мнению деловых кругов о необходимости скорейшего принятия Положений о контроле над соглашениями между двумя берегами. Этот законопроект, с весны 2016 года находящийся на рассмотрении тайваньского парламента – Законодательного Юаня – должен создать механизм трёхступенчатого парламентского контроля над соглашениями, подписываемыми между Тайванем и материковым Китаем.

Виталий Самойлов

Тайвань. Китай > Внешэкономсвязи, политика > russian.rti.org.tw, 6 февраля 2017 > № 2064223


Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 6 февраля 2017 > № 2063715

В Госдуме предлагают исключить из Уголовного кодекса РФ статью 212.1 об уголовном наказании за неоднократные нарушения порядка проведения митингов. Соответствующий законопроект подготовили депутаты ЛДПР, сообщается на сайте партии в понедельник, 6 февраля.

Авторы инициативы указали на "ошибочность, поспешность, недостаточную практическую и теоретическую обоснованность введения подобного рода статей с административной преюдицией в уголовное законодательство". Кроме того, парламентарии усмотрели в статье 212.1 "явную жесткость и несоразмерность наказания уровню тяжести проступка".

В сообщении пресс-службы ЛДПР отмечается также, что гражданский активист Ильдар Дадин, ставший первым осужденным по этой статье, понес "несправедливое наказание", что и вызвало общественный резонанс вокруг его дела.

Случай Дадина

Уголовная ответственность за неоднократные нарушения на митингах была введена в РФ в 2014 году по инициативе группы депутатов от "Единой России" и "Справедливой России". В декабре 2015 года Басманный суд Москвы приговорил по данной статье Дадина к трем годам лишения свободы. Позднее этот срок был сокращен на полгода. В ноябре 2016 года Дадин пожаловался на пытки и регулярные избиения в исправительной колонии ИК-7 в Сегеже, после чего, спустя несколько месяцев, был переведен в ИК-5 в Алтайском крае.

В январе 2017 года Дадин обратился в Конституционный суд РФ с требованием признать статью 212.1 противоречащей конституции страны. Заключенный в своем обращении, в частности, подчеркивал, что обжалуемая им норма "не отвечает требованиям соразмерности ограничения прав граждан". Она нарушает право на свободу мирных собраний и свободу выражения мнений, право не быть повторно осужденным за одно и то же деяние, право на защиту, а также право считаться невиновным, пока вина не будет установлена вступившим в силу судебным решением, отмечалось в его заявлении.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 6 февраля 2017 > № 2063715


Армения > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 февраля 2017 > № 2063676

Армянская оппозиция обратится в Конституционный суд для проверки конституционности решения о назначении парламентских выборов на 2 апреля, заявил в понедельник глава фракции оппозиционного Армянского национального конгресса Левон Зурабян.

Ранее сообщалось, что оппозиционный Армянский национальный конгресс (АНК) распространил заявление, в котором потребовал перенести дату парламентских выборов на период 21-30 апреля по двум причинам. Первая — назначение даты выборов было сделано с нарушением конституции. Вторая — в этом году 2 апреля будет отмечаться первая годовщина гибели людей в результате эскалации в зоне карабахского конфликта, в этот день родные и близкие погибших будут проводить традиционные церемонии, а для всего армянского народа это день памяти.

"АНК придерживается мнения, что назначение 2 апреля в качестве дня парламентских выборов противоречит некоторым нормам Конституции, и выборы не могут быть назначены на столь ранний срок", — заявил Зурабян на заседании парламента.

По его словам, депутат от АНК Гагик Джангирян подготовил обращение в Конституционный суд, чтобы признать указ президента о назначении дня выборов недействительным. Для представления данного предложения на рассмотрение Конституционного суда депутатам необходимо набрать 27 подписей. Зурабян призвал всех депутатов присоединиться к их инициативе.

Свою поддержку данному предложению выразила глава фракции оппозиционной партии "Процветающая Армения" (ППА) Наира Зограбян.

Ранее президент Армении Серж Саргсян заявил, что не против переноса даты парламентских выборов, назначенных на 2 апреля, в случае согласия всех политических сил.

Гамлет Матевосян.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 февраля 2017 > № 2063676


США. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 февраля 2017 > № 2063675

В ночь с 4 на 5 февраля президент США Дональд Трамп и его украинский коллега Петр Порошенко поговорили по телефону. Официальные сообщения об этом разговоре с обеих сторон в целом совпадают. Однако есть в них небольшие, но важные смысловые различия.

Две версии одного разговора

По версии администрации президента Украины Петра Порошенко, он "поздравил своего коллегу с инаугурацией на посту главы Соединенных Штатов и высказался за активизацию диалога на всех уровнях с новой американской администрацией".

"Собеседники обсудили вопросы укрепления стратегического партнерства между Украиной и США", — сообщает администрация президента. При этом "особое внимание было уделено урегулированию ситуации в Донбассе и достижению мира политико-дипломатическим путем".

По тому же сообщению, "стороны выразили глубокую обеспокоенность из-за эскалации напряженности и ухудшения гуманитарной ситуации — прежде всего, в районе Авдеевки. Лидеры стран подчеркнули неотложную необходимость установления режима полного прекращения огня".

И, наконец, "Петр Порошенко высказался за активизацию экономических и деловых связей, что будет способствовать созданию новых рабочих мест и росту благосостояния граждан обеих стран". Достижение мира в Донбассе, как сказано в сообщении администрации Порошенко, возможно только "политико-дипломатическим путем".

Напоследок, сообщает администрация, собеседники обсудили будущий визит Порошенко в Вашингтон.

Даже в украинской интерпретации разговора заметно, что президенты не поднимали тему антироссийских санкций и претензий к России в целом. Раньше американо-украинский диалог без этого не обходился.

Но есть еще один нюанс, о котором администрация президента Украины умолчала, но который отмечен в официальном заявлении Белого дома.

"Мы будем работать с Украиной, Россией, а также всеми другими вовлеченными сторонами, чтобы помочь им восстановить мир вдоль (Российско-украинской. — Прим. ред.) границы", — цитирует Трампа его пресс-служба.

Это очень важное дополнение, которое меняет конфигурацию дальнейшего переговорного процесса. Кто может подразумеваться под "всеми другими вовлеченными сторонами"? Вероятно, ДНР и ЛНР.

А что Россия? "Что касается формулировки о конфликте между Украиной и Россией — между Украиной и Россией нет конфликта.

Донбасс — это исключительно внутриукраинский конфликт", — заявил в понедельник, 6 февраля, пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, отвечая на вопросы журналистов о предмете предстоящей встречи Трампа и Порошенко в Вашингтоне.

Похоже, что официальная позиция Москвы и Вашингтона по этой теме близка: переговоры о мирном урегулировании гражданского конфликта в Донбассе должны проходить между Украиной и мятежными ДНР и ЛНР. А Россия и США могут выступать в них лишь в качестве партнеров переговорщиков и гарантов по выполнению ими своих обязательств.

Почему и какой мир нужен Трампу в Донбассе

Украинские политики и эксперты в растерянности. Значительная их часть вообще никак не прокомментировала важнейшее для политической элиты страны событие. А те, кто комментируют, говорят, что "Трамп пытается помирить Украину и Россию".

"Во время разговора не было сказано ничего об агрессии, необходимости вывести войска из Донбасса. Однако была отмечена необходимость достижения мира с учетом всех заинтересованных сторон. То есть это курс на мир. И понятно почему: Трампу нужна Россия — в частности, для сдерживания Китая, и прочего", — заявил в воскресенье, 5 января, на украинском канале NewsOne политолог Вадим Карасев.

По его мнению, курс Трампа может привести к серьезным политическим подвижкам внутри Украины: "Это значит, что в стране произойдет перегруппировка сил в пользу сторонников перемирия и мира".

"Можно ожидать серьезных изменений, — утверждает Карасев. — Я даже не исключаю досрочных парламентских выборов, чтобы Рада могла переголосовать те законы, которые (ранее) обрушили реализацию минских соглашений".

Кто будет менять украинскую политику

Конечно, этот телефонный разговор — лишь начало долгого процесса возвращения Украины к мирным переговорам. Хотя бы потому, что далеко не все на Украине психологически готовы резко изменить курс на военное противостояние с Россией.

Так, например, министр иностранных дел Украины Павел Климкин недавно заявил в интервью австрийскому журналу "Профиль", что не видит смысла в пошаговом снятии санкций с России, которые за несколько дней до этого предложил министр иностранных дел Австрии Себастиан Курц.

"Россия настаивает на том, что она не является никакой стороной конфликта, не демонстрирует никакого раскаяния или готовности исправить то, что она натворила", — утверждает Климкин. По его мнению, постепенное снятие санкций будет способствовать укреплению российской привычки "настаивать на своем праве перекраивать границы Европы и по своему усмотрению нападать на своих соседей".

Между тем, как сказано в сообщении администрации президента Украины, именно министр иностранных дел будет готовить предстоящий визит президента в Вашингтон и переговоры президентов США и Украины. Но сможет ли это сделать Климкин, настроенный так откровенно антироссийски?

Впрочем, не случайно в сообщении администрации украинского президента сказано, что встречу будет готовить министр иностранных дел Украины, но имя его не названо. И при желании — что может помешать украинскому президенту сменить министра?

Зато министр внутренних дел Украины Арсен Аваков неожиданно заговорил на русском языке, хотя в последние месяцы почти всегда выступал на украинском. На своей странице в Facebook 5 февраля он объявил "большим, чем Россия" врагом Украины "интеллектуальную элиту страны".

"Раковая опухоль параллельной реальности, неспособность общества и его лидеров очищаться от сладкого зловония популизма, неспособность объединить усилия вокруг реальных, а не вброшенных проблем — ключевая беда страны сегодня", — пишет Аваков, обвиняя в этой болезни интеллектуальную элиту.

По его словам, "популизм ведущих политических сил способствует фрустрации населения: завышенные ожидания и разочарование от недостаточной их реализации в реальности — яд, который методично отравляет всех нас. Этому способствуют как политики, находящиеся при власти, так и оппозиционные силы".

Не надо было, мол, обещать того, что было невыполнимо. А раз невыполнимо, давайте реализовывать то, что реально, заявляет Аваков.

Захар Виноградов, обозреватель РИА Новости

США. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 февраля 2017 > № 2063675


Румыния > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 февраля 2017 > № 2063649

Прокуратура Бухареста начала уголовный процесс по факту беспорядков в ходе протеста у здания правительства Румынии в ночь на 2 февраля, сообщили местные СМИ.

Как отмечает агентство Mediafax, "прокуратура при суде сектора 1 Бухареста дала ход уголовному процессу в отношении восьми человек по факту беспорядков и нарушения общественного порядка в ходе антиправительственного протеста в ночь с 1 на 2 февраля, четверо из них арестованы".

"В ночь с 1 на 2 февраля во время проведения на площади Победы мирной манифестации, в которой приняли участие порядка 100 тысяч человек, подозреваемые вели себя агрессивно, бросая различные объекты (бутылки, куски льда, мусорные баки) в жандармов, находящихся при исполнении служебного долга – обеспечении общественного порядка в ходе протеста", — приводит агентство пресс-релиз прокуратуры.

По сообщению ведомства, несколько сотрудников правоохранительных органов пострадали от действий подозреваемых. При некоторых задержанных в ходе обысков обнаружены ножи, которые запрещены на массовых демонстрациях.

В отношении четырех подозреваемых применена мера пресечения – судебный контроль в течение 60 дней. Остальные помещены под 30-дневный предварительный арест.

Недовольство граждан Румынии относительно утверждения 1 февраля кабмином страны поправок в Уголовный кодекс и постановления об амнистии вылилось в крупнейшие за последние 25 лет протесты, которые первоначально носили мирный характер. Однако в ночь на 2 февраля произошли столкновения между полицией и манифестантами, среди которых были и провокаторы. В ходе беспорядков пострадали четыре человека. Протестные акции продолжились и в последующие дни, но уже носили мирный характер. Пятого февраля правительство отменило ранее одобренные поправки. Несмотря на это, митинги в стране не прекратились. На улицы Румынии вышли в общей сложности около 600 тысяч человек, половина из которых – в Бухаресте.

Румыния > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 февраля 2017 > № 2063649


Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 февраля 2017 > № 2063641

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй заверила парламентариев, что лидеры ЕС во время недавнего неформального саммита на Мальте приветствовали изложенные ею ранее планы страны на переговоры по выходу из ЕС.

"Лидеры приветствовали наши четко изложенные цели", — сказала Мэй, выступая в палате общин парламента с отчетом об итогах саммита.

В настоящее время нижняя палата парламента рассматривает законопроект о запуске процесса выхода Великобритании из ЕС. Документ уже принят во втором чтении, 8 февраля состоится итоговое голосование палаты общин по документу в третьем чтении. В связи с этим Мэй, планирующая задействовать 50-ю статью Лиссабонского договора о выходе из ЕС не позднее конца марта, призвала парламентариев не чинить препятствий.

"Сейчас не время препятствовать демократически выраженному желанию людей", — отметила она, подчеркнув в очередной раз, что, выходя из ЕС, Великобритания рассчитывает остаться в хороших отношениях с Европой.

В январе Мэй представила план правительства, состоящий из 12 пунктов, на предстоящие переговоры с Евросоюзом. В частности, премьер-министр объявила, что страна покинет не только ЕС, но и общий европейский рынок и Таможенный союз ЕС, а кроме того выйдет из-под юрисдикции Европейского суда.

Мария Табак.

Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 февраля 2017 > № 2063641


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 февраля 2017 > № 2063276

Инвестиции в Россию выросли благодаря поддержке Трампа

Аттракта Муни | Financial Times

За несколько недель до инаугурации Дональд Трамп опубликовал ряд комментариев в Twitter о России. "Хорошие отношения с Россией - это хорошо", - написал, в том числе, миллиардер. Этот твит - один из серии позитивных заявлений, которые новый президент США сделал о России и Владимире Путине за прошедший год, - "был воспринят многими инвесторами как последний сигнал того, что геополитические риски вокруг России снижаются", пишет Аттракта Муни в британском деловом издании Financial Times. "Снижение риска - одна из причин, по которой инвесторы начали устремляться в страну" после нескольких лет снижения доли российских акций и облигаций в своих портфолио, говорится в статье. Как отмечает автор, в январе индекс ММВБ достиг рекордной отметки.

Как пишет газета, по словам Колина Крофта, менеджера в инвестиционном фонде Jupiter Emerging European Opportunities fund, "существует убедительный инвестиционный кейс в пользу России". Сам Крофт увеличил аллокации на Россию до 58%, по сравнению с 45%, которые он имел 18 месяцев назад.

В 2014 году санкции ЕС и США внесли свой вклад в падение рубля, напоминает автор. Также тяжелым ударом по экономике стал спад цены на нефть с середины 2014 года, и в России началась рецессия, говорится в статье. "Однако в прошлом году российский рынок акций укрепился, и появились признаки возвращения к росту, - пишет журналистка. - Треть из 15 наиболее успешных фондов в мире в 2016 году были фондами, специализирующимися на инвестициях в российский рынок ценных бумаг, по данным аналитической компании Morningstar".

Лукас Шмиц, портфельный менеджер в фонде Emerging European fund инвестиционной компании SW Mitchell Capital, ожидает, что и в этом году российские ценные бумаги будут демонстрировать хороший результат. "У нас должен быть достаточно хороший год, потому что российская экономика нормализуется", - сказал менеджер изданию. Он также добавил, что "улучшение отношений с США будет бонусом". В свою очередь, Джэн Дэн, аналитик в Ashmore Group, инвестиционной компании, специализирующейся на развивающихся рынках, заявил газете, что ожидает снижения ставки ЦБ в 2017 году.

Однако, когда Россия в мае прошлого года вернулась на международный долговой рынок, многие международные инвесторы, включая, например, инвестиционную фирму Neuberger Berman, не купили российские долговые облигации из-за санкций, а также из-за опасений, что бонды не будут подлежать расчету, говорится в статье. "Но это не единственные опасения, волнующие инвесторов в Россию, - пишет автор. - Политический климат остается нестабильным, особенно из-за действий России на Украине и в Сирии, где она поддерживает режим Асада". Кроме того, как напоминает журналистка, в январе группа американских сенаторов предложила законопроект о новых санкциях против России.

Патрис Лемонньер, глава отдела ценных бумаг развивающихся рынков в фонде Amundi, также заявил изданию, что "одной из проблем сейчас является то, что рекомендация держать долю России выше рынка в портфелях инвестиций становится все более распространенной среди менеджеров". По словам Лемоннье, "доля выше рынка становится тревожным фактором, несмотря на позитивные макроэкономические показатели". "Если в России будет все больше и больше людей, может стать сложно найти, куда инвестировать", - отметил менеджер.

Как отметил в беседе с изданием Джэн Дэн из Ashmore Group, "Дональд Трамп, судя по всему, считает Путина отличным парнем, и если это, в конечном счете, приведет к смягчению санкций против России, это, естественно, будет позитивно". "Оценочная стоимость российских акций, облигаций и валюты остается низкой, - отметил аналитик. - Если будет смягчение санкций, оно еще больше поможет. По сравнению с рынком облигаций развитых экономик, российские рынки - надежнее и доходнее".

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 февраля 2017 > № 2063276


Кипр. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 февраля 2017 > № 2063275

Кипр опасается российского вмешательства в переговоры по урегулированию ситуации на острове

Эндрю Хиггинс | The New York Times

"В то время как ООН ускоряет переговорный процесс, который, по мнению представителей организации, является "лучшим и последним шансом" на объединение Кипра после четырех десятилетий с лишним ожесточенного разделения, посол России посетил семинар, имеющий целью помешать какой-либо перспективе соглашения между греками-киприотами и турками-киприотами", - пишет Эндрю Хиггинс, корреспондент The New York Times. Присутствие посла России на Кипре Станислава Осадчего на мероприятии "вселило радость в радикальных политиков из числа греков-киприотов в Никосии, столице южной части разделенного острова, населенной греками". Эти политики, по утверждению автора, "помогли в 2004 году разрушить ооновский план по объединению" острова и "сейчас сомкнули ряды, чтобы потопить новые усилия по урегулированию, которым дала старт международная конференция, прошедшая 12 января в Женеве".

Участие посла в семинаре, как сообщает Хиггинс, разозлило Никоса Анастасиадиса, грека-киприота и президента Республики Кипр, который находится в числе убежденных сторонников усилий по разрешению межэтнического конфликта. И хотя посол принес извинения Анастасиадису, заверив его, что неправильно понял цель семинара, кипрский президент сказал в интервью газете: "Я считаю любое вмешательство со стороны какой-либо третьей страны противоречащим нашим целям".

"Республика Кипр связана с Россией общей православной верой и своей ролью в качестве финансового и банковского центра для российского бизнеса; это греческое государство на юге острова всегда видело в Москве защитницу, а не источник проблем", - пишет автор статьи. Однако обвинения в том, что Москва вмешивалась в американские выборы и поддерживает популистские силы в Европе, вызвали волну тревоги в ЕС, членом которого является Республика Кипр, отмечает Хиггинс. Эта тревога "усилила на Кипре голоса тех, кто предупреждает о решимости России во имя ее геополитических интересов помешать урегулированию" на острове, сообщает журналист.

Среди таких голосов - Макариос Друсиотис, грек-киприот, автор книги "Кипрский кризис и холодная война" (2014), где развенчивается сконструированный, по мнению ученого, "миф" о том, что Запад виноват во вторжении Турции на остров в 1974 году и в последовавших десятилетиях разделения. Книга, как отмечает журналист, рисует Москву как "двойственного партнера, который на протяжении десятилетий использовал дезинформацию, подставные организации и другие уловки, чтобы заработать популярность у греков-киприотов, а между тем за кулисами подпитывал напряжения, чтобы избежать однозначного примыкания Кипра к Западу или вхождения его в НАТО".

По словам Друсиотиса, вероятная поддержка российского посла в адрес политиков - противников урегулирования накануне переговоров в Женеве вписывается в давний, до сих пор практический неизвестный сценарий. "Каждый раз как предпринималась попытка разрешить кипрский вопрос, русские вклинивались для блокировки урегулирования", - сказал ученый автору статьи.

Урегулирование на Кипре положит конец глубокому раздору между Турцией и Грецией в рамках НАТО, членами которого являются обе страны, и сделает возможным разработку обширных месторождений газа в восточной части Средиземноморья, что может помешать контролю "Газпрома" над рынком Турции, пишет Хиггинс. Также объединение острова, по словам газеты, "станет успехом для США, чьи дипломаты особенно активно пытались подталкивать Грецию, Турцию и этнических греков и турок на Кипре к соглашению".

Как заявил в интервью изданию кипрский президент Никос Анастасиадис, Республика Кипр "считает Россию другом", но Москва должна быть осторожнее и не давать пищу для домыслов тем, кто сомневается в ее намерениях, как это случилось в случае участия российского посла в вышеупомянутом семинаре. Анастасиадис заявил, что "главным препятствием к урегулированию является Турция, чей все более автократичный президент Реджеп Тайип Эрдоган недавно заявил, что турецкие войска должны получить право остаться на Кипре "навсегда". Как пишет автор статьи, вопрос о турецких войсках "тесно связан с еще одним препятствием - требованиями Анастасиадиса, поддержанными Россией, - лишить Турцию, Грецию и Великобританию роли государств-гарантов" на Кипре. "Москва давно хотела избавиться от этой системы, продолжая советскую политику, основанную отчасти на ее желании ослабить роль Великобритании, члена НАТО, у которого есть военные базы и пост прослушивания на Кипре", - пишет издание.

По словам Анастасиадиса, Эрдоган "должен решить, чего он хочет", что же касается России и Америки, ему понятны "игры, в которые играют супердержавы". "Нам нужна поддержках всех, кто способен ее оказать, - подытожил президент в интервью изданию. - Это вопрос выживания".

Кипр. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 февраля 2017 > № 2063275


Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 февраля 2017 > № 2063093

Украина: тупик и тревога по поводу Трампа

Вероника Дорман (Veronika Dorman), Libération, Франция

После отмеченного на прошлой недели возобновления боев, которое можно рассматривать как способ поднять ставки, президент Украины побеседовал в субботу со своим американским коллегой.

Смена хозяина Белого дома положила начало периоду неопределенности на Украине. После ухода Брака Обамы и его администрации, которые оказывали противодействие Москве с начала конфликта в 2014 году, Киев лишился мощного источника поддержки на Западе. Появление Дональда Трампа, который столь же щедр на проявления симпатии к Путину, сколь же скуп на четкие сигналы по поводу своей будущей европейской политики, тревожит украинские власти. Ожидаемая многими первая беседа нового американского лидера со своим украинским коллегой, наконец, состоялась в субботу вечером при том, что на востоке Украины вот уже больше недели бушуют на редкость ожесточенные бои между украинской армией и поддерживаемыми Россией сепаратистами.

Артиллерийский огонь гремит по всей линии фронта, от портового Мариуполя до Луганска. Особенно тяжелая ситуация сложилась в занятой украинскими силами Авдеевке (10 километров от столицы мятежников Донецка). 20 тысяч местных жителей остались без электричества, отопления и водоснабжения. За последние семь дней число погибших и раненых исчисляется десятками, в том числе и среди мирного населения. С начала боевых действий три года назад Авдеевка всегда была оспариваемым сторонами стратегическим пунктом, транспортным узлом, который позволил мятежникам переправить тяжелое оружие. Кроме того, тут расположен важнейший для региона коксохимический завод: он был взят сепаратистами в апреле 2014 года, но отбит украинскими военными несколько месяцев спустя.

«Та же динамика»

Если верить миссии наблюдателей ОБСЕ на Украине, бои тут по-настоящему вообще не затихали, а объявленное в феврале 2015 года в Минске перемирие нарушалось тысячи раз. «Все происходит циклично, — подтверждает наблюдатель из Мариуполя. — Вот уже два года мы видим все ту же динамику. Затишье на период новогодних праздников, а затем резкий подъем». В этом году возобновление боевых действий 29 января совпало с первым телефонным разговором Дональда Трампа и Владимира Путина 28 января. Последние десять дней оба лагеря валят друг на друга вину за разгоревшийся пожар, однако, по мнению французских дипломатов, стечение обстоятельств свидетельствует о стремлении украинцев и мятежников проверить новую американскую администрацию, а также поднять ставки.

Присутствующие на линии соприкосновения международные посредники отказываются называть сторону, которая первой открыла огонь. Как бы то ни было, они вполголоса признают, что украинская армия уже не первый месяц наседает на «серую зону», установленный по Минским соглашениям февраля 2015 года коридор шириной в несколько километров между позициями украинцев и сепаратистов. «Способ вызвать ответ сепаратистов, чтобы показать, что Россия продолжает наступление, и доказать Трампу необходимость дать отпор Путину», — полагает европейский дипломатический источник.

Действия в серой зоне не нарушают международные соглашения, отвечают в Киеве, потому что украинская армия лишь передвигается в пределах своей территории. Такова суть объяснений замминистра иностранных дел Елены Зеркаль: «Мы лишь отреагировали на атаку со стороны подконтрольной сепаратистам территории. Украинская армия ответила на мощное наступление и вернула старые позиции, но в пределах нашей территории по Минским соглашениям». Эксперт Алексей Мельник в свою очередь полагает, что источником провокации стали сепаратисты, потому что «Россия заинтересована в эскалации, чтобы показать Трампу, что держит в руках все карты и только сама может урегулировать ситуацию в регионе».

Во время предвыборной кампании Трамп не раз обещал перезапуск отношений с Россией и намекал на снятие санкций, а также на признание аннексии Крыма. Тем не менее, первое официальное заявление его администрации двинулось в ином направлении. Новый постпред США в ООН Никки Хейли (Nikki Haley) подтвердила в четверг, что ее стране нужны «лучшие отношения с Россией», однако призвала к «жесткому и четкому осуждению российских действий» на востоке Украины. Она предупредила, что санкции сохранятся, «пока Россия не вернет Украине контроль над полуостровом». Трамп, в свою очередь, заверил Порошенко, что США будут работать «с Украиной, Россией и всеми сторонами для содействия в восстановлении мира вдоль границы», отметили в Белом доме. Тем временем Москва, Киев и мятежники договорились в среду об очередном прекращении огня и выводе тяжелого оружия из Авдеевки.

Подписанные Россией, Украиной, Францией и Германией в феврале 2015 года Минские соглашения должны были стать планом прекращения боевых действий в Донбассе. Помимо перемирия и вывода тяжелого оружия они предусматривают конституционную реформу на Украине, предоставление особого статуса восточным областям, проведение там парламентских выборов и передачу Киеву пограничного контроля на востоке.

Как бы то ни было, за два года закрепить пока еще частичный прогресс так и не удалось. Ситуация все еще тупиковая. Россия хочет реинтеграции сепаратистских областей в состав украинского государства с сохранением их нынешнего руководства: его легитимное присутствие в Киеве позволило бы Москве влиять на политическую жизнь страны. Киев же не может это принять, потому что «Минские соглашения открывают путь для постановки под сомнение украинского суверенитета, дестабилизации страны и ее окончательной трансформации в сателлит России», полагает Мельник.

«В регионе сейчас стоит вопрос войны и мира у дверей Европы», — считает Маттиас Фекль (Matthias Fekl), госсекретарь по внешней торговле, который представлял Францию в ходе поездки в Донбасс. Говоря о ситуации в США, а также выборах во Франции и Германии, он предупреждает: «Те, кто поставят под удар европейское единство по предвыборным соображениям, будут нести большую ответственность».

Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 февраля 2017 > № 2063093


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter