Всего новостей: 2321732, выбрано 30657 за 0.105 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Киргизия. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Приватизация, инвестиции > kyrtag.kg, 4 декабря 2017 > № 2411148

Комитет по бюджету и финансам Жогорку КР рассмотрел и одобрил законопроект о ратификации соглашения между Кыргызстаном и Узбекистаном о строительстве школы в городе Ош.

Отмечается, что на основании данного соглашения, Узбекистан выделит средства на строительство школы в г.Ош.

«Строительство школы имеет особое значение, поскольку оно затрагивает международные отношения. Здесь очень важно не повторить ситуацию со школой «Жетиген», когда был нанесен урон имиджу строительных компаний Кыргызстана. Что удивляет, компания, строившая данную школу и которая подвела нас, продолжает выигрывать еще большие тендера. Неужели у нас нет никакого «черного списка», чтобы ограничить участие в тендерах компаний с плохой репутацией», - отметила депутат от фракции СДПК Айнуру Алтыбаева, призвав минобразования вести постоянный контроль.

Депутат призвала министра образования Гульмиру Кудайбердиеву тщательно проследить за качеством строительства новой школы.

«Строительство школы «Жетиген», построенной за счет грантовых средств Республики Казахстан, было выполнено ненадлежащим образом, что вызвало большую критику со стороны общественности», - добавил депутат Улан Примов.

В свою очередь министр образования и науки Гульмира Кудайбердиева ответила, что строительство школы в городе Ош будет осуществлять узбекская строительная компания, а функции контроля возложены на управление капитального строительства мэрии города Ош. Министерство также будет вести мониторинг, заверила она.

Киргизия. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Приватизация, инвестиции > kyrtag.kg, 4 декабря 2017 > № 2411148


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > minprom.ua, 4 декабря 2017 > № 2410464

Политики потратили деньги украинцев на рекламу

Парламентские политические партии потратили часть денег, полученных из госбюджета Украины, на оплату рекламных материалов. Об этом сообщил Комитет избирателей Украины, ссылаясь на данные проведенного мониторинга.

За год государственного финансирования (с сентября 2016 по сентябрь 2017) партии потратили 436 млн грн., из которых 407 млн грн. – средства госбюджета. Больше всего средств, 109 млн грн., партии потратили на рекламу в СМИ – ТВ, радио, печатные СМИ, билл-борды.

На рекламу было потрачено больше, чем на зарплату и аренду помещений вместе взятых: на зарплаты партии потратили 57 млн грн., или 13%, на аренду помещений – 46 млн грн., или 11%. На материальные расходы и оплату услуг (закупка канцтоваров и т.д.) было направлено 66 млн грн. или 15%.

На содержание местных организаций партии потратили только 16% средств – 68 млн грн. У ВО "Батькивщина" и Блока Петра Порошенко "Солидарность" доля расходов на рекламу незначительна – от 0,2% до 5%.

Наибольший процент средств на рекламу потратили Радикальная партия Ляшко, "Самопомощь", Оппозиционный блок и Народный фронт. РПЛ потратила на рекламу 41% средств – 19 млн из всего 47 млн грн., "Самопомощь" – 38% (39 млн из 104 млн грн.), Оппоблок – 33% (5 млн из 15 млн грн.), НФ – 30% (33 млн из 109 млн грн.).

"Четыре политсилы тратят государственные средства не на партийное развитие, а на самопиар. Вместо того, чтобы развивать местные ячейки, проводить обучение партийцев и работать с избирателями, эти политсилы скупают рекламу, фактически выбрасывая средства налогоплательщиков на ветер. КИУ разработал изменения в законодательство, запрещающие партиям размещать рекламу за бюджетные средства", – отметил председатель Комитета избирателей Украины Алексей Кошель.

Информация была подготовлена КИУ по данным анализа финансовых отчетов политпартий за III, IV кварталы 2016 года, а также I, II, III кв. 2017 г.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > minprom.ua, 4 декабря 2017 > № 2410464


Испания > Внешэкономсвязи, политика > russpain.ru, 3 декабря 2017 > № 2412219

Более 60% испанцев хотят изменить конституцию, выяснили социологи

Намного более половины граждан Испании выступают за изменение конституции страны, однако против внесения поправок, разрешающих проведение референдума о независимости, об этом свидетельствуют данные опроса компании Mundo-Sigma Dos.

Согласно результатам исследования, 61,6% опрошенных поддерживают необходимость изменения текста конституции, однако 63,8% из них выступают против внесения поправок, которые позволят провести референдум о независимости. При этом, большинство респондентов (68,5%) убеждены, что политические партии не смогут прийти к соглашению по вопросу данных изменений, следовательно, они не будут внесены.

Опрос проводился по телефону в период с 23 по 29 ноября. В нем приняли участие 900 совершеннолетних граждан. Статистическая погрешность составляет 3,3%.

По итогам проведенного в Каталонии 1 октября референдума, признанного незаконным Конституционным судом Испании, парламент автономии 27 октября принял резолюцию о независимости. Спустя час сенат Испании утвердил введение прямого правления испанских властей в Каталонии. Премьер Испании Мариано Рахой заявил об отстранении от должностей членов правительства автономии, в том числе его главы Карлеса Пучдемона, роспуске парламента автономного сообщества и проведении досрочных выборов в Каталонии 21 декабря.

Судья Национальной судебной палаты Испании 2 ноября распорядилась поместить до рассмотрения дела по существу под стражу без права выхода под залог восемь бывших членов правительства Каталонии, в том числе экс-заместителя главы женералитета Ориола Жункераса. На следующий день она выдала ордер на арест Пучдемона и других бывших членов каталонского правительства, находящихся в Брюсселе. Прокуратура Брюсселя потребовала выдать Испании Пучдемона и других экс-членов его правительства. Новое судебное заседание в Брюсселе назначено на 4 декабря.

Испания > Внешэкономсвязи, политика > russpain.ru, 3 декабря 2017 > № 2412219


Эквадор > Внешэкономсвязи, политика > rusecuador.ru, 3 декабря 2017 > № 2412214

Референдум в Эквадоре пройдет 4 февраля 2017 года

Решение было принято быстро: референдум в Эквадоре пройдет 4 февраля. Одобрением повестки и даже хронограммы, пленарное заседание Национального избирательного совета (CNE) дало старт подготовительному периоду. Новый руководитель этой организации Нубия Вильясис была категорична: «Ничто и никто не может остановить эту подготовку». Все остальные ветви государственной власти должны послужить демократии, государственные служащие всех уровней должны обеспечить возможность для CNE провести всенародный референдум, заявила она.

Это было сказано потому, что крыло «корреистов» в правящем движении «AlianzaPAIS», представляющее ныне меньшинство, подало в Конституционный суд ходатайство о признании неконституционными указов президента Ленина Морено о проведении референдума, потребовав принять ограничительные меры, которые затруднили бы его подготовку. Советник CNE Пауль Саласар, однако, заметил, что, как администраторы избирательного процесса, они не могут позволить помещать демократическому процессу, закрепленному в Конституции. Другой советник Маурисио Тайупанта предупредил, что могут быть применены санкции против тех, кто попытается остановить этот процесс. Он упомянул статью 286 Кодекса демократии, которая предусматривает отстранение виновных от должности и приостановку политических прав или права участия в политической жизни сроком до 6 месяцев.

Депутат парламента Маурисио Проаньо, представитель того самого крыла «корреистов», полагает, что все происходящее доказывает, что в настоящее время в Эквадоре нет уважения ни закона, ни процессуального права.

Программа подготовки и прочие подробности будущего плебисцита будут обнародованы в четверг на следующей неделе. Бюджет этого мероприятия составит USD48 296 280. Избирательный бюллетень с семью вопросами будет представлять собой лист формат A3. Итоговые результаты должны быть известны до 14 февраля, как предписывает избирательный закон. Всего на избирательные участки должны будут явиться 13 072 108 граждан старше 18 лет, регистрация политических и общественных организаций, которые захотят участвовать в предвыборной кампании в поддержку «Да» или «Нет» пройдет между 8 и 12 декабря. Сама кампания продлится 30 дней, с 3 января до 1 февраля 2017 года.

Эквадор > Внешэкономсвязи, политика > rusecuador.ru, 3 декабря 2017 > № 2412214


США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 3 декабря 2017 > № 2411286

Крупнейшую за последние 30 лет налоговую реформу приняли в США

Сенат Конгресса США на заседании после продолжительных дебатов принял законопроект о крупнейшей за последние 30 лет налоговой реформе, проведение которой было одним из главных предвыборных обещаний президента Дональда Трампа. Инициативу поддержало необходимое большинство членов верхней палаты, передает ТАСС.

Принятие данного законопроекта сопровождалось длительными дискуссиями, так как его разработчикам приходилось отстаивать каждый голос. Республиканцы в этом созыве Конгресса контролируют 52 места из 100, но многие сенаторы от этой партии выступили против инициативы. Авторам пришлось пойти на уступки, к примеру, включить статью о снижении налога для малых фирм и компаний, доход которых идет их владельцам напрямую, а также разрешить добычу нефти и газа на территории Национального Арктического заповедника на Аляске. Другая поправка, давно продвигаемая многими республиканцами, вообще не касается налогообложения - она отменяет действующее правило об обязательном приобретении медицинской страховки, цена на которую в последние годы в США растет.

Противники реформы предлагали различные поправки, в том числе, настаивая на возвращении проекта на доработку в профильный комитет палаты. Но все эти попытки республиканцы блокировали. В Капитолии присутствовал и вице-президент Майкл Пенс, по закону являющийся председателем Сената. Участие замруководителя вашингтонской администрации, обладающего правом голоса, требовалось для гарантии принятия законопроекта на тот случай, если бы «за» и «против» документа высказалось одинаковое число сенаторов.

Никто из сенаторов-демократов за законопроект не голосовал. При этом окончательной печатной версии не существовало, многие правки вносились буквально от руки, что также вызывало недовольство оппозиции.

Основное положение реформы - это снижение налогового бремени для бизнеса, корпораций и предприятий. Сейчас ставка составляет 35%, по мнению республиканцев, это делает американские компании неконкурентоспособными в мировой арене. Налог предлагается снизить до 20%. В этом данный законопроект совпадает с версией, принятой ранее Палатой представителей - нижней палатой Конгресса США.

Однако в остальном эти тексты имеют существенные расхождения. Сейчас для жителей США действует семиуровневая подоходная налоговая шкала. Конгрессмены предлагают ввести лишь четыре ступени. В Сенате же считают, что следует сохранить семь уровней, однако изменить при этом сами ставки.

Так, вместо налогов в 10, 15, 25, 28, 33, 35 и 39,6% устанавливаются следующие пороги: 10, 12, 22, 24, 32, 35 и 38,5%. К примеру, самая нижняя ставка будет действовать для лиц с годовым доходом ниже 9525 долларов или для семей, зарабатывающих до $19,050. Если же налогоплательщик получат от $70 тыс. до $160 тыс., то ему придется отдать в казну уже 24%. Самая верхняя планка в 38,5% установлена для лиц, имеющих в год больше $500 тыс.

Республиканцы, выступающие основными инициаторами реформы, утверждают, что она приведет к увеличению благосостояния жителей страны. В то же время Объединенный комитет по налогообложению - независимый экспертный орган Конгресса - придерживается иного мнения. Согласно опубликованному на этой неделе анализу, лишь 44% налогоплательщиков в 2019 году отдадут государству на $500 меньше. Для 62% сокращение составит примерно $100. Оставшиеся 38% в лучшем случае не заметят никакой разницы, а может даже будут вынуждены выплатить больше.

Даже с учетом экономического роста принятие законопроекта в его нынешнем виде приведет к увеличению госдолга страны на один трлн долларов.

Но даже для тех, кто попадет под сокращение, эффект окажется временным. Уже к 2027 году только 16% американцев будут платить налогов меньше лишь на $100 по сравнению с 2019 годом. Это вызвано тем, что нормы, предусматривающие снижение бремени, прекратят свое действие в 2026 году. Это не касается сокращения ставки для бизнеса - налог в 20% вводится безвременно. Республиканцы утверждают, что налоговые послабления в будущем будут продлены.

Сенат также ликвидирует финансовую лазейку, которая позволяла американцам разбивать свои расходы для получения налогового вычета несколько раз. Минимальная планка составляла $6350, теперь же она возрастает до $12 тыс. При этом вычеты из налогов штата или же на муниципальном уровне упраздняются - против этой нормы активно выступали конгрессмены от штатов с высоким налогообложением.

Теперь обе палаты должны согласовать свои законопроекты и свести их в один единый текст, который затем вновь будет поставлен на голосование. Сейчас расхождений очень много. Главным камнем преткновения, вероятно, станет отмена вычетов на уровне штатов, а также ряда многочисленных послаблений, в том числе налоговых льгот на случай пожара, стихийного бедствия или грабежа. Трамп ранее заявил, что реформа будет принята уже к концу года. «Надеюсь, это будет превосходный, большой, красивый подарок на Рождество», - сказал он.

США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 3 декабря 2017 > № 2411286


Казахстан. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Химпром. Экология > inform.kz, 3 декабря 2017 > № 2411279

Бердыбек Сапарбаев призвал китайскую компанию выполнить контрактные обязательства

Аким Актюбинской области Бердыбек Сапарбаев в рамках рабочего визита в Китай провел переговоры с председателем правления китайской компании Kazakhstan Potash Corporation госпожой Чжан Цзюнь, передает собственный корреспондент МИА «Казинформ» в Китае.

Стороны обсудили вопрос открытия в Актюбинской области производства калийных удобрений совместно с ТОО «Батыс Калий».

«Если Вы помните, два года назад мы договаривались об ускорении строительства в Актюбинской области завода калийных удобрений, реализацию которого вы планируете уже на протяжении 10 лет. К сожалению, прогресса до сих пор нет. С прошлого года мы совместно с соответствующими министерствами проводим инвентаризацию выполнения недропользователями своих контрактных обязательств. По тем недропользователям, которые не выполняют своих контрактных обязательств, принимаем жесткие меры вплоть до расторжения контрактов. Поэтому если не будет ощутимых результатов, мы будем ставить вопрос перед нашими министерствами в отношении расторжения контракта. Отдадим другим, у которых есть интерес, деньги и технологии для освоения ресурсов», - сказал на встрече Б.Сапарбаев.

Он напомнил, что, согласно контракту, компания Kazakhstan Potash Corporation на решение социальных нужд Актюбинской области обязалась ежегодно перечислять 50 тысяч долларов в бюджет региона.

«Но, к сожалению, на сегодняшний день ни одного цента перечислено не было, то есть и здесь компания не выполняет своих контрактных обязательств», - подчеркнул аким.

Особый акцент Б.Сапарбаевым сделан на требовании сохранения норм экологического законодательства Казахстана при строительстве будущего завода.

Председатель правления китайской компании KazakhstanPotash Corporation Чжан Цзюнь, отвечая на поставленные Б.Сапарбаевым вопросы, пояснила, что много времени было затрачено на предварительную оценку проекта и соответствующие исследовательские работы.

«Работа не прекращается. В настоящее время, с учетом требований Казахстана по охране окружающей среды, мы рассматриваем вопрос применения при добыче калийной соли передовой технологии, которая применяется в нефтяном секторе. Она позволит свести к минимуму экологические риски. Я вижу, что проект имеет блестящие перспективы», - сказала она.

Стороны детально обсудили технические аспекты производства калийных удобрений на основе передовых технологий, а также вопрос снижения себестоимости конечной продукции.

Достигнута договоренность о том, что китайские специалисты посетят Актюбинскую область с рабочим визитом в первой половине 2018 года для изучения на месте конкретных аспектов применения новой технологии.

Кроме того, акимат Актюбинской области направит Kazakhstan Potash Corporation перечень конкретных социальных проектов, в которые китайская компания вложит накопившуюся в течение 10 лет задолженность в 500 тысяч долларов в рамках выполнения социальных обязательств в Актюбинской области.

В интервью Казинформу Чжан Цзюнь отметила успешность прошедших переговоров с Б.Сапарбаевым.

«Реализация проекта «Один пояс, один путь» открыла большие возможности для углубления сотрудничества между Казахстаном и Китаем. Сегодня мы провели откровенный диалог и обсудили реальные перспективы реализации проекта строительства калийного завода в Актюбинской области. Я думаю, что наши совместные проекты принесут пользу народам обеих стран», - сказала она.

Напомним, Казахстан имеет более 6 миллиардов тонн подтвержденных запасов калийных солей, сосредоточенных в основном в западной части страны, и более 4 миллиарда тонн фосфата. Близость Казахстана к Китаю, лидирующей в мире стране по потреблению калийных удобрений, позволяет РК наладить производство и стать одним из крупнейших экспортеров данной продукции.

Казахстан. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Химпром. Экология > inform.kz, 3 декабря 2017 > № 2411279


США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 декабря 2017 > № 2410421

Лидер республиканцев в американском сенате Митч Макконнелл в воскресенье выразил уверенность, что обе палаты Конгресса США сумеют договориться по поводу законопроекта о налоговой реформе.

"Мы сможем договориться по этому поводу. Я настроен очень оптимистично", — сказал он в эфире телекомпании АВС.

В субботу американский сенат одобрил законопроект о налоговой реформе, который должен привести к самым серьезным за несколько десятилетий изменениям в налоговом кодексе страны.

США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 декабря 2017 > № 2410421


Испания > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 декабря 2017 > № 2410391

Более половины граждан Испании выступают за изменение конституции страны, однако против внесения поправок, разрешающих проведение референдума о независимости, об этом свидетельствуют данные опроса компании Mundo-Sigma Dos, опубликованного изданием Mundo.

Согласно результатам исследования, 61,6% опрошенных поддерживают необходимость изменения текста конституции, однако 63,8% из них выступают против внесения поправок, которые позволят провести референдум о независимости. При этом, большинство респондентов (68,5%) убеждены, что политические партии не смогут прийти к соглашению по вопросу данных изменений, следовательно, они не будут внесены.

Опрос проводился по телефону в период с 23 по 29 ноября. В нем приняли участие 900 совершеннолетних граждан. Статистическая погрешность составляет 3,3%.

По итогам проведенного в Каталонии 1 октября референдума, признанного незаконным Конституционным судом Испании, парламент автономии 27 октября принял резолюцию о независимости. Спустя час сенат Испании утвердил введение прямого правления испанских властей в Каталонии. Премьер Испании Мариано Рахой заявил об отстранении от должностей членов правительства автономии, в том числе его главы Карлеса Пучдемона, роспуске парламента автономного сообщества и проведении досрочных выборов в Каталонии 21 декабря.

Судья Национальной судебной палаты Испании 2 ноября распорядилась поместить до рассмотрения дела по существу под стражу без права выхода под залог восемь бывших членов правительства Каталонии, в том числе экс-заместителя главы женералитета Ориола Жункераса. На следующий день она выдала ордер на арест Пучдемона и других бывших членов каталонского правительства, находящихся в Брюсселе. Прокуратура Брюсселя потребовала выдать Испании Пучдемона и других экс-членов его правительства. Новое судебное заседание в Брюсселе назначено на 4 декабря.

Испания > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 декабря 2017 > № 2410391


Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 декабря 2017 > № 2410273

Очередной прогиб России перед чужой волей ЛГБТ — теперь «во имя футбола»

Когда же будет положен конец нашей культурной вторичности?

Как сообщает NBCNews со ссылкой на Associated press, во время прошедшей в пятницу 1 декабря в Москве пресс-конференции чиновник Российского футбольного союза Алексей Смертин заявил, что зрителей, которые прибудут в Россию в 2018 году на чемпионат мира по футболу и станут демонстрировать символику ЛГБТ, не будут привлекать к ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации о защите несовершеннолетних от информации, пропагандирующей нетрадиционные сексуальные отношения. Заявление, что и говорить, многозначительное и чреватое серьёзными последствиями. Тем важнее разобрать его, как говорится, «по полочкам».

Первое, о чём в данной связи имеет смысл вспомнить, это понимание, с одной стороны, самого символа радуги, и с другой, — того, почему именно так называемый «радужный флаг» был дан на вооружение ЛГБТ-активистам и сегодня с их помощью активно используется силами, поставившими себе задачу сломать традиционные устои человеческого общества. Тем, кто желает восполнить эти знания, предлагаю познакомиться с моими заметками на этот счёт по ссылке. Если это понятно, идём дальше.

Чиновник РФС, понятное дело, не может решать, в каких случаях российское законодательство применяется, а в каких нет. Алексей Смертин, например, исходит из того, что прибывшие на чемпионат ЛГБТ-активисты «не будут ходить по школам» с целью пропаганды гомосексуализма. А то, что дети целыми классами пойдут на игры чемпионата, что они чуть ли не поголовно будут смотреть эти матчи по телевизору, а содомиты, в свою очередь, максимально используют предоставленные им возможности, чтобы заниматься именно такой пропагандой, — всё это разве не ясно как день?

(Футбольные организаторы отлично понимают полную открытость (беззащитность) детей перед такой футбольной информацией. Об этом свидетельствует, например, тот факт, что свою широкую рекламную кампанию вокруг финальной жеребьёвки ЧМ-2018 АНО «Оргкомитет «Россия-2018» официально маркировал возрастом «0+», то есть полностью без возрастных ограничений — ИА REGNUM )

Накануне выступления Алексея Смертина сеть FARE (Футбол против расизма в Европе), которая консультирует ФИФА по вопросам дискриминации, сообщила, что готовит памятку для болельщиков из числа ЛГБТ, призывающую их проявлять в России осторожность в демонстрации своей сексуальной принадлежности и тем более в её пропаганде. Стоило ли, как это сделал чиновник РФС, разубеждать их в том, что такая осторожность, а вернее — уважение к российскому законодательству и культурным традициям нашей страны, необходима?

Стоило ли давать зарубежным СМИ основания утверждать, как это сделал, например, израильский портал ISRALand, что «Россия готова пожертвовать принципами ради футбола«?

Нет, делать этого не стоило, но РФС поступил именно так, причём явно не по своей инициативе. Кстати говоря, это заявление, вызвавшее активную реакцию за рубежом, на российское информационного пространство транслировано не было, и понятно почему.

Итак, Алексей Смертин озвучил чью-то установку на отношение к геям, лесбиянкам и трансгендерам на чемпионате мира по футболу, но, к счастью, закон остаётся законом. Поэтому заверения, данные «зарубежным партнёрам», ни в коей мере не препятствуют гражданам России, которые усмотрят в ходе чемпионата мира случаи нарушения российского законодательства о защите несовершеннолетних от пропаганды гомосексуализма или попустительства такому нарушению со стороны государственных органов, обращаться с соответствующими заявлениями в прокуратуру, требовать их рассмотрения и принятия по ним законного решения. Государство от такой ответственности, как мы видим, пытается уклониться, но мы должны вновь поставить всё на свои места.

Нельзя исключать, что попустительство ЛГБТ-активистам, о возможности которого нас предупредило заявление чиновника РФС, спровоцирует активную непосредственную реакцию граждан на попытки гей-пропагады на чемпионате. Она будет по-человечески понятной, но контрпродуктивной. Да, получив право спокойно демонстрировать свой «флаг» и свои «чувства», геи вполне могут в присутствии других болельщиков, в частности пришедших на игры со своими родителями детей, продемонстрировать, как они это часто делают в Европе, и голую задницу. Но мы должны помнить, что речь идёт об общности каинского свойства, ей присуще намеренно вызывать агрессию на себя и одновременно жаловаться на гонения, и именно поэтому Библия учит, что прикасаться к ним будет себе во вред: тому, кто сделает это, «отмстится всемеро» (Быт. 4:15).

Итак, ещё раз: внутренняя стена неприятия попыток навязать нам ЛГБТ активность как норму, требование исполнения действующего законодательства, влияние на государство в плане усиления его приверженности отечественным культурным корням, — вот наша повестка дня в этом вопросе.

И последнее, как говорится, по порядку, но не по значимости. Для меня заявление Алексея Смертина по ЛГБТ стало очередным подтверждением неизбывной провинциальности нашей так называемой «элиты» — визави Запада. Отчего такая избирательность по отношению именно к ЛГБТ? Какие ещё «неформальные объединения» во время предстоящего чемпионата мира по футболу получат право рассчитывать, что нарушение ими российского законодательства пройдёт для них без последствий? Думаю, что никакие. Ни из Китая или Индии, ни из Латинской Америки или Африки, ни с Ближнего Востока, ни из гораздо более близких нам Донецкой и Луганской народных республик, ни из Приднестровья или Нагорного Карабаха. Только, как мы видим, с Запада.

ДНР и ЛНР или Нагорный Карабах, скажет кто-то, — это политика, а радужный флаг — это другое. Но неужели не понятно, что вся эта деятельность по слому человеческого в человеке, по разрушению традиционной культуры и традиционного общества, по строительству нового Содома и Вавилона «в одном флаконе», осуществляющаяся в том числе и под прикрытием присвоенного ЛГБТ-сообществом символа радуги, и есть самая что ни на есть политика, причём политика, как мы видим, весьма эффективная, всепроникающая.

Почему она так эффективна? В силу, повторюсь, нашей сохраняющейся культурной вторичности: ну как же, на Западе «это» принято — значит, и мы должны зажаться, промолчать, проявить «толерантность», обслужить интересы западной цивилизации. Эта цивилизация терпит провал за провалом, её сегодняшний путь помечен кровью и разрушением по всему миру и внутри неё самой? — Ничего, нам только чемпионат (олимпиаду, фестиваль, конкурс и т. д.) провести, показать, что мы такие же, как они, денег заработать, а там…

Толерантность, напомню, — это изначально, в иммунологии, неспособность организма противостоять внешнему вредоносному вторжению. Кому-то проведение чемпионата мира по футболу важнее сохранения верности своим культурным корням и просто человеческому достоинству (я уже не говорю о том, что проведение «грандиозного спортивного праздника» для них важнее решения неотложных социальных задач). Уверен, однако, что так думает абсолютное меньшинство граждан России.

Мы, большинство, не готовы ни жертвовать принципами, ни прогибаться перед Западом. Даже ради футбола.

Михаил Демурин

Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 декабря 2017 > № 2410273


Германия. Польша > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 декабря 2017 > № 2410271

Nach Osten: немцы создают в Польше собственную партию

В то время как Варшава не может добиться признания прав за польским меньшинством в Германии

Немецкое меньшинство в Польше создает собственную партию — заявление с подписями тысячи учредителей было передано на днях в суд в Варшаве для регистрации. Как говорит один из инициаторов, депутат Сейма Польши от немецкого меньшинства Рышард Галла, он надеется, что новая партия, которую предложено назвать «Региональное меньшинство с большинством» (RMzW), получит официальный статус еще до конца сего года.

По словам Галлы, решение о создании собственной партии активисты немецкого меньшинства приняли ввиду обещанных правящей ныне партии «Право и Справедливость» (PiS) изменений в избирательном законодательстве, которые усиливают партийный элемент в политической жизни страны. Напомним, что намерения PiS ограничить сроки пребывания представителей местного самоуправления двумя сроками заставила Союз немецких социальных и культурных ассоциаций в Польше задуматься над срочным поиском новых лидеров, ведь старых могут просто не допустить к выборам. А глава Социально-культурной ассоциации немцев в Ополе Рафал Бартек во время съезда организации в мае этого года заявил, что «если станет возможным участвовать в общественной жизни только через политические партии», то «немецкое меньшинство готово основать политическую партию». RMzW рассчитывает, что ее поддержат те, кто до сих пор работал в Избирательных комитетах немецкого меньшинства. Новая партия хочет сосредоточиться на «ценностях, близких к христианской демократии, и заботиться об интересах регионального сообщества».

Сказать, что немецкому меньшинству в Польше все эти годы жилось плохо, было бы преувеличением. Его представители получали транши как из Варшавы, так и из Берлина. Как замечал в шутку депутат Галла, «больше боюсь каждый раз за немцев в Польше после выборов в Сейм, чем в Бундестаг». Значимый «тревожный звонок» прозвучал летом 2016 года, когда польское правительство приняло решение о расширении границ города Ополе за счет четырех соседних муниципалитетов, где проживает немецкое меньшинство. Эта проблема обсуждалась во время визита канцлера Германии Ангелы Меркель в Варшаву в феврале 2017 года. Как сообщал встретившийся тогда с Меркель Бартек, «канцлер начала разговор с того, что проинформировала нас, что в ходе встречи с польским премьером Беатой Шидло поставила вопрос о расширении Ополя и соблюдении прав меньшинств. Мы ответили, что этот случай является симптомом определенной атмосферы, которая создается не только по этому вопросу, но и по другим. Откровенно говоря, мы были удивлены тем, что канцлеру эта тема была известна».

«Определенная атмосфера» была связана с проблемами отношений между Польшей и Германией, которые инициировало «Право и Справедливость». Немецкое меньшинство вздрогнуло, когда летом сего года министерство обороны Польши запросило воеводства предоставить информацию о проживающих у них людях непольской национальности. В интервью польским СМИ депутат Галла замечал тогда, что идею расценивает как «неприятную». И хотя он допускал, что инициаторы переписи хотели выяснить, какие народы живут на территории Польши, не будучи ее гражданами, озвучивались также страхи возвращения времен «политики Гомулки» (во время которой из Польской Народной Республики изгоняли евреев — С.С.). Так к современной политике стала примешиваться и историческая память. И когда Варшава открыла публичную дискуссию о необходимости требования от Берлина репараций за действия нацистов во время Второй мировой войны, немецкое меньшинство напрямую старалось не реагировать на это, однако вместе с тем косвенно давало понять, что и у немцев могут появиться вопросы к полякам.

В октябре 2017 года была вброшена тема вывоза за границу на принудительные работы после 1945 года немецких граждан и тому, как «пострадавшие» сегодня борются за признание. Сообщалось о действиях одного из активистов, председателя гамбургского отделения Союза Изгнанных Виллибальда Пеша, родом из польского Ополя. Созданный им Комитет подневольных немецких работников с мая 1999 года зарегистрировал 320 тысяч «жертв», для которых он намеревался не только требовать финансовой компенсации, но и задокументировать их судьбу по окончании Второй мировой войны. А Маргарет Циглер-Рашдорф, представитель федеральной земли Гессен по делам изгнанных и поздних переселенцев, выражала радость в связи с тем, что заговорили и о так называемые «волчатах», которым ранее не уделялось никакого внимания («волчата» — это сироты или потерявшиеся дети, которые были предоставлены собственной судьбе и блуждали по северным территориям Восточной Пруссии и Литвы, борясь за выживание, а нередко их отлавливали и заставляли трудиться, например, в сельском хозяйстве). Заодно некоторые эксперты намекали полякам, что с них могут спросить за утраченное имущество и дома немцев, которых насильно депортировали с земель, принадлежавших Германии до и во время Второй мировой.

Варшава, в свою очередь, пыталась поставить перед Берлином вопрос о непропорциональных правах немецкого меньшинства в Польше и польского в Германии. В мае сего года накануне визита президента Германии Франка-Вальтера Штайнмайера в Варшаву, где он должен был встретиться с польским президентом Анджей Дудой и премьером Шидло, представляющий правящую партию спикер Сената Польши Станислав Карчевский заявил, что повестка переговоров касается польского меньшинства в Германии. «Каждый раз, общаясь с немецкими политиками, я говорю о поляках, живущих в Германии, о неравном обращении с польским меньшинством в Германии и немецким меньшинством в Польше, — сказал Карчевский. — В разных странах по-разному, но так плохо, как в Германии, в Европе нет. Это какой-то остров, где поляки хуже всего воспринимаются, меньшинство не признано». А проправительственный портал wPolityce.pl связывал такую дискриминацию польской общины в Германии с «продолжением политики, начатой нацистами».

Конечно, вряд ли стоит серьезно относиться к подобной риторике и острым эпитетам как к самоценным. Другой вопрос, какие реальные проблемы они скрывают. В интервью порталу немецкого меньшинства в Польше Wochenblatt профессор Иренеуш Каролевский из Центра европейских исследований имени Вилли Брандта во Вроцлаве, комментируя политический кризис в Германии, замечает, что «большинство немецких партий боятся новых выборов не в последнюю очередь по историческим причинам, это напоминает им Веймарскую республику и рост национал-социалистов. Новые выборы могут быть восприняты избирателями как провал политических элит и фактически привели бы к усилению популистской партии «Альтернатива для Германии». Такой Берлин пугает и Варшаву. Но даже если этого не случится, сам по себе переход структур немецкого меньшинства в Польше на принципиально новую стадию, оформление в партию, уже вносит изменение в ситуацию, добавляя значительного веса немецкой общине как на польской политической сцене, так и европейской.

Станислав Стремидловский

Германия. Польша > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 декабря 2017 > № 2410271


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 декабря 2017 > № 2410165

Саморазрушение американской демократии

Томас Эдсолл (Thomas B. Edsall), The New York Times, США

Президент Трамп в одиночку сделал больше для подрыва основных принципов американской демократии, чем это мог бы сделать какой-нибудь иностранный агент или зарубежная пропагандистская кампания.

«Трамп является политическим оружием массового самоуничтожения для американской демократии — для ее норм, для ее морали, для обычной человеческой порядочности», — написал в электронном письме, старший научный сотрудник Брукингского института Генри Аарон (Henry Aaron):

«Так что если Путин оказал ему поддержку, и если он сделал это, чтобы навредить США, то он сбросил в центр Вашингтона одну чрезвычайно "интеллектуальную" управляемую бомбу».

Давайте пока отложим в сторону вывод, сделанный в докладе «Оценки деятельности и намерений России на американских выборах» (Assessing Russian Activities and Intentions in Recent US Elections), опубликованном в январе этого года, который совместно подготовили ФБР, ЦРУ и АНБ и в котором говорилось:

«Кремль стремился исполнить свое давнее желание и разрушить американский либерально-демократический порядок, популяризацию которого Путин и высокопоставленные российские чиновники считают угрозой для России и режима Путина».

Этот вывод, оспариваемый Трампом и другими, не идет ни в какое сравнение с разрушительными результатами деятельности Трампа за 10 месяцев пребывания в должности президента.

Прежде всего, Трамп нанес серьезный ущерб принципам и правилам, на которых держится американская демократия.

Внутрипартийный раскол, из-за которого в принципе Трамп и пришел к власти, усиливается, поскольку разногласия растут с каждым издевательским выпадом и каждым оскорбительным высказыванием Трампа.

Пятого октября аналитический центр Pew сообщил, что внутрипартийный конфликт, связанный с различным пониманием фундаментальных политических ценностей, достиг рекордного уровня со времени президентства Барака Обамы. В первый год пребывания Дональда Трампа на посту президента эти разногласия обострились еще больше. И по своим масштабам этот раскол гораздо серьезнее, чем разделение общества по другим признакам — гендерному, расовому, этническому, религиозному или образовательному».

В предисловии к своей книге How Democracies Die («Как умирают демократии»), которая скоро выйдет в свет, политологи Гарвардского университета Стивен Левицкий (Steven Levitsky) и Даниэль Зиблатт (Daniel Ziblatt) пишут:

«Последние два года мы наблюдаем, как политики говорят слова и совершают действия, которых в Соединенных Штатах никогда до этого не говорили и не совершали — но которые, по нашему мнению, в других странах являются предвестниками демократического кризиса. Мы, как и многие другие американцы, чувствуем страх, хотя и пытаемся успокоить себя, что в нашей стране, возможно, все не так уж и плохо».

Но от того, что они пытаются успокоить себя, легче не становится:

«Американские политики теперь относятся к своим соперникам как к врагам, запугивают свободную прессу и грозятся объявить результаты выборов недействительными. Они пытаются ослабить институты, призванные защищать нашу демократию — в том числе суды, спецслужбы и организации, занимающиеся вопросами этики. Американские штаты, в адрес которых когда-то произнес хвалебные слова великий юрист Луи Брэндайс (Louis Brandeis), назвав их «лабораториями демократии», рискуют стать лабораториями авторитаризма, поскольку те, кто находится у власти, переписывают правила выборов, перекраивают карты избирательных округов и даже лишают людей права голоса, чтобы застраховать себя от поражения на выборах. И в 2016 году впервые президентом США был избран человек, не имеющий опыта работы на государственных должностях, не отличающийся особо выраженной готовностью соблюдать конституционные права и явной склонный к авторитаризму».

Как заявил в своем письме авторам этой статьи Левицкий, «важно, чтобы мы понимали, что США во многом устраивают все это себе сами». А потом добавил: «Безусловно, мы должны полностью расследовать вмешательство России, но обвинять Путина в той неразберихе, которая у нас сейчас происходит, было бы смешно. Эту неразбериху устроили мы — американцы».

Аналогичным образом рассуждает и Райан Енос (Ryan Enos), еще один политолог из Гарвардского университета. Он заявил, что вопрос вмешательства России в выборы является второстепенным:

«Возможно, все недоверие и негодование, которые мы сегодня наблюдаем, возникли бы и без вмешательства России. И, конечно же, есть основания считать, что это так и есть: ведь паралич политической системы США, из-за которого Трамп оказался в кресле президента, существовал задолго до вмешательства Путина в 2016 году».

К тому же Энос отметил:

«Способность Трампа ослабить международный авторитет Соединенных Штатов также стала возможной из-за недостатков нашей политической системы, например, из-за слабого Конгресса, который передал слишком много полномочий исполнительной власти».

Трамп не только нарушил кодекс поведения, лежащий в основе демократии у себя на родине, при этом он еще и понизил международный авторитет США — и, возможно, ускорил рост влияния Китая, крупнейшего конкурента нашей страны.

Дарон Аджемоглу (Daron Acemoglu), экономист из Массачусетского технологического института и один из авторов книги «Почему одни страны богатые, а другие бедные. Происхождение власти, процветания и нищеты» (Why Nations Fail), заявил, что, на его взгляд, борьба между китайско-российской осью и западными демократическими институтами, будет решающей битвой в следующем столетии. И сейчас США находятся в противоречивом, неопределенном положении — во главе страны стоит порочный, дискредитировавший себя человек, более благожелательно относящийся к китайско-российскому альянсу.

По мнению ряда экспертов, хаотичный подход Трампа к международным вопросам, в свою очередь, способствовал укреплению и России, и Китая.

Политолог из Мичиганского университета Артур Лупия (Arthur Lupia) в электронном письме написал следующее:

«Поскольку Америка все чаще рассматривается как нестабильный и ненадежный партнер, из-за связанного с этим снижением доверия (к ней) на международной арене возникают новые возможности для таких людей, как Путин — которые могут гарантировать относительную стабильность».

Что мы имеем в итоге?

«Сейчас у нас меньше рычагов влияния в решении многих международных вопросов».

Опубликованные в июне результаты опроса, проведенного аналитическим центром Pew среди взрослых респондентов в 37 зарубежных странах, являются наиболее наглядным свидетельством влияния Трампа на международный авторитет Америки. Оказалось, что в среднем только 22% респондентов уверены в том, что Трамп в международных делах действует правильно. Эти результаты существенно отличаются от данных опроса, проведенного в последние годы президентства предшественника Трампа, когда уверенность в том, что роль Америки в мире определяет президент Обама, выразили в среднем 64% опрошенных.

По сравнению с Трампом Обама пользовался доверием большинства респондентов в 35 странах. Что характерно, по уровню доверия Трамп обошел Обаму лишь в двух странах — России и Израиле.

Критики внешней политики Трампа утверждают, что стремление Госсекретаря Тиллерсона «оптимизировать» возглавляемое им ведомство путем увольнения более двух тысяч работников, привело к сокращению международного присутствия США. К концу этого месяца численность высших должностных лиц — послов из числа профессиональных дипломатов и министров — планируется сократить вдвое, с 39 до 19 человек.

15 ноября в своем письме к Тиллерсону Джон Маккейн, председатель Комитета по вооруженным силам сенатор и сенатор-демократ Жанна Шахин (Jeanne Shaheen), заместитель председателя Комитета Сената по международным отношениям (курирующая кадровые вопросы Госдепартамента и финансирования программ международной помощи), написали:

«Если рассматривать в совокупности сомнительные методы управления в Госдепартаменте; отношение некоторых членов администрации к роли дипломатии; снижение морального духа, ухудшение ситуации с комплектованием и сохранением кадров; отсутствие опытного руководства, способного в дальнейшем укрепить дипломатический корпус нашей страны и обеспечить его профессиональное долголетие; а также сообщения о том, что американская дипломатия становится менее эффективной, то складывается удручающая картина».

Их вердикт: «Все это заставляют нас сделать вывод о том, что мощь американской дипломатии ослабевает изнутри — в то время как на международной арене нарастают глобальные кризисы».

Попрание Трампом — и его назначенцами — демократических норм и принципов является главным элементом того, что можно было бы назвать процессом одичания или де-цивилизации. Отчасти этим обусловлено то, что президент вновь и вновь демонстрирует свое лицемерие. Это двуличие опять проявилось в этом месяце в его кулуарных разговорах, в которых он повторил свои лживые заявления о месте рождения Барака Обамы. А также слова, произнесенные в записанной на пленку передаче Access Hollywood, где он хвастливо рассказывал о том, что можно делать с женщинами, «когда ты — звезда».

На фоне этих событий возобновились публичные дискуссии о психическом здоровье Трампа.

Есть «кое-какие признаки того, что Трамп иногда не в состоянии отличить реальную жизнь из фантазий», написал 27 ноября Дэвид Грэм (David Graham) в журнале The Atlantic.

В среду Трамп пошел еще дальше и дошел до крайности, ретвитнув видео, выложенное британской ультранационалистической организацией, в которых «предположительно показаны мусульмане, совершающие акты насилия». Премьер-министр Тереза Мэй в прямой форме обвинила Трампа, сказав: «Плохо, что президент это сделал». Как написала The Times, «ни один современный американский президент еще не распространял материалы такого провокационного характера, выложенные экстремистской организацией».

Из-за невероятного количества лжи и лицемерия в словах и действиях Трампа перестаешь верить истине. Как удачно выразилась Ханна Арендт (Hannah Arendt), когда это происходит, ничему уже больше не веришь:

«… можно заставить людей поверить в наиболее фантастические утверждения в один день и убедиться, что если на следующий день они получат неопровержимое доказательство их обмана, то найдут убежище в цинизме. Вместо того, чтобы бросить вождя, который их обманул, они будут уверять, что все это время знали, что то утверждение — враки, и будут восхищаться вождем за его высшую тактическую мудрость».

Или как Арендт сказала в интервью одному французу в 1974 году: «Когда у нас больше не будет свободной прессы, случиться может всякое. Тоталитарный лидер или любая другая диктатура может править потому, что люди не информированы; как вы можете иметь мнение, если вы не информированы? Если все всегда вам лгут, то последствия состоят не в том, что вы верите лжи, а в том, что никто больше ничему не верит. Потому, что ложь по самой своей природе должна меняться, и лживому правительству приходится постоянно переписывать собственную историю. В результате вы получаете не только одну ложь — ложь, с которой вы могли бы прожить до конца своих дней — вы получаете большое количество лжи, в зависимости от того, куда дует политический ветер. И народ, который уже ни во что не может верить, не может принять решение. Он лишен не только способности действовать, но и способности мыслить и составлять свое мнение. И тогда с таким народом можно делать все, что угодно».

Добавьте к списку лживых заявлений Трампа травлю из расистских побуждений, его нападки на свободную прессу, его обвинения в распространении «фальшивых новостей», его попытки спровоцировать дальнейшее подавление прав избирателей. И еще то, как он сводит на нет легитимность избирательного процесса, его пренебрежение к независимости судебной власти. Его собственное лицемерное отношение к сексуальным домогательствам, его демонстративное нежелание отчитываться перед избирателями, которые его поддержали, его презрение собственным сторонникам и манипулирование ими, его «малодушие». Перед нами предстает картина порочности и полнейшего морального разложения демократического руководства.

15 ноября в Аджемоглу написал в журнале Foreign Policy:

«Прошел год с момента избрания Дональда Трампа президентом, и, несмотря на его сомнительную приверженность политическим традициям страны, американская демократия все еще держится».

Затем Аджемоглу спросил: «Может, пришло время по достоинству оценить силу американских институтов?» Ответим коротко: «Нет».

Попранные политические нормы, которые являются оплотом нашей демократии, не так легко восстановить — даже если остановить самые опасные политические действия Трампа. Точно так же невозможно отказаться от шовинистской, антииммигрантской и националистической риторики, если ее некогда поощрял президент США.

На фоне этих угроз Аджемоглу продолжает о своем: «эффективность американской системы сдержек и противовесов пока отнюдь не утешительна».

Нашей демократии предстоит пройти испытание, которое покажет, можно ли восстановить те нормы и принципы, на основе которых работает вся система. Трамп растоптал эти правила и стал президентом. Не исключено, что уже само это нанесло ей непоправимый ущерб.

Можно ли исправить ситуацию правовыми средствами? Например, с помощью расследования, которое ведет Мюллер?

«Полностью остановить и обуздать авторитаризм и беззаконие исполнительной власти с помощью судебной системы, уголовного права или письменной Конституции невозможно», — написал Джейкоб Леви (Jacob Levy) в своей статье The Limits of Legalism («Пределы законности»), опубликованной на этой неделе на сайте либертарианского Центра Нисканена:

«В конечном счете, с этим должны бороться депутаты — представители законодательной власти: однопартийцы, готовые ввести серьезные ограничительные меры. Или же это могут сделать избранные в парламент представители оппозиции».

На данный момент однопартийцы Трампа — республиканцы в Палате представителей и в Сенате — особого желания противодействовать ему не проявляют. Чем дольше Трамп будет оставаться на посту президента, тем больше опасность того, что он нанесет непоправимый ущерб тем институтам, которые должны стать необходимыми инструментами при любых серьезных попытках ему противостоять.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 декабря 2017 > № 2410165


Китай > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > russian.china.org.cn, 2 декабря 2017 > № 2411477

Верховная народная прокуратура Китая потребовала решительных мер в отношении преступлений против детей

Верховная народная прокуратура /ВНП/ Китая 1 декабря выпустила циркуляр, требующий от всех органов прокуратуры со всей строгостью подходить к преступлениям против детей в детских садах, защищать их права и предотвращать подобные преступления.

Согласно циркуляру, в случаях таких преступлений в отношении детей как изнасилование, непристойные действия или умышленные убийства, органы прокуратуры должны как можно скорее санкционировать аресты и выдвигать обвинения.

Органы прокуратуры должны независимо применять свои прокурорские полномочия для обеспечения качества разбирательств по таким делам. Они должны принимать решения, основываясь на фактах и законодательстве и прислушиваясь к мнению людей, говорится в циркуляре.

Забота о пострадавших детях и оказание им помощи должны быть улучшены, отмечается в циркуляре. Например, не должна разглашаться информация о личностях детей и их попечителей, правоохранители не должны приезжать на полицейских машинах и в униформе в дома детей для сбора доказательств, сообщила ВНП.

Органы прокуратуры также могут запрашивать поддержку от ведомств гражданской администрации и медицинских учреждений, а также профессиональную помощь от судебных социальных работников и психологов для оказания помощи пострадавшим детям.

Помимо этого, основой работы органов прокуратуры должна быть профилактика, необходимо создание системы предотвращения причинения вреда детям в детских садах, говорится в циркуляре.

Органы прокуратуры должны подытожить причины и характеристики дел на основе своего опыта и дать детским садам рекомендации относительно управленческих недочетов, добавила ВНП.

Данный циркуляр был опубликован после недавних обвинений в плохом обращении в детских садах Китая.

Китай > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > russian.china.org.cn, 2 декабря 2017 > № 2411477


США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 2 декабря 2017 > № 2411275

Сенат США утвердил проект налоговой реформы

Этот законопроект считают крупнейшим налоговым пересмотром в США с 1980-х годов

Сенат конгресса США одобрил законопроект о тщательном пересмотре американской налоговой системы, сообщает РБК со ссылкой на Reuters. За принятие реформы, по данным агентства, проголосовал 51 сенатор, 49 — высказались против.

Теперь, скорее всего, на следующей неделе, пишет Reuters, между Сенатом и Палатой представителей, которая уже так же утвердила свой собственный налоговый законопроект, состоится обсуждение этих инициатив. Две палаты должны будут составить единый законопроект, чтобы передать его в Белый дом для подписания.

Прежде президент США Дональд Трамп обещал в результате реализации инициативы республиканцев осуществить «огромное снижение налогов, крупнейшее в истории страны».

Утвержденный 2 декабря Сенатом законопроект, считают «крупнейшим налоговым пересмотром в США с 1980-х годов». Согласно ему, налог на прибыль американских корпораций с 35% должен быть снижен до 20%. Это, как уверены республиканцы, позволит повысить конкурентоспособность экономики США и вернуть из-за рубежа прибыли американских компаний на «триллионы долларов».

Помимо этого в инициативе представителей Республиканской партии содержатся изменения в налогообложении физических лиц. Так, вместо действующей шкалы из семи категорий прогрессивного подоходного налога предложены всего три — 12%, 25% и 35%. В настоящий момент минимальный подоходный федеральный налог составляет 10%.

США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 2 декабря 2017 > № 2411275


США > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 2 декабря 2017 > № 2410457

Президенту США Дональду Трампу удалось одержать важную внутриполитическую победу. В ночь на субботу, 2 декабря, Сенат США одобрил законопроект масштабной налоговой реформы. "За" проголосовал 51 сенатор от республиканцев, "против" - 48 от демократов и один сенатор-республиканец. До этого Палата представителей Конгресса проголосовала за свою версию реформы.

Ключевое положение реформы - снижение налога на прибыль корпораций с 35 процентов до 20. Республиканцы считают, что это позволит повысить конкурентоспособность экономики США и вернуть из-за рубежа прибыли американских корпораций на триллионы долларов. В этом разногласий у конгрессменов из обеих палат нет. По вопросам реорганизации налогообложении физических лиц и ряда многочисленных послаблений существуют, однако, различные точки зрения.

Два законопроекта, что дальше?

Теперь обе палаты должны согласовать свои законопроекты и свести их в один единый текст, который затем вновь будет поставлен на голосование и после одобрения парламентом направлен на подпись президенту. Трамп ранее заявил, что реформа будет принята уже к концу года. По его словам, она предусматривает "огромное снижение налогов, крупнейшее в истории страны".

Даже с учетом экономического роста в стране принятие законопроекта в его нынешнем виде приведет к увеличению госдолга США на один трлн долларов в течение дести лет, отмечает агентство dpa. Кроме того, критики реформы подчеркивают, что она не принесет больших послаблений простым американцам.

США > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 2 декабря 2017 > № 2410457


Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 2 декабря 2017 > № 2410445

Русская православная церковь официально заявила, что категорически не признает однополые союзы и браки. Об этом говорится в документе "О канонических аспектах церковного брака", принятом в пятницу, 1 декабря Архиерейским собором РПЦ в Москве.

"Церковь категорически не признаёт и не признает союзы лиц одного пола в качестве брака вне зависимости от признания или непризнания таковых гражданским законодательством, а также другие формы сожительства, не соответствующие ранее данному определению брака как союза между мужчиной и женщиной", - указанно в документе.

Когда венчание невозможно

При этом церковь однозначно заявила об отказе в венчании бракам, которые не соответствуют каноническим нормам. Это количество браков больше трех у одного из желающих венчаться или при наличии между лицами, желающими венчаться, недопустимых степеней родства. Так, граждане, состоящие в кровном родстве по прямой линии, а также боковой линии до четвертой степени, обвенчаться не смогут. Тех, кто состоит в кровном родстве по боковой линии в пятой и шестой степени, может благословить на венчание епархиальный архиерей.

Не допускаются церковные браки приемных родителей с приемными детьми, а также крестных родителей с их крестниками. Отмечается, что ради защиты от распространения ереси, православным запрещено вступать в браки с еретиками и раскольниками.

Кроме того, не допускается церковный брак для людей, сменивших пол.

О разводах и количествах браков

В документе называются также допустимые основания к расторжению церковного брака. Среди них - прелюбодеяние, хронический алкоголизм и наркомания, вступление одного из супругов в новый брак.

Архиерейский собор - один из высших органов управления РПЦ. Он проходит в Москве под председательством патриарха Московского и всея Руси Кирилла с 29 ноября по 2 декабря. Среди вопросов, обсуждаемых на нем, было сведение всех канонических норм по вопросу брака в один текст. Все это время церковь в плане брака опиралась на положения, принятые еще в XVIII-XIX веках.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 2 декабря 2017 > № 2410445


Сирия. Турция. Иран. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 2 декабря 2017 > № 2410143

Как далеко простирается взаимопонимание России, Турции и Ирана по Сирии?

Д-р Башир Муса Нафиа (Dr Bashir Musa Nafia'), Al-Quds Al-Arabi, Великобритания

В Сочи 22 ноября состоялся трехсторонний саммит с участием лидеров России, Турции и Ирана о будущем Сирии, названный важнейшим мероприятием за последнее время. Встреча Владимира Путина с Башаром Асадом за день до трехстороннего саммита усилил впечатление, что русские стремятся достичь консенсуса между странами-гарантами астанинского процесса войны в Сирии. Конечно, ожидания были сильно преувеличены, что не впервой за горькие шесть лет сирийского кризиса. Те же ожидания были и на «Женеве-1» в 2013 году, «Женеве-2» в 2014 и первом заседании в Астане в ноябре 2017 года.

Существенное изменение баланса военной силы в пользу правящего режима и его союзников, несомненно, произошло после прямого российского военного вмешательства в Сирию осенью 2015 года. Почти полная потеря контроля над ИГИЛ как в Сирии, так и в Ираке. В то же время происходит тесное сближение между Россией, Турцией и Ираном. Но на этом признаки спасения Сирии заканчиваются.

С другой стороны, Сирия уже поделена на зоны влияния между Россией, Турцией и США, а также между правительственным режимом, его иранским союзником, народными милициями и боевиками «Хезболлы». Трудно представить, что силы, расположенные в различных регионах Сирии, покинут свои позиции в ближайшем будущем, даже если будет достигнут определенный прогресс в политическом урегулировании, тем более, что политический консенсус по-прежнему остается небольшим по сравнению с количеством спорных моментов и расхождением во взглядах. Заявления президентов России и США (11 ноября 2017 года), вдохновившее соглашение между двумя крупными державами о будущем сирийского урегулирования, испарилось через несколько дней после его подписания. В то время как Москва заявила, что военное присутствие США в Сирии является незаконным, официальные лица США ответили, что они планируют остаться в Сирии на неопределенный срок, а уйти необходимо иранским силам, а также, что Женевский процесс урегулирования — единственный законный путь. Несмотря на предположение о достигнутом взаимопонимании между Москвой и Эр-Риядом, было бы наивно исключать возможность возвращения Саудовской Аравии в Сирию, чтобы разжечь еще одну войну с иранцами, помимо уже существующих конфликтов в Йемене и Ливане. Встреча сирийских оппозиционных сил на «Эр-Рияд-2», несмотря на противоречивые предсказания, подтвердила требования сирийского народа убрать Асада и его режим после начала этапа переходного процесса, напомнив о самом болезненном вопросе, стоящем на политическом пути разрешения кризиса с первых шагов на «Женеве-1».

Фактически, последним позитивным моментом в отношении Сирии стал устойчивый прогресс в характере отношений между Россией, Турцией и Ираном. Хотя если использовать более точные выражения, наиболее значительным изменением подверглась позиция Турции, а не позиция России и Ирана. Можно утверждать, что изменение в турецкой политике в отношении Сирии стало самым важным событием в течении кризиса за последние год или два. Эти изменения произошли не только из-за огромного влияния прямого российского военного вмешательства, но и из-за растущего чувства в Анкаре, что США не будут вести политику подобно России. Вашингтон поддерживает террористические курдские организации в Сирии, что является предательством турецкого союзника. Анкара давно надеется, что администрация Трампа откажется от политики Обамы по Сирии, но Трамп и его администрация быстро развеяли турецкие надежды, продолжив оказывать военную поддержку курской партии «Демократический союз» (PYD) в Сирии и ее военному крылу, известному как «Отряды народной самообороны» (YPG). Кроме того, растет число свидетельств того, что контрабанда американского оружия в Турцию используется подразделениями «Рабочей партии Курдистана» (РПК) в войне против турецкого государства.

Вместе с этим, при поддержке американских сил курдские вооруженные формирования смогли установить контроль над городом Манбидж. Американцы закрыли глаза на установление курдами контроля над арабским городом Ракка, а также на соглашение, заключенное курдами с ИГИЛ о выводе боевиков «Исламского государства» из сирийского города Ракка. Они позволили сотням боевиков ИГИЛ покинуть город, чтобы те продолжили осуществление террористической деятельности в других регионах, включая Турцию.

Разочарование турок американской политикой значительно изменило приоритеты Турции в Сирии касательно поддержки революции и смены режима для защиты национальных интересов Турции на сирийской арене. Она перешла от непрямой войны с Ираном и Россией к взаимопониманию с обеими странами. Предполагается, что турецкое взаимопонимание с Россией и Ираном не будет безвозмездным; турки стремятся к минимальной роли и интересам в Сирии. Когда можно будет сказать, что Турция достигла этого минимума, после трехстороннего саммита?

После саммита в Сочи было сделано очень мало заявлений о том, что было согласовано между тремя президентами, хотя и Путин, и Эрдоган, и Рухани поспешили выступить перед прессой после длительных переговоров. Кроме того, встреча президентов состоялась после двух трехсторонних встреч. В первой встрече приняли участие министры иностранных дел трех государств, во второй — начальники штабов. Там должны были быть определены детали соглашений, которые должны были быть утверждены на уровне президентов. Однако стало известно, что было достигнуто согласие по российскому проекту о проведении Конгресса сирийского народа и его представителей (не слишком скоро, но тем не менее), который несколько раз был отложен. На этой конференции будет обсуждаться разработка новой сирийской конституции, проведение выборов под наблюдением ООН, а также облегчение доступа гуманитарной помощи ко всем областям в зоне конфликта и работа по освобождению тысяч политических заключенных. Кроме этого пока мало что известно.

Турки отправились на трехсторонний саммит с целым рядом ключевых задач, включая разъяснение российско-иранской позиции касательно переходного периода, вывод Демократической Партии Курдистана (ДПК) и его боевиков из любого сирийского национального диалога, получение поддержки со стороны России для выведения курдских боевиков из арабских и туркменских городов и сел; вывод российских войск из Африна и развязывание рук туркам для изгнания курдских подразделений, а также утверждение окончательного соглашения о безопасности Идлиба и прекращение огня в городе и его окрестностях. На следующий день после трехстороннего саммита официальный представитель Кремля Дмитрий Песков заявил, что турецкая позиция по поводу участия ДПК и «Отрядов народной самообороны» в Конгрессе национального диалога не помешает его созыву. Но что это точно значит? Означает ли это, что три президента уже согласились исключить курдские организации, связанные с РПК, или Россия пригласит представителей этих организаций, независимо от турецкой позиции? На этот вопрос пока нет ответа. Это только один из многих вопросов. Другими словами, трехсторонние договоренности по-прежнему очень хрупки. Вероятно, все будет продвигаться достаточно медленно, потому как еще предстоит решить ряд наиболее чувствительных вопросов.

Сирия. Турция. Иран. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 2 декабря 2017 > № 2410143


Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 2 декабря 2017 > № 2409620

Виза принцессы: как Меган Маркл стать британской подданной

Что надо сделать, чтобы стать членом британской королевской семьи? Для начала нужно, чтобы принц позвал вас замуж. С этим у Меган Маркл все отлично. Но что делать дальше?

В Кенсингтонском дворце утверждают, что в том, что касается получения британского гражданства, Маркл ждет стандартная процедура.

По словам пресс-секретаря принца Гарри Джейсона Кнауфа, Маркл пройдет ее в соответствии со всеми требованиями иммиграционного законодательства.

"Я могу сказать, что она намеревается стать британской подданной и пройдет соответствующую процедуру, которая, как многие знают, занимает несколько лет", - объяснил он.

Сохранит ли Меган Маркл американской паспорт или выберет двойное гражданство, пока неизвестно.

Перевезти невесту

Для начала ей нужно подать заявление на получение семейной визы, чтобы она могла остаться в стране.

С 2012 года для того, чтобы перевезти партнера, граждане Великобритании должны иметь доход не меньше 18,6 тыс. фунтов в год (чуть более 25 тыс. долларов), или как минимум 16 тыс. фунтов сбережений (21,5 тыс. долларов).

Точной информации о том, сколько именно зарабатывает принц, нет, но проблем с этим быть не должно.

Известно, что доход Гарри получает через своего отца. Герцогство Корнуолльское, объединяющее все земли, принадлежащие принцу Чарльзу, принесло ему в прошлом году 20,7 млн фунтов (около 27 млн долларов).

Кроме того, принц Гарри получил значительное наследство от своей матери принцессы Дианы. Эти деньги находились в трасте, пока принцу не исполнилось 30 лет.

При переезде в Великобританию партнеры не из стран ЕС должны пройти тест на знание английского. Это правило не распространяется на граждан тех государств, где английский является официальным, как, например, в США.

Так что у Маркл, которая родилась в Штатах, не возникнет сложностей на этом этапе.

Если кто-то прибывает в страну в статусе жениха или невесты британского гражданина, то по правилам свадьба должна состояться в течение шести месяцев.

При том, что пара обручилась в ноябре, а свадьба намечена на май, они как раз успевают вовремя.

Вообще, для того чтобы приехать в страну по семейной визе, необходимо сначала предоставить доказательства того, что отношения между партнерами реальны.

Такими доказательствами могут считаться:

Переписка по электронной почте, смс или телефонные разговоры

Совместные фотографии из отпуска

Авиабилеты

Договор аренды общей квартиры

Совместная ипотека

Мы не знаем, начала ли Маркл заниматься этим вопросом.

Поедет ли принц с невестой на собеседование?

Семейная виза действует 2,5 года, после этого ее необходимо продлить.

Для этого министерство внутренних дел может приглашать пары на интервью в Миграционную службу, основный офис которой находится в Кройдоне. Однако не все пары обязаны проходить эту процедуру.

После переезда по семейной визе необходимо ждать пять лет, прежде чем будет выдан вид на жительство.

Жизнь в Великобритании

И только после этого можно подавать заявление на гражданство. Согласно правилам, соискатель может провести за пределами Великобритании не больше 270 дней в течение последних трех лет.

На этом этапе от Маркл потребуется пройти тест на знание жизни в Великобритании, оплатив сбор в 50 фунтов.

По данным сайта Life in the UK Test Web, в тесте собраны вопросы с несколькими вариантами ответа. Вопросы могут быть такого рода: "Кто женат на английской королеве?" или "В каких отношениях находятся монарх и правительство?".

Для помощи в сдачи теста министерство внутренних дел выпустило специальное руководство, в котором собрана вся информация, которая может понадобиться для сдачи теста - Меган Маркл оно может пригодиться.

Подача документов стоит 1464 фунта (примерно 2 тыс. долларов) в обычном режиме или 1583 фунтов (2,1 тыс. долларов) за ускоренную процедуру.

Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 2 декабря 2017 > № 2409620


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > minprom.ua, 2 декабря 2017 > № 2409398

Глава АМКУ ответил на претензии Гройсмана

Обвинения руководства Антимонопольного комитета Украины в коррупции, озвученные премьером Владимиром Гройсманом, являются безосновательными. Об этом заявил глава АМКУ Юрий Терентьев в комментарии СМИ.

По словам Ю.Терентьева, он не против независимого аудита ведомства, чтобы развеять все инсинуации вокруг деятельности АМКУ по обжалованию результатов государственных тендеров.

"Если будет необходимость в какой-то системной дополнительной проверке деятельности органа обжалования АМКУ, при участии, например, ЕС или других иностранных партнеров, или любого проведения независимого аудита наших функций, я буду с радостью поддерживать эту инициативу", – сказал он.

Ю.Терентьев признал, что действительно некоторые процедуры госзакупок затягиваются из-за подачи жалоб в АМКУ, и деньги, выделенные на реализацию проектов, не могут быть из-за этого освоены.

По мнению главы АМКУ, одной из главных причин такого положения является низкий квалификационный уровень подготовки тендерной документации со стороны заказчика. "Иногда в этом непрофессионализме можно видеть заангажированность", – подчеркнул он.

Ю.Терентьев также отметил, что действующее нормативное регулирование систем открытых торгов позволяет злоупотреблять возможностью обжалования, поэтому с целью решения этих проблем сейчас ведется совместная работа АМКУ и Министерства экономического развития по законопроекту относительно улучшения процедуры обжалования.

"Одним из интересных предложений в новом проекте является идея, чтобы в обязательном режиме давать 24 ч. на исправление ошибок… Данная норма в законодательстве позволит уменьшить количество жалоб, которые подаются по формальным основаниям", – пояснил он.

Глава АМКУ так же подчеркнул, что количество жалоб не является критическим – обжалуется менее 2% процедур закупок. "Позиция Минэкономразвития состоит в том, что то соотношение количества жалоб, которые подаются, к количеству легальных процедур не является кризисно критическим", – отметил он.

Также Ю.Терентьев подчеркнул, что АМКУ самостоятельно не блокирует процедуры торгов. "Система предусматривает автоматическое блокирование процедуры в случае, когда в электронную систему загружается жалоба. После этого АМКУ принимает жалобу к рассмотрению и в течение 15 рабочих дней должен принять соответствующие решение", – пояснил он.

Ранее В.Гройсман пообещал поставить вопрос увольнения Ю.Терентьева и его подчиненных в случае продолжения блокирования важных государственных тендеров. По словам премьера, в Украине действует организованная группа подставных компаний, которые заявляются на любые государственные тендеры, не обладая соответствующими производственными мощностями и продукцией, а потом, независимо от результатов торгов, подают жалобу в Антимонопольный комитет, который блокирует тендер.

Затем 29 ноября В.Гройсман заявил, что деятельность Антимонопольного комитета Украины по блокированию государственных тендеров имеет жесткие признаки коррупции и угрожает развитию государства.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > minprom.ua, 2 декабря 2017 > № 2409398


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minprom.ua, 2 декабря 2017 > № 2409395

В Раде предлагают не дарить другим странам экономическое благополучие

Принятие законопроекта №7206 "Покупай украинское, плати украинцам" дополнительно даст около 1,1% к росту ВВП Украины, сократит безработицу на 0,4% и снизит импорт на 4,4%.

Это положительно отразится на торговом балансе, промышленном производстве и доходах украинцев, подчеркнул глава комитета Верховной Рады по промышленной политике Виктор Галасюк, выступая на заседании парламентского "круглого стола", посвященного данному вопросу.

Проголосовать проект закона за основу могут уже в этот вторник, отметил он. Сейчас годовой объем публичных закупок Украины достигает 275 млрд грн., или почти 12% ВВП. При этом доля импортной составляющей при госзакупках оценивается экспертами в 38% – более 100 млрд грн. в год.

Авторы законопроекта отмечают, что, покупая за рубежом товары, которые Украина производит или способна производить сама, она "дарит" другим странам рабочие места, экспортную выручку, инвестиции, налоги и благополучие – оставляя себе очередные иностранные долги и обязательства, массовую бедность населения и статус экспортера сырья, рабочих рук и талантов.

Для исправления ситуации законопроектом №7206 "Покупай украинское, плати украинцам" предлагается введение обязательного учета критерия местной составляющей с весом не менее 20% в приведенной цене для госзакупок, определяемых Кабмином.

На практике это означает, что на 100% украинский товар (зарплата, сырье, материалы, компоненты, энергия, кредиты и т.д.) будет 25%-ное ценовое преимущество перед таким же, но на 100% импортным товаром, который не содержит ни одной украинской составляющей, пояснил В.Галасюк.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minprom.ua, 2 декабря 2017 > № 2409395


Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 декабря 2017 > № 2409069

Деньги есть, а вы — держитесь! Итоги недели

Итоги российской недели для тех, кто много работает и не успевает много читать. 27 ноября — 2 декабря

В стране всё хорошо — без исключений

Уходящая неделя отметилась выступлениями первых лиц государства. Масштабную пресс-конференцию провёл 28 ноября премьер-министр Дмитрий Медведев, из которой можно сделать много греющих душу выводов, главным образом о том, что всё хорошо.

«На мой взгляд, сегодня мы можем свидетельствовать, что экономика вошла в стадию роста и в целом те изменения, что происходили, вполне благоприятны. Прогнозов очень много, но все сходятся аналитики, что по итогам текущего года мы получим около 2% прироста ВВП», — считает премьер-министр.

Показатели российской экономики говорят о том, что она вышла из рецессии и вошла в стадию роста.

«Это не огромная цифра, но это все-таки уже цифра, которая соответствует среднемировым темпам роста в развитых странах», — сказал Медведев.

Для сравнения, рост ВВП Китая, по прогнозам, за текущий год составит 6,5−6,7%, зато к США мы близко: 2,4−3%. Эксперты, тем не менее, не проявляют большого оптимизма:

«Народ продолжает находиться под воздействием экономического кризиса при бодрых рапортах руководства о росте экономики за 2017-й год. Положительные макроэкономические показатели экономики РФ оказались оторванными от микро — или нано — экономических показателей, касающихся конкретных людей. Население продолжает беднеть», — указывает кандидат экономических наук, директор ИАЦ «Эксперт» Северо-восточного федерального университета (СВФУ) Юрий Данилов.

Заявления Медведева о рекордно низком уровне инфляции по итогам года — менее 3% — также вызывают сомнения.

«Это будет абсолютным достижением постсоветского периода. Инфляция никогда не опускалась так низко», — подчеркнул премьер.

На фоне того, что постсоветский период в немалой своей части был одой сплошной катастрофой, нынешняя стабилизация, конечно, может считаться достижением. Но хвастаться ей до бесконечности уже становится неприличным, потому что удержание ситуации около нуля — еще не означает реально случившегося отползания от края пропасти, куда чуть было не ухнули в «святые 90-е» всей страной. Тем печальнее выглядят победные реляции о рекордных 3% на фоне фактического роста цен. Подорожание продуктов питания, услуг ЖКХ, проезда в общественном транспорте произошло явно не на 3%. Прогнозы по стоимости услуг ЖКХ делаются в соответствии с анализом будущего состояния экономики, и ещё летом прошлого года правительство утвердило индексацию тарифов на коммунальные услуги. В Москве тогда анонсировали рост на 7%, в Санкт-Петербурге, на Камчатке и в Якутии — 6%. В Петербурге, например, в 2018 году суммарный рост тарифов будет также вдвое больше обозначенной премьером инфляции, из них рос цен на тепло составит порядка 4%, на электроэнергию конечному потребителю обещают рост не более чем на 9,5%, конечный тариф в домах с электроплитами составит 11,8%. На воду — 10%. А в Красноярском крае за январь-сентябрь выяснилось, что зарплаты растут, а реальные доходы снижаются. Индекс потребительских цен при этом составил в октябре-2017 101,2% к декабрю-2016. Кстати о потреблении. Премьер-министр похвалил рекордный урожай зерна в уходящем году:

«Мы добились выдающихся результатов — здесь хочется похвалить всех аграриев и похвалить те меры, которые мы применяли. … Мы превратились в самого крупного нетто-экспортёра пшеницы и зерновых. Это капитал. Это валюта», — заявил Медведев, опять-таки уточнив, что такого огромного результата, как сейчас, в нашей стране не было ни при каком строе и ни в каком веке.

Однажды, когда дедушка автора этой статьи смотрел отчётный доклад Брежнева, он разъярился так, что выбросил в окно телевизор. Примерно такой же позыв, думается, испытали многие фермеры России, в которой сейчас складывается ситуация, схожая с хлебным бунтом в преддверии февраля 1917 года. Войны сейчас нет, но всю прибыль от огромных урожаев последних лет получают владельцы российского зернового экспорта, львиную долю которых составляют иностранные трейдеры. Падение цен на зерно нового урожая — катастрофично, аграрии на грани разорения, Министерство сельского хозяйства и правительство РФ в ответ на их обращения не предложили каких-либо убедительных методов преодоления кризиса.

Отдельно Медведев затронул тему индексации пенсий, связав их с «самым низким уровнем инфляции на весь постсоветский период». Премьер постарался представить благостную картину отсутствия необходимости в такой индексации.

«Именно грех недоиндексации и отмены индексации — это то, что сделали за два последних года с пенсиями россиян Госдума и правительство. Отказ в нарушение закона от индексирования пенсий в соответствии с фактическим уровнем инфляции пенсий в 2016 году фактически обесценил размер пенсий. Произведённая впоследствии единовременная выплата неработающим пенсионерам по 5000 рублей не покрыла в полной мере эту недоиндексацию», — считает уральских политик Евгений Артюх.

Постоянный поиск причин и способов не вкладывать деньги в население, очевидно, является опасным и неправильным. Желание спихнуть ответственность на предприимчивость пенсионеров или помощь младшего поколения старшим, никак не сочетается с заявлениями о социальном характере государства.

Наконец, Дмитрий Медведев пролил свет на самый интригующий вопрос сезона: будет ли выдвигаться в президенты Путин и решится ли баллотироваться сам Медведев?

«В отношении кандидатуры на должность президента всё скоро станет совсем скоро. … Если действующий президент страны выдвинет свою кандидатуру, безусловно и недвусмысленно, я как председатель партии, будем всячески его в этом поддерживать — он является успешным президентом, который руководит нашей страной. В этом плане всё должно быть сделано в рамках закона», — сказал премьер-министр и добавил, что если Путин решит выдвигаться и захочет получить партийную поддержку, то «Единая Россия» ему эту поддержку обеспечит.

«Себя же я в таком качестве (президента — прим. ИА REGNUM) в этом политическом сезоне не вижу», — сообщил премьер.

Это заявление — ещё не утверждение кандидата номер 1 на выборах-2018, но близко к тому. Отказ премьера от выдвижения, впрочем, не опровергает подозрений ряда граждан о том, что в тайне Медведев — политический противник Путина. Безусловно, над формированием этого мнения сильно поработали несистемные либералы, однако и сам Медведев своими действиями пятилетней давности играл им на руку. Как тут не вспомнить слова ныне покойного Немцова в эфире НТВ (29.01.2012):

«Вы ахнете, Дмитрий Анатольевич Медведев, про которого вы забыли, справится со страной. … Дмитрий Анатольевич проведет, под управлением народных масс, честные выборы».

Алексей Навальный в интервью на украинском телеканале «Интер» (10.02.2012) заявлял тоже, что у Путина есть реальная замена в лице Медведева. Сам же Медведев в своей резиденции в Горках принял 20.02.2012 организаторов протестных митингов на Болотной и Сахарова, а именно Немцова, Рыжкова, Удальцова и их коллег. Немцов тогда рассказал о встрече, что Медведев серьёзно думает запретить президенту третий раз избираться, и якобы Немцов предложил убрать из Конституции слово «подряд», и Медведев, со слов участников встречи, согласился. Левый радикал Удальцов же и вовсе предложил Медведеву отложить президентские выборы на 2 года и остаться президентом до проведения поправок в законодательство.

Хотя, конечно, всё это само по себе не делает Медведева криптолибералом. Да и почему вообще нужно стыдиться, если ты — либерал? Песков, помнится, говорил даже с гордостью, что Путин — больший либерал, нежели те, кто называются себя оппозицией, и особенно либерален Путин в вопросах экономики и социальной политики.

28 ноября Владимир Путин провел в Кремле заседание Координационного совета по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей. На этом мероприятии президент объявил о намерении, которое сильно всколыхнуло информпространство:

«Установить ежемесячную денежную выплату, которая будет предоставляться при рождении первого ребёнка и выплачиваться до достижения им полутора лет».

Выплата предполагается не маленькая, в среднем 10,5 тыс. рублей в месяц. Как заявил президент, новые меры поддержки помогут людям с небольшими доходами, молодым семьям, которые по материальным причинам откладывают рождение первенца.

Предложение, однако, вызвало немало вопросов, и здесь можно подчеркнуть два аспекта. Первый — связанный непосредственно с предложенной идеей. Конечно, финансовая поддержка молодым семьям будет не лишней, однако известно, что самые большие сложности семья испытывает не в первые полтора года жизни ребенка (когда на него действительно не требуется много затрат, а мать получает пособие, иногда не одно, и, возможно, декретные), а как раз с полутора до трех лет. Когда и декретные больше не выплачиваются, и на ребёнка начинает требоваться больше трат, и в детсад он ещё не ходит. Поэтому мера кажется необходимой, но не достаточной: реально для повышения рождаемости следует увеличить количество мест в детсадах, развивать ту самую удалённую работу, о которой сейчас так много говорят на высоком уровне, вложиться в развитие необходимой для роста и развития ребёнка инфраструктуры помимо детсадов (школ, поликлиник, санаториев, спортивных секций, кружков), перестать пугать народ «европейским опытом соцподдержки», который сводится к изъятию ребёнка, отказаться от позорной практики секспросвета в школах, будь то под видом профилактики ВИЧ или ранних беременностей. А если послушать молодые семьи, то станет ясно, что рождение первого (а также второго и третьего) ребёнка нередко затягивают или вовсе отменяют в силу наболевшего жилищного вопроса. Вот здесь помощь государства была бы реальным движением в сторону подъёма демографии, только не в виде «льготной ипотеки», за годы выплаты которой семья в любом случае будет утягивать пояс и оплачивать банку проценты, равные ещё одной квартире, а в виде беспроцентной рассрочки.

В стране, подчеркнул глава Минфина Антон Силуанов, на реализацию президентского предложения резервные деньги есть (их в общей сложности полтриллиона рублей), в бюджет залезать не придётся. Предложенная мера выплаты пособий на первого ребёнка как-то сдвинет ситуацию, но сдвиг не будет значительным в силу названных причин. Серьёзных сдвигов можно было бы добиться комплексным подходом к проблеме, и вот тут-то и кроется второй аспект, зацепивший подозрительных россиян. А что, если решить проблему — и не требуется? То есть никто не против, но может. Цель совсем в другом? Не случайно же такое серьёзное предложение, вместо того, чтобы обмусоливаться годами, было резко выдвинуто именно накануне старта президентской кампании-2018? Путин, в свою очередь, не может не понимать: абсолютно всё, что он делает сейчас, может и будет расценено как эпизод избирательной кампании. Действовать иначе, кроме как соотносясь с этим принципом, он просто не может. Поэтому ничего удивительно, что его предложение было воспринято как агитационная мера.

Тем более стоит быть осторожнее с высказываниями. На том же заседании, споря с тезисом о том, что в России последовательно разрушалась семья начиная с 1917 года, президент сказал, ни больше ни меньше:

«А у элиты совсем по–другому, у элиты это было основано на положениях Маркса, Энгельса, в том числе на работе Энгельса «О семье, частной собственности и государстве». В ней он писал, что если строгая моногамия является верхом добродетели, то, безусловно, пальму первенства нужно отдать ленточной глисте, где в 40 тысячах её члеников располагается и мужской, и женский аппараты, и она всю жизнь только тем и занимается, что совокупляется сама с собой».

Мощно! Цитата из Энгельса практически дословна, однако он говорил в данном отрывке не о том, что глисты — это образец моногамии, а о том, что у животных (!) нет приоритетной формы взаимоотношения полов. И что эти формы у животных определяются внешними условиями. Форму беспорядочных половых связей у человека по социально-культурным следам не удаётся обнаружить, и предположение о том, что она когда-то вообще была, умозрительно. Хотя школьный праздник секспросвета сильно продвигает нас в этом направлении. Энгельс говорил, что формы брака у человека сложнее, чем «образцы», которые можно почерпнуть в животном мире. Однако со стороны Путина сдобрить рассуждение на тему семьи пассажем о глистах, совокупляющихся самих с собой, это сильный риторический приём, особенно когда идёт в одном ряду с мерами поддержки семей и рождаемости.

О необходимости изменения системы социальной поддержки заявил на этой неделе и Силуанов.

«Настало время переформатировать те уровни социальной поддержки, которые сегодня предоставляются за счёт средств государства тем гражданам, которые больше нуждаются», — сообщил министр в ходе форума в Москве.

70% граждан из тех, что пользуются поддержкой государства, на самом деле в ней не нуждаются. Помощь приобретет более адресный характер. «Более адресная и точечная» социальная поддержка, о которой говорил Силуанов, это хорошая идея. Очень хочется, чтобы процедура не стала для нуждающихся граждан унизительной, затянутой и со слабой надеждой на результат. Цифровизация, о которой сейчас так много говорят на высоком уровне, могла бы помочь созданию эффективной процедуры. Положительное свойство цифровизации — объективность: как только мы имеем достоверную информацию о состоянии граждан, мы сразу можем адекватно оценить необходимость помощи. Не вдаваясь в излишние умозаключения. Подводные камни тут в том, что эта система должна быть хорошо защищена от взлома или злонамеренного использования и должна обладать взаимным доверием между тем, кто предоставляет данные, и тем, кто их обрабатывает. В противном случае, один будет врать, а второй злоупотреблять. И тогда получится, как с порталом госуслуг: деньги за услугу клиентом уплачены, услуги нет, зато система высылает ласковое поздравление с днём рождения. Увы: если между гражданином и администрацией нет отношений — этого провала не восполнит ни одна система.

Короткой строкой

— Рамзан Кадыров заявил, что Чечне нужны перемены, а сам он выполнил свои задачи перед чеченским народом и готов уйти в отставку. В Кремле, по словам Дмитрия Пескова, исходят из того, что Кадыров продолжает оставаться на своем посту.

— Гимназия в Новом Уренгое, где учится небезызвестный мальчик Коля «из бундестага», получила посылку подаренными ИА REGNUM книгами по истории Великой Отечественной войны. Однако вместо того, чтобы вскрыть посылку, руководство вызвало полицию и саперов. После вскрытия коробки в офис ИА REGNUM позвонили из полиции с просьбой «написать объяснительную о целях посылки».

— На новогодние праздники в Казани, а именно открытие двух ёлок и одно мероприятие, потратят 6,7 млн рублей. Дефицит бюджета по итогам первых 9 месяцев в Казани при этом составляет более 340 млн, а в следующие три года городские власти намерены брать банковские кредиты на 9,6 млрд. А вот во всей Татарии на сюжеты о том, как в ней хорошо жить, потратят почти 11 млн.

— Продолжается процесс по делу бывшего министра экономразвития Алексея Улюкаева, обвиняемого в вымогании крупной взятки. ИА REGNUM проводит опрос с целью выяснить отношение россиян к этому процессу: чем он закончится, изменит ли что-то для России? Бывают ли вообще в элите взятки в 2 млн долларов?

— Депутаты законодательного собрания Санкт-Петербурга словно решили понять призыв Сергей Шнурова «В Питере — пить!» почти как руководство к действию. В этой связи они не станут запрещать розничную продажу алкоголя в дни школьных последних звонков. По мнению Александра Тетердинко («Единая Россия»), данный запрет, ранее предложенный в его же законопроекте, был слишком строг по отношению к бизнесу.

На фоне событий уходящей недели россияне вновь продемонстрировали присущее им бесстрашие. Об этом говорят данные соцпроса, который провел «Левада-центр». Страхи россиян, которые выяснялись в этом опросе, показывают, что боятся у нас те, кому это разрешено в рамках культурной матрицы, то есть пожилые и женщины. Поэтому боятся болезней, войн и беспомощности. Значительная часть мужчин вообще ничего не боится, а общее число бесстрашных среди граждан достигает 11%. Интересно, что при все возрастающем числе храмов Божьих (коих в стране, по сообщению Патриарха, боле 36 000), Страшного Суда боятся не более 5%. Возврата к массовым репрессиям ожидает не более 3%. А вот роста цен, как сообщало ИА REGNUM, стали бояться меньше. Очевидно, сказалась побеждённая инфляция…

Дарья Алексеева

Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 декабря 2017 > № 2409069


Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 декабря 2017 > № 2409068

Русские и Латвия

Размышления над книгой Т. А. Жданок и М. Б. Митрофанова

История русских в странах, возникших после 1991 г. на пространстве бывшего СССР, а до этого — Российской Империи, — это история преодоления предательства. Каждое новое предательство усиливало гнет. Когда оно преодолевалось, гнет слабел и лучше становилось не только русским, но и, объективно, народам-соседям и тем государствам, в которых наши соотечественники оказались волею перестроечного разрушения. Об этом — преодолении предательства и обретении на этой основе новых сил для продолжения борьбы — недавно вышедшая в Латвии книга известных русских политиков Татьяны Аркадьевны Жданок и Мирослава Борисовича Митрофанова «Русские Латвии на изломе веков. От заката СССР до кризиса Евросоюза»[1].

Я читал эту книгу с противоречивыми чувствами. С одной стороны, — печали и стыда за то, что Россия образца 1991 г. и большинство ее политиков оказались не в состоянии адекватно ответить на вызов защиты своего народа — особенно в той его части, которая, будучи отсечена волюнтаристски воздвигнутыми границами или лишена гражданства, была подвергнута дискриминации. С другой, с чувством искреннего уважения к тем в Латвии, кто этот вызов принял и сделал на поприще борьбы с русофобией и шовинизмом (который бывает не только «великодержавным») гораздо больше, чем можно было ожидать в тех условиях.

Слабину ведь тогда, в годы заката СССР, дали не только мы, в России: большая часть населения Латвийской ССР и очень многие русские в том числе повели себя в годы «перестройки» и сразу после 1991 г. таким образом, который, уверен, не может не вызывать у них сегодня, как минимум, досады. Детали этих настроений и общественных процессов в книге Татьяны Жданок и Мирослава Митрофанова выписаны ясно и подробно.

Татьяна Аркадьевна и ее соратники, сплотившиеся вокруг дела защиты всех тех, кто оказался обездолен культурно, исторически и социально, были тогда и остаются сегодня людьми, сделанными из другого материала. Не стали, потому что они живые, но и не теста, потому что их не раскрошишь. Помню весну 1997 г., когда я приехал в Ригу в качестве советника-посланника нашего посольства. Ельцинская линия полного соглашательства с этнократическими элитами в «новых независимых государствах» была тогда уже существенно поколеблена Е. М. Примаковым в качестве министра иностранных дел России, а линия неполного соглашательства, последовавшая за его увольнением с поста председателя правительства России, еще не наступила; наше давление на прибалтов в интересах восстановления утерянных в этом регионе военно-политических позиций и возвращения соотечественникам отнятых у них гражданских и культурных прав нарастало.

Далеко не все русские Латвии, однако, встретили эту нашу активность приветливо. Многих она даже испугала, ибо требовала и от них более определенной позиции. Отсюда пошло нашептывание: а не слишком ли вы обостряете, надо отнестись к латышам с пониманием, развивайте экономику, а политика приложится. А главное — просто увеличьте финансирование русских организаций, особенно этнографического характера (у нас ведь полно «русских» — было тогда и остается сейчас — стремящихся свести «национальность» к условным балалайке, косоворотке и матрешке). Татьяна Жданок, Гарольд Астахов, Владимир Бузаев, Яков Плинер, Мирослав Митрофанов, Геннадий Котов, тогда еще совсем молодой Юрий Соколовский, другие, наоборот, мыслили принципиально иначе, требовали и от себя самих, и от России полного выполнения своего долга.

Эта жизненная и политическая установка, нашедшая за четверть века свое воплощение во множестве дел и свершений, дала авторам книги не просто право, как они пишут, бросить «вызов… системе взглядов, согласно которым русские за пределами России в постсоветскую эпоху — это исключительно жертвы обстоятельств, не способные изменяться и менять реальность в своих интересах» (с. 3), но и достаточные основания говорить о русской общине Латвии как об активном делателе истории.

Работа Татьяны Жданок и Мирослава Митрофанова с первых своих страниц, посвященных истории Латвии в XX веке, вызывает к себе доверие. Написано емко и ответственно, на основе обилия фактов и с привлечением оценок как сторонников, так и оппонентов. Их более чем уместное цитирование я бы отнес к числу авторских находок, благодаря которым латвийская история последних десятилетий звучит в книге на разные голоса.

Не буду обсуждать конкретные формулировки главы, посвященной истории, — в конце концов, каждый читатель сможет при желании сам поразмышлять над ними и поспорить с авторами, но главные мысли разделов, в которых говорится о жизни прибалтийских губерний Российской Империи и особенно о периоде после 1945 г., поддержу. Кстати говоря, мне по душе, что авторы пишут Российская Империя с заглавных букв. Чем она хуже Советского Союза, Российской Федерации или Соединенных Штатов Америки — ведь во всех этих случаях второе слово названия обозначает тип государственного устройства?

Подводя к основной теме своего исследования, авторы пишут и о политических репрессиях, связанных с восстановлением советской власти в Латвии в 1940 г.[2] и после Великой Отечественной войны, которые, естественно, затронули не только латышей, но и русских и представителей других народов, и о сложностях новой индустриализации, повлиявших на демографию. В то же время, они подчеркивают, что по социально-экономическим показателям Латвийская ССР опережала большинство других республик, а ее ВВП на душу населения в начале 1980-х гг. был соразмерен среднедушевому валовому продукту в Испании. В республике отсутствовала безработица; медицина и образование, включая высшее, как и везде в СССР, были бесплатны и доступны для всего населения. И еще один важнейший, в том числе и с точки зрения национального самосознания латышей, факт: Латвия и Эстония были теми республиками бывшего СССР, где в 80-е годы XX века средняя зарплата работника в сельском хозяйстве, основе национального жизненного уклада, превышала среднюю зарплату промышленных рабочих и государственных служащих. Вроде бы все это — прописные истины, но напомнить их новым поколениям, не жившим в СССР, нелишне.

Особенно подробно авторы останавливаются на языковой ситуации. Для немалого числа читателей этой книги, думаю, будет откровением узнать, что в советской Латвии латышская молодежь училась в школах на один год больше русской молодежи. Другими словами, хорошее знание русского языка, открывавшее доступ в любые высшие учебные заведения СССР, давалось не в ущерб латышскому языку или литературе, а в дополнение к ним. О многом говорит и такой приведенный в книге факт: в Академии художеств, Консерватории и на очном отделении Историко-философского факультета Латвийского государственного университета обучение велось только на латышском языке. «…Дух народа расцвел невиданно ярко — такого всплеска культуры и искусства, как в шестидесятые — девяностые годы прошлого века, Латвия не видела никогда», — цитируют (с. 31) в этой связи авторы известного латышского композитора Имантса Калниньша[3].

Дают Жданок и Митрофанов и свое видение слабостей советской системы. С ними можно соглашаться или не соглашаться, но это страноведчески интересное видение, поясняющее причины того, что они называют «дискомфортом», который испытывали латыши в СССР. Этот «дискомфорт», однако, как отмечают авторы, не помешал существованию неформальной сделки: в обмен на лояльность латышской элиты к советской власти союзные органы гарантировали поддержку латышской культуры и развитие всех ступеней образования на латышском языке, а также продвижение национальных кадров в сфере управления и в правящей коммунистической партии.

Сделки элит, однако, вещь обоюдоострая. Но хуже, когда имеет место предательство элиты в отношении своего народа. История последних лет существования Латвии в составе нашей общей страны, рассказанная Татьяной Жданок и Мирославом Митрофановым, есть горькое тому подтверждение. Народный фронт Латвии (НФЛ), получивший в силу своих демократических обещаний на начальном этапе существования поддержку немалого числа общественно-активных русских, уже очень скоро предал их и встал на позицию «Латвии для латышей». В свою очередь, Интернациональный фронт трудящихся Латвийской ССР, выступавший с позиций сохранения СССР и Латвии в его составе, как справедливо подчеркивают авторы исследования, не получил такого же доступа к ресурсам советских учреждений и Компартии, которым обладал НФЛ. Результатом стало его быстрое вырождение из потенциального противовеса Народному фронту в стагнирующую организацию.

Авторы не называют происходившее в 1986 — 1991 гг. так, как оно того заслуживает, пишут просто о «неспособности» высшего руководства СССР провести хозяйственные реформы, сохраняя политическую стабильность. В изложенных на страницах книги фактах, однако, мы находим немало подтверждений имевшего место тогда политического предательства своей страны и своего народа руководством Латвийской ССР и, главное, союзным руководством во главе с Михаилом Горбачевым.

Никто, как это к сегодняшнему дню стало совершенно ясно, и не собирался тогда сохранять политическую стабильность. В центре была взята установка на вхождение России, освободившейся от «груза» среднеазиатских и закавказских республик, «в Европу», что было невозможно без десоветизации, которая всячески поощрялась, начиная с 1986 г. Прибалтийские республики рассматривались как фактор, призванный способствовать нахождению взаимопонимания между Москвой и западными столицами. Соответственно, на все угрозы, связанные с созданием в Латвии, Литве и Эстонии жестких этнократий и их переходом в стан НАТО и ЕС, в Москве закрывали глаза.

Местные партийные и советские чиновники это хорошо чувствовали и понимали. Латыши были связаны еще и внутренней национальной порукой. Русские повели себя менее солидарно, но, как бы то ни было, дух предательства ощущало все население Латвийской ССР. У одних от этого опускались руки; другие считали, что судьба им благоволит. Но судьба оказалась роком, который, искусив латышей возможностью поставить себя над соседом, сегодня толкает некоторых видных лидеров национального самосознания восточноевропейского народа, устремившегося на Запад, в объятия ислама…

Страницы, посвященные 1986 — 1991 гг. читаются как политический детектив. Да это и была, на наш взгляд, многоуровневая спецоперация Запада против СССР, осуществлявшаяся в Латвии через НФЛ, в основном, руками латышей, бежавших из страны вместе с отступавшими гитлеровцами, и их потомков под общим лозунгом «Реванш!». Высшее союзное руководство было настолько увлечено сдачей Западу более значительных рубежей, а руководство второго эшелона в некоторой своей части — сдерживанием этого предательства, что им было не до латвийской, или эстонской, или литовской конкретики. Поэтому вслед за верхушкой компартии Латвии вся советская государственная машина Латвийской ССР работала в те годы на отрыв этой республики от Союза, демонтаж социализма, создание основ будущего «независимого» этнократического режима.

Чувствуя, что у них полностью развязаны руки, лидеры НФЛ, как подчеркивают авторы, уже не опасались откровенно лгать тем русским, кто был готов продолжать оказывать им поддержку. Здесь в исследовании вновь веско звучат цитаты из документов тех лет. Например, из программы Народного фронта (октябрь 1989 г.): «НФЛ выступает за то, чтобы гражданство было предоставлено всем постоянным жителям Латвии, заявившим о своем желании обрести таковое и связавшим свою судьбу с латвийским государством». И еще: «НФЛ поддерживает право национальных меньшинств на всестороннее среднее образование на родном языке, а также способствует открытию и дальнейшему развитию национальных школ» (с. 58).

Подробно описывая платформу и действия своих политических противников, авторы одновременно в деталях разбирают разногласия в своем стане, среди противников антиконституционных действий НФЛ. С особым сожалением они говорят о не сложившихся тогда отношениях между объединением депутатских групп Латвийской ССР «Союз» и новым руководством Компартии Латвии во главе с А. Рубиксом, пришедшим на смену тем, кто встал на сторону НФЛ (Я. Вагрис, А. Горбунов и др.). Созданный КПЛ Комитет общественного спасения (КОС) не смог перенять реальную власть в республике и сохранить Латвию в составе СССР. Почему это произошло, авторы наглядно показывают на примере политической позиции сопредседателя КОС известного хозяйственного руководителя и члена президентского совета СССР Альберта Каулса, который предпочел не идти на конфликт с Народным фронтом, а при новой власти, после принесенных им извинений за сотрудничество с А. Рубиксом, получил право участвовать в политике.

Предательской по отношению к русским гражданам СССР, проживавшим в Латвийской ССР, как, впрочем, и по отношению к русским на всей территории Союза, стала политика руководства РСФСР во главе с Борисом Ельциным. В момент обострения отношений НФЛ с союзными властями после принятия декларации о государственной независимости Латвии Ельцин пришел на помощь латвийским сепаратистам, одновременно в принципе отказавшись контактировать с фракцией «Равноправие» Верховного Совета Латвийской ССР.

История с Договором об основах межгосударственных отношений между РСФСР и Латвийской ССР известна, он сыграл свою немалую роль в деле подрыва СССР. Договор был подписан в январе 1991 г., а ратифицирован российской стороной в январе 1992 г., когда СССР уже прекратил свое существование. В заслугу Ельцину иногда ставят тот факт, что в договор, мол, были включены некоторые положения в защиту интересов русскоязычного населения, в частности положение о гарантиях свободного получения гражданства всеми гражданами СССР — постоянными жителями соответствующих республик. Жданок и Митрофанов тоже это отмечают. На деле, однако, это положение латвийской стороной всегда игнорировалось, а российское руководство никогда всерьез не пыталось заставить Ригу следовать своим обязательствам. Как правильно пишут авторы, договор укрепил позиции Народного фронта, и, добавлю от себя, уменьшил число сторонников тех, кто реально пытался бороться и за сохранение союза, и за права жителей в готовившихся к отделению республиках.

В нарушение конституции СССР Борис Ельцин подписал декрет о признании Латвийской Республики 24 августа 1991 года. Не соответствовало конституции и решение о признании Латвии, Литвы и Эстонии независимыми государствами, принятое Государственным советом СССР. Но это, как говорится, наши проблемы. Проблемой же русских политиков Латвии стало то, что эти решения не просто подстегнули процесс международного признания сепаратистских республик, но и обеспечили условия, в которых новые латвийские власти развязали кампанию репрессий в отношении оппозиции. Без суда были запрещены Компартия Латвии, Интерфронт, Объединенный совет трудовых коллективов и Совет ветеранов. Были закрыты несколько выходивших на русском языке газет, распущены местные органы власти в районах компактного проживания русских. Понятно, что эти репрессии имели целью не подавление противников независимости — тут новым властям опасаться было нечего. Их целью было зачистить политическое пространство, лишить русских Латвии своих общественных организаций и лидеров в тот момент, когда принимались важнейшие для будущего страны решения, обеспечить непререкаемое доминирование латышей.

Исследование Татьяны Жданок и Мирослава Митрофанова — работа многоуровневая и полифоничная. Среди затронутых в ней сюжетов — описание гибели большей части народнохозяйственного наследия СССР с соответствующими социальными последствиями, история разделения жителей Латвии на граждан и «неграждан», денационализация земли и домовладений, ужесточение языкового законодательства, вывод российских войск и массовая эмиграция в 1990-е, неудачная попытка русских жителей организовать свою жизнь в «независимой» Латвии на принципах культурной и хозяйственной автономии, история деятельности Латвийского комитета по правам человека (ЛКПЧ) и других общественных организаций с участием русского населения Латвии, борьба за сохранение образования на русском языке и исторической памяти русских и латышей, противодействие пронацистскому реваншизму и многое другое. Но если главной темой исследования является противостояние шовинизму и русофобии, то главный его нерв — столкновение двух линий внутри тех сил, которые заявили о себе в качестве противников этнорадикализма и агрессивной антироссийской, сугубо прозападной ориентации Латвии.

Сторонниками первой из них — линии последовательной борьбы против дискриминации и ассимиляции русских — были политики, создавшие в 1990 г. фракцию «Равноправие» Верховного Совета Латвийской ССР, и те, кто позже присоединился к ним[4]. Проводниками второй линии были деятели «Атмоды», создавшие в 1993 г. объединение «Согласие — Латвии, возрождение — народному хозяйству», которое в 1994 г. стало «Партией народного согласия». Их корни уходят в НФЛ, но авторы отдают должное их принципиальной реакции на скорую трансформацию НФЛ из общественно-политического объединения, заявлявшего о своем общедемократическом характере, в группу политических организаций этнорадикального, шовинистического характера. Так, именно в силу несогласия с лишением гражданства большой части жителей Латвии и резким ужесточением законодательства о языке с поста министра иностранных дел ЛР в 1992 г. ушел один из основателей ПНС Янис Юрканс.

Так в чем же состоит столкновение этих линий? Сторонники «Равноправия» поставили себе задачу в прямом смысле слова борьбы за равенство в правах всех постоянных жителей Латвии, причем борьбы с использованием, как они сами пишут, всех методов — «от парламента до массовых уличных акций» (с. 165), и сохраняли приверженность этому своему политическому идеалу в течение всех лет до настоящего дня.

Юрканс, Урбанович и их сторонники[5] взяли установку на то, чтобы их партия стала некой «центристской» политической силой, которая бы одновременно защищала права национальных меньшинств, выступала за улучшение отношений с Россией и одновременно была бы приемлема для латышского истеблишмента в качестве участника правительственной коалиции. В целях этой «приемлемости» они были готовы снижать принципиальность постановки тех или иных политических и правозащитных вопросов, искать «согласия» с силами, формирующими латвийские правительства. Что это за силы, думаю, всем понятно.

Казалось бы, история так называемого правительства Чеверса должна была дать хороший урок тем, кто рассчитывал что-то менять в Латвии путем вхождения в правительство. Авторы пишут об этом подробно, а я напомню вкратце. Это правительство было создано в 1995 г. по итогам выборов Блоком национального примирения (входившие в него партии, включая ПНС, получили 47 из 100 мест в парламенте и имели поддержку 5 депутатов от блока Соцпартия — «Равноправие»), но в силу предательства некоторых депутатов утверждено не было. Было ли это предательство единичным случаем? Нет, такая история повторялась потом многократно в различных вариантах. Что стояло за ренегатством тех или иных деятелей, читатель тоже хорошо понимает: личные слабости конкретных людей и системная работа тех, кто призван был сохранять прозападную латышскую (в данном контексте эти слова являются фактически синонимами) Латвию в поле влияния США и ЕС.

Можно, конечно, посмотреть на эти поиски «согласия» или «приемлемости» с другой стороны — не политической логики, а совести: возможно ли в принципе согласие с теми, кто последовательно хочет заставить тебя отказаться от родного языка (а то, что преобладающая часть латышского истеблишмента хотела в те годы и хочет сейчас именно ассимилировать русских, на мой взгляд, — очевидный факт, особенно после резко полярного голосования русской и латышской общин в ходе референдума 2012 г. о придании русскому языку статуса второго государственного). В этой связи стоит обратить внимание и на особую подлость понятия «интеграция». Вся возня вокруг этой так называемой «интеграции» была не чем иным, как прикрытием самой настоящей ассимиляции, только в растянутом, «ползучем» варианте.

Авторы правильно отмечают, что приемлемыми «согласисты» хотели быть не только для латышского истеблишмента — во всяком случае, «европеизированной» его части — но и для российских политических и бизнес-кругов прозападного свойства, проявлявших интерес к Латвии. И это многое объясняет в их политическом мировоззрении. Мы же помним, что и само руководство России в те годы, в начале 2000-х, в качестве приоритетной ставило задачу продемонстрировать свою «приемлемость» для Запада в качестве полезного партнера, не бороться за справедливый международный порядок, а войти в сформированную Западом мировую «правительственную коалицию». Реализма прибавится позже, отметкой станет Мюнхенская речь Владимира Путина, но даже в 2015 г. мы все еще слышали от некоторых российских политиков пожелания так или иначе «вернуться к доконфликтному статус кво». Что же говорить о запущенном с помощью российских либералов маховике политической поддержки ПНС — «Согласия»!

Соглашусь с авторами, что именно 1998 г. стал особенным годом в смысле конфликтности внутриполитической ситуации в Латвии и нарастания желания все большего числа русских бороться за свои права. Жданок и Митрофанов справедливо называют его «годом беспрецедентной общественной активности», выделяя выборы VII Сейма, референдум по закону о гражданстве и массовые акции против института «неграждан», пикетирование Сейма при рассмотрении вопросов о государственном языке и об образовании. Но совершенно специфическую роль сыграло жестокое обращение полиции с участниками пикета пенсионеров 3 марта 1998 г., которое вызвало, наконец, должное внимание в России к происходящему в Латвии. Раздались призывы включить экономические рычаги. Усилить нажим на Латвию вынуждены были также международные организации.

В этот год в нашей стране оформился так называемый «комплексный», или «пакетный», подход к отношениям с Латвией, (как, впрочем, и Эстонией), предусматривавший развитие экономических связей в прямой увязке с выполнением Ригой наших пожеланий по прекращению дискриминации русского населения, а также со степенью учета латвийской стороной интересов России в военно-политической сфере. В те годы это стало возможным только благодаря тому, что министром иностранных дел России, а потом председателем правительства являлся Евгений Максимович Примаков. Я о его роли в изменении российской политики в Прибалтике неоднократно писал и повторяться не буду.

В данной статье, однако, мне хочется отметить еще одного человека, сыгравшего ключевую роль в разработке и начале проведения этого подхода, в отстаивании российских национально-государственных интересов на прибалтийском направлении, защите соотечественников от дискриминации и ассимиляции. Это Александр Иванович Удальцов. В 1997 — 2001 гг. он являлся послом России в Латвии, а в 2001 — 2005 гг. — директором Второго Европейского департамента МИД России, в ведение которого наряду с Великобританией, Ирландией, Финляндией, Швецией, Норвегией и Исландией входили Латвия, Литва и Эстония. С 1997 по 2000 гг. я был у него заместителем в качестве советника-посланника в Посольстве России в Латвии, а с 2001-го и до марта 2005 г. — куратора прибалтийского направления в МИДе и имел возможность практически ежедневно наблюдать его последовательность и изощренность в политической и дипломатической работе — как внешней, так и внутрироссийской.

Эстафету у него в Латвии принял Игорь Иванович Студенников, являвшийся послом с февраля 2001-го по сентябрь 2004 г. Странно, что последующие послы — Виктор Калюжный и Александр Вешняков — в книге упоминаются, а вот об Удальцове, немало помогавшем и непосредственно ЗаПЧЕЛ, и в целом русской политике в Латвии, авторы не говорят ни слова.

Возвращаясь к мысли о борьбе внутри противостоявшего этнорадикалам в Латвии фронта, обращу внимание на сюжеты, связанные с историей взаимоотношений лидеров «Равноправия» с Альфредом Рубиксом. Именно лидеры «Равноправия» сыграли ключевую роль в организации акций протеста против его заключения в тюрьму (1992 — 1997), обеспечивших досрочное освобождение бывшего первого секретаря КПЛ. Но настоящего сотрудничества не получилось: ему помешала политико-идеологическая конкуренция и личное соперничество. В июне 2003 г. Соцпартия по инициативе Альфреда Рубикса вышла из ЗаПЧЕЛ с формулировкой «непреодолимые идеологические противоречия». Татьяна Жданок, в свою очередь, так описывает суть этой коллизии: «Соцпартия может стать истинно левой партией тогда и только тогда, когда в обществе установится равноправие. Абстрагированные социалистические идеи на нашей почве могут идти в нечто никак не напоминающее плоды социальной справедливости… Социализм без равноправия — это национал-социализм… Главными нашими лозунгами на предстоящих выборах в Сейм должны быть антифашистские лозунги» (с. 128).

Не буду комментировать в деталях перипетии борений между Социалистической партией Латвии (детищем, напомню, самого «Равноправия»), и собственно «равноправцами», но на одном аспекте восприятия этими двумя силами друг друга считаю необходимым остановиться. Подводя итоги последнего десятилетия XX в., авторы пишут о том, что одним из существенных препятствий на пути укрепления русских партий стала «конкуренция между догматизмом поклонников лидера Компартии Рубикса и правозащитными приоритетами либеральной части русской общественности». Догматизм в применении любой научной теории — вещь чреватая, но вот диалектически применить марксистско-ленинский, классовый подход к ситуации в Латвии в 1990-е — первой декаде 2000-х есть смысл. И этот подход покажет именно то, что фиксируют авторы исследования: объединение противников обострения ситуации вокруг проблемы прав русских шло далеко не только по национальному критерию. Капитал поддерживал капитал. Латышских шовинистов поддерживал крупный международный и местный капитал, а местный русский капитал, а также капитал российский клеились к ним. Соответственно, приверженность лидеров ПНС латышской национальной элите была приверженностью во многом классовой — приверженностью к тем, у кого деньги и власть. Точно так же в соответствии с этим, классовым, принципом — ради «сохранения достигнутого им материального положения» — местный средний класс потянулся к ПНС.

Именно поэтому принцип «русские голосуют за русских», о котором пишут авторы исследования и который действительно восторжествовал на рубеже 2000-х и привел многочисленных русских и близких русскому делу политиков в парламент, расшибся об интересы капитала, в том числе и русского. Деньгами и интригой капитал не без труда, но неизменно перечеркивал результаты труда подвижников. Именно так и произошло в 2003 г., когда после мощного успеха ЗаПЧЕЛ на выборах 2002 г., ставшего логичным результатом напористой работы объединения в 1998 — 2002 гг., а также, что это скрывать, серьезной политической поддержки России, объединение было раздроблено. Вновь предательство. Но мало того, что оно было раздроблено, ПНС перетянули на свою сторону часть избранных в парламент представителей ЗаПЧЕЛ. Их последующие судьбы, в основном незавидные, авторы тонко выписывают по ходу исследования.

«Равнодушное (я бы добавил, что порой и враждебное — прим. М. Д.) отношение бизнес-элиты к коллективным интересам общины в решающие для нее годы», с понятной горечью пишут авторы исследования, привело к тому, что в Латвии не удалось сформировать «структуру русского национального меньшинства по образцу региональных и национальных меньшинств Европы»[6]. В русской общине победил «индивидуальный способ выживания, равнодушие и отчуждение большинства русских латвийцев от жизни государства и общества» (с. 284−285).

Если же, забегая немного вперед, говорить об изменении позиции российского капитала, произошедшей лишь на рубеже 2010-х гг., то он перестал (да и то, не полностью) взаимодействовать с теми, кто подвергал и подвергает его соотечественников дискриминации, не потому, что осознал, что это плохо; не в силу национального самосознания или приверженности «общедемократическим» принципам, а потому что, наконец, понял, что может сам зарабатывать большие деньги на транзите, и, во-вторых, потому что получил такое указание от соответствующих властных структур. Сами эти структуры тоже отнюдь не воспылали чувством национальной солидарности, а просто пришли к выводу, что продолжать ставить на первое место интересы «партнерства» с Западной Европой и, тем более, жертвовать ради этого реальными интересами страны в отношениях с соседями контрпродуктивно. Более того, — чревато потерей самой власти.

Вернемся, однако, к началу 2000-х. В России тогда происходили противоречивые процессы, шла борьба за то, на какой основе будут далее формироваться внешнеполитические интересы страны — корпоративной или общенациональной. Корпорации, которых совсем недавно Евгений Примаков начал ставить в условия необходимости учитывать государственные интересы, вновь брали силу. На латвийском и эстонском направлениях результатом их влияния на государственные органы стал отход от политических и правозащитных приоритетов. Они нахраписто навязывали свои интересы государству, а оно уступало им — но не все.

Вот как Татьяна Жданок и Мирослав Митрофанов передают суть происходивших тогда изменений, и я готов подписаться под этой оценкой:

«После 2003 года в России взял верх «сверхпрагматичный» подход к отношениям с постсоветскими странами. Этот подход базировался на вере в диктат экономических интересов. Предполагалось, что элиты постсоветских стран не смогут отказаться от личной выгоды от экономического взаимодействия с богатой Россией, что со временем должно привести к разрешению всех политических противоречий между государствами. Политтехнологи и олигархи постсоветской России переносили на постсоветскую элиту в соседних странах собственное восприятие мира, не принимая во внимание культурные отличия, исторические фобии и внутреннюю солидарность политических элит бывших «национальных» республик СССР. Россияне отказывались понимать, что у продажности есть границы и что лишь на экономической выгоде стратегические отношения между странами построить невозможно» (с. 191).

Говоря это, авторы отдают должное позиции «российских дипломатов и отдельных политиков, настаивавших на поддержке русского гражданского общества в странах бывшего СССР». Мол, благодаря ей «результирующий вектор» иногда менялся. Спасибо, как говорится, что не забыли, но мы настаивали не только на поддержке русского гражданского общества в странах бывшего СССР. Мы настаивали на примате национально-государственных интересов России, и поддержка соотечественников за рубежом была лишь их частью, хотя и немаловажной.

В марте 2003 г. в России был опубликован меморандум под названием «Эффективно ли защищает правительство России национальные интересы? Необходимость и потенциал активных действий в Прибалтике», подготовленный Проектным комитетом в составе Никиты Иванова, Модеста Колерова и Глеба Павловского[7]. Меморандум сыграл немаловажную роль в противодействии указанной линии корпоративного давления на государство, но именно его по непонятным для меня причинам авторы исследования трактуют в качестве документа, в котором этот выше описанный «сверхпрагматичный», или «новый», подход нашел свое воплощение.

Это тем более странно, учитывая, что Проектный комитет весьма точно описывал то, что произошло в объединении ЗаПЧЕЛ в 2003 г.: «Успех (имеется в виду второе место, занятое ЗаПЧЕЛ по итогам парламентских выборов 5 октября 2002 г.) был достигнут во многом за счет российской поддержки: лидер блока Я. Юрканс даже был принят президентом России Владимиром Путиным. Однако 15 февраля 2003 года возглавляемая Я. Юркансом «Партия народного согласия» (ПНС) инициировала раскол и заявила о выходе из блока. Этот шаг открыл для ПНС возможности создания коалиций в рамках парламента и вхождения в правительство лично Я. Юрканса. Всю поддержку, оказанную ему Россией, Я. Юрканс принес в жертву личной карьере, не приняв на себя никаких политических обязательств даже в пределах «европейских стандартов». Напротив того, сделал явственный крен в сторону стандартов совсем другого рода».«Не обремененные ответственностью «друзья России» должны уйти в прошлое, — подчеркивали авторы меморандума. — Прежде чем поддержать чью бы то ни было политику, Россия вправе задаться вопросом об эффективности ее результатов».

Что в такой постановке вопроса могло вызвать неприятие со стороны политиков от «Раноправия» — истинной основы ЗаПЧЕЛ того периода? Ведь и Татьяна Жданок и Мирослав Митрофанов в своей книге с полным на то основанием критически пишут о линии Юрканса и Урбановича в те годы и в последующем.

В связи с меморандумом Проектного комитета авторы исследования «Русские в Латвии на изломе веков» приводят другое распространенное тогда в российской политической и экспертной среде мнение, согласно которому Россия могла бы найти точки соприкосновения с латышскими «прагматичными националистами», а русским было бы «выгодно состоять в латышских партиях, которые могут реально их защищать» (с. 193). Это была, действительно, ошибочная идея, и Жданок и Митрофанов в своей негативной оценке ее абсолютно правы. В латвийской политике было очень мало настоящих националистов; преобладали этнорадикалы и шовинисты, а еще — «прагматичные» либералы, делавшие карьеру в условиях этнократии. Ни те, ни другие, понятно, не могли образовать в Латвии партий, которые бы «реально защищали русских», ни взять партию, реально продвигавшую интересы русских, в свою коалицию. Впрочем, что я агитирую за очевидное: не все ли мы вместе наблюдали латвийскую политику последующие полтора десятка лет?

Но главное-то в меморандуме было другое: он был попыткой остановить неблагоприятное вмешательство в российско-латвийские отношения и шире — в формирование транзитной конъюнктуры в регионе Балтийского моря некоторых российских нефтяных корпораций. Это вмешательство не сразу, но все же было остановлено, а вот стремление к так называемому партнерству с Западом продолжилось и привело весной 2005 г. к полному отказу от комплексного подхода, включая согласие Москвы подписать российско-латвийский пограничный договор без всяких условий[8]. Этот-то отход и оказал самое что ни на есть негативное влияние на перспективы русской политики в Латвии, и ответственность за него несут вовсе не авторы меморандума.

Тем не менее, при всех вышеописанных сложностях начала 2000-х, соглашусь с авторами, что период до 2004 г., то есть до вступления Латвии в ЕС, был благоприятным периодом для борьбы русских в Латвии за свои права. Соглашусь и с тем, что большинство формальных лидеров русской общины повели себя в те годы пассивно.

Наступательный характер действий в те годы стал результатом напора «нового» ЗаПЧЕЛ, которому удивительным политическим мужеством сохранивших верность своему флагу политиков и тех, кто поддержал их в этот драматический момент (здесь надо отдельно добрым словом вспомнить Юрия Петропавловского и Николая Кабанова), удалось не только пережить раскол и предательство, но и обрести новое дыхание.

О развернувшейся в 2003 г. кампании против дискриминационной образовательной реформы известно немало, однако книга Жданок и Митрофанова содержит интересные дополнительные подробности, касающиеся деятельности самого Штаба защиты русских школ, реакции внешних сил, а также факторов, приведших к затуханию протестов. Протесты осенью 2004 г. пошли на спад, это так, но факт остается фактом: митинг в защиту равных прав для русского населения Латвии, состоявшийся в Риге 1 мая 2004 г., то есть в день вступления Латвии в ЕС, собрал более 65 тыс. участников. Он действительно стал, как отмечается в книге, «подтверждением доверия русской части общества Латвии к ЗаПЧЕЛ как партии, которая наиболее адекватно отреагировала на вызов времени» (с. 262).

Из «согласистов» в русской весне 2004 г. в Латвии приняли участие единицы. Тем позорнее выглядели попытки руководителей ПНС, предпринятые в ходе выборной кампании 2006 г., перехватить у ЗаПЧЕЛ лозунги «Мы за русский язык, мы за русские школы!», а также распространявшаяся тогда клевета в том смысле, что «Школьная революция» использовалась лидерами ЗаПЧЕЛ в личных карьерных целях. Заслуга в том, что этот общественный и духовный подъем имел место, всегда останется за ЗаПЧЕЛ.

Как я уже упомянул, крупной темой начала 2000-х была подготовка Латвии к вступлению в Европейский союз и НАТО. С НАТО все очевидно: движение «Равноправие» и партия «ЗаПЧЕЛ» всегда были последовательными противниками вступления Латвии в эту военную организацию. Здесь книга спокойно фиксирует факты — от первых протестов в 1990-е до выступлений в Сейме и пикетов против участия латвийских военных в операциях в Ираке и Афганистане.

С ЕС ситуация сложнее. Если в 1995 г. «Равноправие» выступало против ускоренного присоединения к ЕС, то во время референдума 2003 г., полагая, что «период евроинтеграции Латвии оказывал положительное влияние на решение правозащитных проблем», руководство партии призвало избирателей проголосовать «за». Эта позиция была тогда критически воспринята кем-то в России и немалым числом русских в Латвии. Но вслушайтесь в аргументацию, которую приводят авторы книги (речь идет о заявлении «Равноправия» от 16 сентября 2003 г.): «В ЕС у русской общины Латвии могут появиться новые возможности для преодоления дискриминации. Опасно оставаться один на один с этнической олигархией в изолированном, отсталом, морально нездоровом национальном государстве…» «Почему один на один? В это время России уже твердо встала на путь поддержки соотечественников!» — скажет кто-то у нас. «А до отказа от «пакетного» принципа отношений, важнейшей составляющей которого была именно защита прав соотечественников, оставалось менее двух лет», — отвечу им я.

Символичным в этих обстоятельствах было назначение осенью 2004 г. послом в Латвию бывшего министра топлива и энергетики Виктора Калюжного. Его деятельность нанесла существенный вред позициям России в Латвии и Прибалтике в целом, но особенно возмутительной была его линия против ЗаПЧЕЛ. Авторы исследования имеют все основания оценивать его действия в Латвии так, как они это делают, а обильное цитирование его публичных заявлений дает дополнительные подтверждения — хотя профессионалы в этом никогда не сомневались — его низкого профессионализма и сильной степени ангажированности в корпоративных схемах. Примечательный факт: в феврале 2008 г. латышские СМИ наперебой публиковали «сенсационную» информацию о том, что его сыновья Михаил и Павел являются совладельцами латвийской фирмы «Terminala serviss»[9].

Вступление Латвии в ЕС повлияло на форматирование политического пространства в Латвии, открыло для латвийских политиков возможности деятельности на европейской арене. С 2004 г. один из авторов книги — Татьяна Жданок — является депутатом Европейского парламента. Ее активная деятельность на этом поприще, особенно по ознакомлению европейской общественности с реальным положением русской общины Латвии, продвижению полезных для соотечественников правозащитных и культурных инициатив, а также по объединению организаций наших соотечественников на европейском континенте, вызывает глубокое уважение. Посвященные этому страницы книги раскрывают немало полезных для экспертов нюансов европейской политики. Будут они интересны и любому вдумчивому читателю.

Очень важно, что Татьяна Жданок была вновь выбрана депутатом ЕП и на выборах 2009 г., и в 2014 г. Некоторые российские комментаторы в 2009 г. поспешили акцентировать «слабые» результаты ЗаПЧЕЛ на муниципальных выборах и заявить, что те, кто в России призывал к поддержке этого объединения как «единственно правильной русской партии»[10], либо сами ошибались, либо целенаправленно вводили в заблуждение своих адресатов. Это была поверхностная оценка. Свою роль в том, что результаты были именно такими, сыграл, на мой взгляд, следующий фактор: в работе муниципалитетов особое значение имеет поддержка партийных представителей со стороны бизнеса, а это по известным причинам не было сильной стороной «ЗаПЧЕЛ». Но и для самих русских в Латвии, и для России на перспективу большее значение имело как раз то, как их интересы представлены на общеевропейской площадке, в частности — в Европейском парламенте, как они там защищаются и продвигаются. И Татьяна Жданок делала это самым достойным образом. А избиратели имели в последующие годы возможность сравнить ее результаты и никчемные итоги присутствия в ЕП представителей от «Центра согласия». Занятое тогда объединением «За права человека в единой Латвии» на выборах в ЕП условное третье место — это был его несомненный коллективный успех, тем более что он вновь был достигнут в условиях тотального информационного (то есть, финансового) преобладания ЦС в масс-медиа, особенно на Первом балтийском канале.

Авторы исследования, надо сказать к их чести, уделяют анализу своих ошибок немалое число страниц, иногда даже, на мой взгляд, проявляя излишнюю самокритику. Какой смысл, скажем, писать о том, что ЗаПЧЕЛ недооценило значимость телевидения в общении с избирателями — разве нашелся бы кто-то, кто был готов предоставлять достаточно финансовых средств на телевизионные проекты ЗаПЧЕЛ? Или возьмем рассуждения о том, что в эти годы содержательная составляющая предвыборных кампаний стала быстро терять значимость, на первый план вышли личная харизма кандидата и интенсивность его рекламы, что ЗаПЧЕЛ не учел изменение «запросов» избирателей, «проморгал» переход к «лидерской политике». Во-первых, для уважающего себя политика и просто человека подстраиваться под идущий вниз культурный уровень избирателя или окружения — дело чреватое: можно так и застрять там, внизу. А во-вторых, о каком лидере, хотел бы я спросить, идет речь? Никакого настоящего нового лидера у русской общины Латвии тогда не появилось — им была и оставалась группа политиков и общественных деятелей во главе с Татьяной Жданок. А понимал это избиратель или перестал понимать, по большому счету, важно в первую очередь для него самого: лучше или хуже делается дело его защиты в органах власти.

Кстати говоря, по поводу понимания: для меня вовсе не является фактом, что латвийский избиратель не понимал, кто такой Нил Ушаков. Вполне возможно, что понимал, но его реальное избрание некоторым образом было компенсацией за унижение: вот вы говорите, что нас ассимилируют (признать, что тебя ассимилируют, а ты с этим ничего сделать не можешь, конечно, тяжело), а у нас зато мэр русский! А он, на самом деле, как показали последующие годы, вовсе и не тот, кого можно было бы назвать настоящим русским.

На феномене под названием «Нил Ушаков» стоит остановиться подробнее. С многим из сказанного о нем Жданок и Митрофановым надо согласиться, но есть что добавить. Нил Ушаков, в моем понимании, — это ассимилированный «русскоязычный», то есть тот, кто говорит на русском языке, но для кого Россия перестала быть духовной Родиной, центром мира. Откуда они появляются, понятно, ибо нашими противниками за последние десятилетия многое сделано для разрыва связи времен, исключения из национального достояния важнейших культурных и мировоззренческих наработок и достижений, особенно достижений советского времени, искажения восприятия русскости и вообще проблемы национального самосознания.

В свое время, придя на пост мэра латвийской столицы, Нил Ушаков пообещал «устроить в Риге маленький Лас-Вегас», и это не было просто проявлением «потаенной мечты рижского обывателя». Это было еще одним свидетельством идейной скудости, а свято место, как говорится, пусто не бывает. Пустота по части своего мировоззрения заполняется чужим для русского человека идейным содержанием, которое, как мы видим, споро осваивается. Тем более что и помощники у него за эти годы были своеобразные. Будут ли местные и наши прозападные (или собственно западные?) кукловоды продвигать его дальше к вершинам? До определенной степени. Удобно, конечно, когда какие-то антироссийские идеи продвигаются человеком, в адрес которого только недавно звучали здравицы и приветствия в связи с его успехами как «русского политика» и «представителя интересов соотечественников». Но не думаю, что из Ушакова или кого-то подобного когда-нибудь сделают, например, главу правительства Латвии. Это было бы слишком вызывающим ходом по отношению к латышам, особенно шовинистически настроенным латышам, чья мечта, причем не потаенная, сводится к тому, чтобы русские в Латвии, любые русские, в том числе и лояльные латышской этнократии, оставались на положении людей второго сорта.

Если вернуться к вопросу об ошибках, то таковой, действительно, была предпринятая ЗаПЧЕЛ в 2006 г. на выборах в Сейм попытка расширить свою электоральную платформу и позиционировать себя как партию общедемократического левого свойства, для которой социал-демократические лозунги имеют приоритет над традиционными русскими вопросами. Авторы сами о ней пишут, и к сказанному ими на этот счет нечего добавить кроме того, что на выборах 2010 г. ЗаПЧЕЛ полностью вернулась на платформу представительства интересов русского населения Латвии, но нужные 5% уже не набрала — инициатива при поддержке «доброхотов» из России была перехвачена «Центром согласия».

Недавняя история Латвии с точки зрения русского латвийца — это, конечно, вещь интересная, но из всего сказанного в книге Жданок и Митрофанова, мы, в России, конечно, должны еще раз извлечь урок для нас самих. И этот урок, в первую очередь, касается нашей позиции по поводу всего, что происходило с нашими соотечественниками за теми рубежами, которые наметились в последние годы «перестройки», а после 1991 г. пролегли во всей своей полноте.

1990-е, надо сказать, оставили для последующей политической работы на латвийском направлении не такой уж плохой багаж. О заделах, созданных при Евгении Максимовиче Примакове, я уже писал, но вот другой пример. Жданок и Митрофанов пишут о том, что условием поддержки, оказанной «Равноправием» в 1997 г. Андрису Берзиньшу в качестве мэра Риги, было его обещание восстановить памятник Освободителям Латвии в Задвинье, пострадавший от террористического акта этнорадикалов-реваншистов накануне выборов в самоуправления. Хорошо, что такие вопросы ставились и договоренности по ним достигались. Правда, однако, заключается в том, что любой мэр Риги был бы вынужден отремонтировать памятник, поскольку обязательство латвийской стороны обеспечивать сохранность не только захоронений, ни и мемориальных сооружений было включено в качестве отдельной статьи в двустороннее соглашение по вопросам социальной защищенности военных пенсионеров РФ. Этот документ вошел в пакет соглашений о выводе российских войск, подписанный в 1994 г., и деваться тогда латвийской стороне было некуда[11]. Ничего подобного ни в случае с Эстонией, ни с Литвой сделано не было. Здесь, как и в ряде других вопросов (например, по радару раннего предупреждения о ракетном нападении в городе Скрунде, который продолжал работать до августа 1998 г.), следует отдать должное послу по особым поручениям МИД России, руководителю Государственной делегации РФ на переговорах с Латвией Сергею Сергеевичу Зотову.

Татьяна Жданок, Мирослав Митрофанов, их соратники сожалеют о возможностях усиления латвийской русской политики, упущенных после 2002 г. в силу выбора, который заинтересованная в Латвии часть российского истеблишмента (а также российского и латвийского бизнеса) сделала в пользу ПНС — «Центра согласия». Впрочем, сожаление в данном случае, — это слишком мягкое слово. Судите сами.

Есть одна политическая сила — «Равноправие» в разных его ипостасях и связанные с ним общественные организации. Ее историю до произошедшего в 2003 г. раскола мы обсудили. Что же происходит дальше? В апреле 2003 г., то есть через два месяца после раскола единого «большого» блока «За ПЧЕЛ», «остатки» «ЗаПЧЕЛ» занимают третье место в рейтинге политических партий, а в июне — второе (с. 231). Блок ЗаПЧЕЛ[12] успешно проходит муниципальные выборы 2005 г., его депутаты избираются в 18 самоуправлений из 20, в которые они выдвигались, а в Даугавпилсе представитель ЗаПЧЕЛ становится вице-мэром города, причем происходит это несмотря на внедрение в латвийскую политику новых якобы «русских» партий, не рассчитанных на политическую перспективу, но имевших своей задачей просто оттянуть голоса от ЗаПЧЕЛ.

За 2002 — 2006 гг. фракция ЗаПЧЕЛ выдвинула в Сейме 162 законодательные инициативы по отмене различий в правах граждан и неграждан (фракции ПНС и Соцпартии — 48 предложений по этому вопросу; с. 304). В IX Сейме фракция ЗаПЧЕЛ продолжала настаивать на решении проблем, важных для русского населения: ликвидация массового безгражданства и его последствий, развитие системы образования на русском языке, ликвидация иных форм дискриминации, противодействие искажению истории, поддержка культуры национальных меньшинств, противодействие русофобии. Если фракция ЦС выдвинула за эти годы всего 48 соответствующих инициатив, то ЗаПЧЕЛ — 264. Наиболее важные из них разобраны в книге.

16 марта 2005 г. активисты ЗаПЧЕЛ провели яркую манифестацию против шествия бывших легионеров СС, а 16 марта 2006 г. эта фракция внесла в Сейм проект декларации «О недопустимости оправдания преступлений нацистского режима, прославления лиц, воевавших на стороне нацистов, и попыток возрождения нацизма». 2009 г. ЛКПЧ и Латвийский антифашистский комитет организовали в Риге конференцию «Мир без нацизма».

В 2007 г. ЗаПЧЕЛ резко осудил эстонские власти за снос памятника советским воинам в центре Таллина и защищал эстонских антифашистов от репрессий после варварского разгона манифестации в защиту Бронзового солдата. «Центр согласия» и Соцпартия в целом остались безразличны к этому событию. В 2008 г. ЗаПЧЕЛ стал инициатором акций в поддержку позиции России по грузинской агрессии против Южной Осетии. Татьяна Жданок тогда посетила с визитом Цхинвал, в то время как фракция ЦС даже не стала голосовать против резко антироссийской резолюции Сейма, просто не участвовала в голосовании.

Напористая политическая позиция — и, тем не менее, в 2010 г. ЗаПЧЕЛ не удается преодолеть 5%-й барьер, и в парламент она не попадает. На вновь организованную тогда вокруг нее предательскую информационную блокаду обратили внимание даже латышские эксперты. Авторы приводят на этот счет оценку политолога Иветы Кажоки: «Аудитория крупнейших русских изданий была подвержена основательной промывке мозгов в пользу «Центра согласия» и «За лучшую Латвию»… Одна из нелатышских партий, ЗаПЧЕЛ, была брутально выдавлена из многих русских СМИ». Благодаря этому ЦС, как я уже отметил, получил 29 мест в парламенте. И что? Его опять не взяли в правительство.

А теперь взглянем на ПНС — «Центр согласия», его результаты с точки зрения честного и вдумчивого русского избирателя. Во время «Школьной революции» ПНС как партия в целом не поддержала уличные протесты в защиту образования на русском языке (хотя отдельные члены ПНС в них участвовали). Во многом из-за этого, но и по другим причинам на муниципальных выборах 2005 г. ПНС не дотянула до 5%-го барьера, но в 2006 г., пообещав избирателям после выборов обязательно войти в правительство, она в парламент уже прошла и с неплохими результатами — 14,42% и 17 мест.

Выше было отмечено, насколько «согласисты» отставали в парламентской активности по важным для русских Латвии проблемам в 2002 — 2010 гг. Но не просто отставали! В своей предвыборной кампании в 2010 г. ЦС, как подчеркивают авторы, полностью ушел от вопросов, которые касались русского языка, образования и вопросов массового безгражданства (с. 370). При этом (вот она — сила пиар, если избиратель отвыкает думать!) ЦС получил уже 29 депутатских мандатов, но вновь был проигнорирован латышским истеблишментом в качестве потенциального участника правительственной коалиции.

В 2011 г. фракция «Центра согласия» проголосовала вместе с латышскими этнорадикалами за увеличение так называемых «языковых штрафов». В книге в этой связи приводится мнение активиста ЗаПЧЕЛ Андрея Толмачева, который оценил этот шаг как «еще один сигнал со стороны ЦС правящей элите, что ради вхождения в правящую коалицию ЦС готов идти на все, вплоть до сдачи «русских вопросов» (с. 375). Это, однако, был не первый сигнал такого рода. Став в 2009 г. так называемым «первым русским мэром» Риги, Нил Ушаков вскоре закрыл 10 русских школ, в том числе и те, в которых его сторонники проводили агитацию накануне выборов, обещая поддержку. Соглашусь с мнением авторов, что «спешка и бескомпромиссность, с которой Нил Ушаков одобрил ликвидацию русских школ, очевидно, должна была доказать латышской политической элите, что Ушаков полностью контролирует русскую общину, может предотвращать любые протесты с ее стороны, а потому является удобным партнером для осуществления власти на любом уровне» (с. 365). Отказался новый мэр и от переименования улицы Джохара Дудаева в Риге, хотя неоднократно, в том числе во время визита в Москву, обещал это сделать.

Приняв эти сигналы, после выборов 2010 г. латышские этнократы пошли по пути ужесточения своей политики и, в частности, начали кампанию за полный перевод всех русских школ на латышский язык обучения. Ответом стала инициатива созданного с этой целью не без поддержки ЦС общества «Родной язык» по проведению референдума за признание русского языка вторым государственным. Даже понимая практическую бесперспективность такой постановки вопроса, ЗаПЧЕЛ поддержала идею референдума, увидев в ней главное: возможность новой демонстрации консолидированной позиции русской общины в защиту своих прав. Референдум в силу особенностей латвийской системы организации народного волеизъявления состоялся лишь в феврале 2012 г. «За» проголосовало почти 25% участников.

Между тем, на внеочередных выборах 2011 г. «Центр согласия», вернувшись к конформистской политике, призвал «объявить мораторий на национальные и языковые вопросы и заняться экономикой» (с. 387−388). Он получил 31 мандат. Казалось бы, «очередной успех», но «успех», по моему глубокому убеждению, контрпродуктивный. И дело даже не в том, что ЦС вновь не взяли в правительственную коалицию. Хуже была сама демонстрация того факта, что даже почти треть парламента ничего поменять во внутренней и внешней политике Латвии не в состоянии: этнократический режим непоколебим.

ЗаПЧЕЛ между тем продолжил активную деятельность. В 2011 г. им был инициирован новый референдум — об изменении закона о гражданстве с целью ликвидации института «неграждан» в принципе, то есть присвоения негражданам гражданства без прохождения процедур натурализации (так называемый «нулевой вариант»). Комментируя эту инициативу, Татьяна Жданок подчеркнула суть проблемы: «…международные эксперты спрашивают: почему не видно широкой волны протеста в вашей стране? Хочу напомнить истину, выстраданную опытом всех угнетаемых: права не дают — их берут» (с. 390−391). Руководство ЦС отказалось от участия в инициативе проведения этого референдума, хотя он был гораздо более перспективен, чем референдум по языку. Эту оценку подтвердило решение Центральной избирательной комиссии, отказавшей инициаторам референдума в праве проведения его второго, решающего, этапа.

Но даже оба этих референдума и события вокруг них не вызвали международного интереса. «Латвийская этническая демократия оказалась приемлемой для западных партнеров», — с полным на то основанием пишут авторы. Но и Россия тоже оказалась не готовой в политическом смысле противопоставить латышской этнократии, продолжающей дискриминировать русских, что-то более весомое, чем дежурные заявления, добавлю я. Максимум, на что она решилась пойти, — это перенаправить на свои порты часть шедшего ранее через Латвию транзита, да и то только в меру соображений экономической целесообразности.

Что же касается не ситуации в целом, а конкретной политической силы, сохранившей в течение всех прошедших после 1991 г. лет приверженность борьбе за равные права для всех постоянных жителей Латвии и за подлинное добрососедство с Россией, то странно было бы ожидать, что кто-то из логичных «благотворителей» отдаст ей за это должное. Авторы исследования это хорошо понимают и пишут о себе так: «Как латышская, так и российская элита не были заинтересованы в существовании партии, являвшей собой пример уникальной на постсоветском пространстве самоорганизации русского гражданского общества без участия государства и олигархов». И это не проявление обиды, а диагноз.

Но ничто не вечно в этом мире, а уж неготовые правильно отвечать на вызов времени элиты — тем более. В заключении авторы несколько смягчают сделанные по ходу изложения оценки отношения к ЗаПЧЕЛ российского истеблишмента, подчеркивая, что откровенно недружественной к ЗаПЧЕЛ позиция официальной России была короткое время — в 2005 — 2006 гг., а потом, мол, возобладал «нейтральный подход при уважительном отношении лично к лидерам и активу ЗаПЧЕЛ». Личное уважение, конечно, дело хорошее, но гораздо важнее та констатация, которая следует за этим утверждением: Россия поддерживала русскую часть гражданского общества Латвии, но не поддерживала ЗаПЧЕЛ как русскую партию (с. 425). Другими словами, Москва видела в русских за рубежом лишь объект своего внимания, но отказывала им в субъектности.

В этом нет ничего удивительного: такая же линия проводилась в отношении соотечественников на Украине (и авторы тоже об этом упоминают). Но где все эти многочисленные организации соотечественников, в деятельность которых на Украине были вложены немалые средства, оказались в момент кризиса 2013−2014 гг. и потом? «Центристская» же партия типа «Центра согласия» — партия Януковича — оказалась не просто не в состоянии гарантировать интересы российского бизнеса на Украине, не только не захотела последовательно сопротивляться наступлению Запада на интересы России, но и, что мне представляется самым важным и о чем Татьяна Жданок и Мирослав Митрофанов в отличие от вышеупомянутого почему-то не говорят, она оказалась не в состоянии защитить самих русских – и в политическом, и в прямом физическом смысле слова. И об этом уроке мы ни в коем случае не должны забывать.

Не могу не обратить внимания еще на один момент, который вызвал у меня вопросы и, полагаю, заставит задуматься не одного внимательного читателя. В исследовании полностью (за исключением пары мало значимых фотографий) отсутствуют упоминания о роли Церкви — что Латвийской православной церкви Московского патриархата, что старообрядческих общин — в жизни русских Латвии в рассматриваемый период: «на изломе веков». Ведь должен же был быть и, наверное, существовал какой-то батюшка, который был духовным помощником если не всего русского движения в защиту права на образование на родном языке, то хотя бы некоторых его активистов! В книге немало и других сюжетов, в которых Церковь могла заявить свою позицию. Поддержка со стороны Церкви была, но была негласной? Или ее не было? Вопросы серьезные… И ответить на них так или иначе придется — и политикам, и исследователям, и самим представителям Церкви.

Возрастающая агрессивность внешней среды — как на международном, так и на внутреннем, уровне — будет требовать от русских и в России, и в соседних странах дальнейшего национального возмужания. «Собирать камни», то есть усилить внимание к укреплению своего самосознания, «уклоняться от объятий», то есть забыть о «единстве» и «согласии» с теми, с кем его быть по определению не может, жестко давать сдачи, когда тебя задирают, усиливать ритуал как наглядное проявление верности традиции, называть, наконец, вещи своими именами.

В 2014 г. партия ЗаПЧЕЛ получила новое название: «Русский союз Латвии». Это о многом говорит и ко многому обязывает.

Статья опубликована в «Журнале российских и восточноевропейских исторических исследований» № 3 (10), 2017 г.

[1] Жданок Т., Митрофанов М. Русские Латвии на изломе веков. От заката СССР до кризиса Евросоюза. «Averti-R» SIA. Рига. 2017. 431 с.

[2] Впервые советская власть в неоккупированной германскими войсками части Латвии — в Цесисе, Валмиере и Валке — была установлена практически сразу же после революционных событий в Петрограде в октябре (ноябре по н.с.) 1917 г. В декабре 1917 г. в Валмиере II съезд Советов рабочих, солдатских и безземельных депутатов Латвии провозгласил советскую власть и избрал правительство — «Исколат», действовавшее до февраля 1918 г. Во время расширения зоны германской оккупации латышские большевики потеряли власть, при помощи РККА вернули ее в декабре 1918 — январе 1919 гг., провозгласив 13 января 1919 г. в Риге Латвийскую Социалистическую Советскую Республику (ЛССР), а в ходе развертывания гражданской войны, проведения военной интервенции странами Антанты и при поддержке польских войск в январе 1920 г. — были вытеснены с территории ЛССР. 11 августа 1920 г. в Риге представители РСФСР подписали с правительством Латвийской Республики (ЛР) «Мирный договор между Россией и Латвией», увенчавший поражение большевиков на территории Латвии и отторжение от Псковщины в пользу ЛР населенных русскими земель в районе ж/д станции Пыталово.

[3] В 1990 — 1993 гг. И. Калниньш был депутатом Верховного Совета ЛССР/ЛР; в 2006 — 2010 гг. — депутатом 9-го Сейма от национал-радикальной политической партии «Отечеству и свободе/ДННЛ». В 2010 г. Калниньш перешел в Союз «зеленых» и крестьян. В 2012 г. он принял ислам, а годом позже публично критически высказался в адрес Евросоюза и одобрил политику президента России Владимира Путина и президента Белоруссии Александра Лукашенко.

[4] В 1993 г. входившие во фракцию политики организовали движение «Равноправие», в 1994 г. создали Социалистическую партию Латвии и блок «Равноправие» — Соцпартия, потом партию «Равноправие» (1996). В 1998 — 2003 гг. эта партия сыграла ключевую роль в деятельности объединения «За права человека в единой Латвии» (ЗаПЧЕЛ), спасла это объединение в 2003 г. после того, как его покинули партнеры-«согласисты», провела это движение, а затем партию ЗаПЧЕЛ через сложные 2004 — 2014 гг. и создала на этой основе партию «Русский союз Латвии», действующую в настоящее время.

[5] В 1996 г. Партия народного согласия потеряла свою фракцию в Сейме, в 1997 г. восстановила ее, а в 1998 г. уже успешно (6 мест в Сейме) участвовала в парламентских выборах в составе объединения ЗаПЧЕЛ. Весьма успешным было участие блока ЗаПЧЕЛ в выборах 2002 г. (всего 25 депутатских мандатов, из них у ПНС 13). Этот результат стал возможен благодаря активной политической поддержке России (авторы об этом не пишут, но это так). Потом Юрканс с Урбановичем спровоцировали раскол ЗаПЧЕЛ с задачей избавиться от конфликтного груза «Равноправия», но это вызвало волнения в самой ПНС, закончившиеся уходом Юрканса из своей партии. Далее ПНС действовала в составе объединения «Центр согласия» (общий результат 17 мандатов на выборах IX Сейма), а затем, с 2010 г., в составе Социал-демократической партии «Согласие», формально увеличивала число своих сторонников в Сейме (в настоящее время — 23 места). Многие годы оно руководило рижским самоуправлением, а представитель объединения Нил Ушаков являлся и является мэром латвийской столицы.

[6] Идея сформировать такую структуру в силу членства самой Татьяны Жданок и, с 2007 года, блока ЗаПЧЕЛ в Европейском свободном альянсе — партии регионов и национальных меньшинств Европы, в принципе, понятна. В качестве задачи-минимум к ней вопросов нет, тем более что и ее-то решить не удалось. Однако русские Латвии — это явно не национальное меньшинство и даже не «локальная национальная община». Они принципиально отличаются от каталонцев, басков или, скажем, шотландцев тем, что являются частью великого народа и только вместе с ним могут совершать то, что в конце книги ее авторы формулируют в качестве одной из основных задач своей партии — воспроизводить свою культуру и традиции.

[7] Никита Иванов являлся тогда помощником начальника Управления Президента России по внешней политике Сергея Приходько, Модест Колеров — главным редактором информационного агентства REGNUM, Глеб Павловский — президентом Фонда эффективной политики.

[8] Осенью 2004 г. МИДом России латвийской стороне была предложена идея подписания в пакете с договором о границе декларации об основах отношений, или так называемой «большой политической декларации». В ней имелось в виду определить принципы соседства, включая отказ от дискриминации по национальному или историческому принципу, отказ от санкций как инструмента политики и недопущение использования своей территории для враждебных соседу действий. Латвийская сторона эту идею восприняла критически, но и не ответила категоричным отказом, поскольку была заинтересована в подписании пограндоговора. В марте 2005 г. российская сторона сама сняла это свое предложение.

[9] См., например: сообщение агентства BNS, 10.02.2008; Novicka A. Vēstnieka intriga // Diena, 13.02.2008.

[10] Конечно, ЗаПЧЕЛ не была «единственно правильной русской партией». А где она такая была — может быть, в России? Но ЗаПЧЕЛ, конечно же, уже тогда была самой последовательной и принципиальной партией, защищавшей интересы русских и выступавшей за по-настоящему добрососедский подход к отношениям с Россией.

[11] Позже случаи пренебрежительного отношения посольства и МИДа к отслеживанию нарушений данного обязательства латвийской стороны и реакции на них, к сожалению, имели место. Как, например, в 2007 г., когда памятный камень красноармейцам — освободителям города Бауска был демонтирован и перенесен со своего исторического места в центре города на кладбище на окраине.

[12] После выхода из «большого» ЗаПЧЕЛ отдельные члены Соцпартии и ПНС создали партию «Свободный выбор в Европе народов» — BITE (по-латышски «пчела») и тем самым сохранили объединение.

Михаил Демурин

Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 декабря 2017 > № 2409068


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 декабря 2017 > № 2409063

Громкий госпроект «Цифровой Казахстан» — мертворожденное дитя?

Правительство Казахстана одной рукой пытается развивать цифровую экономику и собственное медийное пространство, а другой рукой душит и то, и другое

Одной из главных политических тем Казахстана, к которой с осени 2016 года и до сих пор приковано внимание иностранцев и СМИ, является проект закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам информации и коммуникаций». Обсуждения этого законопроекта постоянно отражались в публикациях, а недавно законопроект стал еще и поводом для протеста. 25 ноября казахстанский журналист Данияр Молдабеков приковал себя наручниками к дереву в центре Алма-Аты. Он протестовал против нормы о согласовании публикаций, где может быть раскрыта банковская, личная и другие тайны частного лица, потому что это мешает расследованиям. Позже с ним согласился встретиться министр информации и коммуникаций Даурен Абаев.

Достаточно простая и частая для Казахстана история, когда государство хочет подмять под себя СМИ, но они героически этому сопротивляются, и поэтому государство идет с ними на компромисс, и все успокаиваются. До следующего раза. Однако такая картинка слишком проста, чтобы быть правдой — все намного сложней, да и двойное дно тут тоже есть.

Начать надо с того, что законопроект менялся на каждой из стадий — при обсуждении рабочей группы в министерстве, при экспертизе в канцелярии, при прохождении нижней палаты парламента. Возможно, поменяется и в Сенате. Так что от первоначального варианта остались рожки да ножки.

Затем надо отметить, что законопроект специфически подавался в прессе: по публикациям складывается ощущение, что он посвящен в основном СМИ. На самом деле, документ вносит изменения в 16 правовых актов – и законодательство о коммуникациях не меньше, чем об информации.

Ну и последнее основное обстоятельство — если раньше законопроект содержал для СМИ как кнут, так и пряник, то потом пряник незаметно выпал, и остался один кнут.

Что же было этим пряником? В 2016 году министр Даурен Абаев обещал, что будет возобновлена реклама слабоалкогольных напитков (пива и вина), причем на телевидении — вечером, а в газетах — на специальных вкладышах. Это обещание имело очень большое значение, потому что сейчас рекламный рынок в стране оценивается примерно в 33 миллиарда тенге, а государственный информационный заказ — в 42 миллиарда тенге. При этом часть рекламного рынка — это квазигосударственные компании, то есть тоже государство, так что в настоящее время можно считать, что СМИ получают примерно 50 миллиардов тенге в год от государства, а 25 миллиардов — от бизнеса. Соответственно, возобновление рекламы вина и пива существенно помогло бы рекламному рынку и снизило бы зависимость СМИ от государства. Но так как это разрешение из законопроекта пропало в ходе различных согласований, то значит, ничего хорошего в плане рекламы казахстанские СМИ не ждет.

А теперь перейдем непосредственно к тому, что положительного и отрицательного может внести данный законопроект в законодательство. Мнение субъективное.

К положительным новациям законопроекта можно отнести:

Ужесточение наказания за распространение средствами массовой информации сведений о ребенке, потерпевшем от противоправных действий.

Замена временного закрытия СМИ за различные нарушения на штрафы.

В государственных органах официально назначаются ответственные за взаимодействие со СМИ.

К отрицательным новациям законопроекта можно отнести:

Увеличение срока предоставления информации по журналистскому запросу.

Снижение времени на телеторговлю — не более 15% рекламного времени в сутки.

Сотовые операторы должны за свой счет отслеживать незарегистрированные устройства сотовой связи и уведомлять об этом уполномоченные органы. Запрещено предоставлять им услуги связи.

Все сети связи на территории страны должны управляться собственными системами, и оборудование должно соответствовать национальным стандартам.

Обмен интернет-трафиком между операторами связи запрещено осуществлять через иностранных операторов за пределами Республики Казахстан.

Установлены квоты на местный контент — на обычный не менее 50%, на музыкальный — сначала не менее 45%, а потом — не менее 50%.

Распространение карт условного доступа к услугам операторов телерадиовещания и оборудования, предназначенного для индивидуального приема теле-, радиосигнала операторов телерадиовещания, не имеющих лицензию в области телерадиовещания и не обладающих собственными спутниковыми системами вещания на территории Республики Казахстан, запрещается.

Комментарии пользователей на интернет-ресурсах должны быть авторизованы с помощью электронной цифровой подписи или номера сотовой связи.

Как видно, в основном законопроект направлен на «закручивание гаек», что в принципе является долгосрочной тенденцией. И скорее всего, он будет в таком виде принят.

При этом информационное противостояние с бывшим уже президентом Киргизии Алмазбеком Атамбаевым показало, что Казахстан и его элита беззащитны перед любой информационной атакой со стороны другого государства. Дело в том, что казахстанская элита привыкла реагировать на информационные угрозы крайне простым способом: блокировать сайт, где размещаются неприятные публикации. А что делать, когда атака идет не со стороны беглого оппозиционера, а исходит от главы целого государства, чьи обвинения ретранслируют десятки и сотни СМИ, в том числе третьих стран? Тут нужен собственный мощный медийный выпад, но его не сделать по одной простой причине: казахстанские СМИ на полноценную медийную войну уже не способны. Кто-то никогда такого и не умел, а большинство — просто нелояльно и держит фигу в кармане. Нельзя столько лет гнобить СМИ и ожидать, что журналисты будут вставать на твою сторону в конфликте. Они в лучшем случае предпочтут отмолчаться, пока иностранец будет агитировать население Казахстана против его элиты. И эта тенденция будет усугубляться — казахстанские СМИ благодаря этому законопроекту будут все более беспомощны в противостоянии и менее влиятельны на территории своей страны, не говоря уже о других государствах. И не факт, что этим не будут пользоваться.

Еще одна мысль, на которую наталкивает изучение законопроекта: в стране перераспределились роли. Парадоксальным образом, сейчас главными демократизаторами и сторонниками улучшения отношений государства и общества выступают Генеральная прокуратура и Агентство по делам государственной службы и противодействию коррупции. Они уходят от репрессивных практик и стараются работать с гражданскими активистами и правозащитниками. В это же время часть идеологического блока работает, наоборот, на подавление медийной и гражданской активности. В будущем это станет поводом для противоречия, а где противоречие и дисбаланс — там всегда конфликт. Нужен ли он Казахстану?

Ну и третье. Сейчас правительство Казахстана в лице экономического блока и вице-премьера по цифровизации Аскара Жумагалиева дорабатывают программу «Цифровой Казахстан». Считается, что стране нужна модернизация, и осуществить ее можно, только внедряя везде цифровизацию. Но рассматриваемый законопроект повысит расходы действующих телекоммуникационных компаний и сделает невозможным появление новых игроков на рынке, что ослабляет конкуренцию и сохранит действующую олигополию рынка. Какой может быть «Цифровой Казахстан», если пользователи станут массово уходить из Казнета? Тренд на секьюритизацию губит все благие намерения по развитию экономики.

"Вообще один": пьяного главу ЛНР нашли в Москве

Марат Шибутов

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 декабря 2017 > № 2409063


Украина > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 декабря 2017 > № 2409061

Мира здесь не хотят ни правители, ни «пастыри»: Украина — главное за неделю

Заявление главы МВД Украины Арсена Авакова о «смерти» Минских соглашений по Донбассу — одно из самых значимых событий в политической жизни страны на этой неделе

Главная политическая новость недели (27 ноября — 3 декабря) на Украине — министр внутренних дел Арсен Аваков заявил, что необходимо подписать новые соглашения по урегулированию ситуации в Донбассе, поскольку «минские соглашения мертвы». Свое заявление глава МВД и один из лидеров партии «Народный фронт» сделал 28 ноября на знаковом мероприятии — национальном экспертном форуме «Формула безопасности Украины» — в присутствии западных дипломатов.

С одной стороны, Арсен Аваков в принципе и не сказал ничего сенсационного. Только слепой и глухой не в курсе, что Минские соглашения по урегулированию в Донбассе системно не исполняются украинской стороной. С другой стороны, у него получилось сказать это так, что сразу натолкнуло на невесёлые мысли.

«Я считаю, что Минские соглашения мертвы и говорить об этом уже не стоит», — заявил он во время выступления на форуме.

До последнего времени эта тема оставалась зоной умолчания для официального Киева, хоронили соглашения в основном «командиры» т. н. добробатов и фрики «евромайдана», для которых оппозиция режиму и крайний радикализм — единственный электоральный ресурс. Получается, что Аваков, неофициально являющийся вторым лицом в государстве, сам встал на позицию таких фриков. Для малознакомых со спецификой политической системы Украины нужно пояснить: Аваков — своего рода хранитель заключённого пару лет назад коалиционного соглашения, удерживающего команды Блока Петра Порошенко и партии «Народный фронт» в рамках единой политической команды. Они вместе — и есть та самая хунта. И периодически возникающие внутренние конфликты этого не отменяют. По факту — это одна из самых долгих коалиций за новейшую украинскую историю.

Для понимания заявления Авакова необходимо вернуться на пару недель назад. 11 ноября в Киеве прошёл первый за 3 года съезд «Народного фронта». Одной из его тем был вопрос возможного слияния партий для проекта «Второй срок Порошенко» (весна 2019 г.) и совместного похода на парламентские выборы (осень 2019 г.), о чём говорило присутствие на съезде премьер-министра Украины Владимира Гройсмана. Теперь уже точно можно сказать, что никакого объединения не будет, а агрессивная риторика Авакова — своего рода сигнал Петру Порошенко и старт избирательной кампании. Ведь кроме «нет» Минску, глава МВД сказал «нет» реинтеграции (проект закона о реинтеграции Донбасса, который Верховная рада пытается принять с начала текущей сессии), на что обратили внимание гораздо меньше. А зря, ведь это президентский законопроект. Который не так чтобы сильно популярен. На Украине хватает тех, кто видит только один путь реинтеграции Донбасса: железом и кровью. Вот их голоса и будут собирать Аваков и компания. Если бы это означало только очередную склоку между киевскими политиками — полбеды. Однако слова «фронтовика» предполагают очередной переход конфликта в Донбассе в горячую фазу. И если это случится, то замирения не стоит ждать до окончания избирательного периода, т. е. до 2020 года.

На форуме присутствовали спецпредставитель Госдепа США по вопросам Украины Курт Волкер и посол США на Украине Мари Йованович. Их примирительная риторика (Йованович якобы «жёстко» потребовала восстановить социальные выплаты жителям республик Донбасса) не должна обманывать. Обострение желательно и для США, поскольку, например, даёт повод каждый раз ставить вопрос о вводе миротворцев по американскому сценарию.

Очень удачно в старт избирательной кампании ложится история с письмом лидера раскольников из т. н. Киевского патриархата Филарета, в котором тот просил РПЦ о восстановлении молитвенного общения и о снятии анафемы за раскол. Уже на следующий день Филарет собрал пресс-конференцию и пояснил — его не так поняли, ни о каком покаянии речи не идёт. А единственная цель, которая толкнула его вести диалог с Москвой — снять анафему, получить признание для своей «церкви» и автокефалию. Публикация письма совпала по времени с новостью о подтверждении особого статуса Украинской православной церкви Архиерейским Собором РПЦ. Собор напомнил, что, в соответствии с решением 27-летней давности, центр управления УПЦ находится в Киеве. Причина — в постоянных нападках на «московскую» церковь, которым в настоящий момент подвергается каноническая УПЦ.

Ну, а Филарет, как и Аваков, показывает, что готов к дальнейшей борьбе. Мира на украинской земле не хотят ни называющие себя её правителями, ни считающие себя пастырями.

Тарас Перебыйнис

Украина > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 декабря 2017 > № 2409061


Вьетнам > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 2 декабря 2017 > № 2408671

Чыонг Тхи Май приняла делегацию Вьетнамской буддийской сангхи

Утром 1 декабря в Ханое заведующая Отделом ЦК КПВ по работе с народными массами Чыонг Тхи Май приняла делегацию Вьетнамской буддийской сангхи во главе с постоянным заместителем председателя Административного совета, монахом высшего сана Тхить Тхань Ниеу, которая нанесла визит вежливости для того, чтобы проинформировать об итогах недавнего 8-го всереспубликанского буддийского съезда. На встрече Чыонг Тхи Май подтвердила, что партия и государство Вьетнама всегда высоко ценят вклад вьетнамского буддизма в дело строительства и защиты Отечества.

Она выразила уверенность в том, что Вьетнамская буддийская сангха продолжит призывать своих монахов и буддистов вместе со всем народом строго исполнять курс и политику партии и законодательство государства, а также в полном объёме выполнять гражданские обязанности перед обществом и страной.

VOV5

Вьетнам > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 2 декабря 2017 > № 2408671


Вьетнам. Австралия > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 2 декабря 2017 > № 2408670

Глава парламента Вьетнама встретилась с представителями деловых кругов Австралии

Вечером 1 декабря в городе Перт в ходе своего официального визита в Австралию председатель Национального собрания Вьетнама Нгуен Тхи Ким Нган встретилась с руководителями корпорации Alcoa и компании Austral.

Она отметила желание корпорации Alcoa инвестировать в сферу горнодобывающей промышленности во Вьетнаме, подтвердив, что передаст предложение этой корпорации правительству страны. Национальное собрание Вьетнама обещает обнародовать политику и законодательство, а также идти в ногу с правительством страны для того, чтобы создать иностранным инвесторам, в том числе австралийским, самые благоприятные условия для ведения бизнеса во Вьетнаме.

VOV5

Вьетнам. Австралия > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 2 декабря 2017 > № 2408670


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > mos.ru, 1 декабря 2017 > № 2417184

Торговый сбор для киосков в ЦАО снижен вдвое

Новая ставка будет действовать с 1 января 2018 года.

Ставка торгового сбора для нестационарных торговых объектов в центре столицы уменьшилась вдвое. Соответствующие поправки в законодательство одобрила Мосгордума.

Ранее эта сумма составляла 81 тысячу рублей в квартал. Депутаты снизили ее до уровня ставок для подобных объектов в остальных округах в пределах МКАД — это 40 500 рублей. Такой вид поддержки малого бизнеса поможет стимулировать его работу и выравнять налоговую нагрузку.

Как рассказал Министр Правительства Москвы, глава Департамента экономической политики и развития Владимир Ефимов, большинство объектов, арендаторы которых будут платить по пониженной ставке, торгуют продуктами питания — хлебом, овощами и фруктами, мороженым. «Эта мера позволит не увеличивать цены на социально значимые товары, а также привлечь малый бизнес в Центральный округ. Мы уравниваем в правах предпринимателей, поскольку понимаем, что ведение торговли в нестационарных объектах зависит в первую очередь от таких факторов, как, например, близость к метро, а не от округа, где ведется деятельность», — отметил он.

Новые ставки будут применять с 1 января 2018 года.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > mos.ru, 1 декабря 2017 > № 2417184


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 1 декабря 2017 > № 2411882

Легче предупредить…

Концепция государственной политики в религиозной сфере Казахстана на 2017-2020 годы предусматривает в качестве стратегических задач совершенствование государственно-конфессиональных и межконфессиональных отношений, укрепление светских устоев в стране и создание таких условий, при которых религия не может быть использована в деструктивных целях.

Образованное в сентябре прошлого года Министерство по делам религий и гражданского общества активное взаимодействует с экспертами, теологами, представителями духовенства и НПО. Особое внимание оно уделяет вопросам профилактики религиозного экстремизма.

– В основу методологии профилактики религиозно-мотивированного экстремизма должны быть положены принципы светскости, – сказал в интервью порталу kazislam.kz политолог Руслан Иржанов. – Но при этом нужно учитывать, что общество в нашем светском государстве не атеистическое, а многоукладное. Поэтому нужно дифференцированно подходить к профилактической работе с различными слоями населения. Неслучайно еще в Ветхом Завете отмечалось, что для покорения какого-либо народа вовсе необязательно применять оружие – достаточно получить доступ к воспитанию детей этого народа.

Все мы являемся свидетелями того, как миссионеры и проповедники нетрадиционных религиозных течений собирают миллионы слушателей на интернет-ресурсах или целые стадионы своих последователей во время проповедей, на которые приходят и родители с детьми. Адекватный ответ им, по мнению политолога, могут дать педагоги и служители традиционных культов.

– Один из российских экспертов считает, что современную битву с терроризмом может выиграть обычный школьный учитель, просвещающий детей через язык и культуру, – говорит Руслан Иржанов. – К этой же категории просветителей можно отнести и тех, кто распространяет ценности традиционных религий. Только в Алматы сегодня действуют полсотни мечетей. Нетрудно подсчитать, что еженедельно до 50 тысяч прихожан посещают их в жума-намаз. А если учесть количество активно практикующих прихожан в масштабах республики? Среди них есть и представители маргинальных групп населения. То есть, учителя и служители культа имеют возможность собирать многочисленные аудитории. Не стоит забывать и о потенциале лекторов информационно-разъяснительных групп, сформированных сегодня во всех регионах страны для встреч с населением. Назрела острая необходимость в разработке единого стандарта квалификационных требований, предъявляемых к этим лекторам-пропагандистам. Проще говоря, необходимо определить, какими профессиональными качествами, знаниями и навыками они должны обладать. К слову, многие кадровые службы в различных отраслях экономики и в социальной сфере имеют утвержденные стандартные квалификационные требования. Например, врач, призванный лечить телесные недуги человека, проходит подготовку и аттестацию на основании подобной профессиограммы. Такую же подготовку должны пройти лекторы-пропагандисты, члены информационно-разъяснительных групп, призванные излечивать душевные и мировоззренческие недуги населения.

Другой политолог, Андрей Чеботарев, считает, что в рамках информационно-просветительской деятельности целесообразно на системной основе проводить встречи учащихся старших классов средних школ, колледжей и студентов вузов с представителями различных религиозных объединений. Это не только позволит подросткам и юношам ознакомиться с ценностями и практикой соответствующих религий, но и будет способствовать формированию у них уважительного и толерантного отношения к разным конфессиям.

– Также следует разработать и проводить в указанных учреждениях образования тренинговые занятия по психологической защите от влияния деструктивных религиозных организаций и экстремистских структур, – говорит он.

Неожиданную точку зрения высказала на международном научно-практическом семинаре в КазНУ им. Аль-Фараби профессор МГУ им. Ломоносова Светлана Тер-Минасова. Тема ее выступления называлась «Язык и культура как средство борьбы с агрессией, ксенофобией и терроризмом». Профессор сообщила, что в структуре МГУ появился институт национальной безопасности.

На проходящих в его стенах международных конференциях с участием представителей НАТО, Пентагона и других силовых структур (они привлекают преподавателей и студентов факультета иностранных языков, который возглавляет С.Тер-Минасова, в качестве переводчиков) говорят об очень важных вещах. В частности, рассказывают о том, как надо разведывать планы террористов, как предотвращать террористические акты, а больше всего о том, сколько килограммов тротила взрывается ежесуточно, ежемесячно и сколько человек погибает от этого.

– Но, на мой взгляд, наряду с решением таких задач, необходимо осознать, что важно не только лечить болезнь, но и заняться ее профилактикой, – уверена профессор. – Убивать зло нужно в зародыше. И начинать это надо с самого раннего возраста через язык и культуру. Детские считалочки, сказки, пословицы, поговорки, учебные тексты по языкам, школьный черный юмор – всего не перечислишь – навязывают агрессию и ксенофобию. Можно привести множество примеров. Возьмем считалку типа: «Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана: «Буду резать, буду бить, все рано тебе водить». Еще более яркий пример – поговорка «незваный гость хуже татарина», которой обидели целую нацию. Все это свидетельствует о необходимости учитывать возможное влияние языка и культуры на формирование ксенофобии и агрессии. Осознав это влияние, нужно принять все возможные меры для предотвращения ксенофобских настроений в обществе.

Общественный фонд «Информационно-кон­сультативная группа «Пер­спектива», поставив перед собой задачу свести к минимуму угрозу радикализации общества, перешел, что называется, от теории к практике. Реализуя проект «Организация комплекса мер по разъяснению норм законодательства в области религиозных отношений и противодействия религиозному экстремизму и терроризму», активисты фонда совместно с Алматинским городским управлением по делам религий консультируют жителей и гостей мегаполиса по вопросам государственной политики в религиозной сфере.

– Казахстан – светское государство, в котором мирно сосуществуют 18 конфессий и легально действуют 3679 зарегистрированных религиозных организаций, – говорит руководитель «Перспективы», доктор философских наук Елена Бурова. – В условиях глобализации и открытости современного мира никто не застрахован от воздействия террористических угроз и распространения радикальной идеологии. Не является исключением и наша страна. Поэтому мы проводим встречи и семинары с разными социальными группами: с верующими – в религиозных организациях, с молодежью – в учебных заведениях, с самозанятыми – на рынках, с медиками – в больницах. Надо сказать, что и руководители предприятий, и рядовые сотрудники выражают поддержку государственной политике в сфере религии, считают, что всем нам надо дорожить межконфессиональным согласием, толерантно относиться к мировоззренческому многообразию, уважать религиозный выбор каждого человека.

По наблюдениям представителей фонда, большие надежды горожане возлагают на традиционные религии, которые связаны с культурными традициями, а потому близки и понятны всем. В то же время немало опасений высказывается по поводу радикализации в молодежной среде, особенно среди тех, кто не имеет возможности получить профессиональное образование, достойную работу, улучшить условия своей жизни. Поступают предложения и рекомендации по поддержке молодежи, прибывающей из глубинки в мегаполис с надеждой на лучшую долю.

Беседы, дискуссии, обмен мнениями показывают, что горожане искренне заинтересованы в сохранении стабильности, в том, чтобы не допустить радикализма и экстремизма. Многие из них с воодушевлением воспринимают идею стать проводниками государственной политики в своем окружении. Им выдаются буклеты, брошюры на казахском и русском языках, доступно и наглядно показывающие принципы государственной политики в религиозной сфере и нормы действующего законодательства. Там же опубликованы телефоны горячих линий, куда можно обратиться в случаях, связанных с вовлечением в противоправную деятельность, а также получить консультации по различным религиозным вопросам. Затем полученная информация распространяется среди родных, соседей, знакомых, друзей.

Автор: Сара САДЫК

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 1 декабря 2017 > № 2411882


Узбекистан. Турция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм > podrobno.uz, 1 декабря 2017 > № 2411363

С 28 по 30 ноября состоялся первый визит группы из 21 журналиста ведущих телеканалов, новостных сайтов, газет и журналов Турции, таких как ATV, TRT, TRT World, Yeni Birlik, Aksam, Star, Dunya, Kanal7 и Daily Sabah.

В рамках государственного визита Президента Республики Узбекистан Шавката Мирзиёева в Турецкую Республику 25-26 октября 2017 года, руководителем нашей страны были приглашены в Узбекистан представители ведущих турецких СМИ с целью широкого ознакомления с туристическим потенциалом, культурой, архитектурой и современным обликом Узбекистана.

В течение трёх дней гости побывали в Самарканде и Бухаре, посетили основные достопримечательности, собрали видео-фото материалы и информацию, сняли ряд репортажей для дальнейшей публикации в Турции.

30 ноября Государственным комитетом по развитию туризма и НАК “Узбекистон хаво йуллари” в отеле «Самарканд Плаза» в Самарканде была организована встреча с прибывшими в нашу страну журналистами турецких СМИ с участием представителей МИД, Министерства культуры и Комитета по делам религии, ведущих туристских компаний, гостиничных комплексов Самарканда и Бухары. Также на встрече приняли участие более 30 представителей местных СМИ.

«Я оказался под впечатлением от красот Узбекистана. Наша группа журналистов провела здесь всего три дня, но память об этой поездке останется со мной на всю жизнь. Национальные традиции, грандиозная архитектура, наконец еда, все это вкупе создало прекрасную картину, которую мои коллеги с удовольствием будут хранить и пересказывать уже в Турции», - отметил представитель одного из турецких СМИ.

Представителям турецких и местных СМИ, председателем Государственного комитета Республики Узбекистан по развитию туризма Азизом Абдухакимовым был представлен туристический потенциал Узбекистана, даны развёрнутые разъяснения о проводимых в республике реформах в сфере туризма, включая изменения в законодательстве и меры по формированию благоприятного инвестиционного климата для местных и иностранных предпринимателей, а также о результатах и перспективах сотрудничества в сфере туризма между Узбекистаном и Турцией.

В свою очередь представители НАК «Узбекистон хаво йуллари», Министерства культуры и Комитета по делам религии Республики Узбекистан рассказали о проводимой указанными ведомствами мероприятиях по поддержке развития туризма в Узбекистане. Особое внимание было сфокусировано на паломническом туризме в рамках программы «Зиёрат туризм» по святым местам Узбекистана, мавзолеям великих имамов, ученых-богословов и суфиев.

Узбекистан. Турция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм > podrobno.uz, 1 декабря 2017 > № 2411363


Узбекистан > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > podrobno.uz, 1 декабря 2017 > № 2411362

В Узбекистане может появиться Фонд по оказанию правовой, социальной и материальной поддержки трудящихся-мигрантов. Необходимость его создания прописана в проекте закона «О внешней трудовой миграции».

Согласно документу, деятельность фонда будет направлена в основном на содействие в трудоустройстве граждан республики за рубежом, а также оказание им правовой помощи, социальной и материальной поддержки.

В законопроекте указывается возможность финансирования фондом многофункциональных миграционных сервисных центров во всех регионах страны, а также других задач по обеспечению трудоустройства незанятого населения.

Ранее в этом году президент Шавкат Мирзиёев подписал указ об образовании Фонда общественных работ при Министерстве занятости и трудовых отношений.

Привлечение незанятого населения осуществляется с 1 октября 2017 года – в качестве эксперимента в одном районе Каракалпакстана, каждой из областей и Ташкента. С 1 января 2018 года эта практика поэтапно начнет действовать во всех районах и городах республики.

Максимальная зарплата безработных узбекистанцев, привлекаемых на оплачиваемые общественные работы, составит всего 748 тысяч сумов в месяц. Физические лица, привлекаемые к общественным работам, будут освобождаться от налога на доходы физических лиц по доходам, полученным ими из средств фонда.

Узбекистан > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > podrobno.uz, 1 декабря 2017 > № 2411362


Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > kyrtag.kg, 1 декабря 2017 > № 2411345

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков встретился с торага Жогорку Кенеша Дастанбеком Джумабековым и лидерами всех фракций парламента. Сообщает отдел информационной политики аппарата президента в пятницу.

«Президент Сооронбай Жээнбеков встретился с торага и лидерами фракций Жогорку Кенеша», - сообщает пресс-служба президента.

На встрече главы государства с депутатами обсуждались вопросы, касающиеся совершенствования законодательства, а также дальнейшего социально-экономического и общественно-политического развития страны. Глава государства напомнил, что с 1 декабря 2017 года вступают в силу ряд новых норм Конституции.

«Это не значит, что усилен Жогорку Кенеш или усилено правительство, сейчас установилось равновесие между тремя ветвями власти. Созданы все условия, чтобы нам всем работать согласованно, сообща, в интересах народа и государства», - цитирует слова Жээнбекова пресс-служба.

Как отмечается в сообщении, президент напомнил депутатам, что Национальная стратегия устойчивого развития 2018-2040 должна быть принята в феврале 2018 года, что обеспечит стране дорожную карту развития экономики Кыргызстана, и призвал лидеров фракций принять активное участие в обсуждении ее разработки и внести свои предложения.

Глава государства также напомнил, что Совет безопасности, Совет по судебной реформе и Национальный совет по стратегии устойчивого развития являются хорошей площадкой, на которых все ветви власти могут активно продвигать реформы и предлагать пути развития государства.

«Больше всего нареканий со стороны граждан нашей страны имеется по судебной реформе, правоохранительным органам и органам по оказанию государственных услуг. Мы должны полностью искоренить имеющиеся недостатки. Очистить все отрицательные моменты», - отметил С. Жээнбеков.

Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > kyrtag.kg, 1 декабря 2017 > № 2411345


Дания. Евросоюз. США. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilru.com, 1 декабря 2017 > № 2410983

Дания может помешать прокладке "Северного потока - 2".

Парламент Дании одобрил законопроект, который позволит запретить строительство "Северного потока — 2" в территориальных водах королевства. Он расширит условия, при которых страна может отказаться от прокладки силовых кабелей и трубопроводов в своих водах.

Датская газета Berlingske Tidende сообщает, что законодатели единогласно поддержали документ.

Копенгаген теперь имеет право "принимать во внимание вопросы внешней политики, безопасности и обороны". Ранее у Дании была возможность не согласовать соответствующие заявки только по соображениям безопасности и при угрозе окружающей среде.

"Пока это скорее просто внешнеполитический сигнал, нежели реальное препятствие для строительства российского газопровода", — отмечает газета.

Давление США

На решение датского парламента уже отреагировали в Совфеде. По словам первого замглавы экономического комитета Совфеда Сергея Калашникова, США пытаются остановить газовые проекты России в европейских странах, оказывая политическое воздействие на руководство этих государств.

По его словам, идет конкурентная война: США хотят монополизировать поставки сжиженного газа в Европу, вытеснив более дешевый газ из России. Решение датского парламента Калашников охарактеризовал как "победу лоббистских коммерческих интересов США". По мнению сенатора, "США демпингуют, оказывают политическое давление на руководство европейских стран".

"Безусловно, позиция Дании имеет определенное значение, хотя по проекту трубопровод будет идти до Германии. Однако часть проекта будет идти вдоль датско-шведской границы. И подобные решения могут привести к подорожанию проекта", — сказал Калашников. Он также отметил, что многое будет зависеть от позиции Германии.

Политизированное решение

Позицию о влиянии США на решение датского парламента разделил также генеральный директор по газовым проектам Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач.

"Это ожидалось, учитывая крайнюю степень политизации данного вопроса со стороны его противников и давления, которое было оказано на Копенгаген из Вашингтона и Брюсселя. Но при этом лишний раз свидетельствует о том, что в законодательство страны ЕС вводится возможность дискриминировать экономический проект по политическим соображениям. ", — сказал РИА Новости Гривач.

Он отметил, что правила поменялись уже после того, как заявка на получение разрешения на строительство "Северного потока — 2" прошла все стадии рассмотрения.

По его мнению, изменение законодательства и возможный запрет на строительство газопровода в её водах не окажет сильного влияния на реализацию проекта."Потребует переноса трассы из территориальных вод в экономическую зону, где действуют уже не внутренние законы, а международные конвенции. Это дополнительное время и, может быть, дополнительные деньги, если маршрут немного удлинится. Достаточно небольшие, так как этот вариант прохождения трассы был изучен еще при подготовке "Северного потока", — сказал Гривач.

Ранее технический директор Nord Stream 2 AG Сергей Сердюков сообщил, что компания проработала альтернативный вариант маршрута "Северного потока — 2" на случай запрета Дании. Он длиннее основного всего на 10 километров.

Проект "Северный поток — 2"

Проект стоимостью 9,5 миллиарда евро предполагает строительство двух ниток газопровода от побережья России через Балтийское море до Германии. Общая мощность — 55 миллиардов кубометров газа в год. Трубопровод планируется проложить рядом с "Северным потоком".

Морской газопровод пройдет через территориальные и исключительные экономические зоны нескольких стран: России, Финляндии, Швеции, Дании и Германии.

Против строительства выступает ряд государств, в числе которых Украина и США. Киев опасается потерять доходы от транзита российского газа, а у Вашингтона амбициозные планы по экспорту в Европу СПГ.

Дания. Евросоюз. США. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilru.com, 1 декабря 2017 > № 2410983


Белоруссия. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 декабря 2017 > № 2410225

Лукашенко и Назарбаев держат в кулаке свои страны, но не время

И судьба Казахстана после елбасы, и судьба Белоруссии после «батьки» — в тревожном мраке…

Александр Класковский, Белорусские новости, Белоруссия

Александр Лукашенко на встрече с казахстанским коллегой отдал дань дежурному интеграционному пафосу: «Мы самые близкие государства… Ближе, чем три государства, которые создали Евразийский экономический союз, сегодня вообще на планете нет».

Может, это и так (хотя выглядит несколько экзотично для нашей страны, расположенной в сердце Старого Света), но каковы плоды столь невероятного сближения?

На тех же переговорах с Нурсултаном Назарбаевым, прошедших 29 ноября в Минске, белорусский президент самокритично отметил, что «наконец-то мы начинаем преодолевать спад в наших торгово-экономических отношениях».

Стоит добавить, что спад случился как раз после того, как с большой помпой запустили ЕАЭС.

Без ЕАЭС торговали лучше

Действительно, за девять месяцев нынешнего года товарооборот Белоруссии с Казахстаном прирос почти на две трети и составил около 486 млн долларов. При этом Белоруссия экспортировала товаров на 425 млн с хвостиком, то есть имеет большое положительное сальдо.

Динамика внушительная, но эйфория улетучится, если сравнить эти показатели с тем, что было на пике, в 2014 году. А тогда товарооборот составил почти 967 млн долларов (белорусский экспорт — 879 млн). То есть было почти под миллиард. Теперь же показатели двусторонней торговли отброшены на уровень десятилетней давности.

Причем — еще раз подчеркнем — лучшие результаты вполне себе достигались и безо всякого ЕАЭС.

Кто-то скажет: во всем виноват кризис. Да, но кризис оказался столь болезненным потому, что над основными партнерами по евразийской интеграции — Россией, Казахстаном, Белоруссией — тяготеет нефтяное (или, если шире, ресурсное) проклятье.

Отдельная тема — удар по российской экономике из-за ее конфликта с Западом «после Крыма». Направляя туда «вежливых людей», Москва не советовалась с партнерами по интеграции, а вот последствия того шага расхлебывают теперь все вместе именно в силу той беспрецедентной взаимной близости, о которой говорил сегодня Лукашенко.

Ресурсное проклятие партнеров

Да, и о ресурсном проклятии. Белоруссия, в отличие от России и Казахстана, сама добывает нефти немного (примерно 1,6 миллиона тонн в год), но весомую долю доходов от экспорта приносит продажа нефтепродуктов, произведенных из российского сырья. В белорусском случае ресурсное проклятие — это еще и калий.

Просели мировые цены на нефть (и тот же калий в нашем случае) — сдулись и экономики евразийских партнеров.

Да, и Назарбаев, и Лукашенко твердят о модернизации (сегодня белорусский президент предложил Казахстану сотрудничество в IT-сфере и внедрении новейших финансовых технологий). Но возможности апгрейда экономик в условиях авторитарных режимов, как правило, ограниченны.

По крайней мере, не видно среди постсоветских «железных рук» второго Ли Куан Ю — отца сингапурских реформ. Который, в частности, покинул пост премьера аж за 25 лет до смерти и плавно, красиво отошел от дел.

Москва играет на трубе

При всем показном пафосе и Лукашенко, и Назарбаев (некогда конкурировавшие на почве, кто лучший интегратор) относятся к нынешней евразийской интеграции (между прочим, путинскому проекту), скажем так, осторожно. Оба не раз подчеркивали, что в этом деле не нужно никаких политических надстроек (очевидно опасаясь в них диктата Москвы).

На сегодня Минск, судя по ряду симптомов, принял решение вообще поставить евразийскую интеграцию на паузу, пока Россия не выполнит свои прежние обязательства, прежде всего по части создания единых рынков энергоресурсов.

Между тем евразийская интеграция пока так и не открыла казахстанской нефти широкий путь в Белоруссию. Такие проекты обсуждались не раз (особенно когда между Минском и Москвой начинало искрить).

Еще в 2010 году тогдашний посол Казахстана в Белоруссии Анатолий Смирнов оптимистично заявил, что его страна готова поставить на белорусские нефтеперерабатывающие заводы необходимое количество нефти и что Таможенный союз в этом плане откроет новые возможности.

Ага, держите карман шире! Таможенный союз давно перерос в ЕЭП, затем в ЕАЭС, но никаких прорывов в плане транспортировки нефти из Казахстана не произошло. За прошлый год Белоруссия получила оттуда сырой нефти, включая газовый конденсат, лишь на 12,6 млн долларов. Это капля по сравнению с объемами из России. И Россия явно не хочет утрачивать здесь монополию. А трубопроводы между Казахстаном и Белоруссией принадлежат Москве.

Ахиллесова пята

Ахиллесова пята персоналистских режимов — транзит власти. Назарбаеву уже 77, Лукашенко — 63. И если белорусский лидер, бравируя здоровым образом жизни (хоккей, морковка и прочий натурпродукт со своего огорода), пока, видимо, просто гонит прочь мысли о конечности земного бытия, то елбасы (особый титул первого президента Казахстана), похоже, пребывает в напряженных думах о том, что будет после него.

Весной нынешнего года в Казахстане провели конституционную реформу, суть которой, как пояснил сам Назарбаев, в том, что «ряд полномочий президента делегируется другим ветвям власти». Глава государства, в частности, утратил право издавать указы, имеющие силу закона. Усиливается роль правительства и парламента.

По мнению некоторых комментаторов, Назарбаева подтолкнула к реформе смерть многолетнего узбекского вождя Ислама Каримова в прошлом году: елбасы озаботился приданием политической системе дополнительной устойчивости в условиях транзита власти.

Наблюдатели отмечают ограниченный, переходный характер нововведений. В частности, Назарбаев зарезервировал себе исключительный статус лидера нации, то есть непререкаемого вождя, верховного арбитра. Вместе с тем, по мнению ряда экспертов, налицо попытки дать толчок формированию политического класса, внести в политическую жизнь страны элемент конкурентности, приучить элиты к поиску компромиссов.

В Белоруссии пока и этого нет. Предложения ввести смешанную систему на выборах в парламент (чтобы частично они проводились по партийным спискам) повисли в воздухе.

Проведет ли Лукашенко выборы со сдвигом по фазе?

Была версия, что такое нововведение прокрутят через референдум, совмещенный, например, с местными выборами (недавно их назначили на 18 февраля 2018 года). Но явных признаков подготовки к некоему плебисциту нет.

Более того, глава Центризбиркома Лидия Ермошина 15 ноября, назавтра после встречи с президентом, заявила, что о проведении референдума — по крайней мере в проекции «на ближайшее будущее» — разговора не было.

Да, и в очередной раз перенесли съезд «Белой Руси» — официозного общественного объединения, давно имеющего амбиции стать партией власти. В соцсетях шутят, что перспективы «Белой Руси» серьезно осложнились после того, как в Зимбабве правящая партия сняла с должности Роберта Мугабе.

Будущее во мраке

Показательно, что в Конституцию Казахстана минувшей весной включили положение, гласящее: ни в каких случаях, даже путем пересмотра Основного закона, не может быть изменена независимость страны.

И Казахстан, и Белоруссия граничат с Россией. Причем в северных районах Казахстана живет много этнических русских. Как написала пару лет назад британская Guardian, после ухода Назарбаева с поста президента Казахстан может стать «следующей Украиной». В Астане хорошо запомнили обидное высказывание Владимира Путина, что до Назарбаева, дескать, у казахов никогда не было своей государственности.

Боятся ли белорусы российской оккупации?

А уж сценарии поглощения Москвой Белоруссии кто только не рисовал с разной степенью апокалиптичности.

Белорусские независимые СМИ в эти дни стараются подчеркнуть, что вот, мол, азиатский правитель Назарбаев по ряду параметров прогрессивнее Лукашенко, правящего государством в центре Европы. Елбасы, мол, создал лучшие условия для западных инвестиций; массово посылает молодежь учиться на Запад с условием возврата, чтобы иметь просвещенную элиту; переводит алфавит на латиницу, чтобы ослабить российское влияние, и пр.

Да, эти моменты налицо, но речь идет лишь о нюансах политики двух харизматичных и жестких конструкторов недемократичных режимов. По большому же счету и Казахстан, и Белоруссия оказались в ловушке постсоветского авторитаризма (который, в частности, обусловливает и тесную привязку к Москве).

И судьба Казахстана после Назарбаева, и судьба Белоруссии после Лукашенко — в тревожном мраке.

Белоруссия. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 декабря 2017 > № 2410225


Испания > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 1 декабря 2017 > № 2410149

Эстебан Гонсалес Понс: «У Испании достаточно оснований, чтобы просить у НАТО защиты от атак с использованием фейковых новостей»

Заместитель председателя Народной группы в Европарламенте анализирует в интервью с El País последствия российского вмешательства в каталонский кризис

Давид Аландете (David Alandete), El Pais, Испания

Брюссель стал главным местом для испанской политики не только в связи с тем, что в эту столицу бежал бывший президент правительства Каталонии Карлес Пучдемон, но также в связи с деятельностью пророссийских хакеров, которые стимулируют сепаратистские настроения при помощи распространения фейковых новостей с целью подрыва общеевропейского проекта.

Именно в Брюсселе впервые заговорили об этом вмешательстве в каталонские события, уже после того, как случился Брексит. И именно в Брюсселе, еще недавно удаленном от испанской политики, напряженно работает группа испанских евродепутатов, разоблачающих ложь и разъясняющих, как испанского государство сумело сохранить конституционны строй в Каталонии. Одним из наиболее активных является Эстебан Гонсалес Понс (Esteban González Pons), заместитель председателя фракции Европейской народной партии, беседующий с корреспондентом El País в начале очередного дня, насыщенного собраниями и заседаниями комиссий.

El País: Вы заметили увеличение потока фейковых новостей, связанных с каталонским кризисом?

Эстебан Гонсалес Понс: В Европе произвели впечатление кадры событий 1 октября, но не более того. Европейская общественность смотрела их с такой же тревогой, с какой смотрели их мы. То, что на них было запечатлено, никому не понравилось. Европейская общественность не обсуждала тему возможных политзаключенных в Испании, не обсуждала тему высылки, даже не рассматривала вариант того, что Пучдемон станет скрываться. Все понимают, что в Испании крепкие демократические устои, что это состоявшееся правовое государство. И никаких сомнений по этому поводу не было. Разговоры о политзаключенных ведутся в Каталонии, за ее пределами никто об этом не говорит.

— Были ли фейковые новости, опубликованные и распространенные иностранными СМИ, прежде всего, расположенными в России?

— Подготовка фейковых новостей началась до референдума. На референдуме произошел всплеск. И тогда не только правительство Испании, но испанские СМИ выступили в защиту правды. И сегодня вряд ли в Испании найдется хоть одно уважаемое СМИ, которое опубликует фейковую новость из Каталонии. Следует отметить, что серьёзные европейские СМИ предварительно оценивают достоверность новостей из Каталонии, поскольку уже отмечены неоднократные попытки правительства Каталонии или его сепаратистского окружения передать международным СМИ извращенные факты.

— Каталония стала не единственным местом распространения хакерами фейковых новостей. Мы наблюдали такую же активность в ходе Брексита и выборов в Германии. Вас не беспокоит, что через какое-то время интернет-ресурсы, занимающиеся распространением фейковых новостей, могут выбрать в качестве главной мишени Испанию, но действовать будут уже по другим направлениям, в частности, будут распространять дезинформацию в связи со всеобщими выборами?

— В Комиссии по международным делам, которую возглавляет Федерика Могерини, есть отдел, занимающийся исключительно отслеживанием фейковых новостей, поступающих из различных районов мира, в том числе и из России. В этом отделе есть сотрудники, отслеживающие фейковые новости исключительно по Каталонии. Первая фейковая новость была обнаружена в 2016 году. Она связана с другой фейковой новостью, распространенной российскими СМИ, о том, что Каталония признает Крым частью России. После этого мы прочитали в российских СМИ новости, опубликованные также в соцсетях, о том, что в Каталонии испанский язык будет преподаваться в качестве иностранного, или же интервью с неким евродепутатом-сепаратистом, открыто заявлявшим, что в Каталонии армия применяет насилие по отношению к мирному населению.

— Одна из проблем состоит в том, что этот отдел не имеет специального финансирования. Есть планы по решению этого вопроса?

— Планируется провести работу по поиску дополнительных средств из других фондов, как в случае с подобной инстанцией в рамках НАТО, которая также не получает финансирования в достаточном объеме. Речь идет не о каких-то возможных проблемах в будущем. Напомню, что российское вмешательство повлияло на результаты Брексита. Партия Марин Ле Пен (Marine Le Pen) во Франции полностью финансируется российскими банками, а за несколько дней до президентских выборов в этой стране произошла крупная утечка электронных писем штаба Эммануэля Макрона (Emmanuel Macron). Нидерланды во время последних парламентских выборов, опасаясь вмешательства российских хакеров, решили полностью отказаться от компьютерной обработки голосов, и результаты подсчитывались в ручном режиме. Надо держать ухо востро. События, произошедшие в Каталонии, и вся эта фейковая информация, поступающая из России, — вовсе не какой-то исключительный случай в Европе, и вряд ли эта атака на испанскую демократию была последней.

— Этот центр входит в НАТО, но не подчиняется Центральному командованию этой организации. Он получает финансирование из Франции, Германии, Италии и Великобритании. Может быть, Испании тоже следует присоединиться к этой программе, чтобы защититься от машины по производству дезинформации?

— Да. Думаю, что у Испании сегодня много поводов для присоединения к этому центру НАТО в надежде, что Североатлантический альянс будет нас защищать от подобных атак в той же степени, как и другие западные демократии.

— Какие интересы преследует Россия, способствуя отделению Каталонии от Испании?

— Никаких. Россия заинтересована в дестабилизации Европейского союза. ЕС — главный конкурент России (путинской России, Путина и правительства Путина, но не граждан этой страны) не только в области экономики, но и в том, что касается идеологии, прежде всего, морали. Мы являемся зеркалом, отражающим реальность, отличную от той, которую пытаются создать Путин. Поэтому ЕС испытывает проблемы в тех областях, где работают российские хакеры, пытающиеся пошатнуть основы демократии. Конкретного интереса в независимости Каталонии нет, просто это подорвет основы ЕС.

— Приветствуется ли в России еврофобия, то есть представления о том, что Европа, ЕС, Брюссель находятся в упадке, пронизаны бюрократизмом, что там ничего не работает, тормозятся любые процессы?

— Без всякого сомнения. Радикальные движения правого и левого толка в Европе распространяют дезинформацию о том, что представляет из себя ЕС. Есть и оправданная критика в отношении положительных и отрицательных сторон Брюсселя. Но деструктивная критика, направленная на то, чтобы заставить граждан европейских стран отделиться от единого курса, хотя европейское единство могло бы спасти нас в будущем, идет от врагов Европы. А враги Европы есть как в ЕС, так и за его пределами. Надо думать о том, что ЕС — островок демократии в мире, окруженный Россией и Турцией, что на западе у нас Брексит, а еще дальше — США во главе с Дональдом Трампом. И еще есть главный конкурент всех стран — Китай. Сегодня ЕС представляет собой особую демократическую культуру на нашей планете. И если мы позволим, чтобы она разрушалась, значит, признаем свое поражение.

— Попытки спровоцировать развал ЕС производятся и в Европейском парламенте?

— Есть пророссийские депутаты, представляющие интересы русскоязычного населения в странах Прибалтики. Речь идет даже не столько о защите российских интересов, сколько о сговоре право- и леворадикалов, стремящихся развалить ЕС, с другими европейскими государствами, которые также хотели бы, чтобы проект ЕС провалился. Например, когда начинаются дебаты по поводу независимости Каталонии, сразу бросается в глаза, что их поддерживают и провоцируют сторонники Найджела Пола Фаража (Nigel Paul Farage), Марин Ле Пен, те, кто выступает за независимость Фландрии, с одной стороны, и леворадикалы, пророссийские движения и бывшие коммунисты, с другой.

— Известный аналитический центр Antlantic Council («Атлантический совет») опубликовал результаты исследования, в котором говорится о некой деятельности, направленной на защиту России, в партии Podemos. То есть это происходит не только в Европе, но и в Испании. Эту партию назвали Троянским конем. По Вашему мнению, могут ли депутаты партии Podemos защищать интересы Кремля?

— Не думаю. Могу только сказать, что Россия находится слишком далеко от Испании, чтобы мы осознали, что от нее, действительно, исходит угроза. Когда пытаешься объяснить в нашей стране, что в Прибалтике боятся российского вторжения, никто не верит, что такое возможно. Когда говоришь, что наши боевые самолеты размещены в прибалтийских странах, чтобы защитить их воздушное пространство от России, люди думают, что это шутка. Но это чистая правда. Это проблема, которая есть в нашей такой большой и разнородной организации, как ЕС, члены которой находятся далеко друг от друга. Северные страны не считают угрозой поток иммигрантов, которую прекрасно осознают на юге. Наоборот, южные страны не верят, что Россия представляет угрозу, хотя это так. Конечно, Россия не введет в Европу танки. Но может сделать так, что проект ЕС провалится. А лучшее оружие для этого — дезинформация и кризис в СМИ, которые перестали ставить во главу угла объективность информации.

Испания > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 1 декабря 2017 > № 2410149


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 1 декабря 2017 > № 2410136

Как Москва воспринимает российское расследование

Истерика вокруг Владимира Путина приводит российских либералов в ярость, однако она способствовала формированию более разумной политики США в отношении России.

Редакционная статья, The Economist, Великобритания

Издание Buzzfeed недавно опубликовало скандальную статью о вмешательстве России в американские выборы. 3 августа 2016 года, говорится в этой статье, как раз тогда, когда предвыборная гонка вступала в свою финальную фазу, Министерство иностранных дел России перевело через поддерживаемый Кремлем банк 30 тысяч долларов российскому посольству в Вашингтоне. Этот перевод содержал поразительную запись в строке «назначение платежа»: «Для финансирования предвыборной кампании 2016 года». Что еще хуже, этот перевод был только одним из более чем 60 денежных переводов, которые теперь изучают эксперты ФБР. Подобные переводы отправились во множество разных стран. Эта статья вызвала определенный резонанс, однако не такой, на какой рассчитывали авторы этой статьи. «Идиоты. Российские выборы 2016 года, не американские, вы, одержимые исключительностью болваны», — написал в Твиттере известный российский журналист, добавив, что в 2016 году в России прошли выборы в парламент, и те деньги, вероятнее всего, были отправлены в российские посольства для проведения голосования среди российских граждан, проживающих за рубежом. Министерство иностранных дел подтвердило эту информацию. Издание Buzzfeed исправило свою статью, но не стало удалять ее.

Автором этого твита стал вовсе не кремлевский агент, а Леонид Бершидский — острый на язык автор статей для Bloomberg и сооснователь ведущей российской деловой газеты «Ведомости». «История об отношениях Трампа и России приобретает черты абсурда, — написал он в своей колонке. — Я вырос и провел большую часть жизни в Москве. Моя точка зрения — это точка зрения выходца из России, который ненавидит ее нынешнее правительство, но любит саму страну». На российских либералов картина того, как американские комментаторы берут пример с Кремля, который долгое время во всех бедах винил Америку, производит чрезвычайно удручающее впечатление.

У таких людей не осталось иллюзий по поводу Кремля, и большинство из них оказались объектами дезинформации и репрессий. Леонид Волков, глава предвыборного штаба ведущего российского оппозиционера Алексея Навального, который, как и его босс, не раз оказывался в тюрьме, недавно полушутя написал: «Я больше не могу молчать… Я понимаю, что американское общество и либеральная пресса до сих пор не может отрефлексировать и принять поражение Хиллари Клинтон на выборах год тому назад, застряв где-то между отрицанием и гневом — но то, что происходит с „расследованием российского вмешательства" — это уже не просто позорище, а какое-то коллективное затмение разума, умопомешательство».

Те россияне, которые мыслят, как г-н Волков, долгое время смотрели на Америку как на модель того, какой должна быть свободная пресса. Им крайне неприятно и обидно наблюдать за тем, как новостные организации, которыми они долгое время восхищались, превращают г-на Путина во всемогущего бондовского злодея, тем самым повышая его авторитет среди многих россиян, убежденных в том, что г-н Путин сумел снова сделать Россию значимым игроком на геополитической арене. «Боятся — значит уважают», — гласит известная русская поговорка. Между тем цель кампании г-на Навального заключается в том, чтобы показать, что на самом деле король-то голый, а не наряжать его в доспехи.

Активные меры

В сентябре американский актер Морган Фримен (Morgan Freeman) записал видеообращение от имени недавно созданной некоммерческой организации «Комитет по расследованиям в отношении России» (Committee to Investigate Russia). Актер, получивший множество наград от Американской киноакадемии, неспешно произносил заранее подготовленный текст, а тревожная музыка, звучавшая фоном, усиливала эффект его слов. «Нас атаковали. Мы на войне». В этот комитет вошли актеры и бывшие агенты разведывательных служб, в том числе бывший директор Национальной разведки Джеймс Клэппер (James Clapper) и бывший директор ЦРУ и глава администрации Леон Панетта (Leon Panetta). «Представьте себе такой сценарий фильма, — говорит г-н Фримен. — Бывший агент КГБ, взбешенный распадом своей родины, придумывает план мести… Он делает мишенью своего заклятого врага, США. И, как истинный шпион КГБ, он тайно использует инструменты кибервойны, чтобы наносить удары по демократиям по всему миру… И он побеждает… Этот шпион — Владимир Путин. И это не сценарий фильма».

Г-н Путин вряд ли ожидал, что на выборах в США победит г-н Трамп. Те действия, которые его правительство предприняло в период предвыборной кампании, являлись скорее бессистемным и мелочным ответом на то, что Кремль счел вмешательством Хиллари Клинтон с российские президентские выборы 2012 года. В противовес холодной войне, когда все «активные меры» разрабатывались и реализовывались специальным отделом КГБ, теперь часть хакерских атак и работы по распространению дезинформации была поручена наемникам и «хакерам-патриотам», как назвал их г-н Путин. В результате, по словам Максима Кашулинского, основателя и издателя либерального новостного сайта Republic, многие россияне искренне удивились грубой и жесткой реакции Америки на то, что внутри России считали всего лишь розыгрышем.

Однако г-н Путин недооценил степень того потрясения, которое его безрассудное поведение вызвало в Америке. Для многих американцев история противостояния России и Запада завершилась в 1991 году. «Милостью Божьей Америка победила в холодной войне», — заявил Джордж Буш-старший, обращаясь к Конгрессу спустя несколько недель после распада СССР. Между тем в России после короткой передышки 1990-х годов государственная пропаганда снова начала изображать Америку как заклятого врага.

Кремль долгое время заявлял о том, что он подвергается «информационным атакам» со стороны Запада. «В таких условиях нет места понятиям „правды" и универсальным ценностям, — пишет Питер Померанцев, эксперт по дезинформации в Лондонской школе экономики, в своей статье, опубликованной в American Interest. — Вся информация — это война». Принимая систему взглядов России, Запад, по его словам, укрепляет позиции Кремля, который старается доказать, что Америка действует точно так же, как и Россия.

В период холодной войны СССР стремился заразить Америку и Запад коммунистической идеологией (или квази-религией) и привлечь на свою сторону как можно больше левых. Те представители Запада, которые выступали против капитализма, играли роль «полезных идиотов» для советского режима. Современная Россия преследует противоположную цель. Она не проецирует никакой последовательной идеологии или религии помимо смеси авторитаризма и национализма, но она стремится выставить своих противников такими же циничными и коррумпированными, как ее собственные лидеры. Теперь роль полезных идиотов играют те, кто имитирует стиль кремлевского антиамериканизма.

Радио Москва

«Ни RT, ни тролли не заинтересованы в том, чтобы по-настоящему повлиять на американскую аудиторию, — говорит Василий Гатов, аналитик и научный сотрудник университета Южной Каролины. — Их цель заключается в том, чтобы заставить западную систему как таковую реагировать на их работу». Эффективность их работы оценивается (и соответствующим образом вознаграждается) не по тому, чего именно им удалось достичь, а по уровню шума, который им удается создать в американских СМИ. Российские пропагандисты регулярно с радостью пересказывают статьи о «российской угрозе». RT уже извлекает выгоду из такого образа. На ее рекламном плакате в Лондоне написано: «ЦРУ называет нас „машиной пропаганды". Хотите узнать, как мы называем ЦРУ?» Называть RT иностранным агентом, как это только сделала Америка, — это, возможно, правильно, но это играет на руку Кремлю.

С точки зрения Кремля, происходящее является долгожданным отказом от сдержанного реализма, который был характерен для Барака Обамы, назвавшего Россию региональной державой, а г-на Путина — «скучающим ребенком на задней парте». Ничто так не раздражает г-на Путина, как ситуация, когда его игнорируют. С тех пор он всячески пытался привлечь внимание Америки, и ему это, по всей видимости, удалось.

Однако такое внимание дорого обойдется Кремлю. После избрания г-на Трампа и в результате попыток Москвы добиться внимания к себе Россия превратилась в такой вопрос американской политики, который способен объединить две основные партии. Партии объединились и приняли закон об антироссийских санкциях. «Для нас это как рождественские каникулы. При Обаме мы не смогли бы провести этот законопроект через Конгресс», — сказал один из республиканцев Сената.

Итогом стало то, что сегодня американская политика в отношении России стала более разумной, чем при двух предыдущих администрациях. Джордж Буш-младший заглядывал г-ну Путину в глаза, Барак Обама ответил на агрессию России против Грузии в 2008 году «перезагрузкой» отношений. Г-н Трамп испытывает необъяснимую симпатию по отношению к г-ну Путину, однако его способность повлиять на политику в значительной мере ограничивается тем токсичным облаком, которое окружает вмешательство России в американские выборы.

Хотя г-н Трамп регулярно и подолгу беседует с г-ном Путиным по телефону, решением текущих вопросов политики занимаются настоящие профессионалы, не питающие никаких иллюзий по поводу намерений г-на Путина. Фиона Хилл (Fiona Hill), автор одной из наиболее глубоких книг о г-не Путине, отвечает за Россию в Совете по национальной безопасности. Ее начальник, генерал Г.Р. МакМастер (H.R. McMaster) внимательно изучил подробности вторжения России на Украину и ее инструменты распространения дезинформации. Министр обороны генерал Джим Мэттис (Jim Mattis) склоняется к тому, чтобы предоставить Украине «смертельное оборонительное оружие». «Нам необходимо взять под контроль напряженность и избегать случайных столкновений, — сказал один высокопоставленный чиновник. — Но мы не ждем никакой положительной программы». По его словам, нельзя наладить контакт, если вас постоянно бьют по лицу. «Необходимо совладать с ожиданиями. Чем меньше ожиданий, тем легче ими управлять», — отметил один бывший чиновник.

Политика, лишенная положительной программы, по словам российского политического аналитика Кирилла Рогова, не дает г-ну Путину возможность применять его излюбленную тактику шантажа. «Его угрозы и агрессия стоят чего-то только в том случае, если Запад делает шаг назад, предлагает уступки и перезагружает отношения в обмен на его обещания отказаться от дальнейшей эскалации». Это не раз позволяло г-ну Путину извлекать выгоду и позиционировать себя как победителя. Если его коллеги откажутся вести с ним переговоры, эти угрозы утратят свою силу.

Спустя 25 лет ожиданий и надежд на мирное сосуществование Америка снова вернулась к своей прежней политике сдерживания и устрашения. Один из архитекторов этой политики, Джордж Кеннан (George Kennan), написал в своей телеграмме 1946 года, что «самая большая опасность, которая грозит нам в решении проблем советского коммунизма, — это уподобление тем, с кем мы имеем дело». Пока идет российское расследование, об этом не стоит забывать.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 1 декабря 2017 > № 2410136


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 декабря 2017 > № 2410134

Темные тайны

Флориан Хассель (Florian Hassel), Süddeutsche Zeitung, Германия

В этой восточноевропейской стране коррупция пронизывает все сферы жизни. Тому, кто выступает против этого, следует готовиться к множеству неприятностей, кем бы он ни был, активистом или госслужащим.

Связано ли это с началом деятельности независимого антикоррупционного суда? Или с исками, поданными в киевские суды для того, чтобы вынудить руководство спецслужб и главного военного прокурора раскрыть свои активы так же, как это обязаны делать и другие должностные лица? Во всяком случае, Виталий Шабунин из киевского антикоррупционного суда с уверенностью может сказать только одно: «У нас очень много неприятностей». Налоговая милиция угрожала Центру противодействия коррупции (Antac) расследованиями, близкие к правительству парламентарии распространяли ложные утверждения о присвоении западных субсидий. Руководитель отдела разведки СБУ организовал проплаченные показные протесты против Шабунина. Это касается и чиновников, а не только украинских активистов, которые снова оказываются под давлением, выступая против коррупции.

После революции, случившейся в начале 2014 года на киевском Майдане, такие активисты, как Шабунин, поначалу играли важную роль. Они разрабатывали новые законопроекты и ведомственные распоряжения. Шабунин входил в комитет, который занимался отбором благонадежных следователей и прокуроров для нового независимого антикоррупционного ведомства (НАБУ). С 2016 года НАБУ занимается расследованиями деятельности подозреваемых в коррупции высокопоставленных чиновников и министров.

Коррупция пронизывает все сферы жизни: ранее около 2 тысяч украинских больниц централизованно обеспечивались медикаментами через министерство здравоохранения и немногочисленные компании на сумму, превышающую 200 миллионов евро в год. Активисты Antac провели сравнение цен иностранных медикаментов с их ценами в украинских отчетах. «Украдено было до 40% выделенных денежных средств», — считает Шабунин. В 2015 году закупка лекарственных средств украинскими чиновниками была запрещена законом. В будущем заниматься этим вопросом должны программа развития Организации Объединенных Наций и детский фонд ЮНИСЕФ.

Результаты анализа активов министров искажаются по мере необходимости

Но начальные успехи в борьбе против коррупции оказались под угрозой. В марте Antac обнаружил, что начальник СБУ призвал главу правительства прекратить закупку медицинских препаратов через ЮНИСЕФ или программу развития ООН из-за предположительной «угрозы национальной безопасности». СБУ, практически не изменившаяся преемница советского КГБ, отвечает и за защиту экономических интересов государства. Высокопоставленные чиновники с выгодой лично для себя защищают эти интересы намного успешнее, чем это позволяют предположить размеры их зарплат. Главе СБУ Василию Грицаку принадлежит вилла площадью 413 квадратных метров. Заместитель главы СБУ Павел Демчина, который должен бороться с коррупцией на передовой, якобы живет в общежитии СБУ, но киевские журналисты сфотографировали Демчину возле роскошной виллы его подруги; по ее словам, мощный Mercedes и роскошный джип принадлежат ей. Однако руководители СБУ отказываются официально раскрывать свои активы, как это обязаны делать украинские госслужащие. Аргументируют они это гостайной.

СБУ и генеральная прокуратура контролируются людьми президента Петра Порошенко. Ни президент, ни его окружение, очевидно, не заинтересованы в борьбе с коррупцией. Специально созданное для контроля и проверки деклараций об имуществе Национальное агентство по вопросам предупреждения коррупции (НАПК) не занимается расследованием сигналов о коррупции, а, по словам руководителя департамента финансового контроля НАПК Анны Соломатиной, действует против политических противников администрации президента. Результаты контроля состояния активов министров, парламентариев или судей по мере необходимости могут быть искажены, создаются препятствия следствию, заявила госслужащая несколько дней назад, предоставив некоторые доказательства.

Независимые следователи и группы граждан обнаруживают расхождения

Единственным независимым ведомством пока еще считается созданная под давлением США и ЕС антикоррупционная организация НАБУ. В марте 2017 года следователи организации арестовали Романа Насирова: в должности начальника таможни и главы фискальной службы он контролировал миллиардные денежные потоки. В одном из случаев Насиров якобы положил в свой карман десятки миллионов долларов. Ранее Насиров был парламентарием в партии президента. Также недавно по подозрению в участии в темных делах НАБУ арестовало сына министра внутренних дел, второго человека после президента. Но аресты и обвинения — это одно, а обвинительный приговор — другое; украинские суды в значительной степени подконтрольны политике, и до сих пор за время правления Порошенко ни один министр или высокопоставленный чиновник не попал в тюрьму.

Независимые следователи и группы граждан обнаруживают расхождения. Так, с 2016 года Antac создает базу данных pep.org.ua, в которой приводятся возможные активы более 11 тысяч украинских политиков и госслужащих. 38-летний предприниматель Сергей Мильман проводит оценку 42 украинских и других реестров и приводит результаты в базе данных YouControl. Мильман водит курсором мышки по окошку с базой данных. «Вот, пожалуйста, тут у нас, например, Порошенко Петр с его долями в компаниях, лицензиями, деловыми партнерами и так далее. Наш банк данных также отображает задолженность по налогам, офшорные компании, санкции ЕС или ООН, судебные процессы и решения суда или долевое участие в государственных тендерах. Если в компании всего два сотрудника, но она получает госзаказ на миллиард, то из этого можно сделать свои выводы». По оценкам Мильмана, на сегодняшний день его данные были использованы для 1,5 тысяч проверок, проведенных, например, для разоблачения случаев отмывания денег.

Подобную открытость оценит не каждый. В марте сразу 100 офицеров СБУ приехали к Мильману и изъяли у него, его делового партнера и из офиса 100 компьютеров, а также мобильные телефоны и наличные деньги. Обоснованием стали якобы несанкционированный сбор данных и сотрудничество с Россией. «Это абсурд, — говорит Мильман. — С Россией мы не ведем никаких дел. И все данные мы получаем из источников, находящихся в свободном доступе». Хотя YouControl за это время и добился некоторых успехов в суде, но, как говорит Мильман: «Мы до сих пор не получили назад около 80 тысяч долларов наличными, которые изъяла СБУ, несмотря на соответствующее решение суда».

Ведущему в сети новостному порталу Украинская правда СБУ тоже нанесла визит в связи с подозрением в разглашении государственной тайны. Под этим подразумевался раскрытый случай коррупции в сфере оборонной промышленности, находящейся под контролем давнего делового партнера президента Порошенко. В середине ноября присоединилась Анна Соломатина из НАПК с разоблачениями махинаций администрации президента. НАБУ принялось за расследования.

Последовала и реакция. Близкий к Порошенко генеральный прокурор Юрий Луценко — против него и его ведомства также идет расследование — со своей стороны начал теперь расследование против главы НАБУ по подозрению в разглашении государственной тайны. Кроме того, Порошенко подписал закон, который дает следователем всего шесть месяцев на проведение расследования: именно для случаев с фиктивными договорами или офшорными компаниями этого времени недостаточно.

А вот в другом деле президент, напротив, не спешит, как, например, в давно им обещанном создании независимого суда для разбирательств тяжких случаев коррупции среди высокопоставленных государственных служащих. Законопроект лежит в парламенте с февраля 2017 года. Порошенко до сих пор препятствует вынесению его на обсуждение.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 декабря 2017 > № 2410134


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 1 декабря 2017 > № 2409221

Заседание Архиерейского собора РПЦ.

Владимир Путин выступил на заседании Архиерейского собора Русской православной церкви, который проходит в Москве в храме Христа Спасителя и приурочен к 100-летию восстановления патриаршества в России.

В Архиерейском соборе, являющемся органом управления Церковью, участвуют епископы Московского патриархата из России, Украины, Белоруссии, Молдавии, Азербайджана, Казахстана, Киргизии, Латвии, Литвы, Таджикистана, Туркмении, Узбекистана, Эстонии, а также из более чем 20 стран дальнего зарубежья, где существуют епархии Русской православной церкви.

Пленарные заседания Архиерейского собора РПЦ проходят с 29 ноября по 2 декабря. Обсуждаются актуальные вопросы деятельности Русской православной церкви и международные проблемы, в частности церковный раскол на Украине и гонения на христиан на Ближнем Востоке.

В ходе заседания Владимир Путин преподнёс в дар Патриарху Кириллу икону святого Николая Можайского, являющуюся копией иконы «расстрелянного образа» святителя Николая Чудотворца с Никольской башни Московского Кремля.

Архиерейский собор завершится 4 декабря – в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы и 100-ю годовщину интронизации Патриарха Тихона – праздничным богослужением.

* * *

Выступление на заседании Архиерейского собора Русской православной церкви

В.Путин: Ваше Святейшество! Уважаемые участники Архиерейского собора!

Прежде всего искренне хочу вас поблагодарить за приглашение принять участие в Архиерейском соборе Русской православной церкви, который приурочен к 100-летию восстановления патриаршества – событию, ставшему определяющим для жизни Русской православной церкви, для нашего народа, для всего государства.

Более четырёх веков назад, в 1589 году, установлено патриаршество на Руси, что стало воплощением всё более значимой роли Русской православной церкви в православном мире, признанием её авторитета, подвижнического служения её первоиерархов.

Мудрое слово московских патриархов укрепляло веру народа, вдохновляло людей на дела созидания и подвиги защиты Отечества, учило правде, доброте, милосердию, справедливости, объединяло представителей разных сословий, помогало выстоять в пору испытаний.

Имена патриархов Московских и всея Руси Гермогена и Филарета, их мужество и стойкость в вере стали для нашего Отечества символом одоления внутренней смуты и иноземного нашествия начала XVII века, символом духовного, национального подъёма Российского государства.

В столь же сложный, драматичный период нашей истории – в 1917–1918 годах – вёл свою работу Поместный собор Православной российской церкви. Иерархи, духовенство, миряне вместе, соборно приняли решение о восстановлении патриаршества, исторической формы устройства церковной жизни.

Святитель Тихон тогда, принимая на себя миссию патриаршего служения, совершил, безусловно, подвиг во имя Бога, веры и своего народа. Он сознавал, что возлагает на себя колоссальную личную ответственность в тяжелейший для страны период, понимал, что встретит не почести со стороны новых властей, а открытую их вражду. По сути, он понимал, что это для него означает.

Но с новоизбранным Патриархом были помыслы и надежды людей, которые ждали от него защиты, поддержки и наставления, вразумления тех, кто всё дальше погружал страну в междоусобицу.

Патриарх Тихон, служители Русской православной церкви в полной мере разделили судьбу России и её народа, были рядом с людьми в их бедах и испытаниях. Несмотря на репрессии и гонения, уничтожение и разграбление храмов, попытки ослабить, дискредитировать Церковь, они сберегли самое главное – веру, помогли нашему народу, и здесь, и на чужбине, сохранить культуру, историю, обычаи, традиции, национальный характер.

Жизнь всё расставляет по местам, чётко отделяет наносное, искусственное от истины. Именно подлинные ценности, патриотизм явили свою силу и стали опорой для наших воинов – солдат Великой Отечественной войны, защитников и наследников тысячелетней России. Во всех храмах совершались тогда молебны, звучали слова «о даровании Победы воинству Отечества нашего».

Русская православная церковь, представители других религиозных организаций собирали средства для нужд фронта, словом и своим участием поддерживали тех, кто трудился в тылу, кто потерял своих родных и близких, оказался в блокадном Ленинграде или в оккупации. Разгром нацизма, действительно, стал победой не только оружия, но и победой нравственной, духовной.

И конечно, хотел бы особо сказать о служении Русской православной церкви в период социальных, экономических трансформаций, которые переживала наша страна в конце ХХ века.

Это время называют временем духовного возрождения, огромного роста авторитета Церкви в обществе. Когда ослабли многие государственные, общественные институты, когда жизнь буквально перевернулась, именно Церковь поддерживала людей, давала надежду, помогала обрести нравственные, духовные, жизненные ориентиры, призывала к согласию и единению.

В том, что тогда удалось сохранить Россию, не допустить перерастания конфликтов в новый гражданский раскол, – огромная заслуга Русской православной церкви, так же как и других российских религиозных организаций.

Мы должны помнить уроки прошлого. И чтобы общество развивалось уверенно и гармонично, важно восстанавливать единство нашей истории, залечивать раны, убирать разломы, нетерпимость, которые достались нам от былых эпох.

Такой путь обретения мира через взаимное братское прощение также показали нам Московский патриархат и Русская православная церковь за рубежом, подписав в 2007 году Акт о каноническом общении.

Ваше Святейшество! Уважаемые участники Архиерейского собора!

Сегодня, как и во все времена, Русская православная церковь достойно несёт свою высокую и ответственную миссию, год от года расширяет своё общественное, социальное служение.

Плодотворно работает на ниве нравственного просвещения и благотворительности, окормляет российское воинство, оказывает помощь пожилым и нуждающимся людям, тем, кто оступился в жизни.

Большого уважения заслуживает вклад Русской православной церкви в укрепление межнационального и межрелигиозного мира, в развитие конструктивного диалога и сотрудничества с другими традиционными религиями России.

Государство, уважая самостоятельность и независимость Церкви, рассчитывает на продолжение нашего соработничества в таких важнейших сферах, как образование и здравоохранение, сохранение культурного и исторического наследия, поддержка семьи и воспитание молодёжи, борьба с социальными недугами.

Подвижническая миссия Русской православной церкви не знает государственных границ. Её каноническая территория распространяется за пределы России. Вы многое делаете для поддержки соотечественников и православных общин за рубежом, для укрепления взаимного доверия, развития культурных, духовных, человеческих связей, которые нас объединяют и объединяли веками.

Высоко ценим, что Его Святейшество Патриарх Кирилл и другие духовные деятели искренне стремятся помочь решению ключевых вопросов развития страны и общества.

С позиций многовекового опыта православия и христианской цивилизации честно и прямо высказывают своё видение процессов, происходящих сегодня как в нашей стране, так и в мире в целом.

Действительно, новые технологии, глобальное информационное пространство, интеграция, взаимозависимость оказывают огромное влияние на общество, повседневную жизнь людей во всех странах, открывают колоссальные, поистине безграничные возможности.

И перед всеми нами, и в том числе, безусловно, перед Церковью, религиозными деятелями, стоит сложнейшая задача – сделать так, чтобы всё это служило только добру, благу каждого человека и всего человечества.

Что будет, если цивилизация растратит свои духовные и гуманистические начала, какими рисками для будущего человечества это обернётся?

Уже сегодня мы видим, как размываются традиционные ценности во многих странах, и это ведёт к деградации [института семьи], к взаимному отчуждению в обществе, обезличиванию людей.

Равнодушие и безразличие, утрата ценностных ориентиров оборачиваются ростом радикализма, ксенофобии, конфликтами на религиозной почве. Разрушающий человека эгоизм превращается в агрессивный национализм.

Духовную пустоту заполняют экстремисты и идеологи терроризма, враги прогресса и всей цивилизации. Вы знаете, что творили террористы, например в Сирии, как они преследовали и своих единоверцев, и христиан, уничтожали храмы, убивали.

Рассчитываю, что Русская православная церковь, опираясь на свой авторитет в мире, окажет посильное содействие объединению усилий мирового сообщества для возрождения Сирии и гуманитарной помощи её гражданам, восстановления разрушенных культурных и духовных центров.

Мы с Патриархом много раз на этот счёт говорили, знаю его позицию, и мы готовы поддержать все конфессии и все христианские направления – все без исключения. У нас сегодня такая возможность есть, и мы готовы к этой совместной работе.

Повторю: действительно, мир стремительно меняется, переживает очень сложный этап. Наша страна неотделима от глобальных процессов и тенденций. Мы должны стремиться быть лидерами в технологической области, экономике, знаниях в самом широком смысле этого слова, чтобы обеспечить благосостояние и безопасность своих граждан. При этом всё больше людей смотрят на Россию как на ориентир незыблемых традиционных ценностей, здравого человеческого бытия.

Убеждён, чтобы достойно ответить на вызовы будущего, мы должны отстаивать справедливость, истину, правду, сохранить свою самобытность и идентичность, опираться на нашу культуру, историю, духовную, ценностную основу. Идти вперёд, впитывая всё новое и передовое и оставаться Россией – навсегда.

В завершение хотел бы ещё раз поздравить вас с памятной датой – 100-летием восстановления патриаршества – и передать в дар Его Святейшеству Патриарху Кириллу икону – список того образа святителя Николая Чудотворца, который находился на Никольской башне Кремля.

Этот образ сохранился в 1812 году, когда был взорван пороховой заряд, заложенный интервентами в стены Никольской башни. На нём отметины от обстрела осени 1917 года, когда шли кровопролитные, братоубийственные бои в Москве. Верю, что вместе мы будем беречь мир и согласие, понимать и слышать друг друга, трудиться во имя наших общих целей, на благо общества.

Желаю Вам, Ваше Святейшество, крепости сил и долгих благих лет патриаршего служения. Успехов всем вам – всем участникам Архиерейского собора – на архипастырском поприще. Хочу завершить своё краткое выступление, как у нас всегда говорили и говорят: «С Богом!»

Патриарх Кирилл: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Собратья архипастыри!

Сегодня, конечно, историческое событие: глава Российского государства посетил Архиерейский собор, собор юбилейный, посвящённый 100-летию восстановления патриаршества в нашей Церкви, собор, который ставит перед собой и решает очень важные и злободневные вопросы, связанные с духовной жизнью человека, его благополучием, его нравственным и физическим здоровьем, собор, который не уклоняется от решения сложных тем, в том числе и связанных с нашей историей. Очень надеюсь, что решения этого собора помогут нашей Церкви в диалоге с обществом двигаться вперёд, в том числе и решая те проблемы, которые сегодня стоят перед народом.

В год 100-летия известных революционных событий невозможно уклониться от некоего анализа прошлого. Пользуясь случаем, что в зале церковных соборов вместе с нами глава государства, хотел бы несколько слов сказать о сложном пути развития церковно-государственных отношений в России.

В царской России Церковь была государственной, и во главе её был государь император, а управлялась Церковь бюрократической администрацией, именуемой обер-прокурорством Святейшего правительствующего синода.

В преддверии революции лучшие умы как в Церкви, так и в государстве стали задумывать о том, какой реально является роль Церкви в российском обществе, и что в этой роли недостаёт, и что нужно сделать для того, чтобы эта роль стала более очевидной?

И в очень непростое время, за год примерно до революции 1905 года, тогдашний премьер-министр Витте обратился к государю императору с докладной запиской, в которой говорил о том, что одна из причин потери влияния Церкви на народ заключается в том, что между Церковью и высшей церковной властью, Церковью и народом есть некая бюрократическая прослойка, имея в виду бюрократическую государственную институцию.

И действительно не существовало прямого диалога Церкви с высшей государственной властью, и через вмешательство государства не существовало прямого диалога Церкви со всем обществом.

Нужно сказать, что после революционных событий, когда были провозглашены принципы отделения Церкви от государства, казалось, что государство устранится от того, чтобы играть такую опасную для целостности государства, народа роль, отделяя Церковь от возможного прямого диалога с народом.

Но совсем не то произошло. Буквально с первых дней существования власти уже через особые институции, включённые в спецслужбы тогдашнего Советского государства, начали попытку формировать ту же самую политику, какая была до революции, – согласовывать назначения, контролировать всё то, что происходит на уровне высших церковных решений, другими словами, вмешиваться в церковную жизнь, преследуя конкретные цели.

А в то время к каким-то общегосударственным, может быть, интересам активно подключились интересы идеологические. И когда произошли перемены в 90-х годах, и когда Церковь ясно заявила, что не должно быть никаких бюрократических прокладок, то нашлись горячие головы среди наших тогдашних революционеров, первой идеей которых было создание министерства по делам религий.

И некоторые из известных людей, активно принимавших участие в политических переменах, хотели, не только хотели, но и обозначали свои кандидатуры в качестве идеальных на пост новых обер-прокуроров.

Хотел бы Вас сердечно поблагодарить за то, что в нынешней России не существует никаких бюрократических прокладок, осуществляется диалог между Патриархом и Президентом, высшей церковной властью и соответствующими министерствами и ведомствами и что по всей вертикали нашей жизни осуществляется прямой диалог, который даёт возможность Церкви формулировать своё понимание происходящего в стране, в народе, обращать внимание на такие темы, как общественная нравственность, социальная жизнь, экологические проблемы, нравственное измерение проблем внешней и внутренней политики.

Всё это формирует у общества ясное понимание самостоятельной позиции Церкви. И самое, может быть, важное – то, что эта позиция основывается на тех же нравственных принципах, на которых сегодня основывается и наше законодательство.

Эти принципы вырастают из нашей духовной, нравственной традиции, которая сегодня государством Российским не оспаривается. А нет ничего более серьёзного и важного, как нравственный консенсус в обществе.

Если есть консенсус вокруг главных нравственных ценностей, то тогда гармонично формируются все общественные отношения, и законодательство создаётся приемлемое для людей, и практика политическая соответствует интересам народа.

В том, о чём я сейчас говорю, очень большая Ваша личная роль. Благодарю Вас за тот диалог, который мы с Вами осуществляем, за тот диалог, который осуществляют руководители министерств и ведомств с соответствующими профильными организациями, структурами Русской православной церкви, и за ту атмосферу открытости, в которой сегодня живёт наше общество. Думаю, что именно эта открытость и будет залогом непременных успехов нашего Отечества в ближайшее и отдалённое будущее.

От имени Архиерейского собора Русской православной церкви хотел бы пожелать Вам, глубокоуважаемый Владимир Владимирович, долгих лет жизни, крепкого здоровья и помощи Божьей в той высокой миссии, которую Вам через волеизъявление людей вручил Господь.

Именно так мы понимаем то, что происходит в истории людей: свободная воля людей сочетается с Божественным промыслом. Пусть Господь хранит Вас!

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 1 декабря 2017 > № 2409221


США. Евросоюз. Россия > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 1 декабря 2017 > № 2409167

США усиливают давление на Северный поток-2, пугая Европу российским доминированием.

Реализация проектов по строительству магистральных газопроводов (МГП) Северный поток-2 и Турецкий поток позволит России усилить доминирование на энергетических рынках Европы и сделает ее энергетически уязвимой.

Такое заявление 1 ноября 2017 г сделала официальный представитель Госдепа США Х. Науэрт.

По словам Х. Науэрт, строительство газопровода Северный поток-2 позволит сконцентрировать порядка 75% всего объема российского импорта газа в Европу в 1 направлении.

Это может повысить уязвимость Европы перед перебоями в поставках российского газа.

Кроме того, МГП Северный поток-2 и Турецкий поток позволят России подрывать позиции Украины путем сокращения транзита топлива в Европу через украинскую ГТС.

Ранее по поводу строительства МГП Северный поток-2 высказался заместитель госсекретаря Д. МакКаррик, заявивший, что проект МГП Северный поток-2 не будет реализован.

Причин, по которым проект не должен быть реализован, по мнению чиновника масса.

Последняя заключается в том, что мы против него. Мы не видим возможности его строительства, так почему я должен рассматривать любой другой вариант, заявил Д. МакКаррик.

Политика США находит горячую поддержку в Евросоюзе.

ЕК уверена, что необходимости для ЕС в новой инфраструктуре для импорта газа масштаба МГП Северный поток-2 после 2020 г нет, поскольку за счет развития возобновляемых источников энергии (ВИЭ), потребление газа сократится.

Все имеющиеся потребности ЕС в газе покроет Южный газовый коридор (ЮГК), а также сжиженный природный газ (СПГ) из США, цены на который, по прогнозу ЕК, станут конкурентоспособными.

В ноябре 2017 г ЕК по ускоренной процедуре согласовала поправки в директиву ЕС по газу, согласно которым действие 3го энергопакета должно распространиться на все газопроводы, которые выходят на газовый рынок ЕС из 3хстран.

Утвердить эти поправки предстоит Совету ЕС и Европарламенту.

Председатель Европейского совета Д. Туск призвал страны-члены не затягивать процесс, чтобы успеть до 2019 г, когда МГП Северный поток-2 будет введен в эксплуатацию.

В противном случае Германия, как точка входа газопровода, может предоставить Северному потоку-2 освобождение от правил, используя упрощенную процедуру без надзора со стороны ЕК.

Позиция Германии известна.

Глава МИД Германии З. Габриэль 29 ноября 2017 г высказался в поддержку строительства МГП Северный поток-2, раскритиковав решение ЕК распространить на проект действие 3го энергопакета ЕС.

Германия, безусловно, лидер ЕС, но противодействие проекту очевидно даже внутри ЕС.

Парламент Дании 30 ноября 2017 г одобрил законопроект, который может воспрепятствовать строительству МГП Северный поток-2 в ее территориальных водах.

А США все больше наращивают давление.

1 января 2018 г президент США Д. Трамп собирается рассмотреть возможность введения новых санкций в отношении компаний, участвующих в реализации энергетических проектов России.

В 1ю очередь, речь идет о строительстве МГП Северный поток-2.

США. Евросоюз. Россия > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 1 декабря 2017 > № 2409167


Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 декабря 2017 > № 2409158

Сможет ли Россия вернуть свое влияние на сирийских курдов?

Еще в 2014—2015 годах сирийские курды считались весьма серьезными союзниками режима Башара Асада

Именно подразделения «Демократического союза» — марксистской организации курдов — не допустили полной блокады Алеппо, и снабжение полублокированного города шло через их анклавы.

Основной удар ДАЕШ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) (ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)) некоторое время приходился именно по позициям сирийских курдов.

Москва всячески старалась установить с этой крайне важной политической и военной силой прямые связи.

В Москве открылся офис представительства сирийского Курдистана или, как его называют сами курды, Западного Курдистана.

Москва всячески рекомендовала режиму Асада начать переговоры с «Демсоюзом» о федерализации послевоенной Сирии и предоставлении сирийским курдам автономии.

Уже в феврале 2017 г. Россия предложила свой вариант конституции Сирии, которая предполагала децентрализацию, равенство всех религий и культур, исключение ведущей роли правящей партии «Баас» («Партия арабского социалистического возрождения»).

Однако Дамаск во многом под давлением Тегерана всячески игнорировал эти рекомендации Москвы.

В то же время сирийские курды начали активно искать пути сближения с США, и эти шаги были доброжелательно восприняты в Вашингтоне.

США взяли курс на создание так называемых «Сирийских демократических сил» (SDF), основой которых должны были стать сирийские курды.

США также официально стали поддерживать идею создания в составе Сирии так называемого «курдского кантона».

По мнению министра обороны США Джеймса Мэттиса, Соединенные Штаты не собираются уходить из Сирии, пока конфликт между правительством и оппозицией не будет урегулирован дипломатическим способом.

Эти действия вызвали откровенное недовольство Турции и привели к серьезному ухудшению отношений между Анкарой и Вашингтоном.

Вашингтон высказался против расширения турецкой зоны безопасности на севере Турции — это зоны компактного проживания сирийских курдов.

Также резко увеличились поставки американских вооружений и присутствие советников в рядах SDF.

Как и в случае с Ираком, США рассчитывают поспособствовать оформлению на севере Сирии государства в государстве. На текущий момент Рожавой руководят два сопредседателя — курдка Хелия Юсеф и араб Мансур Селум. С помощью сирийских курдов США рассчитывают разбавить влияние России и Ирана на политические процессы в Сирии. Гарантией обособленности севера Сирии от Дамаска должен стать присутствующий там ограниченный контингент американских военных. Они будут играть роль сдерживающего фактора, для того чтобы правительственные войска Дамаска не попытались захватить Рожаву. США заблаговременно позаботились о боеспособности «Сирийских демократических сил»

Российское влияние на сирийских курдов стало быстро уменьшатся, хотя курды старались высказываться дипломатично в отношение Москвы и участвовать во всех мирных форматах, предложенных российским МИДом.

С серьезным ослаблением ДАЕШ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) (ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)) в Сирии SDF и правительственная Сирийская Арабская Армия стали фактическими конкурентами на поле боя.

Именно курдские формирования брали Ракку, столицу псевдохалифата в Сирии, и сейчас блокируют попытки САА закрепиться на восточном берегу Евфрата.

Курдские формирования заняли практически все нефтяные поля в Сирии, хотя они находятся вне их зоны компактного проживания.

Получилось на определенном этапе, что курды стали контролировать не только сирийскую нефть, но и Евфрат, и, следовательно, значительную долю вырабатываемого в стране электричества.

То есть сирийские курды стали не только серьезной военной, но и экономической силой.

Дамаск, в свою очередь, потерял значительную часть своего экономического потенциала.

Всё активнее стали вестись разговоры, что сирийские власти намереваются вернуть силой месторождения нефти.

В этом их должен был поддержать Иран.

Однако провал попытки Иракского Курдистана объявить о своей независимости и нежелание Вашингтона защищать иракских курдов во многом охладили пыл сирийских курдов.

Так, они передали представителям сирийских властей при посредничестве российских военных крупнейшее газовое месторождение в Сирии. Газовый завод Коноко (местное название Эль-Табия) лежит на восточном берегу Евфрата за пределами города Дейр-эз-Зора. Был недавно освобожден от ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Газовое поле Коноко было под контролем ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) с 2014 года, оно было взято под контроль силами SDF 23 сентября. Сирийская армия и российские «советники» находятся на западном берегу Евфрата, российский военный контингент был приглашен в Ракку.

Какие цели сейчас надо решить российской дипломатии для сохранения и восстановления влияния на сирийских курдов:

Предотвратить боевые действия сил Асада против курдов с целью освободить занятые нефтяные поля.

Возможно, предложить передать их под совместное управление Дамаска и Рожавы. При этом курдские формирования должны быть отведены с этой территории, и она перейдет под контроль российской военной полиции как гаранта стабильности.

Предложить Дамаску принять новую Конституцию страны, которая признает за сирийскими курдами право на автономию (правда, это вызовет открытое противодействие Ирана).

Добиться от Тегерана и Анкары права для курдов участвовать во всех переговорных форматах по будущему Сирии, включая и мирные переговоры в Женеве .

Совершенно ясно, что такие меры приблизят политическое урегулирование в Сирии и закрепят статус сирийских курдов как дружественной РФ силы.

Иннокентий Адясов

Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 декабря 2017 > № 2409158


Польша. Словакия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 декабря 2017 > № 2409156

«Огонь» разжигает старый пожар между Польшей и Словакией?

Процесс о реабилитации спорного командира «антикоммунистического подполья» ворошит темные страницы истории

Борьба с «коммунистическим прошлым» и наследием Польской Народной Республики грозит омрачить отношения между Варшавой и Братиславой. Вчера, 30 ноября, в окружном суде города Новы-Сонч начался необычный процесс, вердикт по которому, как предупреждает проправительственный польский портал Niezależna, может стать прецедентом. С исковым заявлением обратился Збигнев Кураш, сын одного из командиров антикоммунистического подполья в послевоенной Польши Юзефа Кураша с позывным «Огонь», требующий от государства компенсации в миллион злотых за «вред», понесенный его отцом и членами семьи от «репрессивного аппарата коммунистического государства», а также 50 тысяч злотых на поминовение этого «проклятого солдата».

Он родился 23 октября 1915 года в районе около Новы-Тарга (ныне Малопольское воеводство) в семье горца. В сентябре 1939 года сражался в звании унтер-офицера Войска Польского против немецких и словацких подразделений. Позже стал солдатом в Организации Белого Орла и Союза вооруженной борьбы. В июне 1943 года немцы убили его жену, 2,5-летнего сына и отца, а затем подожгли дом, не позволяя потушить пожар. В память об этом Курош принял позывной «Огонь». В то время он был солдатом партизанского отряда Армии Крайовой, затем командующим отделом безопасности Народной гвардии, подчиненным гражданским структурам Польского подземного государства в Новы-Тарге. После окончания Второй мировой войны Кураш сражался с коммунистами, командовал партизанским отрядом, который проводил акции в Подгале. Скончался «Огонь» в феврале 1947 года. По словам очевидцев, предпринял попытку самоубийства после того, как его в Островском окружили бойцы Корпуса внутренней безопасности. Скончался Курош в больнице в Новом Тарге, место погребения его пока не найдено.

Но это только часть истории. Есть и другое. «Огонь» активно сражался с немцами в кооперации с советскими партизанами и подразделениями Армии Людовой. После освобождения Новы-Тарга он подчинил свой отряд советской комендатуре и получил от нее задачу организации Гражданской милиции в городе. Однако спустя несколько недель решение советских властей было оспорено представителями Польского комитета национального освобождения, и Кураша отстранили от службы в Гражданской милиции. В начале февраля 1945 года он отправился в Люблин, затем в Варшаву, где провел переговоры с представителями Польской рабочей партии, получив от них предложение возглавить районное Управление общественной безопасности района в Новы-Тарг. Но против этого выступили местные власти. В отношении «Огня» началось расследование, 12 апреля ему предложили прибыть в Краков. Опасаясь ареста, Кураш снова ушел в лес.

Этот период в его жизни наиболее темный. Действовал он самостоятельно, отказавшись подчиниться какому-либо из многочисленных центров конспирации и присвоив себе звание майора. В 1945—1947 годах отряд «Огня» ведет вооруженные бои, в которых были убиты более 60 офицеров польской безопасности и 40 милиционеров, а также 27 сотрудников НКВД. 21 апреля 1946 года он женился повторно. А 14 ноября Кураш отправляет письмо первому президенту ПНР Болеславу Беруту, в котором сообщает, что его отряд борется за «свободную, независимую и по-настоящему демократическую Польшу, за ее восточную и западную границы. Мы не признаем вмешательства СССР во внутреннюю политику польского государства. Коммунизм, который хочет захватить Польшу, должен быть уничтожен». В своих воззваниях «Огонь» предупреждал, что все, кто сотрудничал с безопасностью, будут повешены или расстреляны, несмотря на их происхождение, а имущество конфисковано в пользу «партизан». И от рук Кураша пострадали по этой причине не только поляки, но и немцы, словаки, украинцы и евреи. Сегодня в Польше особенно неприязненно относится к «Огню» и выступает с категорическим неприятием какого-либо прославления его Товарищество словаков в Польше. Хотя и самим словакам некоторые польские историки предъявляют ныне претензии за Вторую мировую.

Словакия против Польши

В ноябре сего года портал TwojaHistoria.pl решил напомнить своим читателям некоторые эпизоды. В публикации под заголовком «Третий агрессор. Словацкое вторжение в Польшу в сентябре 1939 года» издание обратилось к книге польского дипломата, бывшего посла в Словакии Анджея Кравчука «Словакия священника-президента. Йозеф Тисо 1887—1947», изданной в 2015 году. Автор утверждал, что в июле 1939 года словацкий лидер принял предложение Германии о активном участии Словакии в войне против Польши, поскольку Тисо не мог позволить себе нейтралитет и дистанцироваться от политики Гитлера. Для того, чтобы подготовить общественное мнение и настроить словаков против поляков, Братислава использовала Оравско-Спишский конфликт. В ноябре 1918 года польские войска заняли Ораву, а в декабре — Спиш. Однако в 1920 году на конференции Варшаве оставили лишь 20% территории Оравы и 4,2% территории Спиша, остальное отошло Чехословакии. В 1938 году Польша выдвинула новые территориальные претензии и уже напрямую Братиславе. 30 ноября был подписан протокол, в соответствии с которым Словакия потеряла 226 кв км, на которых проживало 4280 человек.

24 августа 1939 года немцы сообщили Тисо подробности плана нападения на Польшу, предложив в обмен на сотрудничество возвращение к старой польско-словацкой границе. Это предложение соответствовало резолюции массового антипольского митинга, который прошел в Братиславе двумя дня ранее, 22 августа. 26 августа Словакия объявила о мобилизации, 28 августа Тисо выступил перед народом и «проинформировал» об угрозе словакам в лице Польши. По решению словацкого правительства военное командование и министр национальной обороны были подчинены соответствующему командованию вермахта. Часть словацких вооруженных сил выделили в полевую армию «Бернолак», которая состояла из трех дивизий. Она насчитывала более 51 тысячи солдат и являлась организационно частью немецкой 14-й армии под командованием генерала Вильгельма Листа. 1 сентября подразделения «Бернолак» вошли на территорию Польши. Как замечает Кравчук, при этом вторжение словаков не сопровождалось серьезными боевыми действиями.

По итогам кампании правительство Словакии учредило военную медаль «За освобождение Явожины». Гитлер направил Тисо телеграмму с благодарностью за его участие в войне с Польшей и наградил трех словацких военных Железными крестами. Братислава заключила с Берлином словацко-германское соглашения о границе. Спиш и Орава были включены в словацкое государство (770 кв км и 34 500 человек, бывшие польские граждане). Вместе с тем агрессию Братиславы негативно воспринял посол Словакии в Польше Ладислав Шатмари, который 1 сентября дистанцировался от политики своего правительства. Он написал письмо польскому министру иностранных дел Беку, в котором участие Братиславы в войне против Польши назвал «позором его страны» и выступил 2 сентября с заявлением в Первой программе польского радио. В ответ Варшава помогла послу покинуть Польшу.

«Лес» и «щепки»

Можно понять, почему после войны отношения между поляками и словаками не были самыми добрыми и почему в это трагическое время случались страшные вещи. Но есть солдаты, а есть мирные жители. В отношении Кураша претензии предъявляет секретарь Товарищества словаков в Польше Людомир Молиторис. В интервью порталу NaTemat он заявил, что «Огонь» не заслуживает почестей, так как причастен к похищению и убийству четырех словаков из Нова-Бялы, а в целом можно говорить о гибели 14 человек. «Вы не можете прославить человека, ответственного за убийство невинных людей, — говорит Молиторис, называя открывающийся судебный процесс в Новы-Сонче «аморальным». — За что платить государству? Отпрыску лица, вынесшего незаконные смертные приговоры, противоречащие тогдашнему Уголовному кодексу (в то время действовал довоенный УК)? Хочу подчеркнуть, что не пойму, если польское государство заплатит потомству этого человека за его незаконные действия. Если так случится, Республика Польша узаконит это послевоенное беззаконие».

Однако Збигнев Кураш, его представители и сторонники пытаются свести всё к тезису о «коммунистических репрессиях». Выступая на ступеньках окружного суда, сын «Огня» сделал краткое заявление, в котором отметил: «Я верю, что настанет день, когда я окажусь лицом к лицу с моим отцом и скажу ему: «Я никогда не сомневался в тебе, я не переставал сражаться за твое доброе имя». А Гжегож Басяг, президент фонда имени Владислава Гургача, в интервью порталу Sądeczanin подчеркнул, что Юзеф Кураш для него «великий человек, великий герой. Война в Польше не закончилась в 1945 году. Тогда прекратилась только оккупация немецкая, но стала советская, и «Огонь» решился этому сопротивляться. Он боролся за мою свободу, за вашу свободу, за свободу каждого из нас. А то, что на этом пути случился какой инцидент — так это во время войны, где лес рубят, щепки летят».

Решением окружного суда заседание 30 ноября было объявлено закрытым для публики. В ходе его, как рассказал пресс-секретарь суда Богдан Кийяк, судьи заслушали заявителя и согласились рассмотреть информацию о деятельности «Огня», которой располагает Институт национальной памяти Польши и которую он должен предоставить на рассмотрение в течение двух месяцев. Следующее заседание должно состояться 30 января 2018 года. На нем, возможно, и станет ясно, будет ли фигура и деятельность Кураша рассматриваться комплексно или из этого «леса» в ход пойдут только те щепки, которые не омрачают лик «героя». Хотя нельзя исключать и того, что если польские государственные историки «забудут» упомянуть о преступлениях «Огня», это сделает словацкое меньшинство в Польше или даже Братислава.

Станислав Стремидловский

Польша. Словакия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 декабря 2017 > № 2409156


Армения. Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 декабря 2017 > № 2409155

Ереван и Тегеран пошли на создание совместной свободной экономической зоны

Иран в Закавказье: риски, «за» и «против»

Состоявшийся на днях визит министра иностранных дел Ирана Мохаммада Зарифа в Армению предусматривал проведение переговоров между главами внешнеполитических ведомств двух стран, обсуждение вопросов двухсторонних отношений, обмен мнениями по региональной и международной политике. Эту часть работы Зариф в Ереване выполнил, общаясь не только со своим армянским коллегой Эдвардом Налбандяном. Глава МИД Ирана возглавлял делегацию, в состав которой, по его словам, входили «ведущие представители сфер, представляющих обоюдный интерес, для обсуждения дальнейших шагов по выполнению достигнутых договоренностей и перспектив развития взаимодействия».

Все они вместе с Зарифом приняли участие в армяно-иранском бизнес-форуме накануне запланированного заседания межправительственной комиссии Армении и Ирана. Но в этом смысле было бы логично видеть во главе иранской делегации не министра иностранных дел, а, скажем, первого вице-президента Ирана Эсхака Джаангири, который курирует вопросы межгосударственного сотрудничества в торгово-экономической сфере. Следовательно, для Тегерана политика сейчас, точнее геополитика, была первичной. И вот почему. Глава МИД России Сергей Лавров предупредил о возможном срыве иранской ядерной сделки. Ранее президент США Дональд Трамп неоднократно публично утверждал, что если усилия Белого дома по «улучшению» соглашения провалятся, то Вашингтон выйдет из него.

«Неожиданный ход» после того, как было объявлено о победе над ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), предприняла Саудовская Аравия, объявив о создании контртеррористической коалиции мусульманских стран. В официальном заявлении говорилось, что «панисламская коалиция», в которую входит 41 страна с преимущественно суннитским населением, будет «координировать и приумножать индивидуальные усилия этих стран в рамках глобальной борьбы с терроризмом и насильственным экстремизмом». Но кто после ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) должен занять место «главного террориста»? Глава Пентагона Джеймс Мэттис уже объявил, что это «Иран является страной, которая на государственном уровне оказывает поддержку терроризму». В этой связи «Голос Америки» прямо указывает, что так называемое «мусульманское НАТО» ориентировано на борьбу «против соперников в лице шиитских Ирана, Сирии и Ирака». Таким образом все идет к острому напряжению во взаимоотношениях между Тегераном и Вашингтоном, а также их союзниками на Ближнем Востоке.

При этом многие американские эксперты исключают прямое военное столкновение с Ираном, предполагая, что в этой стране возможен сценарий типа иракского или сирийского. Как поведут себя Азербайджан и Армения в том случае, если дестабилизация дойдет до Тегерана? В последнее время Баку стремится выстроить с Ираном коммуникационный логистический коридор Юг — Север с выходом на Россию. Но в случае, если на кон будет брошена «карта» Южного (Иранского) Азербайджана, велика вероятность, что Азербайджан блокирует иранский коридор. В иной ситуации находится Армения, у которой в Иране нет «своего Азербайджана или Курдистана». А Ереван для Тегерана — это прямой выход на Евразийский экономический союз (ЕАЭС) и даже ОДКБ. При этом Армения, сама находящаяся в блокаде, вряд ли присоединится к санкциям против Ирана, что является важной возможной интерпретацией стратегической политики Тегерана в Закавказье. Не случайно Зариф в Ереване выразил благодарность армянской стороне за поддержку на международных площадках. Более того, заявил, что «Армения работает для сохранения мира и стабильности в регионе».

Вместе с тем и экономическая составляющая визита министра в Армению выглядит в определенной степени сенсационной. 15 декабря в Мегри будет открыта Свободная экономическая зона с выходом на такую же зону «Арас». Отметим, что в свое время Мегри американский эксперт Пол Гобл предполагал отдать Азербайджану или под международный контроль в обмен на уступку Нагорного Карабаха с Лачинским коридором со стороны Баку. Это напрямую бы связывало Азербайджан с Турцией через Нахичеванскую автономию. Однако сейчас, открывая СЭЗ, таким образом Иран, и прежде всего он, получает прямой выход на рынок ЕАЭС. В перспективе стороны обозначат свои конкретные интересы и в сфере энергетики и транзита. Может состояться газовый проект Туркменистан — Иран — Армения и Персидский залив — Черное море.

Важно отметить и то, что визит Зарифа в Еревана состоялся через пару дней после подписания в Брюсселе рамочного соглашения Армении с ЕС, чем Баку недоволен. «Как министр иностранных дел соседней мусульманской страны может игнорировать агрессию Армении против Азербайджана, оккупацию пятой части его территории, изгнание миллиона азербайджанцев из своих домов, обречение их на жизнь в качестве беженцев и называть при этом Армению гарантом мира и стабильности? — восклицает бакинский политолог Габиль Гусейнли. — Он превозносит Армению, будто говорит о роли братского народа в мировой политике». Но все это риторика для школьников. Можно согласиться с теми экспертами, которые усматривают в политике Тегерана в отношении Еревана стремление создать торгово-экономическую логистику, параллельную азербайджанскому коридору. Это означает, что Тегеран в Закавказье взвешивает все риски сотрудничества с Азербайджаном и Арменией, беря в расчет «за» и «против» на случай форс-мажорных обстоятельств. А тем временем президент Азербайджана Ильхам Алиев принял Зарифа, находящегося в Баку с целью участия в седьмом министериале «Сердце Азии — Стамбульский процесс».

Станислав Тарасов

Армения. Иран > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 декабря 2017 > № 2409155


США. КНДР. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 декабря 2017 > № 2409143

Американо-северокорейский конфликт: назрело посредничество России и Китая

Заявление представителя США в СБ ООН о готовности уничтожить КНДР более чем серьезно

Итак, ситуация с северокорейскими ракетно-ядерными испытаниями пришла к своему логическому завершению. По крайней мере, на данном этапе. Американцы открыто заявили, что не будут терпеть положение, когда баллистические ракеты северян потенциально могут достичь континентальной территории США. Уверенности в том, что запускаемые Пхеньяном ракеты являются носителями ядерных боеголовок, нет или пока нет. Тем не менее заговорили о превентивном ударе по КНДР. Причем, сдается, заговорили всерьез. Объявленная готовность президента США Д. Трампа «уничтожить Северную Корею» подтверждена официально представителем Вашингтона в Совете Безопасности ООН. А с экрана первого канала российского телевидения американским журналистом или политологом заявлено о «целесообразности» в результате превентивного удара по КНДР «минимизировать» потери, «ограничив их сотнями тысяч» якобы ради спасения миллионов. Именно такой «математический подход» приводят 60% американцев, поддерживая и ныне на опросах атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки.

Однако решить проблему одним махом не удастся. Ибо вывести из строя сразу всё северокорейское оружие массового поражения не получится. К тому же в Токио и Сеуле открыто высказывают опасение о том, что направляемые в ответ на вооруженное нападение США боевые ракеты КНДР могу быть снаряжены не только ядерными боеприпасами, но и химическими и бактериологическими.

Приведем поступившее из Токио сообщение: «Новая межконтинентальная баллистическая ракета КНДР «Хвасон-15» способна нести мощный ядерный заряд, а также биологическое и химическое оружие». Об этом заявил министр обороны Японии Ицунори Онодэра.

По его словам, ракета «Хвасон-15» может оснащаться сверхмощной ядерной боеголовкой и способна достичь материковой части США. «Хвасон-15» является превосходной в тактико-технических отношениях ракетой, которая представляет собой самую мощную межконтинентальную баллистическую ракету, достигнувшую окончательного этапа разработки.

«Мы считаем, что новая северокорейская ракета способна нести не только ядерное, но биологическое и химическое оружие», — отметил министр.

Поэтому «малой кровью», в основном северокорейской, США и их союзники не отделаются. К тому же не смогут занять безучастную позицию КНР и Россия. Ибо времена, когда ельцинская Россия позволила американцам беспрепятственно бомбить Югославию, убивать ее народ, прошли.

Необходимо незамедлительно найти способ вырваться из заколдованного круга — «запуски ракет и ядерные взрывы в ответ на провокационные маневры США на грани нападения». Одним из таких шагов могло бы быть заключение КНДР, КНР и Россией соглашения, по которому Пекин и Москва выступили бы гарантами суверенитета и безопасности Северной Кореи. При согласии Пхеньяна на территории КНДР можно было бы разместить определенное количество китайских и российских войск с тем, чтобы «превентивные удары» США рассматривались бы как нападение не только на Северную Корею, но и на державы-члены Совета Безопасности ООН.

Кроме всего прочего, реализация такого предложения лишила бы США повода под видом противостояния «северокорейской угрозе» наращивать в действительности направленную против КНР и Российской Федерации военную группировку в Северо-Восточной Азии, выбило бы почву у тех сил, которые вознамерились возродить Японию как великую военную державу. Тем более что российское руководство уже в открытую говорит о неприемлемости планов окружить базами ПРО нашу страну и соседний Китай.

Об этом на днях заявил министр иностранных дел РФ С. Лавров: «Мы высказываем очень глубокую озабоченность с фактами в руках по поводу того, что Япония, как и Южная Корея, становится территорией, на которой размещаются элементы глобальной американской системы противоракетной обороны, развертываемой в этом регионе под предлогом угроз Северной Кореи (в Европе — под предлогом иранской угрозы). Однако на деле, если вы посмотрите на карту, то увидите, что это американская система ПРО «чудесным» образом окружает Российскую Федерацию и КНР».

О том, что Москва не останется статистом в случае реализации «лежащего на столе президента США» сценария Пентагона в отношении КНДР, Москва предупредила.

Глава внешнеполитического ведомства потребовал подтверждения намерений Вашингтона: «США должны в первую очередь объяснить нам, чего они добиваются. Если Вашингтон хочет найти предлог для уничтожения Северной Кореи, как об этом ранее заявляла представительница Штатов в Совбезе ООН, то пусть и высшее американское руководство это подтвердит. Тогда мы будем знать, как нам реагировать».

Администрация США и лично президент Трамп не вправе ставить мир на грань вооруженного конфликта, чреватого перерасти в глобальный.

Анатолий Кошкин

США. КНДР. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 1 декабря 2017 > № 2409143


Россия. Италия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 1 декабря 2017 > № 2408685 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе Третьей международной конференции «Средиземноморье: римский диалог», Рим, 1 декабря 2017 года

Действительно рад быть здесь уже в третий раз. Благодарю вас за приглашение. Если мои комментарии будут полезны, я считаю, это в наших общих интересах. Предыдущие ораторы наверняка уже очертили проблемы, стоящие сегодня перед Ближним Востоком и Средиземноморьем - это и миграция, и вспышка терроризма, который необходимо победить. Мы идем к этой цели в Сирии, однако, это не значит, что будет положен конец терроризму в регионе в целом и за его пределами. Нам всем необходимо бороться с такими угрозами и вызовами, как нелегальные потоки оружия, свободное перемещение боевиков и террористов из других стран через Ливию и некоторые другие страны в Сахаро-Сахельский регион. Нам нужно реагировать на эти вызовы. Но при этом мы ни в коем случае не должны забывать, с чего все началось.

Все эти проблемы региона, этот «хаос», как Вы охарактеризовали обстановку в регионе, стали результатом внешнего вмешательства, попыток геополитического инжиниринга под лозунгом борьбы с диктаторами. Свергли С.Хусейна — и сами видите, что сейчас творится в Ираке. Те, кто убил (другого слова не найти) М.Каддафи, грубо нарушили резолюцию Совета Безопасности об установлении бесполетной зоны. Свергли и этот авторитарный режим, и что стало с Ливией? Сейчас уже ходят разговоры о том, что восстановить государственность этой страны практически невозможно.

Нужно понимать, что когда мы говорим о таких проблемах, как миграция, нелегальные потоки оружия, терроризм, нам нужно следить за тем, чтобы не повторять ошибок прошлого, вернее, не позволять никому совершать впредь подобные ошибки - губить целые страны ради весьма сомнительных перспектив, навязывать свои ценности, свой образ жизни народам, у которых своя культура, свои традиции. Я считаю, это безответственно. Мы не хотим, чтобы еще один регион превратился в «посудную лавку», где вся посуда оказалась перебита.

На этом я остановлюсь и с удовольствием послушаю ваши комментарии. Я уверен, что предыдущие ораторы уже достаточно полно описали свое отношение к происходящему, и мне не хотелось бы повторяться. Давайте перейдем к общению в интерактивном режиме.

Вопрос: Благодарю вас, г-н Министр, за то, что Вы согласились построить нашу дискуссию таким образом, чтобы мы смогли обменяться мнениями. Как Вы сказали, у нас здесь уже состоялся ряд выступлений, и докладчики рассказывали, каждый со своей точки зрения, о том, что сегодня происходит на Ближнем Востоке. В своем вступительном слове Вы намекнули, где, по Вашему мнению, следует искать корни тех проблем, с которыми мы сегодня сталкиваемся. Если можно, я хотел бы теперь сделать шаг вперед в нашей дискуссии. Вы намекнули, что корни…

С.В.Лавров: Нет, я не намекнул. Я открыто их перечислил.

Вопрос: Вы четко изложили свои взгляды по данному вопросу. Можно теперь попросить Вас обрисовать каким России видится будущее Ближнего Востока? К чему вы стремитесь?

С.В.Лавров: Мы хотим видеть на Ближнем Востоке мир, стабильность, условия для развития, открытость внешнему миру. Кроме того, мы хотим, чтобы продолжалась вековая традиция, при которой различные этнические и конфессиональные группы живут бок о бок. Для нас очень важно будущее христиан на Ближнем Востоке. Эта группа населения пострадала, наверное, больше всего в ходе нынешнего кризиса. Безусловно, нам хотелось бы, чтобы все страны Ближнего Востока, включая Ирак, Сирию, Ливию и всех остальных, сами решали, как им жить. Безусловно, необходимо урегулировать палестинскую проблему на основании всех тех решений, которые были приняты уже давным-давно, на основании прямой договоренности между израильтянами и палестинцами о создании жизнеспособного палестинского государства при условии обеспечения безопасности всех стран региона, в том числе, безусловно, и Израиля. Вот таким, в общем и целом, нам хотелось бы видеть Ближний Восток.

Вопрос: Как перейти от нашей нынешней ситуации к той картине, которую Вы нарисовали?

С.В.Лавров: Для начала необходимо преодолеть последствия крайне безответственного и жестокого вмешательства сначала в Ираке под совершенно надуманным предлогом (сегодня уже всем известно), затем в Ливии. Как я уже сказал, в случае с Ливией был грубо нарушен мандат Совета Безопасности ООН, предусматривавший создание бесполетной зоны. Потом была попытка сделать то же самое с Сирией. Так что теперь необходимо преодолеть последствия этой совершенно безответственной и неприемлемой политики.

Если говорить про Сирию, то там нам необходимо двигаться в сторону инклюзивного национального диалога между всеми сирийцами. То же самое можно сказать о Ливии и об Ираке. Инклюзивный национальный диалог, на мой взгляд, необходим в каждой стране, если мы хотим найти политическое решение.

Что касается миграции, то на днях, насколько я понимаю, в Абиджане прошел саммит стран Европейского союза и Африканского союза. Давайте подождем и посмотрим, может быть, им удастся предложить какие-то идеи, которые окажутся рабочими и полезными с практической точки зрения.

Я сегодня встречался с Премьер-министром Италии П. Джентилони и Министром иностранных дел А. Альфано. Мы высказали поддержку намерению Италии, которая в следующем году будет председательствовать в ОБСЕ, вынести на повестку дня вопросы миграции и сделать это одним из приоритетов. Итальянская сторона подробно изложила нам свой подход к решению этой проблемы, и мы поддерживаем это предложение.

Разумеется, нельзя забывать и о восстановлении культурного наследия. То, что делают сегодня боевики «Джабхат ан-Нусры» в Сирии и Ираке, разрушая храмы и церкви, — это удар по всей мировой цивилизации. Поэтому мы сейчас предлагаем, чтобы ЮНЕСКО активизировала свою деятельность и приступила к восстановлению Алеппо. В частности, речь идет о мечети Омейядов, которая была практически полностью разрушена.

Кроме того, нам, безусловно, необходимо значительно усилить работу в том, что касается гуманитарной помощи. Это в первую очередь касается Сирии и Йемена. Это крайне важно.

Наконец, нельзя забывать и о будущем. Необходимо восстанавливать экономику стран, разрушенных в результате войны, вернее, войн. Я считаю, что, мягко говоря, не очень корректно ставить гуманитарные программы по восстановлению социально-экономической сферы данных стран в зависимость от требований свержения режима, как это сейчас предлагается некоторыми в отношении Сирии. Вот чем сейчас необходимо заниматься.

Кроме того, конечно, нужно сказать про разминирование. Это еще одна проблема, цель, к которой необходимо стремиться. Предстоит огромная работа в Сирии и в других странах. Нужно продвигаться по всем этим направлениям, сохраняя верность тому обязательству, которое мы все на себя приняли: уважать суверенитет, территориальную целостность, единство, многоконфессиональность этих стран. Другого пути нет. Если мы позволим, чтобы Сирия распалась на части (против чего, как мне кажется, некоторые внешние игроки не стали бы возражать), последствия для всего региона будут самыми неприятными.

Вопрос: Господин Министр, судя по итогам сочинского саммита, Россия, похоже, готова взять на себя роль лидера в урегулировании сирийского конфликта. Одновременно создается такое впечатление, что она на данный момент является единственной державой, поддерживающей контакты со всеми основными игроками в этом регионе. Не хочет ли Россия сделать мирный процесс намного более структурированным, в частности, взяв на себя функции посредника между некоторыми странами региона, скажем, между Ираном и Саудовской Аравией, которые в сирийском вопросе настроены очень конфронтационно? Москва в этой ситуации могла бы помочь выработать какое-то общее соглашение по этому вопросу. Не считает ли Россия нужным остаться в этом регионе, чтобы проконтролировать выполнение условий этого соглашения и не допустить возвращения ИГИЛ? Ведь в таком случае все может снова развалиться.

С.В.Лавров: Во-первых, мы не стремимся играть лидирующую роль ради того, чтобы нас воспринимали как лидера. Наши вооруженные силы находятся в Сирии по официальной просьбе законного правительства страны, которая является членом ООН. В сентябре 2015 года Правительство Сирии обратилось к нам с просьбой о помощи, чтобы сирийское государство не оказалось захвачено игиловцами. ИГИЛ на тот момент подошел вплотную к Дамаску и контролировал бóльшую часть сирийской территории. «Джабхат-ан-Нусра» также захватила определенную территорию.

Я считаю, нам удалось добиться серьезных результатов. ИГИЛ на сегодняшний день практически полностью разгромлен. Операция на восточном берегу Евфрата продолжается. Мы должны сосредоточиться на поддержке тех, кто сегодня борется с террористами в Сирии, а это, в первую очередь, сирийская армия. Этим мы и занимаемся. Мы делаем это вместе с нашими иранскими партнерами, которые тоже находятся там по приглашению законного правительства. Есть и те, кто тоже сражается с террористами, но при этом явились в Сирию без приглашения. В этом есть определенная проблема. Однако, рассуждая прагматично, мы сумели выработать с Соединенными Штатами определенные договоренности. Мы начали с того, что по-английски называется deconflicting, т.е. договоренность о процедурах избежания непреднамеренных столкновений в воздухе. Это достаточно субстантивная договоренность. Нам хотелось бы, чтобы в будущем мы все, и в первую очередь Соединенные Штаты, следовали тем заверениям, которые Государственный секретарь США Р.Тиллерсон и многие другие официальные лица в Вашингтоне неоднократно давали в своих публичных выступлениях. Они говорили, что Соединенные Штаты ведут боевые действия в Сирии с одной единственной целью – победить ИГИЛ. Теперь, правда, они говорят уже немного иначе. Они говорят, что это так, но им, возможно, придется задержаться в Сирии года на полтора-два, чтобы убедиться, что туда не вернется ИГИЛ. Мы считаем, что когда война с ИГИЛ будет закончена, все иностранные подразделения, которые находятся в Сирии не по приглашению законного правительства страны-члена ООН и не на основании резолюции Совета Безопасности ООН (поскольку такой резолюции не существует), будут обязаны покинуть страну.

Что касается лидерства, о котором вы говорите. Знаете, когда мы направили наши ВКС в Сирию, чтобы помочь властям этой страны в их борьбе с террористами, мы всячески поддерживали женевский мирный процесс, который проходил под эгидой ООН. Как вы наверняка помните, мы с Дж.Керри в соответствии с поручениями, полученными нами от президентов В.В.Путина и Б.Обамы, в сентябре 2016 г. подготовили пакет документов, в котором говорилось уже не просто о деконфликтинге, а о координации наших действий, включая авиаудары американской и российской авиации по террористам. Другими словами, никто не имеет право наносить удар, пока другая сторона не подтвердит, что выбранная цель – это действительно террористы. Чтобы этот документ заработал, оставалось сделать только одно – чтобы США выполнили свое обещание и отделили оппозиционные группировки, с которыми они сотрудничали, от «Джабхат-ан-Нусры». С ИГИЛ таких проблем не было, поскольку ИГИЛ держался особняком. А вот «Джабхат-ан-Нусра» постоянно смешивалась с другими группировками - какие-то отряды то вливались, то выходили из нее. Мы давно заметили (как минимум три года назад, еще с тех пор, как США создали коалицию и вторглись в сирийское воздушное пространство), что американцы щадят «Джабхат-ан-Нусру». Игиловцев они бомбили, хотя и не так активно, как нам хотелось бы, а вот «Джабхат-ан-Нусру» вообще почти не трогали.

Естественно, в своих дискуссиях с американцами мы поднимали этот вопрос. Они все отрицали, но у нас все равно было подозрение, что «Джабхат-ан-Нусру» хотят приберечь на всякий случай, если вдруг потребуется какой-то запасной вариант, план «Б», и придется использовать ее для борьбы с режимом. Сейчас такого нет, и я надеюсь, что наши постоянные контакты с американскими военными были полезными для выработки правильного понимания того, какой должна быть контртеррористическая стратегия в Сирии.

Когда администрация Б.Обамы не выполнила свое обещание и не отделила «патриотическую» оппозицию от «Джабхат-ан-Нусры», мы поняли, что по сирийскому вопросу она недоговороспособна. Тогда нам пришлось проявить прагматический подход и запустить астанинский процесс совместно с Турцией и Ираном (а это, надо сказать, не те страны, которые легко уговорить сделать что-то вместе). Мне кажется, что результаты астанинского процесса, особенно создание зон деэскалации, одна из которых учреждена совместными усилиями России, США и Иордании, позволили существенно улучшить обстановку в Сирии. Все с этим согласны. Единственное, нам нужно следить за тем, чтобы эти зоны деэскалации не были использованы как промежуточный этап на пути к расколу Сирии. К сожалению, США в одностороннем порядке создали в Ат-Танфе зону безопасности радиусом 50 км. Мы считаем, что никакой необходимости в этом нет. Внутри этой созданной в одностороннем порядке зоны безопасности находится лагерь беженцев Рукбан, который регулярно используется остатками игиловских отрядов, проникающими в эту зону извне. Мы поднимаем этот вопрос в контактах с Соединенными Штатами, и я надеюсь, что они согласятся с выводами, которые мы представили им через наших военных специалистов, о том, что необходимости в этой зоне нет, если только, конечно, они не хотят разрезать Сирию на части и создать в некоторых отдельных районах местные органы власти, лояльные по отношению к США и автономные от центрального правительства. Если у США нет таких намерений, то, я надеюсь, что нам удастся разобраться с этой ситуацией.

Мы же со своей стороны, напротив, поддерживаем механизмы национального примирения, содействуем тесным контактам между местными органами власти внутри зон деэскалации и Правительством в Дамаске. Оказывается гуманитарная помощь и т.д.

Только когда в конце декабря 2016 г. был запущен астанинский процесс, в Москве прошла встреча министров иностранных дел и министров обороны России, Ирана и Турции и было объявлено о создании нашей «тройки», наши друзья из ООН зашевелились. До этого месяцев девять в Женеве не было вообще никаких встреч. Так что в каком-то смысле астанинский процесс стал стимулом для ООН, подтолкнул Организацию к тому, чтобы не отставать и заняться делом.

В этом году точно так же была огромная пауза, пока наши коллеги из Саудовской Аравии пытались собрать различные оппозиционные группировки. В итоге им это удалось, о чем мы сегодня разговаривали с Министром иностранных дел А. аль-Джубейром. Но пока шли все эти переговоры с различными оппозиционными группировками, никакого женевского процесса не было. Зато, как только прошла встреча президентов России, Турции и Ирана (вернее, как только об этой встрече было объявлено), мой добрый друг С. де Мистура тут же назвал дату возобновления женевского процесса.

Так что эти две инициативы дополняют друг друга. Безусловно, как неоднократно заявлял российский Президент, мы хотим, чтобы решение сирийского вопроса опиралось на резолюцию 2254. Этот процесс должен проходить под эгидой ООН, необходима новая конституция, президентские и парламентские выборы под наблюдением ООН. Такова наша позиция.

Вопрос: Я бы хотел, чтобы Вы более подробно рассказали, каким будет следующий шаг после Сочи, если говорить более конкретно, как Вы планируете задействовать арабские страны, которых на встрече в Сочи не было. Как можно привлечь эти страны к окончательному урегулированию сирийской проблемы?

С.В.Лавров: В Сочи встречались три страны-участницы астанинского процесса. Причем именно в рамках астанинского процесса оппозиция начала напрямую разговаривать с Правительством, ранее такого никогда не происходило. Оппозиция, которая представлена в астанинском процессе - это та ее часть, которая сражается с правительственными войсками. До астанинского процесса оппозиция в Женеве была представлена в основном эмигрантами, которые живут в Стамбуле, Эр-Рияде, Дохе, Париже и Лондоне. А сейчас уже и вооруженная оппозиция, которая участвует в астанинском процессе, оказалась включена в делегацию на встрече в Женеве, которую, как я уже говорил, весьма успешно организовала Саудовская Аравия.

В Астане, помимо сирийского Правительства, сил оппозиции, а также трех стран-гарантов — России, Ирана и Турции — присутствуют еще некоторые страны в качестве наблюдателей - Соединенные Штаты и Иордания. Поступали запросы и от ряда других стран, которые тоже хотели стать наблюдателями, и мы в целом очень положительно восприняли эту просьбу. Однако, в итоге было принято решение, что поскольку этот процесс в любом случае связан с женевским процессом, лучше оставить астанинский процесс «компактным». Кстати говоря, в Женеве под руководством России и США была создана Международная группа поддержки Сирии (МГПС), в рамках которой состоялось несколько встреч на министерском уровне, именно в ходе которых пару лет назад была разработана резолюция 2254 СБ ООН. Эта группа больше не проводит пленарных заседаний, но в ней функционируют две рабочие группы - одна по прекращению боевых действий, а другая по гуманитарным вопросам. Эти группы собираются каждую неделю, поэтому большинство стран (если не все), заинтересованных в сирийском урегулировании, участвуют во встречах этих рабочих групп в Женеве и встречаются каждую неделю. Я не считаю, что есть необходимость создавать какие-то новые механизмы. Мне кажется, что все, кто хочет внести свой вклад, имеют возможность это сделать.

Мы хотим посодействовать успеху женевского процесса путем проведения Конгресса сирийского национального диалога. В Сочи была принята Декларация, в которой говорится, что три страны проведут консультации и согласуют список участников Конгресса. Мы рассказали спецпосланнику Генсекретаря ООН по Сирии С. де Мистуре и представителям ООН о нашей работе. Мы собираемся использовать предстоящий Конгресс, даты проведения и список участников которого еще предстоит согласовать, для содействия женевскому процессу в запуске устойчивого процесса конституционных реформ и в подготовке к выборам.

Вопрос: Я бы хотел развить тему, которую профессор Наср поднял в своих вопросах, а Вы — в своих ответах. Нет никаких сомнений, что сирийский кризис запустил процессы, повлиявшие на весь Ближний Восток. Иран стал важным игроком в регионе. Есть напряженность в отношениях между Ираном и Саудовской Аравией. Вызывает вопросы и позиция Израиля. В регионе накопились серьезные противоречия. Какую оценку Вы дали бы этим процессам? Как можно урегулировать эти противоречия в долгосрочной перспективе?

С.В.Лавров: Мы неоднократно поднимали вопрос о разногласиях между Саудовской Аравией и Ираном — в открытых дискуссиях, общаясь с каждой из этих двух стран по отдельности. Мы указывали им на необходимость начать прямой диалог друг с другом, и готовы оказать им в этом любую поддержку. Мы очень сожалеем, что в регионе сложилась такая ситуация, когда отношения между этими двумя влиятельными странами, можно сказать, символизируют существующий в исламе раскол. Еще в 2004 г. Король Иордании Абдалла созвал встречу, на которой заявил, что всех мусульман нужно рассматривать как братьев и сестер, что все они должны были быть объединены одной религией и культурой. Тогда была принята Амманская декларация, но из этого ничего не вышло. Возможно, нужно попробовать еще раз, используя, скажем, Организацию Исламского сотрудничества. Но это уже дело наших друзей-мусульман.

Звучит совершенно нереалистично, когда некоторые говорят, что Иран нужно загнать в определенные рамки. Нельзя такие страны, как Иран или Саудовскую Аравию, загнать в рамки. У них есть свои законные интересы, и если эти страны продвигают свои интересы законным образом, то нужно принять это как данность и помогать сглаживать противоречия между интересами разных игроков в регионе. Я уже упомянул, что одной из проблем региона является палестинский вопрос. Нет никаких сомнений в том, что, найдя справедливое решение палестинской проблемы, мы «выбили» бы несколько козырей из рук тех, кто пытается вербовать террористов среди молодежи. Экстремисты рассказывают молодежи, молодым парням и девушкам, что ООН обвела палестинцев вокруг пальца - 70 лет назад им обещали собственное государство, но они его так и не получили. Эта проблема играет на руку экстремистам в регионе, дает вербовщикам дополнительный аргумент для привлечения новых членов в свои ряды.

Кстати, раз уж речь зашла об экстремистах. Как я уже говорил, причины этого кризиса, его «корни» уходят в попытки внешнего вмешательства, относительно которого имеются неоспоримые факты (в отличие от некоторых других «вмешательств»). Незадолго до того как администрация президента Б.Обамы ушла из Белого дома, она провела в помещении ООН — не под эгидой ООН, а физически на территории Организации — встречу, на которую они пригласили те страны, которые хотели пригласить. В ходе этой встречи они заявили о необходимости создания новой концепции борьбы с насильственным экстремизмом.

Кстати, это очень интересная история. Секретариат ООН еще при предыдущем Генеральном секретаре по собственной инициативе, без каких-либо запросов со стороны Генеральной Ассамблеи или других органов, написал отчет, посвященный борьбе с насильственным экстремизмом. Если вкратце, то американская концепция звучала следующим образом: диктаторы и авторитарные правители теряют связь со своим народом, игнорируют его нужды, а население из-за этого превращается в экстремистов, готовых на любое насилие. Поэтому международное сообщество должно через голову этих диктаторов напрямую обратиться к гражданскому обществу и объяснить людям, как построить демократию. Но, как вы прекрасно понимаете, это противоречит всем принципам, заложенным в Уставе ООН. Нужно быть очень осторожными, поскольку эта концепция по своей сути призвана оправдать и легитимизировать вмешательства в Ирак, Ливию, Сирию и в другие странаы. Поэтому нам нужно быть очень осторожными в отношении таких дискуссий, как та, которая, повторю, состоялась не под эгидой каких-либо органов ООН.

Вопрос: Я хотел бы спросить Вас об иранском ядерном соглашении, в работе над которым Вы активно участвовали. Вчера прозвучало много вопросов на эту тему. Господин С.В.Лавров, каким Вы видите будущее этого соглашения? Какую роль может сыграть Россия в деле сохранения этого соглашения?

С.В.Лавров: Соглашение пока в силе. Пару дней назад глава МАГАТЭ Ю.Амано подтвердил, что Иран выполняет все требования соглашения по иранской ядерной программе. Совет Безопасности ООН единогласно одобрил резолюцию, закрепляющую соглашение. Теперь это соглашение является частью международного права. Вот и все. Зачем чинить то, что не сломано?

Вопрос: Остались ли еще какие-то комментарии?

Вопрос: Если США действительно захотят…

С.В.Лавров: Если США действительно захотят выйти из соглашения, то мы ничего не сможем сделать. Это будет нарушение обещания, данного Соединенными Штатами. Это, кстати, будет нарушение тех гарантий, которые давала предыдущая администрация. Основная часть переговоров по этому соглашению проходила напрямую между Вашингтоном и Тегераном, это была целая серия очень «тихих» встреч, не в рамках иранской «шестерки». Остальные участники процесса очень радовались, когда США и Иран достигали компромисса по той или иной части соглашения. Поэтому если США сейчас выйдут из соглашения, то они таким образом подорвут к себе доверие в глазах тех стран, которые они сегодня призывают отказаться от ядерной программы, таких, как КНДР. Сегодня мы все, включая США, требуем от Северной Кореи, чтобы та остановила свою ядерную программу и начала обсуждать вопросы безопасности и денуклеаризации Корейского полуострова. Какой пример США покажут руководителю КНДР, если Америка выйдет из соглашения по Ирану? Лидер Северной Кореи может просто задаться вопросом зачем ему, собственно, отказываться от своей программы? Даже если они пойдут с ним на соглашение, кто знает, что будет, когда в Белый дом придет новый президент? Я знаю, что большинство серьезных аналитиков в США, включая довольно большое число официальных лиц, прекрасно все это понимают. Я надеюсь, что ни одна из сторон не будет нарушать соглашение.

Россия. Италия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 1 декабря 2017 > № 2408685 Сергей Лавров


Германия > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 1 декабря 2017 > № 2408662

Ему на зуб не попадайся!

Отбывающий пожизненный срок «каннибал из Ротенбурга» подал прошение об условно-досрочном освобождении.

55-летний Армин Майвес (Armin Meiwes), который известен во всём мире как «каннибал из Ротенбурга», надеется выйти вскоре на свободу. Как подтвердили на этой неделе в пресс-службе прокуратуры Франкфурта-на-Майне, соответствующее прошение было официально получено органами гессенской юстиции от адвоката 55-летнего мужчины. В настоящее время Майвес отбывает пожизненное заключение в пенитенциарном учреждении для особо опасных преступников, расположенном в гессенском городе Касселе. Известно, что тюрьма JVA Kassel II «специализируется» на содержании осуждённых с серьёзными психическими проблемами. Здесь Майвес находится с 2004 года, когда Земельный суд Касселя приговорил его к восьми с половиной годам лишения свободы за убийство 43-летнего жителя Берлина, ведущего программиста компании Siemens Бернда Юргена Брандеса (Bernd Jürgen Brandes), с которым познакомился по интернету. Спустя два года этот достаточно мягкий приговор был заменён пожизненным заключением судом Франкфурта-на-Майне, который прибавил к доказанным обвинениям ещё и расчленение трупа, а также каннибализм.

Несмотря на все строгости содержания в кассельской тюрьме, все находящиеся здесь заключённые имеют такие же права, как и в других немецких тюрьмах. Так, Арвин Майвес уже трижды побывал за пределами тюрьмы после вынесенного ему приговора. Как заявляют во франкфуртской прокуратуре, во время таких «увольнительных» заключённого сопровождают как минимум двое хорошо физически подготовленных охранников. При этом в целях безопасности Майвеса вывозят «на прогулку» из Гессена в другую федеральную землю, где вероятность его узнавания на улице не так велика. «Заключённому дают солнечные очки и бейсболку для того, чтобы он смог скрыть своё лицо. В таком виде он действительно имеет право гулять по городу», – отмечают сотрудники гессенской юстиции. Последний раз «каннибал из Ротенбурга» получил возможность прогуляться среди обычных прохожих 27 февраля.

Похоже, что теперь уроженец Эссена, прослуживший, кстати, 12 лет в армии в звании старшего фельдфебеля, надеется окончательно выйти на свободу. По данным прокуратуры, первичное рассмотрение прошения об УДО, поданное Майвесом, проводит в настоящее время окружной суд Касселя. При этом эксперты-психологи пытаются как проверить вменяемость осуждённого, так и составить соответствующий социальный прогноз.

За годы, проведённые Майвесом за решёткой, он, по утверждению прокуратуры, никогда не нарушал действующих в тюрьме правил и распорядка. Одновременно отмечается «примерное поведение» заключённого. Так, в тюрьме Майвес стал вегетарианцем и возглавил там местное отделение партии «Зелёных». В июле 2013 года в одном из интервью он назвал свой поступок «абсолютно ненормальным».

С другой стороны, как подчёркивают органы юстиции, Армин Майвес «не проявляет никакого чувства вины» в связи с совершённым им тяжким преступлением. «Он всё ещё уверен в том, что не сделал ничего плохого, хотя и скрывает это. Мужчина представляет собой угрозу для общества. Похоже, что его ожидает резко негативный социальный прогноз», – подчёркивают в прокуратуре. Окончательное решение о прошении Майвеса можно ожидать не ранее следующего года, хотя немецкое законодательство позволяет мужчине стать свободным человеком уже в декабре 2017 года.

Алекс Вайден

Германия > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 1 декабря 2017 > № 2408662


Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 1 декабря 2017 > № 2408658

Британия прощается, но не уходит

В пятницу, 24 ноября, истёк срок, предоставленный Еврокомиссией правительству Великобритании для подготовки базовых условий выхода из Евросоюза. Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй (Theresa Mary May) попросила ещё 10 дней для подготовки условий расставания.

Главный переговорщик по подготовке и проведению переговоров с Великобританией по статье 50 лиссабонского договора об условиях её выхода из состава ЕС, Мишель Барнье (Michel Barnier) две недели назад сообщил правительству Терезы Мэй, что им даются 14 дней для подготовки окончательных условий выхода Соединённого Королевства из Евросоюза. Но Лондон так и не пришёл к конкретному решению.

Напомним ситуацию, сложившуюся к этому сроку. Без базового соглашения невозможно начать обсуждение, как планировалось, в середине декабря 2017 года будущих отношений ЕС с Соединённым Королевством. Главный камень преткновения – финансовые потребности ЕС, оцениваемые в 60 миллиардов евро, а также три других нерешённых до сих пор вопроса: гарантии для 3,2 миллиона граждан Евросоюза, живущих в Великобритании, будущая граница между членом ЕС Ирландией и британской Северной Ирландией и положения заключительного законопроекта после более чем 40 лет членства Великобритании в Евросоюзе. Пока же британское правительство предполагает, что все граждане ЕС, проживающие в Британии на законных основаниях в течение как минимум пяти лет, получат постоянный вид на жительство.

До решения этих вопросов Еврокомиссия отказывается рассматривать будущие отношения Евросоюза с Соединённым Королевством.

Как сообщают лондонские СМИ, Тереза Мэй обратилась за поддержкой к наиболее влиятельным членам своего Кабинета. Сумма компенсации Евросоюзу официально пока не называется, но в осведомлённых лондонских кругах теперь фигурирует цифра 40 миллиардов евро. Это вдвое больше, чем называлось ранее (но в полтора раза меньше, чем считает Еврокомиссия).

Дипломаты Евросоюза подчёркивают, что сегодня не столь важны фиксированные числа, сколько принципиальное признание Великобританией своих обязательств по членству в Евросоюзе, в том числе по пенсионным пособиям и другим выплатам гражданам Евросоюза, проживающим в Великобритании. Не меньшее значение имеют пограничные решения британской Северной Ирландии и Ирландии: последняя не хотела бы сокращать свою экономику, тесно связанную с соседкой.

Передача Брюсселю дополнительных миллиардов евро мобилизует новых сторонников Brexit; и среди них министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон (Boris Johnson). Этот человек, как считают обозреватели, метит на более высокий пост и играет не последнюю роль в политике Кабинета министров.

Пол Дрехслер (Paul Drechsler), шеф одной из важнейших в Великобритании корпораций предпринимателей (Confederation of British Industry), призвал правительство Мэй к единству, дабы избежать коллизий, подобных «мыльным операм». «Каждая неделя затяжки решения приносит лишь дополнительные волнения и сеет хаос», – сказал он.

Быстро реагируют на Brexit международные компании и банки. В третьем квартале 2017 года доля «проголосовавших» за Туманный Альбион инвесторов сократилась до 27%, тогда как годом ранее она составляла 32%. В октябре 2017 года инвестиционная компания Goldman Sachs открыла новые отделения во Франкфурте и предупредила о том, что перевезёт туда своих сотрудников из Соединённого Королевства. Deutsche Bank тоже объявил о переезде 4000 работников во Франкфурт и другие европейские города. Планируют перемещение своего штата также JPMorgan, Lloyd’s, HSBC, Morgan Stanley и Citigroup.

К моменту встречи Терезы Мэй с председателем Европейского совета Дональдом Туском (Donald Franciszek Tusk) 24 ноября Еврокомиссия нанесла новую «пощёчину» Туманному Альбиону: по мнению последней, британские города более не квалифицируются как культурные центры Европы.

По просьбе Терезы Мэй, Евросоюз предоставил Великобритании ещё 10 дней для выработки базовых условий расставания. Начало второй фазы переговоров в середине декабря 2017 года всё ещё считается возможным.

Виктор Фишман

Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 1 декабря 2017 > № 2408658


Япония > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 1 декабря 2017 > № 2407343

Правительство Японии определит 30 апреля 2019 года Днем отречения Императора от престола

NHK стало известно, что японское правительство планирует определить 30 апреля 2019 года Днем отречения от престола Императора Акихито. На следующий день - 1 мая наследный принц Нарухито вступит на престол, знаменуя начало новой эпохи.

Это будет первый случай отречения от престола за два столетия, он завершит нынешнюю эпоху "Хэйсэй" по японскому традиционному календарю.

Процесс отречения от престола был замысловатым. В прошлом году в своем редком обращении Император высказал тревогу по поводу того, что преклонный возраст затруднит исполнение им своих обязанностей. Императору сейчас 83 года.

Конституция запрещает ему иметь какое-либо политическое влияния. Некоторые восприняли это послание как желание покинуть престол.

В Японии не существовало законодательных рамок для этого. Поэтому парламент принял специальное законодательство. Депутаты заявили, что они руководствовались в своем решении тем, что народ с пониманием относится к очевидному желанию Императора.

Япония > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 1 декабря 2017 > № 2407343


Япония > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 1 декабря 2017 > № 2407340

Дата отречения императора назначена на 30 апреля 2019 года

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ заявил, что на заседании Совета по делам императорского двора 30 апреля 2019 года было выбрано датой для отречения императора Акихито, а следующий день, первое мая, избран для вступления на престол наследного принца Нарухито.

Абэ председательствовал на заседании Совета по делам императорского двора в пятницу утром. Заседание посетили члены императорской семьи, лидеры парламента и судьи Верховного суда.

Абэ сообщил результат заседания императору. Позже он выступил в резиденции премьер-министра. Он заявил журналистам, что это отречение первое за 200 лет и за всю конституционную историю Японии. Он добавил, что испытывает сильные чувства по поводу того, что был сделан главный шаг для отречения императора.

На данный момент императору 83 года. В прошлом году он выразил желание об отречении, объяснив это тем, что ему может быть тяжело исполнять свой долг в столь преклонном возрасте.

Парламент принял специальный закон, который дает императору право на отречение. Этот закон был введен в силу в июне.

Конец апреля был выбран не случайно. Правительство желает провести серию церемоний в спокойной обстановке и избежать напряженного политического распорядка. С марта по апрель 2019 года пройдут местные выборы и в парламенте пройдут дебаты по бюджету на новый финансовый год.

Япония > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 1 декабря 2017 > № 2407340


Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > offshore.su, 30 ноября 2017 > № 2420560

При Европарламенте будет создан постоянный комитет по расследованию фактов агрессивного налогового планирования

Члены специальной комиссии Европейского парламента по расследованию случаев отмывания денег призвали создать постоянный комитет для расследования нарушений налогового законодательства.

28 ноября Специальный комитет парламента по борьбе с отмыванием денег, уклонением от уплаты налогов (PANA) провел публичные слушания по так называемым "Paradise papers".

Председатель комитета, Вернер Ланген, выступил в начале сессии с заявлением, что до того, как будет создан постоянный комитет при Европейском парламенте, должно быть инициировано специальное расследование фактов об агрессивном налоговом планировании, найденных в архивах "Paradise papers".

Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > offshore.su, 30 ноября 2017 > № 2420560


Эквадор > Внешэкономсвязи, политика > rusecuador.ru, 30 ноября 2017 > № 2412229

Референдуму в Эквадоре быть!

Президент Эквадора Ленин Морено подписал исполнительные указы № 229 и № 230 о проведении всенародного референдума. Об этом он сообщил на своей странице в социальной сети Twitter в минувшую среду. «Это право народа, и на основании ст. 105 конституционного закона «О судебных гарантиях и конституционном контроле», я направил в Национальный избирательный совет исполнительные указы №№ 229 и 230 о подготовке и проведении референдума. Голосуйте «Да»!», - написал президент.

Джоана Песантес, юридический советник президента, передала в тот же день секретарю CNE Фрусто Ольгин удостоверенные копии указов, уверив, что это делается во исполнение статьи 105 закона о защите конституционных прав. Ее сопровождали министр юстиции Росана Альварадо и исполнительный вице-президент Республики Мария Алехандра Викунья.

Эквадор > Внешэкономсвязи, политика > rusecuador.ru, 30 ноября 2017 > № 2412229


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 ноября 2017 > № 2411084 Дмитрий Медведев

«Разговор с Дмитрием Медведевым». Интервью пяти телеканалам.

Председатель Правительства ответил на вопросы телеведущих Валерия Фадеева («Первый канал»), Сергея Брилёва («Россия»), Ирады Зейналовой (НТВ), Игоря Полетаева («РБК») и Михаила Фишмана («Дождь»).

Из стенограммы:

С.Брилёв: Здравствуйте, уважаемые телезрители! В эфире ежегодный формат «Разговор с Дмитрием Медведевым». Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Здравствуйте.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, я как-то уже формулировал, что у этой программы есть две константы: Вы – в центре внимания – и телеканал, радиоканал ВГТРК как постоянный вещатель. У нас постоянно практически обновляется круг тех, кто задаёт Вам вопросы. По часовой стрелке: Ирада Зейналова – НТВ, Игорь Полетаев к нам присоединяется в этом году – представляет РБК, Михаил Фишман – телеканал «Дождь» и Валерий Фадеев – «Первый канал».

Дмитрий Анатольевич, я на правах традиционного каналовещателя задам традиционный вопрос об итогах года, но обозначу такую особенность этой линии: ваше Правительство – это уже правительство-рекордсмен, в новой России так долго ни одно правительство не работало. В то же время вот-вот истекает срок президентства, с которым ваше Правительство ровесники. Об этом чуть позже, пока всё-таки давайте о текущем годе.

Как Вы оцениваете результаты работы Правительства, как Вы оцениваете состояние экономики?

Д.Медведев: Мы обычно с этих вопросов и начинаем, и это правильно, поскольку нужно дать оценку тому, что происходило.

На мой взгляд, сегодня мы можем свидетельствовать, что экономика вошла в стадию роста и в целом те изменения, которые в экономике происходили, вполне благоприятны.

Кстати, вчера Владимир Владимирович Путин как раз сказал, что главное достижение или, так сказать, главная оценка уходящего года заключается в том, что экономика вышла из рецессии. Это именно так, потому что, я напомню, ещё в прошлом году у нас было падение развития экономики, то есть так называемый отрицательный рост, в размере (с учётом пересчётов) 0,2%. Немного совсем, но всё-таки рост был практически нулевой и даже отрицательный. В этом году ситуация другая. Сейчас, конечно, тоже прогнозов очень много, тем не менее все аналитики – и наши, и иностранные – сходятся, что по итогам текущего года мы получим приблизительно 2% прироста валового внутреннего продукта. Это не огромная цифра, но это всё-таки уже цифра, которая соответствует среднемировым темпам роста в развитых странах.

Далее. Что, может быть, ещё более важно, в этом году у нас будет зафиксирована рекордно низкая инфляция. По всей вероятности, она будет ниже 3%. Пока не называю абсолютных цифр. Нужно ещё, чтобы статистика поработала и год закончился. Но это будет абсолютным достижением за всю постсоветскую эпоху. То есть за весь период развития современной России инфляция никогда не опускалась так низко. Это имеет, конечно, прямое значение и для экономики, где такая инфляция позволяет выдавать более дешёвые кредиты, и для обычных граждан, для которых обесценение денег и платёжеспособность валюты становятся более понятными величинами.

Далее. Что немаловажно, в этом году мы можем констатировать, что происходит рост реальных доходов населения, рост реальной зарплаты. Она по итогам года, по всей вероятности, прирастёт приблизительно на 3%. Если говорить о номинальном росте, то это 7%. Это, может быть, тоже не самый выдающийся результат, тем не менее это важное изменение тренда. Это означает, что мы вошли в ситуацию, когда доходы уже не падают, а растут. И это очень важно, исключительно важно для всех граждан нашей страны.

Есть и другие очень серьёзные макропоказатели, на которые я хочу обратить внимание. Например, инвестиции в основной капитал, которые также характеризуют общую ситуацию в экономике. Они по итогам года вырастут более чем на 4%. Этого тоже мы не видели в последние годы, и это тоже результат развития экономики в этом году. Я не говорю о таких важных в целом показателях, как сбалансированность бюджета, валютные резервы, которые в этом году также прирастают. Наконец, исключительно важным является и то, что по итогам года мы можем констатировать, что курс рубля является стабильным и предсказуемым. Но об этом мы, вероятно, ещё сегодня поговорим, потому что эта тема всегда достаточно важная.

Это макропоказатели, показатели устойчивости экономики, и они и характеризуют истекший год. Но не менее важно и другое, и я об этом хотел бы сразу же сказать: несмотря на всякие мрачные прогнозы, несмотря на давление, несмотря на то, что сохраняют силу все вызовы, с которыми столкнулась наша экономика, мы в полном объёме исполнили социальные обязательства. Всё, что запланировали, мы сделали. И я считаю, что это неплохой результат, который показала экономика, и в целом неплохой результат деятельности всех структур, которые в этом принимали участие.

С.Брилёв: Хотелось бы услышать подробности.

И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, а если мы как раз заостримся на курсе рубля к доллару. Мы, конечно, слезаем с нефтяной иглы, у нас всё замечательно, у нас исторически низкая инфляция, но при этом мы же слышим разговоры о том, что низкая инфляция не может быть самоцелью, что производительность растёт не так быстро, как мы хотели бы, что происходит некое спасение, санация банков, что сейчас будут платить корпоративные долги и тому подобное. Близится конец года, и мы все помним, что бывает в конце года. Скажите, какой будет курс рубля, на Ваш взгляд, в ближайшие месяцы? И в чём сейчас хранить сбережения, потому что конец года – такой критический для россиян период?

Д.Медведев: Ирада, вообще самоцелью не может быть ни один макропоказатель. Самоцелью является рост благосостояния граждан Российской Федерации. Вот это важнейшая цель.

И.Зейналова: В рублях или в долларах?

Д.Медведев: Хорошо, если это происходит и в том и в другом.

Теперь отвечаю непосредственно на Ваш вопрос. Совершенно очевидно, что курс национальной валюты в настоящий момент стабилен, притом что на валютный курс всегда оказывает влияние целый ряд показателей, параметров. Это, конечно, и мировая финансовая система, соотношение между курсами основных резервных валют. Это внутреннее состояние экономики. Применительно к нашей стране совершенно понятно, что внутреннее состояние экономики в значительной степени продиктовано ценами на углеводороды, то есть нефтяными ценами. Плюс другие факторы, включая соответствующие внешние шоки или внешние воздействия типа санкций. Так вот сейчас по совокупности можно признать, что все эти параметры, хотя и оказывают влияние на курс рубля, но всё-таки не такое, чтобы он был таким волатильным, как несколько лет назад. Посмотрите, что происходило, например, с курсом рубля и что происходило с ценами на нефть. За последний год (чуть больше) нефть у нас колебалась в пределах до 50% – от 43 долларов за баррель до 65. То есть разлёт огромный. Раньше, когда мы наблюдали такую волатильность, такую динамику цен на нефть, точно так же за нефтью следовал рубль.

И.Зейналова: А теперь он отвязался.

Д.Медведев: А теперь он отвязался. И это очень хорошо, это означает, что он стабилен. Иными словами, за это же время курс рубля находился в границах между 56 рублями за 1 доллар и 64–65. Притом что и курс доллара, естественно, не является зафиксированным, он тоже двигался и изменялся за это время. Иными словами, экономика вошла уже в другую фазу.

Теперь отвечаю на вторую часть Вашего вопроса. Действительно, национальная валюта стабильна. Возникает вопрос, в чём хранить деньги. На этот вопрос, на мой взгляд, есть как минимум два ответа. Первый: конечно, зависит от того, какие цели преследует конкретный гражданин или компания, которая собирается какие-то деньги сохранить. Иными словами, готово ли это лицо к рисковым операциям. Таких операций не так много обычно происходит на рынке в удельном весе всех рыночных сделок. А второй вопрос, в чём хранит накопления гражданин и чем расплачивается гражданин в своей повседневной деятельности. С учётом того, что абсолютное, подавляющее большинство наших граждан хранит свои накопления сегодня в рублях, платит в рублях и получает зарплату в рублях, очевиден ответ, в чём хранить денежные средства, в чём хранить запасы.

И.Зейналова: То есть перед Новым годом традиционного обвала рубля…

Д.Медведев: Он не традиционный. У нас действительно была очень непростая ситуация, когда рубль подвергся такому воздействию и когда мы, по сути, перешли к открытому, свободному коридору, но ничего подобного в этом году не прогнозируется и представить себе невозможно.

М.Фишман: У меня тоже вопрос про экономический рост. Вы сказали, что экономика вышла из рецессии. Это отрадно, но вопрос о качестве роста всё равно стоит. Вы назвали цифру 2%, я сошлюсь на скорректированный прогноз Центрального банка по итогам года – темпы роста 1,8%. Так или иначе, это мало, это, по сути, прогноз на стагнацию. И если это так, то, конечно, встаёт вопрос, почему это происходит. Есть разные мнения. Есть мнение, что это эффект внешних факторов, санкций, цена на нефть упала, хотя она подросла в последнее время. Или есть мнение, эксперты об этом говорят: это наша экономика возможности в нынешнем своём виде исчерпала, и без реального разгосударствления экономики, без реальных гарантий прав собственности, без работающей судебной системы и так далее такой рост – это наш потолок.

Д.Медведев: Михаил, я всё-таки не могу согласиться с тем, что 2% – это стагнация. Потому что, скажем по-честному, некоторые страны позавидовали бы этим 2%. Вопрос, конечно, в том, какова база – база роста. У нас она не такая значительная, как мы бы хотели, и нас действительно 2% не устраивают, хотя это гораздо лучше, чем минус 2, или минус 3, или около нуля.

Теперь по поводу того, исчерпали ли мы возможности для роста или нет. Я думаю, что мы их, конечно, не исчерпали, но Вы правы в том, что наша экономика находится под воздействием того, что экономисты называют шоками. Это, кстати, было и в предыдущий период, и сейчас. Я имею в виду и внешние шоки, и внутренние шоки, или внутренние вызовы. Из внешних, естественно, – это цены на углеводороды, которые, хотя и подросли, всё-таки сильно отличаются от того, что мы имели три-четыре года назад. И внешние санкции, то есть попытки влиять на наше экономическое положение за счёт принятия политических мер отдельными государствами. Но не менее важной, а может быть, более значимой проблемой, конечно, остаётся структура нашей экономики, которая до сих пор в значительной степени ориентирована на углеводородный рост.

Да, она меняется. Мы эти факторы и в прошлом году с вами анализировали. Действительно, мы сейчас уже больше половины доходов, около 60%, получаем не от торговли нефтью и газом, а за счёт других источников. Но желательно, чтобы этих источников было процентов на 80, 85. Чтобы мы не так зависели от всех тенденций на рынке нефти. Поэтому задача изменения структуры экономики, проведения структурных реформ, в необходимых случаях и того, о чём Вы говорите: выхода государства из каких-то отраслей или, наоборот, если это целесообразно, захода государства в какие-то сегменты, – остаётся актуальной. Эту модель нужно будет реализовывать в ближайшие годы, если мы не хотим «замерзнуть» на 2%, а это действительно было бы плохо.

В.Фадеев: Дмитрий Анатольевич, продолжая тему структурных реформ и санкций. У нас ведь есть узкие места в экономике – высокотехнологичные отрасли: станкостроение, микроэлектроника. Это сложные отрасли. Они требуют очень серьёзной работы. И я не уверен, что только частный бизнес с этим справится. В связи с санкциями, в связи с рисками, которые есть у нас извне, какие предполагаются меры по развитию таких сложных отраслей?

Д.Медведев: Да, эти отрасли сложные, но исключительно важные для нас. И именно в этом и заключается несырьевой рост.

Меры понятны. Мы, собственно, их уже начали реализовывать. Это вложения в те отрасли, которые Вы называете. Вот то, что называется станкостроением или производством средств производства. Мы ещё совсем недавно приобретали по экспорту 87% станков. По сути, 90%. Сейчас эта цифра, по итогам этого года, уже будет в районе 70%. Тоже много, но это всё-таки уже существенная прибавка. Появились, кстати, и крупные игроки на этом рынке – сугубо российские. Такие, как группа «СТАН», например, и некоторые другие. Это уже сугубо российские участники. Притом что мы всё равно должны получать технологии, создавать совместные бизнесы с нашими иностранными партнёрами и так далее.

Если говорить о микроэлектронике, об IT, это тоже очень сложная сфера. Нельзя сказать, что мы никогда ею не занимались. Тот же самый Зеленоград ещё в советский период был создан как центр развития микроэлектроники. И наши ведущие предприятия также появились практически на основе того, что тогда создавалось. Главное, чтобы они соответствовали тому уровню, который диктует сегодняшняя ситуация. А это очень тонкие, сверхчувствительные вещи. Кстати сказать, часть этих технологий нам, естественно, поставили под санкции, чтобы мы себя чувствовали в этом смысле некомфортно.

Но мы должны всё равно развиваться, и мы всё равно должны использовать эти технологии в быту. Без такого рода технологий невозможно представить современную жизнь.

У нас ещё совсем недавно не было собственной внутренней платёжной системы. Дело ведь не в санкциях, а просто в том, что мир очень уязвим. Цифровые технологии уязвимы. Полным-полно всяких гавриков, которые вредят просто, принимая те или иные решения и воздействуя на ту же самую сеть. Мы создали свою платёжную систему. Но как эту платёжную систему эксплуатировать? Естественно, мы должны иметь свои чипы и свои карты. Это было сделано в форме этого проекта – карты «Мир». Задача в том, чтобы всё это было на самом высоком уровне.

Есть другие вопросы, которыми мы сейчас занимаемся, и я совсем недавно об этом говорил с коллегами из Евразийского союза: идея прослеживаемости товаров и электронных меток.

Вы понимаете, современный мир так устроен, что в принципе очень важно знать, каким образом товар к нам попал (любой – от зубной пасты и заканчивая автомобилем) и какие этапы прошёл. Для того чтобы ставить барьер контрафакту, для того чтобы ставить барьер всякого рода серым ввозам, нарушению законодательства, в конечном счёте просто неплатежам налогов с этих сделок. Поэтому прослеживаемость товаров, электронные метки – это будущее экономики. Только что была принята программа «Цифровая экономика», она именно на это и направлена.

Если говорить о вложениях, то эти вложения были и в антикризисной программе, и сейчас сохраняются. Это вложения по линии Фонда развития производства, по линии наших инновационных институтов. Например, если говорить о станкостроении, то в настоящий момент кредитная поддержка составляет около 3 млрд рублей, и это только по одному из каналов. Поэтому мы этим занимаемся, мы понимаем, насколько это важно, и понимаем, что в этом будущее нашей экономики. Здесь никаких сомнений быть не может.

И.Полетаев: Дмитрий Анатольевич, хотел затронуть вопрос, который коллега Михаил (Фишман) уже поднимал. По оценкам Аналитического центра при Правительстве, сейчас в России порядка 12 миллионов работающих бедных, за чертой бедности живут более 20 миллионов человек. И есть мнение, что снизить этот показатель удастся лет через пять-семь. Значит ли это, что бедность мы не сможем победить за счёт, например, повышения темпов роста ВВП до среднемирового уровня или выше в ближайшие годы?

Д.Медведев: Бедность – это, конечно, одна из самых кричащих проблем. Естественно, сама бедность является оборотной стороной недоразвитости экономики, потому что не может быть ситуации, когда экономика находится в слабом состоянии, а бедных вообще нет.

Очень важно, чтобы мы за счёт консолидированных усилий предпринимали реальные шаги, направленные на борьбу с бедностью, с низкими доходами людей. У нас действительно за последние несколько лет ввиду экономических проблем количество таких людей выросло. Оно всё равно существенно меньше, чем то, с чего мы начинали в начале текущего столетия, лет 10–15 назад. Тогда количество людей, которые имели доходы ниже положенного уровня, измерялось цифрой 30 миллионов человек. Но всё равно это большая, очень большая цифра. Это первое, что я хочу сказать.

Второе. Не может быть абстрактных призывов бороться с бедностью: давайте сделаем экономику лучше, и бедных будет меньше. Это, конечно, не так. Это абсолютно системная, конкретная работа, которая касается отдельных групп населения, именно тех, кому нужно помогать.

В чём проблема нашей социальной системы (она была и до сих пор остаётся)? Система в этом смысле не вполне справедлива, потому что она размазывает всё практически тонким слоем. И людям, у которых неплохие доходы, какие-то пособия положены, и людям, у которых доходы совсем низкие, – те же самые пособия. Поэтому идея адресности исключительно важна. Только её нужно довести до логического завершения, то есть взять на учёт любого человека, который нуждается в поддержке.

Какие это группы людей? Понятно, какие группы. Это пенсионеры, люди с ограничениями по здоровью, то есть инвалиды, и, как правило, люди, у которых большая семья, в том числе многодетные семьи. Именно по этим категориям и принимаются решения.

Если говорить о пенсионерах, то, конечно, здесь главная задача – увеличение пенсий. Вот то, с чем мы столкнулись некоторое время назад, – задача индексировать пенсии в соответствии с инфляцией или даже выше инфляции. Собственно, это мы сейчас обеспечили.

Если говорить о программах поддержки людей с ограничениями по здоровью, инвалидов, то это, естественно, программы их социальной и медицинской реабилитации. Такие программы мы тоже реализуем, они носят вполне конкретный характер.

Поддержка семей с детьми – это вообще ключевая задача, потому что мы знаем, в какой демографической ситуации находимся. Это наше будущее. И очень плохо, когда люди, которые принимают решения о том, как планировать семью, сталкиваются именно с материальными проблемами. Это главный ограничитель. Когда мы начинали программу материнского капитала и начали выплачивать это материнское пособие за рождение второго ребёнка, исходили из того, что это может простимулировать прирост детей. Так и произошло. Кстати, эта программа работает, и только что Президентом было объявлено, что он предлагает эту программу сохранить на последующий период – до конца 2021 года. Это долгожданное решение. Мне кажется, оно свою роль будет играть.

Были озвучены и некоторые другие, очень важные шаги. Напомню какие. Одно из таких новых решений – это пособия для тех семей, которые решили завести первого ребёнка. Потому что мы убедились, что сейчас уже пора стимулировать, побуждать людей к рождению не вторых детей, как мы это пытались делать 10 лет назад, а первых детей. И для этого вводится пособие – адресное, сразу подчеркиваю, это именно та адресность, о которой я говорил, – для семей, которые заводят первого ребёнка. Это пособие будет составлять один прожиточный минимум и выплачиваться до возраста полутора лет.

Есть ещё одно решение: за счёт материнского капитала платить аналогичное пособие, но уже тем, у кого вторые и третьи рождения, если эти семьи хотят получать дополнительные деньги.

Ещё одно важнейшее решение. Когда люди заводят семью и думают о детях, вопрос не только в том, что конкретно заработано в конкретный месяц, какие пособия выплачены, но и в том, где жить. Это самая главная, может быть, задача для любой семьи. Именно на это направлена ещё одна идея, заключающаяся в том, чтобы субсидировать ипотечные кредиты сверх уровня 6% (а по всем мировым расчётам, 6% – это именно та ипотека, которую вполне потянут абсолютное большинство семей, когда процентная ставка 6%). Так вот, разница между 6% и текущей ипотечной ставкой будет компенсироваться за счёт федеральных средств. Это будет касаться тех, кто заводит второго и третьего ребёнка, причём на три года и на пять лет такого рода меры вводятся. Мне кажется, это существенным образом и людей будет мотивировать, и, с другой стороны, простимулирует саму по себе ипотечную программу, что тоже для нас исключительно важно.

Все эти решения, как мне представляется, вкупе и направлены на то, чтобы мы помогли тем людям, у которых есть проблемы с доходами.

И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, я из года в год задаю один и тот же вопрос по поводу пенсий. Не хотелось бы в старости остаться совершенно беспомощным и без денег. Сейчас вдруг пошли заявления (которые, конечно, опровергли, но осталось ощущение, что дыма без огня не бывает), что Пенсионный фонд пуст и платить в принципе нечем. Притом что уже были разговоры, что индексируют пенсию только неработающим пенсионерам. И работающие в результате ушли в тень и не платят налоги, каким-то образом пытаясь выжить. Так есть чем вообще платить пенсии для этой категории? Потому что иначе будут работающие и неработающие не просто бедные, а нищие.

Д.Медведев: Ирада, понятно, что всякого рода негативная информация всегда оставляет глубокую рану в душе, потому что, как принято у нас говорить, осадочек остаётся. Вроде опровергли, а всё равно мутно как-то получается.

Хочу официально сказать и от имени Правительства, и от имени Пенсионного фонда: в этом смысле всё в порядке в Пенсионном фонде, деньги на выплату пенсий в полном объёме есть, и никаких проблем не будет вообще. Никаких проблем не будет.

Другое дело, что нам нужно думать, каким образом оптимизировать сами эти денежные накопления, как ими управлять, каким образом позиционировать государство в этой системе, взаимоотношения между федеральным бюджетом и Пенсионным фондом. Это всё задачи ближайших лет, но они никак не связаны с выплатами, где всё абсолютно в порядке. Тем более что пенсии касаются 43 млн человек, то есть пенсионеры – это, по сути, треть населения нашей страны. Поэтому это исключительно чувствительная тема, по которой не может быть никаких двусмысленностей. Деньги есть, всё будет выплачиваться.

Более того, мы исходим из необходимости выплатить пенсии и проиндексировать их в следующем году, даже не в феврале, а в январе. И эта индексация будет явно выше, чем инфляция, потому что инфляция, как я уже сказал в начале нашей программы, будет ниже 3%. Может быть, даже достаточно серьёзно ниже 3%, поживём – увидим. А индексация уже запланирована, на неё выделены деньги, она будет 3,7%. Это всё-таки означает, что мы вернулись к нормальному состоянию, когда индексация происходит на размер инфляции или выше этого размера. Таким образом мы и будем поступать, здесь никаких сомнений нет.

И.Зейналова: То есть те, кто это всё говорил, не правы?

Д.Медведев: Кто это всё говорил, имели в виду совершенно другое. Потому что именно те, кто это всё говорил, потом сами на эту тему давали опровержения. Если Вы имеете в виду несколько слов, которые сказал Алексей Кудрин: он сказал, что имел в виду необходимость развития пенсионной системы, а не наличие там денег, мол, его слова выдернули из контекста.

С.Брилёв: Тогда давайте про налоги. Это мой любимый вопрос. Мне пару лет назад досталось от зрителей, когда я зримо обрадовался на Ваш ответ, что не будет меняться НДФЛ. Сейчас опять пошёл новый круг разговоров о налоговой нагрузке. Но я на НДФЛ хотел остановиться, потому что он касается всех. Дмитрий Анатольевич, он всё-таки останется плоским? То есть пусть он будет не 13, а 15–17%, лучше пониже, если честно... Но плоским он останется – налог на доходы физических лиц?

Д.Медведев: Мы пообещали, что в течение текущего периода (Президент об этом сказал, Правительство это всё ретранслировало) не будет меняться основа налоговой системы. И мы это выполнили, что бы ни говорили, как бы ни упрекали нас в том, что мы какие-то квазиналоговые платежи вводим и так далее. Понятно, налоговая система сложная, но в целом основа налоговой системы, налоговые ставки все сохранились. Назовите мне страну, где было бы так же, как у нас, где на протяжении четырёх-пяти лет вообще не менялись налоговые ставки. Таких стран практически нет. Поэтому здесь мы всё сделали.

По поводу НДФЛ. Никаких решений в настоящий момент об изменении НДФЛ нет. Возможны ли изменения в будущем? Вечных налогов не бывает. Я могу лишь сказать только то, что плоская шкала НДФЛ оказалась очень удачной для нашей страны. Она себя оправдала – мы вытащили из тени огромное количество доходов, налоги не боятся платить не только люди с низкими доходами, но и очень богатые люди. Рост собираемости вырос, мы собираем до 3 трлн налога на доходы физических лиц в год – это огромная сумма. Конечно, принимая решение о том, в какую сторону идти, надо думать о том, сколько мы будем собирать, если ставка изменится, и о том, кто что будет платить.

С.Брилёв: Могут начать мухлевать, называя вещи своими именами...

Д.Медведев: Не исключено, если, например, сделать что-то неграмотно. Тогда явно произойдёт возврат к конвертам, серым и иным платежам, бюджет не будет получать необходимые доходы – всем будет от этого только хуже. Это не означает, что никогда нельзя покуситься на эту самую плоскую шкалу. Более того, мы с вами об этом говорили, большинство современных развитых стран, стран с развитой экономикой, всё-таки имеет более сложную шкалу налогообложения, чем мы. Я не говорю – пропорциональную систему, но более сложную шкалу.

Например, Вы говорите про 13%, но у нас есть люди с очень низкими доходами, о которых мы говорили. Наверное, гипотетически можно рассматривать и вариант введения каких-то льгот, когда люди с очень низкими доходами вообще налог не платят. Вычтут из налогооблагаемой базы, совершенно справедливо. С другой стороны, часть людей, наверное, способна платить и несколько больший налог. Всё это надо взвесить и принять окончательное решение. И чтобы на позитиве закончить, я считаю, что простая для исчисления, понятная шкала налога на доходы физических лиц себя оправдала. А там посмотрим.

И.Полетаев: Дмитрий Анатольевич, хотел глобальный экономический вопрос задать. Международные рейтинговые агентства не исключают, что триллионные затраты на оздоровление проблемных банков с участием ЦБ могут в перспективе привести к бюджетному кризису. Что думаете по этому поводу? И Вы в целом довольны работой финансовой системы?

Д.Медведев: Главное не в том, доволен ли я. Довольны ли люди, как работает финансовая система, граждане нашей страны? И, естественно, компании, бизнес доволен ли, как работает финансовая система? Это две ключевые составляющие. Я считаю, что в настоящий момент наша финансовая система находится в стабильном, равновесном, нормальном состоянии. Несмотря на сложности, которые у нас были несколько лет назад, эта система была отбалансирована за счёт удачных решений, которые принимал Центральный банк, они были резонансными, но в конечном счёте оказались удачными для финансовой системы. Правительство в своей части эти решения также принимало или поддерживало. То, как они были реализованы, привело к тому, что финансовая система находится в стабильном состоянии.

Это не значит, что мы полностью спокойны и не должны ничем заниматься. Центральный банк продолжает активную работу по наведению порядка в финансовом мире. У нас действительно было очень много банков, часть их либо не имели достаточного капитала, для того чтобы развиваться, либо принимали решения, направленные на поддержку отдельных групп акционеров, по сути, обесточивая деятельность самого банка и выводя деньги через весьма сомнительные операции. По таким банкам Центральный банк принял решение отозвать лицензию, закрыть. Это проблемная история, это всегда иски, споры, люди теряют деньги. Но это всё равно расчистка финансового поля, потому что, когда таких банков становится очень много, они могут расшатать всю систему, в том числе даже самые крупные банки. Поэтому необходимость наводить здесь порядок никаких сомнений не вызывает. Мне кажется, что Центральный банк с этим справляется.

Для банков очень важны показатели – формирование резервов, достаточность капитала, норматив риска на одного заёмщика, вопросы ликвидности, то есть наличия достаточного капитала, денег в самом банке. За всеми этими позициями Центральный банк и Правительство в той части, в которой это касается Правительства, следили и будут следить. Но оснований полагать, что эти меры приведут к какому-то обратному эффекту, абсолютно нет. Наоборот, мне кажется, что наша финансовая система в результате всего того, что происходило в последние два-три года, укрепилась. Это, кстати, в известной степени проявляется не только в показателях нашего финансового мира, но и в котировках нашей валюты, о которых мы уже говорили.

В.Фадеев: Дмитрий Анатольевич, позвольте вернуться к социальной теме. Обманутые дольщики. Одно время казалось, что тема закрыта и обманутые дольщики навсегда останутся обманутыми. Но в этом году очень серьёзные сдвиги произошли: закон принят Государственной Думой, чтобы больше таких обманутых людей не было, принимаются какие-то серьёзные меры. Люди, которые уже потеряли веру в то, что квартиры свои получат, веру, кажется, снова приобретают. Что здесь делается? И стало ли меньше уже обманутых дольщиков?

Д.Медведев: Вы правы, Валерий, что определённые решения приняты. На мой взгляд, решения долгожданные. Но это не значит, что на этом нужно останавливаться.

Проблему дольщиков я бы разбил на две части. Первая заключается в том, чтобы в будущем не допускать манипулирования деньгами дольщиков. Для этого принят закон, создан Фонд защиты прав граждан – участников долевого строительства. Причём эта защита осуществляется двояко: или путём помещения накопленных средств собственно в достройку, или путём выплаты компенсаций. Средства эти должны быть заложены в сами договоры, по которым организация, осуществляющая долевое строительство, обязана перечислить часть стоимости строительства…

В.Фадеев: Пугают, что цены сразу вырастут.

Д.Медведев: Там всего 1,2%. Это никак не скажется на стоимости строительных услуг и вообще подрядных работах. Более того, Вы знаете, что в последнее время эти цены падают. И наши застройщики, наши подрядчики как раз волнуются по этим причинам. То есть на ценах, на строительном рынке это практически никак не сказалось. Но это создаёт денежный мешок, за счёт которого можно эти проблемы решать. Это часть проблемы.

Есть другая часть проблемы. Она заключается в необходимости помочь тем, кто уже попал в эту ситуацию. На них эти правила в таком объёме распространяться не могут, и там это уже штучная работа, которую ведут регионы при поддержке федерального Правительства. Там есть самые разные проблемы. Регион от региона сильно отличается. Где-то много таких людей, где-то их совсем мало. Где-то регион был успешен и решил эти задачи, где-то очередь и необходимость достройки домов измеряется десятками тысяч. Всё это нужно развязывать, делать это внимательно, относясь с предельным вниманием и тактом к тем, кто попал в такую ситуацию. Я получаю огромное количество таких обращений. В социальных сетях люди пишут. Естественно, мы стараемся указывать регионам, на что обратить внимание. И деньги на соответствующие цели в федеральном бюджете есть. Это, правда, не позволяет решить проблему одномоментно, тем не менее здесь тоже понятно, что делать. Это вторая вещь.

И третья – на будущее. Нужно действующие договоры завершить, закрыть всю проблему обманутых дольщиков, которая сформировалась за последние годы. А на будущее вообще нужно отказаться от договоров долевого строительства. Это всё, если хотите, рудименты прежней эпохи. Это всё – наследие недоразвитого жилищного рынка. Ни в каких других странах не существует таких договоров долевого строительства. Ипотека – да. Взял деньги, желательно по нормальной ставке, и купил квартиру. А здесь из-за того, что финансовая система работала так себе, что называется, из-за того, что строительные технологии были не на высоте, нужно было финансировать стройки за счёт самих граждан, и у нас появилась эта модель.

На будущее надо постепенно уходить из долевого строительства в нормальную, цивилизованную ипотеку – с субсидиями в случае необходимости, в том числе за государственный счёт или за счёт работодателя, что, кстати, тоже очень распространено. Это и будет лучшей гарантией от манипулирования деньгами тех, кто хочет приобрести квартиру.

И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, ещё по поводу поддержки. Это очень красиво звучало: хватит кошмарить бизнес. И все говорили: мы прекратим кошмарить бизнес, хватит... И вдруг я разговариваю с учителями, разговариваю с врачами и сталкиваюсь с совершенно удивительной проблемой: кошмарят социальную сферу. Учителя должны составить миллиард бумаг, чтобы купить каждый учебник. Ученика нельзя попросить стереть с доски, потому что это может быть рассмотрено как использование детского труда. Врачи должны составить тысячу бумаг, потому что каждая таблетка может оказаться в одном списке и не оказаться в другом. В результате реформа здравоохранения, которую мы все так ждём и так хотим получить, выливается в то, что формально врачи должны отчитываться о неких невероятных научных работах, а не решать проблему, как добраться до отдалённой деревни. Каким образом в эту реформу здравоохранения сейчас заложена сама проблема повышения доступности медицинских услуг и повышения качества в принципе профессиональных услуг в социальной сфере? Иначе врачи погрязнут в формальных бумагах, и нам не достанется ни образования нового, ни здравоохранения…

«Разговор с Дмитрием Медведевым». Интервью пяти телеканалам

«Разговор с Дмитрием Медведевым». Интервью пяти телеканалам

Д.Медведев: Что нужно делать? Во-первых, отчётность в целом нужна, полностью от неё отказаться нельзя. Потому что если сказать: вообще ничего не фиксируйте, не записывайте, – может быть оборотная сторона, попадём в другую крайность, когда невозможно отследить, как человека лечили, как человека учили, что происходило в школе или больнице. Но, конечно, эта отчётность должна быть разумной, а не запредельной. За последнее время ворох этой отчётности действительно разросся, на это указывают все: учителя, врачи, работники социальной сферы и сами граждане, которые вынуждены проводить много времени во врачебном кабинете, причём 80% этого времени врач что-то пишет, пишет и не смотрит на пациента.

Что делать? Внедрять современные формы контроля и отчётности. Что это за формы? Это электронные формы, ничего тут сверхъестественного нет, врач всё делает в электронном формуляре. У него всё есть уже, он просто несколько позиций расставляет и отчитывается точно так же. Это совершенно нормально. То же самое делает социальный работник, потому что мы переходим к тому, чтобы вести трудовые книжки в электронной форме. То же касается и учителей. Это одна сторона задачи. Вторая сторона задачи заключается в том, чтобы обеспечить лучшую доступность, о чём Вы говорите. И здесь тоже на помощь…

И.Зейналова: Чтобы врачи компьютером умели пользоваться...

Д.Медведев: Я думаю, Ирада, что всё-таки уже умеют пользоваться. Мне самому казалось, что всё у нас в этом смысле сложно. Я 10 лет назад начинал в нашей стране переход школ к интернету, что называется. Тогда у нас и подключений было совсем немного. И когда я заходил в школу, смотрел, как наши учителя, часто уже солидного возраста, с тоской смотрят на все эти компьютеры, которыми легко пользуются дети. Нет сейчас этой проблемы, все научились. И это, мне кажется, абсолютно нормально. Но очень важно, чтобы была обеспечена доступность, и эта доступность действительно связана с использованием современных цифровых технологий. Ведь вовсе необязательно, для того чтобы проконсультироваться, пациента везти куда-то из района в областной центр. Иногда это сотни километров, это тяжело, и пациент, человек просто может чувствовать себя неважно. Но если есть электронная связь, если есть прямая коммуникация по интернету, можно показать все данные обследования, приборы, которые снимают показания с пациента, и получить квалифицированную консультацию или в региональном центре, или даже в Москве, в ведущем центре (причём это займёт 15 минут), составить правильную картину и принять правильное медицинское решение. Это очень важно, и сейчас мы обсуждаем вопрос о том, чтобы дополнительные деньги направить на создание такой системы электронных коммуникаций между центральными районными больницами, региональными больницами и федеральными клиниками.

М.Фишман: Я про отчётность и про то, как кошмарят, продолжу. Только я про театры спрошу. Вы наверняка знаете про уголовное дело «Седьмой студии». Знаменитый режиссёр Кирилл Серебренников сидит под домашним арестом. Софья Апфельбаум, бывший руководитель профильного департамента в Министерстве культуры, тоже бывший руководитель театра, сидит под домашним арестом. Алексей Малобродский, бывший генеральный продюсер «Седьмой студии», сидит в СИЗО, за решёткой уже пять месяцев. Отчётность проверять надо, это понятно. Но здесь масштаб выдвинутых обвинений и агрессия, которая при этом проявляется, выходят за мыслимые пределы. Театральное сообщество реагирует. Союз театральных деятелей уже сказал, что это, по сути, демонстративная избирательная акция устрашения, кампания, развёрнутая против театров. Они говорят, что законы такие, что такие претензии можно предъявлять любым театрам. По сути, криминализуется нормальная, обычная театральная деятельность. Хватай любого. Союз музеев России их тоже поддержал, тоже говорят, что законы надо менять. И конечно, я хочу спросить, как Вы смотрите на это дело конкретно и на всю эту ситуацию?

Д.Медведев: Я думаю, что наши представители творческих профессий правы в том, что законодательство в этой сфере крайне несовершенно. Применительно к театрам, кинопроизводству, целому ряду других творческих профессий.

Я тоже неоднократно это обсуждал с ними. К сожалению, перемены не так быстры, как нам бы всем хотелось. Всё крутится вокруг государственных закупок и государственных услуг. Это так называемый 44-й закон, который диктует в общем вполне понятные конкурентные требования. И мы все за конкуренцию. Рынок есть рынок. Но как только мы переходим в творческий мир, все эти критерии дают сбой. Одно дело – закупать скрепки и карандаши по конкурсу, а другое дело – реквизит, или создавать что-то на сцене, или заниматься кинопроизводством где-нибудь в далёкой деревне. Какой там конкурс? Единственный исполнитель? Это первое.

Второе. Я с этим уже неоднократно сталкивался, ко мне обращались режиссёры: знаете, мы фильм снимаем, сейчас все заложено в систему, которую Минфин предложил, систему контроля и администрирования по линии казначейства. Всё это хорошо, мы с этим полностью согласны, но как нам расплатиться с плотником, который нам какие-то декорации создаёт где-то в далёком сибирском местечке? Нам нужны наличные деньги, без них мы ничего не сделаем, у него нет счёта, с ним невозможно расплатиться карточкой.

Мы идём навстречу, и по системе казначейского сопровождения я лично дважды давал указание каждый год, чтобы здесь были применены более гибкие критерии. Но в целом система государственных подрядов и государственных закупок применительно к театрам, к кинопроизводству, к другой творческой деятельности должна стать более лояльной. Но, как обычно, вопрос в пределах этой лояльности. Мы с вами не можем допустить и другой ситуации, когда нам скажут: знаете что, вот я буду снимать фильм, мне нужно 5 млн рублей, выдайте мне всё это наличными, потому что я не смогу ни с кем из участников кинопроизводства расплатиться иным способом. Отчитываться – ну какие-то бумажки вам принесу.

Тоже вопрос. Поэтому здесь нужно создать работающую модель. Это первое. Второе – это, конечно, вопрос точности отражения всех этих действий в бухгалтерии. Вы сказали, что наши коллеги из творческой среды говорят, что подобные претензии, по их мнению, можно предъявить к любому творческому производству – к кинопроизводству, и к театральному производству. Наверное, огрехи есть у всех, но всё-таки задача тех, кто этим занимается, по максимуму следовать существующим правилам. Это сложно, но этому нужно уделять внимание. Так делают во всём мире. Таким образом, движение должно быть встречным – с одной стороны, нужно создать более понятную, более работоспособную, более лояльную, если хотите, рамку творческой деятельности и её оформление в правовом виде для творческих профессий, а с другой стороны, сами представители творческих профессий, сами организации, которые этим занимаются, должны максимально внимательно следить за тем, что у них происходит.

Теперь в отношении этого дела. Мне, конечно, сложно сейчас комментировать, потому что там ещё следствие идёт. Дело очень резонансное, комментировать подобного рода вещи – неблагодарная история. Надо точно разобраться, где там возможные нарушения, а где, по сути, необходимость принятия оперативных решений, которые не выходят за рамки закона. Надеюсь, что следственные и судебные структуры с этим смогут разобраться.

М.Фишман: Дмитрий Анатольевич, Вы позволите, я уточню (потому что Вы сами говорите, что резонансное дело, и действительно нашу аудиторию это очень и очень беспокоит) про избирательность? Буквально на днях Следственный комитет прекратил уголовное дело против директора другого крупного театра, это Новосибирский театр оперы и балета, по срокам давности. Они похожи, эти сроки давности, а тут люди сидят в СИЗО. И это как бы избирательность…

Д.Медведев: Я Вам скажу так, Михаил, мне было бы очень грустно, если бы окончательные решения принимались только с учётом истечения сроков давности. Желательно всё завершить в положенные законом сроки. Это первое. Второе. Всегда у всех процессов есть разные стороны. Есть правоохранительные органы, есть суд, а есть истцы, которые, например, считают, что в действиях тех или иных людей, лиц, организаций, в том числе творческих, содержатся составы административных или уголовных преступлений. И эти истцы имеют право на обжалование, в том числе решений, которые принимаются МВД, прокуратурой и даже судом. Применительно к другим казусам, о которых Вы говорите, я не знаю, как они будут поступать. Это в их праве. Так может и государство поступать, так поступают и другие участники.

В.Фадеев: Дмитрий Анатольевич, позвольте вернуться к социальным проблемам. Ещё одна острая проблема – цены на лекарства. Из аптек вымывается дешёвый ассортимент. Это явление последних лет. Производителям и торговцам выгодно работать с дорогими лекарствами. Даже если говорить о списке жизненно необходимых лекарств, там ведь наценка фиксируется, и, конечно, тоже им выгодно, чтобы лекарство было как можно дороже. Это важнейшая проблема, и это тема, которая касается проблемы бедности, о которой Вы говорили. Какие здесь принимаются меры?

Д.Медведев: Это действительно важнейшая тема, она касается абсолютно всех людей в нашей стране, потому что лекарства так или иначе принимают все. Мы говорили о контроле. Это та сфера, где контроль государства должен быть неослабным, постоянно жёстким. Кто этим занимается? Этим занимается Федеральная антимонопольная служба в целом в рамках государственного регулирования. Мы сейчас с учётом того, что экономика у нас рыночная, конечно, не регулируем в полном объёме цены на лекарства, но следим за сбалансированностью этих цен. И это важнейшая задача государства, Правительства и Федеральной антимонопольной службы.

Каким образом достичь этой сбалансированности? Деньги там вращаются огромные. Я сегодня с утра специально, понимая, что так или иначе мы будем об этом говорить, позвонил министру, спросил, на что мы рассчитываем в будущем по поводу финансирования, приобретения лекарственных средств по федеральной и региональной линии. Это приблизительно полтриллиона рублей ежегодно – федеральные и региональные бюджетные средства. Они через бюджет и через систему обязательного медицинского страхования идут. Надо следить, чтобы эти деньги шли на дело, чтобы они были направлены на приобретение действительно жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Это список, который утверждает Правительство. Я как Председатель Правительства его подписываю. Сейчас он состоит из 699 наименований. Было 400–500 наименований, а сейчас уже почти 700. Это очень важно: чем шире этот список, тем выше доступность этих препаратов.

Второе. Очень важно следить за обязательным ассортиментом в аптеках, чтобы не происходило так: лежит дорогой препарат, а дешёвого препарата нет. И это дело контрольных инстанций. За этим обязательно должны следить и Минздрав, и антимонопольная служба, и другие организации, которые призваны за этим наблюдать.

Третье. Очень важно, чтобы сами препараты были и качественные, и разумно дешёвые, чтобы они продавались по приемлемым для людей ценам. Как этого достичь? Понятно, всё, что покупается за валюту, всегда дороже. У нас и вера определённая сформировалась в то, что иностранная таблетка работает лучше, чем российская. К сожалению, не беспочвенно. Целый ряд производителей действовал не очень красиво. Надо обязательно наводить порядок на фармакологическом рынке. У нас сейчас приблизительно 70% препаратов в стоимостном измерении приобретается из-за границы и только 30% – внутри страны. Но по наименованиям ситуация иная: у нас 60% наименований, так называемых международных медицинских непатентованных наименований, приобретается внутри страны и только 40% – из-за границы. Если взять список жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, там уже 85% приобретается внутри страны.

Почему я об этом говорю? Это не только поддержка нашей фармацевтической промышленности. Просто объективно это дешевле. И это не зависит от колебаний иностранной валюты и соотношений между рублём и другой валютой. Вот это ключевая задача. Это и есть импортозамещение, которым мы занимаемся и на которое мы должны обращать самое пристальное внимание.

Наконец, самое важное. Нужно, чтобы все участники этого рынка вели себя ответственно. Мы сейчас приняли решение о том, чтобы маркировать лекарства по-новому и использовать другую упаковку. Сразу же появились вопросы – мол, это приведёт к росту стоимости лекарств и так далее. Нам нужны качественные, а не поддельные препараты. Нам нужна нормальная, современная фармацевтическая промышленность. Мы знаем, сколько там проблем и махинаций. Поэтому нужно навести на этом рынке порядок. Тогда в аптеках будут нормальные, дешёвые российские препараты, не хуже иностранных.

И.Полетаев: Дмитрий Анатольевич, позвольте к хлебу насущному, в прямом смысле. В России несколько лет подряд рекордный урожай зерна, в том числе пшеницы. В связи с ростом поставок из нашей страны падают цены и на мировом рынке, и внутри России. Для аграриев это проблема. Режутся инвестпрограммы, сокращаются рабочие места. Планирует ли государство жёстче регулировать зерновой рынок? И как в итоге сбалансировать цены и интересы аграрных производителей?

Д.Медведев: Я начну с того, что мы добились выдающихся результатов. Просто здесь хочется похвалить всех аграриев. И в конечном счёте похвалить те меры, которые мы принимали для поддержки сельскохозяйственной отрасли. 140 млн т зерна – зерновых и зернобобовых – это результат, которого никогда не знала наша страна, ни в каком веке, ни при каком строе, ни при каком государстве. Результат выдающийся. Теперь нужно этим грамотно распорядиться.

Мы превратились в самого крупного нетто-экспортёра пшеницы и зерновых. Это капитал, это валюта. И в принципе это может помочь нашим аграриям. Поэтому, если мы выйдем на уровень экспорта порядка 45–50 млн т, а этот урожай позволяет это сделать, с соблюдением всех норм о переходящих запасах, чтобы всё было в порядке с обеспечением хлебом, зерном всех производителей, – это решит многие задачи. Это первое.

Второе. Надо, конечно, вкладываться в глубокую переработку зерна. Это современные технологии, это производство аминокислот, это просто огромное количество различных добавок, которые используются в том числе для поддержки животноводства, для развития животноводства. Это второе.

Третье: очень важно, чтобы наши логистические возможности были приведены в соответствие с нашими возросшими возможностями по производству зерна. То есть это инвестиции в порты, инвестиции в дороги.

И четвёртое, но связанное с третьим, – это тарифная составляющая. С учётом конкретных результатов, которых мы добились в этом году, выдающихся результатов по сбору урожая, мы приняли ряд решений, и ещё примем, о том, чтобы поддержать аграриев за счёт использования более низких тарифов на железнодорожные перевозки.

И.Зейналова: А вагонов-то у нас хватит?

Д.Медведев: Хватит.

М.Фишман: Если можно, спрошу у Вас о политике снова. Мы подводим итоги года. Один из итогов года: в этом году очень много заменили губернаторов, около 20 замен – уволены, поставлены исполняющими обязанности. Была группа весной, потом большая группа осенью. Это беспрецедентный масштаб замен. Я, по крайней мере, такого не помню. Среди них много «варягов», то есть тех, кто изначально не связан с регионами, на которые их ставят. Среди них есть, кстати, и заместители министров в вашем Правительстве. Вы их, наверное, хорошо знаете. Поэтому интересно, что Вы об этом думаете. В частности, меня волнует такой вопрос: не означают ли такие масштабные перестановки, с которыми мы впервые сталкиваемся, что за этими новыми губернаторами де-факто закрепляется статус представителя центральной власти на местах, несмотря на их формальную избираемость? Вроде бы выборы есть, но тем не менее?..

Д.Медведев: Если говорить об общей тенденции, то мне она кажется правильной. Она, кстати, появилась не сейчас, не в этом году. Она была и в предыдущие годы, и даже в предыдущий период. Мы достаточно активно начали эти процессы, связанные с омоложением губернаторского корпуса, наверное, уже, лет восемь-десять назад. Действительно, сейчас это был большой отряд людей, относительно молодых, которые получили новые назначения. Но я обращаю внимание, что пока они только временно исполняющие обязанности. Их ещё должны избрать. Часть из них уже получила доверие, в том числе те самые «варяги», о которых Вы говорите. Это не является ключевым фактором, хотя, конечно, люди всегда, когда голосуют, смотрят: свой – не свой, разбирается в проблемах или не разбирается.

Я во многих регионах был и в период, когда избирательная кампания была, и смотрел, как работают назначенцы, за которых тогда ещё не проголосовали. Я был, честно сказать, приятно удивлён, как быстро они погрузились в местный материал. Знаете, есть какие-то колебания: вот человек умный, толковый, но как он на землю встанет? Сможет он разговаривать с людьми на одном языке, принимать решения вполне земные, а не рассуждать абстрактно о том, как кривая доходности будет расти? Очень неплохо они вписались. Конечно, всё будет зависеть от них, их команд, от того, как они будут работать. Это касается и бывших заместителей министров, это касается и других людей.

Теперь в отношении того, кто такой губернатор. Я напомню, что губернатор – это не президент субъекта Федерации в том смысле, в котором мы понимаем фигуру общенационального Президента, который является гарантом Конституции.

Вообще, руководитель субъекта Федерации, как правило, или в 99 процентах случаев, – это глава исполнительной власти. Поэтому они де-факто и де-юре и так являются участниками большой вертикали исполнительной власти, во главе которой стоит Правительство, соответственно, правительство субъектов Федерации и те лица, которые принимают исполнительные решения в муниципальных образованиях. Их не надо из этого контекста вырывать. Но, конечно, самое главное – это поддержка людей. И сейчас другая группа людей, которые получили подобные назначения, должна доказать свою работоспособность в этих условиях.

Я ведь не только глава Правительства, но и руководитель крупнейшей политической партии. Я со всеми кандидатами встречался и с каждым из них разговаривал, спрашивал (особенно это касается, например, заместителей министров): заместитель министра – очень высокая должность, в то же время ты отвечаешь за конкретную отрасль или подотрасль и в ней можешь быть докой, абсолютным авторитетом для кого-то, принимать управленческие решения в масштабах всей страны. А здесь тебе нужно будет заниматься другими вещами. Ты должен разбирать всякие спорные ситуации, заниматься жильем, следить за канализацией, водопроводом, газоснабжением. Ты к этому готов? Тебе это интересно? И надо отдать им должное, они все говорят: да, это вызов, это интересно, мы хотим быть полезными своей стране и конкретному региону.

Посмотрим, что у них получится.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, я пытался вспомнить, куда я сам за этот год съездил к новым губернаторам. Тула, Ярославль, Иваново, Калининград, Киров, Самара, Новгород, Рязань, Пермь – всех не упомню. Но знаете, какая штука? Я, конечно, не начальник, я рядовой избиратель, налогоплательщик, но всё-таки как журналист тоже что-то вижу. Омоложение состоялось, обновление тоже состоялось, но в принципе система управления остаётся в общем-то старой. У нас государство вроде как федерация, а управление в известной степени унитарное. Взять те же самые межбюджетные отношения. Для того чтобы выполнить майские указы Президента, регионы, в том числе те, которые я перечислил, залезали в долги. Есть разные механизмы решения этой проблемы. Но в целом, по Вашим ощущениям, если эти долги прощать, то их списывать? Или, может быть, предоставить регионам больше самостоятельности, для того чтобы наша, по сути, унитарная федерация стала больше федерацией? Хотя это опасная штука. Не всякий регион это может потянуть. Палка о двух концах, я понимаю.

Д.Медведев: Вот видите, Вы, не будучи начальником, как Вы сказали, уже всё абсолютно правильно разложили в том смысле, что здесь всегда палка о двух концах и нужно держать баланс.

Действительно, наши регионы все очень разные. Одно дело Москва, а другое дело, например, Чукотка. И по масштабам, и по населению, и по удалённости от центров.

Второе. У всех регионов есть свои проекты. Я уверен, что абсолютное большинство этих проектов создавалось для того, чтобы помочь региону, помочь людям, развить экономику. В ряде случаев эти проекты были не очень хорошо просчитаны. Залезли в долги, в том числе в коммерческие долги, назанимали денег.

С.Брилёв: Необязательно по майским указам.

Д.Медведев: Необязательно. Я говорю в основном про инвестиционные долги.

И.Зейналова: Майские указы так и не выполнили, а в долги залезли.

Д.Медведев: И такое бывает. Хотят показать, как у них инвестиции хорошо идут, в то же время не следят за бюджетной сферой. Всё это есть. Поэтому ситуации разные. Как мы собираемся эти ситуации разрешать? Или как помогать регионам? А помогать им всё равно придётся. Несмотря на федеративный характер государства, всё равно мы несём всю полноту ответственности – я имею в виду федеральное Правительство – за то, как работают экономические механизмы в регионах.

Что нужно делать? Конечно, нужно посмотреть, что это за кредиты. И по возможности (мы это делали в этом году и в прошлом году) перевести часть коммерческих кредитов в бюджетные. Это, безусловно, помощь, потому что там другая кредитная ставка. Приблизительно 50% этих кредитов мы уже перевели в бюджетные кредиты.

Второе – можно подумать о реструктуризации задолженности. И такие решения принимались. В общей сложности её реструктурировали приблизительно на 700 млрд. Это тоже существенная помощь.

Третье, условно, – система дотаций, трансфертов, поддержки самих регионов. В этом году это чуть больше 600 млрд рублей. Все эти меры в совокупности позволяют удерживать ситуацию. Но, конечно, руководители регионов должны вести себя ответственно. И когда они принимают решения, они должны прежде всего просчитать свои социальные обязательства, и это самое главное, что есть: зарплата, пособия, какие-то иные выплаты, которые идут за счёт регионального бюджета, включая, естественно, и то, что положено по указам Президента от 7 мая 2012 года. То есть, развитие собственной социальной сферы, и уже после этого – развитие экономики. Поэтому это вопрос выстраивания приоритетов. Но мы губернаторам – и новым губернаторам, и тем, кто уже давно работает, – будем помогать, конечно.

С.Брилёв: Но в принципе регионам самостоятельности прибавить стоит, как Вы считаете?

Д.Медведев: Понимаете, это ещё одна тема, которую я не назвал. Мы сейчас проводим мониторинг так называемых федеральных полномочий – иными словами, что они могут забрать из федеральных полномочий, что не могут. Нужно смотреть, как это соотносится с региональными полномочиями, потому что часть регионов говорит: да мы и это готовы взять. Берут, а потом исполнить не могут.

С.Брилёв: Ну да, у нас асимметричная Федерация такая получится.

Д.Медведев: Понимаете, здесь вопрос в чём: у нас не может быть абсолютно симметричной Федерации, потому что, если бы у нас все наши территории, земли были абсолютно одинаковыми, тогда было бы легко, но они же очень разные. Экономические возможности разные. В Москве, ещё раз говорю, 15 миллионов человек, а на Чукотке или в Ненецком округе – 40–50 тысяч человек. Юридически полномочия одинаковые, но мы понимаем, что осуществлять их можно очень по-разному. И это нужно всё принимать во внимание.

В.Фадеев: Дмитрий Анатольевич, позвольте тему сменить. В мире технологическая революция идёт. Мы все это понимаем и смотрим, с одной стороны, с большим интересом, а с другой стороны, есть некоторое напряжение, потому что все ключевые решения, ключевые исследования ведь не у нас – они в США и Европе. Уже, я думаю, Китай скоро подтянется. А у нас-то есть шансы вернуться в число лидеров? Мы не опоздаем?

Д.Медведев: Есть шансы, но медлить уже нельзя – нужно заскакивать в идущий и ускоряющийся поезд. Потому что этот поезд, надо по-честному сказать, набрал обороты сначала без нас. В этом смысле Вы правы. Мы долгое время находились в ситуации, когда вынуждены были просто выживать. Это происходило в 1990-е годы. В 1980-е годы этому вообще особого внимания не уделялось. И только сейчас мы начали создавать основу своего технологического развития. Для этого всё есть. Есть институты, есть деньги. Наверное, не фантастические, но всё-таки довольно приличные деньги, которые аккумулированы в различных фондах поддержки. Есть инструменты, которые уже опробованы. И самое главное, есть люди. Уж талантливых-то людей у нас очень много.

Чего нет? Нет пока способности быстро преобразовывать технологические новинки в работающие и коммерчески успешные проекты. Вот с этим у нас всё не очень хорошо обстоит. Не очень мы это умеем.

В.Фадеев: Так всегда было, к сожалению.

Д.Медведев: К сожалению, в этом смысле мы действительно не можем похвастаться каким-то великолепным прошлым, тем не менее этому тоже можно научиться. Есть ведь страны другие, где очень хорошо умеют коммерциализировать и гораздо хуже умеют выдумывать. Что-то списать, срисовать – да. А самим придумать тяжелее.

Нам, конечно, нужно научиться этой самой коммерциализации. На это должны быть обращены и государственные усилия, и усилия бизнеса. Бизнес должен вкладываться в НИОКР, должен вкладываться в исследования в сфере IT, в современные технологии.

Мне лет десять назад приходилось, по сути, палкой крупные компании туда загонять, чтобы они какие-то инвестиции планировали. Потому что компании огромные, доходы огромные, а на НИОКР у них там какие-то слёзы... «У нас и так всё хорошо. А всё, что нам нужно, мы у них купим». А сейчас мы уже и у них не купим, и свои исследования не вели как надо.

Поэтому, действительно, это задача исключительной важности. Но я уверен, что шансы встать в один ряд с наиболее продвинутыми странами у нас есть. Мы же такие задачи решали в XX веке, и сейчас можем.

И.Зейналова: Я, может быть, больше всех здесь (после Вас, конечно) интересовалась киберновинками. Несколько недель подряд шла эта тема, одно за одним. Может быть, Вы видели, что по всему миру хватали наших компьютерщиков, называя их хакерами, обвиняя в том, что они взламывали Google, PayPal, всё что угодно. Мы даже не будем говорить, виноваты они, не виноваты, и тем не менее… Существует уже такая вещь, как кибервойна. Я понимаю, что мы уже не купим какие-то вещи, сами изобретём, тем не менее сейчас люди, которые глубоко «погрязли» в компьютерном мире, глубоко забрались и строят этот компьютерный мир, говорят о том, что мы должны обеспечивать свой киберсуверенитет. Помимо обычного суверенитета. То есть война ведётся на суше, на море, в воздухе и теперь она может вестись ещё в киберпространстве. Вы всё время говорите: цифровая экономика, маркировки и тому подобное, врачи будут лечить по телевизору… Как при этом обеспечить безопасность людей, которые всё равно будут находиться под ударом тех же хакеров, которым неизвестно что в голову придёт?

Д.Медведев: Да, это задача мирового масштаба. Конечно, лучше не кибервойна, а киберсотрудничество, к чему мы, кстати, всё время призываем наших партнёров в разных странах.

К сожалению, если говорить о международном законодательстве, о конвенциях в сфере кибербезопасности, в сфере регулирования отношений в области цифровых технологий, мы сейчас, по сути, на нулевом уровне. Человечество никуда не продвинулось, условно, с периода 70–80-х годов прошлого века, а мир изменился самым радикальным образом.

Киберсуверенитет – как его надо понимать? Мы должны быть самодостаточными, но не закрытыми. Самодостаточными в том смысле, что у нас должны быть все современные кибертехнологии, которые позволяют нам развивать экономику. Об этом мы уже сегодня говорили. Закрытость – вредная история, потому что мы тем самым можем себя отрезать и превратиться в государство, которое вообще не развивается. Здесь надо искать баланс.

И.Зейналова: Тогда будут подбирать отмычки к этой закрытости.

Д.Медведев: Тогда будут подбирать отмычки и всё равно делать какие-то гадости. По поводу упрёков, которые в наш адрес раздаются. Это действительно сейчас расхожая тема, избитая песня, которую поют нам постоянно, о том, что вообще все хакеры в мире – это агенты Кремля. Такое ощущение, что мы только этим и занимаемся. Это отдельный сформировавшийся мировой рынок.

И.Зейналова: Кстати, они к нам лезут, эти хакеры?

Д.Медведев: Все лезут ко всем. Нисколько не сомневайтесь. Все пытаются следить друг за другом. Поэтому упрекать в этом одну нашу страну – это смешно. Все это отлично понимают, но для некоторых государств это превратилось просто в способ решения внутренних политических проблем, способ внутренней разборки.

Надо принимать эти решения. Надо заниматься серьёзными вещами в сфере обеспечения кибербезопасности, а не орать, что вокруг одни хакеры из той или иной страны. Что имеется в виду – противодействие террористической угрозе. Вот это реальная проблема. Террористы реально используют современные технологии. С этим надо бороться, причём бороться вместе, всем государствам, которые с этим столкнулись. Это первое.

Второе – это все современные цифровые технологии, на которых сегодня строится мир. Поэтому, я уверен, здесь поводов для сотрудничества гораздо больше, чем поводов для ревности или подозрений.

И.Зейналова: А защита каким образом… Я понимаю, государства сотрудничают, но они же должны и защищать себя друг от друга, как бы они ни дружили. Есть вилка интересов.

Д.Медведев: Защита здесь заключается в том, чтобы иметь самодостаточные возможности внутри страны – сетевые, по контролю за теми или иными информационными потоками. Но, скажем прямо, абсолютной защиты, которая будет существовать десятилетиями или даже годами, не существует. Потому что на каждую меру, связанную с киберзащитой, всегда находится та или иная уловка. Это то соревнование, которое будет идти в мире постоянно, в этом никаких сомнений нет. Мы просто к этому должны быть готовы. Мир в этом смысле изменился.

И.Зейналова: Насколько мы готовы? Что Вам говорят, докладывают? Вы много этим занимались. Насколько мы защищены?

Д.Медведев: Я скажу так: мы защищены сейчас с учётом разных решений – и открытых, и закрытых, и денежных, и правовых – в принципе не хуже, чем другие крупнейшие страны. Тем более на нас огромная ответственность как на ведущей ядерной стране, как на самой большой по территории стране, как на постоянном члене Совета Безопасности.

С.Брилёв: Хочу спросить про традиционно дружественные российско-американские отношения. Здесь присутствует ряд ведущих еженедельных программ. Серия пересечений Путина и Трампа во Вьетнаме произошла перед выходными, после чего мы это всё разбирали по мелким деталькам, предполагая, что за человек Трамп, не слишком ли он зигзагообразно менял некоторые свои заявления по ходу азиатского турне. Но мы предполагали, а Вы с Трампом увиделись через два дня после этого на саммите на Филиппинах. Рукопожатия там были. Вы общались. Дмитрий Анатольевич, что он за человек? С ним вообще можно иметь дело?

Д.Медведев: Я общался недолго, так, как это происходит на подобных саммитах, а до меня такое же общение было у Президента страны. Я уже об этом говорил: если говорить о внешнем впечатлении, то он доброжелательный, желающий установления полноценных контактов, всё абсолютно адекватно воспринимающий политический деятель. И мы действительно сидели, обсуждали разные вопросы во время этого ужина. Он вспоминал о нашем сотрудничестве в период Второй мировой войны и говорил о том, что это важно и для России, и для Америки. В этом смысле контакт вполне нормальный. Уверен, и об этом Президент Путин тоже говорил, что у него всё в порядке в личном взаимоотношении.

Проблема ведь заключается не в наших личных отношениях. Это, конечно, важно, но это всё-таки подчинённая история по отношению к тем решениям, которые мы принимаем, по отношению к той атмосфере, которая создаётся. А вот она в отношениях между нашими странами, между Соединёнными Штатами Америки и Россией, очень плохая. Я бы сказал, она отвратительная. Она самая плохая во всяком случае за весь тот период, который я помню. А я помню ещё встречи Леонида Ильича Брежнева с различными президентами Соединённых Штатов. И вот это, конечно, очень плохо.

С.Брилёв: Вы уже упомянули, что есть вещи, которые используются из внутриполитических соображений. То есть Россия – такое пугало, на самом деле за счёт упоминания России как-то решаются всякие дела. Из последних новостей: коллеги с телеканала RT (Russia Today) за последние сутки лишены аккредитации в Конгрессе Соединённых Штатов, хотя как это влияет на национальную безопасность, абсолютная загадка. Было много обвинений в адрес России: вы во всём виноваты. Хотя как-то странно. Как во всём виноваты? Кто первым внёс в списки иноагентов? Дошло до сокращения диппредставительств. В Вашингтоне говорят, что всё дело во вмешательстве России в выборы, в Москве всё отвергается. Как Вы считаете (лично – не лично, системно – не системно), шанс на улучшение российско-американских отношений упущен? Надежды были, что при Трампе будет как-то по-другому.

Д.Медведев: По поводу виновности – это наша достаточно избитая тема, и отвечать на вопрос о виновности тех или иных сил или государств можно именно так, как принято говорить: дело не в том, кто виноват, а в том, что с этим делать. У нас есть своя позиция, она всем известна. Мы не считаем, что действовали таким образом, чтобы испортить наши отношения. Но сейчас дело не в этом. Вопрос именно в том, что делать. Вы говорите: упущен ли шанс? Я думаю, что шанс всегда существует. Об этом говорил и Президент страны, и коллеги из Министерства иностранных дел, и я, конечно, тоже говорил. Вопрос в том, чтобы начать полноценное общение по важнейшим, существеннейшим темам. Вот смотрите: ко мне приезжают представители крупного американского бизнеса – у нас есть комиссия по иностранным инвестициям, там 10–12 человек из Америки, это всё первые лица корпораций, которые стоят сотни миллиардов долларов. У кого-нибудь из них хоть какая-то политическая тема звучала? Они все говорят: хотим работать – хотим работать на российском рынке, хотим работать вместе с вами. Бизнес хочет. Если говорить о человеческой позиции, то, я уверен, она тоже сильно отличается от политики, которую сегодня проводит вашингтонский истеблишмент и от которой, кстати, в значительной степени страдает и Президент Трамп.

С.Брилёв: Это, конечно, королевство кривых зеркал получается.

Д.Медведев: У нас есть ощущение, что целый ряд американских политиков пытаются решить собственные задачи за счёт нас, пытаются воздействовать на своего Президента, именно разыгрывая эту самую российскую карту. Эта штука достаточно редкая, потому что в предыдущей истории такого я не могу припомнить, разве что 1950-е годы, период маккартизма, но и то тогда речь не шла о том, чтобы сводить счёты с собственным Президентом.

И.Полетаев: Дмитрий Анатольевич, продолжая тему Соединённых Штатов. Соединённые Штаты, собственно говоря, не скрывают, что санкции против России призваны в том числе заместить наш газ на европейском рынке. Мы в этой связи не останемся ли в газовой изоляции? В начале года американцы анонсировали новый санкционный пакет. Мы к нему готовы? Вообще, мы понимаем, что можем оказаться в ситуации стран, которые десятилетиями живут под санкциями?

Д.Медведев: Если говорить откровенно, мы весь XX век провели под санкциями. Я неоднократно об этом говорил, западные страны вводили санкции в отношении Советского Союза и впоследствии новой России – 10 раз. Если говорить об известной поправке Джексона – Вэника, она действовала около 40 лет. Уже и государства этого не стало, и проблема эта исчезла, а поправка действовала. Поэтому мы всё время жили под санкциями. А сейчас наши партнёры пытаются ещё эти санкции сделать долговечными, то есть зацементировать при помощи этого закона, сделать таким образом, чтобы даже Президент Соединённых Штатов не мог их отменить. Потому что по поправке Джексона – Вэника, напомню, было решающее слово Президента, он мог отложить действие этой пресловутой поправки. Теперь и у Президента нет этих полномочий, на что мы обращали внимание, что это в известной степени ограничение даже исполнительной власти Президента США.

Но бог с ними, с этими санкциями, мы выжили с ними и в XX веке, и сейчас выживем. Мы научились это делать, мы научились все эти трудности превозмогать. В чём-то нам это даже помогло. Курс на импортозамещение, совершенно очевидно, не появился бы в том виде, в котором он сейчас реализуется, без этих новых санкций. Это просто вредит всем.

Последний пакет явно направлен на то, чтобы ограничить наши газовые возможности в Европе. Почему? Здесь позиция совершенно циничная: мы хотим поставлять свой сжиженный природный газ в Европу, русские нам мешают свои трубопроводным газом, своим трубным газом так называемым, поэтому мы хотим их выдавить. Абсолютно беззастенчиво, даже у европейцев волосы дыбом встают. Правда, не у всех, потому что, к сожалению, наши коллеги в Брюсселе тоже начали эту ситуацию слегка мутить, принимая решения, направленные на то, чтобы на наши поставки распространить так называемую Третью газовую директиву, Третий энергетический пакет. Но будем надеяться, что в Европе разум возобладает и эти газовые проекты будут реализованы, потому что они носят коммерческий характер и обоюдовыгодны и для Европы, и для России.

С.Брилев: Дмитрий Анатольевич, дабы завершить эту международную часть, есть одна история, где нам бы подучиться. Я имею в виду взаимодействие с международным спортивным сообществом. Под угрозой участие наших спортсменов в зимней Олимпиаде в Корее. ВАДА как-то не убеждается в чистоте наших спортсменов. Доклад Макларена всё ещё висит на горизонте. Какие выводы можно сделать из происходящего со сборной и как Правительство собирается помочь нашим спортсменам?

Д.Медведев: Мы, естественно, находимся в постоянном поиске выхода из сложившейся ситуации, и мои коллеги по Правительству этим занимаются, и вообще всё Правительство так или иначе этим озабочено, и Президент этим неоднократно занимался и высказывал свою позицию. Здесь нужно отделить две вещи. Первая – это наша позиция по допингу. Она остаётся прежней и недвусмысленной: мы против использования допинга. У нас есть определённые проблемы с этим, и мы с этим будем бороться, что ни в коей мере не ставит под сомнение блестящий результат Российской Федерации на нашей зимней Олимпиаде. Это была честная и абсолютно объективная победа, и никакие иностранные силы никогда нас не убедят в том, что всё было сделано как-то не так. Всё было достигнуто за счёт усилий наших спортсменов и за счёт той атмосферы поддержки, которая сложилась в тот период в Сочи.

Это одна сторона. А вторая сторона заключается в том, что, вот Вы говорите: ВАДА не убеждается. Да никто ни в чём не хочет убеждаться! Эта тема стала абсолютно политической, абсолютно автономной, и допинг здесь имеет 30% от этой темы. Всё остальное – это политические манипуляции.

К сожалению, эта тема стала основой для раскрутки очередной антироссийской кампании. Причём мы чувствуем, что её пик должен прийтись на определённый политический цикл, для того чтобы показать, как у нас в этом смысле всё плохо обстоит. В этом есть определённый, вполне очевидный замысел. Спорт любят, за наших спортсменов болеют. Если взять и отрезать наших спортсменов, естественно, это вызывает у всех нас чувство разочарования. Поэтому это в чистом виде, на мой взгляд, уже теперь политика. Если раньше были какие-то сомнения, то теперь этих сомнений не осталось. Это касается и доклада Макларена. Есть там и другие персонажи, типа Родченкова, который какие-то дневники публикует. Но это, мне кажется, уже скорее психиатрическая проблема. Достаточно посмотреть на эти дневники, чтобы понять, что этому гражданину нужна прежде всего психиатрическая помощь, а не какая-то другая. Но это мы оставим в стороне. А в целом эта ситуация очень сильно разочаровывает.

И.Зейналова: Но они уже замахиваются на чемпионат мира. Родченков и про это начинает писать.

Д.Медведев: Это политика. Это всё стало инструментом политического манипулирования. Мы, конечно, будем всему этому противодействовать на всех этажах общения, во всех организациях, но нужно понимать, что это политическая кампания – не спортивная, не кампания, связанная с противодействием допингу, – которая развёрнута против нашей страны, и только так её и оценивать.

В.Фадеев: Дмитрий Анатольевич, выборы Президента не за горами, в марте следующего года. Владимир Путин не объявляет пока, пойдёт ли он на выборы. Вы председатель партии «Единая Россия». Наверняка в партии обсуждается идея, чтобы партия выступила с инициативой, выдвинула Путина в президенты. Наверняка? Это первый вопрос.

Второй. Вы лидер правящей партии «Единая Россия». Может быть, Вы готовы выдвинуть свою кандидатуру на выборы?

Д.Медведев: В отношении кандидатов на должность Президента всё будет понятно уже совсем скоро. Вы позицию «Единой России» и мою позицию отлично знаете.

Если действующий Президент страны Владимир Владимирович Путин выдвинет свою кандидатуру или согласится на её выдвижение, безусловно и недвусмысленно наша партия и я лично как председатель партии будем всячески его в этом поддерживать, потому что считаем, что он является успешным Президентом, который руководит нашей страной. В этом плане всё должно быть сделано в рамках закона. Кто будет выдвигать – в конечном счёте зависит от самого кандидата. Какой способ кандидат избирает – такой способ, например, «Единая Россия» и поддержит. Если Владимир Владимирович себя в этом смысле согласится выдвинуть и если такая поддержка ему потребуется, то, конечно, «Единая Россия» эту поддержку, вне всякого сомнения, обеспечит.

Что касается меня лично, то в текущем политическом сезоне я себя в этом качестве не вижу, но работать я продолжу.

М.Фишман: Если Владимир Путин пойдёт на выборы, вы его поддержите и он выиграет (в этом мало кто сомневается), то к концу следующего срока он Президентом проработает в совокупности 20 лет. И ещё в промежутке – четыре года Премьер-министром. Брежнев, Вами упомянутый, у власти был меньше в итоге, чем получится у Путина. У меня вопрос очевидный: это не нарушает, с Вашей точки зрения, принцип сменяемости власти, который у нас в Конституции заложен?

Д.Медведев: Мне кажется, всякого рода нарушения возможны или могут быть так оценены только в том случае, если речь идёт о нарушениях закона. Ситуация, когда то или иное лицо побеждает прямо и недвусмысленно за счёт абсолютной поддержки населения, не может рассматриваться как нарушение закона, если всё это происходит в рамках действующей Конституции и в рамках действующего законодательства. Это касается и того, о чём Вы говорите, и разных других стран. Достаточно вспомнить, что происходит в той же Германии, где одна и та же политическая сила, один и тот же кандидат на протяжении десятилетий может быть главой правительства. А, по сути, глава правительства там – это в значительной степени глава государства, потому как все полномочия там находятся, и ни у кого это не вызывает сомнений. Поэтому всё, что находится в рамках конституционных полномочий и основано на народовластии, на мнении народа, соответствует закону. И это нормально.

М.Фишман: В Германии меньше получается по срокам.

Д.Медведев: То ли ещё будет!

М.Фишман: Алексей Навальный. Аудитория моих коллег его, наверное, знает хуже, чем наша аудитория, потому что на центральные телеканалы его не пускают, на выборы тоже не пускают. Но в марте этого года он выпустил фильм-расследование, посвящённый Вам. Вы тогда очень скупо на это реагировали, Вы говорили «компот», «чушь» – в таких терминах, несмотря на то что был достаточно большой общественный резонанс, люди на улицы выходили. И я, конечно, хочу спросить, может быть, Вы хотите что-то добавить к этому?

Д.Медведев: Нет. Я всё сказал, когда охарактеризовал всё, что там было сделано, во время одного из интервью. Других комментариев у меня нет. Что мне это комментировать? Чем больше комментируешь всяких обормотов и проходимцев, тем для них лучше, они на это и рассчитывают.

М.Фишман: В продолжение темы. Вы как юрист почему в суд не подали тогда?

Д.Медведев: Именно для того, чтобы подобных людей не раскручивать. Потому что создание опусов типа этих фильмов преследует одну простую политическую цель – раскрутить себя и создать напряжение. А с учётом характеристики этих граждан, которые всем этим занимаются, зачем мне создавать им дополнительную рекламу? Никакого смысла в этом нет. Если они проходимцы, значит проходимцы.

Но это не значит, что люди и организации, кого этот фильм затронул, не имеют права на защиту. Если вы следили за информационной поляной, в последнее время было несколько судов по разным линиям, где информация, которая содержится в этом опусе, была признана не соответствующей действительности, признана ложной и подлежит опровержению, а также устранению из информационных источников. Теперь вопрос в том, как эти решения исполнить. На создателях подобных опусов как раз лежит ответственность за исполнение судебных актов. А они вступили в законную силу. Если такого исполнения не происходит, должна наступать административная или уголовная ответственность.

Я, кстати, считаю, что нам надо подумать о том, чтобы усилить административную и уголовную ответственность за неисполнение решений судов. Думаю, что этим можно было бы озаботиться и Правительству, и депутатам Государственной Думы.

«Разговор с Дмитрием Медведевым». Интервью пяти телеканалам

«Разговор с Дмитрием Медведевым». Интервью пяти телеканалам

И.Зейналова: Дмитрий Анатольевич, всё, что сейчас обсуждается, рассматривается через призму выборов – спорт, безопасность, пенсии, бюджет и тому подобное, всё равно выборы где-то на подкорке. Не будем спекулировать, кто будет следующим премьером, кому раздадут портфели, потому что по Конституции Президент будет обязан отправить Правительство в отставку и набрать новое. Вы сейчас, через пять с половиной лет работы во главе Правительства, – абстрактно, для некоего абстрактного премьера после выборов-2018 можете подвести итог, как это Правительство сделать эффективнее и так распределить обязанности, чтобы оно работало, не дублируя себя, не пропуская какие-то отрасли? Потому что иногда кажется, что где-то два человека, а где-то ни одного.

Д.Медведев: Вы знаете, давать советы – дело не очень благодарное. Структура будущего Правительства будет определяться избранным Президентом. Если Вы меня спрашиваете в отношении структуры действующего Правительства (оно действительно довольно давно уже работает, пять с половиной лет – это в известной степени большой период), я не могу сказать, что она идеальная, но в какой-то момент она была принята Президентом, Правительством как достаточно оптимальная. Но мы её меняли. Я напомню, что мы создавали некоторые министерства типа Министерства Крыма, а потом упраздняли их, когда считали, что задачи выполнены. Мы отдельные министерства просто расформировали – типа Министерства регионального развития, передав его полномочия в другие места. Но при этом сохранили министерства по делам Кавказа и по развитию Дальнего Востока. Это всё работа, которую надо почувствовать, кто бы этим ни занимался в Правительстве, кто бы ни возглавлял Правительство, как удобно работать. Я напомню, у нас были разные правительства, в некоторых был один вице-премьер, а в некоторых (в современной России) – 12 или, по-моему, даже 13 вице-премьеров. Говорить, что один всегда лучше, чем 13, или наоборот, неправильно. Вопрос в том, как распределить нагрузку.

У меня, естественно, есть своё представление о том, как должно работать Правительство. Наверное, нам чего-то не удалось сделать, наверное, есть чем заниматься с точки зрения структуры Правительства, оптимизации технологических процессов. Та же самая цифровая повестка дня ведь стоит и перед технологиями, в которых работает Правительство. Это совершенно очевидно. Бумаги, которые мы все создаём, действительно в значительной степени уже пора менять на современные цифровые способы управления. Сделать это непросто. Правительство – высший исполнительный орган, и целый ряд решений, которые мы принимаем, вступают в силу немедленно и имеют внешне тихие последствия, но результаты могут быть тектоническими. Поэтому действовать нужно очень ответственно.

И.Полетаев: Дмитрий Анатольевич, сейчас, оглядываясь назад, какой самый сложный вызов для вашего Правительства? Это, может быть, дешёвая нефть, санкции, что-то ещё? И достойно ли Правительство ответило на него, на этот сложный вызов?

Д.Медведев: Я коротко Вам отвечу. Самый сложный вызов – это оба этих вызова. Одновременно. Никогда в истории нашей страны не бывало, чтобы драматически обвалились цены на нефть и были введены санкции. Бывало или одно, или другое. Я даже не говорю про структуру экономики – она как была неидеальной, так и остаётся. И вот этот вызов был в известной степени уникальным.

Как мы с ним справились, пусть оценивают граждане нашей страны, но мне кажется, что целый ряд решений, которые мы приняли, оказались абсолютно адекватными. И даже выход из рецессии оказался несколько быстрее, чем многие представляли, не говоря уже о том, что проседание было существенно ниже, чем, например, в 2008 и 2009 годах. Тогда у нас ВВП и промышленное производство упало на 8%, а в этот период только на 3%. Тем не менее очевидно, что, наверное, можно было сделать и больше.

И.Зейналова: То есть Вы довольны проделанной работой?

Д.Медведев: Никогда нельзя быть довольным всем. Мы должны всегда иметь разумную долю скепсиса в отношении всех решений, которые принимаем. Это совершенно точно. И это совет любому правительству.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, тогда последнее. Вам самому нравится быть премьер-министром? Вообще, похоже, нравится. Каким Вы будущее своё видите? Мы ходили вокруг да около, но я всё-таки задам этот вопрос.

Д.Медведев: Я как-то на эти темы размышлял. И отвечу приблизительно так же, как один раз отвечал, потому что это абсолютно искренний ответ. Мне всегда (наверное, в жизни повезло) нравилось то, чем я занимаюсь, – и когда я был студентом, и когда был аспирантом и молодым преподавателем, и когда начал заниматься юридической практикой, начал заниматься какими-то вопросами бизнеса. И после этого – когда меня позвали в Москву и я стал работать в Администрации Президента, потом руководителем Администрации Президента. Потом перешёл на работу в Правительство, потом был избран Президентом страны. И сейчас работаю Председателем Правительства. Это всё исключительно интересная работа. Она, вне всякого сомнения, является огромным вызовом и, с другой стороны, приносит удовлетворение. В этом плане я достаточно счастливый человек, потому что это очень интересная работа.

С.Брилёв: А дальше-то что?

Д.Медведев: Дальше будем служить России – именно потому, что мне не только нравится та работа, которой я занимался в течение всей своей трудовой биографии, но мне просто нравится жить и работать в Российской Федерации.

Кстати, для того, чтобы всё-таки завершить не вопросами, адресованными лично ко мне, а какими-то привычными словами… Мы с Вами уже приблизительно в таком формате 10-й раз встречаемся. У нас сегодня, правда, последний день осени, но Новый год уже точно не за горами – ещё не началось активное празднование, но ёлки уже кое-где появляются. Люди начинают готовиться к новогодним праздникам. Поэтому, пользуясь этой возможностью, я хочу, уважаемые коллеги, вас всех сердечно поздравить с наступающим Новым годом и поздравить всех граждан нашей страны, пожелать им счастья и здоровья.

С.Брилёв: Спасибо большое, с наступающим! На этом ежегодная программа «Разговор с Дмитрием Медведевым» завершена. Всего доброго и до встречи.

Д.Медведев: Спасибо.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 ноября 2017 > № 2411084 Дмитрий Медведев


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 30 ноября 2017 > № 2410096

Домогательства на работе. Есть ли разница между сексизмом в Европе и России

Леда Гарина

Автор идеи и куратор проекта «Ребра Евы»

Победа над сексизмом в Европе — иллюзия. Но европейцам, во всяком случае, удалось пройти стадию принятия проблемы, в отличие от россиян

Пару лет назад я пребывала в иллюзии, что сексизм в прогрессивной Европе уже побежден, а женщина в три слоя укутана защищающими ее законодательствами разных стран. Например, закон о домашнем насилии принят в 128 странах, но не в России. Мы находимся на одной ступеньке с Афганистаном, Чадом, Южным Суданом и еще пятнадцатью странами третьего мира. Более того, у нас законодательство в этой области регулярно ухудшается (я имею в виду декриминализацию побоев).

Однако мои иллюзии развеялись, когда наши финские коллеги привезли к нам спектакль «Голоса Ф» о положении женщин в Финляндии, где все начиналось со статистики, а статистика говорила, что более 40% финок сталкивались с физическим насилием и более 70% — с психологическим.

Моя коллега, живущая во Франции заметила, что патриархат везде одинаковый, только названия разные. Во Франции это «ле патриархат».

Несмотря на то, что все партии Швеции поддерживают феминистскую повестку, разрыв между средними заработными платами мужчин и женщин увеличивается и сейчас достигает 28%. В России эта разница в среднем, по данным Росстата, также составляет 28%.

Оценивая разницу в правовом положении российских и европейских женщин, нельзя не принимать во внимание исторический аспект. Женские движения конца 19 — начала 20 веков в России и приход к власти большевиков дали советским женщинам беспрецедентные на тот момент права. Как право на равный труд, избирательное право, финансовую независимость, право на образование и т.д. В Европе и США женщинам пришлось бороться за это последующие 50 лет. Но у медали была вторая сторона — все независимые гражданские инициативы в СССР были упразднены, а вместе с ними — и независимые женские движения. И там, где мы раньше опережали остальной мир, сегодня нам приходится догонять.

Харассмент

Существующая в разных сферах гендерная дискриминация касается и домогательств на рабочем месте, и харассмента в целом. В США закон о сексуальных домогательствах был принят в 1975 году, а в Европе — только в 2002. Сами сексуальные домогательства это не остановило. Но сделало их видимыми.

Конечно, закон о харассменте не делает любую рабочую атмосферу безопасной. Но судя по тому, что количество обращений по таким делам ежегодно растет как в Европе, так и в США, общественное мнение по отношению к сексуальным домогательствам изменяется. Компании понимают, что от того, насколько комфортно у них работать, зависит производительность коллектива.

Вопреки представлениям о том, что сексуальным домогательствам в Европе женщины подвергаются со стороны мигрантов, типичные случаи на рабочем месте связаны совсем не с беженцами, а с мужчинами-начальниками, мужчинами-преподавателями, мужчинами — представителями «титульной нации», которые таким образом проявляют свою власть. Вспомните все скандалы, связанные с мужчинам-режиссерами и мужчинами-продюсерами. Харви Вайнштейн — яркий последний пример.

В российской действительности мы найдем массу случаев, когда мужчина-редактор предлагал издаваться дебютантке только при условии вступления с ним в половую связь. Работодатели-мужчины могут напрямую заявить об этом девушке-соискательнице прямо на собеседовании. Но если в Европе человек может за подобное попасть под суд и потерять должность, а компания выплатит огромный штраф, то в России не произойдет ничего. В России сотрудники правоохранительных органов скажут: «Изнасилуют — приходите».

Если спросить среднестатистического россиянина или россиянку о том, что такое «харассмент», думаю, мало кто сможет ответить на этот вопрос. Также, как мало кто будет знать, что такое «сталкинг» или «виктимблейминг», хотя эти понятия лежат в одной плоскости. Сталкинг — преследование, чаще всего с целью контроля или навязчивых сексуальных ухаживаний. Виктимблейминг — обвинение жертвы. В том числе — жертвы сексуального насилия. И, наконец, харассмент — сексуальные домогательства, либо демонстрирование нежелательного сексуального поведения, причиняющее тому, на кого оно направлено, дискомфорт.

Комплимент или оскорбление

Все три эти явления находятся в одном ряду и тесно встроены в российскую действительность, в том числе и в сфере труда. Домогательства со стороны шефа или коллеги будут расцениваться российским обществом как норма или комплимент, а если вы на это регулярно жалуетесь, то, скорее всего, вам начнут объяснять, что вы сами во всем виноваты, и, видимо, эти действия спровоцировали.

А если вы скажете, что шутка была оскорбительной, вам заметят, что у вас нет юмора. И секса, вероятно, тоже нет.

И если в Европе, США и ряде других стран корпоративный кодекс будет предусматривать запрет на подобное поведение, то в России — нет. Важно отметить, что речь идет не только о женщинах и не только о подчиненных. Европейская практика показывает, что 16,6% жалоб исходит от мужчин.

Таким образом, мы можем сказать, что в России мы наблюдаем те же процессы, что и в Европе, но если Европа прошла стадию принятия проблемы, то Россия — на стадии отрицания. Надеюсь, у нас все впереди.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 30 ноября 2017 > № 2410096


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter